Не Смей Меня Любить (fb2)

- Не Смей Меня Любить 1.37 Мб, 168с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Оксана Ильина

Настройки текста:



В оформлении обложки использована фотография с бесплатного стока ссылка:https://pixabay.com/ru/photos/%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA-%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80-2933984/

1 ЧАСТЬ. МОЯ ЦЕЛЬ ТВОЯ СМЕРТЬ

Глава 1


Страшный, завывающий ветер сорвал капюшон с головы, но Яр не спешил снова его надевать. Он стоял на выступе горы Кайлас, и смотрел на поселок у ее подножья. Мыслями парень был далеко от этих мест, несмотря на то, что провел здесь последние двадцать лет жизни, Тибет не стал его домом. Да и был ли вообще у него дом? Отец отправил сюда Яра еще ребёнком, и с тех пор он не видел его. Редкие звонки пару раз в год, и разговоры ни о чем. Все это время парень ждал, когда отец позовет в родную страну, учился, готовился, взрослел. И вот, когда пришло это время, Яр не был уверен, что готов. Вернее он был готов, только вот тот мир, в котором придется дальше жить, готов ли он принять Яра?

Много лет назад отец спрятал его от всех, единственный сын короля криминального мира, единственное уязвимое место Олега Барсова. Отец жестокий безжалостный человек, он растил сына, вернее за него это делали другие люди, своим подобием. Только вот сын получился на много хуже. У Ярослава Барсова было отличное образование, которым он никогда не пользовался. Так же парень был обучен различным видам боевых искусств, отлично стрелял из любого оружия, и напрочь был лишен страха и вообще, каких бы то ни было чувств. Отец даже представления не имел кем, вернее, чем стал Яр. Машина для убийств, беспринципный мерзавец, без капли эмоций. Его мастер говорил, что парню не место в нормальном мире, а Ярослав лишь усмехался, спрашивая:

– Разве не для этого меня готовили, учитель?

– Я знаю, чем дышит твой отец, но даже в том мире есть рамки, а есть ли они у тебя сын мой? Сможешь ли ты, нацелив дуло пистолета в голову, не выстрелить, а замахнувшись мечом, не отсечь шею? – мастер всегда был хмур и говорил серьезно. – Молчишь, не знаешь! Я знаю, что не сможешь, ты всегда завершаешь начатое.

– А иначе, зачем начинать? – ухмыльнулся Яр.

– Вот видишь, сын мой, ты не видишь разницы, между смертью и жизнью. Не ценишь ни свою, жизнь ни чужую. Так разве есть тебе место среди людей?

Мастер Ешэ, был не первым наставником Ярослава, он обучал его последние двенадцать лет. Первый учитель, мастер Жалсан, вот он то и закалил Яра, как говорит Ешэ – превратил в монстра. Жалсан ненавидел чувство страха, да и любое проявление эмоций, что так присуще человеку. Он говорил: "Хороший воин – воин без эмоций". И Жалсан еще в детстве отучил Яра бояться, чувствовать боль и смеяться.

Это были тяжелые упорные тренировки, зачастую переходящие в мучения, и явно непосильные пятилетнему ребенку. Но мальчик справлялся, злился и терпел. Пока учитель не сказал: "Злость не удел война, она сбивает с цели". Тогда пришлось задавить и это чувство, оставшись совсем без эмоций. Но Яра все устраивало, он не был ограничен семейными или дружескими узами.

Да, у него есть отец, но это скорее просто слово, не вызывающее ничего. Он всегда знал, что Олег Барсов, однажды вернет его домой и окунет с головой в свой мир. И парень ждал этого, потому что последние годы жизнь здесь, наскучила. Он больше не обучался, а скорее коротал время. Нет, Яр, конечно, периодически покидал Тибет, путешествовал, выполняя задания. Даже служил в самой ожесточённой армии мира. Но всегда возвращался в Дарчен, как домой.

Сейчас ему нужна цель, которую он выполнит любой ценой, ни смотря, ни на что. Последнее время он не ощущал себя живым, порой, чтобы почувствовать хоть какие-то эмоции, он уезжал в более цивилизованный мир участвовал в уличных боях без правил. И иногда нарывался в каком-нибудь баре, и позволял себя отметелить. Яру нравилось приглушенное чувство боли, это означало, что он еще не сдох. Барсов младший слизывал кровь с зубов и выплевывал в рожу тех, кто месил его кучкой, зная то, что может убить каждого из них. Но парню не нужно было это, все что хотел получить, это очередную порцию адреналина. После таких стычек мастер с упреками выхаживал его несколько недель, говоря, что Яр может найти свой покой с помощью йоги, но он не находил. Да и не нужен ему покой, бурлящая в венах кровь от адреналина вот, что заставляло чувствовать себя живым.

Ярослав знал, что раз отец зовет, значит, для него есть особая работа. Олег постоянно твердил, что однажды сын займет его место, и парень должен быть готов к жестокости этого мира, вот только готов ли тот мир к жестокости Яра? Отец никогда не ограничивал его в средствах. Конечно, он устраивал ему различные испытания, типа прокорми себя сам. И парень всегда справлялся, даже больше, он во всем имел свою выгоду.

Отец с огромного расстояния пытался контролировать его жизнь. На четырнадцатилетие он прислал Яру женщину, мол, пора становиться мужчиной. Только вот отец не знал, что мальчик давно уже мужчина. Красивая, с прекрасным телом и томным взглядом. Ярослав был удивлен подарку. Но когда девка сказала: "Мальчик я научу тебя всему, что нужно", он схватил ее за горло и спросил: "Кто здесь мальчик?". Этот мальчик с пятиста метров вышибал мозги из винтовки, ломал кости голыми руками, отлично владел холодным оружием, и умел то, что ей не снилось. Яр прогнал женщину она была не интересна, он мог и сам получит то что нужно

Ветер шумел в ушах, толкая в спину, наполняя куртку воздухом, становилось опасно стоять на краю горы на такой высоте, но Яр не спешил уходить, он лишь наслаждался остротой ощущений. Его взгляд скользил по ночному небу, но фонарям, освещающим небольшой городок, скорее даже поселение. Здесь протекала спокойная, размеренная жизнь, но это точно не для него. Парня не волновала встреча с отцом спустя столько лет. Он был полностью спокоен. Яр не знал, вернется ли сюда снова, скорее всего, нет. Ему не было тяжело покидать это место. Возможно, будет не хватать нравоучений мастера Ешэ. Учитель на протяжении многих лет пытался исправить последствия обучения Жалсана, но было тщетно, он так и не смог разбудить в парне чувства, сказав: "В пустыне твоей души, высох последний оазис".

– Сын мой, пора, – с ветром донесся голос учителя.

Яр обернулся и посмотрел на старика, плотно закутавшегося в плащ.

Он направился к нему, преодолевая шквал, похоже, ожидается буря.

– Одумайся, прошу тебя, – мастер, пытаясь, перекричать завывающий ветер.

– Я ждал этого много лет, – выкрикнул Яр.

– Не в том ты видишь смысл своей жизни! – ветер содрал капюшон Ешэ.

– Возможно, учитель, возможно, – согласился парень.

– Ты не умеешь слушать, и не можешь подчиняться. Тебе еще нужно постичь самоконтроль.

– Уж это я освоил, как ни что другое, – усмехнулся Яр.

– Нет, я говорю о другом. Тот мир обрушит на тебя новые эмоции, к которым ты не готов, – настаивал учитель.

– Значит, я буду учиться на практике, ответил парень, надев капюшон. – Учитель вам меня не остановить.

– Тогда мне остается только пожелать доброй дороги, и молится за тех, кто встретится тебе на пути.

Тем временем в России.

Олег Барсов остановился у окна, занимающего пол стены его кабинета. Мужчина направил свой взор вниз, разглядывая, завывающую вьюгу. Здесь в его офисе было тепло и тихо, в то время, как на улице буйствовала стихия. Только и в мыслях у него не было спокойно. Олег ожидал сына. Мальчика, которого он отослал от себя двадцать лет назад. И не удосужился ни разу за это время навестить. Не видел в этом смысла, ребенок должен был вырасти сильным и закаленным, а не изнеженным его вниманием. И действительно Ярослав стал, таким как он хотел. Барсов узнал об этом из отчетов его наставника. Сын сейчас нужен ему. Отношение Олега с конкурентом накалились до предела. Они вели ожесточенную войну за территорию, за власть в городе.

Кругом были крысы, мужчина мог доверять единицам, нужно было действовать. Конечно и у Барсова была своя стая шестерок, регулярно докладывающих ему о всех передвижениях Морозова и его дочери. Вот только ближе подобраться к ним было сложно. Глеб, как чуял приближение беды, или же кто-то ему настучал, и поэтому он усилил охрану в несколько раз. Олег жалел, что не убрал его лет десять назад. Тогда было выгодно сотрудничество с Морозовым. За это время Глеб поднялся, обнаглел, стал ставить палки в колеса. Барсов больше не собирался мусолить, решил действовать наверняка, уничтожив противника. И для этого ему нужен сын, лишь ему он может доверить это дело. О существовании Ярослава знает всего несколько доверенных лиц. Парень новое лицо в их мире, с чистой историей, и тщательно подготовленной биографией, и даже если будут глубоко копать, все равно ничего не найдут.

Олег ждал сына с несвойственным ему волнением. Как мальчик встретит отца? Зол ли на него за то, что так долго держал вдали от себя? Как Ярослав отнесется к уготованной ему судьбе? Мужчина знал, что сын предпочитает сокращенное имя Яр, а также слывет в Тибете как Ярый. Но перед его глазами все еще стоял тот хрупкий, пятилетний мальчик, сломленный потерей матери.

Марина не была женой Олега, он вообще никогда не был женат. В его мире семья это дуло пистолета, нацеленного в твою голову. Поэтому он ограничивался только любовницами. И одна из них забеременела, и утаила этот факт. Когда мужчина узнал, было поздно ей делать аборт, тогда пришлось спрятать женщину.

После рождения Ярослава он навещал их несколько раз, и не заметил, что мать сына не в себе. Отвратительная история, Марина вскрыла вены, и пролежала в ванной несколько дней, пока соседи не забили тревогу из-за того, что ребенок рыдал без остановок.

Олег до сих пор вспоминает, сжимая кулаки, если б он только знал, что задумала эта сука, задушил бы собственными руками. И сын не провел несколько дней в закрытой квартире с мертвой матерью. Олег примчался сразу, как только узнал, но ничего уже было не исправить.

Ярослава отправили в интернат. Когда мужчина забрал его оттуда, мальчик не разговаривал и смотрел все время в одну точку. Руки сына были сильно изодраны, психолог сказал, что это он сделал сам не в силах вынести страх и душевную боль. Он не узнавал отца, да и должен ли был? Ведь они виделись всего несколько раз за пять лет.

Ярослав провел с Олегом месяц, и душераздирающий крик сына среди ночи до сих пор звенит в ушах, и холодит кровь. Мальчик сходил с ума. Ночами плакал, как безумный, не помогало ничего. Тогда Барсов не выдержал, и отослал сына в Тибет к монаху, который должен был вылечить разум ребенка, и закалить его душу. Так и не решился приехать к сыну, потому что до сих пор слышал его плач ночами, и не знал, помнит ли сын тот пережитый ужас.


Глава 2


– Здравствуй, отец! – Яр смотрел на крепкого, седого мужчину, стоявшего неподвижно в дверном приёме.

Олег не встретил сына, как положено в аэропорту, и оттуда Ярослав не поехал в дом отца. Парень прилетел частным самолетом, пилот который вручил ему лист с адресом квартиры и ключи от нее. Он поймал такси и отправился прямиком туда, а спустя пару часов явился Барсов старший. Яр совсем не помнил этого мужчину, и даже никогда не задумывался, как выглядит отец. Но зато много слышал о нем, о власти который он владел, о городе, в котором считался королем. Взгляд парня был цепкий и пронзительный, и от него не укрылось, что отец взволнован. Мужчина, про жестокость которого ходила молва даже в Тибете, волновался при встрече с сыном, это удивило Яра. Но больше Барсов младший не почувствовал ничего, никаких родственных связей. Признаться честно, он думал, сможет ли эта встреча всколыхнуть хоть какие-то эмоции, единственный его родной человек, которого не видел двадцать лет. И для нормальных людей это должно значить ни мало, но у Яра не шевельнулся ни один нерв, и внутри все также глухо. В голове снова звучали слова мастера: "В пустыне твоей души высох последний оазис".

Олег смотрел на сына, внешне так напоминающего его самого в молодости. И в глубине серых глаз парня не видел ничего кроме пустой бездны.

Мальчик, когда-то переполняемый эмоциями, сейчас стал мужчиной, в котором словно не было ничего живого. Спокойное лицо, пронзительный взгляд, который казалось, видел все насквозь. Барсов за всю жизнь научился хорошо разбираться в людях, и, глядя на своего собственного сына, поразился мысли появившейся в голове: "Не дай бог ему такого врага". Да же его закаленного годами, парень, стоявший перед ним, заставлял напрягаться.

– Как долетел? – спросил мужчина, не зная, что еще сказать.

– Отец, давай обойдемся без этих бессмысленных разговоров, и перейдем к делу, – произнес Яр, поразив отца.

Олег готовился к тому, что придется объяснять, почему отослал его, почему не приехал, почему только сейчас позвал. Но холодность и расчетливость парня, заставляли его уважать. Да и Барсов вздохнул с облегчением, что не нужно ничего объяснять сыну.

– Как скажешь, Ярослав.

– Яр, – поправил он отца.

– Извини, думаю, ты понимаешь, что я позвал тебя, потому что нужна твоя помощь, – серьёзно произнес Олег.

– Понимаю.

– Так вот, сейчас сложное время, доверять можно только единицам. Поэтому это дело могу доверить лишь тебе.

– Что конкретно от меня нужно? – Яр терпеть не мог эти предисловия, ему нужна цель без лишних ненужных подробностей.

– Ты должен внедриться к моему конкуренту и убрать Морозова и его дочь. Тебе придумали легенду, сделали новые документы, мы подстроим покушение на дочь Морозова, а ты ее спасешь, – объяснял отец, а парень не понимал к чему такие сложности.

– А смысл?

– Смысл в том, что ты бывший солдат спецназа особого назначения, спасаешь его драгоценную дочь, и узнав твою подноготную он по любому захочет тебя заполучить в свою охрану. Внедрившись туда, ты уберешь Морозова при подходящем случае, и девчонку заодно.

– А что без этого нельзя его шлепнуть? – усмехнулся Яр, он и не таким пробивал мозги.

– А думаешь, я не пробовал? Мы положили половину его людей, но он постоянно ускользал. После чего усиливал охрану в десятки раз. К нему не подобраться так просто с улицы.

– Пусть так, какая моя легенда? – ему было плевать, как именно он должен выполнить задание. Хочет отец, чтобы он внедрился, пусть будет так. Но Яр не собирался растягивать и мусолить, при первой же возможности, хлопнет Морозова и его наследницу.

– Имя остается твоё, фамилия будет в документах твоей матери… – Олег запнулся не зная как сын отреагирует на упоминание о Марине, но когда увидел на его лице полное безразличие продолжил. – Так вот, вырос ты в детском доме, последние семь лет служил на востоке по контракту, после его окончания вернулся проведать родной город, но и задерживаться здесь как бы не собираешься.

– Где гарантии, что Морозов не сунется в детский дом и не выбьет там нужную информацию? – спросил Яр серьёзно.

– Конечно, Борис сунется туда, и узнает, что действительно там был воспитанник Ярослав Калинин, потому что он действительно там был.

– Как это?

– Все эти годы ты числился там, я хорошо платил за это директору, а когда ты якобы выпустился, руководство детского дома быстро сменились. Не подкопаться, – объяснил отец.

– Хорошо, что дальше? Я спасаю девчонку, пробиваюсь в охрану, убиваю семью Морозова. Не пойму, почему сразу не прикончить его дочь? А следом не положить ослабленного горем отца? – действительно так было бы проще, хотя Яр не искал легких путей, но время он ценил, и по его мнению так быстрее.

Барсов с гордостью отметил хладнокровие сына, он говорит об убийстве и ни один нерв на лице парня не вздрагивает, будто это то же самое, что выпить бокал коньяка. Сам Олег привык к смерти спустя много лет после того, как повяз в криминальном мире, но Ярослава этому обучали с детства.

– Потому что, сначала убив девчонку, спугнем основную цель. Морозов закроется в своем доме, окружит его армией наемников, и будет вынашивать план мести. И тогда его точно не достать, – вздохнул мужчина, этого полностью вина Олега, что Борис смог так высоко прыгнуть.

Он был занят другими делами и не обращал внимания на мелких рыбешек, которые должны были тихо сидеть на дне. Барсову не доложили, что Морозов плетет заговор, и отнимает его территории. Оказалась эта падла много лет подкупала людей Олега. Конечно, продажные суки поплатились за это своей жизнью, но и Борис уже сидел крепко.

Примерно в то же время.

– Папа ты серьезно? – девушка распахнула дверь в кабинет отца и влетела туда со скоростью света.

– Александра, я просил тебя не врываться вот так в мой кабинет! – строго отчитал дочь Борис, хотя сам понимал, что это бесполезно, и она не начнет выполнять его требование. – Что на этот раз стряслось?

– Трех, папа, на этот раз уже трех? – она демонстративно показала ему три пальца, Саша бушевала, возмущенная до предела поступком отца. – Ты издеваешься надо мной? Как я по-твоему должна передвигаться с этими бугаями?

– Саша, я объяснял тебе, что сейчас неспокойные времена. А твоя безопасность для меня превыше всего, – в очередной раз Морозов попытался достучаться до своей упрямой дочери. – Ты самое дорогое, что у меня есть.

– Ну конечно, – воскликнула девушка усмехнувшись. – Если бы я была действительно так важна тебе, то ты давно бросил бы свое мерзкое дело, и мы бы уехали из этого болота!

– Ты знаешь, я не могу! – ответил спокойно отец.

Она миллион раз умоляла его оставить все и уехать куда-нибудь подальше, но всегда получала один и тот же ответ. Девушка каждой клеткой своего организма ненавидела эту жизнь, она уже устала бояться, что когда отец уходит из дома, то может не вернуться. Устала считать покушения на него, совершенные только с одной целью убить ее единственного родного человека. Он скрывал, а Саша все равно узнавала о них из СМИ. Десятки раз девушка оплакивала папу, а когда он чудом возвращался живой, рыдала еще больше, устраивая истерики. Устала от бесконечной смены охраны, и перестала уже задаваться вопросом, куда делся прежний, теперь знала все они на том свете. Она не желала такой жизни и не просила. Постоянный страх, напряжение, опасность заставляли сходить с ума. Первое время, когда Александра узнала кто ее отец, и что она постоянно под угрозой, сильная паранойя мучила ее, ей везде мерещились убийцы. А потом смирилась и решила, что сколько б она не боялась, никто не знает где, поджидает опасность. Но последнее время отец усложнял жизнь, постоянно увеличивая число ее охраны. И теперь она должна ходить на учебу с тремя здоровенными лбами.

– Признайся, что не хочешь, а не можешь! – обвинила девушка, и они с отцом оба знали, что так и есть.

– Это не уменьшает моего беспокойства о тебе! – зарычал мужчина, теряя терпение. Единственный человек на земле, который мог позволить себе разговаривать с Борисом в подобном тоне и остаться безнаказанным это его дочь. Которая пользовалась любовью отца и пыталась манипулировать им. Морозов сам удивлялся, как Саша могла вырасти такой мягкой, в этом жестоком мире. Он пытался защитить и уберечь дочь, но не всегда уделял ей достаточно времени. Александра гордая и своевольная, но между тем очень добрая девочка, так похожая на свою покойную мать. Рита была единственной любимой женщиной в жизни Бориса. Казалось, в ней сосредоточен весь его мир. Мужчине тогда не нужна была власть и деньги, они ждали долгожданного ребенка, были счастливы. Она оставила его спустя несколько дней после того, как родила дочь. Что-то пошло не так началось внутреннее кровотечение, и врачи не смогли спасти жену. Мужчина думал тогда, что не переживет этого, замкнулся в себе, разъедаемый болью, и лишь вечно плачущий комочек смог вернуть его к жизни.

– А каково моё беспокойство, когда я узнаю из новостей, что на Морозова было совершено очередное покушение! Так вот не на меня, а на тебя! – Саша ткнула в сторону отца пальцем.

– Поэтому у меня достаточно охраны! – серьезно ответил Борис, хотя сам в последнее время убедился, что достаточно охраны не бывает. Особенно теперь, когда Барсов перешел все грани, желая его уничтожить. Он не гнушался устраивать покушение средь белого дня в людных местах. Но ничего за Морозовым не заржавеет, обязательно скоро ответит тем же. Жаль, у этого гада нет семьи, Борис бы с радостью ее истребил.

– Хватит! – закричала дочь. – Я смертельно устала от этого, порой хочется чтоб уж поскорее меня прибили, и я перестала мучиться.

– Не смей так даже думать, – заорал отец, он редко позволял себе повышать на Сашу голос, и всегда спокойно терпел ее скандалы. Но если дело касалось жизни дочери, тут Борис выходил из себя.

– Если еще раз я узнаю о покушении на тебя папа, я уеду так далеко, что ты никогда меня не найдёшь! – пообещала Александра.

Она много раз думала об этом, но все заканчивались только мыслями, а на самом деле не могла оставить отца одного. Остановившись у двери, она повернулась к нему и спокойно произнесла:

– И отзови своих псов!


Глава 3


Яр накинул капюшон, выходя на улицу, отец велел не высовываться, но он не собирался атрофировать сидя в четырех стенах. Парень вдохнул морозный воздух и перевел шаг на бег. Его путь нисколько не усложнял снег засыпавший тротуар, Яр обычно устраивал себе пробежки в горах. Только вот он предпочитал шум ветра, гуляющий по скалам, а не гул машин и свист колес. Несмотря на многочисленные смены мест обитания, Барсов никогда не менял свой распорядок, выработанный с детства. Олег хотел тщательно подготовить сына к предстоящему делу, но парень настоял на том, чтобы не затягивать. Его квартира находилась недалеко от университета, в котором училась дочь Морозова. Он знал время, в которое она приезжает на учебу, отец предоставил Яру подробное досье на девчонку. Парень спланировал пробежку так, чтобы в то время, когда девчонка приедет, он будет в районе университета.

Яр сбавил скорость, когда в поле зрения показалось два Гелендвагена, он уже знал, что это машины Морозова. Первый автомобиль припарковался на тротуаре, из него вышли два телохранителя внушительного телосложения, и оценили периметр. После чего открыли заднюю дверь, и из Гелендвагена показалась девушка, она строго отчитала охранников. Яр не мог слышать, что именно Морозова говорит, но видел, что девушка явно чем-то недовольна. Она оказалась слишком легкой целью, видимо ее отец не ожидал покушения на дочь. Или же охрана настолько плохо подготовлена, что делает девчонку мишенью со всех сторон. Он мог бы пустить пулю в ее голову с любого угла, и в течение считанных секунд мозги девчонки красовались бы красным пятном на белом снегу. Если охрана самого Морозова подобная этой, то значит и люди отца не лучше, это просто мечта киллера. Яр лишь на секунду прикрыл глаза и уже представил пулю со свистом устремлённую в цель. Запах пороха, щекочущий ноздри, адреналин будоражащий кровь, когда металл пронзает тело жертвы, зрелище словно в замедленной съемке. Нет он не испытывал от убийств, никакого нездорового удовольствия, это его работа и чем лучше ее выполнишь тем приятнее. Яр пробежал мимо, глядя вслед девушке, входящей в здание и недовольно бросающей взгляды на охрану, идущую следом. Парень усмехнулся проще просто не может быть, телохранители мнутся возле девчонки, будто боятся, что она их покусает, ни собранности, ни бдительности, одна показуха.

Яр спокойно ждал кортеж дочери Морозова, он расположился на соседней улице так, чтобы открывался полный обзор. Люди отца перекрыли дорогу, инсценировав аварию, из-за чего машины Морозова не смогут проехать дальше, и им придется ждать. Тогда и будет совершено, нападение. Задача Яра простая – вмешаться, отнять девчонку и вернуть ее домой. Наконец показался первый Гелендваген, парень приготовился, обвел взглядом периметр, все на своих местах. Автомобили остановились, как и ожидалось. Охранник вышел оценить ситуацию, и в считанные секунды оказался прижат к земле человеком отца. Завязалась потасовка, людей Барсова было в два раза больше, и им не потребовалось много времени, чтобы уложить людей Морозова. Яр видел, как вытащили девчонку, и направился в их сторону, человек отца нацелил в ее голову пистолет. И она не кричала, умоляя о пощаде, парень заметил ее спокойный обреченный взгляд, будто Морозова смирилась, и знала, что это случится когда-нибудь. Яр резко подскочил, ударив локтем в лицо того, кто держал девчонку на прицеле, мужчина упал без чувств. Барсов младший схватил ее за руку и потащил Морозову за собой, сбив по пути еще двоих человек отца.

Девчонка, ничего не понимая, следовала за ним, возможно, была в состоянии шока. Когда они были на приличном расстоянии от места покушения, она остановилась и спросила:

– Что это было?

– Это я тебя должен спросить, – равнодушно ответил Яр, заметив, как на ее лице отразилось понимание того, что произошло, и оно быстро сменилось ужасом.

– Кто вы? – насторожилась дочь Морозова.

– Видимо тот, кто спас твою жизнь.

– Мне… мне нужно домой, – произнесла растерянно девушка.

– Похоже, тебе не помешает сопровождение? – предложил Яр, зная то, что если она откажется, он все равно пойдет с ней.

– Если вам не сложно, – подумав, все же согласилась.

– Нет. Только я плохо знаю город, – усмехнулся он.

Саша внимательно смотрела на человека, спасшего ее жизнь. Парень держался за поручень в метро с безразличным видом. Девушка была благодарна ему, но почему-то ее седьмое чувство тревожно верещало, что нужно бежать от спасителя. На вид очень симпатичный парень, даже нет, красивый, и это не портят мелкие шрамы усыпавшие лицо. Александра понятия не имела, где можно заработать столько ранений, самый широкий рубец украшал переносицу, о переломе которой говорила заметная горбинка. Чувственный рот, изогнутый в ухмылке, и серые холодные глаза, о металл которых казалось, можно порезаться. Что-то было в этом парне опасное, напоминающее дикого зверя, и из-за этого хотелось держаться от него подальше. Но все же, Саша преодолела, не унимающееся чувство самосохранения, протянула парню руку и произнесла:

– Я Александра, друзья зовут Алекса.

– Яр, – ответил парень, проигнорировав ее руку.

– И все просто Яр? А как полностью? От чего сокращение? – затараторила девушка, она в нервном напряжении порой, становилась чересчур болтлива.

– Просто Яр, – отрезал он, метнув в нее молнию из серых глаз.

– Странное сокращение, – пожала плечами Александра.

– Что действительно странно, так это то что ты явно не из тех кто ездит на метро, кто ездит на метро, но все же, подозрительно хорошо ориентируешься в нем, – усмехнулся Яр.

" Яр, так Яр, чего заводится-то?" – подумала девушка.

– Да, мне иногда удается улизнуть от охраны и прокатится в метро, – призналась она добавив: – Надеюсь, вы никому не расскажите, и это останется нашим маленьким секретом.

Саша улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой, но парня она явно не тронула, на его лице осталась все та же непроницаемая маска. Эта ее любимая улыбка срабатывала даже на угрюмом телохранителе отца, и он всегда пропускал ее, несмотря на запреты.

– Вы, значит, не местный? – спросила девушка, так и не дождавшись его ответ.

– Просто последние семь лет жил в другом городе, – нехотя произнес Яр.

– А в каком? – не унималась Алекса.

– Тебе не говорили, что ты слишком много говоришь?

Это было невыносимо, девчонка болтала без умолку, взрывая мозг Яра. Он никогда не был сторонником бессмысленных разговоров, и не собирался слушать ее бред. Парень начал жалеть, что не прихлопнул Морозову сразу, а согласился на игру отца. Если она будет и дальше так балаболить, он закроет ей рот единственным надежным способом известным ему, как говориться – мертвые не болтливы. Бросил взгляд на симпатичную девчонку, внимательно смотревшую в окно, юная почти ребенок. Сколько ей? Вспомнил из досье девятнадцать, рановато становиться трупом. Но он не испытывал ни жалости, ни сожаления, удел Александры быть убитой, и это только дело времени.

Саша не ответила ему ничего, молча повернулась к окну, и попыталась отвлечься, разглядывая мелькающие стены. Она старалась не думать о нападении, но стоило остаться наедине с мыслями, как перед глазами всплыло дуло пистолета нацеленное ей в голову. Александра тогда смотрела, перестав дышать, время словно остановилось, взгляд скользил вглубь в темноту металлической трубки откуда вот-вот должна была вылететь пуля. И она просто ждала, запретив себе думать, иначе сошла бы с ума от мысли насколько это больно. Умрет ли она сразу или будет мучиться? И что ждет ее после смерти? Но страшнее всего было бы подумать про отца, как он без нее?

Кажется, в тот момент в Саше что-то щелкнуло высвобождая прежние страхи. И сейчас она почувствовала, как паника снова завладевает ей, нет девушка не готова к этому. Приступов не было уже много лет, Алекса просто не знает, как с ними бороться. Обычно, когда они случались, была дома, и отец успокаивал ее. Господи, только не это! Она почувствовала, как испарина выступает на лбу, а руки начинают дрожать. Внутри нарастает чернота, из-за которой хочется выть от ужаса, мозг перестает трезво соображать, не справляясь с эмоциями. Нужно было отвлечься, но Саша понимала, что уже слишком поздно процесс запущен, и страх проникает в каждую клетку организма.

Яр заметил, как лицо девушки покрывается каплями пота, и ее перекосила гримаса ужаса, а тело начало дрожать. В чем, в чем, но в медицине он не был силен, хотя видел невооруженным глазом, что у Александры какой-то припадок. За шкирку вытащил пацана, сидевшего рядом с ней, и занял его место.

– Что с тобой?

– Па-па-ническая атака, – заикаясь, ответила девчонка.

– Как тебе помочь? – спросил он серьезно, не хватало еще, чтоб сама сейчас коней двинула, вот будет ирония.

– Мне нужно отвлечься, – прошептала, втянув воздух. – Таблеток не-е-ет с собой.

И как, черт возьми, он должен отвлечь ее? В забитом народом вагоне метро не так много вариантов. И Яр сделал то, что первое пришло на ум, поцеловал Морозову.

Сквозь пелену мрака Саша почувствовала жесткое прикосновение губ, и наглый язык скользнул ей в рот. Девушка растерялась, поцелуй парня был требовательный, настойчивый, и постепенно отогнал тьму. Странное чувство разлилось по телу, ей не были противны прикосновения незнакомого парня, она ощутила необычайный трепет.

Яр почувствовал, что девушка перестала дрожать, и отстранился, посмотрев на ее лицо. Александра открыла глаза не сразу, а когда распахнула, удивленно посмотрела на парня. В следующую секунду его щеку обожгла пощечина, рефлекторно сжал кулаки, и благо, что ладонь сомкнулась не на ее шее, сдержаться Яру стоило больших усилий, потому что такое сходила с рук лишь если он сам это позволял.

– Ты сдурела? – зарычал он.

– Извини, рефлекс, – виновато опустила глаза.

– Да неужели, – усмехнулся Яр.

– Спасибо, – тихо ответила Александра.

Барсов младший промолчал, подумав, что это все лишь отсрочило не неизбежное. Ее смерть, от его руки.


Глава 4


Все люди Морозова стояли на ушах, и как только Яр с Александрой вошли в дом, Борис выбежал навстречу. Мужчина схватил дочь за плечи и потряс, а потом крепко обнял воскликнув:

– Господи, я чуть с ума не сошёл!

– Все хорошо папа, со мной все в порядке, – девушка отстранилась от заботливого родственника.

– Что произошло? Где ты была? Мы весь город перевернули, я не знал, что и думать, – допытывался Морозов, а потом подозрительно посмотрел на Яра.

– Это кто? – спросил настороженно мужчина.

– Этот человек спас мне жизнь, – устало ответила Александра. – Если не он, я сейчас бы не стояла перед тобой.

Морозов благодарно махнул головой Барсову, и обратился к дочери:

– Может быть тебе доктора вызвать, ты плохо выглядишь?

– А как я должна выглядеть, по-твоему? Всего несколько часов назад меня хотели убить, папочка! – возмутилась девушка. – И твоя усиленная охрана не черта, не смогла меня защитить! Я к себе!

Александра бросила взгляд на Яра и скрылась за дверью. Парень посмотрел на Морозова, ожидая его дальнейшие действия.

– Молодой человек, вы не против пройти в мой кабинет и обсудить произошедшее? – предложил мужчина, как Барсов и ожидал.

– Не против, – согласился парень.

Саша вошла в свою комнату, выпила успокоительное и в одежде улеглась на кровать. Казалось, она дома в безопасности, но тревога не отпускала ее, и отпустит ли теперь? Вряд ли те люди остановятся и не захотят довести до конца начатое. Где ей ждать следующее покушение? Сможет она выжить? Страхи снова начали вылезать из темных уголков ее души. Столько лет она боролась с паническими атаками, мучившими ее с детства, и снова этот ненавистный недуг возвращается. Алекса не стала говорить про приступ отцу, чтоб тот не переживал, и не мучил её чрезмерным беспокойством. Она таила надежду, что это единичный случай и такое больше не повторится.

– Присаживайтесь, – Морозов указал Яру на кресло перед его столом.

– Спасибо, – ответил парень, осмотрев кабинет мужчины, выполненный в темно коричневых тонах.

Парень удивился тому, что не обнаружил здесь ни одной камеры видеонаблюдения.

– Вы не представляете, какую услугу мне оказали, – произнес серьёзно Морозов, конечно же Яр представлял, на это и был расчет.

– Борис, – мужчина протянул ему руку, и парень пожал ее в ответ.

– Ярослав, – Барсов решил представиться полным именем, чтобы не возникало лишних вопросов.

– Моей благодарности нет предела. Можешь рассказать, что произошло? – спросил Борис, естественно, единственное, что его интересовало это то, как Яр оказался там и почему вмешался, все остальное непременно Морозов уже знает.

– Не знаю, что точно там случилось, я проходил мимо, увидел аварию и хотел предложить помощь, – врал парень, глазом не моргнув. – А потом увидел потасовку и девушку, которой явно нужна была помощь. Оглушил нападавшего, и скрылся с вашей дочерью, вот и все.

– Сукин сын, Барсов ничего святого не имеет, меня достать не смог, решил на ребенке отыграться, – выругался Морозов, на лице Яра ни один мускул не дрогнул при упоминании отца.

– Я могу идти? – спросил парень, решив подтолкнуть Бориса к нужной ему цели.

– Как я могу вас отблагодарить? – серьезно произнес мужчина.

– Ничего не нужно, я поступил, так как должен.

– Но все же, не каждый бы вмешался в такие разборки. Возможно я могу что-нибудь сделать для вас? – настаивал Морозов, естественно ему проще откупиться и не чувствовать себя никому обязанным.

– Да, просто подбирайте тщательнее охрану дочери, – ответил Яр то, что действительно думал, да еще время нужно было потянуть, и подвести к нужным вопросам.

– А что с охраной не так? – нахмурился Борис.

– Как я успел заметить, ни один из ваших людей не пытался защитить Александру, их больше волновала собственная жизнь, – усмехнулся Яр.

– Похоже, вы разбираетесь в том, что говорите, – удивленно прищурил глаза Борис.

– Некоторое представление имею, в таких ситуациях защита объекта должна быть на первом месте, а не собственная шкура.

– Скажите, а откуда такие познания? – заинтересовался Морозов.

– Издержки профессии, – пожал плечами Яр.

– Какой, если не секрет?

– Военной, – не стал вдаваться в подробности Барсов.

– То есть вы служите? – не унимался Борис.

– Уже нет, контракт закончился полгода назад.

– А сейчас чем занимаетесь?

– В данное время ничем, – ответил Яр, наконец, Морозов подошел к нужному вопросу.

– Возможно, вас заинтересует работа на меня?

– К сожалению, я не собираюсь задерживаться здесь, и на днях уезжаю. Но спасибо за предложение, – мужчина воспринял отказ с неохотой, и в его глазах отразилось решимость заполучить желаемое.

– Возможно, вас заставит остаться, зарплата, которую я готов вам заплатить, и поверьте, она будет намного больше жалованья военного, – серьезно произнес Морозов.

– Все, что я могу обещать, это подумать, – ответил Яр, набивая цену.

– Ярослав, поймите, ради безопасности дочери я не пожалею ничего, и приложу все возможные силы, чтобы убедить вас, – в голосе собеседника Яр уловил угрозу, и это насмешило его. Он мог бы сейчас в лёгкую прикончить Морозова. И единственное, что останавливало, это охрана, которая теперь во всеоружии после покушения на Александру. Нет, парень не боялся, но и умирать напрасно не собирался. Он подождет более подходящий случай.

– То есть, вы предлагаете мне охранять вашу дочь? – Барсов младший все же планировал стать телохранителем самого Морозова, и перспектива охранять, без толку болтающую, девчонку не очень его радовала, тем более с ее приступами.

– Да вы правильно поняли, – Борис принял вопрос Яра, как согласие. – Но, сначала нам нужно проверить вас, думаю, вы знаете необходимость данной процедуры.

– Знаю, – подтвердил парень.

– Отлично, тогда оставьте ваши данные.

– У меня есть вопрос, – произнес Яр серьезно.

– Конечно, я слушаю, – махнул головой Борис.

– А ликвидация приступов вашей дочери тоже будет входить в мои обязанности?

– Приступов? – мужчина заметно напрягся. – У Саши был приступ? Как вы его остановили?

– Да был, как и сказала Александра, отвлек ее, – Яр решил не рассказывать, как именно это произошло, вряд ли Морозова обрадует то, что он целовать ее дочь в таком состоянии.

– Я обдумаю все, – хмуро ответил мужчина, и погрузился в свои мысли.

Саша пыталась уснуть, когда в ее комнату влетел недовольный отец и сразу накинулся на нее с вопросами.

– Почему ты не сказала, что приступы вернулись?

– Папа я вообще-то сплю! – девушка накрылась с головой одеялом.

– Александра, будь добра ответить! – воскликнул Морозов.

– А что ты хотел? – Алекса резко села на постели. – Меня хотели убить, не удивительно, что после пережитого случилась паническая атака.

– Но почему ты не сказала?

– Чтобы ты, как сейчас, не донимал меня вопросами. Возможно, это больше не повторится! – она сейчас совершенно не хотела говорить о случившемся.

– Чудо, что Ярослав смог остановить приступ!

"Ах, значит Ярослав. А ей он сказал просто Яр. Хотя, что удивляться, перед отцом все стелятся!"– недовольно подумала Саша и вспомнила, как именно парень остановил панику. Его жесткий рот терзает ее губы, настойчивый язык скользнул между зубов. Нет, это было слишком нагло с его стороны, правильно Александра влепила ему пощечину.

– Конечно, это просто чудо! – усмехнулся она, сегодняшний день вообще просто чудесный.

– Не ерничай! Думаю, тебе лучше пока не покидать дом, – выдал отец, ошарашив её. – Нужно удостовериться, что приступов больше не будет.

– А, то есть тебя смущает только приступ! Покушение так обыденное дело, да? – повысила голос Алекса, она сама не уверена, что захочет в ближайшее время выходить из дома, даже из своей спальни.

– Я разберусь с этим, – задумчиво произнес отец. – Я собираюсь нанять для твоей охраны парня, который спас тебя.

– Ты серьезно? – обалдела девушка.

– Да, у него хорошая военная подготовка.

– Я против! Не смей этого делать! – воскликнула возмущенно она.

– Почему? – удивился Морозов.

– Потому, что он мне не нравится!

"Потому что он наглый, самоуверенный, грубый тип, и не вселяет доверия" – про себя добавила Саша. Все внутри нее требует держаться от Яра подальше, а отец собирается нанять его для охраны, бред чистой воды.

– Тебе в целом охрана не нравится, поэтому это не причина, – отклонил ее протест папочка.

– То есть так ты решил оправдать покушение? – зарычала Алекса.

– Прости родная, я обещаю такого больше не повториться…

– Не надо! Это не в твоей власти! Ты всегда знал, что я под угрозой, и не хотел менять ничего! – в ней закипала злость. – Неужели меня должны убить, чтоб ты, хоть что-то понял!

– Не говори так, я не позволю этому произойти! – зашипел отец.

– Я имею право это говорить! Имею право говорить, что ты не хочешь меня уберечь от этого ужаса! Потому что если б хотел, давно бросил все и увез, – слезы брызнул из глаз, голос задрожал. – Я твой единственный ребёнок, и не понимаю, как можно так ненавидеть меня, чтобы всю жизнь мучить. За что ты так со мной? Неужели не можешь простить мне смерть мамы?

Лицо обожгла пощечина, Саша перестала дышать, глядя, как на лице отца отразился ужас.

– Прости меня! – прошептал он и вышел из комнаты.

Александра прижала дрожащую ладонь к горящей щеке, не веря, что он мог поднять на нее руку. Она всегда знала, что мама больная тема для папы, и жестоко было так говорить. Но и Саша устала от такой жизни, она порой действительно думала об этом. Мама умерла при ее родах, и может быть, отец винит Алексу во всём. Он очень любил жену, так и не смог жениться больше. А после смерти мамы он завяз в криминале, наличие дочери не останавливало его. Саша думала, почему папа не отослал ее куда-нибудь за границу в безопасное место, а заставляет переживать все это. И у нее не было ответа на этот вопрос. Отец любит, и хочет, чтоб она была рядом? Даже ценой ее жизни? Нет, Александра не понимала этого. И впервые в жизни посмела вот так упомянуть мать, и получила пощечину. Он голос-то на нее никогда не повышал, а что бы ударить, такого и быть не могло. Но как видит сейчас, смогло, внутри все сжималось от обиды. Хотелось кричать, ругаться, разнести все вокруг. Мамы больше нет, а она есть, дочь которой тоже, похоже, недолго осталось жить.


Глава 5


Морозов вызвал Яра к себе, недолго длилась его проверка, и он был уверен, что прошел ее. Парень вошёл в кабинет и махнул головой в знак приветствия.

– Присаживайтесь, Ярослав, – Борис указал на кресло. – вы против, если мы перейдем на ты?

– Не против, – согласился Яр, он не сторонник формального общения.

– Ты не разочаровал меня, парень, – произнес Морозов.

"Кто бы сомневался" – подумал Барсов.

– Я готов доверить тебе самое ценное – мою дочь, – почти торжественно сказал Морозов.

– Что от меня требуется?

– Начальник охраны введет тебя в курс дела, – Борис был сосредоточен, он внимательно посмотрел на Яра и добавил:

– У меня для тебя особое задание. Мне нужно уехать на пару недель. Ты должен охранять Александру днем и ночью. Отвечаешь за нее головой.

– Понял, – ответил парень, но его не очень обрадовала эта новость, он собирался убрать Морозова раньше. А теперь придется торчать несколько недель с его девчонкой.

– Следи, чтобы Саша носила с собой таблетки, вот номер телефона ее доктора, – он протянул Яру визитку. – Свяжись с ним, если повториться приступ. Их не было уже четыре года, но покушение снова спровоцировало паническую атаку.

– Ясно, – да уж, еще этого ему не хватало.

– Тебе подготовят комнату, думаю целесообразнее будет, если ты поживешь это время здесь, – обрадовал Яра, Борис.

Ничего, он потерпит, зато будет возможность изучить дом, и выбрать пути для отступления.

– Хорошо, – махнул Яр головой.

– И будь, пожалуйста, внимателен, Александра недолюбливает охрану. И была категорически против твоей кандидатуры, – предупредил Борис.

Интересно и чем он не угодил принцессе? Поцелуй не понравился?

Или наоборот понравился?

Саша три дня не выходила из дома, приступ больше не повторился, но все ж, она не совсем отошла после покушения. Девушка намеренно избегала отца после ссоры, Алекса чувствовала свою вину, но и папа не лучше, если б не его темные делишки, ничего этого не произошло бы.

Убедившись, что отец уехал, она направилась на кухню. И почти сразу столкнулась с Ярославом.

– Значит, все-таки он нанял тебя, – недовольно произнесла Александра.

– И тебе доброе утро, – усмехнулся Яр. – Мало того, я ещё буду жить с тобой по соседству.

– Какое счастье, – девушка состроила гримасу.

– Я знал, что тебе понравится эта идея, – съязвил парень.

Вот гад еще дразнить ее вздумал. Саша злилась не на Яра, а на отца за то, что тот снова не послушал ее и нанял этого парня. И она со мнением о новом охраннике тоже похоже не ошиблась. Тот еще тип!

Девушка хотела пройти мимо него, но Ярослав не позволил, перегородив путь своим внушительным торсом.

– И куда это мы собрались?ещё и без охраны?

Алекса пронзила его взглядом, желая раздавить, и отметила, что сейчас он принарядился в черный, деловой костюм. А при первой встрече парень был в спортивной одежде.

– Знаешь, треники тебе больше идут, – ехидно улыбнулась она, и проскользнула мимо Яра.

Барсов смотрел вслед девчонке, обдумывая то, как он ее убьет. И почему-то ему на ум приходили изощренные варианты. Да, он действительно предпочитал спортивную одежду, она не сковывала движение. А в этом идиотском костюме, казалось, стоит только вздохнуть, и пиджак треснет на спине и в плечах.

Отец, как и договорились, не выходил с ним на связь. Олег должен ждать сообщения от Яра. Но теперь срок выполнения задачи увеличится из-за отъезда Морозова, вариантов нет, придется ждать его возвращения.

Охрана Бориса отнеслась к Барсову младшему с явным подозрением, оно и понятно он выделился тем, что спас девчонку в то время, как они проморгали нападение. Скоро у них будет больше поводов для ненависти к Яру, он убьет их босса.

Александра не хотела больше прятаться дома, она решила преодолеть страх и поехать в университет. Саша сообщила начальнику безопасности, чтобы приготовили машину. Но не успела подойти к входной двери, как наткнулась на колкий взгляд Ярослава.

– Впредь будь добра согласовывать все свои передвижения со мной, – ледяным голосом произнес парень.

– С чего вдруг? – возмутилась Саша.

– С того, что я твой телохранитель! И водитель и нянька, в одном лице. Ясно? – говорил он таким тоном, что она чувствовала себя его подчиненной.

– Во-первых я не переходила с тобой на «ты», – вот блин, с кем поведешься от того и наберёшься, мысленно отругала себя Саша, ведь хотела сказать: «с Вами».

– Думаю уже перешла, – усмехнулся Яр. – Идем уже.

Он вышел из дома, дожидаясь ее, девушка помялась, но все же, пошла следом. Яр открыл дверь машины, и Саша удивленно обнаружила, что внутри никого нет. Обычно её сопровождали два охранника и водитель, и еще один автомобиль для подстраховки.

– Неужели отец доверил тебе одному меня сторожить? – сев в машину спросила она, специально выбрав слово «сторожить», для того, чтобы задеть парня.

– А ты думаешь, я не справлюсь? – усмехнулся Яр, посмотрев на нее в зеркало заднего вида.

– Три охранника не справились, а ты один, конечно же, справишься, – ответила иронично Саша. – Или ты супермен, а я и не в курсе?

– Можешь и так считать, – пожал плечами он.

– Как скажешь Ярослав, не против если я буду называть тебя так? – съязвила Александра, ей почему-то хотелось задеть его, пробить эту маску безразличия на его лице. – Мне так нравится больше.

– В своих мечтах можешь называть меня как хочешь. А в реальности предпочтительней, чтоб ты молчала, – голос холодный как металл, она не видела его глаза, но уверена и в них лед.

– Не хочу расстраивать, но я точно не мечтаю о тебе. Но если нравится так думать, пожалуйста, я не против, – медленно произнесла Алекса, кажется, этого парня ничем не прошибешь.

– Приехали, – ответил Яр, выходя из машины. Он обошел Гелендваген и открыл ей дверь. – На выход, принцесса.

– Как это мило с твоей стороны, – улыбнулась своей очаровательной улыбкой, но она снова осталась им не замеченной.

Они вошли в университет, парень шел рядом, озираясь по сторонам. У входа в аудиторию Александра остановилась и сказала ему:

– Жди здесь.

– Извини детка, я не собака, чтобы сторожить дверь. Я иду с тобой, – надменно произнес Ярослав.

– Нет, ты не пойдешь со мной, посторонним вход запрещён! – воскликнула девушка.

– Да неужели? – усмехнулся Яр.

– Охрана всегда ждет меня здесь, – Сашу очень раздражало то, что он ее не слушает.

– Это случайно не та охрана, которая проморгала покушение на тебя? – не глядя на девушку, Яр вошел в аудиторию.

Александра еле сдержалась, чтобы не топнуть ногой от негодования.

Девушка вошла следом за ним и направилась к подругам, с которыми всегда сидела. Ярослав занял место у входа, на том ряду он сидел один.

Когда Саша подошла к одногруппницам, сразу заметила их любопытные взгляды в сторону Яра.

– Привет! – сказала она громко, чтобы отвлечь их от разглядывания ее телохранителя.

– Алекса, смотри какой красавчик, новенький, похоже, – заверещала Рита, с наглой улыбкой глядя на Ярослава. – Девочки, смотрите, он меня заметил, смотрит прямо сюда.

– Ну конечно, – усмехнулась Саша, и решила развеять иллюзию подруги. – Успокойся, Рит, это просто мой новый охранник, поэтому он и смотрит сюда.

– Нормальный такой охранник, я бы тоже ему дала… себя по охранять, – громко засмеялась Рита.

– О господи, не начинай, – закатила глаза подруга девушки, Лена.

– Нет, ну правда, Алекса, что он сел там один? Может, скажешь ему к нам пересесть. А то тут очень страшно одним, – снова хихикнула Рита.

– Остынь родная, ничего я не собираюсь ему говорить, – усмехнулась Александра.

– Надеюсь, ты не против если я сама к нему подсяду? – мило улыбнулась подруга.

– Оставь его в покое, он на работе здесь! – строго произнесла Саша, не хватало еще, чтоб подруги вешались на ее телохранителя.

– Чего завелась, так и скажи, что сама на него глаз положила, – ехидно ответила Рита.

– Повторяю еще раз для особо одаренных, он здесь на работе. А если так хочешь залезть ему в штаны, могу узнать для тебя его номер, – съязвила в ответ Алекса.

Все же, ей было неприятно повышенное внимание к Яру. Подруги даже не спросили как у нее дела, нет сомнений, про покушение на Александру Морозову весь город уже слышал. Да и ладно, подруги еще называются.

Яр заметил взгляды, которые одногруппницы Морозовой бросают в его сторону, но он смотрел на хмурое лицо Александры. Она отличалась от окружающих ее девчонок, в ней было что-то странное, непонятное для него. Он ловил себя на мысли, что девушка намеренно злит его, и действительно где-то там, в темной глубине его подсознания шевельнулось это давно забытое чувство.

Интересно, как поступит отец, когда Яр уберёт Морозова. Подомнет под себя его людей или уничтожит все, что принадлежало врагу? Сам бы он объединил компании и создал одну сильную империю. Возможно так и будет позже, ведь Барсов младший не собирался долго сидеть в тени отца.

Даже пришла мысль сразу занять место Морозова. Что скажет на это Олег? Объявит сына предателем, тоже начнет на Яра охоту? Или сочтет его равным партнером, и они создадут общий семейный союз? Он не боялся пойти против Барсова старшего, парня где-то влекла эта мысль – бросить вызов жесточайшему криминальному авторитету. Это было бы интересно. Но все же, Олег его отец. Хотя это просто слово в голове Яра, незначащее, ровным счетом, ничего. Несмотря на это он испытывал своего рода уважение, к человеку, готовившему Ярослава себе в приемники, а также парень был верен своим принципам и не нарушал обязательств. Поэтому он выполнит задание отца, а дальше посмотрит как, ляжет карта.

Саше было жутко не комфортно под пристальным взглядом Ярослава. Он смотрел на нее, подруги на него, и это ужасно раздражало. Девушка уже не могла дождаться звонка, и преодолевала желание выставить телохранителя за дверь. Как только отец вернется, она устроит ему взбучку, даже ради этого первая с ним заговорит. Или пусть велит Яру выполнять ее приказы, или же пусть назначает ей другого охранника. Александра не собирается терпеть его на каждой лекции.

Глава 6


Около полуночи Яр осматривал периметр, и заодно составлял план дома у себя по памяти. Было тихо, парень не встретил никого в коридорах. Когда обходил первый этаж, услышал шорохи наверху, замер в тени, внимательно наблюдая. Спустя несколько секунд он увидел Александру, спускающуюся по лестнице, она освещала себе путь телефоном. И куда она собралась в двенадцать ночи? Барсов решил не выдавать себя, и незаметно проследить за ней. Морозова направилась к выходу, а он бесшумно последовал за ней. Яру стало интересно, как девчонка собирается пройти через охрану на воротах, видимо такое она вытворяет не впервые.

Александра шла не спеша, оглядываясь по сторонам, у ворот остановилась и, убедившись, что ее никто не видит, открыла дверь. Похоже, охранник спит на своем посту.

Как только девушка ступила за территорию, Яр громко кашлянул, давая о себе знать. Саша замерла, как вор, пойманный на месте преступления. Парень подошел к ней и смерил холодным взглядом, сказав:

– Не поздно для прогулок?

– Мне… подруга конспекты привезла, – ответила Саша первое, что пришло на ум. На самом деле девчонки позвали ее в клуб. Девушка не любительница подобных мест, но ей нужно было развеяться. Она хотела отвлечься от произошедшего. Получить новые впечатления, приятные эмоции и отдохнуть, в конце концов. Алекса чувствовала, что это ей сейчас действительно нужно, иначе скоро сойдет с ума.

– А, раз конспекты, тогда иди, – произнес Ярослав металлическим голосом, его лицо оставалось безэмоциональным, и Александра не поняла это сарказм или он серьезно. Но все же, решила пойти, тогда услышала его голос, как гром среди ясного неба:

– Стоять!

Она даже подпрыгнула на месте, что он вообще себе позволяет?

– Ты свободен на сегодня, можешь гулять! – постаралась произнести наиболее властно, но вышло так жалко, словно испуганный кролик пискнул.

– Это не тебе решать принцесса, – усмехнулся Яр.

– Если не забыл, ты работаешь на моего отца!

– Вот и именно, на него, а не на тебя!

"Так, ладно, пререкаться с ним бесполезно, нужно попробовать по-другому" – подумала девушка, и, сделав щенячьи глазки, сказала:

– Понимаешь, у меня день рождения сегодня.

– И что? – безразлично ответил парень.

И что? Серьёзно? Он, что вообще, не человек? Конечно, она придумала про день рождение, но точно не ожидала услышать вот такой ответ.

– А ты, что не отмечает свои дни рождения?

Отмечает ли он свои дни рождения? У Яра этот день отличался от обычных, лишь тем, что звонил поздравить отец. И зачастую он не помнил, что сегодня его день рождения, пока учитель не звал к телефону. А в остальном, весь день тренировался, как обычно, без каких либо поблажек, да он и не знал, что это такое. Когда стал совершеннолетним, и этот день выпадал на то время, когда парень покидал Тибет, он мог позволить себе накидаться до чертиков в каком-нибудь баре, а утром проснуться с обнаженной красоткой. Но в принципе, такое происходило всегда, когда он оставлял Дарчен.

– Я просто хочу отметить с подругами, – Саша, улыбнувшись, захлопала ресницами.

– И не боишься одна, после покушения? – парень сверлил ее глазами.

– Это я с вами в отцовском Гелике под прицелом, а с подругами я обычная девушка, ничем не отличающаяся от остальных, – искренне ответила Алекса, она всегда так считала, но папа никогда не слушал ее доводы.

Яр посмотрел на белую тойоту, припаркованную рядом, девушка за рулем уже изрядно изъерзалась, глазея на них. Парень видел ее в университете, это одна из одногруппниц Морозовой. Барсов задумался, он точно не собирается отпускать Александру одну, если с ней что-то случится, Борис обвинит его, и тогда весь план полетит к чертям.

– Хорошо, но я еду с тобой, – согласился Яр, усмехнувшись, когда Саша недовольно округлила глаза.

Этого ей еще не хватало, она собирается развлекаться, а не ловить на себе его хмурые взгляды. Хотя Рита точно будет рада, Саша видела, как она сейчас нетерпеливо выглядывает из своей машины.

– Так что, едем или возвращаемся домой? – с издевкой спросил Ярослав.

– Едем, – буркнула Александра.

Он направился к машине и открыл водительскую дверь со словами:

– Не уступишь мне место, детка?

Вот наглец! А Ритка чуть в обморок от счастья не упала, в считанные секунды перепрыгнула на пассажирское сиденье. Алекса недовольно села назад, у нее возникло непреодолимое желание прибить кого-нибудь, например подругу, идущую на поводу у ее телохранителя, или его за наглость.

Саша чувствовала, как у ее настроения выросли крылья и оно, взмахнув ими, улетело. Она злилась, наблюдая за тем, как Рита специально, задрав повыше платье, оголила ноги и почти полностью повернулась в кресле к Ярославу, пожирая того глазами. Похоже, подруга задалась целью сегодня соблазнить парня. Даже интересно поведётся ли он на ее ухищрения? И, кажется, Рита будет виснуть на Яре весь вечер, вернее ночь. Видимо, отдых заранее испорчен. Неужели никто кроме Александры не замечает, что под его красивым и дерзким лицом, скрывается явно не ангел. Она чувствовала, он не тот, за кого себя выдает. В нем есть что-то темное и жестокое, это дремлет в глубине его серых глаз. Саша никогда не делила людей на плохих и хороших. Не считая маньяков и тому подобных – их девушка не считала людьми. И почему ее так напрягает Ярослав, она не понимала. Возможно, она затаила какую-то обиду из-за того поцелуя, и скорее на саму себя потому, что ей не был отвратителен посторонний парень.

Они вышли из машины и направились в клуб, Ярослав держался чуть позади. Рита то и дело поворачивалась в его сторону. Саша старалась не обращать внимания потому, что это немало раздражало ее.

Алекса с подругой заказали по коктейлю, телохранитель естественно ничего не пил, лишь внимательно смотрел на танцпол. Спустя минут десять подошли остальные девчонки, и стало намного веселее. Кроме Риты, на Яра больше никто не обращал внимания, и это радовало.

Барсов старался сосредоточиться на работе и не обращать внимания на шум вокруг. Хотя он прекрасно понимал, что никакая реальная опасность Морозовой не грозит потому, что отец точно ничего не будет предпринимать в ближайшее время. Но, похоже, Александру не мешает защитить от самой себя, она явно перебрала с алкоголем. Еще эта ее стервозная подружка не дает Яру прохода, при любой возможности вешается на него. Нет, он конечно бы отодрал девчонку хорошенько, только вот рисковать, оставляя пьяную подопечную, не хотел. Так что придется сегодня кому-то обломаться без секса.

Саша танцевала, голова шла кругом от выпитых коктейлей, и ей было действительно весело. До тех пор, пока девушка не увидела, как Рита прижалась к Ярославу, и ее руки скользнули под его пиджак. Нет, ну это уже слишком! Алекса сама не понимала, что так вывело ее из себя, но внутри все просто закипело.

Заметила, что Яр смотрит не на подругу, а на нее, тогда Александра развернулась и пошла к выходу.

Не успела она получить свою шубу в гардеробе, как ее нагнал телохранитель, схватил за локоть и зарычал:

– И куда это ты собралась?

– На свежий воздух, а то что-то тошнит от некоторых персон! – девушка вырвала свою руку.

– Может быть, меньше пить надо было? – усмехнулся парень.

– Не твоё дело! – скорчила недовольное лицо Саша, и направились к выходу. Ярослав, конечно, последовал за ней, и она только обратила внимание, что он в одном пиджаке, а на улице мороз градусов пятнадцать точно. Но все же, совесть совершенно ее не мучила, и Алекса пошла дальше.

– И долго дышать будешь? – спросил насмешливо Яр.

– Сколько захочу! Не обязательно ходить за мной!

– Это моя работа, – холодно ответил парень.

– Замерзнуть не боишься? – остановилась, повернувшись к нему.

– А что согреть хочешь? – дерзкая улыбка, а глаза холоднее, чем погода на улице.

– Боже упаси, – отмахнулась Саша. – Но могу пригласить Риту, она точно не откажется.

– В следующий раз, – пожал плечами он.

"Вот гад, хотя бы отказался для приличия" – подумала Алекса.

– Что ты ходишь за мной? – возмутилась она.

– В смысле?

– В прямом! Обязательно было сюда переться со мной? Никакого покоя от тебя нет! – Саша сама не поняла, почему ее понесло.

Яр не отвечал, молча сверлил ее взглядом, нет, не сверлил, Саше казалось, что он представляет как, убивает ее. Девушка не встречала маньяка, но если бы пришлось встретить, непременно выражение лица у него было бы такое же, как у Ярослава. Глаза чуть прищурены, уголок губ изогнут, и в глазах что-то, от чего пробирает ужас.

– Вот не нравишься ты мне, хоть убей! – заявила она не подумав, давай, давай провоцируй, глядишь, и правда прибьет. – Есть что-то в тебе не человеческое, неприятное.

Саша сделала несколько шагов назад и, споткнувшись, чуть не упала, но телохранитель ловко ее поймал. Парень не отпустил девушку, а внимательно смотрел в глаза, и от этого ее кровь заледенела. А потом шокировал поцелуем, да еще таким грубым, будто он делает это со всей злостью. Когда отпустил, Александра закашлялась от нехватки воздуха, и, отойдя, воскликнула:

– Вообще чокнулся?

– Я думал у тебя опять приступ, – усмехнулся он.

Ну, это просто переходит все границы! Думает, издеваться будет над ней, и с рук сойдет! Как бы ни так! Впервые у нее появилось желание убить кого-нибудь.

– Идиот! – зашипела, ударив ладонью Ярослава в плечо, а он даже не пошевелился, лишь смотрел сверху вниз с торжеством. Саша просто кипела от злости и негодования, но решила не тратить свои нервы на этого гада.

– Я хочу домой! – произнесла, отвернувшись от него.

– Как скажете, принцесса, – снова насмешка, и ирония в голосе.

– Не мог бы ты сделать одолжение, не разговаривай со мной!

Глава 7

Яр хорошо обследовал дом Морозова, и подготовил план покушения. Осталось дождаться его, и наконец, завершить начатое. Он убьет Бориса ночью в его же спальне, тогда сможет уйти незамеченным, и не придется отбиваться от его охраны. Парень изучил камеры в коридорах, и знает, как пройти мимо них и не попасть в объектив. В комнате Морозова не было видеонаблюдения, что упрощало задачу. Думал, как быть с Сашей, убрать девчонку сразу или после того, как покончит с ее отцом. Решил после потому, что с Александрой вряд ли возникнут проблемы, а вот с самим Морозовым всегда может пойти что-то не так.

Саша собиралась в кино на премьеру нового фильма, кинотеатры обычно она посещала одна, вернее с телохранителем, так могла сосредоточиться на сюжете, и не приходилось шикать на болтающих подруг. Сегодня ей не хотелось туда ехать только потому, что Ярослав обязательно увяжется за ней, и вряд ли ему понравится фэнтези. Но она очень ждала это кино и уже давно заказала билеты. Девушка решила попросить начальника службы безопасности назначить другого охранника, и он обещал выполнить ее просьбу. Алекса спокойно спускалась по лестнице, надеясь увидеть нового телохранителя, но на первом этаже ее снова ждал Яр. И видимо, парень в курсе о просьбе заменить его, уж слишком недовольно он смотрел на Александру.

– Ты серьезно рассчитывала, что я позволю себя заменить? – зарычал Ярослав, подтвердив ее догадку.

– Да я рассчитывала! – девушка с вызовом посмотрела на него.

– И чем я тебя не устроил?– усмехнулся он так, будто такого просто не может быть.

– Тем, что ты позволяешь себе слишком много! – ответила Саша, чувствуя, что желание посмотреть фильм сводиться к нулю.

– Что именно принцесса?

– Не называй меня так! – психанула она, даже сжала кулаки.

Ну почему он так ее нервирует?

– Ты еще ногой топни, – дерзкая ухмылка перекосила его рот.

Алекса бы топнула, в детстве часто так дела, но переросла этот порыв. Сейчас девушка поняла, почему у Ярослава на лице так много шрамов, видимо раздражает он не ее одну.

– Сделай одолжение, не разговаривай со мной! – воскликнула недовольно она.

– С радостью, – мило улыбнулся он, и эта улыбка сделала его невероятно обаятельным, что Саше даже захотелось ударить его за это.

Она пошла на выход, парень последовал за ней. Вот почему он ее так задевает? Да он симпатичный, самоуверенный, с хорошим телосложением, но совершенно неуправляемый. Алекса не разбирает его эмоций, а глаза пугающе холодные, словно серые стекляшки. И почему-то поцелуи Яра вызывают у нее мурашки, и ей даже приятно, в то время, когда самой хочется сломя голову бежать от него. Александра не может расслабиться в его присутствии, будто каждую секунду ждет подвоха.

Они вошли в кинотеатр, и Саша таила надежду, что Ярослав все же, не пойдет с нею в кинозал, но и тут её ждало разочарование. Парень на кассе потребовал себе место рядом с Алексой, и даже тогда она мечтала, что с ее местом не окажется свободных кресел. Но и снова не повезло.

Барсов сто раз пожалел, что не остался ждать Александру в коридоре. Он не понимал, как вообще можно смотреть эту ерунду. Выдержке Яра можно было позавидовать, но даже его терпения здесь не хватило. Зато Морозова с приоткрытым ртом таращилась на экран, а он на нее, только бы не смотреть этот бредовый фильм. Девушка сторонилась его, как прокаженного, будто чувствовала, что Яр не тот за кого себя выдает. Она смотрела фильм, не моргая, еле заметно шевеля пухлыми губами. Красивая, отметил парень, чем-то напоминает куклу, но слишком вздорная. Хотя ни первое, ни второе не являются показателем в сексе. Порой сногсшибательные красотки в постели настоящее бревно, интересно какая Александра? Черт, откуда эта идиотская мысль! Все о чем он должен думать это то, как убьет девочку. От этой мысли почувствовал что-то похожее на сожаление, странно, ему чужды подобные эмоции.

Саша повернулась к Барсову и заметила, что он рассматривает ее, и кажется, в глазах у нее блестели слезы, похоже трогательный момент в фильме.

Он наклонился к ней и заметил, как девушка напряглась, а потом смахнул пальцем слезу блестевшую на щеке, и сказал усмехнувшись:

– Не реви.

Когда жесткий палец Ярослава коснулся кожи Алексы, внутри нее что-то вздрогнуло, а сердце подпрыгнуло в груди. Это было странное и необычное ощущение, но его слова испортили момент. Она не ответила, лишь, насупившись, отвернулась. На секунду ей захотелось почувствовать его мужскую поддержку, но всего на секунду. Александра каждой частичкой тела ощущала взгляд парня, и это стало волновать ее, что даже почувствовала как волна мурашек пробегает по коже. Глупо, Ярослав совершенно не нравится ей, скорее всего девушка под впечатлением от фильма. Или просто отрицает действительное? "Хватит выдумывать всякую ерунду!" – одернула себя, покосившись на телохранителя, тот довольно закидывал в рот попкорн. Не хватало еще воспылать чувствами к этому грубияну, самовнушение страшная сила, уж она-то точно знает.

– Идем?– из мыслей Сашу вывел голос Ярослава.

– Что?– растерянно спросила девушка.

– Фильм закончился, идём? – повторил он.

Алекса не заметила, что включили свет, она даже не досмотрела фильм до конца, настолько глубоко задумалась.

Поднялась с кресла, ожидая, что Яр пойдет первый, но нет он пропустил ее, и, чтобы пройти мимо него Александре пришлось плотно прижаться к нему. Когда тело девушки соприкоснулась с мужским, она даже сквозь одежду почувствовала его огонь, а по коже прошла дрожь. И от этого ощущения ее щеки запылали, и как назло Яр пристально смотрел ей в глаза. Саше захотелось провалиться сквозь землю. Проскользнув мимо телохранителя, быстро пошла к выходу.

Она сидела на заднем сиденье, молча, и хмурилась. Александре не понравилась реакция тела на Ярослава, да и мысли о нем тоже не радовали ее. Девушка бросила взгляд в зеркало заднего вида, и, встретившись с серыми глазами, забыла, как дышать. Что за одержимость такая?

Тем же временем в другом городе.

Борис сбросил вызов и отшвырнул документы, встал из-за стола. Его не обрадовала информация, которую сообщил человек Барсова, ему он платил не малые деньги за шпионаж.

Тот сказал, что на Морозова готовится покушение, и среди людей Бориса есть крыса, которая должна убить мужчину. Кто, черт возьми? Он досконально проверяет каждого кого, нанимает. Придется снова проверять всех, да еще так, чтобы не спугнуть двуличную мразь, и эта сука пожалеет что, сунулась к нему. Барсов видимо не понял предупреждение, когда после покушения на Сашу, люди Морозова расстреляли кортеж Олега. Раньше Борис никогда не наносил открытых ударов по противнику, он предпочитал действовать аккуратно и не высовываться. Но эта сука покусилась на самое дорогое, на его дочь, и Морозов не мог не ответить. Теперь война идет в открытую, и мужчина понимал, что медлить нельзя. Нужно ,как можно быстрее убрать Олега, иначе тот уберет его, и Александру не пожалеет.

Но сначала Борис вычислит крысу, и почему-то первым пришел ему в голову Ярослав. Парень недавно появился у них, при достаточно сомнительных обстоятельствах, чем и удивил Морозова. Обычно люди уносят ноги, видя подобные разборки, а этот решил вмешаться, с чего? В суматохе это не вызвало подозрений, но сейчас сомнения появилось, и как минимум нужно последить за Калининым.

Саша была готова шарахаться от Яра, она проигнорировала протянутую им руку, чтобы помочь выйти ей из машины. К чему такая любезность? Раньше Александра и сама отлично справлялись с этим. Ей казалось, парень заметил ее реакцию и специально дразнит девушку. Или же Алекса сама все придумала, не зная как оправдать свое идиотское чувство. Неужели одно его прикосновение смогло заставить ее сердце биться чаще, так не бывает, не должно быть. Или все началось раньше, там в метро, когда Яр поцеловал Сашу. Могла ли она не заметить, что он задел ее чувства? И не от этого ли так злилась, когда подруга проявляла к парню внимание?

Барсов надежно спрятал пистолет в своей комнате, и как только Морозов вернется, он завершит свою работу, уберёт его и девчонку. Яру надоело ждать и возится с Александрой, он хотел перейти к более серьезным делам. Отец прислал сообщение, что Борис может подозревать, о предстоящем покушении, парень не сомневался, что кто-то, слил информацию. Возможно, он заподозрит Яра, хотя даже люди отца не знают про него, и для них во время нападения на Сашу, Барсов младший был обычным прохожим, а не сыном босса. Ярослав думал, что дальше поручит ему Олег, он не собирался больше заниматься всякой ерундой. Яр планировал подмять под себя людей Морозова, и ему было плевать, что на это скажет отец.

Глава 8


Морозову не давала покоя мысль о готовящемся покушении, он предупредил начальник безопасности, чтобы был начеку. Ему мужчина мог доверять полностью, они знакомы почти двадцать лет, и тот не раз доказывал свою верность. А также проверили еще раз Калинина, и кроме его идеальной биографии, никакой информации не нашли. У парня в городе нет ни друзей, ни знакомых, что весьма странно. Борис отправил своего человека в воинскую часть, где служил Ярослав, там-то точно за восемь лет, кто-то должен знать его.

Новый телохранитель дочери, нравился Морозову, в нем чувствовался стержень, но мужчина чуял, что здесь что-то не так. Он странным образом появляется в городе, именно в тот момент, когда совершают покушение на Александру, и никто, ничего толком не знает про этого парня, только бумажки с отчетами. А бумажкам Борис никогда не доверял.

Саша жалела, что согласилась пойти с подругами в кафе, она старалась не смотреть на Ярослава, но взгляд сам, то и дело, скользил в сторону парня. Еще Рита подливала масла в огонь – постоянно вспоминая вечер в клубе.

– Если бы ты его не увела, он бы уже был моим, – сказала подруга Алексе, скорчив недовольное лицо.

– Я никого не уводила, это его работа меня охранять! – ответила Саша, стараясь не раздражаться от наглости Риты.

– Нет, Алекса, ты скажи, если он тебе нравится, то я сразу отвалю, – девушка взмахнула руками, а Александра посмотрела в сторону Яра, боясь, что он может услышать этот глупый разговор.

– Нет, конечно, он мне не нравится! – четко произнесла, чувствуя, как щеки заливаются краской. Парень пристально смотрел на нее, и казалось, он все слышит.

Яр сидел за соседним столиком и наблюдал за компанией Александры, он отчетливо слышал, как подруга подопечной обсуждает его. Девчонка разговаривала слишком громко, явно хотела, чтоб парень всё слышал. Но он не замечал ее, взгляд Барсова был прикован к Саше, и он видел, как щеки Морозовой покраснели, когда она сказала подруге, что Яр ей не нравится. И это очень даже хорошо, парень предпочитал, чтоб его боялись, и точно не стремился нравиться кому-то.

Отец всегда твердил ему что, власть держится на страхе, и отчасти Барсов младший был согласен, но и поспорить есть с чем. Если выбирать между страхом и уважением, Яр выбрал бы первое потому, что это самый лучший способ держать людей в узде, но есть и минусы такого подхода. Запуганный человек может начать искать защиту, и в какой-то момент превратиться в крысу. А еще страх заставляет слабых, ненавидеть объект, вызвавший это чувство, поэтому от такого человека в любой момент можно, ждать нож в спину. Другое дело уважение, обычно эти люди преданы, и зачастую разделяют взгляды своего шефа, а если и нет, то ничто им не мешает воспротивиться его воле. Поэтому в реале, конечно, неплохо было бы совместить страх и уважение, но с этим придется повозиться.

Подруга Александры поднялась из-за стола и ушла, а спустя пару минут подошла к Яру. Она, улыбаясь во весь рот, вручила ему записку с номером телефона:

– Позвони мне как-нибудь.

– Детка, не стоит тратить свое драгоценное время на меня. Все, что я могу тебе предложить, это разок переспать как-нибудь на досуге, – Барсов усмехнулся, увидев, как девчонку перекосило от возмущений.

– Да пошел ты, – выпалила она, глядя, как Яр смял листок с ее номером.

На что рассчитывала, глупая? Что парень будет с ней играть в «люблю не могу», от одних этих слов ему хотелось смеяться. Для него женщина это всего лишь средство удовлетворения своих потребностей, ни чувства, ни отношения Барсову и даром не нужны. Да и не способен Яр на это, у него больше эмоций вызывает разборка и сборка винтовки, чем общение с красивой девушкой. Последнее он вообще считает бессмысленной тратой времени.

Внутри Саши все просто взорвалась, когда Рита, подошла к Ярославу. Захотелось придушить подругу, похоже та дала парню свой номер, стоит рядом с ним и улыбается в тридцать два зуба. Алекса в растерянности отвернулась, ведь у нее нет причин из-за этого так злиться. Конечно, она просто переживает за подругу, потому что её телохранитель явно темная лошадка. И он тоже хорош! Между прочим, Яр на работе, а не на прогулке, чтобы болтать со всякими девицами! Ей было жутко любопытно, взял ли Ярослав номер Риты или нет, но она принципиально запретила себе смотреть в их сторону.

Подруга вернулась, и села за стол с таким выражением – "Ну, что спрашивай скорее, о чем мы говорили". Александре было все равно, что Ярослав ей сказал! Просто ее раздражало, что Рита мутит с ее телохранителем, вот и все! Ничего больше! Но другая одногруппница, Лена, спросила:

– Ну, что склеила красавчика?

– Пфф, а ты что сомневалась? – Рита состроила гримасу, и, улыбнувшись, сказала:

– Пригласил на свидание.

Саша резко встала из-за стола, мысленно обругав себя за такой порыв, а подруги удивленно посмотрели на неё.

– Девочки, мне пора домой, – как можно спокойней сказала она, чтобы сгладить свой нервный поступок.

Александра шла к машине хмурая как туча, ее обуревало негодование, не злость, а именно негодование, потому что она не понимала свое состояние. Нервничала без причины, дергалась по пустякам, и стала какая-то вспыльчивая, возможно это последствия покушения, и так организм борется со стрессом. Но девушке не нравилось собственное поведение, это не похоже на неё. Она долгие годы добивались душевного равновесия, сменила кучу психологов, пока, наконец, смогла избавиться от приступов. И вот снова все возвращается, и Саша не уверена, что это связано только с нападением. Александра очень странно чувствует себя в присутствии Ярослава, его близость волнует, но больше пугает.

Телохранитель, молча, управлял автомобилем. После того, как Алекса сказала ему не разговаривать с ней, он обращался к девушке лишь по делу, и ей почему-то стало не хватать общения с ним.

– Будь добор, впредь не флиртовать с моими подругами, в рабочее время! – не выдержала и высказала то, что накипело.

– Серьёзно?– он посмотрел на нее в зеркало заднего вида, и от этого холодного взгляда внутри все сжалось.

– Похоже, что я говорю не серьёзно? – ответила недовольно Саша.

– Если есть, что конкретно предъявить – говори, а сцены ревности устраивать мне не надо! – его голос звучал, как скрежет металла, настолько резал слух, что хотелось зажать уши руками.

– Я не устраиваю никак сцен! – воскликнула возмущенно, а потом в голове всплыло какие именно сцены, по его версии она устраивает. – И уж точно не ревную!

Неужели и правда ревнует? И от чего ее сегодняшнее поведение? Да, нет, вздор, с чего ей его ревновать? Ярослав совершенно посторонний для нее человек. Ну, подумаешь, спас Саше жизнь, остановил приступ и что, это не повод в него влюбляться. Или так заведено, что девушки неизменно влюбляются в своих спасителей? Только вот он, не особо смахивает на героя, скорее на антигероя. Посмотрела в окно и увидела знакомую фигуру, быстро потребовала:

– Останови!

– Зачем?– не понял парень

– Нужно! Говорю, останови! – настойчивей произнесла Саша.

И Яр остановил автомобиль чем, очень удивил девушку.

– Не ходи за мной! – строго сказала она, выходя из машины, но знала, что телохранитель все равно последует за ней.

Саша, как загипнотизированная пошла на звук музыки. Господи, Александра думала, что больше уже никогда не услышит его. Подошла ближе, прикрыв глаза, втянула морозный воздух, а мелодия, словно бальзам для души. Он играл, как всегда – божественно. Девушка невероятно скучала по этому звуку. Почти два года назад Саша встретила этого парня, играющего на саксофоне. Услышав впервые, с восхищением поняла, что она готова слушать его часами. Он словно волшебник, музыка, которую создает парень, проникает в само сердце и наполняет душу. Она приходила сюда, когда ей было тяжело, и после его душераздирающий игры казалось, мир обретает новые краски. Парень невероятно талантлив, звуки лились из его инструмента, как журчание весеннего ручья. Он бы мог добиться огромных высот, но по неизвестным ей причинам предпочитал играть на улице, даря людям свое волшебство. И Алекса снова забыла обо всем на свете, упиваясь этой музыкой, не замечала недовольного телохранителя, не обращала внимания на мороз. Девушка смотрела на пальцы парня, скрытые перчатками, и, восхищаясь, как они виртуозно и плавно перемещаются по клавишам. А ведь когда-то Саша даже думала, что влюбилась в него. Больше шести месяцев назад саксофонист пропал, девушка приходила сюда, ждала, но он так и не появился. Спустя время поняла, что и правда влюбилась только не в парня, а в его творение. И вот он снова здесь играет, не боясь мороза, как раньше, будто только для нее, и хочется закрыть глаза и утонуть в этом вихре мелодии, закружиться вместе с сыплющимися с неба снежинками. Александра могла бы стоять так вечно, невзирая ни на что…

– Идем! – тяжелая рука опустилась на плечо девушки.

Алекса, вздрогнув, выплыла из своей снежной сказки, подумав на секунду, как было бы приятно наслаждаться музыкой в объятьях Яра. Посмотрела ему в глаза, с какой-то наивной надеждой отыскать в них что-то теплое, вместо серого, и сплошного ледяного тумана. Заметила, как снежинка, упала на его ресницы, и захотелось взять ее пальцами, стряхнуть, не дав растаять на коже. Появилось безумное желание, растопить лед этого странного парня, дотронуться и согреть своим прикосновением лицо…

“Глупая, глупая стоишь под снегом и смотришь на Ярослава, как безнадежно влюбленная девчонка, очнись Саша, очнись, пока еще не совсем поздно!"

Но это словно сумасшествие какое-то, она неосознанно потянулись к его щенке, и стерла пальцами капли растаявшего снега. Поняла, что делает и не отдернула руку, лишь затаила дыхание, ожидая реакции Яра. А он в ответ буравил девушку тяжелым взглядом, который просто нереально было распознать. Потом взял своей большой ладонью ее кисть, отнял от своего лица, и очень больно сжав, сказал:

– Больше так не делай никогда!

Саша не могла ответить, не могла отшатнуться, не могла пошевелиться, она просто молча, не моргая, смотрела вслед телохранителю, направляющемуся к машине, и растирала руку, которую Ярослав чуть не раздавил. Александре стало невыносимо обидно, будто только что ей плюнули в душу и растоптали сердце.

Глава 9


За что ей это все? Почему из всех парней на белом свете, Саша запала именно на Ярослава? И не просто запала, а даже думать о нем перестать не может. Вчера засыпала, видя перед собой лед его серых глаз, из-за этого проворочалась полночи. От Яра разит холодом, она не могла пробиться через каменную стену, которую он возвел перед собой. Возможно, если узнать его получше, Алекса сможет найти в нем что-то светлое, доброе, только не очень ей хотелось узнавать Ярослава. Эта мысль пугала потому, что когда девушка случайно дотронулась до него, он чуть не сломал ей руку, а что будет, если полезет ему в душу? Бррр, жутко даже представить! Просто нужно стараться не думать о Яре, даже не пытаться достучаться до него, и тогда все чувства угаснут сами собой. Оставалось только на это и надеяться потому, что вряд ли Яр обратит на нее внимание. Да и разве нужно Александре это внимание?

Девушка собиралась в университет, в гостиной ее ждал начальник службы безопасности, мужчина сообщил, что с сегодняшнего дня ее будет охранять другой телохранитель. Вроде бы этого Саша и добивалась, но почему-то в душе вспыхнул протест.

– И с чего вдруг такие перемены? – спросила она, нахмурившись.

– Приказ твоего отца, – ответил Юрий Николаевич, хотя для нее он всегда был дядя Юра.

– Интересно, сначала значит, папа против моей воли навязывает мне Ярослава, а теперь меняет. Я хочу знать причину. Почему? – возмутилась девушка, неожиданно осознав, что хочет, чтоб ее охранял только Яр и никто другой, даже не смотря на то, что не доверяет ему.

– Саша, причину ты спросишь у отца, когда он приедет, – строго ответил мужчина.

– Не собираюсь я ждать папу! Я устала от того, что он командует моей жизнью! – воскликнула Алекса, она больше не пойдет ему на встречу.– Передай папочке, что я наотрез отказываюсь от охраны! И вообще, с сегодняшнего дня буду ездить на автобусе!

– С ума сошла? – недовольно сказал Юрий Николаевич.

– С вами грех с него не сойти! – усмехнулась девушка и решительно пошла к двери.

У ворот Александру догнал молоденький, но крупный парень, она остановилась и смерила его холодным взглядом.

– Даже не думай, идти за мной! – холодно произнесла девушка. – Иначе я тебя съем!

Парень остолбенел, и растерянно смотрел на нее. Да уж, охранничек, Яра вряд ли бы остановили ее слова. Вот блин, сама того не желая, все равно вспоминает его. Саша не стала ждать, когда новый телохранитель отойдет от шока, и вышла за ворота одна.

Утро выдалось очень морозное, и девушка, как назло не взяла перчатки, а до остановки идти минут двадцать, но и сдавать назад она не собиралась. Саша шла очень быстро, чтобы не замерзнуть, наслаждаясь тем, как снег скрипит под ногами, ей всегда нравился этот звук. А еще она любила на морозе выдувать струи пара, играя с воздухом, зажмурилась, чувствуя, как ресницы покрыл иней.

Как же ей надоел этот нескончаемый контроль, всю жизнь, сколько Александра себя помнит, папа твердил: "Так для тебя будет лучше". Но, как на самом деле ей лучше, никто никогда ее не спрашивал. Она чувствовала себя пешкой в играх больших и жестоких людей. Ее можно было использовать, чтобы задеть отца, в свою очередь тот, ограждал девушку от всего мира, чтобы защитить, и заодно успокоить свою душу. Девятнадцать лет, как на пороховой бочке, только и ждет, что в один момент, весь этот террариум полетит ко всем чертям. С радостью уехала бы в глухую деревню, и жила бы там упиваясь тишиной, в безопасности подальше ото всех. И у Саши было такое место, о котором никто кроме нее не знал, только и она там не бывала.

Оставалось метров двадцать до остановки, когда ее догнал Гелендваген. "Какие же неугомонные, вообще русского языка не понимают!" – внутри все закипело, наверное, ей никогда не позволят принимать самостоятельные решения.

Машина заехала на тротуар и перекрыла девушке дорогу, ну это уже придел наглости! Саша готова была придушить нового телохранителя, но когда дверь открылась, и из автомобиля выпрыгнул Ярослав, сердце в груди екнуло и замерло.

– Садись в машину, – гаркнул парень, направившись к ней.

– Я сама могу доехать, – гордо вскинула голову Александра, но внутри что-то испугано сжалось.

– У тебя два варианта принцесса, или ты садишься сама или я тебе помогаю это сделать, – сказал он таким тоном, что Саше захотелось спрятать в сугробе.

– У меня есть третий вариант, а пойду на остановку и сяду вон в тот автобус, – девушка показала пальцем на приближающийся общественный транспорт.

– Как хочешь, – усмехнулся парень, и, схватив ее за шиворот, потащил к машине.

Сказать, что Саша была в шоке, это не сказать ничего, девушка была просто в аху…, но она не употребляет матерные слова, поэтому просто в глубоком потрясении. Александра начала активно вырываться, и ей это удалось, или же просто Яр разжал пальцы, но оказавшись свободной, она яростно воскликнула:

– Ты вообще охамел, дегенерат! Что ты себе позволяешь! Еще раз хоть пальцем меня тронешь, я… Я… – Сашу разрывало от возмущения, как он вообще посмел хватать ее за шкирку, просто слов нет.

И на ум как назло не приходило то, что она может с ним сделать, тогда крикнула первое, что пришло в голову:

– Одолжу у отца пистолет и отстрелю тебе руку!

Вот, видимо гены взяли свое и Алекса такая же кровожадная, как ее папочка. Иначе как додумалась такое ляпнуть? Но Ярослава, явно не напугала угроза, наоборот его забавляла ситуация, в глазах искрилась насмешка. Серьезно? Да нет, скорее всего, ей показалось, девушка даже забыла про свою злость, и с любопытством уставилась на парня, ища в его серых льдинках первый признак эмоций.

– Закончила? – равнодушно спросил телохранитель, отвлекая ее от разглядывания его глаз.

– Что? – ну надо же быть такой дурой, забыла уже на что злилась, Саша быстро нашлась и состроила недовольную гримасу. – Нет, проси прощения!

– За что? – его рот изогнулся в кривой ухмылке.

– За то, что позволил себе лишнего!

– Ты о чем?

Да ладно! Он издевается над ней? Александра почувствовала новую волну возмущения, и неосознанно топнула ногой воскликнув:

– О том что, ты трепал меня как котенка!

– Да? Ну, тогда ладно, – он схватил Сашу за ворот и дернул к себе, так резко, что у нее даже голова запрокинулась назад.

А потом поцеловал, и девушке показалось, что весь мир вокруг растворился. Этот поцелуй не был из разряда нежных ласк, он был жесткий, требовательный, словно Яр хотел так ее наказать или проучить. Его губы терзали, с силой врезаясь в ее рот, Александре было немного больно, но язык парня, скользнувший между зубов, заставил забыть обо всем на свете. Бешеные удары сердца разгоняли кипящую кровь по венам, воздуха не хватало катастрофически, а тело предательски обмякло и если бы не Ярослав, державший ее за воротник, она бы точно осела. Что? Он держит ее за ворот? Еще лучше! В таких ситуациях обычно обнимают, а не в ладони сжимают одежду на груди. Отстранилась, взяв всю волю в кулак, почувствовала, как все плывет перед глазами. Тело пробивала мелкая дрожь, и от этого странного состояние хотелось бежать, подальше от Ярослава. Зачем он это делает? Показывает свою власть, или он заметил, что нравится ей, от этой мысли становилось плохо. Глупости, Яр никак не мог этого понять, она сама только разобралась в своих чувствах. Безусловно, парень издевается над ней своими поцелуями. Саше потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями, нужно что-то сказать, пусть парень не думает что она, теряет голову от его губ… А дрожащие ноги говорят об обратном…

– Я смотрю тебе нравиться, закрывать мне рот поцелуем? – попыталась придать голосу высокомерие, но все равно где-то в глубине проскользнула дрожь и волнение.

– Да, это приятнее, чем слушать твою болтовню, – холодно заявил он. Вот самоуверенный болван, можно подумать она горит желанием с ним говорить.

– Можешь оправдываться как хочешь, я-то вижу очевидное, – гордо произнести девушка, боясь показать, что он задел ее чувства.

– И что ты видишь? – губы Ярослава тронула мимолетная улыбка. Или Саше просто показалось?

– Это не важно! – да, ей нечего было сказать, Александра ни черта не видела, просто не хотела оставаться в дураках, но похоже зря старалась.

– Вот и отлично. Можем ехать ваше величество? – Яр изогнул вопросительно бровь, и стал похож на задорного мальчишку, вот только глаза…

Да, что Алекса привязалась к его глазам, ну холодные, ну безжизненные, ей-то какая разница? Все выискивает в нем что-то, безнадежно и наивно, зачем? Девушка поняла, она пытается оправдать свои чувства к нему. Не хочет Саша с ним никуда ехать, вообще не хочет ничего, да и на учебу уже опоздала. Интересно, если она не сядет в машину, Ярослав силой ее туда запихает?

У Яра было два выбора – или прибить Морозову раньше времени, или чем-нибудь заткнуть ей рот, и кляп в его случае не походил. Выбрал меньшее из зол, и еле сдержался, чтобы не раздавить ее. Была еще мысль засунуть Сашу в багажник, но тоже решил пока воздержаться от таких радикальных действий. Капризная девчонка уже начинает раздражать своими истериками. И это, как надо постараться, чтоб пробить его закаленную с детства выдержку!

Когда начальник безопасности Морозова сообщил, что Яра переводят в охрану самого Бориса, парень сразу заподозрил неладное, видимо мужчина что-то накопал. Отец предупреждал, а недавно прислал сообщение, чтобы Яр валил оттуда, но он не собирался этого делать, пока не доведет дело до конца. Только теперь придется менять основной план, парень грохнет Морозова при первой же возможности и желательно одновременно с Александрой. Он не собирался рисковать и отступать тоже не будет, если придется, то уложит всю охрану Бориса. Конечно не факт, что из такой заварушки сам выберется целым, но главное дело сделает. А за свое благополучие Яр особо не пререживал, его столько раз штопали, что не убудет от пары новых дыр.

Села молча в машину, бросая в сторону Барсова недовольные взгляды, вот и отлично, иначе точно засунул бы в багажник, а отцу ее сказал бы, что сама захотела. Александра девица своенравная, хрен знает, что может в голову прийти.

– Куда едем принцесса? – уточнил Яр на всякий случай.

– В парк, – поспешно ответила Морозова, что и стоило доказать, фиг знает что у этой девчонки на уме. Парень вообще не уверен, что он у нее есть, а своими выходками она это только подтверждает.

Глава 10


Саша кружилась на старых, обшарпанных каруселях и слушала их свистящий скрип. Ярослав выполнил её просьбу и привез девушку в парк, правда, это место было давно заброшено, но это не имело значения, Алексе хотелось побыть одной. И конечно одной, это громко сказано, телохранитель сидел в машине с открытой дверью и наблюдал за ней. Единственное место на свете, где она могла действительно уединиться, это ее комната, но не хотелось снова запираться в четырех стенах. Александре было не холодно сидеть на тоненькой, деревянной дощечке, ее длинная шуба отлично прикрывала попу. Вокруг тихо, на горизонте не единого человека, да и вряд ли здесь кто-то гуляет, судя по занесенным снегом дорожкам. Ей было спокойно, смотрела на ряды заснеженных деревьев, наслаждаясь зимним пейзажем, вдыхала морозный, чистый воздух, ища свое душевное умиротворение. Но не находила потому, что в сердце словно засела заноза, и это не давало ей покоя.

Саша чувствовала на себе взгляд парня, но старалась не обращать на него внимания. А потом подняла голову и затаив дыхание встретилась с его глазами, их цвет изменился. Они потемнели, и теперь не казались сплошным льдом. Красивый, дикий, грозный, к этому человеку вряд ли можно найти подход, но осознала, что очень хочет этого, хочет понять Яра, узнать, довериться ему. Его животное обаяние завораживает, влечет и в то же время отталкивает, Алекса пыталась бороться с этим наваждением, но чем больше отвергала свои чувства, тем сильнее они становились.

Не успел вернуться отец, как сразу же вызвал Сашу к себе. Она понимала, что снова придется выслушивать его недовольство ее поведением. Они после того случая, когда папа ударил ее, так нормально и не поговорили. Он звонил, спрашивал как дела, девушка отвечала хорошо находя предлог, для того чтобы закончить разговор. Старалась не думать о поступке отца, а внутри притаилась обида, которая с каждым днем нарастала потому, что тот даже не удосужился попросить прощения.

Зашла в кабинет, и посмотрела на усталого мужчину. Увидев дочь, его глаза вспыхнули радостным светом, но лицо оставалось хмурым. Саша сразу же поняла, что папу что-то тревожит, его лоб пересекала глубокая морщина. Он выглядит достаточно молодо для своих лет, всего несколько незаметных морщинок, но глаза значительно опережали свой возраст, хотя телосложение также оставалось крепким.

– Привет, – сказала девушка, стоя напротив родителя. – Ты хотел поговорить?

– Здравствуй дочка, – голос звучал твердо, похоже, отец настроен серьезно. – Да хотел. Скажи родная, почему ты снова ослушалась моего… Почему ты проигнорировала мое распоряжение?

Алекса уверена, что папа хотел сказать: "моего приказа", и, зная, как она к этому относится, быстро ретировался, но сути это не меняет.

– Если я назначил тебе другого охранника, значит на то, есть причины, и не нужно этому препятствовать, подставляя свою жизнь под угрозу.

– Папа, я тебя умоляю только не начинай, – возмутилась девушка, устав слушать каждый раз одно и тоже. – Чем тебя не устроил Ярослав?

– Саша это тебя не касается, – отмахнулся отец.

– Неужели? Он спас мне жизнь, ты настоял на том, чтобы парень стал моим телохранителем, а теперь, когда я привыкла к нему, убираешь! Я хочу знать, почему? – ее просто переполняло возмущение, и Алекса не собиралась отдавать Яра без боя, вернее вообще не собиралась отдавать.

– Я просто хочу его еще раз проверить и все, – спокойно пожал плечами он, но девушка видела, что папа что-то не договаривает.

– То есть ты хочешь сказать, что подпустил этого человека ко мне, не проверив до конца? – недовольно произнесла Александра, она обязательно добьется ответ.

– Что за глупости, конечно, проверил, но возникли новые обстоятельства.

– Какие? – продолжала настаивать, решительно настроенная девушка.

– Повторяю еще раз – это тебя не касается! Можешь идти, договорим позже, сейчас у меня много дел, – отец явно решил отделаться от нее, чтобы не продолжать нежелательный разговор.

– Я не сдвинусь с места, пока ты мне все не объяснишь! – скрестив руки на груди, уселась в кресло.

– Не будь ребенком! – в негодовании воскликнул отец, понимая, что дочь не отступит.

– Не хочешь говорить, тогда я не позволю больше никому себя охранять! – уверенно заявила Саша, ей было важно знать, в чем именно отец подозревает Яра, и почему-то хотелось защитить парня.

– Ладно, если хочешь знать, я скажу. Но дочь не говори потом, что не предупреждал, неведение не всегда так плохо как кажется, – произнес отец. И подумав, добавил:

– На меня готовится покушение одним из моих людей, и есть подозрения, что это Ярослав.

– И с чего вдруг такие предположения?

– Он появился странным образом в момент нападения на тебя, и в городе его никто не знает.

Это ошибка, Саша даже на секунду не хотела верить, что Яр мог быть подосланный убийца, сердце категорически не принимало эту информацию. Девушка обязана ему своей жизнью, и что бы отец не думал, он ошибается. Но тревога все же, сковала душу, потому что, как поступают в криминальном кругу с предателями, она догадывалась, и о жестокости своего папы тоже наслышана.

Алекса всегда знала, что мир окружающий ее полон крови, боли и смертей, а руководит этим единственный родной человек девушки. Он хороший и любящий отец, поэтому то, чем живет папа, она оставляла за кулисами, лишь взяв с него обещание, что их дом никогда не коснется эта грязь. Она много лет убеждала себя, что остальное ее не касается, со временем даже поверила в это. Все знакомые Александры знали, чья она дочь, но никогда и словом не обмолвились. Саша не вникала, живя в своем маленьком мире, боясь даже смотреть фильмы про бандитов, потому что ужасалась тому, на что способны люди в них, и понимала отец скорее всего такой же, и это понимаете очень сильно на нее давило. Девушке казалось, что и ее руки тоже по локоть в крови.

Саша не позволит навредить Ярославу, даже если придется принять деятельность папы, и впервые открыть для себя туда дверь. Нужно выяснить, что они собираются делать с парнем, и придумать, как ему помочь.

– У твоих подозрений есть хоть какие-то подтверждения? – серьезно спросила девушка, влезая в то, чего сторонилась всю жизнь.

– Еще нет, – неохотно ответил отец.

– И что с ним будет?

– Это уже точно не твоё дело!

– А я так не считаю! Не забывай, что я обязана ему жизнью! – воскликнула Алекса, понимая, что вряд ли это что-то изменит.

– Я разберусь сам!

– Где сейчас мой телохранитель? – спросила, почувствовав, как паника нарастает внутри. Перед глазами всплыла картина из какого-то фильма, как из человека выбивают правду. Не знала, способен ли папа на такое, но и отрицать не могла.

– Дома у себя, наверное, у него вроде выходной, – пожал плечами отец.

– Понятно, – ответила, поднимаясь с кресла, а в голове судорожно ища выход.

Девушка была уверена, что отец не успокоится, пока не выбьет правду, и о том, что будет, если этой правды нет, вообще думать не хотела.

Саша, выходя из кабинета отца, столкнулась с начальником безопасности, и неожиданно пришла мысль, что нужно подслушать их разговор, такого она раньше не делала, это даже в голову не приходило. Прижалась к двери, затаив дыхание, сразу же услышала голоса:

– Привези ко мне Калинина, я лично побеседую с ним по душам, – голос отца был холодный и серьезный, где-то проскальзывала злость.

– А что если парень действительно не причем? – спросил Юрий Николаевич.

– Об этом я подумаю потом.

Алекса не должна допустить этого разговора, потому что папе, похоже, не важно, кого обвинить, можно наказать и невиновного, чтоб другие боялись.

Девушка вбежала в свою комнату, думая, как ей защитить Ярослава, просто не могла позволить ему пострадать, не за что. Но сколько не думала, ничего не приходило в голову, какой-то тупик. А потом выход пришел сам собой, нужно провернуть все так, чтобы и Яр не догадался о том, что девушка его спасает. Схватила ключи от своей машины и бросилась в гараж, она давно не ездила на ней, наверное, уже и водить разучилась.

Сев в автомобиль, велела открыть ворота, сказав, что хочет немного прокатиться, и благо никто из охраны не увязался за ней. Времени у девушки не было, наверняка люди отца тоже отправились за Ярославом, и ей нужно их опередить. Руки дрожали, и чувствовала себя очень не уверенно на дороге, но несмотря на это надавила на педаль газа. Набрала номер Яра, решив вызволить его из дома. Да сохраняя его телефон Алекса и подумать, не могла, что придется им воспользоваться.

– Да, – услышала его голос, когда уже подумала, что не дождется ответа.

– Привет, – нерешительно произнесла Саша, и растерялась, не зная, что сказать. – Это Саша Морозова.

– Слушаю тебя, – его голос был, как всегда, ровный и ледяной.

– Я понимаю у тебя выходной, но у меня к тебе срочное дело.

– Сейчас приеду, – сразу же ответил Ярослав.

– Нет! – слишком громко воскликнула Александра. – Я сама уже еду, где мы можем встретиться?

– Что значит сама?

– То и значит, я что инвалид, по-твоему? Куда мне подъехать? – спросила торопливо девушка. – И желательно там, где не очень оживленное движение, – добавила она.

– Значит так шофер, сейчас же припаркуйся где-нибудь, я уже выезжаю, – быстро произнес парень, скинув вызов.

Саша впервые с радостью выполнила его просьбу, что-то она действительно подзабыла за полтора года правила дорожного движения. Заехав в ближайший двор, с горем пополам припарковала машину, и отправила парню адрес в смс.

Ей не пришлось долго ждать Яра, он, спустя пятнадцать минут, приехал на такси. Александра вышла к нему навстречу, с облегчением вздохнув, радуюсь, что она опередила охрану отца.

– Что случилось? – нахмурился парень.

– Мне нужно, чтобы ты отвез меня в одно место, – произнесла она, надеясь на то, что он еще не знает о возвращении ее папы.

– И куда ты собралась? – недоверчиво спросил Ярослав.

– У меня есть дом за городом, хочу поехать туда, – конечно “дом” это немного преувеличено, но все же.

– А твой отец в курсе?

– Конечно, я предупредила его, – как можно правдоподобней ответила Алекса. – Если хочешь, можем позвонить, – улыбнулась, мысленно умоляя, чтоб он отказался.

– Не нужно, – услышав это, от сердца словно отлегло. – Надолго ты туда собралась?

– Дня на три, наверное, – пожала плечами девушка.

– Хорошо едем.

– Не против, если ты за рулем? – широко улыбнувшись, протянула ему ключи.


Глава 11


Саша косо наблюдала за Ярославом, который внимательно смотрел на дорогу. Пурга значительно усложнила им путь, снег сыпался с неба, не собираясь заканчиваться. Первые полчаса девушка заворожено вглядывалась, как машина рассекает снежную пелену, а белые хлопья кружатся в волшебном танце, врезаясь в лобовое стекло. Действительно в этом было что-то восхитительное, из темноты на свет фар летели клубы снежинок, словно в замедленной съемке, они приближались и отстранялись паря. Александре хотелось запечатлеть на телефон эту красоту, но она выключила его, боясь, что будет звонить отец, и наверняка уже звонил не раз, скорее всего, поднял на уши всю охрану.

Еще на выезде из города они заехали на заправку, и Алекса попросила у Яра телефон, сославшись на то, что ее сел, а ей нужно позвонить папе. Выключив мобильный, спрятала под сиденьем, в надежде, что парень не скоро заметит пропажу, а потом она скажет, что случайно выронила на заправке. Отец в любом случае позвонит Яру, когда его люди не найдут парня, поэтому Саша подстраховалась на этот случай. Девушке было даже страшно думать, о том что устроит отец из-за ее исчезновения, хотя она отправила ему сообщение: "Не переживай, я уехала отдыхать. От тебя!" Но вряд ли это успокоит папу, он перевернет все вверх дном, чтобы найти дочь. И Алекса не собиралась возвращаться, пока не будет знать наверняка что, Ярославу не угрожает опасность.

Она смотрела на него, зачастую забывая моргать, а в груди что-то словно шевелилось, с каждым неровным ударом сердца кровь разносила по телу волнение. Яр снял куртку и остался в тоненьком свитере с небольшим треугольным вырезом на ключице, а рукава закатал до локтей. И Саше очень хотелось коснуться загорелой руки парня, мышцы которой напряженно выступали. Хотелось узнать, какая на ощупь его кожа, почувствовать ее тепло. Девушка ругала себя за это нездоровое влечение, но и перестать думать о нем, было не в ее власти. Телохранитель словно поселился в голове Александры, исходящая от него опасность влекла, а грубая красота завораживала. Саша была не уверена, что когда откроется то, почему она увезла Ярослава, он собственными руками не придушит ее. Конечно, это не важно, главное, что парень будет в безопасности.

По навигатору им оставалось ехать не долго, Александра сделала громче музыку, а Яр следом убавил звук, его глаза недобро блеснули. В голове девушки сразу же запульсировала мысль, что он о чем-то догадался, и ей стало не по себе, по телу пробежала нервная дрожь. "Так, спокойно, все хорошо" – мысленно попыталась успокоить себя Саша, он не может ничего знать. Вспомнила свое первое впечатление о нем, то, как ее чутье верещало, что нужно опасаться этого человека, и вот она по своей воле с ним рядом. Возможно, нужно бояться не за его жизнь, а за свою? Если отец прав и он убийца? Нет, этого просто не может быть, Ярослав спас Алексе жизнь, и не нужно допускать бредовых мыслей. Даже если так, парень никого еще не убил, и рано выносить приговор. Возможно, не все так, как кажется, и его вынуждают это сделать обстоятельства, девушка не знает о Яре ровном счетом ничего. За эти дни обязательно найдет к нему подход.

Машина остановилась в назначенном месте, Саша первой вышла из машины. Было темно, и она не могла толком разглядеть дом. Но видела, что двор плотно занесен снегом, и в лунном свете заметила маленький, деревянный домик.

– Это что? – спросил Ярослав, остановившись рядом с ней.

– Мой дом, – спокойно ответила Алекса.

Это место девушка видела только на фотографии три года назад, и за это время он явно обветшал. Тогда ее подруга, которая была старше Александры на четыре года, продавала дом доставшейся той от бабушки. Олеся переезжала в другой город, ей срочно нужны были деньги, вот Саша и предложила купить его, мечтая когда-нибудь сбежать туда от всего мира. Девушки не стали заключать сделку официально, Алекса была не совершеннолетняя, и не хотела, чтоб отец знал, а деньги взяла из своих карманных, которых за много лет набралась приличная сумма, да и цена была мизерная.

– Я ожидал увидеть особняк, и явно не эту избушку, – усмехнулся Ярослав.

Для дочери Морозова слишком простенький домик, хотя Яру приходилось жить и не в таких. Вот только интересно, а девчонка привыкла к подобным условиям? Барсова сразу понял, что здесь что-то не так, когда Александра потащила его за город. Возможно, она уже не вернется отсюда живой, ведь это отличный шанс убрать ее. Парень решил больше не тянуть быка за рога, и завершить начатое. Если Яр, протянет здесь с ней время, до возвращения Морозова, убьет девочку, и вернется в дом Бориса, сделав вид, что привез Сашу, а сам прострелит ему голову, воспользовавшись внезапностью. Следом подомнет под себя людей Морозова, чтоб не разбежались, пока отец будет решать, что с ними делать.

Саша понятия не имела, как они пройдут к дому, сугробы вокруг него доходили ей до пояса. Но Ярослав пошел первый, протаптывая тропинку, девушка поплелась следом. Когда, наконец, подошли к крыльцу её ноги были полностью в снегу и ужасно замерзли.

– Ключи?– спросил Яр, протянув руку.

Алекса достала из кармана связку и вложила в его большую ладонь. Он открыл дверь, немного повозившись с замком, и они вошли в темноту.

Внутри царил холод и мрак, Александра попыталась найти выключатель, но этого ей не удалось. Зато парень быстро нашел его сказав:

– Похоже, света здесь нет.

– Может быть, лампочки сгорели? – с надеждой спросила Алекса, чувствуя, как ее план спасения рассыпается на ходу. Нет, это все мелочи, она не отступит!

– Может быть, – ответил Яр, перемещаясь по дому. – А дрова здесь хотя бы есть?

– Кажется, должны быть, – не уверено ответила она, Олеся говорила тогда, что где-то есть, только вот сохранились ли они за три года, неизвестно.

– Нужно разжечь печь, где мне найти дрова? – если б Саша только знала.

– Должны быть во дворе в каком-то сарае, – ответила, вспомнив слова подруги.

Ярослав направился к выходу, и девушка поспешила за ним, побоявшись оставаться в темном доме одна. Он резко остановился, и Александра влетела в него, вздрогнув.

– Подожди меня здесь, – холодно произнес Яр, и от этого голоса показалось, что воздух превратился в лед.

– Я лучше на улице подожду, – Алекса не собиралась пререкаться, но и здесь оставаться одной тоже не хотелось.

– Как хочешь, – усмехнулся парень, видимо почувствовал ее страх.

Они вышли во двор, с неба снова сыпал снег, и поднялся сильный ветер. Ярослав пробираясь через сугробы направился к видневшемуся построению. А Саша растирала озябшие руки, чувствуя, как мороз пробирает до костей. Ей не приходилось бывать в деревне, они с отцом редко покидали город, раз в несколько лет ездили отдыхать на море. Папа был слишком занят, а одну Александру никуда не отпускал, она только и могла мечтать о свободе, теша себя иллюзиями, что однажды все измениться. Но, кажется даже если Саша выйдет замуж и нарожает детей, отец не ослабит контроль, да еще начнет внуков опекать. Она видела, как живут другие обеспеченные девушки, позволяя себе все что душе угодно. На выходные мотаются в Милан, компанией ездят на море, многие в ее возрасте уже живут отдельно от родителей. Вот только она, как птица в золотой клетке, и вроде бы дверь в эту клетку открыта, а вылететь не может.

Увидела приближающегося Ярослава с охапкой дров в руках, и вздохнула с облегчением. Девушка дрожала, от холода зуб на зуб не попадал. Они вошли в дом, и парень высыпал дрова рядом с печью.

– Спичек видимо у тебя тоже нет? – насмешливо поинтересовался он.

– Нет-т, – стуча зубами, ответила Саша.

Парень стал шарить в темноте по полкам, громыхая посудой, что-то брякнуло и упало на пол. Спустя минут десять, разгромив полдома, он довольно сообщил:

– Нашел, но дрова отсырели, их быстро не разжечь.

И эта новость не очень обрадовала Алексу, пальцы ее ног, казалось, уже обморожены. Она жутко продрогла, в то время, как Яр, видимо, даже не ощущал холод.

Парень разжег печь, и из нее в дом повалил дым, Саша испугалась что начался пожар, и растерянно воскликнула:

– Мы что горим?

– Твою ж мать, затворку не выдвинул, – выругался Яр, и вытащил какую-то пластину сверху печи.

Почти сразу дым перестал валить в дом, и оранжевый свет пламени заплясал по комнате.

Огонь пылал, Ярослав подкинул еще несколько поленьев, но теплее не становилось, Александр переминалась на месте с ноги на ногу, все тело трясло.

– Иди сюда, – позвал ее парень. – У огня ты быстрее согреешься.

Саша неуверенно подошла к нему и присела на корточки рядом. Жар от печи сразу же обжег лицо, и это было очень приятное ощущение. Но озноб все равно не отступал, она обняла себя дрожащими руками, мечтая побыстрее согреться. И когда почувствовала на плечах руки Яра, резко притянувшие ее в теплые объятия, просто обалдела.

Давай помогу согреться, – объявил он, глядя на девушку.

– А тебе разве не холодно?– спросила, заворожено наблюдая, как огоньки пламени танцуют в серых льдинках его глаз, словно пытаясь растопить этот лед.

– Нет, я привык к низким температурам, – ответил он, не отрывая взгляда от лица Саши.

Девушка с трудом отвела свои глаза. Теперь глядела на пламя в печи, и чувствовала, как тепло от его близости разливается по коже, проникает в тело и вызывает приятный трепет. У нее возникло необычное ощущение удовлетворенности, казалось с ним ей ничего не страшно, даже лютый мороз. От его сильных рук, которые сжимали ее плечи и соединялись в районе ее груди, Александре было невыносимо приятно. Почувствовала его аромат, напоминающий морозный воздух с привкусом лимона и кофе, сердце сразу же как ненормальное забарабанило в груди. Очень захотелось пальцами коснуться его подбородка, который был у ее виска, вспомнила вкус губ парня, и внизу живота что-то сладко заныло. Поерзала в объятиях Яра, устраиваясь поудобнее, и положила голову ему на грудь, наслаждаясь звуком его сердцебиения.

Барсов смотрел на лицо спящей девушки в его объятиях, огненные тени играли на ее коже, ресницы подрагивали. Красивая и беззащитная… Глупая, наивная девчонка. Умиротворенно спит, удобно устроив голову на груди своего убийцы, даже не подозревая ни о чем.

Зачем он согрел Морозову? Зная, что скоро предстоит ее убить, и мысль о смерти девушки не вызывала в нем ничего. Пожалел дрожащую подопечную? Смех, скорее ему надоело слушать, как она стучит зубами, и смотреть как трясется. Еще не хватало, чтоб заболела здесь. Хотя возможно это бы стал нормальный исход ее жизни, естественная смерть, и он как бы не причем.


Глава 12


Саша проснулась в кровати, накрытая курткой Ярослава, видимо он перенес ее сюда, в доме было уже достаточно тепло. Его она не увидела в комнате, а спустя несколько минут он вошел, отряхивая голову от снега, одетый в растянутый, старый свитер, эту вещь явно нашёл здесь. Девушка поднялась, чувствуя себя согревшейся и отдохнувшей. Сейчас ей не хватало горячего чая с лимоном, но в спешке, уезжая из города, Алекса совершенно не подумала о провизии. Интересно, здесь есть где-нибудь поблизости магазин? Иначе им долго не протянуть.

Она посмотрела в окно, на улице бушевала метель, в такую погоду глупо выходить из дома, но все же, нужны продукты.

– Тебе идет, – улыбнулась Саша, указав на свитер Яра, и только сейчас обратила внимание на большой сверток в его руках.

– Я купил у соседей картошку и яйца, колодец завален, поэтому вместо воды сегодня молоко, – сообщил парень, проигнорировав ее комплимент.

– Спасибо, – поблагодарила она, быстро он освоился здесь.

– Не за что, я не собираюсь здесь умирать с голоду, учитывая, что дорогу занесло, и в город мы не сможем вернуться, пока ее не расчистят.

Ну конечно, Александра и не надеялась, что это он сделал для нее.

– Понятно, – ответила она, считая сосульки, свисающие с крыши, и виднеющиеся за стеклом.

– Что понятно? Надеюсь, ты готовить хотя бы умеешь, – усмехнулся Ярослав, одарив ее холодным взглядом, чем-то напоминающим те же сосульки, которые она только что рассматривала.

– Э-э-э…ну я не посещала кулинарные курсы, – призналась девушка. Честно сказать, Алекса никогда не пробовала готовить, но улыбнулась, заявив:

– Но думаю это не сложно.

– Ну да, – его губы изогнулись в ухмылке. – Тогда вперед, чистить картошку.

Яр положил на стол свой сверток, достал оттуда пакет с картошкой и вручил ей, а Саша понятия не имела, что с этим делать. Заметив ее растерянный взгляд, он произнес:

– Вон там ведро с водой, я растопил снег, – Ярослав указал в сторону печи. – Держи нож, его я наточил, так что не отрежь себе пальцы.

Это объяснение тоже не особо помогло ей, ну не чистила Александра ни разу картошку, и не знает с чего начать. Наверное, ее нужно высыпать в как-нибудь посуду, девушка нашла кастрюльку, и поместили овощи туда. А потом устроилась поудобнее у печи и принялась за дело, взяла картошку ножом неровно счищая с нее кожуру. Это выходило очень неуклюже, лезвие постоянно соскальзывало, так и норовя поранить девушку, она испачкала все руки, да и сам картофель изрядно намазала. Саша решила налить в кастрюлю воды, но поднимая ведро, расплескала половину содержимого.

Ярослав быстро оказался рядом, забрал ведро из ее рук, и сам налил воду в кастрюлю.

– Это все что ты начистила? – спросил он, показав пальцем на две маленькие изуродованные картофелины.

– Я старалась, – виновато произнесла девушка.

– Оно и видно, – ухмыльнулся парень. – Так мы точно с голоду умрем.

Алекса продолжила свою работу под пристальным взглядом Яра, и из-за этого получалось еще хуже, несколько раз чуть не порезала руку. В итоге он не выдержал, недовольно сказав:

– Хватит, издеваться над едой.

– Я не специально.

– Дай сюда,– Ярослав забрал у нее нож, и принялся сам очень быстро и ловко чистить картофель, и через минут пять, кастрюля опустела.

Видимо убедившись в отсутствие у Александры кулинарных навыков, Яр принялся сам готовить им обед. А она лишь изумленно наблюдала, как у него это умело получается. Спустя полчаса на столе стояла жареная картошка с глазуньей, и от приятного аромата еды желудок девушки громко напомнил о себе.

– Прошу к столу, принцесса, – пригласил ее Ярослав.

Саша, последовав его примеру, взяла деревянную табуретку и села за стол.

– Спасибо, – поблагодарила Алекса, подумав, что это не она спасает ему жизнь, а наоборот он спас ее от голода.

Когда с вкусным обедом было покончено, и Саша принялась убирать со стола, Яр уверенно спросил у неё:

– Посуду ты видимо тоже не умеешь мыть?

– С этим я обязательно справлюсь, – мило улыбнулась девушка, заметив, что его глаза снова стали темно серыми. И такими они ей нравились намного больше, потому что не грозили заморозить.

Саша помыла посуду, конечно, это заняло слишком много времени, ну ничего ей простительно, ведь она новичок в этом деле.

Ярослав вышел во двор, и, заметив, что метель утихла, девушка тоже пошла на улицу.

Вокруг все завалило пушистым снегом, даже деревья были спрятаны под белой пеленой. Она вдохнула полной грудью, наслаждаясь свежим воздухом, а потом пошла на грохот, доносившейся из-за дома. Там увидела, как Ярослав рубит дрова, один его мощный удар топором и полено разлетелось на щепки. Саша наблюдала тихо со стороны, восхищаясь силой парня. И вроде бы он ее не замечал, она так думала, до тех пор, пока Яр не повернулся и не одарил ее пронзительным взглядом, мол, что установилась? Алекса закуталась поплотнее в куртку, и улыбнулась парню подумав- “А что я? Я ничего, просто любуюсь тобой”.

– Хорошо получается, – весело произнесла девушка.

– Угу, – буркнул он.

"Да, с ним явно не поболтаешь"– отметила Саша.

– Метель утихла, – сказала она, и так уже известный всем факт.

– Не радуйся, это ненадолго, – холодно ответил Яр.

– Почему ты так решил?

– Тучи снова нарастают, и беспорядочный ветер, только усиливается, – нехотя ответил он, девушка уже и не ждала ответ.

– Может быть, я могу тебе помочь?

– Чем? – усмехнулся Ярослав, он явно занижает ее способности.

– Ну например могу дрова в дом отнести, – предложила Алекса.

– Не надо я сам, – безразлично ответил парень, не оценив ее порыв помощи.

А потом вообще разозлил Сашу, насмешливо добавив:

– Не хватало еще, чтоб ты упала в сугроб, а потом мне придется откапывать дрова вместе с тобой из снега.

Нет, но он точно издеваться над ней, то молчит, как в рот воды набрал, а то дразнит, выставляя немощной.

– Знаешь что, я, конечно, не расколю дерево с одного удара, но тоже кое-что могу! – Александра подошла к нему и вырвав из его рук топор, решила показать ему чего стоит.

Поставила полено на пенек, так же как делал это Ярослав, и со всего размаху ударила по нему. И как назло оно осталось в своей первозданной форме, закон подлости. Тогда Саша снова замахнулась, теперь вложив все свои силы, но топор не долетел до дерева, потому что его выхватил Яр.

– Эй, полегче, – строго произнес парень. – Я не собираюсь пришивать тебе отрубленные конечности. И замерзшую землю чертовски тяжело копать.

– А зачем ее копать?– растерянно спросила девушка.

– Затем, чтоб вырыть тебе могилу, ты же явно стремишься в нее попасть.

– Дурак! – опешила Алекса, как можно было такое сказать. – Никуда я не стремлюсь! И вообще собираюсь жить долго и счастливо!

Ярослав минуту сверлил ее странным, тяжелым взглядом, от которого внутри девушки все похолодело, и захотелось поскорее вернуться домой. Так он на нее еще не смотрел, будто его глаза сулили ей недоброе, что-то от чего нужно бежать. Александра не выдержала этот душащий взгляд и молча направилась в дом, больше даже не взглянув на парня.

Сама погода благоволила Яру, отсюда им точно не уехать в ближайшие дни. Как раз вернется Морозов, и он отправит всех своих людей на поиски Александры, если ещё этого не сделал. Барсов сразу догадался, что девчонка что-то мутит, и понял, что отец ее не в курсе этой поездки. Ведь не просто так она стащила его телефон, пропажу Яр тоже заметил сразу, конспиратор из Саши никакой. Но все было парню на руку, только вот непонятно зачем этой ей. Возможно, хочет спрятаться от рутинной жизни города, ему честно говоря, плевать, главное все складывается очень удачно. Он даже почувствовал на секунду какое-то подобие вины, когда она сказала что собирается жить долго и счастливо, ведь вряд ли это у неё получиться.

Стемнело очень быстро, хотя скорее это из-за того, что небо заволокла серая гуща облаков. За окном свистел ветер, стремясь попасть в дом, и за стеклом виднелась лишь стена сыплющегося снега. Но внутри было тепло и комфортно, в печи мерцал огонь, трещали горящие дрова. Ярослав нашел где-то лампочку, и теперь в комнате стало достаточно светло. Саша сидела на кровати, удобно устроившись на мягкой перине, и листала книгу, найденную здесь, которая была старше нее в несколько раз. Позже, когда тело девушки затекло, она решила подняться и почувствовала сильную слабость. Голова кружилась, а сердце словно дрожало в груди, по коже побежали мурашки, и окутал лёгкий озноб. Алекса облокотилась о кровать, чувствуя как силы покидают, Яр тут же оказался рядом, холодно спросив:

– Что с тобой?– а потом тронул за руку, и ответил сам на свой вопрос. – Черт, у тебя жар.

В следующую секунду он подхватил девушку на руки и уложил на кровать. Она растерянно моргала, чувствуя, что начинает знобить сильнее, и потянулась за покрывалом, желая согреться.

– Вот же угораздило тебя заболеть, – недовольно пробурчал Яр.

– Я не специально, – прошептала девушка, закрывая глаза от нахлынувшей головной боли.

Александра еще днем заметила, что в горле першит и нос заложен, но не придала этому значения, как видимо зря. Хотя какая разница, вряд ли здесь есть аптека, да и дорога завалена. "А если начинается ангина?"– в панике подумала Алекса, этот недуг она переносит очень тяжело, температура сорок, и без антибиотиков не обходится. Вот, правда, как ее угораздило заболеть так не вовремя?

Внутри нее резко стал нарастать страх, и снова из глубин подсознания по телу расползлась тьма. Господи, только приступа ей сейчас не хватало. Сжала кулаки так, что ногти врезались в ладони, стараясь сохранить трезвый рассудок, и часто моргая, чтобы прогнать пелену перед глазами.

Увидела, как Ярослав наклонился, всматриваясь в ее лицо, и его взгляд нисколько не успокаивал, он смотрел так, будто решал, что сделать – помочь ей или добить.


2 ЧАСТЬ. Я ХУЖЕ ЧЕМ ТЫ ДУМАЕШЬ


Глава 13


Яр смотрел на лицо Саши, искаженное отчаянием, на лбу выступили капли пота, а губы плотно сжала. Он понял сразу, что у девчонки приступ, но не предпринял никаких мер по его устранению. Это отличный шанс убрать Морозову, вернее за него всё сделает болезнь. Но почему это казалось ему как-то низко? Барсов привык выполнять сложные задачи, и уничтожать сильные цели, а тут все слишком просто. Но и помогать Александре было глупо, ради того, чтобы потом убить. Пока он обдумывал свои действия, тело девушки затрясло, а кожа побледнела. "Ладно, к черту все"– подумал Яр, опустился на кровать и притянул к себе Сашу. Она была очень напряжена, и вся горела. Он прижал ее крепко к себе, растирая одной рукой ей спину.

– Успокойся, все хорошо, ты в безопасности, – произнес Ярослав не уверенный, что она сейчас его слышит.

Саша кувыркалась во мраке своего безумия, из всех глубин подсознания повыползали страхи, но она старалась отбивать их атаки. Это был ад, ее собственная личная преисподняя, без единого просвета. И девушке не выбраться из этого пекла самостоятельно, она пыталась сосредоточиться на хороших мыслях, но на место одной, приходили десятки плохих. Мышцы настолько напряжены, что кажется, сейчас треснут связки, и все суставы свело от дикой боли. А в голове пожар, который будто прожигает череп, воспламеняя волосы, и проходя по всему телу.

Отвлечься! Нужно отвлекаться. "Папа"– стала вспоминать счастливые моменты из детства, и откуда не возьмись, всплыла пощечина отца, почувствовала удар как наяву. Вот, теперь даже он перестал быть ее якорем, тот день изменил многое для Алексы, увидела папу таким, каким никогда не видела. Конечно в этом и ее вина, не осторожно выбирала слова. Но накипело за столько лет, и вулкан негодования сам вырвался наружу. "Мама" – та, мысли о которой должны согревать душу, только не ее, потому что Александра убила мать, своим появлением на свет. Какая она была? Какой могла стать? Сколько еще детей могла родить? Если б не Саша! Как часто женщины гибнут при родах? Она знала, что это редкость, и почему такое произошло именно при ее рождении? С ее мамой? Мысль, мучившая девушку с того момента, как узнала об этом, а точнее с шести лет. После чего и начались приступы. С рождения Александру преследует смерть, и вся ее жизнь пропитана чужой кровью. Пусть даже не по вине Алексы, но все же, она никогда не пыталась ничего изменить, лишь отрицала, отгородившись от происходящего. Потому что боялись оказаться частью всей той грязи, за которую в ответе отец и его люди. Не хотела чувствовать свою вину, ведь если б даже попыталась что-то изменить, все осталось бы по-прежнему. Отец выбрал эту жизнь, она была неотделимой частью его, текла у него в венах, и девушка не уверена, что папа предпочел бы дочь. Саша просила миллион раз все бросить и уехать, ради нее, но он всегда отвечал одно и то же: "Все что я делаю только ради тебя, родная". А она тогда кричала ему, что значит и все смерти из-за неё? Спрашивала, он оправдывает так себя или наказывает единственного родного человека? И снова решала, что лучше держаться подальше от этого, и не думать. Потому что стоило только допустить мысль, как сразу чувствовала на своих ладонях густую, липкую кровь, и тьма накрывала новым цунами.

"Александра – мужественная, защитница" серьезно? Это про нее? Порой казалось, что ее имя насмешка судьбы, Саша даже себя не могла защитить, да и приступы явно не от великого мужества. Просто все в ее жизни наперекосяк, словно сама жизнь не её. Девушке даже не хотелось думать о будущем, она просто не видела его.

– Саша! Саша, ты слышишь меня? – откуда-то издалека донесся мужской голос, холодный, но такой знакомый. И кажется, ее трясут, с такой силой что мозги встряхнулись.

– Морозова, посмотри на меня! – произнес кто-то требовательным тоном, не терпящим неподчинения.

И Алексе захотелось подчиниться, открыть глаза и укоризненно посмотреть на того, кто хочет сделать ей сотрясение, не переставая активно трясти. Разлепила с трудом веки, но взгляд долго не фокусировался, а потом сквозь туманную пелену, пробились темно-серые глаза. Ярослав. Снова ее спаситель. Дрожащей рукой дотронулась до его щеки, чувствуя под пальцами жесткую щетину. Туман спал, но взор все равно еще не совсем четкий, провела по его мелким шрамам на коже, заглянула в глаза. Смотрит серьезно, в недоумении.

– Поцелуй меня, – выдала, сама не понимая как, наверное сознание девушки все еще во власти приступа.

В глазах Яра промелькнула растерянность и не понимание, но Саша не просит сейчас понимать ее, она хочет, чтоб он просто поцеловал.

Замер, наблюдая за ней молча, и хмуря брови, тогда Александра сама прикоснулась к его губам. Ответил не сразу, но ответом был напористый жесткий поцелуй.

Он сжимал ее тело сильно, до боли, а язык проник ей в рот и терзал, словно рыча: "как ты посмела”, или “ты пожалеешь потом". Но Алексе было все равно, она не обращала внимание, как его зубы впиваются в кожу, как треснула нижняя губа, как он атакует рот так, что не хватает воздуха. Главное, что ее тьма ушла, словно испуганный зверек забилась назад в глубину. Саша запустила пальцы в его волосы, отвечала на поцелуй, стараясь не уступать. Слабость в теле сменилась бурей адреналина, будоражащего кровь, и сладким вихрем зарождающемся внизу живота. Пальцы Ярослава врезались в ее рёбра, грубо сжав талию, еще секунда он резко отстранил девушку, опрокидывая на кровать. Александра смотрела ему в глаза, и видела, как он сжал зубы, а на скулах забегали желваки, ноздри дергались, словно парень еле сдерживал злость.

– Дура! – гаркнул Яр, и быстро вышел из дома.

Саша не моргая смотрела на дверь, захлопнувшуюся за ним. Чем она его так разозлила? Он сам не раз без повода целовал ее. Снова почувствовала сильную головную боль, она и не переставала мучить, но девушка отвлеклась от неё. Укуталась плотнее в покрывало, без его объятий ей стало очень холодной, и зазнобило сильнее.

Яр пнул ногой сугроб, не понимая, что его так разозлило. И это чувство было чуждо ему, хотелось придушить и отыметь девчонку одновременно. Он тот, кто с детства обладал отличным самоконтролем, искоренил все эмоции еще тогда на корню, а сейчас потерял на секунду власть над собой. Это было для него идиотски глупо, просто не допустимо. Из-за чего? Из-за чертовой девчонки, которую нужно было убрать уже давно. И если б не отец со своими бессмысленными планами, Яр уже бы завершил задание. К черту, он убьет Морозову сейчас, а там решит, как быть с ее отцом.

Решительно ворвался в дом, обуреваемый желанием довести дело до конца. Подошел к кровати и остановился, глядя на свернувшуюся калачиком девушку, похоже Саша спала. Напоминала сейчас беззащитного ребенка. Взял тихо подушку и сжал в руках, а в голове всплыли слова учителя: " Злость не должна влиять на твои действия, не позволяй эмоциям принимать решения за тебя, твои поступки должны быть независимы ни от чего. Решение правильное то, которое принято чистым разумом". Голос Эше зазвенел у него в ушах, мастер мудрый человек, но слишком дотошный. "Не позволяй чему-то вывести себя из равновесия" – говорил тот, а Барсов с усмешкой отвечал:

– Вряд ли это кому-то пол силу.

А разве сейчас произошло не это? Он разозлился впервые за столько времени, и решение принятое им только что, убить Морозову, скорее всего было с подвигнуто злостью. Отшвырнул подушку в сторону, Яр не привык устранять слабые цели. Тем более кого-то добивать. Он исполнит все, что от него требуется, когда сочтет нужным, без единого сомнения. Жалел ли парень Морозову? Нет, она и так в его ловушке, не подозревающая ни о чем. И убивать ее сейчас ослабленную как-то по-крысятнически.

Яр тронул влажный лоб девушки, огненный, температура достаточно высокая, и черт подери, что ему с ней делать?

Намочил тряпку холодной водой и обтер лицо Саши, а потом положил ей на лоб. Вздрогнула, заметил, как кожу покрыли мурашки.

– Терпи, деваться некуда, – подумал Барсов, хотя нет, произнес вслух.

Убрал волосы, прилипшие к вискам и щекам, и снова намочил ткань. Ей нужно много пить, вспомнил, как учитель лечил его в детстве, только воды чистой как назло нет. Сам бы он и талым снегом не побрезговал, а как организм Александры воспримет такое питье, фиг знает. Хрен с ним, Яр расчистит колодец, хотя и не собирался этого делать.

Он разгребал завалы около двух часов, надеясь, что колодец еще пригодный для использования. Время было около полуночи, и плохая видимость осложняла работу. Потом еще час настраивал ворот, и искал подходящую веревку с ведром. Когда, наконец, все было готово и Яр достал воду, смог выдохнуть, потому что она оказалась чистая и все было не зря.

Вернувшись в дом, сразу поставил ведро в печь, чтобы подогреть воду и подошел к Саше. Жар не спадал, а теперь еще она возилась, как в бреду, он поднес голову к ее груди и, прислушавшись, уловил хрип. Стал быстрое соображать, чем ей помочь, жир. Точно, соседка бабулька дала ему вместо масла свиной жир, им можно растереть грудную клетку и ноги Александры.

Снял с нее свитер, девушка осталась в одном бюстгальтере, но и его смысла не было мазать. Яр приподнял ее, избавив от белья, и начал натирать скользкой массой, стараясь не смотреть на обнаженное тело. После прижал к себе, что бы растереть спину, и его организм отреагировал на женскую грудь, прожигающую его торс. Но парень не обращал на это внимание, продолжая дальше своё дело. Прикрыв покрывалом, не став укутывать, чтобы температура не поднялась выше, принялся натирать ее ступни.

Когда с растиранием было закончено, Барсов решил напоить девушку, согревшейся водой. Саша пила жадно чуть приоткрыв глаза, брызги падали на покрытую жиром кожу образуя причудливые капли.

– Мне очень холодно, холодно, – охрипшим голосом произнесла Морозова, ища рукой покрывало.

Спустя время она начала дрожать, причем так, что Яр слышал, как стучат ее зубы.

– Черт тебя возьми, – выругался парень, снимая свитер, и лег рядом, прижав обнаженное тело девушки к своему. И поморщился, остро ощущая не очень приятный запах свиного жира.

Глава 14


Яр прижимал к себе пылающее, влажное тело девушки. Дрожь прошла, но температура упорно держалась. Саша ровно сопела, уткнувшись носом ему в грудь, обжигая дыханием кожу парня. Он старательно выполнял роль телогрейки, стараясь лишний раз не прикасаться к Морозовой. Но она сама обняла его, плотнее прижавшись, странное ощущение прошлось по телу, будоража кровь. Барсов не двигался, почти не дышал, желая побыстрее отстранить девчонку, но не стал этого делать, решив, пусть спит, как ей удобно.

Открыл глаза и почувствовал холод, чёрт, сам заснул согретый телом Александры, дрова прогорели и печь погасла. Убрал с себя руку девушки, чтобы подняться, но она вернула ее обратно, прошептав:

– Не уходи.

– Как ты себя чувствуешь?– заглянул ей в лицо, дотронувшись до лба, жар значительно спал.

– Кажется лучше.

– Хорошо, мне нужно разжечь печь, – не понятно, зачем объяснил ей причину своего ухода.

– Не надо мне с тобою теплей, – хриплым голосом произнесла Саша.

Не понял, она, что все еще в бреду? Прижилась как ребенок, ищущий защиты. Яр растерялся, не зная, что делать. Черт бы побрал эту безбашенную девчонку. Его никто еще не ставил в такие тупики.

– Саш, дом промерзнет.

Впервые он так тепло произнес ее имя, словно успокаивал, и голос не такой ледяной, как всегда. Внутри Александры от него растеклась сладкая патока. И больше всего сейчас не хотела его отпускать. Чувствовала сердцем эту близость, и в груди словно зарождалась новая жизнь.

– Потом… пожалуйста, – попросила, надеясь, что он останется, унижается перед ним – ну и пусть.

Не ответил, лежит не шевелиться, а у нее в голове появилась сумасшедшая мысль. Но боялась, что снова оттолкнет… плевать, ей нечего терять, кроме времени. Саша не знает, что будет завтра, не знает что, решит отец.

Положила ладонь на грудную клетку Ярослава, почувствовала, как он напрягся. Невыносимо приятно было ощущать под пальцами сильные удары его сердца.

Потянулись к его лицу, заметив замешательство парня, пусть думает, что она ненормальная, наверное, так оно и есть… Но он первый заставил узнать вкус его поцелуев. Прикоснулась своими губами к плотно сжатым губам Яра, и замерла в ожидании. Даже сердце остановилось в груди, боясь, быть отвергнутым. А потом решилась на еще большее безумие, провела языком по его нижней губе. Вздрогнул, приоткрыла глаза и наткнулась на серый недоумевающий взгляд. Что она делает? Сама не знает, просто хочет почувствовать его близость, попробовать вкус. Зажмурилась, ощутив безнадежное отчаяние, не дождавшись ответа. Тут же стало стыдно, охватило сомнение и вина.

Но ладонь Яра скользнула по ее спине, так словно по маслу. А язык парня ворвался ей в рот. Из ее груди вырвался выдох облегчения вперемешку со стоном наслаждения. Неистовый, уносящий за собой поцелуй, в незнакомый, неведомый мир, о котором Саша не имела понятия. Соприкосновение голых тел ощущалось очень остро, доставляя удовольствие и отключая рассудок. Его рот не щадил, жестко сминая ее губы, а язык вырисовывал влажные пируэты внутри.

Грубая ладонь Яра обрисовала талию, пальцы сжали тазовую кость, прижимая плотнее. Волна от этого прикосновения пронзила и заставила трепетать мышцы внизу живота Саши. Его рука скользнула к груди и сжала упругой холм. Александру накрыли ощущения, для описания которых у нее просто не было слов. Казалось, от его рук проходят невидимые нити, они проникают в тело девушки, оплетая все чувствительные точки в нем. Удовольствие разливается ручьем по телу, заставляя желать еще и еще.

Яр опрокинул Сашу на спину, нависая над ней своим широким телом. Завел ее руки за голову, продолжая страстно целовать. Только эта страсть переливалась с чем-то еще непонятным, зубы врезались в кожу. Поняла. Злость. Его поцелуй был наполнен яростью. Обвила руками его шею, отдавая в ответ всю свою нежность. На что она готова пойти? Как далеко может зайти? Нет ответа, лишь знает, что не хочет, чтоб это заканчивалось.

– Останови меня! – зарычал ей в губы, сверля обезумевшим взглядом глаза девушки. – Останови! – потребовал холодно. – Или потом пожелаешь.

Да, плевать! Ее жизнь, итак, сплошное сожаление. Жизнь без права выбора, без шанса на свободу. Но сейчас она выбирает сама. Выбирает его.

Потянулась к нему, желая, приблизить к себе, а он отстранился, собираясь встать.

– Нет! – отрезал Ярослав, сжигая все внутри Саши в прах.

Схватила за плечи, не давая подняться, зная, что все равно не сможет удержать.

– Я не пожалею! – заявила уверенно, готовая до последнего цепляться за то, что между ними зародилась. Или это жестокий самообман?

– Ты слышишь? Я не пожалею! – Почти прокричала ему, нет скорее себе.

Это ее решение! Ее! Ведь может она хоть что-то решить в этой жизни сама. Возможно, было бы правильно, если б Яр сейчас ушёл, но тогда это разбило ей сердце.

Он мешкал, она не растерялась, притянула к себе, отдаваясь во власть его губ. Ответил, наполняя удовлетворением ее душу, пробуждая в теле невиданные грани удовольствия.

Целовал с бешеной жаждой, так будто в последний раз, телом вжимал девушку в кровать, рукой убирая ее мокрые пряди с лица.

Александра не знала, что будет дальше, позволила инстинктам вести себя, остро чувствуя, как внутри нарастает пожар.

Парень опустил голову к ее шее, впиваясь в кожу губами, прикусывая зубами и оставляя след после себя. Руки в грубой ласке гуляли по телу, так будто сдерживался, чтоб не раздавить. Он знал, что делал – с диким напором изучал ее тело, вызывая бурю желания в ответ. Неужели этот вихрь всегда жил в ней? И прикосновения Ярослава освободили его, давая познать нестерпимое блаженство. Саша не знала, что может испытывать подобное. Не знала, что ее тело способно реагировать так. Даже не догадывалась, что внутри кроются столь чувствительные точки, что его дыхание заставляет их изнывать.

Отважилась, неуверенно прикоснулась к его груди, провела по выпуклым мышцам, ощущая ладонью их сталь. Рука опустилась на живот Яра, и он с шумом втянул воздух, прикусив ее плечо. А потом поднялся, глядя ей в глаза, и стал расстегивать молнию на джинсах Александры. Девушка немного испугалась и подобралась. В столь развратном мире, у нее практически отсутствовали знания, да и сама никогда не стремилась узнать. Но почему-то сейчас полностью доверилась Ярославу, настолько, что готова ему себя отдать. Позволила стянуть с себя штаны, он смотрел на ее трусики, а щеки Саши залились румянцем. Парень напоминал ей волка готового вот-вот напасть на свою жертву, он не спешил и изучал.

А когда принялся снимать свои брюки, Алекса забыла, как дышать. И надо бы отвернуться, отвести взгляд, вместо того, чтобы глазеть, как первобытная. Но не могла, пожирала глазами каждое движение Яра, слыша, как сердце долбит в ушах.

Ему нравилось, что она смотрит, на его лице царило победное превосходство, и дерзкая ухмылка на губах. Не стесняясь стащил белье, усмехнувшись тому, как глаза девушки округлились.

Ей не приходилось видеть обнаженного мужчину вживую, и она с открытым ртом таращилась на него. Вернее на то, что видит впервые, поражаясь, какой он большой. И сжалась, боясь того, как он сможет поместиться в ней, уж об этом-то она знала.

Ярослав накрыл девушку своим телом, завладел ее губами. От ощущения его плоти обжигающей бедро, между ног девушки настырно затрепетало. Он изводил ее ласками, от пылких поцелуев голова шла кругом, все органы сжимались. Александра не заметила, как сама оказалась без трусиков. Их тела скользили друг о друга, прожигая кожу, соприкасаясь.

Ярослав чуть приподнялся над ней, заглянул в глаза, и ворвался языком глубоко в ее рот. Почувствовала, как его горячий орган протиснулся между ног, заставляя содрогаться от нетерпения. Резкий толчок и вспышка ужасной боли, словно ее разорвали изнутри.

Яр почувствовал преграду слишком поздно, и преодолел в один толчок. Блядь! Открыл глаза и посмотрел на девушку, вскрикнувшую под ним от боли. Смотрит, широко открыв глаза, а в них стоят слезы, моргнула, и они покатились по щекам. Возненавидел себя за глупость, как мог потерять голову вот так? Черт побери! Отстранился, вытер большим пальцем капли на ее висках.

– Почему не сказала?

– Я… я не знала… что нужно, – ответила дрогнувшим голосом, и прикусила губу.

– Прости, – прошептал в миллиметре от ее губ, собираясь уйти. И его «прости» означало многое, он не помнил чтоб это кому-то говорил. Тогда зачем сказал ей?

Хотел отодвинуться, но глупая снова прилипла к его губам. Неужели не понимает что, будет? Дьявол он тоже не железный, и уже не может держать себя в руках. Ответил, заглушая ее боль осторожным поцелуем, размазывая ладонью слезы по щекам. Вцепилась пальцами в плечи парня, словно боялась отпустить. Он приподнялся и очень медленно вошёл в узкое лоно, лаская языком ее язык. Замерла, снова хотела вскрикнуть, но он поглотил ее крик. По миллиметру продвигаясь глубже, сдерживая напор, когда самому хотелось надавить.

Барсов предпочитал равных партнерш, грубый секс без излишеств. И сейчас больших сил ему стоило, чтоб не сделать все, как обычно. Двигался осторожно, давая ей привыкнуть к себе. И увеличил скорость только когда она прогнулась, запрокидывая голову. Кровь кипела в венах, а исход был близок, но он держался, доставляя удовольствие ей. Саша стонала, явно смущаясь от этого, а Яр страстно поцеловал пока она не оторвала свои губы, ловя ртом воздух и содрогаясь в конвульсиях оргазма.

Александра парила в звездном небе, и звезды врезалась в ее тело, лопаясь в нем вспышками безмерного наслаждения. Казалось, она провалилась сквозь кровать и летит со скоростью света, вокруг стерлись все грани, пропало ощущение реальности. Саша блуждала в вакууме своего тела, упиваясь блаженством о котором и помыслить не могла. Это было волшебно, искры в глазах, собственный крик в ушах, и его хриплое рычание.

Только теперь Александра поняла подруг, которые постоянно обсуждали свои интимные связи. Ей стало любопытно всегда ли так? Сладко до того, что ломает все тело?

Туман сходил медленно пеленой, не спеша отпускать из рая. Приоткрыла глаза и улыбнулась Ярославу, который внимательно изучал ее лицо. Алексе хотелось, чтоб этот момент длился вечно, в его объятиях ей было уютно и тепло. Но почему-то казалось, что стоит разорвать их, и все это рухнет.


Глава 15


Александра вырисовывала указательным пальцем восьмерки на гриди Ярослава, восьмерки или знак бесконечности, не столько важно. Парень, подложив руку себе под голову, смотрел в сторону, а она внимательно на него. Девушка провела по длинному широкому шраму с правой стороны под ребрами, и ужаснулась спросив:

– Откуда это?

– Не важно, – ответил он, поднявшись, и принялся быстро натягивать брюки.

Саше не хотелось, чтоб Ярослав уходил, но не стала снова уговаривать остаться. Да и в его голосе вновь сквозил холод, отчего ей стало не по себе. Яр поспешно вышел на улицу, а она сразу же ощутила мороз, царивший в доме, и плотно укуталась в одеяло. Алекса не ждала, что после того, что было между ними, его отношение к ней измениться, не ждала, но где-то глубоко таила эту надежду. И от мысли, что он не придал их близости значения, становилось очень неприятно на душе.

Ярослав вернулся с охапкой дров, высыпал у печи, и стал разжигать ее. Когда огонь запылал, парень даже не глядя в сторону Саши, снова вышел во двор, и от этого ей стало не хорошо.

Девушка поднялась с кровати, и сосредоточилась на поиске своей одежды. Самочувствие ее улучшилось, не считая слабости, но это и не удивительно после такого жара, и недавнего приступа.

Она надела куртку и направилась к выходу. На улице оказалась хорошо, погода вроде наладилась, и солнце своими лучами ласкало сугробы, от чего они переливались как драгоценные камни.

Яр стоял за калиткой и внимательно куда-то смотрел, Саша, подавшись детскому порыву шалости, скомкала снежок и кинула в спину Ярослава. И попала точно в цель. Он повернулся и посмотрел на нее, Александра не разобрала его взгляд, просто мило улыбнулась ему. Парень явно не оценил ее шутку, хмуро спросив:

– Ты не в курсе, где мой телефон?

Растерялась, она совсем забыла про это, от его пронзительных глаз щеки обдало жаром.

– Нет, – все, что смогла ответить, но подумав, добавила:

– Может он в машине?

Яр подошёл к автомобилю открыл дверь и стал искать телефон. Сердце в груди девушки барабанило так словно, хотело выбить ребра. Паническая мысль пульсировала в голове – "Только бы не нашел! Пожалуйста, не сейчас".

Но никто не услышал ее мольбы, через пару минут он вылез из машины с телефоном. И его недовольный взгляд ударил по Саше так, что девушка еле сдержалась, чтобы не сделать шаг назад.

– Зачем? – его голос прозвучал, как раскат грома, останавливая кровь в венах.

– Что зачем? – спросила, придавая голосу спокойствие, но вышло как-то пискляво.

– Зачем ты спрятала мой телефон? – Ярослав был уверен в своих словах, словно видел ее насквозь.

– Я не…

– Не ври!

С шумом втянула воздух, глядя, как он приближается, а внутри зародился страх. Но отступать было слишком поздно.

– Я хотела защитить тебя, – выпалила она поспешно.

– От кого? – нахмурился парень.

– От отца, он думает, ты готовишь на него покушение, папа отправил за тобой своих людей.… Я не знала, как его остановить, – Саша говорила быстро, голос то и дело сбивался.

– Почему?

– Что почему? – Не поняла, что он имеет в виду.

– Почему ты решила его остановить?

– Я просто не хочу, чтоб с тобой что-нибудь случилось, – искренне ответила Александра.

Усмехнулся, и произнес настолько ледяным голосом, что казалось, острые сосульки от него впились в ее кожу:

– А если твой отец прав?

– О чем ты? – Саше не нравился этот разговор, а еще больше не нравилось выражение лица Ярослава, оно очень пугало.

– Что если я действительно хочу убить твоего отца? – безразлично произнес он.

– Этого не может быть! – подняла высоко голову, конечно не может! Яр специально вводит ее в заблуждение. Но зачем? Чтобы оттолкнуть?

– А если может? Что тогда? Что ты сделаешь? – не унимался, пытая девушку.

– Я… я просто не верю в это!

– И с чего вдруг? – его взгляд резал, и в глубине серых льдин пылала ярость.

– С того что я люблю тебя… – О Господи, ну почему она это сказала? А-а-а, идиотка! Больше всего на свете ей сейчас хотелось вернуть свои слова назад.

– Дура, твой отец прав я собираюсь убить его, и тебя, – прорычал сквозь зубы, а у Саши все поплыло перед глазами.

– Что ты такое говоришь?– голос сорвался и перешел на шепот.

– Правду!

Алекса, не дыша, искала в его глазах хоть какую-то надежду на обман, хоть шанс, что это ложь. Шутка, проверка, не важно, но главное, чтоб не было правдой. Искала, но не нашла. Как он вообще может ей такое говорить, ноги ослабли, а в глазах защипало.

Взмах руки, и влепила пощечину Яру. Он не шевельнулся, лишь смотрел с полным безразличием на нее.

– И ты говоришь это после того что было между нами? – прокричала ему в лицо, чувствуя, как внутри нарастает отчаяние. Молчит, и в глазах ни капли раскаянья.

– Ну, давай убей меня! Ведь для этого ты здесь! – со всей силы ударила кулаком ему в грудь. Но он даже не отреагировал. – Зачем тогда ты спас меня?– голос звучал сдавленно, а из глаз вот-вот брызнут слезы. – За-а-а-чем?

– Так было нужно.

– Нужно?– Алекса была на гране истерики, снова стала пешкой в чужих руках, для достижения чьих-то целей. Ее разрывало от переполнившей боли.

– Какая я дура, доверила тебе свою жизнь, – рассмеялась сквозь слезы. – Да еще чувствовала себя с тобой в безопасности! – снова ударила ладонью в его грудь. – За что ты так со мной? За что?

Саша не могла терпеть, внутри бушевал мучительный пожар, сжигая все надежды, все мечты, все живое.

– Да что ты молчишь? – закричала не в силах вынести эту обреченность.

– Мне нечего сказать, все так, как есть, – ответ, который вонзил нож в ее сердце, она была убита этими словами. Что ж может терпеть добивать! Как можно быть таким равнодушным? Просто не укладывалась в голове.

– Что дальше? Ты убьешь меня? Да? На это тоже нечего сказать?

– Нет, -"Нет – нечего сказать, или нет – не убьет?" – Алекса не поняла, что значит его «нет», но видимо он смилостивился, добавив:

– Тебя не убью.

– Супер, – нервно воскликнула девушка.

А следом до нее дошло, что значит «тебя не убью». Ее нет, а отца да!

Боже, кто этот человек, которому она так легко отдала сердце? Что он намеревается сделать, неужели правда убить ее папу. Может быть еще не все потеряно? Ведь должно в нем быть что-то человеческое! Не может не быть!

– Ты хочешь убить отца?– спросила затаив дыхание.

– Да, – прозвучал равнодушный ответ.

– Почему?

– Не важно.

– Ты не обязан этого делать… Что это изменит?

– Ничего, но так надо, – пожал плечами он.

– Скажи то, что было между нами, хоть что-то значит для тебя?– говорила дрожащим голосом, казалась, что сердце выворачивают в груди, пытаясь вырвать.

Ведь не зря говорят, что надежда умирает последней, и в Саше она жила до сих пор. Но его ответ способен все разрушить, все, о чем по глупости посмела мечтать.

– Даже если и так, это не спасет жизнь твоему отцу, – Нет Яр не может к ней ничего чувствовать, в его глазах сплошное равнодушие, ее душа со скрежетом свернулась узлом.

– Скоро расчистят дорогу и ты сможешь уехать, – добавил он и пошел прочь.

Александра смотрела ему в след, и казалось, уже не может быть больнее. Почему все должно происходить именно так? Неужели нельзя ничего изменить? Ярослав убьет отца, или охрана папы убьет его. Должен быть другой выход! Пока что все живы. Непременно должен быть! Она достучится до Яра.

Побежала за ним, забыв, что нараспашку, девушка должна его остановить, обязана. Спотыкаясь, догоняла парня, сердце вырывалось вон из груди. Надежда, это кусок самообмана и разочарование будет сильнее.

Схватила за руку останавливая, готовая бороться за счастье до последних сил.

– Я умоляю тебя, остановись! – прокричала, заливаясь слезами, цепляясь за последний шанс. – Если есть хоть крошка чувств ко мне, прошу, не делай этого! Ты разбиваешь мне сердце! Неужели я это заслуживаю?

Обняла, не дожидаясь ответа, крепко, крепко, стараясь хоть что-то в нем разбудить.

– Пожалуйста! Давай уедем, далеко, далеко, где нас не найдут, – шептала прижимаясь к нему, как к спасательному кругу. Вот только сможет ли он ее спасти? – Все зависит от тебя, ты никому ничем не обязан. Неужели ты хочешь, чтоб на твоих руках была чья-то кровь?

Наивная его руки и так по локоть в крови, одним больше, одним меньше уже не сыграет роли. Знала б она кого так крепко обнимает, сама убежала со всех ног. Яр не знал почему, решил сохранить Саше жизнь, это пришло спонтанно. И пусть радуется, что не последует вслед за отцом. Значила ли для него что-то Александра? Он не знал ответ на этот вопрос. Возможно, где далеко во тьме его сознания, Барсов испытывал к ней жалость, но это ничего не может изменить.

Отцепил ее от себя, словно навязчивого ребенка. И Саша физически чувствовала, как рушиться ее мир. Нет, ей до него не достучаться, видимо это не возможно.

– У тебя есть шанс предупредить отца, если доберешься первая, – произнес Ярослав, убрав руки с ее плеч, и девушка осела на снег.

Парень пошел дальше, не оборачиваясь на рыдающую Александру. За что это ей? Чем она так провинилась?

– Остановись, прошу! – прокричала ему вслед охрипшим голосом. – Не оставляй меня одну!

Глупо и наивно было ждать ответа, он даже не замедлил шаг. Алексе его не догнать, да и не хочет этого делать. Он сжег ее заживо, пощадил, но напрасно, какая теперь ей жить?

– Ты монстр! – в истерике заорала. – За что ненавидишь меня?

Рыдала в голос, кричала в пустоту, хотелось замерзнуть от этой боли, сама не знала сколько, пролежала на снегу, но сил уже не было подняться. Человек, которого она любит, хочет убить ее отца, какая-то злая кара, насмешка судьбы или ее проклятие.

Вспомнила слова Яра, что может еще предупредить папу. Поднялась понимая, что похоже, отморозила руки. Но несмотря не на что, Саша должна предотвратить беду.


Глава 16


Эше стоял на выступе горы и смотрел на город внизу, в столь поздний час его освещало небольшое количество фонарей. Ветер безустанно завывал вокруг, и свистел в ушах мужчины. Это место когда-то облюбовал его ученик, мальчик мог стоять здесь часами, наблюдая за жизнью в городе, или внимательно рассматривал скалы. Ярый был для него больше чем просто ученик, мастер привязался к парню. За его долгую жизнь, он воспитал много детей, но к Яру относился по-особенному. Мальчик с растерзанной душой, зарыл глубоко в себе детскую рану, которая когда-то сломала его. Ярослав не излечился, как думает его отец, он отрекся, но не принял то, что произошло, а это страшнее всего. Эше знал, что парень не готов к жизни, которую уготовил ему Олег.

Тот мир другой, непредсказуемый. Всю жизнь Ярослав готовился, выполнял задания, добивался поставленных задач, но не жил. Он солдат, которому нужны инструкции, и если что-то выйдет из-под контроля, бог знает, как Ярый себя поведет. Барсов младший не различает плохое и хорошее, для него все в одном сером цвете. Он не социализирован, Яру не приходилось долго находиться в обществе. И Барсов старший не счел нужным готовить его к этому, но тот даже сам не подозревает, что парень бомба замедленного действия. Стоит только пойти чему-то не так, как Яр разнесет все вокруг.

Эше волновался за Ярослава, а также понимал, что он не послушает его и не вернется. Оставалось надеяться, что ученик сможет сохранить контроль.

Яр прошёл около пяти километров, обуреваемый смятением. И это совсем не то чувств, которое он привык испытывать. Его раздражали мысли о Саше, появилось желание вернуться и проверить, как она там. Но Барсов не собирался сворачивать назад.

Парень включил телефон и набрал номер отца, тот ответил спустя три гудка.

– Куда ты пропал, черт возьми? – голос из трубки звучал раздраженно.

– Сопровождал Морозову в поездке, – спокойно ответил Ярослав.

– В какой мать твою, поездке? Здесь весь город на ушах. Морозов думает, ты похитил его дочь. За любую информацию о тебе назначена круглая сумма. – Олег, похоже, был в ярости.

– Ты убрал девчонку?

– Нет.

– Так сделай это, и возвращался, как можно быстрее, – потребовал мужчина.

– План изменился, Морозова в не игры, – произнес Яр чётко.

– С чего вдруг?

– Она не представляет угрозы.

– Нет, сын, ты уберешь ее, – зарычал отец. – После вашего исчезновения, нам не подобраться к Морозову и на километр. И это единственная возможность ударить по нему.

– Я, кажется, понятно сказал, что она вне игры! – ледяным тоном произнес парень, так чтобы больше не возникало сомнений. – А насчет Морозова не волнуйся, ему недолго осталось.

– Не нужно ничего предпринимать самостоятельно, ты меня слышишь Ярослав?

– Ты хотел, чтобы я его убил, именно это сейчас и собираюсь сделать, – уверенно произнес Яр. – И Александру не советую трогать.

Он сбросил вызов, и резко развернулся, направляясь назад.

Барсов ускорил шаг, хотя и без этого шел очень быстро. Яр решил вернуться за Сашей, если дорогу не расчистят, девчонка просто замерзнет там. Он доставит ее в город и их пути разойдутся, да и вряд ли она захочет его видеть, после того, как парень убьет ее отца. Выдумала себе какую-то любовь к нему. Глупая, как можно быть такой наивной? Но возможно она приняла за это чувство благодарность за списение ее жизни. Ничего, скоро возненавидит Яра, после того, как он разрушит жизнь девчонки. Барсов хотел сохранить Саше жизнь, ни больше, искал внутри себя, но не находил даже жалости к девушке. Все так, как должно быть.

Издалека заметил машину Александры, она даже не попыталась уехать. Черт, как можно быть такой беспомощной? Подойдя ближе, увидел рядом с автомобилей что-то на снегу, похожее на тело, и бросился бегом туда. И только сейчас обратил внимание на след от протектора шин.

Через секунду оказался на месте и резко поднял куртку Саши с земли, а под ней обнаружил лужу крови. Он сжал зубы и осмотрел вещь девушки, та была пробита пулей со спины в области сердца. Яр сжал ткань чувствуя, как в глазах темнеет, посмотрел по сторонам, но тела так и не увидел. А руки перепачкала кровь Александры, парень опустился на колени и кромки зарычал.

Блядь, он же сказал отцу не трогать ее, или Олег уже тогда убил девчонку?

Ощутил, как в области грудной клетки неприятно защемило, и захотелось кого-то придушить. Нет, придушить этого слишком мало. Яр хотел крови. Много крови. Опустил ладонь в бордовое пятно, и провел по белоснежному снегу, оставляя красную полосу. В голове всплыло ее горячее тело в его руках, глаза полные слез, когда сделал девушке больно, и решимость в них, когда хотел уйти. Он не предал тому, что произошло между ними значения. Хотя нет, он сначала жалел, а потом сказал себе, что взял то, что ему предложили. А сейчас ее смерть накинула удавку на его шею, которая сжала так, что хотелось крушить все вокруг. Раздражало то, что отец не послушал, блядь, он же сказал, не трогать ее! Яр был готов сам убить Морозову, без малейшего сожаления, но почему тогда теперь так хреново?

Поднялся и ударил кулаком в стекло машины, и по нему пошла паутинной трещина, а следующим ударом разбил его вдребезги. Изнутри что-то жгло, разъедая органы, прожигая кожу. От мысли, что Саши больше нет, разум мутнел, и контроль улетучился на корню.

Яр сел в автомобиль девушки, и с буксом стал прорываться сквозь сугробы. В его венах бежал огонь, и казалось, перед глазами тоже танцевало пламя. Черт подери, он просто хотел сохранить Александре жизнь, она не представляла никакой угрозы, да девчонка блядь сама себя боялась. Убить ее это то же самое, что лишить жизни ребенка. Отец ответит за то, что сделал, таким образом он пошел против Ярослава.

Барсов несся как угорелый, вжимал газ в пол, машину постоянно заносило, но парень ловко возвращал ее на дорогу. Он хотел как можно быстрее добраться до отца, жутко хотел расплаты. Внутри расползалась тьма, его пустота густо заполнилась ею, так плотно, что там больше не чувствовалось ничего. Барсов думал, что подобных эмоций не существовало в нем, Яр был просто не способен на них. Всегда хладнокровный и расчетливый, без капли раскаяния и сожаления, он четко выполнял задачу, не оставляя следов. А сейчас, как бешеный помчался за расплатой. Почему вдруг это стало так важно для него? Один секс не мог все изменить. Вспомнил лицо девушки, как она злилась, доставая его своими требованиями, как нерешительно поцеловала впервые, как не смело отвечала ему. Ее больше нет, это должно было случится, но невыносимо понимание этого факта.

Охрана отца не хотела пропускать Яра, ровно до тех пор, пока он одному из них не выбил зубы, а у другого не отобрал пистолет. На встречу вышел Геннадий доверенный Барсова старшего, единственный из его людей кто знал, что парень сын Олега.

– В чем дело Ярослав? – мужчина отшатнулся, увидев нацеленный ему в голову пистолет.

– Кто убрал Морозову? – зарычал Яр.

– Это был приказ Олега, – ответил сдавлено тот.

Парень за секунду преодолел расстояние, и вырубил Геннадия одним ударом по голове.

Он ворвался в кабинет отца, и нацелил в него пистолет, тот задумчиво сидел в кресле. Олег поднял голову и растерянно посмотрел на сына, видимо не ожидал подобного. Рука Яра решительно сжимала пистолет, а указательный палец гладил курок, готовый в любой момент его вдавить.

Заметив, как Ярослав снял оружие с предохранителя, отец тревожно спросил:

– За что, сын?


Глава 17


– За что, сын?

– Я сказал тебе русским языком не трогать Морозову! – холодно произнес Яр.

– Так мы и не трогали ее, – отец поднялся с кресла и вышел из-за стола.

– Не лги мне! – зарычал парень, заметив в глазах Олега волнение.

Выстрел, звук от которого раскатом прокатился по комнате. Барсов старший повалился на пол. А Яр смотрел на пистолет в своих руках, словно не понимал, как он выстрелил. Присел рядом с отцом на корточки и зажал рану рукой. Но кровь упорно сочилась сквозь пальцы, рана тяжелая, вряд ли Ярослав ему поможет. Да и хотел ли он?

– Я не трогал твою Морозову, – закашлялся Олег, сплюнув кровью. – Почему решил, что я?

– Твой поверенный сказал, что убить ее был твой приказ, – он говорил быстро, зная, что отцу осталось недолго. Яр всегда стрелял так, чтобы наверняка.

– А я все думал, кто среди моих "крыса", – снова кашель, тяжелый хрип, тело содрогнулось.

– Я вызову скорую, – парень убрал руку, и кровь хлынула сильнее.

– Не надо, кх-кх… Я не боюсь умирать, – каждое слово давалось Барсову с трудом, но все же мужчина продолжил. – Сын, ты все, что останется после меня, займи мое место и уничтожь всех тварей.

Яр не понимал, что он чувствует: ярость, растерянность или что-то еще. Его обманули, ввели в заблуждение, а он как лох на эмоциях "повелся". Убил единственного родного человека. Осознание этого неприятно кололо.

– Не сомневайся, отец, – пообещал парень. Он жестоко накажет виновных.

– Я горжусь тобой, Яр, – отец замолк, прикрыв глаза. Казалось, будто замолчал навсегда. Но все же Олег снова открыл глаза. – Прости, что не стал тебе хорошим отцом…

И это были последние слова. Барсов старший отправился в вечность. Он пережил с десяток покушений, враги считали его неуязвимым. Говорили, что нет такой раны, от которой не оправился бы Барс. Его боялись, им восхищались, его уважали и ненавидели. Но нет бессмертных, это лишь дело времени. А в бессмертие людей уносит память, и, несомненно, Барсова будут вспоминать как одного из самых жестоких бандитов того времени. Только вот тот, кто займет его место, превзойдет отца во всем, особенно в жестокости.

Яр поднялся над телом отца, сжимая орудие убийства. Его руки были испачканы кровью отца и Саши. Внутри горело, прожигая яростью кожу, выпуская гнев наружу.

В кабинет ворвался Константин и изумленно уставился на тело Барсова.

– Что ты сделал…

– Сладких снов, – гаркнул Барсов младший, теперь уже единственный, и выстрелил "крысе" в лоб. Тот мешком упал на пол с глухим стуком. А вокруг головы расползалось красное пятно. Ярослав подошел и вложил ему в руку свой пистолет, для того чтобы все выглядело так, будто отца убил он. Парень осмотрел тела и подошел к столу Олега, открыл ящик и достал оттуда пистолет. А спустя несколько минут в кабинет влетела охрана, один из них взял Яра на прицел.

– И что будем делать, ребятки? – усмехнулся он, заметив растерянность людей отца. "Надо будет ими заняться", – подумал Барсов.

– Что произошло? – спросил молоденький парень, державший Ярослава на мушке. "Видать, самый смелый".

– А что, не видно? Константин оказался "крысой" и убил отца.

– А ты вообще кто такой? – выдал один из охранников.

– Яр Барсов, с этого момента вы подчиняетесь мне, – холодно заявил Ярослав.

В кабинет влетел еще один охранник с возгласом:

– Я все видел…

Раздался выстрел, от которого содрогнулись все, кроме Яра. Потому что он выстрелил в голову вошедшего. Барсов сразу догадался, что это охранник из комнаты видеонаблюдения, а ему не нужны свидетели.

– Он тоже был "крысой", – равнодушно произнес во все глаза уставившейся на него охране. Возможно, кто-то что-то и заподозрил, но после такого не решился ничего сказать. Пусть это будет всем уроком, Яр не собирается разводить "гадюшник". С каждым решившим "кинуть" его будет именно так, а верных он вознаградит за службу.

– Что рты пооткрывали? Собирайте людей! – громко скомандовал, усмехнувшись тому, как они подорвались с места.

– А куда едем? – спросил один из ребят.

– В гости к Морозову, – ответил Барсов с дьявольской усмешкой.

Он хотел выйти из кабинета, как раздался звонок его телефона. А на экране отобразился номер Саши. "Интересно", – подумал парень, ответив:

– Да.

– Ярослав, ты в порядке? – ее знакомый голос полоснул по венам. "Жива! Черт возьми, жива!"

– Ты где? – грубо спросил Яр, готовый зарычать от бешенства.

– Дома, – пискнула девушка. – Папа сказал не говорить никому, что я жива, на меня ведется охота. Я волновалась за тебя…

Ярослав сбросил вызов и вылетел из кабинета. Значит, Морозов, сука, подстроил убийство дочери. Ничего, Барсов сегодня лично воплотит смерть Ольги в реальность.

В глазах потемнело от злости. Он убил отца потому, что потерял контроль из-за смерти Александры, но та, оказывается, жива. Блядь, он ослеп из-за этой девчонки, допустил ошибку. Сука, он никогда не ошибался. Нужно было сразу убить ее, тогда бы и голову себе не морочил. Но теперь его ничто не остановит.

Кортеж из шести черных Ленд Роверов выехал за ворота резиденции Барсова. Яр отказался от водителя и управлял машиной сам, во главе колонны. Он чувствовал, как в нем бушует ярость, заставляя сердце биться чаще и разгоняя бурлящую кровь. Барсов доберется до Морозова, чего бы это ни стоило, даже если придется "положить" всю охрану. Парень знал, что так сейчас не ведутся дела, войны идут не в открытую, осторожно. "Ну что ж, добро пожаловать назад в девяностые", – злобно подумал Ярослав.

Они остановились у ворот дома Морозова, из пропускного пункта вышел растерянный охранник. Люди Яра встали около его машины в ожидании. Барсов опустил стекло и грубо сказал:

– Кого ждете? Открывайте ворота! – он мог бы сам "положить" охрану Морозова, но парню было интересно посмотреть, как будут действовать его люди.

В считанные секунды человек Бориса оказался прижат к земле, а два парня Барсова прошли на территорию и открыли ворота.

Машины въехали во двор, где их уже встречала толпа охранников Морозова.

Ярослав, вырубив двоих, велел своим закончить, после чего направился в дом. Он хорошо изучил план дома и уже через несколько минут был у кабинета Морозова. С ноги открыл дверь и встретился взглядом с врагом. Тот поднялся с кресла, Яр видел в его глазах страх, видел и наслаждался им.

– Как ты посмел ворваться в мой дом? – взвыл Борис.

– Как видишь, очень легко, – усмехнулся парень.

– Зачем пришел?

– Ты неправильно сформулировал вопрос. Вернее будет, для чего. И ответ: чтобы убить тебя, – Барсов говорил медленно, чеканя каждое слово, от его голоса стыла кровь в венах.

– Мы можем договориться, – спохватился Морозов.

– Я не веду переговоров, – оскалился Яр, нацелив пистолет на голову мужчины.

– Нет! – отчаянный крик ворвался в кабинет за секунду до выстрела, который так и не прозвучал. Ее голос иглами врезался в кожу, пламенем обжигал мозг, вызывая новую бурю злости. Вот она – та, из-за кого он потерял контроль, та, которую хотелось защитить и убить одновременно. Она как криптонит для него.

Повернулся в ее сторону, так же держа Морозова на прицеле. Она замерла в ужасе, вся залитая слезами. А потом бросилась к ногам Яра с мольбой.

– Пожалуйста, не делай этого. Пожалуйста… – голос прервал поток рыданий. Плакала, содрогаясь всем телом. Поборол желание поднять девчонку с пола, вместо этого отошел в сторону. Он не хотел смотреть на нее, это неприятно сдавливало грудную клетку.

– Саша, уходи немедленно, – закричал Морозов, его лицо исказила гримаса боли. Но она не слышала отца, снова обратила свой взор на Ярослава.

– Если в тебе есть хоть что-то человеческое, отпусти его. Молю, не забирай у меня единственного родного человека. Пожалуйста, Ярослав.

– Мне плевать.

Его слова резанули по сердцу, и кровь от этой раны брызнула во все стороны. Да, это было только в ее голове, но она физически чувствовала, как горячие липкие струи стекают по ее телу от груди. Дикий ужас завладел каждой клеткой, казалось, она сейчас лишится рассудка.

– Я никогда не прощу тебе этого, – прокричала в истерике девушка.

– Я знаю, – спокойно ответил Яр.

– Ты монстр!

– Нет, я намного хуже, – усмехнулся он, убрав пистолет с предохранителя. И надавил на курок.

Прогрохотал выстрел вперемешку с нечеловеческим криком:

– Неееееееет!

Словно в замедленной съемке Морозов упал на пол с пробитой головой, а дочь метнулась к нему, завывая. Девушка была в шоке, кинулась трясти отца, умоляя подняться. А потом злобно посмотрела на Барсова, заревев:

– Ты забрал у меня самое дорогое! Ненавижу! Будь ты проклят!

Яр посмотрел на обезумевшую Сашу, а потом навел на нее пистолет. В глазах девушки при виде дула, направленного ей в голову, не отразилось ничего. Парень положил палец на курок, намереваясь завершить начатое.


Глава 18


Яр решительно сжимал пистолет, направляя Саше в голову, но только сжимал потому, что, глядя в омут ее глаз, не мог нажать на курок. Словно какая-то неведомая ему сила не давала это сделать. Сжал со злостью зубы и опустил руку, но девушка не расслабилась и не вздохнула с облегчением, она смотрела на него пустыми глазами.

– Если хочешь жить, у тебя сутки, чтобы убраться из города, – бросил ей Барсов прежде чем выйти из кабинета. Парень не знал почему, пощадил девчонку. Она обладала какой-то непонятной властью над ним, вызывала жалость. И он хотел лишить ее этих привилегий, уничтожить, убрать со своего пути. А самое главное не хотел ощущать это мерзкое чувство, будто сделал что-то неправильно, когда она сверлит его своими невинными глазами. Яр делает все так, как надо потому, что он сам решает что правильно, а что нет.

Это не могло быть правдой! Саша смотрела вслед Ярославу, чувствуя, что распадается на частицы. А потом с диким воем прижала к себе папу, приподняла его голову не чувствуя тяжести, боясь смотреть на лицо.

– Папочка, разбуди меня, скажи, что это неправда. Пожалуйста, разбуди! – шептала, не в состоянии поверить.

Обнимала родного, крепко, крепко, чувствуя, как ее футболка пропиталась его кровью. Ее боль… Боль? Нет, это не боль, это то, чему нет названия, то, от чего хочется сдохнуть. Что-то что в тысячи раз сильнее боли, она горела на живую, сгорала изнутри полностью вся беспощадно. Раскачивалась вместе с бездыханным телом, каждый вдох сопровождался жутким воплем. Дышать было невозможно, она словно находилась под водой.

– Очнись, умоляю, очнись! – прокричала, теряя рассудок, слезы градом катились по щекам. – Не оставляй меня, пожалуйста, или забери с собой.

Боже, она не сможет жить без него. За что Яр забрал у нее единственного родного человека? Ком жуткого ужаса и боли нарастал внутри девушки, сдавливая все органы, разрывая мышцы. Тьма ослепила Александру словно вспышка. Но приступ не самое страшное сейчас. Паническая атака так и не вошла в полную силу, зависла где-то между, лишь добавляя мучений.

Она кричала, разрывая горло, не замечая ничего вокруг, вся покрытая кровью самого любимого человека на свете. Это был страшный крик скорби и отчаяния, от которого наверняка у вбежавшей охраны стыла кровь. Многие из них знали ее с детства, играли с ней, потакали капризам, а сейчас никто не мог помочь. Взрослые сильные мужики, просто боялись подойти к убитой горем девушке. И замерли, глядя на нее в нерешительности. Они тоже скорбели из-за потери своего начальника, но их скорбь ничто по сравнению с ее.

–Па-па-а-а-а, почему вы с мамой оставили меня одну? Ты теперь там с ней, а я здесь никому больше не нужна. Я хочу к вам. Папа, я хочу к вам, – ее хриплое шипение наводило жуть, что даже Юрий Николаевич, хотевший поднять крестницу, отшатнулся. Но все же, взял себя в руки и попытался оторвать Сашу от тела мертвого отца.

– Пустите! – взвизгнула девушка, вырываясь. – Пустите, не отдам! Он жив! Он сейчас очнется! Прочь, не отдам! Не смейте его трогать!

Это звучало ужасно, а еще страшнее было смотреть на измазанную в крови девочку, с сумасшедшим взглядом. Она будто не видела никого, смотрела сквозь мужчин, и снова возвращала взгляд к телу.

– Девочка моя, его больше нет с нами.

– Папа очнись, не позволяй им забрать тебя. Пап! Пап! Пап! – она не услышала Юрия, и снова принялась трясти отца.

В первые мужчине стало настолько страшно, он не знал что делать с девочкой, которую нянчил с пеленок.

С трудом оттащил ее от тела друга, захлебывающуюся, кричащую, вырывающуюся. Сажал в объятия с такой силой, что должна была лишиться сознания, но она вместо этого зловеще зашипела:

– Пап, ты же все слышишь… Не отдавай меня, пап, не отдавай. Я хочу к тебе… С тобой… – а потом истерически усмехнулась, уверенно добавив:

– Сейчас папа проснется и задаст всем вам!

Александра утихла лишь когда, приехала скорая помощь и медсестра вколола ей успокоительное. Но она отказалась уходить из кабинета, и сидя на полу, смотрела, как забирают отца. Ей было хреново, как же ей было плохо, но успокоительное превратило девушку в овощ, и она не могла даже плакать. Словно наркоз после сложной операции, чувствуешь приглушенную боль где-то вдалеке, но когда отпустит, начнется настоящий ад. Его забрали, а ее взгляд прилип к красной луже на полу. Все чего хотела сейчас Алекса, это чтобы разверзлась земля, а она рухнула в магму, и истлела там дотла. Не могла поверить в произошедшее, не могла и не хотела. Мысли со свистом кружились в голове, сводя с ума. Как ей теперь? Зачем жить дальше? Ведь больше не осталось ничего, никого… Сашу и так не радовала ее жизнь, а теперь вообще не понимает, зачем она ей. Парень, которого она полюбила, жестоко убил ее папу на глазах девушки, да еще и саму хотел пристрелить. Господи, Ярослав дал ей сутки, чтобы убралась из города, да за что он с ней так?

Александре помогли подняться по лестнице и проводили в комнату. Оставшись в полном одиночестве, ее взгляд упал на зеркало, и там она увидела себя всю испачканную кровью отца. Лицо, шея, футболка, руки, все плашмя было красное. И лишь белые, расширенные от ужаса глаза выделялись на алом фоне. Почувствовала, как боль прорывает блокаду успокоительного, окутывая отчаянием, выворачивая сердце, вырывая душу.

Закричала так громко, что гланды свело до ломоты. Этот рев шел из глубины души, пролетая по ней, вырываясь из грудной клетки. Кричала пока не зазвенело в ушах, а потом одним махом сбросила на пол все с туалетного столика. Но легче не становилась, тогда в стену полетела любимая ваза, стул, флаконы с духами разлетелись вдребезги. Саша крушила свою комнату не в силах остановиться, срывала шторы, швыряла все на что хватало сил, и это сопровождалось рычанием и горькими всхлипами. Перевернула все верх дном, и упала на пол, обессилев. Лучше бы он ее убил. Лучше убил. Рыдала до изнеможения, а горечи не было конца. Это она виновата! Это только Сашина вина. Если б Яр не спас ее, тогда бы не оказался в их доме, и ничего не было. Ничего! Почему все ее родные не изменено умирают? Почему из-за неё? С самого рождения Александра несет смерть, с самого первого вдоха. Она проклята, ей незачем жить. Теперь Саша одна, одна на белом свете. Ее больше некому защитить. Пусть Ярослав приходит и добивает, девушке теперь больше нечего терять, он отнял у нее самое дорогое. Почему все мужчины в жизни Алексы, которых она любит, выбирают этот грязный, криминальный мир, наплевав на нее?

Закрыла глаза, а перед ними лицо папы и повсюду кровь, содрогнулась и тихо заскулила, плакать больше не было сил.

– Папуля, неужели это конец, неужели ты меня оставил? Я больше не увижу тебя? – шептала, прогрызая губы до крови.

Ей хотелось вырвать сердце, в нем было слишком много боли, она не помещалась там, текла по венам, словно жидкое стекло, разрывая их. Это нельзя терпеть, все тело ломает, а безысходность душит, и убивает на живую. Уже нельзя ничего изменить. "Где папа? Куда его увезли? Когда он вернётся? Когда будет похороны?" – страшная мысль, но еще страшнее само слово похороны, она не готова его хоронить.

Слезы сами катились из глаз, больше не обращала на них внимание, лицо исказило и свело до боли, а внутри месиво, такое же кровавое, как и ее тело сейчас. Кровь засохла на руках, но Саша не хотела ее смывать, в сумасшествии подумав, что это последняя частичка ее папы. В голову лезли не нормальные мысли. Она так и лежала на полу, притянув ноги к груди. Теперь Алекса знает все о боли, знает, как бывают чудовищны люди, как легко в один миг все погубить. Какая она была глупая, пытаясь найти в окружающих доброту, и как наивно находила. Александра жива, тот, кого ошибочно полюбила, сохранил ей жизнь, только забыл спросить – нужна ли она ей теперь?


3 ЧАСТЬ. ОСКОЛКИ МОЕЙ ДУШИ

Глава 19


Снова тот же сон, мучивший Сашу на протяжение трех лет. Кошмар, к которому так и не смогла привыкнуть. Боль, не затихшая с годами, колыхалась с новой силой, когда просыпалась в холодном поту. И она не сразу понимала, где находиться, а когда осознавала, что ей снится то, что было на самом деле, выла, сходя с ума от тоски. Теперь Алекса знает, что приступы, мучившие ее с детства, не смертельны, и с ними может справиться сама. За последние время она пережила с несколько десятков – панических атак. Девушку ломало, было жутко тяжело, но это ничто по сравнению с той неутихающей агонией, которая живет внутри после смерти папы.

Александра выжила, ее заставили выжить, дядя Юра чуть ли не силой заставил ее уехать, сразу же после похорон. Их организовали быстро, на следующий день, это было очередное подтверждение того, что все правда, и она не свихнулась. Саша даже не смогла нормально попрощаться с отцом. Это был самый ужасный день в ее жизни, и она переживает его снова и снова. Каждый новый рассвет сопровождается старым горем, настолько острым, что задыхается, завывая в подушку. А потом на белой наволочке остается красный след от искусных ею губ. Да и раны от ногтей у нее на ладонях не успевают заживать. Кажется, даже приступы со временем махнули на Сашу рукой, что с девушки взять, когда она сама отдается в их объятия лишь бы найти забвение. Потому что те страдания, которые приносят панический атаки ничто, по сравнению с теми муками, которые испытывает она постоянно от смерти отца и предательства Яра.

Александра уехала так далеко, как только смогла. Помнится когда-то, она мечтала об этом, но не теперь. Она вновь и вновь пыталась построить новую жизнь, не вспоминая прошлое, но этого не выходило. Ярослав убил в ней все стремление жить, он все разрушил несколько лет назад. И даже сейчас не оставлял в покое. Парень мучил ее через сны. То целился Алексе в голову пистолетом, и всегда нажимал курок, и она видела, как замедленно пуля приближается к лицу, а потом пробивает лоб, разнося брызги крови. То он убивал ее отца со злобным смехом.

А иногда Яр любил Сашу в том старом доме. Ласкал обнаженное тело, целовал, и она кричала от наслаждения, пока не открывала глаза, чтобы посмотреть на него. И видела себя, всю залитую кровью, а он размазывал красную густоту по ее коже, с дьявольской улыбкой. Это было ужасно, девушка просыпалась, дрожа и вся мокрая от дикого ужаса. Александра жалела, что Ярослав не убил ее потому, что лучше умереть, чем так жить. Да это и не жизнь вовсе, а каторга. Возможно, если бы она была сильнее, давно наложила бы на себя руки. Да она думала об этом не раз, но не смогла. Саша – трусливое, слабое и безвольное существо. Девушка даже, как следует не может возненавидеть убийцу папы потому, что там внутри нее все наполнено всепоглощающей болью, и места для других чувств просто-напросто нет.

Другие бы на ее месте вынашивали изощренный план мести, а она даже на это не была способна. Крестный обещал Саше, что отомстит за ее отца, но это не давало удовлетворения. Даже если б Ярослав умер, ей не стало бы легче, несмотря на все то, что он сделал. У девушки все же, остались к нему какие-то чувства. И за них она ненавидела себя.

Александра пыталась вычеркнуть Яра из памяти, пыталась построить отношения с другим мужчиной. Но все впустую, она терпела его поцелуи, не чувствуя ничего внутри. А когда дошло до секса, когда Саша сама устроила это, в надежде, что если переспит с Валерой, сможет разорвать непонятную связь с Яром, ничего не вышло. Парень целовал ее тело, ласкал грудь, бедра, а внутри девушки нарастало омерзение.

Все ее существо требовало оттолкнуть Валеру, но она заставляла себя терпеть, ожидая, что вот-вот его прикосновения ей понравятся. Но это вот-вот не наступало. А парень продолжал свои попытки, сделать ей приятное – ласкал ее тело и целовал шею, губы, грудь. Но когда он снял брюки и просунул свой возбужденный орган между ее сжатых бедер, тело Алексы самостоятельно воспротивилось этому. Игнорируя этот протест, она упрямо сносила все неприятные чувства.

Валера вошел в нее с глухим стоном, и кроме боли девушка не почувствовала ничего. Правда еще желудок свело от рвотного спазма, и тошнота подступила к горлу, а он лез к ее рту своими мягкими губами, чтобы поцеловать. Это было отвратительно, Саша чувствовала, что оскверняет свое тело, будто придает Ярослава. Но этого девушка и хотела, предать то, что по ошибке было у них, и глубоко зацепило ее. Заставляла себя терпеть снова, и снова, сжимая кулаки так, что ногти впивались в кожу, оставляя кровоточащие ссадины.

Ломала себя, останавливая в последний момент, когда руки тянулись, чтобы оттолкнуть парня. Но стоило закрыть глаза, как в мыслях всплывало лицо Яра с холодным взглядом, и хищной ухмылкой. Поэтому Алекса не закрывала глаза когда, занималась любовью с Валерой. Вернее, как занималась? Она лежала неподвижно, позволяя ему иметь себя. А потом ее рвало до изнеможения, словно желудок пытался выпрыгнуть наружу от отвращения к ней. Александра не смогла так больше и разорвала отношения с парнем. Наверное, это изначально было глупо. Скорее так она хотела не Ярослава вычеркнуть из памяти, а наказать себя за то, что все еще не может забыть его. За эту проклятую слабость.

Каждый день она обещала себе начать новую жизнь с понедельника, пытаясь уцепиться за что-нибудь, но этот понедельник так и не наступал. Она работала в небольшой компании, на незначительной должности. Сортировала документы, и была рада, что не приходится общаться с людьми. Да и окружающие не стремились к общению с ней, сторонились, считая странной. А соседи вообще думали, что она ненормальная, из-за криков, доносящихся из ее съемной однокомнатной квартиры. И это устраивало Сашу. Никому ничего не нужно объяснить.

Как-то одна из коллег пыталась заговорить с ней, спросила, почему у нее столько седых волос, но наткнувшись на отстраненный взгляд Алексы, ушла, не дожидаясь ответа. Она и сама не заметила, как в ее волосах появились седые пряди, особо не обращала на себя внимания. Но в тот день, придя домой, посмотрела в зеркало и впервые увидела, как русые локоны переплетаются с серыми. Сразу же вспомнила льдинки глаз Яра, теперь и она обладает подобным цветом.

Александра смотрела на себя и не узнавала, седая, с синяками под глазами, и морщинками в уголках. А губы? Они все в болячках от того, что кусала их постоянно. Но самое страшное – ее взгляд, мертвый, пустой, безразличный. Двадцать два года, а выглядит на все сто. Но ей было плевать, она не хотела менять ничего. Она вообще не хотела ничего.

Сколько может протянуть человек, состоящей из сгустка боли? Без цели, без смысла к существованию, без близких? Особенно если и сам не хочет искать этот смысл? Александре казалось, что та, добрая и веселая девочка Саша потерялась там внутри в густой тьме, и пытается найти свет, чтобы увидеть выход. Только напрасно потому, что свет давным-давно погас, и остались серые, мрачные будни. Она волочит свое существование, не считая дней, месяцев, лет. Закрылась в квартире, как в раковине, и никого не пускает внутрь. Ей так комфортно, больше никто не сможет ранить, предать, разбить, снова сделать невыносимо больно.

Алекса потеряла веру в людей, девушка больше не видит в них ничего доброго, а только злость, ненависть и фальшь.

Александру тянуло домой, нет, не в эту съемную квартиру в маленьком городе на краю страны. А именно домой, туда, где выросла, где была счастлива. Ей снился папа, он словно звал ее к себе. Не на тот свет конечно, а на могилу, Алекса хотела отнести им с мамой цветы. Но возвращаться было страшно, слишком сильны воспоминания, слишком свежа рана, и слишком много боли. И все же, девушка решила ехать, если даже это будет дорога в один конец. Смерть уже не пугает ее, больше пугает жизнь. Возможно, там со своей семьей, она, наконец, сможет обрести покой?


Глава 20


Дорога, дорога, долгий изнурительный путь. Особенно тяжелый для психики Саши. Чем ближе она была к дому, тем сильнее сжималось сердце, и ком боли еще больше нарастал внутри. Там осталось ее счастье, ее жизнь, она сама. Девушка часто представляла, что папа жив, он дома, и скоро приедет к ней. Даже иногда, угнетенная мукой, начинала верить в это, на миг получая успокоение. Но покой был не долгий, а потом очередное осознание действительности, и пламя разгоралось, словно в него подлили бензин, сжигая душу.

Алекса смотрела в окно в своем купе на мелькающие деревья, холмы, реки, и вслушивалась в стук колёс. Было ли ей страшно возвращаться? В бушевавшем в ней урагане чувств она не находила страха, и кажется уже не боялась ничего. Ее больше никто не ждет в родном городе, и больше нечего терять. Разве может быть что-то страшнее этого? Александра не знала на сколько задержится там, но точно не собиралась оставаться насовсем, возможно пару дней, не больше.

С каждый минутой все ближе и ближе к болезненному прошлому, которое стало неизбежным будущим. Ближе к тому, кто отнял все, забрал ее жизнь. Главное не видеть его больше никогда. Потому что эта встреча, станет для девушки последней. Поезд въехал в родной город Саши, и сердце почувствовав это, стало биться через раз, но каждый удар эхом звенел в ушах.

Все вокруг растворилось, она смотрела на знакомые дома, прижавшись лбом к прохладному стеклу. Три с лишним года, а кажется, весь ужас был только вчера. Как горько от того, что нельзя вернуть время назад и все изменить. Александра отмотала бы пленку туда, где она еще не родилась, и сделала так, чтобы этого не происходило совсем.

– Девушка вы выходите?

Из мыслей её вывел хрипловатый женский голос, Саша не поняла что, от нее хотят и отстранённо спросила:

– Простите, что?

– Приехали минут пятнадцать, как уже, – повторила недовольно проводница. – Освобождайте, пожалуйста, купе.

– А конечно, извините, задумалась, – ответила Александра, собирая вещи.

– Оно и видно, – буркнула женщина и ушла.

"Гостеприимный родной город, сразу же встречает с теплотой"– подумала девушка удрученно.

Спустились на перрон, и замерла в нерешительности, словно ноги приросли к плитке. Здесь у Александры один путь, к родителям на кладбище, больше ей некуда пойти, да и не хотелось никуда.

Купила цветы в ближайшем флористическом магазине, и села на маршрутку, направляющуюся в нужное место. Девушка старалась ни о чем не думать, но в голову все равно лезли страшные мысли, четкие образы того рокового дня.

Вышла на остановке, и еще минут десять шла до кладбища пешком. Алекса шагала на автомате, сквозь густой туман перед глазами, чем ближе подходила, тем тяжелее давался каждый шаг, ноги словно налились бетоном. Душа металась внутри, словно в пожаре. Перекрестилась у ворот и вошла в них, чувствуя панику сковавшую тело. Сложно, это очень сложно, Саше хотелось бежать отсюда сломя голову, с криками: "Дура, он жив, ждет тебя где-то далеко, только не здесь, только не здесь". Но папа ждал ее именно здесь.

Замерла в метрах пяти от могилы, ощущая, как катастрофически не хватает воздуха. "Нужно подойти! Ну же иди!"– твердила у себя в голове. Но не могла сдвинуться с места, словно приросла. А голову сдавило так, что, казалось, сейчас вылетят глаза. Поплелась, волоча ногами, глядя на могилу мамы, и стараясь не смотреть в сторону отца. Бух, бух, бух, как молот по наковальне, сердце долбило по ребрам, пытаясь выбить их. Подошла и посмотрела на фотографию молодой женщины, которую не знала, и которая была самой родной. А потом взгляд невзначай метнулся к папе, на его могиле уже установили очень большой памятник. Прочитала надпись, выбитую на плите: " Помним, любим, скорбим. Вечная память и уважение", и он на фотографии, словно живой. Глядит Александре в глаза, будто хочет что-то сказать, но молчит, больше никогда она не услышит его.

Прорвало, опустилась на колени и горько зарыдала, разрываемая невыносимой болью, которую нельзя стерпеть.

– Здравствуй, родной, – провела ладонью по холодной фотографии, и прикоснулась к ней головой. Задыхаясь, прошептала:

– Прости!

– Прости, что так долго не приходила… Мммм… Господи, как же тяжело, – плакала, прижимаясь щекою к мрамору, а слезы катались по портрету отца.

– Я не смогла без тебя, пап. Не могу спать, дышать, жить. Мне очень больно, эта боль постоянно со мной, – голос прерывался от судорог и всхлипов. Размазывала пальцами свои слезы по камню, не в силах остановить поток.

– Я не успела попрощаться с тобою, не сказала, как люблю и на сколько благодарна за всё… – воздуха не хватало, Саша задыхалась, пытаясь вздохнуть, но легкие будто наполнялись дымом. – Пап… Ведь это я виновата во всём… Это я привела этого мерзавца в наш дом. Единственный, кто и должен лежать под этой землей так это только я…

– Прости меня, пап! Прости за всё. Вырвать бы сердце, чтоб так не горело, вернуть бы время назад.

Девушка дрожала, но не от холода, а от страданий, терзающих изнутри. Ее разрывало на части, наверное, только сейчас она полностью осознала, что папа ушёл навсегда, безвозвратно, необратимо. Туда где ей вряд ли найти его. Что там? Бездна? Покой? Неизвестность?

– Пап, как мне хочется знать, что ты слышишь меня… Как хочется верить, что я не одна… – перевела дыхание, всхлипнув. – Я бы все отдала, чтобы тебя вернуть…

Посмотрела на могилу, усыпанную прошлогодней листовой, и принялась расчищать ее пальцами. Вырывая сухую траву, не замечая колючки, врезающиеся в кожу. Снег только сошел, и земля еще была влажная, руки Саши, покрыла липкая грязь, вытерла тыльной стороной кисти слезы, катившиеся по щекам, оставляя на них черный след. Как ошалевшая елозила по могиле, выгребая всю траву. Вся испачкалась, лицо одежда, со стороны, наверное, Александра выглядела, как умалишенная. Остановилась лишь, когда вокруг все стало чисто, посмотрела на руки, покрытые землей.

– Я бросила вас… Некому ухаживать за могилами… Простите, пап и мам…

Опустилась снова на колени, почувствовав, как они утонули в грязи, которую она же и намесила. Но девушке было совершенно плевать на свой внешний вид, какие же это мелочи теперь. Алексе не хотелось уходить от родителей, да и идти ей было некуда, а здесь она хотя бы со своей с семьей. Безумная в мыслях, вряд ли это одобрил бы отец…

– Но тебя нет, пап… – прокричала, ударив ладонью по могильной плите. – Ты больше не можешь мне ничего запретить, не можешь наказать, не можешь обнять…

Снова ком застрял у Саше в горле, снова не могла дышать. Да сколько же в ней боли? Разве может так дальше продолжаться?

Заплакала обессилено, девушка так просто больше не могла. Устала, изнемогая от этой вечной пытки, не осталось у неё терпения. Поднялась, глядя в глаза папы, ища в них поддержку, помощь или ответ. Как же ей нужен сейчас его совет. Ведь не ценила, когда отец был рядом, принимая все, как должное. Претила Саше его чрезмерная забота, ругала за излишнюю опеку. А теперь папы нет, и не к кому обратиться за помощью, не с кем поговорить.

– Пап, как ты смог пережить смерть мамы? Как справился со всем этим?

Нет ответа, не услышит уже никогда, и так наивно ждет. Надеялась до последнего, на что только сама не понимала. Возможно на чудо или наоборот. Услышать от него хотя бы слово, хотя бы папин вздох.

– Здравствуй, Саша.

От голоса, прозвучавшего за её спиной, у Александры по коже пробежал холод. Дикий ужас сковал сердце, а воздух словно испарился вокруг. Хотела обернуться, но в глазах потемнело, и Саша лишилась чувств.


Глава 21


Яр смотрел на лицо Саши, лишившейся чувств. Мужчина поймал ее, но это не особо изменило ситуацию, девчонка вымазалась как черт. Он узнал о ее приезде почти сразу, как Александра сошла с поезда. У него везде свои уши и глаза. Когда доложили о прибытии в город Морозовой, Ярый велел своим людям следить за ней. А после их звонка с докладом, что девушка уже несколько часов зависает на кладбище, Яр поехал туда сам. Он наблюдал за ней со стороны, а потом решил подойти, и Александра даже не заметила его приближения. Мужчина слышал, как она кричит, затем что-то говорит отцу, и просто не мог сдвинуться с места. Что он чувствовал? Жалость? Нет, скорее сомнения в ее нормальности.

Стер грязь со щеки Саши, и та приоткрыла глаза, недолго, однако, она была в отключке. А Яр только хотел отнести ее в машину.

Алекса открыла глаза и изумленно уставилась на Ярослава. Она не сразу поняла, что происходит и где находится. А когда до нее дошло, начала вырваться из его рук. Как он посмел к ней подойти? Освободившись от крепкой схватки, Саша смерила мужчину убийственным взглядом. И влепила со всей дури грязной ладонью ему пощечину. Заметив испачканную щеку Яра, хмыкнула и пошла прочь. Только зря, негодяй дернул девушку назад за капюшон с такой силой, что она чуть не упала на спину. Естественно, он удержал Сашу.

– Пусти! – взвыла охрипшим голосом. Дежавю, помнится, не впервые Ярослав треплет ее за шкирку. Да что он о себе возомнил? Подонок! Вот она, ненависть, наконец проснулась в Алексе, стоило только увидеть обидчика. – Я сказала, пусти, придурок! Или добить решил?

– Не сейчас, пока что у меня на тебя другие планы,– усмехнулся Яр.

– Охренеть! Какая же ты скотина! – плевалась она ядом. – Я не собираюсь осквернять могилы родителей общением с тобой. Пошел прочь!

– Отлично, тогда уйдем отсюда, – буркнул мужчина, а в следующую секунду перекинул Александру через плечо и понес к воротам.

Девушка молотила по его спине кулаками, сыпля всевозможными ругательствами. Злость, бушевавшая сейчас в ней, затмила боль. Зачем она ему? Что Ярослав задумал? Какое право он имеет обращаться с Сашей как с вещью? Видимо, привык, что все сходит с рук, но и ей ответить ему нечем. Девушку больше некому защитить. Боялась ли она? Нет, ее страх умер много лет назад, с единственным человеком, за которого переживала. А свою жизнь Алекса не особо ценила. Но и облегчить задачу Яру не собиралась. Теперь Саша знает, какое он чудовище, дядя Юра рассказал ей тогда, что он убил собственного отца, чтобы занять его место. Господи, какой же она была дурой, когда искала в нем хорошее, да еще своим спасителем считала. А парень, наверное, смеялся над ней украдкой. Монстр, одним словом.

Когда Ярослав поставил Александру на ноги перед собой, девушка, долго не думая, бросилась бежать. Зачем, фиг знает, наверное, инстинкт самосохранения сработал без ее разрешения. И вздохнула с облегчением, не услышав позади шагов Яра. Она бежала так быстро, как только могла, словно это единственный путь к спасению.

Будто из ниоткуда перед ней возник мужчина и перегородил ей дорогу, выставив руку вперед. Скотина, Ярослав знал, что повсюду его люди, поэтому и догонять не стал. Было слишком поздно, Алекса не смогла остановиться и со всего разбега ударилась лицом о крепкую руку, упав на спину. Боль от удара сковала тело, она не сразу смогла вздохнуть, кажется, сломала себе нос. Через секунду над ней навис Ярослав, сверля холодными глазами. Саша почувствовала теплую влагу возле губ, провела рукой и увидела кровь, все-таки разбила нос. Она не спешила подниматься, да и ее никто не пытался поднять. Лишь вокруг девушки столпилось мужчин пять, и все нагло глазели на нее. Как-то и вставать особого желания не было, Алекса даже не чувствовала жидкую лужу под собой. Сразу было понятно, кто из этой толпы босс, все люди искоса посматривали на Ярослава, ожидая его команды. Но его величество сам лично наклонился над ней, схватил за куртку на плече, не боясь запачкать свои ручки, и одним рывком поставил Александру на ноги.

– Иди в машину, – рявкнул Яр, – или еще хочешь побегать? Жаль, моих псов здесь нет, а то я с радостью посмотрел бы, как ты от них удираешь, – следом усмехнулся он.

– А это разве не твои верные псы? – сыронизировала девушка, махнув головой в сторону охраны Ярослава.

– Да, только эти загрызть не могут. Убить, перерезать горло, переломать конечности легко, но разорвать зубами на мелкие куски вряд ли, – он говорил с такой кровожадностью, словно представлял это ужасное зрелище.

– Ты больной псих, – Саше стало тошно от его слов, или же она слишком сильно ударилась головой и у нее сотрясение. – Что тебе нужно от меня?

– Скоро узнаешь, – холодно произнес он, – идем в машину.

Девушка не стала ждать Ярослава, первой направилась к припаркованному внедорожнику. Что бы там ни было, она не собиралась бегать от него. А то, что было сейчас, – неосознанный порыв. Внутри Александры бушевал пожар, который ей не удавалось успокоить. В голове просто не укладывалось, сколько наглости и жестокости в этом человеке.

Охранник Яра открыл перед ней заднюю дверь, и Саша села внутрь, явно пачкая собой бежевую обивку сиденья. "Вот и поделом", – ненавистно подумала она.

Следом в машину сел Ярослав, правда, он занял водительское место. Бросив на нее насмешливый взгляд, завел автомобиль.

– И куда ты меня везешь? – спросила Александра, не выдержав.

– Ко мне в гости.

– То есть это похищение? – воскликнула девушка.

– Нет, дружеский визит, – ответил мужчина. Он насмехается над ней?

– Ты совсем спятил? Дружеский визит? Не боишься, что я устрою тебе вендетту? – шипела от негодования и злости. После всего, что этот мерзавец ей сделал, смеет вот так вести себя.

– Все возможно, принцесса.

– Не называй меня так, – крикнула Алекса, ударив ладонью по спинке его сиденья.

– Как скажешь, принцесса, – Яр отпустил руль, взмахнув руками.

– Идиот! – зарычала, теряя последнее терпение. – Останови машину! Я не собираюсь играть в твои игры! Я приехала на кладбище к родителям! И ты последний человек на свете, которого хочу видеть.

Он словно не слышал ее, продолжая жать на газ. Появилась сумасшедшая мысль выпрыгнуть на ходу из этой проклятой машины. Снова нахлынула боль, а вперемешку со злостью это ядерная бомба, готовая вот-вот взорваться. Подлец, неужели он не чувствует вины за убийство ее отца? И все это время спит спокойно? Погубить столько жизней.

– Немедленно останови! – прокричала в истерике. Сашу колотило изнутри. Хотелось придушить Яра собственными руками. Сколько же боли он ей причинил. Три года кошмара, и это только позади, а впереди вся жизнь с мукой сожаления.

– Не психуй, почти приехали, – буркнул мужчина спокойно.

– А мне плевать, веришь или нет! Кто тебе дал право трогать меня? Вообще охренел? Я тебе не вещь, понятно? Какой же ты мерзавец! После всего еще смеешь подходить ко мне! Как же я тебя ненавижу! Пффффф, просто слов нет!

– Вот и помолчи, иначе я сам заклею тебе рот, – злобно произнес Ярослав.

– Да пошел ты, нашел, чем пугать! Может, лучше пристрелишь сразу, это у тебя хорошо получается. – Алекса задыхалась от гнева. – Ты же у нас бог, тебе решать, кому жить, а кому нет! Лишь бы тебе удобно было!

Яр резко затормозил, и девушка влетела в спинку сиденья перед собой, снова разбив нос. А мужчина холодно сообщил:

– Приехали.


Глава 22


Александра прошла в дом следом за Ярославом. Он шел быстро, не оглядываясь на нее. Его особняк был огромный, трехэтажный и чем-то напоминал крепость. Повсюду стояла охрана. Саша озиралась по сторонам и вздрогнула когда, услышала командный голос Яра:

– Идем в кабинет.

– У меня мало времени, мне нужно на поезд, – соврала девушка, лишь бы быстрее покинуть это место. Но в ответ получила лишь хриплое "хм".

Он предложил ей сесть, но Алекса отказалась и, скрестив руки на груди, уставилась на него. В голове гуляли вопросы, что Яру нужно от нее. Зачем привез домой, что нельзя было поговорить в машине? Да и говорить она с ним не особо хотела, вернее вообще не хотела.

– Я слушаю тебя! – холодно отрезала Саша.

– Ты для чего приехала?– спросил он таким же ледяным голосом.

– Я уже говорила тебе зачем. Но в любом случае это не твое дело! И отчитываться я перед тобой не обязана, – завелась Саша.

– Детка, это в твоих же интересах – дать мне правдивый ответ, – его взгляд словно лазер выжигал ее кожу.

– Правдивый? Серьезно? Это говоришь мне ты, насквозь пропитанный ложью? – зашипела, окончательно выйдя из себя. – Знаешь что, я не собираюсь перед тобой распинаться. Иди ты на… к черту!

Девушка развернулась и пошла к двери, но громкое рычание Ярослава прибило ее к полу:

– Стоять!

Обернулась не сразу, а потом с вызовом посмотрела ему в глаза, желая выплюнуть в лицо мужчине: "Я тебя не боюсь! Я больше ничего не боюсь!" Но не могла сказать ничего, потому что челюсть свело от злости, и сжала зубы с такой силой, что, казалось, они потрескаются сейчас.

– Ты не сможешь уйти, пока я не позволю, – сообщил Яр с каким-то торжеством.

– Я могла бы сейчас спорить, – ее голос звучал словно из потустороннего мира – серый, холодный, мертвый, – но не хочу терять время… На тебя. Я приехала на могилу к родителям и все! Давай говори, что тебе еще нужно от меня?

– Я хочу знать, это ты собираешь втихаря людей отца?

Упоминание им ее папы как удар под дых. Он не достоин даже думать о нем!

– Рехнулся? Зачем мне это? – воскликнула девушка.

– Например, ради мести, – предположил мужчина.

– Да, у меня есть причины мстить тебе, думаю, ты и сам прекрасно знаешь об этом, иначе меня здесь не было бы, – Саша старалась сохранять спокойствие, но эта тема слишком болезненна для нее. Она была уверена, что позже, после этого разговора, накроет волна такой агонии, что снова будет подыхать живьем. – Но хочу тебя разочаровать – я не настолько отважная, чтобы решиться на месть человеку, который разрушил всю мою жизнь. Все, что я могу, это молча ненавидеть тебя, надеясь на то, что ты однажды захлебнешься моей ненавистью!

Ярослав смотрел на нее тяжелым взглядом, Александра заметила, как потемнели его глаза. Но она снова не могла понять, что он чувствует.

– Я тебя услышал. Но ты все равно не сможешь уехать до тех пор, пока я не найду зачинщика, – его слова звучали как приговор.

– Ты не имеешь права удерживать меня против воли! – возмутилась Алекса, – это не законно в конце концов!

– Увы, я не чту законы, – усмехнулся Яр.

– Мне плевать! Я не собираюсь оставаться с тобой под одной крышей! Тебе придется меня убить, чтобы заставить! – уверенно заявила она.

– Ты ошибаешься,– он поднялся с кресла. И Александра почувствовала угрозу, исходящую от мужчины. На автомате сделала шаг назад – все же девушка понимала, что бежать ей некуда. Вокруг полно охраны, Саше не дадут уйти.

– Не подходи ко мне! – прокричала угрожающе, зная, что это вряд ли его остановит.

– Хорошо, если ты сама пойдешь в гостевую комнату, – спокойно пожал плечами Ярослав.

– Ни за что! – торопливо ответила Алекса, о чем пожалела в следующую секунду.

– Что и стоило доказать, – усмехнулся Ярослав и так быстро оказался рядом с Сашей, что она просто не успела отпрыгнуть. Снова закинул ее на плечо и вынес из кабинета. Сопротивляться было бесполезно, поэтому девушка как мешок висела неподвижно, считая ступеньки под ногами мужчины.

Яр с ноги открыл дверь комнаты и поставил Алексу на ноги. От резкой смены положения у нее закружилась голова.

– Я пленница? – спросила, придя в себя.

– Гостья, но можешь выбрать, как тебе больше нравится, – его губы изогнулись в ухмылке.

– Никак! – воскликнул Саша обреченно. – И сколько ты собираешься меня здесь держать?

– Сколько понадобится, – ответ Ярослава очень "прояснил" ситуацию.

– У меня работа, я не могу здесь сидеть… Ты не можешь… – в ней закипела злость с новой силой. Да что он о себе возомнил? Неужели нет на него никакой управы. – Ты не можешь врываться в мою жизнь после… После всего, что сделал! Я не замешана в ваших грязных делах! Какие тебе нужны доказательства? – бушевала Александра, не желая унимать гнев, – или это все причина? Что тебе нужно, черт возьми, от меня?

Яр молчал, глядя ей в глаза. А потом его лицо приблизились и замерло в сантиметре от ее. Она ощущала его дыхание на своих губах и сама перестала дышать. Девушка готова была поклясться, что он хотел ее поцеловать, но мужчина вместо этого прорычал:

– Чтобы ты закрыла рот.

Резко развернулся и пошел прочь. А Саша растерянно замерла, слушая бешеный стук своего сердца. Что это было? Что вообще все это значит?

Ярый залетел в кабинет и со злостью хлопнул дверью. Он не знал, отчего в нем поднялась такая буря ярости. Без сомнения, мужчину бесили претензии девчонки. Она искала то, чего нет. Хотя, если признаться самому себе, он изначально знал, что это не Александра строит заговоры против него. Все началось намного раньше ее приезда. Но сомнений в том, что это кто-то из людей ее отца, тоже не было. Яр всегда был осторожен, и несколько покушений, совершенных на него за последнее время, никак не ударили по мужчине. Только заставили напрячься. Он давно держал весь город под колпаком, а сейчас не мог выяснить, что за сука копает под него. И что это значило? Да то, что у этой гниды хорошие связи в криминальном мире. Люди отца слепо шли за ним, поэтому в них сомневаться не приходилось. А те, кто смел бросить ему вызов или сыграть налево, уже давно на том свете. Ярослав не жалел предателей, не шел на компромиссы, он вел дела только так, как считал нужным. Изначально он построил свою власть на страхе, многие за спиной шушукались, что Ярый сам убил отца, а он и не отрицал. Зачем? Каждый понимал, что может так же быстро полететь вслед за прежним хозяином. И многие отправились в мир иной. Яр не разбирался, кто прав, а кто виноват, не судил, просто выносил приговор. Но те, кто был верен ему, слепо шли за вожаком, и за это были щедро вознаграждены. Его боялись, уважали, ненавидели. И все делали это, забившись в свои норы. Он знал, что многие в городе мечтают вернуть то время, когда власть была у его отца. А ведь и Барса когда-то считали слишком жестоким. Но Ярый переплюнул родителя. Три года назад он быстро подмял под себя людей Морозова, а те, кто не хотел переходить к противникам, бежали без оглядки, но таких было мало. Никто толком не знал, кто он, этот жесткий пацан, шагающий по трупам. И все вопросы сошли на нет, так и не прозвучав. А Ярый не собирался объясняться, мужчина не хотел быть чьим-то сыном, чтобы заслуги отца приписывали ему. Он хотел свое имя, чтобы каждая собака в городе знала Яра Барсова и боялась. Ярый ставил условия и не рассматривал уступки. Или по его, или никак. Барсов не сидел в теплом офисе, как его отец когда-то. Значимые вопросы он решал лично, в остальном доверял своим верным людям. С ним хотели сотрудничать и в то же время боялись этого как огня. Яр знал обо всем в области и только не мог вычислить того, кто бросил ему вызов.


Глава 23


Александра сидела неподвижно, вынашивая план побега. Она не собиралась торчать здесь, пока Ярослав разбирается не понятно в чем. Более того, девушка была уверена, что его претензии бред сивой кобылы. На удивление Саши, очередной срыв обошел ее стороной, словно злость придала новых сил. Откуда-то появился стимул выжить, дать отпор мерзавцу во что бы то ни стало. Девушка не собиралась становиться очередной жертвой Ярослава, пусть он и сломал ее жизнь, но она не даст снова сломать себя. Хотя внутри Саша давно переломана настолько, что никогда не сможет регенерировать.

Хотела ли теперь Алекса мести? Нет, все, что ей нужно, это чтобы Яр оставил ее в покое, и не лез больше никогда в ее жизнь.

Девушка почти не дышала, создавая видимость, что ее здесь нет. Причем закрыла дверь изнутри. Приходила какая-то женщина и приглашала поужинать, но Александра продолжала отмалчиваться. Потом тот же голос сообщил, что ей принесли поесть.

И здесь Саша не ответила, тогда услышала тревожный вопрос: – “ С вами там все в порядке?”. Голос той женщины звучал взволнованно, и она долго топталась у двери.

Но девушка не издала ни звука. Она на автомате записала все окружение Яра врагами. Хотя сама понимала, что они лично ничего ей не сделали. Но на контакт идти не хотела, и напряглась, вздрогнув лишь, когда по двери громко ударили, словно пытаясь выбить.

Яр внимательно изучал лицо собеседника, он сидел в переговорной владельца одной из крупнейшей сети магазинов. Ему было не столь важно, что несет этот кадр потому, что Ярый не привык доверять словам. И мог точно определить, когда ему вешают лапшу на уши, или что-то недоговаривают. И сейчас один из тех случаев, когда пытаются пустить пыль в глаза. Гаврилов хотел прибегнуть к услугам охранной фирмы Барсова, но естественно ему нужна не охрана его сети, это лишь перекрытие. Бизнесмену требуются услуги другого характера.

– То есть ты предлагаешь мне пять процентов от прибыли западных магазинов? – спросил Яр, заметив, что Гаврилова задевает его неформальное обращение. Но тот молча сносил все потому, что знал, что лучше не злить того к кому обратился за услугой.

– Да доход в той части города больше чем в остальных, – неуверенно пояснил мужчина.

– То есть я получаю проценты от трех магазинов, а моя охранная фирма обслуживает твою сеть? – рассуждал Ярый. – Не слишком ли маленькая цена за то, что я выживу из города твоего конкурента, с достаточно процветающим бизнесом?

Барсова прервал звонок его телефона, и он, не обращая внимания на Гаврилова, раздраженно ответил в трубку:

– Да.

– Ярослав Олегович, простите, что отвлекаю, – послышался перепуганный голос домработницы. – Но вы велели сообщить, если что-то пойдет не так с гостьей… Мне кажется это важно…

– Да говори уже, – гаркнул он, не выдержав.

– Девушка закрыла дверь изнутри, и там в комнате гробовая тишина, – чуть ли не рыдая, пропищала женщина.

– Блядь, – выругался Яр, сбросив вызов. И резко поднялся из-за стола.

– Яр Олегович, мы же еще не договорились, – растерялся Гаврилов.

– Мой человек назначит встречу в другой день, – небрежно бросил Барсов, и грубо добавил, – Кстати твои условия меня не устраивают. Предложи что-то более весомое, или же я рассмотрю сотрудничество с твоим конкурентом.

Гаврилов до боли сжал свои пухлые кулаки, недовольно сверля глазами спину уходящего бандита. Вот поэтому он и боялся предлагать сотрудничество Ярому потому, что тот мог как помочь, так и разбомбить все к чертовой матери, если его не устроят условия. Но у мужчины не было выбора, новая сеть магазинов активно разрасталась в городе, отбирая его кусок. Гаврилов не был приверженником жестоких методов, но когда речь зашла о потерях, которые он несет, эта мысль показалась не такой и плохой. Главное не прогадать.

Яр мчался домой сломя голову, хрен знает, что может прийти на ум этой ненормальной девчонки. Стоило домработнице сказать, что в комнате гробовая тишина, как его передернуло. Он не хотел ее отпускать, сам блядь, не знал почему. Когда-то из-за Саши у него сорвало крышу, которая спустя годы так ни черта не встала на место.

В тот день, когда Ярый убил ее отца, он не сразу покинул дом Морозова. А стоял в коридоре и как губка впитывал сумасшедший крик девчонки. Ее ужас как-то передался ему, и в какую-то секунду Барсов дернулся, чтобы подорваться к Саше. Но в последний момент остановился, понимая, что это он причина боли девушки. И долго стоял, как идиот, слушая её рыдания, вместо того, чтобы уйти, и чувствовал, как в нем что-то сжимается, там далеко в темноте, где всегда была пустота.

Жалел ли Яр о содеянном? Нет, мужчина никогда ни о чем не жалел. Ему это было не свойственно. Но тот день засел глубоко внутри него. И Александра словно стала проклятием Ярого. Он слышал ее безумный крик по ночам, учитывая, что раньше ему вообще не снились сны. А теперь стоило сомкнуть глаза, как перед ними возникал образ девушки. То она отдает ему свою девственность на пуховой перине. То сыплет проклятиями вся залитая кровью.

Та их ночь в старом доме, задела Яра за живое, заставляя вновь и вновь желать хрупкое тело этой невинной девчонки. Сука, он тысячу раз пытался выбить ее из головы. Сменил сотню баб, но не одна из них не стерла запах Саши из его памяти. Он ебал шлюх с какой-то непонятной жестокостью, заочно начиная ненавидеть каждую из них. Хрен знает за что, возможно за то, что не давали желаемого удовлетворения. Хотя раньше всегда женщины были для него предметом для удовлетворения потребностей, а теперь Яр искал что-то другое. Только блядь, не понятно что. Ему стало мало просто дырки, которую мог трахать. Он хотел… Хотел именно ее… Александру, и не только в сексуальном плане, здесь было совсем другое, возможно Барсову нравились, каким-то мазохистским образом эмоции, которые в нем вызывала лишь она. И за это Ярослав ненавидит девчонку, за то, что сама того не зная, мучает его столько лет.

Яр влетел в дом, чуть не сбив на своем пути охрану. Поднялся на второй этаж, перепрыгнув половину ступенек, и с двух ударов ноги выбил дверь в комнату, где была Саша. Вздохнул с облегчением, нарвавшись на ее испуганный взгляд.

Алекса непроизвольно сжалась, когда дверь повисла на одной петле, а в комнату ворвался взбешенный Ярослав. Боялась? Конечно, боялась, он испепелял ее одним лишь взглядом.

– Какого хрена? – зарычал мужчина.

– Что ты имеешь в виду? – притворилась, что не понимает о чем речь.

– Какого хууу… ты закрылась в комнате? – шипел Яр, и удивительно, что он не стал при ней материться, хотя явно хотел.

– А что мне уже и этого нельзя, – съязвила девушка. – Ты составь тогда список, что мне делать, а что нет!

– Если ты решила морить себя голодом, то учти, смерть будет тяжелой и болезненной, – гаркнул Ярослав.

– Просто рядом с тобой меня тошнит, и пропадает аппетит, – огрызнулась она. Александра хотела задеть его, хотя понимала, что вряд ли получится, потому что он бесчувственная скотина.

– Я могу заставить, и заодно насладиться зрелищем, – угрожающие прищурил глаза.

– А я и нисколько не сомневаюсь в твоих возможностях, – усмехнулась неровно Саша. – Что еще ожидать от такого мерзавца.

Алекса была ниже его на голову, но все равно, высоко подняв лицо, смотрела ему в глаза с вызовом.

– Ты играешь с огнем принцесса, – оскалился мужчина.

– Мне уже не страшно обжечься, – ее губы дрогнули. – Потому что ты сжёг во мне все живое!

– Видимо, что-то еще осталось, – ухмыльнулся Яр.

– Подонок! – воскликнула Алекса, замахнувшись, чтобы влепить ему пощечину.

Но Ярослав поймал руку девушки, а следом схватил своей огромной пятерней за горло и вжал в стену.

Он смотрел в ее глаза, и в его зрачках плясало адское пламя. Саша знала, что мужчина в считанные секунды может сломать ей шею, она и пискнуть не успеет. Но чего уж точно не ожидала, так это жесткого поцелуя, которым Яр лишил ее способности дышать. Язык вторгся в рот девушки, терзая плоть, а пальцы также аккуратно сжимали шею Саши. Именно аккуратно потому, что изначально эта хватка не принесла ей никакого дискомфорта. Внутри Алексы больно закололо, словно ежик, который долго был свернут там тугим клубком, сейчас развернулся, растягиваясь и царапая своими острыми иглами все внутренности Александры. Этот поцелуй был пыткой – для ее губ потому, что зубы мужчины ранили тонкую кожу, для ее самообладания потому, что тело отреагировало так, как не должно. И самое главное, для психики потому, что поцелуй нравился в то время, как должен был вызвать омерзение к тому, кто отнял у девушки всю жизнь.

Отстранился, глядя на Сашу почти черными глазами, и в их глубине она не видела сейчас льда. Его ноздри трепетали, и Яр злобно зашипел:

– В следующий раз, прежде чем бесить меня, подумай о последствиях, – его пальцы теперь по-настоящему сдавили ее горло так, что стало тяжело дышать. – Я могу сделать с тобой все, что угодно, и никто не придет к тебе на помощь.

Отпустил, и она согнулась пополам, закашлявшись. А потом, преодолевая боль в горле, прокричала ему в спину:

– Я ненавижу тебя! Как же я ненавижу тебя! Чудовище!


Глава 24


Саша не находила себе места. Поцелуй Яра, заразил сомнениями, и противоречия ворвались в ее душу с новой силой. Как могло быть девушке приятно, после всего, что он ей сделал? Этим она предала саму себя, свою память об отце. Ее разрывало от негодования. А после того, как Ярослав со злость сжал ей шею, и бросил угрозу, Алекса чуть не задохнулась от ярости. Хотелось догнать его и ответить тем же. Но, что она может ему сделать? И теперь девушка точно знала, что отсюда нужно, как можно быстрее бежать.

Ярый смотрел на свою догорающую машину, и злобно сжимал кулаки. По чистой случайности его не оказалось внутри во время взрыва, отошел на минуту отлить. Он направлялся в соседний город для того, чтобы уладить кое-какие вопросы с отцовским оконным заводом. Производство там приносило слишком мало прибыли, и уже не покрывало расходы. Мужчина сам не понимал, за каким хреном его держит, давно пора было закрыть или продать. Но Ярослав снова оттягивал, вместо этого, решив поменять руководство завода, и заодно пересмотреть персонал. Он специально поехал один, чтобы не привлекать к себе внимания, а своих ребят отправил в другое место, сделав вид, что тоже с ними. Отвлекающий манёвр так сказать. Но уебки все же, вычислили тачку Яра, хотя он специально ее не светил, и в основном передвигался на разных левых автомобилях. А эта была личной.

Большой вопрос, когда именно и где успели подложить взрывчатку. Неужели среди своих завелся стукач? Ярый знал, что наверняка полетят головы, пока они найдут предателя. Та падла всё ближе и ближе к Барсову. Все считали его не уязвимым, только на деле вот блядь, что получается. Мужчина понимал, что за него взялись конкретно, и просто так не слезут. Да и он сам не успокоится, пока не истребит всех мразей.

Ему пришла идея, свалить по-тихому с места покушения до того, как приедут его люди. Машина выгорела дотла, не одной живой души поблизости нет, его никто не видел. Пусть посуетятся, и разнесут по городу молву, что Ярого грохнули. А пока до них дойдет, что в машине было пусто, может и все крысы из нор повылезают. Барсов направился в противоположную сторону от города, и сошел с дороги, намереваясь отойти подальше и поймать попутку.

Александра слышала голоса, доносившиеся с первого этажа, приоткрыла дверь и проскользнула в коридор. Внизу явно какой-то переполох. Любопытство взяло верх, и девушка направилась к лестнице. Но только отошла от комнаты, наткнулась на домработницу, и та была явно чем-то очень взволнована.

– Извините, пожалуйста, а что случились? – спросила Саша, как можно вежливее.

– Горе случились, – вздохнула обреченно женщина. – Ярослава Олеговича убили, ироды. Как же мы теперь?

– Что значит, убили? – не своим голосом произнесла Алекса.

– Говорят, взорвали в собственной машине, – ответила домработница и поспешно удалилась.

Девушка, облокотившись о стену, прижала руки к груди, не дыша. Как же так? Эта информация не принесла успокоения от того, что свершилось возмездие. Нет, наоборот внутри все сжалось и заледенело. Еще несколько минут назад сама была готова убить Ярослава, а теперь… Теперь страшно от того, что больше не увидит его. Он был ее последней связью с прошлым, своеобразной, болезненной, жестокой, но все же, это давало ощущение, что она еще жива.

Там далеко в памяти Саша даже любила парня, до того рокового дня. И вот теперь и Яра нет, осталась одна.

Больше некого винить во всех грехах на свете, некого ненавидеть, некого желать… Не могла поверить в это, мысль о смерти Ярослава взрывала мозг. Почему именно сейчас, когда Александра оказалась радом? Еще одно доказательство того, что она несет смерть. Саша никому не желала смерти. Даже окутанная агонией потери папы, девушка не желала Яру смерти. Удушающее отчаяние давило изнутри, ей хотелось кричать. Ни плакать, а именно кричать, от переполняющей горечи. Что за жизнь такая, усеянная телами любимых людей.

Алекса не могла больше находиться в этом доме. Не могла больше быть в этом городе. Не могла дышать. Ей срочно нужно оказаться как можно дальше от жестокости, обитающей здесь.

Собрала свои вещи и незамеченной проскользнула мимо охраны. В доме стоял жуткий переполох. Люди Яра слонялась туда-сюда. Кто-то ругался, кто-то растерянно смотрел по сторонам, будто не зная, чем заняться без хозяина. Но до нее никому не было дела. Вздохнула с облегчением, когда Сашу пропустили на воротах. Она бы не выдержала, если б пришлось хоронить Ярослава. Пусть он останется у нее в памяти живым. Там в ее старом доме, в момент, когда заботился о больной девушке. Яр тогда казался ей совсем другим, от него исходила сила и ощущение защищенности. И Александра даже помыслить не могла, что спустя сутки парень выжжет ее жизнь, оставляя лишь пепел после себя.

На сердце было очень тяжело, невидимым магнитом Сашу тянуло назад в дом Ярослава. Казалось бы, душа девушки и так изранена сильнее некуда, но сейчас на ней появились новые глубокие рубцы. Каждый шаг давался с трудом, словно шла, преодолевая неведомое сопротивление. В голове каша, не могла дать описания своим чувствам, старалась не думать ни о чем. Шла, как сквозь туман, перед глазами Алекса не видела ничего. И когда сзади ей зажали рот рукой, и куда-то потащили, не сразу поняла, что происходит. Александру затолкали на переднее сиденье какой-то машины, и она не видела мужчину за спиной. Окна автомобиля были затемненные, и от шока Саша не успела толком испугаться. А когда в машину сел водитель у нее просто отвисла челюсть. Хлопала ресницами, не веря своим глазам, прошептала в изумлении:

– Как?

– Что как? – спросил, усмехнувшись он.

– Ты жив?

– Как видишь, – холодно ответил Ярослав.

– Но мне сказали, что тебя убили… Там такая суматоха… – растерянно произнесла Александра.

– А ты смотрю, не растерялась, сразу свалила, – ухмыльнулся Яр.

А ведь только что она оплакивала его у себя в душе, лелеяла память о нем и чувствовала физически, боль от смерти мужчины, но сейчас в ней снова зарождалась буря возмущения.

– Неужели не было меня жалко? – спросил он, сверля ледяным взглядом.

– Ты заслужил! – выпалила она сдавленно.

– Принцесса, ты разбиваешь мне сердце, – сыронизировал Ярослав и завел автомобиль. – Не желаешь прокатиться?

– Иди к черту! – воскликнула Саша. Какой он все-таки негодяй, девушка еле сдерживала бушевавшую внутри ярость.

– Я только оттуда, детка.

– Что все это значит? Зачем? – Александра не понимала, для чего он разыграл свою гибель.

– Что зачем? – равнодушно спросил Ярослав.

– Зачем ты заставил меня снова пережить это?! – прокричала дрогнувшим голосом.

– О чем ты? – серьезно посмотрел на нее.

– О смерти, – ударила его ладонью в плечо, всхлипнув.

Яр остановил машину посередине дороги и долго смотрел Алексе в глаза.

– Я заслуживаю, ты сама сказала, – повторил ее слова, и своими грубыми пальцами сжал плечи девушки.

– Заслуживаешь! – воскликнула, сдерживая слезы, стоявшие в глазах.

– Тогда в чем дело? – допытывался мужчина.

– Я не желаю тебе этого… – прошептала, преодолевая спазм, сжавший горло.

– Почему?

– Мне было страшно…

– Почему? – не отставал он.

– Я… я боялась больше не увидеть тебя… – моргнула, и слезы крупными каплями покатились по щекам.

– Ты же ненавидишь меня? – его глаза потемнели.

– Ненавижу… – ответила не так уверенно, как хотела. – Но это выше моих сил.

– Я не понимаю тебя? – нахмурил брови Яр.

– Я сама не понимаю… – затаила дыхание Александра. – Внутри что-то осталось после всего… Ты мне не безраз…

– Не смей этого говорить, глупая! – зарычал он, притянув в свои объятия.

И она позволила себе на минуту отключить мозг и память, расслабившись в объятиях мужчины, которого когда-то любила. Понимала, что это не правильно, но ведь Александра думала, что он умер, и имеет право на передышку. Потом снова вернет вражду на место. А сейчас он жив.


Глава 25


– Куда мы едем? – спросила Саша после длительной паузы. Она не задержалась надолго в объятиях Ярослава. Эта близость была губительна для неё на столько, что выжигала на сердце клеймо предательницы. Потому что от его тепла отключается мозг, и Алексе хочется погрузиться с головой в этот омут, в котором уже утонула однажды.

– А что тебе даст эта информация? – ответил вопросом на вопрос Яр.

– Хочу знать, сколько мне ещё придется торчать рядом с тобой, – огрызнулась девушка.

Нет, у них не было перемирия, лишь ее минутная слабость, спровоцированная мнимой смертью мужчины.

– Еще долго принцесса, еще долго, – спокойно "обрадовал" он.

– Это бессмысленно, ты же знаешь, что я не причастна к заговору против тебя? – он молчал, сосредоточенно глядя на дорогу. – Ведь знаешь?

– Мне нужны факты, – ответил так, будто хотел отделаться от назойливого вопроса.

– Какие, черт возьми, факты? – завелась Саша с пол оборота.

– Конкретные…

– Ты дурак? – взвыла девушка, растеряв остатки терпения. – Меня не было в городе больше трех лет! Я не общаюсь ни с кем отсюда! Можешь проверить детализацию моих вызовов, мои соц. сети, почту. Тебе же это ничего не стоит!

Ярослав снова молчал, и Александру распирало от несправедливости. Это невыносимо, когда играют тобой как вещью, а ты сделать ничего не можешь. Она устала пускать все на самотек, ей нужно было срочно вырваться из этого капкана. Только как достучаться до Яра?

– Ярослав! – воскликнула обречено. – Зачем ты мучаешь меня?

– Ничего личного, – снова безразличие в голосе.

"НЕТ, не-е-е-ет, это уже слишком"– пульсировало нервно у нее в голове.

– Да ты достал меня, подонок, – что ж и ее адекватности пришел край, да, причем такой конкретный край. Саша начала молотить по Ярославу своими маленькими кулачками, от чего тот резко затормозить чуть, не съехав с обочины.

– Успокойся, ненормальная, – зарычал он, пытаясь, поймать ее руки. Но не тут-то было, Алекса резко выскочила из машины и бросилась бежать. Она сама не понимала, что у нее в голове, действовала не осознанно на рефлексах. Передвигаться было тяжело, ноги утопали в липкой грязи, то и дело скользили, но останавливаться девушка не собиралась. Не сразу заметила машину медленно ползущую рядом. Несомненно, это был Яр. Он опустил тонированное стекло, и Саша увидела его довольное лицо. Ему было весело, черт подери, весело! Он насмехался над ней. В то время когда ее сердце вырывалось из груди.

– Не хочешь стать звездой ютуба? – бросил он насмешливо. – Ты бы видела себя со стороны, точно бы упала со смеха.

"А-а-а, сука"– взвыла мысленно она, но сказать ничего не смогла потому, что сбилось дыхание. Саша никогда не была способна на забег в большие дистанции. И если б не гордость уже давно остановилась, согнувшись пополам, чтобы отдышаться.

– Так что я снимаю на видео? – усмехнулся мужчина, удобно устроившись в машине.

– Иди-и-и на… на фиг, – проговорила, задыхаясь Александра.

– Может все же, сядешь в машину, – остановил автомобиль Яр. – Не мучайся, все равно далеко не убежишь.

Не убежала…

Саша смотрела в окно квартиры, в которую ее принес Ярослав. Именно принес потому, что девушка наотрез отказалась садиться в машину. После чего мужчина сам ее туда посадил… Точнее запихал. Но и она особо не сопротивлялась, так как не было сил, выдохлась от пробежки.

Квартира оказалась небольшая, но уютная, с минимумом мебели и большими окнами. Яр видимо устал от нападок, поэтому после того, как они вошли, старательно избегал Сашу. Да и она была рада передышке. Все ее существо воспротивилось их близости и тому, что этот мужчина рядом. Здравый смысл бил в колокола, крича, что это не правильно.

А душа словно оживала рядом с ним, и наслаждалась болезненным противостоянием. Все-таки Алекса в какой-то мере мазохистка. Или же у нее раздвоение личности? Потому что одна ее часть ненавидит Ярослава до трясучки, а другая боится потерять. И как здесь сохранить равновесие? Когда ее нервы и так расшатаны до предела. Возможно, было ошибкой возвращение в родной город. Но кто знал, что так все сложиться?

Как бы там не было, Александре нужно договориться с Яром, получить от него ответы на интересующие ее вопросы.

Алекса вошла в кухню и обнаружила Ярослава, курящего на балконе. Он выдувал струи дыма за окно, но все, же аромат сигарет проник в комнату. Саша не любила этот запах, он вызывал у нее тошноту.

– Ты, конечно, можешь травить себя, я нисколько не против. Но моё здоровье мне дорого, – высказала девушка укоризненно, про свое здоровье она конечно преувеличила, она никогда не пеклась о нем.

Яр медленно обернулся и смерил ее холодным взглядом. Он явно размышлял о чем-то важном, его лицо было очень сосредоточенно. Мужчина швырнул окурок и вошел в кухню, снова решив не отвечать ей.

– Я хочу знать, сколько ты собираешься держать меня здесь? – Александра решила сразу перейти к делу.

– Сколько потребуется, – буркнул он себе под нос.

– Для чего именно потребуется? – не успокаивалась девушка.

Тишина. Она уже заметила, что Ярослав отмалчивается, когда ему нечего ответить. Но Саша не сдаться без боя.

– Или для кого?

– Что ты такая дотошная, – гаркнул мужчина.

– Я дотошная? Ты в своем уме? – возмутилась Алекса, стараясь сохранить спокойствие, она планировала договориться с Яром, а не ссориться, если это вообще возможно.

– Ты… Я доверила три года назад тебе свою жизнь… Мало того, дура, еще втрескалась в тебя по уши! – ее голос дрогнул, а он слушал внимательно, облокотившись о столешницу. – А что ты? Плюнул мне в душу, но и с этим я смогла смириться! Если бы ты не убил моего отца. Господи, Ярослав! Мне было всего девятнадцать! И ты на моих глазах пустил пулю в голову моего самого родного человека. Я была ребенком,верящим в добро, в людей… В тебя… Ты забрал все,-

Перевела дыхание. Вообще, Александра не планировала говорить все это ему. Девушку просто прорвало, и боль сейчас достигла своего пика, вышла наружу вся горечь, которую держала в себе все эти дни.

– Тебе было когда-нибудь больно настолько, что ты мечтал о смерти? – его руки сжали край стола и пальцы побелели. – Вижу нет… Эта не та боль которую можно залечить лекарствами. От нее нет средства. Меня всё это время разъедала вина, ведь если б не я, ты не появился в нашем доме. Возможно, если бы я была такая же бесстрашная как ты, то закончила свои мучения, или же действительно начала мстить тебе. И самое ужасное – сны, в которых ты мучил меня все эти годы… Сводил с ума своим смехом… Своими ласками… Я ненавижу сама себя за то, что осталось какое-то чувство к тебе, не понятно почему. После всего произошедшего. Ты мой кошмар… И я часто думаю, что лучше бы тогда целясь мне в голову, ты все таки нажал на курок. Я бы так не мучилась, – воскликнула она отчаянно.

Слёзы текли по щекам, но Саша их не замечала. Ей было горько, жутко резало в груди, хотелось раствориться от этой боли. Вот он рядом, виновник ее кошмара, тот, кто убил её много лет назад.

– Сегодня, – голос звучал сдавленно словно издалека. – Когда мне сказали, что тебя убили, я чуть не сошла с ума…– он хмыкнул.

– Должна была злорадствовать, но нет, мне стало очень страшно, что больше не увижу тебя. А зачем мне видеть тебя? Чтобы снова пережить то, что ты сделал. Получить очередную порцию боли? Это нечестно, я должна всем сердцем ненавидеть тебя. Но не могу, всем сердцем…

Посмотрела в глаза Яра, надеясь хоть что-то в них увидеть. Хоть какую-то реакцию на ее слова. Но напоролась на темный, серый, мутный взгляд.

– Я бы хотела спросить за что ты так со мной поступил, но уверена, что не получу ответа, – тихим голосом произнесла она. – Я не желаю тебе смерти, но никогда не смогу забыть, что ты со мной сделал. Никогда не прощу тебе смерть папы.

Александра заметила в его глазах понимание, он и сам знает, что она его никогда не простит. Все знает и поэтому молчит.

– Ответь, пожалуйста, мне только на один вопрос: «Долго еще ты будешь меня мучить?»


Глава 26


У Яра не было ответа на ее вопрос. Он не хотел мучить Сашу, но по непонятным ему причинам не мог отпустить. Конечно, мужчина знал, что она не причастна к покушениям на него, но использовал эту причину, чтобы удержать. Только зачем, черт возьми, зачем? Сколько раз за эти три года Барсов порывался найти Александру, он мог легко узнать всю ее подноготную, но каждый раз запрещал себе это делать. Потому что знал, что снова разрушит жизнь девушки, иначе Ярослав не мог. Яр твердил себе, что у нее новая жизнь, она счастлива, и машинально представлял с каким-нибудь парнем, тогда начинала ехать крыша. От чего хотелось придушить любого, кто прикоснется к ней. Понимал, что это какая-то нездоровая одержимость, и ничего не мог с собой сделать. Хотя Ярый мог все, что душе угодно, кроме того, чтобы перестать желать ту, которая была недосягаемая. И как теперь отпустить Сашу, он не представлял. А после ее слезливой бравады, понял, что готов сделать что угодно только бы она не плаката.

– Я завтра отвезу тебя на вокзал, – произнес спокойно Барсов. – Только не советую больше возвращаться сюда.

Иначе в следующий раз он точно её не отпустит, и Ярослав уверен, что у этого будут печальные последствия.

Она хлопала ресницами, изумленно глядя на него. Саша не знала, что ее больше поразило то, что она смогла достучаться до Ярослава и тот, наконец, решил отпустить, или то, что запретил возвращаться. Смотрела в его темные глаза и впервые видела в них что-то, напоминающее чувства. И, кажется, он сам не рад решению, к которому пришел. На какой-то миг Алекса почувствовала сожаление, давящее, сжимающее сердце сожаление, только не могла понять от чего. Она долго не находилась с ответом, в другой ситуации сказала бы спасибо, но он не тот человек, которого стоит благодарить, и по этому тихо прошептала:

– Хорошо.

Вышла из кухни, и улеглась на диване в позе эмбриона. Время позднее, но сна не было ни в одном глазу. Да и как уснуть, когда он рядом, стоит только захотеть и можно дотронуться. Только это прикосновение обожжет кожу. Саша завтра уедет, и вряд ли снова вернется в этот город. Ее пребывание здесь становится слишком болезненным. А ей нужно отпустить прошлое, и начать жить будущим, подальше отсюда. От Ярослава. Скорее всего, они больше никогда не встретятся, как же ей хочется стереть его из памяти, и начать все с чистого листа.

Но почему-то чувствовала, что ее снова ждет ад. Яр словно впитался в кровь Саши, врос в память, засел в сердце. Да, чувства, которые она от этого испытывает явно не радужные, но все же, это её эмоции, болезненные, темные, жуткие, живые. Не один человек не может принести столько горечи, сколько ей принес Ярослав. Его появление перевернуло жизнь Саши, а проведенная ночь оставила свою печать на теле, и теперь оно не принимает никого. А если…. Если она отдастся ему сейчас, возможно поймет, что он никакой не особенный, почувствует отвращение и сможет вычеркнуть навсегда. Как говориться клин клином вышибают.

Резко поднялась, скинула одежду и надела халат. От одной мысли, что она прикоснется к Яру тело начало дрожать. Наверное, Алекса совсем сошла с ума, раз на такое решилась. Но девушка хотела знать наверняка, что почувствует, а больше надеялась, что ничего.

Вошла не уверено в кухню, чувствуя, как сердце стучит в такт с ее зубами. Ярослав сидел на подоконнике с выключенным светом, и снова курил. Преодолела протест своего обоняния и подошла к нему, замерев в сантиметре. Мужчина смотрел внимательно, но Саша в темноте не могла понять его взгляд. А потом сделала самый отчаянный поступок, скинула с себя халат. Напряжение висело в воздухе, Александра чувствовала его густоту. Ярослав опустил взгляд с лица на ее обнаженное тело, и девушка напряглась. Следом он соскользнул с подоконника и их тела соприкоснулись, отчего по коже Саши прошел разряд.

Перестала дышать, ожидая дальнейших действий Яра. Он схватил ее за плечи и вжал в стену, следом жадно набросился на губы девушки. Этот поцелуй был не сладкий и нежный, а наоборот пропитанный болью, обидой, ненависть. Руки Саши жаждали прикоснуться к его коже, но разум противостоял этому желанию. Как же она надеялась, что не будет приятно, что не почувствует ничего кроме неприязни. Ей не нужна была ласка, прелюдия, Алекса не стремилась к удовольствию, набором хотела, чтоб Ярослав разочаровал её, причинил боль, был груб. Выбил, черт возьми, все воспоминания об их первой и единственной ночи. Тогда возможно появится надежда, что сможет забыть этого ненавистного и любимого мужчину. Его ладони с плеч скользнули на её руки и плавно перешли на талию, оставляя после себя след из мурашек.

Девушка не знала, что чувствовала – внутри нее бушевал ураган, злость переплеталась с безумным желанием. Она яростно потянула за футболку Яра, слыша, как ткань трещит по швам. Когда показалось его обнаженное тело, сознание Саши отключилось на секунды, поддалась инстинкту и положила ладонь на его выпуклую грудь. А потом, прикусив губу, напомнила себе свою главную цель, после чего впиявилась ногтями в его кожу, опуская руку ниже, и оставляя красные разодранные полосы до паха. Заглянула в глаза мужчины и заметила их хищный блеск. Похоже, ему понравилась то, что она сделала. Александра принялась расстегивать брюки Ярослава, пытаясь унять сумасшедшую дрожь. И, кажется, он принял правила игры, потому что неожиданно развернул ее, впечатывая обнаженной грудью в прохладную стену. А потом провел ладонью по напряженной спине Саши, заставляя сходить с ума от желания. Она хотела развернуться, но Яр не позволил, вместо этого припал к ее шее и жестко поцеловал, прикусывая кожу. Руки мужчины оказались на бедрах, и в следующую секунду одним резким толчком он вошёл глубоко в нее.

Яр не мог больше ждать, как только Саша предстала перед ним полностью обнаженная, его мозг напрочь отключился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не причинить ей боль. Но, похоже, девчонка хотела именно этого. Когда она расцарапала его грудь и живот, Барсова накрыло дикое желание такое, какого никогда раньше не было. Вжал её грудью в стену, сходя с ума от того, как упругие ягодицы уперлись в пах. И это был придел, вошел в нее одним рывком со звериным рычанием, ощущая, как безудержное удовольствие разливается по телу. Он удерживал девушку за бедра, наслаждаясь зрелищем, как прогибается ее спина. Врывался резкими толчками в узкое лоно, ощущая от этой близости такое удовлетворение, которое не чувствовал все эти годы.

Саша ошиблась, снова наивно обманула себя. Ей было приятно, нет приятно это мало сказано, с каждым грубым движением Яра её тело пронзали вспышки неземного блаженства. Вцепилась пальцами в подоконник не в силах держаться прямо, и хриплые стоны девушки разлетелись по комнате. Наверное правильно прекратить это, а не доказывать себе в очередной раз, что единственный мужчина, который может доставит удовольствие это тот, кого должна ненавидеть. Но вряд ли когда-то она смогла бы это прервать потому, что ни разум, ни тело не принадлежало ей. В тот момент, она была во власти страсти и удовольствия.

Несколько жестких движений внутри Алексы и она провалилась в пучину уносящего оргазма, зная то, что мужчина сзади нее тоже испытал удовольствие потому, что его хриплый стон заглушил ее.

Ярослав не дал ей долгой передышки. Спустя пару минут, усадил Александру на подоконнике, набросившись на ее губы. Казалось они оба в тот момент понимали, что вряд ли снова увидятся, и напоследок хотели насытиться друг другом сполна. Его язык терзал рот Саши, а ладони ласкали ее грудь, только эти ласки были особые острые, жесткие причиняющие легкую боль. И это ей нравилось потому, что не давало забывать кто он, а кто она. Разум, заглушенный желанием, кричал где-то далеко, что потом пожалеет об этом не раз. Но следом, когда Яр раздвинул ее ноги и пронзил ее мокрую плоть, девушка забыла обо всем на свете, отдаваясь во власть животным инстинктам.


Глава 27


Яр молча вез Сашу на вокзал. После страсти вспыхнувшей между ними ночью, с утра наступила неловкая пауза. Они занимались сексом до рассвета. Да, раньше она назвала бы это занятие любовью, но не теперь. Между ними происходила дикая борьба, тела сливались в голодном танце, словно истосковались по удовольствию, которое могут получить лишь друг с другом. Без лишней нежности, без сладких слов, и сводящих с ума ласк. Все это заменили жесткие поцелуи, ногти, впивающиеся в кожу, грубые пальцы, оставляющие синяки на теле. А сейчас они вели себя так, будто ничего такого не было. Внутри Александры засела новая заноза, вопреки себе она осознала, что ее тело принадлежит Ярославу, и только ему неистово откликается. Но девушка сделает все, чтобы забыть эту горькую связь, иначе воспоминания ее снова погубят.

Саша старалась не смотреть в сторону Яра, и погруженная глубоко в мысли, не сразу обратила внимание, что машина остановилась. А когда ее оглушил громкий звук, растерялась, не понимая, что происходит.

– Пригнись! – заорал Ярослав, и рывком стащил Александру с сиденья на пол.

– Что…что происходить? – испугано спросила она.

– В нас стреляют, – своим ответом мужчина вогнал ее в шок, а в подтверждение его слов, прозвучали выстрелы, и скрежет метала.

– Не высовывайся, нам нужно продержаться до приезда моих людей, – предупредил Яр.

Барсов мог легко уйти от нападавших, но Саша усложняла эту задачу, скорее даже делала ее невыполнимой. Он не хотел рисковать девчонкой, подставляя ее под пули, а также понимал, что долго в машине им не протянуть. Если бы тачка была бронированная, тогда был бы другой разговор, а эту он взял в аренду, и автомобиль уже изрядно изрешетили. Машина может в любой момент взорваться, поэтому Яру нужно укрыть Александру где-нибудь в безопасности. Стреляли в них со стороны водителя, но не факт что и с противоположной нет засады.

Он перелез на сиденье Сашы и открыл дверь, оглядев периметр. Убедившись, что там чисто, он спрыгнул на землю.

– Ты куда? – воскликнула испуганно девушка.

– Спасаю тебе жизнь, – уверенно ответил он. – Иди сюда, только пригни голову.

Барсов помог ей выбраться из машины, и следом достал из бардачка пистолет.

– Слушай сюда, – велел Яр, – Сейчас я отвлеку этих мразей, а ты сразу же беги за вон ту газель. И что бы здесь не произошло, не высовывайся.

– Я… я… – Саша выглядела очень напуганной, и Ярослав засомневался, что она сделает все так, как он говорит.

– Саш, ты меня слышишь? Беги за газель, – он указал в сторону той машины. – Беги так быстро, как только можешь, от этого зависит твоя жизнь. Хорошо? – Она не ответила, тогда Яр громко гаркнул от чего девушка даже вздрогнула:

– Хорошо?

– Хорошо.

Барсов выглянул, чтобы определить откуда стреляют, и нацелил в ту сторону пистолет.

– Готовься, – сказал он Александре, которая сразу же сжалась, и казалось от этого даже визуально уменьшалась в размерах.

– Подожди, – дотронулся до ее руки внимательно заглянув в глаза. – Когда все утихнет, и если я не приду за тобой, сразу же уноси отсюда ноги.

– Что значит, если ты не придешь? – спросила она дрогнувшим голосом.

Ярый не ответил, вместо этого подтолкнул в нужную сторону крикнув:

– Беги.

И Саша побежала, с такой скоростью на какую только была способна. Звук выстрелов резал ей по ушам, хотелось остановиться и пригнуться закрыв голову руками. А еще до боли на душе хотелось обернуться, чтобы посмотреть как там Ярослав. Девушка понимала, что он спасает ей жизнь, и рядом с ним она будет только мешать, но от страха за него хотелось кричать. Забежала за газель, пытаясь отдышатся. Сделав пару глубоких вдохов, выглянула из укрытия, что бы удостовериться, что с Яром все в порядке. И выдохнула с облегчением, увидев его там же где и оставила, он продолжал стрелять в нападавших.

Ей было страшно до жути, только не за себя, а за Ярослава. Александра не переживет, если тот погибнет, спасая ее. Господи, ну почему его люди так долго едут, они ведь могут не успеть. И в подтверждение своим мыслям увидела, как Яр отшвырнул пистолет в котором, видимо, закончились пули.

– Блядь, – злобно выругался Барсов, когда вдавил курок, а пистолет не выстрелил. Сука, еще пацаны где-то задерживаются, он им бошки поотрывает. Те падлы, похоже поняли, что Яр пустой, и прекратили стрельбу. А потом раздался знакомый голос:

– Выходи без оружия Барсов, если хочешь, чтоб твоя сука ушла отсюда живой.

Все что оставалась Ярому это тянуть время до приезда его людей, и уповать на то, чтоб те успели вовремя.

– По твоему я идиот, стоит мне высунутся и ты выпустишь в меня всю обойму, – ответил насмешливо он.

– Могу обещать, что не всю, но от пули в голову не удержусь, – произнес тот, безусловно этот голос принадлежал человеку Морозова.

– К чему мне так рисковать? – крикнул Барсов, и тут же спросил. – Или у тебя есть что-то интересное для меня?

– У тебя две минуты прежде чем я отдам приказ выстрелить в голову девчонки, которая выглядывает из-за газели. Это тебе интересно?

Ярослав напрягся, он же просил Сашу не высовываться, черт возьми. Глупая сделала из себя мишень, да еще ему задачу усложнила. Пиздец, придется выходить, чтобы ее не пристрелили. Только, похоже, ему из этой заварушки не выбраться живым.

Яр поднял руки показывая тем самым, что безоружен и вышел из своего укрытия, ожидая в любую секунду услышать выстрел.

– Так кому я обязан такой честью? – произнес холодно Барсов.

– А слухи не оправданы, не так ты и не уязвим Ярый, – к нему на встречу вышел мужчина средних лет, Барсов сразу же вспомнил того, он был начальником охраны у Морозова.

– В твоём-то возрасте и верить слухам, – ухмыльнулся Яр, он не сводил глаз с руки противника, которой тот направил в него пистолет.

– Я верю фактам, а они говорят мне, что ты выжил во всех покушениях, совершенных мной, – недовольно произнес Юрий.

– Ах, это были покушения? – усмехнулся Ярослав. – А я то думал так , нервы мне хотели пощекотать.

– Ерничай, ерничай, но это не спасет тебе жизнь, – мужчина снял пистолет с предохранителя, направив Ярому в голову. – Сегодня тебе не уйти живым.

У Саши остановилось сердце, когда она увидела, как Ярослав выходит из укрытия с поднятыми руками. И забыв обо всем на свете, направилась осторожно туда, стараясь не высовываться и не привлекать к себе внимания. А потом увидела Юрия Николаевича, и обрадовалась на секунду пока тот не нацелил на Яра пистолет. Все же, крестный сдержал обещание отомстить. Дикий страх сковал тело. "Боже, только бы он не выстрелил"– паническая мысль билась в голове девушки.

Но все же, выстрел прозвучал, но Александра оказалась вовремя рядом и с разбега оттолкнула Ярослава, от чего они вместе упали на землю.

– Ты в порядке? – спросила, тревожно вглядываясь в его лицо.

– Уходи отсюда, – прорычал в ответ он, собираясь, подняться.

– Не за что! – воскликнула она, заслоняя Ярослава собой.

Александра поднялась первой и сделала шаг навстречу Юрию Николаевичу.

– Саша что ты здесь делаешь? – произнес тот изумленно.

– Дядь Юр, а я та сука, которую ты грозился убить несколько минут назад, которая выглядывала из-за газели, – ледяным голосом ответила Саша.

– Я не знал, Сашенька, прости, – хмуро произнес мужчина. – Но зачем ты помешала мне отомстить за твоего отца?

– Потому что я не хочу мести! – прокричала девушка, стараясь сдержать слёзы. – Что мне может, дать эта проклятая месть?

– Александра, иди сюда, оставь этого подонка, – серьезно произнес крестный. – Я покончу с ним, и ты сможешь вернуться к прежней жизни, в свой родной дом.

– Мне не нужна эта жизнь, я не хочу возвращаться домой, – закричала сквозь рыдания. – Эта жизнь никогда не была моей, ее за меня выбрал папа, а теперь его нет и мне ничего этого не надо. И смерть Ярослава не вернет мне отца, ничего не изменит! Я не дам тебе его убить!

Прогремел выстрел. Секунда и Саша оказалась лежащей на полу накрытая Ярославам. Она не сразу поняла, что произошло, а когда осознала, внутри все похолодело. Получается, в нее кто-то выстрелил, а Яр закрыл девушку собой. И это значит, что он… Ранен… Нет только не это!

– Ярослав! Господи, Ярослав ответь мне, умоляю, – его глаза были закрыты, он придавил Алексу своим телом, и ей не хватало сил, чтобы выбраться. Яр все так же был неподвижен, а Сашей завладела паника.

– Ярослав, пожалуйста, прошу, открой глаза, – высвободила одну руку и коснулась его щеки, теряя рассудок от ужаса. – Посмотри на меня, пожалуйста…

Все же, Ярослав открыл глаза и улыбнулся ей, прошептав:

– Все хорошо…– и снова его веки сомкнулись, и от этого Александра почувствовала жуткую боль в сердце, а душа обречено свернулась узлом.


Глава 28


Саша с трудом выбралась из-под Ярослава, который так и не пришел в себя. Его куртка на спине в области лопатки сильно пропиталась кровью. Девушку одолевала паника, и она не знала, как ему помочь. Вокруг была страшная суета, выстрелы и крики доносились, словно из другой реальности. Александра обнимала тело Яра, пытаясь зажать двумя руками рану, местоположение которой под одеждой было сложно определить.

– Помогите, пожалуйста, – прокричала сквозь слезы. – Господи, Ярослав, только держись.

Ей было очень страшно, страх сжимал горло своей холодной костлявой клешней, проник в мозг, в сердце, в душу. Александра ощущала под ладонями горячую пульсирующую влагу, и от понимания, что Яр истекает кровью, накрывала тьма.

– Помогите, – отчаянный крик сотряс воздух, крик, который шел из самых глубин души. Крики от которого становилось не по себе.

Крик, который вряд ли мог остаться незамеченным, услышав его один из верных людей Барсова, промчавшейся на подмогу начальнику, и до этого момента отстреливающийся от нападавших, опустил пистолет и бросился на помощь. Он попытался отодрать ревущую девушку от Ярого, но это оказалась бесполезно, малявка присосалась к боссу как пиявка.

– Машину сюда быстро, – крикнул мужчина своим людям, и попытался осмотреть рану.

– Помогите, пожалуйста, – Саша с надеждой посмотрела на подошедшего парня. Сначала ей показалось, что это один из нападавших, а потом вспомнила, что видела его у Ярослава дома.

– Помогу, только не реви, – гаркнул тот, отцепив руки девушки от раны.

Александра посмотрела на окровавленные ладони и почувствовала, как закружились голова, но ей нельзя сейчас отключатся, она должна помочь Яру.

Посмотрела на выругавшегося охранника и с тревогой спросила:

– Что такое?

– Ранение глубокое, нужно срочно в больницу. Пуля не прошла на вылет, возможно, застряла в кости, – ответил тот, поднимая Ярослава, как раз в этот момент подъехала машина.

Саша продолжала осторожно придерживать его, помогая погрузить в автомобиль. А потом, не обращая ни на кого внимания, проскользнула на задние сиденье и положила голову Яра себе на колени.

– Зажми рану, как можно сильнее, – велел мужчина и сел за руль.

Машина неслась с бешеной скоростью, а девушка изо всех сил старалась надавить на ранение, глотая беззвучные слезы. Он не должен погибнуть вот так, спасая ее. Он вообще не должен погибнуть! Каждый удар сердца отдавался острой болью в груди, дышать было просто невозможно. Все тело Алексы оцепенело, а руки тряслись от напряжения.

– Пожалуйста, можете быстрее, – взмолила, охрипшим голосом, когда лицо Ярослава исказила гримаса боли.

– Меня не надо об этом просить. Мне это важно не меньше чем вам, – гаркнул, недовольно водитель. – Я обязан Ярому жизнью.

"И я тоже теперь обязана ему жизнью"– подумала Александра. Какая же запутанная жизнь, Ярослав отнял у нее отца, но спас ее саму. И как теперь быть? Об этом подумает потом, а сейчас главное, чтобы он выжил. Опустила голову и коснулась своей щекой его, чувствуя, как отросшая щетина царапает кожу.

– Только прошу, живи,– прошептала, касаясь его лица губами. – Только живи.

Сашу трясло до невозможного. Она сидела в коридоре частной клиники и сходила с ума от волнения за Ярослава. Степан, охранник Барсова, который привез их, поднял всю больницу на уши. И Яра сразу же повезли в операционную. Все, что оставалось Алексе, это ждать, только ждать чего? От этого ожидания ехала крыша, и она раскачивалась, как ненормальная на месте. Хотелось вскочить на ноги и пойти убедится, что с Ярославом все хорошо, и врачи делают все возможное, чтобы ему помочь. Но понимала, что этим только помешает.

– Да успокойся ты, – не выдержал Степан, сидевший на соседнем кресле. – Ярый выкарабкается, он и не из таких передряг вылезал.

Александра не сомневалась бы в этом, если б ее не было рядом, а так по каким-то непонятным причинам, все дорогие ей люди неизменно умирают. Он не может умереть! Не может! От жутких мыслей, кружившихся в голове, девушка стала дрожать еще сильнее.

– Этим ты ему не поможешь, и сама загремишь в соседнюю палату, – гаркнул парень. И Саша понимала, что он прав. В таком нервном состоянии и до приступа не далеко, а он ей не к чему сейчас. Но она не могла унять шквал эмоций потому, что неизвестность душила. Ждать, да догонять – нет хуже. Но, наверное, страшнее последнего это бежать от прошлого, отрекаясь от действительности. В то время, когда нужно принять реальность и смириться. Александра слишком долго бежала от произошедшего три года назад, и это чуть не погубило ее. И вряд ли она сможет вынести, если Яр не выкарабкается. Что же за мысли-то такие? Нужно думать о хорошем. Он обязательно поправится!

– В машине вы говорили, что обязаны Ярославу жизнью?– спросила Алекса дрогнувшим голосом, что бы отвлечься.

– Да обязан, – ответил Степан, немного помешкав, но видимо решил пойти на встречу, видя ее состояние. – Жизнью дочери. Ей нужна была сложная операция, которую не делают в России, и стоила она бешеных бабок. Я тогда стучался во все двери, занял у знакомых, взял кредит, и все равно, даже третью часть не набрал. Тогда пошел к Ярому, слышал, что у него можно хорошо заработать. Я не сказал ему про дочь, побоявшись, что сочтет меня проблемным и пошлет… Так ведь многие считали… А Барсов сам про это выяснил, когда пробивал меня. И просто перечислил деньги на счет клиники в Израиле. Здесь в больнице врач подошел к жене и сказал, что можем перевозить дочку, счет оплачен. Она сразу не поверила нашему счастью, позвонила мне, а я и сам не в курсе был, откуда деньги взялись. Пошел к Ярому, чтобы спросить, а он сказал какая, мол, разница, но и отрицать не стал. Но я все понял. А когда мы с дочкой вернулись после успешного лечения, и я снова вышел на работу к Барсову, решил опять спросить про деньги, он ответил, что у его людей должна быть трезвая голова, а не забитая проблемами. Не знаю, поэтому он помог или нет. Да и какая мне разница, главное – малышка здорова.

Саша слушала внимательно, не моргая. Ярослав и помощь ребенку казались ей не совместимыми вещами. Но после того, как он спас ей жизнь, она не знала, что и думать. Почему он закрыл девушку собой? Яр наверняка же знал, что пуля попадет в него. Знал и все равно спас ее, ценою собственной жизни. Видимо, Алекса совершенно не знает этого человека, но обязательно спросит, почему он это сделал.

Из операционной вышел доктор, и Александра быстро подскочила к нему, воскликнув:

– Как он?

– Жить будет, – ответил мужчина. – Ранение достаточно тяжелое, и большая потеря крови, нужен полный покой, и восстановительный период будет не быстрый.

– Слава Богу, – выдохнула Саша, почувствовав, как слезы облегчения прокатились по щекам.

– Молодой человек, – врач обратился к стоявшему рядом Степану. – Пройдемте в мой кабинет, нужно обсудить кое-какие детали.

– Простите, а можно к нему? – спросила Саша поспешно.

– Что вы, нет конечно, он спит после наркоза.

Девушка сидела в кресле, подтянув к груди ноги. Степан предложил отвезти ее домой, но Алекса напрочь отказалась. Нервозность все еще не отпускала, она понимала, что нужно немного поспать, но сон не шёл. И когда до её плеча дотронулась медсестра, Александра от неожиданности вздрогнула.

– Извините вы Александра? – спросила девушка. Саша в подтверждение махнула головой,– Ярослав Олегович, просит вас зайти.

Александра резко встала на ноги и без лишних слов пошла за медсестрой. Та открыла ей дверь в палату и удалилась.

Алекса вошла внутрь и замерла, глядя на бледного Ярослава. Он тоже устало смотрел на нее. Преодолев болезненное чувство, которое нарастало в груди с бешеной скоростью, она подошла к кровати и села на край.

– Как ты? – спросила шепотом потому, что ее покинула способность говорить.

– Ты рано начала меня оплакивать, – улыбнулся Ярослав, и эта улыбка далась ему с трудом. А Саша не заметила, что снова брызнули слезы, они больше не поддавались контролю.

– Зачем ты это сделал? – спросила сдавленно, будто не своим голосом.

– Что я сделал?

– Полез под пулю…

– Тебя спасал, глупая, – он протянул руку к ее лицу и прижал ладонь к мокрой щеке. Александра заметила, как его лицо напряглось от боли, но не смогла отстранить кисть, позволив себе насладиться ее теплом.

– Я так испугалась за тебя, – произнесла, всхлипнув, а потом аккуратно опустила голову на его грудь и горько заплакала. Это были слезы горечи от того, что нельзя изменить прошлое, и в то же время облегчения от того, что с Ярославом все в порядке.

– Саш, – Яр отстранил ее одной рукой, серьезно посмотрел ей в глаза, – Саш, ты должна немедленно покинуть город.


Глава 29


Саша вышла из больницы, переполненная сомнениями и горечью. Она остановилась на пороге не в состоянии сделать шаг, всё тело онемело. Непомерная обида бушевала внутри, заставляя душу метаться в панике, а сердце болеть. Ярослав велел ей уехать из города, и не стал слушать ее протест. Даже в таком тяжелом состоянии он был непреклонен. Говорил четко и холодно, хотя девушка видела, что в его глазах было совсем другое, словно Яр на самом деле этого не хотел. Он сказал ей дождаться Степана, чтобы тот отвез ее на вокзал. Но ждать Александра никого не собиралась, как и уезжать пока. Она собиралась поговорить с дядей Юрой, и потребовать, чтобы он прекратил эту кровавую месть. Сколько еще людей должно погибнуть до того, как все разрешится? Саша не знала, где искать крестного, но помнила, где он жил, и решила поехать прямиком туда.

Не успела девушка спуститься с лестницы, как перед ней остановился черный джип, оттуда выскочили два бугая, схватили Александру и затащили в машину, она даже опомниться не успела.

Барсов понимал, что Саша теперь будет всегда под ударом. Безусловно, его врагов уже облетела новость, что появился рычаг давления на Ярого. И все они захотят получить этот козырь в свои руки, а врагов у Яра ни мало. Как бы он ни хотел, оставить Александру при себе все же, не мог так ей рисковать. Наверное, только сейчас он по-настоящему понял своего отца, почему тот так и не обзавелся семьей, и тщательно скрывал существование Ярослава. Олег знал, что конкуренты обязательно бы захотели использовать семью, чтобы подобраться к нему. Судьба, которую выбрал отец, а следом перенял Ярый, не для семьи, эта жизнь одиночки, которому всегда придется быть начеку.

Отлеживаться в больничке Барсов не собирался, как только наркоз отпустит его, сразу же свалит. У Ярослава куча важных дел, которые нужно порешать, как можно быстрее, пока его не списали со счетов. Он чувствовал, что будет кровавое месиво, и первым делом Яр прикончит бывшую шестерку Морозова.

– Уберите свои грязные руки, – кричала Саша, сопротивляясь изо всех сил.

Два здоровых мужика взяв ее под руки, тащили по коридору какого-то здания. Она физически никак не могла с ними справиться, даже и пытаться не стоило, но и сдаваться, не дав отпор, тоже не собиралась. Поэтому царапалась, ругалась, пиналась и упиралась ногами, стараясь всячески усложнить задачу похитителям.

– Подонки, мерзавцы, изверги, – сыпала девушка ругательствами, не стесняясь в выражениях.

Они остановились у массивной облезлой двери, и один из бугаев, тот что был справа, отпустил руку Александры и потянулся к ручке двери. А Саша воспользовалась свободой и влепила тому, что слева, пощечину.

– Блядь, – злобно зашипел мужчина и швырнул ее в комнату.

Она в изумлении уставилась на крестного, сидевшего за письменным столом.

– Какого черта здесь происходит? – взвыла девушка.

– Саша не кипятись, пожалуйста, – ответил Юрий Николаевич. – Я все сейчас тебе объясню…

– Серьезно? Сначала твои люди в меня стреляют, а потом похищают! Что дальше?

– Стреляли не мои люди. Но ты права, тот человек действительно был со мной, и он жестоко наказан за содеянное, – произнес серьезно мужчина. – Я виноват перед тобой, Александра, прости.

– Для этого меня притащили сюда против воли, напугав до чертиков? – не унималась Саша, ей хотелось выплеснуть на какого-нибудь свое негодование, а крестный как никто подходил для этого, особенно после последних событий.

– Тебя привезли в безопасное место.

– Да? И зачем же?

– Чтобы защитить естественно, – ответил спокойно дядя Юра, но Саша видела, что он что-то не договаривает.

– От кого интересно? – произнесла она ехидно.

– От Барсова…

– Да ты что, – усмехнулась, взмахнув руками. – Вообще-то Ярослав спас мне жизнь! Говори, зачем меня привезли, или я сейчас же уйду!

– Понимаешь, Сашенька, до недавнего времени Ярый был не уязвим. Но теперь он непременно придет за тобой, и у меня появится шанс отомстить ему за твоего отца, – спокойно выдал мужчина, как само собой разумеющееся.

– Мне не нужна никакая месть! Я хочу чтобы ты оставил Ярослава в покое, – потребовала Саша серьезно.

– Я не могу этого сделать.

– Почему?

– Когда твой папа умер, большинство его людей переметнулись к Барсову, а остальные разбежались. Я год собирал всех, но мало кто из них решился идти против Ярого. Поэтому я заключил сделку с Хромым, он держит несколько соседних городов. Тот дает мне своих людей, а после убийства Яра я отдаю Хромому территорию Барсова, а все, что принадлежало твоему отцу возвращается к нам.

– Ты так уверен, что сможешь его убить? – спросила Саша раздраженно.

Когда крестный говорил об убийстве Ярослава, как о чем-то уже решенном, внутри нее зарождался яростный протест, и разум был готов всячески защищать его.

– Раньше не был уверен, но теперь все изменилось, – ответил мужчина, и девушка с трудом сдержала порыв чем-нибудь в него запустить.

– И что же изменилось?

– То, что он обязательно придет за тобой, и это будет идеальная возможность его убрать.

– То есть я приманка? – воскликнула она возмущенно.

– Нет, что ты, просто поможешь отомстить за своего отца, – ответил тот спокойно.

– Я же сказала, что не собираюсь мстить! Да и не ради мести ты это затеял. Тебе нужна власть, территория, все, что принадлежало отцу, и после могло принадлежать тебе!

– Да, я несомненно хочу вернуть все, но на первом месте наша с тобой безопасность. Барсов всегда будет для нас угрозой, – он говорил так уверенно, но Саша почувствовала, что крестный что-то скрывает.

– Он спас мне жизнь, о какой угрозе ты говоришь?

– Это тебя не касается, скажу одно, если Ярый узнает, что сделал твой отец, он не пощадит даже тебя! – Юрий произнес это таким тоном, что девушка неосознанно съежилась.

– И что же сделал папа?

– Повторяю, это тебя не касается, меньше знаешь крепче, спишь!

– Я имею право знать. Из-за чего погиб отец? – зарычала Александра.

Ее затрясло, это уже перебор, ее терпению явно наступает конец.

– Он погиб из-за тебя, неужели ты не понимаешь! – гаркнул мужчина, и сразу же прикусил язык, пожалев о своих словах.

Он сгоряча сказал лишнего, девочке не нужно было этого знать. Несмотря на то, что Морозов мертв, Юрий все равно чувствует ответственность за его дочь… Все же, она его крестница, а в глубине души он был верующим человеком. И волновался за Сашу по-отцовски. Да и вина его гложет даже спустя столько лет… Но девочка выросла, и должна понимать, что мир не так прост и за все приходится платить. Да и не понимал тревогу Александры за человека, хладнокровно убившего ее отца, у нее же на глазах. Для Юрия, это не только дело чести, но способ выжить, Хромой скользкий тип и вряд ли простит ему промах.

– Что значит из-за меня? – отшатнулась Алекса, чувствуя, как все внутри наполняется смертельным холодом.

– Саша, извини, я не так выразился…

– Не-е-ет уж, крестный, начал так договаривай? – ледяным тоном проговорила она.

– Саша, это неважно уже…

– Хватит! Я хочу знать, имею право знать! – воскликнула, ударив ладонью по столу.

– Хорошо, – согласился мужчина, понимая, что спорить бесполезно. – Помнишь когда мы забрали тебя с той деревни, и инсценировали твоё убийство?

Саша согласно махнула головой потому, что язык онемел. Она боялась до жути услышать то, что скажет дядя Юра. Она изначально знала, что это причинит ей ужасную муку. Но и притвориться, что ничего не слышала, тоже не могла. Александра всю жизнь притворялась, что не знает чем, занимается ее отец, и к чему это привело?

– Мы это сделали для того, что бы тебя защитить. Борис хотел тогда отправить тебя за границу, а в твоей смерти обвинить отца Ярого. Но все пошло не так. Мне позвонил человек Олега Барсова, который работал на нас, и должен был подтвердить его причастность к твоему убийству. Он сообщил, что Ярослав ворвался в дом отца, взбешенный твоей смертью, – мужчина перевел дыхание и продолжил. – Мы промахнулись не взяв в расчет Яра, тогда не знали, что он сын Барса. Мы думали он пришел мстить за… Я не знаю, чем его так раздосадовала твоя смерть, но парень обвинил в этом отца, и пристрелил в отместку, а когда понял, что эта была подстава, пришел за твоим отцом.

– Это не моя вина, что вы все так подстроили! – закричала Алекса сквозь слезы, словно желая снять с себя вину, доказать, что она не виновата в смерти папы. – Вы не имели права так играть мной! Никто не имел. Это ты и отец разрушили мою жизнь. Если бы папа любил меня он давно огородил от этого ужаса… А не заставлял все это переживать!

– Саша, конечно ты не виновата, это наш промах, – Юрий поднялся с кресла и хотел подойти к ней, но девушка отпрянула. – Отец всегда любил тебя, но и город не мог оставить, пойми.

– Нет, я не хочу понимать, – воскликнула словно обиженный ребенок. – Он не защитил меня… Не уберег… Бросил одну в этом море с акулами…

– Успокойся девочка…

– Вы все жестокие чудовища! Ты, отец, Ярослав! Вы играете жизнями людей, даже не задумываясь, сколько горя причиняете их семьям, детям, родителям, женам! Вы выжигаете все вокруг себя, заливая кровью землю! – ее хриплое шипение напоминало проклятие из фильма ужасов. – Я никогда не хотела быть частью этого всего… Но меня разве кто спрашивал! Кто-то задумывался, чего я хочу? Что чувствую! А сейчас ты заявляешь, что отец погиб из-за меня? Он сам заварил эту кашу, он и никто другой! А я теперь должна пожинать плоды, и чувствовать всю жизнь себя виноватой! Нет уж, увольте, я немедленно хочу уехать из этого черного гнилого города и таким он стал из-за вас!

– Саша, ты уедешь куда только, пожелаешь, как только я … закончу свои дела, пожалуйста, потерпи, – мужчина осторожно выбирал слова, понимая, что девочка и так уже на приделе.

– Вон оно что… Так с этого и нужно было начинать, сказал бы сразу, что я заложница! – рассмеялась истерическим смехом.

– Это не так…

– Хотя, знаешь… А я останусь по своей воле, если ты ответишь мне на один вопрос, – слукавила Александра, она не за что на свете не стала бы помогать в убийстве Ярослава, наоборот она уже думала, как его предупредить.

– Спрашивай, постараюсь ответить.

– За что, вы думали, пришел вам мстить Ярослав?

– Саша, этого ты никогда не узнаешь. И не узнает никто, тем более Яр, – серьезно произнес Юрий Николаевич, и в его голосе промелькнул страх.

– Ты горячо ошибается крестный…


Глава 30


– Клим, ты отвез Морозову на вокзал? – спросил Яр у вошедшего в палату Степана. Барсов сидел на кровати и пытался одеть футболку. Боль была незначительная, учитывая то, что он с детства привык не обращать на такие мелочи внимания. Но вот слабость от потери крови гораздо усложняет жизнь, с этим Ярослав не мог ничего поделать.

– В смысле отвез? Я как уехал больше ее не видел, – ответил, нахмурившись Климов, парень был смышленый и преданный, Ярый его ценил, хотя и не доверял полностью. Но это не удивительно, ведь полностью он вообще не доверял никому.

Ответ Клима, заставил напрячься, и почему-то сразу почуял, что Саша влипла в неприятности.

– Вели ребятам прочесать всю больницу, – скомандовал, поднимаясь с постели, и замер, ощутив головокружение. – Блядь, найдите мне девчонку.

– Не рановато ли вставать? – спросил взволнованно Степан.

– В самый раз, – ответил Яр направляясь к двери. – Ты привез мне ту папку?

– Да, она в машине.

– Отлично, – буквально на днях Ярый нашел в комнате отца папку с довольно любопытной информацией по Морозову. А точнее там интересные факты о Саше, ему нужно по душам поговорить с Юрасом, несомненно, после покушения на Барсова тот залег на дно.

Саша смотрела на крестного и не узнавала человека, которого знала с детства. Или все же, не знала?

– Если отец сделал то, что может поставить мою жизнь под удар, я должна знать! – произнесла она спокойно, хотя внутри полыхал пожар.

Девушка не верила, что дяде Юре есть, что сказать, скорее он блефовал, чтобы запугать ее, и настроить против Ярослава.

– Есть такие вещи, которых лучше не знать, и именно этим ты защитишь себя, – ответил хмурый мужчина.

– Отсюда я делаю вывод, что ты лжешь! – усмехнулась Александра.

– Глупая девочка, я хочу защитить тебя! – возмущенно воскликнул Юрий.

– Я сама справлюсь с этим! Говори же! Ты знаешь, я не успокоюсь!

– Хочешь, чтобы этот груз лег на твои плечи? Отлично! – он подошёл к окну и отвернулся от Саши, глядя куда-то вдаль. – Только не говори, что я не предупреждал!

– Не переживай, не скажу.

– Когда твоя мама умерла, Бориса словно подменили, он ожесточился и не контролировал себя. Твой отец обвинил во всем персонал больницы, который принимал роды, – помолчав немного, будто решая, что стоит говорить, а что нет, крестный продолжил. – А конкретней врача Калинину Марину Михайловну… А после похорон, у него вообще поехала крыша, и он убил женщину в ее же квартире на глазах у маленького сына. Выставив все, как суицид, после чего и окунулся с головой в криминал. До этого он владел небольшой транспортной компанией, и у него уже были налажены связи с бандитами. Так что ему ничего не стоило перейти на их сторону.

Саша от услышанного впала в глубокий шок, отец убил женщину на глазах ребенка, Господи, ужас какой… Нет этого не может быть! Не может быть!

– Та женщина действительно была виновата в смерти мамы? – спросила, понимая, что это не меняет ничего, но ей нужно было услышать ответ.

– Нет. Твою маму предупреждали изначально, что роды могут стать для нее критическими, но она отказалась от аборта, и ничего не сказала Борису, – ответил мужчина, подтвердив ее догадку.

– А причем здесь Ярослав? – выдавила, дрогнувшим голосом девушка, чувствуя, как тело сводит от ужаса.

– Та женщина была его матерью, а тот мальчик это он.

Удар в солнечное сплетение, согнулась не в состояние сделать вдох. Нет только не это!

– Ты лжешь! – закричала, попятившись назад. – Лжешь!

– Нет, это правда, поэтому и не хотел говорить. Когда Ярослав появился, мне показалась знакомой его фамилия, но обратил внимание на это не сразу. При проверке он оказался чист. Но когда Борис, велел проверить тщательней, у меня появились подозрения. И они оправдались. Я тогда подумал, что есть все же высший суд, и расплата нас нашла. Но парень не черта не знал, Яр тогда пришел по поручению своего отца, о чем мы и не подозревали даже.

Так вот он не только сын человека, которого подставил твой отец, но и ребенок женщины, которой Борис перерезал вены, после чего запер мальчика с мертвой матерью в квартире, – наверняка Юрий говорил такие жуткие вещи, для того чтобы напугать Алексу еще больше. – Теперь понимаешь, почему Барсов для нас угроза?

– Вы все чудовища, – воскликнула, чувствуя, как тьма овладевает ей, и из глубин подсознания шипящей змеей выползает паника. – Я расскажу ему правда! Ярослав имеет право знать, я не в чем не виновата…Это вы…

Согнулась пополам и осела на корточки, пытаясь побороть дрожь в теле, последнее, что смогла услышать прежде, чем накрыл приступ:

– Нет, Сашенька, боюсь ты не успеешь ничего рассказать…

Александра вырвалась из мрака в незнакомой комнате, она не знала, сколько корчилась в агонии, охваченная приступом, но чувствовала себя ужасно плохо. В голове перемешались голоса: " Твой отец убил! Он сын той женщины! Это правда! Убил! Он угроза! Ты не успеешь! Убил…"

Саша знала, что ее папа не ангел, но, что вот такое чудовище, и подумать не могла. Вытерла ладонью мокрое от слез и пота лицо, и попыталась подняться. Слабость сковала тело, не смогла удержаться на ногах из-за сильного головокружения, и осела на постель. Ей хотелось рыдать кричать, от переполняющего отчаянья, от того ужаса, на который способны люди, от того каким монстром был горячо любимый ей отец. Но времени на это не было, она должна предупредить Ярослава.

Подошла к двери и обнаружила, что та заперта. Сбив все кулаки о нее поняла, что это бессмысленно, ей не откроют. Подошла к окну, распахнула ставни, выглянула на улицу и увидела сбоку пожарную лестницу, которая находилась от земли в метрах четырех. Спуститься по ней не получится, но можно попробовать забраться на крышу, а оттуда выбраться на улицу. Так и сделает, другого выхода у девушки нет, во что бы то ни стало ей нужно выбраться. Скинула куртку, которую так и не успела снять, уверенная, что избыток одежды будет мешать. Встала на подоконник, стараясь не смотреть вниз, тело еще плохо слушалось, да и мозг не совсем просветлел. Александра одной ногой уперлась о выступ в стене в полкирпича. Ухватиться кроме оконного проема ей было не за что, а лестница находилась в полутора метрах от нее. Нужно было резко перескочить и ухватиться за перила, но если не сможет, полетит вниз. И хотя высота всего три этажа, вряд ли она уцелеет, потому что там навалены строительные материалы. Саше было очень страшно, но мешкать, пугаясь еще больше, не стала. Поэтому быстро переуступила, отталкиваясь второй ногой, и вцепилась в лестницу, зажмурив глаза.

– Господи, спасибо, – выдохнула с облегчением, поднимаясь выше, сама не веря, что ей это удалось.

Не так легко оказалось преодолеть высоту в пять этажей по такой лестнице. Но поднявшись на крышу, Саша гордо посмотрела вниз, и принялась искать дверь. А когда обнаружила, с тревогой поняла, что та тоже заперта. И как назло очень не вовремя начался дождь. Если спустится вниз и спрыгнуть с последней ступени, нет гарантий, что сможет приземлиться, не переломав ноги. "Что же теперь ей делать?"– только и успела подумать, как дверь на крышу с грохотом открылась.

Когда Яру сообщили, что Саши нет в больнице, он почувствовал злость… И волнение. Последнее вообще было не свойственно ему, но сейчас он реально переживал за Морозову потому, что понимал, в какой опасности может оказаться та.

– Проверили камеры видеонаблюдения? – спросил он раздраженно.

– Еще нет…

– Тогда какого хрена, ты стоишь здесь! – заорал взбешенный Барсов. – Пулей чтоб все проверил, иначе пуля будет у тебя в башке.

Ярый посмотрел на парня, бегом бросившегося прочь, и обратился к Степану:

– Клим, ты машину подогнал?

– Да, у входа, – спокойно ответил тот, он сносно переносит гнев босса понимая то, что Барсов без причины не накажет.

– Какие есть предположения? – спросил Ярослав, направляясь к выходу.

– Думаю, ты и сам всё знаешь Ярый, – пожал плечами Климов.

– Знаю, – согласился Яр, – Это мутки Хромого и этой бывшей суки Морозова. Ну, ничего, и эту тварь отправлю на тот свет, вслед за хозяином. Ты нашел, где он прячется?

– Да, на западе в закрытом секторе.

Спустя минут пять Ярому позвонил тот, кого он отправил на проверку камер, и сообщил, что Сашу забрали силой два здоровых мужика. В принципе Барсов и сам знал, что она не сама пропала.

– Поехали, Клим, навестим наших друзей, – бросил он своим людям, садясь в машину.

Они подъехали к зданию, в котором должен был находиться Юрий, и скорее всего Саша. Яр перевернет все вверх дном, чтобы найти ее. Припарковав машины с боку здания, его люди принялись осматривать периметр. А Барсов боковым зрением заметил человека вылезшего из окна на третьем этаже. Присмотрелся и, выругавшись, понял, что это Александра. Когда девчонка прыгнула к пожарной лестнице, он с замиранием сердца подумал, что сорвется. Но нет, обошлось, от напряжения жутко заныло плечо. Ярослав вышел из автомобиля и хотел окликнуть девушку, но не стал этого делать, побоявшись испугать. Чертовски не вовремя начался дождь, мужчина поспешил к лестнице, по которой поднималась Саша, велев своим людям штурмовать здание. Он не сводил взгляд с хрупкого тела, упорно карабкающегося вверх. Она исчезла, забравшись на крышу, и потом посмотрела вниз, но не заметила его. Яр подставил ящики, чтобы уменьшить расстояние до лестницы. Забрался на них, подпрыгнув, ухватился за перекладину, чувствуя, как расходятся швы на лопатке.


Глава 31


Саша отскочила к краю крыши, когда на нее ворвался крестный со своими людьми. Она хотела броситься к лестнице, но ей перегородили путь. Девушка понимала, что дядя Юра не отпустит ее, и если сейчас схватит, то снова закроет где-нибудь, тогда Александра упустит единственную возможность предупредить Ярослава. И кто знает, что будет с ним?

– Не подходи ко мне, – крикнула, придвигаясь к самому краю.

– Девочка моя, здесь тебе ничего не угрожает, отойди оттуда ненароком сорвешься, – произнес Юрий, замерев неподвижно.

– Я хочу уйти! – потребовала Саша, посмотрев вниз, не дай бог, и правда сорвется, тогда от нее живого места не останется.

– Саша, успокойся, ты скоро сможешь уйти.

– Иди ты к черту! Я уйду сейчас, а не скоро. Кто тебе дал право меня закрывать? – рвала и метала девушка.

– Это для твоего же блага, – уверенно заявил крестный.

– Да ладно? А я думала, ты Ярослава так заманить хочешь! – Алекса нисколько не верила ему.

– Одно другому не помешает.

– Я помешаю, думаешь, позволю тебе навредить ему? Особенно после того, что узнала?! Да не за что! – воскликнула, не зная, как выбраться. Посмотрела нервно в сторону лестницы, продумывая варианты побега, и вздрогнула, увидев выпрыгнувшего оттуда Ярослава. Он одним ударом по шее вырубил охранника Юрия.

– Отлично вот и сам виновник торжества, – усмехнулся Юрий Николаевич, видимо на такой расклад он и рассчитывал.

Саша хотела броситься к Яру, но крестный, нацелив в нее пистолет, произнес:

– Стой на месте!

И это бы не остановило девушку, если бы Ярослав жестом руки не остановил ее на месте.

– Саш, не двигайся, все будет хорошо, – успокоил он.

Только в хорошее Александре уже не особо верилось.

– Отпусти ее, это между нами! – произнес он убийственным голосом, обращаясь к Юрию.

– Да, между нами, но не забывай, что ты убил ее отца.

– Я отлично помню! Но может все же, сперва расскажешь Саше историю ее рождения? – от слов Яра внутри у девушки все похолодело, значит, он уже знает, что сделал ее отец.

– Ярослав, – произнесла дрогнувшим голосом. – Прости меня, если б не я, твоя мама…

– Заткнись, – заорал крестный, направляя пистолет на Сашу, твердой рукой. Такого от него она точно не ожидала, но девушка была уверена, что он не выстрелит в нее.

– О чем ты Саш?– не понял Яр.

– Ну как же, о моем рождении…

– А за что ты просишь прощения? – спросил Барсов серьезно.

– За то, что мой отец убил твою маму! – выдавила из себя, чувствуя, как к глазам подступают слезы.

– Что-о-о? – зарычал в ответ он.

– Я думала, ты уже знаешь правду, – всхлипнула Саша, глядя, как Ярослав вытащил пистолет и навел его на крестного.

– Саш, я другую правду знаю, – его лицо исказила злость. – Ну, же Юрас, расскажи ей с самого начала.

– О чем он говорит? – спросила Александра растерянно у крестного, льющийся дождь скрывал слезы, катившиеся по ее щекам.

– Хорошо я сам начну, – ухмыльнулся Яр. – Саш, не знаю зачем, но мой отец накопал информацию о твоем рождении. Так вот у тебя вторая положительная группа крови, а у твоих родителей отрицательная. Понимаешь?

– Не-ет, что это значит? – она также стояла на краю крыши, и все вокруг плыло, казалось еще чуть-чуть и ноги не удержат, и тогда она сорвется.

– Ну, Юрий Николаевич, расскажи, как так вышло в подробностях? – велел Барсов, опустив свой пистолет.

В этот момент на крышу ворвались люди Ярого, завязалась потасовка, и через пару минут вся охрана Юрия была скручена, без единого выстрела. Тот понял чем пахнет, и, для того чтобы протянуть время и отвлечь внимание произнес то, что пытался закопать в себе много лет, и не собирался откапывать до этого момента:

– Когда твоя мама… Когда жена Морозова родила мертвого ребенка, Олег знал, что это известие окончательно добьет её. И поэтому договорился с врачом подменить младенца. Как раз в этот день очень удачно одна роженица отказалась от девочки. Этой девочкой была ты, Саш.

Александра пошатнулась, как нормальный человек может вынести такое извести? Какие силы нужны? Плакать? Кричать? Истерить? Нет, девушка не хотела ничего. Совершенно ничего. Хотела, чтобы все исчезли, а она осталась одна. Слиться с потоком дождя, что бы он унес ее боль далеко, далеко. Всю свою жизнь Саша чувствовала на себе вину, чужую вину. А все потому, что с самого рождения, с первого дня существования на этом свете, за нее решают, как жить. Используют в своих интересах, для своих целей, как вещь, как бесчувственную куклу. Оглушительная пустота разрасталась внутри, пустота в которой эхом раскатывается горечь и отчаяние.

Никто не задумывался, каково ей, что чувствует. Александра всегда замечала, что что-то не так, будто живет не своей жизнью. Но сказать, что ощущала себя не родной, это будет ложь. Она даже ни разу не думала об этом. Отец…. Он любил ее, заботился, оберегал, давал все, что только мог. Как она могла подумать, что папа не родной ей? Да, черт возьми, не все родные относятся к своим детям так, как относился он к ней. Господи, от чего же тогда сейчас так больно? Откуда эта разрушительная обида в ней?

– Я был против, но разве кто меня слушал, – продолжал крестный, а Алекса уже слышала его в пол уха. – Ася умерла, и это было понятно изначально. Я думал, Олег оставит тебя в больнице, но нет, он забрал. А спустя неделю появилась докторша, требуя вернуть девочку потому, что родная мать передумала и бьет во все инстанции, чтобы найти дочь. Но Морозов не собирался отдавать ребёнка, он вообще помешался тогда. Олег чуть не убил меня, когда я сказал, что ты не его дочь. Это было ненормально, он считал тебя своей мертвой дочкой, назвал именем, которое хотели дать ей. А потом вовсе решил замести следы, убрав свидетелей. Ну а дальше ты все знаешь Саш, он убил мать Ярого, чтобы та не смогла рассказать ничего.

"Дождик прошу, забери меня отсюда, смой эту невыносимую боль, потуши пожар прожигающий меня изнутри. Дождик, пожалуйста, помоги…"– Саша больше не слушала, не хотела слышать, она стояла отрешенно глядя в даль. Вся ее жизнь наполнена ложью и смертью. Ей не отмыться от крови некогда. И все из-за чего? Из-за того, что кто-то решил присвоить ее, заменив мертвого ребенка. Как сложилась бы жизнь, если б Александру отдали настоящей матери? У нее даже имя чужое, имя которое хотели дать умершей девочке. Это жутко, это страшно, удушающе. Она жила чужой жизнью, заменяя горячо любимую потерю. Наверное, поэтому "отец" так и не выполнил ее мечту, не увез подальше от этого города. Возможно, таким образом, наказывал за то, что не родная, и так не смогла стать таковой для него. Ведь Саша всегда любила папу больше всего на свете. Господи, за что они так с ней? Чем успела провиниться при рождении, что ей уготовили такую судьбу.

– Ненавижу вас…– прошептала, ловя губами капли дождя, как спасительную влагу.

А Ярослав навел пистолет в голову Юрия, собираясь выстрелить.

– Не надо, – прокричала девушка, и Яр замер. – Не надо больше крови, мне и за всю жизнь от нее не отмыться.

– Саша… – Барсов сделал шаг к ней.

– Я прошу тебя не надо больше крови, это убивает меня, – воскликнула и горько заплакала, все же это оказалась выше ее сил.

– Саша, прости, я дал клятву Олегу, что ты никогда не узнаешь правды, – произнес крестный как-то странно. – Прости, но я не нарушаю обещаний. Прощай.

Как в тумане Саша увидела пистолет нацелившейся ей в голову, отдаленно услышала гортанный крик Ярослава: "Не-е-ет".

Все вокруг словно поставили на стоп – дождь, замедлил свой поток, капли зависли в воздухе. И сердце у нее в груди остановилась, кажется, она сходит с ума. Потянулись пальцем к большой блестящей капле, зависшей рядом, и услышала "Пах". Выстрел, пуля летит ей в голову, какая-то миллисекунда и девушка почувствовала, как острый металл пронзает лоб, рвет кожу, дробит кость. Успела даже подумать: «Что не делается все к лучшему. Возможно, избавление это лучший выход для нее» Не капли страха, Александра давно готова принять свою судьбу, где-то в глубине души всегда знала, что так и будет. Внутри лишь непомерное сожаление. Но пуля так и зависла в полёте, а то, что она представила каково это, когда она достигает свой цели, в реальности ей не пришлось испытать. Ярослав сгреб Саша в охапку и они вместе полетели с крыши, спасаясь от смертоносной пули, в смертельной высоте. Но и смерть, разбившись в объятиях любимого, не самый ужасный итог…

Глава 32


– Мамочка, открой глазки! Мам, пожалуйста, вставай…

– Мам, ты замерзла… Пожалуйста, идём…

– Мам… Мам … Мам…

– Мамочка открой глазки, пожалуйста, открой…

Раскаты детского голоса разносились в голове у Яра, разрывая его мозг. Он с трудом приоткрыл глаза и сквозь расплывчатую пелену увидел окровавленное лицо Саши. Хотел подняться, но тьма накрыла с новой силой.

– Мамочка, открой глаза… Вода уже холодная.

Маленький мальчик крохотной ручкой тряс за плечо женщину, неподвижно лежащую в ванной. Он был слишком мал, и не замечал, что ее глаза приоткрыты, а кожа слишком бледная и ледяная. И даже не мог подумать, что вода красная не от пены для ванной, которую мама постоянно добавляла купая его, а от крови.

Малыш выплакал все глаза, пытаясь, докричаться до спящей женщины, и он был уверен, что она просто спит… А что могло быть ещё? О чем еще мог подумать мальчик?

Когда в дом вошёл незнакомый мужчина, ребенок не придал этому значения, но когда мама строго велела ему пойти в свою комнату, и не выходил пока не позовет, насупился. И она не позвала, он просидел в спальне очень долго, и вышел только после того, как мама не пришла на его зов. Мальчик прошелся по дому, но не обнаружил ее нигде, а потом заметил, что дверь в ванну приоткрыта, и увидел маму, заснувшую там. Посмел войти не сразу, он ждал, а спустя примерно час позвал: "Мам. Мамочка, я хочу кушать". Но та не откликнулась. Тогда малыш на носочках вошел в комнату, случайно задел флаконы на стиральной машине, они со звоном упали на пол, но и тогда женщина не проснулась.

Пятилетний ребенок, по сути, не знал, что люди умирают, ему не приходилось сталкиваться с таким страшным словом. Да, он порой видел случайно смерть в телевизоре, но мама всегда говорила, что это не взаправду, и на самом деле так не бывает. Но время шло, а она не просыпалась, тогда мальчик потянул ее за руку. С трудом вытащил из воды и обнаружил кровавые полосы на запястье. Он знал, как выглядит порез, потому что и сам часто обрезал пальцы. "Мама поранилась"– всхлипнув, подумал пятилетка, и вспомнил, как она перевязывала бинтом его рану, также обмотал полотенцем женщине кисть.

– Мамочка, потерпи, скоро всё пройдет,– успокаивал ее он, теми же словами, что и мама обычно его.

– Ма, я сейчас позову бабу Шуру она поможет, – утирая слезы, прошептал мальчик, бросившись к двери, и в ужасе обнаружил, что та закрыта. Он барабанил кулаками по ней, надеясь, что соседка услышит и придет на помощь. Но она так не пришла, видимо не услышала стук и его плачь.

Мама не просыпалась, не отзывалась на его крики, и ребенок понял, что все же на самом деле бывает так как в телевизоре, люди могут умирать… Он сидел на холодном, мокром кафеле сжимая маленькими пальцами руку матери и плакал. Дикий страх проникал в каждую клетку хрупкого тела. Что такое страх для ребенка? Детям свойственно боятся всего, что окружает их. И та ночь для мальчика была воплощением фильма ужасов. Казалось, что даже стены ожили, и с устрашающим скрипом надвигаются на него. А капли воды, тактично капающие из-под крана, казались настолько громкими, что сердце замерло в груди. Мальчику было безумно страшно так, что тело оцепенело, и он не мог двигаться, внутри него все тряслось и сворачивалось от ужаса. Голос охрип от бесконечных рыданий, и он больше не плакал, а лишь тихо скулил, как раненый волчонок.

Услышав какой-то скрип, малыш дернулся, тем самым потянув руку мамы, отчего ее голова упала на бок, и мертвая женщина широко раскрытыми побелевшими глазами уставилась на ребенка. Он закричал так громко, как только мог и, отскочив, забился под раковину. Сам не замечая того, что его отросшие ногти впились в кожу на руках и расцарапывают ее в кровь. Мальчик не отводил взгляда от глаз мамы, они не были такими, как прежде. Ее лицо стало чужим, пугающим до жути. Крик ужаса то и дело вырывался из его груди, разрывал сердце, терзал душу. Он был очень мал, и не мог понять, что медленно сходит с ума от страха.

Так его и нашли, сжавшегося под раковиной с лицом искажённым от ужаса, и взглядом, уткнувшимся в глаза матери. Мальчика увезли из родной квартиры, которая стала для него могилой, но он все равно видел перед глазами серое лицо мамы. Намного позже его же он видел во снах, хотя тогда уже не помнил кто она эта женщина. Но просыпаясь, чувствовал, как бешено сердце долбится в груди, а ладони становились влажные от пота, как и все тело.

Его поместили в какое-то заведение, к нему приходила куча докторов, он знал, что это врачи, ведь такой же белый халат носила и его мама, а она была врачом. Мальчик видел их лица, отдаленно слышал голоса, но не мог ответить, он всё ещё не мог вырваться из той ванной комнаты. Его тело было в другом месте, а разум остался там. Сотни раз он видел, как голова мамы падает на бок и холодными мертвыми глазами смотрит на него, заставляя кровь леденеть от ужаса. В такие моменты малыш кричал, разрывая горло диким воплем, и по новой сдирал болячки, только-только затянувшиеся на руках.

А потом незнакомый мужчина, назвавший себя его отцом, отправил мальчика куда-то далеко, обещая, что там ему помогут. Но он не понимал, как помогут, не осознавал, что с ним не так. Да и должен ли был понимать в таком возрасте? И ребенку действительно помогли, из него выбили все жуткие воспоминания, забив их так глубоко, что подсознание само собой боялась их оттуда вызывать.

Этот мальчик всегда жил внутри Яра, но до этого момента он об этом не подозревал. Пока его воспоминания не вырвались наружу, но теперь Ярослав был готов с ними встретиться.

Если бы он вспомнил все раньше, до того как узнал правду, то сразу же понял, что мать убили. Она не могла это сделать с собой… Не могла так поступить с ним… Мама Ярослава не чаяла души в сыне, они тогда распланировали выходные, собирались в зоопарк. Да, последние дни женщина была взволнована, но не настолько, чтобы совершить самоубийство на глазах у ребенка.

Снова открыл глаза, прогоняя призраки прошлого. Но все же, в них рябило, то и дело меняя лицо Саши, на серое лицо матери. Зажмурил глаза и распахнул, Барсов лежал на спине, а на нем сверху Александра без сознания. Собрал все силы в кулак, и протянул руку к ее лицу, размазывая бордовое пятно на щеке девушки, все ее лицо было в крови. "Только не это"– с болью в сердце подумал Ярый. Эта девушка как никто другой достойна жизни. И несмотря ни на что должна жить!

– Саша! – позвал он, пытаясь, нащупать пульс. Черт возьми, где его люди, почему еще не пришли на помощь?

– Саша, Саша, очнись! Пожалуйста, открой глазки…


Глава 33


И она открыла их, каждый взмах её ресниц казался замедленным. Яр почувствовал, как тело накрыла волна облегчения. Он обхватил лицо Саши ладонями и заглянул в пленительный омут затуманенных глаз. Но его взгляд переметнулся к крови, перепачкавшей ее шею и лицо.

– Кровь, – буркнул Ярослав, поднимаясь, и это давалось ему с большим трудом. – У тебя кровь? Ты ранена?

Александра опередила его и стоя на коленях, ощупала себя руками, ища причину кровотечения.

– Это не моя кровь, – ответила девушка уверенно.

– А чья? – мозг Барсова работал с трудом.

– Твоя… Твоё плечо, – Саша встревожено бросилась к нему.

И как раз объявились его люди. "Ну, наконец-то"– подумал Ярослав потому, что говорить, сил не осталось, видимо снова потерял много крови.

– Скорую, срочно, быстрее, – донесся до него очень знакомый женский голос, от которого внутри что-то сжималось.

– Уже вызвал, – услышал он ответ Степана, после чего отключился.

Мелкий настырный дождь усыпал лицо Саши холодными каплями, но она не спешила укрыться от него. Девушка даже не чувствовала сейчас холод апрельского вечера, ее взгляд был прикован к Ярославу. Он отказался ехать в больницу, чуть придя в себя, поэтому его плечо зашивали прямо в машине скорой помощи. Доктор настаивал на переливании крови, но Барсов был непреклонен. И он тоже смотрел Александре в глаза, а она вздрагивала с каждым стежком иглы, пронзающим кожу мужчины. Яр даже не поморщился, словно не чувствовал боли, его лицо оставалось непроницаемым. Но зато девушка чувствовала боль за него, и внутри все сворачивалось в узел. Ярослав снова спас ей жизнь ценой собственной. Он не мог знать, сталкивая ее с крыши, что они упадут на строительные леса. Просто не мог знать, что те установлены именно в нужном месте на уровне третьего этажа. Он поднялся на крышу с другой стороны. Значит, был готов погибнуть вместе с Сашей? Почему? Сейчас это не столь важно, возможно, когда-нибудь она сможет спросить его об этом, но первым делом нужно сказать ему спасибо.

Девушке было совершенно плевать, что стало с крестным, хотя совсем недавно переживала за его жизнь. Но как меняет мировоззрение человека пуля, выпущенная в него. Теперь ей было все равно, даже если его убили, вот и поделом, значит, получил по заслугам! Больше об этом подонке думать она никогда не будет.

Ярославу наложили швы, и врач помог надеть ему куртку, после чего оставил одного. А Саша продолжала сверлить его взглядом, не решаясь подойти. До чего же изворотлива судьба? Преподносит нам такие повороты, о которых мы и подумать не могли. Еще вчера Александра винила Барсова во всех смертных грехах, а сейчас выходит так, что каждому воздалось по заслугам. Вот только за что по ней жизнь молотила кулаками, как по боксерской груше, не понятно. Скорее Саша здесь просто лишняя, в этом мире, в этом городе, она не на своем месте, там, где не должна быть. Вот и стала крайней в играх жестоких, злых мужчин.

Медленно подошла к Ярославу и замерла рядом, не смея даже дышать. Его лицо всегда загорелое сейчас было очень бледным, и она поборола желание снова попробовать убедить мужчину поехать в больницу.

– Как ты? – спросил Яр первым.

– Жива… – тихо ответила девушка, и, прошептав дрогнувшим голосом, добавила. – Благодаря тебе.

– Скорее, нам повезло, – пожал он плечами, видимо забыв о ране, и впервые поморщился. А Саше захотелось прижать его к себе, жалея.

– Возможно… Но все же, спасибо, – почему-то такие простые слова сейчас давались ей с трудом.

– Что будешь делать дальше? – спросил Ярослав устало.

– Уеду подальше от этого проклятого города, – поспешно выпалила Саша. Больше ее здесь никто не держит. Никто… Никто… Никто… Кроме него.

– Наверное, единственный правильный выход, – произнес он отстранено. – Уехать и все забыть.

– А разве можно такое забыть?– воскликнула Александра сама того не ожидая.

– Не знаю, я не пробовал…

– А я пробовала, на протяжении мучительных трех лет. И не получилась ни сколько, – почему ее прорвало именно сейчас, когда все самое плохое должно быть позади? – А знаешь что самое тяжелое?

– Что?

– То, что все это время я продолжала любить человека, убившего моего отца…

– Не надо, Саш…

– Прости, но мне нужно это сказать… Мне не понятно, как против моей воли, это чувство все же осталось во мне? И за что я полюбила тебя?

– Саш…

– Не надо это было глупо, прости…

Попыталась отвернуться, но Яр резким движением притянул Александру в свои объятия, и девушка заплакала, уткнувшись в его плечо. Мужчина нежно гладил ее влажные волосы, и это говорило больше всяких слов.

А сердце Саши вырывалось из груди, каждым своим сокрушительным ударом причиняя ей боль. Она хотела, чтобы они встретились в другое время, в другом месте, в другой жизни, не омраченной этими страшными событиями. Смогли бы они тогда быть вместе? Полюбили бы друг друга? Алекса никогда этого не узнает, и как бы далеко не уехала, ее сердце и душа останется навсегда с ним здесь. Ее любовь не совсем нормальная, да, как и вся жизнь.

Она выросла там, где не должна была быть, так же как и Саша. Любовь, которая приносит невыносимую боль, любовь от которой нет спасения, а расставание кажется смертельным. И если б только Ярослав попросил остаться, с ним, не уезжать…

Нет, она бы все равно уехала, только тогда этот отъезд был бы пропитан кровью, разбитого сердца, и растерзанной души. Александре нет жизни здесь, где сплошь одни трупы, где прошлое сильнее будущего. Где ее любимый воплощение всего-того, от чего она бежит.

Отстранилась, стыдясь своих слез, и утерла перепачканные его кровью щеки. Как же ей хотелось умолять его оставить все и уехать с ней, но знала наперед, что этого не будет. Никто никогда не выбирал ее. Видимо эта жизнь настолько глубоко врастает в человека, что отказаться от нее он не может, но такой мир не для Александры.

– Я бы могла просить тебя поехать со мной, – тихо начала Саша высвободившись из его рук. – Но знаю заранее, что ты не согласишься. Это твой мир, но не мой… Господи, да я ведь даже не знаю вообще, значу ли я хоть что-то для тебя…

Осознание пришло с, выворачивающей наизнанку все органы, болью. Ведь действительно, разве Ярослав ей хоть раз говорил о чувствах? Давал ли намек? Нет, Александра сама все придумала, ослепленная своей идиотской любовью.

– Значишь, больше чем я хочу, – ответил Яр после долгого молчания, да и не ждала она ответа вовсе. К чему он ей теперь? Когда знает наверняка, что уедет. Чтобы потом страдать ещё сильнее?

– Скажи, если я попрошу поехать со мной, ты поедешь?– спросила с надежной, поддавшись минутному порыву. И с замиранием сердца ожидала ответ.

– Ты знаешь, я не могу, – ответ словно из прошлого, слово в слово, точь-в-точь. Ответ пронесшейся в голове Саши раскатом двух голосов, Ярослава и отца… Вернее человека которого всю жизнь считала своим папой. Он так же отвечал ей, когда она просила его уехать: “Ты же знаешь, я не могу!”

Бух… Бух… Бух… Бух…

Сердце вдребезги о ребра. Ведь и правда знала, почему тогда от услышанного так больно, что за хотелось осесть. Больно настолько, что внутри все в мясо словно перемололи через мясорубку. Смотрит ему в глаза, стараясь не заплакать, да и слез нет, они трусливо текут в душе.

"Заставь меня остаться! Силой, плевать! Засунь в багажник, и закрой в подвале. Только, пожалуйста, не отпускай. Только не отпускай. Я так хочу быть с тобой, несмотря ни на что. Только с тобой, вопреки всему! Без тебя я сдохну, задохнусь, не смогу. Свежи, спрячь, закрой рот кляпом, я буду сопротивляться, кричать, что хочу уйти. Но на самом деле больше всего хочу остаться. С тобой, только удержи. Не отпускай, неужели не видишь в моих глазах отчаянья? Не видишь этот безмолвный крик души? Не отпускай я хочу с тобой остаться, всему вопреки, себе вопреки!"– кричала душа, обливаясь слезами, а зубы сжимала до треска, чтобы не дать словам вылететь.

Ведь разум знал наперед, что здесь ей так же будет больно, он бандит привык убивать, и не умеет по другому. А Саше не вынести больше смерти, не выдержать жестокости, и несправедливости. Этого девушка уже хлебнула сполна. Все что ей остается, бежать. От самой себя, от него, даже зная то, что никто не догоняет.

Вздрогнула и прикоснулась к его губам, разрушительный поцелуй на прощание. С привкусом слез из самой души. Яр сжимал ее так крепко, словно не желая отпускать. Его руки делали больно, но это ничто по сравнению с болью внутри. Наслаждалась сладкой мукой поцелуя, губы мужчины настойчивые властные, а язык терзал ее рот, будто желая запечатлеть там свой отпечаток навсегда, или же показать, кому она принадлежит…

Разорвала поцелуй, понимая, что теряет рассудок, еще секунда в его руках, втянула аромат Ярослав, пропитывая им свое сердце. И отстранилась сказав:

– Прощай!

Саша не услышала ответного прощания, но чувствовала его тяжелый взгляд на своей спине. Больше не ждала, что он остановит, это не к чему. Между ними пропасть, которую не преодолеть. Она уходила, всем сердцем желая остаться, но не желая сгорать здесь рядом с ним…


Глава 34


Саша смотрела на фотографию человека, на могиле которого всего неделю назад захлебывалась от рыданий. Но за эту неделю она узнала то, что поменяло ее полностью и безвозвратно. Как бы дико не звучало, но сейчас девушка не чувствовала ничего, кроме опустошения. Опустилась на корточки и взялась за крест, тихим голосом произнеся:

– Ты был моим единственным родным человеком, и ты разрушил всю мою жизнь. Кто тебе дал право решать, кому жить, а кому умереть? Кто позволил распоряжаться беззащитным ребенком? Как игрушкой? Ты хотел мной заменить погибшую дочь, наплевав на чувства других, – голос дрогнул, наполняясь безмерной горечью. – Я любила тебя больше жизни, верила, считала эталоном. А ты вырастил меня во лжи, пропитанной кровью. Пап… как ты мог убить беззащитную женщину? На глазах у ребёнка? Сколько еще невинных жизней ты забрал? Оказывается, я совсем тебя не знала? И мне больше некого оплакивать потому, что человека, которого я считала своим отцом, не было никогда! Он был вымыслом моей фантазии! А женщина, которой на могилу с детства носила цветы, и плакалась, жалуясь на жизнь, мне вовсе никто, я даже не знала ее. Боже, как больно вспоминать твою заботу, ведь теперь все видится иначе. В моих воспоминаниях твои руки, обнимающие меня в крови, а на лице злобная улыбка. Па… теперь сплошная пустота на том месте, где раньше был ты. Кем была я для тебя? Любил ли по-настоящему? Заменила ли твою дочь? Я всегда была для тебя только заменой! Пап… ты убил маму человека, которого я люблю, как тебя когда-то, больше жизни… Но от той любви не осталось и следа потому, что все было обманом. За что ж ты так наказал меня? За то, что не стала спасением для твоей жены, и настоящей дочерью для тебя? Я никогда не узнаю правду… Но и она уже ничего не изменит. Ты дал мне счастливое детство, юность пропитанную страхом за тебя и вечными приступами. И в итоге разрушил всю жизнь… Сегодня я в последний раз перенесла тебе цветы, больше никогда сюда не вернусь. Я не буду скорбеть о тебе потому, что и так оплакала тебя сполна, не заслужено… Прощай, пусть земля вам будет пухом…

Ветер выбивал непослушные пряди волос из-под палантина, то и дело, бросая их в глаза. Саша стояла на перроне, ожидая поезд, до него оставалось около часа, но сидеть в шумном зале вокзала она совершенно не хотела. Сейчас на нее давили стены, и раздражали счастливые люди.

Девушка решила не задерживаться больше в городе, и взяла билет в самое отдаленное место отсюда, как и три года назад. Как и тогда, Александра уезжала с тяжелым сердцем, и с растерзанной в клочья душой, но здесь ее больше ничего не держало. О Ярославе напрочь запретила себе думать, чтобы не добавлять масла в пылающий внутри огонь. Вчера ночью, когда мучилась в гостинице от бессонницы, у нее промелькнула сумасшедшая мысль найти настоящую мать. Но сразу же, отвергла эту глупость потому, что спустя столько времени это не к чему. У женщины наверняка своя семья другие дети, и груз из прошлого ей вряд ли нужен, да еще с таким багажом. Для матери Александра будет напоминанием о страшных ошибках, возможно, она давно забыла брошенную дочь.

Да и снова приковывать себя к этому городу Саша не хотела, здесь ее никто не ждет. Пусть так и остается впредь. Порой лучше не тревожить призраков прошлого, пусть спят себе спокойно. Так девушку ничто не будет тянуть сюда, и может быть однажды сможет наладить свою жизнь. Возможно, когда-нибудь она пожалеет о своём решении, и все же решит разыскать мать, но не сейчас… В настоящее время ей достаточно потрясений на много лет вперёд, а дальше заглядывать бессмысленно. Кто знает, каким боком повернется судьба?

Саша с трудом сдержала ругательство, когда ветер все же, сорвал с ее головы палантин, растрепав волосы. И только сейчас она заметила, стоящего рядом парня в толстовке капюшон, которой скрывал ему половину лица. Но ей не требовалось видеть его лицо потому, что сердце девушки наверняка знало кто он, выбивая в груди жалобную трель.

Повернула голову и обратила внимание на рюкзаки за его плечами, и в душе кто-то громко заскулил. Он молчал, и она не могла проронить ни слова, хотя на языке крутились вопросы. Что это значит? Куда он? Почему здесь? Но произнесенное им: "Прости", разбило самообладание вдребезги.

– Саш, я жалею лишь об одном, – снял капюшон, серьезно посмотрев ей в глаза.

– Ярослав, не нужно сейчас…

– Прости, но я должен это сказать. Я чертовски жалею, что причинил тебе столько боли. Я еще не о чем так не жалел. Убийство твоего отца…Бориса было решенным вопросом. И нажав на курок, ничто во мне не дрогнуло, он был далеко не первый и не последний на моем счету. Но твой крик после, вывернул меня наизнанку, сам не знаю почему. В тот момент я понял, что готов повернуть время вспять только бы не слышать твой плачь. Пожалуйста, прости за то, что причинил тебе столько горя. Если сможешь простить…

К такому разговору Саша была просто не готова. Его слова выбили из колеи. Захотелось согнуться пополам от нехватки воздуха, или забиться куда-нибудь подальше от вновь захлестнувшей боли.

– Я никогда не смогу простить тебе того, что ты безжалостно убил его у меня на глазах… Ты не знал тогда всей правды, и я была ни в чем перед тобой не виновата, а ты всё равно заставил меня пережить весь этот кошмар! Я не прощу тебе пролитых слёз, бессонных ночей, и приступов пережитых в одиночестве! Не прощу того, что все эти годы ненавидела себя за чувства к тебе, – обняла себя руками, пытаясь перекричать ненавистный ветер, настойчиво заглушающий ее слова.

– Но я оставляю все это здесь в этом городе, в прошлом, вместе с Морозовой Александрой, – подняла голову, подставляя лицо дождю, желая остудить пылающие щеки. – А ты зачем сюда пришёл?

– За девушкой, которая стала для меня дороже жизни, – ответил спокойно Яр.

Ярослав знал, что тот мир просто так не отпустит его, даже не смотря на то, что он находился на верхушке пищевой цепи. Это решение пришло спонтанно, стоило только подумать, что больше не увидит Сашу. И тупик, все потеряло смысл. Для того, чтобы вырваться из этих, крепко держащих его щупалец, пришлось заключить сделку, которая была как кость в горле у него. Он отдал то, чему посвятил три года своей жизни человеку, которого терпеть не мог, но сделал это конечно на своих условиях. Барсов знал, что он всегда будет для врагов угрозой, и вряд ли они забудут о нём. Даже сейчас, стоя на перроне, он был готов в любую секунду получить пулю в голову, но почему-то знал, что этого не произойдет, ведь рядом повсюду его верные люди. Яр не собирался бежать, он хотел быть с девушкой, без которой все вокруг меркнет, хотел научиться жить по-другому…

– Я не останусь здесь…

– Я знаю.

– Неужели ты поедешь со мной? – спросила Саша, затаив дыхание.

– Если ты позволишь.

– То есть, ты оставляешь этот криминальный мир? – не верила своим ушам, и не посмела добавить "ради меня".

– Если пообещаешь научить меня жить нормальной жизнью, – улыбка осветила его лицо, разгоняя тучи вокруг них.

– Честно сказать я и сама не знаю, как жить нормально, – пожала она плечами, а внутри медленно нарастал восторг.

Ярослав бросает все ради нее, это столько значит для Саши, от переполняющих эмоций ей хотелось плакать и смеяться одновременно. Впервые в жизни Алексу поставили на первое место, выбрали ее, и это было непередаваемо.

– Значит, будем учиться вместе, – притянул он девушку к себе. – Где-нибудь в глухой деревне.

– Ну, это слишком, – рассмеялась Саша, тая в его объятиях, и всё же заплакала, вслушиваясь в сердцебиение любимого.

– Слава Богам, – усмехнулся Яр в ее макушку. – Честно говоря, из меня вышел бы никакой земледелец.

– Как и из меня, – ответила, сильнее прижавшись к нему. – Пусть все плохое останется здесь.

– Согласен, – произнес мужчина, целуя Сашу в висок.

Девушка знала, что ему будет сложно отвыкнуть от прежней жизни и адаптироваться в нормальном мире. Но Ярослав сделал первый шаг и это самое главное, а она в свою очередь сделает все возможное, чтобы помочь ему привыкнуть к новой жизни. Самое главное, что они теперь вместе и она не отпустит больше его никуда.

КОНЕЦ 1 КНИГИ

___________________

Вот и подошла к концу наша история, не знаю, порадовал вас такой конец или нет. Надеюсь, вы, мои дорогие, выразите свое мнение в комментариях, за что я буду очень благодарна.

Вторая часть данной книги уже полностью доступна в интернете “Не Смей Мне Лгать”.





MyBook - читай и слушай по одной подписке