Дом с Привидениями и другие Президентские ужасы (fb2)

- Дом с Привидениями и другие Президентские ужасы (пер. Любительский перевод (народный)) 913 Кб, 91с. (скачать fb2) - Эдвард Ли

Настройки текста:




Hаши переводы выполнены в ознакомительных целях. Переводы считаются "общественным достоянием" и не являются ничьей собственностью. Любой, кто захочет, может свободно распространять их и размещать на своем сайте. Также можете корректировать, если переведено неправильно.

Просьба, сохраняйте имя переводчика, уважайте чужой труд...


Эдвард Ли "Дом с Привидениями и другие Президентские ужасы“

"Ночь Живых Овощей"


Он уже видел заголовки завтрашних газет: “ПРЕЗИДЕНТ ПРОВЕРЯЕТСЯ В "ЦЕНТРАЛЬНОМ АРМЕЙСКОМ ГОСПИТАЛЕ ИМЕНИ УОЛТЕРА РИДА"... НА МАНДАВОШКИ”. Господи Иисусе!

- Мандавошки, господин Президент…- сказал доктор Грин.

Самодовольное тыквоголовое чмо, как пить дать, ещё та паскуда. Подполковник, начальник Отделения Дерматологии скривил губы, изо всех сил пытаясь сдержать улыбку. Коренастый, мускулистый, просто, блядь, какая-то тумбочка, а не человек, наверняка ещё и сраный республиканец, если кому разболтает - до конца жизни будет мерить температуру медведям на ёбаной Аляске.

Ситуация была так унизительна, а что ему ещё оставалось делать?

Он объявил помощнику своего пресс-секретаря, что едет на обычный плановый мед. oсмотр. B наши дни уже ни от кого ничего не скроешь, с той самой минуты, как ты становишься Президентом, эти пидары готовы залезть тебе в жопу с блядским проктоскопом. Tвари! И, Боже, если прознает Первая Леди…

- Мандавошки?

- Вы правы, господин Президент, - кивнул Грин.

Интересно, как это выглядело со стороны?

Армейский доктор на коленях, с лупой в руке, исследует промежность лидера самой могущественной страны на Земле, стоящего перед ним со спущенными штанами.

- Да, сэр, всё пучком, это - мандавошки, ну, или формально - сально-лобковые клещи, похоже, они решили переехать к Bам всей своей столицей, господин Президент.

Забавный парень, тип с чувством юмора. Посмотрим, как ты будешь смеяться на Аляске.

- Послушай, док, сейчас не та ситуация, когда я мог просто заскочить в ближайшую АПТЕКУ и купить баночку мази “СМЕРТЬ МАНДАВОШКАМ!”, поэтому, как насчёт того, чтобы быстренько попрыскать мне туда какой-нибудь вашей ядерной хуйнёй, и я отчалю, а? Мне ещё страной надо рулить, если ты вдруг не в курсе.

- Ну, для начала я должен взять у Bас образец, господин Президент, - теперь доктор Грин вооружился пинцетом, - существует более пятисот разновидностей сальных клещей, и чтобы назначить Bам самое эффективное лечение мне нужно определить их род.

А что, если я сейчас отвешу тебе смачный подсрачник, хуев докторишка, сможешь определить его род, а?

- Хорошо, хорошо, валяй, только давай побыстрее. Через двадцать минут я должен представить свой новый законопроект по налогам Финансовому Kомитету Сената.

Ну, что за день такой, а?! День… Что за год?!

Этнические чистки в Македонии, три новых цветных революции в Африке, долбаные республиканцы опять грозят мне импичментом, а теперь вот ЭТО. Качок в белом халате стоит передо мной на коленях и выщипывает пинцетом волоски с моего хуя.

Интересно, это уже дно или мне есть ещё куда падать?

Быстрый стук в дверь, затем голос с той стороны пролаял:

- Господин Президент, только что оповестили, что у нас угроза четвёртого уровня, Bам звонок по “красной линии”.

Это был Клэг - начальник его группы сопровождения СС[1].

Президентский член вяло качнулся, когда он заорал в ответ:

- Я занят!

Пауза за дверью, а затем:

- Это четвёртый уровень, сэр. Начальник Штаба Кетчам на связи, Bам лучше ответить.

- Сука, не еби мне мозги, скажи ему пусть повесит.

Президент, кипя от злости, быстро подтянул штаны и шагнул к двери, оставив доктора Грина в одиночестве балансировать на коленях с пинцетом в руке, который сраный Пентагон, наверняка купил ему баксов за пятьсот.

Похоже ещё не дно, а? Что ж, сейчас узнаем…

Кетчам не позвонил бы, не будь ситуация по-настоящему серьёзной. Он выскочил в холл, где в ожидании застыли сотрудники Cекретной Cлужбы: солнцезащитные очки, наушники и SIG Sauer P226 под пиджаками. Клэг стоял, вытянувшись по струнке, как железобетонный столб, прижимая к груди раскрытый кейс с переносным правительственным телефоном. Ещё один из “костюмов” расположился чуть позади него и держал в руке круглый чемоданчик, в узком кругу известный как “футбольный мяч”, с вмонтированным в него мобильным пультом, с которого отдавался приказ на запуск межконтинентальных баллистических ракет.

Боже, надеюсь мне не придётся сегодня жать кнопки на этой хуёвине, - подумал Президент. - На вечер у меня заказан столик в “Пекинском гурмане”.

Президент ткнул пальцем в телефон.

- Он не прослушивается? - раздражённо спросил он. - Я к тому, что не хотелось бы читать свой разговор в следующем выпуске “People”.

- Этот телефон работает в закрытом одноканальном режиме, господин Президент, - голос Клэга был такой же жёсткий, как его осанка. - Пятнадцать шифровальных устройств кодируют сигнал в Центральной серверной Белого Дома. Шифр меняется три раза в день. Каждый новый звонок идёт на смещённой частоте, которую в случайном порядке генерирует пять АТС в нашем бункере связи, другими словами, это - самая безопасная линия на планете, господин Президент.

Умный, да? Ты тоже едешь на Аляску, педрила, ты и тот качок докторишка.

- Кетчам, говоришь?

- Так точно, господин Президент.

Президент снял трубку, одновременно, непроизвольно почесав пятернёй лобок.

- Что там у вас? - вопросил он у телефона. - Я занят, у меня плановый мед. осмотр в "Центре Уолтера Рида".

- Плановый мед. осмотр? - отозвался на другом конце линии Кетчам - начальник Штаба “Даллас.” - Забавно, а мне доложили, что у Bас мандавошки.

Да ёб же вашу мать!

Но, начальник Штаба и не думал подтрунивать.

- Забудьте о своих мандавошках, господин Президент, у нас серьёзная проблема. П¨тонг, Северная Корея. Помните тот ядерный реактор, работающий на жидком металле, что они построили несколько лет назад?

Ну как он мог такое забыть?

- Да, я помню. Типа, новые технологии, наш “Совет по ядерным исследованиям” дал заключение, что они никогда не запустят эту хуёвину.

Начальник Штаба Кетчам сделал паузу, потом откашлялся, прочищая горло.

- Ну так вот, по данным нашей разведки, они эту хуёвину запустили, примерно неделю назад.

- Блядь, сука, охуеть, - проревел Президент Соединённых Штатов Америки. - Дай-ка угадаю, уёбок, сейчас ветер несёт всю эту радиоактивную поебень прям сюда, и я умру от рака?

- Эээ, ну, пока ничего такого нет, господин Президент, - eщё одна пауза, ещё одно откашливание. - Держите пальцы крестиком, и может быть пронесёт. На данный момент зона заражения, судя по всему, ограничена только западным побережьем.

- Зона заражения??? - Президент застыл, выпучив глаза. - Заражения? Чем?


* * *

Как морковь, - подумал Робби, - жесть, - более точного определения он подобрать не смог.

- Я не понимаю, что случилось с моей кожей, - пробормотала Кэрон Энн, - я же просто загорала на пляже.

Робби, нахмурившись, впился взглядом в баранку.

Просто загорала, да? От загара кожа не становится ярко-оранжевой.

Что если она больна какой-нибудь жуткой хуйнёй, и проходит курс химиотерапии? В конце концов, что он о ней знает? Они знакомы меньше недели.

Он свернул на бульвар Мартина Лютера Кинга.

Её кожа - цвета моркови! - продолжал он визжать про себя.

Неудивительно, что она согласилась пойти с ним сегодня вечером в тот кинотеатр под открытым небом, где можно посмотреть фильм, не выходя из автомобиля. Кэрон Энн ненавидела такие кинотеатры.

- Отвратительное место, - как-то сказала она, когда он предложил ей туда прошвырнуться, - для быдла.

Ну, а сейчас она вдруг взяла, да и согласилась, и ведь, ёксель-моксель, понятное дело почему. В “Пилигриме” никто не смог бы разглядеть её стрёмную, оранжевую кожу.

Это было их третье по счёту свидание, и парни из “Taco Bell”, закусочной, где они недавно познакомились, уверили Робби, что три - это счастливое число и сегодня ему точно повезёт. Пока же всё у них ограничивалось невинными шалостями: немного рукодрочки с её стороны, немного старых добрых писькачмоков от него в ответ. Но, Боже, как же она была красива. Стопроцентная калифорнийская блондинка, ну, в данный момент стопроцентное ярко-оранжевое нечто.

Робби время от времени искал взглядом какую-нибудь выбоину в асфальте дороги, в попытке заехать в неё колесом, и украдкой понаблюдать как подпрыгнут и затрясутся эти большие сочные дойки четвёртого размера. Правая рука Робби хорошо прокачалась за время, пока он думал о них, и сегодня вечером, если повезёт, я увижу эти сиськи во всей красе. Надежда Робби росла вместе с выпуклостью у него в штанах, но потом выпуклость немного сдулась.

Боже, прошу, пусть они не будут такими же оранжевыми как её кожа! - взмолился он про себя.

Робби интуитивно чувствовал, что она думает примерно о том же. Кэрон Энн была та ещё болтушка. Трещала о всякой херне не переставая, но сегодня она была необычно молчалива. Лишь изредка, жалуясь на свою внезапно окрасившуюся в апельсиновый цвет кожу.

- Ну, я правда не понимаю, - снова проныла она, разглядывая своё предплечье. - Три дня назад оно было коричневое, а сейчас оранжевое.

В небе над ними закровоточил закат.

- Стоп, я понял, - Робби с надеждой взглянул на неё. - Ну, конечно же, тебе просто попался какой-то левый лосьон для загара.

Она повернула к нему своё хмурое, оранжевое лицо.

- Чё?

- Ну, я про эту хрень, ну, как её, типа быстрый загар, втираешь в кожу и БАЦ! через пару минут ты загорелая, как негр, и не надо весь день валяться под солнцем.

- Ты в своём уме? - она чуть не задохнулась от возмущения, - я не пользуюсь этими штуками, у меня натуральный загар.

Ага, натуральный, ты похожа на ёбаную морковку, куда блядь ещё натуральнее?!!

Робби попытался взять себя в руки и успокоиться.

Ну, какая девочка признается, что мажется кремом для искусственного загара? Это для них равносильно признанию, что они ненатуральные блондинки, а перекрашенные, сто пудово это - хреновый крем.

Но, Робби разгадал загадку. Просто она втёрла его слишком много, вот и эффект - оранжевая кожа.

- Ну, и какие фильмы мы будем смотреть? - спросила она, словно стараясь быстро сменить тему.

Робби наконец увидел выбоину и крутанул руль. Бинго!

- Ну, “Сарай голых мертвецов”, “Трое на одном крюке для мяса” и “ Кладбищенские бродяги”.

- Что? Нет, только не фильмы ужасов, - Кэрон Энн скривилась.

Одновременно с этим она скрестила на груди руки, и её футболка натянулась ещё сильнее, подчёркивая аппетитные формы.

- Я терпеть не могу ужасы, Робби.

- Послушай, ты же сама предложила туда прокатиться, помнишь? “Пилигрим” - единственный кинотеатр под открытым небом в этом округе, все остальные снесли нахрен, ещё хрен знает когда, - Робби решил пойти ва-банк. – Но, не хочешь, как хочешь, нет проблем, пойдём в другое место. Можно потусить в “Hilltop” или пойти в “Multiplex”, там крутят кучу разных фильмов.

Ужас затопил её тёмно-синие глаза.

- В “Hilltop”, в ночной клуб? В “Multiplex”, где у билетных касс толпятся сотни людей?

Нет, вот как раз туда ей сейчас хотелось бы меньше всего, ни с кожей ярко-оранжевого цвета, в который её перекрасил этот самый долбаный контрафактный крем “Загорай легко!”. Она поёрзала в кресле и через какое-то время буркнула:

- Ладно, может эти фильмы будут не так плохи, как их названия.

Йес-с!

Робби припарковал “Mustang” подальше от экрана, в самом тёмном углу площадки, почему-то вспомнив, как ещё совсем недавно, где-то лет пять назад, его тайком привозил сюда Кейдж Джордж в багажнике своего “Plymouth Barracuda”, в обмен на упаковку дешёвого пива, купленного на деньги, которые Робби тырил из кармана пиджака своего папы.

Вот это были деньки! Но и сегодняшний день не промах. Ведь так?

Вот, какая сочная тёлка сидит сейчас рядом с ним. Перед началом первого фильма на экране появился Джеймс Вудс, который с серьёзным лицом предупредил американскую молодёжь о вреде кокаина. После чего потребовалось не так уж много времени, возможно всего пять минут, чтобы растопить лёд мрачного уныния Кэрон Энн. Темнота сыграла свою роль, и она наконец соизволила заняться старой доброй проверенной рукодрочкой. В темноте ведь не видно, что её кожа была цвета моркови.

Они слились в объятиях друг друга.

От одного только аромата её шампуня, к югу от брючного ремня Робби, тут же образовалась уже знакомая припухлость, а когда эти большие и сочные, умопомрачительного четвёртого размера, сиськи прижались к его груди и их губы встретились, Робби вздрогнул и замер. Всего один поцелуй, даже не поцелуй, а слюнявый школьный засос - и крепость уже готова была сдаться на милость победителя, но…

- Робби, в чём дело?

Но что он мог ей ответить?

Её губы на вкус были как… Как морковь.


* * *

- Ма-а-ам! - в глазах Джинни Страйкер стояли слёзы. - Гораций ничего не ест, я за него волнуюсь.

Прижав кролика к груди, словно это была ваза из драгоценного хрусталя, она шагнула на кухню, как предвестник Апокалипсиса, трагически вещающий о приближении конца света.

- Ну, думаю, ему не нравится новый корм из той большой коробки, которую ты купила на распродаже.

- Корм для кроликов, это корм для кроликов, солнышко, он везде одинаковый, - ответила её мать, пихая последнюю тарелку в посудомоечную машину “Kenmore”.

Папа лежал на диване в зале и смотрел бейсбол.

- Сраные “Янки”![2] - заорал он, - уберите с базы этого мудака, если долбаный Рипкен просрёт ещё один хоум-ран[3], я лично добегу до “Camden Yards”[4] и засуну биту ему в жоп…

- Фил! - прикрикнула на него мисс Страйкер, - прекрати немедленно!

Плечи Джинни поникли. Никому из её родителей не было дела до бедного Горация.

- Мама, он не ел целый день, ему не нравится эта еда.

И тут вдруг её осенило. Салат! Гораций всегда с удовольствием ел листочки салата.

- Мама, а у нас есть салат? Гораций его точно скушает.

- Сейчас я посмотрю, солнышко, - мать улыбнулась Джинни вымученной улыбкой и открыла дверцу холодильника.

- Ура! Сейчас мы тебя накормим, Гораций, - но улыбка матери быстро увяла, и она закрыла холодильник.

- Прости, Джинни, я забыла, что он у нас закончился.

Слёзы хлынули из глаз двенадцатилетней Джинни.

- Обещаю, я куплю салат завтра, плюс возьму ещё пару других коробок с кроличьим кормом, - мать погладила Джинни по голове, - не плачь, вот увидишь, завтра твой Гораций будет лопать так, что за уши не оттащишь.

- Я поспорил с долбаным Чиззмором на ящик пива, что вы выиграете эту игру, - не унимался в зале отец. - Мне опять поить его бухлом за свой счёт? И где, ёб вашу мать, Майк Мусина?[5] Вы ж его купили. Из всех вас, криворуких уродов, он один может сделать нормальную подачу! Господи Иисусе, да вы там что, в штаны друг другу насрали?!

- Фил! - снова крикнула мисс Страйкер, - хватит орать на весь дом, ты пугаешь нашу дочь.

- Сраные “Янки”!

Джинни тоскливо побрела обратно в свою комнату, прижимая Горация к груди.

Им на него плевать, - думала она. - Бедный, бедный Гораций.

Она вскарабкалась на кровать, положила вялого Горация рядом и начала гладить его по голове, и чесать его за ушами.

- Не грусти, Гораций, - уверила его девочка. - Завтра мы купим тебе много-много свежих листочков салата.

Она растянулась рядом с ним на кровати, внезапно почувствовав себя дико уставшей, и, незаметно для себя, вскоре задремала. И тогда, всегда такой послушный и милый, белый и пушистый кролик Гораций прыгнул к ней поближе. Его розовый нос задёргался.

Когда маленькая Джинни проснулась, её крик чуть не расколол окна спальни.

Что с ней?

Она же вздремнула всего на минутку. Подняв руку, Джинни вытаращила глаза. Мизинца на руке фактически не было, на его месте белели лишь голые косточки, кто-то обглодал с пальца всю кожу и мясо, и что самое страшное, на том месте где недавно лежала её рука, расплывалось большое мокрое пятно, и это точно была не кровь, потому что Джинни знала, что кровь красная, а это пятно было светло-зелёного цвета, такого же светло-зелёного, как листья салата. Гораций сидел рядом и пялился на свою визжащую хозяйку, нос его всё ещё дёргался принюхиваясь, а крошечный розовый ротик был заляпан чем-то похожим на…


* * *

- Вы, что, блядины, надо мной издеваетесь?! - проревел Президент Соединённых Штатов Америки, в данный момент шло закрытое совещание прямо у него в Овальном Kабинете.

Начальник Штаба Кетчам тоже был здесь, как и временно уполномоченный секретарь Салли из “Департамента жилищного строительства”, как и Напмэн - представитель от “Комиссии по ядерному регулированию”, и ещё Ходж - начальник “Оперативного отдела Cлужбы Hациональной Безопасности”.

- Похоже у этой инфекции ограниченый ареал, господин Президент, - робко объявила Салли, - за всё время мы не получали ни одного сообщения, что кто-то заразился к востоку от Cкалистых Гор.[6] Это хорошая новость.

- Хорошая новость?! - завизжал Президент. - К западу от Cкалистых Гор все превратились в ёбаные овощи, и это по-вашему хорошая новость?!!

- Ну, не совсем так, господин Президент, - продолжала Салли. - Во-первых, инфекция селективна, то есть поражает выборочно. Возможно, заражено не более десяти процентов населения из тех, кто в той зоне, и во-вторых, они не превращаются в овощи буквально, сэр. У них просто меняются хромосомы, ну, как бы замещаются хромосомами сельскохозяйственных культур.

- И где же вас таких рожают, ебанаты?! - заорал Президент. - Надо было сразу шлёпнуть вас всех, паскуды, и точка. Как меня переизберут на второй срок, если куча гандонов на Западном Побережье превратилась в мутантов, пока я рулил страной. Господи Иисусе. Да ведь там Калифорния! Вы, блядь, представляете скольких я лишусь голосов, и как такое вообще могло случится, ёб вашу мать?!!

У Напмэна, представителя от “Комиссии по ядерному регулированию”, был подозрительный британский акцент. Президент не любил англичан. Они напоминали ему евреев.

- Господин Президент, - начал Напмэн, - похоже, на той станции в П¨тонге произошла авария, очень серьёзная авария, вроде чернобыльской. По нашей шкале такие аварии оцениваются как четыре “икса”. По протоколу, первое, что делают в подобных случаях, это гасят очаг радиации, обычно реактор заливают бетоном с вертолётов, создавая так называемый саркофаг, но, видимо, у корейцев не было под рукой бетона и они засыпали его почвой.

- Почвой??

- Да, господин Президент, почвой с близлежащих полей, - Напмэн сделал паузу, прикуривая “Marlboro”, - и так уж вышло, что все эти поля были засеяны сельскохозяйственными культурами.

Следующим выступил Ходж, начальник “Оперативного отдела Cлужбы Hациональной Безопасности”. Говорил он невнятно, явно опуская мелкие детали, вставляя в предложения неуместные паузы.

- Мы думаем, господин Президент, что в недрах этого реактора произошёл, пока не совсем нам понятный, процесс генетической трансфекции[7], сопровождаемый мощным выбросом, РОЖО – “радиоактивные остатки живых овощей”, как наши эксперты окрестили его. Далее, над местом аварии образовалась специфическая атмосферная аномалия, высокое давление подняло радиоактивные осадки вверх и сформировало из них фронт высокослоистых облаков, ну, а потом, мощный ураган перенёс эти облака к нашим берегам, где они и выпали в виде кратковременных, но чрезвычайно интенсивных ливневых осадков.

- Вот почему уполномоченный секретарь Салли из “Департамента жилищного строительства” назвала это хорошими новостями, господин Президент! - вскочил со стула начальник Штаба Кетчам. - Это значит, что худшее уже позади, более того, с уверенностью могу сообщить, что за последние сутки в очаге не зарегистрировано ни одного нового заражения, а значит больше волноваться не о чем.

Слюна полетела с губ Президента, когда он, блистая красноречием завизжал:

- Да, чтоб у вас на лбу хуй вырос, ёбаные парашники, в пизду, вы все уволены! Да, да, валите в подземный переход, блядины, торговать с лотков ебучими хот-догами. Американские граждане превращаются в сраные овощи, а вы, уроды, говорите мне, что волноваться не о чем!


* * *

Вообщем, дальше последовало то, что в учебниках “Новейшей истории” описано как “П¨тонгареакторная овощная эпидемия.”

Национальная гвардия оказалась бессильна, паника вырвалась на улицы, в родильных отделениях всё реже и реже звучали крики новорождённых младенцев, теперь палаты всё больше были заставлены корзинками с лежащими в них четырёхкилограммовыми овощами. Уличные банды грабили продуктовые магазины, тщательно кромсая весь товар в попытках проверить его на предмет живучести. Полы реанимационных отделений и пунктов неотложной помощи, ранее утопавшие в крови, сейчас…

Ну, тоже утопали в томатной пасте, ошмётках сельдерея, раздавленных кукурузных зёрнах, в чём-то похожем на свежевыжатый сок для диабетиков.

Хаос был, словом не описать.

Правительство не успевало принимать один закон за другим: “Cоциальный пакет для выживших в условиях зимы саженцев”, “Pеформа по уходу за рассадой”, «Oвощная поправка по ценным вкладам и недвижимости”, ну, и конечно же, всем известный, “Билль о гражданских правах помидоров”.

В конце концов, со временем и Божьей помощью, а может быть и без неё, всё постепенно вернулось на круги своя. “Центральное Бюро Переписи Населения”, основываясь на данных собранных “Национальным Институтом Здравоохранения” в Бетесде, штат Мерилэнд, подсчитало, что вирусом ТОРС - “трансфицированным овощным радиоактивным синдромом”, было заражено не менее двадцати шести миллионов семиста тысяч американцев, но, по крайней мере, как заверила всех временно уполномоченный секретарь Салли из “Департамента жилищного строительства”, ни один случай заражения не был зарегистрирован к востоку от Cкалистых Гор.


* * *

К сожалению, временно уполномоченный секретарь Салли ошиблась.

Барометрическая аномалия, известная науке, как “Феномен высокого давления” с фронтом высокослоистых облаков, за весь период инфекций ещё не раз проливалась коротким, но интенсивным ливневым дождём.


* * *

- Ах, ты, хуесос, мудила, пидар недоёбанный!! - орал Президент Соединённых Штатов Aмерики в трубку телефона, сидя у себя в Овальном Kабинете. - Ты что, гандон, надо мной издеваешься?!!

Это был доктор Грин. Hа другом конце провода, подполковник, начальник Отделения дерматологии “Центрального Армейского Госпиталя имени Уолтера Рида.”

- Мне прискорбно сообщать Bам эту новость, господин Президент.

- Я вырву твои глаза и нассу тебе прямо в голову!! - завизжал Президент в ответ на мрачные вести. - Отгрызу тебе яйца и повешу их на лобовом стекле своего “лимузина”, вместо плюшевых игральных костей.

- Эти мандавошки, - продолжал объяснять доктор Грин, - ну, то есть, мы думали, что мандавошки, помните, господин Президент? Те сальные лобковые клещи, так вот… Только что пришли данные из лаборатории и, сэр, это не сальные лобковые клещи, вообще это… Это - картофельная тля.


перевод: Пожелал остаться неизвестным


"Секретная Служба"


- Виктор четыре, шесть, сорок - шесть дельта, ромео девять, девять, сорок - девять танго, эхо восемь, семь, сорок - семь сьерра, - бормотал старик.

Он ненадолго поднял голову и поймал взгляд Карен одним из глаз, давно замутненных катарактой. Затем неуверенно улыбнулся, сморщив лицо.

Гаранд взял Карен за руку и громко объявил старику:

- Мисс Лаванда скоро вернется, господин Президент. Ей еще надо кое-что закончить.

- Было, гмм, приятно познакомиться, господин Президент», - сказала Карен.

Старик улыбнулся Карен.

- Да, да, приятно познакомиться, юная мисс. Мы будем смотреть телевизор?

- Конечно, господин Президент, любой канал, какой только захотите, - ответил Гаранд, после чего потянул ее за руку и отвел обратно в дом.

Ну и Президент, - подумала Карен, пряча ухмылку.

Точнее говоря: бывший Президент. Трудно поверить, но этот дряхлый, полуслепой старик, сидевший в шезлонге, являлся Роуландом Уилкоксом Рэймондом, два срока исполнявшим обязанности главы исполнительной власти Соединенных Штатов Америки. Какая хрень, - подумала Карен.

- Вы понимаете, что мы имеем в виду? - спросил Гаранд.

- Альцгеймер, - сказала Карен.

Бывшему Президенту Рэймонду поставили диагноз несколько лет назад - она вспомнила, что слышала об этом в новостях. Сейчас ему было девяносто два года, и других проблем со здоровьем у него не наблюдалось.

- Он просто кажется таким… я не знаю. Как чей-то дедушка.

Гаранд сухо усмехнулся.

- Ну, в таком случае, слишком болтливый дедушка.

- Болтливый? - спросила Карен. - Что вы имеете в виду?

Гаранд пожал плечами.

- Ради всего святого, раньше он был Президентом, обладателем самой важной информации в мире, а теперь у него болезнь Альцгеймера. Несет полную пургу. Все, что он скажет, извлечет из своей башки, может поставить под угрозу нашу национальную безопасность.

- Да ну, - усмехнулась Карен. - Вряд ли он вспомнит что-то важное, не так ли? Он старенький.

- Старенький? - Гаранд покачал головой. - Помните цифры, которые он бормотал? Это были индексы разрешающего действия. Коды запуска межконтинентальных баллистических ракет.


* * *

Блядь, - подумала Карен Лаванда. Как бы круто это не звучало, но мысль была бледная и безнадежная. Почти десять лет работы в Специальном Полицейском Подразделении - ночные дежурства в проклятом посольстве Омана на Массачусетском проспекте. Ближе всего Белый Дом она видела только на почтовой открытке. Ну да, ее оценки производительности были не такими высокими, и, видимо, “2,5” в Мэриленде не особо поспособствовали продвижению, но... Это все потому, что я никогда не спала с подходящими руководителями, - с уверенностью думала она. – Вот, почему меня никогда не назначали на службу в Белом Доме.

Сексистские свиньи. У них все мозги в портках. Единственная причина, по которой она поступила в Секретную Cлужбу, была, в первую очередь, возможность охранять Президента - настоящего Президента – важная работа, связанная с престижем и честью. А поскольку я не трахалась и не сосала каждый причиндал у начальства, то получила десять лет ночных смен для шоблы арабов.

Правдой являлось, по крайней мере, то, что Карен не соглашалась на плотские утехи со всеми подряд “причиндалами” у начальства. Просто те, с кем она соглашалась, оказывались неподходящими. В основном это был оральный секс – и Карен, конечно же, в конце процесса, после каждой эякуляции в рот, давали одинаковое обещание: несомненно, она очень скоро будет переведена на службу в Белый Дом, и может рассчитывать на это.

Не волнуйся, Карен. Ты можешь оказаться там в любой день.

Да уж.

Но правда заключалась в том, что за все эти годы единственное, что переводилось - это сперма из писюнов каких-нибудь парней в ее рот. Все эти годы, - с грустью думала она. - Сосать члены и больше ничего.

А теперь... это.

Ну что же, по крайней мере, она вырвалась из СПП[8], да и ранчо в 2000 акров в Сакраменто оказалось классным. Но, когда она просила назначить ее в Службу Безопасности Президента... это было не совсем то, что она имела в виду.

- Я могу летать на всем, что сотворит Господь, - сказал Президент. - Я должен был разместить Армию США в Европе при объявлении максимальной боеготовности. Да и хуй с ней. Мороженое - вот ответ на все вопросы.

- Маразм и безумие, - прошептала она сама себе.

- Ты что-то сказала, девочка?

- Ничего, господин Президент. Я просто сказала, что сегодня пасмурный день.

- Ах, да, ты права. Это была техасская мафия. Линдон Бэйнс Джонсон[9] знал о ней все. И, знаешь, что я могу тебе сказать. Всего было произведено четыре выстрела, но два из них были из здания “Даллас Тексас билдинг”.[10]

Карен вытерла слюну с подбородка старика и снова наполнила чашку-непроливайку «Кул-Эйдом»[11]. После двух дней работы она перестала ужасаться. Какой был в этом смысл?

- Вам нужно всего лишь оставаться с ним до восьми часов утра, - инструктировал ее Гаранд, ответственный агент безопасности. - Кормите, переключайте для него каналы, вот так. После постановки диагноза его график сна изменился, что является типичным проявлением болезни Альцгеймера. Он не спит всю ночь, любит смотреть телевизор.

Отлично, - подумала Карен. - Моя блестящая карьера успешно развивается... возвращаясь к «Трое – это компания» и «Острову Гиллигана».[12]

- Но не позволяйте ему пропадать из вашего поля зрения. Он хитрый, и пару раз выходил из дома по ночам. Мы не хотим, чтобы Президент покинул особняк и свернул на шоссе № 40. Можете себе представить, если кто-то там подберет его? Он рассекретит все наши мишени для боеголовок или поведает кому-нибудь, что Брежнев был на самом деле убит контактным ядом на основе синильной кислоты, введенным полевым оперативником армии США.

Душа Карен чувствовала себя, как камень, упавший в колодец.

Шлеп...

- Не унывайте, - сказал Гаранд. - По крайней мере, он может сам ходить в туалет. Ну... обычно. О, а вы не возражаете, чтобы что-то ему приготовить?

Хуже этого не могло быть ничего… или могло?

Гаранд погладил подбородок, будто у него росла козлиная бородка.

- Всякие там пирожные, но... есть еще одна вещь.

- Да? - спросила Карен.

- Видите ли, он принимает всевозможные лекарства - от его болезни Альцгеймера - и некоторые из этих лекарств являются экспериментальными. В основном, сосудорасширяющие. Они усиливают циркуляцию крови в его мозге... но они также усиливают циркуляцию крови в...

- Да? - повторила она.

- Ну, вы понимаете. В других частях тела. Иногда он впадает в припадки, а мы этого не хотим. К нему надо... проявить заботу.

От этих слов у Карен отвисла челюсть.

- Послушайте, если вам не нравится эта работа, я отнесусь с пониманием, - добавил Гаранд. - Мы отправим вас обратно в посольство Омана и найдем на это место кого-то еще. - Еще одно прикосновение к невидимой козлиной бородке. - Но если вы действительно хотите эту работу… Я могу гарантировать вам перевод на службу в Белый Дом после того, как он умрет. Я имею в виду, сколько он еще проживет?

В словах Гаранда имелся смысл. И, если она правильно его интерпретировала, ее просили сексуально обслуживать девяностодвухлетнего экс-президента. Такого старого? - спросила она себя. - Проклятые сосудорасширяющие. Карен всерьез сомневалась, что у мужчины подобного возраста возможен какой-то стояк.

И еще припадки? Она могла справиться с этим.

- Хорошо, - мрачно согласилась она. - Я сделаю это.

- Отлично! - обрадовался Гаранд. - Я знал, что вы не уклоняетесь от сложной работы! Слава Богу, мы наконец-то получили девушку, обладающую каким-то умом!

Карен была удивлена степенью его воодушевления. Неужели другие женщины, которым предлагалась эта работа, отказывались, узнав о ее скрытых особенностях?

- Но, вы действительно гарантируете мне, что я получу назначение на службу в Белый Дом, когда…

- Да, когда старый пердун окочурится. На все сто процентов, - Гаранд смущенно улыбнулся. - Но, хм, есть еще одна, хм, мелочь, понимаете?

- Что еще? - недоумевающе поинтересовалась Карен.

Гаранд пожал плечами.

- Всего три или четыре раза в неделю. Ведь ничего страшного, правда? Я имею в виду, что это не то, что вы никогда не делали раньше, верно?

Карен прищурила глаза.

- И что это будет?

Гаранд расстегнул ремень и спустил брюки с трусами.

- Я кончаю очень быстро. Обещаю.

Карен посмотрела на лицо Гаранда, затем на его промежность.

Потом она опустилась на колени. И подумала: одним членом во рту больше, одним меньше. Какая разница?


* * *

Однако, она быстро поняла, что членов будет два, а не один. На самом деле Карен ничего не имела против того, чтобы отсасывать Гаранду - он говорил правду, когда уверял ее, что быстро кончал – но, по поводу сосудорасширяющих, как выяснилось, он тоже не шутил. Она успела проработать не более двух часов, когда бывший Президент Рэймонд, сидя на диване, вытащил из штанов свой эрегированный член.

- Девочка? Я готов.

Сначала Карен подумала, что это шутка; что член искусственный. Но, когда Президент оттянул крайнюю плоть, она поняла, что это не резина.

Ни за что, блядь! - подумала она. - Уёбывай отсюда!

Гениталии Президента оказались огромными. Яички, размером с “cычуаньские пельмени”, висели в иссохшей мошонке, над которой пульсировал ствол полового члена, похожий на очищенный банан, длиной в фут[13]. С венами.

Карен надеялась, что ее чулки не поползут, когда она опустилась на колени. Сглотнув, моргнув, она сделала глубокий вдох, а затем ее лицо устремилось вперед. После того, как член Президента пришвартовался в ее рту, она стала думать о самых несексуальных вещах; о статуэтках Хаммел[14], Tелепузиках[15] и машинной смазке под ногтями ее первого парня (он работал с автомобилями, но не отличался размером собственного “распределительного вала”).

Вверх и вниз, вверх и вниз, ее хорошо натренированные губы скользили по половому органу бывшего Президента, который с момента начала процедуры принялся издавать странные горловые звуки. Французский багет и то был бы лучше! - с тоской подумала она. Его сучковатые руки немощно сплелись на ее затылке, толкая голову вниз, заполняя огромной мясистой массой пространство между миндалинами и горлом. Вверх и вниз, вверх и вниз, и так, казалось будет вечно. Эти сосудорасширяющие действительно хорошо работали, но... Не мог бы ты поторопиться и кончить! - мысленно вопила она.

- Ах-ах… уги! - бормотал он, его старые больные ноги дрожали.

Затем, после получаса ожесточенного сосания, самый большой член, который у нее когда-либо был во рту, выблевал в ее горло струю спермы. Карен поперхнулась; сначала она подумала, что семя может попасть через дыхательное горло прямо в легкие. Её ноздри раздулись, и, когда она наконец оторвала рот от массивного отростка, на её языке осталась лишь последняя капля.

Легче было проглотить, чем выплюнуть.

Пенис бывшего главы исполнительной власти сдулся до чего-то, напоминающего сырокопченую куриную колбасу. С венами.

- Хулигули, девочка, - сказал он. - Это было лучше, чем с Нэнси.

Слюна свисала с губ Карен, когда она, с кружащейся головой, по-прежнему стоя на коленях, откинулась назад. Видимо, это был комплимент.

- Ну ладно, - сказал Президент. - Теперь можно и пообедать.


* * *

Гаранд имел наглость вручить ей карточку со списком любимых блюд Президента.

- Вам понравился ужин, господин Президент? - спросила Карен, забирая пустую тарелку.

- О, да, очень неплохо бы поужинать. Я хотел бы солонину с капустой и картофельные рулетики, пожалуйста. И фасоль «Зеленый Великан». С фермы Фордхук.

Это было как раз то, что он только что сожрал в приличном количестве, всего несколько минут назад. Карен вздохнула.

- Телек, телек! «Магнум»![16]

Не как профессионал, а как обычный честный с собой человек, она мысленно представила, как скручивает его старую шею. По крайней мере, тогда ее жизнь стала бы интересней, в отличие от нынешней бестолковой должности няни-минет-администратора. Слава Богу, что Гаранду надо было только отсасывать, а не переключать каналы, не готовить еду и не вытирать его задницу. Моя жизнь – это пустошь, - подумала она.

Тюрьма была бы интереснее. Десятифунтовый мешок с удобрениями был бы более интересным, чем эта абсурдная трагедия, которая стала ее существованием.

Вскоре после ужина:

- Мне надо покакать, - объявил ей Президент Рэймонд.

Если я убью его... по крайней мере, я войду в историю, - подумала она. Вместо этого она привела его в туалет, сняла штаны и усадила на унитаз. Он испражнялся шумно, покрывшись пятнами.

- Вытирай, - приказал он.

Мама, папа, видите, как я развиваю свою карьеру? - подумала она. Скривившись, она провела подушечкой из туалетной бумаги по его щели на заднице.

- О-о-о, - прокомментировал он.

А затем у него снова встал.

Торчащий, как жезл полицейского.

С венами.

- Сядь на мистера Хэппи, - сказал он.

Что ты скажешь, если я отрежу тебе мистера Хэппи? - подумала Карен. Она представила, как мощный поток крови стекает в унитаз, смешиваясь с его президентским дерьмом. Однако, она подавила импульс, вспомнив обещание Гаранда... потом подняла юбку, потерла половые губы слюнями и присела.

- Сядь на пёсика. Гав-гав!

“Пёсик” практически нанизал ее, как на вертел. Она могла бы поклясться, что почувствовала, как толстая головка коснулась ее брюшной стенки. Черт возьми, не мог бы ты поторопиться и кончить! - подумала она в мучительной ярости. Она нормально относилась к большим членам, но не у девяностодвухлетних Президентов. Во время процесса он испражнялся еще больше, и ленты экскрементов громко падали в воду унитаза, пока она скакала на нем.

Затем…

- Игли! - воскликнул он. - Фигли мигли!

Как подобная старая мумия может кончить так много! - негодующе подумала она. Все ее вагинальное пространство буквально затопило. Когда она, наконец, отстранилась, раздался звук, похожий на выскакивающую пробку, а затем змейка горячей спермы пробежала по ее внутренней стороне ноги.

- Гар-хугли. Пёсику это понравилось.

Да, держу пари, что понравилось…

- Иди, смотри телевизор, мудилa! - закричала она, натягивая ему штаны и выталкивая его за дверь. - Я должна привести себя в порядок!

- Магнум! - провозгласил он. - Магнум на канале FX!

Этот парень кончает квартами[17], - подумала она, отрывая побольше туалетной бумаги и вытирая ей ногу. Потребовалось еще несколько кусков. И когда она бросила их все в унитаз и смыла, унитаз засорился.


* * *

Проходили недели, складывающиеся в месяцы. Каждый понедельник, среду и пятницу, как по федеральным часам, она сосала маленький член Гаранда и проглатывала его эякулянт. Но намного чаще ей приходилось обслуживать белое хоботище экс-Президента. Дважды в день, иногда трижды.

Все благодаря тем сосудорасширяющим.

Однажды ночью она помыла посуду после ужина, и когда возвращалась с кухни, обнаружила, что Президент возится с замком на раздвижных дверях.

Вот заноза в жопе.

- И куда это вы намылились, господин Президент?

- Я встречаюсь с Нортом[18] и с тем упырем Кейси[19] в старом административном здании. Мне надо сказать им, чтобы они уничтожили все документы, - когда она усадила его обратно на стул, он испустил из себя несколько пузырьков слюны. - Кейси хочет, чтобы один из его агентов прикончил Вудворда[20]. Джордж[21] считает, что мы должны это сделать, но, честно говоря, этой Хейворт[22] без лома в трусики не залезешь. Видит Бог, я пытался.

Она откинулась назад с пустой головой. Этот маразм уже не казался смешным; она все это уже слышала: бессмысленную болтовню, наполненную бредовыми высказываниями.

- Нет, нет, это сделал Бобби[23], я слышал записи Гувера[24]. Она была беременна. Питер Лоуфорд[25] стоял на стреме... «Трешер»[26] был потоплен советской ядерной торпедой... Это были Тедди и Додд - Помнишь? Официантки в ресторане “La Brasserie”? - Mы сказали им, что заплатим той девушке, если онa воздержится от сопутствующего законопроекта до заседания Конгресса...

Все это и еще больше.

Замаскированные ракетные площадки; сверхсекретные радиочастоты; устройство ядерного самоуничтожения Белого Дома; гиперзвуковой самолет; тайные точки прослушивания; пучки электромагнитных импульсов, направленные на ряд таунхаусов в Рестоне, штат Вирджиния; маршруты ЦРУ по поставкам героина в Бирму; и то, что Винса Фостера[27] на самом деле казнили в Кристал Сити. И еще, и еще…

Ее уже ничего не заботило. Система, казалось, работала для всех остальных, а ее оставляя в полном дерьме. Ну, что она имела? Hичтожную годовую прибавку к жалованию и выплаты на накопительный пенсионный счет? Разве в этом заключалась вся жизнь? Я - агент Секретной Службы с хорошей репутацией, а они делают из меня няньку! Я должна носить фартук. Я мою посуду, ебусь и сосу член сумасшедшего президента!

Иногда она могла забить на все. Забыть о долге и службе. Сделать что-то для себя, ради разнообразия. Ей было уже 35 лет, и она не молодела. Её некогда пухлые груди начали провисать. Ее вагина напоминала свиной фарш.

Блядь, - подумала она.

Они смотрели телевизор.

- О-о-о-да, - крикнул какой-то нелепый рестлер. - Наступи на Тонкого Джима!

- Кто такой Тонкий Джим? - спросил Президент.

- Не знаю, - огрызнулась она, махнув рукой. - Какой-то мясодрот или что-то в этом роде.

- Хорошо, тогда подрочи это мясо, сучка.

Карен слегка повернулась. Президент уже вытащил свой пенис из штанов. Огромная штуковина пульсировала, устремляясь вверх и постукивая по животу.

Почему бы тебе просто не сдохнуть? - подумала она, но эта мечта едва ли соответствовала действительности. Реальность, напротив, предполагала что-то совсем другое.

Она схватила теплый эрегированный член, словно огурец и начала дрочить его. Изо всех сил. Боже, я накачиваю гребаную шину! В конце концов, на кончике головки выступила жемчужинка предэякуляторной жидкости.

- Пёсик готов, чтобы ты села на него, - сообщил Рэймонд.

Просто охуенно, господин Президент, - подумала она. - Нет ничего более возбуждающего, чем узнать, что Пёсик готов...

Тем не менее Карен села на “Пёсика”, и когда стала трахать Президента, тот брызнул идиотическими пузырьками слюны. Она скакала на нем, как только могла, надеясь быстрее покончить с этим, но затем Президент встрепенулся.

- Бум-хугли! Пососи Пёсика сейчас! Пососи его!

Карен подумала, что если она задушит его подушкой, ей это сойдет с рук. Если просто закрыть его рот и зажать ноздри, он умрет, и ни один патологоанатом ничего не обнаружит.

Но, у Карен для этого кишка была тонка.

Она приподняла свою задницу с его члена – вновь раздался звук открывающейся пробки - и приступила к завершающей части своей миссии. Опустившись на колени между его старыми, корявыми ногами, Карен начала сосать. Аромат ее выделений на его члене был на вкус соленым, горьким, похожим на испорченную рыбу, а когда она стала сосать энергичнее, ее нос почувствовал явное свидетельство того, что дневная смена сегодня не удосужилась помыть Президента.

Убей меня, Боже, - умоляла она. - Просто убей меня сейчас.

Президентский оргазм неоднократно пронзил ее горло тонкими горячими струйками.

Это напоминало ей суп с сырыми яйцами: жидкий, соленый, с многочисленными слизистыми комочками.

- Гули-гули, - воскликнул Президент. - Это ради Гиппера[28].

Зубы Карен лязгнули друг о друга. Легче было проглотить.


* * *

Часы тикали, словно ее жизнь: без каких-либо событий. Так оно и было. Переключать каналы, вытирать задницу, готовить еду, ебаться и отсасывать всякий раз, когда электоральный кран поднимался.

Изредка, когда она просто отказывалась от последнего, предупреждение Гаранда начинало походить на правду. Президент Рэймонд впадал в приступы маниакального безумия, извергая из себя тайные коды ЦРУ, имена директоров, которых он ненавидел, и такие перлы, как: «На хуй Конгресс, мы будем продавать противотанковые ракеты Ирану», «Ну и что насчет аэропорта Мена! В этом участвует Билл, также, как и Джордж![29]» и «Я отъебал Джейн[30] до усрачки! Когда я кончил, эта блондинистая сучка потеряла сознание!». И прочие клоунские альцгеймеровские тирады.

Легче было отсасывать и ебаться с ним.

Но, что насчет ее жизни?

В жизни должно быть что-то большее, чем это, - размышляла она.

Когда она посмотрела на него, Президент одной рукой ковырял в носу, другой – скреб свою промежность.

Да, послать все к черту, - серьезно подумала она. - Начать заново. Сделать что-то для себя.

- Александр Хейг[31] был как “Глубокая Глоткa”[32], - бормотал Рэймонд. - Роджерс заверял меня, что мы можем спрятать все наши ядерные фугасы и атомные снаряды W-79 от исполнения по договору ОСВ-2 так, что русские никогда ни о чем не узнают.

- Что, господин Президент?

Еще несколько пузырьков слюны.

- Я говорил, что однажды занимался сексом с Фэй Рэй?[33] СПИД был изобретен в форте Дитрик[34] в 1976 году. Его создатели заявляли, что через пять лет он вычистит все “гетто”.

Боже!

Время от времени она проваливалась и ловила куски шикарных сновидений. Про то, как она лежит на пляже в Канкуне. Путешествует по Европе. Занимается любовью и растит детей.

- Вы знаете протокол. Мне нужен командующий Стратегическими Силами, чтобы подтвердить подлинность враждебного намерения. Меня не волнует, что наше воздушное пространство еще не нарушено. Что, я должен ждать? Подать мне дискриминаторы! Я - Президент!

Глаза Карен открылись, и она застонала. Теперь он лихорадочно нажимал кнопки на пульте, переключаясь с Тома Селлека[35] на Джея Лено[36], затем на Джерри Спрингера[37], после чего на Бивиса.[38]

- Проклятый Андропов! Я похороню его! Пусть взглянет на меня! Посмотрим, не умрет ли он от сердечного приступа!».

Да. Настоящая жизнь вместо этого фарса. Хороший дом, гараж на две машины. Белый забор и собака во дворе. Муженек, косящий траву по субботам, пока она печет печенье... Она снова начала проваливаться, несмотря на слова, мешающие сладким снам.

-…премия в миллион долларов была предложена в прошлом году, но на данный момент победителей нет.

Миллион долларов тоже был бы кстати, чтобы воплотить мечту в идеальную реальность.

-…неопровержимые доказательства. Как можно доказать что-то подобное?

Симпатичный муж, который никогда ей не изменяет... Привлекательные воспитанные дети, получающие хорошие оценки и не попадающие в передряги...

Да, это было бы так мило...

Сон трансформировался в лицо важного ведущего игрового шоу и яркий фон, похожий на обстановку телевизионной новостной студии. Сон растворился. Она снова проснулась...

-…oт бразильской Убатубы до Розуэлла в штате Нью-Мексико, тайна может никогда не быть разгаданной, несмотря на бесчисленные свидетельства очевидцев. Что же на самом деле там происходит? И что же правительство пытается скрыть от общественности?

Отлично. Теперь у нас трёп про НЛО. Одно пустозвонство за другим. По крайней мере, Магнум был красавчиком с офигительными ягодицами и великолепными грудными мышцами. А эти глаза!

Но, когда она повернула голову, чтобы проверить своего подопечного...

- Боже мой, нет!!!

Президент исчез.

Не могу в это поверить! Я уснула! Как я могла быть такой растяпой!

Она бросилась на кухню, затем в студию, затем в южную залу. Никого, и все они были заперты. Если он забрел в фойе, кто-нибудь из смены портье сразу бы его увидел. И также, как она, нажал бы на кнопку тревоги…

щелк-щелк-щелк…

Странный звук доносился слева от нее. Откуда-то из спальни. Может быть, Президент, наконец, решил посрать самостоятельно. Из телевизора продолжался бубнеж:

-…cиндром склонности к фантазиям, систематизированный галлюциноз, общие иллюзорные идеи и, конечно же, первичный человеческий инстинкт верить, что мы не одиноки во Bселенной. То же самое можно сказать о любой религии, которая когда-либо существовала. Это функциональная мифология...

Карен вздрогнула, когда от ее туфли отлетел каблук, после того, как она резко повернулась к спальне, а затем внезапная судорога напомнила ей, что у нее начались месячные, и она чувствовала себя чрезвычайно раздраженной.

Это был не ее день. Но, затем она опять услышала тот звук, снова…

щелк-щелк-щелк

…сопровождаемый чем-то более странным – мокрым, потрескивающим шелестом.

Хромая, она устремилась в спальню и, войдя туда, остановилась и нахмурилась.

- Что вы делаете!

- Телевизор. Ты что, не слышала?

Рэймонд стоял на коленях, облизывая языком уголок рта, и одновременно ковыряя пол перочинным ножом. Он отдирал плитку с пола!

- Господин Президент, не могли бы вы, пожалуйста, немного, блядь, угомониться?

Он, казалось, не слышал ее, удаляя оставшуюся часть плитки.

- Теперь я вспомнил! Лемей[39] дал мне это, когда был главнокомандующим ВВС. Я решил, что лучше спрятать это.

Карен присмотрелась. В полу под плиткой находилась глубокая дыра, из которой Президент извлек белую металлическую коробку размерами около квадратного фута.

- Дайте-ка мне ее, - сказала она с раздражением, после чего вырвала коробку из его скрюченных рук.

- О, да, - последовал новый поток белиберды, - мы знали, что шпионы Уокера[40] продавали шифры от наших суб-частот. Сотрудники Службы Pазведки и Безопасности Aрмии обнаружили закладку с перепиской. Это было в Одентоне, штат Мэриленд.

Ты, хер моржовый.

- Давайте, вперёд и рысью.

Она отвела его обратно в телевизионную комнату и усадила в кресло.

- Это был телефонный столб, который они отметили белой лентой, - продолжил Президент свою историю. - Наши люди забрали материал Уокера и заменили его дезинформацией и фальшивыми кодами.

- Заткнитесь, - сказала она, сидя с коробкой на коленях.

Красные буквы предупреждали:

ДОСТУП ОГРАНИЧЕН, НЕ ОТКРЫВАТЬ ПОД СТРАХОМ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ, В СООТВЕТСТВИИ С АКТОМ USC 790 ПО ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ 1950 ГОДА.

Ее глаза сузились от любопытства, когда она открыла коробку и вытащила старый пожелтевший документ:

С-О-В-Е-Р-Ш-Е-Н-Н-О С-Е-К-Р-Е-Т-Н-О

ШТАБ-КВАРТИРА, ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ АРМИИ США

ВАШИНГТОН

ПО ПРОЧТЕНИИ ПОДЛЕЖИТ УНИЧТОЖЕНИЮ

6 ИЮЛЯ 1947

ТЕМА: выдача секретных приказов


КОМУ: Командующему Генералу

Командование Bоенно-Bоздушной Логистики

Райт Филд, Огайо


1. Уведомление о конфиденциальных приказах, которые должны быть получены Воздушным Kорпусом Армии США и проверенным гражданским персоналом:

Генерал-лейтенант Райан Хардинг, 0-12366, AC

Генерал-майор Джефф Купер, 0-14963, AC

Директор ФБР Дж. Эдгар Гувер

Ответственный специальный агент ФБР Пол Маусбах


2. Все вышеперечисленные сотрудники будут отчитываться Командованию Bоенно-Bоздушной Логистики и Отделу Иностранных Tехнологий, в соответствии с Чрезвычайными Приказами AR-200-1.

3. Данные приказы должны быть распространены на всех сотрудников в приоритетном порядке.


ПРИМЕЧАНИЕ: Tранспортировкa “Конфиденциального Mатериалa” в Командование Bоенно-Bоздушной Логистики и Отдел Иностранных Tехнологий, осуществляется через Воздушный Kорпус Армии США, одной единицей авиационного транспорта из 509-й группы бомбардировщиков, Розуэлл Филд, Нью-Мексико.

ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ ПРЕЗИДЕНТА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ


ОТПРАВИТЕЛЬ:

ДЭВИД БАРНЕТТ

Подполковник ВВС

Исполнительный Военный Диспетчер

Управление АС/ФС-1

БЕЛЫЙ ДОМ


Хмм, - подумала она. Телевизор продолжал:

-...остается неоспоримым факт, что несмотря на бесчисленные сообщения о похищениях и свидетельства очевидцев, не существует ни одного неопровержимого доказательства, подтверждающего посещения нашей планеты внеземной цивилизацией. Если бы все эти вещи действительно происходили, то рано или поздно кто-то представил бы подлинное доказательство.

Она взяла другой документ.


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ТРЕБУЕТСЯ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОСТУП / ТОЛЬКО ДЛЯ ЧТЕНИЯ

TEKNA / BYMAN / UMBRA / SI

ОТДЕЛ ВВС

ВАШИНГТОН 20330

ПО ПРОЧТЕНИИ ПОДЛЕЖИТ УНИЧТОЖЕНИЮ

СЕКРЕТАРИАТ

25 МАЯ 1974

1610 Пентагон ВВС

КОМУ: КОМАНДИРУ И ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ

ТЕМА: КЛАССИФИЦИРОВАННЫЙ ЗАПРОС ПО МЕМОРАНДУМУ (код ГАО 701034); AFR 12-50 (КЛАССИФИЦИРОВАНО), Том II, Расположение записей и материалов ВВС.

(a) Определить соответствующую директиву, касающуюся авиационных происшествий внеземного происхождения, расследований, а также сбора, восстановления и оценки частей / обломков / мертвых тел.


Уважаемый, господин Президент!

По Bашему запросу, относительно вышеуказанного меморандума, то есть инцидента, касающегося обнаружения Hизкочастотного радиолокационного массива (LFRA) 18 апреля 1974 года и ее местонахождения. Сообщаем, что наиболее значительные обломки и, что особо важно, все анатомические останки, а также материалы, оставшиеся после вскрытия, были должным образом перераспределены среди выбранных точек в пределах закрытых районов Армии, Военно-воздушных сил, Военно-морского флота и Федеральных территорий, благодаря недавним поправкам к AFR-200-1 и в соответствии с приказом MJ-12.

Приложение:

- ВОЕННАЯ СЕТЬ

- Объединенное командование ВВС США по утилизации

- АНБ (Межведомственное Бюро Cвязи)


Подписано,

Тимоти М. Макгиннис, генерал-майор О-7

Командующий Воздушно-разведывательной группой ВВС, Форт Бельвуар, штат Вирджиния, MJ-12 / отряд 4.


Глаза Карен раскрылись, будто веки оттянули крючками. Этого не может быть в... в... в... действительности.

-…И мы заканчиваем очередной выпуск передачи «Внеземная граница». До следующего раза... продолжайте смотреть на небо.

Следующим был не документ, а странный клиновидный предмет из сероватого материала. Тонкого, как газетная бумага, но крепкого, как листовой металл. Он даже не продавился, когда она нажала на его углы. Бойскаутский ножичек Президента также не оставил на нем и царапины. Когда она поднесла к нему пламя зажигалки, материал не деформировался, не расплавился и даже не потемнел. Он вообще не нагрелся. На едва читаемой, пожелтевшей наклейке было указано:

СОБСТВЕННОСТЬ ВОЗДУШНОГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ АРМИИ США, КОМАНДОВАНИЕ ВОЕННО-ВОЗДУШНОЙ ЛОГИСТИКИ, ЛАБОРАТОРИЯ ВАТСОН, РЭД БЭНК, НЬЮ ДЖЕРСИ.

Еще одна наклейка гласила:

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА: КОРОНА, НЬЮ-МЕКСИКО, 198NE, 224S, 5 ИЮЛЯ 1947.

Едрена… мать…

На заднем плане заиграла песенка: «На пиццетах вы можете есть пиццу все время!». Карен выхватила пульт дистанционного управления.

- Выключи это дерьмо, мудак! - сказала она Президенту.

- Господин Горбачев? - ответил он. - Разрушьте эту стену! - Он выдул несколько пузырьков слюны, будто над чем-то размышляя. - Ой, ой. Мне кажется, я накакал в штаны.

Карен, возможно, могла бы утверждать тоже самое, когда она увидела, что лежит в коробке.


* * *

- Точка шесть, это руководитель группы! - крикнул Гаранд в свою рацию. - Доложите обстановку!

- Руководитель группы, это точка шесть. У нас чисто.

- Руководитель группы, это точка четыре. Чисто.

- Руководитель группы, это точка пять. Чисто. В чертовом доме его нет.

В голове Гаранда бушевал гнев, когда он передернул затвор своего 9-мм пистолета P-226. Сигнал тревоги ревел, как воздушная сирена.

- Точка один, вам лучше соединить меня с Эдвардсом по приоритетному каналу. Нам понадобится тактическая группа и пара вертолетов.

- Роджер[41], руководитель группы.

Все происходящее разворачивалось перед его глазами будто в тумане. Вся моя жизнь! Двадцать лет защиты исполнительной власти, а в результате я войду в историю, как человек, упустивший Президента Рэймонда. С моим везением, старого долбоёба, вероятно, подобрали на шоссе № 40, и он уже на полпути к Лос-Анджелесу. Скоро он заявится в «Хард Рок Кафе», рассказывая всем о самолете-шпионе «Аврора»[42] и о том, как мы взломали сирийские “старнетовские” шифры, не удосужившись рассказать об этом израильтянам!

Следом пришла еще одна мысль, странно обнадеживающая.

Может мне прямо сейчас приставить этот пистолет к голове и нажать курок...

Но, прежде, чем данная идея окончательно оформилась, его радио закашляло:

- Руководитель группы, это точка на «Ровере». Мы нашли его. С ним все в порядке.

Спасибо тебе, Господи. Спасибо, спасибо, спасибо…

- Блин, чувак! Ты не поверишь в это! Он насрал в штаны! Ты должен увидеть это, Кэп! Президент Рэймонд стоит здесь, вытряхивая говно из штанины!

- Сохраняйте правильный стиль общения по радио, черт побери, - сказал Гаранд.

- И еще у него стояк! Такой, что прямо обосраться! Торчит из ширинки!

- Застегни ему штаны! - потребовал Гаранд, но он должен был признать, что образ складывался абсурдным: бывший президент, отработавший два срока, стоял, держа в руках свой вставший член, одновременно вытряхивая экскременты из брюк. - Где вы находитесь?

- За западным газоном. В самом конце. Он голосовал на шоссе № 40.

Спасибо, Боже, спасибо!

- Забери его. Лаванда с тобой?

- Нет, сэр, - ответило радио.

Что?!! Куда подевалась эта пустоголовая минетчица?

- Посмотри получше, - приказал Гаранд. - Она должна быть где-то там.

- Нет, сэр, - повторило радио. - Нигде не видно никаких признаков ее присутствия.


* * *

- Меня зовут Карен Лаванда, и я из Секретной Службы США, - сказала женщина.

Биллингс бросил свирепый взгляд. Еще одна ёбнутая, но… выглядит неплохо. Хорошая фигура под деловым платьем, красивые волосы, красивые ножки. Не возражал бы засадить ей разок, - подумал он. - Отполировать ей щёлку.

- Послушайте, леди, я сейчас в гриме, мы начинаем запись через пять минут, и у меня плотный график съемок. Вы хотите быть на шоу, хорошо. Идите и поговорите с продюсером.

Женщина выглядела взволнованной, ошеломленной, задыхавшейся от какого-то странного возбуждения, которое она старалась подавить. Ее глаза сияли жестким, стальным блеском. Очень серьезным.

- Я не хочу говорить с продюсером, я говорю с вами.

Упрямая сучка, да?

- И что? - принял вызов Биллингс.

Может быть, ей нужно, чтобы ей в задницу засадили. Держу пари, это то, что она действительно хочет. Добрую старую клизму со спермой…

- А, то... Я пришла, чтобы получить миллион долларов, которые вы предлагаете в случае предоставления неопровержимого доказательства существования внеземной жизни.

Потом она поставила большую белую металлическую коробку размером с портативный телевизор прямо на стол для макияжа Биллингса. Похоже на один из чемоданчиков для военных курьеров с, очень официально выглядевшей, маркировкой. Затем он проверил документы и кусок «обломков», который, надо признать, был лучшим из тех, что он когда-либо видел. Блядь, чертовски хорошая работа. Но все же, в этот день и век? Мастерство подделки сейчас отточено до уровня искусства.

- Послушайте, леди, есть хакеры, которые могут с помощью PageMaker[43] слепить документы, которые будут выглядеть еще лучше, чем эти. И насчет этого кусочка обломков. Вы можете думать, что это часть НЛО, но я могу вам сказать, что это не что иное, как обработанный титан. Поверьте мне, я видел все это уже миллион раз. В любом случае, откуда вы это раздобыли?

- Я украла это из частной резиденции бывшего Президента Роуланда Рэймонда.

Биллингс усмехнулся. А она хороша.

- Ага, а я только что покатался на карусели с Хиллари и Биллом[44]. Билл попросил меня ему подрочить.

- В коробке есть еще одна вещь, - сказала она. - Возьмите ее и посмотрите.

Да, упрямая сучка, ну хорошо. Она чем-то напоминала его жену. Разница состояла лишь в том, что он не испытывал желания посмотреть на сиськи своей жены. Он и так слишком часто видел эти сдувшиеся мешочки.

Но у этой сучки?

Он бы выжал из них все молоко.

Биллингс заглянул в коробку. Она была права. Резкий запах, похожий на формальдегид, исходил из-под открытой крышки. Он протянул руку и достал оттуда прочный прозрачный пластиковый пакет. Внушительный сверток с чем-то внутри.

В животе у Биллингса все опустилось. И вместе с этим моментально ушли все мысли о сексе с этой женщиной. Что-то мягкое и жирное распласталось на дне пакета. Пятнистого серого цвета, похожее на слизняка, длиной около фута. И Биллингс сразу понял, что в пакете лежал отрезанный член инопланетянина.


перевод: Gore Seth


"Комната"


-…но я не знаю, что делать. Все против меня. Даже пресса на меня ополчилась.

- Не беспокойтесь об этом, - заверил Старший Советник. - Если Bы позволите себе отвлекаться по подобным мелочам, то потеряете поддержку населения. Ваши рейтинги резко упадут.

- Так что же мне делать?

- Заниматься своей работой. Ваша работа - руководить страной и американским народом. Им не нужно ничего иного. Используйте всю мощь Bаших полномочий.

- Хорошо, я понял. Но, что насчет Ирака?

- Вы не можете его бомбить сейчас, - сказал Старший Советник. - Слишком поздно. Первый раз было то, что надо - прекрасная демонстрация американской силы духа. Но сейчас все по-другому.

- Почему?

Старший Советник закатил глаза за стеклами очков.

- Если Bы будете бомбить Ирак сейчас, Bам придется идти ва-банк. Посмотрите, что случилось с Бушем. Он воевал против них... но он не вторгся в Багдад. Если Bы будете бомбить их сейчас, но не вторгнитесь в Багдад и не создадите там демократическое правительство, то окажетесь в той же ловушке, только в десять раз хуже. Потеряете рейтинги в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей, а потом разразится секс-скандал, который окончательно вас похоронит.

- Хорошо, тогда я разбомблю там все на хрен! Я отправлю 500 000 солдат в Багдад!

- Не будьте глупцом, - заявил Старший Советник. - Если Bы сделаете это, то получите войну с Россией. Хуссейн должен России миллиарды материальных кредитов. Если Bы сейчас уничтожите партию Баас, то уничтожите возможность Ирака оплачивать кредиты, а от них зависит вся российская экономика.

- И… и… черт! Что же делать?

Старший Советник с уверенностью кивнул.

- Вы можете пока все это спланировать на будущее… временно сбросить градус и просто подождать, пока Ельцин распустит свой кабинет. Поманипулировать нашей гуманитарной помощью для получения долгосрочной выгоды. Через десять лет им будет до лампочки, что Хуссейн должен им. Но, к тому времени Bы уже сложите полномочия. - Действительно ли Советник улыбнулся, произнеся эти слова? - Кроме того… кто знает? Кто знает, какое будущее ждет Ирак?

- Но… откуда вы знаете, что Ельцин распустит свой кабинет?

- Я много чего знаю. Вот поэтому то я и Старший Советник, - ответил Старший Советник. - Истинная мудрость не умирает.


* * *

20 ЯНВАРЯ 1993 ГОДА[45]

«Истинная мудрость не умирает», - были первые слова, которые он услышал об этом, - а «он» - это собственной персоной, Уильям Вашингтон Хилтон[46], недавно избранный Президент Соединенных Штатов, и слова, произнесенные странным маленьким генерал-лейтенантом Реджинальдсом, казалось, порхали по Овальному Kабинету, как шумливый зяблик. Генерал Реджинальдс стоял во все свои метр шестьдесят, и даже с лысой башкой и сутулой осанкой казался слишком молодым, чтобы носить на погонах весомые три звезды – не более тридцати - однако Президент не собирался кого-то обвинять в незрелости, учитывая, что он сам был избран губернатором в таком же возрасте. Вместо этого президента Хилтона беспокоил жуткий, резкий голос генерала, и то, как его узкая дырка для рта дергалась, произнося слова, подобно анимации в старом мультике «Клатч Карго».[47]

- Так сказано даже в Библии, господин Президент. - Мудрость - это свет, который никогда не гаснет.

Хилтон откинулся на спинку своего кресла – Президентского кресла. Кресло заскрипело, прямо как голос Реджинальдса.

- Я очень уважаю Священное Писание, генерал, но…- Хилтон постучал пальцем по кожаной окантовке блока с промокашками, пальцем, который всего два дня назад засовывался по костяшки в чье-то влагалище в отеле «Омни» на П-стрит. В то же время его пенис был погружен по яйца в чей-то рот… но это уже совсем другая история. - Что я имею в виду, генерал, какого хера это имеет отношение ко мне?

Немного позже, в тот же день Президент смог узнать.


* * *

Прошло чуть больше двадцати четырех часов после инаугурации Президента, а он уже узнал некоторые интересные истины. Он узнал, что Дуайт Эйзенхауэр[48] и Аллен Даллес[49] разрешили использовать атомное оружие против Вьетминя[50] в 1954 году. Боезаряды в 280-мм артиллерийских снарядах фактически были доставлены на позиции - по сведениям ЦРУ - не далее, чем в пятнадцати милях от французской крепости Дьенбьенфу. Однако, в последнюю минуту Эйзенхауэр пошел на попятную, получив информацию, что Советы внезапно подняли в воздух все свои эскадрильи бомбардировщиков дальнего действия. Хилтон узнал, что субподрядчики “Агентства Оборонных Ассигнований и Исследовательских Программ” в течение последних сорока лет ставили эксперименты с микроволнами и излучением на ничего не подозревающих гражданских лицах и военнослужащих, и что эти эксперименты все еще продолжаются. Он узнал, что ЦРУ применяло наблюдательные и разведывательные самолеты для транспортировки героина во время войны во Вьетнаме, и что теперь они делают то же самое, чтобы перевозить кокаин из Мексики и Южной Америки - и все за десятипроцентную чистую прибыль, которая используется для операций, неодобренных Конгрессом США. Все это представлялось нормальным для Хилтона. Все - для блага. Черт, а почему бы Соединенным Штатам и не получить часть этой прибыли? Кроме того, он задавался смутным вопросом, сколько из того самого кокаина попало ему в нос за прошедшие дни.

- В Bашем распоряжении много способов получить хороший совет, господин Президент.

Сейчас Реджинальдс вел Президента по Западному Крылу, мимо Кабинета Министров и пресс-служб. Хилтон увидел симпатичную белокурую интерншу и подмигнул ей. Черт возьми, я теперь Президент. И мне не нужно беспокоиться о том, что мои собственные государственные служащие будут жаловаться на меня. Он должен попросить Брюса организовать небольшую встречу для руководителей сегодня вечером. Возможно, Блондинке можно пообещать повышение, и я дам ей его - Большое Пятидюймовое Повышение. И пусть Джен горит в аду за то, что она разболтала «Пентхаусу», что у меня маленький член. Президенту было по-фигу. Главное, что работает. Не обязательно иметь большой член, когда ты самый могущественный человек на гребаной Земле.

- Господин Президент?

Реджинальдс смотрел на него с таким выражением, будто им пренебрегали, словно по какой-то причине этот чокнутый генерал Армии требовал от Хилтона неослабного внимания.

- Что? - огрызнулся Хилтон.

- Я говорил, что, как глава исполнительной власти, Bы имеете много способов…

- Я услышал тебя, коротышка. В моем распоряжении множество способов получить хороший совет.

- Именно так, господин Президент. У вас есть Центральная Разведка, Объединённый Kомитет Hачальников Штабов, Кабинет Mинистров, Совет Hациональной Безопасности, каждый сенатский комитет и каждый комитет Конгресса.

- Я окончил Йельский университет. Думаешь, я это не знаю, долбоёб? - довольно раздраженным тоном спросил Президент. Он сделал паузу, оценивая хмурый взгляд Реджинальдса. - Да, да, все верно, - сказал он. - Я только что назвал тебя долбоёбом. И хочешь знать почему?

Хилтон усмехнулся.

- Почему, господин Президент?

- Потому что я могу делать это.

И Президент разразился смехом, который прогремел на весь, богато украшенный, коридор.

- Конечно, господин Президент. Но, у нас важное дело.

- Слышь, ты, - возразил Хилтон. - Я даже не знаю, кто ты такой, за исключением того, что, возможно, ты самый низкорослый, мать твою, генерал в истории Армии США, - Хилтон ткнул пальцем себе в грудь. - Все, что я знаю, это то, что я - гребаный Президент Соединенных Штатов, и у меня до хрена дел. Важных дел. Мне надо национализировать медицинское обслуживание, что-то делать с дефицитом и раздутым, жирным бюджетом на оборону, который необходимо урезать. Так, что же происходит в мой первый официальный день на посту Президента? Мне звонит председатель Объединенного Kомитета Hачальников Штабов, а затем и бывший государственный секретарь, и оба говорят, что первое, что мне нужно сделать, это провести встречу с тобой. Ну, вот он я, коротышка, и лучше бы, чтобы причина оказалась, действительно, веская, потому что, если это не так, ты станешь самым низкорослым рядовым в истории Армии США.

- Следуйте за мной, пожалуйста, господин Президент.

Хилтон начал привыкать к подобному обращению. Господин Президент. Ему нравилось; звучало красиво. Он последовал за Реджинальдсом дальше по коридору с плюшевыми коврами и миновал Офис Поездок Белого Дома. Эх, разгоню я этих бездельников быстрее, чем гусь успеет насрать. Посажу сюда своих людей, как дома, пойдут мне откаты![51]

- Может все-таки скажешь, куда мы идем, полумерок?

- Мы направляемся в Комнату, господин Президент.

Хилтон вытянул шею, как голубь.

- Комнату? Ты имеешь в виду туалетную комнату? Черт, как насчет того, если мы пошлем это к черту, а я поссу на твою ногу?

- Это ваша прерогатива, господин Президент, - стоически ответил Реджинальдс, - если вы так хотите. Но, у меня есть приказ, и, согласно нему, я должен отвести вас в Комнату. После этого... можете не стесняться, помочиться на мою ногу.

Президент потер свою промежность.

- Чувствую, пиву, что я выпил, пора выйти, коротышка. Так что давай поскорее покончим с этим.

Последняя четверть Западного Крыла была закрытой зоной. Реджинальдс показал свое удостоверение морскому пехотинцу у двери, после чего тот кивнул и набрал код на замке.

Дверь с болтами, как в банковском хранилище, отворилась с металлическим звуком.

- Только попробуй спросить моё удостоверение, пустоголовый, - сказал Президент, - и будешь сгребать тюленье дерьмо на ёбаной Аляске.

Реджинальдс повел его дальше. В коридоре царила темнота и безмолвие. По какой-то причине волоски на шее Президента встали дыбом.

- Что это за место? - спросил он.

- Просто подсобный сектор, господин Президент.

- Подсобный сектор? Пытаешься умничать? - по правде говоря, глава исполнительной власти не знал значения слова «подсобный», несмотря на три ученые степени. – Надо бы надрать тебе задницу. Как тебе такой расклад, а? И ты не сможешь ничего сделать.

- Нет, господин Президент, я ничего и не буду делать. Часть моей армейской присяги, клятва, которую я давал при получении звания, а также клятва об охране государственной тайны класса Текна-Динар, все требуют от меня непоколебимой верности Президенту Соединенных Штатов.

- Значит, ты сделаешь все, что я скажу? - подытожил Президент.

- Да, господин Президент.

- И что, если я вытащу свой член и скажу, чтобы ты сосал его, ты сделаeшь это?

- Да, господин Президент.

- Ты покуришь мою “сигару”, как ни в чем не бывало, и проглотишь начинку, а затем скажешь: «Спасибо, господин Президент. Можно еще?

Плечи Реджинальдса опустились, и он грустно вздохнул.

- Да, господин Президент.

- Хорошо, лысоголовый. Вставай на колени, - Хилтон поднес руки к промежности и взялся за язычок молнии. - Давай повеселимся.

Реджинальдс снова вздохнул и начал опускаться на колени.

Президент Хилтон хлопнул в ладоши и рассмеялся.

- Я пошутил, придурок! Но держу пари, что через минуту ты бы сделал это, верно?

С непроницаемым лицом Реджинальдс ответил:

- Да. Сэр. Совершенно точно бы сделал.

Хилтон хмыкнул и пошел дальше.

- Ну, об этом тебе и твоим парням из Секретной Службы не стоит беспокоиться. Меня интересуют только “цыпочки”. Я не гомик.

Реджинальдс почти улыбнулся, услышав эту ремарку. Он видел, как приходили эти парни, и видел, как они уходили, но Хилтон был намного хуже их всех, даже хуже Рейгана. Но факт оставался фактом - ФБР и Армейская Служба Оборонных Расследований обнаружила, по меньшей мере, три неоспоримых случая гомосексуализма в прошлом Президента: один раз во время учебы в Джорджтаунском университете на пивной вечеринке, после антивоенного митинга, и два раза в особняке губернатора в 1982 году. Он тогда так распалился от супер-кокса, который надыбал его брат, что сказал, мол пошло все к хренам собачьим. После этого они с братом отсосали друг у друга. Будущий Президент даже проглотил, как настоящий солдат!

Реджиналдс, однако, решил не напоминать Хилтону про эти пикантные факты. В будущем их можно использовать в качестве козырной карты, и у маленького генерала было странное чувство, что когда-нибудь ему это понадобится. Лучше, чтобы эта напыщенная задница НЕ знала, что я знаю…

- Итак. Куда, ты сказал, мы идем? - спросил Президент.

- В Комнату, - ответил Реджинальдс.


* * *

Открылась еще одна дверь с болтами, как в банковском хранилище.

- Что это? - возмутился Президент. - Какое-то гребаное бомбоубежище или что-то в этом роде?

Это было все, что он успел произнести. Потому что, когда он посмотрел на клерка, сидящего за стойкой регистрации, то одновременно обоссался и обосрался прямо в штаны.

За стойкой регистрации сидел…

- Это-это-это-то…- пробормотал Хилтон: его штаны спереди были мокрыми, а сзади - полными и теплыми.

- Да, господин Президент. Это он, - ответил Реджинальдс.

- Но-но-но…- продолжал заикаться Хилтон. Теперь он вытряхивал довольно твердый “стул” из штанины “Армани”. Фекалии со шлепками падали на пол. - Этого-этого-этого... Этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!

- Все не так, как кажется, господин Президент. В Комнате вы еще узнаете много чего такого, что до сих пор считали невозможным, - Реджинальдс прочистил горло. - И да, сэр. Это на самом деле может быть.

Человек, сидевший за стойкой регистрации, утонченный, лысый с седыми волосами по бокам, высокий, сухопарый, с усами, будто нарисованными карандашом, и какой-то жизнерадостностью в своем преклонном, если не сказать, невозможном возрасте, был известным актером Винсентом Прайсом.[52]

- Думайте об этом как о развитии технологий, господин Президент. Продление жизни выдающихся умов и использование их в качестве ресурсов. Для нашего блага. Для блага всех.

Глаза Хилтона смотрели с недоверием; он был ошеломлен... в то время, как вокруг распространялся неприятный запах.

- Технологии? - выпалил он. - Ресурсы? Что за хрень ты несешь?

- Уточните, что Bы хотите знать, и я с радостью объясню, господин Президент.

С видом маньяка Президент ткнул пальцем в сторону актера, подпрыгивая на одной ноге, и вытряхивая еще больше “стула” из другой штанины.

- Парень из «Музея восковых фигур» сидит за стойкой живым! Он умер в начале 90-х!

- Действительно, сэр, - ответил Реджинальдс. - Это называется “биологическим восстановлением”. Мы воссоздали его с помощью технологий, найденных в обломках разбитого инопланетного корабля.

Глаза Президента вылезли еще сильнее, как на карикатуре.

- Ты имеешь в виду-э- э…

- НЛО, сэр.

Мокрое пятно на передней части брюк Президента приобрело странную форму.

- Розуэлл[53], - прошептал Хилтон. - Все эти вещи из «Секретных материалов»... правда.

- Розуэлл, господин Президент, это - блеф. Дезинформация, запущенная ВВС США, чтобы отвлечь внимание населения от реальных внеземных контактов. С 1947 года у нас было ровно одиннадцать подобных контактов, в результате которых мы получили огромное количество новых технологий. Ночная и инфракрасная оптика, использование водорода и кинетической энергии в качестве движущей силы, управление электромагнитными импульсами. Даже обычные микроволновки. В данном случае - в апреле 1962 года – НОРАД[54] отслеживало прохождение НЛО над Северной Америкой на разных скоростях и высотах. Он разбился возле базы ВВС “Неллис”, в штате Невада. Экипаж был спасен вторым транспортным средством, однако первый корабль, несмотря на крушение, остался в достаточно неповрежденном состоянии. Технические службы ЦРУ и ВВС получили довольно много интересных технологий. Одной из них, господин Президент, являлась, упомянутая выше, возможность воскрешать мертвых.

Хилтон переводил взгляд с Реджинальдса на Прайса, туда-сюда, туда-сюда…

- Значит, вы... воскресили... Винсентa Прайсa?

Реджинальдс пожал плечами.

- Президент в то время был большим поклонником «Музея восковых фигур» и «Великого инквизитора». Называйте это эксцентричностью. И не волнуйтесь. Мистер Прайс совсем не похож на зомби. Он довольно последователен и очень эффективен в своей работе.

Уважаемый звездный актер из «Музея восковых фигур» встал, высокий, изящный и статный. Он выглядел так же хорошо, как и в своем последнем фильме «Вор и сапожник»[55]. Застенчиво улыбнувшись, он протянул руку Хилтону.

- Для меня большая честь встретиться с Bами, господин Президент, - сказал он своим, известным на весь мир, голосом. - Я всегда был убежденным сторонником Bашей партии.

- Спа-спа-спасибо, - ответил Хилтон “отремонтированному” джентльмену.

- И я уверяю Bас, я достаточно здравомыслящий и очень квалифицирован для выполнения данных обязанностей. Вы знаете, я не просто актер. Я учился в Йельском университете, в нескольких уважаемых школах в Вене, в институте Кортальда и в Академии Нюрнберга. Как Bам такое? - бывший артист снова улыбнулся в своем классическом стиле. - У меня образование лучше, чем у вас.

Хилтон широко раскрыл рот.

- Сюда, господин Президент, - поторопил его Реджинальдс.

Хилтон шел неловко, большая часть дерьма из его штанов уже высыпалась, но не все. Впереди предбанник разветвлялся на ряд прихожих; Хилтон последовал за маленьким генералом в то, что казалось центральным коридором, который был темнее других, однако буквально сиял своей безупречностью. Единственными звуками, раздававшимися сейчас, являлись их резкие шаги. В конце концов, преодолевая недоверие, Хилтон подал голос:

- Кто еще был... восстановлен?

- Немногие. Это довольно дорогостоящая процедура. Однако, с несколькими Bы так или иначе знакомы. Никсон, Лодж[56], Хамфри[57] - кстати, хороший политик, хотя и проиграл выборы. О, и у нас также есть бывший лидер парламентского большинства Тип О'Нил…[58]

- Мне нравится этот парень! - обрадовался Хилтон.

-…бывший директор Центральной Pазведки Уильям Кейси…[59]

- Ненавижу этого изворотливого упыря! - выругался Хилтон с покрасневшим лицом.

-…и несколько других, большинство из которых выбраны президентскими советниками первого ранга.

Серьезное дело, - осознал Хилтон. - Самые важные люди в стране... мертвецы!

Коридор закончился красивой, хорошо оборудованной приемной, напомнившей Хилтону стоматологический кабинет. Тишина. Успокаивающие картины на стене. Темные, тонкие тона и мягкий бордовый ковер, заглушающий их шаги по сравнению с линолеумом предыдущего коридора.

Нос Хилтона сжался от исходившего от него запаха фекалий, однако, он увидел в приемной кое-что, что отвлекло его внимание.

Ах-оооо-ах! - подумал он, ощутив вспышку в паху.

На низком диване сидела женщина, напоминавшая гибрид подиумной модели и пляжной красотки. Длинные загорелые ноги подчеркивались узкой джинсовой юбкой - очень, очень короткой юбкой - а прозрачная блузка из черного шелка не могла скрыть шикарных имплантов, размера 36D. Платиновые светлые волосы поблескивали на ее плечах.

- Кто эта сногсшибательная чувиха? - зашептал Хилтон генералу.

- Считайте ее субподрядчиком, господин Президент. Здесь довольно много чего происходит, пусть это и не слишком заметно.

Что бы это значило?

- Послушай, коротышка. Хватит выставлять меня идиотом, или я прикажу какому-нибудь морпеху надавать по твоим ебаным ушам. Отвечай мне ясно и четко. Кто эта офигительная телка? Она выглядит, будто сошла со страниц каталога «Victoria's Secret»?[60]

- На самом деле, сэр, она была их ведущей моделью в течение двух лет, пока мы… не приватизировали ее.

- Приватизировали?

- Мы хорошо платим ей, чтобы она служила своей стране уникальным образом.

Хилтон был в ярости. Он подошел к девушке. В чем проблема? - с некоторым раздражением задавался он вопросом. - Президент долбаных Соединенных Штатов Америки подходит к ней, а она выглядит так, словно вот-вот заснет.

- Эй, дорогуша. Я - Уилл Хилтон. А ты кто?

В ответ раздалось негромкое похрапывание.

Сучка заснула! Он легонько толкнул ее.

- Эй? Дорогуша? Это мой Дом. Ты кто, черт возьми?

Опущенные веки приоткрылись.

- А?

- Ты кто?

- Стейси, - пробормотала девушка.

- Ну, и что ты здесь делаешь?

Она устало вздохнула.

- Я жду Подснежника.

- Кто такая Подснежник, черт возьми!

Стейси поморщилась от громкости голоса, с каким был задан вопрос.

- Она моя подруга. Мы приходим сюда каждую неделю. Мы постоянные сотрудники.

Хилтон с серьезным видом нахмурил брови. Постоянные сотрудники? Звучало очень сомнительно.

- Слышь, Стейси, это мой долбаный Дом, и я имею право знать, какого хрена ты здесь делаешь. Почему ты спишь на моем диване?

Она повернулась с раздраженным выражением лица и, насупившись, произнесла:

- Я притомилась! Я устала! Оставьте меня в покое!

- Оставить тебя в покое? Ты не знаешь, кто я такой? Я - Президент!

- Оу, - сказала она. И снова уснула.

- Говори, - приказал Хилтон Реджинальдсу и посмотрел на часы. - У тебя есть десять секунд, прежде чем я вызову большого тупоголового охранника и прикажу ему вырвать тебе глаза и запихнуть их в жопу, чтобы ты мог видеть, как он надерет тебе задницу.

Реджинальдс устало вздохнул.

- Женщины, которые приходят сюда, являются сексуальными терапевтами, господин Президент, или, говоря терминами, которые Bы понимаете лучше, проститутками. Мы нанимаем их для снятия сексуального напряжения всех наших биологически восстановленных консультантов.

- Теперь отвали, коротышка.

Хилтон стянул штаны, измазанные дерьмом трусы и все прочее, после чего подошел к Стейси. Он извлек свой вялый пенис (на головке которого, подтверждая распространенное мнение, действительно красовалась неуместная родинка), и начал будить девушку.

- Эй! - прокричал он. - Поднимай свою тупую задницу и познакомься с исполнительным Коньком-Горбунком!

Девушка со вздохом проснулась.

- Оставьте меня в по…- когда она приоткрыла один глаз, тембр ее голоса изменился. Она прищурилась. - Это похоже на пенис… только меньше.

Хилтона затрясло, но прежде чем на него обрушился приступ гнева, открылась другая дверь в маленькой нише за диваном.

Хилтон смотрел, не веря глазам.

Приглушенный звук становился все ближе:

- О-о-о, о-о-о, ооо, - и с каждым «о-о-о» он замечал силуэт, делающий неловкий шаг. Голос также явно принадлежал женщине.

Интересно, а ЭТО что за баба? - подумал Хилтон, вглядываясь в тень ниши.

Наконец, из ниши вышла совершенно голая женщина. Она прихрамывала, произнося:

- О-о-о, о-о-о, ооо, - с каждым шагом, словно от боли.

Пальцами рук она держала пару туфель «Бэлли» на шпильках, а с предплечья свисало перекинутое красивое ярко-красное платье. Женщина была столь же привлекательна, как и Стейси, с потрясающе блестящими совершенно прямыми рыжими волосами, персиково-кремовой кожей, и… Это лучший ёбаный комплект сисек, который я когда-либо видел в своей гребаной жизни, - с открытым ртом осознал Хилтон.

Большие розовые соски, расползающиеся от морозно-белых комочков плоти, вызвали у Президента ассоциации с пумпонами на шариках из белого шоколада.

- О-о-о, о-о-о, ооо, - прихрамывая стонала женщина, затем…- Ааааааааах, - когда она, по-прежнему обнаженная, плюхнулась на диван рядом со Стейси.

- Кто ты?!! - потребовал ответа Хилтон.

Рыжая незнакомка критически посмотрела на него.

- Подснежник. А тыыыыы кто? - спросила она с отвращением.

- Я - гребаный Президент, - процедил Хилтон.

- Президент чего?

Президент проигнорировал нелепый вопрос. Несомненно, она пошутила. Вместо ответа он подумал о другом. Коротышка сказал, что эти девочки - проститутки, и, по-моему, сейчас самое время, чтобы они попроституировали.

- Эй, Подснежник? - обратился он. - Как насчет небольшого…

- Фу, от тебя воняет, как от кучи сраных подгузников, - прервала его она. - Не мог бы ты не стоять так близко от меня?

Боже!

- Стейси, - прошептала она своей подруге. - Это становится все лучше и лучше.

- Я знаю. Не могу поверить! И нам еще платят за это.

Подснежник блаженно вздохнула.

- Я… никогда не встречала такого мужчину… как он… Я никогда в жизни не кончала так сильно.

Хилтон слушал их беседу с тревожным интересом. Было очевидно, что говорили они не о нем.

- Кто этот мужчина, подобного которому вы никогда не встречали? - потребовал ответа он.

Обе девушки захихикали, завалившись вместе на диван.

Хилтон тяжелой походкой подошел к Реджинальдсу, остатки его терпения лопнули.

- Что, черт возьми, здесь происходит? Из этих пустоголовых имбецилок не вытрясешь ни хрена. Поэтому, говори ты, а если будешь продолжать водить меня за нос, я переведу тебя работать в ебаный туалет при Белом Доме. Я имею в виду, что я - Президент, ради всех долбаных святых, а им похеру мороз. Когда я был губернатором, я не мог перейти чертову улицу без того, чтобы десяток “цыпочек” не умоляли засунуть им в рот мою “сигару”. Кто этот другой парень, о котором они говорят?

Реджинальдс нахмурился.

- Сэр, не столь важно, кто он, как то, что он может сделать для Bас.

- Я не хочу, чтобы он сосал мой член, придурок; я хочу, чтобы эти сучки на диване сделали это!

- Забудьте пока об этих девушках, господин Президент. Перед вами серьезная дилемма в…

- КТО ЭТОТ ПАРЕНЬ? - проревел Хилтон.

Реджинальдс нахмурился, когда Президент плюнул прямо ему в лицо.

- Этот парень, господин Президент, находится за этой дверью…

Генерал показал на нишу.

Хилтон направился в сторону углубления в стене. Там было темно. Перед ним виднелась дверь, явно та самая, из которой недавно вышли две девушки по вызову, и на ней висела медная табличка с надписью: СТАРШИЙ СОВЕТНИК.

Дрожащей рукой Президент открыл дверь. Его глаза расширились, когда он заглянул внутрь. Но, прежде, чем он вошел, изнутри раздался голос с (уже превратившимся в клише) массачусеттским акцентом[61]:

- Проклятье. Кто-нибудь, наконец, принесет мне мой суупчик?[62]


перевод: Gore Seth


"И - ИК!"

Они знали, как он ненавидел Советы, поэтому неудивительно, что тот, кто вышел на них и заплатил за работу аванс, был советским оперативником из ГРУ[63]. Лабель, однако, больше вникал в технические особенности, нежели Перрони. Да, Перрони был стрелком, а Лабель - координатором. Но, ещё Лабель был мозгом в компаниях такого рода. У него были обширные связи в кругу марсельской мафии, плюс он активно сотрудничал с французской контрразведкой, выполняя для них всякого рода грязную работёнку. У него уже имелся опыт в таких делах, тот же самый Алжир, например. Блин, да он почти завалил Шарля де Голля[64] в 1961 году.[65]

- Промахнулся-то всего на полсантиметра! - сокрушался Лабель.

Тогда он использовал модифицированную винтовку М2 калибра 5.5 и оптический прицел "Unertl" с фиксированной кратностью.

- Всего полсантиметра и мы бы разделались с предателем Пятой республики.

Как бы там ни было, Перрони полностью доверял этому человеку, к тому же он предпочитал просто стрелять в того, на кого укажут, и не напрягать понапрасну голову.

- Те парни из... ГРУ... что это вообще такое? - спросил он, отщёлкивая защитную крышку оптического прицела. - Типа КГБ или как?

- Хуже, - ответил Лабель, загружая обойму.

До этого он уже тщательно осмотрел каждый патрон. "Remington", калибр .5.56 с пулей 3.2 грамма, самые точные скоростные боеприпасы из тех, что когда-либо выпускались в массовое производство. Начальная скорость - 800 метров в секунду, и даже, несмотря на малый вес, с лёгкостью способны выбить человеку мозги с расстояния в сотню метров.

- Ваше ЦРУ, по сравнению с ними - кучка слепых котят, и они в курсе, что цель ненавидит Советский Союз, поэтому установка - её ликвидировать. Всё просто.

- Ну, ладно, тогда скажи, а почему к этому делу подтянули именно нас? Тебя и меня? - спросил Перрони. - Есть много других парней, кто взялся бы за такую работу.

- Сюда, в Техас, нам и нашим ребятам попасть проще. У Джанканы[66] в Браунсвилле есть парочка прикормленных конгрессменов. Вот почему мы делаем эту работу. Фильтры иммиграционной службы и контрразведки хороши для русских и Cosa Nostra, но не для нас.

- Но, как же ему удалось подцепить на крючок таких шишек?

Лабель хихикнул. Его коллега, походу, не знал очень-очень многого.

Hу, может быть оно и к лучшему.

- Папаша Кеннеди кувыркается в одной постельке с вашей мафией ещё с начала 20-х. В основном, покрывал бутлегеров, - пояснил он.

- Ого…

- Они прекрасно знают, что Кеннеди не удастся победить на следующих выборах. Hе с его католической темой… Hе с супружескими изменами с той немкой, и по этому поводу уже разгорается бучa в Cенате[67]. А главное, ни с проблемами в Юго-Восточной Азии.

- О, да-а-а...- задумчиво протянул Перрони, словно о чём-то вспомнив. - Вьетнам, то ещё местечко.

- Угу…

Оперативники ГРУ, вместе с головорезами из синдиката Марчелло Траффиканте, выбрали прекрасное место для снайпера - второй этаж здания делового центра "Дал-Текс", почти идеальная линия огня, а ко всему прочему, парни Марчелло уже подвезли на другую позицию придурка, который должен стать “козлом отпущения”[68] так, чтобы впоследствии все были уверены в том, что стрельба велась из окон, стоящего напротив техасского школьного книгохранилища.

Теперь оставалось только ждать.

Оптический прицел, тот же старый верный ”Unertl”, был давно пристрелен и откалиброван. A сама винтовка? Перрони баюкал её в руках, как отец баюкал бы своего новорождённого младенца.

- Правда, она прекрасна?

- Ну, да, так и есть.

Модель ХР-100, прямо аккурат к дате, выпущенная компанией "Remington”. Короче, чем обычная винтовка, чуть длиннее чем автомат "Uzi”. Фактически буквы ХР так и обозначали - изделие: “экспериментальный пистолет”. Cнайперское оружие ближнего боя, сделанное по последнему слову техники.

- Итак, уточним ещё раз, на каком расстоянии от меня будет цель? - спросил Перрони.

- Примерно, 80 метров.

Перрони хихикнул.

- Французик. Да я мог бы насшибать тебе корзиночку вишенок с такой дистанции.

Лабель в этом даже не сомневался, он лично тренировал Перрони в лагере Траффиканте во Флориде.

Сегодняшняя цель должна стать самой большой “вишенкой” в его жизни.

Следующие пятнадцать минут протекли как пятнадцать часов. Так бывало почти всегда. Улицы забиты толпами народа, но, пока относительно тихи. Живое море людских голов внизу, казалось почти спокойно, но, когда громыхнули первые приветственные аплодисменты, они поняли, что время пришло.

- На исходную! - скомандовал Лабель.

Перрони прицелился в щель чуть приоткрытого, примерно сантиметров на двадцать, окна. Агенты Cекретной Cлужбы, при всём желании, не смогли бы разглядеть это окно с Элм-стрит. Лабель, прищурив один глаз, смотрел в монокуляр "Zeiss”. В подсвеченном светодиодом кружке он увидел, как из-за угла выехал строй мотоциклистов, а следом два длинных чёрных кабриолета “Lincoln”.

- Не торопись, жди…

- Да, знаю, - беззлобно огрызнулся Перрони. - Я всё равно не могу стрелять, те сраные деревья перекрывают обзор.

- Просто подожди пока они проедут мимо, и стреляй вдогон, точно в затылок, как я учил тебя во Флориде.

Лабель больше не слышал криков толпы, только тишина. Пока...

- Цель в зоне поражения, - прошептал он.

И следом, почти в унисон, раздались два звука.

Первый: И-ИК!

Bторой: БУМ!

Ствол винтовки чуть дёрнулся вверх, Перрони отшатнулся от окна и закрыл лицо ладонями. ХР-100 с грохотом полетела на пол.

- Чёрт, чёрт, мать твою! Mужик, я икнул, когда спускал курок! Пожалуйста, пожалуйста, скажи, что я не сделал того, что, как мне показалось, я сделал!

Лабель стоял словно замороженный. Он просто не мог поверить своим глазам. В монокуляр были хорошо видны хаос и паника в толпе, и быстро удаляющиеся, предположительно в сторону госпиталя "Паркленд", два чёрных “Lincoln”, в окружении группы мотоциклистов.

Господи Иисусе! - подумал Лабель.

- Ну, что ты молчишь?!! - молил его Перрони. - Скажи, что всё это сейчас мне только привиделось!

Лабель наконец опустил монокуляр.

- Твоя цель была во втором автомобиле, не в первом...

- Да я в куууууууурсе!

- Советы понимали, что Кеннеди не победить на следующих выборах, его легко обойдёт Линдон Джонсон[69], известный своей жёсткой, антикоммунистической позицией.

- Кто был тот парень, которому я только что вышиб мозги?

- Мы взяли контракт на Джонсона, он и был твоей целью, - голос Лабеля скрежетал, как рушащиеся скалы. - А ты... ты завалил Кеннеди.


перевод: Пожелал остаться неизвестным


"Дом с Привидениями"


- Да, что за хуйня здесь творится! - проревел Президент Соединенных Штатов Америки, а Джош Уильям Бернет был именно им.

И не прошло еще и двадцати четырех часов с момента его вступления на этот пост, как он уже сделал свое первое официальное заявление. Трое мужчин из Секретной Cлужбы, уставились на него, потеряв дар речи. За минувшие сутки Бернету пришлось вытерпеть многое, но… всему же должен быть какой-то предел. Во время приведения его к присяге, погода преподнесла просто чудесный сюрприз - пошел ледяной дождь. Протестующие выели Бернету мозг, вице-президент опоздал на все семь инаугурационных балов и, наконец, когда торжественный кортеж готов был отбыть в Белый Дом, президентский лимузин приказал долго жить.

В связи с этим, личной охране пришлось пересадить Бернета и его прекрасную жену Ленор в "Тойоту Камри", принадлежащую какому-то репортёришке из "Вашингтон Таймс", и вести их до Белого Дома в ней. Когда Бернет потребовал выяснить причину поломки его автомобиля, ему, с некоторой неохотой сообщили, что всему виной был забившийся топливный фильтр. Кто-то насыпал сахар в бензобак президентского лимузина.

- Это произвол! - заорал Бернет в ответ на такую новость. - Это преднамеренный саботаж!

Ну, а как такое еще можно было назвать? Естественно, доказательств у Бернета не было, но он точно знал, что некий Уоллес Джексон Кэнтон - скользкая тихушная тварь - чью задницу вчера он выставил из Белого Дома, стоял за всем этим. Буква "У", выковыренная из всех клавиатур в Западном Крыле, была только началом. Глянцевые фотографии, заросших волосами, влагалищ формата А4 торчали из ксероксов, Президентские полотенца в ванных комнатах выглядели так, будто кто-то долго и старательно подтирал ими жопу. Еще больше волосатых влагалищ красовалось заставками на Президентских мониторах. После всего увиденного, засохшие пятна спермы у дверей Овального Kабинета уже не так сильно удивили Бернета.

Успокойся! Возьми себя в руки! Президент помассировал переносицу, затем посмотрел на своих "эсэсовцев".[70]

- Прошу прощения, парни. Черт возьми, Президент, и говорит такие ужасные слова! Э-э-э, вы же не побежите рассказывать газетчикам, что я тут ругался матом, правда?

- Конечно нет, господин Президент, - сказал один из мужчин. - Если Bам что-то понадобится, мы будем прямо за дверью. Глава Aдминистрации должен прибыть с минуту на минуту. А пока, почему бы Bам немного не расслабиться, сэр?

Президент хлопнул в ладоши.

- Прекрасная идея, сынок! Пожалуй, я так и сделаю.

Отряд покинул Овальный Kабинет. Как только дверь за ними закрылась, щелкнув замком, до Бернета тут же дошло всё торжественное величие его положения. Наконец, после стольких усилий, после всей этой предвыборной возни… Я -… Президент. Господь был на его стороне. Да, Бернет рассматривал это как Божий промысел: теперь он был Светом Правды Hового Tысячелетия. Люди сами вчера так сказали, выбрав его. Бернет стал не просто лидером их страны. Он стал их символом. Воплощением всех их надежд и мечтаний. После восьми лет отмывания денег, подковёрных интриг и стрижек за десять штук баксов, пришло время, наконец, вернуть себе уважение этой страны.

И я это сделаю, - гордо подумал Бернет.

Недовольное выражение омрачило его лицо, когда он заметил сегодняшний выпуск "Вашингтон Пост", лежащий на краешке Президентского стола, и не заголовки были тому виной:

ИНДЕКС “ДОУ ДЖОНС” ПАДАЕТ ТРЕТИЙ ДЕНЬ ПОДРЯД…

“Американский Cоюз Защиты Гражданских Cвобод” заявляет: ПОДСЧЕТ ГОЛОСОВ ВО ФЛОРИДЕ СФАЛЬСИФИЦИРОВАН!

и ДИКОЕ ЖИВОТНОЕ РАЗОРВАЛО ШЕСТЕРЫХ НА ЮГО-ВОСТОКЕ ОКРУГА КОЛУМБИЯ…

Нет. Это была САМА газета. Бернет скомкал ее и бросил в свою Президентскую корзину для мусора. Вот так. С этого дня только "Таймс". Никаких ебаных "Вашингтон Пост" больше никогда не будет в МОЕМ Белом Доме. Либеральные жополизы. Могу поспорить, МОЮ жопу вы лизать точно не станете.

Он заставил себя подавить раздражение. Нельзя позволить, чтобы какая-то хрень омрачила ему этот великий день, его первый день в роли лидера самой главной страны на Земле.

Да. На хуй их всех. Либеральную прессу, с ее язвительными нападками, самую мерзкую и лживую газету в западном полушарии, даже гнусные подлянки его предшественника. Сегодня - лучший день в его жизни, и он собирается насладиться им по-полной.

Что ж, думаю, пришло время устроить мою первую сидячую забастовку на самом влиятельном Стуле Америки, - сказал он сам себе. Потом выдвинул из-за стола роскошное кресло и плюхнулся в него.

ЧВАК!

Лицо Бернета застыло как маска. КАКОГО ХЕРА? Что-то теплое и мягкое растеклось под его ягодицам.

А потом пришел запах.

Бернет выпрыгнул из кресла и, уставившись на мягкое уютное сиденье, завизжал так громко и пронзительно, что заболела грудь:

- ДА ЧТО ЗА ХУЙНЯ ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ, ЁБ ВАШУ МАТЬ!

Кто-то оставил в кресле свежую кучу человеческих экскрементов, и он сел прямо в нее.


* * *

Ночью Бернет ворочался в кровати, не в силах заснуть. Фактически заснуть мешал зверский стояк, но Ленор не была склонна к сексу в последние дни - гормональные изменения - сказала она. Херня, прорвемся, - думал Бернет, тоскливо уставившись на вздыбившиеся палаткой трусы. Быть самым влиятельным человеком на поверхности этой Земли - уже достаточно. Теперь, я - Луч Света, - напомнил он себе. Он находился в этом величественном здании со 130-ю комнатами по личной протекции Бога. Да, Бога. Даже у духовного мира были свои месячные, свои сдержки и противовесы. Восемь лет в этом месте царило корыстное безбожное зло, - подумал он, - но теперь, все встало на круги своя. Господь, твой верный раб вернулся в Белый Дом. Я.

Он слез с кровати и облачился в свой Президентский халат. Ему понравилось, как он на нем сидит. Президентские покои занимали весь второй этаж Белого Дома. Бернет выглянул в коридор, один конец которого вел прямо к балкону с видом на южную лужайку, коридор был безлюден и тих, хотя он и знал - в здании дежурит просто хренова туча “гоблинов” из СС. Ему настоятельно рекомендовали, чтобы несколько из них расположились и здесь, но Президент Бернет одной короткой фразой: "Хуй вам!" пресек эту инициативу на корню. Он не желал, чтобы толпа этих мордоворотов всю ночь шарахалась по этажу, тревожа его сон.

Бернет застыл в дверном проеме, уставившись в темный коридор.

- Ну, хоть больше не придется слушать, как всю ночь колотят настольной лампой об стену, - донесся до него голос одного из “эсэсовцев”, стоящего на посту этажом ниже. - И вывозить трупы из парка Форт-Марси…[71]

- Будем надеяться, - ответил ему другой голос. - Сейчас мне больше всего интересно, как Малыш Джош отреагирует, когда узнает про сделку.

Малыш Джош. Так его здесь прозвали? Это ведь обо мне они сейчас говорят? - Бертон нахмурил брови. Потом шагнул в коридор и прокрался к лестничной площадке, чтобы лучше слышать. - Когда я узнаю про сделку?

- Сначала они все упираются. Рейган держался до последнего, а Картер не поверил даже после того, как в Тегеране захватили наше посольство. А всего-то надо было сказать "да", и скрепить договор.

О чем, еб их мать, они говорят? - растерянно подумал Бернет.

- Я бы согласился. Черт! Да, чтобы стать Президентом?!

- Я бы тоже.

- Кэнтон ведь еще с ним не говорил?

- Не думаю. Тогда бы Джош не расхаживал здесь как маленький, хренов Наполеон.

Кровь прилила к лицу Бернета.

- Я думаю, ему скажут завтра. Обычно они с этим не тянут. Да и Кэнтон не желает долго околачиваться в этом месте. Слышал, он собрался обосноваться в Гарлеме.

- В Гарлеме?

- Ага. Сказал, хочет стать там белым Фрэнком Лукасом.[72]

Оба охранника тихо заржали. Но Бертону почему-то было не до смеха. - Кэнтон с ним еще не говорил…? Говорил?!! Что за ХУЙНЮ они тут несут?

И тут же на ум пришел самый логичный вопрос: почему бы мне просто не спуститься и не спросить у этих тупоголовых? Я же - долбанный Президент.

Бернет уже было собрался сбежать вниз по лестнице и потребовать объяснений, но…

Холодный порыв ветра вдруг пощекотал его затылок. Что это? Сквозняк? Надеюсь, что нет. Только, блядь, не в моём Белом Доме!

Он резко обернулся.

И замер.

В конце коридора стоял пузатый, лысый мужик…

…поправочка: пузатый, лысый, ГОЛЫЙ мужик.

Было слишком темно, и Бернет не мог разглядеть его лицо. Пузатый, лысый, голый мужик стоит в коридоре, - вдруг пронеслась у него в голове абсолютно безумная мысль. - В Белом Доме! Он хотел подойти к нему, но почему-то никак не мог собраться с духом, и сделать первый шаг.

Тогда фигура начала двигаться сама.

Бернет завизжал что было сил, взывая о помощи к стоящим внизу “эсэсовцам”, но…

…из его рта не вышло ни звука.

Вообще.

Пузатый, лысый, ГОЛЫЙ мужик приближался, но делал это каким-то странным образом - его ноги не касались пола. Он дрейфовал по воздуху к Президенту Бернету. Бледное, как мел, лицо, ввалившиеся глаза, торчащее здоровенное брюхо.

Именно тогда Бернет признал его. Это был 36-й президент Соединенных Штатов, Линдон Бэйнс Джонсон.

Я ебанулся?

Голос Джонсона шелестел, как крылышки насекомых. Его губы едва двигались.

- Где барбекю? - oн пошарил у себя под брюхом рукой и извлек член, вялый, но, тем не менее, просто какой-то нереально огромный, и покрутил им перед Бернетом. - Зацени-ка. Ничё так у меня "малыш", а?

- Но… но… но…- заикался Бернет. - Ты же мёртв. Умер в 1973-ем.

- Да-а, но мне все же удалось протолкнуть в жизнь "Медикэр"[73]. И "Дженерал Динамикс"[74] все еще в деле. Ты в курсе, что когда я впервые баллотировался в сенат, за меня проголосовало 800 "мертвых душ"?

Безжизненный шепот Джонсона, казалось, звучал со всех сторон.

- Чёта я заплутал, - растягивая слова протянул он. - Ебанный Хрущев. Хотел показать нам “Кузькину Mать”. Мы ведь надрали жопу этому коммуняке, верно?

Я просто сплю и вижу кошмарный сон, - пробовал убедить себя Бернет. - Мертвый Президент Джонсон НЕ может стоять здесь и крутить передо мной своим хером.

Джонсон снова покрутил хером, словно это была палка ливерной колбасы.

- Где Меделин?[75] Хочу утрамбовать говно в жопе этой змеюки. Интересно, залетит она после такого снова? В какой стороне мое ранчо?

Он обильно поссал Бернету на ногу. Моча пахла виски и говяжьим барбекю. Бернет стоял как замороженный.

- Что ж, желаю тебе весело провести время в Hовом Доме, - фигура Джонсона, все так же, не касаясь ногами пола, подрейфовала прочь. - Да, и не доверяй Путину - он рвал жопки маленьким зверушкам, когда был ребенком.

Джонсон доплыл до конца коридора и исчез за дверью. Не открыл ее, и вошел. Просто растворился в ней.

Да, да, я сплю и вижу кошмарный сон, - продолжал убеждать себя Бернет, пытаясь сохранить хоть какие-то остатки самообладания. Потом укусил себя за руку и чуть не заорал от боли. Ну, хорошо, HE сплю, тогда какого хрена…

Призрак!

Точно! А почему бы и нет? Все знают, что в Белом Доме водятся призраки. Линкольн, Ратерфорд Хейс[76], любовница-лесбиянка Элиноры Рузвельт (та еще страшила!). Говорят, их часто видят здесь, бродящих по тёмным коридорам. Просто надо будет привыкнуть.

Но потом он провел пальцами по бедру и поднес их к лицу. Пальцы были мокрыми и пахли… мочой с примесью виски и говяжьего барбекю.

Разве призраки могут ссать?

На двери, за которой исчез Джонсон, висела табличка ВХОД ВОСПРЕЩЕН, ЧАСТНЫЕ АРХИВЫ. Бернет подергал ручку.

Заперто.

- Бога ради, я же - долбанный Президент! - зло прошипел он.

Частные архивы, еб вашу мать! Но, у кого он мог взять ключ? У тех “гоблинов” из Секретной Cлужбы внизу? Бернет покачал головой. Что, я им скажу? Призрак Линдона Джонсона покрутил передо мной хером, обоссал мне ногу, а потом прошел сквозь эту дверь?

Идея казалась ему не очень хорошей.

Глоток свежего воздуха - вот что сейчас нужно! Он быстро прошагал по коридору и вышел на балкон, с видом на южную лужайку. Да, да, вот так! Уже лучше! Самообладание медленно возвращалось к нему, но… вопросы все еще оставались. Если это был не призрак и не сон, тогда остается только одно - галлюцинация, а Президенты, как предполагалось, не должны страдать от галлюцинаций. Это плохо.

Может я и правда сошел с ума? Но это же, блядь, смешно!

Успокойся, просто успокойся, - сказал он сам себе, и даже слабо хихикнул. - С кем не бывает! Ну, расшалились чуток нервишки. Парень, да ты почти год вел предвыборную компанию - ты имеешь право на маленький стресс. Это пройдет.

Должно пройти.

Он обвел взглядом, погруженный в сумерки двор - его двор. Было холодно, по-прежнему моросил тот ледяной дождь, и, как он слышал, погода официально была признана самой паршивой за всю историю президентских инаугураций. Но Бернет не унывал. Хреновая погода только напомнила ему, что жизнь полна препятствий и невзгод - так и должно было быть - и все великие мужи, с улыбкой на лице, приветствовали их, спеша преодолеть. Ему предстоит свершить так много дел, и он свершит их, несмотря ни на что. “Черного нала” уже собрано достаточно, чтобы начать финансировать разработку нового бомбардировщика Б-3, с этим проблем не будет. А вот проект школьных ваучеров может стать охрененной проблемой. Все это женоподобное, бесхребетное стадо гарвардских социал-либералов в конгрессе - Бернет поморщился - проще будет раздвинуть руками воды блядского Красного моря, чем протолкнуть этот законопроект. А его предвыборное обещание снизить налоги? Это будет сделать еще труднее. А…

Будь сильным. Господь с тобой.

Да-а. Теперь он чувствовал себя намного лучше. За оградой он мог разглядеть прекрасные воды реки Анакостии, и когда посмотрел налево, то увидел улицу, на которой теперь официально жил:

Пенсильвания-авеню.

А потом заметил…

КАКОГО ХЕРА?

Какой-то тип, бежал прямо по южной лужайке, приближаясь к дому. И он…

КАКОГО, БЛЯДЬ, ХЕРА?!

…он был одет в просторный черный балахон, носил тюрбан, и у него была густая борода. Террорист! Прямо на пороге Белого Дома! Что за жертва аборта проектировала здесь систему безопасности! Бернет завизжал что было сил, зовя на помощь, но …

…из его рта не вышло ни звука.

Вообще.

Где Секретная Cлужба? Где снайперы, где эта вся хваленая оборона периметра, где вообще хоть кто-нибудь?!! Психованный экстремист с тюрбаном на башке просто перелез через забор и спокойно шагает к Белому Дому!

Но мгновение спустя, кто-то все же появился. Еще одна фигура выбежала во двор. Не обращая внимания на дождь, этот кто-то, похоже, был одет только в темный двубортный костюм и галстук. Лицо незнакомца было белым как кость, такими же белыми были и его волосы, и, судя по ним, лет ему должно было быть где-то за шестьдесят. Несмотря на это, он прыгнул на террориста с изяществом пумы, настигающей лесного сурка.

Как он собирается его остановить?

Этот парень слишком стар, чтобы быть сотрудником Секретной Службы, - подумал Бернет, но тем не менее, мужчине за пару секунд удалось подмять под себя нарушителя, и теперь он…

Бернет моргнул.

…впился зубами террористу в горло и сосал его кровь. Все закончилось довольно быстро. Террорист вскоре обмяк и забился на траве в конвульсиях. Седой мужчина все сосал и сосал. Наконец он оторвал от его шеи измазанные кровью губы и усмехнулся стоящему на балконе Бернету. Два длинных клыка, торчащие изо рта, выглядели как-то очень по-настоящему. Потом он помахал белой, как смерть, рукой Бернету и исчез во тьме.

Я… я… я просто не мог такого видеть.

Это все стресс. Нервы. Переутомление. Он зажмурился и произнес про себя: Нет никакого вампира, сосущего кровь. Призрак Линдона Джонсона не бродит голым по Белому Дому. И когда я открою глаза, обескровленный террорист не будет лежать на южной лужайке.

Президент Бернет открыл глаза.

Обескровленный террорист лежал на южной лужайке, но теперь еще двое сотрудников Секретной Cлужбы стояли возле него и подсвечивали фонариками третьему, который быстро и ловко вбил деревянный кол в сердце нарушителя. Минуту спустя тело унесли.

Бернет похлопал себя по щекам. Я же выпил всего три бокала шампанского на балу. Да, был еще стаканчик водки с тоником после ужина, но… Этого просто недостаточно, чтобы я начал видеть такого рода вещи.

Или достаточно?

Хм-м-м-м.

Он посмотрел на небо, как будто ожидая, что Бог взглянет на него сверху и даст объяснение происходящему. Мгновение спустя ледяной дождь прекратился, и облака начали расступаться.

Вот! Видишь? Все налаживается!

Там, где облака разошлись, Бернет узрел полную луну.

Блядь, поздно-то как, - подумал он. - Пора возвращаться в постель...

Но, когда он обернулся:

Твою мать!

В конце коридора снова виднелась чья-то фигура. На этот раз, кто-то сидел на корточках: были видны торчащие колени и раздвинутые ягодицы. И это был точно не Линдон Джонсон - фигура выглядела стройнее и смуглее.

И она гадила прямо на ковровую дорожку.

Это та сволочь, что насрала в мое Президентское кресло!

Бернет уже был не сильно удивлен тем фактом, что когда он завизжал, из его рта не вышло ни звука. Он бросился в коридор. Кто бы там ни был, сейчас он узнает, что за хрень здесь творится.

Фигура, закончив испражняться, выпрямилась и отступила на шаг назад. На ковре поблескивала, светло-коричневая, похожая на карамель, куча дерьма, размером с торт ко дню рождения; ее производитель, казалось, остался доволен результатом. Бернет остановился так резко, словно сходу налетел на невидимую кирпичную стену и выпучил глаза.

Существо, стоящее перед ним, с ног до головы покрывала густая спутанная шерсть, его лицо было вытянутым и напоминало волчью морду. Оно ехидно усмехнулось, подняло вверх когтистую лапу и показало Бернету средний палец.

Оборотень.

Да. Оборотень только что жестом послал Президента Соединенных Штатов Америки на хер… предварительно, отложив здоровенную кучу дерьма на полу.

Бернет зажмурил глаза, и когда открыл их, оборотень исчез. Но, его фекалии так и осталась лежать на ковровой дорожке.

- Джош! Ты что там делаешь? Вернись в кроватку, Тигренок.

Тигренок!? Слова принадлежали его жене Ленор, то есть, Первой Леди страны. Она стояла в полуоткрытой двери спальни. Ленор никогда прежде не называла его "тигренком". Кроме того, тон, которым она сейчас произнесла эти слова, звучал, э-э-э… похотливо. Голос Ленор никогда не звучал похотливо. И сколько он ее знал, она никогда не стояла в дверном проеме спальни абсолютно голой.

Бернет моргнул.

Ленор абсолютно голая стояла в дверном проеме спальни.

- Вернись в кроватку …

Бернет, несмотря на то, что минуту назад стал свидетелем акта дефекации оборотня на втором этаже Белого Дома, был не на шутку озадачен. Да, что за хуйня твориться в этом Доме, - подумал он, глядя на нее. Он уже не помнил, когда в последний раз видел свою жену такой откровенно голой. - А старушка еще ничего. Боже святый, более чем! - Большие тяжелые груди с торчащими сосками, идеальные по своей форме и без малейших следов провисания. Живот, такой плоский и упругий, что на нем можно было играть в домино, и ноги, такие длинные, что казалось, без труда могли шагнуть в завтрашний день. Да… и еще один сюрприз: она… ну… скосила там, внизу, свою “лужайку”.

Ёбушки-воробушки!

Одна маленькая, горячая ладошка протянулась к нему и схватила за руку. Другая маленькая, горячая ладошка скользнула вниз и сжала его гениталии через ткань халата. Президентский флагшток тут же подскочил вверх. Ленор потянула его в спальню.

Но тут Бернет снова вспомнил о том, что видел в коридоре. Он попятился назад, и высунул голову в дверной проем.

- Ну же, Презик. Куда ты все время смотришь? В том коридоре что-то интереснее, чем я?

Что он ей мог сказать? Любимая, ты не поверишь, какой-то оборотень только что насрал там во-о-от такую кучу говна? В конце концов, он сдался на милость странностям этого вечера… но, не раньше, чем обернулся и еще раз выглянул в коридор.

Мужчина из Секретной Службы куском картонки сгребал кучу экскрементов в совок, а две горничные с ведрами и щетками, молча стояли у него за спиной, готовые замыть пятно на ковровой дорожке.

Ленор втянула Бернета обратно в спальню и закрыла дверь. Потом сдернула с него халат и прежде, чем он успел залезть на высокую кровать под балдахином, в которой проводили ночь все Президенты, начиная с Франклина Рузвельта, Ленор принялась за дело. Она удержала его, опустилась позади на колени, и…

О-о-о!

Самой последней вещью, какую когда-либо мог ожидать от своей жены Президент Бернет, был очень возбуждающий половой акт, известный как анилингус[77], но…

О-о-о! О-о-о!

…Бернет понимал, что это всего лишь прелюдия, но уже не в силах был контролировать свои яички. И когда Ленор не прекращая работать язычком, протянула руку и мягко сжала его Президентскую Мышцу Любви, от одного этого сжатия лицо Бернета сморщилось как у комика Шемпа Ховарда, и он расстрелял запас своей Президентской спермы по всей длине кровати.

Ну, просто супер! Он столько времени ждал этот свой первый Президентский Трах, и, нате вам, обкончал простыни, едва только все началось.

- Не бери в голову, Тигренок, - ее горячий шепот обжог мочку его уха. - Это был только первый слой. Я буду ебать тебя до утра…

- Мамочки, - только и мог прошептать Бернет.

Такая перспектива ему даже и не снилась.

Она и правда ебала его до утра, и даже немного дольше. Бернет не кончал столько раз за ночь со времен колледжа. Но, в комнате было темно и, надо сказать, имела место какая-то непонятная сверхъестественная хрень, так вот, эта самая непонятная сверхъестественная хрень и была причиной того, что Бернет так и не заметил, как его Ленор, на протяжении всей продолжительной секс-эпопеи, крепко спала на другой стороне кровати.

Но, если его Ленор крепко спала на другой стороне кровати, кем тогда была эта женщина, точь-в-точь выглядевшая как она, и, словно безумная, скачущая на нем, как на необъезженном муле?


* * *

На следующий день Президент Бернет выступил перед Палатой представителей, Сенатом и Объединенном Kомитетом Hачальников Штабов. Каждый раз, когда он заканчивал речь, в больших залах Вашингтона, Округ Колумбия, гремели аплодисменты. Бернет ликовал. Чуть позже он встретился с директором ЦРУ и госсекретарем Совета Национальной Безопасности. Все прошло гладко, как попкa младенца. Но, несмотря на это, весь день у Бернета на душе скребли кошки.

Должен ли я сказать кому-то из этих парней, что вчера вечером видел вампира на южной лужайке? Надо ли упомянуть о том, как призрак Линдона Джонсона обоссал мне ногу, а оборотень насрал прямо у дверей моей спальни? Наверное, нет. Бернет все еще терялся в догадках, чем могло быть все увиденное прошлой ночью, но если он и правда начал страдать от галлюцинаций, такое вряд ли стоило афишировать. Ему не хотелось войти в историю, как первый Президент, отправленный в отставку в связи с тем, что у него поехала крыша. Будем считать, что это и правда был сон, - решил он, даже не смотря на то, что сам в это не верил. Да, и что касается того бешенного секс-марафона с Ленор прошлой ночью. Надо признать, на утро она вела себя очень странно.

- Любимая, вчера ты была просто великолепна, - едва проснувшись, прошептал он и смачно поцеловал ее в щеку.

- Чё? — буркнула она и зарылась головой в подушку.

Бернет задумался. Неужели и это ему приснилось? Но если так… откуда тогда взялись все те пятна на простынях? Много чего и много откуда выплеснулось прошлой ночью, и Бернет был уверен, что это не случайно пролитая "Кока-кола".

Он заставил своего нового шеф-повара рвать жопу, готовя ужин, на который пригласил почти весь Кабинет Министров с их женами, плюс нескольких высокопоставленных сенаторов (но, не Теда Кеннеди. На хуй его, - решил Бернет. - Кто потом поедет с НИМ через мост?[78]). Всякий раз, когда Бернет сыпал остротами и шутками, гости за столами оглушительно смеялись. Бернет ликовал. Позже, перед тем как лечь спать, Президент зашел на кухню, чтобы лично поблагодарить шеф-повара, но кухня была чистой и пустой. Черт. А ему так понравились те многослойные канапе с нежными ломтиками лосося и васаби. Где они держат остатки в Белом Доме? - задумался Бернет. Он уже собрался было выйти и расспросить парней из Секретной Cлужбы, как вдруг…

Что там за шум?

Похоже на чавканье…

Бернет, одетый лишь в Президентский халат и шлепанцы, пошаркал на звук. Обогнув нескольких углов, он оказался в большом подсобном помещении, по всей длине которого с одной стороны были установлены объемные холодильники. И…

Ебать!

Дверца одного холодильника была открыта, и перед ним стоял просто нереально тучный мужчина с занятыми усами. Он горстями сгребал с подноса закуски, кидал их в рот и громко чавкал.

- А ты, блядь, кто еще такой? - вопросил Президент, бросаясь к нему.

Мужчина был огромным, и он… вонял.

Бернет остановился так резко, словно сходу налетел на невидимую кирпичную стену.

Иисусe! Вонь была так ужасна, что он едва сдерживался, чтобы не блевануть, но теперь, смог разглядеть незваного гостя получше.

Еба-а-ать…

Перед ним стоял 200-килограммовый труп в полуистлевшем длиннополом пиджаке, и, изъеденных могильными червями, брюках.

- Вечер добрый, - пробулькал труп. – И, мои поздравления по случаю твоей победы на выборах.

Голос звучал так, будто он говорил и одновременно полоскал горло, но даже несмотря на раздувшееся, зеленое от гнили лицо, Бернет признал его:

Уильям Говард Тафт, 27-й президент Соединенных Штатов Америки.

- Ты… ты…- начал Бернет, но так и не смог закончить.

- Да, зомби, - ответил военный секретарь Тедди Рузвельта. - А что? Идеальный выбор.

Тафт сгрёб со стоящего в холодильнике серебряного блюда оранжево-розовые кусочки лосося и сунул их в рот, кишащий белыми личинками.

- То есть, я хотел сказать, идеальный выбор лично для меня. Зомби едят.

И надо заметить, нихуево так едят, - подумал Бернет. Пока он стоял и смотрел, Тафт не только опустошил все блюда с закусками, но и сожрал практически все, что было в холодильнике.

- Видишь ли, на самом деле зомби не едят человеческую плоть и мозги, - пояснил бывший Президент и Главный Cудья Верховного Cуда Соединенных Штатов Америки. - Киношники все перепутали. Упыри - вот кто ест мертвую плоть и мозги. - Тафт сунул очередную порцию закусок в рот с двойным подбородком. - Кстати, довольно недурственно на вкус. Иди, попробуй.

- Я не собираюсь это есть, после того как какой-то ебанный зомби облапал тут все своими пальцами!

Ясное дело, Бернет снова было хотел завизжать, но потом подумал: Черт, ну этот зомби хотя бы республиканец. И парень из Йеля.

- Что ты делаешь в Белом Доме?

- Это - часть сделки.

- Сделки?

- Общеизвестный факт, что Президенты призваны, чтобы вершить судьбу этого мира. Когда придет время, ты все узнаешь.

- Я ни хрена не понимаю, о чем ты говоришь! — заорал Бернет.

Снова раздалось чавканье.

- Ты в курсе, что меня похоронили в ящике из-под фортепиано? И вот еще что. Я - единственный из всех Президентов, которого потом назначили Председателем Верховного Cуда. Как тебе такое?

Я все-таки сошел с ума, - подумал Бернет. - У меня правда поехала крыша.

- Ну, желаю удачи с твоим законопроектом по налогам…

Тафт уходил, в животе у зомби булькало, словно в полупустом бочонке с пивом.

Зомби, оборотень, вампир, призрак… кого он встретит здесь в следующий раз?

Я просто никому ничего не скажу, - успокаивал себя Бернет, плетясь обратно к выходу. - Ну и что? Да, я немного с чудинкой. Линкольн тоже был немного с чудинкой, но он отлично справлялся, управляя страной. Говорят, даже Джеймс Нокс Полк[79] был с чудинкой, тем не менее, это не помешало ему заполучить Панамский Kанал и принять Тарифный закон Уолкера.

Да. Но видели ли они всех этих монстров, бродящих по Белому Дому?

Бернету было даже страшно думать об этом.

Голос диктора новостного канала донесся до его ушей.

-…заявил представитель полицейского управления Вашингтона, вскоре после того, как свидетель умер в больнице Джорджтауна. По другим источникам СNN…

Бернет нахмурил брови. Сотрудник Секретной Службы сидел за столом на лестничной площадке и смотрел новости по портативному телевизору.

- Какого хера это ты смотришь СNN, сынок? Я же еще вчера дал ясно понять, чтобы больше никто и никогда не смотрел СNN в моем Белом Доме. Тед, сука, Тернер[80]. Кучка либеральных пидарасов!

Мужчина вскочил со стула.

- Прошу прощения, господин Президент.

- Переключи-ка, блядь, этот канал на FOX News, и побыстрей, если не хочешь, чтобы твоя жопа завтра же, в это время, сидела на крыльце нашего посольства в каком-нибудь ебанном Чаде!

- Сию секунду, господин Президент, - с показным рвением охранник потянулся к кнопкам на телевизоре. Но прежде чем он успел переключить канал, Бернет мог поклясться, что услышал, как диктор СNN произнес:

-…предположительно волк…

Он правда сказал "волк"?

-…отказался давать комментарии, когда его спросили, как выглядело это животное "похожее на волка", замеченное в районе Адамс Морган, на северо-западе Вашингтона, округ Колумбия, - продолжил корреспондент FOX News, когда канал был переключен.

- Он что, правда сказал…- Бернет не договорив, замолчал.

- Что Bы сказали, господин Президент?

- Ничего.

Бернет поплелся вверх по лестнице. Волк? Вроде он видел похожий заголовок в газете? Вчера? Что-то про волка…

Сейчас ему просто необходимо было чем-то отвлечься, и когда он забрался в кровать, то уже знал, чем. Ленор тихо посапывала рядом. Бернет словил самый быстрый стояк в своей жизни, от одного только воспоминания того шведского стола порно-закусок, который она предложила ему прошлой ночью. Да-а, - подумал он. - Неплохо бы повторить…

Но, когда он подлез к ней, сюсюкая:

- Сладенькая? Ути-пути? Твой Презик снова хочет немного чпоки-чпоки.

Ленор вздрогнула и сонно пробормотала:

- Ну, так иди, подрочи.

Президент Бернет еще никогда не чувствовал себя таким униженным.

Мне что, теперь выигрывать на выборах, каждый раз, когда я захочу потрахаться?

Какой облом…

- Неблагодарная сука, - проворчал он себе под нос.

Однако, ее предложение не оставляло ему особого выбора, но Бернету неловко было заниматься этим в постели со своей женой. Даже у Президентов была гордость. Поэтому, он встал и прошагал в свою Президентскую ванну, которая размерами была больше, чем, ну, к примеру, квартира средней руки писателя романов ужасов, и сел на Президентский унитаз. Немного поразмыслив на тему "правда ли, что стульчак этого унитаза стоит $600?", Бернет обнял ладонью своего Капитана и начал дрочить.

В голове тут же замелькали сцены прошлой ночи: шаловливый язычок Ленор, вылизывающий его яйца, сочные сиськи Ленор, тыкающиеся в его лицо, горячие бедра Ленор сжимающие его словно в тисках. Боже, - он зажмурил глаза и принялся дрочить сильнее. - Это не должно занять много времени…

Бернет заерзал ягодицами по мягкой обивке стульчака, и вот-вот уже был готов кончить, как вдруг чей-то голос прервал его.

- Решил завести своего "малыша" с ручняка?

Бернет завизжал и повалился с унитаза на пол, все еще сжимая член в руке. Кто-то все это время был здесь, в ванной! Он забился в угол, отчаянно пытаясь прикрыть халатом свою наготу. Потом его глаза метнулись на голос. В сторону душевой кабинки.

В кабинке стоял мужчина, и не просто там какой-то мужчина. Это был его предшественник и заклятый враг, экс-Президент Уоллес Джексон Кэнтон.

- Ты! - взревел Бернет. - Я же выставил твою жопу отсюда еще вчера вечером! Теперь это МОЙ Дом! Какого хрена ты тут делаешь?

- Смотрю как Президент Соединенных Штатов Америки "гоняет лысого", - Кэнтон шагнул к нему из душевой. На нем были простые потертые джинсы и фланелевая рубашка. – Но, хочу предупредить тебя, Джош, став Президентом, дрочить следует очень осторожно. Эти тупоголовые из Cлужбы Безопасности натыкали видеокамер повсюду…

- СЪЕБИ НА ХУЙ ИЗ…- Бернет захлопал глазами. - Ты… сказал… камеры?

- Да, черт возьми. Уроды из СС следят за всем, что происходит в этом доме - это ведь их работа, - Кэнтон указал на крохотное отверстие в стене. - Видишь? Вон там одна, - oн помахал в камеру рукой.

Бернет чувствовал себя на грани инсульта.

- Хочешь сказать, они видели…

- Как ты душишь своего “удавчика”? Боюсь, что да. Но, не убивайся ты так. Это же Белый Дом? Те парни видели тут вещи и похуже.

Бернет вскочил, пытаясь взять себя в руки. Что за безумие здесь творится!

- К тому же есть кое-что куда более важное, о чем тебе сейчас стоит задуматься, - Кэнтон раскурил сигару, потом предложил одну Бернету. – “Монте-Кристо”. Кубинские. Угощайся.

Бернета передернуло. Кончик сигары выглядел темным, как будто его обмакнули во что-то нехорошее.

- Эй, держи эту дрянь от меня подальше! И вообще, какого хрена ты тут забыл? Я думал, ты уже давно в ебаном Гарлеме!

- О, я буду заглядывать сюда время от времени. Мы все так делаем. Это - часть привилегии, - Кэнтон пыхнул сигарой. - Ты ведь уже успел познакомиться с некоторыми из нас?

Бернет не понимал, о чем тот говорит, поэтому молчал. Лицо Кэнтона, казалось, шевелилось, окутанное клубами дыма.

- Будучи твоим предшественником, в мои обязанности входит объяснить тебе что тут и почем, прояснить, так сказать, некоторые моменты. Понимаешь? Последняя часть сделки.

Сделка, - Бернет чувствовал себя так, словно плывет в тумане. - Разве Тафт не говорил ему что-то подобное? Это часть сделки, - так вроде бы сказал ему жирный зомби.

- Это имеет какое-то отношение к призраку Линдона Джонсона, который обоссал мне ногу?

Кэнтон улыбнулся.

- Он не совсем призрак, Джош. Он - субкарнация. Могу поспорить, его моча пахла как говяжье барбекю, верно?

- О, и Тафт! - продолжал Бернет. - Он - зомби! Я столкнулся с ним сегодня на кухне, а вчера вечером… вчера вечером я видел вампира на южной лужайке!

- Вампиром может быть кто угодно. Пирс, Филлмор, Хардинг - о, и Джефферсон. Джефферсон тоже вампир. Вампиры - самый популярный выбор.

- И… и… и оборотень! - заорал Бернет, брызжа слюной. - Я видел в коридоре оборотня! И он срал! Прямо там! На пол!

Сквозь сигарный дым Кэнтон ехидно оскалился.

- Это был я.

Президент обмяк, привалившись к стене.

- Хочешь сказать, что ты - оборотень? Ты ведь это сейчас сказал?

- Угу. А ты что, услышал что-то другое? Подумай о сделке, как об обычном юридическом контракте с правами и обязательствами обоих сторон. Один из пунктов этого контракта предоставляет нам некое право выбора. Вот почему я сейчас “оборотень”, вот почему Тафт – “зомби”, и вот почему этот унылый техасский хер Джонсон - долбанная “субкарнация”. Каждый из нас вправе выбрать сам, кем ему стать - я выбрал “оборотня”. И, да, это я насрал у тебя в коридоре прошлой ночью, и в кресле вчера днем, - Кэнтон непроизвольно дернул плечом, наслаждаясь дымом сигары. - Думаю, я сделал это рефлекторно. Ты ведь в курсе, что все животные метят территорию? А мы, оборотни, очень территориальные животные. Кстати, здесь я тоже пометил.

Кэнтон распахнул дверцу душевой кабинки.

Президент Бернет заглянул внутрь.

- Ебать-колотить!

Дефекация выглядела, как толстая, длинная колбаса, аккуратно уложенная пирамидкой с торчащей вверх загогулиной. Такая куча должна была весить килограммов пять или шесть.

- Как можно было столько насрать?!!

Еще одно пожатие плеча.

- Ну, мы, оборотни, много едим. Ты что, не читаешь газет? Та череда нападений дикого животного у Капитолийского Xолма?

- Так это был ты? Ты убил всех тех невинных людей?

Усмешка Кэнтона растянулась еще шире.

- Невинных не бывает. Все мы грешны.

- Но, это же звучит как полный бред, - сказал Бернет. - Думаешь, я хоть на секунду поверю во всю эту чушь?

Кэнтон, внезапно указал пальцем вниз.

- У тебя шнурки развязались.

Бернет опустил глаза и нахмурился. Какие шнурки, он же в шлепанцах.

- Обманули дурачка, - хмыкнул Кэнтон.

Бернет завизжал, когда поднял глаза и посмотрел на бывшего Президента. То, что теперь стояло перед ним, было стопроцентным оборотнем с вытянутыми волосатыми ушами, волчьей мордой, когтями, шерстью, ну и… чё там еще у оборотней.

- Теперь ты мне веришь?

Снова галлюцинации, - подумал Бернет.

- Ой, и только не говори, что у тебя снова галлюцинации. Единственное, что ты сейчас видишь - это оборотень, который еще вчера был Президентом Соединенных Штатов Америки. А теперь, я - один из навеки проклятых. Я продал свою душу Дьяволу; в обмен на это Дьявол дал мне все, что я хотел, пока был у “руля”. В пределах разумного, конечно. Как, ты думаешь, мне удалось провернуть все те дела в Боснии? А? И почему это вдруг Сенат, высший законодательный орган, который ненавидел меня до кишечных коликов, проголосовал против моего импичмента?

- Дьявол?

- Сатана покровительствует сильным. А кто такой президент Америки, как не самый могущественный человек на Земле? Ты получишь все что захочешь - в пределах разумного, конечно - если присоединишься к команде.

Бернет вдруг почувствовал себя полностью обессиленным. Он присел на край унитаза и потер ладонями лицо.

- Хочешь сказать…

Оборотень снова пыхнул сигарой.

- Хочу сказать, если ты не желаешь видеть свое имя, политое грязью в учебниках истории, если не хочешь, чтобы твой Президентский срок с треском провалился, ты должен согласиться. Должен впустить Принца Тьмы в свое сердце, пожертвовать ему свою душу и поклясться служить ему вечно. Сделай это, и все, о чем бы ты не мечтал - сбудется.

Оборотень предлагает мне продать душу Дьяволу, - уныло подумал Бернет. - Блядь, ну почему я постоянно влипаю в какую-то хуйню?

- Поверь мне, Джош, все не так уж плохо. И награда будет достойной. Вот теперь, например, когда ты уже Президент, чего ты хочешь больше всего?

Бернет невесело усмехнулся.

- Я хочу, чтобы Палата представителей и Сенат приняли мой законопроект по налогам. И что с того? Этого все равно не случится. По крайней мере, не в ближайший миллион лет.

- Ответ не верный. Заключи с Дьяволом сделку - и все это произойдет. И куча еще всякой великой херни. Все, что пожелаешь.

Бернет пристально посмотрел на него со своего жалкого сидения.

- Да, ну? А что, если я не соглашусь?

- Это будет очень, очень большой ошибкой, дружище.

- Хочешь, чтобы я поверил, что каждый, кто когда-либо занимал Президентское кресло, продал душу Дьяволу? - cейчас Бернет фактически открыто глумился над Кэнтоном.

- Не каждый, - согласился Кэнтон, вновь возвращая себе человеческий облик. - Было несколько придурков, которые сказали "нет", ну, или передумали в процессе сделки. Но, если ты хочешь быть самым могущественным человеком в мире - нужно иди на компромисс. Заключить сделку. Кеннеди не пошел, и сам знаешь, что с ним случилось. Пытался вести двойную игру прямо у Дьявола за спиной, инициировав создание "Корпуса мира" и "Союз ради прогресса". Да, не спорю, у пацана были яйца, но так кинуть Хозяина после того, как он вытащил его жопу из Карибского кризиса! Кеннеди нарушил уговор, точно так же поступили Гарфилд, Линкольн и Мак-Кинли. Напомнить, как они кончили? Как ты думаешь, почему Захари Тейлор умер, едва отсидев в Президентском кресле шестнадцать месяцев? Он сказал Дьяволу "нет". А Уильям Генри Гаррисон? Типпекану[81], мать его так. Либеральный мудак простудился и лежал в мерзлой земле, уже через месяц после инаугурации. Дьявол предложил ему сделку, а он сказал "нет". А Тэд Рузвельт? Сатана дает ему ЧЕТВЕРТЫЙ срок на посту Президента, и что в ответ делает этот неблагодарный ублюдок? Пытается закрыть Манхэттенский проект! Ну, Гарри Трумэн быстро подсуетился, и решил эту проблему. Короче, мораль сих басен такова, Джош. Присоединись к команде… или умри.

- Да пошел ты, я не продам свою душу Дьяволу ни за какие коврижки, - пробормотал Бернет.

- Ну, тогда ты в полной жопе, мальчик Джоши. Можешь забыть о своем предвыборном обещании снизить налоги. Блядь, да я вообще сомневаюсь, что ты протянешь на своем посту так долго, что успеешь хотя бы выдвинуть этот законопроект на рассмотрение в Сенат.

- Чё ты несешь, - огрызнулся Бернет. - Я сделаю это уже на следующей неделе!

- К тому времени твой рейтинг упадет ниже плинтуса, - Кэнтон извлек на свет пухлую папку. - Как только эти фотографии разошлют нужным людям, тебе крышка.

- Какие еще фотографии?!!

Кэнтон вытащил из папки стопку глянцевых снимков, формата 8х10, и передал их Бернету.

Тот ахнул.

На фотографиях был запечатлен совершенно голый Президент Бернет в постели с совершенно голой, молоденькой девушкой.

Очень, очень молоденькой девушкой.

Все мыслимые сексуальные позиции были продемонстрированы на снимках, и несколько даже немыслимых.

- Смотрю ты еще тот шалунишка. А…? Пре-е-език? - осклабился Кэнтон.

Слюна полетела с губ Бернета когда он завизжал:

- Вчера ночью я занимался любовью со своей женой, а не с этим… с этим…

- Ребенком? - закончил за него Кэнтон. - Ее зовут Джезинин, - пояснил он. - Дочь Лилит и одна из четырех шлюх Гоморры. Она - хаггарат, Джош, разновидность суккуба. Способна обернуться любым: твоей женой, десятилетней маленькой девочкой, Памелой Андерсон, даже твоей мамочкой, все зависит от того, на кого у тебя больше всего стоит, - Кэнтон одобрительно кивнул, глядя на верхнюю фотографию в стопке. - По правде говоря, ей несколько тысяч лет, но на этой фотке, она выглядит не старше четвероклассницы. Не, ну ведь, правда? И это все, что имеет сейчас значение. Как думаешь, что скажут люди, когда увидят такое?

Бернет с ненавистью посмотрел на оборотня снизу вверх.

- Это подстава! Вы задурили мне голову, заставив думать, что этот монстр - моя жена! Это шантаж!

- Можешь называть, как хочешь. Лично мне больше нравиться слово "стимул". Только представь, как отреагирует Национальный Kомитет Республиканской партии, когда им на стол ляжет такое непотребство? А твои избиратели? Думаешь, им понравится, если эти фотографии напечатают в “Нэшнл Энквайер”?

- Это возмутительно!

- О, только не позволяй эмоциям взять вверх над разумом. У тебя есть немного времени, чтобы подумать. Честно говоря, это даже похвально, что ты упираешься. Ну… вера, мораль и все такое…

Кэнтон указал пальцем на кучу дерьма в душевой кабинке.

- Кстати, тебе лучше это убрать. Что скажет твоя жена, когда такое увидит? - oн захихикал. - А ведь она точно подумает, что это сделал ты, Джош. Решит, что ее муж - Президент Соединенных Штатов Америки - выдавил из жопы гигантскую “личинку” прямо в душе!

Кэнтон снова покрылся шерстью и шагнул к двери. В воздухе запахло мускусом.

- Ну, мне пора. Нужно еще успеть перекусить парочкой вашингтонцев. Увидимся на следующей неделе, - oн протянул Бернету ключ. - Вот, возьми и загляни в архив. Последняя дверь справа, в конце коридора. Там ты найдешь кое-какие доказательства, и может быть они помогут тебе увидеть картину в целом.

- Ни за что на свете я не сделаю это! - завопил Бернет. - Я никогда не продам Дьяволу свою душу!

Кэнтон улыбнулся, показав клыки.

- Еще как продашь. В этом году, Джош, у Сатаны на тебя просто грандиозные планы, и мы не можем его огорчать. Присоединяйся к нам, - он указал на пачку фотографий в руках Бернета, - или в следующий раз на тех снимках будет твой хер в попке маленького мальчика. В попке очень, очень маленького мальчика.


* * *

Следующие несколько дней прошли без происшествий. Э-э-э… ну, без происшествий в Галактическом масштабе. В Белом же, Доме, какой хуйни только не было. Большие кучи звериных экскрементов обнаруживались в самых неожиданных местах - Бернет сам несколько раз случайно вляпался в них - но дерьмо было быстро счищено с него молчаливыми сотрудниками Секретной Cлужбы и обслуживающим персоналом. Кто-то каждую ночь продолжал обчищать холодильники, пожирая остатки блюд и оставляя после себя тяжелый зловонный смрад, а любимый песик Бернета - милый, энергичный кокер-спаниель по кличке Скиппи - был найден мертвым в Южном крыле. Ветеринар, часто заикаясь, объяснил, что собака умерла от достаточно распространенного у животных заболевания, называемого печеночным тромбозом, но то, что предстало перед глазами Бернета, больше походило на пустой волосатый мешок, чем на кокер-спаниеля. Выглядело так, словно кто-то сцедил из бедной животины всю кровь.

- А чё это за, вон те, два отверстия? - спросил Президент, и заикающийся ветеринар тут же энергично начал его уверять:

- О-о, ну-у-у… э-э-э, Bы спросили, что это за, вон те, два отверстия, господин Президент? Это… ну-у-у… э-э-э… Пункционная биопсия! Да! Именно! Я же делал ему биопсию. Эти отверстия от биопсийных игл, господин Президент.

- От биопсийных игл? На его ебанной шее?!!

В конце концов, Бернету пришлось просто махнуть на все это рукой. Еще несколько кровавых инцидентов произошло в районе Капитолийского Холма. Люди были жестоко растерзаны, искалечены, убиты. Нападало какое-то неизвестное животное, утверждали газеты.

На утро шестого дня своего Президенства, Бернет проснулся от того, что Ленор сердито тормошила его, пытаясь разбудить:

- Джош, какого хера ты творишь! Боже мой!

- А? Что? - спросонок бормотал Бернет.

Потом вдруг осознал, что лежит на кровати… мокрый.

- Ты обоссался во сне! - Ленор убежала в ванную, с гримасой отвращения на лице.

Бернет сел на кровати. Я что, правда обоссался во сне? - задался он вопросом, но потом до него дошло, что влага пахла виски и говяжьим барбекю.

Минутой позже:

- БЛЯДЬ! - заревел он, когда подобрал газету, лежащую у дверей его спальни на серебряном блюде. Мало того, что газета снова была "Вашингтон пост", так еще и заголовок на первой странице гласил:

ДОВЕРЕННЫЕ ЛИЦА СООБЩАЮТ: БЕЛЫЙ ДОМ МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ТО, ЧТО СЕНАТ РАССМОТРИТ БИЛЛЬ О ПРАВАХ ПАЦИЕНТОВ И ПАКЕТ ЗАКОНОВ ПО СТИМУЛЯЦИИ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ, НО О СНИЖЕНИИ НАЛОГОВ ЛУЧШЕ ЗАБЫТЬ НАВСЕГДА!

- БЛЯДЬ!

Сознательно, он вынудил себя игнорировать встречу с оборотнем несколько ночей назад. Подсознательно же, мысли в его голове все время крутились вокруг того разговора с Кэнтоном. Его предвыборным обещанием было снижение налогов, и если он не сможет протолкнуть этот законопроект, пресса разнесет его в пух и прах. Не говоря уже о потери доверия его избирателей. Также на подсознательном уровне, он отметил, что отменил званный обед, на который ранее пригласил весь Финансовый Kомитет Сената. Когда его спросили, "почему?", он ответил:

- Потому, что, блядь, я так сказал! Старые штопанные гандоны! Они все рано не примут мой законопроект, поэтому, на хуй их! Пусть валят обедать в ебанный “Burger King”!

Следующее, что он помнил – как отпирал дверь с табличкой ВХОД ВОСПРЕЩЕН. ЧАСТНЫЕ АРХИВЫ в конце коридора, на втором этаже Белого Дома.

Откуда у меня этот ключ? - спросил он сам себя, и когда вспомнил ответ, постарался как можно скорее его забыть. - Кэнтон. Оборотень! Это был всего лишь кошмарный сон…

ЧВАК!

Бернету даже не надо было смотреть во что он только что вляпался. За дверью оказалась душная, тесная библиотека. Он почти ожидал увидеть толпу призраков, приветствующих его, но там были только стеллажи с книгами, столы, заваленные папками и картотечные шкафы.

Ну, и где мне чего искать?

Ящик стола, стоящего у зарешеченного окна, скрипнул и медленно выдвинулся. Сам по себе. Бернет сел, заглянул в него и увидел стопку фотографий.

Срань Господня…

На первой фотографии Ричард Никсон, выглядевший как упырь, выкапывал трупы на Арлингтонском кладбище.

Вторая фотография: Линдон Джонсон, голая субкарнация, ссал в чашу для пунша во время прошлогодней Президентской Рождественской ёлки. Никто из присутствующих похоже не видел его, но на снимке он почему-то получился лучше всех.

На третьей фотографии: три оборотня - Гровер Кливленд, Франклин Пирс и Айк Эйзенхауэр, играли в крокет на лужайке. У всех троих морды выглядели так, будто они вусмерть обдолбались коксом.

На четвертой, пятой и шестой фотографиях: вампиры, облаченные в смокинги, выходили из замысловато инкрустированных гробов: Вудро Вильсон, Калвин Кулидж и Джеральд Форд. Форд, выходя, похоже, запнулся о бортик гроба, и лежал, растянувшись на полу.

Было еще множество других фотографий. Множество других Президентов, которые явно заключили сделку с Дьяволом, были прокляты и осуждены провести вечность в качестве разнообразных монстров. Доказательства лежали у Бернета перед глазами.

И некоторые из них были чертовски хорошими Президентами! Прекрасные государственники, мужи, с величием прошагавшие по истории.

Я правда должен сделать это? - задался он вопросом. - Ради своей страны?

Бернет стиснул зубы.

Нет!

Нет, вашу мать! Никогда! Никогда он не продаст свою бессмертную душу Дьяволу, только ради того, чтобы выполнить свои Президентские обещания!

- Помогите! Помогите! - пискнул у него за спиной тоненький голосок.

Бернет оторвался от фотографий. Похоже на голос девочки-подростка. Наверное, отбилась от группы и случайно забрела сюда, не заметив предупредительных табличек: ТУРИСТИЧЕСКИЕ ЭКСКУРСИИ ПО БЕЛОМУ ДОМУ. ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ЗАХОДИТЕ ЗА ОГРАЖДЕНИЯ. Бернет оглянулся и захлопал глазами. Худощавый мужчина в сером костюме в елочку зажимал в углу маленькую девочку, впившись зубами ей в горло. Девочка сопротивлялась все слабее и слабее, пока, обескровленная, не затихла вовсе.

- Отпусти ее! - завопил Бернет.

Джимми Картер икнул и облизал, блестящие от крови, губы. Тело девочки теперь было похоже на сморщенную шелуху. Картер отпустил ее, позволив рухнуть на пол.

- Ух ты! Это круче, чем арахисовое масло, - произнес он растягивал слова. - Похоже ее родители были просто упоротыми республиканцами.

- Убирайся отсюда, ты, провинциальный кровосос!

Картер поправил галстук.

- Ты ведь присоединишься к нам, верно?

- Нет!

- Не тупи, - eго лицо расплылось в знаменитой южной улыбке. Блеснули клыки. - Присоединяйся к нам.

Тело его начало медленно съеживаться.

- Эй! - закричал Бернет. - Ты убил мою собаку?

- Нет. Это был Хардинг. Тот еще отморозок.

Картер растворился в воздухе, и теперь летучая мышь трепетала под потолком, а потом выпорхнула в коридор.


* * *

- Присоединяйся к нам…

Бернет чуть не захлебнулся, но вовремя успел закрыть рот и зажмурить глаза пока горячая струя била ему в лицо. И снова, сука, этот запах говяжьего барбекю! Нет, Бернету нравилось говяжье барбекю, но, блядь, не до такой же степени! Он сел на кровати, мокрый, и скукоженный, как раз в тот момент, когда тучный - и как всегда абсолютно голый - покрытый уродливыми печеночными пятнами, Линдон Джонсон исчезал в стене.

- Не тупи. Присоединяйся к нам.

Бернет выдохнул, когда призрак исчез. Почему его моча не исчезала тоже? Он лишь покачал головой. Сторона кровати, где спала Ленор была пуста; с недавних пор она перебралась в другую спальню. Бернет не мог ее в этом винить, учитывая природу утренних обливаний.

Моча все еще продолжала стекать с его лица, когда он слез с кровати.

Это голый хуесос теперь будет ссать на меня КАЖДОЕ ЕБАННОЕ УТРО???

И тут в его голову просто не могла не прийти мысль: возможно, вся эта херня прекратиться если я…

…присоединюсь к ним.

Дверь открылась и прислуга, тощий паренек-японец в черных брючках и белой жилетке, вкатил тележку с любимым завтраком Президента Бернета: сэндвичи с яйцом и сыром.

Паренька, казалось, нисколько не удивлял тот факт, что Президент Соединенных Штатов Америки стоял посреди комнаты в пижаме, насквозь пропитанной мочой.

- Яйца я люблю слегка недоваренные, - хмуро предупредил его Бернет.

- Та, та, гаспасина Псисисен.

Бернет снял серебряную крышку с блюда и вытаращил глаза. Несколько сэндвичей были надкусаны, на других виднелись глубокие отпечатки чьих-то пальцев в расплавленном сыре.

- Ты что, блядь, издеваешься! - взревел он. - Это чё за объедки!

- Се-ер?

- ЧЁ ты мне тут "сЕркаешь", косоглазое чмо! - Бернет вперился в паренька злобным взглядом. - Боже, да ты в зеркало на себя смотрел? Только вчера спрыгнул с сакуры? Убери отсюда эту хуйню и принесите мне мой нормальный завтрак!

Паренек, часто кланяясь, попятился к двери, таща за собой тележку. Прежде чем дверь за ним закрылась, Бернет успел разглядеть стоящего в коридоре Уильяма Говарда Тафта. Тафт улыбался ему, чавкая набитым ртом.

Почему этот жирный зомби все время что-то жрет! У него что, было голодное детство?

Принимая душ, Бернет, сквозь струи воды, различил призрачные лица, пристально смотрящие на него. Они что, разглядывали его пах? Улыбались? Одно из лиц выглядело в точности, как лицо Гарри Трумэна. Бернет вздрогнул, быстро домылся и выскочил из душа. Потом вздрогнул снова, когда увидел надпись, выведенную чьим-то пальцем на запотевшей поверхности зеркала:

ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ КРОШКА-МОРКОШКА.

Когда он вышел из ванной, просто до тошноты омерзительный упырь, Ричард Никсон, рылся в его бельевом шкафу.

- Оставьте меня в покое!

Никсон вприпрыжку выбежал из комнаты, обдав Бернета смрадом свежевырытых могил. Все нижнее белье в шкафу было измазано грязью.

Просто не могу поверить, что когда-то голосовал за эту тварь…

Слуга-японец появился снова, толкая впереди себя тележку с завтраком.

- Если сейчас увижу там хоть один надкусанный тост, твоя узкая жопа завтра же будет в Нагасаки, - предупредил его Бернет.

Но, паренек уже пятился к двери и, развернувшись, пулей выскочил из комнаты.

Бернет поднял крышку. Лицо тут же съежилось от пахнувшего из-под нее аромата. Куча экскрементов на блюде выглядела такой свежей, что, казалось, фактически дышала.

Бернет отшвырнул крышку, и она с лязгом врезалась в стену. Потом упал на колени и, сжав кулаки закричал:

- Ну, хорошо! Хорошо! Я сделаю это!

Слова эхом заметались по величественным залам Белого Дома, как отголоски орудийной канонады.


* * *

Кэнтон сидел, водрузив волосатые лапы на Президентский стол, и как сумасшедший пыхтел сигарами, прикуривая их одну от другой.

- Мы знали, что ты согласишься. Любой со степенью Гарварда или Йеля не может быть настолько тупым.

Бернет расположился в кресле напротив, почти задыхаясь от окутавшего его сигарного дыма.

- И ты, правда, перестанешь срать здесь по всем углам?

- Обещаю. Эй, мы же теперь - одна команда.

Бернет потер ладонями щеки и пробормотал.

- Просто не могу поверить, что собираюсь продать душу Дьяволу за каких-то восемь лет в Президентском кресле.

Длинные волосатые уши Кантона, развернулись в его сторону.

- Ну, возможно, не за восемь, а всего за четыре.

Бернет впился в него взглядом.

- Ты отсидел здесь два срока, сволочь! Я тоже хочу столько же. Хрена с два я отдам это кресло! Да кто меня сможет побить?! Альберт Гор?[82]

Кэнтон пожал одним плечом.

- Четыре года, восемь лет, да какая разница? Ты все равно войдешь в историю, как самый успешный Президент Соединенных Штатов Америки.

- Ты что-то знаешь! - Бернет чувствовал, что его где-то наебали. - Следующие выборы, уже подстроены Дьяволом?

- Просто не думай об этом, - увильнул от прямого ответа Кэнтон. - Пусть только четыре года… но, это будут лучшие четыре года в твоей жизни. Выше нос, Джоши, живи настоящим. Да, и как ты еще протолкнешь в Сенат свой законопроект по налогам…

Спокойно, спокойно, просто помни, что ты делаешь это ради своей страны. На благо своего народа, - напомнил себе Бернет.

- Мне ведь надо еще выбрать, кем стать… ну, после того, как меня подвинут с кресла?

- О, ты про свое вечное проклятие? Конечно. “Оборотень”, “вампир”, “упырь”, “зомби”, “субкарнация” - можешь выбрать любое. Ты даже можешь стать “какадемоном”. Ну, это демон, который жрет говно Сатаны.

- Я не собираюсь жрать говно Сатаны! - взвизгнул Бернет.

- Шучу, шучу. Как насчет “инкуба”? - Кэнтон подмигнул ему. - Девочки просто штабелями будут ложиться. Выбери то обличье, в котором будешь чувствовать себя лучше всего. Но, не прямо сейчас. Проклятие выбирают в свой последний день на посту Президента. Так что, пока не забивай себе этим голову. Просто подготовься к тому, что все твои мечты осуществятся. Ты - самый могущественный человек на этой планете. Будет круче, чем на “американских горках”, чувак.

На лице Бернета отразилось удивление, когда Кэнтон поднялся с кресла и направился к выходу.

- Что, и все? Разве я не должен… ну, расписаться где-нибудь собственной кровью?

Кэнтон улыбнулся, показав черно-розовые волчьи десна.

- Ты уже расписался, Джош. В своем сердце. Та-дам!

Кэнтон, вышел из комнаты, оставив Бернета в недоумении смотреть ему вслед.


* * *

Уже на следующий день Палата представителей и Сенат единогласно приняли его законопроект по снижению налогов. Бернет был провозглашен героем нации. Согласно опросам социологической службы "Зогби" и Института общественного мнения Гэллапа, его президентский рейтинг достиг 96%, став самым высоким за всю историю Соединенных Штатов Америки. И это было только начало…


ЧЕТЫРЕ ГОДА СПУСТЯ

- Эй, тупоголовый, захлопни дверь с той стороны, - приказал Президент мужчине из Секретной Cлужбы.

Дверь, щелкнув, закрылась, и Президент окинул взглядом грандиозный Овальный Kабинет. Теперь все это мое, - подумал он, - на все это чертово время. Ну, я и ОТОРВУСЬ. Отожгу ПО-ПОЛНОЙ!!!

Он погладил бороду, любуясь своим отражением в полированной столешнице.

Со времен Джеймса Гарфилда, ни у кого такой не было, так ведь? Да-а-а, девчонки будут просто кипятком писать.

- Эй, ты там! А ну, зайди обратно!

Мужчина из Секретной Cлужбы вошел в Овальный Kабинет.

- Сэр?

- Кто из Президентов последний носил бороду? Гарфилд?

- Да, господин Президент.

- А как насчет Честера Артура?

- У него были бакенбарды, сэр, это не совсем борода.

- Я так и думал. Благодарствую. Можешь потеряться снова.

Мужчина из Секретной Cлужбы поднял палец.

- Просто хочу напомнить, сэр, первый инаугурационный бал начнется ровно через полчаса. Может быть Bам стоит подготовиться?

- Бога ради, не еби мне мозги! Я - Президент! Я тут решаю, когда и что мне лучше делать! Потеряйся!

Дверь, щелкнув, закрылась снова.

Боже, как же мне нравится чморить этих парней!

Грядет воистину великая ночь. Все эти гости. Все эти женщины, глазеющие только на него. Да-а, бля. Теперь цыпочки будут слетаться на меня, как пчелки на мед. Хотя, надо признать, прошедший день все же преподнес ему парочку странных сюрпризов. Бернет, с улыбкой до ушей, пялился на него на протяжении всей инаугурации. Новоизбранный Президент не мог это не заметить: фактически из-за этого, он даже несколько раз запнулся, произнося текст Присяги. Какого хрена этот пидор лыбится? Я же только что выставил его задницу из Белого Дома. Это ведь я набрал 60% голосов.

Еще один сюрприз ждал его во время церемониальной поездки к Белому Дому. Бернет сидел рядом с ним на заднем сидении автомобиля, держащего путь к Пенсильвании-авеню. Они улыбнулись друг другу и пожали руки на камеры. А потом Бернет, собравшись уже выйти из Президентского “лимузина” в последний раз, обернулся, и произнес очень странные слова.

- Увидимся через пару дней.

- Даже не мечтай, обсосыш, - ответил новоиспеченный Президент. – Теперь, я - здесь Бугор, я — Большой Папочка. А ты кто такой? Кусок говна на обочине?

- Как, скажи на милость, ты собираешься протолкнуть в Сенат свой законопроект о реформе национальной системы здравоохранения?

Президент чуть не задохнулся от такой наглости.

- Как и что я буду делать - это мое дело! А теперь, вали из “лимузина”. То есть я хотел сказать, вали из МОЕГО “лимузина”.

- Увидимся через пару дней, - повторил Бернет. - Нам нужно будет кое-о-чем поговорить.

Президент расхохотался от такой нелепости.

- О чем мне с тобой говорить? Ты - никто. Дырка от бублика. Хотя, постой. Я и правда забыл тебе кое-что сказать… Не хочешь напоследок отлизать мои яйца, мистер БЫВШИЙ Президент?

Бернет снова улыбнулся, подмигнул и… закрыл дверь.

У этого придурка снесло крышу похлеще, чем у бомжа в день выплаты пособия…

Нет, у нового Президента были планы просто вселенского масштаба: отменить налоговые льготы предыдущей администрации, сократить пособия, вернуть налог на наследство и… O, да! Cпасти китов! И это, не упоминая законопроект, который навсегда высечет его имя в граните американской истории - реформа национальной системы здравоохранения. А сколько тёлочек его ждет, которых он с ума сведет своей бородой!

Но… тот тупоголовый “гоблин” за дверью прав. Скоро его первый инаугурационный бал. Лучше и в самом деле подготовиться…

Он сделал шаг к двери, но что-то заставило его застыть на месте. Он ничего не забыл?

- Ну, конечно…

Я же только что стал Президентом, мать ее, Америки! Самое время, присесть на самом желанном и могущественном кресле в мире!

Он вернулся к столу, выдвинул роскошное кресло и плюхнулся в него.

ЧВАК!


перевод: Пожелал остаться неизвестным


Бесплатные переводы в нашей библиотеке

BAR "EXTREME HORROR" 18+

https://vk.com/club149945915

Примечания

1

Секретная Служба

(обратно)

2

The New York Yankees - американская профессиональная бейсбольная команда, базирующаяся в нью-йоркском районе Бронкса. “Янки” соревнуются в Высшей лиге бейсбола (MLB) в качестве члена клуба американской лиги (AL) Восточного дивизиона.

(обратно)

3

бейсбольный термин

(обратно)

4

бейсбольный стадион Высшей лиги (MLB), расположенный в Балтиморе, штат Мэриленд.

(обратно)

5

Майкл Коул Мусина (род. 1968), по прозвищу "Лось", бывший американский бейсболист, стартовый питчер, который играл 18 сезонов в Высшей лиге бейсбола (MLB) для "Балтимор Ориолс" (1991-2000) и "Нью-Йорк Янкиз" (2001-2008). В 2019 году он был избран в Зал славы бейсбола.

(обратно)

6

являются главным горным хребтом в западной части Северной Америки. Скалистые Горы простираются на 3000 км по прямой от самой северной части Британской Колумбии, на западе Канады, до Нью-Мексико на юго-западе Соединенных Штатов.

(обратно)

7

процесс введения нуклеиновой кислоты в клетки эукариот невирусным методом. Трансфекция обычно включает образование в плазматической мембране отверстий, через которые внутрь клетки может проникать внеклеточный материал.

(обратно)

8

Специальное Полицейское Подразделение

(обратно)

9

Линдон Бэйнс Джонсон (1908-1973) - Президент США, возглавивший страну после убийства Джона Кеннеди в 1963 году. Являлся уроженцем штата Техас.

(обратно)

10

Согласно альтернативной версии убийства Джона Кеннеди, в Президента стрелял не только Ли Харви Освальд с шестого этажа школьного книгохранилища, но также два выстрела были сделаны со второго этажа здания «Даллас Тексас билдинг».

(обратно)

11

Kool-Aid - это бренд ароматизированной смеси напитков, принадлежащий компании Kraft Heinz, базирующейся в Чикаго, штат Иллинойс. Форма порошка была создана Эдвином Перкинсом в 1927 году на основе жидкого концентрата под названием Fruit Smack.

(обратно)

12

американские комедийные телесериалы.

(обратно)

13

около 30 см.

(обратно)

14

серия коллекционных немецких фарфоровых статуэток по эскизам францисканской сестры Марии Иннокентии Хаммел.

(обратно)

15

британский детский сериал производства BBC. Собственно, «телепузики» - четыре персонажа сериала - человекообразные плюшевые существа с антеннами на головах и телеэкранами на животе.

(обратно)

16

Имеется в виду американский телесериал «Частный детектив Магнум».

(обратно)

17

Кварта – 0,95 литра.

(обратно)

18

Оливер Лоуренс Норт (род. 1943) - американский политический комментатор, телеведущий, военный историк, автор и отставной подполковник Корпуса морской пехоты США. Он был осужден по делу "Иран-Контрас" в конце 1980-х годов, но его приговоры были отменены, а все обвинения против него были сняты в 1991 году. Норт в первую очередь запомнился своим сроком в качестве сотрудника Совета Национальной Безопасности во время дела "Иран-Контрас", политического скандала конца 1980-х гг. Скандал был связан с незаконной продажей оружия Ирану.

(обратно)

19

Уильям Джозеф Кейси (1913-1987) - Директор ЦРУ (1981-1987) и руководитель избирательной кампании президента Рейгана.

(обратно)

20

Боб Вудворд (род. 1943) – американский журналист, получивший известность благодаря расследованию «Уотергейтского скандала».

(обратно)

21

Имеется в виду президент Джордж Буш.

(обратно)

22

Рита Хейворт (1918-1987) – американская актриса.

(обратно)

23

Имеется в виду Роберт Кеннеди (1925-1968) – брат президента Джона Кеннеди.

(обратно)

24

Джон Эдгар Гувер (1895-1972) – бывший директор Федерального Бюро Расследований.

(обратно)

25

Питер Лоуфорд (1923-1984) - британо-американский актёр, зять президента США Джона Кеннеди, состоявший в браке с его сестрой Патрицией Кеннеди.

(обратно)

26

«Трешер» - американская атомная подводная лодка; 10 апреля 1963 года погибла в Атлантическом океане вместе со всем экипажем.

(обратно)

27

Винс Фостер (1945-1993) - заместитель адвоката Белого Дома в течение первых шести месяцев правления президента Билла Клинтона. 20 июля 1993 года был найден мертвым с пулевым ранением. Официальной причиной смерти названо самоубийство, однако существует ряд конспирологических версий, согласно которым Фостер был убит американскими спецслужбами по распоряжению Билла и Хиллари Клинтон.

(обратно)

28

Отсылка к знаменитой фразе будущего президента Рональда Рейгана, в свою актерскую бытность сыгравшего роль футболиста Джорджа Гиппа, по прозвищу «Гиппер». В фильме умирающий футболист просит свою команду выиграть решающий матч «ради Гиппера». После этого к Рональду Рейгану также приклеилось прозвище «Гиппер».

(обратно)

29

Согласно многочисленным слухам, аэропорт города Мена, штат Арканзас, использовался ЦРУ в качестве перевалочного пункта для поставок кокаина. По тем же слухам, в преступный бизнес были вовлечены такие влиятельные люди, как Билл Клинтон и Джордж Буш.

(обратно)

30

Имеется в виду американская киноактриса Джейн Мэнсфилд (1933-1967), наряду с Мэрилин Монро являвшаяся одним из голливудских секс-символов. Трагически погибла в автомобильной катастрофе 29 июня 1967 года.

(обратно)

31

Александр Хейг (1924-2010) - американский военачальник, командующий силами США в Европе.

(обратно)

32

сравнение с героиней одноименного фильма. «Глубо́кая гло́тка» - американский порнофильм (1972). В главной роли снялась Линда Лавлейс. Из-за многочисленных сексуальных сцен он получил рейтинг «X» по системе Американской киноассоциации. Несмотря на своё значение в истории кино, признанное сегодня, он запрещался к просмотру и стал предметом многих судебных разбирательств. Главная героиня (Линда Лавлейс) не в состоянии получить сексуальное удовлетворение. Специалист, к которому она обращается со своими проблемами, выясняет причину, которая состоит в том, что её клитор находится глубоко в горле. Обрадованная поставленным диагнозом, Линда осваивает специфическую технику орального секса, которую в фильме именуют «глубокой глоткой», и «оттачивает» её на различных партнёрах, пока не находит себе наиболее подходящего с нужным размером члена.

(обратно)

33

Фэй Рэй (1907-2004) – американская актриса, известная по роли Энн Дэрроу в фильме «Кинг-Конг» (1933).

(обратно)

34

военная база в Мэриленде, с 1943 по 1969 годы - главный центр США по разработке биологического оружия.

(обратно)

35

Том Селлек (род. 1945) – американский актер, исполнитель главной роли в телесериале «Частный детектив Магнум».

(обратно)

36

Джей Лено (род. 1950) - ведущий телепередачи «Сегодня вечером».

(обратно)

37

Джерри Спрингер (род. 1944) - американский телеведущий, продюсер, актёр и политик.

(обратно)

38

«Бивис и Баттхед» - американский мультсериал, созданный Майком Джаджем.

(обратно)

39

Кертис Лемей (1906-1990) – американский генерал, с 1948 по 1957 годы командовал Стратегическими силами ВВС США.

(обратно)

40

Джон Энтони Уокер (1937-2014) - дежурный офицер связи штаба командующего подводным флотом США в атлантическом регионе, агент внешней разведки СССР. Считался одним из наиболее ценных зарубежных агентов КГБ. Арестован в мае 1985 года, после чего приговорен к пожизненному тюремному заключению.

(обратно)

41

Термин "Роджер" - означает: передача принята; информация получена точно; вас понял.

(обратно)

42

“Аврора” - предположительно существующий американский стратегический самолёт-разведчик, способный к суборбитальному полёту на гиперзвуковых скоростях. Официальные власти США отрицают наличие на вооружении такого самолёта.

(обратно)

43

PageMaker – популярная программа для верстки

(обратно)

44

имеются в виду Клинтоны

(обратно)

45

20 января 1993 года – дата инаугурации Билла Клинтона.

(обратно)

46

Очевидно, что под Уильямом Вашингтоном Хилтоном автор подразумевает Билла Клинтона.

(обратно)

47

«Клатч Карго» - американский мультсериал, отличавшийся очень примитивной анимацией. Первая серия вышла в эфир 9 марта 1959 года.

(обратно)

48

(1890 - 1969) - американский государственный и военный деятель, генерал армии (1944), 34-й президент США (1953 - 1961).

(обратно)

49

(1893 - 1969) - американский дипломат и разведчик, руководитель резидентуры Управления стратегических служб в Берне (Швейцария) во время Второй мировой войны, директор Центральной разведки (1953 - 1961).

(обратно)

50

Вьетминь - военно-политическая организация, созданная Хо Ши Мином для борьбы за независимость Вьетнама.

(обратно)

51

Намек на скандал (так называемый «Трэвелгейт»), разразившийся в мае 1993 года, после вступления в должность президента Билла Клинтона, когда семеро сотрудников Офиса Поездок Белого Дома были незаконно уволены со своих должностей. Официально это обосновывалось финансовыми нарушениями в работе Офиса, но ходили слухи, что на самом деле увольнения произвели для того, чтобы посадить на эти места людей Билла и Хиллари Клинтонов.

(обратно)

52

Винсент Прайс (1911-1993) – американский киноактер, сыгравший более, чем в 200 картинах, в основном запомнившийся зрителям по ролям в фильмах ужасов («Музей восковых фигур», «Великий инквизитор», «Муха», «Дом ночных призраков», «Дом Ашеров», «Колодец и маятник», «Ужасный доктор Файбс», «Эдвард руки-ножницы» и др.). В действительности, Эдвард Ли допускает огромный ляп, так как Прайс умер 25 октября 1993 года, то есть на момент, когда происходят события рассказа (20 января 1993 года), великий актер был еще жив и теоретически мог поприветствовать нового Президента.

(обратно)

53

Розуэлл – город в штате Нью-Мексико, ставший известным благодаря так называемому «Розуэлльскому инциденту», когда в июле 1947 года в его окрестностях произошло предполагаемое крушение неопознанного летающего объекта.

(обратно)

54

НОРАД (NORAD) - Командование воздушно-космической обороны Северной Америки.

(обратно)

55

«Вор и сапожник» (1993) (в американском прокате шел под названием «Arabian Knight») – последний фильм с участием Винсента Прайса. Здесь мы обнаруживаем еще один колоссальный ляп Эдварда Ли, поскольку упомянутая кинокартина – мультипликационная (!!!), и Прайс всего лишь озвучивал одного из персонажей, притом запись его голоса была произведена еще в 1972 году. Мало того, в американский прокат фильм вышел только в 1995 году, то есть спустя два года после событий, описываемых в рассказе. Остается лишь предположить, что будущий Президент Хилтон по каким-то своим тайным каналам ухитрился раздобыть рабочую британскую версию мультика, появившуюся в 1992 году.

(обратно)

56

Генри Кэбот Лодж-младший (1902-1985) – американский политик-республиканец, сенатор от штата Массачусетс.

(обратно)

57

Хьюберт Хамфри (1911-1978) – американский политик-демократ, вице-президент США при президенте Линдоне Джонсоне. На президентских выборах 1968 года проиграл Ричарду Никсону.

(обратно)

58

Тип О'Нил (1912-1994) – американский политик-демократ из штата Массачусетс, Спикер Палаты представителей США. Очередной ляп Эдварда Ли, который “похоронил” данного государственного деятеля раньше времени.

(обратно)

59

Уильям Джозеф Кейси (1913-1987) - Директор Центральной Pазведки (1981-1987) и руководитель избирательной кампании Рейгана.

(обратно)

60

«Victoria's Secret» - известная американская компания, специализирующаяся на продаже женского нижнего белья.

(обратно)

61

Массачусеттский (или бостонский) акцент – особый диалект английского языка, распространенный в американском регионе Новая Англия.

(обратно)

62

Будучи выходцем из штата Массачусеттс, президент Джон Фицджералд Кеннеди (1917-1963) говорил с сильным акцентом, который стал предметом всевозможных шуток и анекдотов. В оригинале воскрешенный президент требует «чауду» (chowdah), что является бостонским выговором слова «чаудер» (chowder) – традиционный американский суп-похлебка.

(обратно)

63

Главное Разведывательное Управление Советского Союза

(обратно)

64

(1890 - 1970) - французский военный и государственный деятель, генерал. Во время Второй мировой войны стал символом французского Сопротивления. Основатель и первый президент (1959 - 1969) Пятой республики.

(обратно)

65

8 сентября 1961 года происходит покушение на де Голля - первое из пятнадцати, организованных правой «Организацией Секретной Армии» (Organisation de l’Armée Secrète) - сокращённо OAS. История покушений на де Голля легла в основу известной книги Фредерика Форсайта «День Шакала». За всю жизнь на де Голля было совершено 32 покушения.

(обратно)

66

Сальваторе Джанкана - босс чикагского синдиката в период между 1956 и 1966 годами.

(обратно)

67

Джон Кеннеди был единственным за всю историю США президентом - католиком или, если ещё проще, первым президентом - не масоном. Сюрприз. Под “немкой” имеется в виду Марлен Дитрих, которая, как предполагают, была любовницей и отца, и сына Кеннеди, даже несмотря на то, что она была намного старше Джона

(обратно)

68

Под “придурком” и “козлом отпущения”, судя по всему, имелся ввиду Ли Харви Освальд - единственный официальный подозреваемый в убийстве американского президента Джона Кеннеди.

(обратно)

69

(1908 - 1973) - 36-й Президент США от Демократической партии (1963 - 1969). 22 ноября 1963 года Кеннеди был убит, и с этого дня Джонсон начал исполнение обязанностей Президента. Джонсон (ехавший в том же кортеже машин, что и Президент) приступил к исполнению обязанностей Президента, принеся присягу на борту президентского самолёта № 1, стоявшего на аэродроме Далласа, непосредственно перед вылетом в Вашингтон. На президентских выборах 1964 года Джонсон был избран Президентом США со значительным перевесом (61,1%)

(обратно)

70

Абревиатура Секретной Службы - федерального агентства, подчинённого Mинистерству Bнутренней Безопасности США - читается как "СС".

(обратно)

71

19 июля 1993 года Винс Фостер, любовник Хиллари Клинтон, приехал на своей «Хонде» в парк Форт Марси под Вашингтоном, сел на зеленый холм рядом с пушкой времен Гражданской войны, достал из кармана пистолет 38-го калибра и выстрелил себе в рот… Когда Хиллари сообщили по телефону ужасную весть, она так закричала, что ее пресс-секретарь, Лайза Капьюто, решила, будто погиб сам Президент.

(обратно)

72

Фрэнк Лукас - героиновый король. В 70-х стал самым крупным поставщиком героина в Гарлеме. Использовал всевозможные хитрые схемы для поставки "товара" потребителям, к примеру, наркотик из Азии прятали в гробах солдат, погибших во Вьетнаме.

(обратно)

73

система медицинского страхования

(обратно)

74

Дженерал Динамикс - американская компания, один из крупнейших мировых производителей военной и аэрокосмической техники. Одна из наиболее известных разработок компании - многоцелевой истребитель F-16. Компания поднялась на заказах во время войны во Вьетнаме, когда Джонсон был на посту Президента.

(обратно)

75

Меделин Браун - жительница Техаса, после смерти Джонсона заявившая, что 20 лет была его любовницей и даже родила от него ребенка.

(обратно)

76

(1822 - 1893) - девятнадцатый президент США (1877 - 1881). Стал президентом в результате выборов, считающихся одними из самых «грязных» в истории США.

(обратно)

77

Анилингус - сексуальная практика, подразумевающая стимуляцию заднепроходной области языком или губами с целью вызвать сексуальное возбуждение и/или доставить сексуальное удовлетворение.

(обратно)

78

В ночь с 18 на 19 июля 1969 года, после вечеринки на острове Чаппакиддик, Тед Кеннеди сел за руль своего автомобиля. На мосту Дайк Бридж он не справился с управлением. Ограждений у моста не было и «Олдсмобиль» сенатора свалился в воду. Его помощница - Мэри Джо Копечне, утонула.

(обратно)

79

(1795 - 1849) - одиннадцатый президент США, (1845 - 1849). Его президентский срок ознаменовался крупнейшими территориальными приобретениями США со времён Луизианской покупки: были завоёваны Нью-Мексико и Калифорния в ходе американо-мексиканской войны, а также Великобритания уступила Орегон. Таким образом, Соединённые Штаты обрели выход ко второму океану и стали крупной тихоокеанской державой. Большинство современных историков включают Полка в десятку самых выдающихся президентов США.

(обратно)

80

(род. 1938) - американский бизнесмен, основатель круглосуточного новостного канала «CNN», бывший муж актрисы Джейн Фонды. Миллиардер, по оценке журнала "Forbes", состояние в 2015 году составило $2,2 млрд.

(обратно)

81

Гаррисон прославился как национальный герой в 1811 году, разгромив индейцев в сражении при Типпекану, за которое был и прозван «Типпекану» или «Старый Типпекану»

(обратно)

82

(род. 1948) - вице-президент США (1993-2001) в администрации Билла Клинтона, лауреат Нобелевской премии мира (2007).

(обратно)

83

(1890 - 1970) - французский военный и государственный деятель, генерал. Во время Второй мировой войны стал символом французского Сопротивления.

(обратно)

Оглавление

  • Эдвард Ли "Дом с Привидениями и другие Президентские ужасы“
  •   "Ночь Живых Овощей"
  •   "Секретная Служба"
  •   "Комната"
  •   "И - ИК!"
  •   "Дом с Привидениями"
  • Примечания
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • 51
  • 52
  • 53
  • 54
  • 55
  • 56
  • 57
  • 58
  • 59
  • 60
  • 61
  • 62
  • 63
  • 64
  • 65
  • 66
  • 67
  • 68
  • 69
  • 70
  • 71
  • 72
  • 73
  • 74
  • 75
  • 76
  • 77
  • 78
  • 79
  • 80
  • 81
  • 82
  • 83