Рождественский подарок судьбы (fb2)

Королькова Наталья Рождественский подарок судьбы

ГЛАВА 1

Тридцать первое декабря

Час дня. У большинства людей праздничное настроение в преддверии наступающего Нового года, а мне от тоски волком выть хочется. Можно было бы пойти к друзьям, меня приглашали, и я несколько лет ходила то к одним, то к другим, но, но, но… Они там все свои, а я чужая.

Новый год домашний праздник и встречать его принято в кругу семьи, а у меня из семьи только я и больше никого. В Новый год особо остро чувствуется одиночество.

За окнами раздавались крики и радостный смех, то и дело в небо запускались фейерверки, и слышался грохот петард, а мне даже выпить рюмку шампанского и то не хотелось, апатия навалилась. Почему все именно так, а не иначе?

Нет, я никого не винила, и возможно, что у меня все могло бы сложиться совершенно по-другому, но вышло так, как вышло и никто в этом кроме меня не виноват.

Хотя мне ли хандрить. У меня замечательная работа, отзывчивые коллеги и вообще я добилась всего, чего хотела. Только почему тогда мне так тоскливо, и ощущается пустота в душе и в сердце, а еще волком выть хочется. Моя душа стремилась к чему-то большему, как бы это банально не звучало, хотелось счастья. Обыкновенного человеческого счастья. Хотелось любить и быть любимой. Неужели я хочу так много?

Кто-то скажет судьба у меня такая. Только я не прочь была ее изменить, разумеется, в лучшую сторону.

— Хочу подарок, — поведала я потолку, лежа на кровати. — Хочу получить возможность быть счастливой. Судьба, ты слышишь меня?

— Слышу, — раздался женский голос.

Соскочив с кровати, лихорадочно огляделась. Сердце, сделав кульбит, стало предпринимать отчаянные попытки вырваться из груди. Еще бы, дома-то я одна и хорошо помню, что дверь закрыта и запасные ключи тоже у меня, а значит, зайти никто не мог.

— И вот что ты так переполошилась? — усмехнулся голос.

— Вы кто? — я все еще продолжала крутить головой, тщетно пытаясь определить, откуда же раздается голос, казалось, что он звучал сразу и отовсюду.

— Я — судьба, ты меня позвала, и я вот решила откликнуться.

— А-а, ну если судьба, — протянула, усаживаясь на кровать. Наверное, надо поспать.

— Сама зовет, сама просит, и сама же не верит, — укорил меня голос назвавшийся судьбой.

— Что можете предложить? — поинтересовалась. С белой горячкой, хоть я и не пила, лучше не спорить, с ней лучше по-хорошему договориться. Кто знает, может, отвяжется и уйдет?

— Не уйду, — как оказалось мои мысли уже общедоступны. Ну и ладно.

— Так что вы можете мне предложить? — еще раз задала вопрос, так как мне на него не ответили. В ближайшую неделю мне все равно делать было нечего, а тут что-то предлагали, надо послушать, отказаться я всегда успею. Даже интересно стало.

— Как насчет того чтобы с другой девушкой телами поменяться?

— Зачем? — озвучила очевидный вопрос. Прикидывая где, и когда я ухитрилась удариться головой, что теперь мой мозг таким бредом страдает. Травку я не курила, наркотиками не баловалась и даже не пила сегодня, а значит остается только падение и сотрясение мозга, после которого мне голоса слышатся.

— Не голоса, а голос, — поправили меня.

— Пусть так, а почему вы именно ко мне пожаловали? — вопрос требовал разъяснения.

— Так ты же хотела подарок. Света, ты же сама просила меня предоставить тебе возможность быть счастливой. Вот я тебе такую возможность и предлагаю.

— Я не против.

Сидя на кровати, облокотилась о стену и притянула к себе колени, готовая согласиться на все, лишь бы от меня отстали, а то ведь придется идти к психиатру на консультацию, а там и до увольнения с работы рукой подать, а работа это мое единственное пристанище, и терять я ее не хотела.

Крутить головой надоело, поэтому невидящий взгляд устремился за окно.

— Тело-то, зачем мне менять? — спросила. — Я как-то всегда планировала счастье вместе со своим телом найти и разлучаться с ним как-то не хочется.

— Не хочется, а придется. — Заявили мне. — Нашла я для тебя неплохой вариант…

— Стоп, — Правая рука, с вытянутым указательным пальцем, взметнулась вверх, а глаза вновь пробежались по комнате. — Если я, находясь в чужом теле, встречу своего единственного, то мне что же, придется остаться в чужом теле? Я вообще-то к своему привыкнуть успела.

— Привыкла — отвыкнешь, — успокоили меня. — Нашла из-за чего горевать. Излишний вес, пусть и небольшой, но все же у тебя налицо. Так же за прожитые тридцать шесть лет, ты уже успела обзавестись болезнями, которые лечить необходимо уже сейчас.

— По поводу болезней, можно поподробнее, — попросила.

— Если надумаешь вернуться в собственное тело, так уж и быть сообщу.

— А что после того как я побываю в чужом теле, в свое обратно вернуться можно будет? — все интересней и интересней и такой вариант меня более чем устраивал. Одно дело ради иллюзорного счастья кардинально поменять жизнь, а значит отказаться от любимой работы и совсем другое провести некий эксперимент, после которого все вернется на круги своя.

— Все в твоих руках, — отозвался голос. — На все про все даю я тебе неделю, так что седьмого января, как раз в Рождество, захочешь вернуться обратно в это тело, верну, а если захочешь остаться в чужом, то так тому и быть.

Так, так, так, на все про все у меня ровно неделя и как раз на это время у меня, как и у многих, праздничные выходные, а значит можно развлечься. Все лучше, чем сидеть здесь в четырех стенах и предаваться унынию, если, конечно же, все что сейчас происходит не плод моей воспаленной фантазии, которая у меня случилась на фоне переутомления.

— Уверяю тебя — это не фантазия.

— В таком случае, в чем подвох? Как правило, если что-то дают, за это надо платить. Что если плата окажется непомерной? — Заманите вы сейчас меня в другое тело, а с той девушкой, к примеру, должен произойти несчастный случай и вместо нее умру я, а та, другая душа, будет жить в моем теле припеваючи, а меня уже не будет, так что надо еще десять раз подумать, прежде чем соглашаться.

— Как же с тобой сложно, — горестно выдохнул голос. — Другая на твоем месте двумя руками ухватилась бы за возможность…

— Я не другая и пришли вы ко мне. — Оборвала причитания судьбы. — И можете не говорить мне, что не преследуете какой-то свой интерес, не поверю. А теперь слушайте. Я не против перемещения в другое тело, но, во-первых, мне нужна вся информация, по той в кого я вселяюсь, то есть все чувства, мысли и воспоминания.

— Это само собой, могла бы и не просить. У тебя будут ее воспоминания, знания и умения, а у нее твои, без этого вы не сможете адаптироваться в другом для себя мире.

— А что вы меня не только в другое тело, но и в другой мир планируете перебросить? — Ничего себе у меня каникулы намечается. Бедная моя голова, — я ухватила ее руками. — Надо выпить кофе с коньяком и посмотреть какую-нибудь комедию, а то еще немного и у меня точно шарики за ролики зайдут.

— Света, ты не сказала что тебе требуется во-вторых. — Не хотел оставлять меня в покое голос и мне пришлось напрячь память для того чтобы вспомнить что у меня было во-первых, а потом быстренько придумать что мне необходимо во-вторых.

Голос издевательски усмехнулся, не иначе смеется над моей дырявой памятью, на которою я прежде никогда не жаловалась.

— Во-вторых, — тихо произнесла, вспомнив наш разговор. — Если мне вдруг срочно потребуется консультация или же помощь вы должны будете мне ее предоставить. — Возможно, я наглела, но незнание законов не освобождало меня от ответственности.

— Помогу во всем, только не в выборе жениха и не в чувствах. Здесь только сама.

— Так мне еще и жениха выбирать придется? — Вот это новость, то ни одного, а то сразу несколько.

— Пятьдесят восемь претендентов.

— Ничего себе, — присвистнула. — Что и первая брачная ночь намечается? — я опять стала крутить головой, ища собеседницу.

— Это на твое усмотрение, — порадовал голос и у меня можно сказать от сердца отлегло.

— Как насчет возможности в любой момент вернуться обратно? — Этот пункт меня интересовал больше всего.

— Без проблем.

— Резюмируем. Вся эта канитель на неделю, в любой момент я могу вернуться, у меня будет постоянный доступ к интересующей меня информации и у меня сохранится память тела, в которое я перемещусь. Так?

— Все верно. — Услышала.

— В таком случае я согласна. — Несмотря на то, что за окном день был в самом разгаре, я решила лечь спать и пускай мне приснится все что угодно. Я была согласна даже сквозь стены ходить.

— Отлично, — возликовал голос.

Услышав интонацию женского голоса, мое сердце болезненно дернулось. А не совершила ли я ошибку? Нет, все, надо ложиться спать. Я даже подушку взбила, но на нее так и не легла, та как уже в следующую секунду, рассматривала себя в зеркало.

Я или не я, вот в чем вопрос. На меня из зеркала смотрела молоденькая блондинка, примерно лет восемнадцати, с огромными голубыми глазами, длинными, пушистыми черными ресницами, точеным аккуратным носиком и с алыми губами бантиком.

Слегка повернула голову вправо, отражение в зеркале проделало то же самое. Поморщила нос, подмигнула глазом, вначале одним потом другим, показала зеркалу язык, едва заметно высунув его, после чего сжала и разжала на руках пальцы и постучала о пол пятками. Чужое тело меня слушалось, а я во все глаза смотрела на отражение своего нового лица и не могла поверить в то, что девочка с кукольной внешностью это я.

Что сказать? Я до последнего не верила ни в перемещение душ, ни в то, что другие миры существуют. Ан-нет нас с Ланой местами все таки поменяли и даже доступ к памяти через минуту дали — и вот мне чужая память выкинула на поверхность информацию о себе любимой. Именно любимой.

Лана, в теле которой я на данный момент находилась, капризный избалованный ребенок и, судя по всему, родители в спешном порядке решили от нее избавиться, в смысле замуж выдать и как говорится: "С глаз долой из сердца вон".

Родители Лану если и любили, то по-своему. Отказа ей не было ни в чем. Все что Лана просила или же требовала, все получала. Она ни в чем не знала отказа, но меня поразило то, что ее совместное времяпровождение с родителями и братом сводились лишь к трапезам, все остальное время родители и дети проводили порознь.

И если я хоть как-то могла понять что возможно из-за занятости, родители Ланы проводили минимум времени со своими детьми, то мне оставалось только изумляться тому, что родные, единокровные брат и сестра, практически не общались. Более того, Лана терпеть не могла своего двенадцатилетнего брата, который от рождения был глухонемым.

В общем, отношения с родней у Ланы оказались более чем прохладные. Мне это было только на руку, хотя я не знала, как можно так жить и как можно откупаться от ребенка? Лане не пели песен, не рассказывали сказок и у нее не было ни одной совместной прогулки с родителями. С девушкой ни разу не разговаривали по душам, не гладили ее по голове, и не играли с ней ни в какие игры. Может родителям Ланы это по статусу не полагалось? И все же и все же…

Месяц назад у Ланы после ее восемнадцатилетия появился дар. Дар целителя. Дар редкий, и судя по воспоминаниям, которые мне были доступны, опасный. Лана всего лишь один единственный раз воспользовалась своим даром, она затянула рану на руке мужчины. Рана-то затянулась, а вот Лану настиг откат. Как оказалось целитель пропускает через себя боль в несколько раз сильнее той которую испытывает пациент.

После этого Лана соизволила пойти в библиотеку (здесь они были) и почитать о даре целителя, который девушка считала проклятием.

Дар считался редким, потому что немногие осмеливались применять его, пропуская чужую боль через себя, но были и те, которые лечили, превозмогая боль.

Девушке, в чьем теле я сейчас находилась, единственной порции боли хватило настолько, что она сразу же решила, что целителем никогда не будет и что такой дар ей не нужен. Жила же она до этого как-то без него и дальше проживет.

День, когда приходит сила, считается днем совершеннолетия. И вот спустя месяц к Лане приехали свататься потенциальные женихи. Вчера пятьдесят восемь претендентов представляясь Лане, расхваливали и восхваляли свой род, а сегодня я должна была с каждым из них пообщаться. Причем уже скоро.

И вот смотрю я на себя в зеркало, наблюдая за тем, как две молоденькие служанки у меня на голове Эйфелеву башню возводят, и не знаю, что уместнее плакать или смеяться, потому что с такой прической я к гостям однозначно не выйду.

Может вернуться? А с другой стороны, что дома делать? Лежать на кровати и в потолок плевать или же сутками напролет сидеть в интернете? Так я на работе целыми днями за компьютером нахожусь и даже уже зрение садиться стало и раз уж я все равно здесь, надо прогуляться по этому миру, устроить себе экскурсию если не по всем, то хотя бы по нескольким ближайшим территориям.

В данном мире существовала масса рас и многие из них прекрасно уживались между собой, но встречались и такие, которые относились спокойно только к себе подобным, а остальных ненавидели. Благо такие поселения находились далеко от нас.

Лана нигде не была, да и не стремилась к путешествием и всю свою жизнь она провела в отчем доме, ну и в его округе разумеется. А мне вот захотелось за минимум времени посетить максимум поселений, да и местную столицу неплохо было бы посетить, но вначале я решила побывать в парке "Иллюзий".

В этот парк можно было попасть только тогда, когда возникал спорный вопрос по поводу того с кем соединить свою жизнь. Только вот желающих попасть в это место были единицы, так как об этом парке ходили не самые лучшие слухи. В общем, никто ничего конкретно не знал, но зато по миру ходили душещипательные истории, больше напоминающие страшилки. Вот мне и захотелось пойти туда и немножечко побояться, а вместе с тем поднять адреналин в крови.

— Стоп, — Руки взметнулись к волосам, не позволяя девушкам уложить остатки волос в прическу.

— Госпожа, совсем немного осталось.

— Потерпите еще совсем чуть-чуть, — стали они уговаривать меня наперебой, при этом пытаясь делать какие-то манипуляции.

— Я сказала, хватит, — Поднявшись, заявила грозным голосом и, запустив пальцы в волосы, стала расплетать сооружение.

Получилось не быстро и не сразу, но оно того стоило. Служанки глядя на меня замерли в благоговейном ужасе. Создавали-то они сей шедевр на моей голове несколько часов, а я за десять минут управилась с тем, чтобы пустить все их труды насмарку, и теперь мои закрученные локоны спадали до талии. Очень даже красиво спадали. Лично мне понравилось.

— Несите платье, — попросила девушек, разглядывая свое новое лицо и тело в зеркале.

— Госпожа, но… — Начала было одна.

— Платье и быстро, — развернувшись, скомандовала. Девушки, побледнев, и опустив плечи, поспешили за платьем. Молоденьких служанок, которые наверняка еще свое пятнадцатилетие не отпраздновали, было жалко, но себя мне было жаль еще больше. Не знаю, как Лана, а лично я куклу из себя делать никому не позволю.

Моему взору предстало белое в пол, свадебное платье и фасон и цвет у меня ассоциировалось именно со свадьбой, а я вроде себе, как и жениха, еще не выбрала.

— Вот, — девушки удерживая на руках платье, слегка присели в реверансе.

"Надевать или не надевать"?

К самому платью у меня претензий никаких не возникло. Платье шикарное, но белый цвет слегка напрягал.

— Госпожа, — в голосе одной из служанок послышались слезы. Ладно, была — не была. Жениха буду не для себя выбирать, так что…

— Надевайте, — дала свое царское разрешение, только без корсета.

— Госпожа Лана, без корсета платье невозможно носить, — серые глаза одной из девушек умоляюще уставились на меня.

Подошла, посмотрела, пощупала, повертела и осознала, что до нижнего белья здесь не додумались, некое подобие панталон аля шаровары и корсет. М-да, получается, что без корсета действительно никак.

— Ладно, уговорили, — пошла на попятную. — Одеваем корсет, только сильно его не затягиваем.

ГЛАВА 2

На меня из зеркала смотрела молоденькая, потрясающе красивая блондинка в роскошном белом платье и вот почему я не могла поверить в то, что она это я? Рукавов у платья которое на меня надели, не было, а значит, сильно не запарюсь, кондиционеров-то здесь нет. Облегающий лиф, расшитый жемчугом, выгодно подчеркивал грудь и осиную талию, а объемная юбка практически касалась пола.

"Только бы не наступить на подол и не опозориться".

Воображение мне сразу же подкинуло картинки, как именно это может произойти и мне захотелось остаться в комнате и никуда не ходить.

"Может они там и без меня обойдутся? — Как-то мне не по себе стало. — Может я зря все это затеяла? Может пока не поздно стоит вернуться"?

— Ты готова? — Услышав мужской голос, вздрогнула и почувствовала как бешено заколотилось сердце. Пусть я и знала, что могу сбежать из этого мира в любой момент, почувствовала я себя как на экзамене, ощущая разом во всем теле нервное перенапряжение: "Заметит или не заметит, что я это не я"?

У меня за спиной появился потрясающий мужчина — отец Ланы, отражением которого я залюбовалась. Высокий, крепкий, подтянутый с изумительными темно-фиолетовыми глазами. Длинные белые волосы Алангриэля были заплетены в замысловатую косу. Белая кружевная рубашка, белые штаны, заправленные в темно-желтые сапоги и длинная расшитая витиеватым узором золотого цвета накидка без рукавов. Выглядел Алангриэль лет на тридцать.

Глубоко вдохнув и выдохнув, попыталась избавиться от напряжения, в конце концов, я ничего не теряла, подумаешь, не погуляю по другому миру и остатки праздников проведу в своей квартире. Зато если повезет…

Развернувшись, глянула на своего "папочку" с вызовом, пусть только попробует хоть что-то сказать по поводу моей прически, закачу истерику и никуда не пойду. Поединок взглядов, длился всего лишь несколько секунд. Хотелось переплести на груди руки, но я всего лишь слегка склонила голову набок, наблюдая за реакцией мужчины.

В глазах Алангриэля промелькнуло что-то сродни интересу, но уже в следующую секунду, мужчина смотрел на меня безразличным взглядом.

— Пошли, — произнес он, разворачиваясь к двери, и я только сейчас заметила у Алангриэля широкий расшитый драгоценностями пояс.

— Но так нельзя, — взвизгнула появившаяся в дверях "мамочка".

Кэтриэль — миниатюрная блондинка с огромными голубыми глазами и высокой прической, в ярко-желтом платье с белой кружевной оборкой и с таким же кружевным воротником и манжетами она походила на фарфоровую куколку. На вид моей мамочке можно было дать лет двадцать, не более, а ведь она старше своей дочери, в теле которой я находилась, как минимум вдвое и ведь Лана даже не знала, сколько лет ее родителям. Ужас. Куда я попала?

Встретившись с тяжелым взглядом моего местного папочки, мамочка замолчала и, сверкнув в мою сторону недовольным взглядом, царственно прошествовала по коридору. Дойдя до мраморных ступеней, она стала неспешно спускаться.

Надо сказать дворец, в котором все эти годы обитала Лана, впечатлял как размерами, так и роскошью. Ковровые дорожки, зеркала от пола до потолка обрамленные в золотые рамы. Тяжелые расшитые золотом шторы. Расписные потолки, мраморные статуи женщин, мужчин, детей, вазы в человеческий рост (вот спрашивается, зачем они нужны)?

Дойдя до огромных дверей, по бокам которых стояли по стойке "смирно" лакеи, Кэтриэль остановилась.

Страх если он первоначально и присутствовал, при внезапном появлении родителя исчез, теперь меня распирало любопытство. Еще бы не каждый день со мной такие метаморфозы происходят. Да и чего мне бояться? Это пусть та, которой принадлежит данное молодое роскошное тело, переживает. Вот выберу я сейчас для нее мужа, а ей потом с ним всю жизнь маяться придется.

Алангриэль на несколько секунд замер перед дверью, слева я, справа Кэтриэль — мать Ланы, а потом до меня донесся голос церемониймейстера возвещающего о том, что мы все трое соизволили пожаловать. Ладони резко вспотели, а и без того прямая спина распрямилась и я сделала глубокий вдох.

Двери распахнулись, и мы двинулись вперед.

"Только бы не сбиться с шага, не отстать и не вырваться вперед, а еще не наступить на через-чур длинное платье", — Это единственное, что меня заботило. ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики