Аладдин. Вдали от Аграбы (fb2)

- Аладдин. Вдали от Аграбы (пер. А. В. Комянко) (а.с. Аладдин (disney)) (и.с. Уолт Дисней. Нерассказанные истории) 917 Кб, 173с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Айша Саид

Настройки текста:



Литературно-художественное издание

Аладдин

Вдали от Аграбы

АИША САИД


Для Джуда Мэттью – А.С.


ALADDIN: FAR FROM AGRABAFI

Пролог

ИЗ СБОРНИКА ЛЕГЕНД О ВЕЛИКИХ ПРАВИТЕЛЯХ

«Султан Валид из Суламандры»

[Валид в переводе с арабского означает «новорожденный», «наивный»]


Одной лунной ночью в королевстве Суламандра, которое переживало не самые лучшие времена, двое мужчин уединились в тускло освещенной комнате дворца. Эти двое были так похожи, что можно было бы с легкостью предположить, что они братья, разве что волосы султана были каштановыми, а голова его собеседника давно стала совсем седой. Султан и сам до нынешнего вечера считал, что человек, стоявший перед ним в длинном зеленом одеянии, был ему словно брат.

– Скажи мне, что это неправда, – произнес султан, поднимая со стола свиток. – Если ты скажешь, что это клевета, я поверю тебе.

– Я не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь, – ответил мужчина.

– Аббас [Аббас в переводе с арабского означает «лев», «хмурый»], не время для шуток. Я не стал слушать моего советника и встретился с тобой втайне от него. Я оставил своих стражников снаружи, чтобы они не распространяли слухи. Я хочу защитить тебя, но мне нужно знать правду. Ты отправлял это послание нашему союзнику? Ты просил помощи у принца из Дорана, чтобы свергнуть меня с престола?

Аббас сложил руки на груди и отвернулся. Он остановил свой взгляд на картине в золотой раме и завороженно смотрел на огромные горы, сверкающие в лучах заката на восточной границе Суламандры. Слева от картины стоял массивный дубовый стол, а на нем – кованый восточный фонарь, и свет его разливался огненными бликами по всей комнате.

– Как давно был нарисован этот пейзаж? – поинтересовался Аббас, потирая подбородок. – Крупные мазки и теплая палитра красок выдают работу кисти Хасана бин Ясина. Возраст картины – примерно четыре столетия, не так ли?

– Мы здесь не для того, чтобы обсуждать искусство, Аббас.

– Да, картине около четырех веков, – собеседник как будто и не слушал его. – А горы выглядят абсолютно такими же.

– Я предупреждаю тебя... – произнес султан, понизив голос.

– Зачем так волноваться? – улыбнулся Аббас. – Кстати, о горах. Золото и серебро надежно спрятаны, это бесспорно. Но какая досада, никто не имеет ни малейшего представления о том, где именно скрыты наши сокровища. А мои карты? – Он прищурился и взглянул на дубовый стол. – Они все там же, в ящике? Те самые карты, что я нарисовал много-много лет назад, с точным расположением каждого драгоценного камня внутри горного хребта. Я вверил тебе единственную копию, а ты позволил ей пылиться в этом ящике годами.

– Как я и говорил раньше, нам не нужна карта и мы не собираемся разрушать наши горы.

– Ну да, ну да, нам не требуются сокровища, чтобы сохранить наше королевство, – передразнил султана Аббас. – Но, если добыть совсем чуть-чуть золота, мы бы смогли собрать такую большую флотилию, купить столько оружия и подготовить так много солдат, что стали бы самым могущественным королевством на земле.

– Мы и так достаточно могущественны, и нас уважают другие королевства. Не нужно разрушать горы ради жажды наживы.

– И вот поэтому ты – глупец.

– Что ты сказал? – возмутился султан.

– Разве ты не услышал меня? – продолжал насмехаться Аббас. – Я сказал, что это делает тебя глупцом.

– Выбирай выражения, – предупредил султан. – Мы провели вместе все детство, и потому твоя фамильярность простительна, но не забывай, кто я.

– Как я могу забыть? – глумился собеседник. – У тебя же на голове эта нелепая корона с изумрудами.

– Аббас, – выдохнул султан, – наши семьи дружат много лет.

– Это правда.

– Я понимаю, что наши взгляды на то, как руководить страной и в каком направлении двигаться дальше, расходятся.

– И это так.

– Но, несмотря ни на что, ты всегда был моим близким другом.

– Мы не друзья.

– Да, ты прав. Мы больше чем друзья. Ты как брат мне.

– Будь я твоим братом, давно бы стал королем. Я сообразительнее, чем ты. И, несомненно, умнее. Наше королевство могло бы править целым миром, не будь ты таким слабохарактерным, что даже мухи не обидишь. Настало время семьи Акбар. Я заслуживаю быть королем!

– Так, значит, – глаза султана заблестели от слез, – это все-таки ты отправил послание принцу из Дорана.

– О, да. И не только ему. Я разослал это сообщение всем соседним королевствам. Я предложил им часть сокровищ Суламандры за помощь в твоем свержении. Без тебя я наконец воспользуюсь своей картой, чтобы превратить эту страну в самую богатую и влиятельную на всей земле. Увы, принц из Дорана предал меня. Но не стоит беспокоиться, найдутся другие, которые отправят свои армии мне в помощь. Могу поспорить, чьи-нибудь войска уже на полпути в Суламандру.

– Аббас... за что?

– Потому что золото обладает силой, которая тебе и не снилась.

Король пристально смотрел на Аббаса, не в силах пошевелиться.

– Полагаю, ты прав. Я – глупец, – наконец произнес султан. – Я готов был придумать миллион способов оправдать тебя. Но теперь пелена упала с моих глаз. То, как ты говорил о деньгах и власти... Перед тобой были открыты все двери. Твое поместье даже больше моего дворца. Ты никогда ни в чем не нуждался – и все еще не удовлетворен. Я вижу, твоя душа стала совсем черствой, а все хорошее, что было когда-то в тебе, испарилось.

– Лучше уж черствая душа, чем слабая, как у тебя, – усмехнулся Аббас.

Султан взглянул на него и протяжно вздохнул.

– Ты не оставляешь мне выбора, – наконец произнес он.

Султан повернулся и направился к двери.

– О, нет, – прищурился Аббас, – у этой истории совсем другой конец.

Прежде чем султан успел сделать еще один шаг, Аббас набросился на него. Правитель споткнулся и ударился о дубовый стол. Пламя фонаря задрожало.

– Что за султан оставляет свою стражу снаружи? – рассмеялся Аббас. Он вытащил серебряный кинжал, который все это время был спрятан у него под одеждой, и занес его над головой. – Все выходит даже лучше, чем я ожидал. Зачем нужна армия, если я сам могу тебя прикончить? Я расскажу, что свергнул султана своими собственными силами. Подумать только! Обо мне будут слагать легенды.

Злодей яростно обрушил свой кинжал на жертву, но султан уклонился. Лезвие глубоко вошло в столешницу. Аббас зарычал, пытаясь выдернуть кинжал из плотной древесины, и вдруг получил удар в челюсть. Теперь уже он рухнул на стол. Пытаясь встать, Аббас задел головой фонарь, и тот полетел на пол. Стекло разлетелось на тысячи мелких осколков. Через мгновение пламя высвободилось и стало пожирать все вокруг. Сначала огонь охватил ковер, затем распространился на потолок и стены, поглощая многовековые фрески и картины и превращая все на своем пути в пепел.

Та же участь постигла и старинный дубовый стол. Не пощадило пламя и карты, хранившиеся в его ящиках.

Глава 1 Жасмин

Жасмин стояла в большом зале дворца и держала в руках корзинку со сладостями. Она раздавала их детям, которые протягивали к ней руки в ожидании угощений. На девочках были красивые платья с вышитыми на них цветами и птицами. Мальчики были одеты в туники кремового, коричневого или серовато-зеленого цвета. Одну за другой Жасмин доставала конфеты из корзины и вкладывала их в руки детей: кому-то доставалась клубничная, кому-то – вишневая, кто-то получал леденец с лимонным вкусом, а затем дети весело убегали прочь, не забыв поблагодарить принцессу за лакомства. Жасмин смотрела им вслед и вспоминала с ностальгией свое собственное детство. Будучи ребенком, она любила посещать такие же праздники, и у нее сохранились крайне теплые воспоминания о вкусных угощениях и о том, как она беззаботно кружилась под звуки музыки. О, как давно это было...


Зал был залит ярким светом: стеклянные фонари выстроились в стройные ряды вдоль аллей, ведущих в сторону уличных гуляний, подсвечивая их розовым и желтым цветом. Праздники были одной из немногих вещей в Аграбе, которые принцесса могла полностью контролировать. Жасмин с удовольствием продумывала темы торжеств и решала, какими они будут с начала и до конца. Музыканты, которых она лично отобрала после бесчисленных прослушиваний, играли оживленную мелодию рядом с танцевальной площадкой. Гости весело кружились под музыку недалеко от места, где стояла девушка. Жасмин вдыхала запах медовой пахлавы и аромат сливочного фисташкового пудинга, которые доносились до нее от палаток с едой, где прославленные повара готовили свои деликатесы. И все же, несмотря на мерцание огоньков над головой принцессы и на звуки музыки, веселившей народ этим вечером, Жасмин не могла избавиться от разочарования, которое с недавних пор навевала на нее Аграба, хотя султан, ее отец, и пытался отогнать грустные мысли прочь. Тем не менее девушка вынуждена была признать, что, когда дело доходило до званых приемов, все было просто идеально. Ах, если бы она могла забыть о печали, поселившейся в ее душе.


Жасмин оглядела зал еще раз в поисках доброго черноволосого юноши с теплыми карими глазами. Она сомневалась, что Аладдин придет на такое мероприятие, но все же надеялась его увидеть. Принцесса встретила его пару дней назад, когда, поменявшись со своей служанкой одеждой, улизнула из дворца, чтобы изучить улицы Аграбы. Жасмин понятия не имела, как этот незнакомец сумел так быстро очаровать ее. Именно Аладдин провел девушку по городу и показал настоящую Аграбу, которую она так жаждала увидеть. И, несмотря на разницу в положении, между ними установилась особая связь, какой принцесса не испытывала прежде. Жасмин вспомнила, как Аладдин протянул ей руку помощи, когда она попала в беду, и спросил, доверяет ли она ему. И пусть они были едва знакомы, она ответила молодому человеку: «Да!» Возможно, это произошло даже слишком быстро и легко. Аладдин обещал прийти прошлой ночью, и Жасмин прождала его до самого рассвета, но он так и не появился. Какое будущее могло ждать двоих людей из таких разных миров? И все же разочарование больно кольнуло ее.


– Можно мне еще одну конфетку? – спросила маленькая девочка, тем самым прервав размышления принцессы.

– Разумеется, – ответила Жасмин и взглянула на малышку. Ее кудрявые волосы были заплетены в косички и завязаны ленточками. Девочка широко улыбнулась, когда ей протянули угощение, и, поблагодарив хозяйку вечера, убежала. Жасмин наблюдала, как девочка обошла бронзовую колонну зала, миновала группу мальчишек, игравших в мяч в накрахмаленных туниках, и, наконец, присоединилась к своей матери, стоявшей в очереди за жареным кебабом и пирожками с сыром, которые только что приготовил повар. Мать посмотрела на девочку и улыбнулась. Жасмин вспомнила, как ее мама улыбалась ей так же. Жена султана была прекрасной правительницей, и именно она привила дочери любовь к учебе и лидерству. Будь мама все еще жива, жизнь Жасмин сложилась бы иначе. Даже когда принцесса была всего лишь ребенком, мать относилась к ее желанию стать султаншей очень серьезно и готовила дочь к этой роли. Но внезапная и трагическая смерть правительницы изменила все вокруг.


Краем глаза Жасмин следила за принцем Андерсом. Его трудно было не заметить благодаря костюму цвета фуксии и лайма, а также нелепой шляпе, отделанной мехом. Принц никогда не снимал ее, далее несмотря на изнуряющую жару в Аграбе. А прямо сейчас он весь светился от похвал и лести, которые высказывали ему окружающие. По крайней мере, в данный момент он был занят, а значит, не мог надоедать принцессе бесконечными рассказами ни о своих владениях, ни о своем великолепии. В отличие от Андерса принц Али из Абабвы вел себя гораздо скромнее (про его королевство было мало известно, и далее Жасмин о нем ничего не слышала). Али стоял напротив принцессы, прислонившись к стене. Его кремовый наряд с золотой оторочкой казался совсем простым, но огромное количество слоев создавало впечатление, что костюм скоро поглотит своего владельца. И все же он был слишком просто одет для человека, который так эффектно появился во дворце. Его прибытие сопровождали марширующие барабанщики, стройный ряд танцоров, дрессированные павлины и караван верблюдов. А сам принц замыкал эту внушительную процессию, восседая на слоне. Сейчас же Али застенчиво оглядывался по сторонам, будто он впервые попал на подобный праздник.

– Он кажется каким-то другим, – сказала Далиа, кивнув в сторону принца Али. Далиа была не только служанкой Жасмин, но и ее лучшей подругой. – А его слуга выглядит чрезвычайно привлекательным, – продолжила она кокетливо.

Жасмин мельком взглянула на советника принца, стоявшего рядом с ним. Он был широкоплеч, одет в голубое и чуть возвышался над самим Али.

– Так что насчет принца? – поинтересовалась Жасмин, приподняв бровь.

– Кажется милым, но очень нервничает, и, похоже, у него низкая самооценка, – пожала плечами Далиа, – уж очень сильно он старается произвести на тебя впечатление.

– В этом и проблема, – вздохнула Жасмин. – Мне нужен тот, у кого есть сердце.

Она взглянула на Али и пожалела о столь резких словах, сказанных в его адрес. Принц же не виноват в том, что ему приходится добиваться ее расположения. Султан совсем помешался на идее удачно выдать Жасмин замуж и постоянно подсылает к ней ухажеров благородных кровей. А все, о чем мечтает принцесса, – это занять свое законное место во главе королевства и править во имя своего народа. Али не мог предположить, что брак находится на последнем месте среди приоритетов Жасмин. Девушке приходилось признать, что принц был не так уж и плох по сравнению с другими женихами, старающимися завоевать ее руку и сердце. Али был не слишком болтлив, но и шансов разговорить его этим вечером толком не выпадало, а когда они все же оказывались рядом, принц стоял молча, словно воды в рот набрав. Даже если его действия и были слегка неуклюжими, намерения были чисты, Жасмин это понимала.

– А вот и он! Он идет! – ахнула Далиа. – Веди себя естественно.

Жасмин сдержала улыбку, когда принц Али подошел к ней.

– Прошу прощения за то, что произошло сегодня утром, – произнес он. – Я не хотел... Я не привык посещать подобные мероприятия... Я имел в виду, что я...

«Далиа была права», – промелькнуло в мыслях Жасмин. Взяв себя в руки, принцесса улыбнулась. Он действительно был милым.

– Потанцуем? – прервала Жасмин его бормотание.

Принц Али удивился, но, прежде чем он успел вымолвить хоть слово, Жасмин уже повела его в сторону танцевальной площадки. Музыканты только начали играть следующую песню, и мелодия уже звучала со всех сторон. Жасмин начала двигаться в такт музыке, но принц стоял как вкопанный, словно его ступни были приклеены к полу. «Что на этот раз не так?» – подумала принцесса. Она уже была готова поинтересоваться у Али, все ли в порядке, как вдруг он начал танцевать. Если это, конечно, можно было назвать танцем. Руки и ноги принца вращались, будто он был марионеткой невидимого кукловода. «Что происходит?» – удивилась Жасмин. Несмотря на нелепость ситуации, девушка снова улыбнулась. «Он явно старается», – решила принцесса.

Заметив перемены в выражении лица девушки, Али широко улыбнулся в ответ. Это была первая искренняя улыбка, которую Жасмин увидела с тех пор, как они познакомились. Также она заметила милую ямочку на щеке принца, и что-то внутри девушки изменилось. Зазвучала следующая песня, и Али взял инициативу в свои руки. Когда он немного успокоился, оказалось, что юноша – неплохой танцор. Очень неплохой танцор. И что-то такое было в его глазах... Что-то очень знакомое. Умиротворяющее. Он положил руки на талию принцессы, и вместе они закружились по танцевальной площадке. Девушка смотрела в его глубокие темные глаза, и мир вокруг словно отступил в тень, стало казаться, будто они одни во всей вселенной.

Жасмин пристально вглядывалась в лицо Али. Кто этот таинственный принц? Какую историю он может рассказать?

Музыка поменялась, развеяв волшебство. Заиграла другая, быстрая и очень известная мелодия. Глаза принца загорелись. Отступив назад, Али опять начал танцевать. Но уже без Жасмин. Она наблюдала за принцем со стороны. Юноша двигался так стремительно, словно ступал по раскаленным углям. Он вращался и кружился, и вскоре вокруг него собралась толпа людей – они хлопали, кричали и поддерживали принца.

Сердце Жасмин упало. Момент был упущен.

Когда музыка прекратилась, принц Али увидел в толпе Жасмин, и их глаза вновь встретились. «Вот она, эта самодовольная и самонадеянная улыбка, – подумала принцесса. – Точь-в-точь как у принца Андерса». Да, Али удалось очаровать Жасмин одним танцем, но лишь потому, что принцесса позволила своему одиночеству на какой-то миг взять верх. Она решила, что чужестранец представляет собой больше, чем есть на самом деле. Все его очарование растворилось в мгновение ока. Больше не было никакой тайны. Али был, как все другие принцы, большим любителем внимания.

Вдруг Жасмин почувствовала, что смертельно устала. Она устала от вечных компромиссов с самой собой, и ее нынешнее положение было ей отвратительно. Она устала от ухажеров, приходящих чуть не каждый день и пытавшихся завоевать ее расположение. Зачем она вообще пришла сюда? Лучше бы осталась в своей комнате дочитывать «Легенды о великих правителях». Она почувствовала жуткое разочарование от этого праздника, от людей, окружавших ее, да и от всей Аграбы.

Не сказав никому ни слова, Жасмин резко развернулась и ушла прочь.

Глава 2 Аладдин

С балкона принцессы Аладдину открывался вид на дворцовый сад, где в полночной тьме мерцали огоньки фонарей. Отсюда было едва слышно музыку, доносившуюся с праздника сквозь шелест пальмовых листьев. Полная луна освещала все вокруг, а звезды были рассыпаны по небосклону словно драгоценные камни.

Вдруг Аладдин услышал, как кто-то карабкается по стволу ближайшей пальмы. Ну разве он мог не взять с собой свою ручную обезьянку? Но Жасмин уже видела Абу, когда они вместе бродили по улицам Аграбы, и сейчас верный питомец Аладдина мог все испортить. Обезьянка никак не хотела спокойно сидеть в своем укрытии, а принцесса еще не знала, кто ожидает ее на балконе.

Аладдин выдернул шелковую нить, торчавшую из его королевского одеяния. Он захотел стать принцем, и Джинн превосходно справился с исполнением этого желания. Одежда принца, конечно, была странной, особенно эти пышные слои, не говоря уже о тюрбане, из-за которого все чесалось. Аладдин жутко нервничал. Он не мог стереть из своей памяти взгляд Жасмин. Принцесса была явно сильно разочарована этим вечером.

Когда Аладдин потер золотую лампу, появившийся Джинн обещал исполнить три любых его желания. Поначалу Аладдину показалось, что трех желаний вполне достаточно. Но вот одно из них уже исполнилось, он стал принцем вымышленного королевства Абабва. Также Аладдин обещал своим последним желанием освободить Джинна от вечного рабства в лампе. Значит, у него осталось лишь одно невыполненное желание. Так как загадать больше желаний было нельзя (Джинн отчетливо дал понять, что это невозможно), нужно было хорошенько поразмыслить о том, чего он хочет на самом деле.

Волшебный ковер завис в воздухе, спрятавшись с другой стороны балкона. Аладдин посмотрел на него, и в ответ ковер помахал пушистой кисточкой.

– Жасмин скоро придет, – пообещал ему юноша.

В комнате принцессы по-прежнему никого не было. Пока Аладдин ждал появления девушки, рассматривая кусты роз в саду, в его голову стали закрадываться сомнения. В эту минуту Джинн должен был уговаривать Далию составить ему компанию для прогулки по дворцу, благодаря чему у Аладдина появился бы шанс загладить свою вину перед Жасмин. Но была ли идея тайком проникнуть на ее балкон действительно удачной? На Аладдина накатила волна паники, ладони вспотели. Нужно было срочно придумать, что сказать, когда появится принцесса, иначе она созовет всю охрану дворца и его точно арестуют. Впрочем, он не станет винить Жасмин, если она так поступит.

А как все хорошо шло вначале! Жасмин простила ему неуклюжее поведение при появлении во дворце. А позже, во время танца, Аладдин почувствовал, что между ними установилась особая связь, прямо как тогда на улицах Аграбы. Кажется, он начал нравиться принцессе, или ему показалось? А когда заиграла его любимая песня, Аладдин решил, что это идеальный момент, чтобы произвести на Жасмин впечатление. Но когда вокруг него собралась толпа людей, молодой человек заметил, что на лице девушки промелькнуло разочарование. Он вдруг осознал, что со стороны выглядел жаждущим внимания и похвалы, как все другие принцы. Но Жасмин и не догадывалась, что Аладдин делал все это лишь для нее.

Юноша ни к кому и никогда прежде не испытывал таких чувств, как к Жасмин. А когда он узнал, что девушка, одетая служанкой, на самом деле принцесса, его сердце чуть не разорвалось на части. Разве уличная крыса может быть вместе с дочерью султана? Но теперь благодаря Джинну он не оборванец и босяк, а принц Али из Абабвы – человек, достойный внимания принцессы.

Внезапно Аладдин выпрямился. Это Жасмин. Она здесь. Девушка подошла к большому письменному столу, заваленному бумагами. Принцесса пребывала в задумчивости, поэтому она не заметила Аладдина на балконе. Пока не заметила. Аладдин сделал глубокий вдох. Это был его последний шанс исправить ситуацию. Что бы он ни сделал, это должно было подействовать.

«Ты справишься», – твердо сказал себе юноша.

Он постучал костяшками пальцев по перилам балкона, дабы привлечь внимание принцессы, но Жасмин была так сильно погружена в свои мысли, что ничего не услышала. Девушка перебирала кипу карт на столе и по- прежнему не обращала внимания на Аладдина. Молодой человек немного помедлил, прежде чем постучать громче.

– Войдите, – сказала принцесса, не поднимая взгляда.

– А если я уже вошел? – произнес Аладдин.

Жасмин вскинула голову. Сначала ее глаза расширились от удивления, но затем быстро сузились.

Вдруг, словно из ниоткуда, выпрыгнул тигр. Аладдин прежде не видел тигров вживую, и этот зверь казался просто огромным. Его мех переливался оттенками рыжего, черно-белые полоски равномерно покрывали тело. Тигр уставился на Аладдина, а затем зарычал, обнажив свои острые клыки.

– Не шевелись, – предупредила Жасмин.

– Я и не собирался, – ответил юноша, поднимая руки вверх. – Ты так внезапно ушла с праздника, и я решил, что нам надо поговорить.

– Как ты сюда попал?

– Волшебный ковер-самолет.

– Хм, – принцесса удивленно вскинула бровь, – раз уж ты здесь, не поможешь ли мне отыскать Абабву на карте?

– А мне уже можно двигаться? – Аладдин посмотрел в сторону тигра. – Хороший котик? – Хищник зарычал, оскалившись.

– Раджа, не ешь нашего дорогого принца, – елейно сказала Жасмин. – Ему еще пригодятся ноги для зажигательных танцев.

Аладдин покраснел:

– Я перестарался?

– Немного, – кивнула принцесса. – Итак... Абабва.

Аладдин осторожно прошел мимо тигра, который не сводил с него взгляда, и взял одну из карт со стола. Будет забавно искать страну, которая не существует. Кажется, Жасмин не сильно расстроена из-за танцевального фиаско, но теперь он пришел к ней в комнату, и все стало стремительно усложняться. Либо он сейчас покажет на карте вымышленное королевство Абабва, либо вынужден будет признать, что он – самозванец. По правде говоря, Аладдин уже был готов сознаться в своем обмане. Как иначе он может выпутаться из этой истории? Юноша взял карту и попытался загородиться ею от пристального взгляда принцессы.

– Джинн, – прошептал Аладдин, надеясь, что могущественное создание сможет услышать его. – У нее здесь много карт, а мне надо найти Абабву.

– Ты не можешь найти свою страну? – ласково спросила Жасмин.

– Нет, что ты, конечно, могу, – быстро произнес Аладдин, и тут заметил маленькую фигурку Джинна на карте. Он прыгал вверх и вниз, указывая на место посреди пустыни, где постепенно стали появляться буквы: АБАБВА.

– Спасибо, – произнес Аладдин одними губами, готовый расцеловать своего миниатюрного синего друга. Юноша вздохнул с облегчением и опустил карту на стол. – Вот она, – показал он. – Видишь?

Жасмин наклонилась и уставилась на ту часть карты, где совсем недавно ничего не было отмечено. – Я не думаю... – начала говорить она, нахмурив брови. – Это невозможно... – произнесла принцесса. Но ошибки быть не могло, на карте крупными буквами значилось «Королевство Абабва». Жасмин взяла другую карту, дабы удостовериться еще раз, что зрение не обманывает ее. Аладдин огляделся. Вокруг было множество различных карт всех размеров и масштабов, какие-то содержали небольшие карандашные пометки, а какие-то были сильно потрепаны. Но все карты объединяло то, что теперь на них появилось вымышленное королевство Абабва.

– Как я раньше его не замечала? – удивлялась Жасмин.

– Карты старые и просто бесполезны. От них нет никакой практической пользы, – заявил Аладдин, пытаясь увести разговор в другое русло.

– С помощью карт я познаю этот мир.

– Правда? Мне казалось, принцессы много путешествуют и могут отправиться куда угодно.

– Но только не я.

Аладдин просиял от радости. Он только что придумал план, как исправить этот вечер и сделать его одним из лучших в жизни Жасмин.

– Так вот... – начал Аладдин, непринужденно прислонившись к высокой тумбе и смахивая с плеча невидимые пылинки. – Не хочешь ли ты... – Но прежде, чем он успел закончить предложение, тумба зашаталась. Ваза со спелыми красными гранатами упала на пол.

«Опять все валится из рук», – подумал Аладдин. Юноша наклонился и начал собирать гранаты, возвращая их на место. В этот момент к нему подошел Раджа и лизнул его в щеку. Видимо, дела Аладдина шли совсем плохо, раз даже тигру стало его жалко.

– Спасибо, – улыбнулся Аладдин, – мне как раз надо было умыться.

Раджа уткнулся носом в бок Аладдина и заурчал. Молодой человек потрепал зверя по голове и почесал за ухом. Все кошки любят, когда им чешут за ушами, по крайней мере, это предпочитали кошки в Аграбе. А разве тигр – это не кот-переросток? Аладдин поднял голову и заметил, что принцесса с удивлением смотрит на них обоих.

– Так о чем я говорил? – Аладдин выпрямился. – За стенами этого замка нас ждет огромный мир. Ты хочешь его увидеть?

– С тобой?

– Да.

– Но как? Все двери под присмотром стражников.

– А кто говорит про двери? Принцесса, иногда стоит немного рискнуть. – Аладдин подошел к краю балкона. Вот он. Тот самый момент, который может все изменить. А если и это не сработает, то уже ничто не поможет. Одним движением Аладдин запрыгнул на перила и шагнул в темноту.

Жасмин ахнула и подбежала к перилам. Что только что произошло?

Миг спустя рот принцессы раскрылся от удивления, когда она увидела, что Аладдин парит в ночном небе на волшебном ковре.

– Что это такое? – завороженно прошептала она.

– Я же говорил тебе – это мой волшебный ковер-самолет. Аладдин протянул руку принцессе и спросил: – Ты веришь мне?

– Что ты сказал? – переспросила Жасмин с недоумением.

– Ты веришь мне?

Она осматривала ковер. «Разве я сказал что-то не так?» – заволновался юноша. Жасмин колебалась. Она протянула руку Аладдину, но затем отдернула ее. Молодой человек пытался казаться спокойным. Она должна взять его за руку. Если она не...

И тут Жасмин сделала это. Принцесса вложила свои изящные пальцы в протянутую ладонь Аладдина.

Затем девушка ловко забралась на ковер и устроилась рядом с ним.

Прежде чем кто-то из них успел сказать хоть слово, ковер резко рванул и понес их прочь от замка. Аладдин посмотрел вверх. Темное ночное небо было сказочно красивым.

Оно было наполнено надеждами.

Глава 3 Жасмин

Жасмин не могла в это поверить. Она больше поражалась не волшебному летающему ковру, а тому факту, что протянула руку принцу Али. Она не относила себя к тому типу людей, которые могут так легко довериться незнакомцу, но в нем было что-то особенное. Может, дело было в том, как он смотрит на нее – таким милым мальчишеским взглядом, полным надежды. Или виной тому был вопрос: «Ты веришь мне?» Эти три волшебных слова. Их же произнес Аладдин, когда они гуляли по улицам Аграбы. И она доверилась принцу Али так же, как доверилась тогда Аладдину. Что же с ней происходит? Почти всю свою жизнь она была жесткой и циничной, а теперь стала... мягкой и мечтательной? Жасмин еще не была в этом уверена. Она была уверена только в том, что в данный момент сидела на ковре-самолете, парившем среди облаков, а рядом с ней сидел прекрасный принц, которого она едва знала.

– Все в порядке? – спросил Али. – Тебя не укачивает? Просто ковер иногда заносит на поворотах.

– Нет, все нормально, – ответила принцесса и вдруг вскрикнула: – Ой!

Резкий порыв ветра отбросил девушку назад. Али вовремя приобнял принцессу, чтобы она не упала. Жасмин крепко схватилась за край волшебного ковра, который колыхался в потоках ветра, набирая высоту.

– Извини, – произнес Али, когда ковер выровнялся и ветер сменился на мягкий бриз. – Полет иногда бывает крайне непредсказуемым, может слегка потрясти, но это ненадолго. И не стоит бояться: ты не упадешь, ковер очень надежный. – Жасмин посмотрела на руку Али, которая все еще лежала у нее на плече. – Ой, – произнес он и поспешно убрал руку, – я не хотел тебя смутить. Я просто... ковер наклонился... и...

– Все хорошо, – произнесла Жасмин, – я ценю твою заботу обо мне. Никогда прежде не летала на ковре, даже представить не могла, что это возможно.

– Он еще и не на такое способен, – сказал Али девушке. – Принцесса, куда ты хочешь отправиться?

– А куда мы можем отправиться?

– Куда ты захочешь.

– Куда угодно? Но мир такой огромный!

– С тобой я готов облететь хоть весь земной шар.

Жасмин рассмеялась:

– У нас нет на это времени.

– Ты удивишься, но волшебные ковры летают очень быстро. Главное, держись крепче!

Ясное небо над ними и глубокий синий океан внизу слились воедино, когда ковер начал ускоряться. Прежде чем Жасмин успела хоть что-то спросить, они взмыли еще выше в ночное небо. Трепет охватил Жасмин. Куда они направлялись? Были ли они в безопасности на этом волшебном ковре? Она сделала глубокий вдох и зажмурилась. Через несколько секунд ковер остановился. Открыв глаза, принцесса не поверила тому, что увидела.

– Это снег? – спросила она в изумлении.

Под ними простирался огромный луг, где среди ослепительно белых сугробов росли на проталинах желтые альпийские цветы, а неподалеку виднелось озеро с кристально чистой водой. Прежде чем девушка успела поинтересоваться, далеко ли они от дворца, она взглянула вверх. Ночное небо расчерчивали всполохи красных, зеленых и фиолетовых огней.

– Это северное сияние, – прошептала Жасмин, не веря своим собственным глазам. – Я читала об этом явлении в книге.

– Вживую красивее, правда?

– Не идет ни в какое сравнение, – произнесла она с восторгом. – Но как мы так быстро добрались сюда? Это же невозможно!

– Магия, – ответил Али.

Они немного задержались здесь, наблюдая за тем, как цвета переливаются в небе. Затем волшебный ковер перенес их к шумным водопадам, а потом к туманным джунглям и к бескрайним саваннам. Они наблюдали, как мартышки скачут с ветки на ветку в тени огромных деревьев, слушали вой гиен, несущихся под ними. Еще пара мгновений – и ковер доставил их к заснеженной горной вершине. Али и Жасмин опустили свои ноги в пушистый снег.

– Смотри, совсем не видно следов: ни людей, ни животных.

– Мы так высоко, что, возможно, мы первые люди, забравшиеся сюда. Только подумай, – улыбнулся принц, – мы с тобой открываем новые земли.

– А может, и нет, – рассмеялась Жасмин. Принцесса подумала о картах и учебниках по географии, которые они изучала. Ей стало интересно, кто же владеет этими землями. Будь она султаншей, она бы могла наведаться в эту страну с дипломатическим визитом и увидеть эти горные вершины с другого ракурса. Но к чему это «бы», когда она уже здесь.

Они вернулись на ковер и теперь незаметно парили над огромным городом, где мерцали тысячи огней. Далиа ни за что бы не поверила, где принцесса провела эту ночь.

– Это было именно то, что мне нужно, – поблагодарила Жасмин юношу. – Иногда твоя повседневная жизнь превращается в рутину. Ты наверняка представляешь, что я имею в виду. Ты делаешь одни и те же вещи каждый день и вдруг понимаешь, что вокруг есть целый мир и...

– Он прекрасен, – закончил за нее Али.

– Совершенно верно. Попытайся мы на этом ковре облететь всю землю, все равно бы что-нибудь упустили. – Произнеся это, она повернулась к принцу и посмотрела ему в глаза: – Спасибо за это приключение. Я никогда его не забуду.

«А еще я никогда не забуду, что провела этот вечер именно с тобой», – подумала Жасмин. Девушка любовалась профилем юноши и гадала, облетел ли он на ковре-самолете весь свет и если да, то сколько раз. Несмотря на это, Али был так же воодушевлен и охвачен благоговением, как и она. Он не был изнурен жизнью, как другие принцы, которых знала Жасмин, а, наоборот, по-прежнему был влюблен в этот мир. Принцесса подумала, что, если бы ей выпал шанс путешествовать по миру с дипломатическими миссиями, она бы тоже постаралась сохранить чувство благодарности за все чудеса и красоты вселенной.

Взгляды Жасмин и Али встретились. Принцесса была готова утонуть в этих глубоких карих глазах. Стоп! Она не могла себе этого позволить. У девушки не было времени на такие глупости. Жасмин резко отвернулась. Вглядываясь в даль, она вдруг заметила крохотный кусочек земли среди воды.

– Это остров? – показала она вниз. – Должно быть, это самый маленький остров из всех существующих на свете.

– Не могу разглядеть. – Али наклонился, вглядываясь в темноту. – Даже при этом лунном свете.

– На острове так темно, наверное, он необитаем.

Будто прочитав их мысли, ковер начал спускаться ниже, чтобы его пассажиры могли лучше разглядеть сушу под ними.

– Погоди, – сказал принц. – Я вижу какой-то свет, но, кажется, он исходит вовсе не от острова.

Али был прав. Чем ниже опускался ковер, тем лучше было видно, что остров окружала полоса света.

– Может, это отражение луны?

– Возможно, – размышляла Жасмин. – Такое ощущение, что вода светится. А вдруг это электрические угри? Или светящиеся рыбы? Я читала о них в книгах. Как ты думаешь, мы можем подлететь чуть поближе? Если ты не устал, конечно. Ночь была длинной.

– Желание принцессы – закон для меня.

– Мы же совсем ненадолго, да? – спросила девушка. Жасмин вдруг представила, какая поднимется суматоха, если ее отец обнаружит, что принцессы нет во дворце.

– Не беспокойся, – заверил ее принц. – Волшебство ковра-самолета позволяет путешествовать во времени и пространстве, но нам с тобой трудно будет это почувствовать. – Али нежно погладил ковер: – Отвезешь нас вниз, дружок? Мы хотим рассмотреть кое-что напоследок.

Ковер кивнул кисточкой и начал медленно снижаться, взяв курс в сторону острова.

Жасмин не понимала, как время могло замедляться или вести себя по-другому, пока они летали над миром, но до этого вечера она и в существование волшебного ковра не особо-то верила. Принцессе очень хотелось узнать, что за огни окружали остров. Но еще больше она желала, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась.

Глава 4 Аладдин

Аладдин хотел, чтобы кто-нибудь ущипнул его, ведь все происходящее казалось лишь прекрасным сном. Это правда? Он всю ночь летал на ковре-самолете с принцессой Жасмин? Они действительно побывали вместе на замерзших озерах и гремящих водопадах? Аладдину не терпелось рассказать Абу о гепардах в высоких травах саванны и о гориллах с серебряными спинами, которые наблюдали за их полетом, раскачиваясь на лианах. Все прошло даже лучше, чем он ожидал. Но юноша продолжал задаваться вопросом, что будет, когда они вернутся? Ведь рано или поздно Жасмин узнает правду. Девушка выяснит, что перед ней все это время был не принц, а простолюдин с улиц Аграбы. Она, наверное, будет в ярости. Возможно, после этого ее сердце закроется раз и навсегда. Почему двое людей, которые так подходят друг другу, не могут быть вместе всего лишь из-за разницы в положении? Что за несправедливость? От негодования все начинало закипать внутри Аладдина. Он вздохнул. Подумать об этом можно и позже, а сейчас лучше наслаждаться временем наедине с Жасмин.

Ковер опускался на крохотный остров. На этом небольшом участке земли тут и там росли высокие пальмы, экзотические деревья и кустарники с ярко-розовыми, красными и оранжевыми цветами. Они опускались все ниже, и юноша заметил, что яркие пятна света, где-то желтые, где-то зеленые, сияют в прибрежных водах.

Волшебный ковер завис в полуметре над землей, чтобы его пассажиры могли с легкостью сойти на песчаный берег.

– Я возмущен, – с шутливым укором произнес Аладдин, обращаясь к ковру. – Когда ты везешь меня одного, твои приземления бывают гораздо жестче, не то что сейчас. Хотя я, кажется, знаю почему.

Ковер приподнял свои кисточки и как будто пожал плечами.

Аладдин рассмеялся – он был абсолютно согласен, ради Жасмин стоило принять дополнительные меры предосторожности.

– Спасибо. – Принцесса поблагодарила волшебный ковер, нежно погладив его рукой.

– Цвет намного глубже, чем мне показалось сверху, – произнесла девушка, когда они подошли к берегу. Жасмин и Аладдин склонились над водой. Она сияла, как будто на дне лежали сверкающие драгоценные камни. Но это были не изумруды и не янтарь. В прозрачной воде, как и предполагала принцесса, светились маленькие рыбки.

– Как их много, – завороженно произнес Аладдин. Он наблюдал, как рыбки мелькали то здесь, то там. Их быстрые движения заставляли воду будто бы искриться. Какое-то время они молча наблюдали за суетой морских светлячков. Затем юноша осмотрелся. Остров обрамляли высокие деревья. Их стволы были цвета меди, а длинные зеленые листья развевались на ветру. Жемчужно-белый песок был настолько мягким, что ноги утопали в нем, как в пуху.

Вдруг Аладдин услышал странный глухой звук вдалеке. Он напрягся.

– Ты это слышала?

– Да, – прошептала Жасмин. – Звук доносится из глубины острова.

Они пошли на шум, а ковер, будто озираясь по сторонам, следовал за ними по пятам. Аладдин был рад, что его верный друг рядом: в случае реальной опасности они тут же унесутся на нем прочь. Юноша и принцесса прошли между пальмами. Недалеко от них блестел водной гладью пруд. Ночной бриз легонько колыхал листья деревьев. Вдруг налетел более сильный порыв ветра, и три коричневых кокоса оторвались от ветки, с грохотом рухнули на землю и, покатившись, остановились у ног Аладдина.

– Кокосы, – произнес юноша и подобрал один из них. – Хорошо, что я был рядом, чтобы спасти тебя от этих ужасных чудовищ.

– В таком тихом и уединенном месте даже кокоса испугаешься, – улыбнулась Жасмин. Она подошла к пруду, сняла обувь и опустила ногу в воду. – Какая теплая! Должно быть, рядом вулкан. Странно, мы не видели ни одного, когда пролетали над островом. Я думала, что вулкан – это всегда клубы дыма, потоки лавы... Забавно, не будь вода такой теплой, мне бы и в голову не пришло... Но что еще могло так ее нагреть?

– Откуда ты все это знаешь? – поинтересовался Аладдин, закатывая штанины вверх, чтобы не намочить их в воде, и сел рядом с Жасмин. Вода доходила ему до колен. – Куда бы мы ни отправились, ты всякий раз рассказываешь что-то удивительное о каждом из мест. Даже об этом малюсеньком острове!

– Книги, – ответила принцесса.

– Пожалуй, и мне не помешает что-нибудь почитать, – улыбнулся юноша.

Они еще немного посидели в тишине, болтая ногами в теплой соленой воде, окруженные темнотой и шелестом листьев.

Внезапно Жасмин заговорила:

– Мне так понравилось все, что мы увидели сегодня. Но я должна признать, это место – лучшее.

– Я согласен. Отличная была идея прилететь на этот остров.

– У меня все идеи отличные.

– Верно. Главное, что ты согласилась полететь со мной.

– Да, – их взгляды встретились, – это – самое лучшее решение.

Прядь волос выбилась из прически Жасмин. Лунный свет падал на ее нежное лицо, и в это мгновение она была прекрасна как никогда. Но Аладдин снова почувствовал укол совести. Принцесса поверила ему сегодня. Поверила. А юноша не мог признаться, кем он является на самом деле. Пока не мог.

Вдруг Жасмин засияла.

– Я кое-что поняла, – сказала она. – Ты знаешь, я очень люблю географию. И, насколько я помню карту, мы находимся совсем недалеко от Абабвы.

– Хм, – глаза Аладдина расширились, – а мне кажется, мы очень далеко.

– Даже если так, – произнесла принцесса, – волшебный ковер может доставить нас туда за считаные секунды. Не так ли?

– Ну...

– Смотри, мы были у водопадов в джунглях, а через пару мгновений оказались у заснеженных горных вершин. Значит, и до Абабвы рукой подать.

Услышав это, ковер подался вперед, словно желая присоединиться к разговору. В эту секунду Аладдин был рад, что у его волшебного друга нет лица, иначе оно выдало бы юношу с потрохами.

– Я не хочу быть навязчивой, – произнесла Жасмин извиняющимся тоном, – но я подумала, что это – отличная идея. Ты видел, где живу я, поэтому было бы здорово увидеть место, откуда родом ты.

– Да, идея отличная, – медленно начал Аладдин. Если бы это королевство действительно существовало, он бы тотчас доставил принцессу туда. Но куда он мог ее отвезти? И разве мог он ответить отказом, закончив вечер разочарованием? Юноша осознавал, что правда все равно выйдет наружу, но не рассчитывал, что это произойдет так скоро.

Вдруг они услышали заунывный вой.

– На этот раз это точно не кокосы, – прошептала Жасмин.

Аладдин схватил принцессу за руку. В мгновение ока они запрыгнули на ковер- самолет и поднялись в воздух, оставив свою обувь на острове. Взлетая над деревьями, они искали глазами источник жуткого звука.

– Кит! – вскрикнула Жасмин и указала в сторону моря.

Это был он – огромный серый кит, плывущий на поверхности темных океанских вод. А с другой стороны острова, недалеко от берега, они заметили стаю дельфинов, резвящихся в волнах.

– Я читала о китах, но и подумать не могла, что они издают подобные звуки. И посмотри! Рядом с ними – розовые дельфины! Их осталось всего несколько особей во всем мире.

Ковер опустил Жасмин и Аладдина на песчаный берег, откуда они смогли насладиться видом этих удивительных созданий. Затем он стряхнул песок со своих кисточек и ринулся к воде.

– Осторожно! Не так быстро, – выкрикнула Жасмин. – Мы же не хотим испугать дельфинов.

– Не волнуйся, все животные его просто обожают, – заверил девушку Аладдин.

– Может, прогуляемся по берегу или зайдем в воду и посмотрим поближе? – предложила принцесса.

– Обязательно. Только я заберу нашу обувь у пруда.

– Хорошо, но поторопись, пока они все не уплыли, а я прослежу, чтобы коврик никого не напугал, – сказала она.

Аладдин убедился, что девушка направилась в сторону берега, а сам пошел к пальмам. Как только дельфины уплывут, Жасмин продолжит расспрашивать его про Абабву. Она ведь была права: раз волшебный ковер доставил их от африканских водопадов до высочайших вершин Альп за считаные секунды, почему бы ему не отвезти их в королевство Абабва. Аладдин начал придумывать различные оправдания. Например, он мог сказать, что королевство закрыто на ремонт. Травят паразитов? Или там сейчас проходит важное и строго конфиденциальное собрание, которое нельзя прерывать. Юноша пытался придумать хоть что-то, что звучало бы правдоподобно, но ничего не выходило.

– Вот бы Джинн был здесь, – вздохнул он. – Вот кто бы точно мне помог.

Когда в этот миг кто-то дотронулся до его плеча, Аладдин чуть не подпрыгнул от неожиданности.

– Джинн! – воскликнул юноша. Он оглянулся, чтобы убедиться, что Жасмин их не видит. Принцесса зашла по колено в воду и гладила в этот момент дельфина, подплывшего к ней. – Что ты здесь делаешь?

– Ты позвал меня, и я здесь. Джинн к твоим услугам. – Синий верзила сделал реверанс и широко улыбнулся. – Все гадал, куда ты запропастился. Но вижу, ты отлично справляешься без меня. Чудесное романтическое место. Я впечатлен.

– Спасибо.

– Чем я могу помочь? – поинтересовался Джинн. – И не забудь, я ненадолго. У меня там серьезное дело, я отвлекаю внимание окружающих, чтобы никто не заметил, что вас двоих нет весь вечер. Это нелегкая работа, но кто-то ведь должен ею заниматься, – подмигнул он.

– Пойдем. – Аладдин повел его сквозь чащу пальмовых зарослей. Юноша еще раз оглянулся. Ни Жасмин, ни ковер ничего не заметили. Пока что.

– Ну, расскажи мне, – поинтересовался Джинн, – как все проходит? Она уже испытывает к тебе симпатию? Тебе нужны мои советы по обольщению? Я не могу заставить кого-то полюбить тебя, но могу подсказать пару проверенных приемчиков. Главное – не выглядеть слишком жалким. Принцессы этого точно не любят, поверь мне.

– Нет, дело не в этом. У нас все хорошо получается. Даже замечательно. Но Жасмин начала говорить, мол, раз мы увидели так много прекрасных мест этим вечером, почему бы нам не посетить...

– Абабву? Я прав?

– Откуда ты знаешь?

– Это было предсказуемо. И ее интерес к Абабве естественен.

– Я понимаю, но как я могу отвезти туда принцессу, если этого места не существует.

– Бедняга Ал, – покачал головой Джинн. – Ты сам поставил себя в это неприятное положение.

Аладдин опустил голову. Ему стало стыдно, ведь Джинн был прав. Как он не догадался, что Жасмин попросит показать ей его выдуманное королевство? Что же теперь делать?

Вдруг отличная идея пришла юноше в голову. Он повернулся к Джинну.

– Вообще-то, я знаю выход из этой ситуации. – Аладдин широко улыбнулся. – Потому что Абабва может быть вполне реальна. Ты можешь создать Абабву. Ты же смог сотворить весь этот парад со слонами, танцорами, барабанщиками и верблюдами. Они появились из воздуха! Значит, ты можешь создать для меня и целое королевство, правда?

– Разумеется, могу, – кивнул Джинн. – Хоть десятки королевств. Проектирование – вообще мое хобби. Я с превеликим удовольствием сконструирую для тебя королевство твоей мечты.

– Замечательно, – обрадовался Аладдин, – давай так и сделаем!

– Договорились! – произнес Джинн. Он щелкнул пальцами, и перед ними возникла волшебная лампа.

– Ну, чего ты ждешь? – спросил Джинн. – Я не могу тут прохлаждаться весь день.

– Что ты имеешь в виду? – улыбнулся Аладдин.

– Серьезно, парень, у меня нет на это времени. – Тон Джинна стал раздраженным. – Мне нужно вернуться к служанке, кто-то же должен ее отвлекать. Мы, кстати, тоже неплохо проводим вечер. Давай, загадай желание, и я сотворю для тебя чудеснейшее королевство, такое, о каком ты и мечтать не мог. Просто произнеси волшебные слова.

– Но вот в чем дело, Джинн. Мне для этого не нужно использовать желание.

– Да? И с чего ты это взял?

– Потому что это не новое желание. Это часть предыдущего. Когда ты превратил меня в принца, ты сделал меня принцем определенного места под названием Абабва. Поэтому ты должен сотворить это место, принцем которого я являюсь. Понимаешь? То, что я принц, подразумевает наличие у меня настоящего королевства. Разве не так?

Улыбка застыла на лице Джинна. Он был настолько потрясен, что потерял дар речи.

– Нет. Все было не так, – нахмурился Джинн. – Когда я сказал, что сделаю тебя принцем, я... – Он вздохнул и начал с усилием массировать виски. – Похоже, ты прав, – произнес он удрученно. – А ты, парень, молодец, все продумал. Теперь давай посмотрим... – Джинн прислонился к стволу пальмы. Дерево чуть наклонилось, и большой спелый кокос упал на землю. Джинн поднял его, вставил трубочку и сделал глоток.

– Создать королевство несложно. А вот поместить его именно туда, где оно значится на карте, гораздо труднее. Люди начнут задавать вопросы. Они, как ты уже понял, любят задавать вопросы. Да и откуда мы возьмем людей в Абабве? Огромное королевство без единого жителя – это подозрительно. А все должно выглядеть максимально реалистично. – Джинн сделал еще один глоток из кокоса, а затем поменялся в лице.

– Точно! – Он щелкнул пальцами. – Морибания! Почему я сразу об этом не подумал?

– Морибания?

– Да, когда-то существовало королевство с таким названием. Но после разрушительного землетрясения от него осталась лишь груда камней. Сейчас оно абсолютно заброшено, затерянная страна посреди пустыни. – Джинн нахмурился. – Оно немного дальше, но ковер легко преодолеет это расстояние, даже глазом моргнуть не успеешь. Уверен, это сработает.

– Я не думаю умалять твои способности, – произнес Аладдин. – Но ты точно справишься? Несомненно, танцоры и весь антураж в Аграбе были весьма впечатляющими. Но сейчас мы говорим о целом королевстве. О дворце и площадях, лодках на причале и тому подобному. Это в твоих силах?

Возмущению Джинна не было предела.

– По правде говоря, Ал, не будь я выше этого, я бы даже обиделся на твой вопрос. – Он щелкнул пальцами, и за ухом у него появился карандаш. Достав из-за пазухи какие- то чертежи, Джинн принялся внимательно их изучать. Они парили в воздухе, а Джинн ловко орудовал линейками и карандашом, делал какие-то записи, рисовал схемы.

– Ну, парень, скажи мне, – поинтересовался Джинн, закусив карандаш между зубов, – как ты себе представляешь идеальное королевство?

– Идеальное королевство? – переспросил Аладдин.

– Ага, – кивнул Джинн. – Но помни, принцесса должна поверить, что оно настоящее, так что подумай хорошенько.

– Оно должно быть изумительным, – начал Аладдин, – с типичной уличной суматохой и спешащими куда-то людьми, но чтобы их было не слишком много, как порой бывает в Аграбе.

Джинн не отрывал взгляда от своих записей, продолжая кивать Аладдину.

– И сам дворец должен быть красивым. Чтобы башни минаретов терялись в облаках, чтобы внутри были величественные лестницы и огромные залы! Пятьдесят спален, ведь принцесса привыкла к королевским условиям. А еще дворец должен быть особенным и достаточно изысканным для Жасмин, чтобы она обратила на него свое внимание.

– Достаточно изысканным, – кивнул Джинн. – Записал!

– Не забудь про внутренний двор, – добавил Аладдин. – Моя мама обожала любоваться таким во дворце Аграбы. Она представляла, что у нас однажды будет похожий двор с горшками, в которых росли бы разные цветы. Мы любили помечтать об этом вместе. Пусть мой двор тоже будет симпатичным и все будет сделано со вкусом. Ой, – вспомнил юноша, – и обязательно сделай зверинец. Жасмин это должно понравиться, пусть там будут животные и птицы, которых она не видела прежде. И причудливые растения в саду. А город должен быть очаровательным, с брусчатыми улочками и изящной маленькой площадью. Пусть там будет небольшая лагуна, как эта. А вокруг луга и скалы. И интересные магазинчики.

– Какие, например?

– Ну, для начала – кафе. Как в Аграбе, «Чай и сладости у Билаля», знаешь это место?

– Эта дыра? – поморщился Джинн.

– Да, там особо нечего делать, но у него лучшие десерты в мире, – сказал Аладдин, – им бы стены подкрасить, да мебель заменить, а то, того и глядишь, свалишься со стула. И еще магазинчик с картами! Жасмин обожает разглядывать карты.

– Записал. Какие-нибудь еще пожелания?

– Пусть Абабва будет местом, где нет вражды и зависти. Там должно быть безопасно, чисто, в общем, все должно быть идеально.

Джинн с сомнением кашлянул.

– Я не думаю, что все должно быть идеально. Королевство, напоминающее страну из книжки со сказками, – это слишком подозрительно. Ведь везде есть свои проблемы и недостатки.

– Да, возможно, ты прав, – согласился юноша, – пусть все будет естественно. И если в моем королевстве будут проблемы, я, как правитель, должен буду их решать. – Аладдин встряхнул головой, понимая, что немного замечтался. – Что думаешь? – спросил он у Джинна.

– Звучит прекрасно. Я вполне уверен, Ал, что справлюсь. А еще мне кажется, ты был бы отличным принцем. – Джинн сделал еще несколько беглых записей, закрыл глаза и положил свою руку на голову Аладдину.

– Что ты делаешь? – поинтересовался юноша.

– Хочу покопаться в твоих воспоминаниях для вдохновения. – Он задержал руку на голове парня еще на пару секунд, бормоча что- то себе под нос, а затем произнес: – Voila! [Вот! (фр.)]

Он поднял руку и открыл глаза.

– Готово! Королевство Абабва построено. Абсолютно новое и готовое к твоему правлению. Должен признаться, в этот раз я превзошел сам себя. Летите прямо, затем поверните налево возле небольшой группы островов и атоллов [Атолл – коралловый остров, имеющий вид сплошного или прерывистого кольца, окружающего лагуну], и вы на месте. Вряд ли вы не заметите башни минаретов, о которых ты просил.

– Звучит потрясающе! Спасибо, Джинн, – сказал Аладдин.

– Все, что я делаю – потрясающее, – улыбнулся Джинн.

– И королевство выглядит абсолютно реальным?

– Таким же реальным, как ты или я. Невозможно найти никаких отличий.

– И как долго оно будет таким реальным?

– Не переживай, – заверил его Джинн, – я сделал все так, что пока вы внутри, оно будет существовать.

– Скажем, несколько часов?

– Если ты захочешь, то дольше. Время там будет течь по-другому. Оставайся в королевстве, сколько захочешь. А когда вы отправитесь домой, Абабва исчезнет.

– Я даже не знаю, как отблагодарить тебя.

И в этот момент их прервал голос Жасмин:

– Али?

Аладдин чуть не закричал от неожиданности. Вдруг он заметил, что Жасмин идет в их сторону сквозь чащу деревьев. Как он объяснит принцессе, кто этот синий человек?

– Позволь мне... – начал юноша.

– Еле нашла тебя. С кем ты разговаривал?

Аладдин поймал взгляд девушки и понял, что Жасмин совсем не смотрит в сторону Джинна.

– Это что, паук? – спросила она.

Аладдин обернулся и понял, что синий человек исчез из виду. А вместо него на плече юноши красовался огромный черный паук, который удобно расположился там, словно был дрессированным попугаем.

– Я слышала, как ты разговаривал с кем- то. Ты благодаришь... паука?

– М-м, да, – начал выкручиваться Аладдин, – это Малыш. Э-э-эм, мой ручной паук. Он все это время летал с нами, прицепившись к одной из кисточек на ковре. Он всегда так делает – совершенно бесстрашный.

– Я его не замечала.

– Правда? Он немного скрытный.

Жасмин удивленно смотрела на Аладдина:

– У тебя ручной паук? Серьезно? Ты же знаешь, что такие большие черные пауки могут быть очень опасными.

– Говорит та, кто держит дома огромного тигра, – парировал юноша. – Слышал, они могут быть очень темпераментными.

– Это не одно и то же, – затрясла головой Жасмин, а потом рассмеялась. – Хорошо, ты прав.

– Кстати, – начал Аладдин, – что насчет Абабвы?

– Да? – Глаза принцессы засверкали.

– Полетели!


ИЗ СБОРНИКА ЛЕГЕНД О ВЕЛИКИХ ПРАВИТЕЛЯХ

«Зейн X, или Как доброта спасла империю»


Зейн X, правитель империи Омани, любил все самое лучшее. Если он ел шоколад, то это был самый дорогой шоколад. Если дело касалось его прекрасных садов (а их было несколько), то за ними ухаживали самые опытные флористы и садовники, заботившиеся о редчайших видах растений. А в красивых голубых прудах обитали самые необычные и экзотические рыбы. Еще султан Зейн обожал принимать гостей, королевские особы со всего мира каждый сезон с нетерпением ждали заветного свитка с приглашением на прием в Олмани. Никто и никогда не отказывался посетить это торжество. В день праздника горожане выстраивались вдоль дороги и приветствовали экипажи с именитыми гостями. Все приглашенные наряжались в их лучшие платья, чтобы соответствовать теме приема. Летом она часто была связана с цветами, поэтому мужчины надевали костюмы розовых или других пастельных тонов, а дамы вплетали розы и маргаритки в свои прически. Этой зимой у праздника была «морозная» тема, поэтому гости облачились в одежды серебряного и белого цветов, а их шеи, пальцы и уши сверкали бриллиантами.

Все произошло именно на этом зимнем балу. Гости грациозно кружились под плавную музыку, когда в дверь замка султана Зейна постучался молодой человек.

Принц Харис [Xарис в переводе с арабского означает «страж», «покровитель»] из Гирада был гостем на этом празднике и с любопытством наблюдал за дворецким, который пошел открывать дверь. Принц думал увидеть кого-то из именитых гостей, но за дверью оказался мальчик-подросток. Он выглядел несчастным и голодным, его лицо было измазано сажей, волосы спутаны, а одежда настолько обветшала, что, казалось, развалится на части от одного прикосновения. Принц поморщился от отвращения.

– Никаких попрошаек сегодня, – строго сказал дворецкий, закрывая дверь.

– Пожалуйста, господин, – выкрикнул мальчик, – можно мне немного воды и хлеба? Я большего не прошу. Я могу их отработать. Я умею мыть посуду и штопать одежду. Я сделаю что угодно.

– Ты что, не видишь, сегодня прием во дворце, – сказал дворецкий. – Приходи завтра, если хочешь, но сегодня султана отвлекать нельзя.

– Погоди, – произнес принц, подходя к мальчишке. – Ты сказал, что готов поработать за еду, не так ли?

– Да, господин, – кивнул мальчик.

– Тогда заходи. – Принц жестом велел мальчику войти. Тот поколебался долю секунды и посмотрел на дворецкого, прежде чем сделать шаг.

– Опять ты что-то задумал, Харис? – сказала стоявшая неподалеку герцогиня и подмигнула ему.

– Мальчик сказал, что готов поработать за еду, – пожал плечами принц. – Разве мы не можем немного повеселиться? Парень, умеешь жонглировать?

– Нет... – Серые глаза мальчика расширились от удивления.

– Как насчет парочки смертельных трюков? – Харис подошел к мальчишке ближе. – Например, ты встанешь к стене, а мы будем на спор метать ножи, пытаясь попасть тебе между пальцев. Или проверим, сколько ты сможешь продержаться без воздуха в бочке с водой.

– Я бы посмотрел на это, – сказал только что подошедший мужчина. Вскоре собралась целая толпа.

Бедный мальчик побледнел, не зная, что сказать. Он бормотал что-то себе под нос, пытаясь отступить к выходу, но Харис оттолкнул его от двери.

– Ты сказал, что будешь работать за деньги. – Глаза Хариса сияли. – Сказал, что сделаешь все что угодно. Ты обманщик! Лжец! Знаешь, как я поступаю с лжецами?

Но прежде чем мальчик успел сказать хоть слово, султан Зейн прошел сквозь толпу зевак.

– Что здесь происходит? – Хозяин вечера оглядел всех вокруг, внимательно посмотрел на Хариса и на испуганное лицо мальчишки. – Все в порядке?

– Всего лишь небольшая и безобидная игра, – произнес Харис. – Мальчик сказал, что готов на что угодно ради еды. А я подумал, что гостей на вашем балу можно немного поразвлечь. Хотел оказать вам небольшую услугу, дорогой друг.

– Ты называешь унижение этого мальчика развлечением? – спросил султан.

– Не гневайтесь, Ваше Величество, – засмеялась одна из женщин. – Вы же знаете нас, Зейн. Мы никому не собирались причинять вреда. Мы хотели просто посмеяться.

– Но какой ценой? – нахмурился султан. – Как любил говорить мой прапрадедушка, мир будет состоять из добрых и хороших людей, только если мы научимся помогать другим.

Зейн велел подготовить для мальчика целый мешок еды: немного хлеба и курицы, кувшин с водой, сухофрукты и орехи. Заметив растрепанный вид мальчика, султан спросил: – Ты спишь на полу?

– Да, Ваше Величество, – ответил мальчик. – Мне предстоит провести еще семь дней в пути, а пока я сплю где придется.

– Принесите что-нибудь, чтобы ему не пришлось опять провести ночь на полу, одеяло и подушку, – приказал султан дворецкому.

– Для этого попрошайки? – брезгливо переспросил тот. – Но у нас все вещи хорошие, Ваше Величество.

– Да, для этого ребенка, – кивнул Зейн. – Принеси подушку, одеяло и ковер из моей старой детской. Все равно эти вещи там собирают пыль уже очень много лет. Я думаю, мальчик сможет все донести, они не очень тяжелые, зато спать на них будет удобно. И не забудь карту захватить, чтобы наш гость не заблудился во время своего путешествия.

Мальчик уставился на гору даров, которые ему преподнес султан.

– Спасибо, Ваше Величество. – Глаза оборванца заблестели от слез. – Я отплачу вам за вашу доброту вдесятеро, я обещаю.

Султан похлопал мальчика по плечу и отправил восвояси, а затем в задумчивости наблюдал, как тот покинул его владения и исчез в темноте. Это был любезный жест со стороны султана, но он и понятия не имел, как мальчик собирался отплатить ему за заботу.


* * *

Прошло десять лет. Султан Зейн с тоской вспоминал былые дни шумных праздников, проходивших в его дворце, красивых пригласительных на свитках с золотым тиснением и расточительных приемов. Теперь его владения были в руинах. На этой неделе вражеские снаряды пробили брешь в крыше дворца с его южной стороны. В тот день он приказал своим солдатам сложить оружие и отправил послание о намерении сдаться – войска султана сильно уступали в количестве их противнику. Несколько охранников остались с ним во дворце в ожидании захвата. Армия неприятеля все наступала. «Как печально, – думал султан, – что королевство, которое смогло простоять столько столетий, сейчас, во время моего правления, ожидает крах. Но тяжелее всего осознавать, что я остался совсем один».

Послышался стук в дверь.

За ним пришли.

Он знал, что, открыв, столкнется лицом к лицу с командиром вражеской армии, и с ним придет его конец.

Один из солдат собрался было отворить дверь.

– Нет, – встал султан, – это должен сделать я. Вы все служили мне с честью и достоинством. Не пытайтесь меня защищать. Сдавайтесь и спасайте свои жизни, я не хочу, чтобы ваши семьи оплакивали вас.

Однако за дверью султан обнаружил вовсе не того, кого ожидал: там стоял незнакомый молодой человек. У него были темные волосы и серые глаза.

– Ты, – медленно сказал Зейн. – Ты – тот самый мальчик, который пришел на мой праздник много лет назад.

– Да, это я, – кивнул молодой человек. – Я здесь, чтобы отблагодарить вас за спасение моей жизни. Я был тогда в полном отчаянии и не представлял, что кто-то сможет мне помочь. Лишь благодаря вашей доброте я жив.

– Я рад, – произнес султан и посмотрел на когда-то сверкавший в лучах разноцветных огней зал, где прежде танцевали и веселились люди. – Кажется, что это было так давно. Мои друзья и союзники покинули меня. Лишь я да горстка солдат – вот все, что осталось от королевства.

– Мне жаль это слышать, – сказал юноша.

– А как мне жаль! Тяжело осознавать, что дружба и преданность, которые я считал искренними, основывались лишь на моих богатствах и власти, – вздохнул султан. – Теперь же не осталось ни того, ни другого. Я рад, что ты жив и здоров. Но здесь небезопасно, сюда направляются солдаты. Тебе лучше уйти.

– Я видел их, – кивнул молодой человек. – Они уже недалеко от дворца, но их мало. А я пришел помочь. Ведь я обещал, что однажды отблагодарю вас, и этот день настал. Что, если есть способ перехитрить армию врага? – Юноша достал из сумки карту и показал ее султану.

Зейн удивился, увидев ту самую карту, которую подарил мальчику много лет назад. Он взглянул на земли некогда могущественной империи, которой теперь нет, а ведь прошло всего десять лет.

– Благодарю тебя, но боюсь, эта карта мне не поможет, – сказал султан.

– Это теперь не обычная карта, – произнес юноша. Прежде чем Зейн успел спросить, что это значит, карта начала светиться, и вдруг...

– Это же армия. – Султан уставился на движущиеся на бумаге фигурки. – Я вижу их. У меня галлюцинации?

Зейн смотрел, как на свитке отряд из десяти всадников медленно продвигается в сторону дворца.

– Я из волшебного царства, – объяснил молодой человек ошарашенному султану. – Много лет назад я вынужден был бежать оттуда. Люди пытались манипулировать нами, использовать наши магические способности в своих корыстных целях. Но мы можем творить только добро. Поэтому люди пытались поработить нас и заточить навеки в лампах в качестве джиннов. Те, кто бежал со мной, теперь в безопасности, мы нашли себе новый дом. И эта волшебная карта – мой подарок вам. Она сможет показать размещение любой армии, в настоящем или будущем, и поможет найти убежище и другие способы спасения в военное время. Моя безграничная преданность – в вашем полном распоряжении. Я ценю вас не за власть или богатства, а за вашу доброту. Пожалуйста, воспользуйтесь этой картой, и вы спасете свою империю.

Солдаты собрались вокруг султана и стали всматриваться в карту. Вдруг их осенило. Бойцы схватили оружие, надели броню, и их унылые лица вновь озарила надежда. Никто не знал, что ждет их впереди, но султан Зейн верил, что теперь, с этой магической картой, они все-таки смогут спасти свое королевство. Так один добрый поступок изменил ход истории.

Глава 5 Жасмин

Али был прав. Путь от острова до Абабвы действительно был неблизким. Ковер немного притормозил, когда они пролетали над Красным морем и великими пирамидами в Египте, чтобы принцесса смогла полюбоваться видом этих чудес света в лучах восходящего солнца. Они летели долго, и заря уже забрезжила на горизонте.

– Ты точно уверен, что все в порядке? – спросила принцесса. – Я понимаю, что идея отправиться в Абабву была моей, но, надеюсь, мы не слишком поздно вернемся в Аграбу. Если кто-то заметит, что меня не было всю ночь...

– Мы не так долго отсутствовали, – заверил ее принц. – Ковер очень быстро летает. И к тому же время течет с другой скоростью, когда мы на нем. Поверь мне, принцесса, – улыбнулся он, – тебе не о чем волноваться. Мы можем провести здесь столько времени, сколько ты пожелаешь.

Жасмин с любопытством смотрела на Али. Опять эти слова. Совпадение ли это? Или...

– А ты справляешься? – Девушка посмотрела на ковер и осторожно провела по нему рукой. – Не слишком устал за сегодняшнюю ночь?

Волшебный ковер вежливо потряс своими кисточками.

– Не переживай, это его работа, – произнес принц. – Я прослежу, чтобы он как следует отдохнул, когда мы доберемся до дворца.

Принцесса не могла отделаться от ощущения, что Али вел себя очень странно. Сначала он все время пытался сменить тему, когда речь заходила про Абабву, а теперь хотел скорее показать свои владения.

Вдруг яркая вспышка света на миг ослепила девушку. Жасмин прикрыла лицо руками и зажмурилась. Она не сразу поняла, что это было, но со временем смогла разглядеть очертания золотой башни. Это был минарет, но не один и даже не два, их оказалось четыре. Длинные и тонкие, с удивительно красивой узорчатой отделкой, они казались настолько высокими, что будто бы пронзали облака насквозь.

– Это твой дворец? – спросила она изумленно. Хотя что же еще это могло быть.

Совершенно неожиданно ковер окружила стайка птиц. Жасмин прежде никогда не видела ничего подобного. Птицы были нежно-розового цвета с золотыми клювами, а их шеи украшал причудливый серебристый узор. Они несколько раз облетели ковер по кругу, сделали сальто и ринулись к земле. Странно, но ни в одной книге принцесса не читала об этом уникальном виде птиц. Только Жасмин хотела расспросить о них Али, как облака расступились. Перед их взором открылся вид на все королевство Абабва. С одной стороны королевство омывалось морем, где об отвесные скалы с шумом разбивались волны. Чуть дальше была видна небольшая полоса пляжа из серой гальки и крупных круглых валунов. Большую часть королевства занимали пологие зеленые холмы. С другой же стороны высокие горные хребты служили Абабве природной границей. По всей территории были разбросаны голубые пятна озер. А в самом центре красовался удивительный город с огромным дворцом. От него отходило несколько дорог, вдоль которых располагались кафе и магазины. Впечатляющих размеров фонтан возвышался на городской площади. Недалеко от нее можно было разглядеть причал с пестрыми лодками.

– Должно быть, это порт, – предположила Жасмин, всматриваясь в изумрудную воду и несметное количество судов, качавшихся на волнах. В Аграбе тоже был довольно большой причал для лодок и кораблей, но здесь невозможно было разглядеть, где заканчивалась пристань. Разве так бывает?

– Никогда прежде я не видела таких высоких минаретов, – призналась Жасмин принцу, когда ковер начал снижаться. Теперь были видны кроваво-красные рубины и великолепные яркие изумруды, инкрустированные в крышу и окна дворца. – Любопытно... – задумчиво добавила принцесса. – Наверное, твои родители не поскупились на строительство, да?

Но Али не ответил. Жасмин поняла, что принц не произнес ни слова с тех пор, как они приблизились к Абабве. Она повернулась к Али и с удивлением обнаружила, что юноша сам выглядит немного ошарашенным.

– Извини, – произнес Али, повернувшись к Жасмин и немного покраснев. – Я отвлекся. Потрясающе, правда? – Он покраснел еще сильнее. – Мне следует быть скромнее, я знаю...

– Когда ты был здесь в последний раз?

– Давненько. Даже не припомню. Прошло так много времени, что все кажется новым.

– Это же здорово. Значит, ты успел соскучиться по дому.

– Ты и не представляешь, насколько.

Ковер спустился еще ниже. Теперь можно было разглядеть даже мощенные булыжником дороги. От центра города улицы расходились в разных направлениях. Голубые и красные фонари, установленные на равном расстоянии друг от друга, свисали с металлических столбов. Яркие навесы красовались над вывесками с названиями магазинов, выведенными большими изящными буквами. Аптека, кафе, книжные лавки – Жасмин не успевала читать надписи.

Наконец ковер остановился. Как только они сошли на землю, город вдруг превратился в шумный мегаполис. Люди выходили из своих домов и магазинов, и вскоре вокруг Жасмин и Али образовалась толпа. Принцесса была готова испугаться такого количества зевак, но люди смотрели на них с искренним обожанием.

– С возвращением! – выкрикнул высокий мужчина. – Давно вы не появлялись дома, мой принц.

Девочка с милыми кудряшками подошла к Жасмин. Она протянула принцессе большой букет из розовых и желтых цветов, перевязанных ленточкой.

– Спасибо. – Жасмин присела и взяла букет.

– Эти маки растут по всей нашей стране. Цветочные поля начинаются сразу за городской стеной, – произнесла девочка.

– Они чудесно пахнут.

Девочка захлопала от радости в ладошки и скрылась в толпе.

– Мы так рады видеть вас дома, – произнесла женщина. Горожане протягивали принцу свои руки. Али пожимал их и гладил детей по головам.

Жасмин впервые видела в глазах людей такой восторг от возвращения их правителя домой. Ей казалось, что жители Аграбы скорее радовались, когда ее отец уезжал в далекие путешествия вместе со своим верным спутником Джафаром.

Громогласный стук копыт по мостовой прервал размышления принцессы и заставил ее оглянуться. Шесть величественных коней везли карету кремового цвета с узорами из роз. Толпа расступилась.

– Это для нас? – поинтересовалась Жасмин.

– Думаю... Да, конечно, для нас, – произнес неуверенно Али.

На кучере были небесно-голубой костюм и изящная шляпа в тон, а как искусно он управлял лошадьми! Карета остановилась подле принца. Спрыгнув, кучер поспешил открыть дверцу для Жасмин и Али.

– Добро пожаловать домой, принц Али, – сказал он, – мы скучали по вам.

Толпа взорвалась аплодисментами, да так, что земля задрожала под ногами. Али неистово побагровел.

Внутри карета оказалась намного просторнее, чем выглядела снаружи. Сиденья были обиты мягчайшим бархатом, из него же были сшиты и шторки на окнах, отделанные шелковой бахромой и жемчугом. Жасмин прикоснулась к ним, желая убедиться, что они настоящие.

Как только лошади пустились рысью и карета загремела по мощеной улице, коврик высунулся в окно, подставляя свои кисточки встречному ветерку.

– Разумеется, ты бы доставил нас во дворец быстрее, – приговаривал принц, поглаживая его по боку. – И я знаю, тебе некомфортно находиться в замкнутом пространстве. Но, пожалуйста, не волнуйся, ты в полной безопасности. Отдыхай. Ты это заслужил. – Ковер неохотно подчинился и лег к Али на колени. Жасмин не была уверена, но ей показалось, что через пару мгновений ковер уже сладко спал.

Люди выстроились в длинную шеренгу вдоль их пути. Они размахивали руками, подбрасывали шляпы и склонялись перед принцем, когда карета проезжала мимо них.

– Они правда очень скучали по тебе, – заметила Жасмин, рассматривая в окно лица горожан.

– Меня долго не было в королевстве, – произнес Али, словно оправдываясь. Девушка внимательно наблюдала, как юноша махал в ответ своим подданным. Повидав массу представителей королевских кровей, которые пытались завоевать ее сердце, Жасмин выделила два основных типа принцев. Те, кто относился к первому типу, выглядели вечно усталыми и немного раздраженными от внимания, которого требовали их подданные. Другой же тип был настолько самодовольным, что, подобно павлину, распушал свои перья, принимая похвалы и восхищение. Но Али невозможно было отнести ни к первому, ни ко второму. Он выглядел так, как будто обожание окружающих застало его врасплох, и он был искренне тронут их любовью. Кажется, причина была вовсе не в том, что Али давно отсутствовал в королевстве, а в том, что он просто по природе был очень скромным. Если бы девушка своими глазами не увидела это, она бы не поверила, что такое возможно. Однажды Жасмин сама станет правительницей, и ей бы хотелось завоевать такое же уважение и любовь своего народа, как принц Али.

– Я уже не чувствую свою кисть, – произнес юноша. Он откинулся на подушки и осторожно вытащил руку из-под ковра, покрутил ею и положил сверху на неподвижный гобелен. Затем он взглянул на Жасмин. – О чем ты задумалась?

– В моей голове всегда много мыслей, -– уклончиво ответила принцесса. – Сейчас я думала о том, как здесь прекрасно и как тебя обожают люди. В Аграбе такого не увидишь. Наши подданные скорее устроят праздник, если мы уедем, но точно не по случаю нашего возвращения.

– Может быть, дело в стражниках? – предположил принц. – Когда я был в городе, мне показалось, что они везде, на каждом углу. Они шли в толпе, среди людей, будто подозревая в чем-то каждого встречного. – Али засомневался, стоило ли ему поднимать эту тему. – Извини, если я сую нос не в свои дела. Я ни в коей мере не собирался оскорбить тебя или твое королевство. Это было просто мое наблюдение.

– И оно было абсолютно верным, – сказала Жасмин. – Охрана действительно расставлена повсюду. Я пыталась говорить об этом с отцом. Ведь неправильно обращаться с жителями так, будто они все в чем-то виноваты. Но советник моего отца Джафар настаивает на том, что стражники должны следить за всей Аграбой для поддержания мира и порядка. Мне не очень нравится, что он оказывает на султана такое сильное влияние, но отец ему полностью доверяет. Он будто не понимает, что поставить охрану на каждом углу – это все равно что сказать жителям: «Вы все преступники».

– Никто не заслуживает находиться под подозрением без причины, – согласился Али. – А что говорит твой отец, когда ты поднимаешь эту тему?

– Мы не можем это обсуждать, так как он никогда не остается один.

– Джафар всегда его сопровождает?

– Да. Если бы я смогла поговорить с ним наедине, многое в королевстве было бы иначе. Мой отец – очень открытый человек, он готов к переменам, но как только появляется его советник, наш разговор заканчивается.

– Ты же его дочь. Ты имеешь полное право поговорить с ним с глазу на глаз тогда, когда тебе этого захочется.

Али был абсолютно прав. Если она когда-нибудь станет султаншей, то обязательно многое поменяет во дворце, и в первую очередь она заменит главного советника. И даже если ее никогда не будут обожать так, как Али здесь, жизнь в Аграбе все равно станет лучше, чем раньше.

Жасмин выглянула в окно и замерла. Мурашки побежали по ее телу. В толпе счастливых горожан, которые размахивали руками и прыгали от радости, стоял неподвижно один человек. Его можно было принять за статую на углу улицы. Но он не был статуей. Его одежда была рваной и грязной, а лицо измазано сажей. Но не это поразило девушку. Среди ликующих лиц остро выделялся злобный взгляд этого мужчины. Его серые глаза были презрительно сужены, а на лбу залегла глубокая складка. Он не просто наблюдал за проезжающей каретой, он буквально сверлил ее взглядом. Вдруг их глаза встретились. Внутри у Жасмин все похолодело.

Что самое странное, девушке показалось, будто она где-то уже видела этого человека, его лицо показалось знакомым. Но где? И было ли это возможным?

Карета резко остановилась.

– Ой. – Голова Али ударилась о стекло.

– Все в порядке? – спросила Жасмин.

– Прошу прощения, – ответил кучер. Он распахнул дверцы. – Еле остановил лошадей. Мы прибыли во дворец.

Дверца кареты открылась шире, и Али вышел на улицу. Он повернулся и протянул руку девушке:

– Принцесса готова?

Жасмин еще раз выглянула в свое окно, но на том месте, где только что стоял мужчина, никого уже не было. Он ушел.

– Увидела что-то интересное? – спросил Али.

– Нет... ничего особенного.

Взяв принца за руку, Жасмин ступила на дорогу. Вместе они направились в сторону сверкающих ворот золотого дворца.

Глава 6 Аладдин

«Держись уверенно», – продолжал повторять про себя Аладдин. В теории он все это уже видел. Это был его дом. Даже если бы кто-то жил на Луне, ему бы однажды и это наскучило. Юноша должен был себя вести так, будто это все обыденность.

Но как?!

Абабва выглядела так, словно его самая смелая мечта воплотилась в жизнь. Да так, собственно, и было. На городской площади, которую они проезжали, был установлен фонтан для бедняков. Он даже не говорил Джинну про это, но фонтан был здесь, и люди подходили к нему и наполняли ведра и кувшины водой. Здесь были высокие пальмы с мясистыми листьями вдоль дороги. Как же он любит такие деревья! И, казалось, весь город испускает тепло. Все было создано словно специально для Аладдина.

Он старался изо всех сил вести себя естественно, но, бросая взгляды на Жасмин, не был уверен, что у него получается. По мере того как они приближались ко дворцу, то есть к его дому, сохранять спокойствие становилось все труднее.

Двое стражников стояли по обе стороны от ворот у дворцовой стены. Их мускулистые руки были воинственно сложены на груди. Они как две высокие башни возвышались над Аладдином. Юноша протянул руку Жасмин. Стражники были похожи на тех, что патрулируют улицы Аграбы, у них были острые пики и мужественные суровые лица. Аладдин осознавал, что это были его стражники, что они и не думали хватать его и тащить в тюрьму, но инстинктивно уже искал глазами пути для бегства. Когда стражники увидели принца, выражения их лиц сразу же сменились на добродушные улыбки. Они поклонились ему, прежде чем отворить кованые ворота и пропустить его внутрь. Аладдин почувствовал явное облегчение. Они поднялись по лестнице и только протянули руки к дверям, как слуги распахнули их.

– Вот это да, – завороженно произнесла Жасмин, войдя во дворец.

– Спасибо, – произнес Аладдин. Она была права. Лепнина по периметру потолка, как и плинтуса на полу, были инкрустированы драгоценными камнями. В середине зала шелестел фонтан. Вода разлеталась брызгами из пасти керамического дельфина. «Отлично выполнено», – подумал Аладдин о проделанной Джинном работе.

Юноша осмотрелся. Красные шелковые ковровые дорожки, расходящиеся по всему залу, хрустальные люстры, мраморные полы. Ничто из этого по-настоящему ему не принадлежало, и Аладдин это знал. Королевство просуществует лишь несколько часов и потом навсегда исчезнет. Но пока они здесь, все, включая украшенные золотом минареты и фонтаны, находилось в его распоряжении. Всю свою жизнь Аладдин едва сводил концы с концами, пытаясь прокормить себя и Абу, а сейчас он обладал несметными сокровищами, и это было так странно и так ново! Юноша улыбнулся. Пока он здесь, нужно как следует насладиться происходящим.

Вместе с Жасмин они вошли в большой зал, где на стене висел огромный, от пола до потолка, портрет Аладдина, написанный маслом. Он изображал принца в полном королевском облачении верхом на белоснежном коне. Человек на картине царственно скрестил руки на груди, его прекрасное безмятежное лицо было чуть наклонено, отчего казалось, что спокойный и величественный взгляд устремлен прямо на гостей. «Вот это впечатляет», – подумал Аладдин и довольно улыбнулся.

– Ого, – произнесла Жасмин, не сдержав эмоций, – до чего огромная картина.

– Да, и правда большая. Спасибо, – только и мог ответить юноша.

– Добро пожаловать домой, принц Али, – сказал подошедший к ним мужчина. У него были пышные белые усы и седые волосы, а одет он был в кафтан и шляпу цвета морской волны. Аладдин замер на мгновение: его дядя, брат матери, умер, когда он был совсем ребенком, но, судя по смутным воспоминаниям, этот человек был невероятно на него похож. Мужчина подошел и обнял новоиспеченного принца. Было ощущение, что они знают друг друга вечность, эти объятия казались очень знакомыми.

Отпустив юношу, мужчина улыбнулся Жасмин и сложил руки в приветствии.

– Принцесса Жасмин, рад нашему знакомству. Меня зовут Омар. Я – распорядитель в замке принца Али.

– И мне приятно познакомиться, – склонила голову девушка. – Давно вы служите во дворце?

– Большую часть моей жизни, – ответил Омар. – Я присматривал за принцем Али, когда он был совсем ребенком. Сейчас же он вырос, и я помогаю, как могу.

– Интересно, – она переводила взгляд с Аладдина на Омара, – если вы знаете принца всю его жизнь, значит, вы в курсе всех его секретов. Наверное, вам известны такие истории, за которые ему стыдно и о которых даже говорить не стоит. – Глаза принцессы заблестели, как будто она задумала какую-то шалость.

– Целый караван историй, вы только спросите, – подмигнул Омар. – Ия сразу выдам все тайны.

– Ну уж нет, – запротестовал Аладдин, пока Жасмин и Омар смеялись. Ему стало интересно, какими историями слуга мог бы поделиться о вымышленном правителе несуществующего королевства.

– Позвольте мне сопроводить вас в обеденный зал, – произнес мужчина. – Все вас ожидают.

Все?

Они прошли через главный зал в просторную комнату. В ней была не одна, не две и даже не три, а четыре винтовые лестницы, ведущие на верхние этажи. За огромными панорамными окнами виднелась пышная зелень сада с подстриженными в форме разных зверей кустами.

В комнате уже выстроилась вдоль стен вся прислуга дворца, каждый был одет в свою униформу.

– Принцесса Жасмин, позвольте мне представить вам наших служащих, – сказал Омар. Один за одним он называл имена людей и их должности, а также рассказывал, чем они занимаются в этом огромном дворце. Крепкий мужчина с высоким белым колпаком на голове был поваром. Рядом с ним стояла женщина с волнистыми волосами и мерной лентой на шее – она была портнихой. Дальше расположились десять садовников, уборщики, цирюльник и так далее. Омар представил их всех.

– Мы приготовили для вас самые изысканные блюда, – сказал повар.

– Не стоило утруждаться, – смущенно произнес Аладдин.

– Нам не составило это никакого труда, мой господин. Как только мы узнали, что вы приедете, все сразу же приступили к работе. Мы не могли вас разочаровать. – Повар хлопнул в ладоши и поспешил на кухню.

Как оказалось, он не лукавил.

Отполированный дубовый стол занимал половину комнаты. Алая настольная дорожка протягивалась от одного его конца к другому. Жасмин и Аладдин сели рядом и наблюдали, как слуги подают поднос за подносом, а повар рассказывал о блюдах: здесь были и свежеиспеченный хлеб, и набор сыров, и домашний джем из плодов, произрастающих в саду, пирожки с оливками и ароматными пряными травами – также из королевского сада.

– Чем еще они собираются нас удивить? – рассмеялась принцесса, когда двери в очередной раз открылись. В столовую вошла женщина, балансируя с деревянным подносом, где стояло шесть кипящих фарфоровых чайников, к каждому – свои чашки. Аладдин залюбовался рисунком на одном из сервизов. Это были тюльпаны. Однажды, когда он был еще маленьким, кто-то выбросил посуду с похожим узором. Мама Аладдина подобрала ее, вычистила, и много лет они пили чай из тех чашек. Конечно, тот сервиз сильно уступал этому по красоте, края тарелок были сколоты, а цвета вымылись со временем, но детские воспоминания вызвали улыбку на лице юноши. Он был полон благодарности Джинну за то, что тот уделил внимание таким мельчайшим деталям.

– Чай пахнет просто чудесно, – сказала Жасмин.

– Спасибо, – улыбнулась женщина. – У меня есть имбирный, мятный, с чабрецом, лепестками роз, кусочками апельсина и улун. И это еще не все, мы можем приготовить любой чай, который вы только пожелаете.

– Ах что вы, этого вполне хватит, – вежливо отказалась Жасмин. Она посмотрела на Аладдина. – Какой чай хочешь ты?

– Хм, – юноша потер подбородок, – давай вот этот, – показал он на один из чайников.

– Мятный. Отличный выбор, – кивнула девушка.

Аладдин налил чай в чашку и сделал глоток.

– Неплохо, – произнес он, с трудом скрывая удивление.

– Я вижу, принцесса вдохновила Али на то, чтобы попробовать чай, – заметил Омар.

– Вдохновила? – Жасмин удивленно взглянула на своего соседа. – Он обычно не пьет чай?

– Нет, после того, что произошло много лет назад.

– Правда? – Принцесса поставила чашку на стол. – Теперь я просто обязана услышать эту историю.

– Не стоит, – вмешался Аладдин. – Она совершенно неинтересная.

– Нет, стоит, – засмеялась Жасмин. – Омар, пожалуйста, продолжайте.

– Извините, принц Али. Я не могу отказать принцессе, – произнес распорядитель и продолжил: – Нелюбовь принца к чаю возникла еще в детстве. Но не стоит во всем винить сам напиток. Мальчику тогда было пять лет. Важные гости приехали во дворец навестить королевскую семью, а принц вызвался помочь в подготовке приема. Он крутился под ногами весь вечер, и в итоге его матушка отправила Али на кухню размешивать сахар в чашках – не самое сложное задание. Но в столь юном возрасте наш принц еще не очень хорошо умел читать и совершенно случайно перепутал соль с сахаром. Это могло произойти с любым, ведь они одного цвета.

– О нет, – произнесла Жасмин и прикрыла рот руками, пытаясь сдержать улыбку.

– О да, – кивнул Омар. – Наш молодой принц положил соль в каждую чашку, включая его собственную. И когда пришло время чаепития, всех ожидал большой сюрприз.

– Бедный Али, – сказала девушка, заливаясь смехом. – Я бы тоже перестала пить чай, случись со мной такая оказия.

– Да, – слабо улыбнулся Аладдин. Он неудобно заерзал на стуле. Не то чтобы история, рассказанная Омаром, расстроила его. Дело в том, что это была чистая правда. Конечно, люди из рассказа были просто старыми друзьями его матери, оказавшимися в городе проездом. И слуг у них в доме не было. Аладдин сам помогал маме накрывать на стол. Каково же было удивление взрослых, когда они попробовали этот чай. Юноша успел уже позабыть об этом случае.

Вдруг громкий удар отвлек Аладдина от его воспоминаний.

– Что это было? – поинтересовалась Жасмин.

– Впустите меня! Сейчас же! – слышался голос за дверью.

– Мне это не нравится, – забеспокоилась принцесса. Шум все не прекращался.

– Я узнаю, что происходит. – Аладдин встал.

– Нет, Ваше Высочество, пожалуйста, отдыхайте. – Омар вздохнул. – Этот человек уже заходил сегодня, прямо перед вашим приездом. Он просто подданный, который захотел увидеть своего правителя после долгого отсутствия. Я с ним поговорю. Приятного аппетита. – И распорядитель вышел из комнаты.

Аладдин размышлял, что бы сделал настоящий принц на его месте. В конце концов, он решил, что Омар обязательно его позовет, если понадобится.

В открытое окно доносилось щебетание птиц. Молодой человек увидел, как маленькая пичужка впорхнула в искусно отделанный скворечник.

– Ты же не возражаешь, что Омар рассказал мне эту историю? – поинтересовалась Жасмин.

– Нет, что ты. – Аладдин повернулся к ней и покачал головой: – Давно мне никто не напоминал про этот случай.

– А где твои родители? – спросила Жасмин. – Они где-то путешествуют?

Аладдин сделал глоток и отставил чашку.

– Они умерли.

– Мне очень жаль, – сочувственно проговорила девушка. – Что с ними случилось?

– Я был совсем ребенком, когда это произошло. Сначала умер мой отец, а через несколько лет и мама.

– Несколько лет назад моей мамы тоже не стало. Даже не могу представить, как тяжело потерять обоих родителей.

– Это было очень давно. Я мало что помню.

– Я уверена, ты тоскуешь по ним.

Она была права.

– Значит, все это, – она показала на комнату, – дворец и вся территория вокруг – все королевство, все твое?

– Да. А я один на всем белом свете.

Глаза Жасмин заблестели от слез. Аладдин закашлялся.

– Мне и одному всегда было комфортно, – произнес он быстро. Это было истинной правдой. Долгое время Абу был его единственной семьей. А теперь у него были еще ковер и Джинн. – У меня столько дел во дворце и королевстве, что не остается времени думать о чем-то другом.

– Значит, ты король Абабвы, раз нет других наследников престола?

– Да, ты права. Я – правитель и фактически король, – сказал Аладдин, импровизируя. – Но официально я стану королем, когда мне исполнится двадцать пять лет. До этого момента я – принц. – Произнося эти слова, он поежился. Как же неприятно было продолжать врать Жасмин. Но отступать было поздно.

– Когда ты теряешь близких, ты теряешь часть себя, – сказала принцесса. – Боль никуда не уходит. С ней просто учишься жить.

Аладдин кивнул. Он понимал, о чем она говорит.

– Мне было пару лет от роду, когда умер отец. Я почти ничего не помню о нем. А когда мне было семь лет, после продолжительной болезни скончалась моя мама. О ней сохранилось больше воспоминаний. Но с каждым днем ее образ все больше блекнет и постепенно выцветает, как старые рисунки. Ненавижу это чувство. Я и так помню слишком мало. – юноша заморгал. Он прежде ни с кем не был так откровенен. Но с Жасмин было поразительно легко. Девушка умела слушать и сопереживать. Это очень нравилось Аладдину.

– Да, наши воспоминания не вечны.

– А какой была твоя мама? – спросил юноша.

– Она была чудесной, – ответила Жасмин. – Мама была родом из Ширабада, где правила задолго до того, как познакомилась с отцом. Она часто возвращалась в родные края. А иногда даже брала меня с собой.

– Поэтому ты так любишь путешествовать?

– О да. В отличие от нее отец меня никуда не отпускает. Он так боится меня потерять, что не дает мне жить. Я должна была тоже стать правительницей, как и моя мать. Помню, я часами сидела в ее кабинете, где она встречалась со своими советниками и заключала мирные соглашения с соседями. Мама позволяла мне наблюдать и впитывать нужные знания, чтобы я могла занять ее место. Для нее было так естественно управлять огромным королевством. Я больше не встречала похожих людей. Если бы она знала, как я живу сейчас, то жутко бы рассердилась.

– Похоже, она была замечательной, – задумчиво сказал Аладдин.

– Да. Но, наверное, ее умение править – это то, по чему я тоскую меньше всего. А вот все остальное... Те вещи, которые для других совсем ничего не значат... Например, как она заботливо накрывала меня одеялом, напевая колыбельную. И то, как она держала мою руку, пока я не усну. Звук ее смеха. К сожалению, – глаза Жасмин затуманились, – воспоминания не заменят тебе человека, по которому ты скучаешь.

Аладдин подумал о своей матери. Когда она была жива, они едва сводили концы с концами. Но, несмотря на все лишения, они были друг у друга, и этого вполне хватало для счастья. И даже сейчас он помнил ее карие глаза – настолько глубокие и темные, что могло показаться, будто они черные.

Аладдин рассеянно водил взглядом по стенам и вдруг увидел то, что заставило его вздрогнуть, а затем выпрямиться и часто заморгать. Юноша не мог поверить своим глазам. Но они правда были там – два портрета маслом, такие огромные, что занимали большую часть стены. Люди на них выглядели точно, как его мать и отец.

Аладдин встал и словно загипнотизированный пошел к картинам. Жасмин последовала за ним, не проронив ни слова. Теперь, когда юноша стоял совсем близко, никаких сомнений не осталось. На его матери была блузка из тафты с серо-зелеными кружевами. Ее волосы были собраны в пучок, а голову украшала тиара с бриллиантами. Отец держал в руке жезл, и его сияющие зеленые глаза пристально смотрели на Жасмин и Аладдина. Юноша помнил этот взгляд. А еще молодой человек заметил, что у них с отцом одинаковый подбородок и похожая смуглая кожа.

Конечно, его родители никогда не носили такую одежду, но драгоценные украшения не могли затмить тепло их улыбок, и это ощущение было очень живым.

– У тебя глаза матери, – произнесла Жасмин, – и улыбка отца.

Аладдин кивнул, не в состоянии произнести ни слова.

– Ты в порядке? – осторожно поинтересовалась девушка.

– Давно не видел их лиц.

Юноша вдруг повернулся к принцессе и спросил:

– Ты когда-нибудь думала, какая была бы у тебя жизнь, если бы твоя мама была все еще жива?

– Я постоянно об этом думаю.

До того как познакомиться с Жасмин, Аладдин считал, что люди, живущие во дворцах, имеют в распоряжении все радости жизни. Но никакие бриллианты и золотые слитки не могли вернуть маму Жасмин, точно так же, как и его родителей. У принцессы было много воспоминаний, гораздо больше, чем у Аладдина. Но разве это могло уменьшить боль потери?

– Жаль, я не была знакома с твоими родителями, – сказала Жасмин.

– И мне жаль, – ответил Аладдин. В этот момент принцесса посмотрела на него, подалась вперед и взяла юношу за руку. Вот так просто. Сердце молодого человека дрогнуло, и ему стало немного легче. Он понимал, что между их мирами пролегает пропасть, но, несмотря на это, Жасмин понимала его лучше, чем кто-либо другой. Прошлое нельзя изменить. Но когда Аладдин посмотрел на изящную ладонь принцессы, которая сжимала его смуглые пальцы, впервые за долгое время молодой человек подумал о будущем. Оно было так туманно... Обычно подобная неопределенность вселяла в него панику, но в данный момент рядом с Жасмин будущее казалось ему полным миллионов возможностей.

Глава 7 Жасмин

Чуть позже Жасмин и Али прошли сквозь стеклянные двери, которые вели из гостиной в сад. По сравнению с помпезными интерьерами дворца внутренний двор был словно глоток свежего воздуха – простой и элегантный. Стены украшали фрески из разноцветного стекла с изображением цветов, бабочек и птиц причудливых форм. По периметру стояли горшки с цветами.

– Как здесь мило, – сказала Жасмин. – Из всего, что я видела во дворце, это место мне нравится больше всего.

– Рад это слышать. – Али провел рукой по изображению белого воробья, выложенного из кусочков плитки на стене. – Это и мое любимое место. Я придумал его недавно.

Жасмин почувствовала себя неловко из-за того, что не смогла похвалить сам дворец. По правде говоря, все остальное в нем было слегка чересчур. Зачем кому-то иметь четыре лестницы, инкрустированные драгоценными камнями? А эти огромные минареты вокруг дворца? Зачем рисковать жизнями людей, которые забирались так высоко, чтобы украсить их? И бедные птицы, которые летают вокруг здания. А этот гигантский нелепый портрет самого Али в фойе. Такое ощущение, что он вот-вот спрыгнет с полотна и кинется на тебя. Зачем размещать такую картину сразу при входе? Это же первое, что видят гости, какое может сложиться у них впечатление? Жасмин взглянула на человека, стоящего рядом с ней. Она даже представить не могла, как Али позировал для такой помпезной картины.

Зато Жасмин легко могла представить, как упрекнула бы ее мама за такие недостойные мысли. «Не осуждай людей за их мировоззрение, если оно отличается от твоего, – любила повторять она. – Они не жили твоей жизнью, и ты ничего не знаешь об их».

Да, мама была права, принцесса знала это. Для начала, Жасмин никогда не жила жизнью, где волшебный ковер мог унести тебя к острову, водопаду или пустыне на другом конце света всего за долю секунды. Даже сейчас она едва верила, что видела все это своими глазами. Пускай дворец был несколько вычурным, сам Али таким не был. Он был земным, добрым и простым. Он разговаривал с каждым, кого встречал, не обращая внимания на его профессию или социальный статус, без жеманства или высокомерия. Неудивительно, что все эти люди приветствовали его с таким обожанием. Разве могла она осуждать вкус его предков, если он разнится с современными представлениями об архитектуре? Ей ли не знать, каково это – жить, когда выбор делают за тебя. А что касается самодовольно улыбающегося портрета – что ж, никто не идеален.

– У нас есть время прогуляться по саду? – спросила Жасмин. – Кажется, он очень большой.

– Конечно, – ответил Али. – А еще есть кое-что, что я хочу тебе показать. Я уверен, тебе это понравится.

– Что же это?

– Пока не могу сказать, это сюрприз!

– Нет, нет! – воспротивилась Жасмин. – Ты должен знать кое-что обо мне. Я не люблю сюрпризы.

– Хорошо. Тогда скажу, что нас кое-что ожидает вон там, – сказал Али, указывая в дальний угол сада.

Но в этот момент дверь с грохотом открылась. Послышались тяжелые шаги. Прежде чем обернуться, Али схватил Жасмин за руку. Навстречу им шел Омар. Юноша выдохнул и разжал руку принцессы.

Девушка сосредоточенно посмотрела на него. Кого Али ожидал увидеть, раз так всполошился? Точно так же он вел себя, когда они подходили ко дворцу. Принц увидел стражников и схватил Жасмин за руку так крепко, будто готовился пуститься в бегство.

– Простите, Ваше Высочество. – Омар сперва извинился перед девушкой, а затем повернулся к Али: – Принц, я хотел напомнить, что у вас сегодня встреча. Мы начинаем через пять минут.

– Какая встреча? – спросил его юноша.

– Встреча с вашими подданными, мой принц. Все очень рады, что вы вернулись и можете поучаствовать в ежемесячном заседании. Люди очень надеются на ваш совет и помощь, ведь вас не было так долго.

– Ах да, – притворно спохватился Али, – встреча с подданными. Совсем забыл.

– Ты открыто встречаешься с жителями королевства каждый месяц? – удивилась Жасмин. – И кто угодно может прийти и поговорить с тобой?

– Я люблю быть ближе к своим людям. И очень важно быть в курсе всех событий Абабвы, – кивнул Али. Затем он повернулся к Омару: – Может быть, мы могли бы перенести эту встречу? Я хотел показать принцессе королевство. А вот когда я вернусь, обязательно уделю всем внимание. Хорошо?

– Конечно, я сейчас же отправлю всех по домам. Как вы пожелаете. – Кажется, Омар колебался. – Но, мой принц, простите мне мою дерзость, однако я должен попросить вас хорошенько подумать. Жители выстраиваются в очередь, чтобы повидать вас, с того самого момента, как вы прилетели. Они с нетерпением ожидают заседания.

– Ну что ж, мне жаль – вздохнул Али.

– Это полностью ваше решение, принц. Я могу прогнать их, если вам так угодно. Я уверен, ваши подданные поймут.

– Не отменяй встречу из-за меня, – вмешалась Жасмин.

– Ты уверена? – повернулся к ней Али.

– Долг всегда должен быть на первом месте. Тем более долг правителя перед его народом.

Юноша внимательно посмотрел на принцессу.

– Не хочешь присоединиться?

– С радостью, – кивнула Жасмин. – Я не могу упустить такой прекрасный шанс посмотреть, как ты управляешь государством.

– Нет, не посмотреть, – покачал головой Али. – Я прошу тебя помочь мне. Ведь две головы – лучше, чем одна, не так ли?

– Ты хочешь, чтобы я помогла тебе с советами? – уточнила принцесса.

– Если ты не против, – поспешил добавить принц Али. – Или можешь отдохнуть и прогуляться в саду, пока я не закончу сам. Я пойму.

– Нет, дело не в этом. Просто мне никогда раньше не доводилось принимать таких решений. Это будет честью для меня. Я согласна, – сказала принцесса. – Спасибо.

– Тебе спасибо. – Он повернулся к дворецкому: – Мы можем организовать принцессе место рядом со мной?

– Разумеется, – сказал Омар, – сейчас же этим займусь. И да, – советник сделал паузу и протянул хозяину сумку, которую держал в руках, – чуть не забыл, это – ваше.

Али нахмурился, увидев серый мешок, завязанный золотым шнуром. Юноша смотрел на него, но не двигался.

– Ваша сумка, господин, – повторил распорядитель, все еще протягивая ее принцу. – Совсем забыл вернуть вам ее, когда вы прилетели. Но я помню, как вы ее любите. Вдруг она вам понадобится.

Али с опаской взял мешок и открыл его. Жасмин увидела что-то блестящее и услышала металлический звон.

– Спасибо, что напомнил мне. – Юноша словно выдохнул с облегчением. – Я сегодня очень забывчивый.

Принц быстро привязал мешок к поясу. Затем он повернулся к Жасмин.

– Ну что, пойдем поможем людям? – Али протянул ей руку.

– Конечно. – Девушка взяла его за руку, и они пошли в сторону дворца. – А теперь ты расскажешь мне про сюрприз?

– Конечно нет. Тогда он перестанет быть сюрпризом.

– Хотя бы намекни, что это.

– Нет. Извини. Это испортит все веселье.

– Веселье? Ожидание просто невыносимо! – запротестовала Жасмин.

Рука об руку они вошли во дворец. Молодые люди были так увлечены разноцветными фресками на стенах, ароматными цветами в горшках и друг другом, что не заметили его. Странного мужчину, подглядывающего из-за кованых ворот в другом конце сада. Его взгляд был прищурен, а выражение лица казалось мрачнее грозового неба.

Глава 8 Аладдин

То, что Омар назвал залом совета, на самом деле было отдельно стоящим зданием из белого кирпича, похожим скорее на небольшой замок. Внутри на серых стенах красовались пейзажи королевства Абабва: зеленые холмы, скалистые утесы у моря, оживленная городская площадь со сверкающим фонтаном, которую они проезжали. Все эти картины в золотых и серебряных рамах хаотично висели на небольшом расстоянии друг от друга. Аладдин сначала с интересом рассматривал сады с цветами и бабочками на одном рисунке, затем голубую горную лагуну на другом. Да, Джинн создал поистине завораживающее место.

Юноша и принцесса сели в кресла с высокими спинками. Они располагались на небольшом возвышении, так, чтобы с них было видно всех присутствующих. Волшебный ковер лежал рядом у ног молодого человека, он был спокоен и умиротворен. Справа находился деревянный подиум, а от него вела ковровая дорожка, которая убегала к большим дубовым дверям в другом конце зала. Аладдин услышал голоса за дверью, но разобрать слов говоривших он не смог. Очевидно, Омар был прав, люди очень ждали возможности пообщаться с принцем.

Джинн проявил удивительную проницательность, придумав эту встречу с жителями. Ведь юноша упоминал, что хотел бы быть источником мудрости и утешения для своих подданных. Аладдин оценил внимание кудесника к мельчайшим деталям, но сейчас надеялся, что Жасмин не заметит его волнения. Одно дело хотеть помочь кому-то, но совсем другое – действительно помогать. Что, если у него не получится? У молодого человека не было опыта в подобных делах. Ну и что, что люди не были настоящими, Жасмин же этого не знала. Такую отличную возможность продемонстрировать принцессе свои лидерские способности он не мог упустить.

– Вы готовы, принц Али? – спросил его Омар. Он стоял перед дверьми, взявшись за медные ручки.

Аладдин кивнул. Больше нельзя было оттягивать неизбежное. Юноша быстро взглянул на Жасмин, надеясь, что она не уловит его неуверенность. Но принцесса уже смотрела на двери в ожидании посетителей.

Очередь из жителей уже выстроилась в проходе, и конца ее не было видно.

– Сколько людей пришло? – едва осмелился спросить юноша.

– Немного, – успокоил его Омар, – человек пятьдесят, не больше.

– Ох, – сказал молодой человек слабо, – и это все?

Первая женщина уже подошла к подиуму. Заговорив, она не смела поднять глаз от пола. На ее плечах лежала коричневая шаль.

– Принц Али, я пришла сюда с печалью на сердце. Мой отец болен.

– Мне очень жаль это слышать, – произнес Аладдин. – Какой недуг его поразил?

– Головные боли, – сказала женщина, – они такие сильные, что отец не может ни работать, на спать, ни есть. Местный аптекарь на городской площади приготовил лечебную смесь, и боли на время ушли, но травы дорогие, мы не можем себе позволить тратить на лекарство по две золотые монеты в неделю.

Женщина показалась Аладдину очень знакомой. Этот усталый взгляд, темные круги под глазами. Тут юношу осенило: он вспомнил свою соседку. Она тоже работала не покладая рук, чтобы помочь пожилому отцу, страдавшему от мигреней. Весь день женщина трудилась, а всю ночь не отходила от кровати больного.

– Я хотела узнать, не найдется ли работы для меня во дворце, – продолжила она. – Я – отличная швея, хорошо убираюсь, готовлю. Я была бы рада любой возможности.

Аладдин восхищался этой женщиной, его мать была такая же.

– Я ценю вашу готовность помочь во дворце, но у нас достаточно прислуги, – сказал ей принц, вспоминая всех, кто работает здесь. – Затем он потянулся к мешку на поясе, вытащил пару монет и передал их Омару. Молодой человек сделал это, стараясь не задеть лампу, которая также лежала в мешке. Аладдин предположил, что Джинн отправил сюда лампу на экстренный случай, но ему было не по себе от мысли, что она находится в Абабве. Аладдину совсем не хотелось, чтобы Жасмин или кто-то еще увидел этот волшебный предмет.

Омар взял монеты и передал их женщине. Она уставилась на деньги.

– Я не понимаю, – медленно произнесла она.

– Этого достаточно? – спросил Аладдин. – Если надо, я могу дать больше.

– Да, достаточно. То есть нет. Мне не нужны деньги. Я не могу их принять. – Женщина затрясла головой. – Я могу их заработать. Я прошу работы, а не подаяния.

– Иногда, когда нам нужна помощь, мы должны быть достаточно сильными, чтобы принять ее. Особенно если речь идет о здоровье близких. Вам нужно позаботиться о родных. А когда все наладится, вы поможете кому-то еще и таким образом отработаете эти деньги. На таких условиях вы готовы их принять?

– Я никогда... – голос женщины сорвался, – не смогу отплатить вам за вашу щедрость. Да, как только я встану на ноги, я передам добро дальше. Я сделаю все, что в моих силах. Спасибо, принц Али. – Женщина сложила руки на груди в знак глубочайшего уважения.

– Это было очень великодушно с твоей стороны, – сказала Жасмин, как только женщина ушла.

– Я понимаю, что не все проблемы можно решить деньгами, но иногда людям просто нужна передышка.

– Дать людям денег, когда это необходимо, – очень добрый поступок, – произнесла Жасмин. – Но есть ли здесь место, куда люди в похожей ситуации могли бы обратиться за поддержкой?

– О чем ты говоришь?

– Я читала об этом в моей любимой книге. Про легендарных правителей, – объяснила девушка. – В некоторых королевствах есть особые приюты. В определенное время туда могут прийти люди, которые не в состоянии заплатить доктору. Врачи и травники, работающие там, получают вознаграждение из казны. Когда у этой женщины закончатся деньги, ей опять понадобится помощь. Но придет ли она к тебе в следующий раз? А в подобном приюте помощь могли бы найти и другие небогатые жители королевства. Я уже много лет уговариваю отца создать такой в Аграбе.

– Какая отличная идея! – сказал Аладдин, тронутый добротой Жасмин. Если бы ее отец был таким же, у его мамы, когда та заболела и у них не было денег заплатить за лекарства, был бы шанс выжить. У следующих посетителей были довольно простые просьбы. Двое соседей спорили из-за общего колодца. Каждый из них считал, что сосед берет больше воды, чем надо. Аладдин улыбнулся, вспомнив о точно таком же споре между его соседями в Аграбе. Как и тогда, юноша предложил составить расписание использования колодца, чтобы мужчины могли получать воду в равной доле. Правда, сейчас решение было записано не на клочке бумаги, а на красивом свитке пергамента. Главное – мужчины ушли домой довольными.

Двое других жителей Абабвы ругались по поводу установки забора.

– Он хочет возвести стену, – жаловалась женщина. – Да, я понимаю, он собирается сделать это на своей собственной земле, что вполне законно. Но своим забором он перекроет мне кратчайший путь до городской площади. А я слишком стара, мой принц, чтобы идти в обход. Это очень жестоко с его стороны.

– Мне не пришлось бы строить забор, если бы твои козы не жевали траву в моем саду, – огрызнулся мужчина. – И это я должен требовать, чтобы ты поставила ограду!

– Неужели только забор может остановить коз? – спросил Аладдин.

– Я пыталась привязывать их, – сказала женщина, – но они жевали веревки и все равно освобождались. Еще была металлическая изгородь, но и ее мои козы умудрились сломать.

– Поэтому я и решил построить крепкий забор, – развел руками сосед.

– Но они же просто животные. Они всего лишь жуют траву. Какой от них вред? Сколько килограммов сыров я подарила тебе за все эти годы в знак дружбы? А из-за забора мой путь до города увеличится на двадцать минут. Ты же в курсе, что у меня больные колени.

Аладдин повернулся к Жасмин.

– Есть идеи? – спросил он принцессу.

– У меня? – вздрогнула девушка. – Ничего, если я вмешаюсь?

– Вмешаешься? Я уповаю на вашу мудрость, принцесса.

Жасмин задумалась на мгновение и затем повернулась к людям.

– Я вижу, в каком затруднительном положении вы находитесь, – сказала девушка. – Ничто не может остановить коз, кроме забора. Ваш сосед не заслуживает того, чтобы его сад объедали чужие животные.

– Вот видишь, – обрадовался мужчина.

– Но также несправедливо, что вашей соседке придется идти дольше до города, – продолжала Жасмин. – С вашей стороны было очень благородно, что все эти годы вы позволяли ей ходить через ваш участок.

– Мне жаль, что приходится так поступать, – выражение на лице мужчины смягчилось, – но вы не представляете, что за напасть эти козы!

– Как насчет калитки? – предложила принцесса. – Это позволит вашей соседке ходить в город старой дорогой и убережет ваш сад от коз.

– Я думал об этом, – сказал мужчина. – Но это обойдется мне намного дороже, чем я рассчитывал.

– А если ваша соседка оплатит стоимость калитки? – Аладдин повернулся к женщине. – Это будет честно.

– Вы правы, – неохотно согласилась женщина.

– Прекрасно, я попрошу рабочих переделать план постройки, как только вернусь домой, – обрадовался мужчина.

– Ты как? – спросил Аладдин Жасмин после тридцать восьмого посетителя. Очередь медленно, но верно двигалась. – Ты можешь в любой момент сделать перерыв и пойти отдохнуть в гостевую комнату, а я пока закончу.

– И пропустить все интересное? – воскликнула Жасмин. – Когда я вернусь, обязательно расскажу отцу о том, как ты правишь Абабвой. Нам тоже надо устраивать встречи с подданными.

– Но ведь ты никогда не была в Абабве, – подмигнул Аладдин.

– Ах да, разумеется, – спохватилась девушка. – Как жаль, что я ничего не смогу ему рассказать. Как жаль, что многие вещи и переживания я не могу разделить с отцом. – Принцесса тяжело вздохнула. – Но все же я подам ему эту идею. Просто без деталей.

Аладдин зарделся от смущения. Ему было приятно, что это путешествие вдохновило Жасмин на новые свершения и она готова хотя бы попробовать уговорить на них своего отца. Возможно, в Аграбе действительно что-то изменится. Всем пойдет на пользу, если жителей королевства начнут слушать. Аладдин был в этом абсолютно уверен.

Тем временем к деревянному подиуму подошла женщина. Она держала маленького мальчика – тот был так слаб, что руки его свисали словно плети, а голова, которую он положил на мамино плечо, качалась из стороны в сторону при каждом ее шаге. По спине Аладдина пробежал холодок. Он понял, что за историю ему предстоит услышать.

– Меня зовут Маха, – сказала мать мальчика дрожащим голосом. – А это мой сын Усман. Я сама не знаю, зачем пришла сюда. Вряд ли мне поможет совет. – Ее глаза наполнились слезами. – Но, если есть хоть малейшая возможность спасти моего малыша, я должна ею воспользоваться.

– Я понимаю, что просить о помощи непросто, – сказал осторожно Аладдин. – Пожалуйста, поведайте нам, чем болен ваш сын?

– Его мучает лихорадка. Каждый день температура поднимается, и он ничего не может делать. Даже глоток воды дается ему с трудом.

– Вам нужны деньги для врача? – Юноша потянулся за монетами, думая о том, насколько прекрасной была идея Жасмин о бесплатном приюте.

– Мы водили его к разным докторам. Те ничего не могут сделать. Высокая температура мучает его с самого детства, но иногда ему становится лучше. Когда жара возвращается в наше королевство, болезнь набрасывается на него с новой силой. Мы накрываем его мокрыми полотенцами, кладем в тень – ничего не помогает. Когда его лихорадит, он не ест, а если он не ест, он совсем теряет силы. Я не знаю, что мне делать. Что будет с моим мальчиком? – Женщина с трудом сдерживала рыдания. – Мы с мужем делаем навесы – это наш единственный способ заработка. Однако мы не можем работать, когда ребенок болен. Наши клиенты все понимают и ждут, но ведь когда-нибудь их терпение лопнет. Все очень сложно...

– Я понимаю, – сказал Аладдин. Он прекрасно знал, как быстро может болезнь привести семью к полной нищете. Но что он мог сказать женщине, чтобы помочь ей?

– Мне жаль вашего сына, – произнесла Жасмин. – Вы обращались к аптекарю? Нам известно, что цены у него высокие, но, говорят, он хороший специалист.

– Да, мы уже перепробовали все лекарства и травы. Усману ничего не помогает. – Женщина замолчала. – Извините, что потратила ваше время. Просто я в отчаянии. – Она повернулась и двинулась в сторону выхода.

– Подождите, – выкрикнул Аладдин, – Маха, не уходите. Дайте мне подумать.

Маха встала в стороне, и другая женщина уже подошла к подиуму. Ее темные волосы струились по плечам, а в руках она держала клетку с самыми необычными пчелами, которых собравшимся доводилось видеть. Насекомые были размером с кулак, а их черно-желтые брюшки блестели и переливались, будто их посыпали блестками.

– Как медленно они двигаются, – заметила Жасмин.

– Да, принцесса, вы правы, – ответила женщина. Аладдину не было нужды спрашивать, зачем она пришла. Это было видно невооруженным глазом. С пчелами что-то было не так. Они кружили по клетке, словно в дурмане, иногда сталкиваясь друг с другом.

– Меня зовут Зария, и я пришла сюда, потому что мои пчелы умирают.

– Что с ними произошло?

– Это все жара, – объяснила женщина. – Когда-то у меня были пасеки с тысячами пчел. Они были такими сильными, что, даже ужалив кого-то, не умирали. Сейчас же их осталось совсем немного. В этой клетке самые здоровые из них.

– Это медовые пчелы? – спросила Жасмин.

– Да, – кивнула Зария. – Они – работа всей моей жизни. Знаете, эти пчелы производят особый мед, который способен лечить людей. Он может исцелить человека даже от самой тяжелой болезни. Но, похоже, им пришел конец. С каждым сезоном погода становится все жарче и жарче. Раньше они спокойно жили в оливковой роще за домом, но теперь так жарко, что почти все деревья сбросили листву. Мои любимцы обожают тень и чахнут под палящими лучами солнца.

– А нельзя ли держать пчел в доме?

– Я пробовала, когда совсем отчаялась, но ничего не вышло. Им нужен свежий воздух и свет. Мы даже пытались обдувать их веерами, но это тоже не помогло.

– А местный ветеринар осмотрел их?

– Да, она сделала все, что в ее силах, – кивнула Зария. – Но, как я говорила ранее, это особенные пчелы, единственные в своем роде и, кажется, последние. Наверное, им никто не сможет помочь. Даже не знаю, зачем я пришла сюда. – Она переложила клетку в другую руку. – Возможно, я просто захотела поделиться своей болью с кем-то, вот и все.

– Я вас понимаю, – сказала Маха, ее сын все еще спал у матери на плече. – Есть недуги, от которых нет лечения. Мы тоже пришли сюда за утешением.

Аладдину стало очень грустно. Он уже не смог помочь двоим. Теперь юноша знал, что не для каждой проблемы можно найти решение.

– Вы сказали, что мед пчел может излечить тяжелобольного человека? – вдруг сказала Жасмин.

– Да, мои пчелы не раз спасали людей в этом и соседних королевствах.

– А у вас остался мед?

– Мне жаль, но нет, принцесса. Раньше у меня были запасы меда на месяцы вперед, но сейчас ничего не осталось.

– Понятно. – Жасмин выглядела разочарованной. – Я надеялась, что немного меда могло помочь Усману.

– Мы пробовали мед раньше, – сказала Маха. – Когда мой сын был совсем маленьким и лихорадка поразила его в первый раз, мы сразу же побежали к Зарии. Она была очень щедрой и дала нам мед бесплатно. К сожалению, он не очень помог Усману. Но тогда погода поменялась, и жар спал.

– Я помню мальчика, – кивнула женщина- пчеловод, – мне жаль, что он опять страдает от лихорадки. Мед не всегда помогает маленьким детям, я не знаю, почему так выходит. Я экспериментировала с пропорциями, но не могу на это повлиять.

– А сколько сейчас вашему сыну? – поинтересовалась Жасмин.

– Через пару дней исполнится пять лет.

– А сможет мед подействовать на ребенка его возраста?

– Вероятно. – Зария посмотрела на мальчика. – Детям чуть старше Усмана мед помогал. Я думаю, стоило бы попробовать, но как я уже сказала, у меня ничего не осталось.

Аладдин посмотрел на Жасмин, но она, погруженная в свои мысли, даже не заметила этого.

– Маха, вы говорили, что делаете с мужем навесы и тенты, – произнесла наконец принцесса. – А вы, Зария, сказали, что листья на деревьях опали из-за жары, и пчелам негде искать тень. Правильно?

– Да, – кивнула Зария, – но навес не поможет моим пчелам. Им нужна тень от оливковых листьев, они очень привередливые.

– А что, если навес будет выглядеть как кроны оливковых деревьев? Если бы Маха смогла сделать полупрозрачное полотно зеленого цвета? – Жасмин взглянула на швею.

– Я могу попробовать, – согласилась женщина. – Никогда прежде не делала ничего подобного. Но почему бы и нет? У меня есть прочная проволока, которую можно закрепить на стволах деревьев.

– Я думаю, это сработает, по крайней мере, на какое-то время, – произнесла Зария. И улыбнулась, словно бы впервые за долгое время. – Стоит попробовать.

– А когда у пчел появится тень... – сказала Жасмин.

– Они смогут сделать мед для Усмана, – обрадовался Аладдин.

– Пчелы смогут сделать достаточно меда за несколько дней, если почувствуют себя в безопасности, – кивнула Зария. – Но я не могу обещать, что он вылечит ребенка. Надо посмотреть, как пчелы отнесутся к искусственным листьям. – Пасечница повернулась к Махе: – Будем надеяться на лучшее.

– Надежда – это даже больше, чем я рассчитывала получить здесь сегодня. – Глаза Махи были полны слез. – Спасибо, принц Али и принцесса Жасмин.

– Я надеюсь, все образуется, – сказала Жасмин.

– И я, – добавил Аладдин.

Наконец очередь подошла к концу, и зал опустел.

– Решение было таким простым, – произнес вдруг юноша.

– Но мы не знаем, поможет ли оно.

– По крайней мере, мы придумали что-то новое.

– Иногда, когда на тебя наваливается огромное количество проблем и стресса, ты просто не способен взглянуть на ситуацию под другим углом, – заключила Жасмин.

В этот момент к ним подошел Омар.

– Остался всего один посетитель, – объявил он. – Это тот самый человек, что приходил ранее во дворец. Он так скандалил, желая первым увидеться с вами, что в результате оказался в очереди последним. Сейчас я вызову его.

Аладдин проводил взглядом своего советника и стал рассматривать изображения на стенах. Это были виды его королевства. И они с Жасмин вместе правили здесь сегодня. Они сидели в этой комнате и меняли жизни людей, подсказывая и поддерживая друг друга. А там, в Аграбе, они вели такие разные жизни. Юноша день за днем думал лишь о том, где бы раздобыть еды на обед, а принцесса была заперта во дворце, словно птица в позолоченной клетке. Да, Аладдин понимал, что они находятся в несуществующем королевстве, но сейчас это было их реальностью. Как бы ему хотелось, чтобы этот день длился вечно и им не пришлось бы возвращаться домой, туда, где судьба снова разведет их по разные стороны пропасти. Какое сладкое, но какое коварное желание...

Глава 9 Жасмин

– Коврик все еще спит? – Жасмин наклонилась и нежно провела рукой по мягкому ворсу гобелена, свернувшегося у их ног.

– Да, кажется, дорога его совсем вымотала. – Али с любовью посмотрел на волшебный ковер. Затем он повернулся к принцессе: – Когда мы закончим с последним посетителем, я бы хотел показать тебе сады и территорию вокруг замка. Разумеется, если у тебя будут на это силы.

– А сюрприз?

– Все еще помнишь, да?

– Разве я могла об этом забыть? – засмеялась девушка. Она откинулась на спинку стула и подумала о всех жителях Абабвы, которых встретила сегодня. Жасмин не была уверена, что ее решение поможет Зарии и Махе, ведь их семьи считали, что перепробовали все, но по крайней мере, она подарила им надежду. Принцессу поражало, с какой легкостью Али принимал ее советы и относился к ней как к равной. Чем больше времени она проводила в Абабве, тем сильнее влюблялась в это место. И, – она взглянула на Али, – тем сильнее влюблялась в него.

Жасмин не смогла как следует поразмыслить о тех прекрасных чувствах, которые зарождались в ее душе, так как в дверях появился человек.

Это был он.

Тот самый странный мужчина в грязных одеждах, которого она увидела в пестрой ликующей толпе, когда карета везла их во дворец. Как и тогда, мурашки побежали по коже девушки. Что же в нем было такого, что заставляло кровь стынуть в жилах? Безусловно, он не был так очарован принцем, как все остальные. Но несчастные и недовольные подданные есть в любом королевстве. Жасмин нахмурилась. Она была практически уверена, что лицо этого человека было ей знакомо. Его тонкие седые волосы, тяжелый взгляд. Но как это могло быть правдой, если Жасмин находилась в Абабве?

Мужчина медленно подошел к подиуму. Он был выше, чем показалось девушке в первый раз. И намного худее. Его рубашка порвалась и висела клочьями, а лицо было сильно испачкано. Даже с того места, где он стоял, принцесса почувствовала запах морской воды, который исходил от него.

– Бедняга, – прошептал Али на ухо Жасмин, качая головой. – Даже в нашем великом королевстве Абабва живут бедняки. Он, наверное, голодает.

Принцесса видела, как мужчина внимательно изучал картины в золотых рамах на стенах. Он вытянул шею, чтобы рассмотреть сводчатые потолки, а потом его взгляд остановился на тронах. Мужчина прищурился и закашлял. Когда удушающий приступ прекратился, он схватился рукой за подиум. Незнакомец какое-то время внимательно вглядывался в лица сидящих, а затем произнес:

– Двадцать четыре карата? – Голос был низким и сиплым.

– Простите? – переспросил Али.

– Рама, – кивнул мужчина в сторону картины. – Выглядит как чистое золото. Но, скорее всего, имитация, да?

– Они висели здесь еще до моего рождения, я не знаю, – сказал Али.

Мужчина подошел к раме и провел по ней рукой.

– На ощупь – как настоящее золото, – произнес он с восхищением.

– Никто не смеет прикасаться к бесценным реликвиям дворца, – решительно произнес Омар и направился в мужчине.

– Спокойно, – мужчина поднял бровь, – я просто любуюсь. Я первый раз на... Как вы это называете? Городское собрание? Прошу прощения, – сказал он с самодовольной улыбкой. Жасмин было интересно, заметил ли Али враждебность, которая так и исходила от незнакомца. Взглянув на юношу, девушка увидела, что тот благожелательно улыбался.

– Дворец велик, – кивнул Али. – Я понимаю, его размеры могут вас смутить.

– Велик? – Мужчина рассмеялся сухим лающим смехом. – Он не просто велик. Это самый большой дворец, какой я когда-либо видел. Сколько же здесь трудится людей?

– Вы же знаете, как любят говорить, – все еще добродушно отвечал Али, – нужно целое королевство, чтобы содержать такой дворец.

– По-моему, и королевства будет маловато, – фыркнул мужчина. – Может, вы маг или волшебник? Или кто-то в этом роде? Потому что, я вижу, что...

– Если у вас был вопрос к принцу, то самое время его задать. Иначе я попрошу вас покинуть замок, – прервал его Омар.

«Разве он не замечает, что этот человек очень странный?» – задалась вопросом Жасмин. Она очень хотела намекнуть принцу об этом, но не знала, как это сделать. Мужчина вел себя невоспитанно, даже вызывающе, но пока не совершил ничего дурного. Просто принцессе он не понравился с первой секунды. Но было ли это справедливо? Девушка наблюдала за мужчиной, а он пожирал взглядом троны, на которых сидели она и Али.

– Как я могу вам помочь? – спросил принц.

– Помочь мне?! – Незнакомец вновь расхохотался. Он провел рукой по лохмотьям, в которые был одет. – Как тяжело начать рассказывать о своих проблемах, когда их так много.

– Вам нужна новая одежда? – поинтересовался Али. – Можем начать с этого. Конечно, нет ничего плохого в вашем наряде, но, если пожелаете, мы можем дать вам новый. Омар, позови, пожалуйста, портниху.

– Сию минуту, – кивнул советник и твердой походкой вышел из зала.

Мужчина наблюдал за тем, как Омар покидает комнату. Он не поблагодарил Али, лишь стоял, скрестив руки на груди. Все трое провели несколько минут в полной тишине, пока Омар и портниха не вернулись.

– Аккуратнее, – огрызнулся мужчина, когда девушка наклонилась, чтобы снять мерки. – Я не какой-то манекен, чтобы тыкать в меня булавками!

– Я еще ничего не сделала, – ответила швея.

– Извините, – сказал принц. – Я понимаю, что вы раньше не шили одежду на заказ, потерпите немного. – Затем Али обратился к портнихе: – Когда будет готова новая одежда?

– Я думаю, к вечеру, Ваше Высочество.

– Пойдет, – резко бросил мужчина.

В этот момент волшебный ковер чуть приподнялся и потянулся, как это делают кошки после долгого сна. Он поднял вверх кисточки, проверяя, рядом ли Жасмин, а затем спокойно лег на место.

От удивления у мужчины отвисла челюсть.

– Ковер... он пошевелился!

– Что? – Али наклонился и провел рукой по ковру. – Вам показалось. Наверное, сквозняк. Насчет одежды, – поспешил сменить тему разговора принц, – пожалуйста, приходите вечером. Также мы приготовим вам немного еды.

Незнакомец не ответил. Вместо этого он не отрываясь смотрел на ковер. Его глаза были прищурены.

– Если у вас больше нет вопросов, – Омар подошел к мужчине, – я помогу вам найти выход.

Прежде чем развернуться и отойти от подиума, мужчина посмотрел на Омара, затем на Жасмин и Али.

– Это было очень странно, – заметил негромко принц.

– И не говори, – согласилась Жасмин. Она провожала мужчину взглядом, пока, хромая, он не дошел до дверей. Девушка дождалась, пока он выйдет, и только тогда вздохнула с облегчением.

Глава 10 Аладдин

Закончив с приемом жителей, Жасмин и Аладдин вернулись во внутренний двор и спустились к великолепным дворцовым садам. Вокруг них благоухали цветы всех форм, размеров и окрасок. Подсолнухи с человеческий рост качались на ветру. Тюльпаны, пуансеттии и нарциссы стелились разноцветным ковром. Аладдин наклонился и дотронулся до куста фиалок слева от него. Лепестки были мягкие, словно бархат.

– Я не уверена, видела ли я раньше деревья в форме фламинго. – Жасмин указала на зеленый кустарник, обрезанный по форме диковинной птицы. Фигуру дополняла деревянная нога, согнутая в колене.

– И я не видел, – сказал Аладдин. – Точнее, я видел много разных фигур в саду, просто раньше не замечал этого фламинго.

«Чуть не прокололся», – с досадой подумал юноша. Нужно вести себя естественно, как будто сад с деревьями в форме звезд, птиц и животных – это обычное дело.

– Должна признать, ты был прав. Это чудесный сюрприз, – сказала Жасмин.

– Ты о чем?

– Об этом. – Принцесса жестом показала на кустарники. – Очень интересная идея.

– Так ты думаешь, это и есть сюрприз? Тебя так легко удивить? Нет, придется еще немного подождать, все самое интересное впереди. – Аладдин старался вести себя уверенно, но не знал, правильной ли дорогой они идут.

– Что может быть еще более очаровательным, чем... Погоди. – Принцесса замолчала, когда они подошли к белому деревянному заборчику, отделяющему обширный участок земли. – Это что?.. – Она показала на красное здание, напоминающее амбар. – Это загон для лошадей?

– Похоже на то, – сказал Аладдин. Значит, другие звери тоже были недалеко. Они вошли в конюшню. Внутри оказалось порядка двадцати лошадей всех мастей и пород. Здесь был и белоснежный конь, как на огромной картине в фойе, и несколько других: рыжих, вороных, пегих.

Два гнедых коня подошли к ним и начали обнюхивать руки Аладдина.

– Ну, привет. – Юноша наклонился, чтобы вытащить спелую рыжую морковку из корзины неподалеку, разломил ее пополам и скормил животным. Те благодарно потерлись мордами о его ладони.

– Принц Али, –- поприветствовал его подошедший мальчик. Очевидно, он работал здесь конюхом, на нем были коричневые брюки и желтая рубашка, а лицо покрывали веснушки. – Вы хотите объехать зверинец?

– Зверинец? – завороженно повторила Жасмин. Она выглянула в окно и ахнула от удивления: – Это что, жираф?

– Сюрприз! – улыбнулся во весь рот Аладдин.

– Здесь много кто обитает, – сообщил принцессе конюх. – Сейчас я приготовлю седла для лошадей, и вы сможете объехать всю территорию.

– Звучит отлично, – сказал юноша.

Закончив все приготовления, конюх помог Жасмин и Аладдину забраться на гнедых скакунов.

– Дружок, ты готов? – Аладдин погладил своего коня и сел поудобнее. Держась за поводья, они вместе с Жасмин направились к выходу.

– Там носороги? – недоверчиво спросила принцесса, когда они поравнялись с лесной чащей. Вдалеке можно было разглядеть семейство из четырех носорогов. Трое из них паслись на траве, а четвертый спал в тени дерева. – И страусы? – Девушка посмотрела налево. – И верблюды. А там ламы и медведи. Сколько у тебя здесь животных?

– Много, – рассмеялся Аладдин.

– А вон те птицы. – Жасмин указала на небо, где резвилась стайка маленьких розовых пташек с золотистыми клювами. – Мы их видели, когда подлетали к Абабве. Они встречали тебя, потому что живут в твоем саду. А ты даже не намекнул, что у тебя здесь целый зверинец!

– Это должен был быть сюрприз, – быстро придумал юноша.

– Это невероятно! – произнесла Жасмин.

«Вот уж верно», – подумал Аладдин.

Джинн превзошел самого себя. Молодой человек видел, что принцесса была в восторге.

Маленький слоненок, который только что нежился в теплой воде пруда вместе со своими родителями, шел вразвалку навстречу им. Подойдя, он поднял свой морщинистый серый хобот и легонько дотронулся до ноги Жасмин. Девушка рассмеялась и наклонилась, чтобы погладить слоненка по голове. Затем они продолжили свой путь. В зверинце можно было встретить любых животных: обезьян, павлинов, лам, игуан, зебр. Аладдин надеялся, что принцесса не попросит его назвать всех здешних обитателей, потому что он понятия не имел, кого они еще могут встретить на своем пути.

Дальше на лугу они увидели, как гепард грациозно прогуливался в высокой траве.

– Он не опасен? – настороженно поинтересовалась Жасмин. – Я знаю, что не мне говорить об опасности, когда я держу дома тигра, но все же...

Они наблюдали, как медленно приближается гепард. Когда хищник был настолько близко, что можно было разглядеть каждый волосок на его морде, он неожиданно упал на спину.

– Я думаю, он хочет, чтобы ему почесали брюхо, – сказал юноша.

Спустившись с коня, Жасмин наклонилась и погладила изящного зверя, а в ответ он громко замурлыкал.

– Кажется, я ему нравлюсь! – сказала девушка.

– Ты не можешь не понравиться, – улыбнулся Аладдин.

Принцесса покраснела и снова погладила животное по мягкому меху. Аладдин тоже слез с коня и почесал гепарда за ухом.

– Радже очень понравилось, когда ты это делал, – произнесла Жасмин. – Он обычно защищает меня от всех, а тебя даже подпустил к себе.

– Он замечательный тигр, – сказал юноша. – Если бы мы могли доставить Раджу сюда, то не осталось бы причин покидать Абабву, правда? – рассмеялся Аладдин.

Жасмин посмотрела на него, не зная, что ответить.

– Да я просто шучу, – быстро произнес молодой человек. Его щеки залила краска. – Я имел в виду, что...

– Конечно, я поняла, что ты шутишь, – сказала Жасмин. – Мне тоже не хочется, чтобы это путешествие заканчивалось.

Теперь они медленно возвращались к конюшне.

– Может, хочешь прогуляться по улицам Абабвы? – спросил Аладдин, помогая девушке спуститься с коня. – Мы можем пройтись по магазинам или зайти в кафе.

– С удовольствием! – улыбнулась принцесса.

Вместе они покинули зверинец и направились в сторону дворца, разговаривая о местных достопримечательностях. Но Аладдина не покидала одна назойливая мысль. Он мельком посмотрел на Жасмин. Конечно, он пошутил, говоря о том, что они могли бы остаться в Абабве. Но произнеся это вслух, он не мог больше думать ни о чем другом. Почему вся эта сказка должна заканчиваться? Почему они должны уехать из этого идеального места, где все создано для них, в мир, где им не суждено быть вместе?


ИЗ СБОРНИКА ЛЕГЕНД О ВЕЛИКИХ ПРАВИТЕЛЯХ

«Принцесса Зена, или Девушка, которая странствовала по миру»


Жители Саравании очень любили свои сочные зеленые луга, на которых паслись молодые козы, а по вечерам танцевали на фоне заходящего солнца ярко- голубые светлячки. Люди чувствовали себя в безопасности, будучи вдали от соседних королевств, отделенных обширными океанскими просторами.

– Остерегайтесь чужих земель за морями, – предупреждали учителя, и дети в испуге жались ближе друг к другу. – За горизонтом таится зло. Там живут люди, которые несут боль и разочарование всем вокруг.

Жизнь в Саравании нельзя было назвать идеальной. Недавно странная болезнь поразила заросли гранатовых деревьев. А пару дней назад пожилые городские жители начали страдать от сильных головных болей и приступов лихорадки. Но, несмотря на это, в целом все в королевстве было хорошо. Особенно славилась Саравания своими ремесленниками, такими искусными и талантливыми, что подобных им было не сыскать в соседних королевствах. Вышивка, картины и керамика отличались высочайшим качеством и красотой. Пусть в Саравании и были свои проблемы, но все же люди здесь казались довольными и благодарными.

Все, кроме принцессы Зены.

– Это никуда не годится! – сетовала султанша, ее мать. – Ты являешься принцессой одного из прекраснейших государств на земле, но продолжаешь дуться и хандрить. Ты все время всем недовольна!

Зена смотрела в окно и молчала. Она устала слушать эти укоры. Ее младшие сестры были одаренными девушками. Одна вышивала чудесные картины, а другая рисовала так умело, что ее картины казались живыми. Зена могла часами наблюдать за занятиями своих сестер, но ее саму ничего так не захватывало.

Принцесса часто любовалась морской гладью из окна башни, где находилась ее спальня. Оттуда она видела рыбаков, латающих свои лодки у пристани, и чаек, которые в погоне за свежей рыбой то ныряли в воду, то взлетали к солнцу. Зена, как и другие обитатели Саравании, воспитывалась на жутких историях об опасностях, скрывающихся за горизонтом. Но даже если мир там, за океаном, и был жесток, она все равно хотела увидеть его своими собственными глазами. Интересно, а в других королевствах такие же изящные дворцы, как здесь? А люди там отмечают праздники Луны и Солнца? Какую одежду они носят? На каких языках говорят? А смеются и улыбаются они по-другому? Эти люди похожи на нее? Или чем-то отличаются?

Зена страстно желала чего-то нового. Ее раздражало однообразие и спокойствие дней в Саравании, в то время как все ее сородичи боялись перемен. Пока все рисовали или вышивали, Зена бродила вдоль берега в поисках ракушек или вынесенных волнами сокровищ. Именно в такой момент принцессу и нашла ее судьба.

Зена сидела на краю бухты и вдыхала аромат полуденного влажного воздуха, когда внезапно услышала громкий всплеск. Недалеко от нее в море опрокинулась рыбацкая лодка. Мужчина, упавший в воду, отчаянно сражался со стихией, но приливные волны быстро потащили его в морскую пучину. Зена вскочила и, не раздумывая, бросилась в воду. Ей чудом удалось вытащить человека на берег. Когда мужчина пришел в себя, он начал благодарить принцессу. И в этот момент в голове Зены зародилась очень смелая мысль.

На следующий день принцесса подошла к спасенному моряку, когда он готовил лодку к отплытию.

– Вы хорошо умеете управлять лодкой? – спросила она его.

– Да, принцесса, – кивнул мужчина. – Я могу справиться с любым судном в нашем королевстве.

– Не могли бы вы обучить меня управлению парусником? Только это нужно будет сохранить в тайне.

– Вы спасли мою жизнь. Я исполню все, о чем вы попросите, – ответил мужчина.

В течение нескольких недель моряк обучал Зену управлению небольшим кораблем. Принцесса училась поднимать и опускать паруса, узнала, как не перевернуться во время шторма и как ловить попутный ветер.

Как-то вечером султанша вошла в комнату Зены и застала ее за необычным занятием. Принцесса сидела за столом и вышивала что- то красной нитью на белом полотне.

– Что это? – спросила она у дочери.

– Вышивка, – ответила Зена, не поднимая головы, – она была слишком увлечена работой. – Наш семейный герб, изображенный на королевском паруснике. Я подумала, что будет здорово немного его поменять.

– Чудесная идея! – воскликнула султанша. Она готова была плясать от счастья, видя, что ее любимая дочь нашла себе занятие по душе. – Мы можем продемонстрировать его на фестивале, – предложила правительница.

– Я не уверена, что закончу к этому времени, – задумалась Зена.

– Ничего страшного, работай, сколько потребуется. Искусство не терпит суеты. – Султанша погладила дочь по плечу и вышла из комнаты.

День за днем Зена работала над вышивкой. Вскоре по всему полотну расцвели чудесные цветы. Все были согласны, что это самый красивый парус, который они когда-либо лицезрели.

В день фестиваля Зена начала кашлять.

– Ты заболела? – спросила ее младшая сестра.

– Кажется, да, – чихнула принцесса. Видя обеспокоенное выражение лица сестры, Зена почувствовала угрызения совести. Но надо было идти до конца. Задумка Зены должна была изменить всю ее жизнь.

Она попрощалась с семьей, когда те отправились на фестиваль, и пообещала присоединиться к ним, если почувствует себя лучше. Дворец опустел. В день фестиваля у всех, включая прислугу, был выходной. Как только голоса стихли, Зена вскочила с кровати, схватила вышитый ею парус и сумку с провиантом и ускользнула из дома.

Когда солнце зашло, султанша с дочерями вернулись в замок. Не обнаружив Зену в ее комнате, они не стали волноваться, ведь более безопасного места, чем их остров, и представить было нельзя. Принцесса с детства любила играть в прятки и находить потаенные уголки во дворце. Скоро она должна была вернуться. Но на королевство уже опустилась ночь, а Зена так и не объявилась. Султанша собралась было позвать слуг и отправиться на поиски пропавшей дочери, как услышала изумленный возглас.

Самая младшая из принцесс указывала на что-то за окном. Место у причала, где обычно качался на волнах королевский парусник, пустовало.

Слезы покатились из глаз султанши. Ее старшая дочь решилась отправиться за горизонт. Так как кораблик уже скрылся из виду на бескрайних просторах моря, ничего нельзя было предпринять.


* * *

Прошли месяцы, а о принцессе не было вестей. Даже те, кто поначалу надеялся на возвращение Зены, осознали, что ждать ее бессмысленно. Тем временем жизнь в Саравании стала совсем другой. Болезнь, поразившая когда-то гранатовые деревья, распространилась теперь и на другие растения, погубив урожаи. Инжир, финики, оливковые рощи – все было уничтожено, словно по садам прошелся безжалостный пожар. Спелые и сочные гроздья винограда превратились в засушенный изюм, свисающий с лоз. А приступы лихорадки и нестерпимые головные боли мучили теперь не только стариков, но и большую часть населения королевства. С исчезновением Зены на Сараванию опустилось серое облако уныния и печали, и казалось, ему не суждено было развеяться.

Но в один прекрасный день принцесса неожиданно вернулась.

Первой ее заметила та же младшая сестра. Сперва она увидела маленькое пятнышко на горизонте, и оно становилось светлее и светлее по мере приближения. Новости быстро разлетелись по королевству, и вскоре едва ли не все жители Саравании стояли на берегу, встречая Зену. Что за чудо! Принцесса не только была жива, но и похорошела: ее кожа потемнела, волосы выгорели на солнце, а лицо освещала яркая улыбка.

Когда принцесса сошла на берег, она первым делом крепко обняла маму и сестер, а затем поприветствовала свой народ. Они были рады, что Зена вернулась невредимой, но за время ее отсутствия много бед свалилось на хрупкие плечи жителей Саравании.

Выслушав о всех несчастьях, Зена лишь улыбнулась.

– Чему ты радуешься? – спросила султанша, не в силах скрыть свое раздражение.

– Прости, мама, – сказала Зена, – я улыбаюсь, так как, кажется, знаю, как нам помочь.

Принцесса вернулась к своему верному кораблю и принесла с него небольшой мешок с семенами. Они были зеленого цвета и такие крошечные, что уступали в размере даже маковым зернышкам. Зена набрала горсть этих семян и осыпала ими гранатовые деревья. То же самое она проделала с другими растениями, подверженными странной болезни.

– Что ты делаешь? – спросил маленький мальчик. Но прежде чем Зена успела ответить, жители ахнули от удивления. Внезапно все деревья и кустарники, которые Зена посыпала семенами, изменились до неузнаваемости. Они выпрямились и выпустили новые листочки.

– Болезнь, погубившая урожай, известна не только в Саравании, – объяснила девушка. – В других королевствах эту заразу знают уже давно и нашли способ избавиться от нее. Эти семена восстанавливают листья, стебли и корни растений. Кстати, о здоровье. – Зена повернулась к измученным соотечественникам: – На нашем острове есть волшебные вещи, которые обладают силой, о которой мы и не догадывались.

Она показала им деревья маза, розовые и желтые цветы которых можно было увидеть по всему острову. Оказалось, что, если опустить листья ненадолго в воду, получившееся снадобье может за считаные секунды сбить температуру. Затем Зена выдернула из земли корни куста сигма. По словам принцессы, отвар из корней и ягод этого растения может избавить от головной боли.

– И таких чудодейственных растений у нас очень много, – радостно произнесла Зена. – Мы обязательно вылечим всех, кто страдает от лихорадки и мигреней.

– Значит, в других королевствах не так страшно? – спросила принцессу младшая сестра.

– Бывает страшно, – честно ответила Зена. – Во время своих путешествий я встречала разных людей, в том числе и плохих. В одной стране ее богатый правитель чуть не сжег все свои владения из-за алчности. Но хороших людей там намного больше, и нам есть чему поучиться у них.

Прошло несколько дней, и все деревья и кустарники вновь зазеленели. Виноград, инжир, финики и оливки снова зацвели, а их урожай обещал быть вдвое больше обычного. И болезни людей тоже отступили.

– Ты спасла наше королевство, – сказала султанша Зене. – Ты проявила храбрость и доверилась интуиции, не побоялась выйти за границы привычного мира. Я же была недальновидна. Ты, дитя мое, должна быть королевой. – Правительница собралась уже снять с головы корону, когда Зена ее остановила.

– Я не желаю быть султаншей, – заверила принцесса мать. – Саравании повезло, что ты управляешь ею. Я же хочу продолжать делать свою работу. Мир должен знать, как мы живем, работы наших мастеров заслуживают признания за пределами королевства. А нам, в свою очередь, тоже пора познакомиться с соседями.

С того дня с благословения султанши Зена с небольшой командой верных друзей путешествовала по свету на вновь отстроенном корабле. Принцесса побывала во всех государствах, на каждом континенте. Раз в несколько месяцев девушка возвращалась домой, привозя с собой новые знания и заморские диковины. Также теперь она всякий раз брала с собой работы местных мастеров, показывая их и продавая в новых землях. И больше королевство Саравания не было спрятано от внешнего мира – оно стало его неотъемлемой частью.

Глава 11 Жасмин

– Мы пойдем прогуляемся по центральной части Абабвы, – сообщил Али Омару, когда они вошли в фойе.

– Приготовить карету? – спросил советник. В этот момент волшебный ковер приподнялся, надеясь, что его возьмут с собой.

– Нет, спасибо, – ответила Жасмин, – я думаю, пешая прогулка позволит лучше насладиться всеми красотами Абабвы.

Ковер поник, услышав это.

– Ты хотел отвезти нас? Извини, дружок, – обратилась к нему принцесса. – Мы просто хотели зайти в пару магазинов и немного пройтись. Не грусти.

– Оставайся здесь, – добавил Али, – мы скоро вернемся.

Ковер переместился к большому дивану и вытянулся у его ножек на полу.

Вместе Али и Жасмин вышли из дверей дворца. Снаружи их встретили стражники, стоящие на посту в сине-серебристой форме. Поприветствовав принца и его гостью, они безмолвно отворили кованые железные ворота. Выйдя за пределы дворца, Жасмин оглянулась и еще раз взглянула на стражников.

– Ничего страшного, что мы пойдем одни гулять? Нам не нужна охрана?

– Что? Охрана? – оглянулся Али. – Абабва – совершенно безопасное место. Все будет хорошо.

Сам дворец изобиловал кричащим богатством, но об остальной части города такого сказать было нельзя. Предзакатное солнце освещало мощенные булыжником дороги, и в этом же чудесном свете утопали дома, магазины и кафе. Так как дворец находился на небольшом возвышении, принцесса могла разглядеть луга, поля и даже скалы на побережье, которые находились за чертой города.

– Мне кажется, или там, в скалах, вырублены ступени? – щурилась Жасмин, пытаясь что-то разглядеть вдали.

– Может быть, ты права. – Али приложил руку к глазам, всматриваясь в скалы. – Да, так и есть.

– Ты никогда там не был?

Принц покачал головой:

– Абабва – не самое большое королевство, но все же и здесь есть места, где я еще не побывал.

Дома, которые они проходили, были скромными, но ухоженными. В окнах висели красные или рыжие шторки с узорами. Кое-где ставни были открыты, позволяя свежему воздуху проникнуть внутрь.

– Здесь довольно тихо, – заметила Жасмин. – После того как нас встречала такая толпа, я думала, будет гораздо более шумно.

– Обычно в это время дня все жители на главной площади, – ответил Али. – Она чуть дальше.

– Там, где огромный фонтан? – спросила принцесса. – Мне кажется, я видела там людей с ведрами.

– Да. – Услышав это, Али улыбнулся.

– Жители могут просто так прийти и набрать воды?

– Да, любой человек может прийти и взять столько воды, сколько нужно ему или его семье. Вода – это то, о чем никому не стоит переживать.

– Отличная идея, – сказала Жасмин, – я думаю, в Аграбе тоже стоит...

Вдруг Али преградил ей путь рукой и замер.

– Что случилось? – Принцесса посмотрела на него. На лице юноши застыло нервное напряжение, а его поза напоминала стойку дикого зверя, готового кинуться на врага или наутек в любой момент.

– Звуки, – Али оглянулся, – ты ничего не слышала?

– Нет. – Жасмин вытянула шею и огляделась по сторонам. – Вокруг нас ни души.

– Извини, – Принц немного расслабился, но он все еще выглядел настороженным, – мне показалось, я видел что-то. Или слышал кого-то...

– Что это был за звук?

– Ничего особенного. – Принц выдохнул. – Все хорошо. Наверное, показалось. Или это у меня в голове уже шумит.

Жасмин с любопытством посмотрела на Али, а затем они продолжили свой путь.


* * *

«Едва не попался», – подумал мужчина, тяжело дыша. Вытерев испарину на лбу, он выглянул из своего убежища. Он почти их догнал, пока вдруг не споткнулся о камень на дороге. Ненароком он привлек к себе слишком много внимания.

«У парня отличная реакция», – досадливо заметил незнакомец. Но в следующий раз он его не заметит. Мужчина вышел из темного переулка и посмотрел на две удаляющиеся фигуры. Он прищурился, оглянулся и посмотрел на дворец, просчитывая свой следующий шаг.


* * *

Магазинчики начали появляться то справа, то слева, по мере того как Жасмин и Али приближались к главной площади. Конечно, наблюдать за городом из окна кареты и идти по нему собственными ногами – это две абсолютно разные вещи. Как и говорил Али, ближе к центру стало шумнее, люди сновали по переулкам, заходили в магазины, пили чай и кофе в уличных кафе. Кто-то нес сумки с едой, из которых аппетитно высовывались свежеиспеченные хлеба, а кто-то крепко держал за руку маленьких детей.

Жасмин было странно, что люди не толпились вокруг них, а занимались своими делами, ведь утром все были так рады видеть принца Али. Хотя, пожалуй, это было вполне закономерно. Если ты относишься к своим подданным с достоинством и уважением, приглашаешь их на открытые собрания, где они могут поделиться своими проблемами, быть услышанными и понятыми, то и люди в ответ будут уважать тебя.

– Куда ты так спешишь? – поинтересовалась принцесса.

– О чем ты говоришь?

– Как только мы вошли в город, у тебя изменились походка и даже жесты. До этого ты был так расслаблен и спокоен, а сейчас словно готов броситься с кем-то наперегонки.

– У меня просто хорошая подготовка, как у любого принца, – сказал Али.

Но Жасмин понимала, что дело не только в физической форме. Казалось, у принца включились особые инстинкты. Было очевидно, что он хорошо знаком с жизнью на улице, что не характерно для представителей королевских семей.

– Ой! – Али ударил себя рукой по лбу. – Чуть не забыл!

– Что?

– Одно место, которое хотел тебе показать. Оно сразу за площадью.

– Что это за место?

– Сюрприз.

– Видимо, ты очень любишь сюрпризы, – закатила глаза Жасмин.

– Да, я так же сильно люблю сюрпризы, как ты – их ненавидишь, – рассмеялся юноша. – Но тебе же понравился предыдущий. И ожидание того стоило.

– Это правда, – подумав, согласилась принцесса.

Жасмин огляделась вокруг, пытаясь догадаться, куда же принц ведет ее. Вдруг они остановились около невзрачной лавки, у которой даже не было вывески. Али заглянул внутрь и сразу же вышел.

– Да, – кивнул он, – мы пришли. Это то самое место, которое я хотел тебе показать.

– Здесь? – Принцесса взглянула на поскрипывающую дверь.

Али был прав. Это был настоящий сюрприз для Жасмин.

Когда девушка зашла внутрь, ей потребовалось какое-то время, чтобы глаза привыкли к полутьме, с трудом разгоняемой тусклым светом лампы.

– Добро пожаловать! – произнес мужчина в очках с круглой оправой. Он подошел к ним, широко улыбаясь. Владелец магазина был лысый, а лицо его украшали густые седые усы. – Меня зовут Ахмед. Чувствуйте себя как дома. Можете осмотреться.

Наконец принцесса смогла хоть что-то разглядеть – и не поверила своим глазам. Они были в картографическом магазине. Все стены были увешаны плакатами с изображениями разных стран. Некоторые из них были словно произведения искусства – богатые яркими красками, в тяжелых золоченых рамах, а некоторые изображали только очертания континентов или отдельные города. Были местные топографические планы и большие карты мира. Кое-где стояли совершенно новые издания, свернутые в рулоны, а в углу виднелись настолько древние карты, что цвета на них потускнели, а уголки растрепались от времени. Также на одной стене располагалась длинная полка, сплошь заставленная глобусами разных размеров, от самых маленьких до просто гигантских.

– Не может быть! – воскликнула Жасмин. – Никогда прежде не видела подобного места, где собрано столько карт.

– У нас еще есть отличное собрание книг, если вам это интересно. – Ахмед показал на книжные полки в дальнем углу. По корешкам этих книг можно было догадаться, что это географические справочники о морях и океанах, недрах земли и небесных телах.

Принцесса подошла к столу, где лежала стопка старых карт. «Великие королевства Земли» было написано на одной из них. На другой карте были изображены экзотические животные. Тут взгляд Жасмин упал на поблекшую карту, где нельзя было разобрать ни слова, ни знака.

– Простите, господин, – обратилась девушка к хозяину, – можно мне взглянуть на нее? Карта выглядит такой древней, я ее не испорчу?

– Что вы, называйте меня Ахмед. Принцесса, смотрите все, что вам нравится.

Жасмин могла бы заблудиться среди бесчисленных полок и столов. Она внимательно изучала подписи к картам, вглядывалась в каждый символ, каждый знак. У нее дома карты были совсем другими. Они были совсем обычными, а здесь столько уникальных экземпляров! Принцесса нашла целую книгу про искусство картографии. В этом магазине можно было провести целый день – и даже не один. Она провела рукой по древней карте и с удивлением обнаружила, что границы многих королевств изменились.

– Хороший сюрприз? – спросил Али. Жасмин посмотрела на его мальчишескую улыбку, принц явно нервничал.

– Я даже не знаю, что сказать, – произнесла девушка, оглядываясь по сторонам. – Как будто этот магазин создали специально для меня. Он... идеален.

– Рад, что тебе нравится.

Жасмин взглянула на Али. Они знают друг друга совсем недавно, но принц привел ее в такое место, которое она не смела и вообразить. Юноша понимал принцессу лучше, чем кто-либо другой.

Она подошла к принцу и обняла его. Али очень удивился – он явно не ожидал такого поворота событий, но в объятиях девушки он буквально растаял. Через несколько мгновений Жасмин отстранилась и посмотрела ему в глаза. Али был так близко. Его дыхание было пряным и теплым. Если бы не Ахмед, который притворялся, что очень занят и не замечает их, Жасмин точно поцеловала бы Али в этот момент.

– Мне кажется, никто раньше не делал для меня подобных вещей, – сказала девушка скромно. – Спасибо тебе. Спасибо, что привел меня сюда.

– Это было удовольствием для меня, принцесса, – сказал Али, восторженно глядя на Жасмин.


* * *

Солнце почти село, когда они наконец дошли до городской площади. Жасмин осмотрелась. Вокруг нее были расставлены прилавки с разными товарами, но они не были похожи на те, что продавали в Аграбе. Вот женщина предлагала украшения. А там были разноцветные шарфы, развевающиеся на ветру: красные, зеленые, розовые. Кожевник демонстрировал изготовленные вручную ремни и кошельки. А плотник за соседним прилавком торговал деревянными флейтами и тростями.

– Как интересно, – заметил Али и подошел к столу, где лежали вперемешку ручки, свечи и сумочки.

Жасмин взяла с прилавка меленький кошелечек, но, когда ее рука дотронулась до него, она нахмурилась.

– Это что... – принцесса разглядывала вещь в руке, – это печенье?

– Да, принцесса, – гордо заявила торговка с огромными очками на кончике носа, – все, что вы видите здесь, сделано из муки, сахара и масла на моей кухне. Ну и, разумеется, без кулинарной магии тут не обошлось. Я могу из теста сделать что угодно. Попробуйте!

Жасмин смотрела, как Али сосредоточенно выбирает, что ему съесть. С нежностью она разглядывала его ямочку на щеке, а после перевела взгляд на шелковистые темные волосы, которые чуть шевелились на ветру. Это казалось сверхъестественным, но принц очень напоминал Жасмин юношу, которого она встретила тогда на рынке. Может, это был его родственник из Аграбы? Девушка только хотела задать Али этот вопрос, как их окликнул женский голос:

– Принцесса Жасмин! Принц Али!

Это оказалась Зария. Она по-прежнему держала в руках позолоченную клетку с пчелами, но вот выражение лица женщины изменилось. Если прежде она была встревожена и напряжена, то сейчас ее лицо светилось радостью.

– Я только что вернулась от Махи, – поведала им Зария. – Она сделала несколько набросков навеса, мне кажется, получится очень реалистично. Листья выглядят совсем как в настоящей оливковой роще. Мы решили попробовать повесить один сегодня же. Посмотрим, как к нему отнесутся пчелы. Если они будут довольны, то начнут производить мед, и тогда мы сможем дать его мальчику. В его возрасте мед должен помочь. Я очень на это надеюсь.

– Замечательные новости! – воскликнул Али.

– Если все получится, мы решим сразу две проблемы, – обрадовалась принцесса.

– Разведение этих уникальных пчел – семейная традиция, – сказала Зария, – я боялась, что на мне она прервется.

Они еще немного поговорили, а затем Зария ушла по своим делам. Как же Жасмин была рада, что ее совет помог кому-то в такой непростой ситуации. И как больно было думать, что дома в Аграбе никто не станет слушать ни ее идей, ни ее мнение. Принцессе суждено было всю жизнь прожить в позолоченной клетке. Даже пчелам Зарии повезло больше: иногда они вылетали из своей и наслаждались свободой.

Жасмин посмотрела на Али, который разговаривал с продавщицей сладостей. Как просто он пригласил принцессу помочь ему на заседании. Юноша полностью доверился ей и обратился к ней за советом. И как проницателен оказался принц, отведя Жасмин в магазин с картами и в тот чудесный зверинец. Как хорошо у него получалось угадывать все ее желания!

До сегодняшней поездки в Абабву перспектива провести рядом с кем-то всю свою жизнь была противна принцессе. Все равно, что засунуть руку в улей к шершням. Это султан мечтал поскорее выдать Жасмин замуж, сама же она бежала от этой мысли. А теперь принцесса уже размышляла над предложением Али остаться здесь навсегда. Разумеется, он говорил об этом не всерьез, он просто шутил. Девушка сама еще не знала, хотела бы она выйти замуж за принца Али, но эта идея казалась ей все более привлекательной. Почему? Да потому, что Али имел такую же страсть к путешествиям, как и Жасмин, он был веселым и добрым и относился к ней как к равной. Но самое главное, он пытался что-то изменить в жизни своих подданных и в своем королевстве, пока принцесса могла лишь мечтать об этом, сидя взаперти во дворце.

Вдруг кто-то дернул Жасмин за руку.

Девушка посмотрела вниз и обнаружила, что в ее ладони ничего нет, печенье в форме маленького кошелька пропало.

Рядом никого не было, лишь маленький мальчик бежал в противоположный конец рыночной площади.

– Эй! – закричала продавщица, побагровев от злости. Мгновенно добрая половина всех людей на площади ринулись за мальчиком вдогонку.

– Остановитесь! – закричала Жасмин, но ее голос потонул в гомоне толпы.

Али вместе с принцессой тоже побежали за мальчиком. Протиснувшись сквозь толчею, они увидели, что бедного мальчишку прижали к кирпичной стене. На вид ему было не больше восьми или девяти лет, его грязные и спутанные волосы торчали во все стороны, а одежда была мала по меньшей мере на два размера и протерта на локтях и коленях. Мальчик испуганно смотрел на людей своими большими зелеными глазами, а в руках он крепко сжимал печенье, крошки от которого падали на землю.

– Вот ты и попался, воришка, – сердито прорычал какой-то мужчина.

– Ты все время таскаешь у нас еду, но как посмел красть у принцессы? – закричал другой.

– Принцессы? – Мальчик очень удивился. Его руки сильно вспотели от волнения, печенье окончательно рассыпалось и упало на землю. – Мне очень ж-ж-жаль. – От волнения и страха он начал заикаться. – Я н-н-не знал...

– Это всего лишь печенье, – ласково сказала Жасмин.

– Да, но он этого не знал, – произнес голос из толпы. – Парень-то думал, что это настоящий кошелек, – продолжал глумиться он. Мальчик покраснел, а мужчина все не унимался. – Теперь принц придумает тебе наказание за все твои шалости.

– Подождите! – Али выступил вперед и приблизился к мальчику.

– Он же всего лишь дитя, – обратилась к принцу Зария. – Ваше Высочество, пощадите его.

– Какая разница, что он ребенок? – недоумевали окружающие. – Он постоянно что-то таскает из магазинов. Это происходит практически каждый день!

– Сегодня он своровал у меня хлеб! – пожаловался пекарь. – Я только положил свежеиспеченный батон остывать, как он подкрался и стащил его.

Тут на площади поднялась целая какофония обвинений, горожане пытались перекричать друг друга.

– Хватит! – рявкнул Али.

Над площадью тут же повисла тишина. Мальчик смотрел на принца и Жасмин. В его глазах блестели слезы. Али подошел к нему и наклонился, положив руку малышу на плечо. Принц внимательно посмотрел на мальчика, а затем нахмурился.

– Да, он был неправ, – произнес Али, обратившись к толпе. – Он совершил ошибку.

– При всем уважении к вам, Ваше Высочество, – сказал мужчина. – Он обокрал принцессу, это нельзя считать ошибкой.

– Ну что ж, он взял что-то у меня, значит, мне решать, как с ним поступить, – вмешалась Жасмин.

– Как тебя зовут? – поинтересовался Али.

– Джамаль, – еле слышно прошептал перепуганный мальчик.

– Чудесное имя, – сказал принц. – Оно означает «красота», правильно?

Мальчик пожал плечами. Он посмотрел вниз на поломанное печенье, которое лежало на земле, а затем поднял его.

– Оно теперь грязное, – сказал Джамаль, крутя его в руках. – Мне жаль, что я его украл. Я знал, что это не кошелек. Я видел, что это печенье. Иногда мне так хочется есть, что я не могу думать ни о чем другом, кроме как о еде. Я не понимал, что делаю. У меня совсем нет денег. Если бы у меня была пара монет, я бы купил вам новое печенье, принцесса.

– Не беспокойся об этом, – сказала Жасмин. – Ты живешь где-то рядом?

– Да, недалеко.

– Давай, мы проводим тебя до дома, – предложил Али. – Твои родители, наверное, волнуются за тебя.

– У него нет родителей, – произнесла Зария. – Они умерли в прошлом году. В том-то и беда, что о нем некому позаботиться. Вот мальчик и выживает, как может.

– Ох, – печально вздохнул Али.

– Мы были довольно щедры к мальчику, – сказал пекарь, скрестив руки на груди, по-прежнему обороняясь. – Мы не дали ему помереть с голоду. Иногда мы подкармливаем Джамаля и даем ему одежду. Но кто будет заботиться о наших семьях? Мальчик берет, не спрашивая.

– Я думаю, если ему все объяснить, он исправится, – сказал Али. – Он же всего лишь ребенок. Мы все когда-то были детьми. Надо быть терпеливее к нуждающимся. Возможно, его поступки неприятны, но ведь только сострадание делает нас людьми, разве не так?

– Вы правы, принц, – произнес через какое-то время мужчина, вздыхая. Он выглядел смущенным. Люди в толпе зашептались и вскоре стали расходиться.

– Спасибо, что не стали меня наказывать, – сказал Джамаль. – Я обещаю, что когда-нибудь расплачусь с вами за это печенье.

– Ты ничего мне не должен, – произнесла Жасмин.

– Она права, – подтвердил принц. – Пойдем с нами!

Все вместе они подошли к прилавку со сладостями. Али заплатил продавщице за печенье, а мальчик выбрал себе еще несколько угощений. Его выбор пал на фигурки кошки, щенка и золотой рыбки. Но долго эти сладости не просуществовали, мальчик мгновенно съел их, не успев даже как следует полюбоваться.

– Не торопись, – рассмеялся Али. – Подавишься.

Затем они подошли к прилавку с вареной кукурузой. Ароматные початки были посыпаны солью и перцем, а сливочное масло быстро таяло на горячих зернах. Потом они купили питу, фаршированную капустой и маринованными овощами, и напоследок – жареного цыпленка. Мальчик с удовольствием слопал все до крошки.

Пока Джамаль доедал миндаль в сахарной глазури, Али пристально смотрел на него.

– Я тут подумал, – произнес принц. – Может, ты пойдешь с нами во дворец? У меня много свободных комнат. Ты можешь выбрать себе любую.

– Нет, спасибо, – ответил мальчик, покраснев. – Вы и так для меня много сделали.

– Но ты можешь работать во дворце за еду и жилье. Как тебе такая идея?

Джамаль уставился в землю.

– Хорошо. – Али достал из сумки горсть золотых монет. – Возьми себе немного денег на всякий случай, а если передумаешь, ты знаешь, где меня искать.

Мальчик долго смотрел на блестящие монеты, затем на принца и Жасмин. Внезапно он схватил деньги, лежащие на ладони Али, и побежал.

– Погоди! – крикнула ему вдогонку принцесса. Но Джамаль не остановился. Он выбежал за пределы площади, повернул за угол и полностью исчез из виду.

– Нет смысла бежать за ним, – тихо произнес Али, – он не пойдет с нами, пока сам этого не захочет.

– Пусть сейчас у него есть деньги, но все равно за ним нужно присматривать. Мальчик находится в непростой ситуации, и кто-то должен быть с ним рядом. – Жасмин покачала головой. – По крайней мере, мы должны поискать его. Наверняка люди здесь знают, где он живет.

– Это не сработает. Я хорошо понимаю таких ребят, как он. Им бывает тяжело начать кому-то доверять, так как их часто предавали. Даже если мы найдем его и отведем во дворец, он сбежит оттуда. Скорее всего, Джамаль знает улицы города лучше, чем кто бы то ни было, здесь его не найти. – Принц посмотрел на Жасмин: – Нам в Абабве нужно устроить место для таких детей, как он. Помнишь, ты говорила про приют для тех, кто не может позволить себе услуги врача? Таким детям, как Джамаль, тоже надо помогать, например предоставляя ночлег и еду. Вряд ли они станут доверять незнакомцам, поэтому королевство должно взять заботу о них на себя.

– Приют, – кивнула Жасмин. – Ни один ребенок не должен жить, не зная, будет ли у него возможность пообедать.

– Да, потерять родителей – тяжелое испытание.

Принцесса посмотрела на юношу. Кажется, эта история с Джамалем его сильно тронула.

Жасмин вновь подумала, каково было бы жить рядом с таким человеком, как принц Али, который заботился бы не только о ней, но и о всех своих людях, особенно о тех, кого судьба обделила.

Глава 12 Аладдин

Небо пылало фиолетовыми, розовыми и сине-голубыми огнями, точно написанный акварелью пейзаж. На Аладдина нахлынула волна грусти. Совсем скоро на королевство опустится ночь.

– Темнеет, – заметила Жасмин. – Ты уверен, что еще не очень поздно?

– У нас пока есть немного времени. Ты готова увидеть кое-что еще?

– Конечно, – улыбнулась принцесса.

Аладдин вспомнил, что просил Джинна воссоздать одно из кафе, которое ему очень нравилось в Аграбе. Они не могли улететь, не побывав там, ведь это место воплощало частичку его настоящего.

– Как насчет небольшого десерта? – спросил юноша. – Здесь недалеко есть отличное место – мое любимое.

– Как я могу отказать, если это твое любимое место?

– Ты не пожалеешь, – пообещал Аладдин. – У них лучшие сладости и чай на всем белом свете.

Если бы не такой знакомый аромат пряной выпечки Билаля, доносящийся из окна кофейни, юноша вряд ли бы сам нашел заведение. Подойдя поближе, Аладдин увидел большую террасу под реечным деревянным навесом, сквозь который уже проглядывали первые звезды. На полу расположились лежанки с мягкими подушками, а рядом стояли низенькие деревянные столы. Над головой качались разноцветные стеклянные фонарики. Надо отдать Джинну должное, он сделал все просто идеально.

Владелец кафе вышел, чтобы поприветствовать особенных гостей. Он выглядел точно так же, как в настоящем кафе «У Билаля» в Аграбе, разве что на его фартуке не было пятен от масла и муки, а сам он не хмурился так много. Здесь мужчина носил белоснежное одеяние и улыбался во весь рот.

– Пожалуйста, садитесь, где вам больше нравится, – произнес он и жестом показал на столики. – Принести то, что вы любите? Или сначала меню?

– Несите все! – сказал Аладдин и уселся на красную подушку напротив Жасмин. С улицы доносились звуки музыки.

– Ого, – произнесла принцесса, когда увидела, что владелец кафе несет огромный поднос, заполненный маленькими фарфоровыми блюдечками с едой. Там были пирожные, булочки, шоколад и кнафе [Сладкое блюдо арабской кухни. Готовится из теста и козьего сыра. Как и пахлава, подается с сахарным сиропом.]. Посреди подноса возвышались большой чайник с чаем и любимый лимонный напиток Аладдина. В одноименном кафе в Аграбе все блюда обычно подавались на бумажных салфетках, а напитки разливались в простые металлические кружки. Здесь же чай заваривался в розовых керамических чайниках и разливался в изящные чашечки. Лимонад юноше вручили в высоком хрустальном бокале.

– Я все не съем, – ошарашенно произнесла принцесса, глядя на сладкое безумие, раскинувшееся перед ней.

– Ты можешь хотя бы попробовать, – улыбнулся Аладдин.

Жасмин положила в рот кусочек пирога в сахарной глазури и закрыла глаза от наслаждения.

– Вот это называется настоящий десерт, – промурлыкала девушка.

В этот момент по улице мимо кафе шли дети. Они смеялись, прыгали, а старший из них бил в барабан. Дети не обратили внимания на Аладдина и Жасмин, а те не заметили веселящихся детей, потому что наслаждались компанией друг друга. Юноша не отрывал взгляда от принцессы. Оба они были счастливы. Да, Абабва не была идеальным местом – в ней были странные и несчастные люди, вроде незнакомца, который пришел во дворец в оборванной одежде, или Джамаля. Но, по крайней мере, здесь Аладдин мог хоть что-то сделать, чтобы изменить мир в лучшую сторону. Да, технически королевства не существовало, но разве это что-то меняло? Сейчас все было таким реальным.

А еще сейчас рядом была Жасмин. Она была доброй, нежной, смелой и очень умной. И даже если она не любила сюрпризы, принцесса любила изучать мир вокруг и наслаждалась приключениями. Аладдин посмотрел на ее руку, лежащую всего в нескольких сантиметрах от его собственной, и сжал ее. Тепло ее ладони, казалось, проникло в его сердце. Нельзя отрицать, Жасмин была для него идеальной парой. И не имело никакого значения, сколько они знакомы – несколько минут или всю жизнь. Аладдин вдруг осознал, что... любит ее.

Правда, нельзя было отрицать, что она принцесса. А как только они улетят из Абабвы, у него больше не будет королевства.

В этот момент на душе у юноши стало невыносимо тяжело. А на город уже опустилась темнота. Их время здесь неумолимо подходило к концу.

Но разве так должно быть?

Возможно, только возможно, принцесса даст ему шанс. Даст им шанс. Совсем недавно он в шутку предложил Жасмин остаться здесь навсегда, но сейчас был готов повторить те слова серьезно. По словам Джинна, Абабва будет существовать ровно столько, сколько они здесь пробудут. Единственное, ему хотелось привести сюда Абу и Раджу для Жасмин, и тогда все было бы просто идеально. Он только собирался сказать девушке об этом, как она сама заговорила.

– Я не могу перестать думать о бедном мальчике, – вздохнула Жасмин. –- Представляешь, у него совсем никого нет, ни родителей, ни друзей. Кто сможет о нем позаботиться?

Тут Аладдина осенило. Внутри все сжалось. Ему не нужно представлять, каково приходится Джамалю, потому что он и был Джамалем. Джинн сделал мальчика зеленоглазым, тогда как у Аладдина были карие глаза, вот и все. Теперь же юноша узнал в этом бедном и несчастном мальчишке самого себя.

Но как рассказать об этом Жасмин?

Аладдин был откровенен и честен с собой, но позволить себе такую же честность с принцессой он не мог.

– Вам все нравится? – К ним подошел владелец кофейни. Его ладони были сложены в приветственном жесте.

– Все просто замечательно, – заверила его гостья. – Пирожные в сахарной глазури – просто фантастика.

– Могу приготовить для вас дополнительную порцию.

– Ой, – Жасмин посмотрела на Аладдина, – наверное, не стоит...

– Но вы же не каждый день приезжаете в Абабву, не правда ли? – настаивал кондитер.

Принцесса не могла не согласиться. Она радостно поблагодарила его, и мужчина бодрой походкой направился на кухню. Провожая его взглядом, юноша вдруг заметил в кафе еще одну фигуру. В ту же секунду незнакомец поспешил удалиться из заведения. Откуда он вообще здесь? Юноша заволновался. В этот момент он разглядел вещь, которую человек нес в руках, и кровь застыла у него в жилах. Серая ткань, золотая веревка. Точно в такой же сумке у Аладдина лежали золотые монеты и, что самое главное, лампа. Эту сумку он носил на поясе.

– Эй! – Юноша быстро вскочил.

– Что случилось? – испуганно воскликнула Жасмин.

Но Аладдин уже спрыгнул с террасы и пустился в погоню.

– Остановись! – кричал он мужчине.

Незнакомец продолжал удаляться быстрым шагом. Юноша бежал изо всех сил и скоро догнал его. Завладей негодяй лампой, все вокруг них – и Абабва, и сам принц Али – исчезло бы в мгновение ока.

– Убери свои руки от меня! – закричал мужчина, еще не успев обернуться. Но как только он увидел, с кем говорит, его лицо побледнело, а тело обмякло. – Принц Али! – воскликнул незнакомец. Это был невысокий мужчина с проседью в волосах и бороде. – Простите мне мою грубость. Я не знал, что это вы. Что я могу сделать для вас, Ваше Высочество?

– Ты правда будешь притворяться, что не обворовал меня?

– Обворовал вас? – Мужчина даже раскрыл рот от удивления. – Что вы такое говорите? Я ничего не брал.

– Что ты говоришь, – пристально смотрел на него Аладдин. – Ты хочешь сказать, что не держишь в руках мою сумку и не врешь мне прямо в лицо.

Мужчина посмотрел на сумку и выпустил ее из рук. Она упала на землю.

– Я не понимаю, как это возможно, – Аладдин подобрал сумку с земли, – забрать что-то у меня и отрекаться, стоя прямо передо мной.

– Мне очень жаль, – голос мужчины дрожал, – пожалуйста, простите меня.

– Ты ведь мог просто попросить у меня денег, – продолжал юноша. Теперь и Жасмин нагнала их. – Я бы не оставил тебя без помощи... – Аладдин открыл сумку и запустил туда руку. Лампы не было. Не было и золотых монет. Вместо этого он нащупал инструменты. Отвертки, гвозди, маленький молоток.

– Ничего не понимаю, – пробормотал юноша. Он посмотрел вниз и... увидел свою сумку у себя на поясе.

Осмотревшись вокруг, он заметил, что почти все мужчины носили похожие мешки на поясе. Серая ткань, золотистые завязки. И как он этого не замечал раньше?

– Мне очень жаль, – повторял мужчина, – я чинил печь в кафе у Билаля. Она все время выходит из строя, и только я могу ее починить. Я закончил работу и спешил домой к жене, я опаздывал на семейное торжество, потому что во время работы совсем потерял счет времени. Поэтому я побежал. Но это не оправдание. Простите, что взял то, что принадлежит вам.

– Простить тебя? – Голова Аладдина гудела. Почему он себя не защищает? Почему он признал вину, когда ни в чем не был виноват? Юноша протянул мужчине его сумку. – Это не моя сумка. Я ошибся. Это я должен извиниться перед тобой. Надеюсь, ты меня простишь.

Мужчина отстранился от сумки, которую ему протягивали. – Она ваша, принц.

– Нет, – сказал Аладдин. – Это не моя. – Он вложил сумку в руки мужчине. – Я не понимаю. Тебе надо было всего лишь сказать, что находилось в сумке. Что ты ее не крал.

– И возражать самому принцу Абабвы? – Голос мужчины звучал скептически. – Я бы никогда не посмел вам возразить. Я навсегда в долгу перед вами, как и все мы. За все, что вы сделали для нашего королевства. Битва при Амаде – как вы отправили войска для спасения наших домов от разрушения. А разве мы сможем позабыть голодные годы? Как вы раздавали свое имущество, чтобы никто не умер без еды? Вы спасали наши жизни и наши дома бессчетное количество раз. Без вас королевство было бы давно разрушено и уничтожено. Все королевство, включая меня, – в долгу перед вами.

«Но я ничего этого не совершал», – думал про себя Аладдин, наблюдая, как мужчина удаляется от него, все еще бормоча извинения.

В первый раз за все время пребывания в Абабве юноша по-настоящему осознал, где находится.

Этого королевства не существовало.

Все те подвиги, что он совершил по словам этого человека, никогда не происходили. А все люди, что обожали его и выстраивались вдоль улиц, чтобы поприветствовать его... Что он сделал, чтобы заслужить их любовь и восхищение?

Ничего.

– Все в порядке? – Аладдин почувствовал мягкое прикосновение руки на своем плече. Жасмин обеспокоенно смотрела на него.

– Я унизил человека, который годится мне в отцы, – потерянно произнес юноша. – А все потому, что я решил, что он украл мою сумку. Я даже ни на секунду не засомневался в этом.

– Ты поступил инстинктивно, не специально.

– Это было отвратительно.

– Да, согласна, ты проявил себя не с лучшей стороны, – признала Жасмин. – Но ошибки – это то, что делает нас людьми. Было много случаев в нашей истории, когда короли, принцы или визири совершали ошибки. Но они ни разу не признавались в этом. А ты извинился перед несчастным мужчиной. Ты взял на себя ответственность за свой поступок. И этот человек помнит все хорошее, что ты сделал для королевства. Ты прекрасный правитель, и люди это знают и ценят.

«Нет, я не прекрасный правитель, – мрачно подумал Аладдин. – Я вообще не правитель».

У юноши перед глазами до сих пор стоял испуганный мужчина. Он прекрасно знал этот взгляд. Сколько раз самому Аладдину предъявляли ложные обвинения.

Да, Жасмин могла долго его успокаивать, но все потому, что она не знала правды. Она была уверена, что все, о чем говорил мужчина, происходило на самом деле, и Аладдин совершил все эти подвиги. Но принцесса не могла представить, что все эти люди в королевстве на самом деле не любили его и не восхищались им. Просто-напросто потому, что их не существовало.

Аладдину очень хотелось бы стать когда-нибудь стоящим человеком, но в вымышленном королевстве этого не сделать. Он посмотрел на принцессу, которая стояла рядом с обеспокоенным выражением на лице. В отличие от него самого Жасмин была настоящей. Она должна была стать правительницей страны и большую часть своей жизни посвятила учебе и подготовке к этому. И она заслуживает того, чтобы править настоящими людьми, на чьи жизни она действительно сможет повлиять. А что Аладдин? Он сотворил все это лишь для того, чтобы принцесса им восхищалась и уважала его, но разве можно заслужить чью-то любовь, притворяясь другим человеком?

Глава 13 Жасмин

Жасмин и Али шли в сторону дворца по мощенной булыжником улице. Солнце давно село, и теперь свет уличных фонарей окрашивал город в теплые тона. Никто из них не произнес это вслух, но оба прекрасно понимали, что пора было уезжать.

Девушка мельком посмотрела на Али. После этого нелепого случая с человеком из кафе принц был каким-то притихшим, не похожим на себя. Девушка видела, что Али все еще гложет чувство вины. Ах, как бы она хотела сказать что-то ободряющее, что могло бы облегчить его муки совести. Но принцесса понимала, что в этом случае ее помощь окажется бесполезной, Али должен был простить себя сам. Жасмин до сих пор не могла забыть, как ловко юноша спрыгнул с террасы и как быстро побежал за мужчиной. Это были те же инстинктивные повадки, которые ей уже приходилось видеть. Поразительное сходство продолжало терзать девушку. Она все пыталась найти связь между Али и Аладдином. Но существовала ли эта связь? Или просто принцесса была слишком мнительной?

– Я тут подумал, – произнес Али, когда они шли мимо ворот. – Помнишь те ступеньки в скалах, что мы видели утром? Они совсем рядом. Может, хочешь взглянуть на них перед тем, как мы улетим? Наша последняя остановка...

– Последняя остановка, – печально повторила Жасмин. Что может пойти не так? – С удовольствием!

Когда они подошли ближе, она спросила:

– А ты уверен, что здесь безопасно?

Крутые ступени были выбиты прямо в отвесной скале.

– Они выглядят очень крепкими, – сказал Али. Он встал на первую ступеньку и попрыгал на ней. – Видишь? Внизу довольно темно. Если ты не захочешь, мы можем не спускаться.

– Достаточно светло благодаря луне. А что именно находится внизу?

– Там...

– Сюрприз, – закончила за него Жасмин. – Я угадала?

– Тогда это место будет сюрпризом и для меня, – улыбнулся Али. – Но мне кажется, внизу должно быть очень мило. К тому же все мои сюрпризы сегодня были стоящими, не правда ли?

Девушка лишь кивнула.

Ступени оказались широкими и крепкими. Несмотря на то, что скала круто обрывалась вниз, спускаться было безопасно и не страшно.

Сойдя наконец с последней ступени на песчаный берег, Жасмин ахнула. Под скалой располагался сияющий грот с водой цвета аквамарина. Принцесса наклонилась, чтобы потрогать воду. Она оказалась холодной. Сквозь кристально чистую толщу можно было разглядеть каждую песчинку на дне.

– Что думаешь? – спросил Али у нее.

– Такое ощущение, что на этой планете кроме нас никого нет. Здесь так пустынно и тихо.

Они сели рядом друг с другом на большие гранитные камни, отполированные до блеска волнами и морской водой. Безоблачное небо над ними было усеяно миллионом сверкающих звезд. Здесь, у подножия скалы, вдали от чужих глаз рядом с Али Жасмин казалось, что звезды сияют ярче, чем где бы то ни было.

– Так странно быть с тобой здесь. А я, между прочим, почти списала тебя со счетов, когда ты устроил свое танцевальное представление во дворце Аграбы, – сказала вдруг девушка. – Я и представить не могла, что ты окажешься совсем другим человеком.

– Ты что, никогда не простишь мне тот танец? – засмеялся Али.

– Нет. – Принцесса покачала головой и затем положила ее на плечо юноши. – Я буду тебе всю жизнь его вспоминать.

Али улыбнулся.

Такое прекрасное мгновение. Его хотелось запомнить навсегда. Над их головами мерцают звезды, а у ног шумят, переливаясь в свете луны, морские волны. О таком молено только мечтать. А рядом с ней сидит Али. Человек, с которым она уже готова была остаться до конца своих дней. С ним было так легко говорить, но и сидеть в тишине оказалось не менее приятно.

Идеальный способ завершить этот идеальный день. Но, взглянув на Али, Жасмин заметила, что он выглядит несколько озабоченным.

– Что-то случилось? – спросила она.

– Нет, ничего особенного. Просто иногда не могу отключиться. Все продолжаю о чем- то думать.

– И о чем ты думаешь прямо сейчас?

– Об Абабве. Мне кажется, что я не тот человек, которым хочу быть.

– Али, ты должен простить себя за тот случай с мужчиной.

– Нет, дело не только в нем. – Юноша посмотрел на Жасмин, сомневаясь, следует ли ему продолжать. – Я знаю, каким человеком хочу быть, но иногда мне кажется, что как бы сильно я ни старался, у меня никогда не получится им стать.

– Я тоже иногда так себя чувствую, – призналась принцесса. – Я не могу быть таким правителем, каким хотела бы.

– Нет, – покачал головой Али. – Ты – другая. Ты – настоящий лидер.

– О, да, – рассмеялась девушка, – наверное, в тех случаях, когда я говорю Далии, что пора наполнить мне ванную, или решаю, что съесть на ужин. В такие моменты моей власти нет границ.

– Даже если ты пока не правишь Аграбой, ты все равно ее принцесса, Жасмин. – Он повернулся и посмотрел ей в глаза. – Ты – самая умная девушка, которую я когда-либо встречал. Ты добрая, великодушная, щедрая. И пусть пока ты не правишь своим королевством, ты будешь однажды делать это от всего сердца.

– Али... – глаза принцессы заблестели, – спасибо тебе. Я даже не могу выразить словами, что для меня значит время, проведенное здесь. То, что ты позволил мне участвовать во встрече с твоими подданными, то, что мы помогли Зарии и Махе... Я почувствовала, что я кому-то нужна...

– Не важно, где ты будешь находиться, ты всегда должна помнить, что ты непременно кому-то нужна.

– Спасибо, – еще раз повторила Жасмин. И затем она будто бы прозрела. – Наверное, больше всего я нужна своей стране, Аграбе, – медленно произнесла она. – Мне очень понравилось здесь, в Абабве. Это самое очаровательное место, что я видела. Я понимаю, что ты шутил, когда предлагал мне остаться здесь навсегда и не возвращаться домой. Но какая-то часть меня действительно задумалась – а почему бы мне не остаться? Ведь мое мнение тут имело для кого-то значение. Я могу изменить мир вокруг. Твои подданные, большинство из них, такие добрые и хорошие. И здесь так замечательно, но...

– Ты хочешь домой.

– Да. Именно сейчас я по-настоящему поняла, что нужна своему королевству. Возможно, мне никогда не стать такой великой и любимой своими людьми правительницей, как ты, но я буду стараться. И пусть мой отец и Джафар не верят в меня и считают, что я не должна или не смогу править Аграбой, я буду стараться доказать им обратное. Мой голос должен иметь вес в моем государстве. Аграбе нужны люди, которые будут думать не только о власти, но и о людях. Мой народ заслуживает этого.

– Аграбе нужен не просто хороший правитель, – сказал Али. – Аграбе нужна ты. Проведя этот день с тобой здесь, я это отчетливо понимаю. Каким бы ни был весь мир вокруг, ты – настоящая.

Они смотрели друг на друга, и, казалось, вселенная вокруг исчезла. Только волны набегали на песчаный берег. То, что девушка видела в глазах Али, могло успокоить любые тревоги. Она могла забыть обо всем. И сейчас, когда луна освещала его лицо, его глаза... они были такими теплыми и знакомыми. Жасмин не могла это объяснить, но она знала его. Такое ощущение, что она знала его всю жизнь.

Али наклонился ближе.

«Он собирается поцеловать меня», – подумала принцесса, и все внутри у нее затрепетало. Она закрыла глаза и подалась вперед. Как вдруг...

– Принц Али!

Али и Жасмин резко отстранились друг от друга. Омар быстро спускался по ступеням.

– Омар! – Принц резко встал и пошел навстречу советнику. Тот так спешил, что на его лбу появилась испарина.

– Я так рад, что нашел вас. Я везде вас искал. Я не знал, что делать. Боюсь, у нас проблемы, – произнес Омар, запинаясь. – Я не знаю, как это произошло. Ведь такого раньше никогда не было. Никто и не посмел бы...

– Что случилось? – встревоженно спросил Али.

– С вами все в порядке? – поинтересовалась Жасмин.

– Дело в волшебном ковре, – выдохнул советник. – Он пропал.

Глава 14 Аладдин

Аладдин и Жасмин ринулись вверх по ступеням, выбитым в скале, и побежали в сторону дворца. Они не останавливались, пока наконец не ворвались в зал, где стояли серые диваны и висели портреты родителей принца.

– Он был здесь. – Аладдин тяжело дышал и показывал пальцем на пол возле дивана. – Я велел ему отдыхать, прежде чем мы ушли. – И все же Омар был прав. Место, где до этого лежал ковер, пустовало.

– Коврик! – позвал Аладдин. – Если ты так шутишь, то самое время прекратить!

Он осмотрелся, но ничего не произошло. Волшебный ковер не появился. Да, иногда он показывал свой капризный характер, но раньше он никогда не играл с Аладдином в прятки.

Юноша заглянул под все диваны, посмотрел за книжными полками. Жасмин проверила под обеденным столом и пошла на кухню поискать там.

– Я нигде его не вижу, – сказала принцесса, вернувшись.

– Я тоже. – Голова Аладдина шла кругом. – Ничего не понимаю.

– Может, он перепутал комнаты? В этом огромном дворце легко заблудиться.

– Или, может, на территории дворца? Двор и сады огромные... – кивнул юноша.

– Коврик любит животных, верно? Может, ему стало скучно, и он отправился в зверинец?

– Может быть, – сказал Аладдин с надеждой.

– Я попрошу конюха осмотреть территорию, – предложил Омар и вышел из гостиной.

– Я не понимаю, – произнес молодой человек. – Да, ковер любит изучать все новое, но он раньше никогда меня не ослушивался. – В этот момент Аладдин заметил портниху, стоящую в стороне. Она казалась очень строгой женщиной, но сейчас черты ее лица будто бы смягчились.

Их глаза встретились.

– Мне очень жаль, принц Али, – произнесла она дрожащим голосом. – Боюсь, что ковер не в замке и не в зверинце.

– Ты видела, что произошло? – Аладдин кинулся к женщине. – Кто это был? Кто-то пришел и забрал его?

– По сути, я не видела, чтобы кто-то забрал его. Но недавно кое-кто приходил во дворец. Вы помните его, Ваше Высочество? Мужчина, которому вы обещали новую одежду. Я еще снимала с него мерки.

Внутри Аладдина все похолодело.

– Он пришел раньше, чем я ожидала, поэтому слуги проводили его в эту комнату подождать. Я сказала ему, что сейчас вернусь и принесу одежду для примерки. А когда я пришла сюда опять, его уже не было. Я даже и подумать не могла, что что-то дурное могло произойти. А когда мы обнаружили, что ковер пропал...

– Должно быть, это он, – сказала Жасмин. – Я помню, как он смотрел на ковер, когда пришел поговорить с тобой. Он с него глаз не спускал.

– Но я не видела, чтобы он забрал ковер, – произнесла портниха осторожно. – Возможно, ковер, и правда, ускользнул куда-то. Но этот мужчина был очень странным, в его присутствии мне было неуютно. Мне очень жаль, принц Али. Я не должна была оставлять его в комнате одного. Просто никто и никогда ничего не крал во дворце.

– Это не твоя вина, – успокоил ее Аладдин. В этот момент юноша прокручивал в голове встречу со своими подданными. Да, мужчина был каким-то странным. Особенно то, как он рассматривал картины в золотых рамах и изучал все предметы в комнате. Но тогда Аладдин не придал этому значения. Вполне обычный человек со своими проблемами. Тогда казалось, что его грубость вызвана тяжелой жизнью. Больше удивляло другое. Все жители приходили в замок с конкретными проблемами и просили у принца помощи или совета, а он ничего не попросил. Он ведь не попросил для себя даже новую одежду. Это была идея Аладдина. Он пришел не к принцу. Он пришел, чтобы осмотреть дворец. И заметив, что ковер зашевелился, он понял, что ему нужно.

Юноша отругал себя за такое легкомыслие. Почему он не предупредил своих стражников? А теперь ковер пропал. Кто знает, что мужчина сделал с ковром. Куда он мог его отнести? Зачем вообще вымышленному человеку мог понадобиться волшебный ковер?

Внезапно Аладдин понял, что надо делать.

– Я сейчас приду, – сказал он Жасмин, – нужно кое-что проверить наверху. Мне кажется, есть что-то, что может нам помочь в поисках.

– А я пока поговорю со слугами. Вдруг кто-то из них видел, что произошло. И все еще есть шанс, что ковер сам куда-то ускользнул.

– Спасибо, Жасмин. Не знаю, что бы я делал без тебя.

– Не беспокойся, – успокаивающе произнесла принцесса. – Как бы то ни было, мы его найдем.

Аладдин поспешил на второй этаж. Он проскочил мимо золотых вазонов, подсвечиваемых сбоку огоньками, словно это музейные экспонаты, и мимо огромных, от пола до потолка, изображений цветов и деревьев. Если бы он не спешил, он бы обязательно остановился, чтобы рассмотреть их внимательнее, но сейчас медлить было нельзя.

Аладдин ворвался в первую попавшуюся комнату и захлопнул за собой дверь. Осмотревшись, он понял, что попал в библиотеку дворца. Вокруг него были сотни полок, на которых стояло столько книг, сколько юноша не видел за всю свою жизнь. А у окна располагалась низенькая мягкая тахта. Аладдин подумал, что Жасмин бы здесь очень понравилось и она с удовольствием прочитала бы на этой уютной тахте не одну книгу.

Юноша сдвинул в центр комнаты плюшевый ковер и высыпал на него все содержимое своей сумки. Последней на ковер выкатилась золотая лампа. Ах, если бы он заботился о волшебном ковре так же, как трясся над лампой, ничего бы не произошло.

– Джинн, – позвал Аладдин тихо. – У меня небольшие неприятности. Надеюсь, ты слышишь меня, потому что мне очень нужна твоя помощь.

– К твоим услугам. – Мгновение ока, и Джинн был тут как тут.

– Вау! Быстро ты, – изумленно произнес юноша.

– Я появляюсь, когда зовет хозяин. Ты знаешь, все, что нужно сделать, – это произнести мое имя.

Аладдин вздохнул с облегчением. При виде синего друга ему стало немного легче. Джинн создал это королевство, поэтому ему и стоит задавать вопросы технического характера, когда что-то идет не так.

– Умеешь же ты растягивать свидание, – нахмурился Джинн. – Я, конечно, пообещал, что буду отвлекать служанку принцессы, и, знаешь ли, мы отлично проводим время, но ты даже не представляешь, что я вынужден был ей наплести, чтобы ускользнуть сюда. – Он схватился за голову. – Впопыхах я сказал, что верблюды в нашем караване поругались и мне надо их помирить. Я, конечно, волшебный Джинн, а не фокусник-любитель, но даже у меня иногда фантазия иссякает. Как бы то ни было, как твои дела? – Джинн осмотрелся. – Наверное, так себе, раз ты закрылся от принцессы в библиотеке. Кстати, шикарная библиотека. Кто молодец? Я – молодец.

– Вообще-то, все пошло совсем не так, как я планировал. Кажется, у меня небольшие неприятности, – начал было Аладдин, но Джинн его перебил.

– Должен признать, друг мой, я разочарован, – покачал головой кудесник. – У тебя был целый день, чтобы окрутить принцессу. Боюсь, для моих гениальных советов уже поздно.

– Нет, я тебя вовсе не из-за Жасмин позвал, – нетерпеливо прервал его Аладдин. – У нас с ней все замечательно. Я бы даже сказал, идеально. Как будто моя самая большая мечта исполнилась. Я думаю, что я... нет, я знаю, что... я люблю ее, Джинн. Я правда люблю ее.

– Приятель, это же здорово! – улыбнулся Джинн. – Так в чем тогда проблема?

– Волшебный ковер. Он пропал.

– Что значит пропал?

– Он исчез.

– Что ты ему сказал?

– Я сказал ему, чтобы он отдохнул, пока мы с Жасмин прогуляемся по городу. Но, если он сам не улетел, похоже...

– Он не может никуда улететь по собственному желанию, – снова перебил его Джинн. – Волшебные ковры не могут просто взять, подпрыгнуть и смотаться куда-то. Они устроены по-другому. Они, конечно, могут испытывать бурные эмоции, но они четко подчиняются приказам.

– Я думаю, его украли. И в этом замешан кто-то из королевства. А королевство создал ты.

– Ты утверждаешь, что кто-то из тех, кого я сотворил, украл ковер? – Джинн прищурил глаза. – Быть этого не может! Это противоречит самому принципу существования моей магии.

– Может, какой-то магический сбой? Я не говорю, что это твоя вина. Ошибки у всех иногда случаются, – заверил его Аладдин. – Но нужно непременно как-то это исправить.

– Давай начнем сначала, – нахмурился Джинн. – Кто, ты думаешь, сделал это?

– Это был мужчина. Сухой и жилистый. Седые волосы и серые глаза. От него пахло морской водой, одежда была грязной и изорванной, но она была зеленого цвета.

– Жилистый. Морская вода. Седой, – Джинн нахмурился сильнее. – Не помню такого человека. Думаю, ты понял, что все люди в королевстве похожи на кого-то, с кем ты знаком. Ты же узнал в маленьком мальчике себя? Я, правда, пару заплаток добавил на его брюки, чтобы было убедительнее. Но тот мужчина – не моих рук дело.

– Значит, он настоящий? – осторожно предположил Аладдин.

– Это единственно возможное объяснение.

– Но как такое может быть? Ты же сказал, что это место находится посреди пустыни.

– Не совсем, – поправил его Джинн. – Это место почти превратилось в пустыню после разрушительного землетрясения лет десять назад. Быть может, я не заметил кого-то. Вокруг много пещер и скал. Такое бывает.

– Тогда объясни, зачем ему ковер, если вокруг много золота и прочих драгоценностей?

– Может, он хотел покататься? Или украсить свой дом? Сложно разобраться в том, что может твориться в чужой голове. Я могу рассуждать о мотивации тех людей, которых сам создал, но про него ничего не знаю.

– Ладно. Мы можем покинуть Абабву без ковра?

– Нет, это невозможно, – покачал головой волшебник. – Раз уж вы попали сюда на ковре, то и улетите отсюда только на нем.

– Ты же сможешь нам помочь? Мы и так пробыли здесь слишком долго и уже собирались возвращаться обратно. Выручай! Ты – наша единственная надежда!

– Разумеется, я помогу! Кстати, можешь не беспокоиться, даже несмотря на то, что вы пробыли в Абабве целый день, а перед этим пролетали всю ночь, в Аграбе до сих пор продолжается все тот же вечер.

– Это отлично, – немного успокоился Аладдин. – Значит, ты поможешь нам вернуть ковер, и тогда мы все дружно отправимся в Аграбу.

– Да, конечно. Справлюсь за секунду. Моргнуть глазом не успеешь, – ответил Джинн.

– Спасибо тебе большое! – улыбнулся Аладдин. Как же он раньше жил без такого друга? Он же мог решить любую его проблему.

Но Джинн почему-то не исчезал в поисках волшебного ковра, а стоял на месте, скрестив руки на груди. Он ждал.

– Хм, – прокашлялся Джинн, жестом показывая на лампу в руках Аладдина. – Я готов, если ты готов, дружок.

– Что ты имеешь в виду? – спросил юноша. – Я же сказал тебе, что пора отправиться на поиски ковра. У нас не так много времени.

– Я все сделаю, как только ты произнесешь волшебные слова.

– Волшебные слова? Мне нужно загадать желание, чтобы найти коврик?

– Совершенно верно.

– Но... – Аладдин размышлял. – Разве это не часть предыдущего желания? Вернуть нас обратно в Аграбу из Абабвы?

– Хорошая попытка, – сказал Джинн. – Я бы хотел, чтобы все было так просто. В прошлый раз ты выкрутился и получил в придачу к желанию стать принцем целое королевство абсолютно бесплатно. Сейчас этот номер не пройдет. Этот человек настоящий, и он не является частью моего волшебства. Если бы произошла ошибка с одним из моих творений, то ты бы получил гарантийный ремонт от производителя. Таковы правила. И мы, джинны, подчиняемся этим правилам, хотим мы того или нет. Мне очень жаль, дружок.

– Нет, не может быть, – возмущенно сказал Аладдин. – Должен быть другой выход.

– Я ничего не могу поделать с этим. Я исполню твое желание, если ты произнесешь волшебные слова. Иначе я не смогу тебе помочь. Я не могу тебе указывать, как поступать, но, поверь мне, найти ковер – очень хорошее желание. Ведь рано или поздно тебе придется покинуть Абабву.

– Нет, я не могу использовать это желание таким образом. Не сейчас.

– И что же ты собираешься делать?

– Я еще не знаю. Но я что-нибудь придумаю и сам верну ковер.

– Ты уверен?

– Да, – неохотно ответил Аладдин. – Я уверен.

– Могу тебя понять, – кивнул Джинн. – Ты знаешь, как меня найти, если я понадоблюсь. Береги себя, друг мой. И удачи!

Аладдин смотрел, как Джинн тает в воздухе. Еще несколько минут юноша пялился в пустоту, где только что стоял его синий слуга. Холодок пробежал по спине Аладдина, когда он вновь подумал о человеке, укравшем ковер. Одно дело – считать, что вор был частью выдуманного мира Джинна, но совсем другое – осознавать, что это был живой человек.

Незнакомец сумел обмануть Аладдина, но этого больше не повторится.

Юноша пообещал себе, что отыщет волшебный ковер во что бы то ни стало.

Глава 15 Жасмин

Когда Али вернулся в гостиную, Жасмин стояла посреди комнаты, уперев руки в бедра, словно готовая к бою.

– Есть хорошие новости? – спросил он у принцессы.

– Ах, если бы... Мы нигде его не нашли. А как твои успехи? Нашел то, что искал?

– К сожалению, нет.

– Ну что же, рада, что ты вернулся. – Она показала жестом на группу слуг, которые стояли в стороне. – Не хотела терять времени, поэтому собрала всех слуг и стражников здесь. Нам надо решить, как лучше всего организовать поиски. Чем больше людей будет вовлечено в процесс, тем быстрее мы его найдем.

– Принцесса посоветовала мне и всем работникам кухни отправиться в город и рассказать жителям о том, что произошло, – сказал повар.

– Я могу приказать стражникам пройтись по домам, чтобы найти, где живет наш подозреваемый, – предложил начальник охраны дворца.

– Мы можем обыскать поля и луга, а также проверить берег и пещеры в скалах, – добавил садовник.

– Мне кажется, что, разделившись на группы, мы сможем быстрее обыскать всю округу. У каждой команды будет своя зона для поисков, и мы загоним похитителя в угол, – заключила Жасмин. – Что ты думаешь? – Девушка посмотрела на принца в надежде, что он не сочтет ее действия дерзостью.

– Гениально! – воскликнул Али. – Спасибо тебе, Жасмин.

Итак, все дружно отправились на поиски пропавшего ковра-самолета. Залы дворца наполнились гулом взволнованных голосов. Никто не понимал, как такое преступление могло произойти в этих стенах.

– Мне очень приятно, что ты помогаешь, – сказал принц. – Но я не могу просто стоять здесь и ждать. Я обязан что-то предпринять.

– Кто сказал, что мы будем ждать? – удивленно подняла бровь Жасмин. – Ты, принц, тоже отправишься на поиски, и это подчеркнет всю серьезность проблемы. К тому же некоторые люди скорее будут откровенны с тобой, нежели с кем-то другим.

– Я смотрю, ты обо всем подумала, – восхитился Али.

– Я знаю, что Коврик очень дорог тебе, – принцесса сжала его руку. – Да и я сама к нему очень привязалась. Мы обязательно его найдем.

Вместе они выбежали за ворота и направились в сторону центра города. Завернув за угол, они столкнулись с мужчиной, который громче всех обвинял маленького Джамаля на площади сегодня вечером. От удивления мужчина застыл на месте.

– Я шел домой и только что видел группу стражников, – сказал он, – что-нибудь произошло?

– Да, кто-то украл очень дорогую для меня вещь из дворца, – рассказал ему принц. – Может, ты видел этого человека? У него были серые глаза и седые волосы. А с собой у него был свернутый в рулон ковер. Мы должны отыскать его как можно скорее.

Мужчина нахмурился, а затем покачал головой.

– Нет, принц Али. Не могу вспомнить никого, кто подходил бы под это описание... Но я точно видел у кого-то скрученный в рулон ковер. Если я еще раз его встречу, я обязательно сообщу вам. – Лицо мужчины посуровело. – Украсть у самого принца Абабвы? Какая наглость! Откровенное предательство. Не волнуйтесь, принц, мы обязательно найдем его и свершим правосудие.

Жасмин и Али поблагодарили мужчину и продолжили свой путь. К тому моменту, когда они добрались до главной площади, новость о пропаже ковра уже разнеслась по всему королевству. Люди шептались и переговаривались, обсуждая это происшествие. Повсюду виднелись огни факелов и фонарей: обеспокоенные люди высыпали на улицы ночного города.

– Как ты думаешь, он мог улететь на нем? – поинтересовалась Жасмин у принца.

– Не могу представить, чтобы Коврик стал его слушаться, – сказал Али. – По крайней мере, я так не думаю.

– Он, должно быть, сейчас так напуган. Надеюсь, что ему не причинят вреда.

– Я тоже на это надеюсь...

Принцесса видела встревоженные лица горожан, которых они встречали. За площадью был причал, где легкие волны медленно раскачивали лодки на привязях.

– Кажется, здесь все в порядке. То же число судов, что и утром, – сообщил Али, увидев, куда смотрит Жасмин. – Но надо попросить стражников проверить.

А что, если ковер повредят, и он не сможет отвезти их обратно в Аграбу? Жасмин боялась представить, сколько может занять обратная дорога до дома на корабле. И как сильно разозлится ее отец, когда обнаружит, что принцесса пропала из дворца. Али объяснил, что часы текли по-другому, пока они летели на ковре-самолете, но сейчас они играли со временем в опасную игру. Рано или поздно кто-то заметит, что девушки нет дома.

Но не было никакого смысла переживать об этом сейчас. Первым делом нужно было найти волшебный ковер.

Глава 16 Аладдин

«Как я мог быть таким беспечным?» Аладдин буквально кипел от злости, коря себя, пока они бежали по улицам Абабвы. Горожане, встречавшиеся им на пути, держали в руках фонари, освещая все самые темные закоулки ночного города. Не было ни одного жителя королевства, кто остался бы равнодушным к пропаже волшебного ковра. Конечно, винить себя бессмысленно, но было чертовски обидно, что он не смог позаботиться о своем верном друге. Это был их единственный способ попасть в королевство и покинуть его. Он же мог приказать стражнику приглядывать за ковром. Это же было совсем не сложно. Почему он до этого не додумался?

А тем временем мысли парня снова и снова возвращали к собранию с подданными. Как он мог ничего не заподозрить с самого начала? Неужели он настолько сопереживал бедности незнакомца, что позволил себя провести? Собственный жизненный опыт Аладдина сыграл с ним злую шутку. Юноша отлично помнил, каково это – целыми днями голодать и мерзнуть в обносках. Он тоже все время был раздражен. Поэтому-то поведение мужчины не показалось ему странным. Но он явно слишком долго и пристально рассматривал ковер. Наверное, стоило уже тогда что-то заподозрить. С новым королевским титулом, подданными, которые его обожали, дорогой обстановкой Аладдин непростительно расслабился. Бедный Коврик не заслужил такие страдания. Он был просто милым и безобидным существом, которое не в состоянии причинить кому-то вред. Аладдин весь сжался от стыда и страха, вспомнив свои последние слова, сказанные Коврику. Он не позволил своему другу сопровождать их на прогулке по Абабве. Юноша приказал ему остаться во дворце.

– Магазин ковров! – Жасмин указала на небольшую лавку, мимо которой они только что прошли. Они остановились и стали рассматривать витрину.

– Ну что, чем черт не шутит? Давай зайдем? – предложил Аладдин. Он едва дотронулся до ручки двери, когда три высоких стражника появились из-за угла.

– Есть новости? – спросил у них юноша.

– К сожалению, нет, – ответил старший из них, – ни хороших, ни плохих. Нашей последней остановкой должен был стать этот магазин с коврами, а затем мы собирались во дворец, доложить вам о ходе поисков.

– Спасибо, – поблагодарил их Аладдин.

– Вся Абабва встала на уши. Заид, владелец магазина фонарей, раздал весь свой товар, лишь бы люди поскорее нашли пропавший ковер. Мы обследуем леса, лагуны, причал: все места, где можно укрыться. Думаю, закончив, стоит пройтись по маршруту еще раз. Необходимо удостовериться, что мы ничего не пропустили.

– Отличная идея. Идите! А мы с Жасмин сами осмотрим этот магазин. Еще раз спасибо за содействие.

Стражник отдал честь, затем все трое развернулись и отправились обратно в сторону городской площади.

Аладдин проводил взглядом стражников и внимательно посмотрел на витрину магазина с коврами.

– Возможно, он здесь, – предположила Жасмин. – Например, волшебный ковер захотел встретиться со своими собратьями, или тот мужчина думал, что собьет нас с пути, если спрячет его здесь. Разве это не идеальное место?

Внутри принцесса и Аладдин столкнулись с огромным разнообразием тканых гобеленов всех цветов и размеров. Некоторые свисали с потолка на крючках, другие лежали стопками друг на друге, в углу несколько ковров были скручены в рулоны. Юноша подошел к одному из тех, что свисали сверху. Размером и узором он полностью повторял пропавший ковер, но Аладдин по одному взгляду на него понял, что это не его верный друг. Невозможно потрогать или увидеть магию, ее можно только почувствовать. Все товары в магазине были изготовлены с поразительным мастерством, их красоте могли позавидовать даже музейные экспонаты, но, увы, волшебных ковров среди них не было.

– Интересно, что тот мужчина собирается с ним сделать? – размышлял молодой человек. – А если он его обижает? А что, если ковер больше не сможет летать?

– Давай не будем думать о плохом. Мы обязательно отыщем его и вернемся в Аграбу.

– Но как?

– В крайнем случае, на лодке.

– Ну да... – пробормотал Аладдин.

– Правда, наш путь займет гораздо больше времени. Да и к тому же все узнают, что меня не было в Аграбе какое-то время. Поэтому давай не будем думать о худшем исходе сейчас, а сосредоточимся на поисках ковра.

Аладдин не произнес ни слова. Он не мог рассказать ей правду сейчас. Да и что он ей скажет? Что лодки смогут довезти принцессу лишь до границы Абабвы? Во что они превратятся потом?

– Я никак не пойму, куда же мог деться этот мужчина, – рассуждала девушка. – Он же должен жить где-то в королевстве.

– Но здесь есть необжитые земли, – медленно произнес Аладдин. Он вспомнил, как они пролетали над страной. – Сразу за причалом начинается участок морского берега с очень крутыми скалами. Это совсем близко к границе Абабвы. Может быть, он там...

– От него исходил запах моря, значит, он живет где-то на побережье, – согласилась Жасмин. – Должно быть, он схватил волшебный ковер и отправился туда. Вряд ли люди стали бы искать так далеко.

Юноша вспомнил длинную береговую линию, которую он увидел с высоты птичьего полета.

– До тех мест довольно далеко, – сказал он. – А мы даже не знаем, с какой именно стороны нам начать поиски. – Аладдин понимал: он должен найти вора сам, без помощи Джинна. Но как это сделать, если к скалистому берегу не так легко подступиться, а мужчина может прятаться где угодно? Им в поисках помогает вся Абабва, но пока они ни на шаг не приблизились к поимке негодяя.

– Картографический магазин! – вдруг воскликнула Жасмин. – Он же здесь рядом. – Она показала на маленькую, невзрачную лавку через дорогу. В ней все еще горел свет. – Вот куда мы должны были зайти с самого начала. Давай посмотрим местные карты. Таким образом мы сможем сузить зону поиска.

Аладдин надеялся, что принцесса окажется права, и у Ахмеда найдется подходящая карта. В противном случае им придется месяцами исследовать каждый камень на побережье, а ведь юноша даже не представлял, насколько далеко простираются границы его воображаемых владений и какие еще неприятности могут их подстерегать. Конечно, в крайнем случае можно было попросить помощи у всемогущего Джинна, но тогда пришлось бы использовать заветное желание, а у Аладдина на него были совсем другие планы.


ИЗ СБОРНИКА ЛЕГЕНД О ВЕЛИКИХ ПРАВИТЕЛЯХ

«Муса Салим, или Мужчина, который разговаривал с быками»


Салим хранил этот секрет долгое время. Он хранил его так долго, что уже сомневался, происходило это с ним в действительности или нет. Он вспоминал о своей матери, ее голубых глазах и ладонях, покрытых мозолями от бесконечной работы, – она выращивала овощи в саду и доила коз. А еще Салим думал об отце, мужчине маленького роста и сурового нрава, полагавшем, что без твердого характера невозможно было выжить. Эти воспоминания помогали ему верить, что некоторые вещи с ним действительно случились. Но забыть он пытался не свою семью, а то, чем она занималась. Это было позором всей его жизни.

Его семья разговаривала с быками. Да, некоторые воспринимали эту информацию метафорично, ведь его родители так умело управлялись с животными и так хорошо их дрессировали, что, казалось, они умеют общаться с ними на одном языке. Но на самом деле отец и мать Салима обладали особым даром: они действительно могли говорить на языке быков. Его родители умели успокоить разгневанного зверя. Или уговорить его отдать новорожденного теленка в соседнюю деревню. Они понимали животных как никто другой и потому безмерно уважали этих величественных созданий. Имея такие уникальные способности, семья могла зарабатывать большие деньги, подготавливая зверей к боям, что было характерным занятием для всех заводчиков коров. Но эти люди слишком хорошо понимали, что ни одно из их животных не захотело бы для себя такой судьбы. Деньги очень пригодились бы родным Салима, но отец никогда не соглашался отправлять быков на неминуемую страшную смерть на арене. Поэтому они поселились на отдаленной ферме, где разводили скот и помогали своим соседям выращивать, дрессировать и продавать быков на другие пастбища. Семья жила небогато, но всех это вполне устраивало.

Кроме Мусы Салима.

Конечно, тогда его звали не Муса Салим. Он носил имя Муса Быковед, и ему казалось, что эта фамилия его унижает. Он ненавидел навоз и его вонь, которая, казалось, прилипала к коже и не отмывалась, сколько ни три мочалкой. Но деваться было некуда. Его родители ценили жалкий клочок земли, на котором они работали и который переходил от поколения к поколению. Юноша же не желал провести здесь лучшие годы своей жизни, словно отбывая тюремный срок на этой ферме. Время от времени он брал книги в местной библиотеке и мечтал о судьбах героев сказок, которые так отличались от его собственной.

Но в один прекрасный день он перестал мечтать и начал действовать.

Первым делом Мусе нужно было определиться, кем он хотел быть. Много лет он откладывал деньги и сумел накопить сумму, пригодную для того, чтобы заказать у портного отличный костюм.

– Наряд, достойный короля, – заявил портной, когда закончил работу. И правда: небесно-голубой костюм был сшит из лучшей ткани, которую Мусе доводилось видеть в своей жизни.

Следующим шагом было приобрести книгу. К удивлению владельца книжного магазина, первая книга, купленная Мусой, называлась «Манеры высшего общества». Юноша прочитал ее от корки до корки втайне от родных и близких, вызубрил все содержимое наизусть, а затем сжег ее.

Последний шаг был самым трудным. Нужно было попрощаться с семьей и покинуть ферму. Мусе предстояло проделать неблизкий путь через леса и поля. Молодой человек не знал, что ждет его впереди, но оставаться на месте было невозможно. Однажды утром родители со слезами на глазах проводили сына в дальний путь. Муса помахал им рукой и ступил на пыльную дорогу.

Удача сопутствовала ему. Проходящий мимо караван подвез нашего героя до города за пару золотых монет. Вскоре Муса был на месте. Он восхищался видами, обилием торговых лавок и улицами, полными людей и повозок.

Муса как раз раздумывал о том, чем он будет заниматься в городе, когда его мысли прервала проезжающая мимо, сверкающая карета в форме золотой тыквы. Она резко остановилась, потому что небольшой камешек отскочил от копыта лошади и попал в спицу колеса.

Муса, не медля ни секунды, подбежал и вытащил застрявший камень.

– Спасибо тебе, добрый человек, – сказал выглянувший из окна кареты принц.

Муса вздрогнул, услышав эти слова. Он не привык, что люди говорят с ним так вежливо. Обычно все отворачивались от него из-за характерного запаха стойла и зажимали носы, когда обращались к нему. Но принц улыбался. Тут Муса вспомнил, что на нем шикарный костюм цвета морской волны и он больше не выглядит как заводчик быков.

– Я – принц Кашиф. А как твое имя? –- спросил правитель.

– Я... Салим. – Мусе пришлось придумывать на ходу. – Я из Суламандры, – выпалил он, вспомнив название соседнего королевства, о котором когда-то слышал.

– О, до меня дошли вести про пожар в твоей стране, – сочувственно покачал головой принц. – Он и правда был таким ужасным, как говорили люди?

– Да, очень сильный пожар, – кивнул Муса. – Большая трагедия для всей Суламандры. Именно поэтому сейчас я здесь.

– А чем ты раньше занимался?

– Чем я раньше занимался? Да много чем. В основном советовал, – сказал юноша. – И в большей степени слушал. Да, я – отличный слушатель для тех людей, кому нужно помочь разобраться в своих мыслях. Иногда такое ухо, как у меня, лучший способ найти решение в сложной ситуации.

«Слушатель?» – Муса съежился от своих собственных слов. Что это за профессию он только что придумал?

– Никогда не слышал о профессиональных слушателях, – сказал принц. – Но мне нравится, как это звучит. Сейчас я направляюсь домой, и пара свободных ушей мне не помешает. Я как раз столкнулся с очень непростой ситуацией. И готов оплатить твое время. Как тебе такая идея?

Сердце в груди Мусы громко заколотилось от радости, и он резво запрыгнул в карету. Один день превратился в два, а затем в три, и вскоре принц Кашиф не мог обходиться без Мусы. Внимательные уши молодого человека помогали юному принцу разобраться даже в самых запутанных проблемах.

Шли годы, и статус Мусы менялся. Его родители очень тосковали по сыну. Он их не забывал и регулярно отправлял деньги, но разве золотые монеты могли заменить живого человека? Муса уже не считал себя их сыном. Он стал знаменитым Салимом – доверенным лицом принца. Новая личность ему очень нравилась, но правда лежала на душе тяжким грузом.

Однажды Кашиф пришел к Салиму с интересным предложением.

– Твоя помощь на протяжении всех этих лет была неоценима для меня, – заявил принц. – Мы с отцом решили, что пора мне выбрать для себя первого советника. Многие годы ты слушал меня и помогал решать самые сложные вопросы. Поэтому, в первую очередь, я хотел предложить эту должность тебе. Я верю тебе, как никому другому в этом королевстве.

Салим мог гордиться собой. Это была такая честь – получить подобное предложение от будущего правителя. Несколько лет назад он прибыл сюда почти без гроша в кармане, а сейчас мог стать самым уважаемым человеком во дворце. Но в тот же миг Муса почувствовал укол совести. Он не был откровенен с принцем о своем происхождении, а Кашиф верил ему.

Увидев сомнения на лице Салима, принц улыбнулся и произнес:

– Разумеется, ты можешь подумать и дать ответ позже. Поразмысли над моим предложением. А пока я хотел пригласить тебя сопровождать меня на одном спортивном мероприятии. К моему стыду, я еще ни разу не брал тебя на него. Тебе точно понравится.

И прежде чем Салим успел поинтересоваться, о каком спорте идет речь, они уже сели в карету и отправились в путь. Люди выстроились вдоль улицы и кричали от восторга. По мере того как они приближались к стадиону, в сердце Салима закрадывалось подозрение. Наконец он понял, куда пригласил его принц.

– Бой быков? – тихо произнес Муса.

– Да, – радостно ответил принц. – Ты слышал об этом виде спорта в Суламандре?

Салим сделал глубокий вдох, не зная, что ответить. Но принц уже выходил из кареты. Вскоре они заняли свои места.

Мужчина в черном блестящем костюме с перьями вышел в центр арены.

– Дамы и господа! – выкрикивал он. – Добро пожаловать на двести пятидесятые ежегодные соревнования! Сегодня нам особенно повезло. Принц Кашиф порадовал нас своим присутствием.

Толпа закричала от радости, и люди начали скандировать имя принца. Он помахал им рукой, лучезарно улыбаясь.

– Дорогой принц, скажите несколько слов, прежде чем мы начнем состязание, – смиренно попросил его конферансье.

Толпа зааплодировала, и принц вынужден был выйти на арену.

– Огромное спасибо, – повернулся Кашиф к зрителям. Он говорил о том, что безгранично рад управлять таким замечательным королевством, и пожелал удачи участникам соревнования. Вдруг Салим замер от ужаса. Он заметил, что клетка с самым большим быком по какой-то причине оказалась открытой и зверь вышел из нее. Теперь животное медленно двигалось в сторону людей в центре арены.

Салим не успел ничего выкрикнуть, чтобы предупредить людей об опасности. Бык атаковал конферансье, и тот рухнул на землю. На стадионе повисла мертвая тишина. Принц побледнел и повернулся в сторону разъяренного зверя, который уже наклонил рогатую голову и рыл копытом землю. Укротители бежали в его сторону и кричали, чтобы привлечь внимание зверя, но тот словно их и не слышал.

Принц должен был стать следующим. Повинуясь инстинкту, Салим бросился вниз по ступенькам к арене.

– Нет! Салим! – закричал принц. – Не делай этого!

Но Салим сейчас был не Салим. Он снова стал Мусой Быковедом. Он подошел к животному и попросил его лечь, прекрасно понимая, что бык разозлен. Перед соревнованиями его мучили и истязали, чтобы он был более агрессивным на арене. Но Муса заставил зверя успокоиться. Он давно не говорил с быками, но его врожденный дар, дремавший много лет, очнулся и пришел Мусе на помощь. Услышав его голос, страшный зверь опустил голову и лег на землю, словно послушный щенок.

Люди быстро унесли с арены раненого конферансье, увели быка и надежно заперли его в клетке. А принц не сводил изумленного взгляда со своего друга.

– Ты человек многих талантов, Салим.

– Я не Салим, – сказал Муса тихо. – Мое настоящее имя Муса Быковед. По крайней мере, так меня звали раньше. Вся моя семья и я родом из этого королевства. Мы ясили на ферме и разводили быков. У нас есть уникальная способность общаться с этими животными. Я обманул тебя при первой нашей встрече. Я стыдился своего происхождения и не заслуживаю жить в твоем дворце и быть твоим советником.

Муса стоял, закусив губу, в ожидании ответа принца.

– Я не сужу тебя по тому, откуда ты родом, – начал принц. – Я сужу тебя по твоим поступкам. Ты хорошо воспитан, начитан и вежлив. Что с того, если ты сын фермеров? К тому ясе ты спас мою жизнь сегодня. Кем бы ты ни был – Мусой Быковедом или Мусой Салимом, ты всего в жизни добился сам, без помощи со стороны. И если ты все же согласишься стать моим советником, я буду этому рад. Ты можешь зваться так, как тебе будет угодно. Для меня большая честь, если ты примешь это предложение и поможешь мне править страной.

– Было бы хорошо как-то изменить эти соревнования, – сказал Муса, еще не забыв взгляда затравленного быка. – Пусть звери продолжают развлекать публику, но калечить их не стоит.

– Звучит как мудрый совет, – кивнул принц. – Я согласен. А ты?

Муса Салим улыбнулся. Конечно же он был согласен.

Глава 17 Жасмин

Ахмед внимательно изучал старую, потертую карту, разложенную на круглом деревянном столе, когда зазвонил колокольчик на двери магазина, сообщив хозяину о приходе поздних гостей. Он очень удивился, что этими гостями оказались Жасмин и Али.

– Мне очень жаль, мой господин, – обратился торговец к принцу. – Я слышал про кражу. Надеюсь, вора поймают как можно скорее. А я как раз изучаю старинную карту Абабвы, чтобы понять, нет ли здесь тайных ходов или подземных туннелей, о которых мы могли забыть. Пока ничего не нашел, но я не сдаюсь.

– Спасибо, – сказала Жасмин. – Мы пришли узнать, нет ли у вас карт, на которых были бы подробно запечатлены необжитые участки королевства.

– Вы думаете, вор прячется там? – Ахмед встал и почесал подбородок. – В пустынных скалах у моря едва ли можно выжить. Сомневаюсь, что хоть кто-то решился бы там поселиться. Камни вечно мокрые от разбивающихся о них волн, поэтому там скользко и опасно, а соленые брызги быстро сделают одежду непригодной для ношения. Долго там не продержаться.

– Возможно, он потому и прячется там, чтобы его было труднее отыскать.

– Да, разумное зерно в этом есть, – кивнул владелец магазина. – У меня есть одна карта, которая может вам пригодиться. Правда, она не полная, я все никак не найду время ее закончить. – Ахмед встал, вынул из ящика ключ, подошел к высокому книжному шкафу и отворил его. Достав свернутую в рулон карту, мужчина развернул ее на столе.

– Эти штрихи обозначают незаселенные районы Абабвы. Я только начал наносить названия скал и долин, учитывайте, что они указаны не везде. К тому же я был в этих местах очень давно, многое могло поменяться.

Жасмин внимательно смотрела на карту, затем провела пальцем по линии, где море омывало скалистый берег.

– Абабва намного больше, чем я ожидала, – медленно проговорила принцесса. Рукой она показала на ту часть карты, где на многие километры простирался песчаный берег.

– Здесь много где можно спрятаться, – тревожно произнес Али. – Посмотри на все эти пещеры и бухты. Он может быть где угодно.

– И места здесь коварные, – добавил Ахмед. – Я был там несколько раз, надеясь дополнить карту, и ни разу не возвращался без ушибов, синяков и ссадин. Если бы вы хотя бы предполагали, в какой стороне он может прятаться, было бы легче. А так все равно что искать жемчужину на дне океана.

– Я знаю, куда он пошел! – раздался вдруг откуда-то звонкий голос.

– Кто это говорит? – вздрогнула от неожиданности Жасмин.

– Я здесь, наверху.

Подняв голову, принцесса увидела Джамаля – мальчика, с которым они познакомились на рынке. Он лежал на деревянных стропилах под крышей магазина, наблюдая за всем происходящим сверху. Стеклянный фонарь раскачивался на соседней балке – видимо, мальчишка только что оттуда спрыгнул.

– Как ты там оказался? – спросила Жасмин.

– Книжный шкаф, – хором ответили Джамаль и Али.

– Каждый день этот сорванец забирается в самые неожиданные места. – Ахмед покачал головой. – А ну, слезай оттуда! Пока ты не сломал себе шею или мой магазин!

– Извините, – застенчиво улыбнулся мальчик и, раскачавшись на деревянной балке, ловко приземлился на большой дубовый книжный шкаф и уже оттуда спустился на пол.

– Так ты знаешь, куда отправился тот мужчина? – спросила принцесса Джамаля.

– Да, – кивнул мальчик. – Мне кажется, я знаю. Я сидел на крыше аптеки и вдруг увидел человека в рваной одежде. Он торопился скорее скрыться из города. Этот мужчина бежал в сторону причала, а потом повернул налево, туда, где у скал несколько пещер сходятся, образуя одну большую. Я сначала не придал этому особого значения, но потом услышал новости о краже. Этот мужчина подходит под описание преступника. Но было темно, и я не видел, держал ли он что-то в руках.

– Кажется, я понял, что это за место, – обрадовался Ахмед. – Я назвал его «Тройной феникс». В этом месте три огромных валуна подпирают друг друга, издали напоминая волшебных птиц. Это самая скалистая и самая опасная часть берега: даже в полный штиль здесь бушуют волны, осыпая все вокруг миллионами брызг. Там много пещер, где можно спрятаться. – Он коснулся пальцем точки на карте. – Это место недалеко, но там очень трудно ориентироваться, будьте осторожны, не заблудитесь среди пещер. Предполагаю, что именно в этих подземных лабиринтах и прячется вор.

– Ты был там когда-нибудь? – спросил Али у Джамаля.

– Нет, – покачал головой мальчик. – Однажды я подобрался довольно близко, но мне стало страшно.

– Как далеко оно находится? – поинтересовалась Жасмин.

– Я могу добежать туда минут за восемь. – Джамаль подскочил и направился к двери. – Идите за мной. Я вас проведу.

– Нет! – одновременно произнесли Жасмин и Али, умерив героический пыл мальчика.

– Я справлюсь, – сказал он тихо, но настойчиво. – Я знаю город как свои пять пальцев.

– Дело не в этом. Я не сомневаюсь, что ты знаешь дорогу, – убеждала его принцесса. – Просто этот мужчина, кем бы он ни был, очень опасен. Как и то место, куда мы собираемся идти. Ты еще слишком юн.

– Но я у вас в долгу. Вы простили меня и пощадили мою жизнь. Я очень хочу помочь.

– То, что ты нам сообщил, – уже большая помощь, – заявил Али. – Без тебя мы бы впустую тратили время на поиски.

– Можно мы одолжим эту карту? – спросила Жасмин у Ахмеда.

– Конечно, – кивнул он. – Я найду стражников и сообщу им, куда вы направились.

Молодые люди поблагодарили владельца магазина и вышли на улицу. Али посмотрел в сторону пирса. Лодки по-прежнему плавно раскачивались на волнах от порывов вечернего бриза. Поколебавшись немного, юноша повернулся к Жасмин и сказал:

– Думаю, я пойду один. А ты побудешь здесь и поможешь Ахмеду найти стражников.

Жасмин пристально посмотрела на своего спутника:

– Ты ведь несерьезно сейчас?

– Ты же слышала Ахмеда. Это очень опасное место. Скалы мокрые и скользкие, в пещерах можно заблудиться. И этот мужчина может причинить тебе вред. Я не хочу подвергать опасности ни тебя, ни Джамаля.

– Если ты идешь, я тоже иду. И точка.

– Жасмин, а что, если ты...

– Я разбираюсь в картах. – Принцесса показала пожелтевший свиток у нее в руках. – Без меня ты в жизни не разыщешь это место.

– Кажется, ты не собираешься менять своего решения. – Али развел руками.

– Мы вместе до конца, – твердо ответила Жасмин.

Причал, который при дневном свете выглядел мирным, сейчас казался зловещим. С каждым шагом они сильнее удалялись от освещенной городской части Абабвы.

– Вот она, – прищурилась принцесса, показав пунктирную линию на карте, – эта тропинка.

– Я ничего не пойму. – Али взял пергамент в руки и стал вертеть его, то приближая к лицу, то отдаляя.

Тропинка поросла травой и мхом, но наступив на нее, они почувствовали под ногами твердые массивные булыжники. Очевидно, годами никто не ходил этим путем, и при лунном свете молодые люди с трудом могли разглядеть, куда направляются.

– Тропинка петляет и уходит в сторону, – заметил принц. И правда, они увидели, что мха стало меньше, а дорожка змейкой убегала вверх по склону. С этого места уже отчетливо слышался размеренный плеск воды. Волны с шумом разбивались о скалы. Жасмин с ужасом подумала о залитых морской водой камнях, скользких и неустойчивых, и на миг задумалась, стоило ли им продолжать свой путь. Но тут принцесса вспомнила про волшебный ковер. Как плохо и одиноко ему, наверное, было сейчас.

Порывы ветра, налетавшие с моря, едва не сбивали Жасмин и Аладдина с ног, как бы предупреждая, что лучше повернуть назад. Никто из них не знал, что и кто ждет впереди, но отступать было нельзя.

Глава 18 Аладдин

Когда луна скрылась за облаками, Жасмин и Аладдину потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к темноте и вновь различить очертания тропинки, по которой они шли. Камни под мокрым мхом тревожно скрипели, отзываясь на их шаги.

Следуя карте, они шли к месту, которое Ахмед прозвал Тройным фениксом. Чем дальше они шли, тем сильнее менялся пейзаж вокруг. Этих частей Абабвы едва ли касалась магия Джинна. Разница была поразительна: все в природе – цвета, фактуры, запахи – казалось каким-то чужеродным и неприветливым. Пропал волшебный блеск, исходивший от каждого в королевстве предмета, от улиц, мощенных булыжником, от желтых фонарей, освещавших тротуары, от разноцветных занавесок в окнах домов. Здесь же почти не было цвета. Небо и облака над их головами, трава, растущая вдоль тропинки, старые скалы, мимо которых они шли. Все здесь было...

– Серое, – сказала Жасмин, оглядываясь. – Такое ощущение, что мир здесь поблек, или так кажется в ночи? Не пойму, все словно стало более мрачным. Как ты думаешь?

«Серое» было самым подходящим словом. Эта часть Абабвы выглядела так, как будто художник сделал набросок углем, но потом потерял интерес к картине и не закончил ее.

Тропинка вновь свернула в сторону, уводя принцессу и Аладдина к скалам. Им приходилось идти очень осторожно, поддерживая друг друга, чтобы не поскользнуться на мокрых гладких камнях. Молодые люди останавливались и заглядывали в каждую пещеру, которая попадалась им на пути. Но все они были пусты. Полы их одежд развевались, а волосы путались, попадая то в глаза, то в рот. Казалось, ветер играет с ними, словно с марионетками, не давая двигаться вперед.

– Ой, – сказала Жасмин, прикрывая нос рукой. – Чувствуешь этот запах?

– Да. Пахнет морскими водорослями.

– Пахнет, как от того мужчины.

Они посмотрели в даль, и их взору предстали сотни пещер. С какой начать?

– Погоди, – Аладдин указал на группу больших валунов, стоящих полукругом. – Эти камни сужаются кверху, мне кажется или они напоминают гигантских птиц, сложивших крылья? Похоже на то, о чем нам говорил Ахмед. Может, это и есть Тройной феникс?

– Должно быть. – Жасмин взглянула на карту и кивнула: – Да, это точно он.

Земля под ногами стала совсем влажной, когда они приблизились к огромным камням. Принцесса и юноша поддерживали друг друга, чтобы не упасть. На их лбах выступила испарина. Ветер, гулявший в отверстиях в отвесных скалах, гудел, словно волк, воющий на луну. По спине Аладдина пробежали мурашки. Он замер, боясь сделать следующий шаг.

– Что, если он в одной из этих пещер? Вдруг он наблюдает за нами прямо сейчас? Как их здесь много! – Голос Жасмин звучал испуганно. Вдруг она что-то заметила.

– Смотри, – прошептала принцесса. Аладдин проследил за ее взглядом. Сначала юноша подумал, что ему показалось. Но нет, он правда это видел. Едва заметный дымок поднимался над валунами Тройного феникса. А потом они увидели искры от костра. Эти вспышки казались единственными пятнами цвета в этом сером мире.

Очень тихо Жасмин и Аладдин двинулись к источнику света. Подойдя чуть ближе, у зубчатых скал они нашли укрытие, из которого можно было бы рассмотреть валуны как следует. За раскидистыми побегами кактуса, растущего вдоль стен, они впервые за долгое время почувствовали себя в безопасности. Блики костра плясали среди валунов, но как ветер ни старался, он не мог потушить пламя, спрятанное за каменными крыльями феникса.

– Это может быть ловушка. Огонь слишком яркий, – сказала Жасмин Аладдину. – Вдруг он таким образом пытается заманить нас?

– Тогда иди и позови стражников, – прошептал ей юноша.

– А что ты будешь делать?

– Я подойду и поговорю с ним, пока ты не приведешь подмогу.

– Я не оставлю тебя здесь наедине с этим человеком, – яростно прошептала принцесса.

– Жасмин, это очень опасно. Я не могу рисковать твоей жизнью.

– Вот именно! Думаешь, я просто так возьму и оставлю тебя здесь?

– Я просто не хочу, чтобы ты пострадала. Что бы ни подстерегало нас в этих пещерах, ничего хорошего оно нам не сулит.

– Две головы лучше, чем одна. – Жасмин крепко сжала руку Аладдина. – Пойдем и узнаем, что там. Мы должны вернуть Коврик. Чего бы нам это ни стоило.

– Хорошо, – сдавшись, кивнул юноша. Вместе они стали подкрадываться ближе к валунам. Вдруг огромная, невероятно мощная волна окатила эту пологую площадку среди обрывистых скал. Аладдин и моргнуть не успел, как огонь, так манивший их, внезапно исчез.

– Что за чертовщина? – медленно произнесла принцесса.

Жасмин была права. Аладдин понял, что это ловушка. Еще чуть-чуть, и они бы попались в западню. Юноша судорожно проверял карманы, но они так поспешно ринулись на поиски волшебного ковра, что даже не подумали прихватить с собой хоть что-нибудь для самообороны.

И прежде чем они успели сделать хоть шаг, послышался голос.

Низкий и хриплый.

Очень знакомый.

Огонь снова зажегся.

– Вы только посмотрите, кто здесь, – с насмешкой произнес человек. – Должен заметить, вы добирались сюда гораздо дольше, чем я ожидал.

Глава 19 Жасмин

Это был он. Мужчина, которого Жасмин видела, когда они только прибыли в Абабву. Тот же самый человек, который буквально пожирал глазами богатства дворца во время встречи с принцем. Девушка готовилась к встрече с ним, но от одного взгляда на него у принцессы едва не подогнулись колени. Его глаза дьявольски сияли, а лицо исказила зловещая гримаса.

Свет фонаря пылал рыжим пламенем в правой руке мужчины, в его свете черты лица незнакомца казались еще более грубыми и пугающими. Луна поблескивала на лезвии ножа, заткнутого за его пояс. Принцесса перевела глаза чуть левее, и сердце ее замерло. Под левой рукой жуткого незнакомца был зажат скрученный в рулон волшебный ковер. Он извивался и пытался вырваться, но безрезультатно – мужчина держал его мертвой хваткой. Принцесса с трудом сдержалась, чтобы не подбежать к этому отвратительному человеку, не оттолкнуть его и не выхватить несчастный Коврик из его отвратительных грязных рук. Но она не осмелилась, боясь, что кто-то может пострадать, сделай она хоть шаг.

– Коврик! – выкрикнул Али. – Мы обязательно тебя спасем. Я обещаю.

Услышав знакомый голос, ковер начал с удвоенной силой биться о ребра мужчины.

– Довольно! – прорычал похититель. Он резко пнул ковер коленом. От неожиданности тот согнулся пополам.

– Прекрати его обижать! – закричала Жасмин. Она двинулась ему навстречу, но мужчина предупреждающе поднял фонарь.

– Еще шаг, и увидишь, на что я способен. Пока я добрый, но поверьте, вам не захочется узнать, каков я бываю в гневе, – грубо произнес мужчина. – Оставайтесь на месте, или вы пожалеете, помяните мое слово.

– Отпусти его немедленно, – сказал Али, который, казалось, закипал он ярости. Принц сжал кулаки. – Если ты сделаешь это сейчас же, тогда при вынесении приговора я буду снисходителен.

– Приговора? – рассмеялся мужчина. – Не думал, что ты такой весельчак, когда впервые увидел тебя. Ты не в том положении, чтобы требовать что-то или угрожать мне. Да и к тому же кого ты обманываешь? – Негодяй хитро посмотрел на Али. – Ты же не принц.

Прежде чем опешивший юноша успел ответить, незнакомец повернулся к Жасмин.

– Ты, – ткнул он пальцем в девушку, – я знаю тебя. Я сразу тебя узнал, когда увидел в карете. Ты очень похожа на свою мать, я даже сперва подумал, что мне мерещится. Ты же принцесса Жасмин из Аграбы, не так ли?

Девушка в изумлении уставилась на мужчину. Он знал, кто она, как это возможно?

– Далековато ты забралась от дома, девчонка, – продолжил он с издевкой. – Слышал, что твой папаша не любит отпускать тебя гулять одну. Неужели у твоей клетки сломался замок? Или ты нашла ключик? Или... – он прищурился, посмотрев на Али, – этот прелестный молодой человек похитил тебя? Если это так, то мне вдвойне повезло. Найти волшебный ковер, спасти принцессу и вернуть ее домой. Несомненно, за это меня ждет хорошая награда.

– Меня не нужно спасать или возвращать, – огрызнулась Жасмин.

– Довольно насмешек, – Али выступил вперед, отодвигая принцессу себе за спину. – Кто ты и чего ты хочешь?

Девушка почувствовала, что принц нервничает.

– Я уж думал, что ты не спросишь, – сказал мужчина. – Меня зовут Аббас. Я хочу того, чего хотел бы любой на моем месте. Убраться подальше от этого богом забытого места.

Он буравил Жасмин и Али полными ненависти глазами.

– Вы только гляньте на эту парочку. Я вижу, как вы смотрите на меня. С отвращением. С презрением. Когда-то я был великим человеком. Я был богат, и у меня было много привилегий. Весь мир был у моих ног.

– Ты был принцем? – осторожно спросила Жасмин. Она краем глаза наблюдала за ковром, который все еще брыкался в руках похитителя.

– Нет, не принцем, – выражение лица злодея изменилось, – я должен был стать султаном. Я мог им стать. Я почти им стал. И, безусловно, я был куда мудрее слабака Валида.

– Султана Валида? – удивилась принцесса. Она знала, кто такой султан Валид. Все знали. Он был одним из самых щедрых султанов в мире, его любили за доброту и милосердие. И тут девушку озарило. Конечно! Она читала о нем в сборнике легенд о великих правителях. Жасмин напряглась, пытаясь вспомнить детали этой истории.

– Султан Валид, – усмехнулся Аббас. – Что делает мужчину королем? То, кто его родители и где он родился. Валид наивен, хоть и стар. Мне ли этого не знать, ведь он называл меня своим лучшим другом и отсылал стражников, когда я был рядом. И это еще раз подтверждает, насколько он глуп. Я один из немногих, кто действительно его знает. Такого нелепого и, безусловно, недостойного трона.

– Так это ты, кто... – начала Жасмин и осеклась. Она наконец вспомнила ту историю. Аббас предал лучшего друга, султана своей собственной страны, ради золота. Но кое-что принцесса не могла понять. Что мужчина из ее книги делает здесь?

– Ага, – сказал мужчина, когда понял, что девушка его узнала. – Значит, ты слышала обо мне.

– Ты – легенда.

– Боюсь, что в плохом смысле, – нахмурился он. – Увы. Но теперь у меня есть шанс переписать историю и отомстить. Я отправлял гонца султану в Аграбу, прося у него поддержки много лет назад, ты наверняка знаешь это. Но никто не ответил на мой призыв о помощи.

– Мы не знали, куда отправить ответ, ведь ты спалил дворец дотла, – парировала Жасмин.

– Спалил дотла? – отозвался эхом Аббас. – Вот так всегда: на того, кто проиграл, спускают всех собак. Я ведь прав? Все почести и слава достаются победителю. И именно его версию событий принимают за правильную. У Валида огромное могущественное королевство, несметные богатства, спрятанные в недрах земли. А он, глупец, ничего с этим не делает. Я пытался изменить ситуацию, эти природные сокровища могли быть использованы во благо всему народу. Только представьте: я мог помочь каждому жителю Суламандры, добыв лишь малую толику золота и серебра, что хранят недра наших гор. А он считал, что страна и так обеспечена всем необходимым. Я же думал о простых людях и их нуждах. Вы все считаете, что Валид мудр и благороден, но только я знаю настоящего султана. – Мужчина начал кривляться, изображая своего бывшего господина. – «Ой, Аббас, как ты мог? Подумай о деревьях и животных. Аббас, я считал тебя своим братом». Как я мог что? Делать что-то хорошее для королевства? Он бы этого никогда не признал. Капризный, словно ребенок. Это он первым набросился на меня. Кроме нас двоих в той комнате никого не было, так что против его слова лишь мое. И мне все равно, что пишут в учебниках по истории. Я знаю правду.

– Прекрасный был дворец, – пробормотала Жасмин. Она вспомнила, что читала про его архитектуру несколько лет назад. Девушка видела красивые иллюстрации изящных сводов и арок. А розовые сады Суламандры славились по всему миру.

– Да, он был красивым, – вздохнул Аббас. И первый раз за все время принцесса заметила на его лице следы чего-то еще, помимо ненависти. Быть может, во взгляде даже промелькнуло нечто похожее на печаль. – А теперь скажите мне, зачем мне сжигать дворец, который должен был стать моим? Я вырос в нем вместе с султаном, я считал его своим домом. Я должен был занять место Валида и править в этом великолепном замке! Сжечь дотла? Я бы никогда этого не сделал. Но кто, если не я? Не султан же, нет конечно, что вы! Поэтому меня сослали сюда. Султан думал, что если избавится от меня, то никто и никогда не узнает правды. Но не так давно землетрясение превратило мою тюрьму в руины. Поэтому я должен скорее выбираться отсюда, пока за мной не пришли стражники и не обнаружили, что я на свободе. – Его глаза неистово сверкали. Аббас понизил голос и продолжил: – Я сделал уже множество попыток отсюда сбежать. Даже построил пару плотов, но течение здесь слишком сильное, и уплыть далеко не получается – волны возвращают плот к берегу. Но теперь, – он покрепче сжал ковер под мышкой, – теперь я смогу наконец выбраться из этой дыры.

– Ковер никуда тебя не повезет, – сердито заявил Али.

– Совершенно верно. Этому куску тряпки не угодишь, – согласился Аббас. – Разок я почти смог взлететь на нем, но этот паршивец скинул меня на землю. А эти валуны тверже, чем кажутся на первый взгляд, особенно когда падаешь на них с высоты. К счастью, крючок и шнур, что я украл из магазина, не дали ему улизнуть. Шустрый малый. – Мужчина похлопал по ковру рукой. – Но рано или поздно, дружок, ты станешь делать то, что я тебе скажу.

Жасмин увидела, что от запястья негодяя действительно тянулся длинный шнур. Он извивался на земле подобно змее, а на другом конце был привязан крюк, воткнутый в ковер.

– Ты проткнул его?! – закричал Али в ярости. – Как, по-твоему, он будет летать, если ты покалечил его?

– Так ты предлагаешь мне вынуть его? Очень умно, – рассмеялся Аббас. – Он тут же улетит, я глазом моргнуть не успею.

– А если ты оставишь крюк, то он уже никогда и никуда не улетит, – сказала принцесса звенящим отчаянием голосом. – Любые повреждения волокон разрушают его магию.

– Жасмин права, – поддержал ее Али, – так он не полетит ни по твоему приказу, ни по моему. Нужно скорее вытащить эту железку, пока Коврик не превратился в обычный дырявый половик.

– Давай-ка обсудим кое-какие детали. От лишней пары минут на привязи он не помрет. – Жестокий похититель был настроен решительно. – Я освобожу твоего друга, только когда ты расскажешь мне, как на нем улететь.

– Он подчиняется только принцу Али, – сказала Жасмин. – Что бы ты ни говорил, он не сдвинется с места.

– Не советую со мной торговаться – мы не на рынке. Условия здесь ставлю я. – Взгляд Аббаса стал еще жестче. – Расскажи мне, как им управлять, мальчишка. Какое волшебное слово сказать? Как-то взяться по-особенному?

Али скрестил руки на груди и вызывающе посмотрел на мужчину.

– Хорошо, – пожал плечами Аббас. – Не хотите по-хорошему, будем по-плохому.

Мужчина поднес фонарь прямо к кисточкам ковра. Огонь зловеще колыхался за стеклянной перегородкой.

– Что ты делаешь? – воскликнула Жасмин. Она с болью в сердце наблюдала, как ковер пытается отстраниться от пламени, но никак не может выбраться из цепких рук Аббаса. Раскаленное докрасна основание качающегося фонаря на один короткий миг коснулось ковра, и тот дернулся.

– Раз ты говоришь, что он не будет мне подчиняться, – произнес мужчина громко, – в нем больше нет нужды. Не достанется он ни мне, ни вам. Хотите увидеть, как ваш маленький друг превратится в кучку пепла? Нет? Тогда придется убедить ковер поменять его решение. Иначе у этой истории будет очень грустный финал.

Жасмин вскрикнула, когда поняла, что волшебный ковер задымился.

Мужчина не блефовал. Он собирался довести начатое до конца.

Нужно было срочно действовать. Пока не стало слишком поздно.

Глава 20 Аладдин

– Убери от него фонарь! – закричал Аладдин на Аббаса. Юноша сделал шаг навстречу ковру, на что мужчина рассмеялся и прижал фонарь еще сильнее к узорчатой ткани. Темные пятна появились на ворсе, и Аладдин с ужасом заметил, что несколько маленьких искр начали стремительно разгораться.

– Осторожнее, – предупредил Аббас. Ковер был крепко зажат под его левой рукой, а правая сжимала раскаленное орудие пыток, готовое в любую секунду уничтожить их волшебного друга. – Меня лучше не провоцировать, ведь мне нечего терять. Еще один шаг вперед – и я разобью стекло. Надеюсь, мне не надо объяснять, что тогда произойдет с этой тряпкой.

– Он не станет слушать тебя, – произнес Аладдин, стиснув зубы. – Я его хозяин. Только хозяина он послушает.

– Так прикажи ему подчиняться мне! – прокричал Аббас. – Это глупый ковер, прикажи ему меня слушаться.

– Он не глупый, – вмешалась принцесса. – И поймет, что его заставляют делать что-то против воли его настоящего хозяина.

– О, я уверен, что твой друг может быть очень убедительным, стоит только по-настоящему этого захотеть, – лукаво произнес мужчина. – Похоже, он просто в этом не заинтересован.

Аладдин сделал еще один шаг вперед.

– Не двигаться, – предупредил Аббас. – Я, может, и не знаю, как управлять ковром, зато знаю, что с ним может сделать огонь. – Ковер брыкался и сжимался все сильнее и сильнее. Его кисточки тряслись с неистовой силой.

– Пожалуйста! – закричала Жасмин. Дым от ковра повалил плотнее, но Аббас наклонился и задул пламя.

– Ну что ж. Это была всего лишь разминка, – сказал им мужчина. – Дайте мне знать, когда будете готовы прекратить мучения бедного невинного существа. Вижу, что вы пока не собираетесь спасать его жизнь.

Аладдин посмотрел на принцессу. Жасмин дрожала от волнения. Но Аббас был прав. Коврик никому не причинил вреда, а они бездействием и спорами добились того, что теперь в нем зияла обугленная дыра.

И вдруг Аладдина осенило. Он знал, что должен делать.

– Хорошо, – юноша поднял руки вверх, показывая, что сдается, – ты победил. Я помогу тебе научиться управлять волшебным ковром. – Аладдин почувствовал на себе взгляд Жасмин, у которой с губ почти сорвался вопрос.

– Какая резкая перемена, – удивился Аббас. Он убрал фонарь подальше от обвисшего на его руке гобелена. – Продолжай. Что же мне надо сделать?

– Летать на волшебном ковре не так-то просто, как кажется на первый взгляд. Особенно когда он не хочет тебя везти. А так как ты его прожег, сделать это будет еще труднее. Во-первых, надо перестать мучить его. Тебе надо вынуть крючок.

– Хорошая попытка, – рассмеялся Аббас. – Ты хочешь, чтобы я его отцепил и ковер улетел подальше от этого места?

– Ты хочешь, чтобы тебе помогли или нет? – не выдержала Жасмин. – Пока ты его держишь в таком состоянии, он не сможет взлететь. Это же очевидно!

– И ты хочешь сказать, что он не взбрыкнет и не исчезнет?

– Нет, если я ему прикажу, – сказал Аладдин. Он осторожно продвинулся немного вперед. С Аббасом были шутки плохи, он мог запросто спалить ковер дотла. – Эй, дружок, – позвал он ковер. Теперь их отделяли считаные шаги. – Послушай. Я понимаю, что ты напуган, но не волнуйся. Все будет хорошо, я обещаю. Он сейчас вынет эту жуткую металлическую штуку из тебя, только ты не убегай, хорошо? Ты веришь мне?

Услышав слова Аладдина, магический ковер слабо зашевелился. У юноши сжалось сердце. Даже тогда, в Пещере Чудес, при их первой встрече ковер, который был прикован к одному месту многие столетия, не выглядел таким сломленным, как сейчас.

Мужчина наконец вытащил злополучный крючок.

– Намного лучше. – Аббас повел плечом. – Думал, что у меня рука отвалится. Не ожидал я от него подобной прыти.

Аладдин заметил удивленный взгляд Жасмин, а затем посмотрел на зияющую дыру в теле друга. Возможно, он не сумеет подняться в воздух, даже если захочет.

– Итак, продолжим, – произнес злодей. – Что дальше?

– Нужно произнести волшебные слова.

– Ага, – ухмыльнулся мужчина, – я так и знал, что есть какие-то слова.

– Да, ты прав, – кивнул Аладдин. – Но ты должен произносить их в определенном порядке. Другого способа нет. Это все равно что загипнотизировать змею. Когда ты прочтешь заклинание целиком, он твой.

– Прекрасно. Что я должен сказать? – Аббас буквально впился в Аладдина жадным взглядом.

– Это длинное предложение, – произнес юноша. – Поэтому я записал его. – Он указал на свиток в руках Жасмин.

– Ничего себе, – нахмурился мужчина. – И сколько же там слов?

– Это же волшебный ковер. Здесь недостаточно произнести какое-нибудь «Абракадабра». Если бы все было так просто, то каждый мог бы заговорить его и забрать себе. – Он повернулся к принцессе: – Отдай ему свиток.

– Али! Нет! – Принцесса не знала, что задумал парень, но подыграла ему, прижав свиток к себе.

– Пожалуйста, Жасмин. У нас нет другого выбора. – Аладдин протянул к девушке руку. – Мы должны спасти ковер. А дорогу домой мы найдем сами.

Нехотя девушка отдала свернутую карту Аладдину.

– Итак, произноси слова медленно, четко, без шуток. Ты понял? – сказал Аббас.

Юноша протянул свиток Аббасу.

– Ты что, слепой? – прорычал мужчина. – Ты же видишь, что у меня руки заняты, чем, по-твоему я должен его взять? Прочти мне все слова, а я их повторю за тобой.

– Ты должен произносить их сам. Если я буду это делать, то останусь хозяином ковра.

– Какая нелепость. – Аббас не сводил глаз со свитка.

– Не я придумал правила, – пожал плечами Аладдин. – Так ты хочешь полететь на ковре или как? – Он тряхнул протянутым пергаментом.

Аббас колебался. Он переводил взгляд с заветного куска бумаги то на ковер под мышкой, то на фонарь в другой руке. В конце концов он нехотя все-таки опустил фонарь на землю.

– Ну, чего же ты ждешь? Отдай его мне, – завопил злодей и сделал шаг навстречу юноше, резко выбросив руку вперед.

Сейчас или никогда. Аббас вновь шагнул к Аладдину, и тогда юноша набросился на него. Мужчина явно не ожидал нападения. Он вскрикнул от неожиданности, покачнулся и потерял равновесие на скользких камнях. Прежде чем он успел прийти в себя, Аладдин выхватил ковер. Аббас споткнулся, пытаясь удержаться на ногах, и рухнул с глухим звуком.

Юноша перехватил ковер поудобнее и собрался было пуститься наутек, как земля ушла у него из-под ног. Аббас схватил его за щиколотку и повалил. Молодой человек упал, но ковер из рук не выпустил. Обернувшись, Аладдин на миг увидел холодный отблеск металла. Мужчина вынул свой нож. Удар. Парень чудом успел откатиться, лезвие едва не задело живот. Еще удар. Молодой человек снова увернулся – на этот раз противник целился ему в голову.

– От меня так просто не уйдешь! – кричал Аббас, надвигаясь на Аладдина. Юноша не знал, что делать дальше. За его спиной был обрыв и зубчатые скалы, а перед ним – вооруженный острым ножом безумец. Вдруг глаза Аббаса широко и удивленно раскрылись. Он покачнулся и рухнул рядом со своим противником, словно подкошенный. Взгляду Аладдина предстала улыбающаяся Жасмин с занесенной вверх ногой.

Аббас лежал на земле и стонал от боли. Юноша увидел капли крови на колене мужчины. Нож же лежал на земле рядом. Очевидно, во время падения Аббас сам на него напоролся.

Аладдин посмотрел на Жасмин.

– Бежим! – закричал он.

Крепко зажав ковер под мышкой, он вытащил крюк, побежал мимо огромных валунов в сторону тропинки и устремился к городу. Очертания золотых минаретов уже вырисовывались вдали.

– Как думаешь, он далеко? – спросила следовавшая за ним по пятам Жасмин. – Он, конечно, ранен, но не думаю, что это остановит его от преследования.

Прежде чем Аладдин успел хоть что-то ответить, они услышали жуткий вопль.

– Где он? – спросил юноша, ускоряя свой бег.

– Трудно сказать, – озиралась принцесса. Вокруг них были лишь бесконечные пещеры.

– По крайней мере, быстро бежать он не может. – По правде говоря, Аладдин тоже уже начал отставать от принцессы. Его верный магический друг был ранен и оказался немного тяжелее, чем рассчитывал юноша. – Нам бы только добраться до города. Когда мы окажемся там, мы будем в безопасности.

– А мы точно сможем его опередить? Аббас наверняка знает более короткий путь.

Аладдин замедлил шаг. Они не могли так рисковать. Жасмин была права: мужчина знает эту местность намного лучше. А у них на руках раненый ковер и совсем нет оружия. Лучшим решением было бы обхитрить Аббаса. Вдали эхом раздавались его тяжелые шаги.

Аладдин заметил большую пещеру впереди.

– Туда! – указал он. В пещере было темно, а размеров ее хватило, чтобы все трое могли там укрыться. – Давай подождем его здесь.

Принцесса проследила его взгляд.

– Ты уверен? А что, если он заглянет внутрь и найдет нас?

В этот момент они услышали стук осыпающихся камней где-то совсем рядом.

Времени на раздумья не было. Они нырнули в ближайшую пещеру, и тьма моментально поглотила их.

– Я знаю, вы прячетесь где-то здесь, – услышали они голос Аббаса. – Ваши шаги стихли, но вряд ли вы успели добраться до главной дороги.

В темноте Аладдин нащупал руку принцессы и стиснул ее. Та в ответ крепко сжала его ладонь и придвинулась ближе. Теперь юноша сомневался, такой ли хорошей была идея спрятаться в пещере. Аббас наверняка обнаружит их укрытие, это только вопрос времени.

– А мы сможем улететь в Аграбу или еще куда-нибудь прямо из пещеры? – прошептала Жасмин. – Я знаю, что ковер ранен, но вдруг он сумеет доставить нас хотя бы до ближайшего острова.

Аладдин постарался найти глазами своего верного друга. Пусть его и не было видно в темноте, но юноша чувствовал его боль и страдания.

– Боюсь, что повреждения слишком сильные, – сказал он, – дыра от огня очень большая, да и крючок его сильно потрепал. Мне кажется, что в таком состоянии он нас никуда не сможет увезти.

Шаги слышались все ближе.

– Я хотел лишь забрать ковер и убраться восвояси, – прокричал мужчина, – но теперь я заставлю вас заплатить за все, за каждую каплю пролитой мной крови. Я знаю эти пещеры как свои пять пальцев. Я найду вас, где бы вы ни прятались. У меня вся ночь впереди.

Аладдин замер, стараясь не думать, что Аббас сделает с ними, когда в конце концов найдет. Они оказались в западне.

– Смотри, – неожиданно прошептала Жасмин. – Паук.

Юноша вздрогнул от неожиданности, но тоже увидел его. Со свода пещеры спускался на длинной нитке паутины черный блестящий паук. Это был Джинн! С ними столько всего произошло за этот вечер, что Аладдин совсем позабыл о своем волшебном слуге. Теперь он вспомнил, как его синий помощник превратился в паука, когда они с Жасмин были у лагуны. Сейчас казалось, что целая жизнь прошла с того момента.

– Это же твой питомец. Что он здесь делает?

– Я не знаю, – честно признался Аладдин. Джинн появился, чтобы сообщить им что-то? Или их дела были настолько плохи, что он решил насильно заставить юношу загадать желание? Но, похоже, маленький паук не обращал на них никакого внимания. Вместо этого он продолжал спускаться, перебирая многочисленными лапками.

– Он что... плетет паутину?

Жасмин была права. Аладдин завороженно наблюдал, как паук ловко ткал изящное, но прочное кружево. Вскоре оно полностью закрыло вход в пещеру.

– Ничего себе, как быстро! – изумленно прошептала принцесса.

– Он хочет нас защитить, – произнес юноша, осознавая, что происходит. – Когда Аббас пройдет мимо, он увидит старую нетронутую паутину и не станет сюда заглядывать. Ведь мы бы не смогли спрятаться в этой пещере, не разорвав ее.

Через несколько секунд паук завершил свою кропотливую работу. Паутина была настолько плотной, что сквозь нее практически невозможно было ничего разглядеть.

Прошло буквально несколько секунд, и Аладдин с Жасмин услышали тяжелое дыхание Аббаса. А вскоре они увидели его очертания сквозь серебристую вуаль паутины. Аладдин и Жасмин вжались в стену пещеры, затаив дыхание. Мужчина прошел мимо.

– Выходите. Выходите, где бы вы ни были! – закричал он, продолжая отдаляться. – Вы можете убежать, но вам не спрятаться от меня. Я все равно вас найду! – Его голос становился все тише и тише.

Кажется, теперь им ничего не угрожало. Аладдин даже чувствовал легкое головокружение от мысли, что опасность миновала.

– Спасибо, дружище, – прошептал юноша пауку. – Ты спас нас.

– Эй, – прошипел паук едва слышно на ухо молодому человеку, – я сделал это ради Коврика. Он был моим другом все эти долгие столетия, что мы провели взаперти в Пещере Чудес. Он ничем не заслужил эти мучения. Я не мог позволить ему страдать.

Аладдин кивнул в темноте и первый раз за долгое время вздохнул с облегчением.

– Наверное, сейчас Аббас направляется в город, – предположил юноша.

– Но нам ведь не обязательно следовать за ним? – поинтересовалась с надеждой Жасмин.

– Нет, – ответил Аладдин. – Как только его увидят в городе, тут же схватят. Стражники позаботятся о том, чтобы он как можно скорее оказался за решеткой.

– Отлично, – улыбнулась принцесса.

– Давай-ка посмотрим на тебя, дружок, – сказал юноша, осторожно разворачивая ковер. – Надо понять, сильно ли ты пострадал.

К этому времени их глаза привыкли к темноте в пещере, и они смогли осмотреть обугленную ткань.

– Насколько плохи наши дела? – спросила Жасмин у Аладдина.

– Дыра есть, но, кажется, не все потеряно, – заверил он принцессу. – Ткань прожжена на небольшом участке, я смогу ее зашить. У тебя есть шпилька для волос? – спросил юноша у Жасмин. Сам он выдернул несколько нитей из собственного одеяния.

Взяв шпильку, юноша взялся за дело.

– Простые нитки точно подойдут? Ковер же волшебный, – с сомнением произнесла принцесса.

– Не знаю, – признался юноша, – но это лучше, чем ничего. – Аладдин ловко орудовал импровизированной иголкой, и вскоре в середине ковра появился аккуратный шов.

– Готово. – Юноша вернул заколку хозяйке. – Как себя чувствуешь, дружище? – поинтересовался он у ковра.

Волшебный ковер потянулся, выпрямился и хорошенько встряхнулся. Сноп золотых искр осыпался на пол пещеры, и через мгновение шов затянулся и исчез. Ковер был как новенький. Он поднялся над землей, сделал сальто в воздухе и помахал друзьям кисточкой.

– Поаккуратнее! – рассмеялся юноша. – Береги силы. Ты только что был ранен, а нам предстоит долгий путь домой.

– Спасибо тебе большое. – Принцесса повернулась к пауку, свисавшему с потолка. В ответ тот сделал реверанс и скрылся в темноте.

Разорвав легкий тюль паутины, они вышли наконец из своего укрытия. Ковер парил рядом.

Аладдин посмотрел вдаль на Абабву. Ему будет не хватать этого места, но воспоминания об этом удивительном дне навсегда останутся в его сердце. Настала пора отправляться домой.

Глава 21 Жасмин

– Ты уверен, что сможешь довезти нас до Аграбы? Ты через многое прошел сегодня, – обратился Али к ковру, когда они вышли из пещеры.

– Он прав, – произнесла Жасмин. – До дома далеко. Если тебе надо отдохнуть, мы поймем.

Ковер стрелой метнулся ввысь, сделал несколько пируэтов в воздухе и вернулся на землю.

– Хорошо, хорошо. Мы поняли, – рассмеялся Али, – ты полон сил. – Юноша обнял ковер, и, хотя у магического существа не было лица, и он не мог ничего показать своей мимикой, Жасмин могла поклясться, что ковер был счастлив.

Коврик завис над дорожкой, готовый принять на борт пассажиров, как вдруг неподалеку раздался возглас:

– Подождите!

Это был Джамаль. Он бежал в их сторону с широчайшей улыбкой на лице.

– Это потрясающе! – ликовал мальчик. – Я все видел. Не могу в это поверить!

– Ты следил за нами? – поинтересовался Али с тревогой в голосе.

– Извините, – Джамаль покраснел, – но я должен был убедиться, что с вами все будет хорошо. Вас было непросто найти, я почти вас догнал... а потом я увидел, что у мужчины нож. Мне было так страшно, я не мог пошевелиться.

– Ты все правильно сделал. Тебе и не надо было шевелиться, вообще не следовало за нами идти, – отчитал его Али.

– Но как здорово это было! – Мальчик хлопнул в ладоши. – Как вы отклонились и увернулись! А затем бросились на него! Он ведь такого не ожидал. – Мальчик копировал движения Али и Аббаса, разыгрывая сцену сражения. – А затем принцесса Жасмин вывела его из игры! Кто бы мог подумать, что Ваше Высочество на такое способна! Вы не просто принц и принцесса, вы – настоящие герои!

Жасмин узнала этот восторженный взгляд. Так же она сама смотрела на свою маму, когда та с легкостью и изяществом решала сложнейшие проблемы. Папа же так не мог, он переживал и нервничал по поводу каждой мелочи, поэтому, видимо, так полагался на помощь своего незаменимого советника Джафара. То, как мать Жасмин, словно бы не прилагая особых усилий, правила страной, было сродни магии.

– Это очень мило, – сказала принцесса. – Но если кто-то и достоин звания героя, то это именно ты.

– Я? – Джамаль недоуменно посмотрел на девушку.

– Конечно, – подхватил Али. – Если бы не ты, мы бы даже не знали, где искать этого преступника. А ты привел нас к нему. Кто знает, сколько бы нам потребовалось времени, чтобы найти его самим? Спасибо тебе, этот подвиг достоин высших похвал.

– Ой, – щеки мальчика стали пунцовыми от смущения и удовольствия, – всегда пожалуйста. Рад, что смог помочь. Но я всего лишь уличная крыса, и из меня не будет толку. Так все говорят.

– Это неправда, – категорично заявил Али. – Не верь тому, что говорят другие. Ты – не уличная крыса. Не важно, где ты живешь и в каких условиях. Ты достоин лучшего. – Принц опустился на колени, чтобы его глаза оказались на одном уровне с глазами мальчика. – Я знаю, как жестоки бывают люди к таким, как ты. Я знаю, как легко поверить во все плохое, что говорят про тебя, даже если в душе ты знаешь, что это неправда. Я знаю, что значит чувствовать себя недостойным чего-то хорошего.

– Вы? – Джамаль не верил собственным ушам.

– Внешность обманчива, – сказал Али ласково. – Ия понимаю, что сейчас ты не можешь представить для себя другой судьбы, но это не значит, что так будет всегда. Я вижу, кто ты. У тебя была непростая жизнь. Тебе приходилось заботиться о себе самому, ты рано повзрослел, оставшись без семьи, не каждому выпадает такое суровое испытание. Но все эти трудности сделали тебя сильнее, закалили твой характер. Только ты сам решаешь, какой будет твоя жизнь, а никак не окружающие.

Жасмин завороженно смотрела, как Али разговаривал с Джамалем. Казалось, он правда понимает мальчика и не понаслышке знает, через что ему пришлось пройти. И вот опять она обратила внимание на эту его ямочку на щеке.

Все сомнения, которые оставались у принцессы, вдруг развеялись.

Принц Али и есть тот юноша с рынка, которого она повстречала в Аграбе. Он уже однажды похитил ее сердце. По-другому и быть не могло. Она чувствовала это всем своим сердцем, но ее разум противился, задавая один каверзный вопрос за другим. Как мог тот парень с улиц с очаровательной обезьянкой Абу быть также и принцем Абабвы? А если это был он, то почему молчал все это время?

Жасмин наблюдала, с какой нежностью и уверенностью Али говорит с Джамалем. Сейчас было бы неуместно прерывать его. Но позже она обязательно устроит ему допрос с пристрастием. Даже если Али с самого начала не был полностью честен с ней, Жасмин бы это не расстроило – так сильно она желала, чтобы ее догадка оказалась верна. Принцесса понимала, что для подобных тайн у него должна была быть веская причина. Во всяком случае, за все это время он ни разу ее не подвел.

– Нам пора, – сказал Али мальчику, завершая свою речь.

– Уже? – расстроился Джамаль. – Так рано?

– К сожалению, это правда, мне нужно вернуться домой, – грустно произнесла Жасмин. – Мне было очень приятно познакомиться с тобой.

– Еще раз спасибо, что простили меня, – обратился сирота к принцессе. – Знаете, я делаю для вас ожерелье. Сегодня вечером я работал над ним на крыше. Почти половина уже готова. Может быть, в следующий раз, когда принц Али вернется, я передам вам свой подарок. Вот бы вы прилетели снова вместе с ним и остались подольше... За такое я готов смастерить еще и браслет!

– Это очень мило, спасибо, – улыбнулась девушка.

Джамаль хотел подойти поближе и попрощаться, как вдруг послышался жуткий грохот. Улыбка на лице мальчика сменилась гримасой ужаса, когда он оглянулся назад.

Жасмин ахнула.

Аббас.

Никто не заметил, как он подкрался из-за большого валуна. Когда он прыгнул и схватил Джамаля, было уже слишком поздно.

– У вас почти получилось обдурить меня, – прорычал Аббас, переводя дыхание. Мальчик был зажат в его костлявых пальцах, словно в тисках, повернуться и вырваться не представлялось возможным, к тому ясе злодей приставил острое лезвие ножа к его горлу. – Я должен был догадаться, что вы задумали какую-то гадость. Отличная уловка со свитком. – Глаза мужчины яростно сверкали. – Но больше обмануть меня у вас не получится.

– Аббас! Нет! – закричал Али. – Пожалуйста! Не трогай ребенка. Он никому не сделал зла, он этого не заслужил!

– Не заслужил? Что вообще это означает? Как будто я заслужил быть здесь! – прокричал злодей.

– Смотри, – быстро произнес Али. – Вот ковер, ты же этого хотел? Я покажу тебе, как им управлять. Он будет тебе подчиняться. Больше никаких игр. Я обещаю.

– Как будто я теперь поверю тебе, – усмехнулся мужчина. – Ты что, думаешь, я настолько глуп?

Он повернулся к Жасмин.

– Ты, – произнес Аббас, – умеешь им управлять?

– Нет, – поспешно покачала головой принцесса, – клянусь.

– Ну что ж, если никто из вас не хочет мне помочь улететь из этого проклятого места, то можете попрощаться с мальчишкой.

– Подожди! – закричала девушка. – Дай нам минуту, мне надо подумать.

Ее взгляд остановился на седых волосах мужчины. Жасмин снова вспоминала историю про Аббаса и султана. Он хотел пойти против своего ближайшего друга и свергнуть его с престола ради того, чтобы добыть золото и серебро в горах.

Когда принцесса только прочитала ту легенду, ей было очень интересно, как дальше сложилась судьба этого негодяя. В книге все заканчивалось тем, что труд всей его жизни – бесценная карта сокровищ – был уничтожен в страшном пожаре. Теперь Жасмин знала ответ. Она своими глазами увидела наказание, которое понес этот страшный человек. Пожизненный срок в отдаленной тюрьме на краю Абабвы. И даже после стольких лет Аббас не изменился. Он не привык слышать «нет».

– Семья Акбар заслуживает того, чтобы править Суламандрой, – сказала принцесса.

Мужчина резко повернулся в сторону Жасмин. Девушка видела ужас в глазах мальчика, но не подавала вида, что ей тоже страшно. Лезвие все еще было плотно прижато к горлу Джамаля – одно неверное движение, даже случайное, и Аббас мог серьезно ранить его.

– Что ты сказала? – переспросил мужчина.

– Акбар. Это же твоя фамилия, правильно?

Жасмин осмелела, когда увидела, что Аббас, услышав имя своих предков, приободрился. У Али, конечно, был опыт общения с разными людьми, зато Жасмин всю свою жизнь наблюдала тщеславных, самолюбивых мужчин, точно таких, как Аббас. А значит, принцесса знала его слабости.

– Я вспомнила, что мама рассказывала мне о тебе много лет назад, – произнесла девушка. – Она говорила, что то, что произошло, было ужасной трагедией. Ее королевство, разумеется, собиралось помочь тебе.

– О да, конечно, собиралось. – Аббас закатил глаза. – Никто мне не помог. Многие воспоминания о тех временах затуманились с годами, но это я помню слишком хорошо.

– У нас просто не хватило времени, – объяснила Жасмин. – Тебе нужна была артиллерия? Пушки? Мы все приготовили и уже собирались отправить флот, как до нас дошли вести об ужасном пожаре. Было слишком поздно. И, разумеется, после той трагедии никто не знал, что с тобой произошло.

– Да, – Аббас опустил глаза, – потому что меня выслали.

– Какая чудовищная несправедливость, – сказала принцесса. – Мы бы точно отправили своих людей, чтобы спасти тебя, если бы знали, куда тебя сослали. Я больше чем уверена, что никто даже не подумал попросить тебя рассказать свою версию произошедшего.

– Совершенно верно, – произнес мужчина, энергично кивая. – Султан Валид не дал мне возможности оправдаться. Той же ночью был проведен суд надо мной, если это можно назвать судом. На заседании были лишь его верноподданные, его послушные пешки. Можно догадаться, чем все закончилось. – Аббас с горечью посмотрел на Жасмин.

– Представляю, как это было ужасно.

– Поэтому ты должна понимать, зачем мне надо убраться отсюда поскорее, – сказал мужчина. – Я не позволю им остаться безнаказанными за то, что они сделали со мной.

– Разумеется. Я полностью тебя поддерживаю. Они должны заплатить за эту ошибку. – Жасмин чувствовала на себе взгляд Али. Юноша пока совсем не понимал, что происходит. Принцесса не подала виду, что заметила его замешательство. На этот раз Али должен был довериться ей.

– Но чего я совсем не понимаю, – продолжала девушка, – так это то, зачем тебе ненадежный, своенравный ковер. У него сильный ожог от фонаря, а из-за крюка, который ты в него всадил, он не может лететь ровно. Боюсь, что в один прекрасный момент он может скинуть тебя прямо посреди Сахары или вовсе собьется с пути.

– И что же мне делать? – растерялся Аббас. – Кроме ковра, я не вижу других вариантов выбраться отсюда.

– Может, что-то более крепкое и прочное?

– Например?

– Корабль, – сказала принцесса.

– По-твоему, я не пробовал? – усмехнулся мужчина. – Ты что, не слушала, когда я рассказывал, что пытался уплыть отсюда на плоту? Течение слишком сильное, и волны все время возвращают его на берег.

– Я говорю не о каком-то жалком плоте. Я говорю о корабле. О большом, по-королевски роскошном морском судне.

– Наподобие тех, что стоят в гавани? – с сомнением произнес Аббас.

– Вы имеете в виду тот корабль с белым парусом, что пришел утром? – воскликнул Джамаль, включившись в игру. – Но это же ваш корабль, принцесса Жасмин. Вы хотите отдать ему свой корабль? Со всем этим золотом на борту?

– Джамаль! – воскликнула девушка, сделав вид, что слова мальчика поразили ее.

– Извините, – сказал он, – мне было очень любопытно, и я пробрался на корабль, когда капитан заснул. Я ничего не брал, честно. Но там было так много золота.

– Я и не думала, что ты что-то взял, – произнесла принцесса. Но, – Жасмин повернулась к злодею и притворилась, что находится в раздумьях, – я могу, пожалуй, дать тебе немного золота. Бог судья, в моем королевстве его хватает.

– Ты хочешь, чтобы я поверил, что один из тех кораблей твой? – фыркнул Аббас. – И ты так просто отдашь его мне, да еще и золото в придачу?

– И еще капитана, который будет им управлять.

– Жасмин! – вскрикнул Али. Он наконец догадался, к чему клонит девушка. – Твой отец будет в ярости.

– Али, позволь мне самой принять решение. – Принцесса изобразила суровый взгляд, а затем снова посмотрела на Аббаса.

– И с чего это такая щедрость? Зачем тебе это? – недоверчиво поинтересовался мужчина.

– Потому что мы, представители королевских семей, должны поддерживать друг друга, помогать. Если не мы сами, то кто о нас позаботится? – заносчиво ответила Жасмин. – Моя мама ведь собиралась тогда отправить корабль на помощь тебе. Так позволь мне завершить начатое ею. Пусть это будет жест моей доброй воли. Маме бы этого очень хотелось. Мне совсем не сложно это сделать. И зачем лететь на потертом дурацком ковре, когда можно совершить триумфальное возвращение в королевство на судне, с командой, капитаном и достаточным количеством золота, чтобы отомстить за всю несправедливость, которая выпала на твою долю. В конце концов, деньги – это власть. Разве можно вершить правосудие в поношенной рваной одежде? Прости, но вид у тебя сейчас просто жалкий.

– И все это, чтобы защитить бездомного мальчишку? – нахмурился Аббас.

– Я не хочу, чтобы он пострадал. Он всего лишь ребенок, – кивнула принцесса. – Но мое решение скорее стратегическое. Позволь мне помочь сейчас, и, возможно, однажды мы создадим альянс, как и должно было произойти много лет назад.

– Корабль с золотом? И ты отдашь его мне, чтобы заручиться моей поддержкой в будущем? – переспросил мужчина, все еще не веря тому, что слышал.

– В Суламандре же много сокровищ, – парировала Жасмин. – Когда ты вернешься домой и одолеешь султана Валида, то будешь купаться в золоте и серебре, разве не так? Ты сможешь спокойно добывать их из гор и, несомненно, отплатишь Аграбе за руку помощи, протянутую в тяжелые времена. Уверена, такой прекрасный человек не забывает добра.

– Возможно... – раздумывал Аббас над предложением принцессы.

– Жасмин, – сказал Али, – твой отец...

– Мой отец будет рад, что мы смогли оказать поддержку такому важному господину, – резко ответила девушка. – Пожалуйста, дай мне все исправить.

Аббас улыбнулся. Его желтые зубы напоминали початок спелой кукурузы.

– Хорошо, – наконец произнес он. – Позови капитана и принеси доказательство того, что на борту есть золото. Если я его увижу, то пойду на эту сделку.

– Без проблем, – согласилась принцесса, – только, пожалуйста, опусти нож. Пока ты его так держишь, любое неосторожное движение может ранить мальчика.

– Никто не застрахован от неожиданностей. – Аббас не ослабил хватки. – У тебя есть час. Но учти, после той выходки у скал я не очень вам обоим верю. Если не придешь вовремя, – он опустил взгляд на Джамаля, – мальчик – покойник.

Глава 22 Аладдин

Аладдин наблюдал, как силуэт Жасмин исчез за поворотом. Аббас все так же крепко держал нож в опасной близости от горла Джамаля. Как же часто за свою жизнь Аладдину приходилось сбегать от таких людей, как этот мерзавец. Он знал, как высокомерно они себя вели, наивно полагая, что деньги и власть дают им право обращаться с другими, как захочется. А таких, как Аладдин, они и вовсе не считали за людей. Кроме того, юноша прекрасно понимал, что люди, подобные Аббасу, не блефуют. Если они с Жасмин не придумают, как выкрутиться из этой ситуации, мальчишке конец.

Аладдин непрестанно напоминал себе, что паренек ненастоящий, что его не существует, он просто вымысел, фикция, придуманная Джинном. Но когда юноша смотрел в зеленые глаза ребенка, на слезы, текущие по его щекам, мальчик казался реальнее некуда.

Аладдин вглядывался сквозь ночной мрак в очертания извилистой тропинки, по которой убежала Жасмин, и размышлял о том, как найти выход из этого непростого положения. Юноша знал то, о чем Аббас мог только догадываться. Никаких королевских кораблей из Аграбы в гавани нет. Никакого золота нет. И никакого капитана не существует. Жасмин все это придумала, чтобы выиграть время, но часики тикали, минуты шли, а Аладдин не знал, что сделать, чтобы Аббас не выполнил свою кошмарную угрозу.

Облака закрыли луну, и темнота накрыла собой все вокруг. Казалось, она просочилась и в душу к юноше.

– Должен признать, я не сразу понял, что ты затеял, – вдруг заговорил Аббас. – Но сейчас все встало на свои места. Она симпатичная, я полностью согласен.

– Не смей говорить про нее! – огрызнулся молодой человек.

– Я долго думал, что здесь вдруг произошло. Когда впервые увидел яркие отблески света вдали, вообще решил, что схожу с ума. Вдруг, откуда ни возьмись, появляется дворец... Ты что, волшебник? Джинн? Любого можно впечатлить такой магией, с этим не поспоришь. Но я хорошо знаю ее отца, он не позволит своей дочери якшаться с каким-то иллюзионистом. От тебя пахнет обманом, я за версту это чую. – Мужчина поморщился.

– Ты обо мне ничего не знаешь.

– Ты такое шоу здесь устроил, – не унимался Аббас, – и я могу поклясться всеми богатствами своей семьи, что принцесса и не подозревает, кто ты на самом деле. Но я-то знаю. Ты – мошенник, подделка. Ты не принц. Ты никто.

Эти обидные слова эхом отдались в сердце юноши. Аббас был злым, жестоким, но, к сожалению, он был прав. Аладдин – никто.

– Принц Али – герой! – закричал Джамаль. – Он был добр ко мне и помог мне, и он смелее тебя в сто раз!

– Кто разрешил тебе встревать? – рявкнул мужчина.

Аладдину стало тошно.

– Знаешь, ты мне очень напоминаешь глупого султана, – продолжал Аббас. – Ты и Валид могли бы сойти за братьев, разлученных в детстве, или за отца и сына. Он любил поступать правильно и считал, что за это все его будут любить, будто за это дают медаль. Но он тоже был никем. Ну и что с того, что у него были родители голубых кровей и корона, это ничего не значит, если ты слаб и безволен, если ты – трус. А ты прекрасно знаешь, что я прав. Вижу это по твоему лицу. – Он пристально смотрел в глаза Аладдина. – Ты не против, если я открою твою страшную тайну нашему маленькому другу? Я не собираюсь откровенничать с принцессой. Она совсем не глупая и скоро сама обо всем догадается. Это лишь вопрос времени.

Юноша потупил взгляд. Голова раскалывалась, а сердце разрывалось на мелкие осколки. Аббас был обезумевшим от жажды власти эгоистом, но это ничего не меняло.

Аладдин – не принц. И он точно не имел права претендовать на любовь такой прекрасной и умной девушки, как Жасмин. Рано или поздно вся правда о нем действительно всплывет наружу. Этого не избежать.

Он посмотрел на несчастного мальчика.

Единственный способ доказать Жасмин, что он достоин ее, – это вести себя достойно. И в этом не поможет ни шикарный дворец, ни слуги, ни роскошная одежда. Все, что остается, – вернуться домой и завоевать ее доверие без обмана и магии.

Аладдин опять посмотрел вдаль. Интересно, куда ушла Жасмин? У него не было ни одной идеи, как можно выйти из сложившейся ситуации, оставалось лишь надеяться, что у принцессы они были.

Глава 23 Жасмин

Жасмин никогда прежде не бежала так быстро. Сердце бешено стучало, по спине стекал пот, внутри все сжалось от напряжения. Но девушка не останавливалась, пока не закончилась заросшая тропинка и мимо не пронеслись лодки на причале, а ноги наконец не ступили на знакомую, вымощенную булыжником улицу Абабвы. Только тогда принцесса остановилась передохнуть, но лишь на пару секунд. Она ни о чем не могла сейчас думать, кроме как о мальчике. Из головы не уходил жуткий образ испуганного, дрожащего Джамаля с лезвием у горла. Жасмин попыталась отогнать мрачные мысли и ступила на городскую площадь.

Несмотря на поздний час, люди все еще сновали по улицам. Кто-то держал в руках факелы, а кто-то освещал себе путь мерцающими огнями фонарей. Когда жители увидели девушку, они поспешили ей навстречу.

– Принцесса Жасмин! Все ли в порядке? – поинтересовался мужчина.

– Спасибо, спасибо вам всем, что не спите этой ночью, что помогаете нам, – быстро проговорила Жасмин. – Мне нужно срочно с вами кое-что обсудить.

– Мы обыскали каждый уголок в королевстве, – сказала женщина, – нигде нет ни следа ни вора, ни ковра. Но не волнуйтесь, мы не собираемся сдаваться.

– В этом нет необходимости, – объяснила принцесса собравшейся вокруг нее толпе, – мы нашли злодея. У него больше нет ковра, но этот мужчина взял Джамаля в заложники. Он приставил нож к горлу мальчика и угрожает убить его через час.

Все люди громко ахнули.

– Где он? – спросила Зария, сжимая от злости кулаки. – Я натравлю на негодяя своих пчел. Мои верные друзья делают отличный мед, но, если надо, могут очень больно жалить.

– Спасибо, – сказала Жасмин, – пчелы могут нам пригодиться.

– Так чего же мы ждем? – спросил булочник, поднимая свой факел. – Пойдемте и схватим его.

Остальные закивали в ответ и дружно зашумели в знак согласия.

– Он у скал, – произнесла Жасмин, – Ахмед называет это место Тройным фениксом.

Вдруг повисла гробовая тишина.

– Вы сказали Тройной феникс? – переспросил кто-то. – Эти места давно заброшены, там никто не живет.

– Возможно, поэтому преступник и спрятался там, – сказала принцесса. – Но нам нужно отправляться в путь. Нельзя терять ни минуты.

Горожане обменялись взволнованными взглядами.

– Принцесса, – наконец проговорил тревожно мужчина, – мы бы с радостью помогли. И нам очень жаль Джамаля. Но никто из нас не отважится туда пойти.

– Там очень опасно, – выкрикнула какая- то женщина. – Волны разбиваются о скалы, и земля там очень скользкая.

– А в темноте очень легко оступиться и разбиться насмерть.

– Но если мы не можем помочь ему, то кто это сделает? Он же всего лишь ребенок! – Жасмин была поражена до глубины души.

– Да, здесь нечем гордиться, принцесса. Мы хорошие люди, правда. И нам очень жаль мальчика, но он тоже прекрасно знал, как там опасно.

Девушка не могла поверить тому, что слышала. Все это время, что она провела в Абабве, люди были отзывчивыми и добрыми по отношению к ней и Али. И почему сейчас они готовы были позволить своему страху взять верх над состраданием? Неужели они позволят Джамалю умереть?

– Я знаю, что это опасно, – сказала Жасмин. – Но вспомните историю о султане Зейне X. Разве вы забыли его слова? – взывала к толпе принцесса. – Он говорил, что, только помогая друг другу, мы сможем сделать этот мир лучше и добрее. Если мы не поможем Джамалю, он умрет. Никто не заслуживает такой участи.

– Она права, – откликнулась Зария, делая шаг вперед. Женщина посмотрела на толпу вокруг. – Он такой же мальчик, как сын Махи или как любой другой ребенок Абабвы. Когда- то мы все были детьми, беспечными и беспомощными, разве не так? Да, он совершил глупость, отправившись туда. Но у него ведь нет родителей, которые могли бы его остановить, наставить на путь истинный, спасти, а значит, это должны сделать мы. Случись такое с кем-нибудь из наших детей, мы бы отправились в путь незамедлительно.

– Простите нас, – сказал один из мужчин. – Последние несколько недель были тяжелыми для королевства. Мы очень устали.

– Я понимаю, – ответила принцесса. – Никто не осудит вас за сказанные слова, но вот наши поступки точно войдут в историю. Вы поможете мне?

– Да, – кивнул булочник.

– Да, – произнесла Зария.

– Да! – закричали все. Жасмин оглядела площадь и поняла, что людей стало заметно больше. Каждый мужчина и каждая женщина были наготове отправиться вслед за ней.

– Спасибо, – выдохнула принцесса с облегчением. – Давайте спасем Джамаля.

Глава 24 Аладдин

– Время идет, а твоей дорогой принцессы все нет, – бормотал Аббас, – в отличие от тебя, я держу свое слово и скоро исполню обещанное.

Аладдин не имел ни малейшего понятия о том, сколько сейчас времени и сколько уже прошло, особенно учитывая, что каждая секунда тянулась для него словно вечность.

Да и к тому же юноша не придумал пока, как спасти Джамаля и выбраться из Абабвы. Мальчик уже перестал плакать, казалось, он уже смирился со своей судьбой.

– Слушай, ты все еще хочешь узнать, как управлять этим волшебным ковром? – попробовал Аладдин отвлечь мужчину. – Я могу тебя всему научить. Даю слово.

– Твое слово? Ха! Мы оба прекрасно знаем, чего стоит твое слово.

– Ты зол на меня, – сказал юноша, меняя тактику, – поэтому давай я займу место Джамаля? Если Жасмин не вернется вовремя, можешь наказать меня. Мальчика незачем убивать. Лично тебе он ничего не сделал.

– Интересно, с какой части его тела лучше начать? – стал размышлять вслух Аббас, будто не замечая только что сказанных слов. Аладдин наблюдал, как мужчина размахивает ножом в воздухе, его лезвие поблескивало в лунном свете. – Давно я так не развлекался. Может, начнем с пальцев? Или пусть парень сам решает. Что скажешь, друг мой? – Он посмотрел на мальчика и хрипло рассмеялся.

Юноша едва не заскрежетал зубами от злости. Он ничего так сильно сейчас не желал, как кинуться на злодея и повалить его на землю.

Теперь Аббас уже смеялся над Аладдином.

– Хочешь ударить меня? Знаешь, если бы тебя здесь не было, я бы так не веселился. Твоя реакция бесценна. – Глаза мужчины безумно сияли, а на губах застыла коварная улыбка. – А ты знаешь, есть вероятность, что принцесса вовсе не придет. Может, она сбежала на том самом корабле, что пообещала мне? Я не стану ее винить, а ты? Должен признаться: ни ты, ни этот щенок не стоите того, чтобы за вас сражаться. Жасмин, наверное, решила не тратить на вас свое время. – Аббас посмотрел на луну и прищурился. – Даю ей еще пять минут. Мне жаль, что придется прощаться так скоро. Последние годы я общался только с моллюсками и мальками, сегодня же вечером я получил огромное удовольствие от беседы с тобой, но очень уж хочется поскорее убраться отсюда.

Джамаль снова стал вырываться, толкая мужчину в живот. Тогда Аббас, не раздумывая, стукнул его рукояткой ножа по голове. Тело мальчика обмякло и повисло в руках жестокого злодея. У Джамаля теперь наверняка останется большая шишка.

«Не останется, успокойся, этого мальчика даже не существует, – продолжал повторять про себя Аладдин. – Любой удар не причинит ему никакого вреда. Даже если Аббас все-таки убьет несчастного парня, это технически даже нельзя будет считать настоящим убийством, так как мальчика никогда и не существовало».

Тем не менее убедить себя в этом было практически невозможно, так как перед глазами молодого человека находился вполне реальный ребенок, чья жизнь подвергалась сейчас вполне реальной угрозе. Кроме того, сам Аладдин уж точно был настоящим, поэтому все его решения и поступки имели огромное значение в первую очередь для него самого.

Впрочем, юноша знал, что один верный способ, чтобы спасти Джамаля, у него все же есть. У Аладдина все еще оставалось одно желание. Первое он использовал, чтобы стать принцем. Последним он обещал освободить Джинна от вечного рабства в лампе. А еще одно он собирался приберечь для совершенно особенного случая, юноша и сам точно не знал, какого, но это должно было стать чем- то воистину грандиозным. Неужели придется потратить его вот так, просто ради успокоения своей собственной совести? Но была еще одна проблема – сможет ли он дотянуться до сумки и дотронуться до спасительной лампы так, чтобы Аббас ничего не заметил.

– Первым, кого я убью, когда вернусь в королевство, будет конечно же султан, – рассуждал между тем Аббас, мечтательно вглядываясь в линию горизонта. – Потом придет очередь стражников, что заперли меня в этой жуткой дыре. Они должны как следует пострадать. Я бы мог их отпустить в поле, а затем устроить на них охоту. Вот это было бы весело. – Аббас рассмеялся. Затем он продолжил составлять список своих будущих жертв.

«Пора, – подумал Аладдин. – Пора положить этому конец».

Он медленно потянулся к сумке. Юноша готов был уже произнести имя Джинна, как вдруг остановился и, прислушиваясь, замер. Вдали был слышен едва различимый шум. Аладдин посмотрел на Аббаса, но тот был слишком занят воображаемыми расправами со своими врагами и ничего вокруг не замечал. Но молодому человеку явно не послышалось. Краем глаза он разглядел вдали длинную движущуюся змейку света и даже смог различить знакомые фигуры: пекарь, продавщица сладостей, женщина с козами... У кого-то в руках были факелы, кто-то размахивал фонарями. Практически все королевство, выстроившись длинной вереницей, приближалось к скалам. Теперь юноша смог увидеть и лицо их предводителя. Впереди всех бежала Жасмин.

Глава 25 Жасмин

Жасмин встретилась взглядом с Али. Она заметила, как быстро поменялось выражение его лица с тревоги на облегчение. Девушка боялась, что их заметит Аббас, но он о чем-то увлеченно рассуждал, повернувшись в другую сторону, так что даже не обратил на людей никакого внимания. Теперь их отделяли считаные шаги. Жасмин смотрела на спину злодея. Она могла его толкнуть и отдать стражникам, но в руках мужчины все еще был мальчик, а лезвие ножа было так же близко к горлу. Нельзя было рисковать.

– Я вернулась, – сказала наконец Жасмин.

Аббас замолчал. Он повернулся с блаженной улыбкой на лице, но его выражение резко поменялось, когда мужчина увидел толпу людей.

– Должен был догадаться, – пробурчал он.

– Возможно, – сказала девушка. – Все жители Абабвы здесь. Обидишь мальчика – и не жди, что у твоей истории будет счастливый конец. Но мы не хотим доводить ситуацию до крайностей. Нам нужен мальчик. Отпусти его, и никто не пострадает. Даже ты.

– Как щедро с твоей стороны, – съязвил Аббас. – Боюсь, что твоя выходка дорого тебе обойдется. Я предупреждал, что убью мальчика, если ты не выполнишь свое условие. А значит, он будет умирать на твоих глазах. Должен признать, – покачал он головой, – королевские семьи уже не те, что были раньше. Если уж и они не держат своего слова, то на кого вообще можно положиться?

– Не смей! – Жасмин сделала шаг вперед, толпа тревожно зашевелилась за ее спиной. Аббас занес руку с ножом.

– Пожалуйста! – закричал Джамаль, пришедший в себя. – Сжальтесь!

– Сжалиться? – Мужчина посмотрел на мальчика. – Ты же понимаешь, что я здесь ни при чем? Я всего лишь хотел получить проклятый ковер и убраться подальше из этой дыры. А эти люди, твои защитники и так называемые друзья, сами во всем виноваты. – Аббас злобно смотрел на Али и принцессу. – А теперь они заявляют, что хотят спасти тебя, притворяются, что ты им небезразличен. По правде говоря, ты – никто, пустое место. А эта толпа людишек? Они сюда пришли только потому, что принцесса им приказала. Им всем на самом деле наплевать на тебя.

Губы Джамаля задрожали.

– Не слушай его, – произнесла Жасмин. – Если бы им было все равно, они бы не пришли сюда ни за какие богатства. – Девушка повернулась к Аббасу. – Люди меняются. Их мысли и поступки меняются. Даже у тебя бы это получилось, если бы ты захотел. Несмотря на то, что произошло и что ты натворил, все еще не поздно. Ты можешь научиться поступать правильно. И почему бы не начать с того, чтобы отпустить мальчика?

– Как будто я стану слушать тебя. Я здесь принимаю решения. И я не слабак.

– Если ты поменяешь свое решение, это не сделает тебя слабым.

Принцесса повернулась к жителям Абабвы, а затем вновь посмотрела на мужчину.

– Наоборот, это продемонстрирует твою мудрость и силу.

– Ты просишь о милосердии к мальчику, но разве кто-нибудь проявлял милосердие ко мне? – спросил Аббас. – Всю свою жизнь я старался быть лучшим. Я бегал быстрее своих сверстников, учил стихи великих поэтов и все равно получал оплеуху за каждый прокол. Единственным, кто обращал на меня внимание, был слабовольный Валид. Тоже мне – братская любовь, – фыркнул мужчина, – это даже не считается. Нет. Нет милосердия в этом мире. Меня все время обижали, и я не позволю сделать это со мной сейчас...

Аббас не замолкал, перечисляя все жизненные неурядицы, с которыми он сталкивался в детстве и юности. Затем мужчина начал рассказывать о более поздних неудачах, и Жасмин поняла, что он не тронет мальчика, пока не поведает обретенным, наконец, слушателям историю всей своей жизни. Кажется, Джамаль тоже это понимал. Он выглядел смирившимся, будто все уже свершилось.

Принцесса покосилась на Зарию. Их взгляды встретились. Дочь султана еле заметно кивнула. Время пришло. Зария осторожно отворила дверцу клетки, которую принесла с собой. Пчелы замерли, а затем свирепо зажужжали, готовые ринуться к цели. Их черно-золотые тельца поблескивали в лунном свете.

Принцесса посмотрела на Али. Он заметил пчел, но ни один мускул на его лице не дрогнул.

Может, Аббас бы тоже заметил гудение огромных насекомых, но он был слишком увлечен своим бесконечным монологом и не обращал ни на что внимания. Мужчина так долго был один в заброшенных пещерах у моря, что не мог остановиться. Для Зарии и ее пчел это был идеальный шанс.

– И когда я с триумфом вернусь в королевство, которое по праву должно быть моим, я восстановлю свою власть, а затем вернусь за вами! – кричал Аббас. – Вы станете моими подданными. Я превращу это жалкое королевство, которое появилось из ниоткуда, в свою колонию. И я припомню вам то, что происходит сейчас. Как вы были готовы броситься на человека, который когда-нибудь будет вами править. И этот нелепый безвкусный дворец – я сожгу его дотла! Но на этот раз я сделаю это нарочно. – Мужчина жутко расхохотался.

Пчелы выжидали момент.

Еще чуть-чуть.

Вперед!

– А-а-а!!! – Самодовольное выражение лица Аббаса испарилось. Он закричал, присел и закрыл лицо руками. Мальчик упал на землю, а нож, угрожавший ему, со звоном отлетел в сторону.

– Отстаньте от меня! – кричал Аббас, отбиваясь от пчел и прижимая голову к земле. Зария была права, пчелы идеально исполняли свою миссию. Они продолжали атаковать мужчину с особой злостью, жаля его снова и снова.

Али подбежал к мальчику и поднял его с земли, не забыв прихватить с собой и валявшийся неподалеку нож. Джамаль обхватил принца за шею. Жасмин заметила, что мальчик весь дрожит.

– Все в порядке. – Принцесса слышала, как Али успокаивал ребенка. – Теперь ты в безопасности. В полной безопасности. Я обещаю.

– Сожжешь дотла, да? – кричал мясник.

Зария трижды щелкнула пальцами, и пчелы мгновенно замерли, отступили и вернулись в свою клетку.

– Сделаешь нас своей колонией? – произнес еще один из горожан, приближаясь к Аббасу.

– Вы восприняли мои слова слишком буквально, разумеется, – откашлялся мужчина. Он медленно сел. Его лицо опухло и покраснело от многочисленных укусов, пчелы также оставили свои следы на руках и ногах. – Извините, но мне пора.

Аббас встал, пошатываясь, и попытался было бежать, но в ту же секунду мясник и несколько других мужчин схватили его за руки. Еще несколько человек бросились им на подмогу.

– Отпустите меня сию же секунду! – закричал Аббас. – Не смейте прикасаться ко мне! Даже если вы закроете меня в темнице, я все равно выберусь. Вот увидите!

– Ага, конечно, – смеялись горожане, – посмотрим, как ты сбежишь на этот раз.

Жасмин наблюдала, как толпа уводила брыкающегося Аббаса. Мужчина еще долго продолжал выкрикивать проклятья в адрес жителей королевства.

– И куда они его ведут? – поинтересовалась принцесса у Али.

– В тюрьму, – ответил он. – Из нашей тюрьмы будет не так-то просто выбраться. Уж поверь мне, с него там глаз не спустят. – Молодой человек перевел глаза на свою спутницу. – Спасибо тебе.

– Я здесь ни при чем, это все пчелы.

– Пчелы оказались здесь только благодаря тебе, – ласково произнес принц. – Если бы ты всех не привела, я не знаю, что бы я сделал. – Он завороженно смотрел на девушку. – Ты – невероятная. Ты в курсе?

Жасмин улыбнулась. Кто бы сейчас ни был перед ней, принц Али или юноша по имени Аладдин, с которым она познакомилась на рынке, но он тоже был невероятным. Прежде принцесса никогда не испытывала подобных чувств и сейчас была рада, что все же доверилась ему. Невзирая на все ужасы и опасности, с которыми они столкнулись сегодня, Жасмин была счастлива, что провела такой волнующий день рядом с этим прекрасным юношей.


ИЗ СБОРНИКА ЛЕГЕНД О ВЕЛИКИХ ПРАВИТЕЛЯХ

«Султанша Амина, или Мера любви»


Султанша Амина пристально смотрела в окно дворца на кристально чистое синее озеро вдали.

– Все еще не чувствуешь себя здесь как дома? – поинтересовался Рами.

– Нет, – ответила она. – Каждый раз, когда смотрю в окно, мне кажется, что я увижу родные горные хребты или услышу знакомый звук волн, разбивающихся о скалы. Так странно, что мы больше не в Морибании.

– И все-таки мы в Морибании, – мягко поправил ее Рами.

– Да, ты прав, – согласилась Амина. Теперь их королевство находилось здесь – там, где находилась его правительница, тогда как прежнюю страну разрушило страшное землетрясение. – Мне просто надо привыкнуть.

– Время лечит, – поддержал ее юноша.

– Какие-нибудь жалобы поступали? – спросила султанша. – Что говорят люди? Мне стоит о чем-то тревожиться?

– Наоборот, – покачал головой Рами. – Последние магазины достроены, несколько бесплатных приютов уже работают, все довольны, как никогда. Не переживай, Амина, – произнес он, – все хорошо.

– Ты знаешь, как меня успокоить, – ответила девушка.

– Да, я отлично с этим справляюсь, – подмигнул Рами.

Амина улыбнулась. Это была правда. Он всегда знал, что, а главное, как нужно сказать. С самого рождения эти двое были неразлучны. Рами был сыном няни Амины, и девушка не представляла своей жизни без него. Именно Рами убедил султаншу перебраться из родовых земель Морибании на только что приобретенные более безопасные территории. Он единственный говорил с ней откровенно, как с обычной девушкой, а не как с одной из самых могущественных правительниц восточного полушария.

– И все-таки ты чем-то обеспокоена, – отметил юноша. – Кажется, это совсем не связано с переездом.

– Я даже не знаю, – вздохнула Амина. – Теперь, когда королевство в полной безопасности и люди обосновались в новых домах, может, мне стоит задуматься о моих личных достижениях и целях?

– Замужество? – спросил Рами.

– Крепкий союз с другим королевством станет неоценимой поддержкой для Морибании. Особенно после всего, что пережил народ.

– Я уверен, что, объяви ты сегодня о своем намерении выйти замуж, уже завтра у нашего порога выстроится огромная очередь ухажеров из самых чудесных стран.

– Возможно, – согласилась султанша, – но я не хочу, чтобы это был только политический союз во имя укрепления позиций Морибании на мировой арене. Я хочу, чтобы мне нравился человек, за которого я выйду замуж. Я хочу, чтобы у нас с ним была особая связь. Но я не уверена, что такое возможно: и королевству помочь, и самой стать счастливой.

– Ты обязательно что-нибудь придумаешь, Амина, – убеждал ее Рами. – Я знаю тебя лучше, чем кто бы то ни было. Ты найдешь такого человека. – Юноша вновь улыбнулся, поднялся и вышел из комнаты.

Девушка вздохнула. Амина понимала, как тяжело будет найти человека, отношения с которым будут полны любви и взаимопонимания, ведь она была не просто одинокой девушкой. Она была султаншей огромного государства, и многие бы захотели получить выгоду от такого союза. Как определить, кто искренне ею заинтересован, а кто хочет лишь приумножить свое состояние?

Вдруг Амина остановила свой взгляд на картине в изящной раме, висевшей рядом с окном. На первый взгляд это было вполне обычное полотно. Принцесса одного островного королевства подарила султанше эту картину во время своего дипломатического визита. Для Амины это была любовь с первого взгляда. На белом фоне аккуратными мазками были написаны два соприкасающихся круга красного и синего цвета. Застывшая краска будто стекала с них яркими каплями, сливаясь в сочный вихрь фиолетового цвета.

Амина не могла оторвать от картины глаз, сейчас она будто видела ее впервые. Теперь она точно знала, что надо делать.

На следующее утро приглашения были разосланы во все ближние и отдаленные королевства. «Султанша Амина хочет заключить брак», – гласили эти приглашения, а далее сообщали, что у нее, как и у любой другой правительницы, было слишком много важных дел, чтобы тратить время на бессмысленные приемы. Вместо этого девушка обещала задать каждому претенденту на ее руку лишь один простой вопрос. Если ответ будет правильным, султанша согласится побеседовать с мужчиной наедине и примет его ухаживания.

С того момента, как приглашения были разосланы, каждый день во дворец съезжались юноши со всего мира в надежде познакомиться со знаменитой правительницей и попытать счастья в ее испытании. Представители королевских семей выстраивались в очередь перед дверями дворца, кто-то был уже знаком Амине, кого-то она видела в первый раз. Здесь были все – от мала до велика. Рами провожал каждого внутрь одного за другим. Он сопровождал принцев до главного зала, где девушка, восседая на своем троне, ждала от входящего ответа на свой главный вопрос.

– Ее Величество хочет знать, что вы видите на этом холсте, – спрашивал Рами, указывая на картину.

Некоторые в изумлении долго смотрели на юношу, смущенные столь неожиданным вопросом. Других явно раздражала такая нелепая просьба. Кто-то пытался заболтать Амину, уходя от ответа. Но девушка ни с кем не желала говорить, пока не услышит то, на что рассчитывала.

Рассуждения о картине были очень разными. Кто-то считал, что изображение нарисовано с помощью пальцев, им казалось, это значило, что султанша очень хочет детей, ей нужен наследник престола. Некоторые полагали, что картину нарисовала сама Амина, и тогда они начинали хвалить автора этого шедевра, называя его гением и крайне интеллектуальным человеком. Но все они ошибались, никто не мог сказать того, чего так ждала девушка, и посему один за другим принцы отправлялись домой ни с чем.

– Может, придумаем другое испытание? – предложил Рами, когда очередной, пятьдесят седьмой по счету ухажер покинул зал.

– Нет, – уверенно произнесла султанша. – Я шла на многие компромиссы ради благополучия своего королевства, но в вопросах личного счастья я не согласна на уступки.

– Тогда я надеюсь, что скоро ты встретишь достойного человека, – сказал юноша.

Шли месяцы. Но ни один гость даже не приблизился к разгадке таинственного значения картины. Однажды Карим, советник Амины, подошел к ней. Выражение его лица было крайне напряженным.

– Прошу простить меня, Ваше Величество. Я должен сообщить вам, что люди начинают высказывать свое недовольство. Они полагают, что этот тест с картиной – просто какое-то изощренное развлечение. Вы завоевали расположение своих подданных и советников, уважение правителей соседних королевств, но эта игра заставляет многих усомниться в вашем здравомыслии.

Амина молча кивнула и отослала Карима из зала. Она пыталась сохранять самообладание, но слова мужчины заронили зерно сомнения в ее душу. Да, девушка понимала, что советнику положено было говорить только правду. Карим следил, чтобы подданные были спокойны и уверены в завтрашнем дне. Но вдруг Карим был прав? Может, она хотела слишком многого?

Ее размышления прервал Рами, вошедший в комнату.

– Так странно, не правда ли? – спросил юноша, глядя на картину.

– Ты о чем? – уточнила Амина.

– Как можно не знать, что здесь изображено. Ведь это ясно как день.

– Ты знаешь, что здесь изображено? – осторожно поинтересовалась султанша. Хотя она доверяла Рами как никому другому, но даже ему она не говорила, что сама видела в ярких красках на холсте.

– Конечно, – кивнул Рами. – Два отдельных цвета, красный и синий, очень насыщенные и красивые сами по себе. Затем, – он указал пальцем туда, где цвета сливались и поглощали друг друга, – они встречаются, меняются, превращаясь в абсолютно новый цвет. Но если внимательно присмотреться, можно увидеть, что отблески и синего, и красного все равно сохраняются в этом новом прекрасном оттенке. С одной стороны, получился совсем иной цвет, но в то же время и прежние никуда не исчезли. Это портрет истинной любви. Такой любви, какой она должна быть – в виде идеального союза влюбленных, где каждый чтит лучшие качества другого.

Амина не сводила глаз с Рами.

Рами. Мужчина, который всю ее жизнь был рядом. Тот, кто помогал ей и давал лучшие советы. Кто ни разу ее не разочаровал. Она приняла столько отличных решений, была такой проницательной во многих вещах и как могла не заметить этого? Почему Амина решила, что обязана выйти замуж за другого представителя королевской семьи, чтобы принести своему государству стабильность и покой? Ведь любовь и счастье правительницы были лучшей гарантией мира и процветания ее страны, чем титул или финансовое благополучие какого-то там принца.

– Это ты, – сказала девушка нежно. – Это всегда был ты.

Рами посмотрел на нее. Его глаза блестели от слез.

– Я надеялся, что однажды ты это поймешь.

На следующий же день они сыграли пышную свадьбу во дворце. И с этого дня Амина и ее муж правили королевством вместе. А люди, что сомневались в правильности решения султанши выйти замуж за Рами, со временем поняли, что союз двух любящих людей, готовых помогать друг другу в достижении общих целей, всегда приведет к процветанию как семьи, так и всего королевства.

Глава 26 Аладдин

– Ты точно уверен, что все в порядке? – поинтересовался Аладдин у мальчика.

– Кажется хуже, чем есть на самом деле, – храбро сказал мальчик. – Со мной все хорошо.

Юноша осмотрел руки и шею Джамаля, у него не было серьезных травм – так, пара небольших синяков.

– Спасибо вам, – поблагодарил мальчик Аладдина и Жасмин, когда они все вместе направлялись в сторону дворца. Они дошли до брусчатых улиц королевства и заметили, что огни в домах давно погасли. Какой же длинный у них выдался день, сил уже ни у кого не осталось. – Только мне немного не по себе, – произнес вдруг Джамаль. – Аббас все еще в городе. Тюрьма всего в пяти минутах ходьбы отсюда. Он же каким-то образом освободился из предыдущего заключения. А что, если он снова сбежит?

– На этот раз он надежно спрятан за решеткой, – заверил его Аладдин. – За Аббасом установят круглосуточное наблюдение. Я прекрасно понимаю, что ты еще напуган, но теперь с него глаз не спустят, тем более после всех его угроз и оскорблений в адрес жителей.

– Может, стоит его выслать из Абабвы? – предложил мальчик.

– Неплохая идея, – сказал юноша. Аладдин понимал, что в этом нет необходимости, совсем скоро королевство вновь превратиться в руины посреди пустыни. Как только они с Жасмин сядут на ковер-самолет и улетят, магия Джинна развеется и Абабва перестанет существовать. Не будет домов, дворца, картографического магазина Ахмеда, кафе и фонтанов. Джамаль, как это ни печально, тоже исчезнет. И тюрьма, в которой сейчас находится Аббас, испарится. Злодей вновь очутится посреди безлюдных скал и песков, задаваясь вопросом: была ли правдой предыдущая ночь или ему все это привиделось?

Да и сам Аладдин задавался этим вопросом. Подумать только, всего одна ночь, а он будто бы прожил за нее целую жизнь.

– Если хочешь, можешь пойти во дворец, – предложил юноша. – Меня там не будет, но слуги о тебе позаботятся. Можешь выбрать себе любую комнату.

– Принц Али, – услышали они чей-то голос. Все обернулись и увидели Зарию. Женщина стояла неподалеку и наблюдала за ними. – Вообще-то, я хотела предложить Джамалю пожить у меня.

– У тебя? – удивился мальчик.

– Да, – кивнула Зария. – Сегодня мне запомнились слова принцессы о том, что никто из нас не вправе считать себя хорошим человеком, пока не начнет помогать другим. И тебе нужен дом, как любому другому ребенку. По правде говоря, мне давно следовало тебя позвать.

– Мне не нужна жалость. – Джамаль гордо скрестил руки на груди. – Я отлично себя чувствую и на улице.

– Это не жалость, – ответила женщина. – Мне потребуется твоя помощь. У тебя будет дом, и я буду заботиться о тебе. А еще мне очень нужен способный ученик. Понимаешь, я – последняя в своем роду, и мне нужен наследник, которому я смогу передать свою пасеку. Я научу тебя, как ухаживать за моими уникальными пчелами. Когда Маха закончит навес, их популяция снова увеличится. Я уже немолода, мне точно не справиться со всеми ними одной. Как тебе такое предложение? Правда, тебе придется ходить в школу, зато ты не будешь думать о том, где спать и что есть. Что скажешь?

– Договорились, – согласился Джамаль, широко улыбаясь. – Мне нравится эта идея. Прошу прощения, – сказал мальчик, обращаясь к принцу. – Во дворце, конечно, здорово, но я бы хотел научиться чему-то такому, за что люди будут меня уважать.

– Молодец. – Аладдин наклонился и обнял Джамаля.

– У тебя все получится, – заверила его Жасмин.

– Я надеюсь, что однажды стану великим, – заявил мальчик. – Я знаю, что не буду таким же великим, как принц Али, и не смогу править королевством, но я, во всяком случае, постараюсь хорошо выполнять свою работу.

– Не обязательно править людьми, чтобы быть великим, – заверил его Аладдин. – Просто будь добрым, работай по совести, поступай справедливо, и тогда ты станешь достойным человеком. Я все еще сам пытаюсь им стать.

Мальчик улыбнулся Аладдину и Жасмин, а затем пошел к Зарии. Принцесса провожала их взглядом, пока они не дошли до красной двери дома женщины и не скрылись за нею.

Аладдин повернулся к девушке, понимая, что дальше откладывать их отъезд уже невозможно.

– Готова вернуться в Аграбу?

– Да, пора, – согласилась Жасмин.

Ковер завис над землей, приглашая своих пассажиров скорее занять свои места и начать их путешествие домой. Юноша и принцесса уселись поудобнее и взмыли в небо.

Прошло несколько минут, и Аладдин обернулся. Абабва скрылась из виду. Возможно, королевство уже вновь превратилось в безжизненную пустыню. Но он целый день и ночь был принцем этого замечательного места. Оно того стоило.

Волшебный ковер-самолет стремительно нес их в сторону Аграбы, а юноша размышлял о том, что теперь Абабва будет жить лишь в его мечтах и воспоминаниях. Вот бы побывать там еще хоть раз! Хотя бы во сне.

Глава 27 Жасмин

Золотые минареты Абабвы исчезли, и вот ковер уже несся над другими городами, странами и континентами. Наконец он достиг места, где все началось. Аграба. Ее дом.

Ковер начал потихоньку снижаться. Вдали принцесса разглядела чью-то свадьбу. Праздничные гуляния, очевидно, продолжались всю ночь, везде были расставлены свечи и фонари, люди танцевали, все были счастливы.

Жасмин показалось, что предыдущая ночь была лишь сном и она вот-вот от него очнется. Девушка посмотрела на Али и улыбнулась. Разумеется, это не был сон. Это был самый удивительный день в ее жизни. Они столько всего успели увидеть...

– Из всех мест, что ты мне показал, это – самое красивое, – мечтательно произнесла девушка, глядя вниз на мерцание огней и веселящихся людей. Да, это была чистая правда. Конечно, нельзя сравнить Аграбу с шумящими водопадами, от которых захватывало дух, или с густыми джунглями, с тихим островом со светящимися рыбками, медными стволами пальм, розовыми дельфинами или с очаровательным королевством Абабва, где зеленые луга перетекают в отвесные скалы и где летают огромные бабочки. Но Аграба была такой родной, со всеми ее несовершенствами и проблемами. Аграба была ее домом.

– Иногда достаточно просто взглянуть с другого ракурса, – мудро сказал Али.

– Это все они, – махнула принцесса в сторону людей на свадьбе, – они делают Аграбу такой прекрасной. И эти люди заслуживают хорошего правителя. Не знаю почему, но мне кажется, что однажды я смогу им стать.

– Обязательно, – уверенно кивнул Али. – У тебя все для этого есть: сила, ум, храбрость.

– Ты так считаешь? – спросила Жасмин.

– Разве мое мнение здесь имеет значение?

Принцесса замолчала и задумалась, рассматривая принца. Да, конечно, его мнение много значило для девушки. Но когда речь шла об управлении ее Аграбой, здесь Жасмин должна была решать и действовать, полагаясь только на себя. И именно сегодняшнее путешествие на волшебном ковре-самолете помогло ей осознать, что стать правителем Аграбы – не несбыточная мечта. Это ее будущее. Жасмин способна стать тем правителем, которого заслуживают жители этой страны. И принцесса готова к этой роли.

Подул легкий ветерок, растрепав немного прическу девушки. Али протянул руку и мягким движением заправил прядь ее волос за ухо. Совсем как тот юноша, которого она встретила на рынке. Жасмин улыбнулась.

– Посмотри на эту милую обезьянку, – принцесса наклонилась, сделав вид, что разглядывает что-то внизу. – Это Абу?

– Нет, Абу здесь быть не может. – Он проследил за ее рукой, а затем в ужасе застыл. Его лицо начала заливать краска. Его раскрыли!

– Так сколько у тебя имен, принц Аладдин? – спросила девушка.

– Что? – быстро проговорил он. – Не понимаю, о чем ты?

– Кто такой принц Али?

– Это я, – произнес юноша. – Я просто люблю время от времени переодеться и побродить среди обычных людей, так можно изучить их, чтобы лучше управлять королевством.

Жасмин задумалась. Они ведь правда провели в Абабве целый день, гуляли по улицам, и жители вели себя так, как будто для принца это обычное дело. Девушка нахмурилась. Но все-таки это было его собственное королевство. А в Аграбе?

– Откуда ты так хорошо знаешь улицы Аграбы? – продолжала свой допрос принцесса.

– Я приехал за пару дней до праздника, чтобы получше изучить это место, узнать людей поближе. Кстати, когда я встретил тебя, и ты была одета совсем не как дочь султана.

– Но... – Жасмин все еще не могла понять. – Почему же я не узнала тебя сразу? – Весь день она провела рядом с принцем, лишь смутно догадываясь, кто он на самом деле. Почему принцессе потребовалось так много времени, чтобы понять, что Али и Аладдин – один и тот же человек?

– Люди относятся к тебе предвзято, когда узнают, что ты королевских кровей, – ответил он.

И в этом молодой человек был абсолютно прав. Жасмин сама заметила, что люди воспринимали ее иначе, когда она носила одежду своей служанки.

– Мне немного стыдно, – призналась Жасмин. – Ты знаешь мой город лучше, чем я узнала за всю свою жизнь.

Все, о чем сейчас могла думать принцесса, был Аладдин. Это был самый чудесный, незабываемый день в ее жизни, полный путешествий и приключений, пережитых на волшебном ковре-самолете. Жасмин вглядывалась в его теплые, карие глаза... Она готова была утонуть в этом взгляде.

– Пора вернуть тебя домой, – произнес вдруг юноша. – Почти наступило утро.

– Разве? – Принцесса бросила взгляд на небо, и ей стало грустно. Первые лучи солнца уже выглядывали из-за горизонта. Она понимала, что вместе они провели много времени, но, осознавая, что сейчас придется проститься, хотела отсрочить этот печальный момент. Жасмин тяжело вздохнула, когда ковер начал снижаться, подлетая ко дворцу. Девушка почему-то была уверена, что Аладдин тоже не хочет прощаться.

Ковер завис над балконом, и Жасмин аккуратно спустилась на пол. Одно мгновение – и юноша оказался за перилами.

– Увидимся позже, принцесса, – ласково прошептал Аладдин. Он колебался. Девушка заметила его горящий взгляд. Она понимала, какие чувства пылали сейчас в груди юноши. Не важно, кем он был – Али или Аладдином, Жасмин знала лишь одно: она влюбилась.

И в этот самый момент Аладдин подлетел ближе. Теперь он был совсем рядом. Прежде чем она успела хоть что-то сказать, юноша осторожно коснулся губами ее нежных губ. Жасмин закрыла глаза и ответила на поцелуй. Их сердца бились как одно, это был самый прекрасный момент, какой она только могла себе представить.

Этот поцелуй был идеальным.

Эпизод Легенда об Аббасе

Эти земли оказались такими же пустынными, как султан Валид себе и представлял. Он нахмурился, когда добрался до скалистых берегов заброшенной страны, которая некогда звалась Морибанией. Люди Валида доложили, что не смогли отыскать Аббаса, когда в последний раз прибыли сюда, чтобы пополнить его запасы провизии. Возможно, он перебрался жить глубже в пещеры, ведь еда, оставленная его подданными на деревянных подносах, исчезла. Султан решил сам приехать, чтобы выяснить, что сталось с предавшим его другом.

Стоя посреди скалистой местности, Валид услышал какой-то звук. Будто попугай где-то вдали повторял одни и те же слова снова и снова.

– Ваше Величество, – занервничал один из солдат, – мы можем отправить наших людей проверить, что там впереди, но мы настаиваем на том, чтобы вы остались здесь. Там может быть небезопасно.

– Идем все вместе, – мрачно приказал Валид. Они двинулись на таинственный звук. Вдруг внутри трех больших валунов, прислоненных друг к другу, они увидели тусклый свет.

По мере приближения звук становился все громче и отчетливее. Султан понял, что источником звука была вовсе не птица, это был нервный смех мужчины. Наконец их взору предстал Аббас. Он сидел у костра, смеялся и разговаривал сам с собой. Слов, которые произносил мужчина, было не разобрать.

– Аббас, – тихо позвал Валид, подойдя вплотную.

Мужчина подпрыгнул от неожиданности и резко повернулся. Его взгляд остановился на султане. Аббас не поверил своим глазам.

– Очередной плод моего безумного воображения, – произнес он и встал. Солдаты подскочили, преграждая ему путь к Валиду.

– Все хорошо, – успокоил их султан. – Дайте ему пройти.

Аббас оказался лицом к лицу со своим бывшим другом и господином. Только некогда грозный советник теперь представлял собой жалкую пародию на самого себя. Волосы его стали совсем жидкими и тонкими, осунувшееся лицо больше походило на обтянутый сухой кожей череп, а все тело покрывали порезы, синяки и шрамы.

– Ты такой же реальный, как и тот, последний, – наконец заключил он.

– Последний?

– Да, – энергично закивал Аббас. Он протянул руку и дотронулся до одежды султана. Солдаты сделали еще один шаг навстречу, но Валид жестом показал им, что опасности нет.

– Эта одежда... – он осмотрел кремовый наряд Валида, – точно такой же тюрбан. Все в точности как в прошлый раз. Тот человек. Как эти волшебники вообще такое делают?

– Здесь кто-то был? – спросил султан.

– О да, – кивал Аббас. – Тот человек наколдовал здесь себе целое королевство. Все началось со снопа искр – золотых, красных, синих. И вдруг все как завертелось, и тут такое появилось! Ты должен был это увидеть. Просто уму непостижимо. Высокие золотые минареты и крыша, инкрустированная рубинами. Пять этажей, не меньше. А еще у него был ковер. Он был волшебным. Я почти его поймал, – и вдруг лицо мужчины покраснело, – в смысле, я его поймал.

– Ты все это видел? – поинтересовался Валид.

– Да! – закричал Аббас. – Ты что, оглох? Конечно, я все это видел. А потом оно вдруг испарилось. Это было видение. А может, это все было настоящим. – Выражение лица мужчины изменилось. – У меня было ощущение, что все это настоящее. Но оно было не совсем настоящим. Ты вот выглядишь настоящим. А ты настоящий? – Он протянул руку и дотронулся до плеча султана.

Валид спокойно смотрел на него. Его друг, тот, с кем он вместе вырос, с кем играл в игры. Тот, с кем он вместе читал и катался верхом на лошадях по зеленым полям Суламандры. Его друг сошел с ума. Султан осмотрелся. Что еще ему оставалось делать здесь, в заброшенных пещерах среди скал? Да, Аббас предал его и чуть не погубил их обоих, устроив тот кошмарный пожар, что разрушил половину королевства.

Но никто не заслуживает такого наказания.

Тут совершенно внезапно мужчина набросился на Валида. Было очевидно, что для этого рывка он собрал все свои силы. Впрочем, какие могли остаться у Аббаса силы после всех этих лет, проведенных среди скал в окружении миражей? Его удар не навредил бы и котенку. Но солдаты, увидев это, все равно схватили мужчину за руки. В ответ Аббас лишь начал истерически смеяться.

– Валид, ты все еще слаб, – гоготал мужчина.

– Ваше Величество, – один из солдат подошел к султану, – я останусь здесь и присмотрю за ним, пока вы не доберетесь до своего корабля.

– Он отправится с нами, – тихо сказал Валид.

– Господин, – солдат изумленно захлопал глазами, – простите мне мою дерзость, но он только что пытался напасть на вас.

Султан с жалостью посмотрел на Аббаса. Время не смягчило его черствое сердце. Кажется, оно стало только жестче. И, само собой разумеется, он был не в себе, рассказывая про несуществующего принца, волшебный ковер и королевство, что то появлялось, то вновь исчезало.

– На его поведение я повлиять не могу, – сказал наконец Валид, – но я могу решать, как поступать мне самому. Аббас болен. Ему необходима медицинская помощь. Несмотря ни на что, он заслуживает милосердия.

– Куда меня ведут? – закричал Аббас, сопротивляясь крепким стражникам.

– В Суламандру, – мягко ответил султан.

– С... Суламандру? – Мужчина перестал дергаться. Он повернулся к правителю. – Это значит, я отправлюсь домой?

Валид кивнул.

– Спасибо. – Глаза Аббаса наполнились слезами.

Солдаты привели мужчину на корабль, положили на скамью и накрыли одеялом. Аббас сразу же заснул под бдительными взглядами охраны. Огромный корабль начал свой путь в сторону Суламандры, и султан в последний раз оглянулся посмотреть на заброшенные земли разрушенного королевства.

Вдруг Валид нахмурился.

Только что ему показалось, что вдалеке он заметил сноп золотых, красных и синих искр. Несколько секунд что-то на горизонте переливалось разными цветами, а потом исчезло так же неожиданно, как и появилось. Валид прищурился, вглядываясь в темные силуэты гор на горизонте, но разглядеть хоть что-то так и не смог. Тогда султан перевел свой взгляд на старого друга, сладко спавшего с блаженной улыбкой на измученном лице. Они направлялись домой.

Серия "Уолт Дисней. Нерассказанные истории"

Литературно-художественное издание


Для среднего школьного возраста


УОЛТ ДИСНЕЙ. НЕРАССКАЗАННЫЕ ИСТОРИИ


Саид Айша


АЛАДДИН. ВДАЛИ ОТ АГРАБЫ



Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Пролог
  • Глава 1 Жасмин
  • Глава 2 Аладдин
  • Глава 3 Жасмин
  • Глава 4 Аладдин
  • Глава 5 Жасмин
  • Глава 6 Аладдин
  • Глава 7 Жасмин
  • Глава 8 Аладдин
  • Глава 9 Жасмин
  • Глава 10 Аладдин
  • Глава 11 Жасмин
  • Глава 12 Аладдин
  • Глава 13 Жасмин
  • Глава 14 Аладдин
  • Глава 15 Жасмин
  • Глава 16 Аладдин
  • Глава 17 Жасмин
  • Глава 18 Аладдин
  • Глава 19 Жасмин
  • Глава 20 Аладдин
  • Глава 21 Жасмин
  • Глава 22 Аладдин
  • Глава 23 Жасмин
  • Глава 24 Аладдин
  • Глава 25 Жасмин
  • Глава 26 Аладдин
  • Глава 27 Жасмин
  • Эпизод Легенда об Аббасе
  • Серия "Уолт Дисней. Нерассказанные истории"




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики