Сладостная пытка (fb2)

- Сладостная пытка (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (а.с. Джармоны-1) (и.с. Шарм) 923 Кб, 269с. (скачать fb2) - Джейн Арчер

Настройки текста:



Джейн Арчер Сладостная пытка

Посвящается Дину

Истинный авантюрист плывет по воле волн без всякой цели и заранее обдуманных намерений, стремясь навстречу непознанной судьбе.

О'Генри

Пролог

Луна ярко сияла на темном небе, окутывая мягким серебряным светом погруженный в полутьму Нью-Иорк. Для начала апреля ночь выдалась необычайно холодной, и прохожие спешили поскорее покончить с делами и очутиться в тепле и уюте собственного дома. Даже те, у кого не было такой надежды, все же не задерживались на улицах: по закоулкам протянулись длинные тени, в ушах свистел ветер, откуда-то доносились неясные шорохи. Звонкое цоканье копыт по булыжным мостовым казалось стуком невидимых часов, отщелкивающих секунды; белые облачка пара вырывались из ноздрей измученных животных.

Но люди, собравшиеся в душной прокуренной библиотеке скромного дома Стентона Льюиса, не обращали внимания ни на разыгравшуюся метель, ни на ледяной холод. Для этих четверых ночь выдалась под стать их тяжелым мучительным думам.

– А по мне, так нужно прикончить Олафа Торсена, и чем скорее, тем лучше, – с горечью пробормотал Стентон Льюис и, отойдя от окна, принялся мерить шагами узкую, заставленную книгами комнату.

– Но мы пытались избежать этого, Стен, – запротестовал Уинчелл Кларк, рассеянно дергая себя за ухоженные усики, составлявшие предмет его гордости, и недоуменно разглядывая человека, все эти годы бывшего для трех братьев Кларк скорее сыном, чем племянником.

– Да послушайте же все вы: либо мы убьем этого типа, либо потеряем огромное состояние, а я не имею ни малейшего намерения проститься с такими деньгами! Слишком долго мне пришлось ждать! – нетерпеливо вскричал Стен, усаживаясь в скрипучее кожаное кресло.

– Ну что ж, мы предоставили Александре полную свободу в выборе подходящей партии, и, честно говоря, не могу взять в толк, почему она отвергала наших мальчиков одного, за другим, да еще задирала при этом нос! – раздраженно воскликнул Уилтон Кларк, затягиваясь дорогой сигарой. Подумать только, отказать его сыну, двадцатичетырехлетнему красавцу!

– Пропади она пропадом, наглая девчонка! – воскликнул Уильям Кларк. – Точь-в-точь как ее папаша, так же чертовски горда и упряма! Попробовал бы кто хоть слово поперек сказать Александру Кларку! А яблочко от яблоньки недалеко падает!

– Чистая правда, – подтвердил Уинчелл. – Никогда не забуду, как Александр появился на балу у Мэджи с таким спесивым видом, словно ему все нипочем, оглядел гостей и направился прямо к Дейдре Мэджи!

При одном воспоминании о делах давно минувших дней лицо старика покрылось пурпурными пятнами. Уилтон застонал, очевидно, разделяя чувства брата.

– Подошел к ней, – продолжал Уинчелл, – этак самоуверенно улыбаясь и выступая, что твой павлин! Сроду не ходил как все нормальные люди!

– Черт меня побери, ты прав, – вмешался Уилтон, хлопнув по полированной книжной полке, откуда поднялось крохотное облачко пыли – похоже, ни хозяин, ни слуги давненько уже не притрагивались к книгам.

– Устремился прямо к Дейдре Мэджи, словно не мы ухаживали за ней все это время, пока он торчал в своем дурацком университете, и заявил: «Вы самая прекрасная девушка здесь, и я собираюсь жениться на вас!» – докончил Уинчелл, задохнувшись от злости.

Пока он откашливался, Уилтон и Уильям злобно взирали друг на друга, все еще не смирившиеся с тем, что произошло двадцать лет назад, ибо Александр Кларк не раз подавал им повод для обид и претензий.

Он унаследовал фамильную судоходную компанию. Они же получили там не слишком значительные должности. И только потому, что отец Александра в отличие от их отца имел счастье появиться на свет первым! До сих пор несправедливость судьбы терзала их подобно утонченной пытке. В довершение всего Дейдре Мэджи, красавица, дочь партнера фирмы была украдена у них тем же Александром. Он женился на ней, и это по сей день приводило братьев в бешенство: ведь девушка была не только самым прекрасным созданием на свете – получивший ее руку одновременно становился равноправным партнером в компании, которая с самого начала должна была принадлежать им. Если бы Дейдре выбрала одного из них. Если бы...

– Никогда не мог понять, что Дейдре в нем нашла, – проворчал Уинчелл, невольно нарушая напряженное молчание, повисшее в комнате.

– Она заслуживала лучшей судьбы, – заявил Уильям.

– Господи, какая была красавица, – мечтательно пробормотал Уилтон. – Другой такой свет не видывал. Само совершенство.

Стен Льюис терпеливо слушал сентиментальный бред дядюшек, но в конце концов ему это надоело. У него и без того есть о чем беспокоиться! Пора заткнуть неудержимый поток старческих сетований на несчастную любовь и утерянные навеки возможности завладеть компанией.

– Очевидно, ваша идеальная Дейдре все же обладала одним громадным недостатком, – презрительно улыбаясь, сухо заметил Стен. Все трое уставились на него, отказываясь верить такому богохульству. Стен намеренно долго тянул с пояснениями, пораженный их глупостью и слепотой.

– Ирландец! Ее отец был ирландцем! Дейдре родилась чистокровной ирландкой!

Братья Кларк долго смотрели на Стена, прежде чем признать ужасную правду и неохотно кивнуть. Однако Стен неумолимо продолжал:

– И в ее дочери бушует ирландская кровь, только этим и объясняются все безумные выходки. В сочетании с гордостью и упрямством Кларков получается довольно взрывчатая смесь, и перед нами возникает огромная проблема, которую зовут Александрой Кларк, – холодно отчеканил Стен; взгляд ледяных глаз по очереди останавливался на каждом из дядюшек, пока он не удостоверился, что снова вернул их к реальности и заставил заниматься делом.

– А я-то надеялся, что она вырастет похожей на мать, – печально покачал головой Уилтон, – милой и послушной и станет делать все, что ей велят...

– Боюсь, вы несколько ошибались в определении характера давно усопшей Дейдре. В конце концов, она вышла замуж за человека, которого вы ненавидели, и если он был хотя бы вполовину так плох, как вы утверждаете, этот поступок потребовал немалого мужества, – цинично усмехнулся Стен.

– Мы никогда не говорили, что ей недоставало мужества, – запротестовал Уинчелл.

– Конечно, – поддержал Уильям.

– Просто по доброте душевной Дейдре не могла ранить чувства Александра Кларка, отказав ему, – вмешался Уилтон, энергично кивая, словно пытаясь уверить себя в своих словах.

– Верно. Возможно, она сбежала бы от него, проживи они чуть подольше, – высказал Уинчелл заветную мечту, которой так долго тешил себя.

– Точно. Дейдре в два счета узнала бы обо всех его подлостях, – вторил Уильям.

Стен раздраженно закатил глаза к потолку: дядюшки снова вернулись к давним воспоминаниям и бредовым фантазиям. И это он вынужден слушать едва ли не с самого детства, все тридцать девять лет! Слушать, несмотря на то, что у него есть план, как исправить допущенную несправедливость и заполучить компанию в полную собственность. Но старикам ни до чего нет дела, кроме как оплакивать трагическую гибель Дейдре. «Говоря по правде, ни одного из них не назовешь деятельным человеком – неудивительно, что Дейдре Мэджи предпочла неотразимого обаятельного. Александра Кларка», – думал Стен под несмолкающее дребезжание старческих голосов.

– Это он убил Дейдре! – рассерженно произнес Уинчелл. – Не мог жить, как все люди! Вечно был недоволен! Удивительно, как еще не довел до краха компанию!

– Это он настоял, чтобы Дейдре сопровождала его в том злосчастном пробном рейсе на новом идиотском судне! – прошипел Уилтон, откусывая кончик сигары и взволнованно сплевывая его в огонь.

– Нам не нужны были новые корабли! Старые могли служить еще много лет, в конце концов, они были достаточно хороши для наших предков! Если Александр так нуждался в новых судах, то строил бы их по образцу старых! – возбужденно размахивая руками, заявил Уильям, захваченный общим настроением.

– Вот он и убил ее. Все пошли ко дну вместе с этой дырявой посудиной, – вздохнул Уинчелл.

– Жаль только, что их единственное дитя осталось на берегу, – добавил Уильям. При мысли об Александре его выцветшие глаза коварно блеснули.

Стен понял, что сейчас самое время вернуться к делу.

– Да, – согласился он. – С самой их гибели от нее, кроме неприятностей, ждать нечего. Вам еще тогда следовало бы взять в свои руки управление компанией! И вы могли бы заполучить ее в полную собственность, если бы Александр Кларк прозорливо не поручил все опекуну до совершеннолетия дорогой доченьки! Уже восемнадцать лет вы пытаетесь перехитрить Олафа Торсена, единственного человека, которому Александр доверил дочь и кампанию. Единственного, которому передал управление фирмой и кого назначил опекуном Александры, пока та не достигнет двадцати одного года. И этот просоленный морской волк, простой капитан оказался грозным врагом, не так ли, джентльмены? – холодно осведомился он, безжалостно бередя открытые раны.

– Джентльмены, – продолжал он как можно убедительнее, – скоро Александра Кларк станет совершеннолетней. Совершеннолетней! Мы пытаемся выдать ее замуж за нашего человека, который смог бы получить контроль над компанией! Слишком долго она слушалась во всем Торсена, слишком долго он ее защищал, слишком долго выступал против нас. Согласитесь со мной, и больше он никого не потревожит! Тогда волей-неволей Александре придется обратиться к нам. Что же касается меня... я с радостью прикончу Торсена.

– Но, – едва слышно пролепетал Уинчелл, – откуда мы знаем, что ты станешь на нашу сторону, когда... когда...

– Я ваш племянник. Надеюсь, этого вы не забыли? – рассмеялся Стен. – Я всегда был и останусь одним из вас. К тому же мне понадобится ваша помощь в управлении компанией, – пояснил он, понизив голос, стараясь заверить стариков в полнейшей невинности своих намерений. – Что ни говори, а никто не упрекнет, будто вы не дали ей возможности выбрать самой!

– Мы предлагали ей долгую спокойную жизнь с добрым мужем и детьми! – оправдывался Уильям. – И согласись она, Торсен по-прежнему был бы рядом.

Уильям развел руками, словно он лично сделал все, что мог, для счастья Александры.

– Верно, – вставил Уилтон. – Разве не мы втроем пришли к Александре и сказали, что она может выйти замуж за любого из наших сыновей? Почти ее ровесники, хорошо образованные, прекрасно одетые красивые молодые люди! Каждая девушка в этом городе была бы на седьмом небе от счастья, но все они ждали Александру, как мы в свое время – Дейдре.

– Да, – фыркнул Уинчелл, – но она отплатила нам черной неблагодарностью, раскричалась и заявила, что видеть их не желает. Дескать, мы не позволяем ей встречаться с другими подходящими молодыми людьми, поскольку запретили устраивать бал по случаю первого выезда в свет! Какая наглость!

Стен тихо хмыкнул. Наконец-то ему удалось привлечь их внимание!

– Ну что же, – начал он, – все, что вы сказали, – чистая правда, джентльмены. Надеюсь, вы готовы исправить допущенную несправедливость и позаботиться о собственных интересах и компании?

– Мы всегда делали все, что могли, для компании, – раздраженно проворчал Уинчелл.

– Конечно, джентльмены, конечно, – поспешно заверил Стен, боясь ранить их гордость. – А я соглашался с вашими матримониальными планами, но Александра отвергла их, несмотря на ваши намеки относительно чересчур крепкого здоровья Торсена.

– Не могу понять ее... просто не могу, – промямлил Уинчелл, дергая себя за бороду, не в силах разъединить путающиеся в памяти образы Александры и ее матери.

– Полагаю, вы помните условия нашей сделки? – осведомился Стен. – Я женюсь на крошке наследнице.

«И не только из-за денег», – добавил он про себя, наслаждаясь видением красавицы Александры, покорно ожидающей его в брачной постели.

– Да, я женюсь на Александре после того, как мы избавимся от Торсена, и постараюсь с ней справиться. Мне нужно лишь заручиться вашим согласием, что затем мы вместе станем управлять компанией.

Он обвел пристальным взглядом любящих родственников, благоразумно умолчав о том, что не собирается ни с кем делить власть.

В комнате воцарилось молчание. Старики напряженно хмурились, но, кажется, Стену удалось подвести их к логическому выводу – компанию необходимо получить любой ценой. Александре нельзя позволить выйти замуж за человека, не имеющего отношения к семейству Кларк.

Три пары помутневших глаз блеснули злобно и торжествующе. Братья согласились – Стен видел это по их лицам.

– Итак, джентльмены, – настаивал он, подталкивая их к принятию последних бесповоротных обязательств, от которых нельзя будет впоследствии отречься.

Все трое одновременно кивнули. Стен вскочил, охваченный бешеной энергией, горячившей кровь.

– Наконец-то компания станет нашей... нашей! – вскричал он. – Положитесь на меня. Что бы ни случилось, делайте удивленные лица. Я позабочусь о Торсене и Александре, но и вы должны как следует сыграть свои роли.

Они снова кивнули, желая поскорее покончить с формальностями и вернуться к обсуждению красоты и добродетелей Дейдре Мэджи. При этом братья напрочь забыли, что она была матерью Александры, чью судьбу они только что отдали в руки алчного и коварного человека. _ – Все будет сделано быстро и безупречно, – вне себя от радости, пообещал Стен – похоже, его мечты о власти, богатстве и красавице Александре Кларк вот-вот осуществятся!

Александра Кларк металась по гостиной второго этажа, ожидая старого друга Олафа Торсена. Он до сих пор не вернулся с вечерней прогулки, и девушку одолевали дурные предчувствия – не в привычках Олафа было опаздывать. Она даже поднялась наверх, чтобы высматривать из окна знакомую высокую фигуру опекуна. Но он так и не пришел.

Александра не на шутку тревожилась за Олафа. Не столь давно ее двоюродные дяди, Уильям, Уинчелл и Уилтон Кларки, неприкрыто угрожали Олафу, и ей так и не удалось, подобно последнему, отмахнуться от этих прозрачных намеков.

Олаф много раз твердил Александре, что выходить замуж надо только по любви, а девушка даже не могла долго находиться рядом с прилизанными напыщенными сыночками родственников, одного из которых прочили ей в мужья! При мысли о подобном браке мурашки ползли по коже!

Да, она волновалась за Олафа. Тот не разделял опасений Александры и попросту смеялся, когда она настаивала, чтобы он брал с собой охрану: в свои семьдесят лет Олаф был силен и крепок и никому не давал спуску.

Девушка отдернула гардины, и сердце сжалось от невыразимой боли – на перекрестке, в квартале от ее дома, собралась толпа. Именно там Олаф обычно переходил улицу возвращаясь! Александру охватила паника, но она отказывалась верить глазам. Конечно, уличная сцена никак не связана с Олафом – просто у нее слишком разыгралось воображение!

Однако Александра, продолжая уговаривать себя, отскочила от окна, метнулась в свою комнату, схватила плащ и поспешно выбежала на улицу. Она не помнила, как очутилась на месте, влекомая лишь страхом и желанием поскорее убедиться, что с Олафом ничего не произошло.

Бесцеремонно расталкивая зевак, девушка пробралась в центр круга. Заметив ее белое лицо и невидящие глаза, присутствующие торопливо расступались, догадываясь, что незнакомка каким-то образом причастна к случившемуся. Наконец Александра оказалась в первом ряду. При виде того, о чем она подсознательно знала с самого начала, знала, но не хотела верить, с ее губ сорвался тихий стон.

– Олаф, – прошептала девушка, бросаясь на колени у лежавшего в неестественной позе умирающего, покрытого пылью и грязью. – Олаф, мне так жаль. Во всем виновата только я.

Она задохнулась. По щекам поползли две светлые струйки. Александра положила голову верного друга себе на колени и впервые поняла, каким усталым и старым он выглядит.

– Александра, – прохрипел Олаф. Девушка откинула волосы у него со лба, погладила по голове и наклонилась ближе.

– Александра, ты должна бежать. Не медли. Они убьют и тебя или принудят выйти замуж за одного из них. Берегись Стена... Льюиса, он опаснее всех.

Олаф поперхнулся, слабо кашлянул. Его лицо серело на глазах, однако Александра еще надеялась, что Олаф ее не покинет. Больше у нее никого на свете не было.

– Я любил тебя, как внучку, как внука, которого так никогда и не увидел. Скройся, Алекс, поезжай в Новый Орлеан. Найди моих дочь и внука. Возможно, они сумеют помочь тебе. Отправляйся, пока не поздно, и выжди до своего совершеннолетия, – чуть слышно пробормотал он, не спуская с нее горящих глаз.

Алекс почти ничего не видела из-за слез, но знала, что в ушах будут вечно звучать его последние слова.

– Обещай, обещай, что исполнишь мою просьбу и уедешь прямо сейчас. Отыщи моих родных и передай, что я всегда любил их и был... просто глупым стариком.

– Нет! Нет, Олаф, ты никогда не был глуп, и я обещаю все на свете, только не уходи.

– Не дожидайся моих похорон, Алекс. Скройся! Беги, прежде чем они заманят тебя в ловушку. Докажи, что ты дочь своего отца. Докажи...

Дыхание его прервалось, глаза медленно потускнели. Олаф бессильно обмяк. Александра прижала его к себе, громко рыдая. Сердце сковало ледяным панцирем, но в голове настойчиво звучали предсмертные мольбы опекуна. Они убили его, убили, чтобы прибрать к рукам ее состояние. Но она им покажет! Сделает все, как велел Олаф. И ничто в мире не помешает ей исполнить его волю.

Однако как ей отыскать совершенно незнакомых людей, покинувших Нью-Йорк двадцать пять лет назад? Но она найдет их! Как хорошо, что Олаф наконец простил дочь за то, что та стала женой южанина и последовала за ним в Луизиану. Когда-то Олаф рассказывал, что некий мистер Джармон приехал по делам в Нью-Йорк где и познакомился с его дочерью Элинор. Это была любовь с первого взгляда. Они поженились почти сразу же, хотя Олаф не одобрял ее выбора. Но молодые люди ничего не желали слушать. Однажды мистер Джармон получил известие из Луизианы о том, что отец тяжело болен и хочет перед смертью повидать сына. Он побоялся ехать вместе с беременной Элинор и уговорил ее остаться с Олафом, пока не родится ребенок. Мистер Джармон обещал вернуться и самолично отвезти жену на плантацию.

Элинор мужественно переносила разлуку, утешаясь мыслями о младенце и о радужном будущем в кругу семьи. Она переехала к отцу и стала ждать, несмотря на то что все ее письма оставались без ответа. Время шло, и Элинор родила мальчика, но от мужа не было ни слуху ни духу. Олаф уговаривал дочь забыть человека, так жестоко бросившего ее, но она скрылась после очередной ссоры, вне себя от отчаяния, и увезла с собой грудного ребенка, которого назвала Джейкобом. Олаф никогда больше не слышал ни о ней, ни о внуке, а гордость помешала ему отправиться на Юг и попытаться отыскать их.

И вот теперь, после всех этих лет, после кровавой Гражданской войны... кто знает, живы ли они? Сумеет ли Александра донести до них последние слова умирающего?

Девушка прижала к себе бездыханное тело Олафа. Она не имеет права нарушить клятву. Кроме того, гибель опекуна не должна остаться безнаказанной. Она отомстит! Она...

Внезапно кто-то грубо рванул Алекс за плечо и поднял на ноги. Девушка развернулась, зловеще сверкая глазами.

– Стентон Льюис? – удивленно протянула она. – Что вы здесь делаете?

При виде Стена она сразу вспомнила о предупреждении Олафа. Льюис и впрямь опасен, она и сама придерживалась того же мнения.

– Я шел к тебе, Александра, но, увидев толпу, решил посмотреть, не могу ли чем помочь, и наткнулся на вас с Олафом, – медленно, без всякого выражения сообщил он. Александра нерешительно взглянула на него. Слишком уж своевременно он появился. Нет, ему нельзя верить!

– А Олаф? Что с ним... – начала девушка, чувствуя, что слезы высохли, а тело как-то странно онемело. Сейчас она казалась себе такой же холодной и безжизненной, как Олаф. Однако ей предстоит нелегкое испытание, и нужно быть крайне осторожной, если она не хочет потерпеть неудачу на первых же шагах.

– Я провожу тебя домой, Александра. Небезопасно находиться на улице в такой час и в подобной компании. Хорошо еще, что я оказался здесь.

– Но Олаф...

– Я обо всем позабочусь. Сейчас ты ничего не сможешь для него сделать, – властно заявил он и, вытащив ее из круга зевак, повел к своему экипажу.

– Но что случилось? Я не видела...

– Ничего не видела? – поспешно перебил он, и Александре почудились удивленно-довольные нотки в его голосе. Она остановилась у экипажа, и Стен добавил: – Какое счастье, что ты не была этому свидетельницей, Алекс. Его переехала какая-то карета, запряженная четверкой лошадей.

– О нет! Тебе так сказали?

– Да, нашлись очевидцы. Кучер даже не остановился. Никто его не знает.

– Какой ужас, – пробормотала Александра, нисколько не сомневаясь, что Олафа убили ее драгоценные родственнички.

Стен Льюис подсадил девушку в экипаж и устроился рядом. По пути оба молчали. Стен помог ей спуститься на землю и с видом собственника, который Алекс посчитала несколько преждевременным, повел по ступенькам крыльца к парадной двери внушительного дома. Устроив девушку в тускло освещенной гостиной на маленьком диванчике, Стен дернул за шнур сонетки. Александре не понравилось, что он уже распоряжается в доме, но она сдержалась.

Вошла горничная с двумя бокалами на тяжелом серебряном подносе. Стен забрал у нее бокалы и, подойдя к Александре, тоже сел. Горничная незаметно вышла, оставив их наедине.

– Выпей, Александра, – мягко велел он, вручая ей бокал.

– Не хочу...

– Выпей. Сразу станет легче.

Она пригубила содержимое бокала и слегка поморщилась. Жжет. Значит, бренди. Девушка отпила самую капельку. Действительно, бренди согрело ее, и она словно ожила. Но ничто не могло растопить холод в сердце.

– Итак, Александра, – начал Стен, подавшись к ней.

Девушка подняла голову и с изумлением увидела, что его лицо совсем близко, а глаза горят дьявольским огнем. Она сжалась, не узнавая прежнего Стена Льюиса.

– Александра, – шепнул он, – не беспокойся за Олафа. Я договорюсь о похоронах. Больше тебе не придется ни о чем волноваться.

Александра поспешно отвернулась, пытаясь унять бешеный стук сердца. В глубине души она никогда не доверяла Стену, даже до того, как Олаф рассказал, что он незаконный сын Селесты, сестры дядюшек Кларк, которую жестоко изнасиловали в четырнадцатилетнем возрасте. Бедняжка умерла родами, подарив жизнь Стену.

Учитывая все обстоятельства, мальчику дали фамилию Льюис, принадлежавшую в девичестве его бабушке. Но Стен навсегда остался парией, отверженным, стремившимся наперекор судьбе добиться лучшей участи, доказать, насколько он достойнее многих других, имевших счастье родиться в законном браке. Он много и усердно работал, уверенно делал карьеру, поднимаясь по ступенькам служебной лестницы, пока не стал правой рукой Олафа.

Но Олаф, хотя и старался понять чувства, обуревавшие Стена и побуждавшие лезть из кожи вон, интуитивно чувствовал, что под маской трудолюбивого порядочного молодого человека кроется нечто глубоко нечестное и подлое. Александра с детства разделяла убеждения старого морского волка, недоумевая, в чем причина. Возможно, дело в слишком пристальном взгляде серых глаз, постоянно следивших за ней, совсем как сейчас?

Она попыталась встать, но плечо неожиданно стиснули стальные пальцы. Александра вгляделась в исполненное решимости лицо, на котором, как ни странно, совсем не было морщин. Гладкая кожа обтягивала чуть выступавшие скулы, и единственным признаком возраста казались серебристо-седые прядки, почти сливавшиеся с рыжеватыми от природы волосами. Однако сколько она помнила Стена, его шевелюра всегда была серебристо-рыжеватой, что делало его похожим на волка, настороженно озиравшегося по сторонам.

– Мистер Льюис, вы делаете мне больно, – мягко заметила она.

– Прошу прощения, Александра. – Он ослабил хватку, но руки не убрал. – Просто я хотел тебе помочь. Правда, сейчас не совсем подходящий момент для разговора, но время не ждет.

– Вот как, – машинально обронила девушка.

– Я позабочусь о том, чтобы похороны состоялись через три дня, Александра. На четвертый мы поженимся.

– Что?! – вскрикнула она, вырываясь. – Да вы с ума сошли! Нет! Тысячу раз нет!

Сжав кулаки, она обожгла разъяренным взглядом невозмутимо улыбавшегося Стена.

– Не отвергай меня сразу, Александра, – покачал он головой, стараясь говорить как можно спокойнее и убедительнее. Даже сейчас он не мог не представлять это гладкое тело, эту теплую соблазнительную плоть в своих объятиях... Вот он подминает ее под себя и наслаждается, наслаждается...

– Не отвергать? Я думать без содрогания не могу о подобном замужестве! Убирайтесь из моего дома, – прошептала девушка, взбешенно сверкая глазами.

«Боже, как она прекрасна», – подумал Стен, однако вслух сказал:

– Я знаю, что произошло между тобой и мальчишками Кларк. И не виню тебя за то, что отказалась от них, но ты просто обязана выйти замуж за одного из членов семьи и прекрасно понимаешь это. Я стану тебе хорошим мужем, Александра. Я не настолько стар, чтобы не суметь сделать тебя счастливой, и буду нежен и добр с тобой, если позволишь, конечно. Тебе не придется ни о чем заботиться. Поверь, Александра, о лучшем муже ты не могла бы и мечтать, а я был готов на все, чтобы получить тебя, еще с тех пор, как девочкой качал на коленях.

– Вы давно замышляли это... хладнокровно и расчетливо? – охнула она, неожиданно прозрев. Стен хрипло рассмеялся.

– Александра, настал мой час. У тебя просто нет выхода, дорогая.

Девушка несколько раз обошла комнату, пытаясь взять себя в руки и придумать, как получше от него избавиться. Наконец она встала перед Льюисом.

– Мистер Льюис, даже если я соглашусь, не можем же мы пожениться сразу после похорон Олафа!

– Зови меня Стеном – ведь я стану твоим мужем. А сплетни скоро затихнут, да они нисколько меня и не волнуют.

– Стен или мистер Льюис, все равно этому не бывать! – топнув ногой, рассерженно вскричала Александра. Коварно улыбнувшись, Льюис шагнул к девушке и снова положил руки ей на плечи. Алекс попыталась освободиться, но Стен немилосердно стиснул ее пальцы. Девушка прикусила губу, но не опустила глаз, взбешенная столь наглой самоуверенностью.

– Я именно тот, кто тебе нужен, Александра! Остальные слишком молоды, чтобы оценить тебя по достоинству, и, кроме того, у тебя нет выбора. Ты станешь моей женой через четыре дня.

Он уже наклонил голову, чтобы поцеловать ее, но Александра в отчаянии оттолкнула негодяя и заявила:

– Ошибаетесь, мистер Льюис. У вас нет никаких прав на меня, и я не собираюсь покоряться вашим нелепым требованиям.

– Смирись, Александра. Не заставляй меня идти на крайности. Я все равно получу тебя, – процедил мужчина, впиваясь в ее губы.

Боже, первый поцелуй – и от подобной твари! Александра, оцепенев, инстинктивно сжала челюсти. Она задыхалась, а мозг сверлила лишь одна мысль – как убежать, скрыться. Она не могла путешествовать на одном из собственных кораблей. Придется нанять какое-нибудь маленькое суденышко и отправиться в Новый Орлеан. Даже Льюис не догадается искать ее следы на столь жалкой посудине. Да, так будет лучше всего. Остается взять деньги из банка, собрать вещи, нанять шхуну – и все это за три дня, иначе будет поздно!

Не добившись ответа, раздраженный Стен поднял голову. Глаза зловеще блеснули:

– Ты вовсе не так холодна, как пытаешься показать, хотя еще очень неопытна и невинна. Возможно, ты нуждаешься в уроках. Буду счастлив преподать их тебе. – Серебристо-серые глаза зажглись страстью. – Не хочешь получить первый прямо сейчас?

Бешенство и отвращение боролись в душе Александры. Не вынеся оскорблений, она изо всех сил ударила мужчину по лицу и почему-то обрадовалась при виде белого, медленно краснеющего отпечатка на щеке. Но глянув в его глаза, глаза бешеного волка, впервые за все это время по-настоящему испугалась. Казалось, Стен мгновенно превратился в оскалившегося хищного зверя.

Льюис растянул губы в улыбке, показав мелкие белые зубы, и прошипел:

– Весьма глупо с твоей стороны, Александра. По-видимому, теперь мне не придется ограничиться всего лишь одним уроком. Я твой господин, и ты привыкнешь во всем мне покоряться, независимо от твоих чувств или мнения. И никогда, слышишь, никогда не смей поднимать на меня руку – я не всегда владею собой, как сегодня, и могу покалечить твое прелестное тело. Впрочем, мы ведь еще не знаем, насколько оно прелестно, верно?

Александра и не подумала отступать, не желая выказать свой страх.

– Вы безумны, – только и прошептала она. – Совершенно безумны. Убирайтесь из моего дома и забудьте сюда дорогу.

Льюис разразился странным лающим смехом, похожим на вой волка, и резко отвернулся. Александра, не веря глазам, наблюдала, как он поспешно подошел к двери. Громко щелкнул замок. Впервые в жизни девушка отчетливо осознала, насколько беспомощна перед грубой силой. Она ненавидела это чувство, но ничего не могла с собой поделать.

Все еще хищно улыбаясь, Стен медленно направился к ней. Александра, отскочив, попробовала дотянуться до шнура сонетки – слуги наверняка прибегут на зов, – но Стен опередил ее и вырвал тяжелый шнурок из ослабевших пальцев.

– Александра, да ты, я вижу, совсем не стремишься поскорее начать уроки?! Разве тебе не интересно узнать что-то новое?

Алекс, лихорадочно мотая головой, старалась сбросить с себя цепкие руки.

– Вы не посмеете! Отпусти меня, ничтожество! Но ее ярость, казалось, лишь возбуждала Стена.

Похоже, ему больше нравилось укрощать дикую кошку, нежели играть с ручной. Сжимая ее запястья одной рукой, он дергал девушку за волосы до тех пор, пока каскад золотисто-рыжих локонов не обрушился на грудь и плечи, тяжело ниспадая до самых бедер. Стен долго, будто завороженный, смотрел на них и, не выдержав, запустил пальцы в густую массу. Александра пыталась драться ногами, но запуталась в юбках, потеряла равновесие и упала ему на грудь.

– Уже лучше, дорогая, – одобрительно пробормотал он, зарываясь лицом в роскошные пряди.

– Да отпусти же меня, чудовище, – вскрикнула девушка и ощутила сквозь одежду жар его тела. Она задыхалась: сама его близость была ненавистна.

– Я никогда не отпущу тебя, Александра! Ты моя, и я докажу это сейчас, раз и навсегда. И тогда ты по-настоящему станешь моей, только моей.

– Нет! Ты омерзителен! – охнула она, продолжая беспомощно биться в его объятиях.

Наконец после очередного толчка оба свалились на ковер. Александра старалась откатиться от него, но он упал на нее всей тяжестью и поднял ее руки над головой. Надежды сбежать не осталось, однако девушка отчаянно сопротивлялась, беспорядочно извиваясь под ним.

– Да прекрати же, Александра, – повелительно бросил Стен. Алекс с ужасом увидела, что он пылает от страсти. – Хватит вырываться!

– Никогда! – упрямо вскинулась девушка, но тут же в глазах потемнело от боли – Стен хладнокровно ударил ее кулаком по голове. Ошеломленная, девушка, почти теряя сознание, наблюдала, словно со стороны, как он торжествующе, по-хозяйски ухмыльнулся. Держать ее за руки больше не было нужды – Александра и без того не могла шевельнуться.

Мужчина рванул вырез платья, и лиф разошелся, обнажая соблазнительные груди. Тяжело дыша, Льюис безжалостно смял нежные полушария, прежде чем припасть к ним жадным ртом. Острые зубы вонзились в тугие соски, но Александра не закричала – ей почему-то казалось, что она видит кошмарный сон, от которого в любую минуту можно очнуться. Неужели такое происходит с ней наяву?

Стен стащил с нее тяжелые юбки и швырнул в угол. Только тонкая рубашка была теперь на девушке. Льюис не спеша разорвал рубашку, и вот уже его нетерпеливые руки заскользили по обнаженному телу Александры, не пропуская ни единого изгиба, ни одной впадины. Алекс дрожала, но покорно сносила ласки, все еще оглушенная ударом.

Застонав от изнеможения, Стен грубо раздвинул коленями ее ноги как мог шире. Он и вправду превратился в дикаря, в изголодавшегося зверя и, стиснув ее бедра, припал ртом к мягким створкам, вбирая их в себя. Неожиданно его язык нырнул во влажное тепло. Александра охнула, потеряв контроль над собственным телом. Внизу живота разгоралось пламя, необъяснимое томление не давало покоя. Но Стен вдруг отстранился, оставив лишь холод и пустоту, прежде чем приподняться и вонзить твердую пульсирующую плоть в нежные глубины. Александра вздрогнула, но было поздно: серебристо-серые, потемневшие от желания глаза Стена глядели в ее, распахнутые, влажно-зеленые, горячая подрагивающая плоть вжималась в тонкую перегородку девичества. Стен злобно ухмыльнулся:

– Видишь, Александра, ты принадлежишь мне!

И неистово вторгся в нее, прорвав последний ненадежный барьер. Она вскрикнула от резкой боли, но Стен закрыл ее рот своим, глубоко проникая языком сквозь преграду зубов, до отказа наполняя ее собой. Несколькими быстрыми, порывистыми движениями он излил в Александру свое семя, словно поставив на ней клеймо владельца.

Затем Стен встал, застегивая брюки. Александра осталась лежать на полу, корчась в агонии боли и стыда. И это сделал Стен Льюис, человек, появившийся на свет лишь потому, что его мать была бесчеловечно изнасилована! Как он мог?!

У нее не осталось сил даже прикрыть наготу. Ни энергии, ни воли, никаких чувств, точно он взял больше, нежели просто девственность, – похитил самую душу.

– Дорогая, я не солгал, ты и в самом деле моя, – заметил Стен. – Надеюсь, следующий урок ты воспримешь куда более разумно и спокойно. Помни только, кто хозяин в этой семье, и знай: при необходимости я возьму у тебя силой все, что пожелаю.

– Уходите, – слабо прошептала Александра.

– Скоро, моя красавица. Твое тело куда прекраснее, чем я думал. Его никогда не коснется ни один мужчина, клянусь!

Александра попыталась прикрыться, но он безжалостно наступил ей на руку. Девушка тихо застонала.

– Не спеши, прелесть моя. Я еще не насмотрелся.

– Пожалуйста, прошу, оставьте меня одну, – пробормотала она, чувствуя, как холод, поселившийся в сердце с момента смерти Олафа, сковывает тело.

– Слушай меня внимательно, Александра. Мы поженимся на следующий день после похорон Олафа Торсена, поскольку теперь ни один уважающий себя мужчина не женится на тебе. Каждый жених вправе ожидать, что невеста придет к нему нетронутой. Ты же больше не девственница, дорогая!

– Убирайся! Убирайся, грязное животное, – прошипела она, приподнимаясь. Праведный гнев вернул ей силы. Но Стен лишь сардонически улыбнулся:

– Что ж, я повинуюсь твоему желанию, Александра, но никогда не забывай – ты моя!

Он отпер замок и, выйдя, осторожно прикрыл за собой дверь. Александра вновь рухнула на ковер. Слез не было. Даже в этом ей было отказано. Она не могла плакать и ничего, совершенно ничего не чувствовала. Но из ледяной ярости родилась решимость, и девушка громко сказала себе:

– Нет, Стентон Льюис, ты плохо меня знаешь! Тебе никогда меня не получить. Я не покорная кукла, и скоро ты в этом убедишься!

Часть первая БЕСКРАЙНЕЕ СИНЕЕ МОРЕ

Глава 1

Александра Кларк сидела скорчившись в крохотной каютке на борту пропахшей рыбой шхуны «Шарлотта», наблюдая, как маленький огонек масляной лампы покачивается в такт движениям судна. Неужели кошмар, в котором она жила последние дни, оказался правдой?

Оцепенев от странного холода, поселившегося в душе после смерти Олафа и грубого насилия, Александра готовилась к бегству с какой-то деловитой отрешенностью. Она сумела снять большую сумму с банковского счета, но нанять судно было не так-то легко за столь короткий срок. Но как ни удивительно, выяснилось, что дядюшки и Стен Льюис не думали следить за ней. Вероятно, они предполагали, что убитая горем девушка ничего не предпримет до похорон, а потом будет слишком поздно. Но окаменевшее сердце не ведало тоски. Пусть она не оплачет старого друга, зато сдержит данное ему слово. К сожалению, все билеты на большие пароходы были раскуплены, и пришлось отплыть на этой ужасной шхуне. Александра заплатила огромные деньги капитану Салли за то, что убедила его предпринять поездку в Новый Орлеан. С самого начала ей почему-то было не по себе, но она, исполненная решимости поскорее покинуть Нью-Йорк, постаралась выбросить из головы все подозрения. Теперь же Александра пожалела, что сразу не доверилась интуиции.

Неприятности начались с той минуты, как она появилась на пристани. Капитан Салли заявил, что у нее слишком много вещей. Девушка возразила, что уже достаточно заплатила за себя и свой багаж. Наконец капитан согласился погрузить сундуки на борт, при этом что-то непрестанно ворча себе под нос и сыпля проклятиями.

Она едва устроилась в каюте, но для вещей уже не осталось места. Пришлось довольствоваться всего одним сундуком, где хранились деньги и немного белья. Остальные были сброшены как попало, и Алекс опасалась, что теперь из ее платьев никогда не выветрится противный запах. Но даже и с этим можно бы смириться, если бы не капитан. После того как шхуна вышла в открытое море и солнце начало припекать, в каюте стало невыносимо душно. Александра поспешила подняться на палубу, чтобы глотнуть свежего воздуха, но быстро поняла, что значит оказаться одной на судне, полном грубых матросов. Команда состояла из оборванцев, считавших этот рейс скорее отдыхом, чем работой. Весьма разнузданное поведение само по себе приводило ее в неловкость, но, кроме того, капитан, вскоре забыв об управлении шхуной, подошел к Александре. Она легко распознала плотоядную улыбку и похотливый взгляд. Намерения этого человека, фамильярно обнявшего ее за талию, были очевидны. Александра оттолкнула его и бросилась в каюту, где и провела остаток дня и два следующих за запертой дверью, к которой приставила сундук. Еду и воду оставляли за порогом в определенные часы, причем звон мисок сопровождался издевательским смехом помощника кока.

Несмотря на то что шхуна по-прежнему плыла вдоль побережья, матросы уделяли своим обязанностям все меньше внимания, продолжая уничтожать запасы рома и обмениваться унизительными замечаниями относительно пассажирки. Вот и сейчас веселье, похоже, было в самом разгаре. Александра даже не знала, идет ли шхуна заданным курсом. В довершение всех бед небо несколько раз раскололи удары грома. Рваные молнии освещали каюту. Возможно, стоило бы пристать к берегу и переждать шторм, но девушка не смела подойти к капитану.

Неожиданно гвалт наверху прекратился, и послышался топот спотыкающихся ног – судя по всему, команда преисполнилась решимости пробраться в каюту упрямой пассажирки. Девушка плотнее завернулась в плащ – весьма ненадежную защиту. Бежать некуда. И невозможно. Александру окликнули. Раз. Другой. Пьяные матросы выкрикивали непристойности. Стук в дверь. Голос капитана Салли.

– Открой нам, красавица! Мы одинокие мужчины, жаждущие твоего общества в холодную тоскливую ночь, – заплетающимся языком выговорил он.

Александра, съежившись, забилась в угол, сознавая, что худшие опасения подтвердились. Жаль, что капитан и его люди не допились до беспамятства. Однако спиртное лишь воодушевило их на дальнейшие «подвиги» и усилило желание любой ценой утолить похоть.

– Уходите, капитан Салли. Вы и ваша команда не даете мне спать. Уходите, – отозвалась она, стараясь говорить как можно громче и увереннее. Ответом был разнузданный хохот. Матросы начали выбивать тонкую дверь, отделяющую их от добычи. Это не заняло много времени. Вскоре вся компания ввалилась в каюту, спотыкаясь о сундук. Мужчины один за другим растягивались на полу. Александра окинула взглядом оборванных вонючих негодяев и в ужасе сжалась. Первым поднялся капитан и, сладострастно, торжествующе улыбаясь, шагнул к ее койке. Широко расставив ноги, он громко произнес:

– Да ты уже приготовилась, красотка. Успела устроиться, и как уютно! Ну а теперь осталось избавить тебя от этого вороха тряпья, которое ты так старательно натянула!

– Вы сошли с ума, капитан Салли. Я немало заплатила вам, и вы по крайней мере должны бы стоять у штурвала! – холодно процедила она, пытаясь заставить его вспомнить о долге. Но капитан лишь запрокинул голову и оглушительно расхохотался. Ему не менее громко вторили матросы.

– Да я мог бы проделать этот путь даже во сне! Я частенько плавал в Новый Орлеан, только тогда прибыль была куда больше! Верно, мальчики?

Остальные горячо его поддержали.

– Признаться, вы хуже всякой контрабанды, моя дорогая высокородная леди. Кто знает, отчего вы так поспешно бежите! – проворчал он, грязно ухмыляясь.

– Вы пьяны, – торопливо сказала Александра, сообразив, что этот человек, должно быть, намекает на прорыв блокады во время Гражданской войны. Тогда бессовестные и корыстные смельчаки из обоих лагерей получали немалый доход от грязного бизнеса.

– Конечно, пьян! Все мы немного выпили... но не настолько, красотка, чтобы не воспользоваться тем, что послал нам Господь, – произнес он, пожирая ее глазами.

– Откровенно говоря, сомневаюсь, что Господь примет вас в стадо свое, – издевательски бросила Александра.

– А мне безразлично, кто пригреет меня после смерти, Бог или дьявол. Я смиренно принимаю все, что выпадает на мою долю, прелестница, но раз ты здесь...

Раздался громкий удар грома. Капитан быстро поднял глаза и нахмурился.

– Проклятие! Но я просто должен взять тебя сейчас, малышка! Если придется уходить от шторма, должно же меня поддерживать что-то в самые тяжелые минуты!

– Не прикасайся ко мне, проклятый язычник! – отчаянно взвизгнула девушка, как только капитан рванулся к койке и стиснул ее в объятиях. Тяжело дыша, она старалась увернуться от грязных, шаривших по телу рук.

– Вот я и поймал тебя, милашка! А вы ждите своей очереди! Сначала я! – зычно произнес капитан, срывая с Александры плащ и бросая его собравшимся мужчинам, которые с громкими криками разорвали в клочки плотную ткань.

– Нет! Все вы безумцы! – завопила девушка, едва капитан Салли с остекленевшими глазами снова потянулся к ней.

Она бешено отбивалась ногами, и в конце концов, один из ударов достиг цели – мужчина согнулся вдвое, проклиная злобную ведьму. Александра спрыгнула с койки, и матросы тут же набросилась на нее. Послышался треск рвущейся материи, но девушка упрямо пробивалась сквозь лес цепляющихся рук, благодаря Бога за то, что спиртное лишило негодяев сил и обычной ловкости. Наконец, она перепрыгнула через сундук и помчалась на палубу, однако, ощутив дуновение ветра, ласкающего обнаженную кожу, оглядела себя и с ужасом поняла, что насильники успели сорвать с нее почти всю одежду, кроме тонкой рубашки.

Несмотря на очевидную безнадежность сопротивления, Александра поклялась, что не отдастся добровольно пьяным, полу помешавшимся от желания мужчинам.

Девушка в отчаянии обежала палубу, спотыкаясь о сундуки и бухты каната, пытаясь найти что-то, могущее заменить оружие. Но мужчины уже высыпали следом и устремились на поиски. Капитан Салли высоко поднимал факел, освещая самые дальние уголки.

– Вот, вот она! – радостно заорал кто-то. Остальные, словно звери, почуявшие запах крови, растянулись полукругом и стали подкрадываться к ней. Александра, вздрагивая от страха и холода, пятилась назад, но матросы медленно наступали, уверенные в победе. Девушка задела за что-то ногой и, поглядев вниз, увидела большое весло, забытое кем-то на палубе. Надежда вновь проснулась в груди Александры. Быстро нагнувшись, она подняла тяжелое весло. Теперь она может сразиться с любым, кто попробует приблизиться.

Она держала весло перед собой, превозмогая боль в ноющих мышцах. Однако мужчины продолжали надвигаться, и девушка уперлась спиной в поручни. Дальше отходить некуда. Вспышка молнии осветила ухмыляющиеся похотливые физиономии. Александра разъяренно оглядела моряков, смеющихся над ее бесплодными попытками защититься. Прогремел гром, заглушая издевательские реплики.

И тут один из матросов неожиданно ринулся вперед. Александра отчаянно боролась с ним, отталкивая веслом, пока не потеряла равновесие и не перевалилась через поручень. Неподъемное весло тянуло ее вниз, в холодную пучину Атлантического океана. Отчаянно вскрикнув, девушка ушла под воду, и темная пелена забытья поглотила ее.

Глава 2

Капитан «Летящей Джей» с хмурым видом стоял на мостике, разглядывая низко нависшие грозовые тучи. Сколько раз он плавал в этих широтах во время Гражданской войны, когда ухитрялся провозить контрабандные товары, несмотря на блокаду, и не однажды удирал от янки, буквально висевших у него на хвосте. Однако никогда ему не приходилось попадать в шторм в этих местах. И если раньше он выходил победителем из всех безжалостных гонок, то на сей раз удача вряд ли будет на его стороне. Штормовой фронт стремительно приближался, не оставляя никакой надежды укрыться в порту Нассау.

Черт побери, он вообще не собирался в этом последнем рейсе заходить на Багамы. Ему нечего больше сказать Кэролайн, хотя очень многое он бы не прочь с ней проделать!

При этой мысли лицо капитана расплылось в улыбке. Но все это дела давно минувших дней, когда и он, и она были гораздо моложе. Нассау считался самым развеселым портом Америки, а деньги текли рекой, потому что самый последний матрос получал тройное жалованье.

Он снова нахмурился; улыбка вмиг исчезла с обветренного решительного лица. Многое тогда было совсем иным, особенно до того, как Юг пережил горечь и позор поражения. И не только. В каком-то смысле это была гибель – конец прежнего образа жизни, мировоззрения, и хотя он увидел и понял это задолго до остальных, все же потрясение при виде руин так и не прошло. И когда война наконец завершилась, Багамы, бывшие местом сборища смелых людей, всегда готовых отважиться на прорыв блокады, вновь стали унылыми, забытыми Богом островами.

Капитан покачал головой, вспоминая эпидемию желтой лихорадки, опустошавшую Нассау и Уилмингтон тем роковым летом 1864 года. Каждый четвертый житель Уилмингтона пал ее жертвой, да и в Нассау положение было не из лучших, поскольку контрабандисты стали невольными разносчиками болезни. Однако хуже всего пришлось в 1866 году, когда на смену желтой лихорадке явился брюшной тиф, уничтожив почти половину оставшегося населения. В довершение несчастий над островом Нью-Провиденс пронесся ураган, разрушивший многие новые здания, выстроенные уже после войны, и погубивший десятки безвинных людей. С тех пор жизнь на островах замерла, и капитан «Летящей Джей» вовсе не горел желанием бросить якорь в этих местах – достаточно он навидался призраков Юга, хватит до конца дней.

Да, если бы не шторм, ему бы и в голову не пришло причалить к островам, поскольку он намеревался как можно скорее добраться до Нового Орлеана. Он уже все решил и не хотел терять ни минуты. «Летящая Джей» будет продана тому, кто больше даст, и только в Новом Орлеане он выручит лучшую цену. После возвращения в Техас ему понадобятся все деньги, какие только можно собрать.

При мысли о Техасе в его жилах, как всегда, вскипела кровь. Необъятные просторы, где легко и свободно дышится настоящему мужчине. Он давно предпочел Техас южным штатам, хотя и тосковал иногда по родине. Но предприимчивому человеку дорога туда заказана. Все кончено. Можно лишь медленно умирать с голоду и предаваться полузабытым мечтам либо уехать и начать все сызнова. Техас был той землей обетованной, где мужчина мог создать собственную империю, сколотить состояние и установить свои законы. Он любил море, а Техас похож на океан – такой же огромный, безбрежный, изменчивый, вечно бросающий вызов. Да, только на плодородной почве Техаса он навсегда пустит корни.

– Какого черта, – неожиданно выругался капитан себе под нос, возвращаясь к неприглядной действительности. Впереди в волнах виднелось что-то, но он никак не мог разглядеть, что именно. Прищурясь, капитан всматривался в ледяную тьму.

– Кэп! Капитан Джейк! Это... кажись, русалка!

Грубый голос старого моряка звучал глухо, словно смягченный тяжелым серебристо-серым туманом. Последние слова потонули в раскате грома. Небо прорезала молния. Матросы, убиравшие паруса, замерли. Воцарилась полнейшая тишина, прерываемая лишь потрескиванием снастей. Глаза всех присутствующих были устремлены на необыкновенное, доселе невиданное зрелище. На темной поверхности океана колыхалась переливающаяся белоснежная фигура в обрамлении длинных золотых волос. Вся сцена выглядела настолько нереальной, что эти простые необразованные люди, раскрыв рты, благоговейно уставились на видение. Многие украдкой крестились.

Но чары вмиг рассеялись, когда тот же мужчина нерешительно спросил:

– Она... мертва?

– Посмотрим.

Капитан велел двоим матросам прыгнуть за борт. Судно замедлило ход. На палубе вновь повисла гробовая тишина. Команда нерешительно поглядывала то на капитана, то на воду, где по-прежнему плавало странное существо. Достаточно было и приближавшегося шторма, чтобы возбудить опасения людей, но это непонятное создание из глубин моря вызвало в памяти самые невероятные суеверия.

Матросы неспешно подплывали к «русалке», боясь притронуться. Только сейчас они заметили, что она сжимает в руках длинное тяжелое весло, которое, конечно, легко могло удержать такую тоненькую девушку на поверхности. Но как она оказалась в океане, совсем одна? Если бы не весло, гибель ее была бы неминуема! Они никогда не видели создания прекраснее. Но неизвестно, жива ли она, а если да, сколько еще протянет.

Один из матросов осторожно отнял у спасенной весло, следя при этом, чтобы ее голова оставалась над водой, и поплыл вместе с ней к кораблю. Другой с сожалением ухмыльнулся, сетуя на то, что ему не выпало подобной удачи. Но, кто знает, может, ему повезло, что он не коснулся девушки, ведь она – добыча морских дьяволов, которые, как известно, неохотно расстаются со своими жертвами. Он взглянул на небо, гадая, уж не настал ли их час? И не заберет ли всех океан, чтобы вернуть себе прелестную деву?

Он добрался до судна прежде своего товарища, который не торопился, опасаясь причинить вред незнакомке. Стоя на нижней ступеньке трапа, матрос еще раз оглянулся. С утопленницы ручьями текла вода, и при виде этого совершенного тела неуместное, но жгучее желание охватило молодого человека. Выругав себя, он неуклюже и поспешно поднялся на борт, однако удивительное видение навеки запечатлелось в памяти. Второй матрос взвалил девушку на плечо и последовал за первым. И как только они очутились на палубе, разразился шторм. Но мужчины почти ничего не замечали – их внимание было приковано к едва одетой девушке, лежавшей у ног капитана. Все зачарованно наблюдали, как вздымается ее грудь, обрисованная прилипшей прозрачной тканью. Она жива!

Они встали в круг над бесчувственным телом, загораживая его от безумствующего ветра. Александра медленно приходила в себя. Полные, идеально очерченные губы порозовели, мохнатые ресницы дрогнули. При виде глазевших на нее мужчин девушка невольно вскрикнула. Матросы в недоумении отступили.

– Рыжие волосы, – пробормотал один.

– Зеленые глаза, – проворчал другой.

– Судьба хранит нас, – заключил третий.

Но в эту минуту шторм разыгрался в полную силу, и команда вопросительно уставилась на капитана. Удастся ли им уцелеть с женщиной на борту? Словно догадавшись, о чем думают моряки, незнакомка обхватила себя тонкими руками – жест, не оставшийся незамеченным капитаном. Отдав необходимые распоряжения, он повернулся к старому матросу.

– Отнеси ее вниз, Морли. Запри в моей каюте, а потом возвращайся. Нам понадобится каждая пара рук, чтобы выдержать шторм.

Старик кивнул и нагнулся к перепуганной Александре, но не успел он дотронуться до нее, как та потянулась и, слегка покачиваясь, встала. Она оказалась такой маленькой по сравнению с обоими мужчинами, что ей пришлось запрокинуть голову, прежде чем обратиться к капитану:

– Я... – Она закашлялась. – Я могу сама... Но конец фразы поглотила огромная волна, разбившаяся на палубе. Матрос, ничего не желая слышать, подхватил девушку и побежал вниз. К тому времени как он остановился у двери каюты, силы покинули Александру, и она вновь потеряла сознание.

Старик положил незнакомку на узкую койку и, быстро сорвав с нее мокрую одежду, отступил. Никогда в жизни он не встречал подобного совершенства и, наверное, больше не встретит. Затаив дыхание, он долго смотрел на обнаженную девушку, и лишь новый глухой удар волны, о борт вернул его к действительности. Торопливо укрыв Александру, он поспешил наверх, где его товарищи боролись со стихией.

Глава 3

Александра проснулась от какого-то странного шума. Она постепенно приходила в себя, и в памяти всплывали страшные картины бушующего шторма. До чего же страшный сон ей привиделся... Она заперта в каюте, и выбираться наружу поздно – корабль, конечно, уже погрузился на самое дно океана. Боже, как ей было плохо... как никогда в жизни... за все двадцать лет существования.

Теперь она совсем ослабела, но какое счастье ощущать мерное покачивание судна! Девушка оглядела каюту и охнула при виде высокого незнакомца в разорванной, покрытой брызгами одежде, окинувшего ее холодным, надменным взглядом.

Охваченная ужасом, Александра боялась пошевелиться, пока он всматривался в ее лицо. Затем мужчина принялся неспешно оценивать изящные изгибы ее тела, как пират – долгожданную добычу.

Алекс почувствовала, что жаркая краска ползет от груди по шее и щекам, мгновенно вспыхнувшим пламенем. Девушка догадалась, что одеяло сползло до бедер и она совершенно обнажена. Александра лихорадочно дернула одеяло вверх, разъяренно уставясь на наглеца, как ни в чем не бывало стоявшего над ней, да к тому же дерзко улыбавшегося.

– Как вы смеете? – неверным голосом спросила она.

– Что именно смею? – издевательски осведомился он, слегка кривя губы.

Девушка недоуменно моргнула, пытаясь понять его слова. Он говорил лениво, с каким-то странным тягучим акцентом. Алекс с трудом сообразила, что перед ней южанин, настоящий южанин, возможно, даже бывший конфедерат. Она никогда раньше их не видела и теперь вгляделась пристальнее.

Капитан был так высок, что ему приходилось немного горбиться, иначе он доставал бы головой до низкого потолка каюты. И могуч. Какие широкие плечи! Мокрая одежда облепила тело, подчеркивая силу тугих мышц. Но больше всего завораживало его покрытое бронзовым загаром лицо, на котором ярко сияли необыкновенно синие глаза. Выгоревшие добела волосы падали на лоб. Оставалось только надеяться, что перед ней джентльмен – в резких чертах лица сквозила какая-то безжалостная отвага.

– Как вы смеете? – язвительно осведомился он. Александра отвернулась и снова вспыхнула. Она еще хуже этого человека! Совершенно забыла о приличных манерах и воспитании! Нельзя открыто глазеть на незнакомого мужчину!

– Итак, моя маленькая мокрая мышь... – начал он, шагнув к ней. Зеленые глаза девушки потемнели. Она поспешно отодвинулась к переборке, кутаясь в одеяло.

– Я для вас никто и, уж конечно, не имею ничего общего с мышью! – выпалила она, гордо вздергивая подбородок.

– Значит, у леди не только огненные волосы, но и взрывной характер!

– Я... по-моему, вам лучше выйти, – произнесла она как можно убедительнее.

– Выйти? Но куда мне деваться? Я капитан, и это моя каюта, – пояснил он, обводя рукой тесное помещение.

– В таком случае уйду я, – мягко сказала она, осматриваясь в поисках одежды. Но не отыскав ничего, смущенно взглянула в обветренное лицо капитана.

– На вас почти ничего не было, да и это немногое промокло до нитки...

Александра потупилась и побагровела так, что кожа слилась с волосами.

– Вы... вы не...

Она так и не смогла договорить. Капитан лукаво усмехнулся.

– Мне необходима одежда. У вас наверняка что-нибудь найдется.

– Но почему вы хотите спрятать такое идеальное тело?

– О, прекратите! Я не позволю так обращаться с собой! И не желаю слышать подобных речей!

Незнакомец насмешливо поднял брови: . – Разве это зависит от вас, дорогая?

Девушка конвульсивно вздрогнула, внезапно почувствовав безмерную усталость. Каюта качнулась и начала расплываться. Она услышала, как он прошептал что-то, и вновь погрузилась в забытье. На этот раз ее привели в сознание голоса за дверью каюты – матросы о чем-то переговаривались между собой.

– Он унес ее к себе.

– Запер в своей каюте.

– И не желает выдавать! Это она накликала шторм! Из-за нее все неприятности!

– Но зато уж очень красива!

– Ну и что? Пока она здесь, удача отворачивается от нас.

– Это еще что такое? – раздался громкий голос капитана.

Матросы поспешно убрались. В скважине повернулся ключ, и Александра боязливо уставилась на открывавшуюся дверь. Могучая фигура заполнила проем. Капитан шагнул через порог. За ним показался невысокий человек с подносом в руках. Матрос дружелюбно улыбнулся и, поставив поднос на маленький столик, пояснил:

– Я Морли, мисс. Плохо вам пришлось, уж очень были больны, но теперь должны есть, чтобы поскорее поправиться.

Девушка кивнула, слыша, как урчит в желудке от запаха пищи. Она ужасно проголодалась!

Морли, увидев, что она, красная от стыда, прижимает к себе одеяло, смело обратился к капитану:

– Ей нужно накинуть на себя что-нибудь, кэп.

Капитан что-то проворчал, но все же стал неохотно рыться в сундуке. Отыскав тонкую рубашку, он швырнул ее матросу. Морли ухмыльнулся и галантно протянул рубашку девушке. Александра улыбнулась. Кажется, она обрела друга! Оглянувшись, девушка многозначительно посмотрела на обоих мужчин:

– Если не возражаете, джентльмены...

Морли поспешно отвернулся от Александры, но капитан, очевидно, крайне заинтересованный, продолжал наблюдать за ней. Наконец Морли все-таки откашлялся и сделал знак капитану, который медленно и неохотно последовал его примеру. Александра торопливо просунула руки в длинные рукава и застегнула широкую рубашку, доходившую до колен.

Капитан снова обернулся и принялся жадно изучать Александру, пока Морли расставлял еду, желая, видимо, помочь незнакомой красавице. Но капитан вскоре отпустил его. Морли нерешительно шагнул к двери, послав Александре ободряющую улыбку.

Когда дверь закрылась, капитан кивком показал на стол.

– Ешьте, пока не остыло, – велел он. Голод заставил ее забыть об опасности. Александра свесила ноги с койки, сознавая, что по-прежнему остается полуголой. Если бы ей дали что-то вроде юбки! Но придется довольствоваться тем, что есть.

Александра неверной походкой прошла через каюту к столу, по пути хватаясь за все, что попадало под руку, и осторожно опустилась на стул. Восхитительный запах щекотал ноздри, и стоило попробовать ложку густого рыбного супа, как ей стало не до капитана.

Вскоре силы вернулись, но Алекс продолжала жадно есть. Ее благодетель, если можно было так выразиться, по-видимому, возмущался невниманием своей пассажирки. Громкий голос нарушил тишину, и Александра, подняв глаза, увидела, что капитан стоит рядом. Поймав вопросительный взгляд синих глаз, девушка поняла, что он, наверное, чем-то поинтересовался. Отложив ложку, она пробормотала:

– Простите, я не расслышала.

– Как вас зовут? – тихо, но повелительно протянул он. Александра оцепенела. Этого вопроса она ожидала и боялась. Ни один человек не должен знать, кто она на самом деле. Александра не имеет права никому доверять; в противном случае родственники все же отыщут ее, и тогда впереди либо смерть, либо, что еще хуже, замужество.

Глянув в ясные глаза капитана, девушка решила, что может по крайней мере назвать свое уменьшительное имя.

– Зовите меня Алекс.

– Алекс! – фыркнул он. – Что это за имя для женщины, пусть она и янки! Но, возможно, янки дают своим дамам мужские имена, поскольку так глупы, что не видят разницы!

Александра закипела от ярости. Зеленые глаза опасно сверкнули. Она мотнула головой, и ее тяжелые волосы рассыпались, словно лошадиная грива. Знай капитан ее получше, от него не укрылись бы безошибочные признаки неудержимого гнева, но он не привык к неукротимому духу женщин-северянок. Леди-южанка постаралась бы скрыть бешенство милой улыбкой, но позже не преминула бы сделать все, чтобы наглец поплатился за свои оскорбительные реплики, и не исключено – в каком-нибудь темном переулке. Но Александра была не из таких, поэтому буря грянула незамедлительно.

Подняв миску с едой, девушка швырнула ею в капитана. К ее досаде, тот легко уклонился. Но Александра накинулась на него и начала колотить в грудь кулаками. Она так увлеклась, что сгоряча не заметила: все ее удары не производят на него ни малейшего впечатления. Случайно подняв глаза, Алекс увидела, что капитан ей подмигивает.

Это уж слишком! Александра принялась бросать в него все, что попадалось под руку, однако он ловко уворачивался, одновременно осторожно подходя к ней, чтобы предотвратить разгром каюты. Исчерпав все запасы «оружия», Александра разъяренно уставилась на него, тяжело дыша.

Умиротворяюще вытянув руки, мужчина тихо сказал, продолжая приближаться к ней:

– Я не причиню вам зла, Алекс.

Девушка отступила, лихорадочно соображая, как выбежать из каюты, – омерзительная попытка насилия на корабле капитана Салли все еще была жива в ее памяти.

– Кто же так сильно напугал вас? Похоже, он до сих пор не понял, кто перед ним.

При слове «напугал» Александра гордо вскинула голову и презрительно сощурила глаза.

– Я не боюсь, – тихо процедила она. – И не допущу, чтобы меня унижали.

Капитан улыбнулся, подвинул стул и уселся.

– Я не намеревался унижать вас, Алекс. На этом корабле вы моя гостья и находитесь под моей защитой.

Ноги Александры неожиданно подогнулись, и она беспомощно показала на койку. Он стал препятствием на пути к желанному отдыху, но Алекс хотела увериться, что этот человек не набросится на нее. Капитан кивнул, но когда она протискивалась мимо, неожиданно осторожно коснулся ее, однако не сделал попытки удержать. Девушка почти рухнула на койку и торопливо завернулась в одеяло.

– Откровенно говоря, я не могу сейчас уделить вам столько внимания, сколько хотел бы, – пояснил он, ухмыляясь, – но, возможно, позже мы исправим это упущение.

Алекс нахмурилась и безразлично пожала плечами.

– Я желаю знать лишь одно – как вы очутились посреди океана с этим веслом. Поймите же, я вас спас, а такой подвиг достоин награды.

Алекс задумчиво поглядела на мужчину, гадая, уж не подшучивает ли он над ней снова, но так и не поняла.

– Я крайне благодарна за то, что вытащили меня из воды. Простите, что не успела даже сказать вам спасибо. Не могу выразить, как ценю вашу помощь. И, конечно, предложила бы вам денег, но...

Она прикусила губу, вспомнив, что не собиралась никому открывать правду о своей семье и богатстве.

– Но что? Ваша жизнь не стоит гроша ломаного, или моя помощь настолько ничтожна? – осведомился он.

Опять эти шуточки! И все-таки он пытается узнать о ней побольше!

– Ни то и ни другое. Просто мне нечего предложить, – вздохнула она, отворачиваясь.

Капитан немного поколебался, словно зачарованный редкостной красотой и искренними словами девушки, но тут же бросил:

– Здесь вы заблуждаетесь. Даже оставшись без единого цента, вы можете предложить немало... если захотите, конечно.

До Александры не сразу дошел истинный смысл его слов. Вспыхнув, девушка уставилась в пол.

– Вы совсем не уважаете меня, – расстроено обронила она.

– Ошибаетесь, дорогая леди, я обращался с вами куда с большим почтением, чем со многими женщинами, попадавшими в мою постель. Но, вероятно, я очень измучен, чтобы по достоинству оценить ваши прелести. Как-нибудь в другой раз...

– Пожалуйста... я должна... мне надо попасть в Новый Орлеан, – пробормотала она, просительно глядя на него.

– Прекратите, – проворчал он, окидывая ее ледяным взглядом. – Кокетство вам не идет. Оставьте его мастерицам в этом искусстве – дамам-южанкам. Вам лучше быть со мной откровенной.

– Мне надо в Новый Орлеан, – повторила Алекс.

– У вас есть деньги за проезд?

Она потеряла все, что захватила из Нью-Иорка, – модные платья, деньги, оставшиеся на шхуне. И даже не могла рисковать, обратившись в свой банк, потому что Стен Льюис немедленно явится за ней, а ее некому защитить. Нет. У нее не осталось ничего. Впервые в жизни Александра зависела от кого-то, и сознание этого было ей ненавистно.

– Как вас зовут? – спросила она.

– Джейк.

– Капитан Джейк?

– Просто Джейк, и больше вам знать ни к чему, – резко бросил он.

Алекс представила себе, каков он в гневе, и съежилась. Оставалось молить Бога, чтобы Джейк никогда не рассердился на нее по-настоящему. Она сама отличалась вспыльчивостью, но почему-то чувствовала, что по сравнению с ним кажется прирученным котенком.

– Назови меня по имени, – тихо, настойчиво попросил он. Александра заметила теплое свечение в глубине синих глаз. Но сердце отчего-то сжалось, а ноги налились свинцовой тяжестью.

– Джейк, – прошептала она, отводя глаза.

– Не слышу.

– Джейк, – громко повторила девушка, смело взглянув на него.

Мужчина, немного помолчав, вновь спросил, с трудом выговаривая слова:

– Кто ты и как оказалась в океане?

Девушка судорожно сглотнула, соображая, что сказать.

– Я прошу вас сохранить мое имя в секрете, хотя бы на ближайшее время. Для вас это, конечно, не имеет значения, но для меня... речь идет о жизни и смерти.

Она говорила так серьезно, что Джейк изумленно поднял брови, о чем-то размышляя.

– Хорошо, пусть ваши секреты останутся при вас. Вы хотите попасть в Новый Орлеан. Знаете, где мы сейчас?

Алекс покачала головой.

– К сожалению, мы на Багамах.

– Багамы? Но...

– Увы. Шторм не только сбил нас с курса, но и нанес немало повреждений кораблю. Так или иначе, для каждого из нас это не самый счастливый день.

Алекс покачала головой и нерешительно шепнула:

– Матросы...

– Да?

– Я подслушала, что они говорили. Все обвиняют меня. Вы не позволите им?..

Девушка вздрогнула.

– Замерзли?

– Нет.

– Моряки народ суеверный и не любят женщин на корабле. Особенно на таком. Но они не посмеют вас обидеть. Вы в безопасности, по крайней мере в эту минуту, – заверил он, коварно усмехаясь. Но почему-то совсем не убедил ее. Алекс просто не привыкла иметь дело с подобными мужчинами. Он казался таким неукротимым... буйным... почти неуправляемым...

– Благодарю вас и за малое утешение, – холодно обронила она.

– Кстати, вам очень повезло, что я выудил вас из воды.

– Неужели? А мне показалось, что лучше всего было оставить меня в океане.

– О, какие ужасные мысли! Выбросите их из головы! Говоря по правде, здесь живут несколько человек, с которыми я подружился во время войны... Впрочем, не важно, главное, что я уже послал за припасами и экипажем на ближайшую плантацию. Девушка изумленно взглянула на Джейка и поспешно осмотрелась. Значит, ее не запрут в каюте на все время стоянки! Она облегченно вздохнула.

– Я не знал, что вам пришлось не по душе ваше окружение.

Александра рассеянно отмахнулась.

– Дело не в этом. Просто приятно вновь оказаться на суше.

– Понимаю, – сочувственно кивнул Джейк. – Кстати, у моего друга есть сестра примерно такого же сложения. Уверен, она с радостью одолжит вам что-нибудь из одежды.

Впервые за все время на лице Александры появилась счастливая, благодарная улыбка, почти слепящая своей неземной красотой. Джейк на мгновение затаил дыхание и торопливо поднялся.

– У меня много работы, – сказал он, – но прошу вас остаться здесь. Я запру дверь. Когда прибудет карета, мы отправимся на плантацию.

И, не произнеся больше ни слова, поспешно вышел.

Глава 4

День клонился к вечеру, когда ключ вновь повернулся в замке. На пороге появился Джейк, по всей видимости, весьма довольный собой. Подойдя к бледной девушке, по-прежнему сидевшей на койке, он весело произнес:

– Собирайтесь, девочка моя. Нам пора.

– Но как же я пойду? Мне нечего надеть.

– К сожалению, могу только завернуть вас в одеяло и внести в коляску. Что вы об этом думаете?

Александра устремила на него полный ужаса взор, живо представив свое появление на плантации в подобном виде, и вздрогнула.

– Никогда! – охнула она.

– Вы почему-то никак не можете в полной мере осознать положение, в котором находитесь, – шутливо заметил Джейк и, порывшись в сундуке, вытащил большое шерстяное одеяло, затканное аляповато-яркими цветами.

– Думаю, это подойдет как нельзя лучше, – решил он, шагнув к Александре.

– Не смейте даже приближаться ко мне с этой штукой! – взвизгнула девушка, вскакивая с койки.

Но Джейк оказался проворнее и плотно завернул ее в одеяло, прежде чем она успела опомниться. Огромные зеленые глаза с молчаливым укором уставились на капитана, но он лишь усмехнулся.

– Похоже, именно в таком виде вы наиболее безопасны, – сказал мужчина, усевшись на стул и держа Алекс у себя на коленях.

– Да как вы смеете! – прошипела девушка.

– А знаете, если вас хорошенько отмыть, скорее всего выяснится, что вы не так уж плохи. Вам следовало бы сейчас видеть себя. Ну и зрелище! Недаром говорится, что в океане можно отыскать любые сокровища, – закончил он задумчиво и, наклонив голову, чмокнул Алекс прямо в кончик маленького прямого носа. Девушка с отвращением поморщилась, чем и вызвала громкий смех капитана.

– Дорогая, вы определенно не южанка.

– Благодарение Богу!

– Я выслушаю ваше мнение как-нибудь в другой раз. Ну а сейчас в путь! Нас уже ждут.

– Неужели вы повезете меня куда-либо, спеленатую, как младенца?!

Но Джейк, невозмутимо пожав плечами, подхватил ее и понес к двери.

– Я Готов умчать тебя куда угодно, Алекс, хоть на край света!

Он долго возился с ключом, пока подоспевший Морли не помог ему, придержав дверь.

– Прибери каюту, Морли. Девчонка закатила истерику и разнесла все, что можно. В жизни не подумал бы, что в ней столько сил.

– Уж это точно, кэп. Говоря по правде, она снова вот-вот сомлеет! Вы приглядите, чтобы о ней позаботились, – покачал головой Морли, улыбаясь девушке.

– Не беспокойся. Кэролайн...

– Лучше бы попросить кого другого, – едва слышно пробурчал Морли, шагнув в каюту.

– Вечно сует нос в чужие дела, – хмыкнул Джейк, поднимаясь на палубу. Александра жадно вдыхала прохладный соленый воздух. Как хорошо вырваться из душного помещения и вновь оказаться наверху!

Пока Джейк нес ее по палубе, матросы поворачивали головы им вслед. На корабле воцарилось зловещее молчание, и девушка затрепетала, вспомнив подслушанные ранее пересуды команды. Что, если ей грозит новая опасность?!

– Вы замерзли? – осведомился Джейк.

– Н-нет. Только... только вы уверены, что люди...

– Им отдан приказ. Не тревожьтесь. Алекс кивнула и положила голову на мускулистое плечо. Почему-то ей стало уютно и спокойно.

Внизу уже ждала маленькая шлюпка. Джейк с минуту постоял у поручня, ожидая, пока матрос выровняет шлюпку.

– Не бойтесь, Алекс. Это невысоко.

И не успела она понять смысл загадочных слов, как он бросил ее вниз, прямо на руки матроса, а сам ловко спустился по трапу и прыгнул в шлюпку.

– Ну, дорогая, все было совсем не страшно, верно? – весело спросил он. Но девушка задохнулась от ярости – она молча отвернулась, вглядываясь в горизонт.

– Посмотрите на воду, Алекс. Как она прозрачна, как переливается бирюзой!

Девушка нехотя опустила глаза и улыбнулась. Поверхность океана была залита золотом заходящего солнца. Зрелища прекраснее ей не доводилось видеть. Гнев испарился так же внезапно, как вспыхнул.

– Кажется, в этой воде отражается вечность.

– Наверное, вы правы, – тихо согласился Джейк.

Вскоре лодка причалила к берегу, и Джейк, спрыгнув на мелководье, подхватил Александру на руки, как пушинку. Их уже ждала карета; на козлах клевал носом старый кучер. Заслышав шаги, он спрыгнул на землю и помог им сесть в экипаж. Вскоре по грязной дороге зашуршали колеса.

Внутри экипажа было прохладно и полутемно, и они словно оказались в маленьком, закрытом со всех сторон мирке.

– Ваш корабль... сильно поврежден? – спросила Александра.

– Да уж, тяжело нам пришлось.

– Сколько времени, по-вашему, займет ремонт?

– Довольно много.

– Джейк, скажите правду, долго мы здесь пробудем?

– Возможно, слишком долго.

Алекс решила не допытываться больше. Очевидная уклончивость ответов говорила о том, что настойчивостью ничего не добьешься.

К тому времени как они добрались до плантации, на землю спустилась ночь, и Александра лишь мельком успела увидеть утопающий в пышной растительности остров, прислушаться к незнакомым звукам, вдохнуть пряные экзотические запахи. С подобным она сталкивалась впервые, однако не чувствовала ничего враждебного или неприятного. Неужели она и впрямь обрела убежище?

Наконец, кучер остановил лошадей перед большим темным зданием. Джейк наклонился, чтобы поднять Александру, но она нерешительно отстранилась. Как ее примут? Что скажут люди?!

Но Джейка не смущали такие пустяки. Он стиснул девушку в объятиях и, шагая к дому, шепнул ей на ухо:

– Тебя никто не посмеет обидеть, Алекс. Помни, ты со мной.

Вздрогнув, Александра прижалась к его теплой груди, готовясь мужественно встретить капризы судьбы. Но менее всего она ожидала увидеть ослепительно прекрасную женщину, выбежавшую на веранду навстречу Джейку.

– Джейк! Джейк, дорогой, наконец-то!

Она бросилась вперед, но тут же застыла, не в силах понять, что за странная ноша в руках у Джейка. Прелестные темные глаза затуманились, полные губки капризно поджались.

– Ты сказал, что привезешь кого-то, Джейк, но я не думала...

– Кэролайн, ни слова о делах, пока я не позабочусь о даме. Потом все объясню. И если станешь настаивать, ничего не скажу.

Женщина послушно закрыла рот и торопливо последовала за Джейком. Ей приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него. Александра спрятала лицо на груди Джейка, умирая от стыда. Но это было только начало. Не успел Джейк подняться на веранду, как из темноты выступил мужчина с высоким стаканом в руках.

– Джейк, старина! Сожалею о твоих неприятностях, но рад, что ты к нам завернул. Какого!.. – воскликнул он неожиданно при виде Джейка, но тут же осекся.

– Ни слова, Хейуорд, иначе Джейк ничего не расскажет, – мягко предупредила Кэролайн. Все поспешили в дом. Очутившись в вестибюле, Джейк окинул оценивающим взглядом высокую лестницу.

– Все готово, как я приказал?

– Конечно, Джейк, дорогой, – сладким голоском промурлыкала женщина.

– Прекрасно, об остальном я позабочусь.

– Что? – охнула Кэролайн, скорее встревоженная, чем шокированная. Джейк побежал наверх, перепрыгивая через две ступеньки.

– Налейте что-нибудь выпить, когда я спущусь.

Он пинком распахнул нужную дверь и вошел в большую, роскошно обставленную комнату. В качалке сидела грузная чернокожая женщина.

– Здравствуй, Леона! – громко приветствовал Джейк, подходя ближе.

– Ба, да это никак сам мистер Джейк! Мне не терпится поскорее увидеть ваш сюрприз! – с улыбкой ответила негритянка, пытаясь получше разглядеть Александру. – У вас всегда наготове какой-нибудь фокус, сэр, уж это точно.

– Мне нужна твоя помощь. Я выудил это сокровище прямо из океана, Леона!

Глаза и рот негритянки широко раскрылись. Искоса глянув на Александру, она не удержалась от вопроса:

– Вы вытащили это прямо из океана? – встревожено охнула Леона. – Это не какое-то морское чудовище, мистер Джейк?

– Ни в коем случае, – заверил тот и, поставив Александру на пол, развернул одеяло. Леона тихо взвизгнула при виде холодных зеленых глаз и длинных золотистых локонов, разметавшихся по плечам девушки.

– Никогда не видела волос такого цвета, – потрясенно сказала негритянка. – Это создание не от мира сего; и вам лучше вернуть его туда, где нашли, мистер Джейк.

– Но... прошу вас, выслушайте, – начала Александра. – Я упала за борт, и Джейк спас мне жизнь, вот и все. Я ничем не отличаюсь от других людей, по крайней мере не буду отличаться, когда приму ванну.

Услышав последние слова незнакомки, Леона мгновенно вспомнила о своих обязанностях.

– Да уж, вымыться вам не мешает. Что случилось с вашей одеждой, дитя мое? Это мужская рубашка!

Женщина закатила большие темные глаза, мрачно свела брови и вызывающе подбоченилась.

– Я тут ни при чем, Леона, – шутливо запротестовал Джейк. – Клянусь, я не виноват! Если ты найдешь ей платье, буду только счастлив.

– А вы, мистер Джейк, шли бы лучше вниз. У нас и без того дел полно.

Джейка бесцеремонно вытолкали за дверь, и Леона вернулась к Александре.

– Да, детка, нелегко привести вас в приличный вид. Забирайтесь поскорее в ванну, пока я поищу какую-нибудь одежонку. Вы выше мисс Кэролайн, так что придется выпускать подол.

Александра с облегченным вздохом скользнула в теплую душистую воду, погружаясь все глубже, пока вода не закрыла груди.

– Я надену все что угодно, лишь бы прикрыться, – вздохнула она.

– Ни одна леди, пусть даже янки, не покажется на людях в коротком платье, – строго покачала головой Леона.

Но Александре было не до споров. Она принялась усердно намыливаться, пока кожа вновь не стала сияющей и розовой. Теперь она почувствовала себя гораздо лучше, и если бы не непривычная слабость и холод, сковавший сердце, все было бы как прежде.

– Сейчас принесу платье, лапушка. Да, теперь дело другое. Раньше вы походили на мокрую крысу. Это одно из домашних платьев мисс Кэролайн, но мы не знали, чего ожидать, поэтому позже найдем что-нибудь понаряднее.

– Спасибо.

Обе молчали, пока Александра вытирала волосы, а Леона выпускала подол. Алекс была довольна, что фасон и цвет платья ей пойдут. Именно сегодня ей хотелось выглядеть как можно лучше. Кэролайн была неотразима и, кажется, прекрасно знала Джейка, но почему-то Александре это совершенно не нравилось.

Наконец, Леона встала и заявила: – Ну вот и готово!

Она дала Александре мягкое полотняное белье, и хотя девушка привыкла к шелковому, все же была рада и такому. Кроме того, белье оказалось очень удобным. Леона быстро одела Александру и подвела к большому зеркалу в рост человека. Девушка растерялась – ей никогда не приходилось носить столь откровенных нарядов. Она предпочитала тяжелые шелковые платья с высоким воротом, но это было из тонкого ситца с большим вырезом, открывавшим верхнюю часть груди. Все еще влажные волосы беспорядочными локонами вились вокруг лица, ниспадали до бедер, придавая ей странно чувственный, соблазнительный вид.

Она сильно побледнела и осунулась, так что глаза казались еще больше и сияли изумрудным светом на изможденном лице, придавая ей облик волшебницы из древних сказок. Может быть, ей все это чудится, потому что она потеряла девственность?

– Говоря по правде, лапушка, вы хорошенькая и милая, и недаром мастер Джейк так над вами хлопочет, – заметила Леона, – но помните, детка, он принадлежит Кэролайн, а она никогда не отдает ничего по доброй воле. Никто не смеет стать между ней и ее мужчиной!

Александра резко обернулась, но негритянка ответила бесстрастным взглядом.

– Я... я едва его знаю... и не собираюсь близко знакомиться. Он просто помог мне в беде, вот и все.

Леона недоверчиво хмыкнула и показала на дверь:

– Они ждут вас, детка, так что поторопитесь.

– Спасибо. Вы были очень добры, – кивнула девушка, прежде чем шагнуть к порогу.

Глава 5

Александра спустилась вниз и отыскала комнату, откуда доносились смех и оживленные голоса. Тихо приоткрыв дверь, она встала у входа, наблюдая за обитателями гостиной. Джейк облокотился о каминную полку. Он переоделся и теперь был похож не столько на капитана, сколько на истинного джентльмена-южанина, однако по-прежнему излучал едва сдерживаемую силу и энергию и более чем когда-либо напоминал туго свернутую стальную пружину.

Александра впервые присмотрелась получше к хозяину и хозяйке. Оба красивы, темноволосы и темноглазы. Спокойствие и безмятежность этих людей резко контрастировали с исходящей от Джейка внутренней напряженностью.

Александра была настолько погружена в свои мысли, что не заметила, как разговоры стихли и все присутствующие дружно уставились на нее. Девушка вежливо улыбнулась и ступила на мягкий ковер. Хейуорд галантно проводил ее к дивану у огня, на котором сидела Кэролайн. Александра благодарно кивнула и устроилась рядом с прелестной леди.

Однако ее насторожило выражение лиц собравшихся. Джейк и Хейуорд были откровенно восхищены произошедшими с ней переменами, Кэролайн же жестко, почти неприязненно поджала губы. Впрочем, это длилось всего несколько секунд. Лицо женщины тут же смягчилось и вновь стало ослепительно прекрасным.

– Алекс! – воскликнул Джейк. – По-моему, вы еще не были так молчаливы с тех пор, как избавились от морской болезни!

Девушка нежно улыбнулась ему:

– Боюсь, я еще не привыкла к суше.

Взгляды их скрестились; колени Александры мгновенно задрожали. Она тут же прокляла себя за непонятную слабость. Его глаза... слишком синие, слишком пронизывающие...

Девушка рассерженно отвернулась от Джейка и уставилась в огонь.

– Алекс, позвольте представить вам моих друзей, Хейуорда Грейвза и его сестру Кэролайн.

– Счастлива познакомиться, – вежливо ответила девушка, – и хотела бы поблагодарить вас за великодушие и гостеприимство.

– О, не стоит, такие пустяки... – пробормотала Кэролайн, чуть скривив губы.

– Мы рады помочь, – вмешался Хейуорд, тепло улыбаясь.

– К сожалению, я ничего больше не знаю о своей подопечной, кроме имени Алекс, –сказал Джейк.

– Подопечная? – поспешно переспросила Кэролайн.

– Что ты имеешь в виду, старина? – удивился Хейуорд.

– Я обещал им занимательную историю, Алекс. О чем поведаете?

Девушка задумчиво опустила глаза, но тут же вскинула голову и обвела присутствующих невинным взором.

– Джейк, вы прекрасно знаете, что можете рассказать ровно столько же, сколько и я, – мило призналась она. – Видите ли, Кэролайн, я потеряла память.

Джейк оглушительно расхохотался, но тут же, поняв, что настаивать бесполезно, кивнул:

– Что же, друзья мои, такова наша участь. Она действительно ничего не помнит. И поскольку я спас бедняжке жизнь, придется позаботиться о ней и доставить куда она потребует. Разве не так, Алекс?

Глаза девушки лукаво блеснули:

– Да, Джейк, конечно. Видите ли, Джейк на самом деле выудил меня из океана.

– Совершенно верно, а все, что я поймал, мое и ничье больше, как гласит поговорка, – произнес Джейк достаточно громко, чтобы слышали все.

– У меня ничего не осталось, совсем ничего. Я погибла бы, если бы не Джейк. И вы оба так добры, не знаю, как и благодарить.

– Мы счастливы помочь вам, дорогая, – промолвила Кэролайн. – Какая печальная история! Бьюсь об заклад, вы были в ужасном состоянии, когда Джейк поднял вас на борт.

– Тут ты права, Кэролайн, – весело согласился Джейк. Александра густо покраснела и повернулась к нему спиной.

– Но почему вы называете себя Алекс? – осведомился Хейуорд. – По-моему, это имя не слишком вам подходит.

– Зато единственное, что я помню, – пояснила девушка.

– Возможно, так зовут вашего жениха или мужа, – продолжала настаивать Кэролайн, искоса глядя на Джейка. Но в эту минуту тот допивал бренди, и женщина разочарованно вздохнула, ничего не прочтя в его лице.

– Интересная мысль, Кэролайн, – кивнула Александра, – хотя я так почему-то не считаю.

– Но и не знаете наверняка?

– Нет.

– Подождите! – возбужденно вскричал Хейуорд. – Что, если это просто уменьшительное имя?

Александра замерла. Остальные терпеливо выжидали, пока Хейуорд, нахмурив лоб, что-то соображал.

– Понял! Александра! Вот это имя идеально вам соответствует! Александра!

Он пристально уставился на нее взволнованно сверкающими глазами. Девушка слегка побледнела и тут же залилась румянцем.

– Это так, Алекс? – допытывался Джейк, не сводивший с нее взгляда. Она потупилась, не смея посмотреть на него.

– Не знаю. Не помню.

– В таком случае мы будем вас звать, как пожелаете, Алекс, – решила Кэролайн, словно устав от предмета разговора. Она привыкла быть в центре внимания, особенно внимания Джейка, а эта девушка стала досадной помехой, невесть откуда взявшейся соперницей.

Александра хотела что-то сказать, но Хейуорд, не привыкший сдаваться, заявил:

– Что же до меня, я стану называть вас Александрой. Пожалуй, это единственное имя, которое так прекрасно гармонирует с вами, дорогая.

– Как вам будет угодно, мистер Грейвз.

– Я для вас Хейуорд, и только так, иначе вы глубоко раните мое сердце.

Александра впервые рассмеялась, и лицо ее столь чудесно преобразилось, что все трое заворожено уставились на нее.

– О Хейуорд, я, конечно не хотела бы обидеть вас. Ведь вы с Кэролайн столько для меня сделали.

– Не так много, как хотелось бы, – вздохнул Грейвз.

– Мой братец весьма сострадателен, – пошутила Кэролайн, пытаясь смягчить серьезность его тона. – Он готов броситься на помощь каждому, верно, Джейк?

– Вне всякого сомнения, Кэролайн, у него открытая и щедрая душа.

– Кстати, Алекс, – продолжала женщина, – вы ездите верхом?

– Да... то есть не уверена.

– Ну а мы ездим, и часто, особенно когда Джейк гостит у нас. Возможно, завтра мы узнаем, умеете ли вы держаться в седле... Никогда не известно, сколько Джейк здесь пробудет, так что надо воспользоваться случаем.

– Не рассчитывай на меня, Кэролайн, – предупредил Джейк. – Корабль сильно потрепало, и мне придется большую часть времени проводить на борту.

– Неужели ты не улучишь минутку для старых друзей, Джейк? – надула губки Кэролайн. Но тут чернокожий дворецкий объявил, что ужин готов. Хейуорд, быстро вскочив, предложил руку Александре; Кэролайн подхватила Джейка под локоть. На этот раз Александре удалось хорошенько рассмотреть дом. Дорогая обстановка была весьма обветшавшей: вероятно, финансовые дела Грейвзов оставляли желать лучшего. Она знала, что плантации на Багамах были заложены еще англичанами, но не приносили такого дохода, как ожидалось.

Они вошли в просторную столовую, где стоял длинный, накрытый белоснежной скатертью стол. Александра восхищалась изящным серебром, тонким фарфором и хрусталем, однако чувствовалось, что это лишь остатки былой роскоши.

Ужин был превосходным, вина – изысканными, а беседа остроумной. Александра прекрасно проводила время и испытывала неловкость, только когда глаза Джейка впивались в нее, казалось, прожигая насквозь и пытаясь найти ответы на невысказанные вслух вопросы. Но больше всего ее раздражали собственные чувства к этому учтивому, холодному, надменному человеку. Она многого не понимала в нем, особенно после всего, что пришлось претерпеть от мужчин.

После ужина они вернулись в гостиную, и Александра устроилась в уютном кресле. Действие тепла, вкусного ужина и крепкого вина не замедлило сказаться. Словно издалека до нее доносился разговор, а глаза сами собой закрывались.

Девушка клюнула носом, проснулась и, краснея, сообразила, что обращаются к ней, но слов не успела разобрать.

– По-моему, леди слишком устала, что неудивительно, – снисходительно усмехнулся Хейуорд.

– Извините, – с сожалением произнесла девушка, – но день был таким длинным, и я совершенно измучена.

– Конечно-конечно, какая я невнимательная, – охнула Кэролайн, вставая. – Сейчас я провожу Алекс в ее комнату, а потом отправляюсь спать. Вы можете говорить хоть до утра, но нам, женщинам, нужен отдых, чтобы быть свежими и красивыми, верно, Алекс?

– Абсолютно, – кивнула Александра, поднимаясь. Мужчины последовали ее примеру. Хейуорд взял девушку за руку и легонько коснулся губами пальцев.

– Считайте наш дом своим, пока согласитесь украшать его своим присутствием.

Александра улыбнулась. Она столько слышала о любезности джентльменов-южан!

– Благодарю, Хейуорд, но мне неудобно злоупотреблять вашим гостеприимством.

– Прошу вас! Это такая честь для нас!

Подошел Джейк, словно магнитом притягивая взор Александры.

– Доброй ночи, Алекс, – пожелал он. – Постарайтесь выспаться. Если хотите, проведите в постели хоть весь день.

– О Джейк, ты в самом деле держишься, как опекун Алекс! Не думала, что когда-нибудь услышу от тебя нечто подобное! – съязвила Кэролайн. Но Джейк лишь беспечно рассмеялся, избегая вступать в полемику.

– Спокойной ночи, – ответила Александра, – и спасибо за вашу доброту.

Кэролайн повела ее наверх так торопливо, словно спешила поскорее увести от мужчин.

– Вот ваша комната, Алекс. Не возражаете, если я зайду на несколько минут? Поболтаем немного!

У Александры едва ворочался язык от усталости, но, понимая, что нельзя отказать хозяйке в просьбе, она вежливо пригласила:

– Входите, пожалуйста.

Они уселись в кресла у камина, в котором горело невысокое пламя, отбрасывавшее длинные тени на пол и стены.

– Вам нравится спальня? – осведомилась Кэролайн.

– О да, все просто чудесно. Благодарю вас.

– Я совершенно заинтригована вашей историей. Конечно, вы не с Юга, это слышно по выговору.

– Наверное.

– Знаете, многие корабли теперь огибают Багамы и не заходят сюда, как во время войны, так что легко проследить, какие суда сейчас стоят в порту, по крайней мере здесь, на острове Нью-Провиденс.

– Неужели? – сонно пробормотала Александра.

– Незадолго до шторма всего лишь одна шхуна бросила якорь в гавани.

– И только?

– Да, с красивым женским именем « Шарлотта».

Куда девался сон! Александра резко вскинула отяжелевшую голову при упоминании о шхуне капитана Салли. Но если Кэролайн и заметила какие-то признаки внезапного необъяснимого интереса к своим словам, то ничем этого не показала и как ни в чем не бывало продолжила:

– Кстати, я разговаривала с капитаном...

– Вы имеете в виду капитана «Шарлотты»?

Кэролайн кивнула, хищно блеснув глазами.

– Он мой старый приятель, мы знакомы уже несколько лет. Рассказывал, как ему повезло добраться до порта перед началом шторма. Жаль, что Джейку изменила удача.

– Жаль, – машинально протянула Александра, занятая собственными тревожными мыслями.

– Просто я подумала, что если вам необходимо куда-то побыстрее добраться, Джейк вряд ли сумеет помочь – его судно в ужасном состоянии. Хотите, я потолкую с капитаном «Шарлотты»?

– Нет. Я бы хотела немного отдохнуть. Мне еще нездоровится.

– Ну конечно, дорогая. Не стоит торопиться, вы правы. Гостите у нас сколько угодно, мы будем счастливы разделить с вами наш скромный кров. И надеюсь, вскоре память к вам вернется.

– Благодарю вас.

– Возможно, вы захотите встретиться с капитаном. Вдруг он что-то о вас знает? В конце концов, кроме «Шарлотты», ни один корабль не бросал здесь якорь до начала шторма, а вы упали за борт приблизительно в это время.

– Не надо беспокоить его.

– Какой вздор! Поскольку мы добрые знакомые, я приглашу его завтра на ужин. Вы поговорите, и мы, вероятно, узнаем кое-что интересное, не согласны? – настаивала Кэролайн, интуитивно почувствовавшая слабое место соперницы.

Александра быстро огляделась, словно в поисках ответа, который спас бы ее от неминуемой стычки, но, не найдя ничего подходящего, решилась:

– Как вы уже сказали, Кэролайн, все мы иногда узнаем кое-что интересное о себе... и других.

– Превосходно. Я восхищена.

Кэролайн встала и направилась к двери. Александра последовала за ней, изо всех сил пытаясь не придавать значения словам женщины, но с ужасом представляя встречу с капитаном Салли.

– Кстати, Алекс, – бросила Кэролайн, замедлив шаг, – раз Джейк так занят, почему бы вам не поспать подольше? Вы в этом нуждаетесь, а прогулка верхом подождет до другого раза.

– Да, это было бы чудесно. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, дорогая, и приятных снов.

Глава 6

– Мисс Александра, мисс Александра, – окликнула Леона, сдвигая гардины. Солнечное сияние затопило комнату. Александра с трудом выплывала из забытья и в первое мгновение никак не могла понять, где находится и кто эта приземистая чернокожая женщина.

Но постепенно память вернулась, а вместе с ней и нелегкие проблемы, смятение и ужас прежней жизни. Однако девушка решительно выбросила из головы мрачные мысли и села в постели. Она впервые спала так хорошо со дня гибели Олафа и теперь чувствовала себя гораздо бодрее и была готова на все, лишь бы исполнить обещание, данное старому другу.

– Мисс Александра, вы проспали чуть не целый день, – посетовала Леона. – Конечно, мистер Джейк приказал нипочем вас не тревожить. Ну а вот мистер Хейуорд велел разбудить вас, как только вернется, чтобы отправиться на прогулку верхом. Ничего не поделаешь, пришлось подниматься наверх. Разве всем угодишь? То одно, то другое...

Продолжая бурчать что-то себе под нос, Леона поставила на колени девушки поднос с завтраком.

Завтрак в постели! Что за роскошь после стольких дней, проведенных в тесных каютах!

– Не знаете, капитан Джейк здесь? – застенчиво пробормотала Александра, боясь проявить слишком откровенный интерес. Но Леона понимающе ухмыльнулась.

– Вот это настоящий мужчина! Ни одна девушка не может устоять перед ним...

– О нет! Я просто...

– Знаю, лапушка, но помните, он – мужчина мисс Кэролайн, по крайней мере пока гостит здесь.

– Разумеется. Клянусь, мне он совсем не нравится... я просто хотела знать, как идут работы.

– Он ушел на рассвете и с тех пор не возвращался. По мне, так ему не терпится побыстрее убраться с Багам. Помню, было время... Но вам следовало бы поскорее одеться, если уже позавтракали.

Александре очень хотелось услышать, что собирается сказать Леона, но она вовремя прикусила язык.

– Это все, что можно было достать в такой короткий срок. Одна из старых амазонок мисс Кэролайн, и, должна признать, она видела лучшие дни. Но ничего другого не нашлось. Я выпустила подол насколько можно, но она все еще коротковата.

– Спасибо, Леона. Я очень ценю все, что вы для меня делаете.

Александра была уверена, что Кэролайн специально выбрала безнадежно вышедшую из моды амазонку, цвет которой ей совсем не шел. Девушка с тоской вспомнила о потерянных сундуках. Теперь уже поздно сожалеть о том, чего лишилась навсегда. Однако... если капитан Салли придет к ужину, она, возможно, сумеет вернуть свои вещи.

Девушка вздрогнула при мысли о встрече с этим животным. Как она потребует у него украденное? Что он сделает? А вдруг расскажет всем, что она из Нью-Йорка? Правда, Салли ничего не знал об Александре, кроме того, что у нее есть деньги.

Александре сразу стало легче. Ее тайна останется нераскрытой!

Одевшись, девушка подошла к зеркалу. Амазонка плотно облегала фигуру, и Алекс впервые поняла, что стала взрослой женщиной. Она так долго жила в уединении, что не думала об этом, пока Стен Льюис и капитан Салли не заставили ее осознать, какое превращение совершилось с ней за эти месяцы. Она стала женщиной, женщиной, которую желают мужчины.

– Вечером будут гости, так что постараюсь переделать вам еще один туалет, мисс Александра, – пообещала Леона. Александра вздрогнула, вспомнив обещание Кэролайн пригласить капитана Салли. Однако ей необходимы ее сундуки. Как вернуть вещи, не поговорив с Салли? Гнев и сознание неизбежности неожиданно придали ей столь необходимое мужество. Если капитан придет, она не побоится объясниться с ним.

– Ну конечно, я с нетерпением жду этого вечера и с удовольствием надену платье, которое вы перешьете, – кивнула Александра. – Как по-вашему, Хейуорд уже ждет меня?

– Кажется, да, лапушка. Чует мое сердце, он не чает снова вас увидеть, – кивнула Леона. Александра улыбнулась, довольная тем, что джентльмены находят ее привлекательной, но неясная тревога не давала покоя. Не будь всего, что случилось, она бы принимала знаки его внимания с куда большим удовольствием, но теперь невольно подозревала мужчин в недобрых намерениях. Неужели так трудно любить женщину ради нее самой, а не только из-за ее богатства или совершенного тела. Она не знала, что думать и чему верить. Ей следовало бы ненавидеть всех мужчин, но в присутствии Джейка с ней происходило что-то странное. Но нет, она не станет о нем думать. Отправится на прогулку с Хейуордом и попытается выбросить из головы этого непонятного человека.

– Александра! – радостно воскликнул Хейуорд, когда девушка спустилась в вестибюль. Карие глаза сияли теплом. – Сегодня вы еще прекраснее.

– Спасибо, Хейуорд, – улыбнулась Александра. – Хороший сон и мягкая постель с кем угодно сотворят чудо.

Он повел ее во двор, заросший деревьями и кустами с огромными яркими цветами. Лишь неутомимый труд садовников сдерживал наступление буйной тропической растительности. Самый воздух острова, казалось, располагал к безделью и неге. Как непохоже на сурово-деловитую атмосферу Нью-Йорка!

Чернокожий грум уже держал под уздцы лошадей. Александра никогда не видела так много негров и едва сдерживала естественное любопытство.

– Я выбрал эту кобылу для вас, Александра, потому что она смирная, хотя ее и нельзя назвать клячей.

– Какая милая! Настоящая красавица!

– Лошади – моя единственная страсть, и я посвящаю им все свободное время.

Хейуорд вскочил в седло и подождал, пока грум поможет Александре сесть на кобылку. Они шагом отъехали от дома и свернули на узкую грязную тропинку, ведущую в глубь острова. Александра отметила, что с легкостью управляется с кобылкой. Честно говоря, она предпочитала более резвых лошадей и любила мчаться куда глаза глядят, чувствуя, как бьет в лицо ветер. Она с трудом сдерживалась, чтобы не пустить кобылу в галоп. Мало того, что это было бы непростительной грубостью по отношению к Хейуорду, она еще непременно заблудится.

Этот человек, казалось, сливался с окружающим пейзажем, став частичкой острова с его размеренным, от века не меняющимся ритмом жизни. Александре подумалось, что он никогда не впадет в неистовую ярость, не замкнется в ледяном молчании, оставаясь невозмутимым, несмотря ни на что. Вероятно, он умеет держать себя в руках. Кроме того, Хейуорд красив. Почему же эта ленивая грация и правильные черты лица нисколько не трогают душу? Она не испытывает к нему совершенно никаких чувств.

Девушка тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, и попыталась насладиться красотой острова и размашистым шагом лошади. Откуда этот внезапный интерес к мужчинам после всего, что произошло?! Почему она вдруг стала замечать, как они двигаются, как ходят, их голоса, тела... да-да, именно тела. Это, кажется, началось на «Летящей Джей», когда она впервые увидела Джейка, такого могучего, мускулистого, загорелого. Нет, она не должна думать о нем, не должна доверять и слушаться зова своего предательского естества... словно он играл на ее проснувшейся чувственности, ухитряясь не затронуть разума.

– Что вы думаете об этом, Александра? – осведомился Хейуорд.

– Простите, – встрепенулась она, поспешно осматриваясь. Девушка почти не заметила, как они углубились в чащу и оказались на полянке с мягкой травой. Толстые ветви нависали над головами, образуя подобие крыши; в центре раскинулось небольшое озерцо с прозрачной водой. Пейзаж был настолько совершенным, что казался попросту нереальным. Александра всю жизнь прожила в Нью-Йорке, и поэтому в окружающее изобилие было трудно поверить.

– О, Хейуорд, какая красота! – воскликнула она, едва он спешился и снял ее с седла.

– Я рад, что вам нравится. Это мое любимое место.

– Нетрудно догадаться почему.

Они привязали лошадей, неторопливо направились к озерцу и уселись на берегу. Александра слегка поежилась, когда Хейуорд устроился рядом с ней. От него не укрылась неловкость девушки.

– Не бойтесь меня. Нам неизвестно ваше прошлое, но поверьте, я ни за что не причинил бы вам зла.

Голос звучал так искренне, что у девушки невольно распахнулись глаза. Как бы она хотела верить этому человеку! У нее совсем не осталось друзей! Хейуорда настолько опьянила ее близость, что он никого и ничего не замечал. Эта власть наполняла Александру небывалым ощущением собственной силы; казалось, она впервые осознала всю полноту своей женственности. Да, женщина тоже обладает могуществом, хотя совершенно иным, чем мужчина. Приятная дрожь охватила Александру при виде Хейуорда, продолжавшего неотрывно смотреть на нее, словно затерявшегося в глубине ее глаз.

– Вы всю жизнь прожили на Багамах, Хейуорд? Детская улыбка осветила его лицо.

– Да, я родился здесь, как и Кэролайн. Пожалуй, больше между нами нет ничего общего. Она страстно мечтает покинуть острова, а я, наверное, чувствовал бы себя одиноким и потерянным в огромном городе. Только во время войны Кэролайн ничем нельзя было выманить отсюда. О, простите, вы, кажется, с Севера...

– Возможно, но теперь с прошлым покончено, – кивнула она, желая, чтобы он продолжал. Хейуорд слегка покраснел.

– Да, такого разгула, как в то время, никогда уже не повторится, но Кэролайн, вероятно, считала, что так будет продолжаться вечно. Видите ли, южане существовали исключительно благодаря контрабандистам, не боявшимся прорвать блокаду, и на Багамах шла оживленная торговля. На островах каждый день появлялись новые мужчины и женщины, бывалые, опытные, готовые на все. Они приезжали сюда за легкой наживой, и многие островитяне тоже богатели, потому что деньги тратились так же быстро, как появлялись, и тратились именно здесь никто не оставался на Юге.

– И что же дальше? – прошептала Александра, которой не терпелось услышать всю историю. До сих пор она знала о войне лишь по рассказам северян.

– Ну... наверное, я, как и Кэролайн, был захвачен быстрой сменой событий. Думал, что процветанию никогда не придет конец, да и сестра придерживалась того же мнения. Но война была проиграна, и все рухнуло. Люди покидали Багамы и увозили с собой деньги. Похоже, островитяне не рассчитывали на это и остались ни с чем.

– Мне очень жаль.

– Нет, во всем виноват я сам. Мне следовало бы подумать о будущем, но я никогда не был так называемым деловым человеком. Как, впрочем, и мои родственники. Моими предками были тори[1].

Они приехали сюда и заложили хлопковую плантацию, когда мятежники победили в войне за независимость. Дом, конечно, роскошен, но плантация убыточна. Впрочем, это наша общая беда.

– Неужели ничего нельзя сделать?

– Нет. Все остальные плантаторы, как и мы, влачат жалкое существование. На деньги, заработанные во время войны, я построил склады в Нассау. Тогда это казалось хорошим вложением. Мы владеем частью гостиницы «Королева Виктория», самой большой на Багамах, но она вечно пустует. Ее даже продать нельзя. Кроме того, часть складов разрушил ураган, пронесшийся над островами в 1866 году, словно поражение в войне причинило недостаточно бед. Итак, дорогая Александра, я владею плантацией, которая не приносит прибылей, обветшалым особняком, пустыми складами и частью гостиницы, в которой никто не останавливается.

– Мне искренне жаль, Хейуорд, – пробормотала девушка, испытывая неловкость от столь откровенной исповеди. Можно понять, что Хейуорд расстроен своей судьбой, но трудно сочувствовать человеку, не сумевшему ничего добиться в жизни.

– Нет-нет, – отмахнулся он. – Мы далеко не нищие. Когда-нибудь на Багамы снова вернется процветание. Сюда будут заходить корабли, начнется оживленная торговля, я уверен. И тогда мне вновь повезет.

– Но что вы тем временем будете делать?

– О, – небрежно бросил он, – то, чем занимаются на Багамах все, – грабить потерпевшие крушение корабли. Большинство шхун, которые вы видите в гавани, предназначены именно для этих целей.

– Мародеры?!

– Я сам владею несколькими такими суденышками. Здешние воды довольно предательские, проход между рифами трудно отыскать, и корабли часто садятся на острые камни. Члены команды такой шхуны зачастую с опасностью для жизни спасают все, что можно, и сбывают с неплохой прибылью.

– Боже! – прошептала Александра.

– Здесь это дело обычное и приносит немалый доход. Я, как правило, этим не занимаюсь, но иногда выхожу в море, если судно большое и сулит богатую добычу.

Александра с трудом верила, что человек так спокойно мог рассуждать о столь темных делишках. Да это настоящее преступление, но, по-видимому, иначе островитяне просто умрут с голоду. Стоит ли осуждать их за это? Однако подобное занятие было ей ненавистно.

– Надеюсь, вы не станете думать плохо обо мне, Александра? – с беспокойством спросил он, словно прочитав ее мысли.

Девушка покачала головой и попыталась улыбнуться.

– Нет. Местное население должно как-то жить.

– Верно, – поспешно согласился он. – Кто-то должен расчищать остатки кораблекрушения. Правда, островитяне ужасно расстроены, что власти решили установить больше бакенов.

– Бакены?

– Да, конечно, чтобы освещать самые опасные места.

– Неужели они предпочитают хладнокровно наблюдать, как разбивается корабль?! .

– Боюсь, это именно так, – вздохнул Хейуорд и, помедлив, добавил: – Я не зря рассказал вам все это, Александра.

Непонятная тревога закралась в сердце девушки.

– Александра, вы не могли не заметить, какое впечатление произвели на меня с первой встречи.

Алекс безмолвно покачала головой, не желая больше ничего слышать. Однако бежать было некуда.

– Вы так прекрасны, милы и добры, что кажетесь неземным созданием.

– Я... я...

– Нет, позвольте мне продолжить. Я всегда мечтал о такой девушке, как вы, но не верил, что она существует наяву и когда-нибудь мы встретимся. Однако вы внезапно появляетесь в моем доме, совершенно одинокая, потерявшая память... Ваше прошлое меня не волнует, Александра. Вы... не могли бы остаться на Багамах... навсегда?

– Все это весьма неожиданно, Хейуорд, – запинаясь, пробормотала девушка. – Естественно, я очень польщена вашими словами. Но ничего не могу ответить... сама не знаю...

– Благодарю вас, дорогая: Главное, вы не отвергли меня сразу и готовы получше познакомиться со мной. Я ощущаю... – Хейуорд театрально приложил руку к сердцу, – ...что мы созданы друг для друга, Александра.

Трудно было поверить в столь внезапное чувство. А если он не солгал? И что именно хочет сказать? Неужели речь идет о женитьбе? Неужели он полюбил ее? Так быстро?

– Я не тороплю вас, Александра, но боюсь, что вы покинете меня и мы больше никогда не увидимся. Надеюсь, вы понимаете меня, дорогая?

Он обвил руками талию девушки и нагнул голову, ища губами ее губы, но Александра оставалась безразличной к нежному поцелую. Хейуорд жадно приоткрыл губы девушки, проник языком внутрь, упиваясь ее сладостью. Внезапное желание пронзило его. Хейуорд стиснул ее груди и, обезумев от похоти, начал возиться с пуговицами лифа.

Воспоминания о похожих сценах ярко вспыхнули в мозгу девушки, и она что было сил оттолкнула Хейуорда, мельком увидев раскрасневшееся изумленное лицо. Он ничем не отличается от других мужчин, и доверять ему нельзя!

Девушка побежала к тому месту, где они оставили лошадей. Хейуорд последовал за ней.

– Александра! – вскричал он. – Прошу, простите меня, не сердитесь! Вы так прекрасны, что я ничего не могу с собой поделать!

И снова Александра остро почувствовала свое могущество и власть над ним. Обернувшись к Хейуорду, она сухо обронила:

– Все же вы слишком торопите меня! Я не могу принимать никаких решений, пока не вспомню, кто я и что здесь делаю.

Поняв по его сокрушенному виду, что была чересчур резка, девушка постаралась смягчить удар и. осторожно коснулась рукава Хейуорда.

– Познакомимся получше, Хейуорд, прежде чем снова вернуться к этому разговору.

Его лицо мгновенно просветлело.

– Спасибо, Александра, спасибо. Я сделаю все, чтобы вы были счастливы.

Пока он вновь усаживал девушку в седло, она думала, что подобный тип людей нравится ей ничуть не больше, чем расчетливый, холодный Стен Льюис. Она интуитивно понимала, что не желает в мужья человека, которым может верховодить, или такого, кто станет постоянно причинять ей боль.

Они медленно отправились назад, только теперь Хейуорд что-то весело напевал или показывал Александре достопримечательности острова, словом, вел себя, как школьник, пытавшийся привлечь внимание хорошенькой девушки. Однако Хейуорд ей нравился, был приятным собеседником и всячески старался угодить.

День уже клонился к закату, когда они добрались до плантации, и первой, кого увидели, была Кэролайн.

– Дорогие мои, как провели время? Я днем прилегла, а когда проснулась, Леона сказала, что вы отправились на прогулку. Значит, вы ездите верхом, Алекс?

– Оказывается, да. Такой чудесный день. И остров великолепен! Никогда не видела ничего подобного.

– Что ж, если вам нравятся острова... – пожала плечами Кэролайн.

Хейуорд рассмеялся:

– Ты вечно всем недовольна, сестрица!

Женщина слегка прищурилась и небрежно бросила:

– О, здесь ты ошибаешься, Хейуорд. Кое-кто может сделать меня бесконечно счастливой, если захочет, конечно.

Александра сразу же поняла, что речь идет о Джейке. Значит, Кэролайн хочет, чтобы он женился на ней и увез подальше от этой безмятежной жизни. Но согласится ли он?

– Послушай, Кэролайн... – начал Хейуорд.

– Не объясняй, Хейуорд, сразу видно, что вы созданы друг для друга, и нет причин это скрывать, – перебила сестра.

Александра густо покраснела, не зная, как реагировать на подобную развязность. Она едва ли не насильно сводит их! Но почему?

– Кэролайн, ты смущаешь Александру! Надо дать ей время присмотреться к нам и нашим обычаям. Она не привыкла к такой откровенности.

– Простите меня, Алекс! Просто я хочу, чтобы все были так же счастливы, как мы с Джейком, – самодовольно промолвила женщина. Александра взглянула в ее огромные сияющие торжеством глаза, и почему-то к горлу подкатила тошнота.

– Но, Кэролайн, ты не должна так поспешно говорить за Джейка. Он... – произнес Хейуорд.

– Вздор! Он здесь, верно? Это доказывает мою правоту. Джейк вернулся за мной, и поэтому все будет хорошо, правда, Алекс?

Александра с трудом сглотнула противный ком и мягко ответила:

– Конечно. Я очень рада за вас с Джейком, Кэролайн.

– Спасибо, Алекс, – кивнула женщина.

– Кэролайн, поскольку ты уже оделась к ужину, не стоит ли и Александре поторопиться? – обеспокоено вмешался Хейуорд.

– Действительно, гости вот-вот начнут съезжаться.

Александра была рада поскорее покинуть брата и сестру. Она быстро направилась в дом, твердя себе, что ей совершенно безразличны отношения Джейка и Кэролайн. Пусть он вернулся к своей прежней любви, что ей до этого?!

Глава 7

Александра медленно спускалась по великолепной лестнице в облаках мягкого шелка, шуршащих нижних юбок и пряных духов. Сегодня она была уверена в собственной красоте. Леона переделала для нее платье нежного абрикосового цвета, прекрасно оттенявшего золото волос. Она забрала густые пряди в простой узел на затылке, слегка подчеркнув их сияющую роскошь. Никогда еще Алекс не чувствовала себя столь прекрасной и женственной.

Ветерок, дувший с залитой лунным светом веранды, доносил приглушенные голоса. В кустах трещали кузнечики и цикады, громко квакали лягушки. Девушка остановилась на пороге, и Хейуорд, казалось ощутив ее присутствие, быстро поднял глаза, не докончив очередной фразы.

Стук сердца громом отдавался у него в ушах. Хейуорд ничего не видел и не замечал, кроме Селесты ослепительной красоты стоявшей в дверях девушки. Александра держалась со спокойным достоинством, словно в собственных владениях, где всё и вся было лишь фоном для этого сверкающего прелестью создания. Светлая кожа матово светилась, волосы горели огнем. Хейуорд думал лишь о том, как уткнется лицом в эти полные высокие груди. Он в жизни никого не хотел так, как эту невесть откуда взявшуюся девушку. Он должен получить ее и как можно скорее!

Не отрывая взгляда от лица Александры, Хейуорд поспешно приблизился и, жадно вдыхая исходивший от нее аромат и ощущая тепло ее тела, тихо произнес:

– Вы неотразимы, Александра. Ни одна женщина на свете не сравнится с вами.

Александра почти не слышала его, потому что в этот момент ее глаза привыкли к полутьме, и она увидела Джейка. Сердце неожиданно дрогнуло, но тут же сжалось при виде склонившейся над ним Кэролайн. Пышные груди едва не вываливались из низкого выреза платья – по-видимому, она готова на все, лишь бы заполучить Джейка.

Александра чуть заметно поморщилась – она никогда бы не стала так выставлять себя напоказ! Джейк, вероятно, привык, что женщины сами бросаются ему на шею, и от нее ожидает того же. Ну что же, не дождется! В конце концов, она не только северянка, воспитанная в определенных принципах, но и истинная Кларк. И никогда не станет пресмыкаться ни перед одним мужчиной!

Джейк поймал ее взгляд. Ему захотелось искалечить Хейуорда, когда он увидел их обоих стоящими так близко друг к другу. Волна внезапной ярости, окатившая его, была столь сильна, что он бессознательно стиснул бокал, едва его не раздавив. Мысли о девушке, ее молодом упругом теле преследовали его день и ночь, занимая гораздо больше, чем потрепанный штормом корабль. Черт, да что это с ним?! Скольких женщин он любил и бросал, забывая их настолько, что уже год спустя не мог припомнить имен, а ведь он еще даже не поцеловал как следует эту девчонку. И все же почти ощущал под пальцами мягкую нежную кожу, затвердевшие под ласками соски, горящие от поцелуев губы.

Кэролайн перехватила взгляд Джейка. Скрывая бешенство за холодной улыбкой, она что-то пробормотала ему насчет обязанностей хозяйки дома и подплыла к девушке, которая на свою беду была слишком хороша собой и осмелилась соперничать с самой Кэролайн.

– Алекс, – произнесла она, деланно улыбаясь, – сегодня вы ослепительны. И платье так идет вам.

– Спасибо, – быстро ответила девушка, исполненная решимости не выказать истинных чувств относительно Джейка и Кэролайн.

– Я хочу познакомить вас с остальными гостями, – заявила Кэролайн и, взяв Александру под руку, повела по комнате. Хейуорд последовал за ними.

– Это доктор Элдер, старинный преданный друг, единственный, кто еще спасает островитян от смерти и болезней, – представила Кэролайн.

– Как поживаете, дорогая? – осведомился престарелый джентльмен, легко коснувшись губами руки Алекс.

– Рада познакомиться, сэр. Вы врач? – спросила Александра с заколотившимся сердцем. Сможет ли этот человек определить, что она вовсе не теряла память?

– О да, – ответила вместо него Кэролайн, ехидно поглядывая на Александру. – Кроме него, здесь больше нет докторов, и мы уважаем и почитаем его, правда, мистер Элдер?

– Дорогая моя Кэролайн, вы в жизни не выказывали почтения никому с тех пор, как я помог вам появиться на свет, – усмехнулся доктор.

– Во всяком случае, жить без него было бы просто невозможно. Вероятно, он сумеет помочь и вам, Алекс.

– Это не к спеху, дорогая, – сказал мистер Элдер Александре. – Кэролайн объяснила, что с вами случилось. Боюсь, ничего нельзя поделать. Иногда память возвращается, иногда нет. Но я буду рад осмотреть вас в любое удобное время, чтобы проверить, не получили ли вы еще и внутренних повреждений.

– Большое спасибо, – промямлила Александра и уже громче добавила: – Крайне благодарна вам за доброту. Я приду на прием через несколько дней.

– Как только захотите. Обычно я в Нассау, если же нет, мои домочадцы всегда скажут, где меня найти.

– Спасибо, – повторила Александра, отметив несколько разочарованный вид Кэролайн. И хотя женщина казалась милой и внимательной, Александра была убеждена, что она готова исподтишка нанести удар.

– Кто это там потерял память? – зычно спросил кто-то за спиной Александры.

Девушка обернулась, мгновенно поняв, кому принадлежит этот громкий голос. На нее надвигался, язвительно ухмыляясь, капитан Салли. Мысли ее лихорадочно заметались в поисках выхода. Безнадежно. Деваться некуда. Но она решила потребовать у этого человека свои вещи и не собирается отступать.

– О, капитан Салли, вы еще не знакомы с Алекс? – учтиво осведомилась Кэролайн, но от Александры не укрылся ее злобный взгляд. Что она пытается проделать? И почему? Кажется, Кэролайн не успокоится, пока не выведает правду об Александре. Сначала доктор, потом капитан Салли. Но Александра не поддастся напору Кэролайн и ничего не откроет!

– Безмерно счастлива встретить вас, капитан. Вы еще один друг Кэролайн со времен войны? Хейуорд говорил, что вы часто бросали якорь в этих местах.

Улыбка капитана медленно погасла, едва он понял, что девушку не так легко запугать, как он думал. Он собирался выдать ее, рассказать всем, что знает о ней, но не мог правдоподобно объяснить людям, почему она очутилась за бортом, а он даже не попытался ее спасти.

Что за игру она ведет? Сначала наняла шхуну для поездки в Новый Орлеан. Отказалась сообщить свое имя, хотя была готова заплатить любую цену за проезд. И денег при ней оказалось немало. Теперь же притворяется, что потеряла память. Но он заметил, как блеснули ее глаза, – очевидно, она прекрасно знает, кто перед ней. Салли с самого начала решил, что его пассажирка, вероятнее всего, дорогая шлюха, по каким-то причинам вынужденная бежать из Нью-Йорка. И сегодня вид девушки в этом мягком облегающем платье лишь подтвердил его подозрения. В таком случае она захочет получить обратно сундуки – какая потаскуха по доброй воле лишится своих обольстительных туалетов? Должна же она чем-то привлекать мужчин?! Ну что же, он отдаст ей все, но не даром, не даром... Грех не потребовать за все эти модные штучки бесплатных услуг, не попользоваться даровыми ласками! При одном воспоминании о полуобнаженном теле, ускользнувшем от него в последний момент, в жилах капитана вскипела кровь.

Джейк внимательно наблюдал за Алекс, гадая, откуда она знакома с капитаном Салли, поскольку очевидно, что этот человек, которого он давно знал и терпеть не мог, уже встречался где-то с Александрой. Если она сбежала с его шхуны, причины были ясны, а если капитан успел изнасиловать девушку, Джейк попросту его прикончит.

– Пора ужинать, – весело сообщила Кэролайн, помешав Салли ответить. – Прошу всех в столовую.

В мягком сиянии свечей, скрывавшем упадок и запустение, столовая выглядела прелестно. В центре стола красовался большой, искусно составленный букет роскошных тропических цветов, неизвестных Александре. Вечер обещал быть чудесным, если бы не тревога и тоска, снедавшие девушку. Хейуорд откровенно раболепствовал, Салли – подлец, который пойдет на все, чтобы унизить ее, Кэролайн занята гнусной игрой в кошки-мышки, смысл которой ускользал от Александры. Джейк... Джейк пробуждал в ней доселе неизведанные эмоции, против которых она была беспомощна.

Хейуорд восседал во главе длинного стола, напротив него сидела Кэролайн, поместившая Джейка справа, а капитана Салли – слева от себя. Справа от Хейуорда была Александра, слева – доктор Элдер. Пространство, разделявшее обе группы, было достаточно велико: по всей видимости, Кэролайн решила игнорировать всех, кроме мужчин, которых избрала соседями по столу.

В продолжение ужина Хейуорду, доктору и Александре становилось все труднее делать вид, что они не замечают происходящего на другом конце стола. Вино лилось рекой, и Кэролайн опустошала бокал за бокалом, пока окончательно не опьянела.

Она наклонялась к каждому мужчине по очереди, давая им возможность полюбоваться своими прелестями; тяжелые груди, казалось, вот-вот вывалятся из выреза. Кэролайн словно стравливала соперников, со злобной радостью ожидая, когда произойдет взрыв ярости и ревности. Но этим вечером планы женщины, по-видимому, не удались, и она еще больше злилась, почти не скрывая своих желаний. Александра не на шутку испугалась, что хозяйка того и гляди сорвет с себя одежду и начнет танцевать на столе. Вот уж тогда точно никто не отведет от нее глаз!

– Кэролайн, – наконец счел за нужное пояснить Хейуорд, – женщина, которой необходимо, чтобы ее постоянно уверяли, как она неотразимо прекрасна. Во время войны поклонников было не счесть, но теперь...

– Я... – начала Александра, скрывая смущение.

– Нет, я ее понимаю. Сестре нужен муж, сильный, волевой человек, такой, как Джейк. Она решила выйти за него, но...

– И конечно, так и будет, Хейуорд, – поспешно перебила Алекс. – Вы сами видите, как он ею очарован.

Хейуорд и доктор Элдер вопросительно уставились на девушку. Очарован, возможно, но женитьба?! Они знали контрабандиста куда лучше Александры. Он в жизни не был верен ни одной женщине. И никогда не поведет под венец Кэролайн, на какие бы уловки та ни пускалась.

Хейуорд, мистер Элдер и Александра стоически выдержали затянувшийся ужин. Трапеза была превосходной, но девушка не могла есть – слишком большая тяжесть лежала на сердце. Она старалась не поднимать глаз от тарелки, но все же чувствовала, как нарастает в душе возбуждение, как свирепая сила желания увлекает ее могучим потоком. Девушка против воли то и дело поглядывала на собравшихся, ощущая, как что-то в ней отвечает на безмолвные призывы, а в душе пробуждается нечто, неведомое до сих пор. Как она сожалела в эту минуту, что получила столь строгое воспитание, привыкла неукоснительно держать себя в руках! Как ужасно, что ни один мужчина не дотрагивался до нее с истинными нежностью и любовью! Каково это – наслаждаться крепкими объятиями, чувствовать рядом с собой мускулистое обнаженное тело, забывать обо всем, кроме сладостных минут... и Джейка.

Александра вдруг поняла, что смотрит прямо в глаза Джейку и в его взгляде пылает ответное пламя, ответная жажда. Вспыхнув до корней волос, она опустила голову.

И как раз в тот момент, когда Александра решила, что больше ни секунды не вынесет это чудовищное представление, ужин закончился.

Она сама выпила больше, чем намеревалась, и голова слегка кружилась. Когда Хейуорд помогал ей встать, девушка машинально оперлась на него и, случайно подняв глаза, перехватила устремленный на нее гневный взгляд Джейка. Схватив Кэролайн под руку, он почти силой вытащил ее из комнаты и повел в сад. До Александры донесся тихий чувственный смех женщины. Капитан Салли метнулся за ними.

– Эй, Джейк! Давай разделим добычу! – окликнул он.

Хейуорд, доктор и Александра вновь оказались в гостиной.

– Боюсь, остальные не захотят присоединиться к нам, – улыбнулась Александра.

– Никто никогда и не ожидал, чтобы Кэролайн исполняла обязанности хозяйки после ужина, – пояснил доктор Элдер. – Она обычно занята лишь собой. Надеюсь, вы не станете хуже думать о ней. Кэролайн – девушка, просто постоянно нуждается в комплиментах и ободрении.

Хейуорд согласно кивнул. Александре оставалось только гадать, действительно ли они верят тому, что говорят. И чем эта женщина отличается от шлюхи? Те продаются за деньги, эта – за комплименты и знаки внимания. Но не может же она вслух высказать свое мнение о Кэролайн!

После нескольких неловких попыток завести разговор доктор извинился и откланялся. Проводив его, Хейуорд сел поближе к Александре. Пробудившаяся женственность и легкое опьянение позволили ей остро осознать присутствие этого молодого красивого мужчины, страстна ее желавшего. Она понимала, что должна отодвинуться, попросить его отойти, но какое-то непривычное оцепенение сковало девушку, и она не шевелилась, молча ожидая, что будет дальше.

– Александра! – горячо воскликнул Хейуорд. – Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Я люблю вас! Могу ли я надеяться, что когда-нибудь вы станете моей?

Он сжал ее руки, подался вперед. Теплое дыхание коснулось лица девушки. Карие глаза глядели по-собачьи умоляюще. Александра чувствовала себя парализованной, беспомощной, пойманной в ловушку. Она не станет женой этого человека. Она ничего к нему не испытывает! Все ее чувства и эмоции словно вышли из-под контроля и были полностью захвачены Джейком.

– Скажите, Алекс! Я должен знать.

– Все это так неожиданно, Хейуорд! Пожалуйста, не надо! – вскричала она, отталкивая его и вскакивая. Мужчина не бросился за ней, лишь в отчаянии заломил руки.

– Поверьте, дело не в том, что вы не нравитесь мне, Хейуорд, – уверяла она, отчаянно пытаясь не ранить его. – Прошло очень мало времени. Я почти не знаю вас.

Он пристально наблюдал за ней; в глазах разгорался странный свет.

– Знаете, дорогая, я, как и Кэролайн, ненавижу быть отвергнутым. Мы с ней терпеть не можем, когда нас бросают ради кого-то другого.

– Но у меня никого нет.

– И памяти тоже, верно? Это что-то вроде игры для вас? Забавляетесь, коллекционируя сердца поклонников? Не так ли, Александра?

Он поднялся и навис над ней. Искаженное гримасой ревности лицо со сверкающими страстью глазами было совсем близко.

– Неужели я настолько отвратителен вам, что даже не заслужил поцелуя за все, что сделал для вас? – спросил он, медленно привлекая к себе девушку.

– Я не продаюсь за крышу над головой и поношенные платья! – разозлилась Александра, решив отбросить вежливость. – Отпустите меня! Я возвращаюсь к себе.

Но он сжал девушку еще крепче и, наклонив голову, впился в нежные губы, заставляя принять его вторгшийся во влажные глубины язык. Несмотря на сопротивление Александры, Хейуорд продолжал грубо целовать ее, стараясь вырвать ответную ласку. Потные руки жадно шарили по телу. Наконец он накрыл ладонями ее груди, играя затвердевшими сосками, дерзко просунул пальцы за вырез платья и отыскал теплую трепещущую плоть. Влажные губы поползли по ее шее к глубокой ложбинке между грудями.

Он настолько потерял голову, что немного ослабил объятия, и Александра смогла освободиться. С силой оттолкнув удивленного Хейуорда, девушка ударила его по лицу.

– Вы оскорбляете меня, сэр, и совершенно очевидно, что вы не джентльмен!

Она быстро вышла, заставляя себя шагать с достоинством и проклиная жестокость и омерзительную похоть мужчин.

Хейуорд поднес руку к щеке, ругая себя за глупость. К чему было торопить Александру? Как он мог потерять терпение?

Но горячая пульсирующая боль в чреслах требовала облегчения. Он смотрел вслед девушке, отмечая кошачью грацию ее движений, не позволяя себе помчаться за ней, схватить и унести в спальню, где он наконец сможет сломить ее сопротивление и насладиться послушным телом. Но она нужна Хейуорду не на одну ночь. И должна принадлежать ему, эта зеленоглазая ведьма! Он хотел ее, как ни одну женщину в жизни!

Александра мчалась по ступенькам, стремясь укрыться в своей комнате, прежде чем Хейуорду взбредет в голову последовать за ней. Неужели в этом доме все обезумели от похоти?!

Она захлопнула за собой дверь и повернула ключ в замке. Сегодня ночью ее никто больше не потревожит! Надо как можно скорее и как можно дальше убраться с Багам! До чего же отвратительны мужчины!

Глава 8

Пока Кэролайн медленно раздевалась перед ним, Джейк нечеловеческим усилием воли заставлял себя не думать об Александре. Что же все-таки с ним происходит, черт возьми?! Он всегда считал Кэролайн идеальной любовницей, и она никогда не обманывала его ожиданий. Вот и сейчас ей не терпится отдаться, его ласкам.

«Да забудь же ты, идиот, эту сучку-янки, – сердито твердил себе Джейк, – или думай о ней как об очередном развлечении. Не все ли равно, кто лежит под тобой в постели?!»

Так или иначе, если Алекс ведет какую-то игру с Хейуордом, этим жалким ничтожеством, он может выбросить ее из головы и заняться Кэролайн.

Соблазнительно покачивая бедрами, обнаженная Кэролайн неспешно направилась к полностью одетому Джейку, сидевшему на постели. Он пристально глядел на женщину. Длинные черные волосы разметались по плечам, обрамляя овальное лицо с оливковой кожей. Округлые большие груди с темными сосками чуть подрагивали, обещая несказанные наслаждения любому мужчине. У Джейка в крови загорелось пламя. Он схватил Кэролайн, опрокинул на кровать, уткнулся лицом в мягкие полушария и раздвинул ее ноги коленом. Женщина застонала, притягивая его к себе.

– О, как я тосковала по тебе, Джейк, как ты мне нужен. Никогда не покидай меня, – прошептала она.

– Сомневаюсь, судя по тому, как ты кокетничала с Салли, – сухо заметил он, обводя языком напрягшиеся соски.

– Только чтобы заставить тебя ревновать. Но я ведь избавилась от него, когда он стал слишком назойлив, правда?

– А мне обязательно надо ревновать, чтобы тебя получить?

– Надеюсь, нет, любовь моя.

– Но откуда мне знать, что он не придет к тебе позже?

– Ты проведешь со мной всю ночь, – ответила она и, нетерпеливо дернув за пуговицы его жилета, пробормотала: – Сними же все это, Джейк! Я хочу любить тебя.

Он сбросил одежду и вернулся к ней. Блики лунного света падали на совершенное тело, и мужская плоть вздрогнула и поднялась.

Но не о Кэролайн думал Джейк, подминая под себя женщину. Перед ним стояли суровые зеленые глаза и золотисто-рыжие волосы. Он жадно припал к губам Кэролайн, пытаясь погасить пылавшее пламя желания к другой. Кэролайн с такой же неукротимой страстью возвращала его поцелуи. Внезапно Джейк замер, словно оцепенев. Женщина застонала, пытаясь прижать его к себе.

– Что там?

– Ш-ш-ш. Я что-то слышал. Помолчи.

– Ну? Я так и знал, что вы придете ко мне, моя прекрасная леди, – лениво заявил капитан Салли. Голоса доносились из сада.

– Конечно... хотя вы имели наглость подойти под мое окно и позвать меня. Немедленно отдайте мои сундуки. Они мне нужны! – резко воскликнула Александра.

– Верно, и я знаю, почему они так срочно вам понадобились, – бросил он, словно ему было все известно об Александре.

– Что вы хотите сказать? – со страхом спросила девушка.

– Тебе нужно было побыстрее выбраться из Нью-Йорка, да так, чтобы никто не знал, однако ты нашла время прихватить с собой целый ворох одежды! Ответ очевиден.

– И что это за ответ? – удивилась Александра, не понимая, каким образом одежда помогла капитану узнать ее истинное имя.

– Не разыгрывай невинность! Не сомневаюсь, что мужчины успели близко с тобой познакомиться!

– Но я действительно не знаю, о чем вы говорите, – повторила Александра, пытаясь сохранять спокойствие.

– Послушай, я хочу немного того, что ты раздаешь за хорошие денежки, но до тебя не так легко добраться...

– Что?!

– Боже, да ты крепкий орешек! Я уверен, тебя выгнали из города наверняка за то, что слишком наживалась на мужчинах, но по мне, шлюха есть шлюха, пусть и дорогая.

– Шлюха?! – искренне рассмеялась Александра. – Глупец! Где мои сундуки? Больше мне от вас ничего не нужно, и я уже немало заплатила за проезд! Я...

Но она не успела докончить фразу – тяжелая рука хлестнула ее по лицу, сбив на мягкую влажную землю.

– Только посмей еще раз назвать меня глупцом, грязная потаскушка! Сейчас ты увидишь, какой я мужчина! – прорычал Салли, расстегивая панталоны.

– Оставь меня в покое, – простонала Александра, не в силах пошевелиться.

Джейк, громко выругавшись, метнулся к порогу, на бегу одеваясь.

– Ты слышал? – воскликнула Кэролайн. – Александра шлюха! К чему защищать ее? Она именно этого добивалась с самого начала.

Но прежде чем женщина успела договорить, Джейк уже был на середине лестницы. Кэролайн торопливо натянула платье. Джейк принадлежит ей, и она не намеревается его терять.

Джейк мчался вниз, перепрыгивая через две ступеньки. Ярость бушевала в нем, подстегивая холодную решимость. Салли уже задрал платье Александры, обнажив длинные стройные ноги. Девушка тихо плакала, беспомощно отбиваясь. И тут на них налетел Джейк.

– Какого черта ты вытворяешь, Салли? – зловеще процедил он.

Салли обернулся и в мгновение ока вскочил, готовый к драке. Правда, он знал, что перед ним опасный противник, ибо не раз во время войны наблюдал, как сражается Джейк. Но капитан хотел девушку и не собирался так просто с ней расстаться.

– Я беру то, что принадлежит мне, Джейк. Это не твое дело. Возвращайся к Кэролайн. А я имею право искать удовольствий где пожелаю.

– Во всем, что касается Алекс, у тебя нет никаких прав, Салли.

– Послушай, красавчик, ты мне не указ! Эта девушка моя, и к тому же она шлюха. Обойдешься и Кэролайн.

Джейк ударил Салли кулаком в лицо, застав того врасплох. Салли тяжело рухнул на землю, и Джейк тотчас поставил ногу ему на грудь.

– Лучше не шевелись, Салли, если еще раз не хочешь отведать того же блюда. Я забираю Александру с собой. Не вздумай преследовать нас. Она принадлежит мне, и советую вам это запомнить.

Джейк стиснул руку девушки, рывком поднял на ноги и увлек за собой. Она, спотыкаясь, бежала за ним по широкому газону. Как раз на краю, где росли высокие кусты, Александра оглянулась. Салли уже успел встать, и Кэролайн что-то ему говорила.

Александра была рада убежать от них, но побаивалась Джейка, который продолжал грубо тащить ее в заросли, не обращая внимания на тонкие туфельки и полупрозрачное платье своей спутницы.

Они все дальше и дальше углублялись в чащу, и девушка на ходу обрывала цепкие лозы и отводила низко нависшие ветки. Джейк размашисто шагал, не замечая, что ее широкая юбка могла вот-вот оторваться. Девушка попыталась освободиться, но он лишь крепче сжал пальцы. Александра едва не потеряла равновесия и уперлась свободной рукой в спину Джейку, чтобы не упасть. Почему он не может идти помедленнее? Никто не станет их преследовать!

Александра задыхалась. Попавшие в туфельки камни ранили ноги. Неужели это никогда не кончится?

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем Джейк наконец остановился, и Александра упала к его ногам, усталая, растрепанная, потная... Будь что будет – ей надо хоть немного отдохнуть.

Джейк встал перед ней на колени и тихо сказал:

– Все хорошо, Алекс, не бойся. Они сюда не доберутся, да и корабль стоит неподалеку. Мы одни. Ты в безопасности.

Александра, пытаясь отдышаться, взглянула в его лицо, резко очерченное лунным светом, и поняла, что ни о какой безопасности не может быть и речи. Она остро, мучительно сознавала близость его тела, голой груди, густо поросшей волосами, нежных сильных рук. Но она не могла, не хотела бежать. Джейк поднял ее, обнял и, прижав к себе, согрел своим теплом.

Полуобнаженные груди Александры опалил жар, исходивший от упругого мускулистого тела. И когда он наклонил голову, Александра чуть слышно застонала, боясь новых обид и унижений и все же не в силах убежать.

Его губы властно завладели ее приоткрытым ртом. Девушка уперлась кулаками ему в грудь, стараясь освободиться, но огромная ладонь легла ей на затылок, и стало невозможно противиться жадному, требовательному поцелую. Язык быстро нырнул в ее влажный рот, проникая все глубже, лаская, гладя, пробуя на вкус. Пальцы запутались в ее волосах и нетерпеливо тянули за узел, пока густой водопад не обрушился вниз. Другой рукой Джейк крепко притиснул девушку к себе, так что она ощутила твердые мышцы его бедер.

О, что делают с ней эти сокрушительные объятия? Она возвращает его поцелуи, а руки скользят по спине мужчины и зарываются в мягкие волосы на затылке. Александра доселе не испытывала ничего подобного; в мире остались только их сплетенные тела и горячее биение крови в висках. Но тут он на миг поднял голову, и девушка едва удержалась на ногах. Джейк принялся осыпать поцелуями ее шею, впиваясь алчущими губами в ложбинку между ключицами.

Ловко расстегнув ее лиф, он накрыл ладонями жаждущие ласк груди. Девушка тяжело подалась вперед и тихо застонала, когда его губы нашли тугие бугорки сосков. Его язык, обводя крохотные камешки, кружил, останавливался и вновь кружил, пробуждая глухую боль внизу ее живота. Что он с ней делает? Казалось, его наилегчайшее прикосновение оставляло на коже огненный след. Она не должна, не должна позволять ему это!

Собравшись с силами, Александра вырвалась, отпрянула, не заметив, как удивление Джейка сменилось гневом, и помчалась прочь. Вскоре она очутилась на мягком прибрежном песке. Лунный свет превратил вечно набегающие волны в расплавленное, серебро, и девушка поколебалась, не зная, куда деваться. Она не могла вернуться ни на плантацию, ни на корабль; перед ней расстилался океан, позади остался Джейк. Услышав его голос, она с тихим криком отчаянно ринулась в прибой. Рассудок словно покинул ее, оставив взамен слепящий страх, боязнь чувств, которых она не могла понять и с которыми не смела смириться.

Но Джейк быстро преодолел расстояние между ними, поймав ее у кромки воды. Александра извивалась, стремясь освободиться, и оба с шумным плеском упали в воду. Джейк пытался усмирить девушку, но та почти обезумела от отчаяния.

– Я не причиню тебе зла, Алекс. Почему ты так меня боишься? Я никогда тебя не обижу, – снова и снова твердил он, но девушка, не слушая, продолжала отбиваться. Наконец он привлек к себе Александру, но, ощутив, что она дрожит всем телом, слегка отстранился, внимательно изучая ее. Боже, как она прекрасна! Мокрая одежда липла к телу, подчеркивая соблазнительные изгибы совершенной фигуры, высокой груди и округлых бедер. Девушка медленно открыла глаза и сморгнула соленые капли; огромные зеленые очи полыхнули смущением, страхом и гневом. Их взгляды встретились. А затем и изголодавшиеся по поцелуям губы. Сладостное безумие охватило их, побуждая забыть обо всем. Она исступленно приникла к нему, желая чего-то неизведанного, непонятного и зная, что должна это получить. Он снова начал целовать ее, сначала нежно, потом все требовательнее, когда водоворот страсти захлестнул обоих.

– Александра, Александра, – шептал Джейк, нетерпеливо срывая с нее мокрое платье. Опустив девушку на землю, он накрыл ее собой. Александра вздрогнула, ощутив как напряженная мужская плоть ищет входа.

– Нет, нет, Джейк, пожалуйста, – прошептала она, но Джейк закрыл ей рот губами. Его язык устремился навстречу ее языку, а когда его руки скользнули по восхитительным изгибам ее тела, Александру покинула воля. Скоро протесты замерли на губах, и девушка бессильно обмякла, позволяя прохладной воде омывать ее тело. Его губы вновь коснулись мягкой благоухающей груди, и Александра утратила способность мыслить. Джейк слегка прикусил розовый сосок, который, казалось, сам тянулся к нему, подобно спелой вишне, истекая сладостью. И вот его губы скользнули ниже, оставляя дорожку будоражащих поцелуев. Александра вскрикнула, не в силах сдержать трепета, пронизавшего ее тело. Она не подозревала, что такое бывает на свете, что в лоне может пылать пожар, не находящий выхода.

– Откройся мне, Александра, – настойчиво прошептал Джейк.

– О нет. Нет... ни за что...

Но ее ноги раздвинулись сами собой – она не могла больше противиться страстному желанию, пожиравшему ее. Джейк осторожно погружался в вязкое тепло, вторгаясь глубже, глубже, ища и не находя хрупкой преграды. Наконец он, недоуменно хмурясь, взглянул в лицо Александры, но ее глаза были закрыты, а пальцы конвульсивно сжимали песок.

Проклятие!

Джейка охватило неистовое бешенство. Кто-то украл ее невинность до него! Кому она отдавалась столь же самозабвенно? Он должен был стать первым и... последним.

Джейк гневно отпрянул, заставив Александру сжаться от страха при виде безжалостных синих глаз, презрительно смотревших на нее. Девушке стало не по себе. Но Джейк, не дав ей времени опомниться, грубо схватил ее, потянул на себя и бешеным рывком вонзился до конца. Александра охнула, не столько от боли, сколько от унижения. Он намеренно старается ранить ее!

По щекам девушки покатились непрошеные слезы.

Но, даже охваченный яростью, Джейк был готов на все, чтобы стереть, выжечь, уничтожить следы всех бывших до него мужчин, сделать так, чтобы Александра запомнила его навсегда, выкинув из памяти других.

Взяв себя в руки, он медленно задвигался, стараясь увлечь ее за собой. Девушка изумленно распахнула ресницы, мгновенно ощутив произошедшую в нем перемену, но случайно заглянув в прищуренные, пылающие гневом глаза, едва сдержала крик. Боже, что с ним происходит? Что он пытается доказать?

Мысли ее путались, и постепенно растущее напряжение стало нестерпимым. Где оно, желанное освобождение? Она больше не вынесет!

Александра, затрепетав, судорожно прижала к себе Джейка, пытаясь найти что-то, неведомое ранее, пока наконец в глазах не вспыхнули разноцветные искры и она не провалилась в странное забытье, смутно слыша мучительный стон Джейка.

Он, задыхаясь, упал всей своей тяжестью на девушку; капли пота сбегали на ее грудь; их крики слились. Когда сердца забились ровнее, она вновь ощутила прохладу воды, разбивающейся об их тела, на мгновение ставшие единым целым. Но Джейк неожиданно шевельнулся, откатился от Александры, и она осталась одна, покинутая, беззащитная, брошенная. Станет ли она когда-нибудь прежней? Нет. Теперь она знала, что это такое – ©брести неземное блаженство с мужчиной, лежать в объятиях Джейка. Но он отстранился, и девушке стало грустно, будто она потеряла что-то бесконечно дорогое и драгоценное.

– Кто был первым, Александра? – неожиданно резко спросил Джейк неузнаваемо жестким голосом.

– Что?

– Кто он?

– Боже! – всхлипнула девушка, переворачиваясь на живот, словно стремилась скрыть, забыть навсегда все, что случилось до него. Какое право он имеет спрашивать? Осуждать, ничего о ней не зная?! Так вот почему он так зол! Обнаружил, что она не девственна! Стен был прав – ни один мужчина больше не захочет взять ее в жены. О, как она его ненавидит! Еще больше, чем Джейка, поспешившего заклеймить ее!

– Скажи, Алекс, – настаивал он, стискивая зубы и до боли сжимая ее запястье.

– Нет. Ты мне не поверишь. Готов заранее посчитать меня шлюхой! – рыдала она, избегая его взора.

– Черт возьми, немедленно открой его имя!

Он видел, что причиняет боль смертельно побледневшей девушке, но продолжал выкручивать ей руку, хотя понимал, как легко сломать тонкие косточки. Но Джейк хотел этого, хотел, хотел наказать ее за неверность!

Едва сдерживая слезы и чувствуя, что в сердце возвращается знакомый холод, Александра смело посмотрела на него. Ее глаза вмиг превратились в осколки зеленого стекла.

– Хорошо, скажу, если так хочешь. Меня изнасиловал человек, добивавшийся, чтобы я стала его женой. Потом он заявил, что, поскольку я лишилась невинности, ни один порядочный мужчина не возьмет меня в жены. Я не поверила ему, но теперь вижу, как ошибалась.

– Насилие? – тихо переспросил Джейк, гадая, правду ли она говорит.

– Вот именно, насилие. Но ты все равно не поверишь, а мне это безразлично. Действительно безразлично. Только оставь меня в покое, – холодно бросила она, полная решимости сохранить достоинство и гордость.

« Но может, капитан Салли прав, – думал Джейк, – и она обыкновенная шлюха? Пытается меня одурачить? И не только меня, но и остальных?»

Все еще не выпуская ее руки, Джейк произнес:

– Его имя, Александра. Я хочу знать. Говори.

– Не стоит. Ты никогда с ним не встретишься.

– Его имя... – начал Джейк, но неожиданно замолчал, стискивая ее запястье еще сильнее, и с тревогой оглядел темную стену пальм, окаймлявших серебристый песок пляжа.

Александра вопросительно взглянула на него. Почему Джейк насторожился, словно зверь, почуявший чье-то присутствие?

– Одевайся, Алекс, и медленно иди к кораблю. Ни в коем случае не оглядывайся и веди себя как ни в чем не бывало, – прошипел он, все еще всматриваясь в тени.

– Но что...

– Ш-ш-ш-ш, делай как велят, – хрипло прошептал он, последний раз сжимая ее руку, прежде чем отпустить.

Александра с тревожно бьющимся сердцем неловко встала на ноги. Этот новый неизвестный враг ужасал ее гораздо больше, чем уже знакомые. Она подняла с земли платье – рваное, грязное, в пятнах соли, и быстро натянула. Отыскав полные песка туфельки, она надела и их, не обращая внимания на то, что острые песчинки ранят ступни.

Не глядя по сторонам, она торопливо пошла по залитому лунным светом берегу, но не успела сделать и нескольких шагов, как Джейк поравнялся с ней и, обняв за талию, на ходу привлек к себе.

Громкий выстрел расколол тишину, и пули вонзились в песок как раз у их ног. Джейк, не колеблясь, схватил Александру за руку и бросился вперед. Девушка едва поспевала за ним. Неизвестные продолжали стрелять, и Александра, не выдержав, споткнулась и упала на колено. Джейк подхватил ее и помчался еще быстрее, но вдруг оцепенел и замер. Александра удивленно взглянула на него и, заметив, куда он смотрит, обернулась. Нет, не может быть!

Девушка охнула, инстинктивно прижимаясь к Джейку. Прямо перед ними появилась Кэролайн, играющая длинным черным кнутом. Справа и слева от нее стояли Хейуорд и Салли с пистолетами в руках.

– Неужели ты и впрямь считал, что я настолько глупа, Джейк? – мягко осведомилась Кэролайн, стегнув кнутом по песку. Кончик кнута пополз по земле, напоминая Александре извивающуюся змею.

– Наоборот, я думал, что ты достаточно умна, чтобы не связываться со мной, Кэролайн. Тебе следовало отпустить нас с миром. Я вовсе не желал ссориться с тобой, – невозмутимо отозвался Джейк. Александра стояла молча, рассматривая злобные лица врагов.

– Отдай ее нам, Джейк, – потребовал Хейуорд. Сейчас он казался смертельно опасным. Почему она не замечала этого раньше?

– Верни то, что принадлежит нам, Джейк, – добавил Салли, плотоядно ухмыляясь. Под его сладострастным взглядом девушка мгновенно вспомнила о мокром, льнущем к телу платье, которое не могло защитить от похотливых глаз.

– Да, Джейк, она нужна нам, – почти промурлыкала Кэролайн.

Александра сжалась и отступила. Когда-то она думала, что на свете нет никого хуже трех дядюшек Кларк, пытавшихся управлять ее жизнью. Как она ошибалась! Эти люди готовы терзать ее, пока не насытятся смертными муками своей жертвы.

– Разве вы не знаете, что Алекс моя? Я нашел ее, а теперь сделал своей.

– Но мой дорогой двуличный возлюбленный, – холодно бросила Кэролайн, щелкнув кнутом, – ты безоружен. Отдай девчонку нам или ее убьют. Хочешь увидеть ее мертвой?

Мужчины мгновенно наставили пистолеты на Александру, но Джейк успел толкнуть ее себе за спину.

– Думаешь, что перехитрил нас? – усмехнулся Салли. – Не получится! Мне ничего не стоит обойти тебя сзади, пока Хейуорд станет держать вас под прицелом. Отдай ее, говорю тебе.

– Хватит играть с ними! – резко приказала Кэролайн, потеряв терпение. – Я хочу эту женщину!

Она щелкнула кнутом раз, другой и замахнулась на Джейка, целясь в глаза. Но он ловко поймал его, намотал на руку и дернул на себя. Кэролайн упала, все еще сжимая кнут. Джейк шагнул к ней и безжалостно придавил к земле каблуком ее руку. Откуда-то раздался громкий повелительный голос:

– Бросай оружие! Да помедленнее!

Александра облегченно вздохнула, увидев нескольких здоровенных матросов во главе с Морли, целившихся из ружей в Хейуорда и Салли. Джейк выдернул кнут из пальцев Кэролайн и швырнул его в океан. Кэролайн с трудом поднялась на колени, встала в вызывающей позе во всем своем кошачьем великолепии и в бессильной ярости воззрилась на Джейка и Александру.

– На этот раз тебе удалось выйти сухим из воды, Джейк, но никогда больше не показывайся на Багамах! – прошипела она.

– Не волнуйся, дорогая, не собираюсь. Мне нечего здесь делать.

Он улыбнулся Александре одними губами. Глаза оставались ледяными. Может, ему просто захотелось подразнить Кэролайн. Но как бы то ни было, Александра не забудет его несправедливого гнева и того, что произошло между ними. Он осудил ее, не выслушав, а такое трудно простить.

– Я не люблю бессмысленного кровопролития, – заметил Джейк. – И без того много людей зря погибло на войне. Впредь помните, что Александра принадлежит мне и никому иному.

Он коротко поклонился и что-то сказал Морли, а затем взял Александру за руку и повел к кораблю, пришвартованному поблизости. Какое прекрасное зрелище, особенно после того, что ей пришлось пережить! Судно было бы надежным убежищем, если бы не неумолимый, ничего не прощающий человек, шагавший рядом.

Часть вторая В СТРАНЕ ХЛОПКА

Глава 9

Александра нервно металась по капитанской каюте. «Летящая Джей» бросила якорь в порту Нового Орлеана, но девушка по-прежнему была пленницей Джейка. После поспешного отплытия с Багам они провели вместе всего несколько дней, но Джейк не собирался отпускать ее и не слушал просьб и уверений в том, что ей необходимо остаться в Новом Орлеане. Он отправлялся в Техас и решил взять ее с собой.

Джейк быстро определил рамки их отношений и свободное от обязанностей капитана время проводил с ней, обучая ее искусству любви, что, к счастью, случалось не так часто. Александра сопротивлялась. Она никогда не отдавалась без борьбы, но он был слишком силен и, признаться, даже собственное тело иногда предавало ее. Девушка ненавидела себя за то, что потакала желаниям Джейка, однако стоило ему дотронуться до нее, как она забывала обо всем; позже, лежа в его объятиях, удовлетворенная и усталая, она почему-то хотела, чтобы эти мгновения длились вечно.

Александра не понимала себя. Она никогда и ни к кому не испытывала ничего подобного. Джейк изводил ее своими непомерными требованиями и безапелляционной уверенностью в том, что она жаждет остаться с ним и сделает ради этого все на свете. Ну так вот, он ошибается. Александра – сама себе хозяйка. У нее своя жизнь, у него – своя, и она не допустит такого обращения с собой, не станет игрушкой собственных чувств. Она сбежит. Обязана сбежать.

Кроме того, ей надо сдержать обещание, данное Олафу. Наконец-то она в Новом Орлеане. Слишком долгий путь пройден, и ей ни к чему отправляться в какую-то варварскую местность с человеком, которому она не доверяла и которого не любила. Нет, надо поскорее убираться подальше от Джейка и его корабля!

Самым трудным было достать одежду. У Александры осталось единственное платье, перешитое Леоной, а белья вообще не было. Ужасно неприятно, но у нее есть только дешевая, кричаще-яркая шаль, найденная в сундуке Джейка. Но она по крайней мере закрывала низкий вырез, обнажающий чуть ли не всю грудь.

К тому же у Александры не было денег, и она не могла связаться со своим нью-йоркским банком из опасения, что Стен Льюис станет ее преследовать. Значит, придется ускользнуть в город и справиться, где живут Джармоны. Александра была полна решимости отыскать родных Олафа, возможно, они согласятся ей помочь. К. сожалению, она находится не в том положении, чтобы сделать для них что-нибудь!

Этим утром Джейк рано встал и куда-то ушел, предупредив, чтобы она не смела покидать судно, иначе он выследит ее и вернет обратно. Синие глаза угрожающе блеснули, и Александра в который раз поняла: от этого человека можно ждать всего чего угодно. Но если она сумеет скрыться, какая разница?! Пусть рвет и мечет, она этого не увидит, ведь Джейк предупредил, что его не будет несколько дней, а когда вернется, принесет ей одежду и повезет на прогулку по городу. Должно быть, он и впрямь поверил лживому утверждению капитана Салли, будто Александра шлюха, сбежавшая из Нью-Йорка, а раз так, почему бы не взять ее с собой в Техас в качестве бесплатного развлечения? Глупец! Она покажет ему!

Всей команде разрешили сойти на берег, за исключением Морли, которому велели стеречь ее и не выпускать из каюты. Старый матрос неплохо относился к Александре, и она по-своему полюбила его и чувствовала себя немного виноватой за то, что собирается обмануть беднягу. Но это было необходимо. Она весь день нетерпеливо ждала, пока Морли принесет ужин. Это единственный шанс сбежать, поскольку ему придется отворить дверь и войти. Жаль только, что уже слишком поздно. Она предпочла бы оказаться в незнакомом городе утром или днем.

В этот момент в дверь постучали. Наконец-то! Решимость зажгла ее глаза холодным блеском. Нельзя думать о доброте Морли и о том, что сделает с ним Джейк, узнав о побеге. Она должна скрыться, любой ценой!

Морли снова постучал, на сей раз более настойчиво, и Александра притаилась в полутьме, сжимая в руках почти полную бутылку виски, оставленную Джейком на письменном столе. Лучшего орудия она не смогла найти.

Девушка на цыпочках подошла к двери, встала за ней и подняла бутылку.

Встревоженный Морли, не получив ответа, окликнул:

– Мисс Алекс! Мисс Алекс! Я принес вам ужин. Специально ходил на рынок и купил свежих фруктов и овощей. Вам понравится, вот увидите! Может, вы спите? Ну что же, придется оставить поднос.

Ключ повернулся в замочной скважине. Александра, дрожа от возбуждения, подняла бутылку. Дверь распахнулась, и как только матрос ступил в каюту, Александра изо всех сил ударила его бутылкой по голове. Осколки стекла разлетелись во все стороны. Колени Морли подогнулись, и несчастный тяжело рухнул на пол, выронив поднос.

Александра быстро наклонилась, чтобы проверить, дышит ли Морли. Убедившись, что не убила его, она схватила с койки шаль и одеяло, набросила одеяло на матроса, завернулась в шаль и выскользнула из каюты, плотно прикрыв за собой дверь.

На Новый .Орлеан спустились ранние апрельские сумерки. Александра вышла на причал, кутаясь в яркую шаль, и с ужасом ощутила запах виски, пропитавшего платье. Несмотря на то что день был теплым, сейчас холодный сырой воздух пронизывал ее насквозь.

Девушка одернула юбки и огляделась. Куда теперь идти? К кому обратиться? Но нельзя стоять, необходимо действовать.

Она решительно направилась прочь от пристани, в более оживленные кварталы. Возможно, она найдет церковь и справится о Джармонах или по крайней мере благополучно проведет там ночь. У нее нет денег на гостиницу, а одной в это время бродить опасно.

Александра углубилась в узкие улочки. Здесь было еще темнее, потому что лома загораживали последние лучи заходящего солнца. Тени вокруг сгущались, и девушка зябко вздрогнула. Сама того не сознавая, она направилась туда, где слышались голоса, в мрачную путаницу переулков.

Но, свернув на одну, потом на другую тускло освещенную улочку, Александра, к своему ужасу, поняла, что вряд ли набредет на церковь – по пути ей встречалось все больше пьяных матросов, бесцеремонно окликавших ее, хватавших за руки.

Уличные фонари разливали бледный свет, и Александра сообразила, что находится отнюдь не в самом приличном квартале города. Она пошла еще быстрее; сердце тревожно сжималось от страха. Какой-то прохожий внезапно дернул ее за шаль, и что-то тихо предложил. Она не поверила своим ушам. Боже, неужели человек способен на подобное?!

Изнемогая от усталости, девушка наконец остановилась. Она оказалась на узкой улице, застроенной двух – и трехэтажными зданиями. Из распахнутых окон доносились громкая дребезжащая музыка, визгливый женский смех и мужское пение. Звуки фортепиано и скрипок наполняли воздух. Александра смотрела на грубых, плохо одетых людей, понимая, что случайно забрела в крайне опасное место.

Что ей делать?

Погруженная в собственные мысли, девушка не заметила, как перед ней остановился матрос гигантского роста и рывком притянул ее к себе. Она отчаянно заколотила кулачками по широкой мускулистой груди.

– Где твой дом, милашка? Да ты резвая штучка! – громко воскликнул он, дерзко лаская ее бедра.

Александра вскрикнула, пытаясь его ударить. Но он, смеясь, сжал ее руки огромной ладонью.

– Какая горячая девчонка, таких я люблю! Не волнуйся, у меня есть денежки. Только успел сойти на берег! Постарайся для меня, и я все на тебя потрачу, – бормотал он, шаря руками по ее телу, нащупывая полные груди. – О, – простонал он, – да ты красотка, настоящая красотка!

Александра слепо отбивалась, но он лишь крепче сжимал ее талию одной рукой, а другой мял груди, стараясь добраться до обнаженной плоти.

– Пусти меня! – взмолилась девушка, не в силах осознать, что незнакомец ласкает ее прямо на улице.

– Похоже, ты любишь немного поиграть с мужчиной? Будь по-твоему. Так где же ты живешь?

– Нигде, ты... мерзкий слизняк! Немедленно убирайся!

– Нигде? С таким-то личиком? А я-то думал, у тебя своя комната. Ну что ж, мне все равно, подойдет любой тупик. Куда ты обычно водишь клиентов?

– Нет! – взвизгнула Александра, вырываясь из его объятий. Отскочив, она помчалась по улице. Длинная юбка путалась в ногах, поэтому девушка подобрала ее и побежала дальше, наталкиваясь на людей, отбиваясь от назойливых рук, пока не споткнулась о лежавшего на тротуаре пьяницу. Александра упала, но тут же вскочила и, не обращая внимания на исцарапанные до крови ладони, бросилась дальше.

За спиной слышался топот ног: вероятно, охваченный похотью матрос не унимался и продолжал ее преследовать. Как вырваться из этого лабиринта ужаса?

Улица казалась бесконечной и кишела нетрезвыми мужчинами и полураздетыми женщинами. Александра никогда не видела ничего подобного и не представляла, что такие места существуют.

Неожиданно чьи-то руки схватили ее. Девушка завопила от страха, очутившись в кругу весело гогочущих матросов.

Нагло разглядывая добычу, они щипали Александру, толкали во все стороны и наконец, затащив ее в темный угол, швырнули на землю. Девушка судорожно сжалась в комочек, не зная, как убежать.

– Можно подумать, красотка, ты и в самом деле собралась ускользнуть от нас! Ну и строптивая же кобылка! Неплохо бы тебя усмирить! Пришлось позвать на помощь моих дружков. Всегда рад поделиться с приятелями! Говорил же я вам, что она та еще штучка!

Остальные с готовностью согласились с ним, подкрадываясь ближе.

– Пожалуйста, прошу вас, вы не поняли! Я случайно попала сюда! – заплакала Александра.

– Видите, она и впрямь не прочь поиграть с мужчинами. Нравится задирать нос и делать вид, что ты особенная? Верно, милашка?

– Нет! Нет! Отстаньте от меня! Я закричу!

Но матросы, смеясь, надвигались на нее. Один из них громко рявкнул:

– Ори сколько хочешь, девка! На Галлатин-стрит всегда кто-нибудь кричит! Никому до этого нет дела, а полиция сюда никогда не заглядывает. Еще бы! Кто знает, что тут с ними сделают!

Насильников было трое, все настоящие великаны, с огромными ручищами, которые легко могли бы разорвать ее. Но на смену страху пришло неукротимое бешенство, и девушка была готова на все, лишь бы этот сброд не прикасался к ней. Как только первый матрос наклонился поближе, она хлестко ударила его по лицу и выкрикнула:

– Убирайся, грязное животное!

Он зарычал, потирая челюсть, и снова нагнулся, но тут же замер при звуках резкого женского голоса, зазвеневшего сталью в относительно тихом переулке.

– Ну-ка, парни, немедленно отойдите! Не годится силой брать леди с Галлатин-стрит! У меня есть для вас подходящее место с мягкими постелями и услужливыми девушками. Ну же, не тратьте на нее время. Идемте со мной!

Александра едва смела дышать, с тревогой следя за матросами. Послушаются ли они этой женщины?

Все трое обернулись. Свет уличных фонарей обрисовал стройную фигуру. Лицо оставалось в тени. Мужчины на мгновение заколебались, раздумывая, что предпринять.

– Эй, парни, не могу же я стоять здесь всю ночь! Сегодня в порту много кораблей, и у девочек полно работы! Лучше пораньше бросить якорь в приличном заведении!

Эти слова, казалось, решили дело. Матросы поспешно последовали за незнакомкой. Последний ущипнул Александру и, швырнув несколько монет, оставил ее лежать на грязной, усыпанной мусором земле.

Александра, скорчившись, долго не двигалась, пытаясь собраться с мыслями. Ее снова едва не изнасиловали!

У девушки не было сил пошевелиться. Сколько еще злой рок будет преследовать ее? Не лучше ли было остаться в Нью-Йорке? По крайней мере ничего этого не случилось бы. И все же ее изнасиловали и там, в собственном доме!

Она с неожиданной нежностью вспомнила о Джейке. Он никогда бы не причинил ей боли. Но нет, не стоит о нем думать. Джейк навсегда ушел из ее жизни. Сейчас самое главное – поскорее выбраться отсюда и найти церковь, где уж, конечно, она будет в безопасности.

Александра нащупала монеты, брошенные матросом, и хрипло рассмеялась. Так ей заплатили, посчитав проституткой. Зато теперь у нее есть деньги! Девушка молча поклялась не поддаваться слабости и ужасу. Пусть ее постоянно преследуют мужчины, она сумеет о себе позаботиться! В конце концов она Кларк, а Кларки всегда ухитрялись выжить в самых тяжелых обстоятельствах.

Жестко прищурив глаза, она стиснула монеты и встала. Придется играть по правилам этого сурового мира!

Потянувшись к шали, она вдруг поняла, что эта дешевая вещичка вместе с низко вырезанным платьем, пропитанным виски, лучше всяких слов накладывает на нее клеймо шлюхи. Что ж, она исполнит эту роль... правда, до определенного момента. Сделает все необходимое, лишь бы оставить позади это проклятое место.

Набросив шаль на плечи и откинув со лба непокорные локоны, Александра смело вышла на Галлатин-стрит. Здесь было полно народа: оборванные матросы, карманники, душители, открыто помахивающие смертельными удавками, грабители, нападавшие на запоздалых пешеходов, крестьян и моряков, искавших развлечений в веселом квартале.

Александра ловко скользила между прохожими, весело отвечая на оклики мужчин, и с деланным сожалением отказываясь от предложений. В желающих провести с ней ночь не было недостатка, и она вновь ощутила свое женское могущество.

План прекрасно удался, и она притерпелась к шуму, щипкам, мимолетным ласкам и грубым шуткам. И поскольку ее принимали за свою, никому в голову не приходило изнасиловать или обидеть девушку.

Но когда Александра уже была близка к цели, какой-то мужчина схватил ее за руку и рывком затащил в убогий дансинг. После полутемной улицы глаза девушки никак не могли привыкнуть к яркому свету, и она недоуменно заморгала.

– Клиентов нынче уйма, – настойчиво шептал ей хозяин. – Тебе повезло – такую красотку любой рад потискать! Правила ты знаешь: десять процентов с каждой выпивки и все чаевые, которые сумеешь содрать с этих дураков. Бьюсь об заклад, что наберется немало. Если хорошенько потрудишься сегодня, можешь приходить сюда каждый вечер.

Он сладострастно уставился на Алекс маленькими глазками-пуговичками, обдавая ее смрадным дыханием.

– Я... я...

– Не благодари. Дела идут неплохо, и такая милашка всегда нам пригодится. Но помни, ты должна заплатить вперед за комнату наверху, как все потаскушки. Не вижу причин делать для тебя исключение.

И, выхватив из ладони девушки деньги, он втолкнул ее в комнату. Александра отступила, пытаясь незаметно выскользнуть, но в этот момент грязный оборванец схватил ее за талию и потащил куда-то. Она даже не успела отказаться или запротестовать, поскольку мужчина смахивал на медведя-гризли и не собирался отпускать добычу.

Александра украдкой огляделась. Вдоль стены первой комнаты шла стойка бара, напротив которой на высоких табуретах сидели вышибалы – четверо гигантов, вооруженных дубинками, пращами, ножами и медными кастетами. Александра в изумлении открыла рот. Незнакомец увлек ее во второй зал. Один из вышибал одобрительно кивнул, оценивающе разглядывая девушку. Та быстро отвела глаза, боясь, что неотесанный великан заинтересуется ею.

Вторая комната, как оказалось, и была собственно дансинг-холлом, где тапер тренькал на расстроенном пианино. Ему вторили скрипка и помятый тромбон. Женщины с распущенными длинными волосами все до одной были в коротких ситцевых платьях и грязных стоптанных туфельках. Они танцевали, если эти грубые разнузданные движения можно было назвать танцем. Их партнеры – мрачные чернобородые мужчины в красных рубашках, как две капли воды напоминали пиратов Жана Лафитта.

На лицах присутствующих была написана такая мрачная решимость, что невольное любопытство разобрало девушку. Интересно, смеются ли когда-нибудь эти люди и бывает ли у них хоть изредка хорошее настроение? Женщины, когда-то, вероятно, довольно миловидные, уже давно увяли. Однако мужчины явно не сетовали, очевидно, не рассчитывая на большее.

– Сюда, красотка, – позвал незнакомец, приведший Александру. – Здесь ты сможешь поразвлечься вволю. Как тебя зовут?

– Александра, – пробормотала она, надеясь, что он не расслышит, и жалея, что не назвала другое имя.

– Ленни! Вот и чудесно. Выпей-ка! Обычаи везде одинаковы!

Он поднес стакан к губам Александры. Противиться не имело смысла – ей же придется хуже. Надо делать вид, что смирилась, пока не удастся сбежать. Она глотнула отвратительно пахнущую жидкость, гадая, чисто ли вымыт стакан. Но дрянное виски обожгло горло, и девушка задохнулась и закашлялась.

Мужчина, сочувственно качая головой, похлопал ее по спине.

– Не так уж и плохо, крошка. В этой дыре лучшего не получишь.

Горло и пищевод горели огнем, и девушка, насилу отдышавшись, выдавила:

– Вам это нравится?

Мужчина невольно ухмыльнулся:

– Нравится? В жизни об этом не думал. Кто пьет ради вкуса?

Александра тупо кивнула. Плохо очищенное спиртное, однако, немного согрело ее и расслабило. Она не знала, что длинное платье, яркая шаль и сверкающие волосы произвели в зале настоящий фурор. Мужчины просто наслаждались невиданным зрелищем. Женщины же насторожились. У них имелись свой строгий кодекс поведения и манера одеваться, и ту, что осмеливалась его нарушить, ждали большие неприятности. Александра, сама того не ведая, слишком выделялась среди них, и последствия не замедлили сказаться. Потаскухи решили проучить дерзкую пришёлицу.

Не успел спутник Александры вывести ее на середину зала, как одна из самых закаленных ветеранок заведения шагнула им навстречу и застыла перед девушкой, вызывающе упершись руками в бедра и расставив ноги. Провожатый Александры мгновенно испарился. Он уже видел подобные стычки раньше, и ему отнюдь не улыбалось быть замешанным в драку двух шлюх. Кроме того, уличные девчонки могут за себя постоять.

Оглядев Александру, женщина громко сообщила:

– Я Ванда. Ты здесь новенькая, милашка?

Александра нерешительно осмотрелась, заметив, что танцующие пары остановились и образовали нечто вроде круга.

– Д-да. Я Ленни.

– Ленни, вот как! Ну, Ленни, о чем ты думала, заявившись сюда в таком виде? – презрительно фыркнула Ванда.

– Больше у меня ничего нет, – пробормотала Александра, чувствуя, что женщина ищет ссоры. Однако она ничуть не испугалась и гадала только, действие ли это спиртного или запоздалая реакция на недавнюю сцену в переулке.

– Ха! Рассказывай кому другому, потаскуха! Тебе ни к чему такая хорошенькая шаль, – воскликнула Ванда, сорвав ее с плеч Александры и подбросив в воздух. Шаль упала в толпу; была мгновенно разорвана и брошена назад Александре. Девушка взглянула на валявшиеся на полу лохмотья, потом снова на Ванду, но ничего не сказала. Сердце бешено колотилось. Ванда скривила губы в презрительной усмешке.

– Видишь, лапочка, тебе она не понадобилась. И такое длинное платье тоже не нужно.

Она протянула руку и вцепилась в тонкую ткань. Шелк затрещал и начал расползаться. Терпению Александры пришел конец. Хищно ощерившись, она оттолкнула женщину. Ванда зарычала и злобно блеснула глазами. Соперницы стали топтаться напротив друг друга, не отводя настороженных глаз. Александра была слишком разъярена, чтобы испытывать страх. Из толпы раздавались одобрительные возгласы. Наиболее азартные стали заключать пари. Большинство, однако, стояло за Ванду, давнюю и признанную победительницу многих подобных поединков.

Ванда была высокой, ширококостной блондинкой с жесткими голубыми глазами и пухлыми красными губами. Тяжелые прямые волосы ниспадали почти до талии. Судя по мощным бедрам и огромной груди, в ней текла немецкая кровь. Сейчас она напоминала Александре валькирию, деву-воительницу из германских легенд.

Наклонив голову, женщина бросилась вперед, протягивая к Александре руки. Та ловко увернулась. Ванда отскочила в сторону и неожиданно схватила соперницу за плечи. Девушка отчаянно сопротивлялась, но силы были явно неравны. Немка сдавила ее так, что Александре не хватало воздуха. Да ее того гляди просто задушат!

Вне себя от гнева, Александра пнула обидчицу в коленку. Женщина, завопив от боли, разжала руки. Не дав сопернице опомниться, девушка ринулась на нее; острые ноготки оставляли глубокие борозды на светлой коже. Они упали на пол, не выпуская друг друга. Александра ухитрилась разорвать лиф платья Ванды, так что одна массивная грудь вывалилась наружу. Испустив яростный крик, Ванда, в свою очередь, располосовала корсаж противницы, и на всеобщее обозрение явились два матово светящихся холмика, увенчанных розовыми вершинками. Мужчины стонали от похоти, стараясь получше разглядеть соблазнительную сцену.

Но дерущиеся катались клубком по грязному полу у ног собравшихся. Злоба затмевала все остальные эмоции, и сейчас Александре было не до приличий. Женщины боролись: вырывали друг у друга волосы, царапались, щипались, вопили. Но никто не мог взять верх. Зевакам было ясно, что ни одна из них не собирается сдаваться. Лишь когда Ванда замахнулась, чтобы нанести последний решающий удар, один из вышибал схватил немку. Она оглушила его кулаком и снова повернулась к сопернице, которая воспользовалась возможностью, чтобы поставить противнице фонарь под глаз. Ванда охнула и начала отбиваться, но мужчина уже позвал на помощь товарищей. Теперь, к досаде толпы, двое широкоплечих великанов втиснулись между не помнившими себя женщинами. Однако посетители давно усвоили, что с дубинками не поспоришь, и, ворча, стали расходиться. Один вышибала, схватив Александру, потащил ее по лестнице на второй этаж, где находились маленькие комнатки, в которых женщины развлекали клиентов. Девушка пыталась вырваться, но громила сжал огромные ручищи, не давая ей шевельнуться. Второй тянул за собой Ванду.

Они остановились перед открытой дверью, но их грубо втолкнули в комнату. Вышибала оглядел Александру, прижимавшую к груди лоскуты платья, и вместо того чтобы попытаться воспользоваться ее беспомощным положением, приказал Ванде:

– Дай ей что-нибудь. Она совсем голая!

– Что? – закричала та. – По-твоему, у меня модная лавка?

– Заткнись, тварь! – рявкнул он. – И побыстрее дай ей во что переодеться. Босс хочет, чтобы она вернулась вниз! Он говорит, девчонка придает стиль его заведению, а посетителей сегодня тьма-тьмущая!

Окинув Ванду предостерегающим взглядом, он вышел, хлопнув за собой дверью. По лестнице прогремели тяжелые шаги. Они с Вандой остались наедине. Что теперь будет?

Наконец Ванда задумчиво протянула:

– Да, крошка, может, ты и новенькая, но дерешься что надо. Немного опыта, и кто знает...

Александра почувствовала невыразимое облегчение. Значит, Ванда больше не тронет ее!

– Давай-ка одеваться. У меня есть платье, которое, пожалуй, придется тебе впору.

Она вытащила из комода два мятых платья и, бросив одно Александре, сняла свое, рваное, и надела второе прямо на голое грязное тело.

– Здесь негде умыться? – с надеждой осведомилась девушка, но Ванда лишь громко расхохоталась.

– Черт возьми, крошка, здесь никто не моется. Забудь об этом. Да какая, к дьяволу, разница! Клиенты, которых ты приведешь наверх, будут так пьяны, что все равно ничего не заметят!

– Но... но я не думаю, что...

– Конечно, танцы нелегкий труд, но ведь ты платила за комнату, не так ли?

– Да... – начала Александра, торопливо натягивая платье.

– Значит, должна вернуть денежки, да поскорее. Выбери кого побогаче с виду, а если после откажется платить, кликни меня – я помогу тебе управиться со всяким, кто боится расстаться с кошельком.

– Представляю!

– А сейчас нам лучше поспешить вниз. Босс ждать не любит.

Александра попробовала подтянуть вырез платья, едва ли не обнажающий соски, но ничего не получилось. Кроме того, подол доходил только до колен. Придется вытерпеть и это.

Пока они спускались по лестнице, Ванда решила дать новенькой последний дружеский совет:

– Заставь их платить за все, душечка. Это единственный способ выжить на Галлатин-стрит.

Глава 10

Александра устало опустилась на тощий комковатый тюфяк, стащила изношенные до дыр туфельки и с глубоким вздохом растерла распухшие ступни. Господи, как хорошо наконец отдохнуть! Кажется, она изуродовала ноги! Всю ночь она танцевала, пытаясь уберечь их от тяжелых мужских сапог. Чего бы она не отдала за тазик с горячей водой, куда могла бы погрузить свои несчастные ноги! Но здесь это считалось неслыханной роскошью. Никому не приходило в голову даже пить воду!

Что за ночь или, точнее сказать, утро! Здешние заведения закрывались только на рассвете, а потом посетители платили женщинам за право провести час-другой в их постели. Ей тоже предлагали деньги, и не так-то легко было отделаться от настойчивых кавалеров. Если бы не босс, строго следивший за Александрой, кто знает, чем закончилось бы сегодняшнее веселье.

Боссу, однако, было все равно, что происходит в дансинг-холле, лишь бы спорщики не вздумали крушить мебель. Собственно говоря, танцы продолжались до тех пор, пока женщины не опьянели окончательно – вскоре они начали сбрасывать с себя одежду. Александра пришла в ужас, когда увидела, что некоторые пары танцуют совершенно обнаженными. Многие партнеры пытались раздеть и ее. Трудно было оставаться одетой и абсолютно трезвой всю эту бесконечную ночь. Вышибалам пришлось выбросить на улицу не одну голую парочку, поскольку те занимались чем угодно, только не танцами. Они, вне всякого сомнения, дали выход своей горячечной похоти прямо на улице или в темных аллеях. Теперь Александра знала, что на Галлатин-стрит возможно все и уже поэтому необходимо как можно незаметнее ускользнуть отсюда, пока остальные будут отсыпаться.

Босс решил взять ее на работу, намекнув при этом, что ей придется обслуживать и его. Он не потащил ее в постель только потому, что ночь выдалась слишком оживленной. Надо бежать, иначе она завязнет в этом болоте и вскоре потеряет волю к жизни. У женщины, которой приходится танцевать по ночам и ублажать мужчин днем, просто не останется сил на решительный поступок.

Александра поняла, почему эти бедняги выглядят такими усталыми и измученными. Они состарились прежде времени в руках ненасытных негодяев. Она уйдет, но сначала немного отдохнет.

Душераздирающий вопль пробудил Александру от глубокого сна. Дрожа от страха, она быстро оглядела комнату. Никого. Сколько она проспала? Девушка окончательно потеряла представление о времени.

Тишину снова разорвали крики, проклятия и шум драки. Александра узнала низкий звучный голос Ванды и, подбежав к двери, приоткрыла ее.

Двое вышибал волокли упирающегося посетителя по коридору.

– Меня ограбили! – орал тот. – Она стащила все, что у меня было, сука проклятая! Пусть отдаст! Верните мои деньги!

Он попытался вырваться, но один из мужчин свалил его с ног мощным ударом. Незадачливый клиент бессильно обмяк, и вышибалы, подхватив его, потащили вниз. Александра заметила, что Ванда наблюдает за ней. Женщина подмигнула и жестом поманила ее. Решив, что шлюха поможет выбраться отсюда, девушка приняла приглашение.

– Садись, крошка, – сказала Ванда, показывая на смятую грязную постель, и туже подпоясала прозрачный потрепанный халатик, почти не скрывавший ее роскошных форм. Александра все еще оставалась в коротком ситцевом платье – другого у нее не было.

Девушка села на кровать. Ванда плеснула в стакан прозрачной жидкости и протянула Александре.

– Нет, спасибо, – покачала головой та.

– Это не то дерьмо, что подают бедным ублюдкам внизу. Хорошая штука. Сама покупала.

– Нет, спасибо, – повторила Александра. Ванда, пожав плечами, опустилась рядом, подложила под спину подушки и прислонилась к стене.

– Ну и дурак же! Притащился на Галлатин-стрит с такими деньжищами! Не облегчи я его кошелек, все досталось бы другому ловкачу, а наш красавчик валялся бы где-нибудь в канаве с перерезанным горлом! Отсюда по крайней мере он хоть живым вышел! Конечно, теперь придется делиться с вышибалами, но и мне немало перепадет! Черт, я-то думала, он допился до беспамятства, а поганец бросился на меня, когда я обыскивала его карманы! Везет как утопленнице!

– Ты со всеми клиентами такое проделываешь? Я считала, они платят тебе... за услуги.

– Разумеется, платят, – ухмыльнулась Ванда, – но я стараюсь выбирать тех, у кого денег побольше, и тогда уже обдираю до последнего цента. Ты тоже научишься, если останешься здесь. При этих словах она пристально глянула на Александру. Та начинала понимать, что, вероятно, Ванда не прочь от нее отделаться. Зачем ей лишняя соперница? Прекрасно, это вполне соответствует планам Александры.

– Признаться, Ванда, мне просто негде было переночевать.

– Ты заплатила за комнату, но не вернула денег. Почему осталась без мужчины?

Ванда искренне недоумевала, но Александра не хотела, чтобы она узнала правду, и потому лишь вздохнула.

– Брось, крошка, я вижу, куда ты метишь! Босс. Да, он положил на тебя глаз, но, помяни мое слово, этот парень быстро охладеет к тебе, как получит свое, а это, поверь, не за горами! Он даже может поселить тебя в той конуре, только ты заплатишь куда больше нас, пытаясь угодить ему. Видишь ли, девушка босса обязана обслуживать особых посетителей. Это тебе не понравится, милашка. Я знавала многих таких, и иногда наутро их выносили отсюда мертвыми. Ты не протянешь долго, слишком уж худа, и всякий это подтвердит. Вот хотя бы я – меня не так легко прикончить, но уж очень не хотелось бы быть замешанной в дела босса.

Александра внимательно слушала, не совсем понимая, что имеет в виду Ванда. Впрочем, искренность женщины не оставляла сомнений.

– Ты опасаешься, что босс возьмет меня на постоянную работу? Но поверь, я и сама хотела бы поскорее убраться отсюда. Не поможешь мне? – спросила Александра, надеясь, что нашла выход.

– Да ты неглупа, милашка, – ухмыльнулась Ванда. – Тебе и впрямь нечего делать на Галлатин-стрит. Могла бы стать дорогой забавой для богатеньких клиентов! Видишь ли, босс – мой, и пусть иногда для своих делишек выбирает шлюх покрасивее, но когда речь идет о постоянной женщине, я никому не позволю занять свое место! Дошло до тебя?

– Вот и хорошо, Ванда. Послушай, мне не резон ссориться с тобой, потому что я наверняка проиграю. Но повторяю, если хочешь избавиться от меня, придется помочь.

Ванда подозрительно прищурилась.

– И ты вправду уберешься?

– Конечно.

– Ладно, я выведу тебя отсюда.

– Но мне необходимо кое-что еще.

Ванда нахмурилась и неуступчиво покачала головой.

– Мне надо выбраться с Галлатин-стрит.

Ванда снова кивнула:

– Понимаю! Собираешься устроиться в дорогом борделе во французском квартале! Почему бы мне, просто не стукнуть тебя по голове и не бросить в залив?

Сердце Александры упало. Ванда не задумываясь выполнит угрозу. Надо действовать осторожнее.

– Зачем это тебе, Ванда? Я прошу о помощи, но вовсе ничего не требую. Не хочешь – не надо.

– Ты чертовски права и не можешь ничего от меня требовать! И никто не смеет! Но ты пришлась мне по душе. Храбрая девка, и мозги на месте! Только знай, от меня и цента не получишь!

– И не надо. Я просто думала, что ты можешь меня кое с кем познакомить.

– Согласна, – кивнула Ванда. – Скоро отправимся в путь. Но запомни, чтобы я тебя здесь больше не видела, иначе не сносить тебе головы.

– Даю слово, – пообещала Александра.

– Заметано.

Ванда протянула девушке большую сильную ладонь. Они обменялись крепким рукопожатием. Голубые глаза встретились с зелеными, и Александра почувствовала, что заключила нерушимый договор.

– Я дам тебе шаль, – сказала Ванда, поднимаясь. – Это платье подходит для дансинга, но не для Джексон-сквер. По крайней мере прикроешь плечи, а на остальное не обратят внимания. В конце концов, ты такая же шлюха, ничем не лучше.

Александра понимала, что если сейчас же не уйдет с Галлатин-стрит, слова Ванды могут оказаться пророческими. Порядочным женщинам здесь делать нечего!

Немка выхватила из комода две рваные шали и бросила одну Александре. Девушка накинула ее и плотнее закуталась, чтобы спрятать полуобнаженную грудь.

Ванда приоткрыла дверь и, выглянув в коридор, махнула рукой бывшей сопернице. Обе быстро прошли к лестнице черного хода. Провожатая снова остановилась, сделав знак своей спутнице последовать ее примеру, и, спустившись на несколько ступенек, вернулась и поманила девушку за собой. Они прокрались вниз, в переулок, заваленный мусором, на котором мирно почивали пьяные матросы. У некоторых сочилась кровь из разбитых голов, карманы были вывернуты.

Александра старательно обходила неподвижные тела и кучи отбросов, но все же несколько раз споткнулась и едва не упала. Пройдя несколько кварталов, Ванда задумчиво сказала:

– Улица скоро кончится. Не люблю показываться в других кварталах города. Небезопасно. Полицейские и все прочее.

Они прошли еще немного, и Ванда, резко остановившись, огляделась в поисках перекрестка.

– Слушай, милашка, и запоминай. Пойдешь вон туда, выберешься на Джексон-сквер и заглянешь в кафе «Белль». Закажи кофе и жди, пока за тобой не придет женщина. Настоящая красотка. Мадам Лебланк! Владелица модного заведения на Бейзн-стрит. Я пошлю ей весточку. Она будет добра к тебе, и в ее доме можно встретить богатых янки. Сама знаешь, теперь у них полно денег!

Девушка кивнула, тревожно озираясь. Да, разница между кварталами сразу заметна, но она была потрясена, что Галлатин-стрит такая короткая – прошлой ночью она казалась бесконечной. Слава Богу, больше Александра ее не увидит!

– Спасибо, Ванда, – шепнула она, глядя на женщину, ставшую из соперницы почти подругой.

– Вот пара монеток, крошка. Купи кофе, что-нибудь поесть, чтобы легче было ждать. Полагаю, она появится не раньше вечера. И поберегись, не спорь с копами, если они тебя зацапают. Это только на Галлатин-стрит они боятся заглядывать, а там никому спуску не дают! Попробовали бы они сюда сунуться, живыми не вышли бы! – воскликнула она. Неожиданная улыбка преобразила лицо Ванды, и Александра увидела какой она была когда-то: молодая, хорошенькая, еще не ведавшая, что готовит ей судьба.

– Все будет в порядке, – сказала девушка куда более убежденно, чем чувствовала на самом деле.

– Конечно, милочка, но помни наш уговор.

– Клянусь, – пообещала Александра и, еще раз внимательно выслушав объяснения Ванды, решительно устремилась вперед, оставив позади Галлатин-стрит.

Ноги нестерпимо ныли, но девушка старалась как можно скорее попасть на Джексон-сквер. По крайней мере там есть полицейские, и она будет в безопасности. Александра не собиралась встречаться ни с какой мадам Лебланк, но не мешает немного перекусить и попытаться разыскать церковь.

Проходя через французский квартал, она невольно разглядывала великолепные здания, с воротами, балконными оградами и оконными решетками из кованого витого железа. Очевидно, во многих домах были скрытые от посторонних глаз внутренние дворики. Повсюду разливался цветочный аромат, в изобилии росли кустарники и деревья.

Попадалось также немало ресторанов, контор, кафе, но было немноголюдно; солнце опускалось за горизонт. Просто необходимо отыскать церковь до наступления темноты!

Следуя указаниям Ванды, она быстро нашла большую площадь, окруженную зданиями и маленькими уличными кафе. Должно быть, это и есть Джексон-сквер.

В центре был разбит настоящий скверик с травой, цветами и скамеечками. Александра почти упала на ту, что была поближе. Наконец-то она спаслась! Теперь главное разыскать церковь! Но и это оказалось легко – оглядевшись, Алекс заметила огромный великолепный собор.

Обрадованная, девушка поднялась и, одернув юбку, направилась в ту сторону, но, вспомнив про свой наряд, остановилась. Александру неотступно терзал голод, но она упрямо пригладила волосы и привела в порядок платье. Все зря – она выглядела проституткой и прекрасно понимала это. Что, если в церкви откажутся ей помочь и даже не пустят на порог? Придется сначала поесть, а потом попробовать умыться и почистить одежду. Она обретет силы и уверенность, если желудок не останется пустым.

Набравшись храбрости, Александра вошла в первое попавшееся кафе и тут же сообразила, что оказалась именно там, куда послала Ванда, в кафе «Белль». Не важно, все равно она успеет уйти до появления мадам Лебланк, и, кроме того, ноги попросту отказываются нести ее дальше. Она устроилась на маленьком стульчике с железной витой спинкой за столиком под ярким тентом и сделала заказ неприветливому высокомерному официанту. Он явно не хотел иметь с ней дело. Неужели она столь ужасно выглядит? По-видимому, так и есть – посетители нескрываемо брезгливо ее рассматривают, словно удивляясь, как эта грязная оборванка осмелилась появиться в приличном месте.

Молодой официант быстро поставил на стол чашку дымящегося кофе и восхитительное на вид пирожное. Александра отдала деньги и получила сдачу – несколько мелких монет, которых не хватит, чтобы поесть еще раз. Великодушие Ванды определенно не было безграничным.

Девушка пила кофе мелкими глотками и смаковала пирожное, стараясь продлить удовольствие. До сих пор она не сознавала, насколько устала и проголодалась. Но сейчас, сидя в уюте и безопасности, она не могла не думать о том, что ждет впереди. Завершив скудную трапезу, Александра положила голову на руки и закрыла глаза. Она не знала, сколько прошло времени. Из полузабытья ее вывел едва слышный голос со странным акцентом.

– Прошу прощения, мадемуазель, вы, случайно, не Ленни? Других волос такого цвета в Новом Орлеане просто не может быть! Я мадам Лебланк.

Александра встрепенулась и неуклюже вскочила. Мадам Лебланк! Девушка растерянно уставилась в огромные темные глаза женщины, красивее которой ей не приходилось видеть. Необычайно экзотическая внешность сразу приковывала к себе взгляды. Мадам Лебланк оказалась миниатюрной, с прекрасной фигурой и гривой роскошных черных волос, высоко заколотых на затылке. Но больше всего Александру потрясла кожа теплого золотистого цвета, словно светящаяся изнутри. Хозяйка заведения носила дорогой, безупречного покроя туалет с природной грацией и достоинством.

– Могу я присоединиться к вам, мадемуазель? – вежливо осведомилась мадам Лебланк.

Александра нерешительно огляделась и запинаясь произнесла:

– Д-да, пожалуйста.

Женщина невозмутимо опустилась на стул, знаком предложив Александре последовать ее примеру. Александра послушалась, слишком измученная, чтобы задумываться или что-то предпринимать. Она в жизни не сталкивалась с содержательницами публичных домов, а эта интригующая незнакомка выглядела и вела себя как настоящая леди – уже хотя бы это немного успокоило Александру.

– Дорогая, Ванда не упоминала, что вы такая редкостная красавица! Одни ваши волосы могут принести целое состояние, а тело – само совершенство. Правда, я должна увидеть немного больше, прежде чем мы договоримся.

Александра недоуменно уставилась на женщину.

– О, я слишком вас тороплю! Вижу, вы уже поели, но пожалуйста, не стесняйтесь, будьте моей гостьей. Я ненавижу есть одна.

Но девушка продолжала смотреть на нее огромными, широко раскрытыми глазами, сбитая с толку и смущенная.

Официант мгновенно принес заказ мадам: кофе и блюдо, полное пирожных. Александра, благодарно вздохнув, поднесла пирожное ко рту. Пока она ела, все еще наблюдая за мадам Лебланк, креолка вынула из ридикюля маленькую фляжку и налила в обе чашки с кофе янтарной жидкости.

– Кажется, вы нуждаетесь в чем-то покрепче, чем кофе, дорогая, – пояснила она. – У вас усталый вид. Как вы вообще попали на Галлатин-стрит? Это самое злачное место в городе, и такой молодой леди, как вы, следует его избегать.

Участливая речь и кофе, щедро сдобренный бренди, сотворили чудо – к Александре, словно по волшебству, вернулись силы, и она нерешительно улыбнулась креолке.

– Я ценю вашу доброту, мадам Лебланк, но боюсь, вы зря потеряли время, придя сюда.

– Вот как?

– Видите ли, я случайно оказалась на Галлатин-стрит... и была рада как можно скорее унести оттуда ноги.

Женщина коротко рассмеялась, показывая мелкие, идеально ровные зубы.

– Неудивительно, дорогая, эта улица хуже самого ада. Я часто гадаю, почему Ванда не желает уходить оттуда, хотя, наверное... знаю причину. Вам повезло, что вы еще живы.

– Да, теперь я это понимаю.

– Но как вы вообще забрели туда?

– Я только вчера прибыла в Новый Орлеан и совсем не знаю города, поэтому так легко заблудилась.

– Молодая леди, одна, вечером, без сопровождения? Судя по вашему выговору, вы не с Юга. Но если не собираетесь искать места в борделе, что же в таком случае делаете в Новом Орлеане и на какие средства намереваетесь существовать? – спросила она с таким ошеломленным видом, словно говорила с безумной.

Александра доела очередное пирожное и улыбнулась:

– Я ищу родственников близкого друга, не так давно погибшего, и отстала от своих спутников.

Красиво очерченные брови мадам Лебланк слегка приподнялись.

– Понятно. Но как бы я ни хотела иметь вас в своем заведении, все же готова помочь. Как зовут ваших знакомых?

– Джармоны, – тихо ответила девушка. Казалось, это единственное слово потрясло креолку гораздо больше всего сказанного до этого Александрой.

– Джармоны? Вы сказали, Джармоны?

– Да. По-моему, они владеют плантацией или владели еще до войны.

Глаза мадам Лебланк возбужденно блеснули:

– О да, вы совершенно правы. Я прекрасно знаю Джармонов, особенно сыновей.

– Неужели? – охнула Александра, почувствовав небывалое облегчение и не обратив внимания на упоминание о сыновьях. – Они сейчас в Новом Орлеане? Не могу я повидаться с ними?

Женщина подняла руку, чтобы остановить град вопросов.

– Они живут на плантации. Я не вижу мальчиков Джармонов так часто, как раньше, но после войны многое изменилось, и мы делаем все возможное, чтобы выжить.

Александра взглянула в ее глаза, превратившиеся в бездонные озера скорби, и прошептала:

– Мне очень жаль. Я...

– Нет, мадемуазель, все кончено. Наши раны затянутся, или мы умрем, как погиб наш Юг.

Александра растерялась. Она никогда не задумывалась о положении южных штатов, особенно после окончания войны. Но поражение было страшным ударом для южан, и она только сейчас стала это понимать. Война почти не затронула Север, наоборот, бизнес процветал, а ее фирма приносила немало дохода. Армии требовались все новые корабли, и состояние Александры росло не по дням, а по часам. Но что осталось у этих несчастных? Она с ужасом думала о некогда великолепных плантациях. Должно быть, они все разрушены. Но по крайней мере она узнала, что Джармоны живы.

– Наверное, вы хотите присоединиться к своим спутникам, которых потеряли прошлой ночью?

Девушка знала, что мадам ей не верит, и, не желая больше врать, коротко пояснила:

– Я приехала одна. Недалеко от Багам нас застиг шторм, и сундуки с моими вещами были утеряны.

На этот раз Александра заметила в глазах женщины искорки искренней заинтересованности.

– Ванда сказала, что вас зовут Ленни, не так ли?

– Нет, Александра, Алекс, если предпочитаете. Мадам Лебланк довольно улыбнулась, напоминая в эту минуту кошку, слизавшую сметану.

– Александра, ну разумеется! Час от часу не легче, мадемуазель. Стало быть, вы желаете навестить Джармонов, хотя они не ваши родственники?

Александра чувствовала, что женщина откажется помогать, пока не услышит хоть какую-то более или менее правдоподобную историю.

– Как я уже говорила, они родня моего старого друга, который недавно скончался. Я решила приехать и рассказать им о его смерти.

– И кого именно из Джармонов вы собираетесь повидать?

Креолка становилась все настойчивее, но, конечно, сказав правду, Александра не выдаст о себе ничего.

– Элинор и ее сына Джейкоба. Мадам Лебланк язвительно усмехнулась:

– Значит, вы и есть Александра, которая прошлой ночью появилась в Новом Орлеане с целью встретиться с Элинор и Джейкобом Джармонами. Милочка, я положительно счастлива! Поверьте, большей радости вы не могли бы доставить.

Глаза ее снова сверкнули каким-то непонятным блеском, и Александра насторожилась. Захочет ли эта женщина ей помочь? И настолько ли она бескорыстна, как хочет показать? Но невзирая ни на что, Алекс должна добраться до плантации Джармонов.

– Мадам Лебланк, видите ли, я действительно хочу повидаться с ними и буду признательна, если вы расскажете, как туда добраться.

Креолка рассмеялась, и по телу Александры почему-то пробежал озноб.

– Дорогая, вы, очевидно, всю жизнь прожили в городе и не представляете, сколько миль придется проехать, чтобы очутиться на плантации. Это трудное путешествие, а по дорогам рыщет всякая шваль, готовая на все, чтобы заполучить такую красавицу, как вы. Будь вы даже прилично одеты, все равно не сумели бы пешком пройти такое расстояние, и если вас не убьют по дороге, то уж точно изнасилуют.

Александра побелела, только сейчас осознав правоту мадам. Сдаться, когда она так близка к цели! О, если бы можно было послать за деньгами, все проблемы легко разрешились бы.

– Я не представляла...

– Очевидно. Но чем вы отплатите мне, если я помогу вам добраться до плантации Джармонов?

Александра побледнела еще больше, но не от страха. Она не знала, что придется платить этой женщине, но, конечно, такие, как мадам Лебланк, своего не упустят!

– Сейчас у меня нет денег, но я их достану и щедро отблагодарю вас.

– Не пойдет, милочка! – фыркнула мадам. – Мне это попросту невыгодно.

– Сожалею, но у меня ничего нет, абсолютно ничего.

– Вы ведь не девственница, не так ли?

– Нет. Меня изнасиловали, – тихо призналась Александра, боясь, что худшее еще впереди.

– Ванда говорила, что в дансинг-холле у вас не было недостатка в клиентах, но спали вы одна. Не слишком умно, дорогая, но, похоже, вам еще многому надо учиться.

– Я не шлюха.

– Вздор, милочка, все женщины шлюхи, даже замужние. У женщин есть много причин продавать себя, но только мы, профессионалки, получаем за свои услуги деньги, и это самое лучшее, что можно придумать.

Александра постаралась не выдать удивления, но по ее чересчур выразительному лицу можно было, вероятно, прочитать все мысли. Она еще никогда не сталкивалась с подобной точкой зрения, но креолка скорее всего права. Выйдя замуж за Стена, она отдалась бы в обмен на спокойную, размеренную жизнь, уютный дом и детей. Но она не желала такого альянса, хотя множество женщин на ее месте не задумываясь предложили бы себя мужчинам за положение в обществе, состояние и привилегии. Но разве они виноваты? Александре повезло родиться богатой и независимой. Она хотела выйти замуж по любви, а если не встретит мужчину своих грез, останется одна. Только в любви можно давать и получать полной мерой.

– Я не думала об этом раньше, – призналась Александра.

– Вы не замужем?

– Нет.

– Прекрасно. Предлагаю вам несколько дней пожить в моем доме. Можете не спать с клиентами, если вам не нравится, ваше дело развлекать посетителей. Ничего непристойного, конечно, но вы, наверное, поете, играете на фортепиано. В моем доме вы будете ограждены от неприятностей с мужчинами. Они будут восхищаться вами, и слухи о вашей красоте и необычных волосах быстро облетят город. Клиенты валом повалят, лишь бы взглянуть на вас, а мои прибыли, естественно, увеличатся. Ну а потом мы добудем вам платье поскромнее, и я отправлю вас к Джармонам в своей коляске.

Поверьте, это неплохая сделка. Глупо было бы от нее отказываться. В конце концов вас уже едва не изнасиловали, и пришлось провести ночь на Галлатин-стрит. Боюсь, вам придется закончить так свою жизнь. А церковь? Да женщину, которая выглядит подобным образом, не пустят даже на порог. Видите, милочка, мое предложение достаточно справедливо, даже если бы я попросила вас поработать две-три ночи в комнатах наверху. Что скажете? Она права. Разумеется, петь в борделе просто немыслимо, но перспектива провести еще одну ночь на Галлатин-стрит казалась куда страшнее. И насчет церкви мадам Лебланк права. Кроме того, как она явится на плантацию Джармонов в таком виде? Выхода нет – из двух зол приходится выбирать меньшее.

– Я согласна. Но, к сожалению, совсем не знаю песен южных штатов, ведь я янки.

Мадам Лебланк рассмеялась, снова окинув Александру изучающим взглядом умных глаз.

– Чудесно! – воскликнула она наконец. – Но неужели вы думаете, что джентльмены-южане, те, которые выжили, могут позволить себе посетить мой дом? Им это не по карману – слишком дорогое удовольствие. Почти все клиенты – янки, дорогая, у которых денег куры не клюют.

– О, я и этого не знала.

– Янки здесь уже давно. Мы привыкли к их манерам и поведению, хотя, признаться, они никогда не будут приняты в приличном обществе.

Александра кивнула, опустив глаза.

У столика появился чернокожий великан в раззолоченной ливрее и вежливо поклонился женщинам.

– Это мой кучер Джона. Он проводит вас к коляске. Подождите, я скоро приду.

Александра встала, вконец растерянная и сбитая с толку, однако направилась к коляске, высоко подняв голову. Экипаж оказался просторным, дорогим, выдержанным в строгих темных тонах. Кучер придержал дверцу, и девушка опустилась на мягкие подушки сиденья.

Глава 11

Нежась в душистой горячей воде, Александра впервые за это время почувствовала, что по-настоящему ожила. Она даже не пыталась намылиться – не было сил пошевелиться. Все, чего ей хотелось, – бездумно лежать, и пусть вода уносит боль и воспоминания о прошлом. Конечно, это невозможно, но по крайней мере станет немного легче.

Девушка обвела взглядом роскошно обставленную спальню. Камин из белоснежного мрамора, полированная ореховая мебель, обитая репсом и Дамаском, полы, устланные яркими восточными коврами, кружевной полог от комаров и огромная корзина с цветами, свисающая с балдахина. На стенах развешаны дорогие, писанные маслом картины самого пристойного содержания. Великолепная, правда, немного безвкусная обстановка и, должно быть, немало стоит.

Александра вздохнула, не в силах до конца поверить, что действительно находится в борделе, доме свиданий, там, где женщины продаются за деньги. Разумеется, в этом он ничуть не отличается от дансинг-холла, хотя атмосфера совершенно другая. По пути мадам Лебланк рассказала, что это очень дорогое и элегантное заведение для избранных посетителей и низкопробное отребье, случайно забредшее сюда, немедленно выставляли за порог. Девушки носили вечерние платья, и вольные разговоры и вызывающее поведение не допускались. Они держались как настоящие леди и требовали соответствующего обращения. Мадам призналась также, что своим благоденствием в основном обязана северянам, немилосердно грабившим побежденных. Но другого способа выжить женщине-южанке просто не было.

Александра не подозревала раньше о существовании подобного рода домов, однако благодаря объяснениям мадам Лебланк поняла, почему женщины принуждены заниматься таким ремеслом. У многих ли есть выбор? Сотни мужчин полегли на войне... а сколько женщин изнасиловано, обесчещено, ограблено? Некоторые просто вынуждены обратиться к древнейшей профессии. И не имей Александра собственных денег, могла бы стать одной из них, после того как над ней бесчеловечно надругались. Потерявшая невинность девушка не имеет шансов на замужество и семейную жизнь.

Когда вода немного остыла, Александра намылилась душистым мылом. Странно, до сих пор она не понимала, какая роскошь – просто быть чистой.

Отскребая руки и ноги, она заметила синяки и царапины. Галлатин-стрит оставила на ней свою метку, в душе и на теле, и пройдет немало времени, прежде чем раны затянутся.

Девушка тщательно промыла волосы, ополоснула их и, завернувшись в мягкую полотняную простыню, вышла из позолоченной ванны и начала вытираться. В этот момент в комнату вошла мадам Лебланк. Смущенная, Александра поспешно прикрылась простыней. Но мадам Лебланк только рассмеялась:

– Не стесняйся, Александра! Тело – это прекрасное произведение искусства. Будь рада и счастлива разделить этот дар природы с другими.

Александра улыбнулась, искренне удивленная откровенными взглядами этой женщины, так отличавшимися от всего, что ей втолковывалось раньше, и, однако, имевшими, по ее мнению, определенный смысл.

– Я не привыкла стоять голой в присутствий посторонних.

– Пора становиться взрослой. Ну а теперь разверни простыню, чтобы я смогла получше тебя рассмотреть.

Александра повиновалась, стыдясь того, что мадам рассматривает ее, словно выставленную на продажу лошадь. Ей почему-то стало не по себе, но она постаралась побыстрее отделаться от неприятного чувства.

– Прелестно, более чем прелестно, дорогая. Вы могли бы быстро разбогатеть, если бы согласились работать на меня. Можно было бы потребовать самую высокую плату – двадцать долларов за час! У вас безупречный стиль, манеры... высший класс! Вы редкая красавица, Александра. Жаль, что боитесь самой мысли воспользоваться своим телом и неплохо на этом заработать, но, может, все-таки передумаете, когда поближе познакомитесь с нашей жизнью, – сказала она.

Темные прищуренные глаза сейчас напоминали кусочки угля.

– Вряд ли, мадам Лебланк, хотя благодарю вас за комплименты.

– Хм-м-м... хорошо, посмотрим. Не мешает найти вам какую-нибудь подходящую одежду. Скоро начнут приходить посетители, и я хочу, чтобы вы развлекали их сегодня. Сейчас вы в моей спальне, но позже я отведу вам другую комнату, поменьше, где будете спать одна.

Пока Александра вытирала волосы, мадам распахнула гардероб, набитый шикарными вечерними туалетами. Девушка вспомнила слова капитана Салли о том, что дорогая шлюха должна иметь много красивых платьев. Только теперь она с ужасающей ясностью постигла смысл этой фразы. И хотя Александра могла попытаться понять жизнь этих людей, тем не менее никогда не стала бы частью этого мира.

Перебрав наряды, мадам Лебланк вынула платье из мягкого зеленого шелка.

– По-моему, это подойдет, – решила она. – Я держу платья всех размеров на случай появления новой девушки. Надо всегда быть готовой к неожиданностям.

Она положила платье на постель и отыскала в комоде прозрачное шелковое белье, чулки и зеленые туфельки.

– Помочь вам одеться или прислать горничную?

– Спасибо, я сама, – пробормотала Александра, желая поскорее остаться одна.

– Хорошо, дорогая. Я пошлю вам ужин. Позже придется пить, но старайтесь не опьянеть, будьте поосторожнее. Поешьте, оденьтесь и спускайтесь вниз. И ничего не бойтесь. Для вас это окажется интересным приключением, не более.

Александра вздернула подбородок, полная решимости не сдаваться и не вести себя как несмышленый ребенок. Улыбнувшись, она кивнула мадам Лебланк и вежливо сказала:

– Я ценю ваше гостеприимство и уверена, что прекрасно проведу вечер.

Креолка коротко рассмеялась.

– Из вас вышла бы несравненная «ночная фея», Александра. Отбросьте чопорность и забудьте о правилах приличия. Стремитесь получать удовольствие от жизни и не позволяйте глупым предрассудкам встать на пути. Увидимся позже, – мягко произнесла она и вышла, закрыв за собой дверь.

Вздрагивая на прохладном ветерке, Александра начала одеваться. Покрой белья был очень смелым, и рубашка почти не прикрывала грудь. Александра подошла к высокому, в рост человека, зеркалу и взглянула на себя. Густые вьющиеся волосы беспорядочно падали на плечи, и в этой прозрачной рубашке она выглядела слишком чувственной и соблазнительной для истинной леди, хотя осанка и гордый вид говорили о ее благородном происхождении. При мысли о Джейке девушка покачала головой.

Что он скажет, увидев ее в такой комнате и одетой подобным образом?

Она чуть слышно рассмеялась. Нет ни малейших сомнений в том, как он поступит.

Александра затрепетала, вспомнив ласки Джейка, вкус его губ, мускулистое тело, прижимающееся к ней. Он пробудил в ней нечто такое, о чем она до сих пор не подозревала, но сейчас жаждала большего.

– Нет, лучше не думать об этом!

Девушка поспешно подошла к кровати и натянула платье, льнувшее к телу, как вторая кожа. Застегнув лиф, Александра снова шагнула к зеркалу и замерла, потрясенная увиденным.

На нее смотрела не юная невинная девушка, а зрелая женщина с пышными бедрами и манящими полными грудями. Мадам Лебланк знала, о чем говорит.

В дверь тихо постучали, и вошла молодая мулатка с подносом. При виде Александры глаза ее изумленно распахнулись. Служанка замялась, но все же прошептала, ставя поднос на стол:

– Ой, честное слово, такой красоты я еще не видывала.

– Спасибо, – рассмеялась Александра. – Вы... э-э-э... тоже здесь работаете?

– Нет, мэм. Черные женщины не имеют права работать в одном доме с белыми. Мадам Лебланк пообещала устроить меня в другое заведение. Когда придет время, она всему меня обучит.

И прежде чем Александра успела опомниться, девушка исчезла. Совсем ребенок и мечтает стать шлюхой! Горда и довольна! Но какая жизнь ждет ее в противном случае?

Александра покачала головой, еще раз вспомнив о том, в какой мир попала.

Глядя на еду, она поняла, что снова проголодалась. Девушка подняла крышки серебряных блюд. Ужин мог бы удовлетворить самым взыскательным вкусам. Должно быть, у мадам прекрасный повар-француз.

Принимаясь за трапезу, Александра думала о том, как ей повезло – обстановка, кухня, одежда... О таком она не могла и мечтать. Не будь это бордель, она была бы абсолютно довольна всем и спокойно дожидалась бы поездки на плантацию Джармонов.

Завершив великолепный ужин, Александра удовлетворенно откинулась на спинку стула. Но долго отдыхать некогда – теперь у нее не осталось предлога провести здесь еще немного времени. Девушка встала, расправила юбки и, выйдя из комнаты, оказалась в длинном, устланном коврами коридоре.

Она направилась туда, откуда доносились тихий смех, голоса и мелодичная музыка. Остановившись на верхней площадке, Алекс изумленно взглянула вниз, в фойе, где две статуи греческих божеств держали зажженные факелы. Входные двери то и дело хлопали, пропуская посетителей.

Поеживаясь от неловкости, девушка медленно спустилась по лестнице и застыла на пороге гостиной, отмечая дорогие картины в позолоченных рамах, огромные зеркала и изящную мебель на гнутых ножках.

Беседа, и без того вялая, казалось, окончательно иссякла, стоило собравшимся в комнате заметить Александру. Девушка выпрямилась, слегка подняла подбородок, чуть раздвинула губы в улыбке и смело шагнула вперед. Мягкий зеленый шелк юбки зазывно обтягивал бедра. Александра словно плыла по гостиной, где в креслах расселись пятнадцать красавиц в ярких облегающих платьях.

– Александра! – обрадовано воскликнула мадам Лебланк, подходя к девушке. Хозяйка в переливающемся белом туалете с глубоким декольте выглядела едва ли не лучше своих питомиц. Сжав руки девушки, она искренне улыбнулась: – Как мило с вашей стороны присоединиться к нам! Пожалуйста, пойдемте со мной, я познакомлю вас с гостями.

Мужчины тотчас окружили Александру.

– Я хочу представить вам мадемуазель Александру! – объявила мадам Лебланк. – Она по – гостит у нас несколько дней и будет играть на фортепиано и петь. Мадемуазель недавно приехала из Европы и собирается обосноваться в Новом Орлеане, поэтому не стоит омрачать ее пребывание у нас. Тогда, возможно, она окажет честь нашему дому, оставшись здесь навсегда.

Послышался одобрительный шепот, и один из мужчин произнес с мягким южным акцентом:

– Позвольте мне угостить всех шампанским в честь мадемуазель Александры.

Предложение было тут же принято, и вскоре мальчишка-негритенок уже разносил пенящийся напиток. Александра тоже взяла с подноса хрустальный бокал, удивляясь, зачем мадам Лебланк понадобилось лгать.

Мужчина, заплативший за шампанское, подошел к Александре и, подняв бокал, громко произнес:

– За то, чтобы самая прекрасная женщина в Новом Орлеане еще долго оставалась с нами и мы могли узнать ее лучше, гораздо лучше!

Александра вспыхнула, а мужчина, тепло улыбнувшись, прошептал так тихо, что слышала лишь она одна:

– Вы и впрямь исключительная красавица... такая утонченность... Давно не видел женщины, обладающей способностью краснеть. Огромное удовольствие встретить вас, мадемуазель Александра.

Он коснулся ее бокала своим; присутствующие последовали его примеру. Александра быстро выпила шампанское, чтобы скрыть смущение, чувствуя себя намеренно выставленной напоказ. Однако она не могла не признать, что южанин отличался редкостной красотой, в которой, правда, не было ничего женственного. Идеальные черты дышали чисто мужской чувственностью, мимо которой не так легко пройти женщине. К сожалению, ростом он не отличался и был чуть повыше Александры.

Девушка невольно сравнила незнакомца с Джейком и нашла, что между ними нет ничего общего. Непокорные черные пряди спадали на лоб южанина; бездонные темные глаза взирали на нее с нескрываемым любопытством и жгучим желанием. Александре стало неловко под этим бесцеремонным взглядом, и она поспешно потупилась.

К ним подошла мадам Лебланк с бокалом шампанского в руке.

– Александра, познакомьтесь с Жилем Бомоном из старой известной семьи новоорлеанских Бомонов. Вижу, мадемуазель Александра быстро привлекла ваше внимание, Жиль.

– Я поистине очарован. Ваша красота и элегантность, мадемуазель, превосходят все, что я имел удовольствие когда-либо видеть.

В мягком тихом голосе слышался напевный креольский выговор, который Александра уже успела распознать в произношении мадам Лебланк. По правде говоря, в его лице было нечто смутно знакомое, но она никак не могла понять, что именно.

– Вы из Луизианы, мистер Бомон? – осведомилась девушка.

– Пожалуйста, зовите меня Жилем. Смею надеяться, мы станем большими друзьями.

Александра снова покраснела, поняв намек, но вслух ответила:

– Разумеется... благодарю вас, Жиль.

– Я действительно из Луизианы и владею большой плантацией.

Значит, не все южане остались обездоленными после войны!

– Как мило. Здесь такая чудесная природа.

В его глазах мелькнула боль, но мгновенно исчезла.

– Да, конечно, но вам следовало побывать здесь до войны.

– Прошу вас, никаких разговоров о войне, – вмешалась мадам Лебланк, – слишком много печальных воспоминаний.

– Не будете ли так добры поиграть для нас, мадемуазель Александра? – спросил Жиль.

– С удовольствием. Можно, мадам Лебланк?

– Пожалуйста, дорогая.

Проходя через комнату, Александра заметила, что мужчин прибавилось. Все, как один, выглядели самодовольными и преуспевающими – одежда и манера держаться говорили сами за себя. Но ни в ком не чувствовалось того аристократизма и благородства, что сквозило в Жиле Бомоне, тех качеств, что передаются из поколения в поколение и не покупаются ни за какие деньги. Она решила, что остальные, должно быть, просто янки, искатели удачи, недавно разбогатевшие выскочки, о которых упоминала мадам Лебланк. Какая разница между этими людьми и прославленными джентльменами-южанами, подобными отцу Джейкоба Джармона, избранника дочери Олафа, истинного южного аристократа. Наверное, теперь их осталось совсем немного.

Среди женщин не было ни одной некрасивой, все элегантно одеты, держатся с достоинством и, вероятно, могут потрафить любому, самому изысканному вкусу. И Александра впервые задумалась над значением слова «леди». Она всегда считала, что оно применимо к женщине хорошего воспитания и происхождения, но эти шлюхи вели себя и выглядели как настоящие дамы. С первого взгляда было почти невозможно отличить их от порядочных женщин. Так в чем же заключаются качества подлинной леди?

Двое одетых в черное коротышек поклонились Александре. Минутой раньше один поднялся из-за фортепиано, другой отложил скрипку. Оба исчезли в соседней комнате. Александра заиграла веселую, популярную в Нью-Йорке мелодию, и поняла, что инструмент дорогой и хорошо настроен. Вскоре в комнате раздался нежный чистый голос девушки, и, когда песня закончилась, она с изумлением увидела Жиля, стоявшего рядом.

– Превосходно, дорогая, – улыбнулся он. – Пожалуйста, сыграйте нам еще.

Александра с радостью исполнила просьбу, поскольку чувствовала себя в большей безопасности за фортепиано, но от всей души желала, чтобы Жиль не стоял так близко, – в его присутствии она нервничала, чересчур остро сознавая собственную привлекательность.

Она продолжала петь и играть, замечая, как к мадам Лебланк подходят один за другим мужчины. Мадам уводила их куда-то, а потом возвращалась и что-то шептала девушкам, которые, в свою очередь, поднимались и, кокетливо улыбаясь, покидали комнату. Все проделывалось крайне тактично и деликатно, однако Александра была искренне рада, что остается непричастной к происходящему.

Немного погодя Жиль тоже подошел к мадам Лебланк, и девушка, преисполнясь дурных предчувствий, хмуро смотрела, как они выходят из гостиной. Вскоре оба вернулись, и мадам подошла к Александре.

– Вы, должно быть, устали, дорогая. Я прошу вас выпить со мной и Жилем.

Александра не могла отказать хозяйке. Едва она покинула свое убежище, музыканты тут же возвратились и начали наигрывать тихую романтическую мелодию. Женщины подошли к столику, за которым сидел Жиль, и тот, встав, отодвинул стул для Александры. Мадам Лебланк наклонилась и ободряюще улыбнулась девушке.

– Александра, Жиль – мой постоянный посетитель, и вы произвели на него неизгладимое впечатление. Я решила, что вам не мешает познакомиться получше, – заявила она и, кивнув, отошла к очередному гостю.

– Дорогая, надеюсь, вы не посчитаете меня слишком грубым и назойливым, если я признаюсь, что был поражен вашей красотой и грацией с той минуты, как вы появились в гостиной. Теперь я просто не могу смотреть ни на одну женщину, кроме вас. Не лишайте меня удовольствия побыть в вашем обществе хотя бы час, а если будете так безмерно добры, то всю ночь.

Кровь прилила к щекам Александры. Как бы цветисто он ни выражался, намерения были достаточно ясны. Конечно, это куда лучше, чем жестокое насилие, но по-настоящему мало чем от него отличается.

– А, вы опять краснеете! Как очаровательно! Вам нечего бояться. Я буду очень нежен с вами! Я просил разрешения у мадам Лебланк ангажировать вас на ночь, но она объяснила, что по уговору вы не обязаны развлекать мужчин. Неужели откажете человеку, обожающему вас?

Темные глаза Жиля умоляюще смотрели на Александру. Девушка поняла, что слабеет. Правда ли она так много значит для него? Но нельзя продаваться даже за ласковые слова! Она не позволит себя использовать.

Презрительно прищурясь, девушка спокойно ответила:

– Очень благодарна за комплименты, сэр, но сегодня я здесь лишь для того, чтобы петь и играть.

Не сводя с нее пристального взгляда, Жиль упрямо возразил:

– Я готов на все, мисс Александра. Скажем, пятьдесят долларов за час?

Александра вздернула брови. Огромная сумма за подобные услуги! До сих пор цена не поднималась выше двадцати долларов.

Девушка улыбнулась, в который раз осознав свою власть над мужчинами.

– Вы оказали мне большую честь, но повторяю, меня можно встретить только в гостиной.

Жиль, как ни странно, ничуть не расстроился.

– Мадам Лебланк предупреждала, что вы женщина необыкновенная и высоко ценитесь! Я должен получить вас и не успокоюсь, пока не добьюсь своего!

Александра невольно охнула. Какая неожиданная решимость, какая непреклонность!

– Я... я...

– Не важно. Скажите, сколько, и я буду у ваших ног в любом месте и в любое время.

Александра поняла, что этот человек не признает отказа, и очень осторожно произнесла:

– Повторяю, сэр, вы оказываете мне огромную честь, но мы просто не созданы друг для друга.

Жиль широко улыбнулся и заговорщицки подмигнул:

– Вы хотите сделать нашу ночь особенной? Прекрасно. Я готов ждать. Наслаждение будет лишь острее.

Он накрыл ее ладонь своей и многозначительно сжал. Александра с трудом удержалась, чтобы не вырваться, и вежливо улыбнулась.

– Вы говорите, сэр, целая ночь за любую цену. Весьма рискованно. А если окажется, что я того не стою?

– Красавица моя, вы стоите всех сокровищ мира, но не заставляйте меня томиться слишком долго – я могу потерять терпение и клянусь, что не дотронусь ни до одной женщины, пока не проведу с вами сладостную ночь, дорогая. Но теперь я должен идти, потому что видеть вас и не заключить в объятия выше моих сил.

Александра едва сдержала улыбку, когда Жиль еще раз сжал ее пальцы и громко велел официанту принести бутылку шампанского для мадемуазель Александры, а потом, бросив последний пронизывающий взор в ее сторону, покинул заведение.

Александра облегченно вздохнула и даже взяла бокал с шампанским у негритенка, который поставил серебряное ведерко со льдом, где покоилась бутылка, на ее стол. Она решила выпить еще немного, чтобы успокоиться после страстных молений Жиля. Необычный мужчина... красавец... очевидно, привыкший к вниманию женщин, но почему же он не затронул душу Александры? Она ничуть не доверяла ему – уж очень он вкрадчив, очень уверен в себе. Кроме того, самое главное для нее сейчас – оставить этот дом и поскорее отправиться на плантацию, прежде чем Жиль станет слишком настойчивым и требовательным. Откровенно говоря, она не знала, сколько еще сможет держать его на расстоянии, особенно в этой обстановке.

Александра улыбнулась мадам Лебланк, успевшей подойти к ее столику. Хозяйка уселась и налила себе шампанского.

– Вы действительно покорили Жиля, а ему трудно угодить. Знаете, что бутылка шампанского обходится посетителям в пятнадцать долларов?

– Так много? – потрясенно прошептала Александра.

Женщина кивнула.

– Это входит в прибыль заведения. Обычно принято, чтобы клиенты угощали шампанским всех присутствующих, но сегодня Жиль превзошел себя.

– Вы знали, чего он добивался?

– Конечно! Так и думала, что вы произведете настоящий фурор, дорогая. Все мужчины умоляли меня о ночи с вами, но я объяснила, что это невозможно. Однако Жиль не из тех, кто легко сдается. Он предложил за вас пятьдесят долларов в час. Неслыханная расточительность! Но будьте уверены, он станет возвращаться каждый вечер. Дорогая, вы могли бы заработать столько денег! Может, передумаете?

Александра покачала головой:

– Он уже предлагал мне эти деньги, а потом пообещал любую цену за ночь.

Мадам Лебланк театрально приподняла брови:

– Неужели?! Да он с ума сошел! И вы все равно его отвергли?

– Жиль ничего не желал слушать и, по-моему, заподозрил меня в какой-то хитрости.

Креолка рассмеялась низким грудным смехом:

– Похоже на него! Ах, что, если вы все-таки измените решение? Пойдемте со мной, вероятно, вы станете более сговорчивой, когда лучше все поймете.

Она быстро встала, и Александра последовала за ней наверх. Они вернулись в спальню мадам, прошли через будуар и остановились перед закрытой дверью. Креолка обернулась к Александре и, приложив палец к губам, потянула ее в темную кладовую. Александре стало не по себе: сама атмосфера вызывала странное чувство неловкости. Мадам села на маленький табурет и, отодвинув висевший на стене гобелен, приложилась глазом к крохотной дырочке. Удовлетворенная увиденным, она знаком велела Александре занять ее место.

Смотровое окошечко выходило прямо в другую спальню, где одна из девушек принимала клиента. Пухлая блондинка с бело-розовой кожей сидела верхом на мужчине; огромные груди болтались почти у самого его лица. Оба были совершенно обнажены. Александра отскочила и гневно взглянула на хозяйку, которая, нахмурившись, подтолкнула ее обратно. Девушке пришлось подчиниться, чтобы не поднять шума и не всполошить забывшихся любовников. Однако все кончилось очень быстро. Шлюха как ни в чем не бывало поднялась и накинула на себя прозрачное неглиже.

Александра оторвалась от окошечка, и мадам одобрительно кивнула. Они вернулись в спальню. Девушка, красная от стыда, не знала куда девать глаза. Почему мадам Лебланк настаивала, чтобы она наблюдала за этой постыдной сценой? Чего в действительности хочет от Александры?

– Дорогая, вам пора узнать жизнь. Есть много способов доставить наслаждение мужчине, кроме самого традиционного, который вы, возможно, сумели освоить. Но сейчас не время говорить об этом. Я выбрала вам комнату рядом с моими апартаментами, так что вы всегда сможете обратиться ко мне, если возникнет необходимость.

Она показала Александре ее спальню, но сама, не собираясь входить, осталась в коридоре.

– Сегодня вам больше не обязательно спускаться вниз. И помните, все, что вы нынче увидели, – вполне нормально и обычно. Придется многому учиться, если вы хотите стать настоящей женщиной.

С этими словами мадам Лебланк направилась к лестнице. Александра тщательно заперлась и оглядела красиво обставленную спальню с большой кроватью. Сдержит ли хозяйка обещание или решила сделать из нее модную шлюху? Девушка встревожилась и задумалась над планом побега. Но сейчас ей необходимо немного отдохнуть. Она так измучена, душевно и физически!

Глава 12

Прошла почти неделя с той первой ночи в борделе мадам Лебланк, и Александре не терпелось поскорее уехать. Ее не заставляли спать с мужчинами, однако она каждый вечер пела и беседовала с посетителями. Жиль неотступно преследовал ее, и хотя, казалось, был готов ждать, она не знала, надолго ли его хватит. Девушка отчего-то понимала: он ждет, пока она его захочет, и считает, что, проявив терпение, добьется желаемого. Но она не собиралась сдаваться.

Вчера она поговорила с мадам о своем отъезде, и та, как ни удивительно, согласилась, что эта ночь станет последней, а завтра она отправит Александру на плантацию Джармонов. Для поездки хозяйка принесла ей простое хорошенькое платьице с туфлями и накидкой в тон. Для вечера же был приготовлен другой наряд, куда более элегантный и даже уложенный в маленький саквояж. Все складывалось превосходно, но Александре было бы гораздо спокойнее, сумей она понять мотивы истинного великодушия мадам Лебланк. Впрочем, поведение креолки оставалось загадкой, и девушка решила на всякий случай отправиться сегодня спать как можно раньше.

Женщины собрались в гостиной, и первые посетители уже начали появляться, но Александре пока не хотелось присоединиться к ним. Впереди долгий вечер.

Александра не спеша сбросила неглиже и критически оглядела в зеркале свое обнаженное тело. Синяки и царапины, полученные на Галлатин-стрит, были почти незаметны, и она немного поправилась, хотя оставалась все еще худой. Однако это совсем не портило ее – груди по-прежнему были полными и высокими, и пусть кожа туго обтягивала скулы, но теперь она выглядела куда более утонченной, настоящей зрелой женщиной.

Но тут девушка тревожно обвела глазами комнату. Опять она чувствует на себе чей-то взгляд, как каждый вечер, когда одевалась или раздевалась, словно кто-то следит за ней! Неужели и здесь есть потайное окошечко? Хотя мадам уверяла Александру в обратном, она в который раз внимательно обыскала комнату, но ничего не нашла. Однако неприятное ощущение не проходило.

Девушка торопливо надела белье. На этот раз рубашка была совсем прозрачной, ярко-оранжевого цвета в тон вечернему туалету. Александра натянула платье и вновь шагнула к зеркалу. Боже, она выглядит как уличная женщина! Переливающийся красно-оранжевый шелк почти сливался с волосами, придавая девушке вид пылающего факела. А покрой! Тончайшая ткань обтягивала груди и талию, ниспадая огненным водопадом до самого пола. Вырез едва скрывал розовые ореолы вокруг сосков, так что при каждом наклоне грудь чуть не выпадала наружу. Почему мадам выбрала именно это платье? Первым желанием любого мужчины будет сорвать его и взять то, что под ним находится! Но мадам Лебланк придет в бешенство, если Александра наденет наряд, предназначенный для поездки на плантацию, а та не может прогневать хозяйку. Придется вытерпеть все.

Вызывающе вскинув голову, Александра ступила в гостиную. Настоящая леди всегда остается таковой, даже если развлекает гостей в борделе!

Перед ней открылась обычная картина, и хотя мужчины редко бывали здесь два вечера подряд, все-таки она уже стала различать знакомые лица.

Завидев Александру, мадам Лебланк поспешила к ней.

– Вы ослепительны, дорогая! Я велела сшить платье специально для вас, и вижу, что все затраты того стоили.

Александра улыбнулась, с подозрением глядя на благодетельницу.

– Благодарю. Прелестное платье, хотя и слишком смелое.

– Только не на вас, – рассмеялась креолка. – Сегодня они все без памяти в вас влюбятся! Правда, вас уже прозвали Снежной Девой.

– Снежная Дева? С такими волосами и в подобном платье?

– Это их сбивает с толку и привлекает еще больше, – уверила мадам, как всегда неотразимая в облегающем голубом наряде.

– Мне это безразлично. Скоро я уеду, и они быстро забудут меня.

– А Жиль? – Александра пожала плечами. – Уверены, что не передумаете и не пожелаете стать одной из моих девочек?

– Нет. Мне надо добраться до плантации Джармонов. Я буду играть и петь, как обычно, но в последний раз.

На какое-то мгновение девушке показалось, что в бархатных глазах хозяйки сверкнула ненависть; впрочем, она исчезла так молниеносно, что Александра посчитала, будто ошиблась.

– Как пожелаете, дорогая.

Александра уселась за пианино и не успела взять первую ноту, как рядом появился Жиль.

– Сегодня вы само совершенство, милая, и я сгораю от нетерпения заключить вас в объятия и унести. Но мы прибережем это на потом, не так ли?

Александра хотела было ответить обычным отказом, но он уже исчез, приказав принести для присутствующих вина и шампанского. Девушка пожала плечами, радуясь, что больше не увидит его: Жиль становился все более откровенным в своих притязаниях.

Забыв обо всем, она начала играть, и не легкие, а классические вещи, свои любимые.

Наконец позднее ночью мадам принесла Александре бокал шипящего шампанского.

– Вы, наверное, устали, дорогая. Почему бы не выпить немного? Это поможет вам заснуть! Перед долгой поездкой необходим отдых.

– Спасибо.

Девушка сделала маленький глоток. Ей не хотелось шампанского – она и так уже изрядно выпила, но мадам ничего не желала слышать.

Александра поднялась и, спеша поскорее добраться до спальни, поставила бокал на пианино.

Мадам взяла его и последовала за ней. Креолка улыбалась, но глаза оставались холодными и колючими. Голова девушки неожиданно закружилась. Должно быть, слишком много шампанского...

– Спокойной ночи, дорогая. Приятных снов, – пожелала мадам.

– Спокойной ночи, – отозвалась девушка и стала подниматься наверх, держась за перила.

Очутившись в комнате, Александра задвинула засов и подошла к кровати. Что это с ней творится? Тело горит, и кожу словно покалывают миллионы крошечных игл. Перед глазами все плывет.

Она не раздеваясь рухнула на постель и попыталась расстегнуть лиф. Сзади послышались тихие шаги, и Александра с трудом повернула голову. К ней, широко улыбаясь, приближался довольный Жиль. Александра уставилась на него, недоумевая, каким образом он попал в комнату. Она не слышала стука двери. Кроме того, непонятно, почему она не удивилась при виде Жиля, не потребовала, чтобы он немедленно ушел. По какой-то причине она обрадовалась его появлению!

Девушка томно приподнялась, ощущая, как безумное невыразимое желание растет с каждой секундой. Ее бросало то в жар, то в холод, и она хотела всего, что этот красивый страстный мужчина мог ей дать.

Александра протянула руки, и Жиль прижал ее к груди, осыпая горячими ласками.

Мадам Лебланк злорадно усмехнулась – человек, которого она ждала, наконец-то явился. Она превосходно рассчитала время. Еще бы – она знала его лучше, чем все остальные женщины, покорные его единому взгляду.

Он широкими шагами вошел в комнату, обстановка которой внезапно показалась ему слишком вычурной, слишком аляповатой. И сразу здесь стало тесно и душно.

Боже, ему просто нет равных! Такого другого еще не рождалось на свет. Когда они лежали, сплетаясь в объятиях, он никогда не пытался угодить ей и не произносил признаний в любви. Нет, этот человек всегда брал женщину для собственного удовольствия и тут же забывал о ней. Его не привяжешь к юбке, и все же она жаждала, чтобы он нуждался в ней, любил и желал. Он один мог удовлетворить ее. Жиль, конечно, неплох, но чересчур изнежен и, кроме того, весьма эксцентричен в любви. Этот же – настоящий хищник. Ему никто не был нужен, кроме него самого. По крайней мере до этой минуты.

Мужчина двигался гибко, по-кошачьи неслышно. От его цепкого взгляда не могла укрыться ни одна мелочь. Всегда настороже, как любое дикое животное. Однако при этом хорошо образован, и, когда хотел, его манеры были безупречны. Он так напоминал гордого молодого льва своей песочной гривой и стройным мускулистым телом! Но сегодня она укротит царя зверей! Он наконец-то испытает боль от ее коготков!

Мадам Лебланк снедала ревность. Чем его привлекла эта рыжая дрянь?! Подумать только, всего-навсего какая-то потаскушка янки, нагло задирающая перед ней нос! С чего бы ей так важничать? Ну что ж, скоро он все поймет! А если не поймет, значит, увидит своими глазами!

– Джейк, дорогой, – промурлыкала мадам Лебланк, останавливаясь перед высоким мужчиной.

– Ты, как всегда, неотразима, Белла, хотя в глазах неизменный холодный расчет. Опять что-то замышляешь?

Женщина было нахмурилась, но, тут же кокетливо улыбнувшись, покачала головой:

– Весьма сомнительные комплименты, но иных от тебя и не дождешься!

– Приходится держать оборону, – рассмеялся Джейк. – Ну а как...

– Я думала, ты вернешься раньше, – упрекнула она, подводя его к столу и наливая бокал шампанского.

– Ты купила одежду, Белла? Я не могу надолго задерживаться. Столько дел пришлось переделать! Впервые выдалась свободная минутка, чтобы заглянуть к тебе.

– Значит, ты не был на судне?

– Нет, а что?

– В таком случае у меня для тебя небольшой сюрприз.

– Господи, Белла, мне не до сюрпризов!

– Не собираешься провести со мной ночь?

– У меня нет времени.

– Я понадобилась, чтобы достать одежду для этой Александры, твоей женщины?

Он зловеще насупился, и мадам поняла, что зашла слишком далеко. У Джейка дьявольский нрав, и ему ничего не стоит убить разозлившего его человека.

– Прости, Джейк, я ревную, но ничего не могу с собой поделать.

Лицо мужчины чуть смягчилось.

– Ты в жизни не ревновала, Белла, и не способна на подобные чувства, поскольку горячо любишь только единственного человека на свете – себя. И не пытайся убедить меня в обратном. Мы слишком хорошо и давно знакомы.

Женщина капризно надула полные губки.

– Почему бы тебе не взять меня с собой вместо...

– Я отправляюсь в Техас, Белла, и навсегда. Эта дикая и пустынная местность не для тебя. Ты здесь как рыба в воде: веселье и развлечения – твоя стихия.

– Что поделать, если я родилась квартеронкой?

– Верно, зато ты сумела неплохо воспользоваться знанием человеческой натуры. А теперь, когда в городе полно янки-нуворишей, ты вскоре и сама разбогатеешь. Они ведь не знают о твоем происхождении, не так ли, Белла?

– К чему им знать? – пожала плечами женщина.

Джейк кивнул и сардонически усмехнулся.

– Но ты не скажешь им, правда, Джейк? – с внезапной тревогой прошептала она.

– Нет. Я уезжаю в Техас, и неизвестно, когда вернусь.

Женщина снова надулась.

– Я прекрасно могла бы прожить и там. Ты не женишься на мне, потому что я квартеронка, но зато всегда могу сойти и за белую! И я куда красивее и искуснее в любви, чем любая белая женщина, даже твоя Александра! Если бы я отправилась на Север, как другие квартеронки, никто бы ничего не заподозрил. Правда, у несчастных не было выхода – почти все их покровители погибли на войне или разорились. Но я осталась, Джейк, в ожидании пока ты наконец поймешь, как нам хорошо вместе.

Джейк тяжело вздохнул. Он никогда не слышал от Беллы подобных речей. Она всегда наслаждалась взаимными ласками, но, казалось, не принимала их всерьез и ничего у него не просила. Женитьба? Но из нее получится ужасная жена, и, кроме того, она не протянет в Техасе и полугода, поскольку очень изнеженна. Она не обладала ни силой Александры, ни ее волей к победе. Нет, Белла – прелестное украшение гостиной, прирожденная любовница джентльмена-южанина. Вряд ли она годится на что-либо еще.

– Послушай, Белла, – наконец произнес он, – для тебя не секрет, что мы никогда не станем мужем и женой. Я не из тех, кто женится.

– А как насчет этой Александры?

– С чего ты решила, что я на ней женюсь? В Техасе мне нужна женщина. Там их мало, а она достаточно вынослива, чтобы выжить в том климате. Оставайся на родине, Белла, где тебе все привычно. И забудь о Техасе. Итак, где одежда? – нетерпеливо спросил он. Неожиданно ему захотелось как можно скорее покинуть это место, особенно при воспоминании о золотисто-красных волосах и горящих неукротимым пламенем зеленых глазах.

Он слишком долго пробыл в разлуке с ней. И пусть она каждый раз бешено отбивается, все равно хочет его с такой же силой, как он – ее! Иисусе! Никогда еще не жаждал он ни одну женщину так, как эту! Правда, он ничего не знает об Александре, но какое это имеет значение? Она принадлежит ему навеки. При мысли о янки, изнасиловавшем ее, чтобы принудить к женитьбе, Джейка захлестывало бешенство. Он, только он должен был стать ее первым мужчиной.

У Джейка вскипела кровь, и он выругался про себя. Скорее бы избавиться от Беллы и оставить позади Новый Орлеан! Больше всего на свете ему нужны Техас и Александра. Нет, он не любил ее, но было в этой женщине что-то заставлявшее его забыть о других. Пусть он не в силах утолить страсть, но все равно ее не любит. Это невозможно! Она настоящая дикая кошка и ненавидит его. Ненавидит и желает, хотя не собирается признавать это. Как будет забавно покорить ее! Она и Техас прекрасно подходят друг другу!

– Ну, хочешь увидеть мой сюрприз или собираешься стоять здесь всю ночь в панталонах, которые, как вижу, вот-вот лопнут. Любая из моих девочек гложет дать тебе облегчение, не только эта рыжеволосая сучка, – резко бросила Белла. Она никогда еще не видела Джейка таким – ну что же, тем слаще будет месть.

– Мне некогда, Белла.

Мадам Лебланк непроницаемо улыбнулась, со злорадством ожидая, что будет дальше. Как всем белым мужчинам, Джейку нипочем не понять ее, квартеронку, в жилах которой смешалась французская, испанская и негритянская кровь, чьи предки жили как в непроходимых джунглях Африки, так и в просвещенной Европе. Их потомки беззастенчиво использовали самые выдающиеся качества и тех и других, • чтобы неизменно добиваться цели. Мужчины обожали чувственную экзотическую красоту этих женщин, у которых под налетом европейской цивилизации таился горячий, необузданный африканский нрав. И Белла, подобно им, сметала любые препятствия на своем пути, не гнушаясь прибегать к ритуалам воду[2] или бить поклоны в церкви ради осуществления собственных, подчас самых преступных, желаний. Сейчас ей надо любой ценой разлучить Александру с Джейком.

– Для этого сюрприза у тебя найдется время, Джейк. Пойдем со мной наверх. Одежда там, а кроме того, и еще кое-что... – многозначительно усмехнулась женщина и повела его на второй этаж.

Джейк неохотно последовал за ней. Единственное, что ему хотелось в эту минуту, – поскорее получить одежду для Александры и распроститься с Беллой. С Югом он тоже покончил. Для южан здесь больше ничего не осталось, кроме бедности и смерти, – жадные авантюристы-янки, словно стервятники, набрасывались на то немногое, что уцелело.

Молча поднимаясь по лестнице, он почти не замечал соблазнительно покачивавшихся бедер мадам Лебланк. Злорадно улыбаясь, она повела его в свои покои и, прежде чем войти в маленькую темную кладовую, обернулась и спросила:

– Ты, кажется, говорил, что у этой Александры роскошные волосы весьма необычного цвета?

Поколебавшись, Джейк пристально взглянул на Беллу. Он знал всю меру ее коварства. Что она задумала на этот раз?

– Весьма интересно, – заметила она, сияя черными глазами. – Может, полюбуешься парочкой в этой спальне? Не знаю, конечна, но мне кажется, это тебя заинтересует.

Джейк мрачно свел брови и, сдерживая гнев, процедил:

– Прекрасно, но мне эти игры надоели. Я спешу.

Вместо ответа женщина отвела в сторону гобелен. Он и раньше наблюдал за самозабвенно резвившимися в кровати любовниками, однако подобные вещи производили на него мало впечатления – Джейк был человеком действия. Но сейчас, уступая просьбам Беллы, он все же приложился глазом к окошечку.

На полу валялись огненно-оранжевое платье, белье такого же цвета и мужская одежда. Джейк невольно усмехнулся. Где Белла раздобыла столь пылкую особу? Как бесстыдно-алчно отдается она партнеру!

Вдруг он замер. Прежде кружевной полог частично скрывал лица, но сейчас... Джейк разразился громкими проклятиями, не смея поверить собственным глазам! Александра лежала в объятиях Жиля, умоляя о том, что всегда отвергала! Нет никакого сомнения, она не может насытиться ласками Бомона и, казалось, готова его проглотить!

Гнев и ненависть зажглись в нем, когда сквозь красный туман, застлавший глаза, он лицезрел их потные извивающиеся тела. Однако Джейк не мог отвести глаз от стонущей, цеплявшейся за Жиля Александры и молча смотрел, как Бомон вновь и вновь вонзается в нее, исступленно и безжалостно. В этот момент Джейк почувствовал, что в душе умерло нечто бесконечно нежное и хрупкое. Он слепо отвернулся от окошечка, едва не сбив с ног Беллу.

Та, в свою очередь, заглянула в соседнюю комнату, убеждаясь, что все идет, как задумано, затем последовала за Джейком. Ей с трудом удалось догнать его в спальне; женщина вцепилась в его руку, хотя Джейк пытался стряхнуть ее.

– Ну, Джейк, как по-твоему, эта дама, случайно, не прелестная Александра?

Джейк обернулся и окинул Беллу таким взглядом, – что женщина тотчас отпустила его и в страхе отступила. Она еще никогда не видела столь ледяной ярости. Боже, да он просто ее убьет! Как она не подумала об этом прежде, чем затевать подобную интригу!

Но Джейку все-таки удалось взять себя в руки.

– Ты не ошиблась, Белла, – ответил он, четко выговаривая каждое слово. – Это действительно Александра... Меня не интересует, каким образом она попала сюда и откуда знает Жиля. Уверен, правда, что не без твоей помощи. Ну что же, ты своего добилась – прелестная Александра не поедет в Техас.

Повернувшись, он выбежал из комнаты. Мадам Лебланк не собиралась его догонять – ей стало страшно. В таком состоянии он вполне способен прикончить ее. Но немного опомнившись, она зловеще усмехнулась. Все получилось! Джейк навсегда возненавидит девчонку, считая ее лживой шлюхой. Месть сладка, безмерно сладка, но это только начало. Возможно, стоит подумать о борделе в Галвестоне. Белла знала, что дела там идут хорошо, и не раз поставляла туда девушек. Да, теперь, убрав с пути Александру, можно попробовать покорить Джейка.

Весело смеясь, она с удовольствием вытянулась на кровати. Все-таки жизнь прекрасна!

С Александрой творилось что-то неладное. Она позволила Жилю овладеть ею, сознавая лишь, что безумно хочет его, сгорает от непонятного желания. Она цеплялась за его плечи, царапалась, стонала, стараясь вобрать его как можно глубже. Глаза застилала пелена, комната словно покачивалась, и она не находила ничего странного в том, что лежит в постели с человеком, которому прежде не позволяла до себя дотронуться. Однако сейчас она была готова на все и хотела больше, больше, больше... Ничто не могло исцелить тянущую боль в лоне. О, что же происходит с ней?

Чувствуя приближение сладостного освобождения, она слегка приоткрыла глаза и встретилась со взглядом Жиля, в котором светилось торжество. Чуть откинувшись, он сделал последний выпад, и Александра унеслась к высотам невообразимого блаженства...

Наконец она пришла в себя, все еще ощущая сосущую пустоту внизу живота. Ничто, никакие грубые, страстные, бешеные ласки не могли насытить ее, и девушка терзалась неудовлетворенностью. Но обнаженный Жиль поднес к ее губам бокал, и она машинально выпила. Жидкость оказалась густой, сладкой, с легкой горчинкой. Жиль взял у Александры бокал, и она заметила его коварную усмешку, но, не успев ничего сказать, провалилась в забытье.

Глава 13

Александра лежала в постели, боясь шевельнуться, – в висках стучало, и казалось, ее вот-вот вывернет наизнанку. Однако постепенно ей стало лучше, и в голове немного прояснилось. Вчерашний вечер... исступленные ласки Жиля... она отдается ему, безудержно... дерзко... Неужели все так и было на самом деле?

Надо немедленно покинуть этот дом. Больше нельзя доверять мадам Лебланк. Очевидно, именно она провела Жиля в комнату Александры. Интересно, сколько тот заплатил ей?

Решив испытать свои силы, Александра приподнялась и ахнула. Она не в борделе! И никогда раньше не видела этой комнаты! Да, это спальня... но отделанная в светлых, гармоничных тонах и весьма элегантная, хотя явно знавала лучшие времена.

– Все в порядке, дорогая, не волнуйтесь, – послышался мягкий голос. Александра повернула голову. В качалке у ее кровати сидела миниатюрная женщина. Рассеянный свет проникал в комнату, заливая теплым золотистым сиянием незнакомку. Легкий влажный ветерок шевелил белые занавески. Ничто не нарушало мирную тишину.

Александра вздрогнула. Было нечто сверхъестественное в этой картине, казалось, населенной призраками прошлого. Куда она попала?

– Добро пожаловать на плантацию Джармонов, Александра, – добавила женщина.

– Джармоны!

Александра внимательно присмотрелась к ней. Маленькая, усохшая, с обтянутым кожей личиком с кулачок и, однако, сохранившая следы былой красоты. Она даже не слишком стара, просто выглядит измученной и бледной, словно непрерывно терзается болью! И в лице что-то знакомое.

– Плантация Джармонов? – переспросила Александра, недоуменно оглядываясь. Как она сюда попала? И куда девался Жиль?

– Да, мы рады видеть вас. Конечно, здесь уже не так, как прежде, но тем не менее милости просим. – Женщина откинула со лба прядь седеющих светлых волос. – Насколько я поняла, вы приехали, чтобы разыскать Элинор и Джейкоба Джармонов?

– Да. Я должна повидаться с ними. Мне пришлось проделать долгий путь.

– Вы очень похожи на своего отца, Александра. Девушка удивленно раскрыла глаза.

– Отец? Что вы хотите этим сказать?

– Я Элинор Торсен Джармон. Пожалуйста, зовите меня Элинор. А вы, должно быть, дочь Александра Кларка?

Александра улыбнулась, кивнула и, облегченно вздохнув, откинулась на подушки. Элинор Джармон! Какое счастье!

– Прекрасно, что вы наконец очутились здесь, Александра, но, откровенно говоря, я ничего не понимаю. Жиль сказал только, как вас зовут и что вы ищете меня и моего сына.

Александра недоуменно свела брови и снова села.

– Жиль? Жиль Бомон? Какое отношение он имеет ко всему этому?

Элинор пожала плечами:

– Но именно он привез вас сюда. Жиль Бомон Джармон.

Потрясенная, Александра не находила слов.

– Жиль Бомон Джармон живет здесь? – выдавила она наконец.

– Да. Он сводный брат Джейкоба, от первого брака моего мужа с женщиной из знатной креольской семьи.

– Понятно, – медленно вымолвила девушка. По-видимому, мадам Лебланк послала за Жилем, узнав о желании Александры отправиться на плантацию. Но зачем ей это?

– Жаль, что моего сына сейчас нет. Вы хотели видеть и его?

– Да. Но разве это не его дом? Где же он?

Элинор глубоко вздохнула и закашлялась, сотрясаясь всем телом. Вынув большой ситцевый платок, она прижала его к губам. Когда приступ немного стих, женщина спрятала полотняный квадратик, но Александра заметили на нем багровые пятна. Боже, вероятно, несчастная смертельно больна.

– Скажите, я чем-нибудь могу помочь? – нерешительно пробормотала девушка. Элинор, еще не в силах ответить, покачала головой. Александра сконфуженно отвела глаза.

– Все в порядке, дорогая, все хорошо, – наконец выдавила Элинор. В усталых синих глазах блеснул искренний интерес. – Приехав сюда, вы справлялись, как отыскать меня и мою семью, но еще не объяснили, в чем дело.

Александра покраснела.

– Простите. Наверное, я кажусь вам типичной невоспитанной янки.

– Нет, дорогая, – весело рассмеялась Элинор. – Не забывайте, что я тоже с Севера, но так и не привыкла к Югу и его странным обычаям.

Девушка быстро заговорила, не представляя, как сильно ее резковатый выговор напоминает Элинор о потерянном доме и полузабытом прошлом.

– Крепитесь, Элинор. Ваш отец умер за несколько дней до того, как я покинула Нью-Йорк.

Маленькое худое тело содрогнулось от беззвучных рыданий. Элинор беспомощно согнулась и закрыла лицо костлявыми руками. Александра сочувственно смотрела на женщину. Она никогда не могла оплакивать тех, кого любила, – сердце словно покрывалось ледяным панцирем. Слишком многое стряслось с ней за это короткое время, чтобы испытывать к мужчинам что-то, кроме омерзения.

Наконец Элинор подняла голову и пробормотала, вытирая глаза:

– Вы приехали сообщить мне это?

– Не только. Умирая, ваш отец просил меня добраться до Нового Орлеана и передать, что он жалеет о случившемся и всегда любил вас.

Глаза женщины вновь наполнились слезами.

– Я так любила его, Александра. И пока не встретила будущего мужа, у меня никого не было, кроме отца. Но... я и мужа горячо любила и хотела, чтобы Джейк получил наследство отца... стал со временем управлять плантацией. Только, только...

– И что же? – не выдержала Александра.

– Приехав сюда, я не застала его в живых! Я преодолела все тяготы пути, поссорилась с отцом, а когда оказалась здесь, мужа уже успели похоронить. Он так и не увидел своего сына. Погиб в одночасье – его сбросила лошадь.

– Какое несчастье! Ужасно! Но почему вы не вернулись в Нью-Йорк?

Элинор слегка вздернула подбородок.

– Гордость. Я была слишком горда, чтобы просить прощение, и к тому же думала, что Джейкоб получит что-нибудь даже после того, как услышала...

Она слегка замялась.

– Видите ли, для меня было страшным потрясением узнать, что муж уже был женат на красавице креолке. Она умерла родами. Я так и не узнала, любил ли он меня так же сильно, как я – его. Он оставил меня беременной и поспешил домой, к тяжело больному отцу. Утверждал, что должен управлять плантацией, но, возможно, просто нашел благовидный предлог, чтобы бросить меня.

– Конечно, он любил вас, иначе не женился бы!

– Да, вероятно, вы правы, ведь я ничего не могла предложить ему, ни денег, ни имени... По какой же еще причине он сделал мне предложение?

– Кроме того, вы были очень красивы.

– Верно. Он обожал мои светлые волосы и синие глаза. Местные красавицы в основном черноволосы и темноглазы, так что он, возможно, восхищался блондинками.

– Значит, – нерешительно пробормотала Александра, – ваша жизнь здесь была не так уж плоха.

– Как посмотреть, дорогая. Видите ли, плантация и земли переходят к первому сыну в роду, а второму ничего не остается. Таков обычай этой семьи. Но даже и старший сын получит не слишком много: налоги продолжают расти.

– И что это означает?

– Только tq, что если мы не заплатим грабительские налоги, установленные мародерами-северянами, попросту потеряем плантацию.

Александра ошеломленно охнула:

– Вы не можете прокормиться на этой плодородной земле?

– Нет. Юг окончательно сломлен, и сомневаюсь, что когда-нибудь вновь возродится, – печально вздохнула женщина.

– Но земли, хлопок?!

– На них некому работать теперь, когда нет рабов. Некому сажать и собирать хлопок. Конечно, я ненавидела рабство, но все-таки до войны здесь было чудесно.

Александра кивнула, хотя все, что говорила женщина, с трудом укладывалось в голове.

– А ваш сын?

Элинор нежно улыбнулась; лицо ее при этом волшебно преобразилось. Она снова стала почти прекрасной.

– Джейкоб не пропадет. Он сбросил с себя бремя ненужных воспоминаний и свободен от традиций Юга. Давным-давно, еще когда был мальчишкой, выбрал другую жизнь. Понял, что здесь для него ничего нет. Все перейдет к Жилю после смерти деда.

– Он все еще жив?

– Конечно, – резко засмеялась Элинор. – По-моему, он бессмертен. Его ничем не возьмешь! Как ни странно, война лишь прибавила ему сил. Он все завещал Жилю, первому внуку, как это когда-то сделал его собственный отец. Знаете, у старика тоже есть брат, Ламар. Оставшись нищим после смерти отца, он отправился в Техас.

– Техас? – переспросила Александра, вспомнив на мгновение о Джейке, но тут же постаралась выбросить неуместные мысли из головы.

– Да, получил земельный надел от мексиканского правительства и не расстался с ним, несмотря на смуту и войну. Ламар так и не разбогател, и жизнь его была нелегка, зато он сохранил огромный участок и прежние мечты. Там живет и мой сын. Несколько лет назад он отправился в Техас, к двоюродному деду, и просил меня поехать с ним, но там не место женщинам, и я просто не вынесу такой суровый климат, особенно с моими больными легкими. Но вскоре все будет кончено.

– О нет! Я так долго искала вас. Я... я... Элинор упрямо покачала головой.

– Ваш приезд – огромное счастье. Подумать только, узнать, что отец любил меня и простил... Я терзалась угрызениями совести даже после стольких лет, но теперь мне стало гораздо легче, и я благодарна вам за это.

– Я рада помочь, но...

– Жаль, что вы не познакомились с моим сыном. Он навестил меня перед отъездом в Техас. Хотел взять меня с собой. Утверждал, что условия сейчас стали гораздо лучше и у них с Ламаром большие планы относительно ранчо. Надеюсь, они осуществятся. Но я не выдержала бы путешествия.

– Досадно, что мы разминулись. Олаф очень любил Джейкоба. Я обещала повидать его.

– Конечно, но Техас очень далеко, и местность там слишком дикая. Женщине небезопасно путешествовать без сопровождающих. Удивительно, что вы сумели добраться сюда. Вам повезло встретиться с Жилем!

– Да, не правда ли? – холодно откликнулась Александра, полная решимости добиться у Жиля ответа на все загадки. Она не собиралась делить кров с этим человеком, но не могла пока оставить Элинор.

– Здесь очень одиноко, Александра. Хорошо, что вы приехали. Хотела бы я, чтобы вы познакомились с Джейкобом. Он храбрый мальчик. Мне кажется, вы тоже обладаете мужеством и гордостью. Впрочем, у нас еще будет время об этом поговорить. Сейчас давайте наслаждаться обществом друг друга. Я так давно не видела молодых девушек вроде вас!

Раздался стук. Дверь распахнулась, и на пороге показалась тучная негритянка с подносом в руках.

– Эбба, входи! – дружелюбно пригласила Элинор.

Великанша вошла в комнату, широко улыбаясь, и поставила поднос на колени Александре.

– Вот, детка, поешьте! Готова биться об заклад, вы ужасно проголодались, – громовым голосом произнесла негритянка и, отступив, скрестила руки на обширной груди.

– Спасибо, – улыбнулась Александра. – Вы очень добры, но не стоило так беспокоиться.

– В доме редко кто бывает, дитя. Помнится, раньше...

– До войны все было по-другому, – перебила Элинор. – Это Эбба, Александра. Эбба, это мисс Александра Кларк, близкий друг моего отца. Он был ее опекуном. Она привезла мне печальные вести. Мой отец умер, и теперь, кроме Джейкоба, у меня нет никого на свете, – грустно вздохнула Элинор.

– Вот жалость-то, мисс Элинор, вот беда! Но зато у вас сын – лучше не надо. Мастер Джейкоб – хороший человек.

– Спасибо, Эбба. Обидно, что они с Александрой не встретились.

– Худо, конечно, что тут скажешь!

– Ничего страшного, ведь он обязательно вернется. А я хотела бы провести немного времени с Элинор, потому и приехала, – ответила Александра, думая, что просто не может покинуть дочь Олафа. Джейкоб Джармон не пропадет, а вот с Элинор плохо. По всему видно – жить ей осталось недолго, и Александра постарается скрасить ее последние дни.

– Благодарю, дорогая. Вы правы, Джейкоб вернется, хотя никто не знает когда.

Александра поднесла к губам ложку густого, восхитительно вкусного супа и отломила кусочек кукурузной лепешки. Она до сих пор не сознавала, насколько голодна, и теперь ела с жадностью, однако не могла не заметить, что и ложка, и тарелка были оловянными: такими обычно пользовались слуги. Должно быть, южанам в самом деле приходится нелегко!

Доев все до последней крошки, Александра сразу почувствовала себя гораздо лучше и, отодвинув прибор, решительно заявила:

– Я готова делать по дому все необходимое Конечно, я не привыкла к такой работе, но с радостью стану учиться. Можете положиться на меня.

– Но вы – наша гостья. Нам и в голову не пришло бы загружать вас работой, – возразила Элинор.

– Нет, я настаиваю. Разве Джейкоб не помогал вам?

– Помогал, но Джейкоб – мой сын...

– В таком случае считайте меня своей дочерью. . Слезы заструились по лицу Элинор.

– Вы так добры, дорогая, но, честно говоря...

– Ну хватит, мисс Элинор, вы слишком устали. Я отведу вас в спальню, – вмешалась Эбба. – Мисс Александра, полежите немного. Я вернусь за подносом.

Эбба подхватила Элинор под руку и повела к выходу. У двери женщины обернулись, и Элинор прошептала:

– Еще раз спасибо за то, что приехали, дорогая. Как только я немного отдохну, сразу же вернусь. К сожалению, последнее время я быстро утомляюсь.

Дверь тихо закрылась. Александра еще долго сидела на кровати, размышляя о судьбе этих людей. Негритянка напомнила ей о Леоне. Странно, почему Эбба осталась на плантации после того, как рабам возвратили свободу?

Прошло около получаса, прежде чем негритянка вернулась и с заговорщическим видом обратилась к Александре:

– Дитя мое, как же я рада, что вы явились именно сейчас! Она угасает с каждым днем и все же трудится как пчелка. Этот Жиль и палец о палец не ударит – вечно торчит в Новом Орлеане, играет в карты и волочится за женщинами. Мистер Джармон целыми днями просиживает в библиотеке над расходными книгами, подсчитывает, сколько всего потеряно во время войны. Бедняжка мисс Элинор из кожи вон лезет, чтобы свести концы с концами. Я готовлю и убираю, но ревматизм уж больно донимает. И ни одного мужчины, чтобы помочь с тяжелой работой.

– Как же вы справляетесь?

– Нелегко нам, детка. Нелегко. Правда, мистер Джейкоб перед отъездом припас дров и починил все, что мог. Он не гнушается запачкать ручки, но кто знает, как скоро вернется снова? Он ужасно расстроился, когда мисс Элинор отказалась ехать в Техас. Она, бедняжка, все старалась держаться как ни в чем не бывало, выглядеть веселой и счастливой, хотя сердце у нее разрывалось – знала небось, что видит его в последний раз.

– В последний раз?

– Доктор говорит, дни ее сочтены. В тех местах, где посуше, она могла бы прожить больше, но судьба не баловала ее все эти годы. Война убила ее так же верно, как выпущенная из пистолета пуля.

– Господи, как страшно, – с ужасом пробормотала Александра.

– Сами видите, она совсем плоха и едва не довела себя, доказывая мистеру Джейкобу, что сильна и здорова, как прежде.

– И он поверил?

– Еще бы! Он и знать не знает, как она больна. А мисс Элинор не желает волновать его. Кроме того, мистер Джейкоб очень спешил, и она не хотела, чтобы он зря тратил время, дожидаясь ее смерти. Конечно, если бы он все понял, ни за что бы не уехал. Правда, он никогда не остается надолго – не ладит со своим братцем и дедушкой. А вы, детка? Не собираетесь тоже покинуть мисс Элинор?

– Нет, Эбба, я пробуду здесь столько, сколько понадобится.

Старая женщина облегченно вздохнула:

– Слава Богу! С моей души свалилось тяжкое бремя. Когда она уйдет на небо, я нипочем не останусь на плантации. У меня друзья на Севере. Я даже скопила денег на дорогу, но никогда не брошу мисс Элинор на ее родственников. Видите ли, я вынянчила мистера Джейкоба, как до этого – мистера Жиля, но могу признаться, мистер Джейкоб был моим любимцем. Озорной дьяволенок, но хорош и добр с теми, кого любил. Этот мистер Жиль – настоящий креол и всегда умел выпутаться из любой беды. В жизни не верила его угодливым манерам и плутовской мордашке!

Эбба покачала головой и улыбнулась. Для нее они навсегда остались детьми.

– Послушайте, я никогда не вела хозяйство, но буду стараться, если вы покажете мне, что делать. Я на все соглашусь, лишь бы Элинор побольше отдыхала.

Негритянка медленно кивнула и неожиданно расплылась в улыбке.

– Жаль, что вы так и не увидели мистера Джейкоба. Нутром чую, что вы двое... Возможно, вы согласитесь отправиться с Техас? Ему нужна такая красивая и сильная женщина, как вы.

Александра, покраснев, торопливо пробормотала:

– Я не ищу мужа, Эбба. Приехала, чтобы сдержать обещание, данное Олафу Торсену, вот и все.

Эбба подняла брови и усмехнулась:

– Ну что же, детка, помощь мне не помешает, да только здесь как ни трудись, все без толку. Серебро и фарфор уже проданы, скоро настанет очередь мебели, картин, да и самого дома. Прошлого не вернуть, но по крайней мере хоть несколько комнат можно сохранить чистыми и пригодными для жилья.

– А мои вещи? – вспомнила девушка.

– Мистер Жиль привез саквояж. Странно, как это вы ухитрились встретиться в Новом Орлеане. Тут что-то нечисто, но не стану допытываться. Мистер Жиль вечно выкидывает всякие фокусы.

Александра отвела глаза, боясь, что Эбба слишком много прочтет в ее взгляде. Жиль! Как она его ненавидит!

Глава 14

Задыхающаяся, мокрая от пота, Александра подняла тяжелый поднос с едой. Она еще в жизни так не трудилась на кухне, как сегодня. Раньше в этом большом помещении хлопотало множество слуг, теперь же остались только Эбба с Александрой. Правда, и готовить приходилось всего на несколько человек, но работы меньше не становилось. Весь день они стряпали и убирали, и Александра впервые поняла, как нелегки домашние обязанности.

Она с сожалением оглядела стертые красные руки, так непохожие на мягкие белые ладошки леди, но почему-то совсем не расстроилась. Эти люди нуждались в ней, я она готова на все, чтобы облегчить страдания Элинор. Жаль, что в кухне невыносимо жарко, а всепроникающая сырость лишала последних сил. Просто непонятно, как Элинор смогла так долго протянуть здесь.

Александра вышла из помещения на свежий воздух. Последние лучи заходящего солнца освещали дом, придавая медленно ветшавшему зданию своеобразную прелесть. Легко было представить, как оно выглядело раньше, когда из окон доносились смех и музыка, а с полей – заунывное пение рабов. Должно быть, жизнь здесь была прекрасна, если, конечно, забыть о жалком существовании негров, проводивших целые дни в непосильном труде под угрозой кнута надсмотрщика.

Кухня располагалась в отдельном строении, чтобы духота и неприятные запахи не раздражали обитателей дома. Теперь же расстояние между ней и особняком казалось Александре, спотыкавшейся под тяжестью ноши, слишком – длинным. И хотя в соблюдении этикета больше не было необходимости, мистер Джармон все же настаивал на том, чтобы все было как прежде, и Эбба с Элинор свято чтили его желания, ибо старик до сих пор оставался главой семьи.

Эбба ночевала на кухне. Здесь было всегда тепло и не так дуло изо всех щелей. Кроме того, мистер Джармон никогда бы не позволил чернокожей жить в особняке, несмотря на то что Эбба получила свободу. Прошлое для него не умерло, а настоящего он не желал признавать.

Александра немного тревожилась насчет того, как пройдет их первая встреча. Эбба и Элинор много рассказывали о старике, и, судя по всему, неизвестно, как тот воспримет появление еще одной женщины. Впрочем, она не станет ему обузой, поскольку сполна отрабатывает стол и крышу над головой.

Александра гнала прочь мысли о Жиле. Неужели он тоже Джармон? Почему же скрыл это от нее? Что еще задумал вместе с мадам Лебланк? Или они уже добились своего?

Она никак не могла понять мотивы их поступков, но твердо решила дознаться как можно скорее. При первой же возможности она расспросит Жиля. Александра не боялась его, скорее, ею двигали любопытство, гнев и невыносимое отвращение.

Следуя наставлениям Эббы, Александра поспешила в дом, закрыв за собой широкую дверь. В таких дверях больше не было нужды с тех пор, как женщины перестали носить кринолины, но они оставались ностальгическим напоминанием о былом.

Морщась от нестерпимой ломоты в руках, Александра вошла в просторную столовую. Свет почти ослепил ее, и пришлось постоять несколько мгновений неподвижно, пока немного привыкнут глаза. Наконец она торопливо подошла к столу и с облегчением поставила поднос. Элинор тепло улыбнулась девушке. Сейчас она выглядела отдохнувшей и спокойной. В глазах Жиля мелькнули веселые искорки, брови вопросительно поднялись. Мистер Джармон свысока разглядывал ее сквозь очки. Именно он и прервал неловкое молчание:

– Это и есть та девушка, Элинор?

– Да, Александра Кларк, мистер Джармон, юная леди, о которой я вам рассказывала.

– Не слишком похожа на таковую. Почему она в подобном виде? Я думал, она ваша родственница.

– Да, но Александра помогает...

– Я трудилась весь день в вашей кухне, мистер Джармон. Кто-то должен был готовить ужин, а Элинор, очевидно, серьезно больна.

Александра была сама потрясена собственным неожиданным взрывом. Правда, она устала, измучилась, была раздражена, и неуместное чванство мистера Джармона оказалось последней каплей.

Мистер Джармон брезгливо поморщился и надменно процедил:

– Все янки одинаковы. Ни манер, ни воспитания, ни уважения к старшим.

– Мистер Джармон, – начала Элинор.

– Ну что ж, если ей угодно занять место служанки в нашем доме, ради Бога. Думаю, на большее у этих проклятых янки все равно мозгов не хватит, – буркнул он, не глядя на Александру. – Что же ты стоишь, девчонка, разноси еду, пока она не остыла!

Александра не верила ушам. Какая наглость! Ей хотелось швырнуть в него тарелкой и уйти, но вместо этого она глубоко вздохнула и стала поднимать крышки блюд.

– Я помогу вам, Александра, – предложила Элинор, пытаясь встать с кресла.

– Нет, нет, пожалуйста сидите, Элинор. Вам надо отдыхать. Довольно и того, что вы накрыли на стол.

– Пусть девушка делает, что считает нужным, Элинор. Не можем же мы кормить еще одну янки задаром! Должна она быть хоть на что-то пригодной, – проворчал мистер Джармон, впиваясь в Александру недобрым взглядом.

Девушка заметила, что Элинор стыдливо опустила голову. Господи, что же ей пришлось вынести в этом доме! Теперь Александре многое стало ясно. Сама она ни за что не позволила бы обращаться с собой как с ничтожеством, какой-то неотесанной северянкой! Но ради Элинор пришлось смириться с этим недобрым узколобым стариком. Кто знает, возможно, у Элинор были свои причины принять подобный, поистине средневековый, образ жизни.

Александра расставила блюда. Не хватало еще, чтобы она обслуживала каждого по отдельности! К счастью, все умещались на одном конце длинного стола. Комната казалась роскошной, и хотя тяжелая темная мебель была старательно натерта воском руками Элинор, фарфор, хрусталь и серебро были давно распроданы, и приходилось довольствоваться простыми кухонными приборами.

Девушка устроилась рядом с Элинор и оглядела стол. Все уставились на нее, словно ожидая чего-то, поэтому она сочла нужным пояснить:

– Я не смогу обходить каждого с подносом – это чересчур утомительно. Мы можем просто передавать блюда друг другу.

. – Конечно, дорогая, – поспешно согласилась Элинор, вручая мистеру Джармону глиняную миску. Но он метнул на женщину разъяренный взгляд и заявил:

– Если я не затрудню вас, может, прочитаем молитву, как подобает добрым христианам?

Элинор украдкой посмотрела на Александру, давая понять, что таков обычай. Девушка согласно наклонила голову. Она совсем не против, только стоило бы предупреждать заранее. Кроме того, мистер Джармон молился так долго, что все, конечно, уже успело остыть.

Наконец старик замолчал, и ужин начался. Еда была простой, но вкусной, и Александра с горечью подумала, что шлюхи в борделе мадам Лебланк питаются куда лучше, чем старинные благородные семейства южан. Мир в самом деле перевернулся!

Присутствующие почти не разговаривали. Элинор ела, как птичка, словно боясь взять слишком большой кусок, зато Александра дала волю аппетиту, хотя все время ощущала пронизывающий злобный взгляд старика. Жиль, казалось, не обращал на девушку внимания, и это сбивало ее с толку. Она тоже старалась игнорировать его, поскольку не хотела, чтобы Элинор знала об их истинных отношениях. Но та, похоже, вообще ничего не замечала. Александра почему-то решила, что бедняжка сильно волнуется и хочет поскорее уйти. Возможно, следовало бы отнести поднос прямо в спальню Элинор, и тогда она поела бы как следует. Завтра Александра так и сделает.

Атмосфера в комнате накалялась с каждой минутой, но мистер Джармон с Жилем нисколько не стремились исправить положение.

После ужина мужчины немедленно отправились в кабинет, где по обычаю уже были приготовлены сигары и бренди, – будто не было войны и они не оказались на грани нищеты. Александру поражала подобная невозмутимость. На их месте она бы отчаянно пыталась спасти все, что осталось от прежней жизни. Но в конце концов это их дело!

Девушка стала собирать посуду. Элинор попыталась ей помочь.

– Нет, Элинор. Вы должны отдохнуть.

Женщина грустно улыбнулась.

– Спасибо, Александра. Мне придает сил лишь одно ваше присутствие. Завтра я приду в себя и помогу вам с Эббой.

– Посмотрим, как вы будете себя чувствовать, – сказала Александра, складывая блюда стопкой на поднос.

– Спокойной ночи, – вздохнула Элинор и нежно поцеловала Александру в щеку. – Как я все-таки рада, что вы приехали! Словно у меня неожиданно появилась дочь!

Александра отправилась обратно на кухню, где вместе с Эббой занялась мытьем посуды. Вытерев последнюю тарелку, она вышла во двор. На плантацию спустилась ночь; откуда-то издалека слышались крики ночных птиц; в кустах трещали цикады. Девушка, слегка вздрогнув, поспешно зашагала к дому, побаиваясь скользящих загадочных теней. Она не привыкла к сельской местности, и повсюду ей мерещилась опасность. Не глядя по сторонам и опустив глаза в землю, она побежала и тотчас запуталась в длинных нитях испанского мха, свисавшего с деревьев. Александра, охнув, постаралась освободиться, но новые гирлянды липли к телу, противная влага проникала под одежду, пачкала платье.

С большим трудом девушке удалось все-таки вырваться, и она, чуть не плача, помчалась прочь от низко нависших ветвей. Ей еще не приходилось сталкиваться с подобной растительностью, и, если бы не Элинор, она ни за что бы тут не осталась.

Алекс отчаянно искала глазами дверь, которую нарочно оставила открытой, чтобы легче было отыскать дорогу назад, но вокруг стояла непроглядная тьма. Неужели кто-то захлопнул дверь?

И тут, зацепившись за что-то носком туфли, она тяжело упала на мокрую от росы траву.

– Александра, дорогая, позволь тебе помочь! Ты, кажется, ушиблась?

Едва сдержав испуганный крик, Александра подняла голову и уставилась на чей-то темный силуэт.

– Что ты здесь делаешь? – запальчиво спросила она, узнав, кто перед ней.

– Мне стало душно, и я решил прогуляться, – хмыкнул Жиль. – Как здесь чудесно! Лунный свет все преображает. Самое подходящее время, чтобы ухаживать за прелестной дамой, не так ли?

Александра попыталась встать, но Жиль подхватил ее под мышки и поднял с земли.

– Оставь меня, Жиль. Я иду спать.

– Неужели? А по-моему, слишком рано, – заявил он, увлекая ее за собой в густую рощицу.

– Я не желаю идти с тобой. Оставь меня в покое.

– Но, кажется, нам есть о чем поговорить, дорогая. Разве тебе не хочется узнать у меня кое-что?

Александра заколебалась. Она не хотела находиться с ним здесь, в темноте, без единой души поблизости.

– Не знаю.

– Зато знаю я. Пойдем, красавица. Я не причиню тебе зла. Неужто я чем-то обидел тебя?

– Да, и очень.

Жиль снова тихо рассмеялся, уводя ее прочь от дома.

– Ну не сердись, моя голубка. Нам многое надо обсудить, и я не желаю, чтобы нас подслушали.

– Но в доме...

– Нет, старик бродит по ночам, заглядывает во все углы, тревожит старых призраков. Он не позволит прошлому умереть, – резко бросил Жиль.

Александра боялась этого человека, так бесцеремонно овладевшего ею... или она по своей воле отдалась ему? Те странные события по-прежнему .были подернуты дымкой неизвестности, все казалось нереальным, невозможным. Но ее решимость уже была поколеблена. Она ведь, так или иначе, хотела расспросить Жиля, хотя не выносила его. Или она ошибается? Трудно признаться себе откровенно, какие чувства испытываешь к человеку, с которым провела бурную ночь.

Он повел ее в самую чащу, заботливо придерживая длинные, свисающие до земли косы мха.

Здесь было очень душно, липкая сырость покрывала тело мельчайшей испариной, лишала сил и воли. Девушку, словно летаргия, сковывала странная дремота, мешавшая двигаться. Однако Жиль упорно тащил ее вперед, к беседке, некогда выкрашенной в белый цвет. Наверное, со стороны она выглядела мило и романтично, но вблизи стали заметны отслоившаяся краска, отвалившиеся планки; в воздухе стояла вонь гниющего дерева. Эта беседка словно символизировала смерть и упадок Юга. Александра начала задыхаться, не в силах провести в этом месте ни единой минуты. Ей все здесь противно! Хотелось поскорее убежать и забыть призраки, населяющие рощу и беседку, удушливую атмосферу разложения.

Но Жиль крепко держал ее за руку. Ему кое-что было нужно от Александры, и, кроме того, он привык добиваться своего. Еще недавно сотни рабов повиновались его малейшему желанию, и он никогда не забудет сознания собственной силы и ту власть, что давало богатство. Когда-нибудь у него снова будет все, и грош ему цена, если он не сумеет укротить девчонку!

При мысли о рабынях – негритянках, метисках, квартеронках, – пламенных, манящих, кровь вскипела в жилах. Тогда он был хозяином, и посмела бы хоть одна из них не подчиниться!

Зубы Жиля блеснули в улыбке. Чего только он не заставлял их проделывать! И девки покорно исполняли каждую его прихоть! Лишь глупцы считают подобные забавы извращением! Да, вот это была жизнь – деньги, могущество, женщины! Даже восхитительная Белла Лебланк покорно ждала, пока он соизволит обратить на нее внимание. Он владел ею точно так же, как остальными рабынями, и даже купил домик в квартеронском квартале, но, как ни странно, не мог до конца разгадать эту женщину. Какая-то часть ее души всегда оказывалась для него непостижимой. Он пробовал бить ее, но быстро понял, что это ничего не даст. Ей нравилась боль.

А тут еще Джейкоб. Жиль видел, как Белла смотрит на него, но почему-то не желал докапываться до сути их отношений. Правда, Жиль так и не получил доказательств и поэтому постарался не думать о возможной связи сводного брата с Беллой, но даже сейчас его терзала ревность.

От Жиля ждали, что он женится, приведет в дом богатую невесту, которая родит ему наследников, чтобы было кому передать плантацию. Но война помешала планам. Зато сейчас появился шанс вернуть власть, силу, деньги и женщину, которую он хотел.

Жиль взглянул в широко открытые зеленые глаза и хищно ощерился, неожиданно напомнив Александре Стентона Льюиса. Она невольно сжалась, но он втолкнул ее в беседку.

Там было темно, только лунный свет пробивался сквозь медленно качающиеся ветви и Александре почудилось, что она слышит шорох крошечных лапок. Приторный запах тлена здесь ощущался еще сильнее, забиваясь в легкие, не давая дышать, лишая последних сил. Девушка, казалось, оцепенела... до тех пор, пока не почувствовала прикосновение жадных рук Жиля.

Она молниеносно отпрянула, передернувшись от омерзения, но Жиль не дал ей скрыться и, грубо притиснув к стене беседки, преградил дорогу.

– Не дотрагивайся до меня, Жиль! Ты пообещал, что мы всего лишь поговорим, – с отчаянием пробормотала Александра.

– Но, дорогая, посуди, как я мог забыть ту нашу ночь? Тогда ты изнемогала от моих ласк, поцелуев...

– Нет! Нет! Я не знаю, что со мной было!

– Но признай, что это случилось!

– Как я могу отказаться? – тоскливо протянула Александра.

– Совершенно верно. И ты не отрицаешь, что я подарил тебе наслаждение. Почему бы не повторить это снова? Я привез тебя в свой дом, чтобы быть рядом. Неужели теперь ты находишь меня отталкивающим и все здесь тебе ненавистно?

– Я... я...

Он положил руки ей на плечи. Девушка встрепенулась, но подавила порыв отстраниться и убежать.

– Вот так-то лучше, Александра. Нам нужно поближе узнать друг друга. Я верю, мы созданы, чтобы быть вместе, и уже доказали это, не правда ли, дорогая?

– Повторяю, я так и не поняла, что произошло той ночью, – прошептала она, гневно сверкая глазами.

Жиль тихо рассмеялся.

– Милая, порой страсть женщины нелишне немного подхлестнуть...

– Что?! – вскричала Александра.

– Я пытался. Честно пытался завоевать тебя, дорогая, но ты была ко мне равнодушна. Такого со мной никогда не случалось, и я терялся в догадках. Но мадам Лебланк, настоящий мудрец в подобных делах, посоветовала подсыпать в твое шампанское некое зелье, которое сделало бы тебя сговорчивее...

– : О! Ты настоящее чудовище!. – прошипела Александра, замахиваясь, чтобы ударить его по лицу. Но Жиль перехватил ее руку.

– Полегче, дорогая. Тут нет ничего необычного. К тому же Белла всегда помогает мне добиться того, что я хочу.

– Вы оба гнусные твари! – воскликнула Александра.

– Вовсе нет. Просто обладаем довольно... экстравагантными вкусами в любви, которые и стремимся удовлетворить любой ценой.

– Пусти меня, ты... ты...

– Не серди меня, Александра, – рявкнул Жиль, заводя ей руки за спину. – Мне тоже необходимо с тобой поговорить.

Девушка пыталась вырваться, но ее лихорадочные движения лишь воспламеняли в нем страсть. Прижав к себе Александру, он приподнял свободной рукой ее подбородок и смял губами мягкие уста. Боже, несмотря на то что так яростно отбивается, она по-прежнему остается самой желанной женщиной на свете!

Жиль впился зубами в ее нежный рот, услышал крик боли, но не обращая ни на что внимания, глубоко вторгся языком во влажную пещерку, гладя узкий розовый язычок. Да, это столь же восхитительно, как в ту ночь!

Все еще не выпуская ее запястий, не отрываясь от губ, он расстегнул лиф платья и дерзко стиснул упругий теплый холмик. Александра вновь начала сопротивляться, но Жиль неутомимо теребил крохотные бугорки сосков, теряя голову от мучительного желания. Наконец, прервав поцелуй, он уставился на белеющие в неверном лунном свете полушария.

– Отпусти меня, Жиль, – простонала Александра, – не делай этого со мной! Я не так сильна, чтобы бороться...

И верно – девушка ощущала, как силы с каждой секундой убывают и она вряд ли сможет устоять против бешеного натиска этого мужчины. Она не желала, чтобы он касался ее, и в то же время не имела воли противиться.

– Ты сама хочешь этого, Александра. Хочешь, чтобы я любил тебя, как тогда, ласкал твое великолепное тело, брал снова и снова. Не отбивайся, любовь моя, сними платье. Здесь тебе не нужна одежда. Деревья укроют нас. Никто никогда не узнает. Я заставлю тебя хотеть меня и без всяких снадобий Беллы.

– Нет! Нет, Жиль. Отведи меня в дом. Мы никогда не будем вместе. Кроме того, ты сам сказал, что подлил мне какую-то мерзость!

– Только чтобы пробудить твои природные инстинкты, – возразил Жиль, стягивая платье с Александры. Тонкая ткань скользнула по бедрам и легла у ног девушки. Прохладный влажный ветерок овеял тело. Александра вздрогнула, но гордо выпрямилась, не дав себе труда прикрыться руками.

– Что ж, Жиль, кажется, ты снова добился своего, – сухо заметила она. – Но в этот раз я не буду столь горячо отвечать на ласки.

Впрочем, Жиль уже ничего не слышал, упиваясь красотой этого роскошного тела. Он рывком притянул девушку к себе, и как она ни пыталась остаться равнодушной, застыть под его требовательными ласками, не такому, как она, новичку в любовном искусстве было тягаться с опытным соблазнителем. Вскоре она сама припала к нему, и они вместе опустились на пол беседки...

– Александра, Александра, – простонал он, – почему ты не можешь полюбить меня? Я влюбился в тебя с первого взгляда, зачем же ты заставляешь меня причинять тебе боль?

Но девушка почти не сознавала смысла этих неразборчивых слов. В душе, горели унижение и ярость, рождавшие неукротимую жажду мести.

Глава 15

Александра, мрачная как туча, сидела у постели Элинор. Тело несчастной сотрясалось от приступов кашля. В короткие промежутки женщина с трудом втягивала в себя воздух. Влажная духота, жара и сырость усугубили и без того тяжелое состояние больной. Александра то и дело обтирала лоб платком, мечтая о дуновении ветерка, но на дворе стояла поздняя весна, и надеждам на похолодание сбыться не суждено. Как можно жить в подобном климате? Неудивительно, что Элинор чахнет на глазах.

Теперь Александра понимала, почему южане так неторопливо двигаются и говорят, растягивая слова, – здесь просто невозможно делать резкие движения.

Неужели прошло две недели с той отвратительной ночи в беседке? Правда, с тех пор Александра не дала Жилю шанса снова ее изнасиловать, но он постоянно наблюдал за ней, не сводя непроницаемых черных глаз, старался остаться с девушкой наедине, намекая на необходимость очередного срочного разговора. Александра отчаянно мечтала избавиться от него, но не могла со спокойной душой покинуть Элинор. Закончив работу по дому, она спешила к ней в комнату и даже спала там, боясь оставить умирающую.

Через несколько дней после приезда Александры состояние Элинор ухудшилось, и пришлось послать за доктором. Тот долго бормотал что-то, качая головой, и наконец заявил, что надежды нет, надо лишь стараться не волновать больную и следить, чтобы она как можно больше спала.

Александра спросила, нельзя ли отвезти Элинор в Нью-Йорк и показать специалистам, более сведущим в легочных заболеваниях. Но старый доктор объяснил, что уже встречался с такими случаями раньше. Лекарств от чахотки все равно не существует. Легкие слишком сильно поражены. Поездка в Нью-Йорк окажется ненужным и тяжелым испытанием, которого Элинор может не выдержать.

Девушке пришлось ухаживать за угасающей женщиной, с ужасом наблюдая, как она день ото дня становится все бледнее, слабее и часто впадает в забытье. Александра полюбила Элинор, как родную, и остро чувствовала ее боль. Смерть стерегла свою жертву, и все ждали, когда она нанесет удар.

К тому же еще одна вещь тревожила Александру: внезапное и необъяснимое угасание мистера Джармона, начавшееся вскоре после визита доктора к Элинор. Теперь старик практически не покидал комнаты. Он выглядел ужасно и почти ничего не ел. Александра настаивала на том, чтобы снова послать за доктором, но мистер Джармон отмахнулся, проворчав, что у врача есть дела поважнее, чем тратить время на никчемного старика.

Александра постепенно стала испытывать уважение к этому стойкому человеку, ни разу не произнесшему ни единого слова жалобы. Он словно радовался, что скоро освободится от ненужного бремени – собственной жизни.

Кроме того, на плечи Александры легло управление плантацией, вернее, тем, что от нее осталось. К своему несказанному удивлению, она прекрасно справлялась с делами. Жиль приезжал и уезжал, не обращая внимания на то, что творится вокруг. Он выбрал себе другую дорогу и навек отрекся от той неприглядной действительности, что ждала его дома.

Не сводя глаз с задремавшей наконец Элинор, Александра задумалась о своем невеселом положении. Из забытья ее вывели громкие голоса, доносившиеся с первого этажа. Девушка вскочила и в тревоге выбежала из комнаты на верхнюю площадку лестницы, ведущей в вестибюль. Взглянув вниз, она увидела, что по дому бесцеремонно расхаживают какие-то грузные широкоплечие мужчины. Их грязные сапоги оставляли следы на потертых, когда-то дорогих коврах.

Александра сбежала по ступенькам, совершенно забыв, в каком она виде: волосы растрепаны, платье расстегнуто так, что виднеется ложбинка между грудями, на раскрасневшихся щеках следы муки – утром она пекла лепешки.

– Что это вы тут делаете? Немедленно убирайтесь! – завопила она, подбегая к незваным гостям. При этом пришлось задрать голову – такими высокими они оказались по сравнению с ней. Незнакомцы плотоядно улыбались, радуясь бесплатному развлечению.

– Убирайтесь, я сказала!

Голос ее прозвенел так властно, что мужчины немного присмирели.

– Прошу прощения, что побеспокоили вас, мэм, но приказ есть приказ... – пробормотал один, жадно обшаривая ее взглядом. Кобылка чистых кровей, сразу видать! Хорошо бы ее объездить! Правда, эти чертовы южане, даже проиграв войну и оставшись без единой рубашки, все так же дерут нос! Неплохо бы показать этой крале ее место, если удастся, конечно.

Но столь приятные размышления были грубо прерваны появлением Жиля, как всегда, превосходно одетого и безупречно элегантного. Сразу оценив ситуацию, он вежливо поклонился и заявил:

– Джентльмены, позвольте представить вам мою невесту, мисс Александру Кларк.

Он пересек вестибюль и, встав рядом с Александрой, взял ее под руку. Девушка удивленно подняла брови, но сочла за лучшее промолчать.

– Пожалуйста, продолжайте, джентльмены, пока я провожу мисс Кларк наверх. Боюсь, вы испугали ее своим неожиданным появлением. Здесь, вдали от города, обычно царят тишина и спокойствие.

Мужчины еще раз оглядели Александру, прежде чем неохотно отвернуться.

Жиль крепко сжал руку девушки и силой потащил к лестнице. Она спотыкалась, почти падала, снедаемая тревогой – и беспокойством. Что здесь происходит? Она не хочет идти за Жилем, вообще находиться с ним рядом. Как только они очутились на верхней площадке, он втолкнул ее в коридор, подальше от любопытных глаз, прижал к стене и, гневно блеснув глазами, прошипел:

– Что это ты вытворяешь? И какого черта тебе понадобилось внизу? Неужели не понимаешь, что, не появись я вовремя, они набросились бы на тебя, изнасиловали и Бог знает что еще сделали бы!

Александра побледнела. Ей в голову не приходило ничего подобного – она всего лишь хотела защитить особняк от расхищения.

– Дурочка несчастная! Как ты могла выскочить на люди в подобном виде – платье расстегнуто едва ли не до талии! Александра, я понимаю, что тебе жарко, но нельзя же так бессовестно дразнить мужчин!

Девушка залилась румянцем и тихо призналась:

– Я совсем забыла. Просто услышала голоса и спустилась узнать, в чем дело. Кстати, что им тут надо, Жиль?

Жиль рассмеялся, глухо, саркастически, с трудом выдавливая хриплые звуки из горла.

– Они делают с этим домом то, что уже проделано со многими здешними домами. Покупают мебель. Она принесет неплохую прибыль на городском аукционе, и если не продать ее сейчас, правительство заберет все за налоги, включая землю. Надеюсь, ты понимаешь это, моя очаровательная наследница?

– Как... откуда ты узнал? – охнула Александра.

– Элинор много рассказывала о твоей семье. Услышав твою фамилию, я, естественно предположил, что ты та самая Александра, богатая владелица судоходной компании. Поверь, меня совершенно не касается, почему ты предпочла разыгрывать роль служанки в моем доме и шлюхи в борделе Беллы! Зато весьма интересуют твои деньги. Я крайне в них нуждаюсь и готов стать тебе хорошим мужем, а потому мы скоро поженимся!

– Никогда!

Но Жиль, словно не слыша, продолжал:

– Да, я намереваюсь наконец жениться и прибрать к рукам твое состояние. Но не бойся, я не стану вкладывать деньги в эту дурацкую плантацию. С Югом покончено, и прежняя жизнь ушла навсегда. Я не настолько глуп, чтобы оживлять мертвеца. Дедушка в отличие от меня не желает смириться с потерей, но прошлое есть прошлое, а я хочу создавать будущее вместе с тобой, дорогая. Но больше ни слова об этом. На деньги от продажи плантации мы купим роскошный дом в Новом Орлеане и обставим его лучшей фамильной мебелью, но остальное придется продать, чтобы заплатить за особняк. В некоторых кварталах города дома обходятся совсем дешево. Вот видишь, у меня чудесные планы, и ты – часть этих планов.

– Никогда, никогда!

– Ты станешь моей женой, Александра, хочешь того или нет. Ну а теперь возвращайся к больным и оставайся наверху. Не стоит снова попадаться им на глаза. С Элинор ты будешь в безопасности.

Жиль отступил и, жадно оглядев ее в последний раз, подтолкнул к комнате Элинор. Александра переступила порог, спеша оказаться подальше от него. Жиль так самоуверен, полон решимости осуществить задуманное! Но он рано торжествует. Она ни за что не выйдет за него!

День тянулся бесконечно. Громкие шаги рабочих эхом отдавались в комнатах. Жиль велел перенести умирающую в покои Александры, поскольку собирался продать мебель из спальни Элинор, объяснив, что желает сохранить лучшие предметы обстановки для их дома в Новом Орлеане. Но девушке все это было совершенно безразлично – она не отходила от больной, с тоской наблюдая, как угасает несчастная. Что-то в ее душе умирало вместе с Элинор. Она словно вмиг состарилась и одряхлела.

По полу протянулись длинные тени, когда Жиль наконец вновь появился в комнате Александры, измученный и грязный. Многие помещения не убирались годами, и пыль в доме стояла столбом, оседая на одежде. Он немного постоял около постели, глядя на Элинор.

– Как она? – пробормотал он.

– Плохо, Жиль. Не знаю, сколько ей еще осталось быть с нами. Она весь день не приходила в сознание.

Жиль кивнул.

– Они забрали все и отправят на склад в Новый Орлеан, где и будут хранить, пока я не получу самую высокую цену. Сейчас выгоднее продавать, чем сразу после войны, когда алчные янки хватали все подряд за гроши. Но самое лучшее я приберег для нашего особняка. Тебе понравится в Новом Орлеане, дорогая. Я покажу тебе другую сторону здешней жизни, не ту, что ты видела раньше.

Александра промолчала. Ей и впрямь было все равно. Она никогда не станет жить в его доме.

Не дождавшись ответа, Жиль вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Девушка облегченно вздохнула, зная, что рабочие ушли, а Жиль сегодня больше ее не побеспокоит. Скоро Эбба принесет ужин. Александра помогла бы, но боялась оставить Элинор даже на минуту.

Немного позже, когда уже почти стемнело, Эбба осторожно постучала, и девушка взяла поднос из рук негритянки. Та едва держалась на ногах. По-видимому, былому действительно скоро придет конец.

– Детка, вам не мешает отдохнуть, – покачала головой Эбба. – Вы вот-вот свалитесь. Поспали бы немного. Я посижу с мисс Элинор.

– Спасибо, Эбба, но я хочу быть рядом с ней.

– Понимаю, сладкая моя, но поесть все равно надо. Сразу сил прибавится.

– Я не голодна, Эбба, но ты права. Служанка устало заковыляла к двери и, обернувшись, тяжело вздохнула:

– Какой несчастный день! Хорошо еще, что мисс Элинор и мистер Джармон не видят, что творится в доме. Пойду уговорю мистера Джармона поужинать. Мистер Жиль велел принести для него еду в столовую. Вот управлюсь со всем и вернусь к вам.

– Я попытаюсь заставить Элинор поесть.

– Вот и хорошо, солнышко, вот и хорошо. Девушка робко подошла к постели и несколько раз окликнула Элинор, сначала шепотом, потом громче, но та не открывала глаз. Александра не хотела тревожить больную – впервые за последнее время ее оставили мучительные приступы кашля. Девушка взяла с подноса миску с густой похлебкой и кукурузную лепешку и через силу проглотила немного.

Неожиданно по дому пронесся ужасный крик. Девушка вскочила, отшвырнув миску. Она узнала голос Эббы, доносившийся из хозяйской спальни, но прежде чем выбежать, склонилась над Элинор. Женщина по-прежнему была без сознания. Александра метнулась в коридор, по пути столкнувшись с Жилем. Красивое лицо креола исказили тревога и удивление. Вместе они поспешили в комнату старика.

Эбба сидела в качалке у его постели и тихо завывала. На полу валялся поднос.

Мистер Джармон лежал неподвижно, со сложенными на груди руками. Никто не мог сказать, когда он отошел. Александра бессильно опустилась на ближайший стул, рассеянно наблюдая, как Жиль закрывает деду глаза.

Откуда-то словно издалека донесся его голос. Жиль что-то говорит... Как долго она просидела вот так, неподвижно и молча? Александра не знала. Казалось, это происходит не с ней и не сейчас. Эбба по-прежнему раскачивалась, что-то тихо приговаривая себе под нос.

– Александра!

Девушка подняла глаза. Рядом стоял Жиль. Его усталость как рукой сняло. Мужчина улыбался, а в глазах сияло торжество.

– Он умер, Александра. Завтра мы похороним его. Дольше ждать просто нельзя при такой жаре. Кроме того, некого приглашать на похороны – ни друзей, ни родственников у нас не осталось. Все лежат в земле. Старик держался до последнего, но и он оказался смертен. Наконец мы свободны. Я СВОБОДЕН!

Александра недоуменно уставилась на Жиля. Свободен? Неужели он настолько ненавидел деда и плантацию, что чувствовал себя здесь как в тюрьме? Наверное, Жиль потому и выжил, что не испытывал благоговения перед старыми традициями южан, и только тем, кто цеплялся за прошлое, суждено погибнуть?

Девушка растерялась. Подобный образ мыслей был ей чужд, и она не понимала и не желала его понимать. Она сделала все, что могла, для мистера Джармона. Завтра его предадут земле, и не останется никаких следов, ничего, составлявшего смысл существования людей, так долго живших по законам Юга.

– Ты не представляешь себе, что это такое – сидеть здесь, как в клетке, и не иметь возможности идти своей дорогой. Я не мог покинуть дом предков, пока был жив дед. Но теперь с этим покончено. Эбба обмоет его, а я выкопаю утром могилы.

– Могилы? – переспросила Александра, вздрогнув.

– Конечно. Все равно придется рыть вторую, так не лучше ли сделать всю работу сразу? Элинор долго не протянет.

– О нет, Жиль! Пожалуйста, не надо, ведь она еще жива! Не искушай судьбу!

– Черт возьми, не мели вздора! Я вырою обе, чтобы не возиться потом.

Александра с трудом поднялась, не желая ни секунды больше находиться рядом с Жилем. До чего же он бессердечный, расчетливый, бесчувственный! Потерял родного деда и радуется при этом! Да еще ждет не дождется смерти Элинор! Она подошла к Эббе и прошептала:

– Эбба, я посижу с Элинор. Если нужна моя помощь, скажи.

– Хорошо, детка, идите, да благословит вас Бог! И присмотрите, чтобы она не слишком скоро встретилась с Создателем.

– О чем ты? – подняла брови Александра. Но Эбба покачала головой и искоса взглянула на Жиля, пристально наблюдавшего за ней.

– Ступайте, дитя мое, и постарайтесь отдохнуть. Почти все кончено.

Не желая вдумываться в истинный смысл слов Эббы, Александра торопливо вышла.

Всю ночь она не покидала Элинор, хотя изредка принималась дремать, просыпаясь от странного треска, раздававшегося в пустых комнатах, и шагов Эббы и Жиля. Но Элинор так и не открыла глаза, и Александра часто подносила к ее губам зеркало, желая убедиться, что бедняжка еще дышит. Девушка с нетерпением ждала утра, убежденная, что при свете дня все ночные призраки исчезнут.

Но с наступлением рассвета страхи Александры усилились. В беспощадном солнечном сиянии комната выглядела еще более убогой и нищенской, а лицо Элинор казалось смертельно-бледным и заострившимся. Становилось нестерпимо жарко: воздух словно сгустился, и влажная духота забивала легкие, не давая дышать. Александра встала, потянулась и прошлась по комнате, разминая затекшие ноги, ощущая, что вот-вот что-то случится.

– Александра, Александра, – донесся отчетливый тихий голос Элинор. Девушка повернулась и подбежала к ослабевшей женщине. Горящие глаза лихорадочно блестели на лице, все более походившем на маску из-за неестественно обтянутых кожей скул. Александра осторожно взяла тонкую горячую руку и наклонилась вперед, чтобы не пропустить ни единого слова.

– Александра, я полюбила тебя, как дочь. Минуты мои сочтены.

– Нет, Элинор...

– Ш-ш-ш-... я скоро уйду, и ты знаешь это. Но перед смертью должна просить тебя... впрочем, я слишком многого хочу...

– Все что угодно, Элинор. Все что угодно.

– Я... я...

Новый приступ раздирающего грудь кашля начал терзать немощное тело. Александра прижала к губам Элинор платок – у самой женщины уже не было на это сил. Когда наконец кашель кончился, Элинор откинулась на подушки, и Александра поспешно убрала с глаз долой окровавленную ткань.

– Александра, умоляю, поезжай к моему сыну, Джейкобу. Он живет вместе с дедом, Ламаром Джармоном, на ранчо Бар-Джей, в южном Техасе, недалеко от города Корпус-Кристи.

Она немного подождала, тяжело дыша и набираясь сил.

– Скажи ему, что ты наполнила счастьем мои последние дни и что я отошла с миром. Тебе не следует быть одной, Александра; женщине такая жизнь не годится. Кто лучше меня знает это? Мужчине тоже очень плохо оставаться одному... особенно моему дорогому Джейкобу.

– О, Элинор, конечно, я немедленно отправлюсь в Техас, но не знаю, как отнесется к моему появлению Джейкоб.

Элинор чуть заметно улыбнулась.

– Милая, любовь – это такая тайна, но все же я чувствую, что судьба не зря привела тебя в наш дом. Найди Джейкоба. С ним ты будешь в безопасности. Этот мир жесток и безжалостен к женщинам, Александра. Если у вас ничего не получится, так тому и быть, но ради меня и ради вас обоих все-таки попытайся.

Элинор закрыла глаза, содрогаясь от едва сдерживаемого кашля. На лбу выступил пот, но больная смогла овладеть собой.

– Передай, что я горячо любила его до самого смертного часа и что дед вспоминал о нем, умирая.

Пусть Джейкоб не забывает, что в его жилах течет кровь могучих норвежских предков.

– Я сделаю, как вы просите, Элинор, и если сумею чем-нибудь помочь вашему сыну, обещаю, что он может на меня рассчитывать.

Ослепительная улыбка озарила лицо женщины.

– Теперь я могу спокойно умереть, Александра.

– Элинор, не покидайте меня, пожалуйста. Мы вместе поедем в Техас.

– Нет, дорогая, часы моей жизни вот-вот остановятся.

Девушка беспомощно огляделась. Господи, еще хотя бы ненадолго обмануть смерть!

Дверь открылась, и вошли Жиль и Эбба. Элинор подождала, пока они подойдут ближе, и с усилием выговорила:

– Эбба, ты знаешь, где моя шкатулка для драгоценностей. Принеси ее сюда.

– Сейчас, мисс Элинор, – кивнула служанка, торопливо направляясь к выходу.

– Жиль, я хочу поблагодарить тебя за все, что ты для меня делал эти долгие годы, которые мы прожили вместе. Ты стал для меня вторым сыном, и если когда-нибудь окажешься в беде, немедля отправляйся к брату и деду в Техас. Они с радостью примут тебя и помогут.

Жиль улыбнулся, хотя глаза оставались ледяными.

– Спасибо, Элинор, но мне не нужна их помощь. Я ценю все, что ты для меня сделала. Искренне жалею, что ты не смогла уехать вместе с Джейкобом. Мы будем скорбеть по тебе.

Элинор опустила веки. Она знала Жиля лучше, чем кто бы то ни было. Он креол, настоящий южанин, не то что ее сын. Жиль выживет и еще успеет разбогатеть. Беда в том, что при этом он не погнушается пойти по трупам. Но это теперь ее уже не касается. Она должна думать об Александре и Джейкобе.

. Запыхавшаяся Эбба торжественно поставила шкатулку на кровать.

– Вот, мисс Элинор, принесла. Только здесь почти ничего не осталось – все продано.

– Спасибо, Эбба. Я сберегла брошь и медальон, дорогие мне по воспоминаниям. Вынь их, пожалуйста. И возьми брошь себе. Ты была мне верным другом все эти годы. Это фамильная драгоценность, принадлежавшая моей семье.

– О нет, мисс Элинор, я не могу...

– Не спорь, Эбба. Бери ее с моим благословением.

– Спасибо, мисс Элинор, спасибо. Я никогда с ней не расстанусь, – выдохнула Эбба и, залившись слезами, заковыляла прочь.

– Александра, это самая дорогая для меня вещь. Наследство отца. Видишь, рисунок норвежский. Носи его всегда. Ты была внучкой Олафа и моей дочерью. Он хотел бы, чтобы ты получила этот медальон, и я тоже этого желаю.

– Но, Элинор, не следует ли отдать его жене Джейкоба...

– Я верю, что судьба обо всем позаботится, Александра.

– Спасибо, Элинор. Я буду его хранить.

– А сейчас мне надо отдохнуть. Идите, займитесь делами. Мне хочется побыть одной, – попросила Элинор и неожиданно села, захлебываясь кашлем.

Александра схватила платок, но Элинор выдернула его из пальцев девушки и попыталась прижать к губам. Изо рта хлынула кровь. Женщина безумными глазами оглядела комнату, упала на подушки, отчаянно стискивая мгновенно ставший багряным платок, и испустила дух.

Глава 16

В душном воздухе пахло дождем. Свинцовые, набухшие влагой грозовые тучи собирались над головами людей, стоявших под замшелым деревом на семейном кладбище Джармонов. Сюда не доносилось ни дуновения ветерка, и стояла мертвая тишина, если не считать тяжелого стука комьев сырой земли, падавших на простые деревянные гробы.

Жиль кидал последние горсти глины на могилу Элинор. Могила мистера Джармона уже была засыпана – Жиль не потрудился вырыть достаточно глубокие ямы.

Эбба молча заливалась слезами, стоя над последним прибежищем Элинор. Наконец Жиль выпрямился, отбросил лопату и подошел к Александре. Девушка, встав на колени, положила на холмики по маленькому букету весенних цветов, открыла фамильную Библию, найденную в кабинете мистера Джармона, и начала читать. Эбба и Жиль почтительно склонили головы.

Жиль не дал Александре времени предаться скорби. Как только она закончила читать поминальную молитву, он стиснул ее пальцы и повел к кованой ограде, окружавшей кладбище. Теперь в душе Александры не осталось ничего, кроме пустоты. Совершенно обессилев, она позволила увести себя, но у самых ворот остановилась и обернулась. Эбба с тревогой глядела им вслед.

– Эбба, ты идешь? – окликнула девушка, поняв, что негритянка беспокоится за нее.

– Нет, дитя мое, я должна оплакать мертвых. Идите. Я вернусь немного погодя.

Александра кивнула и пошла дальше. Позади раздалось громкое печальное пение. Эбба провожала усопших в последний путь. Слова непонятного языка будоражили сердце. Наверное, Эбба вспомнила неведомое белым африканское наречие из своего далекого таинственного прошлого.

Жиль почти тащил Александру сквозь густые заросли, отводя в сторону низко нависшие ветви, с которых ниспадали серые мягкие гирлянды мха. Казалось, прошлое тянет к ней призрачные руки, стремясь навеки приковать к плантации. Как она ненавидит вкрадчивое цепкое прикосновение этого ползучего растения! Но оно, похоже, проникло повсюду и прекрасно прижилось в жарком влажном климате!

Девушке не терпелось поскорее покинуть эти места. Правда, она не представляла, каким образом доберется до Техаса, – пока была жива Элинор, не оставалось ни сил, ни времени думать о будущем. Конечно, она дала слово встретиться с Джейкобом, но Техас так огромен и так далеко. Дикая, непокоренная природа, палящий зной... Но, возможно, именно там удастся скрыться от Стена и Жиля.

Жиль.

Она искоса взглянула на него. Лицо мужчины, как обычно, было непроницаемым, а темные глаза пристально смотрели в какую-то невидимую точку. Надо бежать от него, но как? У Александры нет денег, а Жиль полон решимости завладеть ею и ее состоянием.

Они уже почти поравнялись с домом, и Жиль, словно прочитав мысли Александры, стиснул ее талию. Девушка похолодела от страха и дурного предчувствия и нервно огляделась. Но Жиль продолжал тянуть ее к дому. Она не хотела возвращаться, чтобы снова не столкнуться с призраками прошлого, и боялась их так же, как своего спутника.

Скоро они оказались у черного хода.

– Я не могу войти в дом, Жиль, – прошептала она.

– Но, дорогая, необходимо собрать вещи. Утром мы уезжаем.

– Нет. Я не проведу здесь ни одной ночи.

– Ну что за глупости, Александра!

Жестко прищурив глаза, он втолкнул ее в переднюю и повел по лестнице, не обращая внимания на отчаянное сопротивление. Из горла девушки рвался крик, но, понимая, что никто не услышит и не поможет, она молчала. Здесь, на втором этаже, царила мертвая тишина.

Александра задыхалась в гнетущей атмосфере особняка и опасалась, что Жиль сломает ей руку. Едва мужчина на миг остановился перед дверью спальни, девушка попробовала ударить его, но он лишь демонически усмехнулся и распахнул дверь.

Быстро устремившись к массивной кровати, он легко поднял Александру и швырнул на мягкую перину. И только потом повернул ключ в замке. Девушка с ужасом озиралась, но Жиль мягко, понимающе улыбался, не делая попытки приблизиться к ней.

Александра осматривалась в поисках хоть какого-то оружия, но взгляд наталкивался лишь на тяжелую мебель. Бархатные гардины были спущены, и в комнате стояла невыносимая духота – даже ветерку не было сюда доступа. И выхода тоже нет. Она во власти этого человека, которого ненавидит всем сердцем.

– Дорогая, как соблазнительно ты выглядишь на моей постели, – промолвил наконец Жиль, прерывая молчание. – Жаль, что не пришлось увидеть тебя здесь раньше, но ты не очень баловала меня своим вниманием с той самой ночи в беседке. Зато, согласись, я был очень терпелив, верно?

Он медленно направился к ней. Александра сжалась, сознавая свое полнейшее бессилие.

– Нет! Нет, Жиль! Ты не можешь... Он продолжал подкрадываться к ней.

– Я... мне нехорошо! Я должна отдохнуть. Похороны...

– Нехорошо, дорогая? В таком случае у меня есть прекрасное лекарство!

Жиль резко повернулся и, шагнув к буфету, вынул графин, наполненный янтарной жидкостью. Налив немного в хрустальный бокал, он добавил чуть-чуть белого порошка.

– Не надо, Жиль! Я не забыла бордель! И не желаю ничего принимать из твоих рук!

– Это совсем не то, Александра. Ты сразу почувствуешь себя лучше, вот увидишь!

– Нет! Убери это!

– Привыкай делать так, как тебе сказано, Александра, – процедил он, садясь на край кровати и притягивая ее к себе.

– Отпусти меня! – вскрикнула девушка, но он силой разжал ей челюсти и влил в горло снадобье. Она поперхнулась, но все-таки проглотила жидкость.

– Ну вот, еще минута, и все будет в порядке, Александра, – пообещал Жиль, снова подходя к буфету. Он налил себе виски и залпом осушил бокал, жадно шаря глазами по телу плененной.

Александра устроилась поудобнее. Невыразимое тепло разлилось по телу. Руки и ноги стали тяжелыми, расслабленными, словно свинцовыми. Она потянулась, откинулась на подушки, лениво наблюдая, как Жиль снимает сюртук и начинает раздеваться. Все беды сразу показались ей мелкими и незначительными. И она больше не расстроена и не грустит...

Странная эйфория овладела ею. Жизнь так хороша и безмятежна!

Жиль, гордо запрокинув голову и приосанившись, направился к ней. Он был невероятно красив и идеально сложен. Гладкая загорелая кожа, широкие плечи, узкие бедра...

Ослепительно-розовый свет наполнил комнату, окутывая сиянием все вокруг. Жиль обнял ее, и она не отстранилась – просто лежала, беззастенчиво разглядывая его, ни о чем не заботясь.

– Александра, любовь моя, – прошептал он, ловко расстегивая лиф платья. – Ты поистине совершенна, красавица моя. Наши тела так чудесно гармонируют. Неужели ты не хочешь увидеть, как они сольются в экстазе?

Он стянул с ее плеч платье и погладил едва прикрытую рубашкой грудь.

– Никогда не видел такой дивной прелести. Жиль снял с нее рубашку, чулки, и Александра осталась обнаженной. Полные груди матово светились. Жиль вынул шпильки, и густые вьющиеся пряди рассыпались по плечам.

– Ты так прекрасна, так обольстительна, – продолжал бормотать Жиль.

Александра лежала неподвижно, пребывая в безгранично счастливом, светлом мире, где никто не мог оскорбить ее или ранить. И юный темноволосый бог, склонившийся над ней, казался естественной частью ее сна. Она медленно шевельнулась, раскинув руки и ноги.

– Александра, до этой минуты я не представлял, чем владею! И не знал, что на свете существует подобная красота! Но сегодня все будет по-другому! Теперь ты принадлежишь мне, и я – твой господин и хозяин.

Александра улыбнулась, лениво, по-кошачьи потягиваясь. Слова Жиля едва доносились до нее и почти не имели смысла. Пусть молодой бог говорит, если ему так хочется.

Но все же ее смутно беспокоило, почему он до сих пор не дотронулся до нее. Раньше мужчинам не терпелось начать ее ласкать. Но это тоже не важно. Как восхитительно нежиться в розовом свечении, голой, на мягкой удобной постели!

– Знаешь, Александра, любой мужчина, выросший на плантации, рано знакомится с женскими прелестями. Я был совсем мальчишкой, когда взял первую рабыню, но, к несчастью, эти забавы быстро надоедают и становятся утомительными, даже с самой неотразимой женщиной, если, конечно, не внести в эти игры немного пряного привкуса! Взгляни на меня! Даже твои чары не действуют, если ты просто лежишь и смотришь на меня. Я научил многих невольниц выполнять малейшие мои желания... буду учить и тебя, пока не останется ничего, что бы ты не захотела и не смогла сделать для меня!

Девушка сосредоточилась не на словах Жиля, а на его смуглом теле и почти не удивилась, заметив, что мужская плоть остается вялой и поникшей. Что с ним происходит? Может, Жиль болен? Нет, он так бы и сказал. Но все это не имеет значения – лишь бы подольше лежать здесь, и чтобы никто ее не тревожил!

– Ты, конечно, не танцуешь, Александра? И не сведуща в искусстве обольщения? Ничего страшного, для этого позже будет время. Ну посмотрим... ем нам заняться?

Он задумчиво нахмурился, словно выбирал блюда к обеду или какой фрак надеть. Наконец Жиль, по-видимому, что-то решив, улыбнулся и привлек ее к себе. Девушка положила голову ему на плечо, и Жиль подхватил ее на руки. Она равнодушно отметила, что он куда-то несет ее, но приятнее всего было ощущать его горячую упругую плоть. Мужское тело напомнило ей о чем-то. Джейк. Но она не должна больше думать о нем.

Жиль открыл дверцу какого-то помещения вроде чулана, не выпуская девушки, шагнул внутрь и закрыл за собой дверь. С потолка свисало весьма странное устройство с кольцами. Зачем оно?

Как бы в ответ на невысказанный вопрос Жиль поставил Александру на пол, вытянул ее руки над головой и привязал запястья к кольцам. Что он делает?

Александра испугалась. Пьянящее веселье куда-то испарилось.

– Жиль! Что ты...

– Молчи. Ты должна научиться получать самое изысканное наслаждение в любовных играх – наслаждение болью.

Отравленный наркотическим снадобьем мозг Александры отказывался воспринимать смысл его слов. Но Жиль внезапно потянул за ремень, и девушка повисла в воздухе. Боль в руках стала такой нестерпимой, словно они выскочили из суставов. Жиль подтянул ее почти к самому потолку. Ноги, лишенные опоры, беспомощно болтались. Но Александра не ощущала ни ужаса, ни удивления. Жиль шагнул к ней, поигрывая длинным черным кнутом.

– Что ты делаешь, Жиль?

– Мы держали это специально для рабов. Видишь ли, есть много способов применять кнут, и я знаю их все до единого. Я не собираюсь калечить тебя, Александра, поверь. И скоро ты найдешь в этом столько же удовольствия, сколько я. Со временем научишься ублажать и меня, не оставляя следов на коже.

– Кнут? – пробормотала девушка, силясь понять, о чем идет речь, но чувствуя что-то неладное. Может, Жиль сошел с ума?

Однако приятная истома, разлившаяся по телу, мешала связно думать.

Жиль повернул ее к себе спиной, и при виде полных округлых обнаженных бедер у него на лбу выступил пот. Он резко щелкнул кнутом. Длинное жало обвилось вокруг талии, оставив рубец на гладкой коже. Жиль ощутил, как первая волна возбуждения прихлынула к чреслам. Долго же он не испытывал ничего подобного! Ничто не могло удовлетворить его так, как вид этой слабой женщины, оказавшейся в его руках! Александра вынесет все и идеально подходит для таких забав. Но он не должен бить слишком сильно, если не хочет изуродовать это прекрасное тело, которое напрягалось, извивалось, пытаясь освободиться, избежать ужасных объятий кнута. Однако жар в чреслах разгорался, требуя высвобождения.

Чуть не потеряв голову от возбуждения, Жиль снова и снова охаживал кнутом ее плечи, спину, бедра. Он так хотел подмять ее под себя, взять, как жеребец берет кобылу, но еще сильнее желал ощущать ожоги кнута на собственной спине. Конечно, для Александры все это внове, и она просто не сумеет сделать так, как надо, но скоро он научит ее быть его послушной рабыней. Рабыней страсти.

Наконец вожделение заставило забыть о жестокости. Он отшвырнул кнут и, подойдя к Александре, жадно провел ладонями по окровавленной спине и только потом вновь повернул ее к себе. Она тупо глядела на Жиля стеклянными глазами, ничего не видя и не соображая, но ему было все равно. Он должен погасить бушующее пламя в чреслах!

Жиль опустил девушку и развязал ей руки. Схватив драгоценную добычу, он поспешил в спальню и швырнул Александру на постель. Им владела неукротимая потребность удовлетворить неотступное желание. Грубо раздвинув коленями бедра Александры, он устроился у нее между ног и, взяв в руки тяжелую, пульсирующую плоть, глубоко вонзил ее в мягкую расщелину и сразу же лихорадочно задвигался, не обращая внимания на то, что девушка лежит неподвижно, застыв от ужаса. Несколькими сильными рывками достигнув зенита, он откатился от нее и тут же впал в забытье.

Боль и стыд терзали одурманенную девушку. Наркотик еще действовал, но она уже начинала понимать, что случилось. Надо бежать, пока не проснулся Жиль. Но каждое движение отзывалось резкой болью. Спина невыносимо горела. Однако девушка вынудила себя подняться с постели. Она едва стояла, но, хватаясь за стулья и стены, доплелась до выхода и повернула ключ. Щелканье замка разорвало окружающее безмолвие, но Жиль не пошевелился. Девушка приоткрыла дверь, вздрогнув от громкого скрипа, и выскользнула в коридор, плотно закрыв ее за собой.

Только сейчас она осмелилась глубоко вздохнуть, борясь с рвущей тело мукой. Необходимо убраться как можно дальше от этого дома.

Непрерывно спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, Александра добралась до своей комнаты. Беспомощно оглядывая свое обнаженное окровавленное тело, девушка распахнула дверь, и рухнула в объятия Эббы.

– О дитя мое! Это чудовище едва не убило вас! Скольких женщин он искалечил! Солнышко мое, бежим отсюда поскорее! Я боялась за вас, потому и выжидала, но никогда не думала, что он сотворит с вами такое. Боже мой, детка!

Она уложила Александру в постель, покачивая головой и бормоча что-то себе под нос.

– Он заснул, Эбба. У нас очень мало времени.

– Сначала надо смазать вам спину и перевязать. Раны неглубокие, но не помешает по крайней мере промыть их.

– Поспеши, Эбба! Я боюсь, что он проснется. В конюшне есть лошади?

– Кобылка с коляской, но они принадлежат мистеру Жилю.

– Ошибаешься, теперь они наши. Эбба, здесь нельзя задерживаться.

– Я еду с вами, детка, и ни за что не останусь в этом вертепе. Сейчас отыщу мазь и вернусь.

Александра вытащила саквояж, сунула в него чулки и рубашку и, взяв с комода норвежский медальон, спрятала туда же.

У двери послышался шорох, и Александра, обернувшись, увидела негритянку со склянкой в руках. Девушка облегченно вздохнула – она все время опасалась появления Жиля. Он в любую минуту может проснуться и найти их в спальне. Эбба проворно вытерла омерзительно пахнущую мазь в саднящую спину Александры и перебинтовала полосками чистой ткани, а потом осторожно натянула на девушку платье.

Александра схватила саквояж, и обе женщины крадучись вышли в коридор, поминутно оглядываясь на спальню Жиля. У двери черного хода они остановились, прислушались, затаив дыхание, но из комнаты Жиля не доносилось ни звука.

Ночной ветерок охладил разгоряченное лицо Александры, действие наркотика немного ослабло, и мысли постепенно прояснились. Она не хотела думать о той пытке, которой только что подверглась. Не сейчас! Она просто не может! Самое главное – немедленно исчезнуть отсюда, пока Жиль не обнаружил побега.

Женщины побежали к кухне. Эбба быстро взяла большой узел, набитый всем, что она успела скопить за долгие годы службы.

– Ты уже собрала вещи, Эбба? – удивленно спросила Александра.

– Я знала, что мисс Элинор недолго протянет и что после того, как она уйдет на небо, я отсюда уеду. Ну а теперь надо прихватить еды. Я испекла лепешки, и от ужина осталось немного мяса. Скорее, детка.

– Эбба, заверни еду, пока я запрягу лошадь. Или сама иди на конюшню, если умеешь обращаться со сбруей.

Негритянка широко раскрыла глаза:

– Солнышко, я боюсь этих созданий и в жизни к ним не подходила.

– Я тоже никогда не запрягала лошадей, но видела, как это делается. Не волнуйся, все получится. Конюшня там?

– Да, но умоляю, поторопитесь, дитя мое. Он в любую минуту очнется и уж тогда точно прикончит нас обеих.

– Иду, Эбба. Но и ты не медли. Александра, шатаясь, направилась к конюшне.

Она не знала, что делать с лошадью, но была исполнена решимости любой ценой избежать брака с Жилем. Отбрасывая липнущий к лицу и рукам мох, девушка, сцепив зубы, продвигалась вперед, с каждой минутой все больше свирепея. Как она могла позволить так обращаться с собой! Боль лишь прибавляла ярости.

Добравшись до конюшни, она бессильно оперлась о стену, жадно втягивая воздух. Открыв дверь и переступив порог, девушка ахнула от неожиданности и жалости. Бедная лошадь даже не была распряжена! Какая утонченная жестокость! Несчастное животное!

Кобылка стояла, понурив голову, и когда Александра приблизилась, с подозрением взглянула на незнакомку, словно ожидая очередного несправедливого наказания. На боках виднелись едва поджившие рубцы – очевидно, Жиль нещадно избивал лошадку.

Девушка бросила саквояж в коляску и, взяв кобылу под уздцы, повела к выходу. Старая коляска скрипела, стонала и потрескивала, и Александра досадно поморщилась. От такого шума и мертвые проснутся! Но без экипажа они далеко не уйдут.

Александра гладила лошадь, бормоча ласковые слова. Придется обогнуть дом, чтобы выбраться на большую дорогу. Они еще не свободны.

Неожиданно из мрака возникла неясная фигура. Александра вздрогнула, закусила руку, чтобы удержаться от крика, и выпустила поводья, но тут же обмякла, сообразив, что это Эбба вышла ей навстречу.

– Вижу, все в порядке, солнышко. Едем?

– Да, Эбба. Жиль так и не потрудился распрячь лошадь. Но не важно, садись скорее. Ты все взяла?

Негритянка кивнула и неуклюже взобралась в коляску.

– Теперь главное выехать из ворот так, чтобы он не услышал и не погнался за нами.

Александра потянула за узду упирающуюся лошадь, и кобыла медленно стронулась с места. Красная пелена боли застилала глаза Александры, но лучше это, чем вновь терпеть издевательства Жиля.

Ветви били по лицу, от густого смрада саднило горло, но девушка упрямо шагала вперед. Наконец они очутились на дороге, ведущей в город.

Только тут Александра остановила лошадь и швырнула поводья в коляску, но прежде чем усесться на козлы, оглянулась. Ей хотелось в последний раз взглянуть на дом, взрастивший такого зверя, как Жиль, но, к собственному ужасу, она увидела на веранде темную тень. Жиль! Он слетел по ступенькам и бежит к ним!

Александра оцепенела, не в силах пошевелиться. Так, значит, он все-таки настиг их и спасения нет!

Она по-прежнему не двигалась, а он неумолимо приближался...

– Гони! – прошипела Эбба, и знакомый голос вывел девушку из транса. Она вскочила в экипаж и, схватив поводья, стегнула заморенное животное. Застигнутая врасплох, лошадь рванулась вперед, но, несмотря на все усилия Александры, не убыстряла шага. Жиль бросился к ним, вцепился Александре в руку и дернул на себя, пытаясь стащить на землю. Отчаяние охватило девушку, и, забыв обо всем, она стала сопротивляться. Пальцы случайно наткнулись на кнут, оставленный Жилем на сиденье. Бесстрашно взглянув в горящие бешенством глаза, она размахнулась и с силой хлестнула кнутом по ненавистному лицу, искаженному яростью и болью, потом еще и еще раз, пока кровь не брызнула из ран. Испуганная лошадь понесла, но Александра одной рукой судорожно стискивала поводья, боясь вылететь из коляски, а другой стегала Жиля. И тут впереди появился поворот; толстые ветви деревьев низко нависали над дорогой. Девушке показалось, что это шанс к спасению, которым она не преминула воспользоваться. Она погнала лошадь, и когда деревья были совсем близко, снова хлестнула Жиля. Тот рванулся к ней, но ударился лбом о ветку и рухнул на землю.

Торжествующий смех Александры разорвал тишину ночи.

Часть третья ПРОСТОРЫ ТЕХАСА

Глава 17

Техас! Неужто он и впрямь так бесконечен?

Александра, прикрыв глаза рукой, всмотрелась в горизонт. Жаль, что она не догадалась надеть более подходящую шляпу, чем эта, модная, с узкими полями, задорно сидевшая на густых локонах. И сколько бы они ни прошли за день, повсюду расстилалась выжженная земля, кое-где поросшая жесткой травой, уродливыми кустами и мескитовыми деревьями. Подобной природы она еще не встречала. Как ни странно, в этом сухом жарком климате прекрасно себя чувствовали мелкие животные, одичавший скот и огромные стада мустангов.

Несмотря на выносливую лошадь и удобное дамское седло, мышцы ног и спины надсадно ныли, и по мере того, как расстояние до ранчо Бар-Джей сокращалось, боль все усиливалась.

Александра оглядела своих спутников. Они казались неутомимыми, но ведь недаром о кавалерии Соединенных Штатов слагали легенды! Солдаты привыкли к длительным переходам, чего нельзя сказать об Александре. Кроме того, ее раны еще не зажили.

Четверо кавалеристов провожали ее на ранчо – лейтенант Блейк, его сержант и двое рядовых. Ей повезло получить такой эскорт в Корпус-Кристи, порту, где она сошла на берег с корабля, на который села в Новом Орлеане. Сама мысль о Луизиане вновь пробудила невеселые воспоминания.

Она не переставая погоняла измученную лошадь, пока не отъехала достаточно далеко от плантации. После этого они поплелись шагом до самого города. Путешествие было долгим и трудным, но на рассвете они уже въезжали в окрестности Нового Орлеана.

К счастью, Эбба хорошо знала город и настояла, чтобы они остановились у ее знакомых в негритянском квартале. Там они будут в безопасности. Жиль вряд ли додумается заглянуть в этот пользующийся дурной славой район. Дом был маленьким и тесным, но Александре он показался раем.

Как только открылись местные банки, девушка после мучительных раздумий и колебаний все-таки отправила телеграмму в Нью-Йорк с требованием перевести деньги. Теперь Стен Льюис, конечно, знает, где ее искать! Вся надежда лишь на то, что она успеет скрыться из Нового Орлеана и Стен, как и Жиль, не найдет ее в безбрежных просторах Техаса.

Однако она рискнула, получила деньги и отправилась на пристань, чтобы отыскать судно, отплывающее в Корпус-Кристи, порт на юге Техаса, ближайший к ранчо Бар-Джёй. Ей и тут повезло. Через три дня туда уходила шхуна.

Перед отъездом она дала денег Эббе и попросила купить для нее одежду, и особенно амазонку и ботинки для верховой езды. Сама она не смела показаться в лавках, боясь, что Жиль или мадам Лебланк найдут ее..

Эбба пропадала весь день и в конце концов вернулась со множеством свертков и картонок. По какой-то причине негритянка выбрала самые роскошные и дорогие наряды. Однако времени, чтобы заменить их на платья попроще, не оставалось, поэтому Александра поблагодарила Эббу, радуясь, что теперь у нее есть хоть какие-то вещи.

Она подарила лошадь и коляску негритянской семье, приютившей их, и оставила значительную сумму Эббе, чтобы та смогла перебраться на Север.

Путешествие было довольно приятным. Александра хорошо отдохнула, и чистый соленый воздух вытеснил из ее легких влажный гнилостный запах умирающего Юга. Александра делила каюту с несколькими северянками, ехавшими в Техас к мужьям – солдатам, расквартированным в форте Браунсвилла, и поскольку в Корпус-Кристи женщин должен был встретить кавалерийский эскорт, те заверили девушку, что будут рады взять ее с собой, ибо это куда безопаснее, чем нанимать неизвестных людей.

Итак, к тому времени как они пришвартовались в порту, Александра немного успокоилась, отдохнула, обрела былое самообладание и с нетерпением предвкушала момент, когда выполнит обещание, данное Олафу и Элинор. Сопровождающие, как и ожидалось, уже прибыли в Корпус-Кристи, и вскоре караван выступил в путь. Для женщин были приготовлены просторные фургоны, на повозки сложили сундуки, продовольствие и боеприпасы, доставленные шхуной.

Караван медленно продвигался на юг, почти параллельно мексиканской границе. Майор заверил девушку, что даже если ранчо окажется не по пути следования каравана, он пошлет солдат, чтобы доставить ее прямо на место.

Прошло четыре долгих жарких дня, но Александра была рада женской компании и наслаждалась неприкрытым восхищением военных. Лейтенант Блейк, похоже, совершенно потерял голову. Он всегда старался держаться рядом, помогал сесть в седло и спешиться, заботился об удобствах. Майор даже позволил ему проводить Александру на ранчо Бар-Джей, и девушка привыкла полностью ему доверять.

Завидев вдалеке коричневое здание из необожженного кирпича, Александра встрепенулась. Неужели это и есть ранчо? Плоская, опаленная солнцем прерия казалась ей весьма однообразной.

– Это асиенда Бар-Джей, мисс Александра, – сообщил лейтенант Блейк, со вздохом глядя на гордую красавицу. Как жаль, что она не поедет в Браунсвилл с остальными! Правда, вряд ли такая женщина надолго останется в забытом Богом Южном Техасе. Здесь никого нет, кроме горстки полуголодных мятежников, покинувших после войны умирающий Юг, да тысяч голов дикого скота и мустангов. Нет, это место не для благородной леди-северянки вроде мисс Александры Кларк, но он так и не сумел ее переубедить. По крайней мере они благополучно добрались до ранчо, и если девушка не захочет остаться, лейтенант будет счастлив проводить ее до самого форта.

– Невероятно, – пробормотала Александра, изучая строение из кирпича-сырца. Конечно, это не убогая хижина, но подобное здание трудно назвать особняком. Дом был выстроен в испанском стиле – с плоской крышей и арочным входом. Казалось, он составляет одно целое с окружающей местностью, сливаясь с блеклыми красками пейзажа. Солнце поднималось все выше, жара становилась палящей. И это в мае! Наверное, зимой здесь не намного холоднее.

– Мэм, сомневаюсь, что вам здесь понравится! Вы привыкли к большей роскоши.

– Возможно, но именно сюда я так хотела добраться, – задумчиво пробормотала Александра.

Лейтенант Блейк хмыкнул, уверенный, что девушка сама не понимает, во что впуталась. Конечно, сейчас почти не осталось непокоренных индейцев, но в Техас со всей страны стекался разный сброд, с которым порядочному человеку не пристало иметь дело. Буйные, разнузданные гуляки, пьяницы, игроки и просто бандиты. Форт в Браунсвилле и был предназначен для того, чтобы поддерживать хоть какой-то порядок, но на такой огромной территории этого было невозможно добиться. Мисс Александра слишком молода и невинна, чтобы осознать, чем рискует, и, кроме того, вряд ли выдержит тяготы здешней жизни. Но она так же упряма, как прекрасна, и полна решимости сама устроить свою судьбу. Впрочем, не пройдет и месяца, как она станет умолять кого-нибудь увезти ее назад, к цивилизации.

Остановившись перед входом в асиенду, лейтенант Блейк положил огромную ладонь на затянутую в перчатку руку девушки:

– Мисс Александра, если вам когда-то понадобится помощь, позовите меня. В Браунсвилле вас всегда ждут друзья. Пожалуйста, прошу вас, не забывайте об этом.

Александра взглянула в мужественное лицо молодого человека. Карие глаза сияли искренностью и добротой.

– Спасибо за все, лейтенант Блейк. Даю слово, что, если мне действительно когда-нибудь потребуется помощь или возникнет необходимость покинуть ранчо, я немедленно пришлю вам записку.

– Эй, незваные гости! Каким ветром вас сюда занесло? – раздался чей-то голос, и на пороге появился немолодой мужчина.

Александра резко обернулась, понимая, что настало время для объяснения. Лейтенант быстро спешился и снял ее с седла. Его руки задержались на тоненькой талии чуть дольше, чем позволяли правила приличия, но девушка ничего не замечала – ее внимание было приковано к незнакомцу.

– И что доблестной армии понадобилось от нас? – протянул мужчина, неприязненно осматривая солдат.

– Нам от вас ничего не нужно, сэр, – процедил лейтенант. – Мы сопровождали сюда мисс Александру Кларк.

– Вот как? – медленно протянул мужчина, изучая Александру. Красавица, редкостная красавица, но что она здесь делает?

Александра уставилась на мужчину, совершенно забыв об этикете. Несмотря на странную одежду – облегающие брюки, распахнутую едва ли не до пояса рубашку, сапоги с очень высокими каблуками и красную косынку на шее, – он тем не менее выглядел истинным аристократом. Из-под шляпы с необъятными полями настороженно сверкали черные глаза. В его лице было что-то очень знакомое.

– Ну? – осведомился он, все еще не сводя взгляд с Александры.

– Я приехала повидаться с Джейкобом Джармоном и его дедом, Ламаром Джармоном.

Лицо мужчины по-прежнему оставалось бесстрастным, лишь губы слегка дернулись.

– Интересно, что привело благородную леди-янки на край света и для чего ей понадобились столь ничтожные людишки, как мы с Джейкобом?

Александра почувствовала, что краснеет.

– Я Александра Кларк и только что покинула плантацию Джармонов в Луизиане.

Мужчина мрачно насупился.

– И что из этого?

Кажется, ей придется нелегко. Почему она вообразила, что они будут встречать ее с распростертыми объятиями?

Но девушка постаралась хранить спокойствие. Она прошла этот долгий путь не для того, чтобы вступать в споры.

– Элинор...

– Элинор? – быстро переспросил незнакомец. Лицо на мгновение смягчилось, прежде чем снова превратиться в жесткую маску.

– Она послала меня к сыну и его деду. Элинор умерла.

Мужчина пробормотал несколько крепких словечек и, отвернувшись от Александры, заметался по твердой утоптанной земле. Кулаки его судорожно сжимались и разжимались – очевидно, он пытался взять себя в руки. Наконец он вернулся, сдвинул шляпу на затылок и сказал:

– Добро пожаловать на Бар-Джей, мисс Кларк. Друзья Элинор – наши друзья. Я Ламар Джармон. Можете звать меня Ламар, как все в округе. Ее сын тоже здесь. Позже вы с ним познакомитесь.

Александра улыбнулась, чувствуя, как радостно колотится сердце. Ее признали!

– Значит, вы остаетесь, мисс Александра? – разочарованно спросил лейтенант.

Александра перевела взгляд с него на Ламара Джармона.

– Да, остаюсь... если позволят, конечно.

– Мы рады вам, – невозмутимо произнес Ламар, – но должен предупредить, что всякий живущий на ранчо обязан тянуть свою лямку. Это место не для женщины. Вам вряд ли здесь понравится.

– Да, понимаю. Я стану работать наравне со всеми. Видите ли, Элинор на смертном одре просила меня приехать сюда. Есть вещи, которые необходимо объяснить только вам, и, кроме того, не беспокойтесь, я постараюсь недолго обременять вас своим присутствием.

– Если Элинор послала вас и вы решили остаться, особенно после того, как проделали весь этот путь, значит, знаете, что делаете. Но предупреждаю снова – Техас не для женщин, особенно для таких, как вы.

Александра опять вспыхнула, но на этот раз от гнева.

– Мистер Джармон, я не ребенок, и не надо меня пугать. Я дала слово Элинор и никогда не нарушаю своих обещаний.

Ламар слегка улыбнулся. Кажется, он неверно судил о леди и она достаточно вынослива для Техаса. По крайней мере характер у нее есть. Это не капризная плакса и не станет требовать, чтобы ее бесконечно носили на руках. Ну что ж, посмотрим, хотя... он знает одного человека, который полезет на стенку от бешенства при виде этой тростиночки. Нет, сын Элинор не обрадуется появлению Александры. Черт возьми, да с тех пор, как он вернулся, к нему не подступиться! Зол, как тысяча дьяволов! Характер у него и без того не сахар, но сейчас стал просто опасным. Зато теперь со скуки не умрешь! Интересно, чем это кончится! Безусловно, придется отослать девушку обратно, прежде чем перегонять скот в Канзас. Ламар никогда не тревожился заранее, от этого человек может состариться до срока.

– Ну, мисс Кларк, коли вы настроены так решительно, возможно, и уживетесь на Бар-Джей. Это ваши сумки на вьючной лошади?

Александра улыбнулась, показывая ровные белые зубы, и у Ламара перехватило дыхание. Да все мужчины на Бар-Джей потеряют головы при виде девушки. Что здесь начнет твориться!

– Да, мои. Я привезла с собой не много вещей – не знала, надолго ли здесь задержусь.

Ламар кивнул, подумав, что даже если женщина убеждена, будто путешествует налегке, все равно везет с собой кучу ненужного барахла.

– Снимите сумки, – бросил лейтенант Блейк, неприязненно разглядывая Ламара Джармона. – Мисс Кларк, надеюсь, вам известно, что, кроме вас, здесь не будет женщин, если не считать мексиканок или индианок. Вы уверены, что хотите остаться?

Девушка нахмурилась. Зеленые глаза угрожающе потемнели.

– Да, конечно.

Она еще больше преисполнилась решимости. Все мужчины, кажется, считают ее чересчур хрупкой и изнеженной. Господи, после всего, что ей пришлось вынести, она не уступит любому мужчине! Значит, ей здесь не место?! Хорошо же, она им всем покажет!

Александра молча наблюдала, как – солдаты спешились, сняли с лошади два больших саквояжа и один поменьше и замялись, не зная, позволят ли им войти. Их не слишком привечали в домах мятежников!

Лейтенант Блейк заметил их колебания и выругался про себя. Чертовы мятежники вечно дерут нос, словно северяне – какие-то низшие существа и недостойны чистить им сапоги! И все несмотря на то, что Север выиграл войну и доказал, на чьей стороне правда. Только Юг не желал понимать и мириться с этим.

– Отнесите их в тень, парни, – резко приказал Блейк, глядя прямо на Ламара Джармона, словно подначивая того возразить. Но тот лишь дерзко ухмыльнулся.

– Вы с вашими людьми, конечно, захотите выпить чего-нибудь холодненького, прежде чем снова отправиться в путь, – заметил он.

Лейтенант Блейк с удовольствием бы отказался, но впереди долгий жаркий день, и кто знает, сколько придется проскакать, пока они наткнутся на воду. Ради своих солдат он должен быть сговорчивее.

– Да, неплохо бы. Спасибо.

Александра пошла вперед, невольно отмечая разницу между этой землей и плантацией, которую недавно оставила. Здесь царила чистота, и солнце, казалось, выжигало всю грязь, а воздух был сухим и свежим. Ей здесь нравилось гораздо больше после постоянной влажной жары Луизианы.

Она прошла под высокой аркой ворот, выложенной в длинной ограде из необожженного кирпича, окружавшей асиенду.

В комнатах, к удивлению девушки, оказалось весьма прохладно, закрытые ставни не пропускали солнечного света. Самая большая комната была довольно скудно обставлена темной массивной мебелью в испанском стиле, украшенной изысканной резьбой. На полу и стенах красовались яркие ковры и дорожки, по-видимому, индейской и мексиканской работы.

Девушка зачарованно осматривалась – такого ей не приходилось встречать ни в Нью-Йорке, ни в Луизиане. Каждая вещь имела свое назначение. Сразу видно, что здесь живут одни мужчины. Да, это поистине мужской мир. Но он почему-то ей нравился.

– Александра, и вы, джентльмены, пожалуйста, садитесь, – вежливо предложил Ламар, показывая на стулья. Он как ни в чем не бывало назвал Александру по имени, но она не возражала – значит, ее и вправду приняли в этом доме.

– Нет, спасибо. У нас нет времени, – сухо ответил лейтенант Блейк. – Надо немедленно присоединиться к каравану.

– Понимаю. Минуту, пожалуйста. Вскоре Ламар вернулся с подносом, на котором стояли бутылки и стаканы.

– Прошу вас, джентльмены, – пригласил он, ставя поднос на стол. – Я прикажу, чтобы ваших лошадей напоили.

Лейтенант принес Александре стакан воды, и она стала пить большими глотками. Вода приятно освежила пересохшее горло. Лейтенант Блейк взял свой стакан и вернулся к девушке. Если бы он только мог побыть с ней наедине перед отъездом!

Молодой человек резко повернулся к солдатам.

– Парни, если вы готовы, идите к лошадям. Нам пора ехать.

Удивленные солдаты переглянулись, допили воду и вышли. Обернувшись к Александре, лейтенант попросил:

– Встаньте, мисс Александра.

Девушка недоуменно подняла брови, но послушалась, не понимая, что нужно Блейку.

– Вы не забудете меня, правда, Александра? – тихо спросил он, сжимая ее руки.

– Конечно, нет, лейтенант Блейк.

– А я... я никогда бы не смог забыть вас, Александра, никогда, – прошептал он, привлекая ее к себе.

Девушка побелела, но тут же залилась краской гнева. Он собирается поцеловать ее! Желает получить плату за услуги?

– Александра, неужели пожалеете прощального поцелуя для солдата, который обожает вас? – умоляюще спросил он, сжимая ее в объятиях.

Девушка постаралась сдержаться и, нежно улыбнувшись, прижалась к нему. Не стоит сопротивляться – он только распалится сильнее. Уж это она успела вынести из общения с мужчинами, подобными Стену, Джейку и Жилю. Один поцелуй она стерпит – а потом Блейк навсегда исчезнет из ее жизни.

Лейтенант Блейк не поверил собственной удаче. Влюбленность придала ему дерзости, и он стиснул Александру так сильно, что почувствовал прикосновение высокой груди. Боже, она настоящий ангел. Он едва коснулся губами ее губ, ощутил их мягкость и тотчас впился в этот свежий рот, восхищаясь его сладостью. В этот момент лейтенант забыл обо всем, кроме неотразимой женщины. Он никогда не встречал такой, никогда не желал так сильно. И она хотела его – он это знал.

– Лейтенант! – раздался у него за спиной зычный властный голос, разрывая тишину комнаты. – Если вы прекратили лапать даму, предлагаю немедленно покинуть этот дом. Ваши люди готовы, а янки – нежеланные гости на Бар-Джей.

Молодой человек словно ошпаренный отпрянул от Александры и, обернувшись, с изумлением услышал тихий вскрик девушки и увидел потрясенного незнакомца.

– Нет! О нет! – охнула Александра, глядя в жесткие синие глаза. – Джейк!

– Узнала, Алекс? – процедил он, вновь обращаясь к ее спутнику. – Прошу прощения, сэр, я не понял – вам просто платят за то, что взяли на себя труд проводить эту женщину. Вернусь, когда вы закончите, – холодно бросил Джейк и зашагал к выходу.

– Джейк! – воскликнула Александра и рванулась за ним, но лейтенант поймал ее руку как раз в ту минуту, когда Джейк обернулся.

– Ты что-то хотела, Алекс?

– Я... я... ты не понимаешь!

– Зато вполне доверяю собственным глазам. Единственное, чего я не понимаю, – что именно здесь делаешь ты?

– Я приехала к Джейкобу Джармону. А как ты оказался на ранчо?

Сбитый с толку, лейтенант переводил взгляд с мужчины на женщину. Они, кажется, знакомы, но терпеть не могут друг друга, это весьма очевидно.

Блейк властно сжал талию Александры. Джейк запрокинул голову и рассмеялся, хрипло, издевательски, нахально шаря глазами по телу девушки.

– Послушайте, сэр, – начал лейтенант, – вы не имеете права так обращаться с леди.

– Леди? Вы называете ее леди? – пренебрежительно фыркнул Джейк. – Вы с Ламаром искренне заблуждаетесь, но у меня нет ни малейшего намерения вносить ясность!

– Если ты служишь здесь, я ни за что не останусь! – вскрикнула Александра. – Я сию секунду уезжаю с лейтенантом.

– Неужели? А я считал, что ты желаешь поговорить с Джейкобом Джармоном.

Девушка задумчиво нахмурилась.

– Совершенно верно, но я не думала, что ты окажешься здесь. Кстати, что тебе надо?

Джейк расплылся в ехидной улыбке.

– Я живу на ранчо, дорогая Александра!

– Не верю! Где Ламар Джармон? Он все объяснит. И тебе придется отсюда убраться!

– Мне? – снова расхохотался Джейк.

– Кто-то упомянул мое имя? – осведомился Ламар Джармон, входя в комнату. – Почему вы кричите на весь дом? Что происходит? Ваши люди ждут, лейтенант.

– Знаю, но, кажется, произошло недоразумение. Александра хочет вернуться со мной.

– Неужели? Что с вами, Александра, поняли, что не выдержите здешней жизни?

Девушка гордо вскинула голову.

– Что этот человек здесь делает? – прошипела она, показывая на Джейка.

– Как что, живет, конечно.

– Ну так вот, я не собираюсь оставаться в его обществе. Прошу вас немедленно уволить его. У вас, должно быть, и без того хватает умелых работников. Капитан корабля вряд ли пригодится на ранчо.

– Уволить Джейка? Но почему? – поразился Ламар, воззрившись на стоявшего с непроницаемым видом внука. – Да что тут происходит? Вы проделали такой путь, чтобы увидеть его, а теперь прогоняете? Не понимаю, Александра.

От женщин всегда одни неприятности, но эта, видать, хуже всех!

– Я проделала такой путь, как вы выражаетесь, не для того; чтобы видеть его. Мне нужен Джейкоб Джармон, сын Элинор.

– Но разве Джейк не сказал? Джейкоб Джармон – это он.

Александра оцепенела. Молчание тянулось бесконечно, а она не знала, что делать. Ноги неожиданно подкосились. Джейк – сын Элинор? Да, он ведь был в Новом Орлеане и уехал в Техас как раз накануне ее появления на плантации. Ну, разумеется, все сходится! Как она была глупа и слепа!

– Я уезжаю, – едва слышно пробормотала девушка. – Не могу оставаться с ним в одном доме.

– Позвольте проводить вас, – галантно предложил лейтенант Блейк, поддерживая Александру под локоть. – Здесь вам не место!

– Уберите руки, лейтенант! – зловеще спокойно велел Джейк, выхватывая револьвер.

Он не позволит другому мужчине коснуться ее, как бы ни ненавидел при этом. Джейк стремился отомстить, а лучшей возможности не представится, если, конечно, она будет жить на ранчо. Эта маленькая шлюшка не привыкла трудиться! Подумать только, выдала себя за благородную даму и умудрилась одурачить этого идиота – лейтенанта. Но если он немедленно не отойдет от нее, Джейк прикончит его! Почему, ну почему Джейк вечно теряет голову из-за этой девчонки? Болван, жалкий глупец, но все же он не допустит, чтобы ею владел другой. И не позволит ей уйти! Что бы она ни натворила – не важно, он жаждет ее с такой же силой, как раньше. Будь проклята ее гнусная лживая душонка, но он по-прежнему хочет ее!

– Проваливайте, лейтенант, и не вздумайте вернуться! Леди приехала к нам и здесь останется.

Молодой человек поколебался. Он влюблен в Александру, но жизнь дороже. Зловещий взгляд этого безумца не шутка, он не задумываясь спустит курок. Придется сейчас покинуть Александру, но он не забудет ни ее, ни этого человека. Браунсвилл не так уж далеко! Лейтенант отстранил цепляющуюся за него девушку и, отступив, взглянул в полные отчаяния глаза.

– Этот человек держит меня под прицелом, мисс Александра. Я не могу взять вас с собой.

– Но я не задержусь здесь больше ни на минуту! Вы не смеете бросить меня одну!

– Извините... и другие вам тоже не помогут. Никто не захочет рискнуть жизнью и оставить жену вдовой.

– Я иду с вами!

– Убирайтесь, лейтенант, – хмуро процедил Джейк, продолжая целиться в Блейка и, подойдя к Александре, рывком притянул ее к себе. Он знал, что причиняет ей боль, и делал это намеренно – пусть представит, что ее ждет впереди. Ее близость зажгла в нем знакомое желание. Какими чарами она околдовала его?

Джейк мысленно проклял свою слабость.

– Отпусти меня, Джейк, – прошипела Александра человеку, вздумавшему разыгрывать роль ее хозяина. – Я уезжаю. И никогда не появлюсь здесь, только оставь меня в покое.

– Нет, – заявил Джейк, кивнув лейтенанту на дверь. Александра попыталась вырваться. Опять она в опасности и все по собственной глупости! Оставаться в одном доме с этим человеком просто немыслимо!

– Да отвяжись от меня! – грубо рявкнула она, но Джейк коротко рассмеялся.

– Стой смирно, Алекс, иначе я пристрелю твоего защитника. Тебе хочется этого?

Девушка немедленно прекратила сопротивляться и с тревогой взглянула на Джейка. Он исполнит обещание – она чувствует это! Он хотел убить несчастного Блейка! Но она не станет причиной гибели ни в чем не повинного молодого человека!

Александра обмякла, боясь сделать лишнее движение и еще больше разозлить Джейка.

– А теперь садитесь на коня и прочь отсюда, лейтенант. И не смейте даже думать о том, чтобы вернуться за Александрой. Она принадлежит мне, и я убью любого, кто попробует отнять ее у меня!

– Ладно, Джармон, пока ваша взяла, но мы еще встретимся.

– Нет, лейтенант, оставьте. Не хочу, чтобы вы погибли! Он способен на все, – тихо вымолвила Александра.

– Я могу сам о себе позаботиться, мисс Александра, не волнуйтесь, – заверил лейтенант, решив, что действительно небезразличен девушке, если она готова из-за него схватиться с Джармоном. Но что было между ними? Он много бы отдал, чтобы узнать.

– Лейтенант, – наконец вмешался Ламар, – пожалуйста, поверьте, с леди все будет в порядке! Она наша родственница, и Джейк всегда считал себя обязанным ее защищать. Они часто ссорятся, но семья есть семья. Все уладится.

Лейтенант в растерянности переводил взгляд с одного лица на другое. Александра как-то упомянула, что приехала к Джейкобу Джармону, но не знала фамилии Джейка и явно видит так называемого деда впервые в жизни.

Эти южане вовсе не выглядели джентльменами, и история, по его мнению, была весьма путаной. Странная семейка! Лучше убраться подальше, пока не поздно!

– Не знаю, чему верить, но выхода у меня нет – придется уезжать. Помните только, что я сказал вам, мисс Александра, – шепнул он, прежде чем направиться к выходу.

– Лейтенант, – ласково предупредил Джейк, – помните, что сказал вам я.

Глава 18

– Вели их проводить. Пусть побыстрее убираются отсюда, – приказал Джейк. Ламар молча кивнул и мгновенно исчез. Александра поежилась, не слишком стремясь остаться наедине с Джейком.

– Ты всегда честно расплачиваешься собой за все, что получаешь, Алекс?

– О чем ты?

– Тебе даже деньги с собой носить не обязательно, не так ли, душечка?

– У меня есть деньги, Джейк.

– Еще бы – сейчас ты, должно быть, успела разбогатеть, шляясь по всем новоорлеанским борделям! Неплохо потрудилась?

Александра прикусила губу. Он поверил капитану Салли!

– Ты ничего не знаешь, Джейк! Ошибаешься! Я все это время была с Элинор Джармон.

– Не смей пачкать имя моей матери своим грязным языком! – взорвался Джейк.

– Но именно поэтому я здесь. Она прислала меня.

– Лживая сучонка! – хрипло пробормотал он, отбрасывая Александру с такой силой, что она ударилась о противоположную стену и, оглушенная, сползла на пол. Джейк встал над ней, широко расставив ноги. Девушка разглядывала его мутными от боли глазами. Он изменился. Одет, как ковбой, и похож на настоящего дикаря – грубый, буйный, злобный. Неужели он и впрямь так жесток? На корабле Джейк был совсем другим, но теперь превратился в совершенно чужого человека. Теперь она его боялась.

– И не упоминай больше о моей матери! Не хочу, чтобы такая, как ты, говорила о ней! Слышишь?

Он угрожающе замахнулся, и девушка сжалась в ожидании удара, но вместо этого Джейк рывком поднял ее. Она тяжело упала ему на грудь, не в силах удержаться на ногах. От его разгоряченного тела исходил хорошо знакомый запах пота. Александра изо всех сил старалась выкинуть все из головы... но стоило ей лишь ощутить его запах, как она, слабая и покорная, была готова на все в его объятиях.

Джейк медленно, нерешительно привлек ее к себе. Синие глаза по-прежнему были холодными, но сейчас в них появилось сомнение. Его лицо оказалось совсем близко, и Александра позабыла обо всем, когда их губы встретились в пламенном требовательном поцелуе. Она ничего не могла с собой поделать. Руки словно по своей воле обвили его шею, жадно гладя волосы. Язык Джейка неумолимо вторгся в ее рот, пробуждая дремлющее пламя, и она отвечала ему со страстью, которую так долго подавляла с тех пор, как убежала от него.

Джейк неожиданно остановился и, хмурый как туча, оттолкнул ее от себя.

– Джейк! – выдохнула девушка, понимая, что упадет, если он не удержит ее.

– Проклятая шлюха! Ты знаешь все трюки, верно?

Глаза Александры широко раскрылись в недоумении и тревоге.

– Посчитала, что я ничего с тобой не сделаю, если дашь мне то, чего я хочу и всегда хотел от тебя?! Именно таким образом ты всегда добивалась своего, не так ли?

Александра молча печально покачала головой.

– Ты с самого начала использовала меня, верно? Сочинила жалостную историю о том, как тебя изнасиловали, чтобы я не слишком злился, обнаружив, что ты уже успела потерять невинность! А Салли? Заплатила ему за проезд собственным телом? Как и мне за то, что взял тебя в Новый Орлеан? Но тогда ты не пожелала отправиться в Техас! Потребовались деньги, поэтому ты и продавалась всем новоорлеанским распутникам!

– Нет! Джейк, это неправда!

– Чистая правда! Я только стараюсь понять, почему ты предпочитаешь всех остальных! Даже этого сопляка лейтенанта, который благополучно доставил тебя сюда. Но я... когда дело доходит до меня, ты сопротивляешься, всегда сопротивляешься. Почему, Алекс, почему?

– Джейк, ты заблуждаешься! – отчаянно вскрикнула она, видя, что он стиснул кулаки. – Я никогда не делала ничего подобного! Я не шлюха!

– Черта с два! Я сам видел тебя в постели Беллы с моим братцем! Иисусе, как ты льнула к нему, молила, чтобы он тебя взял! Я наблюдал все собственными глазами! – злобно прошипел Джейк.

– Боже, – простонала Александра, закрывая уши руками. Теперь он никогда ей не поверит! Вот оно! Вот чего добивалась мадам Лебланк! Джейк возненавидел ее, и она знает почему.

Ей хотелось упасть в обморок, провалиться в забытье, лишь бы не чувствовать на себе горящего обвиняющего взгляда этих глаз.

Джейк вдруг схватил ее и грубо притянул к груди.

– Но на этот раз ты будешь делить ложе со мной, Александра, и я стану наслаждаться твоими прелестями! Попробуй только воспротивиться или пробормотать хоть одно слово протеста! Я знаю тебя как облупленную, и больше можешь не притворяться и не разыгрывать невинность и застенчивость. Я мужчина и хочу тебя. Ты знаешь, что это означает! Потаскуха должна разбираться в подобных вещах.

– Нет, Джейк, пожалуйста, не надо, – умоляла Александра, но он, не слушая, потащил ее по коридору и ударом ноги распахнул дверь спальни.

– Раздевайся, Алекс! Мне не терпится получить то, что до сих пор доставалось другим!

Джейк принялся сбрасывать одежду. Насмерть перепуганная, девушка свернулась клубочком на постели. Джейк превратился в безумца! Он готов покончить с ней! И убьет, если она ему не подчинится! Никто не найдет ее тела, не узнает, что с ней произошло. Александра одна в Техасе, и никому не известно, куда она отправилась! Это почище всего, что случилось с ней до сего дня! Джейк неумолим, бесчеловечен и полон решимости взять то, что, как считает, принадлежит ему по праву. Будь что будет! Раз он желает, чтобы она разыгрывала роль шлюхи, пусть! Теперь ей все равно.

Девушка спокойно встала и начала вытаскивать по одной шпильки из волос. Джейк остановился и замер, как зверь, почуявший запах добычи, – руки застыли на пряжке ремня, мускулистая бронзовая грудь обнажена, синие, бездонно-синие глаза зачарованно уставились на нее.

Медленно, не отводя взгляда от Джейка, Александра вынула последнюю шпильку, и густая масса волос рухнула вниз. Исступленное желание Джейка стало почти ощутимым. За шпильками последовал жакет, под которым белела прозрачная шелковая блузка. Девушка замялась.

– По-моему, сейчас не время останавливаться, дорогая, – сухо заметил Джейк.

Александра яростно сцепила зубы, но все же расстегнула блузку и спустила ее с плеч. Теперь грудь прикрывала только тонкая рубашка, и глаза Джейка хищно блеснули. Юбки соскользнули с бедер словно сами собой. Она стояла перед ним в короткой рубашке и высоких сапожках. Что за дурацкое зрелище!

Джейк холодно улыбнулся и надвинулся на нее.

– Кажется, ты забыла о сапожках, Алекс.

Он всячески старался унизить ее, и неудивительно: ведь этот человек считал ее грязной тварью, готовой отдаться любому!

Джейк бесцеремонно толкнул ее на постель, схватил за ноги и стащил сапоги. Она осталась полуобнаженной.

– Вижу, моя память оказалась куда слабее, чем я предполагал, – задумчиво протянул Джейк, пристально уставившись на нее. Девушка ответила наглецу уничтожающим взглядом. – Ты гораздо красивее и соблазнительнее, чем способен вообразить мужчина, и редкий не лишится рассудка от желания. Должно быть, ты умело этим пользуешься!

Александра пренебрежительно пожала плечами:

– Я не продаюсь, Джейк. И никогда не отдавалась мужчине по доброй воле!

Джейк хрипло рассмеялся.

– А сейчас? Сейчас ты готова лечь со мной? Девушка молчала, пытаясь не вспылить.

– Отвечай же! Да или нет?

– Да... нет... какая разница! Думай что хочешь! Мне все равно, – глухо пробормотала Александра.

– Не стоит дуться лишь потому что я не собираюсь платить тебе за услуги, Алекс. Подойди поближе и раздень меня.

– Что? – переспросила она, бешено сверкнув глазами.

– Подойди сюда. Можно подумать, ты не знаешь, что делать.

Стиснув зубы, она медленно направилась к нему и, не касаясь кожи, расстегнула сначала пряжку ремня, потом брюки, мгновенно упавшие на пол. Девушка отпрянула, не в силах отвести глаз от напряженной пульсирующей плоти, но Джейк тотчас придвинулся к ней.

– Я... нет, Джейк, пожалуйста.

– Все еще изображаешь передо мной невинную девочку? Перестань! Больше эти штуки не пройдут. Меня не проведешь. Ты шлюха, так и будь шлюхой, иначе...

Она подняла глаза и по лицу Джейка поняла, что тот не задумываясь осуществит свою угрозу. Девушка нерешительно коснулась руками его груди, но он перехватил их и, опустив ниже, положил на горящую вздрагивающую плоть. Александра тихо застонала, когда он накрыл ее ладони своими, задавая нужный ритм.

Из груди Джейка вырвался странный звук, и Алекс осмелилась взглянуть на него. Глаза его потемнели, лицо исказила гримаса боли.

– Боже, Александра, за то, что ты делаешь с мужчиной... тебя следует просто объявить вне закона. Неудивительно, что ты способна на все! Ну а теперь в постель.

Девушка невольно отпрянула. У нее еще есть возможность добежать до двери. Она нервно оглядела комнату в поисках выхода.

– Нет, Алекс. Даже не пытайся, – предупредил Джейк, проследив за ее взглядом.

Александра поняла всю безнадежность своего положения. Он не колеблясь убьет ее!

Она покорно легла, подвинувшись к самому краю. Джейк растянулся рядом, не сводя с нее внимательных глаз.

– Ну, Александра, покажи мне, как дорогая шлюха ублажает клиента. Но сначала сбрось эту дурацкую рубашку!

Александра, сжавшись, пробормотала:

– Нет, Джейк, я не знаю, о чем ты...

– Хватит притворяться! Все эти игры меня давно не интересуют.

– О Джейк!

– Александра! – зловеще процедил он.

Закрыв глаза, девушка стянула рубашку и, отшвырнув ее, нерешительно нагнулась над ним. Но Джейк мгновенно привлек ее к себе и прижался к ее губам своими, теплыми и твердыми-. Что-то шевельнулось в душе девушки, непрошеные воспоминания нахлынули с новой силой, и она, приоткрыв губы, робко коснулась его языка своим. Почти теряя голову, Джейк упивался вкусом этого свежего рта. Девушка застонала, пытаясь отстраниться, но он сжал ладонями ее лицо. От поцелуев по ее телу бежал озноб желания, жгучего и нежданного. Все это уже было с ней раньше. С Жилем она не испытывала ничего подобного.

Но Джейк больше не мог ждать, пока она исполнит все его прихоти. Раскаленное добела желание требовало немедленного удовлетворения. В объятиях Александры он забывал о своих бесчисленных любовницах. Он поклялся оставить ее в ту минуту, как увидел в постели с братом, но один лишь взгляд на эту женщину – и все клятвы забыты! Джейк не мог с собой совладать. Он набросился на нее, наслаждаясь ощущением мягкой плоти под своим телом, зарываясь руками в шелковистые волосы, впиваясь губами в нежные губы. Боже, как он тосковал о ней, хотел... как ему недоставало ее! Пусть она лгунья, обманщица, шлюха! Он хотел ее! Не стоит заблуждаться, не надо отрицать – кем бы она ни была, он не может отказаться от этой женщины.

Джейк словно в бреду лихорадочно шептал испанские и французские слова, которых она не понимала... да это и не имело значения. Сейчас для Александры существовал лишь этот мужчина, накрывший ее тело своим, осыпавший поцелуями и ласками, опаливший прикосновениями. Ее тело изнемогало от неутоленной жажды. Она хотела, чтобы он вошел в нее, наполнил собой, дал счастье освобождения. Да что же это творится? Джейк обращается с ней, как со шлюхой, а она хочет этого, хочет его, хочет, чтобы он погасил пылающее в ней пламя.

Джейк поймал губами тугой сосок, обводя его языком, пока он не превратился в твердый камешек, требующий новой ласки. Он начал посасывать другой, прежде чем спуститься ниже... еще ниже... Пришлось собрать в кулак волю, чтобы не взять ее быстро, грубо. Пусть почувствует то, что чувствует он. Пусть растает от его ласки, как таяла в объятиях Жиля. Пусть выбросит из памяти тех, кто был до него.

Он развел ее ноги, обнажив влажные розовые лепестки, ожидавшие его вторжения. Александра застонала, но на этот раз умоляюще потянула его за волосы, безмолвно прося войти в нее.

«Рано, – подумал он, – еще рано».

Язык Джейка глубоко нырнул в этот бутон нежности. Девушка конвульсивно изогнулась и тихо вскрикнула. Он стал ласкать податливый бугорок, унося ее все выше, к той вершине, к которой она так жаждала взлететь. Александра застонала громче, вдавливая его голову в расщелину между бедрами.

Он не мог насытиться ею.

Она не могла насытиться им.

Джейк словно пронзал языком ее насквозь, даря невыразимый экстаз. Александра содрогалась всем телом, и Джейк, подождав, пока она затихнет, приподнялся и встал на колени, не в силах больше ждать.

– Джейк... Джейк, – тихо повторяла она, ослабевшая, обмякшая, сгорая от желания получить все, что он мог ей дать.

– Да, Алекс. Сейчас, сейчас, – пробормотал он, медленно проводя раскаленным жезлом по истомившемуся лону, доводя Александру почти до безумия, прежде чем скользнуть в нее, горячую и ждущую. Джейк торжествующе улыбнулся. На этот раз она не сопротивляется... и готова принять его, как принимала остальных.

Веки девушки томно затрепетали, но тут же закрылись, едва он прижался к ним губами. Он вонзался в нее все сильнее, ощущая, как тугие мышцы захватывают его, ласкают, удерживают внутри.

Джейк стиснул зубы, понимая, что следует остановиться, не дать ей наслаждения, к которому она так стремится, но не мог. Он двигался все быстрее, покоряясь древнему ритму любви, и она прижимала его к себе, повторяя его имя снова и снова, возвращая поцелуи со всей страстью, на которую была способна. Боже, она целуется, как шлюха, отдается, как шлюха, требует ответных ласк, как шлюха! Как он мог когда-то посчитать ее благородной леди? Дама и в постели остается дамой!

Но все мысли разом вылетели у него из головы, когда он ворвался в нее последний раз, унося в стремительном потоке блаженства.

Медленно-медленно их усталые тела расслабились. Джейк продолжал прижимать к себе Александру, бормоча нежные слова. Но она пошевелилась, и он откатился от нее. Неумолимая реальность вновь напомнила о себе. Девушка снова заставила его забыть гнев, бешенство, раздражение, ненависть. Распутная дрянь! Опять ее уловки завлекли его, затмили все, кроме исступленного желания взять ее! Да она даже Беллу может многому научить!

Александра пыталась овладеть собой. Как удается этому человеку, который ненавидит ее, считает последней тварью, приводить ее на грань забытья? Почему лишь с ним одним она так ведет себя? Только и мечтает, как бы очутиться в его объятиях, лежать рядом, прижавшись к груди. Она не должна думать о нем! Он использует ее, а потом выбросит, как ненужную тряпку! Оскорбляет, называет развратницей...

Но в эту минуту она не хотела нарушать хрупкое равновесие. Это не продлится долго, а на смену придет слепая ярость, которую Александра всегда испытывала в его присутствии. Чем она заслужила такое отношение?

– Тебе не надо было появляться здесь, Алекс. Ты знала, что я не смогу держаться подальше от тебя, а это никуда не годится, ведь для меня не секрет, кто ты! Но теперь я не отпущу тебя... пока не прогоню эту отраву из своей крови и сердца, не исцелюсь навсегда, – резко бросил Джейк. Александра выжидающе напряглась.

– Откуда я знала, что ты и есть Джейкоб Джармон? Мне никто не объяснил.

– Не желаю слушать твои лживые оправдания, Алекс. Наверняка Белла с Жилем не преминули рассказать о моей семье, так что не изображай обиженную сиротку.

– Джейк, я не собираюсь ничего разыгрывать. Почему ты не выслушаешь меня? Почему так бессердечно используешь?

– Использую тебя? Черт, да это я постоянно оказываюсь в дураках, но больше тебе это не удастся, – прошипел Джейк.

– Мне от тебя ничего не нужно. Я хочу уехать. Не задерживай меня, Джейк. Ты считаешь меня Бог знает кем, так что не все ли тебе равно?

Джейк неожиданно усмехнулся и лениво провел пальцем по ее обнаженному телу.

– Отпустить тебя? Дорогая, ты, кажется, не представляешь, как мало в Техасе красивых женщин. А прекраснее тебя я не встречал. Только последний глупец может расстаться с тобой, а я не отношусь к таковым.

Александра отвела глаза, поняв, что останется узницей на ранчо. Что задумал Джейк?

– Ты поселишься здесь, Александра, и придется смириться с тем, что отныне у тебя будет один мужчина. И запомни, если я когда-нибудь поймаю тебя с другим, отведаешь хлыста.

Девушка побелела от ужаса, вспомнив Жиля и его кнут.

– Ты не сделаешь этого, правда, Джейк?

Джейк нахмурился и пытливо взглянул на девушку, удивленный странной реакцией. Откуда такой страх? Он никогда бы не посмел изуродовать это безупречное тело. Однако это крайне непонятно...

Александра пристально наблюдала за ним, очевидно, сильно напуганная. Он нежно погладил ее по щеке.

– Почему ты так страшишься кнута, Алекс? Кровь прихлынула к ее щекам. Она ни за что не скажет. Ее позора не узнает никто.

– Просто так, Джейк, просто так. Слишком уж неприятны твои угрозы.

Она поспешно отвернулась, чтобы не смотреть в его глаза. Иногда она терялась в их бездонных глубинах. Но сейчас они были жесткими, прищуренными, непрощающими. Она чувствовала себя очень одинокой и беспомощной!

– Тебе придется работать, Алекс, работать, как никогда в жизни, и при этом не лежа на спине! Только не зли меня, и все будет отлично. Но если осмелишься хоть слово сказать против... – Он язвительно рассмеялся. – Видишь ли, дорогая, теперь ты принадлежишь мне. Мне одному.

Глава 19

Оглушительно гремя посудой в грязной кухне, Александра бормотала себе под нос самые цветистые ругательства, слышанные от матросов. Все ушли, оставив ее хозяйничать в асиенде. Джейк, насытившись девушкой, вытащил ее из постели и едва дал время снова одеться. Пришлось натянуть амазонку – он не позволил ей распаковать вещи.

В довершение ко всему у него хватило наглости перенести – ее саквояжи в свою комнату. Девушка сгорала от стыда. Как она объяснит все Ламару? Неужели Джейку не совестно вытворять такое? Он тут же повел ее в кухню и наскоро рассказал, как варить бобы. Бобы!

Она немного научилась стряпать на плантации, но там была совсем другая еда! Джейк не постеснялся заявить, что она займет место Розы, мексиканской поварихи, которая работала здесь до нее! Наверняка эта Роза не вылезала по ночам из его постели!

Александра медленно помешивала бобы, пока вода не закипела, однако, решив, что они доварятся сами, отошла от плиты. Кухню необходимо убрать, но не может же она скрести полы в амазонке! Другой одежды у нее не было, так что придется поискать что-нибудь в саквояжах.

Она отправилась в спальню Джейка и перебрала свой платья. К сожалению, все они были закрытыми, тяжелыми и не подходящими для такого климата. После первой же уборки их придется выбросить. Впрочем...

Девушка сняла амазонку, тщательно сложила ее и осталась в прозрачной рубашке, наслаждаясь прохладой. Она не станет ничего надевать. Мужчины вернутся поздно, и никто ее не увидит. Еще будет время искупаться и переодеться до их возвращения. Довольная своим решением, она босиком прошлепала на кухню. Ох уж эти мужчины! Совершенно не умеют поддерживать порядок! Правда, и у Александры не так уж много опыта, зато уроки Эббы не пропали даром!

Первым делом она отскребла полки и аккуратно расставила мешочки с припасами. Работа оказалась тяжелой и грязной, но приносила удовлетворение.

Кроме того, бобы почти сварились, и девушка поставила на очаг большой горшок с водой, намереваясь вымыться.

Выглянув во двор, Александра поняла, что день клонится к закату. Пора одеваться. Вздохнув, она проверила, согрелась ли вода, но в этот момент услышала какой-то шум. Мужчины вернулись? Но еще слишком рано.

Девушка поколебалась, прислушиваясь, но все было тихо, и она снова оглядела кухню, сиявшую чистотой.

Откинув прилипшую к потному лбу прядь волос, Александра шагнула к открытой двери и замерла. На пороге стоял человек. Белозубая улыбка расплылась на почти черном лице – незнакомец бесцеремонно разглядывал полуобнаженную девушку. Стройный, среднего роста, в темных брюках, высоких сапогах, малиновой рубашке... На шее небрежно повязана голубая косынка. На лоб надвинуто широкополое сомбреро. Маленькие темные глазки похотливо шарят по ее телу. Одна рука небрежно лежит на рукоятке шестизарядного револьвера.

«Смертельно опасен. Словно ядовитая змея», – мелькнуло в голове у Александры. Она вздрогнула, впервые пожалев, что Джейк оставил ее одну. Этот мексиканец явился с недобрыми намерениями!

– Я не собираюсь убивать тебя, малышка! Прослышал о кавалерийском патруле и прекрасной даме, которую они проводили до ранчо, вот и решил полюбопытствовать. Ты хорошенькая гринга[3], ничего не скажешь! Кажется, у Джейка изменились вкусы!

– Не понимаю, о чем вы говорите. Я приехала навестить его деда, Ламара Джармона, – ответила девушка, гордо подняв подбородок.

– Может быть, крошка, может быть... но я слишком хорошо знаю этого человека. Ты женщина Джейка.

Александра неудержимо побагровела, с ужасом сознавая, что стоит почти голая перед этим плотоядно ухмыляющимся мужчиной.

– Если не возражаете, я пойду переоденусь. Джейк и Ламар скоро вернутся. Пожалуйста, садитесь и подождите.

– Я приехал не к ним, сеньорита. Я здесь, чтобы увидеть вас, и, как оказалось, это совсем нетрудно.

– Ну а теперь, когда вы увидели все, что хотели, прошу вас уйти, – прошипела Александра, совершенно забыв, что мексиканец вооружен.

– Тешите характер? Великолепно, просто великолепно. Вы мне нравитесь. Джейк, конечно, не против разделить со мной ваши прелести! В конце концов, мы оба спали с Розой, пока он не вышиб ее отсюда.

– Роза? – переспросила Александра, чувствуя, как внутри заворочался знакомый ледяной ком.

– Совершенно верно, Роза, моя нареченная. Нанялась сюда кухаркой и экономкой. И Джейк развлекался с ней – пока она ему не надоела.

– Поверьте, я ничего об этом не знаю. Все случилось до моего приезда и нисколько меня не касается! – надменно выпалила Александра.

– Ошибаешься, малышка, касается. Джейк отнял у меня женщину. Я отвечу тем же. Справедливо, не так ли?

– Нет!

– Слишком много болтаешь, детка, – бросил он, шагнув к Александре. Девушка отступила, настороженно наблюдая за ним, и, вскрикнув, бросилась из кухни. Мексиканец, звеня шпорами, последовал за ней. Неожиданно она поскользнулась на ковре и упала. Застонав, Александра попыталась встать, но он набросился на нее. Подняв руки девушки высоко над головой, он уселся ей на ноги, пригвоздив к полу. Отчаянные вопли эхом разнеслись по дому. Кто-то должен прийти ей на помощь!

Разразившись длиннейшей тирадой английских и мексиканских проклятий, незнакомец злобно ударил ее по лицу и принялся медленно ощупывать ее тело, едва прикрытое тонкой тканью. Александра извивалась, стараясь вырваться, но он крепко обхватил ее, сдавливая ребра.

Девушка снова вскрикнула, попробовала драться ногами, кусаться, царапаться, но все было бесполезно.

– Настоящая дикая кошка, – засмеялся мексиканец и, вновь прижав ее руки к ковру, стал расстегивать ремень. – Люблю таких резвых! Жаль только, что моя Роза оказалась сговорчивее!

Неожиданно в комнате послышались осторожные неторопливые шаги, но прежде чем мексиканец успел опомниться, раздался тихий голос Джейка:

– На твоем месте, Пекос, я не стал бы суетиться.

Мужчина напрягся, плотно сжав губы, но не пошевелил ни единым мускулом, зная, что глядит в лицо смерти. Револьвер сорок пятого калибра был направлен ему в голову. Рука Джейка не дрожала.

– Ты осмелился оседлать мою женщину. Продолжай, конечно, если хочешь схлопотать пулю.

Александра еще не слышала такого убийственно-спокойного голоса у Джейка. Она тоже постаралась затаиться, боясь, что он заодно пристрелит и ее. От девушки не укрылось, что мексиканец мгновенно растерялся, хотя исходил бессильным гневом.

– У меня нет желания лечь здесь трупом, гринго! Я поступаю по справедливости!

– Черта с два! Ну а сейчас медленно, очень медленно отбрось пистолет и не вздумай выкинуть что-нибудь!

Александра, не веря глазам, наблюдала за происходящим. Неужели это не сон? Неужели эти мужчины и впрямь могут разрешить все споры с помощью дуэли? Где же закон?

Но мексиканец молча подчинился и швырнул оружие к ногам Джейка.

– Вижу, ты неглуп, Пекос. А теперь нож. Тот, что у тебя в правом голенище. И помни, одно неосторожное движение – и тебе крышка.

Мексиканец, скрипя зубами, потянулся к сапогу. Боже, какие дикари! Что за люди населяют эту языческую землю?

Вскоре перед глазами Александры сверкнула сталь. Нож последовал за револьвером.

– Вот и прекрасно. Кажется, я отпущу тебя, Пекос. Вставай. И запомни: пальцем не смей коснуться моей женщины! Я этого не люблю!

– Я тоже, – пробормотал мексиканец, освобождая Александру.

– Не двигайся, Алекс, пока я не скажу, – предупредил Джейк. Он знал Пекоса как умного и опасного противника и боялся, что тот возьмет девушку в заложницы. – Кстати, Пекос, да будет тебе известно, Роза сама явилась сюда, попросила работу и не давала мне покоя, пока не затащила в постель. Не мог же я отказать даме.

– Как ты смеешь, гринго, называть ее...

– Вовсе нет, просто рассказываю, как все было. Она вернулась к родным. И на этом все кончилось. Как видишь, у меня другая женщина. Роза твоя и только твоя. Довольно об этом.

– Похоже, у тебя короткая память. Но я настоящий мужчина, и она моя нареченная.

– Проваливай, Пекос, и чтобы я не видел ни тебя, ни твоих дружков на ранчо! Роза ничего для меня не значит. Но если я пристрелю тебя, кто будет наслаждаться ее прелестями?

Мексиканец побагровел, едва удерживаясь от того, чтобы не наброситься на Джейка с кулаками, но револьвер оказался лучшим аргументом в споре. У самого порога он обернулся и пристально уставился на Джейка.

– Берегись, гринго. Ты обесчестил Розу. Мы этого не забудем. Ты еще о нас услышишь.

И он исчез так же быстро, как и появился. Джейк поспешил к двери, чтобы проследить, как он уезжает, а Александра тотчас поднялась и завернулась в индейское одеяло. Когда стук копыт замер вдалеке, Джейк сунул револьвер в кобуру и, подойдя к Александре, сорвал с ее плеч одеяло. Она осталась в одной рубашке, вымазанной пылью и грязью, однако вызывающе вскинула голову.

– Это все, что было на тебе надето, Алекс? – осведомился он.

– Было очень жарко, Джейк, я убирала и не хотела пачкать платье! – гневно оправдывалась девушка. – Кроме того, ты сказал, что я буду одна! Этот негодяй чуть меня не изнасиловал!

Джейк презрительно усмехнулся.

– Шлюха всегда остается шлюхой. Можешь расхаживать голой в борделе, дорогая, но в моем доме ты должна одеваться прилично.

– У меня нет ничего подходящего для уборки! – воскликнула Александра. – Не надевать же в кухню шелка и атлас! Ты, кажется, забыл, что я не собиралась занимать место этой мексиканской сучки! Я не потаскуха...

Джейк отвесил ей пощечину. Звук удара эхом прокатился по комнате. Джейк наконец дал выход долго сдерживаемому гневу.

– Не смей оскорблять Розу! Кроме тебя, здесь нет других сук! От тебя одни беды и неприятности, Алекс, и я постараюсь, чтобы этого больше не было!

Она попыталась вцепиться ногтями ему в лицо. Ярость затмевала рассудок, разрывала сердце. Она хотела ответить мерой за меру, причинить ему такую же боль. Но Джейк оказался проворнее и, стиснув запястья Алекс, завернул ей руки за спину и прижал ее к себе, так что твердые холмики уперлись ему в грудь.

– Делай, как сказано, Александра! Ты принадлежишь мне, – пробурчал он, с ужасом ощущая, что желание вновь бушует в нем.

– Нет! Я никогда не буду принадлежать тебе, грязное животное! – вскричала Александра, пиная его. Выругавшись, Джейк подхватил ее на руки, выбежал из комнаты и остановился только в спальне. Захлопнув за собой дверь, он швырнул Александру на постель.

– Пора усвоить, Алекс, ты – моя, и я снова докажу это, если ты запамятовала.

– Не смей! Не смей, Джейк! – охнула Александра, отбиваясь, когда сильные руки сорвали с нее рубашку.

Быстро бросившись рядом, он раздвинул ее ноги и встал на колени. Не заботясь о девушке, он расстегнул брюки, и при виде его огромной вздыбившейся плоти Александра в ужасе сжалась.

– Нет! Только не так, Джейк!

Она вырывалась, но он сдавил ее бедра, оторвал от постели и помедлил, наслаждаясь властью над этой женщиной.

Неужели Александра никогда не будет принадлежать ему по-настоящему? Она покоряется всем его желаниям лишь в постели, да и то когда он доводит ее едва ли не до безумия. В остальное же время она наверняка сравнивает его с другими мужчинами, теми, что были до него. Даже сегодня очередной соперник взял бы ее в его собственном доме, если бы Джейк не подоспел вовремя. Интересно, долго бы она сопротивлялась?

Он неистово вторгался в Александру, зная, что причиняет ей боль – девушка была совсем сухой, не готовой к его натиску, но он хотел, чтобы все было именно так. Хотел терзать ее, мучить, движимый ревностью, своей несостоятельностью, и поэтому вонзался глубже и глубже, слыша ее крики боли.

Но когда пылкое желание завладело Джейком, он забыл обо всем – о злобе, о своем бессилии, о ярости... Кровь стучала в висках. Джейк испытывал зверский голод. Он исступленно погружался в нее, в который раз пытаясь заставить эту ведьму забыть обо всех, кто перебывал в ее постели.

Но тут он почувствовал перемену в Александре. Она больше не противилась, цеплялась за Джейка так же отчаянно, как он за нее, и была мягкой и влажной, позволяя ему проникать все дальше. Он накрыл ее губы своими, двигая языком в такт каждому пронзающему выпаду. Она – его! Принадлежит ему! И тоже хочет его!

Джейк знал это, интуитивно почувствовал момент, когда она сдалась и приняла его. Рывки становились все резче и быстрее, и наконец девятый вал наслаждения накрыл обоих, превратив схватку в упоительное слияние двух тел.

И когда Джейк попытался отстраниться, Александра со стоном прильнула к нему. Все тяжелые воспоминания мгновенно нахлынули вновь, и Джейк, выругавшись, откатился на край кровати и быстро сел, стараясь отдышаться. Он не взглянул на Александру, пока не застегнул брюки, потому что понимал – стоит ему увидеть это мягкое, покорное тело, и он не уйдет. И как бы он ни хотел причинить ей боль, все равно словно терял сознание, каждый раз погружаясь в нее. Да что же с ним происходит?! Никогда в жизни он не жаждал так женщину!

– Вставай, Алекс. Пора ужинать. Интересно, что ты сготовила. Почему-то мне кажется, что кухня знакома тебе меньше, нежели спальня.

При виде разъяренной Александры он весело хмыкнул и вышел из комнаты, прежде чем она успела ответить.

Александра вскочила с кровати. Она ему покажет! Вот возьмет и научится готовить! Подумаешь, какие сложности! Сотни женщин стоят у плиты! Конечно, в постели тело каждый раз предает ее. Неудивительно, что он считает ее шлюхой! Но стоит ему коснуться ее, и она пропала!

Вздохнув, девушка побрела к комоду. К счастью, она успела принести в спальню ведро воды и теперь смогла вымыться.

Закутавшись в простыню, Александра снова принялась рыться в вещах, но ничего подходящего не находилось. Пришлось выбрать самый простой наряд – платье из мягкого зеленого шелка с низким вырезом и рубашкой в тон. Она натянула одежду, почти не сознавая, как платье подчеркивает ее необычную красоту, распустила волосы по плечам и решила, что вполне готова встретить мужчин во всеоружии. Лучшего результата ей все равно не удастся добиться.

Девушка неохотно направилась на кухню. Она не знала, что подать к бобам, и, кроме того, не нашла кукурузной муки, чтобы испечь лепешки, как показывала Эбба. Зато она умела варить кофе и собралась нарезать немного сушеной говядины.

Пока варился кофе, Александра стала накрывать на стол. Когда она возилась с приборами, в комнату вошел Ламар, одетый в темные брюки и просторную голубую рубашку. Теперь он больше походил на истинного южного джентльмена, если не обращать внимания на обветренное лицо и мозолистые руки.

– Добрый вечер, Александра, – приветливо улыбаясь, поздоровался он.

– Здравствуйте, Ламар, – нерешительно отозвалась она.

Ламар не двигался с места, не в силах оторвать взгляд от точеной фигуры девушки, соблазнительно обтянутой зеленым платьем. Неудивительно, что Джейк без ума от нее – подобные красавицы встречаются только в сказках. Щеки Александры раскраснелись, в глазах появилось совсем иное, нежели вчера, выражение – томно-мечтательное. И двигалась она лениво, как во сне. Джейк снова не утерпел и взял ее!

Ламар покачал головой. Вряд ли девушка выдержит здесь долго, если Джейк будет то и дело набрасываться на нее. Но она не выглядела несчастной и измученной. Как Александра на самом деле относится к Джейку? Трудно сказать, но любой наблюдательный человек мог распознать в ней удовлетворенное, сытое любовью создание. Но когда женщины были недовольны Джейком как любовником?

– Я не знаю, что делать с ужином, – пожаловалась Александра, прерывая невеселые мысли Ламара.

– Что, дорогая?

– Ужин. Джейк велел мне приготовить ужин, но я ничего не могла найти из припасов. Правда, я не слишком хорошая повариха, но Джейк настаивал...

– Все обойдется, Александра. Мы привыкли к скудной еде. Раньше на кухне работала мексиканская девушка, но она ушла примерно месяц назад, когда Джейк вернулся из Нового Орлеана, – пояснил он и тут же понял, что проговорился. Джейк спал с Розой, но после приезда на ранчо выгнал девчонку взрывами неоправданной злобы и постоянными оскорблениями. С тех пор дом превратился в настоящую помойку, поскольку оба не имели ни малейшего желания навести хоть какой-то порядок.

– Вы имеете в виду Розу? Ламар смущенно кивнул.

– По-видимому, Джейк сказал вам о выходке того мексиканца, Пекоса.

– Сказал.

– Ну уж в этом я не виновата! – заносчиво оборонялась она.

– Конечно, нет, Александра. Наши ковбои и бандиты Пекоса давно уже на ножах. Мексиканцы вечно угоняют наш скот, а теперь, как видно, стали зариться и на женщин. Но пусть это вас не волнует, мы пока еще в силах справиться с Пекосом и его сбродом.

– Хорошо, Ламар, не стану тревожиться.

– Вот и прекрасно. Джейк сейчас явится. Можете положить ему бобов, если хотите. Он умывается во дворе.

Александра, кивнув, отправилась на кухню, выложила бобы в большую миску и понесла в комнату. Она поставила на стол блюдо с нарезанной говядиной и разлила по кружкам кофе. Не успела девушка сесть, , как в комнату вошел Джейк и, оглядев ее с головы до ног, злорадно ухмыльнулся:

– По-моему, этот туалет более уместен в новоорлеанской гостиной! Но ты, кажется, приехала сюда, чтобы развлекать хозяев дома, а не работать на кухне, верно?

Александра густо покраснела.

– Если тебе больше нечего надеть, придется поискать что-нибудь попроще.

Александра повернулась спиной к Джейку, твердо решив не давать волю гневу.

– Ешь бобы, Джейк, – посоветовал Ламар. – Споры вредят пищеварению.

Мужчины дружно взялись за ложки, но, сделав первый глоток, вопросительно уставились на Александру. Та удивилась, услышав непонятный скрежет, и недоуменно подняла брови. Почему они так странно сморщились?

Неожиданно мужчины вскочили и выбежали во двор. Немного погодя оба вернулись, громко смеясь и хлопая друг друга по спине. Окончательно сбитая с толку, девушка молча смотрела на них. Что случилось?

Ламар схватился за кружку с кофе и, отпив почти половину, весело осведомился:

– Э-э-э... Александра, признайтесь, вы мыли бобы? И хотя бы попытались их перебрать?

Девушка изумленно приоткрыла рот.

– Нет, конечно. Джейк велел положить их в воду и подольше кипятить, что я и сделала.

– Но мне и в голову не пришло, что ты окажешься полной идиоткой и даже не подумаешь промыть бобы, Алекс! Нужно совсем не иметь мозгов, чтобы сотворить такое! – возмутился Джейк, но тут же снова расхохотался. Ламар присоединился к внуку.

Это уж слишком!

Александра обвела зловещим взглядом мужчин, боясь, что вот-вот взорвется. Зеленые глаза угрожающе сверкнули.

– Я в жизни не готовила, и ты прекрасно это знаешь, Джейк! Я скоро научусь, но надо, чтобы кто-то мне показал, как это делается! Ну а пока придется вам найти кого-то, кто умеет стряпать! А я иду спать! Делайте что хотите – съешьте это или выбросите, мне все равно!

Она направилась было к выходу, но ледяной голос Джейка остановил ее:

– Александра!

Девушка, поколебавшись, обернулась. Его глаза казались непрозрачными синими камешками на бронзовом лице. Она ответила ему вызывающим взглядом, но не посмела возразить. Алекс уже видела его таким сегодня, в схватке с мексиканцем. Джейк может мгновенно превратиться в настоящего дикаря!

– Что? – бесстрастно спросила она.

– Выброси бобы. Промой новую порцию и поставь на огонь. Нужно чем-то позавтракать утром. Нынче обойдемся сушеной говядиной. И, кстати, не забудь посолить и положить туда же мясо.

– О Джейк, я устала. Мне не до еды, лишь бы остаться одной, – измученно пробормотала Александра, понимая, что не может ослушаться его – Джейк все равно заставит ее подчиниться. Он настолько сильнее ее! Как она ненавидела эту его силу!

– Делай, как велено, Алекс, – процедил он. Не глядя на мужчин, девушка стала собирать миски, стараясь не запачкать платье. Пришлось несколько раз сходить на кухню и обратно. Наконец со стола было убрано, и мужчины, налив по стаканчику виски, закурили сигары. Это несправедливо, просто несправедливо, что он заставляет ее гнуть спину с утра до вечера!

Однако Александра тщательно промыла бобы и поставила их на огонь. Она все равно научится готовить!

А тем временем Ламар безуспешно пытался понять, что происходит с внуком.

– Ты не считаешь, что слишком жесток с девочкой, Джейк?

– Не лезь не в свое дело, Ламар. Алекс – моя забота.

– Возможно, но...

– Я не желаю это обсуждать. Когда, по-твоему, мы сможем собрать стадо для перегона?

– Думаю, недели через три. Надо иметь не меньше двух тысяч голов. С большим числом нам не управиться, и, кроме того, переход будет долгим, на такое огромное расстояние мы еще не гоняли скот.

– Да, ничего не скажешь, трудно нам придется. Этому мистеру Маккою в Абилине не мешает получше приготовиться к встрече! Правда, он пообещал, что нас ждет сердечный прием, и надеюсь, не соврал при этом, – пробормотал Джейк.

– Не волнуйся, Джейк, этот человек сдержит слово. Сам посуди, он сумел заставить правление канзасской железной дороги протянуть нитку дальше на запад, до самого Абилина! И если мы проведем гурт по Чизхолмскому тракту, значит, получим неплохую прибыль!

– Надо постараться, Ламар, но уверен, что мы всего добьемся. Эти лонгхорны[4] успели разжиреть на доброй травке! Можно, конечно, продать их в Сан-Антонио по три доллара за голову, но почему бы не прогуляться в Абилин и не получить сорок?

– Вот именно. Сейчас самое время. Северным штатам нужна говядина. И если по Чизхолмскому тракту можно прогнать скот, значит, мы в порядке! И получим денег на обустройство ранчо!

– Кроме того, у нас лучшие в округе ковбои, самые опытные и умелые. Правда, мустанги плохо объезжены, но по пути мы успеем их усмирить.

– Смотри, гурт проходит от десяти до пятнадцати миль в день. Если мы выедем в первой половине июня, к сентябрю окажемся в Абилине.

– Так и сделаем! Уж я-то буду готов, не сомневайся.

– А как насчет девушки, Джейк? Она не вынесет пути. Просто не выживет. И потом, неизвестно, на кого мы можем наткнуться – индейцы, угонщики скота и Бог знает кто еще.

– Предоставь это мне, Ламар. Я позабочусь о ней, когда придет время, – раздраженно бросил Джейк и поднялся. – Я иду спать. Тяжелый выдался денек.

– Джейк!

– Ну что тебе?

– Как ты думаешь, Пекос еще вернется и снова устроит какую-нибудь пакость?

– Пусть лучше не суется, идиот этакий!

– Тем не менее стоит присмотреть за Александрой.

– Вероятно, ты прав, – кивнул Джейк и пошел на кухню.

В эту минуту он мог думать только о ней. Алекс – единственная, кто способен заставить его забыть о ранчо и предстоящем перегоне скота. Он заглянул в кухню, и лицо его тотчас смягчилось. Девушка сидела перед очагом на низенькой табуретке и, опустив голову на колени, крепко спала. Джейк пригасил огонь и подлил в бобы воды, а потом поднял Александру на руки, и она даже не проснулась. Девушка казалась такой маленькой и легкой, что Джейк на мгновение пожалел, что был так бессердечен с ней. Она не привыкла к такой жизни, не хотела ее...

Но он намеренно ожесточался против нее, помня, кто она на самом деле.

Джейк понес Александру в спальню, осторожно положил на постель и начал раздевать, подумав, что неплохо бы достать для нее другую одежду, попроще.

Девушка застонала, повернулась на бок и безмятежно улыбнулась. Джейк прикрыл ее одеялом, лег рядом и притянул к себе теплое несопротивляющееся тело. Знакомое желание зажглось в чреслах, но он не стал будить девушку, а просто прижался к ней, вдыхая ее сладостный запах, и закрыл глаза.

Глава 20

Джейк проснулся на рассвете и выругал себя за то, что проспал. Когда готовишь скот к перегону, предстоит столько работы! Он выбрался из постели и поспешно натянул одежду. Ламар уже ждал его в соседней комнате, одетый и умытый.

– Доброе утро, Джейк, – приветствовал он, отмечая небрежно сидевшую одежду и сонное лицо. Джейк никогда еще так долго не спал. И все из-за девушки! Интересно, как будут развиваться события? Ни одна женщина до сих пор не производила на Джейка такого впечатления! Может, именно этой суждено изменить его?

– Давай поедим с ковбоями, – предложил Джейк, пристегивая к ремню кобуру.

– А как насчет Александры?

– Пусть поспит, а я попрошу Куки[5] поучить ее стряпать.

– Отлично, – кивнул Ламар. – Почему бы мне не подождать, пока она проснется? Все равно у меня еще есть дела по дому, а потом я приведу Александру. Думаю, она скоро проснется.

– Договорились. Кстати, Роза ничего не оставила из своих вещей? Они бы пригодились Алекс.

– Попробую найти.

Джейк нахлобучил шляпу и вышел.

Солнце вовсю заливало комнату, когда Александра пробудилась от глубокого сна и недоуменно огляделась. Но воспоминания о вчерашнем дне мгновенно всплыли в памяти, и девушка осторожно повернулась. Джейк исчез!

Она должна бы радоваться, но почему-то ощутила странную пустоту и неохотно поднялась. Наверное, он где-то рядом, ждет, пока она проснется, чтобы отдать приказания на день, так что пора одеваться и приготовиться к его приходу.

Девушка торопливо ополоснулась и надела амазонку и сапожки. Правда, в них было невыносимо душно, зато тело надежно прикрыто, а именно это крайне необходимо в присутствии Джейка.

В доме царила тишина, и Александра, с любопытством выглянув из спальни, зашагала на кухню. Кто-то снял бобы с огня. Пахли они весьма аппетитно, и девушка неожиданно почувствовала зверский голод. Схватив миску и ложку, она положила себе огромную порцию и начала жадно есть. К ее удивлению, получилось довольно вкусно, либо она так проголодалась, что готова проглотить все!

Заслышав шаги за спиной, она обернулась и увидела Ламара Джармона. Господи, как же он похож на Жиля!

Девушка непроизвольно сжалась. Что, если и Жиль, и Стен сейчас разыскивают ее? Сама мысль об этом ужасает, но разве быть шлюхой Джейка Джармона намного лучше? Что же ей все-таки делать? И как выпутаться из этой паутины лжи, обмана и несчастий?

– Кажется, вы неплохо отдохнули, Александра, – заметил Ламар, приближался к ней с каким-то свертком в руках.

– Я очень крепко спала, – улыбнулась девушка. – Что это у вас?

– Думаю, это вам подойдет. Роза оставила здесь блузку с юбкой. Именно так одеваются местные крестьянки: в жару что-то другое просто невозможно надеть. Мы с Джейком решили, что более подходящей одежды не сыскать.

– Показывайте скорее! – заинтересовалась Александра. Сейчас она увидит, что носила Роза!

Ламар извлек на свет белую крестьянскую блузу с большим вырезом и яркую юбку. Превосходно! Именно то, что нужно, даже если эти вещи уже кому-то принадлежали. Теперь она может убирать и готовить, не боясь запачкаться и не умирая от жары. Как она хотела раздобыть что-то в этом роде, удобное и непритязательное!

Подняв глаза, Александра улыбнулась мило и застенчиво и была вознаграждена ответной дружеской улыбкой.

– Подойдет, конечно, подойдет! Огромное спасибо! Я немедленно переоденусь.

– Не сейчас, Александра.

– Но почему? Все равно надо срочно заняться уборкой. В доме полно пыли.

– Джейк хочет, чтобы вы присутствовали при загоне скота. Там уже ждет Куки, а Джейк велел, чтобы он научил вас готовить.

– Куки? Загон? – переспросила Александра.

– Я все расскажу по пути, – пообещал Ламар. – Оставайтесь в амазонке. Нам придется ехать верхом.

Оказавшись во дворе, Александра с сомнением уставилась на выбранную Ламаром лошадь.

– Это мустанг, – пояснил тот. – Они совсем дикие и бродят табунами по всему Техасу, но эта кобылка уже объезжена. Надеюсь, вам она понравится – маленькая, но выносливая. Жаль, что у нас нет дамского седла.

– Я могу ехать в мужском, если не слишком далеко.

Ламар помог ей вскочить на лошадь, и они отправились в путь. Девушка любовалась величественной красотой этой не тронутой человеком природы. Ламар не спешил, и они медленным шагом ехали бок о бок. Солнце приветливо светило, воздух был свежим и чистым. Да, здесь и впрямь можно чувствовать себя по-настоящему свободным. Конечно, ей этого не дано.

– Александра, я понимаю, вам должно казаться очень странным поведение Джейка. Но поверьте, я еще более сбит с толку, чем вы, и недоумеваю, отчего он так жесток с вами. Мой внук взрослый человек, и я вряд ли могу его поучать. Но, Александра, я бы хотел побольше узнать о вас. Не желаете рассказать, зачем приехали сюда и что знаете о матери Джейка?

Девушка тяжело вздохнула.

– Моя история немного необычна, но я буду с вами откровенна.

Она начала грустное повествование, опуская самые неприятные детали, которые могли бы смутить их обоих. Ламар внимательно выслушал девушку, но многое все же оставалось для него неясным. Если верить Александре, она богатая наследница из хорошей семьи. Почему же Джейк так упорно считает ее потаскушкой?

– Я рад, что вы приехали, Александра, и уверен, что, когда Джейк остынет немного, тоже захочет выслушать все.

– Надеюсь. Его мать так просила меня! И еще кое-что, Ламар. Мистер Джармон, ваш брат, умер в тот же день. Оба похоронены на фамильном кладбище.

– Значит, и он наконец сдался, – пробормотал Ламар, стиснув кулаки. – И хотя мы терпеть не могли друг друга, пусть покоится с миром. Он так и не сумел пережить поражение Юга.

– Жиль продает плантацию и перевозит мебель в городской дом.

– Это на него похоже, – усмехнулся мужчина. – Он всегда предпочитал городскую жизнь. Но, к счастью, это меня больше не касается.

– Но там ничего не осталось...

– У вас есть какие-то доказательства правдивости вашей истории?

– Вы не верите мне? – нахмурилась Александра.

– Дело не в этом. Ваш рассказ слишком невероятен, чтобы сочинить нечто подобное, но Джейк может посчитать вас лгуньей.

– У меня есть медальон, который дала Элинор перед смертью. Норвежский. Она хотела, чтобы он был у меня.

Ламар присвистнул.

– Элинор сама дала вам его? Дороже для нее ничего не было. Это все, что осталось от ее отца.

– Знаю, но она считала меня своей дочерью.

– Теперь я вижу почему. Хорошо, что вы были с ней до самого конца. Покажите медальон Джейку, когда будете рассказывать ему.

– Обязательно. – Помедлив, она нерешительно продолжала: – Ламар, вы не поможете мне уехать? Джейк ненавидит меня, и как только я обо всем ему скажу, у меня просто не будет причин жить здесь. Я пока могла бы отправиться в Браунсвилл. Там у меня друзья...

Ламар с состраданием взглянул на девушку.

– Конечно, помогу. Джейку не следует так вести себя с вами, но его никто не остановит. Сейчас мы сбиваем гурт, чтобы гнать его в Канзас, и через три недели отправимся в Сан-Антонио. Если все будет хорошо, вы останетесь там. Я попрошу тамошних приятелей, чтобы они проводили вас в Браунсвилл.

– Лучше и не придумаешь. Я подожду.

На самом деле она предпочитала провести это время на ранчо, где ни Стен, ни Жиль не догадаются ее искать.

– Но отпустит ли меня Джейк? Он, кажется, жаждет как можно больнее ранить меня!

– Вряд ли Джейк дает себе в этом отчет, но если он не захочет расстаться с вами, я благополучно переправлю вас в Браунсвилл. Это самое меньшее, что я могу сделать для вас, и жаль, что не в силах помочь раньше.

– О нет, все в порядке, не волнуйтесь. Спасибо, Ламар.

Некоторое время они ехали молча и вскоре добрались до лагеря.

– О! – воскликнула Александра. – Как много коров!

– Мы стараемся согнать как можно больше скота и привести сюда для клеймения.

Они спешились, и Ламар торопливо повел ее к походной кухне – крытому парусиной фургону с ящиками по бокам, где хранились припасы и посуда.

Повар поднял глаза, и шагнул навстречу прибывшим, вытирая руки о большой белый передник.

– Так это и есть та маленькая мисс, о которой толковал Джейк? Только он не сказал, что она такая красотка. Добро пожаловать, мисс. Называйте меня Куки. Я слышал, вы хотите научиться стряпать, а кто, кроме меня, покажет вам, как управляться на кухне?

Повар понравился Александре с первого взгляда. Пожилой человек, с густыми седеющими усами и веселыми карими глазами. Она улыбнулась ему, и мужчина расплылся в умильной улыбке. Девушка мгновенно обрела в нем друга, и на сердце стало теплее.

– Спасибо, Куки, и пожалуйста, зовите меня Александрой.

– Поверьте, вы в два счета всему обучитесь. В пути все равно нечего готовить, разве что кофе, говядину да лепешки. Сегодня у меня рагу. Ничего вкуснее вы не едали! Я покажу вам, что делать!

– Спасибо, – повторила Александра, засучивая рукава.

– Ну а я оставляю вас в хороших руках. Куки, пригляди за девушкой, – попросил Ламар и, почтительно коснувшись полей шляпы, удалился.

Утро пролетело незаметно. Александра оказалась способной ученицей и искренне наслаждалась обществом повара, развлекавшего ее забавными историями из жизни ковбоев.

Он объяснил, что каждый предмет одежды ковбоя имеет определенное назначение. И пусть, на взгляд горожанина, коровий пастух выглядит более чем странно, но гуртовщик и ковбой просто не могут одеваться иначе. Широкополое сомбреро защищает от солнца и дождя, лассо нужно, чтобы заарканить лошадей и скот, револьвер – надежное оружие в борьбе с индейцами, угонщиками скота, гремучими змеями и бесчисленными врагами, кожаные штаны предохраняют ноги, а перчатки – руки и запястья от ожогов веревки, высокие сапоги на высоких каблуках помогают удержаться в седле, и даже острые змеиные зубы не в состоянии прокусить толстую кожу.

Александра зачарованно слушала, мечтая поближе познакомиться с этими суровыми людьми.

Когда обед был готов, она спросила повара:

– Как по-вашему, можно мне подойти поближе к загонам? Я постараюсь не помешать.

– Почему бы нет, мисс Александра?

– Спасибо вам за все, Куки, – улыбнулась девушка. – Вы настоящий кладезь всяческих полезных сведений, и когда я вернусь на асиенду, попробую применить на деле все, чему вы меня научили.

Куки кивнул и вернулся к очагу. Девушка поправила маленькую шляпку, жалея, что она совсем не защищает от палящего солнца. Надо раздобыть сомбреро, иначе она превратится в негритянку.

Александра направилась к своей кобылке. Та покорно ждала, опустив лохматую голову. Девушка попыталась сесть в седло без посторонней помощи, и в конце концов, ей это удалось. Седло было неудобным, но она скоро привыкнет.

Потихоньку подгоняя мустанга, она направилась к загонам. Вокруг стояли несколько ковбоев. Александра спешилась и подошла к деревянной ограде. Мужчины недоуменно замерли, уставясь на нее.

– Что здесь происходит? – удивилась она, подходя ближе.

– Дикого жеребца объезжают, мисс, – пояснил один из ковбоев.

Но Александра уже ничего не слышала – на спине брыкавшегося, то и дело встававшего на дыбы скакуна сидел Джейк. Девушка не верила собственным глазам. Он держался за веревку лассо; одна рука повисла в воздухе. Животное двигалось невообразимыми, безумными прыжками. Александра подалась вперед, не обращая внимания на впивающиеся в ладони занозы и безжалостное солнце. При виде слившихся воедино человека и животного, вступивших в нешуточный поединок, она испытала небывалую свободу! Зрелище было великолепным, и Александра ощутила, как в ней зарождается глубокое, чисто звериное наслаждение происходящим. Джейк казался таким решительным и могучим, в нем играла такая первобытная сила, что конь тоже стремился взять верх и был ему под стать.

Девушка тяжело дышала; сейчас для нее существовала только эта схватка двух неукротимых диких созданий. Она хотела стать участницей происходящего, отдаться отчаянному самозабвению.

От нее не укрылись происходящие перемены. Мустанг явно начал уставать, – хотя по-прежнему пытался сбросить наездника, но мало-помалу смирился и пошел шагом вокруг загона.

Только теперь Джейк заметил Александру. Сегодня выдался тяжелый день – жеребец попался с норовом. Никто из ковбоев не сумел его объездить, но дурное настроение Джейка помогло справиться с упрямым мустангом. Он ни о чем не мог думать, кроме Александры, и, едва удерживаясь на спине жеребца, воображал, что именно ее покоряет своей воле. И когда конь наконец был укрощен, Джейк поднял глаза и увидел ее совсем рядом; дурацкая шляпка съехала набок, руки вцепились в деревянную перекладину, глаза горят изумрудным пламенем.

В этот момент он хотел ее больше, чем когда-либо, больше, чем раньше. Джейк должен сделать ее своей, точно так же, как объездил мустанга. Тот почуял в нем хозяина. Когда же она признает его господином?

Швырнув лассо одному из ковбоев, он спрыгнул, почти не чувствуя боли в натруженных мышцах, перелез между перекладинами и предстал перед девушкой.

Глаза их встретились. Джейк жадно втягивал ноздрями сладостное нежное благоухание. Стиснув руки Александры, он повел ее сам не зная куда.

Обратный путь на асиенду они проделали в молчании. Да слова и не требовались. Александра знала, чего хочет Джейк, и впервые смело призналась себе, что желает того же.

Джейк помог ей спешиться и, по-прежнему обнимая за талию, повел в дом, в спальню. И лишь тогда повернулся к Александре. Она все еще наблюдала за ним широко раскрытыми голодными глазами.

Когда он начал расстегивать амазонку, девушка не сопротивлялась, только смотрела на него, словно видела впервые. Джейк торопливо разделся и, обернувшись, увидел, что она уже лежит в постели с потрясенным выражением на прекрасном лице. А глаза! Ласковые. Ласковые, потемневшие, как мох на речном берегу.

Джейк скользнул в постель и привлек Александру к себе. На этот раз она не сопротивлялась, и огонь, разгоравшийся между ними, быстро превратился в бушующий вулкан.

Глава 21

Александра бросила в железный котелок с кипящей водой горсточку соли и сердито отряхнула руки, едва не лопаясь от злости на себя. Какая она податливая! Слабая! Следовало знать, что отношение Джейка к ней не изменится! Да, он взял ее чуть нежнее, чем обычно, а она все позволяла ему... и... и даже поощряла. Но как только он насытился ею, немедленно встал, оделся и ушел, словно от шлюхи, в которой больше нет нужды. Дура, несчастная жалкая дура, и она еще смеет непрестанно думать о нем!

Александра полоскала в ведре тряпку, когда за окном послышалось конское ржание. Заметив привязанного во дворе мустанга, она вышла в большую комнату и увидела там хорошенькую мексиканку. Девушка стояла в вызывающей позе, уперев кулаки в бедра. На ней были юбка с блузкой такого же покроя, как на Александре. Полные груди выглядывали из низкого выреза, темные соски натягивали тонкую ткань. Незнакомка пренебрежительно оглядела Александру.

Та, недоумевающе подняв брови, направилась было к мексиканке, но тут же остановилась и спросила:

– Вы кого-то ищете? Могу я помочь вам?

Лицо девушки исказилось злобой.

– Я нашла все, что искала, грязная гринга! – выплюнула она.

– А, понимаю, – мило улыбнулась Александра. – Вы, должно быть, Роза.

– Вижу, он говорил вам обо мне.

– Да, Пекос...

– Пекос?! Я не об этом идиоте! Я о...

Александра чуть покачала головой; глаза весело блеснули.

– Джейк?

– Да, мой мужчина, ты, сучка! Я пришла, чтобы посмотреть на тебя! Пекос проболтался, что ты здесь.

– Не удивлена. Знаете, он действительно пытался изнасиловать меня. Кажется, собрался отомстить за вас.

– Изнасиловать тебя? Ха! На что ему костлявая кобыла вроде тебя? Джейк тоже и близко бы к тебе не подошел, да только ты заколдовала его, верно?

Прищурив глаза, Роза шагнула ближе.

– Заколдовала? Что за глупости?

Александру явно забавляла ярость мексиканки, и это еще сильнее злило Розу.

– В таком случае почему они хотят тебя?

Александра пожала плечами – Ей совершенно ни к чему обсуждать любовников Розы, однако давно хотелось увидеть еще одно увлечение Джейка. Ничего не скажешь, хорошенькая, с роскошной фигурой, хотя очень молода, лет шестнадцати. Надо признать, у него неплохой вкус, особенно если вспомнить прелестную мадам Лебланк и соблазнительную Кэролайн.

– Знай же, – угрожающе предупредила девушка, – Джейк принадлежит мне, Розе. Да, мы поссорились, и я взяла в любовники Пекоса, но только для того, чтобы заставить ревновать Джейка. Но он мой! Понятно?

– И что же? – поинтересовалась Александра.

– Да то, что убирайся отсюда и побыстрее! Проваливай! Вон! Вон из Техаса, пока я не выцарапала твои зенки!

Александра снисходительно рассмеялась.

– Ну а теперь послушай меня, Роза, – мягко ответила она. – Я останусь здесь, сколько захочу. Ни ты, ни кто-то другой не смеет приказывать мне, что делать. И еще одно – ты потеряла Джейка и потеряла навеки.

В глазах девушки полыхнула ярость, и не успела Александра опомниться, как мексиканка бросилась на нее, вцепилась в волосы, пытаясь драться ногами, царапаться, ударить побольнее. Но Александра уже успела приобрести некоторый опыт в Новом Орлеане, и уроки не пропали даром.

Они катались по полу, натыкаясь на мебель, оскальзываясь на ковриках, разрывая друг на друге одежду. Роза дралась, как кошка, подгоняемая мыслями о мести, стремясь изуродовать Александру так, чтобы мужчины даже не смотрели в ее сторону. Она запустила руки в длинные золотистые волосы соперницы, стараясь вырвать хоть одну прядь, пока та не ударила ее по лицу. Роза поднялась на колени с горящими глазами.

– Значит, гринга все-таки умеет драться! Удивительно... Впрочем, не важно! Тебе не жить, поняла? Не жить!

– Поняла, сучка, но если еще раз увижу тебя здесь, прикончу собственными руками. А если посмеешь подойти к Джейку, расцарапаю твою рожу, да так, что даже Пекосу не будешь нужна! – прошипела Александра, тяжело дыша.

Роза, в свою очередь, задыхаясь, судорожно стягивала края порванной блузки, но неожиданно опустила руки, открыв округлые набухшие груди, и пробежала мимо Александры к двери. Та обернулась и увидела, что мексиканка повисла на шее Джейка, громко всхлипывая. Встретившись с глазами любовника, в которых сверкали веселые искорки, Александра побагровела от смущения. Поодаль стоял Ламар, не зная, что делать.

– Алекс, ты хочешь сказать, что не желаешь ни с кем меня делить? – осведомился Джейк, отталкивая Розу.

– О нет! – воскликнула девушка, вне себя от бешенства и стыда. Неужели он слышал ее угрозы?

Но Роза, не обращая ни на что внимания, по-прежнему прижималась к Джейку, терлась об него смуглыми холмиками, словно умоляя взять ее прямо сейчас, тут же, на полу.

– Джейк, Джейк, эта тварь побила меня! Посмотри только, что она сделала с моей блузкой, – заныла Роза, откинув голову и выпячивая груди.

– Вижу, – сухо кивнул Джейк, цинично оглядывая ее соблазнительное тело. – Кажется, ты попала в беду, Роза?

Он старательно натянул на Розу обрывки блузки, но она снова приникла к нему.

– Джейк, Джейк, прогони ее! Зачем тебе эта гринга? Я твоя. Вся твоя! Ты хотел меня прежде! Возьми же меня. Возьми!

Джейк оглядел ее, потом Александру, словно делая выбор, и при виде разъяренной физиономии Александры расплылся в широкой улыбке. Подняв руку, он сжал подбородок мексиканки, глядя в ее умоляющее лицо.

– Уходи, Роза. Видишь ли, приз всегда принадлежит победителю, а на этот раз ты не выстояла против Алекс.

Вскипев от бессильного гнева, Роза вылетела из комнаты, а Александра, униженная и обозленная, отправилась за ней следом и заперлась в спальне.

В последующие дни Джейк не давал ей забыть о случившемся: изводил шуточками и намеками, требовал, чтобы она получше о нем заботилась, поскольку выиграла его в смертельной схватке и обещала изуродовать всякую, кто попытается украсть любовника. Александре нечего было ответить. Она все еще не до конца поверила, что могла настолько потерять голову. Но по какой-то непонятной причине это их сблизило. Джейк даже учил ее стрелять и как-то объяснил:

– Слишком часто тебе приходится защищаться, Алекс, поэтому лучше уметь обращаться с оружием. Я не всегда буду рядом, чтобы спасти тебя от назойливых поклонников.

После случая с Пекосом он распорядился, чтобы неподалеку от асиенды всегда находился по крайней мере один ковбой. Но даже это стало предметом насмешек. Джейк твердил, что теперь ковбои вместо того, чтобы заниматься делом, сохнут по прелестной Александре. Правда, ковбои честно старались помочь ей на кухне, с уборкой или стиркой. Конечно, от них было куда больше хлопот, чем помощи, но они делали все с такой готовностью и восторгом, что Александра обычно позволяла им наносить воды и дров. Джейк, кажется, ничуть не ревновал, хотя постоянно следил за тем, как она ведет себя с мужчинами. Однако все было совершенно невинно, и ковбои обращались с ней почтительно, как с благородной леди.

Дни летели незаметно, и как-то она поняла, что прошло уже три недели с ее приезда в Техас. Осознать это ей помогло событие, ни отрицать, ни игнорировать которое она больше не могла. Александра была беременна.

В последний раз женское недомогание случилось сразу после отплытия из Нового Орлеана. Следовательно, отец ребенка – Джейк. Может, лучше сказать ему? Но что он сделает? О, почему все произошло именно сейчас? Впрочем, разве она виновата? Каждую ночь Джейк брал ее и не мог насытиться.

Девушка нервно расхаживала по дворику, пытаясь придумать, что делать. Младенец должен иметь отца. Нельзя дать жизнь внебрачному ребенку – это будет слишком несправедливо по отношению к беспомощному малышу. Если бы Джейк любил ее, все было бы по-другому, но она ему безразлична. Он, похоже, больше не испытывал ненависти к Александре и даже расспрашивал о прошлом, желая знать все, особенно о событиях в Новом Орлеане, но девушка упорно молчала. Если он с самого начала не пожелал ее выслушать, она не скажет ни слова! Но теперь Александра жалела, что позволила гордости взять верх.

За стеной раздались шаги. Александра подняла глаза и увидела хмурого Джейка. Девушка затаила дыхание. Еще нет и полудня, а он никогда не возвращался домой так рано.

– Джейк?!

– Все в порядке, Алекс. Я вернулся, чтобы поговорить с тобой. Давай присядем.

Девушка расстроено посмотрела на него. Она редко видела Джейка таким.

Джейк сел на стул, сдвинул сомбреро на затылок и снова вздохнул. Александра невольно вспомнила о том дне в каюте «Летящей Джей», когда впервые говорила с ним, не зная, чего ожидать. И сейчас она ощущала то же самое.

– Что мне с тобой делать, Алекс? – медленно произнес он.

– О чем ты, Джейк?

– Через два дня мы погоним скот в Сан-Антонио.

– Очень рада. Я знаю, как ты ждал этого, – кивнула она, стараясь не выказывать страха. – Но прежде чем ты объяснишь, зачем пришел, я хотела кое-что тебе рассказать.

Взгляд Джейка стал напряженно-пристальным:

– Продолжай.

– Признаюсь, мое глупое упрямство вечно мне вредит. Я хочу, чтобы ты все узнал обо мне. Следовало бы открыть тебе раньше, когда ты спрашивал.

– Но это зависело от тебя, Алекс. Не скрою, меня одолевает любопытство. Твои манеры и впрямь не похожи на повадки шлюхи. Так кто же ты?

– О Джейк, поверь, я не распутница! Видишь ли, все эти мужчины... никому я не отдавалась по доброй воле. В первый раз меня изнасиловали, чтобы заставить выйти замуж. Я бежала из Нью-Йорка на шхуне капитана Салли, но он и его команда...

– Алекс, я не желаю слышать об остальных мужчинах.

– Нет, черт возьми, на этот раз придется выслушать все! Я Александра Кларк. Твой дед, Олаф Торсен, был моим опекуном. Он растил меня после того, как мои родители погибли, а вы с матерью уехали в Новый Орлеан. Перед смертью Олаф умолял найти тебя и Элинор, поэтому я и наняла шхуну капитана Салли. Ты знаешь, что случилось потом. Чтобы избежать очередного насилия, я прыгнула за борт. Ты спас меня.

– Иисусе! Алекс, прекрати!

– Нет! Я хочу чтобы ты все знал. Ты отвез меня в Новый Орлеан, но я смертельно тебя боялась, и по глупости и неопытности сбежала и каким-то образом очутилась на Галлатин-стрит.

– Боже, Александра! – воскликнул Джейк, вскакивая и принимаясь метаться по комнате.

– Да, Галлатин-стрит. Конечно, я совершила ужасную ошибку, но слишком плохо знала город. Трое матросов погнались за мной, и я едва спаслась. Но один бросил мне несколько монет.

– Я не хочу, не хочу больше слушать, Александра, – мертвенно-тихим голосом повторил он, снова садясь.

– Я была в отчаянии. Бежала по улице, пытаясь выбраться, но какой-то мужчина затащил меня в дансинг-холл. Правда, там мне пришлось танцевать всю ночь, зато одна из проституток, приревновавшая к хозяину, помогла убежать.

– О, если бы я только знал, – выдавил Джейк, скорчившись и закрыв лицо руками. – Если бы только знал!

– Эта же девушка отослала меня к мадам Лебланк. Там я всего лишь пела и играла на пианино, Джейк, клянусь! Но в последний вечер они подсыпали что-то в шампанское, и Жиль пришел ко мне – другим способом он не мог меня добиться.

– Подумать, и я всему поверил! Эта проклятая Белла и ее подлые штучки! Она все подстроила нарочно.

Джейк поднял голову, пристально глядя на Александру.

– Алекс, ты когда-нибудь простишь меня? – с болью охнул он.

Александра внимательно посмотрела на него. Он действительно верит ей!

– Да, Джейк, – улыбнулась девушка, – конечно. Они одурачили нас обоих. Наверное, ревновали, и Жиль к тому же решил получить мои деньги.

– Деньги?

– Да, Джейк, я очень богата.

– Хочешь сказать, я гну спину, пытаясь продать этих чертовых лонгхорнов, а у тебя целое состояние?!

Александра опустила ресницы:

– Тебе нужны мои деньги?

– Ад и проклятие, Алекс, по-моему, ты достаточно хорошо знаешь меня! Плевать мне на твои деньги! Пусть остаются у тебя! К сожалению, тебе они ничего, кроме бед, не принесли.

Девушка широко распахнула глаза и грустно улыбнулась.

– Жиль отвез меня на плантацию. Я ухаживала за Элинор до самой последней минуты. У нее была чахотка.

Джейк снова вскочил:

– Я знал, что мама больна, но она должна была сказать мне правду. Я остался бы. Ранчо могло и подождать.

– Она хотела, чтобы ты жил своей жизнью, Джейк. Элинор очень тебя любила.

– И все же я остался бы.

– Она просила передать, что любит тебя, что счастлива видеть меня рядом и что Олаф любил и простил ее. Кстати, Олаф тоже умолял меня поехать и сказать, что он был старым дураком и гордость помешала ему разыскать вас.

– Хотел бы я узнать его ближе, – улыбнулся Джейк. – И мама была бы здорова, останься мы в Нью-Йорке.

– Джейк, Элинор дала мне это, – продолжала девушка, вытаскивая медальон из выреза блузки и протягивая его Джейку. – Думаю, ты должен его хранить.

– Она подарила медальон тебе?

– Да, и сказала, что считает меня своей дочерью.

– Тогда он твой, – ответил Джейк, вкладывая ей в руку медальон.

– Я дала Элинор слово все рассказать вам с Ламаром, но приехала сюда еще и потому, что Жиль пытался заставить меня выйти за него замуж. Я подумала, что буду здесь в безопасности. Эбба покинула плантацию вместе со мной, но отправилась на Север. Теперь ты понял, что обманывался на мой счет? Я не шлюха, Джейк.

Смущенно отведя глаза, Джейк признался:

– Нет, конечно, нет, Алекс, но, черт возьми, в постели ты уж точно не леди.

Александра изумленно приоткрыла рот, но тут же рассмеялась. Джейк недоуменно уставился на нее и тоже расхохотался.

Наконец, немного успокоившись, Александра пробормотала:

– В таком случае, Джейк, в постели ты тоже далек от идеала джентльмена.

Джейк растерянно покачал головой:

– Даже не знаю, что делать. Ты хочешь уехать домой? Или остаться в Сан-Антонио? Я не могу взять тебя с собой, ты просто не выдержишь.

– Оставь меня где-нибудь по пути, – холодно бросила она, ожидая его решения с сильно бьющимся сердцем.

– Хорошо, – так же холодно ответил он. Александра встала, понимая, что он не отослал бы ее, если бы любил. Теперь она никогда не сможет сказать ему о ребенке.

– Так тому и быть, Джейк, – бесстрастно вымолвила она. – Я выполнила обещания, данные Олафу и Элинор, и больше здесь меня ничто не держит. Я доеду с вами до Сан-Антонио, а потом мы расстанемся.

Она поспешно обошла его и направилась к двери.

– Алекс? – окликнул Джейк, но было уже поздно. Она схватила шляпку и быстро выбежала из дома, хотя слышала, что Джейк зовет ее, вскочила в седло и помчалась куда глаза глядят, подальше от Джейка.

– Джейк! Джейк! – тихо стонала она. Теперь, когда гурт готов к перегону, он без сожаления расстанется с ней, расстанется навсегда. Как она могла надеяться завоевать его сердце? Дура, безмозглая дура! Она покинет его и больше не вернется. И Джейк не узнает о своем ребенке. Никогда! В Сан-Антонио они расстанутся навек.

Глава 22

Александра неслась во весь опор, пытаясь немного успокоиться, забыть о боли, гневе, горе и поражении, и отпустила поводья, лишь когда мустанг стал уставать.

Вскоре солнце скрылось за горизонтом, и повеяло прохладой. Она откинула сомбреро на плечи, так, что оно держалось только на кожаном ремешке. Шаловливый ветерок развевал волосы, охлаждал горячие щеки.

За это время Александра как будто стала частью самой природы и чувствовала себя так, словно родилась здесь и жила всегда. И как бы ни была она зла на Джейка, все равно любила Бар-Джей и жизнь на ранчо. Как тяжело расставаться со всем этим! Но Джейк больше не хотел ее, и теперь придется начинать жизнь заново, без него, постараться создать дом для себя и ребенка.

Неожиданно лошадка фыркнула и прянула в сторону. Девушка встревожено огляделась – она давно привыкла доверять инстинктам мустанга. Невдалеке она увидела всадников, мчавшихся к тому месту, где было собрано стадо. Кто они? Угонщики? Неужели заметили ее? Александра быстро натянула поводья и стала наблюдать за неизвестными. Они явно не видели ее, поскольку мчались прямо к цели и уже начали окружать гурт.

Опасность! Не важно, что она испытывает к Джейку, все равно не может позволить, чтобы что-то случилось с ранчо!

Повернув кобылку, она легонько хлестнула ее поводьями. Надо предупредить Джейка и Ламара. Мустангу, казалось, передалось ее нетерпение, и он полетел как ветер к асиенде. Александра припала к гриве кобылки, не обращая внимания на то, что кусты и сучья мескитовых деревьев цепляются за одежду.

Наконец она остановила мустанга, бока которого тяжело вздымались, перед воротами дома. Девушка тоже едва дышала. Распущенные волосы полыхали пожаром, юбка превратилась в лохмотья, все тело было покрыто царапинами. Прежде чем она успела спешиться, рядом появился Джейк и снял ее с седла.

– Джейк! Угонщики! Скакали прямо к тому месту, где собран скот! Они недалеко! Я сама видела!

– Дьявол! Ты уверена, Алекс?

Девушка кивнула и заметила во дворе оседланных мустангов, рядом с которыми уже стояли наготове ковбои. Подошел озабоченно хмурившийся Ламар.

– Уверена, но что здесь происходит? Джейк смущенно ухмыльнулся:

– Мы собирались отправиться на твои поиски. Я сказал Ламару, что мы подождем до заката, и, если ты к тому времени не вернешься...

– Я сама позабочусь о себе, Джейк, как всегда, – холодно оборвала его Александра. – Что делать, Ламар?

Ламар уже подал знак ковбоям, и те ожидали приказаний.

– Джейк? – обратился он к внуку.

– Надо разделаться с ними. Нам нельзя рисковать стадом. Ламар, предупреди парней, чтобы держали ухо востро. Пусть приготовятся на случай, если мы не справимся с угонщиками. Я заберу всех, кто здесь собрался, и попытаюсь остановить воров. Возьми Александру с собой. Нельзя оставлять ее одну.

– Нет, я тоже поеду! Я умею обращаться с оружием! – упрямо заявила она.

– Черт возьми, Алекс, иди с Ламаром! Мне не до тебя.

– Я все равно еду! – настаивала она, карабкаясь в седло.

Джейк негодующе уставился на нее, но сейчас было не до споров.

Через несколько минут они добрались до того места, где находилось стадо, и остановили коней. Животные нервно топтались, прядая ушами, лошади тихо ржали, словно предчувствуя неминуемую опасность. Александра старалась держаться рядом с Джейком. Если эти люди осмелятся тронуть его, она им покажет!

Угонщики как ни в чем не бывало галопом подскакали ближе. Александра сразу узнала Пекоса. Что привело его сюда? Месть? Ненависть?

Бандиты остановили коней в нескольких футах от Джейка и его людей. Пекос шагом подъехал к ковбоям.

– Гринго, ты явился приветствовать нас?

– Что ты делаешь на моей земле? Я, кажется, предупреждал, чтобы ты не совался на ранчо.

– Есть одно маленькое дельце, которое необходимо уладить, – хмыкнул Пекос, нагло оглядывая Александру.

– Между нами ничего нет и быть не может!

– Нет? А твой скот? Прекрасное стадо! И готово к перегону? Правда, лонгхорны немного пугливы, верно? И в любую минуту могут разбежаться. Если кому-нибудь придет в голову случайно выстрелить... или сломать сухую ветку...

– Не смей угрожать мне, Пекос, – жестко отрезал Джейк.

– Угрожать? Я? – с невинным видом осведомился мужчина, вытягивая руки ладонями вверх.

– Забирай свое отребье, Пекос, и проваливай! И не возвращайся, иначе в следующий раз так легко не отделаешься!

– С радостью. Нам нужна всего лишь прелестная сеньорита. Не волнуйся, мы подержим ее немного у себя, чтобы свести старые счеты, попользуемся в свое удовольствие и вернем, – злорадно хмыкнул Пекос. Мексиканцы громко вторили ему; грубые хриплые голоса резко звучали в предвечерней тишине.

Александра не шевелилась; лицо, бесстрастное, словно маска, ничего не выражало. Она не выкажет страха, как бы ни поступил Джейк, что бы ни случилось с ней.

– Ты начинаешь сердить меня, Пекос, – лениво протянул Джейк, положив руку на рукоять револьвера.

– Неужели? Не понимаю, почему, гринго. Я просто пришел за женщиной, – откликнулся Пекос, в свою очередь взявшись за оружие.

– Эта женщина моя, Пекос.

– Значит, сразимся, парень!

И тут мир мгновенно взорвался – загремели выстрелы, послышались проклятия, вопли, грязные ругательства.

– Поезжай к Ламару, Алекс! – заорал Джейк. – Предупреди остальных!

Девушка развернула кобылку, заметив, как несколько человек свалились на землю и тут же вскочили, схватившись врукопашную с противником. Она потеряла Джейка из поля зрения и не знала, сколько из сражавшихся погибло и сколько ранено. Александра отчаянно погоняла лошадь, подальше от кровавой бойни. Надо поскорее добраться до стада, которое охранял Ламар с остальными ковбоями.

Она на полном скаку примчалась к кухне и остановила лошадь. Из фургона выбежал Куки с ружьем в руках и охнул:

– Господи, мисс Александра, я думал, что это угонщики! Едва не пристрелил вас!

– Куки, где Ламар?

– Там, со стадом.

– Я должна предостеречь его. Это Пекос и его бандиты. Они дерутся с Джейком и ковбоями, и я не знаю, как... о нет! Куки! Смотри! Сараи горят!

В темной ночи неожиданно вспыхнул фейерверк ослепительно-ярких искр и языков пламени. Это совсем рядом с асиендой! Александра сжала кулаки от бессильного гнева. Итак, Пекос разделил своих людей и половину послал в имение!

– Что нам делать, Куки?

– Послушайте, мисс, Джейк справится с теми бандитами. Надо ехать к Ламару. Я с вами. Потом посмотрим, можно ли спасти дом, – если, конечно, не слишком поздно.

Александра и Куки добрались до Ламара и вернулись к имению. Куки проверил револьвер и вытащил из чехла ружье, а потом кивнул Александре, и они, пригибаясь, побежали к дому. Сараи, хозяйственные постройки, помещения, где жили ковбои, уже пылали, но Александра с облегчением увидела, что основное здание осталось нетронутым. Оттуда доносились громкие голоса, и Александра рванулась вперед, исполненная решимости остановить бандитов, но Куки грубо схватил ее и оттащил в тень.

– Нельзя, мисс Александра! – прошипел он ей на ухо. – Они просто вас пристрелят. Взгляните, перед домом привязано только три мустанга, значит, внутри тоже не больше троих мексикашек. Они не рассчитывают, что их тут потревожат. Сейчас самое главное – выждать, пока они высунутся наружу. Даже если туда ворваться – нас успеют прикончить. Кстати, вы умеете управляться с ружьем?

– Конечно, – шепнула Александра, сжимая теплый ствол.

– Вот и прекрасно. Я стану сторожить переднюю дверь, а вы – кухонную. Как только они выйдут, стреляйте.

Александра обогнула асиенду, предварительно убедившись, что Куки хорошо замаскировался. Поблизости от черного хода не было никакого прикрытия, кроме старого колодца. Она спряталась за ним, положила ружье на кирпичный бортик, нацелив дуло на дверь.

Неожиданно раздался громкий звук взводимого курка... совсем близко, почти над ухом. Холодная сталь коснулась щеки, и чей-то полупьяный голос прошептал:

– Не играй с оружием, малышка, можешь пораниться. Бросай ружье в колодец! Ты ведь сделаешь это, не правда ли? Для Хозе? – издевательски осведомился неизвестный, но тут же зловеще тихо добавил: – И побыстрее.

Александре пришлось подчиниться. Она осторожно опустила ружье в колодец, дулом вверх. Послышался слабый всплеск.

– Благодарю, сеньорита. Ну а теперь вставайте и как можно медленнее шагайте к кухонной двери, – приказал мужчина.

Александра молча повиновалась. Мексиканец тихо стукнул в окно. Дверь распахнулась, и Алекс грубо втащили внутрь, оставляя синяки на руках.

Девушка попыталась вырваться, но бандит лишь крепче сжал пальцы и поволок ее в большую комнату, где сидел третий непрошеный гость. Он подошел к Александре, пока один бандит держал ее под прицелом, а другой прижимал к себе, время от времени пощипывая ее обнаженные плечи.

Девушка, стараясь не выказать смятения, вызывающе смотрела на стоявшего перед ней негодяя. От его разгоряченного, давно не мытого тела исходила вонь. Злорадно усмехаясь, он стащил с головы огромное сомбреро, открыв сальные, усыпанные перхотью волосы. Угольно-черные глаза похотливо блеснули.

– Мы рады, что вы решили присоединиться к нам, сеньорита! Давайте позовем вашего дружка, того, что сторожит у входа, и попросим его бросить пистолет и прибыть на нашу веселую вечеринку.

– Никогда! – воскликнула Александра.

– Неужели? Значит, предпочтете наблюдать, как он умирает?

Девушка растерялась. Как поступить? Надо спасти жизнь Куки!

Она позвала повара, и тот, неохотно отбросив шестизарядный револьвер, вошел в дом с поднятыми руками.

– Парни, пожалуй, можно и поразвлечься, – объявил предводитель, скалясь в ухмылке. – Мы столько потрудились, малышка, чтобы добыть тебя для Пекоса, что должны получить что-то в награду, как ты считаешь?

– Нет! Все вы безумцы, и к тому же покойники! Да вам и часа не прожить! Джейк и Ламар уже на пути сюда!

– Врешь, гринга, как все хорошенькие женщины! Сегодня им не до нас – Пекос нашел для них работенку!

– Ошибаетесь... – начала Александра, но тут же вскрикнула от боли: державший ее бандит безжалостно выкрутил нежный сосок. Взбешенная, девушка пнула его. Тот, отпустив Александру, схватился за ушибленное колено, и она набросилась на него с кулаками.

Предводитель, выругавшись, прыгнул к Александре и стал бить ее по лицу. Безжалостные тяжелые удары быстро укротили девушку; из уголка рта поползла струйка крови. Потом мексиканец потащил ее к столу, отдавая приказы своим людям. Те быстро связали Куки и развернули его лицом к девушке.

Предводитель смахнул все, что стояло на столе, и швырнул Александру на столешницу. Она сопротивлялась, выворачивалась, но один из бандитов схватил ее за руки, пока другой, раздвинув ей ноги, привязывал щиколотки к ножкам стола. Александра отчаянно вопила, извивалась, но бандиты весело переговаривались, показывая желтые от табака зубы. Девушка вздрогнула от омерзения и закричала еще громче. Неужели никто не услышит и не придет на помощь?

Предводитель опять дал ей пощечину – кровь потоком хлынула из распухших обезображенных губ. Во рту появился неприятно соленый вкус. Из сорванного криком горла вырывались невнятные хрипы. Силы были на исходе, и теперь она едва отбивалась.

Увидев, что девушка надежно скручена, предводитель подошел совсем близко, расстегивая штаны, откуда поднималась набухшая плоть. Под ободряющие крики бандитов негодяй нагнулся над Александрой и огромным кинжалом разрезал блузку, обнажая белые груди; розовые соски маняще сияли в мягком свете керосиновой лампы. Бандитов распирала похоть – каждый не мог дождаться своей очереди. Какая красотка! В здешних местах блондинки встречаются реже алмазов! Поскорее бы до нее добраться!

Предводитель стиснул груди Александры огромными коричневыми лапищами, и девушка дернулась от боли. Бандит безжалостно рассмеялся и выпрямился, желая покрасоваться перед сообщниками своими мужскими достоинствами. Он встал между раздвинутыми ногами Александры и, снова взмахнув ножом, провел кончиком по юбке. Материя распалась надвое. Мексиканец располосовал в клочья ее панталоны, оставив девушку совершенно обнаженной.

Хрипло вскрикнув, он упал на колени; остальные двое не сводили глаз с жертвы. Предводитель насильно просунул толстый язык в рот Александры. Она старалась сбросить мексиканца, укусить его, но он, что-то прорычав, прижался к ней еще теснее.

Неожиданно раздался звон шпор, а затем ледяной, зловещий голос Джейка: – Ты мертвец, hombre[6].

Дальнейшие события развивались с молниеносной быстротой. Предводитель, отпрыгнув, потянулся за револьвером, его сообщники метнулись к кухне. Выстрел – и главарь упал на Александру, заливая ее теплой кровью. Девушка, не в силах шевельнуться, в ужасе смотрела на него. Ламар с Джейком ринулись за беглецами. Снаружи раздавались выстрелы, ржание лошадей, постепенно затихавший вдали конский топот.

Джармоны вернулись в комнату, стащили мертвеца на пол и вынесли из дома, где и бросили в пыль, как ненужный мусор.

К тому времени как они вернулись, Александра успела поспешно завернуться в индейское одеяло и пыталась развязать смущенно улыбавшегося Куки. Она была перемазана своей и чужой кровью, исцарапана, волосы спутались, но, ни на что не обращая внимания, сражалась с туго затянутыми узлами. Джейк с застывшим лицом подошел к ней. Он тоже был весь в грязи, одежда порвана, из пореза на лице сочилась красная струйка. Но он, ничего не замечая, стоял над Александрой, не зная, как успокоить и утешить ее.

Ламар, действуя куда решительнее, отстранил Александру и стал быстро развязывать Куки. Джейк осторожно привлек девушку к себе, ветревожено глядя на нее.

Она вскинула голову и резко отстранилась. Джейк, изумленно подняв брови, вновь шагнул к ней.

– Александра! Все кончено! Бандиты разогнаны.

– Благодарю, я очень рада, – сдержанно ответила она, продолжая отступать.

Джейк растерянно опустил руки, недоуменно уставясь на девушку.

– Пусть убираются с миром, Джейк. Они не тронули меня.

– И не... не...

– Меня не изнасиловали, если именно это ты хочешь знать. Ты подоспел вовремя.

– Я так боялся опоздать, Александра, – расстроено вмешался Ламар.

– Все в порядке, главное, им не удалось разогнать стадо?

– Мы их остановили. Некоторых прикончили, остальные сумели скрыться. Они не скоро вернутся и надолго запомнят урок.

– Как хорошо! – облегченно вздохнула Алекс, радостно улыбаясь Ламару и Куки. – Но, должно быть, среди ковбоев есть раненые. Приведите их сюда, и я посмотрю, что можно сделать. Куки мне поможет.

– Еще бы, мисс Александра! Только оденьтесь, а я пока пойду на кухню, – сказал Куки, вставая.

Александра повернулась к Джейку и сухо заметила:

– Мне, пожалуй, придется начать с тебя.

– Но ты тоже вся в крови, Алекс! Надо хотя бы умыться!

– Верно, – нерешительно пробормотала девушка. – У нас есть что-нибудь, что можно использовать вместо бинтов?

– Сойдут и простыни, – решил Ламар. – Сейчас вернусь за мужчинами и пошлю их сюда.

Натянутость в отношениях между Джейком и Александрой была очевидна даже постороннему, и Ламар терялся в догадках, что же произошло. Он ожидал, что девушка бросится Джейку на шею, благодарная за чудесное спасение, но она походила на глыбу льда.

– Я иду с тобой, Ламар, – произнес Джейк. – Лишняя пара рук не помешает.

Александра отвернулась, чувствуя, как невидимые пальцы стискивают сердце, и быстро направилась в спальню, где старательно смыла грязь и кровь с лица и тела. Порезы и царапины горели, но были неглубокими и скоро заживут. Девушка натянула амазонку, радуясь, что под ней незаметны синяки и ранки, и надела сапожки. Несмотря на то что ночь была теплой, ее бил озноб. Хорошо, что амазонка сшита из достаточно плотной ткани!

Она стала расчесывать волосы, пытаясь разодрать колтуны и выпутать репьи. Безнадежно! Пришлось просто заплести толстую косу и перекинуть ее через плечо. Сейчас нет времени возиться с этой гривой! Губы посинели и распухли.

Вздохнув, девушка последний раз взглянула на себя в зеркало и, поспешно вынув из сундука простыни, начала рвать на длинные полосы. Потом собрала бинты и отправилась на кухню, где Куки уже успел вскипятить котел воды и деловито помешивал рагу в другом котелке. Кофе тоже был готов, и он даже сумел раздобыть бутылку текилы.

Завидев Александру, повар улыбнулся и воскликнул:

– Вот теперь все в порядке, мисс Александра! Парни молодцы, что так быстро примчались сюда! Жаль только, что я оказался таким растяпой!

Девушка ободряюще похлопала его по руке.

– Никто бы не мог сделать больше на твоем месте, Куки! Все хорошо, что хорошо кончается! Остается только починить как следует парней, чтобы они выдержали долгий путь.

Вошли первые несколько ковбоев и, сначала стесняясь, показывали раны, но вскоре почувствовали себя куда непринужденнее, счастливые вниманием, оказанным мисс Александрой. И каждый взахлеб рассказывал о жестоких схватках, доблестных поединках и ужасных увечьях.

Никогда еще они так не наслаждались плодами победы! Вскоре все были перевязаны, накормлены, каждому досталось по огромной кружке кофе – словом, теперь они вполне могли выдержать новые сражения.

Лишь на рассвете измученные Александра и Куки присели к столу, чтобы немного поесть. Несмотря на все пережитые ужасы, на сердце было легко – они сумели спасти ранчо!

Под окном послышался стук копыт, и через минуту в кухне появились едва державшиеся на ногах Джейк и Ламар.

Джейк робко улыбнулся Александре и снял шляпу. Черт возьми, он чувствует себя зеленым юнцом на первом свидании! С Александрой творилось что-то неладное, и он никак не мог понять причину. Он хотел, чтобы они расстались друзьями. Джейк восхищался силой духа девушки: подумать только, она спасала ранчо, даже подвергая опасности собственную жизнь! Конечно, она в какой-то мере спровоцировала нападение! Нет, он избавится от многих бед, когда она навеки исчезнет из его жизни, но почему так тяжело у него на душе при мысли о расставании в Сан-Антонио?

Переведя взгляд с Куки на Александру, Джейк сказал:

– Скот на месте. Завтра спозаранку погоним его в Сан-Антонио.

– Здорово! – обрадовался Куки. – Я успею приготовиться. Вот покормлю вас и пойду собираться, да к утру надо что-нибудь состряпать, мальчики проголодаются, как койоты.

– Давай я перевяжу тебя, Джейк, – предложила Александра и осторожно вытерла его лицо, пытаясь не вспоминать при этом пламенные ночи, когда он держал ее в объятиях.

«К счастью, порез пустяковый и скоро затянется», – подумала она, но тут же отвернулась. Ей уже этого не увидеть. – Сними рубашку, Джейк, – тихо попросила девушка, не обращая внимания на сильно бьющееся сердце. Она смыла засохшую кровь с золотистых завитков на груди. Джейк затаил дыхание, и Александра поняла, что ему, должно быть, больно, однако старательно перевязала раны.

– Это, пожалуй, все, что я могу сделать. Ты скоро поправишься!

Но прежде чем девушка успела отойти, Джейк положил ладонь ей на плечо:

– Спасибо, Алекс! Теперь я знаю, что ты выживешь везде, даже в Техасе.

Девушка дернулась, как от удара, и встала.

– Я сделала бы то же для всякого, кто нуждается в помощи, – резко бросила она и поскорее вышла, чтобы он не заметил навернувшихся на глаза слез.

Глава 23

Утром во двор асиенды въехал всадник.

Александра мгновенно насторожилась. Все обитатели ранчо сейчас со стадом! Значит, это чужак!

Она метнулась в большую комнату, схватила ружье, проверила, заряжено ли оно, и спокойно вышла из дома. Неизвестный все еще сидел на лошади и не торопился спешиться. Он едва узнал Александру, уверенно шагавшую ему навстречу. Зеленые глаза потемнели, загорелое лицо было суровым.

Застенчиво улыбнувшись, молодой человек воскликнул:

– Неужели вы собираетесь пристрелить меня, мисс Александра! И это за то, что я явился спасти вас?!

– Лейтенант Блейк! – обрадовано воскликнула девушка. – Вы действительно пришли мне на выручку?!

Лейтенант спешился и подошел к ней.

– Мисс Александра, как вы могли подумать, будто я забыл вас и ваши горести? Я вернулся как только смог, предварительно объяснившись с майором.

– Спасибо, лейтенант, но, поверьте, у меня все хорошо.

– Однако вы по-прежнему хотите уехать? Александра прикусила губу, гадая, какой ответ должна дать.

– Да, конечно, – прошептала она.

– Прекрасно! Я очень рад! И, клянусь, мисс Александра, сделаю для вас все, что в моих силах! Вы настоящая леди и не привыкли к здешнему обращению.

– Благодарю, лейтенант. Я всегда знала, что вы истинный джентльмен, на которого можно положиться!

– Несомненно, мисс Александра. Но нам лучше поторопиться, пока все заняты стадом. Впрочем, в дорогу следует отправляться пораньше, до наступления жары. Кроме того, если они решат погнаться за нами, мы намного их опередим.

– О, вряд ли они на это отважатся. Видите ли, на завтра назначен перегон скота, и Джейку будет просто не до меня. Мы в полной безопасности.

– Тем не менее мне хотелось бы...

– Договорились. Почему бы вам не напоить лошадь, пока я соберу вещи?

Лейтенант Блейк ошеломленно смотрел вслед девушке. Как она изменилась! Кажется, этой нежной благородной леди нелегко пришлось среди грубых неотесанных людей. Но он вырвет ее отсюда! Вернет к цивилизации, станет ухаживать, как подобает преданному поклоннику, и может... может, она его полюбит.

Александра не задержалась со сборами. Все решено, и нет смысла оглядываться назад. Лучше она оставит Джейка сейчас, чем будет мучиться до самого Сан-Антонио. К тому же красавец лейтенант послужит надежной защитой! Она попробует уговорить его жениться на ней, стать отцом ее ребенка. И он будет покорным и почтительным мужем. Им-то уж она всегда сумеет управлять. Итак, все ее проблемы решены благодаря одному лишь появлению лейтенанта Блейка. Только вот непослушное сердце так ноет, а глаза застилают слезы...

Но она боялась признаться в этом себе самой.

Девушка поспешила в спальню, плеснула в лицо холодной водой, переплела косы. У нее нет даже вьючной лошади! Придется оставить вещи здесь. Амазонка прекрасно подойдет для путешествия. Все, что ей понадобится, – деньги.

Она вынула мешочек из саквояжа и запрятала в юбку. Единственное, что Александра захватила с собой, кроме кошелька, – норвежский медальон. Нежно погладив, она надела его на шею и надежно спрятала за ворот блузки, а потом взяла перчатки, сомбреро, пересекла комнату и, не глядя по сторонам, зашагала к выходу. К чему ненужные воспоминания?

Лейтенант помог ей сесть в – седло, и они отправились в путь. По-видимому, Блейк прекрасно знал дорогу, поскольку они ехали, не сворачивая, прямо на восток. Именно эта дорога вела в Корпус-Кристи, но девушка ничего не подозревала – равнина, покрытая мескитовыми деревьями, выглядела для нее удивительно однообразной, а на прогулках она никогда не забиралась так далеко.

Пожалуй, неплохо немного пожить в Браунсвилле. Там она будет в безопасности от Жиля и Стена – кавалеристы и лейтенант Блейк всегда готовы прийти на помощь слабым женщинам. Когда-нибудь она вернется в Нью-Йорк, но пока не хочет покидать Техас. Непонятно, чем приворожила ее эта иссушенная солнцем земля, но тут она чувствовала себя как дома.

Постепенно Александра начала уставать, ноги надсадно ныли. Она не привыкла к столь долгим поездкам в отличие от лейтенанта, который держался в седле с таким видом, словно лишь несколько минут назад сел на коня. Не вытерпев, она взмолилась:

– Лейтенант Блейк, нельзя ли нам отдохнуть? Я так устала.

Молодой человек слегка нахмурился.

– Конечно, мисс Александра, но впереди долгий путь, прежде чем мы доберемся до лагеря! Не хочу, чтобы Джармоны меня перехватили.

– Поверьте, лейтенант, стадо им всего дороже. Не стоит так торопиться. Браунсвилл никуда не убежит.

Молодой человек пристально глянул на нее и, пожав плечами, повел коней в мескитовые заросли. Александра с помощью лейтенанта сползла с седла, и колени ее подогнулись. Она едва не упала, и Блейк, подхватив девушку на руки, понес в тень и усадил.

– Почему вы не сказали мне раньше, мисс Александра? Я не думал, что вы настолько измучены!

– Ничего страшного, лейтенант.

– Отдохните, а я принесу воды и сушеной говядины. Это все, что у меня есть.

– Большего и не нужно, – заверила Александра, растирая ноги.

– Вы можете ехать дальше? – озабоченно осведомился лейтенант, после того как они немного поели.

– Да, – кивнула девушка, – теперь мне гораздо лучше.

Они все дальше и дальше удалялись от ранчо Бар-Джей. Александра едва держалась в седле.

– Уже совсем близко, мисс Александра. Я знаю, вы устали, но вечером сможете отдохнуть. Потерпите еще чуть-чуть.

Взглянув в обеспокоенное молодое лицо, Александра невольно улыбнулась.

– Я постараюсь. Только вам придется снять меня с лошади – сама я идти не смогу.

– Буду счастлив услужить, – рассмеялся лейтенант. – Ну а дальше мы не будем так гнать коней. Я просто хотел как можно скорее убраться с территории ранчо и опередить Джармонов.

Девушка слабо улыбнулась и покачала головой. Блейк просто отказывается верить, что Джейк не захочет пуститься в погоню. Между ними все кончено.

Наконец, когда на прерию спустилась ночь, они приблизились к лагерю. Там горел костер, и девушка уже предвкушала мирный отдых у огня. Господи, хоть бы поскорее поесть и заснуть!

Лейтенант Блейк чуть натянул поводья, и лошади пошли рядом.

– Мы почти на месте, мисс Александра. Теперь вы в безопасности. Ваши друзья согласились помочь. Мне повезло встретиться с ними. Они раскинули лагерь, и оттуда вернутся вместе с нами в Браунсвилл.

Александра открыла рот, чтобы возразить. В Техасе у нее нет друзей! Но они были уже в лагере. Навстречу им направились двое мужчин. Костер горел за их спинами, и потому лиц не было видно.

Девушке вдруг стало не по себе. В их фигурах было что-то неприятно знакомое! Она повернула лошадь, собираясь ускакать, но не успела. Сильные руки схватились за поводья.

– Ну нет, Александра, на этот раз тебе не удастся ускользнуть, – вкрадчиво произнес незнакомец с привычным нью-йоркским выговором.

– Стен!

– К твоим услугам, милая.

– А для меня у тебя не найдется доброго слова, дорогая? – раздался мелодичный низкий голос с южным акцентом.

– Жиль!

– Признаться, ради тебя я отправился так далеко и столько перенес!

– О нет! Нет!– всхлипнула девушка.

– Джентльмены, вы испугали мисс Александру. Понимаю, дорогая, это, должно быть, такое потрясение, но они хотели сделать вам сюрприз, зная, что вы будете счастливы вновь встретиться с ними! – уговаривал лейтенант Блейк.

– Счастлива? Счастлива, лейтенант?

– Ну конечно! А теперь, джентльмены, лучше дать мисс Александре отдохнуть. Она не так вынослива, как мы с вами, и день был очень тяжелым.

– Да, Блейк, вы правы, – кивнул Стен, отступив от лошади Александры. Жиль стал по другую сторону.

Лейтенант спешился и подошел к девушке.

– Сейчас сниму вас, мисс Александра, ну а потом...

Он не успел договорить. Раздавшийся грохот заглушил последние слова. Стен выстрелил Блейку в спину. На мгновение растерявшись тот совсем по-детски взглянул на Александру, прежде чем тяжело рухнуть ничком.

– Нет! О Стен! – вскрикнула Александра. Но Стен спокойно сунул оружие в кобуру и пинком перевернул тело несчастного, желая убедиться, что он мертв.

Позже она спохватилась, что следовало бы заподозрить что-то неладное – эти негодяи способны на все! Не будь она так измучена, наверняка не забыла бы, как безжалостны и жестоки эти двое, и, конечно, предупредила бы беднягу лейтенанта. Но теперь слишком поздно! Блейк не знал их так хорошо, как она.

Девушка взглянула в последний раз в красивое, перепачканное грязью лицо, кровавое пятно на груди. Ее единственный защитник мертв!

– Ну же, Александра, – небрежно бросил Стен, – этот человек ничего для тебя не значил.

– Не было никакой необходимости убивать его, Стен, – вскинулась она, едва он обнял ее за талию, чтобы помочь спешиться.

– Ошибаешься! Узнав правду, он поднял бы шум и натравил на нас войска! К сожалению, без него мы никогда бы до тебя не добрались, иначе он бы вообще нам не понадобился.

Раздраженный, хотя и слабым, сопротивлением Александры, Стен грубо сдернул ее на землю, и она устало обмякла. Выругавшись, он подхватил девушку на руки и усадил у огня, где Жиль уже хлопотал над котелком с едой. Повернувшись к Александре, он вручил ей оловянную тарелку.

– Ешь, дорогая. Ты, должно быть, очень устала и голодна.

Он протянул ей также чашку с крепким кофе, сдобренным бренди. Девушка хотела отказаться от еды, но ужасно проголодалась за день, и кроме того, силы ей еще понадобятся, иначе она не сумеет придумать, как сбежать. Ей просто необходимо поесть и выспаться!

Стен снял с коня лейтенанта сбрую и седло и успел разнуздать мустанга Александры. Хорошо, что он позволил и животным пощипать травку! Девушка сонно наблюдала за ним, но внезапно встрепенулась и охнула, увидев, как Стен хлестнул лошадей по крупам, и те метнулись в ночь.

Александра в тревоге вскочила.

– Зачем ты разогнал коней? – рассердилась она, гневно сверкнув глазами.

– Но что мы станем делать с животным, на котором красуется тавро кавалерийского полка, дорогая? Первый же попавшийся патруль заподозрит нас! Твой мустанг нам тоже ни к чему!

– Но это хорошие лошади, – упрямо настаивала девушка.

– Ты совершенно права, дорогая, – кивнул Стен и, приблизившись к ней, поднял с земли обрывок веревки. – Будь добра, вытяни руки.

– Что?!

– Придется связать тебе руки, Александра! Не ждешь же ты, что я после всего стану тебе доверять!

Александра съежилась, попыталась отползти, но тело не повиновалось. Стен хотел схватить девушку за руки, но она продолжала отбиваться, так что выведенному из себя Стену пришлось позвать Жиля. Вместе они быстро одолели ее, и Стен безжалостно стянул ей запястья спереди. Мужчины, довольные собой, встали. Александра кое-как села, испепеляя их презрительным взглядом, но те равнодушно отвернулись. Она беспомощно горбилась у огня. Боже, если бы только она могла немного отдохнуть, мысли бы прояснились, но сейчас... сейчас усталый мозг отказывается работать.

Отяжелевшие веки сами собой опустились.

Она не знала, сколько проспала, но едва снова открыла глаза, увидела стоявших над ней Жиля и Стена. Жиль встал на колени и подхватил ее на руки. Она вырывалась, била его в грудь кулаками, но силы были неравны. Жиль понес ее куда-то, пока Стен гасил огонь. Отдохнувшие лошади, сильные великолепные животные, уже ждали их. На одной было дамское седло. Только когда Жиль усадил девушку и расправил ее Юбки, она неожиданно поняла, что они задумали. Собираются скакать всю ночь!

Девушка в отчаянии застонала. Тело и без того невыносимо болело.

– Нет, Жиль, – взмолилась она, – я больше не могу ехать! Мне надо отдохнуть.

– Кларк признается в усталости? Невероятно! Такого просто не может быть! Спи в седле, Александра, – посоветовал Стен. – Все равно я поведу твою лошадь, пусть даже это нас и задержит. Не стоит недооценивать твоих способностей!

Он взял ее лошадь под уздцы и подвел к своей. Александре пришлось смириться. Руки связаны, Стен ни на миг от нее не отходит. И лейтенант Блейк уже никогда не придет на помощь.

Негодяи повернули коней на северо-восток, к Корпус-Кристи, увозя несчастную жертву.

Глава 24

Джейк соскользнул с лошади и крадучись побежал к лагерю, куда привозили девушку. По его расчетам он отставал от них всего часа на два, судя по тому, что угли в костре были еще горячими.

Джейк уже примерно представлял, что случилось с Александрой, едва увидел на тропе двух лошадей. Мустанг, ведомый инстинктом, возвращался домой, на ранчо, а конь послушно следовал за кобылкой. Джейк поймал их и привязал к своему седлу.

Он уехал от ковбоев и стада после полудня, чтобы проверить, все ли в порядке с Александрой. Жаль, что он не прикончил Пекоса, – слишком хорошо ему было известно коварство бандита. Тот вполне способен вернуться и попытаться похитить девушку.

Это и было первой мыслью Джейка, когда он вошел в пустой дом и обнаружил отсутствие Александры. Все же ему показалось странным, что нигде не было заметно никаких признаков борьбы и только одна лошадь исчезла. Он не мог, просто не мог оставить Александру в руках бандитов, позволить им издеваться над ней, поэтому написал короткую записку Ламару, в которой сообщал, что отправляется на поиски девушки, и просил деда сопровождать скот. Джейк попытается догнать их в Сан – Антонио. Конечно, он понимает, что не должен бросать стадо в такой момент, но Ламар с ковбоями отлично управятся без него.

Но по мере того как день клонился к вечеру, Джейк стал сомневаться в своих предположениях. Путь вел на восток, к побережью, а не на юг, к мексиканской границе. Все это просто не имело смысла.

После заката он наткнулся на лошадей и, заарканив их, быстро осмотрел подковы. Да, это именно те кони, которых он разыскивал весь день, но на них нет ни сбруи, ни груза, и животные все еще были разгоряченными и покрытыми пеной. Заметив на жеребце клеймо кавалерийского полка, Джейк узнал в кобылке мустанга со своего ранчо и тогда понял, что Александра уехала с лейтенантом Блейком. Что-то темное и зловещее забурлило в крови Джейка, и его решимость отыскать сбежавших «любовников» вытеснила из головы все другие мысли.

Но что с ними случилось? Почему они отпустили лошадей? И наконец слепой гнев, рвущий душу, уступил место тревоге за безопасность Александры. Надо спешить! Джейк захватил с собой лошадей на случай, если они понадобятся позже.

К сожалению, все следы обрывались в этом лагере. Судя по отпечаткам сапог, еще двое мужчин весь день провели здесь в ожидании Александры и лейтенанта. Джейк заметил в грязи пятна крови и, пойдя по ним до мескитовых зарослей, нашел тело Блейка.

Теперь картина была ему ясна. Александра рассказывала, что ее преследуют некий Стен из Нью-Иорка и сводный брат Джейка Жиль. Видимо, эти двое объединились, чтобы захватить ее. Бандиты просто не заходят так далеко на восток, и здесь не было стад, которые можно угнать. Кроме Жиля и Стена, некому преследовать девушку.

Джейк помрачнел, как туча. Будь он проклят, если допустит, чтобы эти алчные охотники за чужими деньгами принудили девушку к нежеланному браку! Пусть Ламар займется перегоном – надо добраться до похитителей прежде, чем они достигнут Корпус-Кристи и увезут девушку в Новый Орлеан.

Джейк торопливо перебросил труп лейтенанта через седло кавалерийского коня и надежно привязал. Он не позволит стервятникам добраться до этого бедняги! Блейк хотел всего лишь помочь Александре и за это получил пулю в спину.

Джейк вскочил на своего мустанга, ведя за собой остальных коней, и снова пустился в путь, чтобы на этот раз догнать негодяев. Он клокотал от ярости и постепенно, но неуклонно нагонял всадников. Они не привыкли к бескрайним просторам техасских прерий, а Джейк хорошо изучил эти места. Перед глазами все время стояло лицо Александры, то нежное и смеющееся, то строгое и суровое... она всегда была с ним. Всегда. Что бы ни делала, в каком бы настроении ни находилась. Он почти ощущал в ладонях мягкие густые пряди, на губах все еще оставался вкус ее поцелуя. Если признаться честно, именно поэтому он и вернулся на асиенду. Собирался попросить ее отправиться вместе с ним, каким бы идиотским ни выглядело это предложение. Впрочем, там, где дело касалось Александры, он просто не мог мыслить здраво.

Джейк скакал всю ночь, все ближе подбираясь к похитителям. Когда восток загорелся пурпурно-розовым светом, мужчина улыбнулся. В отличие от него они не привыкли так много времени проводить в седле. Теперь уже недолго осталось.

Он находился почти рядом, когда увидел, что направление следов изменилось. Всадники остановились, словно обсуждая, что делать. Джейк быстро огляделся. Да, он тоже заметил. Густая мескитовая рощица – идеальное место для лагеря. Значит, они решили отдохнуть. Прекрасно. Он сумеет легко к ним подобраться.

Джейк подъехал ближе, потом свернул на север, пока не оказался подальше от лагеря. Там он привязал лошадей к низкому мескитовому деревцу, а сам начал подкрадываться к похитителям. Услышав голоса, Джейк мгновенно залег. Он просто не имеет права рисковать!

Джейк пополз к роще и осторожно приподнял голову над кустами, чтобы оценить обстановку. Губы его сурово сжались, а глаза зловеще прищурились, когда он увидел Александру, сидевшую на земле со связанными руками. Жиль, одетый в прекрасно сшитый черный костюм для верховой езды, нервно метался вокруг костра. Другой, постарше, худой, с недобрым лицом, должно быть, Стен, сидел на корточках у огня, пил кофе и наблюдал за девушкой.

Джейк встал, выхватил пистолет и, грациозно, бесшумно шагая, направился к ним. Александра недоверчиво раскрыла глаза при виде Джейка, высокого, грозного, смертельно опасного.

Заметив, как встрепенулась девушка, Жиль обернулся и, выругавшись, схватился за пистолет, на беду забыв, что Джейк куда лучше умеет управляться с оружием. Раздался выстрел, и Жиль повалился на утоптанную землю. Из раны в груди хлестала кровь.

Но прежде чем эхо выстрелов замерло вдали и Джейк успел опомниться, Стен уже сжимал в руке револьвер. Он спустил курок, и Александра громко вскрикнула, увидев, что Джейк пошатнулся. Пуля из его пистолета ушла в глину. Не сводя глаз с Александры, Джейк упал на колени и медленно повалился лицом вниз.

Александра кричала и не могла остановиться. Пронзительные вопли безжалостно разрывали тишину раннего утра. Она кое-как поднялась на ноги, с ужасом глядя на Джейка. Стен с размаху ударил ее по лицу. Девушка рухнула как подкошенная, из рассеченной губы закапала кровь. Она истерически зарыдала, протягивая руки к Джейку.

Стен нагнулся и грубо дернул за веревку, которая стягивала стертые, распухшие запястья.

– Ну вот и покончено с твоими доблестными героями. Как удачно, что они оба мертвы, – теперь все проблемы решены. Отныне ты моя, дорогая.

– Нет! Нет, Стен! Я всегда буду ненавидеть тебя!

Стен пренебрежительно расхохотался и поволок ее к лошадям.

– Нет смысла тратить время! Надо скорее попасть в Нью-Йорк – там нас ждет новая жизнь.

– Стен, я отдам компанию, мне она не нужна. Только оставь меня здесь, – простонала Александра, оглядываясь на неподвижно лежавшего Джейка.

– Я уже как-то объяснял, что намереваюсь заполучить тебя, Александра, а я всегда добиваюсь своего. Мы возвращаемся в Нью-Йорк.

Он поднял ее и бесцеремонно опустил в седло. К ночи они будут в Корпус-Кристи, где сядут на шхуну, отплывающую в Новый Орлеан. Лишь бы поскорее убраться из Техаса и больше ни о чем не беспокоиться. Пусть стервятники потрудятся над трупами! Ему же меньше забот – поделом этим двоим, нечего становиться на его пути.

Стен быстро расседлал лошадь Жиля и хлестнул ее по крупу. Конь пустился вскачь. Теперь никто не станет задавать лишних вопросов.

Вскочив на коня, он еще раз взглянул на Александру. Тонкие губы кривила жестокая усмешка. Наконец она в его власти!

Александра едва держалась в седле, но Стен неумолимо погонял лошадей, стараясь до заката добраться в Корпус-Кристи. Все тело ломило, но это было ничто по сравнению с нестерпимой болью в раненом сердце. Едва девушка увидела Джейка – гордого, неукротимого, несгибаемого, ей открылась ошеломительная истина. Она любит его. Боже, как Александра хотела броситься в его объятия, сказать о своей любви, поклясться, что пойдет с ним куда угодно, если он захочет.

Но Джейк мертв, потерян навсегда. В эту минуту Александра понимала, что полюбила его с первого взгляда, но гордость и упрямство не позволили ей это признать. А сейчас слишком поздно!

Господи, ведь он пришел за ней, оставил все и пришел! Это могло означать только одно – он тоже ее любит. Погнался за похитителями, чтобы спасти ее, забрать с собой, в долгий путь до Абилина. Она бы с радостью согласилась, вынесла бы любые трудности, лишь бы быть с ним рядом. Но он мертв! Мертв! И ее жизнь тоже кончена. Ради чего теперь влачить жалкое существование?

Но остался ребенок, их ребенок! Дитя Джейка растет в ней.

Девушка нежно улыбнулась. Если малыш выдержал эти последние дни и ночи, значит, достаточно силен и стоек. Александра будет жить ради своего ребенка! Джейк, сам того не зная, оставил ей драгоценное наследство, и она сохранит его.

На землю снова спустились сумерки, но Стен продолжал хлестать лошадей, таких же измученных, как и сами всадники. Александра безвольно обмякла в седле, борясь с угрожавшим одолеть ее сном. Она ужасно боялась упасть и повредить ребенку и поэтому изо всех сил сопротивлялась забытью.

Скоро повеяло прохладой;. ветерок приносил запах моря и соли. Океан совсем рядом! Они кое-как добрались до Корпус-Кристи. До чего же здешний влажный воздух отличается от сухого жаркого климата Южного Техаса!

Стен остановил лошадей на окраине города и, подтянув за уздцы поближе кобылу Александры, предупредил:

– Я развяжу тебя, но не пытайся удрать, иначе плохо тебе придется. Надеюсь, ты будешь вести себя спокойно и не доставишь мне неприятностей! Даешь слово?

Девушка безмолвно кивнула, не в силах говорить, – в саднящем горле совсем пересохло. Стен быстро перерезал веревки и швырнул их на землю.

– Держись рядом и не вздумай отстать. Здесь шатается много всякого сброда. Я сниму комнату. Никому ничего не говори, или, обещаю, все, что тебе пришлось перенести раньше, покажется раем по сравнению с той жизнью, которую я устрою сейчас.

Они ехали по пыльным улицам Корпус-Кристи. Стен направился к единственной приличной гостинице, куда они и вошли. В вестибюле было полутемно, лишь одна лампа горела над стойкой портье. Александра прислонилась к стене, боясь, что ноги вот-вот подкосятся. Стен позвонил и прислушался. Никого. Пришлось раздраженно потрясти колокольчиком несколько раз, прежде чем по лестнице спустился сонный владелец.

– Леди устала. Мы ехали всю ночь. Нам нужна комната, – сказал Стен.

– Плата вперед и распишитесь в книге, – пробурчал владелец, подталкивая к Стену толстый, переплетенный в кожу том.

Александра тупо наблюдала, как он записывает их под именами мистер и миссис Смит. Всегда осторожен, неизменно осмотрителен, даже в Техасе. Не хочет, чтобы призрак мертвеца преследовал его в Нью-Йорке! Расчетливый подлец!

Получив деньги, хозяин вручил Стену ключ и поднялся по лестнице, опережая новых постояльцев. Оказавшись в номере, Стен предупредил:

– Завтра у меня много дел, Александра, но ты, по всей вероятности, слишком устала, чтобы попытаться что-нибудь выкинуть.

Он повернулся и вышел, не забыв запереть за собой дверь. Александра едва добрела до кровати, упала на нее и мгновенно погрузилась в сон, унесший ее туда, где нет ни печалей, ни горестей.

На улице было уже темно, когда Стен наклонился над ней с лампой в руках. Свет разбудил девушку, и она пошевелилась, уверенная, что в жизни больше не сумеет встать с кровати.

– Проснись, Александра. Я продал лошадей и заплатил за проезд на шхуне, отплывающей в Новый Орлеан. Ничего лучшего не нашлось. Придется делить каюту с другими женщинами, но ты сможешь отдохнуть в пути. Вставай. Времени нет.

– О Джейк, я...

Перед глазами вспыхнули багровые искры – Стен что было сил ударил ее по лицу. Девушка чуть не потеряла сознание – столь велико оказалось потрясение.

– Попробуй еще раз назвать меня его именем и горько пожалеешь об этом! Слышишь, Александра? – разъяренно прошипел он, наклонясь над неподвижной девушкой.

И тут Александра вспомнила. Ей снился Джейк, и она машинально позвала его.

– Ты поняла? – завопил Стен, хватая ее за плечи и начиная трясти.

Наконец он немного успокоился, и Александра прошептала:

– Да. Да, Стен.

– Прекрасно. А теперь хватит валяться. Шкипер хочет отплыть на рассвете, и мы должны быть на борту.

Александре показалось, будто тысячи булавок впиваются в тело, однако она с трудом поднялась, спустила ноги, но тут же опять упала на подушки. Стен презрительно хмыкнул и, схватив бутылку, наполнил стакан почти до краев.

– Пей! Дешевое виски – лучшее лекарство! До дна, Александра!

Она послушно взяла стакан трясущимися руками и попыталась поднести к губам. Стен отнял стакан и стал лить виски ей в горло. Девушка захлебывалась жгучей жидкостью, но Стен был неумолим. Только когда все было выпито, он налил порцию и себе, залпом осушил стакан и, вернувшись к Александре, рывком поднял ее на ноги. Комната закружилась перед глазами, но через мгновение она почувствовала себя бодрее.

– Слава Богу, очнулась, – проворчал мужчина, беря ее за руку и ведя к выходу. – Не смей откровенничать с другими пассажирами, Александра. Притворись, что больна. Не хватало мне еще неприятностей.

– X – хорошо, Стен, – пообещала пленница и на ватных ногах последовала за своим спутником.

Внизу Стен швырнул на стойку ключ от номера и, не глядя по сторонам, потащил Александру вперед. Она едва поспевала за ним. Наконец они добрались до пристани, а потом начался непрерывный кошмар, подробности которого совершенно изгладились из памяти девушки. Стен устроил ее в каюте с тремя спящими женщинами; они лишь сонно бормотали что-то, когда она, ударяясь об их койки, спешила добраться к своей. Не позаботившись раздеться, Александра прилегла и провалилась в глубокий сон, продолжавшийся почти все путешествие, за исключением тех моментов, когда приступы морской болезни одолевали ее. Она практически ничего не ела, и Стену пришлось вынести ее на руках по сходням. Они отправились в лучшую новоорлеанскую гостиницу, и Стен внес ее в вестибюль. Александра стыдилась своего вида, грязного платья, спутанных немытых волос. После всего случившегося повезло, что она еще жива. Только очутившись в огромном просторном номере, девушка удивленно огляделась, поняв, что совершенно отвыкла от подобной роскоши.

– Я ухожу, Александра. Надо купить билеты и какую-нибудь одежду. Я велю прислать тебе обед и горячую воду для ванны. Вернусь, когда смогу. Не вздумай убежать. – Он помедлил, взглянул в белое осунувшееся лицо и добавил: – Правда, я тебе не доверяю, но сейчас волноваться не из-за чего – ты просто не сможешь подняться.

Александра молча уставилась на него, ничего не чувствуя и не понимая. Ей хотелось только лежать, и тогда, возможно, тошнота немного пройдет. Она не заметила, как Стен покинул комнату, – ее сразу же одолела дремота.

Разбудила Александру горничная, внесшая поднос. За ней явились слуги с ведрами горячей воды. Горничная подошла к Александре и нерешительно спросила:

– Что еще будет угодно, мэм? Александра медленно открыла глаза и долго смотрела на девушку, прежде чем осознала, где находится.

– О нет, нет, спасибо. Все в порядке. Горничная присела и торопливо вышла. Как ни удивительно, Александра чувствовала себя довольно хорошо. Неприятное ощущение в желудке исчезло. Ее заветная мечта – горячая ванна – вот-вот сбудется.

Александра принялась неспешно снимать порванную, покрытую пылью амазонку. Сапожки никак не хотели слезать с распухших ног. Огромным усилием справившись с ними, она подошла к зеркалу и отшатнулась.

От нее остались лишь кожа да кости. Глаза казались неестественно огромными на личике с кулачок.

Девушка придвинула поднос к ванне, опустилась в теплую воду и долго наслаждалась, чередуя еду с купанием, пока вода не остыла, а поднос не опустел.

Она промыла волосы, обернула их полотенцем, не зная, что делать дальше, – щетки у нее не было. Как следует вытершись, Александра легла в кровать и снова закрыла глаза. Сон преобразил ее черты, превратив в былую невинную девочку.

Когда она снова проснулась, было темно, и Стен зажигал лампы.

– Тебе лучше, Александра? – спросил он, увидев, что она не спит.

– Да.

Стен сел на край кровати, и Александра отодвинулась как можно дальше, натягивая одеяло до самого подбородка.

– Мне удалось взять билеты на пароход, отплывающий в Нью-Йорк завтра утром.

– Завтра? – прошептала она.

Серые глаза Стена угрожающе потемнели.

– Нет смысла задерживаться здесь, Александра. Морские путешествия полезны для здоровья. Ты скоро поправишься. А мне надо побыстрее попасть в Нью-Йорк. Я и так потерял достаточно времени. Кроме того, мне удалось купить необходимые вещи. Ты сумеешь сама одеться?

Александра кивнула.

– Прекрасно. У меня отдельная каюта. Мы будем путешествовать под своими именами, и я не желаю, чтобы репутация моей будущей жены была опорочена. К сожалению... – Он погладил ее по обнаженной руке. – ...это трагически противоречит моим желаниям, но думаю, что смогу потерпеть, пока мы не окажемся в Нью-Йорке.

Александра с ужасом взглянула на него. На тонких губах играет жестокая ухмылка, волчьи глаза жадно шарят по ее телу, прикрытому одеялом. Он подался вперед, но она вытянула руки, чтобы помешать ему. Сама мысль о том, что другой мужчина, кроме Джейка, коснется ее, была омерзительна.

Стен презрительно пожал плечами.

– Вот оно, значит, как? Ну что же, дорогая, всему свое время, но предупреждаю, в Нью-Йорке тебе придется делить со мной постель.

Александра молча отвернулась, и он вышел, заперев за собой дверь. Она встала, порылась в вещах, принесенных Стеном, отыскала щетку и принялась расчесывать волосы.

Потребовалось часа два, чтобы привести их в прежний вид, зато теперь она больше напоминала ту полную энергии и сил девушку, что когда-то решилась отправиться в далекое путешествие. Только лицо, смотревшее на нее из зеркала, уже не было детским. И глаза. Суровые зеленые глаза. Глаза человека, слишком хорошо узнавшего, что такое жизнь. Эта нынешняя Александра получит то, чего хочет. Она станет хозяйкой своей судьбы. Выйдет за Стена и даст имя ребенку Джейка, а потом отомстит.

Приняв решение, Александра снова легла и мирно проспала до утра. Никакие ужасные сновидения не тревожили ее.

На следующее утро Стен без стука открыл дверь. Он был одет в обычный строгий деловой костюм и рассердился, увидев, что она еще не готова. Осыпав Александру упреками, он оставил ее одеваться, а сам пошел заказывать завтрак.

Девушка поспешно натянула белье и простое темное платье, стянула волосы узлом на затылке и надела скромную шляпку без украшений. Она задыхалась в слишком тяжелой, не по сезону, уродливой одежде и чувствовала себя настоящим чучелом! Спрятав остальные вещи в саквояж, Александра бросила его на кровать и спустилась вниз, чтобы позавтракать. Стен выбрал маленький столик у окна, и официант как раз подавал блюда. Критически осмотрев Александру, Стен одобрительно кивнул.

Она положила себе на тарелку гору еды. Стен нахмурился, но тут же улыбнулся; серые глаза радостно сверкнули.

– Можно подумать, дорогая, что ты ешь за двоих, – многозначительно заметил он.

Девушка вспыхнула и потупилась.

– Я заподозрил это еще на шхуне – ни у кого, кроме тебя, не было морской болезни. Тогда мне показалось, что ты просто устала и измучена, но сейчас все ясно. Это ребенок Джейка, Александра?

Та трясущейся рукой поднесла ко рту чашку шоколада.

– Такое случается, сам знаешь, – пробормотала она.

Стен, по-прежнему улыбаясь, снова кивнул.

– Признаться, я счастлив, Александра, пусть это и удивляет тебя! Видишь ли, теперь ты должна выйти за меня по доброй воле, если не желаешь, чтобы твой ребенок носил клеймо ублюдка! А мы оба хорошо знаем, что это такое, верно? Вряд ли благородное семейство Кларк потерпит еще одного!

Александра ответила таким же жестким взглядом. Он играет ей на руку, считая при этом, что теперь-то уж его планы осуществятся!

– Тут ты прав.

– Надеюсь, ты выйдешь за меня хотя бы для того, чтобы дать имя своему ребенку?

– Вероятно, – обронила она как можно равнодушнее.

– Запомни, Александра, ни один респектабельный мужчина не женится на тебе, зная, что ты носишь дитя от другого.

Она опустила глаза, но тут же посмотрела на него, думая о том, как сладка будет месть.

– Пообещай, что станешь моей женой, Александра.

– Но я не люблю тебя, Стен.

– Дьявол! И что из того? Мне совершенно безразличны твои чувства! Но ты во мне нуждаешься. Да, клянусь Богом, теперь именно я тебе нужен. Ты должна бы умолять меня на коленях. Но я поступлю благородно, попросив тебя обвенчаться со мной. Что скажешь, Александра?

Девушка, тяжело вздохнув, спокойно ответила:

– Да, Стен Льюис, думаю, что мы все-таки поженимся.

Стен торжествующе улыбнулся и поднял вилку.

– Ешь, дорогая. Нью-Йорк ждет нас.

Они доели завтрак в молчании, а потом Стен проводил ее к стоявшей у входа коляске. Посыльный уже принес их багаж.

Ранним утром Александра прощалась с Новым Орлеаном. Сейчас он выглядел куда более романтичным. На этот раз ее никто не преследовал, не унижал, она не была голодна, зато лишилась силы духа и оптимизма, так долго бывших ее спутниками. Они исчезли вместе с юностью...

Стюард почтительно проводил их в каюты. Это путешествие разительно отличалось от предыдущего. Оказавшись в чисто прибранном просторном помещении, Александра уселась на койку, с горечью думая о невозвратном. Джейк! Она встретила его во время первого плавания, и никто не сможет заставить ее забыть его и все, что они делили.

Часть четвертая ТРОТУАРЫ НЬЮ-ЙОРКА

Глава 25

Ночной ветерок, почти такой же горячий, как днем, гулял по комнатам особняка Александры, не принося прохлады. Девушка стояла у окна спальни, прислушиваясь к звукам летнего Нью-Йорка. Однако и шум никогда не засыпающего города, и жаркий влажный бриз лишь усиливали ее раздражение.

Она опустила гардины и подошла к огромному, от потолка до пола зеркалу, с тоской вспоминая о сухом воздухе Техаса, бескрайних прериях, мустангах, бесчисленных стадах скота. Как это непохоже на здешнюю унылую действительность! Она считала, что все забудет, как только окажется дома, в привычной обстановке, но этого не произошло.

Александра постоянно думала об асиенде, ковбоях, той свободной, хотя и полной опасностей жизни. И о Джейке. Он всегда был рядом. По ночам Александра томилась в ожидании его ласк, близости, страстных поцелуев, но утешала себя мыслями о ребенке, в котором возродится погибший отец.

Девушка критически оглядела в зеркале свой живот. Пока еще ничего не заметно. Правда, Александра немного поправилась после отъезда из Нового Орлеана, и груди налились – все время, проведенное на борту парохода, она отдыхала и наслаждалась вкусной едой. Судя по жадным взглядам Стена, тот находил ее неотразимой, но сама девушка совсем не сознавала себя привлекательной. Только в присутствии Джейка она становилась оживленной, обольстительной, чувственной, только для него была первой красавицей мира. Теперь же все в прошлом. Ей безразлично, как она выглядит.

Низкий вырез светло-зеленого атласного платья наполовину обнажал груди. Модный наряд обтягивал тонкую талию, юбка изящно ниспадала до пола. В этом платье глаза казались еще ярче, а волосы отливали золотом. Александра решила надеть к вечернему туалету принадлежавшие матери изумруды. Сегодня она впервые покажется в обществе. Стен везет ее на премьеру модной пьесы. Последнее время он пользовался ею как новой лошадью или экипажем, для того чтобы произвести впечатление на влиятельных лиц города. Ну что ж, пусть, это даже к лучшему, поскольку поможет ее ребенку занять подобающее место в свете.

Вернувшись две недели назад, она обнаружила, что в доме почти ничего не изменилось – ее экономка была достаточно опытной, чтобы содержать хозяйство в порядке. Дядюшки приехали навестить ее вместе со своими гнусными сыночками. Все уже были помолвлены и привезли с собой глупеньких, жеманных невест. Александра терпеливо вынесла не только их присутствие, но даже по-хозяйски властное обращение Стена, явно гордившегося своим завоеванием. Он сразу же объявил об их помолвке при полном одобрении семейства. Александра старательно играла покорную, во всем послушную будущему мужу девицу. Они не должны раньше времени узнать о ее планах! Стен еще увидит, на что она способна, как только родится ребенок!

Ну а пока она продолжала притворяться. Стен настаивал на скорой свадьбе, но Александра откладывала день венчания. Ей становилось противно при мысли о том, что он будет жить в ее доме и делить с ней постель. Как она вынесет его ласки?

Но Стен твердил, что, если они немедленно не поженятся, беременность станет заметна и тогда будет нелегко объяснить преждевременное рождение ребенка!

Он, конечно, был прав, но Александра все еще любила Джейка. Именно его женой она должна была стать, делить с ним радости и невзгоды. Александра не могла думать о Джейке как о мертвом. Для нее он по-прежнему жив. Она ощущала прикосновения его рук, слышала голос, словно он звал ее, окликал через океан. Но нет, это невозможно. Она сама видела, как Стен застрелил Джейка. Надо идти своей дорогой и воспитывать его ребенка – это все, что ей оставалось.

Александра снова взглянула в зеркало. Лицо побледнело, а в глазах светится нежность, как всегда, стоит ей лишь подумать о Джейке. Она тряхнула головой, боясь, что расплачется. Это все ни к чему хорошему не приведет! Она просто потеряет рассудок, если не прекратит грезить о Джейке.

Девушка поспешила покинуть спальню, словно стараясь убежать от неотступных воспоминаний. Иногда Александра просыпалась ночью, мокрая от пота, уверенная, что Джейк только сейчас держал ее в объятиях, так крепко сжимая, что девушка вскакивала с его именем на устах. Она не вынесет жизни без него...

Александра спустилась вниз. Стен уже ожидал в вестибюле. При виде девушки взгляд серых глаз неожиданно смягчился. Едва она оказалась внизу, он подошел и нежно прижал ее к груди. Александра постаралась все вытерпеть, твердя себе, что этот человек скоро станет ее мужем.

Он слегка приподнял ее подбородок и взглянул в холодные суровые глаза.

– Ты великолепна, дорогая. Платье изумительно тебе идет, а изумруды... ни одна женщина не сравнится с тобой!

– Спасибо, – сухо пробормотала Александра и, отстранившись, отошла. Стен нахмурился, но последовал за ней. Девушка направилась к гостиную и задумчиво уставилась в окно. Стен, держась поодаль, наблюдал за Александрой. С самого возвращения в Нью-Йорк она была такой – отчужденной, нелюдимой. Тот огонь, что пылал в ней раньше, давно погас, неукротимый дух сломлен. Он хотел вернуть прежнюю Александру, ту, что не уставала противиться ему. Эта женщина была неприступной. Что бы он ни говорил, что бы ни делал, все оставляло ее равнодушной. Лишь сверхчеловеческим усилием воли он не обращал внимания на пронизывающие осуждающие взгляды! Сколько раз ему хотелось грубо швырнуть ее на пол, взять, как в тот, первый раз и убедиться, что под ледяной маской прячется горячая, страстная любовница. Но теперь, когда до свадьбы оставались считанные дни, Стен боялся потерять Александру. Он до сих пор не доверял ей, возможно, еще меньше, чем раньше, – она превратилась в лишенную страхов и тревог женщину, смиренно ждущую, когда закончится ее земной путь. Кто знает, сумел бы он уговорить ее выйти за него замуж, не будь ребенка? Она так ушла в себя, что вернуть былое почти невозможно.

– Мы едем, Стен? – спросила она, наконец.

– Да, конечно, дорогая. Я идеально рассчитал время. Ты произведешь настоящий фурор, и завтра твое имя будет у всех на устах.

– Как мило, – бесстрастно отозвалась Александра.

Стен помог девушке сесть в изящную открытую коляску, гордясь тем, что может позволить себе такую роскошь, но она лишь безразлично оглядела экипаж. Ей и вправду все равно. Последнее время Александра считала Нью-Йорк огромным грязным сараем, скопищем куда-то вечно спешащих озабоченных людишек. Подумать только, так говорить о драгоценном венце Америки! По сравнению с этим городом остальная страна находится поистине в первобытном состоянии. Разве он сам не наблюдал безнадежный упадок Юга, варварские условия жизни в Техасе?

Наклонившись ближе, Стен тихо, чтобы не слышал кучер, сказал:

– Александра, я нашел прелестную маленькую церковь. Думаю, тебе захочется венчаться именно там. Нам ни к чему пышная свадьба! Позже мы дадим роскошный бал в честь твоего вступления в общество и пригласим весь Нью-Йорк. Я взял на себя смелость договориться со пастором о том, что церемония состоится через неделю.

– Что? – прошептала она с тревожно заколотившимся сердцем.

– Но, дорогая, ты, кажется, никак не можешь решиться, хотя больше тянуть нельзя. Доктор...

– Знаю. Знаю, но...

– Никаких «но», Александра. Как по-твоему, подвенечное платье будет готово через неделю?

Александра судорожно стиснула кулаки, так что ногти впились в ладони. Стен прав – надо как можно скорее стать миссис Льюис. Джейк мертв. Мертв. Почему, ну почему она продолжает противиться?

– Александра?

– Да, – пробормотала она.

– Ты согласна... через неделю? – с облегчением переспросил он.

– Да, – повторила Александра громче. – Через неделю. Ты прав, Стен, нельзя бесконечно откладывать. Я должна думать о ребенке.

Стен сжал ее руки.

– Ты не пожалеешь, Александра. Я буду тебе хорошим мужем. Лучшим на свете. Клянусь, я люблю тебя! Знаю, ты не веришь мне, но это правда. Как можно не любить тебя? Это выше моих сил.

Александра по-прежнему молча глядела на проплывающие мимо здания. Чего еще ему от нее нужно?

– Надеюсь, что когда-нибудь ты тоже полюбишь меня, – с робкой надеждой выдохнул он.

Александра повернулась к Стену, стараясь, чтобы он не увидел ненависти в ее глазах.

– Еще рано говорить об этом, Стен. Мы поженимся, а потом будет видно.

Стен кивнул, наконец-то осознав, что придется довольствоваться обещаниями. Она даст ему лишь то, что сама пожелает. Он мог бы взять Александру силой, но ее душа останется навеки для него закрыта, и, если она не захочет, он не найдет туда дороги.

Остаток пути они проделали в молчании, каждый был погружен в свои мысли.

Вскоре экипаж остановился перед величественным зданием. Александре почему-то стало весело при мысли о том, как бы выглядел театр, перенесенный на просторы Техаса, и какими бы смешными казались нарядно одетые люди. Стен помог ей сойти на землю, крепко взял под руку и с горделивым видом собственника повел сквозь толпу, кивая бесчисленным знакомым, но не останавливался и ни с кем не заговаривал. Пусть все гадают, кто эта неизвестная красавица. Завтра газеты будут заполнены описаниями ее внешности и туалета, но сегодня пусть эти люди лопаются от зависти. Незнакомка останется тайной! Они смогут увидеть ее лишь после свадьбы, в огромной бальной зале роскошного особняка. Только тогда первый шаг к далеко идущим целям будет завершен.

Стен был честолюбив и амбициозен, возможно, из-за обстоятельств своего рождения, но хотел гораздо большего, чем деньги. Стремился очутиться на самом верху. И заняться политикой. Только в этом случае он сумеет заполучить реальное могущество и деньги, которых так добивался. Рядом с ослепительной красавицей Александрой Кларк он осуществит все свои мечты. И скоро, очень скоро она будет принадлежать ему, ему одному.

Оказавшись в театре, Александра не могла не сравнивать позолоту, плюш и лепнину с простой обстановкой техасской асиенды. Вероятно, когда-нибудь и там воцарятся роскошь и удобства. Правда, она по достоинству оценила красоту здания, пока Стен вел ее по широкой, устланной ковром лестнице к ложе, которую нанял на сегодняшний спектакль. Это обошлось ему недешево, но для такой жемчужины, как Александра, необходима драгоценная оправа.

Стен проводил девушку в ложу и оглядел зал, довольный тем, что почти вся публика зачарованно смотрит на них. Нежно улыбнувшись, Стен взял Александру за руку, прекрасно представляя, как идиллически они выглядят в глазах собравшихся.

– Тебе удобно, дорогая? – заботливо спросил он. Александра окинула его ледяным взором.

– Места превосходны. Надеюсь, пьеса так же хороша, как о ней говорят.

– Совершенно согласен, дорогая. Александра кивнула и принялась рассматривать зрителей. Она никогда еще не чувствовала себя столь одинокой, чужой, нелюбимой, как сейчас, в лучшей ложе театра, на премьере знаменитого драматурга. Ее изумруды стоили целое состояние, платье сшито лучшей модисткой, она сама прекрасна как никогда. Но в этот момент Александре были безразличны ее красота, богатство и сам театр. Скольких голодающих в южных штатах можно было бы накормить на деньги, вырученные от продажи украшений, сверкавших на дамах! Она никогда не сблизится с этими людьми – ее сердце навеки осталось в Техасе, где поселенцы день и ночь упорно борются за выживание. Вспоминая об их постоянной, зачастую безнадежной борьбе с силами природы, индейцами и угонщиками скота, Александра не испытывала к этим сливкам нью-йоркского общества ничего, кроме отвращения. Их лица были бледны, мускулы дряблы – такие люди в Техасе не протянули бы и дня. Здесь же они, сами того не зная, влачили жалкое существование, называемое жизнью. Там, на ранчо, на тракте, во время перегона скота мужчину поддерживают лишь сила воли и дух, без этого ему просто не выстоять.

Там ценились лишь мощь, смекалка и решимость. Здесь мужчина не задумываясь тратил деньги, нажитые отцом или принесенные женой в приданое. Александра поняла, что не желает больше жить в Нью-Йорке. Ей здесь не место.

Занавес поднялся, и спектакль начался. Александра пыталась сосредоточиться, но снова и снова возвращалась мыслями к тому, что было для нее реальным и важным. Во время антракта Стен не позволил ей выйти из ложи и, едва представление закончилось, поспешно повел в фойе. Он махал рукой знакомым, улыбался, кивал направо и налево, но не делал попытки остановиться и представить Александру.

Тонкий серп луны взошел на небе, слабое сияние фонарей почти не освещало улицы, но Александра радовалась темноте, позволявшей избавиться от пристального взгляда Стена.

Кучер погонял лошадей, те мчались во весь опор, и когда пожилая женщина ступила на мостовую перед самой коляской, Александра дико вскрикнула. Экипаж свернул в сторону, но было слишком поздно. Женщина без сознания лежала на брусчатке.

– Стен! Останови коляску! Мы кого-то сбили! – с тревогой вскричала Александра. – Неужели не видишь? Надо вернуться.

– Ночной сторож позаботится о ней. К чему нам лишние неприятности? Порядочные люди не бродят по улицам в такое время. Это какая-то пьянчужка.

– Стен, мы должны вернуться, – заявила Александра, больше не удивляясь его бесчеловечности.

– Но, Александра...

– Прошу, Стен, ради меня, – прошептала она, сжимая его руку.

– Хорошо, раз ты так хочешь, – согласился он, не в силах противиться исходившему от нее нежному аромату и мягким ладошкам, сжимавшим его пальцы. Рядом с ней он мгновенно теряет самообладание!

Стен окликнул кучера, и вскоре они уже были около несчастной. Она по-прежнему лежала там, где ее оставили, – груда грязных, дурно пахнущих лохмотьев. Александра попыталась сойти на землю.

– Что ты делаешь? – удивился Стен, останавливая ее.

– Я хочу знать, жива ли она и не нуждается ли в докторе.

Застонав, Стен велел кучеру заняться женщиной. Тот подошел ближе, поднял ее и положил на сиденье экипажа, напротив Стена и Александры.

– Поехали, – приказал Стен.

Когда лошади снова тронули, Александра наклонилась над неподвижным телом, пощупала пульс и торжествующе взглянула на Стена.

– Она жива. Я забираю ее с собой. Как только приедем, ты пошлешь за доктором, Стен. Мы не можем ее покинуть.

Стен недоуменно уставился на Александру и решил, что, вероятно, причина всему – ее беременность. Она готова приютить любую бродяжку и бездомного пса.

– Хорошо, Александра, – устало согласился он, – но тебе придется заботиться о ней.

– Вот и прекрасно! Всю дорогу Александра обеспокоено следила за женщиной, а Стен с сожалением думал о том, как плохо кончился этот чудесный вечер. Он мечтал, что проведет ночь в постели Александры, а вместо этого приходится ухаживать за каким-то отребьем! Ну что ж, если так угодно Александре, он пойдет на все. Стен просто не может себе позволить сердить ее!

Кучер внес женщину в дом, и Александра сразу же позвонила горничной. Когда та явилась, хозяйка велела ей уложить незнакомку в комнате рядом с господскими покоями, раздеть, вымыть и найти для нее подходящую одежду.

Горничная пошла вперед, показывая кучеру дорогу, а Стену пришлось силой удерживать Александру, желавшую немедленно последовать за ними. Он повел ее в гостиную, пытаясь уговорить:

– Дорогая, ты не должна так волноваться. Твоя горничная сделает все, что необходимо для старушки. Я тотчас же пошлю за доктором. Вот увидишь, с женщиной ничего страшного не случилось.

Александра кивнула, думая совсем о другом. Она не могла дождаться, пока Стен уйдет.

– Ну а теперь, дорогая, поцелуй меня на прощание, – попросил он. Стремясь как можно скорее избавиться от Стена, Александра покорно подставила губы и потрясенно обнаружила, что его язык глубоко вторгся в ее рот. Девушка попробовала увернуться, но его руки стиснули ее стальными тисками. Горячие ладони шарили по ее спине; Стен терся о неё бедрами, вжимая в живот напряженную плоть. Александра, мучительно застонав, уперлась кулачками ему в грудь.

Наконец, чувствуя, что теряет голову, Стен отстранился и отступил. Кровь бешено стучала в висках, глаза горели. Его одолевали мысли об этом соблазнительном теле, которое он скоро станет брать каждую ночь, вонзаться в него, делать своим. Немного придя в себя, он тихо прошептал:

– Прости, Александра, я, кажется, забылся.

Непроницаемо-бесстрастное лицо не смягчилось.

– Я иду наверх, Стен. Пожалуйста, не забудь вызвать доктора.

После ухода Стена Александра поднялась в комнату больной.

– Она, по-моему, ушибла голову, – сообщила горничная.

Александра кивнула и приблизилась к кровати. Только сейчас она увидела, что старушка оказалась седоволосой негритянкой. На улице было слишком темно, и Александра не смогла разглядеть ее лица. Женщина была такой худой, словно долгое время голодала.

– Вы можете идти, – велела Александра горничной. – Когда придет доктор, немедленно ведите его сюда.

Она подняла лампу и поднесла ее к лицу женщины, но тут же, громко охнув, отпрянула, едва не выронив светильник.

– Эбба, – нерешительно прошептала девушка. – Эбба! Это я, Александра. Ты со мной и в безопасности. Все будет хорошо. Ты слышишь меня, Эбба?

Веки женщины слегка затрепетали, и огромные, полные боли глаза открылись. Негритянка в недоумении уставилась на Алекс и, слегка нахмурясь, тихо пробормотала:

– Мисс Александра! Это вы, дитя мое?

– Да, о да, Эбба! Это я, я, – смеясь и плача, шептала Александра, не в силах поверить такому счастью. Больше она не одинока. Рядом та, кого она любит, с кем можно поделиться всем! Отныне ее жизнь не будет пустой и бесплодной!

Слезы покатились по щекам старухи.

– Боже, как я рада видеть вас, сердечко мое! Я уже почти решилась оставить этот ужасный мир.

– О нет, Эбба, нет, теперь мы вместе. Ты со мной, в моем доме, и больше тебе не придется ни о чем волноваться.

– Вы правду говорите, мисс Александра? Я не могу снова вернуться на улицу – уж лучше смерть.

– Ты останешься со мной навсегда, Эбба! Я отчаянно нуждаюсь в друге. Слышишь? Ты просто обязана поскорее встать.

– Вы нуждаетесь во мне, детка? Я думала, что старая Эбба больше никому не нужна. Ни родных, ни семьи...

– Ты нарочно бросилась под экипаж? – потрясенно прошептала Александра. Эбба смущенно отвела глаза.

– Мне стыдно признаться в этом, душечка, но видите ли, когда мы расстались, я села на корабль, и все шло хорошо, пока я не оказалась в этом проклятом городе. Не успела я добраться до моих друзей, как меня ограбили, избили и отняли все. Это страшное место, дитя мое. Южан здесь не любят! И хотя кричат на всех углах, что дали свободу, уж лучше медленно умирать на родине, чем жить здесь, где нас все ненавидят! Мои друзья тоже совсем нищие. Не могут найти работу и подыхают с голоду. А зимой! Ни дров, ни угля, ни теплой одежды, и чернокожие погибают от холода и болезней. Нам нет места на Севере. Больше мне этого не вынести. Мои друзья делились со мной едой. Но я не могла вырывать у них кусок изо рта! И жить не для чего – проще сразу погибнуть, и дело с концом.

Александра наклонилась над старухой, нежно гладя ее по лицу.

– Послушай, Эбба, я послала за доктором. Он скоро будет здесь. Ты слышишь? Кроме тебя, у меня никого не осталось. Я ношу ребенка Джейка Джармона. Его дитя вырастет на твоих руках. Ты так мне нужна.

– Что вы сказали, детка? – ошеломленно спросила негритянка.

– У меня будет ребенок Джейка.

– Благодарение Богу, на земле появится еще один Джармон! О сердечко мое, какое счастье! Теперь я не умру! Вот поправлюсь и стану о вас заботиться. Столько всего надо сделать! Вы уже сшили детские одежки?

Александра, смеясь, покачала головой.

– Ох уж эта молодежь, ничего не понимает! Не успеешь оглянуться, как малыш появится на свет! Мальчик! Сын Джейка. Да, вот это мужчина! Что за прекрасные дети будут у вас!

Александра расплылась в улыбке, заметив, как оживилась негритянка.

– Но где этот негодяй Джейкоб? Неужели не женился на вас? – строго осведомилась Эбба.

Александра быстро поднялась, подошла к окну, потом вновь вернулась к кровати и очень тихо ответила:

– Джейк мертв, Эбба. Его убили на моих глазах.

– Боже милосердный! Упокой душу бедного мальчика. Вы расскажете мне, как это было, детка?

– Нет, – всхлипнула Александра, – не могу...

– Понимаю. Эбба все понимает. Поговорим, когда вы успокоитесь, а сейчас нужно присмотреть за вами. Доктор мне больше ни к чему. Ваша новость для меня почище всяких лекарств. Видите, мне уже гораздо лучше, – уверяла старуха. Александра вытерла глаза.

– Ты останешься в постели, пока доктор не приедет. Сейчас велю покормить тебя бульоном...

– Бульоном? – простонала Эбба. – О дитя мое, я так изголодалась, что неплохо бы набить живот чем-то посущественнее!

Александра укоризненно покачала головой:

– Если доктор разрешит, получишь все, что захочешь.

– Вот это хорошо, мисс Александра. Надеюсь, он не задержится!

– Сейчас приедет, Эбба, и все будет чудесно, вот увидишь.

Глава 26

«Поистине великолепный день, особенно для венчания! Лучшего и быть не может», – мрачно думала Александра, пока Эбба одергивала и разглаживала ослепительно белое подвенечное платье в кружевах и оборках. Сияло солнце, легкий прохладный ветерок врывался в открытые окна, но ничто не радовало девушку. По чести говоря, она надеялась, что соберутся тучи и хлынет дождь – это куда больше соответствовало ее настроению.

– Вы уверены, что правильно поступаете, детка? – робко спросила Эбба, сочувственно глядя на Александру. – Не годится начинать семейную жизнь, коли вы не можете забыть другого мужчину.

– Знаю, Эбба, но у моего ребенка должен быть отец.

– Все так, только в этом человеке есть что-то ужасное...

– Кроме него, у меня никого нет, – перебила Александра.

Всю предыдущую неделю у них и минуты свободной не было – приходилось закупать и приданое, и детские вещи. Зато обе женщины с удовольствием перепробовали множество новых блюд и наперебой рассказывали друг другу о том, что произошло за время их разлуки. Они почти не упоминали о будущем и лишь изредка говорили о неродившемся младенце, их единственной связи с прошлым.

– Сердечко мое, я так хочу, чтобы вы были счастливы! Поверьте, время все излечит. Так всегда бывает, – заметила негритянка, наконец, отступив и, по-видимому, довольная делом рук своих.

– Надеюсь, Эбба, надеюсь.

– Пора, дитя мое. Если вы все твердо решили, мисс Александра, надо поскорее покончить с этим. Младенец не станет дожидаться пастора, когда вздумает появиться на свет.

– Уж это точно, – рассмеялась Александра и, глубоко вздохнув, направилась к двери. Эбба, тяжело переваливаясь с боку на бок, последовала за ней, шурша шелковыми юбками.

Стен уже дожидался в гостиной, одетый, как подобает жениху, в черный фрак. Теперь, когда до свадьбы оставалось не больше часа, он все сильнее нервничал. Что, если Александра в последний момент откажется? Что, если заболеет? Или случится что-то непредвиденное? Он так долго ждал этого дня, что готов был схватить невесту за волосы, потащить к алтарю и покончить с многочисленными церемониями. Все эти приготовления – лишний повод для беспокойства, а с тех пор как в доме появилась негритянка, Александра еще больше от него отдалилась. Но ничего, он избавится от черномазой, как только станет мужем богатой наследницы!

Однако стоило ему увидеть Александру в сопровождении Эббы, как все волнения и страхи мгновенно исчезли. Девушка никогда еще не была так прекрасна... Правда, он не уставал восхищаться ее красотой при каждой новой встрече.

Стен подошел к Александре, поцеловал ее ледяную руку. Она снова поглощена своими мыслями и не обращает на него никакого внимания! Не важно! Так или иначе, Александра будет его женой. Слишком много ему пришлось вытерпеть, слишком многих устранить с пути, чтобы отказаться от девушки именно сейчас. Наверное, ее пугает неизвестность. Боится потерять свободу. Но ничего, он об этом позаботится. Надо просто не давать ей времени задумываться.

– Пойдем, дорогая, пора, – сказал Стен, протягивая руку.

Коляска быстро катилась по улицам, неумолимо приближаясь к церкви. Окружающее казалось Александре нереальным, словно она никак не могла проснуться, хотя ладонь Стена тяжело давила на руку, а на улицах было полно людей, деловито сновавших взад и вперед по собственным делам. Никто не знал, да и какое дело безымянным прохожим, что сейчас она станет женой ненавистного человека, а сердце разрывается от любви к тому, кто пал от руки ее жениха. Отчаяние и тоска не давали покоя. «О Джейк, почему ты не со мной?»

Но время не ждет. Лошади вот-вот остановятся. Стен торопит ее. Только Александра не хотела приблизить тот момент, когда будет стоять подле Стена Льюиса у алтаря. Она сидела неподвижно, а мысли метались, как загнанные зверьки в поисках выхода, но экипаж встал перед маленьким каменным зданием около огромной великолепной церкви.

Стен, улыбаясь, повернулся к ней. Не в силах вынести его торжествующей улыбки, девушка отвернулась и окинула улицу рассеянным взглядом. Измученные зеленые глаза широко раскрылись при виде одинокого мужчины, стоявшего немного поодаль. Дыхание перехватило, сердце тревожно заколотилось, и с каждым ударом в мозгу отдавалось единственное слово: Джейк, Джейк, Джейк...

Рука сама собой взлетела ко рту, чтобы заглушить рвущееся с уст имя. Какой бред! Джейк погиб, его больше нет. С ней рядом Стен Льюис!

Девушка испугалась, что из глаз вот-вот хлынут слезы. В горле стоял ком, не давая дышать.

– Александра, ты идешь? – нетерпеливо спросил Стен. Она старалась прийти в себя. Так не годится, нельзя раскисать. Стен протягивает ей руку. Пора. Ей надо идти с ним.

Александра вынуждала себя не оглядываться на странного незнакомца, наблюдавшего за ней. Стоит в любимой позе Джейка – руки на бедрах, ноги широко расставлены. Это не Джейк. Джейк лежит в могиле.

– Александра.

– Да, да, Стен, я иду, – прошептала она. Стен взял ее под локоть. Может, обернуться?

Что, если мужчина по-прежнему не сводит с нее глаз? Нет, нельзя! Нельзя этого делать!

Высокие резные двойные двери церкви распахнулись, и Стен повел ее внутрь. Здесь было прохладно и почти уютно – повсюду гладкие деревянные панели и темно-красный бархат. Жених и невеста пошли по проходу. Позади следовала Эбба. Никогда еще путь до алтаря не был столь коротким.

Пастор и его жена, почтенная седовласая чета, приветливо улыбались и ободряюще кивали. Кто-то вложил ей в руку букет. Александра ощутила нежный запах. Сколько проживут эти белые цветы, прежде чем увянуть?

Все почему-то говорили шепотом, и до Александры никак не доходил смысл их слов. Где сейчас тот одинокий незнакомец?

Стен стискивал ее холодную руку своей, неприятно горячей. Милая верная Эбба стоит справа. Она совсем не чувствует присутствия Стена. Он для нее ничто. Жена пастора продолжала улыбаться. Святой отец открыл Библию и начал читать. Что он говорит? Почему она ничего не слышит?

Сзади раздался шум. Двери открылись. В пустой церкви громом прозвучали шаги. Сердце Александры упало, но она вынудила себя смотреть на пастора. Впрочем, святой отец тоже смущенно уставился куда-то в пространство. Слегка нахмурясь, он наконец снова опустил глаза в Библию, откашлялся и продолжал читать.

– Если среди собравшихся есть человек, коему известна причина, по которой этот мужчина и эта женщина не могут быть соединены священными узами брака, пусть встанет и скажет сейчас или вечно хранит молчание.

Тишина.

Сердце девушки билось все сильнее, но ничто не нарушало покоя церкви. «Пожалуйста, пусть кто-нибудь, хоть кто-нибудь отыщет причину! Ведь она есть, есть, и не одна! Я не могу выйти замуж за этого человека. Он убил мою любовь. Как мне стать его женой? Неужели никто не вмешается?»

Тишина.

Пастор нахмурился, посмотрел куда-то в глубь церкви, подождал и громко воскликнул:

– Александра!

Ее имя. Пастор взглянул на нее. Она подняла глаза. Что от нее хотят?

– Берешь ли ты этого человека...

Вот оно! От нее требуют ответа. Она должна согласиться. Всего одно слово. Одно короткое слово, которое навеки свяжет ее со Стеном Льюисом. Одно маленькое слово сделает ее женой Стена.

– Александра?

Пастор смотрел на нее. Стен смотрел на нее. Она открыла рот. Что нужно произнести?

– Я... я...

– Нет! – раздался за спиной знакомый зычный голос.

– Джейк! – вскрикнула Александра, подхваченная волной безудержного счастья, но едва она попыталась отстраниться, как рука Стена скользнула за пазуху. Со своей обычной предусмотрительностью он успел подготовиться и выхватил пистолет, но в это мгновение пастор протянул руку, чтобы остановить его. Палец Стена судорожно дернулся. Раздался выстрел. Пуля ударила в руку пастора; ярко-красная кровь запятнала безупречную белизну подвенечного наряда Александры. Жена пастора вскрикнула и бросилась к упавшему мужу.

Стен, не обратив внимания на раненого, внезапно развернулся к Джейку и прицелился. Но тот был начеку. Выстрел в грудь опрокинул Стена на алтарь. Серые помутневшие глаза невидяще уставились в потолок.

Александра метнулась к Джейку и бросилась ему на шею. Слезы радости катились по щекам.

Неужели она не грезит?

Александра жадно вглядывалась в жесткое красивое лицо. Свежий розовый шрам пересек висок, и она осторожно провела по нему пальцем. Джейк с ней! Рядом!

Джейк прижал ее к себе, осыпая поцелуями.

– Я люблю тебя, Алекс. Люблю.

Она молча припала к его губам. Ничто больше не могло их разлучить.


Александра и Джейк стояли на продуваемом всеми ветрами холме у могилы Олафа Торсена. Они пришли поклониться человеку, без которого никогда бы не встретились на этой земле.

– Жаль, что ты так и не узнал своего деда, – задумчиво вздохнула Александра.

– Дорогая миссис Джармон, – улыбнулся Джейк, – думаю, что скоро прекрасно его узнаю, особенно после того, как выслушаю все бесчисленные истории, которые ты расскажешь мне и моему сыну.

Александра улыбнулась в ответ и сжала руку мужа.

– Возможно, если я смогу уговорить тебя хоть ненадолго оставить своих коров.

– Наших коров, Алекс, поскольку мы всегда будем вместе.

– Вряд ли, – рассмеялась она, – я вышла бы за тебя замуж, если бы представляла...

Джейк, помрачнев, рывком притянул ее к себе.

– Никогда больше не смей говорить так, Александра! Ты и вообразить не можешь, через какие муки я прошел, не зная, успел ли Стен жениться на тебе и что с тобой сталось. Я думал, что с ума сойду, пока добрался до Нью-Йорка! Мне уже было безразлично, что станет с Лама-ром и ковбоями!

Он крепко обнял ее, едва касаясь губами волос.

– О Джейк, я просто пошутила! Ты ведь знаешь, как я люблю тебя!

– Кажется, пройдет немало времени, прежде чем я окончательно уверюсь в твоих чувствах, Алекс, – усмехнулся Джейк. – Ты словно дикий мустанг, которого можно укротить, но он всегда будет рваться на свободу.

– Джейк, моя свобода в том, чтобы делить с тобой жизнь, рожать тебе детей и вместе управлять ранчо и судоходной компанией.

– Алекс, как ни странно, мне пришелся по душе твой бизнес! Ему можно найти неплохое применение – перевозить на твоих судах хлопок и скот в Нью-Йорк.

– Вижу, ты собираешься создать целую империю Джармонов!

– Настоящий мужчина не должен довольствоваться малым, – шутливо наставлял Джейк.

– Поверь, Техас достаточно велик для меня. Настало время покинуть Нью-Йорк. Пора сесть на корабль, который доставит их в Техас, к новой жизни. Вдвоем. Вместе. Навсегда.

Примечания

1

Сторонники англичан в войне за независимость Америки. – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Африканский религиозный культ с элементами колдовства и черной магии.

(обратно)

3

Так в Мексике и Южной Америке называют североамериканок.

(обратно)

4

Порода скота.

(обратно)

5

Обычное прозвище поваров в ковбойских лагерях. От англ. cook – повар.

(обратно)

6

человек, мужчина (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая БЕСКРАЙНЕЕ СИНЕЕ МОРЕ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • Часть вторая В СТРАНЕ ХЛОПКА
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  • Часть третья ПРОСТОРЫ ТЕХАСА
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  • Часть четвертая ТРОТУАРЫ НЬЮ-ЙОРКА
  •   Глава 25
  •   Глава 26