Миссия «Юпитер» (fb2)

- Миссия «Юпитер» 540 Кб, 138с. (скачать fb2) - Павел Вяч

Настройки текста:



Миссия "Юпитер"

Предисловие от автора

Уважаемые читатели, на данный момент этот вариант книги - сырой. В планах - переписать. Но для этого нужна ваша помощь. Напишите, плз, в комментах, что понравилось, что не зашло, где - верю, где - не верю.

Хочу создать вещь, которую можно и нужно будет давать читать нашим детям. Чтобы за душу брало, чтобы мощный отпечаток в сердце и мозгах оставался.

Надеюсь на вашу помощь,

с уважением, Павел Вяч

Глава 1 Дерзкий план

— Да поймите вы! — Женька Салищев уже битый час убеждал своих друзей присоединиться к своей авантюре. — Нам всем по четырнадцать, мне, вон, вообще пятнадцать, а мы до сих пор не совершили никакой мало-мальский подвиг! И для чего тогда столько учиться, если не реализовывать теоретические навыки на практике?

Эту фразу он частенько слышал от отца – главного диспетчера внутрисистемных перевозок Солнечной Системы. И вообще, его папа постоянно читал и изучал что-то новенькое, чтобы потом, как он говорил, ап-про-би-ро-ва-ть полученные знания. Вот и Женька был весь в отца – хлебом не корми, дай сделать что-нибудь инновационное!

— Вот ты, Оксанка, у тебя же на учебных тренажёрах получаются чуть ли не идеальные маршруты! Лучше, чем у старшеклассников даже! Неужели не хочешь в реальной жизни свой успех повторить?

— Ну не знаю, на тренажере же легче, — неуверенно возразила девочка, но Женька ее уже не слушал, переключив внимание на Димку.

— А ты, Дима? — Женька обвиняющее ткнул пальцем другу в плечо. — Ты же в этом году второе место на конкурсе программистов занял! Шутка ли перепрограммировать робота-повара в огнеметчика!

— Да там ничего сложного, — застеснялся худощавый парнишка, поправляя сползающие с носа очки, — несколько плат местами поменял, да в коде покопался!

— А ты, Илья! — высокий, крепко сбитый мальчик, к которому обратился Женька, молча сидел за партой, делая вид, что происходящее его не касается. — Ты же уже подрабатываешь в качестве помощника у нашего ОБЖшника – Андрея Николаевича! Тренировки по ориентированию проводишь. И ГТО у тебя на золото сдано!

Илья скучающе пожал широкими плечами и уставился в голограмму окна.

— Ну и наконец-то Аленка! — Женька отвесил дурашливый поклон, — да ты из обычного сухпайка можешь сделать самый настоящий кулинарный шедевр! А те гречишные брикеты, которые вы изобрели с твоей мамой?

— Да любой дурак при желании может из сухпайка хоть что приготовить! — отмахнулась изящная, хрупкая блондинка с запоминающимися ярко-синими глазами, — а брикеты наши так до сих пор и не утвердили в Комитете пищевой промышленности, мол «неперспективное направление»!

Алена так похоже изобразила плешивого чиновника из аппарата Управляющего Куполом, что ребята невольно рассмеялись.

— Ладно, Женька, — Алена решительно взяла нить разговора в свои руки, — с нами все понятно, мы вон какие все молодцы! И штурман, и технарь-программист, и даже силовая поддержка с личным поваром – прямо готовая команда космических рейнджеров. А ты-то тут каким боком?

— А таким, — довольно улыбнулся Женька, главное Алена заинтересовалась, а значит полдела уже сделано! – У меня есть План.

— Какой такой план? — скептически подняла бровь блондинка.

— Не план, а План! — поправил одноклассницу Женя.

— Ну тогда другое дело, — присоединился к беседе молчавший до этого момента Илья, — что хоть за План-то?

— Да так, — делано небрежно бросил Женька, — на Юпитер слетать.

— На Юпитер?

— Ну не совсем на Юпитер, — смутился парень, — это же газовый гигант, опасно туда соваться, но вот на один из его спутников, а именно на Европу, где находится несколько наших баз, вполне возможно!

– Ты в своем уме?

— Да туда же только грузовые челноки ходят!

— Да там же поселенцев еще почти нет! Одни роботы-газодобытчики!

— Тише, тише! — Женька театральным жестом вскинул руку. — Я все просчитал. Смотрите!

Он положил свой планшет на парту, разблокировал его своим большим пальцем и приглашающе махнул рукой.

— Итак. Мы с вами находимся на Лунной Базе номер 84, правильно?

— Ну…

— С утра на ней были!

— Так вот, мы с вами находимся в стыке трех торговых маршрутов. — Женя увеличил карту Базы, — с нашего космопорта стартует свыше сотни различных космических кораблей в день. Две трети из них полностью автоматические и с точностью часов следуют из точки А в точку Б.

— Да знаем мы это, — перебила мальчика Оксана, — эта на одном из первых уроков по астрофизике рассказывают. 60% всего торгового оборота нашей системы осуществляется автоматически, но при чем здесь Юпитер?

— А вот причем, — Женя несколькими движениями проложил нарисовал четыре стрелки и два красных кружочка. — Здесь садимся на челнок Б-2. Достигаем внешнего кольца, — он указал на первый кружок. — Высаживаемся на Внешнем кольце, перебираемся на маршрут А-8. Он доставит нас до космопорта 26а. А Оттуда…

Звук щелкнувшего телефона отвлек внимание Женьки. Он повернул голову налево и увидел, как в приоткрытой щели входной двери исчезает серебряный росчерк смартфона.

— Стой! — Женька с Ильей бросились к двери, в надежде увидеть неизвестного шпиона.

Илья добежал первый и распахнув ее рывком, успел заметить мелькнувший за углом красный ранец.

— Он нас сфоткал! Доложит завучам! — Женя с досадой саданул по стене кулаком.

— Попробую догнать, — хмуро бросил Илья и бросился вперед по коридору.

—Думаете догонит? — встревожено спросила Оксана.

— Нам, в принципе, не так важно, — задумчиво заметил Дима.

— Это еще почему? — Женя с возмущением уставился на своего одноклассника. — Ты что не с нами?

— С вами…

— Тогда что за панические настроения? — перебил товарища Женька. — Сачкануть захотел?

— Да подожди ты, Жень! — заступилась за одноклассника Алена. — А почему неважно?

— Во-первых, сегодня пятница и большая часть учеников и учителей разошлись по домам. — охотно принялся пояснять Дима, которого за глаза называли ботаником и очкариком. — Даже если он расскажет родителям, то они ничего не смогут до понедельника сделать. Сами знаете, что на выходных до администрации не достучаться. А во-вторых…

— Ну? — поторопил Димку Женя.

— А во-вторых, ну кто ему поверит?

Ребята призадумались.

— А ведь верно, — первой разрушила тишину Алена, — кто ему поверит?

— Мало ли, — не согласилась Оксана, — к тому же нам нужно несколько недель на подготовку, да ведь Женя?

— Ну, — замялся парень, — не совсем.

— В смысле? — нахмурилась девушка, — только не говори, что ты запланировал поездку на…

— Воскресенье! — зажмурившись выпалил Женька.

— Неразумно, — высказался обычно отмалчивающийся Дима, — мало времени на подготовку.

— Авантюрно, — поддержала одноклассника Оксана, — это ведь нужно проложить маршрут за два дня!

— Дерзко! — согласилась Алена, — а значит может сработать! В воскресенье туда, понедельник в пути, вторник – высадка на Европу. Ну не знаю даже, имена свои напишем на ледяном плато? Среда, четверг – в пути, и в пятницу мы дома. Женька, так?

— Так, — улыбнулся мальчик. — Ну что, вы со мной?

— Погоди, торопыга — хмыкнула Алена, — Илью дождемся, мы же теперь команда, а значит должны вместе принимать решение по важным вопросам.

— Мы дождемся Илью, — кивнул посерьезневший Женя, — и будем советоваться с командой по важным вопросам, но окончательное решение остается за капитаном. То есть – за мной.

— Ой какие мы грозные, — Алена скрестила руки на груди, — а кто тебя капитаном-то выбрал?

— Ну ты даешь, Аленка, — восхитился Женя, — не успела про План узнать уже сама в капитаны метишь?

— Да уж получше тебя буду, — гордо дернула челкой девочка. — И вообще, давай устроим голосование!

— Без голосования, я – капитан и точка!

— Это не демократично!

Женька и Алена, позабыв про все на свете принялись бодаться взглядами, проверяя друг друга на прочность. Оксана с Димой обеспокоенно переглянулись. Между этими двумя давно шла бескомпромиссная борьба за место классного лидера. И в последнее время это постоянное состязание приносило больше вреда, чем пользы.

— Представляешь, — шепнул Дима Оксане, — мы еще никуда не отправились, а уже ссора образовалась. Что же будет в космосе?

— И не говори, — согласилась девочка, — лучше совсем без капитана, чем с такими вот спорщиками! О, а вот и Илья!

Оксана перевела взгляд на хмурого парня, вернувшегося в класс.

— Ну как, поймал его?

— Нет, —скривился Илья, уязвленный тем, что не смог догнать шпиона, — в конце коридора развилка же есть….

— Да, знаем, — кивнула Оксана, — налево в столовую, направо – к раздевалкам.

Мальчик перевел дух и уселся на парту, за которой сидел Дима.

— Ну, вот я добежал до нее, а дальше думаю куда бежать-то? И тут какой-то шум в столовой. Я туда, а там девчонка какая-то сидит книжку вслух читает. И это, я ее похоже напугал немного.

— А шпион? — Женьке надоело вести зрительную борьбу, и он в два прыжка оказался около Илья, — его там что не было?

— Ну я спросил, мол пробегал ли кто в красной кепке, она только головой помотала. Я рванул к раздевалкам, а там уже никого.

— Ушел значит! — разочарованно крикнул Женька. — Ну ничего, мы все равно послезавтра улетим, и никто нас не остановит!

— Послезавтра? — удивился спортсмен. — В воскресенье что ли?

— Да, — уверенно кивнул Женька, — вот смотри…

— Подожди со своим планом, — перебила его Алена, — давайте сначала проголосуем за то, кто будет капитаном.

— Дай угадаю, — хмыкнул Илья, — Женька или ты?

— Ну да, — ничуть не смутилась Алена, — а что такого? Я – отличный управленец.

— Ален, но это же его план, — робко подала голос Оксана, — нельзя мечту у человека забирать.

— Ой, да брось ты, какая мечта! — хмыкнула Алена. —На спутник Юпитера мы так и так попадем.

— Тогда к чему сейчас спорить? — пожал плечами Дима.

— Нет, подождите! — вмешался Женька. — Пусть будет капитаном! — и повернувшись к Алене добавил, — давай, расскажи нам как мы попадем на грузовой корабль?

— Залезем в грузовой отсек…

— А вот и нет, там камеры везде стоят и вход только автопогрузчикам разрешен.

— Тогда, контейнер заберемся.

— А кто его откроет? И как мы его на склад доставим? К тому же на складе тоже система слежения есть.

— Я что-нибудь придумаю! — Алена сердито закусила губу, — например…

— Например, мы используем вот это! — Женька с триумфом достал из кармана своего ученического скафа желтую карточку.

— И что это? — буркнул Илья, с интересом разглядывая золотистый прямоугольник пластиковой карты.

— Это ключ к челноку с капитанским доступом, — с победной улыбкой на губах объяснил Женька. — Давайте голосовать, кто будет капитаном?

— Нет нужды, — хмуро бросила Алена, — я снимаю свою кандидатуру, могу вообще из команды выйти, из сухпайков обеды делать и сами сможете!

— Тебе решать, — пожал плечами Женька, копируя манеру разговора своего отца, — но я позвал тебя не потому что ты вкусно готовишь, а потому что ты мой друг. И я буду рад, если это путешествие мы совершим все вместе!

— И войдем в историю школы? — слабо улыбнулась Алена.

— Непременно, — заверил ее Женька и, оглядев свою команду, широко улыбнулся, — ну что, обсудим мелкие детали?

Глава 2 Сборы

— Мам! А где мой походный скаф? —Женька уже битый час пытался упаковать все свои вещи так, чтобы они вошли в рюкзак.

— А зачем он тебе, сынок? — привычно поинтересовалась красивая и молодая еще женщина. — Снова в поход с Андреем Николаевичем собираетесь?

— Да, что-то типа этого, — не моргнув глазом соврал Женька, — И еще мне нужно заправить дополнительный баллон.

Вообще Женя не любил врать, особенно своим друзьям и близким, но в этом случае у него просто не было выбора. В конце концов мамины нервы дороже, какой-то там правды. О том, что случится, узнай Антонида Степановна про План, Женька старался не думать.

— Правильно, сын, безопасность должна быть на первом месте.

— Да, мама, я тоже так думаю, — послушно согласился Женька, — ой, прости, Алена вызывает!

Он показал маме наручный коммуникатор со входящим вызовом и, получив разрешающий кивок, умчался в свою комнату.

— Кэп на связи, — важно проговорил Женя, безуспешно пряча расплывающуюся от уха до уха улыбку, — все в сборе?

— Пфф, — донеслось от голографического изображения Алены, — уже полторы минуты тебя ждем… кэээп!

— На месте, — помахала фигура Оксаны.

— Здесь, — кивнул Дима, поправляя очки.

— Все здесь, — закончил Илья, поигрывая бицепсами, — вещай!

— Принял, — серьезно кивнул Женька, — итак, начнем сверку! Я подготовил ключ доступа и внутренние навигационные маршруты, Оксана уже в курсе. — Жень вопросительно посмотрел на девочку, предлагая подключиться к разговору.

— Да, еще вчера выслал, я всю ночь просидела над этими данными и, думаю, нашла приемлемый вариант…

Речь девушки прервал звук подключения к беседе, но никакой голографической фигуры не появилось.

— Дима? — обеспокоенно крикнул Женя. — Ты создавал беседу? К нам кто-то подключился?

— Что происходит? — одновременно с Женькой заволновалась Алена, — Кто-то подконнектился к нам?

— Подождите, — нахмурился Дима и с сумасшедшей скоростью заколотил пальцами по невидимой клавиатуре, — так, так, ага!

Раздалось знакомое квакание, означающее, что собеседник отключился от линии, а Дима довольно поправил очки.

— Представляете, нас взломали! Это, наверное, тот вчерашний пацан. Подконектился к моей домашней точке и с гостевыми правами к нам залез. Но сейчас все нормально, я его вышвырнул из сетки и еще один фаервол поставил.

— Точно все нормально сейчас?

— Да точно-точно!

— Ну ладно, тогда вернемся к обсуждению, — Женька важно откашлялся и посмотрел на Оксану, — Оксан, продолжай.

— Так, а на чем я остановилась? — призадумался девушка. — А, точно! В общем, самый приемлемый вариант будет если мы отправимся на грузовом челноке Б-2 «Тинар». Он отходит со станции ровно в 17.00. Далее, высаживаемся за одну станцию до конечной – во Внешнее кольцо. Там и роботов будет поменьше, чем на конечной, и времени побольше. Потом у нас будет целых два часа, чтобы попасть на легкий грузовой челнок А-8 «Адель», который делает двухминутную остановку, чтобы заправиться. Обычно он идет до Марса пустым, так что проблем с посадкой быть не должно. Ну а потом выходим в космпорте 26а и ждем.

— Чего ждем? — хмуро уточнил Илья. — Как говорили наши предки «у моря погоды»?

— Погоди, — прервал товарища Женька, — там не все так просто.

— Да, — печально согласилась Оксана, — я ума не приложу, как нам попасть на В-3, идущий на Юпитер. И странно, что у челноков на том маршруте нет имен.

— Ничего странного, — вмешалась Алена, — маршрут Марс-Юпитер-Марс находится еще на стадии эксперимента. Пусть финальной, но все же…

— То есть, — подозрительно прищурился Илья, — это небезопасно?

— На первом этапе тестирования автономного кольца снабжения, было зафиксировано четыре столкновение, а один челнок пропал и вовсе пропал бесследно.

— Откуда такая информация? — недоверчиво уточнил Женька, — мне папа ничего такого не говорил! Пусть Марс не так населен, как та же Венера или Луна, но там куча наших поселений!

— Ладно, — вздохнула Алена, — в общем, вы знаете, что у меня мама, м-м, предприниматель? Вот она и рассказала.

— Так он же вроде гречишные брикеты продвигает?

— Сейчас да, а до этого навигационную систему поставляла службе твоего отца.

— Звучит намного выгодней… А почему сейчас этим не занимается?

— Ты плохо слушал, кэээп, — неожиданно зло огрызнулась Алена, — четыре столкновения и один без вести пропавший челнок!

— Так вот почему твою маму уволили из космосил… — протянула Оксана.

— Только это секрет, — с трудом сдерживая слезы выдавила из себя Алена, — понятно вам? Одно дело терять корабли где-нибудь в соседней системе, но не в ближнем космосе!

— Ален! Можешь положиться на нас, — максимально серьезно сказал Женька и горячо добавил, — слуууушай! Как только мы совершим нашу вылазку, маршрут признают полностью безопасным – шутка ли, дети спокойно долетели с Луны до Юпитера и обратно! Да и марсианские колонии утрутся!

— Да! — горячо поддержал одноклассника Дима, — это может сработать!

— Ты это, Аленка, — пробормотал Илья, — держись там, все норм будет, я тебе говорю.

— Спасибо за поддержку, ребят, — шмыгнула носом Алена, — это… это важно для меня.

На мгновение в чате повисла неловкая пауза, которую тут же поспешила разбить Оксана:

— И все же, как нам попасть на В-3? Жень, ты думал об этом?

— Да, — степенно кивнул парень, снова принимая важный капитанский вид, — ты права, эта пересадка – слабое звено в плане и тут нам помогут… Дима с Ильей!

— В смысле? — удивился отличник, — нет, я не против, конечно, но как?

— Поддерживаю вопрос, — нахмурился спортсмен, — как?

— Пока мы все, включая Диму забираемся в один из грузовых контейнеров, Илья проникает на В-3 и подключается к навигационной системе челнока через удаленный доступ. Дима перехватывает контроль и слегка изменяет траекторию движения одного из дроидов-погрузчиков, который погрузит наш контейнер в трюм! Ну а Илья, как самый сильный и ловкий из нас, будет ждать нас уже там.

— Хороший план, — потер подбородок Илья, — и буду как какой-нибудь спецагент! Или нет, я буду космониндзя, как в старых мультиках! Вот только вопрос – если к системе челнока можно подключиться через удалённый доступ, зачем туда вообще пробираться?

— Парадокс, но, — Дима начал отвечать однокласснику вперёд Женьки, — чтобы подконнектиться к системе удаленно, нужно подключить к ней специальный чип.

— Ладно, не вопрос, — потянулся Илья и поиграл своими мышцами, — будет сделано. Ток скажите куда лезть и что подсоединять.

— Я к тебе в гости заскочу сегодня и все подробно объясню? — предложил Дима.

— Давай! Мама как раз черничный рулет приготовила…

— Так, парни, — Женька похлопал в ладоши, — не отвлекаемся! Оксана, как мы с корабля, идущего на Юпитер, попадем на Европу?

— Через транзитную станцию, на которую зайдет В-3. Намного выгодней и безопасней отправлять челноки из открытого корпуса.

— И я так планировал, — согласно кивнул Женька, — значит с маршрутом мы определились. Что по снаряжению?

— Так, — оживился Илья, — значит дела таковы: на тебя скаф я не брал, у тебя свой очень даже неплох, а на ребят взял. Хорошие модели, надежные. Разведчик-8. Встроенная система жизнеобеспеченности, сос-маяк, магнитные боты, мышечные усилители – конфетка!

— Тебе от Николаича-то не влетит? — поинтересовалась Алена.

— Да нее, —отмахнулся Илья, — мы ж вернем!

— Ну смотри, — нейтрально пожала плечами девушка.

— Алена, как дела с провиантом? — поспешил перехватить инициативу в разговоре Женька, — все готово?

— Готово, — кивнула одноклассница, — стандартные сухпайки приготовила, парочку офицерских и наши с мамой гречишные брикеты.

— Гречка, — поморщился Илья.

— Да там двадцать разных вкусов и различное содержание белка, клетчатки, углеводов и так далее. Специально для тебя с десяток для набора массы сложила.

— Ну если так, — улыбнулся спортсмен, — то тогда ладно.

— Как будем нести? — Женька ни на секунду не забывал, что он капитан, и что каждую деталь нужно держать под контролем.

— Часть в походные ранцы сложим, часть в отдельный рюкзак, по-другому или слишком тяжело получается или слишком громоздко.

— Хорошо, — кивнул Женька, — ну и последний момент. Дима! Что с нашими айдишками?

— Все практически готово, — бодро отрапортовал отличник, — я скачал из сети данные на пятерку марсианских школьников и идентификационные номера списанных дроидов. Ну а здесь, чтобы нас не хватились, предлагаю следующую схему: Я иду якобы в гости к Жене, Илья – ко мне, к Илье Алена, к Алене – Оксана и к Оксане – сам Женя. А родителям говорим, что у нас поход с Андреем Николаевичем.

— Погоди, — нахмурился Илья, — не надо мужика подставлять, прикрываясь его именем. Давайте скажем, что турпоход просто?

— Да, — согласился Женька, — так будет лучше. Да ведь, ребят?

Дождавшись согласных кивков, Женька с предвкушением улыбнулся.

— Представляете! Мы. Летим. На Юпитер!

— В голове пока что не укладывается, — честно призналась Оксана, — я, наверное, до сих пор не поняла грандиозности происходящего!

— Да там вообще практически никто еще не был! — хрустнул пальцами Илья. — Прикиньте, как будет круто, когда мы логотип нашей школы на ледяном плато Европы нарисуем?

— Ага, — Дима снял очки и принялся их протирать, — чтобы со спутников видно было!

— Да и докажем, то маршрут абсолютно безопасный, — задумчиво добавила Алена.

— И докажем всем, что мы уже взрослые! — подытожил Женька. — Ну и герои тоже!

— Да! — поддержали Женю друзья, — это будет круто!

— Настоящее приключение!

— Аж не верится, что уже завтра!

— Так, ребята! — Женька повысил голос и, улыбаясь, оглядел свою команду, — на правах капитана приказываю, проверить свои вещи еще раз, избавиться от всего лишнего, загрузить высланные Димой идентификаторы и идти спать! Завтра будет непростой день!

— Так точно!

— Есть, кэп!

— До завтра, народ!

— Удачи нам! — посыпались пожелания в ответ на заключительную речь Женьки.

Ребята, прощаясь, начали выходить из беседы-конференции. Их голографические фигуры одна за другой рассыпались миллионами зеленых цифр – Димка фанател по старинным фильмам и этот спецэффект позаимствовал из одного из них.

Дождавшись, когда друзья выйдут, отключился и Женька. Как и положено настоящему капитану – последним.

Вот только беседа, которая должна была исчезнуть после выхода последнего из участников не пропала. А на том месте, где рассыпалась шпионская голограмма, мигнул небольшой зеленый огонек. Задумчиво погорев несколько секунд, он мигнул и погас, а вместе с ним закрылась и конференция.

Глава 3 План трещит по швам

В мечтах и планах все, оказывается, происходит намного легче. Раз – и ты уже на корабле! А вот в реальность, когда дело доходит до… дела, начинаются самые разные неприятности. То руки дрожат от волнения руки, то горло пересыхает и постоянно хочется пить. А еще в туалет, проверить вещи, в сотый раз списаться с друзьями – никто ничего не забыл?

А потом стоишь и врешь маме в глаза, сгорая от стыда, обещаешь вести себя хорошо, а сам в это время думаешь только об одном – «А вдруг меня раскусили?!» И вот, наконец-то, вырываешься на свободу. Вот только вместо ожидаемой легкости, на сердце лежит какая-то тяжесть.

Пожалуй, это утро стало для Женьки самым худшим в его жизни!

Но стоило ему выйти из дому, как события завертелись, и его душевные переживания отошли на задний план. Сделать вид, идет в сторону Оксанкиного дома, незаметно вернуться и забрать из незапертого гаража второй рюкзак. Дойти до перекрестка и вызвать такси в космопорт.

Выполняя эти несложные действия, Женька хоть и представлял себя хладнокровным суперагентом или разведчиком, но все равно замирал от каждого шороха, тщетно пытаясь унять выпрыгивающее из груди сердце.

Таксист не стал расспрашивать, что мальчику понадобилось возле грузового терминала, высадив его около длинного серого здания, расположенного почти впритык к Куполу. Расплатившись с водителем – несмотря на повальную автоматизацию, администрация Лунного поселка стремилась сохранить максимальное количество рабочих мест под Куполом – Женька выбрался из машины и посмотрел на свой интерком.

На дисплее высветилось время: 7:10. И хоть встреча с ребятами была назначена на 8:00, но у Женьки все равно было такое чувство, словно он куда-то опаздывает.

— А вот и наш кэп появился! — донеслось из-за угла.

— Аленка! — сердито крикнул Женя, который немножко испугался окрика девушки, — чего пугаешь? И вообще. Ты чего в такую рань приперлась?

— А вот, — хмыкнула девочка, довольная тем. Что ей удалось напугать друга, — лучше пораньше прийти, чем опоздать.

— Ну не за час же! — возмутился Женя, который хотел прийти первым.

— Ой, да сам-то, — отмахнулась от него Алена, — ой, смотри!

И она показала на два подъезжающих желтых электрокара.

— А вон еще один, — мальчик кивнул на модный флаер, свернувший с трассы.

— Думаешь наши?

— А кто еще?

— Ну мало ли…

— Да я тебе говорю! А на флаере Димка летит, спорим?

— Да больно надо…

Пока Женя с Аленой вяло спорили, все три такси подъехали к ним и высадили своих малолетних пассажиров.

— Привет, — поздоровался смущенный Дима, вытаскивая свой баул из флаера, — а вы чего так рано?

— Привет, ранним пташкам! — помахала Оксана и с благодарной улыбкой посмотрела на Илью, подхватившего ее рюкзак.

— Утро, ребят, — хмуро поздоровался спортсмен и сделав непринужденный вид уточнил, — а ниче, что мы тут у всех на виду собираемся?

— Не, — беспечно отмахнулся Женька, — тут постоянно ребята собираются. Вон, Илья подтвердит, мы тут частенько встречались.

Илья молча кивнул и потащил оба рюкзака – свой и Оксаны за угол.

— Слушайте, раз мы все пришли пораньше, то можем успеть попасть в трюм «Тинара» пораньше?

—Во время второй пересменки? — тут же блеснул осведомленностью Дима, — не стоит.

—Почему? — Алена и не думала сдаваться. — Я считаю, что стоит попробовать. На всю территорию космопорта лишь десяток техников, да грузовой инспектор.

— Ты про господина Делакруа? — поморщился Женя.

— Он самый, — Димка достал из кармана своего скафа наладонник. — Вроде он и твой отец – друзья?

— Угу, — буркнул Женька, — вроде как служили вместе, неприятный тип, я вам скажу, хуже нашего завуча по учебной части!

— Значит нужно сделать так, чтобы не попасться ему на глаза, — победно улыбнулась Алена, — верно говорю?

— Не получится, — покачал головой Дима, — тут весь космопорт в камерах. Они все равно узнают, что мы здесь были. Пройти незамеченными просто-напросто нереально! Единственное, что мы можем сделать – это выиграть время, постоянно быть на шаг впереди!

—Вообще-то есть один способ, — с неохотой протянул Женя, — но риск, что нас поймают слишком высок.

— Ну-ка, ну-ка? — заинтересовался Дима, — неужели я мог что-то пропустить?

— Да тут все просто, — Женя развел руки в стороны, камеры космопорта фиксируют движение, так?

— Ну…

— Так вот, если перемещаться со скоростью робота-погрузчика, то камеры тебе просто-напросто не увидят! Вот только таким образом можно максимум вчетвером пройти, не больше.

—И с какой скоростью нужно двигаться? — первой отреагировала Оксана.

— Зависит от погрузчика, — Женя посмотрел на одноклассника, — Дим?

— Так-так-так, — мальчик чуть ли не уткнулся носом в свой наладонник, — десять километров в час!

— А изначально как мы собирались туда попасть?

— Обойти поле с другой стороны и, воспользовавшись посадочным окном в шесть минут, добежать до Б-2.

— Это сразу же после того, как один шатл взлетел, а другой еще не приземлился? — уточнил Илья.

— Ну да, — Дима виновато улыбнулся, — в принципе, по моим расчетам мы успеем за 6 минут добраться до «Тинара» даже с рюкзаками.

— Жень? — Илья вопросительно поднял бровь.

— Ну-у, — протянул мальчик, — вроде должны успеть…

— Жень, ты чего! — глаза Ильи покраснели, а сам он гневно нахмурился, — ты же видел посадку челнока вживую! Да они или ступор поймают, или в сторону рванут – в аккурат под другой челнок!

— Думаешь? — Женя оценивающе посмотрел на Оксану, Алену и Диму. — Там ума много-то не надо – просто беги за целеуказателям и не смотри по сторонам.

— Женя, — Илья в упор посмотрел на своего друга, — поверь мне, как помощнику инструктора. НЕ НАДО.

Тон парня был настолько убедительным, что Женька тут же понял – план нужно менять. Причем прямо сейчас. Пока у них еще был шанс попасть во вторую пересменку.

— Алена, Оксана, Дима! Берите каждый по два рюкзака и вы гуськом идете за погрузчиком. Держитесь левой стороны. С той стороны космопорта меньше камер.

— А вы? — вырвалось у Алены. — Побежите?

— Да, — ровно ответил Женя, — Камеры автоматически посылают сигнал начальнику смены, если видят четырех и более разумных рядом. К тому же я не могу бросить Илью одного.

— Но… — попыталась что-то возразить Оксана.

— Никаких но, время! — перебил Женька, похлопав по наручному интеркому. — Димка, веди их!

— Удачи вам, — кивнул Дима, с трудом закидывая себе на плечо Женькин баул, и махнул девочкам, — надевайте ранцы. Один спереди, другой сзади!

Молча проводив своих одноклассников взглядами, Женя и Илья синхронно вздохнули.

— Надеюсь, их не поймают!

— Не должны, — мотнул головой Женька, — автоматика, конечно, вещь надежная, но мозгов у ее нет. Только и может, что следовать прописанным протоколам. А техникам не до нас. Сегодня же воскресенье. Груз с Земли принимать будут.

— Ну тогда ладно, — Илья посмотрел на часы. — Через минуту должны уже выдвигаться.

— Если что-то пойдет не так, мы услышим, — успокоил одноклассника Женя.

— Это как? — заинтересовался спортсмен.

— Сирена заорет, — объяснил Женька. — Громко.

— Ты-то откуда знаешь? — удивился Илья.

— Да отец как-то показывал, — рассеяно ответил Женя, смотря на свой интерком, — ну все, 7:30. Они выдвинулись.

Друзья замерли, прислушиваясь. Но, к их облегчению, ни через минуту, ни через две, сирена не завыла.

— Идут, — с облегчением выдохнул Женька.

— Идут, — улыбнулся Илья.

— И нам пора! — пятнадцатилетний капитан воинственно расправил плечи. — Еще взлётное поле огибать!

Глава 4 Капитанский ключ

— Ну что, побежали? — нетерпеливо уточнил Илья, переминаясь с ноги на ногу. — Жень?

— Погоди! — мальчик внимательно следил за показателями на своем интеркоме. — Еще пятнадцать секунд. Нужно дать плитам хоть чуть-чуть остынуть!

— Пятнадцать?

— Уже меньше!

Женька встал рядом с Ильей и сделал глубокий вдох-выдох.

Перед ними открывалась величественная картина. Десятки шатлов, казалось, садились и взлетали кто во что горазд, в произвольном порядке. Но стоило присмотреться повнимательней, как сумасшедший хаос взлетного поля превращался в завораживающий внимание танец космических кораблей.

— Десять секунд.

Где-то там, скрываясь за бесчисленным муравейником погрузчиков и транспортных челноков, подходили к грузовому кораблю класса Б-2 «Тинар», трое ребят и, судя по отсутствию сирены, они практически были на месте.

— Пять секунд.

Стоило поднять глаза чуть выше, как жизнь, кипевшая на взлётном поле, по сравнению с бесконечным потоком звезд, превращалась в детскую песочницу. Именно там Женька видел свое будущее. В бескрайнем океане этих ярких звезд.

— Вперед, — шепнул мальчик, срываясь на бег.

Рядом летел, ускоряясь с каждым шагом Илья.

Женя не видел его лица, но был уверен, что товарищ сейчас улыбается. Слева от них приземлялся похожий на гигантский огурец корабль: класс М-12. Транспортник военного ведомства. Перед ними взлетал собрат «Тинара» - еще один Б-2, доставляющий на Землю гелий-3. Море огня, грохот железа, свист выпускаемого кораблями воздуха, и пружинящая земля под ногами.

Любой другой бы растерялся, сбился с шага, испугался и… погиб, сбившись с маршрута и попав под дюзы корабля или под широкие колеса погрузчиков, бесстрашно ползающих по взлетной полосе. Роботам, взявшим под контроль все транспортные операции, не было нужды соблюдать очередность или придерживаться техники безопасности. И только сумасшедший или отчаянно-храбрый человек мог бросить вызов хаотичному порядку дроидов.

Ну или быть пятнадцатилетними подростками, влюбленными в звезды и мечтающими о своем первом настоящем путешествии в космос.

И они бежали. Ловя упоение в беге. Выкладываясь на пределе возможностей тела и скафандра. Даже не так, они – летели, виртуозно лавируя среди десятков кораблей и сотен погрузчиков, не чувствуя усталости и не оборачиваясь назад.

Они подбежали к Б-2 «Тинар» как раз в тот момент, когда шлюз грузового трюма уже полностью открылся.

— Похоже, уф, мы рано! Уф! — шумно дыша, пошутил Илья, — ждем, уф, наших или лезем внутрь?

— Лезем, — коротко бросил Женька, цепляя руки в замок на уровне паха, — ты – первый! Уф, береги дыхание!

— Понял, — Илья попытался успокоится и по примеру Ильи взять себя в руки.

Друг был прав. Чем чаще дышишь, тем меньше воздуха остаётся в баллоне, а они итак сожгли немало кислорода во время своего стремительного забега.

Упершись левой ногой в замок, Илья схватился за плечи Женькиного скафандра и, хорошенько оттолкнувшись, взмыл вверх – прямо в широкую щель опущенного трапа. Улегшись на пол, он протянул другу руку и с усилием затянул его в трюм.

«Дима, мы на месте», — не удержался Женька и скинул другу короткое сообщение. — «Ждем вас».

«Принято», — высветилось ответное сообщение спустя пару секунд. — «Уже на подходе».

— Успеют? — с тревогой уточнил Илья, — Взлет через две минуты.

— Успеют! — уверено ответил Женька, главное у ботов под манипуляторами не мешаться. Они сначала рюкзаки закинут, потом сами полезут. Дроиды всегда по правой стороне передвигаются. Значит мы ждем их с левой – поднимаем и подальше в трюм отходим!

— Понял, — кивнул Илья, напряженно всматриваясь в даль. — Женька! Вижу их!

— Падай на пол и не отсвечивай! — шепнул парень. — Не хотелось бы, чтобы сирена сработала.

«Женя, у нас проблемы!» — мигнуло красным сообщение от Димы, — «Кто-то дает команду «Тинару» задержать отправку для досмотра!»

«Используй капитанский ключ!» — тут же ответил мальчик. — «Отклоняй запрос!»

«Но…»

«Это приказ!»

«Есть!»

— Что-то случилось? — непонятно как, но Илья почувствовал, что ситуация выходит из-под контроля.

— Все в норме, — уверенно соврал Женька, — ждем наших и стартуем!

— Жень?

— Потом расскажу! Вон они! Помогай!

Рюкзаки полетели одновременно со въездом верхней части дроида в трюм – для машин целесообразней было поднять грузовой контейнер на несколько метров с роботом погрузчиком, чем пытаться забраться в трюм челнока.

Вслед за рюкзаками, которые Илья проворно откидывал в сторону Женьки, а тот дальше – на грузовые контейнеры, появились одноклассники. Первой в трюм залезла Оксана, затем Алена и последним забрался Дима.

— Жень! — отличник дрожал от страха, — на имя корабля пришел запрет на взлет!

— Не дрейфь, Димка! — крикнул Женя, уступая место дроиду, который уже закрепил контейнер и не спеша катил обратно. — Раз запрос на имя корабля, значит не знает кто здесь! Отклоняй капитанским!

— Есть, кэп, — с преувеличенной бодростью отозвался Дима. — Готово!

— Ну что, дамы и господа! — Женька с предвкушением смотрел, как трап начинает закрываться, первая часть Плана практически выполнена! Стоп. А это что такое?

По взлетному полю летел серебряный флаер. Он огибал погрузчики и изящно уходил от снующих по полю челноков, с каждой секундой подлетая к «Тинару» все ближе. Добравшись до корабля, флаер резко замер, его прозрачный люк распахнулся и на нос выскочил высокий, но худой человек в серебряном скафе.

— Старший инспектор Делакруа, — пробормотал Женька, — смотря на машущего руками инспектора. — Если бы «Тинаром» управляли живые пилоты, у вас бы был шанс нас остановить. А так… прощайте!

Трюм захлопнулся и серебряный скафандр, стоящий на носу своего флаере пропал из виду. В следующую секунду заработали маршевые двигатели и «Тинар» мелко задрожал.

—Ура? — тихо спросил Женька.

— Ура!!! — подхватили остальные.

До них только сейчас дошло, что их путешествие действительно состоится.

***

Старший инспектор Анжи Делакруа молча смотрел на улетающий грузовой челнок Б-2 «Тинар».

Когда-то он сам пилотировал такой кораблик, пока на смену человеку не пришла автоматизация. И как бы майор космических войск не бился за присутствие на каждом корабле пилота-человека, приказ сверху был предельно ясен: «Максимальная автоматизация. Лучше потерять корабль, чем пилота».

Нет, в чем-то эти умники из Штаба были правы. Спустя десятилетия хаоса и неразберихи, в течение которых рассчитывались и вводились в эксплуатацию планетарные и системные автоматические маршруты наступил чуть ли не Золотой век человечества.

Шутка ли, более 80% населения Земли, Луны и ближайших планет-колоний получили возможность перестать работать, ежемесячно получая на счет свою «Долю». Под «Долей» понималось вознаграждение, получаемое каждым гражданином государства, исходя из его достижений или заслуг перед обществом.

Причем работы меньше не стало. Также необходимы были учителя, техники, инженеры, пилоты боевых истребителей, шахтеры, исследователи дальнего космоса. А всю грязную, тяжелую, но такую необходимую работу начали выполнять роботы и дроиды с широким диапазоном ручной и автоматической настройки.

Ну а люди… Люди, получив возможность заниматься любимым делом, не заботясь о куске хлебе, начали заниматься любимым делом, повышая тем самым свой индекс социальной значимости. Кто-то рисовал, кто-то пел, кто-то изобретал все новые гравиплатформы и солнечные аккумуляторы.

Ну а кто-то, как например он сам, остался работать на своем прежнем месте работы. Вот только функционал сменился. Теперь не нужно было самому сидеть за штурвалом челнока или заправлять топливом транзитный корабль. Все это делали роботы, а его задачей стал «общий контроль и инспекция над системой грузоперевозок Купола 2-12 «Андромеда».

Из своего офиса Делакруа мог с легкостью перехватить управление над любым кораблем и самостоятельно осуществить посадку или увести на запасной космодром, не нарушив стройной вязи торговых маршрутов. Но сегодня отсутствие живых пилотов на грузовых челноках сыграло с главным инспектором злую шутку.

Мужчина с плохо скрываемым раздражением посмотрел на превращающийся в точку челнок и с трудом подавил желание сплюнуть от злости.

Пока что он не понял кто и с какой целью проник на корабль. И почему автоматика не смогла отследить злоумышленников. Если бы не его параноидальная привычка проверять отчеты всех служб раз в час, он бы и не узнал, что система видеонаблюдения на одном из участков взлётного поля зависла.

Зеленый индикатор периодически сменялся желтым, но затем снова возвращался в безопасную зону. Умной автоматике не хватало каких-то трех-четырех секунд, чтобы засечь присутствие посторонних на объекте.

«Умно, — против воли подумал Делакруа, — странно, что система вообще сделала попытку среагировать на тройку «зайцев», проникшим на борт «Тинара» под прикрытие погрузчика. Ведь для того, чтобы сработала сигналка, нужно присутствие как минимум четырех органических объектов…»

Почему он бросился к кораблю после неудачной попытки деактивации Б-2? Понятно, что остановить работу всего космопорта он не мог – это грозило обернуться такими убытками, что дешевле было бы поставить еще один Купол на Венере. Но зачем он сам помчался сюда? Словно только выпустившийся из летного училища кадет?

Инспектор задумчиво посмотрел на точку, в которую превратился корабль с «безбилетниками» и вернулся за штурвал своего флаера.

«Наверное потому, что мне чертовски интересно откуда у этих недоумков, залезших на грузовой корабль(!) капитанский доступ?!»

Дэлакруа активировал автопилот – жизнь на взлетном поле кипела во всю и столкнуться с бездушным грузовиком было легче легкого – и откинулся на спинку пилотского кресла.

«Оставлю Константина за старшего и рвану следом за «Тинаром». — размышлял инспектор, выстраивая дальнейший план действий. — На своем Фантоме я должен успеть перехватить их. Очень уж мне хочется посмотреть в глаза этим умникам. И да, надо сделать один звонок. Я знаю только одного человека, чей капитанский допуск в нашем Куполе выше моего…»

Глава 5 На борту «Тинара»

— Ну вот и все! — довольно заявил Женька, когда восторги ребят немного улеглись. Через пять часов мы будем на обратной стороне Луны, пересядем на «Адель» и полетим прямиком на Марс!

— Да, вот только на Внешнем кольце нас будет ждать отряд Охранителей во главе с главным инспектором! — хмуро возразила Алена.

— Именно поэтому мы выйдем на предпоследней остановке!

— Две минуты, чтобы перебраться из «Тинара» в «Адель»? Ну не зна-аю…

— Дим!

— Что?

— Сможешь настроить открытие шлюза, когда будем подлетать к станции?

— Ну, в общем-то да, — пожал плечами отличник, — а зачем?

— Как зачем? — удивился Женька. — Мы спланируем на «Адель»! На Внешнем кольце гравитация практически отсутствует, поэтому окажемся прямо на А-8!

— Хм, а что… — задумался Илья, рассматривая схему, нарисованную Женькой на планшете. — Все наши скафандры оборудованы магнитными подошвами. Женька, вот для чего ты трос попросил взять? Ты что, заранее хотел прыгать?!

— Ну, — широко улыбнулся Женька. — На случай если нас засекут в космопорте.

— Молодец, — похвалила одноклассника Оксана, — предусмотрительный. Я вот даже не догадалась как-то.

— Это потому что ты думаешь, как навигатор, а я должен думать, как капитан! — снисходительно пояснил мальчик.

— Ну да, ну да, — недовольно поморщилась Алена. — То есть главный инспектор у нас на хвосте – это тоже часть плана? Класс!

— Да ладно тебе, Ален, — вступился за друга Дима, — все же хорошо обошлось! Подумаешь, прыгнуть придется! Мы сто раз так на космическом баскетболе делали!

— Так там то зал с искусственной невесомостью, а здесь стальная паутина Внешнего кольца! — рассердилась девочка, — как вы не понимаете! Одна ошибка и все!

— Так, Алена! — сердито прервал подругу Женя, — отставить истерику! Ставлю команде задачу! Дима и Илья! Развернуть походную палатку с искусственной атмосферой! Дима назначается ответственным за данные датчиков воздуха, а Илья – за монтаж и демонтаж палатки. Алена! Мы все проголодались! Приготовишь обед? Оксана! Нужно рассчитать время и точку прыжка. Справишься?

— Есть!

— Так точно!

— Ла-адно…

— Принято! — посыпались ответы с разных сторон.

Не прошло и нескольких минут, как в ангаре грузового челнока «Тинар» во всю закипела жизнь. Мальчишки разворачивали переносной вариант Купола, Алена хлопотала над сухпайками, а Оксана с Женей засели над планшетом, вычисляя наилучшее время «пересадки».

— Жень! — позвали одноклассника Дима с Ильей, — мы тут на всякий случай немного подвинули грузовые контейнеры и поставили Кубик за ними. Ну, мало ли, проверка какая будет?

— Молодцы, ребят, — серьезно кивнул Женька. — Через несколько часов у «Тинара» будет пара пятиминутных остановок. Есть небольшая вероятность, что инспектор Делакруа нагрянет именно в одну из них. Но я сомневаюсь, что он решится задерживать рейс, а за пять минут в грузовом трюме, да еще с отключенным светом, не так-то легко что-то найти!

— Умно, — На Димином лице засияла довольная улыбка, — я займусь светом! Права доступа позволяют и не такое!

— Надеюсь, пронесет, — улыбнулся в ответ Женька, — но если вдруг услышим любой шум… Ребят, все слышат? При любом шуме – деактивируем скафы, переводим их в режим тишины. Отключаем радар и сканер, все! Ждем ровно пять минут и подрубаем систему жизнеобеспечения!

— Думаешь, нас так не найдут? — засомневалась Алена.

— Нет, он прав, — подтвердил Илья, — в таком режиме можно проводить до получаса без опасности для жизни и даже военный сканер нас не обнаружит!

— Вот и решено, — подытожил Женька. — Как раньше говорили: «Береженого и Бог бережет»!

— Ребят, Кубик готов! — Илья хоть и прислушивался к разговору, но работать не прекращал. — Залезайте!

Ребята забрались в палатку и, усевшись за неимением стульев на свои рюкзаки, уставились на Диму.

— Один момент, проведу финальный тест, и можно будет поднять забрала скафов!

Перчатки скафа были слишком толстые для работы с наладонником, поэтому Дима использовал стилус, спроектированный специально для работы в космосе.

— Тест-один – готово! Тест-два – готово! Все, ребята, можно поднимать забрала скафа и ставить баллоны с кислородом на зарядку.

— Сначала мы с Ильей, потом Дима с Аленой. И последняя Оксана, — уточнил Женька, взглянув на свой командирский планшет.

— О! Оксанка, ты меньше всего кислорода потратила! Ты у нас самый спокойный член команды! Выражаю благодарность с занесением в личное дело!

— Спасибо, — лучезарно улыбнулась девушка, — я просто расчетами увлеклась, вот и не волновалась.

— Это правильно, — важно заметил Женька, — когда каждый занимается своим любимым делом и время летит и с нервной системой все в порядке! Кстати, поставили запрет на входящие вызовы? Проверьте, пожалуйста. Родителям записки мы оставили, а названивать нам нечего! Мы не маленькие уже. И вообще, по звонку могут отследить наше местоположение!

— Это точно, — подтвердил Дима, — минутное дело!

Пока ребята переговаривались, Алена распечатала гермопакет, и по Кубику разнесся восхитительный запах гречневой каши с грибами. Каждый из юных космонавтов понимал, что все сухпайки стандартные и ничего кроме положенного количества белков и углеводов с прочими полезными аминокислотами и всякими там витаминами не содержат, но обоняние утверждало обратное.

— Немного специй и специальное желе из тюбика творят чудеса, — скромно улыбнулась Алена, довольная произведенным эффектом.

— Уже готово? — уточнил Илья, шумно принюхиваясь к ароматным запахам.

— Да, как говорит герой любимого маминого фильма: "Кушать подано, садитесь… почивать, пожалуйста!"

— Мне кажется там было другое слово, — осторожно заметил Дима, беря свой гермопакет.

— Мне так больше нравится, — улыбнулась Алена, — смысл одинаковой, но «почивать» звучит вкуснее.

— Очень вкусно, — подтвердил Женя, попробовав свою порцию, — представляете, мы обедаем на орбите!

— Ну это такое себе, — Алена не спешила разделить восторги капитана. — сто раз на орбите были.

— Но сейчас-то без взрослых! — нашелся что возразить Женька. — поэтому мы – молодцы!

От отца Женя знал, что мотивация команды – первое дело, и что нужно постоянно поддерживать командный дух. Еще отец что-то говорил об исполнителях, генераторах идей, теневых лидерах и еще каких-то социальных ролях, но всех нюансов мальчик не помнил.

— Молодцы, ага, — фыркнула Алена, — спрятались среди контейнеров как какие-нибудь... воришки!

— Полегче, Ален, — строго заметил Женя, — мы тут не в игрушки играем, а подвиг совершаем.

— Тоже мне подвиг, зайцами на грузовом челноке прокатиться!

— Ты не права, — покачал головой мальчик, он не всегда внимательно слушал наставления отца, но сейчас всеми фибрами своей души чувствовал, что должен в пух и прах разбить нападки своей извечной соперницы. — Мы с Ильей были на волосок от смерти, а благодаря техничным действиям Димы вы обманули камеры космопорта и принесли на себе так необходимый нам багаж. А сейчас наше убежище – это банальное проявление здравого смысла! Лично я не хочу сойти с дистанции не добравшись даже до Марса!

Женя посмотрел на своих одноклассников.

По лицу Ильи, как обычно, ничего не было понятно. Дима молча хмурился, а Оксана встревожено смотрела то на Женьку, то на свою подругу Алену.

— Ален, — пошел ва-банк мальчик, — мне знаешь как страшно!

— А кто сказал, что мне страшно? — огрызнулась девочка.

— Про тебя речи не было, — отрезал Женя, — я про себя говорю. Мне страшно. Страшно, что нас снимут с маршрута, страшно, что мы не успеем попасть на «Адель», страшно, что-то пойдет не так, в конце концов! Но благодаря вам, благодаря нашим совместным командным действиям, этот страх легко победить! Ссоры – это последнее, что нам нужно, если хотим написать наши имена на ледяном плато Европы!

— Как пафосно, — проворчала Алена, смотря в сторону. — Ладно, ребят, простите меня, я немного… волнуюсь.

— Я тоже, — с облегчением улыбнулся Дима, — я уж думал все! Сейчас рассоримся все!

— Я не волнуюсь, — резче, чем следовало сказал Илья, — ну… может совсем немножко…

— Я тоже немножко волнуюсь, — робко улыбнулась Оксана.

— Ну, если даже самый спокойный член команды волнуется, то и нам не грех! — поспешил разрядить атмосферу Женя.

Все с облегчением рассмеялись и с удвоенным аппетитом принялись за обед.

— А сейчас-то что делать будем? — с сожалением посмотрел на пустой гермопакет Илья.

— Распределим дежурства и спать, — пожал плечами Женя. — Кто его знает в каких условиях нам придется ехать на «Адель» и ждать корабль на Юпитер на станции 26а.

— Логично, — кивнул здоровяк и зевнул, прикрывшись ладошкой. — Я чур первый дежурю!

— Тихо! — Дима первый дернулся от еле слышной вибрации, раздавшейся откуда-то со стороны входного трапа. — Видите?

Он показал рукой на экран, встроенный в одну из стен палатки. Экран показывал всплески вибрации, и чем выше подскакивал ползунок, тем «громче» был шум за пределами Кубика.

— Дезактивируем скафы! — шепнул Женька, аккуратно защелкивая забрало шлема.

Сердце так билось, что казалось вот-вот выскочит из груди. Удостоверившись, что одноклассники деактивировали скафы, перейдя в режим молчания, он приложил палец к шлему, призывая к тишине, и выключил фонарик.

Сидеть в темноте было страшно. Время и пространство размывалось и начинало казаться, что стены корабля пропадают, и ты находишься не в надежном грузовом челноке, а падаешь в глубокую пучину космоса.

Им казалось, что скрежет и скрип раздавались то с одной стороны, то с другой, иногда пропадая, казалось на вечность, а иногда раздаваясь чуть ли не на расстоянии вытянутой руки.

«Надо что-то делать! — подумал Женька, — иначе мы все сойдем здесь с ума! Как будто мы не вместе, а каждый сам по себе! Точно! Мы же сейчас каждый сам по себе!»

Недолго думая, он нащупал правой рукой скаф Алены и крепко сжал ее ладошку. Почувствовав ответное пожатие, он как мог объяснил однокласснице, чтобы он повторила его действия, дернув несколько раз руку в сторону Оксаны.

Двойное пожатие вселило осторожную надежду в то, что Алена поняла его задумку.

Спустя томительную минуту, в его локоть ткнулась рука Ильи.

«Сработало! — радостно подумал Женька. — Даже если нас найдут, главное, что мы ведем себя, как команда!»

Крепко схватив Илью за протянутую ладонь, пятнадцатилетний капитан принялся ждать, прислушиваясь к каждому шороху. Сидеть в темноте было по-прежнему страшно, но первоначальный ужас перед бездонным космосом отступил.

Скрип и глухие шаги продолжались еще минут десять, после чего все затихло.

«Странно, — подумал мальчик, — ведь пятиминутная остановка еще только будет! Неужели инспектор проник в корабль на предыдущей остановке? Так, спокойно! Ну не стал бы Делакруа молча сидеть все это время в грузовом отсеке! Он бы уже все здесь перевернул вверх дном. Но тогда кто? Еще один заяц? Или, может быть, груз перекатывается в одном из контейнеров?»

От мыслей его отвлек луч света, прорезавший тьму – это Дима включил свой налобный фонарик. Немного подумав, Женька тоже включил свой, а потом и вовсе нарушил тишину в эфире:

Кажись пронесло, ребят!Дима, ты что-то хотел сказать?

До высадки двадцать минут. Предлагаю начать подготовку к выгрузке.

Женька с удивлением посмотрел на часы. И вправду, до их станции оставалось девятнадцать минут лету.

«Все-таки время в космосе бежит совершенно по-другому! — подумалось Женьке, — вроде вот только сели, а уже выходить. Даже поспать не успели…»

Включаем скафы, собираемся, готовимся к пересадке! — уверенно отбил команду Женька и первым перевел свой скаф в рабочий режим.

Если сейчас кто и есть в грузовом трюме, то он непременно увидит появившегося на радаре Женьку. Секунда, вторая…

— Готовимся к высадке, ребята! — весело крикнул Женька, — мы здесь одни!

***

Час назад

Инспектор Делакруа внимательно всматривался в маршрутный лист «Тинара».

При желании, владея капитанским доступом, можно было самостоятельно изменить точку назначения грузового челнока, но проникшие на Б-2 умники, похоже оказались смышленней, чем казалось.

Делакруа размял затекшую шею и уставился в потолок своего «Фантома».

Если бы на лицо была попытка угона, то злоумышленники бы уже сошли с маршрута. Значит остается лишь два варианта: это просто зайцы или они планируют осуществить дозаправку на конечной станции Внешнего кольца и уже оттуда рвануть по своим координатам… Да и затеряться на конечке легче легкого – тысячи грузовых маршрутов, сотни людей.

«Значит конечка, — принял решение инспектор, — там и буду их ждать. Что же до промежуточных станций… думаю будет достаточно просто повысить уровень тревоги, переведя ее, скажем, в красную зону. Да, решено! Лечу во Внешнее кольцо!»

Инспектор отвлекся от созерцания верхней части кабины своего корабля и выбрал в списке контактов своего заместителя.

— Костя, доброе утро! — вежливо поздоровался Делакруа с возникшей перед ним голограммой. — У нас НС. Я лечу во Внешнее кольцо, ты принимаешь управление над космопортом. Вопросы?

— Нестандартная ситуация? — уточнил зам. — Мне нужно знать, что произошло?

— Пожалуй да, — немного поколебавшись, инспектор решил поделиться с помощников частью информации. — На «Тинаре» зайцы. Минимум двое.

— Шэф, вы уверены, что это НС, а не ЧП? — тревожно поинтересовался Константин, — ведь…

— Как только я прибуду во Внешнее кольцо и осмотрю корабль, я приму решение о смене положения, — твердо ответил Делакруа. — Сам понимаешь, какие убытки могут возникнуть, если мы остановим движение на маршруте, заявив, что у нас чрезвычайное происшествие.

— Да, вы правы, — согласился помощник. — Принимаю управление над космопортом, жду от вас дальнейших инструкций!

— Добро, — скупо бросил инспектор, в душе порадовавшись за правильно сделанный выбор. Константин не просто моментально вник в ситуацию, но и не стал задавать лишних вопросов. — Я изменил уровень сканирования на «Красный» на нескольких станциях…

— Одну секунду, — Константин склонился над сенсорной клавиатурой. — Вижу. Станции на маршруте Б-2. Отличная мысль, шэф! Я выведу картинку с удаленного сервака на свой монитор и прослежу за остановками «Тинара».

— Надеюсь на тебя, — кивнул Делакруа и отключился.

Нет, все-таки он не прогадал, назначив вчерашнего студента на столь ответственный пост. Парень явно далеко пойдет!

На секунду инспектора царапнуло легкое чувство вины – он не сказал своему заму о наличии у зайцев капитанского доступа.

«Рано, — подумал Делакруа, вбивая в навигатор координаты последней станции, — сначала позвоню Салищеву».

***

Не откладывая дела в долгий ящик, Делакруа отправил вызов на двухстороннюю связь по зашифрованному каналу. Он очень хотел, чтобы его друг оказался замешан в этом дело, но против фактов не попрешь. Поэтому единственное, что он мог сейчас сделать – так это лично предупредить Салищева о сложившейся ситуации.

— Привет, Анжи! — раздался бодрый голос главного диспетчера внутрисистемных перевозок Солнечной Системы, — почему в личку стучишься? Случилось что?

— Случилось, Вась, — поморщился Делакруа, —где-то час назад несколько зайцев проникли на Б-2.

— На «Тинар»? Он же перевозит комплектующие для шахт, вряд ли в пределах нашей системы удастся реализовать такой товар.

— Я тоже об этом подумал, — кивнул инспектор, — но суть не в этом.

— Судя по всему, что ты или не смог остановить корабль или не стал этого делать, — собеседник на другом конце линии подобрался и его голосе зазвенел от напряжения. — Я прав?

—Прав, Вася, прав, —вздохнул Делакруа, — моих полномочий не хватило…

— Только у трех человек доступ к транспортной сети выше, чем у главного инспектора, — задумчиво протянул мужчина, — двое из них безвылазно сидят на Земле, а третий это… я.

— Я тоже так подумал, — вздохнул инспектор, — пока что об этом знаем только мы с тобой.

— Подожди, мой ключ у меня с собой, резервный дома… — собеседник неожиданно замолчал.

— Вась? — образовавшаяся тишина не понравилась Делакруа. — Василий?

— Не дай Бог это Женька, — едва слышно прошептал друг.

— Твой сын? Да ну ты брось. Зачем это ему?

— Ан, дай мне десять минут! — голос на другой стороне интеркома вновь обрел решительность. — Перезвоню!

— На связи, — кивнул инспектор.

— Выпорю засранца! — едва слышно донеслось из динамика и связь оборвалась.

«Да уж, Васе не позавидуешь, — подумал Делакруа, берясь за штурвал своего «Фантома», —если это вправду его сын и эта история всплывет, он и свою работу может потерять… А значит мне нужно добраться до этих зайцев первым!»

Быстро пробежавшись пальцами по приборной панели, он дождался разрешающего вылет пакета данных и направил «Фантом» в открывшийся коридор.

Глава 6 Финт ушами

— Три…

Женька поправил ранец, чтобы не так сильно мешал при беге.

— Два…

Оглядел свою команду.

— Побежали!

Хлопнул по плечу Илью, сигнализируя о старте. Он, как капитан, должен был покинуть корабль последним.

Ребята один за другим выскакивали из открывающегося трапа бежали вслед за Ильей – к настоящему лабиринту из огромных контейнеров, сложенных ровными рядами. Издалека темные фигурки космонафтов сливались с матовым посадочным полем, и лишь блики, играющие на зеркальных забралах дали понять, что на перевалочной станции, целиком и полностью находящейся под контролем дроидов, очутились живые люди.

Камеры, переведенные инспектором в «красную» зону тревогу тут же сфокусировались на бегущей пятерке, в то время как пустой дроид-погрузчик терпеливо ждал, пока трап «Тинара» полностью опустится.

— Жень, охранная система подняла тревогу! — озабоченно крикнул Дима по приватной связи. Он заранее предполагал повышенное внимание к их персонам, и поэтому немного перестраховался. — отвлечь?

— Да! Используй допуск! — Женька, конечно, знал, что их рано или поздно обнаружат, но всеми фибрами души надеялся, что это случится намного позже.

Прыгнуть, как они планировали не получилось. Стоило им войти в зону станции, как Дима сразу же доложил о повышенном уровне тревоги системы наблюдения. А это значит, что никакой капитанский доступ им не поможет, когда их засекут одновременно с десяток камер. Зато, прямо по центру площадок находился целый лабиринт из контейнеров, в котором так легко можно было затеряться.

План пришлось переделывать прямо на коленке и был он довольно прост – добежать до контейнеров, а оттуда до А-8.

Томительные минуты ожидания вышли, и Женька со своей командой уже бежал, следуя новому плану и надеяться, что отцовский пропуск еще не заблокировали. Что произойдет, когда отец узнает о его самоуправстве, пятнадцатилетний капитан старался не думать.

— Ладно! — крикнул Димка, — Я залезу в сеть! Возьмите на буксир!

Женька активировал мышечные усилители и поднырнул под друга, закидывая отличника себе на плечо. Илья выступал в качестве ведущего и отвлекать его сейчас было крайне нежелательно. Ну а девочки… Девочкам и так было тяжело.

Добежав до склада из контейнеров, ребята на мгновение замерли, пытаясь сориентироваться, затем бросились вдоль металлических ящиков в сторону изящного кораблика.

В отличие от грузового челнока класса Б-2 «Тинар», «Адель» была чуть не в два раза меньше, вмещая в себя аж 75% перевозимого «Тинаром» груза. Корабли класса А, в особенности 7 и 8 серий, проектировались для транспортировки грузов между спутниками – без захода в атмосферу планеты.

Погрузка и разгрузка на таких кораблях осуществлялась одновременно с заправкой, поэтому стоянка А-8 редко длилась больше пяти-десяти минут.

Все, что сейчас нужно было ребятам – максимально быстро проникнуть в трюм и затаиться среди грузовых контейнеров.

— Готово! — выдохнул довольный Димка, — ставь меня на ноги!

— Что сделал? — Женька послушно опустил Димку на матовую поверхность станции Внутреннего кольца и потянул друга за руку, в правильном направлении.

— Принудительно перевел внимание камер на подлетающий к станции «Фантом».

— Это же инспектор Делакруа! — охнул Женька.

— Именно! — одноклассник аж светился от радости, — Станция запросила у него коды допуска, представляешь?

— Молоток, Димка! — от переизбытка чувств, Женя хлопнул товарища по плечу, — выиграл нам несколько минут!

— Да чего уж там, — засмущался отличник.

— А сейчас, Дим, как Илья даст отмашку – мчись к «Адель» со всех ног, понял?

— Понял, кэп! — гаркнул одноклассник.

— Вперед! — словно в ответ их мыслям раздался громкий шепот Ильи.

И они побежали.

Сердце снова выпрыгивало из груди, ладошки дрожали, пот лил ручьем.

«К этому, наверное, невозможно привыкнуть! — подумал Женька, поддерживая Диму за локоть, — и как только наши космовойска защищают наши границы в таких условиях?»

Залетев в трюм А-8, ребята столпились у стены, не зная, куда прятаться дальше.

— Нам нужно вдоль стены и до конца, — неожиданно сказала Оксана, — Женя?

— Все за Оксаной! — тут же отреагировал мальчик. — Я – замыкающий!

Юные космотуристы послушно выстроились гуськом и медленным шагом пошли за Оксаной. Контейнеры стояли настолько близко друг к другу, что удивительно было, почему вдоль стены оставлено столько места.

— По положению обслуживание А-8 должно производится следующим образом: между стенами грузового трюма и контейнерами должно быть пространство в 80 сантиметров – для того, чтобы дроиды могли проводить ревизию и разгрузку без задержек. — ответила на невысказанный вопрос Оксана.

— А эти контейнеры, вдруг они поедут в сторону и придавят нас? — Илья с опаской посмотрел на огромные металлические ящики.

— Не волнуйся, — успокоил товарища Женя, — у них нижняя основа примагничевается к полу трюма. К тому же там специальные выемки под контейнеры есть. Даже если на 180 градусов перевернемся – с ними ничего не случится.

— Единственное, что нам сейчас угрожает, — подключилась к обсуждению Алена, — так это инспектор Делакруа!

— Тогда нам лучше поскорей пробраться назад и дождаться отправки «Адель», — подытожил Дима. — Я на всякий случай поставил беспроводную камеру на крайний контейнер. А то мне жутко не понравилась ожидать неизвестности в темноте!

Наконец ребята добрались до другого конца грузового трюма. Рюкзаки пришлось снять и волочить за собой. А о том, чтобы комфортно на них усесться речи и вовсе не было.

— Сколько до взлета?

— Когда взлетаем? — одновременно спросили Илья с Аленой.

— Еще две минуты, — тут же отозвался Дима, следящий за происходящим снаружи, и громко сглотнул. — И это, ребят… к нам идет какой-то мужик…

***

Пятнадцать минут назад

Старший инспектор Анжи Делакруа уже десять минут ждал прибытие «Тинара» и с каждой секундой внутренняя тревога становилась все сильней и сильней.

Он смотрел на сновавших туда-сюда охранных дроидов, доставляемых к своим кораблям пилотов (с этой станции Внешнего кольца осуществлялась отправка прямиком на Марс), на одетых в инженерные скафы техников, спешащих по своим делам и хмурился.

Эта станция буквально кипела жизнью и затеряться здесь для нескольких зайцев не составит большого труда. А дальше дело за малым. Прибиться к вольным торговцам или мусорщикам, завербоваться в частную армию, или вовсе улететь на Марс.

По сути он все сделал правильно, прилетев на конечную станцию, но все же что-то не давало ему покоя. Что-то он упустил.

ДэлаКруа нахмурился, прокручивая события последних шести часов. Взлетающий «Тинар», отказ капитанского доступа, активация систем слежения. Что же его тревожит? Допуск? Но с ним вроде уже разобрались… Или нет?

— Допуск… — прошептал мужчина. — Точно, допуск!

Если зайцы попробуют воспользоваться украденным допуском здесь, на этой станции, у них, во-первых, ничего не выйдет, а во-вторых в следующие пару минут они окажутся под стражей. А значит что? Значит они должны выйти раньше!

Бросив взгляд на маршрутную карту «Тинара», он взялся за штурвал, одновременно с этим отправляя диспетчеру запрос на вылет.

Спустя пару минут Б-2 должен был остановиться на предпоследней станции.

— «Фантом», прием, ваш коридор: 1-С Дэльта. Повторяю: 1-С Дэльта.

— Принял, — ответил Делакруа, бросаю свой кораблик вверх и вправо.

Без использования карты на этой станции зайцы обречены. Ну а если они ее все-таки используют, то их задержат и без него. Но если он успеет проверить трюм «Тинара» на предпоследней остановке, он или поймает их или, в крайнем случае, обгонит Б-2 и сможет вернуться сюда.

— И почему я раньше об этом не додумался? — пробормотал он себе под нос, выводя «Фантом» на скоростной режим.

Три минуты форсажа, и он подлетает к небольшой станции, на которой, бинго, стоит злополучный Б-2.

— Увеличение! — отдав голосовую команду, Делакруа впился взглядом в бегущие от «Тинара» точки.

Пять штук! Целых пять зайцев!

— Ну держитесь у меня! — зло пообещал главный инспектор, заходя на посадку.

Внимание! В посадке отказано! Просьба продолжить движение!

— Ну засранцы! — вслух выругался Делакруа, — ну держитесь!

В данный момент его обуревали смешанные чувства – с одной стороны он восхищался наглостью зайцев, посмевших отказать ему в посадке, с другой – был чертовски зол.

— Сами напросились, — буркнул мужчина, вызывая по интеркому своего зама.

— Шеф?

— Кость, они заблокировали мне посадку на станцию!

— Понял, сейчас постараюсь вас разблокировать.

— Долго. Кость, звони на станцию, поднимай местного инспектора. Пусть бежит к грузовым контейнерам – минуту назад они были именно там.

— Уже вызываю станцию. Что планируете предпринять?

— Нам нужно узнать, на какой корабль они сядут. Поднимай базы данных. Я полетел дальше, до следующей станции, там развернусь и обратно.

— Рекомендовано продолжить движение? — догадался Константин.

— Именно. Буду через десять минут, постарайся к этому времени добиться разрешения на посадку.

— Будет сделано! Все, шеф, станция на связи, я отключаюсь! — Константин отвернулся куда-то вправо и сказал, перед тем, как отключиться, — Привет, Игорь.

***

Предпоследняя станция Внешнего Кольца, рубка управления, дежурный инспектор Игорь Климов

Зуммер входящего вызова резко выдернул Игорь из сна. По собачьи встряхнув головой, Игорь бросил взгляд на адрес исходящего звонка.

Лунная база № 215, ИО главного инспектора А. Делакруа, Константин Каинов

— Хм, ну с головного офиса так просто беспокоить не будут, — пробормотал Игорь и, пригладив взъерошенные волосы, принял вызов.

В принципе, он мог не принимать звонок из рубки и дождаться вызова на личный коммуникатор. Сейчас шли выходные сутки и он, по сути, не обязан был находиться в центре управления. Но Игорь решил не выпендриваться и отреагировать максимально быстро.

Он уже третий месяц работал в этом богом забытом месте. В отличие от конечной станции Внешнего кольца, его станция особой популярностью не пользовалась. Нет, грузовой поток был вполне серьезным, но вот люди здесь практически не появлялись.

Но Игорь не жаловался. В его обязанности входило следить за общей обстановкой и в случае НС или ЧП проверять правильности принятого автоматикой решения, делать еженедельные доклады руководству и отвечать на все входящие вызовы. Ах да, еще он мог и даже должен был, при необходимости, остановить работу транспортного узла.

Слава Богу за прошедшее время не было ни единого происшествия.

Парень честно отсиживал положенные часы, по возможности брал дополнительные дежурства, а все свободное время тратил на заочное обучение.

Выбрав два курса, Игорь терпеливо вникал в тонкости системной логистики и штудировал историю Солнечной Системы. Парень твердо решил поступать в университет имени Злотникова на офицера Торгового флота, методично, шаг за шагом идя к своей цели. И работа в должности младшего инспектора очень даже его устраивала. Денег хватало и на оплату обучения, и на поддержку родителей, и даже получалось ежемесячно откладывать небольшую денежку, потихоньку формируя свой личный Резервный фонд.

И вот сейчас работа, которая за прошедшее время стала казаться необременительным времяпрепровождением, сдернула парня с небес на землю.

— Младший инспектор Игорь Климов слушает!

— Привет, Игорь, — перед ним появилась голограмма молодого парня лет двадцати-двадцати двух, — ты на дежурстве или отдыхаешь?

— Вообще отдыхаю, но в данный момент нахожусь на рабочем месте.

— Отлично, — коротко кивнул собеседник, — я – Константин Каинов, исполняющий обязанности главного инспектора Делакруа, нужна твоя помощь!

— Я весь во внимании, — подобрался Игорь.

— Первое. Твой выходной я уже компенсировал двойным окладом. — дождавшись скомканной благодарности, Константин продолжил, — второе. Тебе сейчас необходимо будет досмотреть выгруженные на станции контейнеры и вставший на остановку грузовой челнок Б-2 «Тинар».

— Понял, — сглотнул Игорь, — разрешите идти готовится к выходу?

— Игорь, будь добр бегом, — мягко попросил Константин. — И да, с вероятностью в 90% ты встретишь пятерку зайцев.

— Арестовать?

— Задержать, — поправил его Константин. — До прибытия главного инспектора.

— Есть!

Игорь вскочил с кресла и захлопнул забрало скафа. По инструкции пребывание в центре управления перевозками разрешалось только в скафандре и это правило сейчас сэкономило ему добрых десять минут.

Вызвав перед собой карту посадочной площадки, Игорь запрыгнул в лифт, дождался пока тот доставит его вниз и выбежал на поле. Прыгнув на припаркованный на стоянке служебный спидер, младший инспектор взял курс на местную достопримечательность – конфискованный у пойманных пиратов груз. Конфискат уже третий месяц стоял в центре площадке, ожидая пока с Земли прибудет представитель транспортной компании.

Контейнеры складывали дроиды согласно прописанным алгоритмам быстрой и удобной транспортировки, поэтому глазам непосвященного человека вместо груды железных блоков являлся трёхъярусный стальной лабиринт, составленный из металлических коробов.

Добравшись до точки Икс – отметки на карте, где в последний раз видели зайцев, Игорь осмотрелся.

Слева шла стандартная разгрузка постоянного гостя станции – грузового челнока Б-2 «Тинар», справа ко взлету готовилось сразу восемь грузовых челноков. В трюме ближайшего – класс А-8, позывной «Адель», что-то призывно блеснуло, и Игорь направил свой спидер к кораблю.

Парень дико нервничал и прислушивался к каждому шороху. Умом он понимал, что единственные звуки, которые он может услышать – дыхание, да треск интеркома, но перебороть инстинкты было не так-то просто.

Остановив свой спидер в десяти шагах от «Адель», он подхватил мощный фонарь и перехватив его на манер оружия, осторожно двинулся вперед.

Добравшись до шлюза, он с опаской заглянул в трюм, но ничего кроме ровных рядов контейнеров не обнаружил.

«Вроде чисто, — подумал Игорь, посветив фонарем и тепловым сканером, встроенным в правую перчатку скафа, проходы между контейнерами и стенами трюма, — до отлета две минуты… дойду до конца и обратно!»

Приняв решение, младший инспектор напоследок оглянулся – вдруг кто-нибудь из нарушителей прячется среди груза или вовсе еще на «Тинаре»?

Между Б-2 и стоящим рядом Г-3 деловито сновали дроиды, разгружая «Тинар». Взгляд зацепился за одинокого дроида, везущего небольшой контейнер к «Адель».

«Это что еще такое, — подумал Игорь, выводя перед собой маршрутную карту «Тинара», — сбой в алгоритме разгрузки?»

Но посмотреть график он не успел. Тепловой сканер, встроенный в скаф, запищал, сигнализируя о резком увеличении температуры в трюме «Тинара»

— Есть! — выдохнул младший инспектор и, позабыв про досмотр «Адель» и странного погрузчика, кинулся к спидеру.

Домчавшись до Б-2, разгрузка которого уже завершилась, Игорь взлетел по поднимающемуся трапу и с волнением направил широкий луч фонаря в трюм.

— Не понял…

На полу, прямо посередине на половину разгруженного отсека (оставшиеся контейнеры шли до конечной), лежал вскрытый гермопакет, с выставленным на максим тумблером разогрева.

Следом пискнул интерком, предупреждая о закрытии шлюза.

— Но как же… — Игорь растеряно спрыгнул с трапа, оседлал спидер и отъехал на положенные по инструкции двадцать метров назад. — Это что же получается?

Автоматически приняв входящий звонок от Константина, Игорь пытался понять, что сейчас произошло, но требовательный голос ИО главного инспектора сбил парня с мысли.

— Игорь, прием! Как успехи?

— Непонятно, — честно ответил парень, — кто-то оставил обманку в трюме «Тинара».

— Стоп, не части, — прервал его спокойный голос, — давай по порядку и со всеми деталями. Через две минуты на станцию прибудет шеф, и ему понадобится четкий доклад.

— Хорошо, — кивнул Игорь и, постаравшись взять себя в руки, начал свой рассказ, — Итак…

На станцию тем временем серебряным росчерком приземлялся юркий «Фантом» и с периодичностью в несколько минут взлетали грузовые челноки, первым из которых была «Адель» радостно сбросившая оковы станции и взявшая курс к далекому красному шарику – на Марс.

Глава 7 Первая ссора

— Неужели пронесло? — выдохнул Илья.

— Не знаю почему, но да! — Дима все никак не могу унять выпрыгивающее из груди сердце, — он просветил проходы и хотел было уже идти сюда, как его что-то отвлекло!

— А меня, ребята, смущает этот контейнер, который перед самым взлетом дроид привез, — задумчиво протянула Оксана, — он вроде бы не числится в маршрутном листе, который Женя предоставлял.

— Да это ерунда, Оксан, — отмахнулся Дима, — данные то позавчерашние. Они постоянно меняются, правки вносятся и все такое. Меня больше интересует почему инспектор к «Тианру» бросился…

— Так, ребята, — Женка вынырнул из задумчивости и взял дело в свои руки, — давайте для начала расположимся, проверим запасы воздуха и провизии, выясним, есть ли возможность поставить Кубик, а потом все вместе проанализируем произошедшие события.

— Кэп дело говорит, — согласно буркнул Илья, — я проверю второй ярус, здесь Кубик поставить не получится.

— Я просчитаю дальнейший маршрут и как нам попасть на В-3 «Варяг», — тут же переключилась на деловой лад Оксана.

— Займусь корабельными дроидами и грузом, — ответил Димка, доставая из-за пояса свой планшет со стилусом.

— А я проверю уровень питательной смеси в скафах, — ядовито буркнула Алена, — похоже в ближайшее время это будет наш единственный рацион!

— Ничего, Ален, — Женя попытался успокоить подругу, — мы сейчас что-нибудь придумаем.

— Р-р-р, — донеслось в ответ, но к великому облегчению Женьки, одноклассница не стала вступать в спор.

Полчаса. Именно столько потребовалось ребятам, чтобы облазить трюм изнутри. К их огорчению поставить Кубик не представлялось возможным. Расстояние от грузовых контейнеров до потолка трюма не позволяло даже выпрямиться в полный рост, не говоря уже о монтаже палатки.

В конечном счете договорились оставить рюкзаки с вещами у входа в трюм – остановок до марсианской станции 26а попросту не было, а к прибытию юные приключенцы рассчитывали что-нибудь придумать. Для этого их, правда, пришлось тащить с дальнего конца отсека в начало, Женька был непреклонен: «Так надо».

Он хорошо помнил слова отца о том, что солдат всегда должен быть занят делом. Причем неважно каким. Правда в его случае на месте солдат были его одноклассники, но Женька предпочитал относиться к ним как к членами команды. Так было проще поддерживать порядок.

После того, как рюкзаки перетащили в начало и аккуратно составили их у небольшого контейнера, который дроид-погрузчик привез в последнюю минуту, Женька скомандовал провести диагностику.

Ребята послушно отчитывались сколько питательной смеси осталось в их скафе, сколько кислорода и сжиженного газа. Потом пришел черед работоспособности скафа, а потом… у Женки кончились идеи.

Они впятером лежали на грузовых контейнерах, сидеть было неудобно, и занимались единственным возможным в их положении делом: разговаривали.

Об их путешествии, о будущих планах и о жизни.

— Представляете, ребят, — Женька сам не зная почему перешел на шепот, — еще каких-то десять часов и мы окажемся на одном из самых удаленных космопортов Солнечной системы! Высадимся и…

— Побежим, — перебила Алена. — Слушай, Жень, мне кажется я поняла суть всех твоих планов! Дождемся открытия шлюза и бежим! Спрыгнем с корабля и бежим! Каким-то чудом добрались до Юпитера и… бежим!

— Мобильность – залог успеха любой тактической операции, — вмешался Илья. — Это тебе не вечерняя прогулка! У нас жесткие временные рамки.

— Именно, — Женя мысленно поблагодарил Илью, — с одной стороны кажется, что нам дико везет, но с другой, задумайся, Ален! Мы же постоянно находимся на полшага, на шаг впереди!

— Ну-ну, — буркнула девочка, — бьюсь об заклад Делакруа уже вычислил, что мы на «Адели» и... ну не знаю, возьмет нас на абордаж!

— А вот и нет, — победно улыбнулся Женька, — пока мы бежали, Димка не только заблокировал посадку «Фантому» Делакруа, но еще и запустил в систему маленький вирус.

— Сейчас каждый из взлетающих со Внешнего Кольца кораблей сигнализирует о присутствии на борту посторонних! — гордо перебил Дима.

— И что, даже наш? — охнула Оксана.

— В том-то и дело, что и наш тоже! — Диму распирало от гордости, — а вот летящий на Марсианскую базу № 116 «Аркан» таких сигналов не издает!

— То есть…

— То есть, инспектор подумает, что мы решили его обмануть, запустив обманки, а сами находимся на «Аркане»! — закончил Женька.

— Хитро, — уважительно протянул Илья.

— Ничего хитрого, — фыркнула Алена, — этот ход сам напрашивался! И опять же, Димка придумал, а наш кэээп тут же примазался к идее!

— Алена, знаешь почему 90% всех капитанов и пилотов мужчины? — неожиданно спросил Женя, которого постоянные выпадки одноклассницы уже порядком достали.

— Просвети меня, — бросила девушка и с сарказмом добавила, — кэээп.

— Потому что девушки – существа эмоциональные и склонны к импульсивным поступкам.

— И?

— И это мешает адекватно оценивать ситуацию и принимать правильные решения.

— Можно подумать мужики – такие все из себя идеальные!

— Да при чем тут идеальные? — поморщился Женька, — мы говорим о базовом функционале. Человечество из первобытных пещер вышло за пределы планеты и сейчас мы во всю исследуем соседние системы и отправляем колонистов во все уголки Вселенной.

— Ты мне сейчас пересказываешь курс обществоведения за среднюю школу?

— Нет, — не смутился Женя, — я веду к тому, что несмотря на столь мощный рывок в развитии, социальные роли практически не изменились. Мужчины – воины, лидеры-первопроходцы, женщины – надежный тыл, хозяй…

— Да что ты говоришь? — вскинулась Алена. — хозяйки, да? Кухня, дети, уборка?! Да на вас вообще нельзя положиться! Вы, мужики – ненадежные! Да даже твой план – сущая авантюра!

— Ты можешь думать как хочешь, но это в природе у мужчин – быть добытчиком, прокладывать пути, грудью встречать опасность! А девушки, они должны заботиться, поддерживать, вдохновлять!

— Да никому мы ничего не должны! — закричала Алена, — и вообще, что за гендерные стереотипы?!

— Ты чего завелась-то? — сам начал закипать Женька, — у тебя расход кислорода в скафе повысился!

— Да бесит потому что такая позиция! — не унималась девочка. — Вот ты говоришь, добытчик, воин, грудью опасность встречать! А мой отец взял и бросил нас с матерью! И маме самой пришлось добывать средства и воевать с окружающим миром, самой справляясь со всеми опасностями!

— Без обид, Ален, — вмешался в беседу молчавший до сих пор Илья, — но если твоя мама такая же категоричная, как ты, неудивительно, что твой отец ушел. Мужчине сложно, когда кто-то сильнее, чем он.

— Что за бред! — Алена хлопнула себя рукой по лицевой части забрала. — Сложно быть нормальным мужем и отцом? Зато легко быть мямлей и тряпкой!

— Не надо путать интеллигентность с бесхарактерностью.

— Да вы же ничего не знаете о жизни! Ни о разводах, ни о том, как выживать одной с малолетним ребенком на руках!

В эфире повисла тишина. Каждому из ребят было что сказать по поводу семейных ссор, недопониманий и сложностей, но никто не спешил лезть со своими советами. Алена была сейчас в таком состоянии, что ей бесполезно было бы что-либо объяснять.


— Ладно, ребят, простите, — раздалось в эфире спустя десять минут, — просто… накипело.

— Все нормально, Ален, — с облегчением ответил Илья.

— Да, Алена, все наладится, — поддержала подругу Оксана.

Дима промолчал, а Женька все же решил расставить точки над «ё».

— Мой отец тоже хотел уходить из семьи пару лет назад. Как он сказал: «молоденькая коллега вскружила голову». И все же он остался. И знаете почему?

— Почему? — вздохнула Алена, которая уже была не рада, что затеяла этот разговор по душам.

— Потому что невозможно уйти от того, кто тебя любит, заботится о тебе и в тоже время готов тебя отпустить.

— Это как так? — после непродолжительного молчания уточнил Илья.

— Я сам еще толком не понял, — вздохнул Женька, — но запомнил.

Юные авантюристы лежали и молчали каждый о своем.

Усталость этого бесконечного, сумасшедшего, полного тревог и волнений дня навалилась на них бетонной плитой. Дико захотелось спать, да и система жизнеобеспечения скафов, мерцающая желтым, настоятельно рекомендовала отдохнуть.

— Жень, дежурства будем расставлять? — зевая уточнил Илья.

— Надо бы, — капитан с сомнением посмотрел на дрыхнущих девчонок и сонно моргающего Димку, — хотя можно и камерами обойтись, кому мы нужны в открытом космосе? Дим?

— Да, камеры уже стоят, настроены на движение, — протянул отличник, — тепловой сканер бы еще к системе наблюдения подключить, но это долго…

— Ладно, — принял решение Женька, — спим, мужики! Дим, подрубай свою систему.

— Уже.

— Ставим будильники на восемь часов… не дай Бог проспим… а в баллонах воздух кончится… и еще, не забыть бы… — Женька говорил все тише и тише и последние его слова слились в невнятное бормотание.

Но переспрашивать было некому. Вся команда забылась глубоким, но тревожным сном.


Глава 8 Мозговой штурм

Предпоследняя станция Внешнего Кольца, центр управления

В центре управления предпоследней станции Внешнего Кольца находились трое. Младший инспектор Игорь Климов, Старший инспектор Анжи Делакруа и голограмма его зама – Константина Каинова.

— Итак, давайте подытожим, — Делакруа устало растер лицо ладонями. — Что мы имеем на данный момент? Семнадцать торговых челноков, которые благодаря запущенному по капитанскому доступу вирусу дают сигнал присутствия на борту посторонних.

— Из восемнадцати челноков, покинувших станцию, только идущий на Марс «Аркан» летит в штатном режиме, — добавил Константин, — исходя из чего можно сделать вывод, что наши безбилетники находятся именно на «Аркане».

На подавленно молчащего Игоря инспектор и его зам тактично не обращали внимания, давая ему возможность оправиться после случившейся неудачи. По крайней мере Игорь расценивал произошедшие с ним события, как одну сплошную неудачу.

«Это фиаско, братан», — думал парень, с завистью наблюдая, как его коллеги деловито и без суеты прямо на его глазах создают стройную вязь плана, основываясь на имеющихся данных и логике.

«Я тоже так хочу, — внезапно подумал Игорь, судорожно вспоминая, чем он может помочь. — Пять целей засек сам старший инспектор, которые я потом благополучно упустил… И упустил-то из-за чего! Дурацкий открытый гермопаек в «Тинаре»… Стоп, но ведь его кто-то же должен был открыть? Значит их не пять, а больше?!»

— Шесть! — зажмурившись сказал Игорь, дождавшись паузы в диалоге коллег. — Их минимум шесть!

— Что? — Константин с недоумением посмотрел на парня, —Игорь, ты о чем?

— Почему шесть? — Делакруа не даром занимал пост старшего инспектора, он мгновенно понял о чем идет речь, — Объясни!

— Пятеро прятались в лабиринте контейнеров, а шестой открыл гермопаёк в трюме «Тинара».

— «Тинар» чист, — покачал головой Делакруа, — мой товарищ на конечной станции проверил Б-2, как только челнок прибыл.

— Значит один из них где-то здесь?

— Вот ты и займись им, — старший инспектор посмотрел Игорю в глаза, — и не тушуйся, со всяким случается!

— Есть! — Игорь на автомате подскочил и взял под козырек, — разрешите выполнять?

— Иди, — пожал плечами инспектор.

Дверь в командный пункт с тихим гудением распахнулась, выпуская младшего инспектора с горящими от стыда ушами и закрылась, оставив в рубке старшего инспектора наедине с голограммой его зама.

Игорь настолько сильно спешил реабилитироваться в первую очередь перед самим собой, что совершенно выпустил из головы последний контейнер, доставленный на «Адель» в самую последнюю минуту.

— Шэф, думаете найдет кого? — с сомнением уточнил Константин.

— Сомневаюсь, — отрицательно покачал головой Делакруа, — но пусть лучше делом будет занят, чем самокопанием занимается.

— Тоже верно, — кивнул зам, — так значит берем в разработку марсианский «Аркан»?

— Да, Кость. — мужчина устало потер красные от недосыпа глаза. — И Игоря в нашу конфу добавь. Пусть, как со станцией закончит, начинает корабли проверять.

— Все семнадцать?

— Да. От моего имени пусть запрос на вместимость грузового трюма отправит. Найдем несоответствие – значит наши клиенты!

— Хорошо, но информация будет доступна только по прибытию.

— Неважно, нам главное найти след. Да и летят эти челноки в отличие от «Аркана» не на Марс, а на внешние станции или спутники. Выйдут на Марсе – мы их не найдем. А на дальних станциях они будут как на ладони! Тем более капитанский доступ отозван.

— Начальство? — уточнил Константин.

— Что-то типа того, — поморщился старший инспектор. — жду дальнейших инструкций от, кхм, начальства.

Оба немного помолчали, думая каждый о своем. Костя думал о том, как неплохо он смотрится на месте главного инспектора, а Анжи Делакруа с беспокойством прикидывал, чем обернётся для Василия Салищева выходка его сына.

— Ладно, Кость, — главный инспектор бросил взгляд на приборную панель, — мой «Фантом» готов к отправке. Выставлю курс и посплю пару часов. Если что – я на связи!

— На связи, шэф!

***

Головной офис государственной транспортной компании «Пегас».

Подтянутый мужчина в классическом черном костюме нервно расхаживал по своему кабинету. На голове у него сидел обод дополненной реальности, одновременно транслирующий четыре картинки.

На одной двигалась кривая линия, транслируя повышение и понижение акций компании на фондовым рынке. Периодически мужчина создавал копию этой линии и вводил дополнительные условия, наблюдая за тем, как изменяется график.

На второй картинке вполголоса вещал диктор гос канала, на третей светилась транспортная карта Солнечной Системы. На ней одновременно горело свыше тысячи голубых огоньков, и мужчина то увеличивал, то уменьшал масштаб этой карты.

Ну а на четвертом, самом маленьком окошке горела голограмма встревоженной женщины – его жены.

Мужчина вывел голограмму на первый план и властно поинтересовался:

— Марин, еще раз, что Женка сказал?

— Он сказал, что к Оксане идет, что у них какой-то то ли проект, то ли поход.

— Рюкзак какой у него был?

— Был… Вась, что случилось-то?

— Марин, потом расскажу, некогда сейчас. Так, глянь у него в комнате, может быть записка какая есть?

— Прямо сейчас? — женщина комкала кухонный фартук, в ее глазах застыл страх.

— Марин, соберись! — прикрикнул на жену Василий Александрович Салищев, главный диспетчер внутрисистемных перевозок Солнечной Системы. — С ним все нормально будет, а вот меня он подставил, конечно, знатно. Если до вторника не разберемся, будет… плохо в общем, будет. Поэтому, пожалуйста, сделай то, что я тебя прошу.

— Хорошо, Вася, — женщина украдкой вытерла выступившие на глазах слезы и посмотрела на мужа, — что делать?

— Иди к нему в комнату, ищи записку. Никому пока не звони, веди себя как ни в чем не бывало.

Пока Василий Александрович по-военному коротко и четко давал указания, Марина Степановна добралась до комнаты сына и, схватившись за сердце, схватила со стола письмо.

— Скан сделай и мне отправь, — попросил жену Василий Алекандрович, видя, в каком она сейчас находится состоянии.

Дождавшись скомканного кивка, он, как мог, утешил супругу и отключился – время поджимало. Дойдя до встроенного в стену мини-бара, Василий Александрович плеснул себе полстакана минералки. Перед ним стояла нетривиальная задача – выведать у родителей Оксаны куда она пошла, не вызывая треволнений.

— Добрый день, Ольга Степановна? Здравствуйте, это Василий Александрович. Да-да, Женин папа. Женька про поход что-то говорил… Вот как? К Алене с ночевкой ушла? Ясно… Да, наверное, снова какой-то проект защищают. Да. Да, и вам! Всего хорошего!

— Хм вот как… — пробормотал он, — неужели классическая порука? Ну сейчас выясним!

Сделав еще четыре звонка Василий Александрович восхищено хмыкнул:

— Вот ведь чертяки! Подстраховались! И ведь со школы уведомления не пришли, значит и в Сетевой город умудрились залезть!

Сейчас он, по крайней мере знал, кто отправился с Женькой в путешествие. Оставалось узнать самое главное – куда.

***

Учебная аудитория №3. Понедельник, 8:00

— Нет, я понимаю, что понедельник – день тяжелый, и что на первый урок сам Бог велел опоздать, но все же, где Женя, Илья, Дима, Оксана и Алена? — классный руководитель строго посмотрела на учеников поверх старомодных очков.

— В профиле стоит «В походе», — тут же отреагировала Олеся Лейко, староста класса. — У всех пятерых. Позвонить их родителям?

— Не стоит, — учительница раздумывала буквально пару мгновений, — наверное еще не вернулись с похода. Итак, тема сегодняшнего урока – основы коммуникации, а именно введение в Риторику.

Ольга Михайловна была хоть и молодым, но опытным преподавателем и на секундочку засомневалась в своем решении. Но все же не стала тратить драгоценное время урока на звонки родителям и выяснения почему их дети не явились на её урок.

Тем более класс был хороший. Все ребята любознательные, стремящиеся к своей цели. Оценки, конечно, были разные. Но кого они волнуют? Главное – знать чего хочешь в жизни. Нравится биология и тяжело с геометрией? Погружайся в таинственный мир микробов, бактерий и генетики, осваивай не только базовый курс, но и продвинутый, а потом и мастерский! А геометрия… освой базовый курс и забудь, как будто ее и не было!

Было, конечно, несколько обязательных предметов, которые каждый ученик должен был освоить вплоть до продвинутого курса: математика, русский язык и история с физкультурой. Но школа свято следовала одному единственному правилу: выявлять и развивать детские таланты.

А в этом классе практически все дети точно знали, кем они хотят стать и с удовольствием изучали выбранные предметы. Один только Женька Салищев плыл по течению, находясь «в поиске себя». К тому же именно этот, 8Б, класс постоянно занимал призовые места по космическому туризму. И ничего удивительного в том, что ребята не пришли на учебу в понедельник не было.

Но Ольга Михайловна всегда требовала уважения к своему уроку. Несмотря на все отговорки и уважительные причины.

«Не дай Бог, завтра не придут! — подумала учительница, делая себе мысленную заметку, — совсем уже со своими походами учебу забросили! Надо будет еще Андрею Николаевичу замечание сделать!»

Глава 9 Пропажа

Пробуждение было тяжелым.

Их туристические скафандры хоть и конструировались по образу и подобию военных, но спать в них все равно было некомфортно. Ни тебе клубочком свернуться, ни повертеться во сне!

— Команда! Общая побудка! — отчаянно зевая, проворчал Женька.

Неуемный характер и жизнерадостный настрой не давали мальчику валяться, растягивая сладкие мгновения сна на подольше. Да и обстановка не располагала для неги и расслабления. Вот выполнят дело, доберутся до Юпитера, а там и передохнуть можно будет!

Пятнадцатилетний капитан улыбнулся новому дню, стремительно просыпаясь.

— Ребят, — послышался сладкий зевок Оксаны, — представляете, это ведь мой первый прогул за все восемь классов!

— Да ладно, — не поверил Дима, — даже я несколько раз пропускал уроки!

— Правда! — заверила его Оксана.

— Хах! — судя по резким выдохам и вдохам, Илья занимался утренней дыхательной гимнастикой, — Фу-у-уф… Ровно сто тридцать два пропущенных урока за восемь лет! У-у-уф… И все по уважительной причине! Фу-у-уф…

— А я даже не считал, — Женька попытался почесать затылок, но в скафе этого сделать не удалось, в результате чего пришлось отчаянно шевелить ушами, пытаясь унять возросшую чесотку, — раз десять наверно…

— Серьезно?

— Всего лишь?

— Ну да, — Женька уже окончательно проснулся и сейчас сосредоточенно проверял запасы кислорода у всей команды. — А ты, Ален?

— А что я? — невинно переспросила одноклассница, делая вид, что не понимает, что от нее хотят.

— Сколько уроков ты прогуляла? — пришел на выручку капитану заинтересовавшийся Илья.

— Не помню, — сухо отозвалась Алена, присоединяясь к разминке, устроенной спортсменом.

— Да, наверное, не более десяти, — предположил Дима, — хотя я за другими не следил…

— Да нет, — покачал головой Женька, у которого была хорошая память, — Алены частенько не было на уроках…

— Ну явно не больше, чем меня! — гордо заявил Илья, заканчивая зарядку космотуриста, — меня ей не переплнуть!

— А и вправду, Ален, — заинтересовалась Оксана, — сколько занятий ты пропустила?

— Говорю же, не помню, — раздраженно ответила девочка.

— Да ладно, не мучайте человека, — вступился за одноклассницу Дима, — плохая память – это не приговор!

Женька резко отвернулся в сторону, скрывая улыбку. Его друг хоть и был отличником, но уж точно не разбирался в поведенческой психологии, которой Женькин отец время от времени пичкал своего сына. Сейчас Дима, сам того не зная, наступил Алене на больную мозоль. Ведь как можно быть лучшим во всем, к чему и стремилась девочка, когда у тебя плохая память?

— Двести двадцать семь, — сердито произнесла Алена, кинув на Димку злой взгляд.

— Ого! — простодушно удивился Илья, — все-таки переплюнула меня! Слушай, а почему прогуляла? Профессиональным спортом вроде не занимаешься…

— По семейным обстоятельствам, — грубовато ответила Алена и видя непонимание на лицах своих товарищей неохотно уточнила, — маме помогала…

— А что имен..

— Ну что? Завтракать? — Женька вовремя почувствовал, что еще чуть-чуть и девочка сорвется, поэтому и перебил увлекшегося Димку.

— Да как тут позавтракаешь? — Оксана мгновенно сориентировалась в ситуации и подхватила Женькину мысль, — пока до космопорта 26а не доберемся, так и будем пищевую смесь из трубочек тянуть!

— О! — опомнился Илья, — а долго нам до него еще лететь?

— Сейчас скажу, — отозвалась Оксана, берясь за свой навигационный ноутбук. — подожди немного, идет расчет маршрута.

— Подключилась бы к бортовому искину, — подал идею Дима, — хочешь, я сам?

— Нет!

— Стой!

В один голос крикнули Женька с Оксаной.

— Даже не думай, Дим! — Женя с удивлением посмотрел на своего друга, — стоит подключиться к внутренней сети корабля, как нас сразу же вычислят!

— Блин, точно, — на покрасневшего от стыда Димку жалко было смотреть, — я что-то с утра туговато соображаю…

— Проехали, — улыбнулся Женька, — а теперь, давайте сверим наши отчеты по кислороду!

Следующие часы пролетели в привычных хлопотах космотуриста. Проверить уровень кислорода в баллоне, подготовить запасной и проверить его. Высчитать оптимальное время замены и поставить звуковое уведомление. Позавтракать питательной смесью, провести диагностику скафандра, обновить маршрут и много-много всего остального.

Алена с Димой чувствовали себя немного непривычно, глядя на скупые, выверенные движения своих одноклассников, но быстро влились в ритм, стоило только Жене поставить перед ними четкие задачи.

Запинка случилась ближе к обеду, когда Алена взялась от нечего делать пересчитывать в рюкзаке гермопайки.

— Ребят! — прежде, чем она решила поделиться с друзьями своими мыслями, ей пришлось пересчитать количество пайков на три раза. — У нас не хватает одного гермопакета!

—В смысле? — опешил Женька.

—В прямом, — огрызнулась Алена.

— Ты ничего не путаешь? — нахмурился Дима, — здесь в принципе никого не может быть, а если кто и был, то камеры бы показали!

—Да я три раза их пересчитала! — Алена скрестила руки на груди и закатила глаза. — Не верите, сами проверьте!

— Да, действительно, одного не хватает, —подтвердила Оксана наскоро пересчитав сухпайки.

— А может его и не было? — предположил Илья.

— Я что, по твоему, совсем дура и считать не умею? — опасно сощурилась девушка.

— Ну почему сразу же считать не умеешь? — пошел на попятную спортсмен, — я так, уточнить…

— Спокойно! — Женька взял инициативу в свои руки, не дожидаясь, пока до Алены дойдет, что Илья не стал отрицать первый пункт, —во-первых, сухпайков у нас с запасом, а во-вторых, мы с Димой сейчас проверим данные с камеры! Илья, Алена, готовьте рюкзаки, Оксана, на тебе маршрут!

— Жень, — растерянный голос друга отозвался у пятнадцатилетнего капитана тревожным звонком, — тут такое дело… камеры почему-то выключились.

«Ну почему нельзя было сказать мне этого по личному каналу? — с раздражением подумал Женька, замечая, как подскакивает эмоциональный фон команды, — как же я теперь понимаю Андрея Николаевича и папу, которые постоянно твердят «этой информацией владеют только те, кому положено!».

— Как это выключились? — напрягся Илья, — нас что вычислили?

— Ага, — Женька с горем пополам выдавил из себя едкую порцию сарказма. — Вычислили, прислали космодесант и они стащили у нас один гермопаек!

Предположение было настолько абсурдным, что в эфире прозвучало несколько смешков.

«Дим, что произошло?» — пользуясь тем, что ребята принялись перебирать варианты случившегося, Женя создал личный канал.

«Не знаю, выключились и все, вроде как энергии не хватило».

«Странно… Нас могли взломать?»

«Взломать можно все, что угодно, — невесело ответил отличник, — но следы всегда остаются, если, конечно, знать, где искать».

«Ты что-нибудь нашел?»

«Нет, похоже действительно техника подвела… Или этот кто-то разбирается в программном коде лучше меня».

«Ладно, давай успокоим ребят и будем думать, что делать дальше».

«Ну, теоретически мы можем перетрясти весь трюм, но я сомневаюсь, что мы что-нибудь найдем. Может быть Алена действительно ошиблась?»

«Только ей не вздумай об этом сказать!»

— Ребят, я не знаю, что произошло с гермопайком, но у нас нет времени разбираться сейчас с этим вопросом. — Женька решил прибегнуть к старой отцовской хитрости – заменить непонятную проблему пусть сложной, но ясной и конкретной задачей. — Через пару часов мы достигнем орбиты Марса, и нам предстоит чрезвычайно ответственная операция. Предыдущую стратегию повторить, к сожалению не удастся. Во-первых, отцовская карта доступа на Марсе не будет действовать. Во-вторых, на станции 26а работает слишком много разумного персонала. Поэтому предлагаю вместе подумать, что мы можем сделать в данной ситуации!

Уловка сработала, и пропавший гермопаек был немедленно забыт. Ребята же принялись активно обсуждать, как попасть на корабль, идущий на Юпитер.

— Выйти в открытый космос и, подгадав момент, пришвартоваться к нужному кораблю!

—Взломать навигатор и сменить площадку посадки, чтобы поближе к нужному кораблю было!

— Создать на станции аварийную ситуацию и под шумок проникнуть в корабль!

— Вскрыть один контейнер, забраться туда и, перехватив контроль над дроидом-погрузчиком, выгрузить нас прямо на нужном корабле.

— Дать взятку начальнику смены!

Ребята дружно посмотрели на забывшегося Илью, отчего парень тут же смутился.

Ведь из-за взятничества несколько десятков лет назад погиб целый лунный городок. Заказ на строительные материалы был выставлен на конкурс, но об этом не узнал никто, кроме двоюродного брата управляющего госзакупками. Братья, решив сделать небольшой бизнес на государственной программе по заселению Луны, посчитали, что ожидаемая прибыль в 7% их не устроит. И вместо того, чтобы поставлять материалы соответствующего качества отправили на строительство Купола самые дешевые комплектующие, какие только смогли найти.

Городок построили, а братья смогли купить два небольших острова в Карибском бассейне, расположенных по соседству. Но вот беда, спустя пять лет автономной работы Купола, главная секция не просто сломалась, но провалилась вовнутрь, не оставив пятнадцати тысячам жителей ни единого шанса на спасение.

Виноватых искали долго. Но когда нашли, по всей стране прокатилась волна громких арестов. К сожалению, на Земле, несмотря на дружно горящие острова братьев, этот социальный недуг не удалось искоренить, но вот в колониях не осталось ни одного взяточника.

Трудно воровать, зная, что под ударом окажешься ты сам и твоя семья. Ведь ничто не примеряет с действительностью лучше, чем стеклянная стена Купола между тобой и бездушным холодом Вселенной.

Вот уже второе десятилетие взятки считалось даже худшим проступком, чем умышленное убийство и всячески порицалось обществом.

— Простите, ребята, я погорячился, — искренне извинился Илья и замкнулся в себе, нахмурившись своим мыслям.

— Это просто-напросто была неудачная шутка, — поддержал товарища Женька и задумчиво протянул. — А вот вариант с контейнером и дройдом мне понравился. Дим, это осуществимо?

— Если погрузчик появится в зоне видимости, и у меня будет минут пять-десять, то, думаю, я сумею изменить конечную точку маршрута.

— Отлично, Оксан, у тебя же есть данные по маршрутной карте 26а?

— Есть, но понадобиться время, чтобы разобраться какой дроид нам нужен и какой контейнер он повезет.

— Желательно ближайший, — подала идею Алена, с интересом смотря на одинокий контейнер, примостившийся практически у самого шлюза. — в эту малютку мы, конечно не влезем, вот в этот, — девушка кулаком постучала по соседнему боксу.

— Да, думаю, так будет даже проще, — согласно кивнула Оксана, — какой там номер? У-13? Сейчас гляну по списку. Та-ак… Полный контейнер бесполезных чипов! Кому вообще нужны эти рециркуляторы воды?

— Дальнейший маршрут этого контейнера? — затаив дыхание уточнил Женька.

— Погрузка на борт Б-2 «Стэн» с последующей доставкой в какой-то шахтерский городок на Марсе.

— Где стоит этот «Стэн»?

— В другой стороне, — покачала головой Оксана, — но есть вероятность, что после доставки нас на В-3 он успеет отвезти эти дурацкие рециркуляторы до «Стэна».

— Эм, ребята! — вмешался Илья, — правильно ли я понимаю, что нам нужно вскрыть этот контейнер и вытащить оттуда часть этих чипов?

— И на все про все у нас четыре с лишним часа! — спохватился Женька, — Дима, пиши код, а все остальные… за работу!

Контейнер вскрывали дольше всего и уже готовы были сдаться, как Женька на всякий случай использовал отцовский допуск. Бокс, отправной точкой которого была Лунная база, не подвел и гостеприимно распахнул свои створки.

А дальше началась рутинная работа по разгрузке контейнера. Причем чипы нужно было не просто вытащить, но и отнести в самый конец трюма, чтобы принимающая сторона спохватилась как можно позже. А в том, что они спохватятся не было сомнений. На 26а присутствовала какая-никакая гравитация и в том, что аккуратно висящие в конце трюма чипы прибьет к полу никто из ребят даже не сомневался. Их целью было улететь на Юпитер до того, как техников заинтересуют сваленные в кучу рециркуляторы.

Опираясь на рассказы отца, Женька был уверен, что останавливать «Стэна» никто не рискнет, так как отправка челнока класса В-3 грозилась обернуться сумасшедшими финансовыми потерями.

Им даже удалось стянуть ровные ряды чипов веревкой, пожертвованной Женей, чтобы при посадке на станцию рециркуляторы не разлетелись по всему трюму. И то, они едва-едва успели завершить задуманное и забиться со своими рюкзаками в контейнер, прежде чем «Адель» пошла на посадку.

Глава 10 Ненужный контейнер

Станция 26а находилась на дальней орбите Марса, спрятавшись за планетой. Именно отсюда осуществлялись вылеты в шахтерские поселки, расположенные на многочисленных спутниках Юпитера. Была еще одна станция – просто «26» и располагалась она на противоположной стороне планеты, ближе к Земле, но транспортная компания, в которой служил Женькин отец, предпочитала не пользоваться ее услугами. То ли уровень безопасности не соответствовал требованиям, то ли пошлины были слишком высоки.

Вся эта информация сама собой всплыла в голове пятнадцатилетнего капитана, стоило корпусу «Адели» завибрировать при входе в слабенькое гравиополе.

— Начинается, — прошептал Женька, — Дим, готовься!

Отличник ничего не ответил, покрепче стиснув свой планшет. Перед ним стояла непростая задача – вычислить их дроида и сменить пункт доставки.

Корабль затрясло, что-то внутри корабля протяжно застонало, послышался скрежет и шум двигателей.

«Влетели в первый шлюз» — волнуясь, подумал Женька. При подготовке к Путешествию, он досконально изучил устройство станции 26а и знал, что сейчас «Адель» вошла во внешний шлюз, спустя пять минут огромные створки закроются, а помещение наполнится техническим воздухом. Потом откроются внутренние створки и специальная техника возьмет корабль на буксир, отвозя его на разгрузочно-погрузочное место. Затем корабль провезут сквозь всю станцию и оставят во внешнем ангаре, где «Адель» вновь включит свои двигатели, готовясь к бесконечному полету по кругу: «Луна-Марс-Луна».

Корабль вздохнул, и со всех сторон послышался еле различимый свист – это воздух принялся наполнять ангар. Как только свистеть перестало, яростно заверещала сирена.

— Женя! — испугано вскрикнула Оксана.

— Спокойно, — тут же отреагировал капитан, — эта сирена предупреждает об открытии внутренних створок. Тут с техникой безопасности очень серьезно!

Ребята тут же успокоились, а Дима, видимо уловивший сигнал нужного им дроида-погрузчика, схватил свой стилус и отчаянно им заработал, чуть ли не протыкая планшет насквозь.

«Взяли на буксир» — отметил Женька, почувствовав, как корабль что-то толкнуло назад.

«Едем!» — несмотря на толстый корпус «Адель» ребятам было отлично слышно шум, стоящий в грузовом отсеке станции 26а.

«Дим?» — позвал друга Женька, как только «Адель дернулась еще пару раз и замерла.

«Практически все готово!» — отозвался программист, — «как только приблизится на расстояние в три метра, подгружу ему новый маршрут!

«Добро!» — важно бросил Женька словечко из лексикона своего отца.

Сердце на минуту сжалось, но мальчик усилием воли отбросил в сторону тревожные мысли. В конце концов в его скафе был встроен альфа-ретранслятор. Штука, которая позволяла принимать, а если повезет, то еще и отправлять назад сообщения владельцу такого же устройства. Если случится что-то действительно серьезное, отец ему позвонит.

Корабль покачнулся в последний раз и замер, готовясь к разгрузке.

«Не подведи, Димка!» — подумал капитан и весь обратился в слух.

Лязгнули опускающиеся створки и заскрежетали металлические гусеницы погрузчика. Послышался грохот и резкий двойной щелчок.

— Взяли на буксир маленький контейнер, — прокомментировал Димка, не отрываясь от планшета, — готовьтесь, сейчас будет наша очередь!

И вправду, спустя пару секунд их шатнуло, мотнуло в одну сторону, потом в другую, послышался уже знакомый двойной щелчок и их куда-то потащило.

— Так, уже почти, еще чуть-чуть, — принялся бормотать Димка себе под нос. — Есть!

Его выкрик совпал с резкой остановкой, отчего друзья налетели друг на друга. Послышался писк, скрип, их развернуло и потащило в противоположном направлении.

— Сделал! — Дима аж светился от радости.

Перепрограммировать настоящего бота было волнительно, опасно и… круто! И он смог!

— Молодец, — с чувством проговорил Женька и подпустил в голос немного проникновенности, — горжусь!

В темноте не было видно, но он точно знал, Дима был рад похвале.

Спустя двадцать минут безостановочной тряски, их подняло куда-то вверх.

«Дим!» — спохватился Женька, — «А нас не закроет другим контейнером?»

«Не, я задал вращение в 180 градусов. Сможем выбраться!»

— Выбираемся из контейнера? — деловито уточнил Илья, словно услышав их диалог, — погрузчик ведь должен повезти его на другой корабль? Да и ноги уже затекли по стойке смирно стоять!

— Стойте, — встревожено воскликнул Дима, всматриваясь в свой планшет, — нельзя выходить! В трюме техник из экипажа!

— Вот зараза! — ругнулся Женька, — так, отдай команду – пусть пустым едет!

— Уже! — выдохнул товарищ. — Как только на сканере разумного увидел, так и внес изменения в код!

— Ребят, а ничего, что колония без этих рециркуляторов останется? — с опаской уточнила Оксана.

— Это критично только в том случае, если у них там авария случилась, — подключилась к обсуждению Алена, — но в последнем я серьезно сомневаюсь, вся Солнечная система бы в курсе была!

— Согласен, — кивнул Женька, — мы с Димой время от времени мониторим новости и такое событие скрыть нереально.

— Ну… — протянула не до конца убежденная Алена, — тогда ладно…

— Тогда что теперь делаем? — уточнил Илья, — раз вылезать пока нельзя. И вообще, вдруг он весь полет тут будет находиться?

— Ждем, — властно бросил Женя, — не знаю, почему он здесь стоит в нарушение всех инструкций, но одно точно. Как только закончится погрузка, он уйдет, а может быть даже и раньше.

— Второй появился, — перебил капитана Дима, — вместе с погрузчиком… Идут на сближение…

Ребята замерли, стараясь даже не дышать, хотя услышать их сейчас было практически невозможно.

— Встретились посередине трюма… Еще стоят… Расходятся… Все, техник ушел во внутренние помещения, в трюме чисто!

— Странно, — протянул Илья, — что это, интересно было такое?

— Да просто два товарища встретились, — поспешил ответить Женька, у которого в голове возникли совершенно другие мысли, — перекинулись парой слов, да и поспешили вернуться на свои рабочие места.

— Ну-ну, — хмыкнула Алена, — почему тогда они встретились не у, кхм, входа в корабль, а в грузовом отсеке?

— Удобней может быть? — нахмурился Женька, — да и вообще неважно это!

— А я считаю, что один другому передал контрабанду! — выпалила Алена. — Нет, ну сами посудите, очень похоже!

— Может и так, — недовольно согласился Женька, — только это нас не касается, поняла, Алена?

— Как это не касается? — возмутилась девочка, — а вдруг они преступники какие-нибудь?

— Алена, хватит, — терпеливо сказал Женя, — когда домой вернемся я составлю рапорт и в нем укажу это происшествие.

— Что значит хватит? — не успокаивалась девочка, — вдруг он бомбу пронес на корабль?

— Да какая, черт возьми, бомба, — не сдержавшись, зло зашипел Женька, — ты в своем уме? Пока что единственные преступники на этом корабле, это мы! И если ты не замолчишь, то мы рискуем не только вылететь из нашей гонки, но еще и на штраф попасть, который наши родители выплачивать будут!

— Какой-то ты нервный, кэ-эп, — издевательски протянула девушка, мгновенно успокаиваясь, — совсем себя в руках не держишь…

— Жень, насчет штрафа, это правда? — обеспокоенно спросил Димка.

— На Марсе – да, — хмуро ответил пятнадцатилетний капитан, которого не покидало ощущение, что Аленка специально его выводила из себя и сорвавшись, он проиграл. — На Луне и Юпитере – нет.

— Тогда сидим тихо, — поддержал Диму Илья, — как взлетим, так и будете свои разборки устраивать!

— Это не…

— Цыц! — рявкнул Илья, в мгновенье ока теряя свою привычное спокойствие и благодушный настрой.

Не только Алена не решилась спорить с ним, но и Дима предпочел промолчать. Отец говорил ему, что в длительных путешествиях бывают такие моменты, когда лучше всего – послушать тишину.

Через двадцать минут закончится погрузка, и В-3 отправится к Юпитеру. И вот тогда-то у них будет почти три дня, чтобы уладить все возникшие разногласия.

***

Шахтерский поселок на обратной стороне Марса.

— Андрей, ну что там? — управляющий шахты устало посмотрел на своего заместителя и друга.

— Могло быть и хуже, — честно ответил Андрей, который, как и его начальник, не спал последние трое суток. — Главное, что всех людей удалось спасти, а вот график поставки мы почти сорвали. Держимся пока что на запасах.

— Главное люди целы, — вздохнул Адар Олегович, с сомнением посмотрев на стоящий перед ним энергетик.

По хорошему, ему бы еще пару суток пободрствовать. Удостовериться, что процесс производства восстановлен, шахта введена в эксплуатацию, а люди вернулись из аварийного бункера на жилой ярус. Вот только покалывания в области сердца настойчиво говорили о необходимости отдыха.

Неохотно отодвинув от себя энергетик, Адар Олегович вызвал на проектор состояние шахтерского комплекса.

— Кто бы спорил, Адар Олегович, — Андрей вместе со своим начальником впился глазами в подсвеченные красным участки шахты, — да только если головной офис на Земле узнает об аварии, заставят убытки покрывать из собственного кармана. А это, считай, рабочих без зарплаты оставлять.

— Ничего, — оптимистично улыбнулся Адар Олегович, — скоро должны доставить чипы, и мы водостанцию своими силами восстановим. Уж лучше так, чем с землянами связываться. Значит так, первым делом, нужно будет поставить чипы во второй и третий рукава, а после во все остальные.

— И про шестой не забыть, — Андрей показал на пульсирующий алым участок карты, — запускать комплекс без охлаждения – это все равно, что надеяться на чудо…

Управленцы, инженеры и простые рабочие уже третий день мужественно сражались с последствиями произошедшей аварии. Не просто аварии, но Аварии. Случившаяся три дня назад поломка ведущей магистрали полностью лишила поселок воды. А без водоснабжения под удар был поставлен не только план выработки, но и человеческие жизни. И все бы ничего, но без рециркуляторов воды насосные станции Купола было не починить.

Вот и ждали Адар Олегович и Андрей заветный контейнер, а вместе с ними еще и свыше пятидесяти добровольцев, готовых незамедлительно приступить к починке шахты. Ведь если головной офис, расположенный на Земле посчитает, что затраты на содержание шахтерского городка не оправдывают получаемой прибыли, то могут и вовсе прикрыть проект. И тысячи семей останутся без средств к дальнейшей жизни.

По этой же причине нельзя было взять и заказать эти рециркуляторы в открытую – сразу бы посыпались вопросы: «А вас зачем?», «Да еще и столько много?», «У вас на базе какие-то проблемы?». А проблемы руководство компании не любило. Вот и пришлось делать заказ незаметно, да еще и за личные деньги. Пусть эти чипы стоили не так уж много, и на складах Лунной базы их находились просто в неприличных количествах, но Адар Олегович не имел права рисковать.

Ведь без них городку оставалось жить лишь пару дней. Были бы у лидера шахтерского поселения нужные знакомства, вопрос был бы решен в считанные часы, но Адар Олегович был честным и прямым человеком, может быть поэтому и не нажил полезных друзей.

А всех его связей хватило только на то, чтобы незаметно оформить доставку одного-единственного контейнера, который пришлось везти со Внешнего кольца Луны.

Лидер шахтерского городка бросил взгляд на приборную панель, на которой ровным светом горело текущее время: 14:57. По его расчетам, контейнер с чипами, так необходимыми сейчас поселку, должен был прибыть с минуты на минуту.

Если бы ему кто-нибудь сказал несколько лет назад, что жизнь шахтерского городка будет зависеть от каких-то рециркуляторов, он бы в лучшем случае рассмеялся сказавшему это в лицо. А сейчас все, что оставалось ему делать – так это смотреть на часы, ожидая прибытия контейнера.

Глава 11 Контрабандисты

— Константин, картинка идет? —инспектор Делакруа, с комфортом расположившись на носу своего «Фантома» лениво наблюдал за посадкой «Аркана».

— Идет, шеф! — тут же отозвался зам, который благодаря камере, встроенной в забрало скафа, имел возможность видеть глазами начальства. — Признаться, думал попасть на посадочное поле будет… несколько сложнее.

— Периферия, — пожал плечами инспектор, — да и своих дел у них хватает. К тому же мой статус практически равен начальнику марсианской базы № 116.

Делакруа поправил кобуру штатного импульсника, который привычно натирал правое бедро. Физически оружие, положенное по регламенту, даже не касалось тела, крепясь на внешней стороне скафа, но психически мужчина постоянно ощущал его на своем бедре.

— Шеф? — вопросительно протянул Костя, от которого не укрылось движение начальника. — Там же дети, зачем вы вообще взяли с собой оружие?

— Когда не знаешь как поступать, поступай согласно инструкции, — отшутился Делакруа.

— Инструкции – наше все, — согласился зам, невольно заражаясь от своего коллеги тревогой. — Шеф, передайте доступ от внешнего контура «Фантома»?

— Зачем? — поморщился инспектор, тем не менее открывая своему заму доступ. — Ты прав, нас ждет слезливый разговор с кучкой сопляков, поверивших в себя. Сейчас быстренько проведем словесную порку и выкатим их родителям штраф, пользуясь тем, что сейчас мы попадаем под юрисдикцию Марса.

— А домой как? На «Фантом» и один-то еле влезет…

— Зафрахтуем пассажирский челнок за счет родителей и домой!

— Хороший план, — одобрил Константин, наблюдая через камеру за тем, как на землю опускаются внешние створки шлюза. — это еще что такое…

— Ты тоже это видишь? — хмуро поинтересовался Делакруа, выхватывая свой импульсник и соскальзывая с носа «фантома».

— Врубаю тревогу? — обеспокоено уточнил Костя, разворачивая обе лазерных пушки в сторону «Аркана».

— Подожди пока, — инспектор отошел от первоначального шока и сейчас, спрятавшись под крылом своего кораблика, судорожно обдумывал ситуацию. — Так, деактивируй лазеры! Заходи к ним в систему и отследи куда поедут погрузчики! И давай-ка прямой вызов Сергею Николаевичу!

— Напрямую начальнику порта? Может сначала с безопасниками свяжемся?

— Кость, какие безопасники! — инспектор с отвращением смотрел на ровные ряды обычных с виду контейнеров. — Тут же свыше двух сотен разумных!

— Вызов пошел, — тут же ответил Константин, — шеф, валили бы вы оттуда, черт его знает, кто тут замешан.

— Поздно, Кость, — отмахнулся Делакруа, с отвращением наблюдая за выглядывающей из трюма фигурой. — Такое просто так оставлять нельзя!

На Внешнем кольце Лунной станции находилось свыше полусотни вербовочных пунктов самой разной принадлежности. От зазывал в частные корпоративные войска и мусорщиков до всевозможных космических рейнджеров и авантюристов.

К великому сожалению Делакруа, деятельность всех этих группировок находилась вне зоны влияния транспортной компании, в которой он служил в должности старшего инспектора. Но использование грузовых челноков его компании для устройства своих незаконных делишек, развязывало ему руки.

Никаких мальчишек в трюме не оказалось, зато тепловой сканер, настроенный на полную мощь, выявил наличие в грузовом отсеке «Аркана» двести шестьдесят три тепловых пятна. Двадцать шесть контейнеров, в которых едва дышали по десять разумных и три охранника, щеголяющих полувоенными скафами.

— Ненавижу работорговцев, — прошептал Делакруа, выцеливая первого охранника.

Судя по всему, ума у него было чуть больше, чем у хлебушка, иначе старший инспектор затруднялся, зачем он высунулся из трюма.

— Шеф, Сергей Николаевич на связи!

— Анжи? Ты у меня в гостях, что ли? Что происходит?

— Кость, доложи сам, — бросил мужчина, — и выведи ему картинку. Маршруты погрузчиков перехватил?

— Да, склад Д861/2.

— Что?! — взревел начальник марсианской базы №116, — работорговцы?! На моей территории?! Не дай им уйти, Ан, сейчас вызову своих ребят.

— Николаич, не торопись, — как бы старшему инспектору не хотелось снять удобную мишень, но выжидал, согласовывая действия с единственным человеком, которому мог доверять. — Сам посуди, по паспорту они везут бетон для заливки урановых шахт. Склад находится в первой линии. У них в трюме охранники даже! Без обид, Николаич, но в твоей команде появилась крыса.

— Так, стой. Дай мне две минуты, слышишь! — Сергей Николаевич не зря стал главой одной из крупнейших марсианских станций, он не боялся форс-мажорных ситуаций и оперативно принимал решения. — я сейчас инфу индивидуально каждому из своих замов раскидаю и вычислю этого гаденыша!

— Хороший план, — одобрил Делакруа, — но предупреждаю, вывезти груз из трюма «Аркана» я не дам. За корабль я уверен, а твой склад и заминирован может быть, на случай устранения следов.

— Лови допуск, — начальник станции подобрался и в его глазах горел охотничий блеск, — заклинь погрузчик или сломай его, но дай мне еще пять минут!

— Хорошо, — с сожалением протянул инспектор, опуская свой импульсник. — Кость, заклинь дроида так, чтобы «Фантома» прикрыл.

— Принял! — отозвался зам, а дроид-погрузчик, уже взбирающийся по трапу, что-то невразумительно пиликнул и замер, привлекая внимание одного из охранников.

— Пять минут, Николаич, — пробурчал Делакруа, поудобней перехватывая свой импульсник.

Сергей Николаевич уложился в три минуты.

Охранники живого товара уже во всю нервничали, не просто выглядывая из трюма, а внаглую стоя у «сломавшегося» погрузчика. Двое, судя по активной жестикуляции, спорили о том, как решать возникшую проблему, а третий бдительно крутил головой по сторонам.

Откуда к трапу «Аркана» подлетел бронированный флаер с ребятами из службы безопасности станции не разглядел даже главный инспектор. Парни из СБ были настроены серьезно и с ходу открыли огонь. Первый из охранников уже падал на землю, держась за простреленный живот, как Делакруа присоединился к обстрелу.

На то, что кто-то из этих наемников мог что-то знать, он и не рассчитывал, но все равно бил по уязвимым точкам этой модели скафа – подмышки, наспинный аккумулятор, лодыжки. С одной стороны – стопроцентная гарантия вывода противника из строя, с другой – никого не убиваешь.

— Шеф, получен запрос на добавление вас в командную сеть!

— Добавляй! — крикнул инспектор, срываясь на бег.

— Готово!

Шлем скафа тут же наполнился легким треском и отрывистыми командами.

— Браво-два, начинайте штурм.

— Пшш-пшш.

— Браво-три, осмотр трюма!

— У нас один раненный. Медика!

— Инспектор, — послышался в динамике чей-то властный голос, — говорит капитан Гед. Вы с нами на склад или остаетесь у «Аркана»?

— С вами! — тут же согласился Делакруа.

Если Васин сын находится в одном из этих контейнеров, то надежней места, чтобы переждать спонтанно вспыхнувшее на станции сражение попросту нет. Кто бы знал, во что выльется банальный побег из дома! Старший инспектор улыбнулся внезапно пришедшей мысли.

«Раз утаить шила в мешке уже не выйдет, то стоит попробовать вместо позорного увольнения повернуть дело так, что еще медаль дадут!»

— Кость, принудительно законсервируй «Аркан» и подключи к конференции Василия Александровича с кодом «Срочно!»

— Есть! — тут же отозвался зам. — Шеф, вам нужно видеть, что происходит на этом складе!

— Сейчас увижу, — хмуро кивнул инспектор, — причем лично.


Следующие два часа слились в одно цветастое пятно. Осада склада, ожесточенная перестрелка с работорговцами, разминирование склада и переговоры с третьим заместителем начальника станции, оказавшимся тем еще жуликом. Финальный штурм и последовавший за ним разбор полетов.

Какую-то часть документации работорговцы успели уничтожить, но оставшиеся улики гарантировали взятым под арест преступникам минимум по пять пожизненных каждому. Может быть поэтому зам Сергея Николаевича и решил прорываться несмотря ни на что?

Копия «Фантома» Делакруа стремительно выскользнула из соседнего ангара и, с легкостью ускользнув от нескольких лазеров, взлетела резко вверх.

— Ушел, — с досадой протянул капитан Гед, — похоже у них подземный ход из ангара в ангар был!

— Ушел, — согласился инспектор, — но ненадолго. На Марс ему ходу нет, к тому же Сергей Николаич скорей всего уже отправил по его душу парочку перехватчиков. А значит что? Либо Луна, где он попробует затеряться на Внешнем кольце, хотя сомневаюсь, что его туда пропустят, либо Юпитер.

— Юпитер? — скептически переспросил капитан СБ. — Вы имеете в виду Европу? Так ведь там лед от края до края, да несколько десятков шахтерских поселков. Вот уж точно неподходящее место для находящегося в розыске работорговца. Он не герой-первопроходец, чтобы ледяную целину спутника Юпитера поднимать! Только если в шахту работать отправят…

— Погоди, капитан, — Анжи Делакруа испытал ни с чем не сравнимое чувство, которое возникает после того, как решишь какую-нибудь сложную задачу. — Юпитер, Европа… герой-первопроходец…

— Костя! — рявкнул он в микрофон, перепугав своего собеседника, — срочно связь с Игорем!

— Есть связь с Игорем, — хладнокровно ответил зам, словно это не он только что подскочил в кресле от гневного рыка начальства, — создаю конференцию… готово!

— Игорь! — главный инспектор сейчас походил на охотничьего пса, взявшего след, — ты проверил челноки?

— Почти все, — отозвался парень, — Двое все еще идут на Землю, пятнадцать прибыли на Марс, из них семь на орбиту и восемь на саму планету и один шатл зашел транзитом на 26а и сейчас летит на Юпитер.

— Бинго! — прошептал Анжи Делакруз, — попались, голубчики!

— Они летят на Юпитер, да? — робко поинтересовался Игорь.

— Думаю да, — задумчиво протянул инспектор, — стоп, а ты почему так думаешь?

— Этот контейнер… Пока искал информацию по челнокам, я раз за разом прокручивал в голове эти события. Так вот, — голос Игоря окреп, — тот контейнер! Я же видел его. Он точно был там лишним… Да и странно это, когда дроид доставляет всего один контейнер чуть ли не в самый последний момент… думаю, они спрятались в контейнере, вот только он был какой-то маленький!

— Игорь, ты молодец! — азартно крикнул Делакруа. — И как я сразу не понял… Так. Объявляю благодарность с занесением в личное дело!

— Спасибо, — пробормотал младший инспектор, — я… я…

— Оставить рефлексию! — благодушно бросил Делакруа, — нам еще этот челнок искать, как его там, Кость?

— Транспортный шатл класса В-3, — тут же ответил зам, — личного имени не присвоено.

Старший инспектор поморщился, но ничего не сказал. Раз начальство решило не давать кораблям, идущим на Юпитер, позывные, то кто он такой, чтобы критиковать это решение? Пусть сам Анжи и считал эти суеверия и предрассудки полнейшим анахронизмом.

— Капитан Гед, — инспектор перевел взгляд на заинтересованно прислушивающегося к разговору мужчину. — Поможете заправить моего «Фантома» и подготовить его к вылету?

— Считайте, уже сделано, — кивнул капитан, — для меня честь участвовать с вами в одной операции!

— Когда вернусь, я даже пропущу с вами стаканчик другой морковного сока, — подмигнул старший инспектор. — А сейчас прошу простить, нужно сделать один звонок начальству.

Старший инспектор отключился от всех висящих перед глазами чатов и введя свой личный пароль, перешел на индивидуальную защищенную линию. Гудок, второй…

— Как дела, Анжи? — раздался в динамиках чуть искаженный голос Василия Салищева.

— Твой пацан сам того не зная вывел нас на контрабандистов живым товаром – это раз. С вероятностью в 95% они летят на Юпитер – два. Ну и как ты понимаешь, своими силами решить не удалось. Я вижу только один способ выйти из ситуации…

— Я уже назначил встречу совету директоров, Ан, — прервал его Василий. — Ан, я правда ценю, что ты до конца пытался меня прикрыть…

— Да брось, Вась, — поморщился Анжи, хоть слова его старого сослуживца и тронули старшего инспектора. — кто если не мы, так?

— Так, — кивнул его товарищ, — Слушай легенду: мальчишек мы отправили продемонстрировать безопасность маршрута – раз. Контрабандистов взяли по заранее разработанному плану. Политически верно будет дать им долететь до Европы, но… сердце болит у меня, Ан, понимаешь?

— Понимаю, Вась, — кивнул Делакруа, — политика политикой, но я на своем «Фантоме» постараюсь их догнать и, кхм, встретить. Ты уж на меня не обижайся, но ремня я им дам по самое не хочу!

— Полетишь на Юпитер? А может не стоит…

— Нет, — отрезал Делакруа, — стоит. Тот… инцидент был давно и я уже давно в порядке.

— Ну смотри, — через силу улыбнулся Василий Александрович, — девчонок только не лупи, а своему Женьке я тоже всыплю, как вернется!

— Там еще и девочки, — удивился старший инспектор, — ну дают! Герои, блин, первопроходцы! Юпитер, понимаешь, полетели покорять!

— И не говори, Ан! Ну ладно, держи в курсе. А мне нужно сделать один звонок, — в голосе Василия Салищева лязгнули ноты металла, — благодаря тебе я сейчас знаю в какую сторону сигнал направлять. Ну а потом на ковер к начальству.

— Хорошо, Вась, буду держать в курсе. И да, удачи тебе на этом совещании!


Старший инспектор Делакруа тяжело вздохнул и направился к терпеливо ждущему его капитану. Оставалось заверить посылаемые наверх отчеты, перекинуться парой слов с начальником станции и вперед – догонять этот чертов В-3. А выспится он уже тогда, когда вернется обратно. И не один, а с этими ребятишками. И дай Бог, чтобы все прошло без происшествий!

Глава 12 Е2-Е4 на В-3

«Все будет хорошо!», — Женька мысленно произнес эту, ставшую уже привычной, мантру-заклинание и уверенно бросил:

— Дим, доклад!

Женька уже двадцать минут внимательно следил за показаниями на сканере и картинками с видеокамер, к которым Димка все же сумел подключиться, и, наконец-то, посчитал безопасным выбраться из контейнера.

Его сильно насторожил техник В-3, который после встречи в трюме, опечатал грузовой трюм и прошел в технический отсек, где спрятал небольшую коробку голубого цвета в один из серых шкафчиков, после чего покинул корабль через главный вход. Чуть позже к нему присоединились оба пилота и дежурный медик.

С одной стороны, все шло по плану. Компания не рисковала отправлять людей в полет на Юпитер, целиком и полностью полагаясь на автоматику, но с другой стороны, было как-то тревожно. Одни в опечатанном трюме на протяжение трех суток лета!

«Все будет хорошо».

— Ну в общем, все довольно хорошо, — оптимистично начал программист. — Несмотря на то, что разумных с рейсов на Юпитер снимают, на корабле поддерживается искусственная гравитация и пригодная для дыхания атмосфера. Но сразу же предупреждаю, снимать скафы не стоит.

— Да знаем мы, — отмахнулась Алена, — в прошлый раз так весь экипаж и погиб. Попали под метеоритный дождь, пробитие обшивки, в итоге просто не успел добежать до скафов!

— Все верно, — насупился Дима, но продолжил, — наших запасов хватит на сутки максимум, если разворачивать Кубик, то чуть дольше. На крайний случай на В-3 предусмотрены спасательные капсулы.

— Ага, — недовольно перебила парня Алена, которая последнее время была постоянно не в настроении. — Целых две штуки!

— Ален, ты не права, — нахмурилась Оксана, — да, по штатному расписанию на В-3 находится две спасательные капсулы. Одна, трехместная в кают-компании и одна, двухместная на капитанском мостике. Ровно пять. И вообще! Чего это мы про капсулы разговор завели? Все будет хорошо!

— Поддерживаю Оксану, — твердо сказал Женька, не обращая внимания на поведение Алены, — все будет хорошо. Ну а пока, предлагаю выбраться из этого контейнера, отключить в целях экономии подачу кислорода, и поесть уже по-человечески!

— Я за! — тут же согласился Илья, — у меня уже желудок сам себя переваривать начал! Жень, давай свою волшебную карточку!

— Сейчас, — кивнул Женька, — Дим, что-то еще?

— Одну секунду! — отличник заскользил стилусом по планшету, — все, готово! Принимайте посылку и подгружайте дополнительную реальность! Я назвал эту программку Е2-Е4 – наш первый ход в условно незнакомой обстановке!

— Это зачем? — поинтересовался Илья, тем не менее, принимая файл.

— Он будет подсвечивать опасные зоны. Зеленые линии – это слепые зоны камер. Жёлтые – пограничные. У них нет реакции на движение и тревога не сработает, но лучше по ним не шастать. И красные – туда лучше не заходить, иначе весь оставшийся путь будем лететь под вой сирены. А то и вовсе из командного пункта запрос на остановку придет и плакал наш Юпитер!

— О, Димка! Ты крут, — Женька первым оценил программу товарища, — интегрировал видео камеры с нашими скафами! Это же считай выпускная работа на техника второго уровня! И как ты это делаешь?

— Есть такое, — довольно согласился мальчик, — да тут все легко. Я как бы играю с бортовым компьютером в шахматы, понимаешь? Тут главное видеть ситуацию на два хода вперед, и успевать реагировать на неожиданные изменения…

Не дождавшись от друзей понимания, он оборвал себя и вздохнул:

— Ну что, выбираемся из этой коробки?

— Пошли, — в Жениной перчатке сверкнула желтая карточка капитанского допуска. — Дамы – вперед!

— Ой спасибо, мальчики, — мило засмущалась Оксана, опираясь на предложенную Ильей руку, — это так мило, правда, Алена?

Но подруга лишь пренебрежительно фыркнула и вышла из контейнера сама. Да еще и гордо вскинув подбородок.

«И почему все симпатичные девочки такие вредины? — с грустью подумал Женька, шагая следом, — с военным искином и то проще сладить! А к ним, елки-палки, никакие шахматы не помогут подход найти!»


Выбравшись из контейнера, ребята размялись и перекусив на скорую руку, робко столпились около створок шлюза, ведущих в основной коридор В-3.

— Карточкой будем пробовать или дадите мне полчаса покопаться в его мозгах? — почему-то шепотом спросил Димка у своего капитана.

Женька задумчиво посмотрел на одноклассника, не спеша отвечать. Димка, можно сказать, был гением для своего возраста, но в том, что он сможет взломать искин В-3, Женька сомневался. Подсоединиться к камерам, создав доп реальность, подсвечивающую опасные переходы – да, взломать простенького дроида-погрузчика и изменить адрес транспортировки – да. Виртуозно управлять своими девайсам – да, да и еще раз да. Но взломать искин В-3… Для пятнадцатилетнего школьника – это было практически нереально.

— Давай сначала попробуем карту, — также шепотом отозвался Женя, принимая непростое решение.

С одной стороны он боялся обидеть недоверием друга, с другой – чувствовал ответственность за всю команду. Как же все-таки непросто быть капитаном!

Димка, не зная, какие моральные терзания испытывает сейчас его товарищ, с облегчением вздохнул и убрал планшет в специальное крепление на скафе. После чего отошел в сторону, давая Женьке место для маневра.

Пятнадцатилетний капитан натянул на лицо привычную уверенную улыбку и протянул карту доступа к электронному замку.

— Пилик! — доброжелательно отозвался цифровой замок и приглашающее мигнул зеленым огоньком.

Створки шлюза с шелестом распахнулись, открывая перед застывшими на пороге друзьями привычные очертания центрального коридора, который имелся практически во грузовых челноках. Вот только этот был весь испещрен желтыми и зелеными полосами.

— Ребята, помните про линии! — все также шепотом предупредил Димка, не спеша выходить из грузового трюма.

— Слушайте, ребят, — Оксана неосознанно схватилась за руку стоящего рядом Ильи, — а может ну его? Посидим в трюме…

— Да ты что, Оксан! — расправил плечи Илья, вот только как он умудрился сделать таким образом, что и через скафандр было видно, Женька так и не понял. — Мы же сейчас как самые настоящие космические рейнджеры! Со своей кают-компанией и капитанским мостиком!

— На капитанский мостик никто не заходит, — вмешался Женька, который вместе с остальными рассматривал серый коридор В-3, — и пожалуйста, не ходите по кораблю! Максимум – кают-компания.

— Да нам и кают-компании хватит, — не стал спорить Илья, — интересно, а здесь есть душ?

— Нет, — ответил вместо Женьки Дима, с неприязнью посмотрев на одноклассника, к которому прильнула Оксана.

— Ты-то откуда знаешь? — удивился спортсмен.

— А вот, — не смог сдержать нотки превосходства отличник, — запомнил, когда мы с Оксаной изучали маршрутную карту «Тинара», «Адель» и В-3!

— С душем придется потерпеть, ребят, — Женька поспешил уладить разгорающийся конфликт между одноклассниками, — предлагаю приступить к развертыванию штаба в кают-компании. Дим, сможешь зациклить картинку у камер?

— Мне нужно десять минут, — Димка тут же принял деловой вид, — и гермопакет с шоколадом.

— Сейчас будет, — кивнул Женька, с сожалением шагая назад.

Ему понравился момент открытия шлюза и стоящих в ряд космонавтов. В этот миг между ними промелькнуло чувство какого-то родства, что ли? А нет, сплоченности! И вот сейчас приходилось разрушать эту хрупкую идиллию и вновь заниматься выполнением сотен важных мелочей.

Таких, как например обеспечение мозга их команды постоянным доступом к шоколаду. Или постоянными физическими нагрузками Илью. Лишь с Оксаной не было проблем – девочка сама старалась поддерживать дружескую атмосферу и не так сильно требовала к себе внимания. Единственный человек, к которому он до сих пор не смог найти подхода была Аленка.

Не сказать, что она была красавицей или спортсменкой, обычная девочка, каких тысячи в Лунных городках, но было в ней что-то такое бунтарское, притягательное, заряжающее. Рядом с ней Женька словно просыпался, переставал плыть по течению и уверено направлял свой корабль к одному ему известной цели.

«Но Боже, как же с ней сложно общаться! — с раздражением подумал капитан, роясь в рюкзаке в поисках питательной жидкости. — Зря я не верил отцу, что быть капитаном не так-то просто…»

— Держи! — Женька с негромким щелчком заменил картридж с шоколадом и хлопнул друга по плечу, — работай Дим! А мы пока с Ильей перетаскаем наши вещи.

— Айда, — согласился спортсмен, — а то кровь совсем застоялась.

— …! — но все старательно не обратили внимания на полный недовольства вздох Алены.

Женька видел, как ей хочется психануть, наорать на кого-нибудь, отпустить злую шпильку или саркастический комментарий, но к его огромной благодарности, девочка держалась. Только изредка, когда думала, что никто не видит, аккуратно впечатывала в забрало своего скафандра затянутую в перчатку руку.

«Все будет хорошо! — в очередной раз подумал Женька, закидывая себе на плечо свой ранец, — надеюсь…»


Время неслось вперед бешеными скачками. Пока дождались Диму, который провозился над камерами в два раза дольше, чем планировал; пока перетаскали багаж, стараясь не выходить за пределы зеленых линий; пока поставили для девочек Кубик; обустроились в кают-компании; проверили атмосферу на пригодность; расконсервировали уборные, на часах уже была глубокая ночь. Внутреннее раздражение, накопившееся в ребятах, к этому моменту уже давным-давно трансформировалось в дикую усталость, чего Женька и добивался.

— Дежурить будем? — через силу уточнил Илья, разлегшийся у левой стены кают-компании.

— Не, — к облегчению ребят ответил капитан, — какие из нас сейчас дежурные? Да и некому нам сейчас шах ставить, если говорить на Димкином языке!

Дима польщенно улыбнулся, а Илья хохотнул, оценив шутку про шахматную партию. За неимением лучшего, мальчишки улеглись прямо на пол, проклиная про себя ненавистные уже скафандры.

Можно было, конечно и снять их с себя, с комфортом расположившись в прилегающих к кают-компании кубриках, но Женька решил перестраховаться. Девчонки – пусть. Для них Кубик и поставили. И как бы Алена не бравировала, но находится в скафе третьи сутки подряд было непросто даже привычному к нагрузкам Илье. А физическое и психологическое здоровье команды, по заветам отца, Женька ставил на первое место. А если, не дай Бог, что случится, мальчишек разбудит автоматика, а девчонки в своей палатке успеют надеть скафандры!

— Тогда спокойной ночи, мужики, — широко зевнул Илья, устраиваясь поудобней, — поверить не могу, что мы летим на Юпитер…

— Спокойной ночи, друзья! — пробормотал Димка, — сегодня был непростой код, но я, кажется, придумал, как можно обыграть систему… — отличник сладко зевнул, — думаю, я смогу изменить код извне… надо это все хорошенько обмозговать… и подготовить… — еще один зевок, — гамбит…

— Все, команда, всем отбой! — Женька из последних сил демонстрировал железную волю и несгибаемость, — и это… спасибо вам, парни. Без вас вы ничего не получилось!

Друзья ничего не ответили, но Женя почувствовал, как где-то глубоко изнутри по всему телу разлилось приятное тепло правильного поступка.

«Эх, камеры забыли Димкины поставить, — уже засыпая, подумал Женя, — а хотя зачем они нужны? Это же В-3. Полностью автономный полет до спутника Юпитера – Европы, а из разумных здесь только мы впятером. Не за своими же следить, право слово? Ладно, завтра – тяжелый день будет… надо бы набросать список задач… да…задач…»


Спустя каких-то пять минут весь состав команды спал глубоким, беспробудным сном. Сон Ильи был спокойный и приятный, ему снилось, как его тренер, Андрей Николаевич, жмет ему руку и протягивает рекомендательное письмо в военное летное училище. Димке снилось, что он нашел подход к искину В-3 и они спорят о существовании души. Оксане снились системные маршруты, пронизывающие Солнечную систему вдоль и поперек. И лишь сон Жени и Алены был какой-то зыбкий, тревожный, не приносящий долгожданного отдыха и расслабления. Женька дрался с инспектором Делакруа, который почему-то хотел их убить, а Алена судорожно стискивала джойстик управления В-3, отчаянно маневрируя в метеоритном дожде.

И уже точно никто из ребят не слышал, как едва слышно скрипнул, приоткрываясь, тот самый маленький контейнер, доставленный на борт В-3 в последнюю очередь. Из него бесшумно высунулся тонкий щуп с красным глазком видеокамеры на конце, покрутился во все стороны и также молча исчез обратно. Еще долгих двадцать минут ничего не происходило, а затем едва заметно моргнул свет в главном коридоре В-3.

Если бы Димка сейчас не спал, он бы сразу понял, что кто-то только что успешно подключился к его доступу. Но мальчик спал, улыбаясь во сне, и вторжение в систему неизвестного гостя оказалось незамеченным. Еще спустя пять минут из контейнера осторожно выбралась угловатая фигура в серебристом скафандре, с красным рюкзаком на спине.

Безошибочно определив направление, незнакомец обошел грузовой трюм по периметру и вышел в коридор, тщательно следуя зеленым линиям, подсвеченным на полу. Незнакомец осторожно заглянул в помещение, после чего уже уверенно зашел в кают-компанию и замер на пороге. Матовое забрало скафа едва слышно щелкнуло и с легким шипением открылось.

Взгляд уставших голубых глаз с какой-то грустью скользнул по спящим телам, задержавшись ненадолго на установленном Кубике, и остановился на аккуратно сложенных рюкзаках. Незнакомец кивнул сам себе и шагнул вперед. А на его бледном, бескровном лице мелькнула торжествующая улыбка.

Глава 13 Переполох

— Ты не справишься, — покачала головой Алена, превращаясь в огромный гречишный брикет.

— Ты не справишься, — бесцветным голосом бросил главный инспектор Делакруа, после чего снял шлем от скафандра и принялся разжигать костер посередине лунного кратера, старательно дуя на еле тлеющий огонек.

— Ты не справишься! — Олежа Масюков, задира и грубиян из параллельного класс, презрительно улыбнулся Женьке из своего личного истребителя.

— Ты сможешь, — громким, уверенным голосом отца сказал Женьки наладонник, улетая в открытый космос.

— Ты сможешь, — ласково улыбнулись очки Ольги Михайловны, его классного руководителя.

— Ты сможешь, — успокоительно бросил Андрей Николаевич, тренер по космотуризму, молодецким прыжком перепрыгивая с Луны на Марс.

Голоса слились в симфонический оркестр, а самого Женьку завертело в огромную черную дыру, появившуюся буквально в двух часах пути от Юпитера. Проморгавшись в абсолютной темноте, он с удивлением увидел вдалеке плывущий в космосе В-3, за которым следовала темная искра «Фантома».

«Если это наш В-3 и он летит на меня, то Юпитер находится позади?»

Мысль пересилила чувство страха, и Женька оглянулся назад, чтобы увидеть величественный Юпитер, тепло сверкающий своим кольцом. С каждой секундой газовый гигант становился все ближе и ближе и в какой-то момент Женька осознал, что он уже не летит, а падает вниз. Он из-за всех сил рванулся назад, но все, чего он добился – Юпитер и космос поменялись местами и сейчас пятнадцатилетний капитан падал в неизвестность спиной.

«Ууууу…»


— …уух, — выдавил из себя Женька, дернувшись всем телом.

Сердце громко стучало в висках, а сам мальчик безуспешно пытался прийти в себя. Умом он понимал, что находится на полу кают-компании, в своем скафандре, но ощущения его буквально вопили о том, что он только что падал с бешеной скоростью и с огромной высоты.

— Приснится же такое, — пробурчал парень, с кряхтением переворачиваясь на бок.

Поднявшись на ноги, он проковылял к уборной, сожалея о том, что нельзя принять обычный душ. Димка и Илья, мимо которых он прошел, спали беспробудным сном, чему-то улыбаясь во сне.

«Ну хоть кому-то снится что-то приятное» — подумал мальчик, аккуратно обходя выкатившегося на центр кают-компании Илью.

Умывшись и приведя себя в порядок, Женька механически запустил диагностику скафа и вернулся в кают-компанию. Там он уселся за длинный обеденный стол, выложил перед собой наладонник и задумчиво на него уставился. Судя по часам он проспал четырнадцать часов (!) и лететь до Европы оставалось чуть меньше двух дней.

Но несмотря на то, что с каждой минутой они были все ближе к финальному пункту назначения, на душе у Жени скребли кошки.

Он точно знал, что нужно делать, чтобы попасть на спутник Юпитера, и оставить на ледяной равнине такую подпись, что ее и из космоса будет видно. Он набрал отличную команду и уже совершил невозможное. Он даже подготовил веское обоснование своего поступка как для родителей, так и для школьных учителей. Его план был практически безупречен, за исключением одной ма-аленькой детали. Он не знал, как возвращаться обратно.

Женька надеялся, что к этому моменту его отец уже заподозрит пропажу и вызовет его по комлинку. Не зря ведь в его скаф была вмонтирована эта дорогущая штуковина, позволяющая один раз связаться с владельцем такого же девайса, где бы он ни находился!

Пятнадцатилетний капитан рассчитывал, что отец позвонит, узнает где он и вышлет спасательную операцию, или, на крайний случай, прилетит сам. Они спокойно дождутся его в шахтерском поселке на Европе и вернуться домой героями. Да их накажут, да лишат карманных денег и может быть даже посадят под домашний арест, но это уже будет там – дома.

Но отец все не звонил, а вместе с этим таяла призрачная надежда вернуться. А что если местные забирают сбрасываемый груз не в этот же день, а раз в месяц? А что если они потеряются на этой ледяной равнине? Может позвонить самому? Нет, это значит признать поражение! Да и сос-маяк, если что, никогда не поздно активировать…

— Не спишь?

— ???

Задумавшийся Женька чуть не подпрыгнул вместе со стулом от негромкого голоса Алены.

— Аленка! Зачем так подкрадываться?!

— Какой там, — по-доброму улыбнулась девочка, — я уже вторую минуту здесь сижу, а ты как уставился в одну точку, так туда и смотришь.

— Да я задумался немного, — смутился капитан, — а ты чего так рано?

— Да не спится, — пожала плечами Алена, — думаю, что о том, что делать дальше будем, что напишем на плато…, ну и все.

— Точно все? — уточнил Женька, от которого не укрылась заминка, сделанная девушкой.

— Ну… я еще думаю про эту посылку, которую техник передал там, на станции. Как-то тревожно на душе.

Женя посмотрел на свою одноклассницу, в очередной раз удивляясь женской непредсказуемости. Ведь сейчас перед ним сидела совершенно другая Алена. Не та бойкая, острая на язык девчонка, которой нужно было все комментировать и ставить под сомнение. А нежная, хрупкая девушка, которую хотелось защищать и оберегать.

— А пошли посмотрим, что там такое? — неожиданно для себя предложил Женька.

— Давай! — тут же загорелась девочка, но тотчас нахмурилась, — а это не опасно?

— Да мы аккуратно! — отмахнулся парень, поймав кураж, — ты, главное, за мной след в след иди, хорошо?

— Хорошо, — кивнула Алена.

— Ну пошли тогда!

Женька вскочил на ноги, автоматически проверил в текущем баллоне уровень кислорода, и поманил девушку за собой.

Димина программа исправно подсвечивала разноцветные линии, паутиной растянувшиеся по полу, и Женька достаточно уверено пересек коридор и нырнул в техническое отделение. За ним, спустя пару секунд последовала и Алена.

— Вроде здесь, — прошептала девочка, показывая на один из шкафчиков, которые раньше, когда челноки ходили с полноценным экипажем на борту, служили техником раздевалкой.

Женька аккуратно коснулся дверцы, и та, к его неожиданности, тихо скрипнула, раскрываясь.

— Странно… Не закрыто…

— Моя мама говорит – хочешь спрятать, положи на самое видное место, — Аленка уже с любопытством заглядывала в шкафчик, — ой, смотри, Жень, здесь какая-то коробочка.

— Постой! — мальчик решительно отодвинул девочку в сторону и осторожно взял в руки розовую коробку.

Просканировав необычный сверток во всех возможных диапазонах, Жень посчитал, что ничего опасного там быть не может, и поэтому можно ее попробовать открыть. С третьей попытки пальцы, закованные в перчатку скафа подцепили картонную крышку.

— Какая прелесть! — Алена с умилением смотрела на плюшевого черно-белого медвежонка. — Это же панда!

— Странно, — Женька потыкал в игрушку пальцем, — кому понадобилось отправлять на Юпитер такую нелепую контрабанду?

— Оставим на месте? — кристально чистые сапфировые глаза Алены вопросительно посмотрели на мальчика.

«Ну вот почему она всегда такой быть не может!» — подумал Женька, стараясь не показать девочке обуревавших его чувств.

— Да, пусть лежит, — уверено кивнул пятнадцатилетний капитан и улыбнулся, — ну, что пошли назад?

— Пошли, — неохотно протянула девочка, но спорить, к его удивлению, не стала.

Вернувшись в кают-компанию подростки неловко замерли, не зная, что делать дальше. Остальные ребята еще спали, а о чем дальше говорить было решительно непонятно. Ситуацию спас долгожданный звонок.

Женька так обрадовался, что исчезла необходимость краснеть, пыхтеть и мямлить, пытаясь что-то из себя выдавить, чтобы не дай Бог не упасть перед Аленой в грязь лицом, что позабыл, чем для него может обернуться вызов отца.

— Капитан Салищев на связи, — бодро отрапортовал мальчик, одновременно принимая вызов и делая Алене знак, чтобы спрятались и не отсвечивала.

Аленка понимающе кивнула и замерла на соседнем стуле.

— Во-первых, не капитан, а рядовой, — послышался ледяной до невозможности голос отца, — а во-вторых, доклад по форме.

— Капитан. — Женька упрямо набычился. — Капитан Салищев докладывает! В данный момент со своей командой, состоящей из четырех человек, двигаюсь по направлению к Юпитеру. Цель поездки спутник газового гиганта, Европа. Степень вины осознаю целиком и полностью и готов принять по возвращению любое наказание!

— Ну и балбес же ты, Женька! — горько бросил Василий Александрович, — как на корабли попали?

— Сначала зайцами в трюм пробрались, потом забрались в контейнер, и перепрограммировали дроида, чтобы нас доставили на маршрут В-3.

— Карту мою как умудрился из сейфа достать?

— Камеру у тебя в кабинете поставил и записал пароль, — честно ответил Женька.

— А голосовой ввод-то как?

— Разговор наш записал, — пожал плечами мальчик, — а потом немного подрезал аудио.

— О как, — хмыкнул мужчина и негромко бросил куда-то в сторону, — недоработочка…

Женька терпеливо ждал продолжения разноса, и отец не заставил себя ждать.

— А потом, говоришь, в контейнер, забрались? — обманчиво-ласковым голосом уточнил отец, — а знаешь ли ты, сын мой, что было в этих контейнерах?

— Древние чипы какие-то…

— Древние? — переспросил отец, — ну слушай сын. В данный момент одна из марсианских колоний, чей контейнер вы так нагло оккупировали, — умирает от жажды и перебоев стабилизатора атмосферы. Да ты…

К сожалению или к счастью, дослушать речь отца Женька не сумел. Корабль неожиданно заложил резкий вираж и Женька с Аленой кубарем полетели на потолок.

Тревога! — Женька запустил давно заготовленный триггер. — Фиксация!

— Что происходит?

— Мы что попали под метеоритный дождь?!

Наперебой загомонили Илья с Димкой, недовольные неожиданным пробуждением. Хорошо хоть, запущенная Женькой команда, автоматически захлопнула забрала шлемов и примагнитила скафы к ближайшей металлической поверхности. Юных космонавтов и их вещи разок швырнуло вверх и вправо, на стенную кают-компании, где они и замерли, боясь пошевелиться.

Следом послышался скрежет разрываемого напополам листа железа и тревожный визг сирен.

— В спасательные шлюпки? — донесся из Кубика голос Оксаны.

— Подождите! — крикнул Женька, стараясь унять бешено бьющееся сердце, — Дим! Статус!

— Внешний контур В-3 не поврежден! — тут же отозвался отличник, — атмосфера в норме! По нам был нанесен удар! Точнее не по нам, а по внешнему блоку связи! Заодно и гнездо задело!

Гнездом космонавты называли выходящую на внешнюю обшивку полусферу, в которой находилась какая-то лазерная установка, отвечающая за контроль внешнего периметра грузового корабля.

— Поправка! Внутренние повреждения миниреактора! Женя?!

— Тормози реактор!

— Но как? У меня же нет прав доступа!

— Дима, — голос Женьки прозвучал неожиданно властно и жестко, — у тебя десять минут, чтобы войти в систему и отрубить этот чертов реактор!

— Дык, а зачем? — поинтересовался примагниченный к стене Илья, — какое нам дело до оружейного блока?

— Несколько лет назад все В-3 прошли глубокую модернизацию, — тихо ответила Оксана. — Упор делался на увеличение скорости, а оружейные блоки снимались, ведь кого нам бояться в своей Солнечной системе после окончания той войны?

— Оксан, это все очень интересно, — перебил девушку Илья, — но скажи коротко, чем это нам грозит?

— Если этот реактор выйдет из строя, а он в любом случае выйдет, мощности остальных пойдут на заполнение данной прорехи.

— И?

— И первым по протоколу, — хмуро закончил Женька, — прекратится весьма затратное по энергии поддержание атмосферы.

— Фигня-война, — расслабился Илья, — у нас еще по баллону у каждого и целый корабль! Хватит…

— И все же лучше подстраховаться, — упрямо мотнул головой Женька.

Ему дико хотелось узнать, что же такое произошло снаружи, почему и кто на них напал, но он понимал, сейчас главное – стабилизировать работу реактора.

— Сходим посмотрим? — тем временем простодушно предложил Илья, который пользуясь магнитными захватами на подошвах своего скафа, уже вовсю наводил порядок.

После неожиданного виража корабль встал на прежний курс и ничего, кроме сваленных в кучу вещей, не выдавало недавнего аттракциона.

— Ждем Диму, — отрицательно мотнул головой Женька. — Открыть забрала скафов! Экономим смесь в баллонах!

«Как все не вовремя! — со злостью подумал мальчик, — и звонок с отцом прервался и это… происшествие!»

И если утром, после пробуждения на душе у него было просто муторно, то сейчас он с трудом удерживался, чтобы не соскользнуть в пучину безнадежности.

«Капитан, черт возьми! — горько подумал мальчик, — я… я действительно не справился!»

То ли последние слова он сказал вслух, то ли произошло какое-то чудо и Алена поняла, о чем он думает, но девочка наклонилась к нему и, посмотрев на него своими бездонными глазами, едва слышно прошептала:

— Ты – капитан. Ты – сможешь.

«Я смогу, — послушно повторил Женька и почувствовал как в груди разгорается огонь, чуть было не погашенный ледяным порывом отчаяния, — я смогу!»

— Дима, доклад! Илья, Оксана, наведение порядка и ревизия припасов. Алена, лови код от камер, просмотри все записи, но узнай, что вызвало такие серьезные повреждения.

С каждым словом плечи Женьки расправляли, а голос становился все уверенней и тверже. Вот только уверенность эта была не напускная, как до этого, а настоящая.

— Ну что, ребята, — Женька поднялся на ноги и протянул сидящей у стены Алене руку, — покажем из чего сделаны настоящие космонавты из восьмого Б!

Глава 14 Пропавший паёк

— Женя, не получается, — на Димку было тяжело смотреть. Опущенная голова, трясущиеся руки, дрожащий голос. Еще чуть-чуть и того гляди заплачет. — Реактор накрылся, и сработала система стабилизации скорости. И я не знаю насколько нам хватит воздуха…

— Так, Дмитрий Александрович, соберись! — хладнокровно ответил капитан, — рассчитай на сколько часов хватит воздуха при среднем потреблении на пятерых человек.

Самому Женьке сейчас хотелось сесть на пол и разреветься. Связь с отцом прервалась, и он так и не узнал, что сейчас будет с той марсианской колонией. Одно дело зайцами слетать на Луну, и совершенно другое – стать причиной смерти целого шахтерского городка! Да и отец сейчас Бог знает что подумает… И возможности В-3 не использовать! Антенна-то того… Но конкретно в данный момент он не мог сломаться. Капитан он или погулять вышел? Поэтому, несмотря на царивший внутри раздрай, Женька волевым усилием отложил мысли о марсианской колонии и об отце в сторону и сконцентрировался на текущих делах. Ведь именно в таких ситуациях и понимаешь, чего ты стоишь, как человек и… капитан.

— Рассчитывать как на взрослых? — получив задачу, Дима мгновенно успокоился и принялся обдумывать способ ее решения

— Как на взрослых, — кивнул Женька, — перестрахуемся.

Пробежавшись глазами по кубрику, он заметил, что Алена уже закончила и сейчас задумчиво барабанила пальцами по столу.

— Ален, как дела?

— Жень, та колония…

— Об этом потом! — внутри обожгло стыдом и виной, но пятнадцатилетний капитан не позволил себе скатиться в бездну самокопания и депрессии. — Лучше скажи, что по камерам?

— Помнишь «Фантом» инспектора? — через силу сменила тему девушка.

— Ну.

— Так вот, это, похоже, был он. Вот только судя по отчету искина, в реактор он попал случайно. Бортовой компьютер В-3 дает 80% вероятность того, что он бил по радару и антенне связи.

— Знаешь, — нахмурился Женька, — я считаю инспектора Делакруа опасным человеком и, честно говоря, боюсь его. Но не стал бы этот человек портить имущество компании и уж тем более пытаться нанести нам вред.

— Жень, факты говорят сами за себя. Вот сам посуди, он гонится на своем «Фантоме» за нами с Луны. И я сомневаюсь, что на маршруте Марс-Юпитер оказался еще один «Фантом» один-в-один похожий на корабль инспектора Делакруа.

— Старшего инспектора, — автоматически поправил подругу Женька. — Нет, Ален, что-то не сходится! Тем более, если бы это точно был его корабль, то он бы пристыковался и, как ты выразилась раньше – взял бы нас на абордаж.

— Ну… — протянула девочка, — тогда я не знаю.

— Жень, у нас проблемы! — Илья с Оксаной уже закончили наводить порядок и озадаченно вертели в руках полупустой ранец.

— Баллон с дыхательной смесь повредился? — Женька решил сразу же озвучить худший в их условиях вариант.

Уж больно сильно космотуристический рюкзак ударился о стену (кстати, непорядок, почему открытым был, вроде вчера закрывали все?)

— И это тоже, — поморщился Илья, — только не один, а целых два. Прямо клапанами о перегородку врезались!

— Но это не главное, — перебила одноклассника Оксана, — у нас снова пропал гермопаек!

На секунду в кают-компании воцарилась тишина. Один только Димка не обратил никакого внимания на неожиданную новость, терзая своим верным стилусом свой планшет.

— То есть как пропал? — переспросила сидящая рядом Алена.

— Да вот так, — скривилась Оксана, — мы уже на три раза пересчитали запасы. Или на корабле завелся домовой, или кто-то из наших по ночам подъедает запасы!

— А в других рюкзаках смотрели? — Женька не мог поверить, что кто-то из друзей в тихушку объедает отряд.

— Да все посмотрели и пересчитали! — бухнул Илья. — Что делать-то будем?

— И камеры на ночь в кают-компании мы не поставили…

— Дима не поставил, — поправил Женьку Илья.

— А в прошлый раз камеры стояли, но тоже паек пропал ночью, — отведя взгляд в сторону добавила Оксана.

— Нет. — категорично отрезал Женька. — Даже не думайте.

— Жень, да я рад буду, если ошибусь! — зло ударил по столу Илья, — и так чувствую себя предателем каким-то, что на друга такое подумал! Но сам посуди, как иначе-то?

«Да ты с ним здоровался через раз до того, как мы в это путешествие отправились! — зло подумал пятнадцатилетний капитан, — а сейчас: друг! Что ж на друга тогда бочку катишь?!»

— И все же, — твердо сказал Женя, — я уверен, что мы разберемся в чем дело. Что же до…

— Жень, — Димка вынырнул из своих расчетов и посмотрел на друга, — мне кажется у нас проблемы!

— Да вы сговорились что ли? — не выдержал Женька. — Что случилось?

— Похоже у нас идет утечка воздуха…

— Не может быть!

— Подробности? — вразнобой отреагировали парни.

— Не знаю подробностей, — угрюмо буркнул Димка.

— Ты же программист! — обвиняюще ткнул в товарища Илья, — как можно не знать подробностей?

— Я хоть что-то полезное делаю, — огрызнулся отличник, — в отличии от некоторых, которые только и могут, что перед девчонками хвост распускать!

— Это ты сейчас на кого намекаешь, тихушник? — Илья повел плечами, словно разминаясь перед дракой, и угрожающе посмотрел на одноклассника.

— Так, стоп! — чего-чего, но ссоры и последующей драки в планах Женьки не было, — а ну прекратить! Ребята! Мы же в двух шагах от Юпитера – вот он, протяни только руку! Неужели сейчас возьмем да и поссоримся? Мы же не пятиклашки какие, давайте сядем и разберемся.

— Да, сядем за стол и каждый выскажется по кругу, не перебивая друг друга. — Алена неожиданно пришла Женьке на помощь. — Выстроим, как говорит Ольга Михайловна, конструктивную полемику!

Напряжение, витавшее в воздухе последние минуты разговора, спало, отступив перед смешками одноклассников, которые тут же вспомнили своего классного руководителя и ее вечные высказывания.

— Итак, — продолжил Женька, когда его команда расселась за столом. — Каждый высказывает свою точку зрения, без взаимных упреков и оскорблений. Перебивать друг друга нельзя. Все согласны? Тогда, Илья, начинай!

— Я считаю, что Дима нас обманывает и втихомолку ночью ест общие гермопайки…

— Что? — покраснел отличник, — да я…

— Дима, — успокоил друга капитан, — во-первых, не принимай близко к сердцу, во-вторых, дослушай Илью. У тебя будет время для высказывания своего мнения.

— Так вот, — как ни в чем не бывало продолжил Илья, — в первый раз когда пропал гермопаек, камеры ставил Дима, а во второй раз камер и вовсе не было. Мне, в принципе, плевать на это, но почему бы просто не сказать – так и так, есть хочу, зачем украдкой-то? Не по-товарищески.

— Есть что добавить? — уточнил Женька.

— Да вроде все, — пожал плечами спортсмен, — вот только сейчас на два гермопайка у нас меньше, а лететь еще долго, да и на обратную дорогу сомневаюсь, что хватит нам!

— Оксана?

— Я не хочу никого обвинять, но мне тоже неприятно, что куда-то пропадает гермопайки. Мне их тоже не жалко, но открыто не сказать, что не наедаешься?

— Алена?

Признаться, Женька ожидал, что девочка снова превратиться в амазонку, начнет критиковать и иронизировать, внося разлад в хрупкое равновесие команды, но Алена его приятно удивила.

— Ребята, я должна перед вами извиниться. За то, что рычала на вас до этого, да и вообще за то, что вела себя как избалованная принцеска. Пожалуйста, давайте не будем ссориться, особенно в такой момент.

Ребята, не ожидав от известной спорщицы таких слов, молча переваривали сказанные девочкой слова. , Алена же, закончив говорить, выжидающе посмотрел на Диму.

— Если на минуту забыть о неприятных словах Ильи, — отличник с трудом сдержался, чтобы не выдать ответную грубость, — то у нас действительно есть чем заняться, помимо подсчет дурацких гермопайков. Воздух пусть медленно, но убывает!

После его слов свет в помещении мигнул, тут же, впрочем, возвращаясь в норму.

— Насколько я знаю при утечке кислорода должна была включиться сирена? — уточнила Оксана.

— В том-то и дело! — Димка озадаченно поскреб подбородок, — он не утекает, он как будто бы быстрее расходуется! А содержание углекислого газа, наоборот повышается со скоростью, которая почему-то выше нормы!

— Правильно ли я понял, — Женька говорил медленно, всеми силами стараясь поймать за хвост промелькнувшую мысль, — что мы дышим не как пять человек, а как шесть или семь?

— Утечка не так высока, — тут же среагировал Дима, — как пять с половиной.

— Мы дышим, как пять с половиной взрослых человек, — повторил капитан, — и при этом у нас пропадают брикеты с едой, а не кажется ли вам…

— Посторонний! — когда надо Илья соображал быстрее многих, — Ребята, на корабле посторонний!

— Техник спрятался? — широко распахнула глаза Оксана.

— Нет! — в глазах Алены горел огонь исследователя, — он пробрался на корабль с нами!

— Да, но как…

— Контейнер!

— Контейнер! — одновременно выдали Дима с Оксаной.

— Пойдемте, проверим прямо сейчас!

— А вдруг он вооружен?

— Ты прав…

— Дроид! Нам нужен дроид!

— Дим перепрограммируешь?

— Да, сейчас!

— Илья, парализатор с собой?

— Обижаешь, Жень, — спортсмен похлопал себя по правому бедру, — все по заветам Андрея Николаевича!

— Тогда ждем Диму, и идем вчетвером в грузовой трюм!

— Нас же пять? — нахмурилась Алена, — ты считать разучился?

— Вы не идете, — покачал головой капитан, — идем я, Илья и Димка с дроидом. И это не обсуждается!

— Но мальчики…

— Все, вопрос решен, — поддержал Женьку Илья, а мигнувший свет будто бы придал его словам пущей убедительности,— да нас же в школе засмеют, если узнают, что мы за юбки ваши прятались! Поэтому подождите лучше нас здесь.

— Но мы же команда!

— Вот именно поэтому и будьте в тылу, — подытожил Женя, — Дим, готов?

— Одну секунду… Все!

— Ты им управляешь?

— Только двигательными модулем. Могу толкнуть и сбить с ног, только и всего, — виновато пожал плечами отличник.

— Нам этого за глаза хватит! Ты по центру, за дроидом идешь, а мы с Ильей по флангам.

— А если он уже вылез и прячется в вентиляционной шахте?

— Проверим контейнер, а потом уже будет думать где искать, — признал правоту товарища Женька. — А ведь говорил Андрей Николаевич в любой незнакомой ситуации использовать сканер!

— Это точно, — погрустнел Илья, — не дай Бог он узнает, как беспечно мы себя вели…

— Так все, тихо! Поднять забрала! Приготовиться ко входу в грузовой трюм!

К великому облегчению Димы, да и всей команды, дроид камерами В-3 не воспринимался как нарушитель, поэтому поднятия тревогу удалось избежать. И только когда вся команда, кроме оставленных в кают-компании девчонок, зашла в грузовой отсек, до Женьки дошло, что им можно было и не шифроваться, ведь антенна сбита, а значит сигнал о присутствии на В-3 нарушителей до станции не дойдет.

«Хотя лучше перестраховаться, — подумал Женька, перехватывая свой парализатор поудобней, — вдруг искин корабля заглушил бы движки? Так что будем по старинке, как учил Андрей Николаевич – тише травы, ниже воды».

Подав одноклассникам условный знак, Женька осторожно скользнул в левый проход – нужно было убедиться, что коридорчики между контейнерами и стенами пусты. Илья, зеркально отразив его движения, двинулся направо. Им всего-то и надо было – обойти контейнеры по периметру и встретиться на другом конце трюма. Для этого следовало дойти до его конца и удостовериться, что около задней стены тоже никого нет.

Чисто, — продублировал в командный чат Илья, и помахал капитану рукой.

Чисто, — отозвался Женя, выглянувший с другой стороны угла. — Дим, готовься, мы возвращаемся.

Хорошо!

Дождавшись своих товарищей, Димка, страшно волнуясь, дал команду дроиду открыть контейнер. Тот двинулся вперед, но тут же замер, беспомощно замигав россыпью огоньков.

Стой, — наблюдательный Илья первым заметил несостыкову, — у этого контейнера нет двери!

Интересно… — хмыкнул Женька, — Илья, пошли осмотрим. Я проверяю, ты контролируешь.

Принял, — тут же отозвался одноклассник.

Приближались к контейнеру осторожно, как к гремучей змее, про которую рассказывали на уроке биологии.

Смотри на стык! — не даром Илья был помощником Андрея Николаевича и считался одним из лучших космотуристов в их клубе. Мальчик мгновенно заметил тонкую нитку тени, выдававшую место нахлеста. — Только аккуратно!

Следующие пять минут Женька пытался понять, как открыть эту необычную конструкцию. Судя по всему, контейнер открывался изнутри. По крайней мере снаружи, кроме места стыка ничего обнаружить не удалось.

Что будем делать? — уточнил Димка.

Ну… можно вскрыть, — пожал плечами Илья, — а еще можно… Стой, ты что делаешь?!

Женька сам не знал, кто его под руку дёрнул вежливо постучать по предположительной дверце контейнера, но сделанного не воротишь.

Импровизация, Илья, Импровизация!

Долгих пять секунд ничего не происходило, и Женька уже почувствовал себя круглым идиотом, как вдруг раздался негромкий щелчок, и металлическая створка медленно поползла вверх.

Жень, а ты разве не помнишь слова Ольги Михайловны? — отступив на шаг назад синхронно с одноклассником, Илья с переменным успехом пытался вести себя невозмутимо. — «Самая лучшая импровизация – подготовленная импровизация», а?

Но Женька не ответил, настороженно вглядываясь в открывающуюся их взору темноту. Бесшумно вспыхнул наручный фонарик, разрезая сумрак контейнера.

— Ну что, — криво улыбнулся Женька, переходя на внешнюю связь, — будем знакомиться?

Глава 15 Новенький старенький

— Простите за гермопайки, — незнакомец в серебристом скафандре явно пользовался какой-то программой, искажающей голос, — это была вынужденная необходимость.

Он стоял в своем убежище, предусмотрительно держа руки на виду. Но несмотря на это мальчишки не спешили опускать свои парализаторы.

— Забрало скафа подними, — с легкой угрозой в голосе сказал Илья, — я из-за тебя на Димку наехал.

— Неправда, — покачал шлемом скафандр, — ты сам сделал такие выводы.

— И давно ты за нами следишь? — не удержался Женька.

— Почти с самого начала, — незнакомец извиняюще развел руки в стороны.

— Родители-то в курсе? — Женька вопросительно поднял левую бровь, копируя своего отца.

— А ваши? — усмехнулся собеседник.

— Жень, а давай я ему шею намылю, — вмешался Илья, — уж больно нагло себя ведет. А сам, судя по росту, тот еще сопляк!

— Сомневаюсь, что у тебя что-то получится…

— Парни, — в наушниках раздался негромкий голос Димки, про которого все забыли. — Посмотрите направо и вниз!

Одноклассники синхронно скосили глаза в указанном направлении и вновь Илья первым отреагировал на увиденное.

— Я помню этот дурацкий красный портфель! — прищурился спортсмен, — а ну говори, как умудрился от меня убежать в школе!

— Аллес! — проскрежетал скаф, — что у вас за бардак творится и как вы вообще смогли досюда добраться?

— Жень, мне дико не нравится этот тип, — Илья свирепо посмотрел на незнакомца. — Можно я ему врежу?

— Погоди, — отмахнулся от претензий уязвленного друга капитан. — Ты что, все это время путешествовал с нами?

— Ну почти, — пожал плечами скафандр.

— Тебе вообще кто разрешил нас преследовать? — не унимался Илья, — а если бы из-за тебя нас засекли?

— Смешно, — незнакомец наклонил голову к левому плечу, — вы и без меня отлично с этим справлялись. Да и вообще, если бы не я, вас бы накрыли еще в космопорте!

— С чего бы это? — не поверил Женька, — мы тихо шли!

— Размахивая капитанской картой доступа налево и направо? — уточнил скаф. — Спрятавшись за контейнеры? Да если бы я не оста… кхм, оставил в трюме «Тинара» свой многоразовый геромпаек с автоматической системой подогрева и световым сигналом готовности, вас бы прям там и накрыли! Аллес! Как так можно все вообще организовывать?

— А вот сейчас я, пожалуй, соглашусь с Ильей, — слова незнакомца больно царапнули по самомнению Женьки. — Подними забрало, хочу увидеть с кем говорю!

— Да щас, — усмехнулся собеседник, — уже бегу!

— Лучше по-хорошему…

— Какой-то этот малой больно дерзкий!

Пока мальчишки распаляли себя, готовясь применить силу, Димка неверяще рассматривал серебристый силуэт незнакомца.

— Лина, это ты? — отличник наконец-то открыл рот

Серебристый скафандр неловко вздрогнул, а Димка обвиняюще выставил вперед указательный палец.

— Так это ты мои камеры взломала?!

— В смысле? — опешил Илья, — это девчонка, что ли?

— Нет, ты мне скажи, как ты это сделала?!

Пока его друзья удивлялись, Женька молча смотрел на стоящую перед ним Лину. В голове что-то щелкнуло, и внезапно весь пазл сложился. Шпионская голограмма во время общего созвона, заминка и резкий разворот инспектора во время стоянки. Давшие сбой камеры, установленные Димкой. Вот только откуда она вообще узнала про планируемую поездку, ведь тот пацан убежал Стоп, а почему пацан?

— Столовая.

Одно-единственное слово заставило всех замолчать и посмотреть на него.

— Илья, когда ты в столовку завернул, там девочка вслух книжку читала, да?

— Ну вроде да, — наморщил лоб Илья.

— А мы с самого начала думали, что это Он, понимаешь? А оказалась Она!

— Самый умный, да? — уточнила Лина и язвительно добавила, — а тебе, Дима, спасибо большое!

— Ну ты же не думала, что тебе на полном серьезе удастся до конца поездки остаться инкогнито?

— Ты меня плохо знаешь, — фыркнула девочка, опуская забрало скафа, — если бы не эти гермопайки, вы бы даже ничего не поняли.

Настороженный взгляд пронзительных карих глаз, непослушная челка, лезущая в глаза, аккуратный носик и белая нитка сжатых в напряжении губ. Нельзя сказать, что Лина была красавицей, но сейчас от нее веяло какой-то бесшабашной энергией и отчаянностью?

— Ладно, — приглашающее махнул рукой Женька, — пошли в кают-компанию, заодно и расскажешь, откуда с нашим программистом знакомы!

Все оказалось довольно банально. Лина с Димкой ходили в один и тот же клуб прогеров. И девочка, по словам отличника, была чуть ли не в два раза круче его. Сама Лина оказалась приятной в общении девчонкой и быстро нашла общий язык с Оксаной и Аленой. Вот только на все расспросы касательно ее мотивации старательно отмалчивалась или переводила тему разговора.

Лететь еще было долго, чуть ли не целый день, и ребята в кои-то веки расслабились. А Женька и вовсе пригласил Лину в команду, на что девочка с удовольствием ответила согласием.

Чем больше капитан смотрел на Лину, тем больше он приходил к мысли, что эта храбрая девчонка была… одинока. Несмотря на внешнюю браваду, ей было явно неуютно находится в большой компании. А та краткая характеристика, которую Димка скинул ему по внутреннему чату, и вовсе уверила пятнадцатилетнего капитана в правильности выводов.

Слишком умной для своих лет, можно даже сказать гениальной девочке было сложно влиться в компанию. В своем классе она так и не нашла друзей, а в клубе программистов единственный с кем поддерживала общение – был Димка. Чем больше Женька, особо не участвующий в разговоре, узнавал про Лину, тем сильнее он ей восхищался.

Узнать об их планах, последовать за ними, раскрыться, пусть и не в подходящий момент, - лучшего способа подружиться и войти в их компашку и быть не могло.

«Смелая, — думал Димка, незаметно рассматривая девочку в недешовом скафе, — ведь мы могли ее и не принять… Да и отправиться в путешествие одной! Это непросто! Очень смелая девочка. И почему я раньше ее не замечал?»

Димка прикинул сколько в их параллели есть скромных, тихих ребят, про которых он ничего не знает, и которых, в глубине души, считает ботаниками и заучками и призадумался.

Отец всегда советовал ему ставить себя на место другого человека и в дальнейших своих действиях отталкиваться от этого. Хочешь, чтобы тебя уважали? Уважай других. Не хочешь, чтобы над тобой издевались? Сам не издевайся над слабыми. Не хочешь быть слабым? Будь сильным!

И сейчас он знал, что нужно поступить правильно. Поощрить храбрую девочку, протянуть руку дружбы, которая ей так нужна. Хотя нужна ли?

Поняв, что он запутался в своих рассуждениях, Женька вынырнул из мыслей и посмотрел на свою команду.

Лина разбирала с Димой прорехи в защите, сквозь которые она на протяжении всего времени видела и слышала все, что с ними происходило. Илья о чем-то весело болтал с Оксаной, уплетая гречишный брикет – по общему мнению оставшиеся гермопайки было решено беречь.

Алена же… Алена сидела рядом с Женей и о чем-то думала. Почувствовав прилив нежности, пробудившийся где-то глубоко в груди, Женька коснулся ее руки, от чего одноклассница вздрогнула всем телом.

— Ален, — ты чего?

Промелькнувший в глазах девушки страх, перемешанный с тревогой, заставили пятнадцатилетнего капитана насторожиться.

— Да понимаешь, Жень, я все никак не могу перестать думать про ту колонию… — неохотно сказала девочка.

— Да уж, — на Женьку тут же накатило беспросветное чувство вины. — Это была моя ошибка…

— Эй! — возмутилась девочка, — это наше общее решение! Не смей винить себя в этом! Во-первых, еще ничего неизвестно, а во-вторых, мы же не знали!

— Да я все понимаю, Ален, — тяжело вздохнул капитан, — но понимаешь, на душе прямо груз висит. Уже и путешествие не в радость!

— У меня мама в таких случаях говорит: «Все не слава Богу!» — кивнула одноклассница.

— Эх, прав был отец, — горько бросил Женька, — какой мне космос!

— Зря ты так, Жень, — не согласилась девочка, — ты хороший лидер. И мы преодолели все неприятности, с которым столкнулись. С марсианской колонной будет все хорошо. А мы уже завтра будем выводить наши инициалы на ледяных просторах Европы!

— Хорошо бы, — вздохнул Женька, которому стало стыдно за мимолетний приступ слабости. — а потом… домой!

— Да, — Алена невзначай пододвинулась к нему, — я уже соскучилась по маме и по ее готовке! Гречишные пакеты тоже, конечно, хороши, но ты бы знал, как она готовит!

— Ну, приглашай в гости, приду, — храбро заявил Женька.

— А не боишься ремнем от нее получить за то что единственную дочку рисковать жизнью заставил?

— Ээ, — вспомнив Аленину маму, Женька засомневался, так ли сильно он хочет прийти к Алене домой.

«Да и вообще, они же сами за мной пошли! Своего ума что ли нет?» — попытался оправдаться Женькин внутренний голос.

«Э нет! — не согласился Женька, — я – капитан! А значит, я отвечаю за свою команду!»

Пятнадцатилетний капитан кивнул сам себе и посмотрел прямо в красивые глаза своей одноклассницы:

— Не боюсь. А будет ругаться, так она в своем праве будет.

— Ну смотри, — лукаво улыбнулась девочка, — я тебя за язык не тянула!

Женька в ответ лишь хмыкнул и озорно подмигнул. Словно вторя ему свет в кают-компании едва заметно мигнул и тут же пришел в норму. В этот момент ему сильно захотелось обнять Алену или даже поцеловать, но он сдержался. Ведь он капитан! А значит первым делом не девушки, а дело!

Мысленно улыбнувшись получившемуся каламбуру, он посмотрел на своих друзей. Оксана и Илья увлеченно обсуждали, как можно «растянуть» баллон на подольше, будучи в открытом космосе. Девушка настаивала на замедлении дыхания при помощи медитации, а Илья не соглашался, активно убеждая подругу, что лучшее средство – это сон.

— Нам тренер показывал как безопасно усыпить запаниковавшего друга, поверь, там ничего сложно! Хочешь покажу?

— Ну уж нет, спасибо, — шутливо отстранилась от спортсмена Оксана, — я лучше по старинке – с дыханием поработаю!

— А если на Димке? — понизил голос Илья.

— Ну не знаю… — напоказ задумалась Оксана.

«У этих точно все нормально и с психикой и на эмоциональном плане» — сделал вывод Женя и перевел взгляд на Диму с Линой.

А вот здесь увиденное ему сразу же не понравилось. Лина что-то негромко выговаривала другу, спешно доставая из своего красного ранца тонкий ноутбук. А его товарищ потеряно хмурился и то и дело косился на потолок.

— Ален, подожди немного, — Женя широко улыбнулся девушке, — я сейчас вернусь.

— Хорошо, — кивнула одноклассница и, проследив за его взглядом, нахмурилась, — все нормально?

— Думаю да, — уверено сказал капитан и поднялся со своего места.

За те несколько шагов, которые ему пришлось сделать, чтобы дойти до Димы с Линой, он уже точно знал, что происходит что-то неприятное, поэтому сразу взял быка за рога:

— Что-то случилось?

— Пока нет, — неуверенно подал плечами программист, — но Лина утверждает, что да.

Поморщившись невнятным объяснениям друга, Женька посмотрел на девочку.

— Понимаешь, — Лина и не думала смотреть на него, не отрывая взгляда от экрана своего ноутбука. — Димка мне скинул предварительные расчёты по оставшемуся воздуху и мне кажется у нас проблемы.

На мгновение свет в кают-компании мигнул, а Лина негромко чертыхнулась себе под нос:

— Давно так?

— Не знаю, — немного растерялся Женька, — раз пятый-шестой.

— Слушай, Жень, — пальцы Лины замелькали по голографической клавиатуре ноутбука с удвоенной скоростью, — скажи. А у тебя есть план на случай, скажем, разгерметизации челнока?

Внутри мальчика резко похолодало, и появилось такое чувство, будто сердце рухнуло куда-то вниз – к пяткам. С трудом шевеля онемевшими губами он уточнил:

— Ты сейчас на полном серьезе?

— Аллес! Поверь. Серьезней некуда.

— Спасательные капсулы с сос-маяком, — почему-то он сразу же поверил, что Лина не шутит, — сколько у нас времени?

— Пока не погаснет свет, — непонятно выразилась девочка, — все, мне не мешать!

Чувствуя на спине обеспокоенные взгляды друзей, Женька повернулся к своему отличнику-другу:

— Дим?

— В общем, реакторы повели себя хуже, чем я предполагал, — Димка не отдавая себе отчета кусал губы, а стилус в его руке заметно дрожал, — из-за пункта в графе «Поддерживать атмосферу», нагрузка на реакторы увеличилась и они сейчас сбоят. Мы предполагаем, что как только отключится еще один миниреактор, то искин В-3 отрубит свет и прочие «ненужные» функции и запустит режим «Добраться до станции».

— Но это же хорошо? — не понял Женька, — мы можем активировать скафы и дождаться посадки прямо на корабле?

— Есть один нюанс, — виновато вздохнул Димка, — если отключатся остальные реакторы, то искин запустит режим «Ожидание»…

— Твою дивизию…

Режим «Ожидание» был гениальным решением для автоматического грузового корабля. Гасилась скорость. Один за другим отрубались все вычисления и расчёты и прочие процессы, последним вырубались реакторы, превращая корабль в огромный бездушный кусок железа с работающим сос-маяком.

Делалось это для того, чтобы во время посадки на поврежденном корабле не произошло сбоя и он не врезался в посадочную полосу или что похуже. В плане сохранности груза – это было идеальным решением. Спасательная служба прилетала обычно в течение трех суток и брала корабль на буксир, безопасно доставляя его до пункта назначения. Но для ребят оставаться на мертвом корабле было подобно медленному самоубийству. Ни открыть дверцу шлюза, ни активировать спасательные челноки после отключения главного реактора было невозможно.

— Пока не погаснет свет, — прошептал себе под нос капитан, судорожно думая, что же предпринять.

Превращать В-3 в огромный гроб Женьке решительно не улыбалось, как впрочем и надеяться на расторопность Спасательной службы. К тому же до Юпитера еще было десять часов лету!

— Перезарядить баллоны с кислородом, подготовить к запуску спасательные капсулы, собрать и поделить провизию на две части! Илья, ко мне!

Негромкие слова капитана услышали все. На секунду Женьке показалось, что сейчас начнется паника, но ребята не разочаровали. Девчонки испуганно переглянулись, но тут же поспешили к ранцам – собирать провизию. Димка покосился сначала на Лину, потом на свой планшет, после чего молча встал и пошел проверять и готовить баллоны.

— Жень? — вопросительно протянул Илья, подойдя к капитану.

Парни отошли от Лины подальше и встали так, чтобы никто не мог их услышать.

— Илюха, такое дело, — Женьке самому было неприятно неуютно от того, что он хотел поручить своему товарищу, но другого выхода не было. — Я очень сильно надеюсь, что ты поймешь меня. Помнишь, Андрей Николаевич говорил, что в походе может быть только один капитан?

— Помню, — буркнул спортсмен, — говори давай уже не тяни.

— Нас теперь шестеро, а мест в спасательных капсулах на пятерых. Подожди! — Женька зачастил, видя как набычился друг. — Никаких спичек тянуть не будем. Я уже все решил. Твоя задача помочь упаковать девчонок.

— В смысле? — опешил Илья.

— Если я им скажу, что кто-то должен остаться, они тут бунт устроят, понимаешь? И кислород сгорит в разы быстрее.

— Не понимаю, что ты предлагаешь, — покачал головой Илья, — я не мастер высокой словесности, чтобы убеждать кого-то в чем-то…

— А это и не потребуется. Надо чтобы Алена с Оксаной уснули. Без их участия Димка согласится с моим вариантом, а Лине, думаю, паралелльно.

— Ну не знаю, — задумался спортсмен, — в тихом омуте черти водятся. Заартачится еще.

— Тогда и ее успить придется, — жестко сказал Женька. — Пойми, капсулы настроим и отстрельнем их в сторону Европы. Бортовой компьютер будет корректировать путь и через часов десять, максимум сутки, вас подберут.

— А ты?

— А у меня будет больше шансов дождаться спасателей, воздуха останется в шесть раз больше!

— Черт, Женька! Я не знаю!

— Я знаю, Илья, — Женька действительно верил в то, что он говорил, — это единственный рабочий вариант. Каким бы крутыми прогерами не были эти двое умников, мы не сможем взломать искин В-3! И реакторы не сможем починить! Поэтому тут без вариантов.

— Жень…

— Илья, поверь, по-другому – никак.

— Но…

— Что но? — усмехнулся Женька, — увидимся на Европе!

— Может потеснимся как-нибудь в капсуле?

— Исключено, — пятнадцатилетний капитан покачал головой, — да и кого ты сейчас пытаешься убедить? Сам же знаешь за эти капсулы.

— Жень, я не могу!

— Это приказ, — Женя посмотрел другу прямо в глаза, — так надо.

— Ладно, друг, — Илья выдержал взгляд своего капитана, — когда начинаем?

— В принципе, у нас есть время до темноты, — пожал плечами Женька и посмотрел на потолок.

Потолочные лампы, словно откликаясь на его взгляд, дважды моргнули.

— Но его, похоже, немного.

Женька нахмурился и, сделав шаг по направлению к круглому столу, за которым и сидела Димкина подруга, крикнул:

— Лина! Сколько у нас времени еще?

— Ну как тебе сказать, — девочка тяжело вздохнула и устало захлопнула ноутбук, — у вас же есть встроенные фонари?

— Неужели все так...

Договаривать Женька не стал, потому что навалившаяся со всех сторон темнота была ясней любых слов. Вместо этого пятнадцатилетний капитан активировал налобный фонарик и прошептал себе под нос:

— Пришло время исправлять свои ошибки…

Глава 16 Полный аллес

— Алена, Оксана! Успели собрать ранцы?

— Да, поровну разделили, куда нести?

— Сами унесем, вы пока в спасательную капсулу загружайтесь.

— А как же…

— Потом, Ален! Идите в капсулу с Ильей, я сейчас подойду.

Шесть лучей света то и дело разрезали темноту кают-компании, выхватывая отдельные элементы: стоящие рядом рюкзаки с провизией, прижимающихся друг к дружке девчонок, Димку, сосредоточенно проверяющего баллон.

Илья уверенно повел девочек за собой к дальней стене и с усилием распахнул створки шлюза, ведущего к спасательному челноку. Следом загрохотало слитное эхо шагов. Дойдя до капсулы, парень вдавил красную кнопку до упора. Пискнул открывающийся люк трехместной спасательной капсулы, и тусклый свет аварийных лап осветил бледные лица юных космотуристов.

Внутри себя капсула представляла округленный треугольник с тремя сидениями – два позади и одно – впереди. Посадив девушек на задние места – Оксану справа, Алена слева, Илья проверил все ли ремни безопасности зафиксированны и обернулся к несущему сразу два ранца капитану.

— А-лё-ну, — одними губами прошептал Женька, поймав взгляд друга.

Тот нахмурился, решительно кивнул и снял перчатку с правой руки.

— Слава Богу! — с облегчением выдохнула Алена, при виде Женьки, не заметив манипуляций мальчишек, — я уж думала ты решишь поиграть в героя!

— Все поместимся, — не моргнув глазом соврал Женька, — так, девчонки сейчас Илья проверит скафы, дайте ему разрешение на открытие-закрытие забрала.

— Зачем? — нахмурилась Алена.

— Илья – самый опытный космотурист из здесь присутствующих, — пояснил Женька, из-за всех сил стараясь не отвести взгляда, — будет регулировать потребление кислорода, играясь с настройками капсулы и скафов.

— Готово, — тут же отозвалась Оксана.

— Хм… готово, — немного помедлив, подтвердила передачу прав Алена.

— Давай, — мягко сказал Женька, а сам положил руки на плечи Оксане.

Илья привычным движением зафиксировал шлем непонимающей что происходит Алены левой рукой, и скользнул освобожденной от скафа правой кистью в широкую прорезь опущенного забрала.

— Ты только не волнуйся, Ален, — успокаивающе прогудел Илья, аккуратно пережимая сонную артерию, — во сне меньше воздуха расходуется, я так уже сто раз делал!

Всполошившаяся девушка пару раз дернулась, попыталась закрыть забрало скафа, и выкрикнула:

— Дурак! Ты что творишь… Женька? Женька… Ты… ты… придурок…

— Женя, что происходит? — Оксана с ужасом смотрела на нависшего над ней Женькой, который, не обращая внимания на Илью, «душащего» ее подругу, что-то ей объяснял.

— Оксана, все хорошо, не волнуйся. Он ее просто усыпляет, слышишь?

— Что? Зачем усыпляет?!

— Чтобы сэкономить кислород, — Женька нес первое, что в голову приходило, — когда человек спит, дыхание у него ровное…

— Но почему нельзя было предупредить просто?!

— Ага, — горько бросил Женька, — как будто Алену не знаешь, так бы и дала себя усыпить!

Илья тем временем хлопнул Женьку по плечу, давай знак подвинуться, и пристыженно посмотрел на девушку.

— Оксан, ты мне доверяешь?

— Илья, не надо держать меня за дуру, — холодно бросила девушка, — даже если мы вчетвером будем спать аки младенцы, воздуха все равно не хватит надолго, поэтому какая разница…

Заметив, что Женька виновато отвел взгляд, девушка осеклась.

— Стой, ты же не думаешь… — она беспомощно захлопала ресницами, переводя взгляд с одного мальчика на другого. — Илья, ну ты-то ему скажи!

— Прости, Оксан, — глухо произнес Илья, — за то, что я сейчас сделаю, я буду ненавидеть себя всю жизнь, и ты будешь вправе больше никогда не заговорить со мной.

Он нежно положил левую руку на ее шлем, а правой коснулся ее шеи.

— Парни, стойте! — ремни надежно держали девушку в кресле не давая вырваться, — ну должен же быть какой-то способ! Да лучше мы все здесь останемся!

— Вот видишь, — мрачно бросил Женька Илье.

— Да, ты был прав, — угрюмо кивнул спортсмен и бережно пережал Оксане сонную артерию.

— Илья! Он же… он же умрет, Илья! — на глазах Оксаны навернулись слезы. — Илья…

Удостоверившись, что девушка потеряла сознание, Илья тяжело вздохнул.

— Димку с этой, какой ее там, Линой тоже?

— Не думаю, — покачал головой пятнадцатилетний капитан, — они же математики, программисты, а значит более рациональны. У них ум главенствует над чувствами, но если попробуют выкинуть что-нибудь эдакое – будь начеку.

— Ладно, — Илья украдкой смахнул одинокую слезинку, зависшую на ресницах, — пошли на капитанский мостик!

Парни вернулись в кают-компанию и подхватили оставшиеся ранцы. Женька не глядя высыпал полрюкзака прямо на пол, и они с Ильей, не обращая внимания на подсвечиваемые скафами красные линии пошли на капитанский мостик.

— Дима, Лина, вы тут? — Мальчики зашли в небольшое помещение, в котором находилось свыше десятка угольно-черных дисплеев.

— Мы тут! — донеслось из аварийного отсека, ведущего к пилотской спасательной капсуле.

— Ну хоть с этими проблем не будет, — с облегчением вздохнул Илья.

Женька же промолчал, не спеша делиться с другом возникшими вдруг подозрениями.

Пройдя по аналогичному аварийному коридору, мальчики подошли к открытой капсуле и недоуменно переглянулись. Оба пилотских сидения были пусты.

— Не понял, — протянул Илья, — а где…

В следующую секунду оба космотуриста полетели от мощного толчка в спасательную капсулу. Вот только сил у программистов не хватило. Женька упал на колени – плечи и голова попали в капсулу, а все остальное тело осталось снаружи. А Илья и вовсе успел отреагировать, и вместо того, чтобы влететь в капсулу, дернулся влево и врезался в косяк.

— Ну держись, Димка, — зловеще пообещал спортсмен, медленно разворачиваясь, — я тебя щас бить буду.

— Попытаться стоило! — серебристый скафандр вклинился между Димой и Ильей. — не так ли?

— Не так, — недовольно буркнул Илья, — на что вы только рассчитывали?

— Глупый поступок, — согласился Женька, поднимаясь с пола.

— Кто бы говорил, — фыркнула Лина и как ни в чем не бывало прошла в капсулу. — Дима, пошли! Еще пару минут и этот В-3 превратится в высокотехнологичный гроб!

— Иду, — отозвался отличник и сделал шаг вперед, но не к капсуле, а к своему другу.

— Жень, — голос мальчика дрогнул, а по щекам пробежали предательские дорожки слез, — Женя!

— Дима, — Женька сглотнул, стараясь избавиться от вставшего в горле комка, — Дим!

Не в силах больше выносить эту пытку прощанием, Женька обнял друга и мягко подтолкнул его к капсуле.

— Спасибо, что не пытаешься остаться или выкинуть какой-нибудь искренний, но глупый поступок.

Димка, только что собиравшийся снять шлем, швырнуть его на пол и гордо заявить: «Плевать на все, я остаюсь!», покраснел и сделал шаг назад.

— Увидимся, — хмуро буркнул Илья и мягко толкнул одноклассника, заставляя последнего упасть в кресло.

— Увидимся… — нашел в себе силы кивнуть Димка.

— Увидимся, — одними губами прошептал Женька.

Удостоверившись, что прогеры пристегнулись как положено и опустили внешний люк капсулы, мальчики вышли из коридора, загерметизировали створки и рванули назад – в кают-компанию.

Добежав до капсулы, Илья шмыгнул носом и протянул Женьке небольшой продольный пенал.

— Это на всякий случай, — пробурчал спортсмен, — мало ли пригодится.

— Спасибо, — Женька хлопнул друга по плечу и оптимистично заявил, — до встречи!

— Попробуй только не вернись, — кивнул спортсмен, — мне тебе еще задницу надрать надо!

— Только если ты будешь с допингом! — растянув губы в улыбке, Женька помахал подаренным пеналом.

Илья в ответ сграбастал друга в объятья, чуть не раздавив, несмотря на наличие скафа и негромко шепнул на прощание:

— Удачи, кэп!

Загудел закрывающийся люк, и Женька поспешил вернуться в кают-компанию, не забыв задраить за собой дверь – остаться без воздуха в первые же минуты после отстрела спасательных капсул – так себе идея.

Спустя минуту послышался негромкий гул и двойной хлопок, а Женька, уже не скрывая слез, улыбнулся. Пусть в данный момент он ничего не может делать, чтобы спасти ту марсианскую колонию, но своих друзей он опасности подвергать не собирался.

«Чего-то не хватает», — подумал мальчик, перетаскивая гермопакеты и гречишные брикеты. В последние минуты он будет там, где положено быть командиру – на капитанском мостике.

Закончив с переносом всего необходимого (Кубик Женька трогать не решился – пусть будет его подстраховокй на крайний случай, когда воздух совсем кончится), он хлопнул себя по лбу, вспомнив наконец-то то, что хотел сделать. Пройдя в техническое помещение, он безошибочно открыл нужный шкафчик и достал оттуда розовый сверток. Коробка и лента полетели на пол, а черно-белого медвежонка, которых раньше вроде называли пандами, Женька засунул себе в нагрудный карман скафа.

— Пошли, Панда-путешественник, — Женька похлопал по карману рукой, — у нас впереди бессрочная вахта.

Панда промолчал, а вот В-3 отозвался невнятным гулом, который неожиданно резко пропал, оставив Женьку один на один с космической тишиной в теперь уже мертвом корабле.

— Аллес! — Женька неосознанно использовал подхваченное у Лины словечко, но тут же непокорно вскинул подбородок в ответ на свои мысли, — Ну уж дудки! Пока на борту есть хоть один живой член экипажа, корабль жив!

Он ударил ногой по металлическому полу и удовлетворенно кивнул головой. Отец рассказывал, что во времена той войны остатки экипажей, оставшиеся на покалеченных кораблях без единой капли энергии, стучали по полу и стенам подручными инструментами. Сканеры чутко улавливали создаваемые вибрации и тысячи людей были спасены.

Добравшись до капитанского мостика, он удобно устроился в кресле пилота, дважды топнул ногой и хрустнул гречишным брикетом.

Вахта длиной в жизнь началась.

Глава 17 Интерлюдия

Головной офис государственной транспортной компании «Пегас»

Новоиспеченный глава департамента Лунного филиала транспортной компании «Пегас» Василий Александрович Салищев вот уже несколько минут бездумно смотрел на чистый лист бумаги. Белоснежный квадрат успокаивал, помогал сконцентрироваться и сфокусировать внимание на решении возникших проблем.

Мужчина моргнул, взял в руку старинную чернильную ручку и вывел на листочке аккуратную единицу. Женька. Вряд ли бы сын самовольно стал прерывать связь, ведь он ждал вызова, Василий Александрович сразу же услышал облегчение, сквозившее в голосе Жени. Значит что-то произошло. Вышел из строя ретранслятор, что-то произошло с В-3, нечаянно сбросил звонок… Гадать что случилось сейчас – нерационально. Напротив единицы появился элегантный знак вопроса.

Сколько Василий Александрович себя помнил, сложнее всего ему было начать. Но как только он начинал что-то делать, фокусировал на процессе все свое внимание, как пазл начинал складываться сам собой.

Чуть ниже единицы на бумаге появилась цифра «2». Как можно связаться с сыном? Самое очевидное – через Делакруа, который в данный момент летит за В-3 на всех парах. Отчеты по ликвидации базы контрабандистов заняли у старого друга приличное количество времени, но на своем «Фантоме» он с легкостью нагонит медлительный В-3.

Василий Александрович вывел заглавную букву «Д» и обвел ее в кружок.

Шахтерский городе на Европе? Они несомненно помогут. Связаться с ними сейчас? Точно нет. Стоимость звонка получится просто заоблачной. Лучше действовать через Делакруа. Он точно знает что делать и теперь имеет достаточный уровень компетенции.

Василий Александрович перечеркнул только что написанную букву «Е» и хмыкнул. На закончившемся несколько минут назад совещании, ему не просто удалось выйти сухим из воды, он смог пробить повышение для своего старого товарища. Делакруа – честный, надежный служака, верный интересам страны, и именно такие люди должны быть в его команде.

Выводя на бумаге цифру «3», он задумался о роли команды. Благодаря своей, он смог в кратчайшие сроки – ведь что такое пять лет в масштабах вселенной, построить стремительную карьеру в одной из крупнейших компаний страны. Женька, судя по всему, пошел по его стопам.

«Д» - с родителями Димы Вострикова он уже связался и заверил, что все будет хорошо. Ирина Владимировна сильно переживала, хоть и старалась этого не показывать. В итоге пришли к тому, что он включает Олега Петровича – отца Димки – в спасательную группу, которая вылетела к Юпитеру вчера утром.

«И» – с Ильей вышло еще проще. Его отец больше переживал, что сын пропустил тренировки у Андрея Николаевича. К тому же, Василий Александрович был готов биться об заклад, что в голосе Артема Ивановича звучали нотки гордости.

«О» – с Оксаниными родителями разговор оказался самым тяжелым. Мать порывалась все бросить и лететь на Юпитер за своей дочкой, а отец лишь беспомощно хлопал глазами. Сошлись на том, что он лично займется вопросом возвращения детей домой. Окончательно чета Стрельниковых успокоились только тогда, когда узнали, что за детьми на «Фантоме» летит бывший истребитель-перехватчик второй эскадры в чине майора, старший инспектор Делакруа.

«А» – Аленина мама отреагировала ожидаемо сдержано. С этой волевой женщиной он уже работал и знал на что она способна. Более того, если все пройдет по плану и Анжи доставит подростков к понедельнику, то его команда пополнится отличным специалистом с экономическим уклоном. Договорились на том, что девочка будет доставлена домой – раз, их путешествие на Юпитер будет представлено в виде тест-драйва гречишных брикетов – два и о доступе к круглосуточному чату-конференции, куда зам Делакруа оперативно скидывал актуальную информацию. —

«Л» – Когда Василий Александрович увидел входящий звонок от Ольги Михайловны – классной руководительницы Женьки, он заранее приготовился к худшему и оказался прав. В этой учительнице было столько энергии, искреннего переживания за детей и негодования на родительскую некомпетентность, что в какой-то момент, глава департамента почувствовал себя нашкодившим пятиклашкой. Кто бы только знал, каких трудов ему стоило убедить Ольгу Михайловну в том, что все в порядке! Одно хорошо, благодаря учительнице, он узнал о том, что Лина из 8 «А» тоже не появляется в школе уже пятый день. Звонок родителям ничего не дал – они были в командировке на Марсе, а старшие братья осторожные опасения Василия Александровича всерьез не восприняли – «Да что там с мелкой случиться может! Пусть развеется».

Мужчина хмыкнул, вспоминая разговор, и поставил напротив «Л» три жирных восклицательных знака. Найдется на В-3 – хорошо, а не найдется – придется звонить в полицию. Но после беседы с братьями, Василий Александрович был преисполнен осторожного оптимизма, что с девочкой все в порядке.

Цифра «4» получилась кривоватой – рука чуть дрогнула и вместо аккуратной четверки, у него получилась какая-то молния.

И видимо не зря. На совещании его чудом не съели недоброжелатели из Внешнего кольца и с Марса. Эти ребята, как ни кто другой, знали, чем может обернуться назначение Василия Александровича главой департамента. О требовательности главного диспетчера слухи ходили один краше другого. К счастью, ему удалось повернуть дело так, что восьмиклассники никакие не нарушители, (тут, к слову, закон о гражданских правах был на его стороне), а самые что ни на есть настоящие тестировщики маршрута Луна – Юпитер.

Совет директоров и гос надзиратель проглотили эту подачу на ура, а уж вскрытие целой сети контрабандистов, на раскрутку которой помимо прокуратуры набросилась и гос безопасности и вовсе выставляло «Пегас» в положительном ключе.

Василий Александрович в очередной раз хмыкнул. Каких-то пятьдесят лет назад такая практика была вполне себе законной – стране необходимо было колонизировать максимальное количество планет в минимально сжатые сроки, и подчас мнением невольных колонизаторов никто и не думал интересоваться. Но сейчас незаконная транспортировка людей, пусть даже некоторые и шли на нее добровольно, обменивая здоровье на деньги, находилась на одном уровне с коррупцией и продажей наркотиков и строго каралась законом.

«Э». Вообще, он и сам планировал организовать эту экспедицию, но только летом, когда закончится школа. Мало кто знал, но именно он поспособствовал сначала образованию в школе самой секции космотуризма, а потом и появлению новейших скафов. Да и Андрей Николаевич, тоже, кстати, бывший сослуживец, который вместе со спасателями уже летел на Юпитер, не просто водил ребят на пикник, но создавал, по сути, свой экспедиционный корпус.

«Р». Уже сейчас у него был карт-бланш на реструктуризацию управления компании и «Р-ы» - ресурсы для осуществления планов. А планов было громадьё.

«М-Ю». Вновь запустить маршрут «Марс-Юпитер», отменив этот бессрочный карантин.

«МК!». Организовать регулярный товарообмен с марсианскими шахтерскими городками – он и не представлял, как тяжело приходится малому и среднему бизнесу который «Пегас» выпустил из зоны своего внимания, отдав на откуп местным частным перевозчикам. И тут в очередной раз спасибо Женьке и Делакруа – как говориться не было бы счастья, на несчастье помогло. Тайком за баснословные деньги заказывать контейнер рециркуляторов – это же надо! Как бы хорошо Василий Александрович не относился к главе крупнейшего марсианского космопорта 26а, Сергею Николаевичу, понять как коллега допустил на вверенном ему участке такую халатность, понимать отказывался.

«Л++». Несмотря на серьезную экономию бюджета, образовавшуюся в компании после сокращения живых пилотов и большего количества техников, Василий Александрович считал, что будущее – за людьми. Невозможно рассчитывать на дальнейшее освоение космоса, если во всем полагаться на бездушную технику. Нет, пилоты должны летать. И летать много.

Василий Александрович постучал ручкой по столу, обдумывая пятый пункт.

«Пятерку» он непросто нарисовал, но еще и жирно подчеркнул. Общественное мнение – штука сложная. С одной стороны контролировать ее можно и нужно, с другой – никогда не знаешь, на чьей стороне окажутся симпатии большинства. Нарисовав несколько стрелочек, глава департамента не спеша вывел «И»

Интервью каждого из ребят, потом всех вместе, организовать пару встреч с самыми популярными стримерами и новостными каналами – шутка ли! Дети спокойно слетали до Юпитера и вернулись домой. Василий Александрович нахмурился и прочертил полукруглую дугу от «И» до «Д». Ведь чтобы интервью состоялось, нужно, чтобы Анжи вернул ребят домой.

«ДФ» – как только ребята вернутся, нужно будет оперативно извлечь из скафов видеоматериалы и смонтировать документальный фильм. Он укрепит положение его команды и, возможно, вызовет новый тренд на косморомантику. Молодежь перестанет сидеть у себя под куполами и рванет кто в гости на соседние планеты, кто создавать колонии, а кто и вовсе открывать новые планеты. Что, несомненно только увеличит грузообмен и позволит создать отдельный филиал, направленный на пассажирские перевозки.

«Ш» – обязательно нужно будет устроить прямой эфир с директором школы, а то и вовсе организовать небольшое ток-шоу. Все-таки принятый пять лет назад закон о плавающих уроках, уже сейчас показывал ошеломляющие результаты, и это стоило продемонстрировать.

«А» – акции компании рванули вверх, обновляя многолетние максимумы на фондовом рынке. Сейчас все держатели ценных бумаг «Пегаса» в одночасье стали весьма состоятельными людьми. Деньги – это хорошо, с деньгами удается делать многие вещи быстрее и проще. От этой буквы выросли три дуги. Одна соединила «А» с «Ш», сокращать финансирование школ глава департамента не собирался, а вторая прыгнула к «МК» – без финансовых влияний малочисленные шахтерские городки обречены на банкротство, так и не успев реализовать заложенный в них потенциал. Третья указала вниз.

Нарисовав под стрелочкой цифру «6», Василий Александрович поставил многоточие. Его планы не ограничивались постом главы департамента компании «Пегас». Его цель была куда как глобальней и сложней. И пост директора департамента был лишь трамплином для будущих свершений. Но это все потом. Сейчас главное – ребята.

Василий Александрович посмотрел на аккуратно изрисованный лист бумаги, который спустя двадцать минут вдумчивой работы превратился в привычную ему ментальную карту или, как выражался его товарищ с Земли – mind map.

С одной стороны он понимал, что действует верно, используя все возможные ресурсы для достижения своей цели. Ведь вся его деятельность направлена на улучшения уровня жизни простых людей. Он вспомнил про погибающую марсианскую колонию, оставшуюся без воды и со злостью скрипнул зубами. Да, на улучшения! Но почему на душе сейчас было так погано?

Мужчина безучастно посмотрел на монитор, отображающий рост акций «Пегаса». Он всегда был честен с собой и со своей женой. И вчера, когда Света в лоб спросила: «Заранее ли он запланировал участие сына в своих карьерных плана?» он замешкался. Еще позавчера он бы с уверенностью сказал: «Нет, конечно! Бог с тобой!». Но сейчас, глядя на ментальную карту, он с каким-то удивлением вспоминал.

Вспоминал разговоры с сыном про команду и про качества лидера и про подвиг. Мечты о настоящем Экспедиционном Корпусе, которым они предавались с Андреем Николаевичем. Эту чертову карту с капитанским доступом, которую он оставил дома. Дома! И ладно бы использовал стандартную защиту с одновременным сканированием большого пальца, сетчатки глаза и проверки пульса, но нет! Поставил голосовой код!

Неужели он действительно подспудно желал, чтобы Женька отправился совершать этот никому ненужный подвиг? Неужели он действительно использовал своего сына, а вдобавок еще и его одноклассников, чтобы достичь своих целей?

Василий Александрович крутанулся на своем кресле и протянул руку к встроенному в стену минибару. С сомнением посмотрел на шейкер с морковным соком и потянулся за ананасовым. Настроение было ни к черту. Набулькав себе в бокал с два пальца и уронив туда три кубика льда, мужчина с раздражением отодвинул от себя сок.

«Неужели я действительно осознанно рискнул жизнью своего сына?»

Он потянулся за соком и заглянул в стакан, словно надеясь увидеть там ответ. Понаблюдав пару секунд за треснувшим льдом, он внезапно расслабился и с облегчением улыбнулся.

Да он оставил сыну лазейку, но он сам ей воспользовался – раз. Если продолжать поддерживать курс на стремлении к максимальной безопасности, человечество обречено – два. В жизни каждого мужчины должен быть свой Подвиг – три!

Пусть это будет выполнение ненавистного домашнего задания, или победа над собственным телом – неважно сбросить лишние килограммы или подкачать мышцы. Да даже умение сказать «нет» или признание своих собственных ошибок – это ли не есть подвиг? И ведь именно это он и имел ввиду, разговаривая с Женькой. Что ж, сын пошел по самому легкому пути – слетать до Юпитера и обратно. Но Василий Александрович был уверен, что при подготовке к этому псевдоподвигу – подумаешь, на попутках добраться до пятой планеты в Солнечной Системе – сыну пришлось не раз переступать через свою лень или страх. А значит он уже впустил в свою жизнь Подвиг, и все было не зря.

Глава департамента медленно втянул в себя сок, слегка поморщившись от кисло-сладкого вкуса, и пробормотал себе под нос:

— За тебя, сынок!

Глава 18 Последний рывок

— Ну наконец-то! — прошептал Делакруа, подлетая к замеревшему В-3.

На радаре обозначались еще две точки, медленно ползущие по направлению к Европе и издающие СОС-сигнал, но по инструкции главный инспектор должен был сначала проверить грузовой челнок.

Он не знал, почему корабль замер, вместо того, чтобы следовать по своему маршруту, и почему он не отзывается ни в одном диапазоне, посылая лишь СОС-сигнал. С усилием подавив разрастающуюся внутри тревогу, он направил свой «Фантом» на стыковку.

Насколько он знал, всего малолетних нарушителей было пятеро и спасательные боты на В-3 имели три и два места соответственно. А поэтому ему лишь нужно пристыковаться, быстренько просканировать корабль и лететь за капсулами.

Задав бортовому искину стыковку с капитанским мостиком, где зияла темная дыра, оставленная выпущенной капсулой, Делакруа потянулся. Еще чуть-чуть, последний рывок и он вернется домой, где непременно соберет в рубке Костю с Игорем и закатит пирушку!

Пока главный инспектор предавался мечтаниям, его «Фантом» пискнул, сигнализируя об удачной пришвартовке.

Делакруа опустил забрало скафа и отдал приказ на раскрытие внешнего люка. Оперевшись о стенку шлюза он осторожно вступил в аварийный коридор.

— …ум, …ум.

Он без всякого сканера почувствовал вибрацию, прокатившуюся по отсеку. Поморщившись нахлынувшим воспоминаниям – тридцать лет назад, во время той войны, он, шестнадцатилетний мальчишка, двое суток выживал на разбитом корвете, каждые пять минут долбя в стену найденной где-то кувалдой. До тех пор пока его не спас будущий друг – Васька Салищев, такой же подросток, как и он сам, по поручению своего отца проверяющий обломки разбитых кораблей.

Делакруа встряхнул головой, включил налобный фонарик и криво улыбнулся – символично получится спасти кого-то также, как когда он сам был спасен. Не отрывая ладони от стены он подошел ко внутреннему люку и попытался его открыть. Бесполезно, В-3 не реагировал ни на запросы, ни на капитанскую карту доступа, зато Делакруа расслышал очередное:

— …ум, …ум.

— Неужели активирован протокол «Спячка»? — пробормотал мужчина себе под нос.

Быстрым шагом вернувшись на свой кораблик, он с усилием достал из багажного отделения какой-то куб, похожий на две стальные катушки, связанные друг с другом, закинул на спину запасной баллон с воздухом, и потащил инструмент к люку.

Анди Делакруа был опытным пилотом и помимо запасного скафандра и пятерки баллонов с воздухом имел привычку всегда иметь под рукой нужный инструмент. Еще в детстве, впечатленный легкостью, с которой его дядя залатал несколько дыр в обшивке корабля, он дал себе обещания никуда не отправляться без запасного скафа, СОС-маяка, реактивного ранца и… плазменного резака.

Плазменный резак был громоздок , неудобен, жрал много энергии, из-за чего его приходилось подсоединять к реактору силовым кабелем, но был незаменим на случай починки или стычки с теми.

Инспектор привычно отогнал от себя навалившиеся воспоминания и включил аппарат. Забрало скафа автоматически затонировалось, защищая глаза от плазменной вспышки, и Делакруа прошептал:

— Надеюсь, у тебя в скафе остался воздух!

— …ум …ум, бум, бум! — донеслось в ответ.

— Значит, мне нужно ускориться, — Делакруа по-своему интерпретировал усилившийся перестук.

Он резал люк быстро и профессионально. Только места стыков, только петли и стержни, вставляющиеся в пазы. Девять долгих минут, во время которых стук то пропадал, то появлялся, и массивная туша люка скользнула на капитанский мостик В-3.

Делакруа осторожно зашел вовнутрь, осматривая внимательно помещение. Как бы ты сильно не торопился, но спешить нельзя. Шагнув вперед, он чуть было не споткнулся о валяющийся на полу рюкзак. Мазнув фонариком по полу, он зацепился взглядом за выложенные в аккуратную пунктирную линию необычные сухпайки.

«След!» — пронеслась в голове мысль, и инспектор, не отвлекая больше на поиски, уверено двинулся вперед.

Пунктир из сухпайков вильнул в коридор, а затем, не доходя до грузового трюма, налево – в кают-компанию. Зайдя в помещение, Делакруа увидел стоящий у стены Кубик – широко распространенную среди космотуристов герметичную палатку с функцией поддержания приемлемой атмосферы внутри. Подойдя к палатке, он постучал по полу ногой. В ответ донесся симметричный стук.

«Значит баллоны кончились, — подумал инспектор, — Ну да не впервой!»

Достав со спины сменный баллон он трижды топнул по полу. Не дождавшись ответа отстучал троицу еще раз, и еще. Наконец-то до сидящего внутри дошло и Делакруа ясно почувствовал вибрацию от тройного перестука.

— Бум, бум! — два удара.

— ум, бум! — донесся ответный перестук.

— Бум! — топнул ногой Делакруа и, дождавшись ответного удара, рванул хрупкую шторку Кубика на себя.

Инспектору показалось, что он слышит шипение выходящего из кубика воздуха, но он знал, что в безвоздушном пространстве звуки не распространяются. Отшвырнув в сторону мешающуюся шторку, он довольно крякнул.

Спасаемый, несмотря на страх, который он, скорей всего испытывал, стоял к Делакруа спиной, максимально облегчая и ускоряя процесс замены баллона.

Анжи привычным движением отжал фиксатор, выхватил использованный баллон и точным движением вставил новый, опуская фиксатор на место. Подождал четыре секунды и два раза хлопнул спасаемого по левому плечу. Тот в ответ показал большой палец и медленно повернулся.

«Ну вылитый Васька!» — подумал Делакруа, с трудом подавив в себе желание отвесить пацану подзатыльник.

Скользнув взглядом по скафу младшего Салищева, и отметив плющевую панду, торчащую из нагрудного кармана, Анжи вздохнул – что за детский сад! Поманив его за собой, инспектор, повернулся и бодро двинулся на «Фантом». Дойдя до коридора, он оглянулся и со вздохом вернулся обратно – паренек едва переставлял ноги, похоже, его скаф полностью разрядился.

С невольным уважением поджав губу – сколько же силы нужно, чтобы все это время отстукивать сигнал двойной сигнал беды – Делакруа подхватил паренька под руку и повел за собой. Хоть В-3 и представлял из себя стальной гроб с полностью выключенной техникой, но искусственная гравитация на нем сохранилась.

Вернувшись в «Фантом», ставший неожиданно маленьким, Делакруа сходил за плазменным резаком и, вернувшись, задраил люк. Проверил атмосферу, уровень кислорода, поднял забрало скафа и выжидающе посмотрел на Женьку.

Мальчик не заставил себя ждать, подняв забрало. Осунувшиеся щеки, черные мешки под глазами, полопавшиеся капилляры – у инспектора враз пропало все желание хорошенько отчитать балбеса.

— Главный инспектор Делакруа, — хмуро представился Анжи, — можешь отдыхать, сейчас..

— Главный инспектор Делакруа, — перебил его Женька и облизнул сухие губы, — разрешите обратиться?

— Ну, — недовольно нахмурился мужчина.

— Несколько суток назад В-3 подвергся нападению «Фантома», были сбиты антенны дальней и ближней связи и выведен из строя один из реакторов, из-за чего через некоторое время В-3 задействовал финальный протокол… Мы думали это были вы?

— Вот черт! Значит все-таки на Европу намылился, Антоша? — зло прошипел Делакруа. — Молодец, Женька, важная информация. Сейчас мы твоих ребят подхватим, дождемся патрульный катер с Европы и полетим домой. Можешь спать, а мне нужно сделать один звонок…

Женька, который последние сутки держался на одних морально-волевых, сам не понял как оказался на полу в позе эмбриона и мгновенно отрубился, стоило ему услышать фразу: «Можешь спать».

Глава 19 Фатальная случайность

Европа, в пятидесяти километрах от шахтерского городка №7

Бывший заместитель начальника марсианской колонии, Антон Анатольевич Флекто был зол. Мало того, что года создаваемый бизнес рухнул в одночасье, так еще и пришлось бежать в этот ледяной ад. И он до сих пор не мог понять, как его раскрыли. Откуда вообще появился этот чертов Делакруа? Что он забыл на базе №116? И главное оказался в космопорте во время разгрузки «Аркана»?

Вот уже полдня он находился на одной из бесчисленных ледяных равнин Европы. Ему удалось проскользнуть мимо патрульных кораблей, поднявшихся со спутника Юпитера, и Антон Анатольевич, разумно рассудив, что в подземном городе его никто не ждет, доверился расчетам искина «Фантома». Бортовой компьютер рассчитал идеальное место для посадки и превращения юркого истребителя в индивидуальный бункер. Антона Анатольевича ждала десятилетняя спячка, благо его личный корабль имел на борту всю необходимую для этого технику.

По его плану «Фантом», после активации протокола «Саркофаг», проплавит под собой пятиметровой колодец, где и проведет следующее десять лет. Для него они превратятся в череду бесконечных сновидений и обдумывания своих дальнейших планов. Неимоверно бесило одно – придется начинать все сначала, когда он был так близок к своей цели.

Весь его теневой бизнес, должники, прикормленные сенаторы и взаимовыгодные денежные потоки были созданы с одной-единственной целью – занять кресло начальник базы №116, после чего для него открывались отличные перспективы за год-два вступить в должность главы департамента, ну, или как минимум наместника Марса.

Но эта чертова проверка чертового Делакруа все испортила! К гадалке не ходи, сейчас главой департамента скорей всего назначили его давнего соперника – Салищева, ведь Делакруа – его человек. А значит чистоплюй Васька его снова обыграл! Ну ничего… Десять лет – не так уж много. А затем он интегрируется в Юпитерскую инфраструктуру, поднимет все свои оставшиеся связи и добьется своей цели чего бы она ни стоила! А потом жестоко отомстит этому негодяю Делакруа!

Антон Анатольевич мечтательно прикрыл глаза и посмотрел наверх. Подождать какие-то десять лет и он уничтожит этого мерзавца! Наверху словно в ответ на его мысли мелькнула яркая звездочка, а искин «Фантома» пискнул, привлекая внимания.

— И кто же это летит к нам в гости? — протянул глава теневого бизнеса. Пробежавшись глазами по ровным строкам описания он неверяще улыбнулся. — Серьезно? Проходимец Делакруа собственной персоной? Все-таки есть Бог на свете!

Мужчина многообещающе усмехнулся и поспешил забраться под крыло своего корабля. Он хоть и белый как снег, что делает его практически невидимым на фоне ледяных равнин Европы, да и кораблик работает в стлес-режиме, но осторожность не помешает! Он не знал, зачем Делакруа понадобилось спускаться не к шахтерскому космодрому, а сюда – на Богом забытое плато в пятидесяти километров от главной базы, но свой шанс поквитаться он упускать не собирался!


Борт "Фантома". Главный инспектор Делакруа

— Ну все, — довольно пробурчал главный инспектор, покосившись на то ли спящего, то ли притворяющегося спящим пацана, — спасательные капсулы на орбите, дожидаются эвакуации патрульной службой, ну а мы с тобой, пока приземлимся. Или правильней будет сказать приевропимся? — Делакруа довольно хохотнул и отправил команду искину рассчитать оптимальное место для посадки.

— Знаешь, Женька, вы хоть и натворили делов с твоими друзьями, но я понимаю твою мотивацию и считаю, что будет неправильно вернуться назад, оставшись в шаге от своей цели. — инспектор, удостоверился, что корабль начал посадку и с облегчением откинулся на спинку кресла. — Друзей твоих доставят через пару часов, сержант Вилкингс уже связался со мной. Ну а ты, пока будешь их дожидаться, выберешь подходящее место.

— Да-да, — добродушно усмехнулся Делакруа, — уж я-то знаю, чего вы задумали! Я и сам, признаться, давным-давно оставил свои инициалы на Марсе. С твоим отцом, к слову. А как с этим закончим, отправлю вас обратно, а сам с местным патрулем прочешу парочку удаленных колоний, надо найти этого деятеля, который мало того, что подмял под себя сто шестнадцатую базу, так еще и вас чуть не убил!

За прошедшую неделю старший инспектор настолько сильно вымотался и устал от одиночества, что сейчас испытывал своеобразное удовольствия, проговаривая свои мысли вслух живому человеку. Тем более после марсианских событий поговорить было не с кем. Связь между Юпитером и Марсом пока еще не была налажена даже частично.

Зато сейчас, после случившегося, Анжи Делакруа был уверен, что Василий сделает все, чтобы направить на этот маршрут дополнительное финансирование. А это значит новые колонии, шахтерские города, сеть спутников, для создания полноценной связи.

Приятно чувствовать себя частью целого, понимать, что ты вносишь вклад в развитие всего человечества! А уж когда он поймает этого подлого зама сто шестнадцатой, он и вовсе окажет человечеству огромную услугу! Инспектор настолько сильно увлекся своими мыслями, что не заметил мелькнувшей на экране красной точке, которая, впрочем, тут же пропала.

По злой иронии судьбы его «Фантом» и «Фантом» Антона Анатольевича Флекто были кораблями одного класса и типа. И даже аналитические возможности искинов ничем не отличались. Сам того, не ведая, Анжи Делакруа спускался на то же самое плато, где немногим ранее приземлился его главный враг.

Корабль затрясло, и инспектор бросил взгляд на Женьку.

«Железный пацан! — подумал мужчина, — такая тряска и все ни почем! Весь в отца. Тот тоже мог уснуть в любом месте и в любое время!»

Без особых усилий выдержав тряску приземления, Анжи скинул координаты корабля командиру патрульной службы.

— Сержант, сможете доставить спасенных в данный квадрат? — инспектор не постеснялся выйти на связь и еще раз уточнить договоренности, — и как они вообще?

— Принято, сэр! — бодро отрапортовал сержант Вилкингс, — Ребята в норме, интересуются здоровьем своего капитана!

— Скажи все в норме с их капитаном! — улыбнулся Делакруа, — отсыпается после долгой вахты!

— Готово, сэр! — ответил патрульный, — скоро будем!

— Скоро это когда? — уточнил Анжи.

— Еще пятнадцать минут, сэр, и через полчаса мы будем на месте! — хохотнул пилот.

— Жду вас, сержант, — хмыкнул Делакруа, оценив старую пилотскую шутку.

Удостоверившись, что «Фантом» стоит устойчиво, Делакруа поменял баллон себе и Женьке и опустил забрало скафа.

— Женька, подъем! — сказал он по внутренней связи, — знаю, что спать хочешь, но чем быстрее мы закончим с этим плато, тем быстрее полетим домой!

Не дожидаясь, пока открывший глаза парень отреагирует на его слова, он поднял люк и выбрался на крыло «Фантома»

— Кр-расота! — протянул инспектор, подтягиваясь, — не понял, это что та…

В следующий миг покачнувшаяся ледяная кочка взорвалась снежным фейверком, а прятавшийся там незнакомец резко вытянул вперед руку, сжимая что-то до боли похожее на парализатор.

Делакруа резко бросился в сторону, потянувшись за своим табельным парализатором, но последнее, что он увидел, был яркий росчерк ослепительно белой молнии.

Европа, в пятидесяти километрах от шахтерского городка №7. Женька

Недельный марафон, бремя капитанской ответственности и бессонная вахта не прошли для Женьки даром. Когда он услышал ответный стук, ему поначалу показалось, что это слуховая иллюзия или эхо. Воздух на корабле кончался еще четыре часа назад, потом настал черед баллона, а последние два часа он и вовсе провел в Кубике, монотонно стучал по полу бронированным кулаком.

Женька еще на В-3 понял, что он заболел, но делиться этой информацией ни с кем не стал, понадеявшись на встроенную аптечку. Почему-то не сработало…

Свое спасение он помнил смутно, урывками, и действовал больше на автоматизме, привитом в секции. Сил бояться грозного старшего инспектора не было, и Женька, донеся до Делакруа важную, на его взгляд, информацию, отрубился сразу же как только получил разрешение.

Сон был вязкий, муторный, изматывающий. Смотрящая на него с укоризной Алена, которую душил Илья. Белый росчерк «Фантома», сжигающий раз за разом В-3. Разочарование в глазах нависшего над ним отца и стреляющий по нему Делакруа. Бесконечная карусель мутный картинок раз за разом крутилось в его измученном мозгу.

Потом, когда он проснулся от слов главного инспектора вроде стало полегче. На секнуду вынырнув из состояния бреда, он ощутил себя в безопасности и забылся уже без сновидений, краем уха ловя обрывки фраз Делакруа, который ранее казался ему самым настоящим монстром.

Размеренная речь мужчины убаюкивала, и Женька уже почти полностью провалился в глубокий сон, как его вырвал оттуда командный окрик Делакруа. По привычке открыв глаза после так знакомой «Женька, подъем!» - так отец будил его каждое утро, парень потянулся, пообещав себе встать через пять минут и снова закрыл глаза. Его мутило, а окружающий мир ходил перед ним колесом. Но не успел он повторно забыться, как по нервам полоснуло чувство опасности.

В ушах еще билось тревожное «Что за!», а он уже начал действовать.

Делакруа, пораженный зарядом парализатора еще падал на лед, припорошенный снегом, как Женька уже вскочил и прижался к стене, судорожно стискивая в руке свой парализатор. В тело словно вкачали лошадиную порцию адреналина и Женька чувствовал, что в данный момент может горы свернуть.

Безумно сильно хотелось выскочить и помочь Делакруа или запустить сканер, но он держал себя в руках, понимая, что может любым неловким движением выдать себя раньше времени.

Долгую минуту ничего не происходило, а потом в шлеме что-то щелкнуло и послышался чужой незнакомый голос:

— Как это мило, дорогой Анжи, что ты используешь открытую частоту. — голос пропал, чтобы через пару секунд появится вновь. — Мне, конечно, безумно интересно узнать, что тебе здесь понадобилось, но к сожалению, ты сейчас можешь только слушать.

Незнакомец рассмеялся, а Женька сглотнув появившийся в горле ком, осторожно двинулся к открытому люку.

— Знаешь, что я сейчас сделаю, Анжи? — глумливо продолжил голос. — Сначала я отсоеденю твой баллон, а потом сниму с тебя твой скаф и ты на собственной шкуре прочувствуешь на себе все прелести атмосферы этой планетки!

Пятнадцатилетний капитан терпеливо выжидал удобного момента, но реальность снова поплыла перед его глазами.

«Это кошмар, — попытался успокоить себя Женька, — я сплю и мне сниться какой-то бред!»

Помотав головой он посмотрел на заряд батареи и перехватил парализатор поудобней. Десять процентов. У него был один-единственный шанс на удачный выстрел, и мальчик больше не колеблясь, передвинул рычажок на максимальную силу заряда.

— Зря ты сунулся ко мне на базу, Анжи, — холодно прозвучал чужой голос, — прощай, Анжи!

Не дожидаясь пока неизвестно откуда взявшийся мужик в белом скафе закончит свою речь, Женька высунулся из люка и выстрелил.

То, что незнакомец одет в белый скаф он отметил механически перед тем, как выстрелить. Время словно растянулось, как жевательная резинка, давая мальчику шанс рассмотреть неизвестного.

Белый скафандр уже держал в руках шлем Делакруа, собираясь его то ли снять, то ли сломать, как белоснежный росчерк молнии врезался незнакомому космонавту прямо в живот, отбросив его на несколько метров назад.

Женька выронил ненужный больше пистолет и метнулся наружу. Тут же тормознул и бросился назад – к стене с оборудованием. Споткнувшись о две спаянные катушки непонятного назначения, он схватил заряженный баллон с зеленой полки, и ласточкой вынырнул из люка. Скатившись по крылу «Фантома», Женька подскочил к лежащему на снегу Делакруа и уверенным движением вставил баллон.

Порадовавшись про себя своей предусмотрительности – старого баллона на снегу не оказалось, видимо незнакомец отшвырнул его в сторону, Женька с усилием перевернул главного инспектора на спину. Сведенная судорогой челюсть, взбухшая на лбу жила и яростно вращающиеся в орбитах глаза.

«Живой!» — подумал Женька и без сил сполз на землю, проваливаясь в разноцветную темноту.

А рядом с ним на белоснежный снег упала плюшевая панда.

Глава 20 Самые важные слова

Два месяца спустя. Учебная аудитория №3

— А на этом слайде вы можете увидеть фото с орбиты Европы, — Женька с гордостью указал на выделяющуюся на снегу разноцветную надпись:

ЕАЛИОД

— Должен отметить большую часть времени занял не сам путь, но работа над надписью. Разноцветные пластины из пластика, металлические крепления, солнечные батареи и энергосберегающие лампы, – по расчетам аналитика нашей команды, — Женька повел рукой в сторону кивнувшей Лины, — эта надпись простоит минимум сто лет!

Шесть учеников стояли по земной традиции у интерактивной доски, защищая свой проект. В аудитории находилась параллель восьмых и девятых классов и учителя. Женька, как лидер, уверенно презентовал их путешествие, периодически давая слово то одному, то другому члену своей команды. Лина, которая перевелась к ним в класс сразу же по возвращению, стояла рядом с Димой и чему-то улыбалась.


— Сто лет? — недоверчиво уточнила Ольга Михайловна.

— Лина? — Женька тут же переадресовал вопрос своей однокласснице.

— Там все просто, — мгновенно отреагировала девочка, — Работающие солнечные батареи дают питание лампам, которые защищены от снега пластиковым каркасом. Обратите внимание на использованные пластины. Они специально чуть выпуклые, чтобы снег сдувался с букв. Ну и металлические крепления удерживают буквы в метре от поверхности, предохраняя их от возможных сугробов.

— Спасибо, Лин, — Женя улыбнулся однокласснице и продолжил презентацию, — загружать необходимые комплектующие и детали нам помогали дроиды под управлением Дмитрия!

Отличник, обычно смущавшийся под взглядами одноклассников, на этот раз наоборот расправил плечи и уверенно заявил:

— Пришлось полностью переписать под них существующий софт, — он с нежностью посмотрел на стоящую рядом Лину, — и добавить несколько десятков дополнительных команд. Хочу заметить, что нашим программным обеспечением заинтересовалась компания «Пегас» и мы сейчас рассматриваем частичную передачу авторского права на софт.

— Дмитрий скромно умолчал, что во время полета на Европу и обратно, а также во время монтажа надписи, они с Линой посменно контролировали функционал дроидов и занимались погрузочно-разгрузочными работами, — заметил Женя, — но и это еще не все. Ребята добились увеличения эффективности обычных погрузчиков на 4 процента!

Дождавшись уважительных кивков, он переключил следующий слайд и мазнул по нему лазерной указкой.

— За все время перелета мы не использовали ни одного гермопайка, а вы сами знаете, сколько они стоят! Все две недели наш отряд питался исключительно витаминизированным гречишными брикетами из которых экономист нашей команды, — улыбка стоящей рядом Алене, — готовила настоящие шедевры!

— Гречишные брикеты, приготовленные по особой технологии, легки в изготовлении, хранении и использовании, — продолжила Алена, правильно расценив паузу, сделанную Женькой, — более того, компания «Пегас» уже подписала договор о ежемесячной поставке ста тысяч брикетов в их головной офис. Данный заказ уже подстегнул экономику нашего городка и увеличил товарооборот с Землей, Марсом и Венерой аж на 6 процентов!

— Значит, в нашей школе скоро будет не протолкнуться от новеньких, — пошутил Женька и переключил слайд. — Обратите внимание на эту скромную, с первого взгляда, цифру в 0,3 процента.

На слайде был выделен маршрут Лунная база №84 – Внешнее кольцо – орбитальный марсианский космодром №26а – Европа.

Пока зрители с интересом рассматривали сияющую золотом транспортную нитку маршрута, вперед выступила Оксана.

— Вместо создания прямого рейса Луна – Юпитер, мы воспользовались излишками свободного места в грузовых трюмах челноков. Да, изначально представителям транспортной компании показалось наше предложение странным и нарушающим нормы безопасности, но мы продемонстрировали на практике, что 70 сантиметров свободного места по периметру трюма не несут никакой практической пользы. Необходимо либо расширять коридор до полутора метров, либо убирать их совсем! Тем более за последние двадцать лет не было ни одной зафиксированной проблемы, которая требовала бы вмешательства техников.

Женька по ходу выступления одноклассницы сменял сайты, на которых были представлены фото грузового трюма до и после.

— Только за первую неделю прибыль компании выросла на 0,3 процента, — скромно подытожила Оксана, возвращаясь в строй.

— Это… очень хороший результат, — озадаченно протянула Ольга Михайловна, чей муж работал в отделе логистики, — очень!

— Мы знаем, — коротко кивнул Женька, — но Оксана сказала далеко не все. Она, будучи нашим навигатором, составила маршрут лишь на 2% длиннее, чем маршрут, предложенный искином!

— Это несерьезно, — перебил Женьку Олежа Масюков, его давний соперник из 8 «А». — В чем смысл? Сделать хуже, чем искин, зато самим?

— Понимаешь, Олег, — спокойно ответил Женька, успокаивающе кивнув нахмурившемуся Илье, — открытый космос таит в себе много опасностей. Корабль может попасть под метеоритный дождь или зайти в зону с сильной радиацией, которая выведет навигационные приборы из строя… Или глава контрабандистов может обстрелять твой корабль, превратив его в стремительно плывущий вперед железный гроб.

Женя говорил спокойно, но его слова врезались в сознания сидящих в классе учеников и даже некоторых учителей.

— А мы, несмотря на всю нашу браваду и храбрость, всего лишь восьмиклассники и банально не сможем починить поврежденный корабль. Но благодаря Оксаниной программе экипаж, попавший в такую ситуацию, сможет добраться до ближайшей обитаемой станции или планеты даже вслепую!

— Это как? — выкрикнул с задних рядов рыжеволосый мальчик из 8 «В».

— Моя программа, которую мне помогли написать Дима с Линой, — Оксана благодарно посмотрела на товарищей, — каждую минуту сохраняет координаты корабля и в любой момент может выдать маршрут до ближайшей орбитальной станции. Но подробней ее можно будет обсудить на октябрьской конференции на секции программирования и навигации.

— Все эти программы, дроиды, корабли, — Женька бросил взгляд на часы и немного ускорился, — все это ничего не стоит без человека. Именно наша реакция на происходящие события, наша физическая подготовка и банальное знание своего скафа может обернуть самую критическую ситуацию в плюс! И именно этим и занимался Илья. Эмоциональный контроль, дыхательные практики и общее физическое здоровье – вот выбор правильного космонавта!

— Иногда в космосе приходится действовать решительно и жестко, — подхватил Илья, бросив виноватый взгляд на Алену, которая до сих пор на него дулась за то усыпление. — Но умение взять на себя ответственность и выполнить приказ – основа основ. Без понимания этой простой истины не стоит даже пробовать соваться в космос!

Он угрюмо замолчал и посмотрел на Женю. Тот кивнул и переключил слайд.

— Таким образом…

— Жень, подожди, — Илья неожиданно прервал своего друга, — прости, что перебил, но я должен это сказать…

— Хорошо, — Женька если и удивился, то виду не показал, — говори.

— Иногда капитан может отдавать дурацкие и даже глупые на первый взгляд приказы, — глухо сказал Илья, — и ты начинаешь ставить их под сомнение. Но запомните, в команде может быть только один капитан. Человек, который берет на себя всю ответственность за происходящее на борту. И иногда отдать приказ сложнее, чем его выполнить… Но если ты не доверяешь своему капитану, или считаешь себя умнее других, то лучше остаться на Луне.

Илья сердито посмотрел на аудиторию и вернулся в строй.

— Кхм, — Женька благодарно посмотрел на своего друга и повернулся к зрителям, которые с недоумением переглядывались, пытаясь понять, что сейчас произошло. — Таким образом, проект нашей команды реализован на все 140% и имеет практические результаты, которые могут быть использованы в учебной и исследовательской деятельности.

Выдав заготовленную научную фразочку, которую он заучивал два дня, мальчик перевел дух и улыбнулся:

— Но самым главные результатом я считаю нашу команду. — Женька с любовью посмотрел на заулыбавшихся ребят. — Знаете, теперь я знаю, что такое боевое братство, пусть нам и не довелось, слава Богу, конечно!, поучаствовать в боях. Выполняя этот проект я открыл в своих одноклассниках друзей. И я очень этому рад. Быть рядом с людьми, которые разделяют твои интересы.

Женька посмотрел наверх и вся аудитория проследила за его взглядом.

— Ведь это так здорово ставить недостижимые цели и достигать их. Решать сложнейшие задачи. Расширять границы человеческого разума! И я публично обещаю, что после окончания школы отправлюсь в космос и найду подходящую для колонизации планету!

— Время, — хоть Ольга Михайловна и впечатлилась проникновенной речью Евгения Салищева, но за временем следить не забывала.

— Спасибо за внимание, наш доклад окончен.

— Присаживайтесь, ребята, — кивнула классный руководитель, — Приглашаю для защиты проекта Масюкова Олега с командой. Тема доклада… — Ольга Михайловна недовольно поджала губы, — «Польза киберспорта в галактическом масштабе»…


Дождавшись окончания защиты проектов, друзья не сговариваясь направились в школьную столовую. Оставив свои скафы в специальных шкафчиках и помыв руки, ребята направились к раздаче, а Женька остался охранять стол.

Вернувшись спустя десять минут ребята довольно загомонили, увидев на столе аппетитный тортик.

— Что празднуем, кэп? — Илья осторожно поставил поднос с ароматно пахнущими тарелками на стол и уселся рядом с Женькой.

— Да, Жень, что празднуем? — Оксана с любопытством посмотрела на Женьку.

Оксана села рядом с Ильей, дальше по кругу расположились Дима с Линой

— Поди опять хвастаться будет тем, что В-3 назвали «Женькой», — усмехнулась Алена, садясь за стол между загадочно молчащей Линой и капитаном.


— Не! — авторитетно заявил Димка, — бьюсь об заклад, отец от домашнего ареста освободил!

Женя таинственно улыбнулся и покачал головой.

— О! Я знаю! — прищурилась Оксана, — значок золотой «ГТО» дали!

— Не угадала, — расплылся в довольной улыбке Женька, — кстати, пока не отгадаете, торт есть не начнем!

— Ну я не знаю даже, — развел руками Илья, — хочешь поздравить Алену? Слышал твою маму пригласили в «Пегас»? — спортсмен вопросительно посмотрел на одноклассницу.

— Стоп-стоп-стоп, — покачала головой Аленка, — это мы отмечать будем на выходных, вы все. Кстати, официально приглашены!

— Ну что ребят, — улыбнулся Женька, — еще идеи есть?

— Не…

— Давай уже говори!

— Думаю... — тихо произнесла Лина, задумчиво смотря на торт, — я знаю причину. С одной стороны, интересно послушать еще версии, но с другой тортик выглядит вкусным. Марсианская колония?

— Кхм, да, — Женька до сих пор не привык к молниеносным «переключениям» подруги Димки, иногда ему казалось, что вместо мозгов у нее в голове стоит какой-нибудь суперкомпьютер. — Адар Олегович вышел на связь. Это глава того городка №13, который из-за нас чуть не погиб. Сказал, что все нормально и поблагодарил. Благодаря нам всплыли некоторые факты, которые прежняя администрация Марса утаивала, ну и…

— Прежняя? — цепко уточнил Димка, переглянувшись с Линой, — а твой отец скор на расправу.

— Люди важнее, — пожал плечами Женька, повторяя слова отца, — зато теперь эти чиновники на шахте работают, так сказать в естественной среде обитания обычного народа, чьи интересы они должны были отстаивать.

— Все правильно твой папка делает, я как школу закончу, пойду по рекомендации Андрея Николаевича к нему на службу, правильный мужик! — Илья достал откуда-то моток лески и принялся ловко разрезать торт, — ну а что? — смущенно добавил он, заметив, что все смотрят как он режет торт, — в школу нельзя с ножами!

— Нет, Илья, — отмер Женька, который в первый раз видел, как за несколько секунд торт превратился в восемь аккуратно нарезанных кусочков, — ты наоборот молодец! Я вот даже не догадался.

— Ну что, друзья! — Дима дождался паузы и поднял свой стакан с компотом, — за нас и нашего капитана?

— За нас и нашего капитана! — дружно проревела команда.

— За нас и нашу команду! — покачав головой ответил Женька.

— За нас!

— За команду!

— За Женьку!

Когда поздравления закончились, ребята дружно приступили к еде, нет-нет, да и бросая взгляды на аппетитный торт.

— Кто бы мог подумать, — Илья доел вторую порцию гороховой каши и потянулся к тортику, — что мы поможем раскрыть тайную сеть контрабандистов!

— Ага, — подхватил Димка, — и развеять миф об этом дурацком карантине на подступе к Юпитеру!

— За что я вам всем очень благодарна, — проникновенно добавила Алена, — точнее мы с мамой.

— В жизни бы не подумала, что у нашего торгового флота такая слабая защита, — невпопад заметила Лина, — пара диверсий, и большую часть маршрутов парализует…

— И мы все-таки оставили подпись на этом плато! — вспомнила Алена.

— Еще бы не оставить, когда сам директор нас спонсирует, чтобы наша школа утерла нос марсианам! — хохотнул Илья.

— А мне было очень страшно бегать из корабля в корабль и скрываться от техников, а когда мы оказались под огнем, я…я думала мы умрем, — тихо поделилась Оксана.

— Но мы же живы! — бодро заявил Женька, а Илья крепко сжал Оксанину ладошку под столом. — и вообще, давайте есть торт!

— Правильно, — согласилась Алена, — кстати, а как мы будем делить восемь кусков на шестерых?

— Семь, — пробурчал Илья, доедая первый кусок и пододвигая к себе второй, — и не надо на меня так смотреть, мой растущий организм требует добавки!

— Жень, это, похоже, к тебе, — отстраненно заметила Лина, мазнув взглядом по подошедшей к столу маленькой девочке, которую пятнадцатилетний капитан заметил только сейчас.

— Не думаю, — покачал головой Женька, посмотрев на девчушку, — девочка, столовая начальной школы в другом крыле.

Серый походный комбинезон, две аккуратные косички, перетянутые резинками, пронзительный взгляд по-детски наивных глаз. Руки девочки были застенчиво убраны за спину.

— Извините, — малолетнее чудо хлопнуло ресницами и посмотрело на Илью, — я ищу капитана Женьку.

— А зачем он тебе? — хитро улыбнулся Илья, бросив на нахмурившегося Женьку незаметный взгляд.

— Мне ему нужно передать подарок, — девочка достала из-за спины симпатичного плюшевого мишку, похожего на…

— Панда! — радостно улыбнулся Женька, — значит ты и есть Машенька? Это же твой мишка? И твой папа?

Женька вышел из-за стола и присел перед девчушкой на корточки. Медвежонок, который она держала в руках, был один-в-один похож на игрушку, вместе с которым он нес ту бесконечную вахту.

— Ты капитан Женька? — строго уточнила девочка, не торопясь отвечать на его вопросы.

— Да, я капитан Женька, — подтвердил парень. Его друзья и вовсе притихли, с интересом наблюдая за происходящим.

— Точно?

— Точно.

— Я уточню у папы! — заявила девчушка и, повернувшись к выходку, звонко крикнула: Пап! Па-ап!

Женька поднялся на ноги и посмотрел на выход. Парень увидел входящего в столовую человека, которого сопровождала Ольга Михайловна, и его губы сами собой расплылись в улыбке.

Алексей Александрович был тем самым техником, который передавал своему товарищу гостинец для своей дочурки Маши. Его семья жила в небольшом шахтерском городке на Европе, а его самого руководство компании, как ценного специалиста выдернуло в командировку на Марс. А так как летать на маршруте Марс-Юпитер разумным было запрещено, он уже давненько передавал гостинцы своей семье и любимой дочке через своего приятеля, который обслуживал В-3 на станции.

Тот оставлял подарки в одном и том же шкафчике, а по прибытию на Европу местный проверял раздевалку и передавал жене Алексея Александровича посылки.

— Алексей Саныч!

— Женька!

Высокий мужчина спортивной наружности извинился перед Ольгой Михайловной и сжал Женьку в своих крепких объятиях. Выпустив парня из своей медвежьей хватки, он добродушно кивнул на стоящую рядом дочь.

— Уже познакомился с Маней?

— В процессе, — хмыкнул Женька.

Последний месяц они очень плотно работали с Алексеем Александровичем, который помогал воплощать в жизнь их школьный проект, и Женя понял две вещи. Первая: Алексей Александрович действительно был инженером от Бога, и вторая: его новый друг очень сильно любил свою семью, в особенности младшую дочурку.

— Так значит это правда ты? — уточнила девочка, смотря на Женьку своими чистыми глазами.

— Правда я, — улыбнулся мальчик.

— И раньше тоже был ты?

— И раньше тоже был я, — подтвердил парень, — с твоим мишкой вместе вахту несли.

— Спасибо тебе! — девчушка обняла Женьку и протянула ему медведя, — мы с папой подумали и я решила отдать его тебе.

— А не жалко? — уточнил Женька, не спеша принимать подарок.

— Неа, — мотнула головой девочка, — раньше были игрушки, но не было папы, а сейчас папа почти всегда со мной! Поэтому бери!

— Спасибо, — улыбнулся Женька, из-за всех сил скрывая подступивший к горлу ком.

Он никому не говорил, но этот плюшевый черно-белый медвежонок был для него олицетворением его собственного Подвига. Если бы тогда, на умирающем В-3 он был один, вряд ли бы он продержался так долго. Заснул бы, перестав подавать сигнал бедствия и не услышал бы прибытия Делакруа.

Но с ним был плюшевый панда, которого необходимо было спасти. Спасти во что бы то ни стало.

— Спасибо, Маша, — Женька еще раз поблагодарил малышку, — хочешь шоколадный торт? У нас как раз остался еще один кусочек.

Женька посмотрел на стол и показал кулак яростно замотавшему головой Илье . Тот вздохнул и отодвинул от себя последний кусочек торта.

— Алексей Александрович, Ольга Михайловна, присоединяйтесь к нам! — предложил Женька.

— А почему бы и нет, — улыбнулся техник, забирая с соседнего стола лишний стул, — Маня, я сейчас тебе покажу как из одного кусочка торта можно сделать целых три!

— Не-ет, пап, — девочка уже сидела за столом с ложкой в руках, — ты не успеешь!

Женька вернулся на свое место во главу стола и с улыбкой на губах наблюдал за набирающей ход дружеской беседой. Верные друзья, любимая девушка, взрослый инженер, с которым они тесно сошлись за последнее время и классный руководитель, считай, вторая мама, – компания хоть куда! Но на его скромный взгляд, за этим столом не хватало еще нескольких человек.

— Жень… — до боли родной голос заставил его вынырнуть из своих мыслей.

Он недоверчиво посмотрел налево и уточнил:

— Папа? А я думал у тебя совещание в министерстве…

— Знаешь, — Василий Александрович посмотрел жене в глаза. — во время этого совещания я вдруг отчетливо понял, что так и жизнь пройдет, а я так и не схожу посмотреть как мой сын играет в спэйс-регби.

— У нас сегодня вместо спэйс-регби тортико-поедательство! — весело ответила Алена.

— Вижу, — кивнул первый заместитель главы «Пегаса», — значит я зря принес еще один?

— Василий Саныч! — возмутился Илья, — ну что вы такое говорите! Как торт может быть лишним! Дайте его сюда, я сейчас его быстренько, а самое главное справедливо порежу!

— Не давайте ему торт! — тут же отреагировал Димка. — У него самая настоящая тортомания!

— Во-во, — хмыкнула Аленка, — Илья у нас этот, как его, тортофил!

— Я бы попросил!

— Сын, отойдем? — тихо предложил Василий Александрович.

— Кто-нибудь, заберите у Ильи торт!

Женька молча встал и направился за отцом. Смешно, но за последние два месяца они не успели даже толком увидеться. Отец постоянно пропадал на работе, Женька с головой ушел в проект, пытаясь реабилитироваться после провального путешествия – шутка ли, чуть было не стал причиной гибели целой колонии, да еще и своих друзей!

С мамой они все обсудили на второй день после его возвращения, после того как она перестала плакать. С отцом же он так и не поговорил.

Вообще, день когда они вернулись домой остался в голове яркими вспышками стыда и жгучей вины. Мамы плакали, не в силах сдержаться, отцы сердито смотрели и разочарованно качали головами. Но в тот момент ни Женька, ни остальные ребята не могли понять, из-за чего весь сыр-бор? Ведь они же крутые, они же совершили Подвиг!

Чтобы понять какую глупость они сотворили им понадобилось два дня. Какой-то пятиклассник, вдохновившись их путешествием, напялил скаф и отправился за Купол ставить флаг на ближайшей возвышенности. Хватились его лишь тогда, когда мама вернулась с работы. Пока искали, пока организовывали спасательную экспедицию, пока прочесали ближайшие кратеры, наступила ночь.

К счастью пятиклашку нашли. Зареванного, со сломанной ногой и ключицей, с сильнейшим расстройством нервной системы. Воздуха в баллоне оставалось на полчаса работы... Но и это еще не все. В эту же ночь служба безопасности "Пегаса" перехватила еще одного шестиклассника, поймав его на подходе к взлетному полю.

Когда об этом узнал Женька, до него наконец-то дошло, что испытывали его родители и родители друзей. В тот момент ему стало страшно. За родителей, за глупых школьников, за себя и свою команду, в конце концов, ведь это они стали первопроходцами, ведь это на них начали равняться другие подростки!

И именно в том момент и родился проект, посвященный официальным путешествиям и безопасному космотуризму. Ведь не можешь предотвратить возглавь. Им пришлось слетать на Юпитер еще раз, но уже официально и под присмотром взрослых, хоть Женька и предпочитал использовать термин "в партнерстве".

Отец все это время жил на работе, обеспечив сына и его команду лучшими инструкторами и оборудованием. Ему даже удалось привлечь Системные СМИ для установки ретрансляторов на всем пути от Луны до Юпитера за приключениями Женькиной команды следил чуть ли не весь мир. Но за все это время он так и не смог поговорить с отцом...


— Я знаю, что я часто пропадаю на работе, сын, — первым начал Василий Александрович, — и что мы редко проводим вместе время, но знай…

Он не стал говорить Женьке, что по его мнению выходка сына с поездкой на Юпитер было не что иное, как попытка привлечения внимания. Ведь он знал, что не всю правду стоит говорить во всеуслышание.

— Я хоть и не одобряю твоего поступка, но… горжусь тобой, сын.

К тому же этот полет школьников практически через всю Солнечную систему послужил для его компании мощным драйвером роста. А самого его подняло на недосягаемую ранее высоту.

— Ты настоящий мужчина… — шаблонные слова лились сами по себе, но Василий Александрович внезапно осознал, что это все не то, что нужно на секунду отключить ум и перестать говорить правильные слова.

И словно почувствовав, что железный контроль не секунду отпустил его, он неожиданно для себя произнес:

— Я люблю тебя, Женька.

— А я люблю тебя, папка, — не скрывая мгновенно выступивших слез отозвался мальчик.

— Иди ко мне, — заместитель главы «Пегаса», пятый по влиятельности человек в Солнечной системе заключил сына в объятья.

— Спасибо тебе, пап, — шмыгнул носом Женька.

Та неизвестная часть, которой недоставало в его груди, отсутствие которой постоянно толкало его на сомнительные подвиги и приключения, медленно, но верно появлялась в его душе, перерастая в крепкую уверенность в том, что теперь все будет хорошо.

Женька впервые за долгое время вдохнул полной грудью и, улыбнувшись, посмотрел на отца:

— Кстати, пап, а как дела у инспектора Делакруа?

— Инспектора? — хохотнул мужчина, от чьего взгляда не укрылись произошедшие с сыном изменения.

Сейчас перед ним стоял не просто мальчик, а молодой мужчина. Причем, что немаловажно, уверенный в себе, сильный и… цельный, что ли?. Будто с ног до головы закованный в духовную броню.

— Во-первых, бери выше, сын! Во-вторых, уж явно лучше, чем у Антошки Флекто!

Василий Александрович не стал говорить сыну, что босса контрабандистов, которого Женька нейтрализовал на Европе, вчера приговорили к пятидесяти годам работ на урановой шахте. Не стал он ему говорить и того, что Антон Анатольевич перед самым уходом в камеру пообещал отомстить всем Салищевым до единого... Не то чтобы Василий Александрович испугался этих угроз, нет. Но он, долгое время являясь руководителем крупной компании, решил перестраховаться. К тому же и повод появился интересный…

— В общем, Жень, дядя Анжи тебе сам все расскажет, а пока… У тебя же еще нет планов на летние каникулы? Впрочем, держи.

Василий Александрович протянул сыну белоснежный конверт. Запечатан он был старинной кроваво-красной сургучной печатью, с которой на парня смотрел вставший на дыбы бурый медведь.

— Велено передать капитану Женьке. Лично в руки.

Женя, сдержав первоначальный порыв тут же схватить письмо, вопросительно посмотрел на отца. Приятно, конечно, что теперь его называют не иначе, как «Капитаном Женькой», но чего-то не хватало…

Его отец заметил внутренние терзания сына, бросил взгляд на Женькиных друзей и поправился:

— Капитану Женьке и… его команде.

Женя счастливо улыбнулся и взял протянутый конверт-приглашение. Чтобы ему не предложили, куда бы его не позвали, он поедет туда только со своей командой, со своими друзьями. И не из-за того, что ему понравилось играть в капитана, а потому что так…

Потому что так будет правильно!



Моим бывшим, нынешним и будущим ученикам посвящается.

С уважением, Павел Вяч

Май 2019-Октябрь 2019


Послесловие автора

Уважаемые читатели, спасибо, что прочитали повесть про капитана Женьку!

На данный момент этот вариант книги - сырой. В планах - переписать. Но для этого нужна ваша помощь. Напишите, плз, в комментах, что понравилось, что не зашло, где - верю, где - не верю.

Хочу создать вещь, которую можно и нужно будет давать читать нашим детям. Чтобы за душу брало, чтобы мощный отпечаток в сердце и мозгах оставался.

Надеюсь на вашу помощь,

с уважением, Павел Вяч


Оглавление

  • Предисловие от автора
  • Глава 1 Дерзкий план
  • Глава 2 Сборы
  • Глава 3 План трещит по швам
  • Глава 4 Капитанский ключ
  • Глава 5 На борту «Тинара»
  • Глава 6 Финт ушами
  • Глава 7 Первая ссора
  • Глава 8 Мозговой штурм
  • Глава 9 Пропажа
  • Глава 10 Ненужный контейнер
  • Глава 11 Контрабандисты
  • Глава 12 Е2-Е4 на В-3
  • Глава 13 Переполох
  • Глава 14 Пропавший паёк
  • Глава 15 Новенький старенький
  • Глава 16 Полный аллес
  • Глава 17 Интерлюдия
  • Глава 18 Последний рывок
  • Глава 19 Фатальная случайность
  • Глава 20 Самые важные слова
  • Послесловие автора