Джейден (fb2)

- Джейден (пер. Любовные романы ▪ Книги о любви Группа) (а.с. Джейден-1) 1.44 Мб, 221с. (скачать fb2) - Кайса Арнольд

Настройки текста:



ВНИМАНИЕ!



Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.


Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.


Кайса Арнольд

«Джейден»

Оригинальное название: Kissing a heart (Jaden #1) by Kajsa Arnold

Кайса Арнольд — «Джейден»

Переводчик: Алёна Д., Anastasia K. (с 33 главы)

Редактор: Настя З.

Вычитка: Алёна Д.

Оформление: Екатерина З.

Обложка: Александра В.

Перевод группы: vk.com/lovelit


Аннотация


Ава держит под контролем свою жизнь. Она посещает колледж, работает официанткой в «Файрворк», и ведет спокойную жизнь в доме своей матери, которая после аварии прикована к инвалидной коляске. Пока однажды не появляется Джейден, сын теннисной звезды Гарри Стайлса. Не только взгляды и татуировки Джейдена лишают Аву дыхания, она также считает его богатым снобом, который подкатывает с оригинальным выпендрежем и лишает ее последних нервов. Последней каплей становится то, что Гарии предлагает Айрленд, матери Авы, работу, потому что Ава не предполагает ничего хорошего от этого неожиданного внимания стильных мужчин. А вскоре становится ясно, что она не так уж и не права. И Ава прилагает все усилия, чтобы проникнуть в тайну Джейдена.


Часть первая – Поцелуй сердца

Глава 1

Ава

Первое, что в нем бросается мне в глаза – это неимоверно огромная татуировка, которая проходит по всей его правой руке, от плеча вниз до запястья. Этническая татуировка. Огромная. Черная. Необычная. Как я ненавижу этих татуированных типов, которые проходят по миру так, как будто он принадлежит им.

Я имею в виду, эй, что хотят этим сказать нам такие парни? Я такой клевый! Я терплю боль! Или: я крутой и колю себе тату, несмотря на то, что скажут мои родители? Родители, которые, кстати, могут оплатить хороший колледж, не моргнув глазом? К этой категории, во всяком случае, для меня, и принадлежит обладатель татуировки, которого притащил Бруклин.

Сегодня у нас начался третий семестр в колледже «Альберта Великого» в Нью-Хейвене (прим.пер.: частный гуманитарный католический колледж, находится в Нью-Хейвене, одном из старейших городов Новой Англии, в штате Коннектикут, США. Кампус колледжа расположен в 3 километрах к северу от кампуса Йельского университета). Я отдала приоритет психологии, вместе с моей лучшей подругой Хоуп. Ее внимание раньше было больше сосредоточено в области «подцепить парня», но потом, прямо в первом семестре, она ловко прибрала к рукам Бруклин, и сейчас уже на протяжении года они ходят рука об руку, это дольше, чем она когда-либо с кем-то продержалась.

Мы сидим в кафетерии, обедаем и обсуждаем, куда отправимся вечером. Некоторые хотят посетить новый элитный клуб в Сити, мне это безразлично, я и без того должна работать в «Файрворк», в одном баре на Саргент Драйв, в котором тоже можно поесть. Слава Богу, я находилась в городе, в котором родилась, принятая в колледж, другой я не могла себе позволить. И тут также есть мама, которую я не могу оставить совсем, хотя она всегда пытается убедить меня в обратном. Однако в Нью-Хейвен еще есть Йельский Университет, в котором я думаю учиться дальше после окончания учебы здесь. Разумеется, для этого мне нужна стипендия, так как из собственного кармана я никогда не смогла бы все это оплачивать. Мы итак еле-еле управляемся только со своими делами, с тех пор, как умер мой отец десять лет назад. Небольшой маминой пенсии по инвалидности хватает как раз лишь на то, что бы жить. А чтобы посещать колледж, я должна работать.

Осматриваю компанию, которая собралась за нашим столом в задней части кафетерия и снова останавливаюсь на этнической татуировке. Сегодня Бруклин появился здесь с этим типом.

— Кто это все-таки? — спрашиваю я Хоуп, которая бросила на меня взгляд.

— Мой друг Бруклин, — отвечает она коротко и ясно.

О, послушайте, иногда я спрашиваю себя, действительно ли Хоуп такая не сообразительная, как она время от времени показывает. Тот, кто ее знает, меня поймет. Она – моя лучшая подруга, но даже лучшие друзья не застрахованы от того, чтобы трепать тебе нервы.

— Я знаю, что это твой друг, я спрашиваю про типа рядом с Бруком.

— Ах, какой-то там богатенький чудик из Ист-Рока (прим.пер.: горный хребет в Нью-Хейвен). Он ходил в школу с Брук и раньше был его лучшим другом. Последние четыре года он жил со своим отцом в Европе, я полагаю, в Испании. Его отец якобы хочет, чтобы он закончил Йель и получил там бакалавра, но парень не хочет.

— Пожалуй, он туда вовсе не подходит.

— Ава Роуч, прекрати, пожалуйста, всегда судить всех людей по их внешности и раскладывать по полкам, не зная их? — возмущается Хоуп и крадет помидор из моей тарелки с салатом.

— Ты забываешь, что я не так просто изучаю психологию.

— Ты не должна говорить так громко об этом, мальчики не любят вас, теток психологов.

— Я не нахожусь в поисках друга.

— А кто здесь говорит о друге? — лукаво спрашивает она и поднимает тщательно выщипанные брови.

— Итак, народ, сегодня в восемь вечера в «Файрворк»? — громко спрашивает Бруклин и получает всеобщее одобрение.

— Сегодня пятница, вечер ламбады, — напоминаю я и раздраженно закатываю глаза.

Но Бруклин громко смеется и обнимает Хоуп.

— Эй, я уже давно хотел с моей малышкой снова исполнить горячие скачки. Ты ведь тоже, Джейден?

Татуированный тип не скорчил даже мину.

— Я думаю, скорее нет.

— Пожалуй, так даже лучше, сегодня они не играют хард-рок, — тихо бормочу я себе, но когда наши взгляды встречаются, меня осеняет, что он, должно быть, меня слышал.

***

— Привет, мам, я дома, но должна идти.

Мама выезжает из гостиной в своей инвалидной коляске и едет до нижней ступеньки лестницы.

— Привет, мое сокровище. Мне нужно что-то приготовить тебе поесть? — зовет меня она, пока я поднимаюсь по лестнице через несколько ступенек.

— Нет, спасибо. Я уже поела. Только быстро приму душ и затем в «Файрворк».

Через четверть часа я снова внизу и целую ее в щеку.

— Завтра мы вместе что-нибудь сделаем, обещаю.

Она кивает мне и бросает скептический взгляд на мое короткое пестрое платье, которое я надела.

— Вечер ламбады! — объясняю я, и она знает это объяснение.

Не то, чтобы я носила такое короткое платье в повседневной жизни. Слишком много короткого, слишком много пестрого. Я скорее любительница джинсов и консервативного стиля.

— Скажи своему боссу, что это сексизм, — кричит она мне вслед, и я смеюсь, соглашаясь с ней.

— Это приносит хорошие чаевые, — отвечаю я уже у двери, у моего «Жука». Ему уже двадцать лет, но он все еще убойный. Его бежевый цвет стал тусклым, но двигатель работает и ещё никогда меня не подводил!

***

Когда появляются Хоуп с Бруклин, Эштон и Кейт, в зале уже зажигают. В вечер ламбады танцевальная пара, которая получает самые громкие аплодисменты, выигрывает корзину для пикника. Это привлекает гостей и приносит хорошие чаевые моим коллегам и мне. Сегодня я работаю с Люком и Джимми. И тот, и другой опытные бармены и отвечают за коктейли. Я обслуживаю безалкогольными напитками и пивом со стойки, мы закрываем глаза, если кто-то в нашем возрасте – совсем не двадцать один и не совершеннолетний – спрашивает об этом. Чаевые попадают в общий котел, которые мы по-братски делим в конце нашей смены. Люк и Джимми – пара с давних пор, я люблю их обоих, и они выглядят так замечательно. Работать с ними всегда увлекательно, и мы общаемся только взглядами. Они как два старших брата, которых у меня, к сожалению, нет.

— Привет, милая, для мальчиков три «Короны» и для меня с Кейт две бутылки колы, — кричит Хоуп у стойки.

— Три? — озадаченно спрашиваю я и смотрю через ее плечо, где замечаю только Бруклина и Эштона.

— Третья для Джейдена. Он появится и оплатит.

— Я думала, он не хотел приходить?

— Пожалуй, изменил своё мнение, — Хоуп таинственно смотрит на меня. — Он действительно классный.

«Конечно, если парень состоит в группе изнеженных чудаков», — думаю я и бросаю на неё раздраженный взгляд. Но Хоуп с напитками уже испарилась, и я неожиданно смотрю в два темно-серых глаза, которые принадлежат Джейдену. Не знаю, слышал ли он наш разговор, но судя по его выражению лица, я должна нажать кнопку «да». Ладно, мы никогда не будем друзьями в этой жизни и это уже понятно.

Я внимательно осматриваю его. Он носит черные джинсы и блестящую черную рубашку. Очень шикарный! Три кнопки расстегнуты, и я бросаю быстрый взгляд на его ключицу, где обнаруживаю намек на другую татуировку. Народ, этот парень сделал себе татуировки везде? Он подает мне деньги и кивает:

— Сдачи не надо.

Я не хочу принимать от него чаевые, но не могу не отдать свою часть Люку и Джимми, поэтому я подсчитываю деньги на кассе и бросаю чаевые в ведерко из-под шампанского. Когда я поворачиваюсь, он все еще стоит на том же самом месте и пристально на меня смотрит. Если теперь парень думает, что я поблагодарю его, то он жестоко заблуждается. Это продолжается до тех пор, пока я не понимаю, что все это время он ждет свое пиво. Оба-на! Я быстро несу бутылку из шкафа с напитками, открываю ее, втискиваю ломтик лимона в горлышко бутылки и представляю себе, как я бы запихнула это в глотку Джейдену. Этот тип доводит меня до бешенства, не понятно почему, и я не могу точно сказать, что именно мне мешает. Эти его татуировки, которые он так явно выставляет напоказ или эта его стоически спокойная манера поведения?

Собственно, это безразлично, что именно, я уверена, он не будет принадлежать к моим новым друзьям, поэтому мне нужно его избегать. Не глядя на него, я подаю ему «Корону» и поворачиваюсь к Джимми, который кричит мне заказ.

Около девяти вечера начинается ламбада. Диджей завел пластинку и сразу же всегдашние конкурсанты устремились на танцплощадку и начали раскачивать бедрами. Люк полностью в своей стихии. Латиноамериканские танцы принадлежали к его фирменным блюдам, раньше он работал учителем танцев. Слишком поздно я чувствую его руки на своих бедрах и то, как он двигает меня к танцплощадке. О нет, я нив коем случае не участвую в этом зрелище сегодня, когда в клубе находятся мои друзья. Они, конечно, замечают меня и воодушевленно одобрительно хлопают, когда обнаруживают меня на краю танцплощадки. Я искусно изворачиваюсь и умудряюсь освободиться из рук Люка и останавливаюсь напротив Джейдена, и так близко, что кончики наших носов почти соприкасаются.

— Можно я? — спрашивает он у Люка и одновременно забирает у него мою руку.

— Конечно, приятель, — кивает Люк и одобрительно ему улыбается. — Наслаждайся!

«О, нет», — стону я внутри. Ни в коем случае я не выставлю себя здесь на посмешище, потому что сомневаюсь, что Джейден справится с ламбадой.

Он тесно прижимает меня к себе, ставит одно мое колено между своих ног, и поэтому я почти стою на его колене, ухватившись своими руками за его шею. Эй, однако тут кто-то ориентируется. Парень проводит своей рукой по моей верхней части туловища и оставляет ее лежать на моей спине, чуть выше ягодиц. Он просто должен держать свои руки под контролем.

Плавными движениями он умело ведет меня на танцпол, покачивает своими бедрами в такт и просто тянет меня с собой. У него удивительное чувство ритма, его движения плавные и ритмичные. Парень кружит меня туда и обратно, потом тянет обратно к себе и сжимает нас вместе так, как будто мы срастаемся бедрами. Я согласна, Джейден замечательный танцор, с превосходным чувством тела.

При этом он все время пристально смотрит на меня своими темно-серыми глазами, не отпуская меня из своих, чар и я, как загипнотизированная, безвольно позволяю себя вести, даже когда он отклоняет меня назад и при этом держит своей уверенной рукой, чтобы я не треснулась головой об пол. Очень медленно парень тянет меня назад к себе и я, естественным жестом, кладу свои руки ему на плечи. Он все время отталкивается, приседая, и я вижу, как напрягаются его мышцы. На руках сильно выступают мышцы, когда Джейден удерживает мой вес.

Тем временем на нас обращают внимание не только наши друзья, но и другие гости прекращают танцевать и присутствуют на нашем шоу, наблюдают, что там происходит между нами, воодушевленно одобрительно хлопают. Прежде чем заканчивается песня, Джейден отпускает меня еще раз назад и умело перехватывает в свободном падении своей правой рукой. Он медленно меня поднимает, и на одном из его коленей я занимаю устойчивую позицию. Он кто, Джонни Кастл из «Грязных танцев»? (прим.пер.: знаменитая мелодрама 1987 года)

Даже если я – неплохая танцовщица, но, эй, Джейден действительно выбил табурет из-под меня, да и меня тоже. Весь клуб горланит и одобрительно хлопает в такт. Я воспринимаю это отдаленно, потому что полностью зациклена на Джейдене, который все еще держит меня в своих руках. Мы настолько сосредоточенно смотрим в глаза друг друга, что ничто не встает между нами.

— Спасибо за танец, — бормочет он и, наконец, отпускает меня. Я рада, что меня несут мои ноги, потому что мои колени дрожат как осенняя листва.

— Эй, пожалуй, нет сомнений, кто сегодня выиграет, — кричит диджей в микрофон и Джимми появляется из кухни с плотно набитой корзиной для пикника, которую я сразу хочу передать Джейдену, но он в защитном жесте поднимает свои руки. — Нет, оставь ее себе, это для тебя.

— Так не пойдет, я здесь работаю, я не могу это принять, — тоже сопротивляюсь я. Ну, здорово, корзина для пикника, которую никто не хочет.

Все же, после короткого промедления, он ее принимает, и когда я снова поворачиваюсь к бару, он тянет меня обратно за руку. — В воскресенье днем я заберу тебя на пикник.

— Откуда ты знаешь, где я живу? — пораженно спрашиваю я вместо того, чтобы отказаться.

— Я не знаю, но выясню.

Вместе с этим он отпускает меня, и я спасаюсь за баром. Здесь я на безопасной территории. Для меня все еще загадка, как он мог заставить меня танцевать с ним. Физическая близость еще резонирует внутри меня, это было явно что-то очень эротичное, когда он прижимал меня так близко к себе, и его ноги переплетались с моими.

— Вау! — беззвучно бросает мне Люк с другого конца бара и показывает мне как водолаз под водой знак «ок».

Мои щеки горят и определенно, ярко-красные, к счастью, свет тускнеет, и гости собираются на танцполе под музыку RʼnB (прим.пер.: Современный ритм-н-блюз, или современный ар-н-би, или просто ар-н-би, музыкальный стиль, истоки которого идут от ритм-н-блюза 1940-х годов, особенно популярный в США). Едва я снова приступаю к моей работе, Хоуп стоит перед баром. Я наклоняюсь вперед, чтобы принять ее заказ.

— Ава, это было больше, чем просто горячо! Можно было подумать, что вы занимались на танцплощадке сексом, — шепнула она мне.

Я напрасно пытаюсь ее прогнать, но Хоуп как терьер, если она во что-то упиралась, то так быстро не отпускала. — Кто бы мог подумать, что за фасадом Джейдена скрывается такой горячий латино?

— Хоуп! — я раздраженно закатываю глаза.

— Я думаю, что он влюбился в тебя.

— Хоуп, пожалуйста! Мне надо работать, — стону я, сую ей в руку одну колу и со словами, — завтра созвонимся, — ухожу.


Глава 2

Ава

В четыре часа утра Джимми выставляет за дверь последних гостей. Наконец-то, конец рабочего дня. Вместе с Люком я делаю окончательный расчет кассы напитков и передаю деньги Максу, исполнительному директору «Файрворк», пока Джимми еще делит чаевые.

— Это действительно был горячий малый, с которым ты оттянула шоу, Ава, — сказал Джимми, смеясь, когда мы вышли из клуба.

— Я едва его знаю, он ходит вместе со мной на...

— Ты не знаешь, кто он? — удивленно спросил меня Люк.

Я раздражена.

— Нет. А должна? — подозреваю, что он лидер юношеской группировки, если это не ошибка?

— Джейден – сын Гарри Стайлза, теннисиста-профессионала. Который является самым знаменитым сыном этого города, он жил несколько лет в Испании. И мужик давно уже бросил свою профессиональную карьеру. Теперь он вернулся обратно в Нью-Хевен с сыном, — поясняет мне Люк.

— Я не так отношусь к спорту, возможно, поэтому я никогда не слышала о нем. Этот Джейден ходил вместе с одним из моих друзей в школу.

Джимми кивает.

— О Гарри скорее могла бы что-то сказать твоя мать, ты слишком молода, чтобы его знать. Это было еще до тебя, ласточка. Но этот Джейден порядком тебя уделал.

Я безразлично пожимаю плечами.

— Это был только танец.

Люк согласно кивает.

— Но зато какой!

***

На стоянке я машу вслед Джимми и Люку, которые забираются в свой двухместный автомобиль и уезжают домой. Я быстро забираюсь в свой старый «Жук», я устала и хочу только лишь в кровать. Еще мгновение я наблюдаю, как загораются красные стоп-сигналы, когда мальчики сворачивают со стоянки на главную улицу.

Поворачиваю ключ и пытаюсь запустить мотор, но стук, похожий на шум швейной машины, отсутствует. Слышу только холостое пощелкивание замка зажигания, но сам мотор остается немым как рыба. Я яростно бью по огромному тонкому рулю. Пожалуйста, не сейчас! Вот что получается, если его похвалить, он сразу выкидывает штучки.

Когда кто-то стучит в боковое стекло, у меня почти случается инфаркт. Я узнаю Джейдена и опускаю окно.

— Боже, ты испугал меня. Что тебе нужно? — сердито наезжаю я на него.

Он небрежно опирается рукой на крышу автомобиля.

— Может, тебе нужна помощь? — спрашивает он, не впечатляясь моим плохим настроением.

— Я так выгляжу? — спрашиваю я раздраженно.

Он пожимает плечами, поворачивается и уходит.

Дьявол, и это среди ночи, когда улицы пустынные, я задираю типа, который хочет мне помочь. Классно действуешь, Ава!

Я быстро выпрыгиваю из машины.

— Джейден, подожди! — кричу я ему вслед. Он мгновенно останавливается, поворачивается, но только очень медленно, и спрашивает:

— Что?

«Тупица», — говорю я.

— Может быть... ты действительно можешь мне помочь.

Парень медленно подходит ко мне. Он снова напускает на себя этот подавляющий вид, который пугает меня.

— Что с ним? — спрашивает Джейден и кивает в сторону «Жука».

— Я не знаю. Он больше не работает, не издает ни звука.

Парень открывает капот и осматривает мотор, хотя свет на стоянке плохой. Он выпрямляется.

— Извини, я ничего не могу понять в темноте. Я должен снова осмотреть его на свету. Садись в мою машину, я тебя отвезу.

Проклятье, мое настроение опускается до нуля. У меня нет денег на дорогостоящий ремонт, и если двигатель металлолом, я могу забыть о машине совсем. Я нерешительно стою рядом со своей машиной, и не знаю точно, что должна делать.

— Нет, спасибо, я как-нибудь доберусь домой.

— Я не буду спрашивать еще раз, итак, ты едешь сейчас или как?

Мне тяжело принимать от него помощь, но разве сейчас у меня есть другой выбор? Я должна решить за две секунды, потому что парень не будет ждать дольше, я это чувствую. Когда Джейден начинает двигаться, я использую свой шанс.

—Ладно, я поеду с тобой, — я быстро беру свою сумку из «Жука» и тщательно его закрываю.

Джейден достает из кармана брюк ключ от автомобиля, и указывает на маленький скоростной малолитражный автомобиль, который стоит недалеко от моей машины. Он придерживает мне дверь и помогает пристегнуться, как будто бы я никогда еще не ездила в спортивном автомобиле. Я тихо бормочу благодарность.

— Куда мы должны ехать?

— Кейв-стрит, напротив колледжа.

Он со знанием кивнул.

— Что ты еще здесь делаешь? Остальные ушли несколько часов назад.

— Я забыл корзину для пикника и поэтому вернулся еще раз, — он указывает на заднее сидение, где стоит корзинка. Вероятно, я как раз была в офисе, когда он ее забирал. Он просто мог ее там забыть.

— Ты – Ава, — произнес он в тишине.

— Да, — я киваю, — Ава Рич. А ты Джейден? Хоуп говорила мне, как тебя зовут.

— Она твоя подруга?

— Мы знакомы с детского сада, — киваю я, — и вместе изучаем психологию. Чем ты занимаешься?

— Спортивный менеджмент.

— Вау, я бы скорее согласилась с информатикой.

— У меня это вторая специальность.

Теперь поражена я. Я имею дело с ботаном в теле Лиама Хемсворта? (прим.пер.: австралийский актёр, наиболее известный по своим ролям Гейла Хоторна в фильме «Голодные игры» и Уилла Блекли в фильме «Последняя песня»)

— Там, впереди, наш дом, — я указываю на белую веранду. Он маленький, как и все остальные на этой улице, но нам с мамой хватает. Мы рады, что он у нас есть.

— Я завезу тебе твою машину завтра после обеда, — говорит Джейден и выключает двигатель.

— Спасибо, но ты не должен этого делать. Я как-нибудь отремонтирую его.

Я первый раз смотрю на него в тишине. В темно-серые глаза, которые выглядят почти черными в бледном свете рассвета. Его каштановые волосы модной длины до подбородка и его лицо классически красивое. Его нос, возможно, по представлению, слишком большой, но только немного. Зато у него чудесные губы. Они деликатно изогнутые. Верхняя губа немного узкая, но нижняя полная и чувственная. Да, я признаю, что использую слова «чудесный» и «деликатный» в отношении Джейдена Джона Стайлза, что для меня нелегко, но, тем не менее, я это делаю.

— Итак, — он прерывает мое пристальное рассматривание, — ты мне даешь свой ключ? — я обстоятельно роюсь в своей сумке. Мы касаемся друг друга, когда я кладу ключ в его ладонь. Это как легкий электрический удар, который проходит через мои пальцы, и я на мгновение задерживаю дыхание. Это покалывание, но не неприятное, а так, как будто опускаешь пальцы ног в горячую ванну. Я пристально смотрю на свою руку, которой просто беру его. Я предпочла бы не позволить ему уйти. Испугавшись, я тяну ее обратно, когда понимаю, как это неуместно.

— «Жук» – мое сокровище, хорошо с ним обращайся.

Его губы растягиваются в улыбке, и он превращается в Мистера Очарование.

— Что? Почему ты смеешься?

— Трудно поверить, что ржавый автоветеран задевает твое сердце. Старику можно позавидовать.

Я испытующе смотрю на него и по-настоящему не знаю, серьезно ли он говорит. Он все еще улыбается, и я думаю, что скорее, нет.

— Мое сердце недоступно, — говорю я, быстро отстегиваю пряжку и открываю дверь. Я уверена, что слышу тихое:

— Мы еще посмотрим, — однако затем я уже на лестнице веранды и машу на прощанье.


Глава 3

Ава

Мама сидит в своей инвалидной коляске и качается в такт музыке, которая исходит из CD-плеера и выбивает пыль из торшера. Я стою на лестнице и чищу верхнее стекло на обоих окнах.

Come on my lady youʼre my butterfly, sugar baby. (примечание: песня группы Crazy Town – Butterfly. «Давай моя леди, ты моя бабочка, сладкая малышка»).

Я пою вслух и качаю в такт своими бедрами.

— Эй, мам, давай, подпевай, — кричу я в хорошем настроении и спрыгиваю с лестницы. Я поворачиваю ее кресло вокруг своей оси, и мы вместе поем куплет вслух.

Hey sugar momma, come and dance with me. Come my lady, come, come my lady, youʼre my butterfly, sugar baby. (примечание: Эй, сладкая мамочка, приходи и танцуй со мной, приходи моя леди, приходи, приходи моя леди, ты моя бабочка, сладкая малышка).

Я танцую через гостиную и останавливаюсь в движении, когда две мужские головы заглядывают из-за угла в комнату.

— Ой, простите, мы постучали, но никто нас не услышал, — взгляд Джейдена скользит по моему телу, которое для утомительной уборки как обычно втиснуто только в короткие облегающие шорты и топик.

— О, извините, пожалуйста, мы поставили музыку немного слишком громко, — мама берет в руки пульт и выключает.

— Нет, пожалуйста, простите нас, что мы вторглись так запросто, — Джейден смотрит на своего спутника, который выглядит таким похожим на него, что я сразу понимаю, кто это. — Мы отбуксировали «Жука» и хотели спросить, возможно, у вас в доме есть инструменты. Аккумулятор сдох и требует замены. Мы уже достали один, который хотим быстро установить.

— Как любезно с вашей стороны, — улыбается мама Джейдену. — Ава уже рассказала, что ее машина не завелась, и ее друг был так любезен, что сегодня утром отвез ее домой.

— Мам, Джейден не мой друг, — шикаю я.

— Как не вежливо, меня даже не представляют. Я – Гарри Стайлз, отец Джейдена, — он протиснулся мимо своего сына и пожал руку моей маме и мне.

— Я вас знаю... — мама делает паузу.

— Да, возможно, я профессиональный теннисист, лучше сказать, был им. А вы?

Мама смущенно улыбается и убирает прядь своих длинных золотисто-белокурых волос за правое ухо.

— Айрленд Роуч, мама Авы.

Я редко вижу маму застенчивой, и эффект, который оказывает на нее Гарри Стайлз, совершенно застает врасплох.

— У нас есть инструменты в сарае, — я любезно киваю Гарри и двигаюсь через прихожую к садовой двери.

Butterfly, хм? — спрашивает Джейден, который следует за мной и широко ухмыляется.

— Да, — посмеиваясь, произношу я, мне становится ясно, что он застал меня танцующей в гостиной. — Моя мама поставила эту песню, — пытаюсь я объяснить.

— Только твоя мама?

— Ну, возможно, мне тоже она немного нравится, — я открываю дверь сарая и вытаскиваю ящик с инструментами, который Джейден у меня забирает.

— Я тоже так думаю, сладкая малышка.

О, Боже, я могла бы ударить его и сбить с его лица эту дурацкую ухмылку. Вместо этого я просто разворачиваюсь и топаю обратно в дом.

Мама удивленно смотрит, когда я прихожу в гостиную, где на диване сидит Гарри Стайлз и развлекает ее.

— Так, я помогу Джейдену с машиной, увидимся позже, — говорит он и исчезает через переднюю дверь.

— Ты мне не говорила, что ходишь с сыном Гарри Стайлза в колледж, — мама внимательно меня разглядывает.

— Он появился там только вчера и любезно отвез меня домой сегодня утром, потому что машина не стала работать. Собственно, я совсем его не знаю.

— Но ты приветлива с ним, да? Я пригласила Гарри и его сына на обед, ведь они были так готовы помочь. Пойдем в кухню, — она едет мимо меня.

— Гарри? — спрашиваю я и закатываю глаза.

— Он действительно очень любезен. Они жили несколько лет в Испании, но отношения Гарри с испанкой дали трещину, и он оставил свою тренерскую работу. Он откроет здесь, в Нью-Хейвен теннисный лагерь, — ее глаза светятся, что я не наблюдала за ней уже давно.

— Мам, мне это не нравится. Почему ты пригласила их на обед? Ты даже не знаешь, к чему привыкли эти люди, может быть, мама Джейдена ждет их на ужин?

— Гарри разведен. Оба живут в одиночку. Может быть, они будут рады женской компании? — мама самый положительный человек, которого я знаю, однако, что-то в ней неожиданно не так, как всегда. — Почему ты так странно смотришь, Ава? Ты думаешь, я не в курсе моей ситуации? — мама смотрит на свои ноги, которыми она может только очень ограниченно передвигать. — Я последняя, кто хотел бы тешить себя ложными надеждами. Я только рада, если мы принимаем гостей, в этом нет ничего предосудительного.

Я пристыжено киваю, Даже если моя мама сидит в инвалидной коляске, в свои сорок четыре года она прекрасная молодая женщина, которая во всем видит положительные стороны.

— Что мы должны приготовить? — спрашиваю я примирительно, потому что не хочу портить ей радость.

— Давай быстро наколдуем им твой фантастический соус-чили, который пригвоздит их табурету, так что они нигде не получат такого обслуживания.

Я стою на кухне и смотрю вниз на маму, которая так преисполнена надеждой, что я не могу заставить себя разочаровать ее.

— Окей, но ты ведь почистишь лук, — киваю я смеясь и бросаю ей сладкий лук.

***

Для обеда требуется еще короткое время, когда в дверь стучат.

— Открыто, заходите, обед уже готов, — кричит мама, и Гарри и Джейден снова появляются в дверном проеме.

— Так, аккумулятор заменен, и мы обновили свечи зажигания. Мы также для пробы проехали. Он снова бегает без всяких осложнений, — усмехается Гарри. — Где можно помыть руки?

Я показываю им ванну на первом этаже и кладу свежие полотенца. Джейден ни слова не говорит, а только безмолвно на меня смотрит.

Я накрываю стол в столовой. Здесь мы едим только тогда, когда принимаем гостей, а так почти никогда. Гарри и Джейден садятся, и я ставлю обоим холодную соловую.

Время за обедом пролетает за рассказами Гарри об Испании, что дает нам возможность увидеть, как они там жили. Мама совершенно очарована чужой страной и задает большое количество вопросов. Я также нахожу это увлекательным, только Джейден и в дальнейшем довольно не разговорчивый. Он кивает только, когда Гарри вытирает салфеткой рот после еды и хвалит мое кулинарное искусство.

— Когда я долго лежала в больнице, Ава поневоле должна была сама о себе заботиться. Я считаю, что у нее совершенный талант к стряпне. Только, к сожалению, у нее часто не хватает времени, потому что она должна еще работать совместно с колледжем, так как я сейчас больше не могу это делать, — говорит она и смотрит на них с гордостью за меня.

— Я видел корзину для пикника, которую вы выиграли вчера в «Файрворк», — произносит Гарри.

— Ты совсем мне об этом не рассказывала, — говорит пораженно мама.

Джейден бросает на меня взгляд, и я чувствую, что вынуждена объяснить.

— До сих пор у меня не было возможности рассказать. Джейден превосходный танцор.

— В Испании существует целый ряд танцевальных классов в международной школе, танцы относятся к стилю жизни, — объясняет Гарри.

Образ потного танцующего Джейдена никак не хочет покидать мою голову.

— Кажется, это был один из твоих любимых предметов, учитывая то, как ты танцуешь, — говорю я, и Джейден отвечает на мою улыбку. Я могу только надеяться, что у него в голове нет тех же самых картин как у меня. В том числе воспоминание о том, как его сильные руки не отпускали меня, когда он позволял мне упасть назад, чтобы перехватить меня одной рукой.

— Вообще-то я не могу принимать приз, потому что отношусь к персоналу, — объясняю я.

— Я, вероятно, выиграл, да, — усмехается Джейден.

— Ты тоже не можешь принять его, потому что ты сын владельца, — обвиняет его Гарри, и я огорчаюсь.

— Я работаю на вас? — испуганно спрашиваю я, и Гарри соглашаясь смеется.

— Да, это так плохо для тебя? Я держу контрольный пакет акций компании, к которой принадлежит «Файрворк». После того, как мне пришлось закончить мою профессиональную карьеру, я приобрел права на несколько предприятий. Теннис остается моей жизнью, но никогда не поздно сделать ставку на несколько лошадей.

— Это очень благоразумно, — кивает моя мать для подтверждения.

— Итак, не забудь, завтра днем – пикник на озере Уитни.

— О, вы хотите вместе устроить пикник? Это хорошая идея, чтобы Ава, наконец, вышла, — радуется мама.

Я нервно убираю тарелки и чувствую себя как девочка. Эй, мне двадцать лет.

— Что вы хотите за ремонт машины? — спрашиваю я, чтобы отвлечься от темы.

— Обед был достаточной оплатой, — машет рукой Джейден.

— Нет, мы не можем это принять.

— Да, да, миссис Роуч, все в порядке, мы с удовольствием это сделали.

— О, пожалуйста, Джейден, называй меня Айрленд, иначе я чувствую себя старой, — говорит мама и смеется.

— Обед был действительно классный, Ава, — хвалит Гарри, — мы скоро возьмем реванш, не правда ли, Джи Джи? Как вы думаете, если в следующие выходняе мы сделаем барбекю у нас?

Лицо мамы темнеет.

— Было бы чудесно, но, к сожалению, я покидаю дом только в инвалидной коляске, и она не подходит для «Жука», — мама делает извиняющийся жест.

— Я заберу вас на пикапе, мы возьмем с собой вашу инвалидную коляску, наш сад одноэтажный. Это было бы нормально для вас, Айрленд? — Гарри округляет глаза и напряженно ждет ответ моей матери, которая вопросительно смотрит на меня.

Я пожимаю плечами.

— Самое время, чтобы ты снова вышла в люди.

— Итак, решено, — Гарри подает ей свою руку, и я провожаю его и Джейдена наружу. Я вежливо благодарю их еще раз за ремонт.

— Не стоит благодарности. Увидимся завтра, сладкая малышка, — Джейден кивает и забирается в грузовик.

***

Когда я снова прихожу домой, мама в инвалидной коляске стоит в прихожей и ждет меня.

— Я думаю, этот Джейден очень любезен, — ее глаза светятся, и я подозреваю, что она говорит о Гарри.

— Мам, он один из тех богатых снобов, которые ездят на выпендрежных машинах и выставляют напоказ свои татуировки, как будто это алмазы. Что должно быть в этом приятного?

Мамина ухмылка становится шире.

— Я думаю, он тебе нравится. Это видно по твоим глазам.

— О, Боже, — стону я и просто иду в свою комнату.

Я получаю от Хоуп три смс сообщения, которая хочет знать, почему я не перезваниваю и что вчера было с Джейденом. Я решаю позвонить ей позже, но я так вымоталась с утра, что как только ложусь, то сразу засыпаю.


Глава 4

Ава

Когда я просыпаюсь, уже полдень воскресенья. Дерьмо, я спала почти двадцать четыре часа. Мама определенно будет волноваться, она не поднимается на верхний этаж, все ее комнаты находятся на первом этаже.

Сегодня пройдет пикник, и я не знаю, должна ли я этому радоваться или все-таки лучше отказаться? Собственно, я решила не влюбляться в Джейдена, но он помог мне с машиной, и это разрушает мое намерение. Если я тщательно это обдумаю, то признаю, что он очаровательный, однако если признавать это открыто, то оно также заведет немного далеко. В конце концов, я не просила его мне помогать или танцевать со мной.

Я открываю дверь моей комнаты и хочу позвать маму, но слышу, как она звонит. Поэтому, в первую очередь – душ. Я мою свои длинные каштановые локоны с дополнительным полосканием, чтобы сделать их более шелковистыми, затем тщательно намазываюсь лосьоном с кокосом после душа. Кроме того, я немного крашусь: немного туши для ресниц и блеска для губ. Только потом я спускаюсь вниз и вижу мамин удивленный взгляд, и мне приходит в голову, что, возможно, я перестаралась.

— Слишком много? — испуганно спрашиваю я.

— Нет, мое сокровище, ты выглядишь замечательно. Джейден не сможет оторвать от тебя взгляд.

— Кому ты звонила? — спрашиваю я и наливаю себе стакан молока.

— Ах... это было только... но ты действительно так долго спала.

— Мам... не отвлекайся, с кем ты говорила?

Смущенная, она смотрит на меня.

— Гарри звонил, — говорит она тихо как подросток, который что-то натворил.

— Ты сейчас покраснела? — спрашиваю я, забавляясь, потому что думаю, что не видела свою мать когда-либо смущенной.

— Он звонил, — быстро успокаивает она. Слишком быстро.

— Что он все-таки хотел? — спрашиваю я с любопытством.

— Благодарил за обед.

— Но он говорил это вчера.

— Ну, да, он спросил, что мы любим есть, чтобы он купил это для жарки на гриле. Кстати, Джейден появится в любую минуту, он уже выезжал, когда я разговаривала с Гарри, — она едет в инвалидной коляске в прихожую, вероятно, чтобы посмотреть, нет ли его уже в дверях. Я разгадываю ее жалкий отвлекающий маневр, но ничего об этом не говорю, потому что приятно видеть, что снова есть что-то, что пробуждает маму к жизни, даже если он одновременно мне не нравится, ибо что хочет Гарри Стайлз, мега звезда тенниса от женщины, которая сидит в инвалидной коляске?

Разумеется, я знаю, что мама реально оценивает свое положение, и не увлечется грезами также как и я. Потому что, эй, что хочет получить Джейден Джо Стайлз от кого-то вроде меня, разве только получить меня в постели и затем выбросить меня на произвол судьбы? У меня уже есть позади некоторые свидания и моя необходимость в этом удовлетворена. Но раз я не могу от этого отказаться, так что я покончу с этим во второй половине дня и тогда: Hasta la vista, mi corazón! (прим.пер.: до свидания, мое сердце)

— Он там! — кричит мама и кажется более взволнованной, чем я.

Я быстро хватаю свою сумку, и прежде чем Джейден додумается зайти в дом, целую маму в щеку и шепчу ей:

— До скорого!

— Удачи, дорогая, — кричит она мне вслед, так как я уже в дверях.

***

Джейден опирается на черный пикап, скрестив руки.

— Ну? Хорошо спала, сладкая малышка? — спрашивает он и открывает для меня пассажирскую дверь.

Раздосадовано я кривлю рот и натянуто улыбаюсь.

— Не называй меня так.

— Почему нет? Мне кажется, прозвище тебе подходит.

Он улыбается и захлопывает дверь, обходит машину и садится на водительское место. Парень спокойно выезжает на улицу задним ходом, чтобы ехать в сторону Уитни-авеню. Поездка продолжается приблизительно четверть часа, там он держит путь на парковку, и мы выходим. Джейден берет с заднего сиденья корзинку и передает мне в руки одеяло.

— Вот, ты тоже можешь что-нибудь нести.

Он настолько близко ко мне, что я вдыхаю аромат его кожи и неизбежно задерживаю дыхание, потому что смесь из одеколона и Джейдена заставляет мою голову кружиться. Боже, этот тип так хорошо пахнет! Я на секунду закрываю глаза.

— Эй, бабочка, ты заснула? — спрашивает он меня пораженно, и когда я открываю свои глаза, он уже стоит в нескольких метрах от меня. Пожалуй, это было больше, чем одна секунда.

— Уже иду, — бурчу я.

***

Мы паркуемся недалеко от кантри клуба, скрытого в лесу, рядом с Бассет-парк, небольшого парка с полем для бейсбола. Джейден ведет меня к поляне, и я разворачиваю одеяло. Солнце стоит высоко в небе, но приятно греет, не так жарко, как в июле.

— Здесь красиво, — я оглядываюсь вокруг и мне интересно, со сколькими девушками Джейден уже был здесь. — Как ты нашел это место? — с любопытством спрашиваю я и устраиваюсь удобно на одеяле.

Джейден опускается на колени и раскладывает вокруг нас содержимое корзины, открывает кока-колу и подает мне бутылку.

— Это место Гарри купил на прошлой неделе. Он будет строить здесь теннисный лагерь. Когда мы осматривали территорию в прошлый четверг, я заметил поляну. Здесь спокойно и удаленно, находится рядом с Уитни Лейкс (прим.пер.: парк штата Техас), и просто прекрасное место.

«Да, чтобы совершить убийство», — приходит мне на ум. Но я действительно поражена, что Джейден замечает красоту природы.

В корзине вместе со спиртными напитками находятся безалкогольные, кусочки сыра, сэндвичи, фрукты, а также мусс и шоколад.

— Хм, десерт точно на мой вкус, — вскрикивает Джейден и сразу принимается за него. — Думаю, ты ничего не хочешь? — спрашивает он с набитым ртом.

Я со смехом качаю головой и беру себе яблоко.

— Десерт я всегда ем только в конце.

— Плод греха? — спрашивает Джейден, указывая на мое яблоко, и с наслаждением облизывает свою пластиковую ложку.

Я не отвечаю на его вопрос.

— Что означают твои татуировки? — хочу я узнать и не в последнюю очередь, чтобы отвлечься от его рта, на который я опять пристально смотрю. Я упорно грызу свое яблоко.

Джейден с любопытством смотрит на свою руку, как будто впервые видит татуировку. Он осторожно ставит мусс обратно в корзину и делает глоток кока-колы.

— Ты должна мне напомнить, что я упустил, — объясняет он через несколько минут. Он говорит это с таким ударением, что я не смею больше настаивать. Это прямо-таки заметно, что он не хочет говорить дальше на эту тему. Вместо этого он подает мне кусок сура. — Тебе нравится?

Я не хочу опять отказываться и выуживаю пальцами кусок сыра из его руки, и тот исчезает в моем рту.

— Ава, я могу спросить тебя о чем-то личном? — Джейден напряженно на меня смотрит.

Я не уверена, хочу ли отвечать на его вопрос, но, в конце концов, киваю.

— Что произошло с твоей мамой?

Не осознавая, что задерживаю дыхание, я с придыханием, выпаливаю.

— Четыре года назад она попала в аварию и с тех пор сидит в этом кресле.

— Что произошло?

— Мама возвращалась поздно вечером домой с работы. Когда она вышла из автобуса и хотела перейти дорогу, ее сбила машина и протащила несколько метров. Это был гребаный мажор на «Феррари». К счастью, она выжила. Но, вероятно, никогда снова нормально не сможет ходить. Для этого необходима операция, которую мы не можем себе позволить. Он ударил ее по большой берцовой кости, которая теперь держится стальными дисками. Я полагаю, быть прикованной к инвалидной коляске, очень трудно для нее, но мама никогда не жалуется. Я восхищаюсь ею за ее мужество.

Джейден оперся на локоть и вытянул свои длинные ноги.

— У вас обеих хорошие отношения?

Я киваю.

— Да, мы классная команда. Даже если сначала было тяжело, когда она была так долго в больнице и после этого на реабилитации. К счастью, она получает небольшую пенсию.

— А что с твоим отцом?

— Он умер десять лет назад от рака. Я думаю, что все эти удары судьбы сплотили нас с мамой. А что с твоей мамой? — теперь мне любопытна его история, когда он знает мою.

— Моя мать просто оставила меня у Гарри и убежала. Она где-то вышла замуж за миллионера. Я прекратил с ней контактировать, все равно я ей только мешал.

Можно услышать, как это больно и тяжело для него, скрывать свою боль за неподвижной маской.

— Какого это, быть сыном спортивной звезды? — пытаюсь я направить нашу беседу в другом направлении и растягиваюсь рядом с Джейденом на одеяле. Мы лежим рядом, не прикасаясь друг к другу. Я не знаю, как происходит эта внезапная близость, но чувствую себя рядом с ним комфортно. Вероятно, у Джейдена происходит так же, потому что он лежит рядом со мной расслабленно и когда один из моих локонов оказывается на моей руке, он наматывает прядь на свой палец.

— Я вырос в Нью-Хейвене и ходил в школу, пока моя мать при разводе не отправила меня интернат. Гарри забрал меня оттуда обратно. Мы много разъезжали, но жили преимущественно здесь, до тех пор, пока четыре года назад не уехали в Испанию.

— Тебе там понравилось?

Он качает головой.

— Не очень. Я был рад оказаться здесь, даже если это звучит глупо. Здесь мой дом и здесь мои друзья.

— Ты говоришь о Бруклине?

На его губах мелькает косая ухмылка.

— Да, он настоящий дружбан. Хотя теперь мы, пожалуй, не проводим так много времени вместе, когда он вместе с Хоуп.

— Хоуп очень располагает к себе, — соглашаюсь я с ним.

— Однако, это уже маленькое чудо, что он с ней дольше года. Обычно парень никогда так долго с подругой не выдерживает. В Хоуп должно быть что-то особенное, — рассуждает он о моей подруге, и я обдумываю то, что, может быть, он преследовал ее и пытается через меня подойти к ней. Но пойдет ли он так далеко, чтобы отбить подругу у своего лучшего друга? Это, по крайней мере, объясняло бы его интерес ко мне. Было не в первый раз, чтобы парни ссорились из-за девушки. Однако я думаю, свой расчет он делает без Хоуп, потому что его не может прельстить красивое лицо или любое количество денег. Так же, как и меня.


Глава 5

Джейден

Карий цвет ее глаз преследует меня во сне. Как будто можно заглянуть в бескрайние глубины ее души. Обрамленные золотым ободком, который, кажется, светится.

Ава лежит рядом со мной так близко, что аромат ее волос попадает в мой нос и возбуждает меня. Я должен перевернуться на живот, чтобы скрыть предательские следы. Также как аромат ее кожи с кокосом заставляет меня поверить, будто бы мы находимся на Карибском море. То, что она лежит здесь рядом со мной, что она вообще приняла мое приглашение, граничит с чудом. По меньшей мере, после того, как девушка бросила на меня хмурый взгляд при нашей первой встрече в кафетерии.

О Боже, ее длинные ноги и бронзовая кожа по-настоящему меня заводят. Я так сильно рад, что снова буду в Нью-Хейвене, но я не был готов к Аве Роуч. Она красива как бабочка и так же раздражительна, как Кармен из оперы Бизе.

Все эти мысли одновременно мелькают у меня в голове, когда мы лежим на пикнике на одеяле. Она настойчиво протискивается вперед и сводит меня с ума. Как мне подвести ее к тому, что я могу ее поцеловать и не получить в ответ бурю негодования и оскорблений?

На помощь мне приходит случай, и на мою руку падает один из ее локонов. Я наматываю прядь на свой палец.

— Ты терпеть меня не можешь, и я спрашиваю себя, что я сделал, что оставил у тебя о себе плохое впечатление? Что я могу сделать, чтобы ты его пересмотрела?

Я вижу по ее взгляду, что предполагаю правильно. Она пытается это скрыть, но в действительности, ей это не удается. На ее прекрасных губах мелькает улыбка.

— Первое впечатление уже нельзя исправить. Признаю, что ты прав в своих догадках. Что не значит, что я тебя одобряю, — Ава не смотрит на меня, а дергает несколько травинок и дарит свое внимание им, а не мне, что меня зверски мучает.

— Тебе понравится еще немного сыра? — спрашиваю я и засовываю ей в рот один кубик сыра.

Она озадаченно всматривается в меня своими карими глазами, но потом улыбается и энергично жует. Я тем временем дальше перебираю ее волосы и приближаюсь к ней ближе. Я мог бы зарыться руками в ее волосы и притянуть ее к своему телу, но потом я моргаю и возвращаюсь обратно в реальность. К ее взгляду, который говорит мне, что она мне не доверяет.

— Что мне сделать, чтобы завоевать твое доверие?

— Почему ты хочешь его заслужить? — спрашивает она и делает глоток своей колы.

— Ты лучшая подруга Хоуп, и Бруклин мой лучший друг. Мне нравится, когда мы хорошо ладим. Мы не должны сразу пожениться, я просто хочу, что бы мы могли дружелюбно сказать добрый день, и для этого важно, чтобы ты сказала мне, что имеешь против меня.

— Правду? — она спрашивает меня, не моргнув глазом.

— И ничего иного, — я киваю и задерживаю дыхание, потому что напряжен оттого, что она выдвинет против меня.

— Я не люблю богатых щеголей, которые выставляют напоказ папины деньги и носят по жизни татуировки, как будто это их новая религия.

Вау, это уж слишком.

— Н, я ничего не могу поделать с тем, что родился и что мой отец был кем-то раньше. Мои татуировки – это моя религия, они много значат для меня и я ношу их не только для удовольствия, поэтому их тоже не скрываю.

Я говорю это так, как имею ввиду, при этом смотрю ей в лицо, которое так близко к моему. В первое мгновение я не знаю, что она думает, но потом Ава снова кивает и посвящает себя травинкам.

— Ты мог бы пойти в Йель? — неожиданно спрашивает она, и я удивляюсь, откуда она знает об этом.

— Да, но я отказался.

— Почему?

— Потому что они хотели не меня, а сына Гарри Стайлза, звезды тенниса. И я сказал нет. Я хорошо чувствую себя там, где я есть. Колледж «Элбертус Магнус» имеет хорошую репутацию. Хотя я там только один день, мне необыкновенно нравятся мои однокурсники.

Легкий румянец покрывает ее щеки, если я не ошибаюсь. Прядь ее волос все еще обернута вокруг моего пальца, и я притягиваю ее голову ближе к себе.

— Даже очень хорошо, несмотря на то, что я просто богатый сноб с шикарной тачкой, который оставляет плохое впечатление, — шепчу я ближе к ее губам и целую ее. Я очень осторожно касаюсь ее губ, контролируя, влепит ли она мне пощечину или сердито подскочит.

Однако ничего не происходит. Она не двигается, не вскакивает с криком, ничего из этого.

Ее губы настолько мягкие, что я не могу сопротивляться и приближаюсь к ней еще ближе. Я кладу свою руку ей на затылок, не могу ей насытиться. Мой язык разделяет ее губы, исследую рот, который имеет вкус колы. Ава медленно отвечает на поцелуй, двигает со мной в одном ритме и ласкает мои губы. Она просто обалдеть! так нежно и сладко, что я не могу сдерживаться. Но я не хочу отпугивать ее. Ава не девушка, которую можно иметь сразу, насколько мне известно. Она означает работу, тяжелую работу, пока она не позволить завладеть ее сердцем, и это точно то, чего я хочу в этот момент. Я хочу ее сердце, а не только ее рот или ее тело. Я. Хочу. Аву.


Глава 6

Ава

О, Боже, этот поцелуй – обалдеть, он лишает меня мыслей о том, что Джейден может быть заинтересован в Хоуп, в темные миры преисподней, откуда они пришли. У меня есть некоторый опыт с поцелуями, но здесь он был особого рода. Я бы даже пошла дальше и сказала, что это высший класс!

Поскольку я в этом участвую, то с трудом ощущаю, что не хочу прекращать целовать Джейдена. Для этого мне очень это нравится. Нравится, что парень кладет руки на мои волосы, и в остальном касается меня только губами. Он пытается не обострять обстоятельства, ласкает мой рот, заигрывает с моим языком.

После того, что ощущается вечностью, Джейден заканчивает поцелуй. Во мне сразу ширится такая пустота, что я почти следую за его губами, только чтобы продолжать наслаждаться его теплом. Черт, он этому научился в Испании или это природный талант?

— Вау, — непроизвольно вырывается из моего рта, я не планировала говорить так громко. Это просто вырвалось.

— Я хотел сказать точно так же, — шепчет он и при этом ухмыляется как маленький мальчик, которого поймали за руку в вазе с конфетами.

Тем временем он освобождает мои волосы и садится, глядя на небо, по которому тянутся темные облака.

— Нам пора складываться, чтобы оказаться дома сухими.

В молчаливом согласии мы собираемся и трогаемся в обратный путь. Мы кладем корзинку и одеяло на заднее сидение, и Джейден снова придерживает для меня дверь, что я нахожу очень предупредительным. Когда мой телефон сообщает о входящем смс, я смотрю, кто отправитель. В то же самое мгновение раздается другой сигнал, и Джейден вытаскивает смартфон из кармана своих брюк.

— Хоуп, — говорю я.

— Бруклин, — дополняет Джейден, и мы вместе смеемся.

***

Джейден выбирает для обратного пути другую дорогу и вскоре мы паркуемся на широкой дороге перед огромным бежевым домом.

— Здесь я живу, — объясняет он и выходит. Парень галантно открывает мою дверь и говорит, — пойдем, я покажу тебе.

Следующие полчаса мы проводим путешествуя по дому, который, должно быть, появился из журнала прекрасного жилья. Я спрашиваю себя, для чего двум людям нужны шестнадцать комнат? Большая кухня, которая, вероятно, еще не использовалась, что, кстати, жаль, потому что приготовление пищи здесь, определенно, доставило бы огромное удовольствие. Огромная гостиная с камином и большими окнами, которые выходят в сад с бассейном.

Комната Джейдена большая, приблизительно, как весь наш дом. У него огромная кровать и телевизор с плоским экраном, музыкальный центр и куча книг, которые нагромождены рядом с современным письменным столом и стулом.

— Извини, еще не все полностью обставлено, мы снова живем здесь только неделю.

— Все ок, у тебя клевая комната, особенно то, что она такая огромная.

Я мысленно отмечаю, что никогда не покажу ему мою, потому что по сравнению с ней это лишь чулан. Я несколько неуверенно стою в комнате и засовываю свои руки в задние карманы джинсов.

Небольшим пультом дистанционного управления Джейден включает тихую музыку и из динамиков звучать первые ноты «Butterfly». Я смеюсь.

— Я загрузил ее специально для тебя, сладкая малышка.

— Ты абсолютно невозможен, — стону я, но Джейден только смеется и тянет меня в свои объятия.

— Иди ко мне, бабочка.

Он начинает слегка раскачивать бедрами, и я не могу ничего другого, кроме как следовать за ним. Он отличный танцор. Я обнимаю его за шею и отдаюсь музыке. Капли звонко барабанят по окну, мы только отдаленно воспринимаем то, что снаружи бушует гроза. Мы все еще танцуем, тесно прижавшись, хотя уже играет другой ритм. В его руках я чувствую себя комфортно, он ненавязчиво и не спеша гладит меня по спине. Там, где наша кожа соприкасается, будоражит как прохладный «Fassbrause» (прим.пер.: бочковая шипучка, газированный безалкогольный напиток с добавлением безалкогольного пива, трав и специй). Моя голова лежит на его груди. Хоть я не маленькая, Джейден выше меня на голову.

— Ты чудесный танцор, — я хвалю его и смотрю на него вверх. Его глаза темные и немного затуманенные.

— Только если я танцую с тобой, — отвечает он и целует меня. Я не могу иначе, хочу этого поцелуя. Куда только испарилась моя первоначальная антипатия к Джейдену, я знаю только, что она исчезла как ноябрьский туман в утреннем солнце. И там она и должна остаться.

Его поцелуи так хороши на вкус, а его руки заставляют мое тело дрожать. Я перебираю волосы на его затылке, на большее мне просто не хватает смелости. Слишком много мыслей проносится в моей голове.

Кажется, дождь медленно ослабевает, и я боюсь, что Гарри может стоять в дверях и застукает нас за тисканьем. Я осторожно освобождаюсь от рта Джейдена.

— Мне нужно потихоньку домой.

Глубокий вздох и Джейден кивает.

— Да, вероятно, так лучше, иначе мы окажемся там.

Его взгляд падает на гигантскую кровать.

— Мечтай дальше, — усмехаюсь я и направляюсь к машине.

***

Когда мы подъезжаем, перед моим домом на въезде в гараж стоит чужая машина. Темный спортивный автомобиль.

— У мамы гость? — скептически спрашиваю я, когда выхожу.

— И я даже знаю, кто это, — говорит Джейден не менее скептически.

В гостиной мы наталкивается на маму и Гарри. Мы озадаченно останавливаемся в дверном проеме.

— Привет, вот и вы. Гарри заехал ненадолго, — говорит моя мама, как будто его присутствие требует объяснения. Это звучит немного взволнованно, кажется, мы помешали им в чем-то не приличном.

— Да, мы тоже смогли избежать дождя, — Джейден вопросительно смотрит на своего отца.

— Как прошел ваш пикник? — хочет узнать мама.

— Очень замечательно, — киваю я и смотрю на Джейдена, который не может подавить улыбку.

— Я как раз сейчас ухожу. Подумайте над моим предложением, Айрленд, — Гарри пожимает маме руку, и на мой взгляд, слишком долго ее задерживает. Он кивает мне и говорит Джейдену вполоборота, — пока, сын, — затем Гарри исчезает.

— Я тоже ухожу, — говорит Джейден и приветственно поднимает руку, отчего моя мама расплывается в улыбке.

Я сопровождаю Джейдена к двери и выхожу с ним наружу.

— Это был прекрасный день, сладкая малышка.

Он щелкает мне по носу указательным пальцем.

— Да, мне тоже так кажется.

— Увидимся завтра в колледже, — парень наклоняется вперед, целует меня в щеку и тоже исчезает.

***

Я возвращаюсь назад с его поцелуем, и мой мир вдруг становится совершенно другим, чем несколько часов назад. Я даже не могу перезвонить лучшей подруге.

В эти выходные моя мать приняла гостей больше, чем в прошлом за целый год и ее лицо горит, как будто она смотрела в жерло действующего вулкана. Что-то здесь совершенно вышло из-под контроля, и пришло время пойти на дно некоторым вещам.

Я смотрю на маму вопросительно.

— Хочешь что-нибудь поесть? — спрашиваю я, на что она качает головой.

— Нет, спасибо. Гарри принес пиццу.

Тогда посещение все-таки было не случайным.

— Гарри принес пиццу? — повторяю я вопросительно как свихнувшееся эхо. — Мама, что происходит? Чего он хочет от тебя?

Она едет на инвалидной коляске к окну и смотрит на улицу в наш сад, который довольно унылый, потому что мне просто не хватает времени, чтобы регулярно косить газоны или сажать цветы, а затем их поливать.

— Ты знаешь, я думаю, Гарри одинок, хотя он так известен. Он любезен и я с удовольствием с ним беседую. Что такого, если он однажды зашел?

Я сажусь на диван и подтягиваю ноги.

— Ничего, мам, — я громко вздыхаю, — я только не хочу, чтобы тебе причинили вред.

— Ава, посмотри на меня. Может быть, я сейчас вполне сносно выгляжу, но я сижу в инвалидной коляске и вероятно никогда не буду в состоянии ходить. Поверь мне, я последний человек, который питает какие-то сумасшедшие надежды. Гарри привлекательный мужчина, способный на каждом углу найти женщину, которая может использовать свои ноги. Я знаю потребности мужчины и знаю, что в этом отношении я могу предложить немного. Поверь мне, ничего кроме доброжелательности в этом нет.

Я встаю и обнимаю ее. Как я ее люблю. Если бы не произошла эта авария, она была бы женщиной, о которой бы мечтал Гарри Стайлз.

— А теперь расскажи мне, как прошел ваш пикник?

***

Когда я звоню Хоуп, то почти роняю свой мобильник, так громко она кричит от радости, что я, наконец-то, вернулась к ней. Подруга, конечно, хочет все знать, и она обращается к совести-ближайшей-подруги, но я не осмеливаюсь рассказывать ей о поцелуях и танце в комнате Джейдена. Оставляю ее в убеждении, что я его терпеть не могу и чувствую себя как предательница.

— И Джейден ничего не пробовал? Ава, ты не можешь не рассказывать мне. Брук говорит, что он раньше был сердцеедом, почему он должен был измениться в Испании? Я должна думать обо всех чистокровных испанских женщинах.

— Вот именно, — я пытаюсь увернуться, — Хоуп, я должна еще сделать кое-что для моих курсов, увидимся завтра, — пытаюсь я ее прервать.

— Хорошо, но завтра я хочу точный отчет.

Я закатываю глаза.

— Понятно, увидимся.

***

Погруженная в мысли, я вытягиваюсь на кровати. Мне совершенно не нравится это дело. Эй, я имею в виду, что было такого особенного у мамы или у меня? Для меня все было бы проще, если бы я не хотела Джейдена. Теперь мне все труднее становится вспоминать мою первоначальную антипатию к нему. Что мне совсем не подходит. Я не могу воспользоваться таким развлечением. Колледж достаточно напрягает, не говоря уже о «Файрворк», или что я должна заботиться о маме. Где я должна еще откопать время для друга?

Эй, что за мысли? Кто здесь говорит о друге? Я со смехом качаю головой. Как будто парень как Джейден, красивый, богатый и чванливый, был бы действительно заинтересован в девушке как я. Как будто бы я когда-то принимала себя в расчет как подругу, даже если он тысячу раз утверждает обратное. Теперь это действительно смешно, и я сразу выкидываю такие мысли из головы. Мама права, мужчины Стайлз просто красивые, но они играют совершенно в другой лиге.


Глава 7

Джейден

Я яростно хлопаю дверью машины, когда приезжаю домой. «Порш» Гарри стоит перед гаражом, значит он здесь. Большими шагами я направляюсь прямо в его рабочий кабинет и захожу в него без стука. Гарри звонит, но прерывает разговор, когда я вхожу.

— Я перезвоню позже, — говорит он и вешает трубку.

— Что это значит? — наезжаю я на него.

Он осторожно поднимается и обходит свой письменный стол, садится на край и скрещивает руки на груди.

— Возможно, ты немного уточнишь свой вопрос?

Я раздраженно сжимаю свои кулаки.

— Почему это должна быть именно она?

— Она?

— Айрленд! Почему мать Авы? Что ты хочешь от нее?

Гарри удивленно поднимает бровь. Я смотрю на его лицо, хорошо загоревшее на открытом воздухе от большого количества игр в теннис. Для своих почти пятидесяти лет он все еще выглядит молодым.

— Такой же вопрос: что ты хочешь от ее дочери Авы? — спрашивает он вместо того, чтобы отвечать мне.

Я открываю свой рот, но снова его закрываю. Вероятно, я выгляжу как рыба на песке. Да, точно, что я, собственно, хочу от Авы? Ее дружбу, ее тело, ее любовь? Вероятно, все сразу, но это его не касается.

— Она лишь друг.

— Ха, — выкрикивает Гарри, — это откровенная ложь, сынок. Я знаю тебя лучше, чем ты сам себя, Джи-Джи. Ты пускаешь слюни изо рта, если только слышишь ее имя. Ты влюбился в эту девушку. Можешь даже не отрицать.

— Мне жаль, пап. Но я думаю, что ты кое в чем ошибаешься, — я пытаюсь его отговорить.

— Не называй меня папа, это напоминает мне о том, что я старею.

— Черт, ты стар. Извини, что я говорю так грубо, но ты не понимаешь, что случилось с Айрленд.

— Ты говоришь загадками, сынок.

— Айрленд сидит в этой проклятой инвалидной коляске, потому что четыре года назад ее сбила машина.

Гарри щурит глаза.

— Откуда ты это знаешь?

— Мне рассказала Ава.

— Что ты знаешь об этой аварии?

— Не много, но того, что я знаю, достаточно. Это случилось поздно ночью, и это была «Феррари».

На мои глаза наворачиваются слёзы, и без дальнейших комментариев я убегаю в свою комнату и бросаюсь на кровать. При этом я приземляюсь на пульт дистанционного управления, который запускает музыкальное оборудование. Снова звучит «Butterfly» группы «Crazy Town», и я вижу перед собой, как Ава танцует под нее в своем доме. Проклятье, действительно, лучше, если Ава останется при своем мнении обо мне, что я изнеженный щеголь на шикарной тачке. Все остальное я не заслуживаю, и я понятия не имею, как я смогу ей это разъяснить. Хоть волком вой.

***

Рано утром будильник вырывает меня из моего сна. Я выгляжу дерьмово. Даже после душа и крепкого кофе мои глаза все еще опухшие и красные, как у девчонки. Где мои солнечные очки?

Машина Гарри блокирует мою Ауди, поэтому я просто еду в колледж на Порше, вероятно, отец обойдется сегодня пикапом.

На стоянке я встречаю Бруклина, который курит сигарету с Эштоном Бернсом.

— Вы должны сделать себе одолжение и бросить курить, — ворчу я.

— Черт возьми, Джи-Джи, ты такой проповедник здоровья, а сам выглядишь так, как будто всю ночь зависал, — говорит Эш и громко смеется.

Хотя пошел дождь, я надеваю свои солнечные очки, чтобы никто не мог видеть мои глаза. Лекция скоро начнется и мы направляемся к входу. Мы опаздываем, но позади нас кто-то еще также спешит.

— Шикарные очки, — шепчет мне кто-то в ухо и бежит дальше.

Ава.

— Доброе утро, — бормочу я и медленно продолжаю свой путь на первый этаж.

***

Я вхожу в аудиторию и выискиваю своими глазами Аву. Она сидит у окна справа в заднем ряду и место рядом с ней свободно.

— Эй, если ты хочешь чему-то научиться, то не должна сидеть на последнем ряду, — говорю я и сажусь на свободное место.

— А почему тогда ты садишься сюда? — спрашивает она, улыбается мне и убирает свою сумку на другую сторону. Вау, эта улыбка просто срубает меня.

— Я уже все знаю, я гений.

По ее лицу заметно, что она не совсем мне верит. Я снимаю очки как раз перед тем, как профессор Лоран входит в помещение.

— Ты плохо спал, — тихо утверждает Ава, когда испытующе смотрит мне в глаза.

— Нет, — отвечаю я односложно.

Девушка принимает это к сведению и, кажется, следит за лекцией, но в действительности, она снова осматривает меня.

— Почему нет? — тихо спрашивает она.

Она хуже, чем инквизитор.

— Я поспорил с Гарри.

— О чем?

— Разные мужские дела.

Ава не пронизывает меня взглядом дальше, и я надеюсь, что она удовлетворена моим ответом.

Когда она перебрасывает свои длинные волосы через плечо, до меня доносится ее аромат и пронизывает мой пах. Лучше всего я бы перебросил ее через плечо и унес бы из колледжа, но, пожалуй, это останется лишь желанием. Ава сконцентрирована на обучение, и я не думаю, что смогу выманить ее отсюда, при этом у меня есть срочные вопросы, которые я должен с ней прояснить.

— Мистер Стайлз, я знаю, что ваша новая и довольно красивая соседка по парте может быть восхитительным отвлечением, но было бы неплохо, если бы вы смогли уделить свое внимание мне.

Профессор Лорен возвращает меня обратно в реальность и вызывает в отношении меня смешки сокурсников.

— Я весь во внимании, профессор, — говорю я и шепчу Аве, — ты что-нибудь планируешь после уроков?

Она слегка качает головой.

— Я буду ждать тебя на стоянке.


Глава 8

Ава

Я покидаю колледж через задний выход, который ведет прямо к стоянке, и вижу, как Джейден ждет меня в машине. Занятия закончились час назад.

— Твоя машина здесь? — спрашивает он.

— Нет, я всегда бегаю. Это недалеко и так я экономлю бензин.

Он берет мою руку и тянет меня к машине, которая вечером стояла у нашего гаража. «Порш» Гарри.

Джейден придерживает мне дверь.

— Садись.

— Что с твоей машиной? — спрашиваю я с любопытством.

— Гарри заблокировал ее сегодня утром. Хочешь есть?

Я пожимаю плечами.

— Даже не знаю.

— Давай поедим. Или ты должна идти домой?

— Нет. Сегодня у мамы физиотерапия. Они забирают ее и отвезут домой, до шести вечера она не вернется.

— Хорошо, тогда у нас есть время.

***

Мы останавливаемся в ресторане для автомобилистов и заказываем куриные крылышки и колу, а затем едем дальше.

— Куда мы едем? — спрашиваю я, но Джейден лишь качает головой со смехом.

— Мисс Роуч, пожалуйста, не будьте любопытной, — затем он газует, и меня вжимает в сиденье.

Мы едем в Морс Бич в Западном Хейвене. Джейден извлекает из багажника покрывало, если можно говорить о багажнике в этой машине. Я хватаю еду, и мы вместе сбегаем к морю. Мой мобильный телефон дает сигнал о поступившем сообщении. Я смотрю: Хоуп.

ОН ДЕРЖАЛ ТВОЮ РУКУ!!!

О, как всегда, три восклицательных знака. Было созвано Большое Жюри (прим.пер.: Большое жюри является юридическим органом, уполномоченным проводить официальные процедуры и расследовать потенциальное преступное поведение, а также определять, следует ли возбуждать уголовные дела). Я кладу телефон обратно и снова ухмыляюсь.

Погода хорошая, сегодня утром прошли тяжелые дождевые тучи, и к нам доносится легкий бриз с моря. Мы едим в спокойном согласии, но я этого долго не выдерживаю и поэтому спрашиваю:

— Почему ты это делаешь?

Джейден смущенно смотрит на меня.

— Что ты имеешь в виду?

— Почему ты встречаешься со мной? Танцуешь со мной? Джейден, я не понимаю, чего ты от меня хочешь? Я не любезна с тобой, и я не богата.

Он недолго смотрит на меня и задумывается.

— Я люблю твои волосы и запах твоей кожи. Ты думаешь, я не могу узнать того, кто имеет деньги? — он вытирает свои пальцы салфеткой и придвигается ко мне так, что наши бедра соприкасаются. — Ты спрашиваешь себя, что я от тебя хочу? Тебя, Ава. Я хочу тебя.

— Меня? С какой стати?

О, Боже, Роуч! Что за глупый вопрос.

— Я хочу проводить свое время с тобой, хочу целовать тебя, ласкать тебя и спать с тобой.

Он говорит это на одном вдохе и при этом смотрит мне глубоко в глаза.

Я нервно отпиваю от своей кока-колы, потому что в моем горле сухо, и я не знаю, что я должна на это ответить. Я смущенно откашливаюсь.

— Ты слишком прямолинейный, — отвечаю я минут через пять.

— Я лишь честен.

Да, он таков.

— Джейден, ты уже почти неделю в городе. Ты не думаешь, что здесь есть масса девушек, которые хотят тебя снова увидеть?

— Здесь есть только один друг, который мне дорог, и это Бруклин. Ты первая девушка, которая не знала кто я или кто мой отец. Я даже не нравлюсь тебе.

И это причина, которой для него достаточно, чтобы спать со мной? Ну, разве не больной! Поэтому его утверждение полностью не верно. Я чувствую себя рядом с ним очень здорово. Джейден – самый волнующий парень из тех, которые встречались мне раньше. Не потому, что у него миллионное состояние. Все в нем совершенно меня заводит: его таинственное, одинокое обаяние, его манера двигаться, танцевать, целовать меня, и, да, доводить меня до бешенства.

Внезапно я осознаю, что нахожусь на верном пути, чтобы влюбиться в него.

Он проводит своим большим пальцем по моей щеке.

— Скажи что-нибудь, — говорит он, и я думаю, что Джейден неожиданно испытывает легкое смущение. Его лицо очень близко к моему, и я вдыхаю его аромат, который заставляет меня дрожать.

— Поцелуй меня, — прошу я и удерживаю его взгляд.

***

Мне не приходится просить дважды. Джейден прижимается своими мягкими губами к моим. Мне нравится его способ подходить к делу. Прямо, бескомпромиссно и интенсивно. Я никогда еще не знакомилась с парнями как он. Я падаю обратно на покрывало, и Джейден следует за мной, не отрываясь от моих губ. Своими пальцами он пробирается под мою рубашку и гладит мою кожу. Желание почувствовать его кожу становится все сильнее, и я нетерпеливо дергаю его футболку.

— Давай убираться, пока нас кто-нибудь не увидел, — бормочет он и неохотно оставляет меня.

Да, мы, конечно же, не хотим рисковать тем, что Джейдена увидят со мной, горько мелькает в моей голове.

— Что случилось? — спрашивает он, когда видит выражение моего лица.

— Ничего.

— Эй, сладкая малышка, — он держит мою руку, когда я хочу дотянуться до покрывала.

— Оставь меня и лучше поторопись, пока тебя действительно кто-нибудь со мной не увидел, — сердито выдавливаю я.

Я хочу как-нибудь освободиться от него, но Джейден сильнее меня и тянет меня в свои объятия, которые охватывают меня как железные скобы.

— А теперь подожди-ка минутку, потому что я не это имел в виду. Я просто хотел сказать, что если мы поскорее не появимся в моей комнате, то мы получим секс под открытым небом, где нас каждый может увидеть. И я больше не могу долго сдерживаться, а именно потому, если ты хочешь знать, что ты так сильно меня заводишь. Я хочу тебя, во что бы то ни стало. Уже достаточно того, что я только смотрю в твои глаза. То, что я хочу отсюда уйти, не имеет ничего общего с тем, что я не хочу с тобой видеться. Как только ты додумалась до такой ерунды?

Он кладет свой палец под мой подбородок и приподнимает мое лицо, а затем снова меня целует. В общественном месте, долго и нежно.

***

Мы направляемся в Ньюхоллвилл и мой взгляд падает на интригующие часы в бортовом компьютере автомобиля.

— О, уже седьмой час, мне нужно домой, — робко говорю я.

— Позвони своей маме и скажи, что придешь позже, — он не просит, а командует.

— Я не могу, отвези меня домой.

— Ты все еще злишься на меня?

— Нет, Джейден. Но я должна заботиться о своей маме.

Это надуманное оправдание, но я не могу придумать ничего лучше. Мне нужна тишина, чтобы обо всем подумать.

Джейден сдается и движется к нашему дому. Когда мы поворачиваем на улицу, то уже издалека видим на дорожке к гаражу черный пикап. Мы безмолвно смотрим друг на друга, и оба знаем, что это значит. Джейден не останавливаясь газует и едет дальше.

— Пожалуй, там уже кто-то заботится о твоей маме.

***

— Что Гарри хочет от моей матери? — задавая вопрос, я не решаюсь смотреть на Джейдена. — Я имею в виду, эй, она в инвалидной коляске, и двигаться может очень ограниченно. Хотя она может одна ходить в туалет, но большую часть времени она находится в инвалидной коляске. Твой отец – спортсмен. Движение – это его жизнь.

Джейден с такой силой переключает передачу, что почти можно почувствовать его гнев.

— Она твоя мать, — как будто это все объясняет. Джейден видит мой вопросительный взгляд. — В конце концов, я тоже влюбился в тебя, почему у Гарри с твоей мамой все должно идти по-другому?

— О, Боже, Джейден. Я действительно не хочу думать о личной жизни моей матери.

Он въезжает по подъездной дорожке до своего дома и паркуется перед гаражом. Это действительно впечатляющая вилла. Мы выходим, и Джейден ведет меня на кухню, где мы встречаем женщину с седыми волосами.

— Линда, я могу представить тебе Аву?

— Ава, это Линда, наша экономка.

Женщина, примерно шестидесяти лет, вытирает свои руки и любезно протягивает мне одну из них.

— Ава, приятно встретиться с вами, — говорит она мягко и нараспев, что наводит на мысль о южных штатах.

— Ава моя девушка, — объясняет Джейден и обнимает меня за плечи своей рукой.

— Это меня радует, Джейден, — она смотрит на него, и он целует меня в щеку.

— Вы голодны? Я разогрею запеканку.

— Нет, спасибо, Линда. Мы уже поели. У тебя есть идеи, где Гарри?

При этом вопросе мое дыхание останавливается.

— Он уехал с куском запеканки к подруге. Я не должна его ждать.

Джейден кивает и смотрит на меня.

— Спасибо, Линда. Тогда мы будем наверху.

— Утром я приготовлю вам перед школой завтрак.

Кажется, она находит удовольствие в том, чтобы кого-то угощать. Я же, напротив, смущенно смотрю в пол, потому что я не собиралась здесь оставаться. Джейден берет меня за руку и тянет к большой изогнутой лестнице, которая ведет на второй этаж.

Я чувствую себя в высшей степени плохо. Я не могу идти домой, потому что там сидит Гарри, и что я должна делать у Джейдена, я совершенно не знаю.


Глава 9

Джейден

— Эй, бабочка, иди ко мне! — я вижу, как Ава нерешительно стоит в моей комнате и не знает, должна ли она уходить или остаться. Конечно, я за то, чтобы она осталась.

Попутно я могу отлупить Гарри. Понятия не имею, что это должны быть за действия с Айрленд. Черт, у него есть все основания для того, чтобы держаться подальше от этой женщины, как и у меня. На самом деле, я также должен был бы избегать ее дочь, но не могу. Я хочу ее здесь, рядом с собой, лучше всего днем и ночью.

— Ты думаешь, это хорошая идея, что я здесь? — тихо спрашивает Ава.

— Пожалуйста, иди сюда ко мне, — я подаю ей свою руку и тяну ее к себе на кровать. — Я хочу быть с тобой очень близко, обещаю не искушать тебя, только останься сегодня со мной.

Девушка нерешительно смотрит на меня.

— Я не могу. Я должна заботиться о маме.

— Ты не думаешь, что твоя мама достаточно взрослая для того, чтобы провести вечер одной? Кроме того, с ней Гарри. Напиши ей смс, что ты со мной. Тогда она не будет волноваться.

— Но тогда Гарри будет знать, что я здесь.

— Он привык, что я... — я смотрю на нее и замолкаю. — Я имею в виду, что раньше у меня часто были гости, но это было давно. Я хочу, чтобы ты осталась. Пожалуйста, Ава.

Провожу своей рукой по ее волосам, которые на ощупь такие шелковистые.

— Я не буду с тобой спать.

— Я не буду начинать никаких попыток, — заверяю я и скрещиваю два пальца. Даже если она не хочет мне верить, я вполне серьезен. Для начала я буду довольствоваться тем, чтобы только держать ее в своих объятиях.

Она неловко достает из кармана телефон и пишет смс. После того, как Ава отправляет его, то откладывает телефон и выжидающе смотрит на меня.

— Так что ты хочешь делать? Слушать музыку, смотреть телевизор или все-таки, секс?

— Джейден!

Я смеюсь, тяну ее в свои объятия и хватаю телевизионный пульт.

— Шучу, давай посмотрим что-нибудь по телеку.

***

Мы лежим одетыми на моей кровати и смотрим передачу о животных на канале «Национал Географик», который представляет милых детенышей шимпанзе, от которых сердце Авы тает. Она совершенно очарована и мне нравится наблюдать за ней. Со временем девушка становится в моих руках все расслабленнее. Я могу сказать это по ее легкомысленному смеху, и тому, как она бессознательно скользит своими пальцами по тату на моей руке. Это соприкосновение как бальзам, который ложится на мою душу, потому что я до сих пор невероятно зол на Гарри. Почему он не может держаться подальше от Айрленд? Он что, собирается задержаться рядом с ней? Это опасно, почему он не хочет этого понять?

— Оставайся сегодня ночью у меня, — тихо шепчу я, когда заканчивается передача. Ава ищет новый канал и останавливается на МТВ.

Девушка поднимает на меня глаза.

— Я не знаю, — говорит она, но при этом кладет одну свою ногу мне на колени, поэтому наполовину лежит на мне.

О, Ава, не очень хорошая идея. Чувствую ее тело на своем, и это возбуждает меня, а в ее глазах я вижу, что она чувствует то же самое. Я сглатываю. Черт, никогда еще в своей жизни я так не жаждал женщину, как Аву. Должно быть, она это также почувствовала.

— Я знаю, что обещал тебе не предпринимать никаких попыток, но если ты и дальше продолжишь так на меня смотреть, я не смогу ничего гарантировать. Ты и понятия не имеешь, с каким бы удовольствием я спал с тобой.

Ава поднимает свою руку и проводит по линии моего подбородка, где уже отросла небольшая щетина.

— Тогда скажи мне как сильно.

— Вечером в «Файрворк», когда этот бармен обжимался с тобой, я сходил с ума от ревности. Никто не должен танцевать с тобой, я хотел быть тем, к кому ты прижимаешься своим телом. Поэтому я танцевал с тобой. Я не могу выносить то, что тебя касается и рассматривает другой. Я хочу, чтобы ты принадлежала только мне. Я знаю, что это слышать неприятно, но это то, что я к тебе чувствую, Ава.

— Да, Джейден, это, действительно, не разумно. Но я знаю, как можно тебе помочь, — говорит она и улыбается мне.

О, Боже, за эту улыбку можно достать с неба звезду. Она скользит по моему телу и целует меня. Очень робко, но когда Ава понимает, что это то, чего я хочу, она становится смелее, а ее поцелуи более требовательны. Я не уверен, является ли это приглашением, но прежде чем даже могу подумать об этом, чувствую, как девушка расстегивает пуговицу на моих джинсах и просовывает свою руку в мои брюки. Если я тут же это не прекращу, то быстро кончу.

— О, Боже! — стону я и расстегиваю ее рубашку.

Под ней обнажается гладкая загорелая кожа. Ава носит белый кружевной бюстгальтер, который приподымает ее грудь немного верх. Я целую ее безупречную кожу, протягивая влажный след от ее шеи до ключицы, а затем к ее животу. Девушка тяжело дышит и зарывается своими руками в мои волосы. Кокосовый запах ее кожи меня реально убивает. Слегка кусаю ее живот и заставляю Аву от этого громко смеяться. Да, она должна принадлежать мне, безразлично, что произойдет после этого.

Я нетерпеливо снимаю с нее джинсы с тонкими белыми стрингами. Восхищаюсь ее стройными длинными ногами и прокладываю по внутренней стороне ее бедер дорожку из влажных поцелуев. Ава садится и снимает бюстгальтер. Я могу только пристально смотреть на нее, потому что поражен ее страстным телом, в то время как она нетерпеливо стягивает с меня рубашку.

— Эй, я не хочу быть здесь одна без одежды.

Я только рад приглашению. Быстро освобождаюсь от оставшегося белья и перекатываюсь на Аву. Ее кожа теплая и мягкая. Возбужденный я лежу на ней, ее ноги уже немного раздвинуты, лишь одно небольшое движение и я без труда скользну в нее, но Ава удерживает меня.

— У тебя есть презерватив?

Мой разум возвращается. Боже, я чуть не вошел в нее без защиты, со мной такого никогда не было. Еще одно доказательство того, что она делает из меня безумца.

— Конечно, — киваю я и роюсь в ящике тумбочки. Вскоре я обнаруживаю там пакетик и торжествующе поднимаю его вверх.

— Не можешь побыстрее? — стонет Ава и вызывающе мне улыбается.

— Зачем? Ты планируешь на сегодня еще что-то? — спрашиваю я и подчеркнуто медленно открываю пакет.

— Я хочу чувствовать тебя в себе, и немедленно.

— Как прикажет дама, — тихо говорю я и натягиваю резину.

Я тоже не могу ждать и когда снова склоняюсь над ней, Ава поднимает свои бедра навстречу мне так, что я, наконец, могу проникнуть в нее. Ее тело слегка дрожит, ее рот прижат к моей шее, и я чувствую ее влажные губы на своей коже, которая покрывается мурашками, когда она сосет ее.

— Мне нравится так тебя чувствовать. Я представлял, как это было бы, но об этом я не смел мечтать, — стону я, потому что Ава настолько тугая, что я едва ли решаюсь двигаться в ней, я просто хочу получить наслаждение. Но потом девушка начинает медленно извиваться подо мной, и кровь шумит в моих ушах, а ее тихие вздохи в моем ухе заставляют меня с силой сдерживаться, чтобы не кончить сразу. Внезапно Ава обвивает своими длинными ногами мои бедра, чтобы принять меня глубже в себя, и по ее горячему дыханию я понимаю, что она уже тоже близка к завершению.

— О, Джейден, я не могу больше ждать, — шепчет она и выгибает свою спину.

— Я тоже! — стону я и делаю еще несколько более сильных ударов и, наконец, изливаюсь в нее, пока она содрогается, выгибается и выкрикивает мое имя.


Глава 10

Ава

Рассеянный прямой свет восходящего солнца светит мне в лицо. Я чувствую тепло другого тела у моей спины и руку Джейдена, которой он обнимает меня за талию и прижимает к себе, как будто хочет помешать в своем сне тому, чтобы я сбежала.

Хочу ли я этого? Я спала с Джейденом, которого еще несколько дней назад считала хвастуном и на дух не переносила. Но теперь я здесь и снова его хочу. Дьявол, как он только умудрился сделать так, что мое тело изнывает по нему, и в моей голове больше нет никаких мыслей, кроме как о нем? Насколько я на самом деле не хотела сюда приходить, но теперь я лежу здесь, в его объятиях и я счастлива. Да, я даже улыбаюсь при этой мысли.

Я СЧАСТЛИВА! Не потому, что это был лучший секс в моей жизни, и не потому, что это был лучший секс в моей жизни три раза, а потому, что у меня есть чувство, что я наконец-то нашла кого-то, чье сердце бьется, как у меня. Джейден показал мне совершенно другоё своё «Я». Нежное, дикое и, одновременно, уязвимое «Я». Я смогла заглянуть за его хладнокровную маску, сумела увидеть реального Джейдена, а не эту наклейку богатого сына теннисной звезды. И человек за маской - это тот, кого стоит любить. О, Боже, слово на «л». Только не думаю, что это слово на букву «л». Для этого еще слишком рано. Потому что я до сих пор еще не думала об этом с типами, с которыми я спала и просто не знаю, почему сейчас это пришло мне на ум. Дерьмо, это совсем не хорошо.

Я тихо пытаюсь выбраться из постели, но в тот момент, когда я двигаюсь, его рука крепче сжимается вокруг моей талии.

— Ты куда? Еще только половина шестого, — стонет Джейден сонным голосом.

— Мне нужно домой, принять душ и переодеться.

— Душ ты можешь принять здесь, со мной, — ухмыляется парень и крепко целует меня в шею. — Доброе утро, сладкая малышка.

Это так хорошо, я поворачиваюсь в его руках.

— Доброе утро.

— Я не хочу, чтобы ты уходила. Мы не можем остаться здесь и никогда больше не вылазить из кровати?

Я смеюсь.

— Нет, Джейден, этого мы не можем. Представь, если меня увидит твой отец.

— Мой отец живет абсолютно в другой части дома, иногда я не вижу его днями. Давай, примем душ, потом я отвезу тебя домой, чтобы ты смогла переодеться. Но сначала мы должны позавтракать, иначе Линда рассердится.

***

Джейден оставляет меня дома и едет дальше в колледж. Мои занятия сегодня начинаются со второй пары, и я радуюсь этому промежутку, в котором очень нуждаюсь.

Я пробираюсь в дом как воровка, но мама уже встала и ждет меня на кухне.

— Привет, мое сокровище, — приветствует она меня в хорошем настроении.

— Привет, мам. У тебя все хорошо? — я сажусь к ней за кухонный стол.

— Все замечательно.

— Как прошла физиотерапия?

— Хорошо, я делаю успехи. Гарри отвез меня туда, кстати, и ждал меня там, — она смущенно усмехается.

— Дай угадаю, и при этом у него была запеканка.

— Откуда ты это знаешь?

— У меня свои источники.

— Ты ночевала у Джейдена? — своими большими глазами она с любопытством смотрит на меня, и я чувствую, что это значит меньше, чем следовало.

— Да, — киваю я, отрицать это все равно бессмысленно. — Я была с Джейденом всю ночь.

— Он тебе нравится?

— Да, хотя и не хотела этого, но он мне нравится, даже очень.

Мама кладет свою руку на мою.

— Дорогая, я рада, что теперь есть кто-то, кто что-то для тебя значит.

— Ты для меня что-то значишь, — говорю я и пожимаю ее руку.

— Ты знаешь, о чем я. Я должна тебе кое-что сказать.

Мама садится прямо и выглядит совершенно взволнованной. О, Боже, я надеюсь, что она мне сейчас не признается, что Гарри оставался здесь. Я напряженно задерживаю дыхание.

— Гарри предложил мне работу, — ее глаза светятся.

— Работу? — спрашиваю я удивленно, — какую?

— Ну, не как нового партнера по теннису, — смеется она. — Он открывает теннисный лагерь и хочет, чтобы я выполняла для него канцелярскую работу. Это сидячая работа, и он предложил забирать меня и отвозить домой. Что ты на это скажешь? Я бы получала хорошую зарплату. Ты могла бы тогда отказаться от работы в «Файрворк» и полностью сконцентрироваться на колледже.

Ее щеки покраснели, а глаза светятся как драгоценные камни. У меня не хватает духа ей сказать, что я думаю, что это не совсем хорошая идея.

— Это не будет для тебя слишком утомительно? — спрашиваю я вместо этого.

— Нет, это было бы в течение трех дней в неделю. Я чувствую себя такой бесполезной и хотела бы воспользоваться случаем.

Я киваю. Конечно, я могу ее понять, но мне не нравится эта история. Мне интересно, что может за этим скрываться. Гарри может найти кого-то без проблем, почему он зациклился именно на моей маме?

***

Во время перерыва я сижу вместе с Хоуп в кафетерии. Мы обедаем, и я не должна задавать наводящие вопросы, потому что за столом сидит Кейт. Но я вижу, что Хоуп едва может сдерживать свое нетерпение. Когда Бруклин и Джейден также присоединяются к нам, она подозрительно меня разглядывает.

— Привет, Джейден, — говорит Кейт и встает у него на пути, когда он хочет сесть за наш стол. — Я просто хотела сказать, что твой танец в пятницу в «Файрворк» был просто суперским. Если ты ищешь кого-то, кто устроит с тобой пикник, то тебе только нужно сказать, — прошептала она.

Джейден поднимает в защитном жесте руки.

— Мне очень жаль, Кейт, но пикник уже прошел вчера вечером с моей подругой.

Приветливая улыбка на лице Кейт исчезает.

— У тебя есть девушка? Это что-то совершенно новенькое, — она, кажется, не верит Джейдену. — С каких пор?

— С пикника, — отвечает он ей невозмутимо и улыбается мне. — Ты идешь, сладкая малышка? — спрашивает он, хватает меня за руку и тянет за собой.

— Не могу в это поверить, — слышу я бормотание Хоуп, когда мы уже исчезаем из кафетерия.

***

— Ну, если это было не знаковое явление, — тяжело вздыхаю я, и без сопротивления позволяю Джейдену тянуть меня к его машине. Я думаю, что Хоуп будет на меня злиться, потому что я ничего ей не сказала. Но что я должна была ей сказать? «Сюрприз! Я спала с Джейденом?» Или: «Эй, я влюбилась в парня, которого вообще терпеть не могу?» Черт, она свернет мне шею.

Джейден запускает двигатель, когда я возражаю:

— У меня еще три часа занятий.

— Теперь уже нет, мне нужно с тобой поговорить.

***

На мой мобильный приходит смс, но я его игнорирую. Наверное, Хоуп, которая хочет задать мне головомойку или разорвать дружбу. Только сейчас я замечаю, что мы едем по шоссе I-95 на юго-запад.

— Куда ты хочешь поехать со мной? — спрашиваю я немного неуверенно.

— Я хочу тебе кое-что показать, — коротко отвечает парень.

Поскольку Джейден не в лучшем настроении, я предпочитаю заткнуться и просто ждать, куда он меня привезет. Мы минуем указатель Бриджпорт, Стамфорд и, в конце концов, появляется следующий ближайший город. Нью-Йорк.

— А что мы хотим в Нью-Йорке? — спрашиваю я, когда мы пересекаем первый мост.

— Почти приехали.

— Но это не ответ на мой вопрос.

— Ава! — его голос натянутый, поэтому я снова предпочитаю сдерживать свой рот.

Мы проезжаем реку Гудзон, затем сворачиваем налево и высаживаемся в Колумбус-Серкл (прим.пер.: одна из самых известных площадей Манхэттена, появившаяся с юго-западного угла Центрального парка, на пересечении Бродвея и Восьмой авеню, на рубеже XIX и XX веков. Так же называются и кварталы, прилегающие по периметру к площади). Здесь я хотела бы как-нибудь прогуляться, цинично думаю я и слегка кривлю рот. Перед зданием с зеркальным фасадом Джейден останавливается у обочины и выходит. Пока он обегает вокруг машины, чтобы придержать мне дверь, появляется швейцар и принимает у него ключ от автомобиля.

— Спасибо, Ральф, — вежливо благодарит парень и позволяет портье отогнать машину. — Пойдем со мной, — Джейден берет меня за руку и мы входим в изысканное лобби Тайм-Уо́рнер-Це́нтра (прим.пер.: двухбашенный многофункциональный комплекс в Мидтауне Манхэттена).

— Что мы здесь делаем? — спрашиваю я удивленно и чувствую себя довольно неуместно.

— Здесь я живу, когда нахожусь в Нью-Йорке.

— Здесь?

Джейден ведет меня в ряд с лифтами, и мы поднимаемся на пятьдесят второй этаж, Прямо напротив лифта он открывает дверь, и мы входим в другой мир.

— Вау, — бормочу я.

Квартира переоборудована на огромном чердаке. Все открыто, со стенами из кирпича и стальных балок, так кажется на первый взгляд. Я бегу к окну и прижимаю нос к стеклу. Люди и машины на дороге выглядят миниатюрными.

— Это одна из немногих квартир в этом здании с открытым видом на парк. Многие остальные квартиры выходят на Трамп-та́уэр (прим.пер.: 58-этажный небоскрёб в Нью-Йорке).

— Обалдеть! — я не могу в это поверить. — Почем ты живешь в Нью-Хейвен, если у тебя с Гарри есть эта квартира?

Джейден качает головой.

— Это моя квартира. Я купил ее на деньги, которые дала мне мать. Гарри здесь еще ни разу не был. Он даже не знает про эту квартира. Это мое очень личное место отдыха, о котором знаю только я... и теперь ты.

Парень тянет меня за руку от окна.

— Пойдем, я покажу тебе все остальное.

***

После детального осмотра квартиры, мы с комфортом устраиваемся на удобном диване. Джейден тянет меня на колени, и мы делимся колой, которую нашли в холодильнике.

— Почему твоя мать дала тебе так много денег, чтобы ты мог купить такую квартиру? Она должно быть стоить несколько миллионов, — я совсем не хочу размышлять над точной суммой, иначе мне совсем станет плохо.

— Четыре.

— Что четыре?

— Квартира стоит четыре миллиона.

Теперь мне плохо.

— Моя мать подарила мне эти деньги потому, что хотела успокоить свою нечистую совесть. Сначала я хотел перевести их ей обратно, затем растранжирить, но, в конце концов, выбрал то, что принадлежит только мне. Что-то, где никто меня не найдет, здесь я могу быть Джейденом Джоном Стайлзом, которого никто не знает.

Я внимательно смотрю на него. Его взгляд сосредоточен и направлен на противоположную стену.

— Для тебя, и правда, важно остаться неизвестным?

Он кивает.

— Да, ты не знаешь, какого это, всегда находится на публике. Постоянно преследоваться папарацци, даже если ты всего лишь сын экс-звезды. Теперь, когда мы снова живем в Нью-Хейвене, и отец осуществляет свою мечту о теннисном лагере, я рад, что живу с ним. Но я также рад иметь эту квартиру.

— Ты ненавидишь свою мать за то, что она оставила тебя? — я отвожу его растрепанную прядь со лба.

Джейден мгновение размышляет над моим вопросом, затем качает головой.

— Нет, я не ненавижу ее. Но я также не люблю ее за это. На самом деле, сейчас она совершенно не имеет для меня значение. Она мне больше не нужна.

— Но тебе ее не хватает.

— Можно не досчитаться только тех людей, от которых сколько-нибудь зависишь или любишь. Я не досчитался бы тебя, если бы тебя не было со мной. Я скучаю по тебе каждую секунду, когда тебя со мной нет.

Он говорит это с такой настойчивостью, что я должна его поцеловать. Я не могу поверить, насколько важным стал для меня Джейден, за те несколько дней, которые мы были знакомы. Я нежно провожу пальцами по его волосам и целую его.

— Подожди, — он прерывает наш поцелуй, — у меня кое-что для тебя есть. Я хочу подарить тебе то, что нас свяжет.

Парень сдвигается глубже по дивану и вытягивает что-то из кармана своих брюк. Маленький пакет, неумело завернутый в подарочную бумагу. Дрожащими руками я распаковываю его. Это карта- ключ.

— Это ключ к этим апартаментам, и я хочу, чтобы он находился у тебя. Всякий раз, когда ты поймёшь, что должна скрыться, чтобы побыть одной, ты можешь приходить сюда. Я хочу, чтобы это был наш секрет. Только ты и я знаем об этом, — Джейден сует карту мне в руку и закрывает мои пальцы вокруг нее.

В оцепенении я смотрю на свою руку, ошеломленная его доверием. Я медленно прихожу в себя и качаю головой.

— Нет, Джейден, я не могу... — оставшаяся часть моего возражения тонет в пленительном поцелуе, которым он давит на мои губы.


Глава 11

Ава

Я уютно лежу в руках Джейдена на его кровати и пытаюсь перевести дух. Мы спали вместе, и больше всего я хочу никогда не возвращаться обратно во внешний мир. Здесь, в нашей маленькой вселенной, есть что-то защищающее, что я не хочу менять ни на что другое ни за что в мире. Почему мы не можем спрятаться здесь навсегда и надолго?

Но я слишком сильная реалистка, чтобы не понимать, что в действительности, это останется только желанной мыслью. Тем не менее, я хотела бы задержать эту мечту и не просыпаться из нее.

— Лучше всего было бы остаться здесь, с тобой, — бормочет Джейден в мой висок и целует место над бровью.

— Я тоже подумала о том же самом. Но, боюсь, что нам нужно вернуться. Я не хочу, чтобы мама беспокоилась обо мне.

— Хорошо, еще несколько минут и потом мы поедем.

Снаружи медленно поднимается солнце, и поездка обратно в Нью-Хейвен занимает чуть более часа.

— Ты вообще знаешь, что твой отец предложил моей маме работу? — спрашиваю я Джейдена, который озадаченно смотрит на меня.

— Работу? Какую?

— Канцелярского работника в его теннисном лагере. Я нахожу это очень милым с его стороны, но также волнуюсь о маме. После ее аварии она больше не работала, и она так сильно надеется на эту работу. Я просто не хочу, чтобы ей причинили боль.

Свободной рукой он задумчиво гладит меня по голове, пока другой держит руль.

— Я хорошо это могу понять. Я также задаюсь вопросом, почему он предложил это место именно Айрленд. Не то, чтобы ты думала, что я не доверяю твоей матери, но... — он умолкает, и после недолго раздумья, продолжает. — Разыскивался ли виновник аварии, который сбил твою маму?

— Нет, водитель сбежал с места происшествия, и мы так и не выяснили, кто несет за это ответственность. Я надеюсь, что за то, что он сделал с моей матерью, он сжарится в аду. Мама не держит обид и всегда говорит, что все происходит по определенной причине. Но я бы с удовольствием убила этого человека собственными руками. Он не только разрушил жизнь моей матери, но и усложнил мою.

Джейден заметно сглатывает. Он приподнимается и пристально смотрит мне в глаза.

— Ава, ты должна мне кое-что пообещать. Что бы ни случилось, обещай мне, что ты никогда не будешь сомневаться во мне.

Я смотрю на него озадаченно со стороны. Что это вдруг? С чего все так серьезно?

— Пожалуйста, пообещай мне, это очень важно для меня. Я люблю тебя, Ава! И это никогда не изменится, независимо от того, что происходит. Пожалуйста, пообещай мне, что ты никогда не будешь сомневаться в моих чувствах к тебе.

Он меня любит?

Вау, я на мгновение немею. Джейден сказал вслух то, что я к нему чувствую. Но это его выражение почти отчаянное и затрагивает мое сердце. Я почти не могу иначе, чем поверить ему. Знаю, я должна подарить кому-то бонус доверия, кого я едва знаю, но, как ни странно, я уверена, что это доверие я хорошо размещаю.

— Да, я обещаю это тебе, Джейден. Потому что я тоже люблю тебя, и ты не заслуживаешь меньшего. Я не знаю, куда приведет нас наша любовь, но надеюсь, что у нее есть шанс.


Глава 12

Джейден

Когда я вхожу через дверь, Линда решительно преграждает мне дорогу.

— Джейден, наконец-то. Я весь вечер пытаюсь дозвониться на твой мобильный телефон.

— Извини, я забыл его в своей комнате. Что-то случилось? — спрашиваю я, потому что меня пугает ее взгляд.

— Речь идет о Гарри. У него был рецидив. Ему не здоровится. Он лежит в гостиной на диване.

Твою мать!

Огромными шагами я тороплюсь в гостиную, и там вижу, как он лежит. Он спит. Храпит, и все еще с бутылкой водки в руке. Нет, это не может быть правдой! Что случилось, что его так расстроило? Он не брал в рот ни капли в течение четырех лет. «Пожалуйста, Господи, не позволяй ему начать все сначала», — молча умоляю я.

Я беру у Гарри из руки пустую бутылку и пытаюсь его поднять. Линда стоит у двери и хочет мне помочь, но я качаю головой.

— Нет, Линда, Я все сделаю. Не могла бы ты приготовить кружку крепкого кофе?

— Уже делаю, — кричит она и исчезает.

— Черт возьми, Гарри. О чем ты только думал? — ругаюсь я, когда поднимаю его с большим трудом. Он тяжелый, но я знаю, как это делать, в конце концов, я тренировался.

Когда он садится, я легко бью его по щекам.

— Гарри, давай, просыпайся же! — мой тон агрессивный, потому что я злюсь. В моей памяти всплывают воспоминания об Испании, когда Гарри в течение нескольких дней был не трезв. Пожалуйста, пусть до этого не дойдет снова.

— Гарри, черт возьми, открывай глаза!

В конце концов, с ворчанием, он шевелится. Его взгляд рассеянный. Из уголка рта вытекает слюна, и я вытираю ее кончиком рубашки.

— Что случилось? — запинаясь, спрашивает он.

— Вот это я хочу узнать у тебя, идиот! — тут же кричу я, хотя знаю, что мой гнев до него не дойдет, потому что Гарри сейчас не восприимчив к этому.

Наконец, Линда приносит горячий кофе, и я собираюсь влить в Гарри глоток за глотком горячую жидкость. Вначале он не хочет и сопротивляется, но через некоторое время приходит в себя и позволяет процессу протекать без сопротивления. От Гарри скверно воняет алкоголем.

Через полчаса Гарри приходит в себя, может сидеть самостоятельно и пялиться на меня. Его глаза красные и стекловидные, но он снова воспринимает обстановку.

— Сколько ты выпил? — спрашиваю я резким голосом.

— Пару пива и водку, я думаю, — его голос звучит надломлено.

— Не больше?

Он слегка качает головой, но это, кажется, причиняет ему боль, потому что он прижимает к вискам ладони.

— Видимо, я больше так много не переношу, — он пытается улыбнуться, но с треском проваливается.

— Ты был в баре? Ты ехал за рулем пьяным?

— Нет, нет, Джейден, я начал пить только здесь.

— Но у нас в доме нет алкоголя!

— Я купил по дороге.

Я испытующе смотрю ему в глаза, но, кажется, что это правда. Слишком часто я ловил его на том, что он мне лгал, я хорошо знаю его выражение лица при этом. Сейчас он выглядит по-другому.

— Почему ты это сделал? После более чем четырех лет? Почему?

Сейчас он может держать свою чашку самостоятельно, и я вижу, что его рука дрожит.

— Я был у нее, и она рассказала о своей аварии. Все вдруг вернулось назад. Джейден, я видел себя за рулем своего «Феррари», как я пьяный поворачивал на улицу, очень быстро, и как внезапно эта женщина появилась на дороге. Я до сих пор могу слышать удар, как ее ноги задели бампер, и ее крик. Я вижу ее лицо перед собой очень четко, как будто это было вчера. Четыре года я не вспоминал эту аварию, но когда Айрленд рассказала мне свою историю, все вдруг вернулось обратно. Боже мой, Джейден! Я был там, я наехал на Айрленд и сделал ее калекой!

***

После того как я утащил Гарри в его кровать, я лежу на своей и смотрю в потолок. Я с самого начала чувствовал, что эта история догонит нас, как только мы вернемся в Нью-Хейвен. Как будто бы это произошло только вчера, когда на следующее утро я нашел Гарри, сидящем в его черном «Феррари». С сильным похмельем он сидел, погрузившись в свою машину, и плакал горючими слезами. Сначала я подумал, что он такой чувствительный, потому что снова выпил, хотя он обещал мне ничего не пить, но потом я обнаружил большую вмятину на бампере и на капоте. Вероятно, он на что-то наехал, но когда я внимательно это рассмотрел, то обнаружил кровь, которую можно было с трудом обнаружить на черном лаке. Постепенно я узнавал обрывки того, что произошло. Гарри не мог почти ничего вспомнить. Но должно было произойти что-то плохое, об этом свидетельствовали следы.

Я и по сей день не знаю, куда пропал «Феррари», но он исчез из гаража через несколько часов. Вечером мы улетели в Европу и оставались там в течение следующих четырех лет.

О, Боже, почему это должна была быть мать Авы, почему не какая-то другая женщина? Я понятия не имею, как Гарри хочет дальше смотреть в лицо Айрленд. Я знаю только одно, что не могу жить с этой ложью.


Глава 13

Джейден

Когда рано утром я просыпаюсь, у моей кровати сидит Гарри. В первый момент я испуганно отклоняюсь назад, потому что я еще не совсем отошел от сна.

— Боже, пап, ты меня напугал.

— Извини, сынок, я не хотел.

— Сколько времени? — я сонно смотрю на свой будильник. Половина восьмого.— Что ты здесь делаешь так рано? — интересуюсь я. — Ты вообще спал?

— Ни минуты. Я принял душ и пытался сначала протрезветь, — признается он.

— Что ты планируешь теперь? — мой отец производит на меня трезвое впечатление, даже если, возможно, внешность обманчива. Его вчерашний рецидив не может быть таким ужасным. Тем не менее, я знаю, что может сделать один глоток с алкоголиком в завязке. — Станешь теперь искать для себя группу?

Это занимает некоторое время, пока Гарри собирается с ответом. В Испании он присоединился к обществу анонимных алкоголиков, где слово анонимный получило у него совершенно другое значение.

— Да, но не здесь, в Нью-Хейвене. Я буду проходить в Нью-Йорке индивидуальную терапию.

Я молча киваю. Это хорошая идея, даже если я надеюсь, что этот перебой вчера останется тем, чем выглядел – один промах в исключительной ситуации.

Я быстро исчезаю в ванную, принимаю быстро душ и одеваюсь. Когда я снова появляюсь в комнате, мой отец все еще сидит на том же самом месте.

— Хочешь позавтракать? — спрашиваю я его.

— Тебе не нужно идти в школу?

Я пожимаю плечами.

— Сегодня я даю себе выходной.

***

Мы едем в кафе в Кэмдене. Шанс, что здесь Гарри узнают, незначительный и мы сможем спокойно поговорить. Мы оба едва притрагиваемся к завтраку: яичнице болтунье с беконом, бублику и фруктовому соку, вместо этого наши кофейные чашки регулярно пополняются.

— Ты будешь говорить об этом Айрленд? — осторожно осведомляюсь я, потому что мне ясно, какие последствия будут у этого признания.

— Да, я сегодня поеду к ней и все расскажу. Я задолжал ей в том, чтобы она узнала правду, даже если мне придется жить с этими последствиями. Я совершил преступление и должен за это ответить.

Мне внезапно становится плохо. Это огромный шаг, и я не имею никакого понятия, как Айрленд это примет, но я знаю, что это лишит Аву почвы под ногами. Это будет первым и наихудшим испытанием наших отношений, и я уверен, что она его не выдержит. Но в данный момент я не имею под рукой подходящего решения.

— Что, если Айрленд на тебя заявит? — я стараюсь даже не представлять себе этот сценарий.

— Тогда я приму это наказание, каким бы оно не было неудачным. Я думаю, что будет неразумно идти прямо в полицию. Но я хочу всё сказать Айрленд лично и попросить у нее прощение.

— Ты знаешь, что я встречаюсь с Авой?

Вспышка в глазах Гарри показывает мне, что эта новость его удивляет.

— И ты ее любишь?

— Да, — отвечаю я, не задумываясь, — я люблю ее и не хочу ее терять. В любом случае, я буду бороться за нее, независимо от того, чем это все закончится. Ты хочешь поговорить с Айрленд наедине?

Мы сидим у окна, и Гарри смотрит на оживленную улицу, потом он выпивает глоток кофе, подкрепляя себя, и говорит:

— Я буду рад, если ты будешь меня сопровождать. Ты знаешь, парень, я хорошо тебя понимаю, я тоже влюбился, и именно в Айрленд.

Офигеть, в прямом смысле этого слова.

— Я думаю, только не сейчас! — я резко ставлю кофейную чашку на стол, так, что несколько капель расплескиваются по пластику. — Я люблю Аву, почему ты мне мешаешь? Если она узнает, что ты сделал, она никогда мне этого не простит, и тебе тоже. Кроме того, ты не можешь любить Айрленд, ты даже толком ее не знаешь.

Наши взгляды встречаются.

— Ты также мало знаешь Аву и также ее любишь. Почему одни и те же правила не применяются ко мне?

— Гарри, мы здесь не на теннисном корте и мы не будем еще раз играть. Это реальная жизнь.

Одно мгновение Гарри смотрит на меня, и затем кивает.

— Да, ты прав, сынок. Здесь не игра, но это также ничего не меняет в моих чувствах к Айрленд.

— Что ты все-таки ей будешь говорить?

— А что я должен ей сказать? Правду, конечно.


Глава 14

Ава

Место рядом со мной остается пустым и мной овладевает предчувствие, что что-то не так. А также то, что я не получаю никакого ответа на мои смс Джейдену, укрепляет мое неприятное ощущение. Когда затем я еще обнаруживаю оскорбленное лицо Хоуп, пока я перехожу к курсу психологии, мне ясно, что этот день явно будет наихудшим в моей жизни.

Полный упрека взгляд Хоуп, когда я сажусь рядом с ней, вызывает мои угрызения совести.

— Почему ты мне ничего не сказала? — спрашивает она, и по ее тону я понимаю, что она злится.

— Хоуп, мне очень жаль. Я хотела, но все еще так свежо, — я знаю, что это, звучит как гнилая отмазка, и это вероятно так.

— Как долго мы дружим, Ава?

— Я не знаю, может быть шестнадцать лет?

— Если быть точной, то семнадцать с половиной, и я просто ожидала большего от своей лучшей подруги. Я порядком в тебе разочаровалась. С тех пор, как я вместе с Бруклином, я всегда пыталась привлечь тебя ко всему. Ну, я думаю, что смогу теперь это действительно отложить, когда ты вместе с Мистером Богачом и Красавчиком.

Пфф, какое заявление. Да, я знаю, мне задали головомойку и основательно.

— Это то, что я могу исправить гамбургером, картошкой фри и молочным коктейлем? — осторожно спрашиваю я, потому что мисс Шелби, наш преподаватель психологии, входит в помещение.

Мгновение Хоуп смотрит мне в глаза и затем качает головой.

— Я не думаю, для этого требуется гораздо больше. Например, раунд Маргариты, сегодня вечером в «Файрворк».

Она улыбается и обнимает меня.

— Это так странно, что ты встречаешься с Джейденом. Сегодня вечером ты должна рассказать мне все.

Это та причина, почему я так люблю Хоуп. За хороший алкогольный напиток она продаст даже свою совесть.

***

Остаток дня Джейден также не появляется в школе, и я действительно спрашиваю себя, что происходит, потому что мои смс также остаются без ответа. Ну, у него будут свои основания, когда он позвонит. Я могу только надеяться, что он не скрылся быстро в Испанию или не шатается еще где-то по миру.

Сегодня вечером у меня работа в «Файрворк». Когда я прихожу из школы, то собираюсь быстро наверх под душ, но затем вижу, что на дороге стоит машина Джейдена, и меня немного тошнит. Что он здесь делает, если целый день не был в колледже? Но это то, что нельзя спокойно выяснить.

В гостиной я вижу, что Джейден стоит у окна. Когда я вхожу, он смотрит на меня. Я ожидаю улыбку или иную реакцию, но их нет, все же я оглядываюсь и обнаруживаю Гарри и свою мать. Мама сидит за столом в своей инвалидной коляске, и Гарри сидит в кресле. Он выглядит нервным и беспокойным. Его обычно загорелое лицо бледное, почти серое, а глаза красные. О, Боже, я надеюсь, что никто не умер.

— Что случилось? — выпаливаю я вместо приветствия.

Наконец, Джейден, отрывается от окна и подходит ко мне. Он обнимает меня и целует. Мне неловко перед нашими родителями, но после нескольких мгновений он отпускает меня и подталкивает к обеденному столу.

— Садись, Ава. Мы только что пришли и должны поговорить с тобой и Айрленд.

— Со мной и моей матерью? — пораженно спрашиваю я. — Итак, вам не надо бояться, что я беременна, — взволнованно тараторю я.

Легкая улыбка мелькает на губах Джейдена, когда он проводит рукой по своим волосам.

— Нет, дело не в этом.

Повезло, потому что я ни в коем случае не хочу обсуждать с Гарри и моей матерью здесь свою половую жизнь, Я вижу взгляды, которыми обмениваются Джейден и его отец, и ко мне приходит абсурдная идея, которая сразу твердо оседает в моей голове.

— Только не говорите сейчас, что мы родственники. Все же, я, наверное, не надеюсь, что Джейден и я, возможно, наполовину брат и сестра или что-то в этом роде, как это всегда бывает в этих сумасшедших телесериалах.

Я слышу, как моя мать громко дышит.

— Ава, откуда у тебя взялась эта идея? Это значило бы, что я предала твоего отца, успокой Господи, его душу! — она совершенно вне себя.

— Вы смотрите на меня так, как будто я совершила что-то совершенно плохое.

Гарри первым подхватывает эту тему и серьезно качает головой.

— Нет, Ава, не бойся. Ты не та здесь, кто совершил какое-то плохое преступление. Я, это я, кому будет предоставлена эта сомнительная честь.

Наконец, я сажусь на один из стульев, Джейден занимает свое место и ловит под столом мою руку.

— Пожалуйста, постарайся сразу не пугаться и позволь нам спокойно об этом поговорить, ладно? — спрашивает он меня, и я автоматически киваю. Как будто я постоянно сразу психую.

— Вы ведь не собираетесь снова эмигрировать в Испанию или в другую страну? — тихо слетает с моих губ.

— Нет, послушай, что скажет Гарри, — просит меня Джейден и я, наконец, успокаиваюсь, после того, как мои ужасные подозрения рассеиваются. Что может сейчас произойти, что должно быть настолько плохо?

— Айрленд, Ава, — Гарри стоит посреди комнаты, засунув руки в карманы, и старается не смотреть нам в глаза, что на самом деле ему не удается. — Я был водителем черного «Феррари», который был причиной аварии. Это я разрушил жизнь Айрленд.


Глава 15

Ава

Я пристально смотрю на Гарри, потом на мою мать, затем на Джейдена и снова на маму. Несколько мгновений признание Гарри висит в воздухе как кратковременный дождь, который не достаточно тяжел для того, чтобы достичь земли.

Я первая, кто обретает контроль над своим языком.

— Ты знала об этом? — спрашиваю я свою маму, но она непонимающе смотрит на Гарри, как будто он просто говорил на иностранном языке.

— Мам, ты знала об этом?

Я чувствую руку Джейдена на своей руке и обращаюсь к нему:

— И как долго ты знаешь об этом? Все время? — мой голос опасно тихий и при этом мой взгляд падает на часы, которые висят на стене гостиной. Черт, моя смена в «Файрворк» началась четыре минуты назад.

— Нет, я узнал об этом только сегодня ночью.

Единственный, кто еще ничего не сказал — это мама. Она сидит в своей инвалидной коляске как парализованная и пристально смотрит на Гарри.

— Ты?! — вырывается из нее, — но почему? Почему ты рассказываешь об этом мне только сейчас? — ее голос становится все тише и, наконец, это едва ли только шепот, в таком глубоком она шоке.

Гарри начинает взволнованно быстро ходить по комнате.

— Я алкоголик уже больше двадцати лет. Давление успеха не было, в конечном счете, слишком огромным, когда естественно, больше не нанимают на работу с возрастающим возрастом. Я не справился с этим, даже когда еще работал в качестве тренера. Пил все больше и больше, находя спасение только в иступлении. Однажды ночью я ехал домой совершенно пьяным на моем новом черном «Феррари, который я купил днем раньше. У машины было много лошадиных сил, и я не привык так ездить. Когда я срезал угол, то на мгновение потерял контроль и сбил пешехода, который переходил улицу. Я запаниковал и нажал на газ. На следующий день я ничего не мог вспомнить. Как будто бы мой мозг был заблокирован. О той ночи у меня были лишь отрывочные и довольно размытые воспоминания. Джейден нашел меня сидящим в машине и обнаружил на машине следы аварии. Мой старый друг помог машине улетучиться, а я принял предложение о работе в Испании, которое получил двумя днями раньше. Айрленд, когда ты вчера рассказала мне о своей аварии, все картины неожиданно вернулись. Как будто это произошло только что.

— Я не могу в это поверить, — тихо бормочу я, не поднимая глаз на Гарри.

Внезапно Гарри останавливается перед мамой и опускается перед ней на колени, чтобы быть с ней на уровне глаз.

— Ты должна мне поверить, что это был несчастный случай. Я хотел бы, чтобы этого не случилось. Или сидел на твоем месте в этой инвалидной коляске.

— Остерегайтесь ваших желаний, они могут исполниться быстрее, чем вы бы хотели, — мой гнев ощутим и заполняет все пространство.

— Ава! — голос моей матери мягкий, однако, не терпящий никаких противоречий. — Это то, что есть и больше ничего не изменить. Что ты планируешь теперь? — спрашивает она Гарри.

— Я собираюсь сдаться полиции и безоговорочно принять мое наказание. Только я хочу еще кое-что до этого сказать, — Гарри откашливается и продолжает говорить, и у меня заканчивается терпение.

— Мам, ты же не собираешься попасть впросак с его бредом? Я не знаю, что эти двое от нас хотят, но в данный момент я не слышу ничего иного, кроме полной фигни.

— Ава! — кричит моя мать второй раз.

— Ты веришь этой болтовне? Я не знаю, на что они надеются, но для меня есть только одна дорога и она ведет меня в полицию.

Я вскакиваю, но Джейден меня удерживает.

— Нет, подожди! Не так быстро. Ты должна выслушать моего отца, по меньшей мере, до конца.

По крайней мере, ясно, на чьей стороне стоит Джейден, и точно не на моей. Я освобождаюсь от него, но снова сажусь.

— Айрленд, — продолжает Гарри и хватает мою мать за руку, — что бы не случилось дальше, я хочу, чтобы ты знала, что я никогда тебе не лгал. Я всегда хотел, чтобы ты у меня работала. Я был счастлив в то время, которое мог проводить с тобой и я влюбился в тебя. Даже если это звучит по-детски для мужчины за пятьдесят.

В довершении ко всему он еще целует мамину руку и теперь я действительно чувствую себя как в проклятом телесериале.

— Мам, — выкрикиваю я, разве что себе, — пожалуйста, очнись!

Я вижу ее удивленное выражение лица и блестящие глаза.

— Гарри, я думаю, что это то, что мы должны обсудить наедине. Дети не имеют с этим ничего общего.

— Теперь я этого всего точно не понимаю. И буду единственной здравомыслящей и поеду в полицию.

Я вскакиваю, но моя мать удерживает меня.

— Ава! — ее тон ледяной и встречает меня как удар кнута. — Ты сделаешь именно то, что я тебе скажу. Ты берешь Джейдена и убираешься в свою комнату. Ничего, что ты здесь услышала, не покинет эту комнату. Я выясню все с Гарри наедине. Полиция нам не поможет. Никакой штраф мира не вытащит меня из этой проклятой инвалидной коляски. Так что оставайся снаружи и позволь мне самой разобраться.

Это первый раз, когда я слышу, как моя мама ругается.

***

Джейден хватает меня за руку и тянет из комнаты.

— Где твоя комната? — спрашивает он, и я показываю на лестницу вверх.

— Вторая дверь слева.

Когда она за нами закрывается, то я чувствую себя так, как будто бросила на произвол судьбы свою мать.

Упрямо сажусь на подоконник и смотрю из окна. Я хочу, чтобы Джейден оставил меня одну, но он не делает для меня такой любезности. По крайней мере, у него хватает деликатности ко мне не прикасаться.

— Ты знаешь, Ава, с одной стороны, я довольно зол на Гарри, но с другой, я также хорошо могу его понять, что он влюбился в твою маму...

— Это такой бред, ты же ему, конечно, не веришь? Гарри, может быть, действительно, верит в этот идиотизм, который добавляет от себя, но разве не очевидно, что за него говорит его нечистая совесть. Во всяком случае, я не верю ни одному его слову.

Я могла сорваться, именно такой разъяренной я была.

— А мне? По крайней мере, мне ты веришь? — Джейден выглядел потерянным передо мной и вопросительно смотрел на меня.

Я хотела ответить ему, но не смогла. Поэтому промолчала.

— Ава, пожалуйста! Ты дала мне обещание, ты помнишь? Ты хотела никогда не сомневаться в моих чувствах и сейчас ты все-таки это делаешь.

Разочарованный, он сел на мою кровать и взъерошил свои волосы. Он настолько подавлен, что я хотела бы подойти к нему, чтобы утешить его, но я не могу.

— Джейден, ты когда-нибудь думал о последствиях? Мы не можем быть вместе после того, что случилось.

— Но почему нет?

— Почему нет? Ты все же думаешь, что мама может его простить? Она никогда не захочет видеть его снова. Как мы должны будем строить отношения и быть счастливыми, если никогда не сможем забыть об этом? — мои руки дрожат, и я не в состоянии это сдержать. Моя жизнь просто идет насмарку, хотя я полагала, что, наконец-то, держу все под контролем. Черт побери!

— Тогда давай, смывайся от нас.

— О, действительно, такая грандиозная идея. Я сгорю с тобой, и ради чего, Джейден? Чтобы закончить официанткой во второсортном баре, после того, как ты меня бросишь, и я не найду мужества вернуться? О, нет, извини, но я ожидала от своей жизни большего.

— Эй, сладкая малышка, я никогда не покинул бы тебя. Откуда ты взяла эту идею? Я люблю тебя, ты моя жизнь и ничто на свете не сможет разделить меня с тобой, разве только ты меня больше не хочешь.

Джейден подошел ко мне и сел рядом со мной на окно. Он коснулся моего лица и погладил мои локоны через плечи. Он выглядел настолько красивым, что у меня почти сдавило сердце. Я так сильно люблю его, что больно и жалко, что я могла об этом ему сказать.

— Пожалуйста, доверяй мне хоть немного.

Что я должна делать? Я совершенно растерялась.

— Ава, тебе не кажется, что это решение твоей мамы, то, что будет дальше?

— Нет, Джейден! Гарри совершил преступление, и я просто не понимаю, почему ты его защищаешь. Папа то, папа се. Как много стоит твоя любовь ко мне? Но, да, я сама виновата, что ожидала от богатого типа в понтовой тачке чего-то другого? — я была сама не своя, кроме того, я не осознавала, что Джейден не понимает, что нужно привлечь его отца к ответственности.

— Но наказание не принесет пользы никому, особенно твоей маме. Гарри способен помочь ей совсем по-другому.

Говоря это, Джейден вскочил, и к его слова добавилась ярость.

Неожиданно меня осенило.

— Вы, правда, верите, что нас можно свободно купить за ваши деньги? Это и был ваш план с самого начала? Вы хотите приобрести наше молчание за деньги и симулируемую любовь? Но это без меня, я не участвую в игре.

Я тоже яростно вскочила.

— Ты сейчас совершенно сошла с ума? — рявкнул он на меня и, наконец, показал мне свое истинное лицо.

— Нет, Джейден. Я не сошла с ума! Я снова ясно вижу. Я с первой секунды знала, что ты означаешь только неприятности. Я сразу поняла, что тебе нельзя доверять. И еще не раз удивилась! Пошел ты к черту!

Я хватаю свои ключи от автомобиля и выбегаю из комнаты. Когда я достигаю нижней ступени лестницы, я слышу, как Джейден кричит:

— Я уже там! Ты не понимаешь этого, Ава?

Входная дверь так громко захлопывается на замок позади меня, когда я выбегаю из дома, что, конечно, никто не может слышать мое рыдание. Последнее, что я вижу, когда смотрю в зеркало заднего вида своего «Жука», пока отъезжаю на визжащих шинах от участка — это Джейден, который вылетает из дома. Он что-то кричит, но я это уже не слышу…


Часть вторая – Поцелуй глупца

То, что любишь – отпусти. Вернется – будет принадлежать тебе вечно.

Конфуций

Глава 16

Ава

Старый «Жук» издает агрессивные звуки, и я молюсь, чтобы автомобиль не остановился до того, пока я не достигну своей цели. То, что я доеду – это вообще крайне невероятно, потому что по моим щекам текут слезы, которые затуманивают мой взгляд. Я еду больше по ощущениям, чем в действительности что-то вижу. Дорога не дальняя, и я проезжаю перекресток, хотя светофор горит красным цветом. К счастью, там нет транспорта, который пересекает мой путь, и я легко отделываюсь, должно быть, этим поздним летним вечером полиция занята чем-то другим.

Я лихорадочно несусь в «Файрворк». К счастью, я работаю с Люком и Джимми, сегодня я не вынесла бы кого-то другого. Вижу вопросительный взгляд Люка, когда проношусь мимо него, чтобы разместить свои шмотки в помещении для сотрудников.

— Извините, я слишком поздно. Мне очень жаль, мальчики, — кричу я им, когда хочу приступить к работе.

Джимми приветственно поднимает руку, но Люк осматривает меня, разворачивает за плечо и снова ведет в заднюю комнату.

— Что с тобой? Ты плакала и не отрицай, я вижу это по твоим красным глазам. Кроме того, ты должна привести в порядок свой макияж, иначе я не позволю тебе работать.

Я смотрю в зеркало, которое висит рядом со шкафами.

— Дерьмо! — стону я, когда вижу свои потекшие глаза. Ищу носовой платок и уничтожаю предательские следы.

— Итак, что случилось? — продолжает Люк, и знаю, что он не отстанет, пока я не расскажу все во всех деталях.

— Джейден произошел. Не более, все хорошо, лишь небольшой промах, — я больше не сдерживаюсь и снова начинаю плакать, как маленькая девочка.

Без дальнейших комментариев Люк обнимает меня и гладит по спине. Я не знаю, как долго мы так стоим, пока парень не спрашивает:

— Так плохо?

Я медленно отстраняюсь от него.

— Хм-хм, — киваю и, не глядя на него, сморкаюсь, кончик носа уже красный, как у оленя Рудольфа, хотя до Рождества еще далеко. — Моя мама... — сообщаю я между двумя всхлипываниями.

— Что с твоей мамой?

— Сейчас я знаю, кто наехал на нее... и это так ужасно... — медленно начинаю рассказывать о том, как Гарри Стайлз, отец Джейдена, пьяным совершил аварию, которая привела мою мать в инвалидную коляску.

Люк слушает всю историю, не прерывая меня. Он опирается своими скрещенными на груди руками на стол.

— Что ты хочешь теперь делать?

Мои плечи вздрагивают, хотя в действительности, я сознательно не двигаю мышцами.

— Не знаю точно.

— Ты можешь работать?

Я киваю.

— Хорошо, тогда пойдем, мы не можем так надолго оставлять Джимми одного. Позже ты пойдешь с нами. И можешь переночевать в комнате для гостей, — Люк притягивает меня в свои объятия и целует в лоб. — Мы справимся с этим.

«Да, конечно! Проще простого!» — думаю я, бросая последний взгляд в зеркало.

***

За то, что я выдерживаю этот вечер, мне нужно быть благодарной моим ангелам-хранителям Люку и Джимми, которые каждый дезорганизованный заказ, каждый разбитый стакан и пролитый напиток, приводят в порядок. Но еще больше, чем за их помогающие руки, я благодарна за поддерживающие взгляды. В конце нашей смены я еду на своем «Жуке» позади парней и уже около двух часов лежу совершенно истощенная в кровати в их гостевой, но не думаю о сне. В моей голове полный беспорядок, и я не знаю, на кого я больше зла? На Гарри, который хочет враньем купить благосклонность моей матери? На мою мать, которая снова закрывает глаза и видит во всем только хорошее, хотя это «хорошее» принесло ей столько горя? Или на Джейдена, который основательно меня обманул?

Слишком много вопросов, слишком много неизвестных ответов. Бедная подушка, я так дико ее толкаю, что не хотелось бы меняться с ней местами. Только под утро я беспокойно засыпаю, и просыпаюсь, когда слышу жужжание своего телефона. Я поставила его на беззвучный режим, но вибрация работает.

Медленно перекатываюсь с постели, копаюсь в своей сумке и нахожу его, когда зуммер уже умолкает. Семнадцать пропущенных вызовов! Семнадцать! «Оказывается, я очень популярна», — думаю я, и мой рот цинично кривится. Четыре вызова от матери, один от Хоуп и двенадцать от Джейдена. Перезваниваю своей лучшей подруге.

— Ава, Боже, где ты? Ты заболела? Я сижу на лекции и уже час жду тебя.

О Боже, лекция! Я проспала.

— Хоуп, прости, я больна и не смогу сегодня придти!

— Что у тебя случилось? Мне после колледжа придти тебя проведать?

Я в отчаянии закрываю на мгновение глаза.

— Нет, нет, все хорошо. Я не дома.

Хоуп напряженно выдыхает.

— Подожди, я выйду в коридор.

На том конце провода немного шелестит, а затем я слышу тихий голос Хоуп.

— Ты, случайно, не у Джейдена?

— Нет, с чего ты взяла? — я задерживаю дыхание.

— Потому что Стайлз не появился сегодня, и Бруклин не знает, где тот находится. А так как вы ходите друг за другом, можно было бы предположить, что...

— Мы не встречаемся. Я больше не с ним.

— Что происходит, Ава? — голос Хоуп звучит серьезно и немного строго, как будто она моя старшая сестра.

— Это длинная история, которую я не могу рассказать тебе по телефону. Ты можешь быть совершенно спокойна, я с друзьями.

Девушка фыркает.

— С какими друзьями? Я твоя единственная подруга, Ава. Не рассказывай мне чушь.

— Я у Люка и Джимми, — сдавшись, я наклоняю свою голову. Мне никогда еще не удавалось удержать что-то в секрете от Хоуп.

— Ты придешь позже ко мне? Я буду дома в три.

— Ты будешь одна или у тебя будет Брук?

— Нет, Ава, только я. Девчачий день, окей?

— Окей, Хоуп! До скорого.

Я заканчиваю разговор и хватаю свои вещи. Люк и Джимми еще спят – к счастью. Не хочу дальнейших дискуссий на тему «что было бы если». Поэтому я пишу им записку с огромным сердцем и благодарностью. Во мне поднимается чувство, что я задохнусь, если не пошевелюсь.


Глава 17

Джейден

— Она у Люка и Джимми, двух барменов из «Файрворк». Это хорошие друзья Авы, оба геи, так что тебе не нужно ни о чем думать. Но ты должен спросить себя, что ты такого сделал, чтобы так настроить Аву против себя, — Хоуп пристально смотрит на меня большими глазами и требует объяснения, которые я не хочу ей давать. — Я неохотно солгала ей, и ты мне должен, Джейден Джон Стайлз, не забывай об этом.

Да, Хоуп была права. Я попросил ее, чтобы она соврала для меня. Ложь, это то, что я на самом деле делаю с тех пор, как познакомился с Авой. С самого начала у меня было подозрение, что Айрленд, мама Авы, должна быть тем человеком, которого сбил Гарри и довел до инвалидной коляски. Я не хотел допускать такую возможность и закрыл на это глаза, но на лжи, как известно, далеко не уедешь. Мы спалились, но лучше сказать, что Гарри захотел определить приговор Айрленд.

И при этом, Айрленд существенно лучше восприняла это, чем Ава, ее дочь. Девушка покинула дом разъяренной, а также меня. Она не отвечает на мои звонки и не реагирует на сообщения, которые я послал. Как будто я лично ответственен за несчастье. При этом я делал то же, что и всегда – прибирал за Гарри. И хотя это несчастье действительно ужасное, но, по меньшей мере, оно открыло Гарри глаза и сделало из него другого человека. Лучшего человека. То, что он влюбится в Айрленд, нельзя было предвидеть.

Это все привело в беспорядок. Так же как и то, что я влюбился в Аву. Притом что она доводила меня до бешенства с первого взгляда, которым меня одарила. Но это было именно то, что возбуждало во мне любопытство. Этот очевидный отказ – и вопрос почему.

Но прежде, чем я смог по-настоящему ее узнать, Ава снова исчезла из моей жизни. Однако я так просто не сдамся и приложу все силы к тому, чтобы девушка меня выслушала. Потому что Ава другая, она девушка, которая не выходит у меня из головы, ни днем, ни ночью

— Привет, старик, что все же произошло, что Ава не хочет с тобой разговаривать? — Бруклин по-дружески хлопает меня по плечу, но я не хочу признаваться.

— Где живут эти бармены? — интересуюсь я, но Хоуп вместо этого качает головой.

— Во-первых, я этого не знаю! И, во-вторых, я бы тебе этого не выдала, потому что сегодня в три часа Ава приедет ко мне, и не хочу, чтобы она узнала, что я здесь играю в лживые игры. Так что подожди, пока она тебе снова не позвонит, иначе уже появятся две женщины, которые снесут тебе голову.

Я признаю себя побежденным.

— Ладно, — бормочу я.

Может быть, это действительно лучше, если я сначала стану вести себя тихо. Потому что я знаю, Ава все равно не захочет со мной разговаривать.

В обеденный перерыв мы снова возвращаемся в наши аудитории, но я действительно не могу сконцентрироваться. Девушка преследует меня в голове, как будто я полнейший влюбленный идиот. Наверное, я действительно влюбленный форменный идиот, и теперь я в состоянии понять своего отца. Даже если Айрленд сидит в инвалидной коляске, я не думаю, что Гарри чувствует к ней что-то иное, только потому, что он несет ответственность за ее состояние. В Аве есть многое от ее матери, и уже давно не было женщины, к которой Гарри бы что-то чувствовал.

Я должен довести до Авы то, что она должна дать ему шанс. И мне.


Глава 18

Ава

— Я просто не знаю, что должна делать, Хоуп! Как бы ты отреагировала на моем месте? Я имею в виду, эй, этот тип довел мою мать до инвалидной коляски, а я должна это просто так принять? — спросила я после того, как рассказала историю.

Хоуп смотрит на меня округлившимися глазами, ничего не говоря.

— Что? — спрашиваю я немного дерзко. Моя нервная система в данный момент не лучше. Черт, теперь я стерва для подруги. — Извини, Хоуп, я совершенно сбита с толку и не знаю, что думать.

Я сижу на подоконнике в маленькой комнате Хоуп, девушка лежит на кровати и играет со своим мобильным телефоном. Дождь стучит в окно и этим дополнительно давит на мое настроение.

— Ты знаешь, я не вижу связи. Что Джейден должен с этим делать? Почему он должен страдать за действия своего отца? Генри Стайлз взрослый человек и сам отвечает за себя. Ава, ты не можешь давить на ответственность Джейдена за его отца... если ты меня спрашиваешь.

Почему-то у меня чувство, что мне устраивают головомойку, хотя я не сделала ничего плохого.

— И что же я сейчас должна делать? Притвориться, будто ничего не произошло? Смириться со всем или замалчивать? — я совершенно расстроена. Почему меня никто не хочет понять?

Хоуп энергично вскакивает на ноги, подходит и садится ко мне на подоконник.

— Послушай, Ава, поразмышляй над этим благоразумно. В чем ты обвиняешь Джейдена? В том, что он не смог отговорить своего отца от наезда на твою маму?

Я смотрю в сад, там под окном стоит яблоня, на которой две птицы игриво дерутся. «Как Джейден и я», — пришло мне в голову.

— Эй, Ава, — Хоуп громко вздыхает и наклоняется, чтобы взять меня за руку. — Есть вещи, которые нельзя отменить. Дай Джейдену шанс.

— Еще один? — укоризненно спрашиваю я.

— А как дела у твоей матери после этого?

Я беспомощно пожимаю плечами.

— Я не знаю. Ещё не видела ее со вчерашнего дня. Предполагаю, что сильно беспокоится обо мне. Мне нужно ехать к ней.

Мой взгляд падает на Хоуп, которая кивает.

— Да, это была бы хорошая идея.

***

Я могу лишь надеяться, что Гарри не у нее снова, или Джейден, или Гарри и Джейден. Когда я поворачиваю на нашу улицу, перед домом, к счастью, не стоит никаких машин. Лучше всего, я бы тайком, как вор, проникла в свою комнату, но уже в прихожей мне встречается мама. Она сидит на своей инвалидной коляской во входе в гостиную и выжидательно на меня смотрит. Когда я ничего не говорю, мама берет слово:

— Мы можем поговорить как взрослые? — спрашивает она и катится вперед, вероятно, в надежде, что я последую за ней.

— Мне жаль, что я не дала тебе знать о том, где нахожусь, — моя первая попытка извинения, пока я следую за ней в гостиную.

— Где ты была?

— Я переночевала у Люка и Джимми, в их комнате для гостей. Мне просто нужно было время подумать.

— И как дела у тебя сейчас? — озабоченно спрашивает мама.

— Как у тебя дела? Я имею в виду, не каждый день узнаешь о том, кто почти привел тебя в могилу.

— Ава! — голос моей матери поднимается на невиданные высоты.

— Что? — колко спрашиваю я.

— Ава, я бы хотела, чтобы ты рассмотрела ситуацию объективно.

Мама стучит по стулу, который стоит рядом с ней в обеденной зоне. Я уступаю, когда вижу ее умоляющий взгляд, снимаю свой жакет и опускаюсь на стул.

— Ава, жизнь иногда идет странными путями, что мне уже часто приходилось переживать. Иногда перед нами громоздятся горы, о которых думают, что их нельзя преодолеть. Когда я приехала из больницы, то, как раз стояла перед такой горой. Мне было понятно, что я никогда больше не буду бегать и никогда снова не стану работать. Но что действительно заставляло меня думать, что я никогда не смогу преодолеть эту гору, была мысль о том, что я больше никогда не смогу быть тебе матерью, которой была бы с удовольствием. То, что я должна была так рано взвалить на тебя тяжелую жизнь. Я злилась на это. Затем смирилась, и приняла свою жизнь такой, как эта. В конце концов, я узнала, что ты тоже стояла перед горой и справилась. Жаловаться на свою судьбу казалось мне неуместным. Теперь мы снова стоим перед такой горой, но можем преодолеть ее вместе. Судьба открыла нам новую дверь и только от нас зависит, последуем ли мы за приглашением и пройдем через нее. Гарри сделал массу ошибок в своей жизни, я не хочу говорить красиво, но не заработал ли он шанс исправить свой поступок? Кроме того, вопрос, к чему приведет наказание? Оно не вытащит меня из этой проклятой коляски. Кроме того, у Гарри есть финансовые средства помочь мне, снова вести нормальный образ жизни.

Я удивленно смотрю на нее. Думаю, это был самый длинный монолог, который моя мать когда-либо выдавала.

— Как Гарри хочет справиться с этим? Пока он влюблен в тебя? — скептически спрашиваю я и подпираю кулаком свой подбородок.

— Гарри предложил мне взять на себя расходы на операцию, чтобы я снова могла ходить. И сделает это без предъявления каких-либо дополнительных требований к этому. Он предложил переехать на его виллу и находиться там до тех пор, пока я вновь не почувствую себя лучше. Там у нас будет больше места.

О, Боже, только не это. Я сразу качаю головой. Нет, жить с Джейденом под одной крышей, для меня это точно не вариант. Понятно, что маме у Гарри будет лучше, ведь там есть экономка.

— У меня будет комната на первом этаже с собственной ванной, — бормотала она так, как будто еще размышляла над предложением Гарри, но я вижу, что решение мама приняла уже давно.

— Ты хочешь этого в любом случае, так?

Мама неуверенно смотрит мне в глаза.

— А что ты хочешь, Ава?

— Ах, мам, — я встаю и обнимаю ее, — не важно, чего бы я хотела. Здесь речь идет о тебе. Как ты представляешь себе Гарри, как ты относишься к тому, что он влюблен в тебя? Я не считаю, что о таком говорят просто так.

— Он не говорил это просто так. Я чувствую, что Гарри говорил правду.

Ее взгляд немного воинственный.

— И что ты чувствуешь к нему? — вопрос тяжело мне дается, хотя я всегда могла говорить с мамой, как с подругой, но, эй, кто действительно хочет знать о личной жизни своих родителей? Но я также понимаю, что она не может поговорить с кем-то другим. Все ее друзья бросили ее после аварии.

— Что я чувствую к нему? Ну, давай посмотрим, Ава, — мама делает движение, как будто и в самом деле должна посмотреть. — Все-таки он Гарри Стайлз, мечта всех девчонок когда я была в твоем возрасте. Он, правда, сегодня алкоголик, но у кого из нас нет проблем? Разве они не существуют, чтобы их решать? Что я к нему чувствую? — мама снова разыгрывает размышление, но затем смотрит на меня неожиданно четким и ясным взглядом. — Я влюбилась в него, Ава.

Я киваю. Не ожидала чего-то иного. Даже если я совершенного другого мнения, свечение в глазах мамы нельзя не заметить.

— Мое сокровище, я все же хочу, чтобы ты поехала. Я не уйду без тебя, ты это знаешь. Мы решим всё вместе.

— Но я не могу жить с Джейденом под одной крышей. Он соврал мне и подошел ко мне, вероятно, чтобы наладить с нами контакт или что бы то ни было.

— Нет, Ава, если я могу верить словам Гарри, то Джейден не имеет ничего общего с этим делом. Он не знал, что Гарри наехал на меня. Ты должна дать ему, по меньшей мере, шанс объяснить тебе это. Выслушай его, поговори с ним, — мама хватает меня за руку. — Пожалуйста, Ава. Ты поступаешь с этим мальчиком несправедливо. Разговор никому не помешает.

Я сжимаю ее руку и ненадолго закрываю глаза.

— Что будет с нашим домом?

— Мы могли бы сдать его внаем. Так мы бы получали доход от аренды, и тебе не пришлось бы больше работать в «Файрворк», ты смогла бы сконцентрироваться на колледже. Это ведь то, чего ты всегда хотела.

— Я люблю свою работу в «Файрворк», но дополнительные деньги нам бы не помешали, — отвечаю я задумчиво.

В глазах моей матери появляется что-то вроде маленького проблеска надежды.

— Хорошо, мам. Я пойду, но с одним условием. Мы никогда не продадим наш дом. Даешь слово?

Мама хватает меня за обе руки, и ее тепло через кожу проникает в мое тело.

— Да, дитя мое. Мы не будем его продавать.


Глава 19

Джейден

Когда я захожу в аудиторию, то ожидаю, что увижу ее стул пустым, но затем вижу ее. Ава читает книгу и кажется совершенно сконцентрированной на ней.

Наконец-то! Я облегченно выдыхаю. Наконец-то я получаю возможность поговорить с ней, и могу только надеяться, что девушка также будет со мной разговаривать.

— Привет, бабочка, — говорю я как можно тише и сажусь к ней.

Я ожидаю всего – того, что она вскочит и покинет аудиторию, возможно, закричит на меня или совсем не станет говорить со мной.

Ава не смотри вверх и только бормочет:

— Привет!

Пф-ф, однако. Первый лед сломан.

— Как у тебя дела? — я смотрю на нее, но взгляд Авы по-прежнему направлен в книгу.

— Хорошо, а у тебя?

Наконец, она поднимает голову и смотрит на меня. О, Боже. Эти глаза. Я смотрю в них и стараюсь дышать. Как мне их не хватало. Я боялся, что они никогда не посмотрят на меня снова, что, конечно, чушь, но я счастлив, что Ава, наконец, появилась на занятиях. От всех своих раздумий я забываю ответить на ее вопрос, и вместо этого только пристально смотрю на нее. Вероятно, выгляжу при этом как идиот.

— Итак, ты уже освободил место в своем шкафу?

— Место? — растерянно спрашиваю я.

— Ну, поскольку мы с мамой сегодня переезжаем к вам, то в ближайшее время у вас, безусловно, станет тесно.

Наконец я понимаю. Глаза Авы лукаво блестят, и у меня появляется желание поцеловать ее, но в этот момент профессор Лоран вступает в помещение, и мне приходится взять себя в руки.

Занятие начинается, и я пытаюсь сосредоточиться на нем, что не особенно хорошо у меня получается. Мои мысли полностью сконцентрированы на Аве, которая напряженно следит за речью нашего преподавателя.

«Ты легко можешь переехать в мою комнату», — пишу я на листке бумаги и двигаю его к ней. Я не вижу точно, читает ли она его, но когда девушка что-то на нем пишет и передвигает ко мне, я читаю:

«С удовольствием, но только если ты прежде покинешь страну!»

Ну, класс! Ава все еще злится на меня, причем, я даже не знаю точно почему. Ясно, выступление Гарри было не так просто переварить. Его признание в том, что это он был водителем во время аварии, которая привела Айрелд в инвалидную коляску, и то, что еще сбежал. Хорошо, я мог бы убить его за это, и еще то, что он признался в любви Айрелд, но на наших отношениях это не должно отразиться. Я хватаю свою записку и ручку.

«Я хочу поговорить с тобой!»

«Зачем?»

«Пожалуйста, Ава, я хочу помириться!»

«У меня нет времени. Мне нужно идти на курс психологии...»

«Я подожду тебя, мы встретимся на стоянке после твоего курса!»

«Ну не знаю, на самом деле, у меня нет времени!»

«Пожалуйста, Ава, давай поговорим!»

«Мне надо собраться, потому что я переезжаю!»

«Я перенесу твои коробки!»

«Не надо, надорвешься еще!»

— Мистер Стайлз, вы внимательны ко мне? — голос профессора Лорана вырывает меня из моих мыслей.

Черт!

— Да, конечно, профессор, я внимательно слушаю!

— Тогда вы, несомненно, сможете объяснить нам решение этого уравнения?

Я растерянно и смущенно смотрю на доску. И в этот момент меня спасает гонг.

— Пф-ф, — стону я, но это было немногословно. — Посмотри, что ты причиняешь мне, Ава. Пожалуйста, встреться со мной и позволь нам поговорить.

Я ненавижу этот умоляющий тон, которым действую. Веду себя как слабак. Но если она потребует, я даже на носочках станцую или сделаю стойку на голове.

— Если ты позволишь мне сейчас уйти на мой следующий курс, то я встречусь с тобой через час на стоянке.

«Да!» Внутри себя я вытягиваю кулак в воздух, но внешне остаюсь спокойным и улыбаюсь.

— Хорошо, увидимся, — и позволяю ей уйти.

Мне не нужно менять аудиторию, поэтому я комфортно откидываюсь назад. Да, я получил то, чего хотел.

— Привет, Джейден. Ты все один? Снова решаешь дела с Авой? — Кейт прислоняется к моему столу. Мы вместе на курсе информатики и при любой возможности эта девушка ко мне лезет. Она очень меня нервирует. Хорошо, что у нее длинные белокурые волосы, но Кейт не мой тип и слишком не похожа на Аву.

— Думаю, тебя это не касается.

— Ну, после вашего горячего танца в «Файрворк» все знают, что между вами происходит. Кроме того, вы вместе устраивали пикник, а вчера ты с ней за руку бежал на автостоянку.

— Не знал, что ты охотница. Вопрос только в том, за кем ты бегаешь? За Авой или мной.

Кажется, что улыбка на ее лице замерзает.

— Нет сомнений в том, на кого распространяется мой интерес, — шепчет Кейт и хлопает своими ресницами.

— Отлично, я дам знать Аве, — отвечаю я и выхожу в туалет.

***

Бруклин стоит у окна и лихорадочно что-то выбрасывает наружу.

— О, Господи, Джей Джей, ты меня напугал, я только что поджег окурок, — капризничает парень и смотрит вслед сигарете.

— Привет, не волнуйся, я продлил твою жизнь как минимум на один день.

— Ты как апостол здоровья. Что происходит, нет козла отпущения? — спрашивает друг и прикуривает новую сигарету.

— Нее, не козел, а Кейт. О, Господи, я даже не знаю, где спрятаться, это реально изматывает.

— Тогда не слушай Эша, который реально запал на нее.

Я кривлюсь.

— Тогда он должен как можно быстрее завалить ее, чтобы она отстала от меня.

Брук ухмыляется.

— Не все могут так быстро, как ты с Авой.

Откуда он опять все знает.

— Эй, ты забываешь, что я вместе с Хоуп, — смеется парень и этим объясняет мой вопросительный взгляд.

— В данный момент все не так хорошо, она тянет на меня.

— Да? Ты должен мне все сейчас объяснить, — предвкушая наслаждение, Брук тянется к сигарете.

— Позже, сейчас я должен идти на свой курс, — говорю я и отворачиваюсь. — Увидимся, приятель.

— Эй, ты не можешь меня сейчас оставить в неизвестности... — еще слышу я вслед, но дверь позади меня закрывается.


Глава 20

Ава

Джейден уже ждет меня в машине. Опять. Парень вновь надел эти солнечные очки, хотя сейчас облачно. Ну, вероятно, еще можно будет увидеть солнце, по крайней мере, он к этому готов.

— Привет, сегодня прекрасная погода, — я кидаю свою сумку в машину, когда Джейден придерживает мне дверь, сажусь и быстро пристегиваюсь, чтобы у него не было искушения сделать это для меня.

— Куда мы поедем? — спрашивает он и заводит «Ауди».

— Домой, мне нужно собираться, потому что мама вбила себе в голову, что нужно переехать к твоему отцу.

— И тебе это не подходит?

Я смотрю на него только со стороны. Что за вопрос.

— Окей, я тебе помогу.

***

Поездка длится не более двух минут. Мамы нет, а в коридоре стоят пустые коробки.

Я хватаю одну из них и показываю Джейдену глазами, что он может нести остальное. Добравшись до своей комнаты, без разбору кидаю одежду внутрь коробки, несколько книг, косметику, всё, что попадет мне в руки.

— Эй, подожди. Что ты делаешь? — Джейден в шаге от меня. — Давай поговорим, — парень крепко держит мои руки и притягивает меня к своей груди. — В чем твоя проблема? — его голос звучит умоляюще и грубо.

Я соплю, и это звучит как у моржа, потому что мое лицо прижато к телу Джейдена. — Что у меня за проблема? Ты и Гарри, вы моя проблема. Вы бредете по миру так, как будто он принадлежит вам и топчите ногами все, что встает у вас на пути.

— Знаешь, было время, когда мир принадлежал нам, — шепчет Джейден, — Давно, но это прошло. Это прошло в тот день, когда Гарри наехал на твою мать. Этот день изменил все, даже меня.

Парень осторожно проводит по моим волосам.

— Ты знаешь, кто мы?

Я боюсь задавать этот вопрос. Но гораздо сильнее я дрожу от ответа.

— Нет... нет, конечно, нет, как ты только пришла к такому выводу? Я понятия не имел, что твоя мать сидит в инвалидной коляске. Только когда я познакомился с вами, и ты рассказала мне об аварии, до меня медленно дошло. Я так надеялся, что мое предположение ошибочно, я молился, но ничего не помогло. Есть то, что есть. Остается только вопрос, можешь ли ты с этим жить. Айрелд, кажется, может.

Я медленно отхожу.

— Я не знаю, Джейден. Ты даже не представляешь, как изменилась моя жизнь. Утром я покидаю дом как счастливый человек, и в тот же самый вечер остаюсь совершенно одна, на годы. Я должна была взять в руки свою жизнь и сама справляться со своими страхами. Со временем все вполовину стало нормальным. Мама чувствовала себя хорошо, даже если больше не могла работать как прежде, и я справлялась. Затем появляется парень, урод на выпендрежном автомобиле, и он очень мил со мной до тех пор, пока не выясняется, что всем этим кошмаром я обязана ему. Как ты думаешь, как я с этим справлюсь?

— Урод на выпендрежном автомобиле? Кто этот парень?

Несмотря на мое текущее настроение, я улыбаюсь.

— Худшее в том, что я с ним спала, потому что не знала, кто он на самом деле.

— Ты раскаиваешься в том, что спала со мной? — Джейден проходит через мою комнату, засунув свои руки глубоко в карманы джинсов. — Это было неправильно?

— Ты мне это скажи.

— Нет, бабочка, это не было ошибкой. Мы не знали, кто был этот другой. Мы лишь два человека, которые много значат друг для друга. Ты что-то чувствуешь ко мне, я знаю. Дай нам шанс, Ава. Гарри и Айрленд взрослые и самостоятельные, у них своя жизнь, которая не имеет ничего общего с нашей.

Джейден останавливается перед окном и пристально смотрит в сад. На его лице дергается мышца, и парень упрямо сжимает губы.

— Твоя жизнь тоже была непростой, да? — спрашиваю я, и он качает головой, не глядя на меня. — Окей, тогда, полагаю, я здесь не единственная, кто имеет повод для нытья. Итак, теперь ты поможешь мне сложить мои вещи, или я должна это делать сама?

Джейден поворачивается ко мне, берет коробку и подает ее мне.

— Когда в тот вечер я уезжала на машине, а ты выбежал за мной на улицу, что ты мне кричал? Я видела тебя в зеркало заднего вида, но не слышала, — неожиданно спрашиваю я.

Одну секунду Джейден пристально смотрит на меня и потом очень тихо говорит:

— Что я люблю тебя.


Глава 21

Ава

Эй, моя комната величиной примерно с Белый Дом, и я думаю, мне это нравится, потому что отсюда открывается вид на чудесный сад, который намного более ухоженный, чем сад у нашего дома. Однако комната находится точно напротив комнаты Джейдена, и это нравится мне меньше. Но я не хочу снова ломаться, поэтому заселяю комнату. Она окрашена в прекрасных светло-зеленых оттенках, с белой кроватью и соответствующим комодом. Когда я ищу что-нибудь, куда могу повесить свои вещи, то вижу, что моя комната имеет настоящий гардероб с платяным шкафом.

Ванна такая же огромная как наша гостиная, с душем и зеркалом во всю ширину стены. Ух ты! Я чувствую себя так, будто знаменита, или, по крайней мере, я кто-то очень важный. Также в моей комнате есть несколько полок, большой письменный стол прямо перед окном, за которым, наверное, можно отлично учиться. Возможно, Джейден привык к такой роскоши, а я нет, и также не думаю, что когда-нибудь к этому привыкну. Объективно оценивая здесь реализацию наших жилищных условий, даже если я должна примириться с Джейденом и Гарри. Если думать об этом спокойно, то я рада за маму. Вероятно, для нее это действительно перезагрузка в новую жизнь.

***

Стук в дверь прерывает мои мысли.

— Привет, сладкая малышка, ну, как тебе твоя берлога? — Джейден просовывает голову в мою комнату. — Ты одета, я могу войти?

Я делаю гримасу и сажусь на свою кровать.

— Входи, если ты не портной, — шучу я.

— К сожалению, я не он, иначе сразу бы снял с тебя мерку, — ухмыляется парень и садится ко мне. По моим ощущениям как-то слишком близко. — Серьезно, скажи мне, тебе нравится это?

Джейден нежно гладит прядь моих каштановых волос и заправляет её за моё левое ухо.

Я оглядываюсь, как будто вижу комнату впервые.

— Здесь замечательно. Комната такая же огромная, как весь наш дом. Мне не нравится это говорить, но она восхитительная.

Джейден смотрит на меня мгновение дольше, чем нужно и говорит:

— Нет, бабочка, это ты великолепна.

И затем парень целует меня.

Он крепко прижимает мое тело к себе и при этом не разрывает контакт наших губ. У него знакомый вкус, и я скучала по нему. Совершенно автоматически протягиваю руки и провожу по его густым шелковистым волосам. Секунду моя голова будто затуманена. Я парю как на облаке, а темп становится все быстрее.

— Как я скучал по тебе, — бормочет Джейден мне в губы и скользит своими руками вниз по моему телу, моим плечам, гладит меня по спине, касается моих бедер.

Быстрее, чем я могу думать, парень приподнимает меня и тянет к себе на колени. Я чувствую его теплую кожу сквозь свои джинсы, и это действует возбуждающе и успокаивающе одновременно. Своими губами Джейден прокладывает влажную дорожку от моей шеи к декольте. Когда он дует теплым воздухом, мне кажется, что я расплываюсь. О, боже, это небесно! Даже если я пытаюсь на него злиться, то мне это не удается. Я хочу этих ласк, хочу быть его девушкой — я влюбилась в него, и это безумно.

Я немного двигаю своими бедрами, как будто двигаюсь с ним в танце, и это напоминает мне о том, как мы познакомились. Но внезапный стук в дверь заставляет нас испуганно отпрянуть друг от друга. Я быстро вскакиваю и привожу в порядок свою сползшую одежду, быстро расчесываю пальцами свои растрепанные волосы и открываю дверь.

За которой стоит Гарри.

— Привет, Ава, — робко говорит мужчина. — Я просто хотел сказать добро пожаловать и спросить, не хочешь ли спуститься вниз, поужинать. Возможно, ты знаешь, где Джейден?

Я открываю дверь и перевожу взгляд на Джейдена.

— О, привет, сынок. Ты идешь? — спрашивает Гарри, указывая вниз на лестницу.

— Привет, Гарри, — отвечаю я и пытаюсь улыбнуться, что мне не совсем удается. — Спасибо за эту прекрасную комнату. Я думаю, мне здесь понравится.

— Я рад, что ты находишься здесь. Мой дом – твой дом. Вы придете на ужин? Айрленд уже ждет. Линда совершенно обалдела от того, что теперь она может готовить для нас каждый вечер, — он лукаво усмехается, почти как Джейден, только немного старше.

— Конечно, я голоден, — Джейден спрыгивает с кровати и тянет меня к лестнице.

***

Мама уже сидит за большим столом, накрытым для четырех человек. Она изучает меня, и я не могу ответить иначе, чем улыбкой.

— Разве у Гарри не потрясающий дом? — спрашивает мама, и я наклоняюсь вниз, чтобы поцеловать ее в щеку.

— Да, мам, это действительно великолепно. Ты скоро покажешь мне свою комнату? — весело спрашиваю я.

Мама откашливается и хватает свой стакан с минеральной водой, чтобы сделать глоток.

— Айрелд переехала в мою спальню, — Гарри садится рядом с моей мамой и берет ее за руку. Я могла бы это себе представить. Делаю хорошую мину при плохой игре.

— Да, почему бы и нет? — говорю я и сажусь.

Джейден занимает место рядом со мной – касается меня своим бедром, нагло ухмыляется и говорит:

— Там настоящая вкуснятина?

— Линда наколдовала куриную запеканку, — говорит мама и улыбаясь наполняет тарелки.

Я смотрю вокруг и чувствую себя как в рекламном ролике. Крепкая семья в конце рабочего дня. Пф, пью глотками воду, чтобы успокоить свои нервы.

Запеканка действительно классная, и если каждый вечер у нас будет такая еда, то скоро я стану круглой как шар.

— Ава, есть хорошие новости. Завтра я еду с Гарри в Нью-Йорк, к специалисту, который хочет осмотреть мои ноги. Но это займет несколько дней, до тех пор, пока не будет результатов, поэтому мы останемся в Нью-Йорке. У Гарри там есть квартира.

Я смотрю на Джейдена, который незаметно качает головой.

— О, это замечательно, — жуя, киваю я.

— Ты справишься? — озабоченно спрашивает мама.

— Ну, на всякий случай у меня есть Джейден, — ухмыляюсь я.

Ну, класс, я и Джейден дома одни, что итак ясно.


Глава 22

Джейден

— Эй, старик, если у тебя есть укромная берлога, то сегодня вечером мы должны устроить вечеринку у бассейна, как думаешь?

Я лежу на своей кровати с мобильным телефоном возле уха и слушаю глупую болтовню Бруклина.

— Нет, парень, на это нет желания. Кто потом будет убирать всё дерьмо? — страдальчески спрашиваю я.

— Чувак, это суббота и мы должны это сделать. Сколько тебе лет? Шестьдесят?

— Я хочу провести вечер наедине с Авой. Я как раз уговорил ее выслушать меня.

Брук пыхтит на другом конце.

— Я не знаю, что ты в ней находишь. По моим понятиям она слишком капризная. У кого есть желание смотреть на этот постоянный театр?

В этот момент я могу выразить, что Хоуп – странная девушка, но Брук мой старинный друг, поэтому я это оставляю.

— Нет, на самом деле не так. Я, пожалуй, пойду с Авой в кино или поесть куда-нибудь.

— Ладно, лежебока, тогда мы увидимся в понедельник.

Друг заканчивает разговор, прерывает соединение, и я свободен. Теперь мне только нужно подвести Аву к тому, чтобы куда-нибудь со мной сходить.

Рано утром Гарри и Айрленд уехали в Нью-Йорк. Вероятно, они будут отсутствовать четыре дня. Четыре дня, за которые я смогу убедить Аву в том, что не злоупотреблял ее доверием. Я ищу девушку и нахожу у бассейна. Она сидит в тени на кушетке и читает.

— Привет, бабочка! Такая ранняя и такая прилежная? — я хватаю один из шезлонгов и усаживаюсь рядом с ней.

— Да, в понедельник мне нужно сдать работу по психологии. Время понемногу становится ограниченным.

— Что за тема? — спрашиваю я заинтересовано и бросаю взгляд в ее учебник.

— Второе «Я».

— О, мы должны попросить Хоуп, уверен, она многое расскажет нам о втором «я» Бруклина, — смеюсь я и вижу, как Ава бросает на меня строгий взгляд, но затем ее выражение меняется, и девушка тоже смеется. Как я люблю ее смех. Я вижу чудесные четыре дня, в которые мы будем совершенно одни. — Как ты относишься к тому, чтобы немного поплавать?

— У меня нет купальника, — быстро отвечает Ава, не глядя вверх.

— А нужен ли он тебе? Мы здесь одни. У Линды выходной. Нет никого, кто смог бы тебя увидеть.

— Кроме тебя!

— Конечно, кроме меня, но я думаю, что уже все видел.

— Мечтай дальше, Стайлз, — Ава нервно захлопывает книгу и встает.

— Эй, ты куда?

— Я должна идти.

— Ты не можешь оставить меня одного, — жалобно стону я.

— Я не твоя няня.

Девушка хочет уйти, но мне нужно остановить ее.

— Сладкая малышка, подожди.

— Оставь, пожалуйста, эти придурковатые ласкательные имена. Я больше не могу это слышать.

Я быстро хватаю Аву за руку, но она в этом момент пытается сесть, и мы вместе заваливаемся так, что оказываемся близко к краю бассейна, у нас нет ни шанса, и мы теряем равновесие. И кувырком падаем в бассейн. Вода хлюпает над нами, и на минуту я теряю ориентацию. Дьявол, где Ава? Она вообще умеет плавать?

Фыркая, я снова всплываю на поверхность. Мои мокрые вещи тянут меня вниз и мне нужна вся моя сила, чтобы держать голову над водой. Я лихорадочно ищу Аву, которую нигде не нахожу.

«Проклятье, но она ведь не в беде?» — проносится в моей голове, и тяжесть давит на мои ноги и меня затягивает под воду. Когда рассеиваются пузырьки воздуха, я вижу, что это Ава тянула меня за ноги и теперь с улыбкой проплывает мимо меня. А я идиот, думал, что она не умеет плавать. Ну, подожди, негодница, ты у меня поплатишься!

Я плыву за ней и хватаю девушку за ноги, когда тяну ее обратно. Ава пытается ускользнуть, и я сильнее, как тисками, смыкаю свои руки вокруг ее туловища. Мы вместе выныриваем из воды, чтобы набрать воздуха в легкие.

— Пусти меня, — кричит Ава, смеясь, но я не повинуюсь ее команде, шагая в воду, и стараюсь держать нас на плаву.

— Джейден, пожалуйста, пусти меня! — кричит она и дико гребет руками. Вода блестит на ее лице, и я с удовольствием поцеловал бы каждую каплю.

— Только если ты поцелуешь меня, я позволю тебе идти.

Я плыву с ней к краю, где мы оба останавливаемся. Ава держится за мои плечи, пока я обеими руками удерживаюсь на краю бассейна.

— Почему я должна? — провоцирующе спрашивает девушка.

— Потому что я спас тебя?

— Пф, ты видишь всё совершенно неправильно. Я та, кто спас тебя, — смеется она и хвастается.

Я задумчиво смотрю на нее.

— Ты права, — тихо шепчу я и смотрю глубоко в ее глаза.

В этот раз Ава целует меня первой. Она прижимает свои мягкие, влажные губы к моему рту, и я чувствую себя как в раю.


Глава 23

Ава

Этот сумасшедший парень. Я одета в свою любимую рубашку, которая теперь совершенно мокрая. Но я не могу по-другому, я должна поцеловать его. Джейден несет меня, и я чувствую себя свободно и легко. Обвиваю своими ногами его бедра и цепляюсь за него так, как будто он единственный остров в просторах бесконечного океана.

Я смотрю на его губы, которые находятся на уровне моих глаз, и медленно опускаю свой рот на них. Они мягкие и приглашающие и двигаются в унисон с моими. В данный момент я чувствую, насколько Джейден хочет меня, и внезапно тоже хочу его. В нем есть что-то, чему я не могу сопротивляться, не хочу сопротивляться, и перед чем я полностью беззащитна!

Теплая вода плещется вокруг нас, укачивая в своей безопасности. Вокруг чудесный день прекрасного бабьего лета, солнце сияет с неба, как будто бы это середина июля, и неожиданно я чувствую себя свободной и беззаботной. Хватаю подол футболки Джейдена и снимаю ее через его голову, и парень вынужден на мгновение меня отпустить. Только этот взмах ресниц слишком долгий, и жажда тепла его тела заставляют меня вспыхнуть как пламя. Когда он дергает мой топ, я лихорадочно оглядываюсь.

— Нас действительно никто не сможет здесь увидеть? — испуганно спрашиваю я.

— Нет, — успокаивает меня Джейден между двумя поцелуями, — мы здесь совершенно одни. Только мы вдвоем, остальной мир там.

За мгновение мой топ оказывается на солнце и сохнет, также как и остальная наша одежда. Полностью чувствовать его, в окружении теплой воды и солнца, которое смотрит на нас, это заставляет меня забыть всякую осторожность и сомнения.

***

Я лежу в руках Джейдена, в его кровати, и чувствую себя словно на небесах. Я тихо вздыхаю. И это просто вырывается из меня, не знаю почему.

— Почему ты разрешил им себя колоть?

Кажется, что парень мгновение над этим размышляет.

— Это напоминает мне о том, что чтобы не случилось, я могу сам принимать решения о своей жизни. Ни в ком не нуждаюсь, мне не нужно быть знаменитым, чтобы что-то значить. Я наколол эти кричащие татуировки, чтобы отличаться, чтобы сказать моему миру: «я делаю то, что мне нравится, и мне безразлично, что вы об этом говорите». Это мое понятие о свободе.

Довольно долго я ничего не говорю, размышляя над тем, что сказал Джейден.

— Что с тобой? О чем ты думаешь? — Джейден поворачивает меня к себе и смотрит на меня вниз.

— Думаю о маме. Как сильно я желаю того, чтобы она была здорова и получила обратно свою свободу. Ты думаешь, есть шанс?

— Да, конечно. Я надеюсь, что обследование пройдет положительно. Но независимо от того, каким будет результат, Гарри любит твою маму, в этом я абсолютно уверен.

— Действительно?

— Да, я знаю его лучше, чем он сам себя. И Гарри не из тех, кто не относится серьёзно к тому, что говорит.

— Как ты?

Джейден нежно гладит меня по лицу.

— Да, также как я. Если я говорю, что люблю тебя, то я так и думаю. И... люблю тебя независимо от того, что происходит. Пожалуйста, поверь мне, ты лучшее, что до сих пор произошло со мной в моей жизни, и я сделаю все, чтобы доказать тебе, что подразумеваю это серьезно.

Я пристально смотрю на него, ничего не говорю, а только смотрю в его прекрасные глаза.

— Скажи что-нибудь, — голос Джейдена тихий, как будто бы он боится, что в этот момент я его покину.

— Мы не можем быть вместе, не тогда, когда наши родители тоже.

— Почему нет?

— Только представь эти идиотские комментарии, что мы были бы сводными братом и сестрой и жили бы под одной крышей.

Джейден ухмыляется и наклоняется ко мне вниз, а затем целует меня в кончик носа.

— Я хочу быть вместе с тобой, и если ты этого хочешь, то они могут говорить что угодно.


Глава 24

Ава

Трудно поверить, как быстро пролетают дни. Снова пятница, и снова вечер ламбады.

Я стою в своей пестрой юбочке за стойкой и разливаю пиво и колу на конвейере. Заведение набито битком, как будто что-то отдают на халяву.

Джейден стоит возле моей стойки и разговаривает с несколькими нашими друзьями. Он привез меня и хочет дождаться, пока не закончится моя смена, чтобы отвезти меня домой.

У нас была чудесная неделя, где наряду с колледжем были только Джейден и я.

Мама и Гарри еще не вернулись. Ее случай оказался немного сложнее, чем мы думали, и врачи рекомендовали следующее обследование в Вашингтоне. Гарри, естественно, полетел с ней туда, и теперь мы ждем их назад только во вторник.

У меня нет ни минуты времени, разливая один напиток за другим, ежесекундно открывая пивные бутылки. Когда начинается вечер ламбады, я вижу, как Кейт незаметно подкрадывается к Джейдену. Я отвлекаюсь на Люка, который кричит мне заказ, который я не понимаю и поэтому вынуждена бежать нему. Когда я возвращаюсь обратно за свою стойку, Джейден уже исчез вместе с Кейт. Я обыскиваю глазами толпу, но она настолько тесная, что я могу рассмотреть только два ряда перед собой. Я машу Хоуп подойти ко мне.

— Где Джейден? — спрашиваю я ее и сую ей в руку колу.

— Думаю, он танцует.

Догадываюсь с кем. К сожалению, я не могу отсюда отойти, поэтому беру ящик пива, чтобы улучшить свое место. Подумаешь!

Как он только может танцевать с этой коровой? Сразу появляются воспоминания о последнем вечере ламбады, когда Джейден пригласил меня на танец... и теперь он танцует с Кейт, которая не упускает случай броситься ему на шею. Хотя я этого не хочу, во мне неудержимо поднимается ревность. Как он может таким образом рушить эти прекрасные воспоминания?

Один тип заказывает «Корону», и я отчаянно пытаюсь нанизать на горлышко бутылки ломтик лимона. После того, как это мне, наконец, удается, пододвигаю к нему бутылку и беру деньги в кассу.

— Я могу лишь радоваться, что бутылка получила кусочек лимона, — ухмыляется парень и мягко мне улыбается.

В первое мгновение я зло смотрю на него, но когда он поднимает вверх одну бровь, я смеюсь и сама точно не знаю почему.

— Мне действительно жаль бедный лимон. Ты со всеми обходишься так грубо? — интересуется парень.

Я внимательнее осматриваю его. У него белокурые волосы, постриженные под боб. Девчачья прическа, но ему идет. Он одет небрежно, джинсы, сапоги, и белая футболка. Парню не хватает только какой-нибудь ковбойской шляпы, потому что у него мягкий акцент, как будто он приехал из Техаса.

— Как тебя зовут? — спрашивает парень и подмигивает.

— Ава, — отвечаю я, — а тебя?

— Линдон, но друзья называют меня Лин.

— Могу я называть тебя Лин? — сама не знаю, почему я об этом спросила, это не мой образ, флиртовать с гостями, но он милый, и немного внимания не повредит.

— Только если ты будешь моей подругой, — ухмыляется парень и выжидающе на меня смотрит.

— Я думаю, у тебя есть много подруг, и ты, конечно, не нуждаешься в следующей.

— Я новичок в городе, и мне нужны друзья, — отвечает Лин и отпивает глоток своего пива.

— Откуда ты? — с любопытством спрашиваю я.

— Хьюстон. Я здесь учусь.

— Где?

— В том же самом колледже, что и ты. Я на твоем курсе психологии.

Озадаченно смотрю на парня. Почему я никогда не замечала его раньше? Я едва могу думать об этом.

— С каких пор? — пораженно спрашиваю я.

— С начала семестра.

— Ава, ты заснула? Две колы! — кричит мне Джимми, я извиняясь пожимаю плечами и снова принимаюсь за работу. И уже не отрываясь обрабатываю заказы. Соревнование все еще проходит, и многие гости обращаются к танцплощадке, что позволяет мне немного передохнуть. Линдон все еще стоит на том же самом месте у стойки, и я снова присоединяюсь к нему.

— Итак, расскажи мне, что привело тебя в «Альбертус Магнус», — снова хватаю я нить разговора.

— Скажем так, для меня было безопаснее поменять штаты, — значительно отвечает Лин, и я ему киваю.

— Особенная женщина? — цепляюсь я.

— Мы скорее говорим об особенной женщине не такого уж особенного типа, — говорит он со смехом, и теперь я понимаю. Скорее всего, Линдон обжегся на женщине, от которой держался бы лучше в стороне.

— Окей, все ясно, — смущенно смеюсь я. — Нью-Хейвен не так уж плох, если относишься обыкновенно.

— Я не видел здесь еще ничего посредственного, — говорит Линдон и заглядывает мне глубоко в глаза. Пфф, внезапно мне становится очень жарко. Я смущенно смотрю в пол на его обувь. Он действительно носит ковбойские сапоги.

— Классные сапоги! Что-то подобное носят в Хьюстоне? — спрашиваю я, чтобы прервать интимный момент.

— Никаких шуток о моих ботинках, которые святы для меня, — ухмыляется парень, и я внимательно их рассматриваю, когда вдруг в поле моего зрения возникают черные полуботинки.

— Джейден, — шепчу я и смотрю вверх. Мой взгляд снова сразу омрачается, когда я вижу за его спиной появившуюся Кейт. Она бросает на меня взгляд, который кажется триумфальным.

— Мы выиграли корзину для пикника, представь только, Ава! — Кейт ведет себя невинно и восторженно, но я вижу за этим ее фальшивую улыбку и понимаю по ее взгляду, который она на меня бросает, что девушка едва скрывает свое злорадство.

— Прекрасно для тебя, — киваю я ей.

— Не только для меня, который я, конечно же, съем с Джейденом, — смеется она слишком громко и виснет на руке у Джейдена.

Я зачарованно жду противоречий от Джейдена, или, по крайней мере, того, чтобы он освободился от этого репейника, но парень не делает ни того, ни другого. Вместо этого он фиксирует свой взгляд на Линдоне.

— Итак, Джейден, завтра у тебя есть время? Тогда мы встретимся на пикнике, — щебечет Кейт и дергает его за рукав, чтобы снова привлечь его внимание к себе, что даже я вижу это из-за своей стойки. Когда Джейден рассеянно кивает, она буквально бросается ему на шею. — О, отлично, тогда по рукам.

Ну, класс, удачи! Я дымлюсь от ярости, топаю за прилавком, чтобы выполнить поток новых заказов, которые теперь поступают после того, как закончились соревнования по танцам. Кейт тянет Джейдена за собой, и вскоре оба исчезают в толпе.

— Я подумал, что этот тип был твоим другом, потому что он так на меня посмотрел, — ухмыляется Линдон.

— Да, я тоже так думала, — тихо бормочу я, только чтобы никто не слышал, и прополаскиваю несколько стаканов. — Наверное, выглядит не так, — громко говорю я и пытаюсь улыбнуться.

— Да. Блондинка полностью им завладела, — Лин смеется и указывает головой в направлении, куда исчезли Джейден и Кейт.

— Ты здесь один? — спрашиваю я.

— Нет, я здесь с двумя друзьями, — Линдон указывает на другой конец стойки, где еще два типа держатся за свои пивные бутылки. — Твоя смена еще долго продлится? — спрашивает он и при этом опасно ко мне приближается.

От него хорошо пахнет. Солнцем и чем-то земным.

— Да, до победного конца, — я виновато кривлю рот.

— И уже что-то планируешь на завтра?

В первое мгновение я хочу кивнуть, но потом недолго думаю. Нет, собственно на завтра я ничего не планирую. Мои планы на завтра принесены в жертву пикнику Джейдена и Кейт.

— На самом деле нет, — отвечаю я и замечаю, что мой голос не звучит хрипло.

— Может быть, ты хочешь пойти завтра со мной поесть? — открыто спрашивает Линдон и смотрит на меня с надеждой.

— Если это не пикник, то с удовольствием. Когда?

— Если ты дашь мне свой номер мобильного телефона, то я позвоню тебе завтра после обеда.

Мне приходится улыбнуться – изысканный трюк, чтобы добиться номера телефона, но я не хочу так отмечаться и пишу номер ему на руку.

— Не потеряй, — улыбаюсь я.

— Ни в коем случае, — улыбается парень, и на мгновение Кейт и Джейден забыты.


Глава 25

Джейден

Ава тихо сидит в машине рядом со мной. Она выглядит усталой и злой. Хорошо, что я могу понять, откуда это исходит. Кейт. Как ей удалось навязать мне пикник, я даже не знаю. Но когда я возвратился с танцплощадки и застал этого белокурого красавчика у стойки Авы, я почти слетел с катушек. Только Хоуп и Бруклин смогли удержать меня от того, чтобы я устроил сцену, и отвели меня подальше. Кейт следовала за нами как преданная собака. Теперь я сижу здесь со свиданием с ней на шее, а Ава постоянно молчит.

— Сегодня произошло довольно много, — пытаюсь я начать разговор.

— Да, — получаю в ответ.

— Кто все-таки был этот белокурый тип в баре? — спрашиваю я как можно более небрежно. И стараюсь, чтобы мой голос не выдавал мои чувства.

— Там было много белокурых типов.

О, да, Ава определенно злится.

— С которым ты беседовала, в ковбойских сапогах.

— Лин? Он сокурсник, тоже изучает психологию.

— Линн? У него девчачье имя? — я вынужденно смеюсь.

— Нет, Лин – это сокращение от Линдон, как президент Линдон Б.Джонсон.

— Я никогда не видел его в кампусе.

Наконец, мы дома и ворота медленно открываются. Я газую, и они снова закрываются за нами.

— Он новенький, так же как и ты был.

Ава быстро выпрыгивает из машины, пока я еще правильно не припарковался.

— Эй, бабочка, почему ты так торопишься? — я едва успеваю за ней.

— Извини, я устала и хочу лишь спать, — кричит девушка и сразу исчезает в своей комнате.

Ну, классно! Я не хочу позволить ей так уйти. Поэтому неторопливо прохожу в ее комнату и закрываю за собой дверь.

— Что это значит? — испуганно спрашивает Ава. Она стоит передо мной только в трусиках и бюстгальтере, так как уже сняла свою одежду.

— Я должен с тобой поговорить.

Я медленно подкрадываюсь к ней.

— Сейчас я не хочу говорить, я устала.

Девушка разворачивается и хочет пройти в ванную, но я преграждаю ей путь.

— Что с тобой происходит, Ава?

Она сопит.

— Как ты думаешь, что случилось?

— Кейт?

— Да, Кейт! Конечно, не сложно было догадаться, да?

Ава просто хочет оставить меня, а я не могу этого допустить и дергаю ее в свои руки.

— Эй, Кейт нервирует меня уже немало времени, я даже не знаю, как она умудрилась получить мое согласие на пикник. Но это все не имеет никакого значения, потому что ты – единственная женщина, которая мне нужна. Даже если ты встанешь передо мной как ангел мести и в лучшем случае, меня убьешь.

Затем я опускаю голову и целую ее так, как будто завтрашнее утро не наступит. Я чувствую ее сопротивление, ее руки сжаты в кулаки, но все же, мне удается проникнуть в ее рот, и поцелуй становится диким и необузданным. Ава сладкая на вкус, и меня непреодолимо влечет к ней, что я едва могу владеть собой.

— Ложись спать со мной, пожалуйста, я так сильно хочу тебя и хочу проснуться завтра вместе с тобой, — хрипло шепчу я и зарываюсь лицом в ее волосы. Они немного пахнут пивом, но мне безразлично.

— Мне нужно принять душ, — говорит Ава и поднимает свои руки к моей груди. Теперь они уже не сжаты в кулаки.

— Пойдем в душ вместе.

Ава смотрит на меня большими глазами.

— Я действительно устала, Джейден.

— Хорошо, тогда я буду держать тебя на своих руках. Пожалуйста, не отправляй меня в мою комнату.

Я отпускаю ее, и Ава идет в ванную. Я следую за ней и включаю воду, чтобы та нагрелась. Готовлю два пушистых махровых полотенца и раздеваюсь. Ава уже стоит под душем, и теплая вода стекает по ее стройному телу. Ее шелковистые волосы падают ей на спину. Сейчас, когда они гладкие, они опускаются ниже ее плеч.

— Ты такая красивая, — бормочу я и захожу к ней в душевую кабину, которая медленно запотевает. Я щедро наливаю гель для душа в свою руку и распределяю его по ее спине, плечам и рукам. Я намыливаю ее и снова смываю пену. Затем она подает мне шампунь для волос, и я забочусь о ее волосах.

— Это прекрасно, — стонет Ава с наслаждением.

Улыбка скользит по моим губам, кажется, я наконец-то приблизился к Аве.

— Да, — соглашаюсь я с ней, — мне нравятся твои волосы.

— Лишь мои волосы? — пораженно спрашивает она и поворачивается ко мне.

— Нет, милая, я люблю все в тебе.

Затем я снова ее целую, и усталость Авы улетучивается.


Глава 26

Ава

День начинается для меня с невыносимо громкого звонка, который вырывает меня из сна. Хочу вылезти из кровати, но я в ловушке из чужих ног и рук. От жужжания около уха я окончательно просыпаюсь.

— Джейден, это твой мобильный телефон? — сонно спрашиваю я.

— Да, — ворчит он и зарывается с головой в кучу одеял и подушек. — Алло? — неприветливо отвечает он, когда, наконец, вытаскивает телефон из кармана своих брюк, которые валяются где-то на полу. — Боже, Кейт, я еще сплю, — ворчит он.

«Не только ты», — в бешенстве думаю я и снова падаю на подушки. Кейт! Только от одного этого имени по моей спине проносится холодок, как будто меня мучают электрошоком.

— Да, окей, в шесть вечера. Я заберу тебя.

Ну, отлично! Он действительно идет на этот глупый пикник. Если он пойдет, то я определенно не буду ему в этом препятствовать. Еще совсем сонная, я встаю с постели.

— Ты куда? — спрашивает Джейден и подходит ко мне.

— Я должна идти.

— Ты вернешься снова в кровать?

— Нет, мне нужно учиться и у меня сегодня еще одна встреча, — говорю я и быстро собираю свои вещи.

— С Хоуп? — с любопытством спрашивает парень.

— Нет, не с Хоуп.

Боже, где я только оставила свою рубашку? Я смотрю в ванной и нахожу ее там.

— Я могу спросить, с кем у тебя свидание? — Джейден снова растянулся на своей кровати и опустил голову на свои руки.

Я нерешительно смотрю на него. На самом деле его это не касается.

— Ты ведь сегодня тоже занят.

Я знаю, что слышу себя очень зло, но не могу успокоиться.

— Может быть, ты меня ревнуешь? — спрашивает Джейден и при этом его глаза сверкают весельем.

— К Кейт? Я тебя прошу... — смеюсь я немного слишком громко. — Это полнейший абсурд.

Джейден ухмыляется и качает головой, пока медленно встает и подходит ко мне.

— Знаешь, Ава, что действительно абсурдно? То, что Кейт может так тебя выводить из равновесия. У нее нет ничего, что меня интересует. Она также предсказуема как стеклянная кукла. Ты значительно превосходишь ее и все же ревнуешь. Я этого не понимаю, — парень обнимает меня и прижимает к себе.

«Тогда откажись от пикника», — хочу закричать я, но ничего не отвечаю.

Он целует меня в лоб и вопросительно смотрит.

— Итак, с кем ты сегодня встречаешься?

— Я встречаюсь с сокурсником. Ничего особенного, мы просто идем поесть.

Хотя это еще не совсем точно, но я не раскрываю Джейдену свои карты. Я желаю ему удачи с Кейт!

— Ты, наверное, говоришь не об этом Линне? — удивленно спрашивает Джейден и неожиданно меня отпускает.

— Если ты подразумеваешь Линдона, то ты прав. Я решила с ним пообедать.

Цвет лица Джейдена немедленно меняется, и мне в голову приходит мысль о хамелеоне.

— Что с тобой? Ты ведь тоже идешь на пикник с Кейт, — бросаю я и собираю свои вещи.

— Ты вряд ли можешь это сравнивать. Я не интересуюсь Кейт, хотя, пожалуй, это нельзя сказать о Линдоне. Который вчера ни на секунду не спускал с тебя глаз.

— Кейт знает, что ты о ней думаешь? — спрашиваю я сладким как сахар голосом.

— Что?

— То, что ты ей не интересуешься. Уверена, она считает по-другому.

— Меня это не интересует, — теперь Джейден действительно зол.

— Тогда не давай ей никакой надежды, — кричу я и в ярости покидаю комнату.

***

Я внимательно слушаю музыку, которая звучит в моих наушниках из айпода. «Butterfly» от «Crazy Town», двигаю губами и подпеваю без звука. Я неподвижно лежу у бассейна, и у меня все хорошо. Погода прекрасная, тепло, с неба светит солнце.

«Как раз для пикника», — приходит мне в голову, и я усмехаюсь.

Вероятно, Джейден пойдет на тоже место, где мы устраивали пикник? На ту маленькую поляну, на земельном участке, который купил Гарри? Я пытаюсь отогнать эти мысли и больше не думать об этом. Линдон до сих пор не заявился, и я предполагаю, что он также этого не сделает. На таких типов нельзя полагаться, я не обманываюсь в этом.

Джейдена нигде не видно, очевидно, он уже отправился на свое свидание. Я смотрю на свой телефон. Сейчас приблизительно четыре тридцать. В этот момент он вибрирует и приходит вызов с незнакомого номера.

— Да, — коротко и ясно отвечаю я.

— Привет, это Линдон. Я говорю с Авой?

— О, привет, Линдон, да... это я.

— Я просто хотел спросить, во сколько я могу тебя забрать? Я еще не хорошо все здесь знаю.

У него дружелюбный голос, но немного грубый.

— Как ты относишься к тому, если мы встретимся около шести в «Файрворк»? Сегодня я не работаю, и ты знаешь, где это.

— Хорошая идея. Тогда до скорого.

— Да, до скорого, — улыбаюсь я и заканчиваю разговор.

Вот так-то лучше!

У меня есть почти час времени на сборы, я хватаю свои вещи и иду наверх в свою комнату, чтобы принять душ. На первом этаже на лестнице меня встречает Джейден. Небрежно одетый, он спешит мимо меня. Вероятно, куда-то опаздывает.

— Удачи! — бормочу я, потому что он крепко хватает меня за руку. Парень напряженно смотрит на меня и прижимается к моим губам в поцелуе.

— Я люблю тебя, никогда не забывай об этом, ты слышишь? — бурчит он уже из-за двери.


Глава 27

Джейден

Я сижу напротив Кейт, которая трещала сама с собой, но я совершенно не воспринимаю то, что она говорит, непрерывно смотрю на часы и надеюсь, что все скоро закончится.

— Ты вообще меня слушаешь? — неожиданно спрашивает девушка и отрывает меня от моих размышлений о том, что этот ковбой как раз делает с Авой.

— А... извини, Кейт. Я задумался.

— Так, о чем ты как раз подумал? — спрашивает она еще раз, и я, конечно, едва ли могу сказать ей правду, потому что она смотрит преисполненная надежды.

Я подаю ей банку колы, которую открыл для нее и говорю:

— Кейт, есть кое-что, что мы должны выяснить.

Она отпивает глоток и кивает.

— Да, что?

— Хм, ну, не знаю, заметила ли ты это... итак...

Ну, как я должен ей сказать?

— Итак, что? — спрашивает девушка и смотрит на меня сияющими глазами.

— Итак, я встречаюсь с Авой и поэтому не могу так долго оставаться, — эти слова вылетают, и выражение лица Кейт за секунду меняется от веселого до бешеного.

— Ава? Ах, что ты не говоришь. Ну, я ее здесь не вижу. Может быть, ты её видишь?

— Кейт, она переехала ко мне. Между нами все серьезно, и не думай, что я не разгадал твою игру, — я улыбаюсь ей, но она сдвигает брови.

— Ты уже настолько под каблуком, что не можешь решить сам, с кем ты устраиваешь пикник?

— Прекрати, Кейт. Мы здесь вдвоем, не неси чепуху. Сейчас я уйду, но у меня есть к тебе просьба, и если ты такая умная, как я думаю, то ты согласишься с этим. Для твоего же блага.

Я обнаружил, что Кейт быстро понимает. На самом деле она не настолько жестока, как сама себя представляет. Даже если я считаю ее опасной, когда она ревнует или не может чего-то добиться. Ей повезло, что я знаю один из ее маленьких секретов. Хоуп никогда ничего не может держать в себе. Мне необходимо подавить свою ухмылку.

— У меня есть маленький сюрприз для тебя, пока я не ушел. Я надеюсь, тебе понравится замена, которую я организовал для пикника.

— И кто это должен быть? — спрашивает девушка, и я на самом деле слышу что-то вроде безразличия в ее голосе. Мне ее немного жаль. Постоянно пытаясь кого-то превзойти, она осталась совсем одна. Тем более удивительно, что есть еще кто-то, кто, кажется, об этом не беспокоится.

Как по сигналу на парковку небольшого парка въезжает внедорожник.

— Я подумал, что возможно это будет хорошая идея, если Эш составит тебе компанию.

— Эш? — смущенно спрашивает Кейт и краснеет. Она внимательно следует за моим взглядом, пока Эш медленно подходит к нам.

Я поднимаюсь и прощаюсь с ней, приветственно подаю руку Эшу, глаза которого сияют, когда он кивает Кейт.

— Удачи вам обоим, — говорю я и выхожу из игры.

***

Пока я сижу в машине, я пишу смс и отправляю его. Возможно, мне повезет, и Ава все еще дома. Когда я не получаю ответ, я пытаюсь ей дозвониться, но получаю только ответ голосовой почты.

Бесцельно я езжу по району и думаю о том, где бы мог встретиться с Авой ковбой. Так как есть сотни возможностей, я решаю проверить в «Файрворк», Бруклин и Хоуп, вероятно, тоже там.

Когда я въезжаю на стоянку, то вижу старого «Жука» Авы. Она сегодня работает? Но, может, она все же не на свидании, а только хотела завести меня.

Улыбаясь, я вхожу в помещение, но затем вижу ее сидящей за столиком в углу. Она не одна.

Этот ковбой рядом с ней и тупо ей улыбается. Он почти поедает ее глазами, и у меня есть огромное желание дать ему в нос. Неторопливым шагом я подхожу к ним, наклоняюсь к Аве и целую ее в щеку.

— Привет, следенькая! Я думал, ты хочешь пойти на шикарный ужин? — в поисках я оглядываюсь вокруг, вероятно, «Файрворк» не совсем подходящее для этого место. Только затем я удостаиваю Линдона взгляда и киваю ему.

— Привет, Джейден! Я думала ты на своем пикнике с Кейт? — пораженно спрашивает Ава.

— Я торопился, чтобы провести остаток вечера с тобой.

Линн громко откашливается.

— Хм, на данный момент я встречаюсь с Авой, и мы будем признательны, если сможем провести остаток вечера вдвоем.

Я улыбаюсь ему со знанием дела.

— Я полагаю, что ты бы встречался, но, к сожалению, этого не будет. Если ты еще не понял, то ты договорился о встрече с моей девушкой.

Новость потрясает. По меньшей мере, несколько секунд рот ковбоя остается открытым.

— Джейден, — Ава встает и указывает на дверь, — я могу с тобой недолго поговорить снаружи?

— Конечно, бабочка! — и я марширую на улицу, не попрощавшись с ковбоем.

***

— Я действительно не понимаю тебя, Джейден! Что это сейчас здесь за выступление? Ты не можешь появляться здесь и просто так прерывать мое свидание, что ты о себе возомнил?

Ой-ой, ее голос звучит довольно злым. Да, что я собственно о себе возомнил?

— Эй, сладенькая! Я думал, что между нами все решено. Почему тогда ты встречаешься с другими типами, если ты со мной?

— Что, прости? — опасно тихо спрашивает Ава, — я так не думаю. Кто был таким резвым на пикнике с Кейт? — ее голос становится громче. — Кто тот парень, что не захотел отказаться от него, если он якобы встречается со мной? — теперь она кричит, и краем глаза я вижу, как ковбой выходит из заведения. И еще, я действительно не нуждаюсь в аудитории.

— Эй, Ава! Тебе нужна помощь? — спрашивает он и важно шагает к ней. К моей подруге.

— Ладно, ковбой. Это разговор между взрослыми. Я думаю, тебе нужно оседлать свою лошадь и ехать домой.

Я знаю, мое заявление сильно провоцирует, но по-другому я не могу. Этот тип меня просто бесит.

Парень медленно подходит ко мне.

— Ты можешь повторить это еще раз? Думаю, я неправильно понял, услышал тут что-то о «лошади» и о «доме», — шипит он опасно тихо.

— Ты услышал совершенно правильно. Свали-ка, ковбой.

Я вижу кулак и наполовину успеваю уклониться, но он сильно бьет меня в плечо, так что от этого я разворачиваюсь. Мои кулаки автоматически сжимаются, я размахиваюсь и попадаю ему прямо в лицо. Из его носа идет кровь, пока ковбой медленно отходит назад.

— ДЖЕЙДЕН! — панически кричит Ава, — что ты делаешь?

— Я? Почему я? Это он начал, — ору я в ответ. Она слепая, что ли?

— Ты сломал ему нос! — Ава лихорадочно бросается к Линдону, который от удара дергает ногами, и теперь его кровь капает на гравий.

— Ты такой идиот! — кричит на меня Ава.

Ну, классно, я снова неожиданно виноват. Недоверчиво смотрю вниз на обоих и качаю головой. Затем я разворачиваюсь, сажусь в свою машину и газую с такой злостью, что шины оставляют толстый отпечаток на асфальте, который я вижу в зеркале заднего вида.


Глава 28

Ава

Я несусь в дом с намерением должным образом устроить головомойку Джейдену. Я страшно обижена после того, как три часа провела с Линдоном в травмпункте, чтобы позаботиться о его сломанном носе и сладкоречиво убедить забрать обратно заявление. Что только Джейден себе вообразил? Я не его собственность! И мы здесь не на «Диком Западе», черт побери!

С бешеной решимостью я марширую в его комнату, и без стука открываю дверь, там не горит свет, и в комнате пусто. Вероятно, он внизу на кухне или у бассейна. Но я не нахожу его ни там, ни где-нибудь еще и пишу ему смс:

«Ты где?»

Я жду два часа, но ответа не получаю. И начинаю по-настоящему волноваться. Может быть, мне нужно пересилить себя и просто позвонить. Даже если мне это ненавистно, но и на самом деле, могло что-нибудь случиться. Я набираю... и хотя слышу гудки, он не отвечает. Пожалуйста, значит не судьба. Я не буду навязываться, совершенно определенно. Почему-то я рада, что мама и Гарри возвращаются во вторник.

***

Наверное, я заснула, когда услышала грохот в доме, который будит меня. Часы показывают половину третьего ночи. Я считаю маловероятным, что это взломщик, потому что дом защищен как Форт Нокс. Когда кто-то неожиданно стучится в дверь, и перед этим я слышу голос Джейдена, мне становится легче.

— Ава, мое сокровище! Сп... ты спишь ууже?

О, Боже, Джейден едва держится на ногах и пьян в стельку. Он крепко цепляется за дверную ручку и пытается что-то рассмотреть в темноте.

Я быстро зажигаю свет и спрыгиваю с кровати.

— Милая, вот ты где! — радостно сияет парень и широко мне ухмыляется.

О, дайте мне бейсбольную биту, которой я могу ударить его по голове.

— Джейден, откуда ты, черт возьми, сейчас пришел? Кто тебя так напоил? — ругаюсь я.

— Псшшш! — он прикладывает палец к губам. — Не злись, бабочка, мы немного расчистили бар отца Брука.

Я поддерживаю его или вернее сказать, пытаюсь поддержать, и проводить в комнату на другой стороне коридора, что не так просто, потому что Джейден предпочитает спать в моей кровати.

— Дорогая, давай спать в твоей комнате, там так хорошо пахнет

— Нет, Джейден. так не пойдет. Я могу только надеяться, что ты не вел машину в таком состоянии.

— Почему нет? Я совершенно трезвый.

В моих венах застывает кровь.

— Ты сам вел машину?

Джейден минуту смотрит на меня, как будто обдумывает то, что я сказала.

— Да, я сам ехал, лишь небольшой кусочек.

Страх ползет вверх по моей шее. Я крепче хватаю Джейдена за руки и, наконец, втаскиваю его в комнату. Мой страх придает мне сил.

Джейден падает на кровать и уже в следующую секунду засыпает. В одежде и ботинках.

Я бегу в свою комнату, быстро что-то натягиваю и спускаюсь вниз на первый этаж. Он оставил дверь открытой, и в его «Ауди» все еще горит свет. По крайней мере, он отрубил мотор. Но водительская дверь открыта.

С абсолютно паршивым настроением я сажусь в машину, чтобы выключить габаритные огни. И потом я вижу это. Оно сверкает красным цветом на ветровом стекле, только очень маленькими каплями, которые блестят в свете наружного освещения. Я выхожу и хорошо это осматриваю, вожу по нему пальцем и понимаю, что мое первое предположение было правильным. Кровь!

Россыпь маленьких капель расположена на стекле и позволяет сделать только один вывод – у Джейдена была авария!

Черт, черт, черт!

Меня тошнит. Как только он мог вести в таком состоянии машину? Как кошмарный сон во мне поднимаются воспоминания о давно прошедшей ночи. Я задыхаюсь и сажусь на газон. Нет, только не снова. Не снова жертва, которая заплатит своей жизнью, потому что Стайлз не контролировал себя и ехал пьяным.

Я больше не хочу этого. Я хочу уйти отсюда и прямо сейчас.

Безрассудно я бегу назад в дом и хватаю свою спортивную сумку, без разбора кидаю в нее шмотки, а затем прохожу через комнату Джейдена.

Он спит, Такому пьянице сначала нужно основательно выспаться.

— И знаешь что, Джейден Джон Стайлз, ты не лучше своего отца, — ору я, но это еще спорно, слышит ли он меня. Скорее всего, нет.

***

Ярость пульсирует в моих венах, и это мешает мне расплакаться. Я бесцельно еду по ночному Нью-Хейвену и не знаю, куда мне идти. Я могла бы сначала поехать в наш, но сначала Джейден будет искать меня именно там. Нет даже сомнений в том, что он будет меня искать. Но я не хочу быть найденной ни Джейденом, ни кем-либо еще. Я ни в коем случае не могу приземлиться у Хоуп, ее родители, вероятно, получили бы сердечный приступ. Я включаю радио, чтобы услышать новости. Может быть, они донесут что-то об аварии. Бак моего «Жука» полный, за что я, вероятно, должна быть обязана Джейдену.

Все дальше я удаляюсь от центра города, продвигаясь дальше за поворот, пока не вижу указатель на Нью-Йорк. Я проверяю, с собой ли мой бумажник и давлю на газ...

***

Смеркается, когда я въезжаю в подземный гараж здания «Time Warner Center» и паркую свою машину. Меня удивляет, что парню удалось сюда пробиться, но на него всегда можно было положиться. С чип-картой я попадаю в лифт, который доставляет меня на нужный этаж. Мне нужно только попасть в квартиру Джейдена и скрыться.

Квартира такая же, как мы с Джейденом оставили ее пару недель назад. Тогда я не оценила свой подарок, потому что не представляла, что должна была делать с чип-ключом. Однако, как быстро все меняется.

На огромном плоском экране я включаю новости, возможно, мне повезет, и они сообщат об аварии у нас дома. Но я и сама знаю, что это маловероятно. Страна большая и кого, здесь, в Нью-Йорке, интересует такой маленький городок как наш? Но я лихорадочно переключаю по многочисленным программам. Неизвестность убивает меня. Обреченно знать, кого и что именно сбил Джейден, было бы проще выносить, чем эту неопределенность. Но местные новости сообщают только об акциях по сбору средств, обнародуют данные о ценных бумагах и радуются прекрасному солнечному дню с периодическим туманом. Ничего о водителе, скрывшемся с места преступления.

От просмотра телевизора мои глаза слипаются, и я решаю идти спать. Сон – это то, что сейчас мне больше всего нужно.


Глава 29

Джейден

Я просыпаюсь с оглушительной головной болью и вынужден снова закрыть свои глаза, потому что солнце обжигает мою радужку, и я рискую потерять свое зрение. О, Боже, мне плохо!

Я лежу на животе и пытаюсь перевернуться, но каждое движение ухудшает мое состояние. Какой сегодня день? И сколько времени? Без понятия, я совершенно дезориентирован. С трудом тащусь в ванную и пью прямо из водопроводного крана. Послушайте, у меня жажда. Чувствую себя так, словно у меня высох язык. Я неторопливо терзаю себя под душем, теплая вода приносит мне пользу, снова возвращая меня к жизни. Мои глаза неохотно привыкают к свету, и постепенно я снова ясно вижу. Возвращаюсь обратно в свою комнату и включаю телевизор. Двенадцать часов, как раз начинаются новости. Сегодня понедельник. Черт, мне нужно идти на занятия, но об этом не может быть даже речи, я возьму на сегодня больничный. Неуклюже надеваю джинсы и футболку и иду посмотреть на кухню. Наверное, Ава уже вернулась домой. Но внизу я наталкиваюсь только на Линду, которая варит обед.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашивает она с озабоченным взглядом. — Ты проспал целый день, я уже думала, что ты умер.

Картины медленно проникают в мою память. Ава, как я спорю с ней перед «Файрворк», этот ковбой, которому я должным образом дал в нос, и Брук, который сует мне в руку бутылку водки. Что случилось потом – это лишь размытые образы в моей голове. Ава, как я держу ее в объятиях и на этом все. Вероятно, последнее это скорее желаемая мысль, чем реальное воспоминание.

— Вот! — Линда ставит передо мной тарелку супа. — Куриный суп творит чудеса с похмелья, — говорит она и выходит из кухни, качая головой.

— Эй, Линда, ты не знаешь, Ава уже дома? — кричу я ей вслед.

— Нет, ее автомобиль не стоит под дверью, поэтому она, вероятно, еще не вернулась.

«Где ты, я скучаю по тебе», — пишу я смс в своем смартфоне и отправляю его Аве. Она определенно супер зла на меня после истории с ковбоем, и в любом случае, я хочу попросить прощение. Возможно, я что-то немного преувеличиваю, но парень ведь увивается вокруг моей подруги?

Черт, Ава, конечно, не отвечает. Не нужно много фантазии, чтобы представить, как она зла.

***

Около шести вечера я действительно начинаю волноваться. Девушки все еще нет дома и «Файрворк» сегодня закрыт, поэтому Ава не может быть на работе. Черт, мне придется снова позвонить Хоуп.

— Что значит, ты не знаешь, где Ава? Она не у тебя? В колледже ее сегодня тоже не было.

— Она не была на учебе? — испуганно спрашиваю я, и Хоуп снова начинает одну из своих тирад. Я прощаюсь и сразу набираю номер Авы. Но мне отвечает только голосовая почта.

— Привет, бабочка, если ты это слышишь, пожалуйста, позвони мне, — быстро говорю я прежде, чем почтовый ящик глохнет.

Я хватаю ключи от машины, которые лежат на серванте и бегу к своей машине. У меня есть идея, куда она могла убежать.

Когда я подхожу к машине, то почти получаю удар. На капоте двигателя небольшая вмятина, лобовое стекло усеяно маленькими кровавыми каплями. Смутно помню, как что-то ударилось в машину. К дворникам приклеилась пара темно-серых перьев. Этот чертов голубь мог бы увернуться, но даже сейчас я вижу вмятину на капоте.

***

Уже когда я поворачиваю на улицу, где находится старый дом Авы, я вижу, что ее автомобиль не стоит перед дверью. Обход вокруг дома также не приносит результат. Он стоит одинокий и покинутый.

Где она может находиться? Я надеюсь, что не у этого ковбоя!

Даже когда уже стемнело, я не продвинулся дальше в своих поисках. Каждые пятнадцать минут я набираю номер Авы, но мой телефонный террор достигает только голосовой почты. Я тысячный раз прошу ее позвонить мне или, по меньшей мере, подать признаки жизни. Я сейчас бегло прокручиваю это и не знаю, что для меня хуже: не знать где она или предполагать, что она вместе с ковбоем.

В какой-то момент я засыпаюсь на своей кровати и следующим утром просыпаюсь с телефоном в руке. Ава не появилась.

Едва я выпускаю телефон из рук, как он начинает вибрировать. Я как раз на пути в ванную и поэтому бегу назад к кровати.

— Ава, где ты?

Мужской голос откашливается.

— Мистер Стайлз, это Ральф из «Time Warner Center». Я только хотел бы проинформировать вас, что уже два дня в вашем номере живет дама. Так как она не зарегистрировалась, я только хотел уточнить, все ли в порядке.

— Ральф! — я совсем не могу говорить, настолько я рад слышать его вопрос. — Если речь идет о даме с длинными темно-каштановыми локонами, то все в порядке.

— Да. Мистер Стайлз, это описание соответствует факту.

— Спасибо, Ральф. Вы даже не представляете, как обрадовали меня своим звонком. Пожалуйста, сделайте мне одолжение, не сообщайте ей, что я все знаю.

— Нет, естественно, нет. Я как всегда рассматриваю звонок как секретный.

— Спасибо, Ральф, огромное спасибо.


Глава 30

Ава

Я просыпаюсь с мыслью, что должна сделать что-нибудь безумное. Что-то, что заставит меня чувствовать себя живой. Я не хочу больше беспокоиться о людях, на которых наехали, кровавых лобовых стеклах и пьяном Джейдене, которому я могу оторвать голову.

Один взгляд на мой телефон доказывает мне, что он несколько раз пытался добраться до меня. Но я не хочу с ним говорить, не хочу его видеть, я даже не хочу думать о нем. Я должна отсюда выбраться. Выйти из четырех стен, которые грозят меня задушить.

Быстро запрыгиваю в душ, надеваю короткий топ и юбку, подходящие для теплой погоды, и выхожу.

Кроме того, если до сих пор я не делала много покупок, то сейчас я наслаждаюсь торговым угаром. Двое новых джинсов, кофта, три футболки. Я опустошаю и без того скудный лимит своей кредитной карты. Но мне все равно. Если другие бывают безрассудными, то почему не могу и я один раз.

Мое настроение улучшается на глазах. Насвистывая, я прогуливаюсь вверх по Пятой авеню, пока не осознаю, что уже далеко удалилась от квартиры Джейдена. Пакеты в моей руке медленно тяжелеют, мне жарко, и я не вижу чего-то действительно интересного. Не задумываясь, я останавливаю такси и сажусь в него. У парня на руках много татуировок, что заставляет меня вспомнить Джейдена.

— Куда леди направляется? — спрашивает парень с небрежным нью-йоркским акцентом.

Я секунду раздумываю.

— В тату-салон. Я хочу татуировку.

Он удивленно на меня смотрит.

— Татуировку? Позвольте угадать – розу или бабочку?

Я качаю головой.

— Нет, я хочу этническую татуировку. Такую, как у тебя на руке.

— Ты уверена? — недоверчиво спрашивает парень.

Я киваю и цепляюсь за свои пакеты с покупками. Нет, я не уверена, но сейчас мне это необходимо.

— Да, конечно. Итак, ты знаешь хорошую студию?

***

Таксист высаживает меня у студии на Девайзон-стрит. Местность не очень вызывает доверие, но у меня вряд ли получится отделаться. Иглио, таксист мексиканец, уверен, здесь лучший тату-мастер.

Полностью нагруженная, я вхожу в заведение и вижу парня, у которого татуировки по всему телу.

— Привет, — говорит он и ухмыляется. — Бабочка или роза?

Я нервничаю. Это что, кодовое слово? Может быть, он думает, что я хочу купить наркотики?

— Нет, — нерешительно отвечаю я. — Этническое направление. У тебя есть образцы?

Его лицо светлеет.

— Конечно, с розой или бабочкой было бы хлопотно, но у меня есть здесь несколько замечательных шаблонов.

Парень протягивает мне альбом. Я сажусь за столик, складываю свои пакеты и начинаю листать. Сразу на второй странице я обнаруживаю мотив, который Джейден носит на запястье. Не знаю почему, но я указываю на картинку.

— Этот.

— Хороший выбор, — кивает он. — Куда делаем?

— На бедро, — мой рот движется как бы сам собой.

— Окей! Поехали, кстати, меня зовут Джон.

***

Четыре часа спустя я возвращаюсь в сторону Центрального парка со спущенными штанами и обернутыми пищевой пленкой бедрами. Хорошо, что я надела одну из своих широких футболок, которую приобрела сегодня, по крайней мере, так ничего снаружи не видно.

Если я сейчас скажу, что это не больно, то солгу. Это чертовски больно, но я счастлива! Наконец-то я сделала в своей жизни что-то, что от меня никто не ожидал, и при этом я чувствую себя отлично. Тем не менее, я сомневаюсь, что еще когда-нибудь позволю себе тату, боль была... ну. Но результат того стоит.

В приподнятом настроении я поднимаюсь наверх «Time Warner Center», улыбаясь Ральфу, консьержу, который дружелюбно касается фуражки, и еду на лифте.

Закрываю ногой дверь, потому что полностью загружена пакетами, и затем замираю. Передо мной стоит Джейден и выражение его лица не сулит ничего хорошего.

Мы секунду пялимся друг на друга, затем я отношу свои пакеты в спальню. Джейден молча следует за мной.

— Что? — спрашиваю я, потому что его обвиняющий взгляд действует мне на нервы. — Протрезвел?

Хоть я и скучала по нему, я могу его отлупить.

— Извини, вероятно, немного перебрал.

Кажется, парень расслабляется, ухмыляется своим неотразимым видом и медленно подходит ко мне.

— Я ужасно волновался за тебя? Почему ты не звонила? Что случилось, почему ты так убежала? — интересуется он.

Я поднимаю руки и пытаюсь держать его на расстоянии.

— Что случилось? Кому, как не тебе это лучше знать, но думаю, что ты был слишком пьян, чтобы помнить, — мой голос резкий.

— Ава, прости, мне действительно жаль... серьезно. Ты знаешь, я не отношусь к тем типам, которые постоянно напиваются. Но этот ковбой Линдон действительно меня доконал. И я вышел из себя, — Джейден решительно берет мою руку, хотя я пытаюсь от него уклониться.

В конечном итоге, я позволяю ему это, хоть и отталкиваю.

— Не понимаю тебя, почему ты мне не доверяешь? Ты встречаешься с Кейт, но я не могу встречаться с другими парнями? Объясни мне.

— Я пошел на пикник с Кейт, чтобы раз и навсегда дать ей понять, что встречаюсь с тобой, и у нее нет со мной никаких шансов. Я был там около получаса, потому что пригласил на пикник Эша, ведь знаю, что он уже давно запал на Кейт. После этого я собрался к тебе и увидел с Линдоном, поэтому и слетел с катушек.

Я округляю глаза.

— Так ты вообще не устраивал пикник с Кейт?

Джейден качает головой.

— Нет, мое сердце. Встреча служила только для того, чтобы объяснить ей, что я люблю тебя.

Мой гнев медленно утихает, но я еще не совсем с ним закончила.

— Ты ехал пьяный на машине и вероятно ранил человека, как ты это объяснишь?

Джейден в ужасе смотрит на меня.

— Я кого-то сбил? Кто это говорит?

Я пожимаю плечами.

— Никто, но я видела кровь на твоем лобовом стекле. Хотя в новостях ничего об этом не сообщалось, но, должно быть, ты попал в аварию на своей машине.

Легкая улыбка скользит по губам Джейдена.

— Это совсем не смешно! — ругаюсь я. — Ты наехал на человека и считаешь это смешным?

Я резко освобождаюсь от него и бегу в гостиную.

— Эй, дорогая! Я улыбнулся только потому, что ты на ложном пути. У меня не было аварии, и я не наехал ни на одного человека. Я... голубь налетел на мое стекло, но, к сожалению, он не выжил, поэтому появилась кровь. В прорези для вентиляции ты еще сможешь найти остатки перьев. Я ни на кого не наехал, поверь мне. Откуда у тебя такие мысли?

— Я видела кровь... ни одного человека... в самом деле? — слегка обалдевше спрашиваю я.

— Нет, ни одного человека, — он берет мое лицо обеими руками, — поверь мне. Я не обманываю тебя.

Я могла бы упасть в обморок от стыда. Что я там только что наплела? Как могла его подозревать?

— А я подумала, что ты не многим лучше, чем твой отец. Как я могла ошибаться? Ты можешь простить меня?

Парень ласково смотрит мне в глаза.

— Мне нечего прощать. Я тоже наделал ошибок, о которых сожалею. Ты можешь меня простить?

Его лицо совсем близко к моему, и я хочу поцеловать его с такой любовью, но потом я кое-что вспоминаю.

— Откуда ты узнал, где меня искать? — интересуюсь я.

Джейден громко смеется.

— У меня тут свои источники. Ральф очень дельный консьерж, и справлялся, правильно ли то, что ты здесь живешь. Так я вышел на твой след. На самом деле мне было нелегко тебя найти, любовь моя.

— Мне просто нужно немного времени для себя. Моя жизнь последние дни переходила то вверх, то вниз. И потом должно было что-то случиться.

Джейден обнимает меня и прижимает к себе, когда я освобождаюсь с небольшим криком:

— Ой!

— Что случилось? — взволнованно спрашивает парень.

Не уверена, что это правильно, но я понимаю футболку и снимаю свои джинсы.

— Думаю, что в ближайшие дни я должна носить легкие спортивные брюки, — говорю я и показываю ему свое тату.


Глава 31

Джейден

Я ошарашено смотрю на черное творение, выделяющееся на бедре Авы. Оно поблескивает, потому что виднеется из-под пленки.

— Что ты сделала? — спрашиваю я.

— Что-то, во что не так легко поверить, — шепчет девушка едва слышно.

— Милая, я действительно поражен.

— Как тебе? — немного робко спрашивает она и нервно кусает свою нижнюю губу.

Я делаю шаг ближе, чтобы точнее рассмотреть татуировку. Черный орнамент с крупными зазубринами по краям, вытянутыми вверх и вниз. Если внимательнее присмотреться, то в середине прячется изогнутая буква «Дж». Совершенно растроганный, я осторожно провожу по ее коже выше бедра, такой мягкой и нежной. Я осознаю, что эта боль понятна только мне.

— Я люблю тебя, — это единственное, что слетает с моих губ. Я просто волнуюсь, чтобы сказать больше. Поэтому осторожно притягиваю девушку к себе и целую так, как будто не хочу в жизни ничего другого. И я точно не хочу.

***

Уже почти полночь, когда мы, наконец-то, добираемся до Нью-Хейвена. Машина моего отца стоит на подъездной дорожке.

— Мама и Гарри вернулись! — Ава очень взволнованна и выпрыгивает из машины прежде, чем та останавливается.

— Эй, подожди меня! — кричу я и пытаюсь ее догнать.

Рука об руку мы входим в дом. В гостиной еще горит свет. Стремительными шагами мы бежим по коридору.

— А вот и вы! — выкрикивает Гарри, сидящий рядом с Айрленд на большом диване.

— Моя девочка, я уже начала волноваться. Где вы были?

Ава сжимает руку своей матери и обнимает папу. Думаю, что это было давно, когда я его так называл, даже в своих мыслях. Я чувствую, что Ава на меня смотрит.

— Мы ездили в Нью-Йорк за покупками, — быстро отвечаю я, пока Ава собирается что-то ответить. Ава благодарно мне улыбается.

— Как дела, мам? Что показало обследование? — взволнованно интересуется Ава.

Айрленд бросает на папу быстрый взгляд, и я не предполагаю ничего хорошего.

— Давай, Ава, сядь со мной, — говорит Айрленд тихим голосом. — Итак, — начинает она, когда Ава выполняет ее просьбу, — обследование показало, что есть способ, чтобы я могла снова ходить.

— Но? — спрашивает Ава, потому что тон Айрленд не допускает ничего другого.

— Но могут возникнуть большие осложнения в ходе операции. Поэтому я решила этого не делать. Возможность, что я добьюсь такого же успеха с хорошей физиотерапией, не так уж мала. Я думаю, что не должна ставить свою жизнь под угрозу.

Она смотрит на Аву, которая, кажется, вся съеживается.

— Я так надеялась, что ты когда-нибудь снова сможешь ходить, — жалобно стонет Ава, и я вижу, как по ее щекам бегут крупные слезы.

— Но, Ава, я уверена, что так и сделаю. Дай мне только немного времени. Я думаю, что если использую все это время на лечение, с которым ты мне тоже поможешь, не так ли?

Ава кивает и вытирает слезы с лица. Она встает и начинает ходить по комнате.

— Но это время у тебя действительно есть? — спрашивает она твердым голосом и смотрит на Гарри.

Гарри улыбается Айрленд, подходит к ней и берет ее за руку и говорит:

— У меня есть все время мира, пока Айрленд согласна быть моей женой.

Упс, от испуга я давлюсь своей слюной и начинаю кашлять.

Ава скептически смотрит на свою маму, но Айрленд только смеется.

— Да, дети, в Вашингтоне Гарри попросил меня выйти за него, и я сказала «да».


Глава 32

Ава

Уставшая, я лежу в объятиях Джейдена, день действительно был нелегким.

— Мы будем сводными братом и сестрой, — задумчиво бормочу я.

— Я всегда хотел иметь сестру, но никогда не думал, что влюблюсь в нее, — парень нежно целует меня в губы.

— Ты думаешь, это запретно, что я тебя люблю? — неуверенно спрашиваю я.

— Ты имеешь в виду потому, что мы уже родственники? Нет, мы не связаны кровно, — смеется Джейден.

— К счастью, нет, — ухмыляюсь я.

***

Хотя Джейден и поехал со мной в колледж, но во время обеда его не видно, куда ни глянь. Я волнуюсь, может, что-то случилось.

Хоуп сидит напротив меня и снова дуется.

— Ты могла бы мне сказать, что поехала в Нью-Йорк, — капризничает подруга.

— Ты бы захотела со мной, и мне не было бы покоя, — отвечаю я.

Сначала я думаю, что ей это не понравится, но потом она смеется.

— Потому что ты права. Ты видела, у Линдона с нашего курса сломан нос.

Я делаю извиняющееся лицо, когда в помещение входит Линдон.

— Я знаю, это Джейден врезал ему.

— Что? — кричит она так громко, что однокурсники, обступившие столы, с любопытством смотрят на нас.

Мне не остается ничего другого, как рассказать ей всю историю.

— Я слышала, что Линдон постоянно добивается того, чтобы отбивать девушек у других парней, у него это, кажется, такое хобби. В конце концов, он знал от меня, что ты встречаешься с Джейденом.

Я поеживаюсь.

— Это, действительно, правда?

Я разочарована. Поскольку, Джейден, наверное, прав. Я вижу, как Линдон неторопливо держит курс к нашему столу.

— Привет, Ава! Ну, как твои дела? — спрашивает парень и хочет сесть на стул рядом.

— Привет, Линдон, спасибо, хорошо, но думаю, у меня лучше, чем у тебя и у твоего носа. Кстати, стул занят для моего друга Джейдена, ты не должен садиться, если не хочешь рисковать тем, что снова получишь в нос.

— Но кто же еще будет настолько дерзким? — спрашивает он, улыбаясь.

— Эй, ковбой! Иначе девушки с западного побережья покажут тебе, как ломать нос дважды! — Хоуп поднимается и показывает кулак.

В защитном жесте, Линдон поднимает руки.

— Отлично, я не хочу кого-то обидеть.

— Так-то лучше, — говорит Брук, подошедший тем временем к столу и явно забавляясь.

— Привет, Брук, ты не знаешь, куда умчался Джейден? — спрашиваю я и складываю свои документы для следующего курса.

Бруклин качает головой.

— Он хотел что-то сделать, больше я ничего не знаю.

***

После окончания занятий я иду к выходу и вижу там стоящего Джейдена, который явно ждет меня.

— Где ты был? — интересуюсь я.

Парень лишь качает головой, берет меня за руки и тянет на стоянку, где открывает дверь своей «Ауди».

Я молча сажусь и напрягаюсь от того, куда мы поедем.

Наш путь заканчивается на стоянке, и Джейден достает покрывало и корзинку для пикника.

— Пикник? — удивленно спрашиваю я.

— Да, у Линды много всего осталось в холодильнике, и она мне это любезно упаковала.

Парень берет меня за руку, и мы пробегаем небольшое расстояние до маленького плато, которое Джейден выбрал для нашего первого пикника. Там же стоят несколько строительных транспортных средств, строительные работы для теннисного клуба Гарри идут полным ходом. Выкопан котлован, чтобы залить фундамент для офисного здания, а позже там будет мамино рабочее место. Я начинаю медленно свыкаться с мыслью о том, что скоро она станет миссис Стайлз и проведет жизнь рука об руку с Гарри.

Хотя сейчас солнечно и слегка дует ветер, стало заметно прохладнее, а осень посылает своих первых предвестников.

Лето заканчивается.

Но я уверенно ожидаю золотую осень с Джейденом.

— Я подумал, что мы снова проведем несколько часов в тишине. За городом, на безмятежной природе! — последние слова парень просто кричит мне, перекрикивая строительный шум.

Я громко смеюсь и целую его.

— Возможно, нам нужно было провести пикник у бассейна, там определенно тише, — предлагаю я.

— Отлично, но сначала я хочу тебе кое-что показать.

Джейден засучивает рукав на правой руке. На внутренней стороне предплечья красуется новая татуировка. Эльф с крыльями и ниже надпись: «Сладкая малышка».

— О, Боже! — стону я. — Не слишком ли это банально для такого крутого парня как ты? — спрашиваю я и одновременно неудержимо горжусь тем, что он сделал это для меня. Не могу ничего другого и счастливо сияю.

— Для тебя у меня нет ничего банального, бабочка! Я же изнеженный щеголь на шикарной тачке, — шепчет он мне в губы и целует так, что я забываю о шуме строительства и обо всем вокруг себя.


Часть третья – Поцелуй незнакомца

Для тебя,

которая указала мне путь.

Если твоя любовь была преступлением,

я бы не сожалел об этом.

Майкл Климс и Марлон Б.

«Твое оружие – это любовь».

(Сыны Маннгейма)

Глава 33

Ава

Я долго думала, стоило ли ехать. Всё думала и думала, будет ли это хорошей идеей. В конце концов, я была убеждена, что двенадцати лет достаточно. У мамы, наконец, после такого долго времени, снова все хорошо, и я бы с удовольствием проехала от Бока Ратон во Флориде до Нью-Хейвена. Это будет увлекательно – ехать на моем новом кабриолете, с открытым верхом – потому что большую часть времени будет светить солнце. Да и провести последние недели июля в Коннектикуте с его умеренными температурами от 25 градусов мне лучше, чем жариться после 30 градусов во Флориде.

Я улыбаюсь и поудобнее усаживаюсь в своей новой машине. Благодаря последнему чеку моего издательства, я оказалась внутри этой драгоценности, на которую уже давно положила глаз.

Снова и снова я могу только качать головой на то, что случилось со мной. Тогда я уже видела себя медсестрой психической клиники, каждый день я катилась от одного к другому. А в результате, теперь я живу как успешный автор в солнечном штате Флорида в красивом доме и могу ездить на большом кабриолете. Хорошо, что это только материальные вещи, которые облегчают и украшают мою жизнь, и я могу позволить себе это на деньги, которые зарабатываю. Думаю, что это не самое худшее из того, чем я обладаю.

Но цена за это была высока. Мне пришлось оставить маму, которая сейчас живет в Нью-Хейвене со своим мужем Гарри Стайлзом, бывшем теннисистом, и работает в теннисном лагере для детей. Мои последние воспоминания о ней – то, как она сидит в инвалидной коляске и поворачивается ко мне, когда я иду навстречу к своему старому «жуку» и неопределенному будущему.

Конечно, мама ужасно боялась за меня, но она выставила меня и я уважаю ее. Она заставила меня найти свой путь, и я нашла его, хотя иначе, чем думала раньше. Мы регулярно перезваниваемся, но все эти годы я не видела ее. Мне не хватало мужества вернуться в Нью-Хейвен.

На полпути я остановилась в отеле, переночевала и выехала на рассвете. Только около девяти часов вечера я добираюсь до Коннектикута. Мама и Гарри все еще живут в том же доме, в который мы переехали, когда они решили жить вместе. Большая белая вилла в очень красивом жилом районе.

Я припарковываю свой кабриолет перед гаражами и выхожу. Не успеваю даже повернуть голову, как мама уже стоит у открытой двери. Мы мгновение смотрим друг на друга, и она быстро подходит ко мне, я поражена. Вижу мамины передвижения, и у меня отнимается язык. Только тогда, когда она подходит ко мне, чтобы заключить меня в свои объятия, я прихожу в себя.

— Мама, — шепчу я и крепко прижимаю ее к себе. — Мам, ты снова можешь бегать – это чудесно.

Конечно, в наших телефонных разговорах она рассказывала мне об этом, но увидеть это собственными глазами – совсем другое.

— Это чудо, — я неожиданно смеюсь и немного отталкиваю ее от себя, чтобы заглянуть ей в глаза, потому что мама ниже меня. По щекам бегут слезы. Она выглядит такой счастливой! Ее волосы немного короче, но в них нет седого цвета, только мелкие морщинки вокруг ее глаз, по которым я вижу, что даже она стареет.

— Гарри не сдавался до тех пор, пока не заставил меня начать бороться с инвалидной коляской. На это потребовались годы, ежедневная физиотерапия, но они окупились. Я даже играю в теннис, — говорит она мне и ее глаза сияют. Затем мама смотрит на дверь дома.

Я следую за ее взглядом и вижу, что там стоит Гарри. Как всегда высокий, загорелый, с приветливой улыбкой на лице. И с глазами, которые напоминают мне о ком-то совсем другом, о ком мне не хочется вспоминать. Никогда больше.

Я беру маму за руку, и мы вместе приближаемся к Гарри.

— Ава, как прекрасно снова, наконец, тебя увидеть. Или я должен говорить дорогая Роза? — спрашивает он с плутовской улыбкой, намекая на мой псевдоним, под которым я так успешно опубликовала свои романы.

— Нет, — со смехом я качаю головой, — для вас я по-прежнему Ава.

Мама вытирает глаза и там остается небольшой след от слез.

— Давай мне твои ключи от машины, я возьму твой багаж и провожу тебя в твою комнату.

***

Все в доме не сильно изменилось, но все еще такое же великолепное, как всегда. Мама берет меня за руки.

— Детка, я так счастлива, что ты здесь и с тобой все в порядке. Ты не представляешь, как я тобой горжусь. Всем моим подругам нравятся твои книги. Их никогда не бывает достаточно.

— Да, — киваю я, — не могу писать так быстро, как требуют мои читатели. Но следующие две недели я отдыхаю и, может, что-нибудь начну. Новый роман выйдет только через полгода и мой срок шесть недель, так что у меня есть немного больше времени.

— Ты хочешь съесть что-нибудь? Мне сделать тебе перекусить?

— Нет, мама, спасибо. Я останавливалась в дороге и поела.

— Тогда выпьем что-нибудь в гостиной, прежде чем ты отдохнешь.

Мама подала мне холодный чай, потому что в комнате не было алкоголя, Гарри – бывший алкоголик, который с этим завязал уже больше двадцати лет назад. Он заходит в гостиную, садится рядом с мамой и обнимает ее за плечи, как будто так было всегда. В том, что мама сидела в инвалидной коляске, был виноват Гарри, он был пьяным за рулем и сбил ее. Но мама смогла его простить. И когда Гарри в нее влюбился, она даже смогла принять его предложение выйти за него замуж.

Теперь я также благодарна за то, что в жизни мамы есть Гарри, только так я смогла идти своим путем. С тех пор как...

Я должна спросить Гарри, что для него означает порядочность, но не хочу произносить этот вопрос. Он сын Гарри... Джейден – тот, кто разбил мое сердце. Но он немного ответственен за то, что я стала успешным автором. Потому что наша любовная история была тем романом, который заложил фундамент для моей славы, стартовый выстрел для всех последующих успехов. «Джейсон – поцелуй моей любви» рассказывает историю о моей любви к нему, только этот роман счастливый, поэтому я со спокойной совестью могу утверждать, что история была вымышленной.

На серванте я вижу несколько фотографий и встаю, чтобы их рассмотреть. Боже мой, как непринужденно я на них выгляжу.

— Как мы тогда выглядели! — вскрикиваю я и смеюсь, когда беру в руки фотографию Хоуп, моей лучшей школьной подруги. Мы сняли ее в то время на мобильный телефон, как раз перед тем, как я покинула Нью-Хейвен. Затем мой взгляд падает на другую фотографию. Она показывает мне то, от чего я сглатываю. Для меня это шок – Джейден стал невероятно красивым. Он носит костюм, его взгляд серьезный, хотя парень улыбается. Он случайно повернулся на табурете на кухне. Он до сих пор носит волосы длиной до подбородка, и я замечаю, что его костюм прикрывает татуировки, хотя я знаю, что они там есть. Закрываю глаза и медленно выдыхаю.

— Джейден выглядит очень хорошо, — в конце концов, тихо говорю я, чтобы что-то сказать, потому что знаю, что мама и Гарри наблюдают за мной за моей спиной.

— Да, у него все тоже очень хорошо. Он основал очень успешную компанию по кибер-безопасности.

В голосе Гарри слышится гордость, и я ему улыбаюсь, честно имея это ввиду. Джейден всегда был успешным во всем, что делал. Особенно в том, чтобы разбить мне сердце, но я, конечно, не говорю об этом вслух.

— Это приятно слышать, — знаю, что это звучит немного неискренне, но думаю, что от меня нельзя требовать большего.

Когда я зевнула и прикрыла рот рукой, мама поднялась и сказала:

— Ты действительно должна отдохнуть, поездка была долгой, и в ближайшие дни у нас будет много времени, чтобы развлечься. Если ты выспишься утром, мы поедем в лагерь, и ты все посмотришь. Ты спишь в своей старой комнате.

Я прощаюсь с обоими, целуя их и бегу на первый этаж. Все так знакомо, когда я иду по коридору, останавливаюсь перед своей комнатой, и бросаю взгляд на противоположную дверь, туда, где раньше была комната Джейдена. Конечно, он здесь больше не живет. Двенадцать лет назад, когда ему позвонили из Испании, он без комментариев схватил сумку и скрылся, сказав: «я не могу иначе, но скоро вернусь». Только он не вернулся. Ни на следующей неделе, ни в следующем месяце. Кроме того, он не отвечал на мои звонки и смс.

Джейден так от меня отгородился, что я не могла в это проверить поверить. В какой-то момент я не смогла выносить сострадательных взглядов своей матери и попыток Гарри извиниться за поведение своего сына. Тогда я даже с Хоуп не могла поговорить, потому что ее друг тоже тогда оставил ее. Ей пришлось зализывать свои раны. Вместо того, чтобы утешать друг друга, мы все больше отдалялись. Через два месяца я устала ждать, схватила свои вещи и переехала во Флориду изучать литературу.

«Хватит унывать», — обращаюсь я к дверям своей комнаты и вхожу. К счастью, никаких старых воспоминаний. Мама сделала в комнате ремонт. Стены окрашены в средиземноморские цвета, а мебель из темного дерева. Выглядит уютно и немного напоминает мне Флориду. Мама даже поставила мне в комнате настоящий стол, чтобы я могла немного поработать. Даже мои вещи уже распакованы, и об этом, безусловно, позаботилась Альба, новая домработница.

Я быстро принимаю душ и надеваю короткий топ, а потом устало заползаю в кровать, хотя еще не поздно. Даже если комната новая, запах, который витает здесь во всех углах, пахнет настолько привычно, что я засыпаю со счастливым вздохом.


Глава 34

Ава

Я просыпаюсь, потому что язык прилип к нёбу. Боже, как я хочу пить!

Тотчас же тянусь к бутылке с водой рядом с кроватью, но хватаю пустоту. Ах, да, я же в Нью-Хейвене, а не в Бока Ратон. Моя жажда настолько сильна, что я сперва иду в ванную комнату и делаю глоток воды. Затем выныриваю из сна окончательно, и спать больше не хочется.

«Возможно, мне не помешала бы чашечка чая», — думаю я и отправляюсь вниз в тёмную кухню.

Дома всё тихо и мирно, я радуюсь, что приняла решение вернуться. Даже если это и не навсегда. Ведь мой дом – Флорида.

В кухне мне не надо включать свет, потому что в окно ярко светит месяц. Наверное, не мешало бы что-нибудь съесть, и я распахиваю холодильник в надежде найти ужин.

— Я набрался храбрости и приехал сюда, надеясь тебя здесь встретить.

Я в ужасе подпрыгиваю и захлопываю дверцу. Не то, чтобы я ощутила себя пойманной с поличным, но голос вселил в меня сильный ужас, и я начинаю дрожать.

— Проклятье, разве можно так пугать? — тихо шиплю я и оборачиваюсь.

Для меня непостижимо, что там стоит он. Мужчина, которого я двенадцать лет назад успешно вычеркнула из своей памяти. Мужчина, который является моим сводным братом, и в которого я молодой девчонкой была безумно влюблена. Он лениво опирается о притолоку, как на фотографии в гостиной.

— Джейден, что ты здесь делаешь?

— Приехал навестить своих родителей.

— Но мама сказала, что ты... — я замолкаю. Не хочу с ним говорить.

— Что? Что я в данный момент нахожусь в Лондоне? Я там был, во всяком случае, десять часов назад. Потом я завис в аэропорту, а когда, наконец, добрался сюда, все уже спали. Теперь я здесь, и думаю, нам надо побыстрее поздороваться.

Парень совсем не удивляется, что я здесь, следовательно, он об этом знал.

— Желаю тебе счастливого возвращения домой, — я пытаюсь уйти, но он преграждает мне путь.

— И это всё, что спустя годы ты хочешь мне сказать? — спрашивает он ошеломлённо.

Его голос более низкий, чем раньше, звучит грубее и сексуальнее. Меня прошибает пот. Я быстро делаю вдох и выдох, ощущая, будто Джейден лишил меня воздуха. Всё, как всегда, он первый человек, который полностью сбивает меня с толку. Я пробую игнорировать это, моя реакция на него всегда была такой.

— Мне нечего тебе сказать, всё равно это было давно, — мой голос тихий и немного хриплый, будто горло пересохло. Я поворачиваюсь и, наконец, вытаскиваю из холодильника бутылку воды.

— А для меня не найдётся? — спрашивает он и смотрит на маленькую бутылку.

Нервно передаю ему в руки свою и беру себе новую. При этом внимательно слежу, чтобы наши пальцы не соприкоснулись.

— Спасибо, Ава.

Как он произносит моё имя! Лучше с криками убежать из дома, я просто не могла поверить, что он стоит передо мной. Мама меня убедила, что Джейден уехал, только поэтому я решила вернуться домой. «Ну, неправильно мыслишь, Ава!» Вот проклятье.

Украдкой я оглядываю его в слабом свете луны, никто из нас не проявлял желания включить свет. Парень ловко открывает закручивающуюся пробку бутылки и отпивает глоток. Когда он поднимает руку, я вижу, как рубашка обтягивает его бицепс. Джейден всё ещё выглядит сногсшибательно. Нет, я должна себя поправить, он выглядит намного лучше, чем двенадцать лет назад. Из парня, мой сводный брат, превратился в захватывающего дух красивого мужчину, с телом, которое только пожелать можно. Тренированная фигура, узкие бедра, мускулистая верхняя часть туловища без преувеличения производят впечатление. Парень закатал рукава белой рубашки, и на его загорелой коже виднелась татуировка в стиле трайбл. Каждая женщина должна просто таять, если он на неё глянет, только я хочу бежать без оглядки.

Хоть и было темно, я вспоминаю все подробности, даже спустя столько лет он так близок мне. Я едва могу в это поверить.

— До меня дошли разговоры, что ты весьма успешна во всем, за что берешься, — Джейден скользит взглядом по моей фигуре.

Только теперь я вспоминаю о своей короткой пижаме и жалею, что на мне не зимнее пальто, хотя на улице стоит жара.

— То же самое я сегодня слышала и о тебе, — отвечаю я и бросаю на него взгляд, который скользит по его телу.

— Не могу пожаловаться, дела моей фирмы идут хорошо, но я не могу посвящать себя книгам, которые заняли первое место в списке бестселлеров.

Я отмахиваюсь.

— Это сиюминутная слава, известность приходит и также быстро исчезает.

Парень делает ещё один глоток и внезапно ухмыляется.

— Хоть я и не причастен к твоему успеху, но на твоём месте не бросал бы всё на произвол судьбы. Твоя книга написана мастерски.

О. Мой. Бог! Он знает про мою книгу.

— Ты её читал? — осторожно спрашиваю я и делаю глоток воды. Воздух в кухне стал совершенно сухим.

— Нет, я не читал твою книгу, я читал все твои книги.

Здесь однозначно очень жарко.

— Это же женский роман! — кричу я почти в отчаянии. Затем мне в голову приходит одна идея. — О, ты её определенно купил для своей жены или подружки.

Я не знаю, женат ли он или имеет любовницу, Джейден никогда не всплывал в разговорах между мамой и мной. Я запретила ей о нём говорить.

Он покачал головой.

— Нет, я купил её для себя. Сперва, признаюсь, было просто любопытно, хотелось узнать, как я изображен в твоей книге. Ждал своего рода расплаты, но, что получилось у нас в конце книги, меня несколько удивило.

— В моём романе не мы. Признаюсь, начало имеет некое сходство с нашей первой встречей, но герой более сострадательный, чем ты, и характер у него глубже.

— Даже по прошествии стольких лет ты всё ещё травмирована. Я так глубоко тебя задел?

Небрежный взмах руки.

— Ты себя переоцениваешь. Между прочим, ты мне безразличен. Я не травмирована, мне просто скучно.

— Ах, ах, сейчас ты не просто вонзила мне нож прямо в сердце, но ещё и повертела им. А заживёт ли когда-нибудь эта рана, я очень сомневаюсь.

— Теперь ты знаешь, что мне это удалось.

Проклятье, я совсем не хотела произносить эти слова! Я не желаю выставлять напоказ свои чувства ни перед Джейденом, ни перед мамой, ни перед кем. Эмоции я оставляю для своих романов. Мои герои вместо меня переживают боль и любовь, я же сделать не могу ничего. Слишком уж болезненный опыт. Я сама для себя организовала жизнь, в которой нет места наваждению, и живу при этом хорошо.

Я хватаю маленькую бутылку с водой и прокладываю себе дорогу на верхний этаж. Без слов. Когда я вхожу в свою комнату, то чувствую, что Джейден стоит за моей спиной.

— Ты не сможешь от меня убежать, бабочка, никогда, — шепчет он мне в ухо, что я ощущаю тепло его тела. Я просто стою, закрыв глаза. Не хочу его видеть. Но это уже неважно, в следующий момент слышно, как в двери его комнаты тихо щелкает замок.

***

В холодном поту вырываюсь из кошмарного сна. Я задыхаюсь, будто на моей груди лежит какая-то тяжесть и мешает мне дышать. Какой странный сон. Что-то про Джейдена, который вдруг появился и подкараулил меня на кухне, когда я искала там что бы пожевать. Он так хорошо выглядел, что я лишилась дара речи. Затем он проводил меня до моей комнаты, прежде чем исчезнуть в своей.

«Бред какой-то», — думаю я, просыпаясь. — «Он в Лондоне». На мои мечты, вероятно, влияет дом.

Голову пронзает резкая боль, и я вновь падаю на подушку. Наверное, я слишком долго сплю, солнце уже стоит высоко в небе, на улице жара, а кондиционер не включен.

Хлопает дверь, это, скорее всего, мама, но когда она открывается, я понимаю, что мой сон стал кошмарной реальностью.


Глава 35

Джейден

Я тихо вхожу в комнату, чтобы принести Аве завтрак в постель. Она уже проснулась, и я вижу, что мое появление её не радует. Девушка до сих пор выглядит чертовски сексуальной, как я нахожу, даже больше, чем двенадцать лет назад. Она повзрослела, успех добавил ей уверенности в себе. Неприязнь, которую она излучает, я попросту игнорирую.

— Доброе утро, бабочка. Я принёс тебе завтрак.

Ава смотрит на меня так, будто я сошёл с ума.

— Что ты здесь делаешь? Я думала, ты был просто ночным кошмаром.

— Мужчины мечты с удовольствием приносят завтрак в постель.

Её лицо искажает гримаса, шутка, кажется, не пришлась по вкусу.

— Я не хочу завтракать. Где мама?

Ава пытается встать с постели, но я её опережаю и ставлю ей поднос на колени, так что она не может двигаться.

— Они уже уехали на корт, позднее мы встретим их там, не будь упрямицей. Как ты смотришь насчёт партии в микст?

— Теннис? — спрашивает она ошарашено.

— Айрленд упоминала, что ты при случае играешь.

— То есть, моя мама стала предателем?

Я начинаю намазывать её бутерброд, раскладываю сверху колёсики огурца. Так раньше выглядел её завтрак.

— Я не хочу с тобой зав...

Чтобы прервать её словесный поток, я просто запихиваю ей в рот бутерброд, и она замолкает.

— Послушай, Ава. Я планирую несколько дней провести с отцом, поэтому мы должны зарыть топор войны. Что ты на это скажешь?

Она вытаскивает бутерброд изо рта и отбрасывает назад свои длинные чёрные волосы. Я и забыл, какое чувственное это движение.

— Я думаю, что снова отправлюсь в путь.

— Эй, бабочка...

— Не называй меня так, — произносит Ава с набитым ртом и бросает на меня злой взгляд.

О, Боже, как я люблю этот взгляд! Нет, это плохие мысли. Решение оставить её в покое уже принято. Я просто хотел снова увидеть Аву. Но один лишь взгляд в её прекрасные глаза, и все хорошие намерения вмиг рассеялись, как дым.

— Через двенадцать лет ты снова возвращаешься сюда, чтобы сдаться? — я недоверчиво качаю головой. — Это не та Ава, которую я знал.

— Я не верю, что ты меня вообще знал. Так, исчезни из моей комнаты, я хочу привести себя в порядок.

Она суёт мне в руки поднос и уходит в ванную.

***

Ава

Я сижу рядом с Джейденом в Ягуаре «F Typ S Cabriolet» и не понимаю, о чём должна говорить. Надо собирать свои вещи и уезжать домой. Но сперва, необходимо поговорить с мамой. Она поймёт, что я не могу здесь оставаться. Двенадцать лет назад я вычеркнула Джейдена из своей жизни, несмотря на то, что он из неё никогда в действительности не исчезал. Для меня это не причина, снова предоставить ему в ней место, я с этим просто не справлюсь.

— Ты удивишься, когда увидишь, что мама и папа сотворили с кортом, — он бросает на меня короткий взгляд.

— Ты зовешь мою маму мамой? — я вне себя. Что он называл её Айрленд, я нахожу нормальным, но мама? — Она моя мама, что тебе взбрело в голову?

Я не могу этого понять, он запал ей в душу, как когда-то и мне. И опять вспоминаю, как мы танцевали ламбаду, во время которой он сводил меня с ума, что я больше не могла ни о чём думать. Сейчас мне это ясно.

— В последние годы Айрленд была для меня большей матерью, чем моя собственная. Ты должна прекратить над этим иронизировать. Я не отбираю у тебя маму. Ты никогда не задумывалась, что лишь ради неё я был здесь последние одиннадцать лет?

Да, меня берёт досада, что он так хорошо относится к моей маме, но кое-что из сказанного заставляет навострить уши.

— Одиннадцать лет? Ты здесь уже одиннадцать лет?

Он по-прежнему смотрит на дорогу, лишь желваки заходили.

Эта информация для меня внове, и я обалдеваю. Я исходила из того, что Джейден вернулся лишь спустя годы после нашего расставания.

— Я приехал через десять месяцев, и раз нам ещё долго добираться, я расскажу тебе, что произошло. Хорошо, что ты рядом.

— Ты считаешь, что это ты рядом.

— Нет, но ты не готова меня простить.

— Этого, мой дорогой сводный братец, не произойдёт никогда.

***

Вау, участок с кортом действительно огромный. Больше двенадцати теннисных площадок, множество маленьких домиков, в которых дети ночуют в выходные или на каникулах, большой главный дом, в нём располагаются офис и столовая. Парк с пышной растительностью очень ухожен, все цветёт пёстрым цветом. Куда ни глянь, повсюду бегают счастливые дети. Я хорошо могла себе представить, что мама здесь счастлива.

— Всё, что здесь создано, производит впечатление. Ещё я знаю, что экскаватор здесь... — я обрываю себя на полуслове. Перед глазами картины прошлого, которые напоминают мне о Джейдене и его поцелуях, когда мы в те далёкие времена устраивали на стройке пикники.

В смущении поднимаю на него глаза и верю, что в этот момент он думает о том же самом.

— О, вы здесь, — голос мамы разрушает чары, и я концентрируюсь только на ней.

— Мам, Боже, как я рада! — я беру её за руку и увожу из зоны слышимости Джейдена. Затем вижу, что Гарри занят разговором с сыном.

— Мама, что он здесь делает? Откуда он знает, что я приехала? — я смотрю на неё уничтожающим взглядом, понимая, что она не собирается отчитываться.

— Извини, Ава. Это я проболталась. Он позвонил, а я сказала, что тороплюсь, надо перестелить твою постель. Когда он спросил, приезжаешь ли ты в гости, я не смогла соврать.

— Ты? Ты ему меня сдала? — я не могу в это поверить. Моя мама в сговоре с Джейденом.

— Извини, дорогая, мне очень жаль. Я же не знала, что он прилетит следующим же самолётом, — мама смотрит на меня такими умоляющими глазами, что я просто не могу на неё сердиться.

Возможно, сейчас время, снова придти в себя. Я не верю, что мама сдала меня умышленно. Так распорядилась судьба.

— Пойдём, моя девочка. Я всё тебе покажу.

***

Мы встречаем Гарри и Джейдена на корте, где разворачивается ожесточённая борьба. Джейден выглядит просто умопомрачительно в синих шортах и белой футболке-поло. Он, по меньшей мере, такой       же загорелый, как и Гарри, который целыми днями проводит на свежем воздухе.

— Ну, как насчёт парной игры? Айрленд рассказывала, что ты играешь время от времени, — Гарри смотрит на меня сияющими глазами, и я не нахожу ничего лучшего, как кивнуть.

— Я играю с мамой! — кричит Джейден. У него взгляд провокатора.

Мама улыбается ему счастливой улыбкой и говорит:

— Хорошо, мы сейчас быстро переоденемся.

У меня преимущество, так как Гарри раньше был профессиональным теннисистом и долгие годы являлся первой ракеткой. Готовясь к первому удару Джейдена, я вижу, что он не собирается играть с нами в поддавки. Он тоже великолепный игрок. Первый удар. Мяч шуршит мимо меня и ударяется о пограничную линию. Настоящий профессионал. 15:0. Дерьмо! Я прозевала.

Джейден без проблем проводит следующие удары. Затем на очереди я. У меня большие сложности, но со счётом 40:30 я спасаю свою подачу. Игра затем немного выравнивается, каждый выигрывает сет. Дальше играем третий, решающий, который заканчивается счётом поровну. Приступаем к тай-брейку. Мама и Джейден выигрывают со счётом 7:4. Я, на самом деле, ни минуты не сомневаюсь, что Гарри пропустил последние два мяча в пользу мамы. Он мне подмигнул, но игра доставляла столько удовольствия, что я не замечаю победу Джейдена.

Мама выглядит очень подвижной, чему я до сих пор удивляюсь и очень радуюсь. И даже соглашаюсь, когда Джейден провозглашает:

— Победители приглашают побеждённых на обед.

***

Мы обедаем в шикарном французском ресторане, мама и Гарри рассказывают о строительстве корта и о работе с детьми.

— Да, у детей можно много чему поучиться, — выражаю я им своё согласие.

— Звучит так, будто ты умеешь обращаться с детьми, — замечает Джейден, глядя на меня поверх бокала с вином.

Мне становится совсем дурно.

— А ты разве не знаешь, что я делю квартиру с ребёнком? — интересуюсь я и корчу гримасу. «Совсем по взрослому, Ава!»

— Ты называешь Пирса ребёнком? — с улыбкой спрашивает мама. — Это ему совсем не понравится.

— Кто такой Пирс? — проявляет любопытство Джейден.

— Мы живём вместе, — быстро говорю я.

Но мама важничает:

— Он проживает в студии в доме Авы, и его интересуют только мужчины.

«Спасибо, мама!»

— У тебя есть дом? Где же ты живёшь? — вопрос Джейдена звучит вскользь, но я ни в коем случае ему не скажу.

— Ава приехала прямо из Флориды...

— Мама, — предупреждающим тоном говорю я и настойчиво смотрю ей в глаза.

Гарри бросает взгляд на часы и произносит:

— Нам нужно поторопиться, дорогая, через час на пробные выходные прибывают дети.

— О, Боже, конечно!

Оба торопятся допить свой кофе и прощаются с нами. Итак, мы сидим здесь вдвоём с Джейденом, а я изо всех сил пытаюсь найти безобидную тему для разговора.

— Почему ты хочешь от меня скрыть, что живёшь во Флориде? — спрашивает Джейден с улыбкой на губах. — Расскажи мне что-нибудь о Пирсе.

— Нечего рассказывать. Он мой квартирант, приглядывает за домом, когда я уезжаю в творческое турне. Он милый парень, но, к сожалению, не подходящий мужчина для жизни.

— Ну, тогда нас уже двое.

Прежде чем я успела рассвирепеть, он берёт меня за руку и стаскивает со стула.

— Давай, пошли.

— Ты ещё должен заплатить, — замечаю я.

Но Джейден качает головой.

— Спишут с моего счёта.

***

Так как мы приехали вместе, я должна снова садиться с ним в машину. Мысль, что мне придётся находиться с ним наедине в доме, меня не радовала, но существует ведь моя комната, и я могу в неё удалиться. К моему удивлению на виллу Джейден не поехал. Он свернул на федеральную автостраду 95 в направлении Нью-Йорка. О, Боже! Не хочет ли он отвезти меня в свою квартиру?

— У тебя до сих пор есть апартаменты в Тайм-Уорнер-Центре? — спрашиваю я, чтобы хоть что-то сказать. Я не могу больше переносить установившееся между нами молчание.

— Ты имеешь в виду ту маленькую квартирку, которую я купил на деньги моей любимой мамочки?

Я поднимаю на него глаза и киваю. Джейден закрывает крышу кабриолета и уверенно прибавляет скорость.

— Я её продал и вернул маме деньги.

Если над этим задуматься, что-то подобное я ожидала.

— Куда мы едем?

— Я хочу тебе кое-что показать.

Окей, больше никаких вопросов. Я уставилась в ветровое стекло и судорожно искала другую тему, но не нашла ни одной.

— Почему ты хотела от меня скрыть, что живёшь во Флориде? — неожиданно спрашивает он.

Я застываю.

— Ну, я вообще скрываю, где живу. Есть люди, которые терпеть не могут мои книги, — пробую я воспроизвести честный ответ. — Джейден, тебя же не удивляет, что я не хочу проводить с тобой своё свободное время.

Не обращая внимания на моё замечание, парень произносит:

— Я не знаю, веришь ли ты в действительности, что живешь в Бока-Ратон?

Сердце замерло. Глядя на него, мне тяжело сохранять спокойствие и хладнокровие.

— Бабочка, моя фирма занимается интернет-безопасностью. Найти эти данные для меня, раз плюнуть.

— Что ты ещё знаешь обо мне?

— Детка, я знаю всё.

«Вот дерьмо!»

— Что всё? — цежу я сквозь зубы, мне становится тошно.

— Например, что твой квартирант по имени Пирс Хаттон ни в коем случае не гомик.

— Вряд ли. Ты его совсем не знаешь, откуда тебе это известно?

— Я знаю его электронный адрес.

— ЧТО? — если бы я могла, то выпрыгнула бы из машины, но Джейден ехал слишком быстро. — Не мне тебе рассказывать, что это противозаконно!

Джейден громко смеётся и хватает меня за руку.

— Не бойся, твои счета я не просматривал. Мне достаточно было узнать, где ты живёшь. И с кем.

Его заявление не слишком меня успокаивает. Оно порождает много вопросов, но у меня не хватает мужества их задать, потому что я боюсь ответов на них.


Глава 36

Ава

На Колумбус-Серкл мы въезжаем напротив небоскреба Тайм-Уорнер-Центра. В этом огромном стеклянном дворце Джейден купил квартиру на деньги, полученные в подарок от матери.

— Ты до сих пор здесь живёшь? — спрашиваю я и держу ухо востро, потому что ни в коем случае не хочу оставаться с ним в квартире наедине.

Увидев мой панический взгляд, парень с улыбкой качает головой.

— Нет, здесь я уже не живу. Хочу показать тебе кое-что другое.

Охраннику предъявляется пропуск, машину пропускают в подземный гараж. Мы входим в здание, за спиной остается крытая галерея с дорогими магазинами, сворачиваем в огороженную зону, куда можно попасть только по электронному пропуску. Служащий в форме вызывает лифт.

— Добрый день, мистер Стайлс. Рады снова Вас видеть.

— Как ваше плечо, Билли?

— Спасибо, мистер Стайлс, уже значительно лучше.

— Хорошего дня, — произносит Джейден, и мы заходим в лифт. Он активирует его электронной картой, кабина взмывает ввысь. На восемнадцатом этаже лифт останавливается, Джейден пропускает меня на выход первой. При этом он касается моей талии. Сквозь летнее платье я чувствую тепло его руки, меня охватывает озноб. Сквозь стеклянную дверь мы проходим в большой офис, в компанию Стайлса.

— Мистер Стайлс, я не ожидала, что вы сегодня вернётесь, — восклицает девушка в приёмной и дарит ему широкую улыбку.

— Я приехал, потому что Анна подготовила для меня документы, которые надо срочно подписать. Ава, позволь тебе представить Беатрису, душу нашей компании. Беатриса, это моя сводная сестра Ава.

Я протягиваю Беатрисе руку.

— О, мисс Стайлс, очень рада с вами познакомиться.

— Моя фамилия Роуч, Ава Роуч, и, на самом деле, мы не родственники, — замечаю я с улыбкой.

— Наши родители поженились, — поясняет Джейден и тянет меня за руку дальше.

Мы проходим мимо дверей многочисленных офисов, там за компьютерами работает много молодёжи.

— У тебя немало сотрудников, — удивляюсь я, следуя за Джейденом в конец коридора, где за конторкой сидит ещё одна сотрудница.

— Анна, позвольте представить Вам мою сводную сестру Аву Роуч, — произносит он на сей раз и улыбается мне многозначительно.

— О, мисс Роуч, очень рада с вами познакомиться.

— Ава, это моя помощница Анна.

Я пожимаю руку женщине с короткими светлыми волосами. Думаю, ей в районе пятидесяти.

— Документы на подпись лежат на вашем столе, сэр.

— Спасибо, Анна. Следующую неделю я проведу у родителей. Если что-то понадобится, можете найти меня по мобильному.

— Звонила ваша мама и просила перезвонить.

Джейден кивает и затаскивает меня в свой кабинет.

— Твоя мама? — удивленно спрашиваю я. — Ты снова общаешься со своей мамой?

— Она говорила об Айрленд, — ответил Джейден, прикрывая за собой дверь.

— Она назвала её твоей мамой? — мой голос угрожающе дрогнул.

— У нас с Айрленд очень тёплые отношения. В последние годы она стала для меня матерью, я люблю её больше, чем родную мать. Не думаю, что у тебя есть право об этом судить.

Его взгляд серьёзный и твёрдый, интонации решительные, даже немножко оскорбительные. Это снова приводит меня в ярость.

— Как же низко ты меня ценишь, — дерзко заявляю я и разворачиваюсь, желая покинуть офис. Я вообще не знаю, что мне здесь надо.

Но прежде, чем я могу нажать на ручку двери, Джейден тянет меня обратно, и я оказываюсь в его руках.

— Ты действительно хочешь со мной поссориться? — огрызается он, его руки обхватывают меня, как железные скобы.

Его внезапная близость лишает меня воздуха, я не могу произнести ни слова, лишь трясу головой. Взгляд Джейдена впивается в мой, между нами происходит бессловесная дуэль глазами. Никто не желает уступать ни миллиметра.

— Не сердись на меня, Ава. Я просто слишком долго ждал, чтобы, наконец, заключить тебя в объятия. Не знаю, как у тебя это получается, но ты всегда меня сводишь с ума. С тех пор, как я увидел тебя вчера ночью, не было ни минуты, чтобы я о тебе не думал.

— Однажды это уже было, Джейден. Помнишь? Через несколько недель ты просто смылся и больше не вернулся. Не будем друг друга злить, оставь меня в покое.

***

Джейден

Блеск её глаз и разъярённый взгляд меня лишь подзадоривают. Мои руки усиливают хватку, я прижимаю Аву к себе. Её тело соприкасается с моим, пробуждая во мне, полные страсти, воспоминания, которые я уже давно глубоко похоронил. Если бы я не был совершенно уверен, то не осмелился бы на следующий шаг, но её глаза блестят, в них написана страсть, которую она тоже много лет гасила в себе.

Я наклоняю голову, мои губы ложатся на её рот. Ава не отшатывается, но меня не целует, а замирает. Её губы мягкие и нежные, я провожу по ним кончиком языка.

— Знаю, что ты меня хочешь, но из гордости этого не признаешь.

Я вновь её целую, порывисто, по-хозяйски, на сей раз Ава не остается холодной. Она открывает губы, впускает мой язык, и со стоном прижимается. Её руки ложатся на мои бёдра, тащат меня к ней.

Из упоения нас вырывает звонок моего мобильного, который возвращает к действительности.

— Удачно, — ухмыляюсь я, отпускаю Аву, и вытаскиваю мобильник из кармана джинсов. — Привет, мам! — на дисплее высвечивается номер Айрленд, о чём я и сообщаю. — Я отвёз Аву в Нью-Йорк. Хочу немного поработать в офисе, завтра привезу её назад. Приедем к ужину.

Попрощавшись, убираю мобильный. Мой взгляд останавливается на папке с документами на подпись на письменном столе, и, наконец, вспоминаю, зачем вообще приехал сюда. Сажусь подписывать документы. Анна – хорошая помощница, на неё всегда можно положиться, поэтому я лишь пролистываю документы. Ава сквозь оконное стекло рассматривает улицу. Она будто чувствует мой взгляд, оборачивается и спрашивает:

— У твоей фирмы дела действительно идут хорошо, чем же ты на самом деле занимаешься? Ты же изучал управленческую деятельность в спорте?

— Да. Но также и информатику, которая, в конце концов, заинтересовала меня больше, чем спорт. И потом, мне повезло, — с папкой в руках я поднимаюсь и неторопливым шагом подхожу к Аве. — Мы консультируем промышленные компании в вопросах интернет-безопасности, предлагаем программное обеспечение, разрабатываем безопасные сайты и тому подобные штуки.

— Но это, всё же, не дает тебе право читать почту Пирса.

Она такая воинственная, что я хочу её снова поцеловать. Проклятье, какой чёрт меня тогда дёрнул оставить эту женщину?

— Ладно, признаюсь, я ревновал. И до сих пор ревную, если ты это хочешь знать.

Ава в недоумении уставилась на меня.

— К кому? — осторожно интересуется она, я не понимаю её вопроса.

— К кому? Конечно, к нему, потому что он рядом с тобой, он живёт с тобой.

— Пирс не живёт со мной! Он снимает студию, которая находится в моём доме. Он следит за ним, когда меня нет. Я часто езжу в творческое турне. Он – друг, не более того, но и не менее! Не знаю, зачем тебе это всё рассказывать, ведь это не твоё дело.

Я указываю на папку в моей руке.

— Давай, пойдём. У Анны заканчивается рабочий день.


Глава 37

Ава

Мама порой обладает шестым чувством, и я благодарю Бога, что телефонный звонок нас остановил.

Господи, какой поцелуй! Я и вспомнить не могу, когда последний раз так целовалась. Вероятно, никогда, поцелуи Джейдена двенадцать лет назад были другими. Лёгкими, юношескими. Это поцелуй человека, который стаскивает с тебя одежду. Хорошо, что мама позвонила, иначе я бы стояла здесь нагишом.

Пока мы направляемся в сторону офисного лифта, я задаюсь вопросом, куда же подевалась моя ярость, когда он меня целовал. Гнев и ярость будто отключили, мне было тяжело о них вспоминать.

Лифт не доставляет нас, как ожидалось, на первый этаж, а поднимает наверх. На последнем этаже он, наконец-то, останавливается, двери открываются, когда Джейден активирует их электронным пропуском, и я оказываюсь в огромной гостиной.

— Моя квартира теперь здесь. Пару лет назад я купил пентхаус. Тебе нравится? — спрашивает он и тянет меня из лифта.

Мы стоим в большой, залитой светом, комнате. Солнечные лучи частично проникают через потолок. Мебель простая, но элегантная. В убранстве видна рука мужчины. Не в последнюю очередь, из-за огромного телевизора на стене. Кухни не видно, значит Джейден почти не готовит.

— У тебя даже есть камин! — восклицаю я восторженным голосом, но вовремя торможу. Не желаю расхваливать квартиру, не желаю расхваливать Джейдена. Мне совсем здесь не нравится, да, не нравится.

— Хочешь посмотреть верхний этаж? — спрашивает он, направляясь к открытой лестнице.

Там гостевая комната с ванной и огромная спальня с почти такой же большой ванной комнатой. Самое лучшее в комнате – это дверь, ведущая на террасу на крыше, где меня ожидает настоящий оазис. Рядом с мебельным гарнитуром и джакузи расставлены кадки с разнообразными растениями. Боже, я и не думала, что Джейден так живёт!

— Ты, действительно, далеко пошёл.

— Могу себе позволить, — произносит он и пожимает плечами, будто в этом нет ничего особенного.

— Хорошо, твою квартиру я увидела. Теперь мы можем уезжать?

Я разворачиваюсь и практически налетаю на Джейдена. И тут мне кое-что приходит на ум.

— Почему ты маме сказал, что мы вернёмся завтра? Я приехала к ней в гости.

Джейден смотрит мне в глаза и кладёт руки мне на плечи.

— Я хочу провести с тобой немного времени. Разве это сверхъестественно?

— Нет, Джейден, это не то, что хочу я. Нам не о чем говорить.

— Не о чем, но я с удовольствием поговорю. Пожалуйста, давай вместе поужинаем.

— Мы сегодня уже вместе обедали.

— Что? Но я уже голоден. Знаю, что и ты тоже, — шепчет он мне на ухо. Его голос глубокий и проникновенный, а лицо настолько близко, что мы почти касаемся щеками.

Внезапно он опять меня целует.

В этот момент вновь появляются старые воспоминания. Они упорно бередят рану, и я кажусь себе снова восемнадцатилетней. Такой знакомый запах Джейдена, его прикосновения в интимной, ласковой манере. Мой разум кричит громкое «Нет!», а тело хочет обратного. Оно желает больше прикосновений, больше поцелуев больше Джейдена.

Я обвиваю руками его шею и так крепко прижимаюсь к нему, что наши тела будто сливаются. Внезапно поцелуй заканчивается.

Мне нечем дышать. Джейден прижимает свой лоб к моему и закрывает глаза.

— Если ты был в курсе, где я живу, почему не дал знать о себе? — тихо спрашиваю я.

— Потому что ты была слишком далеко, — Джейден открывает глаза и смотрит на меня. — Я должен был подождать, пока ты сама вернёшься.

— У тебя найдётся для меня что-нибудь выпить? — моё тело пылает, и температура на террасе оставляет желать лучшего.

— Конечно, давай выйдем. И включим кондиционер.

***

Мы усаживаемся рядышком друг с другом, и пьём безалкогольный коктейль, который смешал для нас Джейден. Напиток фруктовый и сладкий, в ресторане я такой бы выплеснула.

— Ты не пьёшь алкоголь? — проявляю я любопытство.

— Нет, с момента моего столкновения с голубем, когда я переехал его машиной, больше не пью. И из-за папы тоже. Не хочу его вводить в искушение, хотя знаю, что он бы сопротивлялся.

Парень тянется к своему бокалу и делает глоток. Потом снова ставит его на стол, и берёт меня за руку.

— Ава, я бы с удовольствием поговорил о том, почему я так внезапно уехал в Испанию.

Я судорожно сжимаюсь. Нет, об этом я говорить не хочу, и качаю головой.

— Пожалуйста, Джейден. Я не хочу ничего слышать. Тогда ты всё решил за меня, и изменить что-то я не в силах. Жизнь продолжается для нас обоих. Оставь прошлое в покое.

— Твоя, может, и продолжается, Ава. Моя остановилась через полгода после моего приезда в Испанию. Я попробовал повернуть время вспять, но из этого ничего не вышло. Когда я вернулся в Штаты, моя жизнь устаканилась, под жизнью я не подразумеваю карьеру, Ава. Сейчас, когда я тебя увидел, то знаю, чего мне не хватало последние двенадцать лет. Я хочу тебя вернуть, мне всегда тебя не хватало.

Он гладит меня по затылку, моё тело проявляет себя, как жалкий предатель. Но я начеку.

— Джейден, ты тогда всё бросил, в том числе и меня. Ты мне сделал больно, чёрт возьми, очень больно! Такого я не хочу больше никогда переживать.

— Значит, по этой причине ты так одинока? Это называется жизнью? Дом у моря и пара творческих турне? В конце концов, чего-то большего у тебя нет.

— Зачем тебе это знать? — у него гораздо больше информации обо мне, чем у меня о нём. Это меня настораживает.

— Раз ты с мамой разговаривала, то почему никогда не спрашивала обо мне? — внезапно спрашивает Джейден.

Ох, ох... разговор принимает очень нехорошее направление. Я отодвигаюсь от Джейдена и встаю. Мне надо подвигаться.

— Потому что я хотела тебя забыть. Мне было очень больно оттого, что ты меня бросил и никогда больше не звонил. Никаких новостей от тебя, ни письма, ни сообщения. Ты меня вычеркнул из своей жизни, и я хотела сделать то же самое. Я хотела вычеркнуть тебя из своей жизни.

Джейден тоже поднимается, упирает руки в бёдра.

— И тебе удалось? Ты вычеркнула меня из своей жизни, Ава?

— Нет, не удалось.

***

Джейден

Я на мгновение прикрываю глаза и восстанавливаю дыхание. Если бы Ава ответила однозначное «да», я бы не знал, как вести себя дальше, но сейчас делаю маленький шажок в её сторону.

— Пожалуйста, Джейден, это не то, что ты думаешь. Даже если мне и не удалось тебя забыть, у нас нет будущего. Я просто не могу. Мы тогда были ещё детьми. У каждого из нас своя жизнь, время не стоит на месте. Мы уже не те, кем были раньше.

Она поднимает руки, чтобы удержать меня на расстоянии. Я нервно провожу по волосам.

— Ава, я и не думал продолжать то, что мы прекратили двенадцать лет назад. Но я хочу тебе доказать, что изменился.

— Я вижу, что ты изменился. Но мне это не важно. Для себя я всё уже решила много лет назад.

О, нет, всё идёт не так, как я рассчитывал.

— У тебя что-то с этим Пирсом? — спрашиваю я и вижу по её лицу, что вопрос не верный.

— Как тебе такое пришло в голову? Пирс – хороший друг, не более того.

— Почему ты тогда сказала маме, что он голубой, хотя это совсем не так?

Ава делает глубокий выдох и меряет шагами комнату.

— Потому что мама всё время про него спрашивала, ожидая, что я его полюблю. Я не хотела давать ей фальшивую надежду.

— Она тебя спрашивала, потому что я просил.

— Ты?

— Да, я боялся, что ты влюбишься в другого мужчину.

— Но почему ты тогда сам со мной не связался? Ты же мог просто позвонить, но ты молчал все эти годы.

Она разозлилась, глаза в ярости заблестели. Я люблю, когда она так злится. Ава повзрослела, я знал совершенно другую девчонку.

— А ты сама все эти годы не молчала? — цежу я сквозь зубы встречный вопрос и вижу панику у неё на лице.

— Я хочу обратно в Нью-Хейвен.


Глава 38

Ава

Когда мы возвращаемся на виллу, то узнаем от Альбы, что мама и Гарри сегодня ночуют в детском центре, потому что несколько ребятишек остаются там на ночь.

О, нет, находиться одной с Джейденом – это последнее, чего бы я хотела.

— Ну, сладкая малышка, похоже, нам придётся проводить вечер в одиночку! — произносит он и смотрит на меня вызывающим взглядом.

— Не называй меня так!

— А как я тебя должен называть? Бабочкой тоже нельзя, — жалуется Джейден с вытянутым, хмурым лицом.

Хоть мне и не хочется, но выдавливаю из себя смешок.

— Знаешь, времена сладких малышек прошли безвозвратно, — замечаю я, направляясь вверх по лестнице в свою комнату.

— Эй, подожди! — Джейден уже за моей спиной и, прежде чем дверь закрывается, врывается в комнату, хватает меня и со смехом валит на кровать.

У него такой сияющий взгляд, он пленит меня, и я забываю обо всём на свете. Он убирает мой локон за ухо и нежно проводит пальцем по щеке.

— Я совсем позабыл, какая ты красивая, Ава. Один лишь взгляд в твои глаза, и прошлое возвращается. С тобой то же самое? — его голос тихий, почти шепот, и серьёзный.

Врать я не могу.

— Да, — отвечаю с лёгким кивком. — Со мной всё то же самое. Прошлое возвращается. Любовь, которую я испытывала много лет назад.

— Твоей любви что-то мешает?

Прикрыв глаза, я прислушиваюсь к себе, что скажет моя совесть. Но говорит лишь сердце. Оно бешено колотится в груди, возбуждение растёт, и я не осмеливаюсь произнести ни слова. Джейден неуверенно смотрит на меня, ожидая ответ.

— Да, чёрт возьми, да... всё именно так, эта искра, когда ты меня касаешься, когда на меня смотришь. Проклятье, я не знаю, почему всё это тебе рассказываю.

— Потому что ты чувствуешь то же самое, что и я.

Его горячие губы приглашают к новому поцелую. Знакомое чувство лишает меня сил, исчезают мысли, моё тело передает чёткий сигнал – я хочу Джейдна!

Не задумываясь, стягиваю ему рубашку через голову, и он ложится голым торсом на меня. Возможно, утром я буду сожалеть, что вернулась сюда. Но это будет утром. А в данный момент я хочу Джейдена. Лишь его одного.

Мои руки проводят по его загорелой груди, легкие волоски разжигают во мне звериную страсть. Джейжен, как и большинство мужчин, не брит, его темные волосы на груди создают контраст с загорелой кожей. Я люблю проводить по ним пальцами. Суточная щетина на лице придает ему дерзкий вид. Чёрные татуировки такие неотразимые, я обвожу их контуры, его кожа покрывается мурашками. На внутренней стороне правой руки выбита татуировка эльфа с надписью «сладкая малышка», которую он сделал для меня.

— Неужели? — спрашиваю я и касаюсь эльфа губами.

— Я никогда и не думал её сводить, чтобы потом не раскаиваться. А твоя?

Джейден опрокидывает меня на спину, расстегивает на мне джинсы и стаскивает их вместе со стрингами. На моем бедре тоже до сих пор красуется трайбл-тату – черный, зубчатый орнамент, в центре большая буква «Д». Я её сделала, чтобы доказать свою любовь Джейдену, и никогда об этом не сожалела. Когда он прижимается к ней губами и легонько дует, меня почти охватывает паника. Это чувство не сравнить ни с чем, оно меня возбуждает, я очень хочу Джейдена. С моих губ срывается стон.

— Тебе нравится? — раздаётся шёпот, я издаю ещё один стон. — Я так понимаю, это означает «да», — говорит он и нахально улыбается.

Его поцелуи перемещаются на мой живот, потом опускаются на лобок. Он сгибает мне ногу, проводит по нежной коже внутренней поверхности бедра.

— О, Боже, Джейден! — раздаётся мой громкий стон, я глажу руками его чёрные, шелковистые волосы. Чувствую его язык, как он двигается вниз по лонному бугорку и ещё ниже.

Я распрямляюсь и притягиваю Джейдена к себе.

— Знаешь, это не совсем правильно, что я здесь единственная, кто полуголый.

— Мы можем это сейчас исправить.

Джейден поднимается и одним движением руки стаскивает с себя одежду. Он возвышается надо мной, медленно расстегивает пуговки блузки с коротким рукавом, снимает её с меня вместе с бюстгальтером. Он берёт меня на руки, прижимает к своему телу, но в этот момент меня одолевают сомнения.

— Джейден, у тебя кто-то есть? Я имею в виду, в твоей жизни должна же быть какая-то женщина? — этот вопрос сдавливает мне горло, но задать его необходимо. Я должна быть уверенна.

— Я бы соврал, если бы сказал, что у меня не было никаких других женщин, но это были безымянные лица, которые ничего для меня не значили. Я надеялся, что ты вернешься ко мне.

Он тянет меня вниз, и целует, горячо и нежно. Исчезают мысли о посторонних женщинах, которые могли бы что-то значить для Джейдена. Сейчас самое главное, что я для него что-то значу.

Я целую его грудь, опускаюсь все ниже, пока его член не становится твёрдым и большим, обхватываю его руками, провожу пальцами по шелковистой коже, он такой чудесный на ощупь.

— О, Боже, Ава! — стонет Джейжен с закрытыми от удовольствия глазами. Он дышит с открытым ртом и слегка задыхается.

Я люблю наблюдать за ним в таком состоянии, эта картина навсегда врезается мне в память. Он ловко переворачивает меня на спину и наваливается на меня.

— Извини, сладкая малышка, — произносит он с ухмылкой, — ещё секунда, и я превращусь в зелёного тинейджера, но это будет самоубийством.

Чёрные волосы падают на его вспотевшее лицо, взгляд тёмных глаз загадочный. Парень тянется к джинсам, чтобы вытащить презерватив. Быстро вскрывает упаковку, натягивает его, затем снова оказывается на мне, упирается руками в кровать, чтобы не наваливаться на меня всем своим весом.

— Я хочу в тебя войти, и прямо сейчас, — произносит он и медленно проникает в меня. Джейден смотрит мне в глаза, приковывает взгляд. Он ритмично двигается, и я приноравливаюсь к его движениям, лёгким и бережным.

— Джейден, я не стеклянная, — бормочу я и улыбаюсь.

— Значит, ты любишь побыстрее? — спрашивает он хриплым голосом и немножко удивлённо, я лишь многозначительно усмехаюсь.

Он увеличивает темп и предупреждает меня:

— Я долго не выдержу, я тебя слишком долго ждал, бабочка!

Его слова и взгляд, когда он их произносил, практически неконтролируемое желание войти в меня, производят на меня невероятное впечатление. Внезапно я чувствую, как на меня накатывает волна, с моих губ срывается громкий стон. Это знак Джейдену, что моё тело готово. Я обхватываю пальцами его плечи, и мы поднимаемся в высоту, которая снова нас соединяет.


Глава 39

Джейден

Она лежит в моих объятьях, и меня охватывает чувство, которое можно описать, как счастье. Она разрушила все преграды, и теперь я лежу рядом с ней совершенно безоружный. Моё сердце в её руках, и я смотрю на неё с улыбкой.

Ни одна женщина в жизни не цепляла меня так, как Ава. Даже если моя любовь к ней и преступление, я не раскаюсь ни за что. Но, к счастью, всё иначе. Мы не являемся кровными родственниками, а связаны только через брак наших родителей.

Девушка легонько шевелится, я целую её волосы. Медленно открывает глаза, будто пытается сориентироваться, где находится. Она смотрит на меня, и я вновь её хочу. Это просто невероятно, какую власть надо мной имеет эта женщина.

— Доброе утро, — бормочет Ава, и я не могу делать ничего другого кроме, как целовать её. Чувство её голого тела на моём возбуждает меня до такой степени, что я снова могу её любить. А ведь мы полночи только этим и занимались.

— О, нет! — Ава со смехом качает головой.

— О, да! — говорю я и строю гримасу.

Нас прерывает стук в дверь.

***

Ава

— Быстро исчезни! Альба не должна видеть тебя в моей комнате, — я настойчиво пытаюсь выпихнуть Джейдена из моей кровати. Но он и не собирается её покидать.

— Я не могу. Иди сюда. Сделаем вид, что ничего не слышали.

— Ава, ты уже проснулась?

Это голос моей мамы, которая старается войти в дверь.

— Джейден, это мама. Она ни в коем случае не должна тебя здесь обнаружить. Встань, пожалуйста, и спрячься в ванной, — умоляю я. Надеюсь, что шепот нельзя услышать за дверью. Паника в моих глазах должна убедить Джейдена, что он, по крайней мере, должен одеться.

— Ава, дорогая! — дверь открывается. К счастью, мне с быстротой молнии удаётся накинуть рубаху Джейдена.

Мама уже стоит в комнате, смотрит на меня и спрашивает с улыбкой:

— Ава, ты не знаешь, где Джейден... — она лишается дара речи в тот самый момент, когда видит Джейдена в моей кровати. Затем что-то смущенно бормочет и разворачивается к двери. — Мой вопрос излишен. Мы ждём вас к завтраку.

Она выходит из комнаты и тихо закрывает за собой дверь.

— Боже мой, ты видел её взгляд? Что мы наделали, Джейден?

Я злюсь, особенно, когда вижу, что после всего этого он остается лежать в кровати.

— Иди ко мне, бабочка, — Джейден опирается на локти и смотрит на меня своими восхитительными глазами. — Я хочу тебя.

— Как, ещё? — я издаю разгневанный возглас. — Как ты можешь думать о сексе, когда мама и твой папа ждут нас внизу? Они знают, чем мы здесь занимаемся.

Я вытаскиваю из комода чистое бельё и быстро ныряю в душ. Когда Джейден, наконец, вылезает из постели и тоже отправляется в душ, я уже полностью одета.

— Я уже спускаюсь, — сообщаю ему и покидаю комнату.

***

— Доброе утро, — с опущенной головой я вхожу в столовую и беру себе чашку кофе.

По утрам поздний завтрак Альба сервирует в буфете. В данный момент мне кусок в горло не лезет, а вчерашнюю еду хочется смыть в унитаз.

— Доброе утро, Ава. Надеюсь, ты хорошо спала, — произносит Гарри с улыбкой на лице.

Я не в состоянии ему отвечать, лишь слабо киваю.

— Ава, мы можем поговорить с глазу на глаз?

Это мама, голос у неё нейтральный. Но я слишком хорошо знаю, что он означает. Мне грозит нагоняй. Я снова чувствую себя восемнадцатилетней.

— Доброе утро, любимая семья.

Джейден входит в комнату, и солнце для меня светит ярче. Он просто необыкновенный. Наполнив свою тарелку, он садится напротив меня, посылает мне воздушный поцелуй.

— Так рано мы вас не ожидали.

— Я думаю, мой мальчик, — произносит Гарри, глядя на него с осуждением, — у тебя найдётся время, помочь мне на площадках? Дождя нет, их нужно пролить. По субботам у троих помощников выходной.

— Хорошо, папа. Сегодня вечером мы с Авой хотим погулять, а потом я поступаю в твоё распоряжение, — харизматическая гримаса Джейдена обводит вокруг пальца всех, даже меня.

После того, как мужчины уезжают на корт, я остаюсь наедине с мамой. Она сидит во главе стола и пьёт вторую чашку кофе.

— Ты, Ава, не должна стыдиться, что я застала Джейдена в твоей постели. Я знаю, ты его давно любишь. Вы уже взрослые. А Гари и я, мы не хотим вмешиваться в вашу жизнь. Но я не хочу, чтобы вы опять расстались. Я знаю, что скоро ты опять уедешь, но не знаю, известно ли это Джейдену.

Я несколько минут таращу на неё глаза и не понимаю, что должна ответить. Она берёт мою руку и пожимает её.

— Мама, мне так тебя не хватает, — мои глаза наполняются слезами. — Ты даже не представляешь, насколько. Я создавала свою жизнь в течении последних двенадцати лет и думала, что у меня всё под контролем. Но один лишь день в обществе Джейдена, и всё пошло наперекосяк. Я не знаю, как ему это удалось, но он ухитрился заново влюбить меня в себя.

— Хоть Джейден мне как сын, я боюсь, он снова причинит тебе боль.

— О, мама, я опасаюсь, что сама сделаю ему больно. Даже если бы я захотела, то не могу оставаться здесь. После отпуска мне нужно возвращаться.

Мама понимающе кивает.

— Из-за Пирса, твоего квартиранта?

Я качаю головой и вытираю бумажной салфеткой нос.

— Нет, мама. Пирс действительно лишь друг. Уже после нашего первого поцелуя мы оба знали, что будем только друзьями. Он не тот мужчина, в которого я могла бы влюбиться. Он просто не... — я замолкаю на полуслове.

— Джейден? — спрашивает мама. И я могу ей не отвечать, она сама и так всё знает. — Расскажи мне немного о твоей жизни, — мама пробует сменить тему.

— Нет ничего особо впечатляющего. Большую часть времени я сижу за ноутбуком, занимаюсь поиском и пишу книги. У меня маленький домик в Бока-Ратон, там очень красиво, но лето для меня слишком жаркое.

— Почему ты тогда не вернешься к нам? Ава, ты любишь Джейдена, и он тебя любит. Ты не можешь простить, что он тогда тебя бросил? Поверь мне, он раскаивался об этом каждый день.

Я закрываю глаза и смотрю на неё грустным взглядом.

— Я не могу. Есть причина, почему я должна оставаться во Флориде.

— Какая же причина может быть важнее твоей семьи?

Мама этого не поймёт, а я не могу ей рассказать, пока не могу.

***

Джейден

Гарри насмешливо наблюдает со стороны, как я поливаю траву. Он хочет что-то сказать, я это чувствую, но он не находит подходящих слов.

— Что? — спрашиваю я, пока он перетягивает сетку.

— Как что?

— Я вижу, ты хочешь что-то сказать, но не знаешь как.

— Меня так легко можно раскусить? — интересуется он, продолжая возиться с сеткой.

— Ну, выкладывай, — я знаю, что мой отец не любит громких слов. Но если он говорит, значит на то есть основания. — Речь пойдет об Аве, не так ли?

Гарри распрямляется и смотрит на меня.

— Я говорю это не для того, чтобы вмешиваться в твою жизнь или жизнь Авы, а потому что не хочу причинить боль Айрленд. Ты всё хорошо обдумал, мой мальчик? Ты ведь снова бросишь Аву?

Я стою в центре, освещенной солнцем, лужайки и обдумываю слова отца. Затем качаю головой.

— Нет, я её не брошу. Никогда. Я её люблю так сильно, что щемит в груди. Так, как ты любишь Айрленд.

Гарри задумчиво кивает.

— Хорошо... Ловлю тебя на слове.

***

Ава

До обеда я работаю над своей книгой, а мама снова уезжает на корт. Сегодня и завтра там будет много детей, приближается окончание каникул. Многого написать мне не удаётся, мои мысли снова и снова уносятся к Джейдену. Я вижу его лежащим в моей постели, с трёхдневной щетиной, спутанными волосами, чувствую, как он касается меня.

Взгляд на часы показывает мне, что уже поздно. Я раздумываю, может полежать в бассейне, сейчас уже не так жарко. Но слышу, как подъезжает машина.

Сбегаю вниз по широкой дугообразной лестнице. Это Джейден.

— Привет, сладкая малышка! Ты готова? Мы хотим сегодня вечером прогуляться. Мне нужно быстро принять душ.

Он берёт меня за руки и кружится со мной вокруг собственной оси.

— И куда же мы идём? — спрашиваю я.

Но парень качает головой.

— Это сюрприз.

Через полчаса мы оба собрались. Я чуть не падаю в обморок, когда Джейден спускается. На нём чёрная рубашка без галстука и серые костюмные брюки, выглядит, просто сногсшибательно. Рядом с ним я кажусь себе голодранкой в белых джинсах, миленьком топе без рукавов и новых туфлях на высоком каблуке.

— Вау, сладкая малышка, ты сражаешь меня наповал. Может, мы лучше останемся дома? — спрашивает он. Знаю, он хочет меня подразнить, но долго раздумывать над этим предложением нельзя.

Я бросаю ему ключи от машины, которые лежат на столике у входной двери.

— Ты ведешь.

***

Когда Джейден сворачивает на стоянку к «Файрворк», я улыбаюсь. Всё началось здесь, много лет назад, с одного только танца.

— Он всё ещё работает, — я со смехом качаю головой. — И до сих пор принадлежит Гарри?

Джейден берёт меня за руку и тащит в клуб, в котором я раньше работала.

— Нет, пять лет назад он его продал.

Я оглядываюсь и обнаруживаю афишу. К счастью, сегодня суббота, потому что, как гласит афиша, в пятничный вечер, по-прежнему, танцуют ламбаду. Хотя сейчас только половина девятого, но бар набит народом, а за стойкой я обнаруживаю Джимми и Люка. Они до сих пор здесь работают. Два бармена, которые целую вечность живут вместе.

— Глазам своим не верю, Ава Роуч в нашей скромной лачуге! Кто бы мог на это надеяться! — Люк с криком огибает стойку, обнимает меня и подкидывает вверх.

— Люк, как я рада тебя видеть, — сказать больше не удается, потому что от его объятий мне тяжело дышать.

— Господи, девочка я тебя бы и не узнал, ты отлично выглядишь! Нет, просто неописуемо!

Я замечаю, что Джейден бросает на него злой взгляд.

— Эй, потише, я не съем твою сестру, — произносит Люк. От него также не укрылся взгляд Джейдена.

— Она мне не настоящая сестра, — бормочет Джейден и опускается на высокий табурет возле барной стойки, который только что освободился.

Я вижу, как он заказывает колу, затем вытаскивает мобильник и звонит.

— Пошли, ты должна поздороваться с Джимми.

Люк тащит меня в бар, и я бросаю на Джейдена извиняющуюся улыбку. Это была его идея привести меня сюда.

— Ава! — возбужденно кричит Джимми и бросается мне на шею. — Или, может, лучше сказать Роуз? Мы обожаем твои книги. Они такие романтичные, что прям можно стать гетеросексуальным.

Он громко смеётся и прижимает меня к себе.

— Не могу поверить, что я здесь. И что «Файрворк» до сих пор существует, тоже не верится.

Люк тянет меня в сторону, где можно спокойно поговорить.

— Да, мы вступили во владение около пяти лет назад. Гарри избавился от него, так как дела шли не слишком хорошо, но мы держимся на плаву, в заведении не протолкнуться, как ты видишь.

Я одобрительно киваю.

— Что ты здесь делаешь, Ава? Давай, рассказывай. Где ты была все эти годы?

Я смеюсь от всего сердца.

— Живу во Флориде, там здорово, но порой слишком жарко. Поэтому я решила, что самое время навестить маму.

Взгляд Люка становится серьёзным.

— Да, ты много чего пережила. Джимми и я хорошо представляем, почему ты смылась. Видно, это был единственно правильный путь, ты выглядишь потрясающе и знаменита.

Я отмахиваюсь.

— Продажа пары книжек не делает тебя звездой.

Люк притягивает меня к себе и целует в лоб.

— Эй, скажи-ка, а с Джейденом у тебя ничего не намечается по-новой, а?

Я немного сержусь. Что он имеет в виду?

— С какой стати? — спрашиваю осторожно.

— Ну, я не могу забыть, как он тебя кинул. Это не должно произойти во второй раз. Он бывал здесь с разными девицами, и каждый раз с новой. Я ему не доверяю. Не разобьёт ли он тебе сердце во второй раз?

В отчаянии ищу ответ.

— Нет, конечно же, нет! Он всего лишь мой брат... — выдавливаю я из себя и улыбаюсь, по крайней мере, делаю такую попытку.

Люк смотрит на меня скептически.

— Ну, тогда всё хорошо. Иди, развлекайся. Как долго ты пробудешь в Нью-Хейвене?

— Я здесь всего на две недели, затем надо возвращаться. Нужно сдавать новую книгу.

— Давай, детка, я жду не дождусь, когда можно будет её прочитать, — Люк подмигивает мне и подталкивает в сторону Джейдена.

— Ну, наконец-то. Хочешь что-нибудь выпить? — спрашивает он, а в его лице я читаю сожаление, что он привёз меня сюда.

— Нет, — киваю я головой и говорю, — Пойдём лучше танцевать.

Хватаю его за руку и тяну на танцплощадку.

Играют какой-то соул, и я просто повисла у Джейдена на руках. Он смотрит на меня удивлённо, но затем его губы расползаются в широкой улыбке, глаза сияют, только этого мне и не хватало.

— Люк и Джимми, мои старые друзья, — поясняю я, будто он этого не знал.

Джейден кивает и крепко прижимает меня к себе. Моя голова лежит на его плече. Мы так близко друг к другу, как единое целое.

— Я чертовски ревнивый, — бормочет он.

Я тихо смеюсь.

— Почему ты над этим смеёшься? — спрашивает он и поднимает голову, чтобы посмотреть мне в глаза.

— Потому что это абсурдно. Они вместе уже около двадцати лет.

— Ну и что? Я терпеть не могу, когда дотрагиваются до моей женщины.

— Думаю, ты зашёл слишком далеко.

Джейден качает головой.

— Вовсе нет, — потом он меня целует.

Мы не двигаемся, стоим посреди танцплощадки и самозабвенно целуемся. Моё сердце стучит в унисон нашей любви и готово выскочить у меня из груди. Я совсем не думаю о людях вокруг, и оторванные от всего, мы зависаем с Джейденом в собственной галактике. Кажется, поцелуй не закончится никогда, но нас кто-то толкает и произносит:

— Эй, шли бы вы лучше в комнату.

Джейден с ухмылкой поднимает голову, смотрит мне в глаза.

— Пойдём!

Я автоматически киваю, так как не могу этому воспрепятствовать.

— Мне надо попрощаться с Люком и Джимми.

Быстро бегу назад в бар и машу рукой Люку.

— Увидимся! — кричу я.

Он усмехается.

— Всего лишь твой брат? Все ясно! — подмигивает он и посылает мне воздушный поцелуй.


Глава 40

Джейден

Это мне не понравилось. Совсем. Когда я увидел Аву в объятиях Люка и Джимми, во мне взыграла ревность, которую я никогда не чувствовал. То, что эти оба могут быть гомиками, раз им так хочется, не играет никакой роли. Мужчина остаётся мужчиной. С превеликим удовольствием сволок бы их на своём горбу в пещеру, при этой мысли я слегка ухмыляюсь. Я действительно превращаюсь в первобытного человека. Что же со мной делает эта женщина?

Один взгляд с пассажирского сиденья, и я бы затормозил и зацеловал её до потери сознания.

Блестящая идея приходит ко мне в тот самый момент, когда мы направляемся к дому наших родителей. Я сворачиваю в сторону межштатной магистрали.

— Куда ты меня везёшь? — любопытствует Ава, заметив, что мы едем другой дорогой.

— Я категорически против того, чтобы мама рано утром опять появилась на пороге нашей спальни. Поэтому подумал, поедем ко мне, там мы будем в полном одиночестве.

— В Нью-Йорк? Ты не находишь, что это немножко нечестно, всё-таки я приехала в гости к маме и Гарри.

— А я думал, ты здесь ради меня.

На секунду она кажется озадаченной моей фразой, но потом смеётся.

— Джейден, не забывай, пожалуйста, о том, что я здесь пробуду ещё одиннадцать дней.

Я серьёзно смотрю на неё.

— Я считаю каждую секунду, которую ты здесь.

***

Ава

Когда мы приезжаем к Джейдену домой, солнце уже почти зашло. Мы приятно побеседовали в машине, он много рассказывал о своей работе и создании компании, я – немного о творческих поездках. Царит расслабленное настроение, мы сидим на террасе и наслаждаемся остатками дневного тепла.

Мне приятно говорить с ним о жизни и наших планах. Джейден снова смешал нам вкусные безалкогольные коктейли, а когда он приносит закуску, то присаживается ко мне на большой диван и заключает меня в объятия.

— Почему бы тебе не остаться здесь у меня, Ава?

— В Нью-Йорке? — удивлённо спрашиваю я. — Я думаю, моё издательство есть и здесь, но больших связей с этим городом у меня нет.

— Что со мной? — спрашивает Джейден тихо, мне кажется, он даже не дышит, с напряжением ожидая моего ответа.

— Джейден, ты же знаешь, что я приехала ненадолго. Искра, которая вспыхнула между нами, быстро потухнет. И тебе об этом должно быть известно.

Парень прижимает меня к себе и целует мои волосы.

— Я знаю, но соглашаться с этим не хочу. С тех пор, как ты приехала, я ни о чём другом не могу думать, кроме, как сильно тебя хочу. Я был таким дураком, что оставил тебя, — он задумчиво гладит меня по руке.

Я хочу возразить, но замечаю, что его мысли блуждают где-то далеко.

— Её звали Елена. Она была моей подругой до того, как Гарри и я покинули Испанию и вернулись в Нью-Хейвен. Я был влюблён в неё, но не слишком сильно, чтобы оставить её не без сожаления. Я знал, что Елена часто и много пила. Как ты понимаешь, у меня тогда уже был большой опыт общения с алкоголиками.

Он намекает на своего отца, о котором ему в юном возрасте приходилось заботиться, когда тот пил запоями.

— Когда мы покинули Испанию, и я встретил тебя, то до смерти влюбился. Для меня оказалось чудом, что ты ответила на мою любовь. Однажды ночью мне пришло письмо от матери Елены, что ту поместили в больницу с алкогольным отравлением. Было не ясно, выживет ли она. Её мать обвиняла меня, что Елена умирает. Я не мог и не хотел глотать оскорбления. Итак, я улетел обратно в Испанию.

Пробую подняться, чтобы сбежать, не желаю ничего слышать, но рука Джейдена так крепко обнимает меня, что я не могу пошевелиться. Похоже, он просто держится за меня.

— Я знаю, что ты всё время ждала от меня новостей, но я не мог писать. Когда я прилетел в Испанию, Елена уже умерла. Она не выжила, и я винил себя. Я в то время ощущал себя, как в кошмарном сне. Если бы я с ней остался, она бы не умерла. Мне лишь позднее стало ясно, что Елена сама была виновата в своих поступках. Но я столько лет чувствовал себя ответственным за Гарри, что не мог рисковать своей шкурой. Только через десять месяцев мне стало ясно, что я натворил, когда оставил тебя безо всяких объяснений. А когда вернулся, было уже поздно. Ты уехала, никто не знал, где ты, даже Айрленд. Когда ты однажды с ней связалась, я подумал, что теперь всё наладится, но ты обо мне никогда не спрашивала, будто хотела вычеркнуть из своей жизни. Сначала я не мог в это поверить, потом почувствовал себя оскорбленным в моём самолюбии, и только спустя годы до меня дошло, что мне придётся ждать, когда ты вернёшься, чтобы меня простить.

Я распрямляюсь и смотрю Джейдену прямо в лицо.

— Ты действительно думаешь, что я бы не поняла, почему ты безо всяких слов отправился в Испанию? Ты действительно думаешь, что я настолько себялюбивая, что не смогла бы простить тебя? — спрашиваю я его и смотрю в его печальные глаза, в которых теряюсь.

— Давай покончим с этим разговором, — коротко говорит он и притягивает меня к себе.

— Ты не думаешь, что мы сейчас и здесь должны объясниться? — нежно спрашиваю я, поглаживая пальцем его лицо.

— С этим покончено, я ничего не сделал для того, чтобы вернуть Елене жизнь, но ты нашла ко мне дорогу. Я беру от тебя то, что ты готова мне дать. Ты мне очень нужна, Ава.

Он касается руками моего лица и целует. Сначала нежно, потом всё сильнее приживается губами. Запах лимона и чего-то древесного проникает ко мне в голову и возбуждает так сильно, что я хочу чувствовать Джейдена на своей голой коже.

— Пожалуйста, люби со мной сейчас! — с моих губ срывается стон, я вижу его ухмылку.

— Нет ничего лучше, сладкая малышка!

Я изучающим взглядом смотрю по сторонам, но терраса не просматривается, зелёные заросли защищают нас от небоскрёбов, которые стоят вдалеке. Дома в непосредственной близости гораздо ниже. Я ловко расстёгиваю пуговицы на его чёрной рубашке и стаскиваю её. Кружево татуировок, кажется, светится в темноте, и я провожу по ним кончиком языка.

Джейден падает на широкий диван и тянет меня, пока я не оказываюсь на нём. Он вытягивает руки, проводит по моим голым плечам, стягивает мне через голову топ и небрежно бросает его на пол.

— Твоя кожа, как шёлк, — шепчет он, в глазах читается восхищение.

Я медленно двигаюсь туда-сюда и чувствую его твёрдый член, который упирается в меня.

— Раздевай меня дальше, — произносит он тихо с нежной улыбкой.

Я расстёгиваю серебряную пряжку ремня, натыкаюсь на чёрные шорты-трусы, указательным пальцем тяну их за резинку. Джейден легко поднимается и прижимается тазом к моей руке. Я понимаю подсказку, провожу ладонью ему по нижней части живота, он со свистом втягивает воздух.

— О, Боже, ты сводишь меня с ума! Каждый раз, когда ты ко мне прикасаешься, я чувствую, что у меня срывает крышу. Что ты со мной делаешь, бабочка? — спрашивает он, заключая меня в объятия.

Его пальцы находят мои джинсы, расстегивают их и стаскивают с меня. Теперь я лежу перед ним в белье, а он со страстью в глазах разглядывает моё тело.

— Я хочу тебя по-настоящему чувствовать, без презерватива, ты как? — осторожно интересуется он и касается моей груди.

— Я здорова, если ты это имеешь в виду. Надеюсь, что и ты тоже. Думаю, последние годы у тебя была половая жизнь активнее, чем у меня.

— Я регулярно сдаю кровь и проверяюсь, поэтому тоже здоров. Я уже больше года ни с кем не спал, кроме тебя.

В это трудно поверить, его слова вызывают улыбку на моём лице.

— Не могу дождаться, чтобы, наконец, по-настоящему почувствовать тебя в себе, — шепчу я и расстегиваю крючки бюстгальтера, чтобы почувствовать его руки на моей груди.

Джейжен стаскивает с меня стринги, в его руках они рвутся.

— Ох, прости! Я куплю тебе новые. Это называется сопутствующим ущербом, – говорит он, стягивая с себя трусы.

Я раздвигаю ноги, чтобы Джейден мог лечь. Когда я чувствую на себе его кожу, он готов в меня войти. Его член такой горячий и сильный на ощупь, что я не сопротивляюсь, дрожь сотрясает моё тело. Закрываю глаза и учащенно дышу. С трудом владея собой, я вцепляюсь руками в его плечи и слышу стон Джейдена.

— Проклятье! — Джейден смотрит на меня, в его глазах написано желание. Он распрямляется, поднимает мои бедра и массирует их, затем продвигает один палец в мою влажную щель, потом второй. Я сжимаю его руку, чувствуя ещё более страстное желание. Он должен продолжать, не останавливаться, никогда.

— Ты хочешь меня, бабочка? — его голос звучит хрипло. Я закрываю глаза, сжимаю губы и молча киваю. Единственным звуком, который я могла издать, был бы крик.

— Какая ты мокрая, — бормочет Джейден и вдруг произносит, — Поворачивайся.

Голос грубый, командный.

Как приказано, я становлюсь на колени, упираюсь локтями и чувствую, как Джейден проникает в меня сзади. Осторожно. Ощущение его обнажённой кожи заставляет меня дрожать, как в лихорадке. Это прекрасно. Я поднимаю попу выше, чтобы он глубже мог войти, и он тут же понимает, чего я хочу. Он входит сильнее, стимулируя меня большим пальцем. Я едва могу вынести напор и опять чувствую, как меня накрывает огромная волна. И боюсь, что она настигнет меня слишком рано. Но дыхание Джейдена учащается, он и сам близок к развязке.

— Ава, пожалуйста, я сейчас кончу! — кричит Джейден и тянет меня к себе. Я практически сижу у него на коленях, упираясь спиной в его грудь. Его сильные бёдра толкают меня ввысь, и когда он обнимает меня за грудь, из меня вырывается продолжительный, страстный крик, к которому Джейден почти сразу присоединяется.

***

Джейден

Моё дыхание учащается, мне не хватает воздуха, хотя мы занимались любовью под открытым небом. Голова Авы лежит на моём плече, я ещё в ней, её тело немного дрожит. И я просто держу её.

— Я люблю тебя, Ава! — произношу я задыхающимся голосом, хотя хочу кричать на весь мир. — Пожалуйста, выходи за меня замуж!

— Что? — Ава слегка поворачивает голову, будто хочет меня лучше понять.

— Ты не ослышалась! Я спросил, хочешь ли ты выйти за меня замуж.

Она пробует от меня отодвинуться.

— Ты, наверное, шутишь, — говорит она с неловким смешком.

Но я держу её крепко.

— Это не шутка, я говорю серьёзно. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

— Джейден, пожалуйста, не порти такой прекрасный вечер.

Я медленно целую ей в мягкую шею.

— Я не могу.

— Послушай, ты делаешь мне предложение руки и сердца, находясь во мне. Думаешь, это разумно? — в её голосе не чувствуется восторга.

— Хорошо, я мог бы тебе подарить букет роз, но в остальном я пас. С твоей стороны, я думаю, не стоит придираться к мелочам, — я целую её за ушком и провожу губами по шее. От её волос исходит такой чудесный запах, и я зарываюсь в них лицом. «Так должно было быть всегда», — приходит мне в голову, и я не хочу даже думать, что она скажет «Нет».

Я осторожно выхожу из неё, тянусь к одеялу, которое лежит на другом конце дивана, и, не выпуская Авы из рук, накрываю нас обоих. Она лежит спиной на моей груди, тёплая и мягкая.

— Я не могу выйти за тебя замуж, — произносит девушка в полной тишине. Хотя в субботний вечер жизнь в городе бьёт ключом, здесь наверху довольно спокойно.

— Ты уже замужем? – спрашиваю я наобум.

— Нет. Если бы это было так, ты наверняка бы знал. Не так ли? – отвечает она, и я чувствую её усмешку.

— Возможно, ты и права, — соглашаюсь я.

— Джейден, мы живём каждый своей жизнью. Мы не подходим друг другу.

— Это почему же? Я считаю, что мы очень даже подходим друг другу.

Ава дрожит. Я поднимаюсь, беру её на руки и направляюсь в спальню.

— Тебе что-нибудь нужно? — спрашиваю я, но она лишь качает головой.

Она выглядит такой очаровательной с раскрасневшимися щеками и спутанными волосами, к которым я недавно прижимался лицом.

Глава 41

Ава

Как хорошо лежать в его объятьях, но я знаю, что этого не заслуживаю. Из-за нагромождения лжи, в которой я уже долгое время живу. Надо бы рассказать Джейдену, но я буду молчать до последнего. Я лгала им всем – маме, Гарри и, в особенности, Джейдену.

Теперь, когда мне известно, что тогда произошло, моя ложь кажется чудовищной. Вероятно, поначалу я рассчитывала, что Джейден об этом узнает, как узнал, что Пирс снимает у меня квартиру. Но, по-видимому, копал он не слишком глубоко.

Я закрываю глаза и представляю, какого это – быть его женой. Миссис Ава Стайлс – на мой взгляд звучит прекрасно. Но это останется лишь в мечтах. Когда правда вылезет на свет божий, Джейден тот час же меня покинет. Я боюсь ненависти. Я не могу выйти за него замуж, хотя и желаю этого всем сердцем.

— Ты когда-нибудь сможешь меня простить? — спрашивает Джейден, пристально глядя в моё лицо, будто намереваясь в нём найти ответ на свой вопрос.

— О, Джейден! — я нежно провожу пальцем по его подбородку, на котором опять видна чёрная щетина. — Нечего прощать. Я только хотела бы, чтобы ты рассказал мне об этом намного раньше.

— Я тоже этого хотел, — говорит Джейден и крепко прижимает меня к своей груди.

***

Утро наступает раньше, чем ожидалось, и я мечтаю, просто провести остаток своей жизни в объятиях Джейдена. Я наблюдаю за ним, пока он спит. Его черты лица расслаблены, чёрные ресницы образуют полукружия под его глазами. Тёмные волосы стоят взъерошены. Эта картина мне хорошо знакома и нет.

Я слышу, как звонит мой мобильный на нижнем этаже, и натягиваю футболку, которую нахожу на кресле. Она принадлежит Джейдену, моя одежда лежит снаружи на террасе. Быстро сбегаю вниз в гостиную, нахожу свою сумочку, которую оставила там вчера вечером, и вытаскиваю телефон.

Звонок уже смолк, но я вижу, что мама пыталась со мной связаться. Набираю номер.

— Мама, привет! — говорю я, когда слышу её голос на другом конце провода.

— Ава, детка! Всё в порядке? Мы с Гарри места себе не находим, где ты. Джейден с тобой?

Я слышу заботу в её голосе.

— Да, мама. Мы с Джейденом в Нью-Йорке, но сегодня вечером вернёмся, обещаем. Не волнуйся.

— Хорошо, моя девочка. Сегодня вечером уезжают последние ребятишки. Потом у нас будет несколько дней выходных.

— Прекрасно. Я рада. До скорого, — произношу я и кладу трубку.

Поднимаю глаза и вижу Джейдена, стоящего на лестничной площадке.

— Это мама, — поясняю я и пожимаю плечами.

— Ей всегда это удаётся. Я тебе говорю, у неё точно есть шестое чувство, — говорит он, разворачивается и направляется обратно в спальню.

Следую за ним и забираюсь в постель.

— Что ей всегда удаётся?

— Заставить меня неловко себя чувствовать, — стонет он, закрыв руками глаза.

— Почему она заставляет тебя неловко себя чувствовать? — спрашиваю я, прижавшись к его руке.

— Мама мне всю плешь проела, чтобы я оставил тебя в покое.

— Когда?

— Когда мы вчера были в «Файрворк», и ты разговаривала с Люком. Может она права? Я должен оставить тебя в покое?

О, Боже, что за вопрос? В действительности простой, и одновременно сложный.

— Это то, чего ты хочешь? Оставить меня в покое? — спрашиваю я вместо ответа.

Он ласково гладит меня по плечу.

— Ты же знаешь, что я не смогу, даже если очень бы и захотел. Я тебя люблю и хочу, чтобы жизнь мы провели вместе. Мы и так уже потеряли много времени.

Я смотрю ему в глаза и вижу, что он говорит правду. В его взгляде написана чистая любовь, она заставляет моё сердце возбуждённо колотиться в груди. «Я тоже тебя люблю», — хочу сказать я, но вместо этого задираю голову, чтобы его поцеловать. Только мы касаемся губами, как вновь звонит мой мобильный.

— Неужели опять мама, — стонет Джейден и строит гримасу. — Да брось ты его.

— Это может быть что-то важное, — я уже выпрыгнула из кровати и бегу вниз.

— Да? — кратко отвечаю я.

— Эй, это я, Пирс.

— Пирс!

— Ты можешь приехать? Тебе нужно быть здесь! — у него серьёзный голос.

— Что случилось? Что-то с Джейсом?

— Автобус, которым он должен был ехать на соревнования, попал в аварию. Джейс лежит в больнице.

— О, Боже, он сильно пострадал?

— Потерял много крови и без сознания. Тебе нужно быть здесь.

— Выезжаю. Прилечу первым же самолётом.

Не прекращая разговора, я бросаю телефон на стол и в панике бегаю по кругу. Нет, этого не должно быть! С ним ничего не должно случиться!

— Это был Пирс? — когда я не отвечаю, Джейден спрашивает: — Кто такой Джейс?

— Я не могу тебе этого сказать, я... мне надо домой. Срочно.

Я суматошно бегу через спальню на террасу и собираю свою одежду. Вот чёрт, стринги порваны, значит, джинсы придётся натягивать на голое тело, что мне совсем не по душе. Но сейчас это всё не важно.

— Мне нужно в аэропорт! — кричу я, разыскивая туфли. Проклятье, и зачем я только нацепила эти дурацкие каблуки?

Краем глаза вижу, что Джейден тоже одевается.

— Я тебя отвезу?

— Нет, возьму такси.

— Ты уйдешь просто так? — в его тоне не слышно восторга.

— Джейден, мне надо домой. Пожалуйста, не задавай мне вопросы.

Я хватаю сумку и вызываю лифт.

— Прости, но я не могу по-другому. Мне нужно назад во Флориду.


Глава 42

Ава

Самолёт на Флориду вылетает через полчаса, и посадка уже началась. На фоне пассажиров с чемоданами я выгляжу довольно странно с одной лишь дамской сумочкой. Но на самом деле, меня это мало волнует. Все мои мысли крутятся вокруг Джейса. Я чуть не схожу с ума, когда представляю, что может произойти.

Почему этот самолёт никак не улетает? Прибывают всё новые пассажиры. Почему, в конце концов, не задраивают люки? Проклятье!

Передо мной усаживается парень в больших пёстрых наушниках. Такие даже в восьмидесятые годы не считались современными. Закрываю глаза и откидываю голову назад. Мне трудно взять себя в руки, чтобы не бегать туда-сюда по самолёту.

— Прости, ты не откажешься за сто долларов поменяться со мной местами?

Хотя эта фраза адресована не мне, голос кажется знакомым.

— В первом классе! — добавляет Джейден, помахивая перед носом молодого человека стодолларовой купюрой.

— Эй, вы, кажется, без ума от этой женщины, — произносит парень, гладя на меня боковым зрением, хватает билет в первый класс, деньги и уступает Джейдену место рядом со мной.

— Что ты здесь делаешь? — спрашиваю я совершенно ошарашенная и понимаю, наконец, что самолёт катится по взлётной полосе.

— Я лечу с тобой.

— Нет, так не пойдёт. Ты не можешь лететь со мной во Флориду.

— Ещё как могу. Мы это уже делаем.

Джейден кидает на меня провокационный взгляд, который сигнализирует мне, что он знает гораздо больше, чем говорит.

О, нет, пожалуйста... только не это. Мои глаза наполняются слезами. Этого я уже вынести не могу.

— И когда ты собиралась мне об этом рассказать? Если вообще собиралась. Или это твоя месть за то, что я тебя тогда бросил?

Голос и взгляд Джейдена наполнены таким арктическим холодом, что я дрожу всем телом. Начало разговора не предвещает ничего хорошего.

Я чувствую, как слёзы стекают по моим щекам, но меня это мало заботит. Нас вдавливает в кресла, когда самолёт, наконец-то, взлетает, и я крепко вцепляюсь в подлокотники. Ненавижу летать, и всякий раз, когда этого можно избежать, я так и поступаю. Но сейчас нельзя терять ни минуты. Речь идёт о жизни Джейса. Человека, которому принадлежит моя любовь.

***

Джейден

— И как долго тебе об этом известно? — голос Авы понижается почти до шёпота, и я вижу, что она в шоке.

Хотя она и раздавлена событиями, я обязан жестким тоном объяснить ей, что мне известна её тайна. Но поделать с этим она ничего уже не сможет.

— Всё время.

Не глядя на меня, она кивает.

Проклятье, я причиняю ей боль, но по-другому нельзя. Она тоже сделала мне больно. Я не хочу отплатить её той же монетой, просто так сложились обстоятельства, но не могу понять, почему она молчала все эти годы. Как же глубоко я должен был её ранить, что она не сказала ни слова.

Ава вытаскивает из сумочки носовой платок, промокает глаза и вытирает нос. Моё сердце разрывается от боли, когда я вижу её страдания. Сказать тут нечего, и я молча смотрю на передний ряд кресел.

— Как ты узнал? Читал мои письма? — у неё такой спокойный голос. Кажется, она даже рада, что правда, наконец-то, вылезла наружу.

— Нет, я никогда не читал твои письма, даже если и захотел бы. Только один раз, случайно, пришло сообщение, которое этот Пирс написал для тебя.

— Как давно?

— Где-то с полгода назад.

— Почему ты тогда раньше со мной не связался?

— Ты осталась в прошлом.

Ава выдохнула.

— Ты имеешь в виду, что сам остался в прошлом или?

Я молча смотрю ей в глаза. Да, вероятно, она права, но что-то во мне противится это признавать. Пока противится.

— Скажи мне, что случилось, — прошу, пытаясь придать голосу некоторую теплоту.

— Произошла авария. Он без сознания, — её голос безжизненный, взгляд пустой.

***

Ава

Из аэропорта мы прямиком направляемся в больницу. Там нас отправляют в реанимацию. Мы должны подождать за дверью, пока разрешат войти.

Нам впихивают в руки зелёные халаты, мы одеваемся. Возле палаты я встречаю Пирса и со слезами падаю ему в объятия.

— Боже мой, что случилось? Мне нельзя было оставлять его одного, — всхлипываю я и не могу сдержать слёз.

— Эй, детка, всё будет хорошо. Сейчас он крепко спит.

Рядом с нами раздаётся покашливание. Я поднимаю глаза и упираюсь взглядом в Джейдена.

— О, Джейден, это Пирс Хаттон, мой квартирант. Пирс, позволь мне представить Джейдена Стайлса. Он... Он...

— Я – отец Джейса.


Глава 43

Джейден

Он лежит на белой постели, и мне кажется, будто я вглядываюсь в своё отражение. Это моё лицо, таким я был в одиннадцать лет. Джейс так похож на меня, что я не смог бы этого отрицать, даже если бы захотел. Радуюсь, что за полгода привык к мысли, что я – отец.

Ава сидит на его кровати и держит за правую руку, левая – в гипсе. Тёмные волосы сына чуть длинноватые, как и мои. Пухлые губы досталась ему от матери, за последние несколько дней я целовал их сотни раз.

Могу лишь надеяться, что мальчик скоро очнётся. Я хочу с ним познакомиться, хочу быть для него отцом. Что можно было сделать, я сделал, сдал кровь редкой группы. Джейсу сделали несколько переливаний, и нам остаётся лишь ждать, когда он проснётся. А время покажет, как нести за него ответственность.

На улице уже темно, Ава засыпает на ходу. Тем временем я арендую для нас машину и касаюсь руки Авы.

— Пойдём, нам пора уходить. Джейс будет спать, а мы снова вернёмся рано утром.

— Нет, я не могу оставить его одного.

— Пожалуйста, Ава. Тебе надо выспаться, чтобы не выбиться из сил. Ты будешь нужна Джейсу, когда он проснётся.

Она таращит на меня свои огромные глаза и, бросив взгляд на Джейса, кивает.

— До завтра, дорогой! — шепчет Ава, целует мальчика в лоб и покидает палату.

— Увидимся, сын.

Эти слова легко соскальзывают с моих губ, я их мысленно проговаривал уже тысячу раз. Я нежно жму ему руку.

***

Ава

Арендованный автомобиль, о котором позаботился Джейден, стоит на стоянке, и я показываю дорогу к моему дому. Когда он паркуется перед гаражом, я тихо произношу:

— Ты можешь у меня переночевать. В доме есть гостевая комната.

— Эта комната нам не понадобится.

Он не хочет ночевать в моём доме? Без разницы. У меня ощущение, будто моя жизнь подходит к концу. Как робот на батарейках, я открываю входную дверь и секунду спустя падаю на диван.

Только когда Джейден ставит передо мной чашку с чаем, я выпадаю из оцепенения.

— Спасибо, — делаю глоток, чай очень сладкий. Хоть он и горячий, я благодарна за, обжигающий рот, напиток.

Джейден присаживается ко мне и берёт за руку.

— Джейс поправится, — уверенно произносит он, мне хочется ему верить.

— Ты так думаешь?

— Он мой сын, он будет бороться, я в этом уверен. Как это произошло?

— Джейс ехал с другими детьми на теннисный турнир. Автобус попал в аварию. Джейс сидел на переднем сиденье. У него перелом руки и внутренние травмы. Его прооперировали. Другим детям повезло. Мне надо было остаться с ним! Почему ты не оставил меня в больнице?

— Аварию ты предотвратить бы не смогла, не убивайся. Тебе нужно быть сильной, когда Джейс проснётся.

— А если нет?

— Этого не случится. Пойдём спать.

Я направляюсь в ванну, а когда возвращаюсь в спальню, Джейден уже лежит в кровати. В моей кровати. Вероятно, он воспользовался душем в комнате для гостей. Не говоря ни слова, я укладываюсь рядом с ним, у меня просто нет сил скандалить.

Как только я ложусь, Джейден выключает свет и прижимает меня к себе.

— Прости, что тебе пришлось столько пережить, — шепчу я.

Но Джейден бормочет:

— Не сейчас, давай утром поговорим. Я хочу эту ночь проспать с тобой в обнимку.

***

Я встаю рано, чтобы приготовить нам завтрак. В кухне встречаю Пирса, который запихивает в мой холодильник молоко, яйца и даже хлеб.

— Привет, детка! Я тут кой-чего тебе купил.

— Спасибо, Пирс, — я чмокаю свое квартиранта в щёку и приглашаю остаться к завтраку.

— Это отец Джейса? Я его себе представлял несколько другим.

Поднимаю удивленный взгляд на Пирса над краем чашки.

— Каким другим?

— Ну, возможно, старше. Ну, уж никак не парнем, который красуется целый день, — ухмыляется он и намазывает мне хлеб. — Послушай, тебе надо поесть.

— Пирс прав. Когда Джейс проснётся, ему будет нужна мама.

Джейден внезапно возникает за моей спиной, раньше я его не замечала. Он целует меня в висок и, прежде чем сесть за стол, кивает Пирсу.

Пирс протягивает ему чашку кофе, а у меня вдруг появляется чувство, что вот-вот разразится катастрофа.

— Чем ты занимаешься? — спрашивает Джейден, обернувшись к Пирсу.

— Инструктор по серфингу. У меня собственная школа в Хиллсборо-Бич. А ты?

— Являюсь владельцем компании по интернет-безопасности, — больше он не произносит ни слова, лишь смотрит на меня и улыбается.

О, Боже, если бы Пирс только знал, что Джейден следил за его электронной перепиской! Даже думать об этом не хочу!

— Нам надо торопиться, — говорю я и начинаю убирать со стола посуду.

— Оставь, я сам всё сделаю. Пригляди за ней, когда окажетесь в больнице, — произносит Пирс.

Я цепенею от взгляда Джейдена. Проклятье, выражение его лица отнюдь не дружелюбное.

***

Новостей в больнице нет. Джейс хорошо перенёс ночь, и последнее обследование его мозга показало, что отёка нет.

Я наблюдаю за Джейденом, как он сидит у кровати Джейса и тихо его в чем-то уговаривает. На самом деле, нужно радоваться этой картине, но страх за сына сдавливает мне горло и замораживает чувства.

В обеденное время Джейден тащит меня в кафетерий, где мы едим гамбургеры.

— Мама и Гарри знают, что произошло? — интересуюсь я, теша себя надеждой, что у меня появится возможность рассказать маме о внуке.

— О Джейсе – нет. Я им сказал, что возникли проблемы по работе, поэтому нам пришлось отправиться во Флориду.

— Спасибо, — шепчу я и в первый раз по-настоящему смотрю Джейдену в глаза. — Я заметила, что беременна, когда уже уехала из Нью-Хейвена. Вернуться назад не позволяла гордость. Временная работа помогла продержаться на плаву, пока я не получила постоянное место в кафе. Родился Джейс, я продолжала работать и между делом писала свой первый роман. Затем всё завертелось. Я нашла издательство, и первая книга стала бестселлером. Так я смогла отказаться от работы в кафе. Вернулась в университет и продолжила писать книги. Я очень горжусь, что провернула всё в одиночку. Думала, что говорить тебе о ребёнке слишком поздно. Я боялась, что ты его бросишь, как и меня. Джейден, мне, правда, очень жаль.

Всё это время Джейден слушал, не перебивая, но его взгляд ясно говорил, что он обо мне в действительности думает.

— Я бы соврал, если бы сказал, что не был зол на тебя, когда обо всём узнал. Сперва я думал, что отцом мальчика является Пирс. Но, когда до меня дошло, сколько лет Джейсу, стало ясно, что у меня есть сын. Всё очень просто. Конечно, ты могла переспать с кем-то другим, но я знал, что это не так. Особенно, когда мне стало известно, что мама и Гарри ничего не знали о внуке.

— Я не могла им сказать, не хватило мужества. Потом было поздно.

— Знать правду никогда не поздно.

— Мама никогда меня не простит.

Джейден хватает меня за руку и нежно пожимает её.

— Любовь прощает всё, Ава!


Глава 44

Ава

— Добрый день, я доктор Уэйд. Эти все аппараты служат для наблюдения. Вы можете сейчас подойти к сыну. Мы надеемся, что в ближайшие часы он проснётся. Его жизненно важные функции в полном порядке. Я осмотрю его попозже. Могу сказать, он очень сильный мальчишка, — доктор Уэйд в утешении пожимает моё плечо, ободряюще кивает Джейдену и выходит из палаты.

Джейс, когда спит, выглядит таким безмятежным, мой маленький черноволосый ангел. На моё плечо ложится рука Джейдена.

Я беру Джейса за палец и нежно поглаживаю.

— Знаешь, твой сын – настоящий профессионал тенниса. Когда-нибудь он далеко пойдёт. Когда выздоровеет, тебе стоит с ним сыграть, — я смотрю на Джейдена и пытаюсь улыбаться, но, возможно, он вообще не захочет общаться с Джейсом. Почему он не объявился раньше?

— Я пропустил турнир?

Тонкий голосок мгновенно заставляет забиться моё сердце.

— Джейс! — шепчу я, потому что голос мне не повинуется.

— Привет, мама! — улыбается он. Хоть Джейс и сильно измучен, он улыбается.

— Я позову врача! — восклицает Джейден и выбегает из палаты.

***

Нам пришлось ждать бесконечные сорок пять минут, пока, наконец, не разрешают вернуться к Джейсу. Ему немного приподняли подушки, но он ещё слишком слаб, чтобы нормально сидеть. Я быстро пишу сообщение Пирсу, что Джейс проснулся и у него всё в порядке.

Мы договорились не ставить Джейса перед фактом, что Джейден – его отец. Лучше подождать, пока он полностью поправится. Джейсу будет нелегко переварить эту новость.

— Дорогой, как ты? Очень больно? — я обнимаю Джейса и осторожно прижимаю к себе.

— Нормально, мама. Только очень устал, — он застенчиво зевает. Его взгляд перемещается на Джейдена, который всё это время маячит на заднем плане.

— Это Джейден, он... твой... друг, Джейден был моим другом, когда я ещё училась в колледже, — поясняю я.

— Привет, Джейден.

— Привет, приятель, — здоровается Джейден и подходит к нам.

Джейс смотрит на него во все глаза и тихо спрашивает:

— Ты мамин друг? У тебя волосы такого же цвета, как и у меня. И татуировки классные, — он разглядывает руки Джейдена и опять зевает. — Когда я вырасту, тоже сделаю себе татушку. Мама мне разрешила. Ты знаешь, у мамы тоже есть?

— Конечно, знаю. Она выглядит, как моя, только немного меньше. В центре буква «Д», то есть Джейден.

— Нет, — устало улыбается Джейс. — «Д» – это Джейс, потому что она всегда считала моё имя классным.

Он эту фразу произносит тихим, но авторитетным тоном.

Я ловлю взгляд Джейдена и настойчиво смотрю ему глаза.

— Да, конечно. Этим именем она мне все уши прожужжала и ещё сказала, если у неё родится мальчик, она назовёт его Джейсом.

— Вообще-то, меня зовут Джейс Гарри.

Я издаю громкий вздох. Разговор движется в направлении, которого необходимо избежать.

— Правда? Знаешь, это совпадение, меня зовут Джейден Гарри, моего отца тоже зовут Гарри, он раньше был знаменитым теннисистом.

Джейден сверлит меня взглядом, мои щеки пылают, лицо горит. Затем он улыбается и беззвучно шепчет: «Спасибо».

— Правда? У тебя тоже второе имя Гарри?

— Да. Но я думаю, тебе надо немного поспать, малыш. Мы увидимся завтра.

— Ты тоже завтра придёшь? — глаза Джейса уже слипаются.

— Безусловно, приятель.

— Хорошо, мама... я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю, сынок. Спи. До завтра.

Думаю, Джейс меня не уже слышал. Он погрузился в сон.

За дверью нас ждал доктор Уэйд.

— С Джейсом всё в порядке. Есть, правда, перелом предплечья, но он легко лечится. Я слышал, парнишка играет в теннис?

Я киваю.

— Да, Джейс – хороший игрок.

— Думаю, со спортом у него проблем не будет. Он здоровый, крепкий мальчик. Если Джейс быстро пойдёт на поправку, вы сможете его через два-три дня забрать домой. Завтра мы переведём его в общую палату. В интенсивной терапии он останется только на ночь. Для наблюдения.

У меня с души сваливается камень, и я совсем лишаюсь дара речи.

— Мы очень благодарны вам, доктор, — говорит Джейден.

— А вы кто будете? — дружелюбно интересуется доктор Уэйд.

— Джейден Стайлс, я отец Джейса.

Эти слова чужды моим ушам, но, в то же время, они ласкают слух. Мне и в голову никогда не приходил другой отец для Джейса, кроме Джейдена.

— Не надо меня благодарить, это судьба благосклонна к вашему сыну, — произносит на прощание доктор Уэйд.

***

Джейден

После полудня мы возвращаемся в дом Авы. Это самый обычный коттедж, который стоит в аккуратном ряду таких же домов, расположенных вдоль улицы.

Воздух пропитан солью, недалеко море. Из-за дневной жары появляется неприятная духота, от которой одежда липнет к телу. На небе скапливаются темные облака, и все ждут ливня, чтобы охладиться.

Мы с Авой сидим на крытой террасе за домом. Она является крышей пристройки, в которой живёт Пирс. Я и представить себе не мог, что он такой молодой и красивый. Его длинные, выгоревшие на солнце, волосы заплетены в косичку, на запястье болтается множество модных кожаных браслетов. Парень загорелый, что для инструктора по серфингу совсем не удивительно.

Ава приготовила нам чай со льдом. Но охлаждения он не приносит. К террасе примыкает большая часть сада с огромным газоном.

— У тебя здесь, действительно, очень хорошо, — начинаю я разговор, когда Ава, наконец, усаживается рядом со мной. Она всё время носилась по дому, как вспугнутая курица.

— Да, мне нравится сидеть здесь на террасе и писать. Погода чаще всего позволяет, — её взгляд устремлён в небо. Я тоже поднимаю глаза. — Спасибо, — внезапно благодарит она. — Спасибо, что был там, когда Джейс в тебе нуждался.

— Сдать кровь – это самое малое, что я мог для него сделать.

— Спасибо, что пошёл со мной.

Я смотрю на неё, что-то в её взгляде меняется. Он становится мягче.

Хотя мы были близки, я всегда чувствовал дистанцию между нами, в один момент она исчезает, и я опять чувствую близость Авы.

— Эй, люди! Я только что прочитал хорошую новость, — Пирс идёт со своим мобильником в нашу сторону и разрушает чары.

— Ох, Пирс! Разве это не чудесно? — Ава срывается с места и виснет у него на шее. Подобная сцена мне не по душе. Совсем. Он привычным жестом кладёт руку ей на бедро, мне хочется подскочить и двинуть ему в челюсть.

— Спасибо, Пирс! Ты заботился о Джейсе, пока меня не было. Я никогда больше не оставлю его одного! Больше никаких творческих поездок, — твёрдо произносит Ава.

— Эй, детка, об этом потом поговорим.

Эти слова переполняют чашу моего терпения! Что этот тип о себе возомнил?

Я вскакиваю и оттаскиваю его от Авы.

— Эй, в чём дело? — Пирс крайне раздражён. Но уже поздно, я уже размахиваюсь. Удар кулаком приходится точно в подбородок. Он пошатнулся, но не упал.

— ДЖЕЙДЕН! — кричит взбешённая Ава. Она пытается броситься к Пирсу, но тот удерживает её на расстоянии.

— Всё в порядке. Думаю, сегодня мне стоит переночевать у Майка, — с этими словами он разворачивается и покидает нас.

— Кто такой Майк? — издаю я яростный рёв.

Ава смотрит на меня огромными глазами.

— Это его лучший друг, идиот! — кричит она и, несмотря на первые капли дождя, бросается в сад.

Она бегает быстро, а когда до меня, наконец, доходит глупость моей выходки, Ава почти скрылась из виду. Я бегу под дождём вслед за ней. Когда, в конце концов, догоняю, мои лёгкие разрываются от нехватки воздуха.

— Проклятье! Подожди! — кричу я сквозь дождь и крепко хватаю её за руку.

Ава в бешенстве оборачивается в мою сторону. Волосы и платье промокли насквозь, но её это мало волнует.

— Так он действительно голубой? — я совершенно сбит с толку. Такого не может быть!

— Да, ты совсем рехнулся! Пирс для меня лишь хороший друг. И всегда им был, как ты можешь меня к нему ревновать? — кричит она.

Несмотря на дождь, я вижу, как по её щекам катятся слёзы.

— Мне очень жаль! — возглас вышел смущенным, я притягиваю Аву к себе. Она хоть и сопротивляется, но я сильнее, мои руки железной хваткой обхватывают её фигуру. — Мне очень жаль, бабочка! Ты сможешь меня простить? Я совершил огромную ошибку! Я никогда не должен был покидать тебя, я никогда не был в этом так уверен, как сейчас.

Она перестаёт вырываться и отчаянно цепляется за меня. Мы, не шевелясь, стоим под проливным дождём и смотрим друг другу в глаза. Я стираю её слёзы, как мог бы их стирать последние двенадцать лет.

— Я тебя люблю, — шепчу я, наклоняюсь к её губам и целую. Это отчаянный, голодный поцелуй. Ава вцепляется в меня, будто нет ничего на свете другого, за что она могла бы уцепиться.

***

Ава

— Я тебя люблю, — слышу я шепот его губ, от него у меня кружится голова.

Это уже чересчур. По моему лицу текут слёзы, они, кажется, очищают душу и поднимают ввысь. Я внезапно чувствую такую свободу, будто последние двенадцать лет ждала лишь этот день. Возможно, это и так.

— Ты выйдешь за меня замуж? — спрашивает Джейден. У него взгляд, как у Джейса, когда тот ждёт рождественские подарки.

— Да, — выдыхаю я. — Я хочу, чтобы ты стал моим мужем.

— О, Боже! Спасибо тебе большое! Значит, у нашей истории счастливый конец! — он подымает меня на руки и кружит под дождём. Его глаза сияют, будто в них отражается солнце, но его нет и в помине.

В руках Джейдена мой мир сияет красками, я чувствую, что рядом с ним со мной ничего не случится.

— Пойдём назад, иначе ты простудишься, — Джейден тянет меня обратно к дому.

Внезапно из пристройки появляется Пирс с мобильником возле уха. Резко останавливается. Взгляд испуганный, губы двигаются, но я не слышу слов. Он громко откашливается и кричит:

— Это больница! Вы должны ехать прямо сейчас!


Часть четвертая – Поцелуй настоящей любви

Твоя вера – это твоя броня,

Она разрушит всё стены.

Твоё оружие – это любовь,

Пожалуйста, позволь мне быть с тобой.

Майкл Климс и Марлон Б.

«Твое оружие – это любовь».

(Сыны Маннгейма)

Глава 45

Ава

Рука, которая касается моего плеча, вырывает меня из неглубокого сна. Я чуть вздремнула и теперь щурюсь от света потолочных ламп.

— Идите домой, мисс Роуч. Вам надо поспать. Иначе вы лишитесь сил, они вам ещё понадобятся. Мы хорошо позаботимся о вашем сыне.

Это Джулия, палатная медсестра средних лет, с добрыми глазами. Она только что заступила на ночное дежурство, и я вновь получаю от неё нагоняй из добрых побуждений.

— Да, вы правы, сестра Джулия. Я сейчас уйду. У вас есть мой номер, если что-то изменится, — киваю я.

Она гладит меня по руке и улыбается.

— Конечно.

Мне доставляет телесные муки то, что я покидаю больницу, в которую поместили моего сына, когда он впал в кому. Я не хочу оставлять Джейса одного. После аварии, в которую попал автобус, перевозивший его на теннисный турнир, все выглядело достаточно безобидно. Левая рука была сломана, но он быстро пришёл в себя после операции. А затем по непонятным причинам произошло кровоизлияние в мозг, и сын впал в кому. Это случилось два месяца назад, с тех пор моя жизнь полностью вышла из-под контроля. Потому что Джейден узнал, что он отец Джейса, а мама с Гарри, что они бабушка и дедушка.

В общем, объяснять, почему они ничего не знали об этом, оказалось нелёгкой затеей. Почему я не рассказала им двенадцать лет назад, что беременна? В данной ситуации даже мне такие поступки показались детскими и сумасбродными. Я попросту не имела никакого объяснения и ответа на их изумлённые вопросы «Почему? Как же так?» В довершении ко всему, мне пришлось покинуть Флориду, так как Джейден настоял поместить Джейса в специализированную клинику в Нью-Йорке. Уже более двух месяцев Джейс получает великолепный медицинский уход, который я только могу себе представить, но мне приходится жить в апартаментах Джейдена. Они расположены в паре минутах ходьбы от клиники. Это единственное их преимущество.

Джейден ничего не говорит, но я вижу, что он об этом думает. Мне надо быть рядом с моим ребёнком. В его взгляде сквозит упрёк, что он никогда не познакомится со своим сыном, если всё закончится плохо.

О, Боже, пусть это никогда не произойдёт! Я каждый день молюсь, чтобы Джейс очнулся. Кто-то же должен меня услышать.

Я временно отложила все встречи. И не написала ни строчки. Дата выхода моей новой книги отодвинулась, я без понятия, когда её закончу.

От этой мысли меня бросает в холодный пот. Ни одного слова за долгие месяцы, моя душа превратилась в камень. Дебютная история, в которой изображены наши с Джейденом отношения, прославила меня, как Розу Гарден. Последующие романы, в которых речь шла об остроумных и находчивых женщинах, противостоявших мужчинам, даровали мне не только высокие тиражи, но и большую и преданную читательскую аудиторию. А теперь, когда работа над книгой почти не движется, мои поклонники разочарованы, я узнаю некоторых из них не с самой лучшей стороны. Тон писем так сильно изменился, что издательство не всегда их пересылает. Там знают о трагедии, которая свалилась на мою семью, и пытаются по возможности мне помочь.

— Возьмите перерыв, Ава, — ещё несколько дней назад уговаривала меня редактор в издательстве. И я знаю, что она действительно так думает. — Мы не позволим на нас давить, и вы не позволяйте.

Конец октября, я медленно бреду по бульвару. Погода дождливая и холодная. С трудом двигаюсь вперёд, не желая возвращаться в квартиру Джейдена. С момента трагедии мы практически не разговариваем. Между нами слишком много не высказанного, но я пресекаю любые разговоры. Не хочу распространяться о причинах своего нежелания сообщить ему о Джейсе, раз в любой момент могу потерять смысл жизни.

Мы хотели пожениться, но из-за трагических событий нежный росток нашей любви вырван с корнем. Я пробегаю мимо поста охраны Тайм-Уорнер-Центра, чтобы попасть к квартирным лифтам.

— Добрый вечер, мисс Роуч. Нет новостей? — интересуется охранник по имени Джорж, который дежурит этим вечером. Он хороший парень и всегда интересуется Джейсом, хотя лично с ним не знаком. Я ему однажды показывала фотографию, на которой Джейс демонстрирует выигранный теннисный кубок.

— Нет, Джорж, всё по-прежнему. Спасибо, что спросили.

С опущенной головой крадусь дальше к лифтам, которые доставляют меня наверх.

Вхожу в квартиру и вижу, что там никого нет. Джейден ещё не вернулся. Я рада, что мне не придётся с ним сталкиваться. Ещё и сегодня выносить его взгляд – это уже выше моих сил.

Не притрагиваясь к ужину, я отправляюсь спать.

***

Резкий свет бьёт мне по глазам. Я просыпаюсь от какого-то звука. Джейден стоит в дверном проёме и... шатается. Я сонно тру глаза, уж не снится ли мне это.

— Привет, бабочка! — голос слишком громкий и невнятный.

— Ты напился! — на моё обвинения в свой адрес он делает жест рукой, который может означать что угодно.

— Что случилось? — спрашиваю я уставшим голосом и усаживаюсь в постели.

Джейден неуверенным шагом подходит ко мне, медленно садится на край кровати.

— Я был там... потом.

— После чего?

— Меня напоили. Я хочу с тобой поговорить.

— Сейчас? — смотрю на часы. Половина двенадцатого. Проклятье, я просто валюсь с ног, и ему необходимо выспаться! У меня совсем нет желания вести серьёзные разговоры. С сомнением интересуюсь, — тебе надо было напиться, чтобы поговорить со мной?

— Ну, да.

— О, Боже, Джейден! Что случилось, что ты хочешь от меня? Я устала и хочу спать, — я махаю рукой, будто хочу прогнать его из своей комнаты.

— Почему ты мне не сказала?

— Что я тебе не сказала?

— Что я отец, что у меня есть сын!

Ага, вот мы и добрались до щекотливого вопроса! Причина, по которой он неделями смотрел на меня этим тоскливым взглядом.

— Ах, Джейден, — вздыхаю я. — Как долго ты ещё будешь меня об этом спрашивать? Я не могу тебе объяснить. Теперь я, конечно, понимаю, что была неправа, но тогда не могла поступить иначе. Что ты ещё хочешь услышать от меня?

Он всё время трясёт головой.

— Нет, это не настоящая причина. Я хочу услышать правду!

— Джейден, это и есть правда. Мне нечего больше добавить. В какой-то момент стало слишком поздно об этом говорить.

— Джейс имеет право знать, кто его отец. А сейчас он, может быть, никогда... — Джейден замолкает на полуслове.

Я вижу слёзы в его глазах? И обличительный тон, будто это я виновата в том, что случилось с Джейсом.

— Почему бы тебе не произнести вслух? Скажи, что, как мать, я оказалась несостоятельной! Да, я плохая мать. Но знаешь что? Ты не должен произносить эти слова вслух, потому что я и сама это знаю. Я говорю их себе каждое утро и каждый вечер, когда смотрюсь в зеркало. И я готова сделать кое-какие выводы. Если Джейс никогда не очнется, я буду винить себя до конца жизни, но пока этого не произошло, буду каждый день надеяться, что он снова проснётся!

Последнее предложение я выкрикиваю так громко, что Джейден шарахается и с яростью смотрит на меня.

— Я не виню тебя, — он тоже разговаривает на повышенных тонах, но на удивление трезвым голосом. — Ты единственная, кто в этом убеждён, поэтому и не терпишь возражений! Тебе, очевидно, не понятно, что жизнь порой бывает несправедливой. Для тебя всё должно иметь причину. Но я тебе вот что скажу, Ава, иногда происходят вещи, которые нельзя предотвратить или на них повлиять. Даже Ава Роуч не может.

Я в бешенстве вскакиваю. Мы орём друг на друга, как супруги, много лет прожившие в браке. Возможно, мне и хотелось бы, чтобы меня обняли и утешили, но его отстранённость выводит из себя. Кто он такой, чтобы говорить мне такие вещи? Где он был, когда я ходила беременной и очень нуждалась в его помощи? Или он когда-нибудь спросил, как я справляюсь с прессингом карьеры? Ни разу!

Мне очень хотелось швырнуть эти слова ему в лицо, но я молчу. Злость лишает меня дара речи. Вместо этого я натягиваю джинсы, накидываю блузку, засовываю ноги в кроссовки. Бесцельно побродив по комнате, достаю свой маленький чемодан, кое-как заталкиваю в него одежду. Затем хватаю сумку и ключи от машины.

— Знаешь что? Я просто хочу уйти отсюда, подальше от тебя, от твоих упрёков, твоих обличительных взглядов. Возможно, тогда я, наконец, снова вздохну полной грудью, возможно, я смогу снова жить! — бросаю ему в лицо и в спешке покидаю квартиру.

Но Джейден крепкой хваткой держит меня за руку.

— Я не могу без тебя жить, и ты это прекрасно знаешь. Ты можешь уйти, но от меня не убежишь. Потому что я всегда буду следовать за тобой, сладкая малышка!


Глава 46

Ава

Я делаю промежуточную остановку в больнице и сообщаю сестре Джулии, что на несколько дней уезжаю из города, поэтому не смогу присматривать за Джейсом. Она обещает мне тотчас же сообщить, если произойдёт хоть малейшее изменение. Я во все глаза смотрю на Джейса, разговариваю с ним, хоть он меня и не слышит. Нежно глажу его по лицу, а затем выезжаю из Нью-Йорка кратчайшим путём.

Только когда я добираюсь до междуштатной магистрали, мне опять становится легче дышать. Я чувствовала, что в Нью-Йорке задыхаюсь. Будто близость Джейдена медленно лишает меня рассудка.

С каждой милей, которая приближает меня к цели, я ощущаю прилив сил. Мысли проясняются, взгляд на некоторые вещи меняется. На пару дней я оставляю город и моего ребёнка, который не заметит моего отсутствия. От одной лишь мысли об этом могут навернуться слёзы на глаза. Но я стараюсь глубоко дышать. Оставляю в Нью-Йорке и Аву Роуч, автора, которая ломает себе голову, как, опираясь на былую непосредственность, написать новую книгу. Когда за моей спиной растаял силуэт Нью-Йорка, и я задумываюсь о своём новом романе, появляется чувство, что меня преследуют тихие голоса. «Как вы можете разочаровывать своих читателей?» Это один из самых безобидных упрёков, которые въедаются мне под кожу. Если бы Джейден только знал, под каким сильным давлением я нахожусь, и как мало могу ему сопротивляться ему, он бы вышел из себя.

Около двух часов ночи я добираюсь до Нью-Хейвена. К маме ехать не хочу. Нет, только не сейчас. Она удивится, что это мне понадобилось среди ночи, поэтому машину я направляю в противоположную сторону от их с Гарри дома.

Через некоторое время я останавливаюсь на парковке возле «Файрворк», бара, в котором раньше работала официанткой. Целую вечность назад, как мне кажется. За это время, Люк и Джимми превратили «Файрворк» в модное заведение города, парковка забита, бар переполнен. Здесь никто не знает о случившемся, никто не знает, что у меня есть ребенок, отец которого – Джейден. Никто не подозревает, что Джейс в больнице борется за жизнь. Никто не в курсе моих профессиональных забот. Здесь я просто Ава, которая когда-то жила в этом городе и работала официанткой.

Заведение переполнено, и мне приходится прокладывать себе дорогу к барной стойке. Когда один из табуретов освобождается, я присаживаюсь, но какой-то рослый парень желает его у меня отнять. Его останавливает мой испепеляющий взгляд, который в состоянии растопить криптонит (прим.пер.: Криптонит – камень с планеты Криптон в комиксах и фильмах о Супермене. Губителен для Супермена), поэтому он считает за лучшее оставить табурет мне.

— Ава Роуч, какая честь видеть вас в нашей скромной забегаловке! — восклицает Люк, обнаружив меня. Он наклоняется, целует в обе щеки и ставит мне Колу.

Но я отрицательно качаю головой.

— Лучше текилу, — и показываю, что двойную.

— О, как, проблемы? — у Люка брови от удивления ползут вверх.

— Даже не представляешь какие.

Джимми приветственно машет из другого конца бара. Люк нежно пожимает мне руку.

— Потом поговорим. Когда будет поспокойнее, — он подмигивает мне и возвращается к работе.

В нетерпении я опрокидываю стакан. Текила обжигает горло, и мне приходится подавить приступ кашля.

— Я тебя совсем не узнал, Ава Роуч, — давешний здоровяк устраивается возле меня. Только его мне и не хватало! Может засунуть свои дурацкие приставания куда подальше.

— А я и не знала, что мы с тобой знакомы, кретин! — бормочу себе под нос и вглядываюсь в ухмыляющуюся физиономию.

— Только не говори, что не знаешь, кто я!

Приглядываюсь повнимательнее. И обалдеваю.

— Брук?.. Бруклин? — не могу поверить. Но кивок подтверждает моё предположение. — Боже! Как ты изменился!

— Могу ответить тем же. Хотя ты мне сразу показалась знакомой.

— Ты выглядишь совсем не так, как раньше, — я разглядываю его широкую грудь, мускулистые плечи, которые с трудом помещаются в рубашке. Боже, какой этот парень накачанный! — Швы на рукавах не разойдутся? — ухмыляюсь я, продолжая таращить глаза на чудовищных размеров бицепсы.

— Это от работы, да и тренировки, — небрежно замечает парень, пожимая плечами.

— Чем ты занимаешься? — я вспоминаю, что он прервал учебу, когда из-за связи с Хоуп оказался на мели.

— Служу в полиции.

— Что? Правда?

Он со смехом кивает.

— Да, правда. Не верится? Я закончил учебу в Провиденсе. Пожил там некоторое время, а месяц назад вернулся. Теперь я детектив в Нью-Хейвене.

Одобрительно киваю.

— Тогда тебя можно поздравить. Здорово, что ты вернулся, я очень рада.

Он прикладывает два пальца ко лбу и с лукавством салютует.

— Спасибо! Как твои дела? Чем занимаешься? — интересуется он и заказывает два пива. Одно достаётся мне.

— Последние несколько лет прожила во Флориде. Я пишу книги.

Он вопросительно поднимает бровь.

— На этом можно заработать денег?

— И очень даже неплохо, если пользуешься успехом.

— Полагаю, ты в этом преуспела, — констатирует Брук, попивая свою «Корону».

— Ну, можно назвать и так. Правда, пишу я не под своим именем, использую псевдоним Роза Гарден, — чокаюсь о его бутылку и тоже пью. Если он захочет поговорить о моей карьере, вечер продлится недолго, думаю я. Это совсем не то, чего я сейчас хочу.

Но он задаёт другой вопрос:

— Ты общаешься с кем-нибудь из нашей бывшей компании?

Я облегчённо вздыхаю. Понятно, что его интересует.

— Ты имеешь в виду Хоуп? Нет, насколько мне известно, она живёт в Техасе. В какой-то момент наша связь прервалась, но думаю, она очень счастлива с Линдоном.

— Нет, я говорю про Джейдена.

Я молча смотрю на него перепуганными глазами. Одно лишь воспоминание об этом имени сдавливает мне горло. Даже не знаю, что и ответить.

— Джейден живёт в Нью-Йорке. Иногда приезжает сюда навестить папу.

— Значит, он снова вернулся в Штаты?

Раньше Бруклин был лучшим другом Джейдена и догадался, что тот оставил меня ни с того, ни с сего.

— Да, он вернулся уже несколько лет назад.

— Куда он, в конце концов, тогда исчез?

— В Испанию. Ему надо было там кое-что выяснить.

— Ты опять с ним общаешься?

— Он – сын моего отчима, я не могу с ним не общаться, — произношу я, пытаясь равнодушно пожать плечами.

Бруклин делает ещё один глоток, затем облокачивается о стойку. За время нашего разговора клуб заметно опустел.

— Ты всё ещё его любишь?

Этот вопрос сражает меня, как удар молотка. Разве мои чувства к Джейдену настолько бросаются в глаза?

Вдруг Бруклин тихо рассмеялся.

— Всё нормально. Можешь не отвечать на вопрос, достаточно одного взгляда. Ну, и где этот вундеркинд? Почему он разрешает тебе здесь одной ошиваться?

— Сейчас у нас довольно натянутые отношения, поэтому мне пришлось уехать из Нью-Йорка. Хочу навестить маму, но сегодня уже поздно. Сниму на ночь номер в отеле.

— Не выйдет. Можешь переночевать в моём доме. У меня небольшая гостевая комната, ляжешь там. Завтра у меня выходной, можем вместе позавтракать, потом поедешь к маме.

Люк ставит перед нами ещё две текилы. Брук делает отрицательный жест, а я вливаю в себя сразу обе. Алкоголь медленно разливается по моему телу, мрачные мысли улетучиваются. Даже Джейден уже не кажется таким плохим. Но начинает немного кружиться голова. Я знаю, что алкоголь – это не выход из положения, да и пить я не привыкла. Ничего больше не хочу, только спать.

— Ты ведь не позволишь ей уехать одной? — озабоченно интересуется Люк.

Брук со смехом качает головой.

— Ни в коем случае, забираю её к себе, там хмель выветрится, и она спокойно выспится.

— Я не пьяная! — выдаю я слабый протест, но понимаю, что с трудом ворочаю языком. Да и слова слетают с губ не так легко, как обычно.

— Ты пьёшь очень редко, вот алкоголь и ударил в голову. Окажи-ка нам всем любезность, позволь Бруку отвезти тебя, — Люк разговаривает со мной, как с безответственным подростком.

— Сама поеду, — упорствую я, размахивая ключами от машины. Брук их выхватывает и прячет себе в карман брюк. Если я хочу их вернуть, мне придётся совать руку туда, где я ничего не теряла. Брук это, конечно, знает, и нахально улыбается. Кретин!


Глава 47

Ава

«Никогда больше не буду пить», — повторяю я это заклинание всё утро с того момента, как продрала глаза. Кажется, в моей голове приземляется реактивный самолёт.

Стук в дверь режет по ушам, как отбойный молоток разъярённого строителя.

— Привет, Ава! Думаю, что сейчас в половине первого ты уже можешь съесть лёгкий завтрак, — Брук с дружелюбной усмешкой просовывает голову в дверь.

— Что? Так поздно? — я не могу поверить.

— Давай, вставай, соня. У меня есть кое-что от головной боли.

Парень оставляет меня в одиночестве, и я тащусь в ванну, чтобы освежиться.

Через четверть часа у меня уже презентабельный вид, но голова всё ещё раскалывается.

Нахожу в кухне Бруклина. Он сидит за кухонным столом и предлагает мне стул.

— Давай, съешь что-нибудь, даже через силу. Потом выпьешь вот это, — он указывает на стакан с молочного цвета жидкостью.

— Что это? — брезгливо интересуюсь я.

— Аспирин. Чтобы голова прошла.

Кивнув, присаживаюсь и хватаю булочку.

— О, Господи! Думаю, вчерашняя пьянка оказалась не самой лучшей затеей. Похоже, в этой жизни я с алкоголем не дружу.

— Поэтому и не пей, — с ухмылкой изрекает Бруклин и откусывает кусок булочки. — Я тоже больше не пью. Алкоголь наносит слишком много вреда.

— Мудрое решение.

Намазываю булочку джемом, для колбасы мой желудок ещё не созрел.

— Значит, ты снова с нашим другом Джейденом. Расскажи мне, как ему жилось?

Я рассказываю Бруклину о нашей встрече спустя годы, о своей маме, и что мы с Джейденем хотим, наконец-то, пожениться.

— И что тебя удерживает от замужества? — с набитым ртом вопрошает Брук.

— Авария.

— Джейден пострадал? — в его вопросе сквозит тревога.

— Нет... не он пострадал в аварии. Я... у нас есть ребёнок, Джейс. На самом деле, это больше мой ребенок. Джейден не знал, что стал папой, пока Джейс не попал в эту аварию. Он, конечно, был огорошен, когда узнал. Так же, как и вся наша семья.

Бруклин перестает жевать и растерянно таращится на меня.

— Ты имеешь в виду, никто не знал, что у тебя есть ребенок?

Я качаю головой.

— Когда Джейден не вернулся, я отправилась во Флориду и в какой-то момент заметила, что беременна. Мне было стыдно, и я чувствовала себя брошенной. Поэтому никому ничего не сказала и в одиночку воспитывала Джейса во Флориде.

Я смотрю Бруку в глаза. Приятно поговорить об этом с тем, кто не принадлежит к нашей семье и не упрекает меня. Во мне поднимается волна радостного чувства, когда вспоминаю те времена. Конечно, они были тяжелые, но из них я черпала свои силы.

— Ничего себе! Стойкая девочка. Я бы так не смог. Сколько лет сейчас Джейсу?

— Одиннадцать.

— Ты родила ребёнка, сделала карьеру и двенадцать лет скрывала от Джейдена, что он стал отцом?

Услышав это из уст Брука, чувствую, что совесть моя нечиста.

— Извини, я не должна была тебе об этом рассказывать.

Как понять Бруку, если я сама в себе не разобралась?

— Имелось в виду другое. Не моё дело кого-то осуждать. Как полицейский я привык оценивать только факты. Что случилось с мальчиком?

Я благодарно киваю, Брук меня не осудил. Он остался тем же другом, каким был много лет назад.

— Джейс хорошо играет в теннис. Он ехал в тренировочный лагерь. Автобус попал в аварию. У него сломана рука. Потом была операция, но он внезапно впал в кому. Кровоизлияние в мозг. Никто не знает, проснётся ли он вообще. Это ожидание меня убивает. И постепенно исчезают молитвы.

Взгляд Бруклина полон сострадания. Ненавижу это, но в данный момент нахожу, что неплохо, когда тебя жалеют.

Друг осторожно накрывает ладонью мою руку и гладит. Жест очень ласковый.

— Он проснётся. Его отец – борец, и мама тоже. Вашему мальчику не остаётся ничего другого, как тоже бороться, — Брук пожимает мне руку. — Что ты делаешь здесь, в Нью-Хейвене?

— Хочу навестить маму и отца Джейдена. С того момента, как они узнали, что стали бабушкой и дедушкой, не было возможности нормально поговорить. Слишком долго я откладывала этот разговор. Сейчас самое время для него.

— А что с вашей свадьбой?

— Не знаю. Не думаю, что он всё ещё хочет на мне жениться.

— Вы не говорили об этом?

Я качаю головой, не осмеливаясь поднять на Бруклина взгляд.

— Знаю, что это глупо, но у меня такое чувство, будто я потеряю Джейса, если свяжу свое будущее с Джейденом. Это звучит по идиотски, но я просто не могу обсуждать с Джейденом свадьбу, пока не станет ясно, будет ли мой сын частью этого будущего или нет. Мне очень страшно, Брук!

При слове «Страх» я вспоминаю, как пару недель назад лазила в интернет, чтобы огорчить своих поклонников. И как с ужасом выключила ноутбук, когда увидела, какой поток дерьма на меня обрушился. Я его совсем не замечала, потому что дни и ночи проводила у постели Джейса, опасаясь за его жизнь. Вспоминается, каким резким стал мой голос, когда я позвонила в издательство. Как меня успокаивали и уверяли, что обо всём позаботятся. Как убеждали, что эти анонимные злопыхатели никогда со мной лично не встречались. И как я этому не верила.

Бруклин пьёт свой кофе и задумчиво разглядывает мое лицо.

— Что случилось? — внезапно интересуется он.

— Ничего! — я в удивлении поднимаю взгляд.

— Ты никогда не была хорошей актрисой, Ава, — произносит он спокойно. — И не могу поверить, что паника, которую я обнаружил в твоих глазах, относится только к Джейдену. Или я ошибаюсь?

Я замираю. С каких пор Бруклин стал таким наблюдательным? Или работа заставила, напряженно вглядываться в лица людей, с которыми разговариваешь?

У меня пересохло в горле.

— Можешь мне рассказать. Ты же знаешь, полиция – твой друг и помощник.

— Против этих людей ты ничего не сможешь сделать, поверь мне, Брук, — произношу я тихим голосом.

Парень снова кивает.

— Это как-то связано с твоей работой?

В моих глазах уже неприкрытый ужас.

— Пожалуйста, не сердись на меня, я не хочу сейчас об этом говорить, хорошо?

— Джейден знает?

— Нет! — кричу я в испуге. — И не должен знать, ты меня понял?

— Без проблем! — к моему удивлению соглашается он. — Но можешь мне поверить, Ава, до этого момента разговоры помогали. Может быть, твои проблемы яйца выеденного не стоят. Возможно, выяснится, что ты напрасно беспокоишься.

Я пожимаю плечами, но благодарно улыбаюсь. Приятно видеть, что Бруклин мне друг. В некотором смысле меня даже радует, что он излучает уверенность.

— Ты должен ему позвонить, — говорю я. — Думаю, он обрадуется снова тебя услышать.

— Ты, действительно, так думаешь? — сам Бруклин выглядит неуверенным.

— Да, Джейден сейчас нуждается в дружеском плече. Ведь в коме лежит и его сын.


Глава 48

Ава

Сегодня суббота, днём мама обычно дома, а не занимается с детьми на корте. Тут до меня доходит, что корт закрылся до конца марта. Окончился теннисный сезон, погода холодная и неустойчивая.

Когда подъезжаю к родительскому особняку, в котором прожила совсем недолго, мне кажется, что я возвращаюсь домой.

Паркую машину возле гаража. Я даже не успеваю постучать во входную дверь, как она открывается изнутри.

— Ава? — Айрленд, увидев меня на пороге, ошарашена. Это видно по её взгляду. Неудивительно, я ведь несколько недель не давала о себе знать.

— Мама! Надеюсь, ты не против, что я приехала без предупреждения.

— Ах, доченька, я так рада! Заходи! — она заключает меня в свои объятия. Мы только раз виделись в больнице и жутко переругались, я не была уверена, захочет ли мама вообще со мной разговаривать.

— Мама, прости! — шепчу я. Внезапно у меня потекли слёзы, хотя все эти недели я не могла плакать. Они бурным потоком льются по моим щекам, рыдания не прекращаются.

— Нет, детка, это ты меня прости. Мне надо было лучше о тебе заботиться. Я была плохой матерью. Надеюсь, ты сможешь меня простить.

У мамы тоже выступают несколько слезинок, и мы смотрим друг на друга мокрыми глазами. Затем она вдруг улыбается.

— Я так рада, что ты приехала. Входи и расскажи мне, что нового у Джейса, — она обнимает меня за плечи и ведёт в дом.

— У Джейса всё без изменений. Его жизненно-важные функции в норме, но он до сих пор в коме. Я каждый день надеюсь, что он проснётся. Ничего другого мне не остаётся.

Мы усаживаемся в гостиной, и мама протягивает мне стакан воды.

— Гарри ушёл в магазин, но скоро вернётся. Он тоже будет рад с тобой увидеться. Как Джейден?

— Думаю, очень хорошо.

— Ты думаешь? — её вопросительный взгляд говорит сам за себя.

— Да, в данный момент между нами не всё ладно. Считаю, мне надо уехать и дать ему свободу. Уверена, он винит меня во всём, что произошло, и когда я каждый день маячу у него перед глазами, то никогда об этом не забудет, — я делаю глоток воды и понимаю, как хочу пить.

— Думаю, ты сильно ошибаешься, детка. Джейден не винит тебя в аварии, это было бы глупо. В конце концов, не ты ведь была за рулём. И что мать отдаёт своего ребёнка в хорошие руки, чтобы он смог поехать на соревнования, тоже не является обвинением. Ни в коем случае. Он принимает даже то, что ты ему не рассказала про Джейса, хотя и не понимает. Скорее всего, он не может простить себя, что оставил тебя здесь одну, когда сам уехал в Испанию. Его мучает совесть. Это её ты видишь в его глазах.

— Ты с ним разговаривал?

— Мне не нужно этого делать. Я знаю его, как своего собственного сына. Достаточно взглянуть в его глаза.

— Можно мне снова переехать к вам? — срывается у меня с губ. Я даже не задумываюсь над словами. — Только до тех пор, пока Джейс в больнице. Если он выздоровеет, куплю себе дом, если нет...

Конец предложения остаётся недосказанным. Я даже думать не хочу, что произойдёт, если Джейс умрёт. Но мой ребёнок не умрёт, нет, если я не буду произносить эти мысли вслух.

— Конечно, Ава. Тебе здесь всегда рады. Что бы ни случилось. Ты наша дочь, и мы тебя любим. Ты ведь знаешь, что дом большой, комнат на всех хватит.

— Нужно место, где я смогу писать. Мне удалось отсрочить издание своего нового романа, но надо потихоньку браться за работу, в следующий раз издательство на уступки уже не пойдёт.

Чтобы ни произошло, я ни при каких обстоятельствах не желаю, чтобы мама заботилась о моей карьере. Достаточно того, что она в качестве бабушки вместе со мной беспокоится за жизнь Джейса.

— Если хочешь, устраивайся в кабинете. Так у тебя будет комната, в которой можно уединиться, — мама по-настоящему рада, что я дома.

— Это было бы замечательно. Думаешь, Гарри тоже обрадуется? — мне приходится прикладывать усилия, чтобы выдавить из себя улыбку. Если б она только знала, как мало у меня на данный момент уверенности, что я снова напишу хоть предложение.

— Конечно же, я буду рад, — раздаётся низкий голос. – Прошу прощения, я тут немного вас подслушал, когда входил в двери. Ава, я очень рад видеть тебя здесь!

Гарри, отец Джейдена и муж мамы, подходит ко мне с распростёртыми объятиями.

Он прижимает меня к своей широкой груди. Я знаю, что не заслуживаю такой любви, но не могу по-другому и радуюсь этим объятьям.

— Спасибо, вы такие хорошие.

— Как дела у мальчика? – озабоченно интересуется Гарри.

— Ничего нового. Мне надо было на немного уехать из Нью-Йорка.

— Как ты смотришь на то, что мы с Гарри съездим в Нью-Йорк и четыре дня побудем с Джейсом? Ты сможешь здесь отдохнуть, и мы не будем тебе мешать. Возможно, тебе даже удастся немного поработать, — предлагает мама.

Поначалу я противлюсь, это не их проблемы заботиться о Джейсе, но мама меня успокаивает.

— Мы с удовольствием побудем с ним. Для нас это не обуза. Он – наш внук, я чувствую, что мы тоже можем для него что-нибудь сделать. Детка, позволь нам помочь, ты не должна со всем справляться самостоятельно. Мы все – одна семья.

Гарри смотрит на меня вопросительно, и мне не остаётся ничего другого, как согласиться с мамой.

— Хорошо, это действительно меня немножко разгрузит, — не очень охотно добавляю я. Никогда не избавлюсь от чувства, что я – плохая мать.

***

Мама и Гарри хотят вернуться в среду вечером. Они тут же пакуют чемоданы и отправляются в Нью-Йорк. Между тем я занимаю свою старую комнату, в которой таятся многие воспоминания. У меня до сих пор стоит перед глазами Джейден, лежащий в моей постели. И мама стучится в дверь. Его совсем тогда не интересовало, поймёт ли она, что мы провели ночь вместе, или нет. При этой мысли надо бы улыбнуться. Всего лишь несколько месяцев назад моя жизнь была в полном порядке.

Гарри перенёс мой мизерный багаж из машины в комнату, где я смогу его распаковать. Мамина домработница Альба сейчас в отпуске, обо всём приходится заботиться самой. Но это не проблема, о еде в данный момент я думаю в последнюю очередь.

Когда закрываю шкаф и бросаю взгляд в зеркало на двери, то вижу незнакомую мне женщину. Пожалуй, надо сходить в парикмахерскую, чтобы из волос на моей голове снова соорудили настоящую причёску. В следующем месяце у меня назначена встреча с моей редакторшей, не хочется предстать перед ней в таком растрёпанном виде.

Мне, возможно, не хватает движения. Вот бы пробежаться парочку кругов. Погода стоит прекрасная, хотя сейчас в конце октября уже холодно. Свежий воздух пойдёт мне на пользу.

Прежде чем спуститься, я звоню в больницу, осведомляюсь о Джейсе и сообщаю, что к нему едут мои родители. Затем хватаю свои старые кроссовки, которые нашла в шкафу, делаю растяжку и убегаю.

С каждым сделанным шагом я чувствую, как в моё тело возвращается жизнь. Но удаляюсь от дома не слишком далеко, для этого моя физическая форма далека от идеала. Почти через час я возвращаюсь, полностью вымотанная, но довольная.

Приблизившись к входной двери, застываю. Разве я её не закрыла? Или я застала врасплох грабителя? Проклятье, почему бейсбольная бита никогда не оказывается под рукой в тот момент, когда нужна?


Глава 49

Джейден

Несколько минут я стою под душем, горячая вода стекает по моему телу. Не двигаясь, с опущенной головой думаю об Аве. Я обнаружил её машину в гараже, и меня не удивило, что она уехала к маме.

Непостижимо другое. Мой старый друг Бруклин снова связался со мной. Условились сегодня встретиться, и я заинтригован, как же у него дела. Когда он позвонил, я был на встрече и свободно говорить не мог. В какой-то момент чувствую, что моя голова проясняется, и выключаю воду. Я выхожу из душа, обмотанный вокруг бёдер мягким махровым полотенцем. Я не знаю, как Айреленд удаётся получить такую мягкую махровую ткань.

Ничего не подозревая, вхожу в свою комнату и застываю, как соляной столп. С широко раскрытыми глазами Ава стоит возле моей кровати, в правой руке огромный мясницкий нож.

— Если ты хочешь зарезать меня во сне, придётся запастись терпением, я скоро уйду и вернусь поздно. Но ты можешь подождать меня с ножом здесь.

Она таращит на меня глаза, будто на приведение. Раздаётся возмущенный крик.

— Ты с ума сошёл? Что ты здесь делаешь?

— Я-то знаю, что здесь делаю, а что здесь делаешь ты? – повышаю в ответ голос. – В конце концов, не я стою со здоровенным тесаком возле моей кровати.

Ава в ужасе смотрит на орудие, будто только сейчас осознаёт, что находится в её руке.

— Ты, идиот, оставил дверь нараспашку, а я подумала, что в доме воры!

— Вор, который, прежде чем обчистить дом, принимает душ? – мой рот растягивается в широкой ухмылке.

— Кретин! Ты хоть что-нибудь можешь воспринимать всерьёз? Я здесь совершенно одна. Почему перед дверью нет твоей машины?

Она достаточно раздражена, на это нельзя не обратить внимания, и бурно размахивает длинным ножом. Охотнее всего я заключил бы её в свои объятия, но предпочитаю этого не делать.

— Я поставил машину в гараж.

— И что же ты здесь делаешь?

— Приехал в гости к родителям.

Яростное фырканье.

— Их тут нет. Они уехали в Нью-Йорк побыть с Джейсом.

— Да, когда я сюда приехал, тоже заметил, что их нет. Я звонил Гарри. Пожалуй, надо было сообщить, прежде чем выезжать. Но теперь я здесь.

Какая у Авы потрясающая мимика, но она молчит.

— Мама с Гарри оставили меня одну, чтобы я могла спокойно поработать.

— Могу сказать со всей определенностью, я препятствовать тебе не буду. Я скоро уеду, — замечаю дружелюбно.

— Ага, понятно. Желаю хорошо провести время на свидании! – возмущённо кричит она и с грохотом закрывает за собой дверь на замок.

***

Я разглядываю лицо человека, который когда-то был моим лучшим другом, и не могу понять, почему он так сильно изменился. Потребовалось лишь несколько мгновений, как между нами снова воцаряется близость, которую я чувствую лишь с Авой, даже если та не желает со мной разговаривать.

Я позволил ей поверить, что у меня сегодня свидание с женщиной. При этом ей должно быть ясно, что для меня не существует других женщин, кроме неё. Но сейчас она просто в растрёпанных чувствах, чтобы это понять и осознать, как сильно я её люблю.

— Джейден, чертяка, ты совсем не изменился! – Брук обнимает меня и хлопает по плечу.

— Чего нельзя сказать о тебе, — отвечаю я на его сердечные объятия.

У него квартира в центре города. Я с любопытством оглядываюсь. На стене развешаны награды, среди них красуется огромный плазменный телевизор. Кругом стоят коробки, которые ещё не распакованы.

— Принесу нам пиво, — кричит Брук из кухни.

— Мне, пожалуйста, воду.

— Что? Ты больше не пьешь?

Когда я следую за ним, он смотрит на меня в недоумении.

— Нет, знаешь… из-за Гарри и, возможно, чтобы себе самому доказать, — я присаживаюсь к кухонному столу, Брук следует моему примеру.

— Ты прав, мне утром на службу. Тоже остановлюсь на воде, — он вдруг смеётся. — Эй, и в кого это мы превратились из замечательных парней?

Я ухмыляюсь.

— В ещё более замечательных парней.

Мы чокаемся стаканами с водой.

— Рад снова увидеть тебя через столько лет, дружище. И рад, что встретил Аву. Она подумала, ты обрадуешься, если я свяжусь с тобой.

— Ава? — мне в голову закрадываются крамольные мысли. — Ты виделся с Авой? — эта новость сбивает меня с толку.

— Нет. Я встретил её случайно в «Файрворк». Она вчера малость хватила лишку, поэтому я привёз её сюда, ей нельзя было садиться за руль.

Брук смотрит на меня насмешливым взглядом, который не приводит меня в восторг. Внезапно его глаза становятся серьёзными.

— Эй, парень, она твоя подруга, и я знаю, что вы снова вместе. Без паники, я не ловлю рыбку в чужих водах. Это дружеская услуга, она спала в гостевой комнате, мы вместе позавтракали, и я отвез Аву к её машине. Всё совершенно безобидно.

Я задумчиво делаю следующий глоток, затем мой рот перекашивается.

— Ты знаешь Аву. Оборот речи «вы снова вместе» означает не то же самое, что с другими людьми.

— Я слышал про ваши проблемы с мальчиком. Ты его отец, это последнее, что я могу себе представить.

Пожимаю плечами.

— Да, это как раз то, во что я и сам могу поверить с трудом. Я тешу себя надеждой, что у меня появится возможность, доказать свои достоинства. Знаешь, Брук, я не хочу ничего другого, лишь бы однажды услышать, как Джейс называет меня папой.

— Знаешь, я хорошо тебя понимаю.

— Расскажи мне про себя. Что ты делаешь в Нью-Хейвене? – признаюсь, мне действительно любопытно, кем стал мой приятель. В те времена, когда я внезапно уехал в Испанию, он уже расстался со своей тогдашней подружкой Хоуп и покинул город.

— Пошёл в полицию. Правда, трудно представить? Жил некоторое время в Провиденсе, сейчас здесь освободилось место детектива, и я подал рапорт.

Его слова производят на меня впечатление.

— О, совсем неплохо. Вот так новость! Надеюсь, если я попаду в кутузку, ты меня вызволишь, — говорю я с громким смехом.

— Прежде чем помочь тебе, вероятно, придётся позаботиться об Аве.

Мои глаза от удивления ползут на лоб.

— Об Аве? Почему?

Брук становится серьёзным, настолько серьёзным, каким я его никогда ещё не видел.

— Сейчас увидишь. Когда она здесь ночевала, то многое мне рассказала. Возможно, она даже и не помнит, что говорила. Но, когда она уехала, я кое-где пошарил. Самое время тебе показать, — произносит Брук.

Он подходит к своему компьютеру и включает его.


Глава 50

Ава

В напряжении я сижу перед ноутбуком. В интернет не выхожу, не желаю видеть переполненный фанатскими письмами почтовый ящик, хотя, возможно, среди них имеется и большое количество вежливых сообщений от читателей, которые не присоединились к крестовому походу против меня. Издательство знает, что я больше не читаю письма, и оставляют меня в покое. Раньше всё улаживалось по телефону, но с меня довольно.

Отчаявшись, я пытаюсь написать хоть предложение, но в голову ничего не лезет. Некий сценарий, который я хочу предоставить, тоже не клеится. Мои мысли всё время возвращаются к Джейсу, а сейчас еще и к Джейдену. Перед глазами стоит его лицо, и я вижу, как он целует соблазнительную рыжеволосую даму или сексуальную блондинку.

Проклятье! В ярости захлопываю ноутбук. Появление Джейдена меня полностью выбивает из равновесия. Почему даже спустя столько лет ему удается привести меня в замешательство? Почему я не могу просто изгнать его из своих мыслей? Ответ очевиден, потому что я его люблю. Что бы ни случилось, и где бы я ни была.

Невозможно забыть о Джейдене ещё по одной причине – у меня есть ребёнок, который невероятно похож на своего отца. Я всегда очень хотела семью! Её у меня никогда не было. Моя чёртова гордость не позволила и Джейсу наслаждаться семьёй. Теперь уже поздно, я осознаю свою вину. Если бы я не была такой чертовски упрямой и не оберегала Джейса от его отца, он бы не впал в кому. Я знаю, что это слова безумца, но мой разум просто не воспринимает других доводов. Если бы в прошлом я принимала другие решения, моё настоящее тоже было бы другим. И у Джейса. С большей долей вероятности он не лежал бы в течение двух месяцев в коме. И Джейден не пошёл бы на свидание с другой женщиной. Я сама загнала его в чужие объятия, без сомнения. Идиотка!

Чтобы отвлечься, звоню маме и осведомляюсь, нет ли каких-нибудь новостей из больницы. Но всё по-старому. Желаю им с Гарри приятного вечера, они планируют сходить на мюзикл, и заканчиваю разговор.

Задумчиво смотрю на часы. Ещё довольно рано, и я с удивлением замечаю, что голодна. Закажу-ка себе пиццу. Вегетарианскую, с двойной порцией сыра, а к ней большую порцию салата. У меня текут слюнки. Такую вкуснятину я не ела уже целую вечность.

Через полчаса раздаётся стук в дверь, вероятно, привезли мой заказ. Быстро ищу деньги и открываю.

— Пицца и салат для дамы?

— Джейден? — я не могу скрыть удивления, потому что ожидаю его лишь на следующее утро.

— Что ты делаешь с моей пиццей? — в недоумении спрашиваю я и выглядываю на улицу проверить, ждёт ли ещё курьер.

— Я перехватил разносчика пиццы на улице. Ты мне должна пятнадцать долларов, я оставил щедрые чаевые, — парень всовывает мне в руки упаковку и пристраивает коробку с салатом на кухонном столе.

Я роюсь в поисках подходящей суммы, но он меня удерживает.

— Забудь, мы поделимся.

— Откуда ты знаешь, что пицца придётся тебе по вкусу?

— Без разницы, я умираю с голода, — он снимает крышку с коробки. – Что это?

— Вегетарианская пицца, — заявляю я вызывающим тоном. Может, он такую не любит, и всё достанется мне?

— Ладно, надеюсь, мне не повредит. Давай, садись ужинать. Есть что-нибудь новое о Джейсе? — спрашивает Джейден, будто ничего не произошло.

— Нет, всё по-старому, — отвечаю я с набитым ртом и качаю головой. Мы вместе ужинаем, будто не было никакой ссоры в Нью-Йорке. Я действительно сожалею о ней, поэтому стараюсь не бередить рану и даю ему успокоиться.

— Тогда я спокоен.

— Почему? — спрашиваю я в испуге. От его слов у меня перехватывает дыхание. Звучит так, будто он не замечает, что у Джейса нет улучшений.

— Потому что я придерживаюсь мнения, что каждый день, когда он спит, а опухоль спадает, это хороший день. Значит сегодня тоже хороший день. А теперь расскажи мне о своей книге.

Он запихивает в рот кусок пиццы и выуживает из салата колёсико огурца. Я с трудом проглатываю. От одного лишь упоминания о моём новом романе, еда буквально застревает в горле.

— Мне нечего сказать.

— Почему нечего?

— Потому что сейчас я занята другими делами.

— Имеется в виду, что всё твоё внимание отнимают хлопоты о Джейсе? Послушай, нам надо разговаривать о нём каждое утро, чтобы остаток дня посвятить себя другим делам. Когда Джейс очнётся, ему потребуется всё наше внимание, значит до того момента необходимо уладить все рабочие проблемы. Как тебе, так и мне.

Я молча таращу на него глаза, пытаясь переварить то, что он сказал. Без сомнения, Джейден не сомневается, что Джейс очнётся. Я восхищаюсь его оптимизмом. Хотелось бы его разделять.

Я очнулась от своих мыслей лишь тогда, когда Джейден вытащил вилку из моей руки.

— Послушай, доверься мне. Я знаю, что много чего наворотил, но до этого момента у тебя не было причин мне не доверять. Я докажу тебе, что можно.

— Так ты не злишься на меня?

Я смущенно смотрю на Джейдена.

— Злюсь? С чего ты взяла?

— Ну, отношения между нами не слишком… я просто и не знаю, что думать.

— Тебе не должны приходить в голову подобные мысли. Ты же знаешь, что я тебя люблю или нет? — задаёт парень прямолинейный вопрос и смотрит на меня таким взглядом, что лёд в моём сердце подтаивает.

— Как прошло твоё свидание? — я пытаюсь перевести разговор на другую тему. Лишь бы не касаться моего писательского ступора.

— Я мог бы остаться там на ночь, но отказался.

Я медленно дышу, пытаясь не показать слёзы, которые наворачиваются на глаза. И задаюсь вопросом, когда он успел познакомиться с новой женщиной.

— Хотя был рад услышать, что прошлую ночь ты провела в той же постели.

Я растерянно смотрю на него, пока до меня не доходит.

— Так ты встречался с Бруком?

Когда Джейден смеётся, вокруг его глаз собираются милые «гусиные лапки». Они заставляют биться моё сердце в два раза быстрее, чем обычно.

— Он передаёт тебе пламенный привет. Я бы его, наверное, и не узнал. Он очень сильно изменился, — Джейден поднимает руку и напрягает бицепс.

Я громко смеюсь.

— Ладно, давай поговорим.

— Послушай, я правильно предполагаю, что сейчас ты не можешь писать? – Джейден сражает меня наповал, но я быстрее язык проглочу, чем отвечу утвердительно.

— С чего ты взял? – лицемерно интересуюсь я и запихиваю в рот ложку салата, чтобы сделать хоть что-то.

— Ава, пожалуйста, я знаю тебя. Ты для меня самый близкий человек. Я хочу, чтобы у тебя всё наладилось…

— Выбрось это из головы, — недружелюбно перебиваю Джейдена.

— Теперь послушай меня. Сейчас идёшь наверх, собираешь вещи на три дня и спускаешься сюда.

Я непонимающе смотрю на него.

— А ты?

— Моя сумка в машине.

— И зачем мне это делать? — в моём голосе сквозит недоверие.

— Потому что я так сказал. Не сомневайся. Почему тебе не сделать то, что говорят?

Я пробую прочитать в его лице ответ на вопрос, что он задумал. Но ответа нет.

— Пожалуйста, Ава. Тебе понравится, обещаю.

Мне нелегко довериться ему, я не имею понятия, что он затеял. Если планируется какая-то авантюра, то почему бы и нет. Я украдкой вытираю глаза и киваю.

Медленно иду к лестнице. Когда поднимаюсь наверх, то слышу его крик:

— Да, и не забудь свой паспорт.


Глава 51

Джейден

В аэропорту я направляюсь к ближайшей кассе, Ава следует за мной. Куда мы летим, она не знает, а у меня имеются лишь смутные представления, понравится ли ей моя идея.

Ава действительно удивила меня тем, что собрала вещи без лишних вопросов и просто поехала со мной.

Три дня! Я даю себе эти три дня на то, чтобы вернуть любовь Авы. Три дня, когда мы сможем убежать от реальности. Эти три дня мне нужны, чтобы привести мысли в порядок. Я пообещал издателям Авы, держать ее подальше от всего. И Бруку тоже. Мне надо заботиться о женщине, которую люблю. Зачастую я стыжусь осознания того, что в последнее время мог бы действовать намного лучше.

Я прошу Аву немного подождать. Она не должна сразу разгадать, какая выбрана цель нашего путешествия. Я протягиваю кредитку приветливой сотруднице авиакомпании, взамен получаю билеты. Вежливо благодарю и рассматриваю полётное расписание. Наш самолёт вылетает через сорок пять минут, посадка уже началась, и я тащу изумлённую Аву к стойке регистрации.

Через двадцать минут мы сидим в самолёте, в ужасной тесноте среди сотни туристов.

— Зачем мы летим в Нассау? – спрашивает Ава, недоуменно качая головой.

— Просто удивляйся и не задавай вопросов, на которые я в любом случае не буду отвечать.

Девушка надувает губы, меня так и тянет их поцеловать, но я подавляю свой импульс, потому что её реакция может оказаться непредсказуемой. Обидевшись, Ава требует у стюардессы открыть дверь, чтобы она могла выйти. Но мы уже медленно катимся по рулёжной дорожке. С Авой надо быть готовым ко всему.

***

Спустя пять часов мы приземляемся в аэропорту имени Линдена Пиндлинга в Нассау – столице Багамских островов. Уже одиннадцать вечера и темно, но при заходе на посадку остров сияет, как драгоценный кристалл.

Большую часть полёта Ава проспала на моём плече, а когда мы заходим на посадку, она вцепляется в мою руку.

— Боюсь приземления, — поясняет она, и я сжимаю её ладонь. Мне тоже не по душе посадка, но я предпочитаю свои страхи держать при себе.

— Ничего страшного! Приятно приземляться в мокрой рубашке, которую ты обслюнявила, пока спала.

— Ничего я не обслюнявила! – Ава возмущена, и её крик перекрывает шум двигателя.

Мне смешно.

— Нет, конечно, ты этого не делала. Но теперь давай, просыпайся. Скоро у нас опять будет твёрдая почва под ногами.

***

Мы забираем багаж и прыгаем в такси.

— В отель «Cove Atlantis», пожалуйста.

— Фу, как же здесь тепло! Думаю, я взяла с собой не те вещи, — Ава обмахивается веером. Хоть сейчас и глубокая ночь, действительно, очень душно.

— Да, не проблема. Кроме бикини тебе всё равно ничего не понадобится, а его можно купить в магазине при отеле.

— Ты прямо таки жаждешь, чтобы я целый день танцевала в бикини перед твоим носом.

— В данном зрелище кое-что есть. Имеется в виду, что ты танцуешь передо мной.

Наша поездка длится полчаса, затем появляется внушительное здание отеля. Мальчики в униформе распахивают перед нами двери, и мы попадаем в совершенно другой мир.

— О, супер! – поражается Ава, когда следует за мной через холл к стойке регистрации.

— Ах, мистер Стайлс! Очень рады снова вас видеть. Как обычно ваш люкс с видом на море?

— Нет, Джерри. Сегодня люкс с двумя спальнями.

Сотрудник заглядывает в компьютер и разочарованно качает головой.

— Я могу вам предложить только люкс в пентхаусе. Все остальное забронировано. Вам надо было зарезервировать, мистер Стайлс.

— Мы спонтанно решились на длинные выходные. Хорошо, берём люкс в пентхаусе.

Я заполняю регистрационную форму на себя и на Аву, отдаю паспорта на регистрацию и расплачиваюсь кредиткой.

Пока мы сидим в ресторане, наши вещи доставят в номер.

Я с любопытством наблюдаю за Авой, которая всё время ведёт себя тихо, как мышка. Мы делаем заказ, и я предпринимаю небольшую атаку.

— Надеюсь, тебе нравится мой сюрприз? – спрашиваю немного напряженным тоном.

Девушка бросает на меня короткий, лишённый чувств, взгляд, а потом произносит:

— Ты же видишь, что я лишилась дара речи. Я даже и не ожидала, что ты отдыхаешь в таком месте. Но, похоже, ты хорошо здесь ориентируешься.

— Что ты имеешь в виду? В каком таком месте?

— Ну, курорт, вечеринки, азартные игры, водные виды спорта.

Я смеюсь.

— Да? И где же в твоем воображении я должен отдыхать?

Снова приносят напитки, и я утоляю жажду большим глотком воды из глубокого стакана. Прежде чем выпить, Ава отвечает:

— В своей комнате, погружённый в книгу о смысле жизни.

Я исподтишка наблюдаю, как её губы касаются стакана, вместо того, чтобы касаться меня. Мой маленький друг мгновенно возбуждается, толкая молнию на джинсах, и мне так хочется ей показать, что она со мной делает. Но я подавляю эти мысли, хочу просто насладиться этой ночью.

Еда здесь поистине великолепная, но сидеть в ресторане с Авой, чтобы просто поболтать, мне не слишком нравится. Да и Ава ведёт себя весьма неожиданно, будто я снял с её плеч невидимый груз.

После ужина мы направляемся к лифту, но мне пока не хочется уходить в комнату.

— Не хочешь немного погулять по пляжу? Конечно, уже темно, но там иногда разжигают костёр для гостей.

— В такое время? – удивляется Ава, и я смотрю на часы. Уже далеко за полночь.

— Ну, пойдём, хоть на пять минут.

Ей не по силам мне сопротивляться. Я беру её за руку и тащу к выходу, который ведёт к пляжу.

— Мы ещё даже не были в нашем номере, — капризничает она, но, тем не менее, бежит за мной вниз по пляжу к морю.

Перед нами простирается тёмный горизонт, волны скатываются к нашим ногам белыми барашками. Ава скидывает туфли, закатывает джинсы и неглубоко заходит в воду.

— Ой, как тепло! — издаёт она удивлённый визг. — Снимай туфли и иди сюда, — девушка взволнованно размахивает руками. — Ну, трусишка, иди же сюда. Из воды монстры не вылезут.

— Нет, — смеюсь я. — Водяной монстр стоит передо мной.

Я стягиваю обувь, подворачиваю брюки до колен.

— Ты… ты – изверг, — Ава шлёпает ступнёй по воде, покрывая меня брызгами с ног до головы.

— Вот чёрт, ты за это поплатишься! — я мчусь за ней стрелой, но в воде так быстро не побегаешь. Ава выбирается на пляж и несётся по песку далеко впереди меня, я догнать её не могу. В какой-то момент останавливаюсь и падаю коленями на песок, чтобы перевести дыхание. — Ну, хорошо, твоя взяла! — кричу я Аве, размахивая руками. — Давай, пойдём в отель.

Ава со смехом возвращается.

— Ты в плохой спортивной форме, Джейден Гарри Стайлс. Не позволяй это увидеть своему отцу.

— Не выдавай меня, иначе весной он затащит меня на корт.


Глава 52

Ава

Пентхаус-люкс – это сон в голубых и розовых тонах. В нём две спальни, и я не знаю, мне надо чувствовать облегчение или сердиться.

Наш багаж уже распакован, постели застелены. Я вхожу в свою тёмную спальню и открываю раздвижную дверь на террасу. Воздух пропитан солью, слышно, как шуршит морской прибой. Чувствую себя, будто в каком-то другом мире. Джейдену удалось вытащить меня из депрессии. Я бы предпочла усесться сейчас за ноутбук, чтобы выразить свои впечатления словами, но к счастью, не взяла его с собой.

Рядом со мной открывается раздвижная дверь, и Джейден выходит на балкон. Не говоря ни слова, он прислоняется к перилам и следит за моим взглядом.

— Здесь, и в самом деле, прекрасно. Спасибо, что привёз меня сюда. Я думаю, это действительно то, что мне сейчас нужно. Я дошла до конца туннеля, из которого не видела для себя выхода. И чувствовала себя замурованной в нём. Но сейчас забрезжил свет в темноте. Я даже не знаю, как можно загладить свою вину.

Джейден смотрит на меня задумчивым взглядом, касается моей щеки большим пальцем. Против своей воли, прижимаюсь лицом к его руке.

— Не говори глупости. Если кто-то из нас и должен быть благодарен, так это я. Ты слепо доверилась мне и отправилась вслед за мной. И я рад, что мы здесь вместе.

Голос Джейдена такой спокойный и расслабленный. Тихие звуки Карибских островов проникают со стороны бассейна к нам. Хотя уже около двух ночи, я совсем не устала. Тихий бриз играет моими волосами, и Джейден прижимает меня к себе, зарывшись в них лицом. Он так близок ко мне, но не только физически. Кажется, мы оба наслаждаемся покоем, который нас окружает.

— Ты помнишь наш первый танец?

Я усмехаюсь.

— Вечер ламбады. Очень хорошо помню. Я считала тебя самоуверенным нахалом, который не имел ни малейшего представления, с кем связался, но ты меня хорошо проучил. Я восхищалась твоим прекрасным танцем и не подозревала, что в Испании ты занимался на танцевальных курсах.

— А я считал тебя самой красивой девчонкой, которую когда-либо встречал.

— Но, между тем, кажется, всё изменилось, — произношу я с небольшой грустью.

— Да, моё мнение изменилось. Я считаю тебя самой красивой женщиной, которая когда-либо встречалась на моём пути.

Я не могу уклониться от комплимента, к счастью, сейчас темно, и Джейден не видит моих покрасневших щёк и горящего лица.

— Потанцуй со мной, — шепчу я ему на ухо.

Долго не раздумывая, Джейден двигается со мной в такт Карибским звукам. Даже спустя двенадцать лет он не потерял чувство ритма. Он движет мною в вызывающей манере, но без доминирующего воздействия. Мои руки блуждают по его бёдрам, я крепко держусь, чтобы уступить его лидированию, а может, чтобы притянуть его поближе к себе. Джейден глубоко дышит, кажется, моя близость будет стоить ему многих сил.

Как слившаяся воедино фигура, танцуем мы в лунном свете, наши силуэты отражаются в стёклах двери на террасу.

— Я погиб, я в твоих руках, Ава. Пообещай, что не будешь больше от меня скрываться.

Я на мгновение задумываюсь о его просьбе.

— Пожалуйста, пообещай мне, — Джейден останавливается, чтобы посмотреть мне в лицо. Он настроен серьёзно, это я вижу по его глазам.

— Да, я обещаю, — шепчу я и не могу отвести от него взгляд.

— Можно я тебя поцелую? – спрашивает он, нежно касаясь моей щеки.

— Да, — выдыхаю я, закрываю глаза и поднимаю лицо вверх.

Его губы касаются моей щеки, цепочка маленьких поцелуев движется к моим губам.

— Спокойной ночи, — шепчет мне он на ухо.

Когда я открываю глаза, он уже исчез, будто его поглотила тьма.

***

Ночь слишком коротка, я засыпаю лишь тогда, когда солнце медленно занимает своё место на горизонте. Теперь оно стоит высоко на небе и светит мне прямо в глаза. У меня раскалывается голова, и яркий солнечный свет вызывает головную боль. Плохое начало. Я мечтала о поцелуях Джейдена, о которых до сих пор вспоминаю.

Хлопает дверь в комнату, и Джейден подмигивает из-за угла.

— Привет! Вставай, соня! Солнце взошло, идём завтракать. Я накрыл нам стол на террасе.

— Послушай, Джейден, ты с ума сошел? Я ужасно устала, почему ты не даешь мне поспать?

— Потому что у нас в запасе только один день, завтра мы летим домой. Я хочу пойти с тобой на пляж. Так что, вытаскивай свою прелестную задницу из кровати.

Джейден тянет с меня одеяло, кажется, он собирается меня поцеловать. Как можно рано утром выглядеть таким бодрым? Я с трудом усаживаюсь и убираю со лба спутанные волосы.

— Сейчас приду, — ворчливо заявляю я и спускаю ноги с кровати. Стоять ровно получается с трудом, Джейден подскакивает ко мне, чтобы я не упала.

— Так, бабочка, помедленней. Иди на террасу, тебе нужен кофе и приличный завтрак. Потом пойдём покупать тебе бикини.

***

Как я обнаруживаю, примерочная кабина в магазине отеля очень тесная, по крайней мере, для двух человек. Я отбираю два купальника, и теперь не знаю, на каком остановиться. Зачем сюда втиснулся ещё и Джейден, остаётся для меня загадкой.

— Почему ты не можешь подождать меня снаружи, как делают другие мужчины? — спрашиваю я и раздражённо закатываю глаза.

— Потому что хочу знать, какой тебе идёт больше.

— Если ты не успокоишься, я куплю себе спортивный купальник.

Парень, защищаясь, поднимает руки.

— Хорошо-хорошо, я совершенно спокоен.

— Вы выбрали? – слышу за дверью голос продавщицы.

— Да, спасибо, я уже готова, — она ни в коем случае не должна открыть дверь и обнаружить Джейдена.

Быстро скидываю блузку, и хочу примерить верх купальника на бюстгальтер, но Джейден меня удерживает.

— Нужно мерить, как следует, — распоряжается он.

— Ты ведь не думаешь, что я буду здесь раздеваться догола, — тихо зашипела я.

— Именно об этом я и думаю, поэтому и влез к тебе в примерочную. Вдруг купальник будет плохо сидеть? — он скабрезно ухмыляется и протягивает руки, чтобы расстегнуть застёжку бюстгальтера.

Когда Джейден его снимает, то легонько касается моих сосков, этот жест меня так возбуждает, что соски набухают. Я закрываю глаза, концентрируясь на этом прикосновении, которое пробуждает во мне многие воспоминания. Слабый звук срывается с моих губ, но он такой тихий, что его никто не может услышать.

— Тебе нравится? — спрашивает Джейден так же тихо, он стоит у меня за спиной, обхватывает мою грудь обеими руками и нежно поглаживает. — Мне очень нравится к тебе прикасаться, — хрипло шепчет он. — Это возбуждает меня. Ты чувствуешь?

Он прижимается ко мне бёдрами, и я ясно чувствую, что парень имеет в виду.

Открываю глаза, смотрю в зеркало на его лицо, и вижу в нём желание.

— Я очень хочу тебя, Ава. Ты принадлежишь мне, навсегда, и в будущем ничего не изменится. И ты тоже хочешь меня. Скажи мне, что тоже веришь, что мы предназначены друг для друга.

С закрытыми глазами я опускаю голову ему на плечо, наслаждаясь его нежностью.

— Да, Джейден.

— Я давно хотел это услышать от тебя, — он целует меня в шею, впиваясь в неё губами.

— О, Боже, не прекращай, — мой голос очень тихий, но боюсь, что в любой момент войдёт продавщица.

Джейден крепко прижимает меня к себе, и я не вырываюсь, пока он одной рукой расстёгивает брюки. На мне надета длинная тонкая юбка, которую он просто задирает. Я чувствую его эрекцию, когда он, стянув в сторону мои стринги, входит в меня.

— Я хочу в тебя, иначе умру, — выдавливает он сквозь стиснутые зубы.

— Быстрее! — шепчу я.

— У меня нет презерватива, — информирует он, и я чувствую, как он в меня входит. Медленно, но твёрдо.

— Всё равно, — шепчу я, упираясь перед собой в стену, чтобы принять силу его толчков. Я хочу, чтобы время принадлежало лишь нам двоим, но слышу голоса за дверью примерочной. Несмотря на них, я двигаюсь быстрее, чтобы усилить его наслаждение.

— Да, детка, как хорошо, — тихо стонет Джейден, и я могу лишь надеяться, что за дверью никто не обратит на нас внимания. — Ты, как шёлк, на ощупь. О, Боже, ты лишаешь меня жизни. Я кончаю.

Эти слова произносятся шёпотом, но в моих ушах они звучат, как крик. Джейден стискивает зубы, чтобы не было слышно. Я чувствую, как парень изливается в меня горячей струёй. Тихо вздыхаю, волна меня ещё не накрыла, для этого я слишком напряжена.

— О, Боже, бабочка, я обещаю, вечером будет такое продолжение, что ты взмолишься о пощаде.

— Как вам понравился купальник? – громкий стук в дверь пугает меня до смерти.

Джейден торопливо натягивает брюки и одёргивает мою юбку. Я шустро надеваю бюстгальтер и, наконец, рубашку.

Джейден открывает дверь, берёт оба купальника и всовывает их в руку продавщице.

— Просто великолепно, мы берём оба!


Глава 53

Джейден

Она – единственная женщина, которая способна свести меня с ума так, как сейчас. Секс в примерочной, кто бы подумал, что Ава на это способна?

Мы лежим на пляже под зонтиком, а я украдкой за ней наблюдаю. Она лежит рядом со мной и читает книгу, которую взяла с собой. Не знаю, когда она в последний раз отдыхала. Наш ребёнок в надёжных руках, ноутбук остался дома, можно не вспоминать, что написание романа не сдвинулось с мёртвой точки, и она дышит спокойно. Время от времени по её лицу даже проскальзывает улыбка, кажется, чтение доставляет Аве удовольствие.

Меня сильно привлекает татуировка на её бёдрах, приходится держать себя в руках. Если меня вновь одолеют чувства, я перекину её через плечо и утащу в номер. Мысль о многочасовом горячем сексе с Авой заставляет учащаться мой пульс. Мне срочно нужно охладиться.

Мы лежим в конце широкого пляжа, где не видно ни души. Возможно, мы можем сейчас продолжить то, на чём остановились в примерочной. А может, лучше зайти в море, чтобы насладиться друг другом в тёплых волнах.

— Немедленно прекратите на меня плотоядно таращиться, мистер Стайлс!

От неожиданности я теряю нить мысли.

— Я не таращусь. Что я могу поделать, раз ты таинственным образом притягиваешь мой взгляд? Давай, двигай своим роскошным телом в роскошном бикини, пошли купаться.

Девушка машет рукой, чтобы прогнать какое-то маленькое насекомое, которое уселось ей на ногу.

— Нет, я останусь здесь. В такой солёной воде, если она выше колена, я не могу стоять.

— Ну, пошли же. Есть много непристойных вещей, которыми мы можем заняться в море.

Она качает головой.

— Нет, возможно, позднее. Иди, я потом тебя догоню.

— Ава, здесь никого нет, нас никто не увидит. Давай, зайдём в море вместе, — я почти умоляю, но она не уступает.

— Нет, иди сам. Увидимся позже.

Я сдаюсь. Если Ава вбила себе что-то в голову, её не переубедить. Это я знаю хорошо.

— Ладно. Если не придёшь через десять минут, я притащу тебя силком.

— Это угроза? — интересуется она, кокетливо вскинув глаза.

— Нет, обещание.

***

Вода удивительно тёплая. Я захожу всё глубже и глубже, пусть она омывает мои ноги. Море очень прозрачное, через несколько метров я вижу даже маленьких рыбок. Хотя ветерок дует слабый, приходится прикладывать усилия, чтобы плыть против волн. Но для меня это сплошное удовольствие, когда они поднимают моё тело ввысь, я чувствую себя невесомым. Делаю несколько энергичных гребков и направляюсь в открытое море.

Чем дальше я заплываю, тем холоднее вода. Плаванье в одиночку даёт мне чувство свободы. Только синяя вода и я. И никакого беспокойства. Перестаю грести и плаваю на месте, затем переворачиваюсь на спину. Я немного дрейфую по волнам, вглядываясь и в бескрайнее синее небо. За самолётом тянется туманный шлейф. Красота! Летчику тоже не мешало бы искупаться лишь потому, что я в воде переполнен счастьем.

Десять минут, которые я предоставил Аве, уже прошли? Вероятно. Смотрю на пляж и обнаруживаю, что достаточно далеко заплыл. Надо возвращаться, так как я постепенно устаю.

Длинными гребками я плыву обратно к Аве. Издали я не могу её рассмотреть, но, может, она двигается мне навстречу. Внезапно мою икру скручивает резкая боль, от которой перехватывает дыхание. Проклятье, судорога!

Рефлекторно я переворачиваюсь на спину, сгибаю ногу в колене и крепко хватаюсь за пятку, но судорога усиливается. Мне хотелось кричать от боли, но вдруг я чувствую, что ухожу под воду. Приходится выпустить, сведённую судорогой, ногу. Пробую выплыть. Не получается!

Мне просто необходима твёрдая почва, чтобы упереться ногой, но я нахожусь слишком далеко. Боже! Я не могу удержаться на поверхности!

Судорога такая сильная, что в какой-то момент я теряю направление. Снова и снова моя голова оказывается под водой, и я наглатываюсь солёной воды. Боль сводит с ума, мне ничего другого не приходит на ум, как кричать.

— На помощь! Ава! У меня судорога! На помощь! Слышит меня кто-нибудь? Мне срочно нужна помощь!

Я размахиваю руками, погружаясь, между тем, всё глубже и глубже. Но сдаваться я не собираюсь. С последними силами выныриваю из воды, чтобы глотнуть воздуха. И чувствую, что мои силы на исходе. Всё чаще я погружаюсь в воду и глотаю столько солёной воды, что едва могу дышать. Это не может быть правдой! Всё происходит, как в кино?!

— На помощь! Ава!

Боже мой, неужели она меня не слышит?

Чувствую, что впадаю в панику. Я не хочу утонуть!

— Ава!

Мой голос срывается, она меня не слышит, хотя должна. Неужели трудно оказать помощь! Но мой вес тянет меня ко дну, а боль в ноге лишает разума. Я уже давно не знаю, где пляж.

Но, прежде чем у меня окончательно потемнело перед глазами, мой мозг пронзает последняя мысль: я бросаю Аву на произвол судьбы!


Глава 54

Ава

Книга, которую я взяла с собой на пляж, оказалась не такой интересной, как думалось поначалу, и мне стало скучно. Наверное, надо было отправиться с Джейденом. Вода выглядит такой заманчивой, а Джейден, несомненно, поднимет мне настроение.

У меня никак не выходило из головы, что мы вытворяли в примерочной. Никогда бы не подумала, что способна на такое. В конце концов, я уже не подростковом возрасте. Сила, с которой Джейден овладел мною, опьяняла. Он имеет надо мной огромную власть, я не хочу больше ничего, только бы он бы меня касался.

У нас остаётся ещё одна ночь, потом наша жизнь продолжится в Нью-Хейвене. Эта поездка, как путешествие в другую галактику, но до планеты Земля с её проблемами лишь несколько часов полёта. Она зовёт нас обратно.

Какие-то слова заставляют меня навострить уши. Я действительно слышала голос Джейдена? Или это игра воображения, продукт моей фантазии?

Поднимаюсь с лежака и медленно спускаюсь к морю, пусть морская пена брызгает на мои ноги. Вода на редкость свежая, но не холодная.

— На помощь!

Отчётливый крик режет мне по ушам, я не могла ослышаться. Это голос Джейдена! На пляже его нигде не видно. Не видно его и в воде. Чёрт, где он спрятался? Он хочет меня позлить?

— Помогите!

Я прикрываю глаза от яркого солнца, которое стоит в зените, и рассматриваю море.

Там! На самом краю горизонта я вижу руку, которая при каждой волне появляется над поверхностью воды. Я уверена, это Джейден. Иногда над волной показываются тёмные волосы, мне кажется, что я даже вижу его чёрные татуировки.

Он, определённо, меня дурачит. Делает вид, что тонет. Я издаю громкий смешок. Нет, друг мой! Просто так я на удочку не попадусь.

— Ава! — слабый крик Джейдена достигает моих ушей, затем его снова накрывает волна. Он очень далеко, но я его слышу и вижу, как парень вновь погружается под воду.

В то же мгновение я понимаю, что ситуация опасная. Боже, Джейдену действительно нужна помощь!

Быстрым шагом бегу по воде. Когда достигаю глубины, погружаюсь с головой и изо всех сил плыву в направлении Джейдена. Периодически приходится корректировать курс. Когда я добираюсь до предполагаемого местонахождения, Джейдена там уже нет. Проклятье, где он? Он что надо мной издевается?

Вдруг я вижу, что его рука поднимается над водой, а голова нет. Это не может быть игрой! Он в опасности!

Я подплываю к нему и пытаюсь схватить за руку, но она выскальзывает. Ныряю. Точно, он дрейфует в десяти метрах от меня!

В быстром темпе подплываю к нему. Хватаю за руку и пытаюсь поднять его голову над водой. Получается со второго раза. В школе я проходила курс спасения на воде. Хотя прошло уже почти двадцать лет, я до сих пор помню все манипуляции. Переворачиваю его на спину, хватаю за подмышки и плыву в сторону пляжа. К счастью, Джейжен в воде весит не столько, сколько на суше. Мне приходится себя немного подгонять, потому что мои силы на исходе. Но воля сильнее, она пробуждает во мне ресурсы, о которых я раньше даже и не знала. Джейден, кажется, без сознания, он не шевелится, и я тяну его за собой, как безжизненную куклу.

Дорога к пляжу выглядит бесконечной, но, наконец, я чувствую песок под ногами. Боже мой, у меня получилось!

Но радость длится недолго. Из последних сил вытаскиваю из воды его тяжеленное тело на сухой песок. Проверяю пульс и дыхание. Ни того, ни другого. Начинаю непрямой массаж сердца и искусственное дыхание рот в рот.

— Ну, возвращайся! — кричу я в ярости. — Не оставляй меня одну!

Приходится мобилизовать все свои силы. Двадцать один, двадцать два, двадцать три…

— Пожалуйста, Джейден! Этого не должно случиться, не оставляй меня одну, я не могу потерять ещё и тебя… я люблю тебя… вернись ко мне!

Беспорядочные слова срываются с моих губ, я готова пообещать всё, что угодно, лишь бы Джейден дышал.

Снова и снова нажимаю руками на его грудную клетку, вдуваю воздух в его лёгкие. Иногда я лихорадочно озираюсь, но вокруг ни души, мы расположились на дальнем конце пляжа.

Пару секунд спустя Джейден внезапно возвращается к жизни. Дышать ему тяжело, он отплёвывается, кашляет и хватает ртом воздух, захлёбывается, и его опять рвёт морской водой. Он переворачивается на живот, становится на колени и опускает голову, чтобы вылилась вода из его лёгких и желудка.

— Как… тебе… пришла в голову… мысль, что я… могу… тебя бросить? – задыхаясь, спрашивает он. И заходится в кашле.

— Проклятье, Джейден! Я так боялась тебя потерять!

Всё ещё не веря своему счастью, со слезами бросаюсь ему на шею. Он жив и дышит! Я рыдаю во весь голос. Крупные слёзы бегут по моим щекам, но не приносят облегчения напряжённым нервам. Страх его потерять был слишком велик.

— Ты сумасшедший! Зачем ты заплыл так далеко? – плачу я навзрыд. – Тебя действительно нельзя оставлять одного.

Мы снова падаем на песок. Сложно представить моё счастье, и плевать, что я лежу рядом с Джейденом вся в слезах.

— Надо ехать в больницу, тебе нужен врач.

— Нет, не обязательно. Со мной всё в порядке.

Тяжело дыша, мы молча лежим на песке.

— Я слышал, — шепчет мне на ухо Джейден, всё ещё пытаясь восстановить дыхание.

— Что ты слышал?

— Скажи, ещё раз. Я снова хочу это услышать.

Я точно знаю, на что он намекает.

— Это был приступ душевного помешательства.

— Врёшь.

Он кашляет, но теперь у него достаточно сил, чтобы заключить меня в объятия.

— Скажи.

— Ты сумасшедший!

— Скажи, — шепчет он.

— Я тебя люблю, — эти слова легко соскальзывают с моих губ, и я целую Джейдена. Поцелуй нежный и короткий, чтобы не лишить его воздуха. Но Джейдена это не заботит, ему плевать на воздух. Он притягивает меня к себе и крепко целует. Я лишаюсь дара речи. Он чуть не утонул, его мучает кашель и трясёт от холода, но его снова тянет на секс!

— Надо возвращаться в номер. Тебе нужен горячий душ, а потом в постель.

— Только с тобой.

Без комментариев я помогаю подняться ему на ноги.


Глава 55

Ава

Пока Джейден стоит под душем, я разговариваю с мамой по телефону. Мне нужно точно знать, как дела у Джейса, потому что у меня нехорошее предчувствие. Но его состояние без изменений.

С одной стороны, я успокаиваюсь, с другой, хорошая новость мне бы сейчас не помешала. Вкратце рассказываю, где мы сейчас находимся, и как красиво на Багамах.

— Что случилось, Ава? У тебя такой странный голос, — интересуется мама.

Выбора у меня нет.

— Джейден чуть не утонул, — срывающимся голосом сообщаю я.

— О, Боже, как это могло случиться? Он ведь такой хороший пловец! — мама тревожно выслушивает мои объяснения, сохраняя спокойствие и не впадая в истерику.

— У него свело ногу судорогой, и заплыл он слишком далеко. Мама, что бы я делала, если бы его потеряла? – и нервно описываю, что произошло.

Тишина на другом конце трубки меня поражает. Мама даже не пытается меня утешить, а ждёт продолжения рассказа.

— Я его люблю, — это единственное, что приходит мне на ум.

— Да, детка, я знаю, и это очень хорошо. Как он себя сейчас чувствует?

— Он пока в душе, потом отправится спать. Я хотела отвезти его в больницу, но он отказался. Кажется, с ним всё в порядке.

— Тогда позаботься о нём. И Ава… всё будет хорошо.

— Да, мама, так оно и будет.

Как бы мне хотелось в это верить.

***

Джейден устало плетётся из душа в свою постель. Он ложиться, и я укрываю его простыней. Хоть сейчас и тепло, на нём пижамные брюки, но его тело довольно остывшее, и я не хочу рисковать.

— Думаю, нам надо вызвать врача, — замечаю я со скепсисом в голосе, но Джейден качает головой.

— Нет, всё нормально, ты же со мной. Ты единственное, что мне сейчас необходимо. Пожалуйста, останься со мной.

Я долго не раздумываю, проскальзываю к Джейдену под одеяло и обнимаю его. Моё тело отдаёт ему своё тепло.

— Конечно, я останусь с тобой. Ты уже доказал, что тебя нельзя оставлять одного. Теперь успокойся и поспи.

***

Когда я открываю глаза, комната погружена в темноту. Смотрю на экран мобильного, сейчас половина девятого вечера. Я чувствую, как меня поглаживают по ноге, а потом две сильные руки заключают моё тело в объятия.

— Я уже думал, что ты не проснёшься. Извини, я пытался предпринять жизненно необходимые меры.

Его голос, тихо журчащий в моём ухе, пробуждает во мне желание.

— Да? Что же конкретно ты имеешь в виду?

— Хм, дай мне спокойно подумать. Возможно, это, — он гладит меня по животу, а в какой-то момент его рука оказывается под моей футболкой. — Это может быть выбором меж двух возможностей.

Джейден чувствует биение пульса на моей сонной артерии и с наслаждением проводит языком по моей коже.

— В конце-то концов, это я должна о тебе заботиться, а не наоборот. Как ты себя чувствуешь, Джейден?

— Хм, я чувствую себя, как в раю. Мне никогда не было лучше, чем сейчас. У меня самый лучший уход, который только можно пожелать.

Он целует мне шею, плечи, поглаживает по животу, опуская руку всё ниже и ниже. Касается бугорка Венеры, проводит пальцем по половым губам. Я покрываюсь потом и раздвигаю ноги, чтобы облегчить ему вход.

— Господи! – тихо, почти не слышно, срывается с моих губ.

Его прикосновения нежные, но одновременно требовательные. Я так желаю этих прикосновений.

— Ты такая красивая, я люблю твоё тело, — шепчет он, и я верю ему.

Я ничего не спрашиваю, потому что чувствую себя желанной и любимой.

Он возвышается надо мной и смотрит мне в глаза.

— Я люблю тебя, Ава! Я хочу тебя, и не только сейчас. Не потому, что ты спасла мне жизнь, не потому, что ты – мать моего ребёнка, а потому что ты та женщина, о которой я думаю день и ночь. Я очень тебя хочу, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты уже один раз сказала «Да», но я спрашиваю снова, ты хочешь стать моей женой?

Я с трудом сглатываю.

— Ты это серьёзно говоришь или..?

Джейден кивает, не спуская с меня глаз.

— Да, я говорю серьёзно. Независимо от того, что принесёт нам будущее. Я не могу себе представить свою жизнь без тебя. Я люблю тебя, и хочу жить рядом с тобой, и хочу одеть тебе кольцо на палец. Что ты на это скажешь?

— На самом деле, я слишком потрясена, чтобы что-то говорить, — от его слов у меня перехватывает дыхание. — Но таким ответом ты довольствоваться не будешь, поэтому скажу, я хочу за тебя замуж.

Джейден меняет наше положение. Если бы я не лежала под ним, то поцелуй привёл бы меня в чувство. Я чувствую, как его твёрдый член упирается мне в живот.

— Возьми меня, сейчас! – раздаётся мой тихий стон, и я возбуждённо двигаю тазом, чтобы он вошёл в меня.

— Мы будем заниматься любовью когда, как и где ты захочешь.

Нежным движением он входит в меня, опирается руками, чтобы не придавить меня тяжестью своего тела. Джейден ритмично двигается, усиливая толчки, чтобы глубже погрузиться в моё лоно. Я обвиваю ногами его бёдра, чувствую его в себе, царапаю ногтями по спине. Ни на кого его не променяю. Пусть он продолжает, я таю от его прикосновений!

Моё тело сотрясает дрожь.

— Ты мне нужен, ты мне нужен, всегда, — шепчу я и закрываю глаза.

Оргазм намного сильнее, чем я могу вынести. Я будто бы растворилась в нём без остатка, моя душа навсегда принадлежит Джейдену.


Глава 56

Джейден

Я держу в своих руках женщину, которую люблю, и счастлив от этого. Она, собственно, дважды спасала мне жизнь. Не только вчера, когда вытаскивала меня из моря, но и сейчас, потому что действительно хочет выйти за меня замуж. Я готов сию секунду выпрыгнуть из постели, чтобы потащить Аву к алтарю.

Мы полночи занимались любовью, но, несмотря на это, рано утром я уже на ногах. На часах сейчас половина восьмого.

Ава шевелится в моих руках, её прекрасные глаза открываются.

— Доброе утро, бабочка! Какие планы на сегодня? — спрашиваю я, Ава сонно таращится на меня.

— Кажется, мы сегодня летим домой? — широко зевая, отвечает она.

— Да, но наш самолёт только в четыре. Давай, собирайся, пойдём оформлять разрешение на брак.

— Здесь, в Нассау? Ты хочешь расписываться здесь? — видно, что она ошарашена.

— Да. И чем быстрее, тем лучше.

— А это вообще-то разрешено? Разве мы не должны предоставить анализ крови? — Ава садится и бросает на меня скептический взгляд.

— Нет, на Багамах этого не требуют. Мы должны лишь подать заявление и зарегистрировать брак. Апостиль можно выслать по почте (прим.ред.: Апостиль (фр. Apostille) — международная стандартизированная форма заполнения сведений о законности документа для предъявления на территории стран, признающих такую форму легализации. Штамп «Апостиль» ставится на оригиналы и копии документов).

У Авы глаза лезут на лоб.

— Мне кажется, ты чересчур хорошо ориентируешься в данных вопросах. Либо ты уже собирался здесь жениться, либо…

— Либо всё это время я собирался сделать тебе предложение. Загляни, пожалуйста, в ящик своей тумбочки.

Она осторожно выдвигает ящик, будто боится, что из него выскочит злой клоун, находит в нём маленькую шкатулку и нерешительно поднимает крышку.

— На самом деле, я планировал устроить нам роскошный ужин, но судорога во время купания нарушила все мои планы. Открывай, я очень хочу, чтобы ты его увидела.

Ава, поколебавшись, поднимает крышку. Её взгляд мечется между мной и кольцом. На мгновение она лишается дара речи, и я, грешным делом, думаю, что бриллиант ей не понравился, но на её лице расцветает улыбка.

— Какая красота! Скромно и элегантно. Именно так я всегда и представляла своё обручальное кольцо. Ох, Джейден… как ты угадал!

Она повисает у меня на шее и награждает бурными поцелуями.

— Это означает, что ты сейчас выйдешь за меня замуж?

— Ты и, правда, думаешь, что у нас всё так просто получится?

— Мы находимся на острове больше, чем один день. Поэтому, нам можно!

***

Приходиться подождать около часа, так как перед нами в очереди ещё три пары. Шесть человек в уличной одежде терпеливо ждут своей очереди. Так же, как и мы. Я боюсь, что Ава в последний момент передумает, но, невзирая ни на что, её лицо сияет.

— Я бы хотела, чтобы и Джейс был здесь, — внезапно тихо бормочет она. Я киваю. — Да, это было бы прекрасно. Может, нам лучше подождать, пока он придёт в себя?

Ответить на этот вопрос нелегко, но мысль, что Джейс будет с нами, когда мы с Авой говорим друг другу «Да», раньше в голову не приходила.


Глава 57

Ава

Хотя уже вечер, я хочу заглянуть к Джейсу. Мы прилетели первым же самолётом, и я рада вернуться в Нью-Йорк. Джейден стоит рядом со мной в лифте, вцепившись в мою руку, и крепко сжимает её.

Постучавшись в дверь палаты, я открываю и захожу. И застываю, как вкопанная. Кровать Джейса отсутствует.

Мгновенно ледяная рука сдавливает моё сердце.

— О, Боже! — голос куда-то пропал, с моих губ срывается лишь хриплый шепот.

Я смотрю на Джейдена. Он пристально разглядывает пустую палату, а затем произносит:

— Там сумочка Айрленд.

Я резко разворачиваюсь и выбегаю в коридор, чтобы разыскать медсестру.

— Добрый вечер, мисс Роуч, как хорошо, что вы вернулись, — сестра Джулия с улыбкой идёт мне навстречу.

— Что с Джейсом? Где он? — срывающимся голосом кричу я.

Когда за моей спиной появляется Джейден, она непонимающе переводит взгляд с одного на другого.

— Разве вы ещё не слышали?


Глава 58

Джейден

— Что? — спрашиваем мы хором.

— Сегодня после обеда Джейс очнулся. Его на пару часов забрали для подробного обследования, но скоро привезут обратно. С ним бабушка и дедушка. А, вот и он сам.

Сестра Джулия показывает пальцем в распахнутые двери лифта, откуда в нашу сторону двигается больничная кровать.

Рядом со мной раздаётся глухой стон, я переключаю своё внимание на Аву. У неё обморок. Но в последний момент я её ловлю, не давая упасть на пол.

— Эй, детка, что случилось? Всё же в порядке.

Ава висит у меня на руках.

— Быстро! У вас есть для неё свободная кровать? — но сестра Джулия уже убежала и машет мне из палаты Джейса.

— Давайте сюда, положите мисс Роуч здесь.

В палате стоит пустая кровать, на неё я и кладу Аву, потом озабоченно склоняюсь над ней.

— Позвольте? Надо проверить её жизненные показатели, — сестра Джулия отпихивает меня в сторону.

Она проверяет пульс и реакцию зрачка. В этот момент Ава внезапно приходит в себя.

— Боже, Ава! Как ты меня напугала! — у меня вырывается вздох облегчения.

— Здравствуй, мой мальчик, — чувствую, как чья-то рука касается моего бедра, и оборачиваюсь.

— Мама! Как я рад, что ты здесь! — я заключаю Айреленд в объятия и здороваюсь с Гарри.

— Почему вы нам не сообщили, что Джейс очнулся? Как он? — я нервно поглядываю на его кровать, которая снова стоит на своём месте.

— Сегодня днём он проснулся, — сообщает мама с сияющим лицом. — Я пыталась дозвониться до вас обоих, но никто не брал трубку.

— Мы перенесли рейс на более раннее время, а в самолёте выключили телефоны.

Снова и снова я смотрю на своего сына, который мирно спит в своей постели. У него здоровый цвет лица, и он улыбается во сне.

— Мама! — голос Авы привлекает наше внимание.

— Ава, детка, что случилось? — Айреленд подходит к кровати, берёт дочь за руку и нежно гладит.

— Она упала в обморок, когда услышала, что Джейс пришёл в себя, — кратко поясняю я.

— О, детка, всё в порядке?

Сестра Джулия улыбается.

— Всё в полном порядке. Хорошие новости тоже могут выбить почву из-под ног, не правда ли, мисс Роуч?

— Миссис Стайлс, — тихо поправляю я сестру Джулию.

На меня уставились три пары глаз. Немного нерешительно смотрю на Аву, потому что не знаю, обрадуется ли она, что я разболтал нашу тайну или будет в ярости рвать и метать. Но она улыбается.

— Миссис Стайлс? — Генри сбит с толку.

— Да, Ава и я сегодня утром расписались в Нассау.

Айреленд берёт Аву за руку и разглядывает её обручальное кольцо.

— Какая красота! Я так за вас рада! Наконец, свершилось то, что долгие годы ждало своего часа, — она издаёт счастливый вздох и улыбается Гарри.

В этот момент мне становится кое-что понятно. Если мы хоть на мгновение будем такими счастливыми, как наши родители, то наш брак окажется удачным.

Гарри одобрительно хлопает меня по плечу.

— Ты молодец, сынок!

— Как Джейс? Что говорят врачи? — Ава нетерпеливо и вопросительно обращается к сестре Джулии.

— Врач сейчас к вам подойдёт, — сообщает та и оставляет нас одних.

— Обследования его вымотали, и он сразу же заснул, — объясняет нам Гарри. — Конечно, он сразу же спросил про тебя, но сестра объяснила ему, что мы тебе позвоним. По фотографиям он знал, что Айреленд – его бабушка. Мы просто поразились. Мой внук – очень сообразительный мальчишка.

Ава сияет, никогда я не любил её больше, чем сейчас. Она протягивает мне руку, и я сажусь к ней на кровать.

— Ему надо дать поспать, хотя я больше всего хочу с ним поговорить, — Ава откидывает волосы с лица. — Спасибо, что вы побыли с ним последние дни.

Она обеими руками обнимает Айреленд и Гарри. Если бы я не был крутым парнем, то расплакался бы от счастья.


Глава 59

Пару месяцев спустя

Ава

Рождество! Как же я раньше ненавидела этот праздник. Когда все семьи в рождественское утро распаковывали свои подарки, мы с Джейсом были одни. Но это рождественское утро другое. Совсем другое.

Наконец-то, последние рабочие покинули дом. Два месяца изо дня в день шум и грязь! Комната, которую я первоначально планировала оборудовать под кабинет, перестроили под офис Гарри. Я не интересовалась, почему в клубе не хватает места для офиса, в конце концов, мама с Гарри сами распоряжались, что и как здесь перестраивать.

До сих пор я не написала ни строчки. Но, может, и лучше, что кабинет в этом доме не напоминает о моём творческом срыве. В последние месяцы при мысли о работе над книгой у меня начинали дрожать руки. Кажется, события, которые происходили после несчастья с Джейсом, лишили меня последних сил. Я очень медленно прихожу в себя. Но сегодня меня переполняет чувство радости, даже не знаю, откуда она взялась.

День начался с того, что я проснулась в объятиях Джейдена. Ночью я видела очень странный сон. Мне снова восемнадцать, и мы с Хоуп сидим в студенческой столовой, когда к нашему столику подходит парень с кучей татуировок. В тот момент я впервые увидела Джейдена. Непонятно, почему этот сон должен был присниться именно сегодня. Но его мрачный взгляд даже во сне сражал меня наповал.

Мы мирно завтракаем в доме мамы и Гарри. Когда Джейса перевезли из больницы в реабилитационную клинику, ему становилось лучше день ото дня. С врачебной помощью он вновь восстановил мускулатуру.

Теперь паренек возбуждённо ёрзает рядом с Джейденом. Джейс хочет, в конце концов, распаковать подарки, но мы ждём Бруклина. Когда он собирался к нам в гости, его вызвали на службу.

— Пап, ну, почему я не могу распаковать подарок от дедушки? — капризничает Джейс.

— Потому что мы распакуем подарки все вместе, — с ангельским терпением объясняет ему Джейден, пожалуй, уже в пятый раз.

Когда, наконец, раздаётся звонок в дверь, Джейс уже не сдерживается и, сорвавшись с места, несётся открывать.

— Брук приехал! Мы тебя ждём! Теперь можно распаковывать подарки. Ты поймал преступника?

— Нет, у нас же Рождество. Я помогал одной даме выбраться из неприятной истории.

В этот момент его мобильный издаёт звуковой сигнал.

— О, нет! Надеюсь тебя не вызывают снова на происшествие? — тяжело вздыхает Джейден, но Брук ухмыляется.

— Думаю, скорее это очаровательная дама, — выдаю я с усмешкой.

Джейс, тем временем, тянет Бруклина за руку в гостиную, откуда они потом появляются навьюченные подарками.

— А ужинать мы разве сегодня не будем? — спрашивает Джейден. Его проказливый взгляд адресован сыну-непоседе.

Я становлюсь на сторону Джейса, который уже постанывает.

— Лучше сначала распакуем подарки, иначе Джейс лопнет от нетерпения. Кто одарил его такой чертой характера? — ехидно интересуюсь я, поглядывая на Джейдена. Тот со смехом обнимает меня и прижимается губами к моей щеке.

На самом деле, Джейден прав, сначала надо поесть. Но волнение Джейса передалось и мне, сейчас я с нетерпением жду, когда он развернёт свой подарок.

Джейс кидается к большому пакету, полученному от мамы и Гарри. Нетерпеливо развязывает ленту, стаскивает обёрточную бумагу и обнаруживает набор новых теннисных ракеток. К ним прилагается навороченная сумка.

— Это на весну, когда вновь откроется сезон, мой мальчик, — поясняет ему Гарри. — Тогда мы с тобой будем тренироваться по два раза в неделю. Как тебе эта идея?

Огромные глаза Джейса вопросительно смотрят то на меня, то на Джейдена.

— Конечно, сынок! Кому ещё так повезет, иметь дедушку – профессионального теннисиста? — смеётся он.

— Ой, спасибо, папочка! И тебе спасибо, дедушка! – Джейс с криком виснет у Гарри на шее.

Бруклин стоит рядом с Джейденом и ухмыляется.

— Что? — с вызовом спрашивает Джейден.

— Ты слышал? Он назвал тебя папочкой!

Джейден усмехается, потом впихивает мне в руки большой пакет.

— Это подарок от нас с Джейсом!

Не сходя с места, я с любопытством снимаю слои обёрточной бумаги. Всякий раз, когда снимаю очередной слой и думаю, что подарок уже в руке, под ним оказывается очередная обёртка. Рядом со мной улыбается Джейден, мама и Гарри тоже выглядят осведомлёнными.

— Давай, быстрее! — возбуждённо кричит Джейс.

Наконец-то, у меня в руках оказалась шкатулочка, такая крохотная, что вряд ли сможет вместить в себе ещё что-либо. Я осторожно открываю её и вытаскиваю ключик. Вопросительно смотрю по сторонам.

— Знаю, ты сейчас скажешь, что больше не будешь писать. Но я всё равно считаю, что тебе нужно собственное место для творчества.

Переполненная радостным предвкушением, я поднимаюсь. Джейден так верит в меня и ведет за собой!

Поднимаюсь по лестнице, торопливо вставляю ключ в замок и… он не подходит.

Когда я оглядываюсь, то вижу, что мои домашние с улыбками стоят у подножья лестницы.

— Посмотри на маленькую записочку в шкатулке, — предлагает Джейден.

С трудом извлекаю крошечную, сложенную в несколько раз бумажку, которую я не заметила. Руки у меня трясутся, бумажка выскальзывает из рук и падает на пол. Я наклоняюсь, поднимаю листочек и разворачиваю его.

Прочитанное повергло меня в шок. Адрес, написанный в углу, находится в паре минут езды от дома мамы и Гарри.

— Этого не может быть! — раздаётся мой испуганный крик.

— Ну, почему же, — произносит Джейден и заключает меня в объятия. — Ты получишь кабинет, какой только пожелаешь. Там детская для Джейса, наша спальня, две гостевых комнаты, ещё великолепная кухня и сад…

Я висну у Джейдена на шее и награждаю его таким поцелуем, что он начинает задыхаться.

— Поехали? — кричит Джейс внизу лестницы.

— А я думал, что ты хочешь разбирать подарки! — замечает Брук, взъерошивая Джейсу волосы. — Дом никуда не сбежит, можно его и утром спокойно осмотреть, не так ли?

Соляным столпом я стою возле кабинета Гарри, а Джейден лишь поглаживает меня по спине. Уже давно не испытывала такого счастья, кажется, мои мечты потихоньку сбываются!

— Пошли вниз! — кричит мама. — Если еда долго кипит, вкуснее она не станет!

***

После того, как подарки распакованы, и последствия хаоса устранены, мы, наконец-то, можем сесть за стол.

— От имени Пирса хочу пожелать вам счастливого Рождества. Он собирался нас навестить, но отправился в круиз со своим другом, и во Флориду вернётся только в середине января, — объявляю я во всеуслышание и прячу мобильник.

— Кто такой Пирс? – интересуется Бруклин.

— Это мой квартирант во Флориде. Когда я переехала жить к маме и Гарри, то продала ему дом, — пускаюсь я в разъяснения.

Разговор о Пирсе напоминает мне, что сейчас самое время, подарить рождественский подарок Джейдену. Я вытаскиваю из сумочки маленькую коробочку и кладу её перед ним на стол.

— С Рождеством, дорогой!

Джейден озадаченно разглядывает красную коробочку.

— Ты же мне уже сделала подарок, — смущается он.

— Вряд ли зимний свитер можно назвать прекрасным подарком. Это отвлекающий манёвр, чтобы действительно тебя удивить.

Он медленно распаковывает подарок и поднимает крышечку.

У меня сердце уходит в пятки, потому что я не знаю, как он отреагирует. Кроме того, я считаю, что этот подарок лучше распаковывать с глазу на глаз. Один раз я уже наломала дров и не хочу повторения.

Взгляд Джейдена перемещается с содержимого коробочки на моё лицо. Он сияет. Другого ответа мне не нужно. Джейден рад и просто спрашивает:

— Когда?

— В конце июля.

— Примерочная?

— Конечно, — я ухмыляюсь и потихонечку краснею.

— Эй, кто-нибудь может нам объяснить, что вы оба там делаете? – проявляет любопытство Брук.

Джейден вынимает содержимое коробочки и поднимает его вверх.

— Ой! — смущается Брук. — Может, вы избавите нас от подробностей? Для рождественского утра слишком много информации.

— Ну, уж нет, дружочек. Подарок касается и тебя. Ты, наконец-то, станешь крёстным отцом, — заявляет Джейден и впихивает ему в руки тест на беременность, на конце которого висит пустышка.

— О, Ава! — мама в восторге, и я вижу, как Гарри нежно пожимает её руку.

Джейден прижимает меня к себе.

— Я ведь тебе уже говорил, как сильно люблю тебя? — шепчет он.

Я киваю в ответ.

— Да, каждый день по-новому.

— Эй, Джейс, ты скоро станешь страшим братом, — Бруклин гладит нашего сына по голове.

— Очень хорошо, — соглашается Джейс, продолжая поглощать лакомства с рождественского стола. — Но делить с ним или с ней свою комнату не буду. И теннисные ракетки тоже.

Все засмеялись.

— Не волнуйся, Джейс, думаю, в ближайшее время ты будешь катать кукольную коляску! — ухмыляюсь я и целую Джейдена, но тот озабоченно качает головой.

— С двумя Авами справиться будет трудно, — Джейден театрально вздымает руки, обращаясь к присутствующим. — Мне понадобиться вся ваша помощь, которую я только смогу получить.


Эпилог

Год спустя

Ава

Моя картонная фигура в полный рост рядом с маленьким столом, на котором лежит огромный пакет с книгами Роуз Гарден, кажется чем-то сюрреалистическим. Год назад я бы ни за что не поверила, что однажды буду стоять в книжном магазине и дожидаться, когда, наконец-то, начну раздавать автографы.

Мой взгляд перемещается на Джейдена, который стоит с малышкой Мией на руках.

— Ты справишься! — подбадривает он, но я вымученно улыбаюсь. — Ты справишься, как справилась со всем остальным. Ты родила Мию, дописала, в конце концов, свою книгу и открыла глаза такому глупцу, как я. Не говоря уже о том, что тебе удалось затащить меня к алтарю, — муж дарит мне нежную улыбку.

Пока мы с ним тихо разговариваем, Мия вертится, желая устроиться на моих коленях.

— Знаешь, ведь это была твоя идея обвенчаться в церкви! — заявляю обиженно, но замечаю блеск в его глазах. Он хочел меня подразнить, и я, как всегда, на это повелась. Но сейчас я смеюсь.

Что бы получилось из моей жизни, если бы Джейден не встал на мою сторону? Без него книга осталась бы незавершённой, и за её счастливый конец я ему очень благодарна. Он вернул мне творческие силы, которые казались утерянными навсегда. С его подачи на свет появилась трогательная история одной пары, которая шла окольными путями, как и мы с ним.

— Вот увидишь, читателям роман понравится, — Джейден пытается меня подбодрить, я киваю.

Когда двери книжного магазина, наконец-то, распахиваются, первые читательницы нерешительно подходят ко мне с просьбой подписать купленные книги. Со временем люди прибывают, и образовывается длинная очередь.

— Для самого красивого детектива в Нью-Хейвене, пожалуйста!

Я в удивлении поднимаю глаза.

— Брук! Что ты здесь делаешь?

— Если моя любимая писательница Роуз Гарден раздаёт автографы, я должен заглянуть и убедиться, что всё в порядке. Кстати, я беру пять книжек.

— Но это ведь женский роман! — громко смеюсь я.

— Я их подарю своим подружкам! — ухмыляется он в ответ и хитро поглядывает на Джейдена.

— Извините, можно мне! — раздаётся громкий голос женщины средних лет, которая размахивает книгой перед моим носом.

— Я нахожу наглостью то, что вы прячетесь, мисс Гарден, будто что-то скрываете. И что вы заставили нас, читателей, так долго ждать вашу новую книгу. Вам повезло, что я ещё хочу её купить!

Слова застревают у меня в горле. Уголком глаза наблюдаю, как директор издательства, который только что играл с моей дочкой, в тревоге поднимает голову. В тот же момент я вижу, как напрягаются плечи Джейдена.

— Мама? — неуверенно спрашивает Джейс. Всё это время он стоит рядом со мной, выполняя почётную обязанность складывать подписанные книги в пакеты. Движением руки отсылаю его к отцу.

Подобные ситуации меня пугают. Не знаю, что ответить, рот пересох. Все страхи, которые мучили меня последний год, обрушились вновь. Я знала, что анонимный поклонник плёл за моей спиной интриги, и желание издателей, уберегать меня от них, не успокаивало.

Подыскивая нужные слова, стараясь не терять самообладание. Вдруг Джейден впихивает смеющуюся Мию в руки Бруклина и встаёт перед возмущенными читателями.

— Думаю, вам придётся обойтись без книг моей супруги, — произносит он, оборачиваясь в сторону директора книжного магазина, который уже торопится к нам.

Рокот в помещении стихает. Все присутствующие ожидают накала страстей.

И в самом деле, недовольная клиентка продолжает скандал. Её лицо краснеет, она бросает по сторонам яростные взгляды.

— Что вы себе позволяете, мистер Гарден? Вы хам! — пронзительно кричит она в лицо Джейдену и пытается выхватить свою книгу, но директор оказывается проворнее.

— Прошу вас покинуть помещение, — требует он вежливо, но твёрдо.

— Вы все заодно! — верещит дама. Затем на момент прерывается и наклоняется ко мне. У неё взгляд сумасшедшей, и я инстинктивно отшатываюсь.

— Вы просто не желаете понять, да? — шипит она и хватает меня за карман жакета.

Издатели мне никогда не сообщали, почему в последние месяцы меня ограждали от так называемых поклонников. Но однажды я бы задалась вопросом, что, в конце концов, происходит. Сейчас меня озаряет догадка, с чем имеет дело издатель. И, возможно, Джейден с Бруком, которые на удивление часто общались по телефону, но всегда прекращали разговоры, если я оказывалась поблизости.

Женщина роется в кармане пальто. Я уверена, сейчас она вытащит пистолет и застрелит меня. В ужасе отскакиваю от неё.

— Подержи-ка свою сестру, Джейс. Думаю, я понадоблюсь, — слышу я тихий, спокойный голос Брука, и он внезапно оказывается рядом женщиной. Мёртвой хваткой держит её за руку и показывает полицейский жетон.

— Пустите меня! — возмущается женщина, выворачиваясь. Затем резко вытаскивает руку из кармана и прижимает к лицу салфетку.

Я растеряна, как и Джейден. Он бросается на неё, но в последний момент тормозит.

Не заботясь о вызванной суматохе, женщина громко сморкается, затем переводит на меня обвинительный взгляд.

— Я вам написала сотни писем, — бормочет она, вытирая салфеткой распухший нос.

Внезапно жажда убийства, которая явно читалась в её взгляде, исчезает. Остаются лишь заплаканные глаза за толстыми стёклами очков.

— Вы для меня писали от души, а потом… и тогда…

Не говоря ни слова, я обхожу стол с книгами. В магазине стоит гробовая тишина. Осторожно касаюсь руки женщины и тихо произношу:

— Не думаю, что мы знакомы.

— Ничего удивительно, — ворчит она, озираясь. — Как только вы, авторы, становитесь знаменитыми, мы превращаемся для вас в простых смертных. Я ни разу не получила автографа! При этом я… прим это я была всегда… — у её ручьём льются слёзы, будто плотину прорвало.

Я бросаю взгляд на издателя. Тот подходит к нам вместе с Бруком и уводит рыдающую женщину в дальний конец магазина, где нет зевак. Джейс с Мией на руках хочет последовать за ними, но Джейден не разрешает.

— Оставайся здесь, — говорит он. — Дядя Брук о ней позаботится.

— Мне очень жаль, мистер Стайлс, — извиняется владелец магазина и поспешно удаляется.

Я делаю глубокий вдох и усаживаюсь за стол подписывать книги читателям, которые снова разговаривают друг с другом и нерешительно подходят к моему столу. Я пишу посвящения одно за другим, желаю приятного чтения. Наконец, с облегчением откладываю ручку.

Последние часы Джейден и Брук, как сторожевые псы, стоят по бокам от меня. Джейс с Мией расположились в детском уголке, он читает ей какую-то книжку с картинками.

Я вижу, что возмущённая дама сидит в кофейном углу под надзором сотрудника магазина.

— Итак, если вы оба в ближайшем будущем будете сопровождать меня на раздачу автографов, я смогу задуматься о написании новой книги. Что вы об этом думаете, мистер Гарден?

Джейден с улыбкой притягивает меня к себе и нежно целует.

— О чём? Наша история любви уже рассказана.

— Наша то рассказана, а как обстоят дела с Бруклином? Мне очень хочется узнать, для кого он купил мои книги!

Я задумчиво разглядываю женщину, которую, по-видимому, принуждают мирно покинуть магазин.

Она с трудом поднимается, кажется, жизнь с ней не всегда ласково обходилась. Её пальто потёрто на рукавах, но в остальном она выглядит ухоженной. Я обнаруживаю, что когда-то она была очень красивой, однако, жёсткие очертания рта говорили о редких улыбках. Самое невероятное, что эта женщина организовала мою травлю в интернете. Она не выглядит той, кто проводит свою жизнь в онлайн. Напротив. Она, скорее, относится к людям, которые упускают возможности и чувствуют себя более одинокими, чем есть на самом деле.

— Знаете что? — перевожу я взгляд с Джейдена на Брука. Кажется, он успокоился, что я не развиваю дальше тему его подружек. — Мне надо отойти на пару минут.

— Ты шутишь? — ужасается Джейден.

— Напротив, — кивком указываю в сторону женщины. — Кто знает, какова её история. Уверена, что не со счастливым концом.

— И ты вступаешь в игру? — недоверчиво интересуется Джейден.

Я улыбаюсь и беру в руки книгу.

— Всё может быть.


Благодарность

Я очень благодарна моим читателям, которые до конца выдержали этот маленький сериал. Я надеюсь, он вам понравился!

Большое спасибо моему редактору и корректору! Как показала жизнь, лучше вас я не изображу!

И, наконец, я благодарна своей семье, которая окружала меня заботой во время болезни, сносила моё ворчание и чудесно готовила для меня! Я люблю вас!

Ваша Кайса.


Конец