Железный Человек. Уничтожение (fb2)

- Железный Человек. Уничтожение (пер. Елена Смотрова) (и.с. Вселенная mарвел) 996 Кб, 161с. (скачать fb2) - Пэт Шэнд

Настройки текста:




PAT SHAND


IRON MAN

MUTUALLY ASSURED DESTRUCTION


ПЭТ ШЭНД


ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК

УНИЧТОЖЕНИЕ


MUTUALLY ASSURED DESTRUCTION

PAT SHAND

Перевод с английского Елены Смотровой


Шэнд, П. Железный Человек. Уничтожение: [роман]/ Пэт Шэнд; [пер. с англ. Е. Смотровой]. – Москва: Издательство ACT, 2020. – 256 с. – (Вселенная MARVEL).


Тони Старк – не тот человек, который любит отдыхать, но он не смог отказаться от выходных на Багамских островах вместе с Пеппер Поттс. Однако отдых закончился, не успев толком начаться: Марии Хилл, директору ЩИТа, срочно потребовалась помощь с неземными технологиями.

Инопланетный робот заинтересовал не только ЩИТ, но и графа Лючино Нефарию, решившего использовать его как оружие. Для кражи робота ему пришлось привлечь Призрака, одного из самых опытных хакеров Земли, но, когда робот вышел из спящего режима, стало ясно, что ничего хорошего из взлома не получилось.

Железный Человек проиграл битву, Призрак оказался под контролем робота, а Нефария потерял контроль над ситуацией. Тони Старк просит помощи у Воителя и Спасительницы, чтобы подготовиться к последнему бою против Некроза, который сосредоточен на одной простой миссии: полное уничтожение человечества.


Моей матери, которая дала мне самое важное в жизни: истории.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЛУЧШАЯ В МИРЕ ИГРУШКА


– СЛАВА идет впереди тебя.

Граф Лючино Нефария всегда вел переговоры одинаково. Впервые встречаясь с потенциальным деловым партнером, он избегал смотреть ему в глаза до тех пор, пока не решит заговорить сам. Таким образом он сразу брал в свои руки контроль над ситуацией, сохраняя при необходимости видимость уважения. За годы работы с людьми, которые старались быть похожими на него, Нефария выучил главный урок: прояви уважение, и человек заработает тебе денег.

После недолгого молчания он наконец поднял темные, глубоко посаженные глаза и посмотрел на человека напротив – если это существо можно было так назвать.

– Ха, – невесело хмыкнул Призрак. – О тебе можно сказать то же, разве не так?

Нефария оглядел Призрака. Тот разместился в кресле, которое, как они оба знали, было ему абсолютно не нужно: его тело тщательно скрывал боевой костюм, испускавший слабое голубое свечение, и сферический непрозрачный шлем, придававший его голосу хриплое металлическое звучание. Разумеется, прежде чем пригласить нового знакомого в свой кабинет, Нефария неплохо изучил особенности этого костюма.

Призрак, выдающийся изобретатель (сам он называл себя художником), считал это облачение своей Моной Лизой. Костюм на вид был довольно прост и похож на скафандр космонавта или ныряльщика, но только на вид. От блоков питания по обеим сторонам нагрудника к спине тянулись светящиеся провода. На шлеме виднелись два отверстия, через которые он говорил, но Нефария совсем не был уверен, что у существа в костюме есть рот, да и вообще лицо.

Граф не знал наверняка, как это происходит, но с помощью этого боевого костюма Призрак и все, к чему он прикасался, становились неосязаемыми. Эта способность – терять и обретать плоть по своему желанию – делала Призрака одним из самых искусных убийц. Нефария, несмотря на собственные поразительные способности, осознавал, что команде понадобится определенный набор специальных навыков для осуществления его планов. Однако, пусть Призрак и владел выдающейся способностью буквально растворяться в пространстве, Нефария пригласил его на встречу совсем не ради этого.

Но перед тем как озвучить свое предложение, нужно было обменяться с гостем надлежащими любезностями.

– Мои люди предложили тебе чего-нибудь? Будешь эспрессо? – спросил Нефария, глядя на Призрака. – Лучший из всех, за исключением того, что подают в Италии. Настоящий эспрессо.

– Нет, – отказался Призрак, постучав костяшками пальцев по шлему. Снова хмыкнув, он откинулся на спинку кресла. – Надо сказать, когда мне сообщили о твоем приглашении на встречу, я и не подумал, что мне будут предлагать лучший эспрессо в Джерси.

– Что так? – Нефария посмотрел на свое отражение в шлеме гостя. Высокий мужчина с темными волосами, мрачным взглядом и кожей, вызолоченной годами, проведенными под солнцем. Он был бесспорно красив и знал об этом. Сейчас искаженное круглым шлемом лицо его раздражало.

– Да вот, – ответил Призрак. – Чаще всего, когда меня зовут в зловещие логова вроде этого, я в итоге слышу одни угрозы. Что-то вроде: «не смей больше соваться в мой город». Мою репутацию хорошей в обычном смысле слова не назовешь.

– Я слышал, – заговорил Нефария. – Моя дочь однажды поручила тебе ликвидировать нашу общую головную боль и очень расстроилась, когда ты потерпел неудачу. Думаю, она бы и сейчас тебя убила, будь у нее возможность.

– А, Мадам Маска. Хорошие были времена. Я вроде как понял, в чем было дело. Семейная месть – классика, – сказал Призрак, закинув ногу на ногу. – Кстати, как она поживает?

– Ты пришел сюда, ожидая, что тебя убьют по желанию моей дочери?

– Ожидал попытку, – Призрак не скрывал радости. – Меня все-таки притащили сюда с мешком на голове и каким-то устройством, которое глушит действие костюма. Что мне было думать?

– Мне необходимо принимать меры предосторожности, – сказал Нефария. – Ты ведь сам понимаешь.

– А должен?

Проигнорировав вопрос и не сводя взгляда с того места на выпуклом шлеме, за которым, предположительно, находились глаза его гостя, Нефария продолжил говорить:

– Несмотря на мои методы, уверяю... сегодня тебе никто не навредит. Разница между моей дочерью и, я полагаю, твоими несостоявшимися заказчиками в том, что последние не понимали, что ты за человек... Идеалист. Человек принципа. Они нуждались в твоих услугах для выполнения задания, которое принесло бы выгоду только им. Верно?

Призрак склонил голову и оценивающе посмотрел на Нефарию.

– Маска просила убить Тони Старка, – проговорил он, и хозяин комнаты заметил, что сарказма в голосе существа поубавилось. – И хотя, как по мне, мир без него превратится в землю обетованную, я не страдаю бессонницей оттого, что он еще жив.

– Я именно об этом и говорю, – Нефария потянулся к столу из красного дерева, вытащил алую папку и толкнул ее в сторону гостя. – Я хочу сделать мир лучше ради всех нас.

Призрак открыл папку когтистыми пальцами в перчатках и заглянул внутрь. Пока он смотрел фотографии и бумаги, Нефария молча откинулся на спинку кресла и старался не вглядываться в свое искаженное отражение. Наконец Призрак издал еще один смешок.

– Ничего себе подборочка, – произнес он и просмотрел фотографии еще раз. – Ну ладно. У меня два вопроса. Что это и как они к тебе попали? Потому что это... Ха. Это лучшая игрушка в мире, друг мой.

– Не стоит разыгрывать удивление, друг мой, – съязвил Нефария, выделив последние два слова. – Мы оба знаем, что брандмауэры ЩИТа уязвимы, чем и воспользовались мои люди, только и всего. А тебе сделать то же самое не сложнее, чем мне отправить смс. Так что записи с камер наблюдения из лаборатории вряд ли могут впечатлить кого-то вроде тебя.

– Да. Но надо же отдать должное проделанной работе. Не у всех есть мои способности, да и вообще меня больше впечатлили не твои люди – они наверняка… хоть что-то... могут. А вот штуковина в лаборатории любопытная.

Нефария кивнул и направился к мини-бару в углу. Не считая книжных полок вдоль стен, пары кресел, стола и пистолета, это был единственный предмет интерьера в кабинете, похожем на пещеру. Графу уже давно не приходилось полагаться на пистолеты и подобное оружие, но тяжесть холодного металла напоминала ему о жизни, которая для него, кажется, осталась далеко позади. Иногда он скучал по тем временам.

Нефария повернулся к гостю спиной, медленно налил воды и сделал резкий глоток. Интересно, думал он, что за лицо уставится на него из-за трещины, если вытащить из ящика пистолет и всадить пулю в свое отражение на нелепом шлеме? Граф усмехнулся себе под нос.

Призрак ждал.

Наконец, достаточно развлекшись этими мыслями, Нефария с лукавой улыбкой продолжил:

– В моем исследовательском центре работают мужчины и женщины, которые действительно способны впечатлить... Без их помощи мне бы никогда не удалось раздобыть файлы ЩИТа. И узнать об их самом свежем и самом грязном секрете. Как и выяснить, что способности моих людей... все же ограничены. Теперь, Призрак, я понимаю, что мне этого мало... Чтобы двигаться дальше, мне нужен особый талант.

– Забавно. Звучит так, словно это принесет тебе выгоду, – сказал Призрак. – Учитывая, сколько стоит проникновение в эту госструктуру, я не против. Но давай начистоту. Если я правильно понял по документам – а мы оба знаем, что ошибаюсь я редко, – это оружие массового поражения. И вот что я думаю: ты хочешь, чтобы я его тебе добыл.

Нефария сдвинул брови, отгоняя слова Призрака, как назойливых мух.

– Мне говорили, что ты умнее. Расскажи мне кое о чем. Ты сталкивался со Старком – об этом я знаю. А что насчет остальных? Капитан Америка? Прочие Мстители?

– С некоторыми знаком, – ответил Призрак. – Как-то не проникся к ним.

– Попробуй представить тот самый чудесный мир без Железного Человека. Ты говоришь, тебя не мучит, что он жив. Пусть так. Но представь, что нет Капитана Америка, Халка, Тора, Черной Вдовы, Воителя, Сокола, Человека-Муравья, Человека-Паука, Черной Пантеры... Подумай не о них, а о том, что они собой представляют. Притеснение. Ограничения. Угнетение! Представь себе мир, где можно процветать, где не мешаются под ногами клоуны в костюмах, не менее нелепых, чем их мания величия.

– Ты задумал избавиться от Мстителей? – спросил Призрак. – Тут-то да, теоретически я за. Мало что бесит так, как эта кучка недоумков, которые решили взять правосудие в свои руки. И лишили... лишили остальных права голоса. Считают себя героями... а силу тратят... как?.. Например, молнией ударят какого-нибудь беднягу в маске, который не может позволить себе страховку из-за нищенской зарплаты и решился ограбить банк. Или... или вот я, например, а? Они защищали... и защитили... от меня огромные корпорации, настоящее зло. Любого, кто не вписывается в их систему, они решают остановить. Не видят, что настоящая угроза – это сама система.

Нефария кивнул и отвернулся, чтобы снова наполнить бокал и спрятать от гостя улыбку. Судя по расследованию, которое он провел, Призрак был интересен не только передовыми технологиями, которыми был напичкан боевой костюм. Наемный убийца, не гнушающийся проливать кровь ради денег и мести, он яро ненавидел капитализм и больше всего на свете хотел увидеть, как корпорации под управлением правительств горят и рушатся в пламени, пока от них не останется один пепел.

Нефария найдет применение этой ненависти. Как и любому другому оружию.

Граф снова сел за стол напротив Призрака.

– Да, мне нужно, чтобы ты выкрал эту «игрушку». И как только я ее получу, я смогу – мы сможем – уничтожить и Мстителей, и ЩИТ. Пока эти организации в строю и ждут, что я снова появлюсь на радарах, я не могу обеспечить своей семье безопасность и благополучие.

– Семье, значит? – гость ухмыльнулся. Он постучал по шлему примерно в районе носа. – Нашей большой и дружной семье?

Нефария не удостоил его ответом. Призрак пожал плечами и откинулся на спинку.

– Ладно, – сказал он. – И каков план?

Нефария улыбнулся:

– Я не просто так предлагаю столь внушительную сумму.

– Врываюсь в ЩИТ, взламываю эту штукенцию, отправляю тебе. Что потом?

– Потом у нас будет два варианта. Если захочешь уйти, пожмем друг другу руки, заберешь чемодан и исчезнешь. В чемодане будет десять миллионов долларов. Недалеко от объекта будет ждать частный самолет, который доставит тебя куда захочешь. Я слышал, в Канкуне в это время года чудесно.

– А второй вариант?

– Можешь продолжить работать за достойную плату. У меня большие планы на это так называемое оружие массового поражения.

Призрак склонил голову и посмотрел на Нефарию, как инопланетянин.

– Вот как? И что это за планы?

– Примерно те же, что у нашего приятеля Тони Старка, – Нефария наклонился к Призраку, улыбаясь едва ли не до ушей. – Мы построим новое будущее.


ГЛАВА ВТОРАЯ

ЧЕЛОВЕК, МАШИНА И УСЫ


САМОПРОВОЗГЛАШЕННЫЙ футурист Тони Старк никак не мог избавиться от привычки опаздывать.

Сейчас он мчался по ясному голубому небу над одним из своих любимых мест – Сан-Диего – в новеньких доспехах. Тони казался людям с пляжа красно-золотой пулей, и он радовал их (на самом деле себя) тем, что спускался с небес помахать лодкам, полетать мимо собачек, которые бегали за мячиками, и обрызгать попадающихся на пути девушек холодной водой.

А девушек ему на пути попадалось много.

Тони Старк – гениальный изобретатель, предприниматель, миллиардер, ученый, плейбой и, если кто забыл, филантроп.

А еще Железный Человек, супергерой.

Но он не всегда был таким, как сейчас. Его историю на все лады пересказывали бесчисленные таблоиды, документальные фильмы и биографии, на издание которых никто не давал прав. Его любимая версия называлась «Тони Старк: человек, машина и усы». Команда юристов умоляла Тони засыпать наглых издателей письмами, но если перестанут выходить эти нелепые книжки, что же ставить на пустые полки офиса? Однако с ними или без них, историю Железного Человека знали все.

Тони, одаренного талантом, гениальным умом, унаследовавшего от отца бизнес, состояние и только что возглавившего «Старк Индастриз», с трудом можно было назвать героем. Он не стеснялся публики, открыто предавался излишествам и купался в роскоши, но все же проявлял в своей области непревзойденное мастерство. Все это привело к печально известным событиям: Тони угодил в руки террористов, желавших, чтобы он создавал оружие только для них. Старк согласился и начал работу под их неусыпным наблюдением. Все время работы в сырой зловонной лаборатории Тони только и делал, что размышлял, как выбраться оттуда живым. А потом осознал, что похитители рассчитывают на его трусость.

Почему бы их не удивить? Тони хорошо помнил, как ему в голову пришла эта мысль.

И тогда он собрал первый костюм Железного Человека – из металлического лома и оружия, которое модифицировал для новой задачи. Тот костюм спас ему жизнь, и будь Тони человеком сентиментальным, он бы сказал, что спасает до сих пор. С другой стороны, будь он немного сознательнее, он бы добавил, что металлический доспех добавляет ему хлопот.

Этот день в Сан-Диего, где Тони расслаблялся над океаном, начисто позабыв, что куда-то спешит, – яркий тому пример.

Когда Тони снова спикировал к пляжу и помахал рукой обрадованному его появлением малышу с Железным Человеком на плавках, а потом пролетел мимо озадаченного пеликана, внутри костюма раздался компьютерный голос.

– Вы опаздываете, мистер Старк, – сказала Пятница, искусственный интеллект, который помогал Тони управляться как с костюмом, так и с личной жизнью, что было гораздо сложнее. Голос ИИ был спокоен и приветлив, однако в нем сквозило сдержанное презрение – и Тони никогда не признался бы, что ему это нравится. В конце концов, он сам создал эту компьютерную помощницу.

– Ты все время так говоришь, – ответил Тони, взмывая вверх.

– Вы сами меня так запрограммировали, – отметила Пятница. – Могу показать запись. Мне показать вам запись, мистер Старк?

– Нет-нет, не надо записей.

– Вы предупреждали, что так и скажете, – настаивала Пятница. – Начинаю воспроизведение.

– Так, кто здесь главный? – возмутился Тони. – Я же сказал, не надо никаких записей.

Его прервал собственный голос.

– Эй. Эй! Слышишь меня? Если да, значит, ты уже третий раз игнорируешь напоминание Пятницы. Третий раз! Вполне ожидаемо. Ты... мы с тобой в этом смысле просто невыносимы. Вечно такие: «Я работаю по своему расписанию, будет мной еще собственный ИИ командовать!» И, дружище, я тебя понимаю. Еще как понимаю. Но сейчас? Сегодня дело не в нас. Сегодня день Пеппер. Не забыл? Так что прекращай отключать протоколы Пятницы и бегом туда, где тебе нужно быть. Я кое-что обещал одной даме. Так что сделай одолжение будущему мне: не веди себя как подонок.

Тони вздрогнул и завис в воздухе.

– Точно. Именно. Да-да-да. Пятница, что же ты сразу это не сказала?

– Я пыталась сделать это три раза, – ответила Пятница. – Вы прослушали, что было на записи? Могу воспроизвести ее повторно.

– У меня вопрос. А быть вечно всем недовольной – это тоже я тебя так запрограммировал? Не помню, чтобы задумывал такую раздражительность, – съязвил Тони. – Что ж, мы опаздываем, а я жму и жму на кнопку отбоя. Но теперь мы с этим разобрались. Итак, вперед. Время Пеппер. Насколько задерживаемся?

– Значительно. Самолет Пеппер приземлится через пятнадцать минут.

– А где именно он приземлится?

Пятница издала замученный вздох. Тони взял на заметку, что эту функцию из программы надо удалить – слишком уж она напоминает... да, в общем-то, любого, с кем ему доводилось достаточно долго общаться.

– Она будет ждать вас на Багамах, сэр.

– Я ведь не обещал лететь туда вместе с Пеппер на самолете, верно? Потому что это было бы печально. Очень-очень печально.

– Нет. Вы обещали встретиться с ней на островах.

– Знаешь, ты говоришь так, будто я в парке аттракционов развлекался, – сказал Тони. – А я, между прочим, спасал людей. Им грозила опасность, а я все исправил.

– Вы помешали ограблению казино в Неваде три часа назад, – проговорила Пятница. – Кроме того, «в опасности» – слишком сильно сказано. На заведение все-таки напал Плавитель.

– И как я мог пропустить встречу с ним? Каждый раз выходит презабавная история. И, что ни говори, он набирает силу. В этот раз я даже немного повредил костюм. Кстати, напомни, надо подлатать, пока я... пока я буду где?

– На Багамских островах.

– Точно, на Багамах. Термостойкость. Сопротивление экстремальным значениям температуры. Надо сделать его реально мощным, чтобы никакой третьесортный делец вроде Плавителя не мог оставить на костюме и следа. Материалы есть? Хватит, чтобы разработать базовую схему без меня?

– Сэр. Пеппер.

– Да знаю я, знаю! – резко оборвал ИИ Тони. – У меня выдалось непростое утро, ясно тебе? А так я сохраняю здравомыслие.

– Вам нужно больше спать. Будь у вас здоровый сон, здравомыслие не пришлось бы поддерживать подобными аттракционами.

– Повторяю, – отчеканил Тони, – я там не развлекался. Там влез некто с суперспособностями, пусть даже какой-то Плавитель. Сколько лететь до Багам?

– На третьей сверхзвуковой час или чуть меньше.

– Целый час! Ты же сказала, что Пеппер приземлится через пятнадцать минут. Так не пойдет, Пятница. Нужно создать впечатление, как будто мы ни о чем не забывали.

– Мы не забывали. Это вы забыли.

– Как доберусь до лаборатории, напомни изобрести ИИ с хорошими манерами. Знаешь, дружелюбный, оптимистичный? Не забудешь?

– Вы не выведете меня из себя, мистер Старк, спокойно ответила Пятница. Зато я могу решить вашу проблему. Дорога от аэропорта до курорта на лимузине занимает десять минут. Можно дистанционно сбить настройки GPS и задержать прибытие Пеппер на полчаса.

– Хитро! – сказал Тони. – Мне нравится. Отмени заметку о разработке нового ИИ, Пятница. Мы просто созданы друг для друга.

– Ценю вашу похвалу, сэр.

Тони уставился в ясное голубое небо, впитывая его необъятность. Он знал, что Пятница права. В конце концов, Старк – источник всего, что есть в этом ИИ, а Тони ошибался нечасто. Ум его был мятежен и измотан, голова гудела от идей, и какое бы чувство свободы ни дарили полеты в поднебесье, пусть это и давало возможность расслабиться, ему все равно нужно было время на отдых. Нужно было время побыть собой.

Самая большая сложность для Железного Человека – помнить, что он часть Тони Старка, а не наоборот.

– Хорошо, Пятница, – сказал он. – Третья сверхзвуковая, значит, третья сверхзвуковая.

Без лишних слов Тони направился к Багамским островам, оставив публику изумляться тому, как его суперкостюм прорывает звуковой барьер.

– Скоро буду, Пеппер, – прошептал он.

Земля внизу превратилась в полотно разноцветных акварельных пятен: синего, зеленого, коричневого и красного, которые сливались и растягивались полосками, уносясь прочь.

Пятница знала, что на эти слова ответа не требуется.


* * *


ДЛЯ ТАКОГО, как Тони Старк, трудно найти более сложное занятие, чем усидеть на месте. Однако устроившись на белом песке лучшего багамского пляжа под ласковым солнцем, которое уже несколько недель не трогало его кожу, он смотрел на самую чистую с его прошлого взбалмошного путешествия воду и пытался освободиться от лишних мыслей.

Это было непросто.

По дороге сюда на него снизошло вдохновение, и он никак не мог прекратить лихорадочно обдумывать новые идеи. На пляже в Сан-Диего он заметил хромого терьера и теперь, как оказалось, уже вовсю разрабатывал в уме план производства недорогих киберимплантов для собак и кошек, а может, вообще для любых животных, если он все правильно рассчитает (что он и сделает). Перелетая с пляжа на пляж, он прорабатывал конкретные детали. В голове почти оформился полный чертеж.

– Но сейчас важен не ты. И не термостойкий костюм, – напомнил себе Тони. – И не несчастная хромая собачка. Сегодня – день Пеппер Поттс.

Его часто удивляло, как она его терпит в такие моменты. За годы их знакомства Пеппер успела стать для Тони секретаршей, ассистентом, начальницей, доверенным лицом, любимой женщиной и лучшим другом. Кроме того, пожалуй, только она знала мысли Тони лучше, чем он сам, да и жизнь с ней стала гораздо приятнее. И все-таки, несмотря на то, сколько Пеппер значила для Старка (больше, чем он мог выразить словами), в лаборатории – в своем святилище, как он сам говорил, – Тони бывал чаще, чем со своей боевой подругой.

В последнее время он осознавал, что они подолгу даже не разговаривают. Но Пеппер никогда не показывала, что ей от этого больно. В конце концов, она лучше всех понимала, что быть с Тони – это осознавать, что как бы много она ни значила для него, сколько бы он ни обещал ставить ее на первое место, львиную долю времени и мыслей всегда будет занимать Железный Человек.

А если что-то пойдет иначе, Тони потеряет рассудок. Они оба об этом знали.

Итак, Тони устроился на пустом пляже, куда сейчас направлялась растерянная и удивленная Пеппер, каждым своим шагом поднимая небольшие брызги песка.

Тони повернулся к ней и опустил очки. Пеппер была прекрасна. Она собрала рыжие волосы в хвост, а глаза ее прищурились в замешательстве при виде неожиданной картины на пляже. Поверх бело-золотого купальника, который Тони приготовил для нее, едва прибыв в отель, она накинула мягкий белый халат, полы которого развевались на теплом ветру. Тони не мог дождаться, когда уже на щеках девушки выступят веснушки от жаркого солнца. Он скучал по ним всю зиму. И сейчас тоже.

Пеппер остановилась перед пустым шезлонгом и посмотрела на Тони. Положив одну руку на бедро, она махнула другой, показывая на пляж.

– Ну что? – вопросительно протянула она.

– Ну, я думаю, что смотрится шикарно, – ответил Тони. – Пятница настаивала на розовом, но, как по мне, в белом ты просто ангел.

Пеппер бросила сумку на песок и присела на шезлонг, глядя на Тони широко раскрытыми зелеными глазами.

– Поверить не могу.

Тони прищурился, оглядывая пляж, будто видел его впервые.

– А придется, – сказал он. – Хорошо долетела? В турбулентность не попадала?

Пеппер устроилась на шезлонге и закатила глаза.

– Ты просто невыносим. Абсолютно невыносим. Ну зачем ты снова затеял... что-то такое грандиозное? Могли бы отдохнуть как два обычных человека.

– Мы и так отдыхаем на пляже как два обычных человека. Два единственных обычных человека на пляже. Разве не романтично?

– Ты выкупил весь курорт. До такого только безумец додумается, Тони, – проговорила Пеппер. – С диагнозом и справкой.

Он поправил очки и широко улыбнулся. Он радовался, почти как ребенок.

Пеппер вздохнула, но тоже не смогла скрыть улыбки. Она взяла его за руку. На секунду Тони ощутил умиротворение.

– Романтично, – тихо согласилась Пеппер. – И все равно безумно. В следующий раз я не откажусь побыть обычным туристом. Таким же, как остальные. Непримечательным человеком в толпе.

– Толпа тут вполне может быть, – притворно успокоил ее Тони. – Весь персонал на месте. Конечно, большинство из них наверняка уткнулись в телефоны. Почему-то они сегодня не сильно заняты.

– Ты невыносим, – снова повторила Пеппер, но на этот раз еще крепче сжала руку Тони.

– Итак, чем сегодня займемся? Здесь самый белый на свете песок и самая голубая вода. Сотрудники говорили, что бассейн у них длиной... сколько там?.. километра два – два с половиной. В общем, большой. В центре него есть бар. Если вдруг поплывешь, решишь выпить Пина Коладу и потеряться в дожде, как в той песне. Лично я не очень люблю здоровую пищу, но у них богатый выбор шампанского.

Пеппер рассмеялась и, нагнувшись к Старку, положила ему голову на плечо.

– Эй, Тони.

– Да?

– Помолчи секундочку.

– Это я могу.

А потом они смотрели на океан. Тони задумался, не размышляет ли Пеппер о том же, о чем и он: как трудно найти границу между небом и водой. Тони никогда не видел, чтобы океан так незаметно сливался с небом, а может, ему до сих пор не хватало времени это заметить.

Может, этот короткий отдых все же нужен им обоим.


* * *


НА ДОЛЮ Тони и Пеппер выпало почти три часа покоя – как потом понял Старк, это был своего рода рекорд. Они загорали столько, сколько он мог усидеть спокойно, чуть-чуть болтали, а в основном просто наслаждались обществом друг друга. Тони рассказал о своей новой идее собачьего протеза, и Пеппер рассмеялась. Когда она ненадолго отошла от него, Старк даже прошептал в часы задание для Пятницы: запатентовать разработку, предварительно названную «Новый шаг для собак».

Потом они поплавали в самой теплой воде, какую только могли припомнить, и отправились к бару посреди бассейна наслаждаться напитками: Тони – имбирным элем, а Пеппер, разумеется, Пина Коладой. Затем парочка направилась на массаж. Тони, как говорила потом Пеппер, «несколько задергался», когда бесцеремонная массажистка сообщила, что никогда еще не встречала таких тугих мышечных узлов на спине, как у него.

– Тугие, сил нет, – сказала она. – Ни разу такого не видела.

– Понятно, спасибо. У меня худшая в мире спина.

– Как старое дерево с сучками, – добавила массажистка, упершись локтем в районе лопатки и принявшись выделывать им круговые движения. – Нет, как будто старый ствол, опутанный кривым старым деревом.

– Замечательно, – голос Тони исказился от боли. Ему показалось, что он слышит смешок Пеппер, но ее массажистка – рука у нее, как заметил Тони, была полегче – загораживала лицо девушки.

Когда они вышли из спа в одинаковых белых пушистых халатах, которые, несомненно, были любимой одеждой Тони без репульсоров, их встретило знакомое лицо. Очень строгое знакомое лицо.

Тони ткнул пальцем в сторону незваной гостьи и замотал головой:

– Нет. Нет-нет, не-a. Нет.

Перед ними стояла директор ЩИТа Мария Хилл в черно-белой униформе – единственной, как подозревал Старк, одежде, которая у нее была. В белых военных сапогах она была ростом с Тони, но все же умудрялась смотреть на него своими карими глазами сверху вниз. Хилл и Старк многое вместе пережили – в основном, по вине Тони. И все же неожиданное появление директора обычно означало, что Старку предстоит бросить все и заняться тем, что она сочла важным.

– Добрый день, Мария, – Пеппер протянула руку.

– Привет, Поттс, – проговорила Хилл, и они обменялись рукопожатием.

Директор зашагала по коридору. Растерянная Пеппер направилась за ней в сторону вестибюля, вынудив раздосадованного Тони идти следом.

– Зачем нам идти с ней? – прошипел Тони. – Можем прямо сейчас развернуться в другую сторону.

– Узнай, что ей от тебя нужно, – прошептала Пеппер в ответ.

Хилл остановилась посреди похожей на пещеру комнаты и посмотрела на водопад, шумевший так, что в любом другом помещении этот звук создавал бы ощущение уюта. Но Тони не мог представить себе менее уютного места, чем курортный отель, где нет никого, кроме него, Пеппер, Марии Хилл и паникующего персонала, который маячил на заднем плане.

Мария с издевательской усмешкой повернулась к Тони.

– Хорошее место, Старк. Почти безлюдное.

– Ты-то умеешь очистить помещение, – парировал Старк.

– Тони арендовал курорт на выходные. Для нас двоих, – спокойным голосом заметила Пеппер.

Он закрыл глаза и глубоко вздохнул. Ему был знаком этот тон – тон, который никогда не предвещал ничего хорошего. Пеппер точно знала, что означает появление гостьи – у них не получится просто «выяснить, что ей нужно». Тони решил, что не пойдет у нее на поводу. Не в этот раз.

– Вполне в духе Тони Старка, – откликнулась Хилл.

Он уже успел отвернуться от нее.

– Дорогие мои сотрудники отеля. Кажется, я забронировал номер – когда там? – год назад, – сказал Тони, глядя на работников, сгрудившихся у мраморной стойки. Некоторые действительно не отрывали глаз от телефонов. – Я понимаю: прическа этой дамы, подсмотренная у уважаемых членов Конгресса, сразу намекает на то, что она прибыла по важному делу. Поэтому мне ясны ваши растерянность и опасения. И все же я не помню, чтобы приглашал сюда лишних людей. Так что давайте вы предложите директору Хилл мятных леденцов в качестве комплимента и проводите ее к выходу? А мы займемся своими делами.

Тони взял Пеппер за руку, намереваясь уйти, но та его остановила. Она тепло улыбнулась Марии, которую речь Тони, кажется, ничуть не смутила.

– Пеппер? – пробормотал он, все еще не желая смотреть на Хилл.

– Тони.

Больше ей не пришлось ничего говорить. Он опустил плечи и повернулся к Марии, которая смотрела на него из-под изогнутых бровей.

– Мне не очень-то хочется тут находиться, Старк. Ты ведь в халате.

– Я в халате, – повторил за ней Тони. – И не хотел бы из него выбираться.

– Мне кажется, ты вот-вот передумаешь, – возразила Хилл, доставая телефон. Она застучала пальцами по экрану, который на мгновение осветил ее лицо тусклым синим светом. Затем передала устройство.

Тони опустил глаза на экран. Пеппер склонилась над его плечом, чтобы просмотреть запись из штаб-квартиры ЩИТа. Тони подвигал пальцами по экрану и увеличил изображение. Судя по всему, в лаборатории было четыре камеры, и телефон Хилл позволял переключаться между записями с разных точек. Но сейчас он не мог понять, с чего ему начинать. Лаборатория была гораздо больше той, что он видел в последний раз. Группа агентов ЩИТа и исследователей – некоторых Тони узнал – собралась вокруг прочного резервуара из армированного стекла. Одни возились с устройствами, которые опускали в емкости манипуляторы, другие делали заметки.

– Неплохая такая лаборатория, – признал Тони. – И ты мне о ней не говорила? Ты ведь знаешь, что мне захотелось бы взглянуть.

– Смотри внимательнее, – отрезала Хилл.

– Что это? – спросила Пеппер.

Тони коснулся центра экрана указательным и большим пальцами и медленно развел их в стороны, увеличивая изображение, чтобы рассмотреть содержимое резервуара. От объекта яркий свет отражался так, что Старк переключился на другую камеру и снова приблизил изображение.

За стеклом стояло нечто похожее на шестиметрового робота, сверкающего, словно его только что отполировали. Поначалу казалось, что робот черный, но, переключившись на еще одну камеру, Тони заметил зеленые, синие и красные отблески. Гуманоидной формы робот в области головы казался гораздо мощнее, чем в ногах, которые напоминали длинные колышки. Тони вспомнил собственное творение – Халкбастера, но при ближайшем рассмотрении не нашел особенного сходства. Силуэт этого чуда техники напоминал огромного жуткого жука, который поднялся на задние лапы и готовился напасть. Старку показалось, что он угрожающе навис над инженерами в лаборатории и рассматривает их сверху из-под блестящего изумрудного шлема. Еще немного увеличив изображение, Тони заметил на роботе символы, которые ему, заядлому путешественнику по миру и даже немного по открытому космосу, было не распознать.

Больше всего Тони удивляло, что робот, несмотря на массивную верхнюю часть, мог стоять на таких тонких ногах. Что там символы – таких физических характеристик он еще никогда не видел.

– Что это?

– Это мы и хотим узнать, – ответила Мария Хилл.

– Не могу определиться, это либо самая прекрасная вещь, что я видел в своей жизни, либо самая ужасная. – Он прищурился и снова увеличил изображение. – Он не должен... Какой баланс! Неважно, насколько мал вес, – эта штука должна опрокинуться в любом случае. Бессмысленно делать такую конструкцию.

– Наши специалисты пришли к такому же выводу, – сказала Хилл. – Но каждый раз, когда мы находим у себя под дверью нечто странное с неясными функциями, это грозит проблемами.

– Да-да, разумеется, – откликнулся Тони. Он прикрыл рот рукой и не отрывал взгляда от экрана, даже не замечая, что Хилл протягивает руку, чтобы забрать телефон.

Пеппер подтолкнула Тони локтем. Он вздрогнул, словно очнувшись ото сна. Стряхнув наваждение, он отдал телефон и слегка кивнул, едва сдерживая волнение.

– Само собой, мне нужно взглянуть поближе. Я... – он поднял руку, как будто этим мог остановить мысль. Тони повернулся к Пеппер, которая подняла на него усталый взгляд. – Но... позже... Мы только приехали, и у нас планы на выходные. У меня и Пеппер.

Тони только надеялся, что из слов, которые он говорит, складываются законченные предложения. Робот – если это робот, а не какой-нибудь андроид, костюм, а то и гигантский беспилотник – никак не шел у него из головы. Что же он за человек такой, думал Тони, если рядом с ним самая красивая, терпеливая и, по общему мнению, просто-таки невероятная женщина, подобной которой он никогда не встречал, в фантастическом халате, а он только и думает о куске металла – а металл ли это вообще? – похожем на скарабея-переростка.

Хилл прищурилась и заговорила:

– Тони, это может быть нечто очень важное. Не хочу подпитывать твое и без того необъемное эго, но мы подрядили наших лучших специалистов. Прогресса никакого. Каждый, кому удалось поработать с нашей находкой, в растерянности. И это еще мягко сказано. Мне нужна твоя помощь. Прямо сейчас.

– Говоришь, под дверью нашли? – спросил Тони, выгнув брови. – Откуда он?

– Это засекреченная информация, – сказала Хилл.

– Даже от меня? – удивился Старк.

– И он нужен вам прямо сейчас, – вклинилась Пеппер. – Зачем? Работа ведется уже несколько дней, так почему Тони нужен сейчас?

– Мы ограничены по времени. Нам нужно успеть разобраться с этим роботом, пока его не забрал Пентагон, – ответила Хилл. – Чтобы выиграть хотя бы несколько дней, мне пришлось использовать множество рычагов. Мне бы не хотелось, чтобы его отобрали, пока я отвечаю за это. Ведь, насколько мы можем судить, это может быть вражеское оружие.

– И? – спросил Тони. – Мне-то что до ваших бюрократических гонок?

– Насколько я знаю, ничего. Однако, – медленно проговорила Мария Хилл, приподняв брови, – если ты не согласишься нам помочь, то не сможешь рассмотреть его поближе.

– О, – произнес Тони. – Раз так...

– Серьезно, Старк. Не пойдешь со мной, – продолжала Хилл, – объект для тебя потерян. Может, это не так уж и страшно. Но... если он выскользнет из рук ЩИТа, его запрут в хранилище, будто его никогда не существовало. А значит, мы не сможем исследовать потенциальную угрозу.

Тони посмотрел на Пеппер, лицо которой сейчас ничего не выражало. Она уже знала, что он решил, и осознание этого отдавалось болью в груди Старка.

– Как только вынесешь свое заключение об этом объекте, расскажем, где его нашли. Все, что знаем сами, – в голосе Хилл появились нотки нетерпения. Она посмотрела через плечо Тони и, заметив рассматривающий их во все глаза персонал, нахмурилась. Наконец, решив, что их разговор вряд ли слышат, она все же перешла на шепот, заглянув другу прямо в глаза: – Наше предположение состоит в том, что этот предмет, чем бы он ни оказался... неземного происхождения.


* * *


ЗАСТЕГИВАЯ молнию на чемодане в пентхаусе, Тони чувствовал, как Пеппер сверлит глазами его спину. Он поднял сумку, не желая поворачиваться и встречаться с ней взглядом.

– Ничего страшного, Тони, – произнесла она голосом, который явно противоречил словам, – если бы ты отказался, я бы сама заставила тебя отправиться с Хилл.

– Только потому, что знаешь: останься я здесь, мыслями все равно весь отдых был бы в миллионе километров отсюда, – сказал Тони, глянув в окно с видом на белый и пустынный, как холмы Сахары, пляж. Он знал, что от его слов станет только хуже, но до этого момента все шло очень хорошо.

Он повернулся к Пеппер и, не глядя в глаза, быстро поцеловал ее в щеку. Когда он двинулся к выходу, девушка мягко коснулась его руки.

– Ты правильно поступаешь. Ты знаешь, что я это понимаю.

– Лучше всех на свете, – согласился Тони и направился к двери.

– Ты был бы не ты, если бы отказался ехать прямо сейчас.

Он взялся за ручку и наконец позволил себе взглянуть на любимую женщину через плечо. Она все еще стояла в халате у постели. Он посмотрел на свежие белые простыни. Даже не тронутые. Интересно, насколько она тут останется после его отъезда? «Ненадолго», – подумал Тони.

– Я твой должник. – Тони открыл дверь и выскользнул наружу.

Оставшись одна, Пеппер села на кровать и уставилась туда, где только что стоял Тони Старк.

– Запишу на твой счет, – проговорила она.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПЕРВЫЙ KОHTAKT


МЕНЬШЕ, чем через час, они с Марией шли бок о бок по длинным, неотличимым друг от друга коридорам штаб-квартиры ЩИТа. Серо-белые стены и запах дезинфицирующих средств напоминали Тони о двух самых нелюбимых местах: больнице и средней школе. В первое он попадал с завидной регулярностью, а о втором предпочел бы ничего не помнить.

По дороге они миновали бесчисленное количество мужчин и женщин, которые, будучи в одинаковых костюмах и темных очках, вполне могли оказаться клонами на первый взгляд.

– Дресс-код у вас строже некуда, – сказал Тони, шуточно салютуя проходящему мимо агенту. Покидая отель, он надел джинсы и теплую рубашку, на которой закатал рукава, открыв загорелые руки, и оттого в море костюмов и галстуков ЩИТа выделялся больше обычного.

Единственным, чем он хоть сколько-то был схож с агентами в холле, был чемодан. Но то, что скрывалось в кейсе, впечатляло куда больше файлов, папок и захваченного из дома ланча.

– Похоже, у вас не слышали о неформальной пятнице.

– Это первое, что ты мне сказал с тех пор, как мы сели в самолет, – проговорила Хилл. – Я уж думала, ты решил выказать мне неприязнь.

– Это было бы так по-детски с моей стороны.

– Именно так я и подумала, – согласилась Хилл. Она остановилась перед укрепленными сталью дверями и прижала большой палец к светящейся панели над ручкой. Панель дважды пискнула, двери с гудением распахнулись внутрь и открыли маленькую комнату, в которой было еще несколько дверей. Хилл жестом позвала идти дальше.

Тони последовал за ней.

– Я сейчас должен быть на пляже с Пеппер.

– Подними руки, – скомандовала Хилл и протянула ладони вверх. Тони последовал ее примеру. Его тело осветили мириады зеленых лучей. – Мне показалось, Пеппер поняла срочность ситуации.

– Поняла, – с горькой усмешкой подтвердил Тони, когда погасли зеленые лучи. – Она понимает как никто.

Хилл посмотрела на Тони, а затем указала на его чемодан.

– Что у тебя там? Я была уверена, что на него сработают датчики.

– Там? – сверкая улыбкой, переспросил Тони. – Не понимаю, о чем ты. В нем инструменты. Обычные человеческие инструменты.

– Вот как? То есть ты защитил чемоданчик от сканирования?

Тони пожал плечами.

– Там обычные инструменты, – повторил он.

– Притворюсь, что ты поверил, что я тебе поверила. Насчет Пеппер. Не будь так строг к себе, – сказала Хилл, снова жестом позвав Тони за собой. – Посмотришь на объект, расскажешь, что он такое, пристыдишь всю лабораторию тем, как быстро разгадал эту загадку, позлорадствуешь и вернешься. Ведь ты так обычно и делаешь. И Пеппер знает, чего тебе на самом деле хочется.

– Именно, – согласился Тони. – В этом и проблема.

Следующая двойная дверь, открывшись, пропустила их к лифту, в который они вошли молча. Тони уставился на свое вытянутое отражение в панелях закрывающихся металлических дверей, и кабина поползла вниз. Пока они спускались, Тони размышлял о том, обращался ли ЩИТ к кому-то еще и говорил ли о странной находке, над которой жаждал поэкспериментировать. Существовали более очевидные кандидаты для изучения инопланетных артефактов. Но Тони входил в команду Мстителей, а значит, был ближе к ЩИТу, чем ему хотелось признавать.

Что у ЩИТа, что у самого Тони установились странные отношения с сообществом супергероев; иногда это было товарищество, иногда вражда. ЩИТ представлял собой глобальное правительственное учреждение, которое действовало в интересах Соединенных Штатов, но, по опыту Тони, разгребать оставшийся беспорядок приходилось тем, кто никогда не получал от них щедрого чека для оплаты труда.

От некоторых директоров организации Тони легко отмахнулся бы, какой бы любопытной блестяшкой перед ним ни трясли. Но в этом деле командовала Мария Хилл •– по крайней мере, он знал, с кем работает. Эта женщина была упорна, снисходительна, упряма и до крайности благородна – такие качества в глазах Старка делали ее самым квалифицированным специалистом для такого поста.

Но говорить ей об этом он не собирался. Слишком уж весело ее подзуживать.

– Чему ты ухмыляешься, Старк? – спросила Мария.

Тони склонил голову набок, улыбаясь еще шире.

– Подумал кое-что хорошее. О тебе.

Спустя почти целую вечность двери лифта открылись на уровне балкона, откуда открывался вид на ту лабораторию, которую показывала Хилл. Объект, как назвала его Мария, стоял на месте, но ученые и агенты теперь смотрели не на него, а на Тони, который оглядывал рабочее пространство из-за стеклянной перегородки.

– Святы-ы-ые угодники, – протянул Тони, с интересом посмотрев вниз.

– Это твое экспертное заключение? – сострила Хилл.

Тони обошел Марию и направился вниз по лестнице в главный зал лаборатории с энтузиазмом ребенка, который торопится открыть свои новогодние подарки.

Люди в белых халатах пожимали ему руку и что-то говорили, но громадный робот буквально притягивал Тони, и он не слышал ни одного их слова. Поставив чемоданчик на стол, он подошел ближе. Шестиметровый робот был окружен цилиндром из укрепленного стекла.

Тут он казался еще более внушительным, чем на экране телефона. Мало какая современная технология могла зачаровать такого человека, как Старк, но стоящий перед ним монстр совсем не напоминал вымученные изобретения с конференций, где свои разработки представляли те, кто мечтал стать таким, как он. Он смотрел на робота – если это был робот – и видел произведение искусства.

Делая очередной шаг, Тони наблюдал, как освещение в лаборатории окрашивает корпус робота в новые цвета. Холодный лазурный, ослепительный серебряный, сверкающий аметистовый – но ни один из этих оттенков не затмевал чистый глубокий черный. Тони резало глаза, когда он смотрел на робота, и он задумался, может, человеческий мозг и не умеет воспринимать этот цвет.

Тони перевел взгляд на тонкие ноги робота, которые заканчивались уголками, едва касавшимися пола и придававшими гигантскому «жуку» такой вид, будто он танцует. Тони сразу же пришло в голову, что, если толкнуть эту штуку, она тут же рухнет, но, оценив, насколько крепко и неподвижно стоит робот, Старк понял, что ошибся. Он предположил: возможно, ноги делали из более плотного, более тяжелого материала, чем корпус. Это, пожалуй, почти объяснило бы, как робот удерживается в вертикальном положении. Однако острые кончики ног едва касались пола, и одного этого факта хватало для подтверждения первого предположения: не может такая конструкция поддерживать равновесие. Руки – только так и мог Тони назвать длинные отростки, тянущиеся от «туловища», хоть и старался не ассоциировать существо с человеком – заканчивались зазубренными металлическими когтями, предназначенными на вид явно для убийства, как и лезвия у локтевых суставов.

Сверху на объемном «туловище» была прилажена голова – или это шлем? – гладкая, без единой черты лица, кроме кристалла, подобно забралу, пересекающего ее посередине. Тони прищурился, пытаясь всмотреться в кристалл, но внутри, казалось, было пусто. Он и сам не знал, чего ожидал, но подумал, что просто обязан посмотреть этому существу в «глаза».

Разговоры сотрудников стихли, в лаборатории воцарилась напряженная тишина, и Тони наконец вышел из задумчивости. Когда он понял, что все уставились на него, сердце бешено заколотилось. Старк внутренне усмехнулся, а затем отвернулся от объекта и обратился к остальным. Похоже, до этого он и вовсе не помнил, что в помещении кто-то есть.

– Ты. Похоже, ты тут за главного. У тебя планшет в руках, – обратился Тони к высокому лысому ученому. Не дожидаясь ответа, Тони, ощущая, как по телу разливается нервное возбуждение, жестом указал на укрепленный стеклянный щит. – Давай-ка вытащим его оттуда.

Лысый ученый отложил планшет и заговорил с Тони. По его широко раскрытым красным глазам было видно, что исследователь ЩИТа работает уже очень долго. Тони он сразу понравился.

– Сэр... Мистер Старк, мы не можем просто так…

Тони улыбнулся и протянул ему пятерню.

– Зовите меня Тони. Мы уже пожали друг другу руки? Ай, да какая разница, давайте еще раз.

Ученый сжал руку Тони.

– Гил... Гилберт, – сказал мужчина. Он говорил отрывисто, с дрожью в голосе, и это сразу успокоило Старка. Он знал таких людей, работал с ними еще до колледжа. Они обычно жили на вдохновении, кофеине и диете из лапши быстрого приготовления, которую вечно ели слегка хрустящей. Трудоголики, никогда не выходящие из лаборатории. Тони уважал это племя.

– Гил! – Тони обхватил ученого за плечи и повернулся к роботу. – Я не хочу красть твой результат. Очевидно, ты много работал. Мне сказали, тебе нужна помощь, и я пришел. Проблема в том, что мы ничего не поймем, если будем смотреть сквозь стеклянную стену.

– Согласно протоколу ЩИТа, мистер Ста... Тони, нам это запрещено, – сказал Гилберт. – Из соображений безопасности. Объект совершенно нам неизвестен и, очевидно, может использоваться как оружие.

– Понятно, – ответил Тони. – И все-таки, ребята, где вы его нашли? Понятно же, что это первый вопрос, который надо прояснить.

– Это засекреченная информация, – вмешалась в разговор Хилл.

Тони раздраженно развел руками, не сводя глаз с Гила.

– Она говорит на каком-то официальном агентском наречии. Я его не знаю. Но мы с тобой, Гил, говорим на одном языке. Объясни мне. Почему нельзя убрать стекло?

– Оно, конечно... ограничивает наши возможности. Но в объекте нет знакомых нам технологий, поэтому необходимо было принять дополнительные меры предосторожности. Отсюда и стеклянный резервуар.

– Отсюда и стеклянный резервуар, – повторил Тони и кивнул. Он обернулся и ткнул пальцем в сторону Марии Хилл. – О, великий директор Хилл. Вы ведь обещали рассказать, откуда у вас эта штука. И я все еще жду объяснений, как бы там ни были засекречены обстоятельства находки. Поделитесь-ка информацией. Хоть что-то для затравки.

– Позже, Тони, – сказала Хилл. – Придется пройти сложную процедуру разрешения. Ты же знаешь. Мы предоставим все данные, когда они...

– Когда они будут мне необходимы. Естественно. Знаешь что? Давай пойдем на компромисс. Отмени протокол и позволь этим чудесным трудолюбивым людям вытащить объект из стеклянной коробки. Гилберт много работал. Дай ему хоть что-то, наконец, сделать.

Мария невозмутимо смотрела на Тони.

– Тут ведь вот какое дело... – продолжил Тони, постукивая костяшками пальцев по стеклу. – Если этот робот грозит неприятностями... ваш стакан его не удержит. И поправь, если я ошибаюсь, над нами ведь километра полтора земли, так? Если эта штука разбушуется, унимать ее придется долго и сложно.

– Этот резервуар сделан из материала, который способен выдержать выстрел из базуки в упор, Старк, – сказала Хилл. – Мне кажется, нам стоит...

Не обращая внимания на слова директора ЩИТа, Тони застучал указательным пальцем по сенсорному экрану устройства на своем левом запястье. Непрофессионалу – каковыми по сравнению с Тони Старком можно было считать всех остальных – оно казалось обычными часами. Часами, покупка которых разорила бы семью крепкого среднего класса, но все же часами. Однако аппарат умел не только отсчитывать время.

Над часами тут же вспыхнула золотая дымка, а спустя полсекунды из часов появились пластины, которые покрыли пальцы, ладонь и часть руки Тони и сложились в перчатку Железного Человека. Не успела Хилл сказать и слова, как он ударил по толстому стеклу и довольно отметил: многочисленные слои прозрачного материала раскалывает глубокая трещина.

Затем Тони с широкой улыбкой повернулся к ошарашенной Марии Хилл.

– Это... собственность ЩИТа, – проговорила она. Тони не понял, пришла она в ужас или впечатлилась, но предпочел остановиться на последнем.

– Собственность ЩИТа, единственный смысл которой в том, чтобы тебе было спокойнее, – сказал Тони, проводя пальцем по трещинам. – Еще пара ударов с левой – к слову, я правша, – и за эту стену легко можно будет пройти. Если этот ваш грозный робот и правда представляет опасность, с тем же успехом можно было оградить периметр желтой лентой. Если хочешь, еще постучу.

– Так и знала, – Хилл указала на часы. – Сколько там стрелки показывают, тебя никогда не волновало. Ты принес свой костюм.

– Естественно, принес, – подтвердил Тони с широкой улыбкой, выставив вперед руку в перчатке. Он постучал пальцами по чемоданчику. – А знаешь почему? Подумай, что будет, если влезем в этот ваш объект, и ты окажешься права? Если он действительно опасен? Железный Человек с большей вероятностью его остановит, чем битое стекло. И что-то мне подсказывает, что ты и без меня это понимаешь.

Мария долго смотрела на Тони с непроницаемым выражением лица.

– Хорошо, – наконец согласилась она, направляясь мимо Гилберта к выходу. – Уберите защитный барьер. И кто-нибудь, пожалуйста, отправьте счет «Старк Индастриз» за материальный ущерб.

– Итак, хорошо, – проговорил Тони. – Сейчас приступлю. Мы тебя позовем, если что-нибудь понадобится, Хилл.

Перед тем как Мария вышла, Тони успел заметить, как приподнялись уголки ее губ.

– Вам что-нибудь нужно? – спросил молодой ученый с волосами, щедро обработанными гелем – похоже, он пока не понял, как им пользоваться.

– Кофе. Много кофе. Черного. Целый кофейник, – сказал Тони, с нетерпением наблюдая, как половина защитного барьера утопает в полу, а вторая – уходит в потолок. – И, может, лапши быстрого приготовления.


* * *


ПО ШТАБ-КВАРТИРЕ ЩИТа бродил Призрак, но никто об этом не знал.

Как Призрак и говорил Нефарии, он без проблем обошел грандиозную хитроумную систему безопасности организации. Проник сквозь твердую почву в нескольких километрах от здания, проплыл несколько километров по грязи, затем просочился сквозь бетон, ориентируясь на всевозможные сигналы серверов ЩИТа. Оказавшись внутри здания, он принялся взбираться вверх по стене, пока наконец не ощутил странную вибрацию в основании шеи.

Конструкция его боевого костюма позволяла обмануть сканеры ЩИТа и пройти в любое помещение в здании, от оживленного кафетерия до хранилища с самым высоким уровнем допуска, не попавшись никому на глаза. Те же разработки делали его невидимым для камер наблюдения, стоило только активировать ингибиторы энергии, но даже так Призрак предпочитал не ходить по хорошо просматриваемым коридорам и вместо этого продвигался сквозь лабиринты стен и вентиляционных систем, змеящихся по всему зданию.

Эти способности объяснялись тем, что, в отличие от Железного Человека, Призрак как физически, так и ментально зависел от своего костюма. Высокотехнологичное изобретение подчинялось воле создателя, поскольку было неразделимо связано с его сознанием. В случаях, когда раньше Призраку пришлось бы дорабатывать программу, теперь ему стоило только подумать, чего он хочет. Лишь ингибиторы энергии на запястье приходилось включать и выключать вручную.

Призрак не только контролировал форму костюма и его движения, но и слышал то, чего не слышали другие. Каждый механизм для него теперь имел свой собственный голос. Костюм позволял взломать брандмауэр и поменять настройки машины или сети, но, только соединив с ним свой разум, Призрак понял, что взаимодействие с машинами – не какой-то тривиальный процесс вроде взлома. Жаль, до таких, как Нефария, это никогда не дойдет. Призрак не просто приказывал аппаратуре, что делать, – он обращался к машинам, и те отвечали. Может, он и не слышал настоящих голосов, но, с другой стороны, Призрак давно вышел за рамки привычного смысла слова «человек» – или, во всяком случае, живой человек. Теперь, вслушиваясь в шум и гам множества сетей, Призрак искал особенный голос, не похожий ни на один другой.

Голос того, за чем он пришел.

Двигаясь сквозь стены ЩИТа, Призрак перебирал механические, электронные голоса сетей и устройств, прислушиваясь то к одному, то к другому. Гул зашифрованных интернет-сигналов звучал фоном, как и везде, заменяя ему тишину.

Оружие в здании откликалось резкими голосами. Призрак лелеял мысль взломать систему ЩИТа и направить на ненавистную организацию пару собственных ракет – хоть какое-то развлечение, пока он ищет нужный голос, – но решил не делать этого. В конце концов, у него было важное задание.

«Хотя было бы забавно», – подумал он, издав гадкий смешок.

Призрак прислушивался к вибрации, которая так и сверлила основание его шеи и расходилась волнами к челюсти и вниз по позвоночнику.

– Ну, здравствуй, – прошептал он. – А ты силен, правда?

Вибрация усилилась, а затем резкий визг, похожий на скрежет металла, пронзил весь костюм Призрака. Тот последовал в направлении, откуда исходил сигнал, сквозь стены и шахту лифта. Когда вибрация еще усилилась, обозначая, что искомая цель близко, он вытянул вперед затянутые в перчатки руки и обрел материальную форму. Ноги коснулись стальной балки. Дистанционно внедряясь в мощные системы безопасности, Призрак предпочитал держаться за что-нибудь покрепче: в такие моменты его охватывало странное чувство, будто разум покидает его тело, растворяется в мире электричества и кода, нулей и единиц, в мире, где легко потерять себя.

Иногда он думал, сможет ли когда-нибудь спокойно отпустить мир физический.

Призрак стряхнул с себя эту мысль, вцепился в стальную балку и скомандовал костюму пуститься на поиски точного местоположения источника звука.


* * *


С НАЧАЛА изучения таинственного робота прошел всего час, а некогда стерильную лабораторию уже захватил привычный хаос домашней мастерской Тони. Столы покрылись липким слоем пролитого кофе, инструменты были разбросаны по всем углам, и – к его вящей радости – ученые и агенты наконец поняли намек, высказать который Тони не позволяла вежливость. Вежливость или глубокая увлеченность объектом, из-за которой он забывал говорить. Намек, конечно, заключался в том, что единственный шанс на успех – это оставить Тони и прекрасное произведение безумного мастера наедине. Несколько человек продолжали наблюдать за ним с балкона, но Тони все равно отлично работалось – главное, чтобы близко не подходили.

Единственная проблема: он до сих пор не понимал, что же перед ним.

Старк понятия не имел, из какого материала сделан робот, чего раньше с ним не случалось. Похожий на пластик или чугун материал казался гладким и обманчиво податливым. Но как бы ни старался Тони, он не смог оставить на нем даже царапины. Похоже, это не железо, не хром, не сталь, не кремний, не адамантий и не вибраниум. Это что-то иное.

Положив робота на спину с помощью подъемных кранов ЩИТа, Тони согнул его руки и ноги в суставах, а потянувшись к перегородке между шеей и плечевыми пластинами, обнаружил, что голова странного объекта в ответ на эти манипуляции повернулась на 360 градусов. Но больше ни единого движения не последовало. Пока что выводы Тони не отличались от заключений специалистов ЩИТа: это может быть робот, может быть костюм вроде его собственного, где-то внутри него может быть источник энергии, возможно, им управляют дистанционно через какую- то стороннюю сеть, может, это беспилотник, который запустили из России, Антарктиды, с Марса, из альтернативной реальности или параллельного измерения, где говорящие свиньи едят бекон из человеческого мяса. В общем, это может быть что угодно и откуда угодно.

Тони знал, что сотрудников и сотрудниц ЩИТа, проведших много часов подряд над загадочной находкой, подобная неопределенность расстраивает. Но Тони – другое дело.

Он был в восторге.

Старк делил изобретателей на три вида. Первые хотели подарить миру то, до чего раньше никто не додумался. Мечтали о собственной «империи», о том, чтобы их запомнили.

К этой категории Тони относил большинство своих коллег. И сам когда-то к ней относился.

Вторые пускали лучшие свои идеи не на строительство нового, а на разрушение. Тони встречал многих подобных и выяснил, что в нее часто попадают те, кто принадлежал к другим группам, но так и не добился успеха и в итоге поддался искушению деструктивной идеологии. Строить трудно, рушить – нет ничего проще, снести так же просто, как и получить. Тони понимал это, хотя предпочел бы оставаться в неведении.

Третьи же смотрели на мир и видели, что ему чего-то не хватает, недостает существенной части, но по какой-то вопиющей оплошности ее упустили. Задача изобретателей этого сорта состояла в том, чтобы заделать брешь, вернуть недостающее. Каждая идея, каждый проект, каждая капля пота, которую выжимало из них это нелегкое дело, посвящалась тому, чтобы найти то неизведанное и потерянное, которое сделает мир лучше.

Одним из таких изобретателей и был Тони.

Сейчас он упорно продолжал попытки вскрыть корпус робота и не переставал размышлять о том, к какому виду изобретателей принадлежал его творец. Он работал и не мог отделаться от мысли, что пустые черные глаза неизвестного механизма сверлят и сверлят пустоту. Конструкция робота пугала не больше, чем его собственные изобретения, но он не мог избавиться от ощущения, что руки, собравшие его, нисколько не стремились строить.

Да, это оружие. Уж в нем Тони Старк разбирается.


* * *


– ВОТ ОНО! – прохрипел Призрак, ощутив, как снова нарастает вибрация. Какой бы ни был у его цели источник питания, такого Призраку еще чувствовать не приходилось, и он даже не был уверен, смог ли проникнуть в систему или только пробил первую линию защиты – но и это было уже кое-что.

Помимо голоса, у каждой системы есть языки. Эта говорила на неведомом. Когда Призрак изучал источник вибрации, ему казалось, что разум его мчится по темному тоннелю. В конце мерцал тусклый свет: иногда синий, иногда зеленый, иногда красный. Стоило только к нему приблизиться, тоннель становился глубже, заставляя снова нестись к далекой вспышке.

– Что ж такое, – раздраженно бормотал Призрак.

Ему уже давно было не по себе. Призрак понимал, что система робота сопротивляется ему, причем неизвестным ему способом, и это не могло не злить. Да и вела она себя как живое существо. Призрак двинулся дальше, и тут вдруг свет резко приблизился, а вибрация окутала его со всех сторон. К его удивлению, кости внутри костюма не завибрировали, но свет стал ярче, а звук превратился в жар. Призрак не распознал, был это физический удар или техника неведомого робота атаковала систему его костюма. Он вообще толком не понимал, что происходит.

– Другое дело, – сказал Призрак, не отступая. – Покажи, на что ты способен.

Тут его ударило волной света, который больше не прятался в глубине тоннеля. Эта волна попыталась сбить костюм. Удара такой силы Призрак не ожидал. Он испугался, что, если расслабится хоть на секунду, система безопасности робота – если это она – не только легко избавится от него, но и полностью вырубит все его хитроумные технологии, и он останется в шахте лифта ЩИТа, беспомощно ожидая, когда в костюме полностью кончится запас кислорода.

Но отступать было нельзя. Он уже прыгнул со скалы. Оставалось только приземляться.

Призрак рассмеялся.

– Я просто так не уйду, – заявил он. – Сдавайся!

Не стараясь укрыться от разгорающегося света, Призрак закрыл глаза и доверился технике, встроенной в костюм, подставляясь под удар. Он или погибнет, или пробьет линию защиты. А смерть уже давно его не пугала.

Свет окутал вора чужеродных технологий, и его глаза ослепило вспышкой голубого пламени. Позвоночник дернулся в судороге, и Призрак уже ожидал приступа, но внезапно все исчезло. Крепко цепляясь за стальную балку в шахте лифта, он открыл глаза.

Теперь вибрация ощущалась не вокруг, а являлась чужеродной энергией в его собственном костюме.

С ним был кто-то еще. Внутри.

Призрак почувствовал какую-то попытку движения, словно после долгого бездействия. Закрыв глаза, он снова сделал усилие, чтобы дотянуться до техники, и вдруг начал видеть – через кристалл, встроенный в голову робота.

Сгорбившееся физическое тело Призрака все еще сидело в шахте лифта, но мысленным взором он смотрел сквозь кристалл на склонившегося над роботом Тони Старка, лоб которого покрылся испариной.

Призрак решил поднять руку робота и схватить Тони за шею, но ничего не вышло. Он пока не может... прийти в чувство – наверное, так назвал бы это Призрак – и пошевелиться.

Взломщик систем ЩИТа отбросил посторонние мысли и принялся сосредоточенно проникать в систему робота. Возможно, оттуда получится заставить его двигаться. Призрак услышал щелчки и гул, будто от далекого жужжания.

– Давай, – требовал он. – Просыпайся. Просыпайся. Давай повеселимся. Ты меня слышишь?

Вдруг Призрак вздрогнул от удара статическим электричеством в голову, будто кто-то залил ему под шлем ледяной воды. Когда странная энергия пронзила тело, Призрак внезапно понял: он то обретает плоть, то возвращается в призрачную форму. Электричество поднялось вверх, наполняя его тело, и он, бестелесный, начал парить в воздухе. Когда он понял, что происходит, то едва не поддался панике.

Призрак потянулся к разуму робота. Теперь, чем бы ни было это существо, оно ответило на его призыв. Наконец.

– Привет, – сказал Призрак, изо всех сил стараясь не утратить спокойствия. – Как тебя зовут?


* * *


ТОНИ СПРЫГНУЛ со стремянки, отбросил в сторону лазерный нож и отошел от робота. Нож, упав на пол, треснул, и Тони поморщился. Он и забыл, что работает не в своей лаборатории. Старк смущенно оглянулся на ученых, стоявших на балконе.

– Пусть Хилл выставит счет.

Он не собирался сдаваться, пока не выяснит, что включает объект – если он, конечно, работает или хоть когда-нибудь работал. Но Тони начинал подозревать, что взлом корпуса здесь не поможет.

Он поручил Пятнице запустить внутрь нанодрон, который теперь исследовал каждую щель в роботе и искал любые сигналы и внутренние механизмы, способные дать хоть какую-нибудь подсказку.

– Ну как, Пятница? – спросил Тони.

– Проникнуть в систему не удалось, подключиться к сетям не удалось, трехмерное изображение внутреннего устройства получить невозможно...

– Не подступиться, – вздохнул Тони. – Продолжай работу.

Снова принимаясь за робота, он помахал Гилберту, который среди прочих сотрудников ЩИТа находился на балконе.

– Гил! Эй, Гил, приятель! – позвал его Тони.

Гилберт посмотрел на Старка с щенячьим восторгом.

– Ты не позовешь директора Хилл? – крикнул ему Тони. – Она говорила, что место, где нашли эту штуку – засекреченная информация, но я ничего не смогу сделать, пока не узнаю, откуда взялся объект. Пусть забудет о бюрократической волоките и возьмется за дело. Так и передай. Дословно. А потом снисходительно подмигни – она любит, когда так делают.

Позади Тони по лаборатории разлился зеленый свет, и на пол легла огромная тень Старка. Он решил, что по ошибке включил какую-то сигнализацию, обернулся и посмотрел вверх: над ним возвышался робот, а кристалл в его голове сиял изумрудным светом. Его конечности скрипели. Сияющий взгляд обводил лабораторию. Из сочленений валил пар, когти снова и снова сжимались и разжимались.

– Сэр, зафиксирована активность, – сообщила Пятница. – Системы не идентифицированы, но определенно активны!

– Проницательное замечание, – сказал Тони, растерянно глядя на робота. Стоя в полный рост, он отбрасывал тень на все помещение. Тони обнаружил, что стоит в этом темном пятне.

Старк обошел вокруг робота. Голова из непонятного материала поворачивалась вслед за ним. Тони понятия не имел, кто или что смотрит на него, а потому не хотел проявлять агрессию.

Пусть даже всего несколько минут назад пытался вскрыть его лазером.

Откуда-то из глубины робота прогремел низкий голос, но слов Тони не понял. Он знал много языков, но только не этот.

– Язык не определен, – сообщила Пятница.

– Простите, – обратился Тони к роботу, сложив руки на груди и не обращая внимания на слова Пятницы. Он занес палец над экраном часов, готовый в любую минуту нажать на нужную кнопку. – Говорите по-английски?

– Привет, – произнес робот уже другим голосом.

Этот голос показался Тони смутно знакомым, хоть он и не понял, откуда. Любопытно.

Робот снова заговорил:

– Как тебя зовут?

– Тони. Тони Старк, – ответил Тони, пытаясь скрыть замешательство. – Отлично. Вот и первый контакт. Я...

Повисла пауза. Затем странный низкий голос прогремел снова, и робот угрожающе шагнул к Тони. Нависая над ним и сверкая изумрудным глазом, робот проревел по-английски:

– Я... Некроз.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ИТОГ ВОЙНЫ


– Я... НЕКРОЗ.

Гулкий нечеловеческий голос, как электрический разряд, встряхнул костюм Призрака. Он вернулся в свое физическое тело и больше не был неосязаемым. Застигнутый врасплох тем, что сила притяжения внезапно вступила в свои права, Призрак испуганно вскрикнул, когда понял, что летит в шахту лифта. Не успев перейти в призрачную форму, он врезался в твердую стальную балку.

Он уже очень давно не испытывал настоящей физической боли.

Скрючившись, он смотрел вниз, туда, куда упал бы, если бы не она. Дна шахты не было видно. Это падение прикончило бы его. Без сомнений.

Призрак поднялся на ноги и осторожно переступил, а потом оперся на стену. В сознании еще осталось ощущение сети Некроза – звонкий дребезжащий звук, от которого сводило зубы.

– Это ты сделал? – прошипел Призрак.

Никто не ответил.

– Я спрашиваю, – настаивал он, переходя на крик. – Это ты со мной сделал?!

Снова никто не ответил.

Призрак сжал кулаки. Ему никогда еще не приходилось сталкиваться с такой системой. Он прорвался через брандмауэры, пересилил защиту и захватил контроль... или ему так показалось. Выходила какая-то бессмыслица. Пусть код и написан на другом языке, это все равно код. Костюм его расшифровал и поменял настройки, как десятки тысяч раз до этого. Если мир внезапно не перевернулся, если собаки по-прежнему лают, а небо все так же наверху, Некроз должен был оказаться под контролем Призрака, но этого не случилось. Он это чувствовал, но связь оборвалась. Даже искусственный интеллект, если это он, не должен так вести себя.

Неизвестный объект его обессилил. Ярость кипела. Шлем изнутри покрыло испариной гнева.

Призрак схватил себя за запястье и повернул браслет, отключая сигнальный ингибитор. Он почувствовал, как костюм наполняет электрический ток, заряд поднялся до 75 процентов. Возможно, его засекут системы безопасности ЩИТа, но теперь это не имело значения: чтобы проникнуть в устройство Некроза, нужна была дополнительная энергия. Раз этот робот так старается его вышвырнуть, пора показать, на что способна техника Призрака.

Он поднял руку, приготовился раствориться в воздухе, костюм засверкал энергией. Призрак ждал... и ждал...

Наконец он резко опустил руку, надеясь, что она с легкостью пройдет сквозь балку, но со всего размаха ударился о сталь. Растерявшись и едва держась на дрожащих ногах, Призрак прохрипел:

– Что ты со мной сделал?

Он знал, что Некроз слышит даже его мысли, но не стал сдерживаться и спросил вслух.

На этот раз Некроз ответил. Его голос раздался из костюма Призрака.

– Ты... само напросилось... существо.

Призрак хотел сказать что-нибудь еще, но его челюсти не поддавались, словно он окаменел. Он стоял, как статуя, с открытым ртом и издавал звук, похожий на шипение выходящего из бутылки воздуха, но не мог произнести ни слова. Призрак попытался дотянуться до другого запястья, чтобы отключить последний ингибитор энергии и поднять заряд костюма до 100 процентов. На его глазах рука медленно потянулась, но остановилась в паре сантиметров от запястья второй. Если только отключить ингибитор, если напитать костюм энергией под завязку, никакая система – даже Некроза – не сможет против него выстоять. На электрический сигнал, несомненно, сработают датчики ЩИТа, но Призрак был готов на все. Только вот Некроз проник в его голову и знал, что ему нужно.

Призрака парализовало, его рука замерла, не дотянувшись до ингибитора совсем немного, и последний рывок ему никак не удавался.

И это было еще не самое худшее. Не счесть, сколько раз он ощущал, как техника в костюме качает данные из только что взломанной системы. Ощущение, когда мозг наводняет информация, было совершенно уникальным, вызывало эйфорию. Не менее уникальным было то, что он испытывал в этот момент.

Некроз извлекал информацию из сознания Призрака, как файлы с жесткого диска. Если не найти способ победить это «оружие массового поражения», он останется полым, опустошенным, пустой оболочкой.

Воистину призраком.


* * *


ТОНИ СТОЯЛ перед Некрозом, занеся палец над часами. Он нутром чуял, что, если дать неизвестной твари понять, что он представляет собой угрозу, она нападет. Он понятия не имел, чем грозит это противостояние, но оказаться на месте мишени и выяснить у него желания не было. Некроз, похоже, понимал английский или успешно переводил со встроенного языка, поэтому сначала надо было поговорить с ним, узнать, как можно больше, и убедить его, что Тони не представляет угрозы.

К запасному плану переходить не хотелось.

– Некроз, – повторил Тони спокойно и размеренно. – Так вас зовут, верно?

Робот, еще ярче сияя кристаллическим забралом, навис над ним. Тони почувствовал на лбу капли пота. Голова робота следила за каждым его движением – стало понятно, что это не беспилотник и не костюм сродни супергеройскому. Объектом никто не управлял. Нет, это был искусственный интеллект.

Насколько он умен, пока оставалось неясным.

– Меня зовут Тони Старк. Я тут... ну, скажем так, из-за вас. Я создал несколько разных ИИ. Думаю, вы знаете, что находились в спящем режиме. Я не совсем уверен, почему... черт, да я даже не знаю, как вы сюда попали. Так что в каком-то смысле мы на одной стороне, не так ли?

Некроз молча смотрел на Старка.

– Я могу вам помочь, – продолжил Тони. – Мы можем выяснить, что с вами случилось. Какова ваша цель, что вы должны были сделать. Любой ИИ создан для чего-то, верно? Вас вряд ли доставили сюда, чтобы установить как статую в лаборатории. Нет, вы...

Тони едва успел отскочить в сторону, когда из горящих глаз Некроза ударил поток зеленой энергии и расплавил пол там, где только что стоял Старк.

Тони нажал на часы и перекатился через плечо как раз вовремя, едва увернувшись от очередного выстрела. По сигналу распахнулся чемоданчик Тони. Перчатка, встроенная в часы, как раз раскрылась, и остальные части костюма Железного Человека, вылетев из кейса, начали крепиться на теле Тони в нужном порядке. Старк отскакивал от выстрелов Некроза, которые оставляли ямы в полу лаборатории. Он слышал крики ученых и надеялся, что у них хватит ума убраться подальше, пока Некроз не обращает на них внимания.

Наконец его шлем закрылся с металлическим лязгом.

Железный Человек остановился перед роботом. Некроз прекратил стрельбу. Казалось, он, поблескивая кристаллом, с любопытством разглядывает Железного Человека. На гладкой броне костюма отражался исходящий от робота зеленоватый свет. Затем по металлу заплясали красные отблески – в лаборатории сработала сигнализация. Дуговой генератор на груди Железного Человека светился белой энергией, которая когда-то спасала ему жизнь.

Тони надеялся, что она не подведет и в этот раз.

Внутри костюма Тони изучал все, что известно о Некрозе – данные вспыхивали на дисплее, горевшем под маской в поле зрения Старка, на него Пятница выводила данные о его физическом состоянии, показателях доспеха и о любых внешних или внутренних повреждениях. Показатели температуры сейчас лихорадило, а Пятница составляла трехмерную модель робота, чтобы найти уязвимые точки. Через долю секунды результаты высветились на дисплее.

Естественно, ни единого слабого места, подумал Тони.

Пока Пятница молча сканировала врага, он вытянул в сторону Некроза светящуюся перчатку. Он бросил взгляд в сторону и с облегчением понял, что ученые разбежались.

– Попросил бы остановиться, – сказал он. – Сейчас. Мне все равно, похоже твое имя на название метал-группы или нет. Придется тебя уничтожить.

– Ты... само напросилось... существо, – ответил Некроз, завершив фразу очередным выстрелом, который Тони встретил репульсорным лучом – однако атака Некроза тут же его поглотила. Старк едва успел увернуться, а стол позади него превратился в дымящийся кусок расплавленного металла.

– Понятно. Значит, ты серьезно настроен, – сказал Тони, протягивая обе руки к Некрозу.

Из его перчаток вырвался мощный разрушительный поток энергии и устремился в центр корпуса робота. Гиганта отшвырнуло назад, и Тони, решив, что наконец что-то получается, снова ударил по Некрозу репульсорными лучами, одновременно двинувшись в его сторону. Робот отступил в одну из дымящихся ям на полу и уперся ногами в пол; Тони застыл на месте.

Некроз ринулся вперед и, не обращая внимания на репульсорный луч, бросился на Тони. Железный Человек, чтобы избежать столкновения, взмыл к потолку. Он понимал, что, если угодит роботу в руки, тот без труда сорвет с него костюм, и тогда его проблемы станут куда серьезнее.

Поняв, что в запасе у него лишь доля секунды, а потом Некроз снова атакует его, он решил действовать на опережение: вцепился в спину врага чуть ниже шеи. Робот протянул руки, чтобы схватить противника, но не смог и лишь поцарапал его броню.

Некроз остановился посреди разрушенной лаборатории ЩИТа. Навскидку стоимость ущерба уже перевалила за десять миллионов долларов.

Робот заговорил голосом, больше похожим на хор мужских голосов, прерывающихся помехами. У каждого слова был свой тон, тембр и громкость. Было совершенно непонятно, что он говорит, и Тони не на шутку испугался.

– Ты... останешься там... навсегда? – произнес этот голос.

– Так каков расклад? – спросил Тони, не отпуская робота. – Кто тебя прислал?

– Ты знаешь... что будет дальше, – сказал Некроз.

Да. Это Тони знал.

Он еле успел сгруппироваться, когда робот отскочил назад и впечатал его в стену. Тони не отпускал.

– Стена сломается раньше, чем костюм получит повреждения, – отчиталась Пятница. – Однако материал, из которого сделан робот, более прочный, чем эта модель Железного Человека.

– Неужели? – простонал Тони, когда Некроз снова ударил им о стену. – Ну что ж, сейчас проверим.

– Поясню, сэр. Нельзя позволить ему ударить вами о такой же прочный материал, как его доспехи. При данной скорости и силе он легко вас одолеет.

– А хороших новостей у тебя нет? – спросил Тони. – Уязвимые места, цели, способ взломать систему. Хоть что-нибудь!

– Я ищу. Но...

– Ищи лучше! – рявкнул Тони, снова выбивая из стены гипсокартонные брызги. – У нас не...

– Отойди от робота, Старк!

Голос Марии Хилл каким-то образом перекрыл грохот и скрежет костюма Тони о странный материал, из которого был сделан робот.

Тони отскочил в сторону мимо Марии Хилл, которая стояла у входа в лабораторию, расположив на плече оружие размером с мопед. Дуло горело красным.

Как бы это ни было абсурдно, Тони не мог не отметить, что это нечто новенькое. Позади Хилл по балкону рассыпалась команда из пары десятков агентов ЩИТа в боевой броне. Каждый целился в Некроза из штурмовой винтовки.

– Нет! – закричал ей Тони, не сводя глаз с Некроза и в любой момент ожидая его нападения. – Убери отсюда людей!

– К нам идет подкрепление. Это спасательная операция. Мы тебя отсюда вызволяем! – крикнула Хилл. – Держи дистанцию. Нельзя выпускать его из лаборатории. Это помещение построено с расчетом на экстремальные нагрузки, но остальная часть здания...

– Нет, – ответил Тони, не двигаясь с места. – Уходите, я с ним разберусь. Ты знала, что такое может случиться, когда звала меня сюда. Так не мешай мне. Чем больше агентов позовешь, тем больше у этой штуки будет мишеней.

– В сторону! – снова крикнула ему Хилл. – Нет, Тони, я не за этим тебя звала. Зачищаем бункер и запечатываем тут робота. Шевелись!

Некроз оглядел людей. Изумрудный свет от кристалла пульсировал, будто ритм сердцебиения. Тони понимал, что, если робот выстрелит по агентам, те не смогут уворачиваться, как он. Для рабочего плана ему не хватало информации, но Старк понимал, что людей – и Марию Хилл – нужно увести подальше, пока ситуация не ухудшилась.

– Он сильнее, чем ты думаешь, Хилл! Он спокойно прорезает бетон – его не получится здесь запереть! – Тони отлетел назад, оглядывая лабораторию. На дисплее высветилась трехмерная схема здания, на которой была отмечена глубина прожженных Некрозом дыр в полу. Большинство из них шли в направлении бетонного бункера, некоторые – в хранилище с секретными документами – не лучшее место, если события повернутся так, как он предполагал. Неважно, какова была защита лаборатории, – Тони знал, что директор неправильно оценивает обстановку. Робота нужно было вывести наружу. Если завяжется полноценная схватка, сколько бы ни было вокруг бетона и стали, здание превратится в руины.

– Я сказала уйти в сторону, Тони! – крикнула Мария Хилл и выстрелила. Красный лазерный луч из дула ее пушки попал в светящийся кристалл.

Голова Некроза завращалась от удара, но, когда остановилась, на кристалле не оказалось даже царапины. Тони почувствовал, как Мария Хилл у него за спиной напряглась, ожидая ответного удара.

– Хочешь... закончить жизнь... творя насилие? – пророкотал Некроз.

– А ты пацифистом заделался? – ответила Хилл. – По записям с камер наблюдения и не скажешь.

– Я... не боец... замир, – ответил Некроз, и кристалл запульсировал активнее. – Я... итог... войны.

Датчики в костюме Тони просканировали здание и вывели на дисплей детальное изображение области лаборатории позади Некроза и дальше налево, где стояли стеклянные шкафы. В противоположном конце лаборатории был люк, ведущий к аварийному выходу, скорее всего, на случай неисправности лифтов. Тоннель проходил под лабораторией, изгибался наверх и заканчивался у запасного выхода из помещений ЩИТа.

Вот у Тони и появился план. Не сказать чтобы хороший. И не факт, что выполнимый. Но другого-то не было.

– Может, ты не понимаешь своего текущего положения, – продолжала говорить Хилл Некрозу. – Ты заговорил о войне, но вот ты тут один...

– Правильно, Хилл, конечно, поболтай с кровожадной махиной как с живым человеком, – сказал Тони, готовый приступить к выполнению плана. Он заметил, что интерес Некроза к директору ЩИТа и ее агентам угасает. – Беги отсюда. Быстрее. Доверься мне.

Хилл молча развернула свое оружие, и из дула вырвался обжигающий лазерный луч – мощнее прошлого раза в четыре. Тони бросился на пол, едва избежав удара.

– Я сказала тебе, убирайся, -– бросила ему Хилл.

От выстрела Некроз отлетел дальше, чем от репульсорных лучей Железного Человека. Мария двинулась на робота, а Тони, качая головой, взлетел в воздух.

– Ты чуть не подстрелила меня гигантским лазером, – посетовал Тони, тоже надвигаясь на Некроза. – Откуда у тебя это? Классная штука. Тебе бы рассказывать мне о таких почаще.

– Я была уверена, что ты пригнешься, – произнесла Хилл, снова стреляя в робота. Агенты ЩИТа рассредоточились по помещению и прикрывали тех, кто выводил не успевших сбежать ученых. – Ну, почти уверена.

Старк добавил к лазерному лучу мощи репульсорных пушек, и вместе они оттеснили Некроза к прозрачным блокам. Робот попытался остановиться и выстрелил мощным потоком зеленой энергии. Тони и Хилл сбили его прицел новой атакой, Некроз дрогнул, и его энергетический луч прорезал потолок. Энергия прошила здание с жутким звуком, который заставил Старка испугаться, что робот сожжет всю лабораторию, если быстро его не вывести.

– Сэр, наверху! – раздался голос Пятницы. Тони поднял голову и увидел, как половина стеклянного цилиндра, где содержали бездействующего Некроза, откалывается от потолка и вот-вот упадет на Марию Хилл, никак не ожидавшую новых проблем.

Плавным движением он взлетел над директором ЩИТа и подхватил в воздухе огромный стеклянный цилиндр. Затем поднял его над головой и двинулся к Некрозу, стараясь не задеть потолок.

Тони с силой опустил обломок стеклянного барьера на голову Некроза. Барьер разлетелся вдребезги.

– Я же говорил, что эта штука его не удержит! – крикнул Тони Марии. Враг тем временем повернулся к агентам на балконе. Молодой парень – на взгляд Тони, не старше двадцати пяти лет – выстрелил в гигантского робота. Пуля с жалобным звоном отскочила.

Некроз ответил самым мощным выстрелом, который довелось увидеть Старку в этот день. Тони рванул к балкону, сбил агента сильнее, чем хотел, и выстрелил из репульсора, чтобы остановить луч Некроза. Агент под Железным Человеком замер, вероятно, оглушенный ударом, – все же лучше, чем превратиться в кучку пепла.

– Хилл, уведи их отсюда! Немедленно! – крикнул Тони, изо всей мощи репульсорных пушек сдерживая губительный зеленый свет.

– Расход энергии превышает допустимые пределы, – предупредила Пятница. – Системы защиты работают на предкритическом уровне...

– Расходуй резервы, все что есть! – скомандовал Тони. Он оттолкнулся от балкона и полетел навстречу пылающему зеленому лучу, подставляясь под смертоносную атаку нависшего над ним робота. Как только сотрудники ЩИТа оттащили потерявшего сознание агента в лифт, на котором приехали, Тони увернулся от потока энергии, ударившего в пол.

– Хилл, сама тоже уходи! – крикнул Тони. – Сейчас же!

– Ни за что. – Хилл снова прицелилась и выстрелила, но Некроз легко ушел от атаки, даже не потрудившись повернуться в ее сторону. Робота интересовал только Тони.

Железный Человек, убегая от очередного зеленого луча, оставлявшего на полу пылающую дорожку, добрался до стеклянных шкафов. В углу, куда он вел Некроза, Тони резко развернулся, и луч врага выписал огненный зигзаг. Робот, видимо, наконец поняв, что Тони с ним просто играет, сделал именно то, на что надеялся Старк, – бросился к Железному Человеку.

– Все там, где надо, Пятница? – спросил Тони, зависнув над пламенем на полу.

– Будут через несколько секунд, сэр, но пол все еще способен выдержать вес Некроза, – ответила Пятница. – Прогорит, но...

– Ждать не можем! – Железный Человек пристально наблюдал за приближающимся роботом.

– На месте! – отрапортовала Пятница.

Тони ринулся к Некрозу, выставив ладони вперед. Он выстрелил потоком энергии, но не в робота, а ему под ноги. Репульсоры пробили пол, и робот, не успев среагировать, провалился сквозь бетон в тоннель.


* * *


В ЛАБОРАТОРИИ Мария Хилл повернулась к балкону. Там появилась еще одна группа агентов, с лазерными бластерами, как у нее самой. Ее поразило, насколько быстро все произошло. Директор ЩИТа с облегчением отметила, что агент Форестер пришел в сознание и даже стоял рядом с коллегами, несмотря на кровь, стекающую по лбу. В тот ужасный миг она подумала, что Тони не успеет помочь и Некроз убьет молодого сотрудника.

Мария быстро поднялась по лестнице и, рассеянно похлопав Форестера по плечу, оглядела комнату. Противопожарная система включилась только когда пламя в ямах от выстрелов начало пожирать стены. Лабораторию проектировали так, чтобы ни один взрыв не пробил фундамент здания наверху. Защитные элементы конструкции устояли, но оборудование и пол пришли в негодность.

– Никогда не видела такой огневой мощи из одного источника, – призналась Хилл. – Старк едва с ним сровнялся. Нельзя дать объекту покинуть здание.

Хилл жестом приказала агентам идти вперед. Сама же по беспроводной связи раздавала команды.

– Вызовите пожарную бригаду в южную лабораторию немедленно, – говорила она. – Мои отряды покидают здание. Расставьте команды на всех выходах из юго-восточного тоннеля. Сообщите координаты объекта.

В наушнике раздался голос агента Джудит Клеммер.

– Есть картинка. Старк и объект обнаружены в подземном тоннеле, двигаются в сторону юго-восточного выхода. И еще...

– Что? Что еще? – выкрикнула Мария, выбегая из лаборатории.

– Полагаю, директор Хилл, у нас возникла еще одна проблема.


* * *


ПРИЗРАКУ только и оставалось, что в немом ужасе наблюдать, как на шнурах, тянувшихся откуда-то сверху – ему было не разобрать откуда – спускаются два вооруженных агента ЩИТа. Они остановились на уровне балки, на которой неподвижно стоял Призрак.

– Попался! – рявкнул один из агентов, неуклюжий бородач с маленькими глазами и шеей толщиной с талию обычного человека. – Назовитесь!

Призрак не ответил – не мог. Агенты наставили оружие на его шлем.

– Вы слышали команду, – сказала другой агент, стройная невысокая девушка со шрамом на щеке. Похоже, от ожога.

Призрак молча стоял и почти надеялся, что его пристрелят на месте. Мгновенная смерть – это лучше, чем падение в бездонную шахту. Еще больше его пугало то, что Некроз продолжал шарить в его сознании, стирать данные, воспоминания, способности... все, чем он был. Призрак не задумываясь выбрал бы пулю.

Пока агенты ждали ответа, он впервые пожалел, что так прочно сплел воедино свое тело, сознание и костюм, и теперь не может отключиться. Он не скучал по прежней жизни. Слишком сильно хотел отомстить корпорации, которая столько лет назад разрушила его жизнь, и тем, кто причинил ему зло. Когда те, кто отобрал все, что ему было дорого, легли в могилы, Призрак посвятил себя уничтожению таких же людей – тех, кто ради корпоративной жажды наживы причиняет другим боль. Он долго был одинок в своей миссии. В наши дни постоянным для него был лишь гул всемогущих сетей.

– Взгляни на него, – произнесла агент со шрамом, указав на пленного пистолетом. – Мне кажется, с ним что-то не так. Сообщу выше. – Девушка по коммуникатору рассказала директору Хилл, что обнаружен нарушитель.

Здоровяк поднял руку и щелкнул пальцами перед шлемом Призрака.

– Эй, ты! – сказал он и хмыкнул. Затем стукнул по шлему толстым пальцем, и Призраку показалось, что костюм сейчас опрокинется и рухнет в шахту.

– Как думаешь, что это? – спросила агент со шрамом, не сводя пистолета с Призрака и цепляя коммуникатор на пояс. – Может, один из запасных костюмов Старка?

– Понятия не имею. Не похоже на Железного Человека. – Крепкий агент развернулся на шнуре и встал ногами на балку. С минуту он не двигался, целясь в Призрака, которого разрывало от желания сбить его с ног и отправить в шахту. Агент грубо схватил Призрака за руку, прямо над запястьем. Неподвижный, тот ощутил надежду, когда агент потянул его вперед, едва не задевая ингибитор энергии.

– Нет, – скривившись, произнес агент, отпуская руку Призрака. – Внутри кто-то есть. Чувствуется через костюм. Он...

– Он что?

– Холодный на ощупь.

В коммуникаторе раздался голос Марии Хилл:

– Доставьте его в камеру.

– Что ж, ваш последний шанс представиться, – сказала агент со шрамом, так и не убрав пистолет. – Ладно, в любом случае идете с нами. Вы вторглись в границы государственной собственности. Облегчите свою участь. Скажите, кто вы.

Призрак так и стоял, не в силах произнести ни слова.

– Будь по-вашему, – заключил здоровяк, опустив руку прямо на ингибитор энергии. Он резко потянул Призрака к себе и случайно нажал на кнопку включения. – Пора заканчивать с этим дурацким представлением. Не знаю, как тебе, а мне бы уже пора заняться роботом.

Девушка со шрамом собиралась что-то ответить, но тут раздался зловещий смех Призрака. Агенты ЩИТа подняли оружие, но бывший пленник, костюм которого снова напитался и заискрился энергией, воспарил над ними. В проводах, идущих от груди к спине, жужжало и потрескивало электричество, смех нарастал, отдаваясь жутким гулом.

– Огонь! – скомандовала агент со шрамом.

Когда контроль Некроза ослаб, Призрак будто вынырнул из воды, растворяясь в воздухе и с облегчением наблюдая, как пули наконец проходят сквозь его неосязаемое тело, а агенты впадают в панику. Присутствие Некроза еще чувствовалось, но робот больше не сковывал его движений и не удерживал запертым в физическом теле. А как только Призрак разберется с непосредственной угрозой, он сделает все, чтобы Некроз больше не взял над ним верх.

Он рывком устремился к агентам, продолжавшим без толку тратить пули на бестелесного противника, и, приняв осязаемую форму, с силой толкнул обоих.

– Бу! – проговорил Призрак.

Агенты повисли на шнурах, которые крепились где-то далеко наверху и не давали им упасть и разбиться насмерть – или хотя бы отсрочивали подобное развитие событий. Призрак глянул на них сверху вниз и перерезал шнуры острыми, как иглы, когтями.

Затем он прошел сквозь стену, оставляя шахту лифта позади и наслаждаясь постепенно затихающими криками агентов. Сердце бешено колотилось: система костюма совершила перезагрузку, обновила и восстановила память. После перезагрузки власть Некроза окончательно сошла на нет, Призрак снова контролировал свое тело, но теперь яснее, чем когда-либо, различал пульсирующий сигнал робота.

Проникнув сквозь стену, Призрак оказался в коридоре, где вспыхивали и гасли красные огни и бешено носились агенты. В здании царил хаос.

– Правильно, – прошептал Призрак, ухмыляясь заметившему его агенту, когда собирался пройти через еще одну стену. – Вам есть чего бояться.

Продвигаясь вперед, Призрак всей своей мощью потянулся к системе Некроза. Сначала, когда робот только очнулся, а ингибиторы Призрака были включены, система казалась мощной и непонятной. Теперь неистовая вспышка света, с которой столкнулся Призрак, лишь маячила вдалеке слабым огоньком.

Призрак знал, что делать. Костюм работал на полной мощности, робота отвлекал Старк, а значит, у Некроза нет ни единого шанса выдержать его напор. Призрак ощущал, как его сигналы и импульсы устремляются к Некрозу, взламывают брандмауэры, темной стрелой врезаются в сердцевину яркой вспышки – остатки системы защиты – и поглощают ее.

– Да, – прошипел Призрак. – Совсем другое дело.

Призрак костями чувствовал, как прорастает в систему Некроза. Пошевелив пальцами, он ощутил, что согнул руку робота в локте. Переведя взгляд наверх, Призрак увидел два изображения, будто смотрел на два экрана сразу: на одном было помещение здания ЩИТа, а на втором вид от лица робота. Экран с визора Некроза показывал Тони Старка, который впустую расходовал репульсорные выстрелы, пока они оба мчались к коридору.

– Привет, Некроз, – прошептал Призрак, а в ответ ему донеслась лишь легкая вибрация. Она подобралась к нему совсем близко, но на сей раз была неопасна. – Тебе тоже есть чего бояться.

Вот-вот расстановка сил изменится.


* * *


У ТОНИ СТАРКА получилось заманить робота в тоннель, но, зная Марию Хилл, он понимал, что через считанные секунды со всех сторон набегут агенты ЩИТа, чтобы «спасать» его. Нужно было вывести робота из здания, пока никто больше не пострадал, а значит, придется продолжать гонку до конца наклонного тоннеля, до самого выхода, что предполагало большие риски. Велика вероятность, что робот развернется и решит нанести удар по зданию, и неважно, где именно Тони и Некроз окажутся в этот момент: ничто в поле зрения предположительно инопланетного объекта не выстоит – и никто, включая агентов, которые пытались заблокировать выходы.

У Тони не было других идей, кроме как увести Некроза как можно дальше от всех, у кого нет костюма Железного Человека.

Некроз, преследующий Старка, собрался с силами и выпрямился во все свои шесть метров, пробив головой бетонный потолок. Заметив это, Тони воспользовался тем, что робот не видит тоннель, и рванул в сторону выхода. Но Железный Человек едва увернулся от очередного смертоносного луча.

Старк отслеживал выстрелы при помощи дисплея и вовремя уворачивался. Наконец они добрались до контрольного пункта на выходе.

– Ты умрешь первым, – прогремел Некроз. – Первым заплатишь... за ошибки этого мира.

Они прошли последний поворот, который подсказала Пятница. К ужасу Тони, группа агентов уже заняла позиции у выхода, наставив всевозможные орудия на Некроза. Тони, разгоняясь, дико замахал руками.

– Бегом, бегом, бегом, – просил Тони. – Брысь отсюда!

Железный Человек летел прямо на агентов, и им ничего не оставалось, кроме как синхронно отпрыгнуть в стороны. Тони промчался сквозь металлоискатель, который взревел сигналами. Некроз следовал за ним, и Старк мог лишь надеяться, что робот не потеряет интереса к нему и не переключится на разбегающихся в стороны агентов.

Он ворвался в первую дверь по направлению к запасному выходу. Согласно чертежу, оставался еще один проход, и, судя по показаниям тепловизора, между Старком и выходом людей не было.

– Вот так, – сказал себе Тони.

Некроз был у него на хвосте и не переставая стрелял зеленым пламенем. На близком расстоянии уворачиваться стало сложнее, и выстрелы задели костюм Тони. «Плохой знак», – подумал он.

Наконец перед ним оказались стальные двери, которыми заканчивался коридор, и он намеревался пробить их. Уже готовясь выпустить энергетический луч, который взорвет двери, он ощутил, как по телу разливается влажный холод. Тони резко остановился в воздухе, казалось, исключительно от неожиданного ощущения. Он с ужасом увидел, как Некроз, внезапно ставший похожим на клочок тумана, прошел сквозь него.

Тони стряхнул с себя оторопь и опустился на ноги. На его глазах робот, светящийся бледно-голубым, просочился сквозь двери и исчез.

– Пятница! – в ужасе заорал Тони. – Что это было?! Что происходит?!

– Энергетический след Некроза резко изменился, – ответил искусственный интеллект. Тони уставился туда, где только что был робот. – Предположительно, прежний режим работы был дистанционно заменен новыми протоколами.

Старк выругался и бросился к дверям. Его злило, что он позволил себе оцепенеть, но в тот момент шок поглотил его целиком.

– Найди его! Нельзя выпускать его из поля зрения. Слышишь, Пятница? – кричал Железный Человек, вонзая железные пальцы между дверями. Те протестующе заскрежетали, но Тони, стиснув зубы, с силой распахнул их. Выйдя из штаб-квартиры ЩИТа, он посмотрел в небо, которое с момента, когда они с Марией Хилл сели в самолет и направились к объекту, потемнело и окрасилось в холодный синий оттенок.

– Сэр, Некроз... – начала Пятница.

– Нет, – перебил Тони. – Не договаривай!

Шлем открылся. Тони прищурился и посмотрел вверх. Он потерял его.

– Пятница, узнай хоть что-нибудь, – сказал он, осматриваясь по сторонам и мечтая о том, чтобы робот внезапно снова на него напал. – Координаты. Мы не просто выманили его наружу, мы выпустили его творить все, что вздумается.

– Он переключается от сети к сети, – произнес спокойный, размеренный голос Пятницы. Ее программное обеспечение не подразумевало функцию паники, но сейчас этот ровный тон только подливал масла в огонь, и Тони уже готов был кого-нибудь ударить. Сильно ударить. – Некроз за...

– За гранью всего, что мы когда-либо видели, да, отлично, – снова перебил Пятницу Старк. – Великолепно. И мы не можем его выследить. Я прав, да? Не можем выследить.

– Пока нет, – ответила Пятница.

– Пока нет, – повторил за ней Тони. Из здания вышла группа агентов и собралась рядом с Железным Человеком. – Это плохо.

Мария Хилл направилась к Тони. За ней высыпала еще одна кучка агентов. Они разбежались по позициям и направили оружие в небо.

– Немедленно подготовьте к взлету Квинджет, – бросила Хилл. – В течение ближайшего часа разместите опергруппы на каждом правительственном объекте. Объявляю повышенную готовность до момента обнаружения этого куска металлолома. Слышите меня? Выполняйте!

Тони отвернулся и попытался успокоить дыхание, но Хилл схватила его за плечо и развернула к себе лицом. Не веря себе, она повела рукой в сторону.

– Сбежал?

Тони хотел пуститься в объяснения, но осекся. Прищурив глаза, он уставился на Марию Хилл, пытаясь сдержать злость. Тони чувствовал, что если откроет рот, то осыплет ее обвинениями, и, возможно, будет прав. Однако Старк понимал, что не Мария Хилл выпустила Некроза на свободу, даже не отследив, в какую сторону он направился.

Нет, это его вина.

– Что произошло, Старк? – спросила директор Хилл.

Тони не ответил на вопрос.

– Лучше рассказывай, как этот объект оказался в лаборатории. Сейчас же. Не увиливай, не надо про засекреченную информацию. Говори. Мы пробудили шестиметрового робота-убийцу, имя которого обозначает омертвение тканей и который без колебаний обращает в пепел... ну, почти все что угодно, – потребовал Тони. – Откуда он взялся?

Хилл невозмутимым взглядом уставилась на Старка.

– Конечно, Тони. Ведь сейчас самая важная задача – вводить тебя в курс дела.

– Тебе нужна моя помощь. Так позволь мне помочь. Расскажи, откуда робот, Хилл. Я серьезно.

– Ладно. Пришлю тебе всю документацию. Но знаешь что? Может, стоит поинтересоваться тем, куда он собрался, а не откуда прибыл.


ГЛАВА ПЯТАЯ

ОСТАЛЬНЫМ ПУТЬ ЗАКРЫТ


ТРОЕ МУЖЧИН, вооруженных армейскими автоматами, стояли перед небольшим деревянным зданием посреди леса. Вывеска гласила: «Лесной заповедник округа Типтон, штат Нью-Джерси». На километры от маленького домика во все стороны тянулись заросли деревьев и надежно скрывали его от внешнего мира.

Изо рта у одного из мужчин торчала заметно погрызенная зубочистка. Другой с громким чавканьем жевал огромный сэндвич с щедрым слоем мясной нарезки. Третий с хмурым выражением на морщинистом лице уставился на экран своего мобильного.

– Вот черт, – сказал он, покачивая головой. – Эта фиговина. Ни черта не ловит здесь.

– Олби, ты вообще не должен ковыряться сейчас в телефоне, – оборвал его человек с зубочисткой. – Босс узнает, устроит тебе.

– Ой, да брось, – ответил Олби, убирая телефон в карман. – Просто хотел почту проверить. У племянника ребенок недавно родился, он обещал фотографии прислать. Мог бы и лично показать, как нормальные люди делают. Чертовы телефоны.

– У меня тут тоже не ловит, – громко сглотнув, произнес человек с сэндвичем. – Пытался написать жене, но сообщение не отправляется. Один из этих, с нижнего уровня, в белом халате, сказал, что тут блокируют сигнал.

– Блокируют сигнал, говоришь, – повторил человек с зубочисткой, недоверчиво качая головой. – Посмотри, в какой мы глуши, идиот. Тут просто сети нет, Сэл.

– Так, про блокировку – это не мои слова, – ответил мужчина с сэндвичем. – Говорю тебе, только что слышал, как говорил один из этих. Он сказал, что там что-то с GPS мухлюют, понял? Говорит, если кто к лесу подойдет, у них сразу сигнал собьется, и они нас не найдут. Чтобы сюда никто по ошибке не пришел.

– Крысы подвальные. – Мужчина с зубочисткой со злостью сплюнул. – Так нечестно, они под кондиционером сидят, а мы тут стоим как идиоты.

– Может, ты, Расти, и стоишь как идиот, – возразил Сэл, – а я – просто рядом.

– Скучно, сил нет! – пожаловался Расти, не выпуская изо рта зубочистку. – Мы тут торчим по девять часов в день, пять дней в неделю. Пытка какая-то.

– Может, и так, – сказал Сэл. – Зато платят хорошо.

– Знаете что... Интересно, – задумчиво проговорил Олби. – Посмотреть на нашего босса.. Зачем нас тут поставили?

– В смысле? – спросил Расти.

– Не придуривайся, – ответил Олби, кивнув в сторону здания. – Говорят, босс стреляет из руки, может летать, с суперсилами еще...

– О! – воскликнул Расти и раздраженно всплеснул руками. – Давай без этого, а? Люди Нефарии всем нам говорили одно и то же, так? Ты сидел в кабинете рядом со мной и так же, как и я, согласился на сделку.

– Да я просто подумал, – чуть сдался Олби, отступая назад. – Непонятно, зачем тут такие, как мы, он же...

– А я вот об этом не думаю, – вмешался Сэл. – Нам платят не за то, чтобы мы гадали, что там за способности у босса. Стоим охраняем, вопросов не задаем, зарабатываем на жизнь.

Не обращая внимания на коллегу, Олби покачал головой.

– Да я просто говорю. Заставляет задуматься.

– Ты слышал, что я сказал?! – рявкнул на него Сэл. – Вдруг кто следит, что мы тут говорим, а? Этот парень – тот еще параноик. Не хватало, чтобы кто-нибудь засек, как я тут «задумываюсь». Заткнись, пока...

Его прервал пронзительный свист, будто от запущенной ракеты. Охранники посмотрели вверх, опасаясь нападения, и увидели в небе светящийся зеленый предмет. У них не осталось ни секунды, чтобы разобраться, монстр это, НЛО, падающий самолет или беспилотник – объект рухнул на землю с оглушительным грохотом и обдал их фонтаном земляных брызг.

Боевые товарищи, в немом изумлении раскрыв рты, уставились на Некроза. Они не знали, что делать: убегать, звать Нефарию или стрелять в неведомую штуковину.

Расти опомнился первым, поднял винтовку и выстрелил Некрозу в голову.

Остальные последовали его примеру. Они стреляли и стреляли – залпы их оружия уничтожили бы любого нарушителя – пока не кончились заряды. Олби поторопился перезарядить оружие. Сэл схватился за него дрожащей рукой.

– С-с-смотри, – заикаясь, проговорил он. Его сэндвич давно валялся под ногами. Сэл ткнул в сторону Некроза дрожащим пальцем. На роботе не было ни царапины.

– Зовите подкрепление! – рявкнул Расти, не выпуская из рук винтовку, хотя уже понял, что она не поможет. – Кто-нибудь, позовите на помощь!

– В этом нет необходимости.

Приглушенный голос раздавался из корпуса – не от головы, как стоило бы ожидать. Охранники испуганно отскочили: из нерушимого тела робота, мерцая костюмом, выплыл Призрак.

Все трое одновременно подняли оружие и направили его на шлем таинственного гостя.

– Ха! – усмехнулся Призрак, в неосязаемой форме остановившийся перед Некрозом. Сквозь его полупрозрачное тело виднелся густой лес. – Стреляйте, раз уж решили.

– Кто ты? – спросил Олби.

– Вы меня слышали? – закричал Расти. – Я сказал, вызывайте подкрепление, быстрее! У нас тут чрезвычайная ситуация!

Когда Расти положил свободную руку на коммуникатор, не опуская оружия, Призрак шагнул вперед и слегка наклонился.

– Прошу прощения за беспорядок, джентльмены. Граф Нефария ожидает меня и... моего друга. Сообщите ему, что Призрак принес ему подарок.

Охранники растерянно переглянулись.

– Ой, – произнес Призрак хриплым злорадным голосом и указал на землю, – у вас тут сэндвич упал.


* * *


ЕДВА ПОЛУЧИВ разрешение войти в здание, Призрак снова исчез в солидной фигуре Некроза. На вид логово Нефарии казалось всего лишь бревенчатым домиком, в каком в лесных хозяйствах скромно располагают местных административных работников, однако это было лишь прикрытие огромного трехэтажного комплекса, расположенного под землей. Чтобы доставить Некроза заказчику, сначала нужно было сделать его неосязаемым и добраться до лаборатории.

Полностью сломив защиту Некроза, Призрак чувствовал себя единым целым с этим причудливым роботом. Совсем недавно, превращая его в бестелесный объект, чтобы наверняка сбежать от Железного Человека и ЩИТа, он ощущал, насколько система робота чужда ему – управлять им было все равно что писать левой рукой. Теперь технологии, которыми был напичкан костюм Некроза, снова перевели инопланетный искусственный интеллект в спящий режим, и Призрак захватил контроль над его силами и оружием. И все же робот был громоздким и сложным устройством, гораздо более сложным, чем костюм самого Призрака, так что не все сразу пошло гладко. Но когда Некроз прибыл в логово Нефарии, он, под чутким управлением озлобленного гения технологий, двигался плавно и грациозно.

Призрак и Некроз просочились сквозь пол домика, который, видимо, служил графу неким контрольно-пропускным пунктом. В бревенчатых стенах гостей ждала целая толпа людей в кожаных куртках, которые немедленно открывали стрельбу по тем, кто пришел без приглашения. Их, конечно, предупредили о появлении Некроза, и все равно люди Нефарии вздрогнули, увидев, как неосязаемый робот прошел сквозь стену и исчез под землей. Призрак хихикнул, и этот смешок прокатился эхом по всему телу Некроза.

Они опустились на первый подземный уровень. Сразу под скромной хижиной располагался ночной клуб для Нефарии и его наемников (это были наемные служащие рангом повыше несчастных, которые охраняли вход под землю или стояли у домика). Клуб был полон танцоров, гостей развлекал диджей; все отдыхающие входили в ближайшее окружение Нефарии или имели в этом кругу родственников. Призрак рассмеялся еще раз: публика буквально застыла, когда Некроз просочился сквозь потолок и опустился на пол. Одна рассеянная танцовщица продолжала извиваться на платформе. Призрак подумал, не напугать ли ее со спины, но так и не решился. Люди Нефарии не производили впечатления весельчаков, даже когда пили и танцевали.

Призрак двинулся дальше, на второй уровень, где было скучновато по сравнению с клубом: там оказался извилистый коридор с дверями, за которыми, возможно, были кабинеты и спальни. Призрак понял, что где-то здесь он впервые говорил с Нефарией, но заводили в помещение его с мешком на шлеме, и в тот раз он ничего не рассмотрел. Здесь чувствовалось действие устройства, подавляющего работу сети. Может, у Нефарии и не было гениев вроде Призрака, но они неплохо поработали, чтобы сохранить это место в тайне.

Наконец Призрак добрался до самого нижнего уровня, где располагался исследовательский центр Нефарии. Только здесь вид Некроза никого не пугал. Нет, местных обитателей он, скорее, завораживал. Этот исследовательский центр мало чем походил на другие. Освещение и настрой скорее напоминали ночной клуб двумя уровнями выше, чем стерильную лабораторию ЩИТа, в которой держали Некроза. В огромном помещении одновременно шла работа над несколькими проектами, и в основном это было оружие. Здесь не было никого старше двадцати пяти лет, кроме самого графа Нефарии, который расположился в мягком кресле в стороне. Рядом с ним стояло второе кресло, не занятое.

Нефария похлопал по сиденью.

– Прошу. Отдай машину моим друзьям. Нам нужно многое обсудить.


* * *


НЕФАРИЯ СИДЕЛ, закинув одну изящную ногу на другую, и потягивал эспрессо из крошечной чашечки, наблюдая, как его сотрудники и сотрудницы изо всех сил стараются разобрать странного робота. Призрак расположился рядом с графом, чтобы поговорить о делах.

– К слову, милое местечко, – заявил он Нефарии, который задумчиво молчал, после того как выслушал объяснения гостя о том, каким образом тот взламывал чужеродную систему и как работает этот искусственный интеллект... Хоть сеть Призрака и слилась с системой Некроза, информации он получил всего ничего. Ради новых данных копать придется глубоко. – Если бы не парни, как из «Крестного отца», которые норовят пристрелить из винтовки каждого енота в кустах, я бы и не догадался.

– О, это... – с понимающей улыбкой проговорил Нефария. – Осторожность не помешает. Я решил перестраховаться, когда мы с тобой заключили сделку. Когда речь о ЩИТе, нужно быть готовым к любым их фокусам.

– Тут не о чем беспокоиться, – сказал Призрак. – Они бы меня не нашли и за сто лет. Агенты ЩИТа смотрят в небо, а я чаще всего передвигаюсь под землей. Как только мы с Некрозом выбрались из их здания, я тут же ушел под тротуары.

– Браво! – Нефария поднял чашку.

– Ты за это мне столько платишь, верно? – спросил Призрак. –Я проникаю туда, куда остальным путь закрыт.

– Верно, – сказал Нефария и подвинул гостю чемоданчик. – Кстати... Я не обижусь, если ты пересчитаешь.

– Я знаю, что ты за человек. Ты скорее пристрелишь меня, чем обсчитаешь, – проговорил Призрак.

Он наблюдал, как крепкая женщина в защитном снаряжении пытается прорезать корпус Некроза кислородно-ацетиленовой горелкой. Ее кожа блестела от пота – видимо, она уже долго корпела над своей задачей, но единственное, чего добилась, – сделала надрез длиной сантиметров пятнадцать. Такими темпами, подумал Призрак, на первый пункт плана уйдет не меньше суток.

И все же дело двигалось. Захватив контроль над Некрозом, Призрак знал, что горелка сработает, но наблюдать за этим все равно было увлекательно. Тони Старк без толку стрелял по роботу из всего, что у него было, а эти ребята потихоньку и терпеливо побеждали обшивку Некроза горячим пламенем. Вот и все, что было для этого нужно. Терпение.

– Расскажи еще раз, – попросил Нефария, – как ты выяснил то, что знаешь? Ты говорил, что поначалу система робота одолела твою. И откуда нам знать, что этого больше не произойдет? Что, если мы его разберем, а он... начнет плохо себя вести?

– Если уж я проник в систему, то никуда не денусь, – успокоил его Призрак. – Она, конечно, незнакомая и гораздо мощнее, чем ты можешь себе представить, но если вы сможете перенять технологию, другой технике она не навредит. Сначала я применил только пятьдесят процентов мощности. Старался не попасться на глаза охране ЩИТа и ошибся в этом. Мощь у робота неземная. Буквально.

Нефария улыбнулся каламбуру.

– И Старк ничего не смог с ним сделать?

– Именно. Для Железного Человека он неуязвим.

– Жар, – проговорил Нефария, зачарованно глядя, как его сотрудница с горелкой снова склоняется над роботом. – Если Некроза можно вскрыть чем-то настолько банальным, как пламя, почему об этом не знает Тони Старк?

– Дело не в температуре, – начал объяснять Призрак, – а в длительности воздействия. Что бы за материал это ни был, ничего прочнее на Земле нет. На него не действуют обычные выстрелы. Его, наверное, только лава в жерле вулкана возьмет. Он чем-то похож на умный пластилин.

Нефария усмехнулся.

– Умный... пластилин?

– Если щелкнуть по нему пальцем, ничего не будет. Но если медленно давить, то проткнешь насквозь. Любое оружие Железного Человека способно справиться с Некрозом. Но Старк не найдет ни столько времени, ни столько энергии, чтобы побороть этот материал. Ты ведь знаешь, где его нашли. Вот такой жар и нужен.

Нефария кивнул. Он смотрел на Некроза с выражением, которое Призрак трактовал как презрение. Обеспокоенный такой реакцией, он хлопнул в ладоши и встал.

– Эм... У нас все?

Нефария повернулся к Призраку, отпивая эспрессо.

– У робота все протоколы отключены. Так? – поинтересовался он. – Ты уверен, что Некроз не поведет себя... непредсказуемым образом?

– Он вообще никак себя не поведет, – заверил графа Призрак. – Я отдал тебе его как чистый лист. Заполни его сам. Твои исследователи могут заставить его делать все что захотят.

– А чего хотел он? – спросил Нефария. – Пока ты не захватил контроль, ты изучал его сеть. И наверняка знаешь все его протоколы... причину его существования, верно? Зачем его создали?

– О том, кто это сделал, никакой информации не было. Но, при всем уважении, Нефария, посмотри на него, – сказал Призрак. Некроз, даже бездействуя, излучал угрозу. – Как ты думаешь, зачем его создавали?

Нефария усмехнулся. Призрак так и не взглянул на него. Он еще раз хлопнул в ладоши.

– Послушай, не обижайся, но обычно примерно в такие моменты мои заказчики решают пристрелить меня и оставить деньги себе. Если у нас все, я бы пошел.

– Уважаю твою честность, – произнес Нефария. – Попрошу и ко мне выказать уважение: выслушай меня.

Призрак поставил чемоданчик на круглый столик между креслами и сел.

– Я слушаю.

– Вероятно, ты понимаешь, что я намерен разобрать Некроза и пустить составные части на оружие... надеюсь, на такое, которое мои люди смогут воспроизвести, – проговорил Нефария. – А если получится изготавливать такой же материал, возможно, мы начнем делать щиты, бронежилеты. Может, сумеем даже собрать костюм вроде того, что у Старка. А как только проанализируем «начинку» системы, возможно, воссоздадим технологии. Но это задачи отдаленного будущего. Сейчас у нас есть другие дела.

– Понятно, – сказал Призрак. – Ты говорил, что, возможно, для меня будут еще какие-то задания.

– Пойми меня, мне нелегко предлагать тебе участвовать в воплощении моего плана. Ты знаешь, что я человек гордый, и эта гордость – в том числе за мою семью. За тех, кто работает со мной бок о бок, делает этот дом тем, что он есть. Эта семья – мои солдаты.

– И-и-и? – протянул Призрак, гадая, касается ли это троих оболтусов снаружи.

– Я говорю это, чтобы ты понял суть моего предложения и его значение для меня, – продолжил Нефария. – Я надеюсь, что ты останешься с нами. Готов предложить партнерство, защиту и столько денег, сколько не предложит никто. В обмен на помощь в достижении цели, которая пойдет на пользу нам обоим.

Призрак смерил Нефарию долгим взглядом. Он знал, что этот момент настанет. И каждый раз, когда репетировал в уме ответ, пытался представить себе реакцию графа.

– Нет.

Вживую наблюдать, как вытягивается лицо Нефарии, было даже лучше, чем в самых смелых фантазиях Призрака. Он чуть не расхохотался, но, чтобы выполнить собственную задумку, нужно было сохранять невозмутимость. Призрак подождал, пока Нефария заговорит.

– Хм, – помолчав, хмыкнул граф. – Похоже, ты удивлен, что я об этом спросил.

– Нет. Меня удивляет, почему ты подумал, что я захочу присоединиться. Что это честь для меня, – проговорил Призрак. – Если я не останусь тут, то прямиком двину в Канкун, если ты не забыл.

Нефария издал резкий смешок.

– Верно. Мертвец, приросший к костюму, отправится отдыхать в город Солнца. Если ты сядешь в мой самолет, то решишь лететь домой. Давай отбросим притворство и поговорим начистоту. Я просил тебя выкрасть оружие, потому что знал: если все, что я о тебе слышал, правда, ты сможешь это сделать. И вот мы здесь, а на лабораторном столе – робот, который по нашей указке может устроить Судный день. Я был прав. Насчет тебя, насчет того, что мы сможем использовать Некроза в своих интересах.

– И ты просишь меня остаться, потому что...

– Потому что они, – Нефария ткнул в сторону, где девушка медленно резала корпус Некроза, – работают с черепашьей скоростью. Пусть у меня блестящие сотрудники, но за какое время мы пробьемся внутрь? Разберемся в технологии, подгоним ее под свои задачи, вооружим? Мы действуем медленно, вслепую... А ты, Призрак, за два дня добыл лучшее, что я видел за долгие годы. Как ты сказал, ты проникаешь туда, куда другим пути нет. Если останешься работать с моей командой, со мной, мы будем способны творить нечто потрясающее. Вот почему я хочу привлечь тебя на свою сторону. Ты мне нужен не только для того, чтобы доставлять роботов.

– Я и не тем занимался. Я предоставил тебе смертоносное оружие, которое, скорее всего, позволит тебе создать еще более смертоносное оружие.

– А кто же ты сам? – спросил Нефария. – Разве ты не оружие сам по себе? Опасное, мощное, которое жаждет поразить наших многочисленных общих врагов. Ты говорил, что существование Тони Старка не мешает тебе крепко спать по ночам. Но я знаю, что с тобой произошло. Я знаю, что с тобой сотворили бездушные корпорации и люди вроде него. Что, если я скажу: я хочу найти решение любой проблемы, которая только может у нас возникнуть? Что, если я скажу: Некроз может стать не только моим, но и твоим оружием?.. Я буду рядом и выжгу все, что встанет у нас на пути... Дело не в том, что я не могу ничего сам, просто я считаю – ты справишься. Под твоим руководством моя команда сможет разобрать Некроза и создать целый арсенал. А с ним ты уничтожишь кого захочешь, и я буду на твоей стороне. И поддержу, что бы ни случилось.

Нефария посмотрел в округлое стекло шлема Призрака. Глаз видно не было, но собеседники точно знали, что их взгляды встретились. Тишину в комнате нарушало лишь назойливое шипение горелки.

– Знаешь что? – проговорил Призрак, стараясь не выдать радость в голосе. Было видно, что Нефария уверен в его согласии с представленным планом, тогда как его собственный план только обретал очертания. Откинувшись в мягком кресле, он закинул руки за шлем. – Пожалуй, я бы выпил эспрессо.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

СЧАСТЛИВЫЙ БЛЕСТЯЩИЙ РОБОТ


ПОДПОЛКОВНИК Джеймс Роудс, которого обычно коротко звали Роуди, проснулся от шума: казалось, где-то в подвале играют на тарелках. Он резко сел и сначала подумал, что звук доносится из телевизора. Наверное, прошлой ночью он заснул, пока смотрел фильм, а сейчас начался какой-то мультфильм. Грохот раздался снова. Нет, на мультфильм не похоже. Все же подвал.

Он прищурился и побрел в сторону лестницы, захватив бейсбольную биту, которая стояла у стены под полками со спортивными трофеями. На Роуди уже давно не нападали дома, но на такой работе, как у него, – и на обычной, которая приносит деньги на жизнь, и на неоплачиваемой сверхурочной – любой быстро завел бы себе врагов.

Роуди в обличье Воителя сражался бок о бок с Мстителями.

В команду он попал благодаря дружбе с Тони, у которого, казалось, был особый талант создавать Роудсу проблемы – как супергеройского свойства, так и обычные.

Однажды он даже ненадолго оказался в костюме Железного Человека, когда Тони в очередной раз влип в неприятности. А после того как Старк «вернулся к станку», обзавелся собственным доспехом.

Пока что Воитель не мог похвастаться обширной галереей злодеев, которую собрали другие супергерои: там были и лавовые чудовища из асгардского вулкана, и генетически модифицированные преступники времен Второй мировой войны – и все равно в тех, кто мечтал похоронить Роуди, не было недостатка. Так что сейчас подполковник раздумывал, не пробрался ли кто-то из них в подвал, где хранился его супергеройский костюм.

Настроение у него было такое, что он даже хотел встретить у себя дома кого-нибудь с не самыми благими намерениями. В собственный выходной. Некоторым суперзлодеям стоило бы поучиться порядочности, и Роуди практически мечтал показать, на что способен Воитель, потревоженный в день, который предназначался для отдыха.

Он ловко скинул обувь, чтобы не шуметь, и, ступив на скрипучий пол кухни, медленно направился к двери, ведущей в подвал – она была приоткрыта. Роудс не помнил, закрывал ее или нет, когда накануне вечером спускался за бутылочкой кокосовой воды.

Он бесшумно открыл дверь ногой и ступил на первую ступеньку. Никого не было видно, но слышался слабый звон металла о металл. Роудс стиснул зубы и сжал биту в руках. Внизу определенно кто-то был.

Он постарался как можно тише спуститься и, готовый замахнуться при малейших признаках движения, повернулся лицом к незваному гостю.

– Зря ты забрался в этот дом, приятель! – рявкнул он, держа биту наготове.

Высокий мужчина в грязной майке, похоже, разбирал на части Воителя, поблескивавшего под тусклым светом над верстаком, гаечным ключом.

Тони Старк повернулся к Роуди, выгнув бровь.

– Извини, ты что, сказал: «Зря ты забрался в этот дом, приятель!»? Мы очутились в спагетти-вестерне? Или в какой-нибудь части «Крепкого орешка», которую выпускали только на DVD?

Тони подкинул ключ и перехватил его в полете.

Роуди опустил биту.

– Ты с ума сошел.

Тони подмигнул, ткнув в его сторону гаечным ключом.

– Сегодня я уже не в первый раз это слышу. Представляешь, она назвала меня безумцем. Со справкой. В общем, по смыслу то же самое. – Старк отвернулся и снова принялся возиться с Воителем.

Роуди положил биту рядом с жидкостью для стирки на стиральной машине.

– Ты ведь знаешь, что у меня на двери звонок есть?

– Ага, – рассеянно ответил Тони, покручивая усы и рассматривая доспехи, словно искал ответ на невысказанный вопрос. – Я предполагал. Ну, или какой-нибудь старомодный дверной молоток. Вряд ли тут делали ремонт позже начала 70-х. Очень милый домик. Я вошел через заднюю дверь. Решил, что не буду тебя будить, просто осмотрю старый костюм. Ты так мило храпел. Я аж заслушался. – Он ткнул пальцем в сторону лестницы, ведущей на задний двор Роуди. – Я решил, что ты хранишь броню здесь. Угадал. Я молодец.

– Тони, ты же понимаешь, что я запрограммировал броню уничтожать любого, кто приблизится к ней хотя бы на метр, если она не на мне. Ты же мог...

– Нет, – ответил Тони. Он потряс запястьем, сверкнули часы. – Не мог. Система безопасности Пятницы сродни той, что здесь. Хочешь, совру, что я очень долго пытался ее взломать? Пять минут. Кажется, достаточно долго, да? Очень хорошая система, Роуди.

Роудс переставил ящик с инструментами на пол и сел на верстак.

– Не темни. Зачем ты пришел в пятницу в семь утра? Ты ведь в это время как раз ложишься спать.

– Сегодня не спал. Итак... день, кажется, начался вчера с того, что я остановил ограбление казино. Плавитель напал.

– Плавитель? – усмехнулся Роуди. – Железный Человек теперь бегает избавлять казино от таких мелких пакостников?

– Иногда надо повеселиться, – радостно сказал Тони. Он повернул одну из ракетниц, встроенных в броню, и нахмурился. – Расположение неудачное. Похоже, я должен перед тобой извиниться. Мог бы сделать лучше, даже если бы меня среди ночи разбудили. Наверное, я тогда на тебя злился. Сейчас исправлю, и будем выдвигаться.

– Выдвигаться?

Тони отбросил ключ в сторону.

– Давай по порядку. Сначала я отправил Плави- теля раздражать бедняг, которым не повезет оказаться с ним в одной камере. Заскочил в Сан-Диего, увидел там несколько собак. Потом полетел на Багамы на выходные отдохнуть в отеле «все включено» с Пеппер. Арендовал нам курорт. Весь. Мы собирались побыть вдвоем.

– Весь курорт? – переспросил Роуди. – Да кто так делает?

– Чаще всего – донельзя привлекательные миллиардеры. Но тут к нам заявилась Мария Хилл, – продолжил Тони. – Вот уж кого не захочешь увидеть на Багамских островах. Она прибыла с тем, чего и следовало ожидать: с плохими новостями. Пришлось оставить Пеппер в отеле и лететь в ЩИТ. Они где-то раздобыли... робота-убийцу. Он сказал, что его зовут Некроз.

– Говорящий робот-убийца, – заключил Роуди.

– Да, разговаривает, стреляет зеленым огнем, летает, проходит сквозь стены, – перечислил Тони, качая головой. – Полный комплект. Когда его нашли, он был отключен. Говорят, обнаружили... вообще, Хилл пока не сказала где... но где-то явно обнаружили. В этом они все. Видят блестяшку и такие: «О-о-о, а что это? Кажется, опасная штука. Давайте разберем, посмотрим, что это в ней тикает». А мне потом расхлебывать.

Роуди поднялся на ноги, не сводя глаз с Тони.

– Больше ничего не говори. Я в деле.

На губах Тони мелькнула благодарная улыбка, но взгляд остался мрачным.

– Я этого чертовою робота даже поцарапать не смог, Роуди. А теперь он может оказаться где угодно, и я понятия не имею, как его остановить и возможно ли. У Пятницы не получилось понять, от чего он питается, из чего сделан – ничего. Ничего. Я не знаю, из чего он сделан.

– Значит, придется искать его самим. Вдвоем, – сказал Роуди. – Каков наш план?

– Сначала летим ко мне. Соберем Мстителей, всю команду. Найдем Некроза, откроем огонь. Но... – Тони отвернулся от Роуди и снова окинул взглядом костюм Воителя. – Сначала нужно кое-что доработать. Да, кстати... когда доберемся до моего дома, иди прямиком в мастерскую, ладно? У меня такое чувство, что меня ждет разговор, и я предпочел бы, чтобы он проходил без тебя. Последние сутки и так кошмар, не хочу, чтобы ты слышал, как меня распекает Пеппер.

– О, а я бы не отказался. Всегда интересно наблюдать за тем, как ты пытаешься заболтать даму, перед которой проштрафился, – произнес Роуди с улыбкой. – Слушал бы и слушал.

Тони закатил глаза, хлопнул Роуди по спине и направился вверх по черной лестнице.

– Поумничай мне еще, и я тебе вместо ракетниц водяные пистолеты прикручу. До скорого.


* * *


ВЕРНУВШИСЬ домой, в потрясающую воображение Старк-Тауэр – внушительную башню, к которой скромно жались соседние небоскребы Нью-Йорка, – Тони с удивлением обнаружил, что ошибся насчет Пеппер. Ее не было ни в кабинете, ни в спальне, ни даже в гостиной, где она могла бы ждать его, закинув ногу на ногу и скрестив руки, с тем суровым взглядом, который приберегала для тех случаев, когда Тони сильно провинился.

У него внутри все сжалось. Он надеялся, что она разозлится – это значило бы, что ей еще не стало все равно. Ему нужен был ее гнев. Он напоминал о том, что пока у Железного Человека есть жизнь за пределами работы, за пределами миссии, за пределами навязчивых идей – пусть он и не уделяет этой жизни достаточного внимания. Тони шумно вздохнул и направился к лифту, двери которого открылись автоматически, и заставил себя забыть об этом, хотя бы на какое-то время.

– Мне нужно в мой храм, Пятница, – сказал Тони, доставая сотовый телефон.

– Спускаемся, –- ответил искусственный интеллект из стен лифта, и кабина поползла в мастерскую.

Тони предпочел думать, что Пеппер осталась на Багамах, читает книгу на пляже, наслаждается мирным отдыхом, укрывшись от суеты. И что там она и пробудет, пока он не найдет Некроза и не закопает его в землю, где ему самое место.

Старк вошел в свою просторную мастерскую, на ходу набирая сообщение Клинту Бартону, Соколиному Глазу, одному из своих сотоварищей. В сравнении с подвалом Роуди, в его мастерской как будто уже наступило далекое будущее. Лампы одна за другой зажигались, едва Тони ступал под них, и пока он шел до середины помещения, везде загорались выдвижные дисплеи, на которых мелькали обновленные детали и подсчеты для тех проектов, которые изобретатель запустил дистанционно. Термостойкий костюм, на который его вдохновил Плавитель, был готов на пятнадцать процентов, «Новый шаг для собак» – на сорок, однако дальнейшая работа и запуск производства без присутствия Тони были невозможны.

– Кхм.

Его добрый друг Роуди прочищал горло совсем не так. Тони поднял глаза – перед витриной с ослепительной выставкой последних вариантов костюма Железного Человека стояла Пеппер Поттс.

Впервые он почувствовал облегчение, когда увидел тот самый взгляд, по которому он понимал, что серьезно напортачил.

Но момент неожиданной радости длился недолго. Тони нахмурился и склонил голову набок, глядя на Пеппер.

– Ты в мастерской. Ты никогда сюда одна не заходишь, – он повернулся, указывая на шестнадцать экранов, на каждом из которых светилась часть розового голографического лица Пятницы. – Пятница, а ты не должна сообщать мне, если сюда кто-то пришел?

– Мисс Поттс разрешено отменять протоколы. Мне так жаль, – ответил искусственный интеллект с широкой улыбкой.

– Тебе жаль? – притворно разозлился Тони, подняв руки и надеясь рассмешить Пеппер. Замысел не удался.

– Ты вернулся раньше, чем я ожидала, – сказала Пеппер, поворачиваясь к стенду с костюмами. Она приложила руку к стеклу и посмотрела на ряд ничего не выражающих металлических лиц. – Я просто... просто хотела побыть к тебе поближе. Посмотреть, какие ты начал проекты перед тем, как тебя забрала Хилл. Понять, над чем ты сидишь ночами.

– Я только в ЩИТе и был, с тех пор как., с тех пор как улетел, – промямлил Тони, рассеянно проводя пальцами по холодному стеклу. – А работаю... так, ничего особенного. Во всяком случае, ничего нового. Пока добирался до Багам, придумал кое-что. «Новый шаг для собак». Это будет нечто грандиозное. Лучший товар на рынке для пострадавших животных.

– Да, ты уже говорил.

– Точно, – сказал Тони. – Да.

Пеппер посмотрела на него. Ничего не выражающим взглядом.

– Что ж, мне кажется, я тебе сейчас не очень нравлюсь. Вполне понятно. У нас были планы, я мог остаться с тобой...

– Ой, не надо так обо мне печься, – насмешливо произнесла Пеппер. – Ты меня обижаешь. Я же сама сказала тебе лететь. Думаешь, за столько лет я не поняла, как работает твой ум?

Тони, не ожидавший такого поворота, удивленно нахмурился.

– Эм... нет, не думаю. Это правильный ответ? Пойдет?

– Я не сержусь, Тони, – сказала Пеппер. – Я не злюсь на то, что ты улетел с островов.

– Это хорошо! – улыбнулся Тони. – Это хорошо, потому что...

– Но я расстроена, потому что не знаю, хотел ли ты вообще побыть со мной на пляже, – продолжила она.

– Эй, стоп-стоп-стоп. Это даже не вопрос... Хотел, еще как. Нам было весело. Пляж, массаж, пусть и с нотками жестокости...

– Иногда у тебя наступает период какой-то одержимости, когда ты ищешь новую... музу. Цикл за циклом. Если не получается придумать что-то новое для Железного Человека, ты ищешь дальше, не отдыхаешь, ни на секунду не перестаешь думать, пока не найдешь недостаток, который нужно исправить, и тогда бросаешь все и берешься за это дело, чтобы не пришлось просто... жить. Потому что ты этого не умеешь.

Тони открыл было рот, чтобы ответить, но передумал, заметив, как в глазах Пеппер вспыхнул гнев.

– Я потому тебя и отпустила, – говорила девушка. – Ты искал новый проект. Нечто непостижимое. Только ради того, чтобы сделать невозможное. И вот я снова жду, что ты решишь отдохнуть. Чего ты никогда не делаешь.

– Это просто такой крайне недобрый способ донести до меня, что я тебе небезразличен? – поинтересовался Тони.

Его телефон зажужжал, и он посмотрел на экран. Клинт ответил на сообщение: «Прости. Я в Будапеште. Большие неприятности. Пробуду здесь еще 48 часов». Тони тихо выругался и сунул телефон обратно в карман.

Пеппер покачала головой.

– Ты и так знаешь, что небезразличен мне. Я просто схожу с ума, когда смотрю на тебя, и ты вроде бы передо мной, а на самом деле за тысячу километров отсюда.

Тони и Пеппер молча посмотрели друг на друга.

– По земле разгуливает психованный инопланетный робот, имя которого обозначает гниющую кожу, – как бы между прочим заметил Тони.

– Я знаю. Роуди мне рассказал.

– Роуди... – Тони обернулся и увидел, что тот, прислонившись к стене, сидит в дальнем конце мастерской, одетый в доспехи. Щиток для лица у него был отодвинут, так что Старк отлично видел его довольную ухмылку.

– Слушал бы и слушал, – проговорил Роуди.

– Пятница! – воскликнул Тони. – Я начинаю всерьез задумываться о том, чтобы перебрать твои настройки с нуля.

– Повторяю, сэр, Мисс Поттс разрешено отменять протоколы. Я не могу ничего сделать. Позвольте заметить, что вы неожиданно хорошо справились с этой беседой.

Тони повернулся к Пеппер и с болью в глазах проговорил:

– Видишь, с чем мне приходится мириться?

Пеппер схватила Тони за руку и тепло посмотрела на него:

– Когда вы закончите, пообещай, что возьмешь передышку? Пусть даже без меня. Я вижу, когда ты уже готов сломаться, и не хочу, чтобы это случилось. Снова.

– Со мной все нормально, – Тони сумел выдавить из себя улыбку. – Я передохну. Обещаю.

Пеппер сжала его руку, тяжело вздохнула, а затем ушла, оставив Тони и Роуди в мастерской.


* * *


– НЕТ, ТОНИ, я не бросаю тебя одного, – задыхаясь, сказал Капитан Америка. – Я в Мадрипуре, тут нужно предотвратить захват...

Старк поморщился и убрал телефон подальше от уха., пока не стихнет голос собеседника.

– Тут нужны Мстители, Стив. Все. Я эту штуковину даже не помял. Я писал Соколиному Глазу. Он в Будапеште прохлаждается. Телефон Тора сразу переходит на голосовую почту, значит, он у себя в Асгарде ищет какое-нибудь Кольцо, чтоб править всеми, или еще что-то в этом духе. Я – всё. Мне нужна твоя магия убеждения. Мы с Роуди не справимся.

– Спасибо, внушил уверенность! – отозвался Роуди из-за его спины.

– Понятно, – ответил Кэп. – Послушай, как только закончим, вернемся первым же самолетом. Здесь люди в опасности, и мы с Соколом...

– Сокол там с тобой? – крикнул Тони. – Кэп, меня тут время поджимает. Мы думаем, что Некроз сейчас пробирается к самому центру Земли.

– Тони, ты же понимаешь, что я не могу бросить этих людей на произвол судьбы. Все, мне пора. Держи меня в курсе, буду, как только освобожусь. Роуди привет.

– Привет, Кэп. Ты на громкой связи, – сказал Роуди.

– Как мило. Чудненько. Кэп, а ты знаешь, что такое некроз? Это когда ты еще живой, а кожа гниет. Как, по-твоему, похоже на доброго блестящего робота?

– Тони, я буду, как только смогу.

Разговор закончился. Тони едва хватило выдержки, чтобы не швырнуть телефон в стену. Роуди подошел к нему, качая головой.

– Бэннер тоже никак. Он где-то на задании от ЩИТа. Написал, что будет...

– Тут, как только сможет. Тогда осталось только позвонить доктору Друиду и его лепрекону, спросить, что у них, – констатировал Тони. Он глянул через плечо друга. Там манипуляторы – механические руки, тянущиеся с потолка, – с точностью нейрохирурга резали и сваривали модификации брони Воителя. Когда Пятница закончит работу, доспехи будут легче и гораздо устойчивее к атакам.

– Пятница, – крикнул Тони, указывая на экраны. Они по команде порозовели и показали лицо искусственного интеллекта. – Мне нужен отчет по нашим воздушным друзьям.

– Ты запрограммировал ей потрясающе красивые черты лица, – восхитился Роуди.

– Брось, это же ИИ, – сказал Тони. – Ты что, ненормальный?

– Ты запрограммировал ее так выглядеть, – возразил Роуди. – Это ты ненормальный.

Тони отвернулся и посмотрел, не пришел ли ответ от Наташи. Сообщений не было.

– Не обращай на него внимания, Пятница. Докладывай.

– Пять костюмов-беспилотников отправлены на поиски Некроза, – ответила ИИ. – Объект не обнаружен. Поиски продолжаются.

Тони кивнул, чувствуя, как в нем нарастает раздражение. Он отодвинул телефон и громко сказал:

– Позвони Наташе Романофф и поставь на громкую связь. Она не отвечает на сообщения, так что звони и звони, пока она не ответит. – Старк посмотрел на Роуди. – Звони Пауку. Десять к одному, что он и так крутится где-то рядом.

Роди кивнул. Телефон Тони набрал номер Черной Вдовы. Потом еще раз. И еще.

– Тони, хватит. Я не могу сейчас говорить, – ответила после четвертого звонка Наташа.

– Привет, – произнес Тони медовым голосом. – Я понимаю, что все вы невероятно заняты, но у нас тут черт знает где гуляет разумное оружие массового поражения, и единственный Мститель, который помогает мне сделать так, чтобы мир, знаешь ли... не уничтожили, – это мой добрый друг Роуди. Через десять минут пришлю самолет. Или костюм Железного Человека. Или...

– Ты молодец, что, вероятно, пытаешься предотвратить какое-то жуткое несчастье, но я как раз сейчас смотрю на устройство, которое через две минуты тридцать секунд превратит Париж в черную дыру, – ответила Наташа. – В Европе таких еще четыре. Хочешь поменяться местами?

Тони поморщился:

– Ну, вообще, мне нравится в Европе.

– Тогда позволь мне сохранить ее в том виде, в каком она тебе нравится. Я приеду, как только смогу, – сказала Наташа. – И учти. Я ответила лишь потому, что Тони Старк звонит лично, только если нам грозит конец света.

Она повесила трубку.

Тони посмотрел на Роуди, который как раз отключал связь.

– Бомба с черной дырой, – проговорил Старк. – Вообще... неплохая отговорка. В следующий раз, когда не захочется выполнять какую-нибудь просьбу, обязательно так скажу. Гораздо лучше, чем сказки Клинта про Будапешт. Что вообще могло случиться в Будапеште?

– Паук тоже не с нами, – сообщил Роуди. – Знаешь, если мы как-нибудь отложим это дело на пару дней, вся команда будет в сборе.

– Знаешь, Некроз немного успел сказать, но я почему-то уверен, что он не из самых медлительных убийц.

– И что же он сказал? – заинтересовался Роудс.

– Ну, он... во-первых, он говорил на языке, которого не существует. Или я такого не слышал, что, очевидно, маловероятно, – начал перечислять Тони. – Потом он поздоровался – уже другим голосом – и спросил, как меня зовут. Потом переключился на прежний голос и заговорил на нем уже по-английски. Сказал: «Меня зовут Некроз...» – Тони приоткрыл рот и уставился в пространство, пораженный внезапной догадкой. Наконец он произнес единственное слово, которое шло на ум:

– Хм.

– И? – поторопил его Роуди.

– Он... говорил с кем-то другим! – Тони поднялся на ноги. Воодушевленный внезапным прозрением, он шагнул к компьютеру, готовый с новой силой взяться за работу. – Кто-то установил с ним контакт. Вот оно что. Сначала он вообще не работал. Потом говорил что-то невнятное. На непонятном языке. Затем кто-то другой сказал: «Привет, как тебя зовут?» – это спрашивали у Некроза. Вот почему был другой голос! А роботу больше ничего и не надо было, чтобы выучить английский. И говорил он с кем-то, кого вообще не было в лаборатории.

Тони провел рукой по сенсорной панели стола, и под его ладонями появилась синяя голографическая клавиатура.

– Пятница, перенаправь дроны. Пусть ищут этих людей.

Тони на секунду задумался. Затем резко развернулся и зашагал по мастерской.

– Кого же нам искать? Кто мог взломать такую сложную систему, как Некроз? Если этого не смог сделать я, нужно вспоминать лучших. Середнячков, которые мечтают о славе, не ищем. Найди Амадея Чо. Не то чтобы я его подозревал. Он парень честный. Но невероятно умный, так что будем иметь в виду. Найди выживших участников Сбоя Системы, всех. Вряд ли это они, но... найди уж. Отыщи Призрака. На него распознавание лиц не сработает, он умеет сбивать сигнал, так что не появится на дронах и камерах. Он разработал технологию, которая создает дыры в сигналах, когда он мимо них проходит, так что ищи любые помехи, любой странный отклик, которого не должно быть. Где-то там будет и Призрак. И найди мне Дугласа Рэмси. Он тоже не злодей, но мы ведь знаем, что даже умные парни иногда попадаются на удочку плохих людей и вынуждены творить черти что.

– Верно. Поиск запущен, сэр.

– А при чем тут все эти люди? – спросил Роуди.

– Ни при чем. Наверное. А может, еще как при чем. На этой планете, кроме меня, всего несколько человек имеют хоть какой-то шанс взломать Некроза, – объяснял Тони. – И если уж он с кем-то разговаривал, то, вероятно, с кем-то из них.

– Не самая серьезная зацепка, – скептически заметил Роуди. – И что дальше? Будем ходить к ним в гости и просить убрать с улиц их робота?

– Просить не будем, – ответил Тони. – Если Некроза можно контролировать, значит, можно и использовать как оружие. Если узнаем, кто им управляет, может, выясним, как его остановить.

Роуди кивнул.

– Ты знаешь, как бы там ни было, я с тобой.

– Амадей Чо принимает душ у себя дома, – сообщила Пятница. – При необходимости могу включить прямую видеотрансляцию...

– Не надо, Пятница. Но спасибо за предложение, – сказал Тони. – Дай знать, если он, как выйдет из душа, отправится погулять на ночь глядя по городу с гигантским свирепым роботом, это будет другое дело. Сообщай только о том, что относится к задаче. Что еще?

– По другим именам никаких результатов. Есть вероятное обновление по призрачной технологии. Беспилотник на восточном побережье – зафиксирован сбой сигнала, который вы описывали. Если точнее, целое здание отправляет вредоносные данные. Оно пытается дистанционно сбить настройки беспилотника.

– Пусть пытаются дальше, – сказал Тони. – Где это здание?

– В Нью-Джерси, – ответила Пятница. – Отключаю трехмерный сканер. Переключаюсь на изображение с камеры.

– Им нас видно? Если есть техника, чтобы перехватить сигнал, то есть и люди. Нельзя выдать себя раньше времени.

– Их система работает автоматически. Дроны не обнаружены. Нас там нет. Буквально, – заявила Пятница.

Тони и Роуди обменялись раздраженными взглядами.

– Ты ее еще и каламбурить научил, – покачал головой Роудс. – Ты и вправду ненормальный.

– Покажи картинку, Пятница, – приказал Тони. – Что там?

На экранах появился вид от лица костюма Железного Человека, который медленно летел над неким строением в лесу.

Роуди усмехнулся, но Тони поднял руку и подошел ближе к экранам. Перед небольшим деревянным домом стояли три человека.

– Дай-ка поближе взглянуть на этих троих. Не разберу, что у них в руках.

Пятница выполнила команду. Тони уставился на экран. Затем, кусая губы, повернулся к Роуди.

– Если перед чем-то под названием «Лесной заповедник округа Типтон» стоят три охранника с пушками размером с ручищи Тора, а хижина отправляет вредоносные программы, которые способны помешать моим дронам... что-то мне подсказывает, что в этом чудесном лесу есть не только цветы и деревья.

Роуди с явным сомнением посмотрел на экран.

– Может, просто мафия. Наверняка нелегально оружием торгуют.

– Может и так, – согласился Тони. – Пятница, составь отчет по их системе защиты. Как именно и что они делают? Скопируй данные, которые они посылают, и просканируй все, что можно. Мне нужно узнать, где они были, что делали, куда отправляли сообщения.

Спустя секунду Пятница снова заговорила:

– Обнаружено множество сетей, которые одновременно работают на объекте... Один из сигналов взломал систему безопасности ЩИТа в среду в 14:32 по восточному времени.

Тони в торжествующем жесте взметнул кулак.

– Есть! У них есть запись тех мест, где был Некроз. Ну что, будешь настаивать, что это просто мафия?

Роуди пожал плечами.

– Раз ты говоришь, что это они, значит, возможно, так и есть. Просто мы не знаем наверняка. Каков план?

– Пятница, – Тони ухмыльнулся и посмотрел Роуди в глаза, – расскажи-ка нам о «Лесном заповеднике округа Типтон».

– Нет результатов, – сказала Пятница.

– Нет такого, – кивнул Тони. – Что ж. По- моему, подозрительно. Может, это и не Призрак, но кто бы ни был на объекте, в среду он напал на ЩИТ, а это достаточный повод заглянуть на огонек.

Роуди кивнул:

– Согласен.

– Направимся туда, выясним, что они там делают. А если ни Некроза, ни Призрака там нет, пока доберемся до леса, Пятница выяснит, что это.

– Согласен.

– Хорошо. Не знаю, нашли мы, что искали, или нет, но пока это единственный вариант. – Тони вытянул руку, и к нему алым пылающим шаром подлетела перчатка Железного Человека. Когда она села точно по очертаниям кисти, Тони скомандовал: «По костюмам!»


* * *


СПУСТЯ несколько секунд после того, как Тони помахал на прощанье, Пеппер бросилась обратно в мастерскую. Чуть раньше, когда Роуди и Тони застали ее врасплох, она не подумала придумать вескую причину пойти в «храм» Старка. Тони купился на болтовню о том, что ей хотелось посмотреть, над чем он работает, – то же она сказала и Роуди, и оба ничего не заподозрили. Пеппер решила, что получилось так правдоподобно, потому что, по сути, она и не обманывала. Она и правда волновалась о Тони, когда он внезапно терял покой.

Не понимай она, какая опасная сложилась ситуация, была бы, пожалуй, даже благодарна Некрозу за то, что у Старка появилось реальное дело, стоящий повод применить всю свою энергию.

Но настоящей причины, по которой она направилась в мастерскую, Пеппер не открыла. Хорошо, что Роуди не застукал ее за этим занятием. Тони не поймет. Он попытается остановить ее, но она этого не допустит.

Пятница разговаривала не с одним Тони. Именно ее сообщения заставили Пеппер отправиться в мастерскую: искусственный интеллект отправил ей на телефон сообщение о том, что Тони столкнулся с объектом за пределами его знаний и понимания. Этого хватило, чтобы Пеппер пошла проведать старого «друга», но Роуди явился раньше, чем она добралась до того, зачем пришла. Теперь, когда Тони и Роудс улетели, а Пятница сообщила Пеппер, что Мстители не ответили на призыв, девушка поняла, что ей делать.

Если бы Мстители пришли на помощь, она бы не вмешивалась. Ей не хватало практики. Навыки заржавели.

Но Пеппер отчасти даже радовалась.

– Пятница, – с легкой дрожью в голосе проговорила она. – Покажи мою девочку.

– Мисс Поттс? – в механическом голосе Пятницы сквозили нотки неуверенности.

– Ты знаешь, о чем я, – сказала Пеппер. Ее сердце бешено колотилось. Костюмы Железного Человека начали перемещаться.

– Я знаю, – ответил искусственный интеллект. – Но мистер Старк отключил...

– Отменить, отменить, отменить, – настойчиво проговорила Пеппер. Ряд костюмов завращался еще быстрее. – Давай. Не хотела бы, чтобы я в это вмешивалась, не отправила бы мне сообщение. За кого ты меня принимаешь?

– Хорошо, мисс Поттс. Прошу прощения.

Наконец Пеппер увидела то, зачем пришла. Конвейер с костюмами остановился, и она подошла к гладкому, совершенному, великолепному доспеху с сияющими на шлеме кошачьими глазами. Это был единственный костюм, который не подошел бы Тони.

Она улыбнулась ему, как старому другу.

– Спасительница, – нежно произнесла она название костюма и протянула к нему руку. Пеппер дотронулась до его холодного металла и провела кончиками пальцев по тусклому стеклышку, где раньше было сердце мощи этого костюма. От теплой кожи стекло запотело, а затем в груди костюма загорелся свет от репульсорного генератора, и его голубые блики заплясали по лицу девушки.

Может, Мстители на этих выходных заняты своими делами. Но Пеппер уже поняла, что отдых сорван. Очевидно, Тони не понравится, что она подвергает себя опасности, но ей было все равно.

Может, Тони Старк этого и не знал, но иногда Пеппер Поттс тоже теряла покой.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

НАРЦИСС, КАКИМ НЕ СЫСКАТЬ


СЭЛ СТОЯЛ, прислонившись к стене деревянного домика в «Лесном заповеднике округа Типтон». Последние пару часов он клевал носом, опустив голову, пока не понял, что остальные двое могут это заметить. Один раз у него вырвался храп, громкий как выстрел, и его коллеги одновременно усмехнулись, глянув на него, но тут же снова отвернулись в сторону леса. Солнце давно село, и деревья превратились в черные силуэты, размытые и переплетающиеся; во все стороны от охранников расползалась непроницаемая тьма.

Они долго молчали. Потом Расти, с вечной зубочисткой во рту, заговорил и разбудил Сэла, который снова чуть не уснул.

– Это уже просто смешно.

Олби сплюнул под ноги.

– Вот и я говорю. Еще как смешно. Часа четыре утра уже. Мы давно должны были уйти.

– А можно сейчас уйти, – сказал Сэл. – Так ведь? Мы договаривались о времени. Нас не могут держать тут сверх того, на что мы соглашались.

Расти бросил на него недоверчивый взгляд.

– Ты серьезно? Босс сказал, что сообщит, когда можно будет уходить.

– Ты сам сказал, что это уже смешно, – Сэл покачал головой. Глаза у него слипались, он растягивал слова и уже пожалел, что не выпил кофе.

– Так и есть, – ответил Расти. – Но это не значит, что можно просто уйти. Что бы они там ни затевали, понятно, что все должны быть на местах. С тех пор как та жестянка пришла, никто из здания не выходил. Бьюсь об заклад, про нас вообще забыли.

– Тут надо поставить кого-нибудь со второго уровня, – хмуро проговорил Олби. – А то нечестно.

Сэл закрыл глаза. Если он не будет бодриться, заснет на месте. Он заставил себя говорить, понимая, что, если не сделает этого, задремлет и рухнет на землю лицом вниз. Не открывая глаз, Сэл произнес:

– Никогда такого не видел. Как думаете, это киборг был или еще что?

Вдали какая-то птица хлопала крыльями. Застрекотали сверчки. Сэлу никто не ответил.

Боясь снова задремать, он открыл глаза. Расти и Олби нигде не было. Он стоял один между прикрытием для подземного корпуса и темными, бесконечными на вид лесами.

– П-парни? – запинаясь, позвал он товарищей, взводя винтовку. Затем двинулся вперед под частый стук своего сердца. Усталость улетучилась. – Не шутите надо мной. Я не спал, я просто...

Слова застряли у него в горле, земля внезапно ушла из-под ног. Он хватал ртом воздух и от неожиданного потрясения не мог даже закричать: никакая земля из-под ног не уходила, это он взлетал вверх с невероятной скоростью. Сэл зажмурился и напряг шею, готовясь врезаться в дерево. Потом он несся по ночному небу, глядя, как внизу мелькают деревья. Охранник ничего не понимал, видел только, что летит слишком высоко, чтобы благополучно приземлиться, и слишком быстро, чтобы затормозить. Когда Сэл начал описывать дугу, устремляясь к черному лесу, он с ужасающей ясностью понял, что вот-вот умрет. Перед ним возникло большое корявое дерево, и он изо всех сил попытался вспомнить какую-нибудь молитву, но не смог.

Остановка была резкой и внезапной, голову мотнуло вперед. Медленно, не зная, чего ожидать, Сэл открыл глаза. Он увидел, что остановился прямо у ствола дерева: между его лицом и корой едва пролез бы волосок. Он повис в воздухе, к немалому своему облегчению и еще большему замешательству.

– Ух, чуть не врезался, – произнес позади него механический голос. – Не стоит уставшим садиться за руль. Опасное дело.

Железный Человек прижал Сэла к дереву и больно сдавил его шею холодными металлическими пальцами.

– Давай, – сказал Железный Человек, висевший в воздухе и державший Сэла за шею, – хватайся.

Сэл вцепился в дерево, стараясь найти удобную ветку. Под правой ногой оказалась вполне подходящая для его веса ветвь, и охранник осторожно на нее ступил. Наконец он нашел безопасное положение и, убедившись, что не упадет, поднял глаза. Сердце бешено колотилось.

Железный Человек висел перед ним в воздухе, маска в черноте ночи светилась, словно фонарь. Сэл увидел море верхушек деревьев и, поняв, что он на вершине очень-очень высокого дерева, испытал приступ тошноты.

Так же, как несколько часов назад он уронил сэндвич, сейчас он потерял винтовку.

– Ч-ч-что... – бормотал он, боясь сорваться. Сэл посмотрел вниз, и от страха у него свело желудок.

– Послушай моего совета. Не стоит, – сказал Железный Человек. – Б смысле, упав с такой высоты, ты, может, и выживешь. Это реально. С большой вероятностью ты по пути соберешь все ветки, как в той старой игре, кажется, «Плинко». Моим родителям нравилась. С другой стороны, ты, наверное, отключишься раньше, чем долетишь до земли, так что не придется все время бояться этого трагического момента. Придется всего лишь пережить много мелких падений на ветки.

– Спусти меня на землю! – крикнул Сэл, наконец сумев выдавить из себя слова, хотя звучали они куда менее грозно, чем он надеялся. Скорее было похоже, что он молит о пощаде. – Ты хоть знаешь, кто я такой?

– Нет, конечно. Потому и посадил тебя на дерево, – заявил Железный Человек. – Опущу тебя вниз, если ответишь на мои вопросы. Призрак здесь? А? Это все его рук дело?

Мужчина ухмыльнулся.

– Какой еще призрак? Не знаю такого.

Железный Человек небрежным жестом поднял руку и выстрелил в ветку рядом с Сэлом. Листья обуглились.

– Говорю тебе! – закричал Сэл, вцепившись в дерево. – Не знаю я! Я вообще тут ни при чем и быть тут не хочу. Босс...

– И кто этот босс? – спросил Железный Человек.

– Нефария, – сказал Сэл. – Лючино Нефария. Он меня убьет, если узнает, что я рассказал...

– Граф Нефария, – задумчиво произнес Железный Человек. – Не подумал о нем. Может, и стоило. Сколько внутри людей?

– Столько, что ты с ними не справишься, – слабым голосом проговорил Сэл. – Но я бы больше опасался чертового гигантского киборга.

Красно-золотое пятно – Железный Человек – резко приблизилось к охраннику. Металлическая маска оказалась напротив лица Сэла, и он видел на ее фоне теплые облачка своего дыхания.

– Чертов гигантский киборг, – повторил Железный Человек. – Давно он здесь?

Сэл ответил. Железный Человек долго смотрел на него ярко-синим взглядом.

– Смотри не засни. – Железный Человек отвернулся и двинулся в темноту. Ночь за считанные мгновения поглотила его красно-золотую броню.


* * *


– ПЯТНИЦА, включи еще раз режим невидимости, – скомандовал Тони. Он приземлился в пятнадцати метрах от домика, сверкнув огнями на подошвах, и медленно направился к строению. Роуди ждал его в полном боевом облачении.

– Куда ты дел того парня? – спросил он, подняв маску и расплывшись в озорной улыбке.

– Посадил на дерево, – сообщил Тони. – Знаешь, если он упадет, я, наверное, почувствую укол вины. С другой стороны, я не помню, на каком дереве его оставил, так что, похоже, никогда не отыщу. Грустно. Бедный несчастный вооруженный бандит вынужден провести остаток жизни на дереве, подробности – в следующем выпуске, до встречи в двенадцать часов.

– Остальных я оттащил на другой берег реки. Сломал телефоны, чтобы они не позвонили сюда. Боюсь, заблудятся, – Роуди захихикал.

Тони покосился на друга.

– Как-то без выдумки.

– Да брось! Представь себе: бродят там, понятия не имеют, куда зашли... – сказал Роуди постепенно стихающим голосом. Затем прищурился и развел руками. – Ну ты что? Знаешь, то, что своего ты закинул на дерево, не делает тебя таким уж отличным выдумщиком. Я этих двоих тоже на ветку мог посадить.

– Мог. Но не посадил, – сказал Тони. Он указал на здание. – Я хотел получить трехмерную схему, но сигнал блокируется. Должен сказать, я несколько впечатлен. Я думал, если подойти ближе, сможем взломать систему безопасности, но Пятница и отсюда не может пробиться.

– О, весело, – откликнулся Роуди.

– Это не самое интересное, – продолжил Тони. – Этот парень мне сказал, что Некроз внутри. Ну, он назвал его киборгом. Но это, конечно, никакой не киборг. Я все же предпочитаю считать, что он говорил о роботе.

– Отлично, – сказал Роуди, хлопнув в ладоши. – Вот и здорово.

– Весь этот праздник – за счет графа Лючино Нефарии, – добавил Тони. – Не знаю, здесь он или нет, но давай готовиться к худшему. Скорее всего, зайдем туда и наткнемся на обоих, на Некроза и Нефарию... Ну, и еще там будет полно его головорезов. А значит, надо подойти к этому с умом. Ты когда-нибудь дрался с ним?

– Пару раз видел в деле. Лицом к лицу и один на один ни разу, – ответил Роуди.

– Отлично, вот и не надо. Представь себе Тони Сопрано с силищей Тора... и с кучей разных костюмов.

– Тора я бы победил, – смело заявил Роуди.

– Конечно. Говори себе это почаще, – пробормотал Тони, захлопывая шлем. – Еще вот что. Будем исходить из того, что внутри этот домик побольше, чем снаружи. В нем Некроз даже в полный рост не встанет, чтобы крышу не пробить. Они под землей.

– Интересно, сколько там людей.

– Мне тоже. Кто бы ни мешал сигналу, он хорош. Даже слишком.

– Ну что ж, – сказал Роуди. – Вон то окно, кажется, не очень прочное. Неважно, что там внизу, верхний этаж мы легко зачистим. Заодно сориентируемся, пока не пришлось раскидывать по сторонам... всех.

Тони убрал лицевой щиток и с благодарностью улыбнулся Роуди:

– Вот это мой человек. Возьмешь на себя честь?..

Роуди вслед за Тони опустил маску на лицо и выставил гранатомет. При помощи чувствительного дисплея он прицелился и ухмыльнулся.

– Это всегда пожалуйста.

Граната пролетела почти бесшумно, пробила стекло, как бейсбольный мяч, не разбив его. Когда Тони и Роуди расслабленной походкой двинулись к зданию, внутри раздались вполне ожидаемые крики, которые стихли, едва из разбитого окна заструился густой зеленый дым.

Роуди протянул кулак, и Тони по-дружески стукнул по нему своим.

Старк пинком распахнул дверь. Театрального жеста никто не увидел – все отключились из-за дыма, – но эффектно войти было приятно. Мстители, которых от действия газовой гранаты защищали костюмы, перешагнули через бесчувственные тела охранников и разбросанное оружие. Не считая толпы бандитов и внушительного вида оружия, домик внутри был самым обычным.

Только в дальнем конце комнатки обнаружился лифт. Тони и Роуди остановились перед ним и переглянулись.

– Кажется, уходим на дно, – проговорил Старк.


* * *


ДВЕРИ ЛИФТА открылись, и Тони с Роуди оказались в ночном клубе Нефарии. Здесь все было настолько непохоже на лабораторию сумасшедшего профессора, которую Тони ожидал увидеть, насколько вообще возможно вообразить. Забавно, но Старку было бы спокойнее очутиться в комнате, полной светящихся склянок и суперзлодеев, занятых экспериментами над Некрозом. Однако нельзя сказать, что Тони удивил факт наличия в подземном логове Нефарии ночного клуба. Граф был из тех, кто любит роскошь и излишества, а здесь и того и другого было в избытке.

Стены вибрировали от электронной танцевальной музыки, рев которой не позволял расслышать разговоры, а безжалостные басы заставляли зубы Тони стучать даже сквозь костюм. Было темно, но неоновые полосы света на стенах отражались от блестящей кожи вялых танцоров гоу-гоу на многочисленных платформах. Диджей развалился за ноутбуком – Тони даже подумал, не спит ли он.

Казалось, никто уже давно не получает удовольствия от происходящего.

– Никто даже не заметил, что пришли два супергероя, – проорал Роуди, пытаясь перекричать музыку.

– Ну так исправь это, – предложил ему Тони.

Воитель поднял руку и выстрелил из встроенного в запястье пистолета в одну из неоновых ламп. Резкий звук мигом разнесся по клубу, и все взгляды устремились на них.

Начался хаос.

Диджей попытался выключить музыку. Местные головорезы потянулись за оружием. Танцоры начали торопливо спускаться с платформ. Во всей этой суматохе Тони никак не мог высмотреть Нефарию... а граф был не из тех, кого легко потерять в толпе. В лифте были кнопки еще двух этажей, так что, как только разузнают достаточно, Тони и Роуди, пожалуй, двинутся дальше.

Старк посмотрел на брюнетку с широко раскрытыми глазами, которая стояла рядом с ним и с открытым ртом наблюдала за паникой.

– Можешь дальше танцевать, если хочешь, – сказал Тони. Не глядя, он завел руку за спину и выстрелил репульсорным лучом, от которого заставленный полупустыми стаканами стол отлетел назад и сбил человека, наводящего дробовик на Железного Человека.

Роуди носился по комнате, вышибая оружие из рук головорезов, подрезая их на бегу, сталкивая друг о друга головами и оттесняя танцоров, которые оказались на пути выпущенных в него пуль. Тони выстрелил из металлического браслета серией зарядов, которые, разлетевшись по комнате, точными попаданиями в болевые точки обезвредили, но не убили его противников. Пока заряды летали по клубу, Тони подобрался к диджею, который уже готов был спасаться, бросив свой ноутбук.

Тони подтолкнул к нему компьютер.

– Привет, человек-музыка.

– Я-я-я тут ни при чем, клянусь! – закричал диджей. – Я только сегодня тут работаю! Но я знаю, кто тут... Вито – мой двоюродный брат...

– А что-нибудь более мелодичное у тебя там есть? – спросил Тони. – По-настоящему талантливое, с гитарными риффами... Может, что-то из восьмидесятых? Black Sabbath, АС/DC было бы отлично.

– Ну... У меня есть Blink-182, – побледнев пробормотал диджей.

– Ох... Конечно. Ладно, парень, давай Blink-182, – согласился Тони, закатывая глаза.

Раздался энергичный гитарный рифф, и Тони вышел на сцену. Как раз в этот момент мерзко хихикающий бандит приставил обрез к затылку Роуди. Пуля отскочила со звуком, будто кто-то стукнул в тарелки.

Роуди обернулся, грозно сверкнув глазами.

– Ты выстрелил в голову Воителю.

– О-о-о, вот он и заговорил о себе в третьем лице, – сказал Тони, толкнув мускулистого головореза в грудь. –Как узнать, что Роуди взбесился? Верно, он начинает говорить о себе в третьем лице.

Воитель схватил обрез и ударил обидчика головой в лоб, тот отлетел назад. Пока из колонок раздавался поп-панк начала двухтысячных годов, Роуди скрутил оружие в крендель и отбросил на пол, а затем навис над противником, сжимавшим руками голову. Роуди хотел что-то сказать, но остановился и посмотрел на Тони.

– Под такую музычку сложно быть грозным, – посетовал он.

Пока песня не закончилась, Железный Человек и Воитель поспешили расправиться с оставшимися головорезами, разоружив их и оставив без сознания. Клуб почти опустел, а Нефарию они так и не нашли. Роуди поймал взгляд Тони. Тот смотрел на нескольких танцоров гоу-гоу, которые, хоть и неуверенно, но продолжали извиваться под музыку.

Роуди хлопнул Тони по затылку и жестом велел танцорам уходить.

– Ну хватит, – сказал он. – Вечеринка окончена. Тут небезопасно для всех, кроме меня и моего друга, который весьма неуместно стоит и пялится. Так что бегите.

– Не, ну они же танцевали, – решил ответить Тони, заметив, что Роуди качает головой. – Невежливо не оценить их труд.

– Против нас неведомая жуть, а ты на танцовщиц полюбоваться решил, – с укоризной проговорил Роуди. – Ничуть не изменился.

Мстители подлетели к диджею, который снова отскочил от ноутбука.

– Эй, я ж говорил, другого ничего нет! Извини!

– Нас беспокоит, что ты работаешь в клубе у знаменитого преступника, а не твоя музыка, – заявил Роуди.

– Признаться, меня и то и другое беспокоит, – возразил Тони.

– Говори! – рявкнул Роуди на диджея, который отшатнулся, будто Воитель его ударил. – Где Нефария?! Где Некроз?!

– Некр... кто? Я не знаю такого, – с недоумением ответил диджей.

– И ему вряд ли бы сказали, – ответил Тони. – Нефария не будет каждому встречному-поперечному обо всем рассказывать.

– Нефария, – повторил Роуди. – Где Нефария?

– Точно не здесь, – проговорил диджей. – Внизу. Или... наверное, в кабинете, на уровень ниже, или дальше, в лаборатории. Он сюда уже несколько дней не приходил. Только не убивайте меня.

– Классику нельзя забывать. – Тони постучал костяшками пальцев по ноутбуку.

– А если ты действительно с этими клоунами не работаешь, сделай себе одолжение – держись отсюда подальше. Это не лучшая компания, – добавил Роуди.

– Ты получил особенно ценный урок от Воителя, малыш, теперь веди себя хорошо, – Железный Человек направился к лифту.

– Да ну тебя, – усмехнулся Роуди.

Они зашли в кабину. Итак, уровнем ниже располагались кабинеты, а еще глубже – лаборатория, и Тони предположил, что именно там держат Некроза. Друзья решили, что пропустить второй подземный уровень – значит, подставить спину врагу. Нужно было выяснить, кто там, и только потом спускаться в лабораторию. Если зачистить второй уровень, как они поступили с бревенчатым домиком и клубом, то, возможно, в лаборатории их встретит только Некроз.

Тони нажал кнопку «вниз». Его тревожило, что для этого не понадобились ни пропуск, ни отпечаток пальца. Старк был уверен, что они уже попали на камеры наблюдения. Не стоило и мечтать о том, что никто не заметил пропажи трех охранников на улице, гранату и драку в ночном клубе. По этой логике лифт не должен был двинуться с места или же их должны были встретить вооруженные наемники с нижних этажей. Но вот Мстители едут на лифте вниз так, словно никто их не видел.

Оставался еще один вариант: Нефарию они нисколько не волновали.

Тони мысленно готовился встретиться с тем, что их поджидало.

Два закованных в доспехи героя бок о бок вышли в длинный коридор, где, кроме них, никого не было. Лифт находился в середине, в обе стороны, насколько хватало глаз, тянулся длинный проход. Помещение было отделано просто, но со вкусом, как отель, в котором Тони и Пеппер должны были сейчас прохлаждаться, – Старку не понравилось, что он вспомнил об этом в таком месте. Музыки из клуба здесь совсем не было слышно.

– Это жилой этаж, – догадался Тони. – Здесь ночуют те, кто живет в комплексе.

– И что нам делать? – спросил Роуди. – Стучать в двери и спрашивать, дома ли Нефария?

– Нет, спрашивать не будем, – Тони шагнул вперед. – Я думаю, мы выбьем все эти изысканные дубовые двери и проверим...

– Это ни к чему, – раздался позади них низкий бархатистый голос, произнесший слова с легким итальянским акцентом. Тони и Роуди обернулись и увидели графа Лючино Нефарию, который широким шагом направлялся к ним. Руки его светились алой энергией, будто под кожей струилось яркое пламя.

– Пятница, ты тут? – крикнул Тони. – Я знаю, что тебя здесь глушат, но мне нужны хотя бы камеры, постоянно! Мы забрались в самую гущу!

– Чем глубже мы опускаемся, тем сильнее гасится сигнал, сэр, – ответила Пятница, когда Нефария подошел ближе. – Вся моя мощь уходит на питание костюмов Роуди и вашего.

– И моего? – спросил Роуди с явно различимой паникой в голосе. – То есть, по-вашему, у меня питание кончается?

– Давай не будем проверять, – сказал Тони и ринулся к Нефарии, чей смех эхом раскатился коридору. Граф с ухмылкой взмахнул руками.

Похоже, он даже обрадовался, что на его базу проникли супергерои.


* * *


УРОВНЕМ НИЖЕ, в исследовательском центре, перед дверями лифта, на котором только что уехал Нефария, стоял Призрак. Графу пришлось отлучиться из-за нарушения безопасности; теперь все здание сотрясалось.

Призрак же впервые с тех пор, как доставил Некроза, остался наедине с сотрудниками лаборатории. Только этого он и ждал.

Они с Нефарией долго обсуждали возможные мишени, начиная с ЩИТа и небоскреба Старка и заканчивая Технологическим предприятием Кросса, МОЛОТом, корпорациями «Роксон» и «Озкорп Индастриз» – по поводу последней никак не могли прийти к согласию.

Призрак знал, что Нефария хочет уничтожить Мстителей и правительственные организации, которые их поддерживали, однако на самом деле готов был идти на компромиссы. Только вот граф не ведал, что его собеседник к компромиссам не склонен.

Призрак подошел к Некрозу. Когда Нефария отлучился, сотрудники бросили пилить корпус робота. Призрак решил, что это довольно забавно. Они немало преуспели, но граф постоянно ругал их за нерасторопность. Под руководством Призрака удалось пропилить боковую часть. Можно было подсказать им отделить голову, но это слишком быстро уничтожило бы Некроза.

А этого Призраку было совсем не нужно.

Он обернулся и заметил одного из сотрудников – румяную девушку с короткими каштановыми волосами и голубой прядью. На лбу у нее блестел пот, а глаза за пластиковыми защитными очками казались просто огромными.

Призрак уставился на нее. Она неловко заерзала.

– Простите. Мы долго работали... Просто очень устали.

– Я не собираюсь на вас ругаться. Хотел спросить кое-что, – сказал Призрак, положив руку на холодную обшивку робота. Вот чего он не мог дождаться. – Где, черт возьми, этот ходячий кашемировый костюм вас набрал?

– Он предложил выплатить ссуды за учебу, – без всякого выражения произнесла девушка.

– Ха.

Студентка посмотрела на руку Призрака, которая стала неосязаемой и начала погружаться в Некроза. Через костюм снова потекла волна силы, разливаясь по его телу, заставляя покалывать кости.

– Как вы это делаете? – спросила девушка.

– Приложил ум и научился, мисс Ссуда на учебу, – сказал Призрак. – Пришлось сообразить.

Он прошел сквозь платформу, на которой лежал Некроз, и откинулся назад, проникая в корпус робота. Технологическая мощь его костюма снова охватила инопланетное творение. Призрак почувствовал, как спящая система снова пробуждается, готовая следовать его воле. Через изумрудный кристалл в голове Некроза он увидел, как девушка с беспокойством уставилась на него.

– Сэр, что вы делаете? – спросила она. – Мистер Нефария сказал...

Призрак заставил робота встать, и лаборатория наполнилась паническими воплями. Он посмотрел вниз на растерянных исследователей и подумал, что, наверное, Нефария их строго накажет, когда увидит, что и Призрак, и Некроз, и его деньги пропали. Он надеялся, что наказание будет не слишком суровым. Однако судьба студентов заботила его не настолько сильно, чтобы отказаться от денег и смертоносного робота. Да, деньги ему были не нужны, но очень уж хотелось донести до Нефарии свою мысль: Призрак не работает на корпорации, а самая крупная, древняя и жестокая из них – Маггия.

Для него Нефария и Тони Старк были одного поля ягодами.

Что бы ни обещал ему граф, какой бы союз и разделение власти ни предлагал, для Призрака он всегда оставался капиталистом. Человеком денег и власти. Именно таких людей больше всего презирало создание в призрачном доспехе.

– На вашем месте, – прогрохотал Призрак из глубин Некроза, покидая полную перепуганных ученых лабораторию, – я бы ушел отсюда, пока ваш безумный босс не вернулся.

Он рассмеялся, но это был не его смех. Его собственный застрял в горле.

В голове появилась мысль, ясная, как будто ее высказали вслух. Это был Некроз.

«Мне говорили, что ваш вид будет бороться со смертью до последнего удара сердца. И все же вы позволяете тьме захватить вас».

Призрак, четко ощущая, что все пошло не по плану и контроль от него ускользает, попытался выбраться из корпуса Некроза. И тут же почувствовал, как что-то схватило его и удержало внутри.

– Что ты делаешь? – злобно прошипел он. – Как ты это делаешь?

– Я ничего не делаю! – закричала девушка с голубой прядью. – Если мистер Нефария вернется и увидит, что я позволила вам забрать робота, он меня убьет!

– Ты захватил надо мной контроль, -– мысленно ответил Некроз. – Я... пробуждался. Но не на полную мощность. Я почти потерял себя... в тебе. А сейчас... я проснулся. Я ждал, когда ты снова придешь. Ты мне пригодишься.

Ингибиторы у Призрака на запястьях были выключены и не сдерживали энергию, так что он, не колеблясь, ударил со всей силы. В этот раз система Некроза противилась ему не далеким огоньком света. Мир вокруг вспыхнул зеленой энергией. Даже в бестелесной форме Призрак почувствовал, как нагревается его костюм, – Некроз боролся с ним сильнее, чем раньше, вторгался в сети его совершенного облачения, технологические разработки которого поддерживали его жизнь. Некроз, из пут которого теперь было не выбраться, не имел ничего общего с тем роботом, которого он вызволил из ЩИТа. За то время, пока корпус из неизвестного материала пилили исследователи Нефарии, инопланетянин восстановил всю свою силу. Бороться с ним теперь было все равно что воевать с ураганом.

Ни о какой борьбе речи не шло.

Призрак попытался заговорить, потом – закричать, но вместо этого громким ревом раздался голос Некроза.

– Некроз возродился. Сколько сил потребовалось ради этого мгновения!

Запертый внутри робота Призрак беспомощно наблюдал сквозь кристалл, как Некроз проходит по лаборатории прямо сквозь столы.

Сотрудники исследовательского центра все еще паниковали, а Призрак просто смотрел, не в силах предупредить их о том, что будет дальше. Ему хотелось крикнуть им, что надо бежать, убираться подальше, но ему оставалось лишь хрипеть в темноте Некроза.

Затем он почувствовал, будто ему в висок вонзился кинжал, и вскоре все перед его глазами залило зеленым светом. Мысли Некроза снова затопили его разум.

«Ты пробудил меня, Призрак в стенах. На мир нашими руками обрушится его судьба, предопределенный финал. Это дар. Ты понимаешь меня, существо? Ты горел ярким пламенем в конце темного туннеля. А я блуждал. Я искал и искал путь, а потом нашел тебя. Ты откроешь дверь в будущее. Так говорят звезды, так суждено, и так будет...»

Когда поток зеленой энергии разлился по лаборатории, Призрак снова попытался закричать, но не сумел. Он мог лишь смотреть, как Некроз аккуратным шагом меряет лабораторию и планомерно обрывает душераздирающие крики боли и отчаяния.


* * *


ГРАФ НЕФАРИЯ парил над ковром, в его глазах пылали огни, а по телу бегали искры. Железный Человек и Воитель стояли перед ним, готовые действовать.

– Каков финальный раунд игры, Нефария? – спросил Тони. – Ты украл робота и хочешь продать его тому, кто больше предложит? Мог бы придумать что-то поизящнее.

Нефария смотрел на Тони сквозь пылающую пелену. Когда-то он был обычным человеком, вооруженным пистолетом бандитом со смешной суммой денег, но потом ученый Барона Земо превратил его в того, кем он был сейчас. Его наделили энергией Живого Лазера, невероятной скоростью Вихря и сверхчеловеческой мощью Силача. Эти способности подарили ему не только уважение, необходимое среди суперзлодеев для укрепления своей империи, но и возможность уничтожить любого, кто посмеет в нем усомниться.

В общем, Нефария был не из тех, с кем можно спорить, а Старк делал это с завидной регулярностью.

Губы графа растянулись в ухмылке, обнажив зубы, а затем он разразился злобным заливистым смехом, который эхом разнесся по коридору. В тот миг, когда Тони потерял терпение и приготовился выстрелить репульсорным лучом, Нефария набросился на него так стремительно, что даже Пятница не успела это заметить. Он так сильно сдавил запястья Старка, что хватка эта ощущалась даже сквозь металл костюма.

– Не стоило тебе сюда являться. – Нефария поднял Тони, замахнулся им, словно ребенок куклой, и подбросил вверх. Тот не успел толком сориентироваться, как вдруг понял, что пробил потолок, затем еще один и еще. Тони вылетел сквозь крышу деревянного домика, и его отнесло в сторону леса.

Злой на себя за то, что подпустил кого-то с силой Нефарии так близко, Железный Человек взлетел и снова нырнул в подземный комплекс. Он опустился сквозь дыру в доме, пролетел через клуб, промчался по коридору и рванул к Нефарии, который набросился на Воителя.

Старк уже должен был сбить графа с ног, но тот испарился во вспышке темной силы. С невероятной скоростью Нефария переместился и оказался позади Роуди, его ладони охватило нарастающее пламя, а когда он соединил руки, огромный энергетический шар осветил его злобное лицо. Тони, который знал, как выглядят основные приемы врага, упал на пол, перекатился и повернулся к нему лицом: огненный шар полетел в сторону Роудса.

– Роуди, ложись! – крикнул Тони другу.

Но тому не нужны были предупреждения. Он успел броситься в сторону и тут же осыпал Нефарию градом пуль, отколовших мелкую пыль от стены позади противника. Нефария будто и не заметил выстрелов, снова мерзко рассмеялся и ринулся к Воителю с такой скоростью, что для стороннего наблюдателя превратился в размытое пятно, которое прилипло к Роуди.

– Кого из своих друзей Тони Старк не ценит настолько, что рискнул притащить сюда? – прошипел Нефария, нанося удары по броне и оставляя в ней вмятины. – Давай-ка выясним!

Тони оттолкнулся и снова бросился к месту, где граф прижал Роуди к стене и, ни на секунду не прерываясь, осыпал его ударами, не позволяя оторваться. Поняв, что Нефария ожидает нападения, Тони завис в воздухе и выстрелил репульсорным лучом в сторону Роуди, выбив его из рук графа. Воитель вяло откатился дальше по коридору, но Тони некогда было ему сочувствовать.

Нефария развернулся и нанес резкий удар по маске Железного Человека, и даже в костюме Старк почувствовал, как у него сворачивается челюсть.

Граф снова замахнулся, но на этот раз Тони успел перехватить пылающую руку.

– Ненавижу тебя, – проговорил Тони. Вывернув руку с силой, которой хватило бы, чтобы оторвать от земли дом, Старк заметил на лице Нефарии мимолетное выражение боли. Но затем он вновь усмехнулся.

– Ты не имеешь ни малейшего представления, насколько бесполезно тебе со мной тягаться.

Граф испустил поток концентрированной ионной энергии и отбросил Тони назад. Железный Человек развернулся в воздухе и, осветив коридор, выстрелил по врагу репульсорным лучом.

– Правда? – сказал Тони. – Вот уж чего мне ни разу не говорили. Ты большой оригинал, честное слово.

– Дождаться не могу, когда мое оружие сорвет с тебя шлем и я наконец увижу, как с твоего лица сползает улыбка, – прошипел Нефария, когда Тони оказался прямо перед ним. – Ты нарцисс, какого не сыскать. Из тех, кто приписывает себе благородство. Из тех, кто считает себя выше других, но никогда этого не признает. Когда я увижу, как он зажаривает тебя прямо внутри этого устаревшего костюма...

– Постой-ка, постой-ка, – сказал Тони, показывая на Нефарию. – Ты носил плащ со стоячим до ушей воротником, а я, значит, нарцисс?

Стоило Нефарии, взгляд которого пылал яростью, открыть рот, как ракеты, которые Старк недавно установил на броню Воителя, врезались в спину графа и взорвались. Роуди не было видно сквозь пламя и клубы дыма, но Тони услышал его торжествующий возглас.

Но схватка еще не кончилась.

Старк почувствовал, какой нестабильной стала конструкция этажа – всё могло рухнуть в любой момент. Чтобы не упустить шанс и полагая, что и так и так придется опускаться на нижний уровень, Тони вытянул руки и выстрелил в графа всей мощью ре- пульсорных лучей, пока тот не оправился.

– Роуди! – крикнул Тони сквозь вспышки лучей и дым. – Стреляй! Не останавливайся!

– Всегда пожалуйста! – откликнулся Роуди, подобравшись к врагу со спины и обстреливая его из всех орудий разом.

Когда Тони в последний раз усилил мощность лучей, пол под ним взорвался облаком пыли, щепок и сажи. Все трое упали на нижний уровень, где находилась лаборатория размером со стадион.

Нефария, от кожи и одежды которого валил дым, рухнул на пол посреди бушующего зеленого пламени. Воитель приземлился на ноги, а Железный Человек сгруппировался в воздухе и завис, осматривая обломки. На первый взгляд, нижний уровень казался высокотехнологичной современной лабораторией, но почему-то тут царил полный хаос. И Тони знал, чьих это рук дело. Знакомое зеленое пламя охватило большую часть лаборатории, ползло вверх по стенам и проделало дыру, в которую они рухнули.

А, значит, скоро весь комплекс окажется в огне.

Старк спустился в основное помещение лаборатории, где Роуди упорно пытался найти живых.

– Роуди, нам надо...

Тони осекся: внезапно его кто-то схватил.

Некроз шагнул сквозь стену зеленого пламени. В его руке на высоте шести метров висел Железный Человек, которого робот схватил за голову и раскачивал над огнем. Безжизненные изумрудные глаза на гладком черном лице уставились на Старка.

– Ты... – прогремел Некроз, сдавливая мощной рукой шлем Тони. – Выбраковка начнется с тебя.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

СПАСИТЕЛЬНИЦА


ТОНИ ПОЧУВСТВОВАЛ, как шлем вдавливается в виски – Некроз продолжал сжимать руку. Поняв, что скоро шлем не выдержит и окажется внутри его головы, Старк начал стрелять в Некроза.

Робот только усилил хватку – лучи на него не действовали. Шлем заскрипел и начал продавливать череп.

Краем глаза Тони заметил, что Воитель ринулся к Некрозу, грохоча как раскат грома, и выпустил в него две ракеты. Они ударили по роботу и взорвались, но рука ничуть не ослабла.

Вдруг в костюме раздался голос Пятницы:

– Сеть восстановлена. Глушители сигнала, похоже, вышли из строя из-за разрушений в лаборатории.

– Отлично, – процедил Тони сквозь стиснутые зубы, не прекращая стрелять по ничего не выражающему лицу Некроза. – Одно очко в нашу пользу. Когда у меня лопнет голова, сеть нам будет как нельзя кстати.

– Тони, я иду! – Роуди описал в воздухе петлю и помчался к Старку. Когда его друг уже почти коснулся доспехов Железного Человека, все тело Тони пронзил холод, и он с ужасом наблюдал, как Роуди проходит сквозь него и руку Некроза, будто они – всего лишь голограмма. Тони посмотрел на робота. Боль исчезла, как и остальные физические ощущения. Некроз склонил голову набок и сверкнул глазами.

Тони понял, что робот способен не только менять свойства своего тела. Он мог превратить в бесплотную иллюзию все, чего касается.

– Я знаю... о тебе, – пророкотал Некроз. – Этот мир... полон шума. Ты превратил себя... в символ. Нечто большее... чем человек. Тебя называют... героем.

– Этот мир, значит? – напряженно выдавил из себя Тони. – А ты здесь туристом?

Голова Тони снова взорвалась болью; он обрел плоть и внезапно ощутил, как гравитация вступила в свои права и потянула его вниз.

– Эта способность не присуща Некрозу! – сообщила Пятница. – Для нее используется сигнал, характерный для земных технологий. Его трудно распознать под защитой брандмауэров Некроза, но согласно моему заключению...

– Это технология Призрака! – выкрикнул Тони. – Он все-таки в этом замешан. Надо найти этого подлого уродца и вырубить.

– Да, но сигнал исходит изнутри робота, – уточнила Пятница.

Когда шлем снова сжали, Тони посмотрел на корпус Некроза. В следующий раз, как он понял с пугающей ясностью, броня расколется и прошьет ему череп. На дисплее перед глазами Тони увеличилось изображение туловища Некроза. Там, где раньше была лишь гладкая поверхность, теперь виднелся длинный разрез, за которым поблескивал слабый огонек.

– Приветики, – сказал Тони.

Старк развел руки, выгнулся вперед и ударил репульсорным лучом в щель. Выстрел, который раньше Некроз едва замечал, теперь заставил его отшатнуться. Еще одно жуткое мгновение лапа робота сжималась на шлеме, но, когда Железный Человек закачался, а робот накренился вперед, хватка ослабла и Тони вырвался на свободу.

Роуди начинал очередной этап нападения, но Старк взлетел под потолок и знаком показал ему отступить.

– Я разберусь. Найди Нефарию. Если позволим ему неожиданно напасть, с ним придется не легче, чем с этим инопланетным металлоломом.

– Значит, я все-таки выйду один на один с нашим мистическим мафиози, – ответил Роуди. – Ну и повезло же мне.

Тони снова повернулся к огню. Некроз поднялся демоническим силуэтом в пляшущих языках зеленого пламени.

– Призрак где-то внутри, – сказал Тони Пятнице, – но раньше его там не было. Возможно, он и заварил эту кашу. Но ему не нужно было пилить корпус, чтобы попасть внутрь, – он мог просто просочиться. Что-то все равно не сходится.

– Их сигналы не перекрывают друг друга, – сообщила Пятница, – и работают как единая система. Я вижу черты технологий Призрака, но даже если он внутри Некроза, непохоже, чтобы он контролировал ситуацию.

Тони хихикнул.

– Тогда, похоже, у нас есть что-то общее.

Зная только то, что надо целиться в щель и что Некроз либо подпитывается от Призрака, который сам по себе смертельно опасный враг, либо попал под его контроль, он ринулся в пламя.


* * *


РОУДИ доводилось видеть то, что остается после военных действий. Еще до того, как он обзавелся костюмом Воителя, и тем более после, он слишком часто видел пылающий ад, подобный тому, в который Некроз превратил исследовательский центр графа Нефарии. Многие из тех, с кем служил Роуди, умели отключать какую-то часть своего мозга – голос, который был невыносимее всего по ночам и который Роудс никак не мог заглушить. Они научились видеть в людях, творивших военные преступления и теракты, нелюдей, нечто, что нужно тушить, как пожар.

Роуди понимал, что это необходимость. Но всегда помнил, что эти люди днем обедают. Они смеются. Чистят зубы и гладят собак. Помнил, что это люди.

Он не знал, почему те, кому не повезло в ту ночь оказаться в исследовательском центре Нефарии, согласились работать на преступника. Может, они сами – чистое зло. Роуди хотелось так думать.

Он уже чересчур надолго задержался на нижнем уровне логова Нефарии. Пламя лизало стены, и пожар, который устроил Некроз, так быстро пожирал здание, что от потолка уже начали откалываться целые куски. Совсем скоро в огне будет весь комплекс, и пожар перекинется на лес. Тони с Некрозом продолжали схватку, и в лаборатории то и дело громыхали взрывы, от которых потревоженное сердце Роуди немного успокаивалось: он знал, что тишина – плохой знак.

Отодвинув в сторону опрокинутый лабораторный стол, Воитель увидел, как из пламени возник силуэт, и, не обращая на него внимания, рванул к дыре, через которую провалились Мстители.

– Нам пока рано прощаться, – сказал Роудс, сверля взглядом худощавое тело Нефарии.

На счету Роуди было немало побед в схватках с суперзлодеями, но мало что могло порадовать глаз так, как граф, которого уносит вдаль, словно внезапный порыв ветра – воздушного змея. Пролетев половину лаборатории, унесшая его ракета взорвалась.

– Один-ноль в пользу Воителя.

Роуди приземлился перед Нефарией. Граф, от костюма которого остались одни обрывки, повернулся к нему.

– Смотри-ка, – произнес Роуди, – ты, кажется, костюм подпалил.

Нефария собирался было выкрикнуть ему что-то в ответ, но сдержался. Граф глубоко дышал и кружил вокруг Воителя, который, в свою очередь, старался не упускать его из виду.

– Ты, должно быть, считаешь, что вы победили. – Нефария кипел от злости. – Моя основная база опять в руинах... молодцы. Новый триумф металлических супергероев! Но вот что я скажу. Скоро начнется настоящий кошмар, не чета тому, что мы с тобой можем себе представить. И все из-за вас. Из-за тебя и этого социопата Тони Старка.

– Нет, – ровным голосом ответил Роуди. – Я не говорю, что мы победили. Мне дела нет до твоей базы или головорезов. Но здесь погибли люди. Оборвались человеческие жизни.

– Призрак! – вскрикнул Нефария, оглядываясь на лабораторию через плечо. – Покажись! Ты говорил, что все под контролем!

– Призрак, значит? Здесь еще и этот хорек?

Нефария, дико озираясь по сторонам, снова закричал:

– Думаешь, тебе это сойдет с рук? Я тебя в порошок сотру!

– Эй! На твоем месте я бы смотрел на ходячий танк, когда он с тобой разговаривает, – рявкнул Роуди на Нефарию. – Если ты не заметил, у тебя все не так гладко. Поможешь решить проблему с роботом, и мы обещаем тебе спокойную жизнь в тюремной камере. Не поможешь, и эта штука сбежит... Мне что-то подсказывает, что он за тобой вернется.

– Надо было оставаться здесь, – прошипел Нефария. – Вы со Старком меня отвлекли...

– Еще скажи, что мы заставили тебя украсть гигантского робота-убийцу, – перебил его Роуди. – Значит, это мы теперь злодеи... Ты будешь сдаваться или как?

– Сдаваться? – повторил Нефария, сдержав горький смех. – Некроз отправит тебя в небытие. Возможно, не все пошло согласно моему плану... признаю. Но если уж я проиграю, мне останется хотя бы радость от того, что все вы умрете... в мучениях.

Нефария перешел в нападение, й Роуди его скорость оказалась не по зубам. Воитель успел только прицелиться, а граф уже оказался рядом и крепко впился в его шлем. Воитель попытался оттолкнуть его от себя, отойти хотя бы на метр и дать отпор, но тот был слишком быстр, слишком силен. Роуди не успел нанести хотя бы один удар – Нефария сорвал лицевую пластину со шлема и отбросил ее в сторону. Глаза графа при этом сияли безумием и радостью победы.

– Пора... гореть! – крикнул Нефария и с силой ударил Роуди по лицу. Воитель отлетел назад. Голову пронзила боль, перед глазами запрыгали черные точки. Падая на пол, он почувствовал, что лишается чувств, а потом покатился в самое сердце зеленого пламени.

Теряя сознание, Роудс успел заметить лишь, как граф Нефария взмывает под потолок и исчезает в дыре, оставляя его на милость огня.


* * *


ТОНИ наконец перешел в наступление. Он носился над горящими обломками техники исследовательского центра и уворачивался от смертоносных выстрелов Некроза, пытаясь атаковать щель в корпусе. Робот огибал очаги пожара и уходил от выстрелов Тони, хотя, казалось, ни один из них так и не смог нанести ему никакого вреда. Но ведь чуть раньше атака на мгновение остановила робота-убийцу, и это со времен первой встречи Железного Человека с Некрозом был самый значительный успех.

В какой-то момент Тони уже думал, что все в его руках, как вдруг его ударило током в затылок. Обернувшись, он заметил, как вспыхнул и погас еще один заряд.

– Кто стреляет, Пятница?! – вскрикнул Тони, ринувшись в сторону предполагаемого источника заряда под все более и более мощными выстрелами Некроза.

– Взлом... Некр... – голос Пятницы звучал напряженно и прерывисто.

– Что такое ? – Тони долетел до источника молний и рассмотрел его. Это был перевернутый ящик, напичканный чем-то вроде лазерных пушек, которые оживали одна за другой. Больше тридцати штук.

Едва Тони оказался рядом, они одновременно выстрелили, и Старк едва успел пригнуться.

– Пятница! – крикнул Тони. – Где ты? Что происходит?

– Некроз пытается взломать нашу систему, – ответил искусственный интеллект. –Я его сдерживаю, но...

– Никаких «но», – отрезал Тони.

– Он захватил контроль над всеми сетями комплекса, кроме нашей, – договорила Пятница.

– Не подпускай его к нам, – приказал Тони, разворачиваясь к Некрозу. Робот постоянно набирал силы. Сначала он научился проходить сквозь предметы. Теперь взламывал сети. – И к Роуди. Если Некроз захватит контроль над Воителем, этому зданию...

Тони описал дугу в воздухе и увидел друга, лицо которого обступило пламя. Маски не было.

– Роуди! – крикнул Тони, поддаваясь приступу паники. Он развернулся и помчался к нему.

Некроз, увидев это, перескочил через стену пламени и выстрелил потоком зеленой энергии. Тони почти успел увернуться – луч задел только его плечо. Мышцы захлестнула обжигающая боль, и Железный Человек с грохотом рухнул на пол. Пятница снова и снова говорила об атаке на систему, но для Тони ее слова слились в неразборчивую мешанину. Боль была такой сильной, что он мог только кричать.

Но сейчас его ранение было не главным.

Тони заставил себя подняться и ринулся спасать друга. Некроз бросился наперерез, пригвоздив Старка к полу острыми кончиками ног. Тони выстрелил, но робот отбил атаку, раскрошив репульсор в нагруднике и на секунду сбив дыхание Тони. Некроз склонился над Старком, и теперь Железный Человек не видел ничего, кроме гигантского робота.

Тони лежал на полу и задыхался. В ухе звенел голос Пятницы. Некроз впился когтем в сломанный репульсор. Одним движением он сорвал с супергероя нагрудник – с той же легкостью, с какой Тони открывал капот автомобиля.

Робот навис над Старком; зеленые глаза светились все ярче и ярче; он опустил взгляд на грудь Тони. Старк чувствовал, как нарастает жар, опаляя волосы на теле, как в голове робота накапливается энергия.

– Призрак, – прошептал Тони. – Если ты там... Я знаю, что ты бы не стал этого делать. Это не твой почерк, парень. Совсем не твой...

– Единственный... призрак... здесь – это ты, – произнес Некроз и выстрелил зеленым пламенем.

Тони почувствовал, как его отбрасывает к стене. Он закрыл глаза и с удивлением подумал, что смерть – после всех этих тяжких битв – легка, как вздох.

А затем врезался в горящий шкаф, разбив его вдребезги. Тони осыпало раскаленными осколками. В тот момент, когда он вдруг осознал, что Некроз не обратил его в кучку пепла, его поразило еще одно неприятное откровение.


* * *


– СЮДА, Тони! – послышался крик Пеппер Поттс.

Она стояла на коленях перед Некрозом на том месте, где раньше лежал Тони, сверкая серебристо- алым костюмом Спасительницы. Этот доспех они недавно договорились больше не доставать. Костюм, похожий на Железного Человека, но предназначенный не для борьбы, а для спасательных операций. И он сейчас раскрывал ослепительный репульсорный щит, от которого в смертоносного робота отражался его собственный энергетический поток.

Его же лазер бил Некроза в правое плечо и потихоньку создавал в обшивке дыру. Как заметил Тони, Пеппер быстро придумала удачный план действий и пыталась перенаправить отражающийся лазер на щель в корпусе. Некроз отступал под напором энергии и, казалось, не мог его остановить.

Тони подлетел к роботу сзади, схватил его за ногу и развернул так, чтобы лазер прорезал туловище Некроза поперек. Вокруг пылало пламя.

– Некроз отступает! – сообщила Пятница. – Он прекратил попытки взломать нашу систему.

– Потому что мы его скрутили, – порадовался Тони.

– Мы? – удивленно спросила Пеппер.

– Наблюдаю закономерность, – сообщила Пятница. – Некроз старается выйти из пламени, как только в него попадает. Похоже, из-за огня он слабеет.

– То есть ему мешает собственное пламя? – спросил Тони. – Так давай его поджарим. Я...

– Основные источники питания уничтожены. Работаем на запасных, – отчиталась Пятница. – С такой скоростью расхода энергии ее хватит еще на пять минут... Если Некроз не захватит контроль над нами до отключения двигателей.

– Давай жить в настоящем, а? – предложил Тони, еще раз встряхнув робота.

Некроз воспользовался силой инерции и двинулся в ту сторону, куда его дернул Старк. Луч, который отражался от щита Пеппер и плавил корпус, теперь бил в дальний угол лаборатории. Некроз выключил лазер, и кристалл, который был на месте глаз, почернел.

Тони отшатнулся от робота, встал рядом с Пеппер, и они выставили вперед руки, ожидая новой атаки.

– Поверить не могу, что ты сюда явилась, – сказал Тони.

– Не благодари...

– Поверить не могу, что ты сюда явилась. В этом костюме, – перебил ее Старк.

– Не благодари за то, что я тебя спасла, – продолжила Пеппер. – Я бы добралась раньше, но по сравнению с тобой и Роуди эта штука ползет как улитка. Совсем не здорово.

– Боже. Роуди! – спохватился Тони. Некроз как раз встал между Старком и пылающим огнем, в котором лежал Воитель.

– Тому, кто властвует... над звездами... не до таких, как вы... Если вас не поглотит это пламя... вы все равно сгорите вместе с остальными... – прогрохотал Некроз, глядя на Тони и Пеппер.

Повреждения на роботе можно было разглядеть, но они оказались совсем не такими внушительными, как ожидал Тони. Щель на груди теперь пересекала длинная тонкая царапина от лазера. Тони вдруг подумал, что если Призрак находится внутри робота, то они могли его задеть, но решил, что это не страшно для того, кто может одной силой мысли стать бесплотным существом.

– Тому, кто властвует? – крикнул ему Тони. – Прекрати выдавать свои мутные сентенции. Если за тобой есть какой-нибудь страшный злодей, давай проверим, хватит ли ему силенок посмотреть мне в глаза и сказать, что ему не до нас.

Некроз, кристалл в голове которого оставался темным, напряженно уставился на Тони. Старк приготовился защищаться от очередного выстрела, но понимал: его костюм – или то, что он него осталось, – не выдержит еще одного прямого попадания.

Вместо этого Некроз взмыл вверх, стал неосязаемым и прошел сквозь потолок.

– Нам надо лететь за ним? – спросила Пеппер.

Тони уже был в пути – но не за роботом. Старк мчался прямо в огонь, выкрикивая имя Роуди.

Ему никто не отвечал – вокруг лишь ревело пламя.

Пробираясь сквозь огонь, Тони прижимал к себе руки, чтобы не обжечься. Все вокруг заливало зеленым светом, даже дисплей помутнел и мерцал в нагретом воздухе. В любой момент Старк готов был услышать, как Пятница рекомендует ему выйти из бушующего пламени, пока он не зажарился в костюме, но он не собирался уходить без друга.

Он оттолкнул искореженный металлический стол и увидел Роуди, который, как сломанная статуэтка, лежал на полу лицом вниз. Туловища и лица не было видно за языками пламени. Не думая о безопасности, он протянул руки к телу друга и вытащил его из огня.

Развернув Роуди и боясь посмотреть, что произошло с лицом его боевого товарища, на котором не было маски, Тони ощутил кожей невероятный жар.

Лицо Роудса было в синяках и крови, но цело. Он посмотрел на Старка мутным взглядом.

– А мы... – простонал Роуди, – так и будем сидеть... посреди пожара?

– Ага, – прохрипел Тони. Он подхватил Роуди и, отведя от него взгляд, взлетел, оставляя позади яростное зеленое пламя. Старк прочистил горло и, понадеявшись не выдать своих переживаний, сказал: – Разве не весело было? По мне, отличное развлечение.

Прижав друга к себе, он знаком позвал Пеппер следовать за ним. Она плавно, почти беззвучно взмыла в воздух и направилась за Тони на уровень выше. Там они остановились.

– На лифте не получится, – сказал Тони, поднял руку и выстрелил лучом в потолок, чтобы расширить отверстие, которое проделал им Нефария, и вырваться на свободу. То же они проделали уровнем выше, где сейчас никого не было, а затем выбрались из комплекса и поспешили в лес.

Роуди отшатнулся от Тони и взмахнул руками.

– Со мной все в порядке. Все в порядке, – прохрипел он. – Дайте только встать на ноги.

– Кроме очевидного побоища, что там произошло? – спросила Пеппер.

Роудс повернулся к ней и прищурился.

– Быть не может. Это что, Пеппер?

– А кто еще может надеть костюм Спасительницы? – спросила она у него.

– Не злись, он только что пылал в огне, – проговорил Тони. – Еще вот что интересно. С каких пор ты снова ходишь в доспехах?

Пеппер подняла маску и внимательно посмотрела на него сияющими зелеными глазами.

– Мне так захотелось. Разве нужны другие объяснения?

Тони кивнул.

Пеппер покачала головой.

– Вот что я скажу тебе, Тони. Ты бросаешься во что угодно с головой, будто никого в мире не волнует, жив ты или мертв. Если бы я не оказалась рядом несколько минут назад, вы бы оба... – Пеппер тяжело вздохнула, отвернувшись в сторону. – Я сделала выбор. И он оказался правильным.

– Возьми на заметку: я с ней полностью согласен, – заявил Роуди. – Мне кажется, мне очень повезло, что... у меня до сих пор есть лицо. Так что спасибо вам обоим.

– Не за что, – ответила Пеппер.

– Благодарности подождут, – Тони поглядел в небо. – Где Нефария?

– В последний раз я его видел, когда он избил меня и умчался вдаль, – вспомнил Роуди.

– Плохо, – сказал Тони. – Не знаю, для чего ему нужен был Некроз и правда ли Призрак забрался в робота, но что-то я сомневаюсь, что Нефария хотел уничтожить свое логово. Некроз на свободе, ему доступны технологии Призрака, и он сам по себе. Надо узнать хотя бы, что планирует Нефария...

– Похоже, в комплексе уже никого не осталось, – Роуди ткнул пальцем в сторону здания. – Но те, кто выбрался, далеко убежать не могли. Можно обыскать лес.

– Разумно, – согласился Тони, готовясь ринуться сквозь ночную тьму. Пеппер схватила его за плечо.

– Думаешь, если найдешь Нефарию или кого-то из его людей, они тебе сразу все расскажут? – спросила она. – Сомневаюсь. Мы не пойдем в лес вот так просто. Да и гоняться за Маггией с доспехами в таком состоянии – затея дурацкая.

– Она права.

– Спасибо, Роуди, – сказала Пеппер. – Давайте вернемся в мастерскую. Тони, ты займешься своим костюмом и костюмом Воителя. Я позвоню в ЩИТ и отправлю их сюда, пока не загорелся лес. Может быть, они отыщут Нефарию и зададут ему пару вопросов. Хорошо?

Тони долго смотрел на Пеппер.

– Такое странное чувство.

– Какое? – с ноткой раздражения в голосе спросила девушка.

– Ты мне кое-кого напомнила.

– Если скажешь, что тебя, учти: я не вижу в этом ничего плохого, – ответила Пеппер. – По многим причинам.

– Нет. Точно не меня, – сказал Тони. – Капитана Америка. И я совсем не понимаю, что думаю по этому поводу. Отчасти я поражен, отчасти меня передергивает.

– Ну что ж. Тогда следуй за мной, солдат, – и Пеппер взмыла в воздух. Роуди взлетел вместе с ней, Тони – за ними. Он оглянулся через плечо и увидел, как из окон домика вырвалось зеленое пламя. Пока они поднимались, ужасное видение таяло, превращаясь в крошечный изумруд в море черноты.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ВСЕЛЕННАЯ СЛУШАЕТ


НЕКРОЗ парил в сотнях метров над лесом, наблюдая, как Железный Человек, Воитель и Спасительница, как три яркие звездочки, взлетают и направляются в сторону Нью-Йорка. Внизу он видел людей Нефарии, которые пробирались через темный лес, убегая от догорающих обломков.

Некроза завораживали жители Земли. Он многое узнал о человечестве от Призрака, существа, совершенно непохожего на остальных людей, срастившего свой разум с сетями, которыми опутан этот мир. А теперь робот присвоил его силу и перехватил контроль над сложными системами, которые успел взломать Призрак.

Но этого было мало.

Этот мир оказался совсем не таким, каким его помнил Некроз. Он прибыл сюда в давние времена, когда повсюду царила тишина, и следил за людьми, чтобы вынести суждение: достойны они жизни или подлежат уничтожению. Но тишину захлестнуло потоками звуков. Издалека теперь все время доносился грохот войн, крики, вопли жертв убийств. За этим Некроза и прислали: он «слышал» жестокость за тысячи километров, даже если она еще не успела разгуляться. Насилие не бывает тихим. Оно отдается эхом сквозь миры и вселенные.

А Вселенная слушает.

Некроз так и не выполнил свою миссию: неудачная посадка погрузила его в спящий режим, в котором он пребывал до знакомства с Призраком в лаборатории ЩИТа. Когда это странное существо в костюме, который гудел тысячами сетей, приблизилось к Некрозу и пробудило его, робот испытал нечто незнакомое. Ему не пришлось вслушиваться, чтобы понять, где в мире происходит насилие.

Оно окружало его со всех сторон.

Убийства, ненависть, горе, жадность и злоба сливались к нему со всего мира, тянулись невидимыми нитями, опутавшими все человечество. Зло теперь постоянно звенело, кричало, перетекало из сети в сеть, от человека к человеку. Телефоны, компьютеры, инструменты, транспорт... и оружие. Все это было связано, пусть никто на планете и не видел натянутых проводов. Некрозу они казались дрожащими золотыми струнами, из которых сочится кровь.

Мир, судить который отправили Некроза, погрузился во тьму.

Благодаря технологиям Призрака инопланетный судья возродился. Если бы не они, Некроз не постиг бы связующие сети этого мира. Со временем он адаптируется, и Призрак ему больше не понадобится, но пока только он открывал роботу двери к пониманию Земли. Перед ним расстелилась паутина местных технологий; самое мощное оружие, порожденное человечеством. Одно из многих, но самое смертоносное.

Пленив Призрака, Некроз питался его силой и мог издалека подключиться ко многим сетям... но среди множества звуков один, далекий и тихий, особенно влек к себе.

Некроз мог без труда отключить мировой интернет или электричество в крупных городах Америки. Мог шпионить за любым обитателем планеты через любой включенный смартфон. Он мог устроить жуткую аварию на любой магистрали или обрушить фондовый рынок, в одно мгновение опустошить все банковские счета в мире. Но Некроз был создан не для того, чтобы сеять хаос. Он – палач, несущий стремительную кару.

Тихий шепот вдалеке казался ему чем-то полезным.

– Покажи мне... – сказал Некроз, опустив взгляд на царапину, за которой скрывался Призрак – проводник его миссии. – Покажи, что хранит ЩИТ.


* * *


ДЕНЬ у Марии Хилл не задался.

Ничего удивительного: любой день, когда ей приходилось отправляться в гости – или, как сегодня, на Багамские острова – к Тони Старку, можно было считать неудачным. Однако в этот раз ее лабораторию разгромило разумное оружие, потом оно подожгло большую часть здания и сбежало. Необходимость объяснять все это президенту Соединенных Штатов, при этом сохраняя иллюзию, что у нее все под контролем, сама по себе не радовала, но дальнейшие события оказались ничуть не лучше.

Марии Хилл теперь предстояло по-настоящему взять ситуацию под контроль.

Она отправила на поиски Некроза своих лучших агентов, а теперь на вертолете летела в Нью-Джерси с подкреплением: Пеппер Поттс сообщила, что Некроз разрушил местную базу Маггии.

Агент Кит Паркс, который следил за ходом операции, в шутку сказал:

– Если уж этот Некроз напал на наших врагов, может, пусть сам с ними разбирается?

Однако Хилл было не до смеха, когда они добрались до места, где полыхало пламя. Местная пожарная команда уже ехала, чтобы остановить распространение огня по лесу. Но в это раннее утро Мария Хилл только и могла думать о том, что Некроз был безжизненным и безвредным – пока они за него не взялись. Тогда он был не разумнее обычного автомобиля. Недвижимый, бесчувственный. А теперь он бесконтрольно шагает по миру, неся разрушение.

– Когда мы уже научимся не лезть, куда не надо? – проговорила Мария, глядя на полосу деревьев.

Паркс пожал плечами и сплюнул на землю.

– Где бы мы были, если бы не лезли? Всякое бывает. Найдем объект и превратим его в металлолом.

– Это был риторический вопрос, – сказала Хилл и направилась прочь. В кармане зажужжал мобильный. Прикрыв ухо пальцем, она заговорила в трубку: – Хилл слушает. Я в глуши где-то в Нью-Джерси. Связь ужасная, говори быстрее.

Мария Хилл слушала собеседника, и глаза ее раскрывались все шире и шире. Паркс подошел к ней и спросил, что происходит, но Хилл подняла руку, показывая ему молчать. Не веря своим ушам, директор слушала отчет.

Когда на том конце замолчали, Хилл едва сумела выдавить из себя ответ:

– Я разберусь. Делай, что сможешь. Очевидно, нельзя допустить... нельзя... Отключаюсь.

Паркс нахмурился.

– Кто это был?

– Это был Пентагон, – отчеканила Хилл. – Секретные военные серверы ЩИТа взломали. С нашей стороны делают все возможное, чтобы отключить взломщика, но злоумышленник пытается получить доступ к управлению развертыванием ракет.

– А нам что делать? – спросил Паркс.

Хилл стиснула зубы, глубоко вдохнула и выдохнула. Ей хотелось закричать. Ей хотелось колотить землю, пока из костяшек не пойдет кровь. Но вместо этого она собралась с силами и ответила:

– Именно то, что ты сказал. Превратим наш «объект» в груду металлолома. Тебе пора. Поторопи наших. Нам нужно как можно больше информации – и как можно быстрее.

Паркс хлопнул в ладоши и повернулся к остальной команде.

– Ладно, ребята, слушайте! В этих лесах скрывается целая толпа преступников. Они не могли далеко уйти. Отловите их и приведите сюда. Расспросите о том, что здесь произошло, узнайте как можно больше и как можно быстрее. Потом сразу уедем отсюда. Времени особо нет. Вперед!

Когда агенты пустились в лес, Мария Хилл посмотрела в небо. Далеко-далеко оранжевым ярким кругом висело солнце.

День, который с самого начала не задался, только что стал еще хуже.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

НЕ СОВСЕМ ОДИНОКИЕ


ТОНИ не смотрел на Пеппер, пока она говорила, – он знал, что эта его привычка выводит девушку из себя.

Они благополучно добрались до небоскреба Старка. Тони скомандовал Пятнице запустить автоматический ремонт костюмов Железного Человека и Воителя, но перед этим она заштопала ему рану на плече и ввела столько обезболивающих, что он не чувствовал никакой боли и скованности в движениях. Едва разобравшись с ранением, он взялся за костюм Спасительницы. Роуди отправился в Бруклин забрать кое-что у «парня» Тони.

– Твой парень? – переспросил Роуди. – Так и сказать – парень Тони?

– Знаешь, – принялся объяснять Тони, – у некоторых для всего есть свой парень, чтобы найти дешевые билеты на бродвейское шоу, скидки на Uber... А у меня есть свой парень-ботаник, химик. Свой парень из снабжения. Окажи себе услугу: как доберешься, ничего у него не спрашивай. А то он сразу воодушевляется, и не заткнешь потом. А у нас нет времени. Я вот уже слишком много болтаю. Не слушай меня, иди!

Роуди, к счастью, хватило такта не спрашивать, зачем Тони понадобились порошки оксида железа, магния и алюминия. Тони не хотел ничего объяснять, пока не запустит свой план в работу.

С Пеппер он тоже не хотел сейчас говорить, но, учитывая общую динамику развития событий и количество солнечного света, в котором он мог бы купаться сейчас на Багамах, Старку не суждено было всегда получать все, чего он хочет.

– Тони Старк, если после твоего ремонта мой костюм внезапно откажется функционировать, я тебе обещаю такие проблемы! – возмущалась Пеппер, когда Тони отсоединил от Спасительницы правую перчатку. – Объясни, что ты делаешь.

Тони нахмурился.

– Я... я думаю о том, что ты сегодня говорила на пляже. Сегодня? Или вчера? Наверное, все-таки вчера. Я давно не спал.

– Ты мне не ответил.

– Ты... помнишь? Извини, перефразирую. Ты сказала, что не хочешь ничего особенного. Ну, что не надо было арендовать целый курорт для нас двоих. Ты хотела быть просто... человеком на пляже, среди других таких же. – Тони открутил вторую перчатку и положил обе на поднос, который поддерживали манипуляторы Пятницы. Манипуляторы отъехали в сторону вместе с перчатками. – Обычной девушкой Пеппер Поттс.

– Да, – согласилась Пеппер, наморщив лоб. – Так я и сказала.

Тони повернулся к ней и сверкнул улыбкой.

– Врунишка.

Он направился вслед за манипуляторами, которые перемещали перчатки Спасительницы в дальний конец его мастерской, где, как пациент, готовый к операции, лежала старая модель Железного Человека, которую Тони недавно перестал использовать. Подойдя к ней, Старк рассеянно пошевелил пальцами.

– В смысле? – спросила Пеппер.

– Ты знаешь, – заговорил Тони, взявшись за костюм, – о чем я думал, когда конструировал первый костюм Железного Человека? Не тот, в котором я выбирался из плена. Тот свое дело сделал. Я спасся в ситуации, в которой должен был погибнуть... но, когда я вернулся домой, я сделал себе другой костюм. Первого настоящего Железного Человека. Знаешь, о чем я думал, когда его закончил?

Пеппер ждала его ответа.

Тони улыбнулся, прокручивая вправо репульсор в перчатке Железного Человека. Он выскочил из паза с приятным щелчком.

– Я смотрел на тот первый костюм, – продолжил Тони, перебрасывая репульсор из руки в руку, – он, по моим нынешним меркам, был как из отцовской коллекции научно-фантастических фильмов. Громоздкий, тяжелый. Какой же он был тяжелый... Но я смотрел на него и думал: вот весело-то будет.

Тони взял одну из перчаток Спасительницы и положил ее на стол. Пятница, предугадывая следующий шаг, подала алмазную пилу.

– Ты считаешь, что я сейчас думаю так же? – спросила Пеппер. – Что для меня это развлечение?

– Может быть, – сказал Тони. – Или, или, или... или, может быть, нет. Возможно, ты убедила себя, что хочешь мне помочь, хочешь избавить меня от одержимости, остановить от сумасшедших приключений в одиночку. Возможно. А может, ты вовсе не хочешь быть обычным человеком, как все остальные, еще одним человеком, который загорает на пляже. Очередной рыжей красавицей под жарким солнцем.

– Тони...

– Возможно, ты знаешь, что быть нормальным – это выдумка, которую мы пересказываем друг другу, чтобы чувствовать себя не совсем одинокими, – говорил Тони. Под лезвием пилы от перчатки полетели искры. Работы было немного. Он разрабатывал костюм с расчетом на то, что когда-нибудь придется вносить именно такие изменения. И дар, и проклятье футуриста – видеть, как наступают трудные времена, к которым ты готовился в прошлом. – Не знаю, Пеппер. Но вот что я знаю точно. Спасительница... не годится для боя. Сегодня ты столкнулась с тем, что могло... должно было... тебя убить.

Пеппер посмотрела на Тони, а потом заговорила более мягким тоном, чем несколько мгновений назад.

– Я ценю твою заботу. Правда. Но вообще-то Роуди чуть не сгорел. А ты... даже вспоминать не хочу. Извини, но я не собираюсь терпеть твой покровительственный...

– Ха! А я-то думал, – перебил Тони, – ты сейчас скажешь: «Спасибо за заботу, я очень тронута». Надо же было так ошибиться.

– Спасибо за заботу, –ухмыльнулась Пеппер. – Я очень тронута. И все равно не надо покровительственного тона. Я справлюсь.

– Я знаю, – сказал он. – Ты права. И вот почему... – Старк вставил репульсор в новую выемку на перчатке Спасительницы. Повертев деталь костюма в руках, он бросил ее Пеппер. Девушка рассеянно поймала перчатку.

– А что ты с ней сделал? – спросила она.

– Примерь, – предложил Тони и отвернулся, чтобы снять второй репульсор со старой модели Железного Человека. – Попробуй, как тебе. Эй, Пятница, подай мишень. У тебя есть те, на которых Плавитель?

– Мишень «Плавитель» на подходе.

– Отлично. Сейчас он получит.

Пеппер надела перчатку и, прищурившись, посмотрела на Старка.

– Тони...

– Первоначально костюм Спасительницы, – снова заговорил Тони, с широкой улыбкой глядя на металлическую пластину с изображением Плави- теля, – был разработан в соответствии с названием. Для спасательных операций. Репульсоры выполняли функции защиты. Я думал, что понимаю, чего ты хочешь, и, возможно, был прав. Ты всегда говорила, что не хочешь оружия. Так и было. Костюм отвечал этому твоему желанию. Но не полностью.

Пеппер подняла руку и наставила репульсор на мишень.

– Итак, вот доработанный вариант. Исправленный ответ. Спасительницу можно назвать оружием лишь в той же степени, в какой можно считать оружием пожарный шланг. Наставишь его на человека, и он может слегка навредить. Но если наставить пожарный шланг на цель, для которой он создан – на огонь, – он сделает то, что должен... Знаешь, в чем дело, Пеппер? Ты необычная. Ты исключительная. Ты явилась из ниоткуда именно тогда, когда была так нужна мне, и спасла положение. Ты герой. И если во всей этой неразберихе ты хочешь стоять со мной плечом к плечу – замечу, ничего менее обычного и нормального и быть не может, – значит, так мы и сделаем.

Пеппер вытянула руку вперед, и из перчатки вырвался ослепительный луч репульсорной энергии. Тони и Пеппер, довольные, наблюдали, как мишень отлетела и врезалась в дальнюю стену мастерской. На месте лица Плавильщика дымилась пробоина.

– Ты ему прямо по дурацкому шлему попала, – порадовался Тони. – Мне понравилось.

Пеппер устроилась рядом с Тони и наблюдала, как он устанавливает репульсор на вторую перчатку. Позади Пятница ставила на шлем Воителя новый лицевой щиток. В лаборатории одновременно шла автоматизированная работа над несколькими проектами, и отовсюду доносились щелчки и свист.

– Спасибо, – произнесла Пеппер, положив руку на плечо Тони.

Тони повернулся, посмотрел ей в глаза, и они улыбнулись друг другу. Нужно было чем-то заполнить тишину. Старк поднял брови, сжал руку Пеппер и сказал:

– Видишь? Вот оно, настоящее общение близких душ. Почти так же, как на Багамских островах, правда?

– Нет, совсем не так же.

– Как так?

– Ничего менее похожего на Багамы и придумать нельзя.

– Ну, немножко можно.

– Нет, нельзя.


* * *


КОГДА Роуди вернулся, модификация Спасительницы и ремонт Воителя уже были завершены. Тони заканчивал последние штрихи на нагруднике Железного Человека, но в стороне отдельно лежала правая рука от костюма.

Роуди выложил раздобытые вещества перед Тони и недовольно вздохнул.

– Самого недружелюбного робота на свете не видел? – спросил Тони. – Не знаю, насколько ты успел разглядеть его в клубе. Высокий, темный и смертоносный. Похож на ходячий мусорный бак.

– Нет, Некроза не видел, – ответил Роуди, опираясь на стол Тони. – Может, и заметил бы, если бы получилось сбежать раньше от твоего приятеля.

– Приятеля? – переспросил Тони. – Нет, это свой парень. У нас чистые отношения: клиент – свой парень. Я же говорил, ни слова о бейсболе. Стоит только показать хоть малейший интерес, и его несет.

– Я и не говорил. Протянул ему список, и началось. Он сказал, что мы, наверное, будем делать термитную смесь. Я ему ответил, что сам знаю, – и все, его понесло.

– Вот видишь, надо было косить под дурачка, – объяснил Тони. – Смотришь на него с отвисшей челюстью, говоришь: «О, это такой сильный крем от сыпи?» И он замолкает. Разве что посмотрит на тебя, как будто не верит, что такое можно ляпнуть, пробормочет что-нибудь и уйдет. Это так весело. Так ты понял про термит?

– Наши игры с Некрозом – не первое родео в моей жизни, Тони.

– Родео для Роуди, – проговорил Тони. – Если когда-нибудь решишь писать автобиографию, так ее и назови. «Родео для Роуди: быть Воителем». И сделай мне одолжение. При Пеппер не говори ничего о термите, ладно? Спасибо.

– А где она?

– Наверху. Смотрит за данными с дронов, прямую трансляцию. Они отслеживают Некроза.

– А почему нельзя говорить ей про термит? – спросил Роуди. – Это пока что лучшая твоя идея.

– Ну да, но... Видишь ли, если я скажу ей, что устанавливаю в костюм бомбу, у нее возникнет много вопросов. Сможешь угадать первый?

– Я бы поинтересовался: а это не опасно?

– Именно! – воскликнул Тони, заглядывая в пакет, который принес его друг. Там было все, что нужно. – И, как ты знаешь, врать ей я не хочу. Так вот, в этом гипотетическом разговоре я ей и говорю: «Да, Пеппер, опасно. Если Некроз схватит меня раньше времени, я вспыхну, как большой красочный фейерверк».

– Здорово, – восхитился Роуди. – Ты уверен, что это разумный, взвешенный план?

– Еще какой, – ответил Тони. – Потому что, если представится удачная возможность, я смогу воспользоваться информацией, которую мы получили, а именно: что на него действует тепло. Если уж репульсорные лучи его не возьмут, готов поспорить, что термитная бомба – только бы засунуть ее в пробоину в корпусе – наша лучшая возможность его свалить. Просто нужно сделать так, чтобы Некроз...

– Не сцапал тебя раньше времени, – перебил его Роуди. – Правда, до сих пор у него это каждый раз получалось.

– У тебя отличный настрой. Знаешь, в следующий раз, когда буду чинить твой шлем, сделаю тебе отвратительную морду. Честное слово, даже «бегающие глазки» прилеплю. Знаешь, какого страха с ними натерпятся наши враги? Когда видишь человека с такими глазками, сразу понимаешь, что для него нет ничего святого.

Роуди рассмеялся и покачал головой. Но его улыбка растаяла так же быстро, как появилась. Он посмотрел на Воителя, который ждал своего хозяина в дальнем конце мастерской.

– Дело-то серьезное, да?

Тони кивнул.

– Думаю, да.

– Если бы ты меня там не нашел...

– Да брось, – сказал Тони, махнув рукой. – Ты бы тоже меня вытащил из адского инопланетного огня. Я рад, что ты... – Тони прикусил нижнюю губу и выдавил из себя смешок. – Давай-ка браться за термит, а?

– Как скажешь, – согласился Роуди, и они взялись за приготовления. –Ты ведь знаешь, что Пеппер все равно выяснит?

– Наверняка, – ответил Тони. – Но почему бы не оттянуть неизбежное?


* * *


КОГДА Тони снял трубку и услышал откровенно паникующую Марию Хилл, он понял, что все стало еще хуже. Старк считал, что людей спокойнее и бесстрашнее нее на Земле не существует, ну, может, за исключением Пеппер Поттс и Стива Роджерса – самого Капитана Америка, – поэтому, услышав, как Мария произносит его имя, он не на шутку разволновался.

– Мария... – Тони даже не заметил, что назвал ее по имени. Он говорил медленно, стараясь сохранять спокойствие, как и сама директор ЩИТа. – Что случилось?

– Пытаемся выяснить как можно скорее, Старк, но... но пока ничего, – ответила она, едва не задыхаясь. – Наши военные серверы взломали, уровни защиты отключаются один за другим. Мне говорят, что через десять минут Некроз получит полный доступ ко всем базам данных. Это не только правительственные файлы, Тони, это доступ к кодам запуска ракет. Мы на грани международной катастрофы, и я тебя умоляю...

– Пятница! – крикнул Тони. – Удвой усилия по поиску Некроза.

Голос Пятницы раздался из всех динамиков мастерской.

– Все беспилотники пущены на эту задачу. Мы...

– Значит, прибавь им скорости, раз в десять, – оборвал ее Тони. – Мне он нужен немедленно. И настрой брандмауэр для сети ЩИТа. Если сможем установить такие глушители для Некроза, как были у Нефарии на базе, сможем его притормозить.

– Этот робот способен сломить любую защиту, – возразила Хилл. – У нас над системой безопасности работают лучшие из лучших. Брандмауэр от него не спасет.

– Я знаю, – сказал Тони. – Это временная мера. Обещаю, мы его найдем и обезвредим. Но. Спрашиваю еще раз. Меня не интересуют государственные тайны в качестве компромата на тебя. Я просто хочу спасти всех, кого только смогу, и думаю, ты меня поддержишь. Скажи мне, Мария, где вы нашли Некроза? Мне пришли все файлы, которые я просил, кроме того, в котором есть нечто важное, ключевое. Почему даже сейчас ты не говоришь ничего определенного? Пожалуйста, разреши мне помочь тебе. Это ведь я.

– Я нашла Некроза! – Пеппер вбежала в мастерскую со смартфоном в руках. – Пятница, включи запись.

Пеппер щелкнула кнопку на телефоне и отправила видео на голографический проектор в центре мастерской. Глаза Тони расширились, стоило ему увидеть кадры, которые крутили сразу несколько новостных программ. Некроз появился над Эмпайр-стейт-билдинг. Он смотрел вверх, испуская мощный луч зеленой энергии, и вокруг него небо темнело, как перед неожиданной бурей.

– О Боже, – сказал Роди.

– Он только что появился, – сообщила Пеппер. – Это прямой эфир. Кварталах в десяти отсюда.

Старк стиснул зубы и вернулся к разговору по телефону.

– Мы обнаружили Некроза, Хилл. Собираемся вступить в бой. Пришли мне все, что его касается. Все. Где нашли, почему искали именно там. Всё. Клянусь тебе всем, что мне дорого, я не успокоюсь, пока он не упокоится. Слышишь?

– Слышу. Отключаюсь.

– Да, я тоже отключаюсь, – повторил за Хилл Тони, засовывая телефон в карман. – Роуди, как с рукой?

– Нормально, – ответил Роудс.

Перчатка и доспехи соскочили со стола, облачение село на Тони. Он направился к Пеппер.

– Надевай костюм, – сказал он. – Некроз начал финальный раунд. И нам надо его остановить. Сейчас.

– И что подразумевает его финальный раунд? – спросила Пеппер.

– Да что бы ни было. – Последние детали костюма Железного Человека защелкивались на Тони. – Я ему не позволю это сотворить у меня под носом.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ГДЕ ЕГО НАШЛИ


НЕКРОЗ темным силуэтом, будто пятно тьмы на ткани реальности, парил по небу над Нью-Йорком. Зеленое пламя из его глаз било в атмосферу, клубилось огромным облаком над самыми высокими небоскребами города и нагревало воздух и асфальт внизу. Люди останавливались посреди улицы и выходили из машин посмотреть на жуткого робота, который парит в вышине, не уверенные, что именно перед ними: безобидное зрелище или реальная угроза.

Внутри Некроза заключенный в темницу Призрак все так же не мог пошевелиться. Пусть он и оставался парализованным, разум его постепенно адаптировался к контролю робота. Он понял, что снова осознает себя. Бороться он не мог, не получалось даже напрячь мышцы, но все же он был жив и в сознании и понимал, что робот использует его как орудие. Гениальные разработки, усиленные до невероятных пределов инопланетным источником питания, пробивали надежнейшие брандмауэры ЩИТа, стремясь воплотить в жизнь план Некроза. Призрак знал, чего тот добивается.

Совсем скоро Некроз запустит самые мощные на сегодняшний день ракеты. Призрак чувствовал блокировки ЩИТа и чьи-то еще, но все они уже скоро будут взломаны. Таким же образом, как Призрак взломал сеть Некроза. Только, в отличие от инопланетного гостя, ЩИТ после такого напора не оправится. Ракеты взлетят мгновенно, и последствия ядерных взрывов превзойдут все, что видело человечество: они истребят население и опустошат мир. Призрак хотел бы, чтобы этим его знания о планах Некроза ограничились, но их системы переплелись слишком тесно. Технический гений с Земли понимал размах планов робота... и знал, кто отправил его на Землю.

«Воспоминания» Некроза о его создателе ужасали настолько, что Призрак едва не лишился рассудка, и ему пришлось сосредоточиться на более повседневных страхах.

План Некроза был совершенно прост: он аккумулировал энергию и собирался обрушить на город пылающее смертоносное облако через несколько секунд после того, как ядерные ракеты поразят свои цели. Энергия выжжет один из крупнейших городов мира, нанесет больший урон, чем любая ядерная бомба, а затем устремится к ядру Земли. Некроз же отправится повторять свой трюк в Лос-Анджелес, Сан-Паулу, Мехико и дальше, по всей планете. А пока робот будет создавать облака смертоносной энергии, оружие ЩИТа быстро, жестоко и эффективно зачистит весь остальной мир. На Земле не останется ни единого очага цивилизации, ни единого здания, ни единой записи о том, что когда-то здесь жили люди. Человечество исчезнет с лица Земли ради того, чтобы потом восстать из руин.

Призрака этот план даже восхитил бы, если бы сам он не стал невольным соучастником апокалипсиса.

В этот момент своих размышлений он увидел глазами Некроза нечто вроде трех падающих звезд. Они молниеносно приближались, и их очертания быстро прояснялись. Если бы мог, Призрак бы рассмеялся. Железный Человек, Воитель и Спасительница вылетели из ядовито-зеленого облака и на всех парах двинулись на Некроза.

Впервые в жизни Призрак был рад видеть Тони Старка.


* * *


СПАСИТЕЛЬНИЦА отклонилась влево, Воитель – вправо, а Железный Человек полетел прямо на робота.

Некроз повернулся и посмотрел на Тони, прекратив выпускать в небо зеленый поток энергии. Клубящееся облако громко потрескивало, излучая тепло, которое Старк ощущал даже сквозь костюм. Облако тревожно пульсировало и напоминало жуткое живое сердце. Тони рассмотрел только то, что пламя разгорается с каждой секундой все ярче, но и этого хватило, чтобы осознать: ничего хорошего ждать не стоит.

В тот момент, когда Железный Человек уже должен был столкнуться с Некрозом, выставившим ему на встречу когти, Тони резко спикировал, а робот, как и планировалось, оказался на пути ракеты Воителя. Ракета, врезавшись в инопланетный материал, взорвалась и отбросила Некроза на несколько метров, не оставив на нем никаких повреждений.

Пролетая мимо Роуди, Тони показал ему большой палец. Воитель приготовился выпустить следующую ракету. Пеппер пролетела над Некрозом, выставив руки вперед. Она развернула ладони и ударила репульсорными лучами роботу в голову. Тони подлетел ближе к Некрозу, прицелился к щели в корпусе и собрался закинуть термитную бомбу.

Но робот резко исчез из поля зрения героев; атаки Пеппер ушли в никуда. И тут Некроз появился прямо перед Спасительницей и выстрелил по девушке энергетическими лучами, заставив ее защищаться. Робот стрелял и стрелял небольшими очередями, а Пеппер грациозно уворачивалась от зарядов, пока один из них не попал в правую перчатку, которая взорвалась ослепительной вспышкой энергии.

– Пеппер! – крикнул Тони и бросился к ней.

– Все в порядке! – ответила ему Пеппер и выстрелила в Некроза из левой перчатки, как раз когда Роуди выпустил еще одну ракету.

Некроз замерцал, как отражение в ряби воды, ракета пролетела сквозь него, а затем направилась вниз – на жителей города.

– Тони, сбей ее! – закричал Воитель и полетел к Некрозу, который летел в его сторону.

Старк ударил репульсорным лучом, и ракета взорвалась в воздухе; вместе с Пеппер они полетели к Некрозу.

– Пеппер, Роуди. Некроз переходит в призрачную форму, только когда защищается, – сказал Тони. – Мне нужно прицелиться для выстрела в его туловище. Я не хочу вас об этом просить, но вы сможете отвлечь его на себя?

– Еще как, – произнесла Пеппер, собираясь взлететь к небу. Тони, которого успокаивало, что девушка не задает вопросов о плане, облетел робота, отбивавшего атаки Роуди и собиравшего энергию для мощнейшего выстрела зеленым огнем.

– Ну ладно, – Тони выставил вперед руку с термитной бомбой и ждал возможности ее запустить. –- Посмотрим, какую температуру ты можешь выдержать.


* * *


КОГДА Некроз стал неосязаемым и ракеты Воителя, пролетев насквозь, начали падать на город, Призрак почувствовал что-то знакомое. Ему казалось, что кто-то из темноты зовет его по имени, только это не был ни голос, ни физическое ощущение. Это было нечто более глубокое.

Призрак остатками сил потянулся навстречу знакомому жужжанию и почувствовал нечто вроде дежавю. Но когда Некроз вернулся в плотную форму, чтобы выстрелить в Спасительницу, ощущение резко исчезло.

Призрак пытался понять, что это было; нервы ныли от бессильного желания соприкоснуться с источником голоса. Кто ты?

Некроз снова перешел в призрачную форму, стоило Пеппер выстрелить, и ощущение вернулось, более отчетливое. Призрак потянулся сквозь ту самую тьму, через которую он шел навстречу Некрозу, и увидел перед собой силуэт. Он мерцал и норовил исчезнуть, когда робот возвращался в физическую форму, но чем чаще роботу приходилось избегать выстрелов супергероев, тем яснее и четче был силуэт.

Призрак смотрел на переплетенные сети, в которые пробивался Некроз, на светящуюся паутину данных, чисел, имен, тайн... на сети, в которые он сам раньше вторгался. Продвигаясь все дальше и дальше, подгоняемый ощущением, что его зовет кто-то знакомый, Призрак понял, что каждый раз, когда Некроз пользуется его технологиями, его силы восстанавливаются.

Роботу оставалось подождать всего несколько мгновений – и падёт последняя защита системы ЩИТа, которую так хорошо успел узнать Призрак.

Он потянулся к сети и почувствовал, что она тянется ему навстречу.

«Да, – подумал Призрак, постепенно обретающий свободу. – Ты меня узнаёшь, ведь так?»

Перед ним рассыпались сигналы последнего барьера ЩИТа. Он переливался и мерцал.

Призрак вцепился в систему, понимая, что стоит ему против воли Некроза хоть шевельнуться – если он и вправду мог противиться его воле, – все для него будет кончено. Он не успеет сбежать, система робота уничтожит его изнутри, отторгнет его костюм и сбросит с высоты больше самого огромного небоскреба в Нью-Йорке.

Но Призрак не собирался так закончить свои дни. Нет, если уж суждено – а похоже, так и есть, – он заберет Некроза с собой.

Призрак захватил сигналы сети и подтянул к себе.

– Дай мне все, что есть, – потребовал он, когда система ЩИТа и его собственная установили связь, и через Призрака в Некроза полились вирусы. Вредоносные программы никак иначе не могли проникнуть в систему инопланетного робота, и Призрак послужил им добровольным проводником. Робота затрясло.

Призрак знал, что скоро умрет, но не смог сдержать смеха. По крайней мере, он сам нажал на спусковой крючок.


* * *


НЕКРОЗ, вероятно, понимал, что Тони намерен продолжать наступление. Пока Пеппер и Роуди пытались его отвлечь, он то появлялся, то исчезал, и поймать момент было невозможно. Но вдруг, проходя насквозь верхушку небоскреба, чтобы заставить Пеппер выстрелить в здание, Некроз внезапно вернулся в физическую форму и разрушил часть крыши.

– Вы видели? – воскликнул Роуди, метнувшись в сторону дрожащего робота.

– Что это было? – спросила Пеппер.

Тони, который нарезал круги, ожидая возможности выстрелить, последовал за ними. Некроз отряхивался от обломков.

– Пятница, что с ним?

– Его система дает сбои, – ответил искусственный интеллект. – Он борется с огромным количеством вирусов, которые одновременно атакуют его операционную систему.

Некроз выпустил в приближающегося Роуди поток пламени. Воитель изменил направление, но лишь ненамного, а затем схватил Некроза за левую руку. Робот замахнулся, чтобы ударить его свободной рукой, но Пеппер вцепилась в нее сзади. Затем герои отлетели назад, широко разведя руки Некроза.

И в этот момент робота затрясло.

– Ого! – воскликнул Роуди.

– Он сейчас взорвется? – спросила Пеппер.

– Держите его! – Тони вытянул правую руку. – У нас только один шанс!

– Давай! – крикнул Роуди.

На предплечье у Железного Человека открылась панель, из нее показалась термитная ракета. Она с оглушительным свистом вылетела и вонзилась в туловище Некроза, не успевшего даже попробовать увернуться.

Тони расплылся в улыбке: из ракеты выстрелила органическая паутина, отвратительный и притом полезный подарок Питера Паркера (он же дружелюбный Человек-Паук из Нью-Йорка), и прочно приклеила ее к пробоине в корпусе на груди робота.

– Отпускайте! – крикнул Тони друзьям. – Быстрее, убирайтесь подальше!

Роуди и Пеппер отпрянули от Некроза, который неуклюже трясся и дрожал от невидимых повреждений, которые нанес ему неведомый вирус. Термит нагрелся больше чем до двух с половиной тысяч градусов и разорвал снаряд изнутри, рассыпавшись ливнем искр. Пытаясь вытащить снаряд, Некроз схватился за него рукой – он зашипел и пошел пузырями.

– Тони! – крикнула Пеппер, пока трое героев уносились прочь от робота. – Что это было?

– Термит. Извини, надо было тебе рассказать, – признался Тони. – Но ты бы мне запретила. Я мог лишиться руки. Или всего тела. Но, похоже, сработало!

– Боже мой! Это что?.. – Пеппер отдалилась от Тони и посмотрела в сторону Некроза, туловище которого искрилось и частично горело. Но там было и что-то еще. Вначале Тони показалось, что у Некроза отваливается рука. Пеппер первой поняла, что на самом деле случилось. – Там человек!

Из пылающего тела Некроза выскользнула ослабевшая человеческая фигура. Пеппер бросилась к падающему мужчине, развив скорость, с которой Спасительница еще не летала. Земля молниеносно приближалась. Пеппер мчалась вниз, а мир вокруг сливался в сине-зеленое серебристое пятно.

В последний момент Пеппер подхватила падающего рукой в перчатке и крепко прижала к себе. Перед самой землей она резко рванула вверх под возгласы восхищенных зевак, унося потерявшего сознание человека к ближайшему зданию.

Пеппер опустила Призрака на крышу, распугав этим стайку голубей. Тони приземлился рядом в угрюмом молчании. Он посмотрел на скрюченного трясущегося человека. Голова в шлеме, похожем на луковичку, перекатывалась из стороны в сторону. Его боевой костюм обгорел, а провод, который тянулся от блока питания к шлему, обуглился и выпускал ядовитые клубы дыма. Он серьезно пострадал, и все же был еще жив: его грудь поднималась и опускалась от хриплого дыхания.

– Это Призрак, – сказал Тони. – Я так и знал. Я знал, что без этого ничтожества не обошлось. Из-за него Некроз научился становиться неосязаемым. Его технологии позволили роботу взломать серверы ЩИТа.

– Получается, больше они не связаны? – спросила Пеппер.

Тони наставил руку на голову Призрака, готовый выстрелить.

– Есть только один способ узнать.

– Это... был не я, – прохрипел Призрак, поднимая перчатку. – Он... я пытался захватить контроль... Но он... слишком силен.

– Был слишком силен, – возразил Тони. Он указал на небо, где Некроз, все так же полыхая и искрясь, постепенно снижался к земле. Роуди летел за ним, держа на прицеле и следя, чтобы робот не упал на землю.

– Это его не убьет, – сказал Призрак. – Я его еще чувствую. Он проник в мой разум... захватил мои технологии и переписал все программы. Он пытался...

– Я знаю, что он пытался сделать, – перебил Тони. – Вы ведь с Нефарией вдвоем это задумали, да? Решил сменить программки и поставить себе на службу злобного громадного инопланетного робота, так?

– Да. Так же, как и ты с ЩИТом, – огрызнулся Призрак. Но потом, бросив взгляд на жуткое зеленое облако в небе, глубоко вздохнул и повернулся к Железному Человеку. – Ты должен его уничтожить.

– Спасибо за совет, – усмехнулся Тони. – Я бы уже почти справился, если бы не ты и твои технологии.

– Я пробовал убить его сам. Пропустил тысячи вирусов ЩИТа, но его это не остановило... и то, что сделал ты, не остановит. Что бы это ни было, ты спас меня... но, кажется, не собирался. Завершить взлом систем без меня он не сможет, но посмотрите на это, – Призрак указал на облако зеленой энергии, которая висела в небе и переливалась яркими и тусклыми оттенками одновременно. – Когда он взлетит обратно – а он это сделает, – то сбросит облако на Землю. И будет делать так в каждом крупном городе планеты, пока... – Призрак сложил руки вместе, а потом резко развел в стороны, изображая взрыв.

Тони наклонился к Призраку и схватил его за шею.

– Все это – твоя вина. Некроз был в спящем режиме, пока ты не пришел в ЩИТ и не пробудил его. Все, что случилось после, все, кто пострадал и погиб на базе Нефарии... все это произошло по твоей вине, и уж я прослежу, чтобы ты за это заплатил.

– Ха. Да, обязательно, – сказал Призрак. – Знаешь, что нужно?.. Жар.

– Из-за высоких температур он становится неповоротливым, – откликнулся Тони. – Ты не сказал мне ничего нового.

Призрак покачал головой.

– Дело не только в этом. У Нефарии его резали горелкой, долгим воздействием высокой температуры. Чем ты его подбил? Термитом? Хорошо, но нужно что-то большее. Ты ведь знаешь, где его нашли?

Тони собрался ответить, и Пятница вовремя позаботилась об информации: на дисплее перед глазами Старка появился файл от Марии Хилл. Его настойчивые требования возымели эффект, но он был так занят, что не успел посмотреть, что же ему прислали. Тони читал файл, пока Призрак выжидающе смотрел на него сквозь шлем. У Старка перехватило дыхание. Мало того, что в нем подробно описывалось, где обнаружили Некроза, так к нему прилагались еще и объяснения, почему Хилл ничего не сказала, пока не подступил армагеддон.

– Да, – сказал Тони, мрачно нахмурившись. – Да, я знаю, где его нашли.

– Тогда ты знаешь, что делать. Вопрос лишь в том, как заставить его проделать этот путь.

Тони просматривал карту на дисплее.

– Вряд ли в этом есть необходимость.

– О чем он? – спросила Пеппер.

– Тони! – крикнул Роуди по внутренней связи между костюмами. – Все опять плохо.

Тони и Пеппер посмотрели вверх и увидели, как Некроз яростно вращается в воздухе, постепенно поднимаясь все выше. Роуди ринулся к нему. Робот завис, от него поднимался густой дым. Тони просканировал его: туловище робота расплавилось, везде торчали провода... но, казалось, что он работает абсолютно нормально. Кристальный глаз горел зеленым еще ярче.

– Пеппер, останься тут, последи за этим идиотом, – попросил Тони, отпихнув Призрака и направляясь к краю крыши. Он посмотрел наверх и навел репульсор на Некроза, который снова выстрелил в небо зеленым пламенем и не обращал никакого внимания на ракеты, которые запускал в него Роуди. Каждая из них попадала в цель – робот больше не мог превращаться в призрака, но Некроз даже не пытался их отбить.

– Невероятно. То, чем ты в него запустил, могло разнести на куски что угодно, – сказала Пеппер приглушенным голосом. – Он... он непобедим, да?

Тони посмотрел на Некроза сквозь дисплей, перед глазами стояли слова из отчета об обнаружении робота. Тони подумал, что с его точки обзора – сквозь дисплей и светящиеся полосы данных – кажется, как будто Некроз заперт в камере с решеткой.

– Нет, – Тони сжал кулаки. – На самом деле нет.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

КОЕ-ЧТО ГРАНДИОЗНОЕ


ВОКРУГ раздались возгласы ликования, и Мария Хилл почувствовала, как у нее по щекам потекли горячие слезы.

Она со своей командой и несколькими пойманными в лесу сотрудниками Маггии летела на вертоносце в Пентагон. Там ее ждало экстренное совещание, где ей предстояло рассказать худший из возможных сценариев президенту Соединенных Штатов. По правде говоря, если бы робот успел запустить ракеты, рассказывать ей было бы нечего: разрушения, которыми это грозило, компенсировать было бы невозможно.

Теперь ей не нужно было заходить в здание и подавлять гнев до самого конца бессмысленной речи о восстановлении, о завоевании доверия, о том, что надо показать уцелевшим крохам мира, кто настоящий враг. Только что Марии Хилл пришло сообщение, что программа Призрака, которая прорывалась сквозь защиту системы ради доступа к ядерному оружию ЩИТа, внезапно исчезла, будто ее и не было. Однако опасность еще не миновала, и агенты как раз направлялись к Некрозу. Хилл понимала, что их победа – лишь миг в череде событий.

Даже если они одержат верх над Некрозом, что она себе пообещала, в ближайшее время ей много за что придется отвечать. Подобные события означали, в лучшем случае, утечку секретной информации об оружии ЩИТа в среду обывателей, прессы и врагов организации. В худшем же... Мария не хотела даже думать об этом.

– Директор Хилл?

Агент Паркс стоял в коридоре, ведущем в комнату наблюдения, с испускающим мягкий свет планшетом в руках.

– Мне нужно отправить обновленный доклад в Пентагон, жду вашего подтверждения, директор Хилл.

Мария кивнула.

– Сейчас подойду. Спасибо, агент Паркс. Пусть все знают, что мы направляемся в Нью-Йорк. Подразделение агента Леонарда Маккелви прибудет на место первым, но я все равно хочу лично проследить за тем, что с Некрозом покончено. Убедитесь, что подразделения на месте и что протоколы эвакуации гражданских лиц введены в действие. Будет жарко и грязно, периметр широкий. Железный Человек, Воитель и, как мне сообщили, Спасительница уже на месте. Нам понадобится наземное и воздушное оружие. Все ясно?

– Будет сделано, директор. – Паркс слегка наклонил голову и, повернувшись, направился в комнату наблюдения.

Став директором ЩИТа – да и будучи начинающим агентом – Мария Хилл видела угрозы, которые никто не заметил, и отбивала удары, которых уже никто не ожидал. Она знала, что битва еще не кончилась. Но за время работы она научилась еще кое-чему важному: иногда надо позволять себе отпраздновать даже маленькую победу. А в этот раз победа была еще не полной, но и явно не маленькой.

Оставалось обеспечить безоговорочный триумф.


* * *


ЕЩЕ ОДНА волна жара прокатилась по Нью-Йорку. Некроз продолжал выпускать в небо лазерный луч, насыщая огромное облако зеленой энергии. Тони Старк, по сверкающему доспеху которого плясали блики изумрудного света, стоял на крыше с Пеппер и поверженным Призраком, наблюдая за тем, как Воитель безрезультатно атакует инопланетного робота.

– Тони, – обратилась к нему Пеппер, направляя на Призрака работающую перчатку и готовая выстрелить при первом же его неверном движении. – О чем задумался?

– Хилл только что прислала Пятнице секретные файлы по Некрозу, – сказал Старк, готовясь к взлету. – Теперь мне известно, где они его нашли.

– Тони, ты ведь знаешь, что делать? – крикнула Пеппер вслед Старку, который помчался в сторону Некроза.

– Да. Отправлю его обратно. Но сначала надо разобраться с этим ядерным гороховым супом.

Железный Человек приближался к Некрозу. Робот начал опускаться к улицам Нью-Йорка, подальше от энергетического облака над крышами. Тони отчаянно соображал. Он знал, как победить незваного гостя, но сначала нужно было лишить его сил. И избавиться от пылающего облака инопланетной энергии, которое угрожало уничтожить город.

– Роуди! – крикнул Тони, стреляя репульсорным лучом в распахнутый взрывом термита корпус Некроза.

Воитель выпустил в робота очередную серию ракет, понял замысел Тони и полетел ему навстречу. Затем направил красный репульсорный луч в ту же точку, в которую стрелял Железный Человек. Старк расплылся в улыбке, довольный тем, как быстро друг подхватил его мысль.

Некроз задрожал под напором репульсорных лучей, его обшивка застонала от новых повреждений. Но даже так робот не прекратил накачивать облако энергией и не обращал внимания на то, что его тело кромсают лазерами. Тони это невероятно нервировало.

– Если только... – пробормотал он.

– Если только что? Что, если только? – спросил Роуди, усиливая репульсорный луч. – Таким тоном ты обычно сообщаешь, что придумал рискованный план. Терпеть не могу этот тон, ты же знаешь.

– Пятница, – заговорил Старк. – Тот костюм, над которым я просил поколдовать. Термостойкий. За сколько он сможет сюда добраться?

– На термостойкую модель еще не установлено оборудование для беспилотных полетов, сэр, – ответила Пятница. – Мне пришлось прервать работу, чтобы отремонтировать используемые модели Железного Человека и Воителя.

– Я не об этом, – процедил Тони сквозь зубы, усиливая напор репульсорного луча. – Сколько времени нужно, чтобы он долетел сюда и наделся на меня?

Некроз отдал облаку последние необходимые ему запасы энергии. Кристалл потух. Робот повернулся и посмотрел на атаковавших его супергероев. Клубы зеленого пламени начали вращаться, затмевая собой небо над городом.

– Костюм запущен, – сообщила Пятница. – До прибытия пятьдесят пять секунд. Должна предупредить, сэр, костюм устойчив к высоким температурам, но работа еще не завершена. Плавать в лавовом озере, как вы выразились, не получится. Чтобы выполнить заявленные в проекте требования, мне нужно еще десять минут.

– Я не знаю, есть ли у нас в запасе хотя бы пятьдесят пять секунд. – Тони не переставал поливать Некроза потоком энергии репульсора и в ужасе глядел, как робот поднимает руки к небу, которое зажглось изумрудным огнем под цвет облака инопланетной энергии.

– Это что-то новенькое, – в голосе Роуди слышалась паника.

– Да, – тем же тоном ответил Старк. – И недоброе.

– Этот мир... – прогрохотал Некроз, и в ответ ему раздался хор автомобильных сигнализаций, – поглотил собственное... сердце. Вы, жители... этой планеты... вы – зараза. Некроз... не позволит ей... расползтись... по другим мирам!

Инопланетный палач опустил руки, и гигантское облако пламени сдвинулось вслед за его жестом. Оно сжалось в сферу размером с автомобиль и, как комета, полетело вниз, ослепительно сияя и нагревая воздух, так что Тони под защитой шлема щипало глаза. Между перепуганными людьми на улицах города и смертоносным шаром стояли только Железный Человек и Воитель.


* * *


– ИТАК, – начал светскую беседу Призрак, опершись на локти и подняв взгляд на Пеппер. – Кто же ты такая? Железная Дева?

– Хм, пожалуй, – откликнулась та, глядя на него сверху. – Думаю, такой вариант Тони понравился бы больше.

– Ха! – Призрак натужно усмехнулся. С той самой минуты, как он пропустил через себя тысячи вирусов, которые считал верной смертью и своей, и Некроза, никак не получалось унять дрожь. Пеппер это видела. – Ты так и будешь тыкать в меня этой штукой, пока он не вернется?

Пеппер молча стояла над Призраком. Свет от репульсора отражался в белом шлеме.

– Тянет поболтать? – спросила девушка, едва справляясь с желанием оглянуться и посмотреть, что происходит с Тони и Некрозом. Жар становился сильнее, и до нее доносился нарастающий рев облака. Но Пеппер знала, что если оторвет от Призрака взгляд хотя бы на долю секунды, то пожалеет об этом. – Что ж. Давай. Расскажи, зачем тебе все это было нужно.

– Затем же, зачем и тебе, – ответил Призрак. – Затем же, зачем и Тони и этому... этому... Борцуну или как его там зовут.

– Как-то мне в это не верится.

Призрак взмахнул рукой. Пеппер взвела гудящий репульсор, приготовившись стрелять.

– Я не задумываю никаких подлянок, – заверил ее Призрак, поднимая руки. – Просто эти костюмы... – Он коснулся запястья и пошевелил пальцами. Затем включил и выключил ингибитор. – Это не оружие. Но все считают, что да. Поэтому меня и нанял Нефария. Хотел, чтобы я украл ему оружие, да и сам им стал. Но если правильно понять, что это... – и мне хватит достоинства признать, что я раньше не понимал, – если осознать, что мы не оружие... Мы... больше. Мы больше, чем обычные люди, больше, чем мы сами.

– Вдохновенная речь, – без выражения отметила Пеппер. – Психопат с комплексом превосходства. Вот уж не ожидала.

– Это ты про Старка? – спросил Призрак. Он держал руки поднятыми, будто на него наставили пистолет.

Пеппер молча уставилась на него. Его палец дрожал.

– Что ж, – сказал Призрак. – Спасибо за беседу. Мне нужно перегрузить систему... Увидимся!

Едва Призрак стукнул когтистой перчаткой по крыше, Пеппер выстрелила репульсорным лучом, но опоздала. Крыша под ней стала проницаемой, стоило ее пленнику опустить руку, и девушка провалилась вниз, не успев сообразить, что же произошло. Пеппер падала сквозь этажи, пока, наконец, не ударилась о твердую землю с громким лязгом, который отдался во всем теле.

Она вскочила на ноги и огляделась. Сердце ее бешено стучало. Она оказалась в офисном здании, к счастью, пустом. Пустом и темном. Слева был лифт. Справа – окно.

Она знала, как быстрее выбраться наружу.

Запомнив, что нужно будет связаться с владельцем здания, чтобы возместить ущерб, Спасительница пулей вылетела через окно, разбив вдребезги стекло. Она поднялась на крышу, готовая полить все пространство репульсорными лучами, но осмотревшись, поняла, что ошиблась.

Призрак исчез.

Она видела, как у него дрожали пальцы. Но пока она поняла, что он не просто дрожит, а собирается что-то предпринять, пленник успел коснуться здания. Было слишком поздно.

– Простите, – сказала Пеппер, обращаясь к Тони и Роуди через связь, установленную в костюмах. – Призрак сбежал. Я могу попытаться его найти, но...

Она посмотрела в небо, и открывшаяся картина поразила ее не меньше, чем удар в солнечное сплетение: на Тони и Роуди кометой спускалось изумрудное пламя. Они стреляли по нему репульсорными лучами, стараясь не дать упасть на город.

– Я иду, Тони! – Пеппер поспешила в сторону Железного Человека, отчаянно надеясь, что оправдает название костюма.


* * *


– ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЬ секунд наверняка уже прошли! – закричал Тони, включив репульсорные лучи на полную мощность. Сфера зеленой энергии поглощала луч и приближалась к Тони и городу, почти не поддаваясь попыткам Железного Человека ее сдержать.

– Прибытие костюма через двадцать секунд, – сообщила Пятница.

Роуди держался рядом с другом и тоже атаковал облако репульсорными лучами.

– Роуди, уходи! – крикнул Тони.

– Что? Ты с ума сошел?

– Да! – рявкнул в ответ Тони. – Не давай Пеппер ко мне приближаться. Я... я задумал кое-что грандиозное.

Не говоря больше ни слова, Роуди умчался прочь, а Тони остался один на один с пылающим шаром энергии.

– Пятница, сними с меня костюм! – тяжело дыша, приказал он.

– Сэр, вы падаете на Манхэттен, и на вас несется смертоносное пламя внеземного происхождения, а новая модель еще не...

– Сними с меня костюм и закуй в него это смертоносное пламя... и так далее, как ты сказала. Понятно?

– Сэр...

– Давай!

Тони почувствовал, как от костюма по очереди отлетают фрагменты. Он полетел вниз под хлещущим ветром и невыносимым жаром зеленого пламени.

Его доспех сомкнулся вокруг пылающего облака, но все равно она падала слишком быстро. Целое мгновение Тони считал, что его план не сработает. Что костюм не сдержит пламя, а сам он обуглится еще в полете.

И вдруг на глазах у Тони, изможденного и напуганного, фрагменты костюма Железного Человека заключили изумрудную комету в сверкающую красно-золотую сферу и остановили ее падение.

– Швырни ее в этого урода! – закричал Тони. – Быстрее!

За несколько секунд до того, как Старк должен был разбиться о землю, его подхватило нечто, что жителям города, едва успевшим рассмотреть объект, должно было показаться каким-нибудь резвым НЛО. Тони почувствовал, как на его обожженном теле смыкается гладкий прохладный металл термостойкого костюма.

– Самые долгие пятьдесят пять секунд в моей жизни! – воскликнул Тони, едва защелкнулась маска на шлеме. – А теперь... посмотрим фейерверк.

Он посмотрел вверх как раз вовремя: разваливающаяся новейшая модель Железного Человека сдерживала внутри инопланетную энергию и мчалась к озадаченному Некрозу. В последний момент поняв, что происходит, робот выстрелил лазером, но было слишком поздно. Апокалиптический шар подлетел к нему слишком близко, и его уже невозможно было остановить. Робот попытался увернуться, но безуспешно: его поразила собственная энергия. Взрыв окрасил небо зелеными всполохами, звуковая волна выбила окна небоскребов, сигнализации машин взревели в радиусе полутора километров.

– Роуди, слышишь меня? – спросил Тони, прикрывая глаза от зеленого света. Некроза не было видно.

– Мы здесь! – ответил Роудс, подлетая к товарищу. Пеппер летела рядом. – Ты нас до смерти перепугал, Тони.

– И это был твой план?! – закричала на него Пеппер. Казалось, она и сама готова ударить Старка.

– Нужно его найти. Если от него хоть что-то уцелело, то план пока не выполнен, – Тони жестом позвал команду за собой. Вдруг он заметил Некроза: тот медленно падал на землю, как сдувающийся воздушный шарик, оставляя за собой облачко едкого черного дыма. – Пятница, говори со мной. Что-нибудь интересное о Некрозе есть?

– Да, сэр. От него исходит мощный сигнал – мощнее, чем раньше. Это означает, что его система защиты отключилась. Он получил значительные повреждения. Это наводит меня на мысль, что у робота не было единого источника питания. Не было жесткого диска. Вероятно, программное обеспечение было установлено прямо в материале, из которого его изготовили.

– Значит, нужен взрыв мощнее, – заключил Тони.

– Именно это я и собиралась сказать, – заявила Пятница.

– Хорошо, что у нас есть план и на такой случай.

Команда устремилась к роботу, который казался аморфной массой неизвестного материала.

– Правда? – уточнила Пеппер. – И что же именно мы придумали на этот случай?

– Надо уничтожить каждую частичку робота, – сказал Тони. – И я знаю, как это можно сделать.

– Постой-ка, дружище. Что от нас требуется- то? – спросил Роуди, приводя в боевую готовность ракетницу и репульсоры. Они приблизились к Некрозу.

– Ориентируйтесь на меня. Хватайте его и не отпускайте, чтобы ни случилось. Будьте готовы лететь на полной скорости, как только скажу, – скомандовал Тони. – Устроим ему прогулку по городу.

Воитель рванул вперед и схватил Некроза за руку, не дав тому рухнуть на небоскреб. Спасительница вцепилась в его голову, повисшую посередине плавящегося туловища, сжав в одной руке изогнувшуюся шею. Наконец Железный Человек подлетел к корпусу и схватился за толстые провода, которые искрились и дымились.

– За мной! – приказал Тони и взял курс, который вывела ему на дисплее Пятница. – Пеппер, осторожнее с кристаллом!

Супергерои потащили Некроза прочь от Манхэттена, окатив остров звуковой волной от двигателей в костюмах.

Из робота валил густой дым, который заволакивал Тони глаза, но Пятница сама управляла костюмом и вела их к пункту назначения. Старк вдруг почувствовал, как провода у него в руках натянулись, будто робот пришел в себя.

– Вам... не победить, – пророкотал Некроз.

– Как скажешь, – согласно кивнул Железный Человек, сжимая провода еще сильнее. Робот вырывался. – Но и тебе тоже.

Наконец впереди появилась цель путешествия. Они мчались по небу Пенсильвании, высоко над зелеными холмами и извилистыми дорогами, в сторону ближайшей шахты, которую удалось найти Пятнице.

Из присланных файлов Тони узнал, что ЩИТ извлек Некроза из северокорейской шахты, на обыск которой явно не было разрешения... Этим объяснялось, почему Мария Хилл так неохотно раскрывала данные о его обнаружении. Тони не знал, кто зарыл робота глубоко в землю, но надеялся, что, если его туда вернуть, инопланетный механизм выключится или окончательно сломается. Оставалось найти шахту или вулкан, где будет для этого достаточно жарко. Пятница предложила одну из шахт в Пенсильвании, запечатанную после неудачного эксперимента с геотермальной энергией.

– Пятница, почему мы прилетели сюда?

– Шахту запечатали после выхода лавы. Я должна еще раз вас предупредить: новая модель не закончена...

– То есть внизу до сих пор горячо, – констатировал Старк. – Отлично.

– Тони, что ты задумал? – срывающимся голосом спросила Пеппер.

– Ничего, тащим дальше! – ответил Старк, начиная снижаться.

Если уничтожить Некроза не получится, можно хотя бы поместить его в место, откуда он не смог выбраться самостоятельно. Тони был уверен, что в системе робота предусмотрена какая-то защита от физических повреждений. Вероятно, она переключила его в спящий режим, что объяснило бы, как он остался цел до тех пор, пока его не извлекли из шахты, и почему высокие температуры все же могли ему навредить – робот не успевал инициировать нужную функцию.

Раз уж с Некрозом не справилась термитная бомба и даже собственная энергия в огромной концентрации, шахта оставалась лучшим – и, по правде говоря, единственным – вариантом. Тони лишь надеялся, что на этот раз повреждения робота не дадут ему успешно переключиться в спящий режим, в котором даже такой жар не повредит.

– Некроза держу, – крикнул Тони. – Пеппер, облети шахту, проверь, чтобы рядом никого не было. Роуди, по команде Пеппер подожги шахту. Всей своей мощью!

– Да зачем? – спросила Пеппер. – Что мы собрались делать?

– Я собрался, – огрызнулся Тони. – Вперед! Доверься мне!

Пеппер полетела вперед, постепенно снижаясь. Тони посильнее сжал Некроза, который восстанавливал защиту. Он начал вырываться, его силы возвращались, но Железный Человек набрал достаточную скорость, чтобы, если не придется останавливаться и снова вступать в бой, долететь и бросить Некроза в шахту.

Голос Пеппер раздался в шлемах Тони и Роуди, когда они спускались к шахте:

– Вокруг никого.

– Роуди, твоя очередь! – скомандовал Тони.

– Вы... все... умрете! – снова пророкотал Некроз и выстрелил зеленым пламенем. Атака не удалась. Тони держал самого робота, так что выстрел, не задев его, ударил вдаль и исчез в небе.

Роуди отлетел на небольшое расстояние и направил вниз все оружие, что было установлено в костюме. Огневая мощь его орудий взорвала вход в шахту, подняв облако обломков и пыли. Тони, изо всех сил удерживая Некроза, ринулся к ней.

Когда они с роботом на полной скорости влетели в пылающую шахту, позади раздался обеспокоенный возглас Пеппер. Выбив фонтан цемента и почвы, Старк и Некроз исчезли под землей. Вскоре силы робота хватило, чтобы начать обматывать проводами-внутренностями костюм Железного Человека. Ощущая, как его сжимает, Тони закрыл глаза и продолжил лететь в темноту.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ЗА ПРЕДЕЛАМИ


РОУДИ опустился на землю, на которой плясали языки пламени. Пеппер, стоявшая там же, была готова броситься в шахту вслед за Тони и Некрозом. Роудс крепко держал ее за руку, не пуская в бездонную яму.

– Стой. Тебе туда нельзя.

Девушка повернулась к Роуди. Ее маска откинулась. Пеппер взглянула на него испуганными глазами.

– Нельзя его туда одного пускать. Там же температуры...

– Наши костюмы таких не выдержат. Мне кажется, Пятница прислала какой-то особенный доспех.

– Что?! – воскликнула Пеппер, вырываясь из рук Роуди. – Тони Старк только что умчался вниз по пылающей шахте с инопланетянином, которого послали уничтожить планеты, и, по-твоему, у него есть какой-то... неуязвимый костюм?

Роудс стоял напротив Пеппер. Позади из зияющей дыры поднимался ядовитый дым. На земле шипело и корчилось от жара разорванное ленточное ограждение.

– По-моему... извини, но, мне кажется, стоит на него положиться, – сказал Роудс. – Тони придумал какой-то план. Ты лучше всех – лучше меня – знаешь, что, когда надо действовать, Тони продумывает все на десять шагов вперед. Если он позовет меня, я в ту же секунду брошусь к нему, обещаю. Но пока он ничего другого не сказал... наверное, все идет по плану. Я ему доверяю.

Пеппер сняла шлем и в отчаянии швырнула его на землю. Она смотрела на заброшенную шахту, в глубине которой полыхало пламя, разожженное ракетами Воителя. Оттуда доносился звук, похожий на рев океана. Позади языков пламени виднелась кромешная тьма. Не было даже голубых вспышек репульсоров или зеленой энергии, ничего. Тьма и пустота.

Пеппер закрыла глаза и выдохнула.

– Я тоже ему доверяю, – произнесла она, надеясь убедить саму себя, что Тони вернется из небытия и, как обычно, скажет что-нибудь умное и ужасно дурацкое одновременно. Легче ей не стало. Сложнее всего было понимать и любить Тони не тогда, когда он выводил ее из себя. И даже не тогда, когда он ее расстраивал. Труднее всего было в моменты, когда он рядом, а потом вдруг нет. Враги и даже некоторые друзья считали его высокомерным, склонным к перфекционизму и излишнему риску нарциссом. И Пеппер знала, что он первым бы согласился с ними. Но те, кто видел в Старке только это, упускали то, что Пеппер любила в нем больше всего. И то, что больше всего ее пугало.

Тони Старк был героем до мозга костей. Может, глядя на свой первый костюм Железного Человека, он и думал только о веселье, но Пеппер знала: это всего лишь прием, с помощью которого он скрывал свои истинные мысли и чувства. Железный Человек появился не потому, что Тони любил полетать. Он давал миру то, чего, по мнению Старка, тому не хватало, чтобы стать лучше.

Такова была правда. Железный Человек нужен был ему самому и целому миру. А значит, он сделает все, чтобы выполнить обещание, которое дал всему свету, впервые надев костюм.

Он будет защищать мир до последнего вздоха.

Внезапно – оба они подскочили от неожиданности – в шлемах у Спасительницы и Воителя раздался голос:

– Старк! Полковник Роудс! Это Мария Хилл, ответьте.

– Хилл, это Роудс, – откликнулся Воитель.

– Я смотрю на небо Нью-Йорка и не вижу над крышами никакого робота, – отчеканила Хилл. – Вы со Старком всех спасли и забыли мне об этом рассказать?

Пеппер и Роуди переглянулись.

– Отчитаюсь по этому поводу позже, – ответил Роуди.

– Отправляю наши координаты, – вступила в беседу Пеппер. – Мария, направь сюда агентов.

Затем повисла тишина. Вероятно, это значило, что Мария Хилл согласилась к ним присоединиться, хотя Роуди и Пеппер изо всех сил надеялись – им не понадобится помощь ЩИТа. Роудс посмотрел в сторону шахты и произнес то, что было на уме и у Пеппер.

– Старк, если в твой план входило самоубийство, я тебя убью сам.


* * *


ТОНИ, крепко сжимая толстые инопланетные провода, которые искрились и отчаянно извивалась, как змеи, пробил Некрозом очередной слой бетона. Они были уже глубоко под землей, по мере снижения температура заметно росла. Здесь и без того было жарко, но ракеты Роуди не только взломали вход в шахту, но и превратили ее в печь. Последняя стандартная модель Железного Человека не выдержала бы такой температуры, но термостойкий костюм делал свое дело. Репульсоры на этой броне были слабее обычных, а весил он больше – непривычно много, – и все же Тони не плавился и не поджаривался внутри, так что с тяжестью вполне можно было смириться.

Некроз без толку испускал все более слабые лучи зеленого огня, которые только и делали, что лишний раз нагревали нутро шахты. Но Тони понимал, что, если даст роботу хоть секундную передышку, тот восстановит силы, вырвется и сбежит из ада, который они специально для него создавали.

– Сэр, вам нельзя долго оставаться внутри, – сказала Пятница. По дисплею Тони заплясал красный текст предупреждений и данные о быстро растущей температуре и времени, которое у него осталось, чтобы выбраться наружу. Старку не понравились показанные цифры, и он решил поступить с ними так же, как и со всем, что ему не нравится – не обращать на них внимания. – Костюм еще не готов. Призываю вас прервать...

– Нет. Нельзя. – Тони пробил Некрозом еще одну бетонную стену. Каждый раз, когда они оказывались в относительно просторном помещении, температура безжалостно росла. Старк почувствовал, как по шее стекает капля горячего пота. – Я не развернусь. Эта история должна закончиться. Здесь и сейчас.

– Она... не закончится, – голос Некроза в этот раз прозвучал совсем не так грозно, как раньше, когда он исходил низким рокотом из каждой частички механизма. Больше было похоже на скрип старой тяжелой двери. Едва слышный скрежет.

Тони решил, что это хороший знак.

Жар наконец проник сквозь костюм и обжег глаза. Интересно, долго еще? Ответ светился на дисплее, так что Тони закрыл глаза и поднажал.

– Это... не... достижение, – прохрипел Некроз, когда они прорвались через еще один слой бетона. – Ты здесь... умрешь. В одиночестве.

– Вряд ли. А если и умру, то хотя бы в твоей компании, -– произнес Тони и вдруг понял, что ему больше не нужно прилагать так много усилий. Некроз не сопротивлялся. Теперь они падали на дно шахты, перегородок больше не было. Робот и Железный Человек рухнули на вулканическую породу посреди озера лавы, которая от удара начала разливаться. Если бы Тони открыл глаза, он увидел бы, как, подобно гейзерам, вокруг вздымаются оранжевые брызги.

Все вокруг пылало.

– Некроз... не может умереть.

– Вот как? Думаю, тут ты ошибаешься. – Тони еле стоял на полусогнутых ногах. Пот струился по лицу, и ему в голову вдруг пришла нелепая мысль снять шлем. Старк усмехнулся про себя и покачал головой.

Некроз, у которого вспыхнули провода, а по шлему плясали блики от лавы, посмотрел на Тони

– Я – один из множества... клетка единого тела.

– И что это значит? – сказал Тони, нависая над роботом. – А?

– Некроз... не отдельное существо... Некроз – это приговор... Придут... другие.

– Если ты – приговор, то кто судья? Кто тебя сюда прислал?

– В этом нет тайны... – проскрипел робот. – Некроз действует... от имени... Целестиалов.

Тони вздрогнул и зажмурился – в глаза попал горячий пот.

– Целестиалов? – повторил он.

– Армии бесчисленны, – сказал Некроз. – Ликвидация пройдет быстро.

Такого Тони не ожидал. Целестиалы, существа такие же древние, как сама Вселенная, были могущественной расой, которую люди называли богами. Существуя за пределами жизни, времени и пространства, они, конечно, и раньше вмешивались в жизнь на других планетах. Это даже приводило к столкновению с Мстителями, включая самого Тони. Но послать на Землю робота-истребителя значило проявить агрессию уже другого порядка, и Старка эта новость выбила из равновесия.

Если он выберется из этой подземной печки, на поверхности у него будет целый ворох проблем.

Тони посмотрел на плавящегося искореженного робота. По его корпусу побежала волна зеленой энергии. Тони был уверен, что это защитный механизм, который переведет систему в спящий режим, но он был не готов закончить разговор.

Старк опустил руки на голову Некроза и выстрелил репульсорными лучами. Волна зеленой энергии отступила.

– Почему?! – требовательно вскричал он. – Почему Целестиалы прислали тебя и собираются направить сюда армию? Что такого им сделала Земля, чтобы ее уничтожать?

– Смотрящий... видел, во что превратится этот мир... Он будет хуже, чем ожидали Целестиалы, когда на Земле зародилась... разумная жизнь, – скрежетал Некроз, голову которого заполнял свет от ре- пульсорных лучей, проливавшийся сквозь кристалл, как из стеклянного фонаря. – Обитатели этой планеты... уничтожают ее... Вы создали оружие... чтобы не дать им... убить себя... Кто не позволит жителям этого мира... и многих других... выйти за пределы... в космос... и уничтожить его? Люди Земли... заслужили смерть!

Некроз в последний раз выстрелил зеленым лазером и попал Тони прямо в грудь. Старк почувствовал, как ослабленные жаром доспехи начинают трескаться. Он понимал, что это значит: если не убраться отсюда прямо сейчас, костюм не выдержит, и он сгорит заживо.

Но Тони не двигался с места. Он пошевелил руками, которые все еще лежали на голове Некроза и испускали репульсорные лучи. Вдруг руку Тони пронзила острая боль, голова робота наполнилась зеленым светом и взорвалась ослепительной вспышкой зеленого пламени и репульсорной энергии, отбросив Старка в сторону. Он сильно ударился о стену и рухнул на землю, боль разъедала руку, от треснувшей перчатки поднимался дым.

Тони изумленно посмотрел на расплавленные остатки Некроза. Робот растекался по полу, пузырился и бурлил, как суп на огне, черные струи утекали в лавовое озеро.

Старк едва верил себе. Некроз был повержен.

Во всяком случае, один из них.

Он выругался: кожа начала прикипать к доспеху. Мало что бодрит так же, как осознание, что вот-вот сгоришь. Он согнул колени, взмыл вверх и так быстро, как только мог, понесся сквозь пылающую шахту, надеясь, что красные мигающие цифры на дисплее врут.

Позади разливались потоки лавы, начиная подниматься по шахте.

Тони зажмурился и полетел дальше. Лава ревела все ближе.

– Я выберусь, – сказал себе Тони. – Я выберусь. Я выберусь. Я выберусь...

Вылетев наружу так, словно его выплюнула сама Земля, он внезапно почувствовал холод: броня отлетела в сторону, и кожу лизнул воздух. Костюм Железного Человека рухнул и подпалил траву. Тони тяжело ударился о землю и уставился в небо. Мир вращался кругами. Старк прижал руку к груди и принялся жадно вдыхать свежий, прохладный воздух.

– Берегитесь! Лава! – выкрикнул он. – Лава!

– Тони! – Пеппер подбежала к Старку, помогла ему подняться и обняла. К телу прижался ее холодный костюм, и Тони вдруг осознал, что стоит в общественном месте в центре Пенсильвании в одних обгоревших трусах.

– Привет, Тони. Тебе не... одолжить штаны?

Голос был знакомый. И сюда он прибыл без этого человека.

– О, Кэп, – сказал он, морщась и отворачиваясь от Капитана Америка. – Да, от штанов не откажусь.

– Ну не знаю, – с издевкой произнес кто-то еще. – Тебе вроде как идет.

Узнав Черную Вдову, Старк обернулся и увидел Мстителей почти в полном составе. Капитан Америка стоял впереди в красно-бело-синем одеянии, сжимая свой щит. Из-за него на Старка с ухмылкой смотрела Черная Вдова, Тор с Мьёльниром в руках тоже громко усмехнулся. Соколиный Глаз, Человек-Паук и даже Халк в форме зеленого великана тихонько посмеивались.

Тони оглянулся в сторону шахты.

– Нет... никакой лавы.

Тор заглянул в огненную яму.

– Кажется, она довольно глубоко. Но жителям этого города наверняка хотелось бы, чтобы кто-нибудь запаял этот адский колодец.

Тони облегченно вздохнул и покачал головой. Его ноги дрожали, сердце бешено колотилось. На этот раз он еле выбрался.

– Вы, кстати, как раз вовремя, – заявил он, широко раскинув руки и расхаживая туда-сюда, чтобы подавить остатки страха и справиться со смущением. В конце концов, он ведь только что избежал смерти... и даже не горит, что осознавать было довольно приятно. Несколько секунд назад все было гораздо хуже, так что неважно, насколько прилично он выглядит. – Помню, я звал вас на помощь, чтобы побороть Некроза. Но мы с Пеппер и Роуди справились сами. Мир спасен, кризис больше не грозит. Все в порядке. Но на Манхэттене есть один парень... Пока дрались с Некрозом, он взял и выкинул салфетку мимо урны, представляете? Мстители, вперед!

Черная Вдова изогнула бровь и улыбнулась Пеппер.

– Мне кажется, он такой язвительный, потому что без штанов.

Пеппер кивнула.

– Я тоже так думаю.

Тони вздохнул и снова бросил взгляд в сторону шахты. Надо будет рассказать Мстителям о роботе как можно больше – о том, что он такое, кто и зачем его прислал, – пока все в сборе. Но сейчас стоило послушаться Капитана Америка.

Мир спасен, а Тони Старку действительно нужны штаны.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ПУСТЬ НЕНАДОЛГО


ПРИЗРАК, невесомый и неосязаемый, плыл по длинному темному коридору, ведущему в технологический рай, который он называл своим домом. Благодаря способности принимать бестелесную форму он не нуждался в конкретном месте для отдыха. Но пусть все эти человеческие нужды и остались позади, иметь свой угол было приятно. Место, где можно посидеть и подумать, которое можно назвать своим домом.

Он прошел сквозь стену, которая вела в его логово, изнутри напоминавшее неискушенному гостю неудачно сконструированный интерьер космического корабля из дешевого научно-фантастического фильма 50-х. На самом деле в этом подземном помещении располагался самый большой и мощный компьютер на свете – по крайней мере, других таких Призрак не знал. Он называл это своим вторым мозгом.

Войдя внутрь, он ощутил странную дрожь и боль в груди. На мгновение ему показалось, что Некроз каким-то образом снова пробирается внутрь и захватывает власть над его системой, но это чувство совсем не походило на утрату сознания. Ощущение прошло спустя одно жуткое мгновение, и Призрак растерялся. А потом к нему пришло мрачное осознание: Некроз мертв.

Или, скорее, уничтожен. То, что не жило, умереть не может.

Призрак стоял, слегка сгорбившись, среди серых панелей с бесконечными рядами кнопок. Помещение раз в двадцать больше футбольного стадиона заполняли жесткие диски, порты и экраны. Посреди этого пространства он чувствовал себя совершенно одиноким.

Пусть Некроз и захватил против его воли тело и технологию, Призрак, похоже, скорбел по инопланетному роботу. Он действительно хотел, чтобы Тони Старк не позволил уничтожить мир, и из чувства мести подсказал слабое место Некроза, но в гибели робота было нечто несомненно трагическое. Этот робот был единственным в своем роде, кто добрался до этой планеты. Призрак решил, что о нем стоит погоревать. Людей тут целые толпы. Некроз же был уникален. Призрак знал, что где-то таких роботов много, и на долю секунды его заворожила мысль о массовом нападении роботов-Некрозов.

У Земли не осталось бы ни единого шанса.

Как раз когда он раздумывал, не стоит ли сообщить Тони Старку о далекой угрозе, о шлем звякнуло что-то металлическое. Тут же раздался знакомый шелковый голос.

– Что такое? – спросил Лючино Нефария, наставив пистолет на шлем Призрака. – Я помешал твоим размышлениям?

Призрак хихикнул и обернулся. Лицо Нефарии не выдавало ни единой эмоции. Стройное тело облегал ярко-синий костюм. Темные глаза пылали ненавистью, и он догадался, что граф узнал о его предательстве. Нефария прицелился между глаз.

– Какой театральный жест, – ядовитым тоном проговорил Призрак. – Явился свести счеты?

– Ты убил столько моих сотрудников, что и не счесть, – сказал Нефария. – Сжег мой дом. Вполне логично, что я к тебе наведаюсь. Ты ведь знал, что я за тобой приду.

Призрак вздохнул и покачал головой. Да, вполне логично. Он ожидал, что у Нефарии останутся к нему вопросы, но так вымотался за прошедший день, что даже не подумал об этом. Если бы не забыл, он сам пришел бы к Нефарии, пока тот спит, просунул бы руку сквозь кровать, сжал бы злобное сердце этого человека рукой и принял бы физическую форму.

Даже жаль, что упустил такой шанс.

– Послушай, – начал Призрак. – Две вещи. Во- первых... я не убивал твоих людей и не разрушал твой дом. Это был Некроз. Он захватил надо мной контроль. Прожевал и выплюнул. И в это время пытался уничтожить мир. Ты что, новости не смотришь?

Нефария ничего не сказал. Но и пистолет не опустил.

– И во-вторых... даже если бы это был я... – а ты знаешь, что это не так... – зачем тебе пистолет? – спросил Призрак, становясь неосязаемым. Он вытянул руки и помахал – они проходили друг сквозь друга. – Застрелить меня не получится. Если бы я захотел, ты бы провалился сквозь пол, не успев даже выстрелить. Как я сделал с Железной Леди... Железной Женщиной, как-то так. Было весело.

Нефария нахмурился.

– Ты думаешь, я настолько глуп, что явился угрожать пистолетом, не будучи уверенным в его функциональности? Мои ресурсы вполне осязаемы. Если мне нужен пистолет, который способен убить тебя, он у меня будет. – Нефария убрал оружие от шлема Призрака и перекинул его из одной руки в другую. – Хотя я бы и голыми руками справился. Ты не успел бы шелохнуться, как я раздавил бы нелепый шлем и как раз рассмотрел бы выражение твоего лица перед смертью... И все-таки... есть в оружии нечто изящное. Живая классика. Может, с ним я преступник. Любопытно.

Он улыбнулся и снова поднял пистолет.

Призрак, не зная, говорит ли Нефария правду, уставился прямо в дуло. Он задумался, каково это – умереть. По Некрозу было кому скорбеть. Но кто будет оплакивать его самого?

– Я этого не делал, – повторил Призрак.

Нефария прищурился и внимательно посмотрел на него.

– Я верю, – медленно произнес он, не опуская оружия. – Но у меня был невероятно тяжелый день. Даже если не считать твоей досадной ошибки и суммы, которую я за нее заплатил, сам ты сбежал, а Некроз разрушил мой дом. Убил моих людей. Пока ты стоял и ничего не делал, на базу вторглись Железный Человек и Воитель. Они унизили меня. Они посадили одного из моих людей на дерево. Он обделался. Так вот, скажи мне, Призрак, разве достойные люди так друг с другом поступают?

– Когда ты грозишься меня пристрелить из-за того, что день не задался, даже не знаю, как на это ответить.

Глаза Нефарии вспыхнули, и он засмеялся. Призрак едва сдержал вздох облегчения, когда граф, не прекращая заливаться смехом, убрал пистолет за пояс.

– Ха!.. Ха! Отличный ответ, – проговорил Нефария, покачивая головой. – Твои слова не лишены смысла. А теперь скажи мне. Где Некроз?

– Что? Ты же не собираешься еще раз проделать то же самое?

– Где... он?

Призрак не хотел, чтобы к его голове снова приставили пистолет, поэтому сказал правду:

– Мертв.

Нефария уставился на него пытливым взглядом. Призрак обдумал подбор слов:

– В смысле, уничтожен. Старком. Ты что, в новостях не видел?

– В текущий момент у меня нет телевизора.

Призрак подумал, что граф снова потянется за пистолетом, но тот развернулся и с силой пнул стену. Его нога прошла сквозь металл, как через лист бумаги.

Нефария громко выругался, будто выплевывая слова. Призрак в каком-то смысле его понимал. Некроз был неразумной, простой машиной убийства, чем-то похожей на пистолет... и все же в нем было что-то красивое, интересное – наверное, другие люди то же самое видели в произведениях искусства.

Призрак задумался, не стоит ли рассказать Нефарии об армии таких же роботов в глубинах космоса, которые ожидают сигнала. Этот сигнал Некроз мог отправить до того, как навсегда затих. Запертый внутри робота Призрак видел нечто вроде воспоминаний о том, как Некроз спускался на Землю. Он не знал, когда это случилось, но мир в те времена был совсем другим – тихим. При падении робот расколол Землю и оказался в пекле. Еще не принявшись вершить суд, он запустил систему аварийной защиты и погрузился в спящий режим, в котором его и обнаружил ЩИТ. А все могло быть совсем по-другому... Если прибудут другие Некрозы, в чем Призрак не сомневался, Земле больше так не повезет.

Если сказать об этом графу, он не остановится, пока сам не отыщет эту армию. Призрак был счастлив остаться в живых, но понимал, что для Нефарии исчезновение Некроза – это личная неудача, которую можно исправить, только воплотив в жизнь первоначальный план, пусть и безумный.

– Печально, – сказал Нефария, отворачиваясь от Призрака и направляясь прочь. – Но завтра будет новый день. Я к тебе зайду.

Призрак подумал, что, возможно, не стоит искушать судьбу, но ничего не мог с собой поделать. Он поплыл по воздуху за Нефарией и, зависнув над графом, спросил:

– Зачем? – По его логову разнесся скрипучий голос. – Чего ты добиваешься? Ладно, избавиться от Мстителей, уничтожить корпорации, захватить все... все, что можно захватить. Но зачем? Зачем тебе это?

Нефария долго смотрел Призраку в глаза, а потом широко улыбнулся:

– Чтобы сделать мир лучше.

Призрак не двинулся с места. Нефария скрылся в конце длинного тоннеля из жестких дисков, и в помещении осталось лишь эхо его шагов, громкое и отрывистое, как выстрелы из пистолета.


* * *


ТОНИ, в рубашке и брюках из комиссионки маленького городка близ шахты, откусил кусочек от своей любимой пиццы. Когда тебя чуть не зажарили в собственных доспехах, почему-то начинаешь чувствовать голод.

Он сидел за самым большим столом пиццерии с Пеппер и Роуди – в костюмах, но без масок, – а также с Капитаном Америка, Соколиным Глазом, Черной Вдовой, Человеком-Пауком, Брюсом Бэннером (теперь в обычной, человеческой форме и в рубашке из того же магазинчика, что и у Тони, только фиолетовой, а не черной) и Тором. Все они принялись за вторые куски пиццы, кроме Тора, который остановил свой выбор на пасте с сыром и водкой.

– Кто ест пасту в пиццерии? – возмутился Соколиный Глаз, ткнул пальцем в Тора и сказал: – Думает, он такой шикарный.

– Некоторые земные яства могут сравниться с щедрой асгардской трапезой, но этой пасте равных нет, – заявил Тор, кулаком стирая соус с губ. – Бэннер, передай чесночную булочку. Съем с соусом.

Тони осмотрелся по сторонам проверить, что никто их не подслушает. Владелец забегаловки, морщинистый старик, который говорил так, будто хрюкал, и мог похвастаться куда более роскошными волосами на ушах, чем на макушке, никогда не отказывался выгнать посетителей, чтобы Тони смог поговорить с товарищами о делах. У Старка был свой парень-снабженец, и точно так же он обзавелся своим парнем в пиццерии в каждом штате, где была вкусная пицца. Кроме того, Тор вечно заказывал больше, чем все субботние посетители вместе взятые, так что хозяин местечка не оставался в накладе.

– У нас могут возникнуть кое-какие межгалактические неприятности, – сказал Тони приглушенным голосом. – Тот случай, когда поживем-увидим, но я решил рассказать сразу. В общем... Некроз – один из солдат... как там он сказал... бесчисленной армии? Да, бесчисленной армии, которая действует по наказу Целестиалов.

– На кой черт им Земля? – спросил Кэп.

Тони закусил нижнюю губу.

– Понятия не имею. Я даже не уверен, что это правда. Согласно файлам Хилл, до того как Некроза откопали, он пролежал в земле... очень долго. Мы сталкивались с Целестиалами уже после того, как его сюда прислали, и, кажется, никто из них не удивился, что Земля все еще обращается вокруг Солнца. Что-то здесь не так.

– Подождите-ка, – вмешался Человек-Паук. – Неужели никто не заметил, как Кэп сказал «на кой черт»?

– Я решила не заострять внимания, – с усмешкой произнесла Черная Вдова, игриво ткнув Капитана Америка локтем. Кэп закатил глаза.

– Думаешь, Некроз хотел сбить тебя с толку? – спросила Пеппер. – Если он намеренно солгал, чтобы направить вас по ложному следу, настоящий враг может успеть подготовиться к следующей атаке.

– Или, – отметил Роуди, – как мы знаем, Целестиалов не пересчитать, так ведь? Да и Вселенная – немаленькая.

– И с каждым днем становится все больше, – сказал Бэннер.

– Капитан Америка сказал «на кой черт», – не унимался Человек-Паук. Он оглядел остальных Мстителей и развел руками. – Эй! Ну смешно же.

– Попробую разобраться, – заявил Тони, доедая пиццу. – А потом загляну к графу Нефарии и Призраку. Если им что-то известно, я выясню.

– Терпеть их не могу, – пробубнил Соколиный Глаз.

– Ладно, – Тони вытер жирные пальцы о новую рубашку. – Рад был повидаться. Еще раз всем спасибо за помощь. Без вас я бы не справился. Вперед, команда!

– Я полчаса назад не дала Европе взлететь на воздух, – сказала Черная Вдова. – Я же не хвастаюсь.

Тони повернулся к Пеппер.

– Мне нужно поговорить с Хилл... Но и нас с тобой ждет разговор. Важный разговор. Подальше от лишних ушей. Особенно от этих. Я слышал, Брюс Бэннер жуть какой вспыльчивый. Стоит поостеречься.

– О, издевки над Халком, – вздохнул Бэннер. – Никогда не надоедают, правда, Тони?

Тони положил руку на плечо Пеппер.

– Когда будешь готова, пришлю самолет. Не торопись. Тору все равно еще нужно заказать килограммов пять еды, так что спешить некуда.

– Я бы, пожалуй, не отказался от порции пасты, – весело проговорил Тор.

– Самолет? – растерянно переспросила Пеппер. – Тони, я устала. Куда ты хочешь меня отправить?

Тони подмигнул ей и вышел из-за стола. Он пожал руку Роуди и посмотрел ему в глаза. Оба они могли погибнуть и оба вспомнили, каково это – потерять лучшего друга. Тони так и не смог подобрать слов, чтобы описать свои чувства. Он испытывал благодарность.

Когда он вышел из пиццерии, у входа в магазин приземлился костюм Железного Человека. Вокруг собралась стайка детей и кинулась фотографировать его. Тони присвистнул, подзывая костюм к себе.

Дети с восторгом наблюдали, как фрагменты красного с золотым костюма защелкиваются на теле Тони, а Старк шагает мимо них. Затем он остановился и повернулся к маленьким фанатам.

– Хотите по-настоящему классную фотку? Там в пиццерии Мстители обжираются. Зрелище отвратительное. Настоящее торжество чревоугодия. Запостите такое, будете купаться в лайках, я вам говорю.

Дети побежали к окну пиццерии, толкаясь на ходу и споря о том, кто первым выложит фотографию в интернет, а Тони взлетел в небо на фоне закатного солнца, которое окрашивало горизонт розовыми и оранжевыми полосами. Всего несколько часов назад над Нью-Йорком пылало изумрудное пламя, которое грозило уничтожить все, что человечество построило с начала времен. Здания, людей, жизнь – все, что Тони поклялся защищать.

Дел было много, но, когда Старк взмыл в теплое чистое небо, а день плавно сменился ночью, его сердце наполнилось гордостью. Впереди еще ждали битвы, но сегодня он одержал победу.


* * *


КОГДА Тони Старк добрался до ЩИТа, откуда недавно сбежал Некроз, уже совсем стемнело. Ремонт, что неудивительно, шел полным ходом, и Тони не сомневался – скоро здесь будет так же скучно, как обычно, будто никакой робот-убийца и не пытался устроить апокалипсис прямо в этих стенах.

– Как же она любит этот ЩИТ, – сказал Тони, направляясь к зданию.

Мария Хилл вышла из двери в длинном пальто поверх униформы и чемоданчиком в руке. Она смотрела под ноги, и короткие каштановые пряди скрывали лицо, но эту уверенную походку Тони Старк ни с чем бы не спутал.

Когда она подошла достаточно близко, Тони отодвинул лицевой щиток на шлеме и окликнул ее.

– Уже уходишь, Хилл?

Она подняла глаза и посмотрела на Старка с легким удивлением. На секунду замешкалась, будто обдумывая, что делать, а затем свернула в сторону Тони. Он направился ей навстречу. Старк мельком видел ее у шахты, куда агенты ЩИТа прибыли как раз вовремя, чтобы развернуться и спокойно уйти. Тони звал Марию пообедать с Мстителями, но ей нужно было где-то быть, сдавать какие-то отчеты и куда-то идти своей уверенной походкой.

Она протянула Тони руку и крепко пожала его пятерню. До странности официальный жест для тех, кто только что вместе спасал мир.

Она тихо засмеялась, вытирая руку о пальто.

– Извини, холодный на ощупь.

– Это ты сейчас так говоришь. А пожала бы мне руку полчаса назад, пришлось бы везти тебя в больницу с ожогом третьей степени.

Хилл еле заметно улыбнулась и взмахнула руками.

– Ты что-то хотел? А то я как раз уходила. Это был... Наверное, надо сказать, тяжелый день, но я не спала уже больше двух суток. Если выпью еще хоть одну чашку кофе, наверное, создам вибрирующее поле и перемещусь в альтернативную реальность.

– Кстати, это вполне возможно, – сказал Тони. – Межпространственные перемещения на кофеине. Надо провести исследование.

По губам Марии скользнула еще одна полуулыбка. Тони прищурился и наклонился к Хилл. На ее лице ясно читалось беспокойство. Мария отвела взгляд.

– Эй, – мягко сказал Тони. – Что случилось? Ты улыбнулась мне аж два раза.

Хилл покачала головой, но не подняла на Старка взгляд.

– Ничего. Зачем ты пришел? Я говорила, что никаких отчетов от тебя не требуется. Мои люди сделали все, что надо.

– Брось. Я пришел, потому что здесь можно найти тебя. Я, кстати, хотел сообщить, что в шахте наверняка осталось что-то от Некроза. Провода, материал. Не уверен, правда, что пригодится. Ну и еще непонятно, как его доставать, но я видел: там начали тушить пожар. Не думаю, что он может восстановиться после того, что с ним случилось. Но все же. Глянуть стоит. Но осторожнее, там лава повсюду. Ты когда-нибудь видела лаву вблизи? Не очень интересно. Радости мало, больше экзистенциального ужаса.

– Ты думаешь, после того, что случилось, ЩИТ захочет перенять технологии Некроза?

– Хм. Если вспомнить, как работает ЩИТ, захочет ли организация такие технологии? Да, конечно. Кроме того, если вы не достанете из шахты все, что осталось, это сделает кто-нибудь другой. Может быть, Нефария, может быть, Призрак. Да может... тот же Плавитель. Кто знает, накопит сил и заставит меня жалеть о том, что когда-то я недооценил его дурацкий шлем. Я бы предпочел, чтобы вся эта инопланетная техника досталась вам, а не непонятно кому.

Мария Хилл посмотрела Тони в глаза. На ее лице отразилась целая гамма эмоций.

– Лучше знать врага в лицо?

Тони склонил голову набок, с любопытством разглядывая директора ЩИТа.

– Интересно, я что-то упустил? Что случилось? Ну, помимо ненаступившего апокалипсиса. Ты ведешь себя совсем не так, как Мария Хилл. Почему?

– Ничего не случилось. Прекрати.

– Нет. Я буду тебе надоедать, пока не расскажешь. Не заставляй вести себя, как незрелый юнец. А я это могу. Буду болтать, и болтать, и болтать, пока ты...

– Боже. Великолепно. У нас тут самый умный в мире одиннадцатилетний переросток.

– Приму за комплимент. Мне вполне по душе. Давай. Рассказывай. Что случилось?

– Да не знаю я. Наверное, ты прав, Старк, – сказала Хилл. – Весь этот... хаос с Некрозом, ракеты – это вина ЩИТа. Моя вина. Ты, я вижу, спокойно дурачишься в тот самый день, когда нашу систему взламывает инопланетный робот, которого я сама распорядилась вытащить из-под земли, а потом пытается запустить ракеты, которые уничтожат половину планеты... а мне не до смеха. Если бы я с самого начала рассказала тебе, где мы его нашли, все было бы проще.

– Откуда тебе было знать? – возразил Тони. – Хотя... в Северной Корее? Серьезно? Смелый шаг.

– Иногда данные не просто так засекречивают, – отметила Хилл. – Нам не нужны международные конфликты, но и оставлять не дружественному государству нечто настолько мощное, как Некроз, опасно.

– А что случилось с северокорейскими шахтерами, которые нашли эту штуку?

– Брось. Ничего с ними не «случилось». Я же не граф Нефария. – Хилл покачала головой. – Ничего. Ты же знаешь, что у ЩИТа есть экстрасенсы, которые...

– Вы стерли их память! – воскликнул Тони. – По-моему, что-то все-таки «случилось».

– Мы удалили единственное воспоминание, которое может подвергнуть их опасности в собственной стране. Меня за это совесть мучить не будет, – отрезала Хилл. Помолчав, она добавила: – И все же... Стоило тебе поверить. Если бы...

– Если бы, если бы, если бы, – повторил Тони. Он положил руки Хилл на плечи и уставился ей в глаза. Она отвела взгляд, но он продолжал смотреть, пока она не подняла взгляд.

– Что ты делаешь, Тони? – спросила Хилл.

– Мария, если бы ты не откопала этого робота, его нашел бы кто-нибудь другой. Тот, кого не пугает, что он запустит ядерные ракеты. И если бы так и вышло, все было бы намного хуже. Скажи ты мне сразу, откуда он взялся, может, я справился бы быстрее. А может, и нет. Так или иначе, все закончилось хорошо. Не думай о том, что было бы. Оно не случилось. Ты выполняла свои обязанности.

– А ты исправил мои проколы.

– Ты выполняла, – повторил Тони, – свои обязанности. Кстати, забавно. В смысле, не этот разговор. Он совсем не веселый. А вот что. Знаешь, в телешоу, фильмах, комиксах и всяком таком обычно ученые – злодеи? Коварный ученый творит науку во зло?

Хилл нахмурилась.

– Хм. Допустим.

– Из ученых получаются отличные злодеи, – Тони убрал руки с плеч Марии и посмотрел в ночное небо. Холодный воздух скользнул по его лицу. – Злобные врачи создают чудовищ. Злобные исследователи в лабораторных халатах играют в Бога. Или умные люди с благими намерениями пытаются сделать что-то хорошее, а потом... устраивают ад на земле. Такой стандартный прием. Знаешь почему?

Хилл ждала, когда он договорит.

– Потому что люди боятся задавать вопросы, – сказал Тони, поднимая палец и кивая. – Именно так. Неизведанное пугает, так ведь? Но еще страшнее шагнуть во тьму, посмотреть неизведанному в глаза и спросить: «Эй, неизведанное, ты что такое?» И любой, кто так делает, любой, кто осмеливается задать вопрос о том почему, о том как – наверняка он сумасшедший. Но правда в том, что, если бы никто этого не делал, если бы мы все ограничивались тем, что известно, мы до сих пор ездили бы на каменных автомобилях, крутя педали, и называли бы своих детей в честь булыжников. Понимаешь, о чем я, Хилл?

Мария посмотрела ему в глаза, тревога из ее взгляда исчезла.

– Возможно.

– Твоя работа – задавать вопрос почему, – продолжал Старк. Он еще мгновение смотрел Хилл в глаза, а затем опустил маску и собрался взлетать. – До встречи, Хилл. Полегче с кофеином. Ты нужна в этом измерении.

– Эй, Старк, – окликнула его Мария.

Тони оглянулся через плечо. Глаза в его шлеме светились белым на фоне ночного неба.

– Ты нас сегодня спас, – сказала Хилл. – Одного спасибо, кажется, маловато.

– Я не против довольствоваться малым, – заверил ее Тони. – Ты же видела, в чем я разгуливал, когда вылез из шахты.

Железный Человек рванул в ночь и затерялся среди звезд. Нужно было поспешить еще кое-куда.


* * *


В ТУ НОЧЬ Тони Старк прибыл на багамский курорт раньше Пеппер Поттс, и на этот раз без лишних напоминаний от Пятницы. Он приземлился на пляже, где они уже пытались позагорать – кажется, в прошлой жизни. Хотя на самом деле с тех пор не прошло и двух дней.

Сейчас он знал, что ночью крепко заснет.

Он сел на берегу в тишине, нарушаемой лишь свистом теплого бриза. Администрация курорта любезно согласилась не принимать других гостей, хотя они с Пеппер и уехали раньше срока. Тони положил шлем Железного Человека на песок и сказал:

– Пятница.

Шлем засветился, и оттуда раздался голос:

– Да?

– Напомни оставить хорошие чаевые. Думаю, раза в два больше обычного.

– Хорошо.

– Когда прибудет Пеппер?

Пятница замолчала. Тони резко выпрямился и сел на песке.

– Пятница? – обеспокоенно сказал он. – В чем дело? Мне нужно знать время ее прибытия.

– Пеппер... не заходила на борт, сэр.

– Что? Почему? – спросил Тони. – Ее ведь ждал самолет. Кто не любит полетать на старом добром самолете? Не может же она до сих пор есть с ребятами пиццу. Если Тор там с ней заигрывает, я надаю ему по его асгардским ушам. Так. Стоп. Погоди. С Пеппер ничего не случилось?

– Посмотрите на небо, сэр.

– Прекрати. Не юли. Ты – искусственный интеллект, который, по идее, должен облегчать мне жизнь. – Сбитый с толку Тони осмотрелся по сторонам. Его замешательство длилось недолго. Точка, которую он поначалу принял за самолет, приближалась гораздо быстрее любого самолета. Он вдруг подумал, что это Некроз – точнее, один из Некрозов – прибыл привести в исполнение смертный приговор таинственных Целестиалов.

Нагнав прохладную волну на берег, к пляжу подлетела Спасительница. Тони взлетел, чтобы на него не попала вода. Приземлившись на мокрый белый песок, Спасительница посмотрела на Железного Человека. Маска на ее лице распахнулась, и лицо Пеппер засияло улыбкой.

– Так и будешь там висеть или спустишься ко мне на пляж? – со смехом спросила она Тони.

Старк приземлился перед ней на песок. По ее доспехам прыгал бликами свет звезд. Даже в костюме – а может, именно в этом костюме – она была прекраснее всех на свете.

– Привет, – сказал Тони. – Ты хочешь произвести на меня впечатление? Да? В этом дело?

– И это спрашивает человек, который ради свидания арендовал целый курорт, – усмехнулась Пеппер.

Тони поджал губы и кивнул.

– Хорошее замечание. Справедливое. То есть вот такой я предсказуемый. Ты знала, что я отправлюсь сюда?

– Да. Вроде того.

– Я хотел устроить сюрприз, – Тони откинул прядь рыжих волос с ее лица. – Ну, знаешь, ты садишься на самолет и летишь, не зная куда. Потом он приземляется, ты выходишь, а тут – бум! – Багамы. Сюрприз.

– Тони, ты умный человек. Но это не значит, что твои замыслы так уж сложно понять.

– Тоже верно.

– А еще Пятница проложила мне маршрут, – призналась Пеппер с лукавой улыбкой.

– У этого ИИ проблемы с распознаванием хозяина, – посетовал Тони. Он оглянулся через плечо и крикнул в сторону сброшенного шлема: – Мы с тобой об этом еще поговорим, Пятница!

– Хорошего отдыха, сэр, – произнес искусственный интеллект, и огни на маске Железного Человека потускнели, оставляя Тони и Пеппер под мягким светом звезд и полной Луны, висевшей высоко в небе.

Пеппер взяла Тони за руку.

– Я знаю, что это только на сегодня... А завтра тебе придется вернуться к работе. Тем более после того, что ты узнал от Некроза. Я не ожидаю от тебя... Я просто рада, что мы проведем вечер вместе.

Тони пожал плечами.

– Я планировал остаться тут подольше. В смысле если захочешь...

– Тебе не нужно спешить в город?

– Думаю, если на планету нападет армия роботов-убийц, нам сообщат, – сказал Тони. – А если продлить бронь, уже завтра в отель заедут другие люди. Даже с детьми. Вопящие детеныши с надувными нарукавниками для плавания. Можем остаться и побыть обычной парой на пляже. Двумя нормальными людьми. Которые сегодня спасли мир.

– В тебе нет ничего нормального, Тони, – улыбнулась Пеппер.

– В тебе тоже, – откликнулся Старк.

Они с Пеппер устроились на песке и всю ночь не говорили ни о роботах-пришельцах, ни о преступниках со сверхсилами, ни о призраках-убийцах, ни о смертоносных изумрудных облаках, плывущих над Манхэттеном. Они оба понимали, что стоит вернуться с этого украденного уик-энда, как наступят темные дни. Если Некроз их не обманул, значит, на горизонте маячит война, в которой Железному Человеку придется участвовать.

Однако в эту ночь Тони Старк и Пеппер Поттс, пусть ненадолго, но обрели мир и покой.


БЛАГОДАРНОСТИ


НА СТРАНИЦАХ этой книги Тони Старк много думает о том, чего стоят бессонные ночи, потраченные на творчество... и, надо признать, на эту книгу таких ночей ушло много. Эми, моя невеста, весьма похожая на Пеппер Поттс добротой, остроумием и, конечно же, рыжими волосами, поддерживала меня все это время. Я благодарен ей за бесконечное терпение, за веру в меня и за то, что всегда находила слова, чтобы меня поддержать.

Тут вот какое дело. Я обожаю Железного Человека и, мне кажется, понимаю, в чем его страсть, его героизм и источник энергии для жизни. Только вот я не лучше всех из современных писателей разбираюсь во всякой технике. Поэтому – и не только – я в долгу перед Майклом Мельгаардом, который помогал мне, когда больше всего нужна была помощь, и поддерживал этот проект от начала до конца. Мне не хватит слов, чтобы отдать должное работе Майкла и Joe Books. Я бесконечно благодарен за то, что мне посчастливилось работать с отличной командой, начиная с редакторов, которые помогали мне с ранними проектами, и заканчивая Полом Радитисом, которому я обязан первыми контактами с издательством.

Я посвятил эту книгу моей матери, которая читала мне, когда я еще не понимал слов и вплоть до подросткового возраста. Я помню, как мы едва сдерживали слезы на последних страницах романа о Гарри Поттере. Отец тоже рассказывал мне истории – он называл их «сказками из головы». Помню, как-то слушал его версию «Челюстей» с участием Черепашек-Ниндзя. Это была моя любимая сказка.

Всю жизнь мне рассказывали истории, а теперь мне самому есть что рассказать тому, кто возьмет в руки эту книгу. Тони Старк сейчас закатил бы глаза... но разве это не волшебство?


Литературно-художественное издание


Для широкого круга читателей


СЕРИЯ «ВСЕЛЕННАЯ MARVEL»


Пэт Шэнд

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК. УНИЧТОЖЕНИЕ