Освящение (fb2)

- Освящение (а.с. Паутина миров: Славия-4) 1.1 Мб, 301с. (скачать fb2) - Иван Шаман

Настройки текста:



Иван Шаман Освящение

Глава 1

— К оружию! — взревел один из стражников Владимира, увидев Ойли. — Демонесса жреца под контроль взяла!

— Эй, все нормально. — Попробовал возразить я, но нас уже окружила стена из щитов и копий. Сам князь стоял вместе с Ильей чуть выше по ступеням. Даже пару арбалетов в нас целились, просто так, на всякий случай. — Отзови своих ретивых псов, князь, иначе мои рыцари их порвут на тряпочки.

— Вначале ответь под контролем ли ты демона. — С нажимом спросил Владимир, поудобнее перехватывая клинок. Что ж. Словами доказывать невиновность можно было до бесконечности, поэтому я сделал единственное, что гарантировало результат. Приказал. Задание убрать оружие было создано для небольшой области вокруг меня, но среагировали на него все, даже сам владыка Новыша и Полоцка.

— Думаю, других доказательств потребоваться не должно. — Усмехнулся я, глядя на спрятавших оружие воинов. — Познакомься, это баронесса Ойли, находящаяся под моей протекцией. И да. Она демонесса, подчиняющаяся Святогору. Верно?

— Ой ли? — усмехнулась обезображенная девушка. — Богу противится, конечно, грех, и все же я связана не с ним, а с клятвой Свету и тебе лично. Хотя моя магия и ослабла из-за перехода и несовместимости тел, да и смешение разумов положительно ни на ком еще не сказывалось, но предпочту пожить, прежде чем проверять надежность клятв богу.

— Как проверишь — мне результат скажи. — Угрюмо сказал Владимир. — Ладно. Допустим, ты взял демона под контроль. А это кто рядом с тобой? Не помню, чтобы он спускался в подвал.

— Это? Мой верный помощник и последователь. Все это время он находился в плену у местного князя, так что его освобождение нам на руку. Проще будет с городом управляться. Жрец Святогора в Полоцке — Всеслав, ну или Алеша По̀пович.

— Уж лучше Всеслав. Или Александр. — Заметил не до конца оправившийся от ранений Вольха. — Но вообще хоть груздем назови только в корзинку не суй.

— Забавная ситуация получается, еще один жрец будто из-под земли появился. — Скептически улыбнулся князь. — Что-то вас все больше. Но это уже не мне судить. Главное, что ты в своем праве. Все что касается веры — на твоей совести. Как я и обещал, победа наша, город взят — теперь твой бог единственный для Полоцка и Новыша.

— Этого мало, но и на том спасибо. Мы должны начать освящение города в ближайшие сроки. Выкорчевать чужих идолов и привести население в истинную веру. Полоцк станет нашей южной границей в обороне с Империей, и его нужно укрепить. А после и присоединить другие поселения и городища, что мы проплывали по дороге.

— Не раньше, чем я сяду на престол в Киеве. — Отрезал князь. — После можешь хоть всю Славию под свой контроль взять, я только поспособствую. Если возвращаться в Новыш — большая часть войска по домам разбежится, и потом ее уже будет не собрать. Ты же своим гласом и приказами божественными можешь повелевать над теми, даже кто сражаться не хочет.

— Хочешь, не давая продыху, на следующую битву их отправить? — усмехнулся я, неодобрительно покачав головой. — А не слишком ли жестоко по отношению к собственному народу?

— Говорит тот, кто еще недавно зарезал малолетнего княжича. Не тебе ли нужен был сильный правитель на престоле? Я прекрасно понимаю, чего ты добиваешься, и сам поведу войска вперед. День на отдых, день на сборы, и после этого мы должны выдвинуться к Киеву. Вместе с войсками Полоцка, если их принудить к сражению, у нас будет больше семи тысяч человек. Вот только для того, чтобы они встали на нашу сторону, нужно показать людям, что я истинный и достойный правитель — сыграть свадьбу с Рогнедой.

— Раз считаешь нужным, делай. Я тебе помогу с самим обручением, но организацией занимайся сам. Мы же приступим к очищению этого места от лживых богов и идолов. Массовое освящение, как и над войсками перед решающим сражением.

— Согласен. Верой или властью контролировать захваченный город не так важно. Рад, что мы сошлись во мнениях. И раз мы пришли к соглашению — предлагаю покинуть детинец вместе с войсками. Нечего жрецам возле князя делать.

— Какая интересная смена настроения. С Оскольдом ты не так обращался.

— Считай, что это дополнительное признание твоей власти. Я бы и Илью отослал, но он верен в первую очередь мне, а не богу. В отличие от тебя. Уверен, тут найдется достойное здание, чтобы ты чувствовал себя комфортно. Выбирай сам, только не отбирай у живых. — С этими словами Владимир, достаточно освоивший магический интерфейс, открыл мне доступ к своему новому владению в виде схематичной карты города.

— Слава князю, и благодарю за щедрый подарок. — Улыбнувшись, я выбрал несколько строений, соединенных друг с другом и находящихся неподалеку от главного здания города. Правитель поморщился, но подтвердил все мои притязания. После чего удалился. Илья несколько секунд сомневался, следовать ли за мной или за Владимиром, но я облегчил его муки, помахав рукой. Еще успеется, наговоримся.

Выбрав командиров, я приказал прибыть на новое место. Размещения всех верующих от меня не требовалось — ведь я хоть и мог приказывать от имени Святогора — гораздо проще и надежнее было оставить их на попечении сотников и воевод. Ополченцы уже занимали освободившиеся дома и занимались тем, чем обычно занимаются победители — грабежами, насилием и пиром на пепелище поверженного города.

— Нужно каменные стены возвести. — Заметил я Алеше, когда мы вышли из детинца наружу. — По крайней мере вокруг внутреннего района. Империя сюда пришлет новые танки и паровые доспехи. Да и бомбометательные дирижабли могут появиться. Кстати, что с яхтой?

— Одного пилота пришлось убить, в назидание остальным, но двое других живы. Рыцари морфы их держат под охраной, а сам корабль привязан к башне. — Ответила Эва, с удовольствием рассматривая розовый алмаз, который она крутила в ногтях. — Слушайте, а как им воспользоваться, так чтобы меня саму внутрь не засосало?

— Очень просто, подруга, я тебя на досуге обязательно научу. — Рассмеялась разноглазая демонесса. — Только в начале хотелось бы уточнить несколько моментов. Во-первых, мне было обещано баронство. Я вам, конечно, обязана помогать, но предпочту делать это издали. Во-вторых, мне нужно зеркало и время, не могу же я в таком виде ходить? Пусть магия Жизни на меня не действует, уже проверила, но лицо и фигуру сменить надо обязательно!

— Ты можешь это сделать? — удивленно спросил Алеша. — Как оборотень?

— Нет, конечно нет. Любой демон в состоянии менять внешность, пусть и медленно. Внешняя плоть имеет только одну эссенцию, но не щеголять же мне в теле, у которого вообще кожи и мягких тканей нет? Мне нравится быть женщиной и предпочту быть привлекательной, а не пошлой!

— Ну-у не знаю. — В задумчивости протянул я. — Все же она пусть и была тварью, но красивой. Да и характер не определяется внешним видом.

— Ой-ли? — рассмеялась демонесса, подняв бровь. — Сильный всегда агрессивнее слабого.

— Разве что так. — Пожав плечами, я подошел к тому месту, куда воткнул Кладенец. Как ни странно, меч был на месте, хотя было заметно, что несколько человек пытались его вытащить из каменной стены. Мне же это не составило вообще никакого труда, просто взял за рукоять, дождался пока разогреется и вытянул наружу. — Не вижу смысла говорить о внешности. Она должна быть полезной и более ничего. Вот мне и в таком виде нормально.

— Представляю, какое будет выражение лица у Буланской, когда вы, господин, явитесь на свадьбу. — Мечтательно улыбнулась Эва. — Интересно, может ли быть у демона сердечный приступ?

— Нет. — Тут же ответил Алеша. — Разве что сильно ударить природным током. Но существ, что его вырабатывают не так много. Да и куда полезнее другие свойства, которые можно получить при морфизме. Например, непробиваемую броню. Хотя кусок твоего стилета у меня в ребре до сих пор застрял. Прошу прощения, ваше первосвященство.

— В обиходе можешь не говорить. — Успокоил я нового подчиненного. Но после сообразил, о чем говорит бывший противник и чуть не набросился на него с кулаками. — Что за кусок стилета? Ты его сломал в процессе что ли? Как умудрился? Это же клык дракона!

— А у меня по-вашему броня из чего сделана? — удивленно поднял бровь жрец. — Драконья кость. Самый крепкий из природных материалов. Перед огненным мечом архангела, конечно, не устоит, но до недавнего момента считалось, что они все безвозвратно потеряны. Так что немудрено, что все демоны переполошились. Он одинаково легко режет и демоническую и обычную сталь.

— Надо обязательно будет испытать на Рейнхарде. — Улыбнулся я многообещающе. — У меня список почти опустел, остались только мой приемный лже-отец и лорд Уратакоты. И, конечно, Буланская, — в предвкушении я даже потер ладони. — Ох, что я с ней делать буду! Если можно взять под контроль демонов… это будет многообещающе!

— Ну не то, чтобы прямо под контроль. — Загадочно улыбнулась баронесса. — Но боль и смерть достаточные мотивы, чтобы отказаться от излишней самоуверенности.

— А как же переход в другую веру? — вмешался Алеша-Вольха. — Разве Длань и ее император не такие же культисты, как Сукрамские или вечной матери.

— О, это интересная тема. — Загадочно улыбнулась Ойли. — Да только не уверена, что ваш, в смысле наш, бог будет благодарен, если я ее раскрою. Хотя одну задачу мне поставили прямым текстом — добиться того, чтобы пала княжна Буланская. Если этот удар будет нанесен, то демоны не выдержат, они пошлют все свои войска со всей Империи.

— Значит, нужно успеть захватить Киев и добраться до Ибукоты за месяц. — Я открыл карту и озадаченно присвистнул. — Да тут верхом добираться полтора месяца! Да еще и по вражеской территории! Даже если мы отправимся немедленно — просто не успеем!

— На ваше счастье теперь есть дирижабль. — Заметила Эва, отвлекшись на секунду от созерцания алмаза. — И даже экипаж из двух дварфов. Уверена, с ним мы сумеем добраться до столицы вовремя. Вот только что делать там. В окружении демонов и врагов — ума не приложу. Ведь нужно не только добраться туда, но и выжить, пережить свадьбу и очень желательно выбраться.

— Об этом будем говорить после того, как разберемся с текущими делами. — Проговорил я, осматривая несколько домов соединенных вместе. Судя по карте, дружина морфов была уже внутри, как и мои подкрепления. — Начнем Освящение.

Глава 2

— А чего она с вами и еще жива? — в растерянности спросила Ксиулан, глядя на Лиску. Вернее на то, что от нее осталось. — Вы что, этой дряни поверили? Эва, ты-то как могла? Ее же убить мало!

— Давай в зал, чтобы не повторять по десять раз. — Со вздохом проговорил я. — Нам бы, кроме дружины, еще местных подтянуть. Жрецов там, старост районов.

— Уже здесь. — Сказал Алеша. — Все управляющие сейчас будут у Владимира. Он потому и выставил нас, чтобы не пересекаться с главами города, боярами да гильдейскими. Но к счастью реальная власть есть не только у них. Всех, кто имеет хоть какое-то значение и связь со Святогором, я собрал. Но переубедить некоторых будет крайне сложно.

Выйдя в большой зал, судя по всему, я отхапал казармы с впечатляющей столовой и убедился в правдивости слов Вольхи. Что, конечно, не касалось пропажи Стервятника, на поиск которого я уже отправил Дару с Акташем. Кто как не они могли найти по запаху нужный предмет? Все помещение было забито под завязку. На столах уже была размещена нехитрая снедь, угрюмые девицы таскали блюда и лишь ойкали, когда очередной морф не удерживал лапы и хлопал их по упругим задницам. Ничего, они сегодня в своем праве.

Вот только была здесь лишь половина дружины, остальные занимались добычей припасов. Или по-простому — мародерством. Но вторую часть зала занимали старики и женщины. Достаточно богато одетые для того, чтобы не отнести их к простому сословию. Некоторые даже с собственной охраной. Черт, а ведь я намеревался произнести победный тост, в такой компании это кажется не самым удачным вариантом. Но и от речи отказаться не выйдет, мне даже место оставили.

— От всей души хочу всех нас поздравить с окончанием многовековой вражды Полоцка и Новыша! — громко крикнул я, и купцы начали неуверенно переглядываться со знатными горожанами. — Сегодня этой войне подошел конец! Лживые жрецы старых богов повержены, демоны Империи погибли или полностью подчинены. Княжеские рода объединились в один и власть отныне находится в надежных руках супругов — Владимира и Рогнеды! За мир для Полоцка и Новыша!

Я поднял тост и понял, что на меня с удивлением смотрят не только местные, но и моя собственная дружина, ожидавшая совсем других слов. Ничего, дойдет, пусть и не сразу. Наша задача куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Я должен преподнести все в лучшем свете для обеих сторон, а это не просто сделать.

— Лживые боги, подговаривающие целые народы на противодействие друг другу, будут повержены в ближайшее время, и все мы будем согреты в лучах Святогора. Сила его благословений сохранила многим из вас жизни, а остальные живы лишь по его милости. Верховенство господа неоспоримо, и те, кто этого не поймут, уже завтра почувствуют на себе его взгляд.

Многие дружинники согласно закивали, на себе ощущая силу благословения, когда без всякой магии они становились куда сильнее и стройнее. Потому как организм, подгоняемый молитвой, использовал все доступные ресурсы для того, чтобы просто выжить во время магического похмелья. Но что значит голод и усталость по сравнению с возможностью выжить?

— Завтра будет последний день, когда иноверцы смогут войти в славные ряды почитателей нашего бога без обращения в рабство. Простой выбор, подкрепленный мечом и огнем. Все, — кто откажется приклонить колени — упрутся в землю лбом. Те, кто окажется достаточно умен — примкнут к истинно верующим и получат власть над неверными. Даже последние простолюдины станут господами, а зажиточные горожане лишь рабами. Во имя господа!

— Именем его! — хором ответили морфы, поднимая наполненные до краев кубки. Даже если они ничего не поняли — это было не важно. Каждый получил свое послание. И бояре с горожанами и воины, которым еще не раз придется сражаться с именем Святогора на устах. Сегодня победа, их день, их власть. Завтра нужно будет возвращать город в нормальное русло, и все это понимают. Вот только на каких условиях?

— За нашего воеводу и первожреца Майкла Сабора! — поднял кубок Макграг. — Слава вождю!

— И его верным воинам! — тут же поддержал я тост. Дружина одобрительно взревела, и пришлось поднять еще с десяток кубков, пока они не удовлетворились и не разбились по группам. Служанки опасливо отбегали подальше от загребущих рук морфов, боясь оказаться их добычей, но это было бесполезно, и многие уже отчаялись, сами выпивая вместе с моими рыцарями. Да, если у нас еще осталась возможность иметь потомство — сегодня будет зачат не один славный воин.

— Так значит, Лиска вновь стала твоей рабыней Души? — с нажимом спросила Ксиулан, когда пир разгорелся настолько, что слышно было только то, что скажут лично тебе. Все это время она не убирала руки с рукояти миниатюрного двухзарядного свинцеплюя, уместившегося на поясе дварфийки. Даже когда Дара вернулась со сломанным стилетом, воровку это не сильно успокоило.

— Крег, Бладстил, подойдите ближе. — Подозвал я помощников. — Знакомьтесь, это баронесса Ойли, наша союзница и по совместительству демонесса. Эва, покажи камушек. А вот это — тюрьма души, в которой заключена душа и разум Лисандры Вокра. Последней виконтессы севера. С данного момента она в полной нашей власти, и мы сумеем получить любые сведения, которыми до этого обладала прислужница Длани.

— Выходит она все же жива. — Процедила Ксиулан. — Могу я на нее посмотреть?

— Только после меня. — Многообещающе улыбнулась драконидка.

— Не волнуйтесь, скорость в камне душ можно варьировать вплоть до десяти раз. И я с превеликим удовольствием вам помогу. — С готовностью сказала Ойли.

— Позже. Сейчас у нас только два дня, чтобы покончить с делами в Полоцке. Сегодня день вольностей, завтра день скорби. Нам нужно будет пригнать всех горожан в одно место. И воинов, и простых людей, и пленных. Всех. Так, чтобы молитвой накрыть сразу же большую массу.

— Думаю, для того, чтобы прошел этот процесс мягче, следует в первую очередь пообщаться с местными. — Заметил Алеша. — Я верховный жрец Полоцка, Александр. В миру Всеслав Брячеславович.

— Не может быть! — охнул один из стариков на скамье гостей, где сидели довольно тихо, и потому его невольный выкрик заставил всех обернуться. Мужчина тут же зажал себе рот руками, но наше внимание уже было обращено на него, и никуда он уже скрыться не мог. Что ж, я затягивал как мог, но, по всей видимости, больше так не выйдет. Поманив за собой остальных, я подошел к столу, за которым восседали почетные горожане.

— Вы что-то хотели сказать? — улыбаясь спросил я и, только когда мой вид отразился в расширившихся от ужаса зрачках старика, понял, что с моей зубастой пастью улыбаться дружественно нужно с плотно сомкнутыми губами. — Не бойтесь, не съем. По крайней мере до тех пор, пока будете отвечать на мои вопросы. Вы, как я вижу, уже приняли Святогора всем сердцем?

— Ну, кхм. — Старец замялся. — Тут как сказать. Верны мы Даждьбогу и Сварожичу. А единый лик их Святогор нами как бог солнца почитается.

— Для начала неплохо. — Задумчиво проговорил я, открывая магический интерфейс. Доступа к горожанам у меня не было. Может Вольха их не обработал как надо? Или просто находятся они в его непосредственном подчинении, а не моем? В любом случае мне нужен был наглядный пример, чтобы позднее не возникло споров. — Скажи, дед. А любил ты девок в молодости?

— Да как не любить. — Усмехнулся дедок, покручивая седой ус. — Семнадцать детей у меня было. Но то в далеком прошлом. Я уж и пережил некоторых…

— А ходил ты, как сейчас сгорбленный, или с ровной спиной да гордой поднятой головой?

— А как же! Первый парень на торжище был! Со мной только Микола мог сравниться, да и то не всегда. — Вновь усмехнулся старец и даже приосанился, да только силенок в его организме уже было маловато. Может не рисковать его здоровьем? Так и окочуриться недолго. Но пример был нужен позарез, а Святогорова магия тем и отличалась от обычного Усиления, что работала в щадящем режиме.

— Проверим, на сколько крепка твоя вера. Повторяй за мной. Слово в слово. Господь наш… — я прочитал стандартную молитву обращения и послушания, а следом молитву о благодати. Старичка нужно было видеть. Он буквально расцвел на глазах. Щеки порозовели, спина выпрямилась, мышцы налились кровью, и даже морщины несколько разгладились. Он удивленно посмотрел на свои руки. Не веря, скинул с ближайшего подноса яблоки и осмотрел лицо.

— Господи спаси и сохрани. — Ошарашенно пробормотал помолодевший старичок. — А ну, девка, иди сюда. Ближе, ближе! — дождавшись, пока подойдет одна из служанок, он залез ей рукой под подол, ощупывая молодуху, и потом на лице его появилась блаженная улыбка. — Чувствую! Поднялся старый воин! А ну, айда в подсобку…

— Эй, дед Махно, а как же разговоры? — удивленно одернула его женщина в богатом кафтане. — Не для того мы собрались, чтобы развлекаться.

— Много ты понимаешь, баба! — отмахнулся старик, уводя за руку служанку. — Может это в последний раз в жизни?! А коли и так знайте — за такого бога, которого даже сын позапрошлого князя поддерживает, я голосовать буду! — с этими словами он скрылся в коридоре, а горожане начали возбужденно перешептываться, обсуждая невиданное событие. На магов земля Славии была не богата. Волхвов было мало и понятно, что таких успехов от молитвы еще не видел никто. Но надо закрепить.

— Кто из вас верит в других богов. Попробуйте им помолиться, возможно, такой же эффект будет? — улыбнулся я, присаживаясь к столу. — Смелее.

— Дураков нет, жрец. Мы все поняли. Кроме последних слов Махно. Что про княжеского сына он говорил? — спросил с нажимом один из купцов с гильдейской нашивкой на кафтане, украшенной зеленой тесьмой. Я неодобрительно посмотрел на Алешу-Вольху, но тот лишь отвернулся. Ага, значит, как кашу заваривать — тут он первый…

— Все верно он услышал. Это мой первый помощник по городу. Всеслав Брячеславович. Сын князя Брячеслава Полоцкого. Отказался он от престола земного во имя царства небесного и власти духовной. Которая куда больше, чем обычная. Вовремя понял, что лучше не рабом быть, в княжеских палатах, а князем перед богом. Верно?

— Все так. — Быстро подтвердил жрец. — Единственный истинный и живой бог — Святогор служителям своим дарует невиданную силу крепость и молодость. Даже простым смертным, кто верует он может даровать свое благословение. Тех же, кто не перейдет в веру истинную — идолопоклонников, иноверцев, культистов проклятых демонов — покарает волей и силой своей.

— Вот. Вы все сами слышали. Так что если хотите людьми вольными остаться — пойдите и расскажите всем родным и близким. Завтра на капище старых богов сжигать будем.

Глава 3

— Мы правда будем сжигать их старых идолов? — решил на всякий случай уточнить Алеша, когда купцы и горожане ушли, а мы уединились с ближайшими помощниками. — Это будет чревато восстанием. Далеко не все согласны отдать себя чужим богам, тем более добровольно. Как они поймут, что им грозит в противном случае? Да и как можно обратить насильно такую толпу?

— Смотря сколько их будет. Несколько сотен обратить насильно в рабство господу я смогу. Пробиться за счет ангельской сущности через их душевную защиту. Они никогда не применяли магию и с ними, конечно, будет тяжелее, чем с имперцами, но куда легче, чем с обученными сопротивляться магами Души.

— Значит, и начать нужно с тех, кто проще зайдет и кого не жалко. С имперцев. — Разумно предложил жрец. — Вот только продолжая разговор о внешности, доверять такому чудищу как вы, ваше первосвященство, достаточно проблематично. Простите уж за прямоту. Вам нужно привести себя в порядок. Хотя бы ткани на руки нарастить и лицо привести в более привычный человеческий вид.

— На изменение Источника так, чтобы подправить голову, уйдет несколько дней. — Предупредила Эва. — Даже если использовать только малую часть и править отдельные черты. Нет вариантов, при которых мы успеем до утра. Тут скорее женские хитрости нужны, парик, макияж…

— К тому же менять источник не выйдет. — Горько улыбнулся я. — Морфизм уже необратим, его даже вытеснить нельзя. После потери источника крысотитана у меня больше нет возможности добавлять новые куски, только работать с уже готовыми. При этом есть фрагменты устоявшиеся, вроде подкожной брони.

— Всегда есть другие варианты. — Пожала плечами Ойли. — Например, дождаться пока черная эссенция тебя не поглотит полностью, и ты не превратишься в демона, тогда ты сможешь менять внешние покровы по собственному желанию, и это будет требовать только магии Души, а не Жизни или Крови. Эти аспекты, правда, тебе станут вообще недоступны. Но не скажу, что это прямо проблема. Меня вполне устраивает. Хоть это и не оригинальное тело, а лишь перерожденное.

— Становиться полностью демоном я не собираюсь. А ангелом пока не выйдет, так что нужно искать другой… стоп, что ты имеешь ввиду под «лишь перерожденное»?

— Упс. — Прикрыла ладошкой рот баронесса. — Кажется, я слишком много болтаю. Ну понимаешь, искривление разумов и объединение могут дать непредсказуемый результат. И воспоминания уже не те, вдруг то, что я тебе скажу, будет лишь обманом моего собственного разума, который к тебе никакого отношения не имеет?

— Ты скажи, а верить или нет, я как-нибудь сам решу.

— Скажем так. — Ойли задумчиво постучала пальчиком по едва зажившему подбородку и улыбнулась от боли. — А ты знал, что настоящие демоны могут не чувствовать боль, если захотят? Для них это только опция. Взял и выкрутил ее на минимум или вообще в ноль. Вот только время, когда это было только игрой для нас… них — давно прошло.

— Если это шутка такая, то довольно глупая. Я знаю игры. Карточные. Детские, вроде салочек или разбойников. И жизнь на них не особенно-то походит. Хочешь врать — ври как следует.

— А ты ведь один из нас, частично. Ты должен помнить, как все начиналось. Тебе никогда не снится совсем другой мир? Тысячи и тысячи лет назад. — Улыбнулась Ойли. — Хотя даже тысячи… Время течет слишком неравномерно. Где-то годы, где-то миллионы лет. Ладно, не забивай бесполезными знаниями голову. У демонов были изначально совсем другие тела, которые сейчас сохранились только у старших да князей.

— В смысле другие? Я сражался с Гуо, он был полудемоном, и после того, как я сжег ему лицо кислотой, выглядел точь-в-точь, как и твоя черепушка. Так же, как и Аватары в мире испытаний.

— Бинго! — захлопала в ладоши баронесса. — Стражи, это куда более примитивная версия, да вот только Аватары выходят из строя, особенно если их рубить на куски с помощью вибрационных мечей и алебард. Ни один материал не выдерживает такого. А то, что могут воссоздать в биологическом теле эссенции, ни в какое сравнение не идет с первоначальными данными.

— Значит, если убить изначального демона, он, даже возродившись, станет куда слабее?

— Верно. — Довольно кивнула Ойли. — Поэтому некоторые особенно мудрые из них решили забить и на этот мирок, и вообще на все свои обязанности. Отгородились в своем королевстве и пафосно назвали его Ничто. Потому что все, что туда попадает, бесследно исчезает. Правда, после появления единственного живого бога по эту сторону жилых миров, даже они должны зашевелиться.

— А ты довольно много знаешь о демонах. — Настороженно проговорил Алеша. — Мне казалось, ты только заняла демоническое тело и не была такой изначально.

— Я вообще не такой была. Таким. Такими. Ой бросьте, ну мало ли какие в черепушке у девушки тараканы живут? Размером с омегалона.

— В ней есть часть от бывшего демона принца. Если я ничего не путаю. Вот только за тысячи лет от его сознания мало что осталось, даже образ в мире испытаний был смазанным. — Решил я объяснить за выпендривающуюся Ойли. — Но после взятия под контроль Святогором вряд ли та часть представляет из себя опасность, скорее для себя самой. Но давай лучше к телам вернемся. Значит, если я попробую поработить Рейнхарда или Вейшенга может быть сложнее?

— Нет. Не сложнее. Практически невозможно. Они могут подчиниться Святогору, но не уверена, что у ва… нашего бога хватит силенок оборвать Связь с изначальным аватаром при том, что сам он далеко не в идеальной форме. Да и сомневаюсь, что где-то в этом мире может найтись готовое тело для такого существа, как Святогор.

Это ведь не только материал, это еще и энергетическая ангельская структура. Возможность поглощать рассеянные душевные эмансипации. — Баронесса вздохнула, глядя на нас. — Не делайте такие кислые рожи. Если по-простому, чем больше в него верят, тем сильнее он становится. Такое вот свойство ангелов, незапланированное. К тебе, Майкл, это тоже относится, у тебя же есть часть ангела?

— Пока очень маленькая. — Нехотя ответил я. — То, что ты рассказываешь, очень интересно и может даже полезно. Если действительно можно получить больше силы. Будет забавно ради эксперимента создать культ меня, чтобы опробовать это на практике.

— Не советую. Это прямо противоречит клятве Святогору. — Тут же прервал мои мысли Алеша. — Сотворение кумира, кроме Святогора, карается болью. Много боли и в конце смерть.

— Как приятно знать, что вы служите доброму и всепрощающему богу. — Улыбнулась Ойли. — И я, конечно, тоже. Но давайте вернемся к лицу. Я бы посоветовала чуть изменить Источник, а если это невозможно — тогда учиться управлять эссенцией в тканях напрямую. Как я управляю своими, или оборотень лепит себя при превращении.

— У нас это почти инстинктивно получается. — Отмахнулся Алеша. — Подошел. Увидел, запомнил — потом можно использовать. Хотя многое можно решить обычными перчатками или доспехом. Что я скопировать не могу, так это внешние атрибуты, вроде ошейника или раскладывающегося щита. Да и меч в моих руках полыхать будет, только если лезвие полить маслом, а потом поджечь.

— Ваши горючие зелья нам очень много бед принесли. — Заметил Крег, сидевший до этого молча, как и Макграг. Со вторым, кстати, все было понятно, я споил ему несколько бутылок зелий, и теперь он регенерировал в полудреме. А вот капитан морфов явно едва сдерживался от абсурдности происходящего, хоть и привык выполнять приказы.

— Да, хорошая штука. — Не споря, согласился жрец. — Хотя болотные газы добывать не всегда легко. Зато они горят куда жарче обычного масла. А если перед разлитием по горшкам как следует смешать, жар будет в несколько раз сильнее.

— Значит, Славия полна не только черной эссенции в торфе, но и болотными горючими смесями и материалом для стали. — В задумчивости проговорил я. — Странно, что Империя раньше не захватила столь лакомый кусок.

— На меня можешь даже не смотреть. — Пожала плечами Ойли. — Мы оба были уже несколько тысяч лет как мертвы, когда это произошло.

— Ну бред же! — не выдержал Крег. — Что значит были мертвы?! Как это возможно?

— А что тебя смущает, черепашка без панциря? — усмехнулась баронесса. — То, что ты из, кем ты там был, превратился в это — нормально? Или то, что тебя бог благословляет через молитву? Или то, что ваши маги пуляют из собственных рук кровью? Это все по-твоему не бред?

— Хватит. — Оборвал я разгорающийся спор. — Может и не бред, но слышать такое необычно. Так что советую особо по этому поводу не распространяться во избежание ненужных конфликтов. И давайте вернемся уже в конце концов к лицам! Мне завтра перед толпой верующих и имперцев выступать. И если по отношению ко вторым, чем больше боятся — тем лучше, то вот с горожанами неплохо бы наладить нормальный контакт!

— Учитывая все перипетии, сложную структуру источника и кучу эссенций в крови и теле, я думаю, простого выхода не будет. — Проговорила Эва, с явной неохотой пряча алмаз за пазухой. — Но кто нас останавливает сделать не одну вещь, а несколько? Поменять и источник, и макияж нанести, и тканями научиться управляться? Нужно испробовать все методы, прежде чем сдаваться.

— Чур я делаю макияж! — захлопала в ладоши Ойли. — Несколько тысяч лет не тренировалась, да и мое лицо сейчас совсем не готово быть холстом.

— В начале посмотрим можно ли что-то сделать с помощью морфизма. А ты пока можешь рассказать, как управлять эссенцией напрямую с помощью магии Души. — Предложил я Ойли, ложась на единственную кровать в комнате. — Если Эва с этой задачей не справится — мне и соваться туда не стоит.

— Если остались хоть метки о внешности, я постараюсь все исправить. — Заметила драконидка. — Но обещать, что ты станешь таким же красавчиком, как и в первую нашу встречу, не могу.

— Таким же и не надо. Я тогда был слаб, немощен и едва справлялся с противниками, которых теперь могу убить голыми руками. Да и глаза одного у меня не было, пока Гроас новый не создал.

— Это верно. — Медленно проговорила девушка, уже погрузившаяся в изменение Источника. — Как интересно, а ведь по большому счету в тебе сейчас именно то, что внес магистр. Не больше и не меньше. В источнике я никаких признаков Ангела и демона не вижу. Только драконид, кракен и эльф. Даже странно.

— Все потому, что с точки зрения спирального кода ангелы и демоны не существуют, они скорее живые артефакты, чем части тела. — Тут же сказала баронесса. — Как и внешняя плоть такая, как кожа и верхние слои мяса. У оборотней, наверное, такой же принцип?

— Может быть. — Пожал плечами Алеша. — Там нужно выпустить из себя запасные ткани и придать им нужную форму. Они не прочные, но достаточно гибкие, чтобы люди эти мешки принимали за кожу и мясо. Людям вообще нравится обманываться.

— Так! — не выдержала Эва. — Пошли все вон! А ты спи, пока есть возможность. Не мешайте работать!

Глава 4

Как определить, что морфизм удался? Очень просто — все болит! В моем случае все было не столь всеобъемлющим — болела только голова и то снаружи. Череп вроде был не затронут, и даже челюсти почти не изменились. Заглянув в интерфейс, я убедился, что морфизм остался ровно на том же месте — только демона и ангела стало чуть больше. По процентику. Но сегодня мне предстояло такое действо, что они явно подрастут.

Аккуратно подвинув Эву, которая уснула рядом от переутомления, я встал с кровати и подошел к умывальнику. Однако не успел даже глаза протереть, как сзади донесся недовольный крик. Яростная баронесса, уснувшая сидя за столом, набросилась на меня с кулаками, не дав поднести руки к лицу. Я успел заметить, что выглядеть она стала по-другому, ран не было и даже фигура изменилась, усохнув.

— А ну не смей умываться! Мы что зря полночи старались?! — ударила она меня по ладоням, в которых уже плескалась вода. — На вот, полюбуйся.

— Охренеть. Вы… как вы это сделали? — не веря, пробормотал я, глядя в тазик, как в зеркало. Из воды на меня смотрело вполне человеческое лицо с аккуратном носом, чуть с горбинкой. Словно его не раз ломали. Шрамы исчезли, цвет лица был чуть ли не человеческим, никаких признаков черной или зеленой кожи. Но стоило мне улыбнуться, как все обаяние куда-то исчезло.

— Да, так лучше не делать. — Заметила Ойли. — Тебе придется учиться заново улыбаться. Не открывая рта. И разговаривая, губы не слишком растягивай. Вот еще, Эва говорит, что волосы у тебя отрастут, но не скоро, так что мы тебе парик нашли. Вроде по цвету должен подойти.

С помощью девушки я водрузил на свою голую черепушку, сшитые в единую тряпицу волосы. Для того, чтобы не видно было передний край, пришлось уложить волосы челкой. Вместо кольчуги, к которой я привык, словно ко второй коже или третьей, если считать подкожный слой, пришлось одеть богато расшитый набор.

Состоял он из рубахи с высоким воротом. Красного боярского сарафана с едва заметными каплями крови, не повезло предыдущему владельцу. Пары светлых кожаных перчаток, чтобы скрыть демонические ладони. И подкованных сапог из толстой кожи кабана. Вырядившись во все это добро, я себя еще раз осмотрел со стороны. Добротный купец или воевода не из самых главных. Образ получился не слишком запоминающийся, не противный и, если не улыбаться, более человечный, чем был у меня даже в родной деревне.

— Ну что скажешь? — с гордостью спросила Ойли. — Мы старались как могли, перерыли все барахло, что стащили в казармы мародеры и даже по трупам прошлись, обшаривая. Больше на человека ты похож не станешь даже с помощью морфизма. Разве что к скульпторам лиц пойдешь.

— Красиво. — Согласился я не споря. — Но не уверен, что это именно, то что мне нужно. Я должен впечатлять и одновременно вызывать доверие. Богатые одежды в таком деле будут неуместны, так что нужно подобрать что-то контрастное, чтобы было видно, что для меня главное не деньги, а служение господу. Рюшечки и финтифлюшки тоже не пойдут. Чем проще — тем лучше.

— Ну нет, а как они тогда увидят кому надо подчиняться? — неодобрительно помотала головой баронесса. — Власть должно быть хорошо видно!

— О, поверь, с этим проблем не будет. — Усмехнулся я. — Остальные уже проснулись?

— Какое там. Часа два только как угомонились. Здравницу тебе только пели раз двадцать. — Улыбнулась Ойли. — Это я на тысячу лет вперед выспалась.

— Тогда возьми зелья восстановления и иди будить сонь.

— Стоп. Во-первых, я не твоя служанка или рабыня и приказывать ты мне не можешь. — Остановила меня демонесса. — Только попросить. Во-вторых, Святогор четко обозначил мою задачу — свести тебя с Буланской. Подчинишь ее, САМ, и будешь тиранить сколько угодно. В-третьих, но не последних, ты мне обещал баронство, и пока я его в собственности что-то не вижу.

— Будет тебе баронство, и люди в подчинении, и даже собственная дружина. Когда эти самые земли появятся у меня. А прежде нужно добраться до Киева и захватить там власть для Владимира и нашего бога. А после будем распространять истинную веру по всем землям. Тогда и тебе найдется детинец, и Макграгу.

— Ваш недоделанный вампир меня не особенно интересует. — Небрежно отмахнулась Ойли. — Но так уж и быть, с такими условиями я вынуждена согласится. Вот только получается, что недавний противник — Вольха — получит от тебя под управление целый город. Столицу юго-восточных земель, а верному союзнику ты отдашь что? Замок в заброшенном краю?

— Тебе сильно повезет, если там найдется замок. Даже разрушенный. Скорее десяток деревень на границе без четкого управления и понимания, зачем вы оба им нужны. Так что если хочешь получить что-то достойное, веди себя соответствующе.

— Ты мне, я тебе? Ладно, такой расклад меня вполне устраивает. — Улыбнулась демонесса. — Но тогда и цену своих услуг я сама назначаю!

— Поторгуемся. — Мрачно ответил я. — В следующий раз. А то я вашего брата знаю, готовы только чужими руками жар загребать, а как сами что-то делать, так вашего носа и не видно даже. Не хочешь помогать, ладно. Я легко найду того, кто захочет и сможет. — С этими словами я дал общее задание своим спутникам, и через несколько минут полным составом они собрались в столовой. Держась за головы, мужики опохмелялись, пытаясь вспомнить, что вчера было.

— Проснулись наконец. — Хмыкнул Алеша, входя в палаты. Был он препротивно весел и бодр. — Прекрасный костюм, не чета моей перестройке, но… Я уже обозначил место сбора и даже подготовил хворост, чтобы дерево не прогорало до углей при прикосновении меча, а разгоралось огромным костром. Правда не думаю, что одного огня будет достаточно.

— Ничего. С нами слово божие и его благодать. А еще Связь и черная эссенция. Показывай, где мы будем стоять. — Сказал я, раскладывая на столе карту.

— Вот этот холм — капище. — Показал пальцем оборотень. — Его и придется сжигать. На склоне можно собрать несколько тысяч человек. Но все одно будет меньше четверти населения Полоцка. Такую огромную территорию не охватить и не обратить за один раз. Разве что Святогор на такое способен, понадобится колоссальное усилие просто для того, чтобы связаться с каждым живым существом на холме. Но, думаю, даже три тысячи человек будет вполне достаточно для начала.

— Нет. Это полумера. Три тысячи последователей, которые останутся под твоим контролем после ухода — это не плохо. Но недостаточно. Мы должны донести слово до каждого. — Внимательно осматривая карту города, я отмечал углем крестики. Каждый — таким образом, чтобы вокруг него было не больше двухсот метров свободного пространства. Выходило — больше пятидесяти.

Прикрыв глаза, чтобы не отвлекаться, я просмотрел всех в своей дружине. Только двадцать человек были изначально дварфами и подходили на уготованную роль. Еще пять — полудварфами. Половина от требуемого количества. На них можно будет рассчитывать. Можно дополнительно увеличить их радиус — выносливости хватит даже с похмелья. Но этого все равно будет недостаточно.

— Мне нужны послушники. Младшие жрецы, которым можно было бы доверить простейшие задачи. — Нехотя признал я, поднимаясь над столом. — Двадцать пять минимум.

— Почему нет. — Улыбнулся Алеша. — Как раз собирался поднять этот вопрос после первого освящения. Но можно и раньше. Любой крупной структуре нужны как исполнители, так и мелкие главы. А у нас это даже не культ — это церковь. Другие верховные жрецы уже давно создали под собой синоды, епархии и советы. Пора и вам этим заняться.

— Даже звучит сложно. В данный момент времени у нас на это нет, так что давай все решим по-простому. Какие у тебя есть предложения?

— Если так. — Оборотень в задумчивости почесал подбородок, который неестественно отошел в сторону под давлением пальцев. — Если это на один раз, то можно просто назначить послушников. Без всякого объяснения. Из самых верных верующих. Позже, если они горожане или тыловые работники, их можно будет сделать младшими жрецами в городе. Самых же верующих среди воинов можно назначить капелланами и комиссарами, чтобы они следили за остальными и поднимали веру в десятках и сотнях, к которым приписаны.

— Вижу ты не плохо подготовился к этому шагу. Что ж, в таком случае у меня даже не будет проблем из кого выбрать. Достаточно посмотреть общую статистику. — Погрузившись в изучение интерфейса, я за несколько минут нашел достаточное количество сильно верующих и, дав им незначительные права, назначил задание — встать в определенной точке. Оказалось, это очень просто, хотя я и сомневался в правильности столь быстро принятого решения.

— Теперь будет достаточно людей для вашего плана? — поинтересовался Алеша, ему в управление я передал только несколько коренных жителей Полоцка, остальных же оставил за собой.

— Вполне. И если все получится, то позже можно будет попробовать обращать войска врагов прямо на поле боя. Не добровольно. Я уже убедился, что массовые заклинание возможны, одного примера Вокры в сражении достаточно. При удаче можно будет одерживать победы не воюя, если же нет, то все равно структура пригодится в священной армии.

— Решили создать воинство господне? — с усмешкой спросил Макграг. — Простите уж за прямоту, но мы на святых и великомучеников не слишком похожи.

— А это уже не нам, а потомкам решать. Когда мы покорим Империю, свергнем демонов и их прислужников — чернокнижников…

— Главное в процессе от собственной крутости не сдохнуть. — Рассмеялась баронесса. — Не выгоришь от такого объема проходящей энергии? Это же на словах только «даровать» истинную веру, а в самом деле принудительная перезапись подчинения первичных эссенций очень трудоемкий процесс. Не многие на это вообще способны. Вот этот — костяной, например, на такое не решится, а даже если и захочет, не сможет. — С ухмылкой показала она на оборотня.

— Не каждому дано получить ангельскую частицу. — Пожал плечами Алеша. — Лишь избранные могут быть верховными жрецами не по названию, а по призванию. Первожрец же и вовсе может быть только один.

— Что делает его жизнь еще опаснее. — Тут же парировала Ойли. — Где та тонкая грань, когда из полезного он не превратится в опасного для самого бога?

— Хватит! — оборвал я, но поднял голос чуть громче, чем следовало, и все присутствующие сжались. Кто пытался защититься, кто просто голову опустил. — Хватит. Пора выдвигаться. До полудня мы должны завершить ритуал, чтобы Владимир понял, чья власть важнее. Выдвигаемся.

Глава 5

Когда я начал подниматься на холм, было ощущение, будто оказался в людском море. Даже при сражении таких толп я не замечал. Все же там были порядки, сотни и десятки, разделенные для более удобного боя. Тут же именно столпотворение. Однако достаточно мне было приблизиться, как люди расступались в стороны, низко кланяясь. Пусть большинство из них не уверовали, вскоре мы это исправим.

На верхушке холма стояло на коленях около пяти сотен Имперцев. Охрана из рыцарей-морфов окружала их неплотным кольцом, но, судя по побитым мордам, они и сами не горели желанием сопротивляться. Еще бы. Большинство из вояк было наемниками или служилыми, у которых не было выбора — срок службы в армии никто не ограничивал. Да и сейчас я не позволю им выбирать, они нужны мне как пример.

— Вы не смеете! Это наши боги! — вскричал один из местных жрецов, стоящих вместе с почетными горожанами у самых идолов и камней для жертвоприношения. Судя по размеру камня, здесь практиковались приношения богам крупного скота или человеческие. Так что единственное желание по отношению к этим богослужителям у меня было — положит их же на это ложе и посмотреть, как кровь из их тел скапливается в жертвенную чашу.

— На колени. Тех, кто сам не встанет — поставить. — Походя приказал я Крегу, и морф, оскалившись, кивнул. Мне предстояло тяжелое испытание, которое и в самом деле могло и не увенчаться успехом. Но я должен был сделать все для того, чтобы все получилось, как нужно. Узлы моей рыболовной сети уже ожидали на своих местах, недоумевая, что будет дальше.

— Дети господни! — вскричал я, подняв руки вверх и встав на камень, как на пьедестал. — Каждый во всех землях является сыном или дочерью нашего благодетельного отца Солнца. Его пресветлый облик — Святогор — спустился на землю, чтобы спасти всех нас! И сегодня в великой своей милости он избавит нас от ложных богов. От лжи и неправедности. Смотрите же на меня!

Я вытянул вперед правую руку и, дождавшись, когда толпа повернется, отдал два приказа. Первый — верным последователям «закрыть глаза!». А второй собственной магии. Луч солнца ударил сквозь моросящий дождь. Он был ярче, чем идущий из туч свет солнца, и многих мгновенно ослепило. Другие успели отвернуться, и когда я добился того, чтобы никто не мог смотреть на меня, потушил Свечение.

— Свет вернулся на эти земли! Он станет нашим маяком в царстве вечной тьмы, и в качестве первого благословения я освобождаю всех вас от кровавой дани. Святогор не принимает кровь — ведь она мало что стоит. Нет ничего ценнее и естественнее послушания нашему богу, и это единственное что вы можете дать ему — всего себя. Свою душу, свое служение.

Передо мной стоят предатели и лжецы. Те, кто ослеп от истинного Света, как был слеп душою все эти годы. Они врали вам, выманивая дары для себя, а не для господа! Их ложные боги не дали им даже защиты от Света! Их идолы столь же лживы, сколь и порочны, это просто деревяшки, стоящие под дождем. Но польза есть от всего, и я покажу вам, как силен Святогор, что живет не в дереве или камне, а в наших Душах!

Обернувшись к столбам, я активировал резак и подпалил дерево изнутри. Гигантские идолы разгорались неохотно, но моя магия была достаточно сильна. Огонь поднялся к небесам, а я понял, что потратил уже большую часть выносливости на представление, которое только начиналось. Я обратил на себя внимание, много внимания. И теперь мне предстояло его использовать самым бессовестным образом.

— Пред вами лживые жрецы и слуги демонов, заслуживают ли они второго шанса?

— Нет! На костер их! — раздались одиночные крики из огромной толпы. Я слышал, как повторяют мои слова вдалеке послушники, и везде реакция была примерно одинаковой — не слишком уверенной, но агрессивной. Люди хотели переложить свои промахи на другого, думали, что это избавит их от горя. Но настоящее желание было куда проще.

— Наш отец строг! Но он наш отец! Разве сжигаете вы своих детей за первую же ошибку? Разве все здесь стоящие безгрешны? — громко спросил я. — Нет! И еще раз нет! И Святогор будучи всесильным столь же добр, сколь и справедлив! Отриньте демонов и ложных богов, станьте рядом с другими детьми господа! Если же нет — станьте его рабами!

— Мы дети Империи! Император защитит! — раздалось несколько криков самых храбрых из плененных воинов. Другие с удовольствием бы приняли мое предложение да только на самом деле его не было. Лишь обманка, которую заглотили самые слабые.

— Господь наш Святогор! Взгляни на заблудших детей и передай их в праведные руки! — крикнул я, одновременно активируя Усиление. Пришла пора начать освящение. Главное выдержать. — Во имя Святогора я приговариваю сих безбожников на вечную службу, покуда не образумятся они!

Власть, смешенная с благословением и чуждой мощной волей, текли через меня, словно бурная река по неровному дну. Звуки дождя и трещащего за спиной пламени исчезли вместе с гулом толпы. Зрение мое помутилось от перенапряжения. Но я физически чувствовал, как лопаются оковы Длани. Как сопротивление людей и дварфов, эльфов и полукровок — рушится. Они не могли сопротивляться, даже самые стойкие из них.

Это заняло не больше минуты. Но мне пришлось расставить ноги чуть шире, чтобы не упасть от усталости. В этот раз обошлось без особенных проблем, но боль прокатилась по телу. Жилы ангела разрастались, прокладывая себе дорогу в моем теле, словно черви-паразиты. Ошейник горел все ярче, но это был далеко не конец. Только начало.

— Внемлите мне, кто вы? — крикнул я слегка охрипшим голосом. От бывших жрецов и имперцев шло неясное бормотание, а потому я отдал Приказ. Волна боли прокатилась по рядам слуг демонов они вопили и стонали. — Громче!

— Слуги. Рабы. Рабы господа!.. — доносились отовсюду невнятные крики.

— Вот! А теперь, дети Солнца. Кто из вас хочет встать вместе с этими недостойными и также превратиться в раба, исполняющего все под болью и муками? Не лучше ли принять Святогора всем сердцем?! Кто хочет быть свободным и жить в благодати и радости, смело повторяйте за мной! В руки твоего превеликого милосердия вручаем себя, и Жизнь, и Душу, и Кровь… Во имя Святогора!

Я чувствовал, как нити связей тянулись от меня к Макграгу и Вольхе. К десяткам жрецов и послушников, а через них к сотням и тысячам верующих. Они вторили мне, отдавали свои силы и надежды. Передавали через меня свой страх и ненависть. Это уже был не бурный поток — водопад, который крушил на своем пути и скалу, и древо. Тысячи жителей здесь на склонах холма и в городе одновременно почувствовали его прикосновение.

И я сам, творивший небывалую смесь магии, чувствовал, как мое тело разрывает от протекающей силы. Силы веры. А затем что-то случилось. Будто спичка опустилась в горшок с горючим маслом. Пламя в моей душе и теле, которое до сих пор казалось огромным кострищем, на миг притухло и вспыхнуло с новой силой да такой, что меня буквально начало разрывать на куски.

Жилы ангела засветились через кожу. Через одежду и плотную ткань. Они шли рядом с венами и сосудами и сияли непорочной белизной, не замутненной оттенками или помыслами. А еще светился ошейник на моей шее. Он больше не был куском металла, толщиной в несколько пальцев, я даже не почувствовал, как он меняется, становится легче. Затем свет заполнил все вокруг, и я провалился в беспамятство.


— По закону, ты как воспитанник государственного приюта не можешь быть наказан, по всей строгости. Тебя спасает то, что ты несовершеннолетний. Однако кража персональных данных, подделка личности и использование чужих контактных данных — это тяжкое преступление, которое мы можем занести в твое персональное дело.

Военный, сидящий передо мной, был спокоен и уравновешен, весь разговор проходил у нас в интернате, хотя я думал, что после всего произошедшего меня увезут куда подальше. Но завуч по воспитательной работе освободила для высокого гостя кабинет, что было очень показательно. Эта мымра, на словах очень любящая детей, всячески пыталась выслужится перед любым, кто был выше нее по чину.

— Но мы не обязаны идти этим путем. — Примирительно сказал военный. — Просто расскажи, каким образом тебе удалось проникнуть на запретную зону, и на этом дело закончится.

— Я ничего не делал и никуда не проникал. — В очередной раз угрюмо повторил я. — Просто играл в игрушку, ничего больше. Мне нравятся игры, и я в них играю.

— Очень искренне, но почему-то я тебе не верю. Наверное, потому что на твоем дроне сломался визуальный ограничитель и его пришлось отключать полностью. Как ты обошел оптическую систему защиты?! Это не простая система, над ней работало несколько десятков программистов, а проверку доверили лучшим программам тестировщикам.

— Я ничего не знаю и ничего не видел. Я просто играл в компьютерную игру. Бегал пауком, чтобы заработать побольше коинов на новый шлем виртуальной реальности, только и всего. Да, я задрот. Но желание быть лучшим — это не преступление!

— Значит, идешь в отказ. — Военный откинулся на спинку кресла и покачался. — У тебя два варианта, парень. Либо ты все рассказываешь, либо отправляешься в куда менее приятное место для трудных подростков и детей. Где самое место тем, кто не хочет сотрудничать с органами. Пойми, наша задача защищать людей, и ты своим сопротивлением только вредишь себе и окружающим.

— Никому я не врежу. Я же говорю — просто играл. С планшета. Ничего больше не делал.

— В смысле с планшета? — чуть приподнял бровь мужчина. — Игра же запускается только на виртуальных шлемах.

— Нет у меня шлема, я через эмуляторы сижу.

— А это уже интересно. Вот видишь, сынок, вместо того, чтобы отпираться, говорил бы по-хорошему, и все было бы нормально. — Он прикрыл глаза и скомандовал:

— Обшарьте комнату и найдите все электронные устройства, где один планшет, там их много.

— Эй! Это мои вещи. — Не выдержав, крикнул я. — Не смейте! У меня там десятки аккаунтов!

— Которые ты получил обманом. Вся незаконная информация будет удалена. Оборудование изъято. Ничего страшного с тобой не произошло, парень. Просто придется найти другой способ отдыхать и развлекаться. Тело тренируй, книги читай.

— Это не развлечение! Это работа! Я собираюсь стать самым молодым прогеймером в мире! Выступать в лучших лигах, зарабатывать собственными навыками, а не сидеть на шее у государства! Мне не нужно ваше минимальное жизнеобеспечивающее пособие!

— Не нужно говоришь? Посмотрим, как ты проживешь без него. И без техники. — Усмехнулся военный. — Тебя немедля переведут в другое заведение. Хочешь зарабатывать сам — докажи, что ты можешь это сделать.

Глава 6

Не знаю, сколько именно я проспал, но разлеплять тяжелые веки пришлось несколько секунд. Я ожидаемо был в своей комнате — в казармах. За окном была темная ночь. Вновь моросил осенний дождь, но даже сквозь него было слышно негромкое постоянное бормотание. А еще легкий шелест, будто ветер дул на камыш у реки.

Я попробовал приподняться на локте и понял, что тело не болит, но слабость была такая, будто из меня выкачали все силы до капли. Перетрудился. Бывает такое, когда весь день лупишь молотом по заготовке на наковальне без отдыха и перерыва. Мышцы не болят — они просто отрубаются и не слушаются. Здесь ситуация была очень схожей.

Интерфейс мне наглядно продемонстрировал то, что я и так знал — выносливость упала в ноль. Все показатели были на границе при смерти, только благодаря морфизму и постоянным усилениям я еще держался. Но, кроме привычных минусов, был и еще один, который я видел первый раз в жизни. Он скрывался в разделе характеристик и шел буквально первым после основных параметров.

Майкл Сабор, первожрец Святогора.

Сила: эпическая (+4).

Ловкость: отличная (+2).

Интеллект: превосходный (+3).

Выносливость: эпическая (+4).

Восприятие: эпическое (+4).

Общий бонус: -5 подпитка ТРИНИТИ, — 2 истощение. Бонус опыта: +4 эпическое существо.

Любимое оружие: длинный меч, клинковое оружие, башенный щит, атака лучом.

Любимый навык: Кровавая стрела, Вспышка, Усиление.

Доступные навыки: Академическая магия — Все школы, Начертательная магия — Все школы, Научная магия — Душа. Общий навык: Отражение.

Магия: Крови: +4, Жизни: +3, Души: +13, Огня +10, Света +10.

ТРИНИТИ. Рабочая частота достигнута. Подпитка -5 к базовым параметрам. Выработка +10 к заклинаниям Души, Света и Огня. Отключить подпитку?

Регенерация +4, пассивное умение. Позволяет восстанавливать здоровье как во время боя, так и отдыха. Может снять негативный эффект «при смерти». Сильно истощает организм. Источник: драконид. Внимание, обнаружены необратимые физические изменения!

Естественная броня +4. Ваш организм обзавелся прочной подкожной броней, достаточной, чтобы остановить хорошее (+1) и хуже оружие, не получив повреждений. Если у оружия есть атрибут проникающее, оно действует независимо от качества. Источник: драконид/кракен. Внимание, суммарный морфизм параметра превышает 40 %, обнаружены необратимые физические изменения.

Естественное оружие +3: когти и клыки. Ваши клыки и когти настолько прочны, что могут посоперничать с отличной дварфийской сталью. Считаются родным оружием, используемым инстинктивно с бонусом +3.

Жилы ангела. Вы благословлены богами, которые пополняют ваши силы. Это не спасет от меча или яда, но даст сил пройти дальше, чем доступно смертному. Рабочий потолок +5. Время генерации +1 — 30 минут, +2–2 часа, +3–8 часов, +5 — 24 часа. Максимальная мощность с подключением ТРИНИТИ +10. Калибровка не выполнена, недоступна. Информация недоступна, доступ к данным ограничен.

Слепозрение. Даже в кромешной тьме вы видите окружающее на сотню метров, будто посреди солнечного дня. Не накладываются штрафы от плохого освещения, ослепления или тумана и дымовых завес. Фактическое ослепление продолжает действовать, как обычно. Источник: кракен. Морфизм необратим.

Анкил Скутум. Эпический демонический щит +3. Компактная изменяемая броня. Сращение проведено полностью, отторжение невозможно.

Внимание! Достигнуто максимальное количество чудовищных форм. Добавление новых источников невозможно! Первоначальная форма — Эльф. Морфизм первого порядка — Драконид. Морфизм второго порядка — Кракен. Обнаружены дополнительные признаки хранителей. Вид: Зооморф. Эльф -10 %, Драконид -27 %, Кракен -28 %, Ангел -15 %, Демон -20 %.

Вот оно — ТРИНИТИ. Посомневавшись несколько секунд, я все же нажал отключить, и энергия хлынула обратно в мое тело. Боже, я так давно не чувствовал себя нормально. Только под эффектами от зелий и заклинаний усиления, но сейчас с абсолютной уверенностью могу сказать, что ничего подобного у меня не было. И моя шея… дотронувшись до горла, я понял, что его впервые за черт его знает сколько времени не сковывает ошейник. Хотя нечто осталось.

Легко поднявшись с кровати, я подошел к умывальнику и наклонился над водой. Толстой стальной пластины, увешанной рунами, больше не было. Вместо нее шею покрывал гибкий воротник, идущий от плеч до затылка. Он был невесом и крайне тонок. По крайней мере, так казалось, пока я не попробовал проглотить ком, вставший в горле. В чужом горле!

Эта дрянь проникла в мои ткани. Так же, как демонический щит. Заменила собой часть кожи и хрящей. Да, визуально ошейник стал тоньше и меньше вот только на самом деле никуда не исчез. Зато теперь можно было с уверенностью сказать, что я от него полностью освободился. Хочу включаю, хочу отключаю. Теперь он в моей власти, а не я в его. Осталась самая малость — понять, что произошло, и чем мне все это грозит.

Накинув на себя кафтан и застегнувшись под воротник, я подошел к двери и тут же понял, что шум голосов идет именно оттуда. Вот только вместо ожидаемого пира или просто казарменных разговоров до меня донеслись монотонные и однотипные нашептывания. Там молились, истово, десятки людей и нелюдей. Подобравшись, я раскрыл дверь и чуть не захлопнул ее обратно.

— Он проснулся! Спаситель! Пророк! — обрушились на меня благоговейные высказывания. — Ваше первосвященство — благословите! Молю, дайте нам знак, что делать!

«Вольха! Что за херня у меня дома происходит!» — написал я жрецу, уже понимая что-то здесь не чисто. Это Ж-ж-ж неспроста! Только не хватало мне еще кучи фанатиков вокруг. Хотя. Может именно что и в самом деле не хватало? Это же не просто люди, почитатели или поклонники, их тут сотни. В сомнении я выглянул через окно и понял, что и под дождем стоят толпы.

— Тише. Тише, дети! — громко сказал я, сам удивляясь, сколь мощным стал голос без давления ошейника. — Все мы чада господни! Служите ему и вам воздастся. Давайте же вознесем молитву о благодати вместе! О Святогор, господь наш, благослови труд наш… во имя Святогора!

— Именем его! — ответила мне хором толпа, и легкое благословение перешло от меня всем присутствующим. Странно, но я совершенно не почувствовал усталости. Будто это было естественное состояние, хотя и переложенное на несколько сотен. А может так и должно было происходить, просто все это время мне мешался ошейник?

— Идите и трудитесь во имя господа! Не забывайте приходить к своим жрецам да капелланам и ежедневно славить Святогора! — сказал я, отпуская людей. Они все кланялись, лица их светились от радости и полученного длительного усиления. А я наконец понял, что меня смущало с самого пробуждения. Интерфейс изменился. Функции первожреца дополнились несколькими строчками, и каждая из них заставляла задуматься.

«Личные последователи — количество живых существ, поклоняющихся лично вам. Дарует дополнительную энергию в зависимости от расстояния до цели, степени ее веры и мощи души. Внимание, у вас менее тысячи личных последователей, конвертация в постоянную подпитку энергией невозможна. Количество последователей: 172».

«Пророк — в вас верят как в живое олицетворение Святогора. Статус не подтвержден, статус может быть оспорен». — Вот это пипец опасно, нутром чую, что ничего хорошего эта надпись не принесет. Сомневаюсь, что один знакомый бог захочет, чтобы кто-то другой олицетворял его действия и представлял интересы столь явно и недвусмысленно.

«Слепок личности — не создан. Для получения возможности создать слепок вы должны иметь не менее 60 % составляющей хранителей. Осталось до открытия функционала: 25 %». — Очень интересно, что это такое, хотя и совершенно непонятно. Зато ясно, что в ближайшее время мне это не грозит, но уже ясно, что хранителями названы ангелы и демоны. Хотя, чего и от кого они охранять должны — не очень понятно.

Но со всем этим можно разобраться позже, потому как у меня кроме поздравлений от верховных жрецов было еще два сообщения куда более интересных и неожиданных. Первое от герцогини Валийской. Состояло оно из одного слова и гласило «Поговорим?». О чем можно разговаривать с владелицей крупного государства, не связанного с Империей, я не знаю, но пока отложил его на потом. Потому как второе было от Чию.

«Ваше императорское величество. С сожалением сообщаю, что вашим первенцем стала девочка. Прошу простить меня, ваша единственно верная супруга, Чикако Силерантил».

Дышать. Только дышать. Посмотрев на спутников, которые явно ждали моего разрешения подойти после того, как горожане и паломники покинули наши казармы, я сделал жест рассаживаться, а сам вернулся в свою комнату. Закрыл дверь на засов, занавесил ставни, чтобы меня было нельзя увидеть с улицы. А затем еще раз перечитал сообщение.

Девочка, стала моим первенцем. Ох е. Это что же. Это как же получается. Я несколько раз пересчитал на пальцах месяцы. Все сходилось. Месяц до турнира, два в тюрьме, полгода до взятия дождливой крепости и девять в сумме до сегодняшнего момента.

Я стал папой!

Я, вашу бога душу мать, отец!

Но как же они без меня? Как ребенок будет расти, когда я так далеко? Кто ее защитит? Кто защитит Чию? Мысли кружились в голове как сумасшедшие, и я совершенно не понимал, к чему Чикако использовала столь извиняющийся тон. Девочка? Это же здорово! Какая разница, какого пола у тебя счастье, даже если это счастье нежданное?

Я начал писать благодарный ответ, что скоро приеду, что обязательно доберусь до них и буду помогать, чем смогу. Когда осознание будто окотило меня ушатом ледяной воды.

Я непризнанный император эльфов. Я первожрец и военачальник сил Света в Славии, сражающейся против Империи. Если я сейчас покину страну, забью на свои обязательства, на демонов, Буланскую, Рейнхарда и Вейшенга — мне не простят. Святогор — даже если он победит — найдет меня из-под земли, ведь сколько бы я не врал о его всепрощении — он та еще мстительная тварь. Но куда хуже будет, если он проиграет…

«Любимая и обожаемая императрица, я делаю все возможное, чтобы вскоре увидеться с вами. Спасибо вам огромное за дочку. Не отчаивайтесь и знайте, что я буду любить ее не меньше, чем сына. Война в самом разгаре, и я не могу покинуть линию фронта, но с удовольствием выберу имя для нашей малышки вместе с вами. Люблю, целую. Майкл Силерантил».

Глава 7

— Чего такого радостного произошло, пока вы один в комнате находились? — удивленно спросила Ойли, приподняв бровь над красным глазом. — Обнаружили, что в перчатках демонические руки кожу не натирают, или догадались масло использовать?

— Да иди ты. — Беззлобно отмахнулся я. — Юмор у тебя… даже не мужской, а непонятный. Если вкратце, то у меня появился еще один повод поскорее закончить эту войну нашей победой.

— Ну если вам выживания было мало, то я даже не знаю. — Вздохнул Макграг, сегодня он говорил куда лучше, и раздражение уменьшилось. Очевидно, он все же оправился после кровавого тумана Вокра и теперь был готов к службе.

— Дополнительные стимулы — это всегда хорошо, — пожал плечами я, садясь за обеденный стол и пододвигая к себе блюдо с обжаренными свиными ребрышками, посыпанными хрустящим белым луком и политые острым соусом. — Садитесь, перекусим, в ногах правды нет. Что у нас нового? В нескольких словах.

— Да тут так просто и не опишешь… — замялся Бладстил, — вроде много всего, но так, чтобы коротко. Князь вас видеть хотел. Поломников этих толпа, считающих вас пророком или сыном бога — мнения расходятся. Добровольцы в ваши личные отряды набираются…

— Хлюпики в большинстве. — Тут же прокомментировал Крег. — Я бы их, даже если приказали, не взял. Можно устроить показательные кулачные бои, один наш против их десятка.

— Нет нужды. И так понятно, кто будет сильнее. Но это не значит, что они нам не подходят. Эва, нужно создать универсальную формулу морфизма с учетом эльфов, людей и дварфов. Добавить морфизм волколака и драконида. С упором на силу, выносливость и броню. С сохранением прежнего интеллекта естественно.

— Это будет не сложно. — Кивнула крылатая драконидка, пощипывая овощи. — Но у нас есть и другая возможность — мы можем часть верующих переправить в Сабор. Там нужны все специальности для восстановления замка, а Мария ни за что не откажется от лишних рабочих рук.

— Верно, а еще нужно уже вашу личную армию собирать. — Заметил Макграг.

— У его первосвященства есть мы! — с грохотом и металлическим скрежетом ударил себя в грудь Крег. — Мы примем на себя любой удар и выдержим любое давление!

— Верно, вот только прямая сила не всегда является лучшим решением. — Усмехнулся молчавший до этого Алеша. — Нужны отряды, отвечающие за устранение вожаков и особо опасных лиц. Отвечающие за надзор и усмирение, подавление бунтов и сбор податей. Одной магией тут не обойдется. Да и не сможет наш первожрец одновременно быть везде и всюду. Или вы все же собираетесь организовать собственный культ?

— Делать мне нечего, еще и врагом Святогора становиться. — Ответил я, обгладывая толстые шматы мяса с кости, еще горячий сок тек по пальцам и капал в подставленную тарелку. — Хорошо, над созданием Святого воинства обязательно нужно подумать. Пока же принимайте всех, кто готов служить. Кто для войны не годен — отправляйте в Сабор. Остальных морфировать и передать в подчинение комиссарам. Что с верующими и реакцией князя?

— Он был в гневе. Совет бояр и воевод был сорван, несколько наиболее влиятельных вельмож уже перешли в нашу веру, к ним приставлены послушники, а принимать покаяние я буду лично. — Ответил верховный жрец Полоцка. — Так что отношения с ним подпорчены, но, учитывая количество верующих в его армии и среди горожан, сделать он ничего не сможет.

— Отрицательный результат — это тоже результат. — Вздохнул я, вытирая руки полотенцем. — Это мы еще обсудим при личной встрече. Нужно проследить, чтобы официальная свадьба Владимира и Рогнеды без меня не состоялась. Пусть это и не слишком чистоплотно, но власть над князем нужно получить и удержать. Он не пойдет на открытое противостояние. По крайней мере сейчас. Наша же цель — дальше его держать в узде, дабы получить полный контроль над страной. В плане веры, естественно, а не прямой власти.

— А что если, получив престол своего брата, он откажется от обязательств? — спросила Эва. — Нам придется сражаться уже с ним? Не проще ли просто прикончить и Владимира, и его брата, а престол занять вам, господин?

— Для такого шага придется перестраивать всю местную систему престолонаследия и управления. Так что такой вариант мы не рассматриваем. Хотя завербовать как можно больше верующих — вполне реальная цель и задача. Пусть он и дальше правит своими людьми, как считает нужным, нас это не особенно касается.

— Вот только боюсь сам Владимир с такими рассуждениями не согласится. — Заметил Алеша. — Больше пяти сотников и несколько десятников его войска не только перешли в нашу веру, но и изъявили желание присоединиться к воинству Света. Лояльность главного воеводы и богатыря — Ильи тоже находится под большим вопросом. Вполне может случится, что этот вопрос станет конфликтным, и решения я не вижу.

— Обсуждать это будем с ним лично. Возможно придем к общему нормальному решению. Если же нет — всегда есть другие варианты. Он не в моем подчинении и не клялся в верности, а даже если бы и клялся — это временный союз, который может быть расторгнут. Оставим эту тему. Гадать бессмысленно. Я поддерживаю идею о создании специальных подразделений. В моей личной гвардии останется Крег и полторы сотни рыцарей-морфов.

Макграг, на тебе подбор и создание отряда убийц. Уверен, ты справишься. Кроме того, уже сейчас я хочу воздать тебе должное. На границе Славии, Алиенеля и Пустыни орков есть небольшая крепость. Детинец. У нее пока даже названия нет, только место. Я приказываю тебе занять эту крепость и назвать ее своим фамильным именем. Отныне ты не только мой помощник и жрец, но и барон Бладстильский.

— Ваше первосвященство. Господин. Спасибо огромное. — Восторженно проговорил Макграг.

— Не за что. Я не просто так тебе его даю. На этой земле ты обязан будешь возвести нормальные укрепления, создать лагерь для обучения специальных отрядов, магов Крови и обеспечивать ими наши войска. Тебе предстоит тяжелая монотонная работа, а не отдых на курорте. Обращай в нашу веру, созывай людей. Время от времени я буду высылать воинов для тренировки.

— И мне! Мне тоже баронство! — подалась вперед Ойли. — Можно даже без людей я сама его обустрою как будет лучше. Тут довольно черной эссенции, чтобы создать небольшую армию марионеток или поднять мертвецов, если кто-то захочет на меня напасть по дурости.

— Будет тебе баронство. Как только закончим с Буланской. То же касается и тебя, Алеша. Мне пригодятся твои навыки и в столице, и в войне за Киев. Так что править будешь только после того, как мы закончим эту локальную войну. А пока — подготовка свадьбы.

— Как вам будет угодно, ваше пресвященство. — Поклонился Вольха. — Я в полном вашем распоряжении. До тех пор, пока ваши приказы не противоречат воле господа.

— Да, с этим у нас проблем не должно быть. Крег, новобранцы. Эва, морфизм. Дара и Кси, нам нужно разобраться с путешествием в столицу. И в первую очередь поговорить с пленными дварфами. Мне они, как и дирижабль, нужны в полностью работоспособном состоянии. У кого еще остались вопросы на ближайшие дни? Тогда занимайтесь. Пойдемте, девушки.

Раздав задания и подтвердив их через магический интерфейс, я отправился вместе с Дарой в амбар. Акташ откровенно скучал, он забрался под самый потолок и перепрыгивал с балки на балку, оставляя на бревнах глубокие следы когтей. Когда же увидел меня радостно, прыгнул вниз и остановился недоверчиво в полуметре. Усмехнувшись, я достал заготовленный шмат мяса на кости и протянул зверюге, которая уже лютоволка напоминала только отдаленно.

Вожак как-то даже обиженно фыркнул, а затем ударил одновременно щупальцами и челюстями. Не знаю, чего именно он пытался добиться, но клыки со скрежетом сомкнулись на моей левой руке, разорвав рукав кафтана и рубахи. Больше они демонической броне сделать ничего ровным счетом не смогли, как и щупальца, завязшие в костяных пластинах подкожной брони.

— И чего ты добился? — спросил я у заметно погрустневшего зверя. — Отпусти немедленно, иначе хуже будет.

Акташ полурычал — полускулил, не намереваясь так просто сдаваться, и мне пришлось демонстративно поднять в руке принесенный кусок мяса, а затем отдубасить собственного зверя принесенной едой. Нескольких ударов хватило, чтобы щупальца начали обороняться, еще пары, чтобы чудище оказалось на земле. И только когда вожак стыдливо завизжал, я прекратил воспитательную порку.

— Что с ним? — спросил я у Дары, когда я отдал волку отбивную, которой его же избивал, и вышел на улицу. — Какого черта он на меня набросился?

— Он чувствует, что вы меняетесь. Как и все мы. Становитесь другим. Вы уже не член стаи, не волколак. А мы не привыкли подчиняться одной лишь силе. Они не привыкли. Я умнее, я понимаю, зачем это было сделано и не осуждаю вас. Теперь, когда вы в очередной раз доказали свою силу, Акташу будет не позорно служить вам еще немного. Пока ваш авторитет среди волков вновь не опустится.

— Хочешь сказать, что он защищает меня, нападая? — мысль с трудом укладывалась в голове. — Но как сам он справляется с другими волками? С тем же Дружком, который куда сильнее и мощнее.

— Пока он держится на старом авторитете, но не уверена, что это будет длиться долго. — Со вздохом сказала волчица, взяв меня за порванный рукав. — Рано или поздно мой напарник захочет взять власть в стае. И не думаю, что тогда смогу его сдержать…

— И не нужно. Главное, чтобы один из них не погиб в противостоянии. Акташ опытнее, а силы у него сейчас хватает. Он учится пользоваться щупальцами и, мне кажется, продвинулся в этом деле куда дальше собратьев. — Я стер с лица кровь от нанесенной царапины. — И даже если он проиграет — я от него не откажусь. Я не для того превращал их в чудовищ, чтобы они страдали, а для того, чтобы они выжили. И своей цели я добился.

— Жизнь в обмен на потерю стаи. — Скривилась Дара. — Это не то, что можно пожелать волку. Для нас стая, семья — это главное. Вместе мы сила. Гурьбой завалим самого жуткого зверя. Хитростью и выносливостью справимся там, где спасует сила и ловкость. Единой волей, прикрывая друг друга, когда каждый готов подставить плечо. У нас же выходит…

— Пусть мы все себе на уме, это не значит, что мы по отдельности. — Фыркнула слушавшая наш диалог молча Ксиулан. — Можешь не признавать этого, но ты такая же сестра по несчастью, как Эва. Если ты хочешь к себе какого-то особого отношения, только потому…

— Хватит. И так понятно, что мы вместе. — Оборвал я рассуждения дварфийки, когда мы подошли к камере, охраняемой вытянувшимися по струнке морфами. — Да и не пристало перед пленниками склоку показывать. Открывайте. Посмотрим, что они нам скажут.

Глава 8

— Мы — граждане Города Мастеров, и мы ничего вам не скажем! Вы убили моего брата, мы лучше сожжем корабль, лишь бы он вам не достался! — брызжа слюной, кричал один из пленников, в то время как второй сидел, сжавшись у окна на кушетке, и только покачивался из стороны в сторону. — А без нас вы это корыто не поднимите, так и знайте!

— Думай, как говоришь с первосвященством, дурак! — рыкнул охранник морф и занес копье, чтобы стукнуть пленника, но я остановил его жестом.

— Спокойно. Господа, вы должно быть не понимаете всей ситуации, в которой оказались. Вы проникли на нашу территорию как военные преступники. То, что дирижабль не сбили, и вы не погибли все втроем, лишь счастливая случайность. Но смею вас заверить — никакого злого умысла по отношению лично к вам у нас не было.

— Ага, что еще расскажете? — ехидно улыбаясь, дварф подпер руками бока. — Я не дурак и через магию вижу, как у вас над головой мигает надпись — особо опасен, уничтожить при первой возможности. Вы враг Империи!

— Все верно. Заклятый враг. — Улыбнулся я, не став отрицать очевидное. — Но вы же не имперцы? Мне не нужно вас убивать, сдирать с вас кожу живьем, жарить в кипящем масле? Не имперцы же?

— Н-нет. — С трудом сглотнул ком, вставший в горле, только что хорохорившийся дварф.

— Видите, как замечательно! Значит, вы мне не враги. И даже больше скажу, если вы не врете и в самом деле из Города Мастеров, мы верные союзники. Вы же знаете младшего регента, Длоина Рыжего? Я учился с его дочуркой Дарой Рыжей в академии Гладиаторов, а позже он мне обещал воздушную яхту. Как раз такую, на которой вы прилетели. Так что вполне возможно, что именно мне вы на самом деле и должны были передать дирижабль.

— Кстати да, а я ведь и забыла о ней. — Усмехнулась Ксиулан. — Если корабль и в самом деле предназначен нам, то там должна быть табличка рядом с рулевым колесом.

— Отлично, вы эту табличку помните? — спросил я у дварфов, смотрящих на меня, словно в первый раз. Они внезапно поняли, что может это еще не конец, что может удастся выбраться из обступившего со всех сторон кошмара. Вместо страшного и ужасного врага номер 3 в списке Империи перед ними оказался друг, который хочет их вытащить и знает начальство. — Даже если не помните, ничего страшного, сейчас моя помощница сходит и все проверит. А чтобы вы не сомневались — даже открутит ее и принесет сюда. В каком хоть месте стояла, помните?

— Так название кораблей всегда на внешней палубе, а другое внутри. Как раз у руля и есть! — оживился сидящий на кровати техник. И добавил в спину уходящей Ксиулан. — Крестовая отвертка, чтобы легче было открутить, в правом ящике с инструментами на третьем ряду!

— Пока моя помощница сходит к кораблю, у нас будет время мило побеседовать. К сожалению, он на другом конце города, так что времени это займет порядком. Возможно, вы и обо мне слышали. Майкл Рейнхард, граф Дождливой крепости. Впрочем, о чем это я. Такие вещи вы должны видеть. Магия Длани же показывает не только мой ранг опасности?

— Боюсь нет, там только указано, что вас нужно убить… — промямлил первый из дварфов.

— Как же так? Совсем ничего? Ни то, что я приемный сын старшего демона графа Рейнхарда? Ученик его сиятельства Вейшенга Уратакотского? Единственный живой мастер магии Огня? Нет? — я тяжело вздохнул. — Жаль. Очень. Я даже не знаю, как так получилось. Вы ведь мне на слово не поверите, так ведь? Но хотя бы о Белой ведьме вы слышали?

— Кто же о ней не слышал. — Буркнул пленник, сидящий на кровати. — Единственная магичка, которая с паровыми доспехами сумела управиться. Вроде как есть у нее заклятье, которое никакая сталь остановить не может.

— Ну на счет совсем уж никакая — гарантировать не могу. Но. — Я огляделся в поисках чего-нибудь покрепче. Но как на зло в камере не было ни одного лишнего блока. — Дара, подай мне доспех, который не жалко. Хотя нет, стой, плохой доспех и магия Крови пробить может. Ладно, была не была. — Выбрав кусок стены, за которым точно была только земля, я нацелился и щелкнул пальцами. Многократно отраженный от стен грохот ударил по ушам. Запах паленой кожи витал в воздухе, а облачко каменной крошки медленно опускалось на пол.

— Как это возможно? — пробормотал дварф, глядя на расколовшийся гранит. — Это же не технология? В перчатке свинцеплюя нет?

— А ты знаешь способный на такое свинцеплюй? — теперь уже настала моя очередь удивляться. — Помнится самое совершенное, что я держал в руках, это барабанный револьвер на шесть зарядов. Но он был куда слабее ручной мортирки, которую я использовал вместе с паровым доспехом…

Зацепившись за тему с оружием, мы разговаривали больше часа, обсуждая плюсы и минусы каждого вида алхимического оружия. Устройство паровых движителей. Пробивная сила мортир. Прицельные приспособления свинцеплюев. Легко общаться, когда тема обсуждения родная для всех троих. Мы даже немного поспорили, рассуждая какая из маятниковых схем лучше.

— Вот, смотрите! — радостно объявила вернувшаяся Ксиулан, протягивая мне латунную табличку, явно открученную от какого-то механизма. Улыбнувшись, я прочел надпись и передал ее дварфам.

— Лорду Рейнхарду от… Как это возможно? — ошарашенно проговорил старший из воздухоплавателей. — Мы же еще три месяца назад поступили на службу, я хотел сказать на работу, в имперскую армию. Мы, конечно, не имеем ничего общего с их солдатами, лишь занимались перевозками особо важных персон.

— Три месяца назад как раз мое войско должно было выдвинуться на захват Дождливой крепости. А ваш корабль должен был стать моим флагманом. Так что ничего удивительного, что Длоин выполнил условия договора. Только не сумев передать прямо мне в руки, отдал отцу в твердой уверенности, что он, как и положено, передаст мне. И вот чудо, вы и в самом деле попали в мои руки! Мне кажется, что это никак не могло быть совпадением. А вы как считаете?

— Странно. Как же это. Я эту табличку не помню, хотя весь корабль по винтикам разобрать могу. — Задумчиво почесал в затылке техник. Он повертел ее в руках, и так и эдак смотря на свет и пытаясь найти царапины или следы перебивки надписей. Но ничего подобного на ней не было и быть не могло, просто по той причине, что сама табличка была оригинальной. Хоть и подделкой, безусловно. Хорошо, когда располагаешь почти неограниченной властью.

Еще до того, как Ксиулан вышла из камеры, я создал приказ ближайшему верующему кузницу подготовить оттиск для таблички. Другой послушник, купец, доставил нужные материалы на выбор. И когда воровка прибежала с открученной от рулевого колеса табличкой — ей оставалось только дождаться пока сделают новую пластинку того же размера и формы.

Разговаривая с пленниками, я выяснил все, что нужно было знать и кузнецу, и Ксиулан. Теперь подделку от оригинала не отличил бы даже кузнец, выковавший ее в Городе мастеров. Даже потертости от времени и от откручивания — закручивания болтов учли. И честно говоря, мне было совершенно не обидно, что я обманываю мастеров — столь отлично все было исполнено.

— Ежли так. То даже и не знаю. — Сказал старший из пленников. — Мы вроде, как и служить вам должны. А вроде как вы враг наш. Не хорошо как-то выходит.

— Неужели мы не сумеем договориться? — сокрушенно вздохнул я. — Ведь уверен, я смогу предложить вам то, что вас полностью устроит, и будет при этом справедливо! Раз корабль все равно должен был стать моим — пусть станет. А вы ни в коем случае не должны оказаться крайними. Обучите моих помощников и слуг, а взамен вас доставят на территорию Империи с первым же торговым караваном. Как вам такой вариант?

— Выходит, мы это. Ничего плохого же не делаем? Договор соблюдаем? А как порчу имущества проведем, так нас свои же за такие деньжищи не рады видеть будут. — Проговорил дварф, встретивший меня криком. — Да только все же сомневаюсь я. Не вышло бы беды.

— Уже. Мы брата лишились из-за глупостей этих. Господин верно сказал: не наша это война и делать нам тут нечего. — Уверенно заявил второй. — Лучше домой вернуться и сказать, что мы договор выполнили, чем не вернуться вовсе. Да и к Длоину сходим, пусть он слова господина подтвердит. Тогда точно ничего нам не сделают.

— Ну вот и славно. Уверен, что мы сумеем сделать все в наилучшем виде! — улыбаясь, я протянул руку инженеру, и тот неуверенно ее пожал. — Значит, договорились. Кси, на тебе подготовка специалистов и команды. Если нужна помощь — скажешь. Любой служащий, который понадобится, в твоем распоряжении — два охранника всегда будут рядом.

— Поняла. Сделаю. — Серьезно кивнула Ксиулан. — Можете на нас рассчитывать.

— Замечательно. В таком случае всего хорошего. Мне еще к князю наведаться нужно. — Попрощавшись, я оставил дварфов втроем, и мы с волчицей пошли дальше. Но по движениям Дары я чувствовал нарастающее сомнение и, когда мы отошли достаточно далеко от камеры, решил его развеять. — Что не так? Спрашивай.

— Почему вы их просто не обратили в рабство, как всех имперцев на том холме? — удивленно поинтересовалась девушка. — Уверена, это не составило бы для вас никаких проблем.

— Ты права. Мы легко могли сделать их рабами и заставить делать то, что нужно. Любая угроза с их стороны могла пресекаться болью и угрозой смерти. Но есть одно существенное «но». Они не воины, не торговцы и даже не маги — они инженеры, которые управляют кораблем, парящим на высоте птичьего полета. Представь, если один из них все же решит совершить подвиг и нарушить закон, находясь в воздухе?

— Мы расшибемся в лепешку. — Догадалась волчица. — Но на обучение новых специалистов уйдет не меньше месяца времени!

— Неделя, поправил я ее. С учетом интеллекта послушников, благословения от Святогора и зелий на интеллект. Я уже раздал распоряжения, так что они будут полностью готовы и через неделю корабль будет в полном нашем распоряжении. А дварфы, если захотят вернуться домой, и в самом деле будут отправлены с первым же караваном.

— Но только после того как это величественное устройство окажется подчинено вашей воле?

— Естественно. Не знаю, зачем Святогору подчинение Буланской, но что будет со всеми нами, если мы не выполним приказ божества, я проверять не намерен. Нам нужен этот корабль, так же, как нужно, чтобы Владимир сел на престол Киева, а значит, это мы тоже должны обеспечить. А теперь пойдем, Илья нас уже заждался. Предстоит не легкий разговор с князем.

Глава 9

— Ты меня обокрал! — заявил с порога Владимир. — Я думал, ты мой друг и союзник, а теперь все в городе только и делают, что говорят о тебе!

— И тебя приветствую, князь. Не стоит начинать встречу с претензий, ты так не думаешь?

— Я Великий князь! Не забывайся, жрец! — не унимался правитель Полоцка и Новыша. — Если бы не мои войска, тебе бы ни за что не победить в этой битве. Но за мою доброту и помощь ты отплатил мне предательством, уводя город из моей власти! Сколько сейчас верующих в твоего бога? Тысячи? Десяток тысяч? Союзники так не поступают! Плетешь интриги за моей спиной, обращаешь моих верных советников и помощников в свою веру.

— Все сказал? Даже если нет — советую помолчать. Я тебе ни слуга и ни раб. А еще раз скажешь про то, что вера в Святогора не наша, а только моя — и эти слова придется принять за правду. Понимаешь, чем это будет грозить твоему войску в преддверии войны с Киевом? Удобно ли тебе было руководить отрядами через благословенный интерфейс? Мог ли ты даже помыслить о том, на сколько будут сильнее солдаты со словом господа на устах? Или и вправду считаешь, что это Я помог тебе взять город, а не наоборот?

— Если бы не мои войска…

— То были бы другие. Я не забираю у тебя власть. Более того, хочу дать еще больше. И чем же ты мне отвечаешь? Ты и именно ты не позвал меня на пир победителей. Ты отказал мне в месте за столом совета города. А как была поделена добыча? Получили ли мои воины от тебя хоть крохи?

— Они увели с башни летающее чудо и забрали служителей Империи. — Сказал Владимир, ударяя по подлокотнику трона. — А это куда ценнее золота и серебра, что были в подвалах детинца. И если уж ты заговорил о добыче, что с сотнями имперских солдат, которые теперь в твоем рабстве? С тысячами верующих, которые толпились сегодня на площади, но кланялись не князю, а тебе! Повернувшись ко мне ЗАДОМ!

— И что? Тебе задницы горожанок не понравились? — улыбнулся я. — Я думал ты до женского тела охоч. Сколько у тебя жен сейчас? Сотни полторы?

— Пятнадцать. — Отмахнулся великий князь, чуть отходя. — А наложниц я давно считать перестал.

— Ну и зря. Твои дружинники утверждают, что некоторые из девиц очень даже ничего.

— Ты хочешь сказать… — Напрягшись, Владимир даже подался вперед.

— Что пора новых искать, а не о старых заботиться. Настал новый день. Не ты ли говорил, что нам нужно как можно раньше отправится на Киев? А вместо этого я только и слышу, что о былом. Вместо того, чтобы смотреть вперед, ты застрял в этом городе, и сколько бы он не был великолепен, но нужно двигаться дальше.

— Дальше двигаться? — зло улыбнулся князь. — А город что, твоему ставленнику, старому княжичу оставить, так что ли? Думал, не узнаю я, какое ты предательство задумал? Горожан захомутал, главным над ними решил поставить того, кто имеет право на престол, а меня с дружиной спровадить на Киев! Этого ты хочешь?! Взять его!

— Стоять. — Моего негромкого слова хватило, чтобы окружившие нас стражники замерли в нерешительности. Илья так и вовсе даже дубины с пояса не снял. — Всеслав отказался и от имени своего, и от престола земного, избрав другой путь. Теперь он слуга и ставленник божий, и сам Святогор на его стороне. Твоего же места ему и даром не надо.

— Да ну? Что-то ты тоже богу служишь, а зовешься-то князем, то бароном Саборским! Нет тебе в том веры! — крикнул Владимир, вновь ударив кулаком по подлокотнику. — Чем доказать можешь, что не замыслил предательства подлого?!

— Выйдите все. — Приказал я, а затем, когда стражники не двинулись с места, добавил — Во имя господа! — сила Власти ударила по ним, как хлыстом. У некоторых даже колени подкосились. Верующие бросились к выходу сразу, те, кто еще не принял присягу Святогору, держались немногим дольше. Остались только схватившийся за стену Илья и Дара, стоящая рядом со мной. — Оставьте нас наедине, нам нужно с глазу на глаз пообщаться.

— Прости, брат, не могу. Я княжеский воевода, покуда он не отпустит — рядом буду! — прохрипел богатырь, подстегиваемый болью от неисполнения задания и заклятьем Души. Как он мог держаться так долго, я даже не представляю, однако это без сомнения вызывало восхищение. Как его стойкость, так и преданность.

— Отпусти его, Владимир. Он не должен видеть то, что произойдет дальше.

— Ну нет, жрец. Хочешь меня унизить — так делай это при нем! — выкрикнул князь, потянувшись к свинцеплюю, спрятанному за пологом трона. Черт. Я еще собирался сохранить с ним остатки хороших отношений, но, если он поднимет на меня руку, точно прибью. Да и заменить его Вольхой не проблема, а Илью жаль будет, но что поделать. Сопутствующие потери. Но я еще не настолько отмороженный, чтобы терять друга и брата из-за пары тупых слов с его стороны.

— Я не собирался тебя унижать. Лишь показать, что стоит престол земной против престола божественного. Нельзя идти против бога. Это не только самонадеянно, но и глупо. Показав, что ты вместе с слугами господа ты ни только не потеряешь свою власть, но и упрочишь положение. — Я отпустил Илью, и богатырь выпрямился, жадно хватая воздух ртом. — Хочешь еще больше власти? Изволь. Когда мы возьмем Киев под тобой окажется вся Славия.

— Но всегда будет кто-то выше. Жрец, а не князь! — с досадой крикнул Владимир. — Даже став Великим, я не буду править единолично! Где это слыханно?

— Хочешь поспорить с богом? Серьезно? Давай будем считать, что я этого бреда не слышал?

— Я не хочу спорить с Святогором. Но и посредники нам не нужны. Хочу сам стать проводником его воли! — князь подался вперед, зло глядя мне в глаза. — Зачем мне вы — жрецы? Почему я не могу говорить с господом напрямую?

— Я не хотел. Честно. Но ты меня вынуждаешь. Дара, выйди. — Произнеся это, я начал расстегивать воротник. — И проследи, чтобы никто не зашел до того, как я разрешу.

— Ты что делать собрался? — Чуть ошарашенно проговорил Владимир. — Зачем раздеваешься? Меня мужики совершенно не интересуют, только женщины!

— Что, страшно? — улыбнулся я, скидывая кафтан и стягивая рубаху. Оставаясь в одних штанах, я раскинул в стороны руки, чтобы князь с воеводой могли меня как следует рассмотреть. — Видишь?! Много ли во мне осталось от человека?

— Не очень. — Поморщившись, признал князь. — Но зато ты стал сильнее!

— О нет, я не стал сильнее. Скажи мне, что самое важное, самое значимое в жизни?

— Власть! — без раздумий ответил Владимир. Столь быстро, что даже Илья оторопел. — Полная и безграничная. Такая, что дается только сильному!

— Тяжело будет стране с таким правителем. Вот пройдет несколько лет. Ты угаснешь или погибнешь в попытке получить еще больше власти. И что потом? Ты думал об этом?

— Какая разница? Я буду мертв. Другой, сильный и храбрый станет правителем. Или может хитрый и умный. Тот, кто сумеет подмять под себя остальных. — Пожал плечами князь. — Таков естественный ход вещей. Сильные выживают, слабые погибают.

— Не сильные, самые приспособленные. — Поправил я его. — Но даже если и так. Неужели не хочешь ты оставить частичку себя в истории? Чтобы новый правитель тоже был частью тебя — твоим потомком. Лучшим из сыновей. А если ты пойдешь моим путем — детей у тебя не будет. Вся моя паства — мои дети. Но не по крови, а по духу.

— Хочешь сказать, что для того, чтобы получить силу жреца, я должен импотентом стать? — набычился Владимир. — А зачем тогда тебе столько баб вокруг?

— Ты их видел? Волчица, гарпия, демонесса и древолюдка. Нет, они по-своему прекрасны, спору нет. Но главное их собственная сила. Характера, воли, да и вообще. Что же до детей…

— Я тебя понял. Нет. Это дело я, пожалуй, люблю даже больше власти. — Раздосадовано сказал князь, откидываясь на спинку трона. — И что делать? Смириться с тем, что вы всегда будете владеть умами и душами моих людей? Которыми я должен повелевать?

— Не обязательно. Покажи, что ты с нами. Собери людей и вместо того, чтобы противопоставлять себя вере — следуй ей. При тебе всегда Илья, верный сын Святогора. Мы сделаем его верховным жрецом Киева. При этом он по-прежнему будет тебе подчиняться, и люди будут это видеть. Конечно, придется иметь настоящего жреца, но он будет действовать в тени, не привлекая к себе излишнего внимания.

— И я буду умами людей владеть. — Догадался Владимир. — Придется признать, что ты прав. Как бы это не было неприятно, но уж лучше так, чем терять власть или возможность иметь детей. Но больше не приказывай моим людям. Не ставь мой авторитет под сомнение. А я не буду приказывать твоим. Те, кто в моем войске — в моем войске и должны остаться. Нужны тебе добровольцы — набирай из рабов и вольных людей.

— Что ж. Ладно. Меня это устроит. В таком случае свадьбу нужно сыграть не по-старым обычаям, а по-новым. Вы оба входите в новую эру — время Святогорово. И обряды тому должны быть новыми. Клятвы не перед людьми, а перед господом. А уж он действительно проследит, чтобы вы их исполнили. Вести церемонию буду я, и это не обсуждается. За это в конце вы получите благословение только для вас двоих, а после незабываемую ночь.

— Звучит слишком многообещающе, чтобы я отказался. — Усмехнулся Владимир. — Договорились. Можете опустить оружие!

После его крика за стенами послышалось шуршание и несколько гобеленов опали. Стараясь не подать виду, что ошарашен, я собрался и оделся окруженный солдатами. Два десятка стрелков гасили фитили свинцеплюев и спустили тетивы тяжелых осадных арбалетов. Такого количества одновременно не пережил бы, пожалуй, даже я. А он хорош. Держался до последнего. Мы сработаемся. Обязательно. Иначе и быть не может.

Усмехнувшись, я чуть поклонился Владимиру и дождался, пока он поклонится мне в ответ. Теперь разногласия были и в самом деле улажены. Работы по подготовке к свадьбе шли полным ходом. Столы для гостей выставили даже из двора и разместили над ними навесы. Все кухни в городе пекли, жарили и парили кушанья к празднеству. Пироги, свинина и гусятина. Фрукты и горшки с мясом. Сладкие ватрушки и пышные булочки — все старались угодить новому князю.

На следующее утро центр города стоял столбом, и казалось, что даже капли дождя не долетают до земли — столь плотно расположились люди. Здравницу орали так, что все оглохли и охрипли. Жрали, будто весь оставшийся год придется сидеть голодом. Поздравляли всем чем могли: от украшений и оружия до последней корзины фруктов. Но главное событие было в княжеских палатах, где сидел сам Владимир с супругой.

— Перед лицом господа нашего Святогора, клянешься ли ты, Рогнеда дочь Рогволда, взять в законные мужья князя Владимира и быть ему веной до самой смерти?

— Клянусь… — тихо проговорила наряженная в шелка девушка.

— Клянешься ли ты, князь, взять в законные жены Рогнеду и защищать ее пока смерть не разлучит вас?

— Клянусь! — громко и уверенно ответил Владимир.

— Именем Святогора я принимаю ваши клятвы и объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловаться.

— Горько! — раздались крики и их поддержали даже со двора. Может мне показалось, но даже невеста порозовела от смущения. А я, наконец, мог расслабиться хоть немного. И уделить внимание своим собственным девушкам. Ведь завтра пир кончится, и нужно будет отправляться на войну.

Глава 10

Отдыхали мы как в последний раз. Ойли к нам с девушками отказалась присоединяться категорически, но нам и вчетвером было замечательно. Девушки чуть ли не силком загнали ко мне Дару первой, и вскоре я почувствовал все прелести ее дикой страсти. До этого момента я как-то думал, что секс с ней будет однообразен и по-звериному прост, поначалу так и было, но потом девушка вошла во вкус.

Ксиулан немного стеснялась, но Эва, которая была подготовлена куда лучше остальных, разогрела ее перед приходом ко мне. Было странно спасть с взрослой, но низкорослой девушкой, но она преподнесла мне немало приятных сюрпризов и показала плюсы своего размера. Сама драконидка разумно осталась последней, и уж с ней мне не пришлось себя ограничивать или сдерживать. Вернувшаяся эпическая выносливость вкупе с огромным запасом регенерации и, наконец, обретенной свободой от ошейника позволяли нам не останавливаться до самого финиша. Так что спать нам этой ночью не пришлось совсем.

Когда солнце было уже высоко, а войска построены для похода, в нашу дверь деликатно постучал Алеша. Крег уже был с войсками, Ойли возилась в бумагах с твердым намерением остаться здесь, а Макграг отбыл еще вечером. Барону Бладстильскому я выделил пяток морфов и четыре десятка людей. Поровну мужчин и женщин. А также пару кабанов и ладью, чтобы они могли быстрее добраться до дарованной земли.

Нам тоже предстоял не близкий путь. Дорог в этой местности отродясь не бывало. А по рекам, несмотря на огромный торговый флот Новыша, всей армии добраться было нереально. Все собранные под знамена Владимира и Святогора войска сейчас насчитывали больше десяти тысяч человек. Одной кабанницы больше пятисот рыл. И все же для своей малой дружины я сумел выбить все те ладьи, на которых мы прибыли в Новыш, да еще и пять в добавок получить.

Ксиулан, Вольха и Ойли остались в Полоцке, готовить к отбытию дирижабль и команду. Так что со мной остались только Эва и Дара. Несмотря на огромную разницу, а может именно благодаря ей, девушки прекрасно уживались вместе. Крег и Джа командовали войсками и суда плыли против течения, не особенно торопясь. Сделав небольшой крюк, мы должны были свернуть в другое русло и плыть от Полоцка дальше на восток.

Удостоверившись, что с войсками все в порядке, я отдал распоряжения Марии, которая управлялась в Саборе, передав структуру, придуманную Алешей. Та немедля отписала, что займется подбором. Правда, почему-то добавила «во имя господа». К чему это было в личной переписке я не очень понял, но решил не уточнять, тем более что пообщаться еще было с кем.

Чию не отвечала, хотя прошло уже несколько дней. Была ли причина в огромном расстоянии между нами или ее собственном самочувствии я не знал и мог только догадываться. Так что я сосредоточился на второй собеседнице. И прежде чем хоть что-то отвечать герцогине Валийской, нужно было серьезно оценить все плюсы и минусы, а также безопасность общения.

С минусами было гораздо проще. Она старший демон. Возможно, одна из сестер императора. Опасность, исходящую от нее, нельзя было недооценивать. Как и любой демон, она могла в любой момент солгать или подставить меня без всяких угрызений совести. Ее скорее всего влекла только и исключительно власть. Над своими подданными и людьми. То, что она как регент возглавляла республику имени себя, означало только одно — она умеет пудрить мозги.

Плюсы найти было куда сложнее. Первый — у меня катастрофически не хватает сведений об Империи, и демонесса в состоянии их пополнить. Если она любит власть больше, чем братьев и сестер, то вполне возможно привлечь ее на нашу праведную сторону. Учитывая, что Святогор рад был пленению Лисандры и извлечению из нее духа.

Но это все только в теории, пока я сам с ней не поговорю — не узнаю, что из этого выйдет. Да и как? До этого я мог писать сообщения только единоверцам. Жрецам и важным мне людям. Как вышло, что герцогиня мне написала? Она верует в Святогора? Очень сомневаюсь. Значит, есть какой-то трюк, позволяющий нам общаться. А возможно, дело в моей все разрастающейся демонической природе. В любом случае стоит подстраховаться.

«Господь мой, благослови меня и прости грехи мои, ибо не ведаю, что творю». — Взмолился я Святогору. Прошло совсем немного времени, и воздух задрожал от чужеродного присутствия. Этот звук легко пробился даже сквозь плеск воды и шум моросящего дождя.

— В чем дело. Чего ты опять не знаешь, только быстро! — прогрохотал у меня в мозгу знакомый нетерпеливый голос.

— Демонесса Валийская, регент республики на северо-западе, хочет пообщаться. Как мне проверить, будет ли она говорить правду и определить ее истинные намерения?

— Слишком рано, она еще не готова подчиниться, а значит, задумала собственную игру. Надеется, что мы выполним за нее грязную работу, хотя еще не понятно какую. Согласись, выясни все, что можно. Я буду внимательно следить за тобой. Подведешь — лишишься всего. А если справишься, сможешь просить о чем угодно.

Не дожидаясь моего ответа, голос исчез, и время восстановило свой бег. Интересно, это он только по отношению ко мне такие фокусы вытворяет, или для Святогора действительно в одних сутках не двадцать четыре, а сотни часов. Если так, то он может успевать действительно все. А желание у меня было и не одно. Но на фоне главного — отомстить Буланской, Рейнхарду и Вейшенгу — имелось и куда менее альтруистическое.

Слепок личности. Вещь или способность, я до конца еще не разобрался, которая, судя по описанию, позволяла демонам возвращаться после смерти. Да, им требовалось другое тело и проводник до него, но это по сути значило, что смерть обратима! Какой воин не мечтает быть бессмертным? Учись сколько нужно, сражайся с кем хочешь. Ну, кроме Святогора и тех, кто в состоянии заблокировать перерождение, как, например, я. Но все же! Двадцать процентов демона во мне буквально орали, что это жизненно необходимо сделать.

«Поговорим. Что ты хочешь?» — отправил я сообщение. Вроде, ничего лишнего. Можно было, конечно, вставить приветствие или подпись. Но сама герцогиня написала очень коротко и здоровья мне в прошлый раз не желала, так что по законам вежливости стоит ответить так же.

«Республику Синих Гор. Часть Алиенеля и Кхаласара. Вплоть до границы со Славией». — Ответила демонесса практически мгновенно. Не то ждала, что вряд ли, учитывая, что писал я в совершенно случайное время. Не то просто была свободна и считала этот вопрос наиболее важным. Вот только принимать решение о разделении стран я был совершенно не властен. Или все же…

Я первожрец. Верховный жрец нашего бога и господин всех ниже стоящих. Так что теоретически право приказывать у меня было. В Синих Горах, как и на западе Алиенеля, наша власть пока не установлена. Отдать то, что мне не принадлежит, для того, чтобы получить нечто существенное прямо сейчас — весьма соблазнительное мероприятие. Но для этого нужно понимать, что именно она может мне предоставить. Гадать, что это будет, можно до бесконечности.

«Зачем это мне?» — написал я и тут же отправил. Вопрос был простой, но максимально емкий.

«А что нужно?» — пришел ответ буквально через несколько секунд. Да, не получилось. Нужно пробовать по-другому. Что именно мне от нее нужно? Если она вступила со мной в переговоры — собирается в этой войне выжить и получить больше, чем потерять. Но Святогор не потерпит неподчинения и свободных демонов. В этом я уверен. А значит, из этого и нужно исходить.

«Клятва верности Святогору. Переход в его и мое подчинение. Помощь в войне».

«Воевать не буду. Требую независимость. Подчиняться не намерена». — Ну охренеть теперь. И нафига она тогда нужна?

«Святогора такой ответ не устроит». — Написал я без особой надежды на то, что она теперь одумается и ответит что-то вразумительное. О чем можно разговаривать с демоном, если он не готов подчиняться богу? Пусть ждет нас в гости, когда мы расправимся с Империей и придем по ее душу. Силерантилам принадлежала вся Валтарсия, и я не намерен отказываться от столь огромной ее части только потому, что меня об этом попросили.

«Братья требуют вступить в войну. Готова сохранить нейтралитет». — Пришло через несколько мгновений сообщение от герцогини. А следом еще одно: — «Вы еще можете проиграть».

«Вступишь в войну, умрешь без воскрешения». — Это, конечно, уже угроза. Но Валийская прекрасно знала, что убить демона без остатка действительно в моих силах. Она присутствовала на моем бое с виконтом Гуо, да и о смерти Энмиры ей уже должны были доложить. Так что это скорее констатация факта, который вполне может произойти. Но подсластить пилюлю все же стоит. По крайней мере попытаться. — «Соглашайся на службу и будешь жить, как Они».

«Ты вернул Они? Где он? Какие условия?» — теперь вопросы посыпались один за другим с минимальным интервалом. А я понял, что ступил и выдал вероятному противнику крайне важную информацию о том, что глава демонического рода Каге жив и выступает на моей стороне. Теперь они смогут подготовиться к его появлению на поле боя. Но с этим было уже ничего не поделать, так что оставалось только получить как можно больше выгоды.

«Со мной. Такие же, как у всех старших демонов». — Написал я, стараясь не вдаваться в подробности, что вообще не в курсе есть ли еще у Святогора в подчинении демоны и много ли их. Раз Они вытащили, значит, и с другими это реализуемо, а учитывая угрозу быстрой и окончательной смерти это вполне симпатичная альтернатива.

«Подчиняться не буду». — Вновь написала герцогиня. — «Полный нейтралитет, без новых земель».

«Нет. Хочешь жить, помогай. Клятва верности. Переход в веру Святогора из Длани для всего региона. Формальный нейтралитет с помощью в отдельных делах».

«Я подумаю». — Ответила мне демонесса, но я решил оставить последнее слово за собой.

«Встретимся в Ибукоте». — После этого сообщения прошло больше тридцати минут, и я уже начал думать, что наш разговор окончен, и занялся своими делами, как перед глазами появилась следующая надпись. Я, конечно, не гадальщик по буквам и короткий текст не передавал настроения, но все же мне показалось, что демонесса в панике.

«Как ты узнал? Ты следишь за мной?»

«Святогор видит всех и все!» — не отказал я себе в удовольствии напугать Валийскую еще больше. А почему в конце концов нет? Если я могу заставить демонов бояться обычными словами — нужно пользоваться такой возможностью. Она еще писала, спрашивая, как и откуда, но я решил не отвечать. Пусть помучается в сомнениях. Снаружи до меня донеслись крики рулевого. Корабли замедлились и повернули к берегу. Впереди маячила вражеская блокада.

Глава 11

— Мы насчитали больше пяти тысяч воинов против наших трех. — Хмуро доложил Илья, показывая позиции врага. — Пока мы соберем все отряды и выгрузимся, нас атакуют. На то, чтобы подтянуть резервы, уйдут два дня. При сражении плотным фронтом мы потеряем половину, с благословения Святогора треть. И все же это будет слишком мало, чтобы идти на Киев. Мы не сможем осадить город.

— Погоди. И что же ты предлагаешь? Бросить поход и отступить обратно к Полоцку? — сообразил я. — А потом что? Сидеть там и ждать, пока Ярополк сам к нам заявится? И при этом непонятно еще, что делает Империя, явно же она его будет поддерживать, как поддерживала Полоцк.

— И сильно им это помогло? — усмехнулся Владимир. — Илья прав. Лучше отступить, найти позицию получше и тогда врага встречать на своих условиях. Мы в трех днях пути от Смоленска. Если поднимемся и перетащим ладьи полозом, то окажемся в реке Дручи, которая приведет нас прямиком к Киеву.

— Думаете, они так просто дадут перетащить корабли? — спокойно спросил я, чувствуя, что подступившая было ярость мгновенно ушла. — Очень сомневаюсь. Уж лучше дать сражение сейчас или в самом деле укрепиться и выманить их на наши позиции.

— Мы отступим. — Непреклонно сказал Владимир. — Нельзя рисковать войском, которое жизненно необходимо для осады. Пусть это займет на пару недель дольше, но у нас хватает припасов и времени. Сохранить армию для решающего сражения — наш главный приоритет!

— Хорошо. В таком случае наше воинство прикроет отход и переправу. — Сказал я, успокаиваясь. — Мне только понадобится припасов для обороны на три дня. И не трогайте мои корабли.

— Еще припасов? Ты и так забрал все орудия Империи! — возмутился князь, но, взглянув на Илью, тяжело вздохнул, выпрямляясь. — Ладно, будь по-твоему.

— В таком случае не буду вас больше задерживать. — Кивнув на прощание, я вышел к своим воинам. Полторы сотни рыцарей Света превратились в шесть сотен, и почти каждый морф теперь был десятником. Отдельно стояли десятки со свинцеплюями и десять рабочих паровых доспехов с привязанными напрочь имперцами.

— Мы будем отступать? — хмуро спросил воевода.

— Еще чего. — Усмехнулся я, проверяя легко ли выходит Кладенец из перевязи. — Готовь солдат.

— Э-э. — Чуть замялся морф. — Я, конечно, рад отдать за вас и Святогора жизнь. Но не думаете, что это будет несколько бесполезно? Нас все же меньше тысячи, а их пять!

— И когда нам это мешало? — спросил я, подняв бровь. Воевода вздрогнул и повернулся уже уходить, но я поймал его за плечо. — Успокойся. Шучу я. Нет смысла на них лезть. Но и они не спешат нам навстречу. Уверен, когда Дара вернется, все станет понятнее.

— Как прикажете. — С явным облегчением поклонился Крег. Мы вместе дошли до переднего ряда, в котором двадцать отборных морфов в полных латах соседствовали с паровыми доспехами, уже начавшими прогрев движителей. Внушительная сила, даже если сравнивать с огромной толпой, расположившейся напротив нас через небольшое болотце.

Хотя толпой называть отлично снаряженное и подготовленное войско было бы неправильно. Разделившиеся на три ряда обороны военные уже вырыли рвы и подготовили деревянные стены. Смотровые башни и укрепленные позиции были выполнены из толстых бревен. Единственное, чего не хватало холму, чтобы превратиться в настоящую крепость — ворота и жилые дома. Походные палатки и шатры не в счет.

— А они глазастые. — Сказал я, заметив, как несколько лучников противника стреляли, будто в пустоту, но затем на воде показались круги от мощных прыжков Дружка. Вскоре Дара оказалась возле нас и, соскочив с скакуна, вытащила из его бока стрелу. — Задели?

— Царапина. — Отмахнулась девушка. — Незаметно не подойти.

— Еще что-нибудь необычное заметила?

— Лагерь у них странный. Будто на несколько частей разбит. — Задумчиво проговорила Дара, шевеля ушами. — Воины вроде одеты похожи, но держаться отдельно друг от друга.

— Интересно. Если Владимир прав, и они здесь только для того, чтобы не дать нам пройти — возможно, их возглавляет не сам князь Киева. Это наш шанс. — Усмехнулся я, примерно прикидывая варианты. — Краз, готовь элитный отряд. Пойдем знакомиться. Эва, мне нужны подарки для их воевод.

— В наложницы не пойду, а так что угодно. — Сказала девушка, приземлившаяся прямо рядом с нами. — Что именно брать?

— Оружие, дорого сделанное. С орнаментами. Ну и ковры, специи. Что там у нас есть?

— Хотите просто так врагу добычу отдать, за которую мы кровь проливали? — набычась, спросил воевода. — Решили откупиться?

— Можно и так сказать. Не волнуйся, вашу долю я не трону. Вы ее заслужили, как никто другой. Дара, мы сможем пройти по тропе меж болот?

— Паровые доспехи придется оставить или идти в обход. Могут завязнуть. — Задумчиво проговорила волчица. — В остальном вполне нормально. Если Джа поможет с кореньями — даже тяжелые пройдут. А сколько человек должно пройти?

— Шестьдесят минимум. Одна полная ладья. Не для боя, а для показа статуса. Чтобы не было проблем, паровики мы оставим тут, пойдут только самые крупные из рыцарей. Свинцеплюи у всех, кто в состоянии ими пользоваться. — Я задумался на несколько мгновений, подбирая варианты. — Да, у тех, у кого нет мортирок, башенные щиты и двуручные мечи. Понимаю, что в таком виде особо не повоюешь, но мы туда и не драться идем. Но на всякий случай остальным стоит укрепиться.

— Будет исполнено. — Кивнул Крег и, повернувшись к войскам, начал отдавать приказы, по привычке дублируя задания голосом. Практика была не самая плохая. Все равно из морфов этого состава отрядов невидимок не сделать. Через пятнадцать минут мы уже шли нестройными колоннами по болоту. По бокам от нас скакала стая, возглавляемая Акташем. Теперь звери не скрывались, и в стане противника начался форменный бардак.

Завидев наши войска, поднялась тревога. Воины повскакивали от походных костров, собираясь в оборонительные порядки. Теперь я и сам смог рассмотреть, что враги разделены на три неравных лагеря. Самая крупная, передняя часть, состояла из ополчения и легких воинов. Позади них стояла отборная дружина, вооруженная не многим хуже нас, а по бокам были смешанные отряды.

Такая неоднородность только еще больше усугублялась тремя командными шатрами, стоящими поодаль друг от друга. Видеть такую разницу и явное дистанцирование в войске, которое вскоре должно сражаться плечом к плечу, мне лично было крайне странно. Но когда мы подошли на сто шагов от укреплений Киевлян, те дружно начали натягивать тетивы.

— Князь Сабора, воевода великого князя Владимира, хочет увидится с предводителями вашего войска для мирной трапезы! — крикнул что есть мочи Крег. Благо у морфа была такая мощная и лужоная глотка, что зычный голос долетел, скорее всего, до противоположного края неприятельского лагеря. Поднятые было луки начали неуверенно опускаться, а затем нам на встречу вышла небольшая делегация.

— Воеводы князя великого Ярополка не признают за самозванцем Владимиром никаких прав. Но гостям без оружия всегда рады будут. — Сказал уверенно крепкий храбр, чуть ниже Крега ростом. — Если готовы вы мечи да доспехи здесь оставить, то милости просим к общему костру.

— Только оружие. — Улыбнулся я, не открывая губ и помня, какую реакцию может вызвать вид моих зубов. — Негоже дружине и князю голышом по осени ходить. Простудиться боимся, а не стрел и мечей ваших. Но коли и безоружных нас боитесь, тогда говорить нам не о чем.

— Ладно. Следуйте за нами. — Немного поразмыслив, решил воин. Кивнув, я снял перевязь с Кладенцом и передал ее ближайшему морфу. Такой вариант был заранее предусмотрен, так что со мной оставались только Эва, Дара, Крег и еще десять воинов, которые несли сундуки с подарками. Остальные пятьдесят рыцарей и Акташ со стаей оставались снаружи.

Следуя за говорившим с нами дружинником, мы зашли сквозь ряды воинов и направились к трем шатрам. Проводник явно был не из простых людей, слишком хорошие наборные доспехи, да и рукоять меча инкрустированная. Уверенно шагая, он даже не оглядывался на нас, будто уверенный, что мы последуем за ним. Явно привык водить за собой войска и спиной чувствовать угрозу. Но дальнейшего хода событий я не ожидал.

На самой вершина холма, у богатого расписного шатра с бахрамой, под навесами сидело три десятка богатырей. До Ильи они, конечно, не дотягивали и все же были все равны как на подбор. Кольчуги им заменяли наборные доспехи из мельчайших пластинок и казалось, что они покрыты рыбьей чешуей, горящей на солнце. По центру сидел величественный воевода с густой черной бородой до пояса.

По правую руку от него сидел на троне чуть по ниже еще один воевода. Еще крепкий старец с явно пробивающеся сединой, окруженный двумя десятками своих людей. А по левую руку от главного был еще меньший трон, почти стул. Наш проводник не смущаясь подошел к нему и сел, скрестив ноги. В принципе я о чем-то таком догадывался. Но чтобы настолько…

— Князь Саборский, — начал было Крег, чтобы заполнить затянувшуюся паузу. Но чернобородый его прервал отмахнувшись.

— Наслышаны. Человек, который спалил пол-Полоцка, а затем обратил наших братьев в вражиную веру. — Он презрительно хмыкнул. — Чего тебе надобно, чужеземец?

— Для начала узнать, с кем я разговариваю. Уж прошу прощения, но в Киеве меня пока не привечали, кто вы и от чьего имени говорите, я не знаю. Со стороны кажется, что главного среди вас нет, хотя мне это странно. Интересно узнать людей, прежде чем сражаться с ними, а может, нам и драться вовсе не обязательно и цели у нас одни.

— Решил предать Владимира? — проводник сплюнул себе под ноги. — Мы тут предателей не жалуем! А коли жалуем, то коленным железом да по самую рукоять!

— Не торопись. — Прервал его самый старый, сидящий по правую руку воевода. — Князь прав, то напомнил нам о вежестве. А поубивать мы друг друга всегда успеем. Меня зовут Свингельд, воевода и советник князя Ярополка, как и все здесь.

— Я Блуд, старший воевода. — Едва дав договорить старику сказал чернобородый. — Под моим началом и войско это. А помогают мне в этом походе Свингельд и Варяжко. Младший из воевод. А теперь раз уж мы представлены друг другу. Чего тебе нужно?

— Преподнести вам дары в честь нашего знакомства. — Я кивнул и дождался, пока воины вынесут вперед сундуки с ценностями и ковры, завернутые в рулоны. А затем начал добавлять к словам магию Власти. — У меня нет к вам неприязни, и мне хотелось бы сохранить побольше жизней как наших людей, так и нас самих. Нам нет нужды сражаться. Пусть все решит поединок? Если мы выиграем, вы отойдете к Киеву. И там со всеми силами встретите войско Владимира, которое уже ушло отсюда.

— А что если выиграем мы? — с нажимом спросил Варяжко.

— Тогда мы отойдем и не будем вмешиваться в вашу битву, пока вы будете догонять князя Полоцка и Новыша. У меня шесть сотен отличных бойцов, которые могли бы вас как следует потрепать. А возможно и выиграть в прямом столкновении. Но нужно ли нам это?

— Хорошо. — Кивнул чернобородый. — Пусть будет поединок. Три ваших воина на трех наших. Битва будет перед укреплениями. Сейчас.

Глава 12

— Что-то он слишком просто и быстро согласился. — Заметила Эва, когда мы уже спускались обратно. — Чересчур подозрительно.

— Да нет, полный порядок. Он и сам не хочет быть здесь. Видно, как сомневается в своем отсутствии у престола и явно не хочет сражаться. К тому же старик согласился бы на это решение, и тогда черноморду пришлось бы противостоять, отстаивая свое первенство. — Я старался сдержать улыбку, но краешки губ все равно ползли вверх. — Что бы не произошло дальше, он в выигрыше.

— Вот только, судя по лицу младшего, он совершенно не согласен. — Добавила драконидка. — Он может стать опасным противником, если выступит со своим ополчением.

— Не тогда, когда два других воеводы откажутся сражаться, ему тоже придется отойти, а нам только и останется, что осадить город. Рано или поздно к этому придет. Тем более уверен, что прямо сейчас, за этими холмами, они уже начинают грузить припасы и воинов на корабли, чтобы успеть нагнать Владимира, который толком еще и не собирался уходить.

— Но тогда нам нужно торопиться! — чуть не крикнула Дара. — Он же наш союзник. Мы должны как можно быстрее присоединиться к нему!

— Обязательно. Как только закончим с поединком. Нужно выбрать, кто будет сражаться. Уверен, что они поставят действительно самых сильных воинов, и если мы будем применять магию — схватка как таковая не состоится, и ее признают недействительной. Так что, от Кладенца придется тоже отказаться. Да и Эве участие противопоказано.

— Разрешите размяться? — спросил Крег. — А то все отдельно да отделено воюем. Мне даже не удалось ни разу вас как следует прикрыть.

— Это уж мне впору прикрывать тебя. Благо у меня все для этого есть. Но хорошо, будешь вторым. Эва и Джа отпадают, значит, только…

— Я. — Вмешалась в ход моих рассуждений волчица. — Не даром же вы мне когти волколаков отдали. Это огромная честь, но до сих пор мне не удавалось их использовать в полной мере.

— Боюсь, тебе все же придется постоять в стороне. Да даже, если они увидят мой истинный облик — тоже откажутся от схватки, она просто будет не слишком честной. — Постарался я успокоить девушку. — Боюсь, и тебя как нечеловека они тоже могут не принять.

— Тогда о честной схватке можно вообще не говорить. — Злорадно улыбнулась Эва. — Но мы вроде и не для того пришли, чтобы развлекаться. Победа того стоит.

— Хорошо. Тогда третьей будет Дара, а если они откажутся, заменим на одного из рыцарей.

Выйдя за стены, мы освободили небольшой круг и очертили место предстоящей схватки. С стен на нас с интересом смотрели воины Киева, а я смотрел из глаз насекомых за передвижением их войск. Как я и предполагал около половины всего войска, по возможности незаметно, снялось со своих мест и начало погружаться на корабли. Тут же предупредив Владимира о готовящемся маневре, я сел на подготовленное мне место и стал ждать.

Благо на долго это не затянулось. Выбор, кто именно будет сражаться с незваными гостями, оказался довольно прост, и вскоре большая часть вражеского лагеря уже выбивала себе места, чтобы с удобствами наблюдать за поединком. Мелкая морось приглушала звуки и забивала запахи, но до меня все равно доносились крики предприимчивых дружинников, которые уже начали делать ставки.

— Кто пойдет из вас? — громко спросил Блуд, которому принесли сверху трон.

— С нашей стороны буду я сам. Мой воевода Крег и первая помощница Дара, — ответил я как можно спокойнее. — Если вас не устраивают противники или ваши поединщики забоятся схватки — мы можем пойти на послабления.

— Считаешь, что наши бойцы настолько слабее, что готов дать нам фору? — усмехнулся старший воевода. — Не бывать такому позору среди народа нашего. Кто первый?

— Дара, твой выход. — Кивнул я, и девушка вышла на импровизированную арену между войсками. Противники тут же начали улюлюкать и свистеть. Смеялись, называя бабой в штанах, пришившей волчий хвост. Но, к счастью, девушка лишь усмехнулась, показывая клыки. С той стороны на встречу ей вышел дородный воин поперек себя шире. Такого бы против Крега ставить.

Под ложечкой противно засосало, и я понял, что ни разу не видел еще в бою саму Дару. Во время любой битвы она была верхом и больше направляла гигантского волколака, чем сражалась сама. Да к тому же ей пришлось пережить довольно неприятный морфизм, чтобы стать более человечной, и не уверен, что на ее характеристиках это сказалось положительно.

Но волчица держалась совершенно уверенно, переминаясь с пятки на носок, она готовилась к схватке. Враг же лишь сплюнул на землю и, дождавшись удара в гонг, пошел напролом. Мощный воин, закованный в отличный наборный доспех, прикрывал голову и туловище круглым деревянным щитом, и казалось не оставляет девушке ни шанса. Но в отличие от него и остальных на этой поляне я прекрасно знал силу когтей.

Воин ударил на опережение, целясь краем длинного меча по незащищенной шее девушки. Дара не сдвинулась с места, лишь немного наклонилась назад, а затем прыгнула вперед, на щит. Когти легко прошили дерево, повредив руку. Дара наносила быстрые точные удары, и когда противник обратным замахом попытался достать девушку, его клинок лишь прогудел в воздухе, рассекая мелкие капли, а следом раздался жуткий крик боли и утробное рычание.

Волчица, удерживающая руку воина, впилась ему в лицо зубами, а когда тот наконец сумел отбросить ее ударом щита — остался без части носа и щеки. С лица обильно текла кровь, и воин с трудом держался на ногах, пытаясь достать соперницу. Дара же лишь легко отбивала удары когтями и отступала, танцуя перед врагом и насмехаясь.

— Еще! Дайте мне еще одного! — крикнула недовольно волколачка, когда ее противник рухнул, так ни разу и не сумев до нее дотянуться. — Что за слабака вы мне подсунули?!

— Он просто тебя недооценил. — С плохо скрываемой яростью в голосе произнес Блуд. — Второго такого шанса ни у одного из вас не будет. Кто хочет сразится с этой берсеркершей после увиденного? Есть добровольцы?

— Я, — сказал, выходя из-за спин соратников, Варяжко, одевший полный доспех и шлем, полностью закрывающий лицо. Шею его прикрывал кольчужный воротник, и в целом доспех ничуть не уступал моему. А легкость, с которой он держал тяжелую шипастую булаву, говорила о выдающейся силе и умении.

— Хочу на всякий случай уточнить. — Поднялся я, когда Дара уже была готова ринуться в бой. — Кто из вас самый сильный воин, который будет сегодня выступать? Не в обиду моей помощнице, но я бы тоже хотел размяться, и мне будет досадно, если она в одиночку сразит всех, а мне никого не останется. Да и Крегу под дождем стоять, уверен, не слишком приятно.

— Самый сильный? — усмехнулся Блуд. — Ты настолько уверен в себе, что готов выдержать любой бой? Не считали мы это честным, но раз настолько похвальба в тебе сидит злая, значит, по сему быть. Позовите Дуная Ивановича. А пока боем мы насладимся.

— Я девок не убиваю, — Варяжко поправил рукавицы, входя в круг, из которого вытащили прошлого поединщика, — но коли бабе в голову дурное взбрело, надо из нее эту дурость выбить. Не дело девке на поле боя скакать, а должна она сидеть дома да с детьми.

— Не против, если перед боем она помолится? У господа защиты попросит, чтобы с его благословением и сражаться? — поймал я за плечо дернувшуюся девушку.

— Не надо мне этого, я его и так порву! — в ярости крикнула Дара. Но вырваться не смогла.

— Да хоть всем богам сколько их есть. — Рассмеялся младший воевода. — Ни один бог ей в схватке не поможет, потому как подсобляют они только сильным. Да и не станет Перун отвечать на мольбы глупой бабы!

— Спокойно! — удержал я от броска девушку. — Покажи этим невежам на сколько они не правы. Вознеси молитву господу и с нею на устах сражайся. Повторяй за мной. Господь наш, благослови на подвиги ратные против язычников мерзких… — от моих слов дружина воевод Киева лишь рассмеялась. Они были полностью уверены в своей правоте и в своем праве, но стоило молитве начаться, как божественная энергия начала перетекать через меня в волчицу, и смешки прекратились.

— Что это за колдовство такое?! Обмануть нас решил, колдун?! — с криком поднялся со своего места Блуд. — Думаешь кто-то поверит в то, что боги не через волхвов со смертными говорить могут? Не бывать такому поединку! Варяжко с тобой сражаться не будет!

— Ну нет! — встрепенулся воин уже готовый к битве. — Чтобы я отказался от боя и своих слов?! Какие бы чары на нее не легли, девке это не поможет! Схватке быть!

Он с силой крутанул булаву за рукоятку, и я понял, что не могу уследить за ее бойком, настолько быстрым было движение. Десятки острых шипов с гудением вспороли воздух, будто улей пчел кто-то растревожил. Скорость, сила и ловкость бойца не оставляли сомнения в его превосходстве. Если бы они сражались без благословения, я бы сам остановил бой. Но теперь у Дары были все шансы победить в поединке.

— Начали! — крикнул Блуд, рубанув ладонью, и в то же мгновение фигуры Варяжко и волчицы будто расплылись. Может сказывалась усталость от молитвы, но я не видел столкновений и догадывался о них только по скрежету металла.

Железные иглы с булавы сыпались под градом ударов. Эпические когти народа волколаков показывали всю свою мощь. Но и воевода был силен. Несколько раз, блокируя атаку врага, Дара отлетала к краю круга. Бросалась вперед, как ураган, кружилась, прыгая с места на место и не давая воеводе продыху ни на секунду. Пожалуй, даже мне в этой схватке пришлось бы не легко, девушка же и вовсе едва держалась на благословении и собственной гордости.

Очередной богатырский удар швырнул ее на землю, и я поднялся, чтобы остановить бой, но волчица посмотрела на меня с такой яростью, что я понял — этот бой она должна закончить сама. Выиграть или проиграть — не важно. Главное сама. Хотя я, конечно, надеялся на первое. Извернувшись, будто веретено, девушка разминулась с булавой врага и отскочила.

Ее стиль боя менялся, приспосабливаясь к противнику и новому телу. Она все ниже пригибалась к земле, крутилась и кружилась, запутывая соперника. Бросалась в молниеносные атаки и до последнего держала удар. А затем все кончилось. Время потекло, как мед, и я сумел разглядеть, как Дара ударила противника по лицу хвостом.

Богатырь инстинктивно отмахнулся, защищая глаза, и тут же черные когти впились в его плечо. Но вместо того, чтобы сдаться, он перехватил руку Дары, а второй схватил ее за горло, впечатывая в землю. Маленький кулачок бил по стальному шлему, но с каждым разом все слабее.

— Хватит! — раздался над поляной зычный голос еще до того, как я успел что-то сказать. — Будем считать это нашей победой. Решим все в финальном поединке.

— Дунай, Дунай пришел… — раздался в толпе ропот. Подскачив к Даре, я поднял ее и влил в горло зелье лечения. Гортань была повреждена, как и грудная клетка, на девушке было множество порезов, но она была жива. С облегчением я передал ее на руки Крегу и повернулся к своему противнику.

Черт. Кажется, я и в самом деле был чересчур самоуверен. Даже под одеждами я легко мог узнать фигуру Стража.

Глава 13

— Ни разу не видел в этих краях вашего брата. — Улыбнулся я, чуть оскалив клыки и забирая у Крега башенный щит. — И надеялся, что не увижу.

— Что ты знаешь про моих братьев. — Хмыкнул Страж, вооруженный двуручным молотом с узкими лезвиями на концах. Скорее кирка с короткими носиками, чем полноценный молот. Но от оружия исходила аура тяжести и уверенности. Многочисленные царапины и выбоины на рукояти говорили, что она тоже из металла, а значит, весь молот весил не меньше десяти килограммов.

— Достаточно, чтобы понимать, что магией ты не владеешь. Вот только ты сам по себе существо магическое, так что драка будет не слишком честной.

— О чем этот чужак лепечет? — спросил Блуд, нахмурившись.

— Понятия не имею. — Почти равнодушно бросил Дунай. Почти, я заметил, как он сузил глаза, концентрируясь. Да, все верно, теперь ошибки быть не могло. Передо мной стоял точно такой же страж, как и встреченный в подземелье Уратакоты. Меньше статуй в деревнях и поселках, но на полголовы выше обычного человека.

— Какого черта ты здесь забыл? — спросил я, не спеша вынимать Кладенец из перевязи. — Твое место в Империи. Среди таких же, как ты. Только слепые и тупые не увидят, что скрывается под твоей одеждой.

— Возможно, это ты слишком много видишь. Как и слишком много болтаешь! — не дожидаясь, пока я обнажу меч, или Блуд отдаст разрешение на атаку, богатырь ринулся вперед. Киевский воевода запоздало махнул рукой, но молот Дуная уже ударил об мой щит. С скрежетом и искрами клевец пробил толстый башенный щит насквозь. Сила столкновения была такой, что я не удержался на ногах, припав на одно колено. Страж оставался неостановим.

Но в этот раз я жив, здоров и полном сознании. От того хлипкого юнца, что возомнил себя сыном лорда Рейнхарда не осталось и следа. Я изменился, полон сил и стал куда крепче. И даже имперские стражи не смеют вставать на моем пути! Дунай пытался вытянуть молот, застрявший в щите, я же дернул его на себя, выворачивая по дуге.

Любое другое существо, кроме разве что ангела или демона, не смогло бы сдерживать напор. Но не страж. Рукоять молота заскрипела, металлические перчатки оставляли на ней борозды, но оружие противник не отдал. Он ударил меня в щит ногой, уперевшись для надежности и вырвал молот, готовясь нанести следующий сокрушительный удар.

Ну нет, тварь. Сегодня мы будем сражаться на моих условиях! Не дав стражу реализовать замах, я прыгнул вперед, врубая Усиление. Мышцы вздулись от крови, сердце бешено стучало, и мне удалось впечатать щит в противника так, что тот подлетел в воздух. Но и мне досталось. Ощущение, будто по стальной болванке ударил или каменной статуе. Куда тяжелее, чем Лисандра.

— Шире круг! — крикнул Блуд, вскакивая со своего места. Очень актуально, а то в сражении мы и в самом деле легко можем зашибить посторонних. Я сам отпрыгнул назад, чтобы не попасть под раздачу, и наконец вытянул двуручник, который тут же начал нагреваться и негромко гудеть.

— Откуда у тебя этот меч? — спросил настороженно Дунай, обходя меня по дуге. — И какого черта он светится, а не просто вибрирует?

— Скоро узнаешь. — Теперь уже была моя очередь нападать. Мне вполне хватало силы, чтобы орудовать Кладенцом даже одной рукой, но только не против стража. Его скорость реакции, ловкость и сила являлись просто запредельными. Никогда, даже в бою с Гуо, я не чувствовал, что противник настолько превосходит меня.

Но у меня еще оставались козыри. Не отвлекаясь от боя, я бормотал слова молитвы Святогору. Магическое усиление проработает еще минут пять, край десять. Затем мне понадобятся новые силы. Я видел, что творило добавочное усиление с эльфами. Многие умерли, некоторые остались калеками на всю оставшуюся жизнь, оставшиеся же просто падали наземь по окончанию заклятья. Но я очень рассчитывал на свою эпическую выносливость.

Враг же не на что не рассчитывал. Движения его, несмотря на общую плавность, были скачкообразные. Рывковые. Будто в поршень парового доспеха подавали перегретый пар. Он атаковал с неожиданных углов, стремясь отбросить щит, на котором уже живого места от вмятин не осталось. Однако стоило атаковать мне, как страж отскакивал, чтобы вновь перейти в контратаку. Долго это продолжаться не могло…

В глазах потемнело. Звуки притихли, и тело начало двигаться, как в воде, замедленно и до безобразия неуклюже. Подавив подступивший приступ, я проглотил ком, вставший в горле, и встал на одно колено, принимая на щит очередной разрушительный удар. Страж улыбаясь поднял молот, чтобы завершить битву. Но я закончил молитву первым.

Жилы ангела принимали энергию извне и активизировали внутренние резервы. Светились через одежду и слои мяса. Но, несмотря на бушующую силу и ярость, мое сознание оставалось кристально чистым. Теперь я видел каждый удар противника, видел, как он отбивает удары, как двигается. Видел, что броня и плоть лишь сдерживают его истинные силы.

Молот в очередной раз обрушился на меня, но теперь я полностью подготовился. Подставив щит под углом, я отбросил клевец вниз, а сам ударил пылающим мечом по туловищу стража. Привыкнув к мощи Кладенца, я рассчитывал, что врага располовинит, но вместо этого лишь срезал часть богато украшенного доспеха вместе с одеждой, которая начала полыхать.

— Я так и знал. Страж!

— Сдохни ангельское отродье! — взревел Дунай, бросаясь на меня. Он совершенно не обращал внимания на горящую одежду и сползшую броню. Теперь любой мог увидеть его серое нутро. И больше броня не сдерживала создание древних. Как не сдерживали и понятия о возможном и невозможном для человека, коим он никогда не был.

Подпрыгнув на два метра, страж обрушился вниз, снарядом из катапульты. Свист рассекаемого воздуха заглушил крики солдат, поддерживающих своего бойца. Едва успев отскочить в сторону, я ударил Кладенцом, но поднявшиеся в воздух комья сырой земли закрыли мне обзор, и в этот же момент на левое плечо с визгом стали влетел клевец.

Будь я обычным человеком — умер бы в самом начале боя. Будь морфом даже драконидом после такого мне точно не жить. Но я первожрец Святогора, на треть уже являясь хранителем — смесью демона и ангела. И меня лишь отбросило на несколько метров в сторону. Щит теперь стал совершенно бесполезен. Без сомнений я отбросил его в сторону, обнажив левую руку, на которой уже не осталось брони. Кроме моей собственной.

Набрав полную грудь воздуха, я бросился навстречу уже мчавшемуся врагу. Кладенец, перехваченный двумя руками, гудел и пылал. Обычный меч давно бы сломался, даже вопроса не было, что прочнее, тонкое лезвие или толстая стальная труба с наковальней на конце. Но только не для моего меча. Привычно ударив молотом навстречу, страж несколько секунд не мог понять — куда делась голова с клевцом.

Этих мгновений мне хватило, чтобы обратным ударом срезать с него еще слой плоти и подпалить остатки одежды, и только после этого противник отскочил назад. Он прижимал куски брони к телу, в страхе оглядываясь на окружающих, но боялся не меня. Не знаю сколько лет, а может столетий страж умудрялся прятаться под личиной обычного человека, но теперь все кончено, и, судя по взгляду, он это прекрасно понимал.

— Ты уже забрал у меня жизнь. — С нажимом сказал противник. — И в ответ я заберу твою!

С этими словами он сорвал с себя остатки одежды и брони, оставшись голым по пояс. Точеные мускулы и мышцы из серой стали. Голый ухмыляющийся череп, скрывающий зубы под тонкой полупрозрачной броней. Он сбросил маску. Он больше не выглядел богатырем или воином Киева. Он стал самим собой. Дьявольским механизмом для наказания и охраны. Страшнее переродившегося демона, страшнее диких тварей.

— Пора умирать. — Улыбнулся враг и прыгнул с такой скоростью, что я заметил лишь смазанный силуэт. Только на рефлексах и отражении я сумел поймать его удар. Тонкий почти невидимый вибрирующий с тяжелым гулом клинок торчал из запястья стража на добрых тридцать сантиметров. А еще он выдержал блок Кладенца.

Дунай атаковал молниеносно, чудовищно сильно и почти неостановимо. Активировав демонический щит, я едва успевал блокировать его удары, не нанося в ответ ни одного. Я чувствовал, что схватка проиграна. Но понять должен был это гораздо раньше, когда страж только ступил в круг импровизированной арены. У меня просто не хватало сил и умения, чтобы его побороть в прямом столкновении. А значит, честно играть больше нельзя.

— Вспышка! — крикнул я, одновременно освобождаю правую руку и активируя заклятье. Все, кто смотрел на меня и тем более мою руку, ослепли в тот же миг. Воины кричали и шипели, держась за глаза, но главного я добился — на секунду заставил противника отступить. Он показал мне открытый бок, и я, не сомневаясь, ударил в него острием клинка.

С гудением оно погрузилось на несколько сантиметров, начало разогревать сталь, но, вскрикнув от боли, страж отскочил в сторону и, посмотрев на собственный бок, перевел взгляд на меня, будто в первый раз увидел. Не давая ни мгновения опомниться, я перешел в атаку, обрушивая сияющее лезвие на его голову и пытаясь поразить врага. Если он меня боится — может умереть, а раз так — пора ему встретиться с создателями.

Клинки гудели, сталкиваясь в воздухе, искры и язычки пламени разлетались во все стороны. Я наседал, сколько мог, чувствуя, как секунды предательски быстро утекают. Скоро кончится Усиление, и на этом бой будет завершен. Но если я не смогу справиться с одним единственным стражем, то как мне сражаться с истинными старшими демонами? Я должен победить!

Не ради похода Владимира, поверженных этим чудовищем ранее, победы и даже Святогора. Ради себя самого. Чтобы выжить. Ради девушек, что верят в меня и связаны со мной душой, чтобы увидеть завтрашний день и повидаться с дочуркой, у которой еще даже нет имени. Ради будущего, которого иначе просто не будет.

Я обрушил на Дуная удар, вложив в него все свои силы и надежды. Кладенец прошел сквозь запястье врага, и его клинок упал на землю. Враг в бешенстве ударил меня под дых, а затем, схватившись левой ладонью за лезвие Кладенца, что есть силы дернул на себя. Я на секунду потерял равновесие, и этого хватило, чтобы меч оказался на земле.

— Кажется, теперь мы снова в равных условиях, ангел. — Усмехнулся страж, сжимая кулаки и идя прямо на меня.

Глава 14

Серия ударов исполина заставила бы содрогнутся кого угодно. Демонический щит стонал и гудел, как колокол. Враг не давал мне опомниться, перейти в контратаку и даже близко подойти к торчащему из земли Кладенцу. В начале я наивно надеялся, что мой щит без труда выдержит атаки Дуная, но тот проминался, и следы металлических кулаков видны даже с моей стороны.

Ничего удивительного в этом не было — даже дерево может оставить след на металле, а бронза пробивает железо. Достаточно пустить бронебойную стрелу, которая обладает соответствующим весом и скоростью. А у моего противника и то, и другое в наличии. Единственное, чего ему не хватало — поломанного клинка, заметно, что биться без него страж совершенно не привык. Он все так же налегал на правую руку и совсем не использовал ноги.

Это мой шанс! Решив, что я сумел прочитать врага — сделал подсечку и в тот же миг чуть не взвыл от боли. Обитый железом ботинок погнулся. Внутри что-то треснуло, надеюсь, что подкожная броня, а не кости. Врагу же на мою попытку совершенно наплевать. Воспользовавшись моим неустойчивым положением, он насел с еще большим упорством, хотя до этого такое казалось невозможным.

Через минуту, когда я, едва переводя дыхание, отскочил на несколько метров назад, стало совершенно понятно, что мне с ним не справиться. С усилением и молитвой я быстрее и даже сильнее. Да только противнику на это совершенно насрать. Выносливость стража даже не легендарная — божественная! Казалось, что ему совершенно наплевать на все мои удары и выпады.

Единственным, чего он явно опасался, являлся Кладенец, и сейчас я готов воспользоваться любой магией, чтобы добраться до меча. Не честно использовать в кулачном бою заклятья? Что за бред, я сражаюсь против трехсоткилограммовой махины, которой только статуей работать на деревенской площади! И зачем ему нужен молот — ума не приложу. Но кое-что о стражах я все же помню — они подчиняются приказам.

— Замри! — крикнул я, используя самое базовое заклинание магии Души, влив в него столько силы, сколько смог сосредоточить в это мгновение. Команда точечная, направленная, а потому любое живое и неживое существо должно если не подчиниться, то по крайней мере вздрогнуть, почувствовав эту энергию на себе.

— Кретин. — Рассмеялся Дунай, у которого дыхание казалось совершенно не сбито. Он вообще дышал? — я удалил себя из Связей много тысяч лет назад! Как раз чтобы такие, как ты, ангелы и тебе подобные не могли мной воспользоваться. Это только мое тело и только мой разум. Все мои нити обрезаны, и я не подчиняюсь ни одному кукловоду!

Спорить с тварью, которая, даже разразившись таким монологом, не потеряла дыхание, я не собирался. Сейчас все мои силы уходили только на то, чтобы сдерживать его удары. Я почти прочитал его стиль, эффективно однообразный, но понимания, как при этом уничтожить стража, не приходило. Физически я сделать ему практически ничего не мог, его душа надежно защищена от воздействия, а может просто нет у него души.

Использовать заклятья Крови или Жизни на твари, которой наплевать на удары Кладенцом, заведомо глупая затея. Так что вариантов у меня оставалось не так много. Если бы это был кто угодно, но только не страж — я бы попытался пережить, пока он не выдохнется, а затем атаковать сам. Почти беспроигрышный вариант, работающий даже на переродившихся демонах. Но с этим…

Развернув щит на полный размер, я припал к земле и укрылся пластиной демонической стали с ног до головы. Тут же с той стороны обрушился град ударов, и сталь неумолимо начала продавливаться, не успевая восстановиться. Задумка рискованная настолько, что больше невозможно себе и представить, но я просто не видел другого варианта. Зажмурившись в предвкушении боли и слабости, я активировал ТРИНИТИ.

Со следующим же ударом меня буквально вдавило в землю. Дунай хохотал, пиная щит, который мне едва удавалось удерживать. Бешеный стук сердца отдавался в ушах, перед глазами все покрылось серой рябью, а из носа текла струйка крови. Но все это было совершенно не важно, ведь еще я видел надпись — «Получено максимальное усиление. Магия огня +10».

Страж откинул в сторону щит, не обращая внимания на мою согнутую в локте руку. Он собирался заканчивать битву прямо сейчас. Своей неоспоримой победой. Как и я. Щелкнуть немеющими пальцами не получилось, а потому я просто активировал заклятье. Грохот оглушил меня и окружающих, правую руку чуть не разорвало изнутри, она разбухла и полностью потеряла чувствительность. Но результат того стоил.

Дунай стоял, пошатываясь и не веря в происходящее. Крохотный огненный шарик вылетевший из моей ладони пробил его грудь, снизу, оставив маленькую точечку входа. А вот выход. Половину туловища разворотило. Правая рука болталась на нескольких черных нитях сухожилий. Черная кровь, столь напоминающая эссенцию, вытекала наружу с рывками. Любое нормальное существо орало бы от боли, валялось сжимая рану. Страж просто недоуменно оглядывал себя.

Победил ли я? Ох сомневаюсь. Но для того, чтобы гарантированно выжить, мне еще нужно заставить этого подонка сдаться, ведь даже в таком состоянии он не собирался сдаваться. Дунай сжал края раны, на плече, и, почти перекрыв кровопотерю, продолжил свое дело, пытаясь пнуть меня в голову. Он должен сдаться, я бы принял такой исход.

Придерживая правую руку левой, чтобы прицелиться, я активировал Резак. Почти невидимый луч света ударил в торс стража. Крохотная точка на теле врага резко покраснела, а затем начала углубляться. Почувствовавший опасность Дунай отскочил в сторону. Но это его не спасло. Я даже не пытался сдерживаться, попадет по другим — их проблема. Удерживая цель в маленьком кружке, показанном интерфейсом, я выжигал на теле богатыря затейливые узоры. Он не кричал, он трещал будто костер, который заливают водой.

Когда враг отступил, почти выйдя из круга и разорвав расстояние так, что мой Резак стал не эффективен, я вырубил ТРИНИТИ. Ощущение непередаваемое, и с новыми силами я бросился вперед. По крайней мере попробовал. Хотя со стороны это, наверное, выглядело так, будто хромой калека, подволакивая ногу, тащится по грязи. И все равно я оказался у Кладенца раньше, чем противник. Все решилось одним взмахом. Сталь взвизгнула, и враг замер.

— Сдаюсь. — Прохрипел Дунай, падая на колени. — Ты победил, ангел. Вы в конечном счете всегда побеждаете. Что дальше, ты оборвешь мою никчемную жизнь?

— Только если ты сам этого хочешь. — Мой голос был куда слабее, чем у киевского богатыря, и это понимали все. Теперь, глядя на стража сверху вниз, я понимал, что он все равно мог еще сражаться. Может не так хорошо, как минуту назад, но убить десяток обычных людей вряд ли составило бы для него проблему.

— После стольких лет среди людей? — грустно улыбнулся Дунай. — Пожалуй, нет. Но и поклясться тебе в верности не хочу и не могу. Я, правда, удалил модуль связи, больше меня ничто не связывает ни с демонами, ни с вами.

«Прикоснись к его лбу и позови меня», — раздался голос в голове. Ну да. Конечно. Нет чтобы появиться пять-десять минут назад. Но с богом не спорят. Положив Кладенец, я сделал шаг вперед и положил ладонь на голый теплый череп существа. Не демон, но и не человек или ангел. Страж — оружие и оборона против диких, а еще против тьмы. Но я его использую по-другому.

Я не знал, что делает Святогор, но Дунай взревел куда сильнее и страшнее, чем во время ранения. Я лишь чувствовал чудовищный поток силы, выжигающий все и вся. Голубые глаза Стража погасли на несколько мгновений. А когда он вновь их открыл, радужка уже светилась зеленым. «Я его забираю, он пригодится мне в Златолесье. Двигайся к Киеву, но не забывай о Буланской», — вновь раздался божественный глас в голове. Мне ничего не оставалось, кроме как выдохнуть и кивнуть самому себе. Потому что Святогор не спрашивал и ему наплевать на мое мнение.

— Поединок окончен! — крикнул я как можно громче. Хотя голос срывался и хрипел. — Надеюсь ни у кого нет вопросов, кто победил?

— Мы не уйдем отсюда! — крикнул Варяжко, которому уже перевязали руку. — Не бывать тому, чтобы княжеские воеводы оставили поле боя без приказа!

— В таком случае тебе приказываю я. — Мрачно сказал Блуд. — Добрыня победил. Мы отступаем немедленно. Не хватало еще нарушать данное слово только потому, что тебе это не выгодно. Дунай, поднимайся, нам нужно…

— Я… мне нужно еще сорок восемь часов на восстановление, и я буду готов выполнить миссию. — Монотонно и безжизненно произнес Страж.

— Ему же мозги выжгло! — в ярости орал младший воевода, активно жестикулируя здоровой рукой. — Мы что, бросим нашего брата в таком состоянии?

— Отступаем! — с нажимом сказал, поднимаясь, старший. — Мы слово дали. Труби отход!

— И отдать укрепленные позиции этому? Этому?! Нет! — крикнул Варяжко, бросаясь к стенам. — Готовься к бою! Луки натянуть!

— Придурок великовозрастный. — Сплюнул на землю Блуд. — Встретимся у Киева. Трубить полное отступление, я свое слово держу.

Гул огромного рога перекрыл крики младшего воеводы. И вслед за главным военачальником с поля боя ушла большая часть людей. Нас пока не атаковали, многие воины оставляли свои посты, и, даже несмотря на приказы молодого боярина, никто не хотел лезть на рожон. И это было большой удачей. Я даже на ногах стоять не мог самостоятельно, и действие усиления подошло к концу. Ухватившись за плечо Крега, я тоже приказал отступать.

Только оказавшись на противоположной стороне долины, мне удалось полностью оценить происходящее. Свингельд уже отплыл, Блуд двинулся вслед за ним. И единственная преграда сейчас — в Варяжко, который готовился к обороне. Сражаться сегодня я уже не мог. И даже три выпитых подряд зелья восстановления не сильно изменили ситуацию.

Правая рука оказалась совершенно не работоспособна — выжжена изнутри и требовала длительной регенерации. Я сбросил за один бой килограмм пять и единственное, что сейчас мог — сидеть в кресле. Или седле. Нельзя позволять противнику распределиться по оборонительным сооружениям. Как и оставлять столь дерзкого врага в тылу.

— Варяжко надо выбить. — Прохрипел я, выпрямляясь в походном троне. — Готовьте доспехи, разогревайте движители. Как только Блуд отступит — мы атакуем.

Глава 15

Теперь их осталось около тысячи против моих шести сотен. Казалось бы — в два раза больше. Да только среди моих бойцов было полно морфов, техника и магия. С той же стороны остались только ополченцы да молодые дружинники. Самые опытные из сотников на вид не многим старше меня самого. Но это значило, что они еще сильные, ловкие и молодые.

— Надеюсь, этот бой вы мне доверите и останетесь в тылу? — спросил с улыбкой Крег.

— Прости, но нет. Сегодня не тот день, чтобы отдыхать.

— Хочешь выспаться в могиле? — с нажимом сказала Эва. — Это легко устроить, я просто ткну тебя пальчиком, и ты сдохнешь. У тебя уже сейчас вид — в гроб краше кладут.

— Спасибо за заботу. Но даже смерть не дает повода отдохнуть. Это мы на примере Энмиры уже определили. — Горько усмехнувшись, я попробовал подняться, и удалось мне это только благодаря стоящему рядом Акташу. Вожак смотрел своими морфировавшими глазами на меня с некоторой жалостью, но не кидался в бой, а помог взобраться себе на спину, оплетя щупальцами.

— Тогда и я пойду. — Прохрипела Дара, вот только подняться не смогла. Дружок лежал возле нее, грея своим огромным мохнатым телом.

— Нет. Ты гордая волчица, а не побитая собака. Тебе нет нужды доказывать свою полезность. Да и сам я буду сражаться совсем не так, как все думают. Крег, готовь войска, ты пойдешь в первых рядах. Несите скорпионы и стены к их укреплениям. Мортиры не использовать, они нам еще при взятии Киева пригодятся.

— Понял! — крикнул радостно воевода, которому наконец дали проявить себя. Акташ шел медленно и степенно, не прячась и всем своим видом показывая, что он горд нести меня на спине, хотя на самом деле он так медленно двигался просто для того, чтобы я не свалился к чертовой матери. Нужно придумать какое-нибудь седло, а то разные ситуации бывают.

Паровые доспехи, шипя и поднимая столбы пара, медленно ползли по краям болота, осторожно ощупывая землю на каждом шагу. Длинные луки киевлян уже доставали до моих бойцов и засыпали их стрелами, но совершенно бестолку. Черное закаленное железо легко выдерживало любое попадание. И только собственные оборонительные орудия, которых после ухода двух старших воевод осталось всего пара, могли представлять опасность.

Наши же стенные арбалеты уже подносили к возводимым деревянным щитам. Выглядело это так, будто одна крепость приближается к другой. В первую очередь я приказал лучникам и арбалетчикам сосредоточиться на вражеских дозорных башнях. Они стояли на виду и, если бы не начавшийся холодный дождь, уже полыхали. Однако и то, что враги не смели высунуться, уже оказалось хорошим достижением.

Воины спокойно смогли поставить треноги и установить на них скорпионы. Универсальное метательное орудие могло стрелять не только подготовленными болтами, но и камнями и даже только что очищенными ветками и копьями. Правда точность тогда падала в разы, разлет оказывался больше трех метров с пятиста. Хотя нам больше и не требовалось, ведь сейчас мы собирались использовать подарки Алеши.

— Прриготовится! Всем отойти! Огонь! — скомандовал воевода и в сторону возведенных из дерева укреплений полетел первый горшок с маслом, смешанным с болотным газом. Эффект превзошел все ожидания. Даже промазав по вышке, снаряд разбился у соседней стены, и пламя мгновенно начало слизывать с древесины капли дождя.

— Гори, гори, ясно. Чтобы не погасло. — Усмехнулся я, глядя на то, как с каждым выстрелом пожар разрастается вширь. — Эва! Сможешь подняться над их лагерем и скинуть горшок на шатры?

— Если не самый большой… думаю, да, получится. — Драконидка с сомнением прибрала несколько посудин с маслом. — Только как поджигать в воздухе? Если раньше времени загорится, ничего не выйдет. А искры выжигать на лету я не смогу — извини уж.

— Мы используем связанные фитили. — Ответил вместо меня Крег. — Они даже в воде не тухнут, а нескольких вполне хватит на то, чтобы пролететь туда и, сбросив, вернуться обратно.

— Ну если так. — Неуверенно посмотрела на кувшин Эва. — Ладно, привязывайте. Попробую. Если что скину по дороге.

Девушка дождалась, пока все подготовят и подожгут пропитанную свиным жиром веревку. А затем, схватив когтями на ногах за маленькие выступы, взмыла в воздух. Несколько вражеских лучников тут же сосредоточило на ней стрельбу, но драконидка заблаговременно отлетела в сторону и только после того, как поднялась на достаточную высоту, подалась в сторону неприятеля.

Внезапно у нее в лапах что-то вспыхнуло. Я выругался, представляя, что сейчас ее опалит из кувшина, но Эва резко сложила крылья, а затем, управляя самыми кончиками перьев, понеслась в сторону врага с невероятной скоростью. Оказавшись над лагерем, расправила перья и взмыла вверх, но уже избавившись от груза. Кувшин разбился далеко за линией, до которой доставали наши скорпионы.

Прошла пара секунд, и главный шатер воеводы Киева, Варяжко, вспыхнул жарким пламенем. Крики и ругань доносились даже до нас. Правая рука до сих пор не работала, но у меня под контролем оставалось еще пара шершней, которыми я осматривал поле боя сверху. Несмотря на малочисленность отрядов киевлян, у них еще осталась пара тузов на этот бой.

Кабанница, которую собирался возглавить сам воевода, насчитывала больше сотни всадников. Закованные в сталь боевые кабаны уже заждались и били копытами. От их пяточков поднимались в воздух облачка горячего пара. И воины на них проявляли не меньшее нетерпение. У нас на этих ребят управа имелась своя. Хотя именно всадников не так много. Все же мы планировали быстрый спуск с реки, а не осаду импровизированного замка.

— Готовьте колья. Они все же решились на контратаку. — Скомандовал я, опрокидывая очередное зелье восстановления. Есть определенные плюсы в том, чтобы быть влиятельным. Бесконечное количество зелий, которые готовятся по первому твоему приказу — один из них. Но даже эти отличные эликсиры не могли вернуть мне силы полностью. А значит, придется одалживать силу у других, чтобы победить.

Я раздал приказы о подготовке обороны за минуту до того, как Варяжко, толкнув храбрую речь, выскочил на своем бронированном кабане, планируя фланговую атаку. С дикими криками всадники разделились на два больших отряда, планируя одновременно атаковать сразу обе наших передвижных крепости. Всеядные твари быстро приближались.

— Стоять! Ждать! — скомандовал я. — Ждать! Подпустите их ближе. Еще! Давай!

Десяток веревок натянулось одновременно, метров за пять до кабанов. Животные неслись вперед. Не разбирая дороги, не чувствуя страха. Приученные к запахам крови и оружия они даже не понимали в какую жуткую ловушку ведут их собственные хозяева. Поднятые из грязи сбитые из толстых веток и стволов молодых деревцев рогатины и копья хищно смотрели на всадников. Некоторые из атакующих попытались свернуть, другие же рассчитывали на броню животных.

Ни то, ни другое не сработало и не могло сработать. Залп тяжелых арбалетов выбил первый ряд всадников. Животные, оказавшиеся без управления, растерялись, но на них наседали задние ряды, и кабаны не могли остановиться. А уже в следующую секунду хрюканье сменилось жутким треском дерева и предсмертным визгом свиней. Образовалась свалка, чем и воспользовались мои морфы, возглавляемые Крегом.

— За мной! — скомандовал здоровенный морф, закованный в полный пластинчатый доспех. Отбросив бесполезный башенный щит, воевода шел через волны врагов, убивая противников с одного удара гигантским топором. От него не отставали рыцари, стоило им врубиться в ряды врага, как над болотом разнеслись крики умирающих. Крег не скромничал и каждым богатырским ударом разрубал врага напополам.

— Сдохни, чудовище! — крикнул Варяжко, но вместо того, чтобы принести владельца к врагу, кабан панически хрюкнул и подался назад. Всадник еще несколько секунд не понимал, что происходит, но затем свиная голова, отрубленная одним молниеносным ударом, просто упала в болото. Мой воевода не собирался останавливаться на достигнутом, а вот молодой военачальник впервые похоже решил, что сражаться нет смыла по крайней мере так.

Вскочив на еще живого боевого кабана, оставшегося без хозяина, Варяжко погнал на полной скорости к укреплениям. Эмоции Крега легко выражались словами, среди которых цензурных не было совершенно. Враг позорно бежал, вот только бежать ему особенно некуда. Скорпион все это время продолжал работать, прячась от стрел врагов за щитами, удерживаемыми паровиками. Первая линия уже пылала, и защитники отступили ко второму рубежу.

— Собираемся! Подтянем войска! Доспехи вперед! — крикнул что есть мочи Крег. — Найдем, где у этих тварей мягкое место!

Расчет оказался верным. За первой же стеной обнаружился достаточно широкий ров, чтобы паровики провалились по пояс и уже не могли выбраться самостоятельно. Простое и одновременно действенное решение являлось не оригинальным и уже разведанным, а потому мои воины спокойно встретили засаду собственными ударами. Мы использовали стены врага против него самого, закрывая выдернутыми бревнами проходы.

Киевляне все больше скапливались на вершине холма, выстраивая круговую оборону. Они готовились к своей последней схватке, когда очередной горшок с горючим маслом приземлился в самый центр строя. Крики и визг людей еще больше деморализовали противника, и когда мы наконец прорвали первое кольцо обороны, сопротивление было в разы меньше, чем я мог себе представить.

Я только рад такому повороту событий. Вместо того, чтобы сражаться до конца в бесполезных попытках победить, киевляне бросали оружие. Ополчение совершенно не подготовилось к тому, чтобы их жизни использовали как разменную монету. Хотя может, сказалось то, что большинство войск давно уже отступили, и только они остались охранять рубежи. Но и принципиальных храбрых и безрассудных воинов хватало с лихвой.

Один из таких собрал вокруг себя около сотни воинов и пошел на прорыв вместо того, чтобы самим сесть на оставшиеся корабли, они до последнего сдерживали наших солдат. Такое упорство и выдержка даже в безнадежной ситуации требовало награду за верность. Пусть и не мне. Но все это решается одним хорошим сеансом совместной молитвы.

— Варяжко сбежал. — В гневе Крег сплюнул на землю. — Столько сил, чтобы убить всего несколько сотен, а остальные сбежали? Паршиво, они же снова нам будут сопротивляться на стенах Киева!

— Ничего страшного, говорят, все дороги ведут в Киев, так что проверим на практике. — Улыбнувшись, я подобрался на спине у Акташа и выпрямился во весь рост. — Мы победили! Ищите все ценное и не забудьте поделиться с сотниками и десятниками. Если найдете живых — ко мне на причастие! Сообщите Владимиру, что застава снята. Выдвигаемся на восток!

Глава 16

— И как предполагалось, что мы это штурмовать будем? — Скептически спросил я, осматривая высоченные каменные стены. Они были ничуть не хуже, чем у Уратакоты, хотя вместо трех рядов стен здесь было только два. Вот только и стражи на них хватало, и мортиры я видел отлично. Да еще и отряды имперцев, которые блокировали мои попытки разведать.

— Минимум пять чернокнижников, несколько сотен стрелков со свинцеплюями. — Доложила Эва, приземлившаяся рядом после осмотра стен. — Я такой город второй раз в жизни вижу.

— Зато понятно, почему именно этот город должен стать столицей Славии. — Заметил Крег, ужа залечивший все раны после прошлого сражения.

Мы три дня добирались до Киева, и этого времени великому князю вполне хватило, чтобы спрятать крестьян или просто развести их по другим поселениям, готовясь к войне. Все припасы, сколько их было собрано осенью, спрятали на складах в детинце. Скот угнали. Жителей увели. В пригороде поживиться было нечем совершенно. Разве что дома на костры разобрать.

— Нижнюю стену в принципе можно попробовать взять, разрушив с помощью растений. — Предложил Мабор Джа — джинн, посланный Малушой. — Там, где лес подходит к окраинам.

— Так мы ничего не решим. — Вздохнув, я поднялся с походного трона, отобранного у сбежавшего с поля боя Варяжко. Добыча, оставшаяся от воеводы, в последнюю минуту вывернувшегося из объятий смерти, была не слишком богатой, но с лихвой перекрыла и мои подарки, и нужды моей вновь пополнившейся армии. Хорошая штука рабство у бога, если ты, конечно, не раб, а стоишь с хлыстом и указываешь путь.

Владимир уже ожидал нас, заняв дом какого-то богатого боярина, отстроившего себе трехэтажный терем за надежными стенами Киева. Стража в несколько колец возвела между домами временные стены, так что у великого князя получилась небольшая крепость у стен огромного города противника, который все же не собирался идти в контратаку.

— Приветствую тебя, жрец. — Благодушно кивнул правитель, расположившийся на мягком диване. Перед ним стоял уставленный яствами столик, рядом было несколько девиц уже в подпитии, которые обслуживали его и главных воевод. — Заходи, присаживайся к нашему скромному столу.

— Благодарствую, хотя не назвал бы его скромным. С чего такой пир?

— Мы окружили город. Захватили все поселки в округе и перекрыли им доступ к реке судами. — Улыбнувшись, ответил Владимир. — Теперь сдача — только вопрос времени. По словам доносчиков Ярополку уже припоминают поражение, потерю невесты и альянс с Империей. Месяц, максимум полтора и киевляне взбунтуются против него.

— Ты не собираешься идти на штурм?

— Ни в коем случае! — от возбуждения князь даже подался вперед. — Я здесь не для того, чтобы сражаться, а чтобы занять престол, принадлежащий мне по праву. А для этого нужны верные подданные. Догадайся сам, кому будут служить охотнее. Тому, кто порушил жилища и убил родных, или тому, кто пришел к власти, не проливая крови?

— И на кой ляд тогда я здесь? У меня нет пары месяцев на то, чтобы ждать пока город сдастся.

— Ничего не могу поделать, у меня они есть. — Улыбнулся Владимир. — Расслабься, поставь свои войска отдельным лагерем и отдыхай. Но ничего не рушить и не грабить! Мы не захватчики и не налетчики, мы освободители!

— На тебя это не похоже. — Прямо сказал я. — Слишком мирно и хитро. Признайся, тебе кто-то такую стратегию подсказал?

— Оскорбить меня хочешь? Думаешь, я сам не смог бы до такого додуматься? — с нажимом спросил князь. — Или думаешь все эти годы в Новыше я правил одним лишь страхом?

— И все же. На тебя это не похоже. Не находишься ли ты под воздействием магии Души?

— Тогда уж тела. — Усмехнулся Владимир. — Телеса у нее скажу тебе… Но нет, дело не только в девушке, просто она и в самом деле права. Править разрушенным городом — мало приятного.

— Понятно. — Я глубоко вдохнул и выдохнул несколько раз, успокаиваясь. — И где эта красавица, которой мы обязаны столь мирной концепцией.

— А к чему ты спрашиваешь? — нахмурился князь. — Думаешь, ты с ней знаком?

— Мир у нас маленький, вполне возможно, что мы уже встречались. Тем более ты хотел бы знать, если, кроме женского очарования, на тебе применили яд или заклятье?

— Это верно. — Нехотя кивнул Владимир. — Приведите посланницу сюда! А пока присаживайся к столу. Перекуси, не бойся ни отравлено.

— Ядов я не боюсь. Давай лучше поговорим о соглашении веры в Святогора. Наши противники до сих пор поклоняются Перуну, но среди них встречаются уникальные личности. Не так давно мне пришлось сражаться с Киевским богатырем — Дунаем, который оказался живым Стражем. Добровольно отказавшийся от света и тьмы он все же был куда сильнее остальных.

— Хочешь сказать, что у Ярополка могут быть еще такие же воины? — Нахмурился Илья. — Не слишком ли ты преувеличиваешь его силы?

— Мне пришлось использовать все свои силы и отдыхать три дня, заживляя раны и сломанные ребра. Не стоит недооценивать столь могущественных врагов. Не уверен, что во всем нашем войске найдется пара воинов, которые с ним могли бы справиться один на один.

— К счастью, вам и нет нужды сражаться. — Произнесла с хитрой улыбкой мулатка, входящая в комнату. — Приветствую вас великий князь Владимир. И вас, князь Сабора, первожрец великого бога Света. Рада видеть вас в добром здравии.

— Арата, и почему я совершенно не удивлен.

— Баронесса Арата Валийская. — Поправила меня девушка, погрозив указательным пальцем. — Я здесь с официальным визитом по поручению ее светлости герцогини Валийской, правительницы свободной республики.

— Теперь ты даже не скрываешься. — Усмехнулся я, скрещивая пальцы для щелчка. По лицу девушки пробежала мимолетная и почти незаметная гримаса ужаса, но уже спустя секунду она полностью взяла себя в руки.

— Не думаю, что убивать посланника, особенно такого полезного, как я — хорошая идея. — Вновь улыбаясь заявила Арата. — Кроме того, что я гостья князя, прошу прощения — великого князя, я прибыла с официальной миссией и готова перезаключить наш договор.

— Значит, вы все-таки знакомы. — Недовольно проговорил Владимир. — Да еще и соглашение какое-то заключили. Не хотите ввести меня в курс дела?

— Да тут собственно и обсуждать нечего. — Пожал я плечами. — Ее послала правительница Валии, чтобы выкрасть у меня глаз Они. Но к ее превеликому соглашению это задание уже провалено, ведь я освободил его и заключил сделку. Думаю, герцогиня уже в курсе такого поворота событий, иначе она не прислала бы мне сообщение и не пошла б на переговоры с кровным врагом, планирующим вывести весь ее род вместе с Императором!

— Не стоит так горячиться. — Не теряя улыбки, произнесла Арата. — Пусть у нас были незначительные разногласия, но это не значит, что мы должны продолжать вражду. Тем более мне казалось, что наше соглашение можно обновить. И скрывать я более ничего не намерена.

— Какие еще разногласия? — все больше хмурясь, спросил Илья.

— О, она меня пыталась прикончить чужими руками. Трижды. А потом как-то так случилось, и мы почти помирились. Пока я не восстал против Империи официально. Вот только в этот момент соглашение о ненападении перестало действовать…

— Как и приказ сдерживаться. — Гораздо более уверенно ответила Арата. — А тяжелая пуля из свинцеплюя легко пробивает любой череп со ста шагов. Я давно бы могла вас прикончить, если бы хотела. Например, когда вы вальяжно плыли по реке или осматривали стены Киева, забыв о безопасности и не прикрываясь даже телохранителями…

— Один раз я уже пережил попадание пули в голову. Хоть и лишился глаза. Уверен и во второй раз особых проблем бы не возникло, особенно теперь. Но я тебя понял. Однако доверять иноверцу даже столь искусному я не могу и не буду. Хочешь быть со мной в мире — преклони колено и восхвали господа нашего, Святогора.

— Уверена я вам пригожусь в Длани. — Ослепительно улыбнулась мулатка, показав белые зубы. — Ведь теперь, когда у вас не связаны руки, вы должны на всех парах мчаться в Ибукоту, на встречу своей судьбе и герцогине. А кто как не слуга демонов может провести вас по сложному пути? Вы же не знаете столицу и в землях Империи попадетесь первому же патрулю.

— О чем она говорит? — спросил Владимир, переводя взгляд с меня на девушку и обратно. — Какая столица? При чем тут Империя, когда мы у стен Киева?

— Долго объяснять. — Произнес я, нехотя признавая правоту Араты. — Но в целом все верно. Об этом я не озаботился. Но и верить тебе я не могу. Где гарантия, что ты не сдашь меня демонам при возможности? Уверен, за меня дают приличную награду.

— Двадцать тысяч полноценных золотых. — Смакуя каждое слово, проговорила мулатка. — На эти деньги можно купить графский титул вместе с землями и собственным замком. Однако, если вы победите, я получу кое-что куда более ценное. Отмщение и свободу. К тому же разве новый Император, взошедший на престол Силерантилов, забудет о верных союзниках?

С этими словами она по-военному встала на одно колено, преклонив голову. Мгновения тянулись непозволительно долго. Я никак не мог решить, хочу ли я ей доверять и могу ли. А Владимир, еще недавно сидевший, как на иголках, теперь расслабился и просто с наслаждением любовался этим зрелищем. Пожалуй, я бы предпочел увидеть, как именно он преклонит колено. Но это уже было не так важно. Он под присмотром Света, а вот девушка…

— Хорошо. Встань, баронесса Валийская. Пусть твоя верность будет примером остальным.

— Благодарю, ваше первосвященство. — С явным облегчением выдохнула Арата. — Раз вы решились, нам нужно немедленно грузиться на ладьи и седлать кабанов. До свадьбы осталось меньше месяца, а между нами и Ибукотой больше полутора тысяч километров по лесам и рекам. Если отправимся немедля — едва успеем к назначенной дате.

— В этом нет никакой нужды. — Улыбнулся я. — Хотя возможно нам и стоит сократить расстояние до минимума. Я буду ждать тебя на вершине холма через три часа. Приходи собранной в дорогу.

— И что будет через три часа? — с интересом поинтересовался Владимир. — Как ты планируешь пробиваться на юг? Хочешь увести все свои войска?

— Чтобы ты потом сказал, что сумел в гордом одиночестве захватить Киев? Спасибо, но нет. Идти с войском в восемьсот человек чистое самоубийство. Но там, где большое войско потерпит неудачу, маленький отряд пройдет незамеченным. К тому же у меня есть козырь. Мои войска встанут лагерем у реки выше города по течению.

Нам понадобилось около часа, чтобы согласовать позицию, разделить обязанности воевод и прийти к соглашениям, которые я тут же взвалил на крепкие плечи Крега. Морф оставался за главного не в одиночестве, Дара и Джа были достаточной помощью, чтобы он не сбился с пути. Кроме того в крайнем случае у нас была прямая связь.

— И зачем тебе понадобился кабан? — с насмешкой спросил я у Араты, которая в назначенное время поднялась на холм. Мы сидели вдвоем с Эвой на мешках угля в ожидании приближающегося чуда. С минимумом вещей и припасов.

— Но как же? Вы что собираетесь пешком идти? — в шоке спросила мулатка. — Никакая магия не сможет нас домчать до столицы!

— Магия? Может быть. — Усмехнулся я, прислушиваясь к быстро приближающемуся мерному шелесту. — Но зачем она, когда есть наука? Смотри!

Из низких облаков вместе с начавшим валить мелким снежком опускался продолговатый цилиндр дирижабля.

Глава 17

— Добро пожаловать на борт, Ваше первосвященство. — Поприветствовал меня Вольха, подав руку. Они не стали приземляться и сбросили нам длиннющую лестницу. — Все подготовлено, как вы и просили. Припасов хватит на десяток часов, позже придется спускаться.

— Благодарю, ты уверен в людях, которых оставил в Полоцке?

— Как в самом себе. — Решительно кивнул оборотень. — А если кто-то из них попробует отклониться от плана, гнев господня их покарает и без моего вмешательства. Вы оставили Дару?

— Да, она сама пожелала остаться с Дружком и Акташем. Как и Крега с Джа. Армия — это не городское капище, в случае чего у нее должен быть воевода.

— Вы совершенно правы, но все же… А ты что тут делаешь? — м удивлением спросил Вольха, когда на борт поднялась Арата. — Ты же шпионка герцогини!

— Не шпионка, а посланница! — с улыбкой поправила его мулатка. — Вот только вас я не узнаю. Мы знакомы?

— Нет, конечно нет. — Ничуть не смутившись, соврал оборотень. — Но я о вас наслышан. Ваше первосвященство, вы уверены, что имеет смысл брать эту особу с собой? Или вы просто хотите с ней эффектно покончить, сбросив с дирижабля?

— Предложение интересное, но, пожалуй, нет. Кси, как у нас с полетом?

— Лучше вам меня не отвлекать. — Сквозь зубы проговорила дворфийка. — Я едва освоила эту чертову машину. Кто бы мог подумать, что конденсатор будет тут охлаждаться одновременно, согревая воздух в пузырях. Да и технология настолько замороченная, что я не представляю, как такое вообще может быть создано…

— Но, кажется, она тебя вдохновляет. — Улыбнувшись, заметил я. — Ты полностью освоила управление? Где твои помощники?

— А нет их. — Бросила Ойли откуда-то из-за движителя. — Мы решили избавиться от этих бесполезных кусков мяса, когда они попробовали взорвать машину. На их несчастье они слишком поздно догадались о произошедшем. Ничего, мы все освоили и втроем вполне справимся со всеми обязанностями на судне. Но на ночь придется останавливаться.

— Не пойдет. Останавливаться будем только для пополнения воды и сбора дров. Поднимайте лестницу, будем разбираться, как тут все работает.

— Как прикажете. — С явным облегчением вздохнул Вольха. — Задраить люк, начинаем подъем.

— Отлично. Эва, к Ойли, Арата, к Алеше. А я буду разбираться с управлением. — Приказал я, уверенный в осторожности оборотня. Он расскажет только то, что мулатке необходимо знать для выполнения обязанностей. Да и лишних рабочих рук не бывает. К тому же шпионка герцогини будет занята, и ей станет некогда вынюхивать, о чем общаются остальные.

— Это. — Показала на застекленный кругляшек с стрелкой дварфийка. — Манометр! Гениальное изобретение, показывающее давление пара внутри котла. Их несколько: на конденсаторе, котле, обменнике и топке. Градусники, вот такие столбики с подкрашенным спиртом, показывают температуру… — начала объяснять мне Кси.

Честно сказать, в начале мне тоже устройство показалось слишком сложным даже по сравнению с движителем паровых доспехов. Однако почти сразу стало понятно, что лишних деталей или заумностей в механизме нет и быть не может. Кто бы не создал это произведение машинного искусства, он однозначно был очень кропотлив и талантлив.

С движителями я имел дело не в первый раз, так что мог оценить всю компактность и мощность установки. Огромные мерно вращающиеся навстречу друг другу винты толкали дирижабль вперед со скоростью до тридцати километров в час. Ничтожно мало даже по сравнению с ездовым кабаном, который мог скакать галопом, достигая шестидесяти.

Но тут начинались нюансы. Во-первых, скорость могла значительно увеличиваться благодаря курсовым парусам. Они раскрывались только если ветер дул в хвост судну и надувались воздухом, словно пышные юбки благородной дамы. Тогда скорость дирижабля вообще ничем, кроме скорости ветра, была не ограничена, а его порывы могли превышать двести километров в час!

Во-вторых, когда нам сильно не везло, ветер мог быть встречным. Тогда паруса трусливо опадали, и единственной что нам оставалось — ждать, когда перемениться направление. С сложенными парусами и правильно выбранным направлением нам удавалось оставаться на месте даже при встречном курсе порывы которого были выше нашей крейсерской скорости в два, а то и три раза.

В-третьих и последних, у дирижабля был боковой парус. Благодаря этой треугольной, почти невесомой тряпице мы легко набирали скорость, хотя двигаться приходилось не по прямой, а чуть наискось. Учитывая, что все это происходило на огромной высоте, где становилась абсолютно не важна местность — нам было совершенно наплевать на реки, леса и диких животных, которые оказывались поблизости.

В результате мы двигались куда быстрее, чем верхом или на кораблях. Когда поднимался большой встречный ветер — опускались к земле и привязывали дирижабль к дереву покрепче. Собирали хворост и запасались водой для котла. Хоть он и должен был на мой взгляд оставаться герметичным, однако практика показывала, что где-то есть утечка. Перегретый пар, позволяющий согревать воздух в шаре, приходилось регулярно пополнять.

Сам шар, состоящий из небольших секций, удерживающих изнутри форму с помощью тонких, но прочных деревянных реек, отлично подходил для воздухоплавания. Словно две соединенных вместе тарелки он пропускал потоки ветра со всех сторон кроме нужного направления, и даже боковой парус можно было убрать, чтобы не слишком сбиваться с курса.

В последнем очень помогали карта и получаемые от шпионов по всей империи сведения. Дома добра появились даже в столице, и по ним можно было легко найти не только путь, но и безопасную дорогу. Имея интерфейс первожреца я получал полный доступ к любому верующему и собирал все интересующие сведения за несколько минут. Правда, кроме очевидного плюса такой ситуации, был не менее очевидный минус.

— Как будем маскироваться в столице? — задала мне животрепещущий вопрос Эва, когда до пункта назначения оставалось два дня полета.

— С этим проблем почти не возникнет. — Тут же вмешалась Ойли. — В Майкле достаточно демонической составляющей, чтобы сойти за своего. Только придется временно заблокировать все Связи и магию Души.

— И как я по-твоему это сделаю? Морфизм займет минимум три дня.

— Морфировать демоническую и ангельскую часть? Да ты шутник. — Усмехнулась демонесса. — Разве что ты их вырвешь и отрастишь заново. Нет. Такой вариант мы даже не рассматриваем. Я еще сама не освоилась с новым телом, однако одно из главных умений демонов и ангелов — контроль собственных возможностей. Магия Жизни для магии Души если хочешь. Ну или наоборот, я еще не разобралась.

— Погоди. До твоих слов я был уверен, что у демонов магии Жизни нет.

— В привычном понимании — безусловно. — Ойли подняла руку, и над ее ладонью появилась быстро разрастающаяся черная капля. Сосредоточившись, демонесса смотрела на нее, пока та не превратилась в небольшого жука с пятнышками на панцире. — Все в одном. Для меня это Кровь, действует Душа, а получается Жизнь. Все просто.

— Если бы все было настолько просто, то изучении магии не понадобилось бы. А что на счет клинков из крови? Щита и прочего?

— Из моей собственной? — скептически посмотрела на меня Ойли. — Спасибо, но нет. Это тело и так достаточно хилое, и предлагать потратить бесценный, почти не восстанавливающийся запас, на ерунду… куда проще использовать арбалет или свинцеплюй. Совсем другое дело, если бы у меня были запасы черной эссенции. Из них можно создавать временные структуры, но подчиняются они тому чья энергетическая отдача сильнее.

— У тебя не восстанавливается кровь? — высказал догадку я. — Но как же тогда регенерируют ткани. Да и я сам несколько раз видел, как ты ела. И Гуо.

— Еще один минус переродившейся, а не оригинальной оболочки. — С легким отвращением оглядывая тело, сказала демонесса. — Мы, как и любые живые организмы, вынуждены получать силу из инородных тел с пищей и сном. Разница в том, что мы не можем менять наши тела, как нам угодно. Только очень поверхностно, ткани, которые были мягкими. Приходится таскать с собой набор кишок и прочей требухи, которую легко бы заменил один кристалл силы или жилы ангела. Как у тебя. Но если не отвлекаться от нашей темы — ты должен заблокировать собственную Душу. Не позволить другим считать тебя.

— Отлично звучит. Остался только один маленький вопрос. Как ты, блин, себе это представляешь? Как я должен спрятать то, что и так находится внутри меня? Это же не предмет. Черты лица мы и так изменили. Органы, как ты и сказала, никуда не деть, и жилы ангела я из себя не вытащу. Возможно, есть артефакт, который не позволит другим прочесть, что у меня в голове?

— Да-а. — Протянула Эва. — Нам всем такая вещь бы не помешала. Уверена, мы тоже враги Империи, и по нам с Ксиулан вычислить господина будет проще простого.

— На меня можете даже не смотреть. У меня ничего подобного нет. — Сказала Арата, подняв руки с поднятыми ладонями — будто сдавалась. — Моя задача провести вас по городу так, чтобы стража не заметила и не больше. Поселить, снабжать и доставить в центральную Ратушу для церемонии.

— Научиться как пользоваться собственным организмом — дело не быстрое. Это не одно заклятье. — Задумчиво проговорила демонесса. — А у нас и так его в дефиците. К счастью, у нас как раз есть подходящий испытательный полигон под рукой. Эй, подруга, камушек у тебя с собой? — обратилась Ойли к Эве. — Нужно кое-что проверить.

— Конечно. Я эту сучку никуда не отпущу. — С злобной ухмылкой Эва достала из-за пазухи кулон, в котором сверкал розовый алмаз. — Но что ты задумала? Ты мне обещала научить пользоваться тюрьмой, а то у меня только одна комната там.

— Все очень просто. Та, что вам вредила, нам поможет. Я проконтролирую, чтобы снаружи прошло не слишком много времени. Сядьте на пол, спина к спине, чтобы головы соприкасались. Мне такие условности ни к чему, но вам будет немного легче. Приготовьтесь. Три, два…

Дальнейшие слова демонессы я уже не расслышал. Деревянный пол под ногами исчез, и я провалился в розовый туман, быстро переходящий в темное кровавое марево. Прошло несколько секунд, прежде чем я сумел прийти в себя. Холодный каменный пол и узкий коридор с тупиком, ведущим в единственную комнату. Окружающее даже отдаленно не напоминало приятный полупрозрачный дворец Ханы.

— Чего разлегся? — недовольно спросила Эва, подавая мне руку. Девушка выглядела необычно. Хотя, наверное, правильнее было сказать — совершенно обычно. Никаких морфизмов, обычная полуэльфийка с отличной фигурой и янтарными, чуть светящимися в темноте глазами. — Поднимайтесь, господин, я познакомлю вас с нашей пленницей.

Глава 18

— Решили развлечься перед учебой? — с улыбкой спросила Ойли, материализуясь рядом. Она тоже выглядела иначе. Вся кожа была покрыта странными пятнами зеленого цвета, но основа была черная. Как у диковинной кошки. — Ничего не имею против и даже поучаствую. Тем более, что в самом деле пора объяснить некоторые правила.

— Я слушаю.

— В первую очередь запомни. — Наставляла демонесса. — Это не мир испытания. Все что тут происходит — нереально. Морок. Иллюзия, если хочешь. Для нас форма, окружение и даже внешний вид — все зависит только от желания владельца кристалла. Существенна только боль. А вот для того, кто заточен в такой тюрьме, все более чем реально.

— Пока все, что ты говоришь, и так понятно. Зачем мы здесь, кроме того, чтобы пойти до Лиски и спросить с нее за все причитающееся?

— Кто-то меня совершенно не слушает. — С интонацией строгой учительницы сказала Ойли, а затем, рубанув воздух, ударила кулаком об раскрытую ладонь. — Еще раз — Форма! Форма тела, не только внешняя, но и внутренняя. Ты можешь сделать полную копию своего реального тела и учиться здесь невозможным вещам. Рукопашные техники, владение оружием и магией.

— Я это и снаружи могу сделать. Тем более что там у меня найдутся наставники, которые все объяснять и противники, на которых можно будет опробовать выученное.

— Ты упускаешь такую деталь как время! Десять минут здесь — это минута там. За двенадцать часов ты сможешь сделать столько же сколько за пять дней в Валтарсии. При этом тебе не нужно будет заботиться о пропитании и безопасности, как в мире Испытания. Все что тебе может понадобится всегда будет под рукой, а у тебя будет бесконечное количество возможностей для экспериментов.

— Или для пыток. — Зловеще улыбнулась Эва. — Не знаю, как вы, а я здесь для того, чтобы встретиться со старой подругой. Не хочешь сказать пару ласковых Лиске?

— Даже не знаю. Моя ненависть к ней исчерпана. Я ее уже убил и отпустил все чувства, а развлечься ты с ней и сама можешь как захочешь. Уверен, у тебя прекрасно получается.

— О, я стараюсь. Поверьте, Ойли показала мне несколько приемов, после которых даже мне удается сделать этой твари больно. Хотите посмотреть, что с ней происходит? Давайте, ну же. Такого шоу даже вы не устраивали! — драконидка с нетерпением потянула меня за руку, и мне ничего не оставалось, кроме как пойти за ней к небольшому окошку.

В ярко освещенной комнате, заваленной кучей книг, сидела Лисандра с бокалом вина в руках. Такая, как я ее помнил — гордая ученица Улсаста Темнеющего, мелкого чернокнижника и старосты деревни полукровок. Девушка была расслаблена и листала фолиант из свиной кожи с толстой, обитой железом обложкой.

— Что-то не видно, что ты ее пытаешь. — Заметил я Эве, но та приложила палец к губам и показала на Лиску. Несколько секунд ничего необычного не происходило, но затем в комнату ворвался сам учитель девушки в черном плаще, усеянном пауками.

— Мелкая шлюха! — он с ходу отвесил девушке пощечину, от которой голова отлетела назад. — Неблагодарная тварь!

Чернокнижник орал, продолжая избивать ученицу, а та была не в состоянии что-либо сделать. Вскоре к нему присоединились черные стражи. Комната превратилась в камеру для пыток, где распятую девушку насиловали раз за разом. И когда она уже оказалась совершенно не в состоянии сопротивляться я увидел… себя самого. Молодого наивного деревенского паренька, который жалел эту тварь, несмотря не на что. Она была слаба. Беззащитна. Вот только в этот раз история шла совсем по другому сценарию.

— Прошу, спаси. — Прохрипела девушка. Я дернулся было вперед, но обращались не ко мне. Вместо поддержки мой двойник просто вышел, и дверь закрылась за его спиной. Крик боли и отчаянья сотряс камеру, а вскоре вниз спустился ухмыляющийся черный страж, и муки начались вновь. Пока вся в крови и испражнениях Лисандра не умерла, так и не снятая с цепей.

— Смотрите. — Прошептала Эва. — Это моя любимая часть.

Комната вспыхнула адским пламенем, все сгорело, обращаясь в пепел. Лиска вздрогнула, выгнулась дугой, начала хватать воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег. И вновь ожила. Она вскочила, вновь оказавшись в безопасной и привычной комнате, освещенной яркими весенними солнечными лучами. В панике девушка оглядывалась по сторонам, сжавшись в комок. Но ничего страшного с ней не происходило.

— Это просто сон. Кошмар. — Вытерев испарину со лба, проговорила ученица чернокнижника. — Надо выпить и успокоиться. Ничего страшного не произошло. — Раздался приглушенный скрип, и она вновь сжалась, готовясь к удару. Но все было в порядке. Пока что…

— И как долго такое повторяется? — Не скрываясь, спросил я. — Почему она не сходит с ума?

— Призраки сходят с ума крайне медленно. На это у нее понадобятся тысячи циклов. — Ответила Ойли, даже не подходившая к стеклу. — Это ее собственный персональный ад. Настоящий ужас начинается не тогда, когда ты ждешь кошмара. Не тогда, когда ты к нему готов. А когда чувствуешь себя в полной безопасности и все рушится. Постепенно, когда она либо смирится с пытками и смертью, либо перестанет чувствовать себя в безопасности — мы сменим обстановку. Когда-нибудь ты ее все же спасешь.

— Но не сегодня. — Несмотря на увиденное, желания вытаскивать отсюда мучающийся дух девушки не возникло. — Только когда Эва сама посчитает, что с Лиски хватит. Может лет через десять — пятнадцать.

— Не самый долгий срок, между прочим. — Улыбнулась демонесса. — На тысячи лет точно не тянет, только на сотни. К сожалению время у нас все же не бесконечное. — Она отошла в сторону и открыла со скрипом дверь, которой, могу поклясться, секунду назад там не было. — Так что стоит приступить к тренировкам. Начнем с самых азов. Что есть тело демона?

— Не очень понимаю твой вопрос. Но я не так давно сражался с Стражем. Он почти полностью состоял из металлов, скрытых под тонким слоем живых тканей.

— Понятно. Ладно, пойдем, с другой стороны. Что есть демон? Не отвечайте, я уже поняла, что это довольно бесполезно. Нормальный высший демон — это высокоразвитое существо, способное менять оболочку. Можно сказать, что мы энергия, а не материя. Информация в чистом ее виде. Это, конечно, не относится к неудачно переродившимся полукровкам и диким. Они низшее звено, которое зачастую даже разумом не обладает.

— Если так рассуждать, то тело демона — это всего лишь оболочка. Доспех.

— Верно! — улыбнулась Ойли. — Некоторые даже сравнивают его с одеждой. Ведь до тех пор, пока луны кочуют по небу, демоны беспрепятственно будут оживать в любой точке Валтарсии. Было бы подходящее тело и соответствующее приглашение. А в одежде главное ее удобство. Будь она сколь угодно красива, если она тебе жмет так, что ты из мальчика невольно превращаешься в девочку, лучше ее сменить. Но минусы бывают и не только такие.

Возможность изменения перерожденного тела, довольно хрупкого, по нашим меркам, очень ограничена. Источник, поддерживающий его функционирование ненамного лучше работает, чем обычное человеческое тело. Да, даже полудемоны куда прочнее, сильнее и быстрее остальных рас. Но очень важно выбрать особь, у которой достаточно развит мозг, чтобы уместиться.

К тому же часто встречается проблема, что до приглашения хозяин тела искренне считает, что это ЕГО превратят в демона. Что он станет бессмертной и почти всемогущей сущностью. Как ты сам, наверное, понимаешь, никто на такое не пойдет. Поэтому владельца приходится выселять — создавая слепок на будущее или просто стирать в пыль.

— И почему я не удивлен?

— Не спеши с выводами. Ангелы поступают еще хуже. Они не только поглощают тело, перерабатывая его под свои нужды, чего мы лишены, но и полностью ассимилируют душу жертвы, оставляя от нее лишь незначительные осколки полезные для выживания в быстро меняющемся мире. То, что тебя не поглотил Святогор при наличии ангельских жил — нонсенс.

— Тогда их в моем организме не было. Это более позднее приобретение. Но мы сюда не обо мне пришли разговаривать. Переходи к сути.

— Какой ты нетерпеливый. — Недовольно сказала Ойли, поджав губы. — Неужели тебе не интересна самая главная тайна этого мира, а может и нескольких ближайших?

— Если она не поможет мне выжить — нет.

— Ладно, как скажешь. Тогда к делу. Даже без возможности перекроить одежду ты всегда можешь ее подстроить под себя. Пришить пару кармашков или накрахмалить воротник. Покрасить в другой цвет в конце концов. И такой функционал доступен по отношению к любому телу, достаточно подготовленному для того, чтобы его занял высший демон. Родной Черной эссенции впритык, но хватает для того, чтобы провести некоторые изменения, но и без них можно справиться. Попробуй представить, что тебя не существует. Что тебя здесь нет.

— У меня уже нет морфизма хамелеона. — Пожал я плечами. — Так что такой фокус не сработает.

— Не спорь! Делай. — Выходя из себя, крикнула Ойли. — Тебя нет. Ты лишь воздух, прозрачный и невесомый. Тут не на кого смотреть. Не за что зацепиться взглядом. Просто действуй. Тебя нет. Никаких сигналов, никакого интерфейса, лишь спокойствие и тишина.

Сосредоточившись, я вспомнил ощущения, которые у меня возникали при применении морфизма хамелеона, но ничего не выходило. Раз за разом я стоял на одном и том же месте. Оскорбленная тем, что я ее перебивал демонесса, наотрез отказалась объяснять что-либо еще, мотивируя тем, что я сам должен почувствовать идущие ко мне потоки невидимой энергии и приказать самому себе исчезнуть из них. Но ничего не выходило.

Потратив множество часов драгоценного времени, я едва смог научится ощущать, как чужие энергии — в нашем случае Ойли и Эвы — касаются меня и моей усиленной связи. Это было как очень легкое, почти незаметное покалывание в основании шеи. Ничего определенного и едва уловимо. Демонесса вздыхала, но на все мои вопросы отвечала, что этому невозможно научить. Я смогу это сам почувствовать и никак иначе.

— Пошли вон! — в ярости от невозможности сделать совершенно непонятное для меня действие я вышвырнул их обеих из своей головы. Вот только реакция девушек вместо досады или непонимания была полным шоком. Ойли даже отошла на несколько шагов. А у Эвы внезапно началась икота, которую девушка переборола, только зажав рот.

— Что случилось?

— Ну-у… в принципе эффект совсем не такой, как мы ожидали. Но, возможно, он даже лучше. Успокойся. Тебя никто не трогает и в голову не лезет. Отлично. Ты запомнил это ощущение? Сможешь его повторить?

— Так? — спросил я, вновь отдав мысленную команду и немного нагнетая.

— Да! Стоп! Хватит! — попросила, морщась будто от головной боли демонесса. — Так вполне достаточно. Возвращаемся. Будешь тренироваться снаружи на Арате. Главное, чтобы остальным плохо не стало.

— Да в чем дело-то? У меня получилось спрятаться?

— Не совсем. Вместо того, чтобы исчезнуть самому, ты ко всем чертям заглушил все ближайшие сигналы. Создал помехи такой силы, что Длань тебя будет видеть как огромное серое пятно размером с полгорода и обнаружить не сможет. Да и приближаться не станут. Поздравляю с получением новой способности — теперь ты нулификатор.

Глава 19

— Что ты сделал? — в панике крикнула Ксиулан, стоящая у руля, когда я врубил нилификатор. — А ну верни все как было, мне за приборами следить нужно!

— Что бы это ни было, оно работает. — Заметил Вольха. — Но пока и в самом деле можно не применять столь сильные воздействия. Боюсь мы так не долетим.

— Хорошо. — Удостоверившись, что все работает как нужно, я прекратил поддерживать заклятье, и все с облегчением выдохнули. Я и сам почувствовал себя не в своей тарелке, когда карта внезапно отключилась, и пропали все уведомления. Но из происходящего можно было сделать довольно любопытный вывод.

Не вся магия принадлежит нам, и это понятно. Но, обнулив воздействие Святогора, я легко мог оценить последствия и вычленить собственные возможности. Я всегда считал, что такие вещи, как магия Жизни и Души — мое личное достояние, однако стоило заклятью активироваться, как разделы Морфирования и Вызова стали недоступны. По всей видимости это было слишком сложно для одного человека, и требовалась помощь магической системы.

Готовые заклятья и сохраненные схемы, а также начертательные элементы можно было использовать без особых проблем, однако академическая магия была полностью закрыта. В отличие от научной, которую можно было использовать, да только элементов выбора не предоставлялось, подсказок не было, а привычный справочник девственно пуст. Но стоило отключить нулификатор, и все вернулось на круги своя.

— Придется идти подготовленными. — Решился я. — В дороге мы уже ничего не сможем поменять или узнать. Необходимо проверить все снаряжение и заклятья перед выходом.

— Зато есть очевидный плюс. — Улыбнулась Ойли. — Теперь мы сможем пойти все вместе. В поле отрицания могут скрыться сразу все, и не будет никакой проблемы в том, чтобы пройти незамеченными меж стражников. Возможно, придется немного поплутать по улочкам, чтобы запутать следы, но, если одежда и поведение не вызовут подозрений до ратуши, мы доберемся без особых проблем.

— Это я смогу обеспечить. — Тут же встряла в разговор Арата. — Стоит нам приземлиться в условленном месте, и я проведу вас к герцогине. Там вас будет ждать и одежда, и кров.

— Не сомневаюсь, что твой план заключается именно в таком развитии событий, но боюсь у меня несколько иные планы. Время не ждет, солнце уже садится, а значит, завтра в полдень должна состоятся свадьба, придется поспешить и направиться сразу на церемонию. Остается только надеяться, что до самой столицы мы доберемся без проблем.

Мои опасения были не напрасными. Со смещением к южным границам Империи становилось все теплее. Зима и снег сменились дождями и слякотью, а потом и вовсе — золотой осенью. Туч и облаков становилось все меньше, небо все яснее, и нам уже не удавалось избежать пристального взгляда обывателей с такой высоты, кажущихся меньше муравья.

Еще вчера нам на попути попался довольно крупный город, сравнимый с Уратакотой или Киевом по размеру, но карта и доклады соглядатаев говорили, что это лишь перевалочный пункт на пути к настоящей столице. А сегодня в лучах предзакатного солнца я впервые разглядел полоску, делившую небо пополам. Где-то там находилась Длань Императора.

Встречающиеся на пути деревеньки все чаще напоминали маленькие города, столько в них было многоэтажных каменных зданий. Вместо повозок с запряженными в них кабанами по дорогам носились паровые дилижансы и кареты. Но больше всего меня удивил странный танк, ползущий к столице по специально проложенной дороге. За ним тянулось огромное множество прицепленных повозок с людьми. И когда я вслух восхитился таким изобретением, Ксиулан объяснила, что это одно из первых изобретений дварфов Города Мастеров — паровоз!

Впрочем, и кроме ползущего внизу стального монстра было на что посмотреть. За всю свою жизнь я видел около тридцати дирижаблей. И вполне возможно, что в большинстве случаев это вообще был один и тот же воздушный корабль. Бомбоносец Империи, утюжащий орочьи пустоши во время дальних рейдов. Еще пара была в Уратакоте, и на одном летел сейчас я. Однако возле столицы таких кораблей было превеликое множество.

Патрульные, почтовые, даже грузовые! От мчащихся с скоростью в несколько раз превышающую нашу курьерских, до титанов, которые могли бы взять на борт паровой танк или даже нашу яхту, не сдувая при этом воздушного мешка. Среди всего этого разнообразия я не видел военных дирижаблей из чего можно было сделать вывод, что они уже находятся на военной операции в Златолесье и на границах Империи. Иначе объяснить я не мог.

К самой столице мы прибыли уже под светом малой сестры, висящей почти в центре небосклона. Сегодня ночь была особенно безоблачна и моим глазам предстала не ожидаемая чернота, а бескрайняя россыпь огней и фонарей. Столица напрочь отказывалась сдаваться под напором ночи и продолжала бурлить жизнью.

Мануфактуры дымили сотнями труб и светили доменными печами. У трактиров и прибыльных домов толпы пьяных выясняли отношения. Огромные усадьбы с собственными лесами, озерами и садами, окруженные крепостными стенами. Паровозы, освещающие себе путь прожекторами. Яркие фонари на дирижаблях и на городских стенах. И ведь все это было только пригородами чудовищно огромного и удивительного поселения.

— Сколько же здесь живет людей? — проговорил я ошарашенно.

— Несколько сотен тысяч. — Почти с гордостью ответила Арата. — Одних древних родов здесь насчитывается до сотни, а у каждого есть собственный замок и куча прислуги. Это самый развитый и богатый город Валтарсии. А еще самый защищенный и опасный. Не стоит подходить к окну, пока мы не доберемся до владений герцогини, иначе вас может увидеть воздушный патруль имперцев, и тогда нам точно конец.

— Патрулей по возможности нужно избежать. — Согласился я. — Но к Валийской мы не поедем. У меня есть идея получше. Согласно карте в паре кварталов от Ратуши есть здание старой пожарной колокольни с башней. Я думаю, нам нужно пришвартоваться к этой башне и сразу оттуда направиться на церемонию.

— Какой вид вы будете иметь, если заявитесь на свадьбу в неподобающей случаю одежде, грязным и немытым? — возмутилась мулатка. — Это будет скандал, почище появления в Ибукоте одного из главных врагов Империи! К тому же, как вы собираетесь проникнуть в строение? Если прибудете с герцогиней, то никаких посторонних вопросов не будет, а благодаря ее влиянию ни один патруль не посмеет даже заглянуть в карету!

— Все это было бы замечательно и прекрасно, если бы я хоть на грош доверял ее словам или твоим. Хочет помочь и начать переговоры? Пусть принесет все обязательные атрибуты в ратушу и ожидает меня там. Уверен, что допускать той же оплошности, что и в прошлый раз, они не станут, и на сей раз охрана будет вполне подобающая. Но у меня будет для них немало сюрпризов.

— В этом я даже не сомневалась. — Хмыкнула шпионка. — Особенно меня интересует, как вы получили карту, хотя никогда не были в городе. Значит, у вас там уже есть или надежный союзник, или собственные глаза и уши. По крайней мере я уверена, что не видела демонических тварей, которые бы осматривали путь впереди нас, а значит, и информацию вы получаете не сами, а от кого-то. Или возможно у вас был пленник, который ею поделился?

— Все может быть. — Чуть улыбнулся я и пожал плечами. Раскрывать свои секреты перед мулаткой я не собирался, тем более что в верности она мне не поклялась, как и Святогору. Хотя если она окажется достаточно полезной, возможно, мне стоит прислушаться к ее словам. Настоящий разведчик в стане врага, баронесса Валийская, может мне очень помочь в предстоящей войне.

Только к полуночи мы добрались до окраин столицы. Стены, по которым легко мог проехать паровой танк, возвышались на добрый десяток метров над землей. Такие не то что тараном — никакой мортирой не уничтожишь, и магия тут будет бессильна. Если придется штурмовать эти сооружения с армией — проще сразу сдаться. Даже самые высокие дома прятались в тени титанической обороны города.

Но на стенах она не заканчивалась. Перед ними была пущена по окружности широкая река, и по этой водной артерии даже ночью двигались лодки и небольшие суда. Сколько здесь придется утопить солдат, чтобы в случае осады преодолеть преграду и добраться до оборонительных сооружений, я представлял с огромным трудом, но не сомневался, что рано или поздно мне придется этим заняться. Но пока я здесь не для этого.

— Пусти меня за штурвал. — Подвинул я Ксиулан, когда мы пересекли городскую черту. Прожектора охраны лишь лениво мазнули по нашему суденышку лучом света и пошли дальше. Скорее всего, у дозорных восприятие было ниже необходимого, обнаружить на таком расстоянии, что внутри гондолы преступники, они не смогли.

Тщательно сверяясь с картой, я направил дирижабль к шпилю в центре города. Там располагалась главная ратуша, в которой через восемь часов будет проходить церемония. Однако к ней самой соваться было нельзя. Очередная стена, поднимающаяся на добрый десяток метров, была увешана воздушными шарами, явственно говорящими, что посторонним в этом круге делать нечего. Несколько громоздких кораблей, опустившихся слишком низко, даже развернули.

— Вот видите! Без помощи герцогини нам делать тут нечего! — сказала Арата, когда нас поймало в перекрестие прожекторов сразу несколько охранных вышек. Я ничего не стал отвечать девушке, полностью убирая паруса и разворачивая воздушное судно к ранее намеченной цели. Стена, патрули, кажется, это будет немного сложнее, чем я думал изначально.

— Пригнитесь! — крикнул Вольха, и я инстинктивно присел. Луч прожектора прошел по окнам гондолы и едва лизнул меня по волосам. Рядом в воздух поднимался патрульный катер, все же далеко не все войска покинули столицу. Чертыхаясь про себя, я продолжал отводить яхту от настойчивых солдат, пока они не потеряли к нам интерес.

— Погодите, вы же пролетели мимо пожарной колокольни, о которой говорили. — Спустя минуту заметила в негодовании мулатка. — Если заблудились, так бы и сказали, я для этого с вами и пошла, чтобы показать правильную дорогу.

— Правильную для кого? — не сдержав оскала, спросил я. — Мне доложили, что у той башни нас уже караулят несколько десятков солдат. Я никогда не собирался там останавливаться, но мне было интересно, на каком этапе ты собираешься меня сдать.

— Стойте. Это недоразумение! Я все объясню! — запричитала шпионка. — Это люди герцогини, которые должны нас провести в тишине. Все в порядке…

— Лучше б ты молчала. Заткните ей рот и свяжите, пора снижаться.

Глава 20

— Здравствуйте, господин. — Поклонился смутно знакомый орк, чье лицо было покрыто шрамами. — Барон Хикару передает привет и просит простить за то, что не может встретиться с вами публично. Для вашей и нашей безопасности не нужно никаких имен. Называть меня можете Додиком. Мы обеспечим вам пути отхода в случае необходимости и проведем максимально безопасными дорогами, так что ни одна живая душа вас не заметит.

— Спасибо. Очень рассчитываю на это. — Кивнул я, проверяя достаточно ли легко выходит из ножен оружие. — Сколько человек будет нас сопровождать?

— Двое, вас и так многовато, не стоит привлекать к себе лишнее внимание. — Орк заглянул мне за спину, где Арату как раз заканчивали связывать по рукам и ногам. — К тому же я вижу у вас пленницу — она может замедлить движение, что в нашей ситуации недопустимо!

— Это наша страховка. Не знаю, на сколько ею дорожит герцогиня, однако она и сама баронесса. В случае если нас будут преследовать, вскроем вены и бросим. — С ехидной улыбкой сказал я, смотря на пытающуюся возмущаться через кляп шпионку. — Стражу это замедлит больше, чем нас.

— Вполне разумно. — Нехотя согласился орк. — Вам всем следует переодеться. У меня одно платье для его светлости. Три для сопровождающих дам. Есть форма слуг, принятая в Ибукоте. Но более боюсь ничего. Экипаж уже ждет вас у выхода.

— Отлично. Такими темпами твой попечитель вскоре станет даже не виконтом, а лордом. — Сказал я Ксиулан, заканчивающей устанавливать судно на прикол. — Его полезность в этой войне неоспорима, и после ее окончания он получит все, что заслужил, в полной мере. Уверен, что и соратников не забудет по достоинству вознаградить.

— Будет неплохо. Но сейчас мы работаем строго по контракту. Прошу переодеваться, мы подождем внизу. — С этими словами орк чуть поклонился и спустился через небольшой лаз с чердака вниз. Судя по скрипучим ступенькам и рассохшемуся полу, дому был уже не первый десяток лет, и особенно за ним никто не следил. А значит, что хозяин, кем бы он не был, особенно за своим строением не присматривает, если вообще здесь бывает.

— Я это не одену! — сказала, недовольно морщась, Эва.

— В чем дело? Другой одежды все равно нет. Или тебе фасон не подходит?

— Да при чем тут? Оно просто мне не налезет. Крылья в рукава не войдут. — Девушка демонстративно сложила перья и попробовала просунуть морфированную руку, но ничего не вышло. — Можно внизу разрезать, но выглядеть лучше оно о этого не станет.

— Черт. Ладно, значит, придется извращаться…

— Я тоже костюм горничной не одену. — Заявила Ойли. — Мало того, что ты мне баронство задолжал, так еще и в этом тряпье ходить? Уж лучше в походном, и то красивее будет. Да и на Ксиулан размера тут явно не найдется, придется подшивать, чтобы юбки не волочились по полу. В общем, ты как хочешь, а мы будем в привычной одежде.

— И сорвете мне всю маскировку к чертям! — выругался я, но, осматривая девушек, понял, что они в принципе правы. Одежда совершенно точно была для них не готова. Да и мне мой костюм был маловат, так что при напряжении мышц начинал трещать. — Хорошо. Допустим. В таком виде мы сунуться и в самом деле не можем. Хотя. — Я с сомнением посмотрел на Арату.

— Нет, нет и еще раз нет! — проследив за моим взглядом крикнул Вольха. — Сдаст! Всех!

— Возможно. Но она пока понятия не имеет, как мы будем передвигаться и на чем ехать. Пусть и знает, куда мы направляемся. Тем более пока обнуление не действует она десять раз могла отправить сообщение своей госпоже. Освободите ее. — Дождавшись, пока Эва нехотя срежет с шпионки веревки, я подошел к ней. — У тебя будет только один шанс заслужить доверие и жизнь. Если что-то пойдет не так — ты умрешь первой.

— Можно подумать без ваших слов я этого бы не поняла. — Фыркнула девушка. — Все доставят к указанной точке, нужно только договорится где.

— Не нужно. Это мы скажем, когда прибудем на место. Поехали, а то у нас всего шесть часов осталось, солнце скоро взойдет. — Показывая пример, я первый спустился по лестнице и вышел к ожидающей карете. Паровой, что характерно, и даже хорошо выглядящей. Но, судя по потертостям и царапинам, явно старой.

Внутри экипажа, за ажурными занавесками, все было еще хуже. Откровенно драные седушки и следы от ударов мечей, порубленные стойки и несколько намертво застрявших наконечников от стрел говорили о том, что прежние владельцы этого хозяйства отбивались как могли и делали это отчаянно. Но к нашему счастью им это не особенно помогло.

— Как мило… — проговорила Арата, забираясь в карету. — Хоть не на гвоздях придется сидеть.

— Скажи еще слово и вообще сидеть не сможешь. — Одернула ее Эва, с трудом втиснувшаяся в двери. Мы в шестером едва поместились в небольшой кабине, после чего я постучал в стенку у водителя и сказал, что можно трогаться.

Город постепенно успокаивался. Ночные жители ложились спать, разбредались по домам из трактиров и борделей. Но уже вскоре начнут просыпаться обычные горожане, чтобы приступить к свом ежедневным обязанностям. Кондитеры и повара уже прогревают свои печи, чтобы к завтраку господам на стол попали свежие булки, а работники могли насладиться хрустящей корочкой еще теплого хлеба. Молочницы уже подоили коров и свиней, и вскоре дети начнут растаскивать бидоны парного молока по домам покупателей.

Но пока — ближайшие полчаса или уже чуть меньше — люди сидели по домам и не совались на улицу. А главное, что все еще стояла ночная смена караула, которая должна была смениться с минуты на минуту. В эту пересменку мы и должны были попасть, чтобы проскочить без особых проблем. Именно так рассуждал я, когда мы ползли по каменной мостовой, испуская клубы пара. Провожатые, которых выбрал Хикару, должно быть не глупые парни и знают, что делают.

— Мы не туда свернули. — Заметила Арата. — На главный тракт к воротам внутреннего города нужно было повернуть направо!

— Заткнись и сиди молча. — Немедля зашипела на нее Эва.

— Погоди. Она ведь права, судя по карте нам и в самом деле в другую сторону. Мы не приближаемся к нужной точке, а удаляемся. Эй! Что происходит? — я обернулся к водителю, но окошко заело и не открывалось. — Что за чертовщина. — Приложив еще больше усилий, я чуть не выломал раму, но смог открыть створку, после чего с той стороны окно тут же заткнули. — Эй!?

— Тихо там. Не высовывайтесь, мы просто едем обходным путем, чтобы не нарваться на патруль.

Объяснение было весьма логичным. Но ситуация в целом меня все равно напрягла, а потому я сорвал с дареной одежки левый рукав, все рвано переодеваться, а в случае чего щит использовать лучше так. Видя мои действия спутники, начавшие было дремать от покачивающейся повозки, тоже подобрались проверяя оружие. Машина все ускорялась, хоть и не слишком быстро. Но если бы не скользящий звук снаружи я бы не догадался выглянуть.

— Эти сволочи спрыгнули! Наружу! — я приказал раньше, чем сам успел сообразить, что происходит. К счастью реакция у моих соратников была не хуже моей, и они бросились из мчащейся кареты врассыпную. Эва выпорхнула через верхнее окно, остальные выпрыгнули через двери перед самым столкновением со стеной.

С жутким грохотом, накрывшим округу повозка на полном ходу врезалась в стену. Камни посыпались сверху и погребли паровую машину под грудой обломков. Наши провожатые уже поднимались в сотне шагов от нас, отряхиваясь, а рядом с ними аккуратными шеренгами стояли солдаты Империи со свинцеплюями. С ходу я насчитал пять доспехов.

— Он вам этого никогда не простит! — закричала что есть мочи дварфийка, обращаясь к оркам. — Вы же понимаете, что предали его доверие?

— Полная амнистия и огромная сумма денег. У Империи всегда будет что предложить, и старый неудачник вроде Хикару никогда не сможет предложить больше, чем дают за ваши головы. — Нагло усмехнулся водитель. — Вы же понимаете — ничего личного, мы просто наемники.

— О, для нас это очень личное. — Я не спеша достал Кладенец из перевязи. Двадцать, сорок. Дьявол… сто солдат, пять паровых доспехов и несколько чернокнижников, готовых взять нас под контроль. Так просто с этой армией не разобраться. До последнего я надеялся, что этот козырь мне использовать не придется, иначе он уже не будет козырем, но похоже выхода просто не оставалось. «В мое местоположение, срочно!»

— Сдавайтесь, и вас будут судить по законам Длани! — зычным поставленным голосом сказал командир. — Это естественно касается всех, кроме предателя и врага номер три, Майкла Рейнхарда. Отойдите от него, этот опасный преступник будет уничтожен на месте.

— Делайте, как он говорит! — приказал я недоумевающим соратникам. — Прочь от меня! В стороны!

— Не знаю, что вы задумали, но мы готовы сражаться за вас до последнего вздоха. — Прорычала Эва. — Я этим тварям за все отомщу! За все!

— Приготовиться! Целься! — Спокойно отдавал приказы имперский начальник. — Пли!

Раскрыв щит до размеров среднего, я весь сжался, пережидая грохот и звон свинцовых шаров, обрушившихся на меня из свинцеплюев. Несколько пуль даже пробило тонкие пластины, попав в правую руку, которой я прикрывал голову. Все же демоническая сталь была хоть и потрясающим, но не всесильным материалом. Однако главную задачу она выполнила, мою жизнь сохранила и позволила выиграть драгоценное время.

— Перезаряжайсь! Доспехи вперед! — скомандовал имперец, сам пуская свою паровую махину в мою сторону. Солнце уже всходило, но нас скрывала тень от зданий и все еще было слишком темно. Глаза солдат привыкли к этой темноте. Идеальный вариант. Вспышка!

— Ай! — раздались крики солдат, не успевших зажмуриться. Еще несколько секунд было выиграно, но мало. Слишком. Еще! Вторая вспышка была уже не столь эффективна, многие заранее отвернулись, а некоторые не отошли от первой, но ко мне уже приближались на полной скорости паровые гиганты. Сейчас или никогда, если они не успеют…

Раздался приглушенный взрыв, земля вспучилась, а потом рухнула вниз, поднимая кучи пепла и пыли. Тяжелые доспехи повалились на солдат, ломая кости и лишая возможности двигаться. Но даже если бы им удалось подняться — их секунды были сочтены. Из образовавшихся в мостовой дыр на свет выскочили крысолюды. Своими примитивными стилетами и кинжалами они добивали сквозь щели в доспехах, не успевших опомниться имперцев.

— Господин, я рада вас приветствовать. — Склонилась передо мной крыса с красными глазами и белой шерстью. — Моя стая готова служить!

Глава 21

— Кахоша. — С облегчением улыбнулся я. — Ты появилась как нельзя вовремя.

— Нельзя подвести своего короля и бога. — Произнесла крысолюдка, не поднимая головы. — Вы подняли нас на поверхность и подарили свободу от подземелий одного городка, и теперь мы можем заполонить все!

— Отлично, значит, с выполнением главной заповеди у тебя все в полном порядке. Пора сваливать отсюда и двигаться к ратуше, вы нашли проход?

— Конечно, по канализации. — Тут же ответила мастер теней. Я старался не смотреть на то, как ее сородичи утоляют свой голод, вызванный природным усилением. — Но демонопоклонники нас умудряются как-то выслеживать, только с огромными потерями нам удается отбиваться от них, даже в родных катакомбах.

— Поднимись и веди нас. — Запоздало позволил я встать девушке. — Учитывая, что эти двое были предателями, придется считать, что враг знает расположение дирижабля. Кси, без тебя машину не подготовить, вдвоем с Вольхой справитесь?

— Вы хотите отправить меня подальше? Зачем же я проделал весь этот путь? — удивленно посмотрел на меня оборотень.

— Если мы лишимся дирижабля, останемся без средства эвакуации.

— Для того, чтобы просто отлететь за город, и там вас дождаться мне будет достаточно любых двух смышленых помощников. — Заверила Ксиулан. — Тем более что я сама в бою вам буду не особенно полезна. Если среди э-э-э крыс есть сведущие в паровых машинах.

— Не бойся, дварфийка, мы очень быстро учимся и такие специалисты у нас есть. — Усмехнулась, зыркнув своими красными глазами, Кахоша. — Иначе мы бы никогда не изобрели взрывающийся порошок. Или плюющиеся трубки. Я отправлю с тобой лучшую дюжину инженеров.

— Погоди, хочешь сказать, что вы заново открыли алхимический порошок для свинцеплюев?

— Да, а что в этом удивительного? — пожала плечами крысолюдка, ныряя в канализационный лаз. — У нас очень тонкий нюх, мы легко различаем состав веществ по запаху, а когда благодаря вашему благословению я еще и получила эти белые надписи…

— Магический интерфейс Света.

— Да, именно его. Наше общество благодаря ему сильно изменилось. Многие были против, но их кости пошли на пользу молодняку. — Кахоша хмыкнула, а затем остановилась на перекрестке. Принюхалась, водя из стороны в сторону носом, и спросила. — Куда нужно отвести дварфийку?

— Сюда, я скинул задание. Просто переназначь подчиненных и у них на карте оно отобразится.

— Сделано. — Удовлетворенно кивнула крыса, пригибаясь и пропуская сородичей. — Теперь следуйте за мной. Нам нужно двигаться как можно быстрее, чтобы имперские ищейки не догнали нас по пути. Они будто угадывают в какой коллектор нужно спуститься, чтобы перехватить нас или перекрыть дорогу.

— Об этом можешь не беспокоиться. У меня есть средство, которое нас надежно укроет. — Я старался дышать через нос, потому что ртом вонь ощущалась еще лучше. А так у меня был хоть какой-то шанс не потерять сознания от запахов канализации. Хорошо еще что она была совмещена с ливневым коллектором и оказалась достаточно большой для перемещения. — Приготовьтесь, сейчас интерфейс частично перестанет работать.

— Что это было? — спросила Кахоша, почти не замедлив движения.

— Нулификатор. — Любезно подсказала Ойли, прижавшая к лицу носовой платок. — Он блокирует всю системную магию поблизости. Вернее ее передачу и отображение. Сейчас на картах Империи внезапно появилось огромное движущееся серое пятно. Но учитывая, что мы под землей, вряд ли они смогут нормально определить центр этого явления.

— Очень на это надеюсь. — Чертыхаясь сказал оборотень. — Иначе выпадать из-под божественного взора не имеет смысла. Благословения, отречения, анафемы, обращения — все это невозможно применять, не имея связи с господом нашим — Святогором.

— Обойдемся пока без молитв и песнопений. У нас достаточно силы, чтобы сокрушить почти любого встречного врага, так что сконцентрируемся на том, чтобы без приключений добраться до ратуши.

— Не выйдет. — Тут же заметила Кахоша, потянув носом воздух. — Есть только два пути под стеной. В одном из них мы вынесли решетку, чтобы не пришлось задерживаться, но, судя по запаху, сейчас там стоит имперский патруль. Узкое пространство, десяток противников. Если он закроются щитами мы можем долго биться об их оборону. А бомбы не бесконечные.

— В таком случае нам очень повезло, что рядом с нами первожрец. — Улыбнулась Ойли. — Для вашего первосвященства не составит труда уничтожить жалкий десяток врагов?

— Это ты так нарываешься на неприятности или пытаешься польстить? В любом случае — да, я могу. И особых проблем это составить не должно. Подержи мой Кладенец.

Слепозрение позволяло легко видеть в темноте на сотню метров. Привыкнув к вони, я даже мог почувствовать примерное направление на врага из-за стены. А еще я видел, что это не обычные воины, а как минимум один из них был полудемоном. Что занесло чиновника высшего ранга в канализацию, я мог только догадываться. Но проблем он может доставить прилично.

Мог бы, если бы вместо того, чтобы в панике пытаться вызвать интерфейс, смотрел по сторонам. Конечно, чувствовать себя совершенно брошенным, когда ты всю свою очень долгую жизнь полагался на Длань, было тяжело. Но мне это играло на руку. Полная темнота и демонический щит скрывали мое присутствие, а стук молотков имперцев, строящих баррикады, заглушал звук моих шагов. В результате меня заметили, только когда я поднял руку метрах в пяти.

Но, конечно, к тому времени было уже слишком поздно. Резак! Я не дал чернокнижнику и шанса. Почти невидимый луч вонзился ему в лицо, мгновенно кипятя глазные яблоки и прожигая кожу. Заклятье оказалось достаточно точным, чтоб пройти сквозь глазницу и выжечь мозг противника за несколько секунд. Фактор внезапности был полностью на моей стороне.

Очнувшиеся после падения командира солдаты бросились на меня, но соратники не собирались оставлять мне всю славу. Несколько насекомых Ойли впились в лицо самому здоровому имперцу. Забравшись в забрало и под кольчужную рубаху. Вольха, не скрывая истинную форму, промчался мимо меня словно стрела, а следом ворвалась в толпу врагов Кахоша.

Лишь Эва чуть замешкалась, в коллекторе было слишком тесно для ее прекрасных черных крыльев. Да Арата стояла в оцепенении от происходящего, удивленно переводя взгляд с меня на соратников, добивающих солдат и обратно. С трудом выбрав подходящий по размеру костюм солдата Вольха принял его личину и переоделся. Очень разумно, ведь без Длани с ходу определить кто друг, а кто враг, слуги демонов не могли.

— Теперь они точно знают, куда мы пошли. — Обеспокоенно прошипела Кахоша. — Нужно разделиться, чтобы запутать следы!

— Не выйдет. Они точно знают куда мы направляемся, придется двигаться обходным путем.

— Они все соединяются в одном месте. Под ратушей проходит два туннеля, и они оба легко будут перекрыты. — Сказала крысолюдка. — Мне нужно больше сородичей, чтобы пробиться.

— То, что нужно больше — поддерживаю, но кажется у меня появилась другая идея. Как много у вас алхимического порошка? Бочонок наберется?

— Нет. Мы делаем его из выгребных ям с трупами, и следующая порция будет только через полгода. До этого лишь крохи. Простите, повелитель. — Склонилась крысолюдка. — Только прикажите, и мы все пойдем вперед даже на верную смерть!

— Это не понадобится. Но придется строить больше, чем ломать. У нас не так много времени. Отправляй гонцов во все гнезда, у нас будет час на подготовку.

Мелкие крысеныши ринулись в разные туннели по одному приказу Кахоши. А мне оставалось только надеяться, что они успеют. Ливневый коллектор почти незаметно шел вверх, к центру города, и с поверхности уже лились струйки грязи и дождевой воды. Все же уже вступила в свои права зима, сезон похолодания и снегов. Но меня это более чем устраивало.

— Черт, я этой вонью пропитаюсь. — Недовольно фыркнула Ойли. — Уж лучше сражаться, чем сидеть здесь и барикадировать эти выходы. И какой в этом толк? Вода только прибывает!

— Именно в этом и смысл. А помыться мы и позже сможем. — Сказал я, стараясь не вдыхать ртом. Кирпичи, из которых были выложены стены, подавались с трудом, но другого материала не подвезли, и приходилось разбирать кладку, чтобы выстроить баррикаду. Как ни странно, и здесь Кладенец выручил — за счет вибрации он прекрасно резал даже камень.

— Должно хватить. — Заметила Эва, когда импровизированная плотина поднялась нам до колена. — Зачем мы это делаем? В чем смысл? Сражаться по колено в воде придется не только им, но и нам.

— Сейчас увидишь. Мы ниже по течению, а вот они выше, как и другие наши отряды. Скоро должно хватить. Отходим в боковой туннель. Внимание, я отключаю Нулификатор. У нас могут появиться гости. Три, два. Поехали!

Стоило мне отключить магию, как по туннелю прокатились крики. Это ищущие нас в темноте команды имперцев наконец получили нужное направление. Они спешили нам наперерез, чтобы поймать, обезвредить, уничтожить до того, как мы попадем в ратушу. Слышались гудки паровых доспехов и тяжелая поступь латников. Черные Стражи подходили к своим обязанностям со всей серьезностью, но это их не спасет.

— Они здесь! Вперед! — раздался крик командира имперцев, и я понял, что мешкать более нельзя. Приказ, отданный мной Кахоше разлетелся по сотням и тысячам крысолюдов, а затем туннели заполнил треск и грохот движущийся воды. Плотины рухнули, пуская потоки собранной воды вниз по течению. Они отсекались боковыми перегородками, соединяясь в один плотный ревущий поток, и я мог поклясться, мимо нас проплыли даже паровые доспехи.

— Все, вперед! Добивать только тех, кто окажется под рукой! — крикнул я, перепрыгивая через плотину, когда вода чуть умерила свое течение. — Кахоша, большинство стражей сейчас здесь, и они беззащитны, начинайте выносить склады с продовольствием! Увидимся на войне! Остальные за мной! У нас есть пятнадцать минут, чтобы прорваться!

Поднимаясь против потока, мы без жалости и промедлений убивали отплевывающихся и побитых имперцев. Сейчас уже было не до того, чтобы разбираться, кто представляет опасность, а кто нет. Коллекторы были чище, чем когда-либо, а мы в грязи и крови с головы до ног. Несколько отважных воинов, бросившихся на нас в дороге, умерли раньше, чем поняли, что с ними происходит. Я экономил силы для настоящего противостояния, но не жалел никого.

— Вижу выход. — Сказал Вольха, останавливая движение отряда. — Сейча я вылезу и позову на помощь, постараюсь отвести стражников от прохода как можно дальше. Спрячьтесь за угол и ждите, пока они не пройдут.

— Хорошо. Действуй.

— Помогите! Пожалуйста! Убивают! — орал благим матом оборотень, одетый в имперское снаряжение. Его выловили у самого верха. Точно ждали. — Там крысолюды! Полчища! Они убивают всех наших, толпы! Паровые доспехи пали!

— Что ты брешешь?! Говори толком! — закричал на него уверенный голос.

— Враги, крысолюды, они там повсюду. Тысячи. — Продолжал молить Вольха. — Если вы нам не поможете, то им достанутся паровые доспехи и свинцеплюи с мечами! Ребята погибнут!

— Этого нельзя допустить! Отряд, стройся! Спускаемся в коллектор! — через несколько секунд с поверхности спрыгнул первый десяток солдат. — Фу, что за нестерпимая вонь? Да еще и карта не работает, не видно нихрена.

— Я проведу, не стоит ждать! Потом вернемся, откуда начали! Пойдемте! — крича, увлек за собой их оборотень. Черт, а ведь мог и с моими войсками также поступить. Если бы маскировки хватило. Бесценный кадр, если уметь его использовать.

Дождавшись, пока Вольха отведет врагов подальше, я сам поднялся в подвал ратуши. Добрались. Судя по интерфейсу, у нас было еще полчаса до начала церемонии.

— Арата, найди герцогиню. Эва, точку обзора и атаки сверху. Пора проучить верховных демонов.

Глава 22

— Вы не ищите легких путей? — насмешливо поинтересовалась Валийская, когда я прошел в найденную Аратой комнату. Вольха уже вернулся, заведя имперцев в засаду и лишив освещения, однако я не спешил отключать нулификатор. — Прошу не подходите ближе, вас сейчас можно найти просто по запаху. Да еще и от магии вашей у меня начинается мигрень.

— Скажите уж проще, пропадает возможность возродиться. — Хмыкнул я, скидывая одежду. — Вы просили о встрече. Мы встретились. Пока я принимаю ванну, можем поговорить.

— А не слишком ли это публичный разговор выйдет. — Спросила герцогиня, показывая на мнущихся соратников. — Стоит остаться наедине. Да и им самим бы не плохо провести банные процедуры и переодеться.

— Предпочту слышать весь разговор лично, сестренка. — С улыбкой проговорила Ойли.

— Пусть ты и демонесса, но лишь перерожденная. — Плохо скрывая пренебрежение, сказала герцогиня. — Так что даже права смотреть на меня не имеешь.

— О, эта имеет. — Хмыкнул я, оттирая кожу мочалкой. — Я же вас не представил? Ее императорское высочество принцесса Ханна Силерантильская и его императорская светлость князь Они Каге в одном, так сказать, флаконе. Или попросту — Ойли Каге.

— Ты хочешь сказать… они что? — Валийская явно замялась, не веря смотря по очереди то на меня, то на демонессу. — Нет, этого просто не может быть! Спаять две личности и поместить их в одно тело без ошибок и проблем. Нереально. Так не бывает! Для того, чтобы совершить такое, надо быть как минимум…

— Богом. — Подсказал я, улыбаясь. — Все верно.

— И какая же за это была плата? Полное подчинение? — поджав губы, спросила герцогиня.

— Нет, он этого не требует. По крайней мере для тех, кто помнит старые договоры. Мы созданы для того, чтобы служить, а не править. — Напомнила Ойли. — Это вполне приемлемая плата за освобождение, да и тебе предложат не худшие условия. Останешься хранительницей своей территории, просто будешь подчиняться Святогору. Ну и пару храмов ему поставишь.

— Я не буду подчиняться другим! — возмущенно сказала Валийская. — Слишком дорого за это приходится платить моим людям. Войны, голод, катаклизмы — вместо спокойного процветания. Если уж ты напомнил о нашем предназначении, то именно этого мы и добиваемся. Полного благополучия для людей. А то — что ими при этом приходится править — лишь незначительный негативный эффект. Стаду всегда нужен пастух, и уж лучше это будем мы, чем выскочки эльфы или короткоживущие люди.

— Ставишь себя выше других, но при этом даже не понимаешь ситуацию, в которой оказалась. — Усмехнулся я. — У тебя есть все шансы не пережить сегодняшний день.

— Ты угрожаешь мне, мальчишка? Я прожила несколько тысяч лет и видела все. Возвышение и падение империй. Хаос самоуправства. Эпидемии морфизма, после которых вымирали целые народы. А уж таких выскочек и вовсе несметное множество. Тысячи и десятки тысяч! — герцогиня надменно усмехнулась. — И где они все? Сгинули в лабиринте истории, а я осталась!

— Это легко поправить. Есть ли у кого-то из них Нулификатор? Магия Огня? Магия Света? Можешь не трудиться отвечать, я знаю, что нет. А главное, чего у них не было — воскресшего бога за спиной. Я действую не в одиночку и уверен, ты прекрасно осознаешь, что будет, когда Святогор победит в Междулесье и Златолесье. Иначе не пошла бы на переговоры.

— Мне нужны гарантии. — Задрав нос, сказала Валийская. — Что вы не заберете у меня страну, если я не буду вмешиваться в войну. В противном случае я выступлю вместе с братьями!

— И погибнешь вместе с ними. — Резко ответил я, подключая к Нулификатору ТРИНИТИ. Давление заклятье усилилось многократно. Ощущение— будто кровь начала бегать только от головы к сердцу, легким и обратно. Минуя остальное тело. Но и эффект на демонах стал заметен невооруженным взглядом. Ойли морщась схватилась за стену, а герцогиня даже присела на подогнувшихся ногах. — Чувствуешь? Вот она — сила!

— Это всего лишь потеря Связи и Власти. — Поморщилась Валийская.

— И что вы без них? Просто тупые Стражи, стоящие на перекрестках и в деревнях. Ладно, хватит. — Я прекратил поддерживать усиленное заклятье и вылез из ванной. — Ты поможешь мне сегодня и не вмешаешься в войну. И тогда тебе позволят оставить территорию, контролируемую на данный момент. Даже после войны. И когда она закончится Святогор придет к тебе лично. Со мною во главе армии. Тогда сомнений у тебя не будет, и ты преклонишь колено.

— Это будет еще не скоро. — Попыталась храбриться герцогиня. — А до тех пор еще может произойти многое. Но я помогу тебе выжить в этой непростой ситуации. Хочешь жениться на глупышке Кинте? Ее свобода в обмен на мою? Пусть это и временно — меня вполне устроит.

— До церемонии пятнадцать минут. Вся стража стоит буквально на ушах, и потому я спрошу. Почему она вообще состоится? Почему бы Императору не отменить свадьбу. Или кто тут главный? Просто сказать, что жениться с врагом Империи номер три — не стоит.

— Императору начхать и на нас, и на вас, и даже на Святогора. Он восседает на троне Длани и правит всей Империей, чувствует и видит каждого в отдельности и одновременно всех вместе. Только он один видит всю мозаику целиком. — Улыбнуась Валийская. — Но именно Длань есть закон. И по нему, если два благородных дома обвенчались и назначили свадьбу, она должна состояться. Иначе нарушившая обязательство сторона попадет в рабство. А один хитрый мальчишка добился от Рейнхарда того, что ему придется умереть, чтобы отказаться от названного сына. А лишних тел для воскрешения сейчас нет.

— Значит, он попытается остановить меня, дабы церемония не состоялась по моей вине, и тогда у него будут развязаны руки. Наша задача, чтобы все прошло наилучшим образом. Интересно, захочет ли он схлестнуться со мной в этом здании. Не вижу особых проблем для этого, а значит, мне придется его убить.

— Вот, именно такая самонадеянность и становится причиной гибели юнцов, вроде тебя. — Не скрывая превосходства, рассмеялась герцогиня. — Идти против изначального старшего демона? Лорда управляющего инквизицией? На это способен только полный идиот или самовлюбленный дурак, коим ты наверно и являешься.

— Лорд-инквизитор? — я закусил губу, чтобы не выматерится. Вот значит как. Именно эта тварь ответственна за муки Эвы. Я должен был догадаться после того, как Рейнхард пугал моих девушек борделем и пытками. И это же объясняет, почему с ним считались другие лорды, хотя род Рейнхардов долгое время оставался безземельным. Зачем земля, если ты имеешь под собой такую структуру, как императорская инквизиция. Плохо, чертовски плохо.

— Ничего, Святогор предусмотрел такой вариант. — Улыбнулся оборотень. — На каждого найдется свой ключик, сколь опасен он бы ни считался. И старший демон не исключение. Благо у нашего господина будет довольно сил, чтобы перекрыть воскрешение всех до одного в этом здании и даже квартале. Мы сумеем справиться с любым противником, которого можем встретить в этих стенах.

— Еще один самоуверенный юнец. — Вздохнула герцогиня. — Но не мне вас переубеждать, хотите умереть — это полностью ваше право. Одевайтесь, я проведу вас в центральную залу.

Валийская вышла вместе с уже сменившей наряды Аратой. Не мешкая ни секунды, Вольха распахнул дверь и остался стоять в проеме, контролируя, не собираются ли демонесса с помощницей сбежать. Но те на удивление смирно стояли, перешептываясь в коридоре. Нам ничего не оставалось, кроме как и в самом деле переодеться и подушиться. И хотя парадная одежда не представляла намека на оружие, я напялил перевязь с Кладенцом.

Оборотень, в очередной раз сменивший облик, прошелся по коридорам и вернулся, уже сориентировавшись внутри здания. Когда до церемонии оставались считанные минуты, он вновь выскользнул в коридор, и вскоре со стороны главного зала начали доноситься недовольные выкрики стражей. Надо отдать должное, не даром он стал кандидатом в верховные жрецы — и убеждать умел превосходно. Две группы стражей направились к подвалу и скрылись как раз за минуту до начала службы.

— Именем его императорского величества я открываю свадебную церемонию. — Донесся до меня до боли знакомый голос. — Здесь ли невеста, ее светлость Кинта Буланская?

— Я здесь. — Раздался довольный звонкий девичий голосок.

— Здесь ли жених, его сиятельство Майкл Рейнхард? — мой приемный отец сделал небольшую театральную паузу. — К сожалению…

— Я здесь! — довольно крикнул я, распахивая двери. Несколько солдат немедля бросились на меня с разных сторон, но у них не было и шанса. Мне даже не пришлось вытягивать Кладенец из перевязи. Ойли уложила напавших с левой стороны, я быстро расправился с теми, что справа. Раздался крик, и сразу за ним выстрел свинцеплюя. Эва приземлилась на спину незадачливому стрелку за мгновение до того, как он успел прицелиться.

— Ты! Как ты посмел явиться сюда! — взревел Рейнхард, он оголил черный дымчатый клинок, и в этот момент часы на городской башне начали бить двенадцать раз. Я не успел заметить, как инквизитор оказался прямо передо мной, но его меч врезался в левую руку, почти не причинив вреда. Демоническая сталь врезалась в такую же под рукавом свадебного камзола.

— Майкл! Не тормози! — крикнула Ойли.

— Я, Майкл Рейнхард, по законам Длани требую отдать мою невесту! — сняв действие нулификатора. тут же провозгласил я. Лорд-инквизитор набросился на меня с удвоенной силой, он хотел решить все за несколько секунд, но тут в дело вмешалась перерожденная демонесса. Она в прыжке ударила его двумя ногами, и Рейнхард с грохотом перелетел через несколько деревянных скамей.

В это же время Эва кружилась вокруг Кинты, отмахивающейся черным хлыстом, не давая невесте сбежать из зала. Дон-н — ударил колокол в восьмой раз. Дон-н. Инквизитор не собирался сдаваться, по всюду слышался топот солдат и крики командиров. Все силы Ибукоты спешили в зал, чтобы помешать нам, и герцогиня странным образом куда-то испарилась. Но Арата осталась с нами и перекрыла вход, подперев главные двери скамьей.

— По законам Длани и Света, именем Святогора, хранителя и бога Валтарсии я беру Кинту Буланскую в жены! — крикнул я, скрещивая клинки с старшим демоном. Кладенец стонал, мышцы ныли после каждого удара, и ясно было, что долго я так не продержусь. Но мне и не нужно. Три. Два. Один!

— Нет! — вскричала, падая на колени, Кинта. — Н-е-е-т!

Глава 23

«Договор о женитьбе не исполнен противоположной стороной. Изменение статуса. Вы стали владельцем… Ошибка, демоны не могут находиться в рабстве. Ошибка, демоны могут находиться в рабстве ангелов. Проверка. Ангельская составляющая более 15 %. Действие подтверждено, вы стали супругом и владельцем младшей княжны Кинты Буланской. Поздравляем!»

— Нет! Нет… дядя?.. — девушка смотрела на Рейнхарда с полными отчаянья и слез глазами. Дело сделано, но инквизитор все продолжал напирать. Боже, а мне-то казалось, что, получив столько силы и одолев Стража, я смогу справится с такой тварью. Выяснилось, что надежды мои напрасны. Я все еще оставался худшим фехтовальщиком, да еще и слабее. Но теперь у меня был козырь.

— Назад! Иначе я прикажу ей убить себя!

— С этого момента она все равно что мертва! — крикнул Рейнхард, раз за разом обрушивая на меня мощные удары совсем не с того направления, откуда я их ждал. Рукава бесполезного костюма уже превратились в лохмотья, и меня едва спасал маленький толстый щит, который я развернул на левой руке. — Пусть она лучше умрет свободной вместо того, чтобы служить ангелам!

— Замри! — команда разрывающим воздух хлыстом ударила от Ойли по не ожидавшему такого поворота событий инквизитору. С первого взгляда ничего не произошло, тот продолжал наседать, но затем я увидел, что правое колено противника перестало сгибаться! Хваленая научная магия Они сработала! — быстрее, я не смогу его долго продержать!

— Все на башню! — крикнула Арата. — В подвалы уже не пробиться!

— Согласен! Нужно тикать с города, иначе нам хана! — поддержал Вольха, вернувший себе естественный вид и отбивающийся от солдат, лезущих в проломы дверей зелеными клешнями.

— Вам не выбраться отсюда! Вы сдохните! — орал Рейнхард, когда мы бросились к неприметной дверке наверх. Подстегиваемая приказами Кинта нехотя шла с нами. И мы баррикадировали все проходы. Очутившись на винтовой лестнице, я дождался, пока остальные уйдут на пролет выше, а затем обрезал ступени. Теперь солдаты не могли до нас добраться, и яростный рев Рейнхарда означал, что и он тоже.

— Вы все обречены. Вас повесят. Четвертуют. — Шипя от злобы говорила Буланская.

— Заткнись. — Приказал я, и девушка схватилась за горло, не в силах произнести более ни слова.

Мы поднялись на самый верх башни, откуда прекрасно видно, как во дворе ратуши бегают солдаты. Рейнхард раздавал приказы, откуда-то тащили лестницы и к нам уже приближалось несколько дирижаблей. Сумеет ли Ксиулан протиснуться среди всего этого натиска? Найдет ли нас, если я включу Нулификатор? Проверять я не собирался.

Когда до ближайшего дирижабля, ощетинившегося стволами свинцеплюев, оставалось не больше трехсот метров, я поднял руку и врубил резак. Луч безбожно рассеивался и был совершенно не в состоянии на такой дистанции порезать даже дерево. Но кожа из слепой свиной кишки, пропитанная лаком, расходилась под его давлением почти мгновенно. Да, с точностью у меня оставались колоссальные проблемы. Но промахнуться мимо махины размером сорок на пять метров не смог бы даже слепой.

Пузырь лопнул, дирижабль резко повело в сторону от выходящего наружу воздуха, а через несколько секунд он с диким скрежетом упал вниз, под крики солдат находящихся внутри. Та же участь постигла еще два патрульных корабля и теперь к нам приближалось всего несколько небольших суденышек. Здесь опасность куда больше, и не потому, что я не смогу их уничтожить, совсем наоборот, стараясь спалить один, я могу нечаянно попасть по-другому.

«Кси! Поднимитесь выше и сбросьте лестницу, мы обеспечим вам прикрытие!» — приказал я, переключаясь на стоящих внизу солдат. Не зная подвоха, те обстреливали башню из свинцеплюев, но каменная кладка ратуши достаточно надежна, чтобы выдержать попадания свинцовых шаров. И все же я должен обезопасить точку приземления.

Врубив ТРИНИТИ на полную, я едва удержался на ногах, зато теперь Резак стал куда эффективнее. Несколько солдат, чувствовавших себя в полной безопасности, мгновенно располовиненны тонким полупрозрачным лучом. Еще трое или четверо лишились конечностей, и только потом, увидев, как знакомая воздушная яхта поднимается над остальными дирижаблями, я начал резать их шары.

Один из дирижаблей рухнул прямо во двор, своим сдувшимся баллоном накрыв даже крыши соседних домов, столь велик он был. Это оказался наш лучший шанс, и понимал это не только я. Пыша паром, воздушное судно причалило к башне. Ксиулан скинула лестницу, и мои соратники немедля начали карабкаться наверх. А вниз на врагов спрыгивали крысолюды.

Кинту я послал предпоследней прямо перед тем, как схватиться за деревянные ступени самому. Каждое действие приходилось приказывать совершить. Да еще и мотало нас ветром не хило. И все же, пока Рейнхард прорубался через свиные кишки, мы сумели подняться над городом достаточно высоко.

— Полный ход! — приказал я, только очутившись на борту. — Убираемся отсюда как можно дальше и выше! Так чтобы не достали их пушки!

— Легко сказать! — нервно ответила Ксиулан, следящая за приборами. — Веса внезапно прибавилось, а мне пришлось спустить теплый воздух, чтобы быстро опуститься!

— Все лишнее за борт! Даже запасы воды и угля! Оставляем самый минимум!

— Может тогда эту черную суку скинем? — с надеждой в голосе спросила Эва, тыча пальцем в княжну. — Только в начале Нулификатор включите.

— Нет, я придумаю, как ее лучше использовать, не отвлекаемся! Все выбросить! — приказал я, вытряхивая наружу мешки с продовольствием. За ними полетели коробки угля и бурдюки воды. Корабль начал медленно, но верно подниматься, и вскоре мы уже летели высоко над столицей. Несколько пустившихся в погоню дирижаблей остались далеко позади. Паровой движитель мерно стучал, вращая толкательный винт, и даже боковой ветер сейчас был для нас попутным. Куда угодно, лишь бы подальше от Ибукоты.

— Есть! Вырвались! — воодушевленно крикнула Эва, когда мы пересекли дальнюю городскую стену и оставили столицу за горизонтом. — Наконец-то все кончилось!

— До этого еще далеко. — Усмехнулась Ойли. — У нас на борту сейчас здоровенный такой маяк, на который будут слетаться со всей округи охотники. Пока мы движемся — живем. Но топливо и вода скоро кончатся, а потом нам самим понадобится провизия. Она свою роль сыграла, теперь лорд-инквизитор больше не будет сидеть в столице и отправится за нашими головами. Пора с ней кончать.

— Есть другой вариант. — Сказал я, с трудом поднимаясь. — Всегда есть, и сегодня не исключение. Я помню, как Святогор радовался подчинению одного единственного демона. Пора повторить его трюк. Надеюсь только у меня хватит сил.

— Не хотите полагаться на божественные? — с сомнением посмотрел на меня Вольха.

— Не хочу. Слишком много раз я это делал. Пора взять что-то и самому. — Я подошел к Кинте и взял девушку за голову. Она дергалась, мычала, не в состоянии сказать ни слова.

Власть. Аспект школы Души. Один из трех. Самый непонятной и самой загадочной из всех. Могу ли я приказать своей рабыне принять веру в Святогора, отказавшись от Длани? Почему на нее до сих пор действуют мои приказы, если на меня Длань больше не влияет? Какая разница между магической системой Империи и божественной? Или кроме внешней формы отличий и нет?

Передо мной была не девушка, но и не вызванная тварь — переродившийся демон. Может ли быть так, что все мои действия контролируются свыше, и сам я ничего не решаю? Если так, то мои следующие шаги предопределены и ничего не выйдет. Но я в это не верю. Моя сила больше большинства смертных. Выше, чем у полудемонов и даже младших демонов. Возможно, я еще не в состоянии сравниться с Вейшенгом или Рейнхардом, но Буланская им не ровня.

— Я приказываю тебе, отринь Длань и подчинись! — крикнул я, активируя ТРИНИТИ. Ангельские жилы загорелись по всему телу, сияя сквозь кожу. Жар, идущий от них, я чувствовал собственным нутром. В глазах плясали белые пятна, но Кинта лишь самодовольно ухмылялась. Не прекращая подавать энергию на заклятье, я сдернул с пояса зелье и выхлебал его залпом.

Усиление! Эликсир. ТРИНИТИ. Не хватало божественного благословения, но я твердо решил обойтись без него. Она подчинится, я смогу. Это приказ. Всего лишь команда, которую княжна должна исполнить. Напряжение возрастало, воздух вокруг меня начал наполняться жаром и дрожать от напряжения, а потом что-то случилось. Будто после многих дней ледяного ливня плотину прорвало, и огромное зажатое между гор озеро выплеснулось наружу.

— А-а-а. — Заорала Буланская от боли. Ее глаза начали светиться не меньше моих ангельских жил. Демонессу трясло да так, что даже дирижабль начал качаться. Я чувствовал, как барьеры в ее голове рушатся один за другим, как потоки чистого пламени проникают куда-то внутрь и идут глубже, дальше и… выше? Все мое напряжение вся сила просто мгновенно испарились, вышли из меня и из девушки.

Совершенно измотанный я упал рядом с Буланской, не в силах произнести ни слова. И прежде, чем подскочившая ко мне Эва успела влить в горло бутылек зелья восстановления, провалился в черное забытье.


— По словам очевидцев очередной теракт произошел сегодня в Дрездене. Полиция связывает его с массовым распространением нанитов в промышленности и призывает… — Диктор не успела договорить. Будильник сработал вовремя, это просто я увлекся. Пытался высвободить разум хоть на несколько минут. Постоянные дуэли на сессионках уже сводили меня с ума.

— Миха, долго тебя еще ждать? Старт через десять секунд! — крикнул невольный напарник, и мне ничего не оставалось, кроме как одеть шлем и активировать перчатки. Следак выполнил свою угрозу и меня выслали в другой интернат без компьютеров и даже без планшетов. Вот только мужик просчитался, он либо не знал о заказанной доставке, либо не посчитал важным.

В первый же день трудный класс попытался отжать столь лакомую посылку, но к их несчастью я заранее поставил пароль, и сколько бы они меня не били, я не собирался его выдавать. Сдачу я тоже давал, хоть один против шестерых, особенно не подерешься, но решилось все миром. Если можно так сказать. Ко мне приставили паренька из младших и посадили на счетчик. Каждый день я должен отдавать этим мудакам деньги или останусь без ужина.

И как назло единственная игра, где можно быстро поднять нужную сумму за пару сеансов — то самое Забвение, на котором меня спалил военный. Но теперь, с шлемом и перчатками, играть стало куда интереснее и легче. Меня уже не беспокоил выбор между пауком, гусеницей и шмелем — я легко управлял любым из роботов. К тому же в игру наконец завезли противников. Теперь нужно было не только найти ядро и выстрелить по нему током, но и побороть серых длинноногих тварей в дороге.

— Погнали, поднимем пару тысяч. — Улыбнулся я, запуская шмеля в воздух.

Глава 24

— Господин, господин! — Эва не стесняясь била меня по щекам. Кажется, даже кожу содрала. — Очнулся. Слава… хотя нет, к черту его.

— Черт, чего ты так орешь? Ну, отключился от перенапряжения, не первый раз такое бывает.

— У вас сердце не билось. — Сказал обеспокоенно оборотень. — Так перенапрягать свой организм совсем не хорошо. Однажды он может просто не выдержать.

— Не будет этого, у меня эпическая выносливость. Сколько прошло времени?

— Около часа. Уголь заканчивается, и я уже на ногах не стою. — Заявила Ксиулан. — Судя по карте, мы отлетели от столицы, больше чем на сотню километров. Ветер был попутный, хотя я все время и заворачивала на север. Теперь они нас уже не должны найти. Разве что жители заметят. Но этого избежать нереально, нам над территорией Империи лететь еще три дня.

— Значит, нужно спускаться и набрать припасов. Ох черт. — Я попытался сесть, но голова закружилась, и в глазах заплясали черные мухи размером с дом. Открыв параметры, я убедился, что на мне висит полное истощение до «при смерти», а ТРИНИТИ выключилось только несколько минут назад. Есть, правда, в этой ситуации и плюс. В очередной раз шагнув за край невозможного, я отдал часть своего тела жилам ангела, разросшимся уже до двадцати пяти процентов. Да и восстановившийся глаз тоже отожрал свое.


Майкл Сабор, первожрец Святогора.

Сила: эпическая (+4).

Ловкость: отличная (+2).

Интеллект: превосходный (+3).

Выносливость: эпическая (+4).

Восприятие: эпическое (+4).

Общий бонус: -3 при смерти, — 3 полное истощение. Бонус опыта: +4 эпическое существо.

Любимое оружие: двуручный меч, клинковое оружие, башенный щит, атака лучом.

Любимый навык: Огненный шар.

Доступные навыки: Академическая магия — Все школы, Начертательная магия — Все школы, Научная магия — Душа. Общий навык: Отражение.

Магия: Крови: +4. Жизни: +3, Души: +4, Огня +0, Света +0.

ТРИНИТИ. Рабочая частота достигнута. Подпитка -10 к базовым параметрам. Выработка +10 к заклинаниям Души, Света и Огня. Включить подпитку?

Регенерация +4, пассивное умение. Позволяет восстанавливать здоровье как во время боя, так и отдыха. Может снять негативный эффект «при смерти». Сильно истощает организм. Источник: драконид. Внимание! Эффект распространяется только на биологические соединения. Замещенные ткани будут восстанавливаться куда медленнее или не восстановятся вовсе.

Естественная броня +4. Ваш организм обзавелся прочной подкожной броней, достаточной, чтобы остановить хорошее (+1) и хуже оружие, не получив повреждений. Если у оружия есть атрибут проникающее, оно действует независимо от качества. Источник: драконид/кракен.

Цельнометаллический. Ваши руки, плечи и шея покрыты демонической сталью. Пробивание оружием менее +4 игнорируется. Максимальное усилие для рук — 10. Внимание! Остальные ткани являются биологическими и могут быть повреждены при чрезмерных нагрузках. Будьте осторожны! Источник: хранители.

Естественное оружие +4: когти демона. Ваши руки полностью замещены тканями хранителей. Когти из демонической ткани являются одним из самых прочных орудий и действуют, как эпическое оружие. Считаются родным оружием, используемым инстинктивно с бонусом +3.

Жилы ангела. Вы благословлены богами, которые пополняют ваши силы. Это не спасет от меча или яда, но даст сил пройти дальше, чем доступно смертному. Рабочий потолок +5. Время генерации +1 — 30 минут, +2–2 часа, +3–8 часов, +5 — 24 часа. Максимальная мощность с подключением ТРИНИТИ +10. Калибровка не выполнена, подключение ЦАРя.

Слепозрение. Даже в кромешной тьме вы видите окружающее на сотню метров, будто посреди солнечного дня. Не накладываются штрафы от плохого освещения, ослепления или тумана и дымовых завес. Фактическое ослепление продолжает действовать как обычно. Источник: кракен, хранители. Полное замещение левого глаза.

Нулификатор. При активации способности вы глушите магию, создающую Связи на расстоянии в пятьдесят метров. На расстоянии не более десяти метров блокируется возможность создания слепка личности и воскрешения. При активации ТРИНИТИ расстояния возрастают десятикратно.

Личные последователи — количество живых существ, поклоняющихся лично вам. Дарует дополнительную энергию в зависимости от расстояния до цели, степени ее веры и мощи души. Внимание, у вас менее тысячи личных последователей, конвертация в постоянную подпитку энергией невозможна. Количество последователей: 293.

Пророк — в вас верят, как в живое олицетворение Святогора. Статус не подтвержден, статус может быть оспорен. Дает дополнительно +1 к заклятьям Души, применяемым на последователей, +2 для верующих и +3 для фанатиков.

Слепок личности — не создан. 83 % прогресса, доступно подробное описание. После создания слепка личности вы сможете перенести сохраненный слепок в новое тело, при наличии рядом свободных тел в вашем храме. Для получения возможности создать слепок вы должны иметь не менее 60 % составляющей хранителей. Осталось до открытия функционала: 10%

Внимание! Достигнуто максимальное количество чудовищных форм. Добавление новых источников невозможно! Первоначальная форма — Эльф. Морфизм первого порядка — Драконид. Морфизм второго порядка — Кракен. Внимание! Большая часть тела подвержена замещению тканями хранителей! Вид: Зооморф/Хранитель. Эльф -10 %, Драконид -20 %, Кракен -20 %, Ангел -25 %, Демон -25 %.


Я не сразу понял, что написано в моем житие. Нет, характеристики, способности — это все привычно. Вот только некоторые свойства оказались углублены и показали себя совсем с иной стороны. И самым необычным и интересным во всем этом разнообразии конечно оказался навык создания Слепка. Если я все правильно понял, и пусть это будет так, то мне осталось каких-то десять процентов до бессмертия!

Да, понятно, что перерождение штука сложная. Они оставался не в состоянии вернуться в тело несколько тысяч лет. Святогор вообще смог воскреснуть только с моей и Гроаса помощью. НО — Бессмертие! Сама потенциальная возможность возродиться, пусть и в чужом пустом теле, но с собственным сознанием, не потеряв Душу… Это не просто потрясающе. Еще вчера, да что там, несколько часов назад это было немыслимо!

А кроме того и Нулификатор в противовес способностям к воскрешению врагов. Поймать, врубить ТРИНИТИ и прикончить! Окончательно и бесповоротно! И у нее самой открылось дополнительное свойство, позволяющее калибровать, пусть и с помощью непонятного ЦАРя. Что сулило повышение и так не маленькой эффективности.

Остальное поражало куда меньше. Я и так догадывался на счет измененных тканей и вживленных артефактов, которые больше таковыми не являлись, а просто стали частями меня самого. К тому же сражение с Рейнхардом и Дунаем наглядно показали мои слабые стороны. Мое тело не всегда поспевало за частями ангела и демона. И если я хочу побеждать таких противников — это нужно как можно быстрее исправлять.

Откровенно говоря, мне куда больше нравилось быть вообще непробиваемым, а не просто очень прочным. Я уже очень давно не применял никаких заклятий, кроме Огня, Света и Души. За исключением Усиления школы Жизни. Причины просты — остальные заклятья не столь эффективны. Выбирая между кровавой стрелой и огненным шаром, я безусловно применю последний. Он куда сильнее и полезнее.

Да, если собрать очень много крови, превратить ее в стеклянный или кислотный туман — это будет страшное заклятье. Как и Лес Кровавых Шипов. Да только для этого нужна подходящая местность и длительная подготовка — здесь же я все ношу с собой. После появления демонического щита я совершенно перестал пользоваться его кровавым аналогом. И ни разу не призвал броню после того, как моя естественная подкожная стала прочнее. Зачем нужен клинок из крови, когда мои когти могут крошить дварфийскую сталь?

Жизнь еще была полезна, но очень ограниченно. Ею можно изменять других существ, делать сильнее себя, лечить и… Вот только моя личная регенерация и так на эпическом уровне, и я чаще восстанавливаю силы зельями, чем принимаю лечение. Для работы с другими это все еще полезно, но лично для меня куда эффективнее получить тело хранителя и вообще не думать о таких вещах как раны, отравления и яды.

И только Душа раскрывалась по-новому, становясь еще полезнее. Чем больше становился суммарный заряд Ангельских жил и ТРИНИТИ, тем сильнее заклятья, связанных школ. Больше дальность, выше мощность… Как с этим может сравниться вся остальная магия? Да никак! Это как столкнуть в бою безоружных демона и чистого морфа. Без шансов. Может драконы и джинны еще и могли сопротивляться демонам, но как показывает история — не долго.

И я бы с удовольствием немедля активировал дальнейшее замещение, да только сделать этого не мог. Мне необходима была процедура закукливания, которую прошла Лиска и Гуо. Но она занимала больше месяца, и на это время делала изменяющегося бесполезным мешком мяса и костей. К тому же я просто не знал, как это происходит, и мне нужна помощь.

С этим придется подождать до лучших времен. По крайней мере до того момента, когда мы закончим с Ярополком, и мне удастся вернуться в Сабор, где я буду в безопасности. А до этого мне придется обходиться тем, что найдется под рукой, и в первую очередь соратниками. Очнувшись от собственных мыслей, я взглянул на Кинту Буланскую. Демонесса стояла на коленях, глядя прямо перед собой пустым безжизненным взором. И все же она еще не мертва.

— Давно она так? — спросил я, поднимаясь. Пришлось принять помощь Эвы, так как ноги не держали. Девушка легко перекинула мою руку через плечо, поставив на ноги.

— Как ты ей мозги выжег, так и сидит. — С ноткой жалости сказала Ойли. — Знаешь, я думала, что видела уже все, но только сейчас начала вспоминать, как ангелы правили. Пока не ушли дальше, в жилые миры. Сделать из думающего пусть и непослушного существа безмозглую марионетку… Сейчас ее разум забился в самый краешек сознания и вопит от ужаса. А личность, все что от нее осталось — лишь послушная глина.

— Я лишь пытался сделать ее союзницей. — Слабо попытался оправдаться я. — Хочешь сказать, что теперь я смогу сделать с ней все, что пожелаю?

— Для того, чтобы ее использовать, совсем не обязательно было делать ЭТО. — Зло сказала баронесса, отвернувшись, но через несколько секунд уже взяла себя в руки. — Да, она больше не самостоятельна. Лепи как хочешь, добавить влюбленность? Убрать ненависть? Сделать преданной и послушной, как выдрессированный щенок? Все в твоих руках, ангел.

— Мне не нужна кукла. Но и еще один враг ни к чему. Да и сведенья бы пригодились. Ты поможешь мне привести ее, ну не в норму, но в сознательное состояние?

— Нет. Я не знаю, как это делается и не хочу знать. — Покачала головой Ойли. — К тому же ты сам прекрасно знаком с тем, кто может тебя научить. Если посчитает нужным.

— Святогор. — Понимающе выдохнул я. — Что ж, это логично. Кси, снижаемся. Нужно собрать припасы и подготовиться к путешествию. А с начальством я и в полете пообщаться могу.

Глава 25

— Вы выглядите не слишком хорошо, господин. — Заметила Эва. — Лучше вам в таком состоянии наружу не соваться. Собрать хворост и коренья мы и сами в состоянии. Без вас.

— Хорошо. Пожалуй, в этот раз ты права. Если Валийская не сдала нас брату, то найти по метке Араты нас инквизиторы и погоня не должны. По крайней мере в ближайшее время.

— Все еще считаете меня врагом? — с нажимом спросила мулатка.

— Не знаю. Посмотрим. Я бы предпочел, чтобы ты принесла клятву верности Святогору и перешла в истинную веру. Разница в интерфейсе будет незначительная, но хоть жить среди нас ты сможешь спокойно. Без угрозы попасть под влияние Длани. Если тебя это не устраивает — можешь немедля сойти на землю и отправиться на все четыре стороны.

— Одновременно? — усмехнулась Арата, но затем, посерьезнев, добавила. — Я должна посоветоваться с герцогиней, это не самое простое решение. Если принесу клятву Святогору, позже не смогу работать в Империи. Война дело не быстрое, вам тоже понадобится осведомитель с той стороны. Да и сведения, которые я могу добыть, куда ценнее моих боевых навыков.

— Ты права. Но тогда тебе тем более следует немедля спускаться и отправляться назад. Мы можем подкинуть тебя до ближайшего селения, или ты можешь выйти к нему сама. Здесь двенадцать километров, уверен, что для тебя это не составит проблемы.

— Согласна, лучше прогуляться. Остался только один вопрос: что я за это получу? — Улыбнулась мулатка. — Монеты Славии дешевы, товарами вы расплатиться не сможете, земли у меня есть в Свободной Валии. А услуги шпионов во время войны в сто крат дороже, чем в мирное.

— Тебе не слишком нравятся мои методы…

— Скорее вашего бога. Но вы все больше его напоминаете. Когда я услышала, что некто подчинил себе демона, то сразу подумала о вас. Увидев, как вы торгуетесь с герцогиней, и как она вас боится, сама почувствовала неладное. Ну а толпы крысолюдов, появившиеся по вашему приказу в столице Империи и разграбляющие склады с продовольствием. Уверена, они еще и заразят то, что не смогут с собой утащить. А это голод и болезни среди мирных жителей.

— Ибукота находится в глубоком тылу. За год мы вряд ли до нее дойдем. Так что подрывная деятельность Кахоши почти не повлияет на горожанах. А вот ее народу поможет выжить. — Возразил я. — Она полезна, пусть и не слишком привлекательна. А уж ее сведения и вовсе могут быть бесценны. Когда стало понятно, что свадьба с Буланской состоится, я отправил крысолюдов на подготовку плацдармов.

— Значит, все это не случайность, а подготовленная акция? — с недоверием посмотрела на меня Ксиулан. — А как же тогда Трия и Варна? Как Василиса?

— У них свои задачи и свои цели. Хотя надеюсь, что их помощь нам понадобится еще очень не скоро. Я дал им все что мог и полностью освободил от всех оков. Сейчас им нечего делать в Междулесье. Вараприции замедляются зимой и могут даже впасть в спячку. А русалки хоть смогут жить и быть полезны в паре рек. Но сейчас Трия находится в полной безопасности.

— Как в этом мире кто-то может быть… — угрюмо проговорила дварфийка, следящая за приборами дирижабля. — Топлива хватит еще на десять минут. Поторопились бы они.

— Прощайте, ваше… первосвященство. — Кивнула Арата, открывая люк. Когда она была уже по пояс на лестнице, девушка последний раз взглянула мне в глаза. — Если вы оставите Валию, это будет достаточной платой за мою работу. Надеюсь, этого хватит, чтобы ваш бог не обращал всех ее жителей в безвольных рабов.

Ответить мне девушке на это было нечего. Обещать за Святогора я не мог, так что просто кивнул, прощаясь. Мулатка вскоре исчезла из поля зрения, и я наконец смог чуть расслабиться. Угроза по большей части миновала. Мы покинули зону поисков, единственная, кто может нас сдать, вскоре покинет зону видимости. Осталась самая малость — вернуться к Киеву. Казалось, все что мог — я сделал, но на самом деле оставалось еще немного.

Я откладывал это дело на потом, ведь Связь в моем текущем состоянии была делом болезненным. Но рано или поздно я должен был это сделать. Сидящая передо мной Кинта требовала внимания. И не только она. Все мои девушки. Все связанные со мной. Я не соврал Арате, и в самом деле планировал разорвать узы рабства души. Вот только даже когда они подчинялись Длани, а я Свету — Связь оставалась.

— Ты хотела бы получить морфизм? — спросил я у Ксиулан, следящей за приборами. — Стать сильнее, быстрее, выносливее. Может даже обрести частичное бессмертие.

— Ну уж нет! Спасибо, насмотрелась! — тут же фыркнула дварфийка. — Изучить магию — еще куда не шло. Но от всяких ваших подарков в виде еще одной пары рук или крыльев… Даром не надо.

— Понятно. Это хорошо. — Чуть улыбнувшись, я открыл ее характеристики.

«Ксиулан Форсакен. 23 года. Дварф из рода подгорных. Рабыня души. Владелец Майкл Сабор.

Сила: нормальная. Восприятие: +1 (хорошее). Ловкость: +3 (потрясающая). Выносливость: нормальная. Интеллект: +2 (отличный).

Опыт: +3 Элита. Магия: +1 Души. Любимое заклинание: Отвод глаз. Любимое оружие: арбалет, кинжалы, свинцеплюй. Морфизмов нет.

Начинающий инженер. Обучаясь на протяжении длительного времени, вы переросли звание техника. Теперь вы Инженер, который не только в состоянии разобраться в сложном устройстве и отремонтировать его, но и создать собственное. Вы легко читаете чертежи и схемы, понимаете проекции и способны создавать механизмы из подручных средств.

Обнаружение ловушек. Пассивный навык, позволяет даже в темном помещении замечать устройства и механизмы, которые могут быть опасны, в том числе поднять тревогу. После обнаружения вы можете разобрать ловушку на компоненты, которые позже сможете использовать повторно для активации или для создания других устройств.

Вскрытие сложных замков. Вы хорошо знаете механическое устройство дверных, навесных, скрытых и прочих замков, не обладающих магической защитой. Ловкость рук и немного времени позволяют без проблем открыть любой замок из этой категории.

Отвод глаз. Заклинание аспекта Ужаса магии Души. Помогает снизить вашу общую заметность и отвлечь противника на другие раздражители. Если проверка навыка не пройдена, вы можете вызвать агрессивный ответ от противника».

За время нашей разлуки у нее изменилось всего несколько параметров, но было невооруженным взглядом видно, что она старалась на славу. Подняв навыки и характеристики, она стала еще полезнее и сейчас многое зависело от ее профессионализма. Не как воровки или стрелка, а как инженера. Навыки делали ее куда полезнее, чем просто бойцом. Впрочем, это относилось не только к ней. Кахоша тоже изменилась.

«Кахоша Бонблейд. 20 лет. Крысотитан. Жрица Скрытого Света. Владелец Майкл Сабор.

Характеристики. Сила: +1 (хорошая). Восприятие: +1 (хорошее). Ловкость: +5 (легендарная). Выносливость: +2 (отличная). Интеллект: +1 (хороший).

Опыт: +3 элита. Магия: Души: +1, Жизни: +1. Любимое заклинание: Усиление, Лечение, Приказ. Любимое оружие: кинжалы, короткие мечи, праща. Морфизмы: Крысотитан, Эльф, Полудемон, Драконид, Вараприций… …Человек.

Ускоренный метаболизм: позволяет на короткое время использовать Усиление без применения магии Жизни. Требует обильной пищи после схватки. Сильное истощение после использования навыка может привести к смерти.

Иммунитет титана: почти стопроцентная неуязвимость к большинству ядов и болезней испытанных ранее. Большой шанс избежать воздействия отравляющих веществ и заклятий Жизни, направленных на порчу источника или здоровья.

Отличный нюх: способность отличить по запаху эмоции, местоположение, наличие ловушек или отравы. Частично заменяет Слепозрение.

Поглотитель. Пассивный навык, позволяющий приобрести полезные свойства поедаемого Источника. Постоянно циркулирующие свободные фрагменты вашего источника захватывают наиболее выдающиеся свойства поедаемой плоти. Для этого не обязательно убивать жертву, достаточно поглотить несколько килограмм живых тканей».

Я несколько раз перечитал свойства навыка, отказываясь верить в очевидное. Кахоша была каннибалом, и никакого секрета в том не было. Любой крысолюд сжирал все, что попадется под его острые зубы, во время голода. И не важно, друг это или враг. Поверженный или живой. В конце концов я и раньше это знал, но теперь, когда я привел их в столицу Империи, такие навыки раскрывались совершенно с новой точки зрения.

«Варна Мегала, 21 год. Вараприция. Верховная жрица Скрытого Бога Солнца. Рабыня души. Владелец Майкл Сабор.

Характеристики. Сила: +3 (превосходная). Восприятие: +2 (отличное). Ловкость: +3 (превосходная). Выносливость: +3 (превосходная). Интеллект: +3 (превосходный).

Опыт: +4 эпическое существо. Магия: Жизни: +3. Души — Аспект Подчинение: +5 (только насекомые и рептилии). Любимая магия: Подчинение, Усиление, Приказ, Отпугивание. Любимое оружие: посох, длинное копье.

Чудовищный рой: ваша врожденная способность контролировать насекомых усилена годами упорных тренировок и магией, полученной от бога Солнца, вы не можете вызывать существ, но можете подчинять низших своей воле и контролировать любое их количество. Теперь вы получаете контроль не только над насекомыми, но и над рептилиями, пресмыкающимися и земноводными, в которых есть эссенция Жизни.

Совершенное усиление. Освоив магию Жизни, вы создали новое заклятье, позволяющее на короткое время превзойти все собственные резервы и границы, увеличивая силу, выносливость и ловкость в два раза. После применения вы впадаете в спячку на сутки. Применяя его вместе с божественным Благословением, вы получаете еще большую силу.

Абсолютная регенерация: если вас не убили — вы выжили. Любое не смертельное ранение затянется. Любая отрубленная конечность отрастет. Нужно только время и достаточно пищи».

Не хотел бы я стать ее врагом. Сейчас Варна увела свой народ далеко на юг и связала партизанской войной Дружины войны орков. Небольшое княжество, находящееся между Скрытым лесом эльфов и Черной пустыней. Наемные войска орков давно находились в подчинении Империи и могли представлять большую угрозу для моих планов, а жаркие тропические леса и густые болотистые джунгли той местности давали ящерам преимущество.

«Трия Фавик. 10 лет. Нага-горгона (зооморф). Верховная жрица негаснущего Света. Рабыня души. Владелец Майкл Сабор.

Характеристики. Сила: +2 (отличная). Восприятие: +2 (отличное). Ловкость: +4 (эпическая). Выносливость: +5 (легендарная). Интеллект: +3 (превосходный).

Опыт: +4 эпическая. Магия: Кровь +3, Жизнь +3. Любимое заклятье: Связывание крови, Отравление, Излечение, Изменение, Проклятье. Любимое оружие: гарпун, длинное копье, трезубец. Морфизм: русалка, драконид.

Водяной. При нахождении в воде Восприятие, Сила и Ловкость +3. Неограниченное водное дыхание. Позволяет разговаривать под водой.

Полиглот. Легкая обучаемость языкам, общение с морскими и земноводными животными. Понимание нового +1. Приручение животных +1. Благодаря вашим природным талантом и усердию вы сумели полностью развить в себе навыки говоруна и освоили более двадцати разговорных диалектов, включая языки и повадки зверей.

Ненависть к закорючкам. Мелкая моторика дается с большим трудом. Метание и обращение с мелкими предметами -1. Письмо и чтение -2.

Естественная броня +4. Ваш организм обзавелся прочной подкожной броней, достаточной, чтобы остановить хорошее (+1) и хуже оружие, не получив повреждений. Если у оружия есть атрибут проникающее, оно действует независимо от качества. Источник: драконид/гаргона.

Королева наг. После перерождения вы потеряли свою красоту русалки, но получили взамен почти неограниченное долголетие драконида. Теперь все зависит от вас, станете ли вы изгоем или правительницей своего народа».

Улыбнувшись, я перешел на местоположение Трии, и довольство мгновенно улетучилось. Я не заглядывал к ней в характеристики довольно давно, и она была единственной, с кем я решил не связываться — все же девушка была только в начале своей очень долгой жизни, и я не мог ее ограничивать или просить. Однако место, в котором она оказалась, вызывало большое беспокойство. Маркер показывал на Уратакту, в ее подземельях, затопленных водой.

Глава 26

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила Эва, которая, поднявшись на борт, мгновенно различила мое состояние.

— Трия в Империи. Рядом с Вейшенгом. Боюсь, что она может не выбраться из западни, в которую сама попала. Она так и не научилась читать из-за врожденных проблем, так что я даже написать ей не в состоянии. Считал, что она отплыла к внутреннему морю, а сейчас начал проверять и…

— Даже меня? — усмехнулась драконидка. — Я здесь, если что. Рядом. Да и какая разница? Пока вы сражаетесь с Империей, пока вы не победили — мы все в смертельной опасности. Или вы хотите наградить кого-то из нас еще большими обязанностями и морфизмом? Куда больше-то? Каждая из нас является вашей жрицей. Почти у всех есть дарованные вами морфизмы.

— И это все равно недостаточно вас оберегает… — Со вздохом заметил я.

— Как-то несколько поздно об этом говорить, не считаете? — Улыбнулась Эва. — Даже если вы освободите нас от оков Души. Если сделаете полностью свободными — нам все равно некуда деться с континента, на котором идет глобальная война на уничтожение. Единственная возможность нас всех обезопасить — победить.

— Тут ты права. Спорить с такой логикой бесполезно. Хотя я и не хотел вас втягивать.

— У-у-у. — Задумчиво протянула драконидка. — А вот это реально беда. Я-то всегда считала, что идти напролом — это ваш сознательный выбор. Азарт кровавого боя. Всегда в первых рядах. Против самого сильного противника и в гуще сражения. Да, ваши нестандартные ходы часто выручают нас и в больших битвах, но и от самоличных сражений вы никогда не отказывались.

— Черт. С тобой действительно бесполезно спорить. — Усмехнулся я. — И когда ты стала такой умной и прожженной, что легко рассуждаешь?

— А с вами только так. С юмором. Иначе все это будет кромешным мраком. Я пошла за следующей пачкой хвороста. Не скучайте. — Усмехнулась девушка, выпрыгивая из люка. С двадцатиметровой высоты! Снизу раздался мат, и я выглянул наружу. Но все было в порядке, это просто расправившая крылья драконидка, играясь, оттолкнулась от Вольхи, карабкающегося наверх.

«Эва Драгонберн. 26 лет. Зооморф. Рабыня души. Владелец Майкл Рейнхард.

Характеристики. Сила: +4 (эпическая). Восприятие: +3 (превосходная). Ловкость: +4 (эпическая). Выносливость: +5 (легендарная). Интеллект: +2 (отличный).

Опыт: +4 Эпическое существо. Магия Жизни: +2 общая. Аспект Изменения: +5. Аспект Усиления: +4. Любимое оружие: когти, хвост, крылья. Морфизм: полуэльф, дракон воздуха.

Эпическая естественная броня +4. Вы приобрели черты драконида, обзаведясь плотной чешуей в некоторых местах, но оставаясь при этом гибкой и ловкой. Особое полое строение костей и брони позволяют сохранять общий вес.

Эпическое естественное оружие +4. Когти, клыки и шип на конце хвоста драконида обладают прочностью, превышающей дварфийскую отличную сталь. Считается, что их края состоят из природных алмазов и могут пробить любую поверхность. Однако основания все также соединены с живой тканью и могут быть легко сломаны. Внимание, регенерация хвоста займет еще 35 дней.

Мастер магии Жизни. Все ваши навыки в Жизни позволяют вам бороться за звание мастера этой магической школы. Вы освоили все основные аспекты и в состоянии полностью перестраивать источник живого существа с помощью магической системы.

Полет. Морфизм дракона воздуха позволил вам отрастить длинные и прочные складывающиеся крылья. Жесткие перья, получившиеся из роговых чешуек, позволяют вам уверенно держать собственный вес при планировании, а мышечная структура изменена так, что вы можете летать без посторонней помощи.

Внимание! Достигнуто максимальное количество чудовищных форм. Добавление новых источников невозможно! Первоначальная форма — Эльф. Морфизм первого порядка — Драконид. Внимание! Структурные изменения превысили 50 % процесс морфизма необратим. Получены существенные физиологические изменения. Вид: Зооморф. Эльф -40 %, Драконид -60 %».

Вот так. Она полностью обратилась и возврата обратно уже нет. Хотя не скажу, что это нам хоть в чем-то мешало. Да и наполовину отрубленный хвост уже почти отрос и помогал в полете. Все же у Гроаса, судя по всему, был не один источник дракона, и мне очень повезло, что Эва получила именно воздушную версию. Переоценить ее полезность на поле боя и в тылу было нереально.

Помогая раненым и создавая новых морфов в мирное время, она яростно сражалась в каждой схватке, беззастенчиво применяя полученные преимущества. Откровенно говоря, именно благодаря ей я до сих пор оставался жив. Хотя и сама она мне должна была не только за выживание, но и за возвращение рассудка, пусть помог ей и Гавр. Оставалось разобраться только с двумя последними девушками, связанными со мной душой.

«Дара Грейблад. 18 лет. Волколачка. Рабыня души. Владелец Майкл Сабор.

Характеристики. Сила: +2 (отличная). Восприятие: +3 (превосходное). Ловкость: +3 (превосходная). Выносливость: +3 (превосходная). Интеллект: +2 (отличный).

Опыт: +3 элита. Магия: Врожденная магия Крови +2, магия Жизни +1. Нет изученных заклинаний. Любимое оружие: когти, короткий меч. Морфизм: волколак, эльф.

Стайный инстинкт. Вы родились и выросли в стае волколаков. Благодаря врожденным и приобретенным навыкам вы можете легко распознавать угрозы, которых сами не видите, но на которые реагируют ваши сородичи. Это относится как к волколакам, так и к лютоволкам.

Волчья преданность. Один раз и навсегда. Волки создают только одну пару, с которой не могут на долго расставаться. При долгом отсутствии партнера рядом вы теряете аппетит, становитесь апатичны и болезненны. В присутствии партнера вы приобретаете бонусы воодушевления и усиления равные естественному усилению +1. Партнер — Майкл Сабор.

Звериная ловкость. Воспитываясь в дикой среде, вы разработали собственный ни на что не похожий, но в то же время весьма эффективный стиль боя. Он совмещает как повадки животных, так и обучение людей и позволяет наносить неожиданные удары врагам, привыкшим только к академическому бою. +4 для всего естественного оружия. -3 для всего незнакомого.

Когти мрака +4. Перчатка срослась с вашей рукой, и теперь вы обладаете естественным оружием +4, позволяющим легко резать даже толстую сталь

Внимание! Партнера нет рядом более 6 дней. Получено среднее истощение».

Прочитав характеристики и навыки Дары, я лишь усмехнулся. Вот где сразу была видна моя недоработка. С помощью Связи я немедля написал ей коротенькое письмо с тем, что очень скучаю и буду скоро как только смогу. Добавив, что она может писать мне в любой момент, и я постараюсь сразу ей ответить. На меня тут же обрушился шквал ликования, она писала буквально обо всем, что видела, и что произошло за прошедшие дни.

О том, как она ходила в разведку и сражалась с пытавшимися прорваться киевлянами. Службе Крега и навещавшем ее Илье. Скучающем Акташе и перепалке за самок. Все же зима вступала в права, если роли Альфы и вожака в стае были уже определены, молодые волки еще пытались выбить себе место под солнцем. Чтобы к лету образовать пары. О том, как она собирала малину под снегом и напоролась на медведя шатуна, не успевшего убраться в берлогу. И как испуганный зверь бежал от нее, ломая деревья.

Когда я устал отвечать и понял, что этот поток никогда не закончится, начал фильтровать информацию. Это уже не просто «скучаю», это куда более глубокая звериная связь, которую можно прервать только гибелью. Или ее, или моей. Вот только во мне уже не осталось ничего от волколака. Да и как морф я не был однолюбом. Хотя обижать ее лишний раз не стал. Нужно либо снизить ей процент волколака, либо приучить себя. Но с этим придется разбираться позже.

«Мария София Катарина Маргарета фон Эрталь. Человек. 22 года. Баронесса Эрталь. Верховная жрица Света в Саборе. Рабыня души. Владелец Майкл Сабор.

Характеристики. Сила: +1 (хорошая). Восприятие: +2 (отличное). Ловкость: +1 (хорошая). Выносливость: +1 (хорошая). Интеллект: +2 (отличный).

Опыт: +3 элита. Магия Света +3. Любимые заклинания: Анафема, Воодушевление, Благословение. Любимое оружие: длинный меч, рапира, парные мечи, метательные бомбы. Морфизм: нет.

Фанатик. Вы истово веруете в Святогора и его пророка Майкла Сабора, получая взамен пристальное внимание божества. Все ваши заклинания имеют повышенную длительность, дальность и усиленный эффект. Взамен вам приходится расплачиваться повышенной утомляемостью и ускоренным метаболизмом. Больше ешьте, крепче спите!

Пироман. Больше света богу Света! Больше огня! Сжигая врагов и неверных, вы получили неповторимый опыт в создании взрывотехники. Горючие смеси появляются у вас будто сами собой, и даже из растений вы умудряетесь выжать лучшие масла. Все зажигательные стрелы, бомбы, смеси +2. Обращение с пращей +1.

Магический альбинос. Вам неподвластна магия любых школ, кроме дарованных извне. Ваши сопротивления болезням, проклятьям и изменениям снижены. Морфизм невозможен. Однако во всем есть и плюсы, магия Души не действует на вас ни в каком виде.

Дворянка. С самого детства вас обучали наукам и исскуствам. Вы не только умеете вести бухгалтерию, но и знаете основы всех базовых наук, таких как алхимия, горное дело, кузнечное дело, медицина, живопись и танцы. Благодаря этому вы легко управляетесь с любым хозяйством и способны здраво оценивать затраты на предприятия».

Последние строки у Марии не могли не радовать. А вот навык пиромана и фанатика озадачил. Я напрочь не помнил, чтобы мы кого-то сжигали, или я отдавал такой приказ. Больше того, когда я уезжал, то, конечно, передал ей в управление замок и само баронство, но никак не рассчитывал на то, что она ударится в религию до такой степени. Хотя, скорее всего, дело тут было в том, что через веру девушка искала выход из окружающего кошмара.

Но даже если так, это не отменяло факта, что сжигать врагов я не велел. Разве что в бою. Это было похоже больше на Вольху с его огнеметными машинами, чем на рассудительную баронессу. Впрочем, и это было не самое худшее. Только связавшись с Марией, я понял, как все запущено.

«Ваше преосвященство, благословите!» — почти мгновенно ответила мне на приветствие девушка. — «Во имя ваше и Святогора, я повергну предателей и отступников! Сожгу именами вашими всех врагов! Никто не посмеет покушаться на жизнь в Саборе!»

«Спокойно! Расскажи в чем дело по порядку!» — скомандовал я, открывая тактическую схему и постепенно соединяя все происходящее в единую картину. Творился кромешный ад. Судя по точкам вокруг крепости, оказалось множество противников. Однако сбежавшие в леса эльфы все еще находились неподалеку, а значит, это было не вторжение имперцев.

«Дварфы из Республики Синих Гор. Клан Фифайзен. Окружили наши укрепления и готовятся к штурму. Благословите, и я уничтожу их всех до единого!»

Глава 27

«Успокойся. Мне нужно больше информации! Шкатулка с гравировкой черного ворона, что я тебе оставил все еще при тебе? Если так, то вынеси ее на стены. Я должен увидеть все сам».

«Как прикажете, господин. Сделаю это немедленно». — Ответила Мария.

Спустя несколько мне пришло сообщение — «готово», и я наконец сумел через жрицу взять под контроль черного ворона, полностью состоящего из демонической эссенции. Поддаваясь силе моего приказа, застучало сердце, легкие расправились, наполняясь воздухом, а в следующую секунду мое сознание поглотила просыпающаяся птица. Расстояние было огромным, я чувствовал и видел все с небольшой задержкой. Но и этого было более чем достаточно. Расправив крылья ворон выпорхнул наружу и начал подниматься над детинцем.

Холодный зимний воздух давил сверху, мешая подниматься выше, и мне приходилось буквально карабкаться наверх мощными рывками. Полуостров, на котором находились развалины замка Сабор, больше не выглядели необитаемыми. За разрушенной каменной стеной ютились бараки, а еще чуть дальше — у самого берега, новые укрепления из толстых бревен, созданные совместно джиннами и строителями. А вот на воде, сломав тонкий лед, стояло целое воинство.

Два десятка крытых кораблей, не таких совершенных, как раздербаненный на запчасти Летучий, но куда сложнее, чем наши ладьи, стояли на сотни метров. На наших стенах уже собралась толпа эльфов с луками, заряжали скорпионы и баллисты. Противники тоже высыпали на палубы. Сотни три дварфов, прикрываясь квадратными толстыми щитами, готовили мортирки. Видно было, что это опытные воины, да вот только маловато их было на такое количество кораблей.

Морозный ветер доносил до ушей ворона обрывки команд, но кроме них причитания женщин и робкие голоса подростков. Это была хорошо подготовленная экспедиция, но боевая ли? Даже среди высыпавших на палубу воинов далеко не все были одеты в кольчуги и кирасы. На самом большом корабле, в деревянной защищенной рубке я увидел несколько выделяющихся личностей. Их выдавала даже не одежда, а общая поза. Взгляды. То, как они держались.

Заинтересовавшись, я сделал небольшой круг, еще раз осматривая корабли. А затем начал снижаться, примостившись на одном из свернутых парусов прямо над рубкой. Отсюда я мог рассмотреть заинтересовавших меня личностей поближе. На многих были строгие шерстяные камзолы. Шляпы, более подходящие для города, а не для путешествия. И только явный лидер был одет полностью в соответствии с погодой и положением.

И все же. Чисто выбритый дварф — такое я видел впервые за всю свою жизнь. Теплое шерстяное пальто до колена и шапка из какого-то мохнатого животного. Возможно соболя или лисицы. Высокие кожаные ботинки. Легкая кольчуга, поверх одежды и шлем с капюшоном. Вот уж кто в самом деле был одет полностью в соответствии с местом и событием.

— Гер инженер, прикажете атаковать? — спросил один из подчиненных.

— Не к чему торопиться, мы здесь в первую очередь для того, чтобы выяснить, что именно произошло с кланом Шнибетсонов. — Спокойно сказал предводитель, осматривая укрепления. Достав из-под полы небольшую книжку, он начал делать зарисовку. — Найти врагов мы всегда успеем, как и лишние траты ресурсов. Что вы скажете, господа, об их защите?

— Деревянные. — Несколько пренебрежительно высказался первый. — Не более метра в обхвате. Судя по внешнему виду стоят здесь не менее пяти лет. Пропитки смолой или лаком не вижу, а значит, они должны быть не прочнее трухи. Пары ядер хватит.

— Многовато эльфов. — Заметила крепко сбитая девушка, не старая, но с коротко стриженными седыми волосами, выглядывающими из-под капюшона. — Несколько сотен, и это при том, что поселенцев у рек почти нет. Скорее всего, тут военный форпост. Переговоры если и начнутся, то могут быть слишком долгими. К тому же они уже готовятся к бою.

— Я не вижу паровых машин. — Поморщившись, добавил третий, одетый как воин. — Только старые орудия, пускай и рабочие. Внутри стен есть и иные средства, но отсюда их не увидеть.

— Твой намек понятен. — Чуть кивнул главный инженер, не оборачиваясь. — И все же брать с собой чернокнижников и соглядатаев Империи я не намерен. Этих сведений явно недостаточно. Иолана, что с лазутчиками?

— Их мгновенно вычисляют. Здесь все поклоняются одному богу, Святогору, и иноверцев видят за версту. — Ответила беловолосая девушка. — Переманить за столь короткий срок тоже никого не удалось. Приходится обходится только слухам из дальних поселений и Новыша. Мол, тут живет ужасное чудовище в окружении рабов.

От такого обращения я даже каркнул, не выдержав. Чего сразу чудовище-то? Хотя смотря, как взглянуть, конечно. Да и про рабов в целом верно. Рабской силы я и в самом деле использую порядочно. Но это не повод обзываться. Гер инженер взглянул на меня косо, а затем достал из заплечной сумки небольшой кусок хлеба и кинул на палубу. Заботливый, блин. Чтобы не раскрывать раньше времени маскировку, я спрыгнул вниз и начал долбить хлеб клювом.

— Итого, мы имеем. Потенциального врага больше, его подготовка неизвестна, сильные и слабые стороны непонятны. — Недовольно сказал лидер. — Так еще и разговаривать приходится при соглядатае. Птичка?! Хлеб не только клевать, но и глотать нужно.

Твою мать. Да как ты заметил вообще? Я к тебе вообще-то спиной стою! Пошла вся моя маскировка прахом из-за сущей мелочи. Наблюдательный, умный, рассудительный. Плохо. Учитывая количество людей и вооружение, этот дварф может оказаться очень опасным противником и совершенно не вовремя. Наплевав на остатки скрытности, я повернулся к нему мордой и посмотрел прямо в слегка светящиеся фиолетовые глаза.

— Прибить? — спросил воин, доставая палаш.

— Нет. Погоди. Взаимная заинтересованность может быть полезнее устранения шпиона. Скажи мне, ворон, твой хозяин не хочет выйти пообщаться? — пришлось помотать головой. — Жаль. Хотелось бы разрешить ситуацию миром. Вы согласны? Но выйти не хотите. Или не можете? Боюсь мы тоже направить делегацию в данный момент не готовы. Только на нейтральной территории.

Я недовольно каркнул. Как объяснить, что меня в замке нет вообще в данный момент, а передавать обязанности переговоров Марии сейчас, все равно что признать их провалившимися. Нужно свести все вопросы к ответу да или нет. В душе что-то заныло. Да или нет… Опять как тысячи лет назад. Я уже знаю, как это можно сделать.

Управлять вороном при полном погружении было куда тяжелее, чем просто отдавать команды назад или вперед, но пока я не вернусь, ситуацию нужно если не разрешить, то, по крайней мере, заморозить. Чем я рискую в конце концов? Одним вызванным вороном? В болотах Славии столько черной эссенции, что я смогу создать себе хоть армию. Как Энмира. И обязательно так и поступлю позже.

Подлетев к самой каюте, я запрыгнул внутрь, осматриваясь. Книга, любая книга. Главное, чтобы с буквами. Усевшись на плечо гер инженера, я заглянул в блокнот, на котором широкими мазками был изображен борт корабля и ворон. То есть я сам. Понятно, а мне казалось, что он будет стены зарисовывать. Значит, он еще опаснее. Нужно отложить столкновение и собрать силы, по крайней мере, подтянуть племена волколаков и древлян.

— Нравится? — спокойно спросил дварф, на что я лишь покачал головой и перепрыгнул на судовой журнал. — Не стоит туда заглядывать. Наше местоположение вам все равно известно, а предыдущий путь не представляет ценности. Или дело в другом? — догадавшись о моей задумке лидер экспедиции перевернул журнал и открыл заднюю страницу с алфавитным указателем. — Так лучше?

— А не легче послать переговорщика? — спросила Иолана.

— Причин может быть много. — Не отвлекаясь от показанных мною букв, ответил гер инженер. И я ему за это был очень благодарен, ведь точно приложить клюв к нужному символу, когда у тебя глаза по бокам — не так-то легко. В конце концов у меня получилось составить первую фразу. — Жгите меделю? В смысле ждите неделю? Боюсь на такой шаг мы пойти не можем.

— Не делайте из нас дураков! За это время тут со всего Междулесья можно войска собрать и из Леска Кошмаров подтянуть! — фыркнул недовольно воин.

— Все так, как сказал мой советник по войне. — Все также спокойно кивнул главный. — Это излишние риски, которые экспедиция не будет на себя брать. Судя по тому, что вы не высылаете нормального переговорщика, вы не относитесь к проблеме серьезно, или же просто отвлекаете нас от тактического маневра.

Вместо того, чтобы послать слишком умного дварфа, как хотелось в первые секунды, я сосредоточился на решении настоящей проблемы. Отобьется ли без меня Мария? Скорее всего, да. Вот только потеряет в процессе несколько сотен стрелков, с таким трудом возведенные стены и много припасов и алхимических лечебных зелий. Оно нам надо? Те, кого я в первые секунды принял за имперских прихвостней, пришли за Шнибетсонами, так пусть они их и получат.

— Дварфы, не, в, плену. — По словам прочитал получившийся текст гер инженер. — Хотите сказать, что их здесь нет? Есть? Они мертвы? Если нет, тогда почему не вышли по первому зовы кланового горна Республики синих гор? Опять ждите?

Не став заново собирать по буквам, я просто ткнул клювом в уже готовое слово и, выпорхнув в окно, задал направление для ворона. Больше в этом теле смысла оставаться не было никакого. Пусть Марии я переговоры и не доверю, но прямому приказу и простым действиям она сопротивляться не сможет, главное четко сформулировать, чтобы она не истолковала, как сама захочет. Иначе это может обернуться катастрофой.

«Доставь братьев Шнипетоснов на пристань. Не атаковать. Не отступать. Внутрь без моего ведома посторонних не пускать. С дварфами передай записку. Слово в слово и буква в букву. Прибуду через неделю для проведения переговоров. Есть что предложить. Первожрец Майкл Сабор. Князь Буланский». — Быстро написал я письмо баронессе Эрталь.

«Все поняла. Сделаю как прикажете, ваше первосвященство». — С куда меньшим энтузиазмом ответила Мария. Что же с ней месяц у власти сделал?

С трудом сбросив с себя оковы связи, я осмотрел поднявшихся на борт и обеспокоенно переглядывающихся соратников. Судя по жару печи и пышущему пару, припасы уже собраны и самое время отправляться в путь, вот только конечную точку придется поменять.

— Мы отправляемся в Сабор. Напрямую. Крепость в осаде, так что мы должны прибыть как можно быстрее. Восьмичасовые смены по очереди. И сейчас я отдыхаю, извини, Кси, я просто не в том состоянии, чтобы вести дирижабль. Разбудите меня через восемь часов.

Глава 28

— Какого черта?! Я же только глаза закрыл!

— Это было девять часов назад. — Ответила совершенно осунувшаяся Ксиулан. — Я не могу больше. Сами за штурвал вставайте. Высота и курс стабильны, но нам не хватает одного члена экипажа. — Она заснула, даже не успев договорить, рухнула в гамак и мгновенно засопела, не оставляя мне выбора. Продирая глаза, я встал у руля и, быстро осмотрев приборы, понял, что ночь была бурной.

— Сколько раз спускались за припасами? — спросил я в пустоту. Минимум двое сейчас спать не должны были. А вот оглядеться я не мог. Отметил только, что люк задраен и лестница внутри.

— Ни одного. — Ответила сзади Ойли. — Вроде, попутный ветер поймали.

— Не особенно попутный, но порывы, конечно, сильные, раз нас за девять часов отнесло почти на тысячу километров от столицы. Вот только на северо-запад, а не на север как нам нужно. — Открыв карту и выматерившись, я выглянул наружу. Сколько хватало глаз под нами была степь с редкими островками растительности. Если придерживаться прежнего направления, нас до самой республики снесет, и такой вариант меня совершенно не устраивал.

— Эй, что происходит? Зачем мы снижаемся? — недоуменно спросила демонесса, когда я накренил дирижабль и поддал ходу.

— Нужно выйти из воздушного потока, идти несколько десятков километров поперек течения мне не слишком нравится. У земли сила должна быть меньше.

— Слушай, это не лес, который глушит ветра. Тут степь. У поверхности скорость может быть только больше! — терпеливо объяснила мне Ойли. — Да и куда нам торопиться? У гор снова начнутся леса и реки, сможем спокойно пополнить припасы и отправится дальше. Ну займет это чуть больше недели, ничего страшного.

— Кроме того факта, что между Марией и кланом дварфов у моего замка может начаться резня. — Проверяя по приборам скорость ветра, я выровнял изначальный курс, поставив дирижабль против воздушного потока и медленно выбираясь в нужную сторону. — Нет у нас недели. Пять дней максимум. А значит, нам понадобятся и припасы для постоянной работы двигателя, и три смены в день, чтобы не останавливать движение.

— Можно разделить их по двенадцать часов или по восемь, давая дополнительно несколько часов на отдых. Например, два по четыре и одна полная. — Предложила Ойли. — Правда, в твои расчеты закралась ошибка. Нас не шестеро, а пятеро. Эта кукла с отрубленным мышлением пока не в состоянии что-либо сделать.

— Дьявол. Я об этом совсем забыл. — Оглянувшись, я прикинул размер работы. Одновременно подкидывать топливо и обслуживать механизмы не выйдет. Если у нас сейчас кончится дерево — придется крутить толкающий винт руками, а это значительно снизит нашу скорость передвижения, да еще и продуктов потребует. Может Ксиулан и права, отправив корабль к горам…

Несколько раз просчитав курс и даже записав его для верности на обычной бумаге, я все же убедился, что мое решение правильное. А к дварфам мы еще успеем слетать при надобности. Используя боковой парус и вывернув рули, я сумел вывести судно из плотного воздушного потока за несколько часов. Вот только степь все не кончалась. Под конец формальной восьмичасовой смены мне пришлось бросить якорь у довольно большого озера.

— В чем дело? — спросила, продирая глаза, Эва. — Почему мы встали?

— Ойли и Алеша уже отрубаются. Да и мне нужен перерыв. А вдвоем вы корабль не потяните.

— Не правда, я еще могу соображать! — возразила демонесса. — И так отдыхала несколько тысячелетий. Теперь терять время на сон стало преступлением!

— Если и вправду можешь, лучше помоги мне с этой куклой, пока остальные озаботятся припасами. Мне не нравится, что она сидит тут с закатившимися глазами.

— Так избавься от нее? В чем проблема? — пожала плечами Ойли. — Она всего лишь оболочка, заполненная черной эссенцией. Могу поспорить, даже если от ее разума что-то и осталось после твоей выходки, то это крупицы, которые почти нельзя использовать.

— Как бы то ни было мы должны проверить и постараться ввести ее в строй. У нас сейчас явная нехватка рабочих рук. К тому же я никогда не занимался магией Души такого уровня.

— К нашему общему несчастью я тоже. — Хмыкнула демонесса. — Но раз ты решил сделать это без помощи нашего бога, то другого выхода, кроме как пробовать, я не вижу. Не думаешь, что такими выходками настроишь Святогора против себя? Все же манипуляция душами и обещание загробной жизни — это его стезя.

— Уверен, у него найдется множество забот, кроме слегка превышающего полномочия первожреца. А если он против, всегда может сказать свое веское нет. Святогор не из тех существ, что стесняется высказать свое мнение. И его НЕТ мы бы почувствовали все. Разом.

— Резонно. — Согласилась Ойли. — В таком случае я не вижу никаких вариантов, чем использование кристалла в качестве буферной зоны и дальнейшего погружения в сознание. Если там, конечно, осталось куда. Эва, одолжишь кулон на несколько минут?

— Забирайте. — Легко согласилась драконидка. — Не думала, что следить за мучениями одного человека пусть и противного мне будет столь скучно.

— Хмм… А что если… Да нет, бред какой-то. Не потянем. — Задумчиво проговорила демонесса.

— Сказала А, говори и Б.

— Б. — Хмыкнула Ойли. — Ладно-ладно! Не надо на меня так смотреть. Я просто предположила, что мы точно знаем, что с нами сделал Святогор. У меня все ходы записаны. Если использовать только нужные части сознания, заточенного в кристалле, и ту кашу, что осталась от Буланской. Не уверена, что у нас даже совместно хватит силы на обработку такой задачи. Но если ничего не выйдет, у нас просто будет свободный кристалл души и один трупик. Хуже не станет.

— А я смогу ее еще мучать при желании? — тут же насупилась засыпающая Эва.

— Как на счет переключить свою ненависть с уже поверженного противника на все еще бодрствующего Рейнхарда? — предложила демонесса. — Ведь именно он возглавляет инквизицию и по его приказу с тобой сотворили все эти ужасы. Не хочешь убить того, кто этого реально заслуживает? Стереть в порошок?

— Если это поможет. — Решившись, Эва протянула нам кулон. — Если вы и в самом деле в состоянии сделать нечто подобное…

— Не попробуем — не узнаем. — Честно признал я. — Начнем, как только будешь готова.

— Порыться в чужой памяти, это я завсегда. — Усмехнулась демонесса. — Голова к голове, чтобы волна была короче, кристалл в центр. Заводи шарманку, без усиления мы это не вытянем.

— Поехали… — пробормотал я, активируя ТРИНИТИ. Энергия со всего тела начала вливаться в ошейник и расходится по жилам ангела. Руки и ноги онемели, перед глазами заплясал яркие белые точки, но спустя несколько мгновений все исчезло.

— Переход осуществлен в штатном режиме. — Констатировала Ойли, появляясь рядом со мной. Мы стояли у огромного озера света или же это были огоньки, а вода лишь размывала их свечение?

— Что это? — настороженно спросил я.

— Твое восприятие памяти. — Усмехнулась демонесса. Образ девушки был четким, но покрытым дымкой. В то время как мое собственное тело было невозможно разглядеть из-за яркого света, прорывающегося наружу. — Каждый огонек, это воспоминание. Химическо-квантовое состояние синопсов мозга и их электронных заменителей. А что есть наша личность как не воспоминания?

— Хочешь сказать, что если мы изменим положение и состав воспоминаний, то создадим новую личность?

— Точно! — кивнула Ойли. — Это как с медицинской амнезией, которую раньше вызывали химикатами. Человек полностью теряет себя, его душа растворяется в бытие. А нам лишь нужно погрузиться глубже и, используя замену типовых реакций, сконструировать единый каркас воспоминаний. Непротиворечивый, иначе получится бешенная сука с биполярным расстройством. А тебя одна такая уже дома ждет. Да и Эва внимание потеряет, не нужно ей такое.

— Ты говоришь странные вещи. Хотя суть я, кажется, улавливаю.

— Прости, иногда воспоминания Они берут верх и речь вместе с ними. Представим, что перед нами и в самом деле прозрачный пруд с миллиардами светлячков, а не куча говна, в которой придется искать крохи семян, как птицы. Что бы ты хотел получить в результате? Какую личность? Прежде чем туда нырять, стоит определиться с целью.

— Полная и безоговорочная преданность мне. Можно и любовь, если она найдется. Знания, магия, наука. И то, что составит костяк ее характера. Если она будет немного безумна — пусть, но только по отношению к моим врагам.

— Животное, а не женщина. — Фыркнула презрительно Ойли. — Но я тебя прекрасно понимаю, твои травмы и война не дают насладиться нормальным обществом. Все мы немного безумны, так что добавлю изюминку от себя. Хуже не станет. Начнем. Вытяни перед собой руки, представь — что ты хочешь видеть, чувствовать. Закрой глаза, если тебе так будет проще.

Повинуясь командам демонессы, я дотягивался до каждого воспоминания. Каждой крупинки света в этом озере памяти. Собирал их по одной, не двигаясь при этом с места. Вскоре мои руки превратились в стволы деревьев, от которых во все стороны тянулись тысячи почти невидимых ниточек, сплетающихся в плотный поток.

Я не выискивал нужные воспоминания. Наоборот, я представлял то, что нужно мне, и они сами всплывали на поверхность, будто вытянутые магнитом. Напитывая их силой, я отдавал свою энергию, сливающеюся в единые целые искорки. Они разгорались, пока общее свечение не стало нестерпимо, и в следующую секунду меня вышвырнуло из сознания новой, цельной, сформировавшейся личности.

— Твою мать. Больно. — Я с трудом погасил ТРИНИТИ, но легче от этого не стало. Будто вместо нескольких минут я целый день работал в кузне или таскал воду. Понадобилось несколько минут, прежде чем я окончательно пришел в себя. А вот Кинта так и сидела с закатившимися глазами. — В чем дело? У нас не получилось?

— Думаешь? — хмыкнула Ойли, поднимаясь. — Нет, совсем нет. Скорее получилось даже слишком хорошо. Осталось только понять, что именно. Но выясним мы это, только когда она проснется. И на всякий случай, это всех касается. Теперь перед нами ни Лисандра и ни Кинта, а новая личность. Она вам не враг, прошу отнестись к ней как к долго болевшей лучшей подруге.

— Что? — от возмущения у Эвы даже дыхание перехватило. — Вот эта, моя лучшая подруга? Да в гробу я таких подруг видела!

— Верно. Та, кого ты ненавидела, умерла. — Кивнула демонесса. — А это… Да у нее даже имени еще нет! Но вас она всех знает и любит. Как умеет. Приготовьтесь. Княжна, с добрым утром.

— Что? — Буланская глубоко вздохнула, закашлялась от сухого воздуха и обвела помещение глазами. А потом увидела меня. — Милый, что происходит. Где мы? Я запуталась, воспоминания будто смешались.

— Не волнуйся, дорогая. Мы на пути в наше княжество. И я помогу тебе во всем разобраться.

Глава 29

— Дерева нет. — Мрачно заявил Вольха, поднимаясь по лестнице. — У этого озера проходят караванные пути орков, так что они все срубили под корень. Нужно убираться как можно дальше.

— Вот только топлива хватит часов на пять или шесть. — Закончил я его мысль. — Что с едой?

— С этим легче. Рыбы и всяких гадов нашлось в предостаточном количестве. Главное было заплыть подальше и не бояться их зубов. — Усмехнулся оборотень, показывая собственные клыки. Сомнений в том, кто победит, жалкая рыба или Вольха, у меня не было совершенно. К тому же в подтверждение собственного превосходства он припер целую сеть с добычей.

— Значит, в крайнем случае мы перейдем с машинного привода на ручной. Благо такая возможность предусмотрена. Давайте заправляться водой и отправляться.

— А что мне делать? Не уверена, что знаю, как работает устройство. — С сомнением проговорила Буланская. Каждый раз, когда она произносила слово, пыталась подстроиться, голос ее менялся. Она будто заново осваивала тело. Хотя так на самом деле так и было. — Возможно, я смогу управлять им, этим… как же его…

— Дирижабль. — Подсказала Ойли, которая к нашей новой спутнице относилась совершенно спокойно, в конце концов они обе были демонессами. Вот только одна подчинялась Святогору напрямую, а вторая мне. — Думаю, прежде, чем браться за сложные задания, стоит попробовать освоить простые вещи. Ты так не считаешь? К тому же, я думаю у нашего господина есть для тебя подарок. Не вещественный, но очень ценный. Ведь так?

— Ты права. Дальше медлить смысла нет. Дорогая, мы недавно поженились, и я еще не успел дать тебе взрослое имя. Пусть обстановка не самая лучшая. С этого момента и до самой смерти ты будешь именоваться Джи Буланской, женой моего первосвященства Майкла Сабора, князя Буланского и Саборского. Императора Силерантила.

— Джи… Чистая? — спросила с сомнением демонесса, но уже спустя секунду ее взгляд загорелся радостью. — Джи! Спасибо! Я буду с гордостью носить дарованное тобой имя, дорогой. Могу ли я даровать тебе имя в ответ? От твоего полного имени Михаэль Силерантил. Выходит…

— Боюсь, я уже не в первый раз женат, так что сменить имя я не могу. Разве что на полную форму. Хотя в землях Славии меня знают больше как Добрыню. А что по поводу прозвища…

— Разрушитель. — Не задумываясь, сказал Вольха. — В последнее время — сияющий разрушитель, Ужас. Что ты на меня так смотришь? Думаешь, что какое-то другое прозвище тебе подошло бы больше после всего сделанного? Убийца королей — лишь статус, как и Пророк.

— Думаю, дальше будет только веселее. — Согласно кивнула Ойли. — Его императорское величество. Вы и в самом деле думали, что о вас говорят, как о создателе? Мастере? Вы уничтожили несколько армий, почти ни один ваш враг не остался в живых, а список смертников сократился до скольки? Пары миллионов человек, демонов и дварфов? Простите, но прозвище Разрушитель подходит вам как нельзя больше.

— Все равно это несколько неожиданно. Но почему нет. — Я спокойно и искренне улыбнулся. — Пусть я буду разрушителем старого. А в списке моем осталось только два имени. Ну и пара тысяч существ, состоящих в инквизиции. Им нечего делать в нашем новом, очищенном огнем и мечом мире. Все инквизиторы, демоны и чернокнижники будут обращены в истинную веру. Или умрут.

— Скорей бы. — Хмыкнула Эва, проснувшаяся от нашего разговора. — Начнете взлетать, не будите.

— Она права, пора отправляться. Нужно поднять обороты. — Согласился я с драконидкой. — Втроем мы сумеем подняться. Ойли, покажи Джи, как управляться с паровой машиной. Уверен, вы сможете найти общий язык.

— О, не беспокойся, у нас все получится. Верно, ваша светлость? — демонесса отвела княжну в дальний конец гондолы, где были установлены движители. Или правильнее было бы сказать княгиню? Ведь теперь мы женаты, она уже сто процентов полноценная владетельница титула. Если, конечно, его не лишилась в ту же секунду, как вышла за меня замуж. Впрочем, это уже не имело совершенно никакого значения.

План Святогора постепенно становился все более очевидным. Он не оставлял демонам выбора, убивая всех подчиненных, среднее звено управленцев, доверенных лиц. Заставлял вступить в бой лично, взять на себя управление армиями и выдвинуться на передовую. К тому же во всей Империи вспыхивали очаги сопротивления и недовольства. Война не оставляла никого, забирая родных и друзей, отбирая работу и надежду на стабильность. Руша систему.

Вот только основа всей системы Длани — безымянный Император, сидящий на острове посреди внутреннего моря. И добраться до него у Святогора не выйдет. Но и допустить постоянное негативное воздействие пробудившегося бога Света, поднявшего на войну уже три страны, не могли. А теперь после нейтралитета Валии… Они пойдут в наступление. Это уже даже не обсуждается. Вот только куда ударят?

Я несколько часов следил за приборами, пытаясь сориентироваться по карте и звездам. Выходило, что мы летим довольно быстро, около двухсот километров в час. Вот только ветра все равно сдували нас в степь, и если я не найду хоть какую-то рощицу, вскоре у нас просто кончится топливо, тогда пропеллер придется крутить руками. Черт, лучше было последовать курсу Кси. От грустных мыслей меня отвлекла вибрация амулета, спрятанного под одеждой.

— Меня предали. — Прозвучал в голове голос Хикару, когда я сжал половину «близнецов» в кулаке. — Клянусь дочерью, я не собирался сдавать вас Империи!

— Знаю. Иначе бы ты придумал что-то умнее, чем доставить хорошо вооруженный отряд к казармам. Но теперь тебя раскрыли. Вряд ли после случившегося тебе поверят демоны.

— Это правда, но больше мне это и не нужно. Мое баронство присоединяется к борьбе против Длани в полном составе. — Тут же ответил полуэльф. — Я готовился к этому много лет, и теперь на моей стороне лучшие контрабандисты, наемники и морфы. Мы сумеем отвлечь внимание Империи на себя. Отвлечем значительные силы.

— Тех, кто захочет предать тебя за деньги, еще много. Прости, но я не полагаюсь на наемников. Только союзники и единоверцы. Крайне советую тебе принять истинную веру, получить от меня благословление на правление и, имея эту силу, двигаться дальше.

— Но тогда мне придется отказаться от многих привычных схем работы. — Не слишком довольно сказал Хикару. — В том числе от нейтралитета в делах, которые не могут иметь только одну сторону. Возможно есть другой вариант? Клятва Свету? Договор?

— Придумать можно всегда, тем более что совсем недавно я понял — система Длани и Света взаимосвязаны. Иначе я не могу объяснить действия демонов. Даже если Длань просто придерживается старых правил, слишком много совпадений. Связи Души. Собственность. Даже некоторые задания, достижения и договора. Будто…

— Что? — спросил через некоторое время обезображенный полуэльф, не выдержав длительной паузы. — Думаете, что они связаны куда больше, чем хотят показать?

— Нет. Что они вообще единое целое. И не только Свет и Длань. Вера в Верховную мать, в Валийскую, в Скрытое солнце. Даже недоразвитые верования крысолюдов, ящеров и людей Междулесья. Все это — единое целое.

— Это… Слишком смелое заявление. — Несколько замявшись, сказал полуэльф. — Даже для вас. Ведь если предположить, всего на секунду, что это правда именно так. Тогда нет никакой разницы между всеми правителями. Нет смысла подчиняться Императору или Святогору. Или любому другому из приведенного списка.

— А вот тут ты в корне неправ. Попробуй не подчиниться им, и ты мгновенно ощутишь последствия. Они держат кнуты, которыми управляют толпой. Вот только то, что создало эти хлысты находится выше них всех. Они лишь пользуются благами, созданными до них, и потому не могут отделиться друг от друга окончательно. А если так…

— Нам нужна нейтральная сторона. Тот, кто не будет мешать проводить наши дела и при этом поддержит интерфейсом. — В слух рассуждал Хикару. — Если я все верно понял, одним из таких лиц является герцогиня Валийская. Мы присоединимся к ней.

— Может сработать. Пока у нас нейтралитет. Надеюсь так будет и дальше. Если же нет — вы вновь смените сторону. Но, чтобы у Святогора было меньше поводов для негодования, я пришлю к тебе в баронство несколько жрецов, и они официально будут раздавать благословения и помогать нуждающимся. Никаких гонений или преследований. Лучше наоборот помоги им адаптироваться, возможно среди твоих пройдох найдутся хорошие ораторы, которые увидят свою выгоду.

— Сделаю все что в моих силах. — Ответил немедля Хикару. — Хорошего вам полета, ваша княжеская светлость. Позаботьтесь о моей дочурке.

Он отключился раньше, чем я успел попрощаться, но как раз вовремя для того, чтобы сумел заметить отклонения в параметрах парового котла. Жар был слишком низким, при такой температуре движитель едва ворочался, а значит, вскоре нам останется рассчитывать только на паруса. И к моему великому сожалению ветер не попутный.

— Ойли! Что у вас происходит? — не сдерживаясь крикнул я.

— Чего так орать? — откликнулась демонесса, стоящая у меня за левым плечом. — Ветки кончились, мы пытались топить старыми тряпками и даже инвентарем. Но в общем топлива больше нет, если не начнем разбирать саму гондолу, больше взять жар нам неоткуда.

— Твою мать. — Не сдержавшись, выругался я. — А не могла это сказать до того, как запас кончился?

— А какая разница? — пожала плечами Ойли. — Что-то я внизу ни одного деревца не вижу. Как и полчаса назад. Или час. Давайте будить остальных и садиться за педали.

— Про будить остальных ты права. — Нехотя признал я. — Смешно. Жрецу бога Света не хватило дров. Хотя. Если так подумать. А на кой черт нам дрова? У нас же есть достаточно воды, чтобы поддерживать кипение?

— Да, ее мы набрали в достатке. Но что толку если ее разогревать не на чем? — не поняла мою задумку демонесса. — Или вы решили заклятьями поддерживать огонь?

— Нет, это было бы слишком расточительно, но у меня найдутся и другие варианты. Кси! Подъем! Мне нужен рулевой! — дождавшись, пока, ругаясь, проснется дворфийка, сделает свои дела и встанет у штурвала, я подошел к печи миниатюрной паровой машины. Десятки тонких трубок окутывали топку из огнеупорного кирпича. Выдержат ли они? Должны выдержать!

Закинув несколько бесполезных в нашей ситуации хороших мечей, я достал Кладенец. Кто бы мог подумать, что я буду использовать дорогое оружие — вот так? Мне понадобилось несколько секунд, прежде чем положенный плашмя на клинки меч стал белоснежным, передавая свой жар металлу. Сталь начала разогреваться до пурпурного цвета, и этого было вполне достаточно, чтобы перегретый пар вновь забился в поршнях паровой машины. Дирижабль дернулся и толкающий винт начал со свистом поглощать воздух.

Глава 30

Я делал небольшие перерывы на перекусы, чувствуя, как энергия улетучивается из тела. Спасал только бывший ошейник, который позволял быстро восстанавливать силы. ТРИНИТИ в пассивном режиме практически мгновенно уравновешивала баланс, возвращая чувствительность конечностям. Но прорастание жил ангела ощущалось даже в состоянии покоя. Чем больше я использовал заклятья и оружие, требующие навыки Света, тем ближе становился к цели.

Движитель выдал рекордные обороты, и мы сумели пролететь на таком режиме работы топки до самого края леса. Когда же был брошен якорь, я отрубился прямо у топки, и больше меня в тот день не будили. За трое суток мы пересекли границу Междулесья, пропуская под днищем гондолы деревни и городки, мы наблюдали, как они измельчаются, теряясь в лесных просторах.

Из зеленых леса быстро превратились в разноцветно оранжевые, а к концу путешествия покрылись белой сединой снега. По дыму из печных труб можно было легко найти даже далекие поселения, с высоты полета они были легко различимы, но мы останавливались только для пополнения припасов, часто не задерживаясь дольше, чем на полчаса.

Еще не достигнув финальной точки назначения, команда заметно поредела. Первой сошла на берег Ойли, заявив, что она свою миссию выполнила и намерена быть как можно дальше от Святогора в момент, когда он все же соберется нас посетить. Это замечание было весьма резонно, хотя мне и обидно было терять ценного союзника и бойца. Но удержать я ее не мог, находилась демонесса в личном подчинении бога, и меня никто о планах не спрашивал. К тому же переговорить мы могли в любой момент благодаря Связи.

Вторым нас покинул Вольха. Тут я мог приказать остаться, но оборотень справедливо заметил, что сейчас его присутствие может пригодиться при взятии Киева. А на дварфа он не тянет, даже если очень сгорбится, так что в переговорах с прибывшим кланом он мне не помощник. Главного жреца Полоцка пришлось высадить на реке у Новыша. Дальше ему предстояло плыть самостоятельно, времени на доставку всех желающих у нас не оставалось.

К счастью, даже вчетвером мы сумели добраться до Сабора. Мы ориентировались по карте, и когда, стрекоча движителем, дирижабль опустился ниже кучевых облаков, из которых беззвучно валил густыми хлопьями снег, увидели блокаду. Зрелище было внушающее. Несколько десятков кораблей, частично вмерзших в лед. Сотни бравых дварфов, уже забегавших на палубах. Они ждали нашего появления, это было заметно по усиленным дозорным судам. Вот только мы не приплыли, а прилетели.

— Двигаемся прямо к замку. — Приказал я Кси, связываясь с Марией. «Подготовь мне встречу, приземлимся через несколько минут. Мне нужен будет доспех и теплая одежда. Остальным горячая ванна и смена на дирижабле».

«Будет исполнено! — тут же ответила баронесса Эрталь. — Но… Боюсь мне некого отправить. Оба Шнибетсона не вернулись с переговоров, их забрали приплывшие. Я же недостаточно разбираюсь в механизмах. Разве нельзя его пришвартовать, как обычный корабль?»

«Если бы было можно — я так и сделал». — Это была реальная проблема. Из-за того, что дирижабль в воздухе держался только благодаря горячему воздуху в шаре, его можно было частично спустить. Но каркас, придающий форму, мог сломаться. Особенно если сверху навалит толстый слой снега, который в данный момент таял из-за поддерживаемой в печи температуры. Придется найти пару смышленых ребят и топить постоянно.

Недолго думая, я через интерфейс выбрал четверых подмастерьев кузнеца и приказал прибыть на вершину главной башни. К тому моменту, как мы скинули якорь, там уже была огромная толпа народа, так что дирижабль без проблем поймали и пришвартовали. Все же это был не транспортный или военный гигант, а небольшое патрульно-разведывательное судно. Яхта.

— С прибытием, ваше первосвященство! — припав на одно колено, поклонилась Мария. Выглядела она крайне непривычно. Белокурая девушка оделась в пластинчатый доспех, по обеим бокам висели длинные мечи, а под мышкой обнаружился закрытый шлем с узкой прорезью забрала. Поверх всего этого великолепия белело полотно с алым солнцем — символ Святогора.

— Поднимись. Оставим церемонии на потом. Подмастерья, наверх, Ксиулан объяснит вам новые обязанности. Эва, отдыхай пока, думаю, часа четыре у нас есть. А это. — Я показал на спутницу, которую Мария дырявила взглядом. — Моя супруга, княгиня Джи Буланская. С данного момента она будет сопровождать меня всюду.

— Демонесса? — на всякий случай уточнила Эрталь, нервно держась за рукоятки мечей.

— Совершенно верно. Моя демонесса. Ты должно быть уже слышала о подчинении демонов Свету. Так что тебя это не должно удивлять.

— Конечно, ваше первосвященство! — жарко ответила Мария. — Я ни секунды не сомневалась в ваших способностях и приму любую вашу слугу как сестру.

— Я не слуга, а законная супруга! — поправила ее демонесса. — Ведь так, милый?

— Совершенно верно. — А вот и сюрприз, который оставила Ойли. Хорошо, я ей это припомню, значит, демон мне достался с гонором. Интересно, что будет с ее хрупкой психикой, если попробовать низвести в рабыни? Хотя, не так интересно. — Только не забывай, что ты не единственная моя супруга, не первая и не самая старшая по титулу. Не нужно оскорблять моих верных слуг и фавориток.

— Я… хорошо, дорогой. Я постараюсь это не упустить из виду. — Чуть замявшись, ответила Джи.

— Отлично, в таком случае пойдемте в тронный зал, он же отремонтирован?

— Конечно, ваше первосвященство! Не только отремонтирован, но и украшен в лучших традициях нашей истинной веры! — горячо выпалила Мария. — Я привлекла лучших каменщиков, кузнецов и алхимиков, чтобы это место было достойно вас! Эта жалкая крепость не может тягаться с тем храмом величия, который должен стоять на ее месте, но все что было можно сделать — сделано.

— Хорошо. Отправь гонцов к дварфам. Думаю, они их уже ждут. Без оружия и с приглашением на встречу. Наверное, званый ужин, у нас же нет проблем с провизией?

— Конечно нет. — Не смутившись, ответила баронесса Эрталь. — Подвалы ломятся от дичи и рыбы. В одичавших лесах ее было в достатке. В последние несколько недель мы даже меняли шкуры и сушеное мясо на зерно. Так что голода этой зимой не будет, это можно с уверенностью гарантировать. А даже если припасы подойдут к концу, в лесах еще полно дичи.

— Значит, пусть будет ужин. Мыться, переодеваться и за стол. Надеюсь наши гости тоже не заставят себя долго ждать. — Отдав краткие распоряжения, я спустился с крыши прямо в подвал, в свою комнату. Где привел себя в порядок, на сколько это возможно для морфа, когда его постоянно отвлекают. Джи совершенно не собиралась меня покидать, чем несколько озадачила. Но отказаться от ее внимания я не сумел.

Да и сказать, что оно мне было неприятно — значило бы соврать. Не знаю уж чья это была сторона, Лисандры или Кинты, но невинная супруга мне досталась с огромным багажом знаний и потрясающими навыками их применения. А уж что она делала ртом, словами было просто не описать. В какой-то момент мне казалось, что она меня просто проглотит целиком.

При всем моем недоверии к демонам и настороженном отношении даже к прирученной Буланской она умудрялась быть настолько открытой и одновременно загадочно сексуальной, что не соблазниться оказалось совершенно невозможно. А потом пришлось мыться еще раз, остужая разгоряченные тела. Все же моя физиология все больше напоминала демоническую, и никаких проблем с разницей в выносливости у нас не обнаружилось.

Мы несколько задержались и поднялись наверх только через час, когда первые приготовления уже были проведены. Мария сообщила, что делегация из гостей нас уже ожидает, но это было не страшно. Может же первожрец, князь и будущий император всей Валтарсии немного задержаться на собственный обед? Точность — вежливость королей и отравителей, но я не относился ни к тем ни к другим. Тем более, что, оказавшись в тронном зале, мне понадобилось несколько секунд, чтобы приспособиться к новому окружению.

— Когда ты говорила, что обставила все в стиле нашей веры я представлял себе несколько иное. — Признался я Марии, осматриваясь. — Гобелены повесила. Столы, стулья. Но чтобы такое.

Зал больше напоминал одно из помещений общего дома эльфов, вот только вместо темы грехов здесь повсюду были символы огня. На каждой стене. В каждом витраже. Да даже в тарелках, стоящих на столе! Жаровни, стоящие рядами по кругу, полыхали так, что огонь едва не лизал потолочные балки. Что-что, а в зале точно не было холодно. Красные языки трещали и вздрагивали, когда очередная ветка прогорала. Это было расточительно… но красиво.

— Его сиятельство, глава клана Фифайзен, член верховного совета Республики Синих Гор, Раев Фифайзен со свитой! — объявил глашатай, едва я успел усесться на трон, а Джи встать позади меня с левой руки, опираясь на спинку богато украшенного орнаментами и чеканкой кресла. Спасибо хоть подушку мягкую подложили, а то на металлических пластинах в первую же минуту можно было бы задницу отсидеть.

В зал вошло несколько дварфов, среди которых я без труда узнал отдававшего приказы инженера, виденного глазами ворона. Чисто выбритое лицо, цепкий спокойный взгляд фиолетовых глаз и короткая стрижка черных чуть с проседью волос. Крепкий и поджарый он был в несколько раз старше меня, но, судя по виду, ни только не утратил хватки, но и был готов к любому развитию событий: от переговоров до боя.

Он вновь был одет идеально по случаю. В меру торжественно, в меру по-деловому. Небольшой фолиант для зарисовок по-прежнему висел на боку. А с другого разместился странный искусно выполненный инструмент, вроде линейки с несколькими дополнительными жалами. Я такие встречал, но напрочь не помнил, как оно называлось.

За главой клана следовали прежние спутники, двое мужчин и одна женщина с белыми волосами. Как я для себя их обозначил воин, инженер и ведьма. Пусть первое впечатление можно было считать обманчивым, но именно так они мне представлялись. Каждый обладал своими впечатляющими чертами, но держался почтительно позади главы клана.

— Ваша светлость. — Поклонился Раев ровно до необходимого уровня. — Рад вашему возвращению и долгожданной встрече. Гер инженер, глава клана Фифайзен.

— Император. Очень приятно. — Буркнул я, рассматривая дварфа. Дьявол. Своим представлением я хотел вывести его из равновесия, получить какую-либо реакцию, но тот лишь вежливо улыбнулся. Издевка? Не похоже, скорее ему просто все равно как я представлюсь. — Вы не сняли осаду, хотя я передал вам ваших собратьев. Ведь они были целью?

— Совершенно верно. — Спокойно ответил лидер Фифайзена. — И экспериментальный паровой корабль, который вы потеряли, хотя он не был в вашей собственности. Таким образом, вы должны выплатить Республике Синих Гор тысячу имперских золотых.

— Уверен, мы найдем нечто куда более ценное. Скажите, о чем вы мечтаете?

Глава 31

— Мечтаю? — несколько опешил дварф. — Это довольно личный вопрос. К тому же, какое это имеет отношение к выплатам?

— Самое прямое из возможных. Мы сейчас стоим на пороге нового мира, невозможное становится обыденным. Странное — применимым. Цели стали близки как никогда. То, о чем еще вчера вы могли только мечтать, сегодня вполне реально. Вы уже не раз должны были слышать, но я скажу, чтобы было абсолютно ясно. На нашей стороне бог. В прямом смысле.

— Мы не раз слышали о порождении Света. — Спокойно кивнул Раев. — Вот только чудеса у него недобрые. Он обращает в рабство целые города. Сжигает армии противника, не позволяя сдаться и не щадя раненых. Да и у вас масштабы хоть и не столь существенные, но методы схожие. Кто большинство ваших слуг? Вопрос риторический. Риски сотрудничества слишком высоки, если вы не сможете предложить нечто более существенное.

— Как вы смеете так разговаривать с его первосвященством! — выпалила Мария, потянувшись к клинкам. Однако я остановил девушку жестом.

— Она права. Не престало обычному дварфу так разговаривать с ангелом и будущим правителем всей Валтарсии. — Жестко сказала Буланская. — Супруг мой, здесь дело уже не в соблюдении этикета, это прямой вызов и оскорбление. Наши войска вполне справятся с этими выскочками.

— Я и не думал оскорблять ваше высочество. — Чуть поклонился глава клана Фифайзен. — Однако в первую очередь я служу своему народу и нации. И согласитесь, ни один разумный не пожелает своим детям, братьям и сестрам судьбы раба. Таким образом, я предпочту получить от вас выплату в стоимости равной тысяче золотых и покинуть эту страну.

— Судьбы раба? Предпочитаете оставаться под полным контролем Империи? Когда любой ваш шаг контролируется чернокнижниками и полудемонами? — поинтересовался я. — Хотите получить только деньги? Почему нет. Как я уже сказал, казна практически пуста. Однако у меня огромные залежи болотного железа, демонической стали и черной эссенции, которые стоят куда выше запрошенной суммы. Мои леса богаты живностью и целебными растениями, так что в следующем году вы можете получить эликсиры и зелья.

— Предпочтем взять металлом. — Кивнул Раев удовлетворенно. — Пусть и не золотом. Когда вы сможете добыть необходимое количество руды для оплаты?

— Без вас? Не скоро. Я готов выделить вам землю в аренду на сто лет с условием, что вы будете ее возделывать, добывать ресурсы и оставлять себе часть из них в качестве уплаты долга. Также вы сможете строить мануфактуры и получать достаточно припасов для производства любых интересующих вас устройств и механизмов. Учитывая, что мы находимся в состоянии войны, я готов обеспечить вас заказами на следующие двадцать пять лет.

— И чем же вы будете расплачиваться за эти заказы? — усмехнулся воин, стоящий чуть позади своего лидера. Мария дернулась вперед, на сей раз даже начав обнажать клинок. Нужно с ней что-то делать. Фанатичная преданность — это замечательно, но с психикой у девушки явно не все в порядке, хотя я сам в этом виноват. — Опять рудой? Или может рабами?

— Прошу прощения за моего подчиненного, ваше высочество. Однако он совершенно прав. Создавать здесь, в дикой местности, инфраструктуру дорогое и длительное мероприятие. Что получат наши дети с этого? Трудиться для того, чтобы что? Нужно возвести доменные печи для переплавки, цеха и водяные мельницы… дорого, долго и не эффективно. Куда проще использовать самородную горную железную руду для получения отличной стали.

— И много ли в ваших горах демонической стали? — поинтересовался я. — Знаете ли вы ее свойства?

— Безусловно, ее характеристики обычно сильно превосходят даже дворфийскую сталь. Но добыча черного железа доступна только рядом с пустыней дьяволов. — Рассудительно заметил Фифайзен. — Я много путешествовал, объехал все цивилизованные страны и по собственному опыту знаю, что добыча таких материалов невозможна в болотистой местности. Поля боя, где гибли демоны, области появления низших и диких.

— Совершенно верно. — Легко согласился я. — Но нам с вами несказанно повезло. Около тысячи лет назад в этой местности произошло нечто, вследствие чего в здешних болотах полно превосходного состояния черной эссенции в железистых соединениях. Как кузнец и коммерсант уверен, вы меня без труда поймете. А чтобы вам было легче принять решение, я верну вам корпус летучего корабля вместе с силовой установкой.

— Я должен обдумать это предложение. — Спокойно сказал Раев. — Если движитель в работоспособном состоянии и каркас остался плавучим — уверен, мы сможем скостить часть платежа после тестирования.

— В таком случае я отдам распоряжения, чтобы вам немедля вернули все, что от корабля осталось, и мы сможем продолжить переговоры. Более вас не задерживаю.

— Благодарю за аудиенцию, ваше высочество. Будем ждать получения корабля. — Поклонился чуть глубже, чем в начале, глава клана. Следуя его примеру, поклонились и сопровождающие. Они удалились, и стоило дверям за ними закрыться, как я активировал ворона, ожидающего снаружи. Я должен был слышать, что они скажут. Однако дварфы предусмотрительно молчали, пока не скрылись на палубе флагманского корабля.

— Вы в самом деле собираетесь отдать им корабль? Этим варварам? Еретикам?! — с нажимом спросила Мария. — Вы… мы… так не должно быть! Они должны подчиниться нашему богу!

— И подчинятся. Но постепенно. — Успокоил я жрицу.

— Достаточно было приказать. Они все — дварфы. В их крови достаточно черной эссенции, чтобы поставить на колени даже не демоническим приказом. — Заметила Буланская. — Те, кто противятся престолу, не имеют прав на свободу или личное мнение.

— Если мне даже удастся взять их под контроль магией, после этого будет множество проблем с контролем. Саботаж, забастовки, порча инвентаря и печей. Нет. Они должны служить добровольно, работать на себя и благо Святогора. — Объяснил я свою позицию. — Именно поэтому мы платим Енбору, а не подчиняем. Освобождаем учеников алхимиков и подмастерьев кузнецов, а не закабаляем. Нужно чтобы они понимали всю пользу.

— Слишком сложно. — Поморщилась Мария. — Не проще ли поступить как с военнопленными? Заставить их принять веру. Вы же не ждете, пока разбойники и враги перевоспитаются.

— Верно, но они и есть враги. Тем более что каждый одумавшийся и получивший высокий рейтинг доверия перестает быть рабом и становится послушником. Рано или поздно рабов не останется совсем. Только из неблагонадежных элементов, которым нужен надсмотрщик. — Я поднялся с трона, разминая поясницу. — Все же над креслом надо поработать. Распорядись освободить от посторонних предметов каркас Летучего и передать нашим соседям. А еще мне нужен полный доклад о произошедшем за прошедшие полтора месяца.

— Как прикажите, господин. — Поклонилась баронесса Эрталь. — Немедля соберу всех жрецов.

Именно этого я и боялся. Девушка пыталась заглушить полученную травму новой верой и данным мною статусом. В результате из обычного служащего и управляющего она превратилась в фанатично верующего жреца, не способного отличить добро от зла и насаждающего веру любыми способами. Не то что бы это было плохо для меня лично. Чем больше верующих — тем лучше. Но все же ее подход и поведение вызывали беспокойство.

Нормальная административная иерархия была превращена в собор со своими служками, младшими жрецами, и жрицами, и, конечно, настоятельницей, которой стала сама Мария фон Эрталь. Что характерно, судя по ее отчетам, преклонялись в храме не только Святогору, богу Солнца, Света, отмщения и всего такого прочего, но и его пророку — Мне.

В странном симбиозе плодились верующие лично в меня, что не могло ни радовать ведь циферка личных последователей хоть и медленно, но ползла вверх и на тысяче должна была превратиться во что-то более существенное, чем просто одобрение. С другой стороны, это могло принести не только пользу, но и проблемы. Как отнесется воскресший бог к появлению чужого культа, даже если это союзник, я примерно представлял, но на практике проверять не хотел бы.

— Ваше первосвященство. — Поклонилось мне несколько человек, лица которых были скрыты красными капюшонами. Для определения личности проблем это не представляло, интерфейс исправно показывал всех подчиненных, но разговаривать с теми, чьих лиц не видишь, было не слишком приятно. — Мы прибыли по первому приказу.

— Докладывайте. — Кивнул я, вновь располагаясь на троне. Нет, надо его все же переделать.

— Слушаюсь, ваше первосвященство! Согласно вашим поручениям мы составили пятнадцать малых советов, каждый из которых следит за территорией Сабора. — Начал отчитываться старший жрец Иннокентий, которого я в первый раз видел. Но зато лояльность у него была выше всех присутствующих. Даже Марии. — В каждом селении, где живет более десяти человек, поставлен алтарь для поклонения Святогору. Трижды в день — утром, в обед и перед сном — проводятся молитвы с благословениями…

— Хорошо. Как это влияет на наши припасы и вооруженность солдат? Сколько у нас добровольцев, оружия, доспехов? Сколько выявлено и привлечено латентных магов? — спросил я, едва сдерживаясь. — Мы находимся в состоянии войны, у нас враг у ворот!

— Прошу прощения, ваше первосвященство, не сразу понял вопрос. — Тут же поправился старший жрец. — В ваших землях добровольцами можно считать всех! Благодаря нашим усилиям нет жителей, которые относились бы к Святогору равнодушно. Каждый, кроме недостойных рабов, готов с удовольствием отдать жизнь за нашего бога и вас!

— Каждый? — с недоверием переспросил я и, не дожидаясь ответа, забрался в интерфейс. Черт. А ведь он прав. В бывшем баронстве было больше четырех тысяч человек, почти на семь сотен поселенцев больше чем, когда я его покидал. И почти у всех статус лояльности находился выше среднего. Кроме самых упорных рабов, которые может и ненавидели меня до глубины души, но сделать ничего не могли.

Огромный список обзавелся всевозможными фильтрами, в том числе по расовому и национальному признакам. Профессия, уровень знаний, предрасположенность к школе магии. При желании я легко мог узнать, откуда человек, эльф или дварф приехал. Большинство были местными эльфами, загнанными мною в кабалу, но перевоспитавшимися, многие пришли из захваченного Полоцка, где явилось мое пророчество.

— Отлично. В таком случае мне и вправду остается только гордиться вами. Но я вижу, вы чего-то не договариваете. В чем дело?

— Простите, ваше первосвященство. Но боюсь, нам придется настаивать. Необходимо провести очищающий поход против еретиков! — последнюю фразу он прокричал под громкие одобрительные возгласы остальных. — Во славу Святогора! Мы обязаны очистить эти земли от скверны!

Глава 32

— Нет! — отрезал я. — Вы предлагаете мне геноцид.

— Я сказал тоже. — Сказал один из старших жрецов, в котором я с трудом узнал алхимика Енбора. А ведь он был просто наемником. — Зачем вести войну против тех, кого можно подчинить силой убеждения и капелькой препаратов? Достаточно правильно подобрать состав и отравить колодца, как нам будут внимать тысячи. Конечно, могут пострадать дети и старики, но это куда меньшее из зол. Лучше десятки, чем сотни и тысячи.

— Если супруг мне позволит. — Тронула меня за плечо Буланская. — Считаю, что достаточно будет простой магии Души в аспекте Власти. У вас достаточно сил и умений, чтобы обратить небольшой город без всяких непонятных зелий. В начале — в рабство, а после и в верные служащие. Не даром именно так поступает сам Святогор.

— Верно, Бог поступать неправильно не может! — поддержало ее слова сразу несколько жрецов.

— Я обдумаю ваше предложение, как только страна окажется под правлением нашего ставленника, Владимира. После того, как он сядет на престол Киева, у нас будет полный контроль над страной. Полоцк уже отринул ложных богов. Сабор тоже. Настало время остального Междулесья. Но! — остановил я улыбки жрецов. — Делать мы это будем постепенно. Ни к чему лишнее кровопролитие. Тех, кто готов нести слово Святогора небольшими группами, пошлем во все деревни и города Славии, дабы они подготовили людей к нашему появлению.

— Ваша доброта и мудрость поражают, учитывая ситуацию в целом. — Поклонился Иннокентий. — Мы немедля подготовим группы вербовщиков с младшими жрецами и направим их в крупные города достойные нашего внимания. Будут ли указания по их комплектации? Кого лучше послать и кого назначить в руководители групп?

— Выбирайте только из тех, кто максимально предан и уже проводил богослужения. Каждый отряд должен иметь хотя бы одного опытного охотника, ученика алхимика, трех воинов и трех лучников. Для того, чтобы они были достаточно самостоятельны и в то же время не слишком бросались в глаза, трое должны быть женщинами. Можно больше. Они должны быть в состоянии позаботиться о себе зимой, найти пропитание и приготовить исцеляющие зелья.

— Простите, ваше первосвященство, но я не сумею быстро подготовить десяток учеников. — Запротестовал Енбору. — Даже сейчас у меня в лаборатории трудится пятеро, и это мне удалось найти наиболее подходящих кандидатов.

— Я не говорю, что группы нужно отправить немедленно. Однако мы должны задумываться о нашем будущем. Дома добра во всей Империи принесли больше последователей, чем мое вторжение в Полоцк. Война не должна останавливаться до нашей полной победы, а для этого необходимо, чтобы каждый день мы приближались к главной цели — свержению демонов!

— Во имя Святогора! — отозвались жрецы, хотя, честное слово, я даже не намеревался приплетать сюда нашего бога.

— Именем его. Приступайте к своим обязанностям, но следите, чтобы жители были сыты, здоровы одеты, обуты и довольны. Все понятно?

— Как прикажете. — Поклонившись, жрецы вышли из зала, оставив меня с Буланской и Эрталь. Девушки также ждали приказаний, но как быть с ними я не очень понимал. Оставлять Марию в том состоянии, в котором она была, опасно не только для нее самой, но и для окружающих. Я должен был окончательно переключить ее внимание с травмы на созидание. Как это сделать?

Телесный контакт на нее подействовал бы скорее в обратную сторону. Удовольствие от полученных достижений смешалось с полномочиями и вседозволенностью верховной жрицы. Как теперь разруливать эту ситуацию, куда деть ее непомерную энергию и получится ли обуздать ее фанатичное следование догмам Святогора?! Все эти мысли пронеслись у меня в голове за несколько секунд, но должного ответа не последовало.

— Я доволен проделанной тобой работой, Мария. — Решил приободрить я девушку перед тем, как отчитывать. Но стоило мне взглянуть в ее радостные, преданные, широко открытые красные глаза, как я понял всю тщетность любых увещеваний. Мне тут уже ничего не придумать, нужно работать с тем, что есть. — Старайся и служи мне верно и впредь. Чего бы ты хотела в награду?

— Я недостойна вашей похвалы, господин, и уже имею все, что мне нужно! — искренне улыбаясь, ответила баронесса. — Но если у вас есть возможность, я хотела бы получить огненный меч.

— Ангельское оружие недоступно для простых смертных. — Вздернув нос, произнесла Джи. — Стоит тебе только взять его в руки, как оно высосет всю твою жизненную силу и Душу!

— Погоди. — Прервал я демонессу. — Огненные мечи могут быть не только ангельскими. Мой первый меч — Жертвенный, лучший тому пример. Это интересный вызов. Хорошо, я посмотрю, что можно сделать, чтобы создать для тебя меч, который будет достоин настоятельницы моего ордена.

— Ордена?! — глаза Марии расширились до такой степени, что я увидел в них собственно отражение. — Вы… Вы поручаете мне создать орден в вашу честь? Вы, правда, позволите мне сделать это? С собственными уставами, иерархией, рыцарями и… Правда?

— Конечно, но для начала мне нужно будет создать для тебя меч. — Улыбнулся я. Черт, какого же монстра я породил одной неточной фразой? Но… у нее столько энтузиазма, он буквально из ушей фонтаном хлещет. Осталось только всю эту энергию в военное русло направить, и демонам будет несдобровать. В мирное тоже можно. Но у нас война идет.

— Я создам орден! Ви-и-и!!! — завизжала от восторга баронесса. — Спасибо! Спасибо ваше первосвященство! Я не подведу, я все сделаю! Клянусь! Нужно подготовиться, выбрать лучших… — с горящими глазами она выскочила из зала, даже забыв поклониться напоследок. Чтож ей это простительно, сегодня.

— Не обещаете ли вы слишком много, дорогой супруг. — Чуть улыбнувшись, спросила Буланская. — Все же создание даже эпического оружия требует соответствующего мастерства и подготовки. А уж создание оружия или брони с уникальными свойствами недоступно даже мастерам.

— К счастью, я никогда не был мастером и могу то, что и не снилось большинству. — Ответил я. Наконец, можно встать с чертового кресла и размяться. Один я с задумкой не справлюсь, конечно, просто по тому, что даже не знаю, как именно ее осуществить. К счастью, в моем распоряжении не просто последователи, а все их знания. Главное, правильно сформулировать запрос и не стесняться спрашивать. И первой на очереди у меня приемная мать.

— Мне нужно время на создание плана. Так что займись пока своими делами. — Попробовал я остаться в одиночестве.

— Мое единственное дело, поддерживать вас на пути к престолу. — Улыбнулась Джи. — Вы станете императором или умрете, пытаясь это сделать. В любом случае я всегда буду с вами и помогу всем, чем возможно. Хотите тишины, я буду молчать, как рыба, но вас не покину.

— Ну, знаешь, это уже перебор. Мы с тобой что, и в туалет будем вместе ходить?

— Вас это смущает? — чуть подняла бровь демонесса.

— Вот знаешь, да! Личное пространство нужно каждому. Хоть немного.

— Возможно, об этом следовало думать до того как?.. — она обвела рукой зал, а затем показала на меня и, поклонившись, на себя. — Все это произошло.

— Ладно. — Очередной сюрприз от Ойли? Черт с ним, работаем с тем, что имеем. — Надеюсь, в своем обучении ты слышала хоть что-нибудь про создание артефактов?

— Я не ходячая библиотека. Но все знания, которыми я располагаю, в вашем распоряжении. — Я смотрел прямо в фиолетовые глаза демонессы, и чувство, что передо мной не марионетка, а полноценная сложная личность, накатило плотной волной беспокойства. Что мы сделали? Что мы сотворили? Стать императором или умереть, пытаясь это сделать?

Что если мы на самом деле ничего не изменили и это просто общее желание Лиски и Кинты? Стать Императрицей. Выше всех! А своим сегодняшним поведением она просто пытается выместить на мне все свое недовольство и унижение. Все же она и в самом деле моя супруга. Отгоняя от себя навязчивые мысли, я связался с Наоми Голдофирель.

«Ваше первосвященство, чем могу служить?» — ответила верховная жрица Империи.

«Мне нужно знать, как вы с Джоном создали меч с пылающим лезвием».

«Боюсь, это невозможно просто по причине того, что мы такой не создавали. Мы делали кислотный клинок, а то, что получилось, совершенно уникальный предмет, получившийся случайно. Если подумать, то он на самом деле не имел аналогов, хотя и получился чересчур хрупким. Судя по тому, что его сломали в подземелье крысы». — Ответила мне через несколько минут приемная мать.

«Это был страж». — Решил уточнить я, не вдаваясь в подробности. — «Мне нужна вся возможная информация о процессе. Как делали. Что. Подробно настолько, на сколько это вообще реализуемо. Формулы зелий и металла. Если я все правильно помню, ты приступила к зачарованию оружия уже после того, как оно было выковано».

«Я смогу поделиться всем, что имею, но выковка оружия, созданного для заготовки, была полностью на совести Грейстила. Он не особенно скрывал свое мастерство, и все же это были клановые рецепты, а ими не делятся даже с самыми близкими». — Ответила Наоми. — «Если вас это не остановит, то знайте, что он говорил о чем-то, что называлось «Структура». Муж внедрял ее в предмет перед тем, как я наносила собственную кровь, смешенную с нужными алхимическими жидкостями и порошками».

«Хорошо. Я жду от тебя все сведения. Благодарю, это поможет нам сразить демонов». — Ответив жрице, я начал изучать вал букв и формул, которые на меня обрушились. Все же огромная сеть Связи Света была отличным инструментом. Вот только и в самом деле получалось, что все, что она делала — пропитывала металл ядами и кислотой, реагирующей на кровь.

Сам металл становился катализатором и, если верить присланным данным, взаимодействовал с красной и зеленой эссенцией, превращая их в кислоту. Вот только явная проблема была в том, что при расписывании выходила слабая кислота, железо же выделялось с окислением, то есть клинок при нормальных последствиях должен был чуть таять при каждом ударе. Очевидно, именно от этого эффекта и должна была защищать таинственная «Структура». Вот только что это, как работает и что с этим делать — совершенно непонятно.

Я ломал голову полдня, прежде чем с матами не ударил себя по лбу. Конечно, если пытаться спрашивать у всех кузнецов, подчиняющихся Святогору, уйдет не один месяц. Но зачем, если я могу в любой момент просто создать Задание с простым условием — рассказать мне, что такое Структура необходимая для ковки зачарованного оружия и как ее создать. Вот только стоило мне сформулировать собственный запрос и вывесить его на всех кузнецов, как пришел немедленный ответ совсем не оттуда, откуда я ожидал.

«Зачем ты интересуешься Структурой!». — Взревел в голове голос Святогора, выметая мои собственные мысли. — «Занимайся своими обязанностями!»

Глава 33

Сказать, что я опешил, было бы мягким приуменьшением. Я несколько секунд отходил от шока. С чего это Святогор решил пообщаться со мной лично, без моего прямого вопроса и без назначения нового самоубийственного задания? Очень подозрительно и это еще мягко скажем. В какую такую мозоль я ткнул острой палкой?

«Прости, господи. Но мне необходимы эти знания для усиления армии». — Решил пойти я в ва-банк. Ответит — хорошо. Не ответит, пойдем с другой стороны.

«Ты уже получил в свое распоряжение личного демона. Я посчитал это допустимой наградой за выполнение тобой задачи выманивания Рейнхарда на передовую. Не препятствовал твоему превращению в нефилима. И чем ты мне отвечаешь? Разнюхиваешь о Структуре?»

«Все, что я делаю, лишь для нашей победы. Любыми средствами и способами. Не с твоего ли благословения я раз за разом отправлялся на самоубийственные миссии? Не я ли уничтожил и покорил виконтов и подопечных двух главных демонов севера? Есть ли у тебя более преданный и надежный служащий и союзник, чем я?»

«Ты оправдываешь собственные желания моим именем, как и многие в этом мире, который заслуживает лишь очищения огнем! Вправду считаешь, что готов знать о Структуре? Готов к тому, чтобы нести на плечах всю тяжесть? Не знаю, почему я до сих пор не испепелил тебя за один вопрос о произошедшем. Откуда такой интерес? Ты пробудил изначальную память? Отвечай!»

«Память? Я думал… считал это видениями. Глупыми снами, не имеющими ничего общего с реальностью». — Мысль, предназначавшаяся только для моей головы, оказалась слишком громкой и добралась до Святогора. Я почувствовал, как бог тяжело хмыкнул, будто горы вздрогнули. В мозг вонзились тысячи игл и раньше, чем успел подумать, я дал отпор. Врубил ТРИНИТИ, Усиление, Нулификатор — все, что было в моем арсенале, лишь бы избавиться от чужого присутствия.

И стало тихо. Я выгнал бога. Понимание, что только что произошло, возникло только через несколько секунд, и я немедля отключил Нулификатор.

«КАК, ТЫ, ПОСМЕЛ?!» — Взревел голос, врываясь обратно. Но я не чувствовал его мощи. Лишь злость и сожаление. Он орал, но был не в силах что-либо сделать. Я нутром почувствовал, как стою на острие бритвы, которая готова в любую секунду взвиться ввысь. Что он может сделать? Все что угодно. Пусть он не сможет приказать мне, но натравить всех моих подданных на меня — легко. Объявить награду за мою голову…

«Неразумное своенравное дитя». — Совершенно неожиданно голос Святогора стал грустным и очень усталым. — «Я не вправе оставлять тебя сейчас, ведь даже в заблуждениях своих ты силен. Хочешь знать, что есть Структура? Это все сущее. Только став ангелом и вернув себе все воспоминания, ты сможешь осознать ее до конца. Но… Мне всегда нравились любознательные ученики. Пытливый ум и жажда развития, несмотря на запреты и потерю безопасности — вот что отличает нас от демонов. Я не буду тебя останавливать».

С этими словами он исчез из моей головы, но я физически ощущал еще несколько секунд, как бог прощупывает мою оборону. Это было… мягко скажем, неприятно. Я дал отпор богу, и он оставил меня в живых. И даже позволил заниматься тем же, чем я занимался до этого, хотя не уверен, что мы друг друга поняли правильно. Но держать барьер постоянно я не мог, так что рано или поздно мне пришлось бы погасить ТРИНИТИ, что я и сделал.

Я сидел в напряжении еще несколько минут, понимая, что это глупо и жалко. Если Святогор захочет прощупать меня снова — он в состоянии сделать это в любую секунду, а минута и даже пара дней не повлияют на это совершенно. Так что следует расслабиться и получать удовольствие от жизни, пока она у меня еще есть. Исходя из такой мысли, я решил, что следует слегка развеяться. В конце концов, зачем иметь рабынь, жену, а спать одному?

Кровать оказалась маловата для нас пятерых, но даже Ксиулан, в начале засомневавшаяся, решила не отказываться от предложения. Мы занимались сексом с Марией, Эвой и Джи так, будто это была последняя ночь в наших жизнях и от успешности этого акта любви и доверия зависело сохранит ли Вселенная свои границы или распадется на тысячи кусков. Самозабвенно, усиливая ощущения зельями и заклинаниями. Да простит меня Святогор за богохульство, но я даже его благословение пару раз использовал.

Под утро следующего дня заснули все. Даже демонесса выбилась из сил и, свернувшись калачиком, уснула, положив голову мне на грудь. Ощущения были просто потрясающие, непередаваемые словами, и я постарался не обделить вниманием ни одну из девушек. Судя по их довольным лицам — мне это удалось на все сто. Хотя утром я даже пожалел о содеянном.

Нет, мне не было стыдно перед ними или собой. На посторонних и вовсе было совершенно наплевать. Просто тело болело, словно меня заставили взобраться на гору с сумкой, набитой камнями за спиной и вкатить огромный валун на самую вершину. Болели все мышцы, которые только могли болеть, и лишь регенерация позволила органу восстановиться, а не отвалиться опухнув. В общем больше на такие подвиги меня не тянуло. К счастью это и не требовалось.

Тысячи писем стали моим наказанием за долгий сон. Со всех уголков Империи писали кузнецы, мастера и подмастерья. Они говорили, о чем только можно. О структурных балках, химических структурах, о строении металлических конструкций и многом-многом другом, к чему только можно было применить слово Структура.

К огромному моему счастью они все легко сортировались по категориям. Несколько сотен относились к оружию. Десяток к эпическому и только одно к зачарованному. Выбор был очевиден, но все мои надежды рухнули, когда я открыл сообщение. Отправителем был молодой дварф из племени Краса. Того же, что и мой приемный отец. Внутри содержалось всего несколько слов: «Придай структуру кровью».

Посмотрев предыдущие письма, я с сожалением понял, что никаких других зацепок у меня не будет. Ведь попробовав написать ответ, я столкнулся с отсутствием нужного имени в своем списке. Царство дварфов Краса располагалось на противоположном конце материка, и дома добра до туда не добрались, но тогда как вышло, что я все же получил это сообщение? Оставив загадку на потом, я начал перебирать все, что могло бы мне помочь.

Дошло до того, что я, кроме писем по оружию, погрузился в чтение даже присланных мифов и легенд. Сразу несколько из них повествовали о структуре мира, созданного богом кузнецом из осколков тысяч разбившихся осколков. В целом мифы пересекались с теми, что рассказывали мне в путешествии дварфы. О рождении их в горах, когда мир был настолько молод, что не было ничего и никого, кроме них. Ни растений, ни животных, только две луны на небосклоне и голые безжизненные скалы.

Структура мира была чиста и незамысловата, и каждый знал свое точное предназначение. Вслед за пастухами гор и пахарями камней пришли погонщики трав и деревьев — эльфы. Мир стал сложнее, в нем появились краски, цвета и запахи. Орки привели с собой животных, насекомых и птиц. Все живое трудилось, плодилось и размножалось во славу света, создавшего барьер, защищающий мир живых от мира мертвых и тьмы…

Обычная история, слегка перекроенная для нужд Святогора. В прошлый раз о роли света не было ни слова. Он просто был и все. Следом за животными пришли наги с рыбами и гадами морскими, и только потом — последними — люди. Создавалось впечатление, что ради них все это и затевалось, но, сравнив десяток версий, я пришел к другому выводу. Они просто были самыми слабыми и при этом самыми многочисленными. А еще они верили и поклонялись Свету.

Именно так. Поклонялись. Служили. А значит и питали. Я помнил о свойстве, дающем Святогору тем больше сил, чем больше в него верило живых существ. Если без прикрас и иносказаний — они являлись кормовой базой для ангелов. Не только нашего бога. А вот потом истории расходились или замалчивались вплоть до войны с демонами. Очень странно, что почти везде упоминались Стражи, но речи о демонах не было до самого столкновения. Естественно такого быть не могло в принципе, если только все демоны не пришли из иного мира.

Но я сам не раз сражался и со Стражами, и с демонами, теперь уже включая высших. И честно говоря, никакой принципиальной разницы я между ними не видел, кроме разумности и применения магии. Но и тут были исключения в виде Дуная. Не удивлюсь, если где-то найдется довольно тупой демон без магии. И здесь слово Структура относилось к взаимоотношениям между всеми расами, населяющими Валтарсию. К чему это скрывать было непонятно. Может, я просто копаю в ненужном направлении?

Отбросив лишние мысли, я вернулся к сообщению красовца. Придай структуру кровью. Очень расплывчатое сообщение. Хотя. Я пытаюсь подходить к этому как кузнец, но моих навыков явно не хватает. А что если пойти другим путем? И мать, и отец использовали кровь для создания клинка. Алхимия и кузнечное дело, в которых я мастером не был. Но что есть кровь, если не магия? Может, я и не самый сообразительный парень в этом мире, но в магии я знаю толк.

Для начала нужно определиться, что именно я хочу получить? Жертвенный обладал пористым клинком с огромным количеством сосудов, через которые кровь проникала внутрь меча. Происходила реакция, которую я не очень понимал, но в результате которой кровь разлагалась на компоненты, один из которых начинал гореть. Если исходить из результата, то оружие должно стать катализатором для реакции воспламенения.

Вода как известно гореть не может. А кровь на девяносто процентов из нее состоит. Так что остается вся надежда на красную эссенцию. Ту же, что при магической реакции позволяет приобретать и удерживать форму для кликов, стрел и прочего. С другой стороны, сам воздух может гореть, если для этого есть предпосылки — например, топливо. Может ли кровь, пропитывающая клинок Жертвенного, быть и топливом, и катализатором?

Мысли бешеным хороводом носились в моей голове, но ухватить за хвост правильную никак не удавалось. Я откровенно мало знал, и даже если мне удастся выделить чистую красную эссенцию. Хотя стоп, зачем она мне? Да, вся магия Крови основана на единственном типе, но в Жертвенном применялись совсем другие эссенции. Черная из крови дварфа и зеленая из эльфийской. Те, которые не могут одновременно существовать в одном теле по заверению ученых Империи.

У меня с кровью дварфов в последнее время некоторая напряженка. Зато под рукой всегда есть несколько, у которых можно сцедить необходимое количество. А уж эльфов в моем владении хоть жопой жуй. И главное все с удовольствием пожертвуют кровью в любом нужном количестве. Осталось провести несколько экспериментов в лаборатории Енбора…

Ничего не получалось. Реакция была минимальной, горения не происходило. Даже смешиваясь, кровь не приобретала никаких аномальных свойств, только быстрее сворачивалась. И так длилось до тех пор, пока я в точности не выполнил всю процедуру ковки клинка из серостали от начала и до конца. На каждом этапе я добавлял высушенную до состояния порошка дварфийскую кровь, предавая продольную упругую структуру.

Два дня без сна мне понадобилось, чтобы сковать и, следуя инструкциям Наоми, пропитать клинок въевшимся в металл составом. Последним кульминационным моментом стала закалка лезвия, а когда стало казаться, что передо мной отличный зачарованный клинок, я сделал то, что ни один нормальный кузнец бы не совершил. Разворошив угли, засунул меч в топку.

— Что ты сделал? Зачем? — недоуменно спросила Буланская. — Он же от этого только испортится! Спадет закалка, даже я это понимаю! Ты же испортишь клинок!

— Это мы узнаем только завтра. А теперь спать, меня больше ноги не держат.

Глава 34

— Ты совсем не спала? — спросил я у Марии, которая стояла у входа в кузню, переминаясь с ноги на ногу. Судя по снегу, лежащему на плаще и шапке, девушка провела здесь не один час.

— Простите, господин. Я не могу дождаться… — Честно призналась жрица.

— Ладно, пойдем внутрь. Не мерзнуть же на улице. — Зайдя в кузню, я слегка кивнул трудящимся кузнецам, позволив им не отрываться от работы, а затем подошел к кадке с углем, из которой торчала рукоять выкованного мною длинного меча. Я так не нервничал, даже разговаривая со Святогором. Получится ли? — доставай.

— Я? А можно? — посмотрела на меня Мария и, дождавшись кивка, взялась за рукоять. Вдохнув полной грудью, она чуть закашлялась от угольной пыли, а затем резким движением выдернула меч наружу. Искры, высеченные клинком от соприкосновения с бадьей, подожгли висящую в воздухе разогретую от печей угольную пыль и лезвие полыхнуло. — О господи! Он горит! В самом деле горит! У меня есть огненный меч!

— Поздравляю! — сказал я, улыбаясь и в тоже время проклиная себя за тупость. Зачем я пытался создать аналог Жертвенного, если ей было бы достаточно сделать железяку с масленкой и кресалом? Но потраченного времени мне было не жаль, нужно только поэкспериментировать с кровью. — Возьми бурдюк с кровью и напои клинок.

— Как прикажете, ваше первосвященство. — Кивнув, верховная жрица Сабора зубами вытащила из мехов пробку и обильно полила темно-бардовой жидкостью свой новый меч. Пламя, прибитое влагой, на несколько мгновений потухло. Стало видно, как через черные щелки, забитые окаменевшим углем, кровь впитывается в лезвие. Как оно краснеет изнутри.

— Хорошо, добавь еще немного, и пойдем наружу. — Отдав распоряжение, я накинул на голову шерстяной капюшон и вышел во двор. Мария шла следом, старательно поливая меч. Сейчас должно произойти одно из двух: либо полный провал, либо… додумывать я не хотел. Надеяться на чудо, делая новое и непонятное было не в моих правилах, хоть удача и сопутствовала мне в делах. Иногда даже имея решающее значение.

— Получилось! Он горит! Полыхает! — восхищенно запричитала девушка. В начале я подумал, что это остатки угля догорают, но, обернувшись, облегченно выдохнул. Работало. Структура меча, созданная кровью дварфа, работала как сосуды, протягивая кровь по всей длине лезвия. Оставшаяся смесь из алхимических жидкостей, закрепленных зеленой эссенцией из крови эльфов, раскладывала поступающую влагу на составляющие, которые, выходя наружу, сжигались.

— Поздравляю тебя, ты оказалась достойна. Носи Жертвенный с гордостью, служи с честью и пусть кровь врагов подпитывает ярость нашего пламени.

— Да, господин! Все что прикажете! — в восторге проговорила Мария. Джи, неотступно следующая за мной, лишь тихо хмыкнула от такого порыва энтузиазма. Но демонессе он был вообще незнаком. Несмотря на то, что она обладала собственных характером и иногда не сдерживала эмоций, казалось, что в большинстве случаев они сильно приглушены. Но не похоже, чтобы она специально сдерживалась, а скорее это было свойство всех демонов.

— У нас несколько десятков поселений, которые ждут, пока их жителям донесут истинную веру. Подготовь войска, как только Владимир сядет на престол Киева, вы должны будете выдвинуться. Я обозначу их на твоей карте. До тех пор готовь армию, партии миссионеров и укрепляй оборону. Но не забывай и о жителях, помни, что они должны быть сыты, здоровы и довольны.

— Ваше первосвященство, делегация дварфов ожидает вас в тронном зале. — Сказал подбежавший служка. — Они прибыли несколько минут назад.

— Ничего страшного. Потерпят. Мы эту встречу не согласовывали. — Спокойно сказал я, глядя на воскресший Жертвенный. — Хорошо горит зараза. Попробуй засунуть его в ножны, если все получится, то пламя должно погаснуть, а запас крови сохраниться. Если нет, придется ждать, пока он полностью выгорит, и потом уже прятать.

— Не помню, чтобы вы вкладывали свой черный меч в ножны, пока он не погаснет. — Заметила Джи. — Если честно вообще не помню, чтобы вы его в ножнах держали. Все время в бою и наготове. Только в городе обходились перевязью.

— Времена изменились. Ответственность стала выше, как и количество подчиненных. Если я буду поступать, как прежде, пострадаю и я сам, и мои спутники.

— Мудрость приходит с гадами. — Хмыкнула понимающе демонесса.

— Ты, то есть вы хотели сказать с годами? — поправила ее баронесса, с трудом отводя восхищенный взгляд от клинка. Она попробовала спрятать меч, но ничего не вышло, и теперь он вновь оказался на свежем воздухе. Интересно, сколько времени нужно, чтобы триста грамм крови выгорело?

— Нет, я все правильно сказала. — Улыбнулась краешками губ Буланская. — Пойдемте, супруг мой, переговоры с инженерами могут быть жизненно важны для нашей государственности.

— Тут ты права. — Нехотя пришлось признать мне. — Для того, чтобы переговоры прошли более удачно, добавим себе аргументов. Мария, немедля собери передовые отряды, будьте готовы к штурму барж и кораблей по моей команде. Если все пройдет не слишком удачно, мы должны быть в состоянии мгновенно захватить большинство дварфов или уничтожить, если другого выхода не будет.

— Как прикажете! — низко поклонившись, верховная жрица Сабора бросилась собирать отряды, а мы вернулись в тронный зал, больше напоминающий храм для поклонения. Вот только отряд Фифайзена совершенно не походил на фанатиков, готовых преклонить колено. Наоборот они были настороженны и хмуры. Только глава клана держался спокойно доброжелательно. Но учитывая его опыт, я бы поставил на то, что это была маска.

— Ваше первосвященство. — Чуть поклонился Раев. — Рады приветствовать вас.

— Господин гер инженер, приветствую. Проходите, присаживайтесь. Вы обдумали мое предложение о сотрудничестве?

— Безусловно, однако прежде, чем начнем разговор, я хотел бы познакомить вас с одним нашим изобретением. — По его сигналу воин достал из заплечного мешка здоровенную бутыль с мутной жидкостью. При этом обращался он с грузом, словно с новорожденным ребенком, хотя мне показалось, что стекло достаточно толстое.

— Это что, новый вид самогона? — пренебрежительно спросила Буланская.

— Никак нет. — Все также спокойно объяснил Фифаейзен. — Это весь наш запас кислоты. Но не обычной, а глицириновой. Она очень взрывоопасна и этого количества вполне хватит, чтобы разрушить половину башни вместе со всеми, кто в ней находится, завалив обломками подвалы и лаборатории. Ваши стражники отобрали у нас оружие, но с таким им не приходилось встречаться. Я, знаете ли, очень не люблю, когда моим родным угрожают.

— Мы с супругом выживем в любом взрыве. — Усмехнулась Джи. — Так что ваша преждевременная угроза не сработает. Я все правильно говорю, дорогой?

— Выживем. — Кивнул я. — Но это не повод начинать переговоры с угроз.

— Мы ни в коем случае не собирались вам угрожать. Лишь показать, что мы готовы на все ради защиты наших близких. Отзовите ваши отряды, позвольте уйти судам, и тогда мы продолжим. — Сказал Раев, подавив промелькнувшую на мгновение вспышку гнева. — Я не готов сотрудничать с тем, кто в любой момент готов брать в заложники женщин и детей.

— Вот как. — Откинувшись на спинку трона, я задумался. Мне нравилась решительность и одновременно рассудительность дварфа, однако мы были в состоянии войны. Если он не захочет выполнять поставленные условия контракта, как я смогу гарантировать их выполнение? — хорошо. Уводите ваши корабли, войска отведены. Как верно заметила супруга — мы выживем, но мне нет нужды в рабах, лишь в союзниках.

— Подобное отношение не слишком вяжется с самим определением союза. — Вновь с доброжелательной улыбкой произнес Фифайзен. — Однако не буду скрывать, у вас действительно есть вещи, которые нас очень сильно заинтересовали. Например, ваше личное кузнечное мастерство, посредством которого вы создали огненный меч, а также миниатюрные паровые движители дирижабля и доспехов.

— В нашем мире знания стоят очень дорого. Настолько, что я не уверен в вашей платежеспособности. Мне же не нужны принципиально новые технологии или знания, только готовые инструменты для войны и обороны. Скажите, обследовали ли вы паровой корабль? Какова ваша оценка сохранности и текущей задолженности перед советом Республики?

— На удивление после экспертизы материалов были выделены несколько проблем, однако в целом корабль является работоспособным. — Кивнул Раев, принимая тему беседы. — Мы уже сообщили об этом в Республику вопрос был закрыт. Братья Шнибетвоны при поддержке нескольких представителей кланов доставят судно в подконтрольные гавани, но в целом этот пункт можно считать урегулированным. На ваше счастье они до сих пор испытывают теплые чувства к вашей настоятельнице, баронессе Эрталь, и отказываются от денежных претензий.

— Замечательно. Тогда стоит поговорить о более насущных целях. Вы выполнили формальную цель экспедиции, однако не спешите возвращаться домой. Кроме того мне доложили, что одна из моих послушниц была взята вами в плен, и все это время доставляла вам сведения. Учитывая, хорошее обращение я не высказываю претензий. Если вы, конечно, сообщите мне настоящую цель своего путешествия.

— Мы торгово-исследовательская экспедиция. Ничего более.

— Сказал дварф, принесший разрушительную кислоту в мой дом. Кстати, могу я посмотреть на ее действие? Не всей банки, конечно.

— Для того, чтобы убедиться в правдивости моих слов? — усмехнулся Раев. — Вы уже должны были увидеть, что я не шучу и не привык обманывать.

— И все же мне хотелось бы увидеть ее в действии. Ваши корабли уже отошли достаточно далеко и теперь находятся вне зоны моей прямой досягаемости. Личная же безопасность не должна вас настолько беспокоить, раз вы заявились сюда с этим.

— Резонно. — Кивнул дварф и, обернувшись к инженеру, приказал. — Пол кубика. — Тот достал шприц и, аккуратно проколов деревянную пробку, набрал немного кислоты в стеклянную емкость, а затем бросил ее в угол зала. Грохот взрыва прокатился по помещению, тут же ворвалась стража, а в руке Джи показался черный тонкий кинжал, которого я раньше не замечал.

— Спокойно, все под контролем. — Скомандовал я, поднимаясь и подходя к месту взрыва. Камень чуть обгорел и покрылся жирной сажей. Посуда поблизости попадала и побилась. — Как интересно. Говорите кислота. Что ж, думаю, один секрет можно будет обменять на другой. Но вначале о вашей цели.

— Мы хотим создать принципиально новый двигатель. — Ответил Раев, подумав несколько секунд. — Вне опасности быть убитыми демонами за нарушение закона о технологиях.

— Тогда вы именно в том месте, где нужно.

Глава 35

Переговоры длились больше двенадцати часов с тремя перерывами. Определившись с главными постулатами — продукция за руду и защиту от демонов, мы приступили к конкретным деталям. И если честно, мне нужно было еще очень многому поучиться, ведь умение торговаться оказалось далеко не самой сильной моей стороной. Команда коротко стриженного дварфа умудрялась выбить себе кучу преференций, но и Джи с вернувшейся Марией оказались не лыком шиты, и как львицы защищали наши интересы.

В результате сошлись на автономном поселении на реке с собственным управлением, мануфактурами, школами и пристанями. Планы у дварфов были поистине титанические, отстроить целый город, во много раз превосходящий Сабор по размерам. Но постепенно. Разумное строительство и недропользование — как выразился инженер Фифайзена. Обозначив дорожную карту, которая оказалась совсем не картой дорог, как должно было бы следовать из названия, а планом с ключевыми точками по выполнению, мы пожали руки.

— Не позволили мы им слишком многое? — с сомнением спросила Буланская, когда делегация дварфов откланялась, оставив несколько колб с взрывчатым веществом и инструкцию по его изготовлению — часть предоплаты по подписанному контракту. — Все же два десятка паровых доспехов и один танк для целой страны — не так много.

— Это куда больше, чем ничего. А земли и ресурсов у нас пока хватает. Придется внести коррективы в наш план. Сегодня же я отправляюсь в Киев. Хватит штаны просиживать. Мария, на тебе контроль соглашений с нашей стороны. Они нам важны, но только пока соблюдают соглашение. Учитывая нервную реакцию на угрозы, будь вежлива, но настойчива. Они с трудом согласились пустить наших миссионеров в свое поселение, так что пусть те будут полезны, а не навязчивы. Если добьемся работы с детьми — их будущее будет в наших руках.

— Как прикажете, господин. — Склонилась уставшая, но все еще сосредоточенная баронесса.

— Совет обяжешь собственной властью. Не спеши с орденом, делай все основательно. На этом все. — Попрощавшись, я поднялся на борт дирижабля, в подготовленную гондолу, где меня уже ждали Кси и Эва. А также команда из шести учеников, которых поднатаскала наша дварфийка. Выбирала она из самых легких, так что теперь самим следить за топкой не было нужды. И воздушное судно было не перегружено.

— Отдать швартовые, поднять якорь, направление восток, юго-восток. — Приказал я. — Идем на Киев. Какое ориентировочное время прибытия?

— Ветер попутный, до десяти метров в секунду. При работе двигателя сможем выдать до двадцати узлов. — Бодро заявила выспавшаяся и отдохнувшая дварфийка. — Часов за пять доберемся, может даже меньше.

— Раз так, тогда я спать. И именно спать! Будить только в случае опасности или крайней необходимости. — Приказал я, заваливаясь на боковую в гамак. Спать при стучащем паровом двигателе я уже научился, еще на пароходе такой опыт приобрел довольно быстро, так что меня больше ничего не смущало. Да и сон пришел практически мгновенно, как и ушел. Я проснулся от радостного визга Дары, которая поднялась на корабль, стоило скинуть веревочную лестницу.

— Хозяин вернулся, господин, я так скучала! — волколачка набросилась на меня, чуть ли не вылизывая и совершенно не обращая внимания на посторонних и неодобрительно глядящую Джи. Страшно подумать, что было бы, если Ойли буквально выполнила мои пожелания, и у меня было бы две таких же девушки.

— Вернулся-вернулся. Теперь все в порядке, успокойся. Как дела у тебя?

— Замечательно! Ты снова со мной! — поняв, что добиться от девушки в ближайшее время чего-либо вразумительного не получится, я просто обнял ее, а после спустился в ставку наших войск. Было довольно видеть, что пригороды Киева, несмотря на введенные армии, живут полной жизнью. Дети бегали, радостно крича и играя в снежки. Взрослые занимались своими обычными делами и общались с захватчиками совершенно спокойно.

Да и те не оставались в долгу. Кто дрова колол, кто воду носил, а кто и дичь добывал. Все были при деле. Единственное что совершенно не понятно было — какого черта?! Меня не было всего две недели, а город кажется был взят. Хотя войска Новыша и Полоцка стояли снаружи. Мы что, в гости пришли или воевать? Почему так все обернулось?

— Князь Майкл Сабор к его величеству великому князю Владимиру! — объявил глашатай, когда мы вошли во двор богатого терема, где ранее расположился правитель Новыша. Сам он полулежал в небольшой зале на мягком диванчике. Рядом расположился Илья и несколько бояр да купцов, которые обедали под его присмотром.

— Приветствую тебя, князь. — Слегка поклонился я, получив чуть меньший кивок со стороны правителя. — Не хочешь ли переговорить наедине?

— И тебя приветствую, князь Саборский. Мне от слуг моих верных скрывать нечего, присаживайся, при всех поговорим. Что за дева дивная с тобою? — подобравшись, спросил Владимир. — Первый раз такую красу вижу, а было их у меня немало.

— Моя супруга, ее высочество княгиня Буланская.

— Супруга, значит? Жаль. — Досадливо цокнул языком князь. — А ты теперь с демонами имперскими породнился. И как же теперь воевать с ними будешь? Или тебе родственные связи нипочем?

— Это я у тебя спросить должен. Две недели прошло, а армия, которую я тебе доверил, до сих пор вне стен стоит.

— Думай, с кем говоришь! — одернул меня один из бояр, и в следующую секунду у его горла уже было лезвие кинжала, которое держала Джи.

— Спокойно, они просто не в курсе, что разговаривают с будущим императором. — Усмехнулся я. — Оставь ему его жалкую жизнь. Или она тебе не нужна, а Владимир? Зачем тебе этот боров, когда он вежливости не знает и не понимает, когда равные общаются.

— Ты прав, лучше нам поговорить наедине. — Бросил на стол недоеденную куриную ногу князь. — Все вон! Илья, останься.

— Как прикажете, государь. — Сказал, присаживаясь обратно, богатырь. Мы дождались, пока бояре и дворяне выйдут из зала, а после Дара закрыла двери на засов.

— Какого черта вы устроили это представление? — раздосадовано спросил Владимир. — Я две недели налаживаю связи с местными, чтобы без боя взять город, тут приходишь ты и с порога начинаешь рушить мои планы! Что ты о себе возомнил?

— Что я?.. Стоять! — едва успел приказать я Джи, которая уже стояла в метре от князя, дорогу ей перекрывал Илья, но демонесу это могло не остановить. — Он нам еще нужен. Живым.

— Добрыня, брат. Успокой свою бабу! — попросил густым басом богатырь. — А то пришибу нечаянно, и потом жалко будет.

— Посмотрим еще, кто кого пришибет. — Оскалилась Буланская, показывая острые клыки. — Когда я закончу, ты будешь жить, но молить о смерти!

— Они там все такие психованные? — поинтересовался Владимир, выглядывая из-за спины богатыря. — Или это ты специально такую коллекцию собираешь?

— Будем считать, что мне везет. Если хочешь интересного времяпровождения, пошли сватов к Ойли Каге. Она тоже демонесса. Из перерожденных.

— Учту, на будущее. Так в чем дело? Тебя не устраивает, что мы, не теряя войска, возьмем город? — с нажимом спросил князь. — Подожди еще две недели, и я переманю оставшихся бояр и воевод. Свенгельд уже сменил сторону, множество дворян и бояр тоже.

— Ох, Владимир-Владимир… Ты кажется забываешь, что у нас не семейная дрязга и не спор за трон. У нас война с Империей! Основное северное войско находится в пяти днях пути. Как думаешь, почему Ярополк так спокойно сидит в детинце? Он просто ждет, пока демоны придут и сделают всю работу за него, пока он правитель — его власть достаточна, чтобы призвать армию.

— Врешь… — не слишком уверенно проговорил князь. — И что тогда? Что им помешает прямо сейчас выдвинуться на Полоцк, Новыш? Почему они сюда идут?

— Потому что здесь они встретят нашу армию у стен, а не за ними. Зажмут в тиски и уничтожат малыми силами. Другие города им придется штурмовать всей армией, теряя солдат и применяя тяжелую технику, которую еще довезти по болотам нужно. Здесь же они справятся только обычной пехотой со свинцеплюями и рыцарской кабаницей.

— Вот сволочи ушлые. — Не выдержав, выругался Владимир. — И что теперь? Воевать я не могу, меня народ уже принял. Сейчас врываться в замок, все равно что самому себе бой объявлять! Выручай, без твоих способностей мне не справится.

— Ладно. Придумаем как быть. Пойду на переговоры с Ярополком, может, он город сам сдаст. Сомневаюсь, конечно, но чего только не бывает в нашем мире.

— Я от князя пойду. — Шагнул вперед Илья. — Не дело, если ты сам же и переговоры вести будешь, и себя прикрывать. Да и кто тебе свиту составит?

— Не волнуйся, здоровяк. — Усмехнулась Буланская. — Я никому не дам моего супруга в обиду. Да он и сам не промах, уж ты-то должен знать.

— Она права. Лучше охраняй жизнь Владимира, в ближайшие несколько дней она будет в опасности, пока этот кризис не минует. Пожелания есть?

— Не убивай его, по возможности. — Попросил Владимир. — Он пусть и сводный, но брат.

— Хороши, родственнички. Ничего не могу обещать, но постараюсь. В течении трех дней ты должен сесть на престол, иначе нас будет ждать битва, к которой мы не готовы. — Кивнул я на прощание. — Пойдемте, нам еще делегацию собирать.

С этим я несколько лукавил. Достаточно было создать задание через интерфейс, и вскоре у главных ворот Киева уже ждала процессия из воинов Крега. С подарками у нас было все в полном порядке, ведь я улетел и вернулся налегке, а все добытые сокровища охраняла Дара. Здороваться заново пришлось только с Акташем, который в очередной раз хотел показать стае, что я остаюсь старшим вожаком. Но я избавил его от позорного боя просто врубив ТРИНИТИ и приказав всей стае лечь. Приказом зацепило полквартала, так что народ повалился на заснеженную дорогу. Хорошо хоть не зашибло никого в процессе. Но зато больше у лютоволков сомнений не осталось.

— Кто такие? — настороженно спросил стражник на воротах, закрывший калитку прямо перед нашей процессией. — С оружием не пущу, не положено.

— Открой ворота, я этих знаю, если бы хотели сломать — уже сломали бы. — Донесся сверху знакомый голос, и, задрав голову, я увидел киевского воеводу — Блуда. — Добро пожаловать, князь, надеюсь вы не с пустыми руками?

— Как можно. — Улыбнулся я, разглядывая одному мне видимые надписи вокруг управителя обороной. — Мы с дарами и князю, и боярам его. Нужно поговорить о судьбе города.

— Открыть ворота! — приказал Блуд. — Нечего гостей добрых закрытыми дверьми держать. Проходите, я сейчас спущусь.

Дождавшись, пока ворота вновь отползут в сторону, мы спокойно вошли внутрь, без единого выстрела и звона мечей. Крег, озадаченный таким поворотом событий удивленно осматривался по сторонам. Мабор, джинн, присланный Малушей, зашел с магами чуть позже. Дара и Джи держались рядом. А Эва кружилась в небесах. Но еще один союзник, самый ценный в данной ситуации, шел мне навстречу, окруженный стражами.

— Держите руки на виду и не прикасайтесь к оружию! — строго сказал оборотень. — Иначе я буду считать это нападением на князя! Следуйте за мной.

Глава 36

— Его высочества князь Майкл Сабор с супругой княгиней Буланской и свитой! — раз за разом объявляли служки. Перед нами открылись уже четвертые резные двери, красная ковровая дорожка казалось ведет через весь дворец до самых внутренних покоев. И нужно признать такие убранства были мне в новинку. Конечно, до помпезности тронного зала было далеко, но крепость Вейшенга в северной столице этот терем перещеголял.

«Зачем мы идем к князю?» — спросил мысленно Вольха. — «Уговорить его сдаться не получится, я проверял. В данный момент я уже три дня как заменяю его воеводу, но даже близко не смог подобраться, не говоря уже о том, чтобы уговорить на сдачу».

«Как тебе вообще удалось подменить Блуда?» — поинтересовался я. — «Талант у тебя потрясающий, но они же поди с детства знакомы».

«У каждого шпиона могут быть свои небольшие секреты. На самом деле мне очень повезло, я наблюдал за воеводой. Как он себя ведет, что любит и что нет. Как относится к князю. Огромным плюсом является то, что сам Яропол так и не принял систему Длани, иначе меня бы уже вычислили. А так он обычно сидит в своем крыле и носу не показывает. Хотите его убить?»

«Только сместить. Убивать будем, если придется».

«Ну это вряд ли получится. Все же он самый важный человек для Империи в этой стране».

Что имеет ввиду Вольха, я понял уже через несколько секунд. В огромном тронном зале столы ломились от яств. За ними сидели бояре и дворяне, я без труда узнал нескольких еще недавно обедавших у Владимира, но, судя по расположению, они были из младших. Но внимание мое привлекли не они. Сразу четверо демонов стояло возле трона, на котором восседал немолодой усталого вида мужчина с добродушной улыбкой.

— Его высочества… — вновь заголосил глашатай, но его прервал сам Ярополк.

— Я и в первые десять раз все прекрасно слышал. Не ори так. Приветствую вас, князь. Садитесь, оттрапезничайте со мной.

— Благодарю, ваше высочество. — Чуть кивнул я как положено. — Прошу принять эти скромные дары в качестве подарка. Надеюсь, мы вас не слишком побеспокоили?

— Ну что вы. — Отмахнулся легко Ярополк. — Слава о князе Майкле Буланском дошла даже до наших медвежьих краев. Слышал, что ваша свадьба прошла не слишком удачно?

— Да нет, вроде нормально. Как ты считаешь, дорогая?

— Я бы предпочла более традиционную церемонию. — Улыбнулась Джи. — Однако судьбу не выбирают. Поверьте, меня не удерживают силой, если вы хотели об этом спросить.

— Значит, вместо одного демона в случае несогласия против меня будут двое. — Вздохнул великий князь. — А я-то искренне надеялся на вашу поддержку. Что ж, думаю, даже при таком раскладе четверо моих паладинов и, — он демонстративно показал на небольшие дыры под потолком, — несколько сотен арбалетчиков будет достаточно против десятка морфов и двоих демонов. Думаю, вы понимаете, что сила не на вашей стороне.

— Безусловно. — Улыбнулся я князю. — Однако мы и не намеревались на вас нападать. Лишь встретиться и переговорить.

— Это пожалуйста, языками мы друг друга не убьем. — С видимым облегчением улыбнулся Ярополк. — Признаться мне не слишком нравятся кровопролития, даже если они приводят к моей победе. А уж те, в которых исход не ясен, тем более.

— Не вели казнить, князь! — пылко крикнул широкоплечий воин, в котором я без труда узнал Варяжко. — Не стоит этих… слушать! Они здесь только для того, чтобы вас с престола убрать.

— Так этого, вроде, никто и не отрицает. — Пожал плечами Ярополк. — Так ведь? Зачем врать и лицемерить, когда намеренья максимально прозрачны. Вот только уговорить меня сдаться и отречься от престола у вас не выйдет. Я верю в порядок и справедливость. И такой порядок в Валтарсии обеспечивает Империя. Ваш же бог несет лишь хаос.

— Вы очень мудры. — Искренне улыбнулся я. — Очень жаль, что мы не на одной стороне. Но боюсь вы несколько недостаточно информированы. Вам говорят, что вскоре прибудет войско Империи, но его не будет. Мне также не хотелось бы с вами сражаться. Любое кровопролитие мне сейчас ни к чему. Именно поэтому я хочу, чтобы на трон сел Владимир. Так нам удастся избежать тысяч смертей. Может десятков тысяч.

— А сколько погибнет, когда он займет мое по праву рождения место? — с горькой усмешкой спросил князь. — Империя придет сюда, вторгнется в мои земли и разрушит город до основания. Я не желаю даже разговаривать об этом. Хотите сражаться, я здесь, идите и берите. Но лучше сдавайтесь. Пусть все станет так же спокойно и мирно, как несколько лет до этого. Не для того мы мир да порядок наводили. Не для того я брата не трогал до последнего. И судя по тому, что он еще не начал головы на колья насаживать — кроха мудрости в его голове все же поселилась.

Я знаю о боярах, которые бегают, как свиньи по двору от кормушки к кормушке. Что ж, чем жирнее хряк к зиме, тем лучше. Знаю и про предателя Свенгельда, что невзлюбил меня за союз с Империей. Но большинство его воинов остались верны. У вас нет ничего, что могло бы повлиять на мое решение, решимость моя крепче стен Киева!

— Значение стен слишком преувеличено. — Усмехнулся я. — Не хочу вам угрожать. Мы оба выше этого. Но прошу посмотреть на ситуацию с моей точки зрения. У вас есть отличный замок, куча стражи, свинцеплюи и мортиры на башнях. Даже великолепные телохранители, которые безусловно будут биться за вашу жизнь до последнего. НО!

«Эва, давай!» — мысленно приказал я, и в следующую секунду сверху донесся сокрушительный взрыв. Крыша задрожала так, что с потолка в еду гостям посыпалась краска и пыль, горелки на стенах закачались. Стража вскочила со своих мест, но я демонстративно держал ладони открытыми так же, как и мои люди.

— Что… Что это было? — спросил с легкой паникой, переходящей в ярость, Варяжко. — Он хотел убить князя! Взять его!

— Назад! Варяжко, знай свое место! — скомандовал Ярополк. — Но вопрос его вполне уместен, что это было? Я утром обходил стены. Такой дальнобойной, точной и мощной пушки у вас нет и быть не может. Это какая-то магия?

— Хуже. — Ответила вместо меня вошедшая в зал полукровка. С первого взгляда было понятно, что она полудемон, и становилась явна причина того, что князь закрывался в отдельном крыле — женщина была беременна. На шестом, а может и седьмом месяце. — Где вы раздобыли бомбовой дирижабль, князь?

— Прошу прощения за неучтивость, моя супруга — Анна, баронесса Агвинская. — Вздохнув, Ярополк усадил ее рядом с собой. — Теперь вы видите, почему я не могу оставить престол?

— Совсем наоборот, теперь я вижу, ради чего вам его оставить. То, что вы почувствовали, лишь небольшая демонстрация. Завтра на рассвете вы подвергнитесь полноценной бомбардировке. Мы не тронем город, только замок. Точечными ударами мы раз за разом будем бить по княжескому терему, пока от него ничего не останется. Все, кто будет упорствовать, погибнут. Те же, кто сбегут в город или сдадутся, будут жить.

— А вот это уже прямая угроза. — Сказал лже-Блуд, доставая меч. — Такого мы здесь терпеть не будем. Прикажи, князь, и я сниму ему голову.

— Ты попробуешь. — Кивнул я. — Но не сможешь. Кроме того, от бомбардировки вас это не спасет. Бояре, вы все слышали. Хотите дальше пировать на этом свете — смените стол. Князь Владимир — ныне правитель и Полоцка и Новыша. Он по праву зовется великим, ведь объединил всю центральную Славию. Его союзники, Коростень и Тамвов, выйдут с ним одним фронтом. А что осталось за вами? Только Киев да пара мелких крепостей.

— Мы не будем устраивать здесь драки и скандалы. — Заявил Ярополк, но в его спокойствии слышались стальные нотки. — Но и угроз я не намерен слушать. Убирайтесь и дары свои уносите. Не нужны они мне. Мы будем сражаться до последнего!

Вместе с этими его словами на дворец обрушился еще один взрыв, а следом почти одновременно еще два. Что там эта курица делает?! У нас же всего семь больших ампул было! Две я оставил на изучение алхимику, чтобы он повторил успех дварфов, и в результате для последующего представления осталась только одна единственная. К счастью, и демонстрация возможностей получилась лучше некуда. С потолка уже сыпались целые шматы краски и побелки вперемешку с пылью. Люстры со свечами качались, как от землетрясения, а многие стекла выбило.

— Вон! — крикнул, закипая, Ярополк. Но еще раньше, чем он успел сказать хоть слово, первыми ринулись к выходу бояре и дворяне, опасавшиеся за свои жизни. Я степенно встал и поклонился ровно настолько, сколько было положено по этикету между равными. Черные стражи, достав мечи, закрыли князя и его беременную жену щитами. — Пошел вон!

— Я буду ждать вашего ответа до полудня. — Вместо прощания сказал я, ловя на себе ненавидящий взгляд Варяжко. — После мы сравняем это место с землей.

Выходили мы уже совсем не в такой дружеской обстановке, как шли на прием. В нас целились из арбалетов, стража провожала остриями копий и требовалось немало выдержки, чтобы не замечать в их глазах жажду немедля отомстить за страх и унижение, которое они испытывали перед неведомым, что столь яро постучало в их двери.

Сопровождавший нас конвой действительно внушал уважение и подтверждал серьезность страха перед нами. Но это было нам только на пользу, ведь слух о новой угрозе разлетался по терему быстрее лесного пожара. Когда мы вышли наружу, уже больше сотни человек толпилось в проходе, нам пришлось даже подождать, прежде чем мы смогли выйти. И только за воротами внешней стены нас встречали основные отряды и вжавшая в плечи голову Эва.

— Прошу прощения, господин. Сумка оказалась слишком тяжелой и выскользнула из пальцев, но одну ампулу я сохранила! — с этими словами девушка раскрыла крылья, показав прижатую к груди полу-литровую стеклянную посудину.

— Все в порядке. Теперь это уже не столь важно. Отправляемся в лагерь. Крег, готовь войска, вполне возможно, что на нас попытаются напасть ночью. Я дал князю время до полудня. Посмотрим, что он выберет.

— Как прикажете, господин. — Кивнул морф. — Огнеметные машины уже ждут ваших приказов. Мы скупили у купцов все горючее масло якобы для ламп. Одно ваше слово — этот город будет полыхать!

— Отставить. Наша задача взять его с минимальными потерями. Выберите только самые горючие, загрузите на дирижабль, Кси проконтролирует максимально допустимый вес. Еще есть шанс, что все обойдется, но если нет — я сдержу слово.

Глава 37

Счастье пришло ночью. Вернее, сообщение от Вольхи: «Получилось! Удалось уговорить князя бежать в Родень!». К утру ворота были уже открыты, и радостные бояре встречали нового правителя Киева. С дарами за то, что сохранил город в целости. Клялись в вечной верности, что особенно карикатурно смотрелось после их предательства Ярополка. При случае они также и Владимира предадут, и великий князь это прекрасно понимал.

В погоню за сбежавшим князем отправился Илья с половиной воинства. Я же остался в новой столице Славии. С потерявшим трон правителем может разобраться и богатырь, а у меня сейчас совсем другие задачи. Более насущные и срочные.

— За службу верную дарую я тебе пост наместника в Новыше. — Хитро улыбаясь, объявил мне правитель во время пира. От неожиданно привалившей радости я аж вином поперхнулся. — Слушайте все! Со дня этого вера в бога Святогора общая. В потемках веками наши деды и прадеды ходили покуда не взошло Солнце. Теперь все ясно как день и быть по-другому не может. Коли верны вы престолу, завтра же поклонитесь!

По рядам бояр прошел недовольный гомон, однако открыто никто из них высказаться не посмел. Владимир же дал такой наказ не по доброте душевной и не для выполнения обязательств. Стоит этим людям принять веру Святогора и избавиться от правителя они так просто не смогут, да и войскам Империи в этой местности делать будет нечего. Вот только мы уже были не в Полоцке, где Вольха месяцами готовился к интервенции. Боюсь здесь придется освещать людей, загоняя на капище пинками и хлыстами.

— Благодарствую за подарок, великий князь! — подняв кубок, ответил я. — Слава Владимиру, долгих лет правления и жизни!

— Слава! — поддержали меня бояре. Вино лилось рекой, но я без труда видел цепкие хищные взгляды, обращенные на меня. Это были самые богатые и влиятельные люди Киева, а мой шпион как на зло скрылся в ночи с Ярополком. Я не боялся попытки убийства или отравления, лишних рабов не бывает, а шансы меня убить такие же, как у меня на Луны слетать. Но напакостить в процессе они могли знатно.

Да еще и назначение посадником, а по сути градоначальником Новыша — та еще подстава. Город находится на противоположной стороне Славии, в то время как основные события будут проходить в Киеве, мне придется находится за несколько сотен километров. И теперь освящение города становится первоочередной задачей. Владимир не может этого не понимать и пытается таким образом выставить угнетателем меня, сам же оставшись добрым и пушистым. Но выхода не оставалось, и мне придется проглотить наживку с небольшими изменениями.

— Крег, начинай собирать людей. Каждый верующий станет моим голосом. Покройте сетью весь город и столько сел сколько сможете. Так, чтобы воины слышали и видели друг друга. Предпочтительно ставить дварфов и людей дальше от центра, морфов с этими первоначальными расами — через три ряда в паутине. Будем молиться на заре.

— В прошлый раз, ваше преосвященство, такая молитва дорого вам далась. Три дня отлеживались. — Обеспокоенно заметил воевода.

— Ничего, с тех пор многое изменилось. — Похлопав его по плечу, успокоил я верного воина. — Да и капелланы с комиссарами без дела не стояли, уверен, что сейчас в наших рядах куда больше верующих, чем еще две недели назад. — Приступай.

— Как прикажет. — Поклонившись, Крег прикрыл глаза и начал раздавать инструкции сотникам, через задания. Те в свою очередь проконтролируют десятников, и машина войны и освящения завертится с новой силой. Учитывая, что в моем личном войске уже насчитывалось больше тысячи человек, мысль создать орден казалась все более логичной. Правда, примеров у меня на руках не было, но совмещение воинского чина и жреческого сана в иерархии напрашивалось.

Мы пировали почти до утра, и когда над горизонтом начало подниматься Солнце я встал прямо за праздничным столом. Из моих соратников рядом осталась только Джи, даже верную Дару пришлось отправить на место в сети. Дорог был каждый человек. Пьяный от хмельного угара и молодецких состязаний князь смотрел на меня осоловевшими глазами. Ровно до тех пор, пока я не начал читать молитву Святогору.

— В руки твоего превеликого милосердия вручаем себя, и Жизнь, и Душу, и Кровь… — Мои слова, десятикратно усиленные ТРИНИТИ, проникали через каменные стены. Захлестывали всех благородных бояр, купцов и воевод, оставшихся на пиру. Всех самых преданных сторонников и союзников Владимира.

А затем, вырвавшись из темных залов дворца разлетались по городу, тысячекратно повторяемые воинами и жрецами. Ментальная броня людей не выдерживала, и они присоединялись к молитве тысячами. Ее повторяли дети и старики, женщины и мужи. Каждый, до кого дотягивались щупальца массового заклятья Души. — Во имя Святогора.

— Именем его! — ответило мне несколько тысяч новых верующих. Я был иссушен, словно выжатый лимон, брошенный на угли. Но работа еще была далека от завершения. Не все приняли веру, не все преклонили колени, не все сделали выбор добровольно, а значит, пришло время второй волны. Я назначил общее задание для территории с наивысшим приоритетом, и присутствовавшие в зале посмотрели на меня с ужасом.

— Во имя Святогора я приговариваю сих безбожников, проживающих в стольном граде Киеве на вечную службу, покуда не образумятся они. — Проклятье слетело с уст десятков тысяч людей. От мала до велика. Всех, кто только что принял веру и кто давно был в ней. От него невозможно было скрыться. От него нельзя было сбежать. Только сопротивляться до последнего.

— Во имя Святогора. — Едва успел произнести я. Мне даже не удалось услышать положенный отзыв, кровь так шумела в ушах, что я слышал только этот адский бой сердца в груди. Джи отдернула меня к стенке, заслоняя от арбалетных болтов. Несколько воинов бросилось на нее со всех сторон. А дальше наступила кромешная темнота.


— Пойми, парень, я не желаю тебе зла. У тебя отличные показатели в управлении дронами. — Говорил, ходя из угла в угол, военный. — Кто скажет, что брать детей в армию зло — тот просто не понимает ваших ускоренных когнитивных функций. Ты получил хороший рейтинг в Забвении и вместе с тем путевку в военную академию и лучшую жизнь! Просто подпиши бумаги!

— Зачем? — в очередной раз проговорил я. — Меня и так все устраивает.

— Да твою же мать. Тебе по-русски объясняю! Выплаты хочешь? Нормальный оклад, а не минимальное соц. обеспечение. Полноценное гражданство к двадцати одному году, на три года раньше, чем работающие сверстники. Не коморка два на три, а нормальная однушка, больше двенадцати квадратов! Тебе всего-то и надо, что палец к сканеру приставить…

Меня мурыжили уже больше двух часов, иногда казалось, что в самом деле лучше просто поставить отпечаток и отдаться в заботливые крепкие руки армии. Вот только вся эта показуха началась с угроз и запугивания. Я опять попал ни в то время и ни в то место. Теперь уже было понятно, что Забвение никакая не игра.

По закону, принятому еще до моего рождения, армия не имела права использовать дроны с искусственным интеллектом, если они не управлялись дополнительно оператором. Никаких лазеек не оставили многочисленные симуляции, которые так или иначе показывали не только тотальное превосходство ии и полное отсутствие контроля при осознании. Я не знал существуют ли лазейки к международному пакту, но раз уж используют детский труд…

Мой шмель летел по кратчайшей траектории, отбиваясь от гнуса — комаров размером с собаку. Дрон должен был пролететь через разбитые окна тридцатого этажа, сократив при этом путь, и черт бы дернул меня взглянуть в зеркало, стоящее прямо за стеклом. Судя по всему, программа автоматически исключала изображения людей, но вот на двойное отражение она рассчитана не была. И все эти тела…

— Просто подпиши документы! Подписывай, щенок!


— Доброе утро, дорогой! — зловеще улыбнулась Кинта. Дьявол, я у демонов! Активировав щит, я отпрыгнул в угол, готовясь дать залп огненным заклятьем. И только недоуменное лицо Эвы, стоящей совершенно без оружия, позволило мне постепенно успокоиться. События последней недели медленно возвращались в памяти. Она больше не Кинта, а Джи, моя законная супруга, и она на моей стороне. В спальне Сабора. — Что случилось? Приснился кошмар?

— Еще непонятно, что из этого кошмар. — Пробормотал я, складывая Анкил. — Как закончились переговоры с дварфами. А нет, уже помню. Черт, что же вчера такое было?

— Неделю назад. Вы были без сознания неделю. — Поправила меня Эва. — Судя по всему вам все же тяжело далось это освящение. Но оно того стоило. Князь был вынужден лично скидывать идолы всех богов с капища, оставляя только вечный огонь. Большинство бояр теперь послушники, те, кто сумел сопротивляться, изгнаны из города и лишены имущества.

— Плохо. Нужно было собрать их всех вместе и провести очищение еще раз. — Морщась, сказал я. Бегство Ярополка, праздничный пир, молитва. Все было словно в тумане. Голова раскалывалась, будто в череп изнутри вонзились раскаленные иглы. Хотя может так оно и было. С сомнением я открыл параметры и не веря уставился на горящую надпись: «достигнут предел замещения. Процент сканирования мозговых импульсов: 10,4 %. Время до создания слепка личности: 5 182 283». Последние цифры довольно быстро менялись в меньшую сторону, что давало надежду на скорое окончание отсчета.

— Еретиков было слишком много. — Посетовала Джи. — А навыки освятителей оставляют желать лучшего, многие из них даже основ магии Души не знают. Не говоря уже о направленном действии массовых заклинаний. Это выше их понимания.

— Но, судя по всему, не твоего. — Поморщившись, заметил я, натягивая чистую одежду. — Так почему ты, дражайшая супруга, не решила взвалить эту ношу на свои хрупкие плечи?

— О, дай подумать. — Усмехнувшись, сказала демонесса, она развалилась на кровати, постукивая пальчиком по подбородку. — Во-первых, ты не отдавал мне такого приказа. А самодеятельность в таком важном вопросе — это не мое. Во-вторых, у тебя столько разных помощников и слуг, которые никак не могли разобраться, кто главнее и кому за что отвечать, что и без этого неразбериха была тотальной. Ну и наконец, в-третьих, как по-твоему я могу это сделать, если я, блин, твоему богу не поклоняюсь?

— Погоди, что значит не поклоняешься? Но ты же не в Длани? Чей же у тебя тогда интерфейс?

— Ты не знаешь? — Джи выглядела совершенно ошарашенно. — Твой!

Глава 38

Теперь уже настала моя очередь впадать в прострацию, создание интерфейса для кого-то было высшей точкой власти. Той, которой обладали только самые могущественные существа нашего мира. Император, Святогор, Вечная мать… но в то же время была и Валийская, поддерживающая всяких отщепенцев. А теперь и я сам. Получалось, я поднялся на новый уровень, сам этого не заметив. Осталось только разобраться, как с этим работать.

— Что в интерфейсе у тебя есть? — спросил я у супруги. — Какая магия доступна?

— Его почти нет. — Пожала плечами Буланская. — Общие свойства параметры и характеристики, задания. Никакой справочной информации, магии и конструкторов.

— Возможно дело в том, что… — начал было я, но понял, что совершенно не понимаю, в чем может быть дело. Я в новой для себя среде. Абсолютно. Вся моя прошлая жизнь определялась интерфейсом и его возможностями. Да, я творил и сам, без него, жил почти полгода на собственных навыках, осваивал начертательную магию. А теперь, если только я сумею понять в чем дело, как оно работает, возможности практически безграничны!

— Тяжело понимать, что ничего не понимаешь. — Усмехнулась Джи. — Но боюсь, я в этом ничего не смыслю, так что не помогу.

— Есть одна личность, которая точно знает. Но после прошлого раза спрашивать у него что-либо может быть опасно. Я захожу на запретную территорию.

— У Императора тоже ничего не выяснить, он уже почти тысячу лет не отвечает на молитвы и запросы простых смертных. Может, верховные демоны с ним и общаются, но об этом мы никогда не узнаем. — Сказала демонесса поднимаясь. — Если ты спрашиваешь меня, очевидный выбор — герцогиня. Она уже в нейтралитете и с удовольствием подложит свинью как своим братьям, так и воскресшему богу, просто потому что может.

— Есть еще Вечная мать, богиня леса эльфов. — Предложила Эва. — Уверена, она тоже не в восторге от Империи как старой, так и новой.

— С ней я еще ни разу не общался и даже не знаю, как связаться. Кроме того, в данный момент я совершенно точно не хочу выступать против Святогора. Пусть он далеко не всем нравится, но именно благодаря его появлению у нас есть шанс изменить всю жизнь на материке.

— О, уверена, несколько тысяч киевлян, обращенных в рабов, уже поменяли всю свою жизнь. — Усмехнулась Буланская. — Правда, не уверена, что они так уж этому рады. Кстати, вопрос на засыпку, читая молитву, ты создаешь Связи и используешь собственные силы или заемные? Как происходит процесс освящения и послушания?

— И то, и другое одновременно. — Нисколько не задумываясь, ответил я. — Связи создаю я, но энергию получаю от Святогора. Кроме того, я могу контролировать только первые круги, с которыми соприкасаюсь сам. Все последующие получают силу так же, как и я, но распределяют ее согласно своему разумению.

— А я совершенно не понимаю. — Вздохнула Дара. — Ты сказал стоять и читать, я так и сделала. А потом тепло такое накатило, будто разорвать пыталось.

— Значит, еще и распространение приходится контролировать. — Задумчиво проговорила Джи. — Могуществу существа, которое способно творить такую магию, можно только позавидовать. Он и в самом деле может сравниться с самим Императором. Поддерживать связи сотен тысяч существ, не обладающих никакими знаниями и навыками в магии Души. Контролировать каждое их действие, чтобы выдавать награды или наказания.

— Даже для Императора это невозможно. — Возразил я. — Контроль Длани осуществляется по принципам собственного отношения и отношения окружающих к преступлению. А значит решение о виновности принимает сам человек и свидетели. Даже принятие конечного приговора перекладываются на Черных стражей. Уверен, Святогор поступает также через жрецов.

— Переназначение низовых обязанностей. Интересно. Очень. Возможно, именно в этом кроется истинная сила. Но для ее раскрытия ты должен в начале разобраться с самыми базовыми материями. — Рассуждала Буланская, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Сейчас она очень напоминала Лиску, когда та увлекалась учебой. — Жаль никаких книг по этому направлению нет. Сколько времени нужно, чтобы получить полноценный интерфейс? Как с ним работать? Как передавать обязанности и получать отчеты? Как в конце концов регламентировать жизни тысяч людей, которые тебе доверились?

— Для того, чтобы это узнать, требуется в первую очередь получить этих самых последователей. У меня их сейчас меньше двухсот. При том, что во владениях проживает больше пяти тысяч. Вот только все они поклоняются Святогору, и забирать их веру — все равно что объявить войну богу, на это я не пойду. Должен быть другой вариант.

— Тебе может не нравится то, что я скажу, но он есть. Если от того, как быстро ты соберешь тысячу последователей, зависит освоение интерфейса, управляющего всеми остальными — это нужно делать немедленно. — Сказала сурово Джи. — Иначе рано или поздно настанет момент, когда желания Святогора разойдутся с твоими нуждами, но возразить ты не сможешь. К счастью, у тебя есть отличный выход из ситуации. Устав ордена еще не прописан.

— Хочешь использовать фанатичную преданность Марии, чтобы пополнять ряды последователей? Это подло. — Поморщился я. — Но, к сожалению, ты права. Если активно обращать в веру Святогора простых людей, и только внутри ордена держать, кто будет поклоняться лично мне. Тысяча членов ордена, проживающих на разных землях, и десятки тысяч, поддерживающих их обычных людей.

— Должно получится. Если, конечно, правильно подойти к созданию собственного культа. — Уверенно кивнула Буланская. — Жаль, что среди нас нет профессионалов этим промышляющих.

— Среди нас нет. — Согласился я, память хоть и вернулась, но до сих пор была как не родная. — Зато есть одна жрица, которая десятки лет вела подпольные культы и сейчас курирует создание в Империи распределенной сети. Не уверен, что ей можно полностью доверять, но лучше нее в вопросе точно никто не разбирается. И возможно я ей все еще дорог. Нужно пробовать.

— Значит, две женщины, которые могут повлиять на вашу судьбу. И обеим нельзя доверять до конца. — Хмыкнула Эва. — Почти классическая ситуация, не находите?

— С мужчинами мы в основном соперничаем, сражаемся или преследуем схожие интересы. Навыки того же Вольхи оказались удивительно полезны. Пока я формулирую запросы, давайте разберемся с текущей ситуацией. Что я пропустил?

— Ничего особенного. — Пожала плечами Эва. — Мы перебрались из Киева в Сабор. Мария отправилась выполнять задание. Святогор прислал в Киев своего верховного жреца. Дуная, с которым вы сражались. Встреча с богом его сильно изменила, в прямом смысле. Теперь он не выглядит как Страж, куда больше напоминает человека. Он приходил, когда вы были без сознания, поклонился, произнес клятвенную речь и ушел работать.

— Очень странная личность. — Заявила Джи. — Я таких первый раз видела.

— То, что осталось в Святогоре от Гроаса, вполне могло его изменить. — Согласился я. — Что с армией Владимира и остатками дружины Ярополка?

— Илья вернулся в день нашего отъезда. — Ответила Эва. — С кучей пленных, которых тут же принял в истинную веру Дунай. О судьбе Ярополка и его жены ничего неизвестно, как и о черных, что их сопровождали. Возможно, телохранителям удалось вывезти супругов тайно в Империю. Если так, то они еще могут вернуться с новой армией.

— Нет, Ярополк теперь для них бесполезен. — Покачала головой Буланская. — После освящения переход в Длань будет болезненным и дорогим удовольствием, да еще и слишком далеко от трона Императора. Его используют как ширму, но не более. Сейчас армия Империи должна готовиться к зимнему наступлению, когда реки скует лед, и солдаты смогут переходить их пешком. С танками будет сложнее, но все равно проще набросать много бревен на лед, чем возводить мосты для переправы.

— В первую очередь они будут отталкиваться от своего технического превосходства. Один дальний рейд бомбардировщиков может уничтожить все наши крепости. Нужно придумать эффективное средство борьбы с дирижаблями противника. Ни одна мортира, скорпион или баллиста не способны стрелять на такую высоту. Кроме того, алхимического порошка, который у нас есть, явно не хватит для сколько-нибудь длительных дуэлей.

— А как же формулы крысолюдов, которые вам обещала передать Кахоша? — удивленно спросила Эва. — Почему не использовать ее?

— Слишком долго. Они используют силосные ямы, заполненные сотнями и тысячами тонн трупов, отходов и прочего. Тонкий налет собирают каждые несколько дней. Из него, угля и серы получается в результате алхимический порошок. Но нам этот способ не подходит. Разве что мы соберемся устроить гигантскую братскую могилу для всех неверных Междулесья.

— Можно использовать жидкость, которую придумали дварфы. — Предложила Джи. — Если брать совсем немного, то взрываться она будет как порошок.

— Вот только она совершенно нестабильна, и малейшего сотрясения хватит, чтобы она взорвалась прямо у тебя в руках. Нет, получать ее, конечно, нужно, это не обсуждается. Мы вполне сможем применять ее против наземных войск врага, но против дирижаблей она нам не поможет. Да и расстояния, опять же слишком большие.

— А что если не нужно высоко стрелять? — спросила воодушевленно Эва. — Я сумела подняться до уровня дирижаблей, когда тот снижался.

— Предлагаешь создать армию морфов драконидов воздуха? — на всякий случай уточнил я. — Понимаешь, что их ждет судьба изгоев в обычном обществе.

— Конечно. — Кивнула девушка. — Но иначе я просто не представляю, как можно сражаться с такими махинами. Нужно же быть на их высоте, чтоб просто суметь атаковать, а учитывая, что нужно оберегать сразу несколько городов — таких сил понадобится не одна сотня. Если дирижабли будут атаковать не по одному, а сразу несколько.

— Тогда с ними не справится даже десяток драконидов. — Закончил я ее мысль. — Нет, должен быть другой способ. Хотя и этот мы тоже используем. К нашему счастью нам совсем не обязательно делать свои собственные воздушные суда. Мы не обязаны защищать все пространство Славии или мотаться по ее территории. Значит, достаточно будет просто защитить от нападения города.

— Что вы задумали? — улыбнувшись, спросила Буланская.

— Ничего принципиально нового. В Ибукоте мы видели привязанные дозорные воздушные шары. Нужно сделать такие же, развесить их над замками и главными укреплениями. Мы используем свиную кожу и внутренности для пошива шара, склеим куски и будем прогревать их обычными жаровнями. Тканевые шары тоже возможны…

Открыв житие для создания заданий, я наткнулся на десятки непрочитанных сообщений. Сдержавшись, я не стал их читать, пока не распределил приказы. Создав задачи для перешедшего под контроль Дуная, Вольхи и Молоха, я застопорился на Новыше. Интерфейс показывал невозможное. «Количество верующих: 0».

— Ах ты ж сволочь. — Не сдержавшись, выругался я. — Поднимайте войска, в Новыше восстание.

Глава 39

— Какое восстание? — спросила уже в процессе сборов Джи. — Против кого?

— Против нас. Меня и Святогора, если угодно. Когда я покидал город, у меня еще не было очищения такой силы. Всех верных людей мы забрали, оставив только женщин и детей. Как считали — в безопасности. А теперь они находятся где угодно, но только не в самом городе.

— Хотите сказать, что их выгнали из их домов, зимой? — закипая, проговорила Эва. — Кто до такого додумался?

— Один мой старый знакомый, жрец Перуна. В этот раз я, пожалуй, не буду сдерживаться и снесу ему к чертям голову. Сколько было противников, не подвергшихся освящению в Киеве?

— Четверть, примерно. — Задумчиво ответила Буланская. — Но это все равно очень малый процент от всех жителей. Да и бежали из города далеко не все, никого специально не преследовали.

— Если они поднялись вверх по реке, то сейчас вполне могут быть в дне пути от Новыша, а значит у Оскольда будет очень приличных размеров армия из людей, которым нечего терять. Дьявол. Понять бы еще почему на них не подействовала молитва.

— Если исходить из того что эта очень сильная магия Души, то причин может быть несколько. — Предположила Джи. — Например, они попрятались в подвалы, чтобы не слышать голосов. Если не слышать приказа, то и исполнять будет нечего. Или жрецы рядом были слабы, а они оказались очень сильны своим разумом, что тоже бывает. Ну и в крайнем случае они могут быть просто не подвержены магии, но в этом я сильно сомневаюсь. Такие индивиды редки.

— Значит, если ватой уши забить, магия Души действовать не будет? — спросила насмешливо Эва. — Что-то сильно в этом сомневаюсь. Тогда все армии против демонов с собой таскали бы повозки со столь ценным обмундированием — ушными затычками.

— Против магии Души всегда было несколько спасений. — Не моргнув глазом, сказала Буланская. — Расстояние, стены и собственный разум. Не знаю уж, как в древности сражались, но на моей памяти не было никого, кто мог бы открыто выступить против Империи. А те, кто пытался, уничтожались за несколько месяцев. Если у кого и спрашивать, у баронессы Каге. Заодно можете спросить, какого черта бывший князь согласился на столь низкий статус.

— Разгадка будет довольно проста. Как часто ты бывала в мире испытания? Том, которое еще часто называют планом демонов, хотя я первое время не понимал почему.

— Я… да… черт. — Джи схвотилась за голову. — Я не помню, все смешалось. Вроде, была.

— Извини. В общем я там был уже несколько раз, можно сказать, что это мой второй родной мир. Или первый. Не уверен. Но там нет ничего, кроме агрессивных тварей, серости и тьмы… Когда-то он был полон жизни, но не сейчас. А еще время там течет по-другому. За год здесь там может пройти тысяча, а может всего день. Ойли провели там почти миллион лет. На наше летоисчисление. Сам Они представлял из себя лишь размытый силуэт, который даже с окружением взаимодействовал с огромным трудом. Любая жизнь лучше такой несмерти.

— Пожалуй. — Горько улыбнулась моя супруга. — Предпочту не проверять на практике.

— Большинству это и не светит. Туда попадают только те, кто сумел создать слепок личности. Уверен, все высшие демоны, не нашедшие себе тела на замену, ждут там или в каком-то похожем месте. Крег! — поднявшись на палубу, окрикнул я воеводу. — Что с кораблями?!

— Гвардия готова к выходу. — Отчеканил морф. — Десяток ладей с тремя сотнями отборных бойцов и провизией. А вот остальным… отдохнуть бы, ваше преосвященство. Они все же простые смертные, хотя многие и верны вам сверхмеры. Мы только сюда добирались пять дней. С одеждой зимней беда, припасов хоть и хватает, но мы с лета в бою и далеко не всем удалось добычей обзавестись. А на дворе мороз, еще недели две. И начнет ледок реки прихватывать.

— Я тебя понял. Эва, ты остаешься. Я приказал Марии возвращаться, как только она закончит рейд по ближайшим селам. Выбери самых верных. Сильных и выносливых одари морфизмом земного дракона. Ловких и глазастых — воздушного. Можете не торопиться, лучше сделай все как надо. Вместо них мы возьмем все добытые паровые доспехи, это будет весомым преимуществом.

— Спасибо, ваше величество. Людям это нужно. — Улыбнулся клыкастым ртом Крег. — Сейчас-то вы физиономию, лицо, простите, поменяли, и от людей даже почти не отличаетесь, но я еще помню, как вы до того выглядели. Вы все наши горести на себе испытали.

— Кроме горестей, и благодати полно. Или тебя после морфизма девки меньше любить стали?

— Так это. — Воин ощутимо засмущался, даже щеки порозовели. Чего я совершенно от такого вояки не ожидал. — Те, которые глупые молодухи, побаиваются. Но зато от вдовушек да баб с детьми отбою нет. Всем, понимаете, нравится.

— Ну вот и радуйся. Все, закончили разговоры! Грузите доспехи.

— Простите, господин. — Обратилась Эва. — Я помню наш утренний разговор. Но все же. Вы уверены, что нам нужна будет целая стая летающих драконидов?

— Только с их согласия. Обясни им все плюсы и минусы. Покажи собственные силы, хотя в бою их и так видели. Земных до сорока процентов. Воздушных — на сколько посчитаешь нужным.

— Если так, чтобы они могли летать, то тут вариантов не особенно много. Больше шестидесяти, но меньше семидесяти, чтоб они не потеряли рассудок.

— Ну вот, ты и сама прекрасно все знаешь. Не торопись с преображением. И еще раз, бери только самых надежных и преданных, отдавать такую силу в чужие руки нельзя. Если будут обращаться дварфы — перешлешь мне все вопросы. Если алхимики подтвердят составы и придумают как их получить в наших условиях — тоже. Еще вопросы?

— Нет, господин. Я все поняла. — Кивнула девушка, спрыгивая на берег. Попрощавшись, я еще раз пересчитал припасы, которыми нас снабдил совет жрецов. Они не скупились, благо это был МОЙ совет. Так что в результате у нас появились не только паровые доспехи, но и весьма существенные запасы зажигательной смеси. И даже несколько ящиков усиливающих зелий.

— Приготовиться к отплытию! — громогласно скомандовал Крег, и наше судно с плеском отчалило.

Смотреть на заснеженные однообразные пейзажи по обеим берегам реки оказалось делом скучным и быстро надоедающим. За неделю я замечательно выспался и занялся всем что еще можно было сделать на борту корабля. Общался. Но не с командой или воинами, хотя и с ними тоже. У меня было достаточно времени, чтобы сформулировать вопрос, который должен был выбить из колеи интриг Валийскую, и был он предельно прост.

«Что ты знаешь о Структуре?». — написал я герцогине и стал ждать, перебирая прочие сообщения. Многие кузнецы все еще присылали мне свои варианты ответов, так что я отсеял их все, заодно отменив задание как проваленное. Была надежда, что мне ответила Чию, но принцесса была вне зоны моей досягаемости. Если Джи права, то Чикако могла просто скрываться в храме с толстыми стенами. Или возможно дело было в другом, но я отгонял от себя дурные мысли.

Дунай отчитался о получении приказов и начале их реализации. Он все делал с механической точностью, но при этом не терял своей собственной личности и даже специфичного чувства юмора. К счастью, оценивать его мне не пришлось. Всеслав Святогорович уже вернулся в Полоцк, с чем я его и поздравил. Оборотень занял место верховного жреца и наместника, в этом случае Владимир не стал лукавить и наградил его по-княжески.

Если строго смотреть на вещи, меня он тоже в обиде не оставил. Новыш, несмотря на свое свободолюбие и будущие сражения, был крайне богатым торговым городом и портом. Через него шли все товары от Республики Синих Гор до Алиенеля. Если мне удасться восстановить в нем власть и поставить себе во служение — вскоре у меня в руках будет достаточно средств, чтобы не только покупать алхимический порошок, но и нанимать армии.

Осталась только сущая мелочь — освободить город от безумного жреца Перуна. Великое вече должно было встать на мою сторону, но, к сожалению, мы были слишком заняты войной за Киевский престол, и теперь придется все начинать заново. Да еще и беженцы из новой столицы Славии придадут защитникам новых сил.

Принудить их сдаться магией Души не выйдет. Учитывая размер западной столицы, даже с моим голосом и силой мы сможем перекрыть только стены и пару внутренних кварталов. А если на переднем крае обороны соберутся самые стойкие, то и вовсе лишь в пустую потрачу силы, которые лучше приберечь для благословений.

«О чем ты говоришь?» — крайне расплывчато спросила Валийская, отвлекая меня от обдумывания штурма города. Герцогиня была не лыком шита, и все же мне кажется я сумел ее поддеть.

«Не нужно играть и притворяться, ты прекрасно понимаешь, о чем идет речь. Если тебе так угодно я переформулирую вопрос. Как ты работаешь со структурой?»

«Это действительно куда более конкретно. Спроси прямо. Так, чтобы я не могла ответить иначе». — Тут же переслала ответ собеседница. Она играла в какую-то игру. Может хочет сдать меня Святогору? Или просто пытается вывести из себя, чтобы я выложил все карты, и оставить меня в дураках. Она этим живет уже не первую тысячу лет, так что понятно, что тут я и в самом деле перед ней все равно что новорожденный молокосос.

Есть и у меня хоть шанс перехитрить ее на ее же поле? Сомневаюсь. Но идти в открытую будет максимально глупо. Она просто вытащит из меня всю информацию, ничего не дав взамен. А сейчас, во время войны, любые сведения на вес золота. Если они, конечно, верные. Вот только никто не сказал, что я обязан говорить правду. Лгать просто так было бессмысленно, блеф она скорее всего распознает. А вот если смешать вместе вымысел и правду.

«После подчинения Буланской я получил доступ к ее памяти. Император планирует изменить структуру. Что тебе об этом известно?» — задал я наводящий вопрос.

«Он не сможет! Структура была создана задолго до появления его или Святогора! А даже если попробует, ему в начале придется восстановить первоначальное положение вещей, отринув равновесие. Тогда Святогор станет только сильнее, так что никто из демонов на такое не пойдет». — Почти мгновенно ответила Валийская. — «Но это тебе и самому известно. Верно?»

«Не буду врать, мне больше была интересна твоя реакция».

«Туше». — Прислала сообщение герцогиня. Что значило это слово я не особенно понимал. Зато теперь стало очевидно, что Структура это нечто действительно всеобъемлющее. То, что было изменено давным-давно, и благодаря чему демоны получили преимущество. Для одного дня достаточное откровение. Но мне было мало.

«Как ты работаешь со Структурой?» — вопрос улетел, но ответа на него не последовало ни в этот, ни на следующий день. А когда мы подплывали к Новышу мне стало уже не до великосветского общения. Нас встречали. Армада из сотен кораблей заполонила всю реку от берега до берега, но больше всего меня беспокоил флагман, на носу которого стояло четверо Черных Стражей, раньше сопровождавших Ярополка.

— Все к берегу! — крикнул я, едва различив противника. — Готовьтесь разгружаться и ставить лагерь. Нас уже встречают с распростертыми объятьями, так что ответим им тем же и устроим пламенное приветствие!

Глава 40

Протянув обе руки, я мысленно сформировал луч, направленный в четверых черных, стоящих на борту быстро приближающегося флагмана. Четверо — это не все войско, должен справиться без ТРИНИТИ и усиления. Главное правильно рассчитать расстояние и не прогадать с расовой принадлежностью. «Прыгай с борта!» — отдал я приказ и уже через несколько секунд понял, что все сработало как надо. Почти.

Закованные в полные латные доспехи воины сделали несколько шагов и неуклюже перевалили через борта корабля. Мгновение я ждал плеска, а потом разочарованием осознал, что его не последует. Все четверо повисли на веревках, опоясывающих их и идущих к мачте. Можно быть уверенным, что такой системой воспользовались все воины на ладьях противника.

— Заряжайте баллисты горшками с зажигательной смесью! — скомандовал я. — теперь эти клоуны никуда не денутся!

У нас было три осадных орудия, две сотни небольших горшков с маслом, торфом и болотным газом. И опытные канониры. И чего нам было не зажечь сегодня? После первых же попаданий головное судно противника развернулось и дало деру, гребцы работали на славу, да еще и ветер с течением им помогал. И все же несколько точных попаданий заставили корабль покрыться языками пламени. Тут же замелькали ведра с водой, но сбить горючее удалось не сразу.

— Какого черта они делают? — удивился Крег. — Почему отступают, у них же там в десять раз больше кораблей, чем у нас. Они могут просто массой задавить.

— Логика железная, мы никуда не денемся, Новыш все равно придется брать. И припасов, и стрел у нас ограниченное количество. Да еще и армия Империи может подоспеть в течении нескольких дней. — Заметила Джи. — У них же ситуация противоположная. Куда выгоднее сидеть в обороне и не дергаться, дотерпят до подхода подкрепления и уже нам придется драпать.

— А еще городом сейчас правит совет купцов и безумный жрец. — Согласился я, осматривая ряды кораблей. — Они не готовы терять своих людей. Да и вообще предпочли бы не сражаться. Хотя если оценивать наши силы, то чего там сражаться? Нас их передовые отряды сомнут.

— Очень позитивно. — Буркнул воевода, помогающий выгружать припасы. — Чего мы вообще при таких раскладах здесь забыли?

— Если бы не было бежавших киевлян, может мне и удалось бы совладать с горожанами путем разговоров. Но теперь. Отступать нет смысла. Что-нибудь придумаем. Как всегда.

— Трусы! Почему они не нападают? — спросила Дара, уже перебравшаяся с лютоволками на берег, когда я переносил станину для скорпиона. — Их же больше!

— Возможно, они пока просто не поняли, с чем имеют дело, и сами считают, что мы передовой разведывательный отряд всего войска Славии. Но не расстраивайся, как только поймут в чем дело — сразу ринутся в атаку. Так что у тебя сейчас очень важная миссия. Направляйся к их лагерю вместе со стаей и устрой неразбериху. Убивайте кого сможете, ломайте палатки и укрепления. Но не смей терять лютоволков, они все должны вернуться невредимыми.

— Поняла, вожак. Мы все сделаем. — Кивнула Дара, вскакивая на Дружка. Акташ, больше не нуждавшийся в оправданиях силы инородного чужака, лизнул мне щеку своим раздвоенным шершавым, как наждачка, языком, хорошо хоть моя кожа была прочнее, и, дождавшись, пока я потреплю его за ухом, ринулся в снежную мглу.

С погодой нам почти повезло. Было не больше минус трех прохладно, но не морозно, да и гвардия моя, как обозвал воинство морфов Крег, была одета по сезону. Не замерзнем. Понимая, что у нас есть всего несколько часов, пока противник не сообразит, что все мои силы составляют три сотни морфов — я отдал приказ укрепляться. Сняв мачты, мы завели паровые доспехи и с их помощью по бревнам выкатили все корабли на берег, выставив их кругом. Так себе оборона, но лучше, чем ничего. А корабли мы и у противника отобьем в случае надобности.

— Для их мортир мы легкая мишень. — Заметила Буланская. — Хорошо хоть снег скрывает позиции.

— Сейчас технологическое преимущество явно на нашей стороне. Массовая магия Крови и Души в такую погоду будет не слишком хороша, а значит, у нас есть все шансы пережить сегодняшний день. Если у них внезапно не появилось танков или подобных устройств. Нам повезло, что Хикару так вовремя поднял восстание, теперь прежде чем доставить войска сюда, имперцам придется иметь дело с Валийской и ее бандитами.

— Действительно повезло. — Понимающе улыбнулась Джи. — Но почему ты считаешь, что его просто не сомнут катком паровых доспехов? Вырезать постепенно всех предателей и не мучиться.

— Странно, что ты спрашиваешь такое. Мне казалось, что у демонов с логикой все должно быть куда лучше. Зачем бегать по всему континенту, сражаясь с десятком мелких врагов, если достаточно победить одного крупного, и все остальные просто сдадутся? Победив Святогора, Империя докажет свое безусловное превосходство над всеми остальными народами.

— То есть то, что до последнего момента и так не оспаривалось? — подняла удивленно бровь Буланская. — Ты можешь спорить, но, если князья решат уничтожить Святогора, они так и сделают. Кара стирает с лица земли не только города, целые страны. И Славия, только недавно оправившаяся от тысячелетней изоляции служит этому прекрасным примером.

— Для того, чтобы гарантировано уничтожить воскресшего бога, его нужно для начала найти. А я не уверен, что это просто сделать, когда он перевербовывает или убивает всех твоих агентов. А еще он сам не дурак и понимает, что ему грозит. Ну и последнее, но немаловажное, почему, как ты считаешь, эльфы все еще живы, не смотря на историю противостояния в десять тысяч лет?

— Если честно, я об этом никогда не задумывалась. Их загнали в узкую полоску северных лесов, резервацию, из которой они не могут носа высунуть. А последнюю сотню лет готовились к тому, чтобы и там достать. Все остальные уже подчинились. Морские эльфы, орки и даже наги. Зачем применять столь мощное орудие, если достаточно обычных войск.

— Верно, но не только поэтому. Чем дальше от трона Императора, тем Кара слабее. Да и применять ее часто не получится, иначе только ею бы самодержец всех врагов усмирял. Последний раз Кару во всей красоте использовали как раз тысячу лет назад. Здесь. Легенды местных народов говорят, что выгорела вся страна. Сила была такой, что горы испарялись. А несколько сотен лет назад эльфы построили нечто такое, что расстроило Императора, и их тоже сожгли. Но только город.

— Хочешь сказать, что Император слабеет? Это бред! — чуть не крикнула Джи, за что тут же получила от меня по шапке, и хоть снизила тон, но от своего не отступилась. — Нет никого сильнее Императора. Даже Святогор — лишь его отблеск.

— У меня к тебе потрясающее предложение. Давай ты ему это в лицо скажешь? При встрече? Очень такой будет способ самоубийства, экзотический. Но если серьезно, то не представляю силу Императора. А вот со Святогором. — Я невольно передернул плечами. — Мне приходилось встречаться. И тогда он был не на пике своей силы.

Даже разговаривая мы не отвлекались от основной задачи — обустройства временного лагеря. Паровые доспехи в очередной раз показали себя просто превосходно. Как строительная машина они, пожалуй, были ничуть не хуже, чем военная. Огромные бревна зачищались от веток всего за пару ударов, заострялись и вбивались в землю легким постукиванием стакилограммового молота. Меньше чем за час, скрываясь под покровом снегопада, мы смогли возвести укрепления, за которые и приграничному форпосту не стыдно было.

Вот только к полудню солнышко пригрело, снег перестал идти, и Дара с лютоволками вернулись. В прозрачном воздухе стало наконец понятно, где мы находимся. Определение «в жопе» было довольно точным, но не всеобъемлющим. Небольшой холмик, который я выбрал в качестве площадки для строительства обороны, находился рядом с лесом, в трех километрах от Новыша. А между нами и городом стояла армия.

Настоящая. С осадными орудиями, ротами стрелков, рядами застрельщиков и внушительной конницей. Одних рыцарей я насчитал больше двух сотен. Всего же у противника было больше двух тысяч солдат и ополченцев против наших трехсот. И это считая только те войска, которые построились перед стенами.

— Они собираются нас атаковать до того, как мы подберемся к городу. — Мрачно заметил Крег. — Наверное, не хотят повторять весенний опыт, когда половину жилых кварталов сожгли.

— Хотят защитить близких! — кивнула Дара. — Я бы сделала также.

— Ну и дура. — Фыркнула Джи. — Хотя не скажу, что в целом я с тобой не согласна. Но что мешало им построить войска за стенами и просто не дать нам поставить осадные орудия, постоянно контратакуя, мы же слишком малочисленны, нам отсюда никуда не деться.

— Это они только сейчас поняли. Видишь, как забегали, суетясь, посыльные. Они обсуждают, что с нами делать. И нам бы стратегия нормальная не помешала. — Рассуждал я вслух. — Скорее всего, они не станут посылать вперед кабанницу. Это глупо, кидать рыцарей против стен. Так что логичнее всего будет послать вперед пехоту при поддержке артиллерии.

— Логичнее отступить за стены. — Снова усмехнулась Буланская.

— Не скажи, тогда если мы передовой отряд, который выполнил свою роль и закрепился для обороны, основная армия под нашим прикрытием сможет легко развернуть свои ряды. Они же не могут предположить, что мы настолько дурные, что готовы сражаться три сотни на две тысячи. Я бы рассматривал происходящее именно с точки зрения планомерного наступления.

— Они похоже такого же мнения. — Кивнул Крег. — Смотрите, они пускают вперед щиты для орудий. Будут обстреливать нас из-за укрытий.

— Хорошо, значит, у нас еще есть шанс. Дара, отправляйся с лютоволками в лес. Спрячься там и будь готова к атаке с флангов. Крег, на тебе оборона. Мы с Джи возьмем передовую группу из доспехов и уничтожим орудия, как только они подберутся достаточно близко. Если враг не хочет подставлять все свои войска под наши удары, сделаем так, чтобы ему не чем было атаковать в ответ. Нужен обманный залп, рассчитайте максимальную дальность огня и снизьте ее на четверть! Пусть думают, что мы можем стрелять куда ближе, чем на самом деле.

— Как прикажете, ваше первосвященство! — ухмыльнулся зубастой пастью Крег. — Устроим им несколько сюрпризов. Поднимайтесь, лодыри! Или не слышали, что командующий приказал?

— Пора познакомить черных с истинным правосудием. Господь наш Святогор, благослови на подвиги ратные… — Начал я читать молитву, и все три сотни бойцов поддержали не стройным хором. — Во имя Святогора! Именем его!

— Вперед!

Глава 41

Стоило первым толстым стрелам баллист обрушиться на наши укрепления, как мы вырвались из форта, обрушившись на воинов врага, которые считали, что они готовы к сопротивлению. Нас встретили ряды копейщиков и щиты, за которыми укрылись самострелы и мортиры. Стоило воротам раскрыться, как над полем боя раздались раскаты выстрелов.

Стрелки с свинцеплюями не зря ели свой хлеб, и даже с двух сотен шагов многие попали по доспехам, от чего в ушах еще несколько минут стоял колокольный звон. Но к их огромному разочарованию они не могли нанести никакого урона противнику. Паровым доспехам, в общем-то, было совершенно наплевать на мелкие повреждения, оставляющие на поверхности брони только царапины и небольшие вмятины от свинцовых шаров.

Однако, когда в нас полетели стрелы и камни из осадных орудий, стало не до смеха. Одно такое бревно, снабженное стальным наконечником, пробило щит передового бойца, и пришлось прикрывать его, пока тот не выдернет зубочистку из брони. На наше счастье точность машин врага оставляла желать лучшего, и даже целясь в одну и ту же точку, попасть можно было совсем ни в то же место, куда прилетал предыдущий снаряд.

Камни отличались по весу и размеру, многие стрелы отсырели и стали тяжелее точно таких же по виду. Да и сами баллисты отдачей отбрасывало назад так, что расстояние, как и угол, менялись. Но своим концентрированным огнем противники и не надеялись убить нас. Стоило первым доспехам врубиться в ряды копейщиков, буквально выкашивая людей огромными мечами, как те бросились наутек, оставляя лишь небольшие отряды прикрытия, пытавшиеся оттащить скорпионы назад, к основному войску и стенам.

— Сомкнуть ряды! Не снижать скорость! — приказал я, увидев новый маневр врага. Отдалившись от собственных укреплений, мы оголили тылы и фланги. Чем немедля и воспользовался противник, пустивший в ход боевых кабанов. Огромные свирепые твари, закованные в броню, неслись на нас неостановимой лавиной, которая без сомнения могла бы смести даже паровые доспехи. Но мы им такого шанса не представили.

Окружавшие нас рыцари вырвались чуть вперед, обогнув по дуге. В это же время основные отряды врага, прикрываясь щитами, решительно пошли в лобовую атаку, намереваясь зажать нас, небольшую группку в паровых доспехах в тиски. Разделяй и властвуй. Именно так я рассуждал, создавая эту стратегию.

— Огонь! — моя команда пронеслась над полем боя, и три скорпиона одновременно выпустили горшки с зажигательной смесью, разбившиеся между нами и войсками врага, отрезая путь к отступлению орудий. Теперь простые воины не могли напасть на нас всей толпой и завалить мясом. Рыцари, понимая это, бросились в атаку, не дожидаясь основных сил, но у меня не было никакого намеренья драться честно. — К орудиям! Вперед!

Когда до щитов, прикрывающих механизмы, оставалось меньше пятнадцати метров, один из них упал, и раздался жуткий грохот. Первый паровой доспех будто сдуло. С такого расстояния мортирам даже не нужно было целиться. Все же у врага была алхимическая артиллерия, и это я попал в ловушку, потеряв первого бойца всего за пятнадцать минут боя.

Но и они нас недооценили. Стоило понять, что нас ждет, воины бросились вперед с утроенной скоростью, проскочив мимо черных дул и атакуя команды мортир. Раскатившийся по полю грохот заставил кабанов встать на дыбы, и еще один боец погиб смертью храбрых. Канонир предпочел умереть вместе с своим орудием, сунув факел в мешок с алхимическим порошком.

В ушах звенело. Перед глазами носились белые мушки, но мы сумели захватить две мортиры из трех, обернув их против прежних хозяев. Порошка было критически мало, всего на пару залпов. Но рыцарям, ударившим нам в спины, и этого оказалось достаточно. Схватив орудие подмышку, я прицелился и поднес факел к фитилю. Горсть мелких ядер ударила по первому ряду атакующих, но мортиру я удержать не смог, и она, вылетев из рук, упала позади.

Эффект от залпа, выпущенного в упор по кабаннице, был сногсшибательным во всех смыслах этого слова. Ядра крошили толстые звериные черепа, кости, мясо и всадников с одинаковой легкостью. Вырубая в врагах широкую кровавую просеку. Второй ряд рыцарей с разбегу попробовал перескочить тела погибших, не успев замедлиться, и попал под удары паровых кулаков и доспехов. Строй противника смешался, и теперь нам уже ничто не мешало расправляться с врагами в поединках один на один, и сила была не на их стороне.

Командование врага все поняло почти мгновенно. Прозвучал сигнал рога к отступлению, но развернувшихся рыцарей ждал неприятный сюрприз. Лютоволки ударили из ниоткуда. Они все это время крались из лесу, не привлекая внимания, и теперь легко расправлялись с зазевавшимися врагами. Подхватив ближайший скорпион, я использовал его как обыкновенную рогатку, благо размеры позволяли, и вместе с последовавшими моему примеру воинами обрушил на рыцарей град камней. В считанные минуты от трех сотен гордых бояр осталось меньше трети.

Отступающие без зазрения совести показывали нам спины, а мы били до тех пор, пока те находились в зоне досягаемости. Зачерпывая клешнями камни и шрапнель, мы посылали их во врага, не особенно целясь. Противник заставил воинов поднять щиты, но основные силы не планировали бежать, а зря. Пока у них еще был шанс скрыться за стенами.

Даже самые упорные и воодушевленные солдаты врага понимали, что против паровых доспехов им не выстоять. За первый час боя мы перемололи больше четырех сотен противников, оставив после себя только кровавые ошметки. Захватили около пятидесяти кабанов и раздобыли пять скорпионов и две мортиры. Но стоило мне чуть расслабиться, как враг нанес ответный удар.

Я никогда в жизни не видел таких орудий, до последнего я вообще не считал его таковым. Огромная махина, стоящая на колесном лафете. Вместо широкого и короткого дула — вытянутое и узкое, словно у ручной мортирки, которую я готовил для стрельбы стрелами. Однако здесь в нас полетела целая охапка стальных прутьев. Двое погибло сразу, если бы стреляли чуть точнее, то и все пятеро. Но главное — орудие находилось в тылу врага! Больше, чем в полутора километрах!

Войско противника закрыло огромным облаком белого дыма, а я с ужасом понял сколько порошка требуется для одного единственного выстрела такого чудовища. Всех захваченных нами запасов, скорее всего, было бы недостаточно, и позволить себе второй залп мы не могли при всем желании. А вот Империя. В ее богатстве была ее сила. Она десятилетиями готовилась к войне и теперь могла обрушить на нас всю ярость нового бога войны — артиллерии.

— Отступаем! — приказал я, понимая, что второго столь же удачного выстрела мы не переживем. Но, взглянув на наши укрепления, понял, что смысла в таком маневре нет. Сколько продержатся даже толстые бревна, если заменят прутки на одно тяжелое ядро? Оставалось только надеяться, что и у врагов ресурсы не бесконечны, иначе никакие дирижабли против нас не нужны будут. Достаточно десятка таких вот орудий.

— Закрыть ворота! — приказал Крег, когда мы затащили раненых внутрь. — Что это черт возьми было? Как с этой дрянью бороться?

— Это зовется пушка. — Мрачно ответила Джи, все это время сидевшая в лагере. — Их показывали летом, на учениях элитного корпуса. Длоин Рыжий. Но я не думала, что так скоро они появятся у передовых войск. Если их научились делать массово, то это полный пи…

Последние слова супруги заглушил очередной залп и треск ломаемого дерева. Стальные прутья легко пробивали днища кораблей, но застревали в толстых бревнах, за которыми пришлось укрыться всем нам. Выглянув наружу, я понял, что с такого расстояния ни то что попасть в нее не смогу, а вижу-то с огромным трудом. Но, к счастью, эту проблему я уже научился решать.

— Прикройте меня. — Приказал я, вылезая из доспехов. Запас выносливости мгновенно сократился в два раза, стоило мне призвать взрывающегося шершня, но других вариантов я сейчас не видел. Взяв под полный контроль шершня с вызывающе светящимся брюшком, я устремился к стану врага. Черные стражи заметили меня издалека, протянули руки, пытаясь перехватить в полете. В первый раз я чувствовал на себе чужую магию Души будучи в насекомом.

Поле зрения сузилось, будто меня лишили части зрения или прикрыли глаза ладонями, пришлось сложить крылья и резко упасть вниз, вновь совершая рывок вперед только над самой поверхностью заснеженной равнины. Гигантскую трехметровую тушу пушки было тяжело не заметить даже на большом расстоянии. А избавившись от внимания чернокнижников мне почти без проблем удалось добраться до орудия. Вот только удовлетворения это не принесло.

Наученные горьким опытом предыдущих сражений враги разделили алхимический порошок на небольшие пакеты, лежащие почти в метре друг от друга. Взорвать я смогу только один, и еще пять останется у врага в запасе. Такой результат меня совершенно не устраивал, а потому я сделал единственное, что придумал на тот момент. Залетел в ствол и стал ждать, пока пушку начнут заряжать. К счастью моего маневра никто не заметил.

Прошло несколько минут, заряд шмеля неуклонно падал, пока наконец ствол не остыл для следующего выстрела и мешок с порошком не начали засовывать прямо в дуло, заслоняя обзор и перекрывая сигнал. Больше ждать было нельзя! Уже теряя контроль, я активировал самоубийственную способность шмеля и вернулся в собственное тело. А спустя несколько секунд до нас донесся грохот и крики раненых.

— Получилось? — с восторгом и удивлением спросила Джи. — Как ты смог сломать пушку?

— Обычное кузнечное мастерство. — Пожал я плечами. — На конце дуло было тоньше, не предназначено для большого давления. Так что мне стоило только разрушить край, чтобы остальное вышло из строя. Но если у врагов будет много подобных орудий, нам с ними не справиться. Только самим начать делать такие же пушки.

— Боюсь мы их только разозлили. — Мрачно заметил Крег, выглядывая за укрепления. — Они идут сюда всеми силами.

— Это же отлично! Не придется самим к ним идти. Всем заправить паровые доспехи и поднять щиты! Заряжайте орудия и скорпионы. — Крикнул я, сам досыпая угля в топку доспехов и проверяя уровень воды в котле. — Дорогая, не хочешь присоединиться к схватке?

— Только после того, как ты разберешься с тем, как передать мне магические схемы. — Покачала головой демонесса. — А пока прикрою тебе спину.

— И на том спасибо. Ждем! Подпустить их на расстояние выстрела! Ждем! — приказал я, поджигая фитиль на мортирке, заряженной кучей дроби. — Приготовились! Пли!

Глава 42

Грохот мортир перекрыл хлопки выстрелов свинцеплюев, ударивших по нам градом свинцовых шаров, но и мы не остались в накладе. Одного дружного залпа хватило, чтобы выкосить большую часть центра нападавших, куда с криками бросились наши войска. Десяток паровых доспехов справлялся куда хуже, чем двадцать, но сила все еще была на нашей стороне.

Я лично сошелся в поединке с капитаном рыцарей, вероятно потомком древнего рода или просто богатым боярином. Его охраняло пять всадников на кабанах. Свирепые животные так и норовили опрокинуть меня на землю. Царапали стальную броню, и приходилось вертеться на месте, отбиваясь сразу от шестерых, чтобы враги не помяли мне поршни.

Пар постепенно выходил из котла, доспех становился не помощником, а железным гробом, который приходилось ворочать собственными силами. Не будь у меня в руке Кладенца — пришлось бы туго. Многие воины выходили из боя, возвращаясь в укрепления, чтобы долить воды или подождать, пока котел прогреется для нормальной работы, но все это не имело ко мне никакого отношения.

Оружие, получившее новые силы вместе с моим ростом в роли ангела стало уже легендарным и без проблем резало даже толстую сталь. Животные, попадавшие под клинок, визжали от боли, воздух наполнялся запахами подгоревшего мяса и углей. Вокруг меня постепенно образовывался круг из трупов и обожженных конечностей, но количество врагов казалось не снижалось.

— Назад! — крикнул у меня за спиной Крег, но я не сразу понял к кому он обращается, тем более что передо мной наконец показалось сразу два Черных Стража. Они скакали прямо на меня на своих закованных в сталь кабанах и намеревались взять в тиски, обрушив удары с двух сторон. Мой меч был быстрее. Кладенец с гудением очертил полукруг, разрубая служаку Длани вместе с скакуном.

В последнее мгновение я успел увидеть усмешку на лице умирающего, а потом яркая вспышка ослепила меня. Грохот порвал барабанные перепонки и меня вместе с доспехом повалило на спину. В тот же миг второй Черный бросился на меня, держа факел, но его кабан споткнулся, и всадник вылетел вперед головой.

Я не слышал криков, но единственным уцелевшим глазом, левым, видел, как мерзлая земля вместе с комьями снега взлетела в воздух. Самоубийца нечаянно поджог себя, при падении взорвав запасы алхимического порошка, который держал под подолом сюртука. Толстая стрела, торчавшая из горла кабана, явственно говорила о том, что все произошедшее не случайно. Подскочившая ко мне Буланская дернула за трос, спрятанный подмышкой, и вытащила наружу. Внутри что-то оборвалось, и я отключился.

Когда я вновь открыл глаза, вокруг была кромешная ночь. Снеговые облака прятали Луны, и лишь свет от костров позволял немного рассмотреть окружающее пространство. Тяжело было даже дышать, любой намек на движение отдавался внутри адской болью. Я попытался позвать, но из груди донесся только хрип, смешанный с слабым бульканьем.

Джи показалась рядом и прижала палец к губам, а потом перед глазами появилась надпись: «Ничего не говори. Ты слишком сильно ранен. Если бы не естественная броня и замещение ангельскими и демоническими частями, тебя разорвало бы на куски. Мы перебили большую часть войска врага, остальные спрятались в городе».

Дьявол. Открыв Житие, я ни мог не выругаться. Большинство способностей были отключены, магия недоступна, регенерация подавлена многочисленными повреждениями. Держался я на честном слове и замещениях. Два Черных стража ценой своих жизней почти уничтожили меня и тем острее ощущалась потребность в создании слепка личности, вот только цифры все также медленно ползли к уменьшению, и число было с шестью нулями.

В бою я теперь был совершенно бесполезной обузой, интерфейс подсказывал, что если вливать в меня зелья выносливости, очищения, здоровья и восстановления, то в таком состоянии я пробуду по меньшей мере неделю. А в норму приду через месяц. Недопустимо большой срок, за который война может выйти на новый виток, а может и вовсе закончится не в нашу пользу.

Что я могу? Прямо сейчас, когда даже думать больно. Я должен жить, и я должен действовать. Пусть не своими руками, а чужими, благо у меня хватит подчиненных. «Рассказывай, что произошло после моей отключки, сколько прошло времени?»

«Трое суток. У нас достаточно припасов и горы свиного мяса, так что мы сумеем продержаться здесь столько, сколько будет нужно, чтобы ты встал на ноги. Враги никуда не денутся, а в случае необходимости мы позовем Ксиулан, чтобы она доставила тебя в Сабор на дирижабле».

«Тут ты права. Нужно ее вызвать. И не только ее. Я все сделаю как надо». — Написал я Джи, закрывая глаза. Мария и весь орден. Ксиулан с техникой и алхимическими бомбами. Макграг с новыми воинами. Ойли, Вольха, Мабор, Малуша — все, до кого я могу дотянуться и кому не безразличен. Они нужны мне. Если откажут в помощи сейчас, то и впредь я на нее рассчитывать не смогу, а значит, нечего стесняться.

Почти сразу я получил подтверждение на выполнение задания. Завтра на рассвете отряды со всего Междулесья и с его пределов должны будут выдвинуться в указанную мной точку. Сюда, к Новышу. Мы возьмем город, в этом даже нет сомнений, а потом я сделаю то, что должен был сотворить еще несколько месяцев назад, освящу его и всех жителей. Даже если это будет против их воли. Я должен… сознание помутилось. Образы прошлого и настоящего смешивались в причудливом калейдоскопе.

Десятки разных интерфейсов, сотни жизней, союзники и любовники, враги и соперники. Память крови захлестнула меня с головой, и я с трудом разделал, где я сам, а где остатки существ, подаривших мне жизни. Голос из тьмы подсознания, упрямый подростковый голосок твердил одно и то же — я должен стать лучшим, должен стать первым, должен быть!

Мы пережили два налета атакующих, о чем я узнавал по новым потерям, числящимся в моем интерфейсе. Каждый драконид забирал на тот свет десяток жизней взамен собственной, но соотношение было не на нашей стороне. Новыш — огромный город число жителей, которого пополнили беглые киевляне, располагал всем, что было необходимо для победы над нами. Даже время моего выздоровления работало на него. Но ждать столько я не собирался.

Мне пришлось трижды повторять приказ, пока недовольный Крег не отправил бойцов на ближайшее уже подмерзшее болото за черной глиной и торфом. Я помнил длинную и чрезвычайно сложную процедуру, которую проводила Энмира для очищения черной эссенции от сторонних примесей, но у меня такой возможности не было, а потому я просто приказал промыть весь полученный материал в теплой воде.

Моя невольная преподавательница была безусловно очень талантливым, одаренным магом. Чрезвычайно умной и целеустремленной женщиной, которая была готова годами искать нужные куски формул и компонентов. То есть превосходила меня практически во всем. Кроме одного — чистой и незамутненной силы. Попросив влить в меня чуть больше зелий восстановления, чем мог принять нормальный организм, я приказал положить себя в ванну с растворенной черной эссенцией, а затем врубил ТРИНИТИ.

Крохотные молнии пробежали по густой черной поверхности, и спустя всего несколько секунд черная эссенция отделилась от всего остального объема и начала налепляться на мое тело. Я не смог скрыть болезненный стон, но приказал окружающим не вмешиваться. Если я не смогу сейчас себя сдержать и этого сделать, то в дальнейшем можно будет забыть о победе.

Инородная черная эссенция проникала под кожу червями, ползла сквозь раны и разрывы. Но я заставил себя терпеть, поглощая несвойственное организму количество этой субстанции. Десять процентов от эльфа вполне достаточно, чтобы оставаться Силерантилом. Остальное — по остаточному принципу, если я смогу выжить, не замещая фрагменты тканей кракена и драконида, так тому и быть. Лишь когда порванные органы укутались в пленку из эссенции, я позволил себе отключить ТРИНИТИ и потерять сознание.

Следующие сутки были самыми погаными в моей жизни. Столько боли я не испытывал даже во время пыток у Вейшенга. Инородные ткани отторгались и приживались заново. Органы заживали неровно, выделяли гной и эссенции из зелий и эликсиров, растворяли их превращая в полезные вещества. Кости пропитывались странными субстанциями, мало имеющими отношения к естественному. Моя собственная черная эссенция пожирала инородную, быстро плодясь.

Но к тому времени, как прибыли отряды Марии, я уже мог разговаривать и даже сидеть на импровизированном троне, не показывая вида как мне больно. Настоятельница Пылающего ордена, как она сама назвала его с моего согласия, разбила лагерь чуть ниже по холму, приведя с собой почти тысячу максимально преданных людей и эльфов. И только когда укрепления были возведены, и дозоры поставлены, явилась в наш лагерь.

— Ваше первосвященство, простите меня, недостойную, что не смогла быть рядом в трудную минуту и уберечь вас. — Склонилась Эрталь, прижавшись лбом к земле. — Прикажите немедля отправляться в бой, и я смою позор кровью врагов!

— Приветствую тебя, настоятельница. Ты пойдешь и будешь сражаться, но только когда я отдам такой приказ. Еще не все силы вступили в игру. Скажи, кому ты служишь?

— Вам, ваше преосвященство! — не задумываясь ни на секунду, ответила Мария.

— Знаешь ли ты, кто проводник Света и огня в этом мире? Кто освящает земли язычников и непокорных идя от города к городу? Готова ли ты служить еще больше, истовее?

— Все что угодно! Только прикажите! — с грустью я отметил пылающий огонь фанатизма в глазах белокурой девушки, но я уже перешагнул черту, за которой можно было сомневаться.

— Иди и собери самых верных мне и себе людей. Растолкуй, кому на самом деле они поклоняются и кому служат. Сегодня будет длинная ночь, и пусть разговоры за кострами сменяться молитвами Михаилу, пророку Света. Тех же, кто будет отрицать истину, не принуждай, их время прозрения еще не настало. Каждый должен прийти к истине сам. Мы можем только подсказать.

— Да, пророк. Я все сделаю! — улыбка девушки была ослепительно белой, как и ее бледная белая кожа. Повинуясь моему приказу, она выскочила из шатра и начала действовать. Вскоре цифры верующих в меня начали стремительно расти и под утро я с уверенностью мог констатировать теперь это действительно Мой орден.

«Ты переступил черту». — Пророкотал в голове голос Святогора, когда количество верующих вплотную приблизилось к тысяче. — «Хочешь лишиться всего, что имеешь? Оказаться в бою с демонами один на один? Добиваешься, чтобы я объявил тебе анафему и изгнал как прокаженного? Немедля останови сбор верующих, иначе это плохо для тебя кончится!»

«Поздно. Я больше не могу быть просто инструментом. Я Майкл Силерантил, император Валтарсии, пророк Света. И я буду сражаться бок о бок с тобой, если ты мне позволишь, не претендуя на звание бога. Я буду обращать народ в твою веру, если будет твое согласие, но теперь тебе придется считаться с моим мнением».

«Вот значит какой путь ты избрал. Что ж. Ты вырос, Сын. Ступай и принеси мне победу».

Глава 43

— Ты уверен, что достаточно оправился для этого? — спросила Джи, застегивая последний ремень в паровом доспехе. — Ты вполне можешь руководить армией и из шатра, как все нормальные полководцы. Просто отдавай приказы.

— Абсолютно. Пусть сам я еще не могу ходить, но за меня все сделают доспехи. К счастью, они почти не пострадали от взрыва. — Я говорил в полголоса, стараясь не вдыхать глубоко. Легкие еще восстанавливались, и любое усилие могло их травмировать. Как и остальные органы, которые чуть не в кашу превратились. Интересный эффект был у взрыва, и ведь осколками меня совершенно не задело. — Все знают, что я не обычный полководец, и стоит им об этом напомнить.

— Как скажете, ваше императорское величество. — Улыбнувшись, кивнула Буланская. На сей раз она решила присоединиться к моему отряду, облачившись в полный латный доспех. Все же обучение вождению парового доспеха было вещью не тривиальной и мною освоенной за две недели активных тренировок. Но в ближайшее время я планировал обучить этому как минимум всех спутников, главнокомандующих и девушек.

Кроме тех, кто слишком далеко и, естественно, Эвы, которой доспех станет только обузой. Моя армия сейчас была сильна как никогда и готова была стать еще сильнее. Выходил из лагеря я под восторженные возгласы рыцарей Пылающего ордена и жрецов. Многие из морфов тоже присоединились вчера к культу имени меня, но теперь отношения со Святогором слегка изменились. Мне просто нужно привлечь больше верующих для него.

Об этом я легко рассказал беспокоящимся союзникам, которые оказались в курсе происходящих событий. Вот только полностью объяснять ситуацию я не намеревался, особенно с тем, что касалось других верховных правителей. Стоило мне получить тысячу последователей вместе с существенной ангельской частью, как мне пришло сразу несколько писем.

Одно, с сухими поздравлениями — от Валийской герцогини. Она просила подтверждения нейтралитета и моей позиции по конфликту, которую я без зазрения совести проигнорировал, поблагодарив. Другие были куда менее приятны. Правитель дварфов Крас, Вечная мать эльфов и Император, куда уж без него, объявляли мне войну до полного уничтожения. Теперь конфликт превратился из общего, демоны против ангелов, в куда более личный.

Заодно я наконец поднялся в рейтинге опасности на второе место. С первым все было абсолютно прозрачно — его занимал воскресший бог. А вот кого я обогнал и оставил на третьем месте интересно? Судя по всему, там находится некто настолько могущественный и вредный для Империи, что только пробуждение способностей ангела могло подвинуть его с места.

Что характерно, верховные жрецы меня тоже поздравили, но исключительно как пророка Святогора. Я перестал быть первым среди равных, возвысившись над обычной системой власти в культе нашего бога. Не слуга, но сын и полубог. Полу — потому что новые способности еще не раскрылись и все еще находились далеко за пределами моего понимания.

Структура… она давила на меня, словно скала. Отсутствие интерфейса у преданных личных сторонников в ближайшее время станет огромной проблемой. Я должен был получить знания любым доступным способом. Вот только мой новый приемный отец не спешил делиться ими с внезапно образовавшимся отпрыском. Я уже думал идти на переговоры к Валийской с предложением о передаче собственных земель, как прямо во время приветствия войск мне пришло поздравление от короля-садовника.

«Смотрю, нашего полку прибыло. Мои поздравления, коллега!»

«Благодарю, вот только про полк не очень понял». — Ответил я, пытаясь сообразить, что имеет ввиду индивид, который едва лодку получить в собственность смог.

«Ты же у нас теперь тоже правитель. Начинающий…»

«Начинающий?» — спросил я, с трудом сдержавшись от едкой ухмылки. — «У меня под началом больше десяти тысяч разумных, одно войско с орденом насчитывает две! Впрочем, другие истинные правители уже оценили возвышение объявлением мне войны, так что уверен они оценили серьезность угрозы. Ты тоже хочешь вступить в конфликт или добиваешься нейтралитета, как Валийская?»

«Эх, молодо, зелено… Главное, не сколько у тебя народа под начало, а как много из них готовы отправиться вслед за тобой на смерть».

«Разумно. Таких у меня около тысячи, и именно они дали мне власть над собственным разумом, подпитывают. Ты должен это знать, иначе не связался бы со мной. Единственное, что доставляет серьезные неудобства — отсутствие интерфейса у самых верных последователей».

«Это можно исправить, но предупреждаю сразу — он будет довольно куцым из-за твоих ограниченных возможностей. Не обижайся, но до бога тебе ещё далековато — можешь просто сгореть».

«Богом я становиться не планирую». — Написал я, про себя добавив «пока». — «А вот получить долю независимости и гарантию безопасности от любых чужих команд — стоит. Так что, если у тебя есть что предложить, с удовольствием выслушаю. Я уже сталкивался с магическими формулами и плетениями, в которых не мог разобраться. Половина Империи использует заготовки из кракозябл. Если это магия Души, то я сумею заставить ее работать, просто передай формулы».

«Формулы — лишь полдела. Главное, это понимание всей сути работы интерфейса. Ты должен пропускать через себя довольно широкий энергетический поток: от твоих последователей к конкретным индивидуумам. Но мало того, тебе нужно будет его преобразовывать. У Святогора ты был чем-то вроде ретранслятора, а нужно стать передатчиком. Аналогию улавливаешь?»

«Не особенно. Если ты про магию Души, то я управляюсь с несколькими сотнями людей, подавляя их волю собственной силой. Уверен, если они не будут сопротивляться — все будет куда проще».

«Это несколько другое. Представь себе поток воздуха — пока он дует тебе в лицо, это обычный ветер. Но загони его в суженную изогнутую трубку, и на выходе получатся переливы флейты. Получается, до этого ты просто свистел, надувая щёки, а теперь придётся научиться виртуозно играть. Стань инструментом, который сможет затронуть самые потаённые струны души другого существа».

«На это уйдет немало времени, а мне нужен результат здесь и сейчас, у меня штурм в ближайшие часы, и у врага с интерфейсом никаких проблем не будет».

«Вечно у тебя всё нужно ещё вчера… Ладно, лови массив данных. Лучше присядь, мой тебе совет, а то ушибешь свое императорское величие».

«Хорошо, начинай, как только будешь готов». — Написал я, откинувшись в кресле парового доспеха. Я не раз уже испытывал в своей жизни огромные потоки энергии и готовился к чему-то подобному, надежно контролируя связь. Однако вместо напряжения на все тело на меня обрушилась волна чистых знаний, которую было совершенно невозможно не только распознать, но даже понять.

Лавина из цифр, букв, иероглифов и картинок поглотила меня целиком. Это было не заклятье, а нечто совершенно новое, с чем только придется разобраться. Благодаря пометкам на основных блоках я сумел разделить информационные потоки и просто передал всем подопечным вверенные обязанности.

— Ваше величество? — обратилась Мария, она улыбалась и глаза ее горели неподдельным обожанием. Кажется, она вновь получила базовый управляющий интерфейс. — Нам начинать штурм? Войска построены и ждут только вашего приказа.

— Зима, время, когда солнце прячется за снеговыми тучами. — Сказал я громко, многие повернули ко мне головы, и я увидел сомнения и удивление. — Растения засыпают в ожидании теплых дней. Люди кутаются в одежды. Но мы несем жар нашей веры в наших сердцах. Братья и сестры! Дети мои! Пронзим же ночь и мрак своей решимостью!

С этими словами я активировал ТРИНИТИ и включил резак, направив на ближайшую деревянную крышу, располагающуюся в километре от нас. В этот раз луч света был прекрасно виден даже невооруженным взглядом, он рассеивался, попадая по мелким снежинкам. Но силы достаточно не только пройти такое расстояние, но и вгрызться в бревна под крышей. Хватило десяти секунд чтобы язычки пламени начали лизать дерево, а через двадцать дым стал виден даже с такого огромного расстояния.

За стенами раздались крики, начали бегать, суетясь люди, а я перевел луч на следующее здание. Пока хватало запасов выносливости, я поджигал чердаки, утепленные соломой и недавно перестеленные крыши. Прошло всего несколько минут, и больше не один из воинов не смотрел с сомнением, только с восхищением, страхом и преданностью. Для них это была не магия, а прямое проявление божественной силы.

— Слава Михаэлю! Пророку Света! Слава Святогору! — слышались воодушевленные возгласы.

— Щиты вперед! — скомандовал Крег, по привычке дублируя приказы голосом. — Осадные орудия, держаться под прикрытием! Рейнджеры, на передовую!

Когда до стен оставалось около двухсот пятидесяти шагов, на авангард обрушился шквал свинцовых шаров. Тяжелые деревянные щиты из бревен было тяжело пробить, но свинцеплюи были отличным оружием. Вот только все это было совершенно не важно. Весь маневр, подход и даже поджигание зданий были предназначены для одной единственной цели — отвлечения внимания.

Уверенные, что вся моя армия сосредоточится только в одном месте, противники стянули все силы к этой стене. И сейчас на противоположной стороне города начал твориться настоящий хаос. Ксиулан сбрасывала с перегруженного дирижабля груз горящих бревен, пробивающих крыши и зажигающих дома. Так мы перекрывали пути отступления к пристаням. Я был очень благодарен за восстановление стен Новыша, ведь жители сами себя загнали в ловушку.

Я использовал все наработки Вольхи, дварфов Фифайзена, крысолюдов. Огонь был смертью, хаосом, разрушителем. Как и я сам. И никто не в состоянии перебороть смерть. Сегодня жители западной столицы Славии убедятся на собственном опыте. Когда солдаты начали отвлекаться на пожарища, в бой вступили баллисты. Оставляя жирные черные следы, в воздух взмыли десятки зажигательных снарядов.

— Рыцари! Приготовиться! — скомандовала Мария, выступая вперед. — За нашего господина и повелителя! Вперед!

Полубезумная фанатичная настоятельница окропила клинок собственной кровью и, дождавшись, пока он загорится, пошла вслед за паровыми доспехами. Ворота были выбиты выстрелом мортиры. В дыру залетело несколько стрел с привязанной горящей паклей, и почти сразу раздался взрыв. Предосторожность оказалась не лишней. Как бы мне не хотелось заполучить больше алхимического порошка, жизни бойцов были дороже.

Стоило обезопасить проход, как на рыцарей со всех сторон посыпались камни, стрелы и болты. Выпущенные умелой рукой они пробивали сочленения доспехов, убивая даже рыцарей в полном пластинчатом доспехе. Но все это было уже не важно, первые ряды проникли в крепость, и теперь дело оставалось только за тем, чтобы взять детинец.

— Паровики, на передовую! — крикнул я, сам выходя в авангард. — Щиты сомкнуть! Не останавливаться!

Глава 44

Мой паровой доспех засвистел, выпуская пар, поршни пришли в движение, и тяжелой поступью выдвинулся вперед. Завидев меня, Черные Стражи отдали, сквернословя, команду сконцентрировать огонь на мне. На лицах их отразилась ярость и нехарактерный для служителей Длани страх. Они знали, кто им противостоит. Вот только даже не представляли, что я с ними сделаю, когда доберусь.

— Свинцеплюи, огонь! Не дайте этой мрази войти в город! — крикнул один из посадников, сам хватаясь за мортирку, в то время как его напарник надевал единственный оставшийся у имперцев паровой доспех. Они несколько запоздали со своими храбрыми возгласами, ведь я уже был внутри. Под прикрытием первого ряда паровых рыцарей, за нашими спинами во все стороны пробегали воины Крега и Марии.

Морфов не останавливали баррикады, они с разбегу выбивали двери, проникая в дома. Прыгали с крыши на крышу, быстро обходя защитников. Пылающий орден не утруждал себя столь сложными маневрами, они просто жгли все на своем пути, не останавливаясь и не замедляясь. В окна и на чердаки летели зажженные факелы. Жители сбежали к детинцу, и некому было остановить разгорающееся пожарище.

— Держать строй! — скомандовал я, видя, как в одном из проулков готовятся к атаке рыцари противника на кабанах. — Упереть щиты в землю! Стрелки, товсь!

— За Императора! — взревел черный страж, бросаясь вперед. Следом за ним мчались всадники, готовые растоптать любого, кто встанет у них на пути. Что ж, он чертовски прав, за Императора, за меня! Когда до противника осталось меньше десяти метров, я вскинул руку и активировал Вспышку три раза подряд, выжигая глаза и зверям, и всадникам.

— Огонь! — отдал я команду, но это было излишним. Закрывшие глаза за секунду до применения магии мои стрелки уже были готовы превратить врагов в решето. Из-за наших спин в противника ударил град из стрел и болтов. Ослепленные люди стали легкой мишенью для усиленных молитвой эльфов и морфов, волна контратаки захлебнулась, и только Черный Страж все еще был на ногах в своем паровом доспехе.

— Сдохни, предатель! — взревел слуга Длани, замахиваясь на бегу огромным двуручным молотом.

В другой ситуации я принял бы его вызов, схлестнулся в рукопашной схватке, орудуя Кладенцом, но пока мое тело было настолько слабо, что я мог передвигаться-то с огромным трудом. Но сколь ущербна стала моя плоть — столь же силен дух. Это был идеальный момент, чтобы опробовать недавно обретенные способности и испытать старые заклятья, открывшиеся для меня на новый лад. Выставив руку вперед, я дождался, когда враг окажется в трех метрах.

— На колени! — приказал я, активируя ТРИНИТИ. Эффект был мгновенным. Страж, будучи мелким чернокнижником, больше воином, чем магом, не смог сопротивляться ни секунды. Рухнув на землю, он кричал от боли и унижения, но это был еще не конец. — Брось оружие. Сними шлем. — Удерживая его в прицеле заклятья, я подошел вплотную и прикоснулся ко лбу служаки. Я мог сделать с ним все что угодно. Но была вещь, которая подействует на его прежних товарищей куда эффектнее, чем смерть или унижение.

— Не-е-ет! — орал чернокнижник, когда насильно сменил ему интерфейс и подчинение. Все как у Святогора. С той лишь разницей, что мне пришлось найти на это действие силы в себе самом. Я больше не был проводником божественной энергии, я был ее полноценным хозяином. Пусть еще слабым и неопытным, как и сказал Гавр. Но ничего, у меня полно времени.

— Встань, подними оружие и убей моих врагов. — Приказал я. У бывшего слуги Длани текли по щекам слезы, он ревел без остановки, но чем больше он сопротивлялся, тем сильнее становилась боль, причиняемая ему через магическую связь. Нужно отдать должное, даже став моим рабом, воин сражался до последнего. Но у любой силы есть предел, и оборона Стража пала. Не переставая плакать, он закрыл забрало, подобрал молот и обрушил его на собственных соратников, с которыми сражался минуту назад плечом к плечу.

Управление воином оказалось совершенно не похоже на вызванных или прирученных животных. Я не руководил напрямую, а подавлял все мысли, кроме нужных мне. Агрессия, страх, ненависть, боязнь прогневать нового властелина. Улавливаемые эмоции отображались у меня разными цветами, я изгонял вредные и усиливал полезные.

Каждая секунда давалась сложнее и одновременно легче предыдущей. Вымотанное травмами и предыдущим боем тело сейчас отдавало последние капли силы ТРИНИТИ. Однако я уже понял, как работать с цветовыми схемами, что вспыхивали в мозгу бывшего Черного Стража. Несколько секунд, и, не выдержав, я отпустил того в свободное плаванье. Но дело было сделано.

Ревя в голос, мой новый слуга избивал молотом своего напарника, хотя тот уже давно был мертв. Не жалея и не беспокоясь, я послал Стража вперед, на уничтожение последних соединений имперцев. По хорошему их тоже надо было обратить, однако сил на это уже совершенно не осталось. Необходимость срочно что-то придумать отпала сама собой, когда паровой доспех прошелся по первому ряду рыцарей, превращая их в кровавое месиво.

— Всех — кто сдается добровольно — щадить! — скомандовал я, параллельно создавая задание для войск в области. Кси уже сделала третий круг, и сейчас все побережье Новыша полыхало, отрезая пути к отступлению. Тыловые отряды армии ловили беглецов, пытавшихся перелезть через стены, до падения города оставались считанные часы.

Несколько очагов сопротивления в купеческих и кузнечных кварталах еще теплились. Но большую угрозу представлял детинец, возвышавшийся над остальным городом. Оскольд с прочими бунтовщиками без сомнения укрылись именно там. Город внутри города, концентрированная оборона и достаточное количество припасов, чтобы пережить любую осаду. При прошлом сражении даже князю Полоцка не удалось его взять.

Но я не настолько глуп, чтобы не учиться на чужих ошибках. Отряды морфов уже стягивались к стенам внутреннего замка, а фанатики из Пылающего ордена занялись сопротивлением. Без потерь, конечно, не обошлось, но я был не в том состоянии, чтобы самолично возглавлять атаки сразу по нескольким направлениям. А детинец был в приоритете.

— Мария, захвати для меня как можно больше пленных. Все, кого можно не убивать, должны выжить. Можешь взять все войска для этого. Крег, на тебе окружение оставшихся сил противника. Лишний раз не высовываться и не рисковать. Пусть баллисты сделают всю работу.

Настоятельница глубоко поклонилась и, улыбаясь, бросилась выполнять приказ с дьявольской улыбкой. Не хотел бы я оказаться у нее на пути. Крег, отсалютовав, собрал отряды морфов и занял круговое окружение замка. Десятки захваченных на внешних стенах баллист и скорпионов присоединились к нашим осадным орудиям и сейчас осыпали горящими снарядами последних обороняющихся. Те отстреливались, но не слишком успешно.

В детинце набилось больше тысячи человек. Буквально яблоку не было места упасть. Я видел это, контролируя ворона, кружащего над крепостными стенами. Каждый обернутый горящей соломой камень, каждая стрела, находили свою жертву. Если так дальше пойдет, я останусь совсем без подданных, но и отпускать их на все четыре стороны нельзя, опять забунтуют.

— Сдавайтесь, сложите оружие и откройте ворота, тогда ваши жизни будут сохранены! Вам некуда бежать, вы не сможете скрыться или спрятаться! — хором сказало больше трехсот человек, повинуясь моему приказу. Эффект был сногсшибательный. Паника внутри детинца усилилась, раздались многоголосые выкрики и споры.

А я внезапно понял, что мне совершенно не обязательно захватывать детинец способом, запланированным с самого начала. Правда, придется рискнуть, но в умеренных рамках. К тому же риск дело благородное. Если не моей шеей — особенно хорошо. Просчитав наскоро все варианты, я понял, что не в состоянии выдержать предполагаемой нагрузки. Пусть уж Святогор напрягается, он все же бог, а я потом перетащу лучшие кадры.

— Мария, собери всех еретиков перед стенами. Всех до одного. Комиссаров и жрецов на передовую, прикрывать их от стрел, не дать противнику даже высунуться! — отдавал я приказы, формируя кольцо из живого щита. Сделаем сразу два дела разом. Под моим взором со всего города пинками и угрозами согнали жителей. Мужчин, женщин с детьми, стариков. Всех, кого смогли найти и вытащить из горящих кварталов.

Забравшись на стены Новыша, я выбрался из брони и, дождавшись стрекочущего в небесах корабля, обвязал себя подмышки сброшенной веревкой. Команда дирижабля аккуратно втащила меня на верх, сил подняться самостоятельно у меня не было, а уже через несколько минут, выровняв курс, мы зависли над детинцем. Зрелище было жуткое и прекрасное одновременно.

Заснеженный город, погруженный в морозную полутьму и освещенный огнями пожарищ. Толпы людей, плотным кольцом окружившие стоящий на холме замок. И толпы сжавшихся в ужасе защитников последнего оплота. Они все ждали моего следующего хода. Пора было заканчивать затянувшееся представление.

— В руки твоего превеликого милосердия вручаем себя, и Жизнь, и Душу, и Кровь… — начал я читать привычную молитву, повторяемую несколькими сотнями жрецов, окруженных людьми. Наших голосов вполне хватало, чтобы перекрыть всю округу детинца. Те немногие, что еще сопротивлялись, были мгновенно подавлены потоками силы, поступающими в меня извне. Да, до нашего бога мне еще бесконечно далеко. — Во имя Святогора!

— Именем его! — отозвался многоголосый хор снизу. Тех, кто истинно уверовал, оказалось не столь много. Большинство просто подчинились своей судьбе. Но меня вполне устраивал любой вариант. Ведь следом шла вторая волна. Только что освященные люди получили свое первое задание, и молитва о силе и поддержке раскатилась по округе.

Я чувствовал, как по ангельским жилам течет пламенный поток веры. Проводник — как выразился Гавр. Ну и пусть, пока это позволяет мне расти, расширяя свои возможности, я готов смириться с вторичной ролью по отношению к Святогору. Буду выполнять его команды, как верная собачка, пока не стану равным. Крупицы текущей через меня силы накапливались, впитывались, сохранялись превращаясь в мою собственную энергию. ТРИНИТИ сиял как никогда.

— Открыть ворота! — скомандовал я, около трети сопротивлявшихся силе освящения бросились к воротам, чтобы удержать новых последователей Святогора, но наших людей оказалось куда больше. — Схватить неверных! Захватить крепость!

— Ты не пройдешь! — закричал Оскольд, стоящий на третьем этаже терема. Очевидно на него и воинов не подействовала моя молитва. — Братья! Закрыть все ставни! Умрем, но не сдадимся!

— Так и быть. — Усмехнулся я. — Вывести всех подчинившихся, остальных к терему и поджечь!

Глава 45

— Стойте! Там мой сын! — крикнула одна из женщин, и ее тут же поддержало несколько десятков голосов. Дети, братья и сестры, родители и родственники. Освящение прошло меж ними расколов общество, у меня еще был шанс — это исправить, но не оставалось сил. Рисковать своими людьми чтобы спасти несколько десятков сопротивленцев? Нет. Правда, вариант все же имелся.

— Чьи родичи еще остались в княжеском тереме — веруйте сильнее. Молитесь, чтобы они познали истину и вернулись к вам! — крикнул я, отдавая приказ снижаться. Теперь внутренние стены из последнего рубежа обороны превратились в наши осадные башни, возвышающиеся над вторым этажом здания. Живой щит превратился в разящий меч бога. Сотни голосов устремились к Святогору, и меня вновь накрыло передаваемой энергией.

Вот только теперь она шла не к людям, а от них. Несколько сотен усердно бьющих поклоны последователей создавало поток силы, соизмеримый с той, что давал мне Святогор. Этот факт стал для меня удивительным открытием. Возможно дело тут было в близости к объекту, а возможно бог Света просто расходовал свои силы соразмерно задачам. Сейчас это было не принципиально, силы, пусть и заемной, вновь было достаточно.

— Во имя Святогора я приговариваю сих безбожников на вечную службу, покуда не образумятся они. — Сами собой вырвались из моего рта слова. Внутри что-то вздрогнуло, меня обожгло, а затем я почувствовал, как от меня во все стороны тянутся тысячи незримых нитей. Будто я паук, ощущающий каждое колебание нитей в своей паутине. — Во имя Святогора!

— Именем его! — трижды ответила хором толпа. Внутри терема завязалась драка. Выдержавшие освящение воины снаружи ринулись к терему, расталкивая новых послушников. А я понял, что совершенно перегорел. Я больше не чувствовал биение ангельских жил. Они проросли настолько глубоко, что перестали быть моей частью. Теперь они просто были мной. Крохотная на первый взгляд разница по факту являлась громадной.

— Не отступать! Смерть предателям! — кричали запиравшиеся в тереме бояре и дружинники. Бог быстро начал лишаться недавно обретенных рабов и слуг, толпа ревела, стонала и охала.

— Господин? Что нам делать? — спросил озадаченно Крег. — Они же все погибнут, нужно перехватить тех, кто еще может одуматься…

— Нет. Сжечь их! — хищно улыбнувшись, сказала Мария. — Пусть гнев нашего истинного бога покарает неверных, ведите нас, господин!

— Хорошо. Дара, найди всех беглецов. Перекройте все известные подземные ходы. Заполните их бревнами, а затем подожгите. Кси, спускаемся к доспеху, пора заканчивать.

Состояние у меня было преотвратительное. Если бы я не смог сохранить часть передаваемой энергии — уже валялся без сознания. Даже забраться в паровой костюм и закрыть крышку оказалось выше моих сил. К счастью, рядом всегда была Буланская для того, чтобы помочь облачиться в доспех и запалить котел.

Тяжелая поступь стального гиганта оставляла на промерзшей земле неглубокие следы. Паровик мерно стучал за спиной, а мне лишь нужно было держать равновесие да нажимать на клавиши, рычаги и педали. Хотя и с этим были временами проблемы. Пальцы не слушались, ноги периодически немели. После сегодняшнего я буду отсыпаться неделю. Если не больше.

— Господин, у нас все готово! — встретила меня у порога настоятельница Пылающего ордена. Глаза ее горели фанатичным энтузиазмом, на лице была хищная улыбка, а в руке клинок, окруженный язычками пламени. Вот она, живое олицетворение новой веры. Веры в меня. Неужели я делаю что-то не так, что она моя самая верная поклонница? Хотя, мы на войне, а здесь по-другому нельзя. Победа и поражение, жизнь и смерть идут рука об руку.

— Хорошо. Прикройте меня. — Кивнув, я достал Кладенец, настало его время. Всего несколько секунд понадобилось моей ангельской части, чтобы довести лезвие двуручного меча до яркого белого свечения. Воздух ревел, сгорая вокруг клинка. Температура поднялась в нескольких метрах, и даже снег под ногами начал заметно подтаивать.

Обойдя терем с черного хода, я воткнул Кладенец в толстые бревна, начинавшиеся на высоте около двух метров. Было не слишком удобно, но с этим я мог смириться. Едва заметно вибрируя, клинок разрезал полуметровые балки, проникая насквозь. Мгновенно выгорающая древесина покрывалась черной угольной коркой, но пламя погружалось дальше.

Медленно, никуда не спеша, я пошел по кругу, разрезая и выжигая основания стен. Идущие следом рыцари Пламенного ордена подсовывали в образовавшиеся щели горючие материалы, сухую солому и бересту. Огонь жадно принимал подношения, выбивающиеся наружу языки пламени уже лизали стены, было слышно, как трещат доски и перекрытия.

Они хотят сопротивляться? Считают, что лучше смерть, чем служба Святогору и мне? Что ж, это их право. Но у меня впереди война с самым грозным из возможных врагов — с Империей демонов. И я не позволю жалости или сантиментам остановить меня, сделать слабее. Никого не жалко, никого. Ни меня, ни тебя, ни его. Под причитания и плач я шел окрестным ходом вместе с моими послушниками, сжигая неверных заживо.

— Они же там все задохнутся. — Мрачно сказал Крег, не смея оспаривать приказ.

— Это будет уроком всем. Обрекая на мучительную смерть несколько десятков, мы спасем сотни, а может и тысячи, показав пример. — Ответил я морфу. — Как только последний еретик умрет, освящение Новыша будет закончено. Отправляйся с отрядами по городу. Бери новообращенных, пора спасать имущество и дома. Иначе мне нечем будет править.

— Как прикажете, господин. — Поклонившись, воевода отвел морфов и начал организовывать пожарные бригады. Ксиулан уже должна была приземлиться рядом с рекой и подключить насос, идущий к паровому котлу, чтобы, прогоняя воду через систему труб по шлангу из свиной кожи, заливать дома, которые сама же и поджигала.

— Мария, отбери самых крепких и смышленых из новеньких. — Приказал я, дождавшись, пока посторонние удаляться, и оставшись только с настоятельницей и супругой. — Закрепи за ними послушников, нужно чтобы они подготовили новых членов ордена. Не ломайте психику, вводите в курс дела постепенно. Думаю, сотен пять будет достаточно.

— Дорогой, мне кажется об этом еще рано говорить. — Заметила Буланская. — Даже пожарище еще не потухло. Слышишь крики и кашель внутри. Они сопротивляются.

— Скорее всего, пытались бежать по подземным переходам, а теперь, поняв, что пути к отступлению нет, вернулись обратно в терем. — Сказала Мария. — У них нет ни шанса, погибнут все до единого. Как последние крысы, забившись в угол.

— Ты даже не представляешь, на сколько могут быть опасны крысы, особенно загнанные в угол. Тогда они наконец теряют страх и начинают драться за свою…

Договорить я не успел. Ворота в терем распахнулись, и оттуда с криками и воплями выскочила толпа вооруженных людей в дорогих одеждах. Дворяне и бояре. Купцы, посчитавшие что именно они являются правителями города. Новышское вече и их ближайшие сторонники. В начале я даже растерялся от их количества, но первая же пуля из свинцеплюя привела меня в норму.

Кладенец сделал широкий полукруг, разрубая сразу пятерых. Паровой доспех без труда управился с задачей, а демонический щит принял на себя тонну урона, даже не заметив. Используя поршни, а не собственные мускулы я оставался в состоянии справится с многократно превосходящими силами противника. Волшебному мечу, достигшему уровня легендарной вещи, не составляло труда разрезать железо, сталь или камень.

Противники падали с обугленными обрубками рук и ног. Валились с криками, зажимая раны. Или и обрушивались на землю всем весом с глухим звоном кольчуг и доспехов, умирая еще до того, как коснуться земли. У них не было ни шанса, это была глупая самоубийственная атака отчаянья. Но они все равно не сдавались, подстегиваемые речами обезумевшего жреца.

— Вперед! Братья! Умрем же в битве и будем вечно пировать в залах Перуна, готовясь к последней войне! — кричал Оскольд из-за спин нападающих. Он вел людей на убой, но я совершенно не понимал, на что жрец рассчитывал. Он ведь понимал, должен был понимать, что ничего не выйдет. Что ему не выбраться отсюда живым. Не после всего содеянного.

Отбросив нескольких врагов, я пошел прямо на зачинщика, расчищая себе путь щедрыми широкими взмахами. Несколько стрел ударили прямо в забрало. Одна даже пробилась сквозь щель, оцарапав верхний слой бронированной кожи. Но это было похоже на борьбу матерого волка с стаей щенков, у которых только начали прорезаться зубы. Видя на сколько жалки их попытки, некоторые из воинов начали бросать оружие.

— На колени! — взревел я, не врубая ТРИНИТИ и даже не активируя заклятья Власти. На это у моего тела не оставалось никаких сил. Только благодаря умению и паровому доспеху я раскидывал противников, и этого хватало. Не веря своим глазам, жрец начал отступать в последнее мгновение, но за его спиной уже полыхало пламя, и он зазевался. Всего на секунду, но этого времени мне хватило, чтобы поймать его за голову клешней.

— Нет, отпусти меня богомерзкая тварь! Ты и твой ложный бог должны сгинуть! Мы не примем их! Мы, а-а-а! — причитания жреца оборвались, стоило мне чуть поддать пара в поршень управляющий манипулятором, от чего конечность сжалась. Несколько человек бросилось ко мне, но упали, не добежав, утыканные, как ежи, горящими стрелами.

— На колени. Это последний раз, когда я предлагаю сдаться! — крикнул я, и в этот раз посмевших возразить не нашлось. Подняв за голову Оскольда над землей, я повернулся к стоящим на коленях людям. — Это не человек, паразит. Он поднял восстание против власти господа нашего Святогора и против меня, его пророка Михаэля! Он обрек город на подавление бунта, на пожары и тысячи смертей. Посмотрите вокруг, стоили ли все эти жизни глупого восстания?

— Стоили. — Прохрипел жрец, хватаясь за мою руку и пытаясь пнуть ногами.

— Это не человек. — Нисколько не смутившись, продолжил я. — Таракан, проползающий во все дыры. Он бежал от власти великого князя Владимира, присягнувшего истинному богу. Привел в ваш город врагов и чужаков. Подверг жизни ваших детей, жен и родителей опасности. Вы поверили ему, мерзкому насекомому, и что вы получили взамен? Боль, разруху, смерть.

Толпа, стоящая передо мной, отводила глаза, люди боялись и правильно делали. Вот только спрятаться от меня таким образом было невозможно. Я смотрел не на их тела, а в их души. Одного мысленного приказа было достаточно, чтобы все взоры вернулись ко мне. Свобода и равенство в Свете? Да, они все будут равны передо мной, их господином и судьей. Перед Святогором, их богом, для которого все они не более чем источники силы. Так ли неправильно они делают, что сопротивляются. После войны нам придется не сладко, но чтобы выжить…

— Смотрите сюда. Те, кто отвергает нашу истинную веру, не заслуживает даже смерти в бою. Они лишь насекомые. А насекомых не убивают. Их давят. — С этими словами я нажал клавишу и в доспехе, и голова Оскольда с треском лопнула, как спелая тыква, осыпая окрестности кровавой трухой и ошметками черепа. — Идите и помните. Свет ВСЕ видит!

Глава 46

Проснувшись, я долгое время не мог открыть глаза. Веки не слушались. Все тело было будто чужим, онемевшим. Однако интерфейс слушался идеально, и, зайдя в характеристики раздела жития, я нашел простой ответ случившемуся. У меня почти не осталось своего тела. Заемная черная эссенция из земли Славии сделала свое дело.

«Морфизм: Эльф — 4 %, Драконид — 7 %, Кракен — 7 %, Демон — 46 %, Ангел 36 %. Суммарная составляющая хранителей — 82 %. Внимание! Необратимые замещения нервных тканей и жизненно важных органов. Магия Крови недоступна. Магия Жизни — только аспект Изменения. Интеграция синоптических связей второго уровня — 73 %. Создание слепка личности выполнено на 29 %. До формирования слепка: 4 233 452»

Вот и все. Теперь я уже точно не Майкл. Во мне ничего практически не осталось от прежнего. Руки, ноги, внутренности. Да что там — глаза и уши, все стало чужим. И теперь мне заново придется осваивать собственное тело. Все что давали морфизм кракена и драконида растворилось в массе хранителей. Слепозрение исчезло, естественная броня сменилась на свойство цельнометаллического. Естественное оружие теперь однозначно отображалось как демоническое с бонусом +4. Выносливость и сила получили легендарные значения.

Казалось бы — радоваться нужно. Вот только теперь я осознавал, что далеко не все так просто. Потеряв магию Крови и магию Жизни, я лишался не только всего разнообразия заклятий этих школ, но и самых полезных в бою инструментов. Таких как Усиление, Восстановление и Регенерация. Почти полная неуязвимость к отравлениям, ядам и любому оружию меньше +3 компенсировалась такой же невосприимчивостью к зельям и эликсирам.

— Доброе утро, дорогой. — Улыбнувшись, сказала Буланская, заметив, что я проснулся. — Как ты себя чувствуешь?

— Практически никак. — Тихо проговорил я, едва открывая рот. — Такое чувство, что меня подменили. Хорошо хоть провалов в памяти на этот раз нет.

— Еще будут. — Усмехнулась демонесса. — Добро пожаловать в наш мир, ваше императорское величество. Теперь вам в полной мере доступны все проклятья и благословения низших демонов, коими являются практически все перерожденные и бывшие полукровки. До высших, изначальных демонов нам никогда не добраться, как и простым смертным до нас. Но за все приходится платить. Хотя вам, дорогой супруг, это должно быть известно, как никому другому.

— Тут ты права. — Легко признал я, поднимаясь с кровати. Меня тут же повело в сторону, и Джи едва успела схватить за руку, сажая рядом с собой.

— Не торопитесь. Слышала, что перерождение происходит в течение трех недель, вы же умудрились провернуть этот фокус за одну. Не стоит так спешить. Ваши верноподданные никуда не денутся. Давайте я расскажу, как обстоят дела. — Супруга рассказывала, а мне оставалось только перепроверять ее слова, смотря отчеты, но все было верно. Удивительно, сколько всего может произойти за неделю отсутствия в этом мире.

Несмотря на все наши усилия сжечь к чертям город, к огромному облегчению, сгорело около двухсот домов. Но в боях за Новыш погибло куда больше людей, чем хотелось бы, так что в остальных без труда разместились и выжившие, и мои войска. В первый день, конечно, было тяжело, но после утреннего благословения Мария увела орден в Сабор, теперь уже совершенно официально являющийся штаб-квартирой нового учения.

Остались только пара десятков миссионеров, которые должны сформировать служение во имя мое и Святогора. Именно в таком порядке. Им в помощь были жрецы и комиссары из воинства Крега. Джи поручила воеводе озаботиться созданием полноценной воинской структуры, за пример взяв имперскую с ее делением на звенья, взводы, роты и полки. Как самую продвинутую из встреченных ранее. Брать лучшее у врага, отказываясь от устаревшего, и внедряя собственное — единственный путь к превосходству.

Совет бояр и купцов сменился военной диктатурой, другого выхода просто не нашли. Все от мала до велика были проинструктированы, работа с интерфейсами налажена, задания розданы, иерархия построена. И это все — пока я находился в отключке. Крег благоразумно не стал ссорится с Марией, хоть и относился к девушке умеренно негативно. Воеводе явно не нравилась наша новая структура и приоритеты. Но он не спорил, понимая, что сейчас важнее победа.

— Хорошо поработали. — Кивнул я, разминаясь. Тело постепенно приходило в норму, но даже характеристики подтверждали — соваться в бой в таком виде не стоит. Для начала освоиться. — Что с Ксиулан и Дарой? Где Эва?

— Ваши фаворитки сейчас на заданиях. Они сами их выбрали. — С едва уловимым неудовольствием ответила княжна. — Хочу заметить, что вы безусловно имеете право и на гарем, и на многоженство, да хоть личный бордель заводите, но выбирать кандидаток следует получше. Баронессы, вроде Эрталь, еще куда не шло, но спать с простолюдинками императору не пристало.

— Предлагаешь сделать их правительницами небольших областей?

— Нет, я не это имела ввиду. — Несколько растерявшись, произнесла Джи. — Это не так работает. Укрепление политических связей династическими союзами…

— А зачем оно МНЕ? — с усмешкой спросил я у демонессы, глядя на нее только третьим глазом. Супруга открыла было рот, но, задумавшись, ничего не ответила. — Если ты так настаиваешь, вполне логичным шагом станет официальная женитьба на Малуше. А также обнародование факта супружеской связи с Чикако Силерантил, императрицей эльфов.

— Да. — Вздохнув, признала Буланская. — Это правильный путь. Но что вы будете делать, когда их не станет? Пусть эльфы и долгоживущие, но смертны. А мы с вами — нет. Достаточно получить собственное эхо, слепок личности, и вы навсегда станете частью этого мира.

— Такой, как князь Каге? Не хотел бы я такой судьбы. К тому же, для бессмертного я слишком молод, да и сами они умирают последнее время подозрительно часто.

— Не без вашей помощи. — Рассмеялась Джи, откидываясь назад и выгибаясь так, чтобы одежда натянулась, обозначая все ее прелести. Посмотреть и в самом деле было на что, и я почувствовал, что кровь в моих жилах все же продолжает течь. По крайней мере для подъема настроения ее хватило. А раз так, то и новое тело стоит опробовать!

Через час мы лежали уставшие, и в меру довольные. Исследование функций организма таким способом оказалось не худшим решением. Я начал чувствовать почти все мышцы и внутренние органы. Несмотря на обилие черной эссенции, можно было констатировать, что я все еще жив. И с эмоциональной точки зрения, и с чисто физиологической. Оставалась самая малость — вернуть себе прошлую подвижность и ощущения. Да и навыки фехтования неплохо обновить.

— Вам необходимо научится использовать магию Души вместо Крови. — Заметила Джи, одеваясь. — И освоить распространение интерфейсов на подопечных. Не вечно же мне без магии сидеть.

— Хорошее замечание. Знал бы я еще как это сделать. — Горько усмехнулся я, открывая переданные королем-садовником знания. В текущем виде они не вызывали у меня ничего, кроме легких приступов паники. Нагромождение из символов, букв, цифр и непонятных рисунков было невозможно разобрать даже по блокам. «Научись играть, как на флейте» — отличный совет, мать вашу. Кто бы меня еще нотам научил для начала, а затем показал, как этой палкой пользоваться. Но, судя по всему, и у Гавриила с головой было не все в порядке, раз он такие аналогии предлагал.

Ни Они, ни его вторая половинка здесь были мне не помощниками. А разбирались в вопросе все те же личности — Император демонов, Бог света, Вечная мать и Валийская. Последняя судя по всему сейчас была примерно моего поля ягода. А значит, нам есть чем друг друга завлечь, отблагодарить и обменяться. Осталось придумать, что я хочу ей предложить.

«Есть разговор». — Отписал я герцогине, легко найдя ее имя в важном. Тоже забавный факт, Мой собственный интерфейс теперь делился на первожреческий от Святогора и пророческий, в котором постоянно работали заклятья Связи. Интересно, что сейчас у нашего бога и как это выглядит? Он сам понимает, как работают его благословения или действует по наитию?

«Да, слушаю». — Отозвалась Валийская спустя примерно минуту. Коротко, по-деловому. В принципе, уверен, напиши я с полным обращением, вроде «милостивая государыня, ваша светлость» и все в таком духе, ответила бы она мне так же. Но я не для того к ней обратился, чтобы выслушивать лживые комплименты или ненужную вежливость.

«Мне нужны настройки интерфейса для последователей. Что хочешь взамен?»

«Это очень расплывчатый вопрос. Не проще ли обратиться с ним к твоему покровителю?» — немедля ответила герцогиня.

«Не проще, в данный момент мы с тобой даже не подписали пакт о ненападении. Он заключен только со Святогором. Твои земли опасно сблизились с моими. Один из моих подданных перешел под твое покровительство вместе со всеми землями».

«Если ты о Хикару, то за такими ценными кадрами нужно куда внимательнее приглядывать. К тому же это его собственная воля, никаких претензий здесь нет и быть не может». — Ответила Валийская. — «Думаю, в наших общих интересах не вызывать у Святогора негативных мыслей и заключить пакт о ненападении до того, как он это прикажет лично».

«А что если пойти дальше? Что бы ты сказала, стань мы союзниками. Эта война рано или поздно закончится, победитель уже понятен. Сейчас, почувствовав истинные силы ангела, я не сомневаюсь в победе Святогора. А значит, и моей, ведь богу всегда нужен будет верный ставленник. Что же до демонессы, живущей на окраине новой империи».

«Если вопрос ставить так, то мне действительно есть что предложить, однако и взамен и хочу я не мало. Герцогство, слишком незначительно для такой выдающейся женщины, как я. Но получить большее невозможно, пока я не стала княгиней. А еще лучше — Императрицей!»

«Собственная империя, соседствующая с землями Святогора? Он такого не потерпит».

«Вполне возможно, и как равную он меня тоже не воспримет». — Согласилась, немного выждав Валийская. — «Но… как вы относитесь к политическим и династическим бракам, ваше императорское величество?..»

«Хочешь формально стать моей супругой и при этом править отдельно?» — восхищаясь наглостью демонессы, спросил я. — «Тогда и Святогор тебя не тронет, ведь ты будешь подчиняться ему через меня. И отказываться от интерфейса не придется и земли ты сумеешь расширить. Гениально. Таким многоходовочкам мне еще учиться и учиться. И что же ты предложишь взамен?»

«Все свои сведения о интерфейсах и управлении через них. Без остатка».

«Хорошо, я согласен. Но для твоей же безопасности наш брак останется неподтвержденным до победы Света». — Ответил я, а через несколько секунд мир вокруг задрожал от нового потока данных, расширяющих и дополняющих уже имеющиеся от Гавра. Теперь некоторые блоки выглядели вполне читаемыми, а главное — я был в состоянии ими управлять!

«До встречи после победы, дражайший супруг. Надеюсь, война с Алинелем не будет стоить тебе слишком многого». — Написала Валийская. Воодушевленный новыми знаниями я чуть не пропустил ее слова мимо сознания, вовремя поймав эту мысль.

— Джи, а что у нас с Алинелем? — спросил я, выныривая из раздумий.

— Их разведчики замечены в двадцати километрах севернее Сабора. А что?

Глава 47

«Эва! Нужно разведать обстановку на севере от Сабора. Сколько тебе потребуется времени?» — написал я драконидке, даже не уточняя откуда взялись информация о разведчиках. Двадцать километров это два дня пути для пешей армии, даже учитывая снежные завалы и отсутствие транспорта для пеших воинов. А если они все верхом — будут в Саборе завтра! Я элементарно не то что армию не подтяну — только сам прилететь успею.

«Сделаю. А что случилось? Уже неделю наши дозорные встречают иноверцев, бегущих из Алинеля от войны. Ничего странного я в этом не вижу». — Решилась добавить Эва.

«Слетай. Проверь. Если мои опасения напрасны — просто прогуляешься, тебе это пара часов. Ну а если нет, будем думать, что делать». — Отписав драконидке, я сел на кровать и задумался. А что я собственно смогу в таком случае? Тут от меня зависит уже не только моя жизнь, мне полностью доверились больше тысячи мужчин и женщин. Может, я больше чем на треть и демон, но это не значит, что я бездушная тварь. Совсем даже наоборот.

— О чем задумался, дорогой? — спросила демонесса, присаживаясь рядом.

— Вечная мать объявила мне войну. Если ее разведчики ищут проход, в скором времени мы можем получить удар с направления, к которому совершенно не готовы. Пусть там больше тысячи членов ордена и пять сотен будущих морфов, этого может хватить всего на несколько дней. — Рассуждал я вслух. — Отсюда забирать войска тоже смысла нет, только настроения для повторного восстания подогреем. Да и мало их.

— Три сотни рыцарей-морфов, сотня из них на кабанах. Вполне существенная сила. — Заметила княжна, положив свою рогатую голову мне на плечо. — Вечная мать не только наш враг, мы не одни в этом мире, можно попросить и даже потребовать помощи у Святогора. Или великого князя киевского, его армия сейчас свободна. К тому же разве отец одной из твоих неофициальных жен не является князем древлян?

— А ведь ты права. Странно бросаться всем на выручку, а самому сражаться в гордом одиночестве. — От такой мысли даже настроение поднялось, ни то что в прошлый раз. — Мы давно не списывались, да и виделись черт знает когда. Думаю, стоит посетить их лично, это несколько часов пути, а по дороге сможем залететь к волколакам.

— Туда соваться без Дары не стоит, а она не оставит свою стаю. Да и сама она уже не чистая волколачка, неизвестно еще, как ее примут, если она прибудет без Дружка. А брать на борт дирижабля всю стаю…

— Он столько не унесет. — Закончил я за нее мысль. — К сожалению, ты права, а значит, нужно пересечься с ней перед отправкой.

— Думаю, я прекрасно поняла смысл последней фразы. — Немного грустно улыбнулась демонесса, отстраняясь. — Если вам дороги ваши фаворитки, ничего страшного. Я готова потерпеть пару десятков лет из будущей вечности, в которой мы останемся наедине. Однако тебе стоит позаботиться не только о ней. Посланника Малуши тоже стоит забрать, пусть он расскажет о ваших достижениях и подвигах.

— Думаю, они и без этого наслышаны. — Поморщился я, представляя, что именно может порассказать обо мне джинн, сопровождавший в последних битвах и освящениях. — Скорее всего, он и так передавал отчеты Молоху, но встретиться с князем все равно нужно лично. Нужно представить тебя, чтобы не вызывать негативную реакцию.

— Для этого лучше, чтобы я не появлялась в Коростене. — Заметила Джи. — Появляться у потенциального тестя с женой, самый быстрый способ его оскорбить. Да и обидеть невесту, которую ты не дождался, проще простого.

— Хочешь остаться в Новыше? — удивленно поднял я бровь. — На тебя это не похоже. Я думал ты предпочтешь оставаться со мной всегда, независимо от обстоятельств.

— И рискнуть всем ради минутной гордости? Я своенравна и себялюбива, но не глупа. — Поднялась демонесса, гордо вскинув носик. — Я немедля отправлюсь в Сабор, надеюсь, вы не против, если я возьму быстроходное судно и небольшую команду?

— И отряд морфов в защиту. Для представительности и подтверждения статуса. У тебя есть вся полнота власти, как моей супруги. Ты можешь приказывать и раздавать задания от моего имени, что уже подтвердила, пока я валялся в отключке. Теперь-то проблем с выяснением главенства у вас не возникло?

— Нет, все знают свое место и цели. — Улыбнулась Буланская, уже выходя из спальни. — О, ваша собачка по двору бежит, не стану вам мешать. Встретимся в Саборе.

— Да. — Не успел я попрощаться с Джи, как она захлопнула за собой дверь, впустив облачко холодного пара. Забавно, сейчас она вела себя почти так же, как и Лиска перед турниром. Правда, ситуация изменилась в корне. Теперь я во всех смыслах являлся высшей ставкой, больше бароны, графы и князья не могут компенсировать мое предательство. С этой точки зрения можно не беспокоиться. Но как она верно заметила, у нас впереди вечность. Отомстить она мне успеет.

— Хозяин! — ворвалась с радостным криком Дара. Морфировавшая волколачка была одета в толстый полушубок, шерстяные штаны и высокие сапоги. Очевидно потеря шерсти значительно снизила ее теплостойкость. Зато куда приятнее стало с ней обниматься, особенно голой. Ей бы еще помыться после рейда, но об этом можно поговорить как-нибудь в следующий раз.

— Здравствуй! — улыбнулся я, прижимая к себе девушку.

— Какие у вас красивые блестящие волосы. Они светятся! — с восхищением проговорила Дара. — А на теле волосы светятся? Можно проверить? — нам было некогда, но отказать фаворитке, которая прошла через морфизм, лишь бы я с ней переспал, оказалось выше моих сил. Ведь нам придется расстаться на несколько дней, пока не встретимся под Тамвовом.

В отличие от утонченной и умелой демонессы волколачка была по-звериному неистова, неутомима и самозабвенна. Заражаясь ее энергией, я чуть не пропустил момент, когда она выгнулась от наслаждения и обмякла. Но я все еще был распален и, приведя ее в чувство, заставил вновь извиваться подо мной. Чистая благодарность, сквозившая в ее простом эмоциональном лице, была столь яркой, что на мгновение я даже пожелал навсегда остаться с ней.

К сожалению, наваждение развеялось так же быстро, как и наступило. Она была одной из моих рабынь, и на ее любовь я мог ответить только благосклонностью. Нельзя отвлекаться, нельзя на долго расслабляться. Чертово слово надо. За все приходиться платить, я хочу стать истинным императором, а за это отдать нужно будет куда больше, чем все, что я сейчас имею.

— Пора выдвигаться. — Нехотя произнес я, перебирая ее густые волосы. — Как тебе будет проще добраться до Тамвова? На Дружке или по реке на кораблях?

— Мы уже должны идти? — со вздохом спросила разочарованно волколачка. — Реки еще не промерзли. Думаю, мне хватит двух дней, чтобы добраться со всей стаей до столицы. Но что мы там будем делать? Снова сжигать всех, кто с нами не согласен?

— Нет, если это не понадобится, но там слишком мало верующих. Белый волхв до сих пор поклоняется Святогору как одному из богов, а это не может продолжаться. Так что, если придется — да, будем сжигать. — Честно ответил я. — Однако зная волхва, надеюсь, до этого не дойдет. Но для начала я сделаю тебе небольшой подарок. Сейчас… смотри.

— Что это? — с удивлением посмотрела на собственные руки девушка.

— Видишь символы? Рисунки, что изображают круги, стрелки и квадраты? — спросил я, надеясь, что все сработает как нужно. Сейчас я впервые использовал собственный интерфейс для передачи уже сохраненной информации другому человеку. Только то, в чем я уверен на сто процентов. — Дотронься мысленно до незаконченного квадрата. Можешь просто смотреть на него, пока не заработает. Там должен появиться сужающийся круг.

Договорить я не успел, девушка выгнулась дугой, зрачки сузились, мышцы налились кровью, и она часто задышала. Можно было с уверенностью констатировать — Усиление работало в нормальном режиме. Следом опробовали Кровавую стрелу и Регенерацию, а напоследок Восстановление. Три базовых заклятья необходимых в бою.

— Спасибо, хозяин! — с восхищением бросилась мне на шею Дара. — Как это возможно? Ведь я не волхв! Я даже никогда не училась использовать магию!

— Пока у тебя работают только слабые версии. — Сказал я, наблюдая за результатами. — Возможно, ты просто не готова к их применению. Но это куда лучше, чем в нужный момент остаться безоружной или беспомощной. С когтями и магией Усиления ты сможешь на равных сражаться даже с чемпионом Белого волхва, если придется. Но надеюсь тебя встретят как дорогую гостью. К тому же я и сам должен управиться с заданием до этого времени.

— А что сейчас? — спросила, чуть закусив губу, волколачка. — Мне опять придется быть без вас?

— Да, но не долго. Всего два дня. Ты же сумела пережить больше десяти дней без меня, к тому же мы всегда сможем пообщаться даже вдалеке друг от другу. — Погладил я девушку по голове. От удовольствия Дара прижала к голове уши и попыталась дотянуться до ладони, стоило ее убрать. — Да и сейчас, пока я был в отключке.

— Я приходила спать рядом с вами. — Смутившись, улыбнулась девушка. — Но — если вы и вправду будете говорить со мной — все будет хорошо. Я выдержу! Честное слово!

— Хорошо. Обещаю, мы вновь встретимся, как только сможем. — Поцеловав девушку, я наскоро оделся, нацепил перевязь с Кладенцом и, попрощавшись, вышел. Ксиулан, уже подготовившая дирижабль ждала меня снаружи, с сожалением посмотрев на паровой доспех, который при всем желании взять с собой не получилось бы, я влез по веревочной лестнице.

— Отдать концы! Поднять швартовые! — приказывала дварфийка как всамделишный командир корабля. — Пар на обогрев пузыря, курс восток, северо-восток! Отчаливаем!

— А ты освоилась. — Уважительно заметил я. — Чувствуется, что ты на своем месте.

— Ага. Еще бы мы не были огромной мишенью, висящей в небесах. — Походя заметила Ксиулан, смотря на всевозможные циферблаты, означающие обороты двигателя, температуру, давление в разных частях котла, температуру радиаторов и то, что я даже не знал. — Нам бы хоть какое-нибудь оружие, кроме бревен и камней, стало бы совсем хорошо.

— Держать на столь хрупком устройстве пушки будет слишком расточительно, дирижабль от одной отдачи вполне развалиться может. — С сомнением ответил я. — Вы же бревна подвешивали на крючьях в нескольких метрах ниже. А вот скорпион можно попробовать поставить, как только его заряжать внутри гондолы я не представляю.

— Это можете предоставить мне. — Улыбнулась дварфийка. — Добро на модификацию я получила, а все остальное и так получу. Вариантов масса! Я вот подумала, а что если к осадному болту приделать небольшие крылья, помимо хвостового оперения? Как у стрижа. Так, чтобы он летел дальше? Пусть их будет не так много, но для борьбы в воздухе каждый метр может стать решающим, а с дирижаблями врага нам рано или поздно придется столкнуться.

Девушка буквально фонтанировала новыми идеями, и, увлекшись беседой, мы совершенно не заметили, как на горизонте появился окруженный редким полукругом воздушных шаров город. Коростень — столица древлян — во всю готовился к грядущей войне. Остальным бы у них поучиться.

— Снижаемся. — Посерьезнев, сказала Ксиулан, посмотревшая в подзорную трубу. — Вам бы подготовиться, господин. Нас, кажется, уже встречают.

Глава 48

— Приветствую вас, ваше императорское величество. — Серьезно сказал Молох, поклонившись. Он лично встречал меня с делегацией из высших дворян, хотя нельзя было с уверенностью сказать, рад он моему появлению или совсем наоборот. — Добро пожаловать, мы вас ожидали гораздо раньше.

— Прошу прощения, ваше высочество, пришлось немного задержаться.

— Конечно, не каждый же день становишься воплощением бога. — Нагло усмехнулся один из спутников князя, но мой взгляд он не выдержал, практически мгновенно отведя глаза.

— Прошу прощения за моих советников, некоторые все еще слишком молоды, чтобы понимать, когда стоит держать язык за зубами, а когда говорить. — Склонился Молох. — Прошу за мной, все уже готово к вашей встрече. Как прошло путешествие?

— Быстро. Все же курьерские дирижабли восхитительны. Они, конечно, не могут нести десятки тонн бомб, как военные бомбардировщики, но и задачи их совершенно иные. — Ответил я с легкой улыбкой. — Жаль только, что в скором времени эти превосходные орудия могут стать нашими противниками. Найти на них управу окажется не так легко.

— Думаю с этим мы сумеем несколько подсобить. — Тут же ответил князь. — Если, конечно, вам удастся хорошо провести переговоры с послом Алиенеля. Он так же уже больше недели ожидает аудиенции, но я не стал с ним разговаривать без вашего личного присутствия.

— Хотите скинуть на меня весь негатив, скопившейся в обществе? — спросил я без всяких хитросплетений. — Прошу прощения, мне все еще чужды изящные многоходовки.

— Вам это позволительно. Это один из тех редких случаев, когда сила может заменить хитрость. Я так понимаю, что кушанья вам подавать по минимуму? На сколько я убедился демонам пища не нужна и может только доставлять неудобства.

— Я могу обойтись и без нее. Хотя похмелье мне теперь недоступно, как опьянение и отравление.

— Уточняете, чтобы мы попусту не переводили слабые яды? — хмыкнул Молох, когда мы уже подходили к тронному залу. — Вот уж действительно детская бесхитростность. Пока мы не начали переговоры, я прошу вас запомнить. Хоть мы и союзники, я все еще не приносил вам клятву верности. Только Святогору. Вы являетесь старшим во множестве вопросов, в том числе религиозных, но старшим господином этой земли являюсь я.

— Пока что. — Усмехнулся все тот же молодой спутник. — За вами меньше половины всего населения Коростеня. А то, что куча идиотов бежит из Алиенеля, еще не повод считать их гражданами. Вы наш князь, но до тех пор, пока кланы не решил иначе.

— Успокойся, Уся, пока тебя не заткнули. — Не выдержав, рявкнул воин со шрамом через все лицо. — То, что твои речи терпят, не значит, что ты должен провоцировать пророка бога света. Простите его, первожрец он всего лишь хочет увидеть вашу силу воочию. Мы все наслышаны о взятии Новыша. О том, как вы выжили при двух взрывах пинты алхимического порошка…

— Я бессмертен, если вопрос в этом. — Ответил я, пожав плечами. — А что до сил, мне не хотелось бы никого убивать без достаточного для этого повода. А усилий на меньшее я боюсь приложить не удастся, все же мои силы не для того, чтобы их просто показывать.

— Весомо. — Хмыкнул опытный вояка. — Хотя по вашим движениям я бы сказал, что вам не мало досталось, они еще дерганные и рваные, будто тело вам до конца еще не подчиняется.

— Хватит, мы уже пришли. — Оборвал разговор Молох. — Прошу всех помнить свое место. Ваше величество, приглашаю вас стать почетным гостем.

— Предпочту быть тем, кто я есть. Пророком, первожрецом и верховным служителем Святогора. Надеюсь, вы не станете возражать, что именно он является владетелем всей Валтарсии, со всеми народами, баронами и князьями, независимо от их расы?

— Это может несколько осложнить дело, но вы правы, предложить меньшее — значит оскорбить не только вас, но и меня, хозяина этого замка. В таком случае, прошу сесть по правую руку от меня. Придется несколько изменить привычное расположение советников, но это будет правильно. — Молох задумался на несколько секунд. — Ваше место будет богатым, но не слишком. Поставим его на одно деление ниже моего.

— Хорошо, учитывая мою сегодняшнюю роль, пусть будет так. Но если посол попробует на меня напасть, оскорбить или заденет мои интересы. Я думаю, сами все понимаете.

— Да, прекрасно понимаю. — Кивнул Молох, отдавая распоряжения. После он отозвал меня чуть в сторону. — Вы нарушили наши договоренности. Хотя я вас в этом не обвиняю. Однако я должен знать отношение к моей дочери и серьезность ваших намерений.

— Я приехал за ней. — Пожал я плечами. — Не в качестве наложницы или пленницы, но как за женой и супругой. Надеюсь, у вас не будет возражений?

— Попробовал бы я отказать будущему императору. — Усмехнулся грустно Молох. — Тогда от меня точно последние сторонники отвернутся. Все. Начинаем. Будет жестко, но я прошу сдержаться, хуже, чем убийство посла, может быть мало что. Это даже не объявление войны, а просто хамское поведение недостойное правителя. А сила — это вещь относительная. Поговаривают, что живет на свете существо способное убивать верховных демонов. Так что может и ангелов кто-то убьет.

— Намек понятен. Благодарю.

— Да какой уж тут намек, с вами только прямым текстом приходится общаться. — Вздохнул Молох, восседая на свой трон и указывая мне на место рядом с собой. По левую руку от него тоже стоял стул, но он пока пустовал. Советники встали полукругом у подножия трона. — Начинаем! Пригласите совет и посланника. — Крикнул князь.

Глашатай чуть не осип, выкрикивая титулы и многоярусные имена входящих. У каждого рода и клана было несколько названий, большинство из которых я пропускал мимо ушей. Мне было достаточно взглянуть в глаза входящему, чтобы определить отношение к себе, и в большинстве оно было очень похожим. Удивление, оторопь, страх. Они не могли ни знать о прибывшем на дирижабле высоком госте, но, по всей видимости, моя личность для всех была сюрпризом. Или же они в отличие от меня просто умели превосходно притворяться.

— Посол истинного императора эльфов, избранника Вечной матери, первого своего имени, Фудо Алиенелья, наместник южных областей Акиро Федобор с свитой! — надрываясь, выкрикнул глашатай. Но, даже не объяви он о появлении столь выдающейся личности, его невозможно было бы пропустить. Даже в просторном тронном зале эльфов не нашлось места, чтобы вместить всех многочисленных сопровождающих наместника.

Больше двух сотен воинов в странных деревянных доспехах, надетых поверх шерстяных халатов и таких же деревянных ботинок. По два узких длинных меча на боку у каждого. Девицы с веерами, не меньше пятидесяти, укатанные в многослойные узкие платья. А в самом центре на троне, который несли восемь телохранителей, восседал сам Федобор. Вид при этом у эльфа был ужасно важный, но не слишком приятный. Неужели у меня такое же выражение лица, когда я на подчиненных смотрю? Если да, то нужно срочно исправляться.

— Ты скрывался от меня больше недели, дядя. — Без приветствия начал Акира. — А стоило прилететь мелкому жрецу лже-бога, как набрался храбрости? У тебя совсем не осталось чести?

— Здравствуй, племянник. Твой отец не слишком-то спешил назначить тебя на должность наместника. Да и, сделав это, совершенно случайно забыл, что это не его земли. Так что власти у тебя здесь нет абсолютно. — С спокойной улыбкой ответил Молох. — Что же до нашего истинного божества, Святогора, уверен, ты можешь после пообщаться наедине с нашим достопочтимым гостем, пророком Света.

— Да? Ты поэтому гостя посадил с правой стороны от себя, там место только твоему деснице, верховному советнику или наследнику. А им должен стать я! Ведь ты бездетен! — презрительно заметил Федобор, но вместо агрессии или раздражения я увидел на лице Молоха искреннюю улыбку. Это был интересный поворот.

— К сожалению, мой старший троюродный брат совершенно забыл о традициях и обычаях нашего народа. — Наигранно сокрушенно покачал головой князь. — Ведь это же надо. В начале он забыл о истинном боге, которому служили все наши предки, теперь забыл о порядке престолонаследия и принадлежности земель. Это начинает все больше походить на болезнь. Скудоумие.

— Оскорбление императора или его представителя караются смертью! — чуть не завизжал посланник. — Ты доигрался, Мал! Твое правление закончено!

— А вы говорили, что это будет совсем не весело. — Рассмеялся Молох. — Бесценный племянник, ты же понимаешь, что не спровоцируешь меня на атаку, а только на ответные действия. Нападение же на члена королевской семьи и в самом деле карается смертью, вот только я не признаю своего брата императором. Надеюсь ты без труда поймешь почему? Пока жив хоть один Силерантил, других правителей у всего народа эльфов быть не может.

— Старые законы не имеют власти над нашим домом! Мы станем величайшей династией… — заливался наместник на троне. Вот только благодаря трем глазам я сумел точно отследить взгляд Молоха, и смотрел он не совсем на трон. Чуть дальше и правее, где стоял ладно сложенный воин эльф с мечом, лишь слегка отличающимся от остальных. В момент, когда я осознал обманку, воин поймал мой взгляд.

— Хватит, этого цирка. — Сказал он не слишком громко, но визг подставного наместника тут же прекратился. — Дядя. Я даю тебе три дня, чтобы сдать город. В противном случае мне придется взять его штурмом. У нас довольно воинов, чтобы захватить все северные города одновременно, вы не сможете сопротивляться.

— В таком случае я встречу тебя на передовой. — Кивнул Молох.

— А я не прочь встретиться с твоим отцом, приносившим мне клятву. — Улыбнувшись, добавил я. — Прошу прощения, но я отношусь к обещаниям весьма серьезно. Если Алиенель решил отказаться от своих слов, хочу взглянуть ему в глаза.

— Если вы будете дома, встретитесь. — Усмехнулся истинный Акиро. — Но от падения это вас не спасет. Вы все забыли о нашем истинном предназначении! Мы пастыри деревьев! Маги природы и жизни. Все, кто встанет на пути нашего величия станут удобрением для доспехов! Хотите жить? Сдавайтесь, у вас есть три дня!

Развернувшись, он быстро удалился из тронного зала, и следом за ним ушла вся свита. Толстый эльф, подобрав многослойные штаны, бежал сам. Представление и в самом деле вышло забавное. Парень явно не дурак. Или не парень, ему может быть в десять раз больше, чем мне. Черт его разберет. Этих эльфов.

— Мы должны сдаться! — заявила одна из глав клана, когда еще дверь не закрылась, явно играла на уходящего принца, показывала лояльность. И ее поддержало несколько других голосов. Хотя я думал, что будет куда больше.

— Предлагаю спросить первого не сдержавшегося. — Ухмыльнулся Молох. — Ваше первосвященство, что бы вы предложили делать?

— Все элементарно, если у нас осталось три дня. То проведем их в празднестве. Освятим город и сыграем свадьбу.

Глава 49

— Если это шутка, то не смешная. — Нахмурившись, сказал воевода Коростеня. — Нам необходимо укреплять оборону, формировать ополчение и готовить оружие, а не праздновать!

— Только если мы и в самом деле собираемся сражаться. — Улыбнулся я. — Как думаете, готовы воины Алиенеля убивать всех, кто примет другую веру? Сотни собственных сородичей, пусть и дальних? Если да, тогда это многое о них говорит, но, объединившись под единым Солнцем, мы сможем дать отпор врагу в едином порыве. Господь благословит нас всех, делая сильнее, выносливее и быстрее.

— Это бред… — фыркнул старый воитель. Но правитель города был с ним не согласен.

— Погоди беситься, что-то в этом есть. — Сказал он задумчиво. — Разделение на верующих и противников. Рано или поздно мы все равно должны были прийти к подобной логике. Мы почитаем Святогора как нашего бога, но достаточно ли мы верим в него? — Молох откинулся на спинку трона. — С сего дня приказываю! Всем иноверцам, в бога не верующим, вход в город запрещен. Их дома, имущество и ценности будут переданы в казну!

— Нет! Вы не посмеете! Так нельзя! — раздались крики дворян. — Вы так еще больше разъедините нас перед боем! Не к добру это!

— Я не закончил. — Поднял руку князь, призывая к тишине. — Все же, кто истинно в бога веруют и вместе со всеми будут молить о заступничестве и очищении, разделят богатства еретиков меж собой поровну. Хотите поклоняться Вечной матери? Пусть, но в первую очередь — Святогору! Кого приказ сей не устраивает, изгнаны будут из города к завтрашнему утру!

— Безобразие! Отобрать и поделить! Долой князя! — гудела толпа, но Молох уже поднялся, не обращая никакого внимания на их крики. — Смерть отступникам Матери! Все за Святогора!

Я вышел вслед за правителем Коростеня в небольшую дверь за троном. Стоило последнему из малого совета зайти внутрь, как ее заперли на засов. В небольшом зале стоял круглый стол, кажется, я тут уже был, хотя в прошлый раз меня даже на порог не пустили. Интересно, это мне доверять стали, или просто выбора не осталось.

— Что в начале? Освящение или свадьба? — невинно поинтересовался я.

— Мое отцовское благословение у вас есть, ваше величество. — Отмахнулся Молох. — Вот только не считаете, что свадьба без невесты это уже совсем перебор? Придется обождать с этим замечательным мероприятием. По крайней мере до финала схватки с Акиро. Не рассчитывал я, что пошлют старшего сына, это значит, что и в самом деле на Сабор движется армия во главе с самим Алиенелем. Что-то произошло в Лесу кошмаров, раз они решились на столь решительные действия. Возможно они остановили продвижение Илона.

— Погодите, а где сейчас Малуша? Не лучше ли вернуть ее в крепость и общий дом, пока все не уляжется?

— Посмотрю я на тебя, зятек, если ты и в самом деле попробуешь мою дочурку вернуть, когда она себе что-то в голову вбила. Одним бессмертием тут не обойдешься. — Рассмеялся князь. — Освящение проведем вечером, перед ужином, когда большинство придут пополнить запасы перед тем, как сбежать. Этого должно хватить, чтобы перехватить дополнительно несколько сотен наших сородичей.

— Ого, не думал, что вы будете настолько коварны. — Восхищенно присвистнул я, отслеживая сообщения от Марии и Эвы. Драконидка залетела почти на сто километров севернее, но, к сожалению, нашла искомое, и сейчас нам предстояло драться сразу в двух местах.

— Эта уловка сработает только на сомневающихся. — Заметил воевода, разглаживая подробную умело нарисованную карту окрестностей. — Самые мудрые и преданные служители Вечной матери получили свое послание, и покинут город прямо сейчас. Мы лишимся пятой части всех боеспособных войск. Но, учитывая укрепления, этого все равно должно хватить.

— Нет, сидеть в застенках — это не вариант. — Оборвал я главнокомандующего. — Если освящение проведем вечером — выдвинуться должны утром. Они и в самом деле планируют атаковать несколько поселений одновременно. Если мы отбросим их здесь и порушим планы, они будут вынуждены перегруппироваться и атаковать одним кулаком.

— Для этого должен быть очень веский повод. — Покачал головой Молох. — Одного поражения даже крупного будет недостаточно.

— Значит, дадим более весомое обоснование для ярости. Я убью Акиру или захвачу его в плен. После этого доставлю в Сабор. Учитывая характер Алиенеля, он придет за сыном или за местью. Таким образом мы обезопасим большое количество городов и селений. Думаю, в данный момент это не составит особых проблем. А после, что ж, мы тоже соберем все силы для обороны.

— Рискованно. — Поморщился воевода. — Но может сработать. Тогда мы, по крайней мере, сумеем защитить женщин и детей. Тех, кто не является воинами. Да еще и зима на дворе, далеко не лучшее время для пастырей, деревья засыпают, вода и сок замерзают. Их силы должны быть существенно снижены по естественным причинам.

— Ты не прав, они горды, но не глупы. Если они идут сейчас — скорее всего, они достаточно подготовлены и снаряжены. — Задумчиво проговорил Молох. — А еще у них должно быть тайное оружие достаточно мощное, чтобы компенсировать преимущество обороняющихся. Возможно, только возможно, они и в самом деле сумели подчинить великих драконов. Если это так, то у нас просто нет шансов. Нужна разведка, преданная.

— У нас тоже есть немало. Джинны и живой бог на нашей стороне. — Улыбнувшись, подбодрил я соратников. — Если угодно, я смогу возглавить передовой отряд, только найдите противника.

— С этим проблем не будет. — Нахмурился воевода. — Но таких самоубийц еще найти нужно будет. Меньше двух сотен просто не имеет смысла. Важно же добраться до центра войск противника, может вы и бессмертны. Но вырубить вас будет довольно легко — просто завалить трупами. А значит, нужен боевой клин, который обеспечит нужную устойчивость.

— Не обязательно, мы можем высадится прямо на противника с дирижабля. — Предложил я. — Десяток человек в полном снаряжении — вполне подъемный груз.

— Если у них нет летающих питомцев — легче просто сжечь их центр. Но думаю, именно на появление дирижабля они сейчас и будут рассчитывать. — Мрачно заметил вояка со шрамом на пол-лица. — По крайней мере, я сделал бы именно так. Подманил, а затем атаковал всеми основными силами именно дирижабль, дождавшись, пока он окажется в досягаемости.

— Предположим, у них есть воздушные дрейки, даже молодые, это может стать проблемой. — Согласился Молох. — Нужно такой вариант предусмотреть.

— Используем дирижабль как приманку. — Пожал я плечами. — Будем держаться на высоте двухсот-трехсот метров и сбивать все, что попробует подняться с земли стрелами. Это посеет панику среди тех, кто не сможет давать отпор. Мне понадобится десять самых метких и крепких стрелков. Сам лично предпочту контролировать обстановку сверху.

— Но вначале освящение. — Согласился Молох. — Осталось полтора часа, если вам нужно подготовится перед массовой молитвой…

— Нет, все в полном порядке. — Сказал я, заглядывая в интерфейс первожреца и выделяя верных верующих, которые смогут помочь с массовой молитвой. — Меньше пятисот послушников на шесть тысяч горожан, вы не слишком-то спешили.

— У меня были куда более важные государственные задачи. — Нехотя ответил князь. — Да и какая разница, если сегодня все равно будут обращены все?

— Ладно, сам не сделаешь, никто не сделает. — Пробормотал я, устанавливая Связь с местными священнослужителями, начиная с Молоха. Моих сил вполне хватало, чтобы в одиночку наложить освящение на половину города, но задача была куда масштабнее. Даже если полторы тысячи сегодня сбежит, мне все равно предстоит наложить молитву на четыре тысячи эльфов, которые куда устойчивее к магии Души, чем люди. Это может быть проблематично.

Больше часа мне потребовалось, чтобы рассчитать идеальное расположение послушников, жрецов и неофитов так, чтобы их молитвы перекрывали толщину стен. На мне оставался центральный зал обжорства, где по плану будет ожидать пропитания больше тысячи эльфов. Теперь на меня самого не действовала молитва или Усиление как магией, так и зельями. Оставалась надежда только на собственные силы.

За пятнадцать минут до назначенного срока я с трудом протиснулся в толпу зеленокожих, остроухих горожан. Такого столпотворения, пожалуй, общий дом не видел с прошлого моего посещения Коростеня. Правда, тогда я был в роли атакующего. От воспоминаний о бое с Энмирой засосало под ложечкой, этот ее демонический взгляд фиолетовых глаз. Управление сотнями литров черной эссенции и десятками младших демонов и марионеток.

А чем я хуже? Силы у меня сейчас не меньше, а даже наоборот. Умение использовать всяких тварей я набрался. Если потрачу ночь на поиски, может все и получится. Но в начале освящение. Забравшись в самый центр толпы, я создал и активировал задание для области и почувствовал, как по коже протекает поступающая сила. Началось.

— В руки твоего… — привычно полилась из моих уст молитва. Эльфы начали оглядываться, хвататься за головы. Они почувствовали давление. Природная сопротивляемость магии Души у эльфов поражала, но я не останавливался, казалось, что от силы меня начнет разрывать, но я грамотно выбрасывал ее наружу волнами. Достигнув апогея молитвы, я раскинул в стороны руки, полностью отдаваясь потокам чистого Света.

Количество новообращенных в округе стремительно росло. Их счет шел уже не на сотни, а на тысячи. Но больше половины все еще сопротивлялось, а напряжение начало сдавать. И тогда вместо того, чтобы завершить молитву, я начал ее заново, врубая ТРИНИТИ и отдав приказ новообращенным. Теперь я был не только проводником силы, но и его источником. Воздух дрожал от напряжения, голос гремел, подобно грому, и казалось, что сама тьма выгорает в ослепительной вспышке.

— Именем его! — в религиозном экстазе кричали эльфы. Обессилев, я рухнул на пол, меня выжали, словно лимон, до последней капли. Но результат того стоил. Больше трех тысяч верноподданных Святогора. Многие жрецы и послушники, не выдержавшие такого напряжения, уже были в обмороке. Новообращенные, которым пришлось читать молитву вместе с нами тоже чувствовали себя не лучшим образом. У меня часов восемь на сон. Должно хватить на отдых.

— Благослови господи. — С трудом шевелящимися губами произнес я, усиливая уставших эльфов. Сознание начало меркнуть уже на середине, но я сумел закончить и отдать несколько жизненно важных заданий. Когда я очнусь, мир уже не будет прежним.

Глава 50

— Подъем! Ваше величество! — тряс меня за плечи Молох, приводя в чувство. — Все готово. Не уверен, что вы на это рассчитывали, но теперь у нас вместо тысячи воинов, уже полторы, да еще и живой щит из психов последователей, которым мозги вчера выжгло.

— Принца нашли? — сказал я, с трудом продирая глаза. — Задания выполнили?

— Естественно. — Мрачно ответил воевода, стоящий рядом. — Понятия не имею, зачем вам эти твари, но сколько сумели — поймали. — У него за спиной бесновались скрученные младшие демоны, целый десяток. Вывернутые за спиной лапы удерживали сразу несколько мотков веревки, на пастях были металлические намордники, словно у псов. Впрочем, все эти предосторожности не лишни. — Уж надеюсь, они пригодятся, мы троих парней потеряли, пока их вязали, и ранено больше двух десятков.

— Хорошо, что с торфяной черной эссенцией? Удалось достать?

— Да, но не слишком много. — Кивнул Молох, показывая на несколько кувшинов неподалеку. — Литров двадцать. Куда вы со всем этим добром? Не думаете же в самом деле в самую гущу противника соваться. Это в любом случае самоубийство, а в такой компании тем более.

— И да, и нет. Расскажите мне о дрейках, пока я собираюсь с мыслями. — Попросил я, опуская ладони в черную эссенцию. Управление магией Крови с помощью магии Души. Надо пробовать, один раз у меня уже получилось, когда я заставил черную эссенцию окружить собственные органы. Сейчас ситуация была не менее критичной.

— Перепончатые ящеры, в основном. — Начал объяснять воевода. — Они бывают самых разных размеров и разновидностей. От ночных нетопырей и до крылатых муравьев и шершней. Дрейк, как и дракон — это всего лишь степень опасности, признание чудовищной силы. Как среди ползающих земляные, болотные и песчаные.

То, что он рассказывал, мне было известно из бестиария в академии. Но прерывать умудренного не было смысла, я вообще слушал его в пол-уха. Задача стояла очень интересная. Стоило почувствовать на коже эссенцию, как мне удалось войти с ней в контакт, энергия из рук через жилы ангела просачивалась в черную вязкую жижу.

Зачерпнув горсть, я попытался представить, что бы делал, если бы у меня была в руке не смесь торфа, воды и эссенции, а чистая кровь. С точки зрения магии разница минимальна, в обоих случаях жидкость с резонирующим содержимым. На практике же, так же не выходило. Лишь спустя минут пять я с огромным трудом сумел собрать жижу в сферу почти правильной формы.

— Черт, слишком много примесей. — Выругался я, понимая, в чем может быть проблема.

— Может мне уйти? — раздраженно спросил воевода. — У меня войска до конца не готовы, а я тут распинаюсь, пересказывая классификацию махаонов.

— Прошу прощения, я все слышал. Манты, панты и прочие хищные бабочкообразные с пятиметровыми крыльями и лапками по полметра.

— Все верно, только не нужно забывать, что на каждой из членистоногих конечностей последняя фаланга заканчивается лезвием, по прочности не уступающим отличным мечам. — Добавил опытный вояка. — Думаю основные сведения у вас теперь есть. Пожелания остались?

— Да. — Нехотя оторвался я от созерцания эссенции. — Где войска Акиры?

— Строго на север, полдня пути, но, как и предполагалось, они еще не готовы. Тыловые части подходят. — Ответил воевода. — Сейчас у нас еще есть шанс сразиться с ними на равных, а дня через три они будут превышать нас числом в три, а то и пять раз. Тогда спасут только стены. Да и то потери могут быть слишком велики.

— Хорошо-хорошо! — рассмеялся я, не обращая внимания на озабоченность эльфа. Эссенция медленно, но верно формировала лезвие кинжала. Не выдержав такого испытания, воевода сплюнул на пол и вышел наружу. Остались только я, князь и десяток черноротов. Молох с интересом наблюдал за тем, как я меняю форму эссенции, избавляясь от воды, которую при движении буквально выталкивало наружу.

— Если вопрос в жидкости, можно сцедить ее ковшами и оставить только осадок. — Предложил он, внимательно глядя на первые попытки создать нечто твердое. Дьявол! А ведь у Энмиры это получалось вообще без проблем, почему мне приходится столько усилий приходится прилагать? Хотя именно она говорила, что главное не как ты творишь заклятье, а с каким выражением. Спасибо за науку, мастер, жаль, что вы были такой тварью.

— Есть подозрение, что она и не должна быть твердой. — Выдохнул я, отпуская форму. — Иначе не получится постоянно ею манипулировать. Хотелось бы повторить опыт Белой ведьмы, но, боюсь, это пока выше моего понимания. Тем не менее. — Поднявшись, я размялся, а затем подойдя к первому из демонов, положил ему руку на лоб. Существо дернулось вперед, намереваясь эту самую руку отхватить по локоть. — Тихо, тихо. Свои.

Произнеся последнее слово, я активировал Власть, и демон завизжал, падая на колени. Остальные ринулись было на выход, но поводок Связи дернул их назад. Они все еще чувствовали боль и ощущали страх смерти, даже несмотря на то, что уже были фактически мертвы. Скуля, они жались к земле, нескольких ударов ментальной плетью хватило, чтобы меня слушались. А больше в текущий момент и не нужно.

— Встретимся на поле боя. — Кивнул я князю, заставляя диких демонов таскать кувшины. Улица встретила меня легкой метелью и морозцем, от которого захотелось спрятать лицо под капюшон. Эльфы шарахались в стороны, только завидев процессию демонов. Уверен, Ксиулан тоже бы с удовольствием смотала удочки, но она нас увидела, только когда я поднялся на борт.

— Это что еще за уродцы? — опасливо спросила дварфийка, на всякий случай приготовив короткий свинцеплюй. — Они с нами не полетят!

— Придется потерпеть, это наша передовая группа. Не боись, они сегодня все умрут.

— Как и мы? — серьезно спросил эльф, лук которого помещался в гандоле только поперек. Впрочем, ему и самому приходилось пригибаться. — Меня зовут…

— Прошу прощения, но это совершенно не важно. — Усмехнулся я, прервав стрелка. — Мы вместе на один бой. Главная ваша задача, сбивать летающих тварей. Если придется — будем подниматься выше, чтобы у них не было возможности напасть на нас сверху. Как только увидим цель — сбросим наш передовой отряд, а там видно будет.

— Они не отступятся даже со смертью принца. — Серьезно заявил лучник, немного обиженный моим отношением. — Если вы планируете прикончить его и сбежать — это не решит проблемы.

— Посмотрим. — Пожал я плечами. — В конце концов, наша задача довольно проста. Держимся чуть впереди воинства Коростеня и прикрываем их с воздуха. Кси, следи за водой и топливом, мы должны вовремя пополнить запасы. Иначе нас просто снесет от поля боя. А пока не дергайте меня, нужно еще потренироваться.

Разрываясь между приручением черной эссенции и освоением интерфейса, я выбрал первое: с личными силами и интерфейсом я могу разобраться и позже, а вот сражаться мне придется сегодня. Сбившиеся под силой приказа младшие демоны не отрываясь смотрели на мои руки, вокруг которых бурлила черная эссенция.

— Вижу армию противника! — крикнула Кси, регулярно осматривающая окрестности с помощью подзорной трубы. Слив жижу обратно в кувшины, я выглянул наружу. В первое мгновение было совершенно не понятно, о чем она говорит, метель подняла целое облако снежинок, в которых разобрать было практически ничего невозможно. Вот только стоило одному глазу зацепиться за серую шевелящуюся ветку, и меня пробрала дрожь.

Это было не дерево, целая роща с десятками стволов, сросшаяся в единое целое, мерно ползла по направлению к Коростеню. Корни переплетались, медленно поднимались над поверхностью и вновь впивались на полметра дальше. Но кошмарная многоножка двигалась без перерывов или задержек. Неотвратимо, словно наступление зимы.

— Такую хрень не срубить и не сжечь. — Ошарашенно проговорила Ксиулан. — Как это вообще возможно? Не доспех, а целая крепость!

— Попробуем и узнаем. — Усмехнулся я не слишком уверенно. Это вам не соломенные чердаки поджигать, тут живое дерево, переполненное эссенцией Жизни. — Подлети на пятьсот метров и держи ровнее, лучники, товьсь! Пока я занимаюсь деревяшкой, смотрите, чтобы к нам никто не подлетел!

Откинув крышку люка, я направил правую руку на шагающий город и активировал Резак. В первые секунды ничего не происходило, расстояние было слишком большим, а снежный туман слишком плотным. Но благодаря трем действующим глазам и почти идеальному зрению мне удалось держать точку воспламенения на одном месте. Легкий дымок начал появляться над лесом, только когда выносливость ушла в полный ноль. Но моя попытка не осталась незамеченной.

— Дрейки! — крикнул командир лучников, открывая окно в гондоле. — Приготовиться к атаке!

— Не подпускайте их к шару! Иначе навернемся! Полный назад, держаться по ветру! — скомандовала Кси. — Поддать пара в шар!

Эльфы не зря ели свой хлеб, поднимающиеся с дерева гигантские птицы были встречены градом стрел, мгновенно выбившим вожака. Но на его место встал следующих хищник. Когда одна из тварей промчалась совсем рядом, я заметил в клюве несколько рядов острых зубов. Теперь уже было не до деревянной многоножки внизу, нас могли элементарно сбить.

Чуть отдышавшись, жилы ангела и работающая в пассивном режиме ТРИНИТИ исправно восстанавливали силы. Переключившись с Резака на Импульс, я встал к окну, стараясь сбить как можно больше мельтешащих тварей, но это оказалось не так-то просто. Птицы не только активно маневрировали, но и были довольно крепки. Как и все воздушные хищники, они обладали превосходной мускулатурой, позволяющей держаться в воздухе многие часы и идеальным охотничьим зрением.

— Прикрыть глаза на счет три! — скомандовал я, оставляя бесплотные попытки сбить птиц, разрезая крылья. — Один, два. ТРИ! — вспышка! В зимней полумгле заклятье ослепило на несколько секунд всех ближайших противников. Не давая им опомниться, я вновь переключился на Импульс. В то же мгновение мимо меня со свистом начали лететь стрелы. Даже минутное промедление стоило тварям многих жизней, вот только легче от этого не стало.

Стая все еще оставалась огромной, но теперь к ней присоединился вожак. Настоящий гигант, чей размах крыльев мог поспорить с длиной дирижабля. На шее монстра было закреплена сцепка из трех кресел, на которых восседал всадник и двое лучников. В переднем седоке я без труда распознал Акиро, одетого в парадный боевой доспех.

— Подняться выше! Всем целиться в ту тварь! — крикнул я, погружая руки в кувшины. Черная эссенция по моей команде облепила тело и поднялась выше, полностью перетекая на меня, оставляя свободным только лицо и правую ладонь. — Пошла жара!

Глава 51

— Приближаются! — крикнула Ксиулан. — Они достанут до шара!

— Еще выше! Пролети над ними! — приказал я, открывая люк. Это уже не просто безумие — чистое самоубийство, но кто я такой, чтобы хранить собственную жизнь? Всего лишь пророк живого бога. Взяв в левую руку сразу начавший разогреваться Кладенец, я приказал демонам встать у самого края люка. Перевод драгоценного материала? Ну и черт с ним. Если что всегда можно будет сказать, что я заставил демонов покончить жизнь самоубийством. — Пошли!

С нечеловеческими воплями первая тройка демонов прыгнула вниз, на пролетавшую под днищем гигантскую птицу. Двое промазали, и я обрезал веревки, привязанные к их поясам. Но один успел ухватиться за туловище монстра, и сейчас тонкий трос стремительно разматывался.

— Приготовиться к удару! — крикнул я, хватаясь за центральную балку. Дирижабль дернуло так, что не будь гондола единым целым с основанием шара — ее бы точно оторвало. Двое из демонов не удержались и вылетели наружу. Их крики быстро стихли в снежной метели. Остальных пришлось чуть ли не пинками посылать вниз, на трепыхающуюся птицу, рвущуюся из стороны в сторону.

— Пробоина! Парусина рвется! — проорала Кисулан. — Если немедля не уйдем к войскам Молоха — упадем прямо на крепость! Трое из перебравшихся демонов уже сброшены, надо уходить!

— Ну уж нет! Тяните якорь! — приказал я эльфам. Птица, в которой торчал трехсотграммовый крючок, рвалась из стороны в сторону, грозя уронить наше воздушное судно. Мгновение, когда Рух находилась под днищем, составлял меньше секунды, но я успею, должен успеть! — за ВДВ!

— Куда, идиот?! — успел услышать я крик Ксиулан до того, как ее слова заглушили потоки ветра.

Но все уже было неважно, попав прямо на спину птице, я вонзил Кладенец на всю длину. С диким криком тварь бросилась вниз, и я едва успел оборвать трос, чтобы наше суденышко не разорвало. В следующее мгновение небо и земля поменялись местами, несколько раз. Единственное, что удерживало меня на монстре — обрывок троса, который я обмотал вокруг руки, глубоко вбитого демонами якоря.

Всадники не сидели без дела, и в меня прилетело сразу несколько стрел, но сдуваемая ветром черная эссенция уже собралась в доспех, прикрывающий меня по щелочки зрачков. Раз за разом втыкая в птицу Рух свой огненный меч, я старался достать как можно дальше. Позади нас оставался кровавый шлейф, и гигантский хищник быстро терял силы, снижаясь. Несколько стрел, пущенных умелыми руками эльфов, пробили верхний слой брони, но не нанесли никакого урона, от чего я лишь хищно улыбнулся сформированной эссенцией зубастой пастью.

Акиро похлопал наездника и показал пальцем вниз, на собственную крепость. Разумно. С его стороны. Но боюсь мы не долетим так далеко. Извернувшись, я ухватился за одну из ран демоническими когтями и, подтянувшись одной рукой, рубанул сияющим двуручником по крылу твари. Вопль, свидетельствующий об адской боли, мгновенно разорвал небеса, а мы кубарем рухнули вниз. Как Рух не пыталась выровняться, но нас кувыркало, и всего через мгновение под жуткий треск ломаемых деревьев меня выкинуло с птицы.

Как ни странно, это было совсем не так больно, как я ожидал. Мне даже удалось подняться самостоятельно. Вот только с оружием была беда. Во время падения я выпустил из руки Кладенец, и теперь мой меч потерялся под одним из полуметровых сугробов. Я видел его примерное расположение по миникарте. Но до двуручника было больше трехсот метров, а вот до эльфов — совсем наоборот.

— Что, потерял свою светящуюся палку? — усмехнулся Акира, натягивая тетиву лука. У наложенной стрелы был странный полупрозрачный наконечник, чертовски похожий на алмаз. Если это правда, то на меня собираются охотиться самым дорогим одноразовым оружием в моей жизни.

— Не боишься стрелу потерять? — улыбнулся я в ответ, прикидывая, что произойдет раньше, его достанет мой Импульс или меня выстрел? — она поди бесценная.

— Одна жизнь мятежного правителя того стоит. Я никогда не промахиваюсь! — сказал эльф, прищуриваясь. Черт, а ведь он может быть прав, но…

— Не попробуем — не узнаем! — крикнув, я бросился вперед, все три моих глаза наблюдали за тетивой, и я успел увидеть, как стрела скользит по ложу. В последнее мгновение выросший рог из черной эссенции принял наконечник на себя, отводя его в сторону. Акира уже наложил вторую стрелу и спустил тетиву. Боль пронзила правое запястье. Которым я заслонил лицо. Стрела прошла на вылет, и теперь я мог без труда разглядеть самый настоящий игольчатый алмаз. И уже следующий снаряд свистел в воздухе.

В этот раз я прыгнул в сторону, развернулся и метнул вперед якорь, до сих пор болтавшийся у меня на руке. Презрительно усмехнувшись, эльф наклонился, пропуская импровизированное оружие мимо, а я тут же дернул его обратно по дуге. Не ожидавший этого принц ошарашенно обернулся, и железный крюк вырвал у него из ладоней лук.

Теперь настала моя очередь злорадствовать, вытянув руку вперед, я активировал Импульс, но вместо короткого луча руку лишь пронзило адской болью. Чертова стрела сделал свое дело, повредив ангельские жилы. Регенерации не было. Заклятья восстановления тоже. Не растерявшись, я еще раз метнул якорь, но на сей раз эльф был готов. Его действие было почти незаметно глазу.

Одним движением он вынул узкий, чуть изогнутый меч из ножен, разрубил трос и вложил лезвие обратно. Якорь глухо ударил где-то позади принца. Дьявол, а ведь я еще даже тело свое не восстановил полностью. Сражаться безоружному с настоящим мастером меча? Чистой воды самоубийство. К счастью, я совсем не безоружен.

Сломав древко, я выкинул оперение стрелы, а затем выдернул из руки наконечник и положил его в карман. Пригодится. Черная эссенция мгновенно залилась в рану, заполняя ее вместо крови. Вытянув перед собой руки, я сконцентрировался, вызывая двуручный меч. При падении и в полете я потерял не мало запасов, но пять килограмм еще оставалось, и, используя два из них, мне удалось создать довольно приличный клинок.

С лица Акиро медленно сползла самодовольная улыбка. Бой будет равным. Почти. Заставляя сжаться клинок еще плотнее, я выдавил наружу всю жидкость. Теперь мой меч был немногим слабее, чем у противника, но был у него один значительный плюс, о котором врагу знать совсем не обязательно. Встав в центральную оборонительную стойку, я поманил врага пальцем.

Наши стили боя явно кардинально отличались. Принц даже не стал доставать свой меч из ножен, лишь держась за рукоять и остановившись в полуметре от острия моего лезвия. Теперь он не торопился, что было весьма разумно. Мы были где-то между армиями. Скорее даже на территории противника. Ему выгоднее дождаться подкреплении, а действовать придется мне.

Взревев, я сделал вид, что собираюсь бить сверху. Сделал подшаг и укол, метясь в шею и лицо. Неуловимым движением Акиро отбил замах и перешел в контрнаступление. Его клинок сверкал, искрясь на солнце. Быстрыми уверенными взмахами он теснил меня в сугроб, пока мы вновь не оказались в первоначальной стойке. Принц вновь ухмылялся, он прочитал меня, как маленького, и стоило мне вскинуть меч, как чуть отодвинулся, ровно на длину лезвия.

Руки дрогнули от удара. Сын Алиенеля в шоке смотрел на удлинившиеся на добрых тридцать сантиметров лезвие, торчащее у него в груди. Из последних сил он ударил, разрубая ослабший клинок, превратившийся из двуручника в узкую рапиру. Не мешкая, я подскочил вплотную, не давая врагу залечиться заклятьем или выпить зелье.

Клинки столкнулись в воздухе, демоническая сталь с звоном рассыпалась от удара, вражеское лезвие вонзилось мне в плечо, но ударом ладони я загнал осколок меча в тело принца до конца. Изо рта Акиро хлынула кровь, но не сдающийся воин вновь поднял клинок. Перехватив его запястье, я вывернул руку, ломая её. Демонические когти со скрипом сжали броню и в этот момент принц наконец не выдержал, заорав во все горло, и в то же мгновение в меня впилась стрела откуда-то из-за деревьев.

Не церемонясь, я выдернул из сломанной руки волшебный клинок и одним движением срубил голову принцу Алиенеля. Схватив ее за длинные волосы, я отпрыгнул в сторону, избегая второго выстрела. За деревьями появлялось все больше стрелков, раздавались крики команд, и число врагов стремительно прибывало. Но самое страшное — огромная поднимающая снежные облака масса шагающей крепости приближалась.

Петляя словно заяц, я ринулся за Кладенцом. Не хватало только его окончательно потерять в сражении. Десятки стрел, свистя, догоняли меня. Утыкались в плечи и спину, хотя куда большее количество падало неподалеку. Сконцентрировав остатки эссенции на спине, я старался укрыться за деревьями, быстро приближаясь к проталине, в которой уже замерзал заветный клинок.

Сунув руку в ледяную воду, я на бегу схватил меч. Десятки мелких и не очень ранений были наскоро затянуты, но отнимали силы, и так плохо восстанавливающиеся из-за регенерации поврежденного запястья. Бежать было бесполезно, всадники на кабанах и животных, которых я видел первый раз в жизни, обходили меня, быстро окружая. Я едва успевал отбивать стрелы, летящие в голову и туловище. Вот только бежать было некуда.

— Ну что, твари! Хотите отведать крови императора? Идите сюда! — крикнул я, пр