Прекрасная (ЛП) (fb2)

- Прекрасная (ЛП) (пер. Beautiful Bastard | Passionflix | Переводы (18+) Группа) (а.с. Прекрасная-1) 614 Кб, 141с. (скачать fb2) - Элла Бордо

Настройки текста:



Элла Бордо Прекрасная

ОДИН Скайлар

Открыв дверь, я улыбнулась, увидев там Чарли.

— Эй, Чарли! — сказала я и впустила его.

Чарли и мой самый старший брат, Скип, были лучшими друзьями, сколько я себя помнила.

— Привет, Скайлар. Что ты делаешь дома? Нет планов на вечер с парнем?

— Нет. Джейкоб сегодня с игроками футбольной команды.

Чарли нахмурился.

— Плохой из него парень, раз он не увел тебя куда-нибудь в субботний вечер.

Я рассмеялась и прошла в гостиную.

— Ты пришел к Митчу?

Чарли и Митч стали больше общаться после того, как Скип отправился в Корпус морской пехоты США.

Он плюхнулся на диван.

— Да. Он сказал, что будет вечером дома, и я решил заглянуть.

Я устроилась в кресле напротив Чарли и скрестила ноги.

— Прости, я не знаю, где он. Я пришла с работы не так давно. Хотела включить фильм. Не хочешь остаться и посмотреть?

Что-то мелькнуло на его лице, и он отвернулся. Зазвонил мой телефон, и я схватила его.

— Привет, Джейкоб. Хорошо. Круто. Нет, Чарли заглянул, и мы решили посмотреть фильм. Так что не переживай.

Чарли взглянул на меня. Я невольно заметила, что он из-за чего-то растерян.

— Эм… ладно. Увидимся завтра. И я тебя люблю.

Я закончила разговор и опустила телефон.

— Ты в порядке? — я взглянула на Чарли.

— Да. День был долгим. Отец отчитал, и колледж оказался хуже, чем я думал.

Я кивнула, смеясь.

— Могу лишь представить.

— Эм… ты не хочешь в кино? Я не в настроении смотреть то, что видел миллион раз.

На миг я замешкалась. Я уже была в кинотеатре с Чарли. Но мы ходили с друзьями, а не вдвоем.

Я пожала плечами, улыбнулась и сказала:

— Конечно. Дай только переодеться.

Чарли широко улыбнулся. Ему было одиноко без Скипа. Мой старший брат отправился в лагерь подготовки морской пехоты, как только окончил старшую школу.

Я схватила телефон и побежала наверх. Я отправила Джейкобу сообщение.

Я: Эй, Чарли хочет сходить в кино. Ты не против? Только мы с ним, Митча нет дома.

Джейкоб: Ладно. Веселись, детка. Позвоню позже.

Я: Хорошо. Веселись и будь осторожен.

Джейкоб: Я всегда такой. И тебе того же.

Я быстро написала родителям о своих планах, надела шорты и одну из футболок болельщицы.

Чарли расхаживал по комнате, когда я спустилась.

— Готов? — спросила я.

Он повернулся и посмотрел на меня. Мне стало не по себе. Может, не стоило идти без Митча.

— Готов, — Чарли мило улыбнулся.

Эту милую улыбку я видела уже десять лет.

Я быстро отогнала сомнения.

Я не знала, что следующие сутки навсегда изменят мою жизнь.

* * *

Болтая с лучшей подругой, Мишель, по телефону, я подняла голову, пытаясь понять, почему Чарли задержался в магазине.

— О, Чарли выходит. Я позвоню, когда вернусь домой.

— Хорошо, Скай. Отдохни и передай Чарли привет.

Дверца открылась, и Чарли сел в свою машину. Он передал мне слурпи[1], пачку конфет и бутылку воды.

— Мишель передает привет.

Чарли широко улыбнулся.

— Привет, Мишель! — закричал он так, чтобы она его услышала.

— Еще поговорим, Мишель.

— Пока. Повеселись.

Я бросила телефон в сумочку, повернулась к Чарли, сделала глоток и улыбнулась.

— Слурпи?

Он рассмеялся, пока отъезжал от обочины.

— Тебе ведь нравится слурпи с рутбиром?

Я сделала еще глоток, убрала бутылку воды и конфеты, которые купил Чарли, в сумку.

— Да! Не могу поверить, что ты запомнил, что это мне нравится.

Вскоре мне стало весело.

— Эм, Чарли. Что-то у меня кружится голова.

Я повернула к нему голову, все двигалось медленно.

— Все хорошо, Скай. Я дал тебе не так много. Ты еще не уснешь.

Я нахмурилась.

— Что ты… я будто парю.

Чарли свернул. Я пыталась закрыть глаза и прогнать странное ощущение.

— Ты должна знать, как я всегда хотел тебя, Скайлар. Я видел, как ты смотришь на меня.

Во рту пересохло, я пыталась удержать мысли в голове.

— О ч-чем ты го-оворишь?

— Я намекал месяцами, но Джейкоб так заполнил твою голову бредом, что ты не видела. Но этой ночью я получу свое, то, что всегда было моим. Я обещал Скипу, что не наврежу тебе, так что дал тебе не так много вещества, детка. Просто, чтобы ты расслабилась, и чтобы мы насладились собой.

Мое сердце колотилось, голова закружилась сильнее. Я пыталась поднять руку, но она была ужасно тяжелой. Я закрыла глаза, отгоняла неприятное ощущение.

Открыв глаза, я огляделась. Я будто двигалась, но я не шевелилась. Я была на заднем сидении в машине Чарли. И вдруг я уловила движение.

«Ох, как мне плохо».

Я медленно повернула голову и увидела Чарли над собой.

— Детка, ты ощущаешься так, как я всегда представлял. О, как же хорошо. Тебе хорошо?

«Стоп. Ч-что происходит?».

В тот миг я поняла, что мы занимались сексом. Я попыталась оттолкнуть Чарли.

— С-стой. П-прошу, не надо. Я н-не… с-стой.

— Расслабься, Скайлар. Я так давно тебя хотел. И ты этого хочешь. Скайлар, ты хочешь. О, как я заведен. Я хочу трахать тебя всю ночь.

Слезы катились по моему лицу, я мотала головой.

— Нет, — шептала я. — Не надо!

Чарли сжал мои бедра, двигался быстрее, пока я пыталась оттолкнуть его телом.

— Не надо, — кричала я изо всех сил.

Он все двигался, уткнувшись лицом в мою шею. Мне было плохо, а он шептал:

— Я в презервативе. Никто не узнает, Скайлар.

Я всхлипывала, а он прижался губами к моим губам. Я пыталась повернуть голову, чтобы прервать поцелуй.

Я онемела и смотрела на него. Слезы лились из глаз.

«Как он может так поступать со мной? Он должен быть моим другом. Он — лучший друг моего брата».

Чарли прижался ко мне сильнее, крича мое имя.

— О, да. Я кончаю.

Я смогла едва слышно прошептать:

— Почему?

Мое тело не выдержало, все почернело.


ДВА Вьятт

— Ты рад переезду в Техас? — спросила Кэндис, пока я шел к шкафчику.

— Да. Город, куда мы переезжаем, неплохой, чуть больше этого. Но я точно буду скучать по Нью-Мексико.

Кэндис прислонилась к соседнему шкафчику.

— Как он там называется?

— Марбл Фолс.

Она сморщила нос.

— Звучит как деревушка. Уверен, что ты этого хочешь?

Я взял учебники для двух последних уроков, закрыл дверцу и посмотрел на нее.

— Кэндис, мой отец получил работу в Остине, так что у меня было два варианта — остаться тут для выпускного года и жить с кем-то или переехать в Марбл Фолс и играть за крутую футбольную команду в старшей школе.

— Но у нас крутая команда и здесь. Зачем тебе нужно уезжать, Вьятт?

Она почти скулила, и мою кожу покалывало.

Кэндис пыталась продвинуть наши отношения дальше весь этот год, хотя я раз за разом повторял ей, что меня интересует только дружба.

Я раздраженно выдохнул.

— Я хочу быть со своей семьей, Кэндис. Все так просто.

Она недовольно надулась и склонила голову.

— Тогда как насчет найти уединенное место после твоей вечеринки, чтобы… попрощаться?

Я посмотрел на свою кузину, Леанну, идущую в мою сторону. По ее улыбке было понятно, что она знала о моих страданиях с Кэндис.

— Эй, Вьятт, я могу поговорить с тобой быстро до начала следующего урока? — сказала Леанна.

Кэндис недовольно посмотрела на нее.

— Прости, Кэндис. Увидимся позже, — я оттолкнулся от шкафчика и пошел с Леанной к ее следующему уроку, кабинет был в другой стороне от моего.

— Боже, я перед тобой в долгу.

Леанна захихикала.

— Я заметила твои мучения. Что она просила в этот раз?

— Секс.

— Ох, кошмар! Фу. Я навеки травмирована, Вьятт! — мы остановились у двери класса, и она мило улыбнулась мне. — Я буду скучать. Обидно, что мы только начали учиться, и ты уезжаешь.

— Знаю, но ты можешь приехать в Марбл Фолс в любое время!

Леанна закатила глаза.

— Ага. Иди, пока не опоздал.

Я поцеловал ее в щеку и прошептал:

— Я перед тобой в долгу, — и поспешил по коридору.

Еще два часа, и я покину это место и начну новую главу своей жизни. Я не мог дождаться. Что-то говорило мне, что моя жизнь изменится к лучшему.

* * *

— Добро пожаловать в город мустангов.

Я улыбнулся и вежливо кивнул, протянул руку над столом, чтобы пожать ладонь директора.

— Спасибо, сэр. Я надеюсь окончить тут старшую школу.

Родители сидели рядом со мной с широкими улыбками на лицах.

Отец взглянул на меня и сказал:

— Несколько колледжей в Нью-Мексико заинтересованы Вьяттом. Мы надеемся, так случится и тут, хоть он не был в команде с начала года.

Директор Дэвис отмахнулся, словно было пустяком то, что я переходил в новую школу на неделю позже начала учебного года. Родители пытались успеть к началу, но дом в Марбл Фолс доделали только вчера. И я пропустил тут неделю учебы и футбольный матч.

— Я не переживаю, как и тренер Сандерс. Уверен, Вьятт идеально впишется в команду.

После встречи я ждал у кабинета, родители заполняли бланки. Волоски на моих руках встали дыбом, когда я повернулся и увидел красивую девушку с длинными волнистыми русыми волосами. Она окинула меня взглядом и дружелюбно улыбнулась в ответ.

Ее улыбка лишила меня дыхания.

— Миссис Ричардсон, мне нужно оформить двойную кредитку.

Я пытался отвести взгляд от нее, но не мог перестать пялиться. Ее улыбка потрясала, ее глаза искрились при виде меня. Она покраснела и отвернулась немного, не смотрела больше в мою сторону, пока шла к двери.

— Все хорошо, Вьятт? — спросила мама.

Я с улыбкой кивнул и сказал:

— Думаю, я увидел ангела.

Папа похлопал меня по спине и рассмеялся.

— Еще часа не прошло, а мальчик нашел себе ковбойшу.

Мама игриво ткнула папу локтем в живот.

— Хватит, Джоэл, — она с пониманием посмотрела на меня. — Повеселись, Вьятт.

— Хорошо, мам. Прошу, не переживай. Все будет хорошо.

Она выдохнула, закрыла глаза и покачала головой.

— Я знаю, как сложно быть новым ребенком в школе.

Я взял ее на руки и поцеловал ее правую ладонь.

— Мам, все будет хорошо.

— Видишь, Элис? Он будет в порядке. Идем, чтобы он не опоздал на первый урок.

Мама быстро поцеловала меня в щеку и обняла, разрешила отцу увести ее из школы. Качая головой, я улыбнулся и повернулся к секретарю, миссис Ричардсон. Она подмигнула мне и позвала одного из учеников показать мне школу.

Но все это время я мог думать только о той девушке с красивой улыбкой.

ТРИ Скайлар

Как только я увидела, как он прошел в класс на английском, я затаила дыхание. Я видела его уже дважды. Он был очень красивым. От его темных волос выделялся цвет глаз. Все девушки тут же стали шептаться, надеясь, что он их заметит.

Я сидела в дальнем правом углу, подальше ото всех. Он не должен был увидеть меня.

Но наши взгляды пересеклись. Я тут же покраснела, как и раньше, когда он улыбнулся мне у кабинета. Я не знала, смотрел ли он сейчас на меня.

Он улыбался Дженни или мне?

Дженни была красивой блондинкой с голубыми глазами, еще и чирлидер. Ее взгляд мог сбить с ног любого парня.

Миссис Хэзевей улыбнулась ему и сказала выбрать место. Он повернулся и пронзил меня взглядом. Мое сердце забилось так громко, что я была уверена, что все в классе его слышали.

— Я слышала, он переехал сюда из Нью-Мексико. Он хотел играть в футбол за техасскую старшую школу, чтобы его заметил колледж, — сказала Дженни, поправляя волосы.

— Как его зовут? — спросила Бет.

Дженни пожала плечами.

— Какая разница? Посмотри на его тело. Ох, в Нью-Мексико делают красавцев, — она вскочила и подвинулась на другое место, чтобы освободить стул рядом, когда он подошел к ее парте.

Почему-то мое сердце разбивалось. Глупо было думать, что он заметит меня. Даже если бы заметил, все сказали бы ему держаться от меня подальше.

Он миновал парту Дженни, подошел к моей и улыбнулся.

О. Боже.

— Привет, я Вьятт. Можно подсесть к тебе? — спросил он.

Эта прекрасная улыбка растопила мое сердце.

Я улыбнулась.

— Конечно. Тут свободно.

Он сел, а я взглянула на Дженни и ее подруг. Если бы взгляд мог убивать, я была бы уже на полу. Стараясь не смотреть на них, я перевела взгляд на миссис Хэзевей, которая улыбалась невероятно широко.

Миссис Хэзевей была еще и моей соседкой. Она была самой молодой учительницей в моей старшей школе. Ей не нравилось, как со мной обходились другие ученики, и она всегда защищала меня. Я переживала, что однажды это навредит ей.

Дженни встала и прошла к моей парте.

— Эм… привет. Вьятт, да?

Вьятт повернулся и посмотрел на Дженни.

— Так точно, мэм.

— Думаю, за моей партой тебе будет удобнее, — она склонилась, чтобы было лучше видно ее грудь.

Я закатила глаза.

— Если ты знаешь, о чем я, — проворковала она.

Вьятт улыбнулся ей и повернулся ко мне с удивленным взглядом. Он оглянулся.

— Спасибо, но мне и тут удобно.

Дженни выпрямилась с потрясенным видом.

— Что?

— Спасибо, но нет. Меня устраивает это место.

— Дженни, прошу, займи свое место, — попросила миссис Хэзевей.

Я сидела там сорок пять минут, пыталась внимательно слушать о Ромео и Джульетте, но могла сосредоточиться только на красавце. Каждые пять минут он задевал мое колено своим и извинялся. Я была как на американских горках, судя по тому, как подпрыгивало мое сердце и трепетал желудок.

«Не привыкай к этому, Скайлар. Как только он узнает, что общение с тобой — самоубийство в глазах общества, он перестанет с тобой говорить, как и не сядет с тобой завтра».

— Скажи, могу ли я одолжить твои записи завтра на уроке, чтобы наверстать? Миссис Хэзевей сказала попросить кого-нибудь, так почему не девушку, которую я уже видел дважды?

— О, кхм… да, конечно! Можешь взять их домой, если хочешь. Мне они не понадобятся. Следующий тест на следующей неделе, — сказала я, протягивая ему тетрадь.

— Круто! Большое спасибо. Кстати, я тебе свое сказал, а ты свое скажешь?

Я тряхнула головой, не понимая его.

— Что скажу?

Он криво улыбнулся, и я подумала, что умру. На его левой щеке была ямочка.

О, боже…

Он рассмеялся и покачал головой.

— Имя, ангел. Как тебя зовут?

Все во мне сжалось, когда он назвал меня ангелом. Он не только был очень красивым, но и пленил голосом.

— О! — я издала смешок. — Скайлар. Скайлар Вудс.

Он улыбнулся шире, потянулся за моей тетрадью. Когда его ладонь задела мою, я захотела судорожно выдохнуть. Казалось, ладонь пронзили мелкие заряды молнии. Он посмотрел на наши ладони, поднял голову и поймал мой взгляд. Его глаза показывали, что он ощущал то же, что и я. Я затаила дыхание, пока Вьятт приковал меня к месту взглядом. Я приоткрыла рот, но слов не было. Во рту вдруг пересохло.

Прозвенел звонок, он медленно убрал руку с моей и улыбнулся.

— Рад знакомству, Скайлар. Надеюсь, будем видеться часто.

— Взаимно, Вьятт. Добро пожаловать в Марбл Фолс, — ответила я с улыбкой.

Он встал и зашагал прочь. Я старалась не пялиться на него как дурочка. Я заметила, как Майк Барнс и еще несколько футболистов остановили его и представились. Они уже узнали, что Вьятт перевелся сюда ради футбола.

Я взглянула на миссис Хэзевей, собирая свои вещи. Она улыбнулась мне и подмигнула. Я слабо улыбнулась в ответ.

Когда футболисты расскажут Вьятту о моем прошлом, он постарается как можно скорее отдалиться от меня.

Я надеялась, что хотя бы верну тетрадь.

ЧЕТЫРЕ Вьятт

Я не мог перестать думать о Скайлар весь день. Я еще не встречал таких красивых девушек. Ее длинные волнистые русые волосы и серые глаза были выжжены в моем разуме. Как только я увидел ее у кабинета этим утром, я поняла, что мне нужно было узнать ее. Я не мог забыть ее улыбку.

А потом, когда я увидел ее на уроке английского, что-то произошло. Такое со мной еще не происходило. Мое сердце забилось сильнее, ладони вспотели. Я словно не мог перевести дыхание. Еще ни одна девушка не вызывала у меня такую реакцию.

Я прошел в столовую с Майком и парой ребят из футбольной команды. Я быстро огляделся. Почти ничего не отличалось от моей прошлой школы. Эта школа все же была больше. Честно говоря, я удивился, когда они так быстро приняли меня. Судя по словам моего отца, тренер посмотрел мои игры из старой школы, как только директор рассказал ему обо мне. Я считался лучшим защитником среди старшеклассников в Нью-Мексико, и эта школа, судя по всему, нуждалась в хорошем защитнике.

Я взглянул направо и увидел, как Дженни глупо машет мне.

Фу.

Она сразу напомнила мне Кэндис.

Я отвел взгляд и увидел Скайлар с другой девушкой и парнем. Они были за большим столом, пока остальные заняли два других стола.

— Чувак, бери обед и садись с нами. Но остерегайся Дженни. Она уже пыталась дотянуться до тебя своими коготками, — сказал Майк с улыбкой.

Я рассмеялся и покачал головой.

— Спасибо, чувак, но я посижу со Скайлар.

Улыбка Майка увяла.

— Скайлар? Скайлар Вудс?

— Ага.

— Ох, чувак, я понимаю, что ты — новенький, и Скайлар довольно мила, так что я не стану тебя ругать. Но зависать с ней нельзя.

В моей крови тут же вскипел гнев. Проклятье. Что со мной? Почему я разозлился?

— Почему? — спросил я и взглянул на Майка.

— Эм… Скайлар… — Майк посмотрел на Скайлар, а потом на меня.

Я качал головой. Он хоть понимал, почему ему не нравилась эта девушка?

Майк стукнул другого футболиста, которого я встретил до этого, по руке.

— Джейкоб, Вьятт хочет знать, почему ему нельзя зависать со Скайлар.

Джейкоб рассмеялся, но вымученно.

— Чувак, Скайлар… запятнана, если ты понимаешь, о чем я.

Я прищурился и покачал головой.

— Нет, не понимаю.

Джейкоб вздохнул и огляделся.

— У нее есть старший брат в морской пехоте. Он всегда переживал за Скайлар, ведь она была такой невинной и красивой.

Он посмотрел на Скайлар, и я невольно заметил печаль на его лице.

— Она не знала, сколько парней хотело быть с ней и, может, еще хотят. До того, как ее брат уехал, он попросил своего лучшего друга, Чарли, «присмотреть» за Скайлар, пока его нет. И он присматривал за ней. Чарли уговорил ее сходить в кино. Ее родители не переживали, ведь знали Чарли, и он был лучшим другом их сына. В общем, Чарли и Скайлар занялись серьезным сексом в его машине. И на следующий день он разнес по всему городу, какая хорошая у нее попка. Вот только Скай сказала, что он опоил ее и изнасиловал.

Джейкоб смотрел на Скайлар, и его глаза явно затуманились.

Мое сердце колотилось, я сжал кулаки.

— Брат Скай приехал домой и узнал об этом. Он избил Чарли перед тем, как отправился в Ирак, — Джейкоб смотрел на пол. Он явно не верил в то, что рассказывал мне. Казалось, речь была заученной. Он посмотрел на меня и пожал плечами. — Чарли рассказал всем, что Скайлар соврала и умоляла его о сексе. Почти все встали на сторону Чарли, и Скай… получила плохую репутацию. Многие девушки завидовали Скай, так что разнесли историю Чарли как пожар.

Я смотрел на него и качал головой.

— Ты хорошо знал ее до этого?

Джейкоб посмотрел на пол и кивнул.

— Да, мы… встречались.

— У тебя был с ней секс? — спросил я.

Он потрясенно посмотрел на меня.

— Боже, чувак, я не буду это с тобой обсуждать. Скай — не шлюха, которая спит с парнями и уходит. Мы встречались. Это было другое.

— Но ты стоишь тут и говоришь мне, что она запятнана. Все очень странно. Звучит так, словно у Скайлар были друзья, подло бросившие ее в момент, когда она нуждалась в них больше всего.

Джейкоб стоял и хмуро смотрел на меня.

Майк издал смешок.

— Чувак, ты не понимаешь. Чарли сказал, что она хотела, чтобы он трахнул ее.

Джейкоб хмуро посмотрел на Майка.

— Заткнись, Майк. Если Вьятт хочет, пусть говорит со Скайлар, — он повернулся ко мне. — Увидимся на футбольном поле, чувак.

Джейкоб пошел к столу, где сидели Дженни и многие другие.

Майк покачал головой и поднял руки.

— Тебе решать, хочешь ли ты с ней говорить. Мы тебя предупреждали.

Майк пошел за Джейкобом, а Дженни следила, как я шел к столу Скайлар.

В следующий миг Дженни оказалась передо мной, преградила путь.

— Эй, почему бы тебе не сесть с нами? Можешь познакомиться с чирлидерами и другими футболистами, — сказала она, подпрыгивая, чтобы ее грудь двигалась передо мной.

Я очень хотел сказать ей уйти с дороги, но вежливо улыбнулся.

— Спасибо, но я лучше посижу и узнаю Скайлар немного лучше.

Дженни повернулась и посмотрела на Скайлар, болтающую с подругой.

— Серьезно? Скайлар? Ты не понимаешь, Вьятт. Скайлар немного… шлюха. Если бы мы могли, мы бы прицепили к ее груди большую красную А, — она рассмеялась.

Вот стерва.

— Ого…

Она кивнула и улыбнулась.

— Знаю. Хорошо, что я тебя предупредила, да? — она повернулась и посмотрела на Скайлар, взглянула на меня и подмигнула.

— Я не об этом, — сказал я и прошел мимо Дженни, направляясь к Скайлар.

Друг Скайлар заметил меня первым и вежливо улыбнулся. Я улыбнулся в ответ и сел на стороне Скайлар, стал подвигаться к ней.

Парень за столом выглядел неплохо. Он был крупным, наверное, спортсменом. Я улыбнулся, пока он пристально смотрел на меня. Он напоминал Скайлар. Может, они были в родстве.

— Эй, — сказал я, когда Скайлар уставилась на меня.

Она покраснела.

— Эм… эй, — сказала она, огляделась и посмотрела на меня без эмоций.

Парень напротив меня покачал головой и издал грубый смешок.

— Видимо, твои друзья еще не рассказали тебе о моей сестре?

«Ах, еще один защищающий брат».

Я улыбнулся и кивнул.

— О, до меня дошли их сплетни. Забавно, но я предпочитаю узнать человека лучше, а потом вешать на него ярлык.

Скайлар кашлянула.

— Эм… это мой младший брат, Митч.

Я протянул руку и представился:

— Вьятт Смит.

Он ответил с улыбкой:

— Младше всего на пять минут, — он взглянул на Скайлар и подмигнул.

— Близнецы. Ого, — сказал я, посмотрел на Скайлар и улыбнулся.

Блондинка потянулась над столом и улыбнулась мне. Ее голубые глаза сияли, пока она смотрела на Скайлар, а потом на меня.

— Эй, я Мишель, лучшая подруга Скай и девушка этого идиота.

Я рассмеялся и повернулся к Скайлар.

— Да, разнояйцовые близнецы, — сказала она.

Я посмотрел на Митча, а потом Мишель с улыбкой.

— Рад знакомству.

Остаток обеда мы болтали, и я смог узнать их лучше. Митч немного расслабился, и я узнал, что он играл в футбол и бейсбол. Мишель и Скайлар дружили с детского сада. И я узнал, что старший брат Митча и Скайлар, по прозвищу Скип, был в морской пехоте, и он будет дома на каникулах на Рождество.

Скайлар красиво смеялась, и часть меня хотела слушать ее смех каждый день. Но ей было неловко рядом со мной. Я не знал, стеснялась она всегда, или дело было в отношении окружающих к ней. Я знал, что в ее глазах не просто так была печаль, и я хотел узнать больше.

Прозвенел звонок, и я спросил, какой у нее урок дальше.

Она закатила глаза.

— Математика.

Мое сердце гремело в груди.

— И у меня.

Она улыбнулась.

— Да? Круто.

Она замерла и осмотрелась, кусая губу, поглядывая на меня.

— Эм… да. Если ты хочешь.

Я подмигнул и кивнул.

— Хочу.

Ее щеки снова стали красивого розового цвета. Было заметно, что Скайлар не привыкла к вниманию, но я не знал, было ли так до беды с Чарли. Я знал лишь, что хотел понять ее.

Мы говорили по пути в класс о том, как ей не нравится математика, но она пыталась учиться хорошо. Родители заставляли ее держаться в оценках на уровне четверки и выше.

— Я разбираюсь. Люблю математику. Дай знать, если нужна помощь, — сказал я, ткнувшись в ее плечо.

Она улыбнулась и пропала из виду. Я оглянулся, она оказалась на полу. Я поднял голову и увидел, как мимо идут Дженни и другая девушка.

Они рассмеялись, и Дженни сказала:

— Ой, прости, шлюха.

Я склонился и попытался помочь Скайлар встать, но она оттолкнула мою руку. Я видел слезы в ее глазах, и от этого грудь сдавило.

— Я в порядке, — она встала и быстро пошла прочь.

— Скайлар подожди.

Она прошла в класс и направилась в дальнюю часть.

«Она все время сидит одна в конце класса?».

Дженни схватила меня за руку.

— Пустое место тут, — она пошевелила бровями.

— Нет, спасибо, — я пошел к Скайлар.

Она смотрела в окно, но подвинулась, когда я сел. Она точно плакала.

Почему-то от мысли о ее слезах мое сердце разбивалось, и меня охватило желание никогда не видеть ее плачущей.

ПЯТЬ Скайлар

Все силы на математике ушли на то, чтобы не смотреть на Вьятта.

Я взглянула на Дженни.

«Ненавижу ее. Не могу поверить, что она когда-то была моей лучшей подругой, и что я даже была в их дурацкой команде чирлидеров. Ненавижу их всех».

Как только прозвенел звонок, я вскочила и поспешила из класса. Я почти бежала к своему шкафчику. Когда я открыла его, оттуда выпала записка, и сердце подпрыгнуло к горлу.

— О, нет, — прошептала я. Я склонилась, подняла записку и прочла ее:

«Серьезно, Скайлар? Думаешь, красавчик Вьятт станет интересоваться школьной шлюхой? Ты не красивая, не смогла даже соблазнить Чарли. Сдавайся. Вьятт просто ищет доступную подстилку».

От одного имени Чарли меня тошнило. Я огляделась, но никто не смотрел на меня. Я порвала записку и бросила в свой шкафчик. Я потянулась за ключами от машины. Я никогда не пропускала уроки, но не могла вытерпеть тут ни минуты. Я любила школу, но теперь боялась приходить сюда.

Я пришла к медсестре и сказала, что плохо себя чувствовала. Я никогда еще не отпрашивалась, так что не удивилась, когда она дала мне записку, не позвонив моим родителям.

Я села в машину и поехала к парку штата Инкс Лейк. Там я очищала голову и прогоняла ненависть из сердца. Я вытащила кулон в виде сердца из-под блузки. Кулон дал мне Скип.

«Когда я тебе понадоблюсь, Скай, держись за этот кулон, и я буду с тобой».

Слезы пылали в моих глазах. Я припарковалась, выбралась и села на капот машины.

«Почему? Почему это произошло со мной? Чем я такое заслужила?».

Я молила родителей перевести меня в другую школу, но отец сказал, что нужно преодолеть страхи и постоять за себя, иначе меня будут считать такой, какой я не являюсь. Вот только, как бы люди ни пытались защитить меня, родители Чарли как-то добирались до них и убеждали, что врала я. Отец Чарли не мог позволить, чтобы его сын получил репутацию насильника.

Больше всех меня ранил Джейкоб. Сначала он поверил мне, но после визита отца Чарли Джейкоб порвал со мной и игнорировал меня, как и все мои, так называемые, друзья.

«Боже, как глупо было доверять Чарли».

Телефон завибрировал в заднем кармане. Я вытащила его и увидела сообщение от Митча.

Митч: Эй, ты где?

Я: Раньше ушла из школы. Хотелось на свежий воздух.

Митч: Скай, ты в порядке? Что случилось?

Я: Все хорошо. Просто нужно время.

Я любила братьев и их желание защитить меня, но порой хотела побыть наедине со своими мыслями.

Я включила айпод, медленно отпускала все: страхи, обидные слова, болезненные воспоминания. Они пропадали с каждым вдохом, а потом я уснула.

Я была в красивом платье, и Вьятт кружил меня. Мы смеялись, и он смотрел на меня с любовью в глазах.

Я не хотела просыпаться.

* * *

— Скайлар? — меня звал его красивый голос.

«Лучший сон в мире».

— Скайлар? Ты обгоришь на солнце, ангел.

«Мм… если бы на мне были его губы, я бы попала в рай».

Я бы хотела ощутить поцелуй, полный любви и страсти, а не похоти. Хоть я плохо помнила ночь, когда Чарли изнасиловал меня, я помнила достаточно, чтобы страдать до конца жизни.

Кожа на руке пылала, я пыталась сосредоточиться на сне.

— Скайлар, прошу, проснись.

Мои глаза открылись, я резко села, вытащила наушники из ушей. Я смотрела на Вьятта.

«Что он тут делает? Кто сказал ему, где меня найти?».

— Ты преследовал меня? — спросила я, слезая с капота машины. Я отошла от него. Сердце гремело в груди, страхи с той ночи с Чарли охватили меня.

Он растерялся, а потом отошел на пару шагов, словно понял мой страх.

«Он думает, что я боюсь его. Блин».

— Эм, нет… конечно, нет. Я нашел это место пару дней назад, оно мне понравилось. Тут приятно учиться и расслабляться. Я не знал, что это была ты, пока не подошел, чтобы проверить, все ли хорошо. У тебя обгорело лицо. Как давно ты была тут, ангел?

Я смотрела на него. Тревога в его глазах была непонятной. Никто, кроме моей семьи и Мишель не заботился обо мне. Я забыла, как это — видеть такой взгляд, как у Вьятта.

«Почему он все еще зовет меня ангелом?».

Я покачала головой, прогоняя мысли.

— Я… кхм, не знаю. Я слушала любимую песню и, похоже, уснула.

Вьятт улыбнулся и спросил:

— Какая твоя любимая песня?

Мне нужно было сосредоточиться, чтобы не лепетать и не выглядеть как дурочка.

— «Beautiful» Кристины Агилеры. Который час?

— Пять.

«О, нет! Кошмар!».

Я поспешила мимо него и открыла дверцу машины.

— Эй, куда ты так спешишь?

— Работа! Я работаю в «Пицца Мия». Прости, Вьятт. Мне пора, или я опоздаю, — я запрыгнула в машину и поехала на работу. Хорошо, что запасная форма была в машине.

Через двадцать пять минут, подъехала на парковку для работников и выбежала из машины. Я думала, что хуже уже не будет, но увидела Дженни, Бет и Рейчел в кабинке. Я быстро миновала их, переоделась в кладовой. Я все же успела вовремя, так что выдохнула с облегчением.

Ева подошла и указала на Дженни и ее команду.

— Хочешь, возьму их столик? Они знают, что это твоя кабинка.

Я кивнула и улыбнулась ей. Ева была милой, и она была одной из немногих, кто верил мне, а не Чарли.

Как только Ева подошла принять их заказ, я услышала вопрос Дженни:

— А какие столики у Скайлар?

— Ее секция занята. Будете делать заказ или нет?

Прозвенел колокольчик на двери, она открылась. Я подняла голову и увидела, как вошел Вьятт.

«Что такое?».

Он посмотрел на меня и широко улыбнулся. Я невольно улыбнулась в ответ.

«Хватит, Скайлар!».

Но что-то в нем влекло меня.

Он подошел ко мне, улыбнулся шире, и я заметила, что люди смотрели.

— Эй, — сказал он и сел за барную стойку.

Я издала смешок и глупо ответила:

— Эй.

Я прошла к одному из своих столиков принять заказ. Все время меня пронзал взгляд Дженни. Мне даже нравилось, как она переживала, что Вьятт оказывал мне внимание.

«Но зачем Вьятт это делает? Он не понимает, что они не дадут мне спуску за это? Или, что хуже, ему?».

Два часа моей смены, пока я работала и старалась избегать Дженни, Вьятт говорил с мистером Джонсом, нашим постоянным клиентом, о Второй мировой войне. Дженни хотела поговорить с Вьяттом, но ей быстро наскучила тема войны. Она встала и пошла к своим подругам, а Вьятт посмотрел на меня и подмигнул. Я рассмеялась, ведь ему явно не нравилась Дженни, но она этого не замечала.

Устав ждать, пока Вьятт закончит разговор, Дженни и ее друзья решили уйти.

Когда людей стало меньше, и мистер Джонс уже не мог держать глаза открытыми, Ева сказала, что можно уходить.

Я записалась и прошла к Вьятту с улыбкой.

— Эй.

Он рассмеялся и снова растопил меня своей улыбкой.

«Боже, эта улыбка сбивает с ног».

— Не хочешь сходить на кофе? — спросил он, протягивая руку.

Сердце колотилось.

«Не хочешь в кино?».

Я стала качать головой, и Вьятт явно заметил, как я перепугалась.

— Не на свидание… просто как друзья. Я поеду следом за тобой. Тебе не нужно ехать со мной.

«Он все знает. Боже, он все знает».

Я хотела заползти в ямку и умереть. Мозг плохо думал этим вечером. Я не успела понять, как уже согласилась встретиться с ним у кофейни, хоть мне не нравилось, что он знал все о случившемся с Чарли.

Мы вышли из пиццерии, и я заметила, как незнакомцы пялятся на нас. Я огляделась, две девушки шли в пиццерию и шептались, одна глядела на меня как на мусор.

— Может, это была не лучшая идея, — сказала я снаружи.

— Скайлар, не давай другим диктовать, как тебе жить. Прошу, давай выпьем вместе кофе. Пожалуйста.

Я кусала уголок губы, поглядывая на двух девушек.

— Не давай их глупостям и зависти лишить тебя вкусного кофе.

Я улыбнулась и кивнула.

— Встретимся там через пять минут.

Вьятт радостно взмахнул кулаком и отошел на пару шагов.

— Увидимся там, ангел.

Я села в машину и позвонила маме.

— Привет, мам. Эм… ничего, если я задержусь немного, выпью кофе с другом?

Молчание.

— Мам?

— Друг? Подруга или друг?

Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

— Парень, мам. Но он новый. Он предложил помочь с математикой, так что ничего страшного. И Дженни он заинтересовал.

Мама рассмеялась.

— Хорошо, что он пригласил тебя и предложил помочь.

Я слышала восторг в ее голосе.

Мои родители знали, что меня обижали в школе, но я не описывала им весь масштаб кошмара. Они ощутили бы вину, если бы узнали, как заставляли меня оставаться в школе, где ко мне относились как к шлюхе. Я заставила Митча поклясться, что он не расскажет им. У моего отца случился сердечный приступ вскоре после того, как он узнал, что меня изнасиловали, так что ему не нужно было добавлять стресс, как и маме.

Я остановилась у парковки, посмотрела в окно. Вьятт уже был там, и официантка флиртовала с ним.

Я прислонилась головой к рулю.

— Что я вообще делаю?

Я посмотрела на него. Он был неотразим с темно-каштановыми волосами и зелеными глазами. У него были волосы, которые Мишель звала сексуальными — спутанные, но притягательные. Мне казалось, что его рост был с метр семьдесят. Он был крепко слажен, превзошел в этом Скипа. Я подслушала, как он спрашивал Митча, хотел ли тот заняться спортом после школы. Я могла лишь представлять, как его тело выглядело под одеждой.

Он выглянул в окно и увидел меня в машине. Он нахмурился на миг, а потом улыбнулся и помахал мне входить.

Я глубоко вдохнула и сжала сумочку.

— Вперед. Посмотрим, чем это обернется.

ШЕСТЬ Вьятт

Дверь кофейни открылась, и вошла Скайлар. Она нервничала, и я не знал, было это из-за встречи со мной, или из-за того, что подумают люди, увидев нас вместе в кофейне. Мне было плевать, что думали люди, мне нужно было, чтобы и она так считала.

Скайлар мило улыбнулась и села за столик. Я еще никогда не встречал кого-то, похожего на нее. Она была красивой и забавной, и она с позитивом смотрела на жизнь, несмотря на все, что преодолела.

— Я подумал на миг, что ты уедешь и оставишь меня тут.

Она сморщила нос, рассмеялась и сказала:

— Нет, прости, просто у меня давно не было ничего нормального.

Я нахмурился от этой мысли.

Официантка подошла и спросила, что закажет Скайлар. Та попросила кофе, и официантка улыбнулась.

— Рада видеть тебя тут, Скай. Давно не виделись.

Скайлар улыбнулась, но я видел ее потрясение. Она словно привыкла, что к ней относятся как к изгою.

— Что мечтаешь делать после старшей школы? — спросил я у Скайлар, когда официантка ушла.

Она улыбнулась.

— Покинуть Марбл Фолс… и не оглядываться. Я бы хотела в университет Бейлор, получить степень по истории. Я люблю историю.

— Учитель?

— Нет, наверное, юрист, — она медленно отвела взгляд.

— Почему?

Она повернула голову и оценивающе посмотрела на меня.

— Сколько ты знаешь о случае с Чарли?

Я пожал плечами, сделал глоток кофе.

— Я знаю, что некоторые люди любят обсудить жуткие случаи. Некоторые рассказывают, но я вижу по глазам, что они знают, что мелят ерунду.

Она вскинула брови.

— Например, кто?

— Джейкоб.

Скайлар опустила взгляд на кофе.

— Да, это больно. Я думала, что, кроме Мишель, меня хорошо знал и мой парень.

Я кивнул и вздохнул.

— Думаю, родители Чарли — влиятельные люди? Похоже, его папа говорит с людьми, и они передумывают.

Скайлар закатила глаза.

— Можно и так сказать.

— Пошли их к черту.

Ее глаза расширились.

— Прости, что?

— Пошли всех тех, кто пытается вешать на тебя ярлык. Ты знаешь, что я вижу, когда смотрю на тебя?

Она тут же покраснела.

— Я вижу красивую девушку с потрясающей улыбкой, а еще она умная, хоть и не в математике.

Скайлар рассмеялась и покачала головой.

— Я вижу девушку, которая, если решила, может сделать все, что хочет. И я вижу сильную девушку, которая пережила много кошмаров, но все еще идет, высоко подняв голову. Ты крутая, как по мне.

Ее рот чуть приоткрылся, пока она смотрела на меня.

— Ты даже меня не знаешь, Вьятт.

Я улыбнулся ей, склонился ближе и сказал:

— Пока что. Я пока что тебя не знаю. Но мы неплохо начали, да?

Ее улыбка чуть не сдула меня со стула.

— Думаю, да. Не буду спорить, ты интересный.

Я приподнял бровь и сказал:

— Ловлю на слове!

Она взглянула на часы и повернулась ко мне, надувшись.

— Думаю, мне пора домой. Родители будут переживать.

Я заплатил и проводил ее до машины. Я хотел обнять ее и держать, чтобы она поняла, что о ней заботятся.

— Ты работаешь каждый день? — спросил я у ее машины.

— Не каждый. У меня проблемы с математикой, так что родители заставили уменьшить часы. Скоро контрольная, так что…

Я улыбнулся, глядя в ее красивые серые глаза. Она казалась сильной снаружи, но глаза были растерянными.

— Я помогу тебе учиться. Встретимся завтра. Во сколько тебе удобно?

Она издала смешок.

— Ты точно не против?

— Нет. Я бы не спрашивал, если бы был против.

— Завтра? После тренировки по футболу?

— Идеально! Там и встретимся, ангел, — я чуть не поцеловал ее в щеку, но сдержался.

Как только ее зубы сжали ее губу, я понял. Я проиграл девушке, такого со мной еще не было.

— Спокойной ночи, ангел.

Скайлар помахала и быстро забралась в машину. Я проводил ее взглядом, пока не пропали огни ее фар.

«Что в ней заставляет мой желудок падать, как на американских горках?».

* * *

Я постучал в дверь и терпеливо ждал.

Когда мама Скайлар открыла дверь, она широко улыбнулась мне.

— Добрый день, Вьятт. Какие планы на сегодня?

Когда я забирал Скайлар пару раз до этого, я видел настороженность в глазах ее родителей. Я не мог представить, как сложно им было отпускать их дочь со мной, зная, что лучший друг их сына изнасиловал ее. Даже Скайлар было непросто сначала. Когда я первый раз протянул ей бутылку воды, я увидел страх в ее глазах. Это чуть не убило меня. И я позволил ей все планировать для нас.

Мы провели много часов в кофейне или на газоне у библиотеки. Сегодня я выбирал, куда мы шли.

Я сел в гостиной с отцом Скайлар, Полом, и мы поговорили о футболе, пока я ждал Скайлар.

Я знал, что она вошла в комнату. Я поднял взгляд и перестал дышать. Ее волосы были спешно собраны в пучок на макушке, пара прядей выбилась из него. Она была в джинсах и блузке с длинными рукавами. Я опустил взгляд и улыбнулся при виде лиловых кроссовок.

Я не думал, что видел когда-либо кого-то красивее нее.

— Привет, — сказал я, вставая и проходя к ней.

— Привет и тебе, — сказала Скайлар и прикусила нижнюю губу.

Блин, я так сильно хотел ее поцеловать, но не мог спугнуть ее, и не хотел заставлять ее отца бить меня.

— Так что вы задумали на сегодня? — спросил Пол.

Скайлар повернулась ко мне.

— Не знаю. Сегодня я дала выбрать Вьятту.

Пол слабо улыбнулся.

— Тогда веселитесь, но осторожно на дорогах. Позвони нам через пару часов, Скайлар.

Скайлар покраснела, глядя то на отца, то на меня.

— Обязательно. Увидимся позже, пап.

Я прижал ладонь к ее пояснице, ее тело дрожало. Я повел ее к своей машине. Скайлар лишь недавно стала ездить со мной в машине, но не ночью.

Я завел машину и поехал к парку Лейксайд.

— Так какой план сегодня? — спросила Скайлар, сцепив ладони.

— Это сюрприз, — подмигнул я.

Ее улыбка дрогнула, но не пропала.

— Можно намек?

— Парк.

Скайлар со смехом стукнула меня по руке.

— Парк? Серьезно? Ты первый раз можешь выбирать и выбираешь парк?

Я пожал плечами, улыбнулся ей и сказал:

— Мне нравится парк. Там мирно.

Я припарковался задом, чтобы Скайлар не увидела место, подготовленное для нас. Мишель и Митч помогли мне все устроить.

Я прошел к стороне Скайлар и открыл дверцу, протянул руку. Ее щеки покраснели, она опустила руку на мою ладонь. Я переплел пальцы с ее и пошел к месту, где Мишель подготовила все к пикнику. Я посмотрел налево и увидел Мишель и Митча за горкой.

Мы со Скайлар поднялись на холм, на котором лежало покрывало с корзинкой. Отсюда было видно реку, это место было идеальным для пикника.

— О, посмотри! У кого-то пикник. Как мило! — сказала Скайлар, озираясь. — Странно, что они бросили вещи.

Меня опечалило то, что она не думала, что это подготовили для нее.

Я подвел ее ближе к пикнику, отпустил ее руку и сел на покрывало. Ужас на ее лице вызвал у меня широкую улыбку.

— Вьятт, что ты делаешь? О, боже!

— Ладно тебе, Скай. Давай добавим опасности в жизнь.

Скайлар отпрянула на шаг и сдвинула брови.

— Кто ты и что сделал с Вьяттом?

Смеясь, я протянул руку.

— Скай, я попросил Мишель и Митча устроить нам пикник. Это сюрприз.

Выражение ее лица тут же смягчилось, улыбка озарила ее лицо.

— Ты организовал нам пикник?

Мое тело еще никогда так не реагировало, как от ее пронзающего взгляда.

— Ага. Ты будешь стоять там или присоединишься ко мне?

Скайлар, хихикая, опустилась на покрывало. Мне нравилось, когда она позволяла себе вести себя так беспечно.

— Я еще ни разу не была на пикнике!

Я открыл корзинку и стал все вытаскивать.

— Я рад, что первым вывел тебя на пикник.

Скайлар толкнула меня в плечо, закатив глаза, а потом окинула все взглядом. Притянув колени к груди, она опустила подбородок на колено, пока смотрела, как я все расставляю на покрывале.

— Вьятт, я даже не знаю, что сказать. Это невероятно.

— Просто скажи, что мы будем так встречаться еженедельно.

Она вопросительно подняла брови.

— Встречаться?

Легкость в моей груди стала уже привычной рядом со Скайлар. Каждый миг, когда мы были вместе, она вызывала новые чувства.

— Еженедельно.

Ее улыбка стала широкой, глаза загорелись.

— Это мне нравится. Тут? На этом месте?

Я налил ей в стакан сладкий чай и огляделся.

— Да, это может быть наше официальное место.

Скайлар скрестила ноги и взяла стакан.

Остаток дня мы болтали и смеялись. Я отклонился на дерево, Скайлар устроилась рядом и читала свою любимую книгу, «Эмму» от Джейн Остин.

Моя мама как-то раз говорила, что было очень романтично, когда папа читал ей. У меня не было желания так делать до Скайлар.

После часа с половиной чтения Скайлар вытянулась рядом, а я покачал головой.

— Боже, она — ужасная сваха, — сказал я.

Скайлар с чудесным смехом встала и посмотрела на меня.

— У Эммы больше денег, чем ума.

— Кто у нас тут такой уютный?

Скайлар обернулась, а я увидел Еву, коллегу Скайлар по работе.

— Привет, Ева! — сказала Скайлар.

Ева улыбнулась и обняла ее.

— Рада видеть твою улыбку, Скай.

Я встал и заметил при этом румянец на щеках Скайлар.

Она взглянула на меня и сказала:

— Сложно не улыбаться, когда тебя веселят, читая твою любимую книгу вслух.

Ева повернулась ко мне.

— У тебя есть старший брат?

Смеясь, я покачал головой и ответил:

— Нет.

— Жалко. Хорошего вам дня. Увидимся завтра на работе, Скай.

Скайлар подняла голову.

— Да, увидимся позже.

Я глубоко вдохнул, хлопнул в ладоши и сказал:

— Ладно, думаю, пора это все убрать.

Скайлар помогала мне собирать все в корзинку, пока мы болтали о футболе.

Со Скайлар я был невероятно счастлив. Каждый день я благодарил Бога, что сидел рядом с ней на английском. Я заметил, что люди в школе шептались и сплетничали. Один козел даже спросил, сплю ли я с ней.

Дебил.

Митч сказал мне вчера, что такой счастливой не видел Скайлар уже давно. Это для меня было важно — сделать Скайлар счастливой, помочь ей понять, что она достойна большего, а не тупых слухов вокруг нее.

Скайлар отвлекла меня от моих мыслей, встала передо мной и невероятно мило сморщила нос.

— Было весело!

Я протянул ей руку, и она обвила мою руку и пошла за мной к моей машине.

— Да. На том же месте на следующей неделе? — спросил я.

— Обязательно! Я уже жду.

Радости в ее голосе хватило, чтобы понять, что день прошел так, как я и надеялся.

СЕМЬ Скайлар

Разглядывая библиотеку, я обрадовалась, что было почти пусто. Я могла выражать счастье, пока люди не комментировали это со стороны. Улыбка на моем лице была почти постоянной. Мы с Вьяттом были вместе почти все время последний месяц. Сегодня я хотела попробовать сходить на футбольный матч. В прошлый раз я была сбоку, среди чирлидеров школы. В этот раз я буду болеть за Митча и Вьятта.

— Чего улыбаешься?

Я подняла голову и увидела Дженни, скрестившую руки на груди. Решив быть лучше, я сосредоточилась на книге, которую изучала.

Библиотека всегда была моим убежищем. Миссис Бартелл была лучшим библиотекарем в мире. Она не только знала хорошие книги, но и знала, когда мне нужно было с кем-то поговорить.

Дженни фыркнула.

— Так это здесь ты прячешься?

Я медленно и глубоко вдохнула через нос и выдохнула. Я встала и невольно заметила, как Дженни отпрянула на шаг. Я растерялась на миг, а она пристально следила за мной.

— Дженни, мы были друзьями. Что случилось?

На миг выражение ее лица изменилось, она сглотнула. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но повернулась и пошла прочь. Я выдохнула, только теперь поняв, что задерживала дыхание, и опустилась на место.

— Все в порядке, Скайлар? — спросила миссис Бартелл.

Я улыбнулась и кивнула.

— Да.

Она с пониманием улыбнулась мне. А потом пошла к парням, расшумевшимся в углу. Она добралась до них и стала помогать с поиском информации.

Я смотрела на нее и не могла скрыть улыбки. Из-за нее я и хотела изучать право. Каждая школа нуждалась в миссис Бартелл.

* * *

— Хватит кусать губу, Скай, — сказала Мишель.

Я смотрела на трибуны. Казалось, все были заняты общением и не заметили меня. И почти все девушки, которых я раздражала, были чирлидерами. Сложно поверить, что когда-то они были мне друзьями.

— Может, идея была плохой, — сказала я.

Мишель закатила глаза и заплатила за наш вход.

— Идем. Возьмем фрито-пай и найдем себе места.

Я посмотрела на подругу, не переставая кусать губу.

— Фрито-пай? Серьезно?

Мишель пожала плечами.

— Эй, не суди меня. Я редко себе такое позволяю.

Я пошла вплотную за ней, разглядывая толпу. Никто не смотрел на меня и не шептался. Может, все было хорошо.

Как только мы встали в очередь за едой, мне стало легче.

— Один фрито-пай и диетическую колу. Что ты будешь, Скай?

Я быстро осмотрела меню.

— Я буду картошку фри и диетическую колу.

Пожилая дама за стойкой тепло улыбнулась нам и повторила заказ:

— Один фрито-пай, одна картошка фри, две диетические колы.

Я заплатила за нашу еду, потому что Мишель оплатила наши билеты. Мое сердце забилось быстрее, когда мы подошли к трибунам. Парней еще не было на поле. Признаюсь, я очень хотела увидеть Вьятта в форме. Мы еще не встречались официально, но после пикника наши отношения вышли на другой уровень.

— Может, сядем тут? Тут, в основном, родители, так что тебя никто не побеспокоит.

Мне было больно за лучшую подругу. Она страдала, оставаясь со мной, а теперь была готова сесть с родителями, чтобы я не столкнулась с придурками из нашей школы.

Я расправила плечи и покачала головой.

— Нет, давай сядем там, — я указала на секцию учеников.

Мишель улыбнулась и подмигнула мне.

— Вот эту Скай я знаю и люблю. Время с Вьяттом пошло тебе на пользу.

Я невольно широко улыбнулась.

— Это точно.

Когда мы доели, парни вышли на поле. Мы сидели внизу трибун, и Вьятт улыбнулся при виде меня. Он помахал, и я ответила тем же.

— А ты ему нравишься.

Я толкнула Мишель плечом и ответила:

— Молчи!

Вьятт еще не предпринял решительные шаги, даже после свидания на пикнике. Я не знала, как он видел ситуацию. Я ему нравилась, но он при этом был очень осторожным.

Игра началась по гудку. Митч побежал в атаку и заработал тачдаун. Я еще никогда так не кричала и не болела. Ученикам вокруг было плевать на меня. Не было ни взглядов, ни смешков. И я впервые стала расслабляться.

Объявили перерыв, и Вьятт повернулся и одарил меня своей очаровательной улыбкой. Я помахала ему. Я не сводила с него взгляда, пока он бежал с поля в раздевалку. Я прижала ладонь к животу и пыталась успокоить бабочек.

Я клялась себе, что не стану увлекаться парнями, пока не уеду из Марбл Фолс после школы. Но Вьятт не был обычным. Он был во многом другим.

— Расскажешь, о чем думаешь? — спросила Мишель, склонившись ко мне.

Я ощутила, как лицо стало горячим, и посмотрела на нее, намекая взглядом, что понятия не имею, о чем она.

— Ладно тебе. Ты смотришь на Вьятта так, как я, как мне кажется, смотрю на Митча.

— Фу. Это гадко.

Мишель рассмеялась и вытащила пачку лакрицы.

— Будешь?

Черная, моя любимая. Я вытащила кусочек. Я хотела уже взять его в рот, но передо мной возникла Дженни.

— Ого. Ты выбралась из безопасности своего дома? На кого охотишься этой ночью, Скайлар?

Мишель издала смешок и сказала:

— Похоже, хвостики сдавили тебе голову.

Ее улыбка увяла, она мрачно посмотрела на Мишель.

— И как это понимать?

— Если будешь подходить и задевать Скайлар, придумывай что-нибудь получше.

Дженни закатила глаза и сосредоточилась на мне.

— Твоя задиристая подруга все время будет говорить за тебя?

— Дженни, почему ты не можешь уже остыть? — сказала я.

Несколько чирлидерш за Дженни захихикали.

— Думаешь, ты интересна Вьятту? Он использует тебя, пока ты не отдашься ему.

Я быстро встала, и Дженни отпрянула.

— Я попрошу оставить меня в покое. Я тебя не трогаю, так какое тебе дело до меня? — сказала я.

Она прищурилась, оглядывая меня.

— Боже, какому парню вообще есть дело до такого мусора, как ты?

— Эй, Джен, нам пора на поле.

Я взглянула на Кейси Ромп. Мы в один день пошли в детский сад, и я не могла сосчитать, сколько раз наши семьи были на отдыхе вместе. После случая с Чарли она защищала меня, пока папа Чарли не пришел к папе Кейси и не сказал ему, что его дочери лучше не быть рядом со мной. Судья не мог позволить совей дочери дружить с той, которая переспала с парнем, а потом назвала это насилием.

Дженни выдернула руку из хватки Кейси.

— Я слышала, как Вьятт болтал.

Я сглотнула, чтобы меня не стошнило.

— Да. Он рассказывал всем, как трахнул тебя у дома Миллера.

— Дженни! — закричала Кейси. — Это не правда.

Я повернула голову в сторону Кейси. Жалость в ее глазах убивала.

— Умолкни, Кейси, — рявкнула Дженни.

— Нет, это ты молчи! Теперь ты пускаешь лживые сплетни, а я не хочу в этом участвовать. Я ухожу, — Кейси повернулась и бросилась прочь.

Три другие девушки пошли следом, одна крикнула:

— Идем, Дженни. Она того не стоит.

Я изо всех сил старалась удержаться на ногах, пока стояла против Дженни.

Дженни помахала пальцами передо мной и сказала:

— Еще увидимся, шлюха.

Она ушла, а я рухнула на свое место и отчаянно пыталась вдохнуть.

Мишель обвила меня рукой и крепко сжала.

— Она врет, Скай. Ты это знаешь.

Я закрыла глаза и подавляла слезы. Зря я пришла на матч.

Как только я совладала с эмоциями, я открыла глаза и сосредоточилась на поле. Кто-то постучал меня по спине, но я не хотела поворачиваться. Кто-то, скорее всего, хотел продолжить дело Дженни.

— Скайлар, она — врущая стерва. Вьятт такого не говорил, и, когда о тебе говорят плохо, он угрожает тем людям.

Я медленно обернулась и увидела Розу Миллер, сестру Джейкоба. Мы с ней были близкими подругами, когда я встречалась с Джейкобом.

Слезы стояли в глазах, я слабо улыбнулась ей.

— Спасибо, Роза.

Роза сжала мое плечо и посмотрела на поле. Парни уже выходили. Я судорожно вдохнула.

— Мне жаль, что она так с тобой поступает, Скай. Она всегда завидовала тебе, — сказала Мишель с печалью в глазах. Я не хотела обсуждать Дженни.

— Ладно. Забудем это. Я не хочу говорить о ней.

Вьятт оглянулся на меня. Его улыбка увяла. Я заставила себя улыбнуться и помахать, будто все было хорошо, и мое сердце не разбивалось.

«Я не смогу уйти от слухов, пока не покину этот город».

Но тогда я покину и Вьятта.

* * *

— Конечно, мы победили, ведь в команде твой брат и Вьятт! — сказала Роза, подходя ко мне и Мишель.

Сначала я опешила от того, что она говорила с нами.

— Эм… да, игра была крутой, — сказала я, озираясь. Роза коснулась моей руки.

— Скайлар, мне плевать, если меня увидят с тобой. Я устала игнорировать хорошую подругу из-за глупых слухов. Я скучаю.

Мои глаза наполнились слезами, я боролась с ними.

— Спасибо, Роза, за твои слова до этого. Я знаю, что Вьятт так не стал бы говорить, но Дженни умеет задеть за живое.

Хмурясь, Роза посмотрела на поле.

— Ага, я знаю, — она повернулась к нам и улыбнулась. — Увидимся в школе.

— До встречи, — сказала Мишель.

— Пока, Роза.

Мой телефон загудел, и я увидела, что пришло сообщение от Вьятта.

Могу я подвезти тебя домой?

Я грызла ноготь, глядя на экран.

Мишель ткнула меня в плечо.

— О, Скай, дай уже парню отвезти тебя домой.

Сглотнув, я ощутила, как все внутри сжимается от мысли, что я проведу больше времени с ним. Я ответила с улыбкой:

Только если сначала отвезешь на чашечку кофе.

Он вскоре ответил:

Договорились!

Я ощутила его раньше, чем увидела. Я оглянулась, и его взгляд пронзил мою душу.

— Привет, ангел.

«О, боже…».

В животе трепетали бабочки.

— Поздравляю с победой. Игра была отличной.

Я любовалась им, и сердце колотилось. Вьятт был таким красивым. Его волосы были мокрыми от принятого душа. Он выглядел неотразимо.

Закрыв глаза, я тряхнула головой, чтобы прогнать такие мысли.

— Готова к кофе?

Я слабо кивнула, не осмелилась говорить, ведь прозвучала бы глупо.

Вьятт переплел пальцы с моими, и мы пошли, рука об руку, со стадиона. Две минуты я словно шагала по облаку. А потом начался гул. Дженни и футболисты стояли у ворот.

Я попыталась убрать руку, но Вьятт не позволил.

— Игнорируй их, Скай.

— Вот шлюшка, — сказала Дженни.

Вьятт замер и повернулся к ним.

Я потянула его за руку.

— Вьятт, прошу, не надо. Лучше просто игнорировать их.

— Эй, Вьятт, а ты не пойдешь на вечеринку к Джейкобу? — спросил Майк.

Мое сердце замерло. Я мешала Вьятту праздновать с командой.

Я убрала руку и отпрянула на пару шагов. Вьятт обернулся и посмотрел на меня.

— Ангел, что такое?

Дженни издала фальшивый смешок.

— Она поняла, что не достойна тебя.

— Заткнись, Дженни. Хоть раз просто заткнись, — раздраженно сказал Джейкоб.

Я посмотрела на Джейкоба. Он хмуро глядел на Дженни.

— Скай? — голос Вьятта вернул меня к нему.

— Я… не хочу мешать тебе праздновать.

Его улыбка согрела мое тело.

— Мне нет дела до этого глупого праздника.

Я прикусила губу и быстро поняла, что вот-вот прокушу ее до крови.

— Я хочу быть с тобой.

Грудь сдавило, мой рот раскрылся, но слов не было. Я посмотрела за плечо Вьятта и увидела, что Джейкоб смотрел на нас. Я давно не видела такой его взгляд. Он ревновал, и это беспокоило меня.

Я повернулась к Вьятту и сказала:

— Идем. Мы ведь хотели выпить кофе?

ВОСЕМЬ Вьятт

Я прошел на кухню, взял маму за руку, развернул ее и поцеловал в щеку.

— Доброе утро, красавица-мамочка.

Она покраснела и игриво стукнула меня по груди.

— У тебя хорошее настроение с утра.

— А почему бы и нет? Мы вчера победили, и я выпил кофе с самой красивой девушкой в Марбл Фолс, а то и во всем штате Техас.

Мой папа рассмеялся, потягивая кофе.

— Кто-то влюбился.

Я схватил яблоко и откусил немного.

— Можно у вас кое-что спросить?

— Конечно. Можешь даже не сомневаться, Вьятт, — папа опустил газету и улыбнулся.

Было приятно видеть его дома чаще. Он работал на ФБР, и, хоть я догадывался, какой была его работа, я все еще сомневался, было ли все так, как я думал.

— Если бы я хотел сделать что-то особенное для Скайлар, что бы это могло быть?

Мама просияла.

— Что-нибудь романтичное.

— Но не слишком, — добавил отец.

— Что-нибудь от души, — улыбнулась она.

Папа отложил газету и кивнул.

— Я согласен с твоей мамой. И нужно что-то оригинальное. Подарить девушке цветы может каждый. Покажи, что ты знаешь, что она любит, прислав или сделав то, что она любит. Это будет значить куда больше.

— Потому я и вышла за твоего папу. Он повел меня на хоккей.

Я приподнял брови и спросил:

— Ты вышла за него из-за хоккея?

Она рассмеялась, подошла и опустилась на его колени.

— Отчасти поэтому. Мой папа очень любил хоккей. Когда я была маленькой, мы с ним все время туда ходили. Он покупал мне большие кренделя. О, я не могла дождаться игры только из-за угощения. Когда папа умер, я перестала ходить на хоккей. А потом мы были с твоим папой и друзьями — еще до свиданий — и я рассказала историю. И на следующих выходных он пришел ко мне в общежитие с билетами на хоккей.

С любовью на лице отец улыбнулся, глядя на мою маму.

— И я первым делом купил ей крендель.

— Лучшее первое свидание в мире.

Я невольно улыбнулся, глядя на родителей.

— То есть нужно замечать все, что говорит Скайлар.

Моя мама быстро поцеловала папу в губы и встала.

— О, Вьятт, когда женщина говорит, всегда нужно внимательно слушать.

— Это точно, — буркнул папа.

* * *

Позже тем днем я поднял голову и смотрел, как Скайлар грызет колпачок ручки. Она была сосредоточена на том, что читала, и не заметила, что сгрызла уже половину колпачка.

— Какой у тебя любимый фильм?

— Хм? — проурчала она.

Я потянулся над столом, убрал ручку от ее рта и посмотрел на нее.

— Ох, Скай, ты ее чуть не съела.

Хихикая, она забрала у меня ручку.

— Что ты спрашивал?

— Любимый фильм?

Она очаровательно подняла взгляд выше, задумалась на пару мгновений.

— Комедия, романтический или фильм ужасов?

Я нахмурился и спросил:

— Тебе нравятся фильмы ужасов?

Она пожала плечами.

— Иногда, если они правдоподобные.

— Вот это да.

Уголок ее рта приподнялся, и мое сердце стало тяжелее в груди.

— Дай подумать… любимый фильм…

— Не говори «Эмма».

Она рассмеялась.

— «Звуки музыки».

Я, хмурясь, спросил:

— Это фильм?

— Да!

— Почему «Звуки музыки»?

Она пожала плечами и сказала:

— Не знаю. Мне нравится сцена, когда они идут кататься на велосипедах и поют. Это вызывает улыбку.

«Велосипеды. Это можно. Пение… не думаю».

— А еще фильмы?

— Не вспоминаются.

«Эх, прошло не так, как я хотел».

Телефон Скайлар загудел. Она подняла его, улыбнулась тому, что прочла.

— Ждет горячее свидание? — спросил я.

Она посмотрела мне в глаза, и ее глаза точно потемнели.

— Со звездами, — сказала она.

— Звезды?

Она рассмеялась, кивнула и отложила телефон.

— Мой старший брат, Скип, всегда вывозил меня за город, когда что-то происходило на ночном небе, типа кометы или ряда планет. Мы веселились вместе, и так он обыгрывал мое имя. Теперь он в морской пехоте, но всегда присылает мне напоминания, когда что-то происходит. Он говорит мне поднять голову, и я знаю, что в это время он тоже смотрит на небо, — она пожала плечами и покраснела. — Это глупо, но мы делаем это вместе, так что для меня это нечто особенное.

— И что грядет?

— Через пару дней будет метеоритный дождь. Он напомнил об этом. И я выеду за город или в парк. Может, отправлюсь в парк Инкс Лейк.

— Он пишет тебе, во сколько смотрит на небо?

Она кивнула, ее глаза блестели.

— Да. Это глупо, как я и сказала.

Я сжал ее руку на столе.

— Я не считаю это глупым. Наоборот — круто, что ты так близка с братьями.

Ее улыбка стала шире.

— Это мило, но они все еще бывают занозами в заднице.

Рассмеявшись, я махнул ей продолжать учиться.

— Не отвлекайся. Завтра будет сложная контрольная.

Взгляд Скайлар заставлял мое сердце биться быстрее. Я видел, что она хотела что-то сказать, но сдерживалась. И был готов на все, чтобы она стопроцентно доверяла мне.

* * *

Мы с Митчем бегали на тренировке по футболу, когда я махнул ему отстать от остальных. Я попросил его помочь с планом вывезти Скайлар завтра ночью, чтобы посмотреть на метеоритный дождь.

— Что значит, ты хочешь, чтобы я помог вывезти мою сестру в парк Инкс Лейк? Зачем это?

— Я уже сказал — посмотреть ночью на метеоритный дождь.

Митч повернулся ко мне.

— Ты говорил со Скипом? Он подал идею?

— Нет. Скайлар упоминала, что ей нравилось делать такое с твоим братом. Я хочу удивить ее, устроив такое.

Он усмехнулся.

— Типа пикника?

— Да. Но мне нужно, чтобы ты взял ее велосипед.

Он перестал бежать.

— Велосипед?

Я бежал на месте, шлепнул его по руке.

— Ага! И проверь, чтобы шины были накачаны.

Митч закатил глаза и проворчал:

— Клянусь, я тебя никогда не пойму. Вообще.

— Беги, Вудс, или будут еще круги! — закричал тренер.

— Блин, — буркнул Митч и побежал за остальными.

Я не мог стереть с лица улыбку остаток тренировки. От мысли, что я смогу порадовать Скайлар, я словно был на седьмом небе. Тренер много раз кричал, чтобы я опомнился.

После тренировки я поднял голову и увидел Скайлар на трибунах. Она сидела с другой стороны ото всех, и я сразу понял, почему. Дженни не дала бы ей спокойно побыть на стороне со всеми.

Я подбежал, снял шлем, и Скайлар спустилась на поле.

— Привет, — она ужасно мило улыбнулась.

«Ох, что она делает с моим сердцем?».

— И тебе привет.

— Смит! Живо в душ! — закричал тренер.

Скайлар посмотрела на тренера и сморщилась.

— Я же не подставила тебя?

Я сказал, смеясь:

— Нет. И твоя красивая улыбка того стоит.

Ее глаза загорелись, и мой желудок словно попал на американские горки.

— Сегодня у меня нет работы, — сказала она.

Мое сердце забилось быстрее, но не от бега на тренировке.

— Да?

— Я думала, может ты… хотел бы в кино? Это было бы двойное свидание, ведь Митч и Мишель тоже там будут.

Я пошевелил бровями.

— Свидание?

— Двойное свидание, — рассмеялась она.

— Смит! У тебя тридцать секунд, чтобы добраться до душа!

Скайлар взглянула на тренера, а потом на меня. Она выпятила губу и сказала:

— Лучше иди, пока не случилось беды.

Мое сердце замерло, пока я смотрел на те губы. Я влюбился в Скайлар сильнее, чем считал возможным.

Я побежал спиной вперед, подмигнул и сказал:

— Я согласен идти в кино!

ДЕВЯТЬ Скайлар

Мое сердце гремело, когда Митч подъехал к дому Вьятта. Мы прошли к крыльцу, и я не могла поверить в то, как быстро билось мое сердце.

Мишель склонилась ко мне и сказала:

— Лучше вдохи, а то упадешь в обморок перед его родителями.

Я повернула к ней голову. Я и не понимала, что задержала дыхание. Я глубоко вдохнула.

— Почему я так нервничаю?

— Что за вопрос, Скай? Ты встретишь родителей парня, который тебе симпатичен.

— Все не так. Мы просто друзья.

Она посмотрела на меня без эмоций.

— Угу. Ладно… как скажешь.

Я нахмурилась и ответила:

— Я так и говорю.

Митч позвонил в дверной звонок, и через десять секунд дверь открылась. Красивая женщина с темными волосами и зелеными глазами улыбнулась нам.

— Эй, ребята, заходите.

Митч пропустил меня с Мишель вперед.

Мы прошли, и Мишель сказала:

— Добрый вечер, миссис Смит. Я — Мишель Джонс.

Мама Вьятта заразительно улыбалась. Я видела, от кого Вьятт унаследовал улыбку.

— Прошу, зовите меня Элис, — она посмотрела на меня и улыбнулась еще шире. — А ты, должно быть, Скайлар. Вьятт много о тебе рассказывал.

Я выдавила улыбку, стараясь успокоить пульс и дыхание. Я протянула руку и ответила:

— Вьятт потрясающий. Вы должны им гордиться.

Краем глаза я заметила улыбку Мишель. Я мысленно била себя за свои слова.

— Он — отличный друг, — добавила я.

— Спасибо, Скайлар. Он хороший.

Она повернулась к Митчу.

— Добрый вечер, миссис Смит. Я — Митч Вудс, брат Скайлар и парень Мишель.

— В Техасе все такие вежливые. Зови меня Элис. Хотите пить?

Мы отказались. Пришел Вьятт. Мое сердце грохотало. Я не знала, почему, но он выглядел красивее обычного. Он был в кепке «Texas A&M», узкая голубая футболка придавала его глазам синий оттенок. Я сглотнула, глядя на его широкую грудь. Я видела его тело раньше, так что не знала, что со мной происходило. Мое тело странно реагировало. Наверное, из-за кепки. Если он развернет ее козырьком назад, я взорвусь.

Вьятт подошел и улыбнулся мне.

— Ты в порядке? Побледнела.

«О, ничего, просто хочу обнять тебя и попросить о поцелуе».

Мой рот раскрылся. Что со мной такое?

— Все хорошо. Просто я сегодня пила мало воды.

Мишель выдавила смешок. Я хмуро повернулась к ней.

— Нам пора. Фильм скоро начнется, — сказала Мишель.

— Веселитесь. И осторожнее за рулем, Митч.

— Конечно.

Я заметила, как Вьятт поцеловал маму на прощание и взял меня за руку. Мой желудок рухнул, когда он коснулся меня. Ощущение было новым. С Джейкобом были бабочки в животе, но Вьятт вызывал много других чувств. Это почти пугало меня.

Путь к кинотеатру не был долгим, но я все равно чуть не взорвалась, сидя с Вьяттом на заднем сидении. Они с Митчем болтали о футболе всю дорогу.

Вьятт взял меня за руку, когда мы пошли к кинотеатру.

— Ты всегда держишь друзей за руку? — спросила я.

Я боялась его ответа. Я видела, как он говорил с другими девушками, но он смотрел на них не так, как на меня. Мне казалось, что на меня он смотрел иначе. Мишель и Митч так говорили.

Вьятт усмехнулся и ответил:

— Нет, никогда.

Мое сердце подпрыгнуло к горлу, и я не знала, как ответить. Голова кружилась, я растерялась.

«Вьятт хочет не просто дружбу? Что скажут люди, если мы начнем встречаться? Его будут избегать. У него хватает проблем из-за того, что он дружит со мной».

— Скай… ты в порядке?

Я посмотрела на него и улыбнулась. Мне нужно было перестать так много думать и наслаждаться временем с ним.

— Лучше не бывает.

Его улыбка лишила меня дыхания.

— Хорошо. Дождись завтрашней ночи.

Я удивленно спросила:

— Завтрашней ночи?

Начался фильм, и Вьятт лишь подмигнул. Он повернулся, сказал что-то Митчу и сосредоточился на трейлерах.

«Завтра ночью? Что там будет? Блин! Он забыл, что я говорила о метеоритном дожде».

Я склонилась и прошептала:

— Что завтра ночью?

— Сюрприз.

«О, нет, он забыл».

— Эм… Вьятт, ты забыл? У меня будет свидание через звезды с моим братом.

Он посмотрел на меня и широко улыбнулся.

— Не забыл. Я тоже там буду.

Мои глаза расширились от удивления.

— Л-ладно.

Начался фильм, и я успокоилась. Я давно не была в кино. Каждый раз, когда я приходила, я думала о Чарли и той ужасной ночи.

Глаза слипались. Я пыталась держать их открытыми.

А потом Вьятт тихо позвал меня:

— Скайлар? Скай, просыпайся.

Я открыла глаза и поняла, что моя голова была на его плече. Я быстро подняла голову и огляделась. Люди уходили.

— О, нет! Я уснула.

Он рассмеялся, взял меня за руку и помог встать.

— Уверен, это все из-за учебы, да?

Я рассмеялась и игриво стукнула его по животу.

— Да, потому я так устала.

Вообще-то я просто лежала половину ночи и думала о Вьятте.

В машине я опустила голову на Вьятта еще раз.

Я услышала потом голос мамы, проснулась на руках Вьятта, он нес меня по ступенькам в мою комнату. Я хотела насладиться его объятиями, так что не открывала глаза.

— Ты так мило несешь ее в ее комнату.

Смех Вьятта согрел все мое тело. Он осторожно опустил меня на кровать.

— Я не против. Не хотел ее будить. Она устала, потому что спала и в кино.

Я задрожала, когда он убрал прядь волос мне за ухо.

— Наверное, ей холодно. Я принесу еще одеяло.

— Хорошая идея, — тихо ответил Вьятт.

И тут это произошло.

Вьятт склонился, поцеловал меня в лоб и прошептал:

— Спокойной ночи, мой прекрасный ангел. Пусть тебе приснюсь я.

Я была уверена, что в тот миг стены вокруг моего сердца рухнули.

* * *

Я не могла перестать думать о свидании со Скипом и Вьяттом под звездами. Я хотела поговорить со Скипом и провести время с Вьяттом. Его тихие слова прошлой ночью дали мне надежду, что между нами могла быть не просто дружба.

Когда я открыла шкафчик, выпала записка. Я могла прочесть ее или выбросить в урну. Я выбрала последнее. Я прошла, высоко подняв голову, бросила записку в урну и вернулась к своему шкафчику.

Мурашки появились на моей коже раньше, чем он произнес хоть слово.

— Привет, — тихо сказал Вьятт. Его зеленые глаза радостно сияли.

Я сжала губы и улыбнулась.

— Привет и тебе.

— Готова к ночи?

Я посмотрела за его плечо. Дженни стояла у своего шкафчика и хмуро смотрела на нас. Я сосредоточилась на Вьятте и кивнула.

— Я в восторге. А ты?

Его улыбка и ямочка на щеке вызвали слабость в моих коленях.

— О, я хочу загадать желания на звезды этой ночью.

— Эй, Вьятт, я планирую вечеринку у себя дома после матча завтра ночью. Там будет почти вся футбольная команда. Ты же придешь? — сказала Дженни.

Она коснулась его руки, он посмотрел туда и отошел на шаг в сторону.

— Прости, Дженни. У нас со Скайлар свои планы.

Я быстро взглянула на него. У нас не было планов, о которых я знала.

— Уверена, Скайлар не против отпустить нового лучшего друга к товарищам по команде. Ты — лидер в команде, Вьятт. Ты должен чаще быть с ними.

Вьятт издал грубый смешок.

— Дженни, я постоянно с ними на тренировках и в матчах. Я не считаю нужным собираться еще и после этого.

Джейкоб прошел мимо, взглянул на меня и Вьятта. Наши взгляды пересеклись, он слабо улыбнулся. Он не говорил со мной, не смотрел на меня месяцами. А теперь смотрел на меня в классе и улыбался в коридоре.

«Где он был, когда я нуждалась в нем?».

— Ясно. Но команда не только на поле, Вьятт.

«Она такая отчаянная?» — я хотела рассмеяться, но это принесло бы больше боли.

Я кашлянула, схватила учебники по алгебре и английскому и еще пару вещей.

— Мне пора.

— Я провожу тебя до машины, — сказал Вьятт, ослепляя улыбкой.

Дженни стояла там, потрясенная.

— Так ты придешь на вечеринку, Вьятт?

Он поднял руку и крикнул:

— Нет, Дженни.

Я невольно улыбнулась, Вьятт забрал мои учебники и понес их к моей машине.

На миг я пожелала, чтобы он переплел пальцы с моими. Но мне хватало того, что он остудил пыл Дженни и нес мои учебники.

ДЕСЯТЬ Вьятт

Мы ехали к парку Инкс Лейк в тишине, Скайлар смотрела в окно. Я отчаянно хотел знать, о чем она думала.

— Так вы Инкс Лейк вы со Скипом приходили на свидание со звездами?

Она повернулась ко мне и одарила красивой улыбкой, которую я так любил.

— Да. Наша семья приезжала сюда все время и устраивалась в палатке, пока мы были маленькими.

Это меня заинтересовало.

— Тебе нравилось в палатке?

— Да. Я хотела бы делать это чаще. А ты? Любишь такое?

— Конечно!

Скайлар рассмеялась и покачала головой.

— Не удивлена. Ты из тех, кто любит активное времяпровождение.

— Обожаю лазать. Мы с папой все время этим занимались, когда я был маленьким. Клянусь, я останавливался и спрашивал у него о каждом дереве. И он купил мне кучу книг о деревьях и птицах.

— Это потрясающе. Твои родители крутые.

Я широко улыбнулся и кивнул.

— Да. Всегда поддерживают.

Я заехал в парк и остановил машину.

Леди вышла из домика и улыбнулась.

— Парк будет открыт чуть дольше для любования звездами, но врата закроют в полночь.

— Понятно, — сказал я, заплатив ей за вход.

Мы поехали дальше, и Скайлар охнула.

— Это Митч?

Блин. Я не хотел испортить ей сюрприз.

— Не может быть. С чего ему тут быть? — ответил я, пытаясь отвлечь ее.

Она отклонилась и покачала головой.

— Но это точно был его грузовик.

Я снял лагерь сегодня утром и попросил Митча доставить сюда велосипед Скайлар.

— Эм… ты едешь в один из лагерей, Вьятт. Нам нужно открытое поле. Ты взял стулья? — спросила она с тревогой на лице.

— Я же говорил, все под контролем. Это сюрприз.

— На свидании со звездами, где ты появился внезапно.

Мое сердце сжалось. Может, Скайлар не была рада, что я был тут. Блин. Я не подумал, что она могла хотеть одиночества.

Я сглотнул, замедлил машину и остановился у лагеря.

— Скай, если бы я знал, что ты хотела побыть одна, я бы не навязывался. Прости. Я должен был спросить тебя, можно ли сегодня быть с тобой.

Ее глаза расширились.

— Что? Я не хочу быть одна. Я всегда одна, и последний месяц с тобой был шикарным. Правда. Я ничего не имела в виду, клянусь.

Мое сердце гремело в груди.

— Все было отлично. Во сколько позвонит Скип?

Ее лицо расслабилось.

— Около половины десятого.

Я взглянул на часы и улыбнулся. У нас еще оставался час света, чтобы покататься по парку.

— Отлично. Идем! — я выбрался из машины, обошел и открыл ей дверцу. Я протянул руку, помог ей выйти и сказал. — Закрой глаза.

Скайлар, хихикая, закрыла глаза, а я повел ее туда, где Митч оставил ее велосипед.

— Погоди. Мне нужно кое-что взять из багажника. Не открывай глаза.

— Хорошо, не буду.

Я слышал восторг в ее голосе.

Я взял свой велосипед и поставил рядом с ее.

— Открывай глаза, Скай.

Она увидела велосипеды, посмотрела на них, потом на меня.

— Что происходит?

— Я подумал, что можно покататься на велосипедах, пока солнце не село. А потом устроимся на свидание со звездами и твоим братом. Может, позже покатаемся под падающими звездами.

Ее глаза заблестели, подбородок дрожал.

«О, нет, что я сделал?».

— Скай? Я сказал что-то не так?

Она прикусила губу и покачала головой.

— Нет… это самое невероятное, что для меня делали. Я… не знаю, что сказать.

Я подошел к ней, глядя на ее лицо. Я не хотел давить на нее, но мне нужно было узнать, как ощущались ее губы. Я обхватил ее лицо ладонями, смотрел в ее красивые серые глаза.

— Скажи, что я могу тебя поцеловать, Скай. Я так этого хочу…

Я не видел печаль в ее глазах. Я видел что-то другое, даже осмеливался верить, что Скайлар впустила меня.

— Поцелуй меня, Вьятт, — прошептала она.

Мой желудок полетел вниз, сердце колотилось. Я с улыбкой склонился ближе, едва задел ее губы своими. Когда я прижался к ее губам, я нежно коснулся их языком, чтобы она открыла рот. Когда она сделала это, я был готов умереть на месте.

Скайлар тихо застонала, наши языки двигались в идеальной гармонии. Ее ладони сжали мои руки, я сделал поцелуй глубже.

Когда я отодвинулся, мы тяжело дышали. Я прижался лбом к ее лбу, закрыл глаза. Я целовал много девушек до этого, но еще ничего такого не испытывал.

Если я не был уверен до этого, теперь я был убежден. Скайлар Вудс захватила мое сердце… навеки.

Мы какое-то время молчали, а потом Скайлар прошептала:

— Меня еще так не целовали.

Я отодвинул голову и прищурился. Скайлар точно целовалась с Джейкобом раньше.

Она мило улыбнулась и рассмеялась при виде моего смятения.

— Меня целовали раньше, да, но это не ощущалось так… словно мое тело растаяло в тебе.

— Ангел, ты хоть знаешь, что заставила меня ощутить?

Она покачала головой.

— Может, стоит показать тебе еще раз.

Моя ладонь скользнула за ее шею, притягивая ее губы ко мне. Я хотел влить все в этот поцелуй, но не хотел сбить ее с толку. Ее руки обвили мою шею. Я притянул ее тело к себе, был уверен, что она ощущала, как сильно я хотел ее. Но мне было все равно в этот миг.

Мне нужно было, чтобы она поняла, что я хотел от нее не только секс. Я хотел смотреть в ее глаза и видеть счастье вместо печали.

Мы медленно отодвинулись, когда стали задыхаться. Скайлар посмотрела мне в глаза, и я знал, что она опускала стены вокруг нее.

— Я еще ни с кем такое не ощущала, Вьятт. Это меня пугает и восхищает, но я не знаю, готова ли…

Она не успела сказать, я прижал палец к ее губам.

— Я не ищу больше, чем ты готова дать, Скай. Я забочусь о тебе, и я не буду торопить тебя.

Она разглядывала мое лицо, а потом очаровательно улыбнулась.

— Откуда ты?

— Нью-Мексико.

Смеясь, она стукнула меня по груди и закатила глаза.

— Спасибо.

Мое сердце было готово выпрыгнуть из груди. Мне нравился ее смех, и я любил его еще больше, ведь сам его вызвал.

— За что?

— За то, что оживил меня.

Эти пять слов все решили.

Я влюбился в Скайлар, и я собирался насладиться каждым мигом этого.

Я был взволнован, посмотрел в ее глаза.

— Готова прокатиться?

Она кивнула, и мы отправились. Я еще не видел Скайлар такой счастливой. Я хотел запомнить этот день на всю жизнь.

* * *

— Я люблю тебя, Скип. Обещаю, — Скайлар посмотрела на меня и улыбнулась. — Я ему передам. Да, Митч предупредил его, так что не переживай.

Я, смеясь, покачал головой.

Как только Скайлар поговорила с братом, мы сели на велосипеды и поехали дальше.

Мне нравилось видеть ее беспечной и счастливой.

Потом мы вернулись к моей машине. Мы сидели там и болтали вечность.

Каждый раз, когда я видел падающую звезду, я загадывал желание, и каждый раз оно было одним и тем же.

«Я хотел бы, чтобы Скайлар опустила стены и позволила мне сделать ее своей».

Перед тем, как мы ушли, Скайлар обхватила руками мою ладонь.

— Спасибо, что сделал эту ночь потрясающей. Я обычно печалюсь, что тут не Скипа, но ты превратил ее в нечто чудесное. Я никогда не забуду эту ночь.

Я коснулся ладонью ее лица, и она прильнула к моей руке.

— И я, Скай. Никогда.

ОДИННАДЦАТЬ Скайлар

— Скай! Мишель только что подъехала, — позвала мама.

Я выбежала на кухню, схватила яблоко, поцеловала маму в щеку.

— Пока, мам! Хорошего дня!

— Выглядишь счастливой. Понравился вечер с Вьяттом?

Я точно покраснела.

— Да. Он сделал вечер особенным.

— Я так и подумала по твоей улыбке, когда ты вернулась домой.

— Ничего такого, мам. Мы просто… друзья.

Она приподняла бровь.

— Угу. С тех пор, как вы подружились, ты стала чаще улыбаться. Это меня радует.

Мишель прогудела из машины.

— Мне пора. Увидимся позже, мам. Люблю тебя!

— И я тебя люблю, милая. Хорошего дня.

Я села в машину Мишель и улыбнулась.

— Утречко!

Ее рот раскрылся, глаза расширились.

— О. Боже!

— Что?

— Что-то случилось.

Мое сердце замерло.

— Что? Что случилось?

Мишель закатила глаза.

— Скайлар, как ты это делаешь? Я про то, что что-то случилось между тобой и Вьяттом прошлой ночью. Это написано на твоем лице.

Я тут же покраснела.

— О боже! Ты покраснела, Скайлар! Что случилось? Он поцеловал тебя?

Сердце колотилось так, что Мишель могла это услышать.

— Возможно.

Ее рот раскрылся, а потом она широко улыбнулась.

— Скайлар! — завизжала она, ерзая на своем месте.

Смеясь, я ткнула ее в плечо.

— Хватит уже. Поехали, а то опоздаем.

Мишель вскоре стала забрасывать меня вопросами:

— Как все было?

— Невероятно.

— Насколько невероятно? Желудок трепетал? Пальцы ног подгибались?

Ощущая жар на лице, я выглянула в окно.

— Подгибались.

— Я знала! Я знала, что он должен хорошо целоваться. И… это все, что он сделал?

— Да. Он был идеальным джентльменом, — подмигнула я.

— Митч знает?

Я взглядом спросила у нее «Серьезно?».

— Думаешь, я пришла домой и сказала Митчу, что Вьятт целовал меня, и оба раза я была готова растаять?

— Два раза? Два! И ты это скрыла, зараза.

Смеясь, я включила радио.

— Прости. Просто вечер не описать словами. Митч рассказывал тебе, что Вьятт попросил его привезти туда мой велосипед? — я улыбнулась, думая о прошлой ночи, сердце трепетало. — То, что он делает… заставляет меня чувствовать себя особенной.

— Ты ему нравишься. Сильно.

Моя улыбка увяла.

— Но если мы будем встречаться… его начнут избегать. Я этого не хочу.

— Плевать на них. И если бы Вьятта такое беспокоило, он бы не сел к нам за стол за обедом в тот день.

Я знала, что она была права, но что-то меня беспокоило.

Мы ехали дальше в тишине, и я мысленно готовилась к адскому дню в школе.

Шкафчик Мишель был в двух от моего, и Митч стоял там и ждал ее. Мне нравилось, как он смотрел на нее, словно она была всем.

Я не могла перестать улыбаться, открыла шкафчик. Улыбка увяла при виде записки. Я открыла ее и нахмурилась, пока читала.

«Сдайся, Скайлар. Никого не интересует в тебе ничто, кроме секса. Ты ведь только в этом хороша? Может, Вьятту стоит спросить у Джейкоба подробности».

Я глубоко вдохнула, порвала записку пополам и скомкала его. Я взяла то, что было нужным для урока, пытаясь унять дрожь в руках. Я быстро огляделась, поймала взгляд Дженни. Я не стала радовать ее тем, что записка расстроила меня, а улыбнулась и закрыла шкафчик. Я подошла к урне, выбросила записку и пошла в класс.

Я пошла по коридору, кто-то толкнул меня сзади, и я пошатнулась. Я выронила все, чтобы не упасть. Я хотела расплакаться, ведь нужно было скорее все собрать.

Джейкоб склонился.

— Давай помогу.

Я посмотрела в его глаза, увидела только жалость.

Я не хотела этого от него.

— Я справлюсь.

— Скайлар, давай я помогу тебе собрать книги.

Он потянулся к моему учебнику по математике, но я отодвинула книгу от него.

— Помочь? Теперь ты решил помочь? Где ты был, когда я нуждалась в тебе, Джейкоб?

Он открыл рот, но слов не было. Слезы выступили на моих глазах. Я могла лишь представить, что он рассказывал обо мне, пока мы встречались. У нас не было секса, но все полагали, что он был.

Слеза покатилась по моей щеке. Я вытерла ее, схватила две последние вещи с пола и пошла к классу. Джейкоб был там же, и я ощущала его взгляд на себе весь урок. Я лишь раз посмотрела на него, чтобы понять, что права. Он пристально глядел на меня.

Как только прозвенел звонок, я выбежала из класса, отправившись на следующий урок. Я молилась, чтобы меня не заметили.

* * *

Я смогла пережить школьный день незаметно, не учитывая Вьятта. Только он обрадовал в этот день. На английском мы переписывались, пока миссис Хэзевей рассказывала о следующей книге, которую мы будем читать.

В конце дня Вьятт провел меня к шкафчику и посмотрел так, что все вокруг меня пропало. Важен был только его взгляд.

— Ты работаешь этой ночью? — спросил он, убирая прядь волос мне за ухо.

Я сглотнула, огляделась, проверяя, не видят ли нас.

— Нет.

— Будешь на футбольном матче?

Мои нервы покалывало. Я не могла сдержать улыбку, даже если бы пыталась.

— Я бы ни за что это не пропустила.

Он склонился, его рот оказался у моего уха.

— Хорошо. Я ужасно хочу еще поцелуй, но потерплю, пока мы не останемся одни.

И он ушел, оставив меня в смятении. Грудь трепетала, и я пыталась вдохнуть.

Когда я очнулась, Дженни хмуро смотрела на меня. Если бы взгляд мог убивать, я бы уже лежала на полу.

Я повернулась, забрала учебники для выходных и отправилась к машине Мишель. Она уже там сидела, светлые волосы были стянуты в хвост. «LoCash» гремел в колонках. Я пыталась скрыть смех, но не смогла.

Я открыла дверцу, села в машину и посмотрела на подругу.

— Рада?

— Боже! Невероятно рада.

«Ладно».

— Могу я узнать, почему?

— Митч задумал что-то особенное на нашу двухлетнюю годовщину этим вечером. Надеюсь, там будем только мы с ним, и мы будем тяжело дышать.

Я поежилась, кривя губы. Не стоило спрашивать.

— Серьезно? Ты забыла, что он — мой брат? Фу, меня вот-вот стошнит.

— Ладно тебе. Будто ты не знала, что у нас с твоим братом есть секс. Лучший в мире.

Я покачала головой.

— С чем ты сравниваешь? Ты спала только с ним.

Она пожала плечами.

— Не знаю, но с ним мне хорошо, так что я сделаю вид, что это лучший секс в моей жизни.

— Давай сменим тему! — попросила я.

Мишель рассмеялась.

— Ладно. Как прошел твой день?

Я вздохнула и ответила:

— Если не считать то, что меня толкнули в коридоре перед первым уроком, и Джейкоб пытался помочь… ничего не было.

— Я так и знала.

— Что знала? — я взглянула на нее.

— Он ревнует.

Я выдавила смешок.

— Что?

— Скайлар, ты не видишь? Он ревнует из-за Вьятта.

Мой рот раскрылся. Джейкоб не мог ревновать. Как только начались слухи, он бросил меня, как горячую тарелку. Он ни разу не заступился за меня, не возразил. Было больнее, чем можно было описать словами. Я думала, что любила его.

— Джейкобу на меня плевать. Или ты не помнишь, как он бросил меня посреди всего этого?

— О, я помню. И я вижу, как он смотрит на тебя, когда вы вместе, или когда он проходит мимо. Он сожалеет. Уверена, он пожалел, как только сделал это.

Мое сердце сжалось от воспоминания, когда Джейкоб позвонил и сказал, что все кончено. Он сказал только, что не хочет стать изгоем в футбольной команде из-за меня.

Я не понимала, что были стороны. Для меня были только правда и ложь Чарли.

— Уже не важно. Я никогда его не прощу за такое отношение. Никогда.

Мишель кивнула, подъезжая к моему дому.

— Хорошо. Такой ответ и я хотела услышать.

* * *

Пару часов спустя мы с Мишель сидели на трибунах с фрито-паями, диетической колой и улыбками на лицах. Я не осмелилась мечтать, что все наладится, но надеялась впервые за долгое время. Люди еще шептались, и я получала взгляды, но это не было важным, когда я была с Вьяттом. Он закрывал все и всех.

— Серьезно? Ты ничего не узнала от Чарли?

Я подняла голову и увидела перед собой Дженни и ее команду.

Я решила, что лучше ее игнорировать, и повернулась к Мишель.

— Так тебя ждет интересная ночь?

Мишель улыбнулась.

— Да! Одна из лучших ночей в жизни.

Дженни злобно рассмеялась.

— Ты думаешь, что можешь игнорировать меня, шлюха?

Глаза Мишель потемнели, а я просто покачала головой.

— Эй, противная болельщица, с дороги. Ты мешаешь мне видеть, а я вернулся из колледжа не для того, чтобы смотреть на твое мерзкое лицо, — раздался сзади голос Рассела Марко. Он окончил школу вместе с моим братом Скипом.

Дженни посмотрела на него и улыбнулась.

— Прости. Я все равно трачу зря время на этот мусор.

Рассел встал и спустился к Дженни.

«Ох, он привлечет ко мне еще больше внимания».

— Ого. Мне доводилось встречать гадких людей, но ты их превзошла. Твоя зависть так и льется. Тебе стоит пойти в туалет и смыть ее, пока ты не стала вести себя на поле как прима, которой пытаешься быть.

Рот Дженни раскрылся, пока она глядела на Рассела.

— Пошел ты, придурок, — она повернулась и пошла прочь.

Рассел опустил взгляд на меня и подмигнул.

— Игнорируй таких идиоток.

Я издала смешок.

— Так придется игнорировать весь город.

Рассел рассмеялся.

— Рад встрече, Скай.

— И я, Расс. И спасибо за это. Я это ценю.

Он слабо улыбнулся.

— Никто не будет обижать младшую сестру Скипа.

Он ушел, а я ощущала все взгляды на себе. Я смотрела вперед и увидела его.

Вьятта.

Он глядел на меня с напряженным выражением. Я подняла руку и помахала, пытаясь успокоить его. Но на душе было тревожно.

«Вьятт когда-нибудь устанет от этого? Ясное дело».

Он помахал мне и улыбнулся, а потом тренер накричал на него.

Я не смогла сдержать всхлип.

— Ничто не изменится, пока я в этом городе.

Мишель обвила рукой мои плечи.

— Знаю, Скай. Знаю.

ДВЕНАДЦАТЬ Вьятт

Я думал не об игре.

Как только я поднял голову и увидел, что Дженни говорит со Скайлар, я понял, что все плохо.

«А кем был тот парень? Он выглядел старше. Может, друг Скипа?».

Скайлар была в ужасе.

Я пытался сосредоточиться на игре, но три раза у меня забрали мяч, два раза я запнулся.

В перерыве Скайлар широко улыбнулась мне. Она выглядела счастливо.

— Митч, кто сидит за Скайлар? — спросил я, пока мы шли к раздевалке.

— Это Рассел Марко. Он учился со Скипом.

Я кивнул и посмотрел на парня. Он говорил с девушкой, сидящей с ним. Он поставил Дженни на место.

Я посмотрел на Скайлар, она помахала. Она уже была в порядке, и я немного успокоился. Может, теперь я смогу сосредоточиться на втором тайме.

Тренер кричал, бросил стул, кричал еще, а потом сказал нам идти и постараться. Я никогда не понимал тренеров в старшей школе.

Во втором тайме я был сосредоточен. Мы подвинулись на четыре тачдауна. Тренер уже сказал, что сюда пришел представитель университета Бейлор. Хорошо, что я взял себя в руки.

Оставалось меньше десяти секунд, я передал пас. Митч поймал мяч и понес его для тачдауна. Я взглянул на Скайлар, она прыгала, болея. Было приятно видеть ее счастливой и взволнованной.

Я принял душ, быстро оделся. Я хотел подвезти Скайлар домой, так что знал, что она меня ждала.

Я схватил сумку, пошел из раздевалки, но Джейкоб появился передо мной. Он смотрел на меня так, словно хотел оторвать мне голову.

— Что такое? — сказал я.

Он ударил меня по челюсти, и я отшатнулся. Мне повезло, тренер вышел из-за угла и увидел первый удар Джейкоба.

Я бросил сумку и пошел к Джейкобу.

— И что это было? — я оттолкнул его левой рукой, а правой ударил по челюсти.

— Хватит! — закричал тренер, пока другие игроки разнимали нас.

— Ты объяснишь мне, почему ударил? — спросил я.

Джейкоб хмуро смотрел на меня.

— Ты трахаешь ее?

Гнев охватил мое тело, я вырвался и ударил Джейкоба с силой по носу. Точно сломал его.

— Козел! Не смей так о ней говорить! — заорал я.

Тренер оттащил меня от Джейкоба.

— Смит, хватит! Еще раз, и ты вылетишь из команды. Я понятно объяснил?

Митч встал передо мной, прижал ладонь к моей груди и отодвинул меня.

— Он того не стоит, Вьятт. Он просто злится, что Скайлар прогнала его сегодня.

Я посмотрел на Джейкоба. Я указал на него пальцем и покачал головой.

— Держись от нее подальше. У тебя был шанс. Теперь не трогай ее!

— Она была моей раньше, гад! — сказал Джейкоб.

— Хватит! — закричал тренер мне в лицо. — Завтра в семь утра у моего кабинета. Будь готов к работе.

Я медленно кивнул и буркнул:

— Да, сэр.

— И ты, Миллер. Мой кабинет, семь утра.

Я схватил сумку и пошел к двери. Митч был за мной.

— Не говори об этом Скайлар, ладно? — попросил он, пока мы уходили.

Я потер челюсть и вздохнул.

— Зачем он это сделал?

Митч рассмеялся.

— Ревность. Мишель сказала, что кто-то толкнул Скайлар утром перед уроками. Джейкоб пытался помочь ей собрать вещи, и Скайлар поставила его на место.

— Но… не понимаю. Он ничего не делал, чтобы остановить слухи. Он не говорил с ней, даже не смотрел на нее месяцами. Он порвал с ней.

Митч хлопнул меня по спине.

— Это было до того, как ты оживил мою сестру. Думаю, Джейкоб понял, каким дураком был, и теперь хочет вернуть Скайлар.

Я покачал головой, стиснув зубы.

— Она не его, так что он ее не заберет.

— И я о том! — сказал Митч. — Но она и не твоя.

Смеясь, я стукнул его по руке.

— Знаю. Просто говорю.

Мы с Митчем пошли к Скайлар и Мишель, стоящим у машины Мишель. Как только она увидела Митча, она подбежала к нему и обвила руками и ногами, целуя. Должен признать, я был бы рад, если бы Скайлар сделала так со мной.

Но она удивила меня. Ее губы были сжатыми, когда я остановился перед ней. Медленно и сексуально улыбнувшись, она привстала на носочки и поцеловала меня в губы.

Я не мог сдерживаться, ощутив ее губы. Я бросил сумку, притянул Скайлар к себе и углубил поцелуй. Когда она простонала в мой рот, я чуть не сорвался. Я знал, что люди смотрели, и я не хотел, чтобы слухов стало еще больше.

Я отодвинулся и улыбнулся.

— Это лучшее поздравление.

Скайлар покраснела.

— О, это было приветствие. Поздравления можно приберечь на потом.

Член дернулся в моих штанах. Я знал, что она говорила не о сексе, но лишь мысль о ее руках на моем теле вызвала сильную реакцию.

Я взял ее за руку и бросил через плечо Митчу и Мишель:

— Ведите себя прилично. Мы пошли.

Митч не собирался на тупую вечеринку Майка Барнса. Его ждала особая ночь с Мишель. Чем меньше я знал, тем лучше.

Мы со Скайлар прошли к моей машине рука об руку. Я взглянул на Джейкоба. Его глаза прожигали во мне дыру. Я надеялся, что он видел поцелуй и все понял.

Завтра мы с ним пойдем к тренеру. Мы не сможем играть вместе, пока все вот так.

— Что-то случилось в раздевалке? Майк Барнс вышел и прокомментировал.

Мое сердце сжалось.

— Что он сказал?

Она нахмурилась и посмотрела на меня.

— Сказал, что вы с Джейкобом устроили петушиные бои.

«Майк, зараза».

— Мы разобрались с этим.

Мы молчали, пока шли к машине.

Я открыл для нее дверцу, Скайлар остановилась и повернулась ко мне.

— Не нужно меня защищать, Вьятт. Я хорошо справлялась все это время.

Я прижал ладонь к ее щеке. Мое сердце согрелось, когда она прильнула. Я был на все готов для Скайлар. Я еще ни к кому такого не ощущал.

— Сложно позволять людям болтать о тех, кто тебе дорог.

Ее глаза загорелись, она мягко улыбнулась.

— Ты мне тоже дорог. Вьятт, мне нужно, чтобы ты знал, что я не готова зайти… дальше.

— И ты знай, что у меня нет расписания, Скай. Все будет так, как должно быть. Я не собираюсь давить на тебя и заставлять делать то, что тебе не нравится.

Слеза покатилась по ее щеке. Я нежно вытер ее большим пальцем.

— Хотела бы я встретить тебя до… до…

Я прижал другую ладонь к ее лицу, смотрел в ее глаза.

— Знаешь, что тебе нужно?

— Что?

— «Dairy Queen».

Скайлар рассмеялась. Я быстро поцеловал ее в губы, убрал руки и указал ей садиться в машину. Митч говорил, что, когда Скайлар была расстроена, он водил ее в «Dairy Queen». Одно арахисовое парфе, и она становилась счастливее.

Я обошел машину и заметил взгляд Дженни. Я не знал, почему она не может успокоиться.

В машине я посмотрел на Скайлар и улыбнулся.

— Откуда ты знал, что «Dairy Queen» — моя слабость?

— Твой брат.

Она рассмеялась и покачала головой.

— Вьятт, ты хотел побыть с командой? Ты знаешь, что не должен все время быть со мной.

Я отъехал от парковки, взял ее за руку.

— Не глупи. С тобой лучше всего.

Мы провели остаток вечера в «Dairy Queen», болтали обо всем.

Скайлар все еще что-то скрывала. Я видел по ее глазам. Я отчаянно хотел, чтобы она доверилась мне, но не давил.

— Ты хочешь чем-нибудь заняться? — спросил я, когда мы вышли из кафе.

Скайлар пожала плечами и огляделась. Я заметил, что она все время так делала. Или нервничала, или переживала, что нас увидят вместе.

— Хочешь пойти на наше место? — спросил я.

Она взглянула на меня и улыбнулась.

— Я обещала тебя поздравить. И я не могу перестать думать о том, как приятен твой поцелуй.

Сердце гремело в моей груди. Я заглянул в ее глаза, взял ее за руку и поднес ладонь к своим губам.

— Разве я могу лишать тебя такого?

ТРИНАДЦАТЬ Скайлар

Вьятт умел рассмешить меня, когда хотелось только плакать. После встречи с Расселом и Дженни хотелось забраться под камень и спрятаться. Но Вьятт вернул прежнюю меня, настоящую меня.

Мы пошли рука об руку по тропе в парке. Я боялась, что Вьятт не так понял мои слова, что я поздравлю его позже. Но он как-то понял, о чем я. Он словно видел мою душу. Он знал, о чем я думала, даже раньше меня.

«О, просто поцелуй меня, Вьятт!».

Мое сердце колотилось, пока мы шагали по тропе.

Вдруг он остановился и повернулся ко мне. Я прикусила губу. От его взгляда все ниже живота пылало от желания.

— Ты такая красивая, Скай.

«Боже, он знает, как растопить меня».

Он обхватил мое лицо руками, заставлял медленно шагать назад, пока моя спина не оказалась у дерева. Он быстро оглядел мое лицо, словно ждал разрешения. Я молчала, и он прижался губами к моим губам.

Я сжала его руки и держалась, пока он целовал меня, унося в другое место. Я осмелилась верить, что с Вьяттом все будет хорошо. Что он защитит меня.

Он убрал руки от моего лица и притянул мое тело ближе к своему. Я ощущала, как он хотел меня.

«Сколько еще ему ждать, пока я буду готова?».

Он тихо застонал в мой рот, и я прижалась к нему. Он сводил меня с ума, и я с трудом не позволяла себе умолять его покончить с накалом между моих ног.

Поцелуй быстро стал страстным, и мы скользили друг по другу руками.

Вьятт отодвинулся и пару раз глубоко вдохнул. Он прижался лбом к моему лбу, пытался успокоиться, и я делала так же.

— Прости, — прошептал он.

Я прижала ладони к его груди. От быстрого биения его сердца я улыбнулась. Я знала, что и он ощущал себя так же.

— За что?

— Я не хочу торопить тебя, Скайлар, и я стараюсь совладать с эмоциями, но я хотел сейчас прижать руку к твоим трусикам и помочь тебе кончить.

Мой рот раскрылся, я резко вдохнула. Я еще никогда не была так заведена.

«Что Вьятт шептал бы мне на ухо, занимаясь со мной любовью?».

Я не осмелилась вообразить.

Он добавил с разочарованным вздохом.

— Это делает меня полным козлом.

Я отклонила голову и посмотрела на него.

— Что? Нет. Тогда и я такая, потому что, пока ты меня целовал, я только этого и хотела.

Его глаза точно засияли от моих слов.

— Вьятт, я еще не готова заняться любовью… но не стыжусь сказать, что хочу тебя.

Его губы вернулись к моим. В этот раз он целовал меня глубоко, страстно. Я хотела, чтобы он коснулся меня. И плевать, что мы на публике.

Вьятт чуть отодвинулся и обвил меня рукой. Мы пошли к его машине. Он усадил меня на пассажирское место, закрыл дверцу и побежал к своей стороне.

Я пыталась совладать с дыханием, воображение разыгралось.

«Он повезет меня куда-то? Какой у него план?».

Я могла дышать лишь быстро и неглубоко. Тело почти дрожало от мысли, что Вьятт хотел, чтобы я ощутила себя хорошо.

«Он повезет меня домой? Может, боится, что не сдержится».

Он сел в машину, завел ее и поехал.

— Куда… куда мы едем?

— Если бы я не увел тебя оттуда, я сделал бы то, о чем мы оба пожалели бы.

Его слова ударили меня по груди.

Глядя в окно, я подавляла слезы.

«Он жалеет об этом? Как он может не ощущать то, что чувствую я?».

— Ты везешь меня домой? — я старалась не звучать сдавленно.

— Нет! С чего ты взяла?

Я повернулась посмотреть на него и ответила:

— Ты только что сказал, что жалеешь о том, что случилось там.

Он рассмеялся.

— Нет, я сказал, что увел тебя оттуда, пока не произошло то, о чем я пожалею… например, заставил бы тебя называть меня по имени, пока моя рука была бы у твоих трусиков. Я не хотел бы, чтобы кто-то такое увидел.

— Ох, — выдохнула я.

Меня переполнили эмоции, и я думала, что расплачусь. Вьятт так сильно заботился обо мне. Я не привыкла к тому, что кто-то ставит мои желания выше, как он. Он был терпеливым со мной.

Он приехал к библиотеке, заехал за нее. Он остановил машину в парке, сел и смотрел вперед.

Он, наверное, пытался понять, как сделать то, что мы оба хотели.

— Вьятт, ты же веришь, что я не та девушка, которая спит со всеми подряд или просто хочет секса?

Он повернул голову ко мне.

— Конечно.

— Тогда не подумай сейчас обо мне плохо.

Он прищурился и посмотрел на меня.

— С чего бы?

Я сжала губы, расстегнула пояс и быстро забралась на него. Я оседлала его, мои губы двигались с его губами, и я стала раскачиваться на нем. Он был еще твердым. И это ощущение вызывало сильную реакцию.

— Боже, Скайлар, — прошептал он, запуская пальцы в мои волосы. Он углубил поцелуй.

Мое тело сначала двигалось медленно, но это быстро изменилось. Я прижалась к нему сильнее, двигалась быстрее. Наша одежда усиливала ощущения.

Вьятт сжал мои бедра, притягивая меня ближе.

— О, боже, — прошептала я, мое тело было готово взорваться.

Губы Вьятта оказались на моей шее, целовали так нежно, что я хотела кричать, чтобы он был настойчивее, но оставался медленным.

Он поднял бедра, и поза оказалась идеальной.

— Ангел, ты так красива.

Это меня сломало.

— Вьятт! — закричала я.

Он прижался губами к моим губам, ловя мои стоны удовольствия, пока мое тело дрожало от силы оргазма.

Когда я смогла дышать, мы замерли. Я получила один из самых невероятных оргазмов в жизни.

— Это ослабило твою боль, ангел? — спросил Вьятт.

Я кивнула, смеясь.

— Да. Но что насчет…

Он поцеловал меня снова, притягивая к себе так, что мы словно стали едины.

— Не переживай за меня. Я забочусь только о тебе.

— Но…

— Скайлар, я буду ждать, сколько нужно, даже вечность. Дело не во мне. Дело в тебе, ангел.

Джейкоб пару раз доводил меня до оргазма рукой, требовал ответных действий. Мне не нравилось трогать его рукой, но я отказывалась использовать рот. Это его не радовало, но он меня не заставлял.

Глядя в зеленые глаза Вьятта, я покачала головой.

— Я никогда не встречала кого-то, похожего на тебя. Никогда.

— Хорошо. Тогда у меня преимущество.

Он пошевелил бровями, и я невольно рассмеялась.

Он нежным поцелуем заставил меня забыть обо всем, кроме нас.

Он отодвинулся и улыбнулся.

— Я постараюсь побеждать в каждом футбольном матче.

Я стукнула его по груди, слезла с него и вернулась на свое место.

— Разве ты не говорил, что тебя вызвал тренер в свой кабинет завтра утром?

Вьятт недовольно застонал.

— Да, стоит отвезти тебя домой… хоть и не хочется. Я мог бы сидеть с тобой в машине и разговаривать всю ночь, если бы мы могли.

— И я, — ответила я.

— Скай, я могу тебе кое-что сказать?

— Конечно.

Он поднес мою ладонь к своим губам, и мое дыхание дрогнуло.

— Мне понравилось смотреть, как ты кончаешь. Я буду вспоминать это снова и снова этой ночью.

Мою грудь сдавило. Я влюблялась в него, и в этот миг я осознала это.

— Надеюсь, я не перегнула, — сказала я.

Смеясь, он покачал головой.

— Нет. Ты сделала мою ночь.

Вьятт поехал к моему дому, пока мы обсуждали, как встретимся завтра после моей работы. В понедельник была серьезная контрольная по алгебре, мне нужно было подготовиться.

Вьятт проводил меня до двери моего дома. Мы заглянули в глаза друг друга, и произошло нечто потрясающее. Я не знала, что именно это было, но все между нами изменилось.

Он прижал ладонь к моей щеке, и я прильнула к его руке.

— Спокойной ночи, ангел. Сладких снов.

— И тебе.

Он склонился и поцеловал меня. Он отошел на шаг, подмигнул и ответил:

— О, у меня ночь будет хорошей, поверь.

Я смотрела, как он бежал к своей машине. Он завел ее, помахал мне, я ответила тем же. Как только он пропал из виду, я прислонилась к двери и рассмеялась.

Я давно не была такой счастливой. Очень давно.

* * *

— Тебе понравилась игра прошлой ночью? Ты вернулась почти в одно время с братом, — сказала мама.

Я улыбнулась и кивнула.

— Да. А с Вьяттом мне понравилось еще больше.

Моя мама улыбнулась.

— Приятно снова видеть твою улыбку. Я уже переживала.

— Все хорошо, мам. Вьятт может вызвать у меня улыбку, даже когда я расстроена.

— Как и твой отец. Не знаю, как он это делает, но делает.

Я откусила кусочек яблока и смотрела, как мама улыбается. Я знала, что она думала о моем отце.

«Я хочу такую любовь, которая поглощает все мысли, когда этого не ждешь».

— Я сегодня буду дома позже. После работы у нас с Вьяттом учебное свидание.

Она пошевелила бровями, и я смущенно покраснела.

— Боже, мам! Обязательно так нужно?

Она пожала плечами и сказала:

— В твоем возрасте я уже…

— Фу! Нет, не надо, мам. Честно. Я не хочу, чтобы меня стошнило.

Она рассмеялась и продолжила мыть посуду. Я откусила еще от яблока, улыбнулась, думая о встрече с Вьяттом.

Я вытащила телефон и послала ему сообщение.

«Думаю о тебе».

Когда он не ответил, мое сердце сжалось.

«Может, он занят или еще в школе с тренером».

Я закрыла глаза и покачала головой. Я не хотела ничего выдумывать.

«Он занят и ответит, когда сможет».

Мне нужно было держать себя в руках.

— Я переоденусь для работы, — сказала я маме.

Я вышла из кухни и отправилась в свою комнату. Закрыв дверь спальни, я прильнула к ней и нахмурилась.

Странно, но мне казалось, что мой счастливый мир вот-вот перевернется. Я не знала, как именно это произойдет. Я надеялась, что это не связано с Вьяттом.

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ Вьятт

Тренер заставил нас с Джейкобом бегать все утро. Было неплохо. Мы могли поговорить и разобраться. Джейкоб признался, что у него еще были чувства к Скай, но он понимал, почему она уже переросла это.

Тренер вышел на дорожку и встал перед нами, останавливая нас.

— Закончили. Когда в следующий раз решите глупо себя вести в моей раздевалке, будет кое-что серьезнее бега.

— Да, сэр, — сказал Джейкоб.

— Больше никогда, сэр, — ответил я. Упираясь руками в колени, я пытался отдышаться после последнего спринта.

— А теперь уходите. Хорошо сыграли вчера.

Он ушел подальше, и Джейкоб выругался.

— Старый придурок. Я думал, что отключусь во время последнего спринта.

Смеясь, я стукнул его по спине.

— Мир?

Его глаза были печальными.

— Ты для нее лучше подходишь, Вьятт. Я это знаю. Ты не позволил слухам и мыслям других людей помешать тебе. Это тяжело. Я любил ее. Может, это — часть проблемы. Я любил ее невинность, а он лишил ее этого. Забрал это у меня. Я даже не заслуживаю думать о втором шансе с ней.

Я не знал, как ему ответить. Я не хотел думать, что Скайлар примет Джейкоба. Я не знал, как близки они были, но и не хотел знать. Чем меньше я знал об отношениях Джейкоба и Скайлар, тем лучше.

Когда я вернулся к своей машине, я был готов приехать домой и поспать. Телефон мигал из-за сообщения. Я открыл его и улыбнулся, увидев сообщение:

Скай: «Думаю о тебе».

Я: «Эй! Прости, тренер чуть не убил нас бегом за утро. Сколько у тебя длится смена?».

Скай: «С 4 до 9. А потом у меня страстное свидание».

Я невольно улыбнулся. Я любил флирт Скайлар со мной.

Я: «Мне пора ревновать?».

Скай: «Ну… он очень красивый».

Я: «Повезло заразе».

Скай: «Мне повезло».

Я нажал на ее номер и ждал ее ответа ее милым голосом.

— Привет, — тихо сказала она.

Я закрыл глаза, пытаясь вспомнить, как ощущались ее губы на моих, ее тело на мне.

— Не забудь учебник по алгебре.

Скайлар рассмеялась.

— Обещаю, не забуду. Мои родители не обрадуются, если я провалю контрольную.

— Не провалишь. Я постараюсь помочь.

— А если ты… отвлечешь?

Мои щеки болели от улыбок.

— Поверь, Скай, если бы я хотел тебя отвлечь, я бы это сделал.

Она задышала тяжелее, я слышал даже по телефону. Я поправил себя внизу, чтобы мысли не ушли не туда.

— Эм… хочешь встретиться в кофейне? — спросила она.

«Ох, надеюсь, я не спугнул ее теми словами. Помедленнее, Вьятт. Блин».

— Звучит идеально. Я могу заглянуть к тебе раньше. Хочется пиццы.

Скайлар рассмеялась.

— Ладно. Я побегу. Увидимся.

— Да, ангел.

Я поспешил домой, принял душ. Переодевшись, я спустился в гостиную.

— Привет, мам.

Она окинула меня взглядом.

— Ты выглядишь красиво.

— Спасибо. Я встречусь со Скайлар после ее смены и помогу ей с алгеброй.

— Не задерживайся. Мы пригласили пару человек из церкви. Ты знаешь, что мы пытаемся заводить знакомства и вливаться в общество.

Я издал смешок и посмотрел на папу, читающего книгу.

— Как только они узнают, что папа в ФБР, они убегут.

Мама посмотрела на отца, а тот слабо улыбнулся.

— Возможно, — сказал он. — Особенно, если они узнают, что я все про них проверил.

Я покачал головой, смеясь.

Отец кашлянул и сказал:

— Вчера сюда заходил мистер Шерман.

Я приподнял бровь и спросил:

— Кто он?

Он отложил книгу и посмотрел на маму, а потом повернулся ко мне.

— Это отец Чарли Шермана, которого Скайлар обвинила в изнасиловании.

Гнев тут же охватил мое тело.

— И какого он приперся?

— Язык, Вьятт, — сказала мама.

Качая головой, чтобы собраться с мыслями, я посмотрел на маму.

— Прости, мам.

Папа встал.

— Похоже, пытался оказать нам услугу. Предупредил насчет девушки, с которой ты встречаешься, и проблем, которые возникнут, если ты продолжишь видеться с ней.

— Что за проблемы?

— Не переживай. Я прогнал его до того, как он зашел далеко в своей лжи.

— Не могу поверить, что ему хватило наглости прийти сюда, пап.

Мама вздохнула.

— Похоже, ему не нравится Скайлар, но твой отец думает, что проблема глубже.

— Он что-то скрывает. Видно по его лицу. И он боится. Боится, что узнают правду. Наверное, потому он так старался всех отогнать от Скайлар.

Мое сердце словно сжали. Бедная Скайлар.

Конечно, все отвернулись от нее, если отец Чарли ходил по домам и сочинял про нее бред. Вот козел.

— Я знаю этот взгляд, Вьятт. Просто отпусти это, — сказал папа.

Я кивнул и ответил:

— Да, сэр. Я пойду. Я поужинаю в «Пицце Мия».

Я поцеловал маму в щеку, и она улыбнулась.

— Вьятт, знай, что мы тобой гордимся, — сказала она.

— Не могу поверить в то, что люди говорят о ней. Надеюсь, вы тоже.

Она сказала с теплой улыбкой:

— И мы, Вьятт. Потому твой папа и прогнал мистера Шермана.

— Он не был рад, когда я попросил его уйти.

Я любил родителей, и меня радовало, что они не верили в сплетни о Скайлар.

— Мне пора. Люблю вас.

Отец повернулся к книге и сказал:

— Будь осторожен и не задерживайся.

— И я тебя люблю, милый. Передавай Скайлар привет от нас.

— Передам, — я направился к своей машине. Я почти бежал, хотел скорее увидеть ее.

Через пятнадцать минут я вошел в «Пицца Мия». Ева поманила меня сесть у стойки. Скайлар была в этой части. Я прошел к стойке и хлопнул Майка Барнса по спине.

— Привет, чувак, — я улыбнулся, садясь рядом с ним.

— Привет, Вьятт.

— Как дела?

Майк посмотрел на Скайлар, а потом на меня.

— Так ты встречаешься с ней?

— С ней?

Он вздохнул, опустил взгляд и покачал головой.

— Со Скайлар.

Скайлар подошла с широкой улыбкой.

— Эй, я буду тут еще час.

— Видимо, это да, — тихо буркнул Майк.

Скайлар повернулась к нему и спросила:

— Что такое, Майк?

Он сказал с фальшивой улыбкой:

— Ничего, Скайлар.

— Майк спросил, встречаемся ли мы.

Ее улыбка тут же увяла.

— Я хотел сказать ему «да», когда ты подошла.

Красивые серые глаза заглянули в мои глаза. Она была и рада, и растеряна.

— Ох… — тихо сказала она. Я подмигнул ей и сказал:

— Я буду как обычно.

Она быстро пришла в себя, кивнула и улыбнулась.

— Сейчас будет. Тебе что-то еще нужно, Майк?

— Нет, все хорошо. Но спасибо, Скай.

Я заметил то, что выводило меня из себя. Когда люди были одни, знали, что их не видят, они были милыми со Скайлар, без едких комментариев или мрачных взглядов. Они относились к ней как нужно.

— Ты расскажешь, почему наедине с ней ты хороший, а в школе относишься как к прокаженной?

Майк покачал головой.

— Ты не понимаешь, Вьятт.

— Да? Объясни.

— Если бы ты знал, что для тебя лучше, не показывал бы всем, что вы встречаетесь.

Я рассмеялся.

— Почему? Потому что мистер Шерман придет и начнет мне угрожать?

Майк вскинул голову.

— Приходил?

— Пытался, и мои родители сделали то, что сделали бы все правильные родители. Сказали ему уйти.

Качая головой, Майк раздраженно выдохнул и встал. Он бросил деньги на стойку и собрался уходить. Перед этим он сказал:

— Тебе стоит побывать хоть на парочке вечеринок команды. Ты — нападающий, лидер команды. Плохо, когда ты выбираешь городскую шл…

Я быстро встал.

— Лучше не заканчивай.

Он медленно улыбнулся, глядя на меня свысока.

— Ты думаешь, что он тебя не тронет… но он может и точно это сделает. Надеюсь, она того стоит.

Майк ушел, а я увидел, как пришли Дженни и ее банда. Они встали на входе на минуту. Видимо, пытались понять, где была секция Скайлар.

Стервы. Я не понимал, почему они не могли оставить ее в покое.

Ева шла с содовой. Я схватил стакан с подноса, и она растерянно посмотрела на меня.

— Прости, Ева. Я оплачу.

Я встал и пошел к Дженни. Я знал, что, стоит ей меня увидеть, она тут же подбежит.

Она посмотрела на меня и направилась ко мне. Я отвел взгляд, но шел дальше… и врезался в нее, пролил содовую на ее футболку.

Она закричала, и я извинился.

— Ох, блин, Дженни! Я тебя не заметил. Прости.

Она злилась, но почему-то улыбнулась мне, словно я назвал ее красивой.

Что такое?

— Все хорошо, Вьятт. Всякое бывает, да? Это просто футболка, она высохнет. Можешь загладить вину, посидев с нами.

«Ох, нехорошо обернулось», — я оглянулся, поймал взгляд Скайлар.

— Прости, Дженни. Я уже занял место.

Она нахмурилась, а потом улыбнулась.

— А вечеринка? Бет устраивает крутую вечеринку. Ее родители не в городе. Там будет вся футбольная команда.

Я вспомнил слова Майка. Я знал, что стоило чаще бывать с командой. Я напишу Митчу и узнаю, идут ли они с Мишель. Может, мы со Скайлар присоединимся.

— Возможно. Посмотрим. Мы со Скайлар отправимся в кофейню после ее работы, чтобы учить алгебру.

Дженни гневно посмотрела на Скайлар.

— Серьезно? Еще и учеба… — она замолчала и посмотрела на меня. — Надеюсь, ты сможешь заехать хоть на пару минут. Обещаю, будет весело.

«И она зовет Скайлар шлюхой».

— Хорошего вечера, дамы, — сказал я и вернулся на свое место.

Я надеялся, что она уйдет из-за пролитой содовой. Когда я сел и оглянулся, их уже не было. Я выдохнул.

«Хорошо, что они ушли, не пристав к Скайлар».

Когда смена Скайлар закончилась, я получил от нее обалденную улыбку.

— Кофе? — спросил я, подмигнув.

Она рассмеялась.

— Кофе и учеба.

— Конечно.

Игриво стукнув меня по груди, она прикусила губу.

— Мне нужно помочь Еве с посудой. Я тебя догоню.

Я поцеловал ее в щеку. Она тут же покраснела. Мне нравилось, как красиво краснели ее щеки.

— Хорошо. Скоро увидимся.

— Ладно. Я ненадолго. Обещаю.

Я вышел из пиццерии. Я оглянулся, Скайлар спешила помочь Еве.

Моя машина стояла за пиццерией. Я забрался внутрь и поехал к кофейне.

Когда я припарковался и вышел, я невольно заметил, как стариц на углу смотрел на меня. Я узнал его, но не помнил, где видел раньше.

Я посмотрел в его сторону, замерев у двери кофейни, но он уже ушел. Я тряхнул головой и пошел к стойке, заказал кофе себе и Скайлар. Я сел и вытащил записи, которые подготовил для нее.

— Эй, красавчик.

Я поднял голову и увидел там Дженни.

«Кошмар. Когда она уже поймет?».

— Дженни. Вообще-то я жду Скайлар.

Она все равно села. Я заметил, что она переодела футболку. Теперь на ней была футболка с низким V-образным воротником, открывающим почти всю грудь. Ее тело было неплохим, но не интересовало меня.

— Слушай, Вьятт… ребята из команды говорили… Им не нравится, что ты со Скайлар. У нее плохая репутация, — Дженни облизнула губы.

Я издал смешок и посмотрел на нее как на чокнутую.

— Ты хоть слышишь, какой бред несешь, Дженни?

Две девушки с ней засмеялись, но замолкли, когда Дженни пронзила их взглядом.

— Просто, Вьятт, все списывали это на то, что ты новенький и не знаешь всего.

— Я знаю то, что важно.

«Надеюсь, она уйдет до того, как приедет Скайлар».

— Люди начинают болтать о тебе.

Я фыркнул и ответил:

— Пускай.

— Тебя не заботит твоя репутация? — спросила она, прикусив губу.

Я не сдержался и опустил взгляд.

— Вьятт, почему мне кажется, что в душе ты хулиган? И хулигану хочется веселья.

— О, да, — сказала девушка с русыми волосами, собранными на макушке.

— Веселья? — спросил я. Я не знал, почему спросил.

Дженни склонила голову и придвинулась ближе.

— У тебя был секс втроем?

Я подавился слюной.

— Что?

Дженни кивнула и медленно провела языком по губам.

«Серьезно? Она несет бред о Скайлар, а сама намекает на секс втроем. Чокнутая?».

— Я не против, — блондинка устроилась рядом со мной и улыбнулась так, словно хотела съесть меня на ужин.

Смеясь, я покачал головой.

— Вы обе сошли с ума. Думаю, тебе и твоим подружкам пора уходить, Дженни.

Она взглянула на окно, склонилась над столом, глядя на мои губы. Я не успел понять, что происходило, а она уже целовала меня. Другая девушка стала тереть мой член сквозь штаны. На пару мгновений я растерялся. Дженни пыталась просунуть свой язык в мой рот, пока ее подруга продолжала тереть меня внизу. Дженни застонала, и я пришел в себя и отдернулся.

Хмуро глядя на нее, я выпалил:

— Что за фигня, Дженни?

— Это чтобы ты попробовал то, что мог получить.

Ее подруга потянулась ко мне, но я схватил ее за руку и отодвинул.

Дженни отклонилась, посмотрела на окно и улыбнулась опасным образом. Я медленно повернул голову. Там стояла Скайлар. Она смотрела то на Дженни, то на меня. Она вытерла слезу и пошла к своей машине.

— Блин, — прошептал я и повернулся к Дженни. — Ты это задумала, да?

Она изобразила потрясение.

— Не знаю, о чем ты. Я видела, как ты смотрел на меня, Вьятт. Ты тоже этого хочешь, — она подмигнула.

— Ты больная и извращенная, знаешь? — я тряхнул головой и встал.

Мне было плохо, я поспешил наружу к Скайлар.

— Скайлар! — закричал я.

Она побежала к своей машине.

— Черт возьми! Скай, прошу! Все не так, как ты подумала.

Я добежал до ее машины, она попыталась закрыть дверцу, но я успел схватиться.

— Оставь меня в покое, Вьятт. Я должна была сразу понять, что ты хотел от меня лишь одного, как и все они.

Мои глаза потрясенно расширились.

— Что? Ты прекрасно знаешь, что это не так, Скайлар.

Она посмотрела на меня, слезы лились из ее глаз. Мои ноги могли вот-вот отказать.

— Прошу, отпусти мою дверцу, Вьятт.

— Скайлар, она меня поцеловала. Я этого не ожидал.

Она вытерла слезы и спросила:

— А Кара? Что она делала? Мне казалось, что она возбуждала тебя.

— Ты видела, как я оттолкнул ее руку? Они все подстроили, Скайлар. Клянусь.

Ее подбородок дрожал.

— Ты поцеловал ее, Вьятт. Ты даже не пытался отодвинуться.

Я закрыл глаза. Я не мог спорить с этим. Я отреагировал медленно.

— Прошу, отпусти меня, Вьятт. Прошу.

Я открыл глаза. Я все еще держал дверцу открытой, мешал ее закрыть. Я видел страх в ее глазах. Отпустив, я отошел на шаг, и она закрыла дверцу. Она завела машину и быстро уехала, оставив меня стоять там.

Ее фары пропали вдали, и мое сердце болело. Я закрыл глаза и прошептал:

— Скайлар…

ПЯТНАДЦАТЬ Скайлар

Слезы лились по моему лицу, пока я подъезжала к дому. Я глубоко вдохнула и попыталась успокоиться, чтобы пойти домой.

«Что я увидела? Дженни все подстроила?».

Вьятт разозлился, когда опомнился, и отодвинулся от нее. Но… он не сразу пришел в себя. Одна девушка лапала его, другая целовала. Может, ему даже нравилось это.

Я закрыла лицо руками и закричала:

— Как я могла так сглупить?

«Что я себе вообразила? Может, я не должна была делать то, что сделала прошлым вечером. Вьятт делал вид, что не хотел ничего большего, но, может, это не так».

Я опустила голову на спинку, пытаясь сосредоточиться на дыхании.

Зазвонил мой телефон. Я увидела имя Вьятта на экране. Я нажала «Игнорировать».

Я набралась смелости и поспешила домой.

— Эй, я думала, ты учишься с Вьяттом, — крикнула мама, когда я вошла.

— У Вьятта другие планы, — ответила я и пошла в свою комнату как можно быстрее. Я хлопнула дверью, зажала рот рукой, сдерживая всхлипы.

Тихий стук в дверь заставил меня вздрогнуть.

— Ты в порядке, милая? — спросила мама из-за двери.

— Да, мам. Правда… все хорошо. Мне нужно учиться.

Снова зазвонил телефон. Вьятт. Я снова нажала «Игнорировать». Я прошла к кровати, открыла тетрадь по математике и смотрела на записи. Инстаграм прислал оповещение.

Я открыла Инстаграм и увидела фотографию, на которой меня отметили. Я прижала ладони ко рту и тут же зарыдала.

Кто-то сфотографировал меня у кофейни, глядящую на целующихся Вьятта и Дженни. Подпись гласила: «Похоже, Вьятт посылает шлюхе послание!».

Я быстро закрыла приложение и прошла к кровати. Я схватила подушку и рыдала в нее, чтобы мама не слышала.

От стука в дверь я простонала:

— Мам, я в порядке! Просто не трогай меня.

— Скай… впусти меня, — сказал Митч.

Я встала, пару раз глубоко вдохнула, открыла дверь.

Он окинул меня взглядом, прошел в мою комнату и закрыл дверь.

— Вьятт звонил. Он расстроен.

Я потрясенно смотрела на него и ответила:

— Он расстроен? Мне плевать на это.

— Он увидел фотографию, и он в ярости. Он сказал, что Дженни поцеловала его. Она все подстроила, потому что знала, что ты встретишься там с Вьяттом.

— Что ж… он выглядел так, словно ему нравилось, и…

Митч раздраженно выдохнул.

— Не отталкивай его. Он заботится о тебе, и он не верит бреду, который все несут.

Я села на кровать, слеза покатилась по щеке.

— В моем шкафчике снова появились записки.

Митч закрыл глаза и покачал головой.

— Скай… нужно кому-то сказать. Это нужно остановить. Ты скоро сломаешься.

— Знаю, — прошептала я.

— Там то же, что и раньше?

Я пожала плечами.

— Почти. Там говорится, что Вьятт использует меня ради секса… что я гожусь только для секса… и все такое.

— Ты должна понимать, что это бред. Вьятт не ради этого с тобой. Он заботится о тебе. Он хороший.

Я сжала губы, посмотрела в глаза брата.

— Я ничего не знаю, Митч. Я не знаю, кому доверять. И ты не видел его, когда Дженни и Кара были на нем. Он замер… словно ему нравилось.

— Он был удивлен, Скай! Если бы тебя резко поцеловали и стали трогать, ты не была бы потрясена пару мгновений?

Я кивнула, вытирая слезы.

— Может, лучше Вьятту оставить меня. Мне просто нужно доучиться, а потом покинуть город. Я задохнусь тут. Мне хватит баллов, чтобы окончить школу в декабре. Попрошу маму с папой отпустить меня раньше начала года в колледже. Только бы уехать отсюда.

— Побег тебе не поможет. Что ты будешь делать? Не вернешься больше домой? Пропустишь бал?

Я засмеялась.

— Думаешь, мне есть дело до бала, Митч? С чего мне идти на выпускной? Я буду посмешищем школы.

— Скажи… если бы Вьятт пригласил тебя на бал прошлым вечером или раньше, что бы ты сказала?

Грудь сдавило, горло сжалось.

— Прошлой ночью я бы сказала «да».

Еще стук в дверь, и я быстро вытерла слезы.

— Скайлар? Митч? — позвала мама из-за двери.

Митч с мольбой посмотрел на меня.

— Прошу, расскажи ей, что происходит.

Я покачала головой и строго посмотрела на него.

— Идем, мам.

Когда она открыла дверь, я фальшиво улыбнулась, как делала полтора года.

— Что такое? Скайлар, ты так быстро бежала в комнату. Поссорилась с Вьяттом?

— Все хорошо, мам. Митч уговаривает меня не оканчивать школу раньше времени.

Она нахмурилась, глядя на нас.

— Что? Скайлар, мы говорили об этом. Мы с твоим отцом думаем, что лучше доучиться. Некуда спешить. Почему ты так хочешь уехать?

Митч посмотрел на меня. Я выдавила улыбку.

— Я подумала, что неплохо посмотреть мир перед колледжем. Я всегда хотела побывать в Италии.

Мама рассмеялась.

— Милая, мы с твоим папой не отпустим тебя в Италию одну. Ты тебе говорили, что поедем туда семьей, когда ты и твой брат доучитесь, — она склонилась и поцеловала Митча и меня в щеку. — Отдохни, милая. Ты выглядишь уставшей.

И разговор был окончен. Она ушла.

Я упала на спину и вздохнула.

— Я не вернусь в этот проклятый город.

— А Вьятт? Он хочет с тобой поговорить.

Слезы жалили мои глаза.

— Думаю, Вьятту лучше меня оставить. Мне кажется, что все станет еще хуже и лишь потом наладится, и я не хочу, чтобы он пострадал от этого. Люди начнут болтать о нем.

Митч покачал головой.

— Думаю, тебе нужно позвонить ему и дать решить самому.

— Нет! Он целовал Дженни, и весь мир это увидел. Хватит. Мне нужно закончить учебный год. Я знала, что не нужно было даже говорить с ним. Чем я думала?

— Скай, он не выложил фотографию. И не целовал ее в ответ.

— Митч, прошу. Мне нужно учиться. Я могу побыть одна?

Он повернулся уходить, но оглянулся со слабой улыбкой.

— Я не знаю, почему ты решила оттолкнуть его, но ты ошибаешься. Он знает правду, и ты ему нравишься, Скай.

Я подняла голову, заставляя себя не плакать.

— Да… но этого мало.

Митч закрыл глаза, покачал головой. Он медленно закрыл за собой дверь.

* * *

В понедельник я делала все, чтобы игнорировать Вьятта. Его мольба в голосе, пока он просил о разговоре, чуть не убила меня.

К пятому уроку он прекратил просить меня. Меня расстроило, что он так легко сдался. Но это было к лучшему, особенно после записки в шкафчике утром. Там говорилось, что Вьятт был бабником, менял шлюх друг за другом.

Чем дальше он от меня, тем лучше.

* * *

К среде я уже не могла выдержать. Сидеть с Вьяттом на английском и алгебре оказалось сложнее, чем я думала. Его печальный взгляд много раз почти сломил меня.

Я прошла в кабинет и улыбнулась миссис Ричардсон.

— Привет, Скайлар. Чем могу помочь?

— Мне нужно изменить расписание.

Она нахмурилась и склонилась ко мне.

— Тебя кто-то беспокоит, Скайлар?

Мне нравилась миссис Ричардсон. Она всегда была добра ко мне.

— Эм… не совсем, но мне нужно изменить расписание английского и алгебры.

Она стала печатать на клавиатуре.

— Я могу изменить это, почти не навредив расписанию.

— Это изменит мой обед?

— Нет, обед будет как раньше.

Я и радовалась, и печалилась. Вьятт сидел за нашим столом в понедельник и во вторник, но я игнорировала его. Сегодня он сел с футбольной командой, и это чуть не убило меня. Митч сказал, что Вьятт уже не выдерживал то, что я игнорирую его. По словам Митча, это уничтожало Вьятта.

Я прогнала это из мыслей, вспомнила поцелуй.

Так было лучше для меня и Вьятта.

Так я думала.

Но сердце не соглашалось.

ШЕСТНАДЦАТЬ Вьятт

— Привет, вы позвонили Скайлар. Прошу, оставьте сообщение, и я перезвоню, как только смогу.

Я бросил телефон на пассажирское сидение, провел рукой по волосам и застонал.

Ударив по рулю, я завопил:

— Черт!

Я покачал головой и взял сумку. Зря я взял телефон. Единственный человек, о котором я заботился, игнорировал меня. Как я ни молил ее поговорить со мной, она смотрела мне в глаза и медленно качала головой. Печаль в ее глазах вызывала у меня желание упасть перед ней на колени и умолять.

Я прошел в раздевалку, приготовился к последнему футбольному матчу в этом году. Игра чемпионата штата, и после этого я больше не надену форму из старшей школы.

Как только Митч сказал, что Скайлар приняли в Бейлор, я решил играть в футбол с ними. Бейлор против Техаса. Я не мог скрыть это от Скайлар, тем более, школа заставила устроить дурацкую фотосессию в библиотеке.

Тренер начал свою речь, а я все размышлял:

«Что сделать, чтобы она поговорила со мной? Сколько раз она будет игнорировать мои звонки или попытки начать разговор?».

Я знал, что ей бросают записки в шкафчик. Я видел, как она их выбрасывает, даже не читая некоторые из них. Я бы хотел знать, кто их туда кидает.

Шлепок по спине привел меня в чувство.

— Ты готов?

Я поднял голову, на меня смотрел Митч.

— Я не могу перестать думать о ней.

Он огляделся и повернулся ко мне.

— Не сдавайся, Вьятт. Она плакала у себя в комнате ночью. Я не знаю, почему она отталкивает тебя.

Я покачал головой.

— Чувак, поцелуй длился не больше пяти секунд.

Он нахмурился и ответил:

— На четыре секунды больше нужного.

Мы пошли за остальной командой.

— Ладно, как ты отреагировал бы, если бы девушка спросила, не хочешь ли ты секс втроем, и потом обе стали трогать твой член и целовать тебя одновременно. У меня закружилась голова, но я был против.

— Дженни такое спросила?

Я недовольно выдохнул.

— Да, но она просто сбила меня. Если бы я сказал ей, что отымею ее в своей машине, она была бы рада, но она вряд ли этого хотела.

— Это меня бы сбило. Ты рассказал Скайлар об этом?

Я взглянул на него.

— Что? Нет, конечно.

— Это могло все изменить.

— То, что Дженни приглашала на секс втроем перед поцелуем? Да… вряд ли.

Объявили нашу команду, чирлидеры вышли перед нами. Нужно было просто пережить эту игру. Мы встали в ряд, тренер давал последние указания. Я искал в толпе Скайлар. Я увидел Мишель, но она сидела с Митчем и родителями Скайлар.

— Ее тут нет.

Я посмотрел на Джейкоба.

— Что?

— Скайлар. Ее тут нет.

— Откуда ты знаешь?

— Встретил ее вчера в пиццерии. Спросил, придет ли она на твою игру.

Я сглотнул. Мне не нравилось, что Скайлар говорила с Джейкобом, но не со мной.

— Что она сказала?

Он отвел взгляд и ответил:

— Сказала «нет», — он взглянул на меня и продолжил. — Я спросил ее, придет ли она поболеть за всю команду, ведь мы играем на чемпионате штата.

Я хотел побить Джейкоба, но дело было не в нем, а в том, что Скайлар говорила с гадом, бросившим ее, но игнорировала меня.

— Дай угадаю… она сказала «нет»? — сказал я.

Он слабо улыбнулся и кивнул.

— Сказала «нет».

Я надел шлем на голову, повернулся и посмотрел на трибуны, а потом выбежал на поле.

Мы провели два с половиной часа, играя изо всех сил.

Толпа скандировала:

— Мустанги, — пока мы играли.

Я заводил команду, пока мы собрались в кучу. Нам нужен был еще один тачдаун, и мы победим. Мы расступились, и я прошел в центр. Я крикнул, почему-то посмотрел на трибуны. Казалось, вся школа собралась на матч.

И я нашел ее серые глаза.

— Скайлар, — сказал я.

— Вьятт! Время на исходе! — крикнул Митч.

Она смотрела на меня. Я с улыбкой поддел мяч, побежал в поисках Митча. Он был там, где и должен быть, был открыт. Я бросил мяч и, как только он поймал его, я понял, что мы победим. Он побежал, и все было окончено. Толпа завопила.

Я быстро повернулся к ней.

Скайлар и ее мама обнимались, Мишель подпрыгивала и вопила.

— У тебя получилось! — крикнул Митч, подбежал и похлопал меня по плечу.

Мы победили, и Скайлар это видела. Меня переполняли эмоции.

— Мы это сделали! — завопил я. — Вся команда! Мы победили!

Ребята сходили с ума, родители и ученики выбежали на поле праздновать. Я пошел к краю поля. Я отчаянно хотел поговорить со Скайлар. Мишель пыталась вытащить Скайлар на поле. Она посмотрела на меня и позволила Мишель отвести ее. Та почти тащила Скайлар по ступенькам.

Мишель пробежала мимо меня, явно к Митчу.

Отец Скайлар прошел ко мне и протянул руку.

— Отличная игра, Вьятт. Ты должен гордиться.

— Спасибо, сэр, — я пожал его руку и провел ладонью по мокрым от пота волосам. Я взглянул на Скайлар и заметил, как она смотрела на меня.

Миссис Вудс подошла к нам и улыбнулась.

— Отличная игра, Вьятт.

— Спасибо, миссис Вудс.

Я посмотрел на Скайлар. Она слабо улыбалась.

— Хорошая… то есть отличная игра.

Я пытался отыскать голос. Она заговорила со мной. Она говорила со мной!

— Спасибо. Я так рад, что ты пришла.

Она пожала плечами и посмотрела за мое плечо.

— Я пришла к Митчу.

Моя улыбка увяла. Это ранило больше, чем я думал.

Видя боль на моем лице, она покачала головой.

— И к тебе… то есть… я хотела увидеть игру всей команды.

Я кивнул.

— Было приятно видеть тебя на трибунах.

Меня позвали. Я оглянулся и увидел группу девушек, бегущих сюда.

— Вьятт!

Я не знал, кем они были.

— Отличная игра! Скажи, что ты будешь на вечеринке у Майка вечером в Марбл Фолс.

Я посмотрел на Скайлар, а она глядела на девушек. Она взглянула на меня, поняла, что я ждал ее ответа.

— Я тебя не держу. Я просто хотела поздравить.

— Скайлар, погоди.

Она смотрела то на меня, то на девушек, ожидая моего ответа.

— Повеселись, Вьятт. Ты это заслужил.

И она ушла.

— Так ты придешь, Вьятт? Прошу, скажи да. Это последняя вечеринка в честь футбола.

Скайлар остановилась и заговорила с Джейкобом, и меня словно ударили по груди. Она поздравляла и его.

«И меня поздравила из вежливости? Может, она пришла и на Джейкоба посмотреть?».

Она ощутила мой взгляд, потому что оглянулась. Не знаю, почему, но я согласился прийти на вечеринку.

— Да, я там буду.

Они радостно запищали и побежали. Скайлар повернулась к Джейкобу, сказала что-то еще и ушла.

Джейкоб заметил мой взгляд и подошел ко мне.

— Она просто меня поздравила.

Я выдавил улыбку.

— Ничего. Мы и не встречаемся.

От улыбки на его лице мне захотелось его ударить.

— Ты будешь на вечеринке ночью?

Я шлепнул его по спине и подмигнул.

— Я бы такое не пропустил ни за что.

* * *

Музыка гремела, я стоял в углу и смотрел, как все отрывались. Потому я ненавидел вечеринки. Дженни сидела на коленях Джейкоба и что-то шептала ему на ухо. Она надеялась получить от него нужное, и я надеялся, что он не сдастся. Каким бы ни было его прошлое со Скайлар, я не хотел, чтобы он связывался с такими, как Дженни.

— Эй, Вьятт.

Я повернулся влево, увидел там Бет Ранглер с улыбкой. Я окинул взглядом ее тело. Ее юбка была ужасно узкой и короткой.

— Что такое, Бет?

Она склонила голову и приподняла брови.

«Твою мать, наткнулся на еще одну».

— Я надеялась, что ты ответишь.

Я старался быть вежливым, улыбнулся.

— Ты лаешь не на то дерево.

Ее улыбка чуть угасла.

— Да? Просто ты стоишь в углу, один, явно хочешь общество.

— Я не люблю вечеринки.

Она шагнула вперед и провела языком по губам.

«Зачем девушки так делают? Они думают, что это возбуждает парней? Когда девушка делает так, не осознавая этого, это классно. Но когда это намеренно, они выглядят как шлюхи. Может, стоит намекнуть ей на это».

— Может, мы могли бы вдвоем уйти куда-нибудь еще?

— Нет, спасибо, Бет.

Она прищурилась, уперлась рукой в бедро.

— Вьятт Смит, ты отказываешь мне?

Я откинул голову и рассмеялся.

— У тебя такая привычка, Бет? Бросаться на парней? Забавно, ведь это ты всегда зовешь Скайлар шлюхой.

Ее рот раскрылся.

— Ты считаешь меня шлюхой?

Я приподнял брови и скривился.

— А что ты просишь, Бет? Ты явно хочешь, чтобы я увел тебя в свою машину.

Она улыбнулась.

— И мы бы уехали куда-нибудь от парковки. А потом?

Хихикая, словно я смешно пошутил, она огляделась и посмотрела на меня.

— Вьятт, ты знаешь, как разозлится Дженни, если мы будем вместе? Я только за. Я хочу увидеть ее лицо, когда я расскажу ей, что мы занялись сексом на заднем сидении твоей машины… это сделает мне настроение на весь год.

«Твою мать, что с этими девушками?».

— Позволь прояснить. Ты хочешь переспать со мной, чтобы разозлить Дженни? Зачем?

Бет повернулась, посмотрела на Дженни, еще пытающуюся соблазнить Джейкоба.

— Посмотри на нее. Она висит на Джейкобе, — она взглянула на меня и покачала головой. — Ты же знаешь, что Скайлар и Джейкоб встречались?

Я просто кивнул.

— Дженни всегда завидовала Скай. Когда все… с Чарли случилось, Дженни тут же ухватилась за это. Она стала распространять ложь про Скайлар. Если мы пытались защитить Скайлар, она угрожала выгнать нас из команды, — Бет сжала губы, пытаясь совладать с эмоциями. — Мне нравится Скайлар. Она всегда милая, и в ней нет подлости, но Дженни заставляла нас говорить гадости о ней. Порой я ощущаю себя виноватой.

Я оттолкнулся от стены и подошёл к Бет.

— Ты понимаешь, как мне важна Скайлар? До поступка Дженни мы со Скайлар встречались.

Она покачала головой.

— Мы были близкими друзьями, но Дженни сказала, что ты не должен встречаться со Скайлар из-за… ты знаешь.

Я поднял взгляд. Дженни смотрела на нас с Бет.

Я посмотрел на Бет и сказал:

— Тебе нужно решить сейчас, Бет. Кого ты хочешь ранить больше… Дженни или Скайлар?

Она спросила с растерянным видом:

— О чем ты?

— Скажи, что я водил тебя в мою машину, где мы пошалили, хоть я этого не сделаю. Но иначе ты вернёшься к Дженни и продолжишь ранить Скайлар.

Ее рот приоткрылся.

— Я не хочу ранить Скайлар сильнее, чем уже ранила.

— Тогда, если хочешь насолить Дженни, почему не начать относиться к Скайлар, как она заслуживает?

— Но, если я буду милой со Скайлар, я могу тоже стать изгоем.

Я пожал плечами и просто сказал:

— Тебе решать.

Бет кивнула. Она обняла меня.

— Спасибо, Вьятт, — она отошла на шаг и рассмеялась. — И я знала, что ты не поведешь меня в машину. Ты не такой.

— А если бы я сказал да?

— Я бы запаниковала и придумала отговорку.

Я откинул голову и рассмеялся.

— Я и не думал, что ты такая, Бет. А теперь, прости, мне нужно домой.

Взглянув на Джейкоба, я кивнул. Дженни сдалась и оставила его.

Он встал и подошёл ко мне.

— Уходишь?

— Ага, — сказал я с улыбкой.

Он опустил напиток и сказал:

— Я тоже собирался уходить. Чем скорее я уйду из этого ада, тем лучше.

Я кивнул и пробормотал:

— Удачи.

Я остановился и огляделся. Что-то в комнате изменилось. Я поискал взглядом Скайлар, но ее там не было. Я покачал головой, отогнал это чувство и пошёл за Джейкобом к двери.

СЕМНАДЦАТЬ Скайлар

Мишель и Митч уговорили меня пойти на вечеринку Митча. Как только мы вошли, я поняла, как ошиблась. Люди смотрели на меня, как на зараженную. Мы прошли в гостиную, и я застыла. Вьятт говорил с Бет, лучшей подругой Дженни, вице-капитаном команды болельщиц.

Я не могла отвести от них взгляда. Вьятт откинул голову и рассмеялся, и меня словно ударили по животу. Бет обняла его.

«Ох, Вьятт уже пошел дальше».

Я не могла его винить, особенно после того, как ранила его словами, что пришла на матч только к Митчу. Вот только пришла я только из-за Вьятта. Я хотела выбежать на поле и поцеловать его.

Я уже хотела сказать Мишель, что не могу остаться, когда Бет ушла от Вьятта. Джейкоб встал и прошел к Вьятту. Они поговорили миг, пошли к входной двери. Я быстро посмотрела на Бет, она сидела на диване, говорила с Майком и его сестрой, Молли. Я выдохнула.

— Похоже, Вьятт уходит. Хочешь с ним поздороваться? — спросил Митч.

Вьятт замер, и я схватила Митча и Мишель и утянула их за диван.

— Не двигайтесь! — прошептала я.

— Что такое, Скай? Почему мы прячемся? — спросил Митч.

Я покачала головой.

— Не хочу, чтобы Вьятт увидел меня тут.

— Почему? — спросила Мишель.

Я не знала, почему именно. Мои глаза расширились, я пожала плечами.

— О, ради всего святого, — Митч стал подниматься.

— Нет! — я потянула его вниз. — Прошу, Митч, не дай ему тебя увидеть.

Кто-то подошел и остановился. Я видела только сапоги.

«Только не Дженни. Прошу, только не Дженни».

Бет склонилась и улыбнулась, глядя на нас.

— Что вы делаете?

Митч застонал.

— Скай не хочет тут быть.

Я выдохнула с облегчением. Я не хотела говорить ей, что пряталась от Вьятта.

— Ты только что упустила Вьятта, Скай. Должна сказать, парень в тебя влюблен.

Ее слова ударили меня с силой, я упала на попу.

— Ч-что?

Она рассмеялась и выпрямилась. Она протянула руку и помогла мне встать.

— Почему ты так мила со мной, Бет? — спросила я, выглядывая Дженни. Я посмотрела на Бет, ожидая ее ответа.

Она слабо улыбнулась и ответила:

— Мне сказал Вьятт. Мне очень жаль, Скайлар, за все ужасы, что я говорила о тебе, что не заступилась, когда Дженни распространяла ложь о тебе. Надеюсь, ты можешь меня простить.

Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но быстро его закрыла.

— Эм… даже не знаю, что сказать.

Бет кивнула.

— Понимаю. Надеюсь, когда-то ты сможешь найти силы простить меня. А теперь, прости, но Майк позвал меня играть. Я не сказала ему, что папа учил меня играть в бильярд с тех пор, как мне исполнилось семь, — она посмотрела на Митча и Мишель. — Хорошо сыграл, Митч. Увидимся, Мишель.

Мы провожали ее взглядами.

— Что это сейчас было? — спросила Мишель.

Я медленно покачала головой.

— Без понятия.

Митч огляделся и сказал:

— Давайте уходить. Я не в настроении для вечеринки.

Я заметила взгляд Дженни. Я быстро повернулась и врезалась в Майка.

Он сжал мои руки.

— Ого, где пожар?

— Я просто хотела уйти.

Он улыбнулся и посмотрел на Митча, потом на меня.

— Но ты только пришла, Скай. Почему бы не остаться?

— Да, Скай, почему не остаться? Уверена, Майк хочет попраздновать. Сверху есть открытая спальня.

Мое сердце сжалось.

«Почему Дженни хочется портить мне жизнь?».

— Умолкни, Дженни, — сказала Мишель. — Ты такая стерва. Серьезно, тебе не надоедает быть такой ко…

Митч встал между Мишель и Дженни.

— На этом мы остановимся, Мишель.

Я отошла от Майка, и он отпустил мои руки.

— Увидимся, Майк.

Я хмуро посмотрела на Дженни. Она помахала.

— Пока, Скай-Скай.

Я закатила глаза, быстро пошла к двери. Я знала, что это было ошибкой, я зря сюда пришла. Я не знала, как Митч с Мишель смогли меня уговорить.

Я побежала к машине Митча.

— Скай, стой!

— Прошу, просто отвези меня домой, Митч. Я не хочу быть тебе третьим колесом, и мне не нужно быть на тупой вечеринке.

Митч открыл дверцу мне, потом Мишель. Я быстро села на заднее сидение. Митч сел за руль и поехал домой. Моя голова кружилась. Все произошедшее с Бет выбило меня из колеи. Когда я только пришла, я думала, что Вьятт и Бет флиртовали друг с другом, а потом он ушел, и Бет извинилась за все гадости, что говорила мне. Я не понимала.

«Что Вьятт ей сказал?».

Мой телефон запищал от сообщения. Отправитель был неизвестен. Я посмотрела на экран, мой рот раскрылся.

— О, нет, — сказала Мишель.

— Что такое? — спросил Митч.

Я смотрела на фотографию на моем телефоне.

— Останови, Митч. Сейчас! Меня стошнит!

Митч послушался, я выпрыгнула как можно быстрее. Я склонилась, меня тошнило, и Мишель придерживала мне волосы.

— Почему? Почему это происходит? — кричала я.

Мишель потирала мою спину и просто сказала:

— Не знаю, Скай. Не знаю.

* * *

— Наверное, это Дженни. Угол как раз с того места, где она стояла, — сказала Мишель.

Глядя на фотографию меня и Майка, я хотела плакать. Выглядело так, словно Майк хотел меня обнять. Подпись на фотографии гласила: «Городская шлюха нашла нового партнера по кровати».

Я вытерла слезу и покачала головой.

— Зачем они все переворачивают?

А потом я поняла. Если эту фотографию получили и Митч с Мишель, получил и Вьятт.

— Вьятт, — прошептала я.

— Я уже написал ему, рассказал, что все не так. Я объяснил, что ты врезалась в Майка, и он просто тебя поймал.

Кусая губу, я спросила:

— И что он сказал?

Митч посмотрел на меня, а потом на Мишель.

— Он не ответил.

Мое сердце сжалось. Я не могла его винить. Я днями его игнорировала.

Вздохнув, я оттолкнулась от дерева и пошла к реке. Если бы родители просто отпустили меня…

Меня пугала мысль, что я не увижу Вьятта. Я не хотела признавать, но очень обрадовалась, когда Вьятт сообщил, что будет играть за Бейлор. Мы были бы в одном колледже.

«И там я тоже видела бы его с другой девушкой?».

— Скай, почему ты ему не звонишь? — спросила Мишель.

Я закрыла глаза.

— Я порчу вам вечер, — я выдавила улыбку и повернулась к Митчу и Мишель. — Может, отвезете меня домой и отправитесь развлекаться?

Митч подошел ко мне и обнял. Я хотела плакать, но не собиралась позволять тому, кто отправил фотографии и писал записки, победить. Я не буду радовать их своими слезами.

— Мне так жаль, Скай. Я ненавижу то, что случилось с тобой.

Я быстро вытерла слезу, отошла и пожала плечами.

— То, что нас не убивает, делает нас сильнее, да?

— Да! — Мишель обвила мою руку своей. — Думаю, нам нужно мороженое!

Смеясь, я покачала головой.

— Развлекитесь. А я домой.

Митч подъехал к нашему дому и высадил меня. Я помахала им, медленно повернулась и пошла к дому.

У двери повернулась и посмотрела на улицу. Волоски на шее встали дыбом, я дышала быстрее. Кто-то следил за мной. Я огляделась, и кто-то позвал меня. Я закричала и повернулась, увидела отца.

— Боже, Скайлар, что с тобой такое?

Я прижала ладонь к сердцу и глубоко вдохнула.

— Папа! Ты меня перепугал.

— Почему ты тут стоишь?

Я оглянулась еще раз и покачала головой.

— Показалось, что за мной кто-то следит.

Он подошел ко мне и обвил рукой мои плечи.

— Тут никого. Пойдем, тебе нужно мороженое.

Я посмотрела на него с подозрением.

— Митч тебе написал?

Он улыбнулся и подмигнул.

— Мишель. И твоей маме. Сказала, что дома тебе нужно мороженое.

Я не могла сдержать улыбку, рассмеялась, и мы с папой отправились домой и на кухню.

Мама уже была там, наполняла миску мороженым с шоколадом.

— Хочешь поговорить об этом? — спросила она.

Я покачала головой, взяв у нее ложку.

— Обычный гадкий день.

Я заметила, как родители переглянулись, но сделала вид, что не увидела этого. Я не хотела, чтобы они говорили об этом. Я уже принесла достаточно боли семье.

Отец прошел к холодильнику и вытащил шоколадный сироп.

— Тогда нужно воспользоваться этим.

Смеясь, я протянула ему свою миску.

Я знала, что зря скрывала записки и фотографии от родителей. Я не хотела тревожить отца. Если у него будет еще один сердечный приступ, я не прощу себя.

Я выдавила широкую улыбку и ответила:

— Мне уже лучше!

ВОСЕМНАДЦАТЬ Вьятт

Скайлар обедала у себя в машине или в библиотеке. Теперь она хотя бы улыбалась и здоровалась со мной, но я видел в ее глазах невыносимую печаль.

Я поднял голову и увидел, как она идет по коридору. Ее голова была опущена, как обычно.

Я все еще звонил ей каждый день. Я не сдавался, хотел, чтобы она это знала.

Прошлой ночью я зашел в «Пицца Мия». Скайлар старалась игнорировать меня, но я не перестал пытаться заговорить с ней. Ева забрала мой столик. Я забрал пиццу с собой и съел в машине у реки.

— Привет, Скай, — я остановился перед ней.

Обычно я не трогал ее на перемене, потому что знал, что это лишнее внимание она не хотела.

Она посмотрела на меня, ее глаза точно стали ярче.

— Привет, Вьятт.

— Ты занята после школы?

Джейкоб подошел, не дав ей ответить.

— Скайлар, встретимся у автосалона после школы, а потом я отвезу тебя домой или на работу.

Она смотрела то на Джейкоба, то на меня.

— Эм… спасибо, Джейкоб. Я ценю, что ты делаешь это для Митча.

Он улыбнулся и ответил:

— Не переживай, и я делаю это не ради него. Скай, — он повернулся ко мне, кивнул и сказал. — Вьятт, что такое?

Я стиснул зубы.

— Ничего, — выдавил я.

Джейкоб ушел, и я посмотрел на Скайлар.

— Увидимся, — буркнул я. Она коснулась моей руки.

— Вьятт, подожди. Все не так. Мне пришлось оставить машину в салоне, и Митч сказал утром, что не может забрать меня оттуда. Джейкоб подслушал и предложил сделать это вместо Митча.

Я кивнул с тенью улыбки.

— Думаю, это все равно не мое дело.

На ее лице мелькнула боль.

— Вьятт, не будь таким.

Я издал смешок.

— Каким? Не злиться, что твой бывший парень забирает тебя на машине вместо меня? Из-за чего, Скайлар? Потому что ты увидела то, не было правдой, но ты в такое поверила?

— Я не хотела ничему верить.

— Это заметно, ведь ты не веришь мне, когда я говорю, что все не так. Но я получил фотографию тебя в руках Майка на вечеринке, откуда только ушел. Ты говорила с ним, но не со мной. Какой-то дурак, бросивший тебя, теперь может тебя подвезти, но тот, кто любит тебя, помочь не может. Я устал пытаться разобраться в этом, Скайлар. Я устал ждать.

Я развернулся и пошел прочь от нее. Она позвала меня, но я не остановился.

Я вышел из здания и добрался до своей машины. Я провел остаток дня в парке Инкс Лейк, где обычно была Скайлар, когда хотела побыть одной.

Я был в смятении, разозлен и обижен. А еще потрясен из-за того, что сказал Скайлар, что любил ее. Ее взгляд от этих слов остался в моей памяти. Ее глаза расширились, и на миг я увидел что-то в ее глазах.

Любовь.

Я провел рукой по волосам и раздраженно выдохнул.

— Я не сдаюсь, Скайлар Вудс. Клянусь… я никогда не сдамся.

* * *

Я остановился в спортзале старшей школы. Щурясь, я смотрел на Джейкоба. Он соревновался с Майком, качая пресс.

— Эй, я думал, ты заберешь Скайлар.

Он посмотрел на меня.

— Нет. Митч сказал, что их папа подвезет ее.

Я старался не улыбаться. Джейкоб хмуро глядел в мою сторону.

— Где ты был на последнем уроке? — спросил Майк, садясь и переводя дыхание.

— На встрече, — сказал я, глядя на Джейкоба.

Джейкоб прошел ко мне.

— Ты что-то ей сказал?

— О чем ты?

— Ты знаешь, о чем. Даже не делай вид, что не знаешь. Ты разозлился, что я подвезу Скайлар, так что что-то ей сказал. Иначе почему Митч позвонил мне и сказал, что мне не нужно ее подвозить?

Я пожал плечами с улыбкой.

— Не знаю, чувак. Может, потому что ее отец может ее подвезти.

Майк встал между нами.

— Только не снова, ребята.

Я посмотрел в глаза Джейкоба и сказал:

— Она даже не отвечает мне на звонки. Как я мог сказать ей не ехать с тобой?

Джейкоб прищурился и заявил:

— Ты был с ней близок.

— И я собираюсь вернуть ее, — ответил я. Он покачал головой.

— Но я не допущу этого.

И я бросился на него. Майк схватил меня.

— Вьятт! Он намеренно злит тебя. Отпусти. Уймись!

Пара других парней схватила Джейкоба.

— У тебя был шанс с ней, Джейкоб. Ты ранил ее, в этом разница между нами. Я не стал бы ее ранить, не ушел бы от нее. Да, я хочу бороться за нее, и, если придется мешать тебе, так тому и быть. Я люблю ее, и я сделаю все, чтобы показать ей это.

Майк помрачнел.

— Ты сказал, что любишь Скайлар.

Я оттолкнул Майка и поправил футболку.

— Люблю. И я буду ее защищать, несмотря ни на что.

Джейкоб потрясенно смотрел на меня.

— Не ты один ее любишь.

Смеясь, я подошел к нему.

— Нет, если бы ты ее любил, ты бы не поступил с ней так.

Я взял свою сумку и пошел к двери. Я вышел из здания, вытянул руку, закрыл глаза и прислонился к стене. Пытаясь успокоиться, я считал. Этому учил нас старый тренер в Нью-Мексико, когда мы злились.

— Эй, Вьятт, что такое?

Я открыл глаза и увидел Дженни у стены.

«Она не сдастся никогда».

Смеясь, я покачал головой и оттолкнулся от стены. Не сказав ей ни слова, я ушел. Когда-нибудь она сдастся.

Я набрал номер Скайлар. Я ожидал автоответчик, хотел оставить то же сообщение, что и неделями до этого.

— Алло?

Мое сердце подпрыгнуло, во рту пересохло. Я кашлянул и выдавил:

— Я не ожидал, что ты ответишь.

— Я не хотела, чтобы ты думала, что я с Джейкобом.

Я закрыл глаза, грудь словно придавило грузом. Я растерялся из-за поведения Скайлар. Она отталкивала меня, но хотела, чтобы я знал, что она не с Джейкобом. Моя голова кружилась.

— И я не думал. Я видел его в спортзале.

— Ох.

— Что-то с твоей машиной? — я знал, что это была пустая болтовня, но я был готов говорить и о погоде. Только бы говорить с ней, слышать ее голос.

— Митч сказал, проблема с генератором… или как-то так.

Я кивнул, хоть она меня не видела. Я набрался смелости пригласить ее на ужин, глубоко вдохнул и хотел сказать, когда она заговорила:

— Поздравляю с Бейлором. Я так и не успела тебе сказать.

Я тихо вздохнул и ответил:

— Спасибо.

— Мне нужно бежать. Мама ждет. Было приятно поговорить.

— Да. Увидимся.

Я закончил звонок и хотел бросить телефон. Я услышал ее голос. Она скучала не меньше меня.

Завтра я не оставлю ей выбора. Мы сядем и поговорим. Я любил ее, и я собирался так ей и сказать. Если она сможет смотреть мне в глаза и сказать, что не любит меня, я больше ее не побеспокою. До этого момента я не сдамся.

Я уже был почти у машины, когда услышал голос Дженни:

— Вьятт! Стой!

— Твою мать. Когда она уже оставит меня в покое?

Я открыл дверцу и бросил сумку внутрь. Я повернулся, а она подбежала.

— Что такое, Дженни? Я спешу.

Она улыбнулась и огляделась, словно ждала кого-то.

— Я хотела узнать, не хочешь ли ты на выпускной бал со мной.

Я скривился.

— Что?

Она выпрямилась и повторила:

— Я хотела узнать, не хочешь ли ты на выпускной бал со мной.

Я отвел взгляд и пытался придумать, как дать ей понять, что она меня не интересует. Когда я посмотрел на нее, ее улыбка увяла.

— Послушай, Дженни. Я не знаю, как еще тебе сказать, что я не пойду. Ты меня не интересуешь. Меня интересует Скайлар. Она важна для меня, и я хочу быть только с ней.

Она помрачнела.

— Ч-что? Она даже не говорит с тобой. Она тебя игнорирует!

— Из-за твоей выходки. Ты можешь пытаться разлучить нас, но это не сработает. Я не хочу вести себя подло, но, прошу, просто отстань, потому что между нами ничего не будет. Я люблю Скайлар и всегда буду.

Она саркастично рассмеялась.

— Ты не серьезно. Ты любишь девушку, переспавшую с парнем и назвавшую это изнасилованием? Кто знает, с кем еще она была? Она — шлюха.

Я держал себя в руках, смотрел на девушку перед собой. Мне было жаль Дженни. Она завидовала Скайлар, потому пыталась задеть Скайлар при каждом удобном моменте.

— Порой стоит посмотреть в зеркало, а потом оскорблять, Дженни.

Ее глаза расширились, рот раскрылся.

— Прости, но мне пора.

Дженни уперла руки в бока.

— Ты пожалеешь из-за своих слов. Любишь свою дорогую Скайлар? Что ж… посмотрим, как ты будешь ее любить, когда я покажу, какая эта мелкая шлюха.

Я посмотрел ей в глаза перед тем, как закрыть дверцу.

— Удачи, Дженни.

Я закрыл дверцу, завел двигатель и поехал. Я провел рукой по волосам и недовольно застонал.

Почему мне казалось, что только что я разбудил монстра?

ДЕВЯТНАДЦАТЬ Скайлар

Мама и папа говорили, когда я прошла на кухню. Они посмотрели на меня и улыбнулись.

— Твоя машина готова. Мы можем забрать ее на пути в школу, если хочешь.

Я кивнула с улыбкой.

— Звучит хорошо, пап.

— Я могу ее забрать, пап, — Митч подошел ко мне сзади. Он направился к блинчикам, которые жарила мама.

— Хочешь, Скайлар? — спросила мама.

Я взглянула на вкусные блинчики и медленно покачала головой.

— Нет, я пас.

— Точно? Они с корицей и ванилью, — мама подмигнула.

— Точно. В отличие от Митча, у меня они сразу пойдут в бедра.

Митч рассмеялся.

— Эй, мне нужно придумать отличный способ пригласить Мишель на выпускной бал.

Я закатила глаза и вздохнула, наливая себе апельсиновый сок.

— Вы встречаетесь. Разве вы не идете вместе уже поэтому?

Мама с папой рассмеялись.

— Да, но она явно хочет приглашения. Да, пап? Женщинам такое нравится?

Мама уперла руки в бедра и кашлянула.

— Что нравится?

Митч пожал плечами.

— Знаешь… они ждут всякое.

— О, это будет весело, — сказала я, садясь на кухне за стол.

Мама недовольно смотрела на него.

— Ждут всякое?

— Да, как на Валентинов день. Они говорят, что ничего не хотят, но ждут. И если ты ничего им не дашь, они злятся, — он зарывал себя все глубже с каждым словом.

Папа потрясенно смотрел на него.

— Или бал, например. В прошлом году я не пригласил Мишель, а подумал, что мы и так пойдем вместе. Когда я спросил у нее, какого цвета будет ее платье, она спросила, зачем мне это знать, если я не позвал ее на бал? И все такое. Женщины ожидают, что мужчины думают как они.

Папа рассмеялся, и мама мрачно посмотрела на него.

— Эм… просто пригласи ее с букетом цветов. И принеси цветы маме.

Я не сдержалась и рассмеялась.

— Митч, ты готов? Нам стоит выехать на пару минут раньше.

Он кивнул, набивая рот блинчиками.

— Похоже, я что-то сказал не так, — он улыбнулся, поцеловал маму в щеку и сказал, смеясь. — Люблю тебя, мам.

Она вздохнула и ответила:

— И я тебя.

Мы сели в машину, и я рассмеялась.

— Я бы взяла ее в твое особенное место. Можно устроить пикник, взять розу и пригласить ее. Ей понравится.

Митч посмотрел на меня и улыбнулся, отъезжая от дома.

— Спасибо, Скай. А ты?

Я нахмурилась и спросила:

— А что я?

— Бал. Ты пошла бы, если бы Вьятт пригласил?

Я сцепила до боли руки. Когда-то я мечтала побывать на балу с Вьяттом. Но, если я пойду, будут лишь шепот и взгляды.

— Вряд ли Вьятт пригласит меня, но я все равно отказалась бы.

— Почему? — растерялся он.

Я издала смешок, покачала головой и посмотрела в окно.

— С чего мне идти? Чтобы слушать едкие слова людей? Дженни будет в восторге, если я появлюсь на балу.

— Ты имеешь право быть там, а она — просто стерва. Никому уже нет дела до ее слов, Скай. Люди снова начали говорить с тобой.

Я посмотрела на него.

— Несколько человек, Митч. Записок стало меньше. Я не хочу привлекать внимание.

— И ты пропустишь выпускной бал и дашь Дженни победить?

Сглотнув, я отгоняла слезы.

— Ты не понимаешь.

— Нет, Скайлар, ты не понимаешь. Ты была такой счастливой с Вьяттом. Я думал, что все наладилось. Ты знаешь глубоко в душе, что Дженни подставила Вьятта с тем поцелуем, но не подпускаешь его. Ты страдаешь без него. Почему ты не можешь признать, что любишь его?

— Что?

Митч рассмеялся, остановил машину у автосалона. Глядя на меня, он покачал головой.

— Только не изображай шок. Вы по уши влюблены друг в друга. Хватит позволять другим людям мешать вашему счастью, Скай.

Мой подбородок дрожал, я смотрела в глаза брата.

— Мне страшно, Митч.

Он поймал мою ладонь и поцеловал ее.

— Знаю, и я не могу поверить, что говорю это, но я верю, что Вьятт — тот самый. Скайлар, все это видят по тому, как он на тебя смотрит.

Я кусала губу, обдумывая его слова.

— Нам лучше ехать, а то мы оба опоздаем.

* * *

Я не могла перестать думать о словах Митча. На каждом уроке я не слышала учителя. Я закрывала глаза и видела только Вьятта.

Я влюбилась в него?

Я знала, что ответом было «да». Я думала, что влюбилась в него с его первой улыбки.

Прозвенел звонок, и я вздрогнула. Джейкоб прошел мимо и улыбнулся. Я вежливо улыбнулась в ответ.

У шкафчика я поняла, что нужно сделать — преодолеть страхи, открыть сердце и поверить, что Вьятт позаботится о нем.

Я замерла у шкафчика и глубоко вдохнула. Я открыла дверцу, выпала записка. Я их уже не читала, но почему-то эта привлекла меня. Там была фотография. Я огляделась, склонилась и подняла ее. Медленно развернув, я затаила дыхание, увидев фотографию Дженни, склонившуюся у стены с Вьяттом, упирающим руку в стену над ее головой. Он смеялся, она улыбалась ему.

Мое сердце улетело в живот, но я не собиралась спешить с выводами.

— Это ты оттолкнула его.

Я подняла голову, на меня смотрела Мишель.

— Что?

— Скай, ты думала, он будет ждать тебя? Ты месяцами толком не говорила с ним. Наверное, он устал ждать, пока ты придешь в себя.

Я хмуро смотрела на лучшую подругу. Она была разочарована мной. Я знала. Она была как Митч. Они не понимали, почему я держала Вьятта подальше от себя.

Качая головой, чтобы прогнать мысли, я ответила:

— Почему ты так говоришь? Ты знаешь, почему я так поступила. Разговоры и злые записки только ухудшатся.

Она посмотрела на фотографию в моих руках.

— А сейчас они прекратились.

Я хотела ответить, но увидела, как к нам идет Вьятт. Я быстро убрала фотографию за спину и глубоко вдохнула.

— Эй, Скай. Я могу с тобой поговорить?

Я посмотрела на Мишель. Та вскинула брови и склонила голову.

«Фу. Она хоть понимает, как сложно игнорировать Вьятта?».

Нет. Она думала, что было просто, но это убивало меня.

Я знала, что мне нужно поговорить с Вьяттом, но не тут. Если я скажу ему, что ухожу, может, он предложит проводить меня до машины.

— Эм… Я собиралась уходить. Мне нужно к стоматологу.

Вьятт улыбнулся своей потрясающей улыбкой, и мое сердце сжалось.

— Можно тебя проводить?

Я огляделась, проверяя, не следят ли за нами.

— Эм… да, — я закрыла шкафчик и повернулась к Мишель. — Я позвоню позже.

Она улыбнулась и кивнула.

— Конечно. Увидимся, Вьятт.

— Пока, — сказал Вьятт, проводя пальцами сквозь волосы и улыбаясь.

«Боже, как я скучала по этому», — между ног пульсировало, но я отогнала это.

Мы вышли наружу, Вьятт старался развеселить меня, но я пыталась не поддаваться, хоть и улыбалась. Мне нужно было узнать, что случилось на фотографии.

Вьятт схватил меня за руку и остановил.

— Скайлар, прошу. Перестань меня избегать. Я не могу это терпеть. Я думаю только о тебе, и мне больно видеть, как ты ходишь по этим коридорам каждый день. Я скучаю. По твоему смеху, улыбке, прикосновению… и по твоим губам на моих.

Я хотела упасть в его объятия. Я хотела верить, что все будет хорошо. Но ощущала знакомый страх.

— А Дженни? — спросила я, убирая руку и шагая дальше. Почему-то мне хотелось убраться подальше отсюда.

Вьятт вздохнул и догнал меня.

— Боже, Скайлар, ты перестанешь с этим? Ты знаешь, что с ней ничего нет.

Он был прав. Я это знала. Я остановилась и посмотрела на него.

Кто-то стоял на лестнице, но Вьятт подошел ближе и помешал увидеть. Он обхватил мое лицо, склонился и поцеловал меня. Его нежные губы прижались к моим, и я затерялась в страсти его поцелуя. Я медленно подняла руки. Я обвила его руками, чтобы углубить поцелуй, и ощущала, что отпускаю сомнения. Плевать, кто видел наш поцелуй. Я знала лишь, что снова была в руках Вьятта.

— Она хорошо целуется, да?

Страх заполнил мое тело, я отпрянула от Вьятта и обернулась. Там был он. Чарли. Мое сердце забилось быстрее, голова кружилась. На мою грудь словно кто-то сел. Я не могла дышать.

— Да, — тихо сказал Вьятт.

Я посмотрела на него, а он глядел на меня с любовью во взгляде. Он улыбался. Он не знал, кто это был. Я посмотрела за Вьятта, увидела недовольную Дженни.

Я повернулась к Чарли, услышав его смех. Злой смех, что не давал мне покоя месяцами.

«Почему он тут? Что Дженни делает снаружи? Она шла за нами? У нее встреча с Чарли?».

Я не могла быть возле него. Он улыбнулся, и все мое тело задрожало.

— Мне пора идти, — я прошла мимо Чарли и побежала к своей машине.

Вьятт окликнул меня, но мне нужно было убраться отсюда. Я запрыгнула в машину, завела двигатель и уехала.

Когда я добралась домой, я едва дышала. Телефон загудел, пришло сообщение. Решив, что Вьятт спрашивает, почему я убежала, я открыла сообщение.

Неизвестный номер. Как только я увидела фотографию, весь мой мир остановился.

— О, боже. Нет…

ДВАДЦАТЬ Вьятт

«Блин. Я только заговорил с ней, и она снова убежала».

Я смотрел, как Скайлар забирается в машину.

Я взглянул на парня, глядящего ей вслед. Он повернулся и посмотрел за меня. Он подмигнул и улыбнулся кому-то. Я обернулся и увидел Дженни на ступеньках.

Только этого мне не хватало.

— Поверь, трахаться с ней хорошо, если ты еще не узнал это, — парень откинул голову и рассмеялся.

«Что это такое?».

— Что ты сказал? — спросил я, шагая к нему ближе.

Кто-то коснулся моей руки. Я обернулся и увидел там Дженни.

Она сжала мою руку и потянула.

— Вьятт, давай покатаемся. Я бы хотела поесть и попить. Пожалуйста?

Я смотрел то на нее, то на парня.

— О ком ты вообще говоришь?

Он хитро улыбнулся.

«Блин, это Чарли».

— О Скай, конечно. С ней был мой лучший секс, — он посмотрел на Дженни и подмигнул. — Без обид, Джен. Ты тоже была хороша, детка.

— Замолчи, Чарли. Ты придурок.

Моя голова кружилась. Что происходило?

Я сжал кулаки. Я убью этого гада. Я шагнул к нему, но Митч встал между нами.

Он прижал ладонь к моей груди и посмотрел на меня.

— Он того не стоит, Вьятт. Давай найдем Скай. Я переживаю за нее.

Я замер и посмотрел на него.

— Она отправилась к стоматологу… да?

Митч покачал головой.

— Нет. Мишель сказала, что она получила еще одну записку. Думаю, она просто уехала.

Я растерянно спросил:

— Что значит, еще записку?

Митч хмуро посмотрел на Дженни.

— Идем. Я расскажу тебе по пути.

Дженни потянулась к моей руке, но я отпрянул.

— Вьятт, стой! Мне нужно с тобой поговорить. Позволь объяснить. Прошу.

Качая головой, я смотрел на нее. Я не мог ее терпеть. Она пыталась подставить меня много раз.

— Зачем? Чтобы ты сделала еще фотографию?

Слеза покатилась по ее щеке.

— Прошу, позволь объяснить.

— Мне нужно найти Скайлар. Ты — меньшая из моих тревог.

Мы с Митчем побежали к его машине.

Мы сели в машину, и он стал мне все рассказывать:

— Скайлар получала записки с того случая с Чарли. Иногда угрозы, но чаще всего — просто гадкие слова. Их стало меньше, а потом ты стал проводить с ней время, и все вернулось.

Мое сердце разбивалось, пока Митч говорил. Было больно знать, что терпела Скайлар.

— Она думала, хоть это и странно, что, оттолкнув тебя, лишится внимания людей, и они оставят ее и тебя в покое. Ее убивало это решение.

— Блин, — пробормотал я. — Почему она не рассказала мне о записках?

Митч покачал головой.

— Она и родителям не сказала. Знаем только мы с Мишель.

— Я хочу убить того гада. Когда он сказал мне, что ему понравился секс с ней, я захотел его убить.

— Представь, как мы со Скипом себя ощущали. Я много раз сдерживался, чтобы не убить этого гада. Скип чуть не убил его. Избил его так, что он оказался в больнице. Чарли был его лучшим другом, а потом изнасиловал нашу сестру. Я каждый день подавляю желание убить его.

Мы ехали больше часа, искали Скайлар.

Я смотрел в окно, не понимая, куда она уехала.

— Митч, как думаешь, где она?

— Без понятия, Вьятт. Она может быть где угодно.

Я закрыл глаза и прошептал:

— Ангел, где ты? — и я понял. — Блин. Озеро. Митч, она у озера.

— Озера?

Митч развернул машину, и мы направились к парку Инкс Лейк. Я хотел, чтобы мы ехали быстрее. Мне казалось, что нам нужно было спешить.

На телефон Митча пришло сообщение.

— Посмотри, Скай ли это.

Я открыл сообщение, и мне тут же стало плохо.

— Черт. Останови, Митч. Сейчас!

Митч съехал на обочину, и я бросил телефон на сидение, выпрыгнул из машины. Я склонился, и меня стошнило.

Митч за мной ругался, как моряк. Я услышал, как он заговорил по телефону.

«Зачем? Зачем такое рассылать? Больные ублюдки».

— Пап, кто-то рассылает фотографию Скайлар. Ее везде разместили! Нет, пап. Скайлар… голая и выглядит так, словно кто-то… кто-то… — Митч заплакал. — Зачем, пап? Зачем кому-то так делать? Я не знаю, где она, пап. Вьятт подумал, что она может быть у озера.

Я еще пару минут слушал, как Митч говорит с отцом. Я ждал, пока он закончит, чтобы вернуться в его машину. Я еще никогда так не злился, будучи при этом раздавленным.

«Мой бедный ангел».

Я глубоко вдохнул, прошел к машине, но заметил другую, которая ехала с громкой музыкой. Я посмотрел на водителя и узнал Чарли.

«Что он тут делает?.. Скайлар. Он знает, где она».

Я быстро запрыгнул в машину Митча и закричал ему ехать. Он посмотрел на меня как на безумного.

— Митч! Сейчас!

— Эм, пап, мне пора. Я позже позвоню. Знаю! Мы найдем ее, но нужно ехать сейчас! — он убрал телефон и посмотрел на меня. — Что такое, Вьятт?

— Чарли проехал мимо.

Митч тут же завел машину и поехал.

— Откуда Чарли знает, где она?

— Не знаю. Может, ее там и нет.

— Он не должен быть возле нее. У нее запретительный приказ насчет него.

— Так скорее, чувак. Нужно найти ее раньше него.

Митч гнал так быстро, что мои костяшки побелели, пока я держался, и он произнес все ругательства, известные людям. Некоторые не слышал даже я.

Я сказал ему о месте, где мы со Скайлар впервые поговорили. Он подъехал туда, и мы увидели машину Скайлар… и машину Чарли.

«Если он тронет ее, я сломаю ему шею».

Я выскочил из машины раньше Митча и побежал к машине Скайлар.

Митч спешил за мной.

— Где она? — спросил он, озираясь.

Мое сердце еще никогда не билось так быстро.

«Только бы она была в порядке».

Я вытащил телефон и позвонил ей, но сразу попал на автоответчик. А потом услышал ее.

Митч побежал раньше, чем я пошевелился. Я схватил его за руку и остановил.

— Стой! Есть идея.

Он посмотрел на меня как на чокнутого.

— Что? Издеваешься? Моя сестра там наедине с дебилом, изнасиловавшим ее!

Я глубоко вдохнул. От одних слов мне хотелось убить Чарли.

— Поверь мне. Когда мы придем туда, мы включим съемку на твоем телефоне. Камеру нужно направить на Чарли.

Митч растерянно смотрел на меня.

— Доверься мне, — попросил я.

Он кивнул и махнул мне идти. Я пошел на голос Скайлар. Она словно охрипла от крика.

«Если он ее ранит, клянусь, он не доживет до утра».

Мы обошли дерево. Сначала я увидел Скайлар. Ее руки были сжаты в кулаки, она кричала на Чарли. Я увидел Митча краем глаза — он был готов напасть на Чарли и убить.

— Зачем? Зачем ты разместил то фото, Чарли? Какой была причина? Я там без сознания!

— Скай, я его не размещал! Думаю, Дженни увидела его на моем телефоне ночью после нашего секса. Она могла переслать фото себе. Думаешь, я хочу, чтобы ту фотографию все видели? Это только доказывает…

Они были так заняты криками, что не заметили, как мы подошли.

— Что доказывает, Чарли? Что ты опоил меня и изнасиловал?

Чарли провел руками по волосам и раздраженно выдохнул.

— Скайлар, я не хотел тебя ранить. Но я всегда сильно тебя хотел. Я знал, что ты никогда не отдашься мне, и…

— И опоил меня? Ты был лучшим другом моего брата! Он доверял тебе. Я доверяла тебе! Я думала, ты был моим другом, Чарли. Ты разрушил мне жизнь! — завизжала Скайлар, и все мы вздрогнули.

Мое сердце колотилось, и Митч мог это слышать. Я хотел забрать Скайлар отсюда, подальше от плохих воспоминаний, от этого придурка. Было больно стоять тут и видеть ее боль, слышать, что этот гад с ней сделал.

— Скайлар, ты не знаешь, сколько раз я хотел рассказать всем правду, но отец не давал. Он говорил, что я унаследую бизнес семьи, и ты хотела это получить. Я… не знал, что сказать или сделать.

Я подошел ближе, увидел, что Скайлар заплакала сильнее. Она повторяла, что ее жизнь разрушилась.

— Почему ты не мог поступить как мужчина и рассказать всем правду, идиот? Теперь, с этой фотографией, станет еще хуже, и ты это знаешь, — сказал я и пошел к ней.

Она посмотрела на меня и затаила дыхание. На миг в ее глазах вспыхнула жизнь. Она была рада мне. Я хотел, чтобы она просто бросилась в мои объятия. Я хотел защитить ее. Я хотел любить ее.

— Скайлар, — нежно прошептал я.

И она побежала ко мне. Сердце колотилось в моей груди.

Я сжал ее как можно крепче.

— Обещаю, все будет хорошо. Обещаю, ангел. Я обещаю.

Она всхлипывала, пока пыталась говорить.

— Н-не будет, Вьятт. Все увидели ту фотографию. Все!

Я посмотрел на Чарли. Он прислонялся к дереву, сжав голову руками.

«Что такое? Он плачет? Я могу дать ему еще повод для слез своим кулаком».

— Ты знаешь, что нужно сделать. Нужно рассказать правду, Чарли. Ты должен ей.

Он медленно поднял голову и покачал головой.

— Я попаду в тюрьму. Папа откажется от меня. Я потеряю все.

Митч вдруг прижал Чарли к дереву.

— Ублюдок! Ты испортил жизнь моей сестре. Думаешь, нам есть дело до твоей жизни? Ты расскажешь всем правду.

Чарли оттолкнул Митча от себя.

— Или что, Митч? Что ты сделаешь?

Митч улыбнулся и поднял телефон.

— Мне ничего не нужно делать. Чарли, от этого можно и самому пострадать. Я уже отправил Мишель видео, где ты говоришь, что изнасиловал мою сестру, но боялся сказать правду. О, да, это покажет и то, что твой папочка прикрыл тебя.

Скайлар повернулась и посмотрела на меня и Митча.

— Что? — сказала она хором с Чарли.

Митч улыбнулся Скайлар.

— Благодаря идее Вьятта, я включил съемку и все записал. Все узнают правду, сестренка. Все узнают, что за дерьмо прячется в этом гаде и его отце.

Чарли побелел.

— Нет! Отец убьет меня. Почему, Митч?

— Я не обязан отвечать. Уходи, пока я не избил тебя. Наслаждайся свободой. Тебе недолго осталось.

Чарли пошел к Скайлар. Она отпрянула и прижалась ко мне. Я обвил ее руками и ощутил ее дрожь.

Я прошептал ей на ухо:

— Он больше тебе не навредит, ангел. Никто тебе больше не навредит.

Глядя на меня и Скайлар, Чарли сказал:

— Простите. Я знаю, вы мне не верите… но отец не дал мне шанса.

Тело Скайлар дрожало.

— У тебя был выбор, когда ты добавил наркотик в мой напиток. Был выбор, когда ты снял с меня одежду и изнасиловал, когда я не могла тебя остановить. Был выбор сказать правду. Я не прощу того, что ты сделал со мной, и я надеюсь, что ты сгниешь в тюрьме. Уйди, Чарли. Я не хочу тебя больше ни видеть, ни слышать. Никогда!

Он посмотрел на меня, а потом отвернулся и ушел. Ноги Скайлар не выдержали, она сползла к земле. Схватив ее крепче, я поднял ее и повернул к себе.

Она посмотрела в мои глаза, и мое сердце исполнилось любви к этой девушке так, что могло лопнуть.

Она слабо улыбнулась.

— Мой герой.

— Скай…

Качая головой, она закрыла глаза.

— Прошу, Вьятт. Прошу, поцелуй меня еще раз. Заставь забыть обо всем, как ты делал раньше.

Тепло охватило мое тело, и я прижал ладони к ее лицу. Я склонился, нежно задел ее губы своими. Поцелуй быстро стал страстным. Она запустила пальцы в мои волосы, тихо застонала, и звук пронесся молнией по моему телу.

«Люблю ее».

— Да, кхм… я не хочу этого видеть, — сказал Митч, подходя. — Она все же моя сестра, и я все еще хочу кого-нибудь побить.

Я медленно отодвинулся, а она рассмеялась. Она заглядывала в мою душу, и ее взгляд показывал ее любовь.

«Я сделаю все ради нее. Что угодно».

— Скай, я… я…

Она прижала палец к моим губам и улыбнулась.

— Знаю. Я тоже это чувствую. Ты сделаешь мне одолжение?

Я быстро закивал и ответил:

— Да! Конечно. Что угодно.

— Отвезешь меня домой, чтобы я все рассказала родителям? Будешь со мной, когда я буду рассказывать? Я не справлюсь одна.

Мои ладони потели, ноги едва держали меня. Это происходило со мной?

— Я пойду за тобой куда угодно, ангел.

Скайлар взяла меня за руки. Зазвонили наши телефоны.

Она вытащила свой телефон и нахмурилась.

— Мам? Уже еду домой с Вьяттом и Митчем. Я могу там с тобой поговорить? Да, я в порядке. Обещаю, мам. Я все расскажу дома. Я тоже тебя люблю.

Она убрала телефон в задний карман, привстала на носочки и нежно поцеловала меня в губы. Чуть отодвинувшись, она сказала:

— Мне всегда было интересно, как это ощущается.

Я спросил, хмурясь:

— Что ощущается?

— Поцелуи и такая… любовь. Ощущать, как тебя любят, через поцелуй.

Мое сердце забилось быстрее, желудок трепетал. Я хотел быть со Скайлар, и не только физически. Я хотел показывать ей каждый день, как любил ее, восхищался ею. Я хотел притянуть ее к себе и показать, как хотел ее. Я знал, что сейчас не время. Мне нужно было терпеть.

Я прижал ладонь к ее шее сзади и притянул ее для еще одного поцелуя.

— Хорошо, что ты с тем, кто по уши влюблен в тебя.

Она прислонилась лбом к моему лбу.

— Я тоже тебя люблю, Вьятт.

Я взял ее за руку, притянул к себе, и мы пошли к ее машине.

Митч прислонялся к своей машине с глупой улыбкой.

— Обидишь ее… и я тебя побью, — сказал он мне.

Я открыл дверцу, чтобы Скайлар забралась в машину. Она рассмеялась, а я посмотрел на Митча.

— Хорошо, чувак, я запомню.

ДВАДЦАТЬ ОДИН Скайлар

Мои родители сидели с потрясенными лицами.

— Скайлар, почему ты не рассказывала о записках и унижении? — спросил папа.

Я взглянула на Митча. Мишель сидела с ним, держала его за руку.

Я посмотрела на отца и пожала плечами.

— Я не хотела вас беспокоить. После твоего сердечного приступа я не хотела добавлять стресс.

Папа опустил плечи и сказал:

— О, Скайлар. Если бы я знал, что за груз ты несешь на своих плечах… Я даже не знаю, что думать, — он посмотрел на Митча. — Как ты мог не рассказать нам, Митч?

Митч хотел заговорить, но я перебила его.

— Пап, не сердись на него. Он умолял меня, а я не давала. И я заставила его пообещать, что он не расскажет тебе, а он не хотел подрывать мое доверие. Прошу, не сердись на него. Если и сердиться, то на меня.

Мама встала и подошла ко мне.

— Скайлар, никто не сердится, и мы не виним тебя.

— Я злюсь! Я в ярости, и я оторву голову и Чарли, и его проклятому отцу, — закричал мой отец.

Митч вскочил на ноги.

— Пап, тебе нужно успокоиться.

— Нет, мне нужно кого-то ударить.

Вьятт встал.

— Можете ударить меня, сэр.

Я охнула.

— Что?

— Да! — сказал Митч, хлопнул в ладоши и удерживал Вьятта на месте.

Отец выглядел так, словно подумывал ударить Вьятта.

— Пап! Ты же не хочешь ударить моего парня?

— Ой-ой, — сказала мама.

Я повернулась к ней и спросила:

— Это все, мам? «Ой-ой»?

— Давай, пап. Один удар, — сказал Митч.

Вьятт сморщился и закрыл глаза.

— Готов! — закричал он.

Я заслонила его собой и завопила:

— Папа!

— Он разрешил! Всего удар, Скайлар.

Я повернулась к маме и взмолилась:

— Мам! Образумь их.

Она рассмеялась и подошла к моему отцу.

— Хорошо, успокойся, Рокки. Ты не будешь бить Вьятта. Он этого не заслуживает.

Папа кивнул.

— Точно. Но хорошо, что ты готов принять удар, сынок.

— Блин, — буркнул Митч и отпустил Вьятта.

Мишель и Вьятт смеялись.

Он притянул меня к себе и поцеловал кончик носа.

— Ангел, твой папа и не собирался меня бить.

— Это ты так говоришь, — сказал отец, проходя мимо.

Улыбка Вьятта пропала, а Митч рассмеялся.

Мы провели вечер вместе. Мишель и я помогали маме с ужином, а отец взял Вьятта и Митча играть в баскетбол. Папа стал намного активнее после сердечного приступа, но я знала, что мама все равно нервничала.

После ужина мы с Вьяттом поехали в школу за его машиной.

Я прислонилась к его машине и глубоко вдохнула.

— Как думаешь, много человек посмотрело видео с Чарли?

Вьятт покачал головой.

— Кто знает? Интересно, увидел ли его отец Чарли.

Я сжала губы и закрыла глаза.

— Мне писало несколько человек.

— Насчет видео?

Я открыла глаза и посмотрела в его красивые глаза.

— Да. Они сказали, что никогда не верили Чарли, но его отец приходил к ним и говорил с родителями. Видимо, угрожал, что, если они будут меня поддерживать, жить станет сложнее… что бы это ни значило.

— Тот парень — козел, надеюсь, он получит по заслугам.

— И я, — я кивнула. — Думаешь, все станет нормальным? — спросила я у Вьятта.

Он притянул меня к себе, и я обвила руками его шею.

— Не знаю, ангел. Для меня важны только ты и наше будущее.

Я улыбнулась, зеки пылали.

— Надеюсь, в будущем много поцелуев.

Он подмигнул.

— О, да.

Моя улыбка увяла. Я знала, что должна быть честной с Вьяттом. Я надеялась, что ему хватит терпения со мной.

— Вьятт, пойми, я очень хочу… хочу быть с тобой, но я не знаю, когда буду готова на такой шаг.

Он убрал прядь волос мне за ухо, заглянул в мои глаза с любовью.

— Я не спешу, Скай. Я хочу тебя до конца жизни, и я готов ждать, пока ты не будешь готова. Я не буду тебя торопить. Я хочу, чтобы, когда мы занялись любовью, для тебя все было идеально.

В груди трепетало, я едва дышала.

— Ты как сон, знаешь?

Он рассмеялся и потерся носом о мой нос.

— А теперь?

— Да. Ты пришел и спас меня из ада, в котором я жила, и с тобой я ощутила себя любимой. Я не знаю, как ты это делаешь.

Он прижал ладони к моим щекам и смотрел в мои глаза.

— Скайлар, я еще не ощущал такого. Я на все готов ради тебя. И каждый мой вдох для тебя.

«Ого…».

— Стоит мне подумать, что мое сердце не может биться еще быстрее из-за тебя, ты говоришь что-нибудь такое.

Вьятт подмигнул и ответил:

— Я стараюсь.

Сердце стало тяжелым при мысли о фотографии, где я была без сознания. Там было видно, что Чарли насиловал меня. Все это видели.

— Как я могу прийти завтра в школу, зная, что все видели ту фотографию?

Вьятт взял меня за руку, поцеловал мое запястье.

— Ты придешь со мной, мы пройдем по коридорам рука об руку. Ты не будешь думать или переживать об этом. Может, станет хуже, но потом все наладится, обещаю, и, когда мы доучимся, я увезу тебя на время из Марбл Фолс.

Я приподняла брови и улыбнулась.

— В Италию?

Вьятт рассмеялся.

— Ты хочешь в Италию?

Кивнув, я ответила:

— Я бы хотела побывать в Италии.

— Лучший друг отца живет в Венеции. Думаю, удастся это устроить.

Я зажала рот руками, а потом воскликнула:

— Ты серьезно?

— Конечно.

Я бросилась к нему, Вьятт обвил меня руками и закружил, пока мы смеялись.

Я знала, что все будет хорошо. Дорога не будет гладкой, но я знала, что буду на ней с Вьяттом.

— Следующей проблемой — после похода в школу завтра — будет убедить родителей насчет Италии.

Вьятт зловеще улыбнулся и ответил:

— Предоставь это мне. Думаю, я смогу их уговорить.

Я удивленно отодвинулась.

— Ты видел моих родителей. Будет непросто.

Он сексуально улыбнулся и подмигнул, мое сердце таяло.

— О, как мне нравится вызов.

ДВАДЦАТЬ ДВА Вьятт

Стук в дверь спальни заставил меня оторвать взгляд от книги, которую я читал для английского.

— Открыто.

Отец медленно открыл дверь и заглянул.

— Эй, есть пара минут?

Я отложил книгу и кивнул.

— Да. Ты что-то узнал?

— Почти час назад Чарли признался, что подсыпал ГГБ в напиток Скайлар. Он хотел, чтобы она была в сознании во время этого, но думал, что она ничего не запомнит. Он дал ей мало. Я посмотрел ее показания. Она сказала, что проснулась, когда Чарли насиловал ее. Она могла говорить, но не могла двигаться, а потом потеряла сознание.

Гнев загорался во мне, я представил, что Чарли сделал со Скайлар.

— Какое чудовище так делает? — раздавлено сказал я.

— Он был одержим ею, думал, что получит то, чего хочет. А когда понял, что Скайлар запомнила это, он пошел домой и рассказал отцу, и тот решил сказать, что у них был секс по взаимному согласию, но после этого Скайлар стала ощущать вину за то, что изменила парню.

— Джейкобу, — сказал я.

Скайлар тогда встречалась с Джейкобом.

— Они не могли проверить Скайлар на это вещество? — спросил я.

Отец нахмурился.

— Тут все путается. Отец Чарли заплатил кому-то в больнице, чтобы там сказали, что в организме Скайлар нет ГГБ, хотя вещество там было.

Я встал и начал расхаживать.

— Сколько власти у этого человека? Заплатил в больнице, ходит по домам и угрожает детям и их родителям.

Отец глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

— Похоже, он был лишь в паре домов, в основном, у футболистов. Он знал, что они могли повлиять на других детей, как ему хотелось. Он пообещал им помощь с обучением, пригрозил, и ученики вскоре обернулись против Скайлар. Хватило нескольких детей, и остальные, как ни печально, пошли за ними без доказательств и фактов…

Я провел рукой по волосам и застонал.

— Я ненавижу то, что это произошло с ней, но правда всплыла. Теперь, когда она пройдет завтра по коридорам, надеюсь, все те гады будут ужасно себя ощущать, зная, что они сделали.

Папа стукнул меня по спине.

— Знаю, сын. И я понимаю, как тебе ощущается то, как они обходятся со Скайлар. Помни, что нужно держать себя в руках. Еще могут быть дети, решившие и дальше унижать ее, особенно теперь, когда они знают, что неправы, и это им не нравится. Скажи Скайлар не опускать голову, и все быстро наладится. Завтра будут разговоры из-за фото и признания Чарли. Просто будь со Скайлар.

— Буду. Ее родители пойдут завтра в школу, чтобы узнать, почему никто не сообщил об унижениях. Были записки и едкие комментарии не при учителях, но отец Скайлар был готов убивать, когда узнал.

Отец рассмеялся.

— Могу представить. Когда ты позвонил и все рассказал, я связался с отцом Скайлар, Полом. Мы долго говорили, и я дал ему знать, что буду рад ответить на вопросы.

Я пожал руку отца.

— Спасибо, пап. Скайлар — все для меня, так что спасибо за все это.

Он улыбнулся и стукнул меня по руке.

— Я знаю, сын. Знаю.

* * *

Я ворочался всю ночь, и в три часа отправил сообщение Скайлар:

«Думаю о тебе, спящая красавица. Надеюсь, ты увидишь это, как только проснешься».

Телефон загудел меньше, чем через минуту.

Скай: «Не могу уснуть. Мыслей много, и я переживаю, что скажут завтра в школе. Фотография была такой, что людям, типа Дженни, будет что обсудить».

Я: «Не переживай. Обещаю, все будет хорошо. Это затмит признание Чарли».

Скай: «Надеюсь. Это так ужасно, я не могу перестать думать об этом. Кто ее разместил?».

Я не знал, стоило ли говорить Скайлар, что мой отец начал расследование с ФБР. Природа фотографии была поводом для расследования.

Я: «Мы узнаем, ангел. А пока, прошу, поспи. Я заберу тебя утром, и мы поедем в школу вместе».

Скай: «Ладно. Я попробую поспать. Я люблю тебя, Вьятт».

Я улыбнулся, хоть грудь сдавило.

Я: «И я люблю тебя, ангел».

* * *

Скайлар крепко сжимала мою руку, пока мы входили в школу. Она почти задыхалась.

— Дыши, Скай. Все будет хорошо.

Она кивнула и огляделась.

— Да. Я в порядке. Все хорошо.

Мы шли рука об руку, и я был потрясен тому, что многие игнорировали нас. Казалось, теперь им было не о чем говорить, Скайлар была старой новостью. Это было быстро. Я был уверен, что они узнали и о том, что родители Скайлар приходили в школу из-за унижений дочери.

Скайлар подошла к шкафчику, вдохнула и открыла его.

Ничего. Записок не было.

Она выдохнула. Оглянувшись, я заметил Дженни. Я знал, что она выложила ту фотографию. Я не знал, как это доказать.

— Ничего нет.

— Ты в порядке, ангел?

Она улыбнулась и ответила:

— Да, ведь знаю, что мы увидимся за обедом.

Смеясь, я сказал:

— Мы увидимся и на английском. Миссис Ричардсон согласилась сделать твое расписание прежним. Она сказала, что все уже в силе.

Скайлар обняла меня, уткнулась лицом в мою шею.

— Я люблю тебя, Вьятт Смит. Так сильно люблю.

Остаток дня прошел без событий. Скайлар сказала, что около пяти человек подошли и извинились. Они оставались за привычными столами за обедом, и за нашим столом были только Митч, Мишель, Скайлар и я. И это было идеально, я бы это не менял.

После уроков я увидел Джейкоба у шкафчика Скайлар. Мне казалось, что теперь он не успокоится.

— Я хочу получить второй шанс, Скай. Ты мне так дорога.

Я с трудом сдержался. Я не буду ревнивцем. Мне нужно было, чтобы Скайлар сама разобралась с этим.

— Прости, Джейкоб, но рассказы о том, как ты переживал, и как хочешь второй шанс, ничего не исправят. Если бы я была дорога, ты бы так не поступил.

— Я не распространял сплетни, Скайлар!

— Но и не пытался их остановить. Ты ничего не сделал, Джейкоб. В том и проблема. Я знаю, что такое забота, когда человек готов двигать ради меня небо и землю. Я знаю, что такое любовь.

— Ладно тебе, Скайлар. Ты хочешь сказать, что любишь Вьятта Смита, нового красавчика, за которым ходят все девочки школы?

— Все, кроме меня. Ты ничего не знаешь обо мне, Джейкоб. Но можешь узнать это. Я буду в порядке, и одна из главных причин этого — Вьятт. И да — он любит меня, а я — его. Если не можешь уважать это, то нам не о чем говорить.

Я гордо выпятил грудь. Как же я любил эту девушку!

Скайлар посмотрела за плечо Джейкоба, заметила меня. От ее улыбки мои колени ослабели.

Я подошел, стукнул Джейкоба по спине и спросил:

— Как дела, Джейкоб?

Он посмотрел на Скайлар, потом на меня и сказал:

— Не очень, — он пошел по коридору.

— Все хорошо? — спросил я.

Скайлар кивнула и посмотрела в мои глаза. Я впервые увидел в ее глазах то, чего не было за все время с нашей первой встречи — умиротворение.

— Думаю, сегодня пора побывать на нашем месте.

Я ответил, широко улыбаясь:

— Да. Готова к нашему свидания?

— Конечно, готова, — ответила она, смеясь.

ДВАДЦАТЬ ТРИ Скайлар

Прошло чуть больше месяца с признания Чарли. Все медленно вернулось в норму. Я не получала записки с того дня, как Митч снял Чарли. В школе со мной здоровались в коридорах, так было и на работе, ко мне подходили, при мне шутили. Некоторые девочки звали меня с собой в магазины, но я вежливо отказывалась, решив вместо этого съездить в Остин с Мишель на поиск платьев для выпускного бала.

И только Дженни все еще относилась ко мне как к прокаженной.

Я увидела ее на парковке. Она смеялась над словами Джейкоба. Она посмотрела на меня, ее улыбка увяла, и она быстро отвела взгляд.

Мы так и не заставили ее признаться, что это она рассылала фотографии или оставляла записки. Мои родители спрашивали, как далеко мы хотим зайти в этом. Я сказала им, что хотела лишь окончить школу и начать в колледже все заново. Они согласились.

Я улыбнулась, думая, как мне повезло, что родители согласились отпустить меня с Вьяттом в Италию на месяц после выпускного. Вьятт уговорил их. Конечно, помогло и то, что папа Вьятта пообещал, что будет следить за нами всеми способами.

Я, хмурясь, подумала, какие способы он имел в виду.

— Эй, что такое, цветочек? — спросила Мишель, задев мое плечо своим.

— Ты счастливая, — сказала я с улыбкой.

Мишель широко улыбалась.

— Мы с Митчем не зря опоздали утром. Моих родителей нет в городе, и… утром на кухне было жарко, когда он зашел за мной.

Я ответила, шутливо скалясь:

— Фу, мне такое можно было и не рассказывать.

Она, смеясь, посмотрела на меня:

— Так… вы с Вьяттом еще не дошли до такого?

Я закатила глаза и покачала головой.

— Ты такая романтичная, знаешь? Я вижу, почему вы с Митчем идеальны в паре.

— О, хватит. Тебе нравится, что я влюблена в твоего брата.

Да, я была за них рада.

— Отвечу тебе. Мы еще не занимались любовью. Вьятт сдерживается, и я начинаю беспокоиться, что это из-за случившегося со мной и Чарли.

Мишель охнула.

— Боже, Скай. Ты знаешь, что причина не в этом. Безумно так думать. По одному взгляду понятно, как Вьятт влюблен в тебя. Он попал. Я не виню его за желание сделать твой первый раз особенным. То есть… могли бы вы заняться этим на заднем сидении его машины? Да. Но разве ты этого хочешь?

Я смотрела на нее, раскрыв рот.

— Боже, серьезно? На заднем сидении его машины?

— Это не было бы занятием любовью. То есть, могло быть, но это не очень-то романтично. Да?

Я согласилась с ней.

— Да.

Она взяла меня за руку и потащила за угол.

— Вы хотя бы шалили?

Мое лицо тут же запылало. Мишель широко улыбнулась.

— Да! И ты не рассказала. Расскажи, Скай! Я — твоя лучшая подруга.

Я быстро отвела взгляд, кусая губу.

— Мы немного поиграли.

Она пошевелила бровями.

— Руки или губы?

— Фу! Мишель!

Прозвенел звонок, зовущий на последний урок.

— Что? Это логичный вопрос.

— Руки, если тебе интересно.

Она захихикала и обвила меня рукой. Мы пошли на последний урок.

— Представь, как круто будет, когда вы займетесь любовью. Бедный Вьятт не продержится и две минуты.

Я закрыла рот рукой и рассмеялась, пока мы шли в класс.

Из-за разговора о сексе я не могла сосредоточиться на уроке. Я была заведена, и я поняла, как только увидела Вьятта, что попрошу его избавить меня от этой боли.

Урок закончился, и я остановилась у своего шкафчика. Я вздохнула. Еще немного. Бал будет серьезным вечером. Вьятт хотел, чтобы мы остановились в коттедже у озера Марбл Фолс. Я не знала, сколько еще смогу ждать, не умоляя его.

— Монетка за твои мысли.

Я улыбнулась, ощутив его жаркое дыхание шеей. Я очень его хотела. Я не знала, смогу ли выдержать еще дольше.

Я закрыла глаза и улыбнулась.

— Италия.

Он издал смешок и появился передо мной.

— Я думал об этом недавно. Ты еще не выбрала платье для бала?

Он пошевелил бровями, хитро улыбаясь, и желание между ног стало в десять раз сильнее.

— Да. Мишель одобрила то, как легко его надевать… и снимать, — я подмигнула.

— Я сейчас в штаны кончу, — прошептал Вьятт.

Я стукнула его по груди и покачала головой.

— Хватит. Веди себя прилично.

— Нервничаешь?

Я улыбнулась и склонила голову.

— Из-за чего?

— Танцев со мной, — улыбнулся он.

— В ужасе. Но и в восторге.

Его улыбка медленно увяла.

— Скай, если ты не готова…

Я покачала головой и подняла руку.

— Не надо, Вьятт. Я хочу этого. Не сомневайся.

Он склонился и нежно поцеловал меня в губы.

— Твой брат угрожал мне уже десять раз на этой неделе.

Смеясь, я посмотрела на Митча, говорящего с Мишель, позади него.

— Их с Мишель там не будет, так что он не узнает.

Бабочки плясали в моем животе от любви в глазах Вьятта. Мое сердце сжалось, когда он провел ладонью по моей щеке.

— Обещаю сделать все особенным, ангел.

«О, боже».

Он был идеальным. Я ждала, что пол провалится подо мной.

— С тобой, Вьятт, все уже особенное.

Он закрыл глаза и покачал головой, словно боролся с тем же желанием, что и я.

— Во сколько забрать тебя завтра?

— Думаю, около пяти. Так родители смогут сделать фотографии, — я закатила глаза.

Я не хотела быть на балу, но Вьятт настоял. Люди все ещё поглядывали на меня и порой шептались, но не так, как раньше. Я уже хотела окончить школу и покинуть город.

— Даже не начинай думать, что не хочешь идти. Обещаю, ангел, будет чудесно.

Я пожала плечами и пробормотала:

— Ага, посмотрим.

Я толкнула его, и он пошатнулся, схватился за меня и упал со мной. Мы рассмеялись, слезы катились по моему лицу.

«Да, пока Вьятт со мной, я могу все».

Я наконец была счастлива.

* * *

— О, Скайлар, ты прекрасна. Один взгляд, и тот мальчик будет с трудом сдерживать пенис в штанах всю ночь.

— Мам! — рассмеялась я. — Не могу поверить, что ты так говоришь.

Она закатила глаза.

— Посмотри на себя!

Я взглянула в зеркало и улыбнулась. Я знала, что она была права.

Мои волосы были собраны наверху, несколько локонов обрамляли лицо. Красивое платье с корсетом идеально облегало тело. Я не сомневалась, что Вьятта ждет именно то, что описала мама.

— Я не глупая, Скай. Я была на твоем месте раньше. Я знаю, что этой ночью скорее всего… что-то произойдет между тобой и Вьяттом, если еще не произошло.

— О, боже. Мам! Правда?

Она посмотрела на меня с пониманием.

— Просто будь осторожна, Скайлар. Будь уверена. Я могу только этого у тебя просить. Я знаю, что я из не самых строгих мам, но я понимаю реальность. Я не буду притворяться, что у детей нет секса до брака. Я не ждала. Тебе восемнадцать, и я доверяю тебе. А вот твой папа… Уверена, Вьятт будет бояться, когда пойдет с тобой на бал. Может, даже не тронет тебя за вечер.

Смеясь, я обняла маму.

— Я знаю, что ты переживаешь. Обещаю, я не сделаю то, к чему не готова. Я люблю его, мам, больше всего.

Она улыбнулась, покачала головой и вздохнула.

— Знаю. И знаю, что он тебя любит, — она нахмурилась и закрыла глаза. — И я сделаю вид, что не видела твои противозачаточные таблетки… как и большую пачку презервативов в шкафу твоего брата.

Я рассмеялась. Она открыла глаза и шумно выдохнула.

— Я рада, что тебя это смешит.

Стук в дверь заставил нас обернуться.

Митч улыбнулся при виде меня и присвистнул.

— Ого, посмотри на себя, сестренка. Круто выглядишь. Папа попросил сообщить, что Вьятт тут, и родители Мишель подъехали с ней. Готова к веселой фотосессии?

Застонав, я повернулась и проверила макияж. Я улыбнулась, глядя на свои серые глаза. Счастье сияло в них. Даже я это видела.

— Готова? Я спущусь первой, посмотрю, как отец отреагирует на тебя — и Вьятта, конечно. Хотя я думаю, что твой отец будет больше занят мной.

Я повернулась к маме, рассмеялась и сказала:

— Сделаем это.

Они с Митчем быстро вышли из моей комнаты и спустились по лестнице.

Я глубоко вдохнула и выдохнула. Я слышала, как мама восхищается Мишель, и улыбнулась.

— Вперед, — шепнула я и медленно спустилась в гостиную.

Я перестала дышать при виде Вьятта в смокинге.

«О, боже».

Он выглядел очень красиво. Я тут же стала быстро дышать, не видела больше никого в комнате. Его темные волосы и всегда загорелая кожа выглядели прекрасно с черным смокингом. Красная бабочка отлично смотрелась с костюмом.

Он повернулся ко мне, и его улыбка пропала, а глаза расширились, пока разглядывали меня. Он сглотнул и посмотрел мне в глаза.

— О, нет, — сказал мой отец.

Все рассмеялись. Видимо, отец Мишель сказал то же самое, когда она вышла из своей комнаты.

Мой отец повернулся и сказал что-то Вьятту, и он сразу же побелел.

«Если папа запугает его, чтобы он меня не трогал, я точно… спрячу его удочки на все лето».

Вьятт быстро оправился и подошел ко мне. Он склонился и нежно поцеловал меня в щеку.

— Ты выглядишь потрясающе.

— Это точно, — сказала мама Вьятта, Элис. — Милая, ты прекрасна.

Отец Вьятта повернулся к моему отцу.

— Я так рад, что у меня не девочка.

Закатив глаза, мой отец простонал.

— Спасибо, Джоэл. Большое спасибо.

Все рассмеялись.

Я заметила, что Вьятт не сводил с меня взгляда. Мое тело дрожало от его пристального взора.

Мы пошли наружу, и Вьятт склонился и шепнул мне на ухо:

— Не могу дождаться, когда сниму с тебя это платье.

Мой рот раскрылся, на миг я застыла.

Мишель подошла ко мне и обняла.

— Ты неотразима, Скай.

Я посмотрела на красивое белое платье Мишель. С ее глубоким декольте мой брат точно забыл свое имя, увидев ее. Ее светлые волосы были собраны в пучок, и она выглядела роскошно. Мы делали прически и красили друг друга, но мамы хотели, чтобы мы оделись дома.

Мы вечность делали фотографии, а потом собрались ехать. Я взглянула на папу, мрачно сверлящего Вьятта взглядом. Я повернулась попрощаться с мамой и родителями Вьятта.

Когда Вьятт сел в машину, он выдохнул.

— Ох, это было жутко.

— Что именно? — спросила я, смеясь.

Он посмотрел на меня, словно у меня выросли две головы.

— Твой папа сказал, что, если я хоть раз посмотрю на тебя так, словно хочу проглотить, он отрубит мне член.

Я охнула и прикрыла рот рукой.

— Нет!

— Да!

Я сжала губы и решила добавить Вьятту стресса:

— Ох, знал бы он, какие грязные мысли были в моей голове, когда я увидела тебя в этом смокинге.

Рот Вьятта раскрылся.

— Я не продержусь до ночи. Ни за что.

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ Вьятт

Я пытался не смотреть на Скайлар, пока ехал на бал. Я знал, что Митч испытывает то же самое. Когда раскрылся его рот, когда пришла Мишель, я с трудом сдержал смех. А потом в гостиной появилась Скайлар, и я отреагировал так же.

Я вытащил кошелек, выбежал из машины и помог Скайлар выбраться. Получив билет, я протянул Скайлар руку, и мы пошли дальше.

Я видел, что она нервничала.

— А если люди будут пялиться? — спросила она.

Я рассмеялся.

— Будут, потому что ты тут — самая прекрасная.

Закатив глаза, Скайлар прошептала:

— Хватит.

Мы вошли, играла «Here’s to Never Growing Up» Аврил Лавин.

Я был прав. Люди пялились.

Скайлар застыла.

— Я не могу. Это ошибка, — она повернулась ко мне. — Они говорят обо мне. Мы можем уйти?

Я притянул ее к себе, махнул диджею. Он кивнул.

— Тебе нужно хоть раз станцевать на балу, ангел. А то и два раза.

Я прижал ладонь к ее пояснице и повел ее на танцпол. Я видел, что она собиралась спасаться бегством.

Заиграла «Beautiful» Кристины Агилеры, и я прижал Скайлар к себе.

Она подняла головой и улыбнулась.

— Откуда ты узнал?

Я провел ладонью по ее потрясающему лицу и ответил:

— Ты сказала мне, что это твоя любимая песня, когда мы встретились у озера. Ты уснула, слушая ее.

Слезы заполнили ее глаза, она медленно покачала головой и улыбнулась мне.

— Ты даже не знаешь, какой счастливой меня сделал, Вьятт. С тобой я… ощущаю заботу. Пока я в твоих объятиях, я способна на все. Я ощущаю себя… красивой.

— Ты красивая, ангел. И каждый день наших жизней я буду напоминать тебе, какая ты красивая, особенная и любимая.

Скайлар закрыла глаза и опустила голову мне на грудь, слезы катились по ее лицу. Песня кончилась, она отодвинулась и улыбнулась.

— Танец прошел. Теперь мы можем уйти?

Мишель и Митч подошли к нам.

— Вот и последний школьный бал. Думаю, нужно разлить пунш или сделать что-то похожее, — Митч пошевелил бровями.

Скайлар покачала головой.

— Кто ты, и что ты сделал с моим братом?

Мишель рассмеялась.

— Он просто хочет уйти.

Скайлар пошевелила бровями.

— И куда вы отправитесь?

— В маленький номер, который я забронировал.

Я нахмурился и спросил:

— Как тебе удалось?

Митч широко улыбнулся.

— У меня старший брат, чувак. Порой это полезно.

Смеясь, я покачал головой.

Я хотел пригласить Скайлар на танец, но тут подошла Дженни. Я надеялся, что она заговорит со Скайлар и Мишель, но знал, что этого не будет.

— Эй, Митч, Вьятт, разве вы не красавцы?

Мы слабо кивнули ей.

— Спасибо, — буркнул Митч.

Дженни посмотрела на меня.

— Может, окажешь мне честь танцем, Вьятт?

Мой рот чуть не раскрылся. Наглости ей не занимать.

Я не успел ответить, Скайлар прижала ладонь к плечу Дженни и отодвинула ее.

— Думаю, нам уже это надоело. Почему-то я тебе не нравлюсь. Знаешь, что? Мне все равно. Но мне надоело, что ты пытаешься вонзить когти в моего парня. Так что вежливо попрошу тебя отвалить от нас раз и навсегда, Дженни.

Несколько человек остановились посмотреть, что происходит. Я видел их взгляды. Они были рады, что Скайлар защищалась.

— Серьезно, шлюха? Думаешь, ты можешь так со мной говорить?

— Хватит.

Все повернулись и увидели Майка.

— Мне надоело слушать, как ты зовешь Скайлар шлюхой и прочими оскорблениями. Ты, как и все мы, знаешь, что переспала с половиной парней в нашем классе.

Глаза Дженни расширились от потрясения.

— Так что хватит. Скайлар — далеко не шлюха, а она из самых милых девушек, которых я встречал. Я говорю от всех нас… заткнись, Дженни.

Все захлопали, а Скайлар застыла от потрясения.

— Вовремя! — закричал Митч, когда заиграла «Focus» Арианы Гранде.

Широко улыбаясь, я взял Скайлар за руку и повел на танцпол. Ее улыбка, ее радость были лучшим, что случалось в последнее время.

Мы оставались еще час, а потом Скайлар посмотрела на меня так, что мой желудок полетел вниз, как на американских горках.

— Хочешь уйти, ангел?

Она привстала, я склонился к ней. Она сказала мне на ухо:

— Я очень-очень хочу уйти, Вьятт. Я умираю тут. Мне нужно быть с тобой… сейчас. Я изнемогаю.

Мой член тут же затвердел. Я притянул ее к себе, и она тихо застонала, прижимаясь сильнее.

— Боже, Скайлар, ты убиваешь меня.

— Прошу, Вьятт, я хочу тебя.

Страсть в ее глазах точно не уступала моей.

«Боже, как долго я ее хотел… с ее первой улыбки мне у кабинета директора. Я мечтал об этом месяцами».

Я взял ее за руку и пошел к двери. Я передал билет дворецкому и замер, стук сердца оглушал. Я был уверен, что Скайлар нервничала еще сильнее. Я посмотрел на нее, она жевала губу.

— Ангел, ты напугана?

Она очаровательно улыбнулась.

— Я напугана до смерти, но при этом в восторге!

Дворецкий пригнал мою машину, я дал ему чаевые и открыл дверцу для Скайлар. Она взяла меня за руку, и я ощутил дрожь.

Я склонился и застегнул ее пояс безопасности.

— Скай, ты знаешь, что мы не должны делать то, чего ты не хочешь. Ты ведь понимаешь это?

Она сладко улыбнулась и заглянула в мои глаза.

— Если я буду ждать еще, я взорвусь. Вьятт… прошу, отвези меня в коттелж. Я хочу быть с тобой.

Я улыбнулся и нежно поцеловал ее в губы.

— Я люблю тебя, ангел.

— И я тебя люблю.

Мои руки почти соскальзывали с руля от нервов.

«Боже, что со мной такое? У меня уже был секс».

Я посмотрел на Скайлар. Она смотрела в окно, подпевала под песню в стиле кантри по радио.

Я нервничал из-за нее.

«Блин, я просто хочу, чтобы для нее все было особенным. А если ей не понравится?».

Я покачал головой и прогнал тревоги, сомнения, угрозы отца Скайлар, Митча и Скипа. Скип был лучше всех. Он прислал друга из пехоты, чтобы доставить угрозу, и это было эффективно.

— Нервничаешь? — спросила Скайлар, отвлекая меня от мыслей.

Я быстро посмотрел на нее и улыбнулся, повернулся к дороге.

— Я просто не хочу разочаровать тебя или поспешить.

Она рассмеялась и коснулась моей руки.

— Вьятт, ты не можешь меня разочаровать. Я хочу этого. Я хочу этого больше всего.

— Скип меня убьет. Скай, если он узнает, что я привез тебя в коттедж и добрался до тебя, — я подмигнул ей.

Она сжала мою руку и рассмеялась. Мое сердце забилось быстрее, я повернул к дороге, ведущей к домику, где мы останемся на ночь. Скайлар снова стала напевать, гладя большим пальцем мою ладонь. Я тут же успокоился.

Она повернул и заметил, что она села прямее.

Она убрала руку и прижала ее ко рту.

— О, боже, Вьятт.

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ Скайлар

Я тут же успокоилась, увидев белые огни среди деревьев. Это было красиво.

— Я еще не видела ничего прекраснее, — сказала я, Вьятт остановил машину.

Он провел ладонью по моей щеке и прошептал:

— Я видел.

Я посмотрела на него, мы встретились взглядами. Мое сердце замерло.

«Я никогда никого не полюблю так, как его».

Я быстро выпрыгнула из машины, подбежала к крыльцу. Когда я обернулась, улыбка Вьятта чуть не сбила меня на землю. Я невольно улыбнулась ему. Он забрал наши сумки. Он склонился и принялся что-то искать. Он выпрямился и застыл.

— Вьятт? Ты идешь?

— Иду!

Он поднялся на крыльцо и опустил сумки, вытащил ключ из кармана. Как только он открыл дверь, я вбежала внутрь.

— Давай я включу свет, — рассмеялся Вьятт.

Я развернулась в комнате и охнула.

— Вьятт, это идеально. Похоже на старый английский домик. Только посмотри на мебель и украшения. Поразительно!

Вьятт подошел ко мне и прижал ладони к моим бедрам.

— Да, все очень красиво. Как и ты, ангел.

В его глазах была только любовь. Я обвила руками его шею и прошептала:

— Это идеально. Ты идеален! Все в этом вечере идеально.

Вьятт погладил мои волосы, и я заметила, что он нервничал не меньше меня, а то и больше.

— Скайлар, мне нужно кое-что сделать перед тем, как мы… займемся любовью.

«О, только не сомневайся», — я не знала, что сделаю, если он решит ждать.

— Я хочу только тебя, Вьятт. На все остальное мне плевать. Прошу, я хочу ощутить тебя. Я хотела тебя с того момента, как увидела.

Мы пару раз были близки к занятию любовью, но останавливались. Вьятт говорил, что не хотел, чтобы первый раз был в его машине или моей спальне. Мы чуть не сорвались на диване в моей гостиной. Я знала, что Вьятт почти сдался, как и я, но Митч вернулся со свидания с Мишель раньше времени. Он спас нас от ошибки, о которой мы пожалели бы.

— О, боже, Скай, ты не знаешь, как сильно я хочу быть с тобой. Но я хочу быть с тобой всегда, а не только этой ночью.

Все мое тело пылало. Стук моего сердца в ушах почти оглушал.

Когда Вьятт коснулся меня, мое тело дрогнуло.

— Я хочу каждое утро видеть твое красивое лицо. Я хочу поворачиваться ночью, обнимать тебя и прижимать к себе, ощущать запах твоих волос и касаться твоей красивой нежной кожи. Я хочу каждый миг проводить с тобой. Я даже изменю уроки, чтобы все время быть с тобой, если хочешь.

Мое сердце никогда еще не было таким счастливым.

Смеясь, я спросила:

— Вьятт, ты просишь меня жить с тобой?

Он удивился на миг, а потом улыбнулся так широко, что я невольно ответила тем же.

— Думаешь, я прошу тебя переехать ко мне?

Я кивнула и спросила:

— Нет?

ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ Вьятт

«Боже, какая она милая. Она думает, что я говорю о жизни в одном доме!».

Я оглядел домик. Он кричал романтикой, как мне казалось.

Я повернулся к Скайлар, задел ее губы своими. Она тихо застонала, и я захотел сорвать ее платье. Я чуть отпрянул и улыбнулся.

Разум вернулся к разговору с отцом Скайлар две недели назад. Я попросил руки Скайлар, и сначала показалось, что он хотел прибить меня. А потом он сел на стул, прижав два указательных пальцы к губам. Казалось, прошла вечность, и он слабо улыбнулся. Он тряхнул головой, склонился, словно хотел шепнуть мне что-то. Я придвинулся к нему, чтобы услышать слова.

— Ты мне нравишься, Вьятт. И всегда нравился. Я умею читать людей, и я сразу понял, что ты любишь мою дочь и хочешь для нее лучшего. Вы оба юны, и я не знаю, что думать об этом. Сначала ей нужно поступить в колледж. Меньшего не приму.

— Да! Конечно, сэр. Мы бы как раз сыграли свадьбу после колледжа. Я хочу для Скайлар того же, что и вы, сэр.

— Ты знаешь, что ее братья помогут мне спрятать твое тело, если ты ее обидишь?

— Эм, да. Да. Я это понимаю, сэр.

— Хорошо… пока ты понимаешь, что я люблю дочь больше воздуха, которым дышу.

— Понимаю, сэр.

— Тогда можешь делать Скайлар предложение.

Я закрыл глаза и улыбнулся, думая, как рад он был, когда я показал ему кольцо бабушки.

— Вьятт?

Скайлар привела меня в реальность.

— Я люблю тебя, ангел.

— И я тебя люблю.

Я медленно опустился на колено, вытащил из кармана коробочку с кольцом. Я поднял ее и смотрел на лицо Скайлар. Ее улыбка увяла на миг, когда я открыл коробочку и показал кольцо с овальным бриллиантом, окруженным круглыми бриллиантами. Кольцо было из белого золота, украшенное бриллиантами. Оно идеально подходило моему ангелу.

Она прижала ладони ко рту, и я увидел улыбку на ее лице.

Она не успела подумать, а я заговорил:

— Скайлар, знаю, мы юны, мало еще были вместе. Но я знаю в глубине души, что только с тобой хочу быть до конца жизни. С тобой хочу детей. С тобой хочу сидеть на крыльце в старости, когда мы, может, забудем свои имена, но будем знать, что созданы друг для друга.

Я увидел, как слеза катится по ее щеке, и мои руки задрожали.

«Блин! Блин! Блин!».

— Я уже попросил у твоего папы твоей руки, Скай. Моя цель — сделать тебя счастливой и защитить. Я не прошу убегать сейчас и играть свадьбу. Я обещал твоему папе, что мы сначала окончим колледж. Но… если ты окажешь мне честь, и…

Мое горло сдавило. Я не мог говорить. Мои ладони дрожали, и я знал, что капли пота текли по моему лицу.

Я попытался снова спросить ее, на глазах выступили слезы.

— Эм… — сердце колотилось.

Скайлар опустилась на колени передо мной, прижала ладони к моему лицу. Как только она коснулась меня, я успокоился.

— Скай, ты примешь мое предложение? Я бы хотел дать тебе кольцо моей бабушки.

Слезы лились по ее лицу. Она улыбнулась и рассмеялась.

«Это хороший знак или плохой?».

Она начала кивать, придвинулась ближе ко мне.

— Да! Боже, да, Вьятт! Я очень этого хочу.

Слезы текли по моему лицу, я улыбнулся ей. Я вытащил кольцо и нежно обхватил ее ладонь. Я надел кольцо на ее палец и улыбнулся. Родители сказали, что, если подойдет, это хороший знак. Значит, нам суждено быть вместе вечность.

«Отлично подошло».

Я притянул Скайлар к себе и поцеловал. Сначала поцелуй был медленным, но быстро стал страстным и пылким.

Скайлар сняла мой пиджак, начала расстегивать рубашку. Она опустила рубашку с моих плеч, начала целовать мою шею, потом грудь. Я вдохнул и задержал дыхание, пока она посасывала один сосок, а за ним другой.

Она поднялась к моим губам, прикусила мою нижнюю губу. Я хотел двигаться медленно, но она сводила меня с ума. Я поднял ее на ноги, снял ее платье. Оно упало на пол, и я смотрел на Скайлар. Она была в черно-красном кружевном лифчике и подходящих трусиках.

Я едва дышал.

— Такая красивая.

Она улыбнулась и опустила голову. Я прижал палец под ее подбородком, осторожно поднял ее голову. Ее щеки пылали, она смотрела куда угодно, но не на меня.

— Не смущайся передо мной, Скай. Я восхищен твоим телом. Все в тебе вызывает слабость в моих коленях. Ты идеальна.

Я поймал ее губы своими, она обвила руками мою шею.

«Как будет внутри нее? Ох, я могу лишь представлять».

Я нашел в кармане презерватив. Я не собирался начинать действия без защиты.

Я вел ее спиной вперед к кровати. Ее ноги уперлись в матрас, и она замерла. Я поднял ее и осторожно опустил на кровать. Мои ладони скользили по ее ногам, животу, и я целовал там, где побывали мои руки.

Мне нравилась реакция ее тела на меня и мои губы на ее коже. Я целовал ее, а она уже была готова спрыгнуть с кровати.

— Боже, Вьятт. Прошу… не дразни меня так.

— Я хочу касаться тебя, Скай… увидеть, как мое прикосновение влияет на твое тело.

— Прошу… — взмолилась она.

Я встал и снял оставшуюся одежду с себя. Мы уже видели друг друга голыми, но это… я словно видел ее впервые. Она разглядывала каждый дюйм моего тела.

Я опустился на кровать, стал снимать ее трусики.

— Сядь, Скай.

Скайлар села. Ее грудь вздымалась и опадала от дыхания. Я потянулся за ее спину, медленно снял с нее лифчик. Я затаил дыхание при виде ее тела.

«Она будет моей, только моей. Никто больше ее не обидит. Я умру, но не дам никому ее обидеть».

Я склонился над ее телом, нежно целовал ее живот и поднимался выше.

— Да, прошу, — шептала Скайлар.

Я медленно прижал ладонь к ее животу, и она вздрогнула.

Я хотел, чтобы этот миг длился вечно, я не хотел навредить ей.

Я склонился и прошептал ей на ухо:

— Я так сильно тебя люблю. Боже, так люблю. Ты навсегда моя.

— Вьятт…

Вскоре мы затерялись друг в друге. Это был рай.

Я перестал двигаться и оставался над ней, пока мы переводили дыхание. Она открыла глаза, посмотрела в мои глаза, и мы одновременно улыбнулись.

— Это было… — начала она.

— Красиво.

Она улыбнулась и кивнула.

— Да. Это идеальное описание.

— Такой будет наша жизнь вместе, Скай. Красивой.

ДВАДЦАТЬ СЕМЬ Скайлар

Ночь не могла быть идеальнее. Вьятт сделал мне предложение и страстно занимался со мной любовью.

А теперь я лежала в его объятиях, а он мирно спал рядом со мной.

Я подняла руку и смотрела на кольцо на пальце. Оно означало куда больше, ведь это было кольцо бабушки Вьятта. Я хотела ущипнуть себя, чтобы проверить, что не сплю.

Я повернулась и посмотрела на самого красивого мужчину в мире. Темные волосы Вьятта спутались из-за моих пальцев. Его грудь медленно двигалась от дыхания.

Я знала, что Вьятт был с другими девушками. Он был невероятен, проследил, чтобы я получила удовольствие.

Я прикусила губу, желание разгоралось во мне.

«Могу ли я?».

Что-то во Вьятте вызывало мысли, что я могла делать все.

Я медленно отодвинула одеяло и тихо застонала. Его тело было идеальным. Я смотрела ниже его живота, понимая, что хотела… снова.

Я схватила презерватив со столика и оседлала Вьятта. Он забормотал во сне, и я невольно улыбнулась. Он устал, но я хотела еще.

Я склонилась и начала целовать его широкую грудь.

— Мм… Скайлар.

Я улыбнулась у его кожи. От моего имени его голосом жар между моих ног усилился.

Я медленно двигала бедрами, ощущала, как Вьятт становится больше подо мной. Он быстро открыл глаза и улыбнулся.

Я тихо сказала с широкой улыбкой:

— Я не могла уснуть. И проголодалась.

Я так еще не делала, так что не знала, правильно ли действовала. Судя по его похотливому взгляду, все было правильно.

— О, боже, Скайлар, — сказал Вьятт, садясь и обвивая меня руками.

Он взял у меня презерватив, надел на себя.

Мы быстро затерялись друг в друге, шептали имена в губы друг друга. Когда он перевернул нас и занялся со мной страстной любовью, я растаяла в нем.

Два биения сердца стали единым, наши тела дрожали.

Я не хотела, чтобы этот миг заканчивался.

* * *

— Боже, ты сияешь так, словно стоишь под фонарем! — сказала Мишель, подбегая и обнимая меня. — Как это было? — прошептала она мне на ухо.

— Невероятно. Мы сделали это три раза.

Она отодвинулась и приподняла бровь.

— А он выносливый.

Мое лицо пылало, я игриво ударила ее по руке.

Митч подошел, хмурясь.

— Я даже не хочу знать, почему ты краснеешь, — он посмотрел на мое плечо и спросил. — Где этот гад?

— Хватит, Митч! Он высадил меня и паркует машину.

— Как прошел вечер? — спросила я у Мишель, глядя на нее.

Ее улыбка стала шире.

— Это было идеально! Мы ушли во время завтрака, потому что Митч сказал, что хозяева точно не знали, что он — не двадцатичетырехлетний морской пехотинец.

Смеясь, я обвила ее руку своей, мы пошли к ресторану. Я посмотрела на Митча, ждущего Вьятта.

— Расскажи мне все, Скайлар. Он был нежным? Медленным? Он большой?

Мой рот раскрылся, я рассмеялась.

— Ты не спрашивала о таком!

— О, я спросила. Если бы ты меня спросила, большой ли Митч, я бы тебе сказала, что не могла ходить нормально неделю после нашего первого раза.

Я замерла и посмотрела на нее с ужасом.

— О, боже, зачем ты мне это сказала?

— Что? Я просто сказала, что он такой большой, что я не могла ходить неделю.

Я скривилась, покачала головой.

— Ты снова это сделала! Гадость! Мне не нужно слышать такое о моем брате! — мое тело дрожало, я старалась прогнать картинку из своей головы.

— Хорошо, мы не будем говорить о моей дикой сексуальной жизни с твоим заводным братом.

Я опустила голову.

— Ох, меня стошнит.

Мишель рассмеялась, мы подошли к официантке.

— Привет, Скайлар. Как ты, Мишель?

Я улыбнулась, глядя на девушку перед нами.

— Эй, Бет. Я не знала, что ты тут работаешь.

Она пожала плечами.

— Коплю деньги на колледж. Работать в раннюю смену после бала, правда, неприятно, — она сжала губы, нервничая. — Я, кхм, надеюсь, ты не против, что я пошла с Джейкобом. Мы встречались уже несколько недель.

Я нахмурилась и ответила:

— Почему я должна быть против? Я с Вьяттом, Джейкоб давно меня бросил.

Она пожала плечами.

— Я знала, что у него еще есть чувства к тебе, но не знала, чувствуешь ли ты такое.

Я была потрясена, слыша такое о Джейкобе.

— Нет… я люблю Вьятта.

Ее улыбка стала расслабленной, и тело уже не было напряжено.

— Сколько вас?

— Четверо, — сказала Мишель.

Бет повела нас к столику.

— Спасибо, Бет, — сказали мы с Мишель хором.

Она быстро повернулась и прошла к двери ресторана.

— Тебя не беспокоит, что люди вдруг стали дружелюбны с тобой? — спросила Мишель.

Я сжала губы, обдумала это.

— Нет. Я рада, что все медленно возвращается к норме.

Я посмотрела на руку с кольцом с бриллиантом на пальце. Я была помолвлена. Хоть я знала, что мы еще юны, и нас ждали еще несколько недель старшей школы, это ощущалось правильно.

Я опустила ладонь на стол, подвинула ее к Мишель. Она разглядывала меню.

— Вьятт кое-что дал мне прошлой ночью.

Она пошевелила бровями, читая меню.

— О, не сомневаюсь. Три раза, счастливая зараза.

Вздохнув, я закрыла глаза и слабо тряхнула головой.

— Я не об этом, — я подняла руку и повернула ладонь, бриллиант оказался перед ней. — Вьятт сделал мне предложение, а потом занялся со мной любовью.

Мишель издала смешок.

— Ты вроде сказала… — она опустила меню и замолчала, увидев кольцо на моем пальце.

Я не ожидала ее реакции.

— О, боже! — завопила Мишель, схватила меня за руку и вскочила. — Ты помолвлена!

Я оглядела ресторан, мои щеки пылали.

— Мишель, ты можешь перестать прыгать и сесть? Все смотрят.

Мишель подпрыгивала.

— Плевать!

Я не успела понять, а она отпустила мою руку и указала на кого-то. Я оглянулась и вздрогнула при виде его красивой улыбки.

Вьятт.

— Блин! Ты сделал ей предложение! — завопила Мишель.

Митч подошел, посмотрел на Мишель, на меня и повернулся к Вьятту.

— Ты это сделал. Я впечатлен.

Мы с Мишель сказали:

— Что?

Мишель стукнула Митча по груди и охнула:

— Ты знал и ничего не сказал?

Митч пожал плечами и подмигнул.

— Прости, детка. Это был секрет, а мы знаем, как у тебя с секретами.

Вьятт склонился и поцеловал меня в щеку, а потом сел рядом со мной. Мой желудок трепетал, как было, когда он касался меня. Я думала, что это пропадет после того, как мы займемся любовью. Но он коснулся моей руки, и бабочки затрепетали в моем желудке. Я невольно захихикала.

— Что смешного? — спросил Вьятт.

Я посмотрела в его зеленые глаза и улыбнулась.

— Ничего. Я просто счастлива.

Он поцеловал кончик моего носа и улыбнулся.

— Хорошо. Потому что я ужасно счастлив.

Мишель вдруг села и схватила меня за руку, пригляделась к красивому кольцу. Конечно, Бет подошла посмотреть. Это приманило и еще одну девушку из школы, которая была в ресторане. И вскоре нас окружила небольшая толпа.

Вьятт ощутил, что мне было не по себе от этого внимания.

Он встал и сказал:

— Это все весело… но я голодный. Мы просто хотим позавтракать.

Некоторые отошли, шепчась, глядя на меня. Я прищурилась и повернулась к Мишель. Она думала о том же, что и я.

— О, я уже знаю. Пусть расходятся слухи, — сказала она.

Застонав, я уткнулась лицом в ладони.

— О чем вы? — спросил Вьятт.

Я опустила руки на колени.

— Ни о чем. Давайте просто позавтракаем.

Когда принесли мой французский тост, я уже не хотела есть, но заставляла себя.

Вьятт тут же заметил перемену в моем настроении.

— Не переживай из-за их слов, Скай. Мы с тобой знаем правду, это важнее всего.

Я подавила слезы, повернулась и посмотрела на него.

— Они скажут, что я беременна.

Вьятт улыбнулся.

— И? Мы знаем правду. Как знали правду о Чарли. Если им нечего делать, лишь болтать о тебе, то мне их жаль. У нас есть еще несколько недель, а потом мы будем в Италии, а потом — в Бейлоре. Только мы с тобой, ангел, только дождись.

Я знала, что Вьятт говорил правду, но от мысли о новых слухах мне было плохо.

Что-то ударило меня в тот миг. Вьятт был прав. Важно было, что я знала правду. Не важно, что думали и говорили остальные. Я делала выбор, позволять ли сплетням сломить меня.

Решение было простым.

Нет. Мне хватило того, как слова людей терзали меня, и с помощью любимых людей я смогла добраться до этого мига.

— Ты прав. И мне нужен только ты. Я тебя люблю, — прошептала я, склонилась и нежно поцеловала его.

Он убрал прядь волос мне за ухо. Вьятт посмотрел на меня, его глаза сияли любовью.

— Я люблю тебя, Скай. И всегда буду.

ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ Вьятт

Скайлар была центром внимания.

В понедельник утром Дженни старалась рассказать, что Скайлар беременна, и потому мы решили пожениться. Многие игнорировали ее, но некоторые все-таки спрашивали у меня. Они, вроде, верили моим словам. Проблемой был только Джейкоб. Он не был рад новости и дал понять, что, если я наврежу Скайлар, он первым поможет ей собраться с силами.

— Тебе нужно жить дальше, — сказал я, глядя в его глаза. — Скайлар не будет твоей.

Джейкоб пронзал меня взглядом, а потом вышел из здания. Он хлопнул дверями так сильно, что мог сломать их.

— Что с ним? — спросил Митч.

— Никак не забудет Скайлар.

Митч рассмеялся и хлопнул меня по спине.

— Он потерял ее в тот миг, когда бросил, когда она нуждалась в нем сильнее всего. Но без него даже лучше.

— Сколько еще недель в школе терпеть? — спросил я, качая головой.

— Меньше трех.

Мы пошли к девочкам. Скайлар работала этой ночью в пиццерии, и я хотел подвезти ее домой.

— А что у тебя с Мишель? — спросил я.

Митч взглянул на меня.

— А что у нас?

— Не знаю. Какие у вас планы? Вы оба отправитесь в университет в Техас. Ты думал о вашем совместном будущем?

Его глаза наполнились страхом.

— Ты про… брак?

— Ее знаю. Наверное. Ты ее не любишь?

— Конечно, люблю, — выпалил он. — Сильно люблю, но не уверен, что готов так ее привязать. Откуда мне знать, что в колледже все останется прежним?

Я нахмурился и остановился.

— Что значит «останется прежним»? Ты подумываешь порвать с ней?

Он закатил глаза и повернулся ко мне.

— Нет, Вьятт. Я не подумываю о таком. Но я не готов к такому шагу. Ты уверен в своих чувствах к Скайлар, я вижу по твоим глазам.

— А ты — нет?

Митч скривился.

— Черт, я не знаю. Я люблю Мишель. С ней я счастлив, но могу думать только о словах Скипа. После старшей школы все изменится. А если я встречу в колледже кого-то другого? Или она? Я не могу представить, как люблю кого-то другого, но при этом я знал только Мишель.

Он провел ладонью по волосам и тихо выругался.

— Я звучу как ублюдок.

— Нет. Ты честен со своими чувствами. Но ты говорил с Мишель об этом?

Он покачал головой.

— Нет, я не говорю, что побегу искать другую девушку, но… я не хочу спешить с браком в восемнадцать лет. Без обид, друг.

Я поднял руки.

— Обид и нет. Я знаю сердцем, что твоя сестра — та самая. Но я встречался и занимался сексом с другими девушками, может, в этом и отличие. Ты был только с Мишель?

Скайлар подняла голову и заметила нас, стоящих и болтающих. Ее улыбка чуть увяла, она смотрела то на меня, то на Митча. Мишель говорила с Бет и оживленно размахивала руками.

— Да, я больше ни с кем не был.

Я медленно кивнул.

— Окажи мне услугу, Митч. Если чувствуешь, что нужно попробовать еще, будь честен с Мишель. Не обижай ее.

Митч сглотнул.

— Я не хочу ей навредить. Я люблю ее. Но достаточно ли?

Я хлопнул его по спине и пошел снова, а он — следом.

— Только ты знаешь ответ.

* * *

Мама стояла передо мной, слезы лились по ее лицу, папа делал фотографию за фотографией.

— Мы не закончили? Я опоздаю на свой выпускной.

Смеясь, отец сделал последнюю фотографию.

— Все. Выдвигаемся.

По пути к школе мама смогла перечислить все особенные моменты каждого года, начиная с детского сада. У школы мои родители встретились с родителями Скайлар и отправились к своим местам.

Я закатил глаза и покачал головой. Скайлар рассмеялась.

— Твоя мама в порядке?

— Нет. Она плакала все утро. Она пыталась даже посмотреть, есть ли еще билеты на наш самолет.

Глаза Скайлар расширились в ужасе.

— В Италию?

Я кивнул, смеясь.

— Хорошо, что их не было.

Она закрыла рот рукой.

— Она проверяла? Звонила и спрашивала?

— Да. Не переживай. Я вмешался бы, особенно, раз мы платили каждый за себя.

Скайлар копила все, что зарабатывала в «Пицца Мия», для поездки в Италию. У меня остались деньги от бабушки и дедушки на колледж, но дед оставил мне хорошую сумму, чтобы исследовать мир до колледжа, хоть родители это не одобряли. С футболом и остальным было не до путешествий. И, когда Скайлар упомянула Италию, я не мелочился. Я оплатил отель в Венеции, а Скайлар — перелет.

— Жду с нетерпением, когда ты увидишь мой сюрприз завтра.

Я вскинул брови и спросил:

— Можно подсказку?

— Расскажешь, в каком отеле в Венеции мы остановимся?

— Нет, — подмигнул я.

— Тогда я и не буду подсказывать.

Она очаровательно сморщила нос и улыбнулась.

— Тогда мы оба будет удивлены.

Миссис Ричардсон стала выстраивать всех.

Я оглянулся и увидел Скайлар, болтающую с двумя девочками. Улыбка на ее лице говорила обо всем. Она ждала этого момента. Когда она сможет пройти по сцене и оставить прошлое позади. Все могло быть другим. Те две девушки избегали ее полгода, не произносили ни слова, а то и отпускали едкие комментарии. Но сегодня они улыбались и смеялись с ней.

Мое сердце готово было лопнуть, пока я смотрел на любимую девушку.

Она поймала мой взгляд и улыбнулась шире.

Заиграла музыка, и мы пошли по сцене под аплодисменты. Прозвучали заготовленные речи. Я в это время мечтал о будущем со Скайлар.

Я был как во сне. Жизнь с этого момента открывала чистый лист, и я не мог этого дождаться.

* * *

Мы со Скайлар ушли с празднования и решили устроить свой праздник на нашем месте. С корзинкой для пикника и покрывалом мы устроились на нашем еженедельном месте в парке.

— Когда мы начнем учиться в Бейлоре, нужно будет отыскать там место для еженедельного пикника.

Я рассмеялся, кивая.

— Этот пункт нужно добавить в список того, что нужно сделать там.

— Точно. Сначала найдем крышу над головой, а потом новое место для свиданий.

Я посмотрел на воду и вздохнул.

— Все хорошо? — спросила Скайлар.

Я усадил ее себе на колени.

— Все идеально. Я волнуюсь из-за завтра. А ты?

Она прижалась головой к моей шее.

— Очень волнуюсь. Не верится, что мы отправимся в Италию. Не верится, что родители отпустили меня.

Я согласился, смеясь.

Она подняла голову и серьезно посмотрела на меня.

— Тебя что-то беспокоит.

Я кивнул и посмотрел на воду.

— Мишель говорила о будущем с Митчем?

— Да, постоянно.

Я посмотрел на нее и спросил:

— Например, что она говорила?

Скайлар пожала плечами.

— Не знаю. То, что она ждет учебы в колледже с ним. Там они не будут жить под надзором родителей. Она опешила, когда Митч сказал ей не искать квартиру. Первый год он будет жить в общежитии, так что не сможет часто бывать в квартире, а ей будет веселее в общежитии.

Я кивнул.

— Ты же не против, что я ищу квартиру? Что мы будем жить отдельно?

— Я только за! В футбольный сезон будет непросто, но все-таки хочется, чтобы у нас было личное место.

Она нахмурилась.

— Точно. Вьятт, ты знаешь что-то о Митче и Мишель и не рассказываешь мне?

Я раздраженно выдохнул, пожалел, что поднял эту тему, особенно, когда мы собирались улетать завтра в Италию. Я не хотел, чтобы она переживала.

— Вьятт? Ты что-то знаешь?

Я тихо ответил:

— Не уверен. Наверное.

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ Скайлар

Мое сердце колотилось, я смотрела на Вьятта. Я покачала головой и спросила:

— Наверное?

— Просто… Митч не очень уверен насчет будущего с Мишель.

Я отпрянула и охнула:

— Что?

— Не говори им ничего.

— Я бы не сказала, но откуда ты узнал? — спросила я.

— Я спросил у него о будущем с Мишель, и он сказал, что не уверен. Он знал, что не готов сделать предложение, и он переживал, что может встретить кого-то еще в колледже.

Мой рот раскрылся.

— Как он может так думать? Они встречались два года! Мишель его любит. Она не упоминала брак, но она с ним надолго. Она выбрала тот колледж только из-за Митча, попросившего ее быть там, куда его взяли.

Вьятта, казалось, стошнит.

— Он попросил ее туда поступить?

— Да! Мишель брали на юридический факультет Гарвардского университета! Она отказалась ради Митча.

Закрыв глаза, Вьятт пробормотал:

— О, Митч.

Я быстро встала и посмотрела на него.

— Вьятт, почему Митч вдруг так решил? Что заставило его подумать о таком?

Он поднялся и обнял меня.

— Я не хотел тебя расстроить. Все будет хорошо. Не будем переживать за Митча и Мишель. Сделаем вид, что я это не упоминал. Поговорим об Италии.

Грудь болела. Я знала ответ на вопрос без объяснения Вьятта.

Митч был первым у Мишель. Она явно сказала о нашей с Вьяттом помолвке, и это спугнуло Митча. И он теперь сомневался в будущем с ней.

Вьятт прижал палец под моим подбородком и заставил посмотреть на него.

— Не будем о них переживать. Прости, что поднял эту тему.

— Нет, я рада, что ты это сделал. Не переживай, я ничего не скажу Мишель.

Он склонился, задел губами мои губы. Я обвила руками его шею, сделав поцелуй глубже.

В это время завтра мы будем сидеть в первом классе, лететь в Италию. Я купила два билета в первом классе, чтобы удивить Вьятта. Я хотела уже увидеть его лицо, когда расскажу ему.

Мы еще час обсуждали, что хотели сделать за две недели в Италии. Я ущипнула себя, проверяя, что не сплю. Все казалось нереальным.

Я не знала, как долго мы сидели там, смотрели на парк и реку. Казалось, вечность.

— Нам пора ехать к тебе домой.

Я встала и отряхнула джинсы.

— Твои родители могут отвезти нас, да?

Он кивнул.

— Ага.

— Вы заедете в одиннадцать, да?

Вьятт рассмеялся.

— Да. Не переживай. Все будет хорошо. Будет отлично. Идеально.

Я кивнула и привстала на носочки.

— Спасибо за такое путешествие.

Он потерся носом о мой нос и ответил:

— Спасибо, что даешь мне любовь.

* * *
Три месяца спустя: сентябрь

Я сидела на трибунах, смотрела на футбольную тренировку. Вьятт старался все лето, готовясь к футболу в колледже. Он отвлекся только на две недели Италии. Мы гуляли, катались на велосипедах и занимались любовью, чтобы не отвлекаться во время тренировок. Конечно, мы еще и ели. Много ели.

Телефон загудел, и я увидела, что это Мишель.

Мишель: Привет, как ты?

Я: Хорошо. Смотрю на тренировку команды. А ты?

Мишель: Неплохо. Отвезла Митча на стадион, иду в библиотеку.

Я подняла голову, поискала взглядом номер 17. Я увидела его и улыбнулась. С того дня у реки мы не обсуждали Митча и Мишель. Пока что у них все было хорошо.

Я: Как дела у Митча?

Мишель: Ему все нравится. Он очень занят, но находит время для меня, а это так мило.

Я выдохнула с облегчением. Может, он уже передумал.

Я: Поцелуй его от меня. Кстати, секс все еще жаркий?

Фу. Я не могла поверить, что спросила это, но, если она ответит да, я пойму, что переживать нет смысла.

Мишель: Ха-ха! Да. Твой брат даже стал лучше в этом.

Я закатила глаза, подавившись.

Я: Хватит об этом. Тренировка кончилась. Скоро поговорим! Скучаю и люблю тебя!

Мишель: И я скучаю и люблю.

Я читала на трибунах, пока ждала, чтобы Вьятт принял душ и вышел. Я редко ходила на его тренировки, но я приходила хотя бы раз в неделю.

— Часто тут бываешь?

Мое сердце сжалось от мужского голоса, прозвучавшего за мной. Я обернулась и резко вдохнула. Я быстро вскочила на ноги и завопила, побежала к брату.

— Скип! — закричала я, врезаясь в него.

Его смех пронесся по моему телу, и я стала рыдать, как ребенок.

Я отодвинулась, вытерла слезы и окинула его взглядом. Он был в военной форме, и он выглядел красиво.

— Что ты тут делаешь?

Он убрал волосы с моего лица и посмотрел в мои глаза:

— Я соскучился по сестренке. Когда я узнал, что могу отлучиться на пару дней, я тут же прилетел сюда.

— Круто! Я хочу, чтобы ты встретился с Вьяттом. Постой. А мама с папой? А Митч?

— Мама с папой встретятся со мной в Остине в понедельник. Я ужинаю с ними и Митчем.

Мой рот раскрылся.

— Так все знают, что ты в Техасе?

Он откинул голову и рассмеялся, обнял меня еще раз.

— Теперь знают все. Я хотел устроить тебе сюрприз.

Я обняла его крепче, слезы лились из глаз.

— Я очень удивлена.

— Скай?

Я развернулась и увидела растерянного Вьятта. При виде Скипа он улыбнулся.

— Должно быть, ты — Скип.

Мой брат спустился с трибуны и пожал руку Вьятта. Скип быстро обнял его. Он сказал что-то, но я не услышала. Он кивнул и улыбнулся моему брату. Я решила позже спросить у Вьятта, что ему сказал Скип.

— Вы свободны до конца дня?

— Да! — я хлопнула в ладоши. Я посмотрела на Вьятта и спросила. — Ты же свободен?

— Кроме подготовки к контрольной, у меня нет планов.

Скип потер ладони и сказал:

— Хорошо. Мы идем на барбекю.

ТРИДЦАТЬ Вьятт

Я видел, почему Скайлар так любила брата. Он относился к ней как к принцессе. Он спросил, могли ли мы остановиться у квартиры Скайлар, чтобы он переоделся в обычную одежду.

Вскоре мы пошли в ресторан, мимо которого мы часто проезжали со Скайлар.

— Я думала, это место закрылось, — прошептала мне Скайлар.

Он ответил, смеясь:

— Я тоже.

Внутри я не поверил глазам.

— Ого, снаружи выглядит совсем не так.

Скип рассмеялся.

— Не суди книгу по обложке. Что-то важное может быть между страниц. И сегодня нас ждут ребрышки. Ты будешь благодарить меня на коленях за то, что я привел тебя сюда.

Он был прав. Мы заказали еды, которой хватило бы на всю команду по футболу. Скип хотел, чтобы мы со Скайлар все попробовали. И мы попробовали почти все.

— Как ты узнал об этом месте? — спросила Скайлар, слизывая соус с пальцев.

Я отвел взгляд, ведь меня заводило, когда она так делала.

— От девушки.

Она прищурилась и сказала:

— Это не четко.

— Да? — спросил он.

— Да! Я хочу знать больше о девушке, и как она привела тебя сюда.

Скип рассмеялся.

— Хорошо. На весенних каникулах в прошлом году, когда я был в Панама-сити, во Флориде, я встретил девушку из Бейлора. Мы пару раз занялись сексом. Она мне нравилась, и она пригласила меня сюда на пару дней. Я прилетел сюда, и мы еще пару раз занялись сексом. Она привела меня в несколько мест для еды, и это мне понравилось больше всего. Так лучше?

Я был уверен, что мои глаза были большими, как у Скайлар.

— Эм… ты еще встречаешься с ней? — спросила Скайлар с красными щеками.

Он покачал головой.

— Нет, она стала скучной.

— Скучной? Как? Вы даже не в одном городе! — воскликнула Скайлар.

— Она стала донимать вниманием. Хотела постоянно знать, где я был и с кем. Но я не на цепи. И я нарушил первое правило с Кэссиди.

— Кто такая Кэссиди? — спросила Скайлар.

— Девушка, которая привела меня сюда.

Она подняла руки и покачала головой.

— Постой. Кэссиди ты встретил на весенних каникулах и… был с ней близок?

— Мы трахались, Скайлар. Можешь так сказать. Было только это.

Она скривила губы.

— Ох, ладно.

— И какое правило ты нарушил с ней? — спросила я.

— Я начал влюбляться в нее.

«О, проблема с верностью у обоих братьев Скайлар».

— Так она тебе стала нравиться, и это тебя спугнуло?

Скип посмотрел на Скайлар, словно у нее выросла вторая голова.

— Не спугнуло, Скай. Мне нравится веселиться, но я не готов сковывать себя с одной девушкой.

Скайлар взглянула на меня. Я улыбнулся ей и подмигнул.

— Но, может, ты не нашел правильную девушку. Может, она могла стать такой?

Скип расхохотался, щелкнул Скайлар по носу.

— Скай, я люблю тебя, и мне нравится, что ты переживаешь за то, что я не нашел свою любовь. Я рад, что вы с Вьяттом нашли друг друга. Но это не я. Я не готов остепениться. Я хочу веселиться.

— И шалить с девушками весело?

— Нет. Трахать их весело.

— Фу! Перестань!

— Почему? Это правда, Скайлар, и ты знаешь, что я не зациклен на одной девушке. Так было и в старшей школе, когда каждые выходные у меня была другая девушка.

Она пожала плечами.

— Но я не представляла тебя как проститута.

Я огляделся и понял, что все девушки смотрели на наш столик. Девушка с рыжими волосами поймала мой взгляд, улыбнулась и помахала. Я быстро отвернулся к Скайлар.

— Если ты так это зовешь. Я удивлен, что Митч так долго пробыл с Мишель.

Блин. Скипу не стоило ехать в Остин.

— Сколько ты пробудешь в Остине, Скип? — спросил я, надеясь, что мы сможем отвлечься от поведения Скипа.

— Два дня. Ужин с семьей, а потом попробую забрать Митча на пару часов, в кино или куда-то еще.

Я выдохнул с облегчением. В кино ничего не произойдет.

— Простите?

Мы посмотрели на рыжеволосую девушку, которая махала мне до этого.

— Мы с моей подругой хотели бы, чтобы вы двое присоединились к нам.

Я нахмурилась, глядя на девушку.

— Двое? О ком ты? — спросила Скайлар.

Скип рассмеялся.

— Два прекрасных парня, с которыми ты сидишь. Прости. Ты с одним из них?

Рот Скайлар раскрылся до пола.

— Да! А ты поступила очень грубо. Это был ход в стиле шлюхи.

Рыжеволосая повернулась ко мне и улыбнулась. Я указал на Скайлар.

— Я с ней.

Она надулась и сказала:

— Жаль.

Она повернулась к Скипу, и тот рассмеялся еще сильнее.

— Я не собираюсь быть запасным, детка. А ты можешь насладиться ужином, перестав поглядывать на этот стол.

Девушка ушла, и я не выдержал. Скайлар была растеряна, но и злилась при этом.

— Боже, это произошло? Да? — сказала Скайлар с отвращением на лице.

— Эй, может, в кино? — Скип сменил тему.

Скайлар отклонилась и скрестила руки.

— Не знаю. Ты возьмешь с собой друга?

— Нет! Давай набьем животы попкорном и конфетами, как раньше.

— Идите без меня. Мне нужно поучиться у Скай.

Скип посмотрел на Скайлар и надулся.

— Прошу? Я приехал сюда ради сестренки!

— Ладно. Но выбирать фильм буду я!

Скайлар завезла меня в ее квартиру, они со Скипом отправились в кинотеатр. Гады, жившие рядом со Скайлар, слушали музыку так громко, что я не мог даже думать, а еще девушка сверху включила беговую дорожку.

— Так я контрольную не сдам.

Я собрал книги и бросил их в рюкзак. Я оставил Скайлар записку, что ушел в библиотеку, и отправился к машине, которую оставил тут перед тем, как уехал на тренировку со Скайлар.

Как только я добрался до столика в углу библиотеки, я выдохнул с облегчением.

— А вот и тишина и спокойствие.

Я посмотрел на телефон, потянулся. Я пробыл тут два часа. Я увидел, что Скайлар написала мне полчаса назад, и я не услышал.

Скай: Вышли из кино. Хочу пиццу!

Я быстро ответил:

Я: В библиотеке. Это только для сестры и брата, или я приглашен? И как вы так быстро проголодались? Мы не так давно ели барбекю.

Я ждал ее ответа. Она не ответила сразу, значит, была за рулем.

— Вьятт? Вьятт Смит?

Я поднял голову и увидел перед собой двух девушек. У одной были светлые волосы, собранные в хвост, у другой — каштановые, длинные и прямые. От их взглядов я насторожился.

Почему они выглядели знакомо?

— Да, мы знакомы?

Они захихикали, но блондинка села на стол, и я тут же отодвинулся со стулом.

— Ты — новый нападающий, да? — спросила блондинка, прижав палец к губам.

«Почему девушки думают, что это заводит парней?».

— Да. Я могу чем-то помочь?

Брюнетка придвинулась ближе.

— Нет, но мы тебе можем помочь.

«Этого не будет. С каких пор женщины бросаются на мужчин?».

— О, да? — я выдавил улыбку. — С чем?

Блондина накручивала волосы на палец, глядя на меня. Мне еще никогда не было так неприятно в своей коже.

— Мы с Шелл любим футбол, не пропускаем игры.

Я кивнул.

— Это… круто. Всегда рад фанатам.

— Вьятт, мы хотим повеселиться. Втроем, а то и с еще одним твоим товарищем по команде.

Я был уверен, что моя челюсть улетела на пол.

— Серьезно?

Подмигнув, блондинка медленно провела языком по зубам.

— Какой твой номер телефона? Мы все устроим.

Ребята из команды предупреждали меня о некоторых девушках в колледже. Они были готовы на все, чтобы сказать, что спали с футболистом Бейлора.

— Простите, дамы, я не заинтересован.

Брюнетка рассмеялась.

— Не заинтересован? Серьезно?

Я собрал книги, встал и стал складывать их в рюкзак.

— Я люблю свою суженую, и я не собираюсь быть с вами.

Блондинка спрыгнула со стола с потрясенным видом.

— Редкие вам отказывали, да? — рассмеялся я.

— Твоя суженая не узнает. Это только между нами. Обещаю, ты не пожалеешь.

Я обошел ее, остановился и посмотрел в ее зеленые глаза.

— О, я пожалею. Когда-нибудь, дамы, вы встретите парня, с которым захотите быть всегда, и задайте себе этот вопрос. Как бы вы ответили в тот миг? Или лучше спросить у него?

Я пошел прочь, а блондинка процедила:

— Дебил.

Я закатил глаза и поспешил уйти.

Я думал, что такие игры остались в старшей школе.

Я вытащил телефон и позвонил Скайлар.

— Эй! Я как раз хотела позвонить тебе и узнать насчет пиццы, — сказала она.

— Я люблю тебя, Скайлар.

— Эм… и я тебя люблю. Что-то случилось?

Я улыбнулся, хоть она и не видела.

— Все прекрасно, ведь я знаю, что ты — моя.

ТРИДЦАТЬ ОДИН Скайлар

Скип и Вьятт вели себя так, как я и думала.

Вьятт был очень внимательным, и все было из-за того, что сказал ему Скип, или что-то произошло в библиотеке. Как бы там ни было, он касался меня как-нибудь все время, пока мы были в пиццерии.

Мои щеки болели от улыбок и смеха. Я давно так много не смеялась. Скип умел веселить. Я была рада, что он был тут.

— Морская пехота будет твоей карьерой, или ты хочешь потом уйти? — спросил Вьятт.

— Нет, пока что я с ними. За последние месяцы многое изменилось, и я вижу свое будущее на службе.

Я приподняла бровь и спросила:

— Что за перемены?

Скип подмигнул.

— Я не могу о таком тебе говорить.

— Мило, — Вьятт прислонил бутылку колы к губам.

Я кусала губу.

— Скип, ты же не делаешь ничего опасного?

Он посмотрел так, что мою грудь сдавило.

— О, боже, — прошептала я.

Вьятт сжал мою руку.

— Уверен, твой брат знает, что делает.

— Скай, не нужно переживать за меня. Думай об учебе, — он повернулся к Вьятту. — Учись. Обучение — важнее всего. И все.

Вьятт заерзал и кашлянул.

— Почему мне показалось, что это касалось меня?

— Так и было, — Скип опасно улыбнулся.

Я стукнула Скипа по руке, склонившись над столом.

— Хватит. Мы с Вьяттом знаем, что важнее. Потому мы ждем окончания колледжа, чтобы сыграть свадьбу.

Скип фыркнул.

— А секс?

Вьятт подавился куском пиццы.

— А что он? — спросила я. Я не собиралась позволять брату переступать черту, лезть в мою личную жизнь, учитывая его образ жизни.

— Ты на таблетках? — он указал на Вьятта. — А ты заворачиваешь свою палку?

Мои глаза расширились от потрясения. Я открыла рот, но от потрясения слов не было.

Вьятт сделал глоток воды, склонился, глядя на моего брата, и кашлянул.

— Я уважаю тебя, как старшего брата Скайлар, переживающего за нее. Но пойми: я люблю твою сестру, ее счастье для меня важнее всего. Ты занимаешься сексом? Да. Это твое дело? Нет. Мы хотим окончить колледж, мы обсуждали будущее, начали строить планы. Я получу степень по инженерии, а Скайлар — по истории, может, даже на юридическом факультете. У нас свои приоритеты.

Скип отклонился и смотрел на Вьятта. Я сглотнула, глядя на них по очереди.

— Нужна смелость, чтобы так со мной говорить. Я мог бы убить тебя, скрыть это и никогда не думать об этом.

— Скип! — охнула я.

Вьятт рассмеялся.

— Ты мог бы.

— Я прошу лишь заботиться о моей сестре. Люби ее и только ее. Держи свой член в штанах, не изменяй ей. Учитывай ее чувства, принимая решение, и никогда не занимайся сексом на публике.

— Что? — мое лицо пылало. — К чему ты это добавил?

Он пожал плечами и откусил пиццу.

— Просто сказал.

Я со стоном опустила голову на стол, желая провалиться под пол.

* * *

Скип остался на первый матч сезона. Я была рада, что они играли в Бейлоре. Вьятт обеспечил мне лучшие билеты, еще и не в секции студентов. Я не знала, как он это сделал, но не спорила. Я отлично его видела, мне нравилось видеть, как он играет, как и нравилось, как на нем сидела форма.

— Так твой парень — нападающий. Я впечатлен.

Я улыбнулась, ощущая гордость.

— Они хотели оставить его в запасных, но их нападающий пострадал на тренировке — перелом ключицы.

— Ого. Обидно для него, но хорошо для Вьятта.

Я кивнула.

Мы набили животы хот-догами, содовой, попкорном и большим кренделем, а потом добавили начос.

— Вижу, аппетит у тебя прежний.

Я рассмеялась и кивнула.

— Что я могу сказать? Я росла с братьями.

Все решалось в конце, Вьятт искал, кому передать мяч. Все были закрыты, и, когда Вьятт побежал, я стала кричать.

— Беги! Вьятт, беги! — кричал Скип рядом со мной.

Вьятт забил, и я прыгнула в объятия Скипа:

— Он это сделал! Мы победили!

Скип рассмеялся, крепко обнимая меня, и опустил меня. Я смотрела, как все разворачивалось. Вьятт нашел другого тренера, пожал его руку, как и нескольких других игроков, а потом пожал руку капитана другой команды.

Он вернулся к краю поля, его поздравили тренера и товарищи по команде. Я не могла перестать улыбаться. Он поднял голову, и мое тело покрыли мурашки. Его улыбка чуть не сбила меня с ног. Я помахала.

Он произнес губами: «Я тебя люблю», — и повернулся к другому тренеру.

Я хотела сказать что-то Скипу, но тут одна из чирлидерш подбежала и бросилась на Вьятта, обнимая его. Он улыбнулся, неловко обнял ее. Она что-то сказала ему, вызывая его смех. Моя улыбка увяла, пока я смотрела, как он что-то говорил ей. Она повернулась и ушла, Вьятт посмотрел на меня. Его улыбка стала шире, и я заставила себя улыбнуться.

— Привыкай к этому, Скай.

Я посмотрела на Скипа.

— К чему?

— К девушкам. Они будут лезть к нему. Нападающий, красивый, хорошо играет. Он будет для них как магнит.

Поджав губы, повернулась и увидела его посреди команды, но несколько девушек пытались пройти туда. Охрана уводила тех, кто не должен быть на поле.

— Я не переживаю, Скип. Я доверяю Вьятту.

Скип рассмеялся и покачал головой. Я хмуро посмотрела на него и спросила:

— Почему ты смеешься?

— Принцесса, нужно переживать не из-за Вьятта. С ним все время будут флиртовать девушки. Я не сомневаюсь, что он любит тебя всем сердцем. Но лучше приготовься. Твой суженый станет часто звучать на губах девушек вокруг него.

Я рассмеялась и огляделась. И я заметила, что на табличках было имя Вьятта. Две девушки кричали, пытаясь привлечь внимание Вьятта.

Одна держала табличку с надписью: «Женись на мне, номер 17!».

Я глубоко вдохнула носом и медленно выдохнула.

— Я не переживаю. Они могут поговорить. Ночью с ним буду я.

Скип молчал.

Что бы ни происходило в наших мирах, я видела общую картину. Вьятт будет ездить в разные города. Девушки будут бросаться на него.

«Как он справится? Будет игнорировать их? Флиртовать, чтобы не обидеть?».

Я прижала ладонь к животу, меня почти тошнило.

«Твой суженый станет часто звучать на губах девушек вокруг него».

* * *

Скип уехал после игры в Остин. Он должен был остаться еще на ночь, но решил выехать раньше. Я была даже рада. Я любила брата и то, что он был рядом. Просто все запуталось. Мне не нравилось ревновать. Было странно для меня так реагировать.

Конечно, я знала, что отчасти это было из-за рассказа Вьятта о двух девушках в библиотеке и их слов. Сначала я ощутила отвращение, а потом разозлилась.

Телефон загудел.

Вьятт: Скоро приду.

Я улыбнулась, притянула колени к груди и рассмеялась.

— Глупая ты, Скайлар. Зря только ревнуешь.

Я: Хочу поскорее поздравить тебя.

Вьятт: Мне нравится, как ты меня поздравляешь, ангел.

Смеясь, я вскочила и побежала в спальню. Я приберегла нижнее белье для особого случая, и победа в первой игре в колледже для Вьятта была особым случаем.

Я надела белую кружевную комбинацию, накинула шелковый халат и прошла в ванную. Я стянула волосы в пучок, оставив пару длинных прядей вокруг моего лица.

Я быстро зажгла пару свечей, расставила их по квартире, добавила еще в спальне.

Я расхаживала и поглядывала на часы. Уже было за полночь, я устала.

Я недовольно выдохнула и позвонила Вьятту.

Когда он ответил, было слышно только громкую музыку.

— Алло? Вьятт?

— Эй, ангел. Тебя плохо слышно.

— Где ты? — спросила я, опускаясь на диван.

— Я не хотел бросать команду, так что остановился на вечеринке, которую устроила для команды одна из девушек из студенческого общества.

Мой рот раскрылся.

— Ты на вечеринке? Без меня?

Вьятт что-то сказал кому-то, но я не могла разобрать слова.

— Я хотел остановиться на десять минут. Прости, и я не заметил, что прошел час. Я уже ухожу.

— Нет! Вьятт, не уходи! — закричал женский голос.

Я встала, тут же разозлившись. Я пыталась держать себя в руках. Было странно, что Вьятт пошел на вечеринку, не предупредив меня.

«Не спеши с выводами. Не ревнуй раньше времени, Скайлар».

— Хорошо, Вьятт. Если нужно быть с командой, ничего страшного.

— Прости. Да, я ухожу. Прости, Скай. Я уже ухожу отсюда, — он умолк.

То, что Вьятт заехал на вечеринку и не сообщил, разозлило меня.

— Позвони, когда уйдешь. Тебя не слышно из-за музыки и мольбы девушек.

Я завершила вызов, бросила телефон на диван и пошла переодеваться.

ТРИДЦАТЬ ДВА Вьятт

— Скай? Алло? Скайлар? — я убрал телефон от уха и выругался. — Блин!

Я быстро пошел сквозь толпу. Когда Стефан Дрейк, другой нападающий, сказал, что мне нужно побывать на вечеринке, я не мог отказать. Я не хотел отстраниться от команды после первой большой победы. Ее устраивала его девушка, одна из студенческого общества. Я должен был понять, что зря не взял с собой Скайлар. Но я собирался пробыть тут всего десять минут.

Я бежал в машину, со мной поздоровалось не меньше десяти девушек. Я хотел лишь добраться до Скайлар и обнять ее.

В ее квартире еще горел свет, и я знал, что она не ушла. Слава богу. Я знал, что она злилась. Скайлар еще не бросала трубку, и каждая попытка позвонить приводила к автоответчику.

«Только бы она не злилась».

Я вытащил ключ и отпер дверь. Скайлар сидела на диване в моих старых штанах, которые я носил на тренировках в старшей школе, и одной из моих футболок. Ее русые волосы были собраны в хвост, она пихала попкорн в рот.

Ох, она выглядела сексуально.

Мой член дернулся в штанах, пока я закрывал за собой дверь.

— Ты не должен был уходить, — пробормотала она и повернулась к телевизору.

Я огляделся, заметил свечи. Запах горящих свечей остался в воздухе. Она задула их.

«Ох, я облажался».

— Один из ребят из команды сказал, что я должен заехать на вечеринку. Я должен был позвать тебя, но не собирался задерживаться там. Я заговорился с Ричем из команды и забыл о времени. Ангел, мне так жаль.

Она смотрела вперед. Ее подбородок дрожал. Я сел на диван, зачерпнул горсть попкорна и сунул себе в рот.

— Сегодня после игры, когда тебя обняла чирлидерша, это почему-то обеспокоило меня. Ты улыбнулся ей, и я ощутила себя как в тот день, у кофейни, когда Дженни поцеловала тебя.

Она повернулась ко мне.

— Сила ревности испугала меня. А потом Скип отпустил глупый комментарий, и я увидела, сколько девушек желало привлечь твое внимание. Мне стало не по себе. А потом ты посмотрел на меня, и все наладилось.

Я с улыбкой прижал ладонь к ее щеке.

— Скайлар, тебе не нужно беспокоиться. Клянусь.

Она прикусила губу.

— Знаю, но часть меня все еще считает меня недостойной тебя. Сломленная. Мне кажется, что кто-то в любой момент придет и заберет тебя у меня. Я не могу ничего с этим поделать. Я стараюсь, Вьятт. Я знаю, что девушки и дальше будут к тебе лезть, но…

Слеза покатилась из ее глаза по щеке. Я вытер слезу. Меня убивали ее страдания.

— Скайлар, — прошептал я, усаживая ее к себе на колени.

— Я не была к этому готова. Я не знаю, почему, но я не была готова к девушкам, кричащим твое имя, флиртующим с тобой в библиотеке. Я не ожидала, что ты будешь ходить на вечеринки без меня, а я буду расхаживать, ожидая тебя, в дурацкой комбинации, которую я купила.

— Что? Зачем ты переоделась? — я вытер слезы с ее лица.

— Девушка просила тебя не уходить… и ее голос лишил меня желания. Знаю, я звучу жалко, — она издала тихий смешок. — То есть, если бы Мишель так себя вела, я бы сказала ей подрасти и не вести себя глупо.

Она судорожно вдохнула и покачала головой.

— Я не хочу быть из тех ревнивых девушек, которые выходят из себя из-за любой мелочи. Я доверяю тебе… клянусь. Но пока я не могу подавить ту сторону себя, которая еще страдает от прошлого и не понимает, почему ты вообще мной заинтересован. Это сложно побороть.

— Ангел, посмотри на меня.

Она заглянула в мои глаза, и я лишился дыхания. Красивые серые глаза выглядели печально, но были полны жизни.

«Как же я ее люблю!».

— Для меня это тоже в новинку. Порой кажется, что я еще в старой школе, и я не знаю, как на все реагировать. Не важно, сколько женщин будет лезть ко мне, пытаясь привлечь меня, переспать со мной, я люблю тебя, только ты в моем сердце и постели. Скайлар, ты — причина, по которой я дышу.

— Прости, что испортила ночь.

Мое сердце билось о ребра. Я встал, понес ее в спальню и медленно опустил.

— Ты — лучшая часть моей ночи, ангел. Когда ты поймешь это? — я окинул ее тело взглядом. — Ох, ты так красива.

Она опустила взгляд, а потом в смятении посмотрела на меня.

— Я в твоей одежде.

— И это самое сексуальное, — я двигал губами по ее шее к уху. — Я так заведен, что едва сдерживаюсь.

Она задышала быстрее, сжала мои руки и простонала мое имя:

— Вьятт.

Я провел языком по ее шее, добрался до ее губ, поймал ее рот своим, забирая свое.

Мое сердце так колотилось, что Скайлар должна была его слышать.

Я задрал футболку и прервал поцелуй, чтобы снять футболку. Мой член запульсировал, когда я увидел, что она была без лифчика.

— Боже, Скайлар, — прошептал я.

Я опустил голову и поймал губами сосок. Я спускался поцелуями до ее живота. Я опустился на колени, надеясь, что под штанами на ней тоже ничего нет.

Я низко зарычал, увидев, что она голая под штанами.

— Я не могу тобой насытиться, — прошептал я.

Я быстро разделся, встав, она пристально смотрела на меня.

— Я так сильно тебя хочу, Скай, — сказал я, отбрасывая джинсы в сторону.

С убийственной улыбкой она ответила:

— Я твоя.

* * *

Мы прижались лбами и глубоко дышали.

— Это. Было. Круто, — сказала она.

Я улыбнулся, глядя в ее глаза.

— Это было невероятно круто.

Ее глаза загорелись.

— Давай еще раз!

Я помрачнел.

— Сейчас? — я покачал головой и ответил. — Детка, я хорош… но не настолько.

Она рассмеялась, звук пронесся по моему телу шелком под кожей. Я любил ее смех.

— Тогда идем в душ, — она пошевелила бровями.

— Кому нужен бег, когда ты требуешь бесконечный секс?

Быстро поцеловав ее, я вытащил из нее член, выбросил презерватив и быстро прошел в ванную, мы вдвоем прошли под душ.

Как только ударила горячая вода, я расслабился. Я прислонился к стене, горячая вода текла по моему телу. Ладони Скайлар принялись чистить мое тело, уделяя особое внимание некоторым местам.

Я выключил воду и взял два полотенца.

— Идем спать, Вьятт, — прошептала она, вытерев себя, а потом меня.

Скайлар забралась под одеяло, я — следом.

— Я хочу, чтобы ты была в моих руках, ангел.

Она подвинулась ближе, прижалась телом ко мне, и я обвил ее рукой и ногой. Мы идеально сплелись. Я вскоре закрыл глаза и стал засыпать. Хоть я знал, что нужно будет проснуться раньше, меня ждала тренировка, я собирался провести всю ночь со Скайлар.

Перед тем, как я уснул, я услышал ее шепот:

— Ты всегда будешь моим, Вьятт. Навеки.

ТРИДЦАТЬ ТРИ Скайлар

Я открыла глаза, увидела утренний свет из-за жалюзи. Я вытянула руки за головой и потянулась. Я прижала ладонь к губам и улыбнулась. Они опухли от прошлой ночи и этого утра. Когда прозвенел будильник Вьятта, он оказался на мне и занялся сладкой и медленной любовью со мной.

Я перекатилась на спину и рассмеялась, глядя на потолок. Тело ощущалось невероятно.

«Вьятт занимался со мной любовью у стены прошлой ночью!».

Я уже хотела рассказать Мишель.

Я вздохнула и села, глядя на пустое место рядом со мной. На подушке была красная роза. Я взяла ее с улыбкой и поднесла к носу.

Я укуталась в халат и пошла на кухню, чтобы сделать чашку чая. В воскресенье я хотела просто отдыхать.

Зазвонил телефон, и я быстро побежала за ним в спальню.

— Алло?

— Эй, подруга. Как дела?

Мишель явно слышала улыбку в моем голосе.

— Идеально. Прекрасно. Чудесно. Лучше не бывает. Вьятт занимался со мной любовью у стены.

— Ого! Что? Молчи, мелкая извращенка.

Я, хихикая, вернулась на кухню.

— Я подумываю о столе на кухне.

— Боже, один визит твоего брата, Скипа, и посмотри, что с тобой стало.

Смеясь, я покачала головой.

— Ты уже видела Скипа?

Миг тишины.

— Да. Видела его прошлой ночью. Он куда-то увел Митча, и я больше не слышала от Митча ни слова.

Мое сердце сжалось.

— Что? Когда ты слышала его в последний раз?

— Когда он уходил с братом. С Митчем что0то не так, Скай.

Я закрыла глаза и надеялась, что Митч был верен Мишель. Я не хотела, чтобы он изменял, но если он ушел со Скипом, они могли делать что угодно.

— О чем ты?

— Не знаю точно, но он… отдаленный. Может, это я выдумала. Не знаю. Эй, моя мама поедет в Вако в среду.

— Да? Ты едешь? Мы сможем поужинать вместе.

— О, это было бы весело! Я не собиралась, но, может, все-таки уговорю ее взять меня с собой. Хотя ужин будет ранним.

— Не страшно. Я спрошу у Вьятта, есть ли у него планы после тренировки. Уверена, он тоже будет тебе рад.

— Может, мы сможем улизнуть, и ты расскажешь, как все прошло.

Моя улыбка увяла.

— Тебе нужно позвонить Митчу, Мишель.

Она издала смешок.

— Я звонила, Скай. Он не перезванивает.

У уха запищало, сообщая о звонке. Я отодвинула телефон и увидела, что это Вьятт.

— Эй, Вьятт звонит. Я могу перезвонить тебе позже?

— Конечно. Увидимся через пару дней.

— Ладно, до встречи!

Я приняла звонок и проурчала:

— Доброе утро.

— Доброе утро, ангел. Как спалось?

— Как в раю. Спасибо за розу.

— Не за что. У нас перерыв в просмотре записи игр. Я хотел сказать, что думаю о тебе.

В груди трепетало.

— И я думаю о тебе.

— Мне нужно заехать к себе за вещами, но я думал, что мы могли побыть дома сегодня. На неделе нужно сдать проект и написать тест, к которому пора готовиться.

Я ответила с широкой улыбкой:

— Ты читаешь мои мысли. Я хотела остаться дома сегодня.

— Тогда решено. Я сообщу, когда буду ехать домой.

Я подула на горячий чай и сказала:

— Ладно. О! У тебя есть планы на среду? Мишель и ее мама будут в городе, и мы думали собраться на ранний ужин.

Он сделал паузу на миг.

— Я — пас. У нас собрание команды после тренировки.

— Ничего. Я сама узнала только что.

— Мне пора, ангел. Тренер кричит собираться внутри.

Я сказала, смеясь:

— Ладно, люблю тебя.

— И я тебя.

Когда Вьятт вернулся, близился обед. Я сделала нам сэндвичи и макароны с сыром. Мы устроились на диване, и он лег, опустил голову мне на колени и быстро уснул.

Я дала ему проспать час, а потом разбудила, чтобы он занялся учебой. После этого мы вышли на ужин, вернулись в квартиру и занялись любовью на диване. Мы лежали после этого в обнимку и смотрели фильм.

Глубоко вдохнув, я медленно выдохнула.

— Это был лучший день.

Вьятт поцеловал меня в макушку.

— Да. Боюсь, это последнее ленивое воскресенье. Теперь футбола будет все больше. Меня часто не будет.

Я оглянулась на него и улыбнулась:

— Знаю и понимаю. Будет сложно успевать и на футболе, и в учебе.

Его телефон загудел на столике. Он схватил его, прочитал сообщение. Хмурясь, он сказал:

— Да. Похоже, стоило послушаться и брать меньше уроков. Ох, не будем сейчас думать об этом.

Он нажал на пару кнопок и удалил сообщение.

Мы лежали на диване, и у меня возникло странное ощущение, что мой идеальный, прекрасный и чудесный мир вот-вот разобьется.

* * *

— Эй, Скайлар.

Я подняла голову и улыбнулась Зебу Миллеру. Он был со мной на английской литературе.

— Привет, Зеб.

— Работаешь над сочинением на следующую неделю?

Я сказала, хмурясь:

— Ты про сравнение? Нет. Оттягиваю до последнего.

Он огляделся, смеясь.

— Где Вьятт?

Он тоже играл в футбол за Бейлор, тоже был новеньким.

— Он должен был встретиться тут со мной. Уверена, он вот-вот придет. Как прошло собрание команды прошлым вечером?

Он посмотрел на что-то за моим плечом.

— Не было никакого собрания.

Я нахмурилась и спросила:

— Вчера после тренировки не было собрания команды?

Он был отвлечен. Я стала что-то говорить, но воздух вокруг меня изменился. Я ощутила его раньше, чем он заговорил.

Вьятт склонился, прижал губы к моей шее и прошептал:

— Эй, ангел.

Его жаркое дыхание на моей шее заставило меня забыть о разговоре с Зебом.

— Что такое, Зеб? — спросил Вьятт.

— Ничего. Спрашивал, начала ли Скайлар сочинение на следующую неделю.

Живот внизу сдавило от желания, пока я смотрела, как Вьятт обходил стол, чтобы сесть напротив меня. Он был таким красивым. Темные волосы спутались. Он снова проводил ладонью по волосам. Узкая светло-зеленая футболка усиливала цвет его глаз. Во рту вдруг пересохло, и я с трудом нашла слова.

— Я не буду вам мешать учиться. До встречи, Скайлар.

Я пришла в себя и посмотрела на Зеба с улыбкой.

— Пока, Зеб. Увидимся на занятии.

Вьятт рассмеялся, склоняясь над столом.

— Ты выглядишь так, словно хочешь проглотить меня, Скай.

Я кивнула.

— Хочу. Пропустим это?

Его улыбка увяла.

— Не могу. Мне нужно подготовиться к контрольной, другого шанса не будет. И мне нужно подготовить тот бред для проекта по физике.

Я отклонилась на стуле и надулась.

— Ладно. Если хотим вести себя как взрослые, так тому и быть.

Вьятт подмигнул.

— Может, мы закончим пораньше и встретимся в твоей квартире.

Я вспомнила слова Зеба о собрании.

Почему Вьятт не сказал мне?

Он написал мне в ту ночь, что вернулся к себе и собирался спать там.

«Если собрания не было, где он был? Может, не хотел ужинать с Мишель и ее мамой. Но зачем врал, где был?».

Мои руки стали потеть от таких мыслей. Когда он заговорил, я вздрогнула.

— Проклятье. Дай-ка я проверю, есть ли у них эта книга.

Я кивнула, пытаясь успокоить сердце. Мне лучше было просто спросить у него. Не было толку в поспешных выводах.

Я проводила его взглядом и рассмеялась. Я не могла винить его за нежелание провести ужин с тремя женщинами. Я отогнала сомнения и посмотрела на свою книгу. Я просто спрошу его, где он был.

Зазвонил телефон Вьятта, и я невольно заметила имя на экране.

«Эшли? Что за Эшли?»

Страх охватил мое тело, я старалась не выдумывать. Она могла быть кем угодно.

Я прикусила губу, подвинула его телефон к себе и открыла сообщение.

Эшли Л.: Спасибо еще раз за вечер среды. Это того стоило. Надеюсь, и ты так думаешь. Сможешь повторить на следующей неделе?

Сердце словно разбилось на самом деле. Я закрыла рот рукой, сдерживая слезы.

Он соврал мне. Он провел вечер с девушкой.

Я повернулась, увидела Вьятта у компьютера. Девушка подошла и спросила у него что-то. От ее улыбки мне было плохо.

Я повернулась к сообщению.

«Это того стоило. Надеюсь, и ты так думаешь».

Желудок скрутило, горечь подступила к горлу. Я быстро собрала книги, бросила их в рюкзак. Я оглянулась. Девушка ушла, а Вьятт продолжал искать в базе данных библиотеки.

«Как он мог так со мной поступить? Я верила ему. Доверяла ему».

Всхлипы вырвались за дверями библиотеки. Влажный воздух ударил меня по лицу, и ощущения стали еще хуже.

— Я такая глупая! Какая же я глупая!

У машины я уже рыдала в истерике. Некоторые спрашивали, в порядке ли я. Но я не могла говорить, я едва дышала.

Я завела машину, вытащила телефон и позвонила Мишель.

— Алло?

— Он изменил мне.

Тишина.

— Постой. Вьятт?

— Боже, Мишель! Вьятт изменил мне прошлой ночью с какой-то девушкой по имени Эшли!

— Скай, успокойся. Ты уверена?

Рыдая сильнее, я сказала:

— Да, я видела ее сообщение.

Я услышала, как закрылась дверь.

— Где ты? — спросила она.

— В своей машине. Я еду в Остин.

— Сейчас?

— Прошу, я не знаю, куда еще поехать.

— Хорошо. Дай подумать… помнишь, мы останавливались в Марриотте?

Кивнув и вытерев слезы, я слабо выдавила:

— Д-да.

— Встретимся там. Я позвоню и забронирую комнату.

— Хорошо, — только и смогла выдавить я.

Я пыталась глубоко вдохнуть, но грудь сдавило. Меня словно пронзили ножом.

— Скай?

— Да?

— Осторожно за рулем.

Телефон загудел от еще одного звонка.

— Буду.

Я закончила этот вызов, телефон зазвенел.

Вьятт.

Я вытерла слезы еще раз, нажала «Игнорировать» и выключила телефон, опустила его на соседнее сидение.

Я взглянула на двери и увидела выходящего Вьятта с телефоном у уха.

Я быстро отъехала, направилась к шоссе.

— Я знала. Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Продолжение следует…

Отрывок из «Навеки прекрасная» 

Вьятт

Я вернулся к столу, а Скайлар пропала вместе с книгами. Я огляделся.

Куда она делась?

Я посмотрел на стол, увидел свой телефон на ее стороне стола. Я взял его и посмотрел на экран.

Я прочел сообщение от Эшли, и меня словно ударили стокилограммовой гирей. Сердце билось в горле.

Как я мог быть таким глупым?

Я закрыл глаза и прокричал:

— Черт!

Половина библиотеки посмотрела на меня. Я взял себя в руки и набрал номер Скайлар.

Попал на автоответчик.

Я выбежал за дверь, надеясь найти ее.

Ее машина быстро отъехала, и она покинула парковку. Я стоял, глядя ей вслед, пытаясь дозвониться ей. Наверное, она выключила телефон, потому что я снова попал на автоответчик.

Я провел рукой по волосам и выругался под нос:

— Проклятье.

Пришло сообщение.

Оно было от Мишель.

«Как ты мог? Как ты мог изменить ей после всего, что она пережила? Она раздавлена! Ты — мерзкий ублюдок, и я надеюсь, девушка тебя заразила!».

Я закрыл глаза и покачал головой. Грудь словно сдавило тисками.

— Что я наделал?

Примечания

1

Замороженный газированный напиток.

(обратно)

Оглавление

  • ОДИН Скайлар
  • ДВА Вьятт
  • ТРИ Скайлар
  • ЧЕТЫРЕ Вьятт
  • ПЯТЬ Скайлар
  • ШЕСТЬ Вьятт
  • СЕМЬ Скайлар
  • ВОСЕМЬ Вьятт
  • ДЕВЯТЬ Скайлар
  • ДЕСЯТЬ Вьятт
  • ОДИННАДЦАТЬ Скайлар
  • ДВЕНАДЦАТЬ Вьятт
  • ТРИНАДЦАТЬ Скайлар
  • ЧЕТЫРНАДЦАТЬ Вьятт
  • ПЯТНАДЦАТЬ Скайлар
  • ШЕСТНАДЦАТЬ Вьятт
  • СЕМНАДЦАТЬ Скайлар
  • ВОСЕМНАДЦАТЬ Вьятт
  • ДЕВЯТНАДЦАТЬ Скайлар
  • ДВАДЦАТЬ Вьятт
  • ДВАДЦАТЬ ОДИН Скайлар
  • ДВАДЦАТЬ ДВА Вьятт
  • ДВАДЦАТЬ ТРИ Скайлар
  • ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ Вьятт
  • ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ Скайлар
  • ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ Вьятт
  • ДВАДЦАТЬ СЕМЬ Скайлар
  • ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ Вьятт
  • ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ Скайлар
  • ТРИДЦАТЬ Вьятт
  • ТРИДЦАТЬ ОДИН Скайлар
  • ТРИДЦАТЬ ДВА Вьятт
  • ТРИДЦАТЬ ТРИ Скайлар
  • Отрывок из «Навеки прекрасная» 
  •   Вьятт