Катерина (СИ) (fb2)

- Катерина (СИ) 14 Кб (скачать fb2) - Анна Литцен

Настройки текста:




Катерина


На днях в поликлинике наблюдала картину. Взрослая и детская поликлиники у нас совмещены, и в тот день на детскую было форменное нашествие, очередь с детьми не уместилась в крыле, отведённом педиатрам, хвост сидел и стоял на территории взрослой. Ожидая приёма, я от скуки рассматривала соседей. Бросилась в глаза мамочка с ребёнком. Что-то мне показалось в них странным. Потом поняла: девочке уже явно больше трёх лет, а она держит во рту соску. Но вот соска у неё выпала, и ребёнок разразился рёвом. Сравнимым только с рёвом взлетающего истребителя. Мамочка даже не пыталась успокоить дочку, только всё запихивала ей эту соску в рот. Девочка вырвалась и пошла бегать по всем коридорам, ни на секунду не умолкая. Изо всех кабинетов выглядывали врачи и просили мамочку успокоить ребёнка. Мамочка только расслабленно улыбалась и продолжала толкать девчонке соску в рот. Та её тут же выплёвывала и вопила ещё громче. Через полчаса родители остальных детей пропустили мамочку без очереди, лишь бы избавиться от обеих. И долго переговаривались между собой: ну и ребёнок растет! это что ж за мамаша?..

А мне по смутной ассоциации пришла на ум другая женщина, которую я знаю не один десяток лет…


…Уроженка небольшого сибирского городка, Катерина (именно так, её никто никогда не называл ни Катей, ни Катюшей, ни Екатериной Васильевной; Катерина – и точка) никогда не отличалась красотой и женственностью, что мать заметила очень рано и с младого возраста довела сей факт до сознания дочери. Мама ведь всегда права? И девочка росла в убеждении, что она не такая, как все, она много хуже. Сверстники звали её гусем, даже не гусыней, да она и впрямь смахивала на него. Увы, забегая вперед, скажу, что прекрасного лебедя из гадкого утёнка так и не выросло. Даже в возрасте, когда все девушки расцветают, Катерина выглядела сухопарой, чопорной и старообразной.

Мать Катерины была деспотом и мегерой, из тех, которые всегда знают, как кому жить, как вести себя, что думать и говорить, как одеваться и выглядеть, что прилично, а что – нет. Муж не выдержал и сбежал, соседи и коллеги старались общаться с ней как можно меньше, так что под рукой была лишь дочь и всю мощь своего темперамента мать обрушила на неё. Катерине с детства приходилось выслушивать бесконечные попрёки, поучения, наставления, претензии, запреты. На неё бесконечным ливнем выливалась неудовлетворенность матери жизнью.

Катерина была девочкой неглупой, и со временем в ней стал нарастать протест: почему с ней так обходятся?! Да, жизнь у них с матерью была нелёгкая, но почему же вину за это надо возлагать на неё? Да, жили они в бедности, но сколько можно попрекать её каждым куском хлеба? У Катерины были превосходные ножки, но про мини-юбки и речи не могло быть, они были под запретом, ведь так одеваются только шлюхи. И Катерина всю жизнь проходила в юбках до щиколотки. Она не могла приводить в дом подруг и не имела права ходить в гости сама. Она не понимала, почему ей всё на свете запрещено и недоступно, но при этом отвечать за всё на свете должна она. И деться некуда.

Чувство оскорблённой справедливости принесло плоды. В пятнадцать лет Катерина приняла тайное, но твёрдое решение: я буду поступать назло! Я ни в чём не виновата, но назло буду заботиться о матери, даже без надобности, и показно соглашаться с ней во всём. Я назло не буду спорить. Назло поставлю крест на себе. Назло заведу себе тайные хобби, в которых мать не будет ничего понимать. А главное – у меня назло будут дети, и уж им я постараюсь обеспечить счастливое детство, не похожее на моё. Я буду дарить своим детям только заботу, любовь и ласку! И в восемнадцать лет Катерина родила сына.

Она устроилась на работу, поступила в институт на заочное отделение. Работа, учёба, маленький ребёнок – ей было очень тяжело. Мать отказалась помогать ей хоть как-то, хоть чем-то, заявив, что Катерина уже взрослая и должна обходиться во всём сама. Так они и жили. Но внутреннего решения Катерины это не изменило: раз мать попрекает меня тем, что она меня растила и воспитывала, я принципиально тем более буду заботиться о ней! Назло. А сама буду совсем другой матерью, и уж мои дети потом будут заботиться обо мне не назло, а с любовью! К тому времени она увлеклась одновременно православием, дзеном, астрологией, гаданиями, парапсихологией. И везде искала подтверждение правильности выбранного ею пути. Кто ищет – тот всегда найдёт, и она находила.

Так пронеслись годы. Учёбу ей пришлось бросить, она так и продолжала работать швеёй. Уже за сорок родила второго сына. И что же дальше?..

Старший сын живёт отдельно от матери, с женой. Но недавно пришёл с горестями: «Мама, я открыл бизнес и прогорел. Кредит банку отдавать нечем. А на работу устроиться пока не получается». Катерина знала, что жить – это значит нести крест. Она пошла в банк и сама взяла кредит, чтобы погасить сыновний. Мальчику должно быть хорошо. Она не сказала себе: