Мир, где мне будут рады (fb2)

- Мир, где мне будут рады (а.с. Мир, не оправдавший моих ожиданий-6) 1.42 Мб, 416с. (скачать fb2) - Кирико Кири

Настройки текста:



Мир, где мне будут рады

Часть тридцать восьмая. Подготовишки для антигероя. Глава 167

- Наш господин, давайте! Давайте, ну же! Ещё немного!

Девушки хлопали и поддерживали меня так, словно речь шла о том, выживу я или сдохну. И они, в свою очередь, искренне желали мне выжить. Они улыбались, кричали, прыгали на месте и делали всё, чтоб показать, что у меня всё получится. По крайней мере мне хотелось верить в это, а не в то, что меня сейчас тупо дрочат.

Сраный бабский легион.

- Ну же! Ещё сантиметр. Отлично, ещё один! – подбадривал меня мой личный хор.

Их здесь было человек тридцать, они стояли вокруг меня, хлопали в ладоши, кричали, прыгали и всячески поддерживали.

Или дрочили по чёрной.

Дрочить человека так, чтоб он не понял, дрочат его или же поддерживают. Мне кажется, это ещё один вид искусства на уровне профессионального троллинга, который бывает таким тонким, что ты его не замечаешь. Или же таким толстым, что он автоматически становится очень тонким.

Ёбаные тролли.

Может показаться, что им нечем заняться, но заняться как раз-таки им есть чем, и очень скоро меня будут весело любить. Любить так, что боже, дай мне всё это пережить быстро. Под «любить» я подразумеваю совершенно иное, не то что обычно приходит в голову при этих словах. Короче, будет весело.

А всё началось с того, что я согласился на университет. Тренировки возобновились с новой силой, стоило мне вернуться и немного отдохнуть. Клирия быстро всё оформила, дав в дополнение моему имени Мэйн фамилию Синителлер. На вопрос, не спалят ли меня Эви и Констанция по имени, Клирия ответила, что они не будут соваться в столицу королевства, а если и увидят парня с таким именем, то вряд ли что-то заподозрят.

- Они умны, у них есть люди, следящие за всем, - сказала она тогда, внимательно посмотрев на меня. - Но они не ясновидящие, Мэйн, помните об этом. Они просто люди, которые смогли подняться на вершину и держаться там благодаря своему нетривиальному уму. Слишком много чего крутиться вокруг них и выловить именно вас, соотнести всё и суметь даже просто предположить такую маленькую вероятность, что вы можете обращаться в другой пол, не говоря о том, что вы живы, будет очень и очень сложно. Просто будьте осторожны. Чем больше имён вы имеете, тем больше вероятность запутаться.

Это намёк в мою сторону про любовь косячить даже там, где это специально физически сделать невозможно.

И всё же я бы сменил имя.

Доки были подписаны, отправлены, личина придумана и так далее.

Моё прошлое было так же создано и в реале, типа бизнеса, который как бы вела моя семья много лет. Кто захочет копнуть, найдёт моё прошлое и упрётся в единственного наследника (что не редкость при моральных устоях, царящих в этой жопе мира), который теперь владеет всем бизнесом. Сам бизнес уже имеет свою историю в графстве Анчутке не без его помощи и махинаций с его документациями. Если вкратце, то я типа работал на графство, оказывая свои услуги.

Так что теперь я имел настоящее и долгое официальное прошлое, к которому было не подкопаться.

Что касается проверки статы, то тут была довольно скользкая тема. В действительности никто стату не просил, так как обычно на руках у них была твоя история: кто ты, где живёшь, кем являешься и так далее. Никто не любил, когда к нему лезли в личные звания (практически в его личную жизнь и душу), смотрели его реальные грешки. Поэтому обычно никто стату не требовал. Все что-то скрывали, поэтому ходило негласное правило чужие статы не смотреть без необходимости.

Но вот где эта необходимость? Не попросят ли они меня показать свою стату?

Клирия сказала, что в таком случае надо вставать в позу и устраивать скандал, а там мы Анчутку заставим прибежать и поручиться за меня. Хотя вряд ли кто-то (с её слов) будет рисковать нарваться на проблемы и лезть туда, куда не надо без видимых причин.

Хотя было бы неплохо, если можно изменить свою стату. Знаю, что при клятве кровью можно из списка подчинения скрыть человека и поставить всех в рандомной форме. При печати этого сделать нельзя, привязка действует намертво. Хотя может и можно, просто я не знаю.

Решив два вопроса – деньги и моя личность, оставалось решить третий и самый проблемный лично для меня вопрос. А именно, теперь мне предстояло подняться хотя бы к самому минимуму лвла, который принимали туда.

А если быть точнее, то к тридцать седьмому лвлу.

У меня же был на начало тренировок тридцатый.

Мне предстояло поднять ещё СЕМЬ уровней.

Моя боль была красноречивее чего-либо, когда мне это сказали. Ещё красноречивее были лица Мамонты и Ухтунга, когда Клирия недвусмысленно сказала, что им надо сделать и что сделает она, если они не справятся с задачей. Их целеустремлённость поднять меня до проходного лвла тогда не на шутку пугала.

Я не ошибся, их рвение не знало конца.

Именно поэтому я сейчас пытаюсь подтянуться, в то время как остальные меня поддерживают.

Мышцы буквально отказывались выжать ещё несколько сраных сантиметров, чтоб я хотя бы коснулся подбородком до перекладины. С тем же успехом я мог двигать дом или пытаться выкопать поместье из-под земли.

- Давайте! Давайте! Давайте! – начали скандировать девушки. Для них это стало своеобразным развлечением, смотреть на мои муки. Те, что были свободны, тоже приходили поддержать (подрочить) меня. Бля, я сдохну.

В тот момент, когда я уже собирался сдаться, в голове отчётливо промелькнула картина, как я падаю, из толпы выходит Клирия, смотрит на меня сверху вниз, странно улыбается и произносит: «Вы устали? О боги, это так мило

Стоило мне представить это, как мышцы от ужаса сократились, и я всё же дожал. Дожал, коснулся подбородком перекладины и спрыгнул на долгожданную и любимую землю.

Пиздец… завтра я не встану, не выдержу. Повторяю себе это уже три недели подряд, но каждый раз нахожу силы. Это я тоже повторяю каждый раз если что.

Девушки, лицезревшие мои мучения, зашлись в радостных криках и аплодисментах, буквально утопив это место в шуме. Такое ощущение, что я тут мир завоёвывал, а не подтягивался. Но ещё хуже стало секунду спустя.

- Поздравляем, вы смогли подтянуться один раз! – хором поздравили они меня, размазав мою самооценку как дерьмо по земле и разбросав её по окрестностям. Пиздец, я ещё не чувствовал себя настолько униженным.

Не считая вчерашнего дня.

И позавчерашнего.

И поза позавчерашнего.

И поза поза позавчерашнего…

И меня всё-таки дрочат.

- Очень смешно, - пробурчал я, не глядя на них.

- Но вы действительно молодец! – начали хвалить они меня. – Один раз подтянулись!

- Я знаю, - я бросил на сучек злобный взгляд. – Тогда мой приказ: всем сто раз отжаться!

Но даже это не спасло меня от их весёлых взглядов, улыбок и подначек в мой адрес. Они не были злобными, скорее дружеские подтрунивания, но сейчас для меня всё что угодно было как соль на голые мозги.

И, честно говоря, я теряюсь, что вообще против них я могу выставить. Есть конечно один вариант... Но боюсь, что у них теперь уже есть определённый иммунитет к моему Маленькому Пожирателю Человеческой Плоти – теперь они просто молча стоят, дрожат и изредка мочатся под себя. Им даже хватает выдержки не терять сознание от касания его шерсти. Глядишь, скоро привыкнут.

А это плохо! Сраные бабы, мужиков на вас нет. Никогда бы не подумал, что проблема возникнет именно отсюда.

Хотя я уже решаю этот вопрос наёмом ещё одного войска, но уже из мужиков. Нам в любом случае требовались люди, так что я мог убить двух зайцев одним выстрелом. Скоро они должны будут прибыть в графство и как-то компенсировать слишком сильный перевес женской аудитории на этой земле.

Но это касается наёмниц. С женским населением тоже всё должно решиться.

Джин Урда действительно умел находить людей и те теперь усилено осваивали новый рынок, располагая у нас свои филиалы или предприятия. Открывая в деревне рядом всевозможные бизнесы, мы неизбежно привлекли сюда рабочих и теперь количество мужчин хоть как-то увеличилось. Да и сама деревня начала конкретно расти, и вокруг забора уже выстраивались дома. Да, не самые красивые и комфортные, однако способные защитить людей от холода и долговечные. Всё лучше, чем землянки.

Здесь же появлялась работа, которая привлекала всех остальных людей, что лишились крова из-за пожара. Они стягивались сюда, пытались найти работу, строили собственный бизнес, крутились, жили, давали жить другим.

Деревня жила и, кажется, я стал невольным свидетелем того, как появляется город.

Хоть и была до сих пор нехватка рабочих мест, однако один бизнес вёл за собой другой, и многие могли хотя бы свести концы с концами и пережить будущую зиму.

К тому же из-за стройки в нашей деревне разрушенную и заброшенную каменоломню вновь запустили. Там расположились другие беженцы из города, которые нашли для себя новую, пусть и не очень хорошо, но оплачиваемую работу и стабильный заработок. За две недели они кое-как устроили там производство (мне сказали, что там буквально всё на говне и палках работает вкупе с людской силой) и теперь поставляли сюда камень.

Конечно, это всё и звучит радостно и позитивно, словно жизнь налаживается. Вон, все находят себе работу, все находят себе кров, восстанавливают старый бизнес, строят новый. Словно солнце выглянуло из-за туч, и этот мир стал неожиданно добрее.

Но на деле это был тот ещё пиздец. Я уже не говорю про смертность среди народа и про то, что даже дети теперь ебашили на уровне взрослых. Речь шла о том, что такая радужная картина складывалась из-за отчаяния людей, которые бросались на любую возможность заработать и хоть как-то пережить предстоящую зиму. Которая для некоторых станет последней.

Не от хорошей жизни люди припёрлись на каменоломню и бросились восстанавливать её. И не от жгучего патриотизма бросились работать там словно проклятые и продавать камни в нашу деревню. Как и не от желания новых открытий люди приходили в нашу деревню, строили дома, устраивались на работу и мирились с новым, не самым комфортным, но всё же домом.

Люди просто хотели выжить.

И мне хватило единственного взгляда на прибывших, на этих чумазых детей, уставших женщин и мужчин, стариков без единого огонька жизни в глазах, чтоб понять – им просто некуда деться. И этот бурный рост всего в нашем графстве выстроен на отчаянии и страхе. Может оно и спасёт людей, но…

Но это пиздец и комментировать здесь что-либо бессмысленно.

Плюс нам всё равно придётся закупать еду у других графств для этих людей. Уже по предварительным подсчётам Клирии это знатно просадит нашу казну, если мы хотим, чтоб люди не померли. Но это лучше, чем массовый голод. Никто не говорил, что будет легко. К тому же я как бы тут главный и просто послать всех, глядя на массовый голод, не могу. Толщина кишочков и совесть не позволяет. Раз уж мои люди, то и мне придётся отвечать за них.

Спасибо, Анчутка, твоя довольно богатая казна как нельзя кстати здесь пригодится и забьёт некоторые дыры. Да и деньги от СуйХуя или как его там тоже пусть совсем чуть-чуть, но помогали.

Кстати, если верить Клирии, Элизи и другим, то снег пойдёт где-то на сто семидесятом дне. Дней за пять или десять резко похолодает, что как бы намекнёт. Не сказать, что сейчас тепло (такая типичная осень), но там начнётся конкретный дубак с минусом как в горах.

Если переводить на наш язык, то в осени три месяца, по тридцать дней каждый. И похолодает в третьем месяце где-то на десятом дне. Сейчас же двадцать седьмой день второго месяца или, по их времяисчислению, сто сорок седьмой день промежуточного периода.

Поэтому осталось нам не так уж и много. А институт начнётся на тридцать первом дне зимнего периода.

Время ещё было… и до него надо было ещё дожить…

Пока девушки по моему приказу отжимались, ко мне подошёл Ухтунг. Всё это время он стоял и молча наблюдал за моими потугами. Уверен, что будь он несдержанней, то давно бы сделал фэйспалм и произнёс что-нибудь на вроде: ёбаны в рот, с кем я имею дело…

- Один раз. Слабо, - высказался Ухтунг, не щадя моего и без того упавшего достоинства.

- А чего ты хочешь? – бросил я в ответ и развёл руки. – Очнись! Я в полной экипировке!

Кстати да, в мою защиту скажу, что на мне сейчас висит меч и броня! Блять, да это около сорока килограмм! Естественно, что с таким грузом меня всего на раз хватило! Без него я больше подтянусь.

- Не оправдывает, - ответил он рыком. – Нужно больше.

- Ой бля, самый умный?

- Нет, - не моргнув глазом, ответил он. – Госпожа Элизиана и госпожа Клирия куда умнее меня.

- Так, погоди, а чо ты меня не назвал? - Я не понял, это камень в мой огород?! Хотя сейчас поднимать эту тему… Я лишь рукой махнул, надо поскорее всё закончить. – А, ладно, хуй с ними. Давай дальше, что там по программе?

- Отжимания и бег.

Да-да, стандартные упражнения. Выглядит странно, но они тоже способны поднять стату, хоть и ненамного. А учитывая количество и частоту упражнений, они действительно давали мизерный рост. Поэтому к девушкам присоединился и я, делая то же самое, но уже в броне. Сложно, пиздецки сложно: ручки гудят, зудят, отказывают, болят, и мышцы словно рвутся, но я продолжаю.

В голове как мантра повторяется одно и то же: это ради будущего. Надо попотеть, чтоб потом всё было хорошо. Единственным утешением в этом всём является рост статы и красивая рельефность, что появляется на моём теле.

Занимает этот пиздец около часа. Учитывая, что и до этого я ебашу как проклятый, то к этому моменту моя усталость ну просто достигает апогея и грозит сломать меня. Каждый день. Но каждый день я держусь.

- Я всё, - выдохнул я, подходя к Ухтунгу. Блин, а это ещё и не конец! – Всё, давай, чо там у нас дальше… Мамонта, верно?

Я бросил взгляд на выплывшую фигуру упомянутой особы из-за спины Ухтунга. Помимо Мамонты здесь же уже была Рубека, скромно стоящая в сторонке и одетая в форму медсестры (да-да, это я постарался), и Клирия. Видимо подошли пока я тут помирал от нагрузок.

Ничего необычного в их появлении не было. Рубека была в прямом смысле слова жизненно необходима здесь. Клирия, в свою очередь, вообще всегда приходила на эту часть занятий, так как этот момент предпочитала контролировать лично. Слишком… опасно это было для меня. Но при этом не менее необходимо.

Речь идёт об способке, о которой говорил мне ещё Бог Скверны. А именно, полный иммунитет к любой способке, направленной исключительно на тебя. Другими словами, бьют по площади чем-то – тебя коцает. Бьют способкой конкретно в тебя – ты её игнорируешь. Очень удобно.

Но вот способ…

Я это проходил уже несколько раз, поэтому всю процедуру знал наперёд.

Мы отходили подальше в сторону. Я снимал весь комплект брони и поворачивался к девушкам. И после этого… они начинали активировать на мне навыки. Я же говорил, что они будут меня любить особенным способом, верно?

Каждая из них обладала именно направленным на человека навыком. Одна заставляла тебя замедляться. Другая могла на мгновение скрутить твоё тело судорогами. Были и те, что были не такими безобидными. Например, разрыв некрупных сосудов по телу, резкое притягивание тебя прямо под удар (выглядит так, словно ты сам прыгаешь ей на меч), дальний удар (она делает взмах там, но разрез на теле получаешь ты здесь).

Самым топом была способка, которая образовывала вокруг тебя множество спиц и те пробивали твоё несчастное тело. Ирония в том, что оно не могло убить, однако боль была адовой. И так все тридцать человек использовали поочерёдно свои способки, помогая мне выбить для себя иммунитет к направленным способностям. Это было пиздецки… не весело и долго.

И конец у таких занятий был один и тот же.

Я валяюсь на земле, не чувствуя себя и буквально утопая в адской боли, которая заволакивает весь разум, в то время как надо мной суетиться Рубека и лечит мои раны. Конечно это занимает не четыре дня, как с переломами и разрывами по всему телу, и к вечеру я уже на ногах, однако всё равно долго.

Жаль, что этот раз ничем не отличается от других.

- Мой господин, есть прогресс? – спросила Клирия, наклонившись надо мной, валяющемся на земле, пока Рубека пыталась привести моё тело в более-менее нормальное состояние. Моё сознание каждый раз пытается свалить в другую страну, где я не подвергаю себя добровольным пыткам, но мне пока хватает сил его удержать.

- Нет… по способке пусто, - пробормотал я, быстро проверив стату. – Хотя в остальном у нас явный прогресс. Например… я уже более устойчив к боли.

Она слегка улыбнулась и приподняла одну бровь.

- Ага, я знаю, о чём ты думаешь, - пробормотал я и поморщился, когда Рубека неаккуратно коснулась раны на руке, оставленной спицей. - Неделя в пыточной… Но боюсь, там была другого рода боль.

Хоть и звучит странно, но там действительно была другая боль. Она сводила тебя с ума, в то время как здесь тебе просто больно.

- Вы уже должны были привыкнуть к ней.

- Боль – единственное, к чему человек никогда не привыкнет. Это защитный механизм для того и создан, чтоб к нему нельзя было привыкнуть. Можно лишь смириться и более стойко его переносить. Как я, например.

- Вы герой, - не могу сказать, с сарказмом она это говорит или нет.

- Хз, чувствую себя садомазахистом. Но надеюсь, что успею к началу учёбы.

- Я просто уверена, что вы успеете поднять нужный уровень к тому моменту, - ответила Клирия.

Она так спокойно это говорит… Ну ещё бы. Не она физически тут ебашит, а потом переживает адскую боль из-за разнообразных способностей, которые сыпятся на мою голову.

Хотя у неё своя работа которая выматывает не меньше – документы.

И пусть мы уже создали систему из строительной, финансовой и торговой служб под управлением главной системы управления, где сейчас работают нанятые и образованные люди, на Клирии и Элизи до сих пор много чего висело. Да, им стало значительно легче, когда часть работы можно было распределить на других, но полностью освободиться от бумаг они пока не могли.

Наверное, учитывая это, можно сказать, что мы страдаем на равных.

Глава 168

Меня ставили на ноги ровно до того момента, когда я мог сам встать и доковылять до кровати. Там меня продолжали исцелять, но мне не приходилось лежать на холодной земле. В конце концов, уже осень и как бы свалиться в данный момент от банальной простуды перед поступлением, когда мне надо срочно раскачаться, было бы верхом эпического долбоебизма.

Как раз то, что я люблю.

Рубека мотнула головой, спрашивая, как я.

- Кажется… - я медленно поднял руку. Ощущение, что мне её переехали, и она стала сплошным синяком. Другими словами, всё как и в прошлые разы. – Вроде терпимо. Спасибо, Рубека.

В подтверждение слов я медленно встал, воспользовавшись предложенной помощью нескольких девушек, что отрабатывали на мне свои удары. Всё-таки хоть они и сучки, и маньячки, и садистки, но не лишены человеческих черт. Иногда, вдали от всего этого пиздеца они бывают действительно милыми обычными девушками.

- Ага спасибо, - кивнул я. А теперь, настал заключительный момент моих тренировок. А именно… - МАЛЕНЬКИЙ ПОЖИРАТЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПЛОТИ! КО МНЕ!

Могу представить, как это звучит со стороны. Могу и поэтому так делаю. Весело наблюдать, как девушки бледнеют и быстро-быстро расступаются в стороны, желая поскорее свинтить подальше от чада из ада. Или, если быть конкретнее, милого утконоса.

Зачем я его зову?

Просто зачем идти к поместью от места, где мы тренируемся, если…

Можно доехать на утконосе! Не, ну заебись же тема, верно? Это я сам догадался!

Более того, он действительно обладал сильным телом и был способен меня спокойно покатать на спине. Я уже проверял это. Не буду отвечать, как я дошёл до подобной мысли, но это действительно было возможно.

Через минуту или две я увидел, как от поместья в нашу сторону довольно шустро бежала покрупневшая тушка утконоса. Издалека он напоминал большой такой коврик или бегающую подставку для ног. И только вблизи был виден его хвост и клюв. И как его можно бояться?

К тому моменту, как он подошёл, все девушки необъяснимым образом испарились. Трусихи. Осталась только Рубека, которую за руку держала Клирия, и Мамонта, которая пряталась за Ухтунгом. Тот, как настоящий бесстрашный воин, стоял, не двинувшись с места и скрестив руки на груди. Но я-то знаю, что он просто от страха словно каменеет. Его сейчас можно словно статую на землю уронить.

Хм… Кстати говоря, смотрю на них и думаю, если бы у орка уже не было детей и жены, из них получилась бы отличная пара.

- Ах ты мой ненаглядный, - погладил я по голове утконоса, который подошёл ко мне. – Все тебя боятся, да?

- Р-р-р-р-р-р...

- Не, Элизи с Клирией не в счёт. Одна не из этого мира, а другая мутная.

За моей спиной Клирия недовольно нахмурилась. А я даже не стал обращать на неё внимания.

- Р-р-р-р-р-р… - прорычал беззлобно утконос.

- Э, так-то я тебя тоже чухаю! Причём чухаю куда больше чем они!

- Р-р-р-р-р-р…

- Вот то-то же. Слушай, подкинешь до поместья?

Утконос не ответил (иногда я думаю, что действительно тот ещё сказочный долбоёб), лишь встал боком, как бы предлагая мне сесть на него.

- Спасибо, дружище, - улыбнулся я и, недолго думая, сел ему прямо на спину, приняв позу лотоса.

После этого утконос вразвалочку быстренько направился ко входу в поместье.

Это, наверное, интересно со стороны выглядит – чувак в позе лотоса, словно Алладин на ковре-самолёте, едет на маленьком утконосе ко входу в поместье через всю поляну, так как ему тупо лень дойти. Но по сути идти мне было действительно больно и у меня не было желания просить, чтоб девушки меня дотащили. Поэтому данный способ был реально классным.

Мало этого, когда мы доехали до поместья, утконос ещё и по ступенькам начал спускаться со мной на спине, сидящем в позе полулотоса и со скрещёнными руками на груди. Так что довезут меня до самой комнаты. По пути я встретил нескольких девушек, которые, взвизгнув, сразу юркали в проходы или прижимались к стене, закрыв глаза и поджав губы, пропуская нас. Ну хоть сраться и ссаться перестали.

Так, распугивая абсолютно всех, мы спустились до моей комнаты, где я, поблагодарив маленького чудика, проковылял дальше и лёг на кровать. Было слышно топанье утконоса, который отправился на свой третий этаж, где он обычно бродил по большой пещере или плавал в подземном озере.

Уже через десять минут ко мне спустилась Клирия с Рубекой, чтоб долечить меня до конца. Долечить, чтоб завтра меня вновь искалечили. Хочется надеяться, что мы действительно добьёмся успеха.

- Завтра вы идёте на охоту, мой господин, - напомнила мне Клирия.

- Да, помню, - вздохнул я в то время, как Рубека села на уже подготовленный стул и принялась исцелять мои раны.

Под охотой подразумевалась зачистка дорог от бандитов. Засранцы хоть и потеряли поддержку от Анчутки, но в преддверии зимы резко активизировались. Скорее всего, готовились набить карманы прежде чем рвануть на юг. И были это всё те же бывшие жители города, которые и во времена существования Мидкока вели не самую нормальную и законопослушную жизнь.

Теперь Ухтунг специально их не трогал – наоборот выслеживал, словно зверей, после чего мы шли их убивать. Вернее, я шёл их убивать в то время, как остальные меня подстраховывали. Таким образом мы поднимали мой лвл.

Если бандитов не попадалось, меня тащили мочить живность или просто гоняли на тренировках. Гоняли до такой степени, что под конец мышцы просто отказывали. Раньше я всегда думал, что это бред – тебя хотят убить, а ты не можешь пройти сраный последний метр! Сейчас я понимаю, что мышцы просто банально не работают от усталости, сколько бы тебе не осталось. Ощущение, что они не тебя поднимают, а здание или гружёный вагон.

Возможно ещё один плюс от тренировок в том, что я могу работать до упора, пока мышцы не откажут. Что-что, а силу воли я прокачал точно.

- Вы сегодня хорошо поработали.

- Ты решила наравне с остальными подрочить меня? – бросил я на неё взгляд.

Клирия же легко улыбалась, не показывая и грамма эмоций.

- Я лишь отметила ваше усердие, чтоб поднять вашу целеустремлённость.

- Да даже если бы ты нечего не сказала, я бы продолжил себя убивать, - вдохнул я. – Кстати, Клирия, а когда у тебя день рождения?

- День рождения? – лишь глаза удивлённо дрогнули. Так что я бы и не заметил, если бы не проводил с ней столько времени. – Вы хотите знать дату моего дня рождения?

- Блин, по-твоему, зачем я ещё могу спрашивать его?

- Может потому…

- От вопроса не увиливай, - тут же пресёк я её попытку. – Когда твой день рождения?

Несколько секунд молчания и ответ.

- Боюсь, я не знаю, мой господин.

Не выглядит расстроенной. А вот Рубека с какой-то жалостью посмотрела на неё.

А вот я примерно помню. Ещё в детстве у нас с сорокой дни рождения были примерно в одно время – середина весны. Сорока, ну пиздишь же.

А вообще странно: узнал, что она и есть та милаха сорока, за которой я гонялся по двору в детстве и отношение к ней стало более… другим. Просто я помню её одной, а сейчас она уже другая, но я-то знаю, как мир умеет уродовать тебя, когда ты хочешь выжить. Поэтому мне хочется верить, что милаха сорока осталась в ней, пусть хотя бы немного.

- А ваш день рождения? – задала она встречный вопрос. Но у меня подозрения, что она уже знает ответ.

- В середине весны. Если на вашем, то… где-то… сорок седьмой день промежуточного периода.

- Ясно, - кивнула она. – Очень жаль, что мы не будем иметь возможность вас поздравить и отпраздновать день рождения.

- Забей, я его не праздную с тех пор, как поступил в пятый класс.

Рубека на мгновение оторвалась и начала мне что-то показывать. Я не смог толком перевести её жесты и посмотрел на Клирию, прося помощи.

- Рубека спрашивает, сколько вам исполнится.

- Двадцать четыре.

Вновь море жестов и Клирия опять переводит.

- Она удивляется, что вы так молоды.

- Ну да, с тобой, Рубека, мы почти ровесники.

Та непонятно чему улыбнулась, кивнула и продолжила своё занятие.

В этот момент в комнату постучали.

Клирия совсем немного повернула голову на стук, словно прислушиваясь. Ей вообще чаще всего не требовалось смотреть или спрашивать, чтоб понять, кто там находится рядом с ней. Магия, не иначе.

- Предположу, что это Юсув.

Кстати, у нас уже было пополнение, помимо наёмников, которые ещё не прибыли к нам.

Теперь у нас была своя служба безопасности, которая отвечала за противодействие шпионам и разведку. Сделали мы эту службу из скрытниц и поставили во главу Лафию – скрытницу, что была со мной в Шмаровии и пережила те события. У неё хватало как опыта в такой работе (мне хочется верить в это), так и знакомств.

Очень скоро её подразделение пополнилось другими людьми: одни были девушками из их клана, что согласились на работу и приехали сюда, другие были знакомыми, с которыми ей раньше приходилось работать.

Одним из них был Юсуф. Парень двадцати семи лет, наёмный убийца, работавший в южно-восточной части королевства. Всё было как обычно – его опрашивали Элизи, Ухтунг, Клирия, Мамонта и сама Лафия, как глава подразделения. Здесь было довольно важно не облажаться и не пропустить в свою развед-структуру шпиона, оттого так много людей и было на опросе.

Я в душе не ебу, как это всё должно происходить и как происходит в нашем мире, но здесь мы брали уже знакомых и заслуживающих доверие людей, долго опрашивали, после чего брали клятву со множеством ограничений. Естественно, у уже согласившихся пройти собеседование, отказов мы не принимали. Тут выход, как говориться, был только один и очень болезненный.

И Юсуф был один из тех людей, что согласился, прошёл собеседование и теперь работал на нас.

Странный тихий чувак двадцати семи лет, который отвечал за разведку и конкретно за нашего графа и выяснения того, кому тот сливает инфу.

- Откуда ты знаешь, что это он? – поинтересовался я.

- Я довольно точно могу запомнить особенности каждого человека, начиная с шагов и заканчивая стуком. Юсуф, например, каждый раз стучит совершенно по-разному, словно пытается не повторяться и сбить с толку.

- Ладно, пусть входит, - махнул я рукой и тут же пожалел, что вообще решил ею двигать.

Уже через пару секунд в комнате стоял невзрачный парень, на которого словно падала тень. Если честно, он мне напомнил Тихоню, которая погибла в городе. Только если та была бесцветной, то этот был каким-то неприметным. Даже сейчас, стоя в комнате, его словно бы и не было.

- Здорова, Юсуф, чего тебе? – кивнул я ему.

- Добрый день, господин, - он пробежался по мне взглядом. – Я с отчётом.

И ещё одна проблема всего моего графства – ко мне вечно приходили, чтоб отчитаться. Приходила Элизи, чтоб рассказать, как проходят дела по восстановлению графства, Клирия отчитывалась о финансовой составляющей, Мамонта с Ухтунгом о бандитах и безопасности. Сейчас сюда прибавились монотонные отчёты Юсуфа о том, кого и куда они внедрили, кого они купили, что они узнали.

Чаще всего это была неинтересная туфта, под которую я бы с удовольствием поспал, настолько потрясающе интересно она звучала. Но зная, что люди не поймут, приходилось из себя строить интересующегося абсолютно всем человека. Типа мне не похуй, сколько один граф перетрахал проституток, а другой закупился наркотой чтоб повеселиться. Да, это может сыграть нам на руку, но…

Блин, я реально засну такими темпами!

И чем дальше всё уходило, чем больше развивалось наше графство, тем монотоннее всё становилось. Кажется, я понимаю, как выглядит истинная работа по управлению графством. Боги, дайте сил мне не уснуть.

Когда он закончил отчёт, его место заняла Элизи, потом Мамонта и уже в конце Клирия, которая отчиталась по своей теме и обобщила всё ранее услышанное. Это заняло времени ровно до того момента, как меня излечили.

И примерно так проходили все мои дни. Тренировка, лечение и попутный отчёт. После уже по необходимости принятие решений по некоторым вопросам или свободное времяпрепровождение. Не так весело быть графом, как я думал. Мне, честно говоря, уже хочется сменить обстановку и уехать в институт, чтоб как-нибудь безопасно разнообразить свою жизнь. Именно безопасно – хватит с меня пиздеца, который неминуемо появляется там, где я есть.

Я молча сел на кровать, когда Рубека закончила свои манипуляции, и посмотрел на руку. Синяки спали, отверстий было не видно, всё двигалось так словно ничего и не было.

- Вы помните, что завтра вам ещё предстоит магическая тренировка, мой господин? – напомнила мне Клирия, нарушая тишину.

Кстати да, тут такое дело… Я решил поступать на факультет связанный с магией. Нахер мне экономика или военное дело, когда этому можно и самому обучиться? А вот магия, это сложнее и куда интереснее. Меня очень интересовали некоторые аспекты в ней, в особенности некромантия. Вряд ли там обучают подобному, но базовых навыков, которые я получу там, точно должно хватить для того, чтобы самому суметь освоить эту тему. Это типа научись читать и считать, а там уже и сам дальше справишься.

Правда для поступления на тот факультет надо было ещё показать достаточный уровень магии. Если я правильно понял, то показать, насколько сильна моя способность передавать энергию в ту или иную магию, что является по сути главным атрибутом. Типа как я энергию в огонь передаю.

Так что завтра мне предстояла тренировка с нашим единственным магом. Меня должны были замерить и понять, хватит мне сил пройти экзамен или стоит ещё добавить и магические тренировки.

- Да-да, помню… - Блин ещё один гемор. - Не думаю, что проблемы будут.

- Не стоит быть таким самоуверенным, мой господин, - покачала головой Клирия.

- Но до этого я же использовал её, верно?

- До этого вы могли размахивать мечом, но каков был ваш навык мечника? – парировала она. Знает, куда бить, сучка.

- Там важна энергия, которую я смогу выпустить, а не умение ею пользоваться. Подобному они сами научат.

- И всё же, прошу вас отнестись к этому очень серьёзно, - произнесла она, словно была моей старшей сестрой или мамой. - Ещё один вопрос, который нужно вам решить – слуга. Вы можете взять с собой при необходимости одного слугу, правила это позволяют.

- Слугу? В универ? – вот этого, честно говоря, я не знал.

- Это королевский университет и люди там имеют соответствующий статус. Так что да, там разрешены слуги.

- Ясненько… И?

Клирия вопросительно склонило голову на бок.

- Кого посоветуешь? Ты же обязательно посоветуешь, так что говори.

Она улыбнулась, словно подтверждая мои слова.

- Советую взять Юсуфа. Вам необходим будет незаметный телохранитель. Лафию брать не советую, она глава разведки, так что отрывать её от работы будет нецелесообразно. – Клирия бросила взгляд на Рубеку. – Рубеку тоже не советую, она может только лечить и будет бесполезна вам. А ещё её не поднять с кровати.

Услышав подобное, в ответ Рубека обиженно надула щёки и исподлобья посмотрела на Клирию.

- Ты нам необходима, Рубека. Ты единственная целительница и случись что, нам ты потребуешься. Там же ты ему будешь не нужна.

Возможно так Клирия пыталась смягчить свой ответ, сказав, что Рубека отнюдь не бесполезна. Забавно, что она вообще Рубеке что-то объясняет. Видимо привыкла к ней и может немного привязалась. Я вообще заметил, что с теми, кого Клирия знает относительно давно, обращается довольно тепло (насколько это вообще возможно при её характере).

Что касается Рубеки, то ей, скорее всего, просто хотелось увидеть столицу.

- Окей, говоришь Юсуф? – я на мгновение задумался. – Не нравится мне он, мутный парень.

- Он удерживается клятвой крови, так что проблем быть не должно, мой господин.

- А если возникнут?

- Уверяю вас, я подбираю людей очень тщательно, чтоб исключить подобное.

- Ещё шестьдесят четыре дня, я успею выбрать кого-нибудь, - отмахнулся я. – К тому же это ведь не обязательный аспект, так?

- Верно, не обязательный. Но всё же, начните об этом думать уже сейчас, мой господин, - настоятельно произнесла Клирия. – Не стоит откладывать подобное в долгий ящик.

Блин, и всё же иногда Клирия бывает такой занудой, что хочется её стукнуть, честное слово.

Глава 169

Вряд ли Клирия сгущала краски, предупреждая меня. Она не из тех людей, что будут попусту нагнетать обстановку без видимых причин.

Не недооценивайте столицу?

Хех, мне и там покоя не будет? Так… сжечь или взорвать? Какой сложный выбор, ведь ручки чешутся и потому, и потому. Одна идея навязана личными предпочтениями и грешками, вторая со стороны выглядит нормально. Ведь если по чесноку, поджоги стали частью меня ещё до того, как я оказался здесь. Неудивительно, что первым делом я подумал о Молотовых.

Блин, мир вытряхивает всё моё прошлое и вытаскивает наружу то, что я успешно забыл! Вот же сука, а ведь удавалось не помнить об этом лет пятнадцать… Мир, ты официальный уёбок и заслуживаешь ещё большей встряски!

Возвращаясь к столице, было глупо ожидать, что там будет всё как-то иначе. Место другое, суть одна и та же. Просто я надеюсь, что мне удастся на время оторваться от всего и окунуться в прошлое, когда я ещё был в универе, меня окружали интересные люди, и мы неплохо общались. Я даже надеялся в этом мире в универе попасть на какую-нибудь вечеринку, чем чёрт не шутит.

Да и не собирался я отправляться с голыми руками. Естественно у меня будет связь через зеркало благодаря онрё Кстарн, которая теперь жила у нас. Милаха… Поэтому если что, я всегда смогу заручиться поддержкой или свалить.

Плюс я собирался захватить с собой ствол. Наши мастера смогли уменьшить чудо ствол. И пусть тот потерял часть мощности, зато теперь его можно было беспалевно носить под одеждой. Это был типичный кремнёвый пистолет, что был в своё время популярен. Конечно, он слегка отличался формами и некоторыми деталями, но суть была та же.

Поэтому, если что…

Но всё же я надеюсь, что всё будет тип-топ.

Следующий день у меня начался естественно с магических тренировок и проверок, смогу ли я пройти экзамен или нет.

По словам Клирии суть была в следующем – передо мной стоит пустышка и мне требуется запитать её до определённого уровня. Обычно у людей, которые обладают магическими способностями это выходит быстро и просто, но…

Но я-то не обычный человек!

- Ебануться… - выругался я, выдёргивая из лица и руки осколки пустышки, которые напоминали стекло. – Вы же говорили, что это безопасно…

Ай-яй-яй! Сука!!! Один из осколков я вытащил из глаза. Пиздецки неприятно и больно. Мне аж мозг пробрало, однако теперь я могу нормально моргать и нет чувства, словно что-то типа ресницы в глаз попало. Да и вообще, я уже умею переносить боль более отстранённо, не выказывая эмоций.

- Вам надо было запитать его, - очень сухо и безжизненно произнёс маг, снимая барьер, которым он прикрыл наблюдающих. - Это типа у меня энергии очень много?

Сука, а я типа вообще не нуждаюсь в барьере? Или вы исходите из того, что меня всё равно исцелят… Ай! Ещё один осколок из руки.

- Нет, это типа вы его просто взорвали. Разница, - он поднял две руки словно весы. – Взорвать, - приподнял правую. – Запитать, - приподнял левую.

- Блин, но я пытался запитать! Я направил всю энергию в него!

- Но в конечном итоге вы его взорвали. Люди, когда запитывают что-то, тоже направляют всю энергию в это. Мне интересно, что вы умудрились сделать, чтоб он рванул.

Ещё за барьером укрылась Клирия, которая даже не дрогнула, Элизи, которая слегка дёрнулась, когда кристалл взорвался, несколько девушек, которым зрелище понравилось, Рубека, подпрыгнувшая на месте, и Мэри, которая зажала рот руками. Вот их он прикрыл, а я? Чем я хуже?!

- Держите, - он протянул мне второй кристалл. – Запитайте его.

- Ты меня без глаз решил оставить? – глянул я на него.

- Я прошу запитать его, а не взрывать. Уверен, что в этот раз всё пройдёт нормально.

- А мне защита не нужна?

Маг постоял, подумал, достал очки и надел их мне на нос.

- Думаю, для вашей безопасности этого достаточно, - сказал он, отошёл в сторону и… наложил щит. А потом второй… третий… пятый… Очень скоро их словно мутное стекло отделяло от меня. – Всё, можете начинать.

Э-э-э… А почему на мне одни очки, а вас отделяет сраное количество щитов?

- Чот я очкую…

- У тебя всё получится! – неожиданно поддержала меня весёлым голосом Мэри и хлопнула в ладоши, подпрыгнув на месте. Наверное, это у неё в душе, быть всегда жизнерадостной и стараться поддерживать людей. Не была бы ещё малолетней дурёхой, цены бы не было. – Давай!

Её тут же подхватили другие девушки, начали хлопать, кричать: «Давайте! У вас всё получится!» и подпрыгивать на месте. Даже Клирия с Элизи сдержанно захлопали. А вот маг не хлопал, по его лицу стекали капельки пота оттого, как он держал щиты… Эй, а это точно безопасно?!

Однако такая поддержка меня действительно вдохновила. На душе стало немного светлее и моей уверенности стало явно побольше. А раз так…

Окей… Попробуем.

И надо сказать, что у меня получилось.

Получилось оторвать себе нахуй кисть и изрешетить ебальник осколками! Кстати, очки реально помогли, хотя щит бы мог уж добавить, не пришлось бы из тела сейчас осколки выковыривать.

Я недовольно выплюнул осколок, который пробил мне губу и попал в рот. Все притихли, а Мэри вся красная прятала свою стыдливую рожу в ладошах. Стыдно, да? Правильно, что стыдно! Однако прогресс явно наблюдался, пусть и не в ту сторону, которая была мне необходима.

- Я не понимаю, - пробормотал маг, запитав пустышку и заставив ту светиться мягким слабым светом в тот момент, когда мне наложили жгут и Рубека исцеляла конечность. – Как вам удаётся…

Он конкретно напрягся, но единственное, чего добился, так это светящейся ярким светом пустышки и тяжёлой отдышки.

- А как это должно выглядеть? – спросил я. – Что я должен чувствовать?

- Так же как разжигаете огонь, но вместо этого всю энергию направляете в кристалл. Ладно… попробуете ещё раз?

- Это типа использовать надо обе руки? – усмехнулся я.

- Может не стоит? – пробормотала Мэри.

- Мой господин? – вопросительно глянула на меня Клирия. – В любом случае сегодня на охоту вы не успеваете, поэтому решение за вами.

- Ну… ну а хули? Рука же есть, - вздохнул я. Стоило добиться хоть какого-то результата, кроме деструкции всего, что попадало ко мне в руки. – Тащи пустышку.

- Это плохая идея, - пробормотала Мэри, глядя на меня.

- Не твоё дело, решает только господин, - тут же обрубила её мисс-тьма.

- Клирия, - слегка повысил я голос и обратился к Мэри. – Не парься. На мне всё зарастает, да и Рубека мне поможет.

- Вы калечите себя.

- Ты бы видела, что я делал с собой ещё, когда мы путешествовали вместе.

Клирия явно была недовольна Мэри, однако вряд ли что-либо скажет. Просто будет хранить молчание и злобно зыркать, пока я сам не дам ей повод поговорить с Мэри. По крайней мере я надеюсь, что она глупостей не наделает. А то пусть Клирия и друг детства, но ремня по заднице я до сих пор всыпать ей могу.

Тем временем маг протянул мне в руку ещё один кристалл пустышку. Боже, помоги мне…

Все, завидев в моей руке потенциально опасный предмет, тут же поспешили ретироваться подальше. Даже Мэри, которая на мгновение затупила, Элизи схватила за руку и потащила подальше. Вон как заботятся друг о друге, аж душу греет. Тепло так становится в груди…

А нет, это там осколок торчит, и из-за крови, которая стекает, я чувствую тепло. Ну и ладно.

Дождавшись, когда все наконец скроются за укрытием, я вновь напряг все свои силы и попытался влить их в кристалл. Забавно, что огонь высасывал всю ману очень быстро в то время, как здесь она тратилась порцайками. То есть это как лить воду в колодец и стакан. Там вода будет пополняться вечно, а тут стоит стакану наполнится и всё, энергия больше не тратится.

Сейчас я сменил тактику. Начал медленно пытаться наполнить кристалл силой, вместо того, чтоб сразу залить в него всё, что есть и как бы переполнить стакан. Может так что и выйдет.

Лёгкое напряжение, небольшая вибрация и…

На кристалле пустышке появилась трещина, и я сбавил количество передаваемой маны. Вибрация уменьшилась, и я буквально почувствовал, как мана начала плавно перетекать в пустышку. По ощущению было похоже на то, как несильный ток проходит через руку.

Кристалл начала греться, но вместе с тем он начала слегка подсвечиваться. Получилось? Вроде… да! Ха, получилось! Блин да я гений, только…

Неожиданно кристалл пошёл множеством трещин. И прежде чем я успел убавить силу, он неожиданно начал очень быстро раскаляться, буквально плавя мою кожу, которая с характерным запахом зашипела словно на сковороде.

Я вскрикнул и попытался отбросить его, но хуйня приплавилась к руке. И мало этого, она сама по себе начала плавиться. Плавиться, словно это было стекло или какой-то металл.

- Блять! Бля-бля-бля!!! – я буквально закричал, пытаясь стряхнуть этот пиздец с руки, но только разбрызгал расплавленную хрень. – Сука!!! Клирия!!! На помощь!!!

Забавно, как проблемы, так сразу зову Клирию. Словно кричу: Мама! На помощь! Позорище ещё то конечно… Но блин, когда тебе руку до кости плавит какое-то стекло, как-то вообще не до этого! Да и она единственный человек помимо Элизи, кто умеет пользоваться головой, а не рубить с плеча.

Клирия тут же вместе с магом ринулись ко мне, перепуганному, с вытянутой рукой, с которой капала расплавленная пустышка. Я конечно уже кое-как могу не обращать на боль внимание, но не на такую.

Ещё на подходе маг буквально запустил мне в руку шарик воды, который тут же обволок ладонь, шипя, пуская пузыри и пар. Стекло медленно стало терять свою яркость превращаясь в обычную стекляшку, которая намертво приварилась к моей несчастной ладони. А я только и мог, что стоять, трястись и ронять безмолвно слёзы, глядя на пиздецок, который забежал на огонёк.

- Тихо, мой господин, - начала приговаривать подлетевшая Клирия, схватив обожжённую конечность, которую обволакивал до сих пор водяной шар. - Тихо, мой господин, сейчас мы исправим всё.

- Да я и так тихий, - прошипел я сквозь зубы. – Куда уж тише.

Маг тем временем пытался что-то там химичить с рукой, видимо стараясь освободить от стекла, которое уже остыло и успело затвердеть. Поймав угрожающий взгляд Клирии, он лишь покачал головой.

- Я без понятия, госпожа Клирия. Даже не представляю, как у него вышло подобное.

- Да блять не представляй, - шыкнул я. – Сними это дерьмо с руки.

- Боюсь, что тут это не снять. Она приварилась руке. Тут только… - он не двусмысленно замолчал.

Ну кто же сомневался! Зачем снимать стекло, если от руки там ничего и не осталось, когда можно просто отчикать её.

Поэтому я лишь сжал зубы и посмотрел на одну из девушек, понимая, что сегодня быть мне искалеченным. Всё через жопу, всё вечно хуёво… Остаётся лишь улыбнуться, пропустить всё мимо, не заострять внимание на очередной неудаче. Если бы я зацикливался на всём подряд, то давно бы спёкся.

Поэтому я выдавил улыбку сквозь боль.

- Думаю, ты знаешь, что надо делать, – обратился я к девушке.

Клирия тоже ничего не сказала, прекрасно всё понимая. Поэтому буквально через несколько секунд мне произвели очень быструю и точную ампутацию изуродованной руки, после чего подлетела Рубека и принялась лечить меня.

Ну… можно себя успокоить, что у меня почти всё получилось, так? По сути я просто что-то делаю не то, потому мне надо нащупать ту самую грань и аккуратно влить ману в пустышку. Просто если учесть тот факт, что меня никто не обучал и я тупо вливаю силы в магию, то возможно причина именно в этом. С дуру можно и хуй сломать. Это примерно сродни тому, что место аккуратных движений мечом, я тупо машу им и под конец ломаю обо что-нибудь.

А так почувствую поток или что – там и будет всё тип-топ. Короче, я уже знаю, что можно делать и что нельзя. Осталось просто потренироваться. Главное, что мне хватает сил это сделать и поступление у меня в кармане.

Так я себя успокаивал вплоть до того момента, как оказался в комнате, где меня раздели и принялись вытаскивать осколки из тела. К счастью, я смог сам туда дойти, избежав позорных носилок, которые предлагала принести Элизи. По виду я, наверное, напоминал того, кто попал под шрапнельный снаряд или получил порцию дроби.

Печалька, глубокая печалька… Ай!

- Клирия! Твои проделки! – я стрельнул взглядом в тёмную сучку, которая как бы невзначай только что вытащила из меня немаленький такой осколок стекла.

- Ох, прошу прощения, мой господин, - наигранно прикрыла рукой рот бездушная скотина. – Я такая неуклюжая.

Так… да этой девке скучно! Она кажется нашла для себя способ развлечься! Охерела что ли на мне развлекаться?!

- Не думай, что я тебя не выпорю.

- Абсолютно уверена, что спите и видите, как будете пороть меня, - кивнула она и выдернула ещё один осколок. – Если это даст вам душевное равновесие, я с радостью дам вам того, чего вы хотите.

- Ты даже не представляешь, как двусмысленно это звучит.

- Представляю, потому и говорю, мой господин, - кивнула она.

Кажется… я покраснел. Вот же сука! Ладно, один ноль в твою пользу.

Остановилась ли на этом Клирия? Ага, как же…

- Вы покраснели? – она отыграла на лице смущённую и удивлённую рожу. – О боги, мой господин, неужели вы смутились? Это так мило.

- Изнасилую.

- Можете приступать хоть сейчас, - без тени сомнения или смущения ответила сучка и выдернула из меня ещё один осколок.

Ладно-ладно, два ноль… Ай!

- Клирия, это реально больно!

- Я знаю, мой господин. Но прошу вас, потерпите, осталось ещё… - её рот растянулся до ушей, обнажив беленькие зубки и сделав её нереально жуткой. – Осталось ещё очень много.

- Да ты изверг! Тебе нравится издеваться надо мной!

- Нахожу это заслуженным, - ответила она.

- Сучка. Тебя убить мало за это. Бессмертной себя возомнила?

Однако здесь Клирия меня удивила. Вместо очередной колкости она на мгновение замолчала, глядя на меня задумчивым взглядом. Не знаю, что она решала у себя в голове, но выдала под конец следующее:

- А знаете, в каком-то плане… да, вы правы.

Это был не тот ответ, который я ожидал услышать.

- Серьёзно что ли? – слегка офигел я от такого неожиданного заявления. – В смысле бессмертная? Ты сейчас на полном серьёзе это говоришь?

- Да, - кивнула она и выдернула ещё один осколок.

Я на мгновение задумался, собирая всю известную мне информацию воедино.

- Это ты подразумеваешь перерождения? – догадался я.

- Кто знает? – пожала она плечами.

- И… кем ты была в прошлой жизни? – сделал я попытку.

Клирия буквально сверлила меня взглядом, в котором начали плясать недобрые огоньки. Она наклонилась к моему лицу и коснулась своей холодной носопыркой моего лба. Теперь наши глаза разделяло всего несколько сантиметров.

- Но вы же знаете ответ на этот вопрос, не так ли? – спросила она ласково (нет). – Или не вы смотрели фотографию в моём кабинете?

- Э-э-э… а ты откуда… знаешь? – как-то слишком неуверенно пробормотал я, чувствуя себя смущённым из-за того, что меня всё-таки застукали.

- Патрик, - шепнула она так, чтоб Рубека, которая была рядом, не услышала. – Неужели ты думаешь, что я такая глупая девушка? Что я не догадаюсь, что один невоспитанный мальчик порылся в моём шкафчике?

- Н-нет.

- Я тебя неплохо знаю, пусть иногда ты меня всё равно удивляешь. Поэтому не недооценивай меня, - прошептала она мне и отстранилась, после чего вновь спокойно продолжила. – Но всё же я не злюсь на вас. В конце концов, рано или поздно вы бы это выяснили.

- Не злишься? – кажется я спросил именно то, что меня волновало.

- Нет, не злюсь, - улыбнулась она. – Возможно это и есть тот момент, когда вы бы выяснили всё.

- Тот момент? Это типа про то, что со временем я сам всё выясню? Тогда… Ай! Нахрена так больно мне делать, раз не злишься?!

- Просто лазить по вещам очень некрасиво.

- Да так-то это мои вещи! Я тут главный!

- Я знаю. Да вот только вспоминаю я, - начала она, коварно улыбаясь, - что кто-то меня постоянно за волосы дёргал в детстве, стоило этому человеку меня увидеть. Дёргал больно и сильно, крича что поймал сороку за хвост и таская за волосы по всему двору.

- Так это я любя, - брякнул я, не подумав.

- О как, - усмехнулась она. - Ну и вас… искренне от всего сердца, любя.

Ай!

Глава 170

Из-за того, что произошло на поляне при тренировке с пустышкой, охота была перенесена на следующий день. Хотя на этот раз меня исцеляли вплоть до полуночи, так как отращивать новую конечность та ещё морока. Рубека была такой разбитой после этого, что Клирии пришлось самой помочь той добраться до своей комнаты, буквально таща шаркающую туфлями по полу целительницу на себе.

Я тоже порывался помочь, но Клирия сказала, что мне лучше бы отдохнуть перед завтрашним днём. Мне будет ещё куда свою энергию девать. Возможно она была права. Вспоминая тренировки Мамонты и Ухтунга, невольно начинаешь волноваться за свою сохранность. Там уж точно надо быть хорошо выспавшимся, иначе или до конца дня не дотянешь, или помрёшь по неосторожности.

Однако как бы выспаться я не хотел, встал почему-то рано. Меня никто не будил, и никто не шумел под моей дверью. Просто я проснулся и в какой-то момент понял, что уже не усну. Хоть убей, ни в одном глазу не было. Обычно, когда мне надо было рано встать, меня будила Клирия, однако сегодня я смог обойтись без неё.

И чо теперь делать? Сидеть здесь? В любом случае утром я должен был топать вместе с Ухтунгом на охоту, но раз меня не будили, то проснулся я черезчур рано. Сидеть здесь теперь и ждать его?

Да не-е-е… В пизду это подземелье, лучше подняться. Нахрен сидеть в четырёх стенах, если можно с тем же успехом сидеть на природе? К тому же пока ещё не слишком холодно, а здесь сыро, тускло и тоскливо. Навевает воспоминания о тюрьме, если честно.

Тихо выйдя из комнаты, я попал в до сих пор спящее поместье. Даже вездесущие служанки, коих стало больше в последнее время, не бегали по коридорам, выполняя поручения.

Лишь один раз я встретил нашу дроу, которая носила вещи куда-то. Помню в своё время я заставил её выколоть себе глаз за то, что она слишком много пиздела и выёбывалась. А кажется это было так давно…

- Привет Сина, чо не спишь? – поздоровался я с эльфой.

Она смерила меня недовольным взглядом, словно спрашивала, хули я забыл и докапываюсь до неё.

- Я выполняю поручение госпожи Клирии, мой господин, - тем не менее слегка поклонилась она.

- И… чо за поручение?

- Мы собираемся делать ремонт на этом этаже, мой господин. Я переношу вещи и слежу за нашей гостьей.

- Гостьей?

- Той, что… у которой сломаны руки и ноги, - её взгляд как бы намекал, что в этом она подозревает меня. Ну да, об этом сильно не распространялись, однако не надо быть гением, чтоб понять, кто мог покуситься на мелкую.

- Ясно. И… где она сейчас?

- На улице. Попросила оставить её там, чтоб она могла встретить рассвет.

- Она уже видит? – удивился я.

Просто после… недоразумения, что произошло между нами… Ладно, я её искалечил так, что она перестала видеть. Короче, я облажался, да так сильно, что испортил богине жизнь по полной программе, практически сделав её овощем. Хотя даже в таком состоянии она умудрялась сохранять свою энергичность и высокомерие.

- Боюсь что нет.

Тогда смысл ей этот рассвет встречать? Да и холодно уже на улице. В моём мире при такой температуре уже куртки надевают.

- И она ещё там?

- Да.

- И что ты её там оставила? – спросил я.

- Она хотела побыть в одиночестве. Я лишь исполнила волю гостьи.

Ясно.

Ничего больше не сказав, я пошёл дальше, оставив за спиной Сину, которая наверняка проводила меня недовольным взглядом, после чего, цокая по камню туфлями на низкой подошве, пошла по своим делам.

Честно говоря, мы оба питаем друг к другу одинаковые чувства. Уверен, что, как и я, стоит ей увидеть мою рожу и у неё появляется желание мне стукнуть.

Я поднялся до самого верха, встретив на втором этаже девушек, которые только-только стали просыпаться. Некоторые встречали меня абсолютно сонными глазами, не понимая, кого видят, некоторые были бодры и приветствовали меня кивком, улыбкой или взмахом руки. Одна была настолько сонной, что просто врезалась в меня и… уснула, устроив голову на плече. Это было странно.

- Она всегда такая, - усмехнулась одна из наёмниц, подхватила девушку и потащила в сторону комнат. - Минут десять просыпается.

- Понятно…

На первом этаже кроме стражи никого и не было.

Поверхность же встретила меня довольно прохладным утром.

Чот я переоценил свою устойчивость к холоду, аж мурашки по коже бегают. Температура так нескромно намекала, что очень скоро здесь будет очень холодно. А может и снегом нас порадуют.

Небо, вечно пасмурное, закрытое тучами и подталкивающее к досрочному освобождению из мира, уже светлело и не было здесь видно даже намёка на солнце. Тут даже было тяжело разобрать, утро или вечер. Действительно, идеальное место для антигероя.

Поскорее бы выбраться в более солнечное место…

Слегка дунув на руки, я двинулся куда глаза глядят. Приятно осознавать, что это моя территория, если честно. Осознавать, что я имею право делать здесь всё, что захочу. Словно мой маленький мирок, который больше никому не принадлежит. Карманный заповедник. Вон лесок, в котором можно спрятаться, вон геотермальное озеро, с которого поднимались небольшие клубы пара, растворяющиеся в прохладном утре.

Кстати о нём. Подойдя ближе я с неудовольствием заметил там несколько девушек. Я как бы был не прочь погреться в воде, но один. Желание купаться с кем-то отсутствовало, так как они ещё и полезут к тебе наверняка. А мне хотелось посидеть в спокойствии.

Хотя признаться честно, вид был знатный, прямо смотришь на голых и мокрых девушек, и душа радуется. Ничто не поднимает настроение так, как вид красивых сисек по утрам. Хотя я так их часто вижу, что уже приедаться начинают.

Меня девушки встретили улыбками и предложениями составить им компанию и не только.

- Нет, не в этот раз, дамы, - я присел у края озера и попробовал рукой воду. Горячая. Жаль, что тут они, так бы точно погрелся.

- Странный вы… - посмотрела одна из девушек на меня.

- Странный, что не хочу потрахаться?

- Ага. Вы же мужчина! Вон Джин Урда всегда хочет.

- Ну так с ним бы трахались.

- Так он устаёт! – возмутилась она, словно Джин делал что-то противозаконное. - А про вас многое говорят.

- И? – вопросительно изогнул я бровь.

- Ну… разве вам не всегда хочется?

- Да чото нет. Да и с тем же успехом я могу сказать, что ты девушка и тебе не положено так часто хотеть с кем-нибудь перепихнуться.

Кажется, её эта мысль знатно расстроила.

- А вы точно не хотите присоединиться? – спросила уже другая, улыбнувшись и как бы невзначай проведя рукой по груди, ещё раз закидывая удочку.

- Нет, - покачал я головой. – Может в другой раз, когда настроение будет получше.

- Вы действительно странный, - буркнули они хором расстроенно.

- Какой есть.

Нет, может и стоило порезвиться прямо здесь с ними, потереться о гладкие женские тела, но чот настроение было подстать небу. Хотелось просто посидеть в одиночестве и не в сыром подвале.

Отойдя подальше, я окинул взглядом территорию, ища место где бы приткнуться.

Лесок в углу территории? Да, пожалуй подойдёт.

Однако и там меня ждала неудача. Место уже было занято. И не кем-то, а Богиней Удачи… Пардон, бывшей Богиней Удачи.

Недалёкая дурочка сидела на кресле качалке, полностью укутанная в одеяло, уставившись невидящим взглядом куда-то в небо через листву. Это выглядело настолько уютно, что у меня появилось желание подойти, вытряхнуть её из одеяла и самому забраться туда. Прямо подойти, сдёрнуть её на землю и самому туда сесть.

Хм… Может реально вытряхнуть её оттуда со словами: «Слышь, делись»?

Подобное, наверное, выглядело бы странно.

Но я всё же подошёл к ней. Тихо, крадучись, словно партизан, чтоб лишний раз не привлекать к себе внимания. Ведь в тишине можно сидеть и вдвоём. Правда если заметит…

Ну естественно заметила! Ну и хули тебе быть такой внимательной?!

Бывшая Богиня Удачи слегка напряглась и повернула голову в мою сторону. Отменный слух, сучка. Её невидящие глаза буквально упёрлись в меня, словно она ещё могла видеть. И её лицо было слегка напряжённым, словно богиня шестым чувством ощущала, кто пришёл к ней.

- Это… ты?

С того раза я впервые слышу её голос. И он, кстати говоря, вернулся в норму.

Я промолчал, не выдавая себя. Тогда богиня сделала вторую попытку.

- Я узнаю шаги. Я же богиня. Это ты? Тот, кто избил меня?

Всё-таки узнала.

- Да, - вздохнул я и, не видя смысла шифроваться, спокойно подошёл и сел на скамейку.

- Пришёл… завершить начатое? – как-то неуверенно спросила она всё так же напряжённо.

- Дура что ли? Хотя глупый вопрос, ясно что дура…

- Я не дура! – тут же гордо вытянула она голову из своего кокона, словно цыплёнок, выглядывающий из яйца. – Я Богиня Удачи и я очень умная! Я смогла узнать тебя, даже не видя, человек! Будь поражён моей проницательностью!

- Я поражён тем, насколько ты страха не ведаешь, - усмехнулся я.

- Я бесстрашная.

- Это заметно.

Мы замолчали. Наконец-то. Но, к сожалению, ненадолго, так как богине всё неймётся.

- Я думала, что ты пришёл за мной, довершить начатое, - начала нарушать она тишину своим энергичным голосом. – Всё думала, что захочешь поквитаться.

- Поквитаться? Хотел бы, сделал это куда раньше. Но вроде бы уже решили, что тогда всё спихнули на тебя. Как бы я виноват.

- И я тебя прощаю! – тут же радостно объявила она мне, словно меня тут в герцоги посвящают.

- Так просто? - покосился я на неё. – Я так-то тебя искалечил, изуродовал, осквернил и лишил возможности стать обратно богиней. И ты хочешь сказать, что простишь меня за это?

- Ну… это да… - как-то погрустнела она, но тут же опять засияла. – Но я жива. И я Богиня! Я умная, мудрая и щедрая…

- И очень скромная.

- И очень скромная, - без задней мысли повторила эта идиотка. – Так что я прощаю тебя за совершённое. В конце концов, прощение тоже важно! Мы совершаем ошибки, мы делаем страшные вещи и иногда не понимаем, что делаем всё только хуже. Я ведь ещё мудрая! Я видела это не раз и… - её голос стал немного печальным, - становится грустно оттого, что ты не можешь быть прощённым. Когда ты поняла, что совершила ошибку.

- Удивительно… меня прощают за то, что я сломал кому-то жизнь, - пробормотал я. Наверное, хорошо быть идиотом. Ты готов простить целый мир просто потому что можешь.

- И я… тоже хочу попросить прощения.

- У кого? – не понял я.

- У… тебя…

Не нравится мне это.

Я поднялся со скамейки и встал перед ней. Видимо богиня почувствовала это, так как вся сжалась, будто кролик, ожидающий свою порцию дроби.

- Я нарушила одно правило, - продолжила она. – Меня кое-кто попросил, и я нарушила важное правило. Отмахнулась, подумав, что ничего страшного; подумаешь, нарушу правило и кому-то не повезёт.

Я даже стал догадываться, о чём она говорит.

- И… то, что с тобой произошло, - она подняла голову ко мне. – Это я лишила тебя удачи и навела на тебя героев.

Стало тихо. Только птицы изредка пели, да деревья шумели от налетающего ветра, добавляя к этой неприятной картине красок.

Я даже не буду врать о том, что почувствовал – ничего. Это словно ты упал и плохие новости тебя перестают добивать. Они просто есть, как есть холодный ветер, сильный снег, боль в душе и нескончаемая грусть. Изменят её слова теперь что-то?

Нет. Это прошлое. Я за него расплатился, она за него расплатилась. Хотя узнать, отчего мне прописывали пиздюлей было всё же интересно.

Богиня ожидала какой-то реакции, невидящим взглядом смотря куда-то мне за левое плечо. Было видно, что она напугана тишиной сильно напряжено, ожидая продолжения экзекуции. И не дождавшись ответа, она продолжила.

- Есть правило – любой, кто попадает в наш мир должен получить удачу от меня. Хотя бы немного, иначе он не выживет. Неприспособленный к нашим реалиям без удачи он запросто погибнет. Это было очень важное правило. Но меня попросили…

- Сделать для меня исключение? – спросил я. Хоть я и ничего не чувствовал, но голос был холодным.

- Да, - она выпрямилась, упрямо смотря на меня, словно человек, который решил идти до конца. - Я лишила тебя удачи и навела на тебя героев. Но поставила на тебя метку. Она снимала всю удачу в определённом радиусе. Кто бы не подошёл к тебе, он имел ровно такие же шансы, что и ты. Это бы позволило тебе дать шанс выжить.

Опять молчит, ожидая моей реакции. И судя по тому, как она жмётся, ожидает определённой реакции.

И даже сейчас. В этот момент, когда она просит прощение выясняется, что её попросили. Опять подставили, и все шишки будут сыпаться на неё. Ведь по сути она просто выполнила просьбу и тогда, и сейчас.

Идиотка…

В тот раз мне было не очень интересно, что она обязана, а что нет. Я лишь выплеснул наболевшее на неё. На идиотку, которая оказалась так не вовремя под рукой, и которая не могла сразу всё рассказать и играла в благородность. Хотела быть честной и правильной.

И благодаря ей я слегка дал по тормозам, не позволяя себе сойти окончательно с ума. Чую, не раз ещё та картина всплывёт у меня в голове, как напоминание того, как далеко я могу зайти. Не то что это было для меня секретом, один раз уже такое было. Просто это более сильно отпечаталось в голове из-за относительной свежести.

Сейчас она вновь пытается играть честную и правильную, упорно прогибая свою линию. Получая пиздюлей, но всё равно веря, что именно так и надо.

Упорная идиотка.

- Но это было неправильно. Теперь я вижу, что натворила. Ведь ты стал таким из-за меня. И получила я за свою гордость и непонимание, как сильно от меня зависят люди. Мне стыдно. Поэтому…

Она с трудом вытащила руки и протянула их ко мне. На правой руке её кисть безвольно висела, словно листок на дереве. Было видно, что далось ей это не без проблем.

- Поэтому я хочу попросить прощение. Мне действительно очень жаль, что я такое сделала. Что сделала из тебя такого человека. Решила твою судьбу и не дала никакого шанса на жизнь. За то что помогла найти одной девушке твою могилу. За то что дала шанс удержать твою душу. Мне жаль, что я обрекла тебя на подобное и забрала у тебя твоё будущее. Ты простишь меня?

Глупая богиня. И очень странная.

И в то же время честная. Удивительно, что она просит у меня прощение за это, после того как я самолично её довёл до такого состояния. Просит прощение, после того как я во всей красе предстал перед ней. Не смотря на то, что могла смолчать.

А я так и не попросил прощения за ошибку. Просто одно слово, чтоб показать, что я осознал, что натворил. Да, после подобного «прости» будет звучать странно, но это лучше, чем молчание.

И всё же она тянет руки с какой-то неведомой целеустремлённостью.

Ладно, хрен с тобой, Богиня Удачи. Возможно ты действительно права и стоит просто попросить прощение и простить. Может быть это и значит быть человеком.

Я слегка нагнулся к ней, и она зажмурилась, словно ожидая удара. Но нет, мелкая идиотка, я просто отвечаю на твой жест. А именно просто взял и обнял её. Мгновение богиня напряжена, а потом её руки неловко обхватывают меня.

- И ты меня прости, - подавляя непонятное смущение, пробормотал я. Слишком уж наигранно мило и няшно всё выглядит. А ещё мне стыдно. Странно, давно это чувство не приходило ко мне. – Мне действительно жаль, что я сделал такое с тобой. Не разобрался ни в чём и просто вынес приговор. Прости меня.

Это было самое странное и неловкое утро в моей жизни, если не считать того момента, когда меня мама спалила за мастурбацией. Правда в отличии оттого раза, сейчас мне стало теплее, и кажется, словно все прошлые вопросы окончательно решились.

Глупая, гордая, но добрая идиотка. Или просто Богиня Удачи.

Глава 171

Мне жаль за многое, что я сделал и у многих я уже не попрошу прощения. Да и многим в будущем ещё сломаю жизни. Виновным, невиновным… многим ещё достанется. Я бы сделал то же самое, повторись ситуация, но хочется иногда сказать: прости, мне жаль, что мне приходится на такое идти.

Звучит странно и высокомерно, но зато это правда.

- Я прощая тебя, человек, - сказала она по-доброму, таким голосом, словно обнимала свою любимую плюшевую игрушку. – Да и я же богиня, как я не могу не проявить своё великодушие и не сделать шаг первой! А ещё я считаю, что каждый, если даже и не может прощён, всё же должен иметь шанс исправиться.

- Идиотка ты, - сказал я по-доброму и выбрался из объятий.

- Ты же не будешь меня бить?

- А ты думала, что буду?

- Ну… нет, я верила в тебя! – тут же гордо сказала она, но потом чуть менее уверено добавила. – Однако такая вероятность была. Но я же своё получила, так что я верила в тебя!

Богиня прямо подтянулась вся, словно человек, оказавший великую услугу и теперь гордящийся этим.

- Знаешь, а мне стало легче! Да, я поступила правильно. Мне действительно стыдно за содеянное, так как я не должна была бросать тебя на произвол судьбы.

- Слушай, ты сказала, что тебя попросили верно? Кто попросил?

- Я не скажу. Пусть это остаётся на совести того человека, который это просил, - ответила она неуверенно.

- Пусть будет на совести того человека? То есть, по идее он и не мой как бы враг?

- Я ничего подобного не говорила! – встрепенулась испуганно богиня, полностью выдавая правду своим видом. – Я не буду её сдавать!

- Её?

- Нет!

- Клирия, что ли?

- Нет-нет-нет! Нет, я не говорила этого! – богиня прямо сейчас, казалось, взлетит со своей качалки в небо от напряжения.

- Да ладно, успокойся, я не буду ничего делать и предпринимать, - взъерошил я ей на голове волосы. – Можешь успокоиться, Удача.

- Я ничего не говорила!

- Ничего не говорила, - кивнул я головой.

- Я молчала! Честно! Это не она, я ничего не сказала!

- Да, ты ничего не сказала, - успокоил я её.

Дурында, как же ты там богиней была, если такая простая.

Однако Клирия… стоит ли мне удивляться? После всего того, что я узнал.

Скажу по правде, я ничего не чувствую. После того случая я словно выгорел по прошлому. Это примерно то же самое, когда ты злишься очень сильно на кого-то, потом прокричишься хорошенько, побесишься и вот тебе уже плевать. Ну было и было, хуй с ним.

Вот примерно я то же самое чувствую сейчас.

Да, она сделала это, да она конченая сука, но чувств это не вызывает уже. Куда больше мне интересно, зачем? С какой целью? Чего она добивается? Уж точно не мстит за то, что я её за хвост в детстве дёргал.

Можно лишь сказать, что меня тупо тащат по определённому пути.

Да, это более вероятно.

- Слушай, Удача, а Клирия случаем не богиня? – знаю, что она говорила «нет», но спрошу лучше у другого. Так, на всякий…

- Богиня? Девушка в чёрном? – Удача задумалась. – Ну… я ни разу не видела такую богиню и ни разу не слышала о ней. Хотя в ней что-то действительно есть.

- Есть? Что?

- Сложно сказать. Вот я, - она ткнула в себя пальцем. – Я богиня и у меня есть определённая аура, которую может почувствовать кто-то из моего уровня. У неё тоже есть аура, но… я не могу сказать ничего по ней.

Ничего сказать не может?

И всё же Клирия явно больше знает, чем та же Богиня Удачи. Она не случайно попросила меня выполнить ту просьбу, при этом надев на себя ошейник. И она сама говорила, что со временем я сам всё узнаю.

Она видит будущее? Знает будущее?

Навряд ли, тогда бы она вообще бы оплошностей не допускала и провела бы меня из точки «А» в точку «Б». Здесь же… скорее план с пониманием того, что должно быть в конце всего. Клирия… Сучка некрашеная.

Кстати, а вон и она скачет.

Через поле довольно спокойно шла Клирия, хотя это была иллюзия – по-настоящему она не сводила с меня взгляда. Видимо понимала, чем может закончится разговор и что я могу новенького узнать. И непонятно, волнуется она о своей тайне или же о сохранности богини. Наверное, второе, так как про правду о себе ей было плевать.

- Смотрю, вы хорошо проводите время, - она очень внимательно окинула взглядом богиню, явно ищя, не сломал ли я той ещё чего-нибудь, пока с ней разговаривал. За кого ты меня принимаешь?! За маньяка антигероя, который мочит всех без разбору?!

Так, стоп… я же это и делаю…

Однако богиня восприняла это иначе и опять всё испортила.

- Я ничего не говорила!

Просто фэйспалм. Причём не у меня одного потянулась рука к лицу. Клирия тоже повторила жест, правда не с таким шлепком как я – плавно и аккуратно, вздохнув, словно встретила маленького ребёнка.

- По крайней мере я рада, что с вами обоими всё в порядке, - сказала она тихо. После чего убрала руку от лица и внимательно посмотрела на меня. – Мой господин?

- Чо? – посмотрел я на неё как ни в чём не бывало.

- Просто я думала, что вы хотите что-то сказать или что-то спросить, - закинула она удочку на мою реакцию о её участии в моём прошлом. Но честно, мне уже плевать. Я уже перегорел по этому поводу.

- Да, зачем пришла? Боялась за богиню?

- И это тоже. Но ещё, мой господин, я пришла сказать, что Ухтунг готов отправиться с вами на охоту. Он ждёт вас у входа в поместье.

Она явно хотела продолжить, но я тут же выпалил:

- Ясно… тогда я потопал. - И быстренько слинял от неё, чтоб избежать дополнительных вопросов или намёков.

А то знаю, сейчас будет пытаться понять, насколько я рассержен новостью о том, что мои мечты были порушены её действиями и большинство моих страданий были именно из-за её стараний. Клирия тот ещё манипулятор и чую, если она будет пытаться копошиться во мне сейчас, то я действительно могу вновь взорваться.

Что было, то было, я уже закапываю это прошлое. Смысла трястись над ним нет. Как и капать на это, вновь разжигая то, что потухло. Да и что мне сделать? Убить её за это? Искалечить? Пф-ф-ф… Мы тогда даже незнакомы были. А сейчас она не давала повода усомниться в ней, по крайней мере сильно.

Да и… то, кем она была раньше… это тоже немного всё меняет.

Уже уходя, я услышал как Удача разговаривала с Клирией.

- Я ничего не говорила! Честно! Я богиня и умею хранить секреты!

- Я знаю… просто ты глупая и у тебя всё на лице написано, - вздохнула она.

Ухтунг ждал меня у входа в поместье. Оттуда мы практически сразу направились в сторону поселения нечисти. Сказал, что всю снарягу он оставил там и мы сейчас её заберём.

- Но ты мог притащить её с собой, - заметил я.

- Мог. Но не притащил, - рыкнул басом он в ответ. – Своё сам всегда готовь. Даже друзья если рядом лучшие с тобой всегда, всё сам готовь. Только так сможешь проверить всё ты. И уверенным быть, что не забыл ничего.

- Но ты-то не забыл бы ничего.

- Ошибаются все, - пробасил он. - Но своё сам готовь. Если вдруг враг за спиной и не знаешь ты этого, спасёт подобное тебя.

- Личный опыт?

- Сражаются орки за право главой племени быть. Некоторые не по орчи сражаются. Не в бою честном. Подкупают друзей противника и те портят снаряжение. А противник и не знает, сам не проверяет. Знай это.

Мы вышли за пределы поместья, где нам у ворот помахали рукой стражницы.

- Удачи, господин.

- Удачной охоты!

Я улыбнулся и махнул им в ответ. Удивительно просто, как им удаётся вечно быть в приподнятом настроении и не унывать? Я ещё ни разу не видел кислой рожи.

Видимо вопрос на моей харе был очевидным, так как Ухтунг сказал:

- Халява.

- Чего? – не понял я.

- Халява для них. Деньги неплохие платят, еду и кров дают, жизнью рискуют по минимуму. Чаще всего нанимают наёмников, чтоб в пекло бросить. Чем ранг ниже, тем страшнее работа предстоит и меньше платят.

- Приходилось работать наёмником? – посмотрел я на него.

- Приходилось, - ответил он, глядя вперёд. – Риск за копейки. У нас семьи. Хочешь вернуться домой к детям и жене. Хочешь денег. Не хочешь умирать. Спроси, сколько детей имеет каждая. Уверен, что одна четвёртая с детём уже. И выжить хотят, чтоб вернуться и увидеть его. А тут работа без риска почти и высокий шанс с деньгами к ребёнку вернуться. Или сюда его перетащить.

- Там настолько плохо? – спросил я.

- Был я один раз там. Не очень плохо, но и не очень хорошо, каждый сам за себя. Здесь же цивилизация и безопасность.

Тем временем мы вошли в деревню нечисти, которая уже проснулась. Эта деревушка располагалась прямо около реки в том самом пролеске, который отделял её от поместья со стороны моста. Расположились на берегу, чтоб иметь доступ к воде.

Это даже было неплохо, так как их постоянно с другой стороны видели люди и, как следствие, привыкали к ним.

Плюс? Плюс.

Эта деревушка расположилась прямо между деревьев. Часть из деревьев срубили, часть оставили, и теперь это было довольно уютное поселение между стволов, создающее ощущение сказочности. Аккуратные избушки и домики из досок между домов и дорога, которая шла между ними. Часть из них уже была огорожена невысокими заборчиками из веток. Лесной городок, не иначе.

Здесь они уже успели даже что-то типа мастерских сделать – такие большие открытые сараи, где стучали по металлу молотки или слышались звуки пилы.

Здесь я, кстати говоря, видел не только нечисть, но и обычных людей. Немного, совсем немного, но они были. Предположу, что это беженцы, которые остались без всего. И теперь они были готовы перебороть предрассудки и вести дела с чудовищами, лишь бы не помереть с голода. Так, например, я видел двух женщин, что работали в довольно крупном доме, где виднелись и арахны. Предположу, что они помогали арахнам с тканями, которые те плели.

Повсюду бегали дети, начиная с арахн и маленьких мавок (я увидел и тех, что купил тогда у города), заканчивая орчатами и маленькими кикиморами. Работали во дворах женщины, развешивали бельё, стирали, подметали двор, носили вёдра. Куда-то топало мужское население, что-то строило, тащило. Здесь было заметно чище, чем в тех деревнях, где я был. Дорога была конкретно утоптана. Шаг влево, шаг вправо – уже трава.

И все, кто нас видел, бросали дела и кланялись. Те несколько человек, что были здесь, видимо не совсем понимая поведение других, тоже на всякий случай оставили свои дела и поклонились нам.

Даже дети и те обратили на нас внимание. Только вместо поклонов они окружили нас толпой и весело галдели. Одна особо упрямая личность в виде маленькой девочки арахны даже набралась смелости и подошла ко мне.

Блин, даже несмотря на паучье тело она пиздецки милая! Вот реально, миленький ребёнок. Я даже хочу потискать её!

- Чего тебе, чудо? – остановился я и нагнулся к ней, улыбнувшись.

- С-с-с-с… Я-с… - потупила взгляд, покраснела, начала теребить свои чёрные волосы. – Доброе утро…

- И тебе доброе утро, - ответил я и похлопал её по голове.

Ну всё, девочка расцвела - заулыбалась, заискрилась, прямо счастливыми глазами в меня упёрлась, словно я сделал нечто очень хорошее для неё. Такое ощущение, словно сейчас она бросится ко мне на руки. Только как её держать? За туловище паука, или за тело человека?

Но всё же, блин, дети везде дети – милые и вызывающие тепло в душе. После такого мира они словно лучики света. Обожаю из-за этого маленьких детей, от них чувствуется чистота. И что бы мне не приходилось в своё время делать, это не отменит того, что я всё же люблю детей. Хотя за такое в некоторых странах меня могут упечь как страшного педофила, домогающегося к детям. Хотя чего там, они просто сами больные ублюдки, готовые извратить всё что угодно.

А девочка действительно красивая, даже несмотря на то, что на половину паук и ещё очень мелкая. Есть же очень красивые дети в детстве, вот и она относится к таким. Видимо особенность вида. Хотя я вижу и другую особенность их вида – из всех детей, у девочки-арахны грудь была самой большой, словно она уже достигла пубертатного периода.

- А ну кыш, мелочь! – рявкнул громко орк и топнул ногой, от чего дети разбежались…

Нет, не в страхе. Со смехом и весёлыми криками, словно только этого и ждали от него. Вон, та девчушка с весёлым смехом аж на дерево вскарабкалась. Цап-цап-цап, и буквально на вертикальном стволе стоит и смеётся, прикрыв ручками рот.

Пиздец, я тоже так хочу! Так хоп-хоп-хоп и стоишь на вертикальной стене. Можно было бы от вездесущей Клирии на потолках нижнего этажа прятаться.

Но ладно, я отвлёкся.

Я вообще заметил, что жизни в этой деревне намного больше, чем в деревнях людей. Даже эта постоянная пасмурность, которая застилает собой всё, не усугубляет картину. Обычно смотришь, тучи на небе, деревня грязная, мрачные люди, словно блять сейчас все сдохнут. А тут лесок, да пасмурно, но жизнь как-то всё разбавляет. И мне кажется, что в той нечисти человеческого намного больше, чем в людях, которых я знаю.

- Вы сможете пережить зиму? - спросил я, разглядывая деревню.

- Волноваться не надо. Сами сможем мы позаботиться. Скоро на нерест рыба пойдёт, помогут мавки наловить её. Помогают лесавки с охотой. Не люди мы. Выживаем лучше. Жили и в более плохих условиях. Земля есть, лес есть, нас не гонят, всё в порядке.

- Вот бы остальные были бы такими же…

Хотя с другой стороны, если все сейчас бросятся на охоту, в лесах просто ничего не останется.

- А вас часто гнали с других территорий?

- Прибиться нежити тяжело. Оркам проще. Особенно арахнам и онрё достаётся. Выделяются. Ну кикиморам тоже. И другим, что слишком противны на взгляд человечишек.

Последнее он сказал чуть ли не с отвращением.

- Так-то я тоже человек, - заметил я.

- Ты? Человек? Не смеши, - рыкнул он. – Положил ты людей столько, что мне за всю жизнь не убить. Встал ты на нашу сторону. Посланник бога ты, что помогает нам.

Правда бог этот ещё тот сукин сын.

- Отличаешься ты. Воспринимают тебя не как человека. Внешность, но не суть.

- И кто же я?

- Антигерой.

Сказал так, словно это ответ на все вопросы.

Мы дошли до одного из домов, который стоял около большого баобаба. Орк без разговоров подошёл к двери, толкнул её и нырнул внутрь, слегка пригнувшись. Я последовал за ним.

Внутри пахло свежим деревом и землёй. Ещё пахло какими-то травами и жаренным мясом.

- Женщина, где ты?

Дом был сделан из трёх комнат. Одна, судя по всему была и прихожей, и кладовой. Вторая, куда я прошёл, была кухней. Предположу, что третья будет спальней. Оттуда и послышался басовитый голос женщины.

- Я тут. Чо кричишь, мужчина?

Из спальни вышла женщина… Добротная женщина, не уступающая орку размерами. Нет, она была ниже, слегка полнее, лицо было явно женственнее, добротные хозяйственные сиськи, чтоб детей кормить, и пронзительный взгляд.

- Чо кри… - и тут, завидев меня, она осеклась. На лице отразилось удивление с лёгким испугом, словно её муж притащил в дом бритоногого медведя, который стал её соперником и хотел теперь отбить у неё мужа. Орчиха тут же поклонилась параллельно полу, и вежливо произнесла: - Приветствую вас, господин мой. Не знала я, что вы придёте, стол бы накрыла. Но быть может вас угощу …

Она тут же превратилась в хозяйку, которая заспешила, что-то приговаривая, к грубо сколоченному шкафу.

- Отставить, женщина, по делу мы.

- По делу и иди, господина встретить надо, - запричитала она, лезя в шкаф. Везде, судя по всему женщины одинаковые.

- Не стоит, - остановил я её. – Я уже ел. Мы действительно по делу заскочили, кое-что забрать надо.

- Ох… за мужа прошу прощения, мой господин. Идиот он, вынудил вас прийти к нам.

- Молчи жен…

Она стрельнула в его сторону злобным взглядом, оборвав орка на полуслове. Он же в ответ угрожающе зарычал.

Какая счастливая семейная пара, сразу чувствую любовь и семейную идиллию. Уверен это у них такое в порядке вещей и ночью не помешает заняться более приятным делом.

- Прошу прощения ещё раз, - поклонилась она, и мне стало неловко.

- Да всё окей, - ответил я и быстро нырнул в комнату. Не хватало мне ещё в семейных скандалах участвовать.

В их спальне стояла одна добротная двуспальная кровать и ещё одна широкая кровать поменьше, скорее всего для детей. На той, что была добротной, лежали вещи – мечи, броня, сумки, сапоги.

- Глупая женщина, - прорычал басом Ухтунг. – Место забыла своё.

Я не обратил на его возмущения никакого внимания.

- Это всё мне? Типа выбирай чо хочешь?

- Умение выбирать экипировку и проверять её – успеха залог.

- Да я как бы и до этого умел, - я окинул взглядом все вещи.

- Госпожа Клирия сказала тебя учить и качать. Делаю я, что приказали. Так что будь уверен, до твоего отъезда сделаю я тебе твой необходимый уровень.

Кажется, мне угрожают.

Часть тридцать девятая. Яркая сторона медали. Глава 172

Снег выпал несколько позже, чем мы все думали, за несколько дней до моего отъезда. Это можно было назвать подарком природы, так как благодаря этому у нас было больше времени подготовиться к зиме – отбабахать побольше домов, закупить побольше еды, заготовить растопки.

Правда всё равно это было весьма неожиданно. Особенно неожиданно было, когда ты открываешь дверь, а тебя сносит к херам снежным потоком. Очень блять весело, оборжаться можно. И ведь знаю, что стражницы были в курсе, но специально промолчали, чтоб посмотреть на шоу.

- Хули ржёте? – стрельнул я в их сторону глазами, схватил снежок и отправил одной из них прямо в морду.

Смеха стало ещё больше. Снег принёс с чистотой и весёлое настроение.

Да уж…

Надо признать, зрелище заснеженной территории поместья было действительно удивительным и красивым.

Выходишь и на многие сотни метров просто белая равнина, скрывающая под собой все неровности. А там чуть дальше начинался такой же белый, облепленный снегом лес, словно из сказок. При этом воздух был наполнен искрящимися снежинками, которые то ли с неба падали, то ли поднимались из-за ветра с земли. Оттого казалось, что сам воздух искрится.

Мир на мгновение стал девственно чистым.

Только забор рушил картину и скромно торчал вдалеке, как бы намекая, что это всё ещё та самая бренная земля. Да ещё и ходы через сами сугробы были, словно окопы.

Если честно, я никогда столько снега ещё не видел. Хотя вру, видел. Когда был ещё мелким – роста как раз было достаточно, чтоб неглубокий сугроб казался для меня непреодолимым препятствием по самую грудь. Тогда всё это воспринималось иначе, всё казалось более... сказочным, что ли. Сейчас кстати было ровно также, как и тогда – снега было по самое не хочу.

Вход в поместье завалило где-то на половину. Благо стражницы уже успели протоптать проходы через сугробы глубиной мне примерно по грудь. А в некоторых местах я мог просто провалиться по самую голову. Проходы доходили до ворот и там расходились вдоль стены в разные стороны. Ещё несколько шли по территории к пролеску и озёрам.

Кстати, озёра были единственным тёмным пятном на этом пейзаже. Там снега было мало, чем активно пользовались девушки, постоянно обитая в том месте в свободное от службы время. Прикольно же сидеть в горячей воде в то время, когда вокруг холод и снег.

- Навевает воспоминания, да? – пробормотал я, любуясь окрестностями.

- Вы про те времена, когда толкали меня в сугробы? – поинтересовалась Клирия.

Сейчас, перед моим отъездом, мы забрались на крышу входа в поместье и отсюда оглядывали белоснежную равнину, испещрённую ходами, которую ограждал заснеженный лес. Клирия стояла рядом, одетая в серебристую шубу с пушистым-пушистым воротником. Зверёк, павший ради этого воротника, хочу, чтоб ты знал – твой мех реально красивый.

Я же был одет в какое-то утеплённое чёрное длинное пальто, что прикупили для меня на этот случай.

- Тебе нравится вспоминать только плохое, я погляжу.

- Почему же? По сравнению с тем, что я пережила, то были одни из самых счастливых воспоминаний. Беззаботность и маленькое детское счастье.

- А самые счастливые воспоминания какие?

- Я воздержусь от ответа. Однако точно не те, где вы мне в трусы снег запихивали, Мэйн.

- Блин, тебе действительно нравится вспоминать плохое! – возмутился я. – Я был тогда ребёнком, и мы играли вообще-то.

- О-о-о… - протянула она с наигранно удивлённым лицом. – Наверное мои визги и просьбы так не делать были тоже частью игры… Прошу прощения, я запамятовала это.

- Самая умная?

- Нет, - покачала она головой, всем видом говоря мне, что да, самая умная.

Ах так? Ну всё, пизда тебе, тёмная.

И я без зазрения совести толкнул её с крыши.

Клирия элегантно приземлилась в сугроб вниз головой, выставляя на всеобщее обозрение свои ноги, дёргающиеся в разные стороны как в мультиках, облачённые в рейтузы, которые она надела под юбку.

Хм-м-м… блин, рейтузы так сексуально обтягивают её попку… я раньше не замечал это из-за юб…

Ёб блять, чо за хуйня?! Какого хуя я её в таком плане рассматриваю?! Это же Клирия! Это же жуть блять во плоти. Капкан ходячий… Хотя… нет, стоп, чего меня на извращения-то тянет?

Аккуратно спустившись вниз, я оставил Клирию торчать в сугробе верх ногами, отправив к ней на помощь одну из стражниц. И практически у самых дверей встретил Элизи. Та была в довольно странном наряде, по виду напоминающую шубу, но сделанную в виде платья с мехом на подолах и воротнике.

- Где Клирия? – спросила она, поплотнее закутываясь в свою шубу-платье.

Я молча кивнул на наёмницу, которая тянула ту за ноги из сугроба.

- Понятно… Тебе скоро отправляться. Держи, - она протянула мне зеркальце. – Кстарн будет всегда на связи. Для перехода найдёшь большое зеркало, поднесёшь это зеркальце. Кстарн протянет через него руку, чтоб коснуться того, которое ты выберешь.

- Ты же была там, верно? Может что расскажешь?

- Боюсь, что прошлая хозяйка тела лишь изредка бывала в королевском университете в вертикальном положении.

- Погоди, но ты же девственница.

- Всегда есть запасной ход, - невозмутимо ответила Элизи.

Пиздец…

- Надеюсь тебя теперь геморрой не мучает.

- Спасибо за заботу, ты сама учтивость. Нет, не мучает. И прошу, не вздумай ляпнуть нечто подобное там.

- Не парься, я уже бывал в универе…

- Нет, я парюсь, - неожиданно строго сказала она, схватила меня за грудки и развернула к себе лицом. Да так близко притянула, что я чувствовал её дыхание. – Мэйн, не вздумай там делать глупости. В этом королевском университете учатся действительно важные дети. Сыновья и дочери генералов короля, глав сильнейших графств, самых влиятельных купцов, судей, чиновников и других людей. Там знать, там золото королевства.

- Я понял…

- Ты не понял, - тряхнула она меня, словно глупого ребёнка. – Ты ничего не понял! Никаких шуток, глупых слов и матов! Матов! Чтоб ты не матерился там! Мэйн, это не шутки! Не вздумай, иначе у нас будут проблемы и всё, ради чего ты тут старался, пойдёт прахом, - она понизила голос. – Если госпожа Эвелина не поймала нас, то это не значит, что она не держит руку на пульсе. Если ты прогремишь там с чем-нибудь, она сразу узнает и явится сюда. И если боги будут милостивы, мы просто станем её вассалами.

- Ты моей мамой заделалась?

- Это не тот институт, что в наших мирах, там всё слегка иначе. Там обиды личные становятся обидами семейными. Там есть те, что чтут традиции, и твои слова могут стать проблемой. Там все из высоких семей и замашки у них могут быть соответствующими. Для них ты лишь плебей, чудом пробившийся туда. Поэтому будь осторожен и аккуратен.

- Я всегда такой, если ты не заметила, - я аккуратно выбрался из её хватки. – Поэтому можешь не париться, Элизи, всё будет хорошо.

Она очень серьёзно посмотрела на меня после чего кивнула.

- Буду надеяться на твоё благоразумие. Нам пришлось постараться, чтоб протолкнуть тебя туда.

- Да-да, я уже понял.

- Я буду надеяться на это. Там будут детки всяких высокопоставленных людей и ты для них лишь мелкая рыбка. Однако это твой шанс…

- Знаю-знаю, завести знакомства и может узнать что-нибудь новенькое о наших потенциальных врагах. Может кого-нибудь убрать там или…

Ужас на лице Элизи был красноречив.

- Нет! Научиться новому! Мэйн, ты туда не воевать едешь!

- А… блин, а я чот и забыл уже, - почесал я репу.

- Как можно забыть о таком?! Или ты не видишь, к чему твои постоянные «повоевать» приводят?

- Так, а вот эту тему не надо трогать.

- Мэйн, - она буквально упрашивала сейчас меня. - Просто отдохни. Ты едешь туда научиться новому и отдохнуть, не забывай об этом.

- Слушай…

- Это ты послушай, - перебила Элизи меня. – Мы не из этого мира. Многое для нас слишком чуждо. И это плохо на нас влияет, всё сильнее прогибая нашу психику. Мне уже сказали, что произошло в городе.

- И что?

- А то, что ты начинаешь ломаться. Тебе нужно время прийти в себя. Просто наслаждайся жизнью. Ты и так много сделал уже и заслужил перерыв.

- Да у меня перерыв на перерыве. Там три недели отдохнул, там…

- Очнись уже, - она щёлкнула пальцами перед моим носом. – Для многих героев бои как забава, так как они намного сильнее других. Для тебя это стресс, причём очень сильный. Твоя психика не привыкла к подобному. Тебе надо просто уехать подальше от всего этого. Уехать и просто пожить как обычный человек в красивом солнечном городке, а не здесь.

Ну… в чём-то она права. Жить при постоянной пасмурной погоде то ещё удовольствие. А в последнее время я то и делал, что бегал по лесам и добивал оставшихся разбойников, практически полностью истребив их. Это помогло мне поднять самый минимум, но устал я конкретно.

Серьёзно, постоянные убийства, кишки, отрубленные конечности, крики боли и страха. Из одного лагеря в другой. От одной смерти к другой. По тёмным лесам и грязным дорогам. Мы даже до сгоревшего города дошли. Не рискнули зайти внутрь, однако поубивали разбойников снаружи. Я собственноручно большей части глотки перерезал…

Интересно, в какой момент я превратился из обычного человека в хладнокровного убийцу, которому отнять жизнь так же просто, как зажечь спичку?

А ещё мне стало интересно, Элизи обо мне заботится или же заботится о будущем нашего графства, понимая, что многое зависит от меня? Я бы задал этот вопрос ей, но вряд ли она ответит честно. А я вряд ли пойму, врёт она или нет.

- Я понял, - вздохнул я, сдаваясь. – Отдохнуть и не париться.

- Именно, - кивнула она удовлетворённо. – Я буду надеяться на твою благоразумность.

Вот это ты зря. Я бы сам себе даже чай заваривать не доверил. Так однажды решил его маме заварить и спутал сахар со стиральным порошком. Не стоит спрашивать, каким образом, но я до сих пор иногда вспоминаю, как я стаял перепуганный и плакал, пока у ошалелой мамы из рта пена валила.

Мда… были же времена…

- Ладно, сделаю всё, что в моих силах, - ответил я.

- Это меня слегка и пугает, - ответила Элизи и слегка повернула голову в бок, поймав взглядом одну не очень довольную особу. - Клирия идёт. Ты её рассердил.

Наверное, Клирии пришлось не по душе то, что я сделал. Вся её голова была в снегу, волосы стали белыми, на ресницах снег, по лицу стекают капли, вся шуба тоже в снегу. Зато красные огоньки аж отсюда видны.

- Надеюсь, что Элизиана уже поговорила с вами, мой господин, - сказала Клирия, нацепив на лицо классически улыбку. С ней она выглядела ещё более жутко.

- Да, я прослушал лекцию о том, как надо себя вести, - заверил я её.

- Отлично, мой господин. Надеюсь, вы наигрались и будете вести себя с этого момента более серьёзно.

«Или я убью тебя, сука!» - примерно это я читал в её глазах. Вряд ли прямо убьёт, но на мозг капать точно будет.

- Кстати… - Клирия обернулась ко входу в поместье, откуда вышла одна из служанок, таща мой чемодан. – Ваши вещи, мой господин. Вы ничего не забыли?

- Уверяю, всё с собой взял, - ответил я и забрал чемодан у служанки.

Блин, чот он тяжёлый. Мне казалось, что будет легче.

- Списки книг и предметов…

- Взял, - ответил я. – Можешь не париться по этому поводу. Деньги взял, одежду взял, зеркальце взял, список взял.

Ещё взял пистолет, но вам этого не скажу.

- Очень хорошо, мой господин.

- Всего один чемодан? – удивилась Элизи.

- Ну я же не вы, девушки, - усмехнулся я. – Мне не надо по сорок чемоданов тащить за собой, чтоб держать при себе всё необходимое. Только самое нужное - трусы и носки.

Клирия и Элизи непонимающе переглянулись. И первой подала голос Элизи.

- Не хочешь же ты сказать, что всё, что ты с собой взял – трусы и носки?

- Нет, ты чо?! – возмутился я. – Я и тапочки прихватил.

Дружный фэйспалм. Дабл килл!

Всегда хотел посмотреть, как Клирия и Элизи сделают их одновременно.

Хотя я шучу, взял ещё по одному комплекту одежды на выход. Или этого мало? А, похуй, там закуплюсь если что. Деньги есть, надоело считать каждую копейку. А то в своём мире считал их, в этом считаю. Пора уж пожить немного до того, как друзья герои меня грохнут.

- Ну как, проводите меня? – спросил я, кивнув на окоп через снежное поле.

И они меня проводили. Там ещё и Мамонта вышла, так как она всегда сопровождала нас, если этого не делал Ухтунг. Я так подозреваю, что это правила Клирии.

Самое удивительно, что стоило нам выйти и мы тут же попали на очищенную дорогу. Хотя чего тут удивительного, это же магия ёпта. Она дороги чистит. На моей родине тоже магия есть, там дороги всегда засыпаны снегом. Даже когда он в других местах растаял, дорога будет засыпана снегом.

Но блин, дорога идущая через заснеженный лес, когда над тобой свисают снежные шапки, это действительно сказочно. Словно такой туннель. Ещё более сказочно было бы, если одна из таких шапок не упала на меня и не погребла под собой.

Так мы дошли до самой деревни, которая успела разрастись до внушительных размеров. Её улицы уже были чисты от снега. Стоило нам зайти туда, как мы тут же окунулись в бурную жизнь большой деревни. Повсюду укутанные люди, все куда-то бегут, спешат, что-то делают, что-то продают. Суета стоит. Вся дорога буквально забита, и повозки с лошадьми, что здесь ездят, двигаются очень медленно.

Стоит отойти в сторонку, там в сугробах бегают и играют дети: кидают друг в друга битое стекло, камни, гвозди, строят снежные усыпальницы, закапывают друг друга в снег, дерутся на розочках от бутылок…

Э-э-э… так и должно быть?

Мы прошли по главной улице и свернули к только что отстроенному каменному зданию. Никто из людей в такой суматохе не обратил внимания на то, кто посетил деревню. Все были заняты своими проблемами, которые принесла зима. Оно не было каким-то супернавороченным или сильно выделяющимся – обычное добротное здание.

- Надеюсь, всё будет окей, - сказал я, оглядывая лавки, где охотники продавали зайчатину.

- Всё под контролем, мой господин, - заверила меня Клирия. – Будет трудно, но пусть радуются, что на их столах вообще что-нибудь будет.

- Пусть будут рады тому, что дают? Обычно такая логика до добра не доводит.

- Не доводит, но сложные времена требуют радикальных решений, чтоб они вообще могли быть потом недовольными.

В том здании, к которому мы направлялись, теперь располагался телепорт, который мы отстроили. Оно не было точно таким же пафосным, что и здание Анчутки – всё скромно и тихо. Но для телепорта и такое сойдёт. Спасибо деньгам Анчутки, мы смогли себе это позволить благодаря ему, потратив свои деньги на другие нужды. Спасибо Анчутка, ты настоящий раб.

Внутри было довольно темно, словно все, кто работает в этом бизнесе, пытались показать – смотрите, какие мы невъебенно серьёзные, важные и таинственные. Настолько, что блять у нас в доме темно как в жопе, так как мы зажали на свечи, вот насколько таинственны.

Там внутри нас уже поджидали люди, которые были наняты Клирией. Практически все, кто имел непосредственное дело с нами и вершил важные дела, были под клятвой и знали настоящего хозяина. Это было сделано для того, чтоб не возникло недоразумений. Все остальные, типа мелких чиновников или обычных охранников, что были наняты нами для охраны деревни, обо мне не знали ничего кроме того, что я слуга госпожи графини Элизианы.

- Итак, всё взял? – спросила Элизи.

- Да, мама, - кивнул я.

- Остроумно, - спокойно отреагировала она. – В крайнем случае Кстарн тебе передаст всё необходимое.

За ней меня спросила уже Клирия:

- Вы уверены, мой господин, что вам не нужна слуга? Любая из скрытниц или скрытников. Юсуф, например? Или, если вы действительно так хотите, Лафия? Вам нужна охрана.

- Нет, спасибо, мне не нужен надсмотрщик, Клирия. И не надо охранять от меня других. Думаешь, я не понимаю, что ты боишься не за меня, а за тех, кто будет рядом со мной?

- Ваше умение находить приключения очень опасно, - улыбнулась она. – Но как пожелаете. Однако вы могли бы взять с собой и обычную слугу.

- Всё нормально, - поморщился я. – Не надо тут меня опекать как ребёнка, не маленький уже.

- Твои поступки иногда говорят об обратном, - ответила Элизи.

- Ага. И возможно именно благодаря этому я ещё жив. А теперь…

Я молча шагнул с чемоданом в центр металлического круга, идентичного тому, что был в телепортационных домах Анчутки и Эви. Видимо они создавали между собой какую-то связь.

- Удачи, мой господин, - попрощалась со мной Клирия. – Желаю вам хорошо и полезно провести время.

- До свидания, Мэйн. Мы будем связываться с тобой.

- Только не каждый вечер, - попросил я. А то будут мне там через зеркальце названивать постоянно, как надоедливые мамы. Боже, какая опека…

А через мгновение меня ослепило яркой вспышкой, которая подразумевала, что я телепортируюсь.

Глава 173

Я оказался в большом красиво обставленном зале.

Нет, слово «большой» здесь неуместно.

«Огромнейший». Да, это слово больше подходит.

Зал, куда меня телепортнуло, оказался настолько большим, что я даже начал невольно чувствовать уважение и восхищение, оказавшись здесь. А ещё свою никчёмность… Кажется, на это чувство всё и рассчитано. Нет серьёзно, огромнейший зал, где потолок примерно на уровне этажа седьмого! Бля, я не знаю, нахер такое огромное строение нужно, однако должный эффект оно точно оказывает. Ты сразу понимаешь, что это столица и центр королевства.

Весь зал обрамлял белый, молочный, светло-серый или коричневый мрамор, хотя не реже встречалось и красное дерево. Пол выстелен чем-то наподобие коричневатого гранита со странным природным узором. А ещё огромнейший потолок, поддерживающийся исполинскими колоннами из белого камня, где висели чудовищно большие люстры (как они свечи на них поджигают?). Для обхвата такой колонны наверно требовалось человека три.

Здесь даже было четыре балкона, словно зал был под театр сделан. Ещё удивительнее то, что здесь было не многолюдно. Возможно потому, что все люди тупо терялись в этом зале.

Чот я чувствую себя каким-то мелким…

Но самой привлекающий взгляд была огромнейшая во всю стену картина, с которой на тебя как на говно смотрели три человека. Хрен в короне, красивая женщина и маленький пухлый младенец. Вот под этими взглядами я действительно чувствовал себя так, словно оказался перед великанами.

Младенца смысла описывать нет – ребёнок как ребёнок, милый маленький младенец. Женщина… ну красивая, чего тут скажешь, изящная, умная, и начитанная на вид. У неё не было той красоты, что есть у хищных моделей. Наоборот при тонких чертах, она выглядела интеллектуальной и по хрупкому милой.

И король… мужик с короткой бородой и короной на голове. Бля, ну не знаю… у него такая улыбка, что становится не по себе. Хитрая, как у чувака, который успел не раз наговнить и выйти сухим из воды. А взгляд как бы намекает, что он видит тебя, видит, что ты хочешь сделать. А ещё… почему на этом огромнейшем полотне с портретами слева от короля нарисована бутылка? Это типа символ власти? Или он сам ею пользуется?

Я так увлёкся этим всем, что не заметил, как ко мне подошли двое чуваков в мантиях.

- Добро пожаловать в Нью-Лайто-Хайцурбергшвильцград, столицу нашего чудесного королевства, коим правит великий король всея земель.

Мне кажется, что тот, кто давал название этому городу, пытался собрать воедино все частички известных городов моего мира, действуя по принципу – не можешь придумать сам – спизди. Главное, чтоб звучало эпично и трудно выговариваемо. А вы неплохи… Патрик одобряет.

- Просим вас отойти с телепортационной платформы, так как на неё прибудут сейчас другие люди.

- А, да, конечно, - кивнул я и быстро сошёл с неё.

И практически сразу там появился другой человек. Тот, даже не глядя на других, тут же спустился со ступенек и пошёл к выходу. Кажется, теперь я знаю, как они поняли, что я первый раз здесь.

Кстати, сам телепортационный круг располагался на такой небольшой каменной платформе и только сейчас, сойдя по ступенькам с неё и оглянувшись, я понял – тут таких платформ довольно много. Весь зал практически заставлен ими. И все они используются, кто-то входит, кто-то выходит из них.

Короче местные авиалинии типа.

Ладно, хули стоять тут, пойду, посмотрю, что за столица такая расчудесная здесь…

Преодолев такой нехилинький зал, я подошёл ну к очень маленьким по сравнению со всем зданием дверям и вышел на улицу.

И первое что меня встретило…

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!! СУКА!!! ПИЗДЕЦ!!! О БОГИ, ЧТО ЗА ХУЙНЯ!!! Я СЕЙЧАС…

Так, стоп… так это же солнечный свет… Блин, а я уже и забыл, как он выглядит… думал, опять пиздец по душу спустился.

Я протёр глаза и с трудом смог оглядеться. Из-за такой дичайшей яркости глаза нещадно болели и слезились. По сравнению с моим серым краем, где практически всегда пасмурно, здесь ну очень светло. Вот прямо слепит, что даже глаза слезятся. И мне так хочется забиться в угол с криками: «А, сука, свет бля-я-я!!! Как светло!!! Уберите свет, уберите его!!!».

Кажется, я превратился в одно из тех существ, что не переносит солнечного света и всегда скрывается в тени – двачера.

Какой ужас.

Ухудшал всё ещё и белый снег, который покрывал улицу передо мной. И как бы странно это не звучало, он был реально белым, а не серым, как в моём мире в городах.

Я попал на ужасно светлую, покрытую утоптанным белым снегом улицу, где ходило ОГРОМНОЕ количество людей. Будет где разгулять… Так, стоп, Патрик, фу, нельзя жечь и убивать, нас же просили. Но ручки всё тут разрушить уже чесались.

Я сошёл со ступенек огромнейшего здания, со стороны напоминающего увеличенную версию миланского собора, и тут же попал в плотный поток людей. Забавно, здесь была как проезжая часть, где ездили повозки, кареты и прочие экипажи, так и тротуары, забитые людьми. Что, кстати говоря, не мешало людям идти и по самой дороге, отчего они тормозили движение.

Первое, что бросилось в глаза, так это сам город. Яркий, светлый, с сочными красками. У меня в графстве словно настройки яркости и сочности красок были выкручены в самый минимум. Здесь же на самый максимум. Чистенькие дома вдоль улицы, имеющие слегка готический вид.

Это место больше всех напоминало классическое фентези. Яркий чистый город, живые, энергичные люди на улицах, стража в блестящих доспехах, повозки, лошади, кареты. И всё это сука яркое, светлое и насыщенное.

Словно картинки из историй с прекрасными строптивыми принцессами, которых надо спасти и трахнуть. Или драконами и прямолинейными ОЯШами долбаёбами, которые всех спасают и об которых вытирают ноги. Или же они пытаются косплеить плохих парней, осёдлывают божественных куриц и превращаются в педофилов с комплексом братика.

Блин, кажется я зареспаумился не там, где надо было… Пока я ковылял по пасмурным, грязным и жестоким землям, здесь, оказывается, был такой классический светлый город.

Правда в такой толпе я чуть не попал под карету, залюбовавшись местными красотами. Пиздец я пересрал, когда эта скрипящая дура пронеслась мимо. В моём мире обычно таких, как я сбивают грузовики. Видимо этот мир тоже перенял эту тему, только использует вместо грузовиков кареты.

Дурной пример заразителен.

- Так… - я полез в карман за списком покупок. – Чо там у нас…

И понеслась.

Первым делом надо было найти вообще ту улицу, где толкали книги. Мне пришлось подобно дауну тыкаться туда-сюда, пытаясь понять, в какую сторону идти. В голове даже мелькнула мысль, что надо было согласиться на служанку, хотя…

Бля, какая разница, что так я тыкаться буду, что со служанкой, которая тоже ничерта не будет знать.

Пришлось подходить к страже и просить у них помощи.

И что блять удивительно, меня не послали, не обсмеяли, не смотрели как на говно и вообще, вели себя как люди. Начали пытаться объяснить, как пройти в нужный район, после чего один вообще вызвался меня проводить. Подозрительно…

Забавно то, что все, кто ведёт себя как нормальный человек в этом мире теперь у меня вызывает подозрение. Ведёт как уебан – нормальный человек. Ведёт как нормальный человек – скрывающийся уебан.

Мир действительно умеет искажать твои взгляды.

Так вот, скрывающийся уебан сопроводил меня до улицы, где толпились… люди. Пиздец неожиданность.

Хотя сразу видно, что максимум, кто здесь встречается – эльфы и редкие зверолюди. Большая часть же всё те же люди. О мавках, кикиморах, арахнах и прочих выделяющихся расах я вообще не говорю. Да, всё круто здесь и сказочно, но кажется мне, что расизм имеет место здесь быть.

Не пнув меня под зад, а вежливо попрощавшись, товарищ стражник оставил меня перед длинной улицей, вдоль которой ютились кучи домов с витринами. И практически полностью вся улица была забита людьми. Дети, подростки и уже довольно взрослые люди моего возраста ходили здесь, шныряли по округе парами или в одиночестве. Некоторые были с родителями, кто с матерью, кто с батей.

Только пройдя дальше, я понял, что примерно это место из себя представляет. Чисто одни магазины, чаще всего со шмотками, книгами или обмундированием, предлагающие разнообразный выбор всего – от местной версии камасутры и латексных костюмов ведьмочек до кулинарной книги юного анархиста и пороха. Хотя попадались мне магазины и с ингредиентами для зельеварения и алхимии.

Кстати, я зашёл в некоторые магазины чисто так по приколу посмотреть на то, что здесь есть.

Я конечно всё мог представить, но метла с воздушным баллоном для полётов в стратосфере это… не знаю даже… не то, что надо предлагать ученикам, не? Или штурмовая метла с шестью залповыми системами фаерболов. Я не эксперт, но у меня вопрос – каких учеников тут ещё готовят? Что им с этим делать? Преподам за оценки мстить?

Были тут и другие забавные вещи – например, сердце истинного пидора.

Нет-нет, тут так и написано – ингредиент для зелий, высокая редкость. Сердце истинного пидора. Они не поленились даже описание присобачить: сердце истинного пидора очень редко встречается в природе, так как этот вид слишком хорошо научился мимикрировать под обычных людей.

То есть по версии этого мира пидоры не люди? Я всё могу понять, но отнести их в отдельный вид… Мне даже немного за геев обидно. А с таким подходом, когда тебя на ингредиенты продают, я бы тоже зассал показываться на люди.

Были тут и пальцы пидора, и почки пидора, и много чего другого. Да вы бедного пидора просто разобрали на части! На мой вопрос, зачем они, мне сказали, что из них получаются отличные снадобья.

- А я после таких снадобий сам пидором не стану? – задал я вполне логичный вопрос.

- Нет, красавчик. Я сам пью такие зелья иногда и ничегошеньки, нормальный, - ответил мне огромный бородатый дровосек и покрашенными губами.

Чот я не уверен в твоих словах, чувак.

Но в принципе большинство магазинов укладывались в пределы нормы. Но нормы этого мира, а не моего, так как стоило мне подумать, что охуевать дальше некуда, как я сразу открывал новые доселе невиданные для себя границы охуевания.

Например, книга «Сорок шесть способов засунуть себе в жопу бутылку». Причём книга написана самим королём. Чувак знает толк в развлечениях. Или книга «Нагота – путь к власти», и тоже королём написана. Или «Правила толкания дури» и тоже королём написана… эм… «Как правильно забухать» и то же король…

Ну… я… даже не знаю, чо сказать. Вижу король этой страны довольно весёлый чувак. И развлечения у него интересные, необычные. Какая многогранная личность…

С другой стороны, какой король, такая страна.

В конечном итоге я нашёл тот самый магазин, который продавал форму для нашего универа. Его название было вписано в список как место, где надо закупиться вещами.

И надо сказать, я понял, что говорила Элизи про золото королевства.

Начнём с того, что сам магазин был явно отбабахан на широкую богатую руку. Начиная с облицовочного камня, заканчивая орнаментом и узорами на здании.

Вокруг него, в отличие от остальных магазинов, толпились совсем необычные люди. Просто бросаешь взгляд и видишь, что это сливки сливок общества. Дорогая одежда, две-три слуги за спиной, дорогие кареты, что выстроились на специально площадке перед магазином. Наверное, для того, чтоб золотце не дышало тем же воздухом, что и смерды.

Я подходил туда с чувством, что мне здесь не место. Особенно глянешь на эти высокомерные, надменные лица людей, что подходили и уходили – сразу хочется или убежать, или вмазать кому-нибудь в морду, чтоб смыть это выражение.

У них даже одежда отличалась от моей. Казалось бы, что одежда есть одежда, но по сравнению со мной они выглядели так же, как я в своей одежде на фоне обычного простолюдина, вернувшегося с полей. Сразу видно провинцию и столицу.

Боже, ну я и днище.

Стараясь стать как можно меньше и вообще никого не касаться, я прошмыгнул в магазин.

Не буду описывать насколько он богато обставлен. Тут около каждой стены диван, словно я попал в больницу для людей с дефектами ног, которым надо через каждый метр присесть.

Здесь богатого люду было ещё больше: парни, девушки, их родители, слуги, прислуга магазина… Бля, да даже прислуга магазина выглядит лучше!

Я скромно прокрался к вешалкам, где вроде как висела форма нашего универа…

И случайно толкнул какую-то тёлку, что стояла и разглядывала платья. На мгновение сердце ушло в пятки, а я приготовился дать дёру к херам подальше от сирены в виде этой девки, которая повернулась ко мне. Повернулась с таким видом словно мне подписывают смертный приговор, а в следующее мгновение…

- Ох, прошу прощения за свою неаккуратность, - девушка сделала книксен. – Я не заметила вас.

Эм… погоди, а ты разве не должна была сказать что-то типа: ты что делаешь нахал или куда прёшь казлина? Или ещё лучше закричать на весь зал, что как я посмел коснуться тебя?

Я так прихуел от подобного разворота событий, что даже не сразу сообразил ответить девушки, которая стояла, спокойно ожидая ответной реакции от меня, сложив руки на животе.

- Эм… я… это…. Прошу прощения… - пиздец, мне стыдно за свой богатый словарный запас из бэ, мэ и кукареку.

Но ещё хуже, что с этими словами я сделал… реверанс.

Ебать.

Приехал.

И это осознание пришло в тот момент, когда я его полностью сделал, приподняв подолы невидимой юбки.

Патрик, хоть я и есть ты, но бля… ты реально конченый долбоёб. Пожалуйста, убейся и избавь меня от меня же.

Эта неловкая ситуация… была просто… пиздец…

Однако девушка хоть и взглянула удивлённо на меня, но промолчала.

- Я… это, ещё раз прошу прощения, - на этот раз я поклонился.

- Я вижу, вы новенький в подобном месте, - сказала она, полная самоуважения и величия. – Я Милионильда, дочь генерала Гранс-Треверского.

Я без понятия, кто это, но звучит как угроза.

- Позволю предположить, что вы тоже смогли поступить в наш институт.

- Э-э-э… да…

Бля, да я вообще могу сказать что-то без «э-э-э»?!

- Э-э-э…

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!! Какой же я долбоёб!!! Мне ещё слюну не хватает пустить для полноты картины, а то я как дебил, который стоит перед стеной и мычит в смирительной рубашке.

- Я рада за вас, примите мои поздравления. Тогда смею предположить, что вы ищите одежду для юношей. Она висит вон там, - изящным движением она указала не менее изящным пальчиков сторону одежды, что висела на другом конце зала.

- Я… я благодарю вас за помощь, - я ещё раз поклонился.

- Ох, прошу вас, не стоит, - прикрыла она рот одной рукой и грациозно отмахнулась другой. – Я рада, что смогла помочь вам.

Чтоб ещё раз жидко не обосраться я поспешил слинять подальше от неё к тому месту, где висели мужские шмотки.

Странно, я думал, что на меня накричат. Неужто реально город добра? Или же она просто чувствует своё превосходство над людьми? Хотя я так долго привык крутиться в дерьме, что только его и привык видеть. И вполне возможно, что есть ещё искренне честные люди.

Я подошёл шмоткам, что были мужскими и… блин мантии? Может мне ещё шрам на череп нанести и начать гнобить бедного чувака после радио и химиотерапии? Бред какой-то…

Придётся немного повозиться, чтоб найти нужные вещи, которые могли бы прийтись мне в пору. По-настоящему тут что не наденешь, всё мешок и вряд ли будет видна разница.

- Вам помочь, молодой господин? – прямо за моей спиной выросла миленькая женщина с видом человека, готового зализать мне жопу при первой же просьбе. Она так учтиво смотрела на меня, что словно пытается понять, не ошибся ли я магазином. – Смею ли я предположить, что молодой господин поступает в королевский университет?

- Смеете, - ответил я. – Поможете выбрать мой размер?

- Сию минуту, молодой господин.

Она быстро подошла, пробежалась пальцами по одежде и вытащила одну из мантий на вешалке.

- Прошу вас, молодой господин. И вот, - отошла в сторону и взяла одну из пар туфлей на полке. – Смею ли я подготовить для вас полный комплект одежды, необходимый для поступления в королевский университет?

- Да, будьте так добры, - кивнул я.

- Слушаюсь. Примерочные находятся в той стороне, молодой господин.

Женщина задала мне направление и поспешила слинять за другой одеждой.

Интересно, как она мой размер определила? Или же магия какая-то есть на проверку размеров одежды? Или перк?

Под эти мысли я двинулся к примерочным, осматриваясь. Они продавали здесь и обычную одежду тоже. Я даже видел вполне себе нормальные наряды, которые и в моём мире будет не стрёмно носить. Отсюда, наверное, такое количество народу, пришедших и на обычный шопинг.

Кстати, хоть тут и закупались самые-самые, однако они оставались всё теми же людьми. Я слышал и видел, как эти ненаглядные детки вместе с родителями (практически все с матерями) подобно обычным людям выбирали себе одежду. Спорили, смеялись, примеряли.

И даже несмотря на то, что они уже не дети, матери всё равно им помогали. Видимо, чтоб те не опозорились, надев какое-нибудь дерьмо.

А вот я стеснялся с мамой ходить, боясь показать себя маменьким сынком. У них же это в порядке вещей. Пока я шёл через зал, слышал множество разговоров.

- Не думаю, что это подойдёт тебе, мой сын, - сказала какая-то женщина.

- Как по мне, отличные туфли.

- О боги, ты позорно выглядишь в них и бросаешь тень на семью.

Или вот.

- Как тебе, матушка? – девушка крутанулась на месте, отчего края платья слегка приподнялись.

- Доча, уверена, что ты хочешь именно это. Оно слишком… просто.

- Матушка, в простоте заключена красота.

А ещё такое:

- Оно такое красивое. Тебе понравилось?

- Оно неплохо выглядит. И тебе идёт.

- Ясно. Жду не дождусь, когда тёть Эви увидит меня на церемонии в нём.

Или, напри…

ЧЕГО БЛЯТЬ?! ТЁТЯ ЭВИ?!

Я в полнейшем ужасе, чувствуя, как сердце замирает и прилипает к позвоночнику, а спину пробивает холодом, поднял голову и увидел, как в мою сторону направлялась та, кого бы я предпочёл не видеть. Констанция с какой-то девушкой, которая, даже если не слушать разговор, была точь-в-точь её копией.

Другими словами, её дочка.

И они шли прямо в мою сторону.

Глава 174

Стоило Констанции просто поднять взгляд, и она бы смогла лицезреть мою ошарашенную рожу. Вот кого-кого, а её я здесь не ожидал увидеть. Одну из важнейших фигур злого мира в центре столицы добра.

Здесь.

Сейчас.

Пиздец.

Мне.

Если она увидит… Если сейчас она заметит… Спалит… Бля, проблем будет пиздецки много. Все планы, все попытки… А если она изменилась и стала реальным злом? Блин, даже думать не хочу об этом да и времени нет! Надо линять от сюда, пока не заметила.

Я было бросился обратно, но мне дорогу преградили люди. Проталкиваться через них? Ага, шум поднимут и спалят. А другой выход, это ей на встречу!

Сука! Она уже близко, ща голову поднимет!!!

В отчаянии я развернулся и понял, что здесь есть примерочные.

СУКА!!!

СПАСЕНИЕ!!!

Я нырнул в самую ближайшую, прямо слыша шаги нашей воительницы фемки за спиной.

И понял, что из огня прыгнул в полымя.

Потому что в этой сраной раздевалке стояла девушка в одних труханах. Блин, а труханы красивые, кружевные… чёрненькие… не о том думаю…

Она как раз держала перед собой какую-то одежду, достаточную, чтоб прикрыться от меня. Однако это не отменяло того факта, что я влип.

Лицо девушки менялось под стать её реакции на внезапное вторжение. Сначала удивлённые глазки смотрят на меня, и я буквально слышу от неё «У?». Потом они расширяются из-за смущения и испуга от осознания того, что происходит. Щёки (именно щёки, а не лицо) становятся жутко красными, губы превращаются в тонкую полосочку. Через мгновение её глаза становятся гневными она открывает рот и…

Сейчас будет крик.

Понимая это, я просто делаю шаг к ней и прижимаю своим телом её к стене, свободной рукой затыкаю рот, а другой подношу к губам и говорю:

- Тс-с-с-с…

И вот стою я, прижав собой девушку к стене, нас разделяет моя одежда и та тряпка, которую она мерила. А за шторкой разгуливает злобная фемка со своим дитём, которая хер знает как отреагирует как на меня, так и на мои игры за их спиной и по сути, направленные против них.

Бля, вляпался по самую щитовидку. Пиздец просто…

- Ма, я примерю?

- Да, вот здесь…

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! СУКА!!! КУДА ТЫ ЛЕЗЕШЬ!?!?!? ТЕБЕ КАБИНОК МАЛО?!?!?!

Наполненные сталью и исполинской силой шаги фемки уже за шторой, ещё немного и она откроет её. А тут увидит меня, жмущегося к девке и зажимающего ей рот!!! Тут без слов можно представить этот пиздец в нужном свете! Бля, да её внутренняя справедливость к хуям меня испепелит ещё до того, как она сама что-либо сделает!

Фемка, шлюха ты недотраханная!!!

И спасая свою тушку, я сделал первое что пришло в голову – я убрал ладонь с её рта и, прежде чем девка успела пикнуть, поцеловал её взасос, обхватив руками так, чтоб та не вырвалась.

И в эту же секунду штора за моей спиной отодвинулась, секунда и я услышал характерное недовольное:

- Тц.

Ну чиста Констанция. Сейчас полюбас в ней мысли: что это такое, как они смеют подобное здесь делать и так далее. Фемка же, что с неё взять.

Но блин… с хера ли она здесь… Нет, стоп, причина, по которой она здесь как раз-таки в том, что рядом стоит эта причина – почти полная уменьшенная копия фемки. Будет фемкой МО-два. И хули она здесь делает? Нет, реально, её доча что, хочет тоже в институт поступать?

И вообще, откуда у фемки дочь? Нет, тупой вопрос; правильнее спросить, от кого? И сколько дочке лет?

Ведь если ей двадцатник, то…

Бля…

Нехорошая мысль пронеслась в голове словно молния с одним единственным вопросом.

А если от меня? Нет серьёзно, а вдруг я успел наломать дров перед своей смертью.

Например, обрюхатить фемку…

Нет, бред, быть не может, её дочь выглядит… моей ровесницей. Блять…

Нет, всё равно не может быть. С тем же успехом дочь может быть от любого другого залётного хера, что попал в цепкие лапки извращенки, которая трахала бы всё, что можно, и мечтала, что её толпой изнасилуют зэки. Так что не факт, что дочь моя.

Но мысль всё равно неприятная и теперь она крутится в моей голове так же назойливо, как и мысль, что я конкретно запопал.

Если фемка здесь ошивается… Я же не могу тут вечно стоять в раздевалке и сосаться с этой девкой.

Кстати о девке, чот я забыл, что до сих пор сосусь тут с ней.

Я отвлёкся от своих мыслей и отстранился от девушки, которая… кажись превратилась в кашу. Вся красная, словно одурманенная, глаза слегка мутные немного скрещённые на носу. Её лицо напомнило мне лица девчонок, коих рисуют на хентай картинках, когда они на хую скачут – скрещённые глаза, слюна из-за рта, вид наркоманки под сильным кайфом. Так ещё блять и ниточка слюны соединяет наши губы.

Фу бля, какая мерзость.

Так она сейчас ещё и осядет, если я перестану её держать.

- Эй ты, давай очухивайся, - тряхнул я девку.

- А? – она совсем чуть-чуть пришла в себя, но этого было достаточно, чтоб её ноги смогли удержать её тушку. – Мы… всё?

- Да, всё, до встречи.

Я молча выглянул из-за шторы и, не увидев угрозы, вышел, оставив слегка ошарашенную и не пришедшую в себя девушку в раздевалке. Пора валить, товарищи, отступаем!

Я быстро-быстро ринулся ко входу и…

- Ваши вещи подготовлены и упакованы, молодой господин, - неожиданно выросла передо мной женщина.

ДА БЛЯТЬ!!!

Я воровато оглянулся.

- Да-да, хорошо! Давайте, я очень спешу!

- Слушаюсь, - ответила женщина и с необычайным проворством повела меня на местную версию кассы.

При это я озирался так, словно уже что-то спиздил или натворил. Но про второе, кстати говоря, так-то правда.

Мы подошли к такому огромному столу, отдалённо напоминающему барную стойку, где стояли люди и оплачивали свои покупки. Я тут же на ходу принялся доставать кошелёк с деньгами, чтоб поскорее расплатиться и свалить уже нахер отсюда.

- Прошу вас сюда, молодой господин, - она подвела меня к стойке, которая была завалена платьями, женским нижним бельём и прочими шмотками. Целая гора блин. Хотя такие горы были практически на каждой стойке. Там же уже лежали коробки с моими вещами. – Позволите сложить вашу мантию?

- Нет. Просто запихните её поскорее, я очень спешу.

- Слушаюсь.

И всё же она её сложила, пусть и быстро, после чего положила в одну из коробок. Ладно плевать… Я тут же отсчитал ей нужное количество золотых монет (а тут всё так дорого, что ниже золота ничего не стоит) После чего подхватил коробки и…

- Тёть Эви, мы здесь!

Я бы обосрался, если бы дерьмо не замёрзло во мне со всеми остальными органами. Дыхание стало тяжёлым, а сердце стало очень гулко отбивать ритм. Но ещё хуже, что второй голос я услышал буквально за своей спиной.

- Фемия, здравствуй! – не менее жизнерадостный голос, звучащий буквально за моей спиной, от которого мне захотелось визжать как сучке.

Меня обложили со всех сторон. Мне пизда, меня спалят, они узнают, что я творю и сожрут к хуям, меня спалят… мысли повторялись, отчаяние и чувство западни обволакивало меня словно пищевая плёнка.

Видимо это было так красноречиво на моём лице, что даже женщина забеспокоилась.

- Молодой господин, вам помочь?

- Да, - ответил я низким и хриплым не похожий на мой собственный голосом и указал пальцем на кучу женских шмоток. – Я покупаю всё это.

- Но... прошу прощения за дерзость, но это женские наряды.

- То что нужно. Сколько с меня.

Практически негнущимися пальцами я высыпал нужную сумму на прилавок перед женщиной. И в тот момент, когда к прилавку подошла Эви, я схватил какую-то розовую шляпку с большими полями и натянул себе на башку по самые брови. Я даже не смел поднять на неё взгляда.

Более того я схватил эту огромную кучу женского белья, как верхнего, так и нижнего, и буквально полностью спрятался за ней от окружающих. Это гора вещей была словно спасительный бруствер под свинцовым дождём. И так вот, прячась за вещами и приподняв их повыше, чтоб скрыть лицо, я медленно двинулся к выходу.

- Может вам всё упаковать? – вдогонку спросила женщина.

- Не надо, - осипшим от страха, но в то же время ровным голосом ответил я.

Я знаю, что Эви сейчас смотрит прямо на меня слегка удивлённо, думая, что это за ёбаный мудак в женской шляпке. Но мой голос сипит, а лица она не видела. Может только интуиция пикнет ей, но откуда ей знать, почему интуиция дала сигнал. Здесь в магазине Эви не бросится проверять, кто я. Да и вряд ли вообще будет размышлять о рандомном странном чуваке в женской шляпке

С этой же горой вещей я прошёл прямо перед фемкой и её дочерью Фемией.

Просто прошёл, чуть не столкнувшись с ней, но та просто отошла в сторону, даже не подозревая, что человек, который погиб двадцать лет назад, только что прошёл рядом.

И не сбавляя темп, я вышел с горой женских шмоток на улицу. Многие смотрели на меня странно, но мне плевать. Главное съебаться подальше от этого эпицентра случайных встреч. На улице я сразу заметил слишком много людей в броне и чёрную карету, которая слишком контрастировала с белоснежной улицей и сочной красочной обстановкой. Видимо на ней приехала Эви.

Выглянув из-за кучи, я быстро обвёл взглядом улицу и тут же заприметил магазин, название которого гласило о том, что там я могу приобрести себе чумадан. Почему именно чумадан, я не знал, но название подсознательно вызывало у меня чувство опасности. Но не такое, как Эви или разгуливание с женскими вещами по улице!

Поэтому я очень быстро пересёк улицу и оказался в небольшом уютном магазине, заставленном сумками, рюкзаками, коробками, чемоданами, комодами и прочими вещами, куда можно что-нибудь сложить.

- Добрый…

- Мне вот этот чемодан, - тут же кивнул я на первый попавшийся чемодан, который был копией того, что был со мной.

- Отличный вы…

- Я знаю. Откройте его.

Продавец послушно сделал, что я сказал. И стоило ему раскрыть чемодан, как я тут же небрежно скинул туда свои новые вещи, запихнул розовую шляпку и закрыл. После этого тут же заплатил за него и очень быстрым шагом поспешил свалить подальше отсюда. Подальше от этого места, где я умудрился чуть не спалиться перед Эви и Констанцией.

Хотя с другой стороны, узнай они меня и что? Что бы случилось?

Я мог привести сразу несколько вариантов.

Первый – меня убьют. Да-да, Эви милаха и добряха, но жизнь штука сложная. Я тоже был обычным дрыщавым задротом с другом жиртрестом из другого мира. И мне потребовалось меньше месяца, чтоб стать убийцей-террористом; около пяти, чтоб стать ещё и маньяком. А я из другого мира, которому было слишком чужда такая чернуха и где насилия было очень мало.

Чего говорить о Эви, которая родилась здесь, которая жила здесь, и которая помимо всего прочего ещё потом воевала и боролась за власть двадцать лет подряд. Люди меняются и меняются очень сильно, чего бы другие не говорили. И они могут сменить приоритеты, устраняя угрозы для своей власти. Даже если я символ, она может устранить меня, чтоб потом этот символ не взял власть в свои руки. Ведь зачем нужна она, если есть сам антигерой?

Второй вариант – меня встретят как своего. Это слишком радужно. Я антигерой и, взяв меня под крыло, Эви укрепит свои позиции. И она не будет волноваться за свою власть, что я могу перехватить её. Или же ей вообще на власть плевать.

Третий вариант – всё будет окей, но потом она узнает, чем я занимаюсь за её спиной и станет первый вариант.

Короче, я не хочу рисковать собой. Легче всё сделать самому и не оставить другим выбора. Тогда ни её, ни мои интересы не столкнуться, так как под конец её интересов не останется.

Это был единственный выход. По крайней мере я так думаю.

Блин, но как же так лохонуться надо было и встретиться с ними в одном магазине?

Серьёзно, это же пиздец. И девчонка? Она моя дочь или нет? Столько вопросов, а ответов кот наплакал.

С такими грустными мыслями я протопал к следующему на моём пути магазину, где продавались учебники. Судя по тому направлению, которое я выбрал, читать мне предстояло очень много. В списке сразу значился магазин, который торговал нужными книгами, как это было с одеждой. Да вот только этот магазин разительно отличался от того.

Старый дом, слегка покосившиеся стены, кривой дверной проём, из-за которого дверь плохо закрывалась. Бля, а туда безопасно входить? Я-то не против, но… он нахуй не обрушится мне на голову, когда я войду?

Ещё интереснее стало, когда я оказался внутри. Теперь точно создавалось ощущение, что всё здание держится не на соплях, а на колоннах из книг, на которые упирался потолок. Хм… Интересно, а если я вытащу вот эту книгу, то дом этот развалится?

Гениальная мысль, что я сам как бы нахожусь в этом доме, пришла ко мне в голову лишь в тот момент, когда я резко выдернул книгу из середины этой колонны. Колонна просела ровно на одну сука книгу, но балка, которую они подпирали, уже нахуй отвалилась, рухнула вниз, сломав попутно книжный шкаф, раскидав книги и чуть не проломив мне голову.

Ну теперь я по крайней мере знаю, на чём всё держится.

На этот шум тут же выскочил продавец.

- Стойте, не вытаскивайте! – испуганно остановил он меня в тот момент, когда я собирался вытащить книгу из колонны, что подпирала потолок посередине, для того, чтобы посмотреть, как тут нахуй всё обвалится. Блин, а я был так близок… - Вам помочь?

- Да, пожалуйста, - я протянул список книг, который был заранее заготовлен.

- Королевский университет? – практически сразу с этими словами его лицо стало ну блять таким просто подхалимским, что мне захотелось выйти и проблеваться, прежде чем вновь говорить с ним. - Да-да, конечно, сейчас всё подготовлю. Очень редко мужчины поступают на магический факультет. Обычно все выбирают экономику или военное дело.

- Ага, я слышал.

Уже через десять минут передо мной были две стопки книг, обтянутых чем-то типа ремней. Сами книги тоже представляли из себя произведение искусства – аккуратные обложки, на некоторых золотой краской были написаны названия. А некоторые имели даже обивку. Тут даже книга как бы намекает, что она дороже чем жизнь обычного простолюда.

Пока я ждал своих учебников, то успел насмотреться на людей, что сюда входили. По правде говоря, сердце замирало, так как я ожидал, что каждый раз увижу заходящую сюда Эви с Фемкой и её дочкой. А тут-то прятаться негде, хоть убейся, уже не спрячешься.

Но нет, это были всё те же богатые дети, золотая молодёжь, которой повезло значительно больше, чем остальным. Было весьма удивительно то, что они приходили в такой задрыпаный магазин, явно не стремаясь его. В моём мире подобные побрезговали бы даже просто подойти близко к нему.

Правда каждый из них буквально прощупывал меня взглядом, словно пытаясь понять, я случайно здесь оказался или тоже их круга. Иногда я даже ловил на себе многозначительные взгляды, которые как бы подразумевали, что я могу «случайно» вклиниться в их разговор.

Бля, ну нахуй вас. Не нужно мне таких знакомых, которые обсуждают такие важные политические дела, как бедность, вздыхая и говоря, что вот они точно её побороли, если бы не… вставь нужную причину. Забавнее это слушать, когда сам с подобным сталкиваешься, из-за чего можешь отличить домыслы и реальность.

А потом я слушал охуительные рассказы о том, как сложно приходится обычным людям и как они сталкивались с этими трудностями сами. Например, грязь на дорогах. Я не эксперт, но это точно не самая главная трудность в этом мире.

И ведь это реальные темы, на которые они разглагольствовали и которые я слышал, пока ждал свои книги. Такие зализанные, чистенькие люди, не поднимавшие ничего тяжелее духов или детского меча, разговаривают ну с таким важным ебальником на подобные темы, что мне даже неловко как-то. Я сам, сталкиваясь с этим, не могу сказать, что от куда берётся и как с этим бороться, а они тут раскидали всё по полкам.

Как оказалось, клуб диванных аналитиков теперь является выездным, и если вы не стали одним из них, то он едет к вам полным составом. Какой же пиздец.

Глава 175

- Зелья… зелья… зелья… - я бормотал эти слова, чтоб не забыть об ещё одном пункте, оглядывая окрестности в поисках нужного магазина.

По сути я уже купил всё необходимое и теперь на собственном горбу тащил невъебенное количество вещей, словно боевой ослик. Книги, чемоданы, склянки-хуянки, какие-то приборы… Ебать, надо было слушать умную Клирию и брать с собой боевую служанку. С другой стороны, я вспоминаю старые добрые деньки, когда тащил на своём горбу кучу книжек из библиотеки. Правда тогда вес был заметно поменьше.

Я прошёл вдоль всей улицы и понял, что здесь нужного мне магазина нет. Хотя дойдя до конца этой я понял, есть ещё одна улица, идущая параллельно, на которой так же было дохуя магазинов. Блин, знал бы, сначала купил всякую хрень для зелий, не пришлось бы сейчас всё на горбу своём переть.

- Бля-я-я-я… - выдохнул я и попёрся словно каторжник на вторую улицу.

Правда эта улица значительно отличалась от той.

Здесь обосновались по большей части всякие ресторанчики, продуктовые магазины, забегаловки, пабы и так далее. И выглядели они действительно презентабельно даже по меркам современного мира. С ними улицу делили книжные магазины, в которых можно было посидеть и почитать книгу. Зачем тогда покупать? Я хз, может мой менталитет не позволяет этого понять.

Ещё бросалось в глаза обилие молодых людей. Ну как молодых – кто-то моего возраста, кто-то младше вплоть до лет шести. И практически во всех взрослых я сразу распознавал родителей, которые пасли своих чад.

Стоило зайти в любой ресторанчик, как там все места были оккупированы молодёжью (так говорю, словно сам не молодёжь).

Сидели, весело галдели, не знали горя…

Навивает воспоминания…

Я тряхнул головой и вышел из ресторанчика.

В конечном итоге я нашёл этот магазин, но… бля, добровольно я бы туда не зашёл, честно. Чего стоит фасад, который украшали кости. Не только животных, но и людей. Видимо у них такое воспринимается вполне нормально, что-то типа светильника из человеческого черепа. Причём череп-то настоящий, я лично убедился, подойдя и рассмотрев его.

И мне надо… туда? Бля, я не хочу. Мне страшно. Это место у меня ассоциируется с подвалом, в котором меня пытали. Хз почему, может черепа так пугают, а может цветовая гамма похожая, но сука место явно стрёмное и туда не один человек в здравом…

Тут же передо мной прошла лоли в белой шубе и спокойно как ни в чём не бывало зашла внутрь. Я проводил её взглядом, понимая, какое же я сыкло.

Окей… ладно, допустим это меня убедило, но где гарантия, что она вый…

Тут же на мой вопрос эта же лоли вышла со свёртком в руках и ушла дальше по улице.

Ясно.

Сделав вдох и взяв смелость за яйца, я подошёл твёрдым шагом к двери и открыл её…

И с визгом девки вылетел обратно спиной вперёд, запнулся и приземлился на задницу, раскидав все свои вещи по улице. Моей скорости бы позавидовала онрё Кстарн, пытающаяся спиздить печенье с верхних полок под носом у Сиианли, которая чаще всего заведовала именно кухней. Моё сердце в этот момент попыталось катапультироваться через горло, а в глазах всё пульсировало, словно этот мир качали басы.

А всё потому что…

ПРЯМО НА ПРОТИВ ВХОДА СТОЯЛ ОГРОМНЫЙ СРАНЫЙ ПАУК!!!

Вернее, его чучело.

Но это нихуя ничего не меняет! Я блять чуть не обосрался, а вот про обоссался не могу сказать однозначно, надо проверять трусы. Это же… это…

Можно в принципе остановиться на «это», так как лучшего объяснения не найти подобному. И ведь сука он как живой выглядит! Эти лапки, глаза, ворсинки, жала… сука, я же чуть не сдох!

Меня конкретно трясло от одного вида этой пиздатени, отбивая всякое желание приближаться к этому магазину вообще.

Ещё хуже то, что я чувствовал себя помимо всего этого униженным, словно надо мной злобно и некрасиво подшутили, и все окружающие теперь смеются за моей спиной. Это всегда так, ты упал и тебе кажется, что все на тебя смотрят. Да, они понимают, что это может случиться с каждым, но тебе всё равно стыдно и кажется, что над тобой насмехаются.

Вот и я сейчас сижу на жопе, облокотившись на руки, около меня валяются мои вещи, а вокруг ходят люди. И все смотрят на меня, тяжело дышащего и перепуганного. Мягко говоря, неприятно.

Сжечь бы сраный магазинчик…

Вздохнув, я встал хоть с чистого снега и начал молча собирать вещи под взглядом других прохожих. И хули вы все смотрите на меня словно на какой-то экспонат? Нет, серьёзно, вы не можете просто пройти?

Подобрав все вещи и мысленно поблагодарив богов за то, что чемодан с женскими шмотками не раскрылся, я медленно двинулся к магазину. Даже несмотря на то, что это было скорее всего чучело, меня слегка трясло от страха. Я могу привыкнуть к чему угодно, даже к этому, но бля, точно не таким образом.

Очень медленно, чтоб лишний раз не травмировать свою нежную детскую психику, я открыл дверь и заглянул во внутрь. И прямо на входе стояло это невъебеное чудовище. Практически как живое, оно блестело своим множеством глаз, словно блестящими стеклянными шариками, создавая иллюзию, что оно живое. Я так и стоял несколько секунд, просунув голову в дверной проём, убеждая себя, что мохнатая залупа останется на своём месте, а не будет гонять меня как долбоёба по магазину.

Убедил себя, шагнул внутрь, чуть ли не бегом проскочил эту тварь и оказался в затхлом, пыльном магазине, который буквально дышал старостью и пылью. И здесь было очень душно, словно в чулане. Множество всяких склянок, вещей и прочей мути громоздились на полках, на полу, на шкафах, на комодах и вообще везде, где только это возможно. Оставалась только узкая тропинка, петляющая змейкой вокруг этих сокровищ.

Однако уходя от одного ходячего кошмара, я столкнулся с множеством других.

Отвернувшись от паука, я нос к носу столкнулся со свисающими засушенными головами. От такого зрелища я пересрал ровно так же, но крик умер ещё на подходе. А причина этого в том, что из рта засушенной головы передо мной выполз паук. Теперь я уже пытался справиться с тем, чтоб не упасть в обморок.

Это небольшое противостояние кончилось моей победой, и я на абсолютно ватных ногах сам не свой отошёл от этих милых сувениров.

Оглянулся. Нашёл взглядом стойку продавца. Направился к ней.

Попутно я с ужасом озирался.

По сути здесь были и куда более жуткие экспонаты, просто я их замечал заранее, а не перед самым носом.

Например, одна из банок, в которой была прогнившая рука и где копошились черви была надпись «Опарыши для зелий. Скидка». Или другая банка, где в растворе плавали глазные яблоки. Или ящик с личинками чего-то… даже не хочу знать, чего именно.

К тому моменту, когда я подошёл к стойке, мне приходилось бороться с чувством, чтоб не сжечь всё к херам.

Подойдя к ней, я стукнул по небольшому золотому звоночку, что обычно стояли на ресепшенах отелей. Буквально через несколько секунд ко мне из-за шторы, отделяющей этот зал от задних комнат выплыл низенький худой мужчина в очках. Подойдя к стойке, он видимо встал на какую-то табуретку и стал заметно выше, практически на моём уровне.

- Добрый день, приветствую вас в магазине «Волшебный ингредиент». Могу ли я вам чем-нибудь помочь? – я который раз стал свидетелем заискивающей улыбки.

- Да, можете, - я очень медленно непослушными руками протянул ему список. – Найдите ингредиенты и всё по списку. Упакуйте.

Завидев сам список, его лицо стало ещё более лизоблюдским.

- Да-да-да-да, сию секунду, господин сейчас всё будет.

Быстренько спрыгнув, он скрылся за шторой.

Вообще, может показаться, что я недолюбливаю таких людей, которые готовы языком полировать твой карий глаз, однако это не так. Не буду врать, что мне это даже нравится. Ведь на деле я здесь покупатель и это в их интересах вести себя нормально. А не как в моём мире, когда ты покупаешь, а отношение такое, словно ты ещё благодарен им должен быть за оказанное внимание. Да и деньги, которые я здесь трачу, довольно большие за какие-то ингредиенты. Так что, можно сказать, я оплачиваю такое отношение к себе.

Да и вообще, я люблю, когда все знают свои места. Продавец оказывает услугу, покупатель её получает. Будь на его месте, я бы ровно так же бы себя вёл и не видел в этом ничего плохого. Это бизнес, это услуга за которую оплачено и я бы честно выполнил свою часть договора.

И пока чувак там суетился, мне пришлось стоять в этом обители кошмаров арахнофобов. И надо же создать такой жуткий магазин, это пиздец как стрёмно! Хотя… если они варят зелья, то такое должно быть в порядке вещей.

Пока я ждал, магазин успел наполниться целым одним покупателем, который точно страха не ведал. Какой-то конкретный ботан, на фоне которого даже я кажусь дворовым подкаченным оболтусом. Щуплый… нет, дистрофичный, чуть ниже меня, словно он прямиком из Ленинграда сюда заскочил. И с такими окулярами на лице, что ими можно было бы создать фокусионную пушку для стрельбы по людям солнечным светом. По любому дают бафы на интеллект.

Он встал рядом со мной и буквально начал сверлить меня взглядом, словно подозревал меня в чём-то. Нет, серьёзно, повернул ко мне голову и смотрит, словно пытается своими лупами и своим недолазерным зрением испепелить меня.

Блин, чувак, если ты хочешь пригласить меня в свой клуб девственников, то боюсь уже поздно. Хотя я бы всё равно в него вступил, так как поддерживаю общество парней, которые стесняются или которым тупо не дают. Сам был таким, понимаю твою боль бро, давай обнимемся.

- Предлагаю вступить тебе в свой клуб.

Я удивлённо взглянул на худощавого. Бля, я конечно сказал про клуб девственников, но не слишком ли ты чувак оперативно решил этим заняться?

- Э… чего?

- Предлагаю вступить тебе в свой клуб, - повторил он механически, словно какой-то запрограммированный робот. Такой голос… я не знаю… у Тихони был, наверное. Чувак явно имеет проблемы с выражением эмоций.

- Парень… я не уверен, что именно так это работает, - я вообще не знаю, как это работает, меня ни разу никуда не приглашали. – Ведь мы даже ещё не знакомы.

- Кто ты?

Э-э-э… Не достаточно, надо ещё раз. Э-э-э-э-э-э… Да, вот так пойдёт. От такого прямого вопроса я даже слегка растерялся.

- Я Мэйн.

- Вступи в клуб.

Бля, от такого охуительного предложения я чуть не сказал да. Это прямо как «слышь, купи». Настолько неожиданно и нагло, что хочется сказать окей. Чувак, ты на маркетолога учишься?

- П-погоди… - я тряхнул головой. – Стой, я даже не знаю, кто ты.

- Я Фиалка. Вступи в клуб, - у него даже интонация на одном тоне.

- Погоди, а Фиалка это имя или фамилия?

- Имя.

- Но… ты уверен, что мы вообще в одном институте? В смысле, ты приходишь сюда ко мне, когда я покупаю ингредиенты, приглашаешь меня в свой клуб, но просишь это даже без должного уважения, не называешь меня другом и даже не знаешь, в одном мы институте или нет.

Он внимательно смотрел на меня, словно переваривал информацию, которую я сказал. Но было глупо надеяться, что такой как он не найдёт что ответить. По лицу видно, что он точно не относится к простым людям.

- На коробке указана форма королевского института, - он указал на маленький значок на коробке, который я даже не заметил. - Мой дорогой друг, прошу с уважением тебя: слышь, вступи в клуб.

Это типа он всё сконвертировал в одно предложение? Бля, а ты не плох.

- О-о-кей, - протянул неуверенно я. – Если ты тоже в королевском университете, может скажешь, что за кл…

- Алхимия, - в этот момент его глаза зловеще сверкнули. Бля, чувак, я уже боюсь тебя.

- Алхимия? Не зе…

- Зельеварение – подраздел алхимии, - тут же отчеканил он как робот.

- Но… я на…

- Я на магическом. Ты на магическом. Вступи в клуб.

- С-стой, погоди, - не хочу признаваться, но он меня пугает. Откуда он понял, что я тоже в магический поступаю, ещё можно понять. Но откуда он вообще меня нашёл? Выследил? Бля, это слишком крипово. – Мне нужно подумать.

- Хорошо, - и тут же через две секунды. – Подумал?

- Погоди я не успел…

- А теперь?

- Нет! А теперь дай мне минуту хотя бы! – в ужасе от такого напора воскликнул я.

Этот мудак дал мне ровно минуту.

- Вступи в клуб.

- Нет!

- Вступи в клуб.

- Да п…

- Ждут тебя после посвящения, - тут же отчеканил он механически и направился к выходу.

- Э?! Чо?! Стой! Погоди! Я же не согласился!

Я хотел было броситься за ним, но куда там через эти завалы с баулами бежать. Я больше рисковал уебаться по пути и сбросить на себя какие-нибудь банки с личинками или прочей хренью. Да и к тому моменту пришёл карлик с моим заказом.

- Прошу вас, господин, всё ровно по списку и ровно в нужных количествах, что были отмечены у вас в списке.

- Да-да, благодарю вас, сколько с меня?

Быстро расплатился и поспешил вылезти из этого душного чулана, наполненного всякой мерзостью. Когда я проходил мимо паука, то отчётливо услышал шелест, и мне показалось, что кто-то коснулся моей спины.

Тут же получил плюс сто процентов к скорости открывания двери и выходу из магазина.

И как неописуемо было выбраться оттуда на морозный воздух, наполненный свежестью и запахом зимы, где ярко, солнечно, чисто и как-то жизнерадостно. И людьми. Нет, я ничего не имею против таких людей. В отличие от тех, кого я видел до этого, в не самых чистых одеждах, в грязных ботинках, вонючих вне зависимости от пола, грустных и унылых, словно сгорбленных под тяжестью жизни и плетущихся по грязным улицам в пасмурные дни, эти прямо светились жизнью. Идут по покрытой белоснежным снегом улице, разговаривают, смеются, одеты в нормальную одежду. Глядишь на них и мир действительно выглядит не так стрёмно.

Действительно разные стороны монеты. Однако это не меняет того, что, если монета сделана из чугуна, сколько не верти, какие узоры не выбивай, она останется чугунной. Это относится к этому миру.

Но вот только того паренька, которого я хотел видеть, уже и не было. Свалил куда-то подальше, видимо, чтоб я ему не всёк за его охуительную дерзость. Пиздец, ещё не поступил, а уже мозги компостируют.

Вздохнув и хорошенько погоревав о своей нелёгкой судьбе, я взглянул на список. Теперь то всё было куплено и готово, оставалось лишь дождаться самого поступления. Или как я слышал, посвящения.

Клирия мельком рассказывала об этом. По сути универ являлся ещё и школой. То есть богатенькие папики и мамики с детства отдавали туда в школу деток учиться, а потом, после обучения те оставались ещё и на универ. Вообще, можно было провести в универе и больше года, однако это никому не было нужно. Получил уровень, получил знания и немного опыта – здравствуй жизнь.

И в этом универе были клубы. Да-да, клубы то же были, видимо сама система была взята совсем не из этого мира, а из другого – нашего или параллельного ему. Видимо кому-то показалось классно сделать клубы как в манге или аниме, чтоб наверстать то, что он упустил. А потом это и осталось.

Ох уж люди из моего мира, какие же вы иногда засранцы, ужас просто.

Однако мне и самому было бы приятно принять участие в клубах. Но не в клубе алхимии блять. Я ещё со своего времени обучения химию ненавидел всей душой, а тут опять надо ею заниматься. Сраный ботан. А я ведь рассчитывал на читательский кружок, кружок танцев или фехтования, а не строить химические соединения в условиях сказочного мира. Хотя с другой стороны просто не буду ходить туда и всё. Хуй меня кто заставит.

В действительности всякая там муть типа дружбы, отношенек, любви мимолётной и всего, чего я хотел бы испытать, меня действительно интересует, и я был бы не против получить её. Прямо как в ламповых аниме и ранобе. Только подумаю о такой возможности и готов просто растаять от сваливающейся на сознание няшности. Да-да, это всё для школьников, но я уяснил одно – люди взрослеют медленно и иногда просто надо оказаться в нужной обстановке, чтоб вновь стать ребёнком.

Я двинулся дальше по улице искать место, где можно было бы пристроиться, похавать, отдохнуть и провести ночь. Завтра у меня будет ещё один день, так что будет время прогуляться по столице и полюбоваться красотами, а пока займусь делом.

Глава 176

Отель. Не просто какая-то забегаловка или гостиный двор, или ещё что, где я бывал до этого, а именно отель. Гордое здание из красного кирпича с потрясающими узорами как на стене, так и на карнизах, и на декоративных колоннах и везде, где только представить можно. Даже на земле, которая перед ним очищена от снега.

Я никогда в подобных заведениях не был (даже в городе пидоров было скромнее), хотя частенько мечтал зайти туда с видом, словно я невъебенный босс-магнат-филантроп-миллионер с комплексом любителя чёрных рейтуз и спасения людей от клоунов, кинуть на стойку денег и сказать так, словно мир мне обязан всем: номер мне. И чтоб все вокруг бегали. Носились, лизали мне жопу и так далее.

Видимо, чем ниже в социальном статусе человек, тем сильнее он хочет выёбываться и показывать свою власть и деньги. Какой же я низкий человек, пиздец просто…

Но зато с деньгами!

Поэтому хоть и не буду ноги на стол закидывать, однако пожить в отеле с пятью звёздами (если здесь такое есть, и он внутри такой же уютный, как и снаружи) смогу. Мечты иногда сбываются! Жаль, расплачиваться иногда приходится за них многим.

Правда подойти мне было слегка… не очень. Не то что я сыкло или Маша-стесняша. Просто смотрю на тех людей, что там ходят, останавливаются, входят и выходят, потом смотрю на себя, на свою одежду… ну понятно короче.

Боюсь, что меня при всех остановят и скажут: «а куда ты собрался? Здесь только для обеспеченных». И все будут на меня смотреть, тыкать пальцем, обращать ненужное внимание, смеяться, говорить, что нищеброд забыл своё место. А я буду смущаться, краснеть и оправдываться.

Пиздец, как же я иногда бываю зависим от чужого мнения. Хотя, наверное, иногда все этим грешат, ведь никому не хочется быть посмешищем. И когда человек говорит, что ему плевать на чужое мнение, он или действительно имеет за душой что-то, или пиздит, или ему пока похуй на всё.

Взяв себя в руки, я уверенным шагом направился к отелю. Пересёк широкий проспект, по которому гоняли кареты, прошёл небольшую площадь перед отелем, постоянно оглядываясь на предмет того, есть ли здесь Эви или фемка.

Перед дверьми стояли два швейцара, и в какой-то момент я забеспокоился, что они остановят или скажут что-то парню из провинции, гружённому вещами. Однако…

- Позвольте помочь вам, господин, - один из них тут же метнулся ко мне.

- Э-э-э… спасибо… - промямлил я. Чот как-то непривычно. Вроде в поместье все так со мной общаются и ничего, но здесь я сразу сдулся.

Он с вежливой улыбкой взял у меня практически все вещи. На мгновение в его лице я рассмотрел очень знакомые черты, присущие оркам – выпирающий подбородок, косой лоб, едва заметный оттенок зелёного цвета.

Второй швейцар открыл нам дверь, и мы попали в богатый холл, обставленный дорогой, обитой красным бархатом, мебелью. По всюду были картины, но главная из них висела прямо над ресепшеном - естественно король со своей семьёй и… бутылкой. Король, я уже понял, чем ты увлекаешься. Это как минимум странно. И я даже не представляю, как такое назвать. Анальная гимнастика?

- Добрый день, господин, желаете ли снять номер?

Нет, я по приколу сюда подошёл, чисто поржать и погонять вашего швейцара. Чо за тупой вопрос.

- Да, номер.

- Вам люкс? – поинтересовалась она.

- А какие есть? – Просто если есть деньги, почему бы и не снять самый дорогой?

- Супер-люкс. Супер-мупер-люкс. Супер-пупер-мупер-люкс. Супер-пупер-мупер-люкс-икс два. Супер-пупер-мупер-люкс-икс-два-драйв-комплейт-эдишен.

Я не знаю, что удивительнее: названия или то, что она это с серьёзным лицом перечисляет. Чисто поржать я спросил:

- А ещё выше есть?

- Есть, - с готовностью кивнула она. - Супер-пупер-мупер-люкс-икс-два-драйв-комплейт-эдишен-трипэл-хай-бэст-ван-трай.

Что-что-что? Я просто сбился после слова «триппер».

- Это вы с листика прочитали?

- Нет, я знаю названия наизусть, господин, - вежливо ответила девушка.

- Оке-е-ей, - я на мгновение задумался. – А чем тот последний отличается от первого?

- Мы добавляем два кубика льда в ваши коктейли и кладём на подушку белый шоколад.

- И это всё?

- Ещё мы заменяем вашу туалетную бумагу с белой на коричневую.

Так, стоп, а как я пойму, что жопу вытер нормально?

- И всё? Типа кубик льда, туалетная бумага и шоколадка.

- Два кубика льда, - сказала она с таким таинственным, гордым и важным видом, словно я тут блять должен охуеть до бессознанки и сказать: «о боги, быть не может». Везде пытаются развести на бабки, что бы ты не делал.

Но у меня другое мнение.

- Похоже на развод. Давайте просто люкс.

У девушки лицо от моих слов стало таким няшно грустным, что на мгновение мне стало очень жаль её. Я даже в тот момент подумал всё-таки взять тот последний супер-мупер-триппер номер. Но потом заметил цену на него, и всё сразу прошло. Я и в люксе скромненько поживу.

Через пару минут я получил маленький аккуратненький и очень хитроумный ключ, после чего швейцар вежливо предложил проводить меня до номера. А так как тут лифтов не было, топали мы по широкой лестнице до пятого этажа.

А ещё я понял, почему швейцарами орки работают. К тому же по-настоящему у этих орков спилены клыки и нанесена пудра, чтоб скрыть их реальную расу. До меня допёрло это только, когда мы дошли до номера.

Честно? Мне стало жалко их. Хз, счастливы они или нет, но если нет, то мне их жаль. Поэтому, увидя, что он ждёт чаевых, я молча дал ему золотой. Орк улыбнулся, подтвердив мои догадки и показав ряд довольно звериных зубов.

- Благодарю, господин, - поклонился он, придерживая фуражку.

- Да, вам тоже спасибо, - кивнул я и закрыл дверь.

Номер был действительно хорошим. Тут не было бассейна, однако был огромный зал с не менее огромным ковром на полу, множество кресел и такой внушительный диван перед большим камином. Спальня… да тут целый полигон был. Здесь даже не трёх местная кровать, а шестиместная, наверное. И то, ещё место другим останется, если потесниться.

Ванная комната… Ох уж эта ванная комната. Тут не бассейн, но сама ванна может вполне претендовать на это звание, если не по глубине, то точно по ширине. А ещё отдельный душ, множество баночек с мылом, душистой водой и прочей хренью. Тут даже чашка с лепестками свежих роз была.

Но самым важным изобретением было биде. Блин, этот мир не так уж и неразвит, если додумался до такого! Всё, плюс бал в карму этого мира.

Но куда больше меня заинтересовало огромное зеркало. Пусть я и мог поговорить с той же Клирией и Элизи через маленькое зеркальце, однако предпочёл, чтоб они были здесь передо мной или я там. Нет, пусть они лучше будут здесь, а то не хочу спускаться в это подземелье.

Как и было оговорено, я постучал по зеркалу в определённой последовательности и стал ждать. Уже через пять минут там появилось лицо Кстарн.

- Привет, милашка Кстарн, нужен проход.

- Здравствуйте, мой господин, - смутилась она.

Я поднёс зеркало к тому большому зеркалу (зачем оно в ванной комнате? Чтоб любоваться собой голым?). Из маленького зеркальца высунулась рука, что выглядело довольно крипово, и коснулась той поверхности. Большое зеркало, словно водная гладь, пустило волны по стеклу. И уже через пару минут передо мной в полны рост стояла Кстарн.

- Можешь перетащить сюда Элизи и Клирию? Нет желания тащиться в подвал.

- Слушаюсь, мой господин, - поклонилась она и ушла.

Кстати, Кстарн изменилась.

Их особенностью был рост их волос. Они были направлены так, чтоб закрывать лицо. Но стоило их убрать, как онрё практически перевоплощалась. Становилась миленькой девушкой с чёрными как уголь глазами. Слегка необычная и можно схватить инфаркт, встреть её ночью, но в остальном довольно милая девушка.

Через минут десять пятнадцать, когда мне уже принесли похавать, из зеркала в ванную комнату вышли Клирия, Элизи и Кстарн.

- Хороший номер, - одобрительно кивнула Элизи, словно оценивала место, куда вложила свои деньги. – Мне нравится.

- Рад за тебя. Будете? – я кивнул на хавчик. – Не в обиду Сиианли, но здесь готовят лучше.

- Потому что она не повар, мой господин, - спокойно заметила Клирия.

- И всё же могла бы научиться уже, - вздохнул я и протянул какое-то подобие креветки, скрещенной с кузнечиком милахе Кстарн. – Держи милаха Кстарн, попробуй.

Ставлю сотню, что она подобного не ела.

Та молча приняла этого кузнечика-креветку, попробовала, кивнула.

- Благодарю, мой господин. Мы любим их.

- В смысле? Ты их уже ела?

- Мы часто питались в своё время ими, мой господин. Когда жили в южных графствах и нас выселили, вот так, – пожала Кстарн плечами и закинула себе эту креветку в рот, надув забавно при этом щёки. Хомяк блин.

Элизи приземлилась на одно из кресел и изящно (у неё всё получается изящно) взяла бутер с какой-то синей икрой. Клирия же просто скромно села на одно из кресел с прямой спиной и сложенными руками на коленях. Она хоть иногда кроме как напьётся расслабляется?

- Так о чём вы хотели поговорить, мой господин? – спросила она, внимательно сканируя меня. – Предположу, что вопрос действительно важен, раз вы связались со мной.

- Да, - кивнула Элизи. – Меня гложет сомнение по поводу того, что ты просто соскучился по нам.

- Нет, не соскучился, - спокойно признался я. – Я встретил Эви и Констанцию.

- Здесь? – слегка удивилась Элизи.

- Да. И мне кое-кто говорил, что их здесь не будет, - я с обвинением во взгляде посмотрел на Клирию. – Каково же было моё удивление увидеть их тут. И вообще, странно, что они в столице добра.

- Не сильно, - покачала головой Элизи и прикончила свой бутер, после чего потянулась за вторым.

- Будешь много есть, потолстеешь, - с серьёзным видом сказал я.

Элизи замерла с таким видом, словно её пристыдили. Это забавно.

- Да шучу, бери, - махнул я рукой. - Что там насчёт странно не странно?

- Это не сильно странно, так как королевство – свободная страна. Каждый волен передвигаться где хочет. Это касается фракций Дня и Ночи. Член одной фракции может гулять по территории другой фракции, хотя и не факт, что ему будут там рады. Однако каждый старается всё-таки сидеть у себя дома, а не ходить на чужую территорию. Хотя столицу в этом плане и считают нейтральной территорией всего королевства, в головах у всех она всё же остаётся местом фракции Дня.

- Они бы не появились здесь просто по желанию. Но вы же знаете причину их появления здесь, не так ли, мой господин? – поинтересовалась Клирия, всё так же внимательно смотря на меня.

- Верно, чесночная душа (Клирия мило зарумянилась), знаю. Кто-нибудь из вас знает Констанцию?

- Правая рука госпожи Эвелины, - кивнула Элизи. – Ответственная за их армию и всё, что связанно с силовыми структурами и безопасностью. Главный стратег фракции Ночи.

- Понятно… Вы знали, что у Констанции есть дочь?

Элизи и Клирия переглянулись. Потом обе внимательно посмотрели на меня, словно пытаясь понять, шучу я или нет.

- Главный вопрос, который стоит прояснить – откуда ты знаешь, что тот человек, которого ты видел, её дочь? – спросила Элизи.

- Они похожи. Очень похожи. Настолько, что это сразу бросается в глаза. Я же не дебил, чтоб не заметить это.

Они опять переглянулись.

Э! Это было грубо!

- Хорошо… - задумалась Элизи, уйдя в свои мысли. Вместо неё взяла слово Клирия.

- Они вас видели, мой господин?

- Нет, не увидели и не узнали, что я вообще был там. Слушай, как ты думаешь, а если прийти к ним? Ну если я сам приду и объяснюсь?

- Не думаю, что это хорошая идея, мой господин. Власть развращает и меняет человека. Делает его более жадным и готовым идти на всё ради неё.

- Она права, - всё так же задумчиво поддержала её Элизи. – Двадцать лет прошло и неизвестно, какой стала госпожа Эвелина. Люди меняются и меняются очень сильно. То, что вы предлагаете – огромный риск. Может она и примет вас, а может устранить как угрозу. Ведь зачем она, если есть настоящий антигерой? Лучше всё подготовить ко встрече, чтоб потом не жалеть об этом.

Мои слова. Ну хоть в одном направлении мыслим.

- Сколько было дочери лет? – спросила Элизи.

- Я бы сказал, что на глаз примерно моя ровесница плюс-минус.

- То есть ей может быть и двадцать?

- Верно мыслишь, - кивнул я.

- Ты не знаешь, это твоя дочь?

- Э! Это мой вопрос! Ты не знаешь, это моя дочь?

Элизи посмотрела на меня со вздохом.

- Я не знаю. Первый раз слышу о том, чтоб у неё вообще была дочь, - она посмотрела на Клирию. – Ты слышала об этом что-нибудь?

- Нет. Я удивлена не меньше вашего. Однако можно предположить, что у неё были партнёры и после нашего господина. Так что нельзя что-то сказать точно. Да и факт наличия у неё дочери ничего не меняет.

- Меняет! – воскликнул я. – Многое меняет!

- Так просто не надо с ней спать и дело с концом, - пожала плечами Элизи.

- Бля, да это здесь причём?! Хотя если она не мой ребёнок, то почему бы и нет. Хотя ребёнок фемки… некрасиво выйдет… Ладно, дело не в этом.

- А в чём? Что же это меняет, мой господин? – спросила меня Клирия.

- Ну… если она моя дочь… Блин, да мой ребёнок! Если она мой ребёнок, конечно. Я в шоке буду.

- Но ничего этого не меняет.

- Меняет. Моя кровь, моя плоть, мой ребёнок! Бля, да это всё меняет. Вернее, не всё, но многое. Просто… эм… ну…

- Это твой ребёнок, - закончила за меня Элизи. – Можешь не объяснять, мы поняли. Если она твой ребёнок, то ты будешь чувствовать за неё ответственность. И вообще захочешь защитить её. Но это не меняет пока наших планов по взятию всех групп под контроль, верно?

- Верно, - кивнул я. – Просто чтоб случайно… ну вы поняли, не навредить ей.

- А если она не ваш ребёнок? Тогда вредить можно? – поинтересовалась Клирия.

- Нет, она ребёнок Констанции и этого достаточно. Максимум – выкрасть и шантажировать, но без насилия.

- Как бы сейчас не выяснилось, что и у Эви есть ребёнок, - заметила Элизи.

- Она же нежить. Это возможно?

- С магией всё возможно, верно? – Элизи посмотрела на Клирию для подтверждения.

- Думаю да. С сильной магией всё возможно.

- Не надо мне такого счастья. Ещё не хватало, чтоб у меня тут потомство было.

- Не любишь детей? – осведомилась Элизи.

- Люблю. Но не желаю сейчас иметь детей. Не в такой ситуации и не в таком мире. А то при такой мути в таких условиях… Как-то странно, не находишь?

- Ну я пробыла здесь дольше твоего, - пожала плечами Элизи. – Я привыкла к такому укладу, поэтому не вижу ничего странного. Но я понимаю, о чём ты говоришь.

- А ты сама как? Ребёнка хочешь?

Элизи задумалась над моим вопросом не на шутку и на долго. Пришлось переключить своё внимание на Кстарн. Та, услышав вопрос, покраснела и потупила свои глазки. Кстарн, хватит повышать уровень милоты, это нещадно давит психику!

- Я… хочу детей. Мальчиков хотелось бы, чтоб выросли защитниками. И дочку, чтоб они её защищали, - Кстарн на мгновение ушла в свои розовые мечты. - Но мы онрё, нам сложно найти мужа, а наш вид полностью женский. Мало кто согласится с нами провести ночь, если только не изнасилуют. Некоторые этим и пользуются, чтоб получить детей.

- Я тоже хочу детей. Сына, - наконец определилась Элизи. – Чтоб вырос настоящим мужчиной, а не местной версией рыцаря. Хотя в данном случае муж и не обязателен, но я считаю, что было бы неплохо иметь мужчину, которого любишь. Да и чтоб он воспитывал сына, они вместе занимались чем-либо. Для галочки о нормальной полноценной семье.

- Ты основательно подошла к вопросу.

- В своём мире, к сожалению, я не успела завести ребёнка, хотя суженный был, и мы даже обручились. Хочется здесь наверстать упущенное. Будет ещё и муж – отлично. Просто ребёнок – тоже отлично.

- А если девочка? – спросил я.

- Мой ребёнок, - пожала она плечами. – Хочу мальчика, но, если будет девочка, буду любить её. – Элизи посмотрела на Клирию. – А ты? Хочешь ребёнка?

- Не думала об этом, - спокойно ответила Клирия. – Даже не рассматривала такой вариант, поэтому этот вопрос ставит меня в тупик. Однако исходя из логики, ребёнок полезен, но не обязателен. Как со стороны будущего потомства, так и со стороны здоровья самой девушки. Плюс её социальный статус...

- О боже, - вздохнул я. – Ты всё через подобное пропустишь?

Клирия с непониманием захлопала глазами, глядя на меня, словно она сказала истину, а я её оспорил.

- Клирия, - Элизи посмотрела на неё с каким-то сожалением или… жалостью? – Разве ты не хочешь просто иметь ребёнка, чтоб воспитывать его, чтоб вырастить, чтоб любить? Не ради цели или пользы, а просто потому что это будет твой ребёнок, к которому ты будешь питать нежные чувства?

- Зачем? – с неподдельным непониманием спросила Клирия. – Для чего мне ребёнок, если его нельзя использовать?

Мда… просто рука-лицо. Не хотел бы я быть твоим ребёнком.

Глава 177

Это было надолго. Очень надолго, так как Элизи начала пытаться объяснить Клирии, в чём смысл ребёнка. Она очень долго ей пыталась втолковать, что ребёнок – это твой ребёнок, что твоё чадо, твоя кровь и так далее.

Клирия же пыталась понять, чем такой ребёнок отличается оттого же обычного человека, которого она видит на улице.

- Это бесполезно, - сказал я Элизи, которая выглядела как после долгого марафона. – Она не поймёт. Вряд ли вообще кто-либо действительно поймёт, пока сам этого не прочувствует. А она точно не поймёт, так как у неё никогда не будет ребёнка.

- Почему? – спросила Элизи. Клирия же просто взглянула на меня, явно уже предвкушая мой ответ.

- Потому что она пугает всех. Никто не согласится с ней… делать ребёнка. Без обид, Клирия, - тут же добавил я.

Та подняла ладошки, показывая, что всё в порядке.

- Ты… это было оскорбительно для девушки, - Элизи была недовольна, словно какой-то учитель по этикету. – Сказать, что… с ней никто не будет…

- Клирии вон плевать, - кивнул я на мисс-тьму. – И если серьёзно, от Клирии такая аура исходит, что ни о каком стояке речь не может идти. Только когда она под градусом, становится обычной милой девушкой.

- Вот! Значит у неё есть шанс, Мэйн. Твоё отношение к Клирии очень и очень оскорбительное.

- Ты сама только что сказала, что у неё есть шанс, - возмутился я. - Это звучит так, словно она замухрышка.

- Я не говорю такого, - дала Элизи заднюю.

- Но понимается это именно так.

- Я не могу отвечать за то, что ты понимаешь.

- Ты говоришь. Твои слова несут смысл. Это твоя вина, если они несут некорректный смысл.

Спор с Элизи это как спор с каким-то менеджером, который защищает свой проект – вечная официальность, сдержанность и умение показывать себя умным человеком.

- Прошу вас обоих, перестаньте обсуждать то, насколько мало у меня шансов стать женщиной, - голос Клирии не был недовольным или злым. Он был холодным как ночь на улице или мороженка. Блин обожаю мороженное, интересно, а здесь такое есть?

- Неправда, - возмутился я недостоверности. – Я никогда не говорил, что у тебя мало шансов. Я говорил, что у тебя их вообще нет.

Клирия смерила меня холодным взглядом.

- Да ладно, не дуйся, - вздохнул я, и протянул ей зубчик чеснока. – На, возьми чесночок.

Клирия… Клирия была зла. Она переводила с зубчика взгляд на меня и обратно, словно думала его запихнуть мне куда подальше, после чего…

Взяла его!

Со слегка покрасневшими щеками просто протянула руку и взяла. Боже, Клирия, ты настолько любишь чеснок, чесночная ты моя душа? Я аж обнять от умиления готов тебя.

Клирия скромненько запихнула его себе в рот и хрум-хрум-хрум. Помолчала, посидела, потянулась к алкоголю и…

- Стоять! Куда руки тянешь?!

Её рука замерла. Клирия посмотрела на меня таким странным взглядом, что мне даже стало неловко. Но руку она вернула на место, так и не притронувшись к бутылке.

А Элизи… Я обратил внимание на нашу графиню, которая как бы между делом хомячила! Раз съела, два съела, уже пол подноса нет, а Элизи всё жрёт и жрёт как бы вроде между делом. Ебать ты обжора, Элизи. Всё теперь с тобой ясно.

Эти две милые леди, из которых одна сточила весь чеснок и лук, а другая всё остальное, просидели у меня ещё часа два, обсудив некоторые вопросы по поводу того, что мне предстояло делать и сделать, включая новое обстоятельство с дочерью Констанции.

- Сомневаюсь, что она знает ваше лицо, мой господин.

- На сотике были фотографии. Если она моя дочь, то вполне возможно, что могла попросить свою добрую тётю Эви показать ей отца.

- И вряд ли она соотнесёт их с вами. Часто картины отличаются от реальности, - заметила Клирия. – К тому же прошло двадцать лет. Если даже схожесть и заметит, не поверит, что это вы.

- А если поймёт?

- Ты же не будешь с ней каждый день видеться, вы в разных общежитиях будете жить, - заметила Элизи. – А если и будешь видеться, то мельком и между делом. Вот мы тогда и посмотрим по обстоятельствам. Но вероятность раскрытия очень маленькая.

Ага, но чот это не сильно меня и успокаивает. Всё держится на «маленькой вероятности». Хотя когда было иначе?

Проводив их до зеркала, я напоследок попрощался с обеими, мне пожелали удачи, и они отправились на свою сторону через зазеркалье, оставив меня одного.

После этого я принял ванну, в которой чуть не утонул и лёг спать. Завтра я ещё собирался погулять по городу. Да, можно сказать, что рисково, но блин, каков шанс, что я вновь натолкнусь на них? Мизерный!

К тому же постоянные мысли вокруг фемки и её дочки меня начали потихоньку нервировать. Эти игры в «моя не моя» просто выжимали все соки. Я решил, что позже как-нибудь да выясню это, а пока надо отвлечься, будет ещё время побеспокоиться о подобном. К тому же послезавтра будет сложный день и не стоило так нервничать перед ним.

Поэтому я сделал то, что делал лучше всего – я забил хуй.

- Господин, нам подать обед или ужин в ваш номер? – спросила меня девушка на ресепшене, когда я спустился вниз.

- Да, ужин, пожалуйста, - кивнул я и вышел на улицу.

Лафа! Солнышко светит, мороз кусается, свежий воздух, слюни застываю до того, как долетают до земли… Нет, у меня всё то же самое кроме солнца. Наверное, в этом и причина.

Настроение всегда выше, когда солнечно, чем замогильный пейзаж с такими же замогильными личностями.

Первым делом я собирался позавтракать. Хотелось посмотреть, чо да как тут, чем кормят, чем поят. Я обычно не сильно прихотлив в еде, мне и жаренное мясо с солью зашебенно заходит. Однако это не значит, что я против попробовать чего-нибудь новенького.

Гуляя по городу, я искал самый, САМЫЙ дорогой ресторан. Не потому что зажрался, а потому что хотел побыть белым человеком. Всё-таки сидеть в подземелье и жрать что дают не совсем то, чего ты ожидаешь от жизни графа. А до этого я ел именно нормально всего пару раз, один из которых был у Лиа в забегаловке и ещё один в городе пидоразов. Это то, что я ещё могу вспомнить.

А ведь обычно вспоминаются самые яркие моменты.

Значит разбавим их!

Я долго гулял по городу, целых семь минут, прежде чем попал на главную улицу. Она шла через весь город к огромным воротам замка, где жил король. Насколько я знаю, сам замок находился за городом и отгораживался от него высоченными стенами.

Что касается главной улицы, она делила город пополам. Вдоль неё располагались дома почти самых-самых вперемешку с магазинами и ресторанами. Почему дома почти самых-самых? Потому что самые-самые живут в замке, а здесь самые-самые, но которым не хватило совсем немного, чтоб жить в там. Оттого и почти.

Магазины, которые были здесь… пиздец же там дорого. Не для меня, конечно, но я знаю цену деньгам и не уставал охуевать от расценок на то, что можно было купить раз в сто дешевле. Я мог сказать, что простым смертным там светит купить только резинку от трусов. И то, если хватит.

Короче типичнейшие магазины для богачей.

А вот рестораны были куда доступнее. Не для обычного люда естественно, но даже простой купец мог позволить здесь себе поесть несколько раз, не боясь разориться.

И на радость своему ЧСВ я выбрал самый дорогой ресторан.

Возможно летом он располагался частично на улице, однако сейчас места были только внутри. Как в случае и с отелем, меня сразу проводили ко столику, принесли меню и «комплимент» от повара.

Я всего несколько раз бывал в подобных заведениях ещё в своём мире, но знал, что это такое. И сейчас это была маленькая чашка какой-то жидкости.

Я залпом осушил её.

Ум-м-м… вода со вкусом воды из-под крана… моя любимая.

Так, ладно…

Даже несмотря на такое убожество, как «комплимент», ресторан всем остальным создавал довольно приятное впечатление. Уютная обстановка, тихая и приятная музыка, люди, что сидели в округе – пожилые и очень богатые на вид пары, купцы, молодёжь в углу, влюблённые голубчики. Короче, настроение располагало.

И какого было моё удивление, когда я сделал заказ и мне принесли… это.

Бля, видимо они решили не ограничиваться «комплиментом» из-под крана.

Что я заказывал изначально (по крайней мере на нарисованной картинке) – огромный такой стейк под соусом с салатом.

Что я получил – эм… э-э-э… ну тут вот сеточка из соуса, вот тут кусочек подорожника, который сорвали с дороги… а это… похоже на сосок, который у кого-то отрезали… Желание пробовать это отпало само собой, если честно. Я… не хочу такое есть.

Ладно, окей… Рыба «Сургунси»!

Что получил от рыбы – передо мной лежала какая-то сантиметровая рыбка, которая даже на вилку натыкаться не хотела, настолько была маленькой. Ну… это пескарь, не? Тут… блин, я его даже подхватить не могу! А что жрать то?!

Но когда я думал, что хуже не будет, мне принесли третий заказ.

Фриозиль. Это вроде как гриб местный. По крайней мере на картинке он напоминал классический гриб, который рисуют в книжках для детей. Но получил я какую-то… хуйню.

Там была какая-то коричневая хрень с одной стороны тарелки и какая-то розовая хрень с другой. И это всё было обильно полито соусом. И у меня вопрос, а что есть из этого? И даже если съесть это всё, то… я вообще наемся?

Нет, кто-то скажет, что это искусство. Что тут не наедаются, а пробуют. Типа гамма вкуса из маленького кусочка, чтоб ты оценил весь спектр и так далее. Бля, простите меня пожалуйста, но разве на картину смотрят сквозь замочную скважину в галерее? Нет блять, её рассматривают со всех сторон! И здесь я хочу запихать в рот и почувствовать вкус, а не слизывать харчки повара с тарелки.

Моё разочарование было настолько сильным, что даже официант подскочил и спросил, в чём дело.

- Что из этого гриб? – спросил я.

- Вот он, господин, - указал он на левый кусочек.

- А чо он такой маленький? Чо я есть должен?!

И тут мне начали вешать лапшу на уши про спектр вкусов, наслаждение, что количество не важно и так далее. Короче, лохов, хотящих почувствовать себя супер эстетами за бешеные бабки, хватает.

Заплатив за эту ну просто ужаснейшую хуйню, я вышел на улицу. Наелся пиздец просто. Всегда знал, что рестораны для богатых – тупой развод на бабки, чтоб с лохов деньги трясти. И теперь я чувствую себя не богатым, а скорее лохом, которого развели по-крупному. И вряд ли я пойму тех, кто ест вот такие харчки и восхваляет вкус. Потому что с тем же успехом на Моно Лизу можно было бы смотреть только со ста метров и через щель в двери, если переводить на их логику.

Настроение было подпорчено, но всё же я потопал гулять дальше.

Удивительно, но минут через десять меня отпустило. Стоило просто прогуляться по округе, как стало немного легче. Мало этого, на одной из улиц перед очень красивым храмом произошла довольно интересная ситуация.

Когда я проходил через ту площадь, то остановился посмотреть на возведённый белоснежный храм и буквально через пару секунд понял, что тот принадлежал Богине Удачи. Та самая палочка, вокруг которой была обёрнута лента, красовалась на самом верху. Лента по тихой была из золота, так как отражала свет и конкретно слепила.

Там же перед храмом на площади проходил какой-то праздник. Я видел девушек в белых рясах, рукава которых были словно обвиты жёлтой лентой. Они, как раздающие флаеры в моём мире, стояли и что-то давали людям, пели песни, танцевали.

Что ещё более странно, люди их не нахуй посылали, а наоборот присоединялись – что-то брали, вставали в дружный круг и пели нечто похожее на рождественские песни. Некоторые даже танцевали.

Ещё более странно то, что там были отнюдь не бедные люди. То есть там был и самый обычный люд вплоть до оборванцев, но ими толпа не ограничивалась. Я видел и богато одетых личностей от женщин с детьми до мужчин. И никто не оттолкнул или не послал девушек, которые подскакивали, хватали под руку и тянули к общему празднику. Даже блять суровые мужики, которых я бы причислил к хладнокровным дельцам или даже мафиози, присоединялись.

Не верю. Слишком ярко, слишком, няшно, слишком лампово, слишком по-доброму.

Чот не чисто… Я не верю в это.

Но… там что-то есть… там… есть халява.

Нюх-нюх. Да, точно халява. Халява detected!

Патрик чувствует халяву, Патрик идёт к халяве.

И пока я стоял, прогружал информацию и просто тупил, как обычно люблю это делать, задаваясь вопросом, как бы получить халяву и не получить пизды, ко мне подскочила какая-то девушка в белой рясе. Она подскочила ко мне и слишком жизнерадостно сказала:

- С наступающим праздником вас, господин!

Это было слишком жизнерадостно. У меня появилось стойкое желание зашипеть на неё и заползти обратно в своё сырое и тёмное подземелье. Может месяцев шесть назад я бы и обрадовался всему этому, но чот после прожитого… у меня появляется некое отторжение и непривычка к подобному. Словно я пытаюсь искать везде подвох. От этого конкретно напрягаюсь и не могу расслабиться.

- Ш-Ш-Ш-Ш-ШАААА… Ой… Эм… В смысле, и вас с праздником. Наступающим. Каким-то…

- Идёмте! Идёмте к нам! – потянула она меня с чудовищно жизнерадостной улыбкой.

- Да я это…

- Мы угощаем всех желающих соком и выпечкой в честь наступающих праздников!

- Праздник не ждёт! Вперёд за праздником! – потащил я её к толпе.

- Да! – она вскинула кулачок и подпрыгнула на месте. – Вперёд за праздником!

Я протолкнулся в толпу людей, которая стояла полукругом перед входом в храм. Все они дружно пели какую-то хуйню о счастливой жизни, о поддержке, о том, что друзьями станем вновь и так далее. Короче муть… счастливая муть… Ну ладно, хорошая песня и смысл песни тоже красивый, который говорит о единстве и счастье.

Правда как это связанно с удачей, мне не понятно, однако мотив был чертовски знакомым… Где-то я уже его слы… О! Булочку мне принесли!

Булка реально была вкусной. Жирненькой, молочной, сладкой и очень вкусной, хоть и без всего. Соком же оказалось нечто похожее на морс. И пока я хрумкал, я понял, что за песня это была.

- Гимн… это же гимн, - пробормотал я. – Гимн Евросоюза…

Я вслушался в знакомые мотив. Да, это он, а музыка вроде как «Ода к радости» называется. А тем временем толпа беспрерывно пела под аккомпанементы оркестра, который состоял из жриц храма. Пела с какой-то радостью, верой и твёрдостью. Словно верили в каждое слово. Даже грубые мужланы, даже вычурные женщины с лицами стерв. Они пели песню.

- Радость, пламя неземное, райский дух, слетевший к нам, опьянённые тобою мы вошли в твой светлый храм. Ты сближаешь без усилья всех разрозненных враждой. Там, где ты раскинешь крылья, люди — братья меж собой.

Они живут надеждой даже когда та мертва. С какой-то целеустремлённость пытаясь сохранить сказку на этом островке. Предположу, что гимн подвёз кто-то из попаданцев моего мира. Какой-нибудь приверженец добра, который искренне верил, что можно всех объединить.

Мне стало неловко находиться здесь. Неловко оттого, что песня была явно не про меня, и я чувствовал, словно оказался вообще не в своём месте. Мой удел – смерть, хаос и разрушение, а не такое.

На глаза попались дети, которые танцевали на залитой солнцем площади перед толпой – кто в рваной одежде, кто в дорогих шмотках, словно поддерживали подобно батарейкам дух людей.

Песня крутилась и повторялась несколько раз, прежде чем закончилась.

Люди зааплодировали.

- А теперь, господа жители нашей страны, приглашаем вас зайти в наш храм и помолиться Богине Удачи. Или же помолиться в храме тем, в кого вы верите всей душой, ибо боги – братья и сёстры меж собой и позволяют молиться своим братьям и сёстрам.

Какая интересная политика. Обычно чужую религию выжигают огнём и смывают кровью, устанавливая свою. Например, как… как я с Богом Скверны.

Я вошёл в храм, который внутри выглядел ещё больше, чем снаружи, и сел на одну из лавок, выстроенных в ряды лицом к алтарю, где стоял старец. Люди рассаживались на свободные места, кто-то до сих пор дожёвывал еду и допивал сок. Толпа безудержно галдела до тех пор, пока не расселись по местам. По залу разносилась лёгкая ненавязчивая музыка.

После этого старикан у алтаря предложил помолиться и все замолчали, сплетя пальцы перед собой в молитве. Я отложил стакан и сделал то же самое, чтоб не выделяться из толпы. Но молиться мне было некому. Ту же Богиню Удачи я лично спустил на землю, остальных я и не знал. А если бы знал, вряд ли бы стал им молиться.

А люди молились. Странно было видеть в их лицах какую-то… не знаю, светлую сторону. Сказочную сторону…

Видеть в их лицах сказку. Сказку, где есть зло, но побеждает в конечном итоге добро. Маленький островок сказочного мира, который ещё существовал каким-то чудом, полурастворившийся в чудовищной реальности.

Видимо столица неведомым способом сохраняла эту реальность, пока не поддавшись другой, более печальной. А может герои, которых призывали и которым внушали, что они есть добро так, что те сами верили, являлись барьером, который мог сдержать пока это всё.

Как бы то ни было, столица действительно отличалась от того, что мне приходилось видеть до этого. Это был настоящий сказочный город.

Часть сороковая. Горькое торжество. Глава 178

- Просыпайтесь, мой господин, просыпайтесь. Утро. Вам пора. Прошу вас, просыпайтесь!

Кое-кто безудержно толкал меня и уже начал стаскивать с кровати, когда я окончательно проснулся. Будильник работал на полную.

- Милаха Кстарн, узбогойся, я проснулся, - сказал я и смачно зевнул. – Ванна готова?

- Да, господин. Вам помочь помыться?

- Спину потрёшь, - сказал я и медленно встал, не обращая внимания на то, как Кстарн вся покраснела. Не собирался я её заставлять мыть меня полностью, просто спинку потрёт и всё.

Вообще я не зря позвал сюда Кстарн. Постучался в зеркало и сказал ей, что сегодня она будет спать со мной. В смысле не в одной кровати, а в том же номере и разбудит, если вдруг я сам не проснусь. Просто дело в том, что вчера я знатно так нагулялся и боялся фанарно проспать подъём.

Ну вот и пригодилась милаха Кстарн.

Быстро встав, но ещё толком не проснувшись, я поковылял к ванной комнате. Кстарн же скромненько семенила за мной.

- Отвернись, будь добра, - попросил я, быстро спустил трусы и прыгнул в ванну.

Слегка намылился, потёрся мочалкой после чего позвал Кстарн потереть мне спину. Не знаю, какого цвета она была, но подошла к своей работе через чур ответственно. Мне казалось, что она пытается стереть с меня кожу мочалкой, а не помыть. Это надо же с таким усердием тереть, чтоб потом мне казалось, словно спину вылупили хворостиной.

Хорошенько так потеревшись не без помощи служанки, быстро ополоснулся, оделся и был готов к новым приключениям.

Вернее, к новому дню. Сегодня я поступал в универ.

Даже несмотря на то, что всё должно было пройти более чем гладко, я всё равно боялся, что в какой-нибудь самый роковой момент я где-нибудь ошибусь и здравствуйте проблемы. Это было что-то типа злого рока надо мной, и с этим я ничего поделать не мог.

После помывки я быстро вытерся, оделся, съел завтрак, что принесли в номер, проводил Кстарн в зеркало и напоследок разбил его, оборвав проход через него в зазеркалье. Не думаю, что это обязательно, но мы условились убирать порталы если они не ведут куда-то в важное место. Ведь если кто вдруг умеет так же путешествовать через помеченные зеркала, у нас могут возникнуть проблемы.

Уже внизу я подошёл к ресепшену, где дежурила девушка.

- Добрый день, господин. Могу ли я вам помочь чем-нибудь?

- Можете. Я случайно упал в ванной комнате и разбил зеркало. Так что… сколько там возместить ущерб? – вообще я мог просто свинтить оттуда, но если вдруг опять придётся здесь задержаться, не хотелось бы иметь плохие отношения с отелем.

- О, прошу вас, не беспокойтесь, всё в порядке, - поклонилась она. Просим прощения, что вызвали этим инцидентом ваше беспокойство.

- То есть я вам ничего не должен, верно? – на всякий случай уточнил я.

- Нет, господин. Мы обо всём позаботимся. Могу ли я ещё что-нибудь для вас сделать?

- Да, мне нужна карета до королевского университета. У вас можно её заказать?

- Да, конечно, господин. - Девушка подняла колокольчик и зазвонила. Звон от него был очень тихим, но тем не менее она сказала: - Карета сейчас будет, господин. Могу ли я ещё что-нибудь для вас сделать?

- Да в принципе и всё, - задумавшись, ответил я. Интересно, если я бы попросил отсос, она бы и это сделала?

- Я вас поняла. Тогда мы искренне благодарим вас, что воспользовались нашим отелем и желаем вам хорошо провести время, - поклонилась она, после чего кивнула одному из швейцаров.

Тот подошёл ко мне, и я уже без лишних слов отдал ему свои вещи.

Карета, надо сказать, была неплохой. Конечно не первый класс в самолётах или салон Роллс-Ройса (я не ебу, как там должно быть, но полюбас удобно), но куда удобнее тех, что я видел. Даже потому что здесь были амортизаторы и её не так сильно трясло, как ту же обычную телегу. Правда абсолютно ровная спинка обнадёживала до ужаса и заставляла меня сидеть так же ровно, как и в военкомате перед приёмной комиссией.

Мы медленно (быстрее, чем пешком) двигались по улицам, буквально проплывая через толпу вездесущих снующих повсюду людей. Уже очень скоро мы покинули центральный район города и попали в ту часть, где жили обычные люди. И надо сказать…

Что ничего толком не изменилось.

Нет, реально – да, стали дома куда скромнее; да, люди скромнее одеваются; да, есть бедняки, которые стояли у стен и клянчили мелочь или собирались в проулках между домов. Но даже так эта часть города выглядела в сотни раз лучше городов на западе.

Те же бедняки не выглядели столь же несчастными, как те, что клянчили мелочь в том же Шмаровии. Грязные и слегка пошарпанные, но довольно живые по сравнению с теми больными, покрытыми язвами и струпьями, грязными до ужаса, в абсолютно непригодной одежде и тощими там. Мир отличался кардинально.

Правда я не уверен, что можно судить всю фракцию Дня по этому маленькому городу. Вполне возможно, что в других графствах процветает пиздец, насилие и смерть в обмнимку с работорговлей. А этот город живёт за счёт высасывания соков из всех остальных. Поэтому судить о всей фракции по одному городу, тем более столице некорректно.

Ещё немного и мы стали выезжать уже в пригородные районы. Это я понял по более обширным территориям вокруг домов.

- Эй, - я постучал по окошку, которое соединяло кабину с кучером.

Оно открылось, и я услышал голос.

- Господин?

- Куда мы едем? Это же вроде пригород.

- Всё верно, господин. Королевский университет находится в пригороде. Скоро мы его увидим.

- А что он из себя представляет? Территорию, окружённую забором, где располагаются здания?

- Всё верно, господин. А вон и королевский университет, о котором вы спрашивали.

Я бросил взгляд в окно и увидел то, о чём он говорил. На вершине пологого холма, занесённого снегом, виднелись кирпичные стены. За ними возвышались здания в готическом стиле, чем-то напоминающие здания того же Оксфорда.

А ещё я заметил, как рядом с нами по дороге катится колесо. Хм… дай те ка подумать… дорога, мы единственные на ней… катится колесо… Мой великий ум подсказывает, что колесо от нашей кареты.

Чо я могу сказать, хуёво, очень хуёво.

И стоило мне об этом подумать, как карета накренилась, послышался треск, шум, меня бросило в сторону и хуяк! Мы перевернулись.

Бля, приехали…

Судя по всему, мы ещё некоторое время ехали… вернее нас ещё некоторое время тащило вперёд. Стекло на окнах со стороны земли лопнуло и располосовало мне хлебальник. Плюс я чуть в это же окно не вывалился. Если бы не удержался, то меня бы тупо туда засосало и распидорасило между землёй и самой каретой. Не хочу даже думать, что за фарш бы там был.

После недолгой поездки на боку повисла слишком тягучая тишина, нарушаемая только ржанием лошадей и треском отваливающихся деталей кареты.

Вот сука… Пиздец блять.

Я встал в перевёрнутой на бок кабине и открыл, словно люк, над своей головой дверцу. Откинул, выглянул подобно партизану, осмотрелся…

О! Вон и универ! Почти доехал! Хоть топать не надо далеко. Правда…

Я провёл рукой по лицу, чувствуя, как по нему словно пот стекает. Не пот, кровь, но не так много, чтоб бояться сдохнуть от кровотечения. Легко отделался.

Я аккуратно вылез из кабины, попутно забрав некоторые вещи, что были со мной внутри. Спрыгнул на снег, зачерпнул, умылся от крови, принялся разбирать свои баулы. Я хоть и выехал сильно заранее, однако теперь планы надо было срочно корректировать, так как быстро теперь я туда не прибуду.

Да уж, доехали.

Пока я развязывал верёвки, ко мне подошёл кучер и принялся кланяться в ноги, причитая, что я не я, корова не моя и вообще, это другие виноваты, починить должны были, а он лишь возит. Ух! Чувствую в нём дух родной страны, там тоже обожают ответственность перекладывать – это не из-за нас, это из-за… вставить нужный вариант. Но чаще там враги за бугром фигурируют или собственные люди. Здесь практически то же самое говорит, только масштаб помельче – люди из отеля.

- Господин! Прощения просим, - он встал на колени и стал буквально на землю ложиться, кланяясь. – Молим о прощении. Я скажу главному, вам всё возместят за это. Прошу вас о прощении за весь наш отель, что доставили столько неудобств.

- Ага, ловлю на слове, - вздохнул я, открепляя последний чемодан от крыши. По крайней мере вещи были целыми и то радость.

Хотя в принципе ничего страшного не произошло. Ну лицо поцарапало, ну пешком пройдусь, но на этом всё. Хотя пешком я-то кстати и не против пройтись. Тут холм очень пологий и подъём практически не чувствуется. И погодка пиздатая, солнечная, свежий воздух и просто белоснежная равнина, которая так и просит залить её кровью... Эм… сделаю вид, что не думал о подобном.

Хотя картинка в голове уже была нарисована.

- Позже ещё наведаюсь к вам в отель на разбор полётов, - сказал я, подхватил все вещи и двинулся в сторону универа, не обращая внимания на причитания мужика, которые неслись мне в спину. Уверен, что он там тупо оправдывается и что они всё возместят.

Конечно возместят, иначе я их отель нахуй сожгу вместе со всеми посетителями и персоналом. Этот мир, к моему счастью, плох в криминалистике, поэтому проблем с нарушениями закона при должной осторожности и построении плана можно избегать, что довольно удобно. Не то что я жажду насилия, но месть всегда радовала душу.

Пока я поднимался наверх, около меня несколько раз проезжали кареты и экипажи, запряжённые как лошадьми, так и странными тварями от страусов, до… чего-то типа ночного охотника из фолыча, только размером с пони и рогами. Такую хуйню ночью встретишь, научишься по воздуху бегать.

Но моя неплохая прогулка правда омрачалась тем, что, когда кареты проезжали мимо, я буквально видел, как из них выглядывают люди. Вот прямо как в зоопарке. И у каждого было лицо с выражением: «а кто там у нас идёт с сумками на плечах?». Может конечно стоило взять того мужика, чтоб он нёс мои вещи, но чот я уже и не доверяю ему. Да и идти с кем-то было бы не так приятно, чем прогуливаться одному.

Но блин! То, как все пялятся, просто пиздецки неприятно. Неужели я настолько интересен?

И чем ближе я подходил к универу, тем больше проезжающих было. Очень скоро они чуть ли не караваном ехали и смотрели на меня счастливого, иногда тыкая пальцем в мою сторону. Теперь я понимаю, что чувствуют животные в зоопарке.

Вскоре дорога подошла к стене и свернула вправо вдоль неё. Ещё пять минут, и я оказался около очереди из карет, которые выстроились, по-видимому, ко входу. Длинной очереди. Однако я двигался пешкодрапом, поэтому спокойно проигнорировал её, дойдя до самых ворот.

А здесь был прямо целый парад. Я даже прихерел немного от такой встречи поступающих.

Каждая из карет останавливалась перед широко раскрытыми огромными воротами прямо напротив широченной ковровой дорожки, выстеленной на очищенной вымощенной дороге, ведущей к универу.

У входа стояло четыре человека – один открывал дверцу, другой помогал спуститься, если там была девушка. Ещё двое стояли для красоты.

После этого человек шёл дальше к стоящим прямо по центру широченной ковровой дорожки в середине пути, между воротами и зданием, приятной женщине средних лет в мантии, остроконечной шляпе и очках с огромнейшей книгой, и старцу в такой же одежде. На глазах у всей толпы человек передавал запечатанный конверт (там были твои документы, подтверждающие твою личность) старцу, а женщина вносила какие-то данные в эту книгу.

Потом человек шёл по ковровой дорожке в здание в то время, как по краям неё стояла толпа. Потихой это были учителя, школьники, студенты… странно, я думал, здесь учатся год… Все люди при параде с улыбками на лицах встречали пришедших, аплодируя им и всем видом показывая, что рады такому пополнению. И их было действительно много. Мне даже интересно, сколько там людей учится. Наверное, не меньше тысячи.

А ещё там играла музыка, судя по звукам, целый оркестр.

Правда до всего этого чуда я не дошёл.

Один из четырёх швейцаров с взволнованным лицом быстрым шагом направился ко мне, остановив и не дав подойти близко.

- Господин! Господин, вы ранены? Сейчас я вас проведу через задний ход в лечебницу! Идёмте, господин…

Он попытался подхватить меня под руку.

- Да погодите, - я сделал шаг назад. Не надо меня через задние ходы водить. - Всё в порядке, я жив и здоров. Просто на своих двоих пришёл.

- Ваше лицо…

- Просто царапины. Ничего страшного. Просто я хочу пройти… это…

- Торжественную регистрацию новоприбывших, - подсказал швейцар.

- Да, верно, её. Хочу пройти. Поэтому не надо лечебницы или чего-то подобного. На лице просто царапины.

Мужчина с сомнением посмотрел на меня, но всё же кивнул.

- Ваша карета, господин… - он взглядом поискал её среди стоящих.

- Мы попали в аварию, - отмахнулся я. - К сожалению, остаток пути мне пришлось пройти на своих двоих. Так что, я могу зарегистрироваться?

- Да, но здесь очередь, - он указал на выстроившиеся кареты, что ждали своей очереди. Оттуда на нас с интересом смотрели люди. – Мне очень, очень жаль, но, если с вами всё в порядке… вам придётся стоять в этой очереди. Но вы можете пройти со мной в лечебницу!

Ебать у вас как всё строго.

- Но потом мне всё равно надо будет пройти эту регистрацию, да? – спросил я. – Так же при всех?

- Но… это будет уже через год.

- Разве просто зарегистрировать меня нельзя?

- Боюсь, что таковы традиции этого университета, - извиняющимся тоном сказал швейцар. - Но мы хотя бы убедимся, что с вами, господин, всё в порядке и вы целы!

- Да со мной всё в порядке, - нет у меня желания год ждать следующего раза, мне сейчас надо. Поэтому, если даже я бы и сломал что-то, всё равно бы плюнул и зарегался, раз такое дело.

Я бросил обречённый взгляд на очередь из карет.

- Значит мне надо занять место среди них, так?

- Боюсь, что так… - кажется он и сам понял, как это будет выглядеть.

- Окей… ладно, я понял.

Мне не привыкать…

С этой мыслью я, гружённый чемоданами, поплёлся в конец очереди под взглядами людей в каретах. Я даже не знаю, как так умудрился… Хотя знаю и тут не моя вина. Но всё равно неприятно. Это же ещё получается, что все оставляют вещи в каретах и потом уже забирают их. А мне по тихой с собой тащить придётся через всё это... Как-то позорно…

И как это выглядит со стороны. Идёт очередь из дорогих карет. Кареты, кареты, кареты и тут раз! Я такой гружённый сумками и чемоданами чисто в середине очереди среди этих повозок стою. Не хочу думать, насколько странно выглядит человек, тащащий на своём горбу сумки в очереди среди карет.

Мало этого на меня через заднее окно конкретно пялился пассажир, просто не сводя глаз. Ну да, чувак с окровавленным лицом, весь в сумках, наверное, забавное зрелище. Так я медленно продвигался со всеми, терпя свою нелёгкую и неловкую ношу. Всё же традиции, и раз я здесь буду учиться, то просто не имею права их нарушать.

Хорошо, что меня не видит Клирия и Элизи. Одна бы промыла мне мозги, а другая просто своим видом заставила бы меня ещё неделю чувствовать себя неловко. Хотя казалось бы, куда ещё более неловко. Можно порадоваться, что я ещё не сломал ничего и могу вполне спокойно стоять… в очереди из карет, гружёный чемоданами. Позор ещё никогда не был таким горьким.

А ведь когда я подойду к воротам, все наверняка охуеют. Ничего не скажут, но охуеют. Вряд ли у них ещё кто-нибудь так эпично являл себя. И если бы я хотел привлечь к себе внимание, то это было бы просто идеальным способом.

А очередь неминуемо двигалась вперёд. Вскоре я уже мог слышать оркестр, который беспрерывно наяривал одну и ту же мелодию по несколько раз, и аплодисменты толпы, приветствующие новых учащихся. Ещё через десяток минут я уже видел вход на территорию. И от этого вида у меня заныло сердце. Я всегда меньше всего любил внимание толпы. Особенно в таких ситуациях. И теперь мне предстояло как раз в ней и побывать.

Глава 179

Заебца стою, далеко гляжу… Ну не так далеко, как хотелось бы, но ворота уже вижу. Вот осталась передо мной две кареты. Я набираю побольше воздуха в лёгкие и пытаюсь успокоить себя. Не, ну реально, я грабил, я насиловал, я убивал, я пытал, я ходил по такому краю, что другие бы просто сдохли! Чего мне эта хрень сделает?! Мне здесь ничего не угрожает, и никто не пытается убить. Ну позорно немного, но не более!

Однако это меня нихрена не успокоило. Как вспомню, как надо мной класс однажды смеялся и тыкал пальцем под предводительством училки, что кричала: «насмехайтесь над ним, презирайте его!». Как тебе в психушке теперь сидится, старая сука, а?! Но я отвлёкся от главного. Теперь я конкретно так стремаюсь всего подобного.

Очередь сдвинулась.

Передо мной осталась всего одна карета. Очко выдало давление в несколько тысяч Паскаль. Сердечко трусливо забилось. Не так, как при смертельной опасности, когда оно просто гулко бьётся внутри у самого горла. Тут скорее оно пыталось отыграть на моих рёбрах «Полёт шмеля».

Последняя карета остановилась и оттуда… чуть не растянувшись во всю длину, вывалилась девушка, запнувшись о собственный дорогой на вид плащ. Я с неприятным ужасом опознал в ней ту девку, которую сосал в раздевалке.

Швейцары синхронно шагнули и вытянули руки, мягко поймав девушку и поставив её на ноги. Та сделала книксен в знак признательности и уже аккуратнее, приподняв подолы плаща, двинулась к воротам.

Прежде чем скрыться за ними, она бросила на меня взгляд. Странный взгляд, мой внутренний переводчик отказался его переводить.

Ну… зато теперь я знаю, почему она так смотрела на меня. Узнала… Ладно, потом этот вопрос решим.

Теперь оставался я. Сейчас по идее, когда она всё закончит, карета отъедет и настанет моя очередь. Меня ещё и не видно из-за забора, так что они даже не подозревают, какой тут кадр нарисуется. Я слышал, как играет музыка, как кого-то объявляют. Потом слышал, как аплодируют, встречая новенькую.

Сердце замерло и вновь забилось с дикой частотой. Стало очень жарко и пот буквально стекал по лицу.

Вот карета отъехала, и настал мой черёд.

Патрик, ты сможешь, ты пережил унижения в классе и поставил себя, ты пережил сраных гопников, ты выжил в этом мире и сделал много хуйни. И всё равно ты жив, так что с подобной парашей ты точно справишься. Давай, будь мужчиной, блеать!

Да, нехуй! Я тут сделал больше, чем все они вместе взятые, пережил то, что им не снилось даже в самых страшных кошмарах. Кто они такие, чтоб осуждать меня?!

Я выпрямился и шагнул вперёд на место кареты.

В тот момент, когда я появился в воротах, гружённый чемоданами и сумками, кто-то из оркестра чудовищно сфальшивил, что только скрасило ситуацию не в мою пользу. Мало этого, если ещё старикан держался нормально, женщина в остроконечной шляпе буквально открыла от удивления рот, не в силах что-либо сказать.

И кажется я понял причину их шока, когда заметил, что мне на туфли капает кровь. Блин, как не вовремя. Я сейчас, наверное, выгляжу как маньяк, переживший поножовщину и получивший пизды по голове.

Тишина нарушалась только оркестром, который кое-как справился с фальшем и наконец более-менее заиграл приветственную мелодию. Кажется, он являлся своеобразным индикатором всеобщего настроения. И сейчас одновременно с музыкой все начали потихоньку приходить в себя после подобного зрелища. Первичный шок прошёл. Толпа оживилась, зашепталась, показывая признаки жизни. Женщина с книгой захлопнула рот и с пониманием кивнула, словно благодарила за соблюдение традиций даже в такой ситуации.

Мне это значительно придало уверенности в себе. Я же говорил, что иногда приходится делать трудные шаги. И вот они были оценены по достоинству. Слава богу, всё в порядке. Действительно, нормальные люди.

Я двинулся к женщине с книгой и старцу.

Двинулся уверенной походкой с чувством выполненного долга и победителя, который всё-таки одержал победу. И хоть все молчали, я всё равно чувствовал поддержку толпы к парню, которому просто не повезло, но который всё же сделал всё как надо. Вот бы все такими были…

О, Пиздец! Здравствуй! Как же ты вовремя заскочил ко мне!

В тот момент, когда я был уже на пол пути к старцу и женщине, то почувствовал, как один из чемоданов, предательски выскользнул из скользкой ладони! Этот ебаный чемодан! В последний момент я попытался подцепить его ногой, но перестарался и сделал только хуже – отфутболил прямо к женщине и старцу.

Чемодан шедеврально подлетел, кувыркнулся в воздухе и приземлился на угол прямо перед ними.

Ударился, раскрылся…

И оттуда вывалилось женское бельё, включая нижнее… Красное, чёрное, белое… Оно рассыпалось прямо перед их ногами на глазах у всех.

Повисла неловкая тишина…

Я даже не знаю, как придумать оправдание тому, что сейчас передо мной валяется МОЙ чемодан, забитый женским бельём, которое валяется на виду у всех. Пиздос… Нахуя его взял…

Где-то на заднем плане конкретно зафальшивил оркестр, превратив все звуки: «И-И-И-И-И-И-Э-Э-Э-Э-э-э-э-э-и-и-и-и…» и затих. Как затихла и вся толпа. Женщина в полнейшем шоке выронила толстенную книгу, которая с глухим «БУХ» ознаменовало апофеоз всего зрелища.

Тишина, замеревшая в шоке толпа, замеревший я, замеревшие старец с женщиной, женское бельё из моего чемодана, разбросанное перед ними.

Эта живописная картина увековечится у меня на всю жизнь.

- Блеать, - невольно выругался я и слишком поздно понял, что только что сказанул. Слово эхом разлетелось над головами зрителей этого шоу. И тут же я выругался уже из-за мата. - Блеать…

В полнейшей тишине.

Пытаясь хоть как-то скрасить положение и действуя скорее на автоматизме, чем осознанно, я выдал ну просто чудо-фразу.

- Это не моё.

В такой же полнейшей тишине. Мои слова, казалось, эхом разнеслись по округе. Только ветер неожиданно налетел, слегка посвистев в ушах, и пропал.

Моё падение было таким же стремительным, как и падение звезды с неба. А моё достоинство зашкрябало об землю, как отвалившийся глушак об асфальт.

Было очень тихо.

Мир замер на мгновение.

Блин… хотя с другой стороны, чо делать-то? Не стоять же здесь вечно, верно?

И я, буквально преодолевая давление всего мира и внимания, сделал первый шаг вперёд. Ноги, казалось, кто-то залил свинцом и привязал к ним камни.

Шаг, другой шаг к ошарашенной женщине под не менее ошарашенными взглядами людей. Я постарался абстрагироваться от этого позора, постарался сконцентрироваться на своей цели, а именно – дойти сначала до них, а потом дойти до того здания. Где я смогу укрыться от взглядов людей.

Но всё же как бы я не старался, мне с трудом удавалось сдерживаться чтоб не выкинуть какую-нибудь глупость. Например, заплакать или убежать, сгорая от стыда. Нет, нет и нет, я этого не сделаю, я не для того сюда шёл, чтоб такое меня остановило. Это не смертельная опасность, а значит плевать на всё остальное.

Подойдя ближе, я заметил, что единственным человеком, сохраняющим самообладание, был старик. Он совершенно спокойно разглядывал вещи, словно его это и не сильно беспокоило.

- Красивое бельё, - похвалил он, когда я подошёл ближе.

- Спасибо.

- Твоей девушки?

- Спутал одинаковые чемоданы, - соврал я. Но так как моё лицо буквально сгорало от стыда и заливалось кровью, увидеть что-то на нём он не мог.

- Отлично-отлично. Молодость, прекрасная пара… мне бы так ошибаться. Хотя в прошлом году один человек от волнения обделался. Это было куда более… неловко, - улыбнулся он и локтем толкнул в бок женщину. Та словно очнулась, встрепенулась, и, стараясь не смотреть на бельё, подняла нелёгкий на вид том.

Спасибо, старик. Твои слова меня успокоили и заставили выпрямиться!

- Э-э-э… господин, ваше… имя… - в нос пробормотала она это, стараясь не смотреть мне в глаза и так же заливаясь ярким девичьим румянцем. Вроде бы взрослая женщина, а смутилась от такой хрени.

- Мэйн…

И…

Бля, я забыл, какую фамилию мне дали. Хотелось приложиться головой об землю из-за того, что я всё забыл. Конечно, я просто переволновался, но того факта, что я запопал, это не отменяет.

- И… ваша фамилия?

И я не нашёл ничего лучше сказать, как:

- Для вас я могу быть просто Мэйном.

Теперь женщина была пунцовой, и своё смущение она попыталась скрыть, подняв повыше книгу, чтоб спрятаться за ней. Только смущённые глаза видны. А тем временем я лихорадочно доставал конверт, на котором была написана моя фамилия.

Вот… Вот он! Моя фамилия Синителлер.

- Синителлер, госпожа преподаватель, - сказал я, передавая конверт старцу.

- Отлично-отлично, - закивал старик. - Соберите пока свои вещи, юноша.

Я бросился собирать не свои вещи пока старец вскрывал конверт, а женщина, пытаясь справиться со смущением, записывала мою фамилию в книгу.

Когда я выпрямился, старец лучезарно улыбнулся.

- Дамы и господа, хочу представить вам нового члена нашего королевского университета. Господин Мэйн из семьи Синителлеров. Теперь он станет нашим товарищем и нашим учеником. И пусть он принесёт университету славу, а мы взамен принесём ему нашу мудрость и силу.

Никто не хлопал.

Да уж, пришёл Патрик и всем испортил праздник.

- Я прошу вас, идите и присоединиться к нашему обществу, господин Мэйн.

Я, не сказав ни слова, обошёл их и быстрым шагом направился к зданию напротив через дорогу позора. Ну хоть спасибо, что все были в таком шоке, что даже сказать ничего не могли. Это радовало, а то как представлю, что начнут на меня пальцем показывать и смеяться, готов расплакаться как маленькая девочка.

Как можно быстрее я дошёл до здания, где передо мной два охуевших швейцара открыли двери.

Я, не задумываясь, нырнул внутрь, слыша, как за закрывающимися дверями вновь начал играть оркестр. Какая честь, меня встречали в тишине, обосраться можно.

Ну да ладно, плевать на это. Я оглянулся в поисках того, куда идти дальше. И единственным указателем была всё та же ковровая дорожка, которая здесь была заметно уже.

Но хотел было я идти дальше, как меня окликнули.

- Господин Мэйн! Господин Мэйн, подождите!

Я обернулся, ожидая увидеть то, как мне вручают трусы, которые я оставил там, но нет – ко мне спешила полная женщина в синем платье и белом переднике и чепчике. За ней шёл один из швейцаров.

- Эм, да? Что-то случилось? – спросил я с замеревшим сердцем. Вдруг чо узнали или поняли?

- Господин Мэйн, я госпожа Анна, заведующая медицинской частью при университете. Пойдёмте со мной, вам не стоит разгуливать в таком виде.

- А вещи…

- Их отнесут в вашу комнату.

- Мою комнату? Их уже определили? – удивился я.

- Естественно. Это делают, как только приходят ваши документы. Идёмте за мной, господин Мэйн.

Я и пошёл. Отдал вещи швейцару, который с лёгким поклоном принял все мои баулы, и двинулся за госпожой Анной.

Мы вышли в боковой коридор и через несколько секунд попали в небольшой внутренний двор, окружённый зданиями словно стеной. Здесь росли деревья, в данный момент покрытые снегом, стояли лавки. А в самом центре возвышался фонтан в виде…

Короля, который держал бутылку и откуда, по-видимому, должна была бить вода. Король, да ты просто везде свои шаловливые ручонки приложил!

Уважаю!

Пройдя этот двор, мы вошли в другое здание, прошли его насквозь и вышли…

- Ох… - выдохнул я, глядя на открывшийся пейзаж.

Это было реально красиво.

Особенно когда ожидаешь увидеть другие скучные, пусть и красивые дома. Но вместо этого за дверью тебе открывается огромное ровное поле, убегающее далеко вниз, за забор всё дальше и дальше, покрытое снежным белоснежным покровом. Как же бело…

- Красиво, да? – улыбнулась госпожа Анна.

- Да… действительно красиво.

Я оглянулся и увидел довольно симпатичный двухэтажный домик, стоящий в стороне в отдалении в поле под большим деревом. Пиздец, как же это сказочно выглядит… Нет, реально, это очень сказочно. Особенно то, как он стоит среди искрящегося снега. И словно светится сам.

Мы двинулись к нему по волшебным самоочищающимся тропинкам (видимо весь снег с них телепортируется на дороги моей родины). Дошли, вошли внутрь, и мне сразу ударил в лицо запах трав.

- Садитесь, господин Мэйн.

Она захлопотала, полезла в шкафчик. Достала какие-то склянки, тряпку, небольшой тазик, бутылку чего-то.

- А теперь сидите. Может чуть-чуть жечь.

С этими словами она поставила мне на колени тазик и плеснула водой из какой-то склянки.

Ощущение были такие, словно мне плеснули кипяток в морду. Я так охуел, что не сразу закричал, сидя с ошарашенным лицом. А потом…

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!! БЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я!!!! МОЁ ЛИЦО!!!!!!

Я бы схватился за него руками, но они держали тазик, в который стекала вода. Не дай бог эта хуйня ещё куда-то попадёт.

- Ну чтож ты так кричишь? – недовольно нахмурилась она. - Не так уж и больно.

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!

Не больно?! Да ты гонишь нахуй!!! Моё лицо!!! Ты меня чо, святой водой окропила?! Нечто подобное я чувствовал в детстве, когда мне говорили, что сейчас комарик меня укусит в пальчик и будет совсем не больно. Надо ли говорить, что было дико больно, и комар по идее должен был быть размерами с мой локоть. А потом говорили, смотри, сейчас в трубочке паровозик будет. Да вот только в трубочке я свою кровь видел.

Хорошо, что этот кошмар быстро стал сходить на нет. Попутно в тазик начали падать какие-то камушки. Приглядевшись, я распознал в них осколки стекла.

- Это… что? – пробормотал я, приходя в себя.

- Зелье. Я же не могу исцелять тебя с осколками внутри тела, они же там и останутся. А так они выпали и теперь можно приступать.

Она заботливо вытерла мне лицо полотенцем и направила на меня руки. Уже знакомый свет полился из ладоней, и я почувствовал приятное тепло кожей лица. Ранки немного начали чесаться. Но уже через десять минут она странно взглянула на меня.

- Странно… У тебя такое медленное исцеление…

Я лишь сделал вид, что без понятия, о чём она говорит.

- Ладно. Скоро начнётся посвящение, так что тебе стоит поторопиться. Кровь больше не идёт, хотя раны сохранились. Позже зайдёшь ко мне, и мы продолжим. Не могу позволить, чтоб кто-нибудь ходил раненым или больным.

Она с таким видом посмотрела на меня, словно хотела обнять и затискать до смерти, но лишь вздохнула.

- Я понял, - кивнул я, встал и вернул ей тазик. – Тогда я поспешу.

- Да-да, иди, не стоит опаздывать, - кивнула она расстроенно, словно не хотела меня отпускать.

Вернулся я обратно тем же путём, что и пришёл. В конце концов, здесь было сложно заблудиться.

К счастью следов кроме шрамов о том, что было, не осталось. Одежда на мне была тёмного цвета и крови практически не было видно, что огромный плюс.

Я скользнул на ту самую ковровую дорожку и двинулся по ней через это строение. Почему строение? Да потому что я не знал, отнести его к замку или же к обычному строению. Вроде бы здесь и обычный дом, комнаты, залы и так далее. С другой стороны, похоже на замок – каменные стены, в некоторых местах подпорки, всё из камня, который ещё переживёт этот мир, бойницы в некоторых местах вместо нормальных окон.

По общему впечатлению я бы мог предположить, что универ отстраивали в случайной последовательности – сначала отстроили одно, потом другое, третье и так далее. И так отстраивали друг на друге, пока не получилось то, что есть. Словно складывали кубики в случайном порядке, выстраивая башню.

Главное, чтоб здесь лестницы не двигались и не было приведений. Не хочу срать и понимать, что в любую секунду оттуда может появиться чьё-нибудь лицо.

Очень скоро я оказался перед деревянными дверьми, которые открылись передо мной сами по себе. Открылись в довольно большой и красивый зал со стеклянным потолком. Здесь же располагались длинные столы от одного конца до другого с такими же длинными лавками. Он был ещё не заполнен. Скорее всего, по той причине, что большая часть сейчас приветствовала приезжих.

На меня никто особо не обратил внимания, так как все были приезжими и в тот момент либо были в каретах, либо уже здесь.

Я остановился, оглянулся, примеряясь, где бы сесть.

Один стол был заполнен одними самыми обычными парнями. Другой довольно симпатичными девушками, которых уж точно нельзя было назвать заурядными. Выбор был очевиден.

Естественно парни! Заебали меня уже бабы, одни бабы кругом, везде, всегда, я уже забыл, что такое мужское общество! Так что свят-свят. Может будучи обычным дрыщём я бы и выбрал стол… Шучу, не выбрал, засмущался бы. Но я бы всё равно думал о том, как классно было бы сесть там. Но сейчас я понял, насколько это сложно, и не попадусь на эту уловку. Хватит с меня личного бабского легиона.

К тому же там я практически сразу заметил копию фемки, её дочь Фемию. Так что даже если меня неожиданно прибило бы там сесть, я бы не рискнул этого сделать даже просто, чтоб не рисковать быть раскрытым.

Глава 180

Я, честно говоря, не знал, чего конкретно ожидать от местных личностей, садясь к парням. Всё могло быть с точностью наоборот от ожиданий. С одной стороны, они могли быть теми ещё уебанами, завистливыми подонками и пидоразами, мечтающими засадить тебе нож в спину или просто засадить тебе. С другой стороны, могли оказаться обычными положительными людьми, как и все в этом месте.

Но чтоб лишний раз не агрить судьбу, я сел на свободное место, скромненько смотря в стол и не спеша знакомиться с кем-то.

Правда если я не хочу говорить, это не значит, что другие не хотят говорить. Буквально через пару минут меня уже звали.

- Эй, парень! – Какой-то высокий и тощий, как кощей, парень смотрел на меня, явно пытаясь привлечь к себе внимание.

В моём мире, там, где я учился в школе на такое надо было отвечать: «своей маме эйкай». Все исходили из того, что если ты позволяешь кричать тебе «эй» то ты слабак и так далее. Так себе логика, но чего взять от дегенератов?

Поэтому я спокойно ответил:

- Своей… то есть, что такое?

- Тебя как звать? – спросил он, словно эта информация была жизненно необходима ему.

- Мэйн, а что?

- Да ничо, мы просто тут уже все перезнакомились. Меня зовут Кащей. Его…

И понеслось. Имена, имена, имена, ещё имена… Чувак, неужели ты веришь в ту чушь, что я действительно запомню все имена, которые ты мне говоришь?! Да вас тут несколько десятков! Как я вас запомню?!

Давай лучше так, вон тот парень похож на пидора, будем звать его «Педик», вон этот слишком перекаченный, будем звать его «Крепыш». Или вот этот, он такой тихий, что так и просится на имя «Чмоня». Тебя оставим Кащеем, а вот я уже имею второе имя – долбоёб. Мне кажется так будет проще, чем по именам запоминать.

Уже где-то в середине раздался голос одного из парней.

- Эй, а я сбился!

- Ничего страшного, я начну сначала, - ни капельки не смутившись, ответил он. – Его зовут Мэйн, меня Кащей, его - Диего…

Ясно, ты не Кощей, ты Говорун.

- Э-э-э… ну… когда… будет это… праздник? – растягивая слова и конкретно думая над каждым, спросил неожиданно один из парней. Он был довольно приятной внешности… естественно no homo, умным и вообще создавал впечатление человека, который всё знает и должен быть мозгом группы.

Но речь…

Ясно, будешь «Тугодумом».

Тугодуму ответил качок. Но и тут меня удивили. В отличии оттого, кто должен был быть как бы умным, этот заговорил ну чудовищно интеллигентно.

- Думается мне, очень скоро, - он достал из кармана очки и нацепил их на нос, оглядываясь. – Да. Почти всех собрали, судя по всему.

Пиздец, качок с туповатым лицом и скошенным лбом оказался чуть ли не ботаном, в то время, как ботан мог претендовать на место тупого качка, будь он хоть немного подкаченным.

- По скорее бы, - подал голос местный мачо. Идеальная фигура просматривалась даже через одежду. Модельное лицо, уверенный взгляд, классная причёска, короче всё как надо. – После этого можно по девушкам.

Он посмотрел на противоположную сторону, где сидели девушки и помахал им рукой. Те включили режим «смущенька», захихикали, разулыбались, зашептались, прикрывая рот ладошкой. Некоторые особо смелые помахали в ответ.

Так, ясно, наш мачо…

ДА ТЫ ЧО?! ТЫ ЧО, ПОКРАСНЕЛ?!

Я в лёгком шоке смотрел на того, кто тут должен был быть главным ёбарем и сердцеедом. Но кажется наш ёбырь был ёбырём только собственной руки, так как он сейчас был дико красным и смущённым, готовым провалиться под землю. Это не поведение настоящего мачо.

И чем больше я приглядывался, тем сильнее видел различия с моими стереотипами. Тот, кто выглядел как педик, сейчас вёл себя довольно нагло и борзо, словно заводила в драках. Чувак со счастливым лицом, который должен в моём мире уметь шутить, сейчас толкал такую пессимистичную речь, что даже я, просто услышав её, схватил дозу негатива, способную довести слона до самоубийства, а лошадь разорвать на куски.

И таких кадров был весь стол.

Сидящий напротив парень, который вроде выглядел нормально, спросил меня:

- Эй, Мэйн, ты откуда?

- Я с графства Анчутки.

- Чо? Есть такое графство, - вытянулось его лицо.

- Прикинь, есть, - подал голос, сидящий рядом с ним чувак с белыми длинными волосами, которого я прозвал мысленно белоснежкой. – Это это… ну… фракция Ночи, если не ошибаюсь…

- Фракция Ночи? – чувак, вновь посмотрел на меня. – Так ты из фракции Ночи?

- Я живу на её территориях, - поправил я его. – Я Мэйн Синителлер.

Я протянул ему руку. В ответ он посмотрел на меня, посмотрел на руку, после чего поднялся и потянулся ко мне. И тут я совершил ошибку – никогда нельзя ни к кому в ответ тянуться.

Я потянулся к нему, а через мгновение меня обняли и поцеловали в щёку.

- Я Мартин, будем знакомы.

И как ни в чём не бывало сел на своё место, словно так и должно быть. А я так и остался нависшим над столом, пытаясь сейчас понять, что это блять было.

- Чувак, не заворачивай мозги в трубку, - сказал белоснежка. - Это южные пидорастические графства фракции Дня так приветствуют.

- У нас не пидорастические графства! – возмутился Мартин.

- Настоящие мужчины так не здороваются!

- И как же они здороваются?!

- А вот так!

Белоснежка потянулся ко мне, притянул мою голову за уши к себе и произнёс:

- Я Белеандр.

И с этими словами он… сделал мне быка. Только прокаченная немного живучесть позволила мне не отрубиться и не свалиться с лавки после такого приветствия. Я просто со звоном в голове и полнейшим шоком сел обратно.

- Вот как здороваются мужчины!

- Так ты из фракции Ночи с юга. Вы там все долбанутые на голову! Больные ублюдки, давно вас надо было там выжечь!

Взять на заметку, не здороваться ни с одним, ни с другим.

И пока эти два ебонавта выясняли отношения, с другого края уже разгорался другой спор. Чмоня и Педик уже выясняли отношения, пытаясь доказать друг другу, что именно их графство лучше. Оказалось, что они нихуя не чмоня и педик, так как были готовы прямо сейчас порвать друг другу глотки.

Тот же Мачо сейчас продолжал краснеть и смотреть в пол, а Крепыш толкать какую-то речь про этот универ, как он возник и так далее тем, кому это было интересно.

Короче, люди здесь слегка, ну совсем чуть-чуть были далеки от моих понятий «нормальный». Ну вот прямо самую каплю. В точности наоборот.

А зал всё наполнялся. Очень скоро сюда зашёл последний парень – какой-то японец с забитым видом человека, который полностью попадал под представление ОЯШ. Ну вот прямо тёмная стрижка под горшок, анимешно-японские глаза, худощавость, какая-то прилизанность.

- О, о, о, смотри, - отвлёкся Белеандр, останавливая спор и показывая Мартину за спину. – Я знаю этого чела!

Мартин тоже обернулся и его лицо слегка вытянулось. Да все присутствующие обернулись к нему, и их лица выражали полнейшее удивление и страшное любопытство. Даже педик с чмоней перестали цапаться.

Только я был не в теме, не совсем понимая, что за хуй с горы привлёк внимание не только нашего стола, но и женского, где девушки подняли волну шёпота и смущённых хихиканий, что как бы намекает на заинтересованность.

- Чо за чел? - тихо спросил я у Крепыша.

Он посмотрел на меня, словно я пропустил событие века.

- Это герой. Один из сильнейших. Говорят, после труднейших испытаний и борьбы за жизнь он спас деревню от волков. А потом нашёл свой легендарный меч под кроватью…

- Как эпично, - пробормотал я. – Наверно ради того, чтоб получить меч, он сражался с войском подушек или со своей правой рукой.

Пиздец, теперь всё ясно, передо мной герой, что пришёл в этот мир из другого. Попаданец. И, судя по всему, он из Японии, так как по великим легендам из манги и ранобе, именно оттуда чаще всего призывают людей. Свезло, ничего не скажешь. И, глядя на реакцию девушек, именно он станет объектом всеобщей любви и приставаний на пару может с Мачо, так как их характеры должны по идее совпадать. Невъебенно сильные и крутые внутри и обычные ОЯШи снаружи.

Под всеобщий шёпот и восхищения герой сел на самом краю с противоположной стороны от нас, чем знатно меня порадовал. Во-первых, не хочу сидеть с героем, так как я его противоположность. Во-вторых, можно не беспокоиться о том, что бабы будут чудить и так далее. Все будут лезть исключительно к нему, а значит я буду свободен!

Долой женское общество хоть на момент учёбы! Гип-гип ура!

Просто в не себя от счастья я выпрямился и, чувствуя, как моё настроение растёт, оглянулся. Другие парни хоть и были рады такому знакомству, однако не были счастливы тому, что всё женское внимание привлечено исключительно к герою. Ну и к Мачо.

А мне пох, мне заебись, у меня самого в поместье легион недотраханных есть. Хотя скоро мы разбавим их мужчинами, но всё же. И здесь я просто отдыхаю.

- Повезло, наверное, - пробормотал Мартин. – Теперь ему девки прохода не дадут.

- Я тут слыхал, он стеснителен в общении с бабами, - заметил Белеандр.

- До поры до времени, - сказал крепыш. – У него уже там команда из эльфийки, лоли-магички, какой-то шизанутой и помешанной на нём мечницы, танка-женщины с синдромом мамы и кошко-девушки скрытницы. Так что вниманием женского общества он точно не обделён.

- Ставлю сотню золотых, что он девственник, - уверенно заявил я.

- Гонишь, - посмотрел на меня Мартин. – Хрень, быть не может.

- Верно говорит, - кивнул Крепыш. – Или вы знакомы уже?

- Не знаком с ним, - покачал я головой, - могу дать клятву кровью, что не знаю его. Но уверен, что он девственник.

- Да чушь, - вмешался Кощей. – Ставлю две сотни, что он не девственник!

- Поднимаю, - сказал парень, который сидел справа от меня и всё это время молчал. Его голос был хриплым до ужаса, словно он всё это время пел. Его вроде Диего зовут. – Ставлю триста, что не спал.

- Да с чего такая уверенность? – удивился Мартин. – Но я отвечаю – триста за то, что спал хоть раз.

- Окей, - кивнул я и тут же выложил нужную сумму. Кстати, это были последние деньги. Больше у меня вообще нет. Если продую, Клирия по голове не погладит. - Триста, что девственник.

Послышался звон монет, все начали выгребать свои бабки. Причём делали это с таким видом, словно это так, мелочь. Будто столько они в день тратят. А по сути с трёхсот золотых начиналась стоимость более-менее какой-то нормальной лошади. И мы сейчас выкладывали такие деньги просто на спор, когда другим столько даже не светит за всю жизнь заработать.

В конечном итоге сумма составила две тысячи четыреста золотых, так как к нам ещё несколько человек присоединились.

- И? Кто потопает к нему? – окинул нас взглядом Белеандр.

- Смею предположить, что Кощей. Он у нас говорит больше всех, - предложил Крепыш.

И заслали мы выяснять Кощея, не мальчик-колокольчик ли герой.

Попутно я примерно мог сопоставить характеры всех людей, что сейчас видел около себя. Крепыш больше походил на интеллектуала. Тот парень Тугодум, что казался интеллектуалом, оказался дебилом обыкновенным. Белоснежка был быдловатым, а Мартин наоборот, обычным представителем людей. Кощей пиздецкий говорун. Диего был круглолицым парнем со слегка несчастным лицом, которому словно не везло в жизни ещё больше, чем мне. Мачо – стесняша. Педик и чмоня – конченые сорви головы, которые просто возненавидели друг друга и уже забивали стрелу.

А это ещё не все! Вон, там парень… он просто дрыхнет на столе, ему похуй. Ваще похую просто всё. Другой парень в огромнейших очках… бля, да это тот Фиалка! Пусть и остаётся Фиалкой! Надеюсь, он меня не заметит.

Пока я раздавал имена, чтоб хотя бы как-то запомнить людей вокруг себя, что я делаю очень плохо, вернулся Кащей.

- Гадство! – шмякнулся он на лавку. – Блин, ну это же бред! Как такое возможно?!

- Твою же… не говори, что он с бабой ночь не проводил. Я все свои карманные бабки вбухал в спор! – Белоснежка покраснел от негодования и перевёл округлённые глаза на деньги. – Чо за… ты же сказал, что у него в отряде одни бабы! – он обвинительно ткнул пальцем в сторону Крепыша. – Ты же говорил, что у него баб много!

- Ну я же не провожу слежку за ним. Я лишь знаю то, что другие говорят. Откуда мне знать, что он не спит со своими соратницами? – поправил он очки.

- Твою же… - он толкнул деньги в мою сторону и те рассыпались с весёлым звон, слегка раскатившись по столу. – Забирайте… сука… как так…

Ну во-о-о-от, тысяча двести монет мои. Столько же досталось Диего, который без особого энтузиазма сгрёб их к себе. Блин, не стало Богини Удачи, стало веселее жить. Нет, я не рад тому, что сделал, но это просто мои наблюдения.

- Хотя с другой стороны, - продолжил Крепыш, – все герои, похожие на жителей Горной Империи, всегда отличались скромным поведением по отношению к девушкам и очень сдержанным характером. При этом с отвагой и силой.

- Другими словами, с бабами они ни-ни, но в остальном молодцы, так? – перефразировал я его слова.

- Получается, что… да, так, - кивнул он.

Не удивлён. Они всегда те ещё терпилы по отношению к девушкам. Редкие кадры проявляют активность и ещё реже у них доходит до чего-то. Остальные герои беспощадны к врагам, честны, смелы, удачливы и так далее, но бабы их заёбывают, ездят на их шеях, а они сыкуют с кем-нибудь перепихнуться.

- Кажись, он был последним, - заметил Мартин.

В зал начали заходить другие люди. Парни и девушки, что младше нас, видимо из школы. Были и те, кто был нашего возраста или старше, видимо тоже из студентов, но таких было очень мало. Они рассаживались на свободные места и некоторые садились около нас.

Последними зашли в зал преподаватели под предводительством старика, что так спокойно отнёсся к случившемуся.

И в отличие от студентов, которые искали взглядом окровавленного парня и не могли найти его, преподаватели сразу провели по мне взглядом. Знали, скорее всего, как я выгляжу. Видимо решили заценить извращенца с женским бельём.

Они заняли свои места за столом, стоявшим во главе зала.

И вновь старик взял слово:

- Итак, дамы и господа, с этого самого момента вы перестаёте быть господами и госпожами, но становитесь студентами нашего Королевского Университета. Лучшего из лучших среди всех известных доселе на это материке. Мы принимаем все народы в независимости от вашего происхождения и взглядов, ибо всё решили бабки ваших родителей. Поэтому мы дадим вам силу и надеемся, что в ответ вы принесёте в наш Королевский Университет славу, наполните его честью и достоинством. Ну или по крайней мере не сожжёте его дотла, что тоже будет весьма неплохо.

Какое… потрясающее приветствие… Я в шоке от его честности в приятном плане.

Я огляделся, но никто не выглядел удивлённым или смущённым.

- Прежде чем мы приступим к праздничному обеду в честь поступивших, я попрошу вас соблюдать некоторые правила. Не надо воскрешать животных на кладбище, некромантия у нас не приветствуется. Не надо поить девушек зельями, после которых они ходят голыми и не в себе. Не надо поить парней зельями, после которых они мучаются из-за эрекции (на эти два пункта я услышал разочарованные вздохи с обоих столов). Пожалуйста, не надо привязывать к кошкам взрывчатые вещества и закидывать их к своим недругам, кошки плохо переносят подобное. Пожалуйста, не надо пытаться сжечь нашу главную ведьму на костре – всем известно, что она ведьма и те времена давно прошли. Прошу не взрывать северную башню, там нет клада (я вновь услышал разочарованные вздохи). Не ходите в запретный лес – лесорубам не нравится, что их принимают за монстров и пытаются убить.

Правила сыпались на наши головы. Одни были удивительнее других. Топом была просьба не промахиваться мимо унитазов и не подтираться занавесками, висящими в туалете. Хотя чего ещё я мог ожидать в универе при таком короле?

Глава 181

Обед был… неплохим. Я не скажу, что прямо супер топовым, но действительно сытным и вкусным. И еда, к сожалению, не появилась на тарелках. Её принесли слуги, которые до этого работали швейцарами. Картошка, салаты, супы, соки, морсы, потом притащили десерты. Это было действительно неплохо, хотя за те деньги, что мы вбухали сюда, было бы странно жрать хлеб и воду.

Я ещё раз осмотрелся. Студентов как таковых, что, судя по всему, продолжали учиться в универе даже после года, получив уровень, было мало. Очень мало. Скорее всего это были те, кто действительно хотел посветить себя интересующей его теме.

Школьников… ну тут их было достаточно. Не столько же, сколько в моих школах, но значительно больше чем обычно.

Я спросил самого умного за нашим столом, а именно Крепыша, чего так много здесь детей. Он ответил, что обучение детей стоило куда дешевле студенчества. К тому же так королевство подготавливало кадров для работы в госслужбах. Они даже набирали простых детей, которые не могли себе этого позволить, чтоб обучить и отправить в другие города. А ещё он сказал, что здесь действительно есть самые обычные школы. Пусть они и не обучают так же, как при универе, но минимум знаний дают.

Правда школы такие были не по всему королевству. Даже не во всех графствах Дня.

Тут свои пять копеек вставил белоснежка, сказав, что у Эви в графстве школы есть. Видимо Эви была прогрессивным человеком и больше придерживалась политики добра, чем зла.

Пока мы ели, Педик и Чмоня успели уже вновь посраться и попытаться заколоть друг друга вилками.

- Чего это они? - спросил я Мартина, кивнув на Чмоню, который только что попытался выколоть глаза Педику.

- А… - махнул он рукой. – Их графства находятся рядом друг с другом. Один из фракции дня, другой из фракции Ночи. Мало этого, замки стоят напротив друг друга. Так что они с детства вместе. Их дружба настолько крепка, что, когда одного нет, другой начинает грустить оттого, что ему некого убить. Так что они с самого детства знакомы.

- А ты откуда их знаешь?

- Батя рассказывал.

- А твой батя кто?

- Герой солнечного щита, - с гордостью сказал Мартин, словно это был супергерой. Может он таковым и являлся. – Он потомок Героя.

- А твой отец кто? – спросил я белоснежку.

- Синяя Борода.

Ого, да тут дубль два из сыновей графов!

- А мой батя – Джейсон, - сказал неожиданно Крепыш.

Ну… вспоминая Джейсона, который был тоже не мелким, этот вполне мог быть его сыном.

- А мой папа… - начал было Кощей, но его перебил белоснежка.

- Кощей. Блин, твой батя всех своих сыновей и дочерей Кощеями называет!

- Неправда! Мою сестру он назвал уткой!

Все замолчали, не зная, как правильно среагировать на это. То ли смеяться и обидеть его, то ли сказать, что само имя обидное.

- Дай догадаюсь, если у тебя ещё есть сестра, то её имя игла, верно? – спросил я.

- Ну… да… А ты откуда знаешь?

Бля, да это все знают! Игла в яйце, яйцо в жопе утки, утка в жопе зайца и так далее. Логично, что он будет брать именно оттуда же, если называет своих сыновей Кощеями.

Под конец, когда в неравной схватке студентов с десертом победил последний, старикан встал.

- Итак, теперь направляйтесь в свои комнаты и помните, теперь вы будете не гордо называться нашими учениками. Вникайте в великие науки, пытайтесь делать вид что учитесь и предохраняйтесь. На сегодня всё, валите отсюдова.

Заебца попрощался, ничего не скажешь.

Настоящий профессор с чистым и честным сердцем.

Ну мы и свалили толпой, создав небольшую давку в проходе. Знаю, что в этой ситуации все имели шансы полапать девок, но вряд ли кто-то так сделает. В конце концов, здесь не дауны, и никто не будет…

- Ай! Кто-то ущипнул меня!

Забираю слова обратно, дауны найдутся. Более того, нашлись они со стороны девок, так как вскрикнул парень.

- Ай! Какая сука ущипнула?! – вскрикнул другой парень.

Толпа парней заволновалась, словно косяк рыбы, попавший под атаку хищников. Проблема в том, что второй находился в самом центре толпы и там не было девок. А значит… Среди нас предатель!

Все парни озирались в то время, как из толпы поочерёдно кто-то вскрикивал. Началась давка. Невидимый хищник посеял панику в толпе…

Короче, мы, как настоящее гонимое стадо, растолкали девок и вырвались из западни сексуального хищника, который затесался среди нас и щипал парней за жопу и не только. Бля… вот тебе и универ.

Сразу после этого в коридор вышли два препода, которые начали отводить нас по комнатам. Девок налево, парней направо. Поплутав по замку, мы вышли к длинному коридору, начинающемуся с большого зала, в котором было множество дверей.

- Ваша гостиная, - буркнул приведший нас препод. – Не буянить, не кричать, не ломать мебель и не убивать, если только очень не захочется.

- Если только очень не захочется? – переспросил один парней.

- Да. Иначе замучаетесь сжигать трупы в камине.

Бля, и почему мне не кажется это шуткой?

Как выяснилось, именно в коридоре и находились двери в наши комнаты – одна на двух человек. А ещё выяснилось, что нас заранее распределяли, создавая «союзы». Бля, у меня мурашки по коже от этого слова. Ведь сексуальная акула среди нас, плавает и ищет свою жертву…

Парни с подозрением посмотрели на друг друга. Чтоб сильно не выделяться, я с подозрением посмотрел на дверь. После этого препод, всем видом показывая, что ему насрать на нас, начал монотонно перечислять имена «союзов».

Мне выпал мачо-стесняша. Ну… не так уж и плохо. Наверное…

Мне выпала комната где-то в середине коридора не рядом с толканом, что хорошо, и не рядом с залом, что тоже классно – с одного может идти вонь, с другого шум.

Чемоданы ждали нас в комнатах. Свои шмотки я сразу узнал, включая чемодан с отбитым углом, который я уронил. Пиздец…

Я аккуратно приоткрыл его, посмотрел, вздохнул, спрятал под кровать. Принялся раскладывать остальные вещи. Уже когда я разложил вещи наполовину, пришёл Мачо.

- Блин… в сральники очереди, - сказал он. – Ужас, ты не представляешь! Там туалетная бумага не трёхслойная!

- Я удивлён, что тут вообще есть сортирная бумага, - пробормотал я, пересчитывая склянки.

- Ужас, и что же мне делать? Как жить, если бумага порвётся, и я сам себя пальцем поимею?

- Так ты не пытайся туалетную бумагу в задницу засунуть.

Пиздец, охуительный способ познакомится со своим сокамерником – рассказать, что боишься засунуть себе палец в жопу, когда подтираешься. Правильно мой павший друг глаголил, о чём не говори, всё сводится в конечном итоге к говну (в широком смысле слова).

- А ты видел девок? – не унимался Мачо. - Видел, какие среди красотки водятся?

- Ну?

- Какая тебе больше понравилась?

- Та, которую будет не видно, не слышно и она не будет здесь существовать.

Хватит с меня баб. А то меня уже и сиськи не особо радуют. Как пройдёшь хуеву тучу раз через второй этаж, где бабы в одних трусах гуляют, так потом не воспринимаешь их вообще. Так что сейчас я в отпуске и собираюсь наслаждаться мужским обществом.

- Бли-и-ин… Вот бы зазнакомиться с кем-нибудь, - продолжал нудить парень. – Хоть с одной…

- Так а в чём проблема?

- Ну… это же надо подойти… - начал он уже известную мне песню вечного девственника. – А я стесняюся.

- Ну так ты всё равно подойди.

- А если откажет?

- Подойди к другой.

- Но если и она откажет, - упорствовал он.

- Тогда тебе придётся выпилиться, - сказал я и отыскал наконец мешок с каким-то засохшим дерьмом мамонта. Ну вроде всё достал. После этого, я сложил все эти ядохимикаты для биологического оружия в одну коробку, чтоб держать всё вместе.

- Но это не выход!

- Нет, это выход, - ответил я. – А лучше подойди и пригласи девушку на свидание, если так хочешь.

- Ну а если мне все откажут?

- Тогда переключись на парней, - ответил я и обернулся. – Потому… А-А-А блять! Какого хуя?! Ты какого хуя в этом?!

Передо мной стоял Мачо в одних леопардовых стрингах, обтягивающих настолько, насколько это возможно. Везде побритый, словно звали его Никитой, он стоял, светя своим подкаченным телом с кубиками и банками.

- Что такое? – искренне удивился этот… назвал бы его пидором, но некоторые мужчины реально это носят. Просто обнаружить такого за спиной довольно крипово.

- Какого хуя ты голый? Так ещё и за моей спиной блять?

- Но… мне нравится свобода движений. Классно, когда ты можешь спокойно двигаться. Ветерок дует везде… Да и привык я в трусах дома ходить.

Привык он… Я блять не привык. Ладно бабы в трусах, но парня, так ещё и не знакомого… А у нас тут сексуальный хищник рыщет помимо всего прочего, жопу чью-нибудь ищет… А если это он?! Я не хочу это узнать, только когда мой чёрный ход взломают. Хотя с другой стороны, будь он таким, вряд ли бы так палился.

- Ладно, хуй с тобой, только отойди подальше, - вздохнул я, стягивая брюки, - мне переодеться тоже надо.

Честно говоря, ходить в тёплых штанах по замку было ещё то удовольствие. Хоть у меня и была ещё форма универа в мешках, однако я предпочёл бы в своей комнате носить домашние штаны. Они и мягче, и удобнее.

Пока Мачо там разбирал свои шмотки, стоя ко мне спиной, я вытащил свой чемодан, тот что взял из поместья. Открыл его…

И, подавив вскрик, закрыл.

Прихуел.

Подумал.

Приоткрыл чемодан.

Вновь закрыл.

Да не-е-е…

Приоткрыл, потыкал пальцем, понял, что это нихуя не моя галлюцинация, начал паниковать. Пиздец… Чо делать?! Мало того, что я лишился одежды, так ещё и его притащил сюда.

Утконос, маленькая скотина, мирно дрых в моём чемодане, хотя на его месте должны быть мои вещи! Он есть, а несколько десятков пар трусов и носков, включая штаны и рубаху, нет! Не утконоса же мне натягивать на ноги!

Пушистая неблагодарная скотина, которая меня так сильно подставила, приоткрыла глаз и взглянула на меня, мол чего тебе надо. Бля, да ты ёбнулся, пушистый!

- Ты чо тут делаешь, Маленький Пожиратель Человеческой Плоти?! Где мои вещи? – зашипел я.

- Ты что-то сказал? - раздался за моей спиной голос Мачо.

Я быстро закрыл чемодан и засунул его под кровать.

- Да… нет, просто мысли в слух, - пробормотал я.

- А где твои вещи? – не унимался Мачо. Я буквально чувствовал, как он обернулся и смотрит мне в спину.

- Да я это… потом переоденусь, к вечеру. А вообще я подумал, что тоже в трусах буду ходить. Свобода, все дела и так далее. Твоя идея пришлась мне по вкусу.

Ну или теперь ходить в одежде от формы.

- Серьёзно? Я знал, что ты классный чувак! Блин, мы найдём с тобой общий язык! Тебе одолжить мои трусы?

- Да нет… у меня… свои есть…

- Да не стремайся! На тебе мои стринги!

Я обернулся и чуть не ткнулся в протянутые стринги мордой.

НЕТ! НЕ ХОЧУ НАДИВАТЬ ТВОИ СТРИНГИ!

- Да нет, серьёзно, у меня есть своё бельё, - попытался я улыбнуться, даже не желая касаться его тряпья.

- Обманываешь!

Я взвесил за и против. Блин, он меня сейчас заебёт со своими стрингами. Я знаю такой тип людей, видел уже. Они так долго не могут найти товарища по интересам, что, найдя такого, готовы завалить его своими драгоценными трофеями, если у него чего-то нет. И тем самым показать, насколько они ценят своего единомышленника. В данный момент его трофеи – трусы. А я не хочу, чтоб меня завалили этими труханами! Нахуя я ему сказал про них… И обидеть не хочется, так как ещё долго нам с ним в комнате быть.

- Нет, не вру, - я обречённо полез под кровать и вытащил второй чемодан. Всё ради того, чтоб он отъебался от меня наконец-то и больше никогда не совал мне свои трусы. – Вот, видишь?

Я вытащил оттуда чёрные кружевные трусики и показал ему. У Мачо было такое разочарование на лице, что он не может делиться своими стрингами со своим новым другом, что казалось, он готов расплакаться от горя.

Но всё же он принял это с честью и взглядом профессионального оценщика осмотрел их.

- А ты неплох… знаешь толк, хотя по мне стринги лучше…

Что может быть хуже в этой ситуации? Естественно случайный свидетель.

В этот неподходящий момент дверь в нашу комнату открылась и уебан, который считает ниже своего достоинства стучаться, вошёл в нашу комнату.

- Эй, парни там мы… собираемся…

Он замолчал, заворожённо смотря на потрясающую картину. Голый Мачо в леопардовых стрингах передо мной, и я без штанов на коленях словно протягиваю бабские трусы, которыми у меня забит чемодан.

И я выдал самую любимую фразу, которая является универсальным ответом на любую ситуацию.

- Это не то, что ты подумал.

Естественно он подумал именно о том, как это выглядит.

- Мы там праздник устроили, присоединяйтесь… - пробормотал он и быстро покинул комнату.

Уже на выходе я слышал, как он бормотал: «Пидоры, повсюду пидоры».

- Не расстраивайся, - попытался он поддержать меня, когда чувак вышел. – Такие, как мы, должны держаться вместе.

Блять, иди-ка ты нахуй, друг! Держаться вместе… Найди себе такого же любителя стринг и держитесь за что хотите, но ко мне не приближайтесь!

Моя досада, наверное, была так красноречива, что он неуверенно пробормотал.

- Ну… тогда я потопаю в зал, да? Там парни пирушку закатывают по случаю поступления. Тебя ждать?

- Не, я потом присоединюсь, - махнул я рукой.

- Ну ладно…

Мачо-стесняша-стринги одеваша ушёл, оставив меня одного, разбитого и униженного. Сегодня день чудовищных открытий. Сосед пидор, вывалившееся женское бельё, гей-хищник в группе, утконос в чемодане.

Как встретишь год, так его и проведёшь. Наверное, это можно и сюда отнести. Страшно представить, как я его проведу.

Бля-я-я-я…

Испустив внутренний вдох отчаяния, я вытащил другой чемодан и открыл его.

- Ёбушки-воробушки, Маленький Пожиратель Человеческой Плоти, какого хрена? – выдохнул я, смотря на наглую морду с утиным носом, которая поглядывала на меня одним глазом. – Ты чо натворил? Какого ты делаешь в моём чемодане?

- Р-р-р-р-р… - лениво ответил он, даже не подняв головы.

- Что значит, вспомнил старые деньки и залез?

- Р-р-р-р-р…

- Я не понял, а хули мой чемодан? Если тебе хотелось залезть во что-нибудь, походящее на каменный ящик, где тебя держали, чо не выбрал какой-нибудь шкаф? Ты понимаешь, в какой мы ситуации?

- Р-р-р-р-р…

- Ну нашёл бы кто-нибудь тебя в поместье, ну поорал, ну бывает, а мне что теперь делать? Если тебя спалят, пушистый, нам обоим пиздец придёт.

- Р-р-р-р-р…

- Так ты ещё и жрать хочешь?! – ужаснулся я. – Ты гонишь? Пизде-е-е-е-ец…

Приехали…

Нет, выход был, однако мне нужно было зеркало, чтоб туда мог поместиться утконос, который стал почему-то слегка больше, чем был до этого. Это значит, что обычное зеркальце может и не помочь, надо что-нибудь крупнее. А я ни одного зеркала не видел ещё. Это подстава, которую надо срочно решать.

Я быстро раскинул мозгами, где может быть зеркало.

В голову пришли следующие варианты – женская часть общаги, туалеты обоих полов, столовая, и комнаты учителей. Универ был большим и людей было не меньше. Поэтому я надеялся, что хоть где-то можно будет найти подходящее зеркало хотя бы для того, чтоб через него можно было передать утконоса.

- Р-р-р-р-р…

- В смысле, зря? Ты о чём? – не понял я Маленького Пожирателя Человеческой Плоти.

- Р-р-р-р-р…

- А, ты об этом, - вздохнул я. – Я хотел просто поднять уровень. А почему зря сюда поступил?

- Р-р-р-р-р…

- Ну… Я знаю, что сидеть в своей берлоге безопаснее, но так с мёртвой точки ничего не сдвинется. А это плохо, так как я хочу добиться своего.

Да-да, я хочу отстроить свой маленький счастливый мир. К тому же столица дала мне надежду на это. Если здесь получилось, то получится везде. Может не прямо так же счастливо, но хотя бы без подобного трэша, что я видел в других деревнях.

- Ладно, пойду я на пьянку, а то будет странно, если тупо здесь сидеть буду, - вздохнул я. – А ты сиди здесь молча и не вылазь. Не дай бог кто увидит, проблем не оберёмся.

- Р-р-р-р-р… - приподнял он голову

- Ладно, хорошо, я принесу тебе поесть, хотя странно, что ты столько просидел и не помер с голоду. Но ты ни в коем случае не должен себя выдать, понял?

Утконос кивнул.

- Ну вот и славно. А теперь сиди.

Я закрыл чемодан и спрятал его под кровать. Не думаю, что кто-то полезет его открывать.

А меня ждала новая университетская жизнь. Посмотрим, чему тут учат студентов.

Глава 182

Мой факультет был магическим. Нет, назывался он по-другому. Он назывался… как-то… И обучал магии. Помимо меня здесь было немало баб и всего один парень, которого я меньше всех хотел видеть.

- Скоро сбор.

- Я ещё не знаю, хочу ли я участвовать в твоём клубе, - ответил я.

- Вступи в клуб.

Мне этот очкастый парень напоминал заевший проигрыватель. Его способность повторять одну и ту же фразу с одной и той же интонацией могла вызывать только восхищение. Серьёзно, ему бы только автоответчиком или тем, кто звонит на телефоны с рекламой, работать. Он отлично бы вписался туда.

- Я подумаю, окей? – попытался отвязаться я.

- Бабах будем делать. Большой бабах, маленький бабах. Направленный бабах. Жидкость для огня, много огня, не потушить водой. Воду для…

- Когда сборы? – мгновенно отреагировал я.

- Скажу позже, - ответил он и пошёл искать следующую жертву.

Нет, ну ради науки и новых открытий можно и потерпеть. Нет, серьёзно, большие направленные бабахи, это же то что нужно для взрыва домов и прочих сооружений, кои могут встретиться на моём нелёгком и долгом пути! Очень удобно будет всё сносить бабахом и поливать чем-то на подобии напалма. Молотов - это прошлый век. Вот напалм… да против людей… М-м-м, мечта любого здорового человека-пироманьяка.

Естественно, я поступаю туда не ради этого, а ради науки, процветания, прогресса и прочей хуйни.

Вчерашний день прошёл без эксцессов – никто никого не сделал пидором и не убил. Максимум – Чмоня и Педик устроили поножовщину на розочках, после чего оба отправились в медицинский блог лечиться. И надо сказать, без них стало спокойнее.

Парни довольно цивильно нажрались, напраздновались, напоздравлялись и заснули там, где в последний раз могли держать их ноги. На этом наши посиделки закончились. И так как я не стал нажираться в хлам и обошёлся несколькими стаканами какого-то алкогольного сиропа, то смог без каких-либо препятствий взять не съеденной еды и отнести их к моему Маленькому Пожирателю Человеческой Плоти.

Это было довольно мило, когда он поел с моих рук. Такой хрум-хрум-хрум своим клювиком, глядя на меня глазами-бусинками, что я даже почувствовал волну милоты от маленького и миленького создания. А ещё своим хвостом верх-вниз, словно плыл куда-то.

Утконосы заебись. Только осталось выяснить, когда он срать захочет, чтоб не гадил мне в чемодан.

Сегодня же был первый день проверки наших знаний. Хоть мы и поступили сюда, но совсем не факт, что останемся именно на том факультете, который выбрали. Конечно, мы в любом случае получим проход на другой уровень, но и узнать что-то новое будет полезно.

Поэтому нас всех распределили ещё в самом начале.

- Погоди-ка, не говори мне что ты маг, блин, - охренел белоснежка. – Ты чо, это же бабский факультет!

- Вообще-то нет, - авторитетно поправил Крепыш. – На нём учились и мужчины. Причём довольно известные.

- Да-да, я знаю про одного. Был популярен, пока на него не напала взбесившаяся троица ауешников и не расхерачила его клуб любителей магии. Но это типа вообще не мужской факультет!

- А по твоему всем мечом надо махать, - поинтересовался я.

- Ну да, а как на дуэли честь защищать?

- А какая разница, тебя же всё равно убьют. А не убьют, ты сам умрёшь от старости, - подал голос Оптимист, что толкал заупокойные речи за столом. Вчера, когда он бухал, говорил, что высок шанс не проснуться, так как все уснут и проблюются, после чего утонут в собственной рвоте.

Короче чувак умел мастерски поднимать настроение.

- Разница есть!

И давай что-то втирать Оптимисту.

Слава богу, что нас разделили и мне не надо было слушать этот бред.

В действительности здесь было не так уж им много факультетов. Магический, экономический и военный пользовались самой большой популярностью, причём на военном, где обучали воинскому ремеслу, было немало и девушек. Экономический вообще был сборной солянкой и именно туда поступила дочь фемки. Видимо Констанция решила максимально оградить свою кровь оттого, чем ей самой приходится заниматься.

У меня же на факультете были преимущественно бабы.

Тут была девушка… э-э-э… слизь… В смысле всё как у девушки, даже волосы, но она вместо плоти имела голубоватую, слегка прозрачную слизь. То есть милая девушка, одета нормально, но сделана словно из стекла или желе и довольно заметно просвечивает.

Заметив на себе мой взгляд, она подмигнула мне.

А мне кажется, что я уже видел подобную хуйню как она. Этой хуйнёй был граф тина или как его звали… Алгай. Главный стукач нашей группы. Убрать его, убрать любую проблему из вне, а остальное лишь вопрос времени. Конечно убивать я его не собирался, так как Эви точно сюда нагрянет.

Так что выяснить её родословку было важно. Оттого я мило улыбнулся и подмигнул. Она мило смутилась, её щеки стали более синими и она, хихикая, отвернулась.

Остальными были девушки разных видов – от рогатой демонши до японки в кимоно. Разнообразный набор дам.

После разделения на факультеты нас развели в разные стороны. Конкретно мы отправились куда-то в поле, когда будущие экономисты пошли в здание. Нас вёл какой-то хрыч с жутко недовольной рожей, который словно говорил – вы говно.

Нас вывели на очищенную поляну, где стояла такая конкретная бетонная стена, испещрённая сколами и трещинами, словно по ней лупили из автоматов и мелкокалиберных пушек.

- Итак, женщины и те двое, что ошиблись факультетом. Сейчас вы будете заряжать пустышки, поэтому постарайтесь не обосраться прилюдно. Если вы выбрали магию, то у вас хоть что-то должно быть.

Как дружелюбно…

- А теперь все, кто ждёт своей очереди, свалили за стену. – Он подошёл в центр поляны, достал кристалл-пустышку, отпустил его, и он остался висеть, словно подвешенный на нитке. – Теперь по списку каждая подходит и пытается сделать что-то лучше, чем ничего. Я буду вызывать вас по списку. Итак, слизь, ты первая.

- Я-буль-буль-не-слизь-буль… - начала робко она. – Я…

- О боже, - вздохнул маг и приложил руку ко лбу, задрав голову. – Вам же сказали, что вы теперь не госпожи, а просто обычные люди. Так что заткнулась, сопля, и поплелась выполнять приказ!

Видимо им действительно ничего за это не будет, раз он позволял себе так говорить.

Девушка-слизь вспыхнула от смущения и быстро-быстро засеменила к кристаллу-пустышке.

И так началась наша проверка.

Надо сказать, что облажавшихся не было. Даже очкарик парень сделал всё правильно, запитав пустышку, хоть и не сильно.

- Кабзец… ну хоть так пусть будет, - вздохнул маг.

Наша очередь быстро редела, и каждая из девушек умудрялась заполнить кристалл-пустышку. Кто-то сильнее, кто-то слабее. У некоторых она горела как лампочка, а у некоторых едва-едва мерцала.

Но мерцала, что как бы значило, что всё окей и она прошла.

Ну и очередь подошла ко мне.

Естественно я волновался, когда маг кивнул на меня и мягко сказал:

- Двигай от сюда. Взял пустышку и зарядил.

Чот я уже заочковал, если честно. Просто посмотрел, как другие запитывают его без проблем и понял, что у меня так не выходило. Он или трескался, или лопался. Конечно, до этого он успевал засветиться, но потом всё равно разрушался, и мы не могли понять почему. Редко когда он оставался целым и невредимым. Один раз он вообще расплавился, но после этого подобного не происходило.

Ладно, главное, чтоб он засветился.

Я обошёл стену из бетона и вышел в самый центр, где уже висел подготовленный кристалл-пустышка.

- Всё, давай, начинай.

Я сделал вдох поглубже, протянул руку и взял его. Его вес приятно надавила ладонь.

Ну… теперь передаём энергию, что ещё делать.

Я представил, что распаляю огонь, но не так, как раньше – медленно, с чувством, с толком, с расстановкой.

Сначала я добавил немного сил, ждя, когда он хоть как-то отреагирует. Пусто.

Тогда я добавил ещё. А потом ещё и ещё.

- Ты там долго?! Девки сиськи уже себе отморозили, - гаркнул маг.

Ой, да иди ты нахуй со своими девками. Я тут более важными делами занимаюсь.

Пытаюсь кусок стекла заставить светиться и не оторвать себе руку. Так, надо почувствовать ту грань, ту лёгкую грань… Словно я что-то делаю аккуратно… Словно привязываю Клирию за волосы к стулу на котором она сидит… О боже, она проснулась!

От такого поворота событий в моих мыслях я дал конкретный приток маны в кристалл, и тот откровенно захрустел в моих руках, готовый окропить стеклом всю округу. Рука начала вибрировать, словно по ней пустили лёгкий ток. Почувствовалось, как он начал быстро нагреваться, словно жопа моего препода, когда ему сказали, что его предмет никому и никогда не будет нужен.

И всё же… И всё же она слегка замерцал.

- ВСЁ!!! – выкрикнул я, отпуская кристалл до того, как он начнёт оставлять ожоги. Тот упал на снег и быстро-быстро провалился вниз, протопив его к херам.

- Что всё?! Нахера ты кристалл бросил!?

Маг-препод подошёл ко мне с такой миной, словно был готов сам меня запитать энергией до состояния изжаренного мяса.

- Нахер ты его кинул?! И как теперь его достать… Нет, какого хера он прожёг снег и провалился вниз!?

- Я не знаю, я не преподаватель, - пожал я плечами. – Я всего лишь скромный студент под вашим началом.

Но даже так, всё равно было видно, как кристалл тускло горел там снизу лёгким оттенком розового света. Кстати, цвет света зависит оттого, какого цвета была пустышка изначально.

Маг был, мягко говоря, недоволен тем, что ему пришлось выковыривать кристалл из снега. А тот уже успел остыть и примёрзнуть благодаря подтаявшему снегу. Не сказать, что было сложно слегка подтопить снег и достать его, но препод, который достался мне кажется вообще что-либо делал с большим нежеланием.

Обычно таких мы называли кратко и ясно – мудак.

После этого мне пришлось выслушать, какой же я дебил и что только правила его сдерживают не отправить меня учиться на какого-нибудь библиотекаря. Сразу видна его любовь к студентам.

Но мне было плевать на его слова и оскорбления – я поступил и прошёл этот сраный тест, не оторвав себе руку или расплавив ту стеклом. Кристалл светился тусклым светом, а это значило, что теперь что бы он не сказал мне, я принят.

САСАЙ, ГОВНЮК, ТЕПЕРЬ ТЕБЕ ПРИДЁТСЯ ЕБАТЬСЯ С ТАКИМ СТУДЕНТОМ КАК Я!!!

Я не мог скрыть улыбки, от чего тот бесился ещё больше.

Остальной остаток дня мы провели, слушая его лекцию о том, как будут проходить занятия, что можно делать, что нельзя, и что он будет делать, если мы будем эти правила нарушать.

Но все слушали в пол уха. Девушки явно были сами себе на уме, не сильно прислушиваясь и иногда перешёптываясь между собой и обмениваясь радостными впечатлениями. Я стоял и занимался интересным делом – пинал снег. Странный ботан смотрел вообще куда-то в другую сторону, словно заметил там что-то интересное.

- И чтоб все были вовремя! Клухи, вы поняли меня?! – буйствовал препод, окончательно выйдя из себя. – Я вам тут не клоун. Завтра! Чтоб завтра прочитали первые два параграфа о преобразовании маны в магию! Я буду каждого спрашивать!

От напряжения у него аж пена выступила в уголках рта.

- Я каждого спрошу! Слышите! Каждого! Я не успокоюсь, пока каждый не расскажет мне те два параграфа!!! – кричал он нам в след, упав на колени, когда мы уже шли обратно. Это выглядело так, словно мы препода чем-то обидели, и он нам в след кричал угрозы. – Я всё спрошу! Каждого!

- Это было забавно.

- Он странный.

- Надеюсь, он не будет касаться меня руками.

Девушки весело промывали косточки преподу, делясь своим мнением друг с другом. Я бы тоже промыл ему кости, да вот только кроме парня тут особо никого и не было. Хотя…

Я посмотрел на девушку слизь. В принципе у меня и без этого есть чем заняться, верно? Например, узнать, кто она такая, чтоб потом в случае необходимости вынудить её отца принять нашу сторону. К тому же можно считать бонусом то, что она не похожа на крокодила и мне не придётся перебарывать себя, подходя к ней. Ну выглядит как желе, ну по консистенции как лизунчик, скорее всего, ну может ещё много чего выясниться. Но выглядит она стройной, приятной на внешность, необычной.

В принципе сейчас самое время подойти и познакомиться, так как все толком незнакомы и быстренько вписаться будет самое то. Ну, погнали, карахапчик, уделаем девушку.

- Привет, как дела? – подошёл я к ней с самым каменным ебальником, на который был способен. С таким же лицом я в военкомат приходил, типа мне похуй, я непроницаем, меня ничего не волнует.

Слизь бросила на меня свой смущённый, выпученный взгляд и… повернулась ко мне. Повернулась весьма странно, меня аж передёрнуло от такого. Я всякое видел, но такое в первый раз.

Вот её голова повёрнута вперёд, и она просто слегка косится на меня.

А ВОТ ЕЁ ВИСОК ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ЛИЦО.

И пусть она просто изменила форму головы, чтоб просто её не поворачивать ко мне, но блять… я теперь понимаю, почему ты сейчас идёшь одна. Даже у меня, повидавшего многое, подобное отбило любое желание знакомится.

- Буль-буль-да? – захлопала она выпученными глазами с доброжелательной улыбкой.

- Да… нет… ничего…

Нет, серьёзно, такой пиздец любого из колеи выбьет. Я словно на Волан-Де-Морта взглянул сейчас.

На её лице появилось конкретное разочарование, словно у неё кто-то украл её сладкий рулет. Но слизь решила видимо не сдаваться. Может решила, что если я подошёл к ней, то имею второй шанс. Как бы то ни было, она сама сделала первый шаг.

- Я-буль-буль-Капля-буль.

Бля… я знаю один фильм «Капля». Знаешь, твоё имя вызывает у меня тревогу, если быть честным.

- Я понял… Приятно познакомится…

- Я-буль-буль-рада-знакомству-буль! – она протянула мне руку.

Я постарался не показывать того сомнения, которое буквально пробрало меня в тот момент, когда она протянула руку. Я… не уверен, что очень хочу касаться тебя, если честно. Но и послать её будет тоже не очень. Тогда можно будет забыть о плане заложников.

- Я Мэйн, очень приятно.

Я пожал её руку в ответ.

Её рука была очень странной на ощупь, словно я трогаю… медузу или лизуна. Вроде я чувствую форму, но вот моя рука буквально проваливается в её руку. И слизь вроде бы и мокрая, однако рука совсем не влажная сама по себе.

- Буль-будем-буль-знакомы!

Вот в этот момент я конкретно очканул. Не успел дёрнуться, а она буквально на глазах изменила форму и теперь я уже не пожимаю её руку, нет. Мою руку обхватили две её руки, а она уже прямо передо мной. Она буквально на глазах изменила форму.

Бр-р-р-р… к такому ещё надо привыкнуть.

И вообще, ты знаешь, что настойчивые девушки пугают? Особенно те, что не имеют вообще никаких форм?

- Ты-буль-буль-хотел-спросить-буль-что-то?

- Э… да, ты не могла бы отпустить мою руку?

Она посмотрела на мою конечность, которую уже буквально прижала к груди. Буквально, это значит почти, но нет. Хотя вряд ли сиськи отличаются мягкостью от остального тела.

Она смутилась, побулькала, отпустила руку и отошла на шаг.

- Ага, спасибо. Я просто хотел поздороваться, - кивнул я ей.

- Буль-я-тоже-буль.

- Ну вот и ладненько. Кстати, ты мне кого-то напоминаешь… - я задумчиво посмотрел на неё. – Не могу вспомнить только, на кого.

Она тоже задумалась, а через мгновение резко изменила лицо и превратилась в другую девушку. Это было… не плохо. Если прикинуть, каждый раз она может меняться в другую девушку.

- Она-буль?

- Нет, - покачал я головой. – Там был мужчина.

Вот она вновь сменилась и передо мной было лицо какого-то парня. Фу-у-у… как мне после этого тебя девушкой воспринимать? Хотя у слизи пол вообще есть? Блин, надо бы потом узнать об этом.

- Нет, не парень… там был тоже из твоего рода… Кто-то…

- Буль-может-он? – она предприняла ещё одну попытку, превратившись просто в бесформенное желе. Грубо говоря, она скопировала своего батю.

- Да! О! Очень похоже! Вот, ты на него похожа! – отыграл я удивление.

Капля вернула на место своё лицо.

- Буль-ох-буль-буль-отец-мой-буль, - побулькала девушка. – Вы-буль-буль-видели-буль-его?

- Да, мельком… Вы похожи как две капли.

- Буль-буль-спасибо.

Элизи говорила не париться, но это ерунда, верно? Если есть возможность насолить и победить кого-либо, так почему этим не воспользоваться?

Ну теперь мы хотя бы знаем, кто твой отец, Капля. Можно сказать, что часть проблемы решена и осталось лишь решить ещё… хуеву тучу… Например, как тебя перетащить, такую мягкую и непостоянную, в своё поместье, чтоб ты сквозь руки не утекла?

Часть сорок первая. История жриц и восстание девчат. Глава 183

Универ оказался практически таким же, как и в моём мире.

Практически, потому что отличия всё-таки были. Я не говорю про уёбищную структуру самого здания, которое проектировал пьяный архитектор левой ногой собаки, которую он держал за поводок. Я имею ввиду некоторые классы, занятия и способы добраться до них, что мне встречались за это время.

Например, алхимия.

Для начала, чтоб туда добраться, надо было подняться наверх, это словно десятый этаж, потом вновь спуститься по соседней лестнице, и потом вновь подняться на десятый по ещё более крутой лестнице. Такое ощущение, что универ самолично отсеивал людей, которые не хотят учиться.

И если я стоически переносил это благодаря тренировкам, то вот девушки веселились как могли.

- Я умираю…

- Кто-нибудь, дайте мне руку…

- Кажется, я не чувствую своих ног…

Стоны наполняли коридор, словно здесь заселился насильник и только что отодрал всех девок. Кто-то поднимался уже на четвереньках, кого-то тащили. Капля так вообще просто нашла другой способ перемещения, превратилась в лужу и тупо текла, чтоб не заморачиваться.

На одном из пролётов я вообще поймал какую-то девку, которая запнулась и полетела вниз. Поймал и чуть вместе с ней не улетел, ободрав себе пальцы о шершавый камень.

Но выглядело это эпичненько. Она оступается, кренится назад, падает спиной, и я, сильный и независимый, её ловлю одной рукой, другой пытаясь зацепиться и судорожно думая: «если будем всё-таки падать главное приземлиться на неё, чтоб себе ничего не сломать».

Но нет, мне хватает ловкости удержаться и удержать её.

Я почти герой бля.

Вот так эпичненько цепляясь одной рукой за край камня, а второй придерживая за спину девушку я имею честь заглянуть ей в глаза.

Хм… знакомая моська. Где-то я тебя видел…

- Оуч… эм… приветик, - я понял, это та самая девка из магазина. А ещё это она была в кимоно, когда пришла к нам. Да, точно-точно, это она.

А девушка, похожая на японку, скромненько и испуганно глазками хлоп-хлоп.

- Ох, благодарю вас за спасенье.

- Да не за что, - я помог ей встать на ноги. Стоит ли напомнить о том, что было или же сделаем вид, что ничего не было?

Сделаем вид, что ничего не было. Вон, она вообще никаких признаков не подаёт, что как-то рассерженна или смущена. – Аккуратнее, в следующий раз могу и не поймать.

- Ох, за беспокойство благодарю, - пробормотала она. – Так неаккуратна я, что могла упасть, но впредь же буду осторожней.

Хм… знакомый диалект… Где-то я его слышал…

Сейчас только вспомню г…

- Ну же, поднимайтесь, - похлопала меня по плечу одна из девушек, что шла за нами. – Спаситель прекрасных дев, давай, а то тут стоять немного страшно.

- Да-да, прости… - ответил я и начал подниматься.

Диалект… Я слышал примерно похожий у орков, но тот вообще предпочитает ставить местоимения после глаголов, по моим наблюдениям, и уменьшать предложения. Вот у неё был немного похож на его. Она тоже говорила их не в том порядке, к которому я привык. Более… литературно, словно в восемнадцатом веке на балу, и рифмовано.

Где-то я точно слышал его… и лицо у неё японщиной отдаёт… Просто вот в голове крутиться, вот прямо у самого-самого, а поймать не могу.

- Наконец-то! – неожиданно кто-то сказал. – Вот он, кабинет!

И все мои мысли ушли на задний план.

Алхимия.

Это был первый предмет, который мы начали изучать. И естественно, как истинный знаток университетской жизни, я сразу сел к самому умному человеку по моему мнению – Фиалке. Я мог перетерпеть его монотонную речь.

Хоть я и думал, что это будет типичная химия на подобии записать что-то, составить формулу, выучит таблицу и так далее, оказалось всё иначе. Мы тут же сели за парты, каждая из которых была заставлена пузырьками, всякими порошками, смесями, жидкостями во флаконах. Были здесь и зубы, и иголки ели, и какие-то камни, цветы, травы и так далее… На партах ко всему прочему стоял такой маленький котелок где-то на литр с горелкой.

А ещё я заметил здесь госпожу Анну. Это не у одного меня вызвало тревогу.

- Не беспокойтесь, - сказал наш препод – милая старая леди. Именно леди, так как на бабушку она не катила. В смысле да, она старая, но осанка, умение себя держать… боже, каким животным, наверное, сейчас я выгляжу, ковыряясь в носу. – Это госпожа Анна, она заведует медицинской частью. Она здесь… на всякий случай.

Как выяснилось вскоре, всякий случай подразумевал вполне конкретные моменты, которые иногда происходили в классе.

Например, первым делом нам предложили сделать отпугивающий духов порошок. Девушки через ряд от нас умудрились нахуй взорвать стол. И если одной просто оторвало руку, то другой оторвало их обе, порвало всю грудь и разорвало лицо.

- Ох, не беспокойтесь, их сейчас подлечат, - отмахнулась старая леди, словно это было полной хуйнёй, не заслуживающей внимания.

Однако все были в шоке. Даже я, и не от вида подобного, а оттого, что оказалось в моих руках. Ух-х-ху! Кажется, я выбил джек-пот! Уверен, что мои глаза сейчас заблестели.

- Теперь вы видите, как важно соблюдать последовательность, мешать в правильную сторону и не добавлять в котелок лаванду только потому что оно воняет дерьмом.

Ебать… запомнить, добавляем лаванду.

Ручки потянулись сами по себе к ней, но Фиалка меня остановил.

- Бесполезно.

- А? – не понял я.

- Набраны специальные составляющие. Они не убьют. Как не смешивай, они не убьют. Как не взрывай, набраны ингредиенты так, чтоб не дать мощности. И даже если добавить много, тот взрыв будет слабым и не убьёт. Но с этим, этим и этим, - он указал на порошки пальцем, что лежали перед нами, - будет интереснее.

Интереснее? Окей… сейчас проверим.

Я обернулся к девушкам и сказал:

- О боже, там Джастин Бибер! – указал пальцем за их спину.

Они обернулись со словами «кто» и «где». В этот момент я быстро кинул им порошки прямо в котёл и повернулся обратно.

- Кто это? – спросил одна из девушек, никого не увидев.

- Не знаю, может какая-то заразная болезнь, - предположила другая.

- Ладно, что нам дальше надо кинуть? Растолчённый зуб змеи, да?

- Ага.

Послышался шорох, звон стекла, а через мгновение…

ПШ-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!!!!!!

Звучало так, словно пар под давлением выходил. Раздались женские визги, крики боли, послышался грохот, стол за нами подпрыгнул, на пол полетели стекляшки, колбы и так далее, раздался звон бьющегося стекла.

- Выделяется разъедающий газ, - совершенно спокойно проинформировал меня Фиалка. - Неэффективен, быстро нейтрализуется сам по себе и действенен на очень маленьком расстоянии в несколько сантиметров.

Короче, как оружие не поиспользуешь. Но эффект был внушительным – девкам разъело лица так, что были видны кости черепа. Ну а так как здесь была госпожа Анна, то можно было не волноваться. В отличие от меня у них резиста не было и лечились они очень быстро.

Короче, алхимия была топчиком. Я потом ещё сбегал к девушкам и записал всё, что они там насмешивали. Конечно, тот факт, что оно сразу детонирует, стоило добавить лаванду, меня не радовал, но ведь можно было это как-то решить, верно? Правда Фиалка сказал, что мощность всё равно будет маленькой, но пусть будет на всякий случай. Те девушки кстати краснели, прикрывая оголённую грудь руками, но всё же всё рассказали. Наверное, чтоб я их не смущал и поскорее отвязался.

Дальше у нас была подготовка уровня.

Вот тут мне пришлось попотеть, так как подразумевалось поднятие лвла до сорокового, чтоб можно было потом перейти на сорок первый, в чём и заключался смысл универа.

У меня же выглядело в данный момент всё так:

Уровень: 37.

«Параметры»

Сила – 45.

Ловкость – 48.

Выносливость – 46.

Здоровье – 39.

Мана – 28.

Интуиция – 38.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 34.

Одноручное оружие – 43.

Двуручное оружие – 25.

Оружие дальнего боя – 40.

Щиты – 18.

Лёгкая броня – 35.

Тяжёлая броня – 29.

Устойчивость к ядам и токсинам – 50.

Устойчивость к болезням и заражениям – 50.

Мелкий ремонт – 7.

Медицина – 12.

Рукоделие – 21.

Взлом – 9.

Выслеживание – 24.

Охота – 27.

Шитьё – 5.

Торговля – 25.

Красноречие – 38.

Верховая езда – 25.

Скрытность – 30.

Короче, я подкачался знатно. Сейчас в сумме у меня было двести двадцать два очка от уровня и двадцать два очка, что были уже при появлении в этом мире. Можно сказать, что я теперь относился к довольно сильным обычным людям и мог противостоять и сороковому, если только постараться.

Единственное – бой на одноручном оружии. После сорокового оно качалось значительно медленнее. Наверное, оттого, что я не учил никаких новых техник и не сражался со сильными врагами. А тренировки… ну они давали прирост, но явно меньше чем на практике.

Подготовка уровня была то же занятием, однако подход не ко всем был одинаковый.

- Итак, из вас только у одного здесь не сороковой. Это плохо, - прогудел высокий накаченный негр, чьи мышцы бугрились так, что готовы были порвать не только майку, которая была на нём, но и всех в округе. – Поэтому все тренируемся так же, а вот ты…

Он указал на меня пальцем, после чего подошёл к чемодану, в котором обычно инструменты хранят, достал оттуда бутылку и кинул мне. И если в его руке бутылка выглядела маленькой, то вот мне пришлось держать её двумя.

- Выпей это сейчас. Никаких разговоров и «не могу». Будь мужиком блеать.

Да вот только я не хочу быть мужиком. Я хочу быть мужчиной, что как бы другое. Но говорить такому негру подобное я не собирался, а то мало ли…

Я откупорил бутылку и сразу же заметил, как многие девчонки зажали рот руками, словно их тошнило. А пахло оттуда… чем-то прогнившим. Я бы сказал, словно кто-то закинул пакет с едой за шкаф и забыл о ней этак на сутки. И на вид как гной.

- Меня же это не убьёт, верно? И я не проблююсь здесь же?

- Не убьёт. Про второе не знаю. Сейчас это как раз и проверим.

Большинство девушек, что видимо знали, какова эта параша на вкус, аж сжались. А я…

Ну а хули?

Я приготовился (нет) и начал отчаянно пить из горла все два литра дерьма. Какого это было на вкус? Ну… примерно, как в стишке: Ах какая благодать - кожу с черепа снимать, бородавкой заедать, тёплым гноем запивать… Вот примерно то же самое. Хотя ещё похоже на то, что я жрал в тюряге, когда меня посадили. Да, на это тоже похоже. Поэтому меня такой хренью не испугаешь, я в своё время и дерьмо практически в прямом смысле слова жрал.

Мне действительно стоило некоторых усилий, чтоб не блевануть, однако я осушил всё до дна. Более странно было то, что желудок словно и не был заполнен жижей – то есть я её выпил, но не чувствую ощущения наполнения, что странно.

- Это… что такое… - пробормотал я, чувствуя себя не очень.

- Поможет тебе стать мужиком и подняться до сорокового. А теперь все дружно начинают зарядку. Все, кроме тебя – для таких у нас особый курс подготовки.

Короче, тренировки с грузом за спиной от бега до подтягиваний, драки на мечах и так далее. А то, что я выпил, по тихой было чем-то вроде прибавки к скорости прокачки.

Вот такое занятие.

Потом было занятие у больного мага. Но тот вообще оказался ещё тем Гэндельфом.

- НЕПРАВИЛЬНО! НЕПРАВИЛЬНО! ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ!!!

Он орал на бедную девчонку так, словно ему в задницу пытались пролезть гномики-гомики без смазки. Маг стоял на коленях и буквально рвал на себе волосы, словно ошибки девушки ему на физическом уровне доставляли боль.

- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ!!! КЛУХА, У ТЕБЯ ЕСТЬ МАНА! ИСПОЛЬЗУЙ ЕЁ И НАПРАВЛЯЙ! ЧУВСТВУЙ!!!

Это он пытался таким образом научить зажигать нас свечу на расстоянии. У кого это получалось с первого раза и без проблем. У кого-то не с первого раза и с проблемами. Кто-то делал всё что угодно, но только не поджигал свечу. Как эта девушка, например.

И маг орал благим матом, словно от этого зависела жизнь его детей. В конечном итоге с его помощью, как это не странно, ей удалось зажечь свечу.

Когда же я начал пытаться зажечь свечу, маг от такого попытался повеситься на дереве с помощью шарфа.

- ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ, ИРОД!?!?!?

- Пытаюсь поджечь свечу, - невозмутимо ответил я.

- ДА! ПОДЖЕЧЬ СВЕЧУ! Я ПОПРОСИЛ ПОДЖЕЧЬ СВЕЧУ! НО КАКОГО ЧЁРТА ТЫ ЕЁ ПЫТАЕШЬСЯ ПОДЖЕЧЬ ОГНИВОМ, САДОМИТ ПРОКЛЯТЫЙ, А НЕ МАГИЕЙ!?!?!?

Ну… ладно, я её действительно попытался поджечь огнивом, а не магией, когда он отвернулся. Но ведь он не сказал, чем именно, а я не хотел его расстраивать.

- ДЕБИЛ!!! ДЕБИЛ!!! – кричал он, накидывая шарф на ветку. Мне кажется, что он слишком близко к сердцу всё воспринимает.

В конечном итоге он повесился. Блин, был бы телефон, сделал бы на фоне его сэлфи.

Правда повесился он не на долго – шарф лопнул, и маг упал. После этого разъярённый таким учеником и такой неудачей, маг начал меня гонять. Орать и заставлять разжечь огонь на кончике пальца.

Кстати говоря, тут я понял, как он помогает нам обучаться магией. Просто почувствовал это в какой-то момент, когда пытался зажечь огонёк. На мгновение можно представить, что ты едешь на велосипеде в первый раз, и когда ты теряешь равновесие, тебя слегка поддерживают. Или если ты что-то делаешь и тебе не хватает сил, а тут хоп и тебя легонько подталкивают.

Я почувствовал, как мой поток маны, что был направлен на огонь, стал уменьшаться, словно его кто-то давил. После этого его направили по руке к указательному пальцу и начали концентрировать на нём. Концентрировать и усиливать, словно нагревать верхнюю часть. Это всё делал я сам, но при этом словно кто-то направлял это во мне самом. Скажем так, управлял моими руками, чтоб потом я просто смог повторить это.

И в конечном итоге зажёг огонёк на кончике пальца.

Ощущение было странным. Вроде горячо, но совсем не больно. А ещё словно ток проходит по пальцу до тела и там пропадает. Это было реально прикольно и необычно.

- ПОВТОРИ ТЕПЕРЬ САМ, ДЕБИЛА КУСОК!!! - закричал мне в ухо маг, весь мокрый от напряжения. Видимо подобное давалось очень непросто ему.

И я повторил. Повторил несколько раз, пока маг не осип. В конечном итоге я не зажёг на расстоянии свечу, но научился создавать огонь на кончике пальца. А зная теперь принцип, я вполне мог создать его и на других пальцах, и на руке…

Хочу на члене создать. Будет прикольно - на кончике члена такой огонёк горит!

Боги, на что я трачу свои силы…

Третье занятие прошло и настало время обеда. После него будет урок истории, если я не ошибаюсь.

На обеде я встретился с теми, кто выбрал иной путь.

- И как там? На экономическом? – спросил я Крепыша, который выбрал его.

- Как? Пока вводные уроки. Обучают нас только математике, вернее проверяют, как много мы знаем. Знакомят с историей нашей экономики, учат работать с весами и так далее. А у вас?

- Учили зажигать свечу магией, учили алхимии, где подорвались две девушки, и… Поднимали мне уровень ещё.

- А, занятие по повешению лвла… ниже сорокового?

- Кто тута ниже сорокового? – приземлился белоснежка и тут же начал запихивать в рот еду, словно боялся, что её у него заберут. Что более удивительно, даже с забитым ртом он говорил нормально. – Чо, ты меньше сорокового?

- Да, - кивнул я. – А ты ровно?

- Да, сороковой. Да тут большинство такие. Хотя вон Митсуо уже пятьдесят первый.

- Кто? – не понял я.

- Герой, - он махнул рукой. – ЭЙ, МИТСУО! ИДИ К НАМ!

Я обернулся к парню, вокруг которого уже кружились девки, человек пять и ещё не меньше десятка проходили случайно мимо. Про тех, кто смотрел на него, вообще бесполезно говорить. Их было большинство. Ну да, ведь он герой же. Скажи, что я антигерой, тоже, наверное, кто-нибудь да припёрся бы из девушек ко мне.

Митсуо подошёл к нам и сел вроде как и рядом, но с краю, словно боялся нас. Ну да, мы не бабы, с нами не так уютно. Хотя с другой стороны, теперь к нему никто не будет приставать и намекать на постель, которую он так боится.

- Добрый день, я Митсуо, - протянул он руку.

- Да он никак нас за гомосексуалистов держит! – ужаснулся я. – Руку тянет, словно мы тут пидоры.

Явно не такой реакции наш герой ожидал. Покраснел, отдёрнул руку, насторожился, стал более… опасным? Да, мне кажется, что вся его скромняшность прошла. Теперь перед нами был серьёзный подтянутый парень, который готов дать вежливый, а потом не очень отпор любому из нас. Вот сейчас от него должны девчонки течь. Кому не нравится спокойный, не краснеющий и немного опасный парень?

Чистый типаж аниме – то тряпка, то человек-опасность в чистом виде.

И по правде сказать, на меня его такая перемена в опасного и спокойного парня не подействовала, несмотря на то что другие насторожились. Потому что кто бы что не думал, я сильнее его. С «тварью пустоты».

Глава 184

- Да ладно, не ссы ты, - усмехнулся я, - это была шутка. А то сейчас из штанов выпрыгнешь.

- А… - протянул он, заметно расслабившись, когда я пожал ему руку и представился.

Да уж, типичный ОЯШ. Наверное, таким стесняшей и я был… так, стоп, да я до сих пор такой же! А говорю так, словно умудрённый жизненным опытом воин! Хотя… в голове пролетают кадры всего, что я пережил… ну да, действительно, отчасти меня можно и таким назвать.

Пока мы обедали, белоснежка разговорился с Митсуо о том, откуда он. Надо было видеть его лицо, когда новоприбывший герой рассказывал о самолётах или огнестрельном оружии, об атомных бомбах или компьютерах. Казалось, что белоснежка просто не может в это поверить. В принципе его можно понять – корабль, который несёт в себе около трёх сотен человек по воздуху. Всё, что ты не знаешь кажется невъебенной магией. Так всегда было.

Позже к нам присоединились Педик, Кащей и Похуист. Похуист естественно тут же уснул. А вот двое остальных с интересом расспрашивали Митсуо о его мире и том, что там есть. Создавалось ощущение, что попаданец в своих разговорах всячески старается избегать упоминаний того, кем он сам был там.

Я конечно не эксперт, но это может быть связанно с тем, что он пидораз… тьфу блин, хикки или отаку. Склоняюсь ко второму, так как засранец неплохо находит общий язык.

На мгновение моя интуиция пиликнула отдалённым звоночком, совсем далёким. Это странное нечастое явление заставило меня насторожиться.

Однако, если честно, пиликнула интуиция как раз-таки потому, что я заметил странность. Парень обвёл всех взглядом и остановился на мне, нахмурился и буквально секунду сверлил меня глазами, после чего, так же нахмурившись, посмотрел на другого и вновь на меня. Когда я поймал его взгляд, он тут же отвёл его.

Как раз благодаря этому и пиликнула интуиция, говоря, что не спроста это.

Что он заметил, от чего начал хмуриться?

Если интуиция пиликнула…

Я насторожился.

Что-то нечисто с героем. Вернее, не чисто с его способностями. Что есть такое, чего стоит опасаться? И что невозможно понять? Если учитывать то, что Митсуо обвёл взглядом абсолютно всех, но именно на мне нахмурился, то значит именно со мной это связано. К тому же он словно сравнивал меня с другим.

Он читал звания… Да, он мог читать звания или наши статы. А может и то, и другое. А у меня стоит сопротивление негативным воздействиям на сознание. Другими словами, проверка статы – тоже воздействие и явно не позитивное. И кажется сучонок только что всех просветил, а на мне застопорился, вот и переводил взгляд, проверяя, это у него сбилось что-то, или я не такой.

Хуй тебе, чмошка, а не мои данные, иди блять ояшайся и получай рояли. Привык всё получать небось в этом мире по щелчку, не напрягая булок.

Доев, я попрощался со всеми. Моё же место тут же занял Мачо-стесняша.

На мгновение мне показалось что я чувствую чей-то взгляд. Подобное было и с Клирией – её взгляд я всегда чувствовал. Предположу, что наш ОЯШ провожает меня своими глазёнками.

Не сказать, что произошедшее плохо отразиться на мне, просто я бы предпочёл не выделяться. А сейчас чую, этот Митсуо будет буквально следить за мной. Почему? Ну как, он же борец за добро, а тут подозрительный парень, надо всё проверить. Возможно даже спасти кого-нибудь.

Не то что Митсуо злой, конечно будет действовать во имя добра, да вот только я на хуй это всё вертел и будет хорошо, если лезть он не будет.

Последним уроком у нас было занятие по истории. Спасибо, что нам не пришлось подниматься по ступеням ещё раз куда-то в жопу, а просто прийти в главный зал, где нас уже ждал такой толстяк с пивным пузом и весёлой улыбкой.

- Добрый день! - А нет, ошибка, это женщина, просто с короткой стрижкой. – Я рада вас приветствовать на моём предмете!

Радость была невзаимной.

- Уверена, что мы сможем найти общий язык.

Как мы его найдём, если мы уже говорим на одном общем языке?

- И так, прежде всего я хочу с вами познакомиться.

Она медленно начала перечислять фамилии и имена, и названные поднимали руку, говоря: «Я». Я еле удержался, чтобы не срифмовать каждое такое «Я». Боже, какое же я всё-таки быдло в душе. Особенное внимание я обратил на Каплю, но ту так и назвали Каплей без какой-либо фамилии, что как бы вообще ни о чём не говорило мне. В смысле, я ожидал услышать фамилию и сравнить с фамилией графа, если у того таковая имеется… А она у него имеется?

А потом я услышал «Юи СуГои» и руку подняла та самая девчонка, которую я поймал. Японка, узкие глаза, странная манера речь…

Блять, точно! Это же из тех же краёв, что и СуйХуй или как его там… Не суть, она из горной империи! А я-то думал, чо диалект такой знакомый, а у них кажется все так литературно говорят. Интересно… горная империя…

Но если она здесь, то явно девушка не последнего порядка. Тут обучение не дешёвое, что наталкивает на мысли о её благосостоянии и совсем не на последнем месте положении её родителей в жизни страны.

- Мэйн Синителлер! Кто Мэйн Синителлер?

Все дружно повернулись ко мне. Блин, точно, чот я забылся.

- Я!

- Головка от хуя, - улыбнулась женщина и продолжила.

Я так и остался с вытянутой рукой и охуевшим лицом, пытаясь сообразить, что только что услышал от неё. Это было довольно грубо, но её ответ был лучшим из тех, что я слышал от преподов и учителей. Пиздец просто…

- И так, дети мои. Раз мы закончили, то пора нам окунуться в потрясающую историю нашего мира. Может этот предмет и не выглядит важным, однако именно благодаря ему вы узнаете некоторые тонкости возникновения как нашего мира, так и магии в нём.

После этого вступления нам начали втирать, что магия появилась ещё за долго до того, как начали образовываться государства, что это самое древнее искусство после лепки статуэток из говна. После этого она начала водить нас по залу, показывать фрески и рассказывать истории. И хотя тут истории магии вообще не было, зато было очень интересно послушать именно о самом мире.

Нет, честно, я с заинтересованностью слушал историю этого мира, так как мне было дико интересно, как он так скатился до медведей-гопарей и летающих слонов.

И самый пик интереса пришёлся на часть, где этот мир свернул на кривую дорожку. Мне было тяжело ориентироваться в их времяисчислении, так как я не знал, какой период за каким следует, но описать время события можно двумя словами: очень давно.

Я уже слышал историю от самой Эви про богиню Надежду, что здесь появилась система и так далее, потом была война добра и зла, из-за чего мир спустился в такую бездну.

История, которую рассказала нам эта женщина, была более подробной.

Конкретно сама система пришла сюда вместе с первыми героями. Сказать точнее нельзя, так как никто не знает, но они появились в одно время. Просто однажды все проснулись и увидели, что теперь у них есть звания, уровни, перки и так далее.

Тогда ещё никто не понимал, чем обернётся для этого мира подобный расклад. Сначала это облегчило жизнь, перк рубки дров или звание «честный курьер», многое облегчило людям жизнь. А потом один умник понял, что можно убивать и качаться, становиться сильнее и устанавливать свои правила.

Человеческая натура обрадовалась такой плюшке и с радостью начала её использовать, но не в том направлении, в котором нужно было. Ведь говно встречается даже в самом прекрасном мире. А тут говна стало в разы больше и мир, не привыкший бороться против подобного, охренел.

Начались нескончаемые войны и прокачки, словно все дорвались. Естественно зло получило преимущество перед добром, так как априори убивало. А ещё не имело границ в отличии оттого же добра. И этот момент нарушил баланс сил, став переломным.

Новые правила требуют новых подходов. И сначала добро не могло уничтожать угрозы в зародыше, убивать до того, как оно наберёт силы. Потому что оно добро, потому что это сказка, оно просто не может быть достаточно жестоким.

Правила такой войны могли действовать в моём мире, но никак не в сказочном, чистом и добром. Не там, где добро можно извратить, где у него нет критического мышления, где пропаганда правильного взгляда приводит к расизму и все слишком наивны, чтоб понять опасность.

Они никогда не боролись, не истребляли друг друга миллионами, не уничтожали целые народы и страны. Они не знали, каково настоящее зло и как с ним бороться. Мой мир смог бы приспособиться к этому, но не они. Начни добро так делать, и оно перестанет быть тем, чем есть.

Зло набирало силы и в конечном итоге стало равно по силам добру. Два лагеря – абсолютно злые и абсолютно добрые.

Здесь уже начинают упоминаться герои, которых призвали. Именно на них добро начало выезжать и одерживать хоть какие-то победы. Раз за разом, отравляясь, оно шло вперёд, теряя свою чистоту; оно прорубалось всё дальше и дальше, становясь всё грязнее и грязнее.

В тот момент добро начало становиться тем, чем есть сейчас. Кажется, что люди стали умнее и прозорливее. Стали более жестокими и хладнокровными. Готовы бить в спину и мстить за потери, убивать в ночи и казнить мирняк в отместку.

Сказка перестала существовать, добро рехнулось и пошло во все тяжкие, путая берега.

Короче добро перестало быть таковым. Оно перестало быть той сказкой, доброй и приветливой.

- И в этот момент, началась война систем, - продолжила препод.

- Война систем?

Ой, это чо, я сказал? Блин, вырвалось.

- Да, молодой человек, война систем. Названа она так по той причине, что одна была системой уровней, прокачки и перков, системой нового мира. Другая была старой системы и боролась за то, чтоб не было ни перков, ни уровней за убийства, ни прокачки. Было просто добро и зло как раньше, чтоб был баланс, где добро всегда одержит верх. Идёмте к следующей фреске.

Мы вошли в другой большой зал и оказались перед огромной картиной. С другой стороны было огромное окно, из которого на неё падал солнечный свет, словно подчёркивая из всего зала. Это была потрясающая картина, на которую я бы подрочил… Кхм-кхм, которая изображала натиск армии добра на зло.

С одной стороны, сжавшись в кучу, сминаемые врагом были какие-то чёрные чупокабры, рыцари в чёрных доспехах, чёрты и прочая нечисть. Их буквально втаптывали в грязь.

С другой наступали рыцари в белых доспехах, конница на белых лошадях и так далее. За их спинами, словно на горе, стояли жрицы, поднимая посохи и орошая светом своих союзников.

- Кто-нибудь видит здесь что-то необычное?

- Да, - поднял руку я. – На картине изображена армия добра, которая, как я понял, побеждает систему, но на деле они проиграли.

- Ну я не это имела ввиду, - замялась препод.

- Почему женщины вообще присутствуют в армии?

- Нет, и не это.

- А… понял-понял, - догадался я, к чему она клонит. – Как так, средневековая армия, а там феминизм процветает. Их бы там уже того, оприходовали.

- Да нет же!

Блин, не угадал что ли?

Наша группа разразилась смехом на мои потуги.

- Присмотритесь получше. На этой картине изображены четыре жрицы-посланницы и четыре воина-посланника.

И действительно, среди них всех в глаза особо бросались восемь человек – четыре рыцаря и четыре жрицы, словно предводители всей армии. Они явно выделялись на фоне остальных и были словно впереди атаки, ведя других за собой. Четыре рыцаря и четыре жрицы…

Жрицы…

Жрица…

Вот одна из них буквально притягивала взгляд.

- Эти жрицы и воины были теми, кто повёл армию за собой, - продолжила препод. – Они были теми, кого боги того ещё мира одарили своей силой. Дали им такую мощь, что те могли действительно победить систему.

- И что это были за боги? – спросил я как самый тупой.

- О, это были боги ещё тех времён, самые первые и древние. Четыре богини и четыре бога. Четыре богини – это Мир, Любовь, Надежда, Жизнь. Из богов – это Честь, Отвага, Добро и Мудрость.

Ясно. И как я погляжу, у них конечно же нихуя не вышло. Все они смогли только обосраться.

Жрицы и рыцари пошли в бой, одолели с горем пополам армию зла, практически полностью истребив её, а потом двинулись к той части континента, где засела та волшебная система, вместе со своими приспешниками.

В конечном итоге неизвестно, что эта система из себя представляет, как и неизвестно, что там за резня такая была, что никто больше оттуда не вернулся. Однако ясно одно – сказочная армия добра прохватила сказочных пиздюлей. Даже силы старых богов, что были тогда у них, не хватило для того, чтобы одержать победу.

Они сражались, они гибли, они пробивались дальше, оставляя своих товарищей в братских могилах в неизвестных землях. В последнем письме, присланным гонцом, по легенде было написано, что они движутся к логову зла.

И всё.

Никто не вернулся.

- Неизвестно, как протекал тот бой, так как свидетелей не было. Как и не известно, где было логово зла, так как гонец умер практически сразу после того, как привёз письмо, от страшной болезни.

- И никто так и не нашёл то место? – удивился я. – Не пытался разыскать?

- Пытались. Долго пытались, но так и не смогли этого сделать, - спокойно пожала плечами препод. – И никто не вернулся.

- А боги? Что стало с богами, что отдали силу?

- Их просто не стало. Бог без силы не бог, он перестаёт существовать. По крайней мере так говориться в книгах. Если брать это за основу, то отдав свою силу жрицам и воинам, боги рискнули собственными жизнями и проиграли. Они распределили свои силы между всеми своими послушниками, дав большую часть главному послушнику-хранителю.

Короче получается, боги наделили своих послушников своей силой, но основную часть отдали доверенным лицам. Восемь богов, восемь послушников-хранителей. Все остальные получили лишь небольшую часть.

- Но добро не погибло, как могло показаться. Оно осталось жить и даже вышло победителем из войны, так как зло было практически полностью истреблено, - продолжила препод. – И добро, даже не смотря на систему, одержало победу над злом. Потом были ещё противостояния, которые перерастали в войны. И вот в последний раз в противостоянии добро практически уничтожило зло, но потом было восстание антигероя, и вы знаете итог. Цикл повторился.

Итог? Это типа ты тактично сказала, что добро победило, так как тут есть и те, и другие?

Однако я знаю правду, видел её. Добро уже не было тем самым, что было в сказке. Совсем не тем, которое было с её слов тогда. Извращённое и грязное – инквизиция, истребление неверных, убийства и порабощение тех, кто отличается, запугивания набегами, казни. Да, во имя добра, да во имя справедливости, но уже не сильно отличается от зла. А зло перестало быть самим собой.

Просто стало два лагеря, которые не любили друг друга. Ни белого, ни чёрного – лишь серый.

Баба-Яга говорила, что без зла добро становится само по себе злом и борется против самого себя. В этом мире наблюдалось нечто похожее. Это только в сказке добро будет процветать без зла, будет жить дальше и создавать чистый мир.

Это же «добро» просто изничтожит само себя.

- Тогда если добро победило зло, получается фракция Дня одержала победу? – подлил я масла в огонь.

- Я этого не говорила, - встрепенулась препод.

- Ну как же, у меня тут записано, - я сделал вид, что что-то листаю. За толпой она не могла меня видеть, пусть поволнуется. – Добро несмотря на систему одержало победу над злом. Мы все знаем, как ассоциирует себя фракция Дня. Получается мы проигравшие?

Поднялся недовольный ропот. Глаза препода забегали.

- Я неправильно выразилась. Добро победило то зло. Ещё самое древнее, что было. Сейчас же нет ни добра как такового, ни зла. Есть две фракции, представляющие свои интересы. Просто остальное навязано взглядами людей.

Ропот стал тише, видимо всех удовлетворил такой ответ. Ну а я чо, не могу же позволить случиться несправедливости, верно? Да и отвлечься надо было.

Отчего именно?

Да вот фреска… смотрю я на неё и у меня сердцебиение поднимается оттого, что я вижу. У меня не фотографическая память, однако я могу спокойно увидеть схожести. Даже на том, что нарисовано от руки, я вижу схожести, настолько они сильны.

Клирия… знаешь, ты права, я очень многое узнаю о тебе. Очень многое…

Жрица-хранитель Богини Надежды, потерявшая надежду. Это должно быть очень больно…

И сиськи у тебя больше были…

Глава 185

Я молча смотрел на картину, ловя уже знакомые черты лица чесночницы. Настолько знакомые, что без проблем угадывалась Клирия. Девушка, которая сидит у меня и занимается бумагами, возглавляла сильнейшую сказочную армию.

Ебать же ты старая, Клирия. Теперь я могу тебя старушенцией называть. Сколько тебе? Несколько веков? Больше?

И всё же ты изменилась, пусть и не сильно.

Например, ты раньше была блондинкой, сиськи были явно больше, а глаза были чистого голубого, словно небо, цвета. Не озлобленное мягкое лицо, добрая и тёплая улыбка, полный надежд взгляд. Красивая жрица надежд в светлом одеянии, что когда-то вела воинов в последний бой.

А теперь словно в чёрную краску свалилась.

Но ты же знаешь, что случилось, верно? Знаешь, что произошло у того логова, и где оно находится? Знаешь, чем является последнее зло в этом мире…

Ты знаешь, из-за чего вы провалились и потерпели крах. И ведь получается никто не выжил, кроме тебя.

Я смотрю на лица других жриц, как хранителей, так и обычных последователей. Все полные жизни, но я почему-то уверен, что они погибли измождёнными, грязными и уставшими на краю мира, но всё же верящие в то, что победят.

Ты видимо была последней и поняла, что вам не видать победы ни потом, ни сейчас.

Только… как ты такой стала? В смысле, как докатилась до такой жизни?

Я знал людей. Нет, я не супер профи, но кое-что понимал как в плане психологии, так и в плане поведения. И мне с трудом верится, что Клирия умудрилась сменить так своё направление; аж в противоположную сторону.

Но… чот я не верю в это. Клирию и ломом не сломишь. К тому же если она стала хранителем надежд, то я в жизнь не поверю, что она предала собственные надежды. Она хранит надежды, она наверняка верна им.

Конечно, с одной стороны, мисс-тьма могла медленно менять свои взгляды. Каждый раз сталкиваясь с тем, что у неё не получается, Клирия могла стать просто злой, но с чего вдруг она решила переметнуться на сторону тех, против кого борется? Нет, не поменять взгляд, а именно переметнуться. Клирия была на стороне добра и перешла на сторону зла, которое должна ненавидеть. Ушла к тем, против кого воевала, и кто убивал её людей. Те, кто был её заклятыми врагами, и кто уничтожил её соратников и соратниц.

Если бы она просто поменяла взгляд, то присоединилась бы к тому же добру, которое сделало точно так же. Стала бы радикальной в плане истребления зла, которое привело к печальному исходу.

Но она так не сделала, она переметнулась на сторону зла, которое недавно убивало её друзей и подруг.

Поэтому вопрос – почему она сменила направление?

Второй вопрос - кто такая Клирия на самом деле?

Она жрица надежд и воевала здесь в прошлом, но потом она ребёнок в моём мире. И вот она опять здесь. Множественная реинкарнация? Окей… тогда почему не забыла всё?

Окей, ещё допустим, что она умеет обходить потерю памяти и очищение. И каким-то чудом сохранять свою внешность. Частично. Но тогда нахрена ей это? Нахрена ей я?

Моя паранойя говорит, что она не зря была в моём мире. Словно пасла меня с того момента. Вполне возможно, что к переносу меня сюда тоже она приложила руку.

БЛЯТЬ, ТАК ЭТО ОНА НАТРАВИЛА НА НАС ТОТ ЕБАНЫЙ ТРАМВАЙ!!! ТРАМВАЙ С НЕЙ ЗА ОДНО!!!

Так, ладно, вдох-выдох, вдох-выдох, релаксни, Патрик.

Что дальше… она натравила на меня героев. Зачем? Если учесть все обстоятельства… то таким образом она пыталась подтолкнуть меня к встрече с ней. Опять поднимается вопрос о том, знает она точно будущее или же просто что-то немного знает? Знала бы точно, не ошибалась, следовательно, немного знает.

Она встречается со мной и? Зачем я ей? Одевать поводок на меня и на себя, намертво привязывая к графству и не давая шанса уйти?

Отсюда третий вопрос – какие цели она преследует?

Я раньше думал, что месть. Сейчас я тоже думаю так же, только масштаб увеличил.

Месть всем, кто не поддержал их. Месть всем, кто не помог им в трудную минуту. Она хочет отомстить за павших своим же. Или хочет отыграть вторую партию? Хочет попытаться вновь пойти войной против всего мира и устроить глобальную зачистку?

Значит у меня три вопроса: почему она сменила направление, кто такая Клирия на самом деле и какие цели она преследует.

В принципе, если её цель – месть, то понятны и причины её резкого поворота в сторону зла, несмотря на то, что те её враги. Вполне возможно, что месть для неё оказалась важнее личной неприязни, она нашла меня и теперь хочет отомстить и отобрать у них власть.

Но тогда почему я?

Блин, ещё один вопрос.

Что есть Клирия? Девушка луковица со шрамами, от которых сжимается сердце. Девушка, видевшая закат сказки.

Кто она?

Почему такой стала?

Какую цель преследует?

Почему я?

Вряд ли она ответит мне на это, но её слова сбываются. Я узнаю всё больше и больше. Возможно позже я узнаю всё, что хочу. Возможно я пойму эту тёмную дуру, пойму, что вообще происходит как здесь, так и вокруг меня.

По крайней мере я теперь знаю, отчего мир стал таким ебанутым. Чистое и наивное добро, помноженное на зло и ужас, дают удивительные результаты – извращения, омерзение и дарковость.

- А что стало с антигероем? – неожиданно спросила одна из девушек. – Не то, где его победил доблестный рыцарь на белом коне, проткнув копьём, когда он ещё трусливо молил о пощаде, но был убит. А именно настоящая история?

Бля… Так вы ещё и над моей смертью поглумились? Пиздец, попытались опустить… Хотя чего ожидать ещё? Мёртвые не говорят, а рейтинг поднимется.

- Так это и случилось, - подала голос другая девушка. – Пришёл герой сотого уровня на коне и бросился на него. Тот попытался дать отпор, но был смертельно ранен. Потом молил на коленях о пощаде, но герой его казнил.

- И кто в эту чушь поверит? – недовольно упёрла в бока руки та девушка.

- Я верю, - ответила другая с вызовом.

- Ага. Антигерой сжёг деревню, полностью уничтожил один город, почти полностью уничтожил другой. А тут прискакал герой и неожиданно его ранил. Что-то у героя всё просто вышло, - решил я защитить свою честь. Бля, ну серьёзно, очень обидно, когда тебя так опускают! - А как же те герои, что погибли в последнем бою? Типа недостаточно прокаченные были?

- Какие герои? – встрепенулись все.

Оуч… чо, никто не знал? Блин…

- Ну... – начал я уклончиво. – Приходилось мне встречать в графствах последователей веры Бога Скверны. Так вот, они говорят, что антигерой был их посланником и под конец превратился в скверну, после чего уничтожил почти полностью последний город и большинство героев там... Но это по их словам.

- Кстати да! Того города уже и нет, а ещё там хотели казнить соратницу антигероя! – подхватила одна из девушек. – И она выжила, её дочь сейчас здесь учится. В жизни не поверю, что соратницу антигероя не охраняли герои. А раз она сбежала, то и героев не стало!

- Это не доказано!

- А города нет! Где же весь город, если антигерой такой слабый?!

- Герой был высокого уровня!

Группа разделилась на два лагеря – дети из фракции Ночи и дети из фракции Дня. Каждая начала доказывать свою точку зрения, пытаясь перекричать оппонентку.

Фиалка занял сторону фракции Дня.

Понятненько, так и запишем – он из фракции потенциальных врагов.

- Мы же не дебилы и не будем отстаивать свою точку зрения, верно? – спросил я на всякий про всякий.

- Да. Скоро клуб.

- Окей. Надеюсь, ты чем-нибудь меня удивишь.

Два дебила это сила, три дебила это мощь.

Если же встречаются два долбоёба, то становится куда страшнее и опаснее. Особенно когда один любит химичить, а второй разрушать. Однако я надеюсь, что он сможет мне чего-нибудь интересного показать. Вряд ли смертельное или ещё чего, но всё же.

Как показал урок алхимии, есть немало всяких смесей, часть из которых делает бабах. Но вряд ли большинство из них сгодится. Какие-то просто делают красивый объёмный взрыв, какие-то детонируют просто при присоединении ингредиентов, какие-то при касании. Или небезопасны, или неэффективны.

- Слушай, а насколько мощный бабах ты можешь создать?

- Я только начал познавать алхимию. Многого не знаю. Зачастую мои познания основаны на книгах. В тех книгах не описано ничего страшнее, чем не смертельный взрыв. А ещё нет ингредиентов.

То есть ничего смертельного? Это жаль, жаль… Но в нужных руках и не смертельное становится дико опасным!

Короче условий много, а те, что действительно могут быть полезны, безопасны и давать нормальную удельную мощность как порох очень мало. И вряд ли здесь подобное водится. Но может Фиалка что-нибудь покажет. Ведь темка с газом была интересна, хоть его и не поиспользуешь.

- Слушай, Фиалка, а кто твой батя? – неожиданно стало мне интересно. Ведь реально, все парни говорили, а он в тот момент молчал.

- Служащий. В управлении. Чиновник, - без интереса ответил он.

- Вау… уважаю. Он типа в исполнительной власти? Помогает в управлении страной?

- Да.

Девушки тем временем перешли на личности. Я начал узнавать, кто из моих одногруппниц шлюха, кто у кого сосал, кто кому письку в детстве показывал, кто может дать, если попросить за просто так (так, вот это надо запомнить), и так далее. Какой чудесный урок истории. Только не такие истории я хочу слушать. Я подобного насмотрелся ещё в при путешествии.

Только мы с Фиалкой вели себя как люди и не спешили заливать друг друга помоями. Мужская солидарность, бро. Мы должны держаться вместе.

Пока девушки конкретно наезжали друг на друга, пытаясь доказать, что именно её оппонентка конченая сука и потаскуха, я решил занять время более полезными делами. Например, на картине были изображены посохи. И как раз-таки один из них я совершенно случайно видел, когда брал город Анчутки. Такой же, как у жрицы Надежды, только камень у меня не голубого, а тёмно-красного цвета.

- Можно вопрос? – обратился я к преподу, которая пыталась утихомирить девушек. – А эти посохи, что жрицы держат, зачем они? Это типа какого-то оружия?

- Посохи? – рассеянно посмотрела она на меня, потом на фрезку и вновь на меня. – А… ты об этих посохах… Что ты хочешь узнать?

- Что это? Зачем? Какую силу несут?

- Ну… эти посохи были наделены силой каждой из богинь, как мечи и копья были наделены силой богов. Они содержат по истине великую энергию, способную уничтожить сильного противника.

- Как?

- Как? Скорее всего, передачей энергии носителю. Я в этих вопросах не разбираюсь, такое надо спрашивать у тех, кто вас магии обучает.

- А как таким пользоваться? – поинтересовался я. – Или где достать?

Препод рассмеялась.

- Ах, если бы я сама знала это. Как достать – вопрос довольно сложный. Как использовать... Никто не знает толком. Боюсь вопросы эти останутся без ответа, так как пусть один и найден, но об его применении информация так и не дошла. Но если брать по аналогии с обычным магическим посохом, то в них есть мана. Можешь использовать для магии посох – он сильнее. А можешь использовать его как маноноситель, тогда ты сможешь пользоваться маной дольше, пусть и слабее, чем у посоха.

- Но… они существуют?

- Хочешь достать такой? – улыбнулась она.

- Да, - кивнул я. Хочу достать из кладовки, где золото и использовать. Устроить пиздогедон всем.

- Существуют, естественно. Те времена довольно точно описаны. Да и один из них хранится у нас в музее, правда энергии в нём осталось всего ничего.

- Здесь? – удивился я. – В универе? Хранится?

- Да. Я даже держала его, но вот маны в нём практически нет. Видимо использовали всю. Чуть позже мы пройдёмся по музею и ты его увидишь. Он действительно выглядит великолепно.

- И его не зарядить?

- Чем? – насмешливо глянула на меня препод. – Там же божественная энергия.

- А чей он? – спросил я.

- Судя по виду, он принадлежал Богине Жизни. По крайней мере он является его копией. А может это очень старая подделка и является обычным посохом, но это все скрывают. Но сейчас, из-за отсутствия в нём маны, он уже не представляет такой ценности. Ведь ценен не сам артефакт, а энергия в нём.

Артефакт. Жизни. Здесь.

И охраняется плохо, так как все думают, что он уже бесполезен и является просто красивой безделушкой. Может так оно и есть, но…

Моя кочевая душа говорит, что надо сделать набег и всё, что не прикручено намертво, спиздить. А может это и русская душа шепчет. Как бы то ни было, у меня уже есть один посох, что явно обладает энергией, которой я правда не умею пользоваться. Добавим сюда второй и будет красота. Возможно даже зарядить сможем. Ну, перекачать энергию из одного в другой, так как, судя по всему, обычной маной его не запитать. Иначе бы давно сделали это.

Буду ебашить магией из двух стволов!

Так встану и словно из Томсонов тра-та-та-та-та!!! Просто в говнище врагов переработаю.

Ох уж эти розовые мечты.

Пока я отвлекал препода, девушки от слов перешли к прямому отстаиванию чести своих семей и себя любимых. Вот что нравится мне в девушках этого мира, они не ограничиваются словами и активно переходят к действиям. Крики и визги? Это да, но на этом они просто не останавливаются.

И теперь вся моя группа магического факультета конкретно месится. Стенка на стенку в лучших традициях русских драк. От такого усердия даже футбольные фанаты бы офигели.

Дёрганье за волосы и выцарапывания глаз? Пусть этим занимаются плебеи. На моих глазах одна из девушек просадила троечку в лицо другой. Другая своей оппонентке дала под дых и потом коленом в лицо отправила на землю. Кто-то душил захватом, кто-то держал за волосы и красил лицо кулаком. Одна из девушек даже схватила стул, обшитый тканью и обрушила его на другую, разломав на куски, отбросила щепки в сторону и с разбега прыгнула в толкучку.

Девушка слизь так вообще шагнула к одной и просто… проглотила её. Бросилась на противницу, повалила на пол и проглотила бедную девушку (слизь же). Через минуту выплюнула ошарашенную пленницу и повторила процесс с другой вражиной.

А девушки уже использовали подручные предметы типа стульев, ножек от них, веников, мётел и так далее.

Не, ну а чо, может и выглядят они хрупкими, но лвл у девок такой же как у парней, а значит силы те же. Правда не знаю от чего, но именно женские драки выглядят для меня жуткими. Когда парни месятся – норм, когда девушки – чот становится не по себе.

- Опять девушки за своё, - вздохнула препод и всплеснула руками. – Пойду, стражу предупрежу. Пусть штурм-группу для подавления беспорядков готовят.

Штурм-группа для подавления беспорядков? Серьёзно? То есть это не в первый раз происходит? И что значит, предупредите? Они уже друг друга убивают! Их разнять надо!

Однако я случайно заметил, как одна девушка другой конкретно с локтя просадила в лицо, потом ногой пнула другую в живот и тут же согнувшуюся отправила ударом в затылок на землю.

Да ну нахуй. Здесь постою.

И пока препод бегал «предупреждать» блять штурм-группу, я молча наблюдал, за бесконечной дракой. Отпиздили кого-то, она упала, отлежалась, встала и вновь драться. И так все - павшие отлёживались, потом вставали и с непостижимым упорством принимались вновь пиздиться. Правда, судя по всему, им уже было откровенно плевать, кого метелить. Всё смешалось.

Но вот одна девушка сильно выделялась на этом фоне. А именно японка. Она смотрела на эту толпу с какой-то тоской и болью, словно эта картина её расстраивала до глубины души. Кому-то действительно это не нравилось. Не нравилось насилие, просто удивительно.

Она скромненько стояла в стороне, сложив ручки на животе и наблюдала за беспощадным махачем, который женским язык не поворачивался назвать.

- А ты чего стоишь и грустишь? – спросил я её, подойдя ближе.

- Не знаю я, чью сторону принять, за кого здесь заступиться, а кому здесь надавать, - ответила она мне на своём рифмованном диалекте.

- Так это не проблема! – улыбнулся я и хлопнул её по плечу. – Врезайся в толпу и дерись против всех!

- Да? Можно и так?

- Не можно, а нужно, - похлопал я её по спине.

Она кивнула мне, сделала шаг к толпе и… одним ударом отправила девушку в нокаут, вновь шаг, отдёрнула, ударила левой, правой…

Очень скоро японка утонула в этом беспощадном махаче.

Ну а я… А чо я? Встал в сторонке и наблюдаю, чем всё закончится. Фиалка вон вообще фрески рассматривает, даже не обращает внимания. Так что и я лезть не буду.

Глава 186

Разгон девок выглядел ровно так же, как и разгон демонстраций в нашей стране. Приближается толпа солдат с щитами и дубинками (потихой каучуковыми), теснит месящихся девчонок в сторону, а потом резко набрасываются толпой, давят щитами и начинают уже месить их дубинками, пытаясь по одной выдернуть из толпы. Это выглядело реально как разгон демонстраций. Рыцари конкретно мутузили девушек дубинками, не сильно с теми церемонясь.

Закончилось ли на этом всё?

Пф-ф-ф…

В ответ девушки бросились на стражников с кусками стульев, мётел и прочего хлама. Они бросались на стражу как волны на скалу, получали по головам дубинками, продолжали нападать, отбирали оружия и били в ответ. Конечно в доспехах тем подобное не страшно, но…

Толпа очень быстро начала расти.

Со стороны девок.

Как я понял, женская солидарность и оскорбительное поведение стражи, которая посмела вмешаться, покоробила не только дерущихся. Их каким-то образом стеснили к окнам, и девушки ничего лучше не придумали, как через эти самые окна и вылезти из окружения. И уже на улице продолжить выяснения отношений со стражей.

Теперь я, кстати говоря, понимаю, зачем ворота. Чтоб стража могла оперативно выскочить.

Толпа росла как со стороны девок, так и со стороны солдат. Те уже даже щитами не пользовались, просто толпой нападая на непрекрасный пол, мутузя и оттаскивая из толпы девушек за волосы. Те сопротивлялись, отбивали своих. Кидали в стражу стулья, снежки, камни и всё, до чего дотягивались.

Очень скоро уже вся женская часть универа сражалась против стражи. Их было действительно много.

- О, опять месятся, - подошёл ко мне со спины какой-то парень.

- Опять? – ужаснулся я.

- А… ты же новенький… Ну да, опять. Девушки каждый раз устраивают подобное. У вас была история?

- Верно.

- Ну вот, - пожал он плечами. - Предмет как заколдованный. Там они начинают выяснения отношений про добро и зло. Только если парни вызывают друг друга на стрелки, эти подобном не занимаются. Мол, какие стрелки, мы же девушки, а не дикари. Поэтому они бьют друг другу морды на месте.

- А если не вести историю?

- Говорят, что не помогает. Типа всё равно кто-то что-то да скажет. Начинают отстаивать честь семьи и так далее.

- И… с этим никак не борются? – удивился я.

- Нет, король сказал, что это отличная традиция, заслуживающая того, чтоб её сохранили.

Бля, ну если король так сказал…

В этот момент я наблюдал, как девушек оттесняли к одному из домов, в который они полезли и принялись обороняться от солдат. Боги, да они как тараканы.

Очень скоро на улице собралась куча парней, и мы все, дружно расположившись поудобнее, наблюдали, как стража штурмует озверевших баб. Буквально отовсюду я слышал разговоры об этом событии.

- Чот на троечку в этот раз.

- Интересно, они продержаться на этот раз два дня.

- Раньше было лучше.

- Девушки скатились.

- Жду, когда дело дойдёт до водомётов.

- Блин, я пропустил, как они стенка на стенку сходились со стражей.

Понятненько… то есть это вообще ещё не самое страшное, да?

Справа от себя я слышал и другой разговор.

- Моя мама в прошлом руководила обороной женского корпуса, - сказал какой-то школьник.

- Да?! Классно!!! И сколько продержались?

- Три дня, - с гордостью ответил паренёк. – Они ещё одно из общежитий сожгли.

- Блин, а моя мама была в первой волне, когда всё началось. Получила раз десять по голове дубинкой, - выпятив грудь, сказал второй.

Ебать, прям повод для гордости. В моём мире рассказывают об отцах, как они там отчебучивали. Здесь рассказывают про мам, как те дрались. Прямо я даже не знаю, что сказать.

- Ну хоть не в нашей общаге, - сказал облегчённо парень, глядя на то, как девушки швыряются мебелью в стражу из окон.

Это было забавное зрелище.

Стража начала обстреливать их мячиками из плотного каучука, девушки в ответ бросались всем, чем можно.

Мы же…

- Эй, парни, кому пирожки? - притащил белоснежка гигантский поднос.

Мы же сидели, хавали и наблюдали за этим отчаянным противостоянием, гадая, сколько они продержатся.

- Не правильно выбрали место. Эта общага отдельно от остальных корпусов. Ни еды, ни воды, - заметил Крепыш.

- А с кого началось? – спросил Мартин.

- С девушек из фракции Дня, - ответил я, глядя на то, как стража с лестницей штурмует первый этаж. – Они оскорбили память об антигерое.

- Моя сестра в прошлый раз была здесь. Говорит, началось всё с драки на истории, когда одна девушка заявила, что у фракции Ночи не было и шансов на победу, когда другая в ответ заявила, что это фракция Дня предложила мир.

Так мы седели, ели, пили и наблюдали за шоу. Позже нам пришлось топать по общагам, чтоб делать задания на завтра, мыться и ложиться спать.

- А они типа будут всю ночь держать оборону? – кивнул я на девушек.

- Ага. Пока их или измором не возьмут, или штурмом. На первое надеяться не приходится, поэтому, скорее всего, второе.

Следующий день встретил нас… бабьим бунтом. Я просто выглянул в окно и увидел, как девушки, словно партизанки, выглядывают из окон наружу, где стража буквально в несколько колец окружила их. Ты посмотри, они даже не пытаются сдаться! Это вообще точно девушки? Не похоже на тех аристократок, что я видел за обедом. Передо мной сейчас прожжённые вьетконгофки, которые дают отпор американцам. Пиздец… это точно универ?

- Что там? До сих пор обороняются? – пробормотал Мачо, вставая с кровати.

- Да, вон, си… - я повернулся в его сторону. – ТВОЮ МАТЬ БЛЯТЬ!

- Чего?! – испуганно округлил он глаза.

Чего? В тебе!

Дело в том, что окно ближе к моей кровати находится (жопорукие архитекторы, вы не могли сделать его в центре комнаты?). Мачо подошёл посмотреть, как там обстоят дела, и я в этот момент поворачиваюсь.

А он сука голый! Блять, серьёзно?! Да, понимаю, некоторые не спят в трусах, но обязательно голым бродить по НАШЕЙ комнате?! Меньше всего я хочу по утрам видеть перед собой хуй!

- Блин! Ты не можешь в трусах ходить?! Да хотя бы в своих стрингах злоебучих?!

- Да чего ты? – обиделся он. – Мне нравится свобода…

- Плевал я на то, что тебе нравится, - рявкнул я. - Твоя свобода заканчивается там, где начинает нарушать чужую. Убрался со своей писькой от моей постели!

Охуел… Блин, чо за сосед достался…

Расстроенный непониманием его тонкой души Мачо свалил подальше от меня. Но утро уже было испорчено…

Более того, оно стало ещё хуже, когда уже слава богу одетый Мачо остановился и начал принюхиваться.

- Слушай, Мэйн, ты чувствуешь, чем пахнет в нашей комнате?

Знаю, чем пахнет. Очень хорошо знаю. Я это почувствовал ещё в тот момент, когда проснулся, но не стал заострять внимания. И пусть запах был ещё лёгким, но скоро здесь будет конкретно вонять.

- Наверное от того дома, что девушки захватили, - отмахнулся я рукой и сделал пофигистическое лицо.

- Да, наверное… - пробормотал он. – Тебя ждать на завтрак?

- Нет-нет, иди, махнул я рукой.

Дождавшись, когда Мачо выйдет из комнаты и его шаги отдалятся подальше, я в ужасе полез под кровать. Да, я знаю, что это за запах и откуда он идёт.

Вытащив на свет божий чемодан, я предварительно открыл окно, впустив в комнату холодный воздух и попутно закрыв дверь, чтоб Мачо не решил вдруг нагрянуть обратно.

Открыл несчастный чемодан…

- Блять… ну и вонь… Маленький Пожиратель Человеческой Плоти, ты чо натворил?! – чуть ли не слезящимися глазами спросил я.

Да-да, всё верно, он нагадил. Причём конкретно, я ещё удивлён, что чемодан так хорошо запирал запах. Сразу видно, что не китайская хрень.

- Р-р-р-р-р…

- Что, в туалет хотел, ты чо, животное так делать?!

Он кивнул.

Ну… ладно, мне нечего ответить на это. Он действительно животное. Но он же понимает меня!

- Маленький Пожиратель Человеческой Плоти, ты чо натворил… Ты… ты…

Жопой нюхаешь цветы… Понятное дело, теперь этот чемодан здесь не оставить. Можно лишь выкинуть его, так как скотина провоняла конкретно, вот только куда? Я беспомощно огляделся с неприятным чувством западни. Утконос тем временем тёрся об мою ногу клювом.

- Вот найду зеркало побольше и отправлю тебя обратно, - пообещал я.

- Р-р-р-р-р…

- Ну и что, что в замке скучно? Зато мне пиздецки весело с тобой. Засрал новый чемодан.

- Р-р-р-р-р…

- «Прости» делу не поможет, - вздохнул я.

Пришлось корректировать план.

Я быстро вытряхнул из нового чемодана вещи и положил туда утконоса.

- В следующий раз предупреди, понял? – спросил я строго.

После этого быстро-быстро раскидал женское бельё по другим сумкам и вытащил обосранный чемодан в коридор. Воровато оглянулся и, никого не заметив, бросился в гостиную, где мирно горел камин. По крайней мере есть куда утилизировать чемодан.

Так я думал до того момента, как бросил его туда. Стоило крышке прогореть насквозь, а языкам пламени добраться до содержимого, как оттуда попёр густой зловонный дым. Он буквально валил из камина во все стороны, словно дымоход не мог справиться с таким количеством дыма. Стоило мне просто сделать вдох, как из глаз брызнули слёзы, а в горле страшно запершило. Грудную клетку буквально парализовало, и я начал задыхаться.

Блять, это даже не зловоние! Это… это пиздец какой-то! Утконос, ты чем вообще срёшь?! Что за нейропаралитические газы твои фекалии выделяют?!

В ужасе от такой возможности задохнуться я бросился к одному из окон, после чего открыл его чтоб хоть как-то проветрить комнату.

Не помогло.

После этого я открыл вообще все окна, так как дышать было невозможно. И чтоб меня не спалили с поличным, я убежал на завтрак, оставив оружие массового поражения догорать в камине. Чёрные облака дыма ещё долго поднимались из дымохода и вываливались через открытые окна нашей общаги.

В столовой царило запустение, и парни не упустили возможности посидеть и за женским столом, хотя в обычные дни они бы туда не сунулись.

- До сих пор держаться, - заметил Кащей, когда пришёл Крепыш.

- Сегодня вечером их выгонят, - уверенно заявил тот. – Стража теперь их тупо измором берёт. Не даёт спать и есть.

- Не пойму, а нахрена это? – спросил я. – К чему эти разборки и погромы? Почему они вообще так отчаянно сопротивляются и им это позволяют делать?

- А хрен его знает, - пожал плечами Кащей.

- Чтоб связь теснее была, - сказал Крепыш.

- Не понял.

- Тогда они друг друга ненавидели. Сейчас они сплотились. Проконсервируются так вместе денёк, сдружатся и потом уже не будет проблем. Это политика такая, объединять девушек с помощью подобного товарищества. А ещё короля это явно веселит.

- Чтож парней так не сдружили? – поинтересовался я.

- Ну… - он замялся.

Зато вместо него ответил Кащей.

- А не поможет. Сегодня дружат, завтра нет. У девушек это как-то мягче происходит, если они не из группы госпожи Эвелины.

- А там что не так?

- Всё, - ответил он. – Мой батя говорит, что там самые отмороженные из девок скооперировались. И их останавливает от того, чтоб вцепиться друг другу в глотки, только сила как самой госпожи Эвелины, так и друг друга. Но по большей части госпожи Эвелины.

Даже здесь описывают её как зло ходячее. Может так оно и есть, я не знаю, но вот планы кое-какие в голове появляются. Ради неё, ради Констанции и ради себя. Знаю, что будет выглядеть это очень и очень тухло, но… результат должен оправдать средства. Даже самые радикальные и жестокие. По крайней мере я на это надеюсь.

Сегодня, во второй день занятий у нас было сразу два урока магии, которые мы проводили на самом краю территории. Маг показал нам класс и одним движением растопил площадку для тренировок, создав идеальный круг посреди снега. Там мы до потери пульса тренировались вновь зажигать свечу.

Были на этом уроке только я и Фиалка. Не надо говорить, какое внимание на нас обращали.

- Давай! Давай! ДАВАЙ! ДАВАЙ! ДАВАЙ!!!!!! - Это мне он в ухо кричал, буквально пуская слюни словно сумасшедший, заставляя меня зажечь свечу. – ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ПОДЖИГАЕШЬ СВЕЧУ!!!

- У меня просто не получается, - честно ответил я.

- ПОЧЕМУ У ТЕБЯ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ?!?!?!

- Я не знаю.

- ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ?!?!?!

- Я не знаю, почему не знаю.

- ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ?!?!?!

Блин, ты так завернул, что я… даже не хочу говорить «не знаю»… я не представляю, что ответить тебе.

В конечном итоге я всё же зажёг свечу.

К концу второго занятия.

Не без помощи мага.

Хоть он и болен на голову, однако должен воздать ему должное. Благодаря ему я что-то да смог сделать. Я даже потом сам поджёг свечу (вообще поджигание свечи выглядело как пуляние огонька в её сторону), после чего маг расплакался и полез обниматься, говоря, что таких даунов он за свои восемьдесят шесть лет ещё не видел и рад, что смог помочь такому безнадёжному человеку.

Бля, это обидно! Ты даже не представляешь насколько это обидно!

Уже через секунду мы плакали обнявшись, каждый по своему поводу.

После двух пар с преподом по магии, заданной на завтра домашки и обеда меня ждали сразу два занятия по поднятию уровня.

- Повезло тебе, что они сейчас обороняются, - хмыкнул негр, ломая костяшки на руках.

- Это… чем же? – неуверенно пробормотал я, глядя на эту тушу.

- Только с тобой заниматься будем. Ты самый слабый из всех. Первый раз получаю студента на грани.

- На грани?

- Лвл идёт на грани допустимого, - объяснил он и кинул мне бутылку. – Очень хотел попасть сюда?

Я кивнул, откупоривая эту мерзость и готовясь не блевануть.

- Оно и видно. Обычно сюда приходят уже готовые и подкаченные. Одни на тренировках, другие на убийствах. Дайка предположу, ты поднялся на убийствах, верно?

Я чуть не поперхнулся последними глотками, слегка удивлённо глядя на него.

- Я не…

- Ты уже спалился, малец. К тому же можешь не отнекиваться. Я сам был воином, у меня есть… не перк, чувство. Оно помогает мне иногда чувствовать людей. Вот, например, ты, признайся, тренировался на разбойниках, так?

- Ну… можно и так сказать, - ответил я осторожно.

- Но чувствую я, там не один десяток лёг ради твоего уровня. Примерно такие же приходят и с других графств. Только там часто тренируются на рабах. Не любое убийство улучшит опыт, хоть и поднимет уровень. А крови на человеке становится больше.

- Это плохо? – спросил я. – Не мы такие, мир такой.

- И эта отговорка помогает спать по ночам, не так ли? – усмехнулся он. – Начинай отжиматься. Семьдесят раз. И пока ты отжимаешься, подумай, кто его делает таким?

- Я знаю ответ, - пропыхтел я. – Но это слова. Даже если часть поменяется, мир не изменится. Мир действительно такой, и люди, что не подстроятся, погибнут.

Можно хоть сколько говорить о том, что надо измениться самому, но это ложь. Ничего не изменится.

- Смотрю, ты уже сформировал своё мнение? Похвально, - кивнул он. – Обычно все или соглашаются, или пытаются убедить меня одной и той же фразой, что таков мир. Тогда как ты считаешь?

- Мир не изменить… словами… или изменением одного человека… даже сто… - я пыхтел, продолжая отжиматься. – Миру… нужна шоковая терапия…

- Шоковая терапия? – усмехнулся он. – Давно не слышал этого слова. Откуда узнал?

Герой? То же призванный? Тот, то поднимет мне уровень? Блять, надо было заранее подумать об этом и придержать язык за зубами. Он же негр, а я ещё ни разу не видел здесь негров. Хотя за всем не уследишь, я не комп, чтоб вылавливать всё.

- Торговый город на северо-западе… Там многие слова можно услышать и многому… научиться…

- Ну чтож, - он встал надо мной. – Шоковая терапия? А знаешь, сколько людей может погибнуть от такой терапии?

- Люди постоянно гибнут…

- И ты готов даже стать одним из них?

- Если придётся… но никак… не добровольно… Всё! Семьдесят! – я встал, понимая, что рук то и не чувствую.

- Отлично-отлично. Но по крайней мере твои слова тянут наподобие правды в отличии оттого, что я до этого слышал. А теперь тысяча приседаний.

Не сказать, что приседания дались мне слишком тяжело, если учесть, что я чаще всего провожу время на ногах. Однако всё равно неприятное напряжение осталось. И на этом мои занятия не закончились. Они только начинались.

Глава 187

Я молча тыкал пальцем в книгу, сидя в библиотеке. Зачем?

Ответ гениально прост.

Я просто мог это делать.

Мог и делал.

Хотя по сути я ещё и готовил какую-то домашку на завтра…

Какую-то домашку…

Мне скоро двадцать четыре, а мой подход не меняется…

Нет, я честно готовил домашку, причём по уроку магии, и тыканье пальцем в книгу не являлась на данный момент моим главным занятием. Просто завтра наш урок магии будет проходить не на улице за тренировками, а в кабинете, где нас будут учить… кхм-кхм… «правильному построению цепей передачи маны в руке, от внутреннего источника, используя лучи и меридианы, внутреннего спектра для преодоления естественного сопротивления пучков».

Мне пришлось записать это в тетрадку, чтоб потом по ключевым словам найти нужные книги. Но даже так, я всё равно столкнулся с проблемой.

«Пучок – энергетическая единица сопротивления прохождения концентрированной энергии преобразования маны при стойкой меридиане направленного луча по заданной траектории».

Спасибо, мне стало намного понятнее.

Из этого всего я понял, что здесь говорится о меридиане и точно не земном. Здесь есть сопротивление, пучок как единица и луч.

Я на этом не остановился и начал разбираться, чего от меня вообще хотят. Раньше я бросал подобные занятия практически сразу, прося потом однокурсников, чтоб мне объяснили на человеческом языке тему. Однако теперь я собирался учиться, как бы страшно и странно это не звучало, так как мне надо было сдать сраный экзамен, что будет через три месяца.

Нам сообщили о нём недавно и намекнули, что если мы его не сдадим, то нам нельзя будет покидать в наказание территорию универа. Пунктик о том, что нам вообще нельзя покидать территорию универа видимо я пропустил, отчего новость была неприятной. В первую очередь из-за того, что мне требовалось сраное зеркало, чтоб перетащить утконоса. Поэтому выйти из универа мне было очень важно.

Проводим линию – мне важно сдать экзамен.

Поэтому, собрав свою волю в кулак, я полез опять в шкафы искать книжки. Мне нужно было сдать экзамен. А для этого надо понять, что такое меридиан. Уверен, что, найдя определение, я точно пойму, что там написано.

И я нашёл нужную книгу.

А в ней нашёл нужное определение.

«Меридиана – соотносительный показатель прямонаправленного луча по отношению к пучку, при замкнутой системе образования маны при нисходящем уровне нарастания удельной мощности».

Нисходящий уровень нарастания? Я… точно то читаю?

Я ещё раз прочёл определение и понял, что уровень падает при возрастании мощности. Так же? Да? Да?! ДА?!?!?!

Я потёр глаза и попытался хотя бы примерно понять, что здесь написано.

Не понял.

Полез за другим учебником. Попробую узнать, что такое луч в их понимании. Может это даст ответ?

«Луч - соотносительный показатель меридиана при прямонаправленной мощности луча относительно его спектрального фона на уровне шести и двух десятых маятниковой направленности, что служит абсолютным показателем при исключительно чистом градиенте уровня фона».

Я… так и подумал. Вот прям как с языка сорвали, ей-богу.

Окей… я уверен, что слово градиент является ключевой доминошкой, которая создаст волну и я всё пойму. Типа понял это, тут же становится понятно другое и так далее.

«Градиент – вид заливки от начальной до конечной точки с плавным переходом цветовой гаммы».

И так, плавно переходя от одного определения к другому, я пришёл к единственно правильному определению. Поэтому смело и ответственно могу заявить следующее:

Магия - это рисование.

Браво, я гений.

Когда завтра я скажу это моему преподу по магии, он или сделает себе харакири или удавит меня в собственном стакане.

Но я был точно близок. Вот прямо чуть-чуть не хватало для того, чтобы понять, что же значит… Я даже не знаю, что привести в пример, маятниковую направленность или нисходящий уровень нарастания.

Вздохнув, я упёрся в руки лицом и издал протяжный стон.

Я туп и нихрена не изменилось. И сейчас я, начиная с нуля, пытаясь разобраться и всё равно мне не хватает ни мозгов, ни усидчивости. Зато желания сказать «да пошло всё нахуй» хоть отбавляй. Может если бы я не говорил бы так во время собственной учёбы, ничего подобного и не было бы? И я бы не сдох, и не возродился в этом мире, и…

Не устроил оргию в таверне с бухлом и жрачкой на двое суток под нескончаемым оргазмом и бабой на любой вкус, от милфы до немой скромняшки?

Всегда знал, что мой подход был верен! Да пошло всё нахуй!

С этими мыслями я оттолкнул учебник от себя и оглянулся.

В библиотеке были ещё люди, преимущественно девушки. И все выглядящие… жалко. Их разогнали как раз к тому моменту, когда я с Фиалкой заканчивал сдвоенное занятие по поднятию лвла. Они пришли уставшие, в порванной грязной одежде, побитые, с кровоподтёками и синяками, разбитыми губами и выбитыми зубами… Короче, как после весёлой ночи. Девушки пришли, прихрамывая и кучкуясь, словно таким образом были готовы отразить любое нападение. Сразу видно, что теперь они держаться вместе.

- В этот раз вы быстро сдались, - усмехнулся тогда тренер, глядя, как те ковыляют и неровной линией выстраиваются перед ним. – Всего сутки, а побитые… - Он присвистнул, окидывая их взглядом.

Ну да, их лица буквально светились красотой. Зато теперь не было видно, чтоб они как-то косились друг на друга или проявляли признаки нетерпимости. Можно сказать, что из них всю дурь выбили. Или же они сами из себя дурь выбили, непонятно.

Однако сейчас они сидели тихие, спокойные, готовящие домашнее задание на завтра. Переоделись в чистую одежду, но вот лица остались побитыми. Как мне сказали, в наказание теперь они будут ходить ещё неделю такими красивыми. Естественно, что что-то серьёзное сразу исцелили, но вот внешность оставили такой, какая была.

Помимо красавиц, спортсменок и просто добрых девушек в зале было ещё несколько парней, что решили подойти ответственно к занятиям. Этими несколькими парнями был Крепыш и Фиалка. Вот уж два гения в разных отраслях науки. Но я не удивлён, что увидел их здесь.

Но! Но меня теперь тоже можно назвать умным, раз я тут с ними сижу. Типа ответственный и умный молодой человек, так-то!

Моё ЧСВ поднялось на несколько пунктов, и я довольный облокотился на спинку стула. Здесь они были сравнительно короткими, примерно как в школе, поэтому я перегнулся сильнее. Потом ещё сильнее, позвоночник после скрюченной позы приятно хрустнул. А потом я перегнулся так, что мог спокойно посмотреть назад, правда верх ногами.

И упёрся взглядом в глаза

Фемки…

Фемка…

Это слово эхом разнеслось по моему сознанию, заставив действовать на рефлексах быстрее, чем сообразил мозг.

Тело дёрнулось, и я попытался резко выпрямиться. При этом умудрился выбить ногой из-под собственной жопы стул, из-за чего и полетел на пол. Полетел на пол, утаскивая за собой не только свой стол, за который схватился в отчаянной попытке не упасть, но и стол фемки, что, словно гильотина, опустился мне прямо на ебальник. Последней мыслью в моей голове была: «ФЕМКА, ФЕМКА ПРИШЛА ЗА МНОЙ!!!»

А вот говорили мне учителя не качаться на стуле и не перегибаться так! Говорили, что упаду и сломаю себе что-нибудь. Мда…

Я пришёл в себя уже ковыляющим в сторону медицинского блока. Но не просто ковыляющим, мою руку кто-то перекинул через плечо и теперь поддерживал, тащя в спасительный медпункт. Этот кто-то был…

Увидев её лицо, я запнулся, и мы вдвоём рухнули на землю. Рухнули ну так неудачно, что можно было бы по нам рисовать мангу. Я на спине в снегу, фемка сверху, практически напротив меня, с подбитым глазом и разбитой губой.

Будь я в школе или где-нибудь ещё с кем-нибудь другим, такой момент можно было бы назвать поворотом судьбы. Это же сука был каток судьбы, который без жалости прокатился по мне и столкнул с дочерью фемки, которая сейчас нависала надо мной.

И всё же сходство было чудовищным. Не зря я, перегнувшись через спинку стула, шуганулся – доча была копией матери, которую я когда-то там трахал, а потом спасал.

- Чего лежишь - долг зовёт, - сказала она, вставая, после чего потянула меня за руку, помогая подняться из снега. Её голос… сука, вторая фемка… - Меня Фемией звать.

- Мэйн, - буркнул я, и из рта вылетели капельки кровь. Кажется, стол приземлился мне ровно на зубатник.

Она попыталась меня потащить, как и до этого, но я вырвался.

- Я могу и сам дойти.

- Не можешь, - возразила Фемия.

- С чего такое благородство?

- Не благородство, - покачала она упрямо головой и показала на глаз. – Видишь? Мне плохо видно. А притащу тебя, и меня за одно в знак благодарности подлечат.

- Нехуй было драться со стражей.

- Пф-ф-ф… Нашёлся тут… защитничек. Мы боролись за свободу, - она гордо выпятила грудь.

- Какая свобода? Вы расхуярили в говно одну из общаг!

- Свобода требует жертв.

- Да ты вообще о чём? О какой свободе ты говоришь?

- О свободе от гнёта мужчин.

Блять приехали ебаны в рот нахуй. Фемка, когда мы пересечёмся, я тебе сиськи пообрываю. Ты чо из дочери вырастила?! Какой гнёт мужчин в этом мире, да они сами кого угодно угнетут и закатают! Реально блять, свободная женщина вырастила дочь по своему образу и подобию.

- Ладно, сеструха-борцуха, - вздохнул я и бросил взгляд на медицинский корпус. – Если хочешь конфетку за помощь, я тебе подыграю. Мне не сложно.

- Вот и отлично, - кивнула она и подхватила меня словно раненого солдата под руку. – Сейчас быстро тебя на ноги поставим. Кстати, какая фракция?

- Если не твоя, то бросишь в сугроб? – усмехнулся я.

- Нет! Сильные обязаны помогать слабым! – сказала она, вскинув голову. Сейчас меня конкретно накрыло дежавю.

- Это с чего вдруг такое благородство? Ты чо, с фракции Дня? – сыграл я в незнайку.

- Фракции Ночи, - ответила она спокойно, при этом её голос был точь-в-точь как у матери – гордый, полный благородства, присущего рыцарям. – Однако мне не чужды взгляды фракции Дня.

- Ага, оттого ты их пиздила, - кивнул я.

- Нет, я просто пыталась всех разнять. – У тебя кулаки в говно разбиты. Я так и поверил в твои слова. – Так из какой ты фракции?

- Той же, что и ты.

- Значит коллеги, - кивнула она.

- Значит да.

- Но ты не думай, что я поддерживаю методы нашей фракции. Я считаю, что методы подобные недопустимы, хоть иногда и необходимы.

- Так необходимы или недопустимы? – решил уточнить я.

- Сложные времена требуют сложных решений.

Теперь сомнений, что фемка воспитывала Фемию по своему образу и подобию, отпало. Это было просто её отражение, если не фигурка, слепленная ею. Может фемка делала из неё ту, кого хотела видеть? Или же ту, которая смогла бы занять её место и направлять людей на путь истинный? Как бы то ни было, её дочь точно знала про добро, зло и необходимость.

Хотя и отличия были. Фемия была явно хитрее чем фемка, которую я помнил. Да и поактивнее она мне показалась.

Мы пришли в мед корпус, где надо мной захлопотала госпожа Анна.

- Ну чтож ты так неаккуратно-то, - вздохнула она и принялась исцелять меня. Если учесть, что мне выбило несколько зубов, это займёт время. - Гдеж ты так? Девушки обижали? А то ведь не удивлюсь.

- Я чихнул неудачно, - ответил я. Фемия на это прыснула в кулак.

- Чихнул он неудачно. Ну а ты? Добуянилась? – Госпожа Анна осуждающе посмотрела на представительницу феминистического движения этого мира. - Девушки-девушки, каждый год одно и тоже… Ладно уж, садись, коль пришла, подлечим твоё личико, а то негоже ходить девушкам вот так.

Заняло это у нас аж до вечера, когда начало темнеть, однако меня всё равно не вылечили полностью. Ну хоть зубы вернули на место, и на том спасибо.

А вот Фемию конкретно восстановили. И следа не осталось от былых заслуг. Глянув на её лицо, у меня в сердце что-то слегка сдавилось. Пиздецки знакомое лицо, пиздецки молодое и красивое. Пиздецки по-своему родное…

- Чего? – кивнула она в мою сторону, когда госпожа Анна закончила.

- Твоё лицо… видел где-то, – сказал я наиболее убедительную отговорку.

Не скажу же я ей: «Ты пиздец как похожа на свою мать, ради которой я сдох и лишился возможности переродиться. И когда истечёт мой срок, я просто исчезну. И никогда меня уже не станет ни в каком проявлении».

- А, ты об этом… - поправила она волосы у лба, после чего посмотрела на госпожу Анну. – Благодарю вас от всего сердца.

- Я тоже, - кивнул я.

Мы распрощались с госпожой Анной и вышли на улицу, где уже наступили сумерки. Солнце красиво заходило за горизонт, косплея одну из тех картин, что ставят на заставку стола. Смотришь вдаль и в сердце то ли тоска, то ли какое-то томление или грусть появляется. Хочется просто идти к горизонту, чтоб заглянуть за него, увидеть, что там. Эта картина напомнила мне множество других, где с холма открывается такой же пейзаж, уходящий за горизонт.

Оно ещё так заходит, окрашивая бескрайние заснеженные поля розоватым светом.

- Классно, да? – спросила Фемия. – Моя ма обожает такие виды.

- Обожает? – спросил я, не глядя на неё.

- Ага, говорит, что это заставляет её вспоминать о по-своему счастливых, но очень странных моментах её жизни.

- Наверное это было очень странные времена, - пробормотал я.

- Это да… Кстати, про то, что ты видел моё лицо. Где примерно?

- Да уже не помню. Проездом где-то в графстве госпожи Эвелины, - пожал я как можно более непринуждённо плечами.

- Ясно… - кивнула она сама себе, словно что-то поняла. – Раз ты спросил, я хочу тебе ответить. – Она выпрямилась, прямо источая ауру какого-то рыцарского духа. – Я Фемия Бу, дочь Констанции Бу. Моя мать – правая рука госпожи Эвелины, человек чести и защитница справедливости. Она клинок госпожи Эвелины, что разит врагов, карает недругов и вершит правосудие.

Мне даже показалось, что Фемия слегка засветилась, так пафосно представляя себя и свою мать. Она ещё и руки в бока упёрла... Ты чо, речь заранее выучила?

- Ясно. Значит я видел твою мать?

- Возможно, - спокойно ответила она.

- И ты… хочешь стать такой же как она?

- С чего взял? – посмотрела она на меня.

Я бросил прощальный взгляд на этот классный видок и пошёл к общагам.

- Да с того, что ты восхищаешься ею, - ответил я. - Это видно. Но тебе больше бы фракция Дня подошла с такими взглядами.

- Ну… может быть. Но моё место здесь, во фракции Ночи. И да, я хочу потом занять пост своей матери после того, как она уйдёт. Чтоб продолжить нести службу и защищать людей, как она это делала всю свою жизнь.

- Понятно… А твой отец, кто он? Тоже кто-то из защитников?

- Ну… нет, - чот она сдулась, хотя буквально секунду назад была чуть ли не олицетворением уверенности и непоколебимости. – Я не знаю своего отца. Но это и не важно.

Понятно, фемка не палила хитреца, что ей пузо надул. Если какой-то левак, то ясень пень, что она не захотела показывать себя шлюхой, которая со всеми ебётся. Если я… то просто решила не рассказывать. Почему? Да тут причин море может быть. Начиная с попытки защитить чадо, заканчивая просто нежеланием говорить.

Или Фемия пиздит, не желая говорить, кто её батя. Блин, а мне это необходимо узнать. Просто даже для себя, чтоб знать на будущее, мой ребёнок это или нет. Что изменится с этого? Думаю… многое. Даже просто само ощущение в душе оттого, что у меня есть дочь. А я всегда мечтал о дочери, если честно. Заплетать там ей косички, учить уму-разуму, водить в школу и так далее. Конечно, поезд ушёл, но по крайней мере я просто буду знать.

Мы дошли до общаг. Справа для парней, слева для девушек.

- Ну я пошла. Давай, может ещё увидимся на поле брани, - попрощалась она.

- Ага, надеюсь, что будем на одной стороне, - кивнул я.

Когда я поднялся на свой этаж, то понял, что находиться здесь, мягко говоря, невозможно. Парни, и те все были в марлевых повязках.

- О, Мэйн, помогай! – обрадовался мне Чмоня.

- А чо случилось? – спросил я, прикрывая нос одеждой и уже зная ответ.

- Да пизда, тут какой-то дым травит нас как крыс. Какой-то подонок какую-то хрень сжёг, вот и воняет. Дышать невозможно. Сейчас окна открыли, пытаемся проветрить. Мы как раз потолок моем всякой ерундой, чтоб впитавшийся запах сбить.

Пиздец, утконос, ты чем срёшь то?!

- Окей, ща буду, - кивнул я, направляясь в свою комнату.

Надо срочно найти зеркало. Найти и увезти отсюда Маленького Пожирателя Человеческой Плоти. Если такое ещё раз повториться (а оно наверняка повториться), будут, скорее всего, шмонать личные вещи и тогда нас спалят. И перепрятать некуда, так как я ему не сильно доверяю. Пусть и разумный, но всё равно животина. Позвать подмогу по зеркалу? Вроде вариант, но я слышал, что иногда шмонают баулы на выходе, чтоб слуги ничего не унесли. Мол однажды детишки пытались спиздить артефакт из музея (а они богаты, нахер им такое делать?).

Поэтому, чтоб не рисковать, надо будет найти большое зеркало. И чем раньше, тем лучше.

Глава 188

Четвёртый день в универе. Остался ещё триста шестьдесят один, если я правильно помню количество дней в году. Но это так, к слову. Главное, что я четвёртый день в универе и не считая газовой камеры, устроенной с помощью дерьма утконоса, всё пока было в порядке.

Сегодня к урокам помимо тех предметов прибавилось ещё и чтение рун. Что-то типа иностранных языков, но только, читают здесь руны. Такие каракули, выбитые на маленьких камнях, что несут какую-то силу. Какую именно, я так и не понял. Как и не понял, зачем они нужны. Единственное применение, которое я им нашёл, так это кидаться в других студентов.

Фиалка, который сидел со мной, вообще забил хуй и даже не пытался проникнуться великими мыслями тех, кто выбивал это фуфло от нечего делать на камнях. И мне кажется, он был абсолютно прав. Я ещё пойму, книга там написана или ещё чего, но это…

Например: зло есть противовес добру. Или такое: падать больно.

Спасибо, а я за всю свою жизнь до подобного так и не догадался. Прямо глаза раскрыли на мир, и моя жизнь больше не станет прежней.

Меня, честно говоря, всегда убивало нечто подобное. Скажет какой-нибудь великий чувак какое-нибудь фуфло, и его потом все цитируют. Не что-то умное, а обычную фразу, которую школьник сможет придумать. И все потом ищут скрытый смысл в этих словах ещё, типа смотрите, он пытался передать свою великую думу этими словами.

Нет! Он просто сказал пафосную фразу, так как она звучит классно и ничем он от школьника не отличается! Не надо искать смысл там, где его нет!

Или меня позабавило на уроке чтении рун такое.

Стоит препод и говорит.

- Раньше было лучше, все читали с камней.

На вопрос, чем камни лучше книги, он ответил.

- Они несли в себе силу.

Когда я спросил, какую именно, он начал что-то мямлить про скрытую силу, великий смысл и что-то там ещё, но я уже и не разобрал.

Короче, он из тех, кто постоянно говорит, что раньше было лучше и то что есть сейчас уже не то. До таких людей вообще не доходит, как я заметил, что время идёт дальше. Они с каким-то трудом воспринимают подобную информацию. Всегда цепляются за старое, словно от этого зависит их жизнь. Раньше вообще камень о камень били, вот же заебись время было!

В конечном итоге на тех камнях, что мне попались, я смог прочитать: «мудрость есть история жизни», «познание себя есть благодать» и «Паша ЛОХ». И если первые два несли смысл, то последнее, наверное, несло прямо сакральный смысл и мне, тупому человечишке, было просто не понять его. Поэтому я обратился к преподу.

Старик, которого словно высушили на солнце, дрожащими руками взял камень, прочитал и начал втирать мне дичь про то, что это типа звания великого человека. Мол Паша типа смог стать кем-то там великим, что смог познать то, что не могут познать другие и так далее.

Ну… если учесть, что бедного Пашу увековечили на камне рядом с надписью «ЛОХ», то он точно в своём деле стал великим, и видимо действительно добился таких успехов, что даже мне было до подобного далеко.

- Теперь я чувствую себя тупее, чем обычно, - сказал я, выходя из класса.

- А-ты-буль-буль-чувствуешь-буль-себя-тупым-буль? – выплыла сбоку от меня желешка.

- Привет, Капля. Смотрю, на тебе драка не сильно сказалась.

- Это-буль-было-смешно-буль-буль, - улыбнулась широко она. – Буль-я-просто-буль-буль-проглатывала-буль-всех-и-буль-потом-выплёвывала-буль.

- Оригинально, - похвалил я её. – Как тебе новый предмет?

- Ну… это-буль-же-ещё-только-буль-буль-начало, - неуверенно улыбнулась она.

- Да, эта его угроза меня тоже изрядно напугала. Страшно представить, что будет дальше.

Хотя она и подразумевала другое, но мы то понимаем.

Дальше у нас были занятия по магии.

К моему несказанному счастью, препод спрашивал девчонок, которые с горем пополам смогли ему ответить по меридианам, пучкам, лучам, градиенту и так далее. Я честно пытался выслушать всё и запомнить, но ничего не получилось. Единственное, что я понял так это… так, в тетрадке написано… вот!

«Обратно направленная проекция луча, увеличивает скорость прохождения прямонаправленного луча прямо пропорционально движению энергии в совокупности с маной».

Зато мне досталась честь зажигать свечу. И у меня получилось! Ну… почти получилось… свечу я не поджёг, но поджёг волосы на голове у одной из девчонок. Теперь с затылка и висков у неё спадают длинные волосы, а на макушке конкретная залысина, и она на меня недобро косится.

Блин, ну извини меня, лыся, косанул метра на три. Зато маг не стал орать и сказал, что это лучше, чем ничего. Потом мы продолжили пытать бедную магию, развлекаясь с огнём (по сути мы должны пройти четыре стихии: огонь, вода, воздух, земля), пытаясь создавать огненный фаербол и управлять пламенем, что у меня выходило очень даже неплохо. И так как никто не косячил, всё было тип-топ.

Дальше у нас было аж две алхимии. А вот этот предмет мне нравился. В действительности это был очень полезный и интересный предмет. И пусть я не создавал взрывчатку… Зато я создавал яды!

Сегодня нас разбили на четыре человека и мне попалась японка и девушка, которой я прожёг лысину. И меня даже похвалили! Когда мы с японкой мутили основу, а фиалка и Лыся готовили основные ингредиенты, старая леди препод сказала, что я отлично управляюсь! Пиздец, я начинаю любить учёбу. Жаль, что яд проверить не на ком, но в будущем может вполне пригодиться. Да и я с особой тщательностью записывал все рецепты, что нам говорили.

В принципе, помимо ядов, взрывчатки, огненных смесей и другой мути меня интересовали ещё противоядия. Однако я так и не нашёл конкретно того, что мне бы хотелось узнать больше всего и что конкретно бы поправило ситуацию.

Антибиотики.

Здесь о подобном слухом не слыхивали, поэтому мои надежды найти хоть какое-то продвижение в этом направлении в универе ни к чему не привели. Ладно, пусть нанятые знахари тыкаются там в потёмках и ищут способ.

- Ты-буль-так-всё-записываешь-буль-буль-прямо, - заглянула мне через плечо Капля. С её способностью вытягивать тело это была не проблема.

- Ага… но тебе же яды вроде как и не страшны, верно? – посмотрел я на неё.

- Не-а-буль, - усмехнулась она и вернула голову на место, после чего встала сбоку от меня. – Мне-буль-буль-яд-не-страшен-буль. Совсем-буль.

- А что страшно? – поинтересовался я.

- Буль-отравить-хочешь-буль? – улыбка стала хитрой.

А я положил руку на сердце и сказал.

- Сплю и вижу, как буду травить людей. И начну с тебя, если скажешь, - ответил я.

А вот Капля напряглась.

- Ты-даже-буль-буль-не-представляешь-буль-как-это-буль-прозвучало-натурально-буль-буль. – Но её напряжение так же быстро прошло, как и появилось. Капля разулыбалась. – А-буль-буль-вообще-буль-если-честно-буль-всё-буль-буль-просто. Соль.

- Соль? – хотя я уже и так понял, о чём она.

- Не-сама-буль-буль-соль-а-буль-состояние-после-буль-него-буль. Буль-становлюсь-довольно-буль-буль-плотной-как-буль-человек-и-буль-чувствую-себя-буль-буль-ужасно-буль. А-буль-там-и-убить-буль-буль-можно.

- Блин, ну солью и человека можно убить, - заметил я. – Хотя странно представлять тебя… такой. Не жидкой.

- Буль-буль-буль-буль-буль… - рассмеялась Капля. – Жидкой? Буль-буль-буль-буль-буль… Смешной-буль.

- Какой есть, - пожал я плечами. – Слушай, а у вас зеркало есть большое?

- Буль? – вопросительно глянула она на меня. – Зачем-тебе-буль?

- В моём доме зеркала есть. Здесь ни одного не увидел, - пожал я плечами. – Это странно, не находишь?

- Ну… Буль-буль… У-буль-нас-есть. Большое-буль. Во-весь-буль-рост-буль. В-буль-зале-стоит.

- Повезло, - усмехнулся я. – А у нас с соплями размазанными по лицу будешь ходить, пока кто-то да не скажет об этом.

- Буль-буль-буль-буль-буль, - рассмеялась Капля и смахнула слезу, которая в принципе была частью её самой и тут же впиталась в руку. Мимикрия под человека просто поразительна. – Это-буль-буль-ты-верно-буль-заметил-буль.

После занятий меньше всего я сейчас хотел идти в общагу, где Мачо-стесняша будет передо мной разгуливать в одних трусах, поэтому я решил нагрянуть в библиотеку. Удивительно, три дня всего прошло, а я в библиотеке провёл больше времени, чем где-то ещё. Правда вчера я умудрился уронить на себя парту… ну да ладно.

Здесь, как обычно, царила тишина. Только лёгкий храп Похуиста, который спал всегда и везде, разносился по залу. В библиотеке в основном сидели с направлений экономики и магии, что вполне логично. Те, кто учился боевому искусству, могли вообще не ходить сюда. С остальных направлений было просто мало, и они растворялись среди остальных.

Вообще здесь было историческое направление, алхимическое, преподавательское, управленческое и так далее. Кто-то поступал туда по собственному желанию, а кого-то туда переводили, так как они не тянули программу остальных направлений. Кажется самым днищенским было управление клинингом (какое название-то!) и даже там были люди. Так что, если я скачусь, меня не выгонят, а сделают специалистом мытья унитазов и полов.

Но тут случилось непредвиденное. Я, честно говоря, ожидал чего угодно, но не такого поворота событий. Честно, это было слишком…

Дело в том, что…

На моём месте сидели!!!

Ну всё, пизда всем, ща рву на себе мантию и иду разбираться и бить ебальники.

Хотя тут такие девушки, что мне ещё пизды пропишут.

Просто оттуда было ближе к шкафам, то место было самым отдалённым и на стол из окна падал солнечный свет, при этом не попадая на лицо. Парта как для меня была выставлена!

Не позволю… у нас тут не социализм…

Поэтому я нагло подошёл и сел рядом с этой особой.

Кстати об особе, это та самая японка, что чуть с лестницы не свалилась. И которую я засосал.

Когда японка увидела меня, её лицо так вытянулось, что она даже на себя изначальную не была похожа. Блин, да она ещё и причёску успела поменять! Тогда распущенные были, а сейчас в пучок их собрала на голове. Когда успевает…

- Ты? – казалось, что ей даже воздуха не хватает.

- Так смотришь на меня, словно не мы сегодня в группах алхимией занимались.

- Занимались мы, согласна, но что же делаешь ты здесь? – нараспев спросила она. Пиздец. Диалект стихоплётов.

- Учусь.

- Ты?! – да её сейчас разорвёт от удивления.

- Эй, очнись, - я пощёлкал перед её лицом пальцами. – Я постоянно учусь! Мы с тобой сегодня делали работу по алхимии, и ты сама сказала, что у меня всё отлично получается.

- Согласно я, то было дело, но было в классе, а не здесь. Что делаешь ты в библиотеке?

- Учусь! Сколько раз повторить? Я занимаюсь здесь, так как надо сделать домаху.

Откуда-то между полок раздался пронзительный старческий визг, от которого заложило уши.

- ЗАКРЫЛИ РОТ, СУЧКИ!!! В БИБЛИОТЕКЕ НЕЛЬЗЯ ШУМЕТЬ!!!

От такого крика все подпрыгнули. Все кроме Похуиста, ведь ему похуй. Кажись, это его супер-перк. Потом ещё несколько минут по залу словно звон гулял.

Я раскрыл тетради, книги, достал перо и начал записывать домашку по рунам. Нас заставили перекопировать их с камней и перевести, после чего понять смысл написанного и в конечном итоге выдать предложения, которые бы объясняли руну. И пусть завтра выходной, я как прилежный ученик решил всё сделать заранее. Чтоб потом хуи пинать.

Поэтому подошёл к домахе со всей ответственность.

Достал словарь. Принялся изучать знак, линии, закорючки. Начал записывать их в тетрадь и в конечном итоге получил…

Герои – пидоразы.

Ну… я это и без руны знал, но рад что, наши мысли с автором насчёт подобного совпадают.

Японка всё сидела, сидела, косилась на меня, после чего не выдержала.

- Неправильно ты перевёл.

- В смысле? – не понял я. – Ведь по смыслу подходит.

- Такое слово не напишут, ошибку ты здесь допустил, - указала она пальчиком на одну из черт. – А ещё вот здесь ошибка, и вот тут ты упустил крючок.

Я посмотрел, прочитал, пересмотрел, вновь перевёл и получил другой вариант.

Герои – хуесосы.

- Ну… тоже верно, - кивнул удовлетворённо я.

Японка вздохнула, забрала у меня тетрадь (тетрадь, это громко сказано, скорее скреплённые пергаменты), начала что-то исправлять, переписывать и через пять минут около меня лежал правильный по её версии ответ.

Герои – начало и конец.

- Не, ну так не интересно, - отодвинул я пергамент. – Серьёзно, вариант про хуесосов был лучше, да и по смыслу подходил.

- Осмелюсь я предположить, из фракции вы Ночи родом, так? – посмотрел японка на меня.

- Да, ты права. Особенно когда я тебе это сегодня на алхимии сказал, - кивнул я, пристально смотря на неё. – Ты чего? Какая-то ты не такая сегодня.

- Я прощения прошу, простудилась видимо, - сказала она.

- А причёска, это такой симптом наверно, да? Типа заболела и волосы другими стали?

- Остроумно, не поспоришь, говорить смотрю мастак, - посмотрела она на меня недовольно. – Но однако извинений за поцелуй я всё же жду.

- Извинений? Я думал вопрос исчерпан. Но ладно, - вздохнул я и потянулся к ней. – Иди сюда, поцелую тебя в знак извинений.

- Нет!

И вновь крик старухи, словно какой-то гарпии.

- ЗАКРЫЛИ РТЫ ШЛЮШКИ! НЕ КРИЧАТЬ В БИБЛИОТЕКЕ!!! ПОЧЕМУ Я СЕБЕ НЕ ПОЗВОЛЯЮ ЭТОГО?!?!?!

Не позволяешь, потому что уже это делаешь, больная старуха.

- Передумала я, - она упёрла ладонь в мой лоб и отодвинула меня назад. – Вижу я раскаяние в глазах твоих. И будет мне достаточно и их.

- А, ну и отлично. Тогда поможешь с другими рунами?

- Я…

- Тогда дай извиниться, – потянулся я к ней.

- Помогу! – тут же согласилась она.

Короче, руны ещё то дермище, хуже чем китайский. Вроде линия одна, а значит другое. Вот если, например, одну линию прочертить под одним углом, то значит это победа. Прочертил под другим наклоном – анус. Нет, не ящерица, а анатомическая часть. Вот и отправляешь письма камушком – пишешь «победа», а родина готовится к последней битве, вытаскивает все доступные резервы и готовится отбить нападение.

Я знаю, что каждое письмо уникально и заслуживает уважения, но это перебор. Неудивительно, что я успел напереводить здесь на целые нецензурный словарь, да так, что японка сидела и краснела, исправляя ошибки.

А как закончила, даже в глаза мои не смотрела.

- На этом всё, я распрощаюсь с вами.

И поскорее, пока я ещё не успел ничего попросить у неё, свалила. Ну ладно, пусть бежит. По крайней мере у меня уже сделаны руны.

Теперь мне оставалось быстро доделать алхимию, пока за мной не припрутся. Но с ней проблем быть не должно так как она понятнее, просто запоминай ингредиенты и дело с концом. Поэтому, как и требовали, я описал состав чистой воды (это типа что-то обезораживателя) и слёз петуха (выпил и стал плакать в течении определённого времени). А может и реально петухом станешь, кто знает.

- Чо ты тут застрял? – похлопал меня по плечу белоснежка. Этого парня я издалека заметил, он таким шагом ходит, что даже глухой его почувствует по вибрации. – Уже даже вечно спящий припёрся.

- Ага, то-то тише стало. Кстати, вот тут про тебя рецептик есть, - указал я пальцем на слёзы петуха.

- Да ты охерел! – он дал мне подзатыльника, пока я угарал. – Я тут к тебе прусь, а ты меня с петухом сравнил.

- Да прости, просто ты подошёл неудачно, - отсмеялся я, складывая только что записанную домашку. – Всё, вы собрались?

- Да, тебя, ленивую жопу, ждём.

- И ничего не ленивая, возмутился я. – Лучше смотри, что могу.

Я поднял руку и на двух пальцах зажёг огоньки.

- О, весьма кстати, - он вытащил сигарету (которые здесь стоили дорого) и прикурил. – Давай, выходные, время нажираться и по нормальному, без поножовщины отпраздновать поступление. Пусть ты и маг, но тоже парень.

- Бабы тож идут?

- Да, я тут с одной пересёкся, - он подмигнул мне. – Она говорит, что тоже на выходных хотят гужбанить. Соберёмся в нашей гостиной, сделаем всё по цивильному. У нас ещё остались запасы продовольствия.

Продовольствия… хех… Там алкоголя в продовольствии немерено.

Кстати да, запасы эти набрали, потому что просто так нам отсюда ещё и не выйти. Правилами запрещено в ближайшие три месяца покидать территорию. Только потом уже, после первых экзаменов это будет позволено как поощрение (хитро, да?). Короче, учитывая то, что мне нужно зеркало, а слугу я с собой не брал, мне просто надо сдать экзамены хорошо.

Можно было бы попросить слуг парней, но… у них не было слуг! И не было слуг у девушек. Да, их можно было брать с собой, но никто так не делал. На вопрос почему, чаще всего мне отвечали, что через слуг будут контролировать за ними родители.

- Но я нажираться не буду, иду чисто похомячить, - предупредил я.

- Ну и лох. Ладно, погнали, а то ща старая ведьма дым унюхает, визжать как сирена будет.

Белоснежка уже имел честь познакомится с библиотекаршей, когда спросил у неё слишком громко, как найти книгу по боевым искусствам какого-то там года. Она так на него орала, что у него пропало всякое желание вообще потом с ней общаться, и он считал своим долгом ни во что не ставить её правила.

Не то что я считаю правильным курить в библиотеке… но она реально ебанутая и позлить такую просто за милую душу.

Я напоследок окинул взглядом, стол, смотря, ничего ли не забыл, как в голову пришла эта японка. Блин, вроде лицо то же, а что-то изменилось. Словно их тут две ходит.

Я усмехнулся этой мысли и двинул за белоснежкой из библиотеки. Ходило бы их тут две, я бы заметил. Я же не сказочный долбоёб.

«Долбоёб от природы – медициной доказано, что вы сказочный долбоёб от природы. Увы, медицина и магия здесь бессильны. Вам можно только посочувствовать, пожелать удачи и держаться там.

Условия получения – получить медицинское подтверждение о том, что вы редкостный долбоёб.»

Часть сорок вторая. Прогулка в город. Глава 189

Учёба шла своим чередом, не давая мне даже задуматься, насколько всё это выглядит странно по сравнению с тем универом, где я учился до этого. Вместо химии алхимия, вместо физ-ры повышение лвла. Вроде всё то же, суть та же, но, если глянуть, всё совершенно другое.

Но я даже разницы не чувствую. Для меня что тот универ был лучиком света в тёмном царстве, что этот. Возможность отдохнуть от всего, почувствовать себя живым и действительно нормальным. Никаких убийств, заговоров, забегов, где твой проигрыш будет смертью.

Я даже стал волноваться из-за пустяков, типа меня могут спросить на паре или я неправильно ответил на вопросы в тесте. Буквально в самом начале я просто клал на это хуй, так как быть убитым во вражеском логове куда более страшно, чем услышать выговор в свой адрес. Но сейчас стоило мне просто немного оторваться от всего этого и я становился обычным нормальным человеком.

Хотя иногда я продолжал просыпаться в ужасе оттого, что снова заперт в камере, меня снова режут на части и у меня нет шансов выбраться оттуда. Отпустить прошлое может и отпустил, но кошмары живут по своим правилам.

Прошло ровно полтора месяца с момента поступления. Сейчас был семьдесят шестой день зимы. Или, если переводить на наш язык, где-то шестнадцатое февраля. Конечно, здесь я делил месяцы более брутально, в каждом по тридцать дней, но и сезоны здесь были другой длины, нежели в моём мире.

За это время я научился зажигать свечи, пусть это и требовало сосредоточения. Плюс, у тебя должна была быть свободной рука, которой ты будешь направлять поток маны. То есть как в игре – в одной меч, в другой магия. Так что в случае чего всё равно надо было успеть поднять руку и создать магию, и это не работало так, что ты одной силой мысли подобное делал.

А ещё я научился зажигать огонёк на кончике своего члена. Как по мне, это было реальным достижением, правда вряд ли кто-то согласится оттуда прикуривать.

За это время мы параллельно огню стали изучать и электричество. Ебашить молнией было действительно прикольно, но вот удержать её, чтоб тебя самого не ёбнуло ею, было проблемно. Хотя маг орудовал и левой, и правой, раздавая пизды всем, кто не сделал домашку. Раздавал больно, метко и быстро вне зависимости от пола.

Что касается тренировок по поднятию уровня, меня поили этим дерьмом ещё больше и гоняли ещё сильнее, отчего я поднял тридцать восьмой и шёл к тридцать девятому. На мой вопрос, почему не качают всех так, тренер сказал, что королевство бы разорилось бесплатно так делать. Кого надо, вкачают, а так нет.

Короче очень скоро я мог взять и тридцать девятый, хотя толком ничему и не учился от слова совсем. Ни фехтованию, ни стрельбе, ни чему-либо ещё. Хотя и факультет у меня не тот.

Что касается чтения рун, то там было всё так себе. Я до сих пор переводил красивый как дерьмо, а лошадь всего из-за одной каракули становилась бабушкой. И получалось: Я катался на дерьмовой бабушке верхом, неся дерьмо в этот мир. Прямо как Шекспир блин.

История.

Это был один из моих любимейших предметов, где я узнавал лор этого жуткого мира. Наверное, он даже завлёк меня сильнее, чем алхимия на какое-то время, потому что это было реально интересно. Если покопаться в литературе в библиотеке, где было дохуища книг, можно было раскопать много чего интересного.

Например, зверолюди пошли от фурри. А?! Кто знал это?! Да никто наверное.

Разница в том, что у зверолюдей только часть от животных – лапы, хвост, уши, глаза, морда частично и так далее.

А фурри – чисто антропоморфные животные, своими формами похожие на людей. Сиськи, письки, две ноги, две руки, но покрыты шерстью, с хвостами и, если встанут на четвереньки, будут похожи на животных. Наверное, Серый Волк больше всех показывает такой типаж. Или собака с волком из мульта «Жил был пёс».

Если верить истории, пошли они от разговаривающих животных. Типа тех медведей, которых я встретил в самом начале своих приключений. Но потом мутировали из-за магии, которую начали использовать. А там с людьми скрестились и понеслась. Забавно, что магией они начали пользоваться после системы, о которой нам говорили. До неё они ей практически не обладали за очень редким исключением.

Так возникло много новых видов. Те же лоли – производные от гномов (не дварфов, те в шахтах живут). Это были гномы, но только женщины. При системе часть из них стала ведьмами, и в конечном итоге они превратились в лоль. Кстати название «лоли» дали им как раз-таки герои. До этого их звали гномьи ведьмы.

Теперь то ясно, что гномики в жопу долбятся – баб то нет.

Магия меняла тех, кто ей обладал или же они сами себя меняли, неизвестно. Но система дала им это. Раньше в том мире магии было очень мало. Но система начала разносить магию словно заразу по трубопроводу, наполняя мир ею. Без этого у местных обитателей не было бы ни таких шансов, ни таких возможностей.

Спасибо тебе, учебник «История статы и магии» в шести томах. Но можно было бы это сократить и до нескольких строк.

Много чего изменилось в тот момент. Появлялись новые виды и расы. Мир начал меняться с такой скоростью, что содрогались и исчезали целые королевства. Можно сказать, что это королевство – единственное сохранившееся с тех времён.

Летающие слоны, бритоногие медведи, носороги, страусы, странные страшные твари и так далее – это всё началось после того, как появилась система. Она была словно радиация, уродующая сказочный мир, искажая чудо и превращая его в кошмар. Многие (относительно того, сколько их было до этого) обрели дар к магии, потому что её стало больше в самом окружении.

И тут понеслось.

Возможно, не будь системы и магии, они бы или остались сказкой, которая бы жила вечно, или вступили бы в индустриальную эпоху, став ещё одним нашим миром. А может наш мир был точно таким же, а та малая часть магии, как было её в этом мире до системы, сошла на нет, и всё исчезло.

Как бы то ни было, магия с системой тормознули процесс и развернули его в другую сторону. Добро пожаловать в новый мир.

Ещё одну тему, которую я раскопал – война добра и зла. Эта история имела куда более глубокие корни. По сути после войны систем добро и зло месились ещё очень долго. Добру вроде удавалось задавить зло, но потом то отталкивало его, и процесс повторялся. Несколько раз. Сейчас, можно сказать, маятник вновь качнулся в сторону зла, давая ему возможность встать на ноги.

Это был какой-то баланс в мире, который действовал как в природе. Как знаменитый пример волков и зайцев – зайцев больше, волков больше, и они их истребляют. Зайцев становится меньше, и волки дохнут с голода, из-за этих зайцев опять становится больше. Цикличность повторяется.

Жутко…

Жутко в плане того, что, глядя на эту хуйню и вспоминая собственные сказки, меня терзает смутное ощущение, что наш мир тоже через это проходил. Были и гномы, и эльфы, и немного магии. Но чем дальше шло человечество, тем меньше магии становилось. Одни расы гибли и вымирали, другие изменялись. Может те ведьмы, которых жгла инквизиция, и были теми остатками сказки. Может человечество тогда и добила все остатки магии и сказки, после чего начало быстро развиваться и в конечном итоге стало тем, что есть.

И сейчас эти случаи с призраками, необъяснимыми явлениями, жуткими существами и так далее – кусочки той сказки, что ещё остались.

А всунь систему и магию к нам, быть может я бы сейчас уже в своём мире сражался с бритоногими медведями за честь собственного ануса.

Как я до этого допёр?

Использованная литература: «История статы и магии»; «Педомишки – борьба за выживание»; «Лоли не люди. Вся правда о гномьих ведьмах»; «История королевства в двух томах»; «История войны систем»; «Краткая теория-сказка о мире от профессора Бабушки Феодосии»; «Фурри, зверолюди и говорящие животные – атлас охотника за нелюдями»; «Эволюция, теория эльфа Константина».

Ну и там ещё по мелочи. Всего-то, вечерком приходить и читать. Да и списочек мне подогнала препод по истории, стоило мне просто высказать интерес. Она так обрадовалась, что сама расписала, что и где искать.

Весело… Единственное, что мне было непонятно – что случилось у логова волшебной системы. Что это за волшебная система и как попадают сюда герои. Хотя, наверное, это те вопросы, на которые никогда не найдут ответа.

Я молча закрыл ещё один томик истории и облокотился на спинку стула, глядя в потолок. На улице уже наступали сумерки, хотелось неимоверно дрочить, люстры под потолком уже горели свечами, создавая своеобразный уют, в жопу залезли трусы, а на стенах мирно отсчитывали время часы.

Те, кто был здесь, уже ушли, и я остался здесь один. А всё потому, что Мачо наконец одолел свою стеснительность и теперь трахал в нашей комнате какую-то замухрышку. Нет, серьёзно, со своим лицом он мог отловить куда более красивую девушку, но выбрал какую-то кучерявую синеволосую растеряшку с носом-картошкой и серыми глазами.

Хотя может у них там свой контакт, кто знает…

Но это не отменяет того, что она слишком громко пищит, когда он её ебёт. Нет, серьёзно, спать невозможно, создаётся ощущение, словно он мышь ебёт. Поэтому мы условились, что ночью ни-ни, а в условленный вечер я буду уходить и не мешать процессу. Оттого я так хорошо историю теперь знаю.

По часам им ещё осталось десять минут. Можно как раз выдвигаться.

Я лениво начал собирать всю домашку, книги, учебники. Смысл спешить? Пока они закончат, пока оденутся… время ещё есть.

Было бы неплохо ещё заглянуть в город, чтоб шмотки купить. А то трусов две пары, носков одна пара, а остальное то, в чём я приехал и школьная форма. Стирают раз в неделю и всё это время приходится или в той одежде ходить, или пародировать Мачо и ходить в трусах.

Кстати, надо ещё утконоса проверить, эту маленькую ленивую жопку. А то уже несколько дней он спит. Как я понял, он вообще много спит, действительно много. Поест раз в пять дней, посрёт и спит. И так постоянно. Сейчас как раз время ему просыпаться и идти в туалет. Поэтому надо не забыть. С той химической атаки мы вроде как научились утилизировать его говно, но вдруг он терпеть не станет, если забуду.

Кстати, я и про него инфу тоже нашёл. Почитаемое животное в горной империи, хотя новостью для меня это не стало; до этого знал. Как я понял, девки тоже из горной империи и по идее они должны почитать и поклоняться ему. Я бы проверил, но… Да тут и так ясно, чего объяснять.

Ещё там написано, что раньше их было несколько больше, но потом они начали умирать. Те, что не умерли, разносили страшную болезнь, от которой человек мучительно погибал. И мне кажется, я теперь знаю, откуда у страха ноги растут. Все привыкли дохнуть из-за них. Пошли слухи, превратившиеся в легенды, а утконосы к тому моменту и вымерли. Так и остались легенды, в которых говорится что он убивал сотни, если не тысячи.

Забавнее, что по сути это именно так и выходит. Был утконос, от него гибли тысячи, и его из-за подобного все боялись. Всё очень логично. А потом несколько веков и эта история обросла легендами.

Так что у меня практически последний утконос в этом мире!

Кстати, за эти полтора месяца мне так и не удалось наладить проход через зеркало в женской общаге. То времени не было, то там всё забито. Пришлось откинуть вариант того, чтоб сделать там свой портал. Оттого я решил купить своё зеркало с блэк-джеком и шлюхами. Правда надо теперь съездить в город и привезти его обратно.

Потому пока приходилось разговаривать с поместьем через маленькое зеркальце.

А дела в моём поместье шли нормально. Более чем нормально. Да, пока в минус, так как жрачки не хватало и доходило до того, что её раздавали нищим по чуть-чуть. Но работа была, и большая часть могла себе позволить купить еду. К тому же у Анчутки торговый бум, все везут товары через него, большие прибыли. Конечно, сами налоги уходят в казну королевству, как мы выяснили, но чего стоят его суда, пользование портом, гостиницы и весь бизнес, повязанный на торговле.

Поэтому он с щедрой руки помогал нам жить.

Захват власти тоже проходил по плану. Не моему, а Элизи, Клирии, Мамонты, Лафии, Юсуфа и других.

А меня на вечеринку не пустили. Видите ли, им массовый геноцид и истребление народа не кажется очень эффективным по сравнению с подкупом, шантажом и заложниками. Зажрались, вообще уже офигели. Геноцид им не подходит. Кстати, о графствах, сейчас мы направили свой взор на графа Алконоста. Он был похож на огромную пернатую птицу с головой человека.

Курица, если быть более точным. Гигантская курица с головой мужика (Клирия говорит, что это птица, но мы то знаем правду). Я считаю себя невезучим? Вот его жизнь вообще не пожалела. То ли мать с петухами ебалась, то ли отец куриц жарил.

Сейчас они как раз скупали с помощью Анчутки ближайшее окружение графа Алконоста. Или принуждали. Да и теперь мы действовали даже не сами, а через Анчутку, чтоб обезопаситься и не рисковать. При этом поставили около него людей, если надо будет ликвидировать ублюдка и скрыться словно кот, нассавший в ботинок, под диван. Так что Лафия довольно неплохо справлялась со своей работой.

А ещё мне нашептали, что она залетела от главы наёмников. К нам же наёмники припёрлись, тоже в составе ста человек. И у них, так же как и у женского легиона, был главный. Типа суровый мужик. Ну вот, суровый мужик отсуровил Лафию и теперь у них будет ребёнок.

Короче, я уехал, жизнь наладилась. Какой пиздец, чувствую себя словно чумой. Где я, там разруха и смерть. Но вместе с этим у меня появилась очень плохая и прошляпленая мысль – а если они там сейчас все залетать начнут? Кто работать будет? Нет, конечно есть теперь наёмники, да ещё и обычные солдаты со стражниками, но бабы как бы довольно ценные люди. Такими раскидываться…

Короче, я пролетел и не подумал о последствиях подобной «любви».

Я вышел из библиотеки и двинулся к общагам. Вообще парням было запрещено ходить к девушкам и наоборот, но за этим никто не следил. Подозреваю, что уже здесь все налаживали связи. Или искали свою выгодную политическую половинку для будущего.

К тому же я слышал, что графини или кто-то из высшего света не спешили заводить знакомства. Никто чистоты и девственности не отменял, поэтому такими вот связями пользовались не все. Не сказать, что в этом мире девственность считалась чем-то важным. Все ебутся как хотят и норм. Просто видимо были какие-то условия и договорённости.

Но это я тоже, так, со слов парней узнал.

Когда я подошёл ко входу, мне на встречу вышла та самая кудрявая синеволосая замухрышка. Она бросила на меня взгляд, улыбнулась, кивнула и прошла мимо. Ну значит закончили, и теперь я могу со спокойной душой вернуться обратно.

Последним вопросом оставался артефакт жизни. Тот посох, что в музее. Я поделился планом с Клирией, описав ситуацию.

И она согласилась, что прихватить артефакт стоит, но спросила зачем мне он. Затем, что он полюбас имеет какую-то фишку. Если это жизнь, то вполне возможно, что я смогу им воскресить. Ну или исцелить. При условии, что его можно зарядить от других источников, конечно.

Короче, интересная штука и я хочу её спиздить. Только чуть попозже, всё равно не горит.

Я вошёл в комнату, где сидел довольный Мачо и читал книгу по правильным стойкам при бое на мечах. Оказывается, и им задают домашку. Но увидев меня, тут же разулыбался.

У него была плохая привычка рассказывать о том, как он её трахал. Рассказывать, по сколько и в каких позах, иногда он даже эти самые позы показывал на себе.

Интересно… пиздец просто. Поэтому за правило я взял, возвращаясь после его поебушек, сразу ложиться спать. Не хочу слушать эту хуйню. У меня и своих приключений выше крыши, если на то пошло.

Глава 190

Когда что-то делаешь, время всегда летит незаметно. Настолько незаметно, что оглядываешься и думаешь: ёлы-палы, три месяца прошло с поступления!

Три месяца.

Ну а я нихера ещё не сделал. Не потому что я идиот… хотя и это тоже. Большинство несчастий упирается именно в этот аспект, который является одной из главнейших моих причин. Как чемодан со шмотками, который надо было оставить, но я зачем-то взял его с собой, и утконосом, который до сих пор живёт у меня под кроватью.

Однако причина на этот раз была в запрете выходить. Которую я успешно преодолел.

Барабанная дробь…

Я сдал их! Да, я молодец, я крутой и всякое такое.

Хотя признаюсь честно, экзамен по сути был простым уроком, где просто опрашивали прошлые темы. Я даже не могу сказать, чем он отличался от остальных уроков. В случае с рунами, мы читали. На магии воспроизводили те заклинания, коим нас учили до этого. На истории задавали вопросы по темам, и этот предмет я сдал, наверное, лучше всех. На местном варианте физ-ры у меня просто проверили уровень.

И это ещё одна вещь, которой я могу похвастаться.

Имя: Патрик.

Фамилия: Козявкеев.

Возраст: 23

Раса: человек.

Уровень: 40.

Сороковой сцука! Да! Я молоток и отличный парень с максимально возможным уровнем у обычных людей! Сороковой!

Я был готов расплакаться, когда увидел его, это было действительно божественно. А если учесть, что я всё сдал, то это была просто охуительная новость. Теперь мне было в поощрение разрешено выйти за стены универа.

А если быть точным - сегодня.

И завтра я наконец смогу отправить утконоса домой. Это будет последней проблемой, которая висит надо мной как дамоклов меч.

- Мэйн… Мэйн! ЭЙ! - Меня толкнули в плечо. – Очнись уже! Давай, идём!

Мартин недовольно бросил на меня взгляд, типа хули я на ходу засыпаю.

- Да, да, я иду, - ответил я лениво.

Сейчас у нас были сдвоенные уроки по истории. Её вообще везде преподавали, однако теперь моя группа и группа фехтовальщиков учились вместе. Зачем им история? Им же главное мечом махать постоянно!

Мы направлялись через улицу в другой корпус, где находились большие лекционные залы. Хоть сейчас и был тридцатый день промежуточного периода или по-нашему тридцатое марта, снег и не думал таять. Более того, температура не думала опускаться. Говорили, что это связанно с поздним приходом самой зимы.

Сейчас мы пробирались через метель, которая буквально сдувала нас к чёрту, стараясь сохранить равновесие. К сожалению, наш путь пролегал через участок, который был слишком открытым, оттого здесь безбожно дуло.

- Ты хорошо шаришь в истории? – спросил Мартин, перекрикивая ветер.

- Тебе сейчас надо это спросить?! – крикнул я в ответ. Мне бы на морду дворники поставить от снега.

- Да! Ведь мне надо выбрать – сесть с милашкой Сью или с тобой! Если ты хорошо знаешь, то я выберу тебя.

- Выбирай того, кого сможешь трахнуть, - дал я совет.

- В этом то и проблема. Я могу трахнуть вас обоих.

- Да пошёл ты! – я отпрыгнул от этого идиота, который вытянул губы в трубочку и сделал вид, что хочет меня обнять и поцеловать.

- Ты чо, не знаешь присказку? Нет лучшего влагалища…

- Просто завались! – я схватил снежок и бросил ему в лицо.

Засранец со смехом резко сел, снежок пролетел над ним, был подхвачен ветром и прилетел какой-то девушке в лицо, что шла за нами. Та охерела настолько что, словно прохватив хэдшот, рухнула в снег.

- Сука…

- Ну ты и мазила, - похвалил он меня, оборачиваясь к девке, что теперь пыталась встать. – Так что, хорошо знаешь историю?

- Иди к Сью. Она тоже хорошо историю знает, - перекричал я ветер. – Или Дарина. Они обычно вместе сидят.

- Ладно, так и сделаю. А ты с кем сидишь?

- Фиалка.

- Цветы что ли?

- Сам ты цветы! – я указал на нашего Эйнштейна, которому требовались дворники на очки. – Вон с ним.

- А чего не с бабой? У тебя там одни бабы!

- А почему должен? – задал я встречный вопрос.

- Ну как же! Это же счастливая пора!

Бля, чувак, счастливая пора, это когда тебя не пытаются грохнуть, и ты никому ничего не должен. Быть свободным и когда ты можешь ничего не делать. И она не заключается в том, чтобы перетрахать всех девок в округе, поверь мне.

- О чём толкуете? - выплыл к нам из метели Крепыш. Мне кажется, что ему глубоко похуй, есть ветер или нет.

- Да вот, Мартин говорит, что парней трахать лучше, чем девушек, - без зазрения совести сдал его я.

Крепыш посмотрел на него внимательно.

- Завтра подам документы о переселении меня в другую комнату.

- Э! Погодь! Я не это имел в виду! Если ты меня кинешь, я завалю программу по тактике!

- Тебе видимо мало было Сью, - пожаловался Крепыш. - Не хочу рисковать своей чистотой.

Пока мы шли, я случайно заметил на земле кусок чего-то голубого. Словно кусок стекла или льда, которое кто-то выбросил. Слегка отстав от парней, я подошёл к этой вещице и поднял из снега. И что я вижу? Кусок ледяной руки.

Кажется, наша желешка плохо переносит холод.

Я прошёл дальше, и очень скоро начал находить и другие части Капли. Кусок её волос, кисть с другой руки, кусочек стопы и другие части, что видимо отвалились с туловища. Это было слишком похоже на какой-то конструктор, где мне предлагали собрать человека самому. Мне даже пришлось всё складывать в сумку, где лежали книги, так как в руках такое количество унести я не смог бы.

Здание встретило меня теплом и весёлым гулом студентов. Среди них Каплю я нашёл довольно быстро. Несмотря на то, что она выглядела целой, сиськи явно скинули несколько размеров, да и она стала тоньше и немного ниже.

- Кажется, ты что-то потеряла, - сказал я, подходя к ней и вытаскивая из сумки её руку.

- Буль-моя-рука-буль-буль! – восхитилась она, сложив ладони вместе. – Ты-буль-её-в-буль-буль-снегу-нашёл-буль?

- Ага, и собрал целую коллекцию. Уверен, что смогу собрать тебя младенца, - я раскрыл сумку, показывая ей находки.

- Там-буль-всё! Буль-ты-буль-буль-просто-чудо-буль! – она подхватила один из кусочков и запихнула себе… в рот. – Отлично-буль-буль-а-то-я-буль-боялась-что-буль-буль-придётся-ходить-буль-потом-буль-буль-после-метели-буль-и-искать.

- Так значит холод тоже твой враг?

- Ага-буль-замерзаем-буль, - она взяла замороженную руку, удивительным образом открыла рот и принялась запихивать туда её.

- Блин… я понимаю, но… почему ты их ешь, а не просто присоединишь?

- Ну-буль-буль-так-чтоб-людей-буль-буль-не-смущать-буль, - пожала она плечами, запихнув руку по локоть.

То есть по-твоему поедание пусть и замороженной, но руки людей не смутит? Я многое видел и тем не менее меня передёрнуло от такого. Как и оттого, что ты говоришь, когда рот у тебя полностью занят.

Пока Капля поглощала собственную руку, ко мне подошла… фемка. Вернее, Фемия. Как вы похожи то… У меня невольно сердце замирает, когда тебя вижу.

- Эй, ты хорошо историю знаешь? – тут же в лоб спросила она.

- Ну… нормально, скажем так, - ответил я, не став ей тыкать, что для начала надо сказать хотя бы «Привет».

- Я с тобой сяду, - она смерила взглядом Каплю, всем видом показывая своё отвращение к увиденному. – Это чем ты занимаешься? – сухо спросила она.

- Буль-поглощаю-буль-буль-свои-части-буль-тела, - как ни в чём не бывало ответила Капля.

Отвращение вновь пробежало по лицу Фемии. Она посмотрела в мою сумку и достала оттуда один из замороженных кусков, осмотрела его, понюхала… лизнула… Ты чо, дура? Тебя мать хотя бы чему-то учит?! Ты чо делаешь?

- Не лижи. Брось каку.

Она посмотрела на меня странным взглядом.

- Сказал так, словно мне пять лет.

- Да-буль-буль-нет-буль-пусть-лижет-буль, - махнула рукой Капля. – Это-буль-очень-забавное-буль-буль-ощущение.

Она только что поглотила руку, которая растворилась в ней и принялась закидывать все оставшиеся части себе в рот, словно хомяк. Хотя по сути могла бы просто обволочь их рукой. Предположу, что делается это для милоты и расположения к себе людей.

Но вот Фемия явно смотрит на неё не с самым доброжелательным настроем. Расистка чтоль? Ты же во фракции Ночи, должна принимать всех. Хотя кто знает, чем безбашенная феменистка могла научить свою единственную дочь.

- Сядешь рядом, - сказала Фемия и положила осколок обратно в сумку, несмотря на то, что Капля протянула руку, и уже собиралась уходить, когда я ответил.

- Нет, это ты сядешь рядом.

- Да с чего… - бросил она на меня недовольный взгляд, но я её перебил.

- Потому что Я так сказал. Это не обсуждается, - сказал я с нажимом. – Или можешь сесть отдельно.

И что странно, Фемия отступила. Нет, серьёзно, она отступила, посмотрев на меня взглядом ребёнка, который вроде и готов упереться рогами в знак протеста, но всё же сдаётся.

- Говоришь прямо как моя мать, - буркнула она.

Да, Фемия, всё потому что я твой отец.

Меня аж самого пробрало от этих слов.

Ладно, шучу. Это не известно, но я попросил Клирию узнать, как это можно выяснить. Было бы неплохо понять, родственник ты мне или нет. Просто для душевного равновесия.

Тем временем народ, который здесь собрался и обсуждал, как бы классно было сейчас всей толпой залезть в тёплую ванну и устроить невъебенную оргию, начал потихоньку стекаться в огромный зал, так как в других помещениях мы могли бы и не поместиться.

Пройдя через двери, я попал в классический лекционный зал, где места для студентов шли полукруглой лесенкой вниз.

Зная уже фишку, где надо сидеть, я тут же занял третий ряд справа ближе к середине. Просто так я и не перед самым носом у препода, но и не так далеко, как мог бы быть, что тоже важно.

- Надо было сесть дальше, - опять начала брюзжать Фемия. Блин, твоя мать была куда более стойкой. Во всех планах. – Надеюсь, ты действительно хорошо знаешь историю и поможешь. Нет желания сидеть на дополнительных занятиях по этой мути.

- А-буль-как-буль-по-мне-буль-буль-предмет-буль-интересный, - сказала Капля.

Фемия буквально попыталась растворить её взглядом.

- Нам оченьважно твоё мнение.

- Фемия, тон сбавь. Она просто сказала.

- А ты чо за неё заступаешься? – прищурилась она с угрозой в голосе.

- А ты чего такая расистка, когда сама являешься дочерью Констанции Бу? Не слышал, чтоб она тоже страдала расизмом.

- Я не страдаю расизмом, - при упоминании матери Фемия как-то сразу стушевалась.

- Я твоей матери пожалуюсь, - предупредил я. И прежде чем она сказала, что думает обо мне и том, что я могу сказать её матери, я продолжил. – У тебя есть учебник? Давай, вытаскивай. Попытаюсь помочь чем смогу, хотя вроде как у нас не намечалось проверочной.

- У нас намечалась, - слегка обиженным и грубым голосом ответила Фемия. – Сегодня будет.

- Значит не будет.

- С чего уверенность?

- Да потому что мы эту тему не проходили. Я промотал учебник на нашу тему. У нас только период первого цикла противостояния добра и зла. У вас уже антигерой. По сути наше время. Вы темы пропускаете?

- Буль-буль-у-них-буль-программа-другая-буль, - сказала Капля, наклонившись ко мне. – Они-буль-учат-по-принципу-буль-буль-того-что-буль-может-буль-пригодиться-буль. Например-тактика- буль-или-буль-буль-полезные-сведения-буль-боя-буль-и-так-далее-буль.

- Тогда антигерой при чём тут? – удивился я.

- Диверсии.

- Ломать и пакостить ума не надо, - сказала грубо Фемия. – Хотя мать говорит, что антигерой был ещё тем... человеком.

Тем человеком? Я даже не знаю, как трактовать твои слова. Типа уёбок или нормальный? Пока я раздумывал над этим, перед нами сел Мартин со своей девушкой.

- Э! – он внимательно посмотрел на меня. – Ты же сказал, что сядешь с Фиалкой! А сам бабами себя окружил!

- Кто мне это говорит, - кивнул я на девушку с одной стороны и девушку с другой.

- Случайно вышло, - он перевёл взгляд на Фемию. – И ты тут, смотрю.

- А у тебя какие-то проблемы? – тут же взвилась она.

- Да, ты, - тут же подтянулся он весь.

- Я тебя предупреждала, что ещё раз что-нибудь вякнешь, то получишь, - перегнулась она через парту к нему.

- Попробуй, фомка, ручки свои не сломай, - приблизился он к ней чуть ли не в плотную. Я первый раз видел на его лице угрожающее выражение, помноженное на благородство. Он бы подошёл на роль героя.

- Марти, может не стоит, - жалостливо попросила девушка, подёргав его за рукав мантии, скорее всего будучи той самой Сью, с которой он спал.

Фемия несколько секунд смотрела ему в глаза…

И тут ни с того ни с сего двинула ему ладонью в лоб. Может и звучит не страшно, но это был удар, чтоб не разбить костяшки. Мартина отбросило назад, и он чуть не перелетел парту.

Однако и его, как оказалось, нельзя было назвать слабым. Он слишком быстро пришёл в себя, дёрнулся вперёд и, прежде чем Фемия успела среагировать, схватил её за волосы и дёрнул вниз так, что она ударилась лицом об стол. Хруст, брызги крови…

А Фемия ещё та задира. Ну и пусть за дурную голову получает.

В ответ Фемия ударила его в лицо, сломав нос. Он слегка отшатнулся, но следующий кулак поймал и дёрнул на себя, утаскивая на свой ряд. Падая вниз, она умудрилась сделать захват, и они оба рухнули вниз между вторым и третьим рядом под сидения.

Не только я наблюдал за разборкой, многие студенты так же смотрели на это, но на их лицах была улыбка, словно такое было уже в порядке вещей и ничего особенного не происходило. Они переговаривались, глядя на дерущихся, словно оценивая шансы каждого.

- Некоторые-буль-буль-не-могут-буль-успокоиться, - вздохнула Капля, перегибаясь через парты, чтоб заглянуть вниз, где те сейчас катались, обхватившись и мутузя друг друга. – Буль-хотя-буль-Фемия-та-буль-ещё-буль-дрянь.

- Да ладно тебе, - взъерошил я её волосы… Хотел взъерошить, но рука буквально погрузилась в слизь, словно Капля специально убрала упругость. А ведь она может быть при желании очень даже плотной. – Просто характер такой.

- Не-оправдывает-буль-буль, - безапелляционно заявила она. – Я-буль-ей-буль-ничего-не-буль-сделала-и-ты-буль-буль-сам-заметил-буль-как-она-себя-буль-буль-ведёт. Кстати-буль-а-ты-на-буль-буль-эти-выходных-буль… то-есть-буль-буль-сегодня-идёшь-буль-куда-нибудь-буль?

- Хочешь на свидание пригласить? – глянул я на неё.

- Нет-буль-я-просто-буль-буль-хотела-попросить-буль-купить-буль-кое-что… - она достала конкретный свиток, который размотавшись, дотянулся аж до пола. – Совсем-буль-буль-чуть-чуть.

- Где ты здесь чуть-чуть увидела? - ужаснулся я его размерам. – Я-то иду на выходных и, если хочешь, можешь топать со мной. Но один я столько покупать не буду.

- Буль-а-мог-буль-буль-бы-помочь… - она состроила такое лицо, словно я разочаровал её. – Ладно-буль… поможешь-буль-буль-сумки-дотащить-буль? А-буль-то-они-буль-разрезают-буль-мне-буль-буль-руки.

- В смысле режут?

- Нет-буль-разрезают. Отрезают-буль-буль-их. Буль-мне-буль-плотности-не-буль-буль-хватает-пока-буль.

- Ладно-ладно, на выходных идём. Мне тоже надо в городе кое-что закупить.

Тем временем вошла учитель.

- Все по местам, начинаем! – объявила она громко, но все были слишком увлечены дракой Фемии и Мартина.

Она устало бросила взгляд на возню между партами.

- Опять что ли? Чтож за дети пошли… Ну ладно…

Препод спокойно достала из сумки… какой-то огнетушитель. Или распрыскиватель для обработки деревьев с насосом на верхушке, не знаю точно. Выглядел как болон со шлангом и соплом. Однако это было явно что-то болючее и неопасное. То, что можно использовать распылять на людей.

Не нравится мне это.

Все опасливо расступились от дерущихся, в то время как препод с довольно целеустремлённым видом двигалась к дерущемся. Чот даже мне это не нравится… Отодвинусь-ка я подальше, пока и мне пиздюлей не провешали.

В тот момент, когда препод подошёл к ним и направил на них сопло, подружка Мартина, Сью, вскрикнула:

- Марти!

Не знаю, каким образом, может просто рефлекс, может связь между ними, а может он специально этого ждал, но Мартин неведомым мне образом резко крутанулся и отскочил в бок, закатившись под парту.

И вся струя из сопла ударила Фемии прямо в лицо.

Даже отсюда я почувствовал запах перца, в носу защипало, а глаза заслезились. Чего говорить об этой бунтарке, которой струя ударила прямо в рожу. Она взвизгнула, попыталась прикрыть руками лицо и отвернуться, ну куда-там.

Мартин к тому момент уже уполз и его разведя руки в стороны, собой прикрывала Сью, выпятив грудь. Типа, только через мой труп. Повезло тебе с девушкой, смотрю.

А Фемию в это время поливала струёй препод с совершенно невозмутимым видом, словно она цветочки опрыскивала водой. Фемия кричала, визжала, пыталась уползти, пятясь спиной, но в узком пространстве деться ей было некуда.

- Может хватит? Она кажется уже поняла, – не выдержал я первым. Странно, участвует в этом Фемия, но не выдержал я.

Препод задумчиво посмотрела на меня.

- Думаете? – потом так же задумчиво посмотрела на Фемию. – Думаю… да. И надеюсь, что больше вы, Фемия, не будете драться на моих занятиях. Мне хватает одной традиции, чтоб насмотреться, как прекрасные аристократичные девушки мутузят друг друга с жестокостью варваров. Вас, Мартин, это тоже касается.

С этими словами она ещё раз напоследок пшикнула в Фемию и ушла.

Фемия, пиздец ты идиотка… Неужели мать в тебя не вложила хотя бы капельку здравомыслия.

Глава 191

После сдвоенного занятия по истории мы отправились на алхимию.

Кстати, по этому предмету у меня был значительный прогресс, так как Фиалка начал свою клубную деятельность. Ему удалось выбить для нас кабинет и теперь мы там сидели и химичили. Помимо меня ему удалось завербовать Похуиста, который приходил и ложился сразу спать на парту, какую-то девку с волнистыми огненными волосами и Тугодума.

Из активных был я, Фиалка и девчонка. Один спал, и одному мы только перемалывать ингредиенты доверили. А то ещё спалит всё к херам. К сожалению, ингредиентов у нас пока для настоящего ада не было, однако из того, что было мы создавали довольно забавные вещи. Например, воду, после которой у тебя менялся тембр голоса. Или газ, от которого становилось смешно.

Настолько смешно, что мы потом обнаружили себя голыми, валяющимися в разных частях класса. А вот это уже было не смешно.

Короче алхимия была действительно интересной темой, если ты понимал что к чему. Так, например, если соединить мозг водяной твари, серу, философский камень (он не философский, просто обладает положительными эффектами) и костный порошок дикобраза, то получался яд, который наполнял тело токсинами.

Я не эксперт, но смешай это всё вместе, и без алхимии человек наверняка траванётся, причём не хило так.

Сейчас же на занятии мы изучали всякие зелья, которые давали иммунитет к слабым ядам. На пару с Фиалкой мы отбабахали довольно мощное зелье. Нет, честно, я тоже активно принимал в этом участие и не только тупо толок с видом последнего дегенерата, но и предлагал варианты, сам смешивал и так далее. Конечно, последнее слово было за Фиалкой, но это уже был прогресс.

А под конец нас вообще похвалили.

- У вас талант, молодые люди, - женщина подняла колбу с жидкостью на свет. – Пусть и не законченное, но очень чистое зелье. Да-да, я редко вижу такое. Могу вас только похвалить, кажется ваш кружок даёт плоды.

- Благодарим вас. (2х)

Все взгляды скрестились на нас. Ну а мне… Блин, да меня даже в универе не хвалили. Меня сейчас просто разорвёт от гордости и смущения.

- Надеюсь, что остальные постараются взять с них пример, - она вернула наше противоядие. – И студенты, - повернулась она к остальным, - я понимаю, что вы пришли сюда поднять уровень, однако хотелось бы, чтоб вы унесли от сюда что-нибудь ещё в своих головах. В противном случае вы могли бы и на факультете управления клинингом получить свои знания.

Вот так, мы теперь ещё и лучшие в группе.

Приятно чувствовать себя вообще лучшим в группе. И непривычно… Слишком непривычно. Никогда не был лучшим в чём-то кроме разрушений и прочей мути, но там и ума много не надо. А тут вроде как поднялся.

Последним занятием были руны и тут я уже не мог похвастаться успехами, хотя перевести большую часть я всё же мог не без помощи японки, которою звали Юи. Что удивительно, там в библиотеке она вроде как общалась со мной, но на занятиях делала вид, что вообще не знакома со мной. Вот прямо ни в какую. Только хлопала глазами, оглядывалась на других и быстро линяла от меня.

Бля, словно два человека разных, серьёзно.

Но суть не в этом. С горем пополам я удерживал всей правдой, неправдой и наглым пиздежом планку средне, не скатываясь в откровенный пиздец, но и не хватая звёзд с неба. Многие, кстати говоря, были примерно на том же уровне, а некоторые, как Фиалка ещё и ниже. Хотя последнего, по-видимому, кроме алхимии больше ничего и не интересовало.

- Готов-буль-буль? - под руку подхватила меня Капля. – Буль-ты-же-буль-сдал-все-буль-буль-экзамены?

- Я бы не назвал это экзаменами, скорее контрольными.

- Буль-как-знаешь-буль, - пожала она плечами. – Ну-буль-буль-так-что-буль? Поможешь-буль-с-сумками-буль-буль?

- Да, давай, - кивнул я. – Только сбегаю к себе.

- Ну-не-в-буль-буль-форме-буль-же-ты-буль-буль-пойдёшь, - усмехнулась она. – Мне-буль-тоже-буль-надо-переодеться-буль-буль. Буль-тогда-буль-жду-тебя-буль-буль-у-входа-буль.

Я быстро поднялся к себе, поздоровался с несколькими интересными личностями, как например, Педик, который пытался забить табуреткой Чмоню. Я даже не удивился, когда увидел одного на земле, а другого с занесённым стулом.

- Здорова парни.

- А, привет, - поздоровались оба, на мгновение остановившись, словно включив паузу, после чего продолжили.

В комнате никого не было.

Я быстро закрыл дверь на щеколду, воровато оглянулся (в одной комнате, словно Мачо мог где-то здесь спрятаться) и полез под кровать. Вытащил чемодан и открыл его.

Маленький Пожиратель Человеческой Плоти лениво приоткрыл глаз и посмотрел на меня.

- Я тут ухожу, куплю зеркало, чтоб тебя перенести, и вещи для себя, поэтому буду сегодня поздно. Ты в туалет хочешь? Или спать?

- Р-р-р-р-р…

- Ну вот и чудненько. Тогда веди себя тихо, скоро вернусь и всё будет ок.

- Р-р-р-р-р… - попрощался он со мной и закрыл глаз, мирно убегая в страну снов.

Вот же толстая ленивая скотина… и сука милая, как котёнок. Есть же животные, что своим видом располагают. Вот и он тоже – нихера не делает, только жрёт и срёт, но его любят и лелеют. Или боятся.

Закрыв чемодан, я вновь толкнул его под кровать, вытащил постиранную форму из сумок и быстро оделся. Взял честно выигранное золото и выдвинулся в путь.

Капля, как и говорила, ждала меня у ворот, где уже выстроилась вереница людей. Все о чём-то разговаривали, смеялись, некоторые держались за руки, кто-то украдкой обнимался и хватал свою вторую половинку за филейные места. Вроде людям по двадцать плюс, но смотрю и мне все кажутся как минимум на шестнадцать. Блин, да я сам себя не ощущаю двадцати трёх летним, если уж на это пошло.

Среди них стояла и Капля. Метель, начавшаяся утром, уже успел успокоиться и теперь взору открывалось голубое и морозное небо. Но даже несмотря на это, она оделась конкретно – пушистая шуба, делающая её в полтора раза больше, толстые штаны, валенки, перчатки.

Хм… а вот мне интересно…

Я подошёл к ней и, прежде чем Капля успела что-либо сказать, несильно толкнул её в плечо. Эффект был таким, каким я его ожидал – она потеряла равновесие и, размахивая руками, словно лопастями, упала в ближайший сугроб.

- Помоги-буль! - вытянула она руку.

- Ага… а чо так укуталась-то? – я схватил её за руку и рывком поднял на ноги. В какой-то момент я испугался, что её рука сейчас останется у меня.

- Чтоб-буль-буль-не-замёрзнуть-как-буль-в-прошлый-буль-раз-буль! И-буль-буль-нечего-меня-буль-толкать, - обиженно забулькала она. - Буль-я-тоже-буль-мо-а-а-а-буль-буль-буль!

Я толкнул её обратно в снег. Зачем?

Потому что могу. Во мне проснулось страшное желание проказничать – поджигать дома престарелых, травить колодцы, убивать скот, взрывать мосты, устраивать геноцид, красть у старушек кошельки, запутывать наушники в карманах и так далее. Но мы остановимся на том, что будем толкать неваляшку, которая без чужой помощи не может подняться, в снег.

- Лежи пока, наша очередь на такси не подошла, - махнул я рукой.

- Буль-буль-буль-буль-буль!!! – она так забавно злобно и беспомощно смотрела на меня, что я сдался, помог ей подняться… и толкнул обратно.

Я вообще заметил, что у неё две крайности – она смеётся и издаёт бульканье, и она злится и издаёт бульканье.

А тем временем очередь двигалась. Слишком много желающих было поскорее свалить отсюда на выходные в город, оттого кареты беспрерывно подъезжали в то время, как ученики выстраивались длиннющую очередь. И это мы ещё рано подошли – за нами уже хвост был в половину того, сколько стояло перед нами.

Кстати, там же стоял и Мартин со своей девушкой. Только сейчас, перестав так ламповно и противно ворковать (вся человеческая милота в отношениях на меня действовала как красная тряпка), они заметили меня.

- О, тоже в город? – махнул он рукой, подошёл и внимательно посмотрел на мою спутницу. – Капля? Хм… у тебя своеобразный вкус на девушек…

- Мартин! – Сью недовольно дала ему подзатыльник, от чего он только рассмеялся. Блин, раз тебе смешно, давай я тебе тоже просажу сейчас. – Это некрасиво!

- Да-да, прости, просто я не думал, что ты…

- Это не свидание, я лишь как грузовая лошадь, - оборвал я его фантазии. – Смотрю, вы зато пошли достопримечательности рассматривать.

- Ну да, а чего та…

- Нет, мы пошли сексом заниматься, чтоб соседке не мешать, - неожиданно сказала Сью.

В толпе повисла тишина. Все дружно повернулись на эту парочку. В этот момент Мартин вспыхнул красным цветом, а его девушка явно не понимала, что сказала не так.

- Я что-то не так сказала? – озадачено оглянулась она.

Знаешь… даже меня ты поставила в тупик. Честно, не знаю, как реагировать на такую прямолинейность. А казалось бы, обычное дело, половина универа этим занимается, а как озвучили, все сразу: э-э-э, бэ-бэ-бэ, мэ-мэ-мэ. Короче, девчонка была чуть ли не единственной, имеющей яйца лупить правду-матку в лоб.

Ну или просто дурындой.

- Эм… милая, давай я буду отвечать, - пробормотал смущённый Мартин. – Не стоит посвящать его в наши планы.

Хотя тут может быть и другая причина его смущения. Не только её откровенность.

Сью – дочь какого-то не самого известного купца. Мой уровень.

Мартин – сын и наследник графства героя солнечного щита. Его отец – танк, причём такой, что по моим прикидкам может выдержать попадание фугасного снаряда от рпг. Если где-то пиздец, то можно запустить его батю и тот просто продавит всё. Естественно, что такого кадра взяли под своё крыло, купили преданность и дали территорию.

И вполне возможно, что огласка того, что он пёхает наивную девку, повёдшуюся на красивые слова, чувства и прочую муть, помешает в будущем сбросить баласт. Не то что помешать, но может бросить тень и испортить репутацию.

Вот и смотрим – единственный сын одной из главных сил страны и замухрышка из семьи ноунэймного купца.

Как бы Мартин не казался мне нормальным парнем, у меня было очень неприятное предчувствие. Предчувствие насчёт Сью; она получит отворот поворот. В конце он просто скажет ей пока и оставит ошарашенную девушку с пузом (а я уверен, что они не предохранялись), не знающую, куда деваться. Не хочу даже думать, насколько ей будет тяжко. И она этого не понимает, потому что чувства мешают адекватно мыслить.

Мир прекрасен и столица красивая, но я искренне верю, что люди те же. Ухудши условия, и они начнут друг друга грызть.

Но это лишь мои предположения. Лишь слова и суждения, пропущенные через призму моего переломанного и истресканного я. И надеюсь, что ничего подобного здесь нет. Всё-таки должно быть что-то доброе в этом сраном мире, верно?

- Так! – я хлопнул в ладоши. – Давайте, наша очередь уже продвинулась.

Я одним рывком поставил Каплю на ноги.

- Идём, неволяшка, - подтолкнул я её в спину. – Мартин, ваша карета кажись.

Он обернулся.

- О, да, точно! Сью, погнали!

- Да!

И схватившись за руки они подбежали к карете.

- Буль-счастливая… - пробормотала она.

- Думаешь?

- Думаю-буль. А-буль-буль-тебе-разве-буль-не-буль-хочется-буль-быть-любимым-буль-буль-и-любить?

- Да хрен знает, - пожал я плечами. – Даже не знаю, что сказать, если честно… наверное, хочу.

- Наверное-буль-хочешь-буль? А-буль-буль-у-тебя-буль-была-девушка-буль-вообще? – спросила она.

Я посмотрел на неё, но Капля сделала своё лицо маской, не позволяя понять, чего она хочет выяснить.

- Знаешь, пожалуй, я толкну тебя в сугроб ещё раз, - задумчиво пробормотал я. – Так, для профилактики.

- Буль-буль-буль-буль-буль!!! – гневно зашлась она в своём бульканье, а на её лице появилось искреннее возмущение. К тому же она вцепилась в меня словно спрут в прямом смысле этого слова. Её руки удлинились и обвили мою руку и тело, не давая оторвать от себя.

- Ты же не любишь холод, - заметил я.

- Буль-буль-буль-буль… То-есть-буль-я-потерплю-буль-буль!

Наша очередь настала где-то минут через десять. К тому моменту я мог спокойно освободиться от Капли, просто отломив её щупальца от себя. Её возмущению не было предела. Даже когда ехали в город она продолжала беспрерывно булькать, говоря, какой же я засранец.

Ну какой есть.

Доехали мы без происшествий, хотя на этот раз я думал, что карета просто развалится под нами. Приехали в центр, я помог, словно джентльмен, спуститься Капли. Выглядело это так – Капля встаёт на край выход и разводи руки, после чего тупо падает вниз. А там её ловлю я, так как она хрен спустится в своих одёжках.

Предположу, что это связанно с тем, что она не теплокровная, состоящая по большей части из воды.

- Сначала-буль-буль-за-буль-моими-товарами-буль-или-буль-твоими? Я-буль-просто-буль-буль-ещё-один-буль-списочек-прихватила-буль.

И она вытащила ещё один свиток, который раскрутился до земли и укатился под карету.

- Буль-только-самое-буль-буль-необходимое-буль.

Я так и понял. Всё самое нужное.

Но в этот момент карета поехала и колесом переехала свиток, оторвав нижнюю часть. Тот приклеился к колесу и укатился вслед за ней. Выглядело так, словно туалетная бумага пристала. Капля было бросилась за ним, запнулась и чуть было не упала – я like a boss поймал её. Но при этом она выронила свой оставшийся список, который радостно съебался на порвых ветра нахуй.

Помянем.

Разочарование Капли было видно по лицу – она начала растекаться. В прямом смысле слова.

- Мой-буль-буль-список…

- Вот и отлично, - поставил я её на ноги и воодушевлённо хлопнул в ладоши. – Смена планов. Теперь, когда твоего списка нет, перекраиваем план. Сначала идём за моими покупками, а вернее, за одной единственной. Так что давай колобок, топай, я же буду тебя поддерживать.

- Колобок-буль? – захлопала она глазами.

- А что такое?

- Ну-буль-это-же-буль-буль-серийный-буль-маньяк-убийца-буль-раньше-буль-буль-был.

- Серьёзно? – я, наверное, что-то пропустил в сказке, когда читал. – А по подробнее?

- Ну… Буль-бабушка-и-буль-дедушка…

- Эту часть я знаю. Давай сразу с колобка. Что он сделал?

И она с очень сосредоточенным лицом пробулькала мне эту историю.

Оказывается, он убил их обоих. Это был хладнокровный и жестокий побег. У них не было и шанса. После этого он пересёк границу и вышел на территорию зверолюдов. По пути он убил двух пограничников – фурри-медведя и фурри-зайца. После этого несколько лет скрывался в северных лесах, иногда нападая на путников, сколотил собственную банду и начал грабить караваны. За ним отправили двух профессиональных наёмников – волка и лису. Волка убили, но вот лисе удалось его устранить. Так его и поймали.

Правда как он убивал, я так и не понял.

- Вау… - только и выдавил я. Смотрю, здесь сказка беспощадна и жестока. – Уточню, а откуда он бежал?

- Из-буль-колонии-каторги-буль-буль-строгого-режима-буль-для-буль-буль-мучных-изделий-буль.

- Именно для мучных? – немного охренел я.

- Да-буль. Буль-просто-буль-буль-на-обычных-буль-каторгах-буль-буль-их-обычно-буль-съедают.

Просто охуительно. Колобок убийца. Не удивлюсь, если он притворялся обычным хлебом и потом застревал в горле у других людей, тем самым убивая их.

Под охуительные истории от нашей милой Капли мы прошли половину города (ага, как же, прошли квартал, наверное), пока не достигли улиц с магазинами.

- А-буль-тебе-зачем-буль?

- Хочу купить бутылку спиртовухи, споить тебя и затащить в постель, - бросил я.

- Буль-хм… в-какой-то-буль-буль-момент-я-буль-подумала-на-счёт-буль-буль-тебя-буль-так-же… - неуверенно проговорила она. - Буль-значит-буль-буль-думаем-ободном-и-буль-тоже?

- Я соврал. Я хочу купить зеркало и одежду.

- Но-ты-буль-же… - охренела Капля.

- Это была ложь. Наглая ложь. Но теперь я знаю, чего хочешь ты.

- Да… Да-ты-буль-буль-буль! - Кажется она задыхается. – Буль-буль-буль-ты! Я-буль-же!!! Это-не-буль-буль-то-буль-что-ты-буль-буль-подумал!

- Какая знакомая отговорка, - улыбнулся я. – В последнее время только и говорю её.

- Буль-буль-буль-буль-буль!!!

- Да будет тебе, - усмехнулся я, остановился, повернулся к ней, схватил за щёки и растянул в сторону. Те были явно твёрже, на уровне человеческой плотности. Мне удалось растянуть их в стороны настолько, что у нормального человека бы так никогда бы не вышло.

- Бубубубубубубубубу! – после этого только и выдала она мне.

- Не будь буль-булькой, спалилась, имей честность признаться. А теперь идём, нам надо всё успеть, а то скоро темнеть будет.

Глава 192

- Буль-буль-ты-хочешь-буль-купить-буль-зеркало? – посмотрела она на ту махину, что выбрал я. – Буль-любоваться?

- Да. Буду голым перед ним позировать, - кивнул я, прикидывая, поместиться ли оно у меня или нет.

Вернее, поместиться то поместится, а вот чтоб не мешало, и войти можно было… Думаю, сойдёт. Самое тонкое, что есть здесь, да и по высоте нормик – если пригнуться, то можно легко пройти. Это важно, не очень хочется на карачках ползти или вообще по-пластунски.

- Буль-буль-оно-буль-нравится-мне. Давай-буль-возьмём-это-буль-буль? – она указала на другое зеркало.

Я удивлённо посмотрел на неё.

- Капля, ну ты и наглая.

- Буль-буль? – вопросительно посмотрела она на меня.

- Да я как бы для себя выбираю, - пояснил я. – Ты-то каким боком тут пристроилась?

- Буль… - булькнула она расстроенно и отвернулась.

Пф-ф-ф… начались бабские приколы. Думаешь, меня этим возьмёшь?

- Ну ладно, может я прислушаюсь.

Пиздец же подкоблучник! Охуеть, как я быстро сдался, мне даже стыдно за себя!

- Буль-это! – она указала на одно из зеркал.

- Погоди-ка, оно розовое! Я для себя покупаю, так-то.

- Буль-это? – теперь она показывала на голубое.

Отличная вариативность – голубое или розовое. Интересно, покупка какого будет значить, что я пидор? Голубое как бы намекает, но и розовое немного странно. Ведь страх показаться пидором пронизывает всё мужское естество.

С такими глубокими и естественно важными думами я стоял и выбирал зеркало. Я иногда бываю таким… интересным человеком, что сам себе поражаюсь. Почему я вообще выбираю из них двух?

- Бл… блин, возьму чёрное, короче.

- Буль-буль, - расстроенно забулькала Капля, явно не восторженная моим отношением к своему мнению.

- Слушай, Капля, может для тебя это и очень прикольно, выбирать между розовым и голубым, но я парень. Для меня такие цвета… мягко говоря, не очень.

- Буль-но-оно-буль-буль-хорошо-буль-смотрится-буль.

- Капля-булька, будешь покупать зеркало, будешь выбирать сама, ясно? – строго посмотрел я на неё. – Мужчина! Нам, пожалуйста…

В конечном итоге было заказано розовое зеркало. Как?

Ну… как только сам пойму, как я так опустился ниже плинтуса, обязательно напишу об этом книгу. А пока мне остаётся лишь наблюдать на лучезарном и до ужаса неприятно счастливом лице Капли, которая радовалась, что к её мнению прислушались, радость.

- Буль-буль-оно-буль-подойдёт-буль-к-твоей-комнате-буль, - сказала она.

- Ты там ни разу не была, - хмуро ответил я и вырвал у неё из рук список, с которым она просила ей помочь. – Чо у нас тут первое… Травы от бе… - я покосился на неё. – Травы от беременности?

- Буль-не-для-буль-меня, - спокойно ответила она. – Подруга-буль-буль-просила.

Точно? Окей… допустим, что ты права. Но раз зашла речь о подругах и контрацепциях, меня тут вопрос начал волновать. Интересно, ответит она или нет?

- Слушай, Капля, вопрос такого нескромного типа. Я как бы жил до этого в далёком графстве и отношения у нас были довольно свободными. Никого особо не волновало, кто с кем спит. Ну понимаешь, у девушек, если у них парень есть уже, и они с ним… ну… того, то она же уже…

- Ты-буль-буль-имеешь-виду-буль-что-если-буль-буль-девушка-буль-займётся-сексом-буль-с-буль-парнем-то-буль-она-буль-буль-уже-не-буль-девственница?

Чо, так просто выдала? Это я тут один стесняшку выдаю?

- Ну да, а как другие к этому отнесутся? Ну типа она уже…

- Не-буль-девственница? Порченная-буль-девушка? Буль-буль-ты-об-этом-буль?

- Да, - кивнул я.

- По-разному-буль, - пожала она плечами.

С её слов получалось, что для кого-то девственность и факт неприкасаемости важен. Их и за муж не возьмут. Для кого-то это ерунда; то, что можно откинуть в сторону как мусор.

Всё это зависит от семьи девушки и будущего мужа. Многие не волнуются об этом, хотя в графских семьях стараются хранить чистоту, так как это показатель товара, как бы грубо не звучало. И если парня не проверишь, то девушку вполне. А кому нужен пользованный товар? Ведь брак – обмен силами и налаживание связей, а дети выступают товаром. И если для парня по понятным причинам это не так важно, то для девушки могут выдвигаться требования.

Но опять же, для каждой по-разному.

- Вот-буль-мне-буль-буль-не страшно, - гордо ответила она.

- Потому что вы относитесь к этому как к мусору?

- Потому-что-буль-я-не-буль-могу-потерять-буль-буль-девственность.

- Почему? – удивился я.

- Я-буль-тина! Буль-какая-буль-девственность-буль-буль-у-той-кто-буль-форму-буль-не-имеет-буль-постоянную?

- Ну… не знаю, сам факт проникновения?

- Буль-как-проверишь-это-буль? Я-буль-могу-воссоздать-буль-буль-всё.

- Не знаю. Гинекологом у тин раньше не был, - ответил я и бросил взгляд направо. – Так, вот и первый магазин. Чего тебе там… трав купить надо?

- Подруге-буль.

- Подруге против беременности, ясно. Жди здесь, быстрее будет.

Ясень пень, что пока она протиснется в проход, пока там развернётся… Я уже имел неосторожность её завести в лавку с теми товарами – пришлось её проталкивать через дверной проём. Так ещё и там она чуть не уронила товары. Моя ловкость была на высоте в ловле хрупкого товара. А на бис заказали розовое зеркало. Мне должны будут потом завести его в универ, кстати говоря. Не таскаться же мне с ним по городу. А то тут и за Каплей следишь, чтоб не упала никуда.

Поэтому я решил топать в аптеку один.

Ну… почти аптека – какое-то тёмное помещение, выложенное тёмным камнем со множеством полок и бутылок. Где-то в глубине этого помещения стоял котёл над огнём и кипел.

- Эй? Есть здесь кто-нибудь?

Я прошёл вглубь зала, минуя полки с флаконами и ища взглядом продавца, которого не было. Взглядом зацепился за котёл, который весело булькал, пуская бирюзовые пузыри и довольно резкий запах цитрусовых. При этом сам цвет, в отличие от пузырей, был розоватым. Знакомая хрень, очень знакомая…

О, так это же…

- Что-нибудь хотели? – слегка шипящий голос как бы нескромно намекал, что позади меня не человек. Забавно, какие особенности учишься подмечать, живя в постоянной опасности.

И я не прогадал – позади меня стояла ламия. Когда я резко обернулся, её тонкий раздвоенный язычок ещё был высунут наружу и быстро-быстро ходил верх-вниз, ловя запахи, если я правильно помню биологию.

Но как я обернулся, тут же убрала его. Однако её хитрый пронизывающий взгляд никуда не делся.

- Вам нравится зельеварение? – поинтересовалась она, проползя мимо меня к котлу.

- Есть такое, - кивнул я.

- Тогда… скажете, что это за зелье? – указала она тонким пальцем с длинным ногтем на жидкость.

- Слёзы забвения? Это у них пузыри такого цвета. Да и запах характерный.

- Верно-верно… Удивительно, что мальчик знает зельеварение. Может знаешь и его особенность?

- Его можно высушить до гранулированного состояния и сделать порошок для парализации. Хотя и не обязательно.

- Верно, - растянулся её рот в улыбке, показывая ряд акульих зубов и длинный раздвоенный язык, на мгновение высунувшийся наружу.

- Раз опрос закончен, мне нужны травы против беременности, - я сверился со списком. – Пять штук, набор из северных и западных, зелёного цвета в трёх флаконах.

- Девушки начинают познавать жизнь? – улыбнулась плотоядно она и проскользила к одному из шкафов. – Держи.

Она протянула мне три флакона, и взамен я отдал ей деньги.

- Что-нибудь ещё, мальчик?

- Это зелье, - ткнул я пальцем в котёл. – Флаконов… пять, наверное. Можно?

- О… ты же знаешь, что оно дорогое, не так ли? – улыбка была у неё до ушей. – И делается обычно на заказ. Знаешь же, почему?

- Потому что только верхняя часть всего отвара имеет нужное свойство, остальное яд. И делается очень долго.

- Верно. И это зелье тоже на заказ идёт, - она подползла ко мне. – Так что золота хватит?

Вот с чем-чем, а с золотом у меня проблем вообще не было. Поэтому я просто спросил:

- Сколько?

- Сорок золотом, - улыбнулась она, протягивая уже ладонь.

Ну а я… А что я? У меня после выигрыша ещё дохрена осталось! Поэтому я молча высыпал ей деньги в ладонь. Знаю, что переплачиваю и знаю, что по заказу я мог бы купить даже немного больше, но это было бы потом, а я хочу сейчас. Пока ещё сам в городе. Поэтому, даже не чувствуя жалости, я всыпал ей в ладонь золото.

- Благодарю, - обнажила она острые зубки. – Сейчас будет пять флаконов. И… если там за дверью стоит твой друг, у него могут быть проблемы, - ламия указала пальцем через витрину, где виднелись тени людей. Человека три, и моя пухляша Капля.

- Почему проблемы? - поинтересовался я, с интересом приглядываясь к теням за грязным стеклом.

- О… они часто сюда приходят и пытаются разогнать моих клиентов. Я же не человек. А если и твой друг не человек, то у него могут возникнуть кое-какие проблемы с ними.

- Тц… - громко цыкнул я, направляясь к двери. – Грёбаные расисты… Я сейчас вернусь.

Говорю же, что расизм здесь есть. Такой же, как и во фракции Ночи. Просто из-за того, что здесь меньше нелюдей, это и не заметно.

Я быстрым шагом пересёк комнату, толкнул дверь и первое что услышал было.

- Так что ты тут забыла, сопля? – один из придурков слегка нагнулся и заглядывал под капюшон Капле. – Это вроде город людей, а не нечисти.

По лицу это были обычные подростки лет восемнадцати в тонких на вид, но стильных куртках, расстёгнутых на груди. Типичные плохие парни, которые много выёбываются. И здесь их было четверо, плюс четверо девчонок их возраста или чуть младше в роли группы поддержки.

Понятненько, выёбываются перед девушками. Но блин! Чуваки, перед вами же девушка! Неужели вы хотите показать себя крутыми, приставая к девушке? Хотя, судя по улыбающимся спутницам даунов, это для них не является чем-то зазорным.

Всегда таких ненавидел…

И прежде чем я успел остановить придурка от непростительной ошибки, тот оттолкнул Каплю. Естественно та не удержалась и рухнула на спину под дружный смех дегенератов.

Ну блин, не успел.

- Эй, пидор, - позвал я толкнувшего, подходя ближе.

Все присутствующие обернулись, включая и этого пидора. И стоило ему повернуть свою наглую рожу в мою сторону, как я с размаха ударил его. Говнюк крутанулся на месте, разбрызгивая кровь из рта и носа и раскидывая свои зубы.

Не успел я подумать о том, что сил теперь у меня много, и я мог его убить, как второй дружок пирожок молча бросился на меня. Но здесь было слишком просто. Просто повернув голову в его сторону и даже без размаха, просто дёрнул руку ему на встречу. Прямой удар и…

Чувак словно налетел на стену, получив в челюсть, его руки безвольно повисли, и он плашмя рухнул на землю.

Это отбило всякое желание у них приближаться. А я аккуратно поставил Каплю на место.

- Всё в порядке?

- Буль-пока-буль-буль-не-били, - улыбнулась она непонятно чему.

Хотя если подумать, вряд ли много бы урона ей было от удара.

- Мой отец! Если мой отец узнает об этом, ты подонок… - начала верещать одна из девушек.

Кто говорил, что девушек бить нельзя? Наверное, сами девушки, чтоб их не били. Но это всё ерунда, мы все равны, и я же не сраный сексист, чтоб делать исключения. Я не за феменизм и считаю, что девушка должна быть равна во всём.

Поэтому я подошёл и дал дуре такую пощёчину, что она рухнула на землю, забрызгав снег кровью, в то время, как другие девки в ужасе отпрыгнули. Какое-то движение за спиной, и я просто с разворота локтем ломаю кости лица какому-то парню-герою, что хотел броситься мне на спину. Не сильно, убивать никого не собираюсь. Тот так забавно дёргается, его ноги подлетают верх, и он плашмя падает на землю с разбитым лицом.

Вот же дегенераты… а могли просто уйти же.

- Что выёбываться, надо силу иметь, - высказал я очень мудрую мысль, которую заучил ещё в школе. – У вас её нет, так что завалили ебальники и съебались, пока я вам ещё пизды не прописал.

Вот я сильный, я могу качать права. Был бы слабым, побежал бы за стражей. А всё потому что умный и не выёбываюсь по чём зря без причины. Можно обвинить меня в трусости, но как по мне, трусливее нападать на заведомо слабого противника. А вот слабому противнику искать помощи у сильного правильно, так как он просто ничего не сможет сделать.

И если уж лезешь к слабому, ту хоть убедись, что сможешь дать отпор тому, кто придёт на защиту, а то это вообще полный зашквар получается. Вот как сейчас – они быстро уходят, чуть ли не убегая, оставив одного валяться на земле.

Придурки блять…

Последним по списку у нас была одежда… Слава богу, последнее.

Я устало поднял голову, смотря, как небо конкретно сдаёт позиции ночи, чтоб уступить место темноте. Ещё и снег снова пошёл, словно нам наступающих сумерек было мало. А это уже начало апреля, если исходить на наше времяисчисление.

За время безудержного шопинга мы уже успели и в аптеке закупиться, и книги купить, набрать всякие венчики-хуенчики и прочую чепушню. Затарились духами, душистой водой и мылом, которые попросили Каплю купить подруги. Попутно купили в магазине несколько стеклянных флаконов, так как свои Капля побила. После такого сумки вышли действительно объёмными.

А ещё мне Капля сказанула, что со мной очень удобно гулять и я как подружка для неё. Я, не раздумывая, толкнул эту дуру в сугроб. Как подружка… меня ещё никто так не оскорблял. Вообще охуели. Я тут въёбываю по чёрной, а меня подружкой называют.

Но по крайней мере мы уже продвигались к последней части наших сегодняшних закупок – магазину дорогих товаров. Здесь же я покупал и форму для универа. Такой магазин сложно забыть. Правда сейчас, перед скорым закрытием, здесь практически никого не было. Сам магазин погрузился в такой таинственный полумрак, от которого не спасали даже вездесущие свечи.

- Мне тебя где искать? – спросил я, видя, как устремилась Капля вглубь магазина.

- Бельё-буль-женское, - только и сказала она, в вразвалочку отправившись между рядами.

Ну а я отправился на поиски одежды. Нужно было конкретно закупиться, а то ни носков, ни трусов, ни домашней одежды не было. Женского белья хоть жопой жуй, но отнюдь не того, чего мне требовалось.

Пройдя дальше, я встретил одну из консультантов.

- Могу ли я вам помочь, молодой господин? – спросила молодая девушка, так же как и прошлая, смотря на меня со всей возможной учтивостью.

- Да, мне, пожалуйста… - я слегка замялся, поняв, что фраза «мне трусы и носки, пожалуйста» звучит не очень. – Нижнее бельё для мужчин и что-нибудь из домашней одежды, пожалуйста.

- Я вас поняла. Прошу за мной, молодой господин.

Она отвела меня в дальнюю часть зала и учтиво с поклоном оставила перед рядами трусов и носков. Всё, что нужно настоящему мужчине, в одном месте. Можно сказать, святая святых. И пока я выбирал, взять мне трусы с медвежатами и утятами, или же остановится на варианте зайчиков с сердечками, ко мне подкралась Капля.

- Уже принарядилась? – покосился я на неё. Она нацепила на себя какой-то махровый халат в цветочек.

- Для-буль-подруги. Буль-я-буль-буль-подогнала-буль-свой-буль-размер-под-буль-буль-её. Один-буль-из-плюсов-буль-буль-быть-буль-тиной, - подмигнула она.

- А тебе не стрёмно ходить в одном халате в людном месте?

- Буль-людном-буль-месте? – она улыбнулась и развела руками.

Ну… да, полностью пустой магазин, погруженный в полумрак, который кое-как разгоняют свечи. Едва слышимый ветер за стенами здания и бодро идущий снег за стеклом. Это даже уютно что ли…

- Буль! Кстати-буль! Смотри! – неожиданно она размотала на животе пояс и в лучших традициях эксбиционистов распахнула передо мной халат.

Честно говоря, меня сложно чем-либо удивить по понятным причинам, поэтому и её тело тоже меня не удивило – стройное, слегка прозрачное синеватое с нормальными сиськами, в данный момент облачённые в ярко-синий купальник.

- Ну-буль-как-буль-тебе?

- Что именно? Сиськи или бельё?

- Бельё-естественно-буль! Буль-смысл-буль-буль-оценивать-грудь-буль-если-её-буль-размер-буль-можно-менять-буль? - В подтверждение своих слов она её увеличила так, что та в лучших традициях жанра начала буквально вываливаться наружу. А через мгновение вернулась обратно. – Ну-буль-так-что-буль?

- Ну норм, чо ещё сказать? – пожал я плечами. – Извини, но надо было на такое подружек звать, а не меня.

Только через час мы добрались до нужной улицы, нагрузив меня сумками.

- Да уж, метёт так метёт, - пробормотал я, борясь с порывистым ветром, который пытался заштукатурить мне лицо снегом. – А утром было солнечно. Чо за еб… тупая погода…

Капля не спешила отвечать на мой монолог, так как её лицо сейчас было конкретно залеплено снегом, да и вообще застыло, превратившись в красивую синеватую маску статуи. Даже несмотря на то, что ей не надо было открывать рот для ответа, она предпочла не говорить много.

- Буль-нам-буль-буль-нужно-буль-переночевать, - только и ответила она. – Сейчас-буль-даже-буль-буль-карету-буль-не-поймать-буль.

- Это верно…

Я это уже и так понял, когда подошёл к одной из местных остановок, где можно было заказать себе экипаж. И сейчас они все пустовали; то ли загнали в свои амбары, то ли народ разобрал, чтоб добраться до своего дома. В любом случае, теперь оставалось только ночевать до завтра. Идти на ночь глядя в метель пусть и по дорогам, о чищенным магическим образом, было самой тупой затеей, которую мне захотелось воплотить в жизнь.

А если я что-то хочу воплотить в жизнь, над этим сначала надо хорошенько подумать, прежде чем действовать. Практика показывает, что это наиболее правильный вариант.

Благо у меня уже есть идея, где переночевать.

Поэтому я целеустремлённо направился в одно место. Капля, видимо положившись на свою верную подругу, которую она видела во мне, лишь последовала за мной. Сучка. Я начинаю разочаровываться в женщинах.

А целью был набег на уже знакомый отель. Слишком хорошо пидоры там устроились и подкинули мне сраную сломанную телегу, которая чуть не убила меня. Поэтому теперь я собирался скандалить и требовать компенсации. Если же откажут (на моей родине обычно подобное этим и заканчивается), то я напоследок оставлю им подарочек, чтоб в следующий раз было неповадно. Но будем молиться за их сознательность.

- Ты-буль-буль-хочешь-остановиться-буль-здесь-буль? – посмотрела Капля на здание, возвышающееся в безжалостной метели. Его окна одинокими огоньками пробивались через пелену. – Буль-я-буль-знаю-его. Ночевала-буль-буль-здесь-два-буль-раза-когда-буль-буль-с-отцом-буль-на-аудиенцию-буль-к-буль-королю-приезжала. Буль-мне-буль-там-буль-буль-понравилось.

- Ну ещё бы, за такие деньги и мне бы понравилось.

- Ну-буль-там-не-дорого-буль-буль.

- Да неужели? – усмехнулся я. - Те деньги, что я там отдал, могли бы прокормить человека месяц, если не больше. А теперь идём, нас ждут великие дела.

И я буквально потащил Каплю за собой, так как она кажись начала подмерзать и теперь плохо двигалась. Надо было дотащить её до того, как она станет хрупкой и под своим весом начнёт разрушаться. А то в метель в темноте придётся мне ползать и искать её составные части.

- Ты вообще не можешь держать тепло? - спросил я почти дотащив её до отеля. Сейчас около его дверей никто не дежурил.

- Могу-буль. Но-слабо-буль.

- Херово…

Только когда я дошёл до самой двери, навстречу к нам выскочил швейцар и забрал наши вещи. Я бы угарнул, если бы он вещи забрал, а нас оставил снаружи.

А дальше началось не самое интересное и приятное занятие – я пошёл ругаться со службой на счёт кареты. Оставил статую замёрзшей Капли на входе и двинулся к девушке на ресепшене. На вопрос, помнят ли они меня, я с удивлением услышал, что отлично помнят. Буквально через пару минут ко мне вышел, как я понял, главный менеджер и чуть ли не половина персонала начала мне кланяться и просить прощения за случившееся.

Это выглядело так… странно, что я был в лёгком шоке. Побывав в этом мире, я ожидал что угодно от сопротивления до оскорблений, но ни как не явки с повинной и предложением компенсации.

- Может быть мы можем предоставить вам и вашей жене номер, – с заискивающей улыбкой и лебезящим голосом спросил главный, – чтоб уладить столь печальный инцидент? Естественно с ужином, завтраком и обедом? Наш лучший королевский номер с тремя иксами?

Три икса? Чот как-то звучит угрожающе.

- С двумя кубиками льда?

- С тремя, - сказал он так, словно я должен теперь упасть тут в ахуе и начать биться, пуская пену. – И туалетная бумага будет коричневой в красную крапинку.

Бля, реально, с чего разговор не начинается, заканчивается темой говна. Какие же здесь говноеды, пиздец просто.

Мне в принципе всё равно, будут там кубики или нет, но вот их вип номер…

Поэтому поартачившись, посмотрев, как все остальные стоят в наклоне под девяносто градусов, и потешив своё ЧСВ, я великодушно согласился на королевский номер. Нет, ну если предлагают, то почему бы и нет, верно?

Я к тому же смог выбить себе ещё один бесплатный номер на будущее, если вдруг придётся сюда вернуться. Поугражал отцом Капли, Анчуткой, графиней Элизианой, и они согласились, что моральный ущерб должен быть возмещён.

Королевский номер оказался аж на шестом этаже и главной особенностью было то, что он занимал весь этаж. В зале была огромный покатый стеклянный потолок, через который сквозь пелену виднелись маленькие редкие огоньки домов, с трудом пробивающиеся сюда. И надо сказать, здесь было тепло, может магия, а может камин жарил так.

Ещё порадовала спальная, где огромная кровать стояла прямо напротив покатого стеклянного потолка чуть ли не в плотную, чтоб засыпая, ты мог смотреть сверху вниз на плебеев, которым такое не светит, и чувствовать себя королём мира. Это типа плюс к общему уюту, так как сама по себе спальня была довольно маленькой, и кровать стояла почти впритык к стенам.

- Буль-буль-буль-буль-буль! – восторженно забулькала Капля, увидев номер, когда я распрощался со швейцаром.

А в следующее мгновение она вытекла из своей огромной шубы словно густое масло. Через рукава, воротник, через низ, через штаны, из сапог вытекала множеством струек собираясь в огромную лужу, в то время как её одежда медленно оседала. И вот уже передо мной из лужи буквально вырастает Капля…

Но я особо и не смотрел. Просто на мгновение представил, что из какой-нибудь тени вот так вырастает Клирия, и у меня мурашки по спине побежали.

- Тот-номер-буль-буль-был-буль-хуже! Буль-тут-буль-так-уютно-буль!

Она потопала смотреть комнаты, пока я доставал вещи, чтоб переодеться. Смысл в тёплой одежде разгуливать?

Однако стоило мне остаться в трусах, как я буквально почувствовал её за своей спиной. Как почувствовал через несколько секунд, что спины касается странная упругая влажность, словно это желе меня обнимает.

Живое желе.

Хм… живой банановый пудинг… Блин, я бы не отказался от живого бананового пудинга. Прикольно, трахаешь и тут же ешь! Профит!

- Бульк-бульк? – как-то томно спросила Капля.

- Вопрос на миллион, ты чо делаешь? Переведи мне на человеческий.

- Бульк-бульк-скучно.

Скучно? Я посмотрел в окно, где метель, казалось, только начинается. Как в принципе и ночь. А значит впереди будет ещё много чего интересного.

Глава 193

(Дальше будет только чернушка-порнушка, трэш, тентакли, насилие и другие прелести хентая, кои можно встретить или придумать. Кому неприятно, можете смело пропускать до следующей главы. Сюжета здесь совсем нет.)

Значит скучно ей?

- Бульк-бульк-скучно? – передразнил я её. - Поэтому твоя рука в моих трусах?

Да-да, её чрезвычайно мягкая ручка была сейчас у меня в трусах, будя организм, буквально обволакивая всё, сдавливая, расслабляя, пуская волны. Удобно быть тиной, ничего не скажешь. И довольно необычно чувствовать членом что-то мягкое и при этом двигающееся. Сложно описать, но отдалённо напоминает на холодец или желе. Или пудинг, если на то пошло.

- Кстати, ты же говорила, что я тебе как подружка.

- Так-бульк-я-и-бульк-бульк-с-подружками-бульк-занимаюсь-бульк-сексом, - пробулькала она мне в ухо.

- Э… каким образом?

Пока одна рука орудовала в штанах, развлекаясь с моим членом, а вторая обнимала за грудь, вокруг шеи обвился… тенктакль? Блин, эту жутковато…

- Бу-у-ульк, - и второй уже обвился вокруг груди. – Бульк-понял?

- Да… И… ты девушек вот так? Ими?

- Бульк-некоторых-бульк-бульк-проходила-полностью…

- Полностью? – не нравится мне это… Да и бульканье у неё стало другим не обычным поверхностным, а более вязким, низким, продолжительным и таким прямо глубоким.

- Верно-бульк-полностью, - её тентакль коснулся моих губ. – От-попки-бульк… до-ротика-бульк… насквозь… Бульк-бульк…

- Только меня не надо проходить насквозь, окей? А то чот не по мне подобное… - пробормотал я.

Неожиданно кончик тентакля, что скользил по моим губам сам превратился в губы и чмокнул меня, после чего быстро уполз вниз к паху.

Капля рассмеялась.

- Хорошо-бульк-бульк-бульк…

- А ты только с девушками? – поинтересовался я в то время, как её тентакль делал мне минет. Кажется, это будет самым странным сексом в моей жизни.

- С-парнями-тоже-бульк… Какая-бульк-разница… Я-тина-бульк…

- А по полу ты кто? Девушка?

- Бульк-восприятие-бульк-себя…

Восприятие себя. С её слов я понял, что когда ты появился, тогда и решаешь для себя, кто ты, так как пола у тин нет. Кто-то хочет потомство выносить и воспитать, кто-то нет. Кого-то тянет больше к парням, кого-то к девушкам. Кто-то себя чувствует мужиком, кто-то бабой. Так и решают. Определяется это обычно с самого детства, оттого у них нет ни лесбиянок, ни геев.

Вот Капля у нас девушка.

Пока Капля мне это рассказывала, она буквально вся перетекла такими тентаклями ко вперёд в позу, стоя на коленках, обхватив ртом член. Это выглядело так, словно несколько больших тентаклей сплелись в один пузырь передо мной, который наполнился и принял её форму. Она мне в этом плане ещё жидкого терминатора напомнила.

- М-м-м… - она ещё и мычать умудрялась… первый раз девушка при мне вообще какие-то звуки издаёт при таком деле.

Но вот она вновь превращается в бесформенную каплю, вытягивается во весь мой рост, и тут же преобразуется в себя обычную. Её руки уже обнимают меня и более того, я уже в ней, хотя секунду назад она сосала. Капля утягивает меня прямо на пол, словно пользоваться кроватью не в её правилах. Она буквально вся ходит волнами, сдавливает член; всё такое мягкое, и проваливающееся. Нет, это не неприятно, это очень необычно.

В какой-то момент мы переворачиваемся, и я уже сверху Капли и начинаю очень активно пользоваться ею. Её знатные мясистые половые губки радуют не только глаз, но и член. Я вожу им между ними, раздвигаю, входя в неё, и наслаждаюсь зрелищем, достойным лучшего порнофильма. Каждое полное проникновение в неё сопровождается мягким чявкающим звуком. При этом её длинный-длинный язык буквально полностью обвил мой, утягивая его из рта.

- Бульк-расслабься-бульк-не-бойся-и-бульк-доверься… Смотри-бульк-фокус… и-закрой-глаза…

Фокус.

Я от таких фокусов прихуел, честно говоря, когда её длинный язык буквально пошёл дальше в горло, ниже, глубже…

- Просто-дыши-бульк…

Самое странное, что я действительно мог дышать. Даже когда она забила своим языком мне горло. На мгновение я закашлялся, стало неприятно, но… с этой неприятностью было как-то даже кайфово.

Я не переставал ожесточённо трахать её, этот странный чавкающий мокрый звук буквально заполнил комнату, вместе с её постоянным мычанием. Мои пальцы буквально тонули в неожиданно большой, огромнейшей и плотной груди, которая не спешила растекаться по ней, даже когда Капля лежала на спине. И сколько бы я не впивался в них пальцами, они отзывались ответной мягкостью, а их хозяйка томным мычанием.

И стоило мне кончить, как она буквально обвила меня ногами и придавила к себе, мягкой и скользкой.

- Бульк-необычно-бульк? – спросила она разорвав поцелуй, хотя могла бы этого не делать. Наверное, чтоб я ответил.

- Довольно, - сказал я. – У тебя плотность стала выше… - я очень сильно сжал грудь и почувствовал то сопротивление, которое бы почувствовал в нормальной груди. Хотя всё остальное тело палилось некоторой мягкостью. Но… заебись её ляхи щупать.

На мгновение её лицо стало задумчивым.

- Бульк-встаёт-бульк-у-тебя, - известила меня синяя девушка неопределённой формы.

- Естественно. Так-то у меня первый раз кто-то не моего вида.

Я грубо развернул Каплю на живот под её хихиканье.

Мда… задница знатная, большая… нет огромная, аж раздвигать приходится, чтоб добраться до заветного прохода. Её было приятно щупать и мять всей пятерней, приятно по ней бить ладонью, заставляя вздрагивать.

- Бульк-через-бульк-попку-бульк-бульк? – повернула она голову боком, улыбаясь.

Спасибо, что лицо из затылка не появилось. Я коснулся попки членом, поводил, привыкая к совсем необычным ощущениям. Её тело мало того как слизь, так ещё и поверх слизью покрывается, которая остаётся на мне.

- Сделаешь туже? – спросил я, уперевшись ей прямо в её миленький входик.

- Буль-кто-тобульк-любит-девственно-туго-бульк?

- Любит жёстко и со стонами боли, - ответил я и начал нагло входить.

Просто удивительно, насколько она точно воссоздавала всё, я бы и не отличил некоторые моменты от настоящей женщины. С трудом войдя самым кончиком, словно слегка насадив, я с силой вошёл в неё, заставляя выгнуться и издать громкое томное мычание. Схватил за волосы, потянул на себя и начал сильно и быстро долбить.

Она громко дышала, стонала и вообще, издавала весь спектр необходимых звуков, выгибаясь дугой. Капля даже откляничила аппетитно в прямом смысле нереально большую и круглую попку, которая вздрагивала и подпрыгивала от каждого толчка.

- Издаёшь звуки как шлюшка, - сказал я грубо.

- Я-и-есть-бульк-бульк-бульк-шлюшка, - ответила она и неожиданно села, прижавшись к моей груди спиной и распластав мягкую задницу по ногам, выгнула назад голову и присосалась к моим губам.

Это было нечто. Довольно удобно менять части своего тела по желанию, делая аппетитными те, что необходимы в данный момент. Стоило мне закончить, как я грубо перевернул Каплю, раздвинул ноги шпагатом в разные стороны, открывая отличный вид. Трахнул несколько раз эту гимнастку. После этого положил её на бок и задрал одну ногу вверх, хорошенько долбя похотливую сучку.

Иногда она сама скакала на мне в то время, как огромнейшая грудь подлетала вверх-вниз, хлопая по её телу. Вставала надо мной на руки и ноги столиком и опускалась попкой на член, после чего елозила. В другой ситуации бы кончить было бы невозможно, но не с Каплей.

Интереснее было, когда она превратилась в безтелую форму. Просто огромная лужа, на которой я лежал и которою трахал, причём ощущения были куда интереснее, чем с девушкой. Она менялась, вытягивалась, оставаясь просто каплей, которую я обнимал как подушку и трахал.

В какой-то момент я вообще тупо лежал в пузыре. Лежал, пока мой член дёргался, словно его оседлала невидимая девушка. Капля со знанием дела дрочила мне… или трахала, тут не разберёшь, пока я плавал внутри неё. И так раз пять, прежде чем мы вернулись к классике.

- Слушай… а как ты получаешь удовольствие? – пыхтя над неё, спросил я неожиданно возникший вопрос.

- Бульк-процесс, - ответила она. – Бульк-и-бульк-эмоции. Сильные-бульк-бульк-эмоции-доставляют-бульк-удовольствие. Бульк-особенно-у-бульк-девушек. Когда-бульк-поглощаю-их-они-бульк-бульк-пугаются-до-бульк-ужаса. Когда-бульк-проникаешь-бульк-бульк-они-забавно-бульк-сопротивляются.

- Поглощаешь?

- Потом-бульк-покажу. Бульк-а-бульк-пока-мы-может-бульк-бульк-сыграем-в-бульк-игру-бульк-по-принуждению-бульк-бульк? Я-буду-бульк-бульк-любой-девушкой-бульк-и-ты-бульк-будешь-бульк-принуждать?

И мы сыграли. Она меняла своё лицо и тело становясь то одной, то другой. Вот она девушка в очках, которую я видел в библиотеке. Сопротивляется, стоя на коленях, упирается руками в ноги, но я всё равно силой заставляю её взять в рот. Вот уже другое лицо, похожа на Сью, девушку Мартина. Она сомкнула ноги, хныча, но я всё равно силой развожу. Вижу маленькие складочки, лишённые того объёма, что были у Капли, и вхожу, пока она бьётся и борется.

- А откуда ты знаешь, как Сью голой выглядит?

- А-я-бульк… доставляла-бульк-бульк-ей-удовольствие-бульк, - улыбнулась Капля и сделала неприличный жест языком. – Маленькая-бульк-глупая-бульк-и-тугая-бульк. Маленький-бульк-крохотный-бутончик-бульк-бульк. Бульк-тугая-попка-бульк-бульк-повизгивания-и-бульк-наслаждение. Её-бульк-неуверенную-целовать-бульк-бульк-входя-в-бульк-попку-щупальцем-бульк-бульк-так-забавно-бульк. Она-бульк-бульк-становилась-бульк-такой-крохой-бульк-которая-зависит-от-бульк-бульк-тебя. Бульк-без-воли-готовая-следовать-бульк-за-бульк-бульк-тобой. И-потом-бульк-управлять-бульк-ею-бульк-раздвигать-ножки-бульк-бульк-насаживать-развращять-бульк-бульк-растягивать… И-бульк-делать-с-ней-бульк-бульк-всё-что-хочешь-бульк-бульк. А-она-бульк-просто-бульк-не-может-бульк-отказать-и-бульк-делает-что-бульк-прикажешь…

И Капля спародировала её. Её краснения, неуверенность, покорность. Эту маленькую шлюшку Сью, которую можно схватить и драть так, как ты захочешь, когда она покорно примет всё, что хочешь.

Прошло четыре копии человека, прежде чем Капля остановилась. Видимо ей нравится по жёстче, так как эмоции ярче.

- Думаю-бульк-бульк-можно-показать-бульк-поглощение, - улыбнулась Капля. – Бульк-это-очень-бульк-бульк-забавно.

- Для тебя?

- Столько-бульк-эмоций… Бульк-мы-чувствуем-бульк-касания-бульк-бульк-но-не-бульк-чувствуем-таких-бульк-ощущений.

С её слов можно было сказать только то, что это словно дарить подарок. Когда ты его даришь и наблюдаешь счастье и восторг, ты сам чувствуешь кайф на душе. Или помогаешь и чувствуешь кайф. Капля не чувствовала оргазм, но она кайфовала от эмоций.

Я лежал на спине и смотрел в стеклянный потолок, как там за ним заволакивает всё белая пелена. Она же лежала под боком, положив голову мне на грудь.

Заказать девушку… было довольно непросто. Мне пришлось спуститься к менеджеру и сказать, что я снимаю все претензии, но хочу девушку в номер. Он сначала артачился и вежливо отклонял мои деньги, но, услышав про претензии, согласился. А я попросил какую-нибудь простенькую лохушку с глупеньким и милым лицом.

Сотня золотых (а ради такого зрелища я готов раскошелиться) и у меня на пороге через десять минут стояла служанка с не просто глуповатым, а тупым лицом. Этакая деревенская милая дурочка, которая даже говорит с трудом. Притащила к нам ещё и ужин.

Видимо ей объяснили то, что той следовало знать.

- Гос…подин… я… у вас э-э-э… буду… - милая на вид, но выдавала слова с трудом.

- Да, знаю, проходи.

И она прошла в зал. Где застыла от лёгкого шока. Ну да, увидь Каплю, стоящую в центре комнаты, полностью обнажённую с такими формами, что любой здоровой мужчина обзавидуется, тоже охереешь. Чего стоила одна задорно торчащая грудь, добротного четвёртого размера.

Капля, покачивая бёдрами, двинулась к служанке, которая испуганно попятилась назад. И стукнулась об меня.

И чем ближе была Капля, тем сильнее она дрожала.

- Чо, Капля, покажи класс.

- Бульк, - улыбнулась широко она.

Подойдя ближе, она слегка наклонилась к низковатой девушке.

- Будешь-бульк-хорошей-девочкой-бульк?

Та испуганно закивала.

- Бульк, - томно, с желанием сказала Капля.

И тут её руки превратились в конкретные щупальца, которые начали медленно обвивать девушку, словно тросы, стягивая по рукам и ногам и не давая той двинуться. Та в ужасе открыла рот, намереваясь кричать, но Капля сама открыла рот и… её язык словно толстая змея хоп той в ротик, затыкая дурочку.

- Только не убей её.

- Я очень-бульк-аккуратно, - томно побулькала Капля, увлёкшись процессом.

Девушка в ужасе наблюдала, не в силах кричать, как рот Капли в лучших традициях фильмов ужасов раскрывается до хер знает каких размеров, и оттуда вылезает множество других более тонких тенткаклей. Её язык продолжал всё глубже и глубже заползать той в глотку. Другие тентакли буквально опутывают дёргающуюся девушку, заползают той в рот, в ноздри, обвивают, словно ветви, лицо, потом голову, плечи... После чего начинают затягивать её Капле в рот. Это выглядело жутко и сексуально.

Вот у дёргающейся девушки скрылась голова в её рту, вот пошло тело; плечи, грудь, бёдра… Вот уже ноги одни остались. Ступни девушки дёргались как бешеные и один из туфель слетел на пол. Вскоре только ступни и торчали из рта Капли, а через секунду не было и их.

Мне это напомнило один хентайный мультик, где девушку проглотил монстр вот так же и потом трахал её внутри. Судя по всему, Капля хотела сделать то же самое.

- Та-да-а-ам! – вскинула победно руки Капля, покончив с закуской. – Бульк-как-тебе?

- Жутко, - кивнул я.

- Она-бульк-до-сих-пор-бульк-сопротивляется-бульк-бульк-внутри-бульк. Бульк-я-ей-бульк-щупальце-к-лёгким-бульк-бульк-просунула-бульк. Она-сможет-бульк-дышать. Милашка-бульк. Вкусненькая-бульк-бульк, - Капля облизала палец, словно проглотила очень вкусный десерт.

Ну я примерно так и предполагал, что тина просто переносит через своё тело кислород. Запихнула той до самых лёгких и питает кислородом. А по самой тине и не видно, что она проглотила кого-то. Только толще слегка стала. Через минуту она уже выплёвывала вещи девушки, начиная с заколок, заканчивая трусиками и бюстгальтером.

После этого я разделся, и мы ещё раз хорошенько трахнулись. Она стонала и грязно ругалась, пока я входил в неё до упора. Я буквально чувствовал, как в Капле что-то слегка дрожало и вибрировало, пока я оприходовал её. А потом та развернулась попкой. Да вот только дырочка попки была не её – цвет не совпадал, как не странно. Решила воспользоваться девушкой внутри. Но при этом её задница плавно переходила в задницу той девушки, которая была проглочена, словно была её собственная.

- Не твоя.

- Бульк, - согласилась она. – Бульк-давай-бульк-и-бульк-её. Смотри-бульк-фокус.

Секунда, дырочка сжалась и тут же разжалась; оттуда выглянуло маленькое тонкое щупальце.

- Ты её полностью прошла?

- Ага-бульк. Можешь-бульк-не-волноваться-бульк-бульк. Она-бульк-внутри-теперь-бульк-чистенькая. Мы-бульк-тины-бульк-бульк-можем-впитывать-всё-бульк-и-тут-же-бульк-бульк-разрушать-бульк. Внутри-чиста-бульк-как-и-снаружи.

- Оке-е-ей… - протянул я, пристраиваясь к ней.

- Бульк-смазки-бульк?

- Так обойдётся, - ответил я и от души вошёл в попку девушки.

Было туго, я даже чувствовал бешеную пульсацию в ответ на вероломное вторжение, чувствовал, как пробежала дрожь по телу. Но звуков, кроме стонов Капли не было.

- Ей-больно-бульк-вся-вибрирует-бульк-бульк-и-брыкается-бульк.

- Да и пусть, - отмахнулся я, продолжая долбить её. – Кстати, ведь получается, что ты можешь проглотить несколько девушек и вот так выставить их задницы, чтоб я мог любую из них трахнуть?

- О-о-о… бульк-бульк. Я-бульк-могу-это-бульк-сделать. Дать-на-выбор-бульк-бульк-ротик-бульк-или-попку-бульк. А-бульк-могу-их-бульк-заставить-бульк-бульк-трахаться-между-бульк-собой-бульк-буквально-обвязав-их-бульк-бульк-вместе-внутри-бульк-и-снаружи-бульк-собой.

От одной такой картинки у меня кажется встал ещё сильнее, хотя казалось бы, куда ещё… По крайней мере попка девчушки задёргалась.

Стоило мне закончить, как её открытую судорожно дёргающуюся в попытке закрыться дырочку занял тентакль, добротный и толстый, заползший туда. Я просто был удивлён насколько бедная задница девушки растянулась. А через минуту Капля уже повернулась ко мне.

- Насквозь-бульк-прошла-двумя-бульк-щупальцами. Так-дёргается-бульк-бульк-внутри.

После этого я трахал и трахал мягкую подуставшую Каплю, которая менялась буквально подо мной. А иногда становилась такой мягкой, что я буквально проваливался в неё и чувствовал девушку внутри. Один раз я даже засунул внутрь неё руку и схватил девушку за что-то, но практически сразу Капля развернула её так, чтоб это что-то была киска девушки.

Да уж, растянули её мы знатно. Хотя… не совсем. Как только я начал знакомить её с фистингом рукой, почувствовал сопротивление не до конца растянутой дырки. Начал медленно вводить, отчего та буквально забилась. Я чувствовал, как её скользкие стенки буквально запульсировали, пытаясь сжаться. Но я всё равно её вперёд-назад, да и разработал хорошенько.

Когда нам наскучили такие игры, Капля выпустила девушку наружу. Встала и та просто вывалилась с выпученными глазами из живота Капли, обхватив себя.

- Ты слышишь меня? – заботливо спросил я, присев перед ней.

Не с первого раза, но та посмотрела на меня округлёнными глазами и кивнула.

- Отлично… - я положил перед девушкой небольшой мешочек и раскрыл его перед ней. В свете свечей приветливо блеснуло золото. – Хочешь золота?

Девушка перевела взгляд на мешочек и в её глазах блеснул интерес с жаждой получить заветное золото.

- Отлично, - погладил я её по волосам. – Тогда сыграешь с нами и это твоё. Здесь много, сто золотых.

Она закивала, потянув руки к золоту. Я позволил порыться рукой в золотых монетках и взять одну в руки. Пусть порадуется.

- Играть… с… э-э-э… вами? – мыслительные процессы шли у неё на лице с трудом.

- Да, - кивнул я.

- Да… золото… нужно… я… э-э-э… поиграю.

Как же ей трудно говорить…

А Капля тем временем приняла интересную форму. Ниже живота всё в сплошных тентаклях разной толщины, а сверху её тело. Они потянулись к неуверенно вставшей девушке, обвили её ножки, слегка раздвинув те, скользили по лицу, груди, животу и начали входить в её дырочки. Очень скоро сама девушка с усердием сосала одно из щупалец, пока другие извивались, гладили её, обвивали и долбили. А Капля сосала мне. Вернее, я практически трахал её ротик.

Хотя она же слизь, у неё нет понятия «рот».

Потом я просто наблюдал, как Капля трахает девушку щупальцами, раздвигает ей ноги, входит в попку и выходит из рта, подходит к её нижним губам после чего начинает её вот так трахать. Капля с интересом растягивала ей задницу, пытаясь просунуть как можно более толстое щупальце, а потом уже и руку, пока гостья не начала стонать от боли. Потом эта девушка сосала мне, пока её долбила и Капля. Потом мы менялись местами.

Необычным моментом было разделение Капли. Она просто взяла себя и… разорвала на две половинки, которые были маленькими копиями её в версии «Лоли-слизь». Эти две маленькие копии с щупальцами вместо ног в прямом смысле слова набросились на девушку, словно хищники, вдвоём и начали беззастенчиво и жёстко её драть, пронизывая щупальцами, засовывая их куда только можно. Девушка забилась, пытаясь вырваться от такой жести, но очень скоро была скручена и растянута до новых вершин.

После этого я схватил одну из этих копий и хорошенько трахнул в ротик, пока вторая разбиралась с девушкой, буквально нанизывая её всю.

Чуть позже уже девушка делала мне минет, пока её пузо в прямом смысле слова шевелилось – туда пролезла копия Капли и теперь её щупальца торчали из рта девушки, так же массажируя моего друга, в то время как другие торчали из задницы и теребили той бутончик, заполняли собой дырочку и просто опоясывали девушку. Словно теперь они росли из самой девушки. Одновременно её драла вторая копия, облизывая тело девушки своим длинным языком.

А под конец я трахал эту дурочку, в то время как Капля буквально обволокла нас со всех сторон. Словно мы трахались, купаясь в холодце. Эта мягкость массировало моё тело, мяло его, мягко помогало, двигая девушку мне на встречу, чтоб я хорошенько входил в неё. Попутно девушку также наполняла тина, которая буквально драла бедняжку, раздувая той животик.

После таких игр, которые по больше части были игрой с телом девушки, мы уснули. Девушку оставили, так как то Капля, то я иногда потрахивали её среди ночи. А иногда оба её ебали, при этом целуясь между собой.

А на утро я проснулся и увидел слегка пугающую картину – Капля буквально полностью превратилась в щупальца. Она так нашпиговала собой девушку, что у той даже живот вздулся и двигался. При этом сама девушка буквально висела обессиленно в воздухе, поднятая этими щупальцами, которые насиловали её.

Ну а я… а я оставил её веселиться и пошёл мыться. Пусть Капля развлечётся напоследок, раз всё уже оплачено. Правда минут через десять, ко мне явилась Капля всё с той же раздолбанной девушкой. Она даже не пыталась из той вытащит свои щупальца, беспрестанно насилуя бедняжку. Ну и я присоединился, хорошенько напоследок отжарив нашу гостью во все дырки, после чего отдал золото.

Надо было видеть, с каким усталым счастьем приняла она мешочек золота из моих рук и, не сводя ног, ушла. Мне очень хотелось надеяться, что она сможет воспользоваться мозгами и не просрать всё. В конце концов, заслужила.

Да уж, теперь-то я могу написать сочинение: как я провёл свои выходные.

Часть сорок третья. Озверевшая близняшка. Глава 194

Капля была довольна. Если судить с её слов, то в первую очередь потому, что эмоций, как она выразилась, было море.

- Нет-буль-буль-ничего-буль-лучше-чем-буль-чувствовать-других-буль-буль-и-буль-делать-буль-другим-буль-буль-приятно. Или-нет-буль, - улыбнулась она тогда.

Я согласен, нет ничего иногда приятнее, чем видеть радость человека, понимать, что ты сделал его счастливым.

Или же заставил бояться и делал ему неприятно, удовлетворяя себя своей властью. Вроде все мы люди (громко сказано, но смысл понятен), однако стоит взглянуть на поступки, как открываешь много чего интересного как о себе, так и о человеке.

Уже на следующий день, который выдался до ужаса солнечным, я вернулся с Каплей на территорию универа, получив долю шуток от некоторых товарищей.

- Ну и как спать с тем, кто по консистенции мягче тебя самого? – спросил Кащей, стоило мне войти в общий зал. Он там рубился с Оптимистом в шахматы.

- Так же приятно, как и с обычной девушкой. Откуда такие слухи-то?

- Тебя с ней Мартин видел. А сегодня твой сосед о тебе интересовался, видимо соскучился, - его пасть растянулась от уха до уха в нечеловеческой ухмылке. – Мартин и сказал. Так чо, какого спать с той, кто мягче тебя по консистенции?

- Очень смешно, сейчас живот надорву. Лучше скажи, на бабки играете? – кивнул я на шахматы и золотые монеты рядом.

- Да, – тихо сказал Оптимист вместо него.

- Ясно… ходи А5 на D2, Кощею шах и мат будет, - теперь уже без зазрения совести сдал я дрыщавого засранца.

- Что?! – в ужасе подтянулся Кощей, глядя, как Оптимист с видом, словно это он проигрывает, делает ход. – Как… Как так-то?!

- Приятной игры, Кащей, - улыбнулся я ему и двинулся в комнату. – Надеюсь, что это твои оставшиеся карманные деньги.

- Так оно и есть так-то!

Засранец блин. Но он не был единственным моим удивлением.

В моей комнате меня встретил Мачо, стоящий раком в своих стрингах, словно приветствующий хозяина. Такой видок с порога едва не заставил меня просадить ему пендаля. Правда, подавляя секундный порыв, я заметил, что любитель стрингов вытирал пол тряпкой. В жизнь не поверю, что он решил порядок навести, когда этим занимается прислуга.

Завалил свою девушку и смывает кровь может? Может его грохнуть?

Ручки то потянулись, как бы смешно это не звучало.

- Ты чо тут делаешь? – спросил я, бросая взгляд на свою кровать. Там уже лежал большой прямоугольник где-то полутораметровой высоты, шириной примерно с меня, обмотанный в какие-то тряпки.

Удивительно, но его умудрились привезти раньше, чем я сам приехал. Явно не почта моей родины работает здесь.

Он выпрямился на мой голос, и я услышал, как захрустели у него позвонки.

- Привет, - он расправил плечи, разминаясь. – Представляешь… вчера в пургу окно разбило. Намело тут… Вот, только убираться закончил. Кстати, - он повернулся ко мне, - тебе надо будет ещё бельё чистое потом забрать.

- Ясно, а когда окно разбили? – я невольно покосился на кровать. Вернее, не на неё, а как бы сквозь неё, на чемодан.

- Да ночью, - пожал он плечами. – Меня не было здесь, я в гостях был. Кстати, покажешь, что тебе привезли?

- Почему бы и да, - пожал я плечами и принялся спокойно распаковывать посылку.

По правде говоря, мне хотелось первым делом броситься под кровать и проверить Маленького Пожирателя Человеческой Плоти, так как предчувствия были наисквернейшими. Но не при Мачо это же делать, а засранец не успокоится, пока я ему не покажу покупку.

Распаковал зеркало, поставил у стены, дал ему полюбоваться на себя. Одеться перед ним, ещё раз полюбоваться.

- Розовое… да у тебя есть вкус, дружище, - похвалил он. Ебать мне важно твоё мнение. Съеби уже отсюда.

Вот попялившись ещё минуты три четыре, он сказал, что его ждёт ещё приключение с бойкой студенткой и ушёл, наконец-то оставив меня одного. Я тут же пулей метнулся к двери, запер её и бросился к чемодану под кроватью.

И моё сердце упало в прямую кишку, когда я увидел, что замки застёжки были буквально вырваны с корнем на чемодане, а внутри никого не было. Ну хоть не насрал мне напоследок и на том спасибо. И, признаться честно, я уже ожидал подобного, когда услышал про разбитое окно, но…

БЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-ЯТЬ!!!!!!!!!!!!!!

Где он?! Где утконос?!

СУКА! Утконос вернись, я всё прощу!!! Бля!!!

Я вскочил, готовый просто взлететь и пробить потолок над головой. Бля, если его кто-то увидит… Если этого пушистого идиота кто-то спалит…

Так, ну на меня не подумают, однако оставить его я тоже не могу. Надо что-то делать…

Я посмотрел на чемодан. У того были сорваны замки, причём с корнем. Если бы открывали снаружи, то никто бы не стал выдирать их, когда можно одним движением откупорить его. Значит сам сбежал.

Так… почему? Последний разговор мой…

Блять… я хотел его отнести в поместье, а он не хотел возвращаться. По крайней мере без меня. И по принципу маленького ребёнка он вполне мог сбежать. Разбил окно и был таков, лишь бы не возвращаться туда, где ему не рады.

Прямо как я…

Как я тебя понимаю, пушистик. Но всё же неудачное место ты выбрал для побега. Да и поговорить мог со мной. Может я бы и не стал тебя отправлять, ведь по сути ты просто лежал, ел и спал…

Но я бы его не послушал, вот в чём проблема. Это сейчас, задним числом я тут извиняюсь, но не случись этого, я бы отправил его обратно. Да чего уж там, я бы и сейчас отправил его обратно, наплевав на его желания.

Короче, я не оставил ему выбора. Возможно его нежелание быть нелюбимым настолько сильно, что он готов рискнуть и уйти, чем быть в поместье.

Я распахнул окна, пуская в комнату свежий холодный воздух, и выглянул наружу.

Естественно никаких следов не было, он скорее всего бежал во время метели, отчего следы замело. И отсюда бы он не разбился, сугробы не позволят. Хотя, если быть честным, я очень сомневался, что он может разбиться, так как под понятие «простой утконос» он точно не попадает.

Но… куда он ушёл? Блин, если утконос убежал в город, то быть беде, если его найдут. Твою же мать! Блять! Сука! Сукасукасукасука!!!

Нет, бесполезно сейчас бежать сломя голову за ним, так как я даже не знаю, в какую сторону он ушёл. Остаётся только ждать чуда и исследовать округу на его наличие.

Я вытащил маленькое зеркальце и настучал нужный мотив, после чего начал ждать. Стоило мелькнуть там Кстарн, я тут же позвал её.

- Проход, Кстарн! – буркнул я и поднёс зеркальце к новому зеркалу. Вытянулась рука, коснулась его и вот, теперь я мог проходить. Теперь у меня был собственный портал со своим домом. Только жаль, что мне это не поможет сейчас.

- Мой господин, вас провести или мне привести Клирию с Элизи? - тихо спросила Кстарн у меня, выглянув из зеркала.

- Нет, милаха Кстарн, не надо. Просто дай знать девушкам, что контакт установлен.

Она кивнула и скрылась в зазеркалье.

Они обе знали о том, что у меня оказался утконос, как знали и о том, что я хочу спиздить жезл жизни. Я вообще все планы им говорил, так как это позволяло обдумать ситуацию и увидеть минусы. Но сейчас я не знал, стоит говорить им о том, как я просрал утконоса или нет.

Фактически никакого ущерба от этого не было. Ну пропал и пропал. Ну найдут утконоса, никто не сможет его со мной связать.

Но он был нашим зверьком. Он был в нашей команде. А теперь он бродит хрен знает где и хрен знает в каком состоянии. С его жиром и шубой снег не был страшен, но вот кушать это чудо-юдо что будет?

Ладно, надо взять себя в руки и найти этого пушистого диверсанта. Или, в крайнем случае, просто попытаться, может и смогу найти его, если звёзды на небе сойдутся. Ведь дуракам везёт.

Я ещё раз выглянул на улицу. Самым нормальным вариантом казался в тот момент…

Блять, я не знаю, тут везде снег и поля! Куда? Какой вариант?! Лес за стеной? Да, лес за стеной в принципе может сойти для его укрытия. В том, что он преодолел забор, я даже не сомневался, если честно. Вот вообще не сомневался в подобном, ибо выпрыгнуть из окна и сломать чемодан он смог.

Накинув на себя куртку, я стремглав выскочил в коридор, не забыв закрыть дверь за собой. Если я успею… Хотя я уже не успею, но всё же, вдруг он поспать лёг в лесочке?

Хотя его тогда засыплет снег и ищи потом… Так что тоже плохой вариант. Не ходить же с лопатой и не копать каждый подозрительны сугроб, верно?

Копать! Буду копать даже не лопатой, а руками, так как боюсь уебать бедного утконоса.

По пути вниз я встретил Митсуо и Тугодума, один из которых с трудом пытался что-то сказать, а другой из вежливости пытался это слушать. И засранец герой проводил меня взглядом, в котором читался вопрос: куда это ты бежишь? Мне даже оборачиваться не надо было, чтоб понять это.

Я выскочил на улицу, оглянулся. Солнце неприятно отражалось от снега, слепя. На небе не было ни тучки, а где-то вдалеке пели птицы. Всё что нужно для хорошего настроения, однако не сейчас. Я побежал через снег в сторону забора в районе леса. Если с нашей стороны всё было практически под корень вырублено, то там лес никто не трогал.

Я добежал до забора через все сугробы, с трудом переводя дыхание после такого забега и оглядываясь. Будь я утконосом, первым делом отправился бы в лес. Просто даже потому, что здесь можно спрятаться. Однако внимательный осмотр не дал никаких результатов - Маленький Пожиратель Человеческой Плоти не проломил стену и не выбил кирпичи, хотя…

Я принялся раскапывать сугробы перед забором. Если он утопал во время метели, то скорее всего проход могло засыпать. А раз так…

Удача улыбнулась мне далеко не сразу, через пол часа замёрзшими руками я смог раскопать какой-то лаз под забором, что вёл на ту сторону. Его и не заметишь, если не искать специально. И он как раз подходил для того, чтоб туда пролезть. Правда вот я туда вряд ли сам пролезу. Хотя…

Воровато оглянувшись и не увидев преследователей, я нырнул в эту щель.

В принципе, если очень и очень постараться…

С этими мыслями я прополз под стеной, ещё попутно раскапывая место для манёвра, пока в конечном итоге не застрял.

Браво блять, иногда я удивляюсь сам себе. Ещё хуже то, что я и в обратную сторону не могу пролезть. Я начал крутиться в дыре, чтоб хоть как-то вырваться, и в конце ценой брюк, которые пришлось снять, я оказался с этой стороны. Естественно, что брюки я тоже вытащил потом.

С этой стороны меня встретил самый обычный лес, заваленный снегом. Стволы деревьев скромно торчали из белоснежной ровной земли. И здесь было дохера всяких бугров, под которыми мог вполне оказаться утконос.

- Маленький Пожиратель Человеческой Плоти! – позвал я его. - Маленький Пожиратель Человеческой Плоти, вернись! Я всё прощу и не отправлю тебя обратно!

Тихо. Блин, буду так искать. Я принялся разрывать первый к себе холмик в слепой надежде, что там и окажется утконос.

Я принялся разрывать сто семьдесят шестой холмик в слепой надежде, что именно под ним окажется утконос, но всё было без толку. Я разрыл все холмики в округе, но даже намёка на утконоса не нашёл.

Твою мать… Хочется побиться головой об дерево от досады, однако дерево жалко, оно тут не при чём.

Я ещё раз оглядел лес, который был словно обстрелян из пушек. Можно до посинения так копать, но, не зная даже примерно, где утконос может прятаться, данное занятие является абсолютно пустым и бесполезным.

- Что ты тут делаешь?

Уже знакомый голос заставил меня развернуться на сто восемьдесят градусов с желанием ебануть магией в засранца, что подкрался к мне со спины. Честно говоря, я его даже не заметил, пока Митсуо не подал голоса.

Увидев его, я попытался взять себя в руки.

- А… это ты, здорова. За мной следил?

- Просто стало интересно, куда ты так быстро побежал, - пожал он плечами, словно его это и не волновало. - Так что ты тут делаешь?

У меня возникло неприятное ощущение того, что он ведёт себя как хозяин положения. Даже несмотря на миролюбивый тон, для меня это звучало как: Я пришёл и задал вопрос, ты же должен на него ответить. И меня подмывало ответить: не твоё дело. Но блин, во-первых, он герой и желание портить с ним отношения вообще не было. Во-вторых, лишних подозрений мне сейчас не нужно было, как и врагов.

- Я ищу своего питомца, что сбежал, - сказал я максимально допустимую правду.

- Здесь?

- А где мне ещё искать прикажешь? – поинтересовался я.

Он медленно прошёлся по лесочку, заглядывая в ямы, что я разрыл, словно пытался что-то увидеть. Он мне напомнил недодетектива, что прогуливается по месту преступления.

- А ты знал, что нельзя держать животных в общежитии? – спросил он.

Блять, но это вообще пиздец. Нет, не то что он сказал, а как это звучит. Типа я тут такой правильный и возвышенный пришёл тебе сказать, что ты нарушаешь правила.

- И? Пойдёшь рассказывать преподам? – усмехнулся я и повернулся к нему спиной, делая вид, что меня он не волнует, и я продолжаю искать своего питомца.

А перед этим я прогнал его через «Трусливую душонку».

Двадцать два звания. Он по количеству переплюнул даже меня. А я-то думал, что у меня единственного аномально много их, а тут вон как вышло, оказывается.

Помимо стандартных типа «Герой» или «Защитник слабых» у него были и довольно необычные звания. Например «Спаситель деревни», которое я никогда не видел или «Ловчий последнего мгновения», которое по описанию давалось тому, кто несколько раз в последний момент успевал что-то сделать. Предположу, что и способок у него немерено.

- Мэйн, я всё хотел спросить, а откуда ты? – вопрос был задан с такой интонацией, словно у меня не было другого выхода как ответить.

- А тебе всё скажи, как посмотрю, - ответил я, бросив на него взгляд и с удовольствием наблюдая его реакцию.

О боги, нашему герою сказали нет и вежливо послали! Кто в этом мире посмел сделать это! Чувак, у тебя самооценка слишком высокая для обычного задрота, что получил свою силу случайно.

- А если честно?

- А если честно, с чего я должен тебе вообще что-либо говорить? – повернулся я к нему. – Без обид, чувак, но ты приходишь ко мне и чуть ли не требуешь рассказать о себе только потому, что ты герой. Если надо, пойди и спроси у преподавателей в универе. Или тебе надоело внимание девушек, и ты переключился на парней?

На этот раз он спокойно подавил свои эмоции.

- Типичная фракция Ночи, - усмехнулся он. – Сначала устраиваете бедлам, а потом вроде как и не причём.

- Сколько ты здесь, в этом мире? - поинтересовался я. – Месяц? Два? Три? Точно меньше года, судя по твоему детскому мышлению (в этот момент по его лицу скользнуло неудовольствие). На тебя вешаются бабы, и ты получаешь всё лишь потому что ты герой. Ты ничего не знаешь, но пытаешься сказануть что-то умное, чтоб выглядеть таким же. И эти разглагольствования насчёт фракции Дня и Ночи выглядят ещё более смешно из твоих уст. А теперь извини, я вернусь обратно на территорию универа.

Не удостоив взглядом, я прошёл мимо него.

- Я не знаю, что ты задумал, но я не позволю тебе сделать плохо этим людям, - сказал он мне в спину.

От его слов я даже остановился и повернулся к нему, с трудом сдерживая улыбку. Парень хоть и пытался сказать что-то эпичное, выглядя неимоверно крутым, но сейчас он был похож на тупого подростка, который к тому же ещё и жмётся.

- Из какой бабской пьесы ты это вычитал? Парень, очнись, я пришёл сюда поднять уровень и учиться. О чём ты вообще говоришь блин?

После чего я всё же дал себе возможность рассмеяться, заставляя того краснеть ещё сильнее, и удалился.

- Я буду следить за тобой, имей ввиду, – он даже не понимал, как тупо это звучит.

- Хорошо, только не надо смотреть на то, как я сру, договорились, сталкер?

Блин… это… это нечто. Парню мало того, что около шестнадцати, так ещё и пытается вести себя как герой. Бля, ты бы сначала научился не смущаться или хотя бы говорить без такого пафоса. Да тебе скромность бы подошла отлично, типа в тихом омуте. Но с таким подходом выглядишь как законченный дегенерат, серьёзно. Если тебя жизнь одарила шансом стать невъебенным героем, то постарайся ему соответствовать.

Хотя с другой стороны парень явно что-то унюхал. Как говорил тот негр, иногда можно почувствовать от человека определённую ауру. Словно профессиональное чутьё на подонков типа меня. Возможно наши запачканные душонки оставляют своеобразный след за собой... даже не знаю.

Но мой список тех, кто должен был быть устранён только что пополнился ещё одним человеком. Ничего личного, Митсуо, лишь бизнес.

Глава 195

Чтоб пролезть под забором, мне пришлось вновь раздеваться, так как в куртке и штанах пролезть у меня не получалось. Пока я лез через забор, невольно оглядывался, ожидая увидеть героя, который бы лупоглазил на меня откуда-нибудь.

И припёрло же суку мир спасти от зла и поиграть в героя именно сейчас. Может со временем он успокоится и отъебётся от меня, но само осознание слежки неприятно. Я же собирался посох пиздить, а тут такая засада. Хотя ещё девять месяцев у меня в запасе, так что…

Кое-как преодолев препятствие в виде узкой дыры (сейчас в студию шутку про мамку), я быстро оделся и направился в сторону корпусов.

Ещё была опасность того, что герой увидит утконоса. Нет, конечно герой вряд ли найдёт его, а если и найдёт, то очень сомневаюсь, что он поймёт, кто перед ним. Ведь моя реакция была тоже нормальной, и я бы в жизни не поверил, что люди готовы сраться от ужаса от одного упоминания об этом маленьком пушистом друге. Но мало ли, рисковать не хотелось.

Отойдя достаточно далеко, я с облегчением увидел, как герой без видимых проблем перелез через забор. Значит не остался там вынюхивать что-либо. А вот у меня вряд ли так получилось бы забор преодолеть. Наверное, какой-то перк, не иначе.

Поднимаясь к корпусам, я чувствовал какое-то опустошение. Не страх того, что его найдут, а именно жалость и грусть. Как я мог прозевать его? И где его искать теперь? Эх, утконос, утконос… как ты мог так поступить? Теперь из-за тебя я грущу.

Около одного из корпусов человек пятнадцать устроили снежную битву между собой. Возвели две снежные базы, из которых они перекидывались снежками. Что-то кричали, смеялись и вели себя так, словно им по десять лет. Некоторые боролись в снегу, кто-то строил снежную башню.

Чуть дальше была уже другая группа студентов, что тоже бесились в снегу, словно пытались наиграться перед тем, как это всё начнёт таять.

Хм… может присоединиться, вспомнить молодость и отвлечься? Я в плане того, что сейчас утконоса не найти, а на душе словно носороги белые насрали, поэтому стоит пойти и развеяться в весёлой компании, а не грустить сейчас в комнате одному? Вон, там вроде есть Крепыш с Чмоней и Педиком, белоснежка, Фемия, и ещё кто-то из девушек. Знакомые весёлые лица.

Увидев меня, Чмоня и белоснежка махнули рукой и потопали в мою сторону.

Спорим, предложат присоединиться?

Пока я раздумывал над таким соблазнительным предложением, кое-кто подошёл ко мне сзади.

Подошла. Я развернулся в тот момент, когда она остановилась за моей спиной.

- О, Юи, привет, - махнул я ей рукой. Блять, ты меня испугала, думал герой подкрался. – Тоже хочешь присоединиться к ним? – кивнул я на людей.

- Нет, по другому вопросу я пришла, - покачала она головой, не сводя с меня глаз.

- По другому вопросу? – переспросил я.

Моя трусливая задница включила режим предупреждения опасности и как бы нескромно говорила (визжала), чтоб я бежал. Да вот только опасности я не видел, оттого не знал, в какую сторону бежать. Ну кроме Юи, а от той чего мне ждать проблем? Вроде нигде ещё не пересекались.

Значит… герой? Я оглянулся в поисках засранца, но кроме белой равнины и студентов никого не было. Не нравится мне то, когда жопа ноет об опасности, а врага не видно. Знал, что герои хуесосы, но не думал, что они будут пакостить откуда-нибудь со спины.

В этот момент к нам подошли Чмоня и белоснежка. При виде них Юи с места не сдвинулась, словно застыв.

- Здоров, Мэйн, - кивнул мне Чмоня. – Здравствуй Юи.

- Здорова Мэйн, здорова Юи, чо скучаете? – начал белоснежка. – Или свои бабские дела обсуждаете?

- Какая шутка! – восхитился я. - Не пугай нас так своим интеллектом, пожалуйста. И так всех уже распугал.

- Пойдёшь с нами? – не обратил на него внимания Чмоня. - Сейчас попробуем с помощью магии замок снежный отбабахать, пока всё таять не начало.

- Да, можно… - пробормотал я неуверенно.

Так как героя я не видел, то мой взгляд сам собой вернулся к Юи, которая буквально сверлила меня холодными зелёными глазами. Значит… от неё проблема исходит? Так, а что я ей вообще сделал?

- Эй, Юи, пойдёшь с нами? – позвал её белоснежка, не дождавшись реакции.

- Я сюда пришла за Мэйном, - только и ответила она.

За Мэйном? Это же реально звучит как угроза. Видимо это почувствовали и парни.

- Ты чо сделал ей? - тихо спросил Чмоня наклонившись ко мне. – Она как-то злобно смотрит на тебя.

- Не в курсе. Сам в шоке, - ответил я после чего обратился к Юи. – А… зачем я тебе?

Кажется, именно этого вопроса она и ждала, так как выпрямилась и буквально начала излучать невидимую силу и угрозу. Даже белоснежка сделал шаг назад, настороженно смотря на неё.

- Мэйн Синителлер, я, Юи СуГои, пришла сюда защитить честь семьи своей.

- Чо? (х3)

Я думал, что я идиот, но к моему облегчению парни задали одновременно тот же самый вопрос. Значит не один я не понимаю, что происходит.

Белоснежка наклонился ко мне и прошептал:

- Ты же не насиловал её, верно?

- Пальцем не трогал. Я сейчас в не меньшем шоке, чем ты, - честно признался я.

Видя наше непонимание, Юи решила внести ясность.

- Твой поцелуй! Опятнал он семьи честь!

- Чо? (х3)

Кажется, шок был написан на наших лицах одинаковый. Поцелуй? Опятнал честь семьи? Судя по шоку парней, для них это тоже новость, что значит следующее – в этом мире поцелуй семью никак не опятнает.

- Погоди-ка, - начал я, пытаясь разобраться. – Ты же вроде все эти три месяца слова мне по этому поводу не сказала, а сейчас прискакала стрелу забивать? Это странно.

- Не знала я до сего момента! – воскликнула она гневно.

- Ты не знала, что я тебя поцеловал? – не понял я юмора.

- Не меня, сестру мою.

- Ага, сес…. Погоди, у тя чо, сестра есть?! – ужаснулся я.

Теперь на меня посмотрели странно уже белоснежка и Чмоня.

- Ну да, чувак, ты чо, не знал? – спросил один.

- Да, есть. Близнец её. Только она на военном факультете, а эта на магическом, - поведал мне второй.

Потом они переглянулись и рассмеялись.

- Блин, Мэйн, ну ты дал, - хлопнул меня по плечу белоснежка, после чего посмотрел на Юи, которая слегка смутилась от такой неожиданной реакции. – Юи, так он же твою сестру поцеловал. Если уж кидать претензию, то ей, а не тебе.

Сестра близнец? Близняшки? Блин, реально что ли? У неё есть близняшка? Охуеть… Но зато это объясняет тот факт, что она так быстро меняла причёски и в одни моменты она выглядела пришибленной, а в другие живой. Значит сейчас передо мной пришибленная.

- Я защищу честь семьи, - кинула нам гневно Юи. – Я требую от тебя расплаты кровью!

- И? – усмехнулся Чмоня. – Юи, чо за ерунду говоришь? Это был поцелуй, причём с твоей сестрой. Да, извинений требовать там или стукнуть, но у нас уже веков так пять не смывают кровью обычный поцелуй. Он же не изнасиловал её.

- Это посягательство!

- Какой кошмар, - наигранно ужаснулся белоснежка. – И ты пришла из-за такой глупости бить ему морду?

- Не глупость это! – она топнула ногой, но это не выглядело мило, как обычно. – Я требую расплаты!

- Слушай, Юи, харе ерунду городить. Он не тебя целовал, а Юми словом не обмолвилась об этом, - встал на мою защиту Чмоня. – Следовательно, её это не волнует. Пришла бы она сюда, другой разговор был бы, но её здесь нет, так что конфликт исчерпан. К тому же я сам видел, как твоя сестра разговаривает с ним в библиотеке постоянно, следовательно, обиды на него не держит. Лучше идём с нами, повеселимся.

Он миролюбиво протянул руку, словно приглашал её на бал.

Но кажется Юи была сама себе на уме, и такой исход её не радовал.

Она сделала шаг в мою сторону и только сейчас я понял, что на ней было что-то типа утеплённого кимоно вместо обычной зимней мантии. Не сказать, что большая разница, но…

Своё «но» я проглотил вместе с ударом в морду, от которого отлетел в снег. В глазах вспыхнуло и потемнело, после чего вновь начали возвращаться краски мира. В голове неприятно гудело.

Парни выглядели слегка ошарашенными, как в прочем и я. Такой юркости от девки никак не ожидал. Она словно телепортировалась сюда.

Оке-е-ей… может я и заслужил удар по морде за поцелуй её сестры… Но блин, больно!

- Окей-окей, я прошу прощения у тебя, хорошо? – хоть в голове всё и гуляло, но я всё же встал, примирительно подняв руки. Из носа по губам текло что-то тёплое. Ладно… пусть, предположу, что для неё это очень и очень важно. - Я не хотел обидеть ни твою семью, ни твою сестру. К тому же я её видел, и она не была зла на меня. Даже слова не сказала. Но я потом пойду и попрошу прощение у неё, хорошо? И у тебя я прошу прощения. Мир?

Я примирительно улыбнулся и протянул руку.

Блин, это был поцелуй, а ты мне нос сломала и чуть зубы не выбила! Это больно! И вообще, твоя сестра знает о том, что ты делаешь? Почему ты предъявы кидаешь, а не она?!

В принципе я был готов и прощение попросить, так как всё-таки грешок за мной был. Да и в универе я стал более миролюбивым под гнётом постоянного спокойствия и дружеского отношения. Правда сейчас всё миролюбие стремительно неслось к нулю.

Кончилось ли на этом всё? Да нихуя! Мой миролюбивый голос не вызвал у неё и грамма сомнений или элементарного уважения к извиняющемуся.

Я-то думал, что на ударе всё закончится, оттого как-то и не подготовился. Не успел я понять, что происходит, как она просто ушла из поля зрения. Эта Юи двигалась так быстро, что её буквально смазывало. Вот она там, а вот передо мной.

А вот мне прилетает в бок удар с ноги, когда я только начинаю поворачиваться, заметив её молниеносное движение.

Мне с трудом удаётся устоять на ногах, а сука крутанулась и уебала меня с вертушки в череп. Вряд ли сил у неё много, так как я не потерял сознание, а просто мордой в снег уткнулся. А может жалеет меня, кто знает. Но даже так, наученный горьким опытом, я вскочил и тут же ударил наугад себе за спину. Почти попал.

Юи ушла назад так плавно, словно парила над сраным снегом.

И вновь прыгнула на меня, врезавшись мне в грудь ногой, да так, что меня отбросило назад. Устоял, пытаюсь ударить в ответ.

Она уворачивается в сторону и бьёт меня по морде. Сразу делает вертушку, но я чудом уклоняюсь назад.

Юи вновь подскакивает вплотную и удар в живот. Она хватает меня за плечо и один второй третий в живот, дыхание выбивает с возможностью думать, словно в каком-то файтинге.

Хватаю эту сучку из последних сил, но она крутится на месте, и пальцы соскальзывают. А Юи хватает меня и перекидывает через себя. В довершение троечку прямо в морду.

Делаю кувырок в её сторону, пытаясь пнуть сучку в лицо, но она уклоняется, перехватывает ноги и, схватив их, раскручивает меня словно снаряд.

Один оборот и Юи отбрасывает меня подальше.

Я пытаюсь быстро подняться, но в голову прилетает с прыжка удар кулаком от Юи. Бью прямой, но она просто отклоняется, а через секунду мне откуда-то снизу прилетает в челюсть.

Юи отходит от меня, слегка шатающегося, словно оценивая моё состояние. Секунда и она ныряет ко мне. Я бью другой рукой и мой удар просто проходит над её головой, мне банально скорости не хватает попасть по ней. Зато её кулачок ебашит мне в челюсть.

Не успеваю среагировать, а она уже с разворота бьёт ногой в живот так, что меня отбрасывает назад. И уже в полёте она снова рядом и удар в мой ебальник впечатывает меня в землю.

Медленно отходит, не сводя с меня своих зелёных холодных глаз и давая возможность встать, что я и делаю.

Но я не успеваю даже двинуться с того места, а она опять уходит в сторону и бьёт мне в висок откуда-то с боку. В глазах вспыхивает, но сил мне хватает не упасть, и я бью наугад. Но мимо, естественно.

Мою руку перехватывают и дёргают вперёд.

Где меня встречает удар локтя в морду. Удар опять в лицо и вновь в висок…

Эта сучка… она же явно не своей силой пользуется. Тут она на перке выезжает каком-то, отчего движения слишком быстрые, пусть и не сильные. Вот хук в челюсть и меня просто роняют на землю. В голове звон, в глазах всё плывёт.

А надо мной стоит это японовидная сука, у которой с костяшек пальцев капает кровь. Блять, ты меня как там уебала-то? До какой степени?

Не успел я до конца домыслить, как к ней сзади бросился Чмоня и, обхватив за руки, попытался оттащить бешеную суку от меня подальше.

- Остановись, дура что ли?! Ты чо творишь?!

Но Юи резко крутанулась и развороту ударила его в живот ногой. Парня отбросило куда-то за границы моего зрения. Практически сразу за ним на неё уже с кулаками бросился белоснежка, но она отходит в сторону, перехватывает его руку и коленом бьёт его под дых. И тут же, когда он согнулся, ударом локтя в затылок отправляет в нокаут.

Пока они выигрывали время, я смог подняться на ноги, что не сильно мне помогло. Юи бросилась ко мне, буквально телепортируясь от падающего белоснежки к моей позиции. Он не успел упасть, а мне самому пробивают в рожу.

Я вновь попытался её достать, но даже для меня самого мои движения были медленными, чего говорить о ней. Она просто отводит голову и в её глазах я вижу лишь презрение, смешанное с холодной решимостью.

Прилетает ещё один удар в челюсть. Я отшатываюсь и не успеваю прикрыться, так как с ноги и уже с другой стороны получаю в голову.

Едва не падаю.

Уже скорее на каких-то рефлексах оборачиваюсь, не пытаясь защититься, а скорее так, посмотреть, что она сейчас сделает со мной. И Юи в грациозном прыжке бьёт меня в лицо. Опять вспышка.

А через секунду я кажется лежу, Юи уже на мне и заносит кулак, чтоб вбить мой череп в землю.

И не успевает.

В неё прилетает пинок Чмони. Такой силы что она отлетает.

Но Юи сделала кувырок в воздухе и встала на ноги, злобно бросая взгляд на Чмоню, который встал в классическую боксёрскую стойку.

Она в мгновение ока оказывается около него и с размаху бьёт левой. Чмоне хватает ума просто уйти в глубокую оборону, однако даже так его слегка отталкивает назад. А Юи бьёт раз, бьёт другой, но не пробивает его защиту.

Тогда она отпрыгивает назад, а в следующее мгновение смазанное движение, и вот Юи уже за его спиной и бьёт с локтя Чмоне в затылок. Она словно двигается вне пространства и времени, оставляя за собой смазанный образ. С какой скоростью надо двигаться, чтоб твои движения из-за скорости смазывались?!

Вставший с земли белоснежка пытается пнуть Юи в тот момент, когда она только отправила Чмоню в нокаут. Но сука перехватывает его ногу и одним ударом ему в лоб отправляет последнего на землю. Но даже после такого удара он пытается вставать. Тогда Юи подпрыгнула в воздухе, сделала сальто и приземлилась, ударяя его в голову пяткой.

До меня долетел хруст костей.

Медленно встаёт, оглядывается и её взгляд задерживается на мне.

К тому моменту я кое-как уже встал на ноги, но вряд ли продержусь ещё один раунд против этой больной суки, которая ещё и под перком.

Юи вновь телепортируется ко мне смазанным пятном.

Я бью её, но промахиваюсь – Юи подныривает под руку, хватает её и бьёт в локоть.

Хрусть. Вспышка боли прошивает тело.

Не впервой.

Резко разворачиваюсь уже с другой стороны, пытаясь просадить с вертушки, но она перехватывает ногу. Пинком выбивает другую, и я падаю на колено. И Юи спокойно завершает комбо, ударом локтя сначала ломая мне колено, а ударом другой руки отправляя меня в темноту.

Шлюха.

Обидно, когда тебя пиздят за какую-то хуйню. Ещё обиднее, когда это делает девушка.

Хотя можно теперь успокаивать себя тем, что не одного меня отпинали, что тоже важно.

Пробуждение после такого было не самым приятным. Всё тело болело, лицо болела, самооценка болела. Кто-то из учеников сидел около нас, что-то говоря, наверное, успокаивал. И кажется только я толком ещё не пришёл в сознание, так как Чмоня и белоснежка с разбитыми хлебальниками уже что-то рассказывали тренеру негру, активно жестикулируя руками. Тот изредка бросал на меня косой взгляд.

- Мэйн? Мэйн?

И слух, к сожалению, возвращался, так как я бы предпочёл бы вообще никого не слышать. По голосу это была Фемия. Ты чо тут забыла вообще? Хотя стоп, ты же там снежки лепила…

- Спасибо за помощь, блин, - я было хотел сесть, но передумал. По телу словно каток проехался.

- Так я пока добежала, она уже вас раскидала по сторонам и спокойно ушла.

Сколько же ты бежала, Фемия? Признайся, просто не хотела встречаться с ней, так как проиграла бы. А меньше всего ты хочешь позорно проиграть на глазах у всех, не так ли?

- Сука… - простонал я. - Мне кажется ногу сломали.

- А ещё руку, - кивнула Фемия. – И лицо на лицо у тебя не похоже. Что ты сделал ей, за что она тебя побила? Изнасиловал?

- Да чего вы один и тот же вопрос задаёте-то? Кто я по-вашему?

- Тот, кого отпинала очень злая представительница горной империи, - ответил она с насмешкой. – Так что ты сделал? Изнасиловал? Пытался изнасиловать? Домогался? Оскорблял её род?

- Поцеловал, - буркнул я. Во рту явно не хватало зубов, да и губы по ощущению напоминали мешки.

- Чего? – её лицо вытянулось. – Просто поцеловал её?

- Не Юи, сестру её.

- Её сестру? – лицо Фемии от удивления вытягивалось всё сильнее и сильнее. – Но тогда она причём тут?

- Обязательно задам ей этот вопрос. Когда встречу в следующий раз.

- О-о-о… Уверена, что скоро ты их опять увидишь, - ухмыльнулась она. – Будь уверен, сейчас прибегут к тебе просить прощения, иначе одну из них выкинут из универа.

- Типа решить миром? – на мгновение я представил, как лежу на больничной койке, а на мне верхом сидит Юи и пиздит, выбивая из меня прощение. Честно говоря, видя такую неадекватную реакцию, я почему-то и не сильно сомневаюсь в таком исходе. Ведь если ей пришло в голову подобное, то нет гарантии, что не придёт и такой вариант.

Честь блять она защищала.

Глава 196

К моему глубочайшему сожалению, партия мира явилась слишком быстро, не дав мне толком оклематься.

После такой драки меня положили на носилки и утащили в медблок, так как госпожа Анна была в курсе, что быстро меня вылечить не получится. И пока меня грузили, вокруг собралась толпа человек из двадцати, среди которых я не видел близняшек.

Шлюхи.

На носилках меня отвезли уже через знакомое процедурное помещение в длинный коридор, в котором было много дверей. Как выяснилось чуть позже, за ними были вполне себе уютные небольшие комнаты с одной койкой и небольшим столиком. Вполне приличная палата для больного, хотя, по правде говоря, я бы не желал бы здесь находиться. Медицинский дух сильно чувствуется, а он ассоциируется у меня только с плохими воспоминаниями.

- Ну чтож ты так? – всплеснула руками госпожа Анна, когда меня сгрузили на койку парни и удалились с носилками. – Подрался с кем-то?

- Да, меня побили, - шмыгнул я носом.

- И кто же? – спросила она с сочувствием.

- Девушки.

- Ох-хо-хо-хо-хо-хо-хох… чтож ты не бережёшь себя? Тут же все девушки те ещё бандитки. Поголовно отмороженные. Вам, мальчикам надо подальше от них держаться, а то только плохого наберётесь. Оторвы же, их пороть надо, а не учить. А то те или что-то громят, или дерутся, или через заборы лазят.

Вообще, в моём мире обычно подобным пацаны занимались и это говорили обычно девушкам. Забавно видеть, насколько сильно здесь изменено отношение.

Всё продолжая причитать о том, как сильно мне досталось и какие же девчонки в нашем универе глупые, она принялась меня раздевать, потом умывать и уже позже лечить. Но займёт у неё это времени как минимум до завтра. Хотя это она и сама поняла.

- И побила же тебя эта негодница так сильно, - бормотала она. – Я-то думала, хорошие девушки, сёстры, воспитанные. Пусть одна туповатая, и вообще с умишком не дружит, но другая то сразу за двоих всё решает. А кто тебя так?

- Туповатая, как я понял.

Просто Юи, с которой я на занятиях, постоянно тупит, что-то мычит иногда, смотрит с глупым выражением лица, пытаясь понять, что от неё требуется и так далее. А в библиотеке, та, что помогает мне, всегда говорит складно, многословно, может объяснить тебе всё, чем я неоднократно пользовался.

- Вот башка без мозгов. Видимо умная за ней не уследила, вот она и накуролесила сразу же. Глупая девица, чего с неё взять. Но сейчас её выгонят, если только не разберутся с тобой.

У меня в голове возникла красноречивая картинка, где меня мочат прямо в койке.

- Разберутся со мной? - с лёгкой опаской спросила я.

- Ну найдут общее решение проблемы, - объяснила она.

Знаете, от ваших слов легче не стало.

- А можно ещё точнее.

- Прощения попросят, и если ты не будешь иметь претензий, то тогда оставят. Если будешь требовать их наказать, то это сразу же и сделают. В университете подобное быстро пресекают. Драки драками, но подобное уже выходит за все границы.

Госпожа Анна просидела со мной до заката, после чего ушла. Потом мне принесли ужин, пришёл Фиалка, принёсший мне книги, пришла Капля, пожалев меня и в принципе всё.

К моменту, когда я заканчивал читать материал на завтра про всё те же чудесные «пучки», которые были для меня пустым звуком, ко мне постучали.

- Мэйн, мальчик мой, к тебе ещё гости, - заглянула ко мне госпожа Анна.

- Гости? – на тот момент я думал, что это будет Мачо. Не знаю почему, но мне так казалось. – Ну пусть заходят.

Однако нихуя не Мачо зашёл ко мне.

В комнату, слишком низко склонив голову, чтоб вообще никаким образом не встречаться со мной глазами, зашла эта японка. Предположу по причёске и длинным волосам, что это та самая Юи, которая пробила мне знатных пиздюлей. Сердечко моё от её вида забилось как бешеное.

Вслед за ней зашла… Юми вроде. В отличие от Юи, эта голову не опускала и сразу же встретилась со мной глазами. На мгновение её губы тронула виноватая улыбка, но видя моё побитое и злобное лицо, она тут же испарилась. Лицо стало просто мягким и виноватым.

Обе сестры близняшки зашли в комнату, закрыв за собой дверь, и мне стало слегка неспокойно. Теперь всякие шутки про то, что тебя побила девушка, совсем не были смешными, так как в этом мире, где статы имели силу, каждый человек, даже ребёнок, мог тебя забить до смерти.

- Здравствуй, Мэйн, а мы к тебе, - слегка поклонилась Юми. Юи молча повторила за ней.

- Да неужели, - скривился я. – А я-то думал, что вы мой стол пришли навестить. Или кровать. Естественно, что вы ко мне пришли, я тут в комнате единственный! Лучше скажите, чего хотели и проваливайте отсюда.

Я бы сказал, чтоб они пиздовали нахуй, тащили отсюда свои задницы и мелкие сиськи. Я бы много чего бы сказал им. Вернее, я бы сказал много чего одной из них, так как вторая ничего мне не сделала.

Но блин, я один в комнате со сломанной рукой. А они меня и забить могут, и хуй чо их остановит от этого. Поэтому я не рисковал и вёл себя с ними почти вежливо. Ничего не мотивирует на вежливость лучше, чем страх прохватить пизды.

- Слышала я о том, что стряслось меж вами. И мне печально видеть…

- Ближе к теме, Юми, - перебил я её.

- Некрасиво вышло.

Это же шутка, верно? Ты приходишь сюда сказать, что вышло некрасиво? Нет, блять, серьёзно? Некрасиво вышло? Ты посмотри на мой ебальник! Тут словосочетание «некрасиво вышло» вообще никак не описывает того, что произошло. А тот можно так же про холокост сказать, что как-то с евреями некрасиво вышло в те годы.

Как мне сказали, даже после моей отключки она продолжала меня бить! После отключки! Это вообще не в какие ворота!

- Юми, вали-ка ты отсюда со своей ебанутой сестрицей, - прорычал я. – Некрасиво вышло… некрасиво вышло бы, если она мне просто нос сломала.

- Мэйн, нам очень жаль, что так случилось. И прощения мы лишь хотели попросить, за то, что сделала сестра, - она поклонилась вместе с идиоткой.

- Юми, я против тебя ничего не имею, - сказал я уже чуть мягче. – Я имею много чего против твоей сеструхи. Разве я не говорил ей остановиться?

- Говорил, - тихо ответила Юми.

- Я попросил прощения за то, что случилось?

- Да, - кивнула она.

- И между мной и тобой не было никаких недопонимании до этого, разве нет?

- Не было, - покачала головой она.

- Так какого хера? Почему она заявилась из меня дерьмо выбивать?

- Не подумала она. Думала, что зла хотел, думала, что очернить меня хотел.

- Блять, Юми, она пришла пиздить меня только потому что подумала! Подумала, что я тебе хотел чего-то плохого! То есть она не спросила тебя, не разобралась в ситуации, а просто пришла и отдубасила меня и ещё двух парней! Ты слышишь?! Она тупо устроила самосуд надо мной лишь потому что ей это не понравилось. И плевать она хотела на тебя! А в следующий раз она решит, что парень, что трахнет тебя, заслуживает смерти!

- Хотела она как лучше, - ответила Юми, уже не глядя мне в глаза.

- Для кого?! – охренел я. – Для меня или тебя?! Или себя?! И вообще, чо она варежку то закатала? Не ты меня била, а она! Пусть и просит прощения!

Юми посмотрела на свою копию и толкнула её локтем в бок. Та подняла свои виноватые глаза и пробормотала.

- За то что била я так сильно, прости меня.

Я аж блять подавился собственными слюнями. То есть она просит прощения не за то, что била, а за то, что сильно била? Серьёзно? Я ещё был готов простить её из-за сестры, но теперь такая возможность ушла в небытие.

- Имела она виду… - начала было быстро Юми, но я перебил.

- Я слышал. Она извинилась за то, что била сильно. Но при этом не за то, что вообще начала бить меня. – Я потёр переносицу здоровой рукой. – Валите обе отсюда.

- Мэйн. Ей очень жаль, она дурна, глупа и неумела, но я прошу простить её, - она поклонилась параллельно полу, попутно утягивая за руку свою тупую сестру.

- Зачем?

- Скажи, что ты не держишь зла, скажи – конфликт исчерпан. Тогда останется она со мной.

- И будет пиздить меня дальше, - кивнул я. – Нет, пусть валит нахер из универа. Хочу посмотреть, как её вышвырнут.

- Мэйн…

- Валите обе или я буду кричать благим матом и звать госпожу Анну на помощь. После случившегося вам точно влетит.

- Но может есть другой исход, чего ты хочешь в жизни? Быть может мы найдём решенье?

- Более того, я и выход найду. Он по правой стороне находится от вас.

- Мэйн, пожалуйста, - она всё так же стояла в поклоне, пытаясь жалобным голосом подействовать на меня. Наивная. – Ты не понимаешь, на что её ты отправляешь. О милосердии прошу к дурной.

- Мне срать. Вали нахрен со своей полоумной сеструхой. Она даже слова не сказала, она не раскаялась, не проронила слезу. Да ей вообще похуй!

- Она сглупила лишь.

- Блять, да ты её защищаешь ещё! Сглупила? А в следующий раз она убьёт, и чо ты скажешь? Типа она случайно, рука дрогнула, а обычно это милая девушка?!

Она мне напомнила мамочек, что защищают своих чад всячески. Даже если те издеваются над своими сверстниками, мамы находят оправдания типа: он просто играл. Если он побил кого-то, они скажут: ну мальчик (или девочка), чего хотите. Если убьёт, то они и здесь найдут выход: он (она) просто убил, случайно нанёс сорок два удара ножом, отрезал голову и выбросил в колодец. Он не хотел. Чего вы накинулись.

Тупые матери, которые не могут адекватно оценить проступок ребёнка, тем самым ухудшая ситуацию.

- Прости её, прошу тебя. Нельзя, чтоб выгнали её.

- Можно и нужно! Она даже не раскаивается. Если она так помешана на чести, то пусть с честью валит нахер отсюда.

Юи и Юми выпрямились. Они были действительно идентичны и отличала их друг от друга только причёска. У ебанутой аутистки Юи были прямые волосы, а у Юми пучок. Только подумать, что одна из них умудрилась собрать в себя столько тупости. А ведь по лицу и не скажешь.

- Могу ли я зайти попозже, когда мы сможем обсудить всё спокойнее? – спросила Юми.

- Валите, нечего обсуждать, - махнул я целой рукой в сторону двери.

- Мэйн, прошу, попозже ты подумай, ведь помогала я тебе.

- Блять, не сравнивай жопу с пальцем, Юми, и вали, пока я не позвал на помощь.

Она поджала губы, явно не в силах как-либо исправить ситуацию. Её глаза бегали, лицо было напряжено. Уверен, что сейчас её мозг обрабатывал всю поступающую информацию и старался найти решение проблемы. Но решения не было – я хотел посмотреть, как эту ебанушку выпнут из универа.

Только сейчас я заметил, что её близнец вообще была без особых эмоций и смотрела на всё каким-то непонимающим взглядом. Словно спрашивала: что происходит? Что я натворила? Неужели я сделала что-то плохое? Это может и выглядело бы мило в другой ситуации, но сейчас это пугало.

Ебанутая дура, надеюсь, дома тебе всыпят за такое.

Ни сказав больше ни слова, за что я был благодарен, они вышли из палаты, оставив меня одного.

Чуть позже меня уже навестить приходили Чмоня, Педик, Крепыш, Кащей, Мартин, Оптимист, Диего и белоснежка.

Тем двоим товарищам уже успели исцелить лица, и они выглядели как новенькие. Везёт некоторым.

Никто не сочувствовал, они все практически угорали с того, что меня отпиздила девушка. Мало этого, они принесли всякие вкусняшки мне, а сейчас расселись кто где и их сами хомячили. Мне иногда кажется, что их притаскивают чаще просто для виду. Типа мы принесли тебе, но в конце их съедают вместе с тобой. Профит!

- Но она всё равно под перком была, так что это не считается, - пробурчал Чмоня, когда над ним стали смеяться, что он не смог уложить её.

- Да, - кивнул белоснежка. – Ушатала так, словно знала, кто, где и как. Она была реально быстрой.

- Да так и скажите, что вы, позорные лузеры, втроём не смогли сладить с одной девушкой, - начал угарать Педик.

- Так я могу попросить, чтоб она тебе кости сломала! – встал Чмоня.

- Давай! Я же не баба как ты, чтоб потом ныть по этому поводу, – тоже вскочил Педик.

Я ещё ни разу не видел, чтоб они разговаривали между собой нормально. Остальным было тоже плевать на их разборки, главное, чтоб кровью никого своей не испачкали.

- Под перком она была, - спокойно сказал Крепыш, поправив на носу очки. – Горная империя довольно закрытая страна и у них много секретов, о которых мы даже представить себе не можем. И ещё они помешаны на боевых искусствах. Я читал, что они статы не очень любят, и в то далёкое время игнорировали их, пользуясь исключительно своими силами.

- Чото странно, - сказал Кощей. – С чего вдруг им игнорировать статы? Да как их игнорировать можно? Нет серьёзно, как ты будешь игнорировать их?

Завёл свою шарманку.

- Они не делали на них упор, - объяснил Крепыш. – Пользовались своими техниками боя, и они даже умудрялись побеждать тех, кто в статах был сильнее. Отсюда у них теперь немало перков, связанных с боевыми искусствами.

- Типа воинов, которые на скиле вывозят? – спросил белоснежка.

- Да, кто-то типа них. Так что вполне возможно, что сестра-близнец Юи пользовалась одной из тех техник, что им доступна.

- И чо будет с ней?

Крепыш посмотрел на меня.

- Ты простил её?

- Нет, послал подальше.

- Ну тогда их точно выгонят, - пожал он плечами. – Хотя надо признаться, несмотря на то, что Юми умная девушка, Юи же вообще… тупа как пробка и вряд ли что-то понимает.

- Вот и пусть валит отсюда, - сказал я. – Иначе в следующий раз она решит взять с собой мачете и отрезать лишние части тела кому-нибудь.

- Не кому-нибудь, а тебе, - сказал Чмоня между делом, разбираясь с Педиком. – Она тебя невзлюбила. Хотя нефиг было целовать её сестру.

- Да бред сраный, - сказал белоснежка на это. – Не этой чувырве решать, с кем её сестра сосаться будет. А если перепихнётся с ним в следующий раз? Так что теперь, идти убивать? Это не её дело.

- Может сестра попросила, - пожал плечами Крепыш.

- Ага, и буквально за час до вас просила простить её дуру сестру. В жизни не поверю, что она попросила со мной разобраться сеструху и не догадалась, чем это закончится, - сказал я.

- Но она точно ещё придёт к тебе, - сказал Мартин.

- И убьёт, - добавил Оптимист.

- Не убьёт его никто, - отмахнулся тот. – Прощение просить будет дальше, чтоб сестру не выгнали. Может даже что-нибудь интересное предложит.

- Интересное, - пробормотал Диего. – Она немного может так-то предложить за сестру. Но одно она точно не предложит, так как честь и самоуважение, другое… если только Мэйну деньги не нужны.

- Может ему сестру свою предложит, - пожал плечами Педик.

- Дебил шоле? Да тогда Мэйна они уже вдвоём будут пытаться убить! – Чмоня довольно грубо толкнул того в плечо и всё вновь понеслось по новой.

- В любом случае она точно придёт, - кивнул Крепыш. – Кстати, а чего тебя ещё не поставили на ноги?

- У меня резист к исцелению и лечению. - вздохнул я. – На ноги может только к завтра поставят.

- Не повезло, - вздохнул Диего. – Не всем везёт.

Вот уж точно источник счастья. Я удивлён, что Диего со своим несчастным видом ещё не сдружился с Оптимистом. Они же идеально друг другу подходят.

Мы ещё немного поговорили, после чего они все дружной толпой были выгнаны госпожой Анной. Я, честно говоря, не был удивлён тому, что они пришли ко мне. Почему? Да потому что всем было интересно, что там за девка разобрала сразу троих как нехуй делать, при этом находясь на том же уровне, а по той же силе ещё и ниже.

Теперь, как я понял с их слов, это история была довольно популярной. И пусть на нас никто не смотрел как на лохов, понимая, что шансов против сильного перка как бы и нет, но осадочек остался. А на девку вообще смотрели с подозрением, так как история про невинный поцелуй разнеслась быстрее чем новости в моей стране о подъёме зарплат на одну десятитысячную процента.

Не везёт…

И хуже то, что я сказать не могу об этом Клирии и Элизи, чтоб они были в курсе. И утконос сбежал, что как бы тоже не добавляет радости. Прямо несчастье за несчастьем на голову сыпятся.

- Ну, продолжим лечение? – вновь пришла госпожа Анна. – Надо бы тебя хотя бы к завтрашнему обеду на ноги поставить. А то ты прямо горе луковое, постоянно что-то да и происходит с тобой. И сопротивление твоё; в детстве где-то получил?

- Да, каши мало ел.

- Молодые… не бережёте себя, всегда не берегли, - причитала она. – Но сейчас хотя бы спокойнее стало. Хоть как-то жизнь наладилась и с вами несчастий поменьше стало происходить.

- Наладилась? Честно говоря, как-то и не заметно, - пробурчал я скорее себе. Уж слишком разнится то, что говорят одни и видят другие.

Глава 197

- Молодые, молодые, ветер в голове до сих пор гуляет. А чтож ты знаешь то? О жизни прошлой? Дитём ещё был, когда всё началось.

- Ничего не ветер в голове. Но разве раньше жилось намного хуже?

- Убивали, грабили, засилье разбойников. – Я хотел было сказать, но она остановила меня взмахом руки.

- Но сейчас спокойнее стало, ведь раньше-то по дороге не проехать было без охраны.

- После войны?

- После войны, мальчик мой, после войны. Как воевать закончили, так обездоленные и лишённые житья люди повыходили на дороги зарабатывать каждый чем может. Девушки телом, юноши силой и не всегда в благих целях.

Вздохнула грустно, посмотрела тяжёлым взглядом куда-то в окно, не отрывая ладоней от сломанной ноги.

- Ведь как оно сейчас, дома ты в безопасности, в городе стража. Да, бандиты остались, но по крайней мере никто в дом теперь не вламывается. А раньше убьют и глазом никто не моргнёт, в дом каждому второму вламывались посреди дня.

- И вы считаете, что жизнь наладилась? – спросил я.

- Ну а как иначе-то?

- Но… это не наладилось. Всё осталось, только в меньшей степени!

- Ну лучше так, чем сяк, - спокойно ответила она.

- Лучше вообще не останавливаться на достигнутом, - ответил я.

- Не согласен, вижу, - мягко, по материнскому, улыбнулась госпожа Анна. – Но вы молодые, буйные. Вам кажется, что вам всё лучше всех известно.

Она лечила меня до самого вечера, больше не поднимая эту тему. Ясень пень, что я буду не согласен. Да и как тут согласиться? Нет, серьёзно, люди вспоминают, что было тогда, и сравнивают с тем, что есть сейчас. И типа такие: ну тогда война вообще была, а сейчас пусть в говне, но не воюем. Пусть работорговля, но не грабят.

То есть главное, что не бьют. А то что живут хуёво, это норм. Не все, конечно, но часть из них точно живёт в дерьме, взять хотя бы как пример графства в моём регионе.

С такой ущербной логикой неудивительно, что герои проиграли системе. По любому это выглядело так – отбили зло и похуй. Никаких попыток жить ещё лучше или восстановить; жить можно, значит сойдёт. Люди, которым нахуй ничего не нужно.

Хотя с другой стороны это облегчает их взятие под контроль. Никто не будет сильно сопротивляться, даже если я нечисть заселю рядом. Главное, что жить можно.

Правда жаль таких людей; они трудолюбивые, сильные и добрые, однако без какого-либо стержня, отчего ими легко манипулировать. Очень легко. Даже в моём графстве они не сильно возмущались против нечисти, что стала к ним в город захаживать, хотя до этого были недовольны.

На следующий день мне так и не разрешили покинуть палату, хотя ногу уже восстановили. Госпожа Анна сказала, что раз у меня такой резист к лечению, то мне стоит задержаться подольше здесь, чтоб она смогла убедиться, что со мной всё в порядке. А пока мол лежи тут в кровати и не дёргайся.

Поэтому ещё одни сутки я провёл в неимоверной скукотище, которую разбавляли книги по магии. Никогда бы не подумал, что меня будет развлекать учебник, видимо я окончательно перестал быть нормальным человеком. Например, если бы я увидел такого человека, я бы назвал его больным ублюдком и забил бы до смерти шваброй. Плохо, что я и есть тот самый больной ублюдок.

В то время как закончились занятия, ко мне пришёл Фиалка. Я чуть не прослезился. Меня навещают, я кому-то нужен. Блин, мир, ты меня балуешь.

- Ты как? - совершенно бесцветный механический голос. Казалось, что он и не спрашивает меня.

- Нормально, сорян, сегодня в клуб не пойду, - пожал я плечами.

- Ясно, - кивнул он. – Я буду ждать. Хочу попробовать яд.

И дальше он начал рассказывать, что там за яд он хочет проверить. Хоть мне реально было интересно это всё, однако я не слушал. Просто сидел, кивал в нужные моменты и многозначительно говорил «понятно» и «ясно». По большей части мне было просто приятно то, что кто-то вообще пришёл ко мне, и я этим искренне наслаждался.

Пришёл не ради выгоды, не потому, что хочет меня трахнуть или ему что-то надо и он что-то хочет вызнать, не ради моей смерти или моих мучений, а по той причине, что просто ко мне хорошо относится. Все мои отношения зачастую завязаны на том, что от меня все чего-то хотят или банально не могут сказать «нет»: Клирия, Элизи, Мамонта, Ухтунг, Лафия…

На этом беспощадном фоне только Мэри выделяется своей добротой и наивностью. Девушке восемнадцать лет, но она умудрилась сохранить в себе эту детскую чистоту и непосредственность. Милая девушка, оттого хочется вокруг неё построить огромнейший забор и выжечь любую хуйню, что только рискнёт приблизиться к ней с плохими намерениями.

Фиалка ушёл через пол часа, хотя я бы предпочёл, чтоб он остался и рассказал ещё что-то монотонным автоматическим голосом. Кажется, я начинаю понимать стариков, которые хотят просто, чтоб с ними посидели их внуки.

Потому что Фиалка свалил и мне стало одиноко и грустно.

Пришлось окунуться в учебник истории рун, магии, истории… Кажется я деградирую. Причём не в умственном плане, а в душевном.

Так просидев до вечера, я дождался ещё одного посетителя.

Вот реально, я с замиранием сердца ждал, когда кто-нибудь зайдёт, а зашла…

Юми.

Хули ты тут забыла?

- Чо, твою сеструху уже выпнули из универа? – спросил я грубо, стоило мне увидеть её в дверях.

- Здравствуй Мэйн, я рада твоей живости.

- Ещё бы, - злобно оскалился я. – Было бы хуже, если меня ещё на ноги не поставили.

- Я пришла… - начало было она.

- Знаю, зачем. Уходи, Юми.

- Прошу, послушай…

- Это ты послушай, Юми. Мало того, что твоя сестра не остановилась от расправы тогда на улице. Так она ещё и здесь прощения не попросила нормально, продолжая выёбываться. И потом ты мне заявляешь, что типа она всего лишь сглупила. Всего лишь!

- Не подумав, я сказала и прошу меня простить, - нараспев очень изящным голосом ответила она. Вообще я слышал разные интонации и это была аля девушка-красавица. – Но может выход есть?

- Есть, он…

- Справа от меня, - кивнула она с улыбкой. Неискренней, фальшивой, нацепленной на лицо как одежда на тело.

Она недовольна, что ей приходится сейчас лебезить передо мной. Но воспитание Юми отменное видно без проблем – способность держать себя в руках и, несмотря на собственные чувства, унижаться перед каким-то сыночком неизвестного купца.

- Но может есть ещё решенье, чего ты хочешь в жизни? Деньги, связи или силу?

- Связи? Какие? – рассмеялся я. – Ты ничего обо мне не знаешь и даже не можешь сказать, какие именно связи меня интересуют. И таких у тебя и твоей драгоценной сестрёнки нет.

- Тогда деньги? Много денег, ты во век…

- У меня их столько, что ты и представить не можешь, - отмахнулся я. – Единственное, чего я хочу – возмездия. Чтоб твоя сестра свалила нахер из универа.

- Сила? – с какой-то непонятной интонацией спросила она меня.

- Юми, просто уходи. Я не имею ничего против тебя, ты хорошая симпатичная девушка, которая ничего мне не сделала. Ты помогала мне и так далее, но твоя сестра, уж прошу простить, конченная сука. Она лезла не в своё дело.

- Она хотела защитить лишь честь семьи, не боле. К тому же, зачем ты поцеловал меня? Не начни ты того, не случилось бы и этого.

Хорошая попытка перевести стрелки, но куда тебе до настоящего стрелочника.

- Я попрощаюсь с твоей сестрой, когда её вышвырнут, - сказал я с улыбкой.

Юми едва сдержалась, чтоб не скривиться от моего едкого комментария.

- Чего ты хочешь? – спросила она уже на прямую деловым тоном.

Сразу видно, что теперь она готова подойти к вопросу во всеоружии. Нет никакого елейного, скромного, женственного или ещё какого голоска. Лишь деловой, готовый к сделке.

А я хочу…

- Ничего, - показал я ей все свои тридцать два зуба. Но потом уже стёр улыбку со своего лица и сказал спокойным тоном. – Честно, мне ничего от тебя не нужно, а то что нужно, ты мне не дашь. Всё, что я хотел, уже получил и поверь, было бы у тебя что-то, я бы это попросил первым делом. Ты говоришь про защиту чести, но как же моя честь? То, что меня в грязи вываляли? Унизили при всех? То есть я не человек? Единственное, чего я хочу – мести.

- Прошу тебя, будь милосерден. Нельзя ей университет покинуть. Прошу тебя, прости Юи и дай ещё ей шанс.

- Нет.

- Пожалуйста, - она подошла к койке. – Прошу тебя от всей души, прости Юи, молю. Ты не представляешь, что ждёт её и что с ней станет там. Она моя сестра близнец и я позволить не могу свершиться всему тому, что будет ждать её. Она глупа, но всё же сёстры мы. Пожалуйста.

- Знаешь… я хочу посмотреть, что с ней будет, - ответил я. – Тупость не избавляет от ответственности. Мне тоже было больно и обидно. И…

И блять, не её это дело! Реально, она пришла чисто по своему «хочу»! Типа я хочу, и значит так оно и будет! И срать на остальных! Вот раз у неё такое самомнение, пусть теперь прохватывает пизды.

- Нет, - сказал я и принципиально уставился в книгу.

- Тогда быть может мы иначе разрешим вопрос?

На такой голос я невольно поднял взгляд. Я разные интонации от неё слышал, но сейчас было что-то новенькое. При этом в голове на мгновение словно что-то кольнуло и поплыло. Казалось, что я провалился во что-то мягкое, где хотелось на всё согласиться. Что-то…

Так, стоп, что за хуйня?!

Я вопросительно посмотрел на неё и… Юми сейчас смотрела на меня очень странным взглядом. На её лице играла нехорошая улыбка. Вроде обычная, но нехорошая.

- Мне очень жаль, но выбора ты не оставил. Поэтому я говорю – прости её, - властно произнесла она.

И? Чо я должен сказать?

Юми слегка нахмурилась, не дождавшись ответа, и на мгновение меня снова утянуло куда-то в приятные дали... И я опять здесь, а она опять смотрит на меня своим странным взглядом, в котором словно калейдоскоп крутится.

- Я говорю – прости её. Скажи, что ты не зол. Что все претензии ушли, и ты с миром пришёл. Ну а потом забудь нас двух и больше не подходи.

Кажется… я понял, что это такое. Она кидает на меня чары; перк, если быть точнее. Что-то типа подчинения, а у меня… Ха, вот это сюрприз. Значит, не добившись успехов, ты решила достать тяжёлую артиллерию? Таким образом меня принудить, с помощью какого-то перка подчинения или обольщения?

Хотя надо признать, ты до последнего не хотела им пользоваться и пыталась урегулировать вопрос иначе. Довольно благородно.

- Хорошо, - пробормотал я, вызвав у неё победную улыбку. Высокомерную победную улыбку человека, который под конец одержал победу.

- Ты скажешь всем, что нас простил. Что компенсацию получил и больше не держишь зла.

- Хорошо, - подыграл я ей.

Юми прямо вся вытянулась.

- Отлично… Мне действительно жаль, что так пришлось тебя мне сломить. Но кровь родная мне важнее, ты должен это понимать.

- Да… - кивнул я.

- Тогда пойду я. Займись делами своими.

- Да… - и когда она почти подошла к двери, я сказал. – Я с радостью посмотрю на то, как твою сестру вышвырнут. Как по мне, это отличная компенсация.

Юми словно врезалась в стену.

Она очень медленно обернулась, словно боялась за своей спиной увидеть чудовище.

- Повтори? – её голос потерял всякую уверенность.

- Хорошая попытка, Юми. Но… я не твой уровень. Неужели ты думала, что так просто избавишься от меня?

- Ты… как? Ты же…

- Должен быть под твоими чарами? – улыбнулся я. – Твоя сестра вылетит, и теперь это точно уже ничего не изменит. Особенно после твоего трюка.

- Я… - она пыталась подобрать слова.

Пусть пытается. Я делаю это не потому, что мне нравится издеваться над людьми (хотя и это тоже). Просто её сестра мне напоминает моих прошлых одноклассников. Тех, кого всегда отмажут, тех, на кого законы не распространяются. Тех, кто считает, что имеет право делать всё что угодно. Юи до боли в зубах напомнила мне тех выродков, поэтому я хочу мести. Хочу, чтоб несмотря ни на что, её вышвырнули с треском отсюда. Добро пожаловать на землю.

- Мэйн… я…

- Случайно? – усмехнулся я. – Проваливай, Юми.

- Послушай, если её выгонят, её ждёт беда. А может быть и смерть, если будет зла судьба. Прошу тебя…

- Люди каждый день гибнут, - спокойно ответил я. – Твоя сестра не лучше и не хуже. Она такой же человек.

Юми стояла, поджав губы, явно что-то хотя ещё сказать. Или сделать. Я бы поставил на то, что меня прирежут, но это не спасёт её сестру от отчисления. А значит наша девушка хочет опять меня купить.

Несколько минут напряжённой тишины.

- Тогда… решим вопрос быть может по-другому? – тихо спросила она и медленным движением сдвинула своё кимоно с плеча. Ещё немного, ещё чуть-чуть, пока почти полностью не оголила его. Ещё одно движение и то спадёт с плеча.

Но боюсь и тут её будет ждать поражение.

- Нет, - совершенно спокойно ответил я.

- Но почему?! – вот тут негодование было слышно без проблем. То ли оскорбилась, то ли расстроилась, что последний туз в рукаве не прошёл.

- Неужели ты считаешь, что меня можно так задёшево купить?

- За… за-задёшево?! – кажется эти слова её возмутили и оскорбили до глубины души.

- Юми, посмотри на меня. Может не красавчик, но бабы у меня есть. А если надо, то я ещё и шлюх сниму.

- Но я не они, и я не шлюха.

- А дырки те же, - развёл я руками.

Кажется, я только что её ещё и головой в дерьмо макнул случайно, так как её губы превратились в тонкую полосочку.

Но она всё равно подошла ко мне твёрдым шагом, в котором я даже сомнения не видел. Подошла, остановилась и без единого промедления лёгким движением сбросила кимоно на пол. Она не была голой, там ещё и нижнее бельё под одеждой было. Но и это не сильно её остановило – лёгкие движения рук и она вообще голая передо мной.

Ни сисек, ни жопы, но какое-то изящество в ней было, этого не отнимешь.

- Неужели ты думаешь, что сможешь купить меня таким образом, - фыркнул я.

- Прошу тебя. Сестру ждёт смерть. Твоё решение – жизнь её. Она моя сестра и жизнь её я сохраню даже такой ценой.

Она подошла ближе и без единого сомнения сдёрнула с меня одеяло.

Я мог бы отказаться. Но… в принципе… а что я могу получить от неё? Деньги? Пф-ф-ф… да у меня два графства, одно из них торговое; ей целая страна понадобиться, чтоб покрыть это. Связи? Боюсь, что мелковата рыбка, да и не в той пати, которая мне нужна.

Тело? Кажется, это было единственным возможным предметом торга.

В принципе можно и послать её, но вряд ли она успокоится. Если она готова продать себя ради сестры, возникает логичный вопрос, как далеко Юми вообще может зайти и не станет ли следующей ступенью договора – или сдохнешь, или молчишь. Так-то бывали и такие случаи, когда ты мог получить всё, но под конец не получал ничего, и ещё рад был, что выжил.

И глядя на происходящее, видя, как повышается градус попыток переубедить меня, я боюсь, что следующее предложение будет примерно в этом духе.

А ещё я смогу её выебать, представив, что это та самая сука, что сделала мне больно! Блин, вот реально, так похожи, что разницы нет. Так что жёстко трахнуть, заставив её плакать, после случившегося мне было бы приятно.

Я хотел возмездия, она хотела прощения – вывод практически очевиден, мы оба в плюсе.

- Значит… ты и есть сделка? – уточнил я.

- Ты хотел же мести? Я неотлична от неё. Я твоя на ночь, - сказала она. – Но взамен претензии заберёшь и отпустишь сестру с миром. Не посмеешь сказать против неё ничего, и она останется здесь. Если откажешься… то мне нечего предложить.

- Семь ночей, - безапелляционно заявил я. – Семь ночей и ноль претензий. Семь ночей чисто мои хотелки, и ты молча всё выполняешь. Никакого «нет». Плюс, клятва сделки. И ни дай бог твоя сестра явится…

- Молчание и прощение в обмен на услугу. Никаких угроз со стороны моей сестры ни под каким видом. Честь за честь… - тихо сказала она.

Царапка на руке, рукопожатие, договор на молчание и неприкосновение вовремя и после универа. Придётся говорить, что претензий не имею и отмазывать её сестру, но взамен…

То, что я мог сказать о Юми, так это то, что она нихуя не умеет. Вообще. Чистая девственница, которая знает о сексе только с чужих слов и то, мимолётом. Она первый человек в этом мире, кто оказался настолько непросвещённым в этом вопросе. Особенно забавно и наглядно это выглядело в начале.

Она стягивает с меня штаны сама! Сама стягивает штаны, хотя я даже не говорил, что мы сейчас будем этим заниматься. Видимо решила закрепить договор.

Вот Юми стянула штаны, видит стояк. Смотрит на него странным словно загипнотизированным взглядом, явно не совсем понимая, что требуется от неё. Словно перед ней что-то невообразимо новое и непонятное (вспоминаю свой первый просмотренный порноролик). Так… это даже интереснее, чем оргия в таверне. Такого кадра у меня ещё не было.

Но всё же…

- У тебя ещё есть время передумать и кинуть сестру. Незачем унижаться из-за дуры, которая решила показать свою крутость, отпиздив вообще левых людей и меня.

Не то, что я против её предложения. Как говориться глаз за глаз. Но всё же не её вина в тупости сестры, поэтому я просто хочу дать ей ещё один шанс одуматься и не пачкать себя. Такое потом не забудется. Или пусть притащит свою сестру, и я её изнасилую, это будет справедливее.

- Она моя сестра, - ответила она. Даже со своим смущением она говорила это твёрдо.

- Ну… тогда это твоё право, - ответил я.

Вроде бы в универе сейчас, а красота жизни нигде не меняется. Что в реальном мире, что здесь… люди вообще одинаковые, лишь декорации разные.

Глава 198

Юми возвращалась к себе в комнату уже за полночь.

Она медленно шла вдоль стены, опираясь на неё рукой, в любую секунду готовая выпрямиться и спокойным шагом идти дальше. Она шла, стараясь быть как можно ближе к теням, чтоб скрыть себя от посторонних глаз.

Юми едва сдерживалась, чтоб не разрыдаться по дороге в комнату. Но нет, нельзя, так как объяснить это другим будет проблематично, а ей необходимо сохранить это в секрете. Сохранить в секрете то, что была сделка. То, что она буквально продала себя на несколько ночей из-за дуры, у которой в голове трава с цветочками растёт.

Юми шла, едва переставляя ноги. Магию лечения она пока не рискнула применять, чтоб свечение не выдало её в ночи.

Было больно. Было очень больно как в теле, так и в душе. Было очень противно и грязно внутри. Хотелось поскорее залезть в ванну и смыть всё с себя. Смыть грязь как снаружи, так и изнутри. Хотелось смыть этот солоноватый привкус из рта, который там до сих пор был. Её словно пометили и теперь странный запах соли преследовал её по всюду. Казалось, что она сама теперь его источает.

В внутри неё играла пустота. Чувство безмерного унижения, чувства того, что её изнасиловали и запачкали. Да, именно изнасиловали, иначе это и нельзя было назвать. Её изнасиловали в самой жёсткой форме. Опустили и унизили, заставили превратиться на несколько часов в грязную шлюху.

И, словно как напоминание этого, она чувствовала, как кровь и не только стекают по внутренней стороне бёдер.

Всё это время Юми много раз повторяла себе, что это её тупая сестра должна была там быть и этим заниматься. Пока её трахали, в её голове крутилась мысль, что её дура сестра должна была пройти через это, а не она. Но каждый раз она себя отдёргивала от таких мыслей. Ни к чему хорошему они её не приведут.

Она дошла до своей двери, открыла и вошла внутрь. Там никого не было; видимо Юи где-то опять ошивается. Или у подруги уроки делает, или опять в окно на одном из этажей смотрит. С другой стороны, это было даже к лучшему, так как ей не хотелось видеть её глупую рожу. Не хотелось объяснять, на что она подписала родную сестру.

Дойдя до центра комнаты, Юми остановилась. Нет она не хочет плакать, не хочет. Это был всего лишь секс. Просто трение телами, просто движение, ничего больше. Подумаешь, девственность… всего лишь слово. Ничего страшного не произошло…

Её колени подогнулись, и она медленно осела на пол.

Эмоций было так много, что Юми, не в силах больше сдерживаться, разрыдалась.

Было больно и грязно.

Рука скользнула между бёдер вниз, туда, где всё до сих пор сильно болело и мягкий зелёный свет полился из ладони. Малая магия лечения вполне могла справиться с болью, жаль что от грязи в душе она не поможет. И не было ни места, куда бы её не изнасиловали. Попа, рот, влагалище…

Юми показалось, что её сейчас вырвет.

Нет, это не просто лишь секс и не просто трение телами. Не так она всё представляла себе; не такую брачную ночь она хотела. Пусть Юми и была довольно расчётлива и рассудительна, однако в плане романтики позволяла себе наивных розовых фантазий об одном единственном и неповторимом.

О том, как они поцелуются, и уедут на драконе в закат, будут растить детишек и жить счастливо. В той семье, если это можно назвать было семьёй, такие мечты были единственным спасением.

А сейчас у неё в голове картины того, как её, грубо говоря, ебали во все дыры. Причём многострадальную попу сейчас буквально жгло огнём. Там всё пульсировало и она даже не закрывалась. Стоило Юми просто коснуться её, как ей стало вновь обидно и грязно на душе. Слёзы с новой силой хлынули из глаз под аккомпанемент картин недавнего прошлого.

Как она стягивает с него штаны, как смотрит на его член. С замиранием сердца и отвращением берёт в руки. Твёрдый, пульсирующий, красный. Как неумело лижет его, да так, что сам Мэйн как-то смутился; сказал ей открыть рот и буквально запихнул ей в рот.

Это странный привкус… Ощущение гладкой и сморщенной кожи. То, как он дёргал её голову вверх-вниз… Как она раз за разом тыкалась носом в его волосы, а член заходил так глубоко, что начинались рвотные позывы.

Другая картина – как она повёрнута задницей к верху. Этот стыд оттого, что он рассматривает её там, дёргает за волосы, тычет пальцем, раздвигает складк