Кто сильней - боксёр или самбист? (fb2)

Книга 458274 устарела и заменена на исправленную

- Кто сильней - боксёр или самбист? 881 Кб, 200с. (скачать fb2) - Роман Тагиров

Настройки текста:




Роман Тагиров Кто сильней – боксёр или самбист?

Глава 1 ГСВГ. Войсковое стрельбище Помсен

«Группа Советских Войск в Германии (ГСВГ) была создана после победы СССР и антигитлеровской коалиции в Великой Отечественной войне и безоговорочной капитуляции Германии, на основании Директивы Ставки Верховного Главнокомандования № 911095 от 29 мая 1945 года. В состав группы вошли: войска Первого Белорусского, Второго Белорусского и Первого Украинского фронтов. 10 июня 1945 года Группа советских оккупационных войск приступила к осуществлению своих функций на территории Германии. Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков стал её первым Главнокомандующим и одновременно Главноначальствующим Советской военной администрации в Германии, учреждённой Советом Народных Комиссаров СССР. Первоначально штаб Группы войск размещался в Потсдаме, а в 1946 году был переведен в пригород Берлина — Вюнсдорф, где находился всё время существования Группы. Вопрос размещения войск Группы решалась в основном за счёт использования бывших мест базирования войск Вермахта...»


Специалисты Советской Армии, бывшие курсанты Еланской учебной дивизии (Елань), летели на гражданском ТУ-134 чуть больше четырёх часов. Во время полёта по салону авиалайнера дважды прошлись стюардессы, с улыбкой предлагая рядовым и младшим сержантам минеральную водичку. Но не все солдаты смогли насладиться такой великолепной картиной из гражданской жизни и предложенной живительной влагой. Практически все пассажиры этого рейса спали. Перед взлётом механики-водители, операторы-наводчики и командиры отделений мотострелковых войск прожили двое суток на аэродромном поле в огромных сырых и холодных палатках с одной печкой на всех и двухъярусными металлическими кроватями без матрасов и, конечно же, без постельного белья. Армейские друзья, операторы-наводчики БПМ-2, рядовые Кантемиров Тимур и Тайсин Раис смогли занять в своей палатке одну из кроватей прямо рядом с печкой-буржуйкой, спали в тепле по очереди, охраняя сон товарища и свои солдатские сидоры.

На высоте четырёх тысяч метров друзья бодрствовали, обсуждали свою дальнейшую службу за границей нашей необъятной Родины и оказались редкими счастливчиками, ставшими объектом внимания приятных и ненавязчивых услуг Аэрофлота СССР. За плечами друзей, где-то там далеко внизу, за Уральскими горами остался самый трудный период их службы в Советской Армии — первые полгода в Еланской учебке. Оба солдата уже знали, что оставшиеся полтора года они прослужат в ГСВГ и с волнением обсуждали загадочную для них армейскую службу вдали от родных мест.

По трапу молодые люди спускались с видом уставших туристов, прибывших в конечный пункт путешествия, и с туманным от перелёта взглядом осматривали местность. Многие солдаты вообще впервые поднялись в небо, да еще на такое огромное расстояние. Оказалось, что самолёт сел точно на таком же военном аэродроме, с которого вылетали под Свердловском. Один в один! Те же самые ангары, замаскированные под холмы с травой. Такая же бетонная взлётная полоса. И точно такой же осенний лес с берёзками и кустарником. И так же моросил мелкий дождь. Только тёплый. В Свердловской области было намного холодней. Тимур с Раисом, да и все остальные прибывшие молодые советские граждане, почему то считали, что природа в ГДР должна разительно отличаться от лесов, полей и рек Советского Союза. И, не находя ничего интересного вокруг, кроме бетонной рулёжки и мокрого леса, бойцы начали спрашивать друг у друга: «Ну и чё? Это Германия? А где немцы?»

Всех построили в колонны около самолёта. Прилетевшие защитники Родины разделились на две половины по географическому вопросу: одни солдаты утверждали, что мы ещё в Союзе, под Брестом, и сели на дозаправку, а их оппоненты отвечали, что уже находимся в самой Германии. Солдаты стояли в строю, мокли, спорили и галдели всё громче и громче. Напряжение нарастало! А сопровождающие офицеры не отвечали на вопросы и только многозначительно улыбались...

И тут все увидели приближающиеся шеренги солдат в шинелях и с яркими чемоданами в руках. Это были дембеля! И хотя внешний вид демобилизованных в запас солдат был несколько потрёпан, армейская форма была такого фасона, что весь «мировой кутюр», если бы вдруг увидел такое групповое дефиле на военном аэродроме, нервно курил бы в самом дальнем углу земного шара. Тимур тут же вспомнил слова Рината, сказанные ещё в каптёрке спортроты: «В армии всегда встречают по одёжке, а уж провожают по такой одёжке...»

Чего только стоят шапки-ушанки! Маленькие, совсем не по размеру головы, усушенные на специальной болванке и отутюженные до формы квадратика, а после зачернённые лёгким прикосновением сапожной щетки, с красующейся посерёдке согнутой почти пополам начищенной до блеска кокардой. Это рукотворное изделие, не падая, держалось на затылке дембеля