Предел Вселенной (fb2)

- Предел Вселенной (а.с. Предел Вселенной-1) 3.25 Мб, 197с. (скачать fb2) - Михаил Кресо

Настройки текста:



Вступительное слово от Автора. Благодарность.

Всю свою жизнь читаю книги. Космический жанр является самым любимым, так как полет в космос – моя детская мечта. Написав свою первую книгу, «Президент», я увидел, что всем наскучила тема политики – эта вечная подковерная возня, которую мы, итак, каждый день наблюдаем на экране телевизоров и компьютеров.

И я начал писать «Предел Вселенной». Сначала без интереса. Ну так, для галочки. Книгу я писал на Яндекс Дзен, в режиме онлайн. И первые три главы у читателей зашли на «ура», хоть в них и было много, очень много ошибок. И рискнул, продолжил.

Благодаря «Пределу Вселенной», аудитория читающих расширилась до более чем 150 человек, что для меня является фантастическим результатом, простите уж за сравнение.

Не буду больше мучать долгим вступлением, а просто поблагодарю всех тех, кто поддерживал меня каждый день, кто был рядом, комментировал, ждал и верил. Я попросил ребят оставить свои имена и города, откуда они родом. Многие, вероятно, постеснялись, но некоторые написали, и, как и обещал, в их лице я низко кланяюсь всем своим читателям:

Михаил, Минеральные Воды

Роман, Нижневартовск (Роман во время чтения книги онлайн лежал в Москве в госпитале, и я очень надеюсь, что он поправился)

Дмитрий, Подольск

Максим, Кирово-Чепецк

Александр, Красноярск

Народ, вы просто – лучшие. Я искренне благодарен, что есть те, кто готов потратить немного времени на чтение моих трудов. Вы заставляете меня не расслабляться и улучшать свое мастерство. Самодисциплина – то, чего мне никогда не хватало, но вы дали мне веру в себя, друзья! Вы – настоящие Люди с большой буквы, спасибо за то, что вы есть, мои дорогие читатели!

Что ж, я рад приветствовать всех на страницах своей второй написанной книги, «Предел Вселенной» и желаю приятного путешествия! Пристегните ремни!

Пролог

– О чем ты думаешь, глядя на звезды, Джум?

Два мальчика лет семи, закинув руки за голову, лежали на стоге сена и смотрели на звездное небо.

Один был с совсем белой, молочного цвета кожей, светлыми растрепанными волосами и густо усеянным веснушками добрым лицом. Полноватые щеки, голубые глаза и немножко кривые зубы, которые было видно, когда он улыбался, – все это только подчеркивало его добродушие.

Второй же представлял полную противоположность первого – загорелый темноволосый мальчишка. Большие карие глаза весело и хитро смотрели в небо, а короткая стрижка подчеркивала его непослушный нрав. Но, как и первый, он вовсю улыбался, сам не зная почему.

Несмотря на их разительные отличия, мальчишки были братьями-погодками, хотя в это трудно было поверить.

Сегодня была особенная ночь – на небосклоне Кассандры, как называлась их родная планета, были видны оба огромных спутника планеты. Младший брат Венус расположился перед гигантских размеров Нимусом и ночь превратилась в синий день, а космос был настолько близко, что, казалось, до звезд можно было достать рукой. И что эти все звезды висят в небе не выше, чем ветки столетнего дерева, рядом с которым и расположились мальчишки. И разговор, который они вели, совершенно не был похож на разговор двух семилетних детей.

– Ты будешь смеяться, Джим, но я бы хотел полететь туда, вверх! Далеко далеко. Стать пилотом огромного корабля, исколесить всю вселенную и повидать все миры, которые там есть! – задумчиво проговорил первый, светловолосый мальчишка.

– Джум, ты же знаешь, что нас не отпустят родители. Они нам уже говорят «делайте то, не делайте это», – обе фразы были произнесены с подражанием интонации отца. – Они говорят, что мы пойдем работать на нашу ферму, как и они. Ты будешь водить трактор, а я ремонтировать технику. Или ты забыл?

Светловолосый от нахлынувшего на него возмущения даже вскочил на ноги, пристально глядя на брата.

– Джим, ну неужели ты не хочешь туда, к звездам? Не хочешь сесть за руль истребителя и навалять всем этим инопланетянам как рота Дрейка? – мальчишка показывал своей маленькой ручкой на спутники Кассандры и от напряжения и эмоций таращил на брата голубые глаза.

– Хочу, Джум. Но мне кажется, что родители нас готовят к чему-то другому. Ты же помнишь, как мама относится к войне, к полетам. Она нас даже на пушечный выстрел не подпускает к космодрому, – не ведясь на эмоции брата рассудительно сказал темноволосый.

– Да, я знаю Джим. Но мне уже вот где, – и он показал пальцами жест у горла, который подсмотрел у папы. – Их нравоучения. Ну ка, скажи мне, сколько нужно навоза для удобрения грядки бискуза десять на десять, а? А не скажешь, я этот навоз в тебя кину, – и мальчишка склонился вниз со стога, чтобы зачерпнуть горсть земли.

– Ну Джум, не знааааю, – затянул смуглый, и, почуяв неладное, ближе подобрался к брату и со смехом толкнул его со стога.

Снизу послышалось крепкое словцо, которое часто говорил папа при детях, несмотря на мамины запреты и тут же следом в лицо темноволосому брату прилетела горсть земли.

– Ах ты…

Обиженный голос снизу больше ничего не успел произнести. Внезапно раздался сумасшедший грохот: как будто тысячи камней упали с обрыва и одновременно с ними началась сильнейшая гроза. В глазах стало ослепительно светло, потом потемнело, а сено ушло из-под ног и небо перевернулось. Джим больно ударился затылком и на какое-то время потерял сознание.

– Джим, Джим! – взволнованный брат тряс его изо всех сил за плечи, пытаясь привести в чувство.

Кое-как открыв глаза, Джим увидел лицо со слезами на глазах.

– Отпусти уже меня, со мной все в порядке. И чего ревешь как девчонка? – он гневно посмотрел на брата.

– Мама! Папа! Да посмотри ты уже! – голубоглазый Джум указывал пальцем по направлению к ферме. Только теперь чуть более старший брат повернул голову и увидел высокие столбы пламени, вырывающиеся оттуда, где находился дом.

– Побежали, Джум, побежали! Да не стой ты, не реви! – смуглый схватил брата за руку и они, с трудом перебирая ноги, один от шока, а второй от боли падения, быстро пошли в сторону пожара.

Фермы не было. Точнее то, что от нее осталось, когда мальчишки добрались до дома, представляло собой огромную воронку с торчащей из нее металлической конструкцией в форме шара.

– Мама! Папа! Джесси! – Джум бессильно сполз на землю и взахлеб начал реветь, закрыв глаза руками.

А его брат с серьезным видом осматривал то, из-за чего дом и семья перестали существовать. Огромный шар с идущим от него паром. Иногда по металлу пробегали синие искры. Нет окон, нет ни одной двери, совсем ничего нет. Ровная, гладкая, металлическая поверхность. Но подойти еще ближе, чтобы разглядеть, было жарко, очень жарко.

Вдалеке на небе показались быстро приближающиеся огни.

– Смотри, Джум, это наверняка отряд сил обороны! Сейчас все будет хорошо! Дядя Кайл нас спасет!

Действительно, вскоре, рядом с местом крушения приземлилось пять флаеров обороны, появилась куча людей, говорящих по коммам, – переговорным устройствам, закрепленных на запястьях.

Среди всей этой суеты ребята даже заметили новейших гоботов-дронов из рекламной кампании сил обороны. Стало немного веселее и интереснее. Огромные человекоподобные машины были привезены на специальных платформах, прибывших вслед за флаерами, а потом, держа в руках свои пушки, размером с мальчишек, заняли оборону по всему периметру воронки.

– Джим, Джум, парни, ну слава космосу! – от группы людей отделился высокий усатый военный в серой форме полковника сил обороны и побежал к мальчишкам.

– Дядя Кайл! – вскочивший на ноги Джум побежал навстречу военному и кинулся к тому в объятия. Джим был более сдержаннее, но тоже не смог сдержать слез и обнял дядю.

– Ребята, как же я рад, что вы живы! Как же я рад! – расчувствовавшийся полковник тоже был близок к тому, чтобы поддаться эмоциям, но высокий чин не давал такого права.

– Вот что, я сейчас передам вас своей помощнице Эльзе, и как только разберусь с тем, что произошло, сразу же вам расскажу. Договорились?

Мальчишки неуверенно закивали.

Дядя Кайл сказал куда-то в пустоту, – Эльза, присмотри за моими племянниками, пожалуйста. Отведи их в штабной флаер и дай горячего шоколада. Да да, у меня есть в тайнике, – затем обернулся к племянникам и шепотом проговорил. – Парни, если кто-то узнает, что я втихаря пью шоколад, то у меня будут огромные проблемы, поэтому никому, хорошо?

Дождавшись утвердительного ответа и передав ребят высокой рыжеволосой помощнице, он пошел по направлению к уже достаточно остывшему странному шару.

Эльза привела ребят в настоящий военный флаер, усадила в высокие кресла пилотов перед панорамным окном, для большего реализма пристегнув обоих и выдвинув штурвалы, налила горячий шоколад, укутав мальчишек в теплые пледы.

И уже на выходе из флаера остановилась, прислушалась к переговорному устройству, закрепленному на ухе, и, вдруг ударив кулаком по кнопке закрывания дверей и рухнув на пол, закричала. – Мальчики, держитесь!

Исчез свет, исчез звук, и для ребят мир просто накрыла тьма. Точнее, из шара, на который они смотрели, тьма просто вырвалась наружу. Это было как замедленное действие в боевиках, которые мальчишки смотрели по вечерам, – сначала один небольшой язык тьмы выползает в ночь, затем второй, третий, и происходит взрыв. Только взрыв тьмы. Как свет, только тьма. Во всяком случае, по-другому дети не смогли бы это описать.

Новейший штабной военный флаер модели «Кос 3000» был защищен от взрывов и прямых попаданий из импульсных пушек и ракет по новейшим технологиям, однако он не был защищен от взрывной волны. Особенно, неизвестной взрывной волны. Она просто перевернула флаер вверх ногами, а затем откинула на добрых двести метров от воронки.

Внутри флаера загорелся тусклый красный свет аварийного освещения, радио автоматически переключилось на экстренную волну приема и передачи сигналов. Это значило, что корабль уже стал передавать сигнал бедствия по всем возможным частотам.

Параллельно с этим заработала громкая связь и взволнованный мужской голос заговорил, – Меня кто-то слышит? Полковник Кайл, ответьте! Несколько десятков таких же шаров приземлились по всей Кассандре! Три – непосредственно рядом со штабом. Полковник Кайл, вы выяснили что это? Прием! Полковник Кайл!

Со стороны входа послышались какие-то звуки шуршания одежды, затем раздалось гневное ругательство женским голосом.

***********

Джум не мог пошевелиться, казалось, что тело отказывалось ему подчиняться. Он видел лишь стекло перед собой, стекло флаера, через которое наблюдал взрыв тьмы. Видел разлитый по стеклу горячий шоколад, видел темно-красную от аварийного освещения землю, но не мог даже повернуть голову, чтобы оглядеться.

– Это помощница полковника Кайла. Эльза, – слова были сказано шепотом. Потом раздалось долгое покашливание. – Полковник Кайл погиб, повторяю, полковник мертв. Эти шары – бомбы замедленного действия. Немедленно эвакуируйте всех из штаба. Это не шутка.

– Эльза, какой ваш код доступа? Вы знаете, что говорите из личного флаера полковника?

От женщины прозвучал поток фраз, которому бы позавидовал даже папа мальчишек. Правда, этот поток закончился быстро, и непонятным набором цифр.

– Видимо дело плохо. Запрашиваю картинку со спутника, – и через несколько секунд раздалось лишь. – Твою… – и связь прервалась.

– Мальчики, вы меня слышите? – голос Эльзы вывел из транса. Джум хотел ответить, что слышит, но не мог открыть рот, даже приложив огромные усилия.

– Да, тетя Эльза, это Джим, я жив, – шепот брата раздался совсем рядом, – Только я очень обжегся, мне больно. Что случилось?

– Не знаю, дружок. Но знаю, что нам нужно срочно лететь отсюда. Поможешь мне? Сейчас я пристегнусь, включу программу экстренного взлета, нас сначала перевернет, а потом я сяду на твое место, хорошо? Дай космос, чтобы этот драндулет отработал свою цену.

Через пару минут мир в голове у Джума перевернулся обратно. Загорелся ровный белый свет, но мальчик все также видел перед собой лишь стекло, забрызганное шоколадом.

– Что с твоим братом, дышит? – перед лицом появилась взволнованная физиономия Джима, вся в шоколаде, с взъерошенными волосами, – Да, тетя Эльза, глаза открыты, но молчит, – Джим потянулся к брату.

– Не трогай его! Вот дерьмо! Видимо что-то со спиной. Ну ничего, малыш, мы тебя вывезем отсюда, потерпи мой хороший. Так, Джим, меняемся.

– Тетя Эльза, что с вами? Вы вся в крови.

– Это неважно, малыш, сейчас важно только то, чтобы мы могли убраться отсюда как можно дальше. Пристегнулся?

– Да.

– Ну, а теперь нам остается только молиться космосу…

-1-

Примерно в это же время. Планета Витулос, система Ци-5.

– Итак, дети, как я и обещала на прошлой неделе, сегодня будет урок античной истории. Грэм, оставь в покое Лэйзи! – немолодая учительница в огромных, почти на все лицо очках, повысила голос на мальчика лет десяти. – Как тебе не стыдно! Такой большой, а все еще дергаешь девчонок за косички. Интересно куда смотрит твой отец?

– Вы прекрасно знаете, что у меня нет отца, мисс Сельдь! – последнее слово, впрочем, хотя и было произнесено очень неразборчиво, однако по классу пробежали смешки, а кто-то откровенно прыснул.

– Что что, молодой человек?

– Ничего, мисс Сельт. Я сожалею о своем поведении.

– Так-то лучше. Итак, – учительница поправила рукой очки и уставилась на класс, – Итак, кто скажет мне причины того, что человечество покинуло свою родную планету? И да, кстати, как было ее название? Тим, может ты скажешь?

– Эээ, по-моему, Марс, мисс Сельт.

– Тим, думай лучше. Дороти, не тяни руку, я прекрасно понимаю, что ты знаешь, но мне хочется узнать у других ребят. Да, Айван?

– Земля, она называлась Земля, крутилась вокруг звезды по имени Солнце, мисс Сельт.

– Молодец, Айван. А почему люди ее покинули? Стефи, поделишься своими догадками?

– Полагаю, это было перенаселение, вымирание живых организмов, непригодная для дыхания атмосфера, загрязнение почвы и воды, так ведь? Стандартные проблемы разных периодов развития человечества, – робкая девочка заискивающе смотрела на учительницу, чуть опустив голову.

– Правильно, Стефи. Дороти, видишь, не только ты можешь все знать наизусть.

В это время Стефи повернулась и показала Дороти язык, получив в ответ средний палец, впрочем, никто, кроме их двоих это не заметил, так как в классе было тридцать детей.

Обстановка, как и внешний вид детей, заслуживали отдельного внимания. Тугие, серебристого цвета комбинезоны без малейших признаков застежек, с черной окантовкой на шее и на запястьях. Аккуратные однотипные стрижки – у мальчиков покороче, что-то наподобие ежика, у девочек подлиннее, с заплетенной сзади небольшой косичкой. Парты из пластали* (прим.авт. – легкий и прочный материал, открытый учеными методом синтеза стали и пластика в двадцать третьем веке, в корне изменивший технологии. Признан прорывным и удостоен «Научной премии мира») в три ряда стояли напротив обычной, казалось бы, доски. Однако, на самом деле та являлась большим голографом* (прим.авт. – плоский экран, проецирующий изображение в 3D, 5D по всему объему помещения и переносящий в виртуальную реальность без применения специальных очков и шлемов). Слева от парт находилось огромное, панорамное, на всю стену окно, откуда открывался превосходный вид на джунгли Витулоса с высоты 86 этажа элитной школы имени Дрейка. Откуда ученики, после успешной сдачи всех вступительных экзаменов попадали в одноименную академию, расположенную на столичной планете.

– Хорошо. Дороти, раз уж ты все знаешь, расскажи мне что произошло дальше, после того как человечество покинуло Землю?

– Прямо можно все все рассказать?

– Дороти, постарайся более сжато, чем обычно. Нам еще нужно пройти новый материал.

– Хорошо, мисс Сельт! – воодушевленно проговорила девочка и затараторила. – Значит так. Перед тем, как покинуть Землю числом избранных людей, был заселен Марс и три ближайшие пригодные для жизни планеты в Млечном пути. Однако, этот эксперимент не получился, и по разным причинам колонисты на этих планетах погибли – одни от диких животных, другие от тяжелых условий жизни. Отбросы, старики, преступники и другие немощные были оставлены на Земле в виде ненужного груза. Конечно, тогда еще использовались примитивные двигатели на ракетной тяге, поэтому все путешествие до еще пяти новых открытых планет заняло от пятидесяти до ста лет. В результате искусственного сна проснулось только шестьдесят процентов пассажиров, остальные, к сожалению, не дожили. Но, как говорит мой папа, это и к лучшему, ведь выживают сильнейшие.

– Дороти, что я тебе много раз говорила по поводу мнения твоего отца?

– Не навязывать его другим ученикам, мисс Сельт. Извините, мисс Сельт. Так вот, в результате великого переселения, как его называют, у человечества появилось целых восемь новых планет. Так как еще три были открыты в ближайшие десять лет. И вот, на этих восьми планетах люди начали активно проводить стройку и развитие цивилизации. Однако, не обошлось без проблем. Целых два челнока отклонились от своего курса и ушли в неизведанный космос. С тех пор о них ничего не было слышно. Но этому никто не придал значения и все было списано на проблемы с двигателями.

– Так, продолжай, а дальше?

– Дальше мы уже все знаем. Через триста лет мы открыли первую новую расу во вселенной и разразилась война, где мы с трудом одержали победу, – речь девочки стала более серьезной и заученной. – Но ценой потери более чем трети флота и четверти солдат. После этой сорокалетней войны с лотусами, правительство взяло курс на укрепление систем. Лотусы же покинули свой мир и, как говорят, их флот где-то дрейфует и по сей день. А у нас вместе с новыми технологиями, которые мы смогли захватить, теперь каждую планету защищает «Пояс святости», состоящий из…

– Спасибо, Дороти, – учительница не дала девочке договорить, – Но ты кое-что забыла, моя дорогая. Кроме того, что Земля была покинута только состоятельными людьми, а также средним классом, и остальные были оставлены на произвол, что случилось? Кто скажет?

– Земля исчезла со всех звездных карт. С радаров. О ней просто забыли. А тех, кого оставили умирать, просто забыли. Их имена были вычеркнуты из истории человечества, мисс Сельт.

– Вот как. И откуда ты это знаешь Кайл?

– Я часто хожу в библиотеку и читаю остатки простых, бумажных книг, или их визио-версии. Там можно найти много интересного, мисс Сельт.

– Кайл, я впечатлена. Пожалуй, сегодня именно ты заслужил значок знаний.

По классу пронеслось только тихое «ого», а Дороти посмотрела на Кайла ненавидящим взглядом своих серых глаз. Все знали, что она собирает значки и хочет быть лучшей на планетарном выпуске, а такие эпизоды, когда значки уходят кому-то другому, очень портят ей жизнь. А теперь жизнь была испорчена и у Кайла. Все мальчишки это понимали, поэтому сидящие позади него одноклассники сочувственно похлопали Кайла по спине.

– Хорошо, а теперь будем изучать причины и последствия принятия третьей поправки Грэйхема…

-2-

Десять лет спустя.

– Карсон и Карсон. Братья, что ли? Не похоже как-то, – ухмыльнувшись, здоровый усатый вояка в погонах войск авиации строго взглянул из-под своих густых бровей на двух молодых ребят, стоявших перед ним.

– Так точно, сэр, – бодро сказал тот, что потемнее, глядя на военного своими большими карими глазами.

– А в армию почему пошли, а, братья Карсон?

– Сэр, мы пошли, чтобы отомстить сраным лотусам, сэр.

– Не понял, – задумчиво произнес усач, но потом перевел взгляд на их анкеты. Еще раз прочитал место рождения, и больше в его глазах не было ни одного вопроса.

– Сочувствую, парни. Семья?

– Именно так, сэр, – ответил уже тот, что был посветлее, голубоглазый.

– В таком случае, парни, с вашей подготовкой, отзывами и прошлым, могу сказать только одно: добро пожаловать в ряды Корпуса, сынки! Сейчас, правда, до распределения, будете лямку тянуть в базовом центре, а потом уже по родам войск, кто куда. Берите вещи и вперед, на причал пятнадцать, через полчаса отправляется челнок на Пальмиру. Там проведете два года. Отныне ваша жизнь и судьба принадлежат верховному командованию. Следующий! —последнее предложение было сказано уже ровным дежурным тоном, без каких-либо эмоций.

Джим и Джум взяли сумки и зашагали по направлению к транспортному шлюзу, за которым их ждала новая жизнь.

***********

Неизвестно каким чудом, но почти потерявшая сознание Эльза, все-таки вывела корабль на орбиту Кассандры и включила аварийные маяки, а затем просто отключилась от болевого шока и потери крови. На ее с мальчишками удачу, еще не успевший покинуть систему военный корвет Корпуса, взял на буксир корабль командующего планетарными силами обороны.

Правда, техникам пришлось изрядно попотеть, чтобы попасть внутрь корабля без находящегося в сознании пилота. Да и картина, которую они обнаружили на корабле, их особо не обрадовала.

Несмотря на то, что имеющееся на военном корвете медицинское оборудование помогло достать с того света и Эльзу и Джума, но, тем не менее, теперь у Эльзы левая рука была бионическим имплантом – полностью ее спасти не удалось, да и лицо девушки существенно пострадало, и теперь на нем красовалось несколько больших шрамов. Джум же отделался четырьмя месяцами лечения – сначала в медицинских отсеках корабля, а затем в лучшей больнице планеты-столицы человеческой Империи.

Как единственных оставшихся в живых, да еще, являющихся племянниками полковника сил обороны и его ассистенткой, спасшей ребят, эту троицу опекали как могли – лучший сервис, уход, а также подарки от самого Сената очень скрасили пребывание в стенах лазарета.

И только после завершившегося вынужденного карантина, а также огромного количества допросов со стороны коллег из высшего командования, Эльза смогла увидеть мальчишек, которые были в восторге от ее левой бионической руки и шрамов по всему лицу.

Они тут же кинулись обниматься, а Эльза, со слезами на глазах, все повторяла, что теперь всю жизнь будет о них заботиться как о родных сыновьях.

***********

Нападение расы лотусов на планеты людей было масштабным и носило выверенный с математической точностью характер.

В наименее охраняемые имперскими силами системы были запущены легкие транспортные корабли под видом перевозящих астероидную руду. Каждый такой транспорт был оснащен тридцатью «шарами с тьмой», как их потом назвало командование. С темной материей, которая спустя полчаса после приземления и контакта с планетой вырывается наружу и начинает поглощать все живое. Со стороны это выглядит как вспышка света, а затем направленный взрыв, однако через какие-то десять минут начинается процесс полного стирания, в буквальном смысле «с лица земли» любого материала.

Таким образом были уничтожены полтора десятка провинциальных планет на границе освоенного людьми космоса. От лотусов не было получено ни единого предупреждения ни до, ни после данного конфликта. Корабли лотусов не отвечали на запросы, не работала дальняя связь. Дипломаты также не могли пробиться на контакт с этой расой.

Вот тебе и подарок от друзей гуманоидов, которые больше трехсот лет находились в состоянии стазиса и флот которых дрейфовал на границах галактики. Несколько миллиардов жизней, унесенных в черное ничто, и это, еще не говоря о потерях в ресурсах и отсутствии теперь нормальных заселенных миров на границе Империи. Все, что строилось сотнями лет, исчезло буквально за световой день.

Все это Эльза с ребятами узнала из обстоятельного доклада офицера из верховного командования. Конечно, мальчишки с широко распахнутыми глазами смотрели на бравого лейтенанта специальных войск связи, который, войдя во вкус, уже начал рассказывать байки про сражения с лотусами и его геройские передачи и перехваты сообщений противника, которые спасли жизни тысячам людей. Однако Эльза понимала, что командование Корпуса никогда бы не рассказало всей правды, тем более каким-то трем людям, которые просто чудом вырвались из настоящей преисподней и остались в живых.

Проводив из своих апартаментов офицера, который в общем то, был ничего, да и заинтересованно косился на саму Эльзу, она решила обсудить с мальчишками их планы на будущее. Которое сейчас, впрочем, было очень туманно.

Разумеется, Сенат специальным указом «О героях Кассандры» выделил по специальным апартаментам в собственность каждому из троих спасшихся. Также, у мальчиков теперь был билет в любое учебное заведение Империи на выбор, причем на абсолютно бесплатное обучение. Эльзу же ждал флот. Являясь первоклассным пилотом в прошлом, и все еще имея «живой» ведущую правую руку, она могла претендовать на звание командира корабля. Возможно, даже большого, как она и мечтала в детстве. Плюс, у каждого из троицы был создан отдельный счет в имперском банке с кругленькой суммой денег.

И со всем этим что-то нужно было делать.

– Ну что, парни? Нам нужно решать куда податься дальше и как жить. Сами то, что думаете, а, герои?

– Тетя Эльза, мы теперь везде с тобой. Мы будем тебя защищать от всех и отомстим лотусам за свою планету и родителей, – Джим, как обычно, был настроен очень решительно.

– А ты что скажешь, Джум? – Эльза обратилась ко второму из братьев.

– Тетя Эльза, ты ведь улетишь, да? Я слышал, как говорили, что тебя ждут во флот.

Если темноволосый и загорелый Джим больше был развит физически и отличался прямолинейностью, то Джум удивил ее своей проницательностью и рассудительностью.

– Ну, от вас ничего не скрыть, ребята. Да, я хотела бы стать командиром корабля. Большого корабля, как мечтала. Только вот вас со мной не возьмут. По крайней мере до восемнадцати лет большая армия для вас закрыта. Но уже сейчас можно пойти в лицей и начать обучаться всем премудростям военного дела. А, что скажете?

– Тетя Эльза, а ты будешь к нам приезжать? – у Джума глаза были уже на мокром месте, ведь Эльза теперь была для них единственным родным человеком.

– Буду, родной, конечно, буду. Каждые полгода. Ведь вы все, что у меня есть. Ну что, решили? Завтра идем с вами подавать документы в имперский кадетский полк?

– Тетя Эльза, мы бы не хотели идти туда, – внезапно ответил Джим. – Вон Джум расскажет почему.

Эльза вопросительно подняла правую бровь вверх и посмотрела на голубоглазого.

– Когда мы лечились, с нами лежали два мальчика оттуда. Как это сказать. Они плохие, зазнайки.

– Да они тупые, Джум, так и скажи. Они туда видимо взяты из-за богатеньких родителей и связей. А мы туда не хотим, тетя Эльза. Нам не понравились эти парни.

– Ну и куда вы собрались, герои?

– Мы пойдем в академию Дрейка. А сначала на Витулос, готовиться к поступлению.

– Так так так. И надо было мне с вами затеять этот разговор? А вы, господа, знаете, что ее, академию, заканчивает лишь тридцать процентов курсантов? У которых, между прочим, потом с мозгами не все в порядке. Знаете, что она называется просто – АД?

– Они – герои! Они рвут лотусов голыми руками и могут не спать неделю, еще могут перекусить трос, есть только камни и бежать триста километров без остановки! – возбужденно протараторил Джим.

– Вот как? И где это вы видели? – с улыбкой произнесла девушка.

– На плакатах в призывном пункте. Мимо когда гуляли, недавно.

– Ну-ну. А в видео и не такое еще покажут. Но, я так понимаю, это ваше окончательное решение?

Мальчишки закивали.

– Что ж, я же вас тоже не спрашивала, хотите ли вы, чтобы я пошла обратно в пилоты. Вот и мне аукнулось. Ну хорошо, завтра идем в ваш АД, подавать документы, а потом идем подавать мои во флот. По рукам? А теперь марш на тренажеры, может хоть сегодня мой рекорд по стрельбе побьете.

-3-

– Сдохните, гребаные твари, сдохните! У-ха-ха-ха! – пьяный от боя капитан Абрамс, стреляя из своего новенького плазмогана, расходовал обойму за обоймой. Но это, откровенно говоря, ситуацию не спасало: численность врага превосходила их взвод в разы.

Рядом, в укрытии, и впереди, в поле, растерзанными и ранеными лежало уже три четверти из шестидесяти бойцов, отправленных на разведку на эту космосом забытую планету на окраине галактики. И зачем только командованию понадобился этот самоубийственный рейд?

Рядом отстреливались друзья и соратники, с которыми Джим провел последние два года своей жизни в учебном лагере. Конечно, он очень хотел пойти в пилоты, как и его брат Джум. Однако в распределительном центре начальство решило, что, во-первых, направлять братьев вместе в один род войск нельзя по причине, что это может нести некую угрозу будущим миссиям, а во-вторых, по своим физическим данным Джим оказался лучшим кадетом на потоке и грех было не использовать это в наземных операциях.

Конечно, пилотам тоже надо иметь хорошую подготовку. Но плох тот пилот, которому потребуется эту свою подготовку использовать на практике. Он либо в пилотском кресле должен быть, либо в другом кресле. В которое садятся, когда не имеют возможности передвигаться самостоятельно. Иначе никак. Законы Корпуса суровы.

Вот и учились братья, хоть и в одном учебном центре, но в разных группах, а жили в разных бараках. Поначалу Джим завидовал брату, видя, как тот отрабатывает те или иные приемы ведения воздушного и космического боев на тренажерах. Но, затем, после частых и продолжительных бесед с начальством понял, что его будущее в пехоте может быть очень даже успешным. Поэтому вся зависть к брату вскоре была забыта, и Джим сосредоточился на тренировках своей выносливости, силы, меткости и навыков выживания.

Дослужившись до сержанта и получив в командование целых четырнадцать человек, Джим с отличием закончил обучение и был распределен со своим отделением на эту плевую, как казалось, миссию.

Пятнадцать солдат, включая самого Джима. Пятнадцать, можно сказать, элитных, лучших на курсе бойцов, хоть и, по сути своей, новобранцев, прибыли под командование капитана Абрамса. Который тут же всем показался немного параноидальным и сумасшедшим, потому что не преминул промыть мозги, что задание даже близко не пахнет легкой прогулкой, что лотусы могут атаковать с любых направлений и все в этом духе.

Разведка же говорила обратное: планета никому не нужна, давно заброшена, все силы лотусов покинули это место многие годы назад, после большой войны. Что их последние аванпосты эвакуированы вместе с населением. А здесь, на планете, необходимо найти и забрать с собой любые вещи, представляющие технологическую ценность для человечества в целом и Корпуса в частности. Рядовой трофейный рейд, короче. Рейд, которые в последние годы человечество проводило десятками, чтобы наверстать то технологическое отставание, те потери, которые им устроили лотусы перед своим отступлением.

Вот и шли они, шестьдесят солдат, плюс пять техников, по непроходимым джунглям этой планеты без названия, в поисках непонятно каких интересных железяк, как это называли умники-ученые. Транспорт здесь, как и при любом другом рейде, использовать было нельзя, в целях максимальной маскировки. Шаттлы могли быть использованы тоже лишь для доставки, да эвакуации и вывоза найденного. В общем, рутина: поход, привал, поход, поиски и все в этом духе.

И, несмотря на все предостережения вечно готового к бою капитана Абрамса, отделение Джима было достаточно спокойно. Особого спокойствия Джиму придавал тот факт, что на орбите планеты висел средний крейсер класса «Вихрь», который в любой момент мог стереть с лица земли сопротивление местных потенциальных врагов.

Орбитальные силы обороны лотусов этой на планете, без космической поддержки, ни при каких обстоятельствах не смогли бы справиться с готовым к бою «Яйцерезом», как пилоты в шутку называли свой корабль. По одной из версий при постройке кто-то из техников порезал причинное место, по другой версии кто-то прищемил, ну, в общем, оно и неважно. Крейсер на орбите был, охранял их спокойствие, и все было замечательно.

Пока на исходе второй недели они не наткнулись на разведку лотусов.

Кто такие лотусы?

Как Джиму объясняли и показывали в учебке, – это создания гуманоидного типа, с высокой, вытянутой головой, длинными и тонкими руками и ногами. Лотусы достигают роста от трех до четырех метров и, несмотря на это, обладающие феноменальной скоростью и реакцией. Ужаса придавал тот факт, что у лотусов было только три так называемых пальца на обеих руках. И если на правой руке, или конечности, эти пальцы были обычными, похожими по форме на человеческие, то на левой представляли из себя три заостренных лезвия. Ноги лотусов были как у рептилий, два пальца смотрели вперед, а один назад. Это придавало лотусам сумасшедшую устойчивость и скорость. А про гибкость лотусов ходили одни легенды.

В общем – увидел такого издалека – стреляй по башке не мешкая. Задумался – и, считай, пропал. И никогда, никогда не доводи битву с лотусами до рукопашной – такую истину вдолбили Джиму крепко-накрепко.

И Джим не доводил. В учебке он буквально в лоскуты расстреливал все манекены, проекции и компьютерные версии врагов. За планету. За дом. За родителей. За дядю.

И вот, наконец, спустя столько лет, он увидел врагов вживую.

Сначала в наушнике послышалось три глухих щелчка от передового дозора. Джим даже не поверил своим ушам, однако идущий впереди капитан поднял руку вверх с зажатым кулаком и весь взвод замер как вкопанный. Два щелчка, три, два. Код лотусов. Затем три раза по три. Всего девять. Направление – двести метров впереди. Идут на юго-восток.

Послышался тихий, очень тихий приказ капитана – разведке не вступать в бой, отследить противника, проводить максимально далеко. Остальным занять круговую оборону, быть начеку.

Спустя два часа от разведчиков пришел ответ – обнаружен вход в пещеру.

Вход был тут же отмечен на коммуникаторах и встроенных в шлем визорах у всех бойцов. И отряд выдвинулся дальше. Очевидно, именно там, в пещерах, была цель их рейда.

Само собой, что из всего отряда, только у капитана Абрамса, в силу его возраста, был опыт войны с лотусами. За что их взвод и поплатился, жестоко поплатился.

Как бы хорошо ни работала разведка, но маскировались лотусы отменно. Вход в пещеру охранялся несколькими секретами, поэтому передовой дозор, состоявший из двух бойцов, был вырезан буквально на глазах у всех. Вот Джерри и Кларк выходят из джунглей, вот перебежками двигаются к зияющему отверстию пещеры, а дальше все произошло слишком быстро, чтобы люди смогли разглядеть детали – два разрубленных тела падают на землю, даже не успев ничего предпринять, даже не успев вскрикнуть. Только несколько пальцев-клинков мелькнуло в воздухе и тут же исчезло.

Отряд опешил. Капитан Абрамс уже хотел развернуть всех для отступления за ближайшие валуны, лежавшие рядом с выходом из джунглей, как из пещеры один за другим стали выходить маленькие существа, походившие на лотусов, однако раза в два-три меньше. Много, очень много. Сначала около пятидесяти, потом опять столько же.

Застывшие и изумленные солдаты, не в силах пошевелиться, с ужасом молча смотрели на вываливающихся из пещеры мини-лотусов. Теперь, наоборот, все происходило медленно, слишком медленно

Но Джим не зря был лучшим на курсе. Стряхнув оцепенение, он приказал радисту – Уильямс, быструю связь с транспортом, срочную эвакуацию, передавай координаты. НЕМЕДЛЕННО! – последнее слово Джима подействовало на радиста волшебным образом, и тот тут же начал что-то выщелкивать на комме, закрепленном на запястье.

– Капитан! Капитан Абрамс, нам нужно отступать за те валуны! – Джим прекрасно видел, что враг хоть и определил их местоположение, но еще не наступает. Людей и существ разделяло метров пятьсот. До валунов же было метров двести.

– Карсон, здесь командую я! Отряд, открыть огонь! Гранатометчики, поджарьте эти лотусовские мини-задницы ко всем чертям!

Так как в составе каждого отделения находился отдельный гранатометчик, то целых четыре ствола слаженно ударили по позициям почему-то стоящего на месте врага. От взорвавшихся в толпе врага гранат мини-лотусов просто разорвало на клочки.

От стрелявших бойцов послышались радостные возгласы, которые, правда, тут же прекратились, когда из пещеры начала вылезать очередная партия мини-лотусов. Эти существа, правда, больше не стояли на месте, а сразу же начали двигаться к позициям солдат.

– Огонь! Огонь, парни! – здесь уже было не до разговоров и слаженных залпов. Каждый стрелял по все прибывающим врагам.

– Капитан! Дайте приказ к отступлению! Их слишком много! – орал Джим в свой комм.

– Стоять, всем стоять! Слушать меня! Сейчас мы их перебьем, парни!

От полученных ранений лотусы падали, но их место в строю тут же занимали новые. Причем, все это происходило в полнейшей тишине со стороны врага. Никаких криков, звуков, просто молчаливая масса, надвигающаяся на солдат. Небольшие клинки на левой руке. Действительно меньше тех, что были у «полноразмерных лотусов», однако не менее острые, как оказалось впоследствии.

Ближайшие твари уже были в пятидесяти метрах от передовых бойцов.

– Отделение, слушай мою команду! – истошно закричал Джим. – Выдвигаемся по направлению к тем камням за спиной. Использовать плазменные гранаты для первых линий врагов, и сразу же отступаем в боевом порядке!

Около десятка гранат тут же полетели в толпу пришельцев. Это дало небольшую передышку для стоящих впереди бойцов. Однако, через несколько десятков секунд, из дыма начали появляться новые лотусы.

Джим со своим отделением уже подбегал к камням, когда только-только раздался обреченный голос Абрамса. – Все отступаем к отделению Карсона! Карсон, с тобой мы еще отдельно поговорим!

Люди начали отступать. Но боевой порядок сбился. Кто-то пятился и стрелял, кто-то побежал. Не было огня на подавление, никто не прикрывал товарищей. Перед лицом превосходящих в разы сил противника спасовали все. И командиры, и рядовые. Какими бы опытными они не были после учебки, ничто не заменит реального боя.

Вот один боец упал от метнувшихся в него когтей, вот второй. Через несколько минут уже около десятка солдат никогда не смогут подняться.

Судорожные крики солдат, раздающиеся из комма, обрывались каким-то чавканьем и хлюпаньем.

– Да они их жрут! Они их, сука, жрут, Джим! – напрочь забыв об уставе, плечо Джима тряс его заместитель.

Джим сам не мог поверить своим глазам. Твари, убившие солдат, нагибались над ними и буквально присасывались к трупам. Тут же поспевали другие твари, и это пиршество ксеносов продолжалось с еще более диким зверством.

– Уильямс! Какого хрена нет никакого ответа от транспорта?

– Нас глушат, Джим! Нас глушат! Сигнал ушел, но ничего не получаю в ответ. Остается молиться, чтобы нас услышали, – раздался в комме крик радиста.

– Уильямс, отставить панику. Ориентировочное время реакции транспорта?

– Если все прошло удачно, то сейчас двадцать минут, сэр, – боец пришел в себя и молча смотрел на командира с другого конца укрытия.

Вокруг слышалась стрельба, крики солдат, стоны раненных и умирающих, твари перли на них, а они даже не знали, эвакуируют их или нет.

– Уильямс, живо на те ближайшие деревья. Не знаю как, но заберись на них и дублируй, дублируй сигнал до посинения! Потом отчет мне лично. Исполнять.

Джим не понимал почему он, а не командир Абрамс отдавал приказы радисту. Но эта мысль прошла где-то на периферии сознания. А через мгновение забылась.

Укрывшиеся, наконец-то, за камнями солдаты, приспособились и, казалось бы, вполне успешно сдерживали волны наступающих тупоголовых и медленных врагов, как вдруг среди мини-лотусов появились высокие четырехметровые силуэты…

-4-

– Терри, используй икс третьи, – заорал Абрамс по комму.

– Сэр, вы уверены? Мы находимся в опасной близости!

– Черт тебя подери, Терри! Выполнять приказ! У нас хорошее укрытие.

Икс третьи были бомбами направленного действия, в несколько десятков раз превосходящими плазменные гранаты по своей убойной мощи. Испепеляя все живое и неживое на своем пути, взрывная волна могла уничтожить и вполне толстую броню танка Корпуса. Одному взводу полагалось только две бомбы, которые могли быть использованы только в крайнем случае. В ситуации, напоминавшей эту, либо, если командир принимал решение не сдаваться и стоять до последнего, – чтобы противники не могли получить ничего и никого в качестве трофеев и пленников.

– Внимание, икс третья пошла! – фраза по комму звучала угрожающе. До сих пор солдаты видели их действие только из хорошо укрепленного бункера на полигоне в учебке. В качестве «мяса» использовалась списанная техника, которая после воздействия бомбы превращалась в лужу расплавленного металла.

Раздался глухой хлопок из подствольника. При всей своей мощи, эта бомба была просто миниатюрной и посылалась во врага из обычного автомата.

А затем небо раскололось грохотом взрыва, и сама земля содрогнулась от страшного оружия.

Заявленный радиус действия бомбы был около ста метров. Стрелявшие гранатометчики старались выстрелить как можно глубже в толпу врагов, с примерной дальностью триста метров до укрытия взвода, но даже это не спасло от убийственной взрывной волны, которая просто сдвинула их валуны на полметра назад, а ближайшие деревья, на одном из которых уже достаточно высоко висел Уильямс, каким-то чудом просто не были сломаны как тростинки.

Уши заложило, воздух из легких испарился, а перед глазами на мгновение наступила тьма. Хотелось забиться в какую-то щель, зарыться в землю и переждать всю эту свистопляску, но Джим знал, что он просто обязан выглянуть и оценить обстановку.

Джим видел открытые рты товарищей по оружию, пытавшихся что-то сказать ему. Он видел дикую улыбку на лице Абрамса, видел машущего с деревьев Уильямса, видел сидевших и ничего не понимающих более неподготовленных солдат. А выглянув, просто ужаснулся картине.

Поле, простиравшееся от валунов до входа в пещеру, где еще недавно была трава, немного не доходившая до колена, представляло из себя самую настоящую пустошь. О присутствии там пришельцев и погибших солдат не напоминало ровным счетом ничего. В голове пронеслась шальная мысль, что вот оно – победили, и сейчас прибудет транспорт, и все оставшиеся бойцы спасутся.

– …порт…не…ал…пов…не…ал…ать…ут, – из комма раздавались обрывки фраз, но заложенные уши не давали расслышать ничего.

Джим попробовал зажать нос и продуть уши резким выходом. Это, определенно, помогло. Стали слышны победные крики стоящих рядом сослуживцев. Затем продул уши еще раз…

– Транспорт не вылетал! Повторяю, транспорт не вылетал! Расчетное время прибытия – полчаса. Я поставил лазерные маяки и целеуказатели, но «Яйцерез» не сможет вести огонь из-за поставленных помех, есть риск избавиться и от нас заодно. Командир Стоунс сожалеет, сэр.

– Уильямс, возвращайся обратно к отделению. Ты с задачей справился, – Джим знал, что это, скорее всего конец, если у пришельцев припасены еще какие-то козыри. Но сейчас его задачей было спасти как можно больше солдат и вынести как можно больше информации и материалов о противнике, раз уж рейд за артефактами не увенчался успехом.

– Сэр, разрешите остаться и вести целеуказание для транспорта далее, – Уильямс был настойчив.

– Хорошо, но по первому приказу возвращайся обратно.

– Слушаюсь, сэр.

К Джиму подошел улыбающийся Абрамс. – Ну что, сержант Карсон? Или, вернее сказать, рядовой Карсон, а? Ты не беспокойся, я обязательно доложу начальству и о твоем приказе к бегству, и о страхе использования икс третьей.

– Сэр, я всего лишь защищал своих людей, сэр. А об иск третьих не сказал ни слова.

– Но ты подумал, Карсон, ты подумал об этом, признайся! Боялся за свою драгоценную задницу! Как бы ее не потерять навсегда, – Абрамс включил комм на частоту взвода. – Всем слушать сюда. Отделение Карсона переходит под мою личную команду. Сержант Джим Карсон временно отстранен от своих полномочий за проявленную трусость и за трусливые помыслы. Доложить о принятии команды!

– Второе отделение, так точно, сэр.

– Четвертое отделение, так точно, сэр.

– Третье отделение, так точно сэр.

Получив ответы от всех командиров, Абрамс проговорил в ответ. – И это будет хорошим уроком для всех, кто решит, что его задница более ценна, чем задница товарищей по оружию. Отбой. Ждем транспорт и гот…

Со стороны пещеры раздался какой-то шум. Скрежет металла, лязг, а затем все увидели, как из невысокой, высотой три метра пещеры, начал выезжать, буквально проламывая макушкой свод, какой-то странный механизм, в сопровождении трех больших лотусов. Дело принимало серьезный оборот. Штука походила на…танк? Но без дула. Округлый корпус, перевернутый вертикально, имеющий внизу нечто напоминавшее ноги паука, в количестве шести штук. Штука не имела каких-то явных признаков наличия оружия, однако было понятно, что это не простая игрушка.

И вслед за этим механизмом и лотусами опять повалили мини-солдаты, сотни мини солдат.

– Гренадеры, Терри! Вторую икс третью! Завалить к чертям эту пещеру! – истошно заорал Абрамс.

На этот раз никто и не думал задавать вопросы. Все было исполнено моментально. Раздался глухой выстрел из подствольника, бойцы видели нечеткий след полета бомбы в сторону пещеры, однако затем произошло неожиданное.

Вертикальный корпус танка раскрылся на несколько частей, будто бутон цветка, а быстрые ноги помогли буквально подбежать к месту падения бомбы, чтобы поймать ее внутрь. Лепестки мгновенно закрылись.

– Он сожрал, он сожрал ее, сэр! – по комму был слышен голос Терри.

– И без тебя вижу. Сейчас и сдохнет к чертям! – воодушевленно закричал Абрамс. – Смотрите!

Но ничего не произошло. Ни взрыва, ни хлопка, ни звука. Танк так и остался стоять на месте.

– Нам хана, – кто-то нескромно прошептал в общем эфире.

И в этот момент трое высоких лотусов с быстротой молнии побежали на укрывшихся за камнями солдат.

Отдавать команду на стрельбу не пришлось ни одному из командиров. Бойцы заорали от охватившей их горячки боя и дружно вспомнили тренировки в учебке – автоматы в режим одиночных выстрелов, выдох, задержка дыхания, огонь. Никаких длинных очередей, никаких лазерных прицелов. Только на упреждение, только в голову и шею.

А, между тем, за тремя лотусами двинулась и остальная масса врагов.

Пятьсот метров. Один из лотусов спотыкается от попавшей в корпус пули, встает, бежит дальше.

Четыреста метров. Едва перебирает ногами, но бежит. Двое уходят далеко вперед.

Двести метров, два оставшихся получают касательные ранения, но быстро, все еще чертовски быстро уворачиваются от пуль.

Пятьдесят.

– Аааааааа! Аааааа, сука! Получай! – хруст, щелчок, крик прекращается. Краем глаза Джим видит, как один из бойцов его отделения падает замертво.

– Окружай, окружай его, стреляй в голову! Штыки к бою, перерезай шею!

– Сандерс, нет!

– Второй готов! Где тре…

– Сдохни тварь, сдохни! – запахло паленым мясом. Это Абрамс наконец-то достал так бережно хранимый им плазмоган – игрушку, которой его снарядили умники, и рекомендовали использовать только вдали от своих позиций, чтобы не задеть солдат рядом. Но капитану уже было все равно. Вместе с лотусом поджарился и кто-то из второго отделения.

– Потери? – Джим спросил по комму, хоть ему больше и не полагалось это делать по статусу.

– Третье отделение…шесть в строю.

– Второе отделение…трое.

Джим слушал доклад и по всему выходило, что их осталось немногим больше семнадцати, включая Уильямса, сидящего на деревьях, тогда как лавина смертоносных врагов была все ближе и ближе.

После убийства своего солдата, Абрамс впал в самую настоящую ярость. Красные глаза бешено вращались, рот скривился в злой ухмылке, а сам он кричал. – Сдохни, гребаная тварь, сдохни! У-ха-ха-ха! – параллельно паля в приближающихся пришельцев.

– Джим, контакт! Транспорт, минута!

– Уильямс, сюда, назад, живо! – и, переключившись на командира, Джим проговорил. —Сэр, надо готовиться к эвакуации, вы слышите меня?

Но Абрамса было не остановить. Он встал в полный рост и, ощутив всю мощь плазмогана, уже был готов пойти в последнюю атаку. Враги ложились целыми пачками, но все равно их было слишком много. Джим подбежал к Абрамсу, схватил того за плечо, рискуя оказаться поджаренным, выхватил из рук плазмоган. Ну как выхватил – с силой отнял эту здоровую бандурину и прокричал глаза в глаза. – Сэр, транспорт! Тридцать секунд! Домой, сэр!

– Молчать, солдат! Да я тебя под трибунал! В атаку, бойцы! Мы их уничтожим!

– Парни, помогите, срочно, капитану нужна помощь! – Джим переключил комм в режим для всех.

– Отставить, солдат! Расстреляю на месте! – с этими словами Абрамс врезал Джиму по лицу, подхватил выпавший из его рук плазмоган, и опять начал беспорядочно палить по врагу.

Во рту у Джима ощущался привкус крови, перед глазами поплыли круги. Но все это было уже как-то второстепенно, потому что в воздухе сначала раздался рев двигателей, а затем по направлению к пришельцам ушли две ракеты.

На частоте отряда раздался до боли знакомый голос. – Посадка прямо между вами и врагом, больше места нет, с борта прикрываю, немедленно к трапу, у вас двадцать секунд! У нас огромные проблемы на орбите!

Дважды бойцов просить было не нужно. Поднимая облако пыли, перед солдатами приземлился транспортник модели «Хорек». «Хорек», потому что вмещал максимум десять пассажиров и был создан специально для быстрых операций орбита-поверхность. Джим даже не решился представить, что было бы, если бы их осталось в живых не четверть, а больше половины отряда.

«Хорек» лупил по пришельцам из всех орудий. В комме слышалось лишь. – Бегом, бегом, бегом, пехота! Десять секунд.

Мир замер. Первые бойцы уже заскочили в транспорт. Абрамс так и стоял на камнях и лупил по лотусам. Вот Джим буквально ныряет в «хорька». Вот кричит Абрамсу, чтобы тот быстрее бежал. Вот Абрамс посылает его ко всем чертям. Через стекло кабины пилота, которое не скрыто от пассажиров ничем, Джим видит, как лепестки танка раскрываются и в их сторону начинает лететь икс третья. Загорается лампочка закрытия люка. Транспорт, едва успев взлететь, начинает резко набирать скорость. Стоящие у самого люка бойцы, включая Джима, только чудом, уцепившись за товарищей, не вываливаются наружу. Бомба пролетает над транспортом и, последний кадр, который удается разглядеть Джиму в закрывающийся люк, – это маленькая фигурка стреляющего Абрамса, через мгновение скрывающаяся в облаке пепла.

-5-

– Парни, вы в порядке? – пилот даже не обернулся к солдатам. Точнее, не обернулась.

«Опять этот до боли знакомый голос» – подумал Джим, – «Стоп, да ведь это…!»

– Эльза, это ты? – связался он по комму с летчицей.

– Майор Эльза Лоуренс, солдат. Пилот Корпуса, командир эскадрильи знаменитых «Валькирий», если тебе это о чем-то говорит. Впредь прошу обращаться по званию, – раздался в ответ насмешливый голос.

– Так точно, мэм. Сержант Карсон задачу понял, мэм, – с улыбкой произнес Джим, предвкушая последующую сцену.

– Карсон? Джим Карсон, это правда ты? – транспорт даже немного повело в сторону, но, надо отдать должное, пилот быстро взяла себя в руки.

– Нет, я Джум, – решил поиздеваться Джим.

– Не смей мне врать, мальчишка! Твой брат сейчас пытается сдержать флот лотусов на орбите, пока я спасаю твою никчемную задницу с этой планеты, а ты шутить решил! – вот. А вот это уже было похоже на ту тетю Эльзу, которую братья знали совсем юными.

– Я, конечно, очень рад вашему милому семейному воссоединению, но кто-нибудь, черт подери, скажет, что здесь происходит? – по комму раздался голос Джуно, командира второго отделения. Оказывается весь их диалог проходил на общей волне.

– Да парни не переживайте, все в порядке, – весело проговорила Эльза. – Просто эскадрилья легких крейсеров лотусов зашла в систему, пока вы были на милой прогулке в поисках древних артефактов. Хорошо, что командование это предусмотрело и направило сюда два ближайших линкора Корпуса, на одном из которых и несет службу ваша спасительница, – Эльза сделала небольшой реверанс освободившейся от штурвала левой рукой и продолжила.

– Нам и повезло, и нет. Повезло – потому что эскадрилья оказалась небольшой – всего восемь крейсеров, а нет – потому что на одном линкоре закончились торпеды, а на втором половина лазеров выведена из строя. Такие дела, парни. Мы в принципе летели на ремонт после большой стычки с пиратами, космос им пухом. А тут ваши задницы спасать пришлось. Ничего не сделаешь, командованию не откажешь. Именно поэтому твой брат сейчас всеми силами изображает полную готовность своего линкора. Не знаю, как долго они продержатся до того, как отключатся все щиты. Помехи, связи с ними нет, никакой информации не получаю.

Солдаты молча слушали ее. Наверное, у каждого в голове пронеслась одна и та же мысль, что при гибели всех трех кораблей на орбите, перспектива остаться на этой планете, полной толп пришельцев, – абсолютно никакая. Проще было сразу направить челнок прямо сейчас таранить какие-нибудь горы или погибнуть в самоубийственной атаке на крейсер лотусов.

– Выходим из облачности парня, из атмосферы, минутная готовность. Сейчас все узнаем. Перевожу внешнюю радиосвязь на общую волну, все будете слышать. Думаю, вы имеете на это право.

«Да уж», -подумал Джим, – «Легче от полученной информации определенно не становилось. Зачем их маленький отряд был послан сюда, на самый край обитаемых миров, да еще и, как оказалось, на кишащую лотусами планету?». – Вопросов было больше, чем ответов. Но Джим надеялся, что в ближайшее время все прояснится.

Космос возник внезапно. Вот перед стеклами бледная пелена облаков. А вот пугающая чернота с мириадами звезд. Точнее не чернота, а пронизанная вспышками от выстрелов орудий околопланетная орбита.

Комм сразу же взорвался звуками общих переговоров.

– «Адепт», они обходят нас с флангов.

– Третье звено «Валькирий», прикрываем, но у нас кончаются боеприпасы.

– Да ваши пукалки как комары им!

– «Сципион», полный назад, это ловушка! – а вот это уже раздался голос Джума. Такой родной и до боли знакомый голос брата.

– «Адепт», проскочим, поддержите огнем! Хрен они нашу броню пробьют. Кишка лотусовская тонка!

Несмотря на то, что бой затягивался, картина выглядела вполне позитивной, как оценил ее Джим. Оба линкора, а также крейсер отряда Джима, были в относительном порядке. Правда один из линкоров имел несколько пробоин, но, по большому счету, был на ходу и успешно отстреливался. Три крейсера же противника уже плавали в пространстве безжизненными обломками. Отделившиеся от их корпусов детали, металл и пушки уже начинали наполнять мусором ближайший космос.

– Эльза, видела, как на «Сципионе» лазерами работают? Да там хирурги почище, чем в «Черной роте»!

– Капитан Карсон, вы так и не научились не радоваться раньше времени? Кстати, тут есть кое-кто, кому вы будете очень рады. Переключаю, – сказала Эльза, щелкая радиостанцией, – Теперь он тебя услышит, Джим, можешь говорить.

– Привет, Джум, соскучился?

– Джим! Твою мать, Джим! Как же я рад тебя слышать! Вот чувствовал, что не зря мы сюда летим и спасаем пешек* (прим.авт. на военном сленге Корпуса «пешки» = пехотинцы. Но пехота терпеть не может это обращение).

– Джим, я все понимаю, он брат, ну зачем он так с пешками то? Пусть осторожнее будет, а то ведь, не ровен час, кто в баре в табло подаст, – раздался голос Уильямса.

– Мальчики, я очень рада вашему воссоединению, но, Капитан Карсон, мы летим к вам или на «Сципион»?

– К нам, конечно, к нам. «Сципион» сейчас их отвлекает. Как раз будет время для разворота и перехода в режим прыжка, пока мы тут вас подбираем. Кстати, тут ваши такое учудили! Звено «Валькирий» буквально засунули мину в движки одного из крейсеров, уж не знаю как они туда подобрались, но факт в том, что он сейчас дрейфует без возможности двигаться и вести огонь, так как повреждены и генераторы защитного поля.

– Это мои девочки. Этим все сказано. Хорошо, выдвигаемся к вам.

«Хорек» поменял курс и стал выдвигаться к огромному линкору, размером, наверное…с линкор. Джим еще никогда не видел линкор так близко, вживую. Нет, все эти картинки и пособия – это, конечно, замечательно. Но линкор Корпуса – настоящая гордость флота. Полтора километра в длину позволяли брать к себе на борт около тысячи человек десанта в полном обмундировании.

И это, не считая батарей из восьми пар лазеров и плазменных пушек с каждого борта. Прибавить к этому боекомплект ракет, ракет-перехватчиков, три звена истребителей, и по человеческим меркам получалась вполне себе такая огромная машина для полноценной атаки ведения боя.

По сравнению с линкорами, крейсеры противника смотрелись словно бультерьеры на фоне слона. Но смертельно опасные бультерьеры. Они вгрызались ионными пушками в корпуса, пробивали защиту протонными ракетами. А турели дырявили металл будто зубные машины, сверлящие кариес.

Вот и сейчас «Сципиону» приходилось непросто. Экипаж совершал самоубийственный, на первый взгляд, маневр, заходя в строй между крейсерами противника. И это все ради них! Ради шестнадцати человек! Существовал риск быть полностью уничтоженными перекрестным огнем, но расчет командира линкора оправдал себя – пришельцы боялись стрелять на поражение, чтобы не повредить корпуса друг другу. Учитывая, что мощность орудий была установлена на пробитие щитов линкора, любой неверный выстрел мог вполне вывести из строя свой крейсер.

– Капитан Карсон, передавайте на «Сципион», до маневра две минуты. Готовы пришвартоваться. «Валькирии» у вас?

– Да, майор Лоуренс, истребители на борту. Ух, ну и безбашенные они у вас! Каждый раз поражаюсь!

– А то! Просто у них лучший учитель! Одна минута до стыковки.

Вот громадина линкора нависла над «хорьком», вот транспорт приблизился к шлюзу, зашел внутрь. Створки закрылись и все на борту дружно выдохнули – наконец-то можно почувствовать себя в безопасности внутри этого исполина.

Но тут ожил комм, на этот раз только на пилотской волне. Эльза молчала минуту, а затем приказала всем держаться и начала процедуру отстыковки.

– Эльза! Что произошло? Куда мы летим? – кричал Джим. Но пилот молчала.

И только после выхода из шлюза и случайного взгляда на линкор Джим все понял. Почти весь корпус корабля был усыпан теми стальными сферами, которые уничтожили его мир, его планету. Только на этот раз они были поменьше размером.

– Что это за херня? – слышались голоса бойцов.

«Хорек» стремительно двигался в сторону «Сципиона».

– Эльза…зачем? – бессильно шептал Джим в комм. – Зачем ты это сделала?

Но в комме, вместо ответа Эльзы, раздался голос брата. – Джим, Эльза. Для меня нет большей радости знать, что вы живы и с вами все в порядке. Отомстите за нас.

– Джум, но они взрываются не сразу, у вас куча времени, пятнадцать ми…

Взрыва не было слышно. Не было вспышек света или огня. Просто Джим затылком ощутил что-то нехорошее, а комм замолк. Обернувшись, он увидел только тьму. Не космическую тьму, а ту тьму, в которой нет места для света. Ту, всепоглощающую тьму, которая еще долго снилась ему в кошмарах после потери родной планеты.

– Мне жаль, мой мальчик, – едва сдерживая слезы, проговорила Эльза. – Сципион, мы успеваем к разгону?

Для Джима жизнь словно оборвалась. В этот самый момент жизнь перестала существовать. Смысла больше не было. В душе наступила такая же тьма, которая поглотила его брата.

Он больше не слышал выкрики Эльзы, чтобы все держались. Не чувствовал выполнения безумных маневров уклонения между кораблями лотусов, и, конечно, не видел героический заскок в стыковочный отсек «Сципиона», уже выходившего на разгонную скорость. Не было ничего вокруг. Только тьма.

-6-

– За проявленный героизм, волю к победе, сохранение подчиненных бойцов и ясность разума, теперь уже капитан Джим Карсон награждается медалью Корпуса «За отвагу». – в годах, однако еще достаточно бодрый для своих лет, генерал Блейк, возглавляющий знаменитую «Черную роту» и входящий в палату лордов Корпуса.

Смуглый, серьезный, и, судя по всему, находящийся в хорошей физической форме молодой человек с темными волосами, однако, уже с небольшими вкраплениями седины на них, встал со своего места в зале и размашистым уставным шагом пошел к трибуне, на которой стоял генерал Блейк и другие высшие чины командования.

Генерал протянул Джиму свою большую ладонь, Джим торжественно ее пожал – было видно, что для молодого человека это большая честь. Но в его глазах не было никакой искры, только пустота.

На лацкан парадного мундира была споро прикреплена небольшая медаль, Джим отдал честь, развернулся чтобы идти, и уже в спину услышал сказанное не в микрофон. – Мне очень жаль, сынок…

***********

Срочное включение новостей Империи прервало трансляцию полуфинала по футболу, ради которого все посетители бара здесь и собрались. В помещении послышалось громогласное «ууууу», послышался звон разбиваемой пивной кружки, кто-то полез с кулаками на бармена за стойкой, но более трезвые товарищи оттащили нарушителя порядка.

На экране возник неизвестный ведущий, а, судя по всему, совсем не ведущий, так как был одет в форму разведки Корпуса и носил звание полковника. Шум мгновенно стих, так как собравшиеся в баре, в основном, были военными. Их выучка, вбитая годами и болью в учебке, по уважительному отношению к высшим чинам начальства, неважно из каких родов войск, быстро дала о себе знать.

Под изображением ведущего появилась строка с именем, которая гласила, что это полковник Барнс, глава разведки Корпуса. Кто-то в зале даже присвистнул. До этого момента многие из собравшихся только слышали о легендарном Барнсе, а теперь удалось увидеть его вживую.

Между тем, ведущий заговорил. – Солдаты, как вы знаете, стычка на границе обитаемого мира в секторе Стрельца, в результате которой были потеряны линкор и крейсер Корпуса, положила начало трагической череде событий по крупномасштабной атаке лотусами миров Империи. На данный момент противник выдвинул все свои силы по направлению к центральной системе Империи, для захвата мира Альфа и лишения нас возможности иметь централизованную власть. Главная цель противника – разбить человечество на мелкие части, чтобы справиться с нами не встречая сопротивления.

Говоривший замолчал, будто давая слушателям минуту на то, чтобы переварить только что сказанную информацию.

– Пояса Святости, ожидаемо, не помогли. Давайте будем честны – эти укрепления хороши против неповоротливых транспортных кораблей десанта, но натиск маневренного флота сдержать не в силах. Несколько часов – и вся организованная оборона трещит по швам. Солдаты, повторяется сценарий прошлого, когда мы впервые столкнулись с лотусами и потеряли три четверти флота. Нам, командованию, очень не хотелось бы опять ввязываться в войну на сорок лет и снова терять так много. Терять всех вас. Терять себя.

Полковник внимательным взглядом, казалось, заглядывал в душу каждого сидящего в баре.

– Я понимаю, что сейчас многие из вас находятся в отпуске, увольнительной или просто в запасе. Но палата лордов Корпуса просила меня быть честным. Так вот, солдаты, я честен с вами. Мы терпим сильнейшие поражения. Сейчас каждый корабль и каждый боец на счету. Если мы не предпримем решительных действий, то в ближайшие восемь, от силы десять, месяцев, мы потеряем столицу, а затем и проиграем войну. Лотусы не уходили. Командование это знало. Их корабли находились в дрейфе. Данная информация была строго засекречена. Разведка в секторе Стрельца и охота за их технологиями положили начало общей агрессии врага, силы которого огромны. Теперь вы все знаете. Теперь решение за вами. Корпус объявляет всеобщую мобилизацию.

Экран погас. В звенящей тишине бара не было слышно ничего – даже дыхания людей.

Затем один солдат, видимо очень пьяный, встал, оглядел всех вокруг помутненным взглядом, взял со стойки бара недопитую кружку пива, допил ее залпом, с грохотом поставил обратно на стойку, еще раз оглядел всех и громко сказал. – Видимо увольнительная…ик…накрылась, – и, едва перебирая ногами, пошел к выходу. За ним потянулись и остальные. Они еще до конца не понимали всего случившегося, но воинский долг звал, и солдаты шли за этим зовом.

***********

– Ой, кто это у нас тут загулял так поздно ночью по темным улицам?

Позади девушки раздался грубый мужской голос.

– Красотка, не хочешь ли провести время с настоящими мужчинами?

– Это кто тут настоящий, Карл, ты что ли? Ха-ха, не смеши меня.

Второй говоривший внезапно вышел слева спереди из ближайшего переулка и завел беседу с первым. Все пути отступления были отрезаны. Только она и два этих темных силуэта на неосвещенном участке улицы.

Дура! Какая же она дура! Лора предлагала довести ее, тем более что дорога домой проходит через неблагополучные секторы. Но она верила, что быстрые ноги победительницы планетарных забегов на большие дистанции ее спасут. Нужно было лишь быстро бегать и все. Как оказалось, этого недостаточно. Ну ладно, придется давать отпор. Не зря же она имеет синий пояс по борьбе. Кристин напряглась, готовая принять стойку, чтобы перекинуть любого из нападавших через плечо.

– Смотри ка, Кейн, а малышка то у нас с характером. Ну иди первый тогда, а я погляжу.

– Как скажешь, Карл, да это раз плюнуть.

Первый говоривший стал подходить сзади, схватил ее за плечо. Кристин мгновенно отреагировала, заломила ему руку, а потом резким броском подружила нападавшего с влажным от недавнего дождя бетоном дороги. И уже собралась бежать обратно, назад, по освободившемуся пути, как ногу обожгло чем-то неимоверно горячим, она вскрикнула и упала, едва успев подставить руки, чтобы не разбить лицо о землю.

– Да, девочка, это называется паралитический хлыст. Кейн дурак, он даже не видел, что ты умеешь делать, а у меня глаз наметан. Да, Карл знает, что такие малышки бывают с острыми коготками. Да. Ну пусть этот тупица пока придет в себя, а мы тут покувыркаемся с тобой.

Силуэт мужчины показался в лунном свете. На бледном уродливом лице были видны кривые зубы, несколько шрамов, татуировки. Мечта любой девушки, что и сказать.

– А чтобы ты меньше сопротивлялась, малышка, я тебе сейчас наркоз и второй ноге сделаю, да. Ты не бойся, это пройдет, через пару часиков, хе-хе.

Со стороны улицы, откуда пришла Кристин, появился какой-то силуэт, едва перебиравший ногами. Было видно, что человек идет из последних сил, только чудом не падая на землю. Очень медленно он стал подходить к жертве и ее обидчикам.

– А ну проваливай отсюда, урод! Не порти мне развлечение! – заорал нападавший. В это время второй, которого Кристин вырубила, глухо застонал, а потом с трудом сел, тряся головой.

– Карл, она еще здесь? Эта сука, – проговорил он с ненавистью.

– Кейн, сколько раз говорил, умей оценивать малышек заранее. Иначе будешь получать всегда! Сейчас каждая вторая – спортсменка.

– А зачем мне их изучать, когда у меня есть вот это? – сказал Кейн, доставая из-за пазухи импульсный пистолет. – Ну что, испугалась, сучка? Это тебе не парализатор, это уже повеселее. Сейчас будем развлекаться!

Выпивоха, неудачно свернувший в этот проулок, уже доковылял до лежавшей на земле девушки, которая при виде пистолета в руках грабителя уже потеряла всякую надежду на благополучный исход ситуации, и, глядя на нее, еле проговорил. —Мисс…ик…с вами все…ик…в порядке?

– Я тебе говорю, падла, уноси ноги пока цел, нам терять нечего! – завопил нападавший с хлыстом в руке.

– А мне…ик…тоже…

– Да что ты с ним церемонишься, Карл? Дай, я разберусь! – сказал тот, который был Кейном и направил пистолет в грудь пьяницы.

В этот момент с выпивохой произошли какие-то изменения. Он сделал невидимое движение рукой, и вот уже в его ладони блеснул ствол пистолета, раздалось два выстрела и державший пистолет рухнул наземь.

– Му…му…жик, не стреляй…, – тот, второй, непонимающе глядел на пьяницу и лепетал. – По…по…жалуйста, у меня дома жена и дети. Мне надо их чем-то кормить, я завтра выхожу на ра…

Договорить он не смог. Еще два выстрела и второе тело упало рядом с первым.

Неуловимое движение, и пистолет исчез куда-то внутрь куртки.

Послышались сирены. Непонятно откуда, но у Кристин появились силы, она быстро вскочила и, находясь в полнейшем шоке, сначала прыгая на одной ноге, а потом и подволакивая поврежденную хлыстом вторую, начала медленно, переходя на бег, уходить в сторону дома. Странный пьяница так и остался стоять над двумя телами в переулке…

***********

– Учитывая все обстоятельства дела, военный трибунал приговаривает бывшего капитана Джима Карсона, за убийство двоих гражданских лиц, к пяти годам лишения свободы на планете-поселении Алькас. Приговор привести в исполнение немедленно. Нам очень жаль, что вы, капитан Корпуса, опозорили мундир, опорочили честь славных традиций, находясь к тому же, в опьянении. В такой момент, когда нам важен каждый солдат. Но лучше уж умереть от лап пришельцев, чем воевать в одном строю с такими недостойными как вы.

Экран погас и изображение военного судьи сменилось на заставку вооруженных сил Корпуса. Да уж, эти новые технологии все упрощают. Джим посмотрел на свои, в железных наручниках, руки, на погасший экран. Посмотрел на стены комнаты для вынесения приговоров, на свою ярко оранжевую робу заключенного. И не почувствовал ничего. С момента потери Джума в жизни больше не было смысла. Никакого. «Пусть хоть что делают со мной», – решил Джим.

События роковой ночи Джим помнил плохо. Напивался в баре, потом этот полковник по телеку. Последняя кружка. Улица. Девушка. Какие-то бандиты. Угрожают. Стрельба. Полиция. Наручники. И вот он уже здесь, почти в тюрьме. Хотя до тюрьмы еще надо долететь. А там можно и помереть спокойно.

***********

– Я вам говорю, господин полицейский, он защищал мою тупую подругу-бегунью!

– Меня это не интересует, мэм. Мы передали дело военной полиции, дальше разбираются они.

– Да они уже разобрались! Я вчера в газете прочитала, что ему пять лет назначили! Парень спас мою подругу, неужели вы меня не слышите?

– Слышу. Но ничего сделать не могу, мэм, – угрюмый полицейский, уже уставший под конец смены, смотрел безразличными глазами на Лору из-за решетки своей конуры для приемов посетителей. Всем своим видом он будто говорил, что ему сейчас абсолютно ни до чего нет дела.

***********

В четыре часа ночи Лору разбудил телефонный звонок. Испуганная Кристин позвонила в слезах и взахлеб рассказала, что ее чуть не поймали два насильника на улице. А ведь Лора говорила, что нужно взять такси! И что потом появился парень. И они стреляли в него, а он в них, а потом она убежала.

Лора посоветовала Кристин успокоиться. Проверила по видеосвязи, что подруга выпила таблетки и легла спать. А ситуация благополучно забылась.

Но через пару дней по местным новостям была статья о зверском убийстве двух работяг с оружейного завода пьяным военным капитаном, который ничего не помнил. Как сообщалось, работяги даже не успели воспользоваться своим хлыстом и электрическим пистолетом в целях самообороны. Статья называлась «Из героев в помои». Как оказалось, недавно произведенный в чин капитана Корпуса, сержант Карсон, теперь растерял все доверие командования и лишился своих погон. Кроме того, ему светили пять лет колонии на планете-поселении. И это во время такой важной для человечества войны, когда на счету каждое ружье!

Сначала Лора не придала этому никакого значения, но позже, поразмыслив, позвонила Кристин и спросила ее про обстоятельства той ночи. Обладая достаточно ясным умом и базовым юридическим образованием, девушка поняла, что случайный защитник ее тупой подруги очень вляпался, и решила всеми силами помочь ему выпутаться из этой ситуации…

-7-

– Сэр, эта девушка со своей подругой уже третий час торчит в вашей приемной в ожидании встречи с вами, сэр! – донеслось из селектора на столе.

– Что ей нужно, Искинс? – медленно произнес генерал Блейк, тщательно обдумывая все, что произошло на недавнем заседании в палате лордов и особо не вникая в слова своего секретаря.

– Сэр, она говорит, что знает подробности дела Карсона, что он неви… – договорить секретарю не удалось. Сначала послышалась какая-то возня, а потом из трубки так неожиданно раздался женский голос, что генерал почти подпрыгнул на стуле.

– Послушайте, вы! Я уж не знаю сколько там у вас звездочек на плечах или на заднице, но из-за моей тупой подруги сломана судьба человека. И можете меня посадить вместе с ним в самую строгую камеру Алькаса если не верите мне, но послушайте ее! Кристин, иди сюда!

Опешивший генерал никак не мог поверить тому, что в его приемной две девушки справились с его же секретарем, мастером по боевым искусствам. Он просто повесил трубку и пошел посмотреть на эту картину лично. Выглянув из кабинета, от увиденного, пожилому генералу хотелось и смеяться, и плакать одновременно – настолько она была абсурдной и, одновременно, смешной.

Искинс лежал на полу в какой-то невероятно скрученной позе на спине. Над ним возвышалась, а точнее склонялась, рыжеволосая девушка с длинными волосами, придавив грудь секретаря левой ногой, а левым локтем надавливая ему на лоб. В правой руке у нее была трубка, в которую она кричала. – Алло! Алло!

Рядом с ней стояла аккуратно сложенная брюнетка с короткой стрижкой каре, со скрещенными на груди руками и симпатичным и полным решимости лицом.

– Что здесь происходит, Искинс? Кто эти люди? – генерал решил обыграть ситуацию. Моральная разрядка ему была сейчас просто необходима.

– Но вы…как вы? – недоуменно спросила брюнетка. – Мы здесь уже три часа ждем. Вы же не проходили мимо!

– Юная леди, неужели вы думаете, что у генералов только один вход в кабинет? – ласково сказал Блейк, уже более спокойным голосом. – Что вам нужно?

– За меня все скажет Кристин, моя подруга.

Не отрывая руку и ногу от секретаря Блейка, рыжеволосая девушка положила трубку на стол и в спешке затараторила. – Генерал, я виновата, он никого не убивал. Точнее убивал, но защищал меня. Меня били хлыстом, хотели творить страшные вещи, они грабители и насильники, но Джим Карсон, так его зовут ведь, да? Он защитил меня, хоть и был в стельку пьян. А я испугалась и убежала до приезда полиции. Вот его и поймали, и обвинили. Вот, – от такого темпа речи рыженькая очень запыхалась и чуть ослабила хватку, чем сразу же не преминул воспользоваться Искинс.

Первым делом он сильным ударом выбил ее руку со своего лба, потом извернулся и левой рукой схватил девушку за волосы, от чего она сразу же громко завизжала. В коридоре послышался топот множества ног.

– Отставить! Искинс! Две недели гауптвахты за применение силы к гражданскому лицу, приступить немедленно, – рассвирепел генерал и закричал так громко, чтобы спешащие на помощь даже не вздумали заглянуть за угол, в его приемную.

Это возымело свое действие. Искинс тут же отпустил волосы девушки, топот в коридоре прекратился и сменился поспешными шагами в обратном направлении, а Кристин, вставая с Искинса, заехала ему в нос своим миниатюрным кулачком.

– Но, сэр! Они ведь…! – вскочил секретарь по стойке смирно. Из носа тоненьким ручейком потекла кровь.

– Молчать, солдат. Чтобы при мне бить женщин? Через две недели увидимся с тобой поумневшим. Времени хватит подумать. Вместо себя подыщешь заместителя сам. На исполнение полчаса. Исполнять! – железный тон генерала говорил сам за себя, почему он командовал легендарной «черной ротой». Девушкам от этой сцены захотелось убежать куда-то далеко-далеко. Казалось, что небо сейчас обрушится на бедного Искинса. Они уже жалели, что скрутили парня, да и вообще сюда пришли и устроили ему райскую жизнь на ближайшее время.

– А вы что стоите? Ну ка, обе ко мне в кабинет, будем разбираться! Марш, – отрезал Блейк и, развернувшись, пошел к себе.

Кристин покосилась на Лору, но та была полна решимости и зашагала за генералом. Девушка всегда привыкла доводить до конца начатое дело.

– Ну, дамы. Занимайте места, – кивнул на два больших черных кресла генерал, опускаясь на свой любимый стул. – Вы уж меня извините, но чай и кофе не предлагаю – некому сделать, вашими стараниями. Ну да ладно. Зато вы открыли для меня доселе покрытую завесой тайны сторону Искинса. Не думаю, что он может и дальше работать со мной с такими-то принципами.

Девушки переглянулись.

– Значит, говорите, что Карсон не виноват?

– Нет, не виноват, генерал…эээ…Блейк, сэр, – зачем-то добавила к обращению Кристин. Но Блейк пропустил это мимо ушей.

– А что? Поди увидели красавчика по телевизору и решили что хотите сыграть красивую свадебку, а, девчули? – Блейк заискивающе и проницательно смотрел то на одну, то на другую из девушек, а потом даже подмигнул рыжей.

– Знаешь, что, Лора? Да иди ты нафиг с этим Карсоном! Чтобы мне еще репутацию свою портить из-за этого уголовника? Вон этот дед прав, ты что, замуж за него собралась? – вскочила с кресла Кристин, гневно глядя на подругу.

Но Лора больно вцепилась в запястье рыжеволосой, рискуя получить увечье от разгневанной спортсменки, а потом медленно и очень выразительно и зло произнесла. – Если бы не этот «уголовник», то ты бы валялась с простреленной башкой в подворотне. Только перед этим бы получила массу удовольствия от спаривания с ночными бандитами. И если ты, подруга, считаешь, что спасение твоей жизни не стоит жизни этого человека, то можешь проваливать восвояси и знать тебя больше не хочу. А я буду сидеть здесь, как будто я это ты. И добиваться справедливого суда и отмены наказания. Вспомни только свой ночной звонок. Кстати, он у меня записан по видеосвязи, – Лора повернулась и с ненавистью глядя на генерала, добавила. – Сэр! У меня все. Сэр! – и, нахохлившись как воробей, сложила руки на груди и села, неподвижно глядя на невидимую точку на столе.

Сказать, что от этой тирады рыжеволосая и генерал опешили – ничего не сказать. Девушка стояла и недоуменно глядела на генерала, а потом коротко произнесла. – Извините за деда. Не хотела.

А Блейк, видавший виды военный, вспомнил свои юношеские годы, свою первую любовь, ее звали Зои, кажется. Как же она была похожа на эту Лору – он понял это только сейчас! Он пожалел, что так никогда и не ценил ее настойчивость и преданность, и променял ее на какую-то крашенную дуру с параллельного курса в академии. И в этот самый момент Блейк больше всего на свете захотел оказаться на месте Джима Карсона, чьего освобождения так рьяно добивалась эта юная особа. Глубоко вдохнув, генерал вызвал по селектору своего заместителя со словами. – Грэхэм, я по поводу Карсона…

-8-

Целая планета – тюрьма. Можно ли это представить? Оказывается, что можно. И не только представить, но и ощутить.

Алькас был миром, изначально предназначенным для добычи ресурсов. Но местная флора и фауна так не считали. Все экспедиции, посланные на планету, не увенчались успехом, а точнее, в живых не остался никто. Невероятные хищники с двумя и тремя рядами зубов, кишащие зубастыми рыбами реки, растения, которые сначала опутывают твои ноги, а потом тащат внутрь зубастых бутонов. Зубастый мир. Жестокий мир. Мир, предназначенный для отбросов общества. Тебе вживляли маячки под кожу, а точнее, пять маячков – по одному в каждую конечность и пятый в шею – и отправляли на спасательной капсуле вниз. Если твои показатели жизнедеятельности еще посылали сигнал к исходу срока такого заточения, то тебя должны были забрать. Но беда была в том, что за шестьдесят лет существования планеты, свой век заточения пережили только пара десятков человек из нескольких миллионов. По крайней мере так показывали датчики.

Ну что ж, Джим, ты сам сказал, что даже тебе твоя жизнь теперь не имеет значения. Так почему же ты хочешь, чтобы тебя отправили в более райские условия, если ты замочил двух невиновных, хоть и с бодуна?

***********

– Мэм, мы почти прибыли на станцию, – проговорил Искинс Лоре. – Время подлета полчаса.

– Спасибо, Майкл, я готова, – Лора сама настояла, чтобы Искинс полетел с ней забирать Джима, когда генерал договорился о вызволении парня. Кристин, все еще ощущая себя виноватой, не смогла даже думать о встрече со своим спасителем.

Быстро снарядив курьерский корабль и отправив «команду спасения» из своего секретаря и Лоры, Блейк был очень рад наконец-то избавиться от взбалмошной девчонки, устроившей представление в командовании вооруженных сил. Хотя было весело. Впервые за долго время Блейку было по-настоящему весело.

***********

Станция Канопус вращалась на орбите Алькаса и была перевалочным пунктом, оснащенным всем необходимым оборудованием для отправки осужденных в место их пребывания. Перевалочный пункт. Да. Людей. И товаров.

– Каждый осужденный согласно Имперской Конституции имеет право на бесплатное питание на все время пребывания в месте отбывания наказания. Однако, учитывая особенности планеты, мы не можем каждому дать в личное пользование корабль, поэтому каждому из вас предоставлена отдельная капсула со спальным местом и генератором производства питательной пасты сроком на один месяц. После этого, если вы все-еще будете находиться в живых, на сигнал ваших подкожных чипов будут отправляться поставки продовольствия ежемесячно. Из оружия в капсуле находится электрический хлыст и электрическая дубинка. Доступны они станут сразу же после приземления. Аптечка и медицинские препараты будут также доступны сразу же после приземления на Алькас. Всем всё понятно? – суровый надзиратель с темным оттенком кожи стоял перед строем осужденных и мрачно зачитывал их права и обязанности.

В ответ ему раздался нестройный звук утвердительных ответов.

– Была бы моя воля, отбросы, я бы вас всех отправил в открытый космос, предварительно снарядив ножом и вилкой. Хотите знать почему ножом и вилкой? – и, не дожидаясь ответа, сказал. – А потому что ложек у нас нет! А-ха-ха-ха! Надеюсь, все оценили шутку? Это вам мой бонус, для поднятия настроения, так сказать.

– Офигеть как смешно. Мистер-пистер* прям (прим.авт. Мистер-Пистер – знаменитый клоун, имеющий свое шоу на центральном имперском телевидении, и успешно собирающий целые залы детей на свои представления).

– Кто это сказал, умники, а? – разъярился надзиратель. – За это норма вашей еды будет уменьшена вдвое! Каждому!

Из второго ряда стоящих тут же выпнули говорившего, предварительно огрев по затылку. Упав плашмя на металлический пол, он разбил лицо и потерял сознание.

– А, отбросы! Вот за это я вас и ненавижу! Коллективная ответственность вам чужда! Вы готовы подставить ближнего при малейшей опасности. Я же вам сказал, что вы имеете право на паек, значит я вам его не могу урезать. Тьфу на вас, – и надзиратель смачно плюнул на лежавшего на полу заключенного.

Прошагал еще раз вдоль строя, оглядывая всех внимательным взглядом, а потом бросил через плечо. – Готовьтесь, отбросы, через три часа будем выкидывать мусор на Алькас, заодно и вас отправим на ваших капсулах! Хе-хе.

***********

Мэм, стыкуемся. Три, два, один, захват, – голос Искинса звучал успокаивающе и надежно. Было видно, что обязанности пилота выполнять ему не впервой. Да и весь полет он показывал себя только с лучшей стороны. Очевидно, парень очень жалеет о содеянном с ее подругой, поэтому всячески старается угодить Лоре. Поначалу ей это очень даже нравилось, но потом, уловив пару намеков, она быстро дала понять, что никаких интрижек и быть не может и, что у них есть важное задание от генерала Блейка. После чего Искинс стал настоящим джентльменом – вежливым, но холодным. Что Лору вполне устраивало.

Буквально сразу же после стыковки она побежала в переходный шлюз, благо всю информацию об их прилете и цели этого прилета руководству станции уже выслали заранее, поэтому где-то глубоко внутри Лора не переживала, но интуиция говорила ей бежать, бегом бежать на станцию и спасать Джима Карсона. Что она и сделала.

***********

– Ну что, отбросы, как дела? – весело проговорил надзиратель. – Че пожухли то? Впереди полная перезагрузка жизни! Дивный новый мир! Новые возможности! Выбирайте любую профессию и вперед, покорять планету! Ладно, пошутили и хватит. Каждому заключенному, после произнесения его фамилии – шаг вперед, протянуть руки для снятия наручников и получения комплекта белья и одежды, а затем проследовать к названной капсуле. Аарон…

***********

– Как не предупредили? Как не получена информация? – Лора просто не понимала, как такое могло произойти.

– Все очень просто, мэм. То, что вы говорили с курьера, мы получили, информация ясна и понятна. Но до этого не было никакого файла по Джиму Карсону. Он убийца, а убийцам место на Алькасе, мэм. Никакой Генерал Блейк, будь он хоть четырежды героем Империи, не может отменить приговор, тем более военного трибунала Корпуса. Это очень здорово, что вы прилетели спасать парня, и я лично сочувствую, но мне очень жаль, мэм. Действительно, мне лично очень жаль.

Лора стояла перед этим очкастым парнем из канцелярии станции, ее волосы были растрепаны после бесконечного полета, под глазами были круги, из одежды спортивный костюм, на ногах кроссовки, никакого макияжа, она была такой окрыленной все это время, что вот еще чуть-чуть и успеет, а теперь внутри все банально обломилось. Эмоции, так долго копившиеся в ней, переполнили душу, и девушка просто разрыдалась на груди у молодого лейтенанта. А он стоял как вкопанный и не смел даже ее обнять и успокоить, потому что просто не мог этого сделать по уставу.

– Я… – всхлипывая говорила Лора. – Я понимаю. Я все понимаю. Но могли бы вы хотя бы соединить меня с генералом Блейком?

– Я попробую, мэм. Но для разговора с таким чином нужна веская причина.

– Скажите, что веская причина сейчас стоит перед вами и если генерал не хочет до конца жизни каждый день, каждый божий день видеть мое лицо, где бы он ни находился, то пусть немедленно выходит на связь.

– Я попробую, мэм, – также сухо ответил лейтенант.

Они прошли в его кабинет. Несколько секунд военный стучал по клавишам, потом с кем-то говорил около двух минут, а затем произнес. – Вам видео сообщение, мэм.

Ничего не понимая, Лора подошла к экрану и увидела улыбающегося генерала Блейка, который, в свою очередь смотрел на нее с белоснежной улыбкой на старческом лице, а затем сказал. – Юная леди, вы доставили мне массу хлопот в палате лордов Корпуса. Из-за вашей настойчивости я лишился на пару месяцев своего лучшего секретаря. Кроме того, не так просто оправдать военного преступника, об оправдании которого, к тому же, до вашего прилета на станцию не было ничего известно – просто потому, что бюрократия заняла время, – развел руками генерал. – Ну не сердитесь, юная леди. Все, что в моих силах, я сделал. Теперь, когда, я полагаю, сотрудник канцелярии, что сидит рядом с вами, через несколько мгновений получит петицию об освобождении Карсона, все будет в ваших руках. И да, я жду всех троих, включая Искинса, после вашего прилета, у себя в кабинете. У меня есть к вам серьезный разговор. Удачи.

Генерал исчез с экрана, а тот, в свою очередь, мелькнул зеленым, и лейтенант мгновенно подтвердил, что Карсон оправдан и может быть освобожден. Однако, по имеющейся у лейтенанта информации, в данный момент заключенные отправлялись на Алькас.

Буквально схватив лейтенанта за руку и с силой вытащив из кресла, Лора приказала ему вести ее в док отправки заключенных, параллельно связываясь со всем командованием и отменяя отправку Джима Карсона.

Они бежали со всех ног, поворот сменялся за поворотом. Несколько лестниц, переходов, лифтов, и вот, когда они вбежали в док…

-9-

– Номер восемнадцать, Карсон, шаг вперед! – прокричал дюжий детина ростом под два метра.

– А, говорят, ты у нас бывший военный, да? Замочил двух гражданских, когда был пьяный, да? – темнокожий надзиратель зло обращался к Джиму. – А знаешь, что там на Алькасе делают с такими как ты? Че молчишь? Не знаешь? Вот и я не знаю! Ну вернешься через пять лет расскажешь! А-ха-ха-ха!

Джим не сдержался и сквозь зубы проговорил. – Обязательно, расскажу, мистер-пистер, —и через мгновение упал на пол от сильнейшего удара дубинкой по затылку, а затем дело довершил паралитический хлыст, направленный в район почек.

– Карсон, шевелись, хватит валяться, одного тебя ждем, отправку затягиваешь. Или тебя ускорить? – опять подал голос здоровый детина, не обращая на сцену никакого внимания.

Джим с трудом поднялся. Спину беспощадно ломило, перед глазами плавали круги, но он все-таки сделал несколько шагов и протянул руки для того, чтобы их освободили.

Наручники исчезли, однако на протянутые руки тут же лег увесистый пакет с одеждой и бельем. Получив команду поторапливаться, он зашагал к своей капсуле. Проходя мимо других капсул, он видел злые, несчастные, грустные лица заключенных. Несмотря на все это многообразие эмоций, всех объединяло одно – полнейшая неизбежность грядущего будущего. Наверное, глаза Джима тоже были такими же – полными отчаяния, как и у этих бедолаг. Но Джим и забыл, когда в последний раз смотрелся в зеркало.

Вот и она, его личная капсула, родной дом на ближайшие несколько лет, а, возможно, и могила: если что-то пойдет неудачно при посадке, или местная флора и фауна будет настолько дружелюбной, чтобы посетить его дома в качестве гостей в ближайшее время.

Небольшая сфера, больше напоминающая яйцо. Внутри места максимум, чтобы растянуться во время сна, да и то вряд ли хватит, при его то росте. Несколько закрытых боковых отсеков. Как понял Джим, там хранилось оружие, припасы, может быть даже какое-то снаряжение и инструменты. Широкое кресло посередине, скорее всего, с антиперегрузочным механизмом, и небольшой откидной столик. А, ну да, фильтр для очистки воды. О чем-то вроде душа и туалета на ближайшее время можно совсем забыть. Все удобства будут справляться в хищные зубы местных растений. От этой мысли Джим даже невольно улыбнулся.

– Дом, милый дом! – проговорил он вслух и зашагал по небольшому переходному трапу.

Едва зайдя в капсулу, дверь за ним закрылась и в этом малюсеньком помещении повисла гнетущая тишина. Никаких звуков из ангара, никаких звуков внутри. Только он наедине со своими мыслями и великолепной, «пророчащей грандиозное будущее», судьбой.

Джум, где же ты? Выживи ты в той дебильной стычке, и все было бы по-другому! Да что там! Скажи мне Эльза про эти заряды лотусов, и мы бы с тобой вместе погибли, и я бы не жил так, как сейчас живу! Эльза…ты сделала все, чтобы воспитать нас достойными парнями, мне очень жаль, что все так происходит. Ведь тебе даже неизвестно о том, что я здесь. А потом? Потом каким бы ты ни была крутым командиром, вряд ли бы ты расхлебала эту кашу. Военный трибунал – не шутки.

По расчетам Джима он был где-то в середине списка из ста бедолаг, которые сегодня должны были быть отправлены туда, вниз. И ведь это только сегодня! Каждый день сто человек просто сбрасывались в виде балласта на Алькас, под прикрытием неких демократических ценностей. А дальше и трава не расти. Ну сбросят припасы, и совесть у всех чиста. А что приходится там пережить людям – уже никого не волнует. Имперское правосудие, мать его.

Время тянулось медленно. Хотелось уже побыстрее увидеть свое будущее. А еще лучше, если капсула взорвется при входе в атмосферу или при столкновении с поверхностью – зато не будет так мучительно, как погибнуть во сне от зубов какого-нибудь ядовитого цветка или хряка.

Внезапно свет по ту сторону иллюминатора, встроенного в дверь, сменился с белого на красный. Скорее всего это значит, что пришло время для отправки. Внутри капсулы ожили динамики, вещавшие голосом надзирателя. – Всего вам замечательного, отбросы! Не забудьте передать привет местной швали! А теперь ради своей же безопасности, так и быть, займите места согласно купленным билетам, накиньте два ремня на плечи и молитесь, чтобы фортуна выбрала вас и подсунула капсулу, которая пришла к нам с браком. Уж я-то знаю, какая! Минутная готовность, девочки. Надеюсь, не увидимся больше. Хе-хе.

Джим, хоть ему было на все и наплевать, предпочел поступить так, как сказал этот хрен надзиратель. Эх, надо было ему врезать, все равно ж помирать, а так бы хоть пару зубов выбил этой скотине!

Пошел минутный отсчет. Все освещение внутри капсулы потухло, светилось только несколько зеленых и синих лампочек у двери.

– Тридцать…

Нет эмоций, нет чувств, нет больше мыслей, только красный свет из окна.

– Двадцать…

Только тьма внутри. Джум…

– Пятнадцать.

Снаружи окна появился силуэт человека. Короткие волосы, руки, прислонившиеся к иллюминатору, глаза, пытающиеся разглядеть что-то внутри. Поворачивается в сторону, кричит.

– Десять.

Девушка, причем вроде даже симпатичная, хотя в отблесках красного света особо внешность и не увидишь. Это уже настоящие галлюцинации. Видимо газ какой-то закачали в капсулу.

– Пяяя…жууууууух, – голос перестал отсчитывать время. Свет за окном погас, а затем вновь загорелся белым. Джим заинтересованно смотрел на дверь. Та, в свою очередь, отворилась, и на пороге возникла девушка, которая заглядывала в иллюминатор. Джим не ошибся. Брюнетка, очень симпатичная брюнетка. Как раз из таких, какие ему нравятся. Большие карие глаза. Но уставшие, очень уставшие. Всклокоченные короткие волосы. Летный спортивный костюм.

– Ну и далеко ты собрался, Джим Карсон? – девушка обиженно уперла руки в бока и сосредоточенно посмотрела на него.

– Ээээ…мисс, мы знакомы? Да что вы в принципе здесь делаете? У меня, между прочим, полет запланирован, – Джим не знал, что сказать и решил, что лучшим вариантом будет ересь, подобная этой. И тут же про себя подумал. – Дурак, какой же я дурак! Что я несу?

Ситуацию спас молодой человек в военной форме лейтенанта, заглянувший внутрь со словами. – Джим Карсон? Это вы Джим Карсон?

Джим осторожно кивнул.

– Джим Карсон, вы должны быть признательны военному трибуналу. Вы полностью оправданы перед Корпусом. Кроме того, вы восстановлены в должности и статусе военного. Все обвинения сняты, так как вы не только оказывали самозащиту, но и спасли жизнь и честь гражданского. Можете покинуть капсулу.

Джим присвистнул. До сих пор он думал, что все судьи продажные, а полицейским только и нужно, что сделать план по «посадкам» людей вроде него, да продать населению очередную сенсацию.

Осторожно сняв в себя ремни, и нерешительно шагая к выходу из капсулы, он краем глаза уловил некое разочарование в глазах девушки, но еще не мог понять почему.

***********

«Дура, какая же я дура!» – всю дорогу Лора так и представляла, что при встрече с Джимом кинется ему на шею, страстно поцелует – пусть даже он будет в жизни не такой красивый как на фото. А, надо сказать то, что она видела на фото, ей очень понравилось.

А в результате вышло то, что вышло. Две нелепые фразы, никакой благодарности и ноль эмоций с его стороны. А ей так хотелось обнять его и прижаться со словами «Ну вот я здесь». И услышать его «Я так рад». Очередная сопливая драма.

«Ну ты дура и размечталась! Насмотрелась сопливых сериалов! Накоси выкуси.»

Забрав с лейтенантом Джима, они пошли к выходу из ангара.

***********

– Лейтенант, а кто согласовал мое освобождение?

– Насколько я знаю, генерал Блейк, сэр, – услышанное немного озадачило Джима. Во-первых, он, конечно, ценил, что Блейк лично наградил его и посочувствовал о смерти брата. Но после истории с трибуналом, Джим даже и представить не мог, что генерал зайдет так далеко своими полномочиями для освобождения опального капитана. А во-вторых, Джим уже отвык, что кто-то называет его «сэр», но сейчас перед ним был лейтенант, и Джим был старше по званию. Что ж, хоть какие-то плюсы.

– Лейтенант, а вы знаете, кем является этот человек? – проходя мимо шутника-надзирателя, спросил Джим.

– Садио? Да сэр, это охранник здесь, на станции. Званий у них нет, они числятся у нас как гражданские.

– Значит, лейтенант, если я, находясь в гражданской, а точнее, тюремной, форме, немного ему, как бы это сказать, врежу, то это будет признано бытовым конфликтом?

– Сээээр? – задумчиво протянул лейтенант. Но уже было поздно.

– Садио, да? – Джим, улыбаясь, подошел к надзирателю. Тот молча смотрел на Джима. – Вот ведь как бывает, Садио. Полчаса назад кто-то врезал мне дубиной, дал электрошоком и отвесил одну из своих тупых шуточек. Не помнишь, кто?

Казалось, что в этот момент из надзирателя можно было лепить скульптуру, когда ребенок опять принес двойку домой в дневнике.

– Так вот, Садио. Это тебе урок на будущее. Любой человек, даже самый плохой человек, каким я не оказался, не заслуживает того, что ты сделал со мной. Согласен?

– Угу, – только и промычал тот.

– И что бы ты сделал на моем месте, Садио? Если бы я залепил тебе дубиной, а потом вот так у тебя была возможность отомстить?

– Думаю, что врезал бы от всей души, – промычал надзиратель.

– Ну вот и не обижайся, – сказал Джим и в удар в лицо надзирателя вложил всю злость, накопившуюся за это время.

Молча наблюдавшая за этой картиной девушка невольно всхлипнула. И Джим понял, какую глупость только что совершил. Не при ней. Не должен так вести себя герой.

Внезапно завыла сирена, на комме лейтенанта вылетело предупреждение. Он связался с кем-то по внутренней связи в наушнике.

– Да, да…что? Как это произошло? Какой сектор?

Садио, сплевывая кровь и, похоже, несколько зубов, уже поднимался, чтобы наброситься на Джима, как слова лейтенанта ввели его и других присутствующих в ступор.

– Не время выяснять отношения, станция атакована пиратами…

-10-

Сильный толчок, сбивший с ног всех, присутствующих в помещении. Еще толчок, и люди покатились по полу в разные стороны как сбитые кегли.

Освещение опять сменилось на красное, но в этот раз это было не освещение запуска капсул, а освещение аварийное. Завыли сирены, из динамиков послышалось цикличное —Внимание, всему персоналу получить табельное оружие и занять свои места в соответствии с протоколом защиты. Внимание…

Быстро вскочив на ноги и оценив обстановку, Джим увидел лежавшую без сознания девушку. Подскочил к ней: проверил пульс – есть, все в порядке. Подбежал к лежащему и что-то уже успевающему говорить по внутренней связи лейтенанту и, сквозь сирены и объявления, прокричал. – Лейтенант, как нам отсюда выбраться?

Тот, одновременно слушая что-то в наушнике, и пытаясь понять слова Джима, проговорил, – Командный мостик уничтожен. Мы без связи. Была внутренняя диверсия, кто-то обесточил силовое поле и ракеты пиратов разнесли мостик в щепки. На корабль вашей подружки мы уже не попадем, так как выход только через открытый космос остался. Мне очень жаль, сэр.

Джим, конечно, бывал в разных передрягах, и то столкновение на планете лотусов было куда более опасным. Но будь его воля, то он бы никогда не выбрал между сражением на планете с миллионом тварей и битвой в космосе с десятью пиратами, битву в космосе. Лучше ощущать под ногами твердую почву, чем знать, что от пустоты тебя отделяет всего лишь тонкая переборка корабля. Стоп. Подружка? Корабль? Какая нафиг подружка? К черту, разберемся позже.

Раздался удар с обратной стороны двери, отделяющей ангар от другой части станции, а затем она начала нагреваться. В этом не было сомнений – сначала посередине переборки появилось тусклое желтое пятно, которое постепенно начало превращаться в темно-бурое.

– Какого черта? -прокричал лейтенант, выхватывая табельное оружие из кобуры. Но Джим соображал быстрее и, подняв лейтенанта одним рывком, взял его обоими руками за воротник

– Лейтенант. Тебе лучше быстрее признаться, в чем причина этой чертовщины, которая здесь происходит? Кто из них им нужен? – Джим кивнул на капсулы.

Было видно, что внутри молодого солдата происходит незримая борьба, но, в конце концов, чин стоящего перед ним, дал о себе знать, и лейтенант, поникнув, проговорил. – Король Рамос, как он себя называет. Он был пойман в центральном секторе космоса при нападении на конвой у столицы. Операция готовилась три года, весь конвой был подставным, сэр. Самый известный пират, да вы, наверное, слышали.

– Твою мать, почему я его не видел, солдат? – заорал Джим.

– Сэр, операция была тайная. К нам он прибыл спец рейсом. Более того, его капсула готовилась к отправке последней. По-видимому, они не успевали ему помочь, но вашим вызволением мы дали им время, сэр.

– А ну развернулись и медленно подняли руки, отбросы! – послышался сзади знакомый голос.

– Садио, что ты такое говоришь? Откуда у тебя ружье? – вытаращив глаза куда-то позади Джима проговорил лейтенант.

– Молчать, отброс! Всю жизнь я батрачил за ничто, а сейчас могу стать героем. И я им стану, да! Эй ты, а ну развернулся, мы еще не договорили! – видимо это последнее было адресовано уже Джиму.

Джим отпустил воротник лейтенанта, и медленно начал опускать руки. Если все обстоит так, как думает Джим, то есть только один шанс, да и то кривенький, если честно, потому что Джим никогда не был лучшим стрелком с левой руки.

– Шевелись, отброс, и не думай со мной шутки шутить! – орал уже бывший надзиратель.

Правой рукой Джим стал описывать полукруг сверху вниз, привлекая внимание нападавшего, а левую молниеносно запустил в открытую кобуру, которую успел расстегнуть лейтенант. Оттолкнув того от себя, Джим, развернувшись, прыгнул в сторону так, что выстрел из ружья пролетел где-то над его головой. Дальше оставалось только незряче стрельнуть в сторону выстрела, что Джим благополучно и сделал. Раздался глухой стон и звук падающего тела.

А лазерный резак с другой стороны двери продолжал делать свою работу. Вот уже виден вырезанный полукруг, который, видимо, вскоре должен был стать круглым входным отверстием.

– Лейтенант, здесь есть запасные выходы? – крикнул через плечо Джим, глядя на дверь.

В ответ раздалось невнятное. – Не…зна…, сэ…

Джим глянул на парня. Черт, все-таки выстрел его задел. Надзиратель оказался чуть более проворным, чем Джим рассчитывал.

Совсем молодой еще, юный, мальчишка, лежал на спине и пускал кровавые пузыри изо рта. Выстрел задел его ниже левого плеча, кровь пульсировала достаточно сильно. Счет его жизни пошел на секунды, спасти не представлялось возможным – это Джим видел уже точно. И это на совести Джима. Опять на его совести. Еще одна жизнь. Как же он плохо сработал в этот раз!

– Лейтенант, как можно отправить капсулы? Есть механизм отправки отсюда, из ангара? – Внезапная и, похоже, единственная идея, осенила Джима.

Ответом послужил медленно поднятый по направлению к дальней стене палец лейтенанта, – Та…все настро…рыч…минута на…, – и жизнь молодого лейтенанта оборвалась.

Джима окутала предельная ярость.

На себя, только на себя – что не смог спасти брата, что не смог спасти лейтенанта, что напился в баре, что пошел пешком, что вляпался во все это дерьмо.

Но сделать ничего было нельзя. Нет, больше никто не погибнет по его вине. Девчонка! Все еще не очнулась. Хотя бы ее удастся спасти, а там, глядишь, станет больше информации о том, что происходит.

Три четверти работы проделал резак. Нужно было торопиться. Джим подбежал к рычагу, увидел предупреждение о том, что покинуть отсек надо через минуту и решительно дернул за него. К сиренам и диктору добавился свет аварийного освещения и предупреждение, что экстренный запуск капсул состоится через минуту.

Добежав до девчонки и взвалив ее на плечо, он побежал к своей капсуле. Пробегая мимо каждой, он видел глаза, молчаливые глаза людей, провожающие Джима.

Забежал внутрь своей. Закрылась дверь. Автоматика. Сесть в кресло, девчонку на колени, пристегнуться. Момент не самый подходящий, но это так чертовски приятно ощутить в непосредственной близости с собой красивую женщину! Так, забыть об этом. Едва он успел застегнуть второй ремень, как по капсуле пошла вибрация…тук тук тук. Соседние капсулы отстыковывались одна за другой.

Хлопок. Желудок ушел вверх, куда-то в уши. Капсула полетела.

Девушка очнулась. – Ааа…где я? Кто вы? – капсула летела уже с невероятной скоростью, но девушка, по-видимому, получив травму головы, совсем не ощущала этого. Что ж, это и к лучшему.

– Как тебя зовут? -спросил Джим. Уши безбожно закладывало, язык не поворачивался.

– Ло…Лора, – проговорила девушка.

– А я Джим. Помнишь меня? Ты за мной прилетела. – улыбаясь, Джим задал вопрос. Нет, ситуация была полнейшим абсурдом. Они летят на планету-тюрьму в одноместной капсуле, на его коленях сидит девушка, ничего не понятно об их будущей судьбе, а он спрашивает ее имя.

– Джииим…это тыыыы…как долго я тебя искала… – послышалось в ответ и, в этот момент в голову ударила сильнейшая перегрузка. Джим чуть было не потерял сознание.

– Лора? – едва смог вымолвить он. В ответ только тишина и свист в ушах, переходящий в гул. Даже если Лора и была в сознании, то он этого не слышал.

Неизвестно сколько продолжался полет. Казалось, что всю жизнь. Внезапно раздался хлопок, затем рев двигателей. Похоже, включился стабилизирующий парашют и заработали посадочные двигатели, топлива в которых хватало только лишь чтобы скорректировать траекторию падения и приостановить скорость до минимальной.

Удар. Приземлились. Оглушающая тишина, сродни с тем шумом при посадке. Ни звука, ничего. В иллюминатор светит полуденное солнце, благо отправка была сделана не ночью, спасибо настройщикам программы. Ночью, вероятно, шансы выжить были бы ничтожно малы.

Джим аккуратно постарался пошевелить руками и ногами. Хотя из-за сидевшей на нем Лоры, это удалось сделать достаточно проблематично. Ее голова откинулась к нему на плечо, а волосы щекотали шею, и он никак не мог избавиться от ненужных мыслей. Поэтому Джим поспешил отстегнуть ремни и аккуратно, взяв ее на руки, встал, и посадил в кресло вместо себя.

С любопытством выглянув в иллюминатор, Джим обнаружил, что они приземлились в поле. Обычное поле, зеленая трава, метрах в трехстах лес. Рядом нет реки, что очень радовало – потому что водных тварей, невидимых, Джим и боялся больше всего.

Теперь было нужно привести в сознание Лору. А потом нужно было выживать.

-11-

Сбоку раздался щелчок. Судя по всему, это разблокировались медицинский и оружейный отсеки. Так, смотрим правый, что у нас там? Ага, как и говорил шутник-надзиратель, звезды ему пухом, хлыст и дубинка на месте. Так, рюкзак, пригодится. Весомый – внутри что-то есть. А это что? Глубже в нише был спрятан бластер. Не самый простой, но и не навороченный разными настройками и прицелами. Обычный, с какими ходят охранники и полицейские. Так, это уже интересно. Похоже Джима определили не в ту капсулу, или кто-то просто эту самую капсулу перепутал.

Еще ниже лежала увесистая пачка имперских блокнот. На первый взгляд, не меньше…ого, да здесь около полумиллиона империалов! А под деньгами килограммовый пакет с каким-то порошком. Прочитав небольшую этикетку-надпись на пакете, Джим чуть не осел на пол. В его руках был самый сильный из наркотиков в обитаемом космосе! Вот уж неизвестно кому и как предназначалось это все, но за такой пакет можно объявить войну целой планете!

Когда в учебке они проходили курсы ядов, наркотиков и других отравляющих веществ, то, по памяти Джима, лишь один грамм «гога», как называли эту мудреную штуковину по фамилии ее изобретателя, Гога, стоил около ста тысяч империалов. Из этого объема в один грамм химики делали то, что убивало целые города. А теперь Джим держал в руках, во-первых, оружие массового поражения, во-вторых, минимум сто миллионов кредитов! Теперь и думай, удача это или нет. Во всяком случае, с выводами торопиться не стоит.

Переключив свое внимание на левый отсек, Джим обнаружил аптечку первой помощи, различные наборы стимуляторов, таблеток, кровоостанавливающих препаратов, бинтов. Ага, вот оно! Приводящее в чувство средство. Маленькая баночка мази с тремя звездами посередине. Символ трех основных точек – две по бокам носа, и одна на лбу. Мажешь – и в течение часа ты бесконечный источник энергии.

Разработано специально для тех, кому нельзя засыпать на работе. Жутко воняющая мятой белая штука.

Осторожно открыв банку, он содрогнулся от резкого запаха. Учитывая, что вентиляция в капсуле теперь была естественная, то потребуется время, чтобы перестало пахнуть. Ну или придется привыкнуть.

Джим аккуратно взял чуть-чуть мази пальцем, мазнул Лору в «три волшебные точки», согласно инструкции. Некоторое время ничего не происходило, но через полминуты глаза девушки сначала подернулись, а потом расширились, она вскочила с кресла и заметалась внутри капсулы. Увидела ручку двери, метнулась к ней, открыла разблокированный посадкой рычаг.

– Не надо! – что было закричал Джим, но было поздно. Девушка буквально вылетела из капсулы, шумно втягивая свежий воздух. Прыгнула на траву, встала на четвереньки и тут же громко завопила.

Джим, до этого момента не успевший ее поймать и наблюдающий за сценой со стороны, схватил бластер и пулей вылетел из капсулы, готовый пришить любого. Однако от увиденного просто опешил. Ноги девушки обхватило какое-то щупальце, неизвестно откуда взявшееся из-под земли. Еще одно уже поднималось, чтобы обхватить ее за туловище. Девушка пыталась вывернуться, тянуться, перебирая руками, но все было напрасно.

Не теряя времени, Джим всадил три заряда во второе поднявшееся щупальце. Раздался не то крик, не то визг, оно молниеносно спряталось под землю, а второе перестало держать ноги Лоры.

– Вставай, живо, обратно! – схватил девушку за воротник Джим, думая, что он полнейший дурак, раз решил привести ее в чувство таким оригинальным способом.

Вскочив в капсулу, и закрыв за собой дверь, Джим повернулся к дрожащей Лоре, и, чуть подумав, обнял ее. Она все еще пахла этой мятной вонючкой, и ситуация была немного комичной. Но она, кажется, сама и не чувствовала этого, а была под огромным впечатлением от пережитого и просто разрыдалась на его плече.

– Ну зачем я полетела тебя спасать, ну скажи мне Джим Карсон? —всхлипывая, проговорила она.

А Джим вспоминал ее имя. Идиот. Как он мог забыть. Лора! Ну конечно же Лора!

– Подожди, – проговорил он. – То есть меня спас не Блейк?

– Блейк, – вытирая слезы ответила девушка. – Фактически Блейк. Но это я не поверила своей подруге, понимаешь? Тащилась сквозь звезды, терпела все эти перелеты, а тут очнулась, не могу дышать, это щупальце, больно, страшно… – опять заплакала девушка.

– А я, если честно, думал, что ты помощница Блейка… – рассеянно проговорил Джим шепотом, все еще прижимая плачущую девушку к себе. – Идиот, вот же я идиот!

Эта милая сцена и дальше могла бы продолжаться до бесконечности, но снаружи, вдалеке послышался приближающийся звук работы двигателя. Джим напрягся, и на всякий случай спросил Лору. – Ты тоже это слышишь? Двигатели?

Она на мгновение прислушалась, а затем сказала только короткое. – Угу.

На размышление было от силы несколько минут. В условиях боя Джим мог бы многим пожертвовать, принять самые сумасшедшие решения, но там он был рядом с кем-то из ребят, да на худой конец один. А сейчас рядом с ним была Лора. Которая спасла его задницу от этой планеты. А дальше просто не повезло. Главное в звании восстановлен, это дает хоть какую-то надежду на будущее.

Оценить обстановку. Так, лес рядом, относительно рядом. Эти ползающие твари, скорее всего, пока не полезут. Но кто знает, что есть там, в лесу? Или лучше встретить того, кто едет, здесь? Но с таким багажом они долго не проживут, да и как узнать намерения тех, кто едет? Будем исходить из худшего.

Отстранив Лору от себя, Джим взял ее за плечи, заглянул в глаза, в которых тут же утонул. Тряхнул головой, чтобы убрать ненужные мысли и серьезно спросил. – Лора, ты веришь мне?

Она внимательно смотрела на него снизу вверх несколько секунд, потом уверенно ответила. – Да, Джим Карсон, верю.

Не теряя времени, Джим схватил мешок с порошком, пачку денег, аптечку, засунул все это в рюкзак, который потом одел на спину. Взял в правую руку бластер, левой взялся за руку Лоры и открыл дверь.

– Так, ничего не бойся, беги только за мной. Если увидишь что-то опасное – кричи. Положись на меня. Я вытащу нас, – сказал Джим, и добавил про себя. – «Надеюсь».

Прыгнули из капсулы. Звук мотора уже совсем близко. Быстрый бег по направлению к лесу. Из-за травы не видно землю, по которой бежишь, но, будем надеяться, там нет ловушек от разных тварей, и трава не отрежет ноги на бегу. Вот он лес, рукой подать.

Послышался голос, усиленный динамиками, – Внимание! Говорят силы обороны Алькаса! Немедленно остановитесь!

Джим кинул взгляд назад – там на небольшой скорости в их с Лорой сторону приближалось нечто, напоминающее болотоход на больших колесах, обернутых в цепи. Закрытая кабина, сверху открыт люк, из которого торчит человек с громкоговорителем.

Бежать, не останавливаться.

– Идиоты! Вы не протянете и десяти минут в лесу! Ваше счастье, что мы рядом! Остановитесь!

Половина дистанции до спасительных крон.

– Я начинаю стрелять. Предупредительный.

Раздался выстрел из, как определил Джим, чего-то легкого, скорее всего ружья старого, патронного типа. Пуля выбила землю в нескольких метрах слева от них с Лорой.

Внезапно, со стороны леса раздался оглушающий вой. Макушки деревьев стали покачиваться. Из динамика донеслось лишь. – Твою мать! Разворачивай!

Единственное, что мог сейчас позволить сделать себе Джим, учитывая реакцию людей на транспорте, это просто лечь и спрятаться в траве, чтобы то, что выйдет из леса, переключило все внимание на машину. Он крикнул Лоре. – Ложись! – и потянул ее вниз. Оставалось молиться, чтобы из земли не вылезла какая-нибудь кровожадная штука пока они тут «отдыхают».

Вой, между тем, усиливался. Земля начала трястись от поступи чего-то тяжелого. Автомобиль загудел сильнее, звук мотора стал удаляться. Немного подняв голову, Джим увидел нечто, напоминающее этих доисторических монстров, динозавров, когда еще в школе рассказывали про древнюю Землю и истории ее появления. Зеленая тварь, высотой с пятиэтажный дом, огромной мордой, полных зубов, на длинных задних лапах с маленькими болтающимися ручками впереди.

Увидев автомобиль, существо еще пронзительнее завопило и кинулось в погоню. Точнее, погоней это назвать никак было нельзя. Пара десятков быстрых шагов, и, несмотря на активную стрельбу по твари, сильный удар мордой по правой стороне кузова, и вот уже машина летит пару десятков метров, а потом кувыркается по земле и, в итоге, лежит колесами кверху. Никаких признаков жизни, ни стрельбы, ни разговоров.

Дыхание Джима и Лоры почти не было слышно. На мгновение тварь поворачивает голову в сторону затаившихся людей.

«Не шевелись, не дыши», – думал Джим, посылая мысли Лоре. Но девушке, по-видимому, не надо было объяснять, как вести себя при встрече с хищником. Эти пять мучительных секунд глаза в глаза, пять секунд вечности. Взгляда смерти в лицо.

Из леса раздался какой-то то ли стрекот, то ли блеяние, Джим не мог разобрать. Хищник сразу же повернул голову в сторону звука, наклонил ее, будто бы прислушиваясь, и стремительно побежал в чащу.

Полежав еще несколько минут, ожидая его возвращения, Джим сначала очень медленно встал на колени, потом выпрямился во весь рост, помог Лоре встать со словами. – Ты в порядке? – получил утвердительный ответ и решительно зашагал в сторону перевернувшегося болотохода.

-12-

Лора догнала Джима и взяла за руку. Весь небольшой путь до вездехода они прошли молча. Все еще держа наготове в одной руке бластер, Джим аккуратно отпустил руку Лоры, велев остаться в стороне, а сам начал осторожно подходить к вездеходу со стороны задней распашной двери. Подошел ближе, прислушался. Тишина.

Аккуратно обошел с водительской стороны. Из разбитых окон не доносилось ни звука. Большие колеса в цепях беспомощно болтались в воздухе, крыша была сильно смята. Нагнулся, чтобы разглядеть получше – двое сидящих в кабине, разумеется, не были пристегнуты ремнями, иначе шанс на спасение был, даже с учетом кувырков и ударов об землю.

– Броуди, ты меня слышишь, прием? Броуди! – внезапно зашипело по громкой связи откуда-то со стороны пассажира. – Броуди, почему тишина? Что произошло? Вы подобрали новичка?

«Так, отлично», – думал Джим. – «Они не знают, что я не один. Это отлично. Есть рация и есть машина – это хорошо. Машина не на ходу, а рацию использовать нельзя – это плохо». – он подозвал Лору к себе, дал ей в руки бластер, велел стрелять во все, что будет двигаться и смотреть по сторонам, а сам полез внутрь вездехода в поисках чего-то интересного.

Трофеями стало ружье с патронами, и, о чудо, автомат, но тоже старой технологии. Впрочем, в учебке их учили пользоваться такими раритетами, хоть и бегло. Вес рюкзака ощутимо тяжелел – немного провизии, еще одна аптечка, и пара раций. Но главное, был найден коммуникатор с загруженными картами местности и примерными отметками тварей, которых, к удивлению Джима, было не очень-то уж и много. Может быть вымерли? Или пожгли их всех после гибели экспедиций?

Больше чудес не произошло, и подъемника для того, чтобы перевернуть машину, не нашлось. Поэтому, вооружившись коммуникатором-планшетом, Джим с Лорой пошли по направлению к ближайшей точке, обозначавшей поселение людей. В противоположную от леса сторону, чему Джим был, откровенно говоря, очень рад.

***********

Запросы по рации так и не прекратились. Неизвестный голос все вызывал и вызывал Броуди. Джим выключил рацию, чтобы их было невозможно отследить по сигналу. Хотя, судя по развитию технологий, на этой планете рацию никто отследить не смог бы.

За очередным поворотом того, что называлось дорогой, а по факту было примятой травой, по которой ехал вездеход, возникло нечто наподобие обнесенных стеной домов. С их Лорой холма, находящегося немного выше окруженного стеной поселения было видно, что дела здесь идут неважно. Из-за стены доносились выстрелы, шла ожесточенная перестрелка, к небу поднимались черные следы дыма. Рядом же с воротами, снаружи, стояли большие грузовики.

Раздался громкий взрыв, один из грузовиков буквально взлетел на воздух. Затем раздался второй взрыв, уже внутри поселения. Тут же из ворот пулей вылетела небольшая машинка, больше напоминающая багги, и начала двигаться в направлении Джима с Лорой.

Джим потянул Лору за собой, чтобы занять более удобное место для наблюдения. Они забрались на пригорок, и стали выглядывать из-за какого-то поваленного дерева. Вслед маленькой машине велась стрельба, но из-за взрыва, видимо повредившего технику, никто багги не преследовал. Еще несколько десятков секунд были слышны очереди, но никто так и не бросался в погоню.

Между тем багги заехало на пригорок, на котором недавно стояли Джим и Лора и, завернув за поворот, остановилось.

– Клянусь волосатой задницей тирекса, они продырявили нам бак, Чак! – полный ненависти женский голос обращался к кому-то. А через несколько секунд уже закричал. – Чак! Чак! Что с тобой? Ответь!

Джим выглянул из своего укрытия. Девушка, в засаленной шапке-ушанке, светлые длинные волосы. Выскакивает со своего водительского места, оббегает машину и начинает тормошить мужчину, не подающего признаков жизни.

– Чак, твою мать, Чак, ответь мне! Не покидай меня, пожалуйста! – раздался голос, который вскоре сменился на плачь.

Джим решил, что это его шанс – узнать, что здесь происходит, кто все эти люди и как отсюда можно сбежать. Дал Лоре знак оставаться на месте, сунул ей в руку бластер, предварительно поставив на предохранитель, и, немного пригибаясь, будто под обстрелом, двинулся в сторону багги.

Услышав хруст под подошвой Джима, плачущая девушка тут же отстранилась от неподвижно сидевшего в кузове мужчины и гневно закричала, выхватывая из-за пазухи пистолет. – А ну стоять, урод! Мне терять больше нечего! Всех перестреляю к чертям собачьим!

Джим, высоко подняв руки, сделал шаг вперед, думая. – «Лишь бы только Лора не наделала глупостей», – но Лора сидела в укрытии, как он ее и просил.

Все еще держа поднятыми руки, Джим заговорил с девушкой, кивая на пассажира. – Это твой парень? Он ранен? У меня есть аптечка. Я помогу, если он еще жив.

Решительность девушки как ветром сдуло. Однако, все еще наведя на Джима оружие, она, громко шмыгая носом, спросила. – И почему я должна тебе верить, а?

Джим, откровенно ухмыляясь, ответил. – А у тебя есть другой выбор?

На это девушке нечего было противопоставить, она опустила пистолет, и только сейчас Джим разглядел на ее шее клеймо – синий полумесяц с кинжалом. «Дети ночи», наемные убийцы, как их называют. Самые жестокие люди в Империи. Но что-то здесь не вязалось. Не была она похожа на человека из самого страшного клана в обитаемом космосе, ой не была. Эта нерешительность, этот неуверенный в себе взгляд, опять же, плач.

– Могу я позвать друга? – задал он ей вопрос. Уже было опустившая пистолет незнакомка, опять навела его на Джима.

– Кто он? Сколько вас? Какая я дура! Уже окружили?

– Спокойнее, это девушка. Она выйдет оттуда же, откуда и я. И постарайся ее не убить, она близкий мне человек.

– Пусть выходит, – сказала блондинка, и громко добавила. – Учти, что твой дружок у меня на мушке. Неловкое движение – и он труп!

– Лора! Медленно выходи, руки подними вверх, перед этим бластер убери в рюкзак, —крикнул Джим в сторону укрытия, и добавил, обращаясь к незнакомке. – А ты перестань диктовать правила, мы – единственный шанс для него, – Джим кивнул в сторону парня.

Через пару минут осторожно вышла Лора, неся в руках увесистый рюкзак.

Джим быстро подошел к машине, открыл рюкзак, нашел аптечку. Слава космосу, в нем был анализатор. Теперь быстро к парню. Так, пульс еще есть, кое-как теплится. Беглый осмотр. Ранение в спину в области правой лопатки. Это хорошо. Точнее плохо, но жизненно важные органы не должны быть задеты. Кровь, потеря крови, большая потеря. Скорее всего не выкарабкается, но дадим шанс.

Быстро приподнять его, перевязать бинтом рану, остановить кровь. – Бери в руку эту марлю и держи, что есть силы прижимай к ране, – серьезно сказал Джим блондинке.

Дальше, взять анализатор в форме шприца, приложить к шее. Пиликанье, быстрая диагностика, впрыск обезболивающего. Парень заурчал, голова шевельнулась, веки дернулись – хороший знак.

– Чак, прошу тебя, не уходи, ты нужен мне, ты мне очень нужен, Чак! – не переставала все это время говорить девушка.

– Готово, – сказал Джим. Сейчас ему нужен покой, максимальный покой. И операция. Скорее всего, пуля застряла внутри, а это плохо. Выходного отверстия нет. У тебя есть на примете тот, кто может это провернуть?

Девушка колебалась недолго. Было видно, что она находится в крайней степени отчаяния.

– Залезайте. Не знаю как вы будете держаться, но если нам хватит горючки с пробитым баком, то мы доедем до нашего убежища, там будет врач. Лишь бы хватило горючки… – задумчиво повторила она.

Джим подсадил Лору так, чтобы она крепко держалась за заднюю стойку машины, а сам встал сбоку, со стороны раненого парня. Машина тронулась с места.

Чувствовалось, что багги не предназначен для такого веса, однако выбора не было, они ехали. Поездка по полю продолжалась около часа. Затем блондинка грязно выругнулась.

– Что произошло? – спросил Джим.

– Топливо, загорелась контрольная лампа. А у меня даже нет связи с убежищем. Если мы не доберемся до ночи, то нам хана.

– Это поможет? – Джим задал вопрос, одновременно доставая из рюкзака рацию.

– Откуда это у тебя? – удивилась блондинка, но тут же погасила интерес и резко скомандовала. – Ставь частоту сто шестнадцать и тридцать два и дай ее мне.

Протянув руку, блондинка взяла рацию и начала говорить. – Феникс, синий месяц три на связи. У нас потеря убежища. Синий месяц два ранен. На борту двое посторонних. Судя по всему, не из этих. Прошу срочной помощи. Едем со стороны города. Прием.

Некоторое время рация молчала, а затем заговорила знакомым голосом. – Феникс на связи. Защитник выехал, встречает. Сегодня близко гуляет тирекс, поэтому пошевеливайтесь, если не хотите стать ужином. Отбой.

Воодушевленная блондинка после этих слов каким-то невероятным способом заставила машину двигаться еще быстрее. Обратилась к Джиму. – Видишь, в километре, на холме машину?

Сначала Джим не мог ничего разглядеть. Какие-то камни на пригорке. А потом понял, что это и есть автомобиль. Шикарный камуфляж цвета скал. Небольшая башня и ствол длинной пушки, торчащий из нее.

В это время откуда-то справа, из тянущегося вдоль поля леса, раздался вопль, от которого у всех троих по спине побежали мурашки.

– Феникс, у нас тирекс. Топливо на исходе. Срочно нужна помощь «защитника». СРОЧНО! —блондинка откровенно срывалась на крик. Было видно, что она понимает всю серьезность ситуации.

Рация в ответ молчала, а вот груда камней пришла в движение. Кроме того, Джим увидел, что нечто, похожее на дверь ангара открылось и будто бы сама земля выпустила небольшой бортовой грузовичок, который поехал навстречу багги.

Начала падать скорость передвижения, а через двести метров багги остановился посреди поля. Спереди к ним навстречу спешил грузовичок, камуфлированный танк уже остановился, а рев тирекса угрожающе приближался из леса.

Десять секунд, и чудище выбегает в поле. Смотрит своими желтыми глазами на багги. Начинает бежать к машине. Блондинка орет, вылезает из багги, достает пистолет, начинает палить по твари. Джим соскакивает, понимает, что эта стрельба бесполезна, вытаскивает из машины парня, дает Лоре знак помочь ему, взять парня за ноги.

Грузовичок подъезжает к багги, круто заворачивает, задний борт откидывается. Оттуда выскакивает парень с розовым ирокезом, отстраняет Лору, командует Джиму затаскивать человека без сознания на борт. После этого Джим хватает блондинку в охапку, тащит ее на борт грузовичка, Лора с рюкзаком уже там. Блондинка остывает, но все еще дико таращится по сторонам. Едва блондинка запрыгнула на борт, грузовик начинает набирать скорость. Тирекс метрах в пятидесяти-ста.

БАБАХ! Со стороны холма раздается гром. Тирекса будто подкашивает. Он падает на землю, дико вопя.

Парень с ирокезом кричит. – Юхууууу! Получи зараза!

Блондинка опять достает пистолет, опять начинает палить в тирекса с криками. – Сдохни, твою мать, это тебе за Чака! – кажется, сама не понимая, причем тут это животное.

– Сью! – орет розововолосый парень. – А ну прекрати к чертям истерику! Через две минуты будем в безопасности.

Тирекс все еще не может подняться на ноги. – «Это хорошо», – думает Джим. Разворачивается вперед. Видит нечто наподобие поднятой двери ангара, куда уже въезжает танк. Через мгновение и их грузовичок оказывается внутри, дверь закрывается. На потолке горят бледные лампы. Машина едет по тоннелю.

Блондинка, наконец-то придя в себя, шумно выдыхает, поворачивается к Джиму, несколько мгновений смотрит на него, потом переводит взгляд на Лору, и говорит. – Ну вот мы и дома.

-13-

Небольшой тоннель с тусклыми лампами освещения. Силуэт танка теряется в свете фар грузовичка. Поворот, второй. Большие железные ворота. Парень с ирокезом держит у себя на коленях голову раненого, говорит в свою рацию, что они одни, что «нужно поторапливаться, если на том конце провода хотят, чтобы Чак выжил».

Наконец, двустворчатые ворота распахиваются и машины въезжают в большое помещение с высокими потолками, внутреннее пространство которого напоминает Джиму ремонтный отсек космических кораблей в доках – куча машин, разные железяки, ящики. Вокруг суетятся и бегают люди, каждый занят своим делом. На их скромную колонну никто не обращает ровным счетом никакого внимания, будто бы обычное дело – очередной рейд спасения людей от тирекса.

Проводя аналогию с тем, что официально рассказывалось об Алькасе, Джим просто не мог поверить, что все эти люди – смертельно опасные для общества, наемные убийцы, киллеры, бандиты и так далее. Слишком мирной и обыденной казалась эта жизнь.

Грузовик занял место рядом с танком. На стоянке уже поджидали двое людей с носилками. Беззвучно погрузив раненого Чака, они тут же унесли его в дальний конец помещения, где была дверь, ведущая, судя по всему, в другие места этой базы. «Ирокез» запретил, побежавшей было блондинке идти за ними, мотивируя это тем, что там «итак проблем сейчас хватает, не хватало только ее соплей».

Джим только сейчас заметил, что всю дорогу Лора сильно сжимала его руку и не произносила ни слова. Просто молча сидела, держала его за руку и смотрела куда-то вдаль.

– Лора, ты как? – тихо спросил ее Джим. Она в ответ лишь несколько раз медленно кивнула, не переставая смотреть в одну точку, а потом, отмахнувшись, отвернулась.

– Как вас звать, новички? -спросил «ирокез». Мое имя Марс, так можете и называть.

– Точно! Я ведь их даже не спросила, – заговорила блондинка. – А я Сью! Рада знакомству!

– Я Джим, а это Лора. Взаимно, – коротко ответил Джим.

У танка открылся верхний люк, из которого вылез крупный лысый мужчина, неизвестно как поместившийся в, судя по всему, небольшое внутреннее пространство машины. Ловкость, с которой он вылез из люка, говорила, что это не обычный гражданский, и даже не простой солдат. Скорее всего, контрактный военный или очень высокопрофессиональный наемник. Джим стал замечать, что с недавних пор его мозг стал работать по-другому, анализируя всех и вся вокруг.

– Феникс! – прокричала блондинка и бросилась в объятия к качку. Тот ее аккуратно обнял, похлопал по спине и со словами. – Вы сделали все, что смогли, – пошел к Джиму и Лоре, которые все еще сидели в кузове грузовика.

– Вы спасли моих людей, как я могу вас отблагодарить? Еда? Убежище? Оружие? Мы не богаты, но, поверьте, мы сделаем для вас все, что в наших силах.

– Я Джим, – Джим протянул мужчине руку для рукопожатия, спрыгнув из кузова. – А это Лора, – кивнул он в сторону девушки.

– Мое имя Феникс. Так и называйте, – сильно пожал руку качок, глядя Джиму в глаза. Джим думал, что тот будет давить его силой во время рукопожатия, стараясь превзойти и показать кто здесь главный. Однако, несмотря на весь свой грозный вид: защитный обтягивающий костюм, выглядывающие из-под рукавов татуировки и шрам на лице, который стал виден вблизи, мужчина отнюдь не стремился установить свои правила при общении, что очень обрадовало Джима.

– За что вас сюда, ребята? – поинтересовался Феникс.

– Это долгая, очень долгая история, – сказал Джим.

– Да мы здесь никуда и не торопимся, как видишь, – обвел рукой помещение Феникс с улыбкой. – Рабочие будни.

– Феникс! Думаю, что мы должны покормить наших гостей, а потом задавать свои вопросы, – раздался голос Сью.

– Согласен. Вижу, вы голодны. А с тирексом вы круто, конечно…– задумчиво протянул Феникс, глядя на Джима. И в этот момент Джиму показалось, что он говорил совсем не про последнее бегство перед бункером.

– Ну пошли, пошли, Марс и Сью вас проводят в столовую, там и поговорим. Я буду через пять минут.

***********

Небольшая комната, в ней двухэтажная кровать, две тумбочки, небольшой холодильник, пара терминалов с доступом к сети, свой душ. Собственно, на этом и все. Плотно пообедав, и поведав буквально всю свою историю, которая была разбавлена рассказом Лоры о стычке Джима со спасителями ее подруги, Джима и Лору проводили в их временную комнату, как ее назвал Марс. Пока Джим и Лора не определятся со своим статусом, жить они будут здесь. Джим не мог понять, что это значит, но спорить не стал.

Во время трапезы он хотел умолчать об операции на той злополучной планете, о смерти Джума, но рассказал все как есть. Феникс задавал вопросы точно и метко. Теперь было однозначно понятно, что это не обычный вояка. Да и, честно говоря, Джиму давно хотелось с кем-то поделиться всем тем, что накопилось внутри. С кем-то большим и сильным, кто мог бы его понять. Не с Блейком, так с Фениксом, – все равно терять уже было нечего. Поэтому утаить не удалось ничего, кроме, разве, посылки с деньгами и кое-чем другим. Даже про нападение болотохода рассказал, на что Феникс вполне резонно согласился, что поступил бы также на месте Джима, и он не в обиде.

В ответ Джим с Лорой узнали много нового, интересного и пугающего. Иначе это назвать было нельзя.

Алькас действительно был планетой-тюрьмой. Действительно, для самых безумных, страшных и убийственных преступников Империи. Вот только наряду с ними здесь содержались те, кто был не согласен с политическим режимом – революционеры. Люди, которые, зачастую шли против правления Империи, осуждались на небольшой срок, но…попадали на Алькас. И этих людей отсылалось сюда много, очень много. Однако многие гибли от хищников, другие от рук убийц, третьи попадали в рабство.

В целом же планета давно не была такой хищной, как об этом рассказывали. Человек здесь, пусть даже имея очень и очень отсталые технологии, был одним из самых страшных хищников. Население на Алькасе, по очень скромным прикидкам сейчас, составляло около двухсот тысяч человек. Примерно сто тысяч входило в различные преступные банды. Еще пятьдесят тысяч содержалось в рабстве. И пятьдесят тысяч свободных людей, как они себя называли.

Феникс руководил одной из самых больших группировок свободных людей на Алькасе и, конечно же, хотел объединить все поселения. Чему уж точно были бы не рады преступные кланы, потому что до сих пор не имели централизованной власти.

Путем внедрения своих агентов, Чака и Сью, в один из преступных кланов, люди узнали, что на планету вскоре будет отправлен Король Рамос, самый известный пират и головорез Империи. Его величеству надоело быть самым известным только в свободном космосе, и он специально подставился под операцию Корпуса, чтобы попасть на Алькас и установить здесь свои порядки. Пираты, вроде как, даже готовы были симулировать штурм станции на орбите, чтобы все выглядело реалистично и у Корпуса не осталось никаких сомнений, что подвоха нет.

В общем, в ближайшее время свободным людям нужно было готовиться к полнейшей вакханалии на Алькасе. Возможно, Рамос, объединив кланы, полностью уничтожит очаги сопротивления. Поэтому Фениксу сейчас предстояла огромная работа в поиске всех свободных людей, которых он еще не знает, объединении их и уничтожении Рамоса.

О своем же прошлом Феникс рассказывать не очень любил. Был профессиональным военным и точка. Никакие вопросы и уговоры не помогли добиться от него ответа. – «Возможно, расскажет позже», – рассудил Джим.

Несмотря на успех Чака и Сью, они все же прокололись: когда выяснилось, что Сью не входит в гильдию наемных убийц и татуировка у нее не настоящая. Дело в том, что каждая татуировка именная, а внедренные этого не учли. И вот при очередном, кхм, интимном моменте с главарем местной банды, которая должна была встречать Рамоса, тот наконец-то обратил внимание на правильность тату Сью. Тут же начал душить девушку, и Сью пришлось избавиться от него, ударив его в висок его же кастетом, который он, по неосторожности, положил на тумбочку рядом с кроватью.

На удачу, в это время к поселению подъехала другая банда, и Чаку удалось под видом ремонтных работ заложить взрывчатку в один из грузовиков. Впрочем, как и подготовить все к взрыву техники в находящемся за забором поселении. Но в связи с быстрым изменением плана и смертью местного главаря, а вскоре и обнаружении его тела, дела пошли неважно, вот и пришлось спасаться бегством на подготовленном багги. Но главное было у них – информация о Рамосе. Впрочем, как и избавление от главаря местной банды.

Главное, чтобы Чак остался жив, как сказала Сью – ведь только он располагал полной информацией про Рамоса. У Сью были несколько, скажем так, иные, задачи. О чем она деликатно умалчивала и вообще свою роль в задании сводила к роли водителя.

***********

Джим лежал на нижней кровати, заложив руки за голову и, впервые за долгое время, чувствовал себя в безопасности. Рядом были обычные, нормальные люди. Не преступники, не фанатики, не монстры, и даже не политики. А политику Джим не любил, да и не разбирался. Его дело – стрелять во врага, и от этого даже как-то спокойнее становилось.

Открылась дверь душа и вышла Лора, переодетая в комбинезон для отдыха. И Джим только сейчас понял, какая она красивая. Большие карие глаза, короткая стрижка темных волос, хрупкое, но не худое телосложение, достаточно высокий рост, где-то метр семьдесят, выделяющаяся из-под костюма грудь…ух, Джим, не о том ты думаешь сейчас, не о том, дружище.

Лора осторожно присела на край кровати и спросила. – Джим, мы ведь выберемся отсюда, правда?

Джим почувствовал себя неловко в этот момент. И не из-за того, что они остались вдвоем, а из-за того, что до сих пор даже не поблагодарил девушку. Он привстал, присел рядом с ней, заглянул в глаза, и медленно произнес. – Лора, я должен благодарить тебя за то, что ты помогла смыть мой позор, что тащилась через несколько секторов, чтобы вытащить меня из тюрьмы. Жаль, что все получилось так и мы все-таки здесь, но я сделаю все, все что возможно, чтобы защитить тебя и вернуть к нормальной жизни. Ты веришь мне?

Девушка молча кивнула. Он осторожно обнял ее. Ее волосы пахли приятным миндальным шампунем, а от тела шел аромат чего-то далекого из детства, тот самый запах, который он ощущал, когда они с Джумом лежали в стоге сена по ночам, глядя на звезды.

Через некоторое время она легонько отстранилась со словами. – Да, я верю тебе, Джим Карсон, а теперь марш в душ и спать. Если верить Фениксу, завтра нам предстоит тяжелый день.

-14-

– Феникс, то есть у вас нет новейших технологий? Только это доисторическое оружие? —поинтересовался на следующий день Джим, стоя рядом с главным повстанцем над картой материка.

– Не режь по больному месту, дружище, – иронично ответил Феникс. – Да. Все, что закидывается и попадает сюда за все шестьдесят лет, – делается исключительно за счет контрабанды, согласованной с Корпусом. Причем, каждая партия тщательно проверяется на отсутствие современных технологий. Мы здесь как в доисторические времена, приятель, – улыбнулся он.

– А какой смысл в этой контрабанде? – удивился Джим. Что получают пираты взамен?

– Здесь все просто, Джим. Они получают либо бесплатную рабочую силу в виде рабов, а затем перевозят их на свои станции – девушек, понятно для каких целей, мужчин – к себе в команды, кого-то перепродают. Но в основном все крутится вокруг сырья для производства одной вещи…догадаешься какой? – Джим закачал головой, нахмурив лоб.

– Феникс достал из-под стола пакет с порошком, который был у Джима в рюкзаке, и кинул на стол, – Вот ради него.

Лора украдкой посмотрела на Джима, тот бегло взглянул на нее, но потом обратился к Фениксу. – Я не мог рассказать, я не знал твоих целей.

– А я не мог не проверить вас, я тоже не знал целей ваших, – парировал Феникс. – А теперь будь добр, расскажи, как это к вам попало?

– Все просто. Это было в нашей капсуле. Видимо кто-то из технического персонала перепутал место закладки. Но, подожди, зачем гога нужен здесь? Это же синтетика! Он создается в лабораториях! А здесь нет никаких технологий.

– Неплохо вам там мозги чистят наверху, Джим, – задумчиво проговорил Феникс. – Как ты думаешь, есть ли у производителей таких веществ шанс остаться в живых без поддержки кого-то сверху? Как ты думаешь, сколько просуществует лаборатория, которая производит эту, – Феникс взял пакет в руку. – Дрянь, которая способна убить миллиарды?

Джим только покачал головой.

– Джим. Гога – синтетика. Но только на половину. Вторая его часть – это экстракт редкого, очень редкого растения в обитаемом космосе. Настолько редкого, что оно растет только на одной планете во вселенной. Угадай, где?

Эта новость стала для Джима настоящим шоком.

– Джим. Там, наверху, – Феникс, вздохнув, показал пальцем в небо. Было видно, что ему тяжело это говорить. – До того, как попасть сюда, я вел расследование. Серьезное расследование по этому веществу. Все следы вели сюда. Я полетел на станцию Алькаса со своей командой из десяти человек. Но нас жестоко подставили. Видишь ли, никому не хочется, чтобы какой-то майор откопал материал, который может посадить половину командования Корпуса на долгие годы. Какая-то мразь подкинула несколько граммов этой дряни на наш корабль и сообщила во внутреннюю службу безопасности Корпуса. Сначала мы думали, что нас штурмуют пираты, пытались сопротивляться, но это был спецназ. И им было приказано вести огонь на поражение. Взяли на абордаж, положили всех моих ребят-криминалистов. А меня выставили как главного подонка и отправили сюда. Пожизненно, Джим. И я дал себе слово. Слово, что если когда-нибудь выберусь отсюда, то обязательно найду того, кто меня подставил, и обязательно избавлю вселенную от этого дерьма.

В помещении повисла тяжелая пауза. Собравшиеся за столом, а их кроме Феникса, Джима и Лоры, было еще около десяти человек, включающих Марса и Сью, понуро опустили головы и молчали. А Феникс продолжил, – Джим, я понимаю. Тебе, как бывшему, – Феникс запнулся, и тут же исправился. – Тебе, как солдату Корпуса, иногда тяжело поверить в определенные вещи, но большинство людей здесь – это просто люди, которые пытались бороться за свои права. Их просто сослали сюда, на эту чертову планету, чтобы о них все забыли. Нет людей – нет проблем. Нет следов. Нет ничего. Они там, – Феникс опять показал наверх. – Они хотят выращивать тупые овощи, которые бы трудились на их благо, сражались за их благо и прочее и прочее. Например, Марс. Знаешь, за что он тут? Он организовал движение за сохранение редких видов промысловых рыб на своей планете. Показали репортаж по центральному телевидению Империи, а через неделю он осужден за провокацию и недоверие к власти. А Сью? Актриса, которая поставила спектакль о взятках в руководстве Корпуса и Империи. После второго показа ее обвинили в сексуальных связях со всей труппой, организации притона…Прости, Сью, но это нужно было сказать, – виновато обратился Феникс к девушке.

Она в ответ лишь согласно покивала, отвернувшись. Было видно, что эти воспоминания – не самые лучшие в жизни девушки.

Феникс продолжил, – А теперь, Джим, что теперь? Теперь у нас есть возможность сделать что-то невероятное для человечества, что-то хорошее. Пусть нам это не удалось в своих «мирах», на своих планетах, но здесь, у черта на куличках, мы можем выиграть небольшую битву. Понимаешь? И раз уж ты здесь, раз ты спас одного из нас, то, добро пожаловать в семью, Джим. Добро пожаловать, Лора. Мы надеемся, что вы примкнете к нашему, так называемому, движению. Появление здесь на планете Рамоса – отличный повод, чтобы, наконец-то, развязать небольшую войну, и нам за это ничего не будет.

– А…– начал говорить Джим.

–Наверное хочешь узнать, почему раньше мы этого не сделали? Ну, во-первых, у нас не было повода объединить всех, скажем так, наших. Во-вторых – атакуй мы поселения, где добывается компонент гоги, – нас просто расстреляют с орбиты и все. Сотрут с лица земли наверняка. А сейчас? С появлением Рамоса, мы можем списать все на самооборону, и пусть к нам сюда прилетит какая-то шишка на переговоры. А дальше посмотрим – просто как пойдет. Вот и весь план, Джим, как тебе?

Джим молчал, обдумывая весь рассказ Феникса и пытаясь увязать в голове все цепочки событий и возможные исходы.

– Но, самое главное, Джим, у нас теперь есть ЭТО, – Феникс еще раз поднял со стола злополучный пакет, – Рамос остался без оплаты наемникам, а мы теперь что-то вроде местной элиты. Мы можем установить свой порядок на планете, можем даже подкупить тех, кто там, на орбите, понимаешь? И вы, Джим, черт возьми, как же нам повезло, что вы принесли это нам и спасли Чака. Кстати, Сью, как он?

– Пока без сознания, доктора сделали переливание крови, извлекли пулю. Если все пойдет гладко – то скоро придет в себя, – проговорила блондинка. Она была одета в обтягивающий черный топ и военные брюки, и на шее больше не было никаких наколок. Серьезная, сосредоточенная девушка, полностью погруженная в процесс планирования.

– Ну как, ребята, вы с нами?

Джиму даже не надо было смотреть на Лору для ответа, но он все-таки повернулся, чтобы увидеть согласие в глазах и получить утвердительный кивок. И твердо ответил, – Да, мы с вами.

– Вот и отлично. А теперь слушайте ближайшие планы…

Завыли сирены, свет моментально стал приглушенным. Рация на поясе Феникса ожила, —Феникс, дозор три на связи, с северо-востока приближается багги, предположительно с тяжелым пулеметом и два грузовика с тентами. Оценить количество людей невозможно.

– Принято, продолжайте наблюдение, но будьте готовы ко всему.

– Феникс, – раздался из рации другой голос. – Дозор один, юго-восток, три цели, багги и два грузовика.

– Принято, готовьтесь к атаке базы со стороны противника.

Марс подал голос, – Феникс, но как они нас нашли? Столько лет в маскировке…

Феникс перевел взгляд на Джима. И тут Джима осенило…

– Твою мать! -только и проговорил он. Простите, парни.

– Я сам виноват, Джим, надо было раньше подумать об этом. Сам прошел через чипы. И вот так глупо подставил всех, – Феникс положил свою большую руку на плечо Джима и убедительно, глядя Джиму в глаза, проговорил. – Вы ни в чем не виноваты, понимаешь? Мы сами проворонили. А теперь, если не возражаешь, Марс выдаст тебе оружие, и мы пойдем занимать оборону. Сью, Лора на тебе.

– Поняла, Феникс. Пойдем, красотка, стрелять умеешь?

А Джим подумал, что в последнее время слишком часто он попадает в ситуацию, когда на него внезапно нападают. С этим надо срочно что-то делать…

-15-

– Марс, а как вы достаете чипы из-под кожи? – на бегу по длинному тоннелю спросил у парня Джим. – Нам говорили, что на Алькасе только у нескольких десятков человек остались метки.

– Это не очень приятная процедура, дружище. Пусть нам и доставили этот прибор для «выемки» чипов, но делается это под наркозом, особенно из области шеи. Давай не будем об этом. Повезет – сам скоро узнаешь…если останемся живы.

Мужчины добежали до арсенала. Все эти несколько минут рация буквально не утихала, Феникс раздавал указания обороняющимся. Оказывается, у повстанцев была очень разветвленная сеть тоннелей, огромное количество бункеров, людей и техники. Джим даже решил, что этим количеством народа можно было бы вести полномасштабную войну. И было непонятно почему преступники решились на штурм таким отрядом, который, по прикидкам был, не больше сотни бойцов.

– Тебе удобнее стрелять из автомата или чего более крупнокалиберного? – хитро улыбающийся Марс открыл дверь и перед глазами Джима предстало большое помещение со стойками с оружием, ящиками, в которых лежали гранаты, ракеты, гранатометы, ножи, пистолеты. На любой вкус и цвет, как говорится.

– Отличные автоматы, стреляют очередями и одиночными, – Марс показал на одну из моделей. – Подержи, взвесь. Обычно мы пристреливаем оружие под каждого, но сейчас не до этого.

– Беру вот этот, черный, – Джим уже взвесил несколько вариантов оружия, прикинул, что будет удобно лежать в руке. – И вот этот пистолет.

– Отличный выбор, особенно по пистолету, «ка пятый», командирская модель, бьет разрывными патронами, дальность до двух километров.

– Марс, вы готовы? Срочно нужны в секторе А. Это был отвлекающий маневр, – раздался спокойный голос Феникса по рации. – Основные силы подобрались к главным воротам, сейчас будут штурмовать. Я в «защитнике», зайду в тыл. Держите оборону, отбой.

Земля содрогнулась, с потолка посыпался песок.

– Что это было? -спросил Джим.

– Все, бежим, скорее всего подорвали главные ворота.

***********

Опять бег по тоннелям. Опять не умолкающая ни на секунду рация.

Большое количество людей на базе, это, безусловно, здорово, но собранные «по крупицам» отряды из разных людей, сосланных на планету, которые не являются военными, даже при организованном командовании – легкая цель для тех, кто привык убивать. И, судя по всему, после подрыва главных ворот, на базе происходила самая настоящая резня.

Несмотря на первые сообщения об успешно подбитых грузовиках на подходе к базе и всеобщему ликованию, вскоре выяснилось, что грузовики шли пустыми, отвлекали внимание.

Главные же силы, состоящие из нескольких танков, джипов, с установленными на них крупнокалиберными пулеметами, и множества, очень большого количества живой силы, подошли из ближайшей лесополосы.

– Да они самоубийцы! Какой-то идиот врезался в ворота на бронированном джипе и подорвал сам себя! – кричала рация. – Мы не смогли его снять! Запрашиваем подкрепления! Ворота уничтожены! Ворота унич…

Джим бежал, проверял автомат на ходу и понимал, что, скорее всего, это конец. Самоуверенность Феникса, отсутствие подготовки у людей, чувство собственной защищенности и неуязвимости за толстыми дверями бункеров – все это сделало свое дело. Главное найти Лору и то, вероятно, за чем охотятся эти отморозки.

Из-за очередного поворота тоннеля поворота донеслась стрельба, послышались крики, затем раздался взрыв. Джим и Марс спрятались за стоящие на полу ящики с какими-то материалами внутри. Благо, база была построена так, чтобы по любому из тоннелей мог проехать грузовик, и, вдобавок, этот грузовик можно было разгрузить при необходимости, поэтому ширина каждого из тоннелей была вполне достаточной для маневра.

– Они не жалеют себя! Это смертники! Повторяю, это просто смертники! Снимайте их издалека, парни! – в рации зазвучал голос Сью.

«Да уж понятно», – подумал Джим.

– Сью, вы где? – спросил в рацию Марс

– Снимаем нападающих около ремонтного ангара. Мы наверху, в «гнезде».

И в этот момент из-за угла выбежал человек, одетый в темный костюм с капюшоном. Несмотря на то, что его лицо было замотано в какую-то ткань, были видны глаза мужчины, или женщины. И эти глаза были полностью затянуты мутной бледной пленкой. На поясе человека висели устройства, похожие на взрывчатку. От этих устройств шли какие-то провода за спину нападавшего.

– Гога! Они под гогой Джим! Стреляй! – завопил Марс, нажимая на спусковой крючок. Его автомат разразился очередью. Джим присоединился к нему, правда стрелял одиночными, стараясь попасть в голову. Буквально изрешеченный пулями человек упал, не успев даже вскрикнуть.

Джим никогда не видел людей, одержимых этим наркотиком, но, судя по рассказам, достаточно было одной дозы, чтобы с человеком можно было творить все, что захочешь. Это становилась марионетка в твоих руках. Те же, кто побывал «на той стороне», после того как действие прекращалось, дружно заявляли, что обитали в чудесных золотых садах, с ними говорили нимфы и сам царь космоса. В общем, это была такая очередная розовая чушь, в которую трудно поверить. Однако допрос в Корпусе всегда был с пристрастием, да и допрошенных было очень, очень много, так как умники стремились собрать максимальное количество материала об убийственном препарате. Поэтому вряд ли любители гоги обманывали тех, кто этот самый допрос проводил.

– Нападающие под гогой! Повторяю, нападающие под гогой! Стреляйте на поражение, никаких ранений! – закричал в рацию Марс. Его начинала одолевать горячка боя. Как же много таких ребят видел Джим. Сейчас главное не дать Марсу впасть в самую настоящую ярость.

По рации, между тем, приходили сообщения, что нападающие постепенно пробивались вглубь базы. Сейчас обороняющиеся держались у вторых, дублирующих ворот, после которых начиналась разветвленная сеть тоннелей. И там точно могла быть устроена настоящая мясорубка.

Выбежав из-за своего укрытия и повернув за угол, мужчины увидели картину недавней бойни. Судя по всему, несколько нападающих застали врасплох защитников, которые не успели вовремя поставить маскировку одного из люков, ведущего на поверхность. Это и сыграло с ними злую шутку. Пространство под лестницей и люком было забрызгано содержимым напавшего смертника и обороняющихся людей. Все это жутко воняло и было перемешано с камнями и грязью. К счастью, этот небольшой отряд из двух смертников перестал существовать, иначе проблемы могли бы быть куда более серьезными.

Дальше коридор уводил как раз в сектор А, где была основная группа нападавших и дублирующие ворота.

Джим забрал у Марса рацию, – Феникс, слышишь меня? Какова ситуация на поверхности?

– Джим, это ты? Мы подбили один из танков, осталось два. Моего «защитника» уже пощекотали, но у них калибр не подходит, хрена с два. Проблема в том, что их основные силы уже в тоннеле, штурмуют ворота.

– Феникс, а мы можем обрушить этот тоннель?

После небольшой паузы рация заговорила. – Теоретически да…но там находятся склады с боеприпасами, примерно треть, – рация на мгновение замолкла. – А, к черту, Джим. Что ты предлагаешь?

– Я не знаю вашей базы, но если нам удастся замуровать их, обрушив вход, то дальше только останется подорвать сверху.

– Джим, не все так просто, база изначально построена с учетом защиты от бомбардировок. Это строили не мы, это уже здесь было. Не спрашивай, не знаю, – вмешался Марс. – Поэтому, если мы замуруем их, они все еще будут живы.

– Марс прав, – сказал Феникс. – Единственный способ, пока они не взорвали дублирующие ворота, это разместить направленные заряды в вентиляции над ними. Но это самоубийственная задача.

– Феникс, мы с Джимом это сделаем, -уверенно проговорил Марс. – Я знаю схему вентиляции, а он меня прикроет. Плевое дело, чего уж там, – улыбнулся парень. – Бывало и похуже. Давай же, соглашайся! На кону все.

– Твоя взяла, Марс. Но вы обязаны выжить, – неохотно откликнулся Феникс.

– Пфф…командир…отбой, – чуть более уверенно, чем нужно, произнес парень.

Из рации донесся голос, прерываемый частой стрельбой, – Мы не можем их сдерживать…Нас прижали…их много.

– Идем на помощь, – ответил кто-то. – Мы на подходе, держитесь.

«Все-таки бой на открытой местности с тучами врага намного проще чем в таких убежищах, когда за каждым поворотом смерть, а противник – это профессиональные убийцы под наркотиком» – пронеслось в голове у Джима.

– Джим. Если со мной что-то случится, передай, пожалуйста, Сью, что я люблю ее, – серьезно сказал Марс.

– Ты будешь жить, дружище, – ответил Джим так же серьезно. – Куда нам сейчас?

-16-

Джим даже на миг вспомнил один из тех боевиков, которые он смотрел в детстве. Тогда крутые герои, бывшие штурмовой пехотой, шли в самоубийственную атаку на каких-нибудь чудных тварей, и в один прекрасный момент кто-то был серьезно ранен, а второй клялся отомстить, передать родным сообщения и так далее. Раненый оставался сдерживать врагов, выдергивая чеку из плазменной бомбы, и все враги гибли вместе с ним во славу Корпуса, или чего там еще.

Но этому моменту, во время диалога Марса и Джима с Фениксом, никогда не суждено было стать пафосным, а их именам вечными. По крайней мере, не сейчас.

Из рации Марса послышался до боли знакомый голос, – Всем, кто меня слышит. Говорит майор Эльза Лоуренс, командующая операцией по освобождению заложников. У меня здесь шесть десантных кораблей и пятьсот рвущихся в бой пехотинцев. Мне нужны Джим Карсон и Лора Бэйл. Нужны живыми. И если эта херня, называемая доисторической войнушкой и ведущаяся стреляющими пукалками, сейчас же не прекратится, я немедленно высажу ребят и все, что от вас останется, это мокрое пятно. Жду ответ в течение пяти минут.

После этой тирады Марс и Джим застыли на месте, ничего не понимая. Внезапно прекратились доклады по рации, прекратились раздающиеся вдалеке выстрелы.

– Они уходят! Клянусь яйцами тирекса они уходят!

– Феникс, ты это видишь?

Из рации раздалось еле слышное, – Вижу…достали меня…хорошо.

Через минуту голос Эльзы сказал. – Ну вот и славно, мальчики. А теперь встречайте нормальных гостей.

***********

Конечно, с количеством десанта Эльза немножко покривила душой. Десантных ботов действительно было шесть, но пехоты всего-то около сотни человек. В основном, боты были предназначены для того, чтобы эвакуировать как можно больше людей с этой планеты, как сказала Эльза.

Но, получив примерные данные по численности людей, она на секунду опешила, а затем решила, что в этот раз заберет сколько сможет, а потом прилетит снова.

***********

– Феникс, Феникс, ты живой? – первым делом Марс кинулся к командующему, которого вытащили из еле доехавшего до раскуроченных главных ворот танка.

Полевой медик, прилетевший вместе с Эльзой, уже осматривал Феникса, и первые выводы были утешительные, мол, жить будет, жизненно важные органы не задеты. Два санитара тут же погрузили командующего, потерявшего сознание, на носилки, и понесли в один из ботов.

Кто-то из ребят рассказывал, что первый танк Феникс продырявил через тонкую кормовую броню, сработал эффект неожиданности, но командиры вторых двух оказались не робкого десятка и устроили игру в кошки мышки в поле. И если лобовая броня самодельного «защитника» могла выдержать мощные 125 миллиметровые снаряды, то один из нападавших, зашедший с фланга, все-таки достал выстрелом по боковой броне. Надо отдать должное, на то танк и был защитник, что защитил экипаж – внутрь попал только один из осколков, который, однако, очень неудачно попал в щиток приборов, рассыпавшийся на мелкие осколки, и превративший внутреннее пространство танка в некое подобие микроволновки с прыгающим во все стороны попкорном. Феникса спасла лишь привычка одеваться в полную броню перед серьезным боем. Иначе бы его превратилось в решето.

– А где Лора? Кто-нибудь видел Лору? -спросил взволнованно Марса Джим.

– Сью, прием, вы где, Сью? – тут же закричал в рацию опомнившийся Марс. Джиму вообще было загадкой как тонкая натура Сью могла найти что-то в таком парне с розовым ирокезом, который больше всего на свете любил пушки. Хотя, почему нашла? Она больше переживала о Чаке, а вот Марс – о ней.

– Марс, мне очень жаль, – подошел к ним один из бойцов сопротивления, весь перемазанный в земле, с выступающей на защитной куртке кровью. – Они сидели сверху в «гнезде» в ангаре и отстреливали нападавших, а потом те предприняли отвлекающий маневр и повредили опоры гранатометом. Прямо перед ультиматумом от десантников. Мы прибежали, но было слишком поздно. Мне очень жаль.

– Не понял. Что ты сказал, Брайан? – у парня на глазах начали выступать слезы. Он еще громче заорал в рацию. – Сью! Сью ты где? Отзовись!

У Джима на душе вновь стало пусто. Все зря. Какие-то погони по бункерам, какие-то сражения и бой с уголовниками. И они, два взрослых мужика, отпустили своих двух хрупких девчонок воевать, одних! Пусть даже и не с основного направления, пусть даже и в виде поддержки. Нет, Джим определенно дурак. Нет, так война не ведется.

Понимая, что может последовать дальше, он освободил руки и положил правую ладонь на плечо Марса, которого было уже не остановить.

– Брайан! Ты что, шутишь? – Марс схватил парня за воротник. – Скажи мне, что ты так шутишь, твою мать! Ты же шутишь! Ха-ха-ха! Отличная штука!

– Марс, прости, мы не успели. Мы пробивались с боем, там было слишком жарко, —медленно, очень медленно говорил парень, опустив глаза.

– Да я тебя за это…! – размахнулся Марс, но Джим вовремя перехватил его кулак, а затем оттащил в сторону.

Из ворот выехал грузовик, с которого спрыгнул человек, с перевязанной бинтом головой. Сочувствующе посмотрел на Марса и Джима, махнул им рукой, мол, идите за мной. Откинул борт кузова и молча указал на лежащие под покрывалами два тела.

Марс откинул сначала одно покрывало, посмотрел, это была Лора. Затем второе. Там была Сью. Наклонился над ней, очень нежно поцеловал в холодный бледный лоб и стал беззвучно плакать.

Подошедшая к машине Эльза обняла Джима со спины. Как тогда. Когда они с Джумом были маленькими мальчиками. Обнимала кого-то из мальчишек, и тихонечко раскачивала его влево-вправо, влево-вправо. Как-будто в медленном танце.

– Она была тебе дорога, мой мальчик? – шепнула на ухо Эльза, а Джим был близок к тому, чтобы разрыдаться как тогда, в детстве.

Все, на что хватило сил, это взяться за сомкнувшиеся на его шее руки Эльзы и медленно кивнуть.

– Я понимаю тебя. Ты ведь знаешь, я тоже любила. И тоже потеряла его в ту ночь, – Джим опять кивнул. – Ну вот. И когда мы потеряли Джума, мы потеряли его вместе. Ты не один, мой мальчик, ты не один.

Проглотив огромный комок в горле, Джим развернулся и пошел прочь от машины. Единственное, чего ему хотелось сейчас, это разнести к чертовой матери всю эту планету или просто вернуться в прошлое и не напиться в баре, вот и все. Как бы это все упростило ему жизнь! Да и не только ему.

Но Эльза нагнала его со словами, – Джим, я понимаю, как тебе тяжело, но у нас всего лишь несколько часов на эвакуацию. Блейк согласовал ее проведение только потому, что ты здесь, ну и совсем низкая вероятность, что кто-то сказал ему, что уйдет в отставку, если он не согласится на мои условия, – с этими словами Эльза улыбнулась, и показала пальцами своей бионической руки значок V, подмигнув и вызвав еле заметную улыбку на лице Джима. – Поэтому, есть ли здесь что-то, что тебе нужно забрать?

– Есть, мне нужно десять минут. Марс, помоги мне забрать ценный груз, который Феникс оставил в штабе.

***********

– Марс, ты знаешь, кто мог это сделать? – с каждой минутой Джиму все больше и больше не нравилось то, что происходит с ними на этой планете. Сейчас оказалось, что ценный пакет был не на месте. Если Феникс не спрятал его, то это значит, что он был похищен и кто-то из членов штаба является предателем.

– Нет, Джим, да и не до этого.

– Но мы можем как-то отследить кто остался на базе, кто погиб, а кто эвакуируется с нами?

– Не знаю, Джим, – Марс задумался, – Ты, вот что. Эльза твоя сказала, что все не влезут в десантные боты сейчас. Феникс улетел, а здесь кому-то надо остаться, приводить все в порядок, да и народ подтянуть в борьбе с Рамосом и все дела, – криво усмехнулся парень. Было видно, как тяжело ему говорить сквозь выступающие слезы. – А мне там, – он показал пальцем в небо. – Мне там делать сейчас нечего, я здесь нужнее. Договорились?

Джим пожал протянутую парнем руку, и коротко сказал, – Договорились.

***********

На обратном пути Джим не стал выбирать место в одном боте с Эльзой. Он расположился в корабле с раненым Фениксом. Сидел, смотрел на него и думал обо всем, что произошло за эти несколько таких длинных и таких коротких дней. Новые обретения, новые потери, странные находки и повороты судьбы.

В голове было больше вопросов, чем ответов. Кто этот загадочный Рамос? Действительно ли Гога так важен для пиратов и почему об этой планете, Алькасе, так старательно умалчивает правительство и Корпус? Зачем он нужен Блейку? Как Эльзе удалось его найти и, самое главное, что сейчас делать, какие цели в жизни поставить? Опять служить командованию? Но, в таком случае, зачем обычные люди, всего лишь люди, которые хотят сделать свою жизнь немного лучше, отправляются на эту ужасную планету на верную гибель?

Пилот объявил, что всем нужно приготовиться к стыковке с головным кораблем. Джим закрыл глаза, откинул голову назад и постарался отключиться от этой реальности.

-17-

– Знакомьтесь, капитан Карсон, – проговорил Блейк, закуривая толстую сигару, и глядя куда-то за спину Джима. -Майор Кроу. Хотя, полагаю, вы уже с ним прекрасно знакомы.

Джим встал и лицом к лицу столкнулся с…Фениксом. Который сухо протянул ему руку, а Джим так же сухо пожал. Место встречи не позволяло двум военным, пусть даже и знакомым, как-то по-другому выражать свои эмоции, даже если они вместе прошли через нехилую заварушку и хотелось просто обнять оставшегося в живых товарища.

– Присаживайтесь, господа, присаживайтесь, – улыбающийся Блейк был рад произведенным на обоих впечатлением. – Мы ждем еще одного участника, который, кхм, несколько запаздывает, поэтому предлагаю вам выпить кофе, чтобы скоротать ожидание.

После спасения, а иначе это никак не назовешь, с той злополучной планеты, прошло две недели. Все это время Джим провел в тренировочном зале, совершенствуя свои навыки рукопашного боя. Бесконечные спарринги с военными разных возрастов, рангов и даже разного пола. Люди сменялись, улетали на фронт, а Джим был здесь, в распределительном центре Корпуса на столичной планете. И все потому, что он ожидал встречи с генералом Блейком, на которой этот самый генерал и настоял.

Больше всего сейчас Джим хотел бы кинуться в самоубийственную атаку на лотусов, на пиратов, да на кого угодно. Чтобы шальной заряд или граната прекратили существование тела, называемого Джим Карсон. А Эльза? Она сможет пережить. Для нее, после потери Кайла, смысл жизни был только в одном – в битве. Никто не знал, что именно помогало Эльзе выходить живой из самых тяжелых заварушек – провидение или просто удача, но факт в том, что со своими «валькириями» Эльза была чуть ли не самым смертоносным оружием из имеющихся у Корпуса.

Резко открывшаяся дверь вывела Джима из размышлений. В кабинет стремительно вошел высокий и худощавый военный в серой форме разведки Корпуса. Суховатый и хриплый голос произнес. – Сидите, сидите. Джек, представишь?

Многих бы, наверное, удивило столь пренебрежительное обращение к Блейку, но, как знал Джим, эти двое прошли плечом к плечу через многие кампании, забрались на самый верх служебной лестницы и могли позволить себе хоть плюнуть друг другу в лицо. Все эти официальные штуки для братьев по оружию остаются где-то там, в прошлой жизни.

– Господа, знакомьтесь, полковник Барнс. Джерри, это майор Кроу и капитан Карсон, о которых я тебе рассказывал, – произнес Блейк. – Как знаешь, они вернулись с Алькаса.

– Да, знаю. Кстати, Кроу, поздравляю вас с вашей миссией по разоблачению канала поставки сырья для гоги. Хорошая работа, – между делом произнес Барнс.

Брови Джима начали подниматься наверх. А Кроу повернулся к нему и произнес, – Джим, ты же не думаешь, что я мог раскрывать свою легенду всем, кому попало?

Джим лишь покачал головой. Судя по всему, театр только набирал обороты и скоро Джим станет одним из главных действующих лиц, раз его позвали сюда и начинают делиться сведениями о тайных операциях.

Так и произошло.

Барнс продолжил, – Господа, ситуация критическая. Для начала, я хотел бы ввести мистера Карсона в курс дел, если позволите, – и, не дожидаясь ответа, стал рассказывать. – Во-первых, капитан Карсон, мне жаль, что так произошло с вашей подругой. Не перебивайте, пожалуйста, —упредил любые слова со стороны Джима полковник. – Мне действительно жаль, что военный трибунал не провел свое, нормальное, расследование, а положился на гражданских следователей и полицию. Не случись это, и у вас уже могла быть вполне счастливая семья. Но речь не об этом. Во-вторых, по докладам ваших сослуживцев, именно вы помогли вывести из-под нападения свое отделение, а, затем, и взвод. Мне искренне жаль Абрамса, но на войне выживают сильнейшие. Это закон, – холодно закончил Барнс, пристально смотря Джиму прямо в глаза. Джиму не оставалось ничего, кроме того, чтобы кивнуть.

– Хорошо, что вы это понимаете, Карсон. Это важно. Дальше. О вашей миссии на планету на краю обитаемого космоса. Дело в том, Карсон, что по информации от наших агентов, мы уже давно подозревали о том, что лотусы не ушли. Что они где-то рядом. И около пяти лет назад одна из научных экспедиций, очень секретных научных экспедиций, – сделал голосом акцент Барнс. – из отправленных на бывшие планеты лотусов, прислала нам видеоряд с изображением патрулей лотусов. Правда, это было последнее, что они нам направили, однако тот сигнал лотусы не перехватили. Или сделали вид, что не перехватили. Вы слушаете меня, Карсон? – опять пристальный взгляд Джиму в глаза. Опять кивок Джима, пытающегося связать слова Барнса с действительностью. Пока все сходилось.

– Так вот, капитан. Вы, возможно, разозлитесь на нас, но ваш отряд играл роль приманки. Проанализировав все возможные последствия, наши умники пришли к выводу, что наилучшим способом понять, что же происходит на самом деле, будет выманить врага и поймать на живца. Для этих целей вы и были направлены на планету под предлогом исследовательской миссии. Параллельно с вами туда были направлены и три корабля. Мы не учли только один факт – случайных событий. Линкоры здорово потрепало перед встречей с лотусами, поэтому, к сожалению, в общем, произошло то, что произошло.

Джим сжал кулаки. Было видно, что сидящий рядом Кроу напрягся. Но Барнс не был бы Барнсом, если бы не проверял Джима, а просто так доверил важную информацию. Умение держать себя в руках – одна из важнейших черт командира. Джиму вдолбили это правило в учебке, и он не собирался срываться из-за какого-то играющего в психолога полковника. Несколько глубоких вдохов и мысли о брате отошли куда-то за пределы сознания.

– Хорошо, —удовлетворенно продолжил Барнс. – Теперь вы знаете причины того, почему произошла цепочка событий, которая привела к тому, что лотусы начали широкомасштабную войну с нами. А сейчас поговорим о том, что происходит на данный момент. Джек, позволишь? – Блейк только махнул рукой, мол, продолжай. Его самого во время речи Барнса больше интересовала форма колец, выпускаемых от раскуриваемой сигары, нежели происходящее в его кабинете.

– За последние несколько недель лотусы достаточно глубоко продвинулись внутрь наших систем, – полковник приглушил свет и вывел в виде проекции над столом карту исследованного космоса, которая представляла из себя масштабное 3D изображение, поделенное на сектора. – Как видите, Империя растянулась на сорок шесть систем, на которой проживает порядка двухсот миллиардов человек. Ну да, не мне вам рассказывать космографию, господа. Флот лотусов дрейфовал здесь, – Барнс указал пальцем на край карты. Обозначенный красным сектор из пяти систем, в котором ранее жили лотусы, представлял из себя лишь малую часть, по сравнению с заселенной людьми. – Здесь же мы приняли пограничный бой, после которого все началось. А теперь я покажу вам то, что происходит сейчас, – несколько кликов на пульте управления и картинка изменилась. Кардинально изменилась.

– Впечатляет? – спросил полковник.

Джим и Кроу смотрели во все глаза. Было видно, что майор, только что выписавшись из госпиталя, тоже не представлял себе всего масштаба происходящего.

Маленький красный участок космоса теперь расползся шире и занимал почти треть систем Империи. Сектора, смежные с ним, горели ярко оранжевым цветом, говорившем о тяжелых боях.

– Да, господа, ситуация не веселая. Я бы даже сказал, плачевная. За время, которое лотусы были в дрейфе, мы конечно продвинулись в технологиях, но, как оказалось, и они не спали, —усмехнулся Барнс своей шутке. – С нашей стороны происходит глобальная эвакуация всех населенных миров, граничащих с зонами боевых действий. Часть населения улетает, часть просто не хочет никуда идти и хотят принять бой. Но масштаб и поле боя таковы, что нам категорически не хватает сил и средств. Все верфи работают на пределе возможностей, в три, а иногда, даже в четыре смены…

– Ладно, Джерри, хватит прелюдий. Говори парням зачем они здесь, – Блейку наскучило сидеть и пускать кольца в потолок. Он со всем своим серьезным видом сел за стол, сложил руки и попеременно переводил взгляд то на Джима, то на Кроу.

– Хорошо, Джек, хорошо, – поднял руки вверх Барнс. – Парни. Наши умники, наконец-то, закончили проект «Титан». Нет, нет, вы не знаете о нем и никогда не слышали, поверьте. Это новейшая разработка, которая находится на спутнике планеты-столицы, Акае. И мы собрали вас здесь, чтобы с этим проектом познакомить. От вас необходимо только согласие принять участие в одной деликатной миссии. Что скажете?

– Но, полковник, – подал голос Кроу. – Акая – безжизненный спутник, там ровным счетом ничего нет.

– Это вы так думаете, майор. И все так думают. Мне не стоит говорить, что важно, чтобы все так думали и дальше, правда ведь? – как бы невзначай задал вопрос, Барнс.

Кроу коротко кивнул.

– Вот и хорошо. Джим, а вы? Вы готовы послужить во благо Корпуса и Империи? – Барнс уперся своим тяжелым взглядом в глаза капитана.

«Все равно мне больше нечего терять», – подумал Джим, но он ответил только. – Да, я готов.

-18-

Акая – спутник, очень напоминавший Луну. Ту самую Луну, которая некогда была спутником Земли – колыбели человечества и его родным домом. Колыбели, так бездумно уничтоженной техногенным фактором и уже давно покинутой и забытой ее жителями.

Поверхность Акаи представляла из себя огромные наросты различных пород каменистых структур и металлов, но, в связи с близостью к планете-столице, разработка этого спутника, добыча чего-то ценного на нем, ровно, как и в принципе нахождение рядом, было запрещено. Разумеется, за порядком следили специальные гвардейские корабли Корпуса, выполняющие функции внутреннего надзора. А, учитывая, что система была главной во всей Империи, то количество патрулей просто зашкаливало.

Что и послужило идеальной возможностью для создания секретной научной базы или, коротко, СНБ, как ее прозвали умники, то есть ученые Империи.

Специальный, готовый к полету корабль генерала с технологиями невидимости и вообще, всеми возможными новейшими технологиями человечества, несколько стандартных земных часов на максимальной скорости и вот, они влетают в один из кратеров Акаи, за которым скрывается вполне себе обычный стыковочный шлюз.

Небольшая встречающая делегация в количестве трех умников, одетых в штатское и…все. Ни фанфар, ни салюта. Обычный рабочий визит на самый секретный объект Империи.

И в этот момент Джим полностью осознал, и даже ощутил свое ничтожество. Блейк и Барнс чувствовали себя здесь как дома, общались с умниками, СНБ под боком столицы, майор, который выполняет секретное задание и Джим, который идет в качестве приманки по заброшенной лотусами планете и даже не знает, что его ждет через пять минут.

Достаточно просторные коридоры базы, со всех сторон покрытые светло-зеленым металлом, очень приятным для глаз. Освещение, больше всего напоминающее свет в больнице и создающее эффект дня, здесь, где-то под землей. Встроенные в стены панели в виде больших экранов, показывающие природу и животный мир, от чего нет ощущения того, что ты находишься где-то под землей.

Один из умников перехватил взгляды Джима и Кроу и гордо заявил. – Новейшие разработки. Создают эффект полного присутствия. Конечно, тяжело работать под толщей пород и не видеть дневного света, поэтому здесь мы повсюду используем освещение, напоминающее солнечный свет и живые стены. Нравится, парни?

Конечно, они уже видели нечто подобное в разных лагерях подготовки солдат, да и космические корабли – это же не просто палка, а построенные по последним технологиям машины. Но что-то в этих стенах говорило Джиму, что это не просто проекция. Он даже подошел к одной стене, дотронулся и только спросил. – Но как?

– А, значит нравится! Слушайте, а вы нам не глупых солдат привели, полковник! – умник окликнул Барнса.

Джим стоял, трогал стену и понимал, что это не экран, не проекция, а просто…просто стена была живой. Как-будто сама структура стены показывала изображение, фильм.

– Пойдем, Карсон, еще и не такое увидишь, у нас много дел на сегодня. – Блейк, как обычно, был исключительно вежлив.

Несколько поворотов, вход в просторный лифт. Умник прикладывает палец к стене, там загорается дисплей с цифрами, умник вводит минус шестьдесят семь, и Джим чувствует, как желудок начинает предательски подниматься к горлу. Через секунду это ощущение проходит. Лифт тормозит, плавно открываются двери и перед ними предстает переходной шлюз, со вторыми дверями впереди, рядом с которыми стоит еще один умник, однако, одетый в специальный защитный костюм желтого цвета с непонятными знаками отличия на рукаве.

– Господа, рад вам представить у-генерала Ли. Приказ уже подписывается. Поясняю. С этого года все сотрудники, работающие в сфере научных разработок, будут иметь у-звания. Шевроны этого подразделения, как вы видите, немного отличаются от обычных Корпуса. Но опустим подробности. Рад видеть тебя, старый друг.

Генерал пожал протянутую, видимо, главным умником, руку. Попеременно представил Джима и Кроу, и всем своим видом дал понять, что его дело окончено, и сейчас должен говорить хозяин станции.

Защитный костюм, который носил этот достаточно пожилой человек, по прикидкам Джима, гораздо старше Блейка, мог говорить только об одном. Место – куда они приехали, не очень располагает к невинным экскурсиям, либо разработки здесь очень опасные. Синтетическая ткань на основе карбона, из которых производились подобные костюмы, могла выдержать выстрел в упор из лазерного ружья и даже помочь своему владельцу пережить взрыв плазменной гранаты. Если, конечно, владелец обладал еще и шлемом. Да и был не в эпицентре взрыва. В любом случае, о подобных костюмах Джим слышал только в учебке и только мельком. Эта штука была безумно дорогой, поэтому позволить себе ее могли только очень важные шишки. Как, например, у-генерал Ли.

Шеврон, находящийся на правом рукаве у-генерала, представлял из себя беспорядочную россыпь небольших звезд с буквой «У» посередине и телескопом на заднем плане. Умники уже давно выпрашивали себе отличительные черты. И вот теперь, в непростые времена, командование, видимо для того, чтобы стимулировать работу ученых, наконец-то пошло навстречу.

Невысокого роста, этот пожилой ученый, судя по его рукопожатию, находился в отличной форме. С доброй улыбкой старого дядюшки он пожал всем руки и произнес. – Что же. Генерал Блейк. Полковник Барнс. Господа. Я рад представить вам проект «Титан», над которым мы работали последние тридцать лет, – с этими словами и хитрой улыбкой, умник коснулся своего запястья, встал лицом к посетителям и развел руки в стороны.

Внушительные по размерам и массивные створки ворот шлюза за спиной у-генерала начали медленно открываться. В шлюз проник свет, очень много света, а когда его глаза привыкли, Джим увидел огромное, просто неимоверно огромное пространство, расстилающееся вдаль, куда хватало глаз.

Место, где теперь стояла их небольшая компания, было балконом. Одним, может быть, из десятков балконов, находящихся на высоте около тридцати метров. Сверху светило дневное солнце, полноценное солнце, а снизу был город, настоящий город, со своими улицами, домами, конструкциями, механизмами и снующими по нему учеными, огромному количеству ученых. Все в аналогичных костюмах как у главного умника. Люди бегали, измеряли, занимались сварочными работами, да да, именно сварочными работами с какими-то непонятными железяками. Люди делали расчеты за столами и в домах и офисах, различных ангарах. Люди красили, люди сверлили, люди использовали терминалы. Все это вкупе с различным видом транспорта: шаттлов, погрузчиков, людей, одетых в летающие ранцы и костюмы, кучу движущихся роботов, все это напоминало какой-то организованный муравейник. Ученый муравейник, да и только.

Довольный произведенным эффектом, у-генерал произнес. – Добро пожаловать в святая святых империи, в мое детище, в «Титан»!

– Ну ладно тебе, похвастался и хватит, – проворчал Блейк. Однако, было видно, что зрелище тоже доставляет ему огромное удовольствие.

– Молодые люди, наверняка, думали, что все умники занимаются какой-то непонятной и скучной деятельностью, – обратившись к Джиму и Кроу, умник опять нажал что-то у себя на запястье, и их балкон сначала немного выехал вперед, а потом стал медленно опускаться. – Но, как видите, не все этим занимаются, – старик, хитро прищурившись, произнес. – И вы, наверное, думали, что проект «Титан» – это какой-то здоровый корабль или человекоподобный робот, а? Ведь первое, что приходит в голову, это какая-то здоровая штука, которая только крушит и ломает, не так ли?

Кроу промолчал, а Джим кивнул, во все глаза глядя на разного рода оружие, над которым в прямом смысле этого слова прыгал один из ученых недалеко от их лифта.

– Но «Титан», это всего лишь название этой лаборатории. Все, что вы увидите здесь, является исключительными образцами, в единичных экземплярах. Некоторые из них готовятся к своему выходу в свет, так сказать, хе-хе. А, учитывая обстоятельства войны, у нас совсем не осталось времени работать над другими изобретениями, поэтому мы сфокусировались на том, что есть. И для пары новых прототипов нам нужны вы. Люди, готовые пожертвовать собой ради Империи и Корпуса, – последние слова умника прозвучали слишком пафосно, чтобы быть правдой. Барнс даже картинно закашлялся.

Но гордый у-генерал стоял и смотрел на майора и капитана с таким видом, что им ничего не оставалось как вытянуться по струнке и заверить у-генерала, что они готовы положить жизнь на алтарь победы и прочее и прочее.

Удовлетворенный умник открыл перила лифта и приглашающим жестом позвал собравшихся проследовать за ним.

-19-

– Следуйте только по серым дорожкам, – инструктировал собравшихся Ли. – Они предназначены для людей. По синим двигаются роботы – на ногах и колесах. Зеленые линии предназначены в качестве ориентиров для летательных аппаратов.

– А красные? – спросил Кроу.

– Вам не следует об этом знать, господа. Двигайтесь только по серым дорожкам, как я уже сказал.

Группа людей следовала за умником в желтом костюме, а вокруг двигались десятки и, даже сотни умников, несущих различные ящики, механизмы. Человекоподобные роботы невысокого роста ходили, казалось, впустую. Но, присмотревшись, можно было увидеть нечто вроде рюкзаков, прикрепленных к их спинам.

Один из рядовых умников, заметив взгляд Джима, негромко, и чуть заикаясь, сказал. – Этто образцы, да. Онни ххх-одят по дорожкам. Ппроводятся, так сказать, ппробеговые испытания, да. Мы ппроверяем их ввозможности испытывать ннагрузки, ннагрузки в движении. Вв отличие от ггражданских ммоделей, эти шттуки могут рработать абсолютно аавтономно в ттечение нескольких месяцев и ддаже лет, пплюс бброня и ннагрузки в ннесколько раз ббольше. Этто будущее, да.

– Я понял, спасибо, – кивнул умнику Джим.

Они проходили мимо огромных ангаров, в которых стояли различные космические корабли, – от наземных легких флаеров и штурмовых истребителей, до, даже, одного корвета, который каким-то немыслимым образом был построен прямо внутри спутника. Серебристый, блестящий на свете материал, казалось, создавал эффект полного отсутствия машины под определенным углом. Как будто, сливаясь с окружающей обстановкой.

Вот из открытых дверей очередного здания раздались звучные команды, и Джим мельком увидел несколько умников, держащих в руках странные штуки, похожие на лазерные ружья, только немного больше. При очередном залпе цель, стоящая в другом конце помещения, просто разлетелась в щепки. Странным было другое – у этого залпа не было ни звука, ни видимости. Вот умник просто стоит и целится, вот небольшая отдача назад и вот цель разлетается.

«Таких бы игрушек нам, да побольше», – подумал Джим. – «Один взвод сможет при наземной операции просто порвать в клочья любого противника».

– Впечатляет, не правда ли, господа? – у-генерал был очень доволен. Блейк шел рядом, криво усмехаясь, Джим и Кроу смотрели по сторонам во все глаза, и только Барнс оставался невозмутимым, будто это все были только игрушки по сравнению с тем, что еще предстояло увидеть.

Их компания дошла до очередного поворота, за которым было организовано нечто перевалочной станции, куда подъезжали различные грузовые и пассажирские платформы, парящие над землей. Эти платформы мгновенно разгружались людьми и роботами, что-то, наоборот, загружалось в них, и они следовали в обратном направлении.

На очередной из платформ подъехал невысокий умник с взъерошенными волосами. Отдал честь Ли и коротко произнес. – Гравиботинки, господа, – откуда-то из пола платформы попарно выехали большие ботинки, в которые требовалось встать прямо в обуви.

«Ну ботинки как ботинки», – подумал Джим. – «Разве что немного тяжелее обычных».

Платформа тронулась с места, поднялась повыше и медленно поплыла над строениями, все еще давая возможность разглядеть посетителям этот чудо-город умников.

– Ли, я правильно думаю, что мы летим смотреть готовые образцы? – спросил Блейк.

– Именно так, генерал. Через десять минут вы увидите то, на что я потратил свою жизнь. Ну и то, на что Империя безбожно тратила деньги налогоплательщиков. Хе-хе.

Платформа, между тем, приближалась к какой-то пропасти, обрыву. Здания и промышленные зоны заканчивались, но движение платформ и механизмов, наоборот, становилось только активнее. Подъезжая к краю, вся эта техника буквально ныряла в обрыв и исчезала.

– Зона невесомости, у-генерал, – проговорил взъерошенный умник. – Включаю гравитацию.

– Господа, пожалуйста, займите удобное положение на платформе. В ближайшее время мы не сможем перемещаться, – обратился к собравшимся Ли.

Джим занял свободную позу.

Внезапно ноги налились немыслимой тяжестью, оторвать их от платформы было абсолютно нереально. Платформа же стала опускаться, подъехала к краю и…мир перевернулся. Вот он стоял на ногах, а вот опять стоит на ногах, точнее, как-то на боку, а его тело буквально плывет и хочет оторваться от платформы и полететь.

– Да, это нормальное ощущение для первого раза. Потом привыкаешь и забываешь, где потолок, а где пол. Это уже неважно, – взъерошенный умник пояснил. – Мы находимся с вами в научном центре невесомости. Все работы здесь производятся в состоянии невесомости, из-за специфики работ. Опасные материалы, тяжелый труд.

Пропасть, куда они «провалились», между тем все расширялась и расширялась. Движение было здесь построено несколько иначе. Казалось, в самом воздухе были прочерчены зеленые прерывистые линии, по которым сновали такие же платформы, редко по земле передвигались роботы.

– У-генерал, можно вопрос? – осмелился Джим.

– Задавайте, молодой человек, задавайте. Хе-хе. Небось сгораете от любопытства что там впереди?

– Да нет, все проще. Почему всех этих технологий нет на планетах?

Барнс опять вежливо кашлянул, но главный умник на это решительно никак не отреагировал. – Видите-ли, молодой человек, стоимость каждого квадратного сантиметра здесь – огромная. Мы, конечно, можем, сделать все это доступным для обычных людей, но каким будет смысл? У нас не хватит редких материалов, не хватит персонала для производства. Возникнет дефицит, возникнут волнения, возникнут беспорядки с разными лозунгами «все для всех». Правильно, генерал Блейк? – тот утвердительно кивнул. – Так вот. Лучше будет, если все пойдет на благо секретных разработок, которые принесут пользу на фронте, а не где-то там, в деревнях. Хе-хе. А, ну, вот мы и на месте.

– Что это? – закинув голову вверх и разглядывая странное гигантское сооружение, спросил Кроу.

– Как что? Ваш новый корабль, оборудованный по последнему слову техники, а также куча сюрпризов внутри. Не нравится? – спросил Ли.

– Но, у-генерал, вы же сказали, что «титан» это не большой корабль, – проговорил Джим, разделяя удивление майора.

– Все верно, «титан» это не большой корабль, а исследовательский проект, который включает в себя большой корабль, хе-хе.

– Не понимаю, но это какая-то груда металла, – тихо сказал Кроу.

Зрелище, действительно, хоть и представляло из себя большущую штуковину на все пространство внутри этой искусственной пещеры, но эта штуковина больше была похожа на кривой астероид, летающий в космосе миллионы лет и пролетевший через метеоритный поток, да поджаренный парой звезд.

– Ах да, постоянно забываю. Ропкин, выдай нашим гостям очки, пожалуйста, – улыбнулся старый ученый.

Взъерошенный умник достал из кармана четыре пары очков, раздал их гостям. И сказать, что Джим был удивлен, надев их – ничего не сказать.

– Господа, вы, наверное, видели корвет, мимо которого мы проходили? Такой серебристый со светящимися боками? Так вот, эта вещь изготовлена по этой же технологии. Да-да, такое возможно, обман зрения, иллюзии, проделки дьявола, хе-хе. Назовите как хотите. Но это мое детище, и это далеко не все.

Перед платформой, на огромных и внушительных стапелях, парил необычайных размеров космический корабль, больше всего напоминавший линкор, уходивший своими силуэтами туда, вдаль. Отличительной его чертой был этот блестящий материал, а также установленное на нем оружие, много оружия.

Откуда-то издалека звучали слова Ли. – Познакомьтесь с «Цезарем», господа. Тройная система щитов, мощностью двести пятьдесят процентов от стандартной системы линкора, шестьдесят ракетных установок, лазерные перехватчики ракет противника, двадцать плазменных пушек по каждому борту, протонные орудия, разрывные турели, и это, не говоря о том, что есть возможность установки мин. Но главная прелесть «Цезаря» не в этом. Главное здесь в том, что для экипажа нужно всего три человека.

– Что? -одновременно повернулись Кроу, Джим, Блейк и Барнс. Даже Барнс, невозмутимый Барнс, был под огромным впечатлением от слов умника.

– Вы не ослышались. И сейчас я вам покажу почему.

Взъерошенный умник чем-то щелкнул на запястье, и снизу «Цезаря» открылась дверь, ведущая во внутренности махины. Платформа заплыла вовнутрь, остановилась. Двери закрылись. Люди стояли в полнейшей темноте.

Щелчок. Сначала загорелась одна лампа, затем другая. Джим увидел большое пространство вокруг, обычно не присущее подобным кораблям в носовой части. Скорее всего, это было нечто ангара, однако без истребителей внутри.

– А теперь, моя главная разработка, господа. Ропкин, браслет.

Помощник подал широкий черный браслет, который Ли одел на руку.

– Теперь, что бы вы ни увидели, это должно уйти вместе с вами в могилу, – Ли серьезно посмотрел на присутствующих и активировал браслет коротким нажатием.

Некоторое время ничего не происходило, но, внезапно, пространство будто подернулось пленкой и вот они уже стоят не в ангаре корабля, а на зеленом лугу планеты.

– Но как, Ли, черт подери, как? – Блейк был сам не свой.

– Все просто, генерал. Мы в полной мере освоили технологию управления атомами. Добавили к этому искусственный интеллект, управляемый человеком. Теперь каждый атом является разумным организмом, способным принимать любые формы, которые я захочу видеть. «Цезарь» состоит из трех частей – корпус, оружие, защита. За каждую часть отвечает строго определенное число атомов. Даже в случае разрушения, пробития, атомы никуда не уходят, точнее, не исчезают. Они теряют первоначальную структуру, а через некоторое время перестраиваются заново. Это идеальное оружие.

-20-

– Проект «Титан», господа, это не корабль, как я уже сказал. Проект «Титан» – это вся лаборатория, вся база. Да, не удивляйтесь, и подождите, не надо задавать лишних вопросов, – опередил уже было собравшегося открыть рот Джима у-генерал. – Просто представьте, что все, что вокруг вас существует – оно живое. Каждая частица. Каждая пылинка. Каждый атом. Но оно бессознательно. А мы берем и буквально вдыхаем не жизнь, нет, жизнь там, итак, есть, а мозг. Однако мозг более простой, без самостоятельной функции «думать», хе-хе.

Барнс произнес, медленно и тихо. – Кажется, я начинаю понимать. Вы преобразуете атомы в другие атомы, так? Что-то было, скажем, мусором, а стало оружием, по вашему желанию, так?

– Немного грубо, полковник, но в целом так, именно так. И процесс этот долгий, поверьте. Это не может быть сделано по щелчку пальцев в одно мгновение. Назовем это прибором, то, что преобразует атомы в умные. Так вот, у этого прибора есть скорость преобразования, процесс износа и много других показателей. А насчет мусора вы правы! – улыбнулся Ли, подняв палец кверху, -Именно мусор, миллионы тонн мусора из космоса и служат материалом для переработки.

Блейк смотрел на этот зеленый, совсем земной ландшафт и молчал. Генералу нечего было сказать, ровно, как и остальным.

– Помимо этой, самой продвинутой технологии, которую мы назвали «альфа-титан», существует еще одна, «бета-титан», – продолжал умник. – Она способна, в прямом смысле этого слова, делать материалы не только невидимыми, но и не слышимыми, ну да вы видели корвет и автомат.

– И как нам это поможет в борьбе с огромным флотом захватчиков лотусов? —поинтересовался достаточно бесцеремонно Кроу.

– Все просто, мальчик мой, все просто. Бета-титан наносится на любую поверхность посредством обычного распыления. Как краска. И если альфа версии у нас ограниченное количество, которое, причем, я подчеркиваю, не испытано боевыми условиями, то бета-титан уже был неоднократно испытан мной лично при перемещении как в ближнем, так и дальнем космосе. Именно бета версия была первой, но, как видите, затем появилось нечто более продвинутое, хе-хе.

– А кто будет третьим человеком в команде? – спросил Джим.

– Ропкин, вы не передумали управлять «Цезарем»? – переадресовал вопрос Ли.

– Нет, у-генерал, я готов служить во благо Империи, – незамедлительно ответил лохматый умник.

– Вот и славненько. Хороший пилот вам не помешает, правда ведь, парни? А Ропкин был лучшим на своем курсе, поверьте…

***********

– Джим, ты не находишь, что здесь вопросов больше, чем ответов? – спросил Кроу, когда они прибыли на столичную планету для участия в совещании штаба. – Огромный корабль класса линкор, который может превращаться в какую-то полянку, при этом размерами этот линкор едва дотягивает до того же Сципиона. Огромный муравейник из умников в спутнике под носом у столичной планеты. Технология невидимости. Слушай, а как мы там будем дышать внутри, если лотусы к чертям разнесут нашу посудину? Умник, которого нам садят на шею. Чокнутый дед в звании генерала всех умников.

Кроу было невозможно остановить. Джим не ожидал, что вечно серьезный и вдумчивый майор может так много говорить. Но было одно обстоятельство – у Джима были те же самые вопросы. Возможно, что совещание в штабе принесет больше ясности. Или кто-то: Блейк или Барнс, соизволят объяснить. А если нет, то Ропкин то точно, ведь он будет в их с Кроу команде, а значит все расскажет. Ну точно, Ропкин!

Все эти мысли Джим высказал Кроу, который тут же с ним согласился, и солдаты сошлись на мнении, что ответы на все вопросы они получат после совещания или, по крайней мере, уже в пути на свое первое задание.

***********

– Джим, перевожу энергию щитов на правый борт, два корвета дали залп ракетами, сбивай их к чертовой матери! – несмотря на то, что Кроу находился в нескольких метрах от Джима на капитанском мостике, сконструированном для троих человек, Джим не мог его слышать без комма, поскольку находился в специальном защитном костюме, как предписывали умники.

Перед глазами Джима, внутри шлема, возник виртуальный экран с красными точками ракет. Джим уже буквально ощущал, что лазерные установки «Цезаря» захватили цели. Он не мог понять как именно, но с момента как Джим одел этот браслет, он, как будто начал слышать и понимать корабль, а точнее ту его часть, которая отвечает за оружие. Будто все, что видел Джим, видело и оружие. И наоборот: все, находившееся за пределами корабля, выходило в его сознание отдельными образами. Джим еще не научился пользоваться этой штукой, но эта игрушка ему очень нравилась.

Короткая мысленная команда, и умные лазеры открыли прицельный огонь с такой точностью, что мог бы позавидовать любой канонир. В несколько секунд ракетный залп исчез в тусклых синих вспышках. И все. Никаких тебе взрывов как в фильмах и сияния по полминуты.

Джим улыбнулся. В детстве они часто вместе с Джумом смотрели боевики, где главные герои взрывали корабли врагов направо и налево, а имперские пехотинцы задавали жару всем чужим. На самом же деле в космосе нет никакой атмосферы, поэтому максимум что можно увидеть человеческим взглядом – это нечто быстро гаснущее, и даже не успевшее красиво погореть и взорваться.

– Куда теперь, парни? – Ропкин, при всех своих навыках пилота, был далеко не военным, поэтому каждый раз Джиму или Кроу приходилось инструктировать парня и принимать решения за него. Вплоть до того, чтобы, однажды, уменьшить размеры корабля для прохода через минное поле.

– Куда-куда? Иди на таран, двадцать градусов левее второго корабля, – быстро скомандовал Кроу. Ситуация ему решительно не нравилась. Этот поход по сопровождению конвоя мог закончиться очень плачевно.

***********

Изучив материалы, которые принесли ему подчиненные, Барнс обратился к собравшимся за голо-столом офицерам. – Господа, у меня неутешительные новости. Силы лотусов собраны в мощный кулак и прямым курсом идут на столичную планету. Если раньше враг выделял какие-то резервы на то, чтобы растянуть фронт, то сейчас, по-видимому, замысел однозначен. Уничтожить наш командный центр.

В помещении штаба повисла тяжелая пауза. Двадцать человек в самых высоких чинах, большинство из которых представляло палату лордов Корпуса, молчали и не знали, что сказать. Силы противника были не в пример больше.

– Какие прогнозы, полковник?

– Учитывая, что при растянутом фронте у нас было восемь месяцев, то сейчас осталось три- четыре. Это при условии, что мы будем оказывать сопротивление врагу и с боем отдавать каждую, я подчеркиваю, каждую систему. Но у нас банально не хватит на это ресурсов.

Слово взял седой генерал в форме десантных войск.

– Мы можем отправить отборные отделения десанта на штурм вражеского корабля-флагмана. Если принимаем такое решение, то старт может быть выполнен уже сегодня. У меня все.

Послышались разные голоса, высказывающиеся за и против этого решения. Кроу и Джим молча сидели на стульях позади собравшихся и не смели проронить ни слова.

– Это отлично, Патрик, а ты знаешь куда твоим ребятам лететь? – спросил Блейк. – Или считаешь, что они лучше чем-то моей «черной роты» и сориентируются на месте? По каким-то знакам? Может быть лотусы им поставят указатель «штаб там»?

***********

– Ропкин, левее, левее, уходи из-под огня, нам уже прожгли двадцать процентов щитов! Да зачем ты между ними лезешь, а? Маневр уклонения, срочно! – сказать, что Кроу был в ярости, – ничего не сказать. – Если мы выберемся живыми на этой чертовой посудине, то я зубы тебе пересчитаю, умник ты хренов!

Командиры лотусов ориентировались быстро, очень быстро. И приспосабливались к каждому маневру «Цезаря» буквально в считанные секунды. У Джима даже было ощущение, что они ведут бой с очень сложным компьютерным тренажером…Ну конечно, тренажер! Так, а если сейчас бахнуть из двух плазм, то они выстроят щиты внахлест? Быстрая мысль. Залп из орудий. Так и есть! Ставят внахлест, в несколько слоев, упреждая полет плазмы на доли секунды, прикрывая наиболее уязвимые стыки.

Джим очень надеялся, что их отвлекающий самоубийственный маневр не был провернут почем зря и основной конвой успеет пройти в заблокированную лотусами систему. И, судя по всему, Джим был прав, потому что, столкнувшись с «Цезарем», противник отправил к нему несколько кораблей, сняв тем самым кольцо и освободил коридор для прохода конвоя.

– Ропкин, разворот левым бортом, даем залп, и сразу же перестраиваешься на правый борт. Сразу после залпа, понял? Мы должны вывести их щиты. Кроу, понимаешь, о чем я?

– Угу, – раздалось в комме.

Если уж играться на этом кораблике, то играться всерьез. За счет элемента внезапности им удалось вывести из строя крейсер и два корвета, и теперь подтянувшиеся два корвета несколько часов играли с ними в кошки-мышки, не давая подойти для эффективного залпа орудий и постепенно выводя из строя щиты линкора. Разумеется, лотусы не знали об особенностях «Цезаря», однако реакторы, по словам Ропкина, не могли давать энергию на повышенной мощности бесконечно, поэтому бой надо было заканчивать.

Через несколько мгновений умнику удалось вывести корабль на траекторию залпа по обоим врагам. Корпус содрогнулся. Наверное, шум должен был быть сильным, но ничего не было слышно, кроме дыхания товарищей в комме.

– Ропкин, давай! – закричал Джим.

Враг не остался в долгу и тоже дал залп из всех бортовых орудий. А дальше произошло буквально невозможное.

-21-

Щиты корветов лотусов поглотили все заряды и успешно ушли на перезагрузку. Исследовавшие и проанализировавшие мощности «Цезаря» лотусы благополучно посчитали, что времени до следующего залпа со стороны линкора с лихвой хватит на то, чтобы перезагрузить щиты. Наверное, так бы и вышло, если бы не особенность имперского корабля.

Перестройка атомов занимает некоторое время. Доли секунды, но занимает. Этого времени слишком мало, чтобы глаз человека мог увидеть какие-то изменения, однако этого времени хватает, чтобы ионные и плазменные заряды смогли пролететь сквозь меняющуюся структуру «Цезаря».

Мгновение, и Кроу понимает, что он в принципе зря переводил всю мощность на щиты правого борта, можно было что-то перевести и в пушки. Заряды, выпущенные корветами, буквально пролетают сквозь линкор, а теперь и правый борт Цезаря стреляет по обоим целям, полностью выводя из строя командный мостик одному, а второй буквально разваливает на две части.

– Ура! Как мы их, а, парни? – раздался счастливый крик Ропкина, как будто сейчас не он находился в корабле, по направлению в который неслись раскаленные лучи энергии, готовые стереть с лица земли, точнее космоса, всю память о человеке по фамилии Ропкин.

– Ропкин, связь с конвоем работает? – достаточно бесцеремонно перебил его Кроу, сердце которого от пережитого мгновения трансформации корабля было готово выскочить наружу.

– Да, секунду, сейчас попробую…готово!

– Конвой-один, вызывает «Цезарь». Доложите обстановку!

– «Цезарь», мы в полном порядке. Благодарим за сопровождение, готовы к прыжку в конечную точку.

– Хорошо, конвой один. Передавайте нам маршрут. Прыгайте, мы за вами.

***********

Проверка всех боевых механизмов, да и возможностей линкора, рано или поздно должна была состояться. «Цезарь» был чем-то вроде секретного оружия Корпуса, хотя, честно сказать, что можно сделать одним кораблем? Некий отвлекающий маневр, некая секретная миссия. Конечно, умники молодцы, что разработали эту технологию, однако, для чего она нужна была именно сейчас? Гораздо эффективнее было бы потратить все эти безумные деньги на огромный флот, подготовку к большой космической войне. И то, было бы больше проку. Сейчас же они были ограничены и средствами, и временем.

– Ну так что, господа, у кого будут какие предположения? Мы не видели войны годами, у нас не хватает квалифицированных кадров, у нас не хватает военных – задействованы последние резервы. Будем давать решающую битву?

– Позвольте сказать мне, – робко раздался голос из-за спин офицеров.

– Кто сюда пустил детей? – нервно спросил один из контр-адмиралов, обернувшись, и увидев скромных Джима и Кроу, сидящих на стульях у стены. Джим, правда, к этому моменту уже соскочил и стоял в полный рост по стойке смирно, чтобы произвести соответствующее впечатление. Что, по-видимому, не очень-то и сработало. – Охрана, вывести немедленно этих людей!

– Отставить, – произнес Блейк. -Эти парни под моей юрисдикцией, господа. Карсон, надеюсь у вас что-то дельное?

Джим осторожно прокашлялся, чтобы голос звучал более уверенно, и не двигаясь со своего места, стоя, начал говорить. – У нас не хватает людей, готовых к бою, несмотря на огромное количество населения в Империи. Мы не можем собрать все части в кулак или вытащить корабли с дальних рубежей, потому что это просто оголит тылы и послужит пиршеством для пиратов. Скажите, господа, а является ли для вас цифра двести тысяч человек, двести тысяч боеспособных человек что-то значащей?

– Продолжай, Карсон, – разрешил Блейк, игнорируя вопрос.

– Если я правильно хоть что-то понял, то на данный момент лотусы двигаются прямиком на столичную планету. Их путь проходит через систему Приус…

– Нет, нет и нет, как вас там, Кирсан, – возмутился тот же контр-адмирал. – Вы хотя бы понимаете, что хотите сделать?

– Джим, продолжай, пожалуйста, – перебил коллегу Блейк. Было видно, что генерал обладал каким-то внушительным весом своего слова, раз правил бал во время этого брифинга.

– Что лучше – умереть от орбитального оружия пришельцев или в бою за свою родину? По последним данным, количество людей, осужденных за сомнительные преступления, там около пятидесяти тысяч человек. Еще сто пятьдесят тысяч – настоящие бойцы, пусть и убийцы. Но если разбить эти цифры на взводы, на десятки или сотни, ввести их обратно в нормальную полноценную жизнь общества, то, полагаю, у нас есть шанс обрести большое количество добровольцев. Которые умеют воевать, – акцентировал Джим голосом.

Повисла тягучая пауза. Все собравшиеся смотрели на Блейка.

– Хорошо, Карсон, – перейдя обратно на фамильярное общение, задумчиво произнес генерал. – Как ты предлагаешь действовать? Подогнать им пустые корветы и эсминцы?

– Все проще, мы их эвакуируем. Точнее, мы предложим им свободу взамен на борьбу с вторжением.

– И ты думаешь они согласятся?

– Сэр, разрешите сказать? – Кроу встал со своего места, обращаясь к генералу.

– Говорите, майор.

– Мы вывезли несколько сотен человек во время той операции. Там остался один из моих доверенных людей, который, полагаю, собрал небольшую армию. Параллельно хотел бы сказать, что на планете находится Рамос, не забывайте. И я предлагаю привлечь к войне пиратов.

– Что? Да вы с луны рухнули? Где это видано? – помещение буквально взорвалось голосами разных командиров.

– При всем уважении, Лорды, – громко произнес Кроу, подчеркивая высокий статус собравшихся, и, даже кого-то примешав к этим статусам. Фраза сработала, все глаза устремились на майора, разговоры затихли. Барнс откровенно улыбался.

– Эта Империя – такой же дом для них, как и для нас. Мы объявляем временное перемирие с пиратами, нанимаем их. Взамен получаем спокойные перемещения любого транспорта в пределах Империи. Высвобождаем внушительные силы для важнейшего сражения.

– А дальше, Кроу? Что дальше? Вы уверены, что мы сможем победить лотусов в космосе? – строго спросил Блейк.

– Не уверен, сэр, но мы просто не можем не попробовать.

***********

Предложение Джима и Кроу было принято в соотношении двенадцать голосов «за» и восемь «против». Поэтому за следующие, буквально несколько дней, был собран внушительный конвой, состоявший, однако, только из грузовых кораблей да пары звеньев перехватчиков, и под эскортом «Цезаря» направлен в сторону системы Приус. Которая, к сожалению, по данным разведки уже была почти взята в кольцо.

Посовещавшись с командирами конвоя, экипаж «Цезаря» решил вызывать огонь на себя. Тем более, что силы лотусов были сопоставимы с имеющейся мощью арсенала линкора: только разведка. Те, кто находился впереди даже авангарда главных сил.

И задуманный план благополучно удался, как показало сражение. Следующим шагом была эвакуация тех, кто по мнению правосудия Империи не имел права на жизнь…

-22-

В самой системе Приус было спокойно. Никаких следов пиратов или сил вторжения лотусов обнаружено не было. Конвой благополучно достиг покинутой станции-распределителя Алькаса.

После эвакуации Джима и Феникса с этой забытой всеми планеты-тюрьмы, было принято решение о приостановке отправки туда заключенных, так как в условиях войны это было «нерационально и неоправданно дорого» по словам палаты лордов Корпуса. Поэтому все заключенные находились в местных тюрьмах на своих или ближайших планетах. Или же просто приговаривались к смертной казни, что в Империи было не исключено делать при чрезвычайных обстоятельствах, коей война и являлась.

Учитывая, что никто из состава конвоя даже близко не имел представления о том, что происходит на планете и как выходить на связь с повстанцами и пиратами, на собрании лордов Корпуса было принято решение об отправке Кроу в качестве представителя Империи на переговоры. Всем временным жителям Алькаса даровалась амнистия и свобода, восстанавливались гражданские звания. Взамен подписывался бессрочный контракт на службу в Корпусе и предоставлялась вся соответствующая экипировка и амуниция в зависимости от рода войск. В общем и целом, людям с Алькаса надо было просто принять присягу Империи.

Браслет Кроу перекочевал к Ропкину, опыт управления «Цезарем» у которого был несравнимо выше, чем у Джима, хотя, после сражения с лотусами, Джим в этом уже был не очень-то и уверен. Как оказалось, их с Кроу плохонькие навыки гораздо более уместны в бою, нежели «гигантский опыт Ропкина», по словам у-генерала Ли.

***********

– Убежище, на связи Феникс, кто-нибудь слышит меня? Прием.

– Феникс, ваш корабль взят на прицел. Пожалуйста, подтвердите статус ответом на вопрос о причинах осуждения генерала Марса.

Ого. Марс за время отсутствия стал генералом! Интересный расклад получается. Но ничего, – подумал Кроу, но в ответ лишь произнес. – Движение за сохранение редких видов фауны на Тельсионе.

Несколько минут тишины, вновь заработал комм. – Хорошо, вам разрешено совершить посадку перед главными воротами базы. Координаты вы знаете. Ждем.

В целях безопасности Кроу полетел один. Разумеется, ни о каких супертехнологиях от умников для челноков речи не шло, поэтому один из транспортников конвоя выделил небольшой шаттл и через несколько часов Кроу наконец-то удалось снять свой шлем и вдохнуть спертый воздух челнока. Хотя бы так, но это лучше, чем постоянно находиться в костюме «вечной регенерации» воздуха.

Немало Кроу удивил и тот факт, что его челнок взяли на прицел. Учитывая, что никаких продвинутых систем на Алькасе и в помине не было, это была новость, да еще какая! Однако системы челнока показывали, что он на прицеле. Люди с поверхности планеты не врали.

Около импровизированной посадочной площадки стояли несколько человек с оружием. Когда Кроу вышел наружу, его тут же бесцеремонно проверили, вытащили пистолет из кобуры на поясе, а также кинжал из специального держателя на щиколотке. Несколько человек пошли к челноку, который через минуту взлетел куда-то в сторону ближайших гор.

«Так, встреча не из самых хороших. Что-то здесь не так» – пронеслось у него в голове. – «Ладно хоть в наручники не одели. И на том спасибо».

Один из сопровождающих больно ткнул оружием в спину, а второй повел стволом по направлению к главным воротам. Что-то здесь было не так. Но что?

Конечно! Оружие было не примитивным. В руках люди держали полноценные ионные ружья, причем достаточно новой модели! Ну и ну…

Облик убежища за время отсутствия Кроу изменился кардинально. Вместо тусклого освещения – мощнейшие лампы. Огромное количество народа, все с оружием. С новейшим оружием. Ящики, ящики и еще раз ящики. Несколько новейших грузовиков, проехавших мимо. А самое главное – никого из знакомых лиц, только холодные и жестокие взгляды убийц. Людей, которым нечего терять.

Дошли до командного пункта. Сейчас это помещение представляло из себя хорошо оборудованную комнату с голографическими дисплеями. Несколько людей, сидящих за терминалами, только вскользь посмотрели на Кроу, и приступили обратно к работе. В дальнем углу, около бывшего стола для совещаний, установлен большой стол для одного человека, за которым сидел…нет, не Марс.

– Рамос! – почти выкрикнул Кроу. – Это твоих рук дело? Где мои люди?

Сложенные домиком под подбородком руки. Большой шрам через все лицо, растянувшийся от правого глаза до левого уголка губ. Полное отсутствие волос, большой подбородок с ямочкой, суровый взгляд, белая военная майка из защитной ткани, татуировки по всему телу и белоснежная улыбка. Вот каким был самый ужасный пират в Империи. А точнее, во вселенной, исследованной людьми вселенной.

– Ты, как я понимаю, тот самый Феникс, который хотел поймать мою капсулу при посадке, линчевать, а потом объединить всех слабаков этой планеты, – улыбаясь, сказал Рамос своим густым басом, игнорируя все вопросы Кроу. – Ну что ж, вот он я! Ждал ведь встречи со мной! Давай, свергай, останавливай! Что, не можешь? Ха-ха.

Рамос встал со своего дорогого кресла и медленно, очень медленно, громко ступая по полу большими военными ботинками, подошел к Кроу.

– Я все задавался вопросом, а почему Феникс? Тоже как птица выжил где-то в грандиозном взрыве при отправке сюда и стал местным героем?

– Можно сказать и так. А почему ты Рамос? Даже и не знаю, что предположить, – парировал Кроу.

– Просто я ничего не изобретал. Это моя настоящая фамилия. Зачем что-то изобретать, если люди могут бояться и уважать тебя таким, какой ты есть?

– Интересно. А для пирата ты особенно избирателен в словах. Я думал, что ты меня тут же закинешь в карцер и будешь пытать, – улыбнулся в ответ Кроу.

– А что мне с тебя взять? Сейчас, по крайней мере. Мои люди сообщили, что благодаря прорыву большого конвоя через лотусов наша система временно свободна. Кроме того, корабли охраняются одним лишь непонятным линкором и парой мелких кораблей. Думаю, что это замечательный шанс убраться подальше от сил вторжения и от Империи, которая сейчас по уши ввязана в войну и не знает где взять ресурсы для генерального сражения. Я прав, Феникс?

Кроу думал, судорожно думал, как вести себя дальше. Теперь каждое слово было если не на вес золота, то решало многое, это точно. Но где его ребята? И как Рамос узнал про Марса? Опять загадки. Впрочем, он и сам хорош, отказался от сопровождения парней из черной роты, а ведь Блейк предлагал лично. Собственно, теперь от него зависело все, что будет происходить дальше.

– Что, Феникс, гадаешь как я узнал про твоего Марса? А никак. Я и не знал, просто принял твой ответ вот и все. Небось думаешь, как он стал генералом? Да все просто. Мы уехали, вы улетели, гогу он мне передал – да, все это время он таскал этот пакет с собой. Спасибо тебе за доверие к твоим людям! Хочешь знать, что с ним?

С каждым словом Рамоса ярость внутри Кроу нарастала. А когда он услышал последний вопрос, то готов был одним ударом положить этого головореза. А что потом? Его тут же пришьют. Он знал много хороших оперативников, которых подводили нервы в самый неподходящий момент, просто потому что противник ловко манипулировал известными данными или банально сбивал с верного пути.

Глубокий вдох, выдох. Разжать кулаки.

Взгляд Рамоса сменился на уважительный. Более спокойным тоном и без улыбки он произнес. – А ты молодец, Феникс. Не зря тут всеми руководил. И вот что я тебе предлагаю. Ты станешь одним из моих заместителей. Конечно, не сразу. Тебе придется доказать свою преданность. Но потом – полноценная карьера пирата. Кто знает, может ты меня однажды переплюнешь! Ха-ха, черта с два, конечно! Что скажешь?

– Где мои люди, Рамос? – Кроу не собирался идти на поводу у пирата.

– А, парень с девчонкой, которую он все таскал с собой со словами «держись, Лора. Джим прилетит»? С такими розовым волосами, ирокезом? Генерал то твой, ага? – пират откровенно издевался.

– Ну, что молчишь? Если ты про них, то они благополучно отправлены на плантации собирать сырье для следующих партий гоги. Можно сказать спасибо Империи, – они забрали боеспособных людей и нам не составило труда прибрать к рукам вот это, – Рамос обвел помещение рукой. – Себе. А потом пригнать все, что нужно, с соседних планет. Кстати, не хочешь с ними повидаться? Ах да, и кто такой Джим?

-23-

Прошло два стандартных часа с того момента как Кроу должен был выйти на связь. Честно говоря, на этот счет не было разработано никакого плана. Сошлись на том, что если с Кроу что-то случится, то нужно немедленно разворачивать конвой и попытаться выскочить в пока еще имеющееся окно в осаде.

И командир конвоя уже был полон решимости действовать, несмотря на приказы этих выскочек из пехоты, которые каким-то чудом оказались командирами боевого корабля, к тому же Имперского линкора новейшей разработки. А он, солдат с огромным опытом службы довольствовался только лишь местом на борту этой посудины, способной перевозить десант со скоростью беременной коровы.

– Конвой один, – раздался вызов по комму. – Конвой-один, мне нужен транспорт с пилотом и стандартное пехотное снаряжение. А то у нас здесь совсем пусто. Найдется? После этого можете спокойно выдвигаться по направлению к столице. Ваша миссия окончена.

Командир конвоя с удивлением выслушал эту речь. Что ж. Идея возвращаться домой ему, определенно, нравилась несмотря на то, что даже не было линкора в сопровождении. Ну да ничего, должны проскочить. Оставалось решить есть ли у них в составе такой идиот, который захочет полететь на Алькас с перспективой стать кормом местным диким животным. Хотя…одна выскочка ему давно не нравилась. Оторва, которая не слушает приказы и вечно лезет в самое пекло. Набирая на тренажере максимальные результаты, она постоянно ослушивается приказов. И вроде бы все хорошо, а сидит у него где-то червячок на ее счет. Ну да приказы не обсуждаются.

Командир конвоя набрал что-то на браслете. – Флоренс, ты? Линкор запросил транспорт на Алькас. Бери «хорька», забирай с линкора пассажира и вези туда. Кстати, они запросили один комплект стандартного снаряжения пехотинца, можешь взять запасное, – проговорил командир конвоя и через несколько секунд добавил. – Для себя. На всякий случай. Исполнять.

***********

Детство Мары Флоренс прошло не в самой лучшей среде. Брошенная родителями в раннем возрасте эта девочка была отправлена в детский дом на небольшой планете на самом краю Империи. Детский дом в Имперской провинции и на планете-столице – не одно и то же. Там не было званых приемов, не было известных личностей, концертов. Да и финансирование выделялось такое, которого едва хватало на минимальное обучение детей. Короче говоря, не жизнь, а какое-то выживание.

Однажды Мара, уже достаточно повзрослев, смотрела последние новости о борьбе Корпуса с пиратами. Ведущий рассказывал об отважных пилотах перехватчиков, которые жертвовали собой ради Империи и все в этом духе. Именно с этого момента девочка поклялась себе стать лучшим пилотом в Имперском флоте.

И в шестнадцать лет, наплевав на все рекомендации идти в инженеры по направлению автоматизации и роботостроения, где ей были положены солидные выплаты в обмен на десять лет работы по контракту на Империю, Мара пришла на призывной пункт Корпуса, руководствуясь одной из поправок к имперской Конституции, которая гласила, что все сироты могут выбрать любое, она подчеркнула офицеру на приеме новобранцев, любое направление работы или службы, и Империя не должна отказать.

Офицер, видавший виды служака, и несший службу на этой богом забытой планетке, немного опешил от такого подхода, но потом расценил это как возможность показать свою уникальность, и уже сам показывал командованию эту статью конституции при рекомендации Мары в пилоты.

Два года в учебке и еще четыре полноценных года службы и из обычного рядового Мара стала заслуженным…рядовым. Никто не хотел доверять этой девчонке выскочке какой-то более-менее ценный корабль, каждый раз находя то одну, то другую причину для отклонения ее кандидатуры. Несколько парней с ее потока уже были командирами корветов. Причем так, посредственными командирами, а она все еще оставалась пилотом небольших кораблей типа «хорька», на котором ей сейчас предстояло полететь на Алькас.

Алькас! Впервые услышав название этой планеты и то, что ее отряд посылают на эту миссию, она обрадовалась, но потом поняла, что ничего не светит кроме унылой работенки.

Наблюдая из кают компании дальнее сражение «Цезаря» и двух кораблей лотусов Мара, впрочем, как и другие пилоты челноков, сидела, скрестив пальцы и мысленно сверяя действия пилота линкора со своими. Все было верно, вот только, как будто линкором управлял не то, что новичок, а какой-то неуверенный в себе пилот. Каждый маневр проводился с задержкой, каждое действие давалось с трудом. И чем дальше, тем она была в этом более уверенна.

Увидев издалека огромные синие всполохи, которые говорили о повреждении чего-то большого, Мара вначале испугалась, но потом пришли новости о победе «Цезаря» и ее отпустило.

Она еще долго думала, а смогла бы она управлять линкором? Да хотя бы небольшим крейсером? Вопрос, к сожалению, так и останется без ответа.

Затем пришел приказ командования об отправке обратно, на планету-столицу, что еще больше ввергло ее в депрессию. Хотя, через пару минут с ней связался командир конвоя, приказав снаряжать своего «хорька» для полета на Алькас.

***********

– Рядовой Флоренс в вашем распоряжении, капитан! – бодро выскочив из «хорька» и встав по стойке смирно отрапортовала невысокая девчушка с веснушками на лице. Ей можно было дать лет восемнадцать от силы. Да еще и рядовой! Джим чуть не присвистнул. Вот как ценят его ребята из конвоя. Хотя, наверное, решили, что рисковать кем-то более ценным в условиях войны никак нельзя.

– Вольно, рядовой. Обмундирование с собой? – спросил Джим.

– Так точно, капитан, – так же бойко ответила девушка, глядя по сторонам на пустые внутренности «Цезаря». – Могу я задать вопрос?

– Корабль пустой, потому что мы готовились забирать людей и транспорт с Алькаса, что в принципе не является такой уж тайной. Я ответил на ваш вопрос, рядовой?

– Так точно, сэр. «Хорек» готов к вылету.

«Хорек». При этом названии корабля вслух, Джим перенесся туда, к ордам лотусов, жрущих и убивающих его боевых товарищей. Что-то темное и холодное шевельнулось внутри, но тут же улетучилось со следующими словами веснушчатой девчушки. – Сэр, а это билет в один конец?

– Почему вы так решили, рядовой, э…?

– Флоренс, Мара Флоренс, сэр.

– Почему вы так решили, рядовой Флоренс?

– Чувствую, сэр. Вы летите один. Наверняка что-то тайное. Конвой уходит. Комплект боезапаса с собой. Ну и…самый ненужный пилот в придачу, – в голосе этой девчушки чувствовалась вселенская обида.

– Я не знаю, рядовой. Я не планирую там оставаться навсегда. Нас будет ждать этот линкор на орбите, а это что-то да значит, так ведь? – улыбаясь, произнес Джим, глядя ей в глаза.

Просияв, девушка кивнула и бросилась в кабину, Джим последовал за ней.

***********

– Джим, ты же понимаешь, что я один не смогу ничего сделать в управлении «Цезарем»? – неуверенный голос Ропкина раздался в его комме.

Джим перевел комм на приватную частоту, так что Мара не смогла их слышать.

– Я все понимаю, дружище. Но ты сейчас – наша единственная надежда. Я не знаю всех возможностей этого чудо-корабля, но я знаю, что ты, именно ты сейчас сидишь на капитанском мостике и только от тебя зависит наша судьба. Я прошу немного, всего одни стандартные сутки. Если мы не вернемся – улетай. Нельзя, чтобы корабль попал к врагу.

– Хорошо, Джим, – смутившийся Ропкин улыбался. Было заметно, что слова Джима запали ему в душу. Парень, откровенно говоря, был на седьмом небе.

– Хорошо, Джим, я сделаю все, что смогу, – повторил он.

«А я сделаю все, что смогу сделать я», – подумал про себя Джим, но вслух обратился к Маре. – Итак, рядовой Флоренс, рассказываю наш план.

-24-

Плантации гоги раскидывались до горизонта. Являясь очень прихотливым растением, его листья должны были получать достаточно солнца и влаги. Изначально редкие растения были найдены в более северных районах Алькаса, и после того, как обнаружилось их интересное свойство, был сделан упор на их выращивание там же, в более холодном климате. Но весь урожай погиб.

Затем было множество попыток на разведения в разных широтах, и, наконец-то, был найден оптимальный климат. Только здесь – полоса земли шириной сто километров и длинной около трехсот – все это разбито на несколько полей-секторов, как и полагается, для отдыха земли.

Каждый сезон урожай был невелик. Из ста килограммов листьев получалось что-то около ста граммов сырья, поэтому к данному растению был исключительный подход: поливка, прополка и удобрение. Кроме того, плодами растения, которые были несъедобными для людей, питались различные ядовитые твари и насекомые. В результате этого на плантации постоянно требовалась рабочая сила, потому что смертность среди рабочих просто зашкаливала.

И эта рабочая сила на Алькасе была, который снабжался ей до последнего момента.

Постоянные отправки капсул с будущими рабами, половина из которых обычно была поймана сразу же на поверхности, а вторая половина только чудом выживала, гарантировали плантации круглогодичное процветание и снабжение пиратов и нечистых на руку имперцев свежим экстрактом листьев этого растения.

***********

Кроу вошел в барак, а точнее, просто влетел туда от чувствительного тычка сапогом ниже поясницы. Он с ненавистью повернулся, чтобы увидеть кто из этих двоих подонков конвоиров осмелился это сделать, но увидел только захлопнувшуюся перед носом дверь и дикий хохот снаружи.

В помещении барака стояла полутьма. Нет, барак не был из тех, к которым он привык в учебке, а потом в армии. У этого строения не было вентиляции, кондиционирования. Вероятнее всего, не было и нормального душа с туалетом. Грубое здание из неотесанных стволов деревьев с хлипким дощатым полом. И огромное количество двухэтажных кроватей. Но все это перечеркивал запах. Запах смерти, страха. Вонь пота, перемешанная с гниением, едой, даже испражнениями. Все это невольно заставило глаза слезиться. Со стороны это было хуже тюрьмы. Хотя, Алькас этой тюрьмой и являлся по определению, чего уж там.

Перед выходом из транспорта, который его сюда доставил, Кроу взглянул на часы. Около девяти вечера по местному времени. Темно на улице. Как правило, в таких условиях никто не будет работать, потому что это увеличивает шансы погибнуть от ядов разной мелочи или хищников.

Так и было – барак был полон. Люди сидели на полу, на кроватях, на простеньких тумбочках. Люди лежали. Люди безмолвно ходили. Кроу не мог понять, что не так с этим помещением. Никто даже не обернулся на его «прибытие», если это можно было так назвать. Да уж, найти Марса в таких условиях – непосильная задача, поэтому майор не стал тянуть время, а звучно произнес. – Мне нужен генерал Марс, ты здесь?

Сотни глаз одновременно повернулись в его сторону. Во взгляде была боль, мучение, обреченность и никакой, абсолютно никакой надежды. Ходившие же люди заняли свои места, и никто не остался стоять, кроме Кроу.

Через несколько мгновений дверь распахнулась. На пороге возник здоровяк, в правой руке державший кнут, а левую сжимавший в кулаке. Глаз, один его глаз, мрачно взиравший на помещение барака, был полон ярости. Раза в полтора больше Рамоса, чем то он был похож на главаря пиратов – то ли татуировками по всему телу, то ли той же одеждой – военные штаны и защитная майка. Но вот одно было похожим точно – все пираты и осужденные представляли из себя дюжих ребят, вероятно, проводящих в спортзале не один час в день, и даже не два. Либо это главарь со всех требует, либо его репутация настолько высока в их глазах, что все следуют его воле просто беспрекословно.

В любом случае, как Кроу услышал, пока его везли сюда на его же челноке, эта операция захвата Алькаса готовилась уже достаточно давно, около двух лет. Разными путями, а точнее, по разным статьям и в разное время на Алькас были отправлены многие пираты, являющиеся преданными псами Рамоса. Постепенно они сколачивали небольшие шайки, объединяющиеся в банды, которые затем превращались в поселения. Которые, однако, все, были расположены так или иначе вокруг плантаций гоги. Чтобы основной бизнес не страдал и был поставлен на поток. Остальные же попадающие сюда считались лишь рабами и пушечным мясом.

– Ну что, дети самок тирекса, кто посмел сказать что-то громче имени своей мамки шепотом? А, ты? Новый что ли? Еще не познакомился с моим кнутом, мразина? – проорал пресловутый надсмотрщик, сурово глядя на Кроу своим единственным глазом. С этими словами здоровяк замахнулся кнутом, раздался короткий свист и Кроу, изловчившись, поймал обжегший его ладонь конец кнута. Разве что, в отличие от обычного кнута, каким их пороли в армии, этот был чуть потяжелее.

– Зря, – из-за спины послышался едва различимый шепот, и через несколько мгновений Кроу понял почему.

Тело свело судорогой, разряд электричества обжег все внутренности – от макушки до кончиков пальцев на ногах. Кроу упал на грязный и заплеванный пол, как он потом вспоминал, и забился в судорогах. Сквозь свой же крик он услышал лишь голос здоровяка —И так будет с каждым, выродки, усекли? Кто-то может еще хочет? Вот так-то. Завтра сложный день, а для кого-то последний, выродки. Вам надо хорошенько выспаться.

Чувствительный удар тяжелым ботинком по ребрам привел Кроу в себя. Сознание вернулось, но легче не стало. Хлопнула дверь. Тишина, полнейшая тишина.

Из носа течет что-то влажное. Несмотря на прошедший болевой шок, то один то другой мускул на руках судорожно сжимается. Правая нога не ощущается. Видно, разряд был не из слабых. Дыхание не может прийти в норму, слышно свои же всхлипывания.

Тихие, очень тихие шаги по направлению к нему. Рука ложится на плечо, а над ухом раздается осторожный голос. – Феникс, ты как?

Кроу едва заметно смог кивнуть.

– Хорошо, встать можешь?

Две пары рук подхватывают его под мышки, с большим усилием поднимают на ноги. Правая нога все еще не ощущается, как будто ее нет.

– Осторожно, пойдем. Главное тише. Мы все здесь, Феникс, все, слышишь? Тебе надо прилечь.

– Л…ло..рра. Онна….ж..живвва? Ккааак?

– Пока не говори, это проходит через полчаса, – Марс говорил тихо, очень тихо. – Когда тебя увезли, я решил проверить Сью. Я все еще думал, что она жива. Но Сью было не вернуть. А Лора. Когда я коснулся ее руки, то на мгновение мне показалось, что я почувствовал пульс. Мы привезли ее в медпункт, подключили к капельницам, и она стала выкарабкиваться. Не знаю как, но ей становилось лучше, хотя она была в коме. А потом, после того как пираты захватили. В общем, им был важен каждый человек. Они потратили на нее кучу времени, но вылечили. Понимаешь? Откуда только взялось у них новейшее оборудование? Сначала Рамос хотел взять ее к себе в качестве развлечения, но ее вырвало на него, что избавило ее от участи стать личной куклой главаря. Хотя, может быть, это было бы в разы лучше, чем быть здесь, кто знает. Ну отдохни, ложись.

Руки усадили Кроу на жесткую кровать. Сначала он не хотел ложиться и сопротивлялся, но руки были настойчивы. Кроу лег и тут же понял, что в этом спасение. Сознанию стало хорошо-хорошо. Перед головой мелькали какие-то лица, они что-то говорили. А через несколько мгновений его глаза закрылись и Кроу провалился в глубокий сон.

-25-

«Дело было не в моторе. Ас-пилот сидел в линкоре» – поговорка пилотов Корпуса.

– Сэр, они чуть было нас не засекли, я поставила помехи, ухожу на безопасную высоту, – проговорила Мара, после чего «хорек» резко ушел влево и вниз, снижаясь до высоты примерно макушек деревьев. Слава космосу, что кресла были оборудованы надежными ремнями и Джим пристегнулся максимально туго, иначе его могло просто размазать по кабине. Самым интересным было то, что во время исполнения этого трюка девушка…улыбалась. Казалось, что это была ее стихия. Сидевшая в заточении натура наконец-то получила возможность проявить себя в полной красе. Джим еще не понимал, но, скорее всего, это ему нравилось. Как будто…как будто рядом был Джум, который ловил кайф от полета.

– Кажется…я…начинаю…понимать…почему лететь сюда сказали именно вам…рядовой, – кое-как шевеля языком проворил Джим.

– Капитан, при всем уважении, сэр. Но командир конвоя тот еще козел. Ему бы только отправить меня в какую-нибудь безнадежную миссию, чтобы я подтирала дерьмо за ним, а потом он получил очередную медаль и звание, – со злостью в голосе сказала пилот. – Кроме того, я была лучшей на курсе среди этих папенькиных сыночков, которых протолкнули в академию только благодаря связям их зажиточных родителей, сэр.

– Где вы учились, рядовой? – Джиму стала интересна история этой сумасшедшей девушки, хотя сейчас было не лучшее время для разговоров.

– Я окончила академию Дрейка, сэр, – с гордостью проговорила пилот.

Джим присвистнул. Им с Джумом в «АДу» было не до развлечений. Только постоянное нахождения брата рядом помогло ему не сломаться в те годы, но было одно но…

– Подожди, рядовой, но в «АДу» нет направления пилотов. Я лично ее окончил.

Девушка даже повернулась, немного удивившись. – Вы прошли через «АД», сэр? Мое сердце принадлежит Империи, – произнесла она.

– А моя честь только мне, – закончил Джим приветствие выпускников «АДа».

– Теперь там есть и направление пилотов. Пользуясь своим конституционным правом, я прошла туда без вступительных экзаменов. В академии у меня были сломаны обе руки, дважды, я пролежала несколько месяцев в лазарете с ожогами тела, но эти гады только сделали меня сильнее. Принимая присягу, я мечтала только об одном – стать боевым пилотом. Но, как вы видите, к женщинам во флоте особое отношение. Впрочем, как было и всегда, сэр.

На планшете карты отобразилась точка назначения. По крайне мере Джим полагал, что база должна быть где-то здесь.

– Мне нужно сойти в трех-пяти километрах от базы. Иначе могут быть проблемы. Предчувствую, – произнес Джим.

– Окей, сэр, ищу место для посадки.

Обладая минимальным набором вооружения и щитов, а также быстрыми двигателями и технологией стелс, «хорек» являлся идеальным транспортом для совершения миссий, подобных этой. А, учитывая, по прикидкам Мары, что зенитные системы на этой планете пока были далеко не последней разработки, то радиус работы, а также выполняемые ее «хорьком» задачи существенно расширялись, что давало ей оперативный простор.

– Сэр, а эта планета действительно такая опасная, как говорят? – спросила девушка.

– Не знаю, рядовой. Хотя, однажды мной чуть не перекусил тирекс.

– Тирекс, сэр? А что это?

– Такое здоровое чудище с огромной башкой и зубами с мою руку. Кстати, что говорят сигнатуры о живности внизу?

– Сэр, листья в лесу закрывают все температурные явления, но в ближайших десяти километрах нет больших сигнатур. Это хорошо?

– Вы даже не представляете, насколько это хорошо, рядовой, – улыбнулся Джим. – Так, видишь ту небольшую поляну? Давай туда. Два с половиной километра пройду пешком. Сразу же взлетаешь после моего выхода. Находишься на расстоянии пяти минут подлета до базы, задача понятна, рядовой?

– Так точно сэр! Но я буду в трех минутах, сэр!

– Отставить споры. Ставлю задачу – пять минут полета, не ближе. Понятно рядовой?

– Так точно, сэр, – проговорила девушка, сложив скрещенные пальцы левой руки под штурвалом.

– Ну вот и отлично. Я – экипироваться. Дам сигнал – открываешь шлюз и улетаешь.

В стандартный комплект пехотинца входила пластинчатая броня, способная выдержать попадания осколков от взрывов гранат на расстоянии до десяти метров. Также, враг, рискнувший отправить на тот свет пехотинца из обычного лазерного пистолета – тоже потерпел бы фиаско. Стоит оговориться, что была заметная разница между экипировкой обычного солдата и штурмовика. Так, штурмовик носил вес, обычно превышающий тридцать килограммов, и это только броня, – несмотря на усиление экзоскелетами. Обычный же пехотинец, либо десантник, находился в намного более легком обмундировании весом в пятнадцать килограммов. Легкие «доспехи», как их называли солдаты, были очень удобными в передвижении, имели приятный темно-зеленый маскировочный цвет, однако, с возможностью окрашиваться как хамелеон, в зависимости от условий, плюс поглощающую солнечные лучи структуру, не подверженную нагреву и охлаждению. То есть солдат в полной боевой экипировке бог вести бой даже в условиях открытого космоса, хотя и очень, очень ограниченное время. Умники добивались подобной практичности десятилетиями, перепробовали кучу различных механизмов и приспособлений – костюмы с приводами, полные экзоскелеты, даже что-то типа роботов, в которые пехотинцы залезали внутрь, но практика войн, а, особенно, сорокалетней войны с лотусами показала, что обычный костюм пехотинца и штурмовика куда как более удобен для сражений хоть на планетах, хоть внутри боевых кораблей.

Помимо брони солдат получал тяжелый лазерный бластер, одну ионную, две плазменные гранаты, универсальный нож, а самое главное, в зависимости от задачи, имел выбор между тяжелым ионными пулеметом, снайперской винтовкой, штурмовым автоматом, дробовиком и полноценным гранатометом, который мог разнести любой танк противника в два счета.

К большому удивлению Джима в «хорьке» имелось два комплекта брони, к которым прилагался полный набор оружия. Таким образом он мог выбрать наиболее подходящее под свои задачи.

– А комплектовавший эту девочку далеко не дурак, – проговорил Джим вслух и все-таки выбрал штурмовой автомат, который мог использоваться в «тихом» режиме, почти без звуков выстрела, что было наиболее предпочтительно сейчас.

Сообщил по рации пилоту, снизились, откинула выходной трап, однако, не приземляясь. Спрыгнул и через секунду Джима обдало жаркой волной из двигателей, улетающего прочь «хорька». Джим остался один на один с неизвестной планетой и базой условного противника поблизости. Требовалось как можно скорее найти Кроу.

***********

Теплые руки коснулись его лба, а затем что-то приятное и холодное легло на голову. Кроу попытался встать, не раскрывая глаз, но ему не дали. С трудом, с большим трудом майор открыл глаза и увидел обеспокоенное лицо Лоры, за которым угадывалась прическа Марса. Правда, его волосы уже стали отнюдь не розового, а грязного цвета.

– Как ты себя чувствуешь, Феникс? – спросил Марс.

– Я…кажется я в порядке. Сколько я был без сознания? – спросил Кроу.

– Несколько часов. Все в порядке. Сейчас ночь. Тебе надо отдохнуть, – сказала, улыбаясь, Лора. Только сейчас Кроу разглядел насколько она привлекательна. Пусть без макияжа, без косметики, но это было просто ангельское лицо.

– Нам нужно как можно скорее связаться с Джимом, – сказал Кроу, отбрасывая лишние мысли. – Иначе конвой уйдет, и мы навсегда останемся здесь.

– Джим. Он здесь? – чуть не вскрикнула Лора.

– Да, здесь. И парень будет чертовски рад тебя видеть, – улыбаясь, сказал Кроу. Однако отметил про себя, что он все-таки немного завидует своему напарнику.

– Феникс, у нас нет шансов. Утром ты увидишь, что из себя представляет этот лагерь. Мы не сможем выбраться. Нас просто убьют, мы не сделаем и двух шагов.

– Увидим, Марс, увидим. Сколько наших людей в этом бараке?

– Около ста с базы. Других не видел. В полях работает несколько тысяч других неудачников типа нас. И это только навскидку.

– Значит у нас есть шансы. О космос, как же болит голова после этого кнута…

-26-

Утро не порадовало. Утро не порадовало от слова совсем. Головная боль никуда не исчезла, к этому добавилась та жуткая вонь, к которой нос не привык за ночь, а также громкие крики на улице и команды, принуждающие к подъему.

Едва открыв глаза, Кроу обнаружил сопящую рядом с собой Лору. По-видимому, она всю ночь провела рядом с ним, уютно устроившись под боком. Майор очень смутился от этого обстоятельства, но подошедший Марс показал палец вверх, ничуть не улыбаясь, а потом осторожно потрогал девушку за плечо, пытаясь разбудить.

В этот момент распахнулась входная дверь и на пороге возник силуэт амбала со словами. – Ну что, мразота, да здравствует еще один день на полях во славу Империи! Ха-ха! А ну всем встать и на завтрак!

Дважды повторять не пришлось. Никаких умывальников, никакого туалета, никакой возможности принять душ или проснуться. Люди вставали со своих коек, выстраивались в цепочку и один за другим выходили на улицу. В нескольких Кроу узнал своих товарищей из убежища, но, едва поймав его взгляд, люди отворачивали глаза. Сломанная воля, отсутствие дальнейших перспектив для жизни – вот все, что он видел в окружавших его людях, вернее, бывших людях. Сейчас, в основном, это были послушные животные, стадо, которое шло на выпас в ожидании забоя. А то, что забой будет рано или поздно, – в этом не приходилось сомневаться.

Свет, обжигающий глаза свет после темноты барака, длинные вереницы людей, выходящие из зданий рядом. У каждого барака стоит по надсмотрщику в этой вечной одежде – защитные штаны и майка. И много татуировок по телу. Даже как-то весело стало – клонированные пираты. Но улыбаться нельзя.

Свежий воздух, можно набрать его полной грудью и купаться в нем вечно. Как же этого не хватало ночью. Теперь понятно, что многие предпочитают не жить, а точнее не существовать такой жизнью. Лучше погибнуть, чем вот так влачить свое существование среди других таких же, потерявших всякую надежду.

Вначале подходишь к туалету, вернее сказать, к тому, что должно быть туалетом. Открытое пространство с ямами. И никаких «М» и «Ж». Все вместе. То еще гадкое зрелище. Опять поход цепочкой, теперь здесь стоят длинные ряды каких-то корыт, предназначенных, скорее, для поилки скота. Подошел, десять секунд на умывание, отошел. Никаких полотенец. Руки вытираешь об одежду, волосы, да обо что угодно! Дальше к зданию столовой. Получаешь тарелку с питательной пастой, которая нужна лишь для поддержания жизни – безвкусная консистенция средней плотности, от которой даже не тошнит. Три минуты на поглощение. Встаешь – освобождаешь место следующему. Таймер идет. Гудок – смена.

Выходишь с другой стороны здания и…видишь бесконечные плантации, огороженные мелкой сеткой до уровня пояса. Это помогает защитить от среднего размера тварей, передвигающихся по земле. Вышки с надсмотрщиками-снайперами по периметру, через каждый километр, примерно, куда хватает глаз. На входе в плантации стоит что-то типа блокпоста со снаряжением. Каждому работнику, да что уж там, рабу, дается корзина, которая крепится к спине, а также нож, которым требуется срезать жесткие поспевшие листья гоги. Параллельно выдается литой комбинезон, представляющий из себя единый кусок прочного материала, включая тяжелые сапоги и поднимающиеся от них брюки и что-то типа куртки, доходящей до уровня шеи. Таким образом сверху остается незащищенной лишь голова, на которую одевается некое подобие шляпы с мелкой сеткой вокруг. Какая-никакая, а защита. Только Кроу не понимал от чего.

Хотя нож можно было использовать и в качестве оружия самообороны…или самоубийства. Кому как. Были нередки случаи, по рассказам Марса, когда люди, пострадав от яда какой-нибудь твари просто решались на крайние меры, чтобы не гибнуть мучительно.

Все это Кроу видел сам, все это рассказывал Марс, пока они шли. Шепотом, вполголоса, но рассказывал. А Кроу крутил в голове все возможные варианты побега и его настроение с каждым часом становилось все хуже и хуже.

***********

Пока эти несколько километров Джим двигался до базы, несколько растений хотели его, откровенно говоря, сожрать. Из-под земли пару раз вылезали зубастые щупальца. А о тварях размером со стандартную собаку и говорить было нечего. Здешний лес действительно был нашпигован различными хищниками под завязку. Правда после того, как Джим поджарил третью по счету тварь, остальные уже бросили погоню за ним и переключились на поедание бывших собратьев.

По сенсорам до главного входа оставалось около четырехсот метров. Джим переключил броню в режим хамелеона, проверил состояние батарей в автомате и пистолете, а также перевод режима стрельбы на беззвучный, взял в руки пистолет как заправский агент спецслужб, и пополз в направлении бункера.

Доползти до границы леса он не успел, потому что под рукой почувствовался какой-то металл, удачно замаскированный под мох и листья своей окраской. Джим попробовал найти некое подобие ручки, но этого сделать не удалось. Тогда он взял нож и стал аккуратно водить им по границам люка. В один момент нож провалился глубже. Небольшая сила нажатия и использование ножа в качестве рычага и вот тяжелая крышка немного подалась. Еще чуть-чуть усилий, поднимается. Никакого скрипа и шума, все элементы обработаны. Странно, видимо люк не был закрыт после предыдущего нападения пиратов, или еще старые хозяева забросили этот ход? Что ж, Джиму такая беспечность только на руку.

Отметив на карте ход так, чтобы весь следующий путь оставался в памяти визоров, встроенных в шлем и показывал возможный путь отхода, Джим начал осторожно спускаться. Нет освещения, значит не часто пользуется эта ветка тоннелей. Визоры в шлеме автоматически переходят на ночное зрение, подключается активация слуховых сенсоров, ультразвуковая «просветка» помещений – таким образом в замкнутом пространстве любой солдат может «видеть» в шлеме помещения на несколько десятков метров вперед даже с учетом разных поворотов и даже закрытых дверей. Умная игрушка.

Плана базы у Джима, разумеется, не было. Приходилось импровизировать на ходу. Опять в голове всплыли образы из фильмов, которые они с Джумом смотрели в детстве – крутые спецагенты тайно пробираются в убежища врага и начинают мочить всех направо и налево. Либо ставят бомбу, либо крадут какую-то жутко ценную вещь, а потом спасаются на специальном транспорте. Эпично, незабываемо, с кучей спецэффектов! Все это, разумеется, сопровождается тоннами врагов, положенных с одного пистолета или же просто голыми руками. И еще в конце обязательно есть красотка.

Легкая улыбка на лице Джима. Так, забыть об этом. Тут бы живым выбраться что ли. Вперед на поиски Кроу.

***********

Долгий переход до места сбора «урожая». Их разбивают на десятки. Дают ориентир по квадратам. Начинается жатва. Марс учит какие листья нужно брать, а какие нет. И Кроу наконец-то понимает зачем нужен этот костюм, больше всего напоминающий радиационную и химическую защиту.

Белые плоды, похожие на яблоки, только маленького размера, свешивались рядом с листьями, подходящими для сбора. Некоторые плоды были раскрыты, пахли настоящим трупным запахом, и во всем этом копошились какие-то червячки, личинки. Кое-где с растений свешивались маленькие змеи. Под ногами угадывались силуэты ползающих гадов. Стрекот, чавканье, чириканье. Над головой проносятся маленькие птицы, которые ловят насекомых, которые ползают по растениям. Казалось, что все самые мелкие жуткие твари собрались здесь. А у тебя есть только нож, от которого нет ровным счетом никакого толку в борьбе со всеми этими гадами…

Воздух сотрясает внезапный крик через два ряда от Кроу. Человек кричит и конвульсивно дергается. Под рукавами его костюма что-то шевелится. Сквозь крик можно разобрать лишь одно слово «кончайте». Кто-то из стоящих рядом людей подбегает и ножом прекращает страдания бедолаги. Кроу обеспокоенно оглядывается на Марса, тот в ответ лишь пожимает плечами.

– Я насчитал пять вышек в непосредственной близости. Снайперы работают двойками с перерывами, судя по всему. На той, ближайшей, был лысый. Сейчас волосатый какой-то стоит, – сказал Кроу Марсу.

– Отличное наблюдение, Феникс, но что это нам даст?

– Пока не знаю. Но по прикидкам, если они не такие внимательные, мы можем отвлечь каким-то представлением типа этого, которое только что было, чтобы переместиться ближе к вышке.

– А дальше? Хочешь геройствовать?

– Нет, всего лишь использовать их слабости. Вокруг вышек нет ни забора, ни защиты. Они слишком самоуверенны. Думаю, многие откровенно спят на посту, ведь там есть сетка и полог от всех этих насекомых. Если отвлечь внимание на достаточное время, кто-то сможет успеть подняться туда и снять охрану. Правда придется избавиться от костюма.

– Феникс, ты правда считаешь, что кто-то решится снимать костюм среди всего этого? – Марс обвел рукой плантацию, не забывая делать вид, что работает.

– А у нас есть выбор? Ты хочешь сдохнуть как тот парень? – грубо спросил майор. – Валяй, оставайся здесь, пока не надоест. Еще пара недель и ты – скот. Понимаешь?

– Я всегда поражался твоей стойкости и рассудительности. А что делать дальше, после захвата вышки?

– Так далеко я пока не заглядывал, дружище…

-27-

– Внимание, совершено нападение на базу. Всему персоналу занять боевые посты. Совершено нападение на базу. Всему персоналу занять боевые посты.

Громкий голос, внезапно начавший говорить буквально из ниоткуда, заставил Джима подпрыгнуть на месте от неожиданности. На экране визора отобразились множественные цели, приближавшиеся к Джиму с разных направлений. Можно было забыть об эффекте неожиданности и скрытности.

Джим убрал пистолет в кобуру, проверил уровень заряда автомата, удобнее перехватил его и спрятался за большим ящиком, стоящим на полу, и приготовился задорого продать свою жизнь. Но шаги миновали поворот к его тупиковому ходу в люк и последовали дальше, по более широкому тоннелю. Он только успел услышать что-то типа «рекс» и «тварь».

***********

– А этот капитан вроде ничего такой, хорошенький, – пронеслось в голове у Мары после того, как она высадила Джима. – Ладно, будем искать, где тебя посадить, посудина.

Дело поиска места для посадки осложнялось тем, что вокруг был один лес, скрывавший, по-видимому, разные опасности. Подняться выше – значит попасть в зону отслеживания противовоздушной обороны. Пусть ненадолго, но риск. Нельзя капитана подводить. Гор вокруг нет, больших полян тоже. И Мара все-таки решилась немножко нарушить приказ и посадить машину ближе к базе. Мало ли что.

Зависнув над кронами на вид не таких пышных деревьев, она аккуратно опустила «хорька», сломав при этом, правда, пару десятков хрупких стволов, на землю.

Выключив освещение и основное питание девушка пошла в отсек, чтобы одеться в броню, которую подобрала специально под свой размер.

Ну так и есть! Капитан забрал автомат и ей теперь нужно было выбирать – остаться просто с пистолетом, либо взять что-то еще. Ну да ладно. Потом решим.

Пока Мара одевала броню, то почувствовала небольшое подрагивание пола корабля, как от подземных толчков. Посчитав, что это и есть небольшие подземные толчки, не представляющие опасности, девушка наконец-то облачилась в броню и прошла обратно в кабину. Заняла место, не стала правда, включать свет, приготовившись ненадолго отрубиться, не забыв, при этом, включить питание и сенсоры, чтобы проверить обстановку и просто обомлела.

Огромная, больше «хорька» сигнатура, прямо здесь. Но фокус в том, что сигнатура была…холодной. Она источала не тепло, а холод. Вот почему датчики ничего не могли засечь здесь, потому что это…существо? Не теплокровное. Так, стоп. Как говорил капитан? Зубы размером с руку?

Мара медленно, очень медленно перевела взгляд за окно. Вот стоят стволы деревьев, вот еще одно дерево. Нет. Нога. Нога???

Экстренное включение двигателей при должной подготовке пилота у любого челнока типа поверхность-орбита занимает не более десяти секунд. Мара справилась за четыре. За воем движков послышался другой, раздирающий душу вой. Не думая о том, что можно взлететь вверх, и поддавшись страху, Мара от ужаса выжала гашетку вперед, и «хорек», ломая стволы деревьев, стартовал, набирая с ходу максимальную скорость.

Холодная сигнатура по карте не отставала, а, учитывая движение «хорька» было сквозь лес, даже немного догоняла ее. Невозможно! Какая-то пусть здоровая, но тварь, против имперского «хорька»! Десять секунд полета. Еще десять. Судя по карте, лес скоро закончится. Вверх уже нельзя уходить – в опасной близости у базы. В голове очередной дурацкий план.

Перед самым краем леса Мара выбросила дымовые шашки для постановки завесы и резко взяла влево, а затем еще раз через несколько секунд, чтобы курс стал обратным. Нужно во что бы то ни стало уйти дальше от возможного обнаружения, да и скинуть уже в конце концов с хвоста это хладнокровное.

Сигнатура выбежала прямиком на базу, план удался!

Горячка погони отпустила девушку, холодный пот стекал с затылка по спине, руки до сих пор тряслись за штурвалом. Вот уж подобрала местечко для стоянки. Дура! Дура! Слушай команду, когда говорят. Нет, определенно, надо найти более безопасное место.

***********

Небольшая перебежка, передышка. Прислушаться, проверить визоры. Тишина. Тревога уже несколько минут как отзвенела, шаги стихли. Только пустующие тоннели и ответвления базы. Либо Джим все еще находится где-то далеко от центра, либо база настолько опустела.

Одиночная цель. Это шанс. Спрятаться за угол. Легкие шаги, слышны переговоры по комму, разговаривает. – Да, проверю. Датчик открытия, говоришь? Я понял тебя. Куда идти дальше? Так…так.

Шаги пошли по направлению к выходу из убежища. Теперь Джим действительно понял, что это шанс. Минута форы, идет за человеком. Видит, как тот поднимается по лестнице к люку, слышит закрытие крышки и голос. – Да, все в порядке. Ложное срабатывание. Да тут вся база такая, старье! Отбой, возвращаюсь.

Спускается по лестнице. Небольшой тычок в шею сзади и тело мягко опадает прямо к Джиму на руки. Редкая удача. Но надо не накликать, ой не накликать.

Так, побить по щекам. Кажется, очухался. Парень, вроде, молодой, неопытный. Можно брать живьем, как говорится.

– Очухался? Жить хочешь? – резко сказал Джим, одной рукой приставив ствол пистолета ко лбу парня, а второй зажимая ему рот. Джим знал, что в этот момент парень видел только несколько зеленых точек от визоров, – больше ничего. Поэтому можно было играть по своим правилам.

Судорожно кивает, боится. Правильно, бойся. Сейчас мы узнаем кто ты, бояться дальше или нет.

– Заорешь – заряд в лоб. Решишь сбежать – ты на мушке у моего напарника, усек?

Опять судорожно кивает. Джим осторожно убрал свою ладонь от его рта, при этом оставив пистолет около головы парня, что автоматически не давало тому возможности промолчать или соврать в подобной ситуации.

– Кто твой главарь?

– Самый главный? Р..рамос.

Черт, черт черт! Время упущено. Видимо база уже захвачена пиратами пока они развлекались в космосе.

– Сколько вас здесь?

– Не знаю, не считал, – парень стал потихоньку успокаиваться, дыхание становится ровнее, не запинается. – Наверное человек двести-триста. Да, около трехсот нас тут.

– Где Феникс? Мне нужен Феникс.

– А, этот здоровяк, который был тут главный раньше? На плантации гоги отправили. Рамос лично по громкой связи объявил.

Еще лучше. Теперь надо что-то делать и с Кроу, и со всеми остальными. Хотя с кем остальными и как делать? Конвой ушел. Либо он забирает Кроу, либо улетает вместе с Ропкиным, третьего не дано.

И тут снова ожила громкая связь. – Эй, парни. Поздравляю всех. Эти идиоты притащили нам целый транспортный флот. Отряд Франта перехватил его при попытке сделать прыжок из системы. Кое-как успели, ха-ха! Можете веселиться, скоро мы отсюда уберемся, а запасов денег хватит, чтобы без проблем дожить до старости. И можете собирать вещи. Да, сейчас они перегруппировываются, перекидывают экипаж. Кстати, нашлись пара красоток пилотов, ха-ха! А командир конвоя был слишком резок, увы. Теперь улыбается от уха до уха как сказал Франт. Ну что ж, пусть имперцы знают, кто главный в обитаемом космосе!

Для Джима это значило полный провал плана. Ничего не удалось. Ни эвакуировать людей, ни вернуть корабли обратно. Более того, он на блюдечке дал пиратам транспорт для эвакуации. Да чем же он думал, предлагая подобную затею на встрече командиров Корпуса? Да чем думали они, когда согласились? Ну что ж, по крайней мере он попытался. И сейчас попытается.

– Говори, как попасть на эти ваши плантации?

-28-

Джим не был убийцей, но и просто отпускать парня было нельзя – поднялась бы лишняя шумиха. Пришлось пользоваться снотворным, включенным в армейскую аптечку. Один укол и парень отправился смотреть сны минимум часов на десять, а то и двенадцать. Оттащить его в ближайший свороток тоннеля, связать, и можно двигаться к кораблю. На базе больше делать было нечего.

Пока судьба благосклонна, надо ловить волну удачи. Счастливая случайность, подарившая ему время и возможность для добычи ценной информации, действительно была лишь случайностью.

Джим осторожно, очень медленно, начал поднимать люк и прощупывать визорами движение. Большое скопление живности было отображено в трехстах метрах в направлении базы. Непонятный шум и хлюпанье. Выглянул сильнее и обомлел – из-за редких деревьев было видно, что на подступах к базе лежала огромная дымящаяся туша тирекса, а вокруг нее уже собрался разнообразный зоопарк из всяческой фауны Алькаса, который эту тушу тирекса поглощал. Зрелище, да и вонь, исходившая от всего этого, были просто невероятно отвратительными.

– Значит вот кто мой спаситель, -подумал Джим. – Тупой тирекс, который привык, что сопротивляться ему не могут и палят из каких-то доисторических палок. А теперь правила игры немного поменялись, и бедное животное просто изжарили из плазмоганов.

Так, необходимо отойти от базы хотя бы на километр и вызвать «хорька».

– Рядовой, на точке высадки буду через пятнадцать минут. Хвоста нет, но будь на стороже. Отбой.

В комме раздался короткий условный сигнал, тройное пощелкивание языком. Значит все в порядке у барышни. Кстати, о пилоте, если они выпутаются из этой заварушки, то нужно будет перед Блейком замолвить словечко за девчонку, а то ведь так до конца жизни и будет скитаться от одного идиота командира ко второму.

**********

Едва Джим на челноке исчез с экранов радаров и вошел в атмосферу Алькаса, на картах появилось множество отметок различных судов. Ни о каких данных режима свой-чужой речи не было. Оборудование линкора не принимало союзных отметок, выходов на связь не было.

При всей своей отваге, оставшись один в огромном корабле, Ропкин сделал то, как его инструктировал у-генерал, а именно, задействовал невидимую оболочку, и «Цезарь» стал невидим на всех, абсолютно на всех типах сканеров и радаров. Инструкция не подразумевала использование данной особенности корабля до крайнего случая, но Ропкин посчитал, что сейчас именно такой случай и настал.

По общему каналу связи с конвоем, к которому Ропкин был до сих пор подключен, прошло визуальное сообщение, на котором некто, представляющий из себя лишь темный силуэт с угадывающейся шляпой на макушке кратко и доходчиво произнес, что весь конвой захвачен коалицией пиратов, любое сопротивление будет расценено как атака и в этом случае будут уничтожены все. В случае сотрудничества, один из транспортов будет выделен для отправки всего персонала в любую точку назначения.

Сопровождающие конвой несколько военных кораблей решили поиграть в героев, но тут же были жестоко расстреляны из всех орудий, что поумерило пыл командира конвоя и показало серьезность намерений пиратов. На этой ноте силуэт нагло посмеялся в камеру и с предупреждением принимать абордажные команды, отключился.

А еще через десять минут в систему вошли, как оказалось, основные силы пиратов. На сканерах Ропкин насчитал около четырехсот кораблей разного класса. От огромных линейных кораблей с командой в несколько тысяч человек до мелких истребителей. Подобного флота было бы достаточно даже для генерального сражения с лотусами, а не то, что для путешествия в одну единственную систему на планету тюрьму. По общей связи прошло прощальное слово командира конвоя. Еще от одного корабля поступило сообщение, что пираты вошли на борт. Несколько девушек пилотов-челноков уже увели в свой корабль для «разрядки экипажа», как было сказано, а кинувшихся препятствовать просто расстреляли на месте. На все вопросы о том, что их должны отпустить, пираты сказали, что нельзя верить слову пирата. На этом небольшом рассказе штурман одного из кораблей прервал трансляцию, так как был найден. Что с ним было дальше, Ропкин не знал. В голове у него пронеслось только «Мать честная! Как же вовремя я ушел в невидимость. Джим, где же ты?»

***********

– Марс, здесь есть обед? И, черт возьми, как сходить в туалет? – Кроу не знал, откровенно не знал, что делать. Два часа в этом костюме, и он чувствовал себя как мясо в духовке. Пот градом катился по спине, невыносимо хотелось пить от палящего солнца, жужжание и чмоканье разных насекомых вокруг просто сводило с ума. Несколько раз какие-то змеи пытались заползти по его костюму к горлу, но Кроу вовремя пресекал эти попытки. Дважды он сгонял разных многоножек с костюма Марса. Невыносимая атмосфера. И все ради чего? Ради наркотика, которым потом будут убивать людей. Сначала убивают так, при добыче, а потом после обработки. Прелесть.

– Здесь есть перерыв на тридцать минут. Заработает сирена. Скоро уже должна бы. И пойдем. Время на туалет, время на умывание, время на еду, отдых и на раздеться-одеться. Здорово, да? А ведь мы даже не знали, что здесь такое творится.

– Да уж, здоровее не бывает, – грустно проговорил Кроу. – Но еще один день я не смогу здесь быть, я просто обязан отсюда вырваться. Не знаю как вы все это время продержались, Марс, не знаю.

Марс лишь пожал плечами. Похоже, он полностью смирился с текущей ситуацией.

– Лора, – Кроу обратился к девушке, которая находилась от них с Марсом неподалеку. -Ты хорошая актриса? Я не шучу сейчас.

Девушка взглянула на Кроу. С изумлением или вопросом, – Кроу не знал. Было не очень-то и видно под двойным слоем сеток на голове.

– Могу. Что надо сделать? Мне эти уроды уже поперек горла, – столько злости в голосе Кроу не слышал давно даже от мужиков, не то, что от женщин.

– Если вкратце, требуется привлечь внимание ребят с вышек на достаточно долгое время, осилишь? – Кроу был настроен очень решительно. – После обеда у них должно ослабнуть внимание, тогда и попробуем.

– Феникс, мы очень рискуем, -перебил его Марс.

– Да? А вот так, как рабы здесь работая, не рискуем? Ты хочешь сдохнуть от какой-то твари как тот парень? Чтобы что-то жрало тебя изнутри? А может лучше упасть в яму с дерьмом или получить разряд от кнута как я? – Кроу уже было не остановить. – Вот что. Ты остался на базе за главного. Считай, что я доверил тебе этих людей. – Кроу обвел рукой вокруг. Осторожно, чтобы не привлекать излишнего внимания часовых. – А ты? Что сделал ты, чтобы их спасти?

На Марса было больно смотреть. Он просто отвернулся и остервенело стал срезать листья, параллельно избавляя мир от разных букашек.

– Прости. Я не хотел. Мне нужно, чтобы ты разозлился. Чтобы стал ненавидеть этих уродов, понимаешь? – Кроу говорил как можно более убедительно, чтобы парень пришел в себя, чтобы в его глазах появилась надежда. Но тут раздалась сирена, пришло время идти на обед.

– Феникс, я знаю, что виноват. Что за всей этой шумихой и хорошими новостями с десантом я просто забыл о настоящих целях. Да, я передал этот пакет гоги Рамосу в надежде, что он отпустит меня и других. Но каким-же я был идиотом! – в сердцах проговорил парень.

Кроу не хотел поднимать эту тему, но признания от Марса полились одно за другим.

– Мы договорились о захвате базы без жертв, о передаче груза, о последующей нашей эвакуации. Я хотел тебе сказать, хотел! Но он мне сказал, что базу нужно захватить, что так не будет подозрений! И я играл роль, понимаешь! А потом, когда он взял пакет, сказал, что я буду руководить здесь некоторое время. А потом…вот что потом…ты здесь, как и я, Феникс, прости…

Кроу шел на перерыв и понимал, что он ни черта не знает Марса за то время, что с ним знаком. И что Джима за эти несколько недель он узнал гораздо лучше. Улетел ли сейчас конвой? Что с транспортом? Будет ли подмога или система окружена? Столько вопросов…и где сейчас Джим?

-29-

– Рядовой, я подключился к бортовой сети «хорька», перекачиваю тебе карты местности и данные, которые позаимствовал у пирата.

– Вижу, сэр. Получено. Так, посмотрим, – задумчиво проговорила Мара. – В полутора часах лета на стандартной скорости. Рельеф равнинный, но это и плохо – простреливается. Хотя черт их знает, выставлена там также оборона как здесь или нет.

– Что у нас на «хорьке» есть из вооружения? И вообще, есть ли? – поинтересовался Джим.

– Обижаете, сэр! Я же понимала, что мы летим не на прогулку, раз командующий выбрал именно меня. Взяла зверя со спаренной ионной бластерной пушкой на носу. Есть пара ракет, в крыльях. Ну и, на крайний случай, скорострельный пулемет патронного типа против живой силы, но он только для использования из десантного отсека, правда из любой двери – в этом его удобство.

«А девчонка не промах», – подумал Джим. «Ой, не промах».

– Хорошо. Рядовой, вы сможете проверить наличие ПВО систем при подходе? Если они есть – дело усложнится.

На дисплее связи появился значок входящего вызова. Этот канал был закрытым и мог использоваться только «Цезарем» и только для экстренной связи, так как его потенциально все-таки можно было отследить.

Девушка мельком взглянула на Джима, он кивнул. Пилот нажала клавишу приема. На дисплее возникло взволнованное лицо Ропкина.

– Джим, около четырехсот вымпелов пиратов вошли в систему. Конвой не успел прыгнуть. Я на орбите. Что мне делать? – несмотря на то, что Ропкин вовсю пытался быть военным и потихоньку учил сленг и новые для него выражения, у него это всегда выходило с трудом и как-то нереалистично. Вот и в этот раз фраза прозвучала как от…умника, да, именно от неуверенного в себе ученого, которого посадили управлять кораблем. Чем он, в принципе, и занимался.

Джим тут же перевел входящий вызов себе на комм, чтобы не посвящать девушку-пилота в детали маленьких секретов «Цезаря». Не время.

– Ропкин, что ты можешь сделать, чтобы тебя не засекли? – Джим старался говорить как можно более уверенно, чтобы его волнение не передалось молодому ученому, и он не натворил бед. Потому что линкор был сейчас лишь единственным средством спасения для всех.

– Джим, я перевел корабль в состояние эээ…которое ты знаешь. Второй технологии.

– Чтоооо? -выдохнул Джим, но тут же взял себя в руки, так как рядовой начала на него коситься. – И ты нам сразу не сказал об этом? Ну хорошо. Это гарантирует тебе полное не обнаружение?

– Думаю да.

– А сколько по времени действует эта…штука?

– Джим. Эта технология, как бы тебе сказать…

– Ропкин, не время для объяснений, ну! – Джим уже начал распаляться. И зачем на подобные задания брать умников! Прав был Кроу, ой, прав.

– Сколько угодно, Джим.

– Хорошо, находись на орбите и ожидай моего сигнала. Будь готов к экстренному прыжку через два часа. Конец связи.

Тяжело. Тяжело вот так – вчера идти в обычный рейд, сражаться с инопланетянами на планете, а сегодня решать какие-то глобальные вопросы. Захваченный флот, правда, по его вине. Друг в плену. Ученый парень, управляющий линкором, за плечами. Голова кругом. Джим шумно выдохнул, думая, что же делать дальше.

– Какие-то проблемы, сэр? – спросила девушка пилот. Совершенно искренне. Продолжая, при этом, однако, следить за полетом корабля.

– Рядовой. Скажи мне, а вы когда-нибудь управляли чем-то крупнее этой посудины? – прямо в лоб спросил Джим.

– Сэр?

– Мой вопрос неясен, рядовой?

– Ясен, сэр. Однажды во время парада в столичной академии я летела в качестве второго пилота на корвете, сэр, – неохотно проговорила девушка. – Первому пилоту стало плохо, его увезли в медпункт, и я осталась одна на мостике. Я, к сожалению, не участвовала в подготовке к параду, да и не ощущала в тот момент габариты своей железяки. В общем, – девушка набрала воздуха в грудь. – Помните случай, когда корабль контр-адмирала Арвуда был поврежден, а сам он чуть не погиб?

У Джима в голове смутно проступил громкий скандал во флоте, когда во время празднования дня независимости Империи один из кораблей не успел сманеврировать и задел капитанский мостик одного из лордов Корпуса. Тогда был огромный скандал.

– Так вот оно в чем дело, рядовой. И как тебе это сошло с рук?

– Тогда влетело моему командиру, он был понижен в звании за то, что на месте второго пилота была новичок, ни разу не управлявшая таким классом судов. Да я вообще там не должна была оказаться сэр! Посадили отвечать за навигацию. А когда получила в руки штурвал – ну кто знал их маневры? Я же не репетировала.

– Понимаю, рядовой. Бывает. Со всеми бывает. Жаль, что так произошло. Ладно, заговорил я тебя. Прощупывай ПВО как ты там умеешь своими маневрами. Какой у них может быть радиус «обзора»?

– Когда мы подлетали к базе, там стояли системы на два поколения ниже нынешнего. Которое сейчас используется в Корпусе. Такое ощущение, что имперские. Списанные. Трехсотой модели, – задумчиво проговорила пилот. – Да, определенно, трехсотки. В таком случае радиус до трехсот километров и есть. Но для этого «хоречка» они уже устарели. Наш малыш из последней партии, – похлопала пилот по приборной панели. – Поэтому приколов здесь много. От постановки помех до пассивного щита и новой структуры металла. Обнаружить не должны.

***********

Все тело невыносимо чесалось. Снимая костюм, Кроу казалось, что он будто заново родился – настолько не дышащей была эта защита. Будто вылез из утробы, в прямом смысле этого слова. Потом Кроу быстренько вывернул ботинки, сливая огромное количество пота, которое хлюпало внутри последние два часа.

Кого-то рядом стошнило. Просто так. Другие вставали на четвереньки и судорожно вздыхали. Один из рабов упал на спину и на все оклики надсмотрщиков никак не реагировал. Тогда пираты заставили еще двух рабов оттащить его и скинуть в яму с фекалиями, а там буквально застрелили.

«Вот и вся жизнь здесь», – пронеслось у Кроу в голове. Он тут же мрачно взглянул на Марса, мол. – «Хочешь также?». – но тот лишь пожал плечами.

«Ну-ну, посмотрим».

План в голове Кроу уже созрел. Лишь бы не подвела Лора. Лишь бы все сложилось. А там как пойдет. Авось его парни еще не забыли, что такое свобода. В конце концов, подохнуть так бесславно в яме с дерьмом не хочет никто – Кроу был в этом уверен.

Получасовой перерыв пролетел незаметно. И опять в этот костюм. И опять хохот надсмотрщиков, и опять веселые взгляды пиратов. На этот раз была другая смена. Амбал с хлыстом уступил место другому. У этого на поясе болтались нунчаки. Вероятно, тоже, с электричеством. Хотя, кто знает?

Кроу заметил, что механизм работы надсмотрщиков был прост – запускаешь рабов на плантацию, а сам занимаешь место на вышке, соответствующей твоему сектору. Если рабы были далеко в поле, дальше от вышки, надсмотрщики пользовались установленными в поле небольшими передатчикам с динамиками, чтобы сообщать задачу рабам. Если близко к вышке, то говорили в рупор, по старинке, или опять же, через динамики.

Ориентироваться рабам по секторам помогали установленные небольшие столбики с отметками. Вот и вся нетрудная география, и премудрость этого места – плантации, по уничтожению людей. Во всех смыслах этого слова.

И план Кроу сегодня не увенчался бы успехом, если бы не одно обстоятельство. Их сектор работы был прямиком перед вышкой с их надзирателем. Очень, очень близко. И сразу же после перерыва и обеда надзиратель туда пошел один. Если они не сделают этого сейчас – не сделают этого никогда.

– Лора, ты готова? – спросил Кроу, решив не тянуть время. Но девушка лишь отвернулась от него и решительно зашагала к Марсу, который собирал листья в десяти метрах в стороне.

– Это все из-за тебя, идиот! Из-за тебя мы все здесь сдохнем от этих тварей, ползающих и летающих! Пора тебе признать, ты – недоделанный кусок говна, который взялся быть главным! На самом деле ты ничто, ты просто ничтожество! – разразились громкие крики девушки.

Марс стоял и не знал, что ответить. А Лора кричала, подходя все ближе и ближе к нему. Вот она согнула руку в кулачок и ударила его в грудь. Вот еще удар кулаком. Вот пощечина. И тут парень не стерпел.

– Ах ты сука! Да если бы не я, то ты бы сдохла в том грузовике по ошибке парней из разведроты. Кто понял, что ты жива? А? Я! Только я! А ты просто неблагодарная тварь! Тебя надо было в качестве игрушки отдать этим бугаям.

За всей этой сценой пират с их вышки наблюдал с некоторым интересом. Крики, судя по всему, пираты с вышек рядом не слышали, да ну это и к лучшему.

Хоть какое-то развлечение здесь, на богом забытой плантации. Ну ничего, скоро они уберутся отсюда, подальше от этих насекомых и рабов. Рамос обещал всех сделать богатыми – Рамос не соврет. Рамос еще никогда не врал своим бойцам»

Вот девчонка вцепилась парню в горло, вот повалила его. Нет, это определенно надо прекращать, а то так рабов не напасешься, а от сбора зависит и его премия.

Внезапно тяжелая рука легла на плечо. Что-то больно сжало шею, стало тяжело дышать, ноги подкосились, он падал на спину.

Последнее, что увидел пират надзиратель – потолок, этот деревянный потолок вышки на этой дурацкой планете, будь она неладна.

-30-

– Сэр, системы ПВО на объекте отсутствуют. По крайней мере в ближайших к нам трехстах километрах, – проговорила пилот.

– Спасибо, рядовой. Видите, по отметкам на карте лагерь с рабами, – это слово было больно произносить, но мальчишка вряд ли врал, что Кроу увезли в качестве раба. – Находится по дальней от нас дуге. Если до сих пор не поступило никаких запросов, а также попыток перехвата, значит они все-таки слепы, как вы и сказали.

– Какой у нас план, сэр? – спросила девушка, прибирая скорость.

Больше всего на свете Джим не любил совершать самонадеянных и глупых поступков. Но обстоятельства, вот именно в эту самую минуту, сложились так, что ему приходилось принимать очень важное решение. Плантации, судя по карте, были бесконечными. Найти Кроу в этом безумном месте не представляется возможным. Неизвестен состав пиратов, их количество, вооружение. Можно дождаться темноты и сделать самоубийственную вылазку на базу. Но, опять же, как искать Кроу? Дело осложнял вход в систему пиратской эскадры. Было неясно, когда первые боты с десантом войдут в атмосферу. А, может быть, пираты просто решат расстрелять всех лишних и просто уберутся сами? Получался такой расклад, что на счету была каждая минута.

– Вот что, рядовой. Летим по прямой к баракам, где находятся рабы. Давай сделаем заход в стиле Дрейка?

– Сначала делай, а потом думай, сэр?

– Именно, рядовой, – произнес Джим, и через секунду добавил. – Мое сердце принадлежит Империи.

– А моя честь только мне, – с улыбкой проговорила пилот, увеличивая тягу и меняя курс.

***********

Кроу осторожно высунулся с вышки и тихо свистнул. Условный знак, который должны были услышать Марс и Лора. Посмотрели наверх, услышали. Пошли заниматься своими рабскими делами дальше. Теперь дело было за Кроу.

Сейчас, на самом деле, было несколько возможностей. Во-первых, он мог дождаться пересменщика с кнутом. Но не было никаких гарантий, что тот не придет до вечера. А если и придет – наверняка, на соседних вышках заметят что-то подозрительное, так как в башне будет торчать только одна голова. Его, Кроу. На крайний случай можно и в оптику глянуть.

Во-вторых, можно спуститься с этой вышки, тайком пройти до следующей и снять дозор там. Но если с этим пиратом прокатило, то не факт, что удастся сделать с другим. Рискованно. Но третий вариант, он самый рисковый – нужно было снять со снайперской две соседние вышки. Тогда шансы сбежать повышались до небывалых высот. Оставалось повредить ограждение и двигаться для начала хотя бы подальше от этого рассадника разной срани.

Кстати, о предмете для выполнения работы. Так, что тут у нас? Дальнобойная винтовка бластерного типа, но позапрошлого поколения. Такие вышли у Империи из использования еще лет пять назад. У Империи…да, так и есть, имперское клеймо на оружии. Интересные дела, интересные… Ну да не до этого сейчас.

Увеличенный ствол со специальным разгонным блоком для заряженных ионов. Это гарантированная дальность полета концентрированного заряда до трех километров с пробитием пятидесятимиллиметровой брони. Впечатляет. Оптический прицел с тридцатикратным цифровым увеличением, работающий от подпитки от этого же разгонного блока – почти неисчерпаемый источник энергии. Удобно лежит в руке, хотя, честно сказать, больше разработана для стрельбы лежа. Да и длина метр двадцать – не самый лучший вариант для вышки.

И все-таки есть свои прелести в жизни пирата! Пока Кроу находился на вышке и знакомился с оборудованием, рация пирата ни разу не ожила для переклички. В соседних вышках головы даже не виднелись – люди просто спали на жаре, благо защита от всякой мелочи в виде прочных сеток на вышке была поставлена серьезная.

Никто не подал специального знака, никто не кричал как у тебя дела и все в этом духе. Пленники просто собирали листья. Благодать, да и только! Кроу сразу пришел на ум прошлый отпуск – белоснежный пляж у океана, растущие пальмы вдоль берега, безумно дорогой отель за счет Корпуса, как полагается раненым во время задания бойцам для реабилитации. Прибавить к этому всему комфортный климат, отсутствие хищников в воде – для этих целей на одной из планет был даже проведен большой проект зачистки воды. Умники какой-то химией пожгли все в океане в радиусе двухсот километров от побережья, и плюсом наставили специальных датчиков – что гарантировало полный кайф. Иногда, конечно, хотелось увидеть какую-то медузу или рыбу, но скоро это чувство быстро проходило.

И красотки. Да, много красоток студенток старших курсов, которые отправлялись дальновидным же командованием в связи с успехами в учебе в своих академиях. Таким образом Корпус решал вопрос и военных семей, и разрядки персонала, причем все строго в соответствии с уставом, никаких приставаний, только нормальное поведение. Абсолютно адекватное и продуманное массовое сводничество получилось, так сказать.

Кроу потряс головой. Не хватало еще впасть в ностальгию!

И тут ожила рация. – Эй, Морда, че у тебя там, спишь?

Кроу не знал, что делать, кому это адресовано. Только ему или по всей волне.

– Ну ладно, спи, спи! Я у тебя вчера пиво оставил, сейчас зайду заберу.

Судя по всему, адресовано это было этой вышке. Иначе никак нельзя объяснить подобное совпадение. Кроу попытался посмотреть наличие пива в шкафах, чтобы скинуть все через люк, но ничего, разумеется, не нашел.

Посмотрел на соседние вышки – без изменений. Значит это какой-то другой пират. Значит есть время придумать план.

Внезапно позади Кроу люк раскрылся. «Твою мать, как же так? Ты откуда?» —пронеслось в голове. Но майор действовал быстрее мыслей. В мгновение оказавшись около люка он с ходу ударил ногой по появившейся физиономии. Раздался хруст костей и безжизненное тело начало падать. И тут вмешался его величество случай. Видимо все шло слишком хорошо до этого момента.

Падая, пират зацепился ногой за одну из ступеней лестницы, которая представляла собой обычную железную конструкцию. А привычка, или же просто забывчивость пирата не ставить оружие на предохранитель, привела к тому, что плохо закрепленный автомат на его поясе, отсоединился, ударился об эту же лестницу и просто выстрелил. Каким образом – неизвестно. Либо оружие было старое, либо что-то заклинило. Но факт остается фактом. А очередь из бластерного автомата видно очень хорошо…

Сначала рация заголосила дежурными голосами.

– Морда, прием! Что у тебя?

– Морда, какого хрена ты творишь?

Затем, после молчания Кроу, голоса стали звучать более тревожно.

– Морда, смотрю на тебя, дай знак. Все еще спишь?

– Что у тебя под вышкой такое, там кто-то лежит?

– Морда, я сейчас приду…

Все, медлить было больше нельзя. Кроу поднял винтовку и прицелился в пирата на левой от него вышке. Выстрел. Громкий как гром выстрел винтовки разорвал тишину. Отсутствие гасителей и компенсаторов сделали свое дело. А он уж и забыл, как звучит нормальное оружие! А то все какие-то тихие пистолетики. Пират испаряется вместе с большим куском корпуса вышки. Снайперская винтовка – страшная сила. Все-таки она предназначена для борьбы с более конкретными целями чем живая сила противника. Тут можно и глайдер сбить, и даже челнок можно, если постараться. Кстати, о кораблях, что это за шум?

***********

– Есть, сканеры что-то засекли! Плазменная очередь в полуминуте отсюда, – сказала девушка.

– Жми туда. Больше вариантов никаких нет. А если это кто-то из наших или Кроу – значит он точно в опасности. Просто так стрелять не будут, – проговорил Джим и пошел по направлению к турели. – Говори все, что видишь и анализируешь!

– Вышки на окраине плантаций сэр. Множественные цели внизу. Одна из вышек повреждена. Подлетаю ближе, – в комме Джим слышал только сосредоточенный голос пилота. Тут же последовал резкий маневр, от которого Джим врезался в переборку «хорька».

– Уклонение, сэр, по нам ведут огонь, одиночными. Надеюсь, вы не пострадали? —донеслось из комма, и тут же. – По второй вышке стреляют. Снизу бегут вооруженные люди. С вышки прыгает человек, бежит вниз, машет нам.

– Рискуем, рядовой. Садись прямо туда, забираем его. И, черт возьми, как приготовить к бою эту турель?

-31-

Первый выстрел прошел далеко в стороне от укрытия Кроу. Определенно, стрелял не профессионал. Это очень хорошо, и давало ему время на раздумья. С другой стороны, пираты уже засекли его и все дело осложнялось многократно.

Шум двигателей. Быстро приближается корабль. Небольшой. Выглянул. Еще ближе. По очертаниям «хорек». Так и есть, «хорек». Джим, черт подери, ты как раз вовремя!

Сквозное попадание из снайперской винтовки совсем рядом с Кроу. Дыра с двух сторон вышки. Еще бы пара десятков сантиметров и тело Кроу просто исчездло от энергии выстрела. Надо что-то решать. «Хорек» уже прямо над вышкой, по нему ведут огонь, маневрирует. Ну же, дай залп по уродам!

А, твою мать, была ни была! Кроу нырнул в люк и по-быстрому, как пожарник, съехал с лестницы, спрыгнув с нее ближе к земле. Выбежал в поле, стал размахивать руками.

– Джим, это я! Забирай! – быстрый взгляд вокруг, где же Марс? – Марс, Лора! – два силуэта выглядывают из-за высокого, по пояс, гоги, начинают бежать к Кроу. Пираты не стреляют, опасаясь попасть в кого-то из рабов. Что же, вам же хуже, ребята.

Но по «хорьку» выстрелы не затихают. Он быстро опускается, зависает над землей, поворачивается бортом к пиратам. Вот Кроу уже видит в распахнутой двери лицо Джима за турелью.

Бух-бух-бух-бух, крупнокалиберный пулемет-патронник завел свою смертельную песню. Все выстрелы в стороны корабля мгновенно прекратились. Кроу побежал к Джиму, тот протянул руку и помог подняться на борт.

– Рядовой, взлетаем! – закричал Джим.

– Стой, там еще Марс и Лора!

– Что? Ктоооо? Лора? Но…как?

Попадание из автомата в борт «хорька». Но несмотря на то, что щиты включены на минимальную мощность в угоды двигателям, этого хватает, чтобы поглотить энергию выстрела.

– Вопросы потом задашь, открывай вторую дверь.

– Рядовой, отставить взлет, открыть правый борт для приема пассажиров, – крикнул Джим, и уже начавший взлетать корабль замер, а затем распахнулась вторая дверь и Джим увидел силуэту двух человек, один из которых буквально тащил второго.

Кроу спрыгнул, подхватил раненого и помог внести его внутрь. С разных концов плантации к ним бежали и другие люди, но тут послышался голос в комме. – Сэр, они притащили ракеты, сэр! Нам надо убираться!

– Люки закрывай, взлетаем, уноси нас на корабль, уноси!

Дважды пилота просить не пришлось. Двери отсека начали закрываться и только чудом спасли пассажиров от прямого попадания шального выстрела. Перегрузка возросла многократно. Учитывая, что все находящиеся внутри не были пристегнуты, то людей буквально разбросало по отсеку.

– Держитесь! Сейчас будем уклоняться от ракет!

– Всем держаться! – только и успел выкрикнуть Джим и корабль еще сильнее стал набирать высоту, уходя вверх почти вертикально. Послышался звук постановки термических псевдоцелей. Тряска направо-налево, переворот. Худших моментов в жизни Джим не мог и придумать. После очередного кульбита раздался голос девушки пилота. – Все, ушли.

Потирая ушибленное колено и правый бок, Джим, первым делом, подскочил к раненому человеку, который, судя по всему, находился без сознания. На нем был одет нелепый костюм, предназначенный для химической защиты, и какая-то непонятная штука на голове, представляющая из себя шляпу с защитной сеткой. Быстрым движение Джим снял шляпу и увидел лицо Марса, застывшее в гримасе боли. Джим даже обрадовался, что это не вторая из новых пассажиров.

Кроу тоже встал и подошел ко второму человеку, помогая встать на ноги. Этот человек снял свою шляпу и да, это оказалась Лора. Хотелось броситься к ней и обнимать, обнимать и не выпускать, но между ними была как будто какая-то стена. Все, на что хватило Джиму сил, это была фраза. – Я…очень рад тебя видеть. Правда, – сказал, и пошел в кабину пилотов, чтобы взять переговорные устройства и аптечку для Марса. И не услышал тихое. – А я-то как рада тебя видеть, Джим Карсон…

***********

В кабинете, напротив друг друга, за большим столом сидели двое. Двое старых военных приятелей, которые прошли через «АД» и через ад, которые бились плечом к плечу с пиратами, разными аборигенами на захватываемых планетах. Но все битвы были не такими страшными как битвы другие, бюрократические. Еще никому не удавалось вдвоем убедить остальных лордов Корпуса в правильности какого-то решения.

Один из друзей дымил своим любимым сортом сигар «Кабо», а второй пил коллекционный коньяк, взятый из закромов друга. Так получилось, что Джек и Джерри не разделяли привязанность друг друга к курению и выпивке, но это абсолютно никак не сказывалось на их давней дружбе.

Седой генерал, совершив очередную глубокую затяжку, задумчиво спросил товарища. – Как думаешь, Джерри, они нас послушают?

– Я не знаю, Джек. Но мне кажется, они все-таки решат проводить генеральное сражение. И я не знаю, черт подери, почему они хотят сделать это в системе Приус, – проговорил долговязый в фуражке разведвойск.

– Ой не верю я тебе, лис. Все ты знаешь. Абы кого не назначают главой имперской разведки. А ведь ты занимаешься этим…да почти всю жизнь, сколько я тебя знаю.

Полковник лишь загадочно улыбнулся, но вместо ответа сделал большой глоток из стакана. Потом поставил стакан на стол, сел поудобнее и, внезапно, спросил. – Джек. А если бы у тебя была возможность обладать огромными богатствами. На что бы ты потратил эту сумму?

Генерал, после очередной затяжки, сначала запустил одно кольцо дыма вверх, потом другое, третье. А полковник так и сидел, молча глядя на него, и ожидая ответа.

– А знаешь, Джерри, у меня к тебе встречный вопрос. Сколько они тебе заплатили? – при этих словах Блейк повернулся к Барнсу и встретил пристальный взгляд друга. Несколько минут они сидели так, глядя друг на друга. Затем полковник, не выдержав, моргнул и расхохотавшись, сказал. – Эх, Джек. Мне так никогда и не удастся победить тебя в «гляделки».

Еще один глоток из стакана.

– Джек, разве ты никогда не хотел быть сказочно богатым? Купить себе и Джоанне большой дом где-нибудь на планете-отшибе и встретить старость сидя перед океаном в кресле-качалке и нянча внуков?

– Значит много, Джерри, значит много. Я не стану тебя уговаривать, да это и бесполезно. Полковник имперских войск разведки наверняка знает, что делает. Но ты же мог помочь мне убедить этих ослов не посылать флот? Мог раскрыть больше карт? А что они решат сейчас? – генерал показал рукой на дверь, вопросительно глядя на товарища. – Сейчас они пошлют всех на верную гибель. Разве тебе не жалко парней? Разве не жалко Империю?

– А что мне дала твоя Империя, Джек? Гребаное ранение в ногу! Протез! Начисто потерянное самообладание, кучу проблем с психикой, конец личной жизни! Да много чего! Ты бы знал как меня достали рожи этих тупых ослов из совета, Джек!

– А моя рожа, моя рожа тебя тоже достала, Джерри?

Полковник в фуражке разведвойск взял бутылку коньяка со стола, и отпил несколько больших глотков прямо из горла. Поставил, шумно выдохнул и сказал. – Джек, в таком случае ты не оставляешь мне выбора, дружище.

– И как же ты хочешь это сделать, Джерри? Здесь в штабе, при всех лордах. Ты или идиот, или просто безбашенный. Ну давай, стреляй уже, чего ждешь то?

Полковник достал из кармана небольшой тюбик. Покрутил его в руках со словами, глядя на генерала. – Джек. Зачем мне все исполнять так грубо, если ты сам себя убиваешь своей этой дурацкой привычкой курить? Всего-то дел – подарить тебе пачку «Кабо», настоять раскурить свежую сигару, а затем яд, которым покрыта их оболочка, медленно будет действовать на тебя. Кстати, сколько ты уже куришь? Минут тридцать-сорок. Ну, вот сейчас и начнется.

Дыхание генерала начало сводить, он схватился за горло, нажимая кнопку вызова секретаря. Полковник встал, подошел к двери и заблокировал ее защелкой так, чтобы снаружи открыть было невозможно.

– Думай скорее, Джек, ты со мной или нет. Противоядие – вот оно, в тюбике, – с грустным лицом говорил полковник. – У тебя не больше минуты, дорогой друг.

Лицо Блейка начинало краснеть. Он, не переставая жал кнопку вызова секретаря.

Сначала из комма послышалось. – Да, генерал? – но в ответ Блейк смог только издать сиплые хрипы.

– С вами все в порядке, генерал? – сиплый хрип в ответ.

– Думай, Джек, ради нашей дружбы, согласись, – проговорил Барнс, но в ответ увидел только средний палец товарища, который не переставая давил на кнопку вызова секретаря.

Снаружи двери раздался топот ног. – Генерал, как вы? Полковник Барнс с вами?

Полковник закричал в ответ. – Парни, генерал задыхается! Черт возьми, я жал кнопку, а теперь пытаюсь открыть дверь, не получается! – все это время Барнс всем своим видом делал вид, что тормошит ручку. – Команду медиков, живо! Ребята, сделайте что-нибудь с дверью!

– Ну же, Джек! Ради Джоанны! Ради всего, что тебе свято! Согласись, – опять шепот для друга.

Красное лицо Блейка уже, однако, начинало синеть. Рука судорожно била по кнопке пульта снова и снова.

– Я сделал все, что мог, друг. Прости, но мы проиграли эту войну.

– Полковник Барнс, отойдите от двери! – и, едва Барнс отскочил от двери, как замок прожгло лазером. Тут же дверь распахнулась с ноги и в кабинет влетела команда медиков, сразу же подбегая к генералу. Все, что им удалось сделать, это констатировать его смерть. От дозы яда, сделанного на базе гоги, есть только одно противоядие – чистый гога, баночку с которым Барнс убрал в нагрудный карман своего мундира…

-32-

– Джим, ты не поверишь, что здесь происходит на орбите, ты просто не поверишь! – голос Ропкина на общей частоте раздался уже после того, как Джим раздал новым пассажирам коммы и «хорек» на всех парах мчался к «Цезарю».

– Да, Ропкин, что там происходит? – сосредоточенно и медленно спросил Джим, в это время, однако, глядя на Лору, с которой мысленно уже тысячу раз попрощался. А девушка не отводила от него своих темных глаз, и казалось, что весь мир сузился до этого омута, куда Джим падал с головой.

– Джим, в систему вошел флот лотусов. Джим, в системе флот пиратов. Джим, в систему запрыгнули разведкорабли Империи. Джим! Я…я…что происходит? Твою мать!

– Что такое, Ропкин? – на этот раз говорил уже Кроу. – Говори понятно и разборчиво, друг. Что произошло? Какой флот лотусов? Какие разведчики Империи? Никто не собирался сюда лететь. Докладывайте, Ропкин! – Кроу умел отрезвлять людей даже на расстоянии. Каждое слово звучало сталью в голосе. Каждое слово не давало Ропкину забыть, что он все еще на службе и что сейчас не время для детских восклицаний.

– Кроу! Майор Кроу, я очень рад, что с вами все в порядке! – проговорил комм в ответ. —Докладываю. Как вы уже знаете, полагаю, в системе висит боевой флот пиратов всех мастей, не менее четырехсот вымпелов. Несколько минут назад в систему прыгнул почти идентичный по количеству флот лотусов. А прямо сейчас появился авангард Корпуса, майор.

– А конвой уже ушел, надеюсь? Наш отряд?

– Капитан вам еще не рассказал? Нет, конвой захвачен, командир убит. Команда…пострадала. Корабли конвоя оттянуты вглубь пиратских сил. На планету вылетало несколько десантных ботов со стороны пиратов, сейчас они вернулись. Передач по общим каналам не было, поэтому более ситуацией не владею.

– Ясно, Ропкин, ясно, – задумчиво сказал Кроу. – Мы скоро будем, держись.

– Отлично, мне хотелось бы убраться отсюда как можно дальше, Кроу.

Все это время Марс, уложенный на спину на одно из сидений, не приходил в себя и тихонько постанывал от перегрузок, которые и без того усиливали его боли в задетом по касанию боку. Несмотря на то, что выстрел не задел жизненно важные органы, никогда не приятно если от тебя буквально отдирают кусок тела без возможности восстановления. Хорошо хоть выстрел сразу же прижег весь бок. Но от этого было не легче. Кроу уже успел вколоть Марсу пару доз обезболивающего, но парню была срочно нужна медицинская помощь.

– Кстати, Кроу, Ропкин не сказал нам об одном свойстве эм…корабля. Ропкин, как мы тебя обнаружим?

– Не понял, – ответил майор.

– Здесь все в порядке, Джим, я сейчас отправлю на «хорька» координаты. При подлете включите передатчик, стыковочный блок станет определяем.

– Сэр, о чем он говорит? – послышался голос Мары.

– Рядовой, не переживайте. Это военный умник, у них не все дома, как вы знаете. Сейчас придут координаты в бортовую сеть, летим точно по ним к линкору.

– Так точно, сэр.

***********

Зал заседаний палаты лордов не был каким-то особенным помещением. По крайней мере так скромно говорили сами лорды. Однако, сохранив все традиции наследия многих тысяч лет, он представлял из себя большой прямоугольный стол на двадцать человек, за которым располагались деревянные стулья с высокими спинками. Пол в помещении состоял из роскошных ворсистых ковров, так, что шаги присутствующих не были слышны. А в одну из стен был даже вмонтирован камин. Вкупе с чучелами голов различных животных, висящих на стенах, вместе с вымпелами, стягами и знаменами разных подразделений Корпуса разных лет, этот зал можно было принять за какой-то средневековый, давних лет родной планеты человечества.

Никто точно не знает кому из лордов удалось найти какие-то оставшиеся в истории данные о том периоде, но всем, без исключения, нравилась эта атмосфера старины и таинственности.

Заходя в зал, Барнс, как обычно, ощущал себя причастным к чему-то грандиозному и великому. Пауза, в ходе которой они с Блейком должны были обсудить главный вопрос, уже закончилась.

Барнс заходил последним. Все уже знали. Несколько десятков глаз устремились на него. Полковник стойко вынес каждый из взглядов, поочередно взглянув на каждого человека, на каждого лорда, сидящего за столом. Прошел к своему месту и, внезапно для всех, произнес. – Я был за то, чтобы провести генеральное сражение в Приусе. С самого начала. Но поддерживал боевого товарища. Сейчас все изменилось. Я готов пойти на этот шаг. А вы? Вы не поменяли мнение, лорды?

***********

– Джим, шлюз открыт, – раздался голос Ропкина в комме.

– Рядовой, видите место входа в ангар?

– Сэр?

– Куда уж точнее, рядовой. Что по курсу?

– Флот лотус…аа. Что? Сэр? Так и должно быть?

Джим подбежал в кабину пилота и увидел возникающий из ниоткуда открывающийся стыковочный отсек «Цезаря».

– Рядовой, просто доверьтесь мне, все в порядке.

– Так точно, сэр.

– Ропкин, нам потребуется лазарет. На этой штуковине есть что-то типа аптечки? – спросил Кроу.

– Минимальный набор. Корабль в принципе наполнен минимально, никакого лишнего оборудования.

– Да вас, умников, хрен разберешь, то какое-то волшебство вокруг, то ничего нет! – в сердцах проговорил Кроу, вкалывая очередной обезболивающее Марсу.

– Сэр, я одна не понимаю, что здесь происходит? – раздался в комме голос пилота, которая несколько мгновений назад закончила процедуру стыковки.

– Нет, я тоже не понимаю, – это произнесла уже Лора, не дав ответить Джиму. – Поверьте, для меня в принципе все, что здесь происходит, как дурной сон. Правда, очень реалистичный дурной сон.

***********

Флагман «Великолепный» был образцовым кораблем Корпуса. Созданный по последним технологиям, это была совершенная машина для уничтожения вражеских судов. Только представьте себе несколько километров абсолютного оружия: ракетные установки, системы постановки мин, протонные и ионные пушки, турели ближнего и дальнего радиуса действия, пульсирующие лазеры, торпеды. А уж тот факт, что на борт вмещалось одних истребителей триста штук!

Этот корабль был в полном и безраздельном пользовании одного из лордов Корпуса, контр-адмирала Майзера, прошедшего через множество колониальных войн, две революции и кучу стычек с пиратами.

И каждая медаль, вышитая на мундире знаменитого контр-адмирала, заслуживала подробного описания. Вот он в безумной атаке расправляется тараном с кораблями повстанцев, вот безжалостно выкашивает местное население орбитальным ударом, вот последним из всех покидает почти взорвавшийся корабль при операции по спасению жителей орбитальной станции «Вечность». Регалии, регалии и еще раз регалии. Живая легенда. Вот что можно было сказать об этом суровом мужчине, в данный момент стоящем на капитанском мостике и смотрящем на находившийся перед ним пиратский флот.

Несмотря на то, что «Великолепный» был флагманским кораблем, адмирал, как истинный предводитель флота, всегда стремился быть в самой гуще боя. Вести за собой людей. Только так можно было жить вечно.

Многие из команды Майзера называли его «искателем смерти». Но костлявая снова и снова обходила его стороной. За что люди и стремились служить с адмиралом на «Великолепном». Поговаривали, что конкурс на флагман был буквально нереальным, около пятисот человек на место. Но, разумеется, это было только догадками. Контр-адмирал знал каждого из команды лично. Никакого конкурса не было. Только жестокий личный отбор. Лучшие из лучших. Но проходил не каждый пятисотый, а каждый тысячный…

Находясь в авангарде сил Корпуса, «Великолепный», как и его сопровождение из десяти корветов и пары авианосцев, занял защитный порядок.

– Пираты…ненавижу пиратов, – начал говорить Майзер и тут же переключился на громкую связь не только со своим кораблем, но и с сопровождающими его. – Парни. У нас тут куча пиратов на одном конце системы, и эти мерзопакостные хрены на другом. Все мы служим Империи, Корпусу, человечеству. Пока чужие не подают признаков движения, мы можем положить конец этим пиратским отродьям. А потом нашпигуем чужих по самое не хочу. Вы как, со мной, парни?

Комм бодро отрапортовал, что все из присутствующих командиров кораблей, и все экипажи готовы лететь за контр-адмиралом хоть на край света.

– Отлично. Ждем главные силы и начинаем наступление. Задача – берем их в клещи и давим в сторону лотусов. Посмотрим, как они запоют. У них много мелких кораблей, а это всего лишь мухи, которые против нас не смогут сделать ничего. – генерал сжал руку в кулак и громко ударил черной лакированной перчаткой по голо-столу, проецировавшему карту системы в центре капитанского мостика. – Они лишь дезорганизованный сброд из разного космического отребья. Все, отбой, парни. Во славу Корпуса. Мне не терпится попасть на собственные похороны…

-33-

– Не задавайте никаких вопросов. Этот корабль – особая разработка. Все, что вы увидите – так и должно быть, – говорил Джим, раздавая скафандры новым (и старому) пассажирам «Цезаря».

– Сэр, а все-таки позвольте вопрос, – послышался негромкий голос девушки-пилота.

– Да, рядовой?

– Сэр, я правильно поняла, что мы внутри имперского линкора и здесь нет атмосферы? – прошептала Мара.

– Именно так, рядовой. Пока что это все, что надо знать. Кроме этого, правда, мы скрыты от радаров и прямой видимости противника. Поэтому говорить можно не шепотом, – постарался разрядить шуткой обстановку Джим.

Кроу улыбнулся. Одевая этот защитный костюм, он невольно вспомнил плантации и ту резиновую дрянь, что был вынужден натягивать на себя. При этих мыслях майор даже немного вздрогнул.

Определенные сложности возникли только с Марсом. Парню было плохо, действительно плохо. Накачанный уколами, он находился в состоянии забытья и ему требовалось как можно более скорое медицинское вмешательство. Однако, на данный момент было принято решение оставить его здесь, в транспорте, пристегнув ремнями к лавке и оставив свободной правую руку, к которой прикрепили комм. Больше, к сожалению, на данный момент сделать было ничего нельзя. Линкор в принципе не был оборудован чем-то подобным лечащему оборудованию. Сенсоров, оценивающих жизнедеятельность человека, тоже не было. Кроу кое-как настроил свой комм для связи с Марсом, этим и ограничились.

Через несколько минут вся компания поднялась на капитанский мостик. Кресел здесь было большое количество, причем за разными операторскими местами, поэтому места хватило всем. Ропкин тепло поприветствовал Джима и Кроу, – было видно, что парень пережил очень много за время отсутствия боевых товарищей и несказанно рад снять с себя груз ответственности за одиночное управление целым линкором.

Капитан и майор привычно защелкнули браслеты на запястьях, проверив, что системы управления броней и оружием по-прежнему слушаются указаний.

– И что теперь? – спросил Ропкин, заинтересованно глядя на Мару, которая, усевшись в кресло второго пилота рядом с ним, оглядывала панель управления, навигационные экраны, боясь, однако, даже просто дотронуться до штурвала.

– Теперь нам нужно выбраться живыми из этой заварушки, – ответил Кроу. – И, желательно поскорее. У кого есть какие-либо соображения?

– Учитывая, что мы буквально зажаты между двух, и даже трех огней и, судя по всему, имперский флот готовится к атаке на пиратов, – проговорил Джим, глядя на карту системы. – То нам чертовски нужно проложить правильный маршрут, чтобы выбраться отсюда в сторону столицы. Я думаю, что если мы успеем обойти правый фланг имперских сил до их выдвижения, то есть неплохие шансы и…

– Не получится, – перебил его голос девушки-пилота, тут же добавивший. – Сэр. Простите, сэр, но ваш план не осуществим.

– Рядовой, поясните?

Мара уже перестала рассматривать системы корабля и с головой погрузилась в изучение карты. Девушка встала, чтобы ее было всем видно и, показывая пальцем, стала рисовать причудливые узоры, по-видимому, являющимися возможными развитиями сценария.

– Во-первых, как вы видите, имперские силы выстраиваются для взятия пиратов в клещи. Я более чем уверена, что руководит ими сам контр-адмирал Майзер. Смотрите, там в авангарде здоровый линейный корабль. Скорее всего это «Великолепный». А где «Великолепный», там и Майзер. Во-вторых, если мы пойдем через правый фланг, то тактика клещей предусматривает перестроение. Даже если бы наш корабль оказался невидимым, мы бы не смогли предугадать маневры всех кораблей и всегда высока вероятность тарана. Если не мы, то нас. Я правильно понимаю, что нам надо избежать боя всеми доступными способами?

Кроу молча кивнул, разгадывая зарисовки девушки.

– Кроме того, точка прыжка из этой системы только одна, а Корпус наверняка пойдет очень, очень широким фронтом.

– И что вы предлагаете, рядовой? – задал вопрос Джим, загадочно улыбаясь Кроу. Он уже предвкушал увидеть физиономию товарища от последующего ответа.

– Мы пойдем к пиратам, сэр.

При этих словах из Кроу можно было лепить статую «обреченность как она есть». Джим улыбался своей широкой улыбкой. Мара стояла довольная и гордая. А Лора и Ропкин просто ничего не понимали и сидели, удивленно глядя на остальных.

Первым молчание нарушил Джим. – Рядовой, вы сможете провести нас по указанному пути?

– Что? – одновременно воскликнули Ропкин и Мара.

– Рядовой, отвечайте, пожалуйста, на вопрос.

– Джим, я против. У-генерал дал на этот счет четкие инструкции, – Ропкин, при всей своей скромности, сумел сделать максимально серьезное и решительное лицо для того, чтобы проговорить эту фразу.

Капитан повернулся к товарищу. – Ропкин, скажи мне, какой у тебя балл на тренажере альфа десять для кораблей?

– Эээ, не понял?

– Рядовой, а ваш балл?

– Девяносто восемь и шесть, – тихо проговорила девушка, скромно опустив глаза.

Кроу присвистнул. Джим удовлетворенно цокнул языком. – Да, таких результатов не было со времен самого Дрейка, если я не ошибаюсь. Хорошо. Ропкин, а тебе приходилось вытаскивать хотя бы флаер из-под зенитного огня? Или маневрировать истребителем в космосе? Причем не так, как было последний раз – с двумя врагами. А при полномасштабном сражении, когда вокруг дюжина врагов со всех сторон. Приходилось?

Погрустневший умник не знал, что ответить. Он молча сидел и смотрел в невидимую точку на полу капитанского мостика.

Джим подошел, присел на корточки напротив, положил ему руку на плечо и посмотрел в глаза парню. – Дружище, пойми. У нас настоящая война там, за бортом, – Джим кивнул по направлению пиратов. – И если мы сейчас не сумеем отсюда вырваться, то нас засосет в эту мясорубку и выбраться мы не сможем в принципе. А наш корабль не готов к этому, ты сам знаешь. До этих пор просто везло, но квота, похоже, исчерпана. Мы сейчас все очень зависим от твоего решения. Эта девушка сможет нас вытащить. Обещаю, что у-генерал не узнает об этом.

Медленно, очень медленно, Ропкин снял с правой руки браслет и молча протянул Джиму, тяжело и грустно кивнув. Казалось, что жизнь для этого парня закончена. Джим похлопал его по плечу со словами. – Ты сделал правильный выбор. Все будет в порядке, обещаю тебе.

Затем капитан подошел к стоявшей в оцепенении Маре и протянул браслет со словами. —Рядовой, теперь вы пилот имперского линкора новейшей разработки по имени «Цезарь». Наши жизни в ваших руках. Пожалуйста, наденьте браслет. Он поможет в управлении кораблем. Потом поймете. А пока просто используйте штурвал. Осваивайтесь.

Мара нерешительно протянула руку, взяла браслет, застегнула его на правом запястье и просто рухнула в пилотское кресло.

– Джим, ты уверен? – проговорил Кроу на закрытой частоте.

– Нет, не уверен. Но эта девчонка – наша единственная надежда. Вот увидишь.

***********

– Двигатели на малый ход. Покажем этим пиратским отродьям настоящую силу Корпуса, – проговорил контр-адмирал Майзер. Буквально через несколько мгновений поступил отчет от одного из помощников. – Сэр, флот лотусов выдвинулся во встречном направлении.

– Все нормально, парни. Тем лучше. Двух одним ударом. Уничтожим двух одним ударом.

– Сэр, запрос видеосвязи. Неизвестный источник.

– Соединяй, сынок. Посмотрим, кто из этих уродов спасовал первым.

На основных визорах капитанского мостика появилось лицо мужчины с длинным шрамом от правого глаза до левого уголка губ, улыбающегося белоснежной улыбкой. Холодные серые глаза смотрели расчетливо и нагло.

– Рад приветствовать вас, господа. Контр-адмирал Майзер, полагаю, собственной персоной?

– Я не буду говорить ни с кем кроме вашего главаря. Да и с ним, честно сказать, небольшое желание, – сказал в ответ военный.

– Ну что вы, какой же я главарь, адмирал? Я всего лишь скромный слуга этих людей, которые выбрали меня. Председатель, если хотите, ха-ха. Но они меня не слушают и называют просто король. Король Рамос.

– Мне не важен твой чин, пират. Весь твой флот погибнет. Но я даю тебе возможность примкнуть к нам и уничтожить лотусов. У тебя две минуты. Что скажешь?

– О, как мило, адмирал, – Рамос все также улыбался своей широкой улыбкой. – А если я дам вам две минуты на то, чтобы развернуть свои пушки в сторону лотусов и в ответ пообещаю не вмешиваться в вашу бойню? Как вам такой поворот, а?

– Чтобы мне ставил условия пират? Да сначала Дрейк перевернется в гробнице.

– А если так? – проговорил пират, а затем отвернулся куда-то со словам. – Адмиралу требуется мотивация. Дай ему ее.

Через пару мгновений комм ожил, – Адмирал, докладывает полковник Шадли, мы потеряли два корвета, их просто разорвало на части от взрыва посередине корпусов.

– Ну как, адмирал, вы согласны на мои условия?

-34-

– Сэр, взрывы кораблей Корпуса. Прямо среди боевого порядка. – голос девушки-пилота был сосредоточен, однако, в нем чувствовалось большое волнение. Ответственность за управление махиной-линкором и провод «Цезаря» в точку выхода из системы очень давила на неё.

– Джим, как думаешь, диверсия? Готов ставить на что угодно, это диверсия, – проговорил Кроу по общей связи.

– Я уже ни в чем не уверен в этом мире, – пробормотал Джим, молча глядя на карту системы, где расцвели и угасли две ярко красные отметки, свидетельствующие о большом выбросе тепла и потере имперцами кораблей. – Рядовой, мы проскочим?

– Пираты не спешат маневрировать и идти навстречу Корпусу, сэр. Если все так и пойдет дальше, то думаю, что все получится.

***********

– Ну что, адмирал, вы приняли решение? – Рамос вел себя все также нагло и самодовольно.

– Пират. Никто еще не смел со мной так говорить и обходиться. Что за шоу ты мне тут устроил? Ну допустим я поверил, что каким-то невообразимым и немыслимым образом твои люди пробрались на два корвета Империи и заминировали их. И теперь ты предлагаешь мне отпустить тебя? И сражаться с лотусами, а после этого быть расстрелянным твоим сбродом? Считаешь, что я полный идиот?

Все также белоснежно улыбаясь, Рамос опять повернулся куда-то в сторону и произнес, – Контр-адмирал не желает нас слушать, Крыса. Давай дадим ему еще один шанс? Парочку кораблей рядом с ним, допустим, – последняя фраза была сказана холодным, очень холодным тоном.

Через мгновение пространство капитанской рубки буквально залило вспышкой света, которая сразу же погасла. В обзорном окне виднелись только разрушающиеся остовы двух крейсеров, шедших впереди «Великолепного».

С экрана дисплея на контр-адмирала глядели веселые глаза пирата. Майзер лицезрел уничтожение своего флота и не мог с этим ровным счетом ничего поделать.

– Адмирал, «Фантом» и «Призрак» разваливаются на части, сэр, – послышался и без того очевидный доклад второго помощника.

– Я вижу, сынок. Черт возьми, что же здесь происходит? Пират, кто среди моей команды предатель? Если тебе что-то в этом мире еще дорого, то немедленно говори, – Майзер уставился на Рамоса.

– О, мой дорогой адмирал. Разве вы так и не поняли? Или у вас в палате лордов только честные и неподкупные люди? Думаете, что все заботятся только о благе Империи? Да черта с два, Майзер! Каждый думает лишь о себе, о своей заднице – как бы дольше прожить, да как бы забрать себе побольше денег. Что вы так на меня уставились? Какой-то пират говорит об идеалах, да? А знаете как я стал пиратом? Я им стал из-за таких как вы! Только лишь потому, что мой отец и мать погибли из-за решения вот таких самовлюбленных лордов о слишком поздней эвакуации планеты. А потом эти детские дома, банды…

– Не пытайся давить мне на жалость пират…

– Ваш ответ, лорд Майзер? – жестко перебил контр-адмирала Рамос.

– Корпус никогда не сдается, пират. Приготовься умереть. С честью или без – твой выбор, – проговорил Майзер и принудительно выключил сеанс связи.

– Ну как хочешь, адмирал, как хочешь, – произнес Рамос, сидя в своем кресле, и коротко приказал. – Давай. Все до единого.

Радисты и помощники на мостике «Великолепного» заговорили все и сразу.

– Сэр, левое крыло. Потеряно сорок кораблей.

– Сэр, правое крыло, взрывы, мы остались без тридцати вымпелов.

– Сэр, десантники докладывают о потере авианосцев.

– Сэр, мы остались без минных заградителей.

– Сэр…

А Майзер, в свою очередь, повернулся к карте системы и молча наблюдал, как количество синих отметок, обозначающих его флот, становится все меньше. Неумолимо меньше.

***********

– Твою же ж мать… – Джиму было неожиданно услышать подобное от всегда держащей себя в руках девушки, но, мельком взглянув на карту системы, а затем и на обзорный экран, он понял что именно побудило ее быть до такой степени выразительной.

«Цезарь», между тем, уже подходил к первым кораблям пиратов. Мелкие, по сравнению с линкором, суденышки, не были похожи один на другой. Казалось, что безумный скульптор дал волю своей фантазии и лепил их, вдохновившись своим кошмаром. Круглые, несимметричные, треугольные, большие, маленькие корабли пиратов просто поражали воображение.

Несмотря на отсутствие конструктивного сходства, все-таки они были похожи в одном – количество оружия на этих кораблях просто зашкаливало. Корпуса щетинились от различных турелей, установок, пушек. Максимальное облегчение корпуса за счет минимизации щитов и дополнительных модулей. Увеличение тяги двигателей и повышение убойной мощи – вот все то, чем живет пират.

Джиму, который с пиратами и разбойниками встречался разве что только на поверхности, это зрелище показалось каким-то даже завораживающим. Он настолько увлекся разглядыванием пиратских кораблей, что даже немного вздрогнул от раздавшегося из комма голоса Кроу. – А может нам всем в пираты податься, а?

Улыбнулась, а точнее, оценила шутку, только Мара, но вслух спросила. – Значит, эта штука все же невидима, да, сэр?

– Да, рядовой. Есть такое дело. Но это не значит…

Договорить Джим не успел. Резкий маневр «Цезаря» заставил его схватиться за ближайший поручень, чтобы не упасть.

– Маневр уклонения, сэр, – проговорила девушка без тени улыбки.

– Я даже и не сомневаюсь, даже и не сомневаюсь.

Внезапно ближайшие пиратские корабли стали перестраиваться. На дисплеях ярко красным цветом стали появляться предупреждения о столкновениях с объектами. Несколько тяжелых ударов раздались по корпусу. Пираты просто врезались в «Цезаря», а потом сбавляли ход, получив повреждения. «Цезарю» это было, хоть и чувствительно, но пока терпимо. Несколько пробоин пустых грузовых шлюзов, да и только. Но нужно было что-то предпринимать.

***********

– Король, звено Грума заявляет о непонятных повреждениях. Корабли будто наталкиваются на стену. Несколько уже выведены из строя, – пират в грязной шляпе и рваной куртке, выполняющий роль радиста, удивленно повернулся к Рамосу для доклада.

– Хм. А не это ли? Крыса, передай на все корабли, если будут столкновения в космосе с непонятно чем, пусть палят прямой наводкой. Только из импульсного оружия, а не ракетами, а то взорвут себя к чертям.

– Да, король.

– Что там по имперцам, Клык?

– Мой король, потери имперского флота составили около трети. У них нет шансов.

– Ха-ха. А мы же предлагали Майзеру нечто большее, чем безвестная смерть. Но он отказался. Теперь станет кормом для лотусов. Все логично, так ведь, парни?

Присутствующие в штабе управления пираты согласно заулюлюкали. Однако, не слишком сильно, потому что первым делом, придя к власти, Рамос быстро выбил из каждого их прежние повадки с разнузданным поведением.

– Мой король, лотусы запрашивают сеанс связи.

– Соединяй, Крыса.

Каждый сеанс связи с лотусами Рамос испытывал внутренний ужас. Древняя раса, в лице которой он совершенно случайно однажды нашел союзника, всегда поступала прагматично и ради каких-то высших целей. Ни эмоций, ни чувств, ничего. Только холодный расчет. Он не знал что можно ожидать от этих чужих следующим шагом, поэтому всегда имел запасной план.

На экране появился, как он себя называл, «голос лотусов». Картинка очень отдаленно напоминала человеческий череп, – вытянутая голова с небольшим ртом, в котором скрывались два ряда мелких и острых, как у акулы, зубов. Выше было полное отсутствие носа, но зато большие, просто огромные глаза, взгляд которых не мигал и, которые, в случае малейшей опасности, могли, по выбору пришельца, либо затянуться защитным вторым прозрачным веком, как у змеи, либо ненадолго уменьшиться до размера бусины. Уж насколько Рамос не любил сравнения с животным миром, но это могло наиболее близко охарактеризовать чужих. Голова «голоса лотусов» была скрыта под тяжелым балахоном. Больше на экране не было видно ничего.

Зазвучал ровный, не выражающий эмоций голос робота, однако, обладающий, довольно приятным мягким и густым баритоном. – Ты обманул нас, человек. Треть нападающих погибли. Мы не сможем собрать урожай.

– Постойте, постойте. Я лишь облегчил вам задачу. Теперь вы сможете более легко избавиться от их флота.

– Остальная часть урожая будет взята из твоих кораблей, человек.

– Что? Нет, мы так не договаривались! – перед этим лицом чужаков Рамос перестал казаться каким-то большим и уверенным предводителем пиратом. На лотуса, казалось, смотрел, отчаявшийся человек.

– Мы не договаривались об уничтожении трети людей. Ты нарушил обещание, теперь нарушим мы.

– Хорошо, хорошо, могу я хотя бы выбрать кого вам взять себе в жатву?

Через мгновение задумчивости лотус проговорил. – Это допустимо.

– Крыса, перенаправь информацию по бандам Грума, Норда и Скальпеля, – ухмыльнулся Рамос. – Слишком уж они стали самовольничать в последнее время.

– Информация получена, человек.

Экран погас, оставив в Рамоса в задумчивости. Он не предполагал такое развитие событий, совсем не предполагал. Сейчас же была перспектива потери доброй части всего флота, который он по крупицам собирал и убеждал пойти за ним. План летел к чертям. Кто же знал, что эти пришельцы такие тупорылые и принципиальные?

– Мой король, входящий вызов от имперских сил.

– Соединяй, не жди, – проговорил Рамос, а, увидев лицо на экране, произнес. – Слушаю, Джерри…

-35-

Маневр «клещи», который должен был исполнить имперский флот, был хорош только в одном случае – когда на обоих твоих флангах достаточно кораблей для того, чтобы этот самый маневр выполнять. Если же у тебя по каким-то причинам не хватает убойной силы и мощи, а главное, количества, – ты становишься относительно легкой мишенью для неприятеля. Грамотный противник просто разделит твои силы пополам и будет спокойно и тщательно «выкашивать» огнем бортовых орудий, не давая сделать прорыв с одного фланга на другой.

Хотя, честно говоря, если у тебя есть талант к руководству большими силами и тактическое мышление, что было присуще контр-адмиралу Майзеру, у противника возникнут серьезные проблемы.

В тот самый момент, когда Рамос говорил с лотусом, боевые порядки имперских сил были в нескольких минутах от выстрела прямой наводкой до ближайших кораблей пиратов. И, несмотря на, казалось бы, в момент изменившуюся ситуацию, контр-адмирал Майзер не падал духом, как и подобает командующему, и совместно с офицерами своего штаба, которые находились в разных кораблях флотилии, уже разработал хитроумный маневр.

Учитывая, что лотусы тоже приближались к пиратам, однако с тыла, идея была в ложном первом залпе, развороте, и растягивании сил пиратов и лотусов не по ширите фронта, а в глубину. В последующем, развернутые широкими клещами имперские корабли должны были собираться в сильный кулак и жестким ударом разбить всю эту рассредоточенную к тому времени массу сил неприятеля. Что одного, что второго.

Но этому было не суждено произойти.

***********

– Сэр, нас атакуют! Импульсная пушка пиратского корабля! После столкновения с нами открыт огонь. Повреждения…не вижу, не могу переключить дисплей, маневрирую.

И тут же закричал Кроу. Нет, не закричал, а просто завопил от боли, которая свела судорогой его левую ногу. Майор рухнул как подкошенный, держась руками за бедро.

– Фссс…твою…да чтоб… – эти слова, определенно, не красили Кроу в глазах дам, но сейчас ему было не до того, чтобы выбирать выражения.

– Что такое? – подскочивший к товарищу Джим не знал, чем помочь и просто прыгал вокруг Кроу.

– Еще одно попадание в корпус, сэр. Простите, я маневрирую как могу, но эта посудина огромна…

– Ааааа! Как же больно, твою… – только и кричал Кроу, перекатываясь по полу, и на этот раз держась за спину.

В комме заговорил Ропкин. – Не понимаю, этого не должно было быть. Мы ведь сделали все тесты и подопытные прошли все проверки.

– Ропкин, что со мной? Что? – со слезами на глазах проговорил Кроу.

– Похоже произошел сбой в системе генетики, когда девушка села за штурвал и сейчас…

– Ну! – это уже Джим не вытерпел, поднимая друга с пола и придерживая, чтобы тот не упал.

– С…с точки зрения нейробиологии и молекулярных связей, которые мы установили…

– Джим, я сейчас нашего умника за борт выкину, можно? – тихо и зло прошипел Кроу.

– Вы сейчас будете чувствовать все, что чувствует корабль! Вы одно целое с ним! – протараторил Ропкин.

– Да что ты мне рассказываешь свою науку. Корабль уже столько раз столкнулся с пиратами, что рядовой должна быть без сознания, – ответил ему Кроу.

– С…точки зрения… – начал было Ропкин, но, увидев в ответ лишь те же злые взгляды, быстро поправился. – Судя по всему, как я уже сказал, произошел сбой в системе генетики. Браслеты считывают ДНК носителя и вступают в контакт с его мозгом.

– Так, уже лучше, продолжай, – на Кроу было больно смотреть.

– Когда мы поменяли одно из трех звеньев, отвечающих за системы, вероятнее всего, произошла перестройка под новую ДНК. Из-за чего нагрузка на две предыдущие возросла, – задумчиво проговорил умник.

– И как это проверить, Ропкин? – спросил Джим.

– К сожалению, только опытным путем, – послышалось в ответ.

– Сэр, я ничего, конечно, не поняла. Но значит ли это, что в один прекрасный момент мне станет очень хреново и меня может вырубить? – невинно поинтересовалась Мара, теперь еще более сосредоточенно управлявшая кораблем.

– Ропкин? – переадресовал Джим вопрос умнику.

– Думаю…думаю да. Мне очень жаль.

– Сэр, а почему бы в таком случае мне не снять к черту эту штуковину? —задала очередной вопрос пилот.

– Я…я, точно не уверен. Но…но…если вы это сделаете, то наши шансы заметно снизятся, потому что мы станем…видимы, – пробормотал ученый.

– Почему-то я этому нисколько не удивлен. Если умники что-то и делают, то обязательно не доделывают. Взять хотя бы наш транспорт на Касси…

Договорить он не успел, вновь раздался голос пилота. – Сэр, нам снесли турель противоракетной обороны по правому борту.

И тут заорал Джим…

***********

– Пора, – сухо проговорил полковник Джерри Барнс, расстегивая кобуру своего именного пистолета, доставшегося в подарок от совета лордов Империи за «выдающиеся заслуги перед родиной». В этот же момент он нажал короткую комбинацию клавиш на дисплее комма, закрепленном на запястье.

Около двух сотен бойцов разного ранга на этом крейсере, носящем название «Принцип», а также тысячи солдат еще в семидесяти кораблях начали тотальное истребление экипажей судов.

***********

– Сэр, корабли левого фланга сбавили ход, – послышалось от второго помощника.

– Узнайте, парни, что там у них. Неужели Фондоу испугался какой-то шайки пиратов? – грустно улыбаясь, проговорил Майзер.

– Сэр, потеря связи почти со всеми кораблями левого фланга, они не выходят на контакт, – Майзер увидел начавшие гаснуть синие отметки.

Опять гаснущие синие отметки, да что же там, черт побери, происходит?

– Сэр, входящий вызов на нашей волне.

– Немедленно соединяй.

Лицо, которое увидел Майзер на дисплее, ничуть его не удивило. Наоборот, порадовало.

– А, Барнс, что там у вас? Корабли не выходят на контакт! Сбой?

– Прости, Тони, но надо было соглашаться.

– Что, Джерри, ты о чем? —спросил ничего не понимающий Майзер.

– Мое предложение три года назад, Тони. Я не шутил. Но ради нашей дружбы я даю тебе совет – немедленно разворачивай войска, если хочешь оставить в живых хотя бы кого-то. Прыгай из этой системы пока не поздно. Они уничтожат всех.

– Джерри, что? Как? Твою мать, ты за это заплатишь, сукин ты сын! – грозно закричал контр-адмирал. Для его подчиненных это было как минимум, неожиданно. Все сидящие на капитанском мостике переглядывались между собой.

– Прощай, Тони.

***********

– Сэр, левый фланг имперского флота разворачивается, – заговорила пилот. – Они будут прыгать из системы.

– Хорошо, – тяжело сказал Джим. Он до сих пор не чувствовал безымянный палец на левой руке. Казалось бы – палец, но он бы никогда не подумал, что это может причинить столько боли. – Как близко мы к ним находимся?

– Достаточно близко, сэр, наша траектория идет как раз за ними, на точку выхода.

– Кроу, что думаешь? – спросил Джим.

– Если то, что я вижу на дисплеях – правда, и авангард лотусов уже начал брать первые корабли пиратов на абордаж, а правый фланг имперцев остановился и раздумывает, то, что ты хочешь от меня услышать? Броситься в самоубийственную атаку и спасти вселенную в одиночку? – улыбаясь, спросил майор, все еще держась за больную спину.

– Решено, идем за имперцами. Рядовой, держи курс, готовься прыгать. Ропкин, помоги с маневром.

***********

– Рамос, нас атакуют, нас атакуют пришельцы!

– Рамос, какого черта лотусы убивают моих парней? Что, твою мать, происходит?

– Они жрут! Там какие-то твари! Они просто сожрали мой эки…

Король Рамос задумчиво сидел в своем командном пункте, размещенном в защищенном бункере на планете Алькас и, впервые в своей жизни не знал что делать.

– Мой король, запрос на входящую связь от лотусов.

– Соединяй.

То же некое подобие лица на экране. Тот же плащ.

– Ничего не говори мне, лотус. Я нарушил свое слово. Вы берете то, что принадлежит вам, я понимаю, – грустно пробурчал Рамос.

– Ты умен, человек. Ты сам это понял. Молодец. Но это вторая твоя ложь. Мы обещали не трогать планету. Мы нашли много жизни на ней. Надеюсь, ты улетел далеко.

На этих словах экран погас и Рамос, вскочив, буквально вылетел из штаба со словами, за которые позднее чуть не поплатился. – Готовьте мой корабль. Массовая эвакуация. Каждый сам за себя.

-36-

– Сэр, ваши приказания? – второй помощник не отводил взгляда от Майзера, а контр-адмирал впервые за свою карьеру не знал что делать. Часть флота просто взорвалась и за считанные секунды превратилась в груду бесполезного космического мусора. Конечно, находящиеся внутри люди были еще живы, так как аварийные системы должны были задраить все переборки и обезопасить экипаж. Но что дальше? Это просто дрейфующие в космосе обломки, каждый из которых необходимо спасать, а этой возможности сейчас у контр-адмирала совсем не было.

Просто, потому что вторая часть флота банально развернулась и уходила прочь из системы, прочь от сражения.

А Майзер вспоминал, судорожно вспоминал тот давний разговор с Барнсом…

***********

– И зачем ты меня сюда позвал? – с ходу, даже не поздоровавшись, Майзер буквально рухнул в расположенное напротив Барнса огромное бежевое кресло из мягкой кожи.

Приглушенный свет ресторана создавал уютную домашнюю атмосферу. Несмотря на кажущееся богатым убранство – широкие деревянные столики из редких пород дуба, большие кресла, атласные гардины, на самом деле заведение было для людей со средним достатком. Куда Барнс и Майзер явно не относились. Более того, военные даже никогда не ходили в заведения для гражданских. Так в Империи принято не было. Исключительно бары для военных, где собираются только свои. А людям ранга полковника и контр-адмирала в принципе не пристало ходить куда-либо в свет. Даже с семьей, если таковая имелась.

В этот раз ситуация была уникальная – Майзер не только пришел в подобное заведение, а, по просьбе Барнса даже надел гражданскую одежду, которая вот уже несколько лет пылилась в шкафу. Что еще более странно – встреча проводилась без охраны и сопровождения, поэтому контр-адмирал чувствовал себя неуютно – будто мишень, повешенная в тире перед тысячами стрелков. Хотя кроме них в ресторане было от силы человек десять.

– Тони, ты пробовал местный виски? – спросил, в свою очередь, Барнс, задумчиво крутя стакан с янтарной жидкостью внутри. – Знаешь, я никогда бы не подумал, что он может быть не хуже нашего.

– Джерри, если ты позвал меня только затем, чтобы обсудить виски, то, боюсь, у меня нет на это времени, – Майзер начал показушно вставать с кресла.

– Подожди, подожди. Я просто думал, что ты можешь насладиться моментом и хотя бы на минуту отключиться от наших дел палаты лордов.

– Отключусь тогда, когда меня отключат. В прямом смысле, Джерри. Ладно, давай, наливай свое пойло и рассказывай зачем ты притащил меня сюда, – ухмыльнулся Майзер, немного расслабившись и развалившись в удобном, как оказалось, кресле.

– Тони, скажи мне, ты счастлив? – задал вопрос Барнс, наливая виски в стакан боевого товарища.

– Эээ…какие-то непонятные разговоры, Джерри. Ты это к чему? Хочешь меня на старости лет переманить в свой отдел? Нет, видел я твою разведку, – ухмыльнулся контр-адмирал, беря в руки заполненную наполовину емкость с выпивкой.

– Нет, Тони, я немного о другом. Ты чувствуешь счастье, что занимаешься любимым делом? Ты уверен в будущем? Не надоело?

– Не знаю Джерри, о чем ты, но виски и вправду хороший, – произнес контр-адмирал, сделав пару глотков. – Никогда бы не подумал, что скажу это, но надо бы заказать пару бутылок себе в бар.

– А если бы я сказал тебе, что наш изученный космос – это только малая часть вселенной, ты бы мне поверил? – спросил Барнс в лоб.

– Джерри, я хочу сказать, что мне чертовски не нравятся эти разговоры. К чему ты клонишь?

– Тони, никаких намеков, просто вопросы. Мне просто хочется знать, как бы ты отнесся к тому, если бы тебе, допустим, сказали, что Империя – лишь малюсенькая, крохотная часть космоса. И на самом деле вселенная намного больше. А мы торчим здесь и пытаемся играть в героев с пиратами и разными аборигенами, когда вокруг большой и огромный мир.

– Джерри, я думаю, что чертовски стар для разных приключений. Тем более для тех, которые остаются лишь гипотетическими в твоей голове. Если у тебя все, то я, так и быть, из уважения к тебе и к тому, что ты угостил меня вкуснейшим виски и вывел в свет, – Майзер обвел ресторан рукой. – Просто посижу здесь, закурю сигару и пообщаюсь со старым боевым товарищем.

– Тони, ты уверен? Второй раз я об этом не заговорю.

Майзер лишь махнул рукой, а потом достал из кармана коробку с сигарами, закурил одну, выпустил несколько колец, сделал еще пару глотков виски и произнес. – Джерри, ну что там с новой поправкой, как будем решать?

***********

– Твою мать, Джерри, что же ты делаешь? – пронеслось в голове у Майзера, вслух же он просто сказал. – Помощник, доклад по состоянию флота.

– Сэр, девяносто готовых к бою кораблей вместе с «Великолепным». Два авианосца, четыре десантных, остальные классов корвет и фрегат.

– Передавайте задачу командирам кораблей – экстренный разворот и прыжок в столичную систему. Также передавайте о всеобщей, я повторяю, всеобщей эвакуации Империи на планету столицу. Стягиваем весь флот – патрули, разведчики, большие и мелкие суда. Пусть по дороге эвакуируют население. Доложите палате лордов, что полковник Барнс предатель. Будет достаточно передать запись моего…хотя не нужно, просто покажите им перемещение сил с левого фланга, все пояснения я дам сам. Выполняйте.

Тут же связисты принялись высылать команды и сигналы на корабли флотилии. «Великолепный» же сам уже принялся разворачиваться в сторону прыжка. Оставшиеся корабли Империи не смогли бы противопоставить противнику абсолютно ничего. Впрочем, против пиратов были бы еще какие-никакие шансы, но против грозного флота лотусов они бы не продержались, это факт.

***********

– Сэр, на всех волнах без остановки передается сообщение, вывожу на громкую связь, – проговорила пилот.

И тут же в комме послышалось. – Солдаты Империи. Нас предали. Полковник Барнс совершил внутреннюю диверсию, взорвав часть кораблей. Другая часть кораблей захвачена предателями. В данный момент они бегут с поля боя. Флот Империи перестал существовать. Нас остались единицы. Объявляется немедленная эвакуация всех систем в столицу. Красный код. Повторяю. Красный код. Солдаты Империи…

От Кроу послышалось что-то совсем не поддающееся анализу. Уши Лоры и Мары покраснели. Даже Джим недоуменно глянул на обычно держащего себя в руках друга. И только Ропкин спросил. – А что это значит? Можно уточнить?

– Потом расскажу, – скрипя зубами произнес Кроу. – Я так и знал, что здесь что-то нечисто. А ведь мы могли засадить этого сукиного сына надолго! Вот кто организовал мне путешествие на Алькас! Ну подожди, я тебе яйца выкручу…

– Сэр, я не могу понять. По всей видимости флот Барнса идет не на точку прыжка в Империю. – сказала Мара.

– Как такое возможно? – спросил Джим.

– Думаю у меня есть теория, – сказал Ропкин.

– Опять нам будешь про свои точки зрения говорить? – огрызнулся все еще заведенный Кроу.

– Да, точнее нет…Скажу сразу просто…Как совершаются гиперпрыжки? Выбирается какая-то точка в пространстве для входа и выхода. Та точка, которую мы знаем, так?

– Примерно понимаю, так, – ответил Джим.

– Так вот, означает ли это, что других точек нет?

– Теоретически нет, – это уже подала голос сосредоточенная на маневрах Мара.

– Отлично! Значит если есть неизвестная нам точка входа, значит есть и много других неизвестных точек входа.

– И точек выхода… – добавил Джим, – Но почему об этом никто не говорит?

– Потому что Империя огромна. И этот принцип исследуется для поиска новых миров. Разумеется, как мы все знаем со школы, сначала отправляются зонды на разведку. Но знаете ли вы сколько зондов не вернулось за все время жизни человеческой расы? – торжествующе спросил Ропкин, и тут же ответил. – Сотни тысяч зондов. А если они не вернулись, зачем направлять туда людей?

– Логично, – это уже Кроу отошел от эмоций и внимательно смотрел на Ропкина.

– Поэтому, если кто-то уверен в новой точке входа и выхода, и он знает, куда летит, значит там что-то есть, – резюмировал умник.

– А мы можем последовать за ними? Считать их точки входа и выхода? – спросил Джим.

– Теоретически да. Оборудование этого корабля позволит это сделать. Но зачем? – в голосе Ропкина слышался испуг.

– А затем, Ропкин, чтобы схватить этого урода и заставить ответить за предательство. Или кто-то против? – Кроу обвел суровым взглядом всех присутствующих, особенно пристально глядя на Ропкина.

Все это время молчавшая Лора подошла к Джиму и взяв его за руку, проговорила. – Я уже столько всего пережила за последнее время, что меня не страшит никакая неизвестность…

-37-

Кто ты? Ты просто вошь, которая пытается выжить и что-то доказать этому миру. Но вместе со мной, в моем отряде, ты -тигр! О, ибо я командую только тиграми, а не вшами. Кто-то против? Так выйди и сразись со мной! Значит все согласны, что вы тигры? А раз так, то стоим до последнего. До последнего, солдаты Корпуса! /Из последней речи генерала Дрейка при обороне ущелья Каллахана. 2700 г.

Насколько быстро бы ни разворачивались имперские корабли, все-таки это были большие и неповоротливые машины, по сравнению и с пиратскими судами, и с кораблями, шедшими в авангарде лотусов. Вот «Великолепный» разворачивается правым бортом на идущую массу вражеских судов: пиратов, спасающихся бегством от лотусов, и самих же лотусов, догоняющих этих пиратов. И, вроде бы, до противника еще далеко, выстрел. Но при развороте имперского флагмана кормой первые пиратские корабли подходят на расстояние ракетного залпа и начинают запускать ракеты во флагман имперского флота.

Собственно, как это и заведено у пиратов – сменить приоритет противник на более крупную цель, более крупную добычу. Учитывая, что лотусы берут всех на абордаж и не оставляют никого из команды ни живыми, ни мертвыми, эта тактика – идеальная. С точки зрения пиратов.

Что такое ракеты для «Великолепного»? Еще и старого поколения, да и с пиратского корабля. Только досадные помехи, не больше. Но что, если этих ракет много, очень много? Скоординированный залп от тридцати сговорившихся вымпелов – серьезная проблема для любого корабля. Тем более, что на корме установлено минимум защитных механизмов.

Ситуацию спасают корабли сопровождения. Совместно защитные турели отрабатывают вражеский огонь, часть ракет попадает в щиты, еще часть сбивают помехи, и они взрываются в космосе.

Пираты, как крысы, бросаются врассыпную, в надежде, что все-таки лотусы переключатся на имперский флот. И это происходит.

Восемьдесят. Всего восемьдесят кораблей имперского флота осталось в боевом состоянии. Из них пятьдесят на фланге контр-адмирала. Из них четыре остаются в арьергарде, сам «Великолепный» и три корвета.

– Внимание, всем имперским кораблям, не останавливаться. Разгон – прыжок. Это мой приказ, – передает контр-адмирал по общей связи. – Запомните этот день, солдаты Корпуса. Нас жестоко предали. Предал один из лордов Корпуса. И я хочу, чтобы как можно больше людей осталось в живых и отомстило за павших товарищей. Это приказ, солдаты Корпуса, – грустно, но с небольшой улыбкой произнес Майзер, а через мгновение немного пафосно добавил. – Я был горд и счастлив служить со всеми вами плечом к плечу.

Контр-адмирал выключил общую связь и посмотрел на людей на мостике. Один из тысячи, только лучшие из лучших. Никто не мог сравниться с экипажем «Великолепного». И они еще могли совершить последний подвиг, ради которого Майзер прослужит столько лет Империи. Вот его мечта – стать равным Дрейку. И незачем молодым пилотам идти в Дрейковскую академию, она для пехоты. А вот если будет академия имени Майзера, ну разве не звучит?

– Сэр, лотусы догоняют нас, у них большое преимущество. Пираты уклоняются от любого контакта с ними, – произнес второй помощник.

– Сколько времени до прыжка? И сколько времени до сближения лотусов с нами?

– Сэр, до точки прыжка сорок минут, а расчетное время…расчетное время до лотусов, сэр…

– Ну? Язык проглотили, помощник?

– Пятнадцать минут, сэр. Возможно, если сопровождение останутся, то мы…

– Отставить, – резко сказал Майзер. Все-таки трусом он никогда не был, а с лотусами уже встречался в молодости. Контр-адмирал настроил комм на частоту корабля и произнес по громкой связи. – Парни, тут у нас работенка появилась. До прыжка еще сорок минут, а до лотусов уже четырнадцать. Говорят, спасемся или мы, или три корвета сопровождения. Кто что выберет, парни? Помрем такими же предателями как Барнс или спасем пять тысяч человек экипажей? – вообще-то, в ответе Майзер и не сомневался, да и ответ ему не был нужен, но атмосфера предполагала некое последнее слово командира экипажу, и он это прекрасно делал.

– Машинное отделение. Мы готовы сэр.

– Канониры с вами хоть на край света, сэр.

– Старина Вэл еще послужит нам, сэр. Истребители готовы.

– Инженеры с вами. Отправим этих чертей в ад, сэр.

Майзер довольно усмехнулся, а потом ответил. – Я так и знал, парни. Ну что, мое сердце принадлежит Империи, господа!

И по всему кораблю пронесся крик тысячи людей. – А моя честь только мне!

***********

– Тупорогие твари! Где мой корабль? Я вас спрашиваю! – схватил Рамос одного из двух пиратов, сидящих в ангаре, за воротник. На месте его корабля для эвакуации была пустота.

– Да пошел ты, Рамос! Каждый сам за себя, говоришь? Да получи хрен, – пират смачно плюнул своему бывшему главарю в лицо.

Ни секунды не размышляя, Рамос просто схватил этого хлюпика за голову и свернул шею. Годы тренировок сделали его мышцы железобетонными. Второй было поднял пистолет, но Рамос выбил бластер ногой и врезал пирату под дых, отчего тот упал на спину и стал судорожно открывать рот и беззвучно ловить воздух, как рыба.

Судя по звукам стрельбы и запускающихся двигателей, доносящихся из соседних ангаров, эвакуация проходила уже вовсю. И эти двое, ответственные за охрану его корабля, просто не справились с задачей. Либо испугались.

Рамос придавил шею пирата стопой ботинка, отчего и без того красное лицо головореза стало буквально бордовым. – Говори, где мой корабль и кого вы ждете, твари?

– Абх…гыбыыы, – послышалось в ответ. Рамос ослабил усилие и едва различимо услышал, – Ангар четыре восемь, уровень ниже, там твой транспорт. Его перегнали. Мы ждали Кабана. Он опоздал. Наверное. Не живой.

– Спасибо большое, урод! – ответил Рамос, достав из кобуры пистолет и выстрелив в лоб нерадивому пирату.

Быстрый бег, спуск по лестнице, не на лифте. Вот он, ангар четыре восемь. Укрытый пыльной технической парусиной стоит спасительный корабль. В помещении больше никого. Включить механизм запуска корабля, успеть за минуту стянуть кажущуюся тяжелой, но, на самом деле легкой парусину, запрыгнуть в кабину. Включить питание.

Краем глаза Рамос увидел какое-то движение с лестницы. Тут же активировал самонаводящуюся турель и от входа на лестницу осталось только мокрое место. Вместе с тем, кто оттуда бежал.

Механизм запуска готов. Платформа пришла в движение. Сейчас будет горизонтальное движение корабля, как по конвейеру, а затем подъем на стартовую площадку.

Космический корабль малого класса «Страйк», вооруженных сил Корпуса, был, примерно, в полтора раза больше мобильного «хорька», однако, в отличие от последнего, был оборудован двигателем для гиперпрыжка. Что сейчас являлось важнейшим фактором для Рамоса, чтобы свалить с этой обреченной на гибель планеты.

Двадцать секунд движения по пусковой ленте. Настроить радио, которое тут же взорвалось кучей переговоров и брани. Судя по всему, все пираты кинулись к имеющимся нескольким челнокам. Те, которые были в более-менее больших группировках, уже забились в шаттлы максимально и улетели. Осталось несколько кораблей за которое шел ожесточенный бой.

И это, не считая того, что тысячи людей на плантациях и пираты надсмотрщики были просто обречены. Становились будущими жертвами.

Но все это Рамоса не волновало. Его корабль поднимался для запуска. Двигатели были уже прогреты, раскрывались створки шлюза и было видно голубое небо Алькаса.

Запуск. Корабль стремительно набирает высоту.

«Вот и отлично», – подумал Рамос. – «Еще бы немного и не успел».

– Эй, Рамос, это ты летишь в «Страйке»? – раздался по рации незнакомый голос. – Впрочем, можешь не отвечать. Адиос, Рамос! Каждый сам за себя!

На дисплее выскочило предупреждение о захвате корабля в качестве цели переносным зенитным комплексом последней разработки «Чаки».

– Твою мать! Твою мать! – закричал пират. Он ставил помехи, выпускал ложные цели, но датчики упрямо твердили, что его мгновения сочтены. Двигатели работали на полную, выполнялись маневры уклонения, однако «Страйк» не был защищен от «Чаки». Все было осложнено тем, что ракеты «Чаки», при обнаружении лишних целей, разделялись. Таким образом, возможен был захват до сорока ложных целей. Основная ракета все равно шла до последнего.

Нечеловеческая перегрузка при входе в верхние слои атмосферы, глаза налились кровью, уши заложило, рычаг пилота, кажется, еще чуть-чуть и сломается.

БАХ! Открытый космос.

Рамос громко засмеялся, закашлялся и показал средний палец куда-то вниз. Туда, где был тот, кто запустил ракету. Потому что «Чаки» все-таки не был рассчитан на космический бой. Ракета оставалась безжизненным куском металла в невесомости.

Внезапно «Страйк» тряхнуло и сквозь пелену на глазах пират увидел, что его корабль оплетен захватными устройства лотусов…

-38-

– Сэр, корабли сопровождения сбавили ход, – отрапортовал помощник.

– Немедленную связь с командирами мне, – закричал Майзер.

Экран загорелся, и на нем возникли изображения трех серьезных офицеров. Молодые пацаны, которым еще жить да жить.

– Значит так, солдаты. Вы уходите вместе с остальными силами. Это приказ и это не обсуждается, – сурово, в своем стиле, проговорил контр-адмирал.

Заговорил майор Беркли, которому едва исполнилось сорок лет. – Сэр, при всем уважении. А что бы вы сделали на нашем месте? Если бы ваш командир остался защищать остатки флота, а вам приказал отходить вместе со всеми?

Майзер только усмехнулся. – Я бы послал его к черту и задал бы пришельцам жару.

– Вот и не обижайтесь, контр-адмирал. А если не согласны с нами – можете нас на трибунал отправить, – звучало это весело, но лица всех трех командиров не содержали никакого подобия улыбки.

А Майзер в ответ на это заявление просто рассмеялся, а через минуту сказал. – Ну, хорошо, парни. Уделали вы меня. Тогда слушайте план…

***********

– Сэр, корабли Имперцев переходят в режим прыжка. Нам следует повторить их маневр, – проговорила Мара.

– Стойте! – закричал Ропкин. Если мы начнем процесс запуска гиперпрыжка, то эффект невидимости спадет.

– Я так и знал, – нервно ухмыльнулся Кроу. – Какие еще сюрпризы от вас умников ожидать? А мы не взорвемся при самом прыжке? Может быть при выходе моя голова станет тыквой?

На Ропкина было больно смотреть. Но он собрался с волей, чтобы ответить майору.

– Нет! Но мы же говорим о тестовом образце. Мы лишь несколько раз прыгали в другие системы в ходе испытаний, и только один из режима невидимости. – сказал Ропкин.

– Пилот, мы далеко ушли от пиратов? – неожиданная смена обращения от Джима к Маре прошла со стороны той абсолютно незамеченной.

– Сэр, мы в досягаемости выстрела из любого орудия. Но ситуация осложняется еще и тем, что на хвосте у пиратов лотусы. Они смогут нас достать своей убойной мощью.

– Ропкин, если мы замедлим с прыжком, то потеряем координаты прыжка имперцев?

– Да. Прыгать надо сразу же за ними, это я могу сказать точно.

– Хорошо, рискуем. Кроу, ты как? Сможешь взять щиты на себя? – спросил Джим.

– А куда я денусь? Нам же надо спасать свои задницы. А боль хоть она есть, но все-таки не смертельная.

– Экипаж, всем занять места, – проговорил Джим, усаживая Лору в соседнее рядом с собой кресло и надежнее пристегивая ее. Все-таки у девушки ни разу не было опыта ведения боевых действий в космическом корабле. Впрочем, как и у Джима. Но он хотя бы многократно использовал десантные боты.

Джим ободряюще улыбнулся ей, сказал, что все будет хорошо. Ему очень хотелось страстно поцеловать ее. Кто знает, может быть выбраться не удастся, так хоть впечатления останутся лучшие. Но Джим все-таки решил, что это будет некрасиво по отношению к другим членам экипажа.

– Пилот, приготовить двигатели к гиперпрыжку. Ропкин, помоги с процессом обнаружения точек входа и выхода, – Джим взял командование на себя и, судя по всему, Кроу был совсем не против этого.

– Ну что же, посмотрим, на что сгодится эта посудина, – послышался в комме голос Мары.

***********

Полный залп развернувшихся к лотусам «Великолепного» и трех кораблей сопровождения был страшен. Учитывая, что лотусы задействовали в авангарде только небольшие суда, не забыв, впрочем, и об абордажных кораблях, против крупнокалиберного ионного и плазменного оружия их шансы были невелики. Четыре легких крейсера и около двадцати штурмовых катеров за несколько секунд просто превратились в космический мусор. Еще два крейсера успели выполнить маневр уклонения от посланных вдогонку ракет, однако получили большие повреждения и были вынуждены уходить на малой скорости.

Однако свою задачу они решили – бортовые орудия имперских сил ушли на перезарядку и в бой вступила кавалерия: большие десантные корабли с мощной, очень мощной защитой, которые предназначались, в первую очередь, для захвата с минимальными повреждениями захваченных кораблей.

– Сэр, они приближаются! – послышался доклад от второго помощника.

– Я вижу, подпускаем поближе и даем залп из холодных стволов, – Майзер не был бы Майзером, если бы использовал весь возможный арсенал, не оставив ничего в качестве запаса.

Развернутые в простую линию обороны корабли Корпуса находились в режиме защиты и сосредотачивали все внимание на себе, дав, тем самым, основным силам время на прыжок из системы. И это работало успешно.

Тактика же лотусов, выученная Корпусом из давних сражений, должна была быть простой – одновременный захват всех судов, дабы никто не смог сбежать и оказать сопротивления. Что лотусы успешно продемонстрировали и в этот раз тоже. Большие десантные корабли, несмотря на свои размеры, быстро приближались к имперским силам.

– Огонь из всех ракетных установок. Каждый по своему кораблю, – скомандовал Майзер, находившийся на постоянной связи с командирами кораблей.

Ракеты хороши тем, что перезарядка занимает не более минуты, проводится в автоматическом режиме и ракетные шахты кораблей не требуется «остужать», ни естественно, ни принудительно, как это стали практиковать некоторые командиры-имперцы в чрезвычайных ситуациях, когда техники использовали жидкий азот для охлаждения внутренних частей ионного оружия. Это, конечно, сокращало время на охлаждение, но было чревато гибелью экипажа, а, иногда, и корабля. Такие случаи в Корпусе уже бывали.

Небольшой толчок, это тридцать ракет ушли по направлению в разные части десантного корабля, приблизившегося к «Великолепному» уже на опасно близкое расстояние.

И тут лотусы показали, что все это время с прошлой войны они не сидели на месте. Открылись до этого момента скрытые шахты и все «умные» ракеты перестали существовать за пару секунд. Примитивные турели, однако, в большом количестве, действовали по принципу упреждения. Стрелять они начинали не одновременно, а с задержкой. Вынуждая, таким образом, ракеты, проводить маневр уклонения, по траектории которого уже летели снаряды другой турели. Все гениальное просто.

Майзер только снял фуражку и коротко спросил в переговорное устройство. – Все готовы, парни? – в ответ прозвучало единогласное «да, сэр».

***********

– Абордажная команда на борту. Они не ведут огонь! Здесь какие-то мелкие твари. Лотусов нет! Какие-то миниатюрные копии.

– Твою мать! Да они прут стеной. Они прут стеной, парни! Крошите их из лазеров, не взрывайте гранаты, не повредите корабль!

– Какой нахрен корабль? Не взорвем – нам хана! Мочи! Мочи!

– Дымовую! Кидай дымовую Чарли!

– Обходят, обходят! Что? Они нашли нас в засаде. Они видят сквозь стены! Повторя…

– Сэр, их слишком много. Второе место входа абордажа. Третье. Сэр, враги взяли нас на абордаж через пять мест стыковок!

Майзер слушал все сообщения с каменным выражением лица, а затем спросил. – У всех готовы истребители с протонными бомбами? Выпускайте. Удачи, парни.

Если нельзя остановить противника, то нужно забрать с собой как можно больше тварей. Этой, и только этой логике следовал контр-адмирал. Поэтому один из запасных планов включал в себя самоубийственную атаку лотусов и отвлекающий маневр со стороны «москитов». Так назывались в Корпусе истребители.

– Сэр, истребители вышли.

– Отлично. Всем командирам – доложить о продвижении противника.

– Сэр, они идут к ядру, как будто знают о наших намерениях, сэр!

– Даже здесь не получается сыграть как хочется. Недооценили мы тупоголовых лотусов. Ну что ж, парни, тогда делаем это. Минутная готовность.

Переборка на командный мостик начала подвергаться сначала ударам, а потом плавлению. Все, кто не был больше задействован в работе оборудования, схватили винтовки и приготовились дорого продать свои жизни, дав техникам эту минуту на выполнение подготовки.

– Первый готов. Ждем вашей команды.

– Второй готов.

– Третий готов.

– Контр-адмирал, «Великолепный» готов.

Дверь уже поддавалась, по металлу начали пробегать рыжие искры, которые становились все ярче и ярче. Через несколько секунд толстый слой металла просто расплавится как масло.

А Майзер смотрел на это и понимал, что, черт возьми, скорее всего у него все-таки есть шансы на то, что академия станет называться его именем.

– Давайте, парни, – больше не было сил на пафосные речи, просто пустота внутри.

Дверь рассыпалась и в помещение хлынули какие-то мелкие существа, лишь отдаленно смутно напоминающие лотусов. Переговорные устройства уже молчали. Экипаж стал отстреливаться как мог, но противника было много. Ближайшие к врагам солдаты падали на пол. Их тут же обступали лотусы и неизвестно что делали с ними. Но звук был похож на чавканье и хлюпанье.

Люди поддались панике, послышались крики.

Внезапно обзорный экран озарила ярчайшая вспышка света, затем вторая, третья, а потом улыбающийся Майзер, как в замедленной съемке, увидел, что одних за другими лотусов начинает пожирать движущееся по коридору пламя…

-39-

– Аааааааа! Они что…нас уже…видят? – закричал Кроу сквозь боль. – Твою…империю, Ропкин, они видят нас?

– Корабль перешел в режим подготовки к прыжку. Да, видят, – мрачно ответил умник.

– Пилот, сколько времени до прыжка? – спросил Джим, обеспокоенно глядя на друга. По всем законам боя именно Джим отвечал за оружие-перехватчик. Но когда по тебе лупит импульсная пушка, перехватить ее просто невозможно. Единственное спасение – щиты, за которые отвечал Кроу. И которые больно отзывались по его ногам, так как основные выстрелы попадали в корму Цезаря.

– Сэр, подготовка две минуты. Мы в опасной близости от имперцев. По всем законам жанра они должны были бы снять нас, мы у них как на ладони, но вся их мощность перенаправлена на двигатели. Что не помешает бы сделать и нам.

– Ты шутишь? – просто заорал Кроу, что сейчас было уже совсем не похоже на имперского майора. – Я же тогда просто сдохну, если по нам попадут.

– Или нет. Щиты будут неактивны. В принципе неактивны. Так как щитов не будет, основной удар придется…по корпусу, – умник покосился на пилота.

– Нет уж, давай я буду держать. Мы без нее, – Кроу кивнул на Мару. – И минуты не протянем. Снимайте лучше энергию с оружия, Джим.

– Ропкин, а мы можем избавиться от этой вашей технологии заумной? Ну, чтобы корабль стал обычным, – поинтересовался Джим.

– Можем, – быстро ответил умник, но сразу же поправился. – Можем, но…но тогда, ведь это останется действительно обычный корабль.

Джим и Кроу переглянулись, один кивнул другому.

– Делай, Ропкин, переживем, иначе мы тут все можем погибнуть.

– Одна минута до прыжка, сэр.

– Ропкин, вырубай к чертям!

– Идут ракеты, много ракет, сэр!

– Пилот, врубай автоматические турели защиты, ставь щиты! Ропкин, выруби уже.

Умник что-то сосредоточенно набирал на дисплее комма. Кроу приготовился терпеть боль, перенаправил все щиты в корму. Джим ловил взглядом летящие на корабль ракеты.

– Уровень энергии для разгона недостаточен, мне нужна энергия, сэр.

Джим вырубил еще две турели. Кроу ослабил щиты. На капитанском мостике что-то щелкнуло.

Раздался голос Ропкина. – Готово! Вы отключены от системы.

Почувствовалась небольшая, совсем небольшая вибрация корабля. Автоматика выжимала максимум из оставшихся турелей для того, чтобы сбить ракеты лотусов.

– Двадцать секунд до прыжка.

Яркая вспышка, озарившая космос. Кто-то взорвал ядерный реактор в корабле. Безумная, безумная идея. Но самая действенная, если ты уже мысленно попрощался с жизнью.

Вторая вспышка, третья, четвертая.

– Да они там что, самоубийц в экипаж набрали?

Отметки остатков изначальной имперской эскадры исчезали с карты системы, что говорило, что они достигли точки прыжка. Количество кораблей лотусов в районе взрывов серьезно уменьшилось.

– Десять секунд до прыжка. Все еще много ракет летит к нам.

Имперские корабли, находящиеся перед «Цезарем», прыгают один за другим в гиперпространство.

– Пять секунд до прыжка.

Если бы в космосе можно было слышать звуки, то все, вероятнее всего, ощутили бы захлебывающуюся стрельбу турелей.

– Четыре.

Корпус содрогается от первого взрыва, который приняли на себя щиты.

– Три.

В голове Джима нет никаких мыслей. Одно желание – выжить. Попасть хоть куда, но выжить. Подальше от войны и бойни.

– Два.

Кроу широко открыл глаза и глубоко дышит. Каждая жилка на его накачанной шее напряглась. Руки вцепились в подлокотники кресла железной хваткой.

– Один.

Корпус корабля содрогается от новых взрывов. Только бы выдержали щиты.

Внезапно все заканчивается. Тряска. Страх. Мгновенное ускорение, вжимающее тебя в спинку кресла, и также отпускающее через мгновение после выхода.

– Никогда не привыкну к этой херне, – раздался голос Кроу, а затем послышался только хриплый смех.

– Сэр, мы вышли из гиперпространства. Ох ты ж…вот это дела! – присвистнула Мара.

– Что случилось, пилот?

– Сэр, мне неприятно говорить, но основные двигатели повреждены. Оборудование показывает полный отказ. Работают на пять процентов. Маневровые, правда, дадут еще пять. Но это максимум. Такая бандурина с такими показателями это просто металлолом.

– А я говорил, что не надо! – закричал нервно Ропкин. – На субатомном уровне мы бы могли устроить перестройку системы и все исправить. И куда мы попали? Кто нас спасет сейчас?

Но тираду Ропкина тут же перебил входящий звонок.

– А вот и помощь, Ропкин! – подмигнул ему Джим. – Пилот, соединяй.

Через мгновение на экране появилось лицо Барнса. В первое мгновение, казалось, он немного опешил, увидев Джима, а потом взял себя в руки и своим обычным голосом произнес, – Что-то я даже не удивлен этой картине. Ну что, господа, добровольно сдадитесь или брать вас штурмом?

– С меня хватит, – проговорил Кроу по комму, отстегивая ремни. – Больше всего на свете я хочу увидеть этого подлеца лицом к лицу. Но сначала я хотел бы поесть. Нормально поесть, – и, подойдя и встав рядом с Джимом, произнес, глядя на полковника. – Барнс, что у вас там сегодня на обед?

***********

– То есть Барнс, вы хотите сказать, что Империя в любом случае бы развалилась, и что есть много разумных рас, что лотусы от кого-то бегут, что вы не предатель, и что…эээ…вы просто спасли имперский флот, так?

– Именно так, Кроу, именно так, – утвердительно кивнул Барнс, сидя по другую сторону стола от обедающих пленников. Или гостей?

– И вы хотите сказать, что использовали пиратов и заключенных для производства гоги, и что килограммовый пакет был чем-то малым, и все это было сделано ради отвлекающего маневра, чтобы спасти, как вы говорите, часть флота и давших вам присягу? Ну и утащить основную часть гоги с собой. Так?

Все это Кроу умудрялся говорить, тщательно пережевывая еду.

– Да, – произнес все также сохраняющий терпение Барнс.

– И вы хотите, чтобы мы во всю эту чушь поверили?

– А у вас есть выбор, майор?

– Как раз-таки я понимаю, что у нас другого выбора нет. Сдохнуть на посудине за миллиарды империалов, которая в результате попадания ракеты оказалась обычным мусором после прыжка или умереть от руки безумца, который выдумал эту сказку о том, что вселенная огромная, и который строил козни и развалил совет лордов. Ну конечно же я выберу второе! – с усмешкой сказал Кроу, все также продолжая жевать кажущийся просто божественным кусок синтетического мяса.

– Кроу. Мне достаточно дать свое слово. Вот и все. Я не собираюсь с вами спорить. Не верите мне? Пожалуйста. Но что дальше? Будете сидеть в камерах на этом корабле? А может быть действительно избавиться от вас? Вы у нас уже почти трехдневную норму рациона съели, – Барнс позволил себе даже некое подобие улыбки.

– Подождите, полковник. Думаю, майор еще не остыл от наших приключений. Вы могли бы еще раз рассказать, как обстоит дело в реальности? – очень аккуратно спросил Джим.

– Карсон. Вы мне всегда казались умнее всех. Видимо, я все-таки не ошибался, выбрав вас для этой миссии.

Джим вопросительно посмотрел на Барнса, но тот лишь вяло отмахнулся, мол, потом.

– Все просто, господа. Давайте я даже покажу вам, – и Барнс включил режим проецирования комма таким образом, что из запястья полковника появилась небольшая проекция какой-то фигуры, смутно напоминающей сферу, только разукрашенную разными красками.

– Видите? Это тоже самое, что вы видели в штабе, только там масштаб в разы, в десятки и сотни раз больше. Это настоящая карта исследованного космоса. Только исследовали его не мы.

– А кто? Ведь наши технологии – новейшие, – парировал Ропкин.

– Дорогой мой ученый. Я, конечно, не сомневаюсь в знаниях у-генерала Ли, но ему еще далеко до наших новых друзей, с которыми вы, надеюсь, познакомитесь, если поверите мне. Дело в том, что, когда люди бросили умирать своих же друзей, родных, и просто незнакомых людей на своей родной планете под названием Земля, земляне поклялись отомстить тем, кто их бросил. Они могли бы перебить друг друга, они могли бы просто умереть от нехватки ресурсов. Но, каким-то неведомым способом, они сплотились. Поколения землян по крупицам собирали из мусора проект корабля, огромного корабля. Вся планета была единым механизмом. Несколько поколений людей умирали, но трудились над «Ковчегом». Всю информацию, которая сохранилась, они использовали для постройки. А потом, по счастливой случайности, прыгнули…но попали не туда, куда ушли другие люди. А попали к абсолютно новой, древней расе. Которая увидела в землянах союзников. Эта раса обучила землян новым технологиям, показала им свои открытия, помогла с поиском нового дома.

– Интересно, – Лора сидела, подперев рукой подбородок и во все уши слушала полковника. – Будто слушаю сказку.

Барнс проигнорировал ее комментарий и продолжил. – Но у этой древней расы были враги. Спустя столетия эти враги вновь пришли. Им удалось почти уничтожить помощников землян, но земляне, воспользовавшись новыми знаниями, отбились от захватчиков, и даже сохранили небольшое число жителей древней расы. Но вся проблема в том, что их союзники размножались уже не ммм…нашим, примитивным способом, а выводились из инкубаторов. И в результате войны инкубатор остался один. И древняя раса сейчас насчитывает всего лишь сто особей. Потому что из одного инкубатора рождается лишь одна особь раз в пятьдесят лет. А для постройки второго инкубатора нужны ресурсы, которые остались лишь во владениях того врага.

– Ээээ…я, конечно, понимаю, все эти войны. Но какое отношение мы имеем к этому? Причем тут лотусы? Причем тут мы?

– А вот сейчас будет самое интересное, друзья. Угадайте, что движет лотусами? Желание уничтожить империю? Тяга к открытиям? – спросил Барнс, вопросительно глядя в глаза каждому из сидевших перед ним. – Не угадали. Как и я. Лотусы бегут, бегут от того, что находится там, в глубинах космоса. Бегут от тех, кто почти уничтожил помощников землян. Бегут, не оглядываясь.

– Стоп. Барнс. Вы нам просто зубы заговариваете. Почему же тогда лотусы были в некоем сне? Стазисе? Столько времени мы ничего о них не слышали. – Кроу наморщил лоб, уже даже перестав жевать.

– Здесь все просто. Мы сами разворошили осиное гнездо, отправив разведчиков. В какой-то из моментов, так уж приключилось, что лотусы перестали быть, давайте назовем это невидимыми, для врага. Или после очередного прыжка имперцев, или просто не повезло. Но факт – враг увидел лотусов, и стал идти за ними. И, знаете, что самое смешное, что повеселило меня больше всего?

Все отрицательно закачали головами.

– Лотусам было некуда бежать, кроме как в Империю. Потому что Империя находится здесь, – Барнс показал пальцем на одну из неровных сторон проецируемого шара. Туда, где была изображена маленькая синяя точка. – Потому что больше некуда было бежать. Лотусы были в углу, – Барнс торжественно обвел взглядом удивленные лица, и добавил. – Наша Империя – не весь исследованный космос, мы самый настоящий предел вселенной…

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.

В оформлении обложки использовано изображение, созданной художником Джеком Скеллингтоном специально для Михаила Кресо. Все права принадлежат Михаилу Кресо.


Оглавление

  • Вступительное слово от Автора. Благодарность.
  • Пролог
  • -1-
  • -2-
  • -3-
  • -4-
  • -5-
  • -6-
  • -7-
  • -8-
  • -9-
  • -10-
  • -11-
  • -12-
  • -13-
  • -14-
  • -15-
  • -16-
  • -17-
  • -18-
  • -19-
  • -20-
  • -21-
  • -22-
  • -23-
  • -24-
  • -25-
  • -26-
  • -27-
  • -28-
  • -29-
  • -30-
  • -31-
  • -32-
  • -33-
  • -34-
  • -35-
  • -36-
  • -37-
  • -38-
  • -39-