Зародыш мира. Начало (fb2)

- Зародыш мира. Начало 1 Мб, 272с. (скачать fb2) - Виктор Сергеевич Эрленеков

Настройки текста:



Глава первая. Попадание, Осознание, Ассимиляция


О чём обычно думает современный человек? Кто об этом в серьёз задумывался? Скорее всего не так много вариантов. Может быть дом, может быть семья, работа, любовница, в конце концов. Огород, чёрт возьми! Да что угодно, некоторые всерьёз грезят своими деньгами, развитием дела… Всё меняется, когда пытаешься посмотреть на людей сверху. Нет, не с высоты девятиэтажки, не с самолёта… А как на муравейник, с высоты иного сознания. Что мы есть? Чем мы лучше всех этих муравьёв, мух, пчёл… Суетимся, бегаем, мечтаем, трахаемся, бухаем, убиваем себе подобных с осознанием собственной исключительности… И никто не видит этого безумного муравейника только потому, что сам является частью этой системы, наглухо прописан в ней и иного выхода, кроме как подчиниться общим правилам – нет… И мы бегаем, суетимся, совершаем тысячи подвигов на ровном месте и тут бац…

Дальше у всех по-разному. У кого-то резкая боль и тяжёлое осознание, у кого-то яркая вспышка, а кто-то несколько дней не мог поверить, что скоро уже всё. Все по-разному, но конец один…

И вот тихим семейным субботним вечером, когда жена с упоением доказывает тебе то, что всё твоё достоинство заключается исключительно в пускании вонючих газов в полуразрушенный диван, а её многострадальная мама не один раз говорила ей, кого нужно было выбирать… А ты сидишь, наслаждаешься томным вечером и иногда ловишь себя на мысли, что неплохо бы что-то изменить в своей жизни… И тут щёлк, краски потухли, мир в виде экрана телевизора как-то странно завалился на бок, а звуки превратились в глухое эхо и потихонечку стихли. Финиш.

Разве можно к этому подготовиться? Это всегда происходит не тогда, когда нужно. И вот уже ты можешь наконец осознать, как прошла жизнь, чего ты добился и на что теперь можно рассчитывать. А что, если предложат выбор? Кто предложит? Кто-то, кто может его предложить, кто-то, кто видит весь наш муравейник сверху и понимает, как устроены законы этого маленького мирка, где одни муравьи всего лишь толще чем другие, но дохнут также с завидной регулярностью…

… Как меня звали? Может быть Митькой, а может быть John Smith… Какая разница? Какая разница, как когда-то и кто-то называл телесную оболочку, в которой теплилось энергетическое сознание? Почему я согласился? Может быть потому, что не считал свою жизнь завершённой, потому что не хочу осознавать, что всё было зря и не так, что исправить ошибки уже невозможно…

После такого неожиданного окончания семейного вечера, после которого я перестал осознавать себя человеком и оказался в огромном НИГДЕ, мне я вился ГОЛОС. Именно так. С большой буквы. Ибо вначале было СЛОВО. И слово это было ШАНС. Такой грозный, строгий и одновременно чарующий и сильный голос сказал мне:

– Я тебя поздравляю. Ты перешёл на новый уровень. И ты можешь принять решение – хочешь ты вернуться в свою оболочку, хочешь обрести покой и раствориться в эфире или может быть ты хочешь воспользоваться ШАНСОМ и изменить часть мироздания?

Я слушал и не понимал, что происходит, было как-то страшно, неуютно и больно осознавать то, что я, похоже, помер… Почему-то мелькнула мысль о том, что теперь моей «нежной» супруге придётся ворочать мою жирную тушу, так как сам я уже не встану. Почему-то даже появилось какое-то злорадство…

– Ты не о том думаешь, и тратишь МОЁ время. Если тебе так дороги воспоминания, я могу вернуть тебя туда, где ты был, и можешь пускать слюни и мочиться под себя ещё лет двадцать… Хочешь обратно или в новый мир? Одно слово! У тебя три мгновения. Более я не намерен тратить на тебя своё время!

– МИР!!!!!

Опять всё поплыло в глазах, или что там у энергетического сгустка есть, и мир из великого ничто превратился сначала в яркий свет, а затем я открыл теперь уже настоящие глаза…

Вокруг меня был лес. Не тот, который загажен пакетами и бутылками, а такой как в сказке. Светлый, с нежной травкой, теплыми лучами солнышка сквозь листву. С лёгким ветерком в кронах, с невероятными запахами трав и лесных грибов. Я лежал и смотрел на кусочек голубого неба, хорошо видимый сквозь листву, и ощущал какое-то безмерное счастье от того, что могу всё это чувствовать. Странно было то, что я не ощущал никакой ответственности ни за дела, которые остались где-то там, ни за жену, ни за детей, от которых раньше не мог отвлечься ни на секунду, всё думал, как бы сделать так, чтобы у них всё было только хорошо… Чтобы не голодали, не чувствовали себя обделёнными, чтобы никто их не обидел…

Теперь я оказался свободен от этих мыслей. Просто лежал на невероятно тёплой лужайке, мою кожу приятно щекотала мягкая травка, а ветерок слегка играл волосами (о которых в прошлой жизни я уже и мечтать забыл) и дарил такую приятную прохладу… Какое же это наслаждение…

– Тебе тут понравилось?

О неожиданности я подскочил, так, как будто оттолкнулся всем телом от земли, и уставился на странного человека. Хотя не могу сказать точно – человек это или нет… Ну сами представьте себе, девственный, даже какой-то лубочный лес, а тут бац, и откуда ни возьмись эдакий мужичок. Да к тому же в абсолютно белом, строгом костюме, да ещё и сидящий на стуле, наподобие офисного… Очень надо сказать неожиданно. К тому же внешность такая, что завтра спроси, как он выглядит – и не скажешь… Безликий какой-то. Только глаза почему-то разные. Один абсолютно голубой, словно ангельский, как у блондинки на обложке, а другой – даже не человеческий, а какой-то кошачий что ли…

– А вот не надо лишних вопросов. Всё равно тебе нет необходимости знать на них ответы. – как-то бесцеремонно продолжил безликий. Так и буду его звать Безликий. – В твоём бывшем мире тебя больше нет. Теперь ты в этом. Это твой Шанс. Как этот мир называется – узнаешь сам, это для тебя сейчас не принципиально. Как тебя зовут – тоже придумаешь сам, это тоже не принципиально. Принципиально то, что мы за тобой наблюдаем. Принципиально то, что тебя никто не отпустит в этот мир взрослым человеком. Также принципиально то, что у тебя должна быть цель и миссия. Придумаешь себе их сам, – Безликий вбивал свои слова мне в мозг словно гвозди. Не останавливаясь, и не давая мне ни малейшего шанса осознать сказанное, – Да, да, всё сам, и нечего на меня так таращиться. Ты слишком часто слушался других. Так что теперь всё сам. Не докажешь, что чего-то стоишь – всё закончится и ты продолжишь свой путь в ничто. Насовсем. Так что не затягивай с миссией. А чтобы тебе легче думалось, я тебе немого помогу…

Я сидел на траве, своей заметно помолодевшей и похудевшей задницей и тупо таращился на Безликого, и пытался осознать, что он мне говорит, и не совсем понимал происходящее, но тут неожиданно в руке у мужичка появилась трость. Нее, не лёгкая и изящная трость, а эдакая дубина с круглым набалдашником, которой этот гад с силой долбанул меня по башке…

Ну как так-то? Вспышка… Холодно… Глаза видят странное… Осознаю себя лежащим на земле. Там же где и был, но, судя по всему, теперь вечер, точнее уже ночь. Перед глазами какая-то галиматья, то-ли клинопись, то-ли руны. Пытаюсь разобраться что это такое. Или Безликий… Какой, нафиг, Безликий!! Он просто Без, нет, он БЕС!!! Так долбануть по башке. Сука… Неожиданно до меня начинает доходить суть этой странной галлюцинации. Это надпись, которая почему-то висит перед моими глазами, и никуда не хочет исчезать. Блядь, и не понятно ни хера, что за надпись… Хотелось бы понять, что она означает. Не успел только об этом подумать, как надпись наполнилась смыслом:

ТАКТИЧЕСКИЙ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ИНТЕРФЕЙС

Сконцентрируйте внимание на этой надписи

– Ёпт… Какого хрена? Это что, глюк?!! Сейчас проснусь, и всё будет как было!!! – Сам себе прокричал я, но последующий ответ меня вернул к действительности.

– Чего ты орёшь? Не можешь разобраться сам – сядь и слушай.

Неожиданно для себя я опять сел на задницу и уставился на говорящего. На это раз передо мной стоял мужичок, в костюме техника, с таким же невыразительным лицом и разными глазами, как у Беса.

– Да, ты в новом мире, да, на тебя есть планы, да, тебе установили тактический интерфейс, чтобы тебе было проще следовать поставленной задаче.

Я молча моргал сквозь не пропадающую надпись, и потихонечку, про себя, начинал подвывать…

– Сосредоточь внимание на заглавной надписи.

Я продолжал тупо смотреть на Техника, и никак не мог понять, что он от меня хочет…

– Сосредоточься, животное!!! – заорал техник, и пнул меня пяткой рабочего ботинка куда-то в плечо. Тело пронзила резкая боль, и мне показалось, что что-то хрустнуло. Я перестал чувствовать правую руку, а картинка поплыла. Сука, как же больно…

– Сосредоточься на надписи, мясо!!! – от боли в руке сами собой потекли слёзы, и сам не ожидая того, я начал ныть, прямо как ребёнок… И тут мне в челюсть ударило что-то тяжёлое, рот сразу наполнился солёным, металлическим вкусом, а сознание наконец-то померкло…

… Какое голубое небо, какие зелёные деревья, какое ласковое солнышко…

– Ну и нахер ты его так отделал?

– Дык не понимает ни хера, очередное мясо. Таскают кого попало, а они тут слюни пускают…

– Не тебе решать! Твоё дело обучить пользоваться интерфейсом, и больше ни чего!

– Ну так ведь это мясо молчит и не говорит ни чего! Как тупому объяснить то?

– Ты думаешь, если оторвать руку и вырвать челюсть, то сознание начнёт лучше тебя понимать?

– Дык… Починили же…

– Во-первых, остаёшься без премии в этом месяце. Компенсация восстановления оболочки. Во-вторых, ещё один такой залёт, и отправишься во фронтир. Там такие как ты очень нужны постоянно, расход большой, понимаешь…

– Дык я ж…

– Молчать, и пошёл вот отсюда!

… Какой интересный диалог… Странно ничего не болит, приятный ветерок… Странная надпись перед глазами…

ТАКТИЧЕСКИЙ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ИНТЕРФЕЙС

Сконцентрируйте внимание на этой надписи

– Ну-с, молодой человек, начнём всё с начала… Для начала сядьте и посмотрите на меня.

Повинуясь голосу, я сер на травку. Передо мной, на простом офисном стуле сидел невзрачный старичок, в докторском халате, и мне даже показалось, что из потёртого кармана торчит фонендоскоп.

– Слушайте меня внимательно. Вы меня слышите? Можете просто кивнуть.

– Да, – как-то глухо и сдавленно ответил я. Было ощущение, что лёгкие только сейчас развернулись и я сделал свой первый вдох.

– Вам был установлен вспомогательный интерфейс. Вы меня понимаете?

– Да… Вы cейчас говорили про оторванную руку. Это про меня?

– Хм, вы проснулись чуть раньше. Не думайте больше об этом. Инцидент уже исчерпан.

– Попробую – Мне было невероятно сложно разговаривать, – где я?

– Ну скажем так, это один из миров, вашему сознанию так будет проще меня понять.

– А что за надпись?

– Вот об этом я и хотел с вами поговорить. – старичок уселся поудобнее – Попробуйте сконцентрировать внимание на данной надписи.

Сконцентрировать… Легко сказать… Но всё же я попытался вглядеться в странные буквы, непостижимым образом ставшие понятными мне. В какой-то момент мне стало казаться, что надпись из висящего в воздухе глюка превратилась во что-то объёмное, и как бы вдавилась куда-то вовнутрь…

В этот момент я почувствовал себя терминатором. Передо мной развернулось куча иконок, пиктограмм, всяких квадратиков, кружочков, надписей, эдакая смесь бинокля, оптического прицела и монитора компьютера… От неожиданности у меня закружилась голова.

– Вдохните поглубже, – отозвался Док (буду звать его так), – прикажите мысленно вызвать обучающую программу.

Я закрыл глаза, при этом куча квадратиков и надписей исчезла, и начал повторять как мантру: Обучающая программа, Обучающая программа, Обу…

Тут все надписи, иконки, курсоры пропали, и передо мной появилась надпись – «Откройте глаза».

Что я тут же и сделал, то ли приказ в письменной форме подействовал, толи подумал, что если буду тупить, то опять начнут бить, и может быть опять ногами, а ждать очередного внушения как-то не хотелось.

«Вас приветствует обучающая программа по применению обучающего интерфейса»

«Для получения информации об объекте, сосредоточьте на нём своё внимание»

Не дожидаясь комментария от Дока, я вгляделся в растущий рядом цветок земляники.

«Неизвестное растение. Необходимо пополнить базу»

– Неизвестное растение. Необходимо пополнить базу. Повторил я за программой. И чем мне эта программа поможет?

– Один момент, молодой человек..

И Док, в точности как Бес, шандарахнул меня по голове тростью.

Шо, опять?! Какое небо голубое…

«база данных о текущем мире обновлена»

Хм, попробуем ещё раз… Смотрим на листик…

«Земляника лесная – многолетнее, поликарпическое, наземно-столонообразующее, короткокорневищное растение, высотой 5-30 см. Модель побегообразования – симподиально полурозеточная. Имеет вертикальное косое или горизонтально направленное апикально нарастающее эпигеогенное корневище, втягивающееся в почву за счет контрактильной деятельности придаточных корней, которые образуются в течение всего лета. Эпигеогенное корневище покрыто остатками засохших прилистников. Цветки пятичленные обоеполые белые, собранные в малоцветковые рыхлые зонтиковидные или щитковидные соцветия, выходящие из пазух простых, иногда двойных, крупнозубчатых яйцевидных листьев. Чашечки остаются при плодах. Плод – многоорешек, образующийся из разрастающегося, сросшегося с чашечкой цветоложа, в мякоть которого погружены мелкие орешки»

«Показать дополнительную информацию?»

Не, не надо, всё и так понятно. Всё я понял. У меня в башке теперь что-то типа нейросети, как в компьютерных игрушках. Управление было в них было мысленное… Так попробуем: программа-программа, а расскажи-ка мне про этот мир, пли-и-и-из!..

«Данный мир является точной копией планеты «Земля», с откатом в наиболее благоприятное для начала развития время, с не до конца сформированным магофизичесским полем и неразвитыми цивилизациями, государственности нет, развитых общественных образований нет»

Интересно. Ну хоть с географией проблем не будет.

– Программа, а где я сейчас нахожусь?

«45°48'31.8"N+9°05'12.3"E»

– Очень информативно… А конкретнее?

«Сформируйте вопрос точнее»

– Ладно, отбой. Вызову, когда надо будет.

Понятно то, что оказался чёрт, точнее Бес, знает где, в доисторические времена. Магофизичесское поле немного напрягает тем, что такого параметра в моём мире как-то небыло… Но в этом будем разбираться по ходу дела… Сейчас очень хочется пить. Похоже «физическая оболочка» просыпается и вживается в мир. Кстати…

– Программа, расскажи обо мне.

«Вы биологический носитель перенесённого сознания. Физиологический возраст носителя 10 лет. Пол мужской. Мышечный каркас и скелет не развиты. Рост 1350 мм, вес 32000 гр. Цвет кожи светлый, Национальной принадлежности нет, особенностей развития нет, имени нет, навыков нет, специализации нет»

О как… Весьма лаконично. Полагаю, что меня по тоже нет. Надо определиться, что делать дальше.

– Программа, можешь подсказать, где тут источники воды?

«Большое озеро на северо-северо-западе, пригодный для питья родник в точке 45°48'57.9"N+9°05'19.7"E»

– Можешь проложить маршрут к роднику?

«Выполняю»

Передо мной в воздухе, сливаясь с общей картинкой появился эллипсоидный компас, на котором плавно мерцала красная точка. Я так понял, нужно идти на эту точку. Что ж, весьма недурственно, мне бы такую систему в прошлой жизни. Много чего можно было бы наворотить. Тем не менее, я шёл по направлению к роднику, и даже начал наслаждаться окружающей меня природой. Иногда между стволами деревьев поблёскивало озеро, и виднелись верхушки невысоких гор. Прикольное место. В прошлой жизни я так и не отдыхал ни на море, ни в горах. Так, сплошная мешанина из работы, командировок, и семейного киселя…

Так или иначе, под аккомпанемент собственных мыслей я добрёл до небольшого, но вполне себе привлекательного родничка, который я бы ни за что не нашёл, если бы не компас. По внешним признакам родничок вполне подходит для питья. Перед глазами появилась надпись:

«Сохранить локацию?»

– Сохраняй.

Лучше так, чем потом искать новый родник. Этот родничок мне показался таким уютненьким, с холодной вкусной водой. Или мне так показалось, ведь это мой первый глоток воды в новом мире. Само место мне очень понравилось несмотря на то, что прямо над родничком буквально нависал горный склон, густо поросший то ли дубами, то ли вязами. Я не очень разбирался в растительности в прошлой жизни, не разбираюсь и сейчас. Кстати, присмотрюсь ка я к дереву:

«Дуб каменный – вечнозелёное дерево, вид рода Дуб семейства Буковые»

Надо подумать, как использовать эту информацию.

– Программа, давай я буду называть тебя просто «Про».

«Название управляющего модуля изменено на «Про»

– Про, а ты можешь только писать? Или говорить тоже?

«Возможна звуковая передача данных в слуховом центре мозга»

– Про, давай слуховую передачу…

– Слуховая передача данных активизирована.

Голос программы был какой-то железный, как робот из старых фильмов. Эдакий робот Вертер, если кто помнит. Блин, и так жопа полная и голос железный в мозгах.

– Про, а у тебя голос всегда такой противный будет?

– Возможно изменение звуковых диапазонов.

– Можешь подобрать голос как у взрослой женщины?

– Набор звуковых гармоник активирован.

Голос программы изменился на приятный, бархатистый женский голос. Вот это уже совсем другое дело. Если сходить с ума, то хотя бы с комфортом. Так, что делать дальше? Если вспоминать первое правило выживальщиков, то я его выполнил – нашёл воду. Второе правило… Хотя минуточку.

– Про, а тут есть ещё люди?

– По первичным данным, существует поселение по координатам 45°50'25.4"N+9°04'30.9"E. Около 6-и километров за озером.

– Большое поселение?

– Посёлок начального уровня. Ремесло в зачаточной форме. Возможно несовпадение в ментальном плане. Рекомендуется самостоятельное начальное развитие.

– Блин, как самостоятельное? Это в теле десятилетнего пацана?

– Вследствие непонимания возможно критическое повреждение оболочки носителя.

Оба-на. Так значит. Критическое повреждение. Это кирдык значит?

– Про, а после смерти оболочки, возрождение где происходит?

– Вопрос не корректный. После сверхкритического повреждения оболочки наступает разрушение носителя. Понятие возрождение не существует.

Ага. Значит всё-таки не игра. Блин, хреново всё как-то. Я в диких горах, за озером селение неандертальцев, а тело у меня хилого пацана.

– Про, а какие тут водятся животные?

– Здесь можно встретить быстрых волков, бурых медведей, серн, косуль, ланей, лесных котов, муфлонов, лисиц и диких кабанов. Также водятся мелкие животные: ласка, куница, белка, сурок, ежь, летучая мышь и заяц и другие. всего насчитывается более 400 видов. В горах есть грифы, ястребы и беркуты. На горных лугах – рябчики, глухари, стрижи и белые куропатки. В водах обитают: сардины, камбала, треска, кефаль, форель, карп и угорь. На пустынных участках можно встретить черепаху, змей и ящериц. На берегах озер обитает огромное количество уток и гусей.

М-да, Исчерпывающая информация. Особенно интересно про волков и бурых медведей. Слава… Кстати, а кому слава?

– Про, а какие боги тут водятся?

– На данном этапе развития цивилизаций этого мира, такие понятия не существуют. Мифология имеет зачаточные формы. Люди поклоняются Солнцу, Луне, Огню, Молнии, а также особо выдающимся животным.

Круто. Каменный век. Куда меня засунули? Это что, мой персональный ад?

– Про, какие технологии тут развиты?

– Обработка камня, дерева, шкур.

Етить колотить….

Картина называется «приплыли»… Значит правило выживальщиков номер два. Ищем пищу. Самое очевидное – жёлуди. Их лучше всего запечь. Значит правило следующее – надо развести огонь. Я в горах, ну или под горами, значит тут можно найти подходящий камень. Вот только железного кресала у меня нет. Опять засада. Ладно, не вешаем нос. Попробуем потереть палочки. Опять-таки – ножа нет. Значит будем использовать камень…

И вот с такими вот грустными мыслями, с кружил около родничка, чтобы найти подходящий камешек, с помощью которого можно подготовить деревяшки. Сухих веток я уже приметил, около наполовину высохшего дерева. Подходящий камень я нашёл достаточно быстро. Ну как нашёл, наступил на него и порезал ногу. Это стало ещё одной проблемой. По опыту знаю, что с порезанной ногой нельзя ходить по земле, а местные высшие силы, поместившие меня в этот мир, не удосужились снабдить меня одеждой, совсем не удосужились. Так что я сейчас отсвечивал первозданной голой задницей. К лову о порезанной ноге – надо как-то себе помочь. Я начал шарить глазами по окружающей себя растительности, в надежде найти что-то подходящее, и похоже нашёл. После упорного разглядывания, Про высветила подсказку: «Подорожник – ценное лекарственное растение. Подорожник обладает кровоостанавливающим, противовоспалительным и ранозаживляющим действиями, листья этого растения (их необходимо предварительно разжевать или растолочь, чтобы пустили сок) прикладывают к ране для обеззараживания и скорейшего заживления.»

Это то, что надо! Злополучным камнем я содрал кору с дерева, очень напоминающего мне липу, и содрал с него лыко. Мне это дед показывал, когда я на самом деле был пацаном, никогда бы не подумал, что пригодится. А всё-таки странное животное – человек. В экстремальных ситуациях всегда находит выход из положения. Потом я промыл ногу в ручье, куском лыка обтёр ногу насухо, помял листья подорожника, приложил к ране и перевязал ногу лыком. Глядя на полоски лыка, я начал задумываться о лаптях, потому что изрезать себе ноги мне совсем не улыбалось.

Задумавшись таким образом, я сидел и рассматривал плоды своих трудов, когда произошло то, чего я ну никак не ожидал.

– За проявленный навык и смекалку Вам начислено 10 очков лояльности. Текущий счёт 100 очков лояльности.

Хотел было ругнуться, но так и не смог… Это что-то новое. Так всё-таки – игра или нет? Или я чего-то не понимаю?

– Про, что это такое? Что за очки лояльности?

– Очки лояльности начисляются вам за проявленное усердие в достижение цели, а также в качестве компенсации за несанкционированные действия администрации.

– Администрации?

– В вашем прошлом мире их называли богами.

– Ты же писала, что в этом мире нет богов?

– Теперь уже больше нет.

– А как же Бес, Док, Техник?

– Руководитель проекта и старший медицинский работник убыли для реализации нового проекта, так как старт данного проекта признан успешным. Техник перемещён во фронтир.

– А кто же теперь присматривает за миром?

– Если вы сможете достичь поставленной цели, то ответственным за данный мир будете вы.

Интересно, а Про мат понимает, ибо мои мысли сейчас были только матом. Получается, что меня сюда переместили как зародыш местного бога? А если не получится?

– Про, а если у меня не получится? Оболочка то не вечная, да и хрупкая. И не возрождается при неудачах.

– Проект будет свёрнут. Мир утилизирован.

Интересно девки пляшут. Это что ж получается, от меня теперь весь мир зависит? От голозадого пацана, у которого из всего имущества острый осколок камня, да импровизированная повязка на ноге? Как-то не очень логично.

–Про, а почему существуют названия трав, деревьев? Животные такие же, как и на земле?

– Потому, что для данного мира был применён аналогичный зародыш. Вам, как нынешнему руководителю данного проекта нет необходимости заново выдумывать формы жизни и их названия. Достаточно грамотно распорядиться.

Грамотно? Я? Я даже своей прошлой жизнью не мог распорядиться. А тут целый мир. Да и хватит ли у меня времени?

– Про, а сколько у меня есть времени на организацию этого мира?

– Срок жизни вашей оболочки неограничен.

– А ты же говорила, что можно получить критические повреждения?

– Оболочка должна развиваться. На определённом этапе произойдут качественные изменения.

Понятно. Я не просто сдох. Я сошёл с ума. Мало того, что разговариваю с голосом в моей голове, так теперь ещё это голос утверждает, что теоретически я бессмертен, главное не угробить оболочку на первом этапе. Так, а что у нас с очками лояльности.

– Про, а зачем нужны очки лояльности?

– Вы хотите ознакомиться с каталогом?

– Эээм… Да, давай. Хочу ознакомиться.

– На настоящий момент вам доступны следующие позиции:

1. Одежда холщовая крестьянская – 1 000 000 ОЛ

2. Нож охотничий – 1 000 000 ОЛ

3. Сапоги крестьянские – 1 000 000 ОЛ

4. Зажигалка кремниевая – 1 000 000 ОЛ

– Также есть возможности изучить технологии.

– Это шутка что ли? У меня всего 100 Очков лояльности. Причём 90, я так понимаю, это компенсация за поведение Техника.

– Также есть возможности изучить технологии.

– Хорошо, покажи технологии.

– На настоящий момент вам доступны следующие технологии:

1. Первобытная технология обработки камня – 5 ОЛ

2. Первобытная технология приготовления цемента – 5 ОЛ

3. Первобытная технология изготовления каменного оружия – 10 ОЛ

4. Первобытная технология изготовления Деревянного стрелкового оружия – 20 ОЛ

5. Первобытная технология изготовления одежды – 20 ОЛ

6. Первобытная технология охоты – 40 ОЛ

– Это всё?

– Да, на данном этапе развития.

– А я могу взять все доступные мне технологии?

– Да, если у вас хватает очков лояльности.

– хорошо. Где касса?

– Вам необходимо подтвердить получение доступных технологий.

– Подтверждаю. Давай всё, что есть!

– Передача технологий завершена. На настоящий момент вам доступны следующие технологии:

1. Первобытная технология обработки камня – 0% Уровень 0.

2. Первобытная технология приготовления цемента – 0% Уровень 0.

3. Первобытная технология изготовления каменного оружия – 0% Уровень 0.

4. Первобытная технология изготовления Деревянного стрелкового оружия – 0% Уровень 0.

5. Первобытная технология изготовления одежды – 0% Уровень 0.

6. Первобытная технология охоты – 0% Уровень 0.

7. Автоматизация труда – 0% Уровень 9.

– Понятно. А что такое автоматизация труда?

– Это возможность автоматически выполнять какую-то заданную работу, в это время всеми действиями оболочки руководит программный модуль.

– То есть, я могу задать модулю цель идти к точке А, а сам могу лечь спать?

– Нет. Это касается только повторяемых операций. Например, лепить кирпич.

– А откуда это у меня?

– Это было в вашей корзине. Так как стоимость не указана, то считается, что это бонус к покупке.

– В корзине? Это магазин что ли?

– Можно сказать и так.

Да уж, тут есть над чем подумать. Куда это я попал. Эдакий зародыш мира. А я в нём зародыш сам не знаю, чего. Но тем не менее останавливаться на достигнутом нельзя. Вот кто бы мог подумать, что им так распорядится судьба. Сидел себе спокойненько такой вот офисный планктон, работяга, водила ну или ещё кто-то, нужное подчеркнуть, и не думал ни о чём, кроме того, что будет жрать, где будет спать, и кого будет драть. Ну о детях ещё некоторые думают, или о тачках. Или о шлюхах. И вот его заставляют ставить перед собой цели и последовательно к ним идти. А как? Если самой важной целью в жизни за последние лет было очко унитаза, в которое желательно попадать, чтобы не случилась в сортире полнейшая разруха. И вот мучаешься дилеммой – повесить в сортире зеркало, поднимать брюхо рукой, или ссать сидя, как баба? Вот и вся цель. Ну есть конечно ещё мелкие задачки, как-то влезть в прошлогодние джинсы, так, чтобы они поперёк жопы не лопнули, или у кого сиськи больше – у тебя или у жены? Хорошо ещё, если ты просто домашний пузан. А если увлечённый рыбак, который жить не может без своего замечательного увлечения, поэтому спускает весь бюджет на всевозможные снасти, чтобы раз в лето наловить мальков и с гордостью припереть это домой, чтобы тухло в холодильнике.. Да мало ли таких. Увлечённых натур. Фанатики всякие, убеждённые праведники, учителя по жизни, поклонники здорового питания или спотсмЭны… Да девяноста процентов жителей моего прошлого мира, чтобы принести пользу родной планете нужно родится заново и полностью переделать себя, причём под очень чутким руководство умных товарищей, потому как пускать это на самотёк глупейшая задача, так как нет в обывателях духа созидания, и даже малейшей искры истинного разума, позволяющего продумать свои действия и их последствия… А вот мне теперь нужно думать. Думать хотя бы потому, что больше некому, и никто мне ничего не подскажет. А по плану у меня теперь пожрать, и желательно не только сегодня. Ведь мне нужно вырасти, стать большим и сильным. Ну или умным… Ведь мир ждать не будет…

Итак, воду я нашёл, острый камень тоже меня нашёл. Осталось развести огонь и насобирать желудей. С этой мыслью я наломал сухих веток, с одной из сторон на них был совершенно высохший мох, что меня особенно обрадовало. Я выбрал две подходящие палочки, на одной сделал желобок, а другую просто заточил. К слову, если бы всё это делать нормальным ножом, то вся процедура заняла бы не более пяти минут, с каменным же приспособлением, ибо ножом я это не могу назвать провозился более двух часов. Также усложняло ситуацию то, что тело оказалось на удивление слабым, и мне, привыкшему к физическим возможностям троеборца (от них я и загнулся, похоже), было очень непривычно с трудом удерживать заготовку и можно сказать, гладить её острым камешком. Э-хе-хе, где же ты моя силушка богатырская… Тем не менее, когда палочка была готова, я на один конец канавки положил сухой мох, насыпал в канавку щепотку песка, а второй, тонкой палочкой начал тереть по желобку. Если я считал, что изготовление деревянной зажигалки заняло много времен, то оказалось, что я ошибался! Я сбил себе руки в кровь, измучился так, словно перепахал в одиночку огромный огород, но безысходность и острая необходимость сделали своё дело. У меня появился уголёк, из которого я раздул свой первый первобытный костёр!

Никогда не думал, что запечённые жёлуди могут быть такими вкусными! Может быть потому, что на данный момент это была моя единственная еда. После того, как почувствовал себя довольной хрюшкой, я натаскал травы к костру поближе и завалился отдыхать. К слову, уже незаметно наступил вечер. Я лежал около моего костерка, слушал вечерних цикад и думал о том, какой мир я смогу тут отстроить! Даже удивительно, какие созидательные мысли появляются, когда получается с успехом закончить хотя бы маленькое дело. Я думал о том, что завтра нужно начать строить дом, ну или шалаш, или что у меня получится, потому что под открытым небом спать хорошо, пока не пошёл дождь, или не наступила зима. Да и про одёжку нужно подумать. Пока мне никто не мешает ходить как Адам в раю, но вдруг опять-таки дождь или зима? Почему-то вспомнились дочки. Как они там без меня?…

Утро наступило неожиданно, я бы сказал рывком. Просто я в определённый момент открыл глаза и сел. Костёр почти потух, только из-под предусмотрительно подложенного толстого корня чуть клубился дымок, чем я тут же и воспользовался. Только когда новый костерок весело заиграл в дровах, я позволил себе пойти умыться и попить воды. Такой вот простой завтрак получился.

Настало время заняться третьим пунктом в своде правил выживальщика. Соорудить жильё. На это счёт у меня оказалось целых три технологии – обработка камня, приготовление цемента, обработка дерева. Осталось разобраться, как этим пользоваться. Можно, конечно, использовать собственные навыки, вот только зачем тогда полученные технологии?

– Про, доброе утро! Подскажи, пожалуйста, как пользоваться технологиями?

– Доброе утро, Носитель. Какую технологию вы хотите освоить?

– Носитель. Как-то по ветеринарному это. Если уж я местный «божок», и вожусь с каменюками, то называй меня Тор.

– Хорошо, Тор. Какую технологию вы хотите освоить?

– Давай обработку камня.

– Для освоения технологии обработки камня, вам необходимо найти подходящий камень, определить конечные размеры и форму, а затем удалить все лишние части.

– Да ты шо… Как я сам не догадался!? А для чего тогда технология?

– При наличии технологической матрицы, в неё можно поместить процесс изготовления требуемого изделия, чтобы в последствии производить повторения автоматически.

М-да, упростили задачку. Придётся пойти путём наименьшего сопротивления. На сколько мне известно, в Европе строили соборы из песчаника. Так себе материал. Единственное чем отличается камень – легко обрабатывается. Осталось дело за малым – найти залежи этого самого песчаника. Судя по выходящей на склонах горы породе – его тут должно быть! Только придётся учитывать хилость персонажа.

– Про, не знаешь, есть тут песчаник поблизости?

– Ближайшее место 45°49'01.8"N+9°05'13.0"E. 153 метра на северо-запад. Проложить маршрут?

– Да.

Я тут же превратился в терминатора, и побрёл к подсвеченному указателю. Мог бы и не спрашивать у помогалки, где песчаник, потому что он тут похоже был везде! Но в указанном месте его было просто удобнее добыть. В основном это были нехилые такие булыжники, расколоть, и уж те более, сдвинуть которые мне будет скорее всего не под силу. Поражал цвет камня. Если в других местах он был грязно жёлтого или белёсого цвета, то здесь камень приобрёл нежно розовый оттенок с небольшими чёрными вкраплениями, делавшими этот хрупкий материал больше похожим на благородный мрамор. Несмотря на все мои восторги по поводу красоты камня, пришлось сесть поудобнее и задуматься. В принципе, нечего тут думать. Не можешь поднять большие камни – ищи маленькие. Тут оказалось достаточно много камней размером как три современных кирпича, естественно не такой правильной формы. Удалять лишнее я решил с помощью большого, плоского валуна, просто стерев лишнее. Всё время забываю, что силы у меня уже не те, что раньше. Поэтому с камнем поначалу пришлось помучаться. Е его еле затащил на валун, а потом долго и нудно тёр камень о камень, пока не получил относительно плоскую поверхность. Затем по проверенной схеме я стёр остальные грани моего «Кирпича». Хотя кирпичом такую штуку не назовёшь, так как у меня он получился более крупным и квадратным, что ли…

– Про, мы можем занести процесс изготовления строительного камня в технологию?

– Да. Процесс обработки песчаника занесён в технологическую базу. Размеры и характеристики изделия зафиксированы. Технология освоена на 0,1%. Теперь вам доступна технология «Кирпич из песчаника, формованный»

– Замечательно. А как произвести такой кирпич автоматически?

– Поместить на базовую поверхность и задать автоматический режим.

Понятно. Недолго думая, я приволок ещё один булыжник, и водрузил его на свой импровизированных стол.

– Про, запусти автоматический режим изготовления строительного камня!

– Выполняю.

Тут начались настоящие чудеса! Мой мозг практически отключился. Я не смог пошевелить ни рукой, ни ногой. Между тем само тело потянулось к камню, взяло его руками, и довольно энергичными движениями начало тереть кусок песчаника о стол. Это было одновременно страшно и удивительно, как это может быть? Я как завороженный смотрел, как руки сами по себе повторяют то, что я делал недавно. И только когда я увидел надпись «производство окончено», смог оценить пользу данного действия. Если у меня ушло несколько часов на самостоятельное изготовление одного камня, то в автоматическом режиме на то же самое ушло всего минут пять!!!

– Для непрерывного производства необходимо создать запас сырья и обеспечить энергией носитель, – прервала мои восторги Про.

– Сырьё, это понятно, а что ты имеешь в виду под обеспечить энергией? – в принципе я уже понял о чём идёт речь, так как чувствовал просто зверский голод.

– Необходимо принять много высококалорийной пищи.

Да уж, не простая задача. В новом мире я ел всего один раз, да и то это были жёлуди, и то вчера. Надо с этим что-то срочно делать.

– Про, а всегда требуется столько энергии на производство в авто режиме?

– С ростом навыка потребление энергии оптимизируется.

– А каково сейчас значение этого навыка?

– Первобытная технология обработки камня – 15,1% Уровень 0.

Понятно. Значит надо хорошенько покушать, и делать много камней. Хотя есть ещё одна идея.

– Про, а что ещё влияет на потребление энергии и скорость производства?

– На все производственные характеристики влияет общее развитие тела.

– А общие характеристики тоже как-то измеряются?

– Да. Существует унифицированная и формализованная система учёта параметров носителя.

– Интересно, а в чём эти параметры измеряются?

– Параметры измеряются в универсальных единицах, и могут быть как положительными, так и отрицательными.

– Как это отрицательными? Что, например, параметр силы может быть минус 5?

– В вашем случае минус 53.

– Как это?

– Для каждого носителя существуют средние, нормальные параметры развития. Они зависят от возраста, вида и окружающей среды. За единицу отсчёта взяты параметры аналогичных вашим носителей, существующих в данном мире.

– То есть я на 53 пункта слабее, чем мой одногодок в соседней деревне?

– Да.

Теперь понятно, почему мне не рекомендуется пока что заходить в поселение. Меня там просто порвут местные детишки.

– Про, можешь показать мои параметры?

– Да.

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек.

2. Возраст                                10 лет 1 день.

3. Развитие технологий                    – начальный уровень.

4. Параметр выносливости                    – 74

5. Параметр силы                          – 53

6. Параметр координации                    – 17

7. Параметр мозговой активности              + 345

8. Параметр магофизичесской активности       0

9. Уровень жизненной силы                    10

10. Уровень духовной силы                    1600

Интересное распределение параметров. Судя по уровню жизненной силы, я тут сейчас должен уже ласты клеить. А почему так интеллекта много? Вроде мыслителем никогда не был.

– Про, а почему так много мозговой активности и духовной силы?

– Уровень духовной силы косвенно зависит от мозговой активности. Ваша мозговая активность в данном случае сравнивается с зачаточным интеллектом местного населения в возрасте 10 лет и 1 день.

О как, моя белочка сейчас сообщила мне, что я намного умнее и духовнее местного неандертальца. Ну теперь всё понятно. Местные ловчее и мясистее, однако по умственному развитию не дотягивают до земного кота. Круто. А я уж посчитал себя эдаким феноменальным гением. Облом. Придётся как-то с этим жить.

– Про, объясни мне ситуацию с технологиями. Что касается обработки камня – то я в принципе знал, как это сделать, а вот как быть с первобытной охотой? Я не занимался этим в прошлом и опыта таких действий не имею.

– Следуйте начальным инструкциям.

– Покажи инструкции для первобытной охоты.

– Ознакомьтесь

1. Для охоты можно загнать животное на обрыв, в вязкое болото или на лед.

2. Добыть животное можно с помощью ловчих ям, опадными и давящими ловушками, силками.

3. Добыть животное можно метательным оружием – дротиками, копьями, стрелами, томагавками и оружием ближнего боя – дубинами, клевцами, кинжалами.

– На вашем уровне развития я предлагаю устроить ловчие ямы. Для этого необходимо заготовить колья, выкопать несколько ям в местах кормёжки животных, затем установить колья в ямы и замаскировать мелкими ветками и листьями.

– А где мне найти места кормления?

– Дикие кабаны в предгорьях питаются желудями в дубовых рощах. Ближайшее место кормёжки находится в локации с сохранённым именем «Родник».

Вот так да… Я, оказывается, спал безо всякого укрытия, просто под открытым небом рядом с местом кормёжки диких кабанов?! Мой шанс мог непостижимым образом ускользнуть от меня, захоти местные свинки разнообразить своё меню. Так, теперь, первым делом необходимо перенести костёр в другое место. Думаю, поближе к моей каменоломне. Тут кабанам и прочим зверям точно делать нечего. Вот только опять встал вопрос, как запасти воду. Не бегать же постоянно к роднику?

– Про, ты знаешь, из чего можно сделать ёмкость для воды?

– Из глины.

Точно! Голова два уха. Конечно из глины! И как я раньше не догадался?

– Про, а где у нас… Ладно, отбой. Сам догадался. Возле озера. Порядка двухсот шагов на север.

Почему-то мне начинает надоедать по каждому вопросу обращаться к моей помогалке. В конце концов, мне нужно и свою голову включать, а тоя совсем протухну тут. Мало того, что один и без вариантов, в совсем маленьком теле, да ещё и развиваться не буду. Это уж совсем плохо. И вот так вот, погрузившись в свои тяжёлые раздумья я брёл к озеру, чтобы поискать там глину. Да и мало ли чего ещё. По дороге я обратил внимание на то, что вся прибрежная часть леса покрыта звериными тропами. Какие-то из них были уже старыми, какие-то совсем недавно протоптанными, а в некоторых местах мне встретились совсем уж свежие следы и навоз. Судя по всему, и то и другое принадлежало оленям. А олень – это не только ценный мех, но и больше пятидесяти килограмм ценного мяса. Которое мне совсем не повредит. К тому же меня давно мучает один вопрос – я тут собираюсь смастерить себе жилище. А вот из чего я окна делать буду? А дверь? А крышу? Вот тут вот несколько оленей было бы совершенно в тему. Значит решено! Копаем ямы и забиваем колья!

На берегу озера я практически сразу нашёл пласт глины. Ну как нашёл… Я в него вляпался и еле вылез. Весь перепачкался и потерял повязку. Впрочем, рана уже затянулась и совсем меня не беспокоила. Вот что подорожник животворящий делает! Не теряя силы зря, я решил набрать глины столько, сколько смогу дотащить до каменоломни. А там я уже сделаю смесь из песчаниковой пыли, золы и глины. Получится эдакий римский бетон. А из него я уже смастерю ёмкость из воды. Может и ещё чего. Из плавника и сухой травы, в большом количестве имеющимися на берегу, я соорудил волокушу и загрузил её глиной. Также на берегу нашёл несколько рыбьих костей, точнее большой скелет то ли сазана толи карася, не знаю, но вот большая плавниковая кость мне показалась очень полезной, так как естественным образом заострена и имеет форму гарпуна, а ещё спинные кости, образующие некое подобие игольного ушка тоже должны пригодиться в хозяйстве.

Всё своё добро я притащил к каменоломне и уселся в тенёк немного перевести дух. Всё-таки вчерашних желудей и пары горстей ягод (малины или ежевики) явно недостаточно для полноценной жизнедеятельности. Поэтому для того, чтобы не проголодаться окончательно, я пошёл на склон горы, туда, где растут дубы и набрал побольше желудей. Хоть какая-то еда. Впрочем, весьма питательная. И пока жёлуди прокаливались на костре занялся гончарным делом. Прежде всего растолок речную глину камнем, так, чтобы она стала однородной, потом добавил в неё пару горстей золы и немного самой мелкой песчаниковой пыли. Всё это дело ещё раз перетолок камнем и в итоге у меня поучилась довольно пластичная серая масса, из которой я вылепил некое подобие ёмкости. Эстетические моменты меня мало заботили в данный момент, самое главное было то, чтобы мой горшок не пропускал воду. Кстати, о горшках. Мне пришлось отвлечься ещё на то, чтобы достаточно далеко от моего места обитания выкопать в земле отхожую яму. Я помнил, что в данной местности водятся плотоядные животные, такие как кабаны и медведи, и мне очень не хотелось, чтобы их привлекал запах. Всё-так у меня тут не РПГ в компьютере, а вполне нормальная жизнь, со всеми вытекающими, так сказать. Яму я постарался оборудовать с помощью пары небольших брёвен, дабы не свалиться в низ, а стены мне тут как бы ни к чему. Стесняться особо некого. А заросли лопухов с мягкими листьями вполне дополнили общую гигиеническую картину. Также, в планах было соорудить что-то типа бани, а точнее шалаш с печкой и большим горшком для нагревания воды. Но это в будущем. А пока нужно сделать ловушки на оленей и кабанов.

Палка с заострённым концом, которой я копал сортир, стала моей штатной лопатой. К слову, я землю больше не копал, а выковыривал из неё камни, так как грунт в предгорьях оказался весьма своеобразным. Эдакая смесь суглинка со среднего размера камнями. Тем не менее я сумел выкопать несколько ям около полутора метров глубиной. Правда на все работы мне понадобилось больше недели. В перерывах я продолжал делать кирпичи, по ранее утверждённому плану, в соответствии с зафиксированной технологией. В день получалось сделать не более десятка, так как ущербность диеты сказывалась на моём самочувствии и заметно снижала выносливость. По крайней мере к завершению строительства я был вымотан весьма значительно. Также между делом я соорудил себе шалаш из нескольких длинных жердей, сухой травы и веток дерева с широкими листьями. Для себя я назвал его липой, так как внешне мне оно казалось похожим. Возле входа в шалаш я расположил костёр, поэтому ночью было довольно уютно и не так страшно, что какие-то животные захотят познакомиться поближе. Также я ещё несколько раз ходил на озеро. Набрал там ещё глины, рыбьих костей и даже умудрился поймать пару лягушек. Весьма больших лягушек, надо сказать. Причём для того, чтобы их поймать мне пришлось импровизировать удочку из палки, куска лыка, которое я начал даже заготавливать впрок и рыбьей косточки. На эту мысль меня натолкнул совершенно неожиданный случай. А точнее меня укусила муха, похожая на слепня, пока я набирал глину. Муху я, естественно, прихлопнул, а потом, глядя на неё у меня созрел план, как разнообразить своё меню. Так и родилась удочка из подручных средств с насаженной на косточку мухой. Если поймать лягушку руками или пришибить камнем не представлялось возможным, то после некоторых неудачных попыток я всё-таки выловил пару жаб, размером с неплохую такую крысу. К этому времени я уже успел вылепить пару горшков, поэтому у меня возникла идея сделать себе рагу из жабы и желудей. На берегу я нашёл заросли травки, по запаху похожей на тимьян, на склонах горы нашёл немного травы, очень похожей на петрушку. Вообще я старался присматриваться ко всем необычным или смутно знакомым травкам и деревьям. Так я нашёл ещё оливковое дерево, но оливок на нём не было. Судя по всему, сейчас в моём мире начало лета, поэтому ягод не было.

Я много раз смотрел передачи по телевизору (ну а что мне было ещё делать тихими семейными вечерами) о том, как люди высаживались на необитаемом острове, а потом пытались на нём выживать. Я всё время удивлялся, почему они жарят на костре пойманную рыбу и всяких гадов? Можно же сделать подобие супа. Тогда и продукты сохраняться лучше, да и наесться можно будет побольше? В общем я решил действовать по своему плану, заодно проверить надёжность своих горшков. Их я прокалил, соорудив из моих кирпичей небольшую печку (чтобы жар был побольше) и как только горшки высохли на солнышке, наложил в печь сухих дров, на них горшки, а сверху ещё дров, и запалил всю эту кучу.

Эксперимент по созданию горшков прошёл с переменным успехом. Не все изделия пережили ночь в аду, но утром среди золы и черепков я нашёл-таки один, вполне себе пригодный горшок. Кривой, косой, не ровный, с небольшой трещиной сверху, но всё-таки горшок. В котором можно было и воды принести, а самое главное – можно было приготовить пищу!

Пойманных лягушек я разделал с помощью острого камня. Получившееся мясо закинул в горшок, а кожицу порезал на тонкие (кривые, наполовину порванные, не ровной ширины) полоски и повесил сушиться внутри шалаша. Лыко хороший материал, но я надеялся получить кожаные тесёмочки. Они могут пригодиться в хозяйстве. Я в скором времени планировал соорудить себе некое подобие копья.

В роднике я набрал воды и поставил на костёр, точнее уже даже не костёр, а скорее очаг, сложенный из грубо обработанных камней и промазанный глиной. Я потихонечку начал обживаться. Когда вода в горшке закипела, и лягушки начали готовиться, я насыпал в суп прокалённые и измельчённые камнем жёлуди. Когда я посчитал, что мясо готово, я накидал в горшок найденные тимьян и петрушку, палочками, аккуратно как ядерную бомбу, снял с огня и накрыл деревяшкой, чтобы настоялось.

Не могу сказать то, что я был не любителем ресторанов или наоборот, часто ходил по ресторанам. Сам готовить любил всегда, да и оценить кухню в общепите был не дурак. Но то что у меня получилось из лягушек и желудей, привело меня в такой восторг, как будто я посетил крутой ресторан Мишлен, и меня там угостили самым изысканным блюдом! Как всё оказывается просто. Полторы недели впроголодь, на воде и желудях и вуаля! Наслаждаемся варёными лягушками в желудях. В эту ночь я спал особенно сладко, и даже видел сны. Мне снилось, что я построил чудесный замок, с вычурной отделкой, завёл себе слуг и гордо ходил по залам… Закончилось всё печально. Я загрустил. Мне захотелось услышать в этих залах весёлый смех моих дочек, но мне было абсолютно ясно, что это уже даже не мечты. Ведь мечты могут сбываться, а моим снам не суждено сбыться никогда. Нет замок то я может и построю, но вот детей точно не увижу больше никогда…

Проснулся я хмурым. Долго сидел на травяной постели и дулся сам на себя. Ну вот какого хера я согласился на этот шанс? Теперь в голове всё переворачивается, хочется выть и ничего не делать.

Из тяжких раздумий меня вывела Про:

– Тор, вам нельзя впадать в уныние. О этого падают ваши магофизичесские характеристики.

– А? Что ты говоришь?

– Тор, вам нельзя впадать в уныние. О этого падают ваши магофизичесские характеристики.

– Точно. Характеристики. Извини, иногда накатывают мысли о прошлом мире. Оказывается, там было кое-что очень дорогое для меня.

– Подобные возвраты в прошлое неизбежны на первых этапах развития. Вам нужно развиваться, найти себе самок и основать род. Тогда возвраты в прошлое пройдут.

– Самок? Так я пацан десятилетний. Мне до этих самок как до Китая!

– Половозрелость гуманоидов в этом мире наступает значительно раньше, так как срок жизни сильно ограничен в следствие не совершенности сознания и агрессивной внешней средой.

– На педофилию не подписывался. Поэтому года четыре как минимум надо расти.

– В этом мире не существует понятие педофилии, как и развитого социума.

– Слышь, ты мне это брось! Сказал нет, значит нет. Я человек, а не животное какое, чтобы начинать сношаться, как только член встанет! Если в ваших алгоритмах и заложена какая-то целесообразность действий, то я человек, и мои действия не всегда целесообразны, так как у меня кроме мозгов ещё и душа есть и совесть! Слышь, ты, железяка мозговая?!

– Я не железяка. Моё ядро построено на основе нейронов и дендритов носителя.

– Ну вот и делай всё так, как для меня приемлемо! А то сейчас как дам кирпичом по башке, вмиг все нейроны с дендритами перемешаются!

– Подобные действия могут быть пагубны для носителя. Начинаю программу психологической релаксации..

Вот еп… И вырубился. Сколько был в отключке – не знаю, но жрать охота очень, и ни каких вредных мыслей. В следующий раз нужно взвешивать всё сказанное, и точнее выбирать выражения.

– Про, доброе утро?

– Добрый день, Тор. Как вы себя чувствуете?

– Жрать хочу. И до ветра бы не мешало…

Мда, мысль здравая, но больше всего я удивился, когда пришёл к сортиру! Меня больше всего удивило не то, что брёвна были разбросаны, а то, что из ямы доносилось вполне отчётливое хрюканье! Вот ведь! Сделал ловчую говнояму… И как теперь быть? Для начал я заглянул вниз. Там удивлённо хрюкал перемазанный в… э… В обще перемазанный поросёнок. Ну как поросёнок.. Его ещё секачом зовут. Килограмм так на 200. Он застрял в узкой яме и поэтому не мог вылезти наружу. Так и торчал в яме, задницей кверху! Вот ведь… А у меня ни копья ни двустволки!

Выход из положения я нашёл после некоторых раздумий. Я выбрал достаточно крепкий и длинный сук, отломал один конец, чтобы получить естественное заострение, потом упёр этот сук под хвост кабану и начал бить по другому концу камнем. В другом мире я посчитал бы этот метод верхом не гуманности, но сейчас я методично, не меньше чем полчаса вбивал здоровенный кол в зад животному, в надежде запасти побольше мяса и получить его шкуру! Ещё у меня были планы на его пузырь и сухожилия, а также кости и волосы. Жуть. Во что я превращаюсь? А мне тут ведь всего то 10 лет!

Замочил я его в общем. Осталось только вытащить. Что я себе вообще представлял с трудом. На помощь пришли как всегда смекалка и ёп такую то мать! Я нашёл жердину подлиннее, натаскал камней, чтобы сделать опору, привязал кабана за задние ноги лыком к рычагу, потом залез на противоположный конец рычага и собственным весом вытащил кабана из сортира, осталось только перенести его на край ямы, как подъёмным краном. Всё, дела за малым – разобрать добычу на части.

Описывать как я это сделал нет никакого смысла. Острый камень – это не нож. А кабанья туша не лист бумаги. С небольшими перерывами я провозился почти сутки. После свежевания, нужно было ещё разделить тушу, убрать внутренности, забрать наиболее ценные части и перетаскать всё к шалашу. Параллельно построить коптильню, и повесить мясо коптиться, иначе оно моментально испортится. Останки кабана я закопал в яме от сортира. Теперь придётся копать новый…

Не такой уж и плохой этот шанс. Шалаш уютный, солома мягкая, очаг тёплый. Есть посуда, можно и так сказать, кое-какие инструменты. Кирпичей уже куча целая. Во втором шалаше коптится почти целый кабан, натёртая золой, вперемешку с известью шкура сушится на солнышке. В принципе, так можно прожить неплохую жизнь. Если, конечно, волки зимой не съедят или не простынешь под дождём. А потом всё, игра закончена. А значит нужно что-то менять. Как там говорил Бес? Цель себе поставишь сам? Значит так…

– Про, задание определить цель имела риторическое значение?

– Нет. Нужно определить цель. В случае достижения цели и в зависимости от уровня её реализации будет назначено поощрение.

– Поощрение? От кого?

– Система функционирует автономно. Все этапы достижения целей фиксируются и оцениваются.

– Хм… Значит так, Система! Фиксируй цель: построить ох…енный, каменный дом, с окнами и печкой, да такой, чтоб ни одна су… морду воротить не стала!

– Тор, зафиксирована цель: построить ох…енный, каменный дом, с окнами и печкой, да такой, чтоб ни одна су… морду воротить не стала.

– Хм. Вот прям так? А кто будет оценивать ох…енность?

– Вы сами и оцените.

– Как это?

– Будет считан эмоциональный фон после окончания постройки.

– А если фон будет не сильно эмоциональным?

– Тогда цель не будет считаться достигнутой.

– И что делать в этом случае?

– Всё с начала. Пока не будет построен ох…енный, каменный дом, с окнами и печкой, да такой, чтоб ни одна су… морду воротить не стала.

– Ёп… А можно отменить цель и задать её заново?

– Нет. Новая цель будет сформирована после достижения текущей.

– А если не получится достигнуть цели?

– В случае трёхкратного провала, будут определены временные рамки для ещё одной попытки. И в случае неудачи сознание носителя будет развоплощено, носитель и привязанный к нему мир утилизированы.

Вот так значит. Три попытки и одна финальная. Потом закономерный финиш. В следующий раз надо грамотнее подходить к указанию цели и убрать эмоции. А теперь пора заняться стройкой. А то развоплотят сознание, пёрнуть не успеешь…

Я критически осмотрел место моего нынешнего пребывания. Кроме наличия строительного материала никакого дополнительного профита. По ночам часто бывают ветра со стороны озера (а оно достаточно большое, чтобы ночью сформировался поток воздуха, далеко до воды, постоянно забивающееся во все места каменное крошево. Если учесть то, что одеждой я так и не обзавёлся, то можно себе представить, какие места бывают покрыты белой пылью чаще всего.

Во время моих ежедневных исследований окрестности, я нашёл небольшую полянку, которая находится чуть ниже родника. Кроме близости к источнику полянка обладала ещё одним свойством – она была практически абсолютно ровная. Осталось только натаскать строительного материала и начать строительство. Если изначально я думал про классический домик квадратной или прямоугольной формы, то сейчас решил сделать дом круглой формы, по типу юрты ила башни. Впрочем, башня даже интереснее, так как может надёжно защитить от диких животных. Хотя башня это уже слишком. Наверное, будет достаточно высокого цоколя с подъёмной лестницей.

Сказано – сделано! Я со всем усердием принялся размечать место под фундамент. Для этого воспользовался старинным египетским методом – вбил палку примерно в цент поляны, накинул на неё верёвку, сплетённую из размятого лыка, ещё одну палку привязал к другому концу верёвки. Не знаю, сколько получилось в длину, но что-то около трёх метров. Это сейчас было не важно. Важно было то, что настрой был самый боевой, ибо он был подкреплён запасом копчёной кабанятины, целым горшком прокалённых желудей, а также пучками всяких травок, которые сильно разнообразили моё меню. Но самым вдохновляющим было то, что совершенно случайно я обнаружил целые полянки диких злаковых. То ли овса, то ли риса, не важно. Важно то, что это был ещё один плюс к моему дальнейшему выживанию. И я нетерпением ждал, когда злаки поспеют. Правда есть мысль, что не только я этого ждал. Поэтому и возникла идея с высоким домом.

Итак, своей палкой-чертилкой я описал ровный круг, который замечательно вписался в мою маленькую полянку. Потом я монотонно ковырял каменистую землю палкой-копалкой, пытаясь сделать ровную канавку вдоль всей окружности. Зная о том, что на голую землю лучше камень не класть, я планировал набить в канавку глины, перемешанной с тёртым песчаником и золой. Благо времени на работу у меня было предостаточно, выходных я себе ещё не придумал, а всякий излишеств в виде телевизора, интернета, алкоголя или задницы жены у меня не было.

В общем и целом, у меня ушло больше недели, четверти кабана, всех желудей и половины травок на завершение канавы, натаскивание глины, починку волокуши, снова натаскивание глины, изготовление новой волокуши, разминание глины, смешивание её с водой из ручья, изготовление ещё одного горшка, взамен со злости разбитого, и наконец заливки моего «фундамента». После проделанной работы, я смотрел на узкую полоску полузастывшей глины, и был очень доволен собой, как будто над моим домиком уже крутится флюгер, а кладовка битком заполнена припасами.

Далее потянулись дни, которые никак не хотели заканчиваться, в отличии от кабана. В это время я решил разнообразить свои занятия: начал не только таскать глину, но ещё и известь, золу, готовые кирпичи, а также делать ещё кирпичи. В общем, через месяц кабан закончился, в аккурат вслед за терпением. Хотя… У меня теперь была целая гора кирпичей, глины, порошка из песчаника, золы, а ещё длинных жердей, мозолей в половину руки, поноса, из-а однообразного питания, и как следствие – упадка настроения и всякого желания делать что-то дальше.

Чтобы совсем не отчаиваться, я решил сделать себе купальню. Пусть вода в роднике и холодная, но искупаться иногда очень хочется. А если судить по странным следам на берегу, купаться в озере не самая лучшая идея.

Вооружившись новой копалкой, я начал расширять и углублять русло ручейка, недалеко от моего будущего дома. Планов выкопать олимпийский бассейн не было, но полностью окунуться в воду хотелось. А благодаря каменистой почве, задача расширить и углубить русло, несколько упрощалась. Так как не было необходимости вытаскивать жидкий грунт. Так или иначе, но за день я с этой задачей справился, а вокруг моей купели образовался небольшой бруствер из вынутых камней.

Идей купаться в коричнево-чёрном месиве у меня не было, но было очень увлекательно наблюдать, как вода из родника, пробегая по ручейку некоторое время не смешивалась с мутью, и в купели играла и крутилась прозрачная змейка. Зрелище завораживало, я не мог от него оторваться, даже стало казаться, что внутри стало как-то тепло и спокойно, как когда-то дома, когда папа и мама были ещё живы, деревья были большими, а тело наполнено энергией и жизнью… В какой-то момент мне по поверхности тихой купели пошли узоры как будто морозные, или просто какая-то причудливая вязь. На самом деле я понимал, что это всего лишь пыль, которую наносит ветер, но всё равно я был счастлив видеть это…

– Тор, примите мои поздравления.

– ?.... Не понял? Ты о чём?

– Вы создали духа источника и преобразовали его в материнскую купель. Теперь воды купели способны исцелить, омолодить и наполнить энергией ваше тело. Магофизические свойства организма изменены.

– А?… Что ты имеешь в виду?

– Предлагаю ознакомиться с показателями носителя.

– Давай…

Параметры:

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек-маг.

2. Возраст                                10 лет 96 дней.

3. Развитие технологий                    ученик.

4. Параметр выносливости                    + 26

5. Параметр силы                          + 4

6. Параметр координации                    + 74

7. Параметр мозговой активности              + 1745

8. Параметр магофизичесской активности       + 1000

9. Уровень жизненной силы                    1260

10. Уровень духовной силы                    8100

11. Доступные стихии                         Материнский дух воды

Развитие:

1. Первобытная технология обработки камня                 – 24,6% Уровень 2.

2. Первобытная технология приготовления цемента     – 15,8% Уровень 1.

3. Первобытная технология изготовления каменного оружия  – 96,1% Уровень 1.

4. Первобытная технология изготовления Деревянного стрелкового оружия       – 0% Уровень 0.

5. Первобытная технология изготовления одежды                – 10% Уровень 0.

6. Первобытная технология охоты                                           – 56,3% Уровень 2.

7. Автоматизация труда                                                  – 7,543% Уровень 9.

Самостоятельно полученные навыки:

1. Столяр             – 45% Уровень 1.

2. Травник             – 83,7% Уровень 3.

3. Крестьянин             – 28,3% Уровень 1.

4. Рыболов             – 15,8% Уровень 0.

5. Мясник             – 73,6% Уровень 0.

6. Строитель             – 32,1% Уровень 1.

7. Грузчик             – 97,1% Уровень 3.

8. Исследователь       – 77,2% Уровень 4.

9. Повелитель духов       – Уровень 1.

Очков лояльности 2900

…Немая сцена. Как это? Ни каких сообщений не было. Только про духа. Как же так?

– Про, а откуда все эти изменения?

– Все Ваши действия отслеживаются системой, затем оцениваются и формализуются в достижениях уровней специализации. Каждый уровень вознаграждается Очками Лояльности системы. Магофизические навыки оцениваются отдельно.

– А откуда вообще взялся этот дух?

Вы вложили частицу своей души в объект системы, сдвинув равновесие от нулевого уровня. Магофизический фон мира изменился. Теперь это мир магии, а не технологии, как тот, в котором вы жили раньше. Теперь возможно немного больше.

– То есть я могу представить себе огненный шар и могу охотиться с ним?

– Нет, это фантастика. Магия этого мира будет во многом сохранять природную форму. Понимание мира и его природы – вот основа вашей магии. Для оперирования с свободной энергией необходимо достичь старших уровней просвещения. Чем больше духов вы сможете познать, тем дороже будет обходиться каждый новый дух. И помните – душа не бесконечна, и восстанавливается медленно.

Ну вот, опять есть о чём задуматься. Получается, что я на самом деле творец в этом мире? Тока голожопый. Потому, что одежду я себе так и не добыл, и живу до сих пор в шалаше. И к стати:

– Про, А что я могу в этот раз приобрести из технологий? Одежду я всё равно пока не потяну…

– Материальные вещи не меняют своей стоимости, технологии вы можете приобретать самостоятельно. Кроме того, теперь вам доступна информация.

– Про, какую информацию я могу получить?

– Вот список:

1. где найти железную руду       – 3000 ОЛ

2. где найти залежи соли       – 2000 ОЛ

3. где растёт лён             – 1000 ОЛ

4. Окрестные пещеры             – 900 ОЛ

– Не густо.. Хотя железная руда это очень интересно. Не хватает совсем немного. Нужно натаскать ещё камня и глины, и смогу найти руду. Что ж, за дело! Но сначала надо искупаться. И сообразить чего-нибудь пожевать.

Медленно, как будто в кипяток, я входил в купель. Я ожидал почувствовать обжигающе-холодную воду источника, но на самом деле вода оказалась прохладна, но именно освежающе-прохладная, бодрящая и исцеляющая. В итоге я почти час проблаженствовал в источнике, пока у меня на стало покалывать тело. Когда я вышел из купели, то совершенно не чувствовал ни усталости, ни разбитости ни голода, как будто к маме в гости съездил.

С энтузиазмом проверил ямы-ловушки, коих накопал целых четыре штуки. В одной оказался заяц, правда очень голодный и худой, видимо давно сидел, но на суп вполне пригодный. Насобирал всяких травок (тимьян, душица, базилик и даже дикая петрушка тут оказались в изобилии), и даже нашёл целую полянку диких злаков, что меня особенно порадовало – злаки были поспевшими, что-то типа озимой пшеницы или ячменя. Так что каша мне обеспечена!

Жалко всё-таки, что нет соли…

– Про, покажи мне снова каталог знаний.

1. где найти железную руду       – 3000 ОЛ

2. где найти залежи соли       – 2000 ОЛ

3. где растёт лён             – 1000 ОЛ

4. Окрестные пещеры             – 900 ОЛ

Текущий счёт 3000 ОЛ

– Хочу соль! И почему счёт увеличился?

– Координаты залежей на вашей карте. Увеличился уровень одного из навыков.

– Круто!

– Про, покажи карту!


(обратно)

Глава вторая. Стройка!


Что ж, организм окреп. Припасы созданы. Цель есть. Она не может не есть.. Я сам её себе назначил, а система закрепила. Значит нужно исполнять. Как бы странно это не выглядело. В голове постепенно рождался план, как будет выглядеть мой дом, а также его окружение. Кроме дома я спланировал ещё сделать крышу над купелью, обложить камнем берег, построить мастерскую и кухню. Именно так, ну не хочу я, чтобы всё было в одном месте. Как минимум необходимо разделить помещения. Уровень обработки камня, навыки грузчика и строителя потихонечку поднимаются, поэтому времени на подготовку и само строительство теперь будет уходить гораздо меньше. Также очень помогло создание материнского духа воды. Ведь теперь я мог поправить здоровье, расслабиться, набраться энергии достаточно быстро. Теоретически можно даже не есть, но это только теоретически. Дух он, конечно, хороший, но мясо на кости нарастать должны от чего-то.

Первым делом я расширил территорию строительства. Для чего нарисовал ещё три круглых фундамента: Кухню, мастерскую и хранилище. С размерами заморачиваться не стал, так как у меня уже выла верёвка с двумя палками. А что касается центров окружностей, то тут я схитрил, и попросил Про помочь с точными координатами. Теперь основание было готово. Но вот какой-то червячок сомнения начал копошиться в моей голове, ведь я не мог уже считать свою затею идеальной. А значит я отклонился от цели. Поэтому я не нашёл ни чего лучше, как забраться в купель и начать думать…

Всё-таки хорошо, что у меня есть такая целебная ванна. Мысли сразу приходят в порядок, и каша в голове выстраивается в стройную логическую цепочку. Если говорить о моих целях, то у меня должно быть надёжное помещение, в котором можно будет укрыться от возможных врагов, а их у меня есть. Это и местные неандертальцы, и хищные звери, а также сырость, холод, уныние, отчаяние… Хотя, что-то я увлёкся. Значит, если мне нужно надёжное укрытие, то необходимо задуматься о крепких воротах, двери и ещё о чём-то, что может быть надёжной защитой от внешнего мира. По сделать деревянную дверь я сейчас скорее всего не смогу, поэтому буду делать высокий цоколь, в который помещу убираемую лестницу. Если у меня будет надёжное убежище, то хранилище тоже должно быть надёжным и к нему должен быть доступ из основного помещения, как и к кухне. А вот мастерская необязательно должна быть на одном уровне с домом, как раз то на оборот, мастерскую лучше делать поближе к земле, так как тяжёлые заготовки лучше заносить, не поднимая их на второй этаж. Таким образом у меня выстраивается некая модель будущего дома. Может несколько амбициозная, но как иначе? Первый этаж будет состоять из мастерской и трёх фундаментов. На втором будет открытая площадка над мастерской, крестообразный переход в три другие помещения, собственно спальня, хранилище и кухня, и как вишенка на торте – третий этаж. Смотровая площадка. Я пока не решил, где буду её делать, но скорее всего над кухней, так как лишняя вытяжка вовсе не помешает. Высоту помещений решил делать не больше двух метров. Зачем зимой отапливать лишний объём?

Не откладывая в долгий ящик, я начал выкладывать стену на готовом фундаменте. Почему-то мне сразу не понравились клинообразные зазоры между кирпичами. Что-то мне подсказывало, что из-за таких зазоров стены крепче не станут. Ради эксперимента, я сточил на нескольких камнях углы, и вместо широкого прямоугольника у меня получилась высокая трапеция. Сложив камни снова, я наконец-то смог почувствовать себя довольным, ведь зазоры были ровно такими, чтобы можно было скрепить стену раствором, и при этом риск разрушения исключался полностью.

– Про, ты можешь добавить ещё одну технологию изготовления кирпича?

– Да. Технология уже зафиксирована. Теперь вам доступен «Скошенный кирпич для скруглённых стен».

– Спасибо!

Это уже лучше. Я посмотрел на огромный штабель обычного кирпича и понял, что теперь это всего лишь куча заготовок. Ещё мне не нравилось то, что слишком легко обрабатывался мой чудо-материал. Не развалится он под собственным весом? Хотя, чего я переживаю? Не разваливаются соборы по всей Европе, и мой домик не развалится. Немного развеселившись от этой мысли, я взял острый камешек, и использую клинописный алфавит моей программы, написал на камне: «Кирпич особо крепкий, неразрушимый». То, что произошло дальше, не то, что повергло меня в шок, но, скажем так, сильно изменило моё представление о мире и его законах. Ибо первое что я увидел, это то, что надпись как-то выровнялась, потом по ней прокатилась радужная волна, а кирпич стал какой-то более плотный, что ли… Вслед за этим, меня порадовала Про:

– Тор, примите мои поздравления! Вами основана рунопись! Теперь ваши изделия могут приобретать особые свойства.

– Не перестаю удивляться. Это что, я могу теперь построить неразрушимый дом в принципе?

– Нет, вы теперь можете делать неразрушимые кирпичи.

– А рунопись можно внести в технологию изготовления?

– Да, вам теперь доступно новое изделие – «Скошенный кирпич для скруглённых стен, неразрушимый».

– Круто!

– Хочу отметить, – прервала мои восторги Про, – для изделия «Скошенный кирпич для скруглённых стен, неразрушимый» требуется заготовка «Скошенный кирпич для скруглённых стен».

– А для кирпича скошенного?

– Для изделия «Скошенный кирпич для скруглённых стен» требуется заготовка «Кирпич из песчаника, формованный». – резюмировала Про.

– А почему так? – заранее понимаю суть проблемы спросил я.

– Потому, что для каждой новый технологии, вы использовали ранее изготовленное изделие.

– Спасибо за информацию.

В принципе логично. Мне бы раньше об этом подумать, но откуда ж я мог знать, что мио кирпичи уже пронумерованы системой, и теперь уже не являются просо камнями, а навечно приобрели имя собственное. А так как до меня тут таких правильных камней не было, то получите и распишитесь! Если мне понадобится неограниченное количество неразрушимого кирпича, с практически костяной, правда в отличии от костяной, достаточно холодной, поверхностью, то мне придётся сначала сделать обычный кирпич, потом скошенный, а потом уже неразрушимый. Вывод однозначный – нужно делать кирпич заново!

Для того, чтобы освоить новую технологию, я решил пойти в каменоломню, прихватив с собой готовое изделие, и смастерить новый кирпич. Только уже немного побольше, так как силы теперь хватало на более крупные заготовки. По тропинке к каменоломне, а я уже протоптал тропинку к каменоломне, я шёл и думал – как же много даёт этот мир! Одно только сильное желание может свернуть горы! Раньше я думал, что если очень сильно захотеть чего-то, то всё получится, но почему-то не получалось. Событие редко становилось результатом острого желания, скорее всего просто попадало в кон, иначе сказать просто нельзя. А тут – проникся душой – и получите, распишитесь. Магия, одним словом! А вот интересно, если представить, что это не жалкая тропинка, а хорошая такая, мощёная дорожка, она изменится? Поменяет свои общие свойства?

– Нет, Тор, не поменяет. – грянула мне в сознание Про.

– Тьфу нелёгкая! Так дураком стать можно! Ты чего мысли подслушиваешь? – я действительно испугался такой неожиданной реплики от моей помогалки. Даже взмахнул руками и распугал бабочек и мелких птичек на дереве.

– Я не подслушиваю, это система отслеживает эмоциональное поле, а заодно и мысли. На случай, если вы захотите сделать себе что-то плохое.

– Например? – искренне удивился я, – что может быть плохого в том, чтобы сделать хорошую дорогу, вместо тропинки?

– Нет ни чего плохого в том, если вы сделаете дорогу из камня. Боле того, за проделанную работу вы получите много достижений и бонусов. – опять удивила меня Про.

– Так в чём проблема? Иду вот я, думаю, как бы так очень сильно захотеть, чтобы раз, и готовая дорога получилась! – как-то мечтательно произнёс я…

– Вы хотите сотворить дорогу из земли, что лежит под ногами. Это неизбежно приведёт к тому, что вам придётся отдать часть себя на преобразование одного, огромного объекта. – с какой-то ноткой восхищения сказала Про.

– Ну?

– Вы умрёте. – резюмировала Про.

– Почему? – я был весьма удивлён, и несколько разочарован в своих зарождающихся магических надеждах.

– Ознакомитесь с вашими параметрами, пожалуйста:

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек-маг.

2. Возраст                               10 лет 123 дня.

3. Развитие технологий                   ученик.

4. Параметр выносливости                   + 38

5. Параметр силы                         + 12

6. Параметр координации                   + 110

7. Параметр мозговой активности             + 2745

8. Параметр магофизичесской активности       + 2000

9. Уровень жизненной силы                   760 (+1000, 10 дней)

10. Уровень духовной силы                   12700

11. Доступные стихии                        Материнский дух воды

12. Особые умения                         Рунопись

13. Созданные объекты                   «Скошенный кирпич для скруглённых стен, неразрушимый»

14. Влияние на мироздание                  0,02%

Я крепко задумался, ведь на сколько я помню, уровень жизненной силы был несколько выше. Что нехорошее зачесалось где-то в очковой зоне…

– Про, а почему уровень жизненной силы стал ниже? И что такое +1000, 10 дней? – аккуратно спросил я.

– На создание предмета, вносящего изменение в мироздание, вы потратили 1000 единиц своей жизненной силы. Силы потрачены не безвозвратно, в течении десяти дней они восстановятся. Теперь вам должно быть понятно, почему я предупреждаю вас о реализации неосторожных желаний. – достаточно убедительно поведала система в лице, ну или что там у неё на этом месте, моей Про…

– Но ведь это просто кирпич! Какое, нафиг, мироздание? Как кирпич может влиять на мироздание? – недоумённо спросил я.

– Тор, дело не в том, что вы создали кирпич, а в том, что вы его создали неразрушимым. Вы много знаете в мире неразрушимых предметов? – как маленькому мальчику объяснила мне Про.

– Нет, не много. Может быть Вода, но и она разрушима. – уже не так уверенно промычал я.

– Мир очень сильно напрягся, когда вы наделили предмет божественной сутью. И в Мире появился рукотворный, неразрушимый предмет.

– Мне всё понятно. А я могу ещё создавать такие кирпичи? Они тоже будут тянуть из меня жизнь?

– Копии первого неразрушимого предмета не будут оказывать на вас влияния. Матрица уже создана. Но данную технологию вы не сможете передать никому. –а вот это уже что-то новенькое.

– В смысле передать? А кому её тут вообще можно передать? – моему удивлению не было предела, я-то уж думал, что я полнейший Робинзон, а оказывается где-то пятница тусуется!

– Вам ранее сообщалось, что порядка шести километров на север, существует местное поселение.

– Ну да, так ты ж говорила, что они тупые. Как я им технологию передам? Они же обезьяны ещё по сути своей? – как в сказке, чем дальше, тем непонятнее.

– Не совсем так. Если их оставить как есть, то они будут обезьянами, как вы выразились, и дальше. Хочу задать вам один вопрос, – странное изменение поведения Про стало немного меня удивлять, если раньше это был вопрос и ответ, то теперь начинает быть похожим на нормальную речь, речь врача с пациентом – Вы назвали этих людей Неандертальцами. Почему?

– Потому, что останки этих людей нашли где-то в Германии, Франции или Бельгии, чёрт их разберёт, и рядом была то ли река, то ли город с названием Неандерталь или что-то в роде того. – Какой странный вопрос, подумал я.

– Я предлагаю Вам посмотреть карту, я обозначу Ваше положение на карте и долину Неандр. Потом поговорим дальше.

Передо мной появилась карта, с вполне узнаваемыми контурами, я, судя по всему, нахожусь сейчас где-то в районе земного Милана, это было странно, потому, что коньки я откинул в центре матушки России, и до этого центра сейчас было не хилое такое расстояние. Во бы сейчас моя бывшая жена лопнула он злости! Она при моей жизни ни разу не была дальше местной речки, а я и после смерти оказался в Италии, которую посещал по работе и очень любил в прошлом мире. Не удивлюсь, если озеро, где я набираю глину, в моём мире называется Комо… Где-то тут была высокая набережная, вдоль которой стояли небольшие яхты, а немного в стороне небольшая турецкая пиццерия… Мне она почему-то нравилась больше, чем итальянские заведения. Вроде бы и ностальгия, а как-то тепло стало на душе. Я же тут был уже, вроде как вернулся… Ещё меня заинтересовала мигающая красная точка, сильно севернее, километров 600-700. Раз в десять ближе, чем мой родной Новосиб.

– Про, а почему я оказался здесь, а не там, где умер?

– Об этом потом. Вы сами всё поймёте. Каких ещё древних людей вы знаете?

– Ну кроманьонцы… Я не очень силён в этом вопросе. В прошлой жизни мог бы залезть в википедию, а тут у меня даже вариантов нет. – я был очень сильно сбит с толку открывающимися фактами, но исход в любом случае должен быть в мою пользу.

– Есть один общенаучный факт из вашего мира, который вы не должны были не отметить. Современный человек и неандерталец имеют очень большие отличия, и должны быть ископаемые останки переходных форм. Но их нет. – тон и интонация Про стала очень похожи на голос лектора по истории, мне прямо как то не по себе стало, – А нет их потому, что эти поселения – заготовки. И люди в них – заготовки. Если у вас получится запустить этот мир – то неиспользованные заготовки просто закончат своё существование и исчезнут в истории. Те останки, которые вы называете неандертальцами – неиспользованные заготовки. Создатель того мира не сталь собирать все возможные заготовки и ограничился небольшими очагами цивилизации. Кроме того, создатель в том мире был не один. Поэтому и возникли несколько в общем схожих, но внешне различимых между собой групп разумных.

Вот тебе и Теория Дарвина. Вот тебе и божественное Созидание.. Как там? Теория большого взрыва? Великое ничто? А на самом деле всего лишь заготовка, одна из многих.

– Про, а зачем всё это? Все эти миры, люди? Кому всё это нужно?

– Энергия. Грамотно построенный мир производит огромное количество энергии…

Всё печально. Наши миры, которые насчитывают миллионы лет – всего лишь большие батарейки. Вот как было хорошо без этого знания. Да и зная всю подноготную, как я смогу это знание использовать?

– Про, ты вот говоришь, что местное население это всего лишь заготовки. А как их использовать?

– Данная информация вам сейчас недоступна. – интонация сменилась на прежнюю, более привычную мне.

– А вот ты тут давеча говорила, что в мире несколько создателей. В этом тоже? – моё сердце замерло в ожидании, но нет. Ответ был вполне ожидаем…

– Нет. В этом мире создатель один. Мы учли ошибки прошлого.

Вот так. На весь огромный мир я один. Друзей найти тут невозможно. И единственное развлечение – созидание. Пока созидание ограничивается чем-то мелким не очень важным. Хотя для меня все мои изделия и задумки очень важны, я бы сказал даже – архинеобходимы и архиважны! Можно немного покартавить при этом.

– Про, а ты можешь чего-то хорошее сказать? Или сегодня по плану одна только гадость? – настроение у меня было не просто подавленным, оно было близко к суицидному. Оказаться один на один с природой, без чёткого обозримого будущего. Про простое человеческое общение я уже даже и думать не могу. В перспективе – безвольные обезьяны и шиза в голове.

– Могу сказать, что вы хорошо развиваетесь. Прогресс выше среднего среди остальных кандидатов. – радостным и лаконичным голосом продекламировала Про.

– Зашибись. Порадовала. – Сказал я, медленно отмеряя метры тропинки босыми ногами.

– В одну из ваших ловчих ям попался олень. Его мясо, шкура и рога будут очень полезны для вас. – как будто рекламу по радио процитировала Про…

– Олень. Ещё один олень попался. Один в рабство и один в яму…

???!!! ОЛЕНЬ!!!!! Я поймал оленя!!! Я соскучился по мясу. Недавно пойманный в яму кролик совершенно не в счёт. Его хватило на один ужин и один завтрак. Как и лягушек, я сварил его в горшке, только не с желудями, а дикими злаками. Вкус немного необычный, но получилось что-то типа плова с кроликом. Да и собранные ранее травки оказались вполне к месту в этом деле. А теперь целый ОЛЕНЬ! Это нужно видеть.

– Какой яме? Покажи.

Перед глазами появилась привычная красная точка, и я чуть не вприпрыжку побежал смотреть на своего оленя. К яме я подбежал весь исцарапанный ветками мелких деревьев, с колючкой между пальцев и всклоченными волосами. Хотя можно подумать, что, живя уже несколько месяцев в первобытном мире, нельзя иметь чистые, шелковистые волосы, но… После купания в материнской купели у меня проходили все болячки, порезы ссадины и даже волосы приобретали именно чистый, шелковистый вид. Эдакая омолаживающая чудо-ванна. Но я был вовсе не против. Так вот прибежав к яме, я уставился на огромного оленя, с рогами, застрявшими между прутьев, накрывавших ловчую яму, а колья, вместо т ого, чтобы пропороть ему брюхо, просто торчали с по бокам его тела, надёжно зафиксировав его в яме. Глядя на это животное, я понимал, что фокус, который я проделал с кабаном, тут уже не пройдёт. И надо думать что-то ещё. Хотя недавно приобретённая рунопись может в этом здорово помочь. Во только был один момент, который необходимо сразу прояснить.

– Про, а если я буду укреплять рунами предметы, с меня опять снимут жизнь? – вопрос мне казался глупым, но не задать его я не мог.

– Нет, жизненная сила нужна только в том случае, если создаётся предмет, влияющий на мироздание. Вы уже создали неразрушимый камень. Если применять эту формулу для других изделий, то используемая матрица не будет оказывать дополнительного влияния на мироздание.

– Вполне лаконично. Спасибо огромное.

– Я всегда к вашим услугам Тор.

– Ага, пока смерть не разлучит нас…

План вырисовывался сам собой. На планы по строительству это никак не влияло, но запас пищи иметь было просто необходимо. Особенно, если мне нужно запускать автоматическое производство. На самом деле, план был прост как булыжник песчаника. Про сказала, что матрица должна быть той же самой, значит будем делать копьё из песчаника, так как сделать его по той же формуле из кремня не получится. Жизнь у меня одна, и мне её жалко. А олень в яме пока побудет живой консервой. Судя по всему, он никуда не убежит. Поэтому я спокойно отправился в каменоломню, куда собирался изначально. Как всё-таки здорово, что Про сообщила мне про оленя. Сам бы я замотался и не известно, когда бы заглянул в эту яму. По моему мнению, она была сделана не удачно, и я её в последнее время вообще не проверял. Может потому и попался олень. К стати…

– Про, а как ты узнала, что в яму попался олень? – это вопрос меня сейчас сильно интересовал.

– Я отслеживаю информацию обо всех созданных вами объектах. Если происходят какие-то изменения, я это знаю.

– Блин, а чего раньше не сказала, что ты так можешь? – возмущение моё было безмерно, так как я каждый день тратил кучу времени на проверку ловушек, а оказалось, что нужно было просто спросить у помогалки!

– Такая возможность появилась после создания вами неразрушимой вещи и непосредственного влияния на мироздание.

– А как же водный дух? – тут я совсем ни чего уже не понимаю.

– Создание духов предусмотрено мировой матрицей, поэтому данное событие не повлекло за собой изменение протокола.

– А теперь значит надо смотреть за мной? Чтобы я из козьей какашки не смастерил пепелац?

– Не уверенна, что правильно понимаю смысл слова «Пепелац», но могу сказать, что мы отслеживаем ваши действия, чтобы вы могли избежать неприятностей.

– Откинуть конки – это неприятности? Скорее всего они будут в вас, а не у меня. Впрочем, всё понятно. – Скептически сказал я. Значит сделаем так:

– Про, можешь в автоматическом режиме информировать меня, когда будут изменения в ловушках?

– Да, конечно.

– Хорошо.

Одной проблемой меньше. Теперь осталось сделать копьё.

Окрылённый новыми возможностями я резво и вприпрыжку ринулся к каменоломне, в которой уже настолько наловчился делать камни из песчаника, что не предвидел ни каких проблем. Выскочив на площадку, заваленную разными кусками камня, я встал как вкопанный, сделал глубокий вдох, как бы предвкушая новые открытия, и начал искать подходящий камень. Казалось бы – какой нафиг камень? Ладно бы кремень, он традиционно применялся для изготовления копий, топоров, стрел и т.п. Но песчаник? Я бы даже не подумал использовать этот камень, если бы не новая фишка – он может теперь быть неразрушимым! А ещё таким гладким и приятным на ощупь, прямо как полированная кость!

Для новой поделки я выбрал узкий и вытянутый кусок камня, который раньше мне был не нужен в принципе, сейчас же вполне мог пригодиться. Меньше стачивать материала. Потом я очень аккуратно начал стачивать слой за слоем, стремясь получить острое и достаточно тонкое лезвие, что-то типа глефы. Проблемой оказалось-таки то, что материал достаточно хрупкий, поэтому я сначала выточил основную форму, а уже затем маленьким каменным брусочком доработал лезвие, узкое крепление, и ещё небольшую перекладину, сразу за лезвием. Я таким образом хотел получить подобие рогатины, чтобы придать оружию универсальность. Когда наконечник был, наконец готов, я положил его на валун, нашёл острый кремень, благо я тут экспериментировал с кремневым оружием, и мелкого острого камня было очень много, и начал аккуратно выводить буквы-руны на лезвии. Начиная от почти самого кончика, и вдоль ребра жёсткости к креплению. Если отбросить смысл написанного, и посмотреть на внешний вид, то получается очень изящно, средиземские эльфы позавидовали бы!

«Молниеносная смерть, острейшая. Неразрушимая». Я с удовольствием увидел радужный перелив на рунах, ощутил, как материал изменился, и стал похож на полированную костяшку. Попробовал пальцем остроту лезвия, и удивился, когда немного порезался. Острота получилась прямо-таки молекулярная! Надо быть осторожнее с этой херовиной… Чувство радости портило только лёгкое головокружение… Я так понял, что опять что-то пошло не так.

–Про, что происходит?

– Вы отдали часть жизненной силы сотворённому оружию. – божественным голосом произнесла Про.

– Но ведь ты говорила, что больше такого не будет? Мне конец?

– Нет, потребовался объём силы не такой большой, как при создании матрицы неразрушимой вещи, но всё ваша жизненная сила всё равно потребовалась.

– Почему?

– Посмотрите, что вы создали.

Я сфокусировался на наконечнике и увидел:

«Молниеносная смерть, острейшая. Неразрушимая».

Божественное оружие.

Не может быть уничтожено.

Не может быть остановлено.

При ударе наносит дополнительное поражение молнией.

– Это точно сделал я? Тут сказано «божественное оружие». Как же так?

– Вы наделили простой камень божественной силой и бессмертием. – голос Про стал каким-то вкрадчивым, даже немного ласковым, как будто она говорила не с подопытным кроликом, а со своим боссом. Если у неё, конечно, может быть босс.

– Что происходит? – моё беспокойство стало вполне отчётливым и мне срочно были нужны ответы.

– Система признала вашу возможность стать творцом в этом мире. Посмотрите ваши параметры:

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек-маг.

2. Возраст                               10 лет 137 дней.

3. Развитие технологий                   ученик.

4. Параметр выносливости                   + 43

5. Параметр силы                         + 21

6. Параметр координации                   + 115

7. Параметр мозговой активности             + 3745

8. Параметр магофизичесской активности       + 3000

9. Уровень жизненной силы                   ∞ на 100 дней

10. Уровень духовной силы                   17300

11. Доступные стихии                        Материнский дух воды

12. Особые умения                         Рунопись

13. Созданные объекты                   «Скошенный кирпич для скруглённых стен, неразрушимый», «Молниеносная смерть, острейшая. Неразрушимая».

14. Влияние на мироздание                  25%

– Как это? Почему? Я на сто дней стал бессмертным? – сказать, что я был в шоке – ничего не сказать.

– Система дала вам поощрение за быстрое продвижение к цели. Используйте этот бонус с умом.

Да уж.. выверты судьбы. Чего ж я такого вылежал на диване, чтобы после смерти мне такие плюшки дарили? Судя по всему, теперь придётся постараться.

Нужно доделать копьё. Собственно, я теперь могу одним только наконечником заколоть кого угодно, да что там наконечником, руками задушить, но думаю, если начну делать именно так, то очень скоро получу бан, причём насовсем. Значит будем следовать плану. Прежде всего я взял из шалаша полоски лягушачьей кожи. Как показала практика – она ни на что не годилась, но у меня её было достаточно много, поэтому попробовать стоит. Разложив полоску на любимом валуне, я свои незаменимым кусочком осколка кремня, тут его много валяется на земле, начал царапать надпись на кожице: «Шнурок эластичный, тянущийся», потом чуть подумал и подписал «Неразрушимый», проверил наличие переливов, а потом замер в ожидании… ничего, это уже хорошо, сосредоточится на получившимся шнурке, да именно так – шнурке, потому, что бесформенная полоска кожи превратилась в гладкий и приятный на ощупь шнурок. Попробовал его растянуть – тянется, но немного, раза в полтора смог растянуть, но на этом всё. Попробовал разрубить камнем – бес толку. Неразрушимый. Точка. Потом проверил свою теорию – запустил автоматическое производство лягушачьих шнурков – как результат достаточно быстро передо мной оказалось с десяток абсолютно одинаковых шнурочков, что было странно, так как куски шкурок были немного разной длинны. Воодушевившись результатом, я быстро нашёл длинный шест, точнее я знал, где лежит подходящий. Он до сего момента находился в составе моего шалаша, помогал изображать стену, так сказать.

Я давно приметил этот шест, правда тогда он был ещё стволом молодого дерева, но мне он понравился за то, что был практически ровным – от макушки до комля, и толщиной около трёх с небольшим сантиметров. Я его пристроил в стену шалаша, но в перспективе предполагал сделать из него копьё. Длина почти два с половиной метра, как я предполагал, делала это копьё достаточно удобным для дальних атак и не сдерживало движений. Думаю, что это будет замечательным дополнением к каменному наконечнику и лягушачьим шнуркам. Так как я обточил и выровнял его заранее, то осталось только придумать ему описание. Если предположить, что древко является элементом защиты, то назовём его так: «Защитник бога. Индивидуальное. Неразрушимое». Мне показалось, что земля под ногами качнулась, мир аж крякнул от усилия, но отливающая краснотой волна прошла-таки по рунам.

Про молчала, значит всё в пределах допуска. Посмотрим ка на результат:

«Защитник бога. Индивидуальное. Неразрушимое».

Не допускает врагов.

Признаёт только одного хозяина.

Хозяин должен быть богом.

О как.. Сотворил, бля… И чего теперь делать? Искать новый шест? Ладно, хорошо, что расщепил его заранее. Попробую нацепить наконечник.

Я аккуратно вставил наконечник в вершину древка, мне показалось, что они притянулись друг к другу как два магнита, хотя может быть именно показалось. Затем я взял несколько лягушачьих шнурков и связал между собой. Получилась довольно длинная и тонкая верёвка. Концы я, естественно, не смог убрать – ибо неразрушимое… Потом я привязал один конец к копью, и начал, оттягивая шнур на пределе растяжения, аккуратно наматывать шнурок на древко, притягивая наконечник. В конце привязал шнурок к наконечнику. Как только я закончил работу, у меня в руках оказалось довольно-таки изысканое изделие: Розоватый с чёрными вкраплениями, матовый наконечник, поблёскивающий острейшими, как будто заправленными лазером, кромками, зеленовато-чёрный шнур, стягивающий древко, создавал впечатление львиной гривы, за счёт неотрезанных концов шнурков. И довершало картину бордово-коричневое, как будто перевитое мышцами древко. Я с упоением смотрел на творение своих рук, гладил древко, как вдруг я за что-то зацепился рукой и несколько капель крови размазались по древку. Капли крови на древке немного подсветились, а затем начади исчезать, как будто впитываясь внутрь твёрдого дерева. Когда всё закончилось, а первый шок прошёл, то я присмотрелся к древку, но система так ничего не показала. Интересно.

– Про, а почему нет информации о копье? – с некоторой тревогой сказал я

– Потому, что вы не закончили изделие. Вы соединили наконечник, древко и шнур, но инициировали только древко. Попробуйте продолжить процесс.

– Мне порезать себе руку и перемазать наконечник и шнурок? – с удивлением спросил я

– Не нужно ни чего резать. Вы же претендуете на роль бога. Просто захотите, и кровь пойдёт сама.

Что ж я такой тупой-то? Ни чего сам не могу придумать без костыля… Я вытянул руку, представил себе, как ладонь наполняется кровью, и тут же кровь наполнила ладонь, это было удивительно и страшно одновременно… Но мне сейчас не до страхов, я взял копьё и полил наконечник вместе со шнуровкой кровью. Надо так надо. Это было странно, но ни одна капля не пролилась на землю. Всё впиталось в копьё. Настала пора ещё раз приглядеться к девайсу:

«Копьё молодого бога.

Когда бог был молод, наг и беззащитен, он протянул руку в великую пустоту и взял оттуда копьё, ибо ему нужна была защита. Копьё взяло от камня абсолютную остроту, от лягушки эластичность и подвижность, от лесного ореха твёрдость и прочность. Копьё стало надёжным другом богу, и больше никогда его не покидало.

Улучшает координацию.

Помогает в защите.

Абсолютно острое, не тупится.

Обладает силой молнии.

Неразрушимо.

Принадлежит Тору.

Всегда возвращается с своему хозяину».

Хрена се устройство!! Это я смастерил такую штуку? Похоже ветер переменился, и я на самом деле много чего могу!

– Про, а я теперь всё могу силой мысли?

– Нет. Вы стали великим мастером, но придать особые свойства можете только своим изделиям. По крайней мере пока.

– Понятно. Значит опять всё сам..

– Именно так.

– Ну и на том спасибо. – разочарованию не было предела.

Надо хотя бы копьё опробовать. Я взвесил древко в руке, прикинул расстояние до ближайшего дерева и только размахнулся, как Про опять появилась в моей голове:

– Не стоит этого делать. – огорошила она меня.

– Почему это? Копьё же не разрушимо? Почему не стоит? – не ну это уже ни в какие рамки..

– Копьё ваше, в некотором роде, живое. Я думаю, что ему не понравится быть учебным снарядом. Оно от вас не уйдёт, но свойства изменить может.

– Да чтоб тебя!! – всё, терпению начинает приходить конец! – как же мне его опробовать?

– Тор, вы увлеклись мастерством оружейника, а ведь вас ждёт олень..

– Точно! Спасибо, что напомнила!

Я схватил копьё и рванул к ловчей яме. Не замечая ни чего, гепардом я мчался к добыче, и едва только показалась яма с торчащими из неё рогами, я немного навесом со всей силы метнул копьё, больше наугад, чем прицелясь. Дальше был шок. Копьё по параболе взмыло вверх, а потом спикировало в ловчую яму. А перед самым ударом, в яму ударила молния… Кабздец.

Я а трясущихся ногах подошёл с яме и заглянул в неё.. Копьё по самую крестовину торчало сверху вниз в шее оленя, а на темени красовался чёрный ожёг от молнии. Двойной удар. Вот что такое сила молнии. У меня теперь есть суперплюшка, которая может защитить меня всегда. По крайней мере на охоту я теперь точно могу ходить, не опасаясь ни волков, ни кабанов.. Следующий шок прошёл, когда я потянул руку к копью. До него было ещё почти полметра, когда оно как-то смазалось и оказалось у меня в руке, причём наконечником вверх. Теперь я понял, что значит – копьё всегда возвращается к хозяину. Мне теперь с этим жить.

После того, как я отошёл от шока, осталось только вытащить оленя из ямы. Как это сделать я уже знал, так как проделывал нечто подобное с кабаном. Только вместо камней я взял две жерди и скрестил их между собой. Получился эдакий подъёмный кран. Потом я сделал большую волокушу, и оттащил оленя к коптильне. По дороге я подумал, что разделывать оленя копьём не самая лучшая затея, поэтому я выточил из камня подобие свежевального ножа, и нанёс на него руны: «Гордость мясника. Острый. Не тупится. Придаёт бодрости. Идёт на зов хозяина. Неразрушимый». Широкое лезвие позволяло написать такой опус. Дальше всё как обычно – радужные переливы и очередное чудо устройство у меня в руках. Это начинает входить в привычку. Нож оказался действительно удобным, хотя он и был цельным, даже без обмотки на ручке, но это только делало его полезнее. Шершавая фактура камня не позволяла ножу провернуться в руке, а гладкое как кость и абсолютно острое лезвие может разрезать что угодно. Я удивительно быстро разделал оленя. Сказывался и возросший навык, и не сравнимо лучший инструмент. Шкуру я также натёр мелом и золой, а затем повесил сушиться. Потом посмотрел на неё, взял кусочек кремня, и написал на шкуре – «Шкура лучшего оленя. Очень мягкая. Не пачкается. Сохраняет температуру. Неразрушима». Под ногами опять качнулось. Голова закружилась. По шкуре прошла радужная волна. Я хотел было вглядеться в результат своей работы, но меня прервала про.

– Тор, вынуждена Вас огорчить. Но видя ваше рвение в работе мы решили несколько ограничить ваши возможности. Отныне вы можете создавать одну неразрушимую матрицу в год. Так как вы уже создали четыре матрицы, то следующую вы можете создать через четыре года. Думайте о своих поступках.

– …. – нет слов. Я-то думал, что сейчас как развернусь… Но нет. Система тоже сопли не жуёт.

Что ж, надо сохранить оленя. Тушу я повесил повыше, вдруг медведь придёт? И пошёл с давно уже купленному маркеру. За солью. Нож положил на валун, а копьё прислонил к шалашу. Зачем мне с собой лишний груз?

Дорога не заняла много времени. Хотя я немного успел расслабиться. Всё-таки как оказалось я в северной Италии (по земному), сейчас конец лета, шумят кузнечики, просто обалденные запахи трав, щебет птичек в таком светлом и замечательном лесу! Удивительно мягкая трава под ногами, то тут, то там видно мелких животных. Где кролика, где перепёлку. Даже стайку подсвинков с маткой видел вдалеке. Но мне не хотелось никого убивать. Прекрасный олень уже отдал мне свою жизнь, и мне этого хватит на долго. Хочется же сохранить красоту мира. Мне в нём теперь жить, и я полностью за него отвечаю. Соль оказалась на дне довольно глубокой пещеры. Мне понадобилось делать факел, чтобы видеть куда идти. И в этот раз я тоже наложил руны, но не такие, как всегда. Я написал на рукоятке просто «Факел, который долго и ярко горит». Система не кочевряжилась, и я довольно быстро натёр палочками уголёк (дело уже привычное) и запалил факел. Не всматривался, чего мне отвесила система, но факел получился очень даже неплохой. Затем пришлось минут тридцать спускаться вниз. В самом низу я нашёл небольшую лужицу, покрытую по краям кристаллами соли. Видимо когда-то здесь была солёная вода, теперь вода постепенно высыхает, и соль кристаллизируется. Мне стало понятно, чего я не взял с собой. Мне нужна сумка для всякой мелочи, так как нести соль мне просто не в чем. Поглядев на красоту подземного грота, я пошёл в лагерь, чтобы подготовиться к походу за солью получше. Во время подъёма наверх я заметил странные отблески на стенах, не часто, но они появлялись. Оставить это без внимания я не мог, поэтому решил получше рассмотреть новое явление. Это оказался самый вожделенный в моём мире, и достаточно бесполезный в этом мире металл. Я не знал, что в Италии находили золото. Но так или иначе – оно теперь у меня было. Я немного пожалел, что не взял свой разделочный нож, с сожалением вздохнул, представил, как здорово было бы ощутить его в руке сейчас… Ручка ножа оказалась у меня в ладони. Точно! Я же сам написал – всегда возвращается к хозяину. А хозяин – это я! Значит мы можем наковырять золота! Что я и сделал. Теперь шёл в лагерь с ножом в одной руке, и кусками золота в другой. У меня появилась некоторая идея по поводу золота. Но этим я займусь позже. Пока что нужно соорудить сумку для соли.

Решение нашлось вполне неожиданно – по дороге в лагерь я встретил небольшую косулю, которая щипала листья с куста. Расстояние было около ста метров, дичь тут была не пуганной, поэтому она просто не обращала на меня внимания. Я тут же захотел, чтобы моё копьё оказалось в руке – и оно оказалось. Далее по проверенной схеме: держа косулю в мысленном прицеле как можно сильнее кидаю копьё в её сторону, а дальше, как в прошлый раз – копьё взмывает вверх по немыслимой параболе, а потом с молнией падает на жертву – занавес. Нож у меня с собой, поэтому я быстро снял шкуру, как есть – чулком, вместе с ногами. Потом шкуру с передних ног связал между собой, так, чтобы получилось подобие сумки. А шкуру с нижних ног завязал как можно ближе к заднице. И у меня получился не плохой такой мешок. Для порядка я нанёс руны: «Сумка для переноса грузов. Сделана из хорошо выделанной кожи. Особо прочная», посмотрел на результаты своих трудов. Остался доволен. Естественно, кожа не была выделана, но сейчас она именно так и выглядела, узлы исчезли, а на их месте было ровное место, как будто сшито на фабрике. Можно будет и про одежду подумать. Тушу косули я закинул на дерево, на обратном пути заберу, а сам пошёл обратно в пещеру. Теперь уже во всеоружии. В буквальном смысле. Если нож я положил в сумку, то копьё нёс в руках. Конечно, можно было бы его оставить в лесу, а потом позвать, но мне что-то подсказывало, что лучше этого не делать.

Спуск в пещеру прошёл без проблем, правда факел пришлось соорудить новый. И чем дольше я возился с факелом, тем яснее у меня начал проскакивать одна мысль, которую я очень сильно захотел проверить, и соляной грот мне в этом очень сильно поможет. Я спустился вниз и набрал кристаллов соли примерно половину моей сумки. Всё-таки косуля не такая уж и маленькая, а соль не такая уж и лёгкая. Если оленя я тащил на волокуше, то соль пришлось нести на собственной шее, а это таки две большие разницы. По дороге назад я не удержался, и наковырял ещё золота. Видимо прошлый мир очень плотно сидит в моей голове, и один только вид золота начинает парить сознание. Хотя меня сейчас золото интересовало с несколько другой стороны. Это очень пластичный материал, и к тому же – металл. А мне уже надоело переделывать горшки для приготовления еды. Да и тарелки и ложки у меня до сих пор не было. Тарелку можно было вылепить также из глины, а ложку вырезать из дерева, но при наличии более совершенного материала делать что-то другое уже не хотелось. Поэтому не смотря на большой вес металла, я хотел набрать его как можно больше. Ещё в прошлый свой визит, я обратил внимание на странного вида кристаллы, которые местами выходили из-под пола грота. Они напоминали земные жеоды, но некоторые кристаллы в них были значительно крупнее. И несколько таких кристаллов, примерно с мой кулачок размером я сумел отковырять по пути наверх. Всё, сегодня меня в гроте ни чего уже не держало, поэтому я направился в каменоломню, где меня ждал олень.

Свою сумку и нож я положил на валун, копьё опять прислонил к шалашу, а потом сбегал за тушей косули – не пропадать же зря продукту? Среди куч камня я нашёл плоский, более подходящий как ступка камень, немного его подравнял, и сделал небольшое углубление в центре. Камень, которым делал углубление тоже принял форму углубления, только выпуклую. Получилось что-то вроде ступки и пестика. Немного подумав, я взял кусочек кремня и нацарапал на изделиях: «Ступка Тора, неуничтожимое», «пестик Тора, неуничтожимое». Естественно, с изделиями произошли изменения. Прежде всего они выровнялись, приняли более правильную форму, руны на стенках стали более таинственными. Даже появились какие-то орнаменты. Я всё время удивлялся, как так происходит, что с предметами, на которые нанесены руны, мистическим образом меняют не только свои свойства, но и внешний вид. Делая рунные вещи более приятными для глаза и более удобными для использования. Если тот камень, который я обозвал ступкой раньше в общем-то был почти плоским, только в центре было небольшое углубление, то сейчас это была неглубокая каменная чаша, с широким, устойчивым дном и причудливо отделанными краями, а «пестик», до магического преображения был почти круглым камнем, на котором одна сторона была притёрта к углублению в ступке. Причём если весь камень выл словно кость – гладким и блестящим, то головка пестика стала шершавой на ощупь, что должно было помочь в работе. Те же внешние свойства приобрела и ступка. Неразрушимые вещи… Доступные только богу-творцу, который их создал.

– Про, а я могу дать название материалу? – у меня закралась мысль, как можно ещё больше обожествить свои изделия

– Вы имеете в виду неразрушимый песчаник? – нет, ну почему она всегда знает, чего я хочу…

– Именно.

– Да, можете. Как вы хотите его назвать? Учтите, что совпадений в мире быть не должно.

– Я хочу неразрушимый песчаник назвать «Адамант», в моём мире так назывался волшебный материал, доступный только богам. – Откуда столько пафоса в голосе? Я раньше не замечал такого за собой.

– Название зафиксировано, совпадений в мире нет.

– Спасибо.

Ну вот, теперь я в фентези! И у меня есть предметы из адаманта. Мне так больше нравится. Лучше размахивать адамантовым копьём, чем копьём из песчаника. И уникальность такого материала в том, что создать его могу только я!

Вдоволь наигравшись в бога, я приступил к своим делам. А точнее – перемолол кристаллы соли, которые притащил из грота. На вкус эти кристаллы были как обычная соль, только по цвету были скорее розовые, чем белые. Как гималайская соль. А так как основные свойства от этого не менялись, то я принялся натирать оленину солью, чтобы как можно дольше сохранить её свежей. Потом я подвесил куски в коптильне, но зажигать огонь не стал, хотел дать немного просолиться мясу и выйти лишней воде. По-хорошему положить бы мясо в корыто, но чего нет – того нет. А ваять сейчас каменное корыто – нафиг, надоело уже. Потом сделаю. Следующей на очереди была косуля. Но её я хотел приготовить прямо сейчас, а для этого мне была нужна кастрюля. Поэтому я собрал принесённое из грота золото. А его оказалось достаточно много, килограмма три, не меньше, и сложил его в глиняный горшок. А потом как уже раньше обжигал горшки – снизу и свержу заложил сухим деревом и поджёг. А пока золото нагревалось, я решил сделать молоток. Для этого взял небольшой камешек, придал ему форму молотка, а в центре, естественное кусочком кремня, провертел дырку. После чего написал на молотке сбоку: «Ювелирный молоток Тора. Неуничтожим», после чего моё изделие из песчаника стало вычурным изделием из адаманта. Осталось только приделать ручку из орешника и первый мой, настоящий инструмент готов! Рукоятку я сделал из того же материала, что и древко. Выточил его так, чтобы было удобно держать в руке, а то, кто его знает, может быть не получится фокус с рунами. Не проверял ведь с новым материалом. Затем я аккуратно одел адамантовый молоток на рукоять, и аккуратно начал выводить на ручке: «Рукоять молотка Тора. Повышает мастерство. Не теряется. Неуничтожимо». Когда я заканчивал надпись, то весь аж сжался, так как внутренне ожидал проблемы. У меня же ещё не было неудачных работ. Вдруг он взорвётся и разнесёт меня на молекулы? Тем не менее процедура изменения прошла штатно. Ручка стала эргономичнее, мелкие огрехи исчезли, и появилась магическая, руническая вязь. Я сосредоточился на молотке и вот что мне выдала система:

«Ювелирный молоток Тора. С рукоятью Мастера. Неуничтожим»

Повышает качество готовых изделий.

Вот так вот. Продолжаем выпускать изделия со статами. Я сам превратил свою жизнь в РПГ! Мед\жду тем на улице стало темнеть, а дел было ещё очень много. Да и не хотел я использовать бесконечную жизненную силу на сон. Поэтому пришло время ещё одной задумке. Я взял один из кристаллов, которые ранее положил возле шалаша и начал внимательно их рассматривать. «Горный хрусталь – минерал, чистый природный диоксид кремния, бесцветная, прозрачная разновидность кварца». Кварц у меня почему-то ассоциировался с жизнью, так как я помнил, что эти кристаллы могут воспроизводить колебания, на них, вроде бы как, даже делали точные часовые механизмы. Сейчас у меня в руках был классический кристалл, почти мультяшной формы, как будто светящийся изнутри. Я хотел нацарапать на кристалле руны, но не мог оторвать взгляд от того, как заходящее солнце играло внутри кристалла, как преломлялся свет и играл солнечными зайчиками на моих руках. Мне стал представляться небольшой солнечный вихрик, который раскручивался всё сильнее, освещая всё ярче и ярче не только мои руки но и всё вокруг, заливая начинающую сгущаться темноту ярким, тёплым светом…

– Примите мои поздравления Тор! Вы вновь создали духа! – радостным голосом проговорила Про.

– Спасибо… – еле проговорил я, поняв, что же у меня такое получилось.

Я пригляделся к светящемуся ровным, тихим светом кристаллу:

«Кристалл горного хрусталя с заключённым в него духом солнечного света»

Способен осветить любое помещение.

Согревает в холода.

Развеивает уныние.

Рекомендуется поместить внутрь дома.

Вот так. Я сделал магический светильник. По крайней мере, теперь я могу покойно работать и ночью. Надо только поднять его повыше. Для этого я взял один из шестов, что в своё время заготовил, расщепил верхушку и вставил в расщеп кристалл, а потом укрепил шест камнями. Но ничего не произошло. Камень как излучать тусклый свет, так и продолжил это делать, ни на один люмен не разогнав темноту. Тогда я мысленно начал приказывать камню осветить пространство – бес толку. Ничего не получилось…

– Про, подскажи мне, почему камень не хочет освещать площадку?

– Камень не может осветить ни чего. Свет излучает Дух Света. – как маленькому пояснила Про.

– А я могу ему приказать, или попросить?

– Можете приказать или попросить. Есть маленькая вероятность, что дух согласится вам помочь, ведь ему нужен дом, который он захочет осветить.

Что ж, попробуем. Я посмотрел на камень и закрыл глаза, представляя себе камень и крутящийся внутри него маленький смерчик духа света: «Дух Солнечного Света, не знаю, как тебя зовут, но очень прошу тебя – помоги мне. Я хочу построить дом, и для этого у меня мало времени. Чтобы работать ночью, мне нужен свет. Подсвети мне рабочую площадку, пожалуйста». Я открыл глаза и заметил, что дух в кристалле стал немного пульсировать, но света так и не дал.

– Не поможешь? Ну ладно. Тогда по старинке – буду делать факелы, только не обижайся, если переезд в новый дом отложится.

И о чудо! Дух завибрировал всё чаще и вот он уже начал излучать тёплый свет и, наконец, площадка с валуном посередине стала светлой, как днём! Это уже гораздо лучше!

– Спасибо тебе, Дух Солнечного Света! Я сейчас же примусь за строительство нового дома!

Но сначала нужно было закончить с кастрюлей. Я заранее выкопал круглую, плоскую ямку в песке и сейчас взяв тигель с кипящим золотом, и аккуратно налил его в форму. Ещё немного золота осталось в тигле, и его я просто потихонечку вылил на землю, получив практически идеальный блин, меньшего размера, чем основная заготовка. «Сделаю крышку для кастрюли, подумал я». Когда золото остыло, я поднял свои заготовки и положил их на мой рабочий стол, то есть на валун. Особых затей у меня не было, я планировал просто расковать мягкое золото, чтобы получить подобие кастрюли. Единственное о чём я не подумал, так это о том, что у меня нет наковальни. Эту проблему я решил закрыть уже проверенным способом – выточить из пещаника, а затем укрепить рунами. Немного подумав, я прикатил внушительных размеров камень, и постепенно обточил его в форму наковальни. Сделав и основную площадку, и рог, и даже придав камню форму наковальни. Потом я взял писалку и аккуратными рунами написал на боку каменной наковальни: «Наковальня Тора. Помогает в кузнечном ремесле. Неуничтожима». Теперь передо мной стояла настоящая, адамантовая наковальня. На которой можно было творить шедевры! Я ничуть не сомневался в чудесных свойствах девайса, поэтому даже не стал внимательно рассматривать получившуюся штуковину. Вместо этого, я взял заготовку кастрюли, и начал молотком от центра расковывать её в более тонкий блин, причём края я старался не трогать. Поэтому постепенно кастрюля начала вытягиваться, так как блину надо было куда-то растягиваться. Потом я с помощью рога наковальни расковал борта кастрюли. Немного выровнял дно и вот, предо мной стоит готовое изделие. Первый металлический предмет в этом мире. Золотая кастрюля я ещё немного расковал края кастрюли, чтобы могла удобно встать крышка. Кастрюлька получилась небольшая, литра на три, не более, но зато она весила почти два килограмма, за счёт используемого материала. Ручки я пока делать не стал. С крышкой всё было немного проще. Я просто расковал пластину до нужного размера, причём она немного выгнулась к центру. Вроде бы готово. Хотя нет. Я залез в сумку, и буквально вывернул её наизнанку! Мои старания вознаградились, ведь я нашёл ещё один кусочек золота. Я просто расковал его в проволоку, потом обернул вокруг рога, после чего у меня получилась петля, в которую я зажал небольшой, сантиметра четыре, курочек деревянной палочки. Затем я проковырял в крышке по центру отверстие, хотя, скорее всего, всё-таки дырку. Ни чего другого сделать куском кремня я не мог. Затем я вставил проволоку в отверстие и разогнул концы в разные стороны. Таким образом получилась ручка крышки. Если кастрюлю я ещё мог предположить без ручек, ты крышку без ручек – с трудом. Далее я нанёс руны: «Золотая кастрюля Тора. Делает пищу вкуснее». После этого кастрюля приняла правильную, даже вычурную форму. Немного вычурную, по верхнему краю появился небольшой бортик с уже узнаваемым орнаментом и магической рунной вязью. Также с боков появились небольшие выпуклости, за которые будет удобно прихватить кастрюлю палочками. Странно, почему мне это в голову не пришло? За счёт того, что толщина металла выровнялась – диаметр кастрюли стал немного больше, чем раньше. Поэтому, прежде чем наносить руны, я немного больше растянул молотком крышку. После чего нанёс-таки руны: «Золотая крышка от кастрюли Тора. Позволяет готовить быстрее. Сохраняет тепло». Готово! Крышка стала ровной, идеально выгнутой к центру, с тем же орнаментом и рунной вязью. Я примерил крышку к кастрюле – подошла идеально, как будто на точном оборудовании делали. Единственное что выбивалось из общего вида – это ручка. Это можно было понять – металл не был соединён, поэтому она так и осталась отдельно от готового изделия. Это навело меня мысль: «Самым мелким шрифтом, который только я мог изобразить, я написал на проволочке: «Золотая ручка. Защищает от тепла». Результат меня удивил. Потому, что изменился не только металл, но также, как и копьё, изделие целиком. Деревянная основа приняла более правильную форму, появились небольшие впадинки по торцам, за них будет удобнее поднимать крышку, по золотому ободку прошла рунная вязь, а загнуты концы проволоки превратились в аккуратный кругляшок. Изделие получило законченный вид. Осталось только обновить. Чем я и занялся. Прежде всего срезал мясо с косули и положил его в кастрюлю. Остатки посолил и повесил в коптильню. Объём был не большой, но мне одному вполне достаточно. Мясо я положил плотно, почти под крышку, посолил, и добавил тимьян. Потом я накрыл кастрюлю крышкой и поставил её на огонь. Это было гораздо удобнее, чем пользоваться глиняным горшком. Хотя я не пытался наносить руны на глиняные изделия. Может быть это тоже дало бы свои плоды. Нужно как-нибудь попробовать. Даже попытаться сделать тушёнку. Иных способов хранения продуктов тут нет. Правда нужно всё-таки построить дом. Тогда можно будет экспериментировать с горшками, крышками, кружками и т.п.

Итак, мясо на огне, а мне нужно делать кирпичи. Но я решил не просто делать кирпичи, а элементы стены, повторяющие форму стены. Для этого я достал свою палку чертилку, и нарисовал полукруглый отрезок, потом немного подмотал верёвку (скрученное лыко) и нарисовал ещё один отрезок, с меньшим радиусом, затем по верёвке же соединил отрезки между собой, получив таким образом усечённый сектор. Этот рисунок на земле будет моим шаблоном для будущего элемента стены. После чего я подобрал подходящий кусок камня. Вес камня оказался килограмм пятьдесят, но заметно окрепшее тело справлялось с таким весом без проблем. Навык обработки песчаника был развит значительно, поэтому с первоначальной заготовкой я справился легко, на треть снизив вес камня. Затем я сделал выступающий на два сантиметра шип с одной стороны, и вырезал такой же паз с другой стороны. Это я сделал потому, что после укрепления камня рунами, будет очень сложно скрепить камни глиняным раствором. Потом подумав, сделал то же самое сверху и снизу. Только шип и паз были концентричны относительно наружного диаметра. Всё-таки техническая направленность деятельности никуда не подевалась. Не знаю, как изменит укрепление рунами внешний вид блока, но даже в таком виде мне очень нравился результат. Сделав глубокий вдох, я поставил на ребро блок и начал «подписывать» своё изделие: «Элемент стены родного дома. Сохраняет тепло. Защищает хозяев. Неразрушим». Вот и всё. Элемент готов. Осталось запустить производство.

– Про, технология последнего изделия зафиксирована?

– Да, технология изготовления Элемента родного дома Неразрушимого зафиксирована.

– Спасибо.

Я начал замечать за собой, что всё меньше хочу разговаривать. Мне было достаточно делать что-то и это приносило мне огромное удовольствие. Наверное, именно поэтому мне хотелось охватить всё и сразу. Да и укрепление изделий рунами приносила незабываемое удовольствие. Изготовление первого элемента заняло у меня некоторое время, поэтому я решил проверить мясо в кастрюле. Огонь уже еле тлел, но угли всё ещё были горячими. Сколько прошло времени я не знал, да и те так это важно на самом деле. Какая разница – приготовилось мясо за час или за два? Главное, чтобы оно было готовым и было вкусным. Я осторожно приоткрыл кастрюли, и на меня пахнуло таким дивным запахом приготовленного, и судя по всему – очень вкусного мяса. Я положил крышку на край печи (в ней же я и золото плавил и горшки прокаливал), я двумя тоненькими прутиками, совсем как азиат взял кусочек мяса и запихал его в рот, совершенно не заботясь о том, что оно было очень горячим. Могу сказать только одно – косуля умерла не зря. В меру просоленное мясо, с ароматом дикого тимьяна и протушенное в собственном соку – это нечто. Особенно, если вспомнить моё недавнее меню. Тушёная косуля даст фору любым лягушкам с желудями! Хотя на счёт копчёного кабана можно было бы и поспорить, но я больше месяца ел только копчёного кабана, поэтому пока возвращаться к этому вкусу не хотел. Я, конечно, подкопчу немного оленину, но только в целях сохранения. И потом нужно будет вернуться к теме рунных горшков из глины. Я уже начал задумываться о тушёнке, конфите, да и оливковое масло можно сделать. Я уже видел оливковые деревья. Съев ещё несколько кусочков мяса, я убрал кастрюлю в шалаш, так как нужно было начинать штамповать блоки. А вообще интересно было смотреть на закопчённую, как деревенский котелок, золотую кастрюлю. Олигарх, ёп те!

Впереди у меня много работы, поэтому в первую очередь я притащил несколько подходящих камней и запустил процесс. Минут через тридцать я захотел жрать, и у меня было готово десять блоков. При высоте блока около десяти сантиметров, мне их нужно примерно двадцать рядов на один этаж и примерно тридцать восемь штук в каждом ряду. Работы предстоит много, но деваться некуда, свалить не на кого. Прежде всего я подкрепился косулей, накидал углей и сырых веток в коптильню, и продолжил процесс изготовления блоков. Свет от кристалла начинал потихонечку тухнуть, так как солнце уже показало свой диск из-за горизонта…

По моим ощущениям прошло уже больше двух недель монотонного, изматывающего труда. Я съел всего оленя, остатки косули, и уже поглядывал на жёлуди. Камни приходилось таскать очень издалека, так как все ближайшие подходящие камни я извёл. Передо мной лежал огромный штабель, в котором было более полутора тысяч готовых стеновых блоков. Этого вполне хватало на дом, но все мои задумки явно не перекрывались. Однако, чтобы разнообразить бытие, я решил перетащить блоки к будущему дому, и немного осмотреться, прикинуть что и как. Да и приготовить побольше еды нужно, ведь мне ещё предстояло сделать много блоков. Прежде всего я попытался оценить объём работы по перетаскиванию камней на волокуше. И мне не очень понравилась эта идея. Таскать на руках – тем более. Поэтому я решил взять паузу, и подумать над каким-то гужевым транспортом. Точнее я решил сделать колесо. Даже знаю из чего. Пару неплохих камней я уже присмотрел. Для начала я приволок понравившиеся камни к «верстаку». Причём я очень сильно удивился тому, что каменюки, даже на вид за сто килограммов, я достаточно легко протащил через внушительное расстояние. Для начала я разметил цент «колеса», и с помощью двух палочек и куска верёвки очертил окружность подходящего диаметра. Получилось что-то около метра. Выровняв камень по окружности. Я разметил высоту обода и высоту ступицы, и выбрал лишний материал, оставляя детали, которые потом будут спицами колеса. Самым сложным было – перевернуть колесо и не сломать его. За счёт того, что значительную часть камня я уже снял, то перевернуть особой сложности не составило. Я аккуратно положил колесо на землю и продолжил работу. Также выровнял обод и ступицу, а затем окончательно выточил спицы. Сложнее всего пришлось с отверстием в ступице. Даже пришлось дополнительно мастерить инструмент наподобие сверла, и укреплять его рунами. Потом отверстие получилось проделать без проблем. Это натолкнуло меня на мысль, что можно сделать и остальные инструменты. Стамеску, долото, чертило. Да мало ли чего ещё понадобится? Постепенно можно собрать весь необходимы й набор. Подобие заострённой палочки я сразу же изготовил. Ну надоело мне каждый раз искать подходящий кусочек кремня. Да и лучше подходит неуничтожимый адамант для нанесения надписей на всяких твёрдых поверхностях.

Итак, каменное колесо было почти готово, осталось только нанести укрепляющие руны. B с огромным удовольствием я нанёс руны: «Колесо от повозки Тора. Снижает вес груза. Увеличивает скорость передвижения. Неразрушимо». О-б-а-л-д-е-ть…. Адамантовое колесо выглядело настолько потрясающе, что я даже не верил, что у меня получилось! По осмотрел его со всех сторон, оно было великолепно! Даже слеза просочилась. Идеально гладкое посадочное отверстие не подразумевало ни какого трения, центровка была просто идеальной, а вес, с более чем ста килограмм заготовки, снизился едва ли до 10 килограмм! У меня руки зачесались продолжить, и через 15 минут автоматической работы у меня появилось второе колесо – точная копия первого. Теперь дела за основанием повозки. Исходя из опыта создания колёс, я начал обрабатывать здоровенную плиту песчаника. Выровнял её с двух сторон, пот выточил бобышки – это будет местом крепления колёс. Их я постарался сделать как можно точнее, ведь после укрепления сделать будет ни чего нельзя. Сначала я хотел сделать простую двуколку, но в процессе изготовления, и зная результат, решился на четырёхколёсный вариант. Таким образом я проделал отверстия в плите для последующего крепления передней балки. А по бокам плиты сделал отверстия для крепления бортов, после чего нанёс руны: «Основание повозки Тора. Помогает удерживать груз. Неуничтожимо». Всё, теперь основание готово! Я знал, что ещё не всё, что ещё куча работы, но я не мог не поставить колёса на повозку. Я, конечно, понимал, что ошибки неизбежны, но первый раз я ошибся. Дело не в диаметрах осей, а в том, что я не предусмотрел крепление колеса! Теперь придётся переделывать основание. А это останется как напоминание моей торопливости. Вторую подходящую плиту я нашёл не скоро. Пришлось основательно поковыряться в камнях. На этот раз я решил осторожнее изготавливать повозку. Поэтому, несмотря на то что я нашёл новое основание для повозки, первым делом я решил сделать переднюю балку с поворотными колёсами. Технология такая же, большой камень превращался в деталь, потом укреплялся. На балке я сделал крепёжные штыри и отверстия, для крепления ступиц, затем изготовил ступицы, переднюю рейку с креплениями для оглобель, а потом ещё скобы для фиксации передней рейки. Передние колёса я сделал чуть меньшего диаметра, так как из-за балки крепление колёс немного опустилось вниз. В самом конце я сделал основание. Только в осях теперь сделал небольшие отверстия (новым сверлом) для того, чтобы вставить в них клинья, а ещё я сделал большие шайбы для защиты клиньев. И в платформе предусмотрел выемки под передние колёса. Теперь точно всё готово. Я взял «Колесо от повозки Тора», повесил его на ось «Основания от повозки Тора», затем второе «Колесо от повозки Тора». Теперь я взял «Балку от повозки Тора» и одел на неё «Ступицу от повозки Тора», потом взял «Рейку от повозки Тора» и прицепил её на ступицу, потом взял «Крепёжную планку от ступицы повозки Тора» и закрепил её «Клиньями от повозки Тора», с другой стороны точно также. Потом я одел на балку «Передние колёса от повозки Тора», и подкатил рулевой механизм к платформе. После этого приподнял платформу, и установил балку в соответствующие отверстия. Соответственно – закрепил клиньями. Клинья я изготовил из орешника, и они также были не разрушимы. Две оглобли также сделал из орешника и закрепил на рейке. Теперь настало время насладиться зрелищем. Никогда раньше я не видел телеги, сделанной целиком из адаманта. Божественный материал, а я из него – телегу…

Тяглового животного нет, поэтому для начала попробую сам. На удивление легко и мягко повозка покатилась по каменистой почве. Странно, я ведь даже не смазывал её. Ибо нечем. Так или иначе очередная поделка закончена, и надо продолжать стройку. Я нагрузил на повозку два десятка блоков и попробовал её потянуть. Как ни странно, но поддалась она легко. Поэтому я нагрузил ещё десяток блоков. Чуть тяжелее, но тоже не критично. Тогда я напихал ещё блоков – опять пошла, но грузить дальше смысла не было, так как они начали бы вываливаться по дороге. Осталось только подкрепиться – и можно заняться транспортировкой.

Я подкрепился остатками оленя и впрягся в упряжку. Впереди ещё очень много поездок, поэтому я постарался отключится от окружающего мира, и просто мерить ногами тропинку. Через несколько поездок тропинка стала больше напоминать дорогу, ещё через несколько поездок – накатанный тракт. Если посчитать, что за один раз я увозил около пятидесяти блоков, то мне нужно будет более тридцати раз покатать тележку. Возле будущего дома я не особо церемонился с блоками и просто скидывал их в кучу. Почти два дня без передышек я возил блоки, и только после того, как вывалил последний блок, позволил себе залезть в купель…

Напряжение последних трёх недель как рукой сняло, царапины разгладились, грязь исчезла, колючки и мусор из волос вымылись сами собой. Ни на секунду не пожалел, что сделал эту ванну! Сейчас, лёжа в купели, я начал думать о том, что одних блоков будет мало. Нужно ещё изготовить дверные и оконные коробки, лестницы и т.п. Боже, сколько ещё работы…

А вот интересно, я таскал камни по полцентнера, ворочал плиты для телеги, таскал здоровенного оленя, и при этом при всём – мне чуть больше десяти лет. Как такое возможно?

– Про, покажи мне все мои параметры, пожалуйста.

– Прошу:

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек-маг, кандидат.

Пол мужской.

Мышечный каркас: гипертрофирован

Скелет: усиленный

Рост 1 750 мм, вес 92 436 гр.

Цвет кожи светлый

Национальной принадлежности нет

Особенностей развития: Путь создателя

Имя: Тор

Навыки развиты до уровня: Мастер

Специализация: рунный маг

2. Возраст                               10 лет 159 дней.

3. Развитие технологий                   мастер.

4. Параметр выносливости                   + 283

5. Параметр силы                         + 183

6. Параметр координации                   + 231

7. Параметр мозговой активности             + 5378

8. Параметр магофизичесской активности       + 4000

9. Уровень жизненной силы                   ∞ на 78 дней

10. Уровень духовной силы                   24 740

11. Доступные стихии                        Материнский дух воды, Дух Солнечного Света

12. Особые умения                         Рунопись, Адамант

13. Созданные объекты                   «Молниеносная смерть, острейшая. Неразрушимая», «Кристалл Духа Солнечного Света», «Повозка Тора»

14. Влияние на мироздание                  50%

Развитие:

1. Первобытная технология обработки камня                               – 43,5% Уровень 6.

2. Первобытная технология приготовления цемента                               – 15,8% Уровень 1.

3. Первобытная технология изготовления каменного оружия                   – 11,8% Уровень 4.

4. Первобытная технология изготовления Деревянного стрелкового оружия       – 0% Уровень 0.

5. Первобытная технология обработки дерева                              – 23,7 Уровень 2.

6. Первобытная технология изготовления одежды                               – 10% Уровень 0.

7. Первобытная технология охоты                                           – 1,4% Уровень 3.

8. Автоматизация труда                                                 мастер

Самостоятельно полученные навыки:

1. Столяр             – 14% Уровень 3.

2. Травник             – 32,2% Уровень 4.

3. Крестьянин             – 36,3% Уровень 1.

4. Рыболов             – 15,8% Уровень 0.

5. Мясник             – 42,1% Уровень 1.

6. Строитель             – 58,7% Уровень 1.

7. Грузчик             – 3,5% Уровень 7.

8. Исследователь       – 89,2% Уровень 5.

9. Повелитель духов       – Уровень 2.

Очков лояльности 7500

Единиц божественной силы 2

Интересные изменения. Получается, что я почти в три раза сильнее среднестатистического местного мальчика десяти лет и во столько же раз тяжелее. И рост ближе к среднему взрослому. Этот диссонанс надо срочно.

– Про, а вот скажи мне, солнышко моё ясное, а как в вашей херовой системе получается, что десятилетний мальчик имеет рост метр семьдесят и вес девяносто килограммов?

– В нашей, как вы выразились, херовой системе, все человеческие дети в возрасте десяти лет имеют рост примерно 1300 миллиметров и вес около тридцати килограммов.

– Тогда объясни мне, душа моя, почему я такой здоровый? – я намеренно начал мешать вопросы с скепсисом, потому, что мне почему-то очень хотелось разозлить Про. Не знаю зачем. Просто хотелось.

– Тор, я не могу быть вашей душой, потому что моя локация происходит в центральной нервной системе, и к управляющей сущности доступа нет. Кроме того, две управляющие сущности в одном организме существовать не могут. – как маленькому мальчику объяснила мне Про, – что касается ваших физических размеров, то они соответствуют Кандидату в Создатели.

– Кандидату в Создатели в возрасте десять лет? – никак не мог угомониться я.

– Для Кандидата понятие возраст не существенно. – также лаконично поведала мне Про.

– Вот так вот значит… – я потихонечку начинал закипать, не смотря на то, что сейчас находился в живом источнике, – это по этой причине у мальчугана безволосый хрен до колен висит? Делайте мне возраст нормальный! Не могу я осознавать себя пацаном!

– Тор, по вашему желанию мы можем изменить возраст. Вы можете использовать одну единицу божественной силы. -всё также спокойно сообщила мне Про.

– Ну так используй!!!

– Тор, назовите приемлемый возраст.

– Пиши – двадцать лет. – с облегчением сказал я.

– Биологический возраст изменён на двадцать лет.

– Вот так просто? А откуда взялись эти единицы? И куда я кандидат? – вопросов у меня накопилось множество.

– Тор, это не просто. Очень сложно изменить готовый организм. Вы правы в том, что физиологически ваше тело было готово к изменениям. В ближайшее время поменяется гормональный фон, произойдут изменения голосовых связок, поменяются вкусовые предпочтения.

– А откуда взялись эти единицы божественной силы? – я со всей силы шлёпнул ладонью по воде

– После создания второго духа и осознания владения божественным материалом адамантом, администрация посчитала необходимым присвоить вам статус Кандидата в Создатели. Соответственно вы получили возможность накапливать единицы божественной силы для последующих чудес. Это необходимо, чтобы создать себе паству.

– Ага, а паства будет мне молиться, класть дары на алтарь, а я от этого буду расти и пухнуть. Так?

– Я не стала бы так иронизировать на вашем месте. Но в общем-то вы правы. Скажу ещё только то, что для поддержания жизни мира тоже могут понадобиться очки божественной силы.

– Например? Зомби восстанут? -хмыкнул я.

– Могут и зомби. Или астероид полетит на землю через 1348 дней.

– Чего???? – я вскочил на ноги и уставился в одну точку, система тут же мне ответила: «Клён – Листопадное дерево до 20 м высотой или крупный кустарник»

– Астероид общей массой до десяти миллионов тонн пересечёт орбиту вашей планеты. Результатом этого будет полное уничтожение жизни на планете, возможно изменение траектории орбиты планеты. Вы, скорее всего, останетесь живы.

– Да ты оху…ла! Какой, нахер астроид!!! Убирай его к чертям!! – я так разошёлся, что член, подпитанный новыми гормонами слегка привстал, как будто проверяя, кто тут шумит.

– Для этого понадобится 5 единиц божественной силы.

– Где взять?? Что сделать нужно??

– Выполняйте поставленные цели. Найдите себе самок. Заложите божественный род. Подчините местных гуманоидов и заложите собственный культ.

– Понял.

Как всё погано то… Мне только что сообщили, что через примерно четыре года этой земле наступит ПИЗДЕЦ! А я только начал обживаться. Мне нужно заработать ещё четыре единицы силы. И это не обсуждается. Что у нас там было по плану? Построить охуенный дом? Не вопрос. Построим!

Как никогда воодушевлённый, забыв про всё на свете, даже про еду, я помчался в каменоломню, мне нужно было строить дом! Первым делом я подобрал материал для дверной коробки, он немного отличался, от того, что я применяю обычно, но так как большие камни розоватого песчаника закончились, придётся использовать другие. Обрабатывать я решил их на месте, так как боялся производственных ошибок. Но для начала нужно кое-что испытать. Я взял небольшой камешек нового цвета, по-быстрому придал ему форму небольшого кирпича, а затем наложил руны: «образец, неуничтожим».

– Вы не сможете создать новую матрицу в течение ближайших четырёх лет. – огорошила меня система

Значит я был прав. А строить дом из адаманта и дверной коробкой из обычного песчаника – как-то не комильфо. Жопа в общем. Я посмотрел на выход розового камня, и решил делать кирку. Из божественного адаманта, иначе ни как.

Новый инструмент не занял много времени. Вся технология была уже отработана, поэтому «Кирка Тора, разрезающая горы. Не теряемая. Неуничтожимая», очень быстро пополнила мой арсенал. Недолго думая, я взял кирку и со всей дури лупанул по выходу камня… Что сказать, названия инструмента нужно продумывать аккуратнее, потому что в месте удара образовался огромный пролом, буквально расколовший гору на две части, и сквозь оседающую пыль было видно воду. Может река, может то же озеро… Я монстр. Штанов нет, дома нет. Зато есть мега-кирка, которой я без астероида расхерачу эту планету за пару ударов. Надо бы её куда-то припрятать. А если стукнуть слегка? Я зажмурился, и легонечко стукнул по новой стене выработки. Такого эффекта уже не было, но метров на двадцать я гору обрушил. По крайней мере камнем я теперь обеспечен надолго…

– Ты это, поаккуратнее тут. – испугал меня голос, идущий откуда-то сзади, а не как обычно – прямо из головы.

Я обернулся и увидел старого знакомого. Только в этот раз он был не в белом костюме, а в каком-то подобии пижамы и в тапочках-зайчиках на ногах. У меня глаза полезли из орбит от неожиданности.

– А ты откуда тут? Про сказала вы все убыли в другу систему, поднимать миры, так сказать. – я говорил, и никак не мог убрать с морды удивлённое выражение.

– А как иначе то? Мы тут пацана голожопого оставили, а тут вот чего! Ты какого хера творишь? Мне шеф таких звиздюлей навешал, что я теперь вынужден в твоём мире куратором быть. Чтобы ты тут сверхновую, не дай пустота, не зажёг!

– А у тебя тоже шеф есть? – всё интереснее события развиваются.

– Есть, как не быть. У всех шеф есть.

– А чего ты в таком непрезентабельном виде? И где ночной колпак? – меня начинал разбирать истерический смех.

– Смешно? А сам-то чего с голой задницей до сих пор? Все твои коллеги первым делом стремятся срам прикрыть, а тут хером пыль с земли собираешь. По спецзаказу ты его делал что ли?

– Какому спецзаказу? Само выросло, вмести с кандидатским статусом. Короче, хорош мне пургу гнать. Какой, к чертям, куратор? Не должно вас тут быть. – проворчал я.

– Какой куратор? – Бес набычился и начал медленно идти ко мне, – Кто мега-девайс смастерил? А?

– Какой конкретно? – я не совсем понял вопроса, но настроение Беса меня совсем не радовало

– Топор свой горный! Ты замастырил? Дырку в горе ты прохерачил? – было ощущение, что у Беса сейчас пойдёт пар из ушей, а нежно-голубой глаз налился кровью.

– Ну я. И не топор, а кирку. Нет у меня другого материала, такой только. – я вообще ни чего не понял, – я много чего из адаманта сделал.

– В жопу твой адамант! Ты какими характеристиками надарил свою ковырялку!?? – Беса начало трясти

– Не кипишуй, сейчас посмотрю…

Я пригляделся к кирке:

«Кирка Тора, прорезающая горы. Не теряется. Неуничтожима»

Позволяет пробить каменный пласт насквозь. Урон зависит от вложенной силы. При 100% вложении силы пробивает скальную породу насквозь всегда. Инструмент не привязан к хозяину.

– Прочитал? – как старая баба, Бес упёр руки в боки и смотрел на меня своими разными глазами.

– Прочитал. Внушает. А что такого? – Я выпятил нижнюю губу и тупым взглядом уставился на Беса.

– А то, что ты не привязал свой девайс!!! Он может под каким ни будь камнем пролежать тысячи лет, а потом любой пацан сможет его взять, размахнуться посильнее и пробить материк или саму планету насквозь! Ты когда наделяешь что-то свойствами, обязательно должен думать, как это работает. А просто херачить всё подряд, как деревенский дурачок.

– … , нет слов, одни мысли

– В общем так, – сказал Бес голосом киношного таможенника, – девайс я тебе не дам.

Бес поднял руку, и кирка прыгнула к нему. После чего Бес покрепче ухватил её и спрятал за спиной. В другой руке у него появилась трость. Сам не зная, что делаю, я вытянул руку, и в ней оказалось моё копьё, я направил наконечник в сторону Беса, и прорычал:

– Бить больше не дам! Хрен вас знает, что потом со мной будет!

– Даже так? – удивлённо вскинул брови Бес, – а что ты сделаешь?

Тут он выставил перед собой трость, а набалдашник начал светиться голубым светом

– Ну нахер, – произнёс я, и резким движением копья отпихнул трость… Ну как отпихнул, попытался.

Резкий громовой раскат, и молния бьёт в тускнеющий шар, а на чистом срезе играют искорки аккуратно срезанных проводников.

– Ты что сделал!!!! Ты угробил мой именной транслятор!!!! Да меня теперь во фронтир отправят!! Ту ублюдок недоделанный! Я дал тебе шанс, а ты… – Тут Бес начал вполне отчётливо хлюпать носом

– Да ладно тебе, мужик, ты чего? Ну подумаешь палку поломал? Чего так убиваться то? Ну скажешь на плате Икс неандертальский вожак взбесился. Что, у вас там новых палок нету что ли?

– Планете присвоено название Икс. – своим стандартным голосом сообщила Про

– Вам присвоено звание Неандертальский вожак. Повышена вероятность удачного контакта с неандертальцами. – опять-таки поведала Про.

– Ты правда идиот? – странным голосом спросил меня Бес. – ты не понял ни чего? В этом мире каждое сказанное тобой в слух слово, воспринимается как прямой приказ! Всё, что ты скажешь подлежит немедленному исполнению! Вот только чтобы вернуть всё назад нужно очень сильно постараться.

– Ты думаешь, что я как-то вслух сказал, что мне бы хрен подлиннее?

– Нет, кретин! Ты должен ВЗВЕШИВАТЬ КАЖДОЕ СЛОВО! Понял, гад! – на Беса была жалко смотреть…

– Ладно, не кипяшуй! Давай свои инструкции, и будем квиты. – я попытался успокоить страсти

– Не могу. – гнусавым голосом произнёс Бес. – ты транслятор испортил.

– Как быть? – я точно сейчас был похож на деревенского дурачка.

Бес подхватил кусок трости с земли, засунул куда в пижаму и поджав губы процедил:

– Не знаю. Я сейчас к шефу. Посоветоваться надо. – и исчез.

– Чудны дела твои – одними губами произнёс я, и пошёл заниматься дверными коробками.

Сразу к работе я приступить не смог, сначала пришлось посидеть и подумать о произошедшем. Вроде бы показал свою силу, а с другой стороны – зачем? И какой я тут Создатель, если меня каждый раз пугало в пижаме может перепрограммировать. Надо кое-что сделать…

Я закрыл глаза, попытался представить себе свою планету. Теперь планету ИКС. Перед глазами было видение маленького зелёно-голубого шарика, с пленой облаков в обрамлении мириад звёзд. Освещённая яркой звездой и сопровождаемая вечным спутником, маленькой луной. А где-то далеко летит метеорит, и непонятные создания хотят сделать с моей планеткой всякое… Нет, не бывать этому! Я хочу чудо! Огромный защитный купол над всей планетой, чтобы ни одна тварь без моего разрешения не смогла пролезть в мой мир!

– Единица божественной силы списана. – проговорила Про.

Я открыл глаза и уставился в небо. На несколько мгновений всё небо покрылось радужными разводами, а потом всё закончилось, и надо мной было всё тоже голубое небо, белые облака, и тёплое солнышко.

– Что это было?

– Вы создали защитный купол планеты. Работа ТВС переходит в автономный режим.

– В смысле автономный? А раньше какой был?

– Раньше был глобальный доступ к базам данных. Таким образом могли пополняться технологические базы, за счёт накопления Очков Лояльности.

– То есть, пока стоит защита, я не смогу использовать Очки Лояльности?

– Нет. Без доступа к глобальной сети – нет.

– То есть информация с планеты в глобальную сеть не уходит?

– Больше не уходит.

– Спасибо Про. Я обдумаю эту ситуацию.

Что я опять натворил? Что за защитный купол? Кстати…

– Про, а что делает защитный купол?

– Купол защищает от всех внешних воздействий информационных, волновых, гравитационных и физических до ста миллионов тонн.

– То есть ты хочешь сказать, что астероид, который должен прилететь через четыре года не сможет сломать нашу защиту?

– Нет, не сможет.

– А как так? Мне нужно было 5 единиц божественной силы? – я вообще перестал понимать что-либо.

– Мне это не известно. Скорее всего ваша воля позволила изменить законы мироздания. Подобные средства защиты ранее не применялись.

– Я, конечно, тупой, но объясни мне, как я сделал то, что раньше никто не делал?

– Мне это не известно. Для того, чтобы успокоить Вас, могу сообщить – рунное письмо и адамант тоже никто ещё не открыл.

– По есть я первооткрыватель?

– В данном случае – да.

Всё, не хочу больше ни чего спрашивать. Лучше буду заниматься стройкой. Продумав эту мысль, с пошёл выбирать заготовки для дверных блоков, и складывать их в повозку. Думать больше не хотелось. Какая-то тяжесть появилась в душе. Необходимость трезво оценивать каждый свой шаг раньше не давила на моё сознание. Теперь придётся полностью контролировать себя. Бес был прав! Если бы я саданул киркой не по горе, а по земле? Капец… формулировки нужно обдумывать очень тщательно. Ладно, урок усвоен и выучен. Что делать с куполом? Не знаю, будем решать по мере поступления.

Дорога к месту строительства не занимала больше много времени, тяжело гружёная повозка легко катилась по накатанной колее, я даже не чувствовал большого веса. Магия адаманта работала по полной. Поэтому я не сразу среагировал на голос Про:

– Замечена активность в ловчей яме. – голос был как обычно спокойным, даже успокаивающим.

– В какой?

– Дубовая роща, кабанья тропа.

– Понял, спасибо за информацию!

Я решил сначала дотащить груз до места, а уже потом проверять ловушку. Поэтому неспеша докатил повозку, оставил её около будущего дома, а потом так же спокойно пошёл в дубовую рощу. К слову сказать, до неё было почти два с половиной километра, поэтому идти мне минимум час. Сегодня я захватил свою сумку и свежевальный нож, хотя нож всегда можно было призвать, я всё равно его взял с собой, так как по пути можно было найти что-нибудь интересное. Моя дорога проходила мимо солевого грота, я решил зайти в него и поискать ещё золота и кристаллов. На всё это у меня были свои планы. Собственно, я достаточно быстро нашёл оба ресурса, потому что кроме меня тут никого не было, а грот я особенно не исследовал. Идея использовать кристаллы мне пришла в голову после создания кристалла с духом. Я решил попробовать применить на кристалл рунную вязь, а если получится – то сделать оплётку из золота и подвесить кристаллы в доме вместо лампочек. Но это в будущем, а пока нужно разобраться с ловушкой. Жаль, что приходиться постоянно отвлекаться. Стойка не продвинулась ни на шаг. И моя цель остаётся такой же далёкой, как и была. С заметно потяжелевшими мыслями я начал подходить к ловушке. Никакой возни я не слышал, поэтому сразу же подумал, что случилось ложное срабатывание, или зверь убежал. Но когда я подошёл к яме, то понял, что ловушка в этот раз сработала штатно. Сравнительно небольшой подсвинок свалился в яму, и напоролся на заботливо установленный кол. Так что оставалось только достать тушу и отнести в лагерь. Достать особых проблем не было, так как зверёк был максимум килограмм пятьдесят. А отнести его нужно было к лагерю с коптильней, чуть ближе, чем до стройки, но тоже минут пятьдесят идти. По дороге я собирал знакомые травки. Нашёл шалфей, розмарин даже можжевельник. Всё подходящее я складывал в сумку, потом разберу. А нет, так получится смесь «итальянские травы». К молодой кабанятине – в самый раз. Проходя мимо молодой оливковой заросли, заметил на одном дереве знакомые плоды – значит сюда тоже надо будет наведаться. Сделаем зарубку. Тема с горшками – тоже начинает становиться более актуальной. Хотя я могу и адамант применить, а рунами задать дополнительные свойства. Типа «Кувшин морозной свежести». Кстати – неплохая идея. Да и если получится сделать масло – то это будет хорошим подспорьем. Ещё я заметил на склонах горы дикий виноград. На вкус он оказался вполне себе подходящим. Ещё одна идея возникла практически сразу. Но сначала всё-таки дом. До лагеря добрался без происшествий, хватит на сегодня уже происшествий, да и день уже идёт к концу. Поэтому попросил духа посветить немного, потом разделал свинью, шкуру снял и натёр солью с известковой пылью. Пригодится. Хочу из неё изваять подобие сапог или ботинок. Часть мяса натолкал в блестящую под лучами заходящего солнца кастрюлю, и, по проверенному способу, поставил тушиться. Остатки натёр солью и травами, затем повесил в коптильню. Провизии на неделю мне теперь хватит. Решил провести эксперимент с кристаллами. Достал адамантовую писалку, и нанёс руны на самый маленький кристалл. Несмотря на твёрдость кристалла, нерушимая кристаллическая решётка адаманта делала своё дело. И по кристаллу горного хрусталя я писал, как по бумаге. «Источник яркого света в темноте». Мне вот всегда интересно, почему нанесённые руны так сильно меняют изначальную заготовку? Вот и сейчас кристалл вытянулся, принял правильную ромбовидную форму и начал светиться изнутри. Причём рунная вязь появилась на кольце, опоясывающем кристалл. Получилось не только то, чего я ожидал, но ещё и с эстетической стороны вполне неплохо. По яркости свечения с кристаллом духа не сравнить, зато можно брать с собой как фонарик. Положив кристалл на верстак, я достал из сумки кусочек золота и стал расковывать его в тонкую проволоку. Можно было, конечно, сделать фильеры, но тогда пришлось бы делать ещё щипцы, кстати тоже надо сделать зарубку на будущее. Когда проволочка получилась достаточно тонкая, я повторил процедуру, только уже автоматически. Из двух проволочек я сделал оплётку, как на бутылке с шампанским. А два конца соединил вместе. Получилась лампочка на проволочке. Такую можно уже подвесить куда угодно. Положил на верстак новый кристалл и два кусочка золота, но в автоматическом режиме ничего не получилось. Видимо многокомпонентное изделие нельзя воспроизвести автоматически. Только простые детали. Взгляд упал на шкуру молодого кабана. Идею свою решил воспроизводить сразу. Взял шкуру и свежевальным ножом отрезал узкую полосу и нанёс на неё руны: «Хорошо выделанная, твёрдая кожа. Подходит для подошв». Соответственно – кожа сразу же преобразилась, и стала похожа на дерево. Думаю, что смогу сделать инструмент, подходящий для такой кожи. Затем оставшуюся часть кожи тоже «пометил» рунами: «Хорошо выделанная мягкая кожа. Идеально подходит для обуви.». Как результат – большой кусок мягкой, тонкой кожи. Осталось только раскроить и сшить. Для этого я ножом аккуратно отрезал от большого куска кожи тоненькую полоску, а потом ещё несколько. Будет чем скреплять кожу. Нашёл вытянутый камень, и выточил из него т-образное шило. Кончик шила особо тонким не получился, но попробовать стоит. Поэтому я нанёс на шило руны: «Шило умелого сапожника. Неуничтожимо». После радужного эффекта, шило стало похоже на шило, даже кончик немного вытянулся и стал очень острым. Т-образная ручка удобно ложилась в руку, и легко прокалывало даже почти деревянную кожу. Видимо сказывалась абсолютная острота адаманта. Жаль, что не додумался проделать отверстие в шиле. Так было бы проще шить обувь. Но тут на помощь мне пришла когда-то подобранная кость рыбы. В которой уже было подобие отверстия. Наносить руны я на неё не стал. кость и так крепкая, да нет у меня такого инструмента, чтобы руны нанести. В итоге, через пару часов у меня было кривенькие толи полусапоги, толи перемокасины, в любом случае – наносим руны! Получилось: «Правый ботинок Тора. Прочный. Не промокает» и «Левый ботинок Тора. Прочный. Не промокает». Оба ботинка приятно налезли на ноги. Теперь мне не придётся сбивать ноги на камнях и колючках. Теперь можно и отдохнуть. Я поблагодарил духа света за помощь. Повесил под потолок шалаша свою ювелирную лампочку, и лёг спать. Надеюсь, что ничего не забыл.

Ну как ничего не забыл? А кастрюлю на огне? Хорошо, что костерок уже догорал и мясо не высохло или сгорело. У меня получилась настоящая тушёнка, под слоем белого жира и очень нежное мясо. Я хотел сразу накинуться на еду, но решил, что это будет очень неэкономно, поэтому насобирал дикого зерна и заложил его в горшок, налил в горшок воды и поставил вариться кашу. Каша с тушёнкой – наше всё. А пока варится каша – мне нужно подумать, как лучше обустроить вход в дом. Первоначальная идея сделать подъёмную лестницу отпала как данность. Желание сделать низкий потолок тоже. Если я в божественном обличии перевалю на два метра, то как жить в таком доме? Поэтому решил не мелочиться, и сделать потолок метра четыре, потом прикинул, какая нужна будет лестница и решил ограничиться тремя метрами. Хотя по поводу лестницы у меня уже созрела идея. Но боже, как задрало всё делать в одиночку.

Я смотрел на заготовленный фундамент, на приготовленные блоки и кирпичи, сделанные еще раньше. Чем дольше я смотрел на плоды своих трудов, тем больше я недоумевал, как такая хрень могла прийти мне в голову? Я же тут должен быть богом, а меня смущает то, что мне будет сложно отапливать дом или как я буду делать лестницу? Теперь я знаю как! Величественно и достойно бога! Нет, не огромный дворец (пока), но дом бога должен потрясать.

Осознав всю значимость и грандиозность замысла, я принялся за дело. Во-первых, я решил увеличить фундамент, причём не только в ширину, но и в высоту. Кроме того, я задумался о том, что у меня должны быть погреба для хранения вина и масла. Поэтому я начал копать яму. Нет, не так – ЯМУ. Возросшая сила и выносливость позволяли мне делать то, что раньше я просто считал невозможным. Естественно, я сделал себе новую кирку и лопату. С рукоятями из неуничтожимого ореха и рабочими частями из адаманта, только без сверхспособностей просто «Кирка неутомимого шахтёра. Неуничтожимая» и «Лопата неутомимого землекопа. Неуничтожимая», у них всех бонусов-то – отсутствие усталости при работе. А кроме адаманта, из чего-либо ещё я делать не умею. Как огромный экскаватор я вываливал грунт из ямы, всё больше расширяя её объем. Только когда у меня перестало получаться нормально выкидывать грунт с камнями, я остановился и посмотрел на свою работу. Огромный квадратный котлован, около трёх метров глубиной и непонятной ширины и длинны. Я решил померять его шагами, получилось примерно десять шагов в длину, и примерно столько же в ширину. Это было невероятно. Как человек мог такое сделать только с помощью кирки и лопаты? Я всё больше сомневался в своей человеческой сути, ведь обычных людей тут понадобилось бы десяток и на неделю минимум. Вот только сейчас я понял, что не знаю, как выбраться из ямы. Поэтому не придумал ни чего лучше, чем сделать пологий пандус. Потом может пригодиться чтобы загружать продукты. Для постройки погребя я решил использовать мои песчаные кирпичи, только немного их доработать. Ещё у меня появилась идея, как сделать потолок погреба. Но всё надо делать по порядку. Поэтому я взял один из неукреплённых кирпичей, и нанёс на него руны: «кирпич для подвала, убирает сырость, отпугивает вредителей. Неуничтожим». Готово. Теперь ещё пару тысяч таких – и дело в шляпе!

Я немного отдохнул в купели, подкрепился тушёным кабаном, и не откладывая в долгий ящик, приступил к строительству. Сначала я выложил пол своего будущего погреба кирпичом. Щели промазал глиняным раствором. Розовый адамант на полу казался просто великолепным! Даже швы из глины не портили вид. Я смотрел на первое в этом мире каменное строение, хотя бы даже только его пол, и мне чудились великие свершения, я думал о том, что будущие поколения людей, попадая сюда будут восхищаться божественным замыслом, и эти переливающиеся зелёными искорками швы будут дополнять картину…

– Примите мои поздравления Тор. Вы создали земляного духа нерушимых стен.

– А? Опять? Мне задуматься ни о чём нельзя?

Так, ладно, дух значит… Присмотримся мы к нему поближе. Итак: земной дух нерушимых стен. Может жить в доме из адамантовых кирпичей. Делает дом крепким, защищает от врагов.» А помочь в строительстве дух сможет? Я встал на колени, и коснулся руками тёмно-зелёных, почти чёрных швов. Дух земли, поможешь мне построить дом? Одному мне будет тяжелее, и дом будет готов не скоро. Пальцы немного кольнуло. Я встал и решил проверить, как дух будет мне помогать. Для этого я положил заранее приготовленные кирпичи на место будущей стены, и вдруг тёмная масса из пола понялась по швам между кирпичами и растеклась между ними. Я попробовал поднять кирпич но масса прочно держала камень, не отпуская его. Понятно, теперь у меня есть раствор, который не нужно делать самому. Это уже огромный плюс! Не останавливаясь на достигнутом, я начал выкладывать стену, оставляя место под пандус. Временами я замечал, что дух выравнивает неудачно положенные кирпичи, и даже переворачивает их так, чтобы рисунок смотрелся более гармонично и правильно. Замечательно.

– Спасибо тебе, дух земли, что бы я без тебя делал!

Я работал не останавливаясь, пока стена не поднялась на, примерно, полтора метра от пола. Дальше начинался второй этап – возведение потолка. Для этого я вылез из ямы, взял свою чертилку из двух палок и верёвки, затем начертил полукруг, который должен был быть шаблоном для дальнейших расчётов. Так как мой круг был диаметром всего шесть метров, то я не мог перекрыть таким куполом всего погреба, поэтому я решил разделить потолок на две части, а по центру сделать опорную стену или колонны. Хотя колонны с поперечными балками мне виделись более приемлемыми. Колонны я изготовил в каменоломне, причём не просто как столбы, а как сборную конструкцию из опор, создающих вид плинтусов у опоры колонны, а саму колонну сделал квадратной, только выбрал вогнутые фаски, сделав её похожей на гномские конструкции. Но мне так больше нравилось. Опорные балки тоже сделал с выемками, чтобы получилось, как конструктор ЛЕГО. Мне так, казалось, будет проще собирать всю конструкцию. Естественно, не обошлось без всяких украшений в виде завитков, пилястрочек и тому подобное. Очень сильно я ощутил в себе тягу к этому. Укреплённые колонны и балки я установил по центру подвала, причём оказалось, что балки немного выше, чем нужно. Меня это не особо расстроило, я почему-то был уверен, что всё получится.

По шаблонной линии я сделал кирпич, со скосами так, что если укладывать их один к одному, то они образуют свод. Осталось только сделать вспомогательную конструкцию, и можно приступать. Я взял несколько кирпичей (укреплённых, естественно) «потолочный камень, удерживающий свод. Нерушимый». Так что можно приниматься за дело. Я положил первый камень, рядом еще пару, дух, естественно, моментально прикрепил их. Тут у меня возникла одна идея. А если не делать опорных конструкций, а на пару с духом земли поставить свод? Мысленно попросив духа помощи, я положил ещё один кирпич сверху, как бы перевязывая нижние, он тут же приклеился к кладке. Потом был ещё один кирпич и ещё, и ещё, пока свод не замкнулся на опорной колонне. И даже небольшой наклон свода был к месту. Странно, дух так ловко приклеил кирпичи свода, но не тронул те камни, которые я подкладывал вместо лесов. До чего же сообразительный дух! Так на пару с духом мы быстро, примерно за неделю построили свод подвала. Единственное, что меня расстраивало, так это то, что часть кирпичей торчали, и не давали сделать ровную стену. Помня о свойствах адаманта, я понимал, что просто отколоть лишнее уже не получится. Надо снова думать.

Интересно, во многих книжках адамант рассматривался как божественный материал. Я же, не мог его рассматривать таковым. Для меня более божественной была рунная магия, с помощью которой я и создал адамант. Впрочем, я мог назвать его как угодно, от этого не поменялось бы ни чего. Мне просто так больше нравилось. Так вот, если рунную магию я использую для всего, может быть получится использовать её и для адаманта? Подумав об этом, я взял кусок песчаника и выточил из него нож, больше похожий на старинный ланцет. С старался сделать его как можно тоньше, потому что от этого зависела моя затея. Когда основа была готова, я нанёс руны: «Ланцет истинного бога-каменщика. Может резать адамант. Принадлежит Тору. Нельзя потерять. Неуничтожимый». В этот раз радужная иллюминация была чуть дольше и цвет был немного другой. В итоге у меня в руках оказался не розовый, а почти бордовый нож. Когда я взял его в руку, то ни взял немного моей крови, впитал её, и улёгся в руке поудобнее. Меня немного передёрнуло от полученных ощущений, появилось предчувствие чего-то неправильного.

– Про, мне нужна консультация.

– Слушаю, что вы хотите у меня узнать?

– Что я вылепил? – мой голос был какой-то странный, незнакомый

– Судя по всему, это инструмент скульптора или каменщика. Не понимаю вашего вопроса. Вы же можете сами вдеть свойства предмета? -про вполне очевидно была удивлена моим вопросом.

– Почему тогда я его боюсь? – я не верил своим словам, но тем не менее это было правдой.

– Вероятно это из-за возникшего мирового диссонанса. Вы создали инструмент, способный разрушить неразрушимое. Вы сделали дважды то, чего не может быть. Как не существует в неразрушимого в мире, так и нет ни чего, что могло бы разрушить неразрушимое. Вы создали прецедент, с двойным отрицанием сущности мира. Поздравляю вас, вы стали на одну ступень ближе к богу.

– Спасибо.

Что ж, будем привыкать к новой реальности. Я уже знал, что мои кирпичи не бились, не горели и даже не пачкались, но теперь мне предстояло проверить, как они будут противостоять моему новому инструменту. Я взял один из кирпичей поухватистей, почти как буханку хлеба, и провёл ножом по поверхности. К моему удивлению, я почти не почувствовал сопротивления, нож резал адамант, если не как воду, то как согревшееся масло – это точно. Значит будем работать! Этот инструмент может принести мне много пользы. Хотя в перспективе – это очень опасное оружие против любого бога. Кстати, я подхватил кусочек песчаника, и попытался порезать его ножом. Как и в любой другой ситуации, нож встретил сопротивление, и отказался резать. Я, конечно, мог бы сильнее расцарапать камень, но такого же эффекта, как с адамантом не было. Значит это нож ТОЛЬКО для адаманта. Это хорошо. Значит можно не бояться расхреначить что-то лишнее. Немного успокоившись, я подошёл к строящемуся погребу, и начал обрезать лишние камни. Или не камни? Я вообще не очень хорошо представлял себе природу адаманта. Тем не менее я довольно быстро убрал лишне, а камни покидал в одну кучку. Пригодятся где-нибудь. После выравнивания торцов свода, я быстро заложил оставшиеся проёмы, а образовавшуюся полость закидал землёй с камнями, которой после копания котлована осталось предостаточно. Теперь стало необходимо организовать вход в погреб. Сначала я хотел обойтись каким-нибудь простым решением, но после обдумывания ситуации понял – простыми решениями тут не обойтись. Ведь нужно, чтобы можно было спуститься в подвал как из дома, так и с улицы. Не таскать же бочки и кувшины через дом? Поэтому я запланировал один спуск типа винтового, а второй пологий, с выходом на улицу. Для этого я расширил котлован (не ломать же такие качественные стены, дух обидится), и пристроил ещё два куска стен. Пригодились обрезки кирпичей. С одной стороны я проложил пандус, по которому можно заносить тяжёлые грузы, а с другой тамбура, пришлось думать насчёт лестницы. Так-то я начала сделал винтовой пандус, ограничив его каменными стенами, но я подумал, что ходить по наклонному полу будет не очень удобно. Пол уже был, поэтому мне нужно было просто вырезать длинные блоки, с учётом того, что это будет лестница. К тому же, я понял, что таких блоков мне будет нужно на много больше, ведь мне предстояло сделать ещё не одну лестницу. План я себе накидал, и на этом решил дать себе немного расслабиться, поэтому стянул ботинки (а это была единственная моя одежда), и залез в купель. Кстати, надо что-то делать с ботинками. Постоянное ношение не добавляет ногам свежести. Ещё я начал замечать, что у меня начали расти волосы там, где раньше (после попадания в этот мир) на росли. Это натолкнуло меня на мысль, что не плохо бы обзавестись кухарочкой или горничной, или ещё кем, ведь в таком возрасте скоро могу начаться проблемы. Мои этические правила, чёрт их побери! Оставался бы пацаном, и ни каких проблем. Ещё лет пять беззаботного труда. Не зря создатели этого мира ограничивают стартовый возраст. Продумав дальнейший план действий, я пошёл в каменоломню. Очень кстати оказался сигнал об активности в ловушке. Неплохо бы найти себе охотников. Пополнение запасов порой отнимает время. Приятной неожиданностью стал ещё один олень, которого уже не нужно будет закалывать. Он удачно приземлился на кол. Поэтому я его вытащил из ямы, в этот раз уже без помощи рычага (!!!), взвалил его на спину, и пошёл к коптильне. Возросшая сила теперь позволяла делать и не такое. Снять шкуру и разделать тушу уже не было какой-то сложной задачей. Оленя я целиком натёр солью и убрал по частям в коптильню, а вот на шкуру у меня были планы. Вторая пара рогов украсила мой шалаш. От шкуры я первым делу отрезал небольшой кусок, и скроил из него стельки. Во-первых, ботинки немного растянулись и теперь довольно свободно болтались на ногах, а во-вторых, я ещё я думал сделать что-то с дурным духом из обуви. Поэтому на стельки я наложил руны с освежением: «Стелька из шкуры благородного оленя. Сохраняет ноги в чистоте, убирает неприятный запах. Неуничтожима». Всё прошло штатно, так как именно из такого оленя я делал первую шкуру, которая сейчас лежала на кровати в шалаше. Вот только использовать я её не мог, так как укрепил рунами. Стельки хорошо легли в ботинки, ногам стало удобно и сухо, и можно было продолжать работу дальше. Теперь я хотел сшить себе штаны.


(обратно)

Глава третья. Маатхи.


Кто-нибудь задумывался как шьют штаны? Лично я нет. Я сидел, смотрел на шкуру оленя и не знал с какой стороны подступиться к этой проблеме. Обернуть каждую ногу в шкуру? И что это даст? Одетые ноги и голую жопу? Как правильно сделать выкройку? Надеялся только на рунную магию, но первоначальному изделию хоть какую-то форму придать нужно. Или не нужно? Взял кусочек угля, и прямо по сырой шкуре написал – «Кожаные штаны Тора. Сохраняют чистоту тела. Неуничтожимые». М-да. Представление как обычно. Величественно и чарующе. На выходе… Непонятный бред из непонятного куска кожи. Могу сказать точно – кожа выделана отлично! Вопрос в том, что это не штаны. Это непонятые лоскутки, из неубиваемой кожи. Попробовал примерить – папуас племени мумба-юмба. Жаль олешку. Не, хотя бы мясо пригодится. Ну да и хрен с ним. Не получилось – буду в следующий раз думать, как сделать себе одежду. В конце концов изображу себе тунику или ещё чего из античного. Значит рунная магия сильна только тогда, когда сам принял участие в создании предмета. А так подошёл бы сейчас к скале, и написал на ней «Дворец Тора. Неразрушаемый, Неразграбляемый и тд.» но нет. Самому тоже что-то делать надо.

Ладно, найду ещё одну шкуру – сделаю себе штаны. Точно говорю! А сейчас, для разнообразия, пойду в грот, и наковыряю там золота. Сделаю себе тарелку с ложкой, что ли. Сказано – сделано. Пошёл за золотом. Другого металла у меня пока нет. Пока шёл, думал о странных вывертах судьбы. Опять вспомнил своих дочек. На самом деле было бы здорово, если бы они оказались здесь, с перспективой вечной жизни и абсолютной свободы. Одну сделал бы богиней любви, другую богиней жизни. А сам – типа Зевс местный. Сидю на олимпе, и всем указы раздаю. Кто, дескать, и чего должен мне принесть, и кто чего куда отнесть… Благодать. А ещё можно плевать на всех с горы. Так, чтобы не расслаблялись. Размечтался… Да, красиво жить не запретишь. Тем временем, я дополз до грота, и хотел было уже пройтись по знакомым и не очень лабиринтам, как меня остановило что-то необычное. Темноты я теперь не боялся, так как у меня уже было с десяток «лампочек», но вот свежее дерьмо на входе в грот меня ну очень заинтересовало.

Кому же это взбрело в голову насрать, прямо около моего солевого грота? Возле моего, можно сказать, золотого запаса, кто посмел насрать на мой Форт-Нокс? Пробовать и нюхать не буду, но на всякий случай призвал копьё, и уже вместе с ним мы пошли проверять, кто к нам пожаловал. Внутри грота всё было, как всегда, кроме клочков шерсти на сталагмитах, что было уже интересно. Начал присматриваться к обстановке. Пару раз нашёл ещё непонятную срань на полу грота. Какая-то тварь реально решила захватить мой золотой запас. Вон, территорию всю уже пометила». Так я шёл по направлению к солёному озеру, посматривая по сторонам и прислушиваясь. И вот, наконец, я увидел «ЭТО». Горный медведь. И этим всё сказано. Я понимал, что силы мои сейчас значительно выросли, но встреча с реальным хищником застала меня врасплох. Тут или у меня будут новые штаны, или у мишки новый обед. В реальности топтыгин мне представился эдакой меховой кучей, вперемешку с соломой, какими-то мелкими ветками, шерсть в разные стороны и удивительное амбре. Запах хищник, живущего в одной норе со своей добычей ни с чем нельзя перепутать, потому что въевшиеся в шерсть «ароматы» разят от него так, что если бы я мог почувствовать этот запах раньше, то обязательно бы срулил куда-нибудь подальше отсюда. На моё горе, где-то в глубине отрога, в котором я встретил любителя схарчить чего-то вкусненькое, в не зависимости от того, что это и хочет ли быть схарченым, скорее всего есть продух наружу, поэтому воздух неплохим потоком шёл от меня в сторону топтыжки, и мне не совсем понятно, почему он на меня не напал первым. Хотя скоро и это стало понятно. Их сиятельство изволили кушать. И кушать чего-то явно сильно «подошедшее», поэтому мой запах был менее отчётлив для него. А ещё, он сидел ко мне своей «филейной» частью. То есть развернув толстозада ко мне жопой, фортуна повернулась ко мне передом. Ясное дело – бежать нельзя, и не убежать сложно. Зловонная куча уже начала разворачиваться ко мне зубами и когтями, и скорее всего, он сейчас думал, что хрустик хотел поиметь его вкусняшку, поэтому нужно срочно поиметь хрустика и тоже сделать его вкусняшкой. На морде зверя прямо-таки читалось ликование. Значит придётся драться, ну или что-то типа того. Я призвал копьё, и недолго думая, упёр его хвостовиком в пол, пол был весь в щербинах, поэтому это оказалось не сложно. Хорошо ещё то, что в гроте мало места для манёвра, иначе вариантов развития событий было бы гораздо больше. Кидаться в штыковую атаку на здоровенного медведя я не горел желанием, во-первых, медведь мог меня сбить своей инерцией, а скорость и масса у него явно больше моей, а во-вторых реакция у мишки тоже не плохая, поэтому, если он сумеет отбить копьё лапами, а вероятность такого развития событий очень велика, то шанса на второй удар у меня уже не будет. Поэтому нужно обернуть силу топтыжки против него – за счёт скорости у него станет хуже реакция, а за счёт массы – инерция не позволит ему увернуться от моего копья. Меня смущал только размер перекладины, так как у обычной рогатины она гораздо длиннее, а моя перекладина – скорее больше гарда средневековой шпаги. Значит это будет решающая хватка схватка – если что-то пойдёт не так, то всё закончится. Это был неплохой опыт и замечательное продление жизни. Я мысленно приготовился к самому плохому, а рукам сильнее упёр копьё в пол пещеры… С начала всё шло по плану: с стоял, упёршись в пол, копьём, ногами и какой-то матерью, мишка весело бежал ко мне, дружелюбно открыв пасть, и радуя меня жёлтыми клыками, покрытыми слюнями и остатками того, что он там харчил, аккомпанементом битве были чудесные ароматы мишкиного обеда, мишкиной шубы, мишкиного дыхания, и пердячего пара, который я тоже, похоже, поддавал, в предвкушении, так сказать..

Удар был страшен… Мог бы сказать я, если бы не адамант. Копьё просто прошло сквозь шкуру, мышцы, кости, сухожилия и на какое-то время упёрлось рогатиной в мишкину шубу, а потом полезла дальше. Выручало копьё, чья длинна – почти два с половиной метра, позволяла мне пожить ещё немного. Вдруг топтыгин как-то дёрнулся, на мгновение застыл, а затем рухнул, как подкошенный. Не знаю, что произошло, то-ли я попал в позвоночный столб и мгновенно вырубил зверя, то-ли попал точно в сердце, что точно мне не известно. Ясно одно – с везением больше шутить не стоит. Если такой здоровый зверь залез в грот, и питается падалью, значит где-то рядом есть такой же, только моложе и сильнее. Странно также то, что молния в этот раз не приложила жертву. Скорее всего гора не может пропустить удар сверху. Значит для пещеры нужно что-то другое, может быть какая-нибудь огненная штука, хотя молния гораздо эффективнее. Я же не хочу потом ковыряться в обгоревших останках. Кстати, а что там Потапыч жрал?

У меня сегодня день открытий. Несомненно, мишки в случае голода и отчаяния могут жрать падаль, но в данном случае падалью был гуманоид. По некоторым частям не обглоданного тела можно было понять, что это как раз представитель тех самых неандертальцев. Сколько дней я не был в гроте? Есть такое ощущение, что медведь напал на свою жертву где-то в лесу, а затем притащил её в грот для того, чтобы спокойно сожрать. Вот только размер взрослого первочеловека достаточно большой для того, чтобы схарчить его за один раз. Поэтому, он и протух. Плохой сигнал. Дважды плохой. Трижды плохой. Во-первых – рядом живут мишки-людоеды, Во-вторых – по моему лесу бродят неандертальцы, В-третьих – где-то должен бродить молодой самец, здоровее и сильнее этого старого топтыгина.

Значит нужно ускоряться со стройкой. От медведя я думаю взять только шкуру, зубы и когти. Мало ли для чего это может пригодиться? К стати, свежевальным ножом, который я взял с собой для ковыряния золота, я вырезал один клык медведя (который был более целым, ибо у старых мишков клыки тупые и некрасивые) и обмотал его кусочком проволоки (золотой), которая осталась у меня после изготовления лампочек (одна сейчас валялась рядом), а свободный конец проволоки я примотал к одному из торчащих кусочком лягушачьего шнурка. Потом писалом, которое также таскал в сумке, нацарапал на клыке «Славная победа». Ни чего не хотел этим сделать, просто оставил метку на память, по, похоже, у копья были свои мысли на этот счёт, потому, что после радужного блеска, золото вдруг поплыло, обхватило клык с окровавленной стороны и прочно слилось со шнурком, как бы став его продолжением. Получился эдакий золото-костяной наконечник тёмно-зелёного шнурка. Копьё при этом мелко задрожало и несколько раз сверкнуло разноцветными отблесками. Попробуем изучить, что-же получилось:

«Копьё молодого бога.

Когда бог был молод, наг и беззащитен, он протянул руку в великую пустоту и взял оттуда копьё, ибо ему нужна была защита. Копьё взяло от камня абсолютную остроту, от лягушки эластичность и подвижность, от лесного ореха твёрдость и прочность. Копьё стало надёжным другом богу, и больше никогда его не покидало.

Когда руки молодого бога окрепли, он встретил старого Маатхи. И хотел Маатхи пожрать молодого бога, и стать великим и покорить весь мир. Но бог пронзил копьём его сердце и забрал силу Маатхи себе.

Улучшает координацию.

Помогает в защите.

Абсолютно острое, не тупится.

Обладает силой молнии.

Неразрушимо.

Принадлежит Тору.

Увеличивает силу и волю Бога во время битвы.

Всегда возвращается с своему хозяину».

Значит каждая серьёзная победа позволяет изменить свойства копья? А ведь у меня где-то были рога оленя. Может быть их тоже можно использовать? Ещё один момент нужно прояснить:

– Про, расскажи мне пожалуйста, кто такой Маатхи?

– Маатхи плод вашей фантазии, отображение злой стороны этого мира.

– Ты хочешь сказать, что я сам нафантазировал себе это чудо-юдо? – мне совершенно не понятен ход событий.

– Абсолютно верно. У людей должен быть не только образ хорошего и справедливого бога, но также и образ зла, которое нужно победить.

Значит я начинаю формировать пантеон богов. Только не понятно для чего мне это.

– Маатхи ещё может вернуться?

– Нет, Маатхи олицетворяет образ поверженного зла и возвеличивает имя победителя.

– А другие могут прийти?

– Обязательно, как только вы их придумаете.

– Так я не придумывал никого. – я был искренне возмущён происходящим.

– А против кого вы строите такой крепкий дом, и кого вы опасались изначально?

– Я всё понял, спасибо.

Значит Маатхи – это прообраз моих страхов. Маатхи убивает и пожирает людей, а добрый Тор убивает Маатхи, и тем самым спасает свой народ. Хорошая легенда.

– Про, а как можно создать миф? Для этого нужно рассказывать кому-то о моей битве?

– Нет, всё что вы делаете отображается на карте мироздания. Первобытные племена не знаю пока вашего имени, но уже веруют в доброго Бога, который защищает их от Маатхи.

– Интересно девки пляшут.

– Ты вот тут говоришь – всё, что я делаю. То есть люди научились ловить животных в ямы, разделывать, коптить, обрабатывать камень и делать посуду и бытовую утварь из золота?

– В зачаточном виде. Вместо золота люди научились плавить медь.

– Спасибо.

Так, значит, чем больше я всего сделаю, тем больше будут уметь люди.

– Про, а как люди получают сведения о знаниях и навыках?

– Во время молитв и жертвоприношений на ваших алтарях.

– А откуда местные люди взяли мои алтари? Я же их не видел ни разу?

– Вот когда люди получат Алтарь Бога, тогда им и будет откровение. А сейчас сведения аккумулируются в матрице мироздания.

– Теперь понятно. Спасибо.

– А что мне дают их жертвоприношения и молитвы?

– Жертвоприношения и молитвы обязывают вас обращать внимания на нужды ваших людей. А взамен вы получаете ценные ресурсы. В вашем случае это будет то, что вы укажете в системе.

– Прикольно, а как же реальность? Это же какая-то сказка получается? И возрождение невозможно, и всё нужно руками делать. За исключением рунной магии.

– Реальность также объективна для всех существ этого мира, но не для вас. Вы Бог этого мира. Точнее будете им. Это не сказка. И полученные ресурсы вам ещё нужно будет найти. Вы же сами понимаете, что в солевых гротах не бывает золота. А также горного хрусталя. Это поощрение системы за упорство и настойчивость. Возрождение для вас возможно, так как вы молодой бог, то срок возрождения ограничен сроком в сто лет. Чем больше у вас будет могущества, тем дольше срок возрождения. Боги создают свой мир своими руками. Рунная магия – это только ваше чудо. У других богов другие умения. – А почему срок возрождения такой большой?

– Потому, что для того, чтобы бог мог возродиться, паства должна его забыть. Чем больше величие бога, тем дольше он в памяти.

– Ещё один вопрос. Я недавно подумал о том, что неплохо было бы, если б мои дочери после смерти возродились в моём мире. Это как-то повлияет на их судьбу?

– Да. Ваше искренне желание отражено в матрице мироздания. Поэтому через шестьдесят три и семьдесят один год соответственно ваши дочери воссоединятся с вами в этом мире.

– Етить колотить….

Надо аккуратнее думать. А то мало ли о ком я ещё подумаю. И с алтарём лучше не тянуть. А сейчас я пособираю желтяки и пойду в каменоломню. Надо только тут прибрать.

Шкуру медведя с снял с помощью своего ножа, тонким лоскутом увязал её в тюк. Получился вонючий ком, килограмм сто весом. Мясо старого медведя я решил не использовать в пищу. Уж больно он был вонюч. Клыки мне больше были не нужны. Я себе взял только один коготь. Подумаю, что с ним можно сделать. Зловонная куча мяса в гроте меня тоже особенно не устраивала, поэтому я решил её закопать. А так как мишка был здоровенный, как бы не полтонны весом, то я не придумал ни чего лучше, как закопать его прямо тут, в гроте. Хотя закопать – это очень громко сказано. Скорее засыпать камнями. А так как камни тут были в основном покрыты тонкой плёнкой соли, то от гниения тоже неплохо смогут защитить мясо. Оно постепенно мумифицируется, и не будет создавать проблем. Только нужно было сходить за киркой на стройку. Ещё я решил избавиться от человеческого трупа. Меня не устраивала его зловонность, как и само наличие в гроте. Если мишку я не мог, да и не хотел ворочать, то с человеком гораздо проще. Поэтому я ухватил покрепче то, что когда-то было человеком, благо миша отъел от него всё самое тяжёлое, а именно внутренности и большую часть мяса с ног и жопы, то тащить было совсем не тяжело, и тем более не так противно. Вместе с моим новым приятелем мы спустились в лес, я пешком, а он волоком, и остановились на небольшой полянке. Здесь я оставил его охранять мишкину шкуру, а сам пошёл собирать хворост. Его мне было нужно много. Когда куча собралась достаточно большая, я выложил хворост в аккуратную пирамидку, проложил сверху створами побольше, а на верхушку пирамиды положил останки приятеля. Немного подумал, и сходил за головой мишки. Это было немного муторно – ходить по гроту, отрезать здоровенную, вонючую башку медведя, хорошо хоть я шкуру с неё не снял, и тащить её наружу. Голову медведя я положил в ноги останкам человека.

Около грота я нашёл какой-то чёрный плоский камень. Мне он показался очень подходящим для этого момента. Я положил камень перед медвежьей головой, также на верху пирамиды и нацарапал на нём: «Здесь нашёл всё последние пристанище неназваный сын человеческий. Но сон его будет спокоен, ибо отомщён он». Потом случилось странное – руны засветились, а камень от них начал разогреваться до тех пор, пока окружающий его хворост не вспыхнул. Потом очень быстро загорелась вся пирамида.

Я поспешил пойти по своим делам, так как запах горящего, тухлого мяса не вызывал ни каких приятных чувств. По дороге на стройку я о чём только не подумал. Сам тут только что появился, а уже сталкиваюсь с какими-то непонятными вещами, которые раньше мне бы и в голову не пришли. Зачем я похоронил этого недочеловека? Закопал бы его в одной яме с мишкой, да и ладно. Но нет. Какое-то с детства вбитое в голову уважение к роду человеческому, которое никому ещё не принесло большой пользы. Мне бы использовать этих неандертальцев к своему удовольствию, а я не могу. Мне хочется, чтобы даже здесь восторжествовала справедливость. Вот такой вот я непонятный идиот.

Сумку с золотом, ценными кристаллами и всякой мелочёвкой вроде травок, корешков семечек и тому подобной дрянью я кинул на кучу кирпича, а сам взял кирку, лопату, писало и пошёл в грот. Копьё я в этот раз оставил возле тела врага. Мне кажется, копью так хотелось. Работы мне предстояло ещё очень много.

Когда я пришёл в грот и нашёл тело, я обнаружил, что вся кровь уже впиталась, или что-то её впитало себя. Я подумал, что это хорошо, ведь я не поскользнусь на луже и расшибусь о камни. Киркой я начал ковырять пол возле одной из стен. Адамант легко справлялся с пористой породой, поэтому особых усилий я не испытывал. Когда яма была уже примерно по колено, а по площади в неё можно было бы запихнуть небольшой автомобиль, я начал перекатывать тушу в яму. В итоге она упала на спину, лапами кверху. Был отчётливо виден разрез от копья. Я не знаю, что на меня нашло, но я спустился в яму, и залез в рану рукой. Я лез всё глубже и глубже, пока не нащупал ещё тёплое сердце. Я крепко сжал его рукой и потянул наружу. Сердце с неохотой поддавалось, я думал, что вот уже оно выскользнет из пальцев, но тем не менее я выдернул его из теля, разорвав рану ещё больше. Сердце мишки было огромным, чуть ли не с коровье размером, а рана, проходящая сердце насквозь, ещё кровоточила. Сосуды свисали скрученными шлангами, от этого вид был ещё более мерзкий. Внезапно между моих лопаток похолодела, пятки стали мокрыми, я не мог себе поверить – сердце один раз сократилось, и снова замерло! А ведь этого не может быть! Ведь я отрезал голову от трупа, снял с него шкуру, и это было почти два часа назад! Я держал сердце дрожащими руками, и увидел, как оно сократилось ещё раз… А рана в сердце на долю миллиметра срослась. Не зная, что делать, я поднёс сердце к копью, чтобы разрезать его на куски, но тут копьё выгнулось и впилось в сердце своим наконечником, перекладина наконечника вытянулась, и как когтями обхватила сердце, а висящие концы шнурков впились в сердце как болотные пиявки. Я не мог оторвать руки от сердца, она как будто приросла н нему, я только сильнее сжимал пальцы. Краем глаза я видел, как труп мишки начал дёргать лапами, как будто пытался встать, но у него ничего не получалось. Видимо я очень правильно отрезал голову от медведя и сжёг её на костре, иначе я не знаю, что меня ожидало бы в пещере. Сердце медведя уменьшалось в размерах, с становилось всё твёрже, я как заговорённый сжимал его в руке, посматривая временами на тело в яме. Оно уже не дёргало лапами, а как-то растеклось, замерло, что больше соответствовало его состоянию, и вот, когда я, наконец, почувствовал, что могу отпустить руку – всё закончилось. Копьё снова выпрямилось, перекладина вернулась в своё прежнее состояние, а шнурки безвольно повисли вдоль древка. Только клык медведя покрылся красными прожилками, с мне казалось, что он стал немного светиться. Я разжал пальцы, и на моей ладони увидел крупный, с большую сливу размером, тёмно-бардовый, как венозная кровь камень. Я присмотрелся к нему: «Камень души Маатхи, накапливает энергию, и отдаёт её хозяину.» Хозяину? Что ж. Я взял писало, и начертил на камне: «Тор». Камень ярко вспыхнул, потом поменял свой цвет к мутного кровавого на прозрачный алый. Присмотрелся ещё раз: «Камень души Маатхи. Принадлежит Тору».

– Про, а что мне делать с камнем Души?

– Можете поместить его на оружие, тогда во время боя, в критический момент поверженная Душа усилит ваш удар. Или на броню, тогда Душа защитит вас от разящего удара.

– А если на цепочку на шею?

– Тогда, в момент, когда силы начнут оставлять вас, камень вернёт их вам.

– Понял. Спасибо.

Хорошо. Значит научимся делать ювелирку. Насчёт цепочки, это я погорячился, а вот обруч, типа короны, вполне можно сделать. Планов всё больше, но реализация постоянно притормаживает. Теперь мой пуль лежит к месту «погребения». Что-то мне подсказывает, что не всё так просто с этим топтыгиным.

Останки медведя за закидал камнями, вывороченными из ямы валяющимися вокруг, потом лопатой сгрёб мелкий мусор из пыли и каменного крошева, и окончательно прикопал мишку. Запах понемногу стал выдуваться ветерком, тянущимся от входа. Пещера стала похожа на ту, которую я знал. На стене около мишкиной могилищи я нацарапал писалом «эпитафию»: «Здесь упокоены останки великого Маатхи, сокрушённого богом Тором, и отдавшим последние почести своему врагу. Ибо живого врага мы можем ненавидеть, а поверженного должно уважать». Радужные переливы прошли по надписи, руны выстроились в ровные колонны и образовали вычурную рунную вязь. Могила Маатхи покрылась серебристой дымкой, и на её поверхности образовался небольшой зелёный кристалл. Я взял его в руку и присмотрелся:

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи»

Ужасный Маатхи был побеждён в битве с молодым богом Тором, но Тор победив Маатхи отдал последние почести побеждённому и с достоинством похоронил его. За это Маатхи, уходя навеки в земли вечной охоты одарил своего врага частью своей силы, которая всегда поможет ему в трудную минуту.

Я не знал, что думать, но не смог ни чего сделать, только поклонился могиле и сделал шаг назад. Серебристая дымка так и осталась над насыпью. Думаю, что тут теперь будет подобие святилища Маатхи, и когда-нибудь все охотники будут приходить сюда и просить помощи у великого воина и охотника. Мысли в голове стали печальными, я не захотел больше искать золото, нужно пойти закончить с ещё одним скорбным делом. Я протянул руку к копью, и вместе мы пошли к выходу из грота.

Подходя к полянке, я понял, что костёр прогорел. Я подошёл к кострищу, и увидел немного вросший в землю чёрный камень, с начертанными на нём рунами. Рядом с камнем серый и потрескавшийся череп медведя. Я машинально пнул его кончиком ботинка, и на моих глазах череп рассыпался в прах, а на его месте оказался чёрный как уголь-антрацит кристалл, поблёскивающий переливающимися гранями. Я поднял его и присмотрелся повнимательнее: «Камень души неназваного охотника». Вот как значит. И что теперь делать? Я посмотрел на камень, на «надгробие», и со всей силы припечатал камень о чёрное надгробие. От удара камень разлетелся разноцветными брызгами, а осколками я поранил руку, и несколько капель упало на плиту, смешавшись с осколками. Дальше было непонятное. Из надгробия стал подниматься небольшой туман, который постепенно уплотнялся, пока не стал напоминать человека-неандертальца. Когда образ сформировался окончательно, призрак полупрозрачными глазами уставился на меня.

– Про, помогай уже! Чего надо делать? Чего я сотворил? – У меня начали трястись коленки, а кончик члена, до этого свободно болтавшийся между ног неожиданно похолодел.

– Примите решение. Что вы хотите сделать с аборигеном? Отпустить в великое ничто, или дать жизнь и оставить себе в услужение?

– А отпустить нельзя? – у меня начали трястись коленки, что ж происходит то?

– Нет, отпустить нельзя. Он привязан к вам божественной кровью. Вашей кровью.

– Тогда пусть живёт.

– Тогда дайте ему имя, и прикажите следовать за вами.

Понятно. Да уж, дело приобретает странный оборот. Начинается настоящее фентези. Перерождаются покойники, чудят духи, работает магия. Почему так? Почему мир стал развиваться по этому непонятному пути? Ведь так не может быть. А почему не может, во он бестелесный дух стоит, и пятится на меня.

– Ну пойдём, друг Гаврила, подумаем, что с тобой делать. – я назвал неандертальца Гаврилой, потому что он мне напомнил большую Гориллу, но сделал я это не нарочно, а ради шутки, потому что не придумал ещё ему имя, но система решила по-другому:

– Вы дали имя человеку. Теперь у вас есть раб Гаврила. Мужчина-охотник. Заботьтесь о нём.

– Гаврила? – а удивлённо посмотрел на духа, который начал терять прозрачность, и стал обретать реальные формы. И когда дух перестал быть таковым, камень, на котором он стоял лопнул, а затем рассыпался в песок.

– Про, что мне делать с ним дальше?

– Прикажите следовать за вами. Учите его, и он станет вашим помощником.

– А я могу давать ему приказы? – у меня появилась одна мыслишка

– Можете. Только не сложные. Он ещё слишком первобытен.

– А что, он может поменяться? – я усмехнулся

– Он будет принимать такие формы, какие потребуются для его полноценного служения.

– О как. Тогда ладно. – я повернулся к рабу.

– Привет, Гаврила. Ты меня понимаешь? – я чуть склонил голову, раб смотрел на меня почти не мигая. – если не можешь говорить – кивни.

Гаврила чуть заметно опустил голову, и так же незаметно поднял её.

– Хорошо. Теперь у меня для тебя задание. Иди в племя, и приведи мне самок. Сколько сможешь. Понял?

Гаврила, не делая других движений, развернулся, и дал дёру куда-то на юг. Ну вот. Обломалась идея. Ладно, пойду изваяю корону, а потом снова стройка. Надо делать двери, окна и первый этаж. Дорога до стройки прошла без приключений, поэтому я первым делом залез в купель и расслабился. Слишком много всего произошло в этот день. Гаврила этот ещё. Я, наверное, слишком мало сплю, поэтому такие глюки и происходят. Хотя неплохо было бы, если б он притаранил пару самок. Хоть какие-то, но бабы.

Помечтав ещё немного, я пошёл плавить золото. Так как плавильня у меня была в каменоломне, то я захватил сумку, и пошёл в каменоломню. С собой я захватил пару лампочек.

Корону начал делать проверенным методом: из сырой глины сделал большую лепёшку, в этой лепёшке своим ланцетом вырезал круг, вполовину моей головы диаметром, потом расширил его до кольца около сантиметра в сечении. С одной стороны, сделал пять зубцов. Пока золото плавилось, глина немного засохла, поэтому расплав застыл без приключений. Получившуюся корону я прежде всего обработал куском песчаника от вкраплений глины и песка, затем положил на рог наковальни и аккуратно загнул зубцы короны вдоль цилиндра. Потом молотком расковал кольцо до размера моей головы, при этом сечение кольца сильно уменьшилось, и стало больше похоже на золотой обод. В переднем зубце я пробил отверстие, а сам зубец расковал в виде воронки, а потом немного вытянул. То же самое сделал с ещё одним зубцом. Таким образом овальной формы камни легко можно будет закрепить. Камень души Маатхи я вставил в центральную воронку, так как он был самым большим, а камень чистой воды рядом с ним. Затем аккуратно завальцевал раструбы воронок. Получилось очень даже неплохо. Грубо, но для меня в самый раз. На ободе короны я начал ваять руны: «Незавершённая корона молодого бога Тора. Символ его власти и могущества. Трепещите неверные!», писал больше с юмором, чем реально хотел кого-то напугать, так как придумывать новые истории и легенды пока что надоело. Система в итоге выдала следующее:

«Незавершённая корона молодого бога Тора. Символ его власти и могущества. Трепещите неверные!»

Будучи одетой на голову Тора, заставляет всех разумных планеты испытывать благоговейный ужас и желания подчиняться.

Улучшает взаимодействие со всеми формами жизни.

Инкрустированные камни:

«Камень души Маатхи» позволяет мгновенно пополнить запас энергии в случае её критического падения.

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи», позволяет воспользоваться силой Маатхи в критической ситуации.

«»

«»

«»

Возможно пополнение только камнями божественного уровня

Непередаваемая, невозможно потерять.

Я естественно сразу напялил сие на голову. По обыкновению короня меня уколола, попробовала кровь и поудобнее уселась на голове. Блин, зеркала нет. Красавец писаный, наверняка. В простых кожаных ботинках-мокасинах, с голой жопой и в короне. Теперь вся утка моя будет. Вооружён и очень опасен! Кстати, где-то тут у меня есть замечательный материалец, из которого можно всё-таки своять себе портки. А то скоро народ соберётся, а я с голой задницей. Какой же я после этого главнюк? Значит потопали на стройку. Таперя в короне…

Шкура мишки ка лежала комком на кирпичах, так и продолжала вонять на всю стройку. Я очень надеюсь, что руны поменяют это её свойство. Хотя можно попробовать одну штуку.

Я взял писало, развернул огромную шкуру, а она оказалась действительно огромной метра четыре длинной и около трёх в ширину. Для начала я отрезал длинный лоскут со спины. Около полуметра шириной, и длинной по всю шкуру. Не этом лоскуте я написал «Накидка на трон Тора. Память о бренности и необходимости бороться и не сдаваться. Повышает удобство трона. Защищает от дурных мыслей. Сдерживает гневные порывы».

Бац, у меня в руках замечательно выделанная шкура, с качественно обработанными краями, с изящной рунной вязью по всей изнанке шкуры. Я из кучи кирпича сделал подобие кресла, чтобы можно было сидеть в нём, и постелил на «спинку» и «сиденье» лоскут шкуры. Боже, как же стало удобно сидеть на моём троне. Тьфу ты, кирпиче. В общем зачёт. Едем дальше.

Я взял второй лоскут шкуры, примерно полтора на четыре метра (И я его завалил? Жесть!), и написал на краю: «прекрасно выделанная шкура медведя, идеально подходит для шитья одежды». Теперь у меня в руках оказалась весьма тонкая, очень нежная и мягкая кожа, приятного жёлто-коричневого цвета, из которой одно удовольствие сшить что-то. Третий лоскут я пока решил приберечь. У меня появились мысли насчёт него.

Итак, как же сшить штаны? Казалось бы – чего проще? Но вот нет. Не проще. Когда можно просто прийти в магазин и купить, то мы не задумываемся о том, как это сделать? Потому, что не надо. А зря, как показала практика. Но я решил не мудрить, а просто приложить лоскут к ноге, и обрезать всё лишнее. Поэтому я отрезал очень тонкую полоску, миллиметра четыре шириной, вдоль всего куска кожи, чтобы получить достаточно материала для сшивания штанов. Потом я обернул шкуру вокруг одной из ног, и обрезал лишнее. Получилась если не выкройка, то что-то подобное. Я брал немного с запасом, чтобы штаны получились посвободнее. Потом по первой штанине я сделал вторую, а затем продырявил шилом вдоль внутренней части штанов, и сшил или, скорее всего, сплёл тонкой полоской кожи. Получилось неплохо. Обе штанины легко одевались, и вроде бы даже были похожи на штаны. С одним лишь «но». До колоколов это были штаны, а потом просто два лоскута кожи. Ни ширинки, ни жопы не было. Тут я решил поступить также, как и со штанами. На ощупь сзади сомкнул два лоскута, проколол шилом, чтобы можно было понять, где сшивать, а потом снял штанины, и сплёл их между собой кожаной тесёмкой. Спереди оказалось несколько сложнее. Но немного повозивши, я всё-таки получил искомую форму. С ширинкой возиться не стал, сделал побольше запáх, чтобы можно было отрегулировать ширину, а пуговицу сделал из кусочка кожи, который продевался через ответную часть и закалывался палочкой, хотя… У меня же ест коготь! Вот и пригодился!

После своих трудов, я снял штаны, и писалом нацарапал на коже «Отличные штаны Тора. Сделаны из эпического материала, прочные, защищают от непогоды и берегут от травм и болезней». Вот вроде бы и всё. Освоена новая методика. Сначала рунами делаем заготовку, потом рунами укрепляем и придаём форму. Так и в этом случае, когда я обозвал своё очередное изделие «Штанами», то система исправила все недочёты. Нет, прочных швов из суровых ниток не появилось, но штаны были идеально прошиты полосками кожи, всё было ровно, симметрично, правильно подогнано. Только коготь так и остался когтем, что было необходимо срочно исправить. И я нацарапал на когте: «Застёжка от штанов Тора, бережёт достоинство хозяина». Коготь был относительно небольшой, сантиметров пятнадцать, поэтому места для надписи вполне хватило. Однако система юмора не поняла, и коготь практически не меняя формы, уменьшился в размерах сантиметров примерно до пяти, стал отполированным, и не таким острым. Я решил добавить кое-что к застёжке. Поэтому взял кусочек золота, расковал в проволочку, потом ножом сделал небольшие канавки на толстом и тонком концах когтя. На толстый конец я примотал проволоку наглухо, с на тонком сделал что-то типа крючка. Вот теперь точно не отвалится. Собственно проволока тут же поплыла, и приняла правильную форму, а крючок больше стал похож на застёжку, по крайней мере примерно таким я её и задумывал. Может быть мои изделия сам мир подстраивает под то, что я хотел бы видеть? Когда изделие стало полностью готовым я решил пристальнее его рассмотреть: «Штаны Тора». Сшиты из шкуры Маатхи, защищают от непогоды, мелких травм, укусов. Берегут здоровье хозяина. Неразрушимы, так как созданы из частицы бога.

Вот тебе здрасте. Ни думал не гадал, получил неломаемую весчь. Прикольно. Хотя нет, нужно было сказать что-то пафосное. Нет. Сейчас именно прикольно! Так, раз пошла такая пьянка, то может куртку забабахать, или жилетку? В принципе – достаточно прорезать дырку в куске кожи – вот тебе и одёжка. Но у меня ещё есть кусок два на полтора метра и огромный лоскут сырой шкуры. Так что можно попробовать. Вот только как сделать выкройку куртки? Тут мне пришла в голову одна идея. Я наломал веток, и чисто вымел один участок стройплощадки, так как травы тут уже не было, то каменистая земля, обильно посыпанная глиной мне вполне подошла. После того как подмёл площадку, я просто аккуратно лёг спиной на площадку и немного покатался с боку на бок. Когда я встал, у меня был отпечаток меня любимого. Осталось только палочкой выделить нужный контур, и всё. Можно резать и шить. Что тут же и было сделано. Рисунок я перенёс кусочком угля на кожу, оставив чуть больше кожи там, где будут плечи и бока, а также оставил немного на ворот. Переднюю часть делал уже по наитию, подшивая там, где считал нужным, и отрезая там, где мешалось.

В итоге получилась вполне сносная куртка-безрукавка. Не знаю, стоит ли делать рукава. Всё-таки кожи не так уж много осталось. Хотя попробовать пришить небольшие, по локоть, рукава можно. Задумку я реализовал вполне споро, только рукава получились немного разной длинны и полноты. Ну да ладно. Всё ещё получится. Пуговицы я решил сделать из песчаника и отделать презренным металлом. Не для чего, а потому что. Потому, что у меня его есть! Бог я или где? Ещё я пришил себе карманы на куртку. Два снаружи (справа и слева), и два внутри (потайных). Не знаю для чего, но в прошлой жизни пользовался, значит и тут подойдёт. Так как писать руны на пуговицах неудобно, то их я просто вырезал из обрезков кирпича ножом скульптора. Делать две маленькие дырочки мне было не удобно, поэтому я сделал что-то вроде шайбочек. Кожаные тесёмки я пропустил сквозь отверстия шайбочек, а для фиксации использовал маленькие, изогнутые брусочки золота, которые просто привязал тесёмками. Получилось что-то типа крепления бойла. Просто и надёжно. Разложив куртку на земле, я написал на ней: «Куртка Тора. Защищает от непогоды и мелких травм. Помогает переносить грузы и мелкие вещи, прочная». Так, теперь смотрим, что выдала нам система: «Куртка Тора». Сшита из шкуры Маатхи, защищает от непогоды, мелких травм, укусов. Бережёт здоровье хозяина. Можно носить мелкие вещи. Неразрушима, так как создана из частицы бога.

Я был доволен. Теперь у меня есть ботинки, куртка и штаны. Правда ботинки видали лучшие дни. Как-то они поиспортились. Может быть попробовать сделать такие же из шкуры медведя? Из сырой шкуры я отрезал кусочек, и укрепил их для подошвы. Подошва получилась практически как куски дерева, но по краям протыкались шилом без проблем. Из остатков тонкой кожи я сделал новую выкройку, и сплёл полусапоги кожаными тесёмками. Мудрствовать особо не стал. Пометил просто как «Правый сапог Тора» и «Левый сапог Тора». Но система выдала мне что-то неожиданное:

«Сапоги Тора» Сшиты из шкуры Маатхи. Благодарный за выказанную честь, надарил хозяина этих сапог способностью медвежьего бесшумного шага. Теперь вы можете подкрасться почти к любой добыче не потревожив её. Защищают от непогоды, мелких травм, укусов. Берегут здоровье хозяина. Неразрушимы, так как созданы из частицы бога.

Классные сапожки. Но освежающие стельки из оленя всё равно в тему.

Я несколько раз попадал под дождь, поэтому сделал ещё капюшон из сырой шкуры, только сначала подготовил её. Так что у меня теперь четыре предмета одежды из шкуры Маатхи. Полезный мишка оказался. Осталось реализовать ещё одну задумку. Я решил сделать ножны для свежевального ножа и для ланцета бога-каменщика. Можно ещё футляр для шила сделать. А чтобы всё это носить с собой, нужен пояс, и возможно портупея.

Для начала я решил сделать ножны для свежевального ножа. Я знал три варианта изготовления ножен. Первым способом просто загибается лист жёсткой кожи, получая таким образом карман для ножа. Но есть некоторые недостатки такого метода. Мне кажется, что такой способ хорош для промышленного изготовления для определённых конструкций ножей. Мне такой способ не интересен. Второй вариант более изящен, он подразумевает изготовление деревянного каркаса, который затем оборачивается кожей. Мне этот способ особенно нравится, так как ножны предохраняют клинок не только от царапин, но и от изгибов, позволяют проще вынимать клинок, легче возвращать его в ножны, вот только для широких свежевальных ножей такой способ не очень подходит. Поэтому буду делать третьим способом. Вырежу из твёрдой кожи ножны, немного шире ножа, затем выберу из кожи объём под нож и скреплю два куска золотыми клёпками.

Для начала я отрезал кусок шкуры, подготовил её рунами, как для подошв, потом ланцетом очертил контур ножа и вырезал заготовки для ножен. Потом выбрал лишний объём из двух кусков кожи. Шилом сделал множество маленьких дырочек, через которые я планировал скреплять ножны клёпками. Одна из заготовок была сделана чуть длиннее. Тут планировалась сделать загиб из кожи, чтобы закрепить пряжку для крепления к ремню. Немного подумал, и решил добавить кое что для красоты, поэтому напряг все свои эмоции и вырезал медвежью морду из кусочка песчаника, сделав несколько стилизованных отверстий под заклёпки. На задней стороне накладки я написал. Результат меня немного удивил. Потому, что появились удивительные свойства накладки: «Накладка на ножны. Хозяин леса. Неуничтожимая», позволяет владельцу проходить через леса тайными тропами.

Что за тайные тропы? Время покажет. А теперь я разметил место под накладку, проколол отверстия. Теперь наступила пора делать клёпки. Можно, конечно, просто расклепать кусочек проволочки молотком, но лучше сначала заготовить клёпки. Для этого я решил сделать специальные щипцы. Естественно, и самого доступного мне материала. Я долго и упорно вытачивал первую половину щипцов, делая губки просто плоскими, потому что я собирался потом подогнать размеры и канавку под проволоку ланцетом. Не сразу у меня получилось сделать первую половину щипцов. Было несколько попыток. Я несколько раз делал не подходящую форму, или не совмещающуюся, но наконец дело было сделано, и у меня в руках были вполне себе рабочие заготовки щипцов. Осталось только скрепить их гвоздиком. Вот тут была загвоздка. Я не мог сделать гвоздик из песчаника, а делать его из относительно мягкого золота просто глупо. Можно ещё выточить крепление из ореха, но как это понять – адамантовые щипцы с ореховым гвоздиком? Я решился на эксперимент. Взял ланцет, и вырезал гвоздик из готового адаманта – кирпича. В отверстиях я сделал большие пологие фаски, а шляпку гвоздика проточил под форму этой фаски. Дальше начался эксперимент. Я взял пару листьев с дерева, проделе в них отверстия. Один лист одел на гвоздик, и скрепил им щипцы, второй лист поместил на гвоздик, положил щипцы на плоскую адамантовую поверхность (вариантов вокруг было море), и ланцетом аккуратно начал давить на тонкую сторону гвоздика. Некоторое время ничего не происходило, а затем адамант начал поддаваться в месте контакта с ланцетом, и постепенно принимать форму фаски. Всё лишнее я убрал. В конце я убрал импровизированные прокладки из листьев, и у меня теперь есть щипцы! Я сделал это! Очередной механизм. Не повозку я также убил кучу времени, но там были крупные изделия, а теперь это сравнительно небольшой механизм, который может качественно изменить мою жизнь. Первым делом я проточил небольшие канавки, одна напротив другой, такого размера, чтобы можно было зажать золотую проволочку, и сделал большую пологую фаску сбоку щипцов. Таким образом, у меня получилась матрица для клёпки. Следующим шагом я расковал кусочек золота в проволоку, ланцетом отрезал необходимую длину, затем молотком расковал проволоку в клёпку с плоской головкой. Ура! Я сделал это! Осталось только повторить процедуру много раз, что можно сделать уже на автомате, и можно собирать ножны. Дополнительно я расковал кусочек золота в кольцо, а затем немного смял его, чтобы получить соединение для ножен и крепёжной петли.

Ножны собрались достаточно быстро. Сначала я приклепал накладку. Под головку клёпки с сделал достаточно большие фаски, чтобы клёпки не мешались ножу, а выходили хвосты клёпок и в глазах медведя, и в лапах, как будто он держит солнце, и по контуру накладки. Я считаю, что получилось очень даже стильно. Потом я склепал две половинки между собой. Равные расстояния между клёпками делали ножны какими-то правильными, что ли… Завершалась работа большой петлёй, которая будет держаться за пояс, а его я тоже планировал сделать. Тут всё просто. Немного подрезал кожу на оставленном куске так, чтобы при загибании была одинаковая толщина, потом разметил отверстия, вставил кольцо и заклепал, то же самое сделал с петлёй. Всё. Ножны готовы. Я попробовал убрать нож – встал идеально. Можно сделать ещё страховочный ремешок, но у меня нет клёпки, а как сделать крепление я пока не придумал. В следующий раз придумаю. Теперь нужно нанести руны. Я слишком вымотался при сборке ножен, чтобы придумывать красивые легенды, поэтому просто написал: «Ножны для свежевального ножа Тора». Что-то какой-то замысловатый рисунок показало свечение рун. Нужно посмотреть на результат:

«Ножны для свежевального ножа Тора» Сделаны из кожи Маатхи и адамантовой накладки «Хозяин Леса». Работа искусного мастера, соединяющая воедино мощь Маатхи и звериной сущности Хозяина Леса. По зову хозяина ножен приводит дикого зверя. Позволяет подарить зверю благодатную смерть. Даёт возможность перерождения. Неразрушимы, так как созданы из частицы бога.

Твою мать. Это что ж я сделал то? Причём формы немного подправились, немного подтянулись, но это так и осталась моя работа. Естественно, рунная вязь с обратной стороны делал ножны ещё более загадочными. В любом случае вещь полезная. И по лесу спокойно всегда пройти можно, и зверя добыть, когда надо и какого надо. Круть. Надо ловчие ямы засыпать, чтобы звери поганой смертью не погибали.

Пояс для ножен я сделал быстро, так как всё уже было готово. Пряжку из золота я просто отлил и немного подправил брусочком из песчаника, молотком и ланцетом. В принципе вышло не плохо. Теперь у меня есть ещё «Пояс Тора», такой же неубиваемый, как вся одежда из шкуры Маатхи, дополнительным бонусом имеющий защиту от отравлений. К чему бы это? Теперь я добавил с своему костюму пояс с ножнами, в которые сразу поместил свежевальный нож.

Вот только вопрос, а почему я сделал капюшон, а не шляпу, к примеру? Шляпа же круче… Ну да ладно. Капюшон в лесу иметь выгоднее. Он не даёт мелким насекомым за шиворот падать.

По ямам я пробежался достаточно быстро, а захваченная с собой лопата могла довершить дело. Далее по планам было полежать в купели и подумать.


(обратно)

Глава четвёртая. Дом, милый дом


Сколько я уже здесь? Дней двадцать как повзрослел, несколько месяцев был мальцом. А что сделал? Шалаш, пару безделушек. Заложил фундамент дома, сделал подвал. А когда же дом мечты построится? Как там в цели было сказано? Во-о-о-от. Значит нужно подумать, как обустроить дом. Значит подвал готов. Выпирает пупком на поляне, изуродованной до неузнаваемости. Значит первым делом необходимо разравнять отвалы. Затем закончить пандус, тое есть выровнять пол, построить стены и свод, а также грузовую дверь, желательно открывающуюся только изнутри. Также необходимо закончить винтовую лестницу. Стандартных кирпичей у меня уже не осталось практически, камней для свода пандуса тоже, про ступени дверь я уж и не думаю даже. Значит в каменоломню, готовить материалы. Сразу на повозку закидываем кирку, остатки кожи и шкуру, забираем с собой ланцет, копьё. Лампочки, кристалл с духом попросился оставить его в готовом подвале. Оно и понятно. Тут ему веселее. Дух воды, Дух нерушимый стен. Может им есть о чём поговорить?

Кастрюлю с собой обязательно возьму. Я не ел уже несколько дней, и держался только на энергии купели, поэтому хотелось как-то разнообразить своё меню. Поэтому суку тоже в телегу. Во время своих хождений я случайно нашёл подобие морковки, лука, свёклы, даже репу и капусту нашёл! Так что теперь я думал про борщ или щи, на худой конец. А ещё у меня в коптильне висит мясо, или висело. Не проверял. Натура я увлекающаяся, к тому же такая замечательная батарейка у меня есть. Значит решено. Приступаем к заготовке сырья. Только сначала выровняем грунт над подвалом. Чтобы было куда складывать материал. А то только стеновые полукруглые блоки остались. На выравнивание грунта у меня ушло всего несколько часов. Я немного не понимал своих возможностей, но так как я уже принял мысль, что я больше не человек, то со своими странными способностями я давно смирился.

Как оказалось, после строительства подвала, а грунт я выравнивал относительно самой высокой точки строения, высота лужайки увеличилась примерно на метр. То есть, вместе со сводом, мой подвал почти четыре метра в высоту. Неплохой такой подвальчик. Значит нужно будет сделать корректировки по конструкции лестниц, чтобы плохо не получилось.

Итак, первыми на очереди будут плиты пола, так как я больше не хотел приспосабливать для этого ранее изготовленные кирпичи. Поэтому новая плита для поля будет примерно полметра на полметра, или нет. Такие плиты не покажут всего величия создателя. Поэтому плиты будут метр на метр. Да, тяжеловато будет, но у меня есть идея. Чудо кирку упёр Бес в колпаке, чтобы ему икалось, но я сделаю пилу для камня, и плиты будут получаться ровнее. Как я это сделаю? Мне помогут лягушки. А ещё мен нужно спросить у Про кое что…

– Про, а ты не знаешь, есть ли где неподалёку залежи алмазов? Очень надо.

– Попробуйте поискать в солевом гроте.

– Странно, а откуда там это может быть? – я поднял бровь, как будто разговаривал с кем-то на самом деле.

– В данном гроте система аккумулирует бонусные материалы за всевозможные достижения.

– А какие у меня достижения?

– Представляю список:

Достижения Тора:

1. Создание рунной магии

2. Создание адаманта

3. Создание Материнского Духа Воды

4. Создание Духа Солнечного Света

5. Создание Духа Нерушимых Стен

6. Строительство подвала дома

7. Сокрушение Маатхи

8. Упокоение Маатхи

9. Упокоение и воскрешение Гаврила

10. Создание одеяния Маатхи

11. Создание накладки Хозяина леса

12. Создание механизмов

13. Изменение адаманта

14. Звание Гранд Мастера

15. Самостоятельное изменение возраста

16. Создание защитного купола планеты

17. Сокрушение демиурга

– И что за эти достижения могут отсыпать ресурсов? А кто?

– Мир благодарит своего создателя.

– Как-то туманно всё. Но я проверю!

– Покажи параметры.

– Пожалуйста:

1. Тип носителя – гуманоид, подвид – человек-маг-артефактор, молодой бог.

Пол мужской.

Мышечный каркас: Божественный

Скелет: Несокрушимый

Рост 2 150 мм, вес 185 471 гр.

Цвет кожи светлый, божественный

Национальной принадлежности нет

Особенностей развития: Путь создателя

Имя: Тор

Навыки развиты до уровня: Гранд Мастер

Специализация: рунный маг, артефактор

2. Возраст                               20 лет 27 дней.

3. Развитие технологий                   мастер.

4. Параметр выносливости                   + 753

5. Параметр силы                         + 875

6. Параметр координации                   + 684

7. Параметр мозговой активности             + 9283

8. Параметр магофизичесской активности       ∞

9. Уровень жизненной силы                   

10. Уровень духовной силы                   

11. Доступные стихии                        Материнский дух воды, Дух Солнечного Света, Дух нерушимых стен, Хозяин Леса

12. Особые умения                         Рунопись, Адамант, Тайные тропы, Зов зверя, Благодатная смерть

13. Созданные объекты                   «Молниеносная смерть, острейшая. Неразрушимая», «Кристалл Духа Солнечного Света», «Повозка Тора», «Ланцет истинного бога-скульптора», «Кирка, разрубающая гору»

14. Влияние на мироздание                  80%

Развитие:

1. Первобытная технология обработки камня                         Мастер

2. Первобытная технология приготовления цемента                         Дух нерушимых стен

3. Первобытная технология изготовления каменного оружия             Адамант

4. Первобытная технология изготовления Деревянного стрелкового оружия – 0% Уровень 0.

5. Первобытная технология обработки дерева                        – 23,7 Уровень 2.

6. Первобытная технология изготовления одежды                         Мастер

7. Первобытная технология охоты                                     Ножны Тора

8. Автоматизация труда                                           мастер

Самостоятельно полученные навыки:

1. Столяр             – 14% Уровень 3.

2. Травник             – 15,6% Уровень 7.

3. Крестьянин             – 11,1% Уровень 2.

4. Рыболов             – 15,8% Уровень 0.

5. Мясник             – 15,1% Уровень 3.

6. Строитель             Мастер

7. Грузчик             Мастер

8. Исследователь       – 46,5% Уровень 8.

9. Повелитель духов       – Уровень 4.

Очков лояльности ∞

Единиц божественной силы 0

– Тут написано – бесконечное число очков лояльности. Что это значит?

– Это значит, что вам более недоступны позиции системного каталога. Ибо в нём нет ни чего полезного для вас.

– Я так понимаю, что полезная информация для меня сейчас заключается только в количество Единиц божественной силы? Всё остальное не имеет значения?

– На само деле да. При достижении статуса «Молодой бог», все остальные параметры утрачивают свою ценность.

– Я так понял, что «БОГ» в данном мире, это не абсолютное существо, которое может всё?

– Вы абсолютно правы. Бог, или Создатель в данном мире является эталоном для составления матрицы мироздания. Вы наполняете её технологиями, умениями, вы направляете развитие мира по тому или иному пути.

– Например?

– Вы похоронили Маатхи. А могли бы его съесть. Тогда мир пошёл бы по другому пути развития.

– А Гаврила? Это был не глюк?

– Нет. Вы дали ему относительную свободу действий, а могли заставить преклоняться. Для вас главное – совершенствование. Вы же могли поступить с ножнами так же, как с камнем, и доверить системе окончательное формирование формы, но вы хотите сами создать ту форму, которую вам хочется.

– Да уж, про, ты постоянно заставляешь меня думать.

Пойду развеюсь, поищу алмазы в гроте. И навещу Маатхи. Оказывается, это такой мировой триггер.

Вывалив всё лишнее из сумки на верстак (большой камень), я одел почти пустую сумку и пошёл в грот. Делать больше нечего. Найду алмазы – будет дело, нет – план Б. теперь я понял то, что мне нужно задать все технологические цепочки для людей, живущих в этом мире, а также инициировать людей, чтобы они начали развиваться в нужном направлении. По дороге, я решил проверить ножны. Поэтому положив руку на накладку, я мысленно позвал к себе косулю. И практически в течение пяти минут ко мне вышла небольшая козочка, и уставилась в меня своими глазами. Мне даже жалко её стало. Странное чувство. С подошёл к косуле, и глядя ей в глаза сказал – «Мне нужна твоя жизнь». Косуля молча поклонилась мне, легла на землю, и отвернула в сторону голову, как на плахе. Тогда я достал нож, приложил ей к шее, и тут же Про спросила меня:

– В какого зверя вы желаете вселить душу косули, добровольно отдавшей свою жизнь своему Создателю?

– В благородного оленя. Она достойна.

В этот же момент тело косули обмякло, а сердце перестало биться. Я взвалил её на плечо. И пошёл в грот. До могилы Маатхи я дошёл немного погруженный в свои мысли. Вроде и правильно сделал, а вроде и нет. Что хорошо, а что плохо? Вот я взял косулю в качестве подарка, а не для того. Чтобы насытиться. Хорошо я сделал? Тем не менее, я подошёл к светящемуся холмику. И с поклоном положил косулю на него. Удивительно, а всё удивительно в первый раз, тело косули покрылось серебристым туманом, а потом вовсе истаяло. А на могиле появился средних размеров прозрачный кристалл. Я взял его и присмотрелся:

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи за приношение»

Поверженный Маатхи ушёл в мир духов, но молодой бог не забыл его, и принёс Маатхи подношение, в виде косули, добровольно отдавшей жизнь создателю. Такое подношение в сто крат приятно и ценно для Маатхи, ибо теперь в мире духов есть ещё одно животное, на которое может охотиться Маатхи. В качестве благодарности он подарил молодому богу кристалл, который поможет ему видеть сокрытое в земле, и распознавать истинное от ложного»

Вот это да. Видеть сокрытое. Когда я пришёл за ништяками в грот? Я посмотрел на прозрачный камень, и приложил его в свободному зубцу короны, чтобы примерить, как он подойдёт, как вдруг камень сам «втёк» в положенное ему место, и корона стала с тремя зубцами:

«Незавершённая корона молодого бога Тора. Символ его власти и могущества. Трепещите неверные!»

Будучи одетой на голову Тора, заставляет всех разумных планеты испытывать благоговейный ужас и желания подчиняться.

Улучшает взаимодействие со всеми формами жизни.

Инкрустированные камни:

«Камень души Маатхи» позволяет мгновенно пополнить запас энергии в случае её критического падения.

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи», позволяет воспользоваться силой Маатхи в критической ситуации.

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи за приношение» позволяет видеть сокрытое, различать истину.

«»

«»

Возможно пополнение только камнями божественного уровня

Непередаваемая, невозможно потерять.

Мой мир всё больше развивается по пути магии. Появляются артефакты, которые никак не могут быть объяснены с точки зрения земной науки. Вот и теперь я становлюсь настоящим кладоискателем, ибо возможность «видеть сокрытое» ни каким другим образом применить нельзя. В принципе могу походить по гроту, поискать камешки и самородки. Нужно проверить, как эта опция работает. Прямо около могилы Маатхи я начал осматривать стены и потолок грота. Ни чего нового я не увидел. В принципе я и раньше тут всё осмотрел и также ни чего нового для себя не нашёл. Значит нужно идти дальше. Я подумал о том, что никогда не ходил вглубь отрога грота, в котором встретил мишку. В принципе, после этой встречи мне было чем заняться, может быть пройти и посмотреть, что там? Судя по тому, что отрог был достаточно широким, протянуться он мог достаточно далеко. К тому же у меня есть неиссякаемый источник света. Решившись, я зашагал по плавно поднимающемуся отрогу, и воздух легко подталкивал меня в спину. Это означало, что где-то выше есть или продух или выход из грота. Это не могло не заинтересовать меня. Также я присматривался к стенам, полу, потолку в надежде на то, что найду что-то для меня полезное. Пару раз я наткнулся на выход золота. Естественно, я его отковырял от стены, и теперь у меня в сумке лежала пара кусочков, в каком-то мире благородного, металла. Также я нашёл один кристалл горного хрусталя, не очень большой, но для чего-нибудь пригодится. Последнее время у меня проснулась тяга к изготовлению чего-то из золота. Можно попробовать сделать перстень или ещё чего. А ещё я думал, а почему в этом месте нет ночных птиц. Сов, например? Несколько дневных хищников я видел, мелкие птички тоже по лесу шныряют, я постоянно слышу их пение по утрам. А вот ночных птиц нет. Это мир так придумал, или я чего-то ещё не знаю? Думаю, время покажет. Вот это грот тоже, такой большой, и ни одной летучей мыши. Странно всё это. Ну да ладно, идём дальше. Плавные изгибы твёрдых пород камня доказывали, что когда-то это должен был быть ручеёк, пробивший дорогу через гору, разросшийся то большого тоннеля. Значит наверху что-то должно быть. Небольшое ледниковое плато или поросшая альпийским кустарником поляна. Вообще этот отрог напоминал больше проложенную кем-то дорогу, чем естественную пещеру, поэтому интерес к нему становился всё больше.

Внезапно отрог закончился. Просто я упёрся в тупик. Почти гладкую стену с небольшим плоским продухом наверху. Как будто кто-то построил и оштукатурил стену. Я потрогал её в нескольких местах. Мне показалось, что это обычный камень, но была какая-то неестественность. А что, если сделать по-другому. Я отошёл на несколько шагов от стены, и присмотрелся к ней, думая при этом о новом умении. В отличии от основного грота, ту был результат. Небольшая часть непонятной стены едва заметно подсветилась зелёным цветом. Я запомнил в каком месте это было, и попробовал потыкать туда ножом. Стена оказалась намного мягче, чем казалась. Эдакий несильно спрессованный песок. Через несколько минут этот песок просто осыпался, и открыл мне небольшой проход, в который я не смог бы протиснуться. Разве что, если бы был мальчишкой. Я опять помянул Беса, и немного пожалел, что рановато подрос. С другой стороны, я же теперь очень даже сильный, значит нужно попробовать, может остальная стена тоже поддастся? Часть тела заходила в пролом, и я уже понимал, что толщина стены не большая. Поэтому я просунул руку в щель, уцепился покрепче за стену, и начал просто тянуть её на себя.

Резкий треск, грохот камней, небольшая потеря ориентации, улетевшая куда-то в сторону лампочка, и я под всей этой хренью. Я пришёл в себя, вылез из-под завала, нашёл лампочку и принялся рассматривать дело рук своих. Как я и предполагал – это был искусственный тупик. Если бы я приложил его своей киркой, то пробил бы с одного удара. А так – это был хороший опыт. Алмазов я не нашёл, значит отряхиваемся, перелазим через завал, и идём дальше. А дальше начались чудеса, так как проход стал иметь правильную форму, даже было заметно, что она выровнена искусственно, и даже мне показалось, что не вручную, а каким-то механизмом. Так как стены и потолок представляли из себя трубу, как в метро, а пол был абсолютно ровным, как будто отлит из бетона. На стенах же были видны полосы от проходческого комбайна. Хотя если задуматься, этого тут не должно было быть. Наконец я снова упёрся в тупик, только на этот раз было понятно, что передо мной фальшь-стена, которую я просто выбил ударом ноги. После чего мне в лицо сверкнул лучик света, который шёл откуда-то не очень издалека. Значит там есть выход из пещеры. Эта часть прохода также выглядела как настоящая пещера, и даже стена за моей стеной, там, где ещё остались её части, выглядела как стена пещеры. Что это за тайный проход? Может быть это накладка на ножнах проявила себя?

Выход из пещеры прошёл штатно. Ни каких неожиданностей не произошло. Не считая самого места выхода. Своды пещеры на выходе оказались очень правильным, практически образующим арку, высотой около пяти метров, и постепенно, как воронка сужающуюся в сторону прохода. Основной ход пещеры не превышал трёх метров. Поэтому создавалось впечатление, что выход очень большой. Зато перед пещерой оказалась небольшое плато, скорее площадка. Метров около ста по габаритам. Вверх поднимались почти отвесные скалы, метров на триста, не меньше, а снизу оказалась почти отвесная скала, с отрицательным уклоном в самом верху. Думаю, если смотреть снизу, из долины, то увидеть это место очень сложно, ведь оно полностью сливается с горой, а попасть случайно невозможно, из-за того, что ни каких уступов, тропинок или чего-то подобного на скале не было. Создавалось впечатление, что кто-то специально сделал и скалу, и площадку и проход к ней. К тому же искусственный ход очень сильно бросался в глаза.

Зато какой вид открывался с этой площадки! Далеко на западе и севере, на сколько хватало глаз высились альпийские горные пики, сквозь редкие проходы были видны ещё более далёкие горы. Ближайшие скалы спускались прямо к воде озера и без лодки или плота обойти озеро было бы невозможно. Настоящая преграда среди гор. А так как в этих местах озёра зимой не застывают, то противоположный берег, где были видны участки леса, и выходящие участки песчаных пляжей, был абсолютно недоступен для меня сейчас. Про говорила, что я не готов к встрече с аборигенами, но это она погорячилась. Я не готов преодолевать эту прекрасную водную преграду. На вид, километров шесть шириной. Зато с юга были отчётливо видны широкие луга, в которые переходил лес, но до них могло быть несколько дней пути, так как лес отступал только на самом горизонте. Вполне возможно, что там была река. Сама площадка оказалась очень ровной, практически идеальной, как будто её специально выровняли когда-то, что также не добавляло натуральности этому месту. С одной стороны от пещеры было отчётливо видно выход розового камня. То есть, если задуматься о строительстве в этом месте, то материал найти вполне возможно. Я думаю, что идея горной крепости меня теперь не оставит.

Моё внимание привлекло что-то необычное на стене, перпендикулярной пещере. Было такое ощущение, что кто-то прикрыл её часть ширмой, и раскрасил под цвет горы. Я решил осмотреть это место, мысленно обращаясь к возможности видеть сокрытое. И когда я подошёл к скале метров на восемь-десять, то вдруг часть стены подсветилась зелёным, как тогда в гроте. Причём в этот раз подсветка явно напоминала дверь, метр на два, не больше. Тут я уже не задумывался, а просто саданул по подсветке ножом, от чего моя рука просто провалилась внутрь скалы, а вся подсвеченная часть осыпалась к моим ногам. Передо мной открылся вход в затемнённое помещение, уходящее вглубь скалы. Мне ничего не осталось, как зайти и посмотреть, что там. Лампочка достаточно хорошо осветила помещение, в этот раз явно искусственного происхождения. Покатый свод поднимался метров на шесть, опускаясь к стенам на высоте не более двух метров. Ширина помещения по моим прикидкам была метров пятнадцать, не меньше. Длину помещения я не смог оценить, так как дальняя стена терялась в темноте. С правой стороны было видно проход, с уходящим куда-то наверх полом, возможно где-то наверху есть ещё одна площадка. Вдоль стен были аккуратно уложены, чуть не под потоок, куски какой-то породы, причём явно разного вида. Вся пещера очень напомнила мне промышленный склад.

Я решил проверить, что же это за кучи такие. Первая же куча выдала мне: «Руда железная, обогащённая. Содержание железа не менее 85%». Я пошёл изучать остальные кучи. Оказалось, что практически всё, что здесь лежало, было рудой железной. Но также я нашёл руду никелевую, хромовую, титановую, вольфрамовую, кобальтовую, молибденовую. Как будто кто-то хотел производить тут высоколегированные стали, а точнее танковую броню. Сейчас мне всё это не нужно, но потом, когда я решусь построить кузнецу, то тогда вполне пригодятся эти запасы. Вопрос только в том, кто это отложил тут все эти залежи?

– Про, а чей это форт-нокс?

– Создатели миров часто делают закладки, на случай необходимости прямого управления миром. Тут небольшой резерв руд, которые необходимы для ремонта оборудования.

– А почему именно руд, а не готового оборудования?

– Это на тот случай если начальные формы случайно обнаружат закладку. Без знаний и технологий, запас материала – всего лишь куски камня.

– Умно. Хорошо, пойду изучать закладку дальше.

Я обошёл всё помещение, длинна оказалась метров около двухсот. Если строить на скале крепость, то тут можно разместить дивизию солдат с большим комфортом, и совершенно незаметно. Место мне начало нравиться всё больше. Прежде чем исследовать ход наверх, я решил проверить противоположную стену площадку. Насторожив своё видение, с тал приглядываться к стене, и примерно в том же месте увидел зелёные отблески на стене. По прежней схеме я сломал «печать», и вошёл в помещение. С левой стороны виднелся такой же проход наверх, ширина помещения была аналогична, длина скорее всего тоже. Вдоль стен также аккуратным штабелями было навалено всякое. Здесь также были руды редкоземельных металлов, какие-то минералы, даже спрессованный кварцевый песок. Отдельно меня порадовали укладки золотых слитков, платиновых слитков и кучи камней с выходами кристаллов. От банального оникса до алмазов. А вот это меня особенно порадовало. Осталось только проверить, что наверху, и можно продолжать стройку. Хотя после такой находки я уже сомневался в правильности решения продолжать стройку. Хотя у меня целая вечность впереди. А ещё, насколько я помню, в Италии бывали землетрясения, так что в долине-то вернее будет. Но крепостицу я тут точно поставлю, потом, как ни будь.

Я достаточно быстро пробежал по коридору наверх, и оказался в точно такой же пещере, только с чуть меньшей площадкой. Ни каких скрытых помещений тут не было, зато был источник воды, стекающей по скале, и образующий небольшой мелкий прудик, метров двух в диаметре и около полуметра глубиной. Вода оказалась очень вкусной и пригодной для питья. Скорее всего, это подтаивала горная шапка, и ручеёк с вечного ледника стекал сюда. Сильно сомневаюсь, что произошло всё это естественным путём, тем более что отток из прудика был тут же в щели скалы, так «удачно» оказавшейся рядом. Теперь мне всё стало ясно, я сделал в памяти пару зарубок, и побрёл в каменоломню, хотя пробежаться по гроту было бы не лишним. Вон тут как всё интересно разворачивается. Моя сумка была уже плотно забита золотом и нескольким кусками кимберлитовых трубок, но оставить грот без внимания я не мог.

Пробегая мимо могилы Маатхи, я автоматически поклонился ему, и мысленно попросил охранять проход, потом побежал дальше. Пока спустился к соляному озеру, сумел найти несколько выходов золота, но в этот раз я не стал их отковыривать, зато большой крупный кристалл тёмно-синего цвета пропустить не смог. По размеру почти как камень души Маатхи, система пометила его просто как «Сапфир чистой воды», поэтому я решил оставить его на будущее, мало ли что ещё может прийти в голову. Около солевого озера я немного задержался, так как мне показалось странным, что противоположная сторона грота как будто затянута какой-то дымкой. Раньше я приходил сюда с факелом, поэтому не мог видеть такого эффекта, а сейчас, при ярком свете лампочки, я вполне мог увидеть, что сгусток серого тумана, больше напоминающий паутину, плотно закрывал противоположную часть грота. Мне это ни капельки не понравилось, но по обыкновению я пошёл посмотреть – чего это там такое страшное и непонятное.

Туман оказался не просто непонятным, но и явно излучал какой-то животный страх, и только наличие яркого света позволяло мне преодолевать это страх, и идти вперёд. Мои колени сами собой начали трястись, спина покрылась мурашками, и я начал сильно опасаться за то, чтобы не попортить новые штаны. Они ведь не разрушаемые, то есть вонять будут вечно… И вот в какой-то момент туман немного развеялся, и в непонятной субстанции, напоминающей большой паучий кокон, я увидел ЭТО. Страх, который я ощущал, уже можно было потрогать руками, он буквально струился по мне, пульсируя редкими толчками, забираясь прямо под кости черепа, и пытаясь разорвать мне голову изнутри… В соляном гроте, уцепившись когтистыми пальцами за выступ скалы висело огромное создание, около четырёх метров длинной, со страшной мордой библейской гарпии, укрытое безобразным перепончатыми крыльями, в которых было видно пульсирующую кровь. Огромные мышцы твари буквально как стальные канаты охватывали все части тела монстра, т только закрытые глаза до сих пор удерживали меня от бегства. Я не знаю, что это. Но такого не должно быть в моём мире! Глядя на эту тварь, я понимал, что моим чудо копьём невозможно будет убить эту гадость, тут нужен иной подход. Я посмотрел на шею огромной гарпии, и заметил, что кровеносные сосуды находятся прямо под кожей, не прикрытые жировыми отложениями. Вот он минус всех качков! Сало – наше всё! Я потихоньку вытащил свежевальный нож, и со всей силой, какую только мог вложить ударил гарпию по пульсирующей вене. В тот момент, когда остановить удар уже было нельзя, открылись глаза монстра! Ужасные, похожие на кошачьи, горящие огнём вечной ненависти ко всему живому. Мой нож глубоко вошёл в кожу и мышцы гарпии, перерубив кровеносный сосуд, но в следующий момент меня обожгло с головы до ног, и я полетел в сторону соляного пруда. Не долетел всего около метра. Ножа в руке не было, он так и остался торчать в шее летающего монстра. Ясное дело, что летать в пределах грота гарпия не могла, но разрывающий уши, скрежещущий и оглушающий писк я услышал. Вслед за звуком, туман рассеялся, и я увидел, как уродливое существо перебирая маленькими ножками и опираясь на когти крыльев ползёт в мою сторону. Весь левый бок монстра был залит чёрной кровью, тонкая струйка короткими импульсами брызгала на пол грота, пачкая его пол и наполняя воздух запахом железа и плоти.

Я не планировал спастись, ведь такая тварь, даже на последнем издыхании способна разорвать меня в клочья, со всей моей божественной силой, и не ломаемыми шмотками. Собрав всю волю в кулак, я призвал копьё, и решил продать свою жизнь подороже. Поэтому, когда тварь приблизилась на расстояние удара, я встал на колено, и со всей силы метнул копьё в грудь гарпии, чего я не рассчитал, так это того, что гарпия, практически за мгновение до моего броска, кинется ко мне, широко раскрыв пасть. Внезапно меня оглушило раскатом грома, и я потерял сознание.

Очнулся я от холода и озноба. Голова буквально раскалывалась, а это значит, что я до сих пор живой. Лампочка валялась недалеко от меня и ярко освещала грот. Ужасно хотелось пить. В ушах стоял звон. Я потрогал ухо и почувствовал влагу. Моя рука оказалась в крови, тёкшей из ушей. Видимо меня не плохо так контузило. Поэтому кроме звона в ушах я ничего не слышал. Рядом со мной, вытянув шею, и залив половину грота кровью, лежала гарпия. Её кровь даже попала в соляное озеро, немного окрасив воду в нём в розовый цвет. Изо рта гарпии торчало моё копьё. Недолго думая, я вытащил его, с противным чавкающим звуком. А из горла твари вывалился сгусток свернувшейся, припечённой крови. Теперь понятно, что так громыхнуло.

Ножа в шее не было. Поэтому я пошёл к месту, где висела гарпия, и нашёл свой нож на полу грота. Странно, но на ноже были чёрные тонкие разводы. Судя по всему, свойства ножа поменялись. Присмотревшись, я увидел следующее:

«Гордость мясника. Острый. Не тупится. Придаёт бодрости. Идёт на зов хозяина. Неразрушимый».

Нож, вобравший в себя кровь злого божества, принял проклятие и не может более использоваться в мирных целях. Жаждет крови.

Жаль, хороший был нож. Придётся делать новый. Не думаю, что есть смысл вставлять его в ножны, и получить вероятность того, что и ножны тоже испортятся. Глядя на чудовищную гарпию, я подумал, что возможно она такая же живучая, как и Маатхи, значит нож ещё сослужит мне службу. Странно, а почему копьё не испортилось? Может быть потому, что оно изначально было агрессивным? А почему оно не впитало кровь гарпии? В любом случае, надо заканчивать. Свежевальным ножом я вспорол грудину монстра, и вытащил изнутри сердце. Оно так же, как и сердце медведя едва заметно сокращалось? Пытаясь протолкнуть зловонную кровь по огромным сосудам. Я обрубил тянущиеся за сердцем вены и артерии, с крепко сдавил сердце, не давая ему больше биться, мне даже стало казаться, что гарпия пытается встать и дотянуться до меня, а между тем сердце всё сильнее твердело, пока, наконец у меня в руке не оказался чёрный, как уголь кристалл. Совсем как у сбежавшего неандертальца. Но что-то в нём было не так. Я решил узнать о камне побольше:

«Камень души Гарарх»

Не было во всём мире силы, способной сопротивляться ужасающей воле Гаррах. Но однажды в жажде наживы, Гаррах пробралась в соляной грот, но великий Маатхи подстерёг её, и смог запереть в гроте, не давая выйти на свет. Каждый раз, когда Гаррах прерывала свой вековой сон, Маатхи запирал выход из грота своей силой. Даже после смерти Гаррах, тёмная душа не смогла успокоиться до конца, поэтому для существования ей нужны силы. Камень всегда будет тянуть жизненные силы из того, кому не пощастливилось обладать им.

Ну вот, в моём мире появились проклятые души. Мне кажется, я уже чувствую влияние камня. Слабость и головокружение не отпускали меня с тех пор, как я вырвал сердце из чудовища. Что ж, если Маатхи мог противостоять Гаррах, то отнесу ему камень её души. Может быть он сможет развоплотить её. Заодно и нож отдам. Кстати, голову тоже нужно взять с собой. В прошлый раз я сжёг голову медведя, и нашёл камень души, может и сейчас чего такое будет? Значит ещё придётся поработать поганому ножечку.

Я быстро отделил здоровенную, мерзкую башку гарпии, из которой вывалился язык, а так, как я тащил голову, ухватившись за рог, то язык волочился по земле, как помойная тряпка, оставляя за собой грязные разводы. Тащить к могиле Маатхи я голову не стал, просто поднялся по тоннелю сам. Было немного необычно, ведь серебристый туман над холмиком достаточно заметно мерцал, чего раньше не наблюдалось. Я подошёл к могиле, поднял пару камней на самом верху, и в образовавшуюся ямку положил сначала нож, а потом камень, и закрыл булыжниками сверху.

Через какое-то время весь могильный холм начал светиться всё ярче, пока не достиг почти солнечного света. Смотреть на такое представление было невозможно, поэтому я вынуждено отвернулся и зажмурился. Только через несколько минут я почувствовал снижение свечения, и посмотрел на могилу Маатхи. Всё осталось неизменным, и насыпь, и еле заметное свечение, только на могиле лежал круглый как блин камень, на котором разводами была изображена битва двух титанов – Маатхи и Гаррах. Причём Маатхи стоял на задних лапах, а Гаррах висела в воздухе с широко раскрытыми крыльями и выставленными вперёд задними лапами с раскрытыми когтями. Медведь был в красных тонах, гарпия в чёрных, и всё это было на фоне розоватого адаманта. В общем картина маслом. Но самое главное – я избавился и от камня, и от ножа. Осталось закончить с головой, и можно продолжать стройку. Голову я запланировал спалить недалеко от входа. Поудобнее ухватив рог гарпии, я потащил башку на выход. Причём бык трёхлеток позавидовал бы размерам этой рогатой уродины.

На выходе из грота меня ждал сюрприз: как только голова оказалась на солнечном свете, она начала испускать белый дым и скворчать, как кусок сала на сковороде. Не прошло и минуты, как на земле лежал потрескавшийся, уродливый череп. Естественно, я его пнул. Облако серого пепла взмыло в воздух, так, что едва успел увернуться от него. А на земле остались лежат два рога, и четыре клыка. Если рога определялись как «рог гарпии, ценный поделочный материал», то клыки обозначились как «клыки гарпии». Всё, никакой больше информации. И ни каких камней. Облом. Ладно, забираю то, что есть. Один клык подарю копью.

Очень удачно у меня с собой оказался небольшой кусочек проволоки. Поэтому один конец я накрутил на здоровенный клык, толще моего большого пальца, а второй к торчащему возле наконечника шнурку. Золото, как и в прошлый раз поплыло, и соединило намертво шнурок и клык злобной твари. Осталось только проверить свойства копья:

«Копьё молодого бога.

Когда бог был молод, наг и беззащитен, он протянул руку в великую пустоту и взял оттуда копьё, ибо ему нужна была защита. Копьё взяло от камня абсолютную остроту, от лягушки эластичность и подвижность, от лесного ореха твёрдость и прочность. Копьё стало надёжным другом богу, и больше никогда его не покидало.

Когда руки молодого бога окрепли, он встретил старого Маатхи. И хотел Маатхи пожрать молодого бога, и стать великим и покорить весь мир. Но бог пронзил копьём его сердце и забрал силу Маатхи себе.

Когда молодой бог исследовал свой мир, то в одном из подземелий он встретил ужасную Гаррах, но не убоялся её мощи и силы, и пронзил копьём её глотку, забрав себе её жажду и волю.

Улучшает координацию.

Помогает в защите.

Абсолютно острое, не тупится.

Обладает силой молнии.

Неразрушимо.

Принадлежит Тору.

Увеличивает силу и волю Бога во время битвы.

Подчиняет волю жертвы при нападении. Способно пить жизненные силы.

Всегда возвращается с своему хозяину».

Вот это мегадевайс! Покруче кольца всевластия! Только вот чего я с этим буду делать? Ладно, теперь в каменоломню, поэтому копьё на плечо и пошли! А на шнурках возле наконечника моей глефы теперь болтались два клыка в золотой оплётке…


(обратно)

Глава пятая. Стройка? Стройка!


Придя в каменоломню, я первым делом восстановил свой нож. А то ножны есть, а ножа нет, благо, что изготовив один раз что-либо, потом всегда можно воспроизвести точную копию. Копчёного мяса было ещё много, поэтому обед прошёл вполне сносно. Хотя я уже начал скучать по варёным, тушёным и жареным блюдам. Может быть займусь этим позже. Вообще, необходимо сделать первый этаж и обязательно оборудовать в нём кухню.

Следующим делом позвал себе жертву – речную лягуху, саму здоровую из всех. На зов припрыгала жаба, размером не меньше кошки. Не знаю, где она сидела, и чем питалась, но размер – то, что надо. И вот что за дело такое – как только охота превращается в убийство по необходимости, начинаешь заглядывать в глаза каждой жабе и начинать жалеть её. Вот и сейчас, припрыгала мерзкая жаба, а я смотрю на неё, и жалею. Забрав её жизнь, я пожелал, чтобы она возродилась в большой красивой чайке, и могла насладиться не только водой своего озера, но и увидеть всё его величие. А нужна была жаба только из-за кожи. Ведь у меня была заложена матрица не разрушаемой кожи (ей был примотан наконечник копья, поэтому у меня был план сделать очень длинный шнурок, который потом можно будет использовать для резки камня. Если окажется слишком коротким – то план Б – придётся звать большого оленя. А мне мясо его девать некуда. Поэтому сейчас я поставил вариться лягушку, а сам сел резать кожу. Я хотел разрезать её вокруг тела по спирали, чтобы у меня получился длинный шнурок. Собственно шнурок получился. Я описал его как «Струна для пиления камня, неуничтожимая». После чего кожа свернулась в тонкую трубочку, довольно сильно вытянулась и при этом стала шершавой. То, что нужно! Теперь предстояло сделать алмазный порошок. Самих алмазов у меня стало много, но вот как из них сделать порошок? Я решил попробовать просто расколоть алмаз молотком. Хотя у меня есть ступка! Я молол соль, и для этого сделал ступку, которая до сих пор лежит в шалаше!

После такого прозрения, я достал свою неубиваемую ступку, и достаточно быстро раскрошил несколько камней до состояния мелкого песка. Затем я натёр этим песком свою лягушачью струну, причём мелкие крупинка алмазов проникли в поры на струне, и так там и остались, а когда я вновь изучил инструмент, то увидел следующее «Алмазная струна для пиления камня, Неуничтожимая». Снова я не планировал менять свойства своего изделия, а оно меняется само собой!

Теперь осталось заняться, наконец, тем, зачем я сюда пришёл. Я заметил то, что как только я собираюсь сделать что-то новое, то моментально находится что-то, что меняет мои планы кардинально. Но построить дом я был настроен решительно, поэтому откладывать что-то совершенно не хотелось. Однако сегодня е решил немного разнообразить свой бесконечный рабочий день, и перекусив подогретым мясом, я в наглую завалился спать, потому что не дело устраивать бесконечный нон-стоп трудовой марафон! Утром я займусь новым делом.

Вот как знал, что обязательно нужно поспать! Сразу и настроение, и боевой дух на высоте! Поэтому, не откладывая в долгий ящик, сгрёб струну, подхватил кирку и пошёл искать подходящий валун. Валун я не нашёл, но нашёл неплохой уступ из скалы, который вполне мог подойти под мои задачи. Я сделал киркой небольшой подкоп под уступом, разметил места, где будут идти разрезы, наложил струну, а потом забравшись на уступ начал пилить струной камень. Держать было очень неудобно, тогда я срезал пру ореховых палок, сделал подобие рукоятей, привязал струну к ним, рукояти я укрепил рунами, добавив им удобства. Теперь дело пошло веселей. За какие-то пятнадцать минут я получил первую каменную плиту, толщиной около десяти сантиметров.

– Про, а можно автоматизировать заготовку камня?

– Можно, только необходимо позаботиться о наличии исходного сырья.

– Хорошо. Спасибо! – руки уже просто начали чесаться в предвкушении.

В автоматическом режиме, производство одной заготовки вообще практически не заняло время, и из одного уступа я получил около двадцати заготовок, по моим же подсчётам мне таких нужно было ещё раз в двадцать больше. Так что работа только начата!

По-быстрому подкрепившись, я подкопал ещё один уступ, и начал дальше пилить камень. Всё-таки хорошо, что я сделал уклон в магофизику, если бы мне пришлось делать всё как на Земле, то мне пришлось бы извести всех лягушек в пруду, прежде чем отрезать хотя бы одну заготовку. А тут – всё хорошо, даже алмазы не повысыпались, зря только лишние камни истолок. Я попилил кучу уступов, даже начал сам вырезать из отвесной скалы необходимые мне выступы, и в конце концов напилил чуть больше трёхсот заготовок, теперь можно было переходить ко второму этапу. Хорошенько отоспавшись, я принялся за новое дело. Теперь я вырезал из заготовки плиту, примерно метр на метр размером. Я старался сделать так, чтобы углы были ровными, так, чтобы при выкладывании пола совсем не осталось щелей. Даже сделал небольшой уклон книзу, так чтобы точно щелей не осталось. Остался только последний штрих – по торцу плиты я написал: «Идеально квадратный элемент каменного пола. Бережёт дом от пожаров, наводнений, воров и вредителей. Неуничтожим». Я получил то, что хотел. Края были настолько правильные, что при большом желании об них можно было бы порезаться. Мне понравился результат. Автоматизировав процесс, я до конца дня доделал все плиты. Странно, что я раньше не додумался по струны. Можно было гораздо быстрее всё сделать.

Дальше по плану шёл отдых, а на следующий день я планировал перевезти всё на стройку. Я думал о том, чтобы бросить всё и построить себе крепость на горе, но мне было жаль проделанной работы, да и духи скорее всего не пойдут на новое место. С этими мыслями я и ушёл в царство морфея. Мне начинает очень нравиться спать по ночам. То ли месячная бессонница, то ли просто не хватает восстановительных ванн. Те не менее, проснувшись утром, я первым делом начал грузить телегу. Наконец-то пригодились отверстия по бокам. С их помощью я стал фиксировать плиты пола, чтобы они не соскальзывали с транспорта.

Меня очень сильно удивляли изменения, произошедшие со мной. Я нег себе представить, чтобы обычный человек мог поднять такую плиту! Я же, для экономии времени, складывал плиты более широкой стороной друг к другу и укладывал плиты парами! Вот так вот уложив и укрепив пару десятков плит, я покатил повозку с стройке. Если бы подумал впрячь в повозку лошадь, то мне было их очень жаль, так как бедные лошадку, скорее всего, сдохли бы от такой работы. Так как даже я чувствовал вес груза. Трудно быть богом. Я решил не сваливать плиты в кучу, с решил сразу уложить их на место. Притащив повозку на стройку, я поприветствовал духов, и начал укладывать плиты на место. Однажды, выложив на подготовленную площадку сразу несколько плит, немного хаотично, я заметил, что дух пытается их приладить одну к другой. Тогда я рассказал духу свою задумку, и он начал выкладывать плиты по намеченному плану. Так прошли несколько дней. Каменный пол первого этажа был уложен. Потом немного доработаю скругления, и всё будет готово. Значит нужно озаботиться каменными блоками для стен. За основу возьму высоту и ширину скруглённых блоков. Уже уходя со стройки в каменоломню, обратил внимание на сумку, в который лежали толчёные алмазы и куски кимберлита c вкраплением алмазов. Я немного подумал, и предложил земному духу эти камни, в качестве благодарности. И дух принял алмазный порошок и алмазную «руду». Что ж, благодарить друзей за помощь – очень даже неплохо. Нужно спросить у духа света и духа воды, что бы они хотели в награду?

Стеновых блоков планировалось много, поэтому я решил делать их в виде вытянутых прямоугольников. Также я решил выпиливать блоки из больших плит, так как этот метод показал свою эффективность. Пазы и гребни я делать отказался, в угоду скорости производства. Когда все «технологические выкладки» были сделаны, я по своему обыкновению отправился спать. Спать теперь наше всё, несмотря на то что после работы я хорошо так понежился в купели. Почему-то назревала мысль построить баню. Может быть займусь в ближайшее время. Облагорожу купель, и баньку поставлю. А что? Неплохая мысль. Золота и серебряной руды полно, так что забабахаю котёл из драгметалла, и буду парить косточки с устатку… Ещё бы пивка холодненького, да девку жаркую, тьфу ты, что за мысли! Опять успокаиваться неделю придётся…

В общем спал я несколько беспокойно, ворочался, чего со мной раньше не бывало, лезла всякая мутотень в голову. Гаррах с большими колыхающимися сиськами, и местные неандертальши, заманчиво виляющие задом… Всё, нужно извести себя в трудах праведных, авось естества поубудет, и можно будет снова чувствовать себя нормально. Ради терапевтического процесса завтрак я ограничил только водой. А то слишком обильная мясная диета мне сейчас не на пользу будет.

Закусив губу, я весь день пилил плиты из камня. Потом подкапывал, прорубал и снова пилил заготовки. Вечером, немного подкрепившись, я плюнул на, ставший привычным, сон, и продолжил, благо лампочки всегда со мной, и хорошо помогали в работе ночью. К утру заготовок было уже достаточное количество и можно было приступать к изготовлению стеновых блоков. Блоки я делал примерно метр на полметра размером, что соответствовало ширине скруглённого стенового блока. Тогда я ещё не имел земного духа, поэтому мудрил с пазами, в общем-то правильно, но сейчас я просто экономил время. Поэтому получившееся изделие «Стеновой блок родного дома. Защищает от непогоды, создаёт микроклимат. Защищает от напастей. Неразрушимый» изготавливалось довольно быстро. Не давая себе спать и особо отдыхать, я за пару дней перепилил все плиты на блоки. Поэтому теперь у меня была огромная куча готовых блоков, которые я начал грузить на повозку и возить на стройку. С блоками я поступал также, как и с плитами пола – то есть сразу укладывал. Остановился только тогда, когда понял, что у меня нет оконных и дверных конструкций, да и самих окон тоже нет. Эту проблему необходимо было решить. Я вспомнил, что в «закромах родины» видел большие штабеля спрессованного кварцевого песка. Мысль долго ждать не пришлось, и если я смог расплавить золото, то со стеклом тоже справлюсь. Соответственно пришло время опять идти к гроту.

Сегодня я рассчитывал на большой груз, поэтому взял с собой повозку. Она уже выглядела старой и видавшей виды, но этот вид был обманчивым, так как повозка была неразрушимой, а антураж поношенности ей придавала пыль, оседавшая на детали, когда я грузил и возил камень. Впрочем, моя одежда тоже выглядела видавшей виды, хотя на ней не было ни одной царапины. Но если нельзя разрушить, то ведь никто не обещал, что нельзя будет испачкать…

Несмотря на все мои опасения, тележка катилась по гроту довольно легко, и проходы были достаточными для того, чтобы можно было пользоваться транспортом, это радовало, в отличии от того, что чем ближе я подходил к развилке, тем мерзопакостнее и тошнотворнее становился воздух в пещере. Тут меня осенило – в спешке я вытащил из грота только голову гарпии, а всё огромное тело так и осталось возле солёного озёрца! На самом деле это не порядок, ведь если поганая туша начнёт истекать зловонными коками, то они неизбежно попадут в воду озера, и тогда добывать соль будет сложнее, да и противнее! Поэтому оставив тележку около прохода наверх, я пошёл проверять ситуацию возле озера. Были у меня предчувствия нехорошие, и очень не хотелось попадать в очередные неприятности.

Сказать, что ближе к озеру запал был хуже – ничего не сказать. Я замотал капюшоном лицо, но запах всё равно был нестерпим. Меня уже начало мутить и покачивать, когда я развернулся и бегом побежал из грота. Это было невыносимо, ещё пару шагов и я просто вырубился бы. Дело даже не в запахе, а в том, что воздух был просто перенасыщен аммиаком и сероводородом. А эти газы не способствуют нормальной жизнедеятельности организма. С этим нужно что-то решать. Я разыскал остатки мишкиной шкуры, и вырезал из неё маску с завязками, чтобы можно было повязать на лицо. В маске я проделал шилом небольшие дырочки. Шерсть я не стал убирать. Последним штрихом были, естественно, руны: «Маска Тора. Защищает от ядовитых газов. Убирает неприятные запахи». В итоге я получил: «Маска Тора». Сделана из шкуры Маатхи, защищает от ядовитых газов, устраняет неприятные запахи. Маскирует от недоброжелателей. Неразрушима, так как создана из частицы бога.

Я попробовал одеть маску – она села на меня очень удобно. С виду маска напоминала вытянутую звериную морду, плотно сидящую на лице. Под маской было достаточно пространства, чтобы комфортно дышать. А волосы снаружи делали лицо действительно похожим на звериное. Увидишь такого ночью – штаны потом не отстираешь. Но мне тут некого пугать. Поэтому за дело! Мне ещё вонь из грота убирать надо. До грота я добежал вполне споро, по путь по пещере тоже не занял много времени. Когда я оказался на том месте, откуда развернулся, то пошёл осторожнее. Кто его знает, чего там?

В принципе, возле озера ни чего интересного не было. Всё было на своих местах. Только туша немного усохла. Скорее всего, сухой соляной воздух делал своё дело, но смрад никак не убирал. Туша была огромна, и я опасался, что мне придётся тащить её наружу по кускам. Закапывать её возле озера я не собирался. Однако, когда я попытался сдвинуть её с места, ухватившись за большой коготь – туша легко сдвинулась с места, скорее всего ей придавали объём огромные крылья, сейчас достаточно плотно прижатые к телу и не мешающие тащить огромную тушу наверх. Когда-то грозное оружие гарпии, теперь стало просто удобной ручкой, за которую я тащил тушу. Совсем невесомой туша, конечно, не была, но если учесть, что до этого я таскал здоровенные каменные плиты, то справится с тушей точно должен был. Так, воодушевившись скорым делом, я притащил тушу ко входу и выволок её на свет божий. Но не успел я как следует рассмотреть гигантское тело, как труп гарпии начал дымиться и очень быстро почти полностью сгорел. От тела остались только загнутые когти в количестве восемь штук, и странного вида косточка, похожая на скрюченный эмбрион. Рассматривать это хозяйство мне было некогда, поэтому я решил отдать всё мишке на «хранение». Благо подобием алтаря он уже обзавёлся. Покидав всё в сумку, я подхватил оглобли повозки и покатил её наверх, к хозяйским складам. Около холмика Маатхи я остановился, и выложил когти и косточку на «алтарь». Когти моментально исчезли, а вот с фигуркой стало происходить что-то странное: она то увеличивалась, то опять уменьшалась, то становилась ярко белой, то снова чернела, постепенно я начал видеть в этой косточке уменьшенную копию гарпии, и в принципе я понял, что это такое – зародыш или спора, не знаю как точнее описать, но один момент, когда маленькая гарпия раскрыла крылья, она вдруг замерла, потеряла цвет и осыпалась серым прахом на алтарь Маатхи, который вспыхнул ярким светом, с гулким щелчком лопнул, и тоже превратился в прах…

– Маатхи и Гаррах навсегда покинули этот мир. Теперь они лишь миф. – подала голос Про.

– А вещи, которые от них остались? – я был очень напуган, ведь делать одежду заново мне совсем не хотелось.

– Ваши вещи останутся неизменными, но возрождение Маатхи и Гаррах более невозможно.

– Возрождение? – я чуть не сел на жопу.

– Да. Возрождение в срок от ста до тысячи лет.

– И то ладно. Не нужны они мне тут. Спасибо за информацию.

Я посмотрел, как холмик Маатхи превращается в обычный бугорок, лишённый магического свечения, сохранилась лишь надпись о существовании когда-то великого Маатхи. Грустно и печально. Но надо идти за материалами. Дом за меня никто не построит.

Дальнейшее выполнение мероприятия по экспроприации нечестно покладеного, и очень мне нужного прошло без эксцессов, и набрав прессованного кварцевого песка, который в действительности оказался не просто кварцевым песком, а готовой смесью из кварцевого песка, мела и поташа, я прихватил ещё и угля, которого здесь было также много припасено. Что было вполне понятно, так как плавить железную руду без качественного угля очень сложно. А ведь тут ещё и вольфрамовая есть руда и никелевая… Чем её собирались плавить? Ну да ладно, мне нужно наделать стекла для окон. Можно было бы сделать окна из пузырей животных, но как бы это диссонировало с розовым адамантом?

Телегу тащить вниз оказалось гораздо сложнее, чем вверх, так тут мне приходилось напрягаться, чтобы повозка не наехала на меня. Если бы не моя одежда, то быть бы мне ободранным во всех местах. После выхода из грота дело пошло веселее, и очень скоро я был уже в каменоломне. Я решил плавить кварц именно тут потому, что печь была уже готова. Поэтому осталось только заложить сырьё и уголь, а дальше ждать, пока стекло расплавится. Вот только глиняный горшок мне показался не очень уместным для плавления кварца, поэтому я взял приличный кусок розового песчаника и начал вырезать из него большой тигель. По объёму не менее двух ведер. В печь такой залезет без проблем, а вот с прогреванием нужно будет что-то решать. Получилось даже как-то вычурно и изящно, не скажешь даже, что из песчаника, в процессе я вырезал себе ещё и стамески, которыми оказалось гораздо легче и удобнее резать камень. Но самое главное то, что изделия стали получаться гораздо красивее уже на стадии песчаника, не говоря уже про адамант. По краю тигля я написал «Тигель мастера. Принадлежит Тору. Помогает лучше разогревать смесь. Улучшает результат. Неуничтожим». После радужного эффекта, внешне тигель изменился только в том, что стал более гладким и монолитным на вид. Для него я ещё вырезал ручку, которой его можно будет вытащить из печи, а по двум сторонам «ведра» я предусмотрел цилиндрические выступы. В общем к плавкам готов!

После завершения тигля, я наложил сухих веток, свержу на них достаточно много угля, а свержу поставил тигель с засыпанным в него кварцевым песком, причём спрессованные куски я смог размять просто руками. Иногда приятно быть богом. Огонёк весело разгорелся, за деревом занялся уголь, и пока всё это греется, с должен смастерить форму для стекла. Иллюзий я не строил, так как сделать тонкое стекло у меня при всём желании не получится. А просто вылить в подходящую форму – пожалуйста. Форму я также вырезал из песчаника, который укрепил рунами. Написав на ней «Форма для стекла. Улучшает качество готового продукта, наделяет полученное стекло случайным положительным эффектом». Думаю, что так будет лучше. Когда я закончил форму, а это получилась большая плита, с размером самой формы примерно полметра на два с половиной, со скруглённой верхней частью, я решил взглянуть что творится с расплавом. Я ожидал худшего, однако рунная магия сделала своё дело, и в тигле оказалось совершенно расплавленное стекло. Недолго думая, я взял рукоять П-образной формы, подцепил тигель и аккуратно вылил его в форму. Получился слой расплава чуть больше сантиметра толщиной. Я оставил его остывать, а сам насыпал ещё угля и поставил новый расплав в печь. Я решил не отставать от производства.

Мне очень понравилось то, что я всё могу стандартизировать. Могу изготовить некий эталон, а затем его повторять нужное количество раз. Поэтому окна я решил делать модульные, то есть одно окно -один модуль. Таким образом я смогу моделировать необходимое мне количество оконных проёмов, и не придётся лишний раз придумывать новую форму. А такой длинны я сделал стекло потому, что для высоких потолков и окно нужно высокое, а в случае чего – всегда можно обрезать лишнее. Заготовку оконной коробки я вырезал из того же песчаника, получилось что-то вроде скошенной плиты, с пазом для стекла. Низ коробки я сделал модульным, так как думал про вариант спаренного, строенного и даже счетверённого стекла. Поэтому выглядел «подоконник» как плита полметра на полметра, с канавкой под стекло. Верх коробки был самым сложным, так как нужно было сделать скругление под углом, и предусмотреть вариант модульности. Но после нескольких примерок всё получилось. Ещё я сделал тонкую перегородку, чтобы можно было соединить два стекла, но её я сделал совсем маленькой, потому что вырезать из песчаника достаточно длинную «палку» у меня не получилось. Затем я укрепил изделия рунами, придав не только неразрушимости конструкции, но и добавив новых функций, таких как защита от злоумышленников, ветра, пыли, холода и т.п.

Параллельно я делал стёкла. Я также нацарапал подпись на стекле, так как моё изделие было, мягко говоря – не очень… Подпись «Стекло для надёжного окна. Идеально прозрачно, создаёт причудливые узоры в свете луны и солнца» превратило поделку из каменного века в шедевр стекольного зодчества, правда не прибавило стеклу прочности. Зато смотреть через него будет одно только удовольствие. Автоматизировать процесс изготовления стёкол не получилось, поэтому каждое стекло было индивидуальным, хотя и идеальной формы.

Собрать конструкцию в каменоломне не получилось бы, поэтому сделав несколько заготовок парных окон, я повёз оконные блоки на стройку. Пара кусочков мяса и глоток воды – всё что мне было нужно для поддержания энергии в организме.

В какой-то момент я понял, что мне очень нравится, когда переходы проходят без сюрпризов, и не приходится отвлекаться от намеченных планов. Времени было уже глубоко за полночь, поэтому я освещал лампочкой себе дорогу. Для себя я отметил один факт – по лесу стали летать ночные хищники – совы, летучие мыши, и даже просто насекомые, чего я раньше не замечал. Меня это очень заинтересовало, и я знал у кого можно попытаться найти ответ:

– Про, а почему раньше ночных птиц не было? – я заметил, что начинаю разговаривать с интерфейсом так, как будто это живой человек рядом.

– Тор, ночные птицы и звери были всегда, причина их малой активности в том, что они не чувствовали себя в безопасности и подвергались риску быть атакованными.

– Кем? – я даже остановился от неожиданности.

– Гаррах. Этот ночной монстр охотился на всех без разбора животных. Кто попадал в поле зрения гарпии – становился её ужином.

– А как же так получилось, что я спокойно хожу по ночам и никто на меня не напал?

– Гаррах спала, а Маатхи старался не выпускать её из логова. Поэтому на Вас ни кто не нападал.

– А чего тогда зверьё пряталось?

– Гаррах была их ночным богом. Поэтом даже во сне она внушала ужас животным. Теперь её нет, поэтому животные почувствовали себя в безопасности.

– Хм, ладно, пусть спасибо мне скажут! – я даже возгордился собой, такого монстра победил!

– Они благодарны Вам. А кога вы построите свой главный алтарь – то сможете получать дары от благодарных существ.

– Алтарь?

– Да, алтарь, который послужит проводником от тех, кто верит в вас к вашим запасам божественной силы. И единицы божественной силы начнут расти.

– Спасибо. Есть над чем подумать.

Интересно получается. Если я построю алтарь, то каждая птичка сможет молиться мне? Надо подумать, как построить его таким образом, чтобы он стал гармоничным и полезным одновременно. Хотя кое-какие мысли уже появились.

С некоторым воодушевлением я привёз телегу с деталями к стройке. И только теперь понял, что не сделал дверной коробки. Хотя она всё равно не поместилась бы в повозку, учитывая хрупкость стекла.

Мой дом сейчас напоминал крест со входом в вершине, перекладина и верх креста образовывали скруглённые комнаты девять на шесть метров примерно. Измерения я мог производить только по уложенным плитам, хотя малые зазоры между плитами делали эту задачу проблематичной. Первые окна я решил поставить примерно в метре от углов, и я планировал сделать окна двойными. Поэтому я выложил основание окна, соединив его со стеной парой блоков, а затем установил первую оконную колонну. Если бы не моя сила, то чтобы поставить такую колонну мне нужен был бы кран… Не нужно упоминать, что земной дух нерушимых стен сразу же прикрепил колонну намертво. Мне иногда подолгу приходилось упрашивать его поправить блок, так как иногда наши мысли не совпадали, но не в этот раз. Стекло встало на место сразу, так как я не один раз примерял его в процессе изготовления коробки. Перегородка тоже собралась легко, только мне пришлось подрезать верхнюю часть ланцетом, так как я не учёл зазоров на цемент. Который тоже не брался из ниоткуда, и мне постоянно приходилось притаскивать горы глины, песка и камней, которые дух поглощал в неимоверных количествах. Сложнее всего оказалось поставить верхнюю часть окна, так как до неё я банально не доставал, даже при моём теперешнем росте. Готовая работа меня откровенно порадовала. Окно выглядело просто великолепно! Если отойти чуть дальше, до окно превращалось в картину из цветных прожилок и света, а когда подходишь поближе, то создавалось впечатление, что стекла попросту нет. Такую чёткость обзора оно обеспечивало. Я был доволен. Осталось сделать ещё пару десятков окон – и можно справлять новоселье. Однако я ещё не решил с дверями. У меня есть необходимость сделать дверь в подвал – пандус так и остался открытым, тоннель я закончил, а дверь сделать ещё не успел. Теперь встала необходимость сделать дверь для основного дома.

Верх окна был на высоте примерно трёх с половиной метров, поэтому дверь я решил делать такой же высоты. Бог я или где? Осталось только соорудить конструкцию монструозных размеров. Шириной дверь планировалась около двух метров, с двумя створками. Я как-то смотрел одну передачу, и видел, как делали дверь из брёвен, где в качестве петель использовали отверстия в нижней и верхней планке дверной коробки. Мне такая схема вполне подошла, так как не требовала дополнительных излишеств. Основные стойки я сделал по примеру оконных, только на метр выше, нижнюю планку сделал в виде плиты, диной чуть больше двух с половиной метров. А вот с верхом пришлось помучаться, так как у меня не получалось с первого раза сделать полукруглую арку как надо, но в итоге я с этим справился. Двери было сделать несколько проще, но примерок понадобилось всё-таки много. Ручки дверей я решил сделать из неразрушимого ореха, как и древко копья. Для этого я вырезал в каменных плитах дверей по два отверстия, и укрепил створки. Петли для ручек я сделал в виде штырей с шаром наверху. С одной стороны, шар был срезан до уровня стержня, и внутри было выбрано глухое отверстие. Пару ореховых палок, примерно пять сантиметров толщиной я подогнал под размер между петлями, по делать их просто круглыми мне не хотелось, поэтому, прежде чем нанести руны, я сделал витой рисунок, благо мой ланцет подходит и для этой цели. А уже в витые ручки я вписал руны: «Дверная ручка дома Тора. Только верный Тору сможет прикоснуться к ней. Неуничтожимая». Ручка засверкала огненными искрами, узор выровнялся, руны сверкнули зловещим красным светом, и передо мной оказалась тёмно-коричневая, почти чёрная, ровная палка, с витым узором и вычурными рунами. Как же мне всё это нравится! Со второй ручкой всё в точности повторилось. Петли я также укрепил. Осталось только вмонтировать всё это в дверь. Но подобное я уже делал, и надеялся, что ланцет не подведёт. Поэтому я немного волновался, когда вставлял первую петлю в «Надёжную дверь дома Тора. Только с позволения хозяина можно её открыть». Я уже хотел начать давить ланцетом на стержень, чтобы размять его, но он сам, без моего участия деформировался, превратившись в аккуратный бугорок, округлой формы, по типу корабельной клёпки. Это было настолько удивительно, что две детали одного изделия так точно подошли друг к другу, да ещё и смогли сами совместиться. Теперь осталось только вставить вторую часть, а тут точно будут проблемы. Хотя, когда я вставил ручку в петлю, и всю конструкцию начал прилаживать к двери, совершенно негнущаяся деревяшка выгнулась, и залезла в отверстие верхней петли, а нижняя петля сама встала на место и заклепалась. Вот уж точно чудеса… Вторую ручку я сразу с двумя петлями поднёс к двери, она сама встала на место.

Я отошёл чуть дальше и посмотрел на творение рук своих. Дверь была великолепна. Розовый адамант, с чёрными прожилками, чётко выведенные формы, полукруглые петли ручек и чёрные витые стержни ореховых рукоятей. Прямо дверь храма, не меньше! И тут меня осенила одна идея! Я взял ланцет, и по контуру двери снизу вверх, по скруглённою, переходя с полотна на полотно, а потом вниз написал на двери руны: «Бог Тор пришёл в этот мир маленьким мальчиком для того, чтобы понять суть этого мира, и управляя им сохранять гармонию и справедливость». Да, наверное, так себе слоган, но меня это сейчас мало волновало, мне нужно было искусство! Поэтому я выточил себе небольшую стамеску, несколько миллиметров шириной, и начал делать канавку по контурам рун, расширяя её ко дну. Я планировал набить в канавку золота, чтобы получился золотой орнамент по контуру двери. В принципе я не ожидал, что за пару дней закончу эту задумку, и хорошенько простучав каждую канавку молотком, я сделал свою первую «Золотую надпись». Я отошёл на пару шагов назад, чтобы полюбоваться содеянным. Удовлетворённо глядя на руническую вязь, я заметил, что огрехи сами собой исправляются, золото разглаживается, делая просто красивую поделку воистину шедевром! Я стоял и любовался, когда меня снова посетила мысль – а если на двери вырезать основные сцены из моей нынешней жизни? Как я появился, как учился, работал, как построил первый шалаш, как боролся с Маатхи, как победил Гаррах, как прогнал Беса создал защитный купол над планетой? Ведь это было бы просто классно, запечатлеть всё на двери своего дома, это не только красиво, но и познавательно для всех, кто будет заходить в мой дом. Если будет, конечно.

Воодушевления было не занимать, передо мной лежало два огромных полотнища, и я начал «творить». Ланцет бегал по двери совершенно непринуждённо, как из пластилина вырезая объёмные изображения битвы с Маатхи, изображая его не облезлым, измученным стариком, а могучим великаном, стоящим на задних лапах, и рычащего свой боевой клич, себя я изобразил первобытным охотником, который пригнулся, и держит копьё на изготовке, причём некоторые детали получались настолько реалистичными, что буквально выступали из двери. На другой половине двери я вырезал Гаррах, вылезающую из своего поганого тумана, я тянущую когти к молодому Тору, причём теперь от был уже одет, как средневековый разведчик – ассасин. Из горла Гаррах хлестала кровь, а Тор готовился к последнему броску. Также я вырезал множество картинок – начина от того, как я оглядываю себя, впервые осознав, что я в новом мире, до того, как я режу кирпичи и даже мастерю эту самую дверь. Картинки поражали реализмом, я сам не верил, что могу сделать что-то подобное, ведь в прошлом мире я не был таким затейником в резьбе. А на самом верху я вырезал двух маленьких девочек, которые стояли каждая на своей половине двери, и смотрели на меня сверху вниз. Я знаю, что они придут в мой мир, но я никогда не хочу из забывать. Пусть жить мне вечность, но ждать семьдесят лет – это достаточно долго. Когда я закончил последний рисунок, и отошёл посмотреть на свой шедевр, с неба начали капать капельки дождя, которого давно уже не было. Я стоял, смотрел на получившееся панно, а по-другому назвать свою дверь я уже не мог, у меня тоже упала пара капелек, когда я посмотрел на самый верх, где мои девочки с улыбками смотрели на меня.

– Мир получил свой первый божественный шедевр.

– Спасибо, тебе тоже понравилось?

– Мне не доступны чувства. Это констатация факта, зафиксированного системой.

– И что это значит?

– Это значит, что мир получил своего Создателя-Творца.

– И что?

– Мир окончательно выбрал свое направление развития.

– Почему из тебя всё нужно вытягивать? Ты можешь сказать сразу всю информацию?

– Вы наделены способностями Творца. Все художественные произведения будут удаваться вам особенно хорошо, каждое творение будет иметь смысл. Мир будет развиваться по пути рунной магии и будет тяготеть к гармонии. Войны и мятежи маловероятны и краткосрочны. Люди вашего мира будут стремиться к красоте и равновесию.

– Не очень хорошо, да?

– Почему вы так считаете?

– Потому, что если мир стремится к гармонии, то каждое действие обязательно должно иметь противодействие. Маятник не может находиться в покое, гармонию и равновесие ему придаёт движение.

– Не несите чушь. Ваш мир стремится к гармонии.

– Ну посмотрим. Создатель я или где? Всё, отбой.

Интересная информация. Теперь придётся её думать. Хотя нафиг думать? Мне надо дверь устанавливать! И я принялся укладывать на телегу детали двери. Только сейчас заметил, что сделанные мной круглые штыри-петли, из цилиндрических превратились в скруглённые. А ответная часть так и осталась цилиндрической. Это мир сам так дорабатывает мои решения? Хотя так будет даже лучше. Дверь я собрал достаточно быстро. Хотя столбы были и огромными, но поставил я их легко. Как и здоровенную верхнюю перемычку. Было ощущение, что я поднимаю пенопластовые блоки. Держать не очень удобно, но поднимаются легко. Когда я ставил дверь, то заметил, что некоторые капельки, которые попали на дверь во время небольшого дождика так и не высохли и не стёрлись, а так и блестели на створках. Я пригляделся внимательно и был немало удивлён: «Слёзы мира. Придают шедевру законченный вид. Бесценны». Вот как. Мир признал шедевр и всплакнул над ним. А насчёт цены это как? Бесценны потому, что нафиг никому не нужны? И кому их продавать? Так или иначе – дверь я поставил. Выглядела она так, как будто передо мной не дом, а врата храма. Иначе не скажешь. Что ж, будем привыкать жить красиво. Так что – золотые руны, объёмный барельеф, розовый адамант, мне всё это очень даже нравится. Постараюсь привыкнуть к торжественности момента открывания дверей. Кстати, я взялся за ручку и потянул её на себя. В этот момент меня что-то кольнуло. Как всегда, дверь проверяет принадлежность открывающего. Признала, и очень плавно открылась. Божественные материалы не подразумевали скрипы и скрежет. Так что момент был незабываемый, особенно если учесть, что за дверью стройка и даже кое где не хватает стены…


(обратно)

Глава шестая. Стройка. И новые лица.


Я переступил порог «своего дома», и задумался… Много не хватает, но есть то, о чём я не подумал, а именно – куда справлять нужду? Куда выливать отработанную воду? Я же ведь планировал ещё и ванную комнату себе сделать. Надо думать насчёт водопровода. Значит делаем дверь в подвал, а затем водопровод. Решено.

По строй схеме, только в уменьшенном варианте и без пафоса и барельефов сделал подвальную дверь. По ширине такую же, а по высоте немного поменьше. Теперь мой подвал почти закончен. Дверь есть, пандус накрыт, сделаем ступеньки – и можно использовать подвал по назначению. Ступеньки было сделать не сложно, поэтому я быстро сделал прототип, благо сырого камня на стройке было предостаточно, и по готовой модели наклепал ступней. Затем быстренько выложил их на место. Получилась удобная и широкая спиральная лестница. Затем я вырезал из песчаника несколько крюков, укрепил их, а затем в четырёх местах подвала закрепил их, точнее попросил духа закрепить, а также пару на пандусе и один на лестнице. Теперь подвал полностью готов, освещён, и надёжен. Кстати, насчёт надёжности. Надо бы засов сделать. А то не ровён час разведутся люди, начнут квесты раздавать друг другу по поводу божественных пожитков. Так что я сделал несколько скоб, пару больших брусков, несколько маленьких скоб и пару маленьких брусков, а также несколько небольших ручек. Укрепил замок, добавил руны от воров и негодяев, и собрал засовы и ригеля. Ригеля по одному снизу на одно полотно, а засов на другое. Дверь и сама не пустит никого, но если кто хорошо притворяется, то засов всегда сделает своё дело. Полотна дверей очень плотно прилегали к дверным коробкам, нерушимость адаманта исключала фактор трения, а вместо притвора я сделал разнонаправленные скосы на притворной части полотен, так что получилось, как в герметичном бункере.

С входными дверями всё. Теперь нужно подумать насчёт коллектора. Без этого ни как. Не сверлить же потом шедевральные двери. Хватило установки засова на главные двери. Пришлось делать отверстия с обратным конусом, и загонять клёпки ланцетом, усилием воли заставляя адамант расплющиться там, где надо. Значит нужно заняться трубами, пока не построен весь дом. Ещё один вопрос, который меня заинтересовал, так это – как подать воду в дом, чтобы ненужно было бегать за ней с вёдрами? Самое «простое» решение лежало на поверхности. А именно – на второй площадке есть источник, избыток из которого уходит в гору, а приток в водоём очень сильный, значит можно было бы подвести воду оттуда. Вот только расстояние около двух с половиной километров… даже если не строить акведук, то сколько же труб понадобится для этого? Второй вариант – мой источник, его начало под горой находится выше моего дома, примерно на уровне второго этажа, но расстояние пятиста метров тоже не маленькое. Да и оставлять источник без воды совершенно не хочется. Вот если бы найти возможность поднять воду на второй этаж… Не придумав ни чего лучше, я решил искупаться в купели. Там меня часто посещали дельные мысли. Вот и сейчас, я оставил всю одежду в доме, а сам улёгся на своё привычное место и начал думать. Тело наполнялось энергией, а вот мозги совершенно наоборот. Пустота в черепной коробке потрясала своей девственностью…

– Блин, водный дух, ты подскажи что ли что ни будь! – в сердцах буркнул я, и продолжил поиски мыслей в пустоте.

Тянуть трубу что с горы, что от источника никак не хотелось, поэтому мысли ни в какую не приходили на ум. Переливы воды только успокаивали, не принося ни каких идей… Небольшой водоворотик играл и кружил там, где вода попадала из ручейка в купель. Странно, никогда не видел его раньше. Я начал его рассматривать лучше, и не мог понять, почему он не стоит на месте, а кружит почто по всей купели, даже против течения? Сфокусировавшись на странном явлении, я увидел следующее: «Водный элементаль, производное от Материнского духа воды». Ну надо же, элементаль. Я протянул к нему руку, но он отплыл в сторону, продолжая кружиться вокруг моей руки. Интересно, а если попытаться приручить его? Говорят, что элементали питаются энергией, но как ему её дать? Попробовал сосредоточится на элементале и мысленно «покормить» его – нифига. Никакой реакции. Дух воды, может быть ты подскажешь, как приручить элементаля? Только подумал, сразу в голове образовался образ: «труба, а в ней, как моторчик крутится элементаль, и загонят в трубу воду. Точно! Вот решение проблемы!

– Спасибо тебе, материнский дух воды! – сказал я и поклонился купели, ну на сколько можно было это сделать полулёжа.

Я заметил недалеко от купели кустик лаванды, вылез из воды, подошёл к кусту и безжалостно сорвал его, а потом с поклоном положил на воду. В этом действии я не видел особого смысла, но я хотел как-то отблагодарить духа, а так как он материнский, то, как любой другой женщине, ему должно быть приятно получить в подарок цветы, тем более такие душистые. Каково же было моё удивление, когда положенные на воду цветы, исчезли с небольшой сиреневой дымкой! Гладь озера подёрнулась небольшой рябью, потом снова успокоилось, и на поверхности ненадолго образовался морозный узор. От воды едва заметно пахнуло лавандой, потом всё прошло. Я понял, что дух принял мою благодарность. Значит в качестве подношения ему нужны душистые, а желательно ещё и целебные цветы. Буду теперь знать. А ещё я понял, каким хочу сделать свой собственный алтарь.

Теперь моя задача – сделать трубы. Вот только вопрос – из чего? Точить трубы из адаманта? Но его почти нельзя изменить потом. Наплавить серебра? В принципе мне нравилась такая идея. Насытить серебром воду было бы совсем неплохо, но со временем серебро растворяется в воде, мне потом придётся все трубы перекладывать. Причём не один раз за вечность. Значит придётся делать трубы из адаманта, или нет? Есть ещё один вариант – золото. Металла понадобится много, но в загашнике мироустроителей я видел ОЧЕНЬ много. Значит можно попробовать. По крайней мере – трубы для подачи воды я сделаю из золота, а для отведения выточу из песчаника – считай из адаманта. Так будет правильно. А ещё, я сделаю трубопровод от источника к купели, а над самим источником поставлю купол, а на дно поставлю статую из серебра – символ матери. Думаю, духу будет приятно. А когда серебро полностью растворится – поставлю новую. Вот и новый план на несколько дней. Поблагодарив ещё раз духа воды, я оделся и потащил тележку в каменоломню, мне тут теперь много чего нужно было сделать.

Трубы я решил делать снаружи квадратными, а изнутри высверливать отверстие, примерно около десяти сантиметров. Прямо как в прошлой жизни. Квадратными потому, что не хотел долго возиться с круглой формой, а для соединения, с одной стороны, будет большая фаска снаружи, с другого конца трубы – изнутри. Вот и получится первый в этом мире говнопровод! А питающие трубы я планировал раскатать из золота. Заготовку отолью, а потом на длинной тонкой скалке раскатаю в трубочку, пластичное золото вполне подходит для этого.

Первая труба из адаманта получилась, как и было задумано. Эдакий брусок двадцать на двадцать сантиметров, в виде конуса с одной стороны и воронки с другой. Отверстие я делал сверлом, из адаманта, которое тут же и смастерил. Я вообще начинаю обрастать инструментом. Тут нужно будет построить мастерскую, хотя бы для того, чтобы инструмент не валялся по всей каменоломне. Я сделал несколько таких трубок – совместилось всё вполне нормально. Так как длину бруска я сделал примерно метр, то мне нужно было изготовить ещё примерно пятьсот-пятьсот пятьдесят таких «брусочков», и всё готово. Ну или почти всё. Кроме того, нужно сделать ещё чашу источника, и чашу купели, а то я так и лежу на камнях с глиной. Хотя дух воды всё смывает, но хотелось бы, чтобы он находился в более подходящий условиях.

Если трубы я сделал относительно проворно (как ни как струна мне здорово помогает и божественная сила на высоте), то с чашей возникла загвоздка. Я не захотел делать её разборной. То есть хотел сделать её как ванну – из целого камня. То есть чашу источника с открытым дном, а чашу купели полностью монолитной. В больших камнях тут недостатка не было, поэтому я решил начать с чаши духа. К тому же если я начну от источника, то вода в купели может закончиться на какое-то время. И я не думаю, что духу воды это понравится. Чашу я начал делать из каменного блока примерно три на три на полтора метра. Даже мне его сдвинуть в необработанном виде оказалось сложно, поэтому я делал его прямо там, где выпилил. Надеюсь, после того как уберу лишнее, она станет немного легче. Изнутри чаши я выбрал объём, так, чтобы получилась почти идеальная полусфера, только с одной стороны я сделал «шезлонг», чтобы можно было лежать удобнее. Для проверки я положил (уронил) чашу на основание, и примерял удобность лежака в процессе выбирания объёма чаши. А с другой стороны, я сделал ступени, так как подумал о том, что по идеально ровной поверхности будет очень трудно подниматься и опускаться в купель. По углам чаши я сделал углубления для крепления опорных колонн, на которых я планировал закрепить купол крыши. Купол я тоже сделал из цельного камня, выбрав внутренний объём и обработав снаружи камень так, чтобы получился купол с покатыми скатами по периметру. В центре купола я сделал сквозное отверстие для шпиля, на котором снизу будет крепиться светящийся кристалл. Собственно шпиль я изготовил из золота, почему-то именно к золоту я последнее время испытывал особое влечение. Когда все детали были готовы, мне пришла мысль украсить готовое изделие. Поэтому рунной вязью по внутреннему краю чаши я написал: «Эту чашу бог Тор создал как благодарность Материнскому духу воды за помощь и наставления». Надпись, естественно, забил золотом. А как иначе? Место, куда будет вставляться труба обрамил золотом, и вставил несколько крупных изумрудов и сапфиров из заначку бывших хозяев. Получился эдакий растительный орнамент из металла и камней. В итоге у меня получилась «Адамантовая чаша Материнского духа воды, созданная и украшенная молодым богом Тором. Навсегда сохранила тепло его рук. Неуничтожима». Я потрогал чашу – действительно тёплая. Неплохой бонус. Потом я поглядел на гладкий купол крыши, и решил сделать внутри барельеф о том, как дух надоумил меня приручить элементаля, и как я построил чашу для духа. Через пару дней барельеф был готов. Он сам разгладился, исправляя мелкие недочёты, и можно было устанавливать чашу. За три раза я перетащил детали к чаше, прихватив с собой несколько труб, теперь осталось договориться с духом воды.

Я подошёл с купели, поклонился ей и обращаясь к духу воды заговорил:

– Дух воды, я благодарен тебе за науку и в качестве подарка создал чашу, в которой тебе будет удобно жить. Примешь ли ты её? – воды купели не шелохнулись и не изменили цвета. Даже элементаль куда-то спрятался.

– Дух воды, я неправильно выразился. Я создал чашу, в которой нам будет удобно общаться. Прости меня за то, что пытаюсь навязать тебе новый дом. – вода чуть дёрнулась, но особых изменений не произошло. Что-то я делаю не так…

– Слушай дух, нам тут целую вечность жить, и я не собираюсь постоянно купаться в грязной жиже. Может быть тебе это и нравится, но мне не очень. Я всё-таки бог. Я тебя уважаю, но будь так любезен – придётся переселиться. Это политический момент! – из купели в меня полетел сноп брызг, но потом вода успокоилась, и морозный узор на поверхности изобразил поднятый к верху большой палец. Стало быть договорились.

Мне не очень нравилось прежнее расположение купели. Поэтому я начал копать яму чуть ниже купели по течению ручья, но не в русле, так выбранное место было чуть в стороне. Да и копать так удобнее. В дальнейшем я хотел замостить площадку между входом в дом и купелью, а сейчас я так расположил чашу, чтобы, лёжа в купели я мог видеть дверь дома, а вода будет впадать в купель с левой стороны. А справа был организован перелив, на который у меня тоже были планы. Как ни странно, но укладывать чашу на место мне помог земляной дух, похоже его влияние распространялось на все «приусадебные» постройки. Также дух помог мне выровнять чашу, так чтобы она стояла ровно. Колонны и купол я уже поставил самостоятельно. Золотой шпиль и светящийся кристалл дополнили картину и сделали её законченной. Сейчас чаша была пуста, но когда я проложу трубы, то смогу позвать в неё Материнского духа воды.

Теперь необходимо заложить питающий колодец, в котором будет жить элементаль. Его тоже сделал из цельного камня, и тоже в виде чаши, только более глубокой и с плоским дном. На дно этой чаши я планировал поставить серебряную статую. А чтобы не запускать водопровод раньше времени, я сделал деревянную пробку, которую решил вставить в питающую труду до момента подключения водопровода.

Все статуи для чаш я хотел выполнить тематическими. Если для источника я запланировал образ матери, благословляющей источник, то для колодца, я придумал образ молодой девушки, которая держит кувшин, в который и будет заходить золотая труба подачи воды. Но изначально все статуи я буду вырезать из песчаника, так как другого материала я не обрабатывал. В итоге у меня появилось две статуи – «Благословляющая мать, неразрушимая» и «Набирающая воду невеста, неразрушимая». Сами по себе статуи получились очень реалистичные, благо мио меня неплохо так подправлял, чтобы получились реалистичные статуи, в соответствии с моими желаниями. Причем статую матери я сделал в свободных одеждах, а статую невесты совершенно голой. С невестой вообще вышел казус. Мне ведь нужно было вырезать абсолютно все элементы статуи, включая и грудь, и живот, и гениталии. Вот на последнем казус и случился. Ибо нельзя заставлять так долго воздерживаться свой организм. В общем не выдержало естество напряжения, и выплеснуло, так сказать, наружу, всё, что накопилось… Поэтому «Набирающая воду невеста, неразрушимая». Получила ещё и приписку «Орошённая и благословлённая молодым богом Тором». Так вот. Работать нужно больше, а о бабах думать меньше! Мне ещё трубы ковать.

Так как статуи были из адаманта, то глина к ним совершенно не липла. Поэтому я смог сделать слепки довольно быстро. Осталось только выплавить серебро и установить чачу источника и питающий колодец, ну и трубы проложить.

Одной повозки руды и повозки угля мне вполне хватило на две статуи. Странно, но руда здесь была почти с девяностопроцентным содержанием серебра. Эдакий концентрат. Что в принципе не плохо. Да и руды теперь лежит в каменоломне приличное количество, я думал, что содержание серебра меньше гораздо. Поправив и отполировав статуи, я был готов к их установке. Осталось только выковать золотые трубы. Для этого сделал длинную скалку, примерно метр длинной, и отполировал её перед укреплением. Причем для укрепления я оставил небольшую ручку, так как руны оставляли неровности, и я боялся, что снять готовую трубу потом будет сложно. Большое удивление вызвало даже не то, что труба получилась довольно быстро, а то, что золотое кольцо я вытягивал не молотком, а руками! Это сколько же у меня сейчас силы? Золота я не жалел, и делал трубы достаточно толстыми, с расширением с одной стороны. Так будет удобно их состыковывать. Главное теперь не помять. Хотя укрепление рунами тоже делает своё дело, и после этой процедуры даже мне было сложно продавить трубу. Заготовок я отлил много, поэтому в авто режиме трубы получались очень быстро. Теперь точно всё готово.

Теперь мне было нужно подвести воду от источника к купели, что я и сделал, по методу, который мне казался вполне очевидным – по прямой линии от родника к купели. Расстояние, по моим меркам, было небольшое, поэтому с помощью кирки и лопаты я прокопал траншею всего за полдня. Затем уложил трубы, правда пришлось отвлечься, чтобы сделать тройник, для подвода воды к питающему колодцу. Землю я сразу выровнял, а в колодце до поры забил деревянную пробку. Теперь осталось самое главное – запитать купель и переселить водного духа. А для этого нужно было установить чашу родника. Пришлось копаться в грязной жиже, так как тут других вариантов не было, да ещё и вода была чуть теплее льда. Но я сумел справиться с этой задачей, и уложил получашу с вырезом в дне на место. Сначала я дождался, пока сойдёт мутная вода, а затем присоединил оставшуюся трубу, и вода весело побежала по новому пути. Может быть лесные животные и не обрадуются нововведениям, но они себе ещё найдут источник, а у меня вариантов мало. В завершении я установил на место статую и колонны с куполом. В целом форма была похожа на форму купола купели, только несколько меньшего размера. И без украшений. Воду я подвёл, теперь нужно как-то переселить духа.

Пока я возился с чашей источника, новая купель уже успела набрать воды, и лишняя её часть утекала про проложенному руслу в старый ручей. Муть уже успела сойти и перед моими глазам была совершенно прозрачная, переливающаяся розовыми и золотыми красками вода. Тёплая чаша даже успевала её немного подогреть, так что не нудно было ёжиться от холода, чтобы войти в неё.

– Ну что, дух, я закончил твой новый дом. Пора переселяться. – если честно, я не очень понимал, как переселяют духов, но небольшой зеленоватый туман, с пляшущим внутри него элементалем просто перелетели в новую купель. Цвет воды поменялся с абсолютно прозрачного на чуть зеленоватый, изумрудный, и на ровной глади воды образовался морозный рисунок, поднятого вверх большого пальца.

Ну вот и ладненько. Значит с этим закончили. Теперь уговорим земного духа поднять плиты пола, уложим стоки и водопровод, и можно продолжать. У меня появилась одна идея, а что, если я договорюсь с духом земли, и он сделает мне подземный коллектор, организуем вход через подвал, а потом просто протянем все необходимые трубы по этому коллектору, останется только провертеть в полу дырки, там, где надо. С этой мыслью я спустился в подвал, и достал ланцет. Я сейчас находился недалеко от того места, где был построен водный колодец, теперь нужно вырезать дырку в новой стене, а потом прокопать коллектор. Теперь осталось договориться с духом.

– Ну что, земляной дух, поможешь сделать коллектор? А я тебе камешков красивых принесу? Очень надо, по братки прошу… – мне не очень хотелось упрашивать духа, я знал, что он и так согласится.

Вместо ответа из стены выпали кирпичи, как раз там, где я задумал. Мне осталось только выложить арку. А дальше дух просто впитал в себя землю и камни, которые предполагалось выкопать. Эта идея мне понравилась гораздо больше. Поэтому я открыл дверь в подвал, и привёз готовые кирпичи, которых у меня оставалось ещё очень много, а также остатки скошенных камней от свода пандуса. Затем мы, на пару с духом, выложили камнем пол, стены и свод коллектора. Получился довольно-таки длинный коридор, поворачивающий в самом конце на право, и заканчивающийся около противоположной стены, так что все возможные стоки были охвачены, как и потребители воды. Я планировал завести воду в кухню, санузел и ванную комнату на первом этаже, а также устроить ванну и сортир на втором этаже. Вообще первый этаж планировался как технический, поэтому здесь и была заложена кухня и, скорее всего, помещения для прислуги. Ведь будет же она у меня когда-нибудь? Ещё я вырезал и поставил дверь на входе в коллектор, так, чтобы была, а то мало ли.

Теперь проложить трубы не составит труда, светильники я также закрепил в тоннеле коллектора. Ещё необходимо сделать большую сливную яму. Чтобы около дома не было неприятных запахов, я продлил коллектор ещё метров на тридцать, и там выкопал просто эпическую яму! Чтобы можно было выбраться из сточной ямы, по её стене я прокопал небольшую спиральную дорожку, которая впоследствии станет лестницей, соединяющейся с коллектором. Яма была метров пять в диаметре и около десяти метров глубиной. Копать ниже я не стал, так как из дна начала сочиться грунтовая вода. Выхода наружу я не планирую пока, но крышу над ямой сделаю. А пока что необходимо обложить тоннель и яму камнем. На эту процедуру уйдёт ещё пара дней. Кирпичи закончились, и придётся делать ещё.

Трудовой запал ещё не закончился, поэтому оставив яму в покое, я принялся укладывать оставшиеся блоки, а то получается, что я только и бегаю в каменоломню, а между тем, около будущего дома буквально завалы камня, и готовых блоков. Там, где нужно окно, я оставлю место, а остальные места заложу блоками…

Через пару дней все материалы кончились, я с удовольствием преподнёс остатки песчаника и обрезки адаманта земляному духу, отчего территория стала почти девственно чистой. Очень радовала новая купель. Эдакий маленький храм, я не мог просто проходить мимо и не любоваться своей работой. Мой будущий дом сейчас напоминал развалины. Стены местами построенные наполовину, местами не более уровня подоконника, окон всего три, одно начато, вместо остальных – проломы в стене. Зрелище, конечно, удручающее. Надо поскорее доделать хотя бы первый этаж, но у меня проснулось вдохновение для другого, и я решил воплотить задумку в жизнь, а точнее в камень, то есть адамант.

Я решил сделать свой первый алтарь! Поэтому полежав в купели, благо тёплый камень приятно грел спину и задницу, потом подкрепился и приступил… Для начала я сделал большую плиту в виде ступени, с желобом посередине, так чтобы по нему могла течь вода, образовывая небольшой водопадик, а не просто стекая по ступени вниз. Это будет основа алтаря. На камне я написал «Алтарная плита бога Тора. Неуничтожимая». Затем я отделал плиту обычным для меня руническим орнаментом, просто написав на ней: «Эту плиту молодой бог Тор заложил возле своего дома, чтобы каждое существо в этом мире могло обратиться к нему с просьбой или благодарностью». Надпись, уже, как всегда, набил золотом, и украсил в некоторых местах драгоценными камнями. Одну часть оставил нетронутой. Осталось самое главное. В каменоломне я нашёл подходящий камень, и притащил его к купели, возле которой я и планировал алтарь. Плиту я пристроил под сток из купели, так чтобы вода текла по желобу, и падала в подобие чаши, небольшое углубление, потом по желобу в камне, а дальше вода текла уже по своему разумению, как было заложено изначально. Алтарный камень уже меня вдохновлял, но хотелось большего. И начал ваять себя, но не в том обличии, в каком я был сейчас, а того голого пацана, который оказался в этом мире, и искал источник, в котором хотел напиться. Я сделал статую, сидящую на коленях, склонившуюся над источником, а руки статуи были сложены лодочкой и были опущены в воду. Я постарался вспомнить все детали, постоянно спрашивал у про показать мне образы прошлого меня, пока статуя не вышла максимально реалистично. Маленький, худенький мальчик, с впавшими щеками, как из концлагеря, зачерпывает воду из источника, чтобы напиться. Но для того, чтобы показать, что это всё-таки будущий бог, кисти мальчика я небрежно натёр кусочком золота, и пористый песчаник начал поблёскивать золотом. Чтобы укрепить статую, я написал на ней: «Молодой бог Тор попал в этот мир беспомощным ребёнком, и возблагодарил его за подаренный глоток воды. Теперь алтарь бога дарует исцеляющую помощь любому страждущему, достаточно лишь попросить и выпить глоток воды из рук Тора. Можно принести в дар только лишь цветы и драгоценные камни, добытые самостоятельно. Неуничтожима». Надпись получилась длинная, поэтому я исписал всю спину статуи, но всё равно получилось гармонично. Статуя стала ещё более реалистичной, а натёртые золотом места теперь были покрыты тонкой плёнкой, которая сверкала яркими искорками в струях воды из купели Материнского духа воды.

Мне кажется, что смог передать своё настроение, и желания… Я отошёл немного от статуи, и начал смотреть на неё, задумавшись о своей судьбе. Раньше я был толстопузом, давящим диван последние пять лет, а теперь я молодой создатель, Бог этого мира, направивший его по пути рунной магии и совершенства гармонии. Меня окружал чистый и девственный лес, животные совершенно не боялись меня, и очень часто подходили просто понюхать, или чтобы я почесал им где-нибудь за ухом. Когда я хотел есть, зверь приходил по моему зову, и перерождался по своему желанию. И каждый раз я сожалел о необходимости убивать зверя, но только право дать зверю новую жизнь, позволяло забрать у него эту. А затем я наблюдал одну картину, которая заставила меня даже уронить слезинку на землю… Из леса припрыгала обычная сорока, волоча за собой по земле крыло. Я знаю точно, что такие переломы у птиц не лечатся, это приговор. А сорока тем временем запрыгнула на алтарную плиту, и попила воду прямо из рук статуи. Потом ещё раз. Да уж, на бога надейся да сам… Тут сорока подобрала сломанное крыло, отряхнулась, потом с животной непосредственностью отряхнулась, подпрыгнула, и вереща полетела в лес. Я уже привык к местным чудесам, но тут у меня отпала челюсть!

– Твою налево! Про, ты это видела? – я реально обалдел от увиденного

– Вы дали существам этого мира надежду, и они благодарят вас.

– Ну вот, тыж ёп.. Не ну тыж видела, а?

– Сформируйте вопрос конкретнее.

– Да ну тебя, мозголомка херова. Отбой.

Я тут чудо наблюдаю, а она – сформируйте вопрос… Не ну не тварь, а?

Вот бы сейчас чего позабористее. Дак ведь нету. Стоп. А я тут как-то видел дикий виноград. А если мы его соберём, запихаем в здоровенную бочку, и потом будет чем залить душевные раны! Точно. Так и сделаем. Нахер стройку, есть другое дело! Значит для начала нужно сделать пару здоровенных кувшинов. А делать их будем, конечно же, из адаманта. Ни чего другого не могём. То каменоломни я добежал так, что аж пятки сверкали и пыль столбом. Два здоровенных куска камня я нашёл почти сразу. Дальше было дело техники. Сначала я придал кувшинам форму параллелепипеда, да и оставил так. Сечением «кувшин» я сделал метра полтора и около двух метров высотой, а горлышко я сделал такого размера, чтобы можно было туда залезть. Потом я сделал второй такой же. Назвал я своё произведение так: «Ёмкость для брожения вина. Сделано Тором, ускоряет брожение, улучшает вкус напитка. Неуничтожима». Затем, я отвёз обе ёмкости, куба на два каждая, в подвал, и при помощи духа вкопал в землю, аккуратно прикрыв плитками так, чтобы на поверхности осталось только горлышко. Затем я снова потащил повозку в каменоломню, и сделал там ёмкость для сбора винограда, в виде большого корыта, также куба на два объёмом и с трубкой внизу, которую заткнул деревянной пробкой. Если поставить корыто на повозку, то она в аккурат проходи в повал, а потом достаточно открыть пробку, и сок от размявшегося в поездке винограда сам сольётся в ёмкость. Так и написал на изделии: «корыто для сбора винограда. Сделал Тор. Разминает ягоды по пути с виноградника. Улучшает вкус. Неуничтожимо». Закинул эту бадью на телегу, и покатил за виноградом.

Довольно скоро я нашёл склон холма, полностью поросший виноградом. Но это было, я вам скажу, мама дорогая… При культурном возделывании за лозой ухаживают, прореживают, а тут. Тут были джунгли, но я сумел-таки собрать виноград, причём с горкой, а то, что на это ушло почти два дня – не беда, главное результат. Сделал себе отметку в памяти – облагородить делянку. Пока я довёз виноград до подвала, он превратился в булькающую жижу. Но мне другого и не надо. Сок я слил в одну из бочек, в ней осталось примерно пятая часть объёма, как раз хватит для брожения. Из подручных средств соорудил водяной замок и только после этого успокоился. Корыто оставил около входа в подвал, и решил-таки заняться стройкой. Теперь можно. Всё равно нужно подождать какое-то время.

Следующие пару недель я спал всего два раза. В основном быстрый перекус, немного понежится в купели и снова на стройку! В конце концов я любовался на почти законченный первый этаж. Надо было ещё сделать лестницу, перекрыть потолок помещения, распланировать внутренние помещения, в общем дел ещё очень много, и останавливаться нету сил. Продолжил работу я опять с блоков. Как говорится – не знаешь, что делать – делай блоки! Мне их нужно очень много, поэтому я буду пока делать блоки. Сделал повозку – отвёз на стройку. Кстати, окна нужно ещё сделать, а то у меня какой-то дом Павлова получается.

Окнами я занялся с размахом, да так, что пришлось целую повозку одними стёклами загружать. Да и остальных компонентов получилось весьма много. Но если учесть, что мне стеклить два этажа, то не так уж и много. Готовые компоненты я складывал внутри помещения. Все окна первого этажа были уже установлены, и осталось сделать последний ряд камня. Тут я решил изощриться, и сделать блоки так, чтобы снаружи получился карниз, а внутри красивый потолочный плинтус. Причём угловые блоки затевались вообще с вензелями. Так что почти неделю я угробил на это излишество, так что у меня теперь не дом, а дворец эпохи возрождения. Наверное, скандинавский Тор сейчас сальто делает от злости. Ну да мне от этого ни горячо, ни холодно. Мне так вот хочется – и всё. Могу вообще золотом натереть стены. Кстати, насчёт купола – это идея. А почему нет? Теперь осталось придумать, как делать потолок. Хотя для начала неплохо бы сделать внутренние перегородки. Их я планировал целых четыре, как бы выделяя центральный холл, примерно девять на девять метров. Так уж получилось, что у меня всё в постройке кратно трём. Как сделал когда-то палку-чертилку, так и продолжаю пользоваться этой размерностью. Строитель пирамид, блин. Во внутренних перегородках я спланировал сделать по двери. Естественно двойные, по Торовскому стандарту. Только высотой не три с половиной, а три метра. Была мысль заняться деревом, но я её отмёл как несущественную. Зачем что-то придумывать, когда уже есть решение?

Внутренние двери я сделал сразу все, и привёз готовые конструкции за один раз, так как колонны я делал потоньше, да и двери тоже. Ручки, правда смастерил по готовому проекту, ну да ладно. Выдумывать что-то новое нет никакого желания. Мне нужно ещё потолок доделать, а потом выгребную яму (как её выгребать, кто бы сказал?), да и канализацию с водопроводом тянуть ещё. Блин, что за цель я себе такую поставил? Сил уже нет! Но я понял, что не получу окончательно титул, пока не достигну цели. Значит надо делать так, чтобы нравилось, прежде всего самому, а это бывает сложнее всего. Итак, благодаря моему старанию и помощи духа, внутренние стены и двери готовы. Теперь нужно сделать лестницу наверх. Технология уже отработана, поэтому нужно только изготовить ступени под нужный размер. За счёт полукруглой стены, являющейся с одной стороны опорой для лестницы, а с другой стороны очень старался дух земли, намертво припечатывая ступени в нужном месте, я очень быстро сделал то, что требовалось. И наконец смог подняться на уровень стен моего дома. Не могу сказать, что с высоты пяти с небольшим метров открывался шикарный вид – всё-таки деревья никто не отменял, но всё равно было очень здорово увидеть окрестности моего дома с такого ракурса. Я думаю, что надо будет сделать небольшую открытую площадку для отдыха и дегустации вин. Может быть даже на более высоком уровне. Это возможно, и такой вариант я уже думал. Но это всё в будущем, а теперь необходимо сделать потолок.

Я не стал мудрить, и решил сделать балки, а на них положить плиты. Силы у меня теперь немеряно, так что справлюсь. Лишь бы материала в каменоломне хватило, а то у меня уже получается нехилая такая пещера. Хотя и мега киркой я тоже пролом сделал очень неплохой, так что думаю материала хватит!

Каменоломня встретила меня как всегда – никак. Та же тишина, отсутствие травы и вообще, чего бы то ни было интересного. Стоит одинокий шалаш, рядом с ним гончарная печь, в которой я плавлю всё подряд и куча битого камня, с вкраплением адамантовых стружек. Когда ни будь их будут собирать как реликвии, я надеюсь. Постепенно я заберу отсюда всё ценное, как только дом будет немного приведён в порядок. Теперь же мне нужно было найти здоровенный пласт, от которого я буду пилить балки. Кстати, я всё пилю струной, но в случае балок струна вообще не подходит. Может быть мне сделать пилу для розового песчаника. А почему песчаник? Может быть всё-таки известняк? Но мне кажется, что это песчаник. А дай-ка я посмотрю повнимательнее, что это такое? Система, немного подумав дала ответ: «Вулканический туф. Пористый и легкообрабатываемый материал. Подходит для строительства домов». Значит туф. Балда я, даже не додумался посмотреть, из чего всё делаю. Хотя туф тоже бывает песочным. А я-то думаю – чего он так легко обрабатывается? Вот, оказывается, из чего сделан мой Адамант! Это ж хохма – божественный материал сделан из обычного пористого туфа! Ну да чёрт с ним, меня это всё вполне устраивает. Я выбрал кусок подлиннее, благо после изготовления плит тут осталось много обрезков, и сделал из них подобие длинного ножа с перпендикулярной лезвию ручкой. На сим изделии я написал: «Пила для камня. Сделал Тор. Неуничтожима». И вот в моих руках тонкая и длинная пила, из совершенно негнущегося материала, с очень мелкими зубчиками. Осталось только попробовать, как это работает. Оказалось, что длинные балки выпиливать таким образом очень легко, и за довольно короткий срок я сделал все необходимые заготовки. Для красоты я обработал фаски балок, и сделал небольшой рисунок. После укрепил балки рунами и сделал неуничтожимыми. Для того, чтобы перевезти балки, мне пришлось откапывать адамантовое основание от первой телеги, и мастерить для него колёса. Потом я загрузил передние части балок на свою привычную телегу, а задние концы на получившуюся подпорку. И вот таким «автопоездом» вполне комфортно перевозил всё к месту строительства. Балки я сразу поднял наверх, и закрепил между фигурными блоками. Точнее я вырезал часть блоков там, где нужно было закрепить балку. Так как балка опускалась немного ниже блоков, то получилось очень даже красиво. За пару дней я уложил все балки. С плитами проблем не должно было возникнуть, поэтому я проделал эту работу практически на автомате. Со струной и пилой заготовка стройматериалов стала вообще лёгким делом.

А между тем я начал замечать, что световой день становится всё короче, да и по ночам бывает ощутимо прохладней, чем раньше. И вот теперь я стоял на уровне второго этажа, полностью перекрытым плитами, между которыми не проходила дождевая вода, а сверху сыпал мелкие капельки по-настоящему осенний дождь. Значит всё-таки зима скоро. Вот как раз и займусь отделкой первого этажа. А то всё бегаю туда-сюда, ни как дом не дострою. Когда же я посмотрел вниз, то чуть не упал со второго этажа. Перед моим домом, задрав голову стояло несколько «особей» неандертальцев, а среди них была самой заметной одна рожа.

– Гаврила, друг мой ситный, ты ли это?


(обратно)

Глава седьмая. Качественный скачок.


Вот уж чего не ожидал, так это возвращения блудного раба. Где он мотался почти три месяца? Да ещё и сородичей притащил. Может быть он думает, что мной можно поживиться. Надо это выяснить. Я присел на краешек стены, и глядя вниз (Дурак я что ли спускаться к ним?) спросил у волосатого мужика:

– Ты меня понимаешь? Если да – кивни, – мне хотелось убедиться в том, что этот по сути своей зверь пришёл сюда не по злому умыслу, вот только глядя на рожи его «товарищей» я в этом сильно сомневался.

Гаврила стоял и пялился в меня, не отрывая глаз, не произнося ни звука, и не отводя глаз. Я мог его понять – ведь он видел меня совершенно голым, а теперь на мне кожаная одежда, да ещё и капюшон. Кроме того, непонятно откуда взялась каменная громадина, которой раньше тут не было. Я посмотрел на рожу неандертальца, и единственная мысль, которая появилась у меня – с этим нужно кончать! Я встал, вытянул руку, и мысленно призвал копьё, в тот же миг вся группа, а их было особей восемь или десять – упали на колени, а потов вытянув руки согнулись в поклоне. Мне всё стало понятно – меня Гаврила не узнал, но вот копьё позабудет едва ли. Значит можно спускаться.

Я вышел из дверей дома, а «гости» продолжали лежать мордами в землю.

– Гаврила встань, – мне было не очень приятно такое раболепство.

Раб повиновался, и при этом держал голову опущенной, не глядя в глаза.

– Я тебя за кем посылал? За бабами, а ты кого мне привёл? Я, знаешь, не из этих, – Гаврила весь съёжился, наверное, слишком недовольный голос я изобразил. Затем он издал толи хлюпанье какое-то, то ли гортанных рык, и из-за кустов стали выходить другие «особи», теперь я так понял – бабы. Одна, две, пять, десять, итого восемнадцать голов. Кроме Гаврилы тут было ещё восемь мужиков. Итого – двадцать семь рыл! Хотя теперь я увидел баб – они не вызвали у меня никакого желания, потому что хоть у них и просматривались женские признаки, но я не зоофил, увольте.

– Про, и вот что мне с ними делать? Они же звери… – Настроение у меня совсем упало. Столько пробыть одному, и опять остаться в одиночестве, только ещё и с тупым зверинцем.

– Вы можете переродить их. Используйте единица божественной силы.

– Где бы их взять? – удивила, блин.

– У вас сейчас есть три единицы божественной силы.

– Да? Это каким же образом?

– Одна единица за титул АрхиМастера, одна единица за создание божественного шедевра и одна единица за воздвижение алтаря. Кроме того, животные этого мира начинают приносить дары и молиться Вам. Поэтому по крупице, но единицы божественной силы начали расти.

– И что, нужно отдавать по единице за каждого?

– Нет, вы перерождаете весь вид.

– То есть, если где-то ещё есть неандертальцы, то они все станут нормальными людьми?

– Да.

– А остальные виды первочеловеков?

– Останутся без изменений.

– А если я захочу переродить всех сразу, на всех континентах?

– Я предлагаю вам потратить три единицы и переродить Неандертальцев, как вы из назвали, и ещё два народа, с которыми вы имеете наиболее вероятную встречу в ближайшем будущем.

– Разумно. А что для этого нужно сделать?

– Выберете расу и общую внешность, по умолчанию будут те параметры, которые заложены изначально.

– А посмотреть можно? – что-то я сомневался в том, что в этой части Европы будут одни красавцы.

– Я могу сделать выборку из вашей памяти. А затем вы выберете те типы лиц, телосложений и цвета, какие вам больше понравятся.

– И что, будут точные копии? – у меня аж перехватило дыхание, было бы прикольно окружить себя «звёздами».

– Нет. Вы выбираете только типаж, базовые знания языка будут добавлены постепенно.

– А они сразу изменятся? Прямо вот устроил маленькое чудо – и все изменились?

– Тор, вы всегда были реалистом. Изменения применяются как базовый тренд. На обновление генотипа и тканей потребуется время. Базовый язык станет доступным для моделей в ближайшие десять дней.

– А изменения во внешности когда произойдут?

– Первые изменения, такие как смена цвета кожи, изменение интенсивности волосяного покрова, вкусовые предпочтения поменяются в ближайшие три дня. Окончательные изменения произойдут в течение ближайших двух лет.

– За счёт чего происходит изменение?

– Инфополе планеты оказывает влияние на функционирование клеток и геном объекта.

– Я понял о чём ты. Давай преберём образы.

У меня перед глазами поплыли образы, наверное, всех людей, которых я когда-то видел в прошлой жизни. В основном европеоидных типов, но встречались и африканцы, китайцы, японцы и даже эльфы, орки, гоблины. Видимо учитывались все образы, даже вымышленные, которые я когда-либо мог видеть. Характерно то, что это были не отдельные люди, а структурированная выборка – просто типы внешности, без привязки к кому-либо. Например – как выглядел бы дед мороз, если бы был негром? А немцем или англичанином? Можно подумать, что национальности есть часть одного европеоидного типа, но нет. Мне вот, например, всегда импонировали скандинавские типы внешности, а английские или греческие нет. И таких примеров много. И я решил для себя – если уж обозвал себя Тором, но надо соответствовать. Пусть будут толстозадые и беловолосые бабы и скуластые, крепкие мужики.

– Про, я сделал выбор. Как мне инициировать изменения?

– Просто прикажите миру подчиниться своей воле.

Настала пора крепко задуматься. Интерфейс подкинул задачку, решать которую мне предстоит самостоятельно. Я закрыл глаза и представил себе Гаврилу и его паству. А потом мысленно представил, как их тела и лица меняются, и принимают выбранный тип. Это не было похоже на то, как в интерфейсе игры мы выбираем себе аватару своего персонажа. Это не был подбор определённых признаков, скорее было преобразование в самом общем приближении для того, чтобы иметь представление, как приблизительно будет выглядеть человек после изменений. И также мысленно, крепко сжав зубы, я проговорил в своём сознании – Я ХОЧУ ИЗМЕНИТЬ ЭТИХ ЛЮДЕЙ, ИХ РОДИЧЕЙ И БЛИЖАЙШИЕ ПЛЕМЕНА. ПОТОМУ, ЧТО ТАКОВА МОЯ ВОЛЯ.

Странное чувство – пульсирующий гул в ушах, ватные ноги и вкус крови на языке. Я покачнулся, и сел на задницу, прямо перед смотрящей на меня толпой, причём в какой-то момент все неандертальцы упали на колени, и бухнулись лбами в землю, несмотря на грязь, так как погода была не самая хорошая. Вытянутые руки символизировали полнейшее смирение и покорение чужой воле.

Один только побледневший Гаврила, трясущимися руками пытался поднять меня с земли.

– Высытавати мастерры. Попритеся мою рукай.

– Чего? Ты когда говорить научился?

– Гаррарлла усегада могла гыррари.

– Понятно. Помолчи пока. Всё равно не совсем понимаю, чего ты бормочешь, – я ухватился за руку Гавриилы и смог подняться.

– Про, что за хрень! Раньше такого не было.

– Тор, вы изменили параметры всех племён континента. А это больше десяти разных типов.

– Как такое возможно? У меня же всего три единицы силы? – я не мог поверить информации, выдаваемой Про.

– Вы сохранили три единицы божественной силы, но изменения произошли только благодаря вашей воле. Мир полностью подчинился.

– Так значит я теперь могу причинять чудеса направо и налево?

– Можете, только недолго, так как за все чудеса вы будете платить своей жизненной силой.

– Так ведь она вроде как бесконечна?

– Это в теории. На практике вам понадобится длительная реабилитация для восстановления жизненной силы.

– А единицами божественной силы я могу пользоваться? У меня же сохранились единицы божественной силы?

– Единицы сохранились, но доступа к ним у вас теперь нет. Мир изменил правила игры.

– Спасибо. Мне нужно подумать над этим.

Да уж, подумать есть над чем. Так вот захочу помочь кому-нибудь сильно нуждающемуся, а потом пупок надорву, скопычусь повторно или ещё чего приключится. Теперь аккуратнее хотеть всякого надо. И со стадом, то есть с паствой, чего-то делать нужно. Они ж теперь не Неандертальцы, помёрзнут нафиг все. Что ж, нужно принимать решение. Хорошо, что хоть потолок закончил.

– Гаврила, скажи всем, чтобы вставали, а то морды замёрзнут, и пошли за мной.

Гаврила смешно потрусил с остальным, теперь уже людям, хотя ещё не изменённым, и что-то начал бубнить, дёргая из-за плечи и заставляя подняться. Скоро вся чумазая гвардия выстроилась передо мной.

– Гаврила, вы охотится умеете?

– Умема. Токма ненака хоца.

– Почему? Куда все животные делись?

– Зимам случай. Нямняма бежай спай.

– Понятно. Тогда скажи всем, чтобы прошлись по окрестности и набрали сухой травы. Тут её много должно быть.

– Пыны… – Гаврила смешно поклонился, и пошёл объяснять сородичам что и к чему, а потом они все разбежались в разные стороны. Я же подошёл к двери, открыл её и оставил открытой. Я знал о защитных свойствах дома, поэтому нужно было всё проконтролировать. Лучше всего обратиться к земному духу. Он точно сможет заняться вопросами безопасности и контролировать вход и выход.

– Земной дух! Ко мне пришли мои сторонники. Пока у них нет домов, они поживут у нас. Проследи, пожалуйста, чтобы дом их не убил. Хорошо? – по дому прошла небольшая световая волна. Вроде бы всё. Если понял – значит будут жить, а не понял – сейчас проверим. Между тем один из новичков подошёл ко мне с просто огромной охапкой сена. Я посмотрел на него и сказал:

– Ты, пойдём за мной! – И вошёл в дом. Сгорбленный мужичок пошлёпал за мной голыми ступнями. Я прошёл через большой холл, и открыв дверь прошёл в центральный приёмный зал, думаю буду знать его так. Через зал я пошёл в будущую кухню, так как зал был абсолютно тёмным, я достал светящийся кристалл, и так повёл гостя за собой. Я затылком видел, как трясутся ноги, вроде бы крепкого, мужика. Но он не смел испугаться и удрать. А я дошёл до «кухни» и открыл дверь, махнул рукой и зашёл в помещение.

Тут было заметно теплее, чем на улице. Сам Адамант, казалось, производил внутреннее тепло, поэтому перезимовать в таком помещении можно было очень даже неплохо. Я показал рукой на пол около стены в углу:

– Положи траву сюда, будешь тут спать. Остальным скажи, чтобы несли траву сюда. Устраивайтесь. Если травы мало – принесите ещё. Понял? – я строго посмотрел на мужика, его незамутнённые глаза были наполнены слезами. – Выполняй!

Мужик сбросил траву в угол и как испуганный олень умчался на улицу. Кстати, надо бы найти еды моим новым подопечным. Если я мог обойтись восстанавливающими купаниями, то вот остальные, подозреваю, нет. Кормить целый взвод одним жареным мясом неправильно, значит нужно сделать большую кастрюлю или скорее казан, чтобы можно было комбинировать с мясом овощи, коренья или злаки. Кстати, надо бы показать им, какие злаки надо собирать и стаскивать в хранилище. Какие-то коренья и злаки есть в моём шалаше в горшках, ещё там есть копчёное мясо, а также шкуры, инструмент и много чего ещё полезного. Так что теперь точно надо делать переезд. Поэтому я накинул капюшон, и пошёл за телегой. На выходе из дома я встретил несколько человек с охапками соломы. И там же первого новосёла, так как я уже общался с ним то обратился к нему снова:

– Ты, подойди ко мне.

Мужичок, не бросая своей ноши подбежал ко мне.

– Укладываете лежаки, обустраиваетесь и ждёте меня. Срать и ссать на пол в доме нельзя. На улицу бегайте. Меня не будет пару часов. Понял? – мужичок, вытянувшись как рядовой перед генералом, немигающим взглядом смотрел на меня.

– Пыны…

Меня начал разбирать смех, поэтому я решил добавить колориту в эту пантомиму:

– Оставить! Не Пыны, а – Так точно господин главнокомандующий! – Я как можно страшнее зыркнул на мужичка.

– Так точн гыспыдына гылаванакам!

– Вольно, выполняй поручение!

Мужик стрелой ринулся к своим товарищам, а с ближайших опушек стали подтягиваться другие собиратели.

Что тут можно сказать? Вроде бы пустые оболочки, а всё равно приятно. Если раньше я разговаривал только с голосом в голове, навроде шизофреника, то теперь можно поговорить с разумным, пусть даже в таком зачаточном положении. Даже какая-то забота появилась. Думал сразу их накормить, но думаю, что пару часов они подождут. Наверное. Краем глаза заметил Гаврилу.

– Гаврила, любезнейший, подь сюды… – я подозвал бледнеющего на глазах подопечного, который чуть ли не спотыкаясь ломанулся ко мне.

– Гаварила туть, хазана! – неуклюжие поклонился мне Гаврила.

– Не гаварила, а Гаврила. Понял?

– Пыны, хазана, Гаварила, хазана.

– Тьфу ты ёп твою мать, – меня странный суржик уже начал раздражать.

– Пыны хазана, ту ты оп тава мат, хазана! – меня начало корёжить, я понял, что поводов поржать теперь у меня будет много.

– Гаврила, вы жрать хотите? – меня очень интересовал этот вопрос, так как я понял, что зверья теперь рядом мало.

– Хараш хахана, Гаварила нямя оч, чивеки нямя оч, ту ты оп тава мат, хазана! – Гаврила бухнулся на колени, растеряв всю собранную траву, но тут же спохватился и начал собирать её, тут же вспомнил что делал и снова завалился лбом в землю, но теперь уже крепко держа траву в руках.

Тут меня прорвало, я заржал так, как ни разу не смеялся, попав в этот мир, да чего уж там, я ещё ни разу не смеялся в этом мире. Я смеялся так, что даже слёзы покатились из глаз,

– Вставай Гаврила! – сквозь смех проговорил я, – кормить вас будем!

Начавший вроде вставать Гаврила, как был на четвереньках, так и бухнулся опять лбом в землю. Я понял, что в чувство его приведёт только еда. Поэтому я прикоснулся к ножнам со свежевальным ножом, закрыл глаза и мысленно попросил прийти большого оленя. Я медленно открывал глаза, уже краем уха слыша приближение зверя. Олень был великолепен. Он подошёл ко мне и посмотрел прямо в глаза. А я глядя в глаза оленя сказал:

– Мне нужно накормить много голодных людей, потому я прошу тебя отдать мне свою жизнь, – олень закрыл глаза, и молча склонил голову, подставляя шею. Я погладил его между рогов…

– Кем ты хочешь родиться вновь? Покажи мне… – и в моём взгляде побежали картинки охоты, весёлых перекрикиваний, образы людей…

– Ты хочешь стать человеком? Охотником? Почему? – олень ещё ниже опустил голову…

– Я понял тебя, ты согласен отдать жизнь, но в замену ты больше не хочешь быть добычей. Быть посему. Тебе суждено родится вновь в теле человека. Спасибо тебе. А теперь просто усни…

Меня стали очень сильно напрягать эти сцены добровольной смерти. Но так устроен мир. Кто-то кого-то обязательно должен сожрать, чтобы самому не сдохнуть. Возле кучи камня одиноко стояла моя чудо кастрюля. Еда в ней давно закончилась, поэтому она девственно чистая просто стола на земле. Я принёс её к оленю, и ножом вскрыл ему артерию на шее. Во сне он даже не дёрнул глазами. Наверное, сейчас в своём сне, он уже бежал впереди отряда охотников…

– Гаврила, позови всех. – кастрюля уже наполнилась, но олень был большой, и крови в нём было ещё много. Поэтому я заткнул порез пальцем, – шевелись!

Мужик, стоявший до этого с вытаращенными глазами, пулей помчался в дом, а буквально через несколько секунд, весь контингент голозадых беженцев топтался возле меня.

– Пейте из кастрюли по очереди! – я указал на сосуд, наполненный до краёв ещё тёплой кровью, – и быстро, пока олень не помер!

Сначала мужики, а потом «дамы» начали аккуратно прикладываться к кастрюле, передавая её из рук в руки, пока она не опустела. Тогда я жестом приказал поставить её на землю, около оленя, но Гаврила, взял кастрюлю в руки, и поднёс её к моей руке, которой я зажимал артерию.

– Ту ты оп тава мат, хазана! – я отпустил руку, и придерживая двумя руками шею, продолжил сливать кровь в кастрюлю, пока она не наполнилась снова. И тут олень обмяк, и повис на моих руках

– Спи покойно, младший брат. Спасибо тебе за пропитание, – я руками прикрыл полуоткрытые веки оленя. – голову надо похоронить!

Затем пошло как обычно – ножом я аккуратно отделил голову, и убрал её в сторону. Затем начал снимать шкуру. Несколько мужиков кинулись помогать мне, бросая опасливые взгляды на мой нож. С помощниками я снял шкуру достаточно быстро. Затем распорол оленя вдоль, и вывалил все внутренности целиком. Из кучи потрохов я вынул сердце, и сжал его рукой. Сердце стало каменеть, и на глазах превратилось в маленький рубиновый кристалл. Не знаю, это особенность этого мира, или только моя такая особенность? Но тем не менее, я подошёл с своему алтарю, и положил кристалл в золочёные руки статуи, с словами «пусть твоё желание исполнится». Кристалл растаял в золотых пальцах, а у меня на душе стало намного легче и спокойнее.

– Бабы, разберите потроха. Что пригодно помыть и приготовить, что не годно – унести в лес и закопать! Мужики – в лес за дровами. Выполнять! – в моём голосе не было ни одной весёлой нотки, поэтому мужики и бабы резко засуетились и забегали, периодически сталкиваясь друг с другом, но когда они наконец поняли, кто мужики, а кто бабы, то быстро сориентировались и занялись каждый своим делом.

Минут через пять, появились дрова, от прутика до огромного дерева! Так даже лучше. Тем же ножом я срубил две неплохих рогатины и толстый шест. Рогатины, соответственно воткнул в землю. С моей силой это было не сложно сделать, а на шесте оставил крупные ветви, и с их помощью закрепил оленя. Затем вместе с мужиками повесили шест на рогатины. Я мог бы повесить оленя и один, но мужики очень хотели помочь, или жрать.

В своей сумке я нашёл пару горстей соли, и разные травки – тимьян, орегано и ещё чего-то, похоже на шалфей. Всё выло сухое, поэтому легко растёрлось. И полученной смесью травы и соли я натер ещё тёплого оленя, причём мои подопечные во все глаза смотрели за тем, что я делаю. Собранные дрова я положил рядом с оленем (именно рядом, а не под оленем), и достаточно быстро разжёг их. К кусочку кремня я добавил кусочек пости чистой руды и ухоронки хозяев, и поэтому времена палочек прошли. Огонь радостно разгорался, а приказал мужикам вертеть оленя в рогатинах. Печень оленя я порезал кусками и положил в кастрюлю, ещё вымазанную в крови, содержимого уже не было. Так как голодные люди давно всё выпили. В своей почти бездонной сумке я нашёл несколько луковиц лука и чеснока, порезал из в кастрюлю, а также посолил и добавил травок, и всё это под крышкой поставил также возле костра. Жар разгорался не слабый, поэтому ставить кастрюлю в уголь не было никакого смысла. Люди стали рассаживаться возле костра. Они пристально смотрели на оленя, и было видно, как периодически кто-то из них сглатывает слюни. Точно теперь всё засрут. Надо что-то с этим делать.

– Так, судари и сударыни, я по делам. Жарьте оленя – я скоро буду, – и я подхватил оглобли моей повозки и потащил её в каменоломню. Начинало уже темнеть. Но с моими кристаллами света это вообще не проблема, кстати, Я остановился, зашел в лес, и срубил шестину. Потом вернулся на поляну, воткнул шест в землю, а на его конец повесил кристалл. Будет им лампочка. Оленю ещё часов шесть жариться, приготовится далеко за полночь. Будет им свет в конце тоннеля. Теперь вся команда смотрела не на меня, а на оставленную лампочку. Ну да ладно. Мне пора.

И вот тащу я свою телегу за вещами, пытаюсь анализировать ситуацию. Теперь у меня двадцать семь «послушников». Хорошо это или плохо? С одной стороны – прощай одиночество, а с другой стороны – их ведь кормить, одевать и пристраивать к делу надо. Это как дети, только большие и учиться должны быстрее. Ещё этот говор их малопонятный…

– Про, а долго наши беженцы слова коверкать будут? Или это у нас язык теперь такой будет?

– Речевой аппарат перестраивается под новые условия. Это может занять от недели до месяца.

– Понятно, спасибо.

Хорошо, с этим разобрались. А как их обучать?

– Про, а что с обучением? Как их учить? Они же не знают ни хера…

– Мне сложно понимать вашу меру оценки, но для обучения персонала вы должны определить единицу или группу и показать им процесс чего-либо с начала и до завершения. – я продолжал тащить телегу, и одновременно слушать помощницу.

– То есть, если сегодня весь колефтиф наблюдал за приготовлением оленя, то все они будут уметь делать то же самое?

– В общих чертах – да. Какие-то знания им будут не доступны, но со временем можно повысить квалификацию, показав некоторые тонкости.

– А рунная магия? – Я остановился и уставился вникуда.

– Пока это исключено. Может быть со временем вы вырастите себе жреца, который сможет нести это знание.

– Спасибо ещё раз. – я потащил повозку дальше.

Скоро уже покажется каменоломня. Значит нужно по-быстрому собрать вещи, и катить обратно.

Первым делом я разобрал и погрузил печь. Хотя разобрал – это очень громко сказано. Развалили на четыре части и положил на повозку. Туда же лёг тигель, ручка от него, кирка, лопата, все мои свёрла, стамески, прочие ковырялки и формы. Молоток с наковальней, естественно, тоже в повозку. Туда же все горшки с припасами – травками, кореньями и злаками. Место ещё осталось, и я поставил на телегу прототипы статуй матери и жены. Последним на телегу я положил копьё и закрыл всё это неубиваемой шкурой оленя, а также остатки других шкур, в том числе почти высохшие куски шкуры Маатхи. Теперь вроде бы всё. Буду сюда приходить только за сырьём. Поэтому струну и пилу спрятал в секретном месте. Позже сделаю ещё одну кирку.

Пока оставляю гружёную повозку в каменоломне, а сам за сырьём на склад. Мне сегодня нужно будет золото. Компания увеличилась, поэтому готовить придётся много. Неплохо было бы ещё приодеть людей, а то они так и ходят, как святые в раю. Да и всё бы ничего, но вот поменяются бабы в более человеческую форму, и что мне тогда делать? Не, надо их одевать. Вот только где взят столько одежды? Ткань я ещё не придумал, а содрать столько шкур, у меня рука не поднимается. Хотя есть одна идея. Думаю, по возвращении нужно обсудить с Гаврилой, жаль только говорит он ещё непонятно. Много не поговоришь, уши в трубочку скрутятся, или живот от смеха лопнет. Есть ещё возможность узнать у интерфейса, может есть какой выход из положения?

– Про, скажи пожалуйста, а можно как-то получить технологию изготовления ткани? А то я в этом деле не сильно большой специалист, – несмотря на осень, ветерок с равнин дул тёплый и даже приятный. Может быть там есть какая трава, из которой можно сделать нитки? Что-то вроде льна…

– До установки защитного купола была возможность заимствовать технологии, и даже получить некоторые простые предметы. Сейчас такая возможность исключена.

Ага, так значит… я думаю новые портки подождут, а купол я снимать не буду, а то, кто его знает, может бродют там всякие. Потом галош не досчитаешься! Как говорил один киногерой «Нет ребята, пулемёт я вам не дам». Значит будем думать сами, куда без этого. Так-то ведь ни чего сложного нет в этом. Как забор плетёный делать, только малость поменьше. Надо будет подумать. А между тем я добрёл до заветного грота. Задач было две – набрать соли и набрать золота. Заодно проверить состояние грота после уничтожения Гаррах. Проветрился он или нет?

Как и следовало ожидать, в гроте немного пованивало, так как вентиляции тут нет, а что касается соли – то она была в порядке. Поэтому я накидал в сумку несколько крупных кристаллов, и пошёл за презренным металлом. Теперь можно было сделать утварь и из других материалов, но золото мне нравилось всё же больше. Единственное, что я хотел сделать из стекла, так это бокалы, ведь пить вино из тяжёлых кружек не очень приятно. А если не получится – то сделаю из золота. Для меня сейчас это что-то типа лепки из пластилина. Жаль, что ни чего нельзя сделать с тканью, хотя есть одна мысль:

– Про, а ты можешь показать самый простой ткацкий станок?

– Да, в базе есть некоторая информация.

Тут я увидел довольно-таки понятную картинку. Совершенно простая конструкция. Обычная рама, на ней два валика, один с готовой тканью, другой с нитками, одна направляющая с прорезями, и решётка с отверстиями. Одна нитка проходит в прорезь, вторая в отверстие. Получается, когда поднимаешь и опускаешь решётку нитки поочерёдно опускаются и поднимаются. И плоский челнок с намотанной нитью. Да такой станок я сам сделаю. Осталось только найти из чего нить делать. Думаю, что тут по любому где-нибудь должен расти лён или конопля или крапива, в общем растение с грубыми прожилками в стебле. И вот растение нужно будет размочить, потом размять и отделить волокна. А потом сплести из них нитки. Думаю, что если я часть деталей изваяю из адаманта и придам рунами определённые свойства, то может получиться очень даже неплохой агрегат! Так, теперь за дело. Сначала ищем траву, потом собираем станок. Хотя нет, сначала закончим большой чан для общей кухни, благоустроим народ, а потом займёмся тканью. Самое главное – понимание есть, а остальное приложится!

И вот так с высоко приподнятым настроением я набрал золота, и отправился в каменоломню за тележкой. По дороге обратно я осматривал все подходящие виды трав, и таки нашёл дикий лён! Правда он уже был пожухлый, но я всё равно его собрал, и к повозке вышел с огромным пучком травы. Надо тренироваться делать нитки, а то вся затея со станком провалится не начавшись. И от разговора с Гаврилой я ожидал неплохих результатов. После погрузки льна, моя телега вообще стала напоминать телегу беженца, но меня это даже позабавило. Прошло всего ничего времени, а у меня уже такой набор вещей. Я дополнил скарб несколькими приличными кусками песчаника, то есть туфа, и впрягся в телегу.

Через четверть часа я уже смотрел на сидящих вокруг жарящегося оленя людей, и решал, что делать дальше. Телегу я закатил прямо во внутренний тамбур, благо места тут было предостаточно. Потом лопатой расширил русло ручья, подождал, пока сойдёт муть, и положил в него траву, а чтобы не унесло течением – прижал камнями. Теперь надо заняться плавкой золота и созданием заготовки. Я не стал заморачиваться и выкопал в земле ямку, в форме круга, сложил заново печь и загрузил тигель. Теперь осталось только подождать, пока расплавится металл. Во время работы я постоянно краем глаза замечал, что за мной наблюдает тот или иной человек. Мне было сложно их идентифицировать, в отличии от Гаврилы они все были для меня на одно лицо. Единственное я отличал мужчин от женщин по гениталиям. Процесс изменения только начался, поэтому давать имена я не спешил. Само срастётся со временем.

Гаврила же был заметно крупнее остальных, было такое ощущение, что он изначально из другого племени. Может быть мы как-нибудь поговорим об этом. Пока я раздумывал о хитростях бытия, металл расплавился, и я вылил его в «форму». Остаток металла я вылил просто на землю. Потом слеплю из него крышку.

Пока металл остывает, я пошёл к голодной пастве. Точнее к оленю. Не знаю кто из наблюдателей догадался, но угли от костра подгребли поближе к оленю, так что он продолжал готовиться даже когда основной костёр прогорел. Посреди покрытой золой площадки одиноко стояла золотая кастрюля с печенью оленя, я так понял, что никто не посмел притронуться к ней. Что ж, так даже лучше. Я взял уже остывшую кастрюлю, и заглянул внутрь, пусть блюдо уже остыло, но запах пряностей и тушёной печени был великолепен! Я заранее так разделил большие куски, чтобы хватило всем, поэтому теперь угощение нужно просто раздать. Поманив ближайшую ко мне самку (по-другому я пока не могу называть эту образину), я протянул её кусок. Если вы набожный человек и ходите в церковь, то знаете, как принимаю просвиры из рук священника. Вот сейчас было примерно также. Причём бережно приняв угощение, самка отошла, но не притронулась к пище, продолжив держать кусок двумя руками. Потом я постепенно обошёл всех, и картина была всегда одинаковая. Первочеловеки с благоговением смотрели на угощение, не притрагиваясь к нему. Я заглянул в кастрюлю – там осталось ещё пара кусочков. Тогда я взял кусочек, посмотрел на своих людей и сказал им – ешьте, это вкусно, наверное… И отправил кусочек в рот. Может быть мне очень нравится тушёная печень, но то, что я сейчас ел – было великолепно. До этого я просто жарил на костре олений ливер, а один раз даже испортил его. Это когда олень приземлился пузом на кол, там как раз была печень. И всё бы ничего, если бы не желчный пузырь, который тоже попал на кол. Я даже разбираться не стал, просто выкинул всё нафиг.

Глядя на меня, человеки начали пробовать кусочки, но очень осторожно, как будто это дети, которым только что дали попробовать заморских конфет. Мне было забавно на них смотреть, но, если задуматься – у них сейчас менялся весь мир. Скорее всего они ели в основном сырое мясо, огня ещё толком не освоили, а о том, чтобы приготовить что-то тушёное у них и мысли не было. Не знаю, как справятся их желудки, но пусть привыкают. В конце концов приготовленная пища усваивается лучше, чем сырая. Постепенно распробовав угощение, голодные люди с жадностью начали жевать свои куски, а потом облизывать пальцы, перепачканные в соке. Что ж, первый опыт он такой.

Настало время делить оленя. Я достал нож, и отрезал неплохой кусок от передней ноги, – Гаврила, держи, жуй! Теперь уже никто не стал воспринимать еду как что-то сверхъестественное, просто ждали свое очереди. Я старался отрезать куски с костями, чтобы можно было не просто съесть мясо, но было чем заняться потом. Очень большой популярностью стали пользоваться рёбрышки. Но их я давал в основном самкам, а мужикам достались здоровые куски ног, с мощным костями внутри. Себе я скромненько отрезал вырезку и кусок корейки. А что, я скромный. Мне много не надо. В общем к утру на импровизированном вертеле остался только обглоданный позвоночник с крупными тазовыми костями, но так как к нему начинали примеряться желающие, я разделил его на части, и раздал тем, кому хотелось погрызть косточку. Прямо как в питомнике собачьем. Благодарность от хозяина. А что делать? Не выкидывать же? На костях осталось ещё много мяса. А если честно, то я не ожидал, что такого большого оленя, а мяса в нём было килограмм под сто, человеки слопают за один раз. Впрочем, кто знает, как они привыкли питаться. Может быть у них было трёхразовое питание – понедельник, среда, пятница? Или вообще приём пищи только по выходным. А какие выходные у неандертальца? А если судить по раздутым животам – сейчас они пойдут в «пещеру» спать. Что в принципе и произошло. Когда я позже зашёл в дом, то в будущей кухне, как кошки на сеновале спасли люди, кто-то, свернувшись калачиком, кто-то прижавшись друг к другу. Спаривающихся, как ни странно, не было. Хотя кто знает, как у них тут всё устроено.

Пожалуй, и мне пора вздремнуть. С повозки я снял оленью шкуру, которая последнее время заменяла мне постель и сплетённую из сухой травы циновку, которую я сделал как-то для того, чтобы трава не забивалась во всякие места, когда у меня не было одежды. Я положил свой коврик около окна, и расстелив шкуру завалился отдыхать. Надо привыкать к новому коллективу. А раздающееся сопение меня почему-то успокаивало. Как там мои дочки? Кто теперь скажет? С этими мыслями я провалился в сон.


(обратно)

Глава восьмая. Новые заботы.


Ближе к обеду я проснулся, со странным чувством, как будто непонятно, где нахожусь, ведь я никогда не ночевал в своём доме. Стёкла играли переливающимися узорами, за окнами очень чётко просматривались качающиеся деревья, а в помещении будущей кухни было удивительно тихо и тепло. Я приподнялся на локте и увидел, что часть людей ещё спит, а остальные сидят ко мне спиной и о чём-то очень тихо шушукаются, хотя вернее сказать – бубнят. Я сел на шкуру и довольно громко сказал: «Всем придобрейшего утречка, милейшие!», ну вот нравился мне такой стиль общения, я находил его забавным, но вот что произошло дальше меня в корне поразило: все кто казались спавшими, подскочили на ноги, те кто сидели ко мне спиной моментально повернулись ко мне и все дружно глубоко поклонились. В них было что-то необычное, чего я сразу не мог понять, но только потом понял – они стали лысеть на теле, ведь раньше их от волосатых горилл было сложно отличить, а теперь они больше походили не людей, в самок стали видны груди, которые стали круглее, и как-то аппетитнее, что ли, если так можно сказать про почти обезьяну. Хотя заросшие они были ещё изрядно, особенно между ног. Ещё стала заметно светлее кожа. Если изменения будут продвигаться такими темпами, то скоро все они станут вовсе походить на людей.

– Вольно, – скомандовал я своему взводу неандертальцев, и они заметно расслабились, – Гаврила, подойди ко мне.

– Хазяина, я слушай, – речь со вчерашнего дня сильно изменилась, даже жалко было. Мне было так забавно с ними разговаривать.

– Гаврила, организуй мужиков. Нужно поймать больших лягушек на озере и принести с озера глины. Ты знаешь, что такое глина?

– Большая лягуш прыг сильно, человеки ловить не можно ни как. Вода иди боись, тама большой смерть живи, человекой питайся, – что то мой Гаврила разговорился, даже перечить мне стал. впрочем доля истины в его словах есть. Первочеловеки были хреновые пловцы, а лягушки попрыгают в воду, сам это проходил.

– Пошли со мной! – я пошёл к телеге, где в числе прочего лежала моя чудо-удочка из палки сплетённой из лыка верёвки и орехового прута.

– Вот, смотри, это называется удочка. Возьми в руку, да не так, за конец, – я сунул Гавриле в руку удочку, которую он сразу ухватил посередине.

– Косточкой перед лягушкиной мордой водишь, вот так, и она хватает косточку, понял? – я показал Гавриле, как нужно ловить лягушку.

– Хазяина, большая прыг лягуш зима прятайся, совсем берег не ходи, – а вот тут я допустил промашку, а мой страхолюдный друг совершенно прав. Лягушки зимой прячутся.

– Ладно, забей, – только произнёс я, как Гаврила со всего маху попытался воткнуть удочку в адамантовый пол, пол это пережил, а вот удочка нет, при этом разлетевшись в дребезги, а обломанным концом воткнувшись Гавриле в руку, причём проткнув её вдоль сантиметров на десять, пройдя от кисти вдоль руки и выйдя из запястья.

– У-у-у-у-у… Хазяина, помогай! Рука ай боли! – Здоровенный детина зажал руку, и прыгал на носочках, как поранившийся ребёнок. Я совсем не учёл прямолинейности неандертальца и непонимание современного сленга, который для него был совершенно чужд.

– Так, Гаврила замри и убери руку я посмотрю! – я убрал лапищу Гаврилы и осмотрел рану. Хорошего мало. Если учесть условия обитания – каюк Гавриле, но у нас есть очень сильное колдунство! Из-за дверей стали выходить интересующиеся шумом люди, которые с недоумением смотрели на прыгающего собрата.

– Теперь терпи! – я ухватил деревяшку за конец, торчащий со стороны ладони, и резким движением выдернул прут, в другую сторону тянуть было нельзя, так как другой конец расщепился.

Гаврило тихо застонал, и я услышал звук падения капель. Часть капель – это кровь, которая потекла из раны, а другие капли – это Гаврила не очень хорошо справился с болью и немного описался. Да уж. Задачка. А между тем кровь продолжала течь, скорее всего задет сосуд. Но хуже всего то, что под кожей явно просматривались застрявшие щепки. Надо с этим что-то делать.

– Граждане, попрошу всех вернуться в комнату, как закончим всё вам покажем! Бегом отсюда! – не хватало ещё, чтобы потом бубнили между собой о слабости Гаврилы, нужно его посинить, потом сам всё расскажет.

– Так, дружище, я понимаю, что больно, но нужно потерпеть ещё, так как иначе будет совсем плохо, – я достал ланцет, это самое острое, что у меня было, и аккуратно разрезал кожу на руке вдоль, чтобы можно было убрать остатки удочки. – Бледный Гаврила еле держался, но уже не писался от боли, а я отогнул кожу и аккуратно убрал щепки, которые смог найти, кровь сильно залила рану, и я ничего не мог больше увидеть. Единственный вариант – это пойти на алтарь, и там омыть руку.

– Пошли со мной, – и держа Гаврилу за повреждённую руку, я повёл его к алтарю.

Присев на алтарной плите, я притянул за собой Гаврилу. Не знаю, чего он больше боялся, своей раны на руке, или подойти к алтарю.

– Не бойся, я разрешаю, – Гаврила осторожно сел и протянул мне руку. Я ополоснул рану водой, и мне стало видно, где какие повреждения, и несколько мелких заноз. Их я выковырял с помощью шила.

– А теперь прикоснись к золотой руке, и попроси мальчика тебя исцелить, потом найдёшь душистые цветы и принесёшь ему, понял? – Гаврила аккуратно взял статую молодого меня за руку, и низким голосом попросил:

– Добрая каменный маленькая человека, Гаврила рука ой как плохо! Починяй рука, вкусный цветочка принесу. – какой же всё-таки ещё незамутнённый у него мозг… Где-то внутри я почувствовал тепло, и искреннюю просьбу разумного, естественно я не мог отказать ему. И рука на глазах зажила, остался только тонкий шрам. Гаврила ошарашено смотрел на руку периодически переводя взгляд на статую, на меня, и снова на руку.

– Спасиба хазаина! Спасиба хазаина! Мой хазяина самый добрый дух! Хазяина лечить Гаврила! – здоровый дикарь истерично кричал, пытался поцеловать мои кожаные ботинки и бился лбом об алтарную плиту.

– Так, заканчивай истерику. Иди и расскажи всем – если кто поранится – прийти сюда, и попросить исцеления. Понял? – я строго посмотрел на причитающего Гаврилу.

– Понял! Всем расказй, ай как расказай, ай какая хазяина карош! – пятясь задом, и продолжая биться об алтарь лбом, Гаврила с протяжным криком побежал рассказывать соплеменникам о чуде!

Пусть рассказывает и показывает всем свою руку, а я пойду кастрюлю, или уже точнее котёл доделаю.

Мне всё больше нравилось создавать что-то новое. Даже такой предмет как варочный котёл, я захотел сделать красивым. В отличие от прошлого раза, заготовка для котла была гораздо больше, и весила килограмм под тридцать, хотя для золота это не большой объём, и если делать действительно большой, качественный котёл, то мне понадобится гораздо больше материала. Но это будет уже бестолковый расход золота. Поэтому я решил сделать по-другому. Я взял большой камень, вырезал из него круглую пластину, толщиной около двух сантиметров. Это будет внутренней тепловой подушкой моего котла, так как золото легко проводит тепло, но также легко его теряет, а адамант наоборот – долго набирает тепло, но и остывает также долго. Скорее всего особенности кристаллической решётки материала. От основной заготовки я отломил кусок, по реализации это было так, как будто я отломил большой кусок структурного пластилина, затем я скатал его в шар, при этом золото немного нагрелось, а затем расплющил его в блин, затем я укрепил пластину из песчаника, написав на ней руны: «Основание большого котла Тора. Сохраняет тепло, делает пищу вкуснее. Неразрушима» Пластина стала гладкой, ровной, и по торцу шла немного вычурная рунная вязь. Это была смесь чего-то нордического и кельтского одновременно. Мне такое написание нравилось даже больше, чем северная классика. Хотя кто-то может думать иначе. С другой стороны – критиков тут у меня нет, поэтому меня ничего не заставляло пересматривать концепцию, а пастве всё нравилось.

Кстати о пастве, двое мужиков, проигнорировав моё повеление ждать в комнате, сейчас из-за двери потихонечку смотрели, что я делаю. Я не стал их пугать, пусть наблюдают. Им тоже нужно учиться.

Большой кусок золота я также раскатал в шар, и стал растягивать его изнутри, постепенно делая стенки котла тоньше. За равномерность я особо не переживал, так как после нанесения рунной вязи, он всё равно примет более правильную форму. Этот элемент бытия мне особо нравился, так как можно было позволить себе больше творчества, и не заморачиваться с точностью изготовления. На моей прошлой работе мне пришлось много повозиться с точностью, поэтому теперь я хотел реализовывать душевные порывы, а не соблюдать микроны на стенках сосуда.

Когда основа котла была готова, я стал думать, как соединить котёл и дно? Если проводить параллели с обработкой пластилина, то может быть я смогу немного разогреть металл и так его «Сварить»? поэтому я стал втирать стенки дна в днище котла, так как я тёр достаточно энергично, то металл начал нагреваться, причём ощутимо. Сила у меня достаточна, но я же не огнеупорный. Поэтому я закончил это в общем-то бесполезное занятие, и просто вытянул немного металла из основного котла, и как бы приклепал толстое дно. Так-то всё держалось, поэтому я решил попробовать нанести вязь, а там уже будем решать, что делать дальше. Однако я не реализовал ещё одну задумку – я хотел нанести барельеф на стенки котла, так как меня очень впечатлило, как люди сидели вокруг костра, ожидая пищу, и как они принимали куски из моих рук. Поэтому с одной стороны я нацарапал сцену с ожиданием пищи, а с другой сцену с раздачей угощения.

По верху котла я написал: «Большой котёл Тора, который он сделал для того, чтобы накормить голодных людей. Может утолись голод любого страждущего. Хорошо держит тепло и особо прочен».

Как и предполагалось, котёл принял правильную форму, причём не прямую, как кастрюля, а пузатую, с выпирающими боками, картинки на которых стали особо рельефными и более похожими на барельеф. Крышку я сделал по уже отработанной технологии, только добавил на неё картинку со стоящими на коленях голодными людьми. После укрепления крышка идеально подошла к котлу. Ручек на нём не было, но мало кто будет ворочать тяжеленный котёл, который вместе с пластиной, которая полностью теперь скрывалась в дне, и крышкой весил килограмм пятьдесят, не меньше, да и вместить в себя мог столько же литров еды. Так что не до ручек. Теперь нужно сделать под него печь, так как готовить в таком котле на костре не лучший вариант. С этой миссией я отправился в дом, нужно было строить печь.

Внутри комнаты меня встретили несколько мнущихся людей, остальные просто сидели и смотрели на меня.

– Вы чего? Сейчас печку сложим и будем еду готовить, – мужики замерли, но так ни чего нового из их поведения я не понял. Надо искать парламентёра.

– Гаврила, что происходит? – я посмотрел на местную знаменитость, который теперь держал руку как вымпел победителя.

– Хазаина приказала комната не уходи, пол не срать. Человеки срать очень надо. Брюхо болей. – как же я мог забыть, что приказал соблюдать чистоту! Надо срочно исправлять проблему. А пока покажу им уличное сооружение, которое я сделал сразу после начала стройки.

– Все идёмте за мной! – я повёл их на улицу. Как дети, ей-богу, но я тоже хорош, опять забыл о не замутнённости сознания. Гаврилу чуть не угробил. Теперь это. Какой же я отец народов, если о таких мелочах забываю? И вообще, я же хочу не первобытное общество построить, а вполне современное. Пока я вёл делегацию осваивать местные удобства, я думал о том, что нужно ещё сделать для того, чтобы обучаясь мои люди больше становились похожи на современного человека? Но за один коллективный поход в сортир много не надумаешь. А тут нужны взвешенные решения.

А вот как людей обучить гадить в дырку, а не рядом? Ни чего лучше я не нашёл как показать на примере. Как делать по-маленькому и как по большому. Также показал для чего можно использовать большие мягкие лопухи. Хотя мои люди и были уже взрослые, но, по сути, это те же дети, поэтому те, кто учил детей сидеть на горшке, меня поймёт. Несмотря на некоторую «сказочность» моего нового мира, основные законы мироздания всё-таки соблюдаются и здесь.

Несмотря на возникающие трудности, мне необходимо следовать поставленному плану, из которого я выполнил пока что только один пункт – сделал котёл, чтобы кормить почти три десятка людей. Теперь нужно сделать печь, в которой пища будет готовиться. И печь я решил сделать под стать дому – грандиозную и монструозную. Поэтому прихватив ланцет, которому я давно хотел сделать чехол или ножны, я начал собираться в каменоломню. Мне нужен был большой кусок камня. Потому, что печь я решил делать монолитную, или из минимально возможного количества деталей. Я склонялся к тому, что сделаю основание с дровяником и поддувалом. Саму печь и трубу с заслонками. Прототипы матери и жены я поставил в углах главного холла. Куда их использовать в последствии я не знаю, а так – красиво, пусть стоят. Все остальные «предметы быта» я свалил тут же. Пока я использовал только плавильную печь и тигель, до остального руки не дошли.

Стена в будущей кухне была со скруглёнными углами, а прямая её часть примерно три метра. Я уже упоминал про то, что моя чертилка стала основой всему проекту. Основание печи я запланировал около метра высотой и шириной во весь прямой отрезок стены. Глубина печи выбралась сама, так как я нашёл большой кусок скалы, который имел ширину чуть больше трёх метров, а толщину примерно полтора. Такой печи будет достаточно, чтобы зажарить оленя целиком. Так что меня всё вполне устроило. Для начала я выровнял верхнюю поверхность основания, а затем перевернул валун так, чтобы верх стал низом, и выровнял нижнюю часть основания. Затем выбрал лишний камень, чтобы получился дровяной ящик. После чего обработал стенки и получил эдакий ящик, с аккуратным вырезом с одной стороны. Вырез я сделал не прямоугольный, а полукруглый. Это совпадало с общей концепцией, да и вообще это как-то более аутентично. Последним шагом я перевернул основание в рабочее положение, и прорезал два канала справа и слева от центра рабочей стороны печи. В эти каналы я приделал две маленьких дверцы, крепящихся на центральной оси и опирающихся на основание печи одной стороной. Таким образом я сделал два поддувала, которые можно будет полностью перекрывать, когда нужно погасить печь или убавить жар. Заслонки и основание я укрепил рунной вязью. Сама печь делалась примерно также, с тем исключением, что основание также было плоским, а вот верх скруглённым, и только та часть, которая планировалась как примыкающая к стене осталась плоской. Стены печи были вертикальным на расстоянии меньше метра, а потом я сделал подобие купола со смещением к стене. Там же я прорезал дымоход. Поначалу я хотел использовать водопроводные трубы, но в итоге отказался от этой затеи. Дымоход я сделал достаточно широким, и узким. Получилось что-то около полуметра в ширину и примерно двадцать сантиметров в толщину. Если говорить техничнее, то просвет я сделал примерно пятьдесят на двадцать. Арку печи я сделал также полукруглой, с притворами для установки заслонки печи. Хотя в дальнейшем можно сделать и петли.

Я смотрел на почти готовое изделие, и даже мелкий моросящий дождик меня не отвлекал. Идея сделать петли меня всё больше увлекала, ведь в дальнейшем подобная разработка мне могла ещё пригодиться. И недолго думая, я взял несколько некрупных камней, и прямо на готовом основании начал вырезать петли. В силу используемого материала петли получились массивными, но меня радовала простота конструкции. Так как за основу я взял одну половинку петли, а вторая потом продублировалась, и точно вошла в первую. Для обеспечения подвижности я сделал длинную круглую шпильку с полукруглой головкой. В будущем такие петли можно будет делать в кузнице, а мои использовать как эталон. После укрепления вся конструкция стала выглядеть более тонкой, а свойства адаманта обеспечивали петлю превосходными механическими качествами. Ещё три таких, и можно делать дверцы. Собственно, что я и сделал, практически не сходя с места. Изначально я сделал дверцы глухими, они точно входили в подготовленный притвор, а смыкание дверей я сделал под углом, чтобы обеспечить герметичность. Но потом я решил добавить немного разнообразия, и сделал в почти готовых дверцах вырезы для стёкол. С собой у меня не было оборудования, поэтому стёкла я решил делать на месте. Для укрепления печи я написал над печной аркой: «Кухонная печь Тора. Способна накормить многих. Сохраняет тепло. Неразрушима». Моя поделка выровнялась, стала идеально гладкой, и идеально совпала с основанием. После укрепления я приделал дверцы без стёкол с помощью ланцета и адамантовых клёпок, которые сделал тут же, просто вырезав из плитки адаманта ланцетом. Теперь осталось сделать только трубу с заслонкой, и печь готова. Заслонку решил делать также как и заслонки поддувал – на центральной оси, с опорой на трубу, так, чтобы можно было чувствовать момент запирания. Для того, чтобы поместить заслонку внутрь трубы, её я решил сделать из двух частей, составленных друг на друга. Я делал всё именно так, потому что мне ещё предстояло передать эти технологии людям, а им будет сложно овладеть рунной магией.

Изготовив две половинки трубы, я сделал внутри запирающие скосы, чтобы под собственным весом трубы стали герметичны. Я понимаю, что в пределах дома земляной дух обязательно возьмётся помогать, но на будущее я всё-таки предусмотрел герметичность. В обеих половинах я сделал пазы для крепления заслонки, но один из них вывел наружу. Заслонку я сделал также монолитной, сразу соединённой с центральной осью, один конец которой я вывел ща пределы трубы. А на эту длинную ось я сделал коромысло с посадочным отверстием на ось – квадратного сечения, и двумя маленькими на концах. К ним я позже приделаю две длинные палки, и получу возможность открывать и закрывать заслонку, так разместилась заслонка почти под потолком, а это больше четырёх метров. После укрепления всё встало на свои места, коромысло с осью я соединил также адамантовой клёпкой. Осталось только перевезти всё на место. Хорошо, что я сделал достаточно широки внутренние двери, иначе протащить такую печь было бы невозможно.

Последнее время я часто таскаю грузы от каменоломни до места строительства, и всё стало каким-то обыденным. Даже не интересным. Просто ещё один рейс. Так как на телеге оставалось ещё много места (основание печи я поставил поперёк, и она свисала негабаритным грузом с боков), поэтому на задней части повозки образовалось свободное пространство. Туда я поставил трубу, точнее ту часть, которая будет в кухне. Что будет выше я ещё не придумал, поэтому и продолжение трубы сверху пока не делал.

Вокруг каменоломни росло много хорошего орешника, поэтому я нарезал жердей и тонких прутьев. На них у меня появились планы. Но чтобы их реализовать – мне была нужна лягушка. Большая такая, лягушка. Поэтому оставив гружёную телегу в каменоломне, я решил попытать удачи около реки. Пусть сейчас зима, но у меня есть свои секреты.

Я вышел на каменистый берег и спустился к воде. Ветер усилился, и по поверхности озера бежали неплохие волны. Всегда любил ветер с воды. Даже на какой-то момент я ощутил ностальгию по земле. Захотелось снова увидеть родные места, вдохнуть полной грудью загазованный воздух, выслушать упрёки жены, обнять детей… Впереди вечность, а хочется немного земного, такого родного и своего. Только не судьба. Теперь придётся своё, родное устраивать здесь.

Я позвал большую лягушку. Как обычно попросил отдать жизнь, и исполнил желание – стать большой цаплей. Видимо очень боялась лягуха этих птиц. Теперь, когда у меня есть всё, что мне надо, хотя нет, не всё. И я позвал большого коршуна, который так нагло летал в вышине. После того, как Гаррах не стало, птицы совсем осмелели, и летали теперь постоянно и где хотели. Не могу сказать, что мне это не нравилось. Лучше наполненный птичьими трелями лес, чем лес абсолютно безмолвный, лишённый даже треска цикад. А какие тут были цикады… Заслушаешься! Когда коршун, или орёл, я не орнитолог, поэтому сказать точно не могу, я попросил его дать мне несколько перьев. Птица задумалась, а потом стряхнула с себя несколько крупных перьев. За это я наградил её лягушачьей лапкой, на том и разошлись. Всё, теперь можно и возвращаться домой. На стройку то есть.

Гружёный негабаритным грузом я подкатил телегу к дому. Моему взгляду открылась интересная картина – мои подопечные сложили большой костёр, точнее просто кучу дров, и теперь по очереди трогали дрова, что-то бубнили, даже ссорились непонятно из-за чего. Особенно удивило меня то, что рядом с кучей дров лежал здоровенный кабан. Как они изловчились его добыть? Хотя, судя по идущему от кабана запаху, я понял, откуда они его взяли. Повторяется история с моей первой охотой. Надо поспрашивать – чего это они тут устроили, и взять руководство в свои руки.

– Гаврила, любезнейший, подойди ко мне – я обратился именно к Гавриле, потому что уже заочно сделал его старшим, и это давало свои труды. Я заметил, что Здоровяк встал и жестом приказал всем заткнуться, затем пошёл ко мне, как обычно смешно кланяясь по пути.

– Хозяин, мы ветка собрали. Свин поймали. Кушать ням-ням будем делать! – я слегка удивился прогрессу, потому что ещё несколько часов назад говор у раба был совсем другой. Даже обидно стало.

– Гаврила, вы порося из сортира достали? – я посмотрел на Гаврилу, приподняв одну бровь.

– Да хозяин. Из сраной ямы свин достали. Свин большая, вку-у-у-усный! – Гаврила сделал довольную рожу, как бы предвкушая удовольствие.

– А чего он такой вонючий? Да и от тебя пованивает, – теперь я вполне отчётливо распознал запах фекалий и от Гаврилы.

– Вонючий? Мы будем ням-ням свинский мясо, не свинский запах! – Неандерталец выглядел немного удивлённым.

– В общем так, любезнейший, сейчас все, кто в дерьме вымазался, берёте кабана, тяните его во-о-он туда, ниже по ручью, моете его, и моетесь сами. Если будете так дальше вонять – в дом не пущу. Это не свинарник. Понял? – я как можно строже посмотрел на Гаврилу, который с каждым моим словом всё больше сжимался в комок, как будто начинал понимать, что они что-то сделали неправильно. – и наберите золы. Просто так запах не уйдёт. Выполняй.

Гаврила пружиной метнулся к товарищам, которые немного побубнив между собой, резво ухватили кабана за передние лапы, и дружной толпой повалили к указанному месту. Несколько женщин набирали золу в пригоршни и тоже побежали за мужиками. Остались не больше десяти самок, которые, по всей вероятности, не перепачкались. Я подошёл ближе к месту, где был кабан. От земли куда натекло всякого, шёл весьма ощутимый смрад.

– Девушки, вам партийное задание. – весь оставшийся контингент обернулся в мою сторону, хотя обычно на меня смотрели только мужики, а девушки (теперь я видел, что это именно девушки) обычно опускали глаза в землю и не отсвечивали особо.

– Идите вон на ту поляну, там растёт лаванда. Она уже отцвела, но пучки травы ещё остались. Она выглядит вот так, – я показал девушкам кустик лаванды. – принесёте сюда как можно больше. Потом получите новые указания. Выполняйте.

Девушки, не говоря ни слова встали и пошли на поляну за лавандой. Потом заставлю их вениками из лаванды подмести их территорию, и присыпать место трагедии свежими пучками травы. Запах у этой травы сильный, поэтому должно помочь.

Собственно, вернулась моя женская бригада быстро, неся в руках пучки травы. Теперь нужно рассказать, для чего всё затевалось. Я взял у одной девушку пучок травы, и показал, что от них хочу.

– Вот так берёте траву, и всё тут хорошенько подметаете. Поняли? Потом остатками травы присыплете это место. Выполняйте. – было удивительно, как девушки реагировали на мои команды. Они с какой-то радостью кинулись мести территорию, скорее перемешивали пыль вениками, но это их первый опыт. Потом они посыпали площадку свежей лавандой, поэтому стойкий запах дерьма немного поутих.

К этому времени стала подтягиваться другая команда. Не могу сказать, что они блистали свежестью, скорее были похожи на кочегаров, но запах был уже значительно меньше. Не как от устранявшего аварию сантехника, а как от скотника, только что загнавшего коров в хлев.

– Гаврила, теперь рассказывай, что вы тут делали с этими дровами? – я решил до конца разобраться в ситуации.

– Мы не хотели ням-ням сырой свин. Мы хотели как хозяин – ай горячо свин сделать. Мы, как хозяин палка трогал, но ай горячо нет. Савсем нет. – Гаврила выглядел потерянным. Видимо идея жарить непотрошеного и несвежёваного кабана была его идея.

– Хорошо, я покажу как надо. Но сначала надо кое-что сделать. Тащите своего свина сюда. – я достал свой нож, которого обычно пугались местные, и начал снимать со свина шкуру. Она мне пригодится для будущей одежды. Может хоть обувь соображу какую моим подопечным. Вместе со вчерашней оленьей шкурой, это уже что-то. После шкуры я вытащил из кабана потроха. Лёгкие, печень, сердце, почки – из всего этого я хотел сделать рагу. Поэтому пока положил всё в новенький котёл. Голову я убрал к голове оленя, так и стоявшей возле стены. Правда голова кабана была сильно измочалена, скорее всего камнями. За потрохами я отправил в котёл ещё и свиные ножки вместе с коленями. Для навара самое то. А на углях ничего путного из них не выйдет. Далее по проверенной схеме, только теперь я показывал, что я делаю. Ко всему прочему, я не только натёр тушу солью, но и нашпиговал чесноком, который нашёл недалеко. Природа меня снабжала всем полезным. Поэтому я всерьёз задумывался о создании огорода или даже фермы, чтобы не искать продукты, а они всегда были под руками.

Один из мужиков особенно внимательно смотрел за моими действиями, даже как-то пытался делать в воздухе повторяющие движения. Я краем глаза замечал его поведение и в прошлый раз. Хотя пришельцы поначалу и казались мне одинаковыми, но отличия всё-таки были. Этот экземпляр внешне немного напоминал одного до боли знакомого валлийца.

– Слушай, я буду учить тебя готовить еду. Хочешь учиться? – я пристально посмотрел на мужика, но тот не отвёл взгляда.

– Хочу хозяин, – как-то уверенно сказал он.

– Тогда я буду звать тебя Кок. Запомни это имя. – я посмотрел в глаза бывшего неандертальца, в них слегка блеснули слёзы.

Теперь в моей команде появился подмастерье-повар. Что ж, может быть в будущем избавит меня от необходимости готовить на всех? Думаю, что постепенно всех пристрою к делу.

– Идём покажу, как разводить огонь. Смотри за мной. – я набрал тонких палочек, сложил их шалашиком, потом принёс сухой мох и немного сухой травы из дома. Сложил свой «трут» под веточки, а затем куском кремня стал чиркать по куску сильно обогащённой руды. Пусть искры летели не так, как от настоящего кресала, но они летели, и мох быстро задымился. После чего я аккуратно раздул огонёк – дальше уже огонь сам делал своё дело.

– На, держи, я себе ещё сделаю, – я передал огниво и кресало Коку. Никогда не видел таких благодарных глаз. И как бережно Кок взял в руки эти два простых куска камня… Я сейчас как Прометей передавал людям искру огня, главное не повторить его судьбу.

– Спасибо, хозяин!

– Всё, теперь следи, чтобы мясо прожаривалось равномерно, крутите тушу, двигайте угли. Понял? – Кок кивнул, и молча подошёл к вертелу и начал его медленно вращать.

Вот и ладненько, а мне нужно делать печь. Я оставил команду и пошёл к телеге. Вот ведь как – цельный взвод народу, а делать никто ни хрена не умеет… Прям как на Земле! Тем не менее, я снял элементы трубы, и отнёс их в будущую кухню, поставил в сторону, чтобы не мешались. Потом забрал из телеги основание печи, и оттащил его на кухню. Выглядел я сейчас как скарабей с какашкой. Для меня этот кусок особого веса не имел, вот только ухватить его было не удобно, поэтому я воспользовался нерушимостью адаманта, и просто отволок основание в кухню, приподняв за одну сторону. Основание я сразу поставил не место, так как двигать его ещё раз я не хотел. Земной дух воспринял моё руководство к действию, поэтому тут же прикрепил основание к дому. Что ж, значит так надо. Когда я шёл к повозке, на которой остались только лягушка и ореховая древесина, то перед открытой дверью встретил ещё одного, сильно интересующегося детину.

– Стройкой интересуешься? – я прищурясь посмотрел в глаза будущему строителю, – хочешь в ученики возьму?

– Да, хозяин, интересуюсь. Очень хочу в ученики. – как-то странно и ровно проговорил бывший дикарь. Хотя кого я обманываю, за два дня с бывшими неандертальцами произошли разительные перемены – они почти полностью облысели, ну кроме головы и некоторых частей тела. Черты лица стали больше похожи на современного человека, а дамы так и вовсе немного кружили голову своими прелестями. Я старался как можно сильнее загрузить себя работой, чтобы не отвлекаться на похабные мысли.

– Тогда я буду звать тебя Эйфель. Смотри как я строю, и учись. Потом будешь делать то же самое. – я посмотрел на замершего Эйфеля, – подмигнул ему, и начал сгружать возле стены дерево. Потом ухватил за лапу лягушку, и отнёс её на основание печи, которое сейчас больше походило на огромный стол. На этом столе я аккуратно снял с лягушку кожу чулком, а тушу отдал Эйфелю.

– Отнеси Коку, пусть тренируется, только погоди, отрежу голову. – голову я решил отнести к остальным головам. У меня на них планы.

Кожу я аккуратно разрезал по спирали, так, чтобы получилась длиннущая полоска. Из неё я собирался сделать тетиву для луков. Поэтому я написал на полоске кончиком шила: «Тетива для лука. Сделана Тором. Увеличивает скорость стрелы. Неуничтожима». Метаморфозы я уже наблюдал подобные, поэтому просто аккуратно свернул ставшую круглой и прочной тетиву, которой должно теперь хватить на три лука минимум, и убрал её в карман. Всему своё время.

Теперь нужно ехать за основной деталью печи. Поэтому я, ухватив за оглобли, потянул телегу к каменоломне. На дворе был уже тёмный вечер, но лампочка мне помогала освещать дорогу. Я подумал, что нужно сделать несколько креплений, чтобы закрепить кристаллы в комнатах, а то темно в доме как в заднице, особенно в центральном холле.

Огромную печь я загрузил удивительно легко, положив её в повозку на заднюю стенку. Я также добавил к грузу немного сырого камня, чтобы сделать подходящие крепления по месту.

К дому я вернулся достаточно скоро, и первым делом решил сделать освещение. Потому как печь ставить уже было темно. Я взял несколько кусков камня, и по старой программе, так же, как и в подвале, сделал стеновые крепления для кристаллов, для установки кристаллов в потолок у меня не было лестницы, а заниматься ей сейчас совсем не хотелось. Я делал крепления не автоматически, а сам, своими руками и под своим управлением. Со временем автоматический режим я стал использовать только для производства абсолютно одинаковых вещей, но с ростом опыта думаю, что смогу повторять вещи и без помощницы. Естественно, у меня появился зритель. Мои ребята все были достаточно крепкими, но этот как-то особенно выделялся, не ростом, а своей коренастостью. Эдакий гном-переросток.

– Подойди, – не отрываясь от работы сказал я мужику, – интересуешься резанием камня?

– Интересуюсь хозяин. Шибко мне интересно, как так оно ладно выходит. – опа, а говор совсем поменялся.

– Интересно – научим. Будешь ты у меня скульптор-каменотёс. И звать тебя буду Данила. Был такой любитель ваять изделия из камня. Запомнил? – я посмотрел на новоиспечённого скульптора-каменотёса.

– Да, хозяин. Я теперь Данила, хозяин. – мужик поклонился.

– А теперь смотри за мной и запоминай. Потом сам делать так будешь.

– Спасибо, Мастер. – Данила опять поклонился.

– Мастер? Почему ты так меня назвал? – я недоумённо посмотрел на него.

– Потому, что вы мастер. И будете меня учить. – Данила опять поклонился.

– Хорошо, смотри и запоминай. – какие всё-таки разительные изменения. Теперь уже не хозяин, а Мастер. Хотя мне это больше понравилось. Всего три дня прошло. Что же будет через неделю? А через год? Но думаю, что всё будет в порядке. Меня они всё равно не переплюнут.

Я аккуратно, адамантовой стамесочкой выводил фигурное крепление светящегося кристалла. Мне самому это действо стало очень сильно нравиться. Я даже задумал изваять тонкую растительную резьбу, от чего крепление совсем поменяло свою форму, и само по себе стало предметом искусства. После укрепления, когда рисунок разгладился, крепление светильника можно было бы смело отдавать в музей. Хотя на деле это было просто «Изящное адамантовое крепление светильника. Неуничтожимое». Я сделал таких с десяток, чтобы потом не отвлекаться. Данила всё время, пока я резал камень и укреплял его, сидел на коленях рядом со мной с открытым ртом, и казалось, что не дышал. Когда я закончил с креплениями, Данила так же стоял на коленях, и по заросшей бородой щеке текла слеза.

– Ты чего ревёшь? Данила? – я, мягко говоря, удивился.

– Мастер, это так прекрасно, когда из простого, никчемного камня, вы создаёте прекрасные вещи… – он утер щёку ручищей, и уставился на меня искренними карими глазами.

– Так, Данила, отставить нюни! Нам тут мир строить с нуля нужно, а он рюшками восхищается! Это долбаное крепление для лампочки! Понял? Не раскисать! У нас работы ещё по ноздри! А если хочешь ощутить, как меняется мироздание, пойдёшь в каменоломню, и будешь кирпичи резать. Нам их на мой дом ещё пара вагонов нужно! Да вам всем отстроиться не мешает. Понял!

– Данила вскочил с колен, аж член по пузу стукнул (надо бы всё-таки их приодеть), так точно Мастер! Строить новый мир готов!

– Вот так вот лучше, всё, пока свободен. Начну творить, позову.

– Позови мне Эйфеля. Дело к нему есть. – Данила, не отвечая, ломанулся ко остальным аборигенам, только пятки засверкали.

Не прошло и минуты, как оба ученика стояли передо мной.

– Эйфель, любезный, я сейчас светильники ставить буду, потом печь. А ты смотри, и запоминай! Сам так потом делать будешь.

– Спасибо, Мастер! – этот тоже претерпел некоторые изменения. Надо бы и Гаврилу проверить.

Теперь двое мужиков смотрели на меня с открытым ртами, а я аккуратно, ланцетом вырезал отверстия в стене, и вставлял туда крепления, которые прикипали к стене намертво. Потом я снял с кристаллов золотую оплётку, а сами кристаллы вложил в крепление на стене. В комнате сразу стало тепло. Причём два светильника я планировал установить в фасад печи, но теперь, как мне кажется, тут и так достаточно светло. Четыре кристалла на помещение в пятьдесят с небольшим метров квадратных – более чем достаточно.

Теперь я притащил монолитную конструкцию печи. Ученики благоговейно наблюдали за процессом. Сами они не то, что притащить печь не могли, они её даже чуть столкнуть с места не могли, не то, что приподнять. Когда я поставил один край на основание, а второй начал приподнимать, обоих крепышей чуть удар не хватил. Они стояли бледные как мел, и тряслись, как перед казнью. После того, как я выровнял основную печь, и вставил заслонки поддувал, я шёпотом попросил духа закрепить конструкцию, и едва заметные швы наполнились почти чёрным раствором, который впоследствии станет тёмно-серым.

– Мастер, скажите, а правда то, что говорил нам Большой? – прервал тишину Эйфель.

– Большой?

– Гаврила, – подсказал мне второй ученик. А Гаврила на их фоне и правда был крупнее, это всегда было заметно.

– А что он вам говорил? – я обернулся и посмотрел на мужиков, которые как-то смущённо мялись и переглядывались между собой.

– Он говорил, что его хозяин могущественный горный дух, и что ему нужны наши самые лучшие женщины, молодые и крепкие, и что вы будете их всех крыть, чтобы начать новый род в этом мире, – да уж Гаврила тот ещё проповедник.

– А почему вы согласились? – я удивлённо поднял бровь, глядя на рассказчиков.

– Он вызвал нашего старшего, а потом разбил ему голову, вынул сердце и съел его. – мужики смотрели в пол.

– Съел? Зачем?

– Так он становился нашим старшим. – Эйфель посмотрел на меня наивными глазами и продолжил, – мы всегда ели сердце врага, чтобы забрать его силу.

– Понятно, а после того, как стал старшим, он отобрал лучших женщин, и повёл суда? – Гаврила мне всё больше нравится со своей исполнительностью.

– Да, только сначала проверил, чтобы были крепкими и не трахаными.

– Как это проверил? – интересно девки пляшут, так мне Гаврила ещё и кадровика заменит.

– Проверил, чтобы сиськи не болтались, а были тугими, чтобы задница была круглая, но не рыхлая, чтобы запах из дырки был здоровый, и чтобы не рваные изнутри они были.

Ёп твою мать, он ещё и слесарь-гинеколог! Ну Гаврила, ну учудил…

– Молодец какой. А вы чего пошли за ними?

– Нам большой приказал. – мужики синхронно пожали плечами.

– Зачем? – настала моя пора удивляться.

– Работать, еду ловить, женщин держать, если вырываться будут, а если не нужны вам станут, то крыть их, чтобы детей рожали. Вы же долго жить будете, вам рабы нужны. Так Большой говорил.

– Так-то правильно он говорил. Нечего мне тут сказать.

Да уж, надо было сразу понимать, что Гаврила не просто так привёл толпу народа. Тут какая-то своя религия, безраздельное повиновение. Кто знает, во что это выльется в итоге. Я думаю время покажет.

– Вы великий горный дух? – мужики синхронно бухнулись на колени и лбами об пол. Бедные их кости.

– Да, я великий горный дух. Поэтому повелеваю – встаньте. Мне не раболепие ваше нужно, а верность. А теперь наблюдайте за мной дальше. Я ещё не закончил. – я повернулся, пошёл за трубой, правда, как её поставить до сих пор так и не решил. Хотя есть один вариант. Нужно поднять плиту с крыши, и установить трубу со второго этажа. Мне всё равно дымоход прорезать надо. Вся процедура не заняла много времени. Правда пришлось немного повозиться с точностью отверстия. Но я прорезал его постепенно, так что получилось практически без зазоров, а земной дух закончил дело. Поэтому теперь моя печь – настоящий монолит с домом. Всё это время строитель и камнетёс стояли и даже не пытались закрыть рты, мне показалось даже, что у них высохли языки. Ещё я заметил, что пои падаваны притыривают адамантовые стружки и куда-то прячут (ну не в жопу же запихивают), скорее всего в свои травяные тюфяки. Зачем они им?

– Мужики, можете не прятать адамантовые стружки. Вы всё равно не сможете их использовать. Они неразрушимы, как и все мои вещи. С адамантом могу работать только я. А вам придётся поискать материал попроще. – мужики повесили носы.

– Так, я же не сказал, что другие материалы сильно хуже! Вы просто сможете их обработать. Может быть вы сможете освоить титан или никелевые сплавы? Кто знает? – я подмигнул ученикам, – печь готова. Можно разжигать! Давайте, помогите мне принести дров.

Повеселевшие бородачи резво кинулись на улицу, видимо хвалиться увиденным и собирать хворост. Между тем, Кок продолжал крутить вертел, присматривая за кабаном, а остальные зачаровано смотрели на происходящее, и даже, как мне показалось, что-то напевали. Ну так ведь люди должны радоваться. А мне со второго этажа всё очень хорошо видно.

Я спустился в будущую кухню. Теперь она была ярко освещена кристаллами и выглядела просто эпично с новой печью. Теперь нужно ещё наделать столов, шкафов и прочего. Да и утвари побольше не помешало бы. А то у меня кастрюля да котёл, в котором ждут своего часа кабаньи потроха. Как бы не стухли, со всем этим моим строительством. С этими делами я совсем забыл про стёкла в дверцах печи. Хотя стёкла нужны не только для печи. Хотя с установленными источниками света, мне уже установка стёкол во внутренние двери не казалось такой уж правильной идеей. Лучше сделать красивую люстру из золота и адаманта. Вот это будет хорошо. Можно будет установить в неё кристалл с духом солнечного света, но скорее всего нет. Этот кристалл предназначен для тронного зала.

Я сходил на улицу и принёс котёл с потрохами. Ещё у меня оставалось немного лука, чеснока и всяких травок. Так что хороший ужин нам обеспечен. Жаль только, что так и нет никакой посуды…

Тем не менее, я накидал к порезанному ливеру лук, чеснок, травы, хорошенько посолил и затолкал накрытый крышкой котёл в печь. Из-за размеров печи, казалось, что котёл такой маленький и одинокий… пока я возился с котлом, подоспели Данила с Эйфелем. Они притащили кучу дров, как раз под стать печи. Только сейчас я подумал, что не плохо бы иметь топор. А у меня как раз есть запас орешника, для топорища и сырого камня, из которого я могу вырезать топор. Так же, как и кирку когда-то. С этой мыслью я вышел из кухни, взял подходящий камень, ореховый сук и вышел на улицу, где уже совсем стемнело. В будущем нужно будет сделать фонари, чтобы было не так мрачно. Сейчас дом возвышался серой монолитной громадиной, которая ночью представлялись какими-то руинами, которые даже мне казались мрачными. Даже отблески в оконных стёклах не меняли картины. Вот казалось бы – чёткий план того, что нужно сделать существует, но в ходе его выполнения возникает целая куча мелких вопросов, которые обязательно нужно решить. И вот хотелось бы всё решить по-быстрому, но все эти мелкие вопросы никак не дают закончить дело. Вот и сейчас – у меня только половина дома. Ко второму этажу даже не приступал, водопровод только наполовину, сточная яма вырыта и не доделана. А сейчас, когда пошли дожди заниматься ямой вообще стало опасно.

Мучая сознание мыслями о текущих делах, я продолжал вытачивать топор. Форму я придал топору старинную, с удлинённой бородкой и увеличенным обухом. Чтобы можно было не только рубить дрова, но и использовать топор как кувалду. Ручку выточил из самой толстого орехового полена. Короткую, изогнутую и ухватистую. Результат меня порадовал, так, что я решил сделать ещё один топор – валочный, с длинной ручкой и укороченной кромкой. Чтобы можно было глубже всаживать топор с одного удара. А после топора лесоруба я сделал ещё и мясницкий топор, с ровной и длинной кромкой, чтобы ровнее ложилась на колоду, и ручкой примерно такой же, как и у плотницкого топора. Обозвал их соответственно: топор столяра, топор лесоруба и топор мясника. Я разложил топоры, осмотрел их – удобные ручки, неразрушимые ручки, повышающие эффективность работы, сладкие, чёткие линии, и сказочная руническая вязь. Для меня, как для мастера не было ни чего лучше, чем видеть готовую работу.

И тогда я решил сделать ещё один топор, который так и просился в общий ряд – топор воина! И даже не топор, а целую секиру! Форму я решил придать круглую, с удлинёнными и отогнутыми бородками – спасибо пропердетым креслам за компьютером. Представление о том, каким должен быть топор воина я себе в общих чертах представлял. Поэтому то, что у меня получилось – было ни к чёрту. Красиво, но вот как это использовать? Поэтому я начал заново, но первоначальный вариант выкидывать не стал. Даже укрепил результат. Правда для древка пришлось использовать достаточно длинный кусок дерева, а потом ещё и противовес вешать. Я его сделал в виде брутального, загнутого шипа. В итоге получилось неплохо. Может быть потом сделаю гравировку и отделку золотом. Но пока у меня получился «Церемониальный топор». Потом можно будет повесить где-то на стене, для чего его использовать ещё я не знаю. А в качестве боевого тора я сделал топор, с облегчённым двойным, узким лезвием, чуть изогнутым книзу, достаточно узким, чтобы упростить проникновение и длинным, чтобы повысить эффективность, а также подобием тонкой глефы на верху, чтобы можно было не только рубить, но и колоть в случае необходимости. Крепление топора я сдала с помощью штифта через обух. Точнее мощной клёпкой, а не штифтом. Противовес тоже пришлось делать, то я его сделал в виде вытянутой капли, но без всяких шипов, чтобы не цеплялся ни за что.

Вот теперь точно всё. Я разложил своё богатство на земле и невольно залюбовался, и как оказалось, не я один. Один из мужиков стоял рядом и смотрел на топоры, с привычно опущенной челюстью. Значит нравится.

– Что, нравится? – повторил я свою мысль.

– Да, хозяин, – мужик излучал такое благоговение, что это было сложно скрыть, – научите меня?

– Я научу, но тебе придётся работать по-другому и с другими материалами, кроме того, придётся научиться добывать материалы. Согласен?

– Да мастер! Согласен! – Мужик бухнулся на колени, и его глаза буквально засветились огнём, – на всё согласен!

– Тогда я буду звать тебя Коваль. Будешь помогать мне создавать новые вещи, – мужик начал размазывать слёзы по заросшей роже, – построим мастерскую в подходящем месте, будешь приносить пользу. И вообще, ты чего ко мне подошёл?

– Мастер, Кок сказал, что кабан готов, нужно пойти и раздать людям еду. – Коваль поклонился мне.

– Хорошо, позови Данилу и Эйфеля из дома, я сейчас подойду.

Я собрал топоры и отнёс их в дом. Сейчас мне нужен только один, заодно и проверю, какой я «Мастер». Пока остальные устраивают танцы с бубнами около жареного кабана, я нарублю дров, и затоплю эту чёртову печь! Из-за которой никак не могу заняться другими делами. А их у меня ещё очень много!

Во время рубки дров у меня создалось ощущение, что я рублю не сухой бук, дуб и ещё чего-то в этом роде, а нарезаю шеф-ножом длинные огурцы. После удара топора оставался ровный срез, не знаю, то ли это из-за чрезмерной силы, или свойства адаманта, но теперь «рубить» ветки стало намного проще. Хотя скорее всего, я сейчас могу просто расщепить дерево руками. Поэтому нужно проверить работу топора на обычном человеке. А сейчас я закончу с печью, и утром проверим новые изделия, только на подопечных, а не лично.

В общем и целом – печь я загрузил дровами, вот только с огнём возникли проблемы. Своё огниво и кресало я отдал Коку, поэтому сейчас зажечь дрова было нечем. Да и с трутом проблемы. Можно, конечно, набрать соломы из тюфяков, но это не очень поможет в деле разжигания печи, если только не запихать тюфяк целиком. В любом случае, огнива у меня нет. Я смотрел на дрова, уложенные в печи, и отблески света от кристаллов играли на срезах, и коре дерева. Свет лизал дерево как настоящие языки пламени, связывая дрова чарующей сетью из искорок и нитей, въедающихся в дерево и растущих с каждым маленьким кусочком топлива…

– Поздравляю вас. Вы создали нового духа. Огненного Духа домашнего очага. – первый раз за достаточно долгое время подала голос Про.

– Привет, я уже думал, что ты всё. А ты тут, следишь за мной.

– Я могу исчезнуть только после гибели носителя.

– А вот такой вопрос, как бог я имею возможность возрождения. А как в этом случае быть с тобой?

– В случае временного отсутствия носителя я буду находиться в инфополе планеты и сохранять всю накопленную информацию до момента возврата в тело носителя.

– То есть, после возрождения я смогу узнать всё, что происходило без меня?

– Да, если в этом будет необходимость. Процесс познания будет проходить в медитативной форме.

– Не интерактивно?

– Нет. Разделение сознания в этом случае невозможно.

– Что ж, и на этом спасибо. Другой возможности сохранить сведения всё равно нет. Спасибо, – услышанное порадовало, ведь если случится так, что мне придётся сдохнуть, то потом не придётся расспрашивать всех о том, что происходило всё то время, пока меня не было.

– Про, а скажи мне, где происходит возрождение?

– Возрождение носителя происходит на вашем месте силы.

– Да, а где оно?

– Вам необходимо найти его, после инициации как Создателя этого мира.

– Инициации? Это как?

– Выполните поставленную цель.

– Это построить охренный дом и всякое бла-бла-бла, чтобы нравилось и главное не врать себе?

– Да.

– Исчерпывающий ответ. Давай я тебя ещё вот о чём спрошу – местные преображённые люди способны на самообучение?

– Да.

– Ты сегодня особенно многословна. А что является основой для самообучения?

– Ваши ученики хотят достичь вашего уровня.

– Но ведь им не доступна рунная магия и соответственно создание адаманта, так?

– Да. Но они будут к этому стремиться и компенсировать своим мастерством отсутствие божественной силы.

– Это хорошо. Нет предела стремлению к совершенству. Спасибо.

– А Огненный дух, что он может?

– Огненный дух родного очага поддерживает огонь в печи родного дома. Как Земляной дух нерушимых стен поддерживает крепость стен дома, Водный дух материнской купели поддерживает чистоту и здоровье хозяина дома, Дух Солнечного Света поддерживает свет и тепло в доме. Также духи могут создавать элементалей, помогающих в делах и функционировании систем дома.

– То есть так же, как я попросил создать водного элементаля, так я могу попросить создать огненного элементаля, земляного элементаля, элементаля света?

– Элементаля света вы не сможете создать. Вы можете попросить небольшую искру света и поселить её в кристалле, но не более того.

– А чем полезны элементали?

– Водный элементаль, как вы уже знаете, помогает перемещать воду, огненный элементаль помогает поддерживать огонь, земляной элементаль помогает удерживать конструкции, очищать воду. Искра Духа Света помогает поддерживать тепло и свет в новых домах, но расходуйте Искры с умом, Дух Солнечного Света должен восстанавливаться после отделения каждой Искры.

– А какие ещё могут быть духи?

– Всё зависит от вашей фантазии, но основных не много. Остался ещё дух воздуха, дух теней, а также всевозможные животные духи, но вам они не очень интересны. С ними будут работать ваши шаманы. Также есть духи природы – гор, леса, озёр, рек и так далее. Они существуют самостоятельно, и могут реагировать только на очень искренние просьбы.

– А духи мёртвых?

– Духи мёртвых могут существовать, но назначение их очень индивидуально. Управлять ими очень сложно.

– Надо будет не забыть об этом. А вот ты говоришь, что земляной дух может дать элементаля, который будет очищать землю. Это как?

– Элементаль земляного духа отделяет от воды все органические и неорганические вещества, и собирает их в земле.

– А если я поселю такого элементаля в своей выгребной яме то, что тогда будет?

– Вода будет очищаться и сможет уйти сквозь землю или в виде ручья, а всё кроме воды образует грунт и осядет на дно ямы.

– А попросить элементаля переместить землю из ямы на площадку я смогу? Допустим, чтобы использовать плодородный грунт?

– Можете, но тогда вам понадобится два элементаля в одной яме.

– Понятно. Буду думать.

Я отошёл он разговора внутри себя, и обратил внимание, что рядом стоит очарованный Кок.

– О, привет. Ты чего здесь, – я обернулся к повару.

– Мастер, это очень красиво и чарующе.

– Вот и осваивай аппарат. Только кормить духа огня не забывай, – я думал о том, чтобы поселить повара в своём доме. Но не бегать же ему по утрам, чтобы сделать мне завтрак?

– Спасибо Мастер, – было видно, что Кок как-то мнётся и чего-то стесняется.

– Говори, чего ещё?

– Мастер, люди ждут, когда вы разделите между нами пищу, – Кок как-то странно посмотрел на меня, прямо как мальчишка в детсаде.

– А ты почему не раздал им еду? Ты же повар? – я вполне искренне удивился.

– Мастер, люди ждут Вас. – не унимался Кок.

– Хорошо, сегодня я раздам еду и сделаю объявление, – я направился к двери, – кстати, в печи стоит котёл, не забудь через какое-то время проверить варево.

– Хорошо Мастер!

На улице, в свете кристалла около вертела с кабаном стояли люди. Они ждали меня, а мне некогда было им раздать еду. А если меня не окажется рядом? Надо что-то менять.

– Доброй ночи вам, любезные! – я поприветствовал присутствующих, – прежде чем разделить с вами пищу, хочу сказать вам кое-что. Вы не должны всегда ждать, что я всё сделаю для вас. Я рядом, но в силу того, что мир большой, а я один, то я могу быть далеко. И тогда вы сами должны принимать решения. Повар – кормить людей, ремесленник делать предметы, камнетёс заготавливать материалы, строитель строить. Я не могу одновременно быть рядом с каждым. Позже я поставлю алтари для каждой профессии, и через них вы сможете обратиться ко мне, а также вознести благодарность, если есть за что. Вы меня поняли?

«Да Мастер», «Да хозяин» послышалось со всех сторон…

– А теперь позвольте я разрежу этого кабана…

Поздний ужин прошёл достаточно весело и бойко. Это понятно, потому что люди уже начинают привыкать к такому бытию, да и сами они начали уже меняться. Голые вот только. Надо что-то с этим делать. Девушки становятся всё привлекательнее. Как бы не вышло чего. А планов на завтра – превеликое множество. Нужно будет показать, как и что делать, пусть начинают обучение. И я продолжу свои дела.


(обратно)

Глава девятая. Как доделать недоделанное? Или начать неначатое?


Появление источников света в комнате, да и огромной печи, от которой шло весьма ощутимое тепло совершенно изменило атмосферу в доме. Я уселся прямо на пол, и опёрся спиной о печь. Адамант сам по себе не холодный материал, но печь вообще делала его незаменимым в создании комфортных условий, и теперь приятно грела мне спину. Новые подмастерья что-то обсуждали между собой и показывали друг другу какие-то конструкции из палочек, камешков и ещё какой-то мелочи, девушки собрались кучкой в углу и что-то довольно громким шёпотом обсуждали между собой, я с ними ещё не общался, поэтому не знаю, о чём они могли бы разговаривать. Гаврила собрал возле себя «непосвящённых» и что-то очень важно им рассказывал. Дело было уже далеко за полночь, но люди были до сих пор активны. Яркий свет тоже не добавлял желания поспать. А как выключить, или хотя бы приглушить свет я не знал. Может быть получится лучше понять устройство кристалла? «Источник яркого света в темноте». Я же не рассматривал его внимательнее, даже когда делал клоны первого источника света. Свою функцию выполняют – и то хорошо. Теперь настало время изучить предмет глубже. Я присмотрелся к кристаллу – появилось описание. Я давно не пользовался этим умением, поэтому сейчас почему-то разволновался.

«Источник яркого света в темноте», внутри кристалла сформирован источник света. В качестве топлива используется малая часть энергии, излучаемой живыми существами. Самостоятельно накопленной энергии хватает на 10 дней. Управляющий орган отсутствует. Работа производится в автономном режиме.

– Про, не спишь? Нужна помощь. – я прикрыл глаза, чтобы не отвлекаться ни на что другое.

– Тор, я никогда не сплю. Чем я могу вам помочь?

– Я изучаю источник света, и у меня возник вопрос. – начал я своё повествование, но меня перебили.

– Да, я в курсе вашего вопроса. Источник яркого света в темноте может управляться, но для этого требуется сущность, близкая к источнику в энергетическом плане.

– Ты имеешь в виду Духа Солнечного Света?

– Его или его искру.

– Понял. Я должен подселить искру в кристалл, и тогда смогу управлять яркостью его свечения?

– Да. Но кроме того, одна искра Духа Солнечного Света может управлять несколькими источниками света в пределах видимости.

– То есть я могу попросить духа поделиться искрой, заселить её в один из четырёх кристаллов, и тогда будет возможно включать и выключать свет?

– Скорее делать его ярче ли тусклее.

– Хорошо. Я понял. Спасибо.

Всем хорош мой мир, но вот никакого описания к нему у меня нет. Да и не может его быть, на сколько я понял. Ведь это именно я развернул матрицу мира в сторону духов и рунной магии, также как мог заняться оперированием с сырой энергией или уйти полностью в механику, как на Земле. Зачем теперь пенять на нерадивых «бывших» хозяев, которые не снабдили меня инструкцией. Хорошо, что у меня есть Про, она собирает все сведения о мире и систематизирует, а я по необходимости могу воспользоваться этими сведениями. Это радует. Иначе как бы я со всем этим развивался?

Значит нужно попробовать попросить у Духа Солнечного Света Искру, и попытаться подселить её в кристалл. Я достал из сумки, которую всегда таскал с собой, и она теперь была изрядно потрёпана, кристалл с Духом солнечного света, и взяв его двумя руками, направил взгляд внутрь, туда где кружились яркие искорки, и сейчас Дух не слепил меня, позволяя обратиться к нему. Мысленно я попросил Духа: «Дух Солнечного Света, выдели мне одну свою Искорку, чтобы я мог поселить её в это й комнате». Искорки внутри камня забегали быстрее, закружились как в хороводе, и вдруг из общей массы выделилась одна малюсенькая искорка, и поднялась к вершине кристалла, образовав на его поверхности светящееся пятнышко. Дальше я действовал чисто интуитивно – встал подошёл к установленному на стене кристаллу, и прикоснулся кристаллом с Духом солнечного света к Источнику яркого света. Яркая искорка соскочила с кристалла Духа, и растворилась в Источнике яркого света.

И? Я мысленно поблагодарил Духа Солнечного Света, и присмотрелся к лампочке:

«Источник яркого света в темноте», внутри кристалла сформирован источник света. В качестве топлива используется малая часть энергии, излучаемой живыми существами. Самостоятельно накопленной энергии хватает на 8 дней. Управляется Искрой солнечного света. Подчинённых источников 0. Управление мысленное. Сменить на голосовое управление? Добавить источники света? Возможно добавить источников – 3.

Так, значит первым делом добавляем все источники в комнате, затем меняем управление на голосовое. Теперь имеем:

«Источник яркого света в темноте», внутри кристалла сформирован источник света. В качестве топлива используется малая часть энергии, излучаемой живыми существами. Самостоятельно накопленной энергии хватает на 7 дней. Управляется Искрой солнечного света. Подчинённых источников 3. Управление голосовое. Сменить на мысленное управление? Исключить источники света? Возможно исключить источников – 3.

Вот так вот лучше, теперь попробуем управление.

– Искра, потуши свет.

Свет, излучаемый источниками, стал намного менее ярким, что-то типа ночников. То есть сами источники было видно, но света от них почти не было. Народ сразу притих, и на меня уставились светящиеся огоньками ночников несколько десятков глаз.

– Тихо, народ, без паники!

– Искра, сделай свет чуть ярче.

Лампочки засветились немного ярче, но всё равно ещё недостаточно ярко.

– Искра, сделай свет ещё чуть ярче.

Теперь лампочки засветились так, что в помещении образовался романтический полумрак. При таком свете и поговорить можно, а если не хочется, то и уснуть такой свет не помешает.

– Искра, зафиксируй три положения: яркий свет, вечерний свет, выключено. Текущий свет – вечерний.

Управляющая лампочка чуть заметно моргнула. Значит приказ принят. Мне это теперь нравится!

– Гаврила, оставь паству, иди сюда! – я обратился к здоровяку, который сейчас больше напоминал проповедника.

Гаврила как обычно подскочил, и кинулся ко мне, кланяясь по пути.

– Гаврила, а чего ты нормально не ходишь, а гнёшься постоянно?

– Хазаина уважаемый! Гарила хазаина сильно уважаемый! – у меня аж глаз задёргался.

– Гаврила, ты чего так криво разговариваешь? Все уже нормально стали разговаривать, а ты как дикий какой объясняешься. – такого поворота я не ожидал.

– Незнай хазаина. Моя учись, моя старайся. Ноя не мочь сильно хорош говори. – здоровяк опустил голову.

– Так, значит поступим следующим образом, ты сейчас выбираешь себе двух женщин, и постоянно с ними разговариваешь, а они тебя пусть поправляют, у учат с тобой как нужно говорить правильно, ты понял? – я строго посмотрел на Гаврилу.

– Никак нельзя, хазаина, совсем никак низя, хазаина. Гарила плохо нет! Баба хазайский, Баба низя! Гарила хрен на баба нельзя стой, много баба говори, там баба трахай, ай как низя! Хазаин Гарила там убивай! Сосем убивай! – Гаврила бухнулся на колени, и начал кланяясь и бухаясь об пол лбом, бормотать одну и туже чушь… баба низя, баба хазайский…

Я стоял с открытым ртом, и не знал, чего сказать. Рассчитывать на Гаврилу я пока не мог, поэтому необходимо поговорить с другими персонажами.

– Кок, подойди ко мне, – я позвал повара. Он больше общается с обществом, поэтому мне он казался перспективнее.

– Да, Мастер. Чем я могу вам помочь? – Вот ведь, сама любезность. А Гаврила не пойми как разговаривает.

– Слушай, Кок, а что ха херню про баб сейчас Гаврила болтал? – я посмотрел на повара и прищурил один глаз, – секунду, Искра, сделай яркий свет.

Свет загорелся ярче, и атмосфера приняла более деловой вид.

– Мастер, эти женщины были предназначены для вас, поэтому никто кроме вас к ним не прикоснётся. – Кок щурился от яркого света, но говорил так, как будто вариантов развития событий больше нет.

– А если я прикажу каждому мужчине взят по две женщины и быть с ними? – я чувствовал, как начинаю закипать.

– Мастер, мы не посмеем! – Кок стоял бледный и начинал потихоньку трястись, в комнате стало так тихо, что было слышно, как упала капелька пота у одного из людей. Даже Гаврила, затих и перестал бормотать.

– Так, слушайте меня все, я приказываю, ПОВЕЛЕВАЮ вам – взять по две женщины, и быть с ними! Вместе работать, помогать друг другу, и, если придёт время, рожать детей! Всем понятно?! – ответом мне была гробовая тишина, кто-то тихо завыл, – Ещё раз спрашиваю, ВСЕМ ПОНЯТНО!?

Одна из девушек упала в обморок. Мужики стояли бледные, и не мигая смотрели на меня. Я уже тише, но со сталью в голосе произнёс:

– Если я говорю вам что нужно делать, значит такова МОЯ ВОЛЯ, и если вы НЕ ХОТИТЕ исполнять МОЮ ВОЛЮ, то я придам вас всех СМЕРТИ! Ибо лучше не иметь слугу вовсе, чем иметь слугу, который смеет ослушаться своего господина! – ещё одна девушка упала в обморок, вроде крепкие девки, а тут сплоховали, – Теперь вы меня поняли? Не слышу ответа!!!

Первым среагировал Гаврила. Он поднял голову от пола, и глядя на меня снизу вверх пролепетал:

– Хазаина! Гаспадына делай Гарила живой! Гарила убивай человеков за бабы! Гарила набирай карош быбы Хазаина! Великая горы Духа, Хазаина! Бабы должен Великий Дух! – из глаз раба текли слёзы…

Я положил ему руку на лоб, и мысленно приказал ему успокоиться. А затем я попытался понять его мысли, чувства. Но мысли у Гаврилы были непонятны для меня, хотя я не предполагал, что всё так легко получится. Поэтому не убирая руку с головы Гаврилы, я обратился к Про:

– Про, нужна помощь. – закрыв глаза я мысленно я обратился к интерфейсу, – помоги разобраться с мыслями Гаврилы.

– Тор, я не могу помочь вам в этом.

– Почему, ты же читаешь мои мысли? – я начал впадать в отчаяние. Если я не смогу решить эту проблему, то мне придётся исполнить свою волю. – Почему не можешь тогда прочитать его мысли?

– Потому, что он не принадлежит этому миру.

– А какому миру он тогда принадлежит? – я сожмурил глаза ещё сильнее, – Из какого мира он появился?

– Из вашего, Тор. Вы сами его придумали, как и Маатхи. Маатхи злой дух, Гаврила – жертва. Вы приняли решение, что душа Гаврилы должна вернуться в Мир, но её тут никогда не было.

– Поэтому он так странно разговаривает? – я начал понимать суть происходящего.

– Да, он не подчиняется системе, он подчиняется только вам. И не может ослушаться приказа, даже если вы его поменяете. Вы можете только сделать так, что ему не придётся нарушать ваш приказ. Или просто убейте его.

– А он может иметь потомство в этом мире?

– Нет. Он не вписан в матрицу этого мира.

– А если вписать? Я же смог разрушить неразрушимое? – я надеялся, что чудо произойдёт, и мне не придётся уничтожать соратников, к которым я начал уже привязываться.

– Используйте очки божественной силы.

– А что, так можно было? Чего ты сразу не сказала об этом?

– Это крайний вариант. И если вписать Гаврилу в матрицу мира не получится, есть риск разрушить матрицу.

Вот так дилемма. Разрушить матрицу. Как-то не очень звучит. Но ведь я бог, или где?

– Что произойдёт, если матрица разрушится?

– Хаос. Все принятые законы перестанут действовать, материи смешаются, возможен взрыв из-за нестабильности планеты.

– Да? Но я всё-таки попробую. – решимость переливалась через край. Я же смог перестроить кучу племён, неужели не смогу вписать одного гуманоида в матрицу мира? – бог я или где, твою мать!

Я мысленно представил себе всё то, что уже создал, и эту стройку, и каменоломню, и разрубленную гору, Маатхи, Гаррах. Всех своих духов, и призвал все свои внутренние силы, чтобы они помогли мне сделать задуманное. И потом начал представлять, как Гаврила помогает мне колоть камень, рыть ямы, ловить животных, строить дом. Я представил его с женой и детьми, он даже перестал быть похожим на обезьяну, а стал больше похож на остальных мужчин, я чувствовал, как тепло льётся через меня, проходит через руку, голову Гаврилы и растекается по этому миру… Свет погас.

Я очнулся, когда солнце ярко светило через узорчатые стёкла, ловко преломляющие прямые лучи, и рассеивающие их по всему помещению радужными солнечными зайчиками. «Красиво», подумал я.

– Примите мои поздравления, Тор.

– Привет, Про. Что произошло? Почему я отключился?

– Потому, что перегрузили сознание. Вы пытались охватить в нём весь мир. Ваших способностей на это пока не хватает. Энергии тоже.

– А почему я один? Где все?

– Молятся у вашего алтаря.

– В каком смысле молятся? Зачем? – я сел, и стал недоумённо оглядываться вокруг. Рядом, на полу лежали кусочки жареного мяса, половина зайца с кусочками плохо ободранной шкуры, какая-то птица с опалёнными перьями…

– Сколько я спал?

– Тридцать девять дней. Сегодня сороковой.

– Как символично. А чего так? Почему я так долго спал?

– Вам нужно было вернуть потраченную энергию. Молитвы вам сильно помогли. Через них часть энергии мира возвращалась в ваше тело.

– Мои люди помогли мне очнуться раньше?

– Да.

– Я могу их как-то отблагодарить?

– Да. Вы можете пожелать им повышения жизненных сил, улучшения самочувствия или чего-то в этом роде.

Я задумался, и понял, чего я пожелаю своим людям – повышения умственных способностей. Ведь додумались же они пойти молиться к алтарю, вот пусть и дальше продолжают в таком духе, ну и немного счастья тоже не помешает.

– Спасибо тебе, Про.

Я поднялся с пола, и направился к алтарю, проведать моих подданных. Но едва я прикоснулся к двери, как она открылась, и на самом выходе из комнаты я столкнулся нос к носу с высоким, не таким как я, но всё же, человеком, с правильными чертами лица, огромными мышцами, естественно, борода и волосы больше напоминали мочалку, но таковы реалии этого мира. Расчёску и ножницы я ещё не придумал. Самое интересное было то, что я не знал этого человека. Может быть за время моего «отсутствия» мужики так сильно изменились?

– Ты кто? – я решил не церемониться.

– Я ваш раб, Гаврила, господин, – проговорил мужик, и низко поклонился мне, – я рад, что вы проснулись!

– Я тоже рад, пойдём и остальных порадуем! – на этих моих словах новый Гаврила развернулся, и побежал на выход через открытые двери, и когда он выбежал наружу, то я услышал его громоподобный голос – «Возрадуйтесь, братья и сестры! Наш господин проснулся! Он снова с нами!». Следом за этим криком послышался радостный крик десятков глоток, мужских и женских. С этим нужно что-то делать.

Когда я вышел на свежий воздух, то первое, что я увидел – это буквально горы розового песчаника, причём камни были крупные, как раз строить стены. Ещё я увидел целый штабель орешника, кучу самородного золота и небольшую горку камней разного цвета. Потом я обратил внимание на то, что тут же недалеко навалена неплохая куча глины, откуда-то взялся песок. На дальнем плане стояло какое-то сооружение из камней. То ли пирамида, то ли мавзолей. Я не очень понял, что это. Ещё я увидел несколько «ножей» и «топоров» из камня, которые неизвестный рукожоп пытался сделать по примеру моих инструментов. Ещё я увидел неаккуратно содранные шкуры, а также заметил следы подметания вокруг прилегающей территории.

– Ну здравствуйте! Заждались? – народ повалил ко мне, как бурная река, но подбежав на расстояние нескольких метров, все как по команде бухнулись в землю лбом, как обычно это делал Гаврила. Я заметил, что все они изменились. Стали больше похожи на современных людей. Мужики стали более атлетичны и правильно сложены. Девушки, тут отдельная тема. Спереди я их не видел, но вот полтора десятка милых задниц сейчас торчали позади мужиков. И хорошо, что я вижу их сейчас со стороны спины, а не со стороны пяток. Это было бы полное фиаско. Нужно срочно делать одежду!

– Указ мой выполнили? – Гаврила поднял голову и посмотрел на меня.

– Какой указ, хозяин? – Вопрос был задан таким голосом, как будто говорил мне – мы тут все ноги стоптали, все глотки сорвали, а он про какой-то указ спрашивает!

– Я повелел каждому мужчине взять по две женщины и быть с ними. Работать вместе, обучать, и буде понадобится – размножаться. Не было такого? – я строго посмотрел на толпу, – Отвечай, Гаврила.

– Хозяин, мы не думали об этом, денно и нощно молились, чтобы ты вернулся к нам. – на Гаврилу стало жалко смотреть.

– Вы всё-таки ослушались меня? – я поднял руку и в ней материализовалось моё копьё, – отвечай!

– Ни как нет, хозяин, мы ждали года вы очнётесь, чтобы вы лично определили, какие девушки кому достанутся, – как же достаётся моему Гавриле. А сейчас он увидел зловещее копьё, с двумя божественными трофеями на древке, и скорее всего, он сейчас упадёт в обморок.

– Значит так, всем встать! – надо брать эту шайку железной рукой за горло, иначе уважать перестанут. Но на мой крик никто не отреагировал. – Встать я сказал!

Народ начал потихоньку вставать, с опаской поглядывая на меня и на копьё. Теперь все двадцать семь пар смотрели на меня. Мужики впереди, бабы сзади мужиков.

– Теперь мужики повернулись ко мне спиной! – я старался не то, что говорить, рычать, нагоняя ужаса на и так перепуганных людей, – видите перед собой двух девушек? Отвечать!

– Да хозяин. – голоса были напуганными, мне даже становилось их жалко, но по-другому сейчас было нельзя.

– Взяли за руки этих двух женщин, выполнять! – рычащий голос буквально звенел над лесом, – теперь разошлись в стороны, руки не отпускаем!

Тройки людей рассосредоточились по площадке. Теперь передо мной стояли девять троек перепуганных в край людей. Что ж, начало положено.

– Запомните свой выбор. Отныне вы муж и две жены. Вы всё должны делать теперь вместе. Муж делает, жёны помогают. Муж любит жён, жёны любят мужа и между собой не ссорятся. Уяснили? – я строго посмотрел на верноподданных, – кому ещё чего-то не ясно?

– Господин, мы всё поняли, – видимо раньше мужики не прикасались к девушкам, потому что сейчас стояли красные как раки, и некоторые в состоянии крайнего возбуждения.

– Гаврила, подойди ко мне, – я расслабился, голос больше ре рычал, а на копьё я опирался как на обычную палку.

Гаврила подошёл, держа за руки двух девушек. Если раньше они все казались мне одинаковыми. То сейчас это был не так. Тут было полнейшее разнообразие форм, цветов и размеров. Пока не было одежды, то в нашем нудистском поселении можно было рассмотреть каждую девушку, и определить, с какой достоверностью она понравится в дальнейшем. Вот и на Гаврилу сейчас было жалко смотреть, не знаю, как он отбирал этих девушек, но теперь всего лишь держа их за руки, он тяжело дышал, а его достоинство шлагбаумом смотрело в небеса, да и девушки шли румяные, то и дело прикасаясь к себе в низу живота, видимо не понимая, что с ними происходит, и периодически поглядывая да достоинство местного великана. А Гаврила так и остался самым крупным из всех мужчин поселения. Да и девушек он выбрал себе под стать. Довольно крупные, высокие, круглозадые, с полными лобками и небольшими животиками, груди буквально торчали сосками вперёд, и их небольшой размер (примерно второй по Земным меркам) ничуть не диссонировал с крепкими бёдрами и остальными прелестями. Что касается тел – то девушки были словно близняшки, а вот физиономии совершенно разные. Одна была почти блондинка, со светло-русыми волосами, и круглой, можно сказать почти славянской мордашкой, а другая была скуластая, черноволосая, со скандинавскими чертам лица. Они настолько хорошо дополняли друг друга, что казалось, будто не Гаврила уцепил первых, стоящих сзади него девушек, а они сами встали сзади него, по каким-то своим соображениям. Может быть дело в том, что перед тем, как вырубится, я успел отдать приказ выбрать себе двоих женщин? И они, женщины, этот приказ помнили, и поэтому за время моего «отсутствия» выбрали себе мужчину? Кто знает, бабы они такие – коварные.

– Расскажи-ка мне, друг любезнейший, а чего тут понавалено, да понаделано? – я поднял одну бровь и посмотрел на Гаврилу.

– Хозяин, так мы видели, что вам розовые, большие камни нравятся очень, и твёрдое дерево тоже. А коваль сказал, что вы любите жёлтые и прозрачные камушки. Мы думали, что если наберём побольше всего, то вы скорее проснётесь, – Гаврила покраснел ещё больше.

– Ну вы молодцы, а что за постройка каменная? – я указал рукой на непонятное сооружение.

– Это Эйфель с Данилой неподходящие для вас камни забирали, и пытались из них дом построить. Их один раз их даже завалило. Мы их целый день тогда откапывали. Если бы не волшебная вода – померли бы ребята, жалко их было. – Гаврила хлюпнул носом.

– Вон там вода, около алтаря? – я показал рукой на купель

– Да, хозяин, простите нас, мы не хотели трогать вашу воду, но так жалко было Эйфеля и Данилу. Они белые совсем уже были, поломанные все. А мне голос в голове сказал положить их в воду, – Гаврила повесил и голову, и шлагбаум свой.

– Голос? Подожди немного. – я мысленно обратился к Про, – это ты ему сказала запихать безнадёжных пострадавших в купель?

– Нет. Я могу обращаться только к вам.

– Понял, спасибо.

– Гаврила, а чей голос то был в твоей голове? – я посмотрел в глаза своего будущего жреца.

– Ваш, хозяин. Я возле алтаря молился и пытался набрать воды, чтобы омыть Эйфеля, он совсем плохой был, почти не дышал уже, а тут голос в голове сказал – «Какого хера ты творишь! Запихай их в купель». Я не знаю, что такое купель, поэтому решил положить их в вашу воду. – Гаврила опустил глаза в землю, и начал гонять пыль ногой, совсем как мальчишка.

– А почему ты решил, что голос мой? – Гаврила поднял взгляд,

– Так только вы разговариваете. Мы так не умеем. – взгляд снова упал в землю.

– Гаврила, отныне ты будешь моим жрецом. Твоя задача – доносить до всех мою волю. Сейчас нас мало, но со временем станет гораздо больше. И ты начнёшь династию Жрецов. Как Коваль – кузнецов, Эйфель – строителей, Данила – камнетёсов, а Кок – поваров. Но ты всегда будешь выше, чем они, потому что их создал Мир, а тебя создал Я. Ты меня услышал?

– Да, хозяин. – Гаврила посмотрел на меня благодарными глазами.

– Ты будешь жить возле меня, под одной крышей, а твои жёны будут помогать мне по хозяйству. Поэтому для вас мы сделаем помещение в большом доме. Теперь иди и делай мне маленьких жрецов, но сначала позови мне Кока.

– Хорошо хозяин, но трогать женщин можно только если они вам не понравились, мы долго думали над вашим приказом, и решили, что можем взять себе жён, но только если они вам не понравились. А вы их даже не пробовали. – Гаврила посмотрел на меня умоляющим взглядом.

– Мне их что, съесть надо? Чего ты от меня теперь хочешь? – я посмотрел на Гаврилу строгим взглядом.

– Нет, не надо их есть. Есть человеков плохо, мы об этом тоже думали, вам их трахнуть нужно. Если не понравится, отдадите нам. А понравится себе оставите, – Опять этот умоляющий взгляд.

– Про, это что за нововведение?

– Это так мироздание отреагировало на то, что вы вписали в него Гаврилу. Теперь он принадлежит к племени, из которого привёл людей, а он там главный. Теперь его слово для этого племени закон. Перед вами стоит выбор – или принять право первой ночи, или уничтожить это племя, и завести себе новое. Не переживайте, вам нужно только приказать, и они сами себя убьют.

– Про, а тебя кто разрабатывал? Там Геббельса не было случайно, или Менгеле?

– Таких разработчиков ядра я не знаю. Но в империи к подобным вещам относятся достаточно прагматично. Поэтому я рекомендую неудобное племя уничтожить, и найти новое.

– Ладно, разберусь.

– Гаврила, а если я просто скажу тебе, что они не нравятся, даже чисто внешне? Тебе этого будет достаточно, чтобы забрать их себе? – теперь я умоляюще посмотрел на слугу.

– Нет, хозяин, вы должны их попробовать, только так вы сможете понять – нравятся они Вам или нет. И для меня будет честь сказать всем, что вы благословили утробу моих жён. – Гаврила поднял нос так, как будто он тут теперь самый главный визирь при самом крутом султане.

– Ладно. А мнение женщин ты будешь спрашивать? – Я посмотрел на двух мощных «красоток».

– А зачем? Они выполняют волю старших. Это же женщины, – Гаврила посмотрел на меня с недоумением, – они рады, что на них обращают внимание.

– Да Гаврила, неандертальцы из вас ещё не выветрились… – я покачал головой, конечно, формы меня заводили, к тому же мне хотелось «попробовать» тёток, но блин, возводить это в ранг благословения? Это уже слишком. А пойдёт развитие мира по такому пути, по какому не хотелось бы совсем. И будут у меня жрецы – благославлятели, – Гаврила, пойми меня, я не хочу, чтобы это становилось традицией. Я могу понять, что вы просите меня попробовать совершенно конкретных восемнадцать женщин, но я не хочу, чтобы потом появились ещё какие-то женщины, которых тоже обязательно необходимо благословить. Ты меня понял? Я не хочу в своём мире права первой ночи.

– Да хозяин, но этих вы попробуйте обязательно. Я специально для вас их отбирал. – Нет ну такого щенячьего взгляда я давно ни у кого не видел.

– И когда мне их «благословлять»? Дел полно, я сейчас одну для тебя «благословлю», так потом за мной весь табор бегать будет! И как их у тебя зовут? – я осмотрел ещё раз обеих красавиц.

– Как зовут? Эта Белая, а вот эта – Чёрная. А зачем им имена? – Гаврила как-то странно пожал плечами.

– Затем, что мы люди, а каждый человек – личность. А у личности должно быть имя!

– Вот ты, – я посмотрел на блондинку, – милая девушка, твоё имя отныне Мила.

– Спасибо, господин, – блондинка немного стыдливо порозовела.

– А ты, – я повернулся к брюнетке, – напоминаешь мне скандинавскую медведицу, будешь Урсула.

– Спасибо, господин, – брюнетка посмотрела мне в глаза с каким-то вызовом. Я даже не ожидал такого поворота, это мы сейчас исправим!

– А знаешь, Гаврила, я, пожалуй, выполни твою просьбу! – Я продолжал смотреть в наглые глаза брюнетки.

– Ты, ныне наречённая Урсула, пойдёшь со мной! – В наглых глазах брюнетки как-то сразу погасли все искорки, и она поняла, что дерзить господину даже во взгляде не очень безопасно. – Что стоишь? Пошли!

И я пошлёпал в дом. Настроение было препаршивейшее. Ну вот зачем мне всё это было надо? Но тут как говорится – назвался груздём – прячься крепче, пока не подрезали. Я шёл через холл, по направлению к ещё не освоенной большой комнате. Тут я планировал сделать личные покои жреца и алхимика-повара, а сейчас это был просто залитый солнечным светом зал, окон тут было больше, чем в кухне, поэтому игра света на стенах и полу была просто великолепна, такого светового шоу я ни где ещё не видел. Изменённое рунами стекло полностью меняло свет, проходящий через него, разбивая его на компоненты, и играло всеми красками спектра. Но у меня тут совершенно другое дело.

– Заходи, сказал я Урсуле, – метнув на неё жёсткий взгляд. Прежней горделивости было уже не заметно, а трясущиеся коленки было трудно скрыть, – заходи, я приказываю!

– Простите мою дерзость, господин! – я ещё раз посмотрел на трясущуюся девушку, схватил её за руку, и впихнул в помещение, затем закрыл дверь на засов. Мало ли, не люблю слишком любопытных граждан.

Жалко, что в комнате не было ничего, даже пучка соломы, ну да ладно, и так сойдёт. Как же всё это мерзко, но деваться некуда, нельзя оставлять дерзость безнаказанной. Потом это плохо заканчивается. Я взял деваху за руку и подтащил к окну.

– Обопрись о подоконник! – я развернул её с себе шикарным задом. Всё. Теперь будет дело, обратно пути нет! Урсула положила обе руки на подоконник, и спина выгнулась дугой, как у кошки. Нет, так не пойдёт! Я взял её одной рукой чуть выше бедра, а другой надавил на спину, отчего девушке пришлось прогнуть спину так, что она стала доступнее, да и привлекательнее намного.

– Вот так стой! – Я расстегнул штаны, и они свободно сползли на пол. Мне не хотелось уродовать молодую женщину, поэтому я раздвинул пальцами половые губы, и начал массировать там, чтобы выделился сок, хотя как оказалось, там и так всё было уже готово. Возбуждение уже дало о себе знать, поэтому я, максимально себя сдерживая, и помогая себе рукой, пропихнул член в девушку. Всё что могло меня сдержать, сразу порвалось, девушка издала негромкий крик. Стараясь не навредить, и помня про свою нынешнюю силу, к тому же и длительное воздержание дало о себе знать, буквально в несколько движений я кончил в несчастную девушку, которую всю трясло от страха. Но остановиться я не мог. Глупая гордячка попала по самые уши. Так как одного раза мне оказалось мало. Хотя второй, а потом и третий раз также продолжительностью не отличались, да и мен приходилось сдерживаться, и даже ограничивать себя рукой, чтобы не зайти слишком глубоко и не порвать девушки все органы. После третьего раза я успокоился и отпустил Урсулу. Она села на пол около окна, её мелко трясло, а по щекам текли слёзы. Это было мерзкое, узаконенное изнасилование, которое было противно всей моей сущности, но я не мог не наказать несчастную, как бы жалко мне её не было. Если у руля стоит слабый человек, то вся машина рано или поздно пойдёт не по тому пути.

– Ты поняла, что ты сделала не так? – я строго, как только мог в данной ситуации, посмотрел на бедную женщину.

– Да, господин, я не хотела дерзить вам, я подумала, что вы слабы как мужчина, поэтому и не хотите пробовать нас, – девушка начала рыдать навзрыд. Это было уже слишком. Не хватало только ещё начать успокаивать её и расписаться в своей слабости. Надо принимать радикальные меры!

Поэтому я подошёл с плачущей, приподнял ей голову за подбородок, и глядя в глаза сказал:

– Я испачкал об тебя член. Помой его. И сунул ей вялым членом, вымазанном в крови и сперме в лицо, – видимо радикальные меры всё-таки подействовали, и девушка перестала плакать.

– А как? Тут нет воды. – она удивлённо посмотрела на меня.

– Языком. Или хочешь опять поспорить? – девушка аккуратно, чуть касаясь стала облизывать член, от чего он постепенно начал оживать. Но ещё раз заходить в Урсулу я не собирался, поэтому если получится, то закончу так. А Урсула, между тем, совсем успокоилась, и теперь с удовольствием облизывала и массировала мой член, который был уже чистый. Блин, четвёртый раз может быть долгим, но она не отпускала меня. Их на генетическом уровне что ли учат член сосать? В конце концов деваха доигралась, и я всю её уделал спермой. «Окропил», так сказать. Теперь я уже одел штаны, и отойдя на несколько шагов повернулся к ней снова. Теперь она выглядела не так, как каких-то двадцать минут назад. Никакой дерзости во взгляде, никакого сомнения. Лицо и грудь перепачканные спермой, кровь вперемешку со спермой вытекла и перепачкала её бёдра. Блядь, как я мог сотворить такое с несчастной девушкой? Да я никогда и пальцем не трогал женщин, приметь к ним силу считал последним паскудством в мире. А сейчас оттрахал несчастную в воспитательных целях. Может быть Про была права? Вырезать всех их на хрен, и найти другое племя? Но ведь мы не ищем лёгких путей, и теперь пожинаем плоды содеянного. И вот теперь я – почти Бог этого мира, стою, и смотрю на девчонку, которая настолько привыкла к Богу, находящемуся рядом с ней постоянно, что стала считать его ровней себе. Может быть я и прав, но, блядь, как мерзко на душе. Я бы сейчас выпил… А ведь это мысль!

– Иди искупайся в купели. Придёшь в себя, – я повернулся к девушке спиной, и отправился в подвал.


(обратно)

Глава десятая. На грани добра и зла.


Абсолютное эмоциональное опустошение, омерзение, ненависть к себе и осуждение за поступок – вот единственное, что сейчас было во мне. И желание было только одно – забыть всё. Давно я не чувствовал себя настолько плохо. С таким поганым настроением я спустился в подвал. Яркий свет от кристаллов немного развеял мои мрачные мысли. Воспользовавшись моментом, я попросил у Духа Солнечного Света ещё одну Искру, и подселил её в светильник подвала. Теперь свет можно было убирать или делать немного тише. Ведь тут предполагалось хранение продуктов, поэтому лишний свет совершенно ни к чему.

Мой большой кувшин был закрыт толстой крышкой, а хитрая система из золотых трубок и плошки с водой уже не подвала признаков жизни. Значит процессы все уже завершились. С момента заливки сока прошло уже почти два месяца. Это Гаврила, мудак, от него одни проблемы! Столько времени потерял, столько дел наделал нехороших. Он как моё альтер эго. Я хочу спокойствия и мирной жизни, а этот гад толкает меня на насилие. Я же ведь даже не спросил у девчонки – почему она стояла и ухмылялась? Может быть он наговорил её гадостей про меня. Он ведь постоянно со всеми «беседует», а теперь я его ещё наделил полномочиями «верховного жреца», и правом говорить от моего имени. Правильно ли я поступил? Разве можно в таком молодом мире давать кому-то право решать что-то от имени высшего существа этого мира?

Я сел на прохладный пол рядом с кувшином и открыл крышку. Мне в нос ударил яркий ягодный аромат с нотками вина и полевых цветов. Такой знакомый и такой забытый. Когда-то мне приходилось бывать на виноградниках, и вина вкуснее, чем налитого из бочки прямо в подвале. На меня навалились воспоминания. Я постоянно гнал от себя тени прошлой жизни, но сейчас, сидя около открытого кувшина, и вместе с ароматом вина вдыхая свои воспоминания. Вспомнил, как на очередном семинаре, в одной из Европейских столиц, познакомился с будущей женой, как провалился в чувства на четвёртом десятке, как бросил всё и начал жизнь с любимой в другом городе. Вспомнил, как начинали первые шаги мои дочки, как лежал с ними в больнице. Колючий ком застрял в горле. Как я ни хотел вспомнить что-то плохое, но ни чего плохого не вспоминалось. Только хорошее, только рвущее тоской изнутри, первый раз с детства захотелось разреветься. Плохой получился опыт. Зачем я так обидел Урсулу? Если подумать, то ведь это поганец Гаврила подтолкнул меня к этому поступку. Надо обязательно выпить. Может получится отвлечься от тяжёлых мыслей? Жаль, что нет с собой никакого стакана. Хотя я всегда могу сделать себе стакан. Я залез в сумку (всегда ношу с собой) и поискал кусок золота. Какие-то кусочки остались, но на стакан точно не хватит. Значит нужно идти наверх, и взять пару кусков золота. Мужики там натаскали откуда-то. Да и сам я сделал запас. Сижу тут ностальгирую уже часа два.

Я закрыл бочку, и рывком встал с пола. Ноги не шли на улицу, мне очень не хотелось встречаться ни с Урсулой, ни с Гаврилой. Ну вот совсем не хотел. Перед Урсулой мне было стыдно, а Гаврилу я просто не хотел видеть. Но тем не менее выйти придётся. Проходя мимо большой комнаты, я увидел, что дверь приоткрыта. Заглянув в залитую светом комнату, я никого там не увидел, только пятна на розовом, матовом полу. Жаль, что всё это правда, я хотел бы, чтобы всё было сном или пьяной фантазией. Но нет, надо идти дальше.

Уже подходя к выходу из дома, я услышал какие-то громкие голоса. В основном один голос. Я подошёл с двери, и не выходя на улицу, прислушался к разговору через приоткрытую дверь.

– Ты посмела разгневать хозяина! Ты смеялась над ним! – напрягался Гаврила

– Я покаялась, но он не хотел слушать меня! – Это уже Урсула.

– Замолчи, несчастная, или я заставлю тебя заткнуться! – послышался звонкий шлепок, сопровождающийся коротким вскриком. Он её бьёт, что ли?

– Я не сделал ни чего плохого! – опять Урсула.

– Я сказал тебе молчать, – послышался глухой удар, и какой-то нехороший вскрик женщины.

– Братья и сестры! Внемлите мне! Эта недостойная сестра наша унизила и расстроила нашего господина, великого, могучего и достойнейшего из господ, нашего господина Тора! – послышались приглушённые голоса небольшой толпы.

– Именем Господина нашего, приговариваю эту мерзкую тварь к поруганию и смерти! – послышался измождённый голос Урсулы – не надо! Я ничего не сделала!

Всё, хватит! Я решительно вышел из дверей. Мне предстала жуткая картина: между купелью и входом в дом, на ровной площадке лежала, опираясь на локоть, избитая, вся в крови и синяках Урсула. Дудя по запёкшейся крови на бёдрах – до купели она так и не дошла, а перед ней, с моим церемониальным топором, поднятым над головой, стоял Гаврила. И судя по всему, сейчас он её прибьёт.

– Стоять, урод! – заорал я не своим голосом, Гаврила вздрогнул, и не опуская топор, повернулся ко мне.

– Хозяин, она согрешила, и я приговорил её твоим именем! —решительным голосом прокричал Гаврила.

– Никто не смеет говорить от моего имени, кроме меня, падаль! – я перешёл на рык, я буквально почувствовал, как ярость захлёстывает меня.

– Но это уже свершилось, и я закончу казнь непотребной девки! – не слушая меня прокричал Гаврила.

Он снова повернулся к Урсуле, и ещё выше поднял топор.

– Так значит я остановлю тебя! – в моей руке материализовалось копьё, и я, не раздумывая ни секунды, метнул его в ненавистного мне раба. Копьё подлетело вверх, и по параболе устремилось к цели. Топор палача уже пошёл вниз, когда копьё вонзилось в грудь Гаврилы, пробив его насквозь. Руки палача обмякли, и он уронил топор, едва не задев несчастную, поруганную девушку. И в это момент молния ударила прямо в голову, изумлённо смотрящего на меня, Гаврилы. Раздался оглушительный грохот, и все зрители в ужасе попадали на землю, а вместо головы бывшего верховного жреца теперь красовалась разорванная, обугленная головешка. С глухим звуком тело мужчины упало на землю.

– Я тебя породил, я тебя и уничтожил! – я поднял руку, и копьё мгновенно оказалось в ней. Я сжал вибрирующее древко, и произнёс жутким, даже для меня самого, голосом:

– Есть ещё желающие говорить от моего имени? – я оглядел прижавшихся к земле людей, в лицах и глазах который читались только ужас и повиновение.

– Спасибо, что остановил его, Мастер. – проговорил вдруг Кок, – теперь возьми и съешь его сердце. По нашим традициям ты станешь вождём нашего племени, и никто больше не будет перечить тебе!

– Кок, ты ещё не понял? Нет больше ни каких ваших традиций! Теперь я в этом мире закон и традиция! Только я буду решать, что правильно, а что неправильно! Вы меня поняли? Вы все меня поняли?

– Да, Мастер, – ответил за всех Кок, и встав на колени приклонил голову, его примеру последовали все остальные.

Я подошёл к телу жреца, и копьём рассёк его грудь, откуда тут же пошёл пар – на улице было прохладно. Я засунул руку в грудную клетку, нащупал там сердце и резким рывком вырвал его из груди, крепко сжав в руке. Я смотрел на противный мне кусок плоти, и чувствовал, как под давлением пальцев, сердце становится всё твёрже и меньше, пока оно не превратилось в крупный, примерно с голубиное яйцо, кристалл. Чёрный, прозрачный кристалл, с золотыми проблесками внутри… Я внимательно посмотрел на камень и увидел: «Кристалл чистейшей воды. Лесть раба» позволяет разоблачить лесть, предугадать помыслы. Я залез в сумку, и достал оттуда корону. Кристалл удобно лёг в один из зубьев, и оплыл золотом. Теперь остался только один пустой слот. Я взглянул на корону:

«Незавершённая корона молодого бога Тора. Символ его власти и могущества. Трепещите неверные!»

Будучи одетой на голову Тора, заставляет всех разумных планеты испытывать благоговейный ужас и желания подчиняться.

Улучшает взаимодействие со всеми формами жизни.

Инкрустированные камни:

«Камень души Маатхи» позволяет мгновенно пополнить запас энергии в случае её критического падения.

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи», позволяет воспользоваться силой Маатхи в критической ситуации.

«Кристалл чистейшей воды. Благодарность Маатхи за приношение» позволяет видеть сокрытое, различать истину.

«Кристалл чистейшей воды. Лесть раба» позволяет разоблачить лесть, предугадать помыслы»

«»

Возможно пополнение только камнями божественного уровня

Непередаваемая, невозможно потерять.

Я ещё раз посмотрел на корону, и одел её на голову. Больше я не буду снимать её с головы. Не хочу снова попасть в сети льстецов.

– Про, объясни мне, что это сейчас было?

– Конкретизируйте вопрос.

– Почему Гаврила решил убить Урсулу?

– Тор, вам должно быть виднее. Это же ваше альтер-эго. Подумайте сами – ваши страхи, то есть Маатхи, разорвали ваше альтер-эго, всё, что было плохого – зависть, злоба, подхалимаж, желание услужить, ревность, порочные желания. Не так ли? Ведь ни чего такого в вас не было, и Гаврила воплотил в себе весь ваш негатив. Вы уничтожили свои страхи, но по доброте вернули жизнь разумному, но вы не знали его истинную суть. Теперь вам придётся бороть в себе эти проявления, так как накопитель негатива вы только что уничтожили.

– Ты хочешь сказать, что Гаврила хотел убить Урсулу из ревности? Но он же сам подталкивал её ко мне?

– Он сам хотел поступить так с ней, но не смел из страха перед вами. А когда вы не вышли вместе с ней и не заступились за униженную женщину – то он решил отыграться на ней, заодно убрав источник раздражения своего господина.

– То есть он был верным слугой, но слишком порочным?

– Да.

– Это печально. Спасибо Про.

– А почему ты не могла предупредить меня?

– Я не делаю прогнозов, я только анализирую события.

– Понял, спасибо ещё раз.

Придя в себя, я ещё раз оглядел стоящих передо мной людей. Я пытался рассмотреть каждое лицо, запомнить каждое выражение глаз. Понять, что в них такое таится? Нет ли ещё одного «Гаврилы».

– В начале было слово, – я произнёс первые слова Земной библии, – и имя это Бог!

Люди смотрели на меня не мигая. Если взглянуть на сцену со стороны, то будет интересная картина: вокруг небольшой площадки стоит группа людей, а в центре лежит распоротое тело с отожжённой головой, избитая и окровавленная девушка, и над ними стоит здоровенных мужик, единственный в одежде, с грозным копьём, и рассказывает людям Слово Божие.

– Всё начало через Него, и без Него ничто не начало быть, – я вспоминал по памяти, что мог вспомнить, – В Нем была жизнь, и жизнь Его была свет человеков.

Люди переглядывались, не понимая, что происходит, но продолжали слушать.

– И свет во тьме светит, и тьма не объяла его, – тут я прервался. И самым злым своим взглядом посмотрел в глаза каждого человека, который окружал меня.

– Я Ваш свет, твари! Я ваш закон и ваши традиции! Кто хочет следовать традициям племени – я подарю только смерть, кто хочет жить со мной и развиваться – я подарю знание и силу. Слышите меня, твари? -мой голос звенел, казалось, что природа замерла, даже ветер перестал дуть.

– Если у кого возникают проблемы и непонимание – вы должны прийти ко мне, – ярость во мне просто закипала, – а если вы попытаетесь решить что-то также как этот недостойный червь, – я показал рукой на труп раба, – то вот посмотрите, какое вознаграждение вы получите!

Толпа стояла безмолвно, словно соляные столбы.

– Теперь возьмите эту падаль, отнесите на тысячу шагов от этого места, и сожгите. Я не хочу, чтобы даже пепел напоминал мне о том, что я создал такую мразь! – мужики кинулись к трупу, схватили его за руки и ноги, и быстро утащили куда-то в лес.

– Женщины, помогите вашей сестре. Проводите её в купель и омойте раны. – я повернулся, и ушёл в подвал, прихватив с собой несколько кусков золота, и горсть мелких камней. Мне нужно было расслабиться.

Теперь, когда источника беспокойства больше нет, я могу заняться развитием своего поселения, формированием законов, развитием технологий, быта, и никто больше не влезет между мной и моими целями с какими-то традициями племени.

– Господин, – меня окликнул женский голос, и я обернулся. Сзади меня догнала Мила, – а мне теперь что делать?

– Тебе? Будешь пока помогать мне вместе с Урсулой. Потом я найду вам мужа, – я уже собрался идти дальше, но Мила не дала мне сделать этого.

– Господин, можно мне пойти с вами? – Мила так прелестно покраснела, что у меня не осталось сомнений в её намереньях.

– Зачем? Я сегодня больше не хочу женщину, – желания никакого не осталось, тем более после двойного происшествия с Урсулой. Да и само изнасилование, по-другому не скажешь, сильно повлияло на моё желание общаться с женщинами в ближайшее время. Я теперь понимал, что это именно Гаврила создавал ситуацию, когда я должен был воспользоваться правом «Первой ночи», но мне этого не очень хотелось. Так как подобной традиции я не собирался заводить.

– Я просто посижу рядом, посмотрю, что вы делаете, пожалуйста, не оставляйте меня одну! – на глазах девушки появились слёзы, а это уже секретное оружие каждой женщины, и ему трудно противостоять.

– Хорошо, только не мешай мне.

И я пошёл в подвал, где меня ждал огромный кувшин с вином. Сзади шлёпала босыми ногами Мила. Как же она будет голой задницей сидеть на плитах подвала? И проходя мимо кучи своего барахла, я взял с собой оленью шкуру, которая когда-то служила мне постелью. Внизу, я расстелил шкуру возле кувшина, она была довольно большая, и места на ней хватило бы на двоих с лихвой. Поэтому я спокойно уселся на край шкуры, и указал рукой на противоположный край Миле. С этого монета я просто забыл про неё. Потому, что хотел отвлечься от событий сегодняшнего дня, и сделать себе, наконец, чашу, чтобы насладиться чудесным напитком.

Несколько самородков я просто слепил вместе, а потом скатал из них шар. Вытянул толстую ножку, сделал основание, а потом пальцами вытянул саму чашу. Объём получился как у неплохого такого винного бокала. Пока бокал выглядел криво, но в другой стороны – и из такого можно выпить вина. Но если быть откровенным – то мне нравилось создавать предметы, поэтому я принялся выглаживать, выравнивать свой кубок, пока он не принял более-менее правильные очертания. Затем я решил выдавить изнутри рисунок, точнее капли, символизирующие кровь, чеканка мне пока была недоступна, но кое-какие мои инструменты для этого вполне подходили. Потом в выдавленных каплях я проколол шилом отверстия, которые развальцевал тем же шилом, и вставил некрупные красные камни, судя по всему рубины в образовавшиеся отверстия. Золотые края аккуратно прижал к камням. Получилось так, как будто по бокалу стекают красные капли, и сквозь эти капли проходит свет. Не представляю, насколько высокохудожественно у меня получилось, но мне понравилось. Теперь осталось только закрепить результат – и можно приступать к угощению!

По краю чаши я нанёс руны: «Кубок горькой печали тора. Делает настроение лучше, помогает справится с неприятностями. Нейтрализует яды. Прочный». Чаша немного просверкала в руках, приняла правильную, пузатую форму, даже камни вставленные в стенки чаши приобрели правильную форму и стали прозрачнее. Теперь чаша стала выглядеть очень достойно! Не кубок, а мегадевайс!

– Какой он красивый, Господин! – я только теперь понял, что меня сзади чуть ли не обнимает Мила, разглядывая через плечо, чем я занимаюсь.

– Фу ты, я уж и забыл про тебя! Ты ещё здесь? – а посмотрел через плечо на девушку.

– Да, Господин! – девушка безо всякого стеснения продолжала обнимать меня сзади.

– А ты вот скажи мне, душа девица, почему Урсула так дерзко повела себя со мной? Я раньше ни от кого не замечал такого? Что произошло утром? – я строго посмотрел прямо в глаза девушке.

– Господин, наш хозяин, Гаврила… – начала рассказ девушка.

– Постой, постой, ты сказала хозяин? – мне стало сильно интересно развитие этого разговора.

– Да, Господин, Гаврила сказал всем мужчинам, что женщины, которых им дали вы, теперь принадлежат им. Вот только трахать не разрешил. – девушка покраснела.

– Почему так? – я совсем перестал жалеть, что прибил этого гада.

– Он сказал, что только Великий Дух Гор имеет право открывать девушек. И если не оставит девушку после этого себе, то с ней можно делать всё что угодно. – Мила опустила глаза.

– Всё что угодно? Даже убить?

– Мила слегка кивнула головой.

Да уж. Дай человеку немного власти, и сразу поймёшь, кто он такой. Я вертел в руках кубок, и думал о вывертах этого мира. Все мысли, хорошие и плохие моментально реализуются миром. Если я вдруг стану одержимым какой-то манией, то где-то обязательно появится материальное воплощение этой мании. Как же начать контролировать свои мысли? Я вот постоянно вспоминаю о детях, а если это повлияет на их судьбу?

– Про, ответь мне на один вопрос.

– Да, Тор.

– Я постоянно вспоминаю своих детей, из другого мира. Это может как-то навредить им?

– Нет, это могло бы произойти при определённых условиях, если бы вы не поставили защитную сферу вокруг планеты. Теперь ни один сигнал не может пройти из вашего мира в другой.

А вот это хорошо. Я не хочу, чтобы моим девочкам стало плохо. Значит есть за что выпить! Я открыл крышку кувшина, зачерпнул красную жидкость кубком, затем закрыл кувшин. Зачем вину выдыхаться? В кубке вино смотрелось просто потрясающе! Красная жидкость просто играла лучиками света через прозрачные капельки, аромат от вина тоже шёл неописуемый.

– Что ж, живите долго, мои маленькие, – я поднёс кубок ко рту, и несколькими большими глотками осушил его, несмотря на то что он вмещал не менее литра жидкости. Но мне сейчас это было нужно.

В голове почти сразу загудело. Приятное послевкусие дополняло общие ощущения. Я отпустил свои воспоминания, и сейчас просто ловил мгновения лёгкости и свободы от всех тяжёлых мыслей. И этот подвал, и жопастая голая девка рядом перестали иметь хоть какое-то значение. Пока не провалился в опьянение, я зачерпнул ещё раз вина, закрыл крышку и поставил на неё кубок. Это была самая лучшая идея – сделать вино. Надо будет запретить остальным приближаться к подвалу, а то знаю я, только жижу на дне и оставят!

– Господин, а можно мне попробовать? – потянулась к кубку Мила.

– Зачем? – я даже не повернулся в сторону девушки.

– Вы так заулыбались, когда выпили, может быть мне тоже будет не так грустно, как сейчас? – какое же всё-таки умильное личико у этой девахи.

– Ну попробуй, только много не пей, – я протянул ей кубок.

Мила аккуратно, двумя руками взяла чашу с вином, и аккуратно, маленькими глоточками стала его пробовать. Я даже не успел заметить, как Мила выпила почти половину кубка! В итоге я отобрал у неё чашу, не хватало ещё, чтобы она заблевала тут всё потом. Я одним глотком выпил остатки вина, и улёгся на шкуру. В голове приятно шумело, все неприятности уже почти минувшего дня остались позади. Я закрыл глаза, и кубок выпал из моей руки…

Проснулся я в полумраке подвала, там же, где и был, на той же шкуре. Вопреки общему мнению, что в подвалах холодно, в моём подвале была достаточно ровная температура, примерно градусов восемнадцать, но так как я всё-таки в одежде, то мне вполне комфортно, хотя задница всё-таки подмёрзла, но это скорее всего потому, что штаны мои оказались спущенными до колен, а под боком посапывала роскошная девица. Если по поводу девицы я не сильно удивился, а вот то, что штаны спущены – это уже интересно. Я обратил внимание на то, что на бёдрах у меня есть следы запёкшейся крови. Понятно. Девка воспользовалась случаем, а может я и сам попользовался случаем. Но как говорится – я ничего не помню, значит ничего не было! Хотя у меня есть один вариант узнать события прошлой ночи с большой достоверностью.

– Про, перескажи события прошлой ночи.

– Вы приняли спиртосодержащую жидкость.

– Это я помню, а потом?

– В бессознательном состоянии вы совершили половой акт с человеческой самкой, которую зовёте Урсула.

– В смысле Урсула? Так ведь её с нами не было?

– Она пришла позже. Совершила с вами половой акт и ушла.

– Это всё?

– Нет. Вы совершили половой акт с человеческой самкой, которую зовёте Мила.

– Как же это я совершил акт, если даже положение тела не поменял?

– Ваш половой член положительно отреагировал на пальпацию и оральное воздействие.

– Да ладно. Мила казалась такой простой, а она у нас с изюминкой оказалась.

– Манипуляции с половым членом производила Урсула.

– Всё понятно. Спасибо за информацию.

Значит девки договорились. Да и чёрт с ними. Главное, что вино зачётное. Ладно, нечего тут валяться. Пойду планы составлять. Наполеоновские.


(обратно)

Глава одиннадцатая. Всё идёт по плану!


После того, как хорошенько спустил пар с женщинами, даже немного с авансом, расслабился в вине, и прибил раба – подхалима, я решил закончить все те дела, которые начал, но так и не закончил почти ни чего. И чтобы было проще запомнить все дела, я решил составить их список. А как? Писать я могу только рунами, и как отреагирует, например стена дома, если я напишу на ней перечень дел? Тут нужно всё взвесить! Хотя я постоянно забываю про говорилку в голове, надо попробовать узнать у неё.

– Про, ты можешь составить план необходимых мероприятий?

– Я могу провести оценку произведённых действий, и показать выполнение задач в процентах.

– А дополнить перечень потом сможешь?

– Да.

– Хорошо. Выводи перечень.

И тут у меня побежали в глазах буковки и циферки, прямо не голова, а сельсовет!

«Основной перечень выполняемых задач»


Наименование работ

Статус выполнения


1 Выполнение главной задачи 5%

2 Построить ох…енный, каменный дом, с окнами и печкой, да такой, чтоб ни одна су… морду воротить не стала 22%

2.1 Построить подвал дома 90%

2.2 Построить первый этаж дома 90%

2.3 Построить второй этаж дома 10%

2.4 Построить флигельную башню 0%

2.5 Построить коллектор 50%

2.6 Провести водопровод 30%

2.7 Построить печь в кухне 80%

2.8 Изготовить мебель, оборудование, утварь 5%

2.9 Благоустроить окружающую территорию 0%

3 Обеспечить поселение водой 70%

4 Обеспечить поселение едой 10%

4.1 Назначить охотников-рыболовов 0%

4.2 Приручить животных 0%

4.3 Назначить фермеров 0%

4.4 Построить ферму 0%

4.5 Освоить растениеводство и собирательство 5%

4.6 Обеспечить запасы 3%

4.7 Назначить повара 100%

5 Обеспечить население жильём 3%

5.1 Назначить строителя 100%

5.2 Построить строительную контору 0%

5.3 Построить дома 0%

5.4 Обустроить защиту посёлка 0%

5.5 Построить алтари для молитв 10%

6 Обеспечить население одеждой 0%

6.1 Назначить ткачей 0%

6.2 Построить ткацкую мастерскую 0%

6.3 Обеспечить ткачей сырьём 1%

6.4 Освоить выделку кож и шкур 1%

7 Обеспечить население оружием, инструментами, предметами быта 5%

7.1 Назначить ремесленника 100%

7.1 Построить мастерскую в горах 0%

7.2 Устроить литейную мастерскую 1%

8 Обеспечить строительным материалом население 10%

8.1 Назначить камнетёса 100%

8.2 Устроить мастерскую в каменоломне 20%

8.3 Освоить горное дело 10%

9 Обеспечить лечение населения 10%

9.1 Назначить лекаря (аптекаря) 0%

9.2 Построить лечебницу 0%

– Всё, хватит! Мне тут работы на несколько лет!

– Вы сами просили составить список.

– Спасибо. В этом списке процент выполнения будет меняться интерактивно?

– Да.

– Как вызвать перечень задач?

– Попросите показать вам перечень задач.

– Понял. Спасибо. Зафиксируй перечень, чтобы я мог в него смотреть, но так, чтобы не мешал постоянно.

– Выполняю.

Теперь перечень задач висел у меня перед глазами, правом верхнем углу зрения. Так что при желании, я всегда мог переместить зрение в правый верхний угол, и увидеть список с цветной маркировкой. От чёрного (0%) до зелёного (90%). Сейчас меня не радовало обилие красных и жёлтых красок на чёрном фоне. Странно, что я раньше не додумался сделать такой список.

– Про, убери из перечня те пункты, которые достигли зелёного уровня.

– Сделано.

Теперь у меня в верхнем правом углу висит практически флаг германии. Начнём с самого актуального. А самое актуальное у нас сейчас – это постоянное поступление пищи. Заодно и шкурок на одежду насобираем. Значит план такой: 1. Делаем средства охоты, 2. Подбираем охотника. Заодно поучим Коваля делать охотничьи луки, и ковать наконечники.

Теперь нужно натягивать штаны и выбираться из подвала. Я поднялся с пола, размял кости и пошлёпал наверх. Свет делать ярче не хотелось. Похоже я получил ещё одно достижение – первое в этом мире похмелье. Вдруг что-то звякнуло и покатилось по полу. Я осмотрел пол вокруг себя, и в полумраке подвала увидел блестящий кубок на полу. Поднимать его не хотелось, и я почти уже ушёл, но потом подобрал кубок, поставил на крышку кувшина, и теперь уже окончательно пошёл на верх. Я решил выйти не как обычно по лестнице, а через пандус. Не то, что мне не хотелось никого видеть, а просто вдруг решил так сделать. Пандус был виден через небольшое окно под лестницей, но там обычно никого не было. Поэтому я спокойно вышел через подвальную дверь, и оказался на улице. Для меня стало неожиданностью то, что день оказался если не морозным, то уж точно достаточно свежим. Я вдохнул чистый горный воздух полной грудью, немного пощурился на солнышко, проглядывающее на сбросившие на зиму листья деревья, и просто осмотрелся вокруг. Как же всё-таки удивительна местная природа! Судя по ощущениям, а я тут уже больше, чем полгода, и попал сюда ранней весной, сейчас зима. Или конец ноября или начало декабря. На улице с утра не более трёх-четырёх градусов тепла, но только часть деревьев сбросили листья. Огромные шапки каштанов, дубов и клёнов сейчас лежат на земле красно-жёлтым ковром, между зелёными лаврами и кипарисами. А трава так вовсе почти вся стоит зелёная. Все склоны гор поросли всевозможными елями, соснами, пихтами и сейчас стоят практические зелёные, с яркими красными и жёлтыми пятнами клёнов и буков.

А ведь я пости никогда не рассматривал природу, что окружает меня постоянно, а ведь тут есть на что посмотреть! Может быть, если почаще смотреть вокруг, то и дерьма всякого в голове меньше будет?

– Господин, мы вас потеряли, почему вы здесь один, – ко мне как-то незаметно сбоку подошла Урсула. Её было явно холодно, но она не показывала это. Только обнимала себя рукам, и немного ёжилась.

– А ты чего тут? – я посмотрел на девушку, и она скромно опустила глаза, – замёрзла?

Урсула едва заметно кивнула. Хотя я мог бы и не спрашивать.

– Пошли в дом, – я приобнял девушку, и увлёк за собой.

Все собрались на кухне, каждый занимался своим делом. Я заметил, что в печи лежат дрова, а Кок что-то мешает палкой в котле. Быстро же он освоился, но это даже хорошо. Не нужно постоянно за всеми присматривать. Эйфель и Данила опять что-то обсуждали и складывали из палочек на полу, Коваль пытался топором вырезать что-то из деревяшки. Остальные мужики просто сидели кучкой и наблюдали за подмастерьями. Я подошёл к Коку. Мне просто жуть как интересно было узнать – что же он там такое кашеварит?

– Привет. Что готовишь? – я похлопал повара по плечу и заглянул в кастрюлю. Что сказать. Первобытная кухня она такая. Шкуру кое как содрали, но мыть, потрошить или ещё что-то в этом роде – уже не обязательно. Было странно, что в этом непонятном вареве, кроме нескольких ободранных кроликов (правда вместе с головами, ногами и ушами) варилось несколько луковиц, вместе с кожурой, какие-то корни (морковь или пастернак иже не важно) и всё это было щедро присыпано пучками листьев. Судя по запаху – лавр, тимьян, шалфей. Но это уже хорошо!

– Попробуйте, Господин, мне кажется, что сегодня особенно хорошо получилось! – в любой другой ситуации я бы послал Кока по известному адресу, но сейчас нельзя было убивать инициативу. Поэтому я взял палочку, которой Кок мешал варево, оказалось, что палочка обтёсана с двух сторон и с одной стороны вырезана маленькая лунка.

– Коваль вырезал? – я с интересом повертел в руках «поварёшку».

– Да, Господин. Он очень помогает мне своими поделками, – я кивнул повару, и залез в котёл, чтобы зачерпнуть немного жижи. Именно жижи, а не сока или бульона. Я проглотил отвращение, и немного попробовал варево. Как оказалось всё плохо, но не настолько, чтобы нельзя было есть. Нужно только немного посолить.

– Я сейчас приду, – отдав палку-мешалку Коку, я отправился в холл, туда, где раньше стояла телега, а сейчас лежат все мои пожитки. Там я взял горшок с солью, потом немного подумав, спустился в подвал, и зачерпнул полный кубок вина. С этими дарами я вернулся к радушному повару.

– Смотри, это называется соль, – я показал коку розоватый порошок, – попробуй.

Кок сунул палец в горшок, и к нему прилипло несколько кристалликов соли. Затем он, не раздумывая, сунул палец в рот, после чего не вынимая пальца изо рта удивлённо на меня уставился.

– Соль помогает вытянуть соки из мяса, и добавляет блюду больше вкуса. Поэтому если добавить немного соли к еде, то еда будет вкуснее, смотри! – я взял хорошую щепоть соли и посолил варево Кока. Затем попробовал, результат был не плохим. Даже кроличья шерсть на лапах не вызывала уже отвращения.

– Попробуй, что получилось, – я передал мешалку Коку, и он решительно зачерпнул жижи и сунул её в рот.

– Это гораздо вкуснее, Господин, – с поклоном сказал мне Кок.

– А ты всегда такой решительный? – я улыбнулся, – а вдруг я тебе какашку подложу?

– Смотря чью какашку, – не задумываясь ответил кок, – если оленью или кроличью, то они могут быть очень вкусными.

– Ёп твою мать, Кок, ты в это варево случайно говна оленьего не наложил? – меня чуть не вывернуло на изнанку, я совсем забыл, что они только начали становиться людьми, на самом же деле это те же неандертальцы. А кто знает, что было любимым деликатесом у Неандертальцев? В детстве я читал в одной книжке, что они очень любили полупереваренное содержимое оленьего желудка. Я же себе даже представлять не хочу подобный «деликатес».

– Нет, Господин, олени ушли на дальние пастбища. – он, явно не придуриваясь, сокрушался, что не может добавить к тушёным кроликам оленьего дерьма?? Охренеть!

– Слушай, Кок, ты теперь мой повар! А я не люблю есть дерьмо, ты понял? – я строго посмотрел на Кока.

– Понял, Господин, – с тяжёлым вздохом сказал Кок.

– И зайце перед тем, как готовить, нужно потрошить. То есть вынимать из них все внутренности. Потом можно промыть и добавить в еду сердце, печень, лёгкие и почки, но не кишки и желудок. Ты меня понял?

– Понял, Господин, – Кок снова тяжело вздохнул, и обращаясь в комнату позвал:

– Коваль, дружище, помоги котёл на улицу вытащить. Нужно заново всё поставить вариться. – повар был явно опечален.

– Отставить выбрасывать еду! В следующий раз всё как надо сделаешь, – я остановил повара, – пойми, я объясняю тебе, как нравится мне. Потому, что ты потом будешь готовить для меня, но, если твой собственный вкус заставляет тебя есть свежие оленьи какашки – бога ради, я не против. Только прошу мне такого не предлагать.

– Я понял, Господин, в следующий раз я сначала поговорю с вами, а потом начну варить еду. – повар виновато опустил голову.

– Не вешай нос. Я тебе сейчас ещё одну штуку покажу. Смотри, – я поднёс к повару кубок с вином, отчего я заметил оживление со стороны одной милой парочки, – это вино, то есть перебродивший ягодный сок. Кок внимательно посмотрел на кубок, потом на жидкость в нём, и так же, как и в соль сунул палец, а затем быстро облизал его.

– Кисло, но вкусно, – лаконично изрёк Кок, – а зачем это?

– Зайцы ведь жёсткие, так? – Кок кивнул головой, – В вине есть кислота, и она помогает сделать мясо мягче. Понял?

Кок снова кивнул. Немногословный, и это хорошо.

– А ещё в вине есть спирт, это продукт брожения, и он помогает растворить жиры, отчего бульон, в твоём случае – жижа, становится вкуснее. Понял, – я внимательно посмотрел на повара, затем он кивнул, а я вылил кубок в котёл.

– Вот теперь накроем крышкой, и пусть варится, – Кок внимательно посмотрел на котёл, потом молча повернулся, и с задумчивым выражением на лице отошёл в сторону.

– Послушай меня, приготовление пищи, это не сложный процесс, просто нужно понимать, как и какие продукты сочетаются между собой, – повар опять внимательно посмотрел на меня, – не переживай, я научу тебя, как правильно совмещать компоненты в еде. Тебе нужно будет запомнить, а лучше записать.

– Господин, а что означает – записать? – Кок с интересом посмотрел на меня.

Вот об этом то я и не подумал. Как можно пытаться построить государство, пусть даже из тридцати граждан, если они не умеют ни читать, ни писать? Как составлять законы, как разрабатывать инструкции? Это же реальный, его мать, мир! Где нет ни каких гипнотехнологий, мед капсул и прочей херни, с помощью которой я мог бы легко научить всех скопом читать, писать и тому подобное. Мне нужно создавать базу знаний, а как её передавать? Где вы, Кирилл и Мефодий?

– Я тебе потом расскажу, мне нужно подумать. – Я посмотрел на печь, на кастрюлю, – Кок, а как ты своё варево раздавать людям будешь?

Тут настала очередь повара почесать затылок:

– Дык, я это, куски поломаю и раздам, а что? – повал опять с интересом посмотрел на меня, – есть какие-то ещё способы?

– Есть, позже покажу, – я повернулся, и пошёл на улицу, туда, где были свалены сучья деревьев, в основном дуб и орешник, – Коваль, пошли со мной!

– Ты у нас ремесленник, поэтому сейчас будешь учиться делать посуду, – я уверенно шёл на улицу, а кузнец-ремесленник шлёпал за мной.

– Господин, а мы на улице работать будем? – Коваль вопросительно посмотрел на меня, и как-то поёжился.

– Понял я, возвращайся ко всем, я тебя позову.

Дальше уже я шел уверенным шагом. Проходя мимо телеги, я собрал все шкуры и кожи, какие у меня уже были, кроме неудавшихся штанов, ибо они были неразрушимыми. На улице тоже лежали шкуры. Оленей, косуль, зайцев, даже пара лисьих шкур нашлась. Мои подопечные много кушали, пока я был в отключке. А говорили, что денно и ношно молились. Блин все врут, даже эти.

Особую ценность для меня представляли остатки шкуры Маатхи. Это уже не были какие-то нормальные куски шкуры, скорее всего обрезки и ошмётки, но на несколько подошв должно хватить. Все мужики у меня примерно одного размера, поэтому я взял прутик, и сходил, померял длину ступней. Я сделал несколько замеров, и нужно было видеть лица моих людей, когда я проводил измерения. Но так или иначе, но на четыре пары подошв мишкиных ошмётков хватило, а то, что осталось было пригодно разве что на шнурки, что я и сделал, так как хороший шнурок всегда в хозяйстве пригодится. Тем более, если он из частицы бога и не рвётся. Пока всё в клубок и в сумку. Из оленьей шкуры я наделал оставшиеся детали. Так такую работу я уже делал, то работа прошла удачно и быстро. И шнурки пригодились в качестве шовного материала. А уж после укрепления рунами, у меня было четыре пары тёплых, непромокаемых и с нервущимися подошвами ботинок. Немного подумав, я сделал ещё одну пару, уже только из оленьей шкуры. После укрепления, когда детали приняли правильные формы, я разобрал ботинки и у меня получились готовые шаблоны подошвы, голенища и остальных деталей. По-быстрому смастерил новое шило и скорняжный нож. Затем с помощью рун я привёл в товарный вид все возможные шкурки, и с подарками вернулся ко всем.

– Кок, подойди ко мне! Тебе приходится постоянно ходить на улицу, чтобы найти еду, поэтому держи ботинки, в них удобнее ходить по холодной земле, – я протянул Коку пару ботинок.

– Коваль, Эйфель, Данила нам придётся пойти в горы, там будет много работы, поэтому вам тоже по паре ботинок, – оставшиеся три пары нашли хозяев.

– Коваль, к тебе ещё одно дело, – я положил перед мастером кучу кожи, а затем детали ботинок, моток шнурков, шило и нож, – смотри, это детали ботинок. Подошва, и верхняя часть. Складываешь вот так и скрепляешь полоской кожи, я показал ковалю, ка сшивается верхняя часть ботинка, потом берёшь подошву и пришиваешь её к верху. Дырки в коже делаешь шилом, а режешь вот этим вот ножом. Всё понял?

– Да, Господин. – У коваля горели глаза, это очень хороший знак, – он аккуратно как самые желанные подарки к новому году взял у меня из рук шило и нож, а потом прижал их к груди.

– Тебе задание. Из имеющихся шкур сошьёшь ботинки, столько, сколько получится.

– Сделаю, Господин, не подведу!

– Давай. А у меня ещё дела.

Мне нужно было снова выходить на улицу. Еда уже готова, просто печь не давала ей остыть, а из чего есть и чем – было не ясно. Ещё я хотел пообщаться с Про в спокойной обстановке. Поэтому когда я подошёл к куче камня, список вопросов был уже готов.

– Про, мне нужны твои ответы.

– Сформируйте вопрос.

– Я хочу обучить людей грамоте, как это лучше сделать?

– Научите их.

– Ты издеваешься? Как я буду их учить? Будем осваивать рунопись? Я даже сам не донца понимаю, что пишу, просто представляю себе, что хочу написать, а руны ложатся сами. Как я смогу научить их этому?

– Нет, я не издеваюсь. Учите их как обычных детей. Рунопись они не освоят, но ведь вы знаете другие алфавиты.

– А на каком языке мы сейчас разговариваем?

– На вашем.

– На русском?

– Насколько мне известно, другие языки вы знаете хуже.

– А почему на русском?

– Потому, что это ваш мир.

– То есть я могу составить свою азбуку, и учить их как маленьких детей?

– Да.

– Вот за это спасибо.

Осталось только придумать чем писать и на чём. Самый простой способ – сделать пергамент и писать не нём сажей, разведённой в вине. Вино не отмывается нифига, если испачкаться, а добавив в него сажи получим ещё более стойкую краску. Значит сначала решаем вопросы текущие, а потом стратегические. Грамота населения – стратегия развития, а наличие посуды – это возможность экономить продукты. Поэтому следующие два часа я занимался вырезанием круглых, глубоких мисок из адаманта, точнее из песчаника с последующим укреплением. Заморачиваться с глиной я сейчас не хочу, вот будем делать мастерскую – вот там сооружу гончарный круг, пусть Коваль забавляется. А я сейчас сделаю ложки из дерева. Для этого мне товарищи целую кучу дров притащили. Автоматизация работ позволила мне сделать необходимое количество вечных ложек достаточно быстро. Так что настала пора идти удивлять аборигенов. В дополнение к мискам и ложкам я сделал ещё лопатку для котла и большую поварёшку.

Когда я зашёл на кухню с полными руками посуды, люди уже толпились около печи, а Кок ковырялся своей палочкой в котле.

– Кок, принимай обновки! – я громко оповестил всех о своём приходе.

Подойдя к печи, я поставил прямо на пол стопку мисок, и вытащил из сумки пачку ложек и лопатку с поварёшкой.

– Смотри, берёшь поварёшку, зачерпываешь жижу из котла (зайцы в вине за прошедшее время основательно разварились) и наливаешь в миску. Потом берёшь ложку, и ешь. Я показал всю процедуру от начала до конца, чтобы и повар, и остальные люди увидели и запомнили.

Интересно было наблюдать, как взрослые женщины и мужчины неуклюже брали миски и по-детски всей пятернёй держали ложки. Тем не менее, варева хватило на всех, и даже осталось. И можно было готовить не только тушёное и жареное мясо, но и супы, что очень актуально при дефиците продуктов. А впереди ещё несколько зимних месяцев, когда пищи будет не так много. Я, конечно, могу подозвать животное, но меня от этого коробило. Не люблю я принимать добровольную блаженную смерть от зверя. В общем люди оценили нововведение, вот только сразу возникла другая проблема – посуду нужно за собой мыть. Значит нужно обеспечивать возможность пользоваться водой.

Как я не откладывал на потом, но видимо придётся заниматься водопроводом. Все заготовки я уже произвёл, и они были в коллекторе под домом, осталось только раскидать трубы по местам, а для этого нужно сделать ещё очень много всего. Например, построить второй этаж. Пока я думал, как быть дальше и что мне делать, все разошлись по своим делам, и сейчас весело ничего не делали, а миски свои они оставили около печи прямо на полу. Собственно другого места всё равно не было. Вот так всегда – все задачи наваливаются одновременно. Если бы мудак Гаврила не притащил сюда кучу людей, то я спокойно отмыкал бы в купели, и постепенно строил свой дом. А теперь мне приходится форсировать события, и делать всё не так, как я задумывал изначально. А это мне уже совсем не нравилось. Может быть Про была права, и пока я не начал давать имена аборигенам, нужно было их всех пустить в расход, а набором персонала заняться когда у меня всё уже было бы готово? Зачем мне этот гуманизм, если я из-за него не могу достичь поставленных целей? Чего проще – позвать копьё и устроить тут Варфоломеевскую ночь… Занимался бы сейчас своими делами, и радовался каждому новому предмету, а то дошёл до того, что миски лагерные из адаманта делать начал. Не, пару баб я бы себе оставил, но остальных – нафиг… Какого чёрта он их столько приволок?

Не хорошо начинать историю мира с резни. Упаднические мысли нужно от себя гнать. Это один из вариантов испытаний, которые предстоят на всём жизненном пути. Если бы я не мог с ними справиться, то мир не дал бы мне их. Ведь это голожопое стадо могло погибнуть по дороге ко мне, но ведь нет, дошли как-то. Значит нужно выходить из положения и выполнять поставленную задачу. К чёрту сон, мне хватит купели, исполнять свои планы! Или всё-таки накормить неандертальцев олеандром? Что за мысли? Мне нужно изготовить краны, чтобы можно было протянуть воду в дом, значит нужно это сделать. Мне же эти краны по прошлой жизни знакомы, любой могу забабахать!

Кран я решил сделать самый простой – в трубку из адаманта я вставлю цилиндр, из того же адаманта с отверстием поперёк. Четверть оборота – проход трубки перекрывается, ещё четверть оборота и отверстие открывается. Изготовить проще простого, а за счёт свойств адаманта – обслуживать не нужно. Вместо фланцев сделаю канавки на трубке, чтобы можно было завальцевать золотую трубу.

На изготовление десятка кранов у меня ушло меньше часа, причём половину времени я потратил на изготовление сверла, которым потом сверлил отверстия. Руны опять не подвели, и краны получились герметичные и плавные. Вообще, адамант заменил мне весь термех и триботехнику, поэтому я мог делать абсолютно замечательные вещи, избегая последствий, которые на Земле сделали бы эксплуатацию моих изделий невозможной.

На укладку труб канализации и водопровода я потратил около суток. Если честно, мне было плевать, чем занимаются прихожане, так как кроме лишних забот я ни чего от них не получал. Немного порадовал Коваль, который смог-таки обеспечить большую часть населения обувью. Одно дело с моих плеч сброшено, и это пока был единственный момент, которым я был доволен. Во время укладки труб значительных отклонений от планов не нарисовалось, поэтому потри времени не было. Был другой вопрос – мне нужно было изготовить раковину, унитаз и ванну, но я не особо заморачивался по этому поводу, просто вырезав всё из песчаника, исходя из своих воспоминаний. А раковину на кухню сделал сразу вместе со столешницей, чтобы больше не возвращаться к этому вопросу. Я заметил, что если раньше я думал о каждой мелкой детали моих изделий, то сейчас я просто валял всё – лишь бы сделать, хорошо, что система могла подправить за мной неточности.

В какой-то момент я начал замечать собственное раздражение. Раздражение от того, что все мои усилия это всё равно, что вычерпывать воду ситом. Какой-то результат есть, но больше суеты. Я изо всех сил старался доделать жилище, но чем дальше шло строительство, те меньше меня радовал результат. Причём не результат моей работы, а преображения бывших неандертальцев. Они поменялись внешне, научились говорить, даже держать ложку, но на этом всё. Эта группа людей была больше похожа на стайку животных. Даже подмастерья, которых я пытался обучить чему-то, через какое-то время скатились обратно. Кок так и варил дерьмо в моём золотом котле, Коваль игрался с палочками и камешками, только теперь они были исцарапаны ножом и истыканы шилом. Эйфель с Данилой просто складывали камешки в кучку, до тех пор, пока они не начинали рассыпаться. Теперь я понял, почему их завалило. Получилось, что я дал ноутбук дикарям, а теперь переживаю, что они раздувают им угли.

– Про, мне всё это не нравится.

– Что именно?

– Я не хочу гнать строительство дома в таком темпе и в таком качестве. Но не только это мне это не нравится.

– Чем я могу вам помочь?

– Добрым, незлобивым словом…

– Уточните вопрос.

– Что мне делать с этим стадом?

– Откройте торговые пути.

– В смысле?

– Дайте задание своим людям договориться об обмене с соседними племенами. Это займёт значительное время, часть ваших подчинённых либо погибнет, либо останется жить в привычном им месте. Таким образом вы решите поставленную задачу и не будете переживать по поводу вынужденного убийства лишнего населения.

– Дать им трудновыполнимое задание подальше отсюда?

– Да.

Нормальная такая идея. Мне нужно обеспечить всех одеждой, вот пускай идут и договариваются об обмене. И если так задуматься, то мне нужно получать энергию от них, а не тратить свои силы на то, чтобы накормить, одеть и обогреть людей, которые мне в настоящий момент даже не нужны! Я хочу построить свой город, с мастерскими, домами, скверами и уже потом набрать себе мастеровых и прочих людей, но на основе своих предпочтений, а не предпочтений ёбнутого гамадрилы, у которого есть собственное видение мира. Даже озабоченные самки начали вызывать отвращение, не говоря уже о том, во что превратился мой будущий дом. По всему помещению были разбросаны остатки пищи, солома, как в хлеву, почти полностью покрывала пол. Мои «подчинённые» периодически устраивали игры, которые заключались в том, что мужики бегали друг за другом, периодически подхватывая с пола пучки соломы и подбрасывая их вверх.

Сколько бы я не показывал, как нужно ходить в туалет, но человеки боялись гадить только в доме, а что касается прилегающей территории, то ни какие внутренние этические принципы не могли заставить стадо ходить в одно место. Нет, тут я неправ. Могли, но только тогда, когда им была нужна «наживка» на кабана в яме. Пару раз им везло, и они ловили так свиней. Причём каждый раз приходилось заставлять их мыть, и как минимум не тащить сразу в дом перемазанную в дерьме свинью. Схожесть моих человеков с детьми была слишком очевидна, но вот только детей можно было научить, а у этих созданий их прежние навыки и рефлексы были слишком сильны, чтобы сделать резкий качественный скачок. Теперь я всё яснее понимал, зачем стартовый возраст в этом мире не превышал десять лет. Таким образом система давала мне возможность внести в мир плавные изменения, которые могли помочь постепенно изменить сознание местных гуманоидов, и получить разумные экземпляры естественным путём. Я же нарушил все планы системы, став взрослым сразу. Поэтому теперь мне предстояло вернуться немного назад, и дождаться, пока изменения в сторону интеллектуального развития не произойдут естественным образом, производя отбор среди множества местных племён. Вот только я усложнил задачу для окружающих племён, слишком рано заставив их поменяться. Эволюция она такая, ей нужно время…

Чтобы сделать торговую миссию правдоподобной, я решил сделать несколько металлических изделий. Самое простое – я могу сделать наконечники и ножи из меди или бронзы. Запасники в горах хранили неплохое количество и меди, и олова, поэтому сделать бронзовые изделия для меня совершенно не сложно. Заодно прогуляюсь и отдохну от моих забот.


(обратно)

Глава двенадцатая. Отверженные.


Я уходил от «своего» дома не оборачиваясь, и не думая о том, что произойдёт, пока меня нет. Потому, что мне было откровенно наплевать. Мне даже казалось, что у группы людей, которую привёл Гаврила, переживала откат умственного развития. Или их нужно было загружать новой деятельностью и новыми впечатлениями, чтобы у них не возникало свободного времени и не было возможности вернуться обратно.

– Про, проанализируй развитие мозговой активности Коваля.

– По данным анализа мозговой деятельности человека с идентификатором Коваль могу доложить о том, что его сознание переживает некоторый диссонанс по отношению к воспоминаниям и жизненному опыту. Это состояние близко по своим признакам к деменции.

– Деменции? Но ведь они молоды, им всего-то лет по шестнадцать-двадцать. Откуда деменция?

– По объективным данным, все ближайшие племена, подвергшиеся изменению после массированного божественного вмешательства, пережили серьёзную травму центральной нервной системы. Из-за чего произошли необратимые изменения в кровеносных каналах центральной нервной системы, а также началась дегенерация клеток головного мозга.

– Данное положение необратимо? По всей вероятности, всё взрослое население ближайших племён в скором времени вымрет.

– Только взрослое население?

– В большой долей вероятности только дети до трёх лет будут способны пережить такие массивные изменения в их организмах.

– А если бы я не применял нестандартные меры для изменения людей? Что тогда?

– Процесс изменения первобытных форм происходит поэтапно и не допускает скоротечного развития.

– Сколько людей я загубил?

– Всего пятнадцать племён, от пятидесяти до двухсот особей в каждом.

– А точнее?

– Эта информация мне не доступна.

Вот и привёл людей в светлое будущее. Что ж, сделаю железяки и отправлю своих идиотов в путь. Торопиться теперь всё равно нет смысла. Путь до грота, а оттуда на площадку с небольшим озерцом прошёл без каких-либо событий, штатно, так сказать. Вот только проходя мимо могилы Маатхи, я задумался – а так ли было плохо существование этого зверя в моём мире? Гаррах – животный ужас, несомненно стоило уничтожить. А вот Маатхи? Он заслужил такой участи? Если он воплощение моих страхов, так ведь во мне есть и страх за детей, и за родных. Даже страх перед обрывом тоже есть во мне. Если я уничтожил все свои страхи и сомнения, то как мне принимать решения, если все риски теперь мной игнорируются? Может быть и мерзкие происшествия в доме тоже были своего рода проявлением отсутствия страха? Страха сделать человеку больно? Поэтому и не спросил у себя, а уверен ли я, что мне так сильно нужно менять людей как можно скорее? Не подумал, чем занять их? Животное желание, и понимание всемогущества позволили мне сделать то, что я сделал.

Погибающие племена могли стать прародителями каких-нибудь саксов, галлов или германцев. Теперь в моём мире это только археологические находки. Отсутствие страха может сделать меня сильнее, но так ли это важно? Сейчас я стоял на краю площадки перед выходом из пещеры, сзади меня шумела вода, падающая в озерцо, а передо мной раскинулась широкая равнина, раскрашенная яркими красками осени. Горные пики, которые сейчас были на уровне моих глаз, укутанные лёгкими облаками, были освещены ярким солнцем, а его лучи распадались во все стороны и окутывали всё пространство вокруг. Симфония природы, наполняющая красками засыпающую долину. Передо мной всё. Что мне было нужно для того, чтобы быть счастливым! Яркая жемчужина этого мира, где существует колыбель цивилизации и у меня есть шанс сделать всё так, как хочется мне. Зачем мне нужно было оживлять моё тщеславие, которое почти испортило всё, чего я так хотел? Я знаю, в чём моё предназначение, и оно не в том, чтобы учить кучку придурков не гадить под себя.

Я снял с себя корону, и глядя на кристалл души Маатхи, двумя руками разломал корону пополам, и вынул из неё камень, а остатки короны сунул в сумку. Затем я поднял камень над головой, и яркие лучи света заиграли в его гранях. Я сжимал руку всё сильнее, по руке стала сочиться кровь, стекая под рукавом и по моему боку. Но я не чувствовал боли, ведь сейчас у меня болела душа, которая не хотела продолжать выполнять план снабжения аборигенов. Наконец со звонким хрустом камень лопнул, и меня окутал бордовый туман, который постепенно сгущался, и формировал рядом со мной фигуру огромного бурого медведя…

– Маатхи вернулся в этот Мир, - порадовала меня Про.

Я посмотрел в глаза мудрого медведя, который сидел на краю площадки рядом со мной, и смотрел мне в глаза. «Злишься на меня», – подумал я. «Нет», – почувствовал я в ответ.

– «Зачем всё это?» – подумал я, глядя в большие, и как будто человеческие, глаза.

– «Чтобы ты понял» – медведь смотрел на меня не мигая.

– «Помоги мне понять, потому что я не могу» – я отчаянно пытался достучаться до истины.

– «Это не мир создан для тебя, это ты создан для мира» – Маатхи улыбался, глядя мне в глаза.

– «А почему ты воплощение моих страхов?» – я смотрел в глаза медведя и видел в них отца, деда, но никак не огромного зверя.

– «Только страх за близких помогает тебе принимать верные решения». – медведь медленно моргнул, и на его глазах появились слёзы.

– «Расскажи мне больше» – я схватил медведя за лапу, и попытался прижать к себе.

– «Ты не опоздал тогда, просто так было суждено» – я понял, чьи глаза, чью мощь напомнил мне этот огромный медведь.

– «Отец, это ты?» – я ещё крепче сжал лапу медведя.

– «Теперь мне пора» – я почувствовал, как лапа тает в моих руках

– «Останься ещё!» – я почувствовал, как сердце пытается выскочить из груди

– «Делай, что должен. Не оставляй задуманного» – Медведь превратился в облако и поплыл над долиной, а холодный ветер с гор разметал его на мелкие кусочки…

Я стоял на краю пропасти, смотрел на засыпающий мир, и уже точно знал, что мне нужно делать.

– Про, он ушёл?

– Нет, Тор, он теперь всегда будет здесь.

– А где здесь?

– В этом мире.

– А если мне понадобится его помощь?

– Постройте алтарь, и попросите его помочь.

Я обернулся, и посмотрел на розовеющую стену, подсвеченную заходящим солнцем. Достал из сумки кристалл Духа Солнечного Света, и поставил на уступ скалы. Мне нужно будет поработать, и ночь не остановит меня ни на минуту…

Следующие два или три дня, не знаю точно, я не спал и не останавливался ни на минуту, я резал камень, убирал отвалы, сбрасывал лишнее в пропасть, чтобы не заваливать небольшую площадку. Розовый камень подавался легко, как будто мягкая глина, я как сумасшедший скульптор выглаживал каждый волос, каждую точку, каждую складку… В итоге передо мной сидел огромный медведь, глаза которого были на одном уровне с моими, а в своих лапах од держал огромного лосося, но не прижимал к себе как добычу, а наоборот, протягивал его мне, словно пытаясь накормить, и помочь пережить долгую, холодную зиму. Потом я принёс платиновые и золотые куски и сделал золотой отлив на шерсти и платиновые прожилки на груди, подчёркивающие возраст и статус огромного медведя. В глаза зверя с вставил крупные жёлтые бриллианты, в которых теперь играли лучи солнца. На груди медведя я вырезал небольшой медальон, как будто висящий на толстой цепи, а на этом медальоне я рунами написал всего два слова: «Отец Маатхи». Я не писал, что статуя неуничтожима, что она даёт какие-то фишки и бонусы. Сейчас это было не нужно.

«Статуя-Алтарь Маатхи»

Всё, что выдала мне система, но при одном только взгляде на статую я понял – ни что не сможет разрушить её. Я поставил статую на дно озерца, и теперь медведь, как будто только что выловил лосося и спешит поделиться им со мной. Я умылся холодной водой, и мне сразу стало как-то легче на душе, и все мысли сразу выстроились в нужный порядок. Я достал корону, выломал из неё чёрный кристалл, и положил сверху на лосося.

– Маатхи, помоги мне. Забери все мои пороки и слабости. Только ты сможешь присмотреть за ними.

И кристалл, вместе с кусками золотой короны истаял, осыпав большого лосося золотистой пудрой, которая начала медленно скатываться в озерцо, отчего дно возле медведя приняло золотистый цвет.

Я вышел из воды, поклонился в пояс мудрости Маатхи, и не оглядываясь пошёл в долину. Теперь я точно знал, что мне нужно сделать.

Я шёл уверенной походкой по отрогу грота, и мысленно хотел поклониться могиле Маатхи, но каково же было моё недоумение, когда я вышел в основной грот, а могилы так и не увидел. Она просто исчезла. Я дотронулся до своей одежды, и понял – даже таким образом Маатхи всегда со мной. Может быть он для того и кинулся на меня, чтобы я мог из его прочной шкуры сделать себе одежду, которая защитит меня от всего. Мудрый Маатхи, который заботится о своих детях. Разве мог я тогда понять это? И смог бы принять добровольную жертву? Нет, я не буду отсылать пришедших людей. Я же бог, значит смогу исцелить их мозг и направить в нужное русло их энергию. У меня же есть алтарь, дарующий здоровье, и материнская купель, в конце концов! Придумаю обязательно что-то. Жаль только окрестные племена не вернуть, но я смогу забрать себе детей, и воспитать их в новой жизни. Так я шёл и с каждым шагом всё больше верил в то, что всё у меня теперь получится, ибо я хотел заботиться о тех, кто пришёл ко мне.

Первое нехорошее предчувствие у меня появилось, когда я увидел открытую настежь входную дверь, а ведь уже был поздний вечер, и дверь на ночь обычно запиралась. Второе предчувствие у меня возникло, когда я вошёл в проём входной двери, и увидел, что внутренние двери открыты, причём не только в холл прихожей, но и в большую комнату. Я увидел на полу валяющиеся вещи, которые раньше лежали аккуратно около стены, а ещё я почувствовал запах смерти, идущий откуда-то изнутри моего дома. Я призвал копьё, и сделал первый шаг в дом. Потом тихо, шаг за шагом я подошёл ко входу в холл. Там, посреди общего беспорядка я нашёл теля двух женщин и одного мужчины. Они были уже не естественного цвета, и были видны следы гниения. В доме было тепло, а это не лучший способ сохранить тело. Я одел на лицо маску. Мне не хотелось дышать смрадом. Следующие свои находки я обнаружил в кухне. Тут я насчитал двенадцать тел. Я не рассматривал тела в холле, но тут можно было этого и не делать. Сразу стали видны следы от топора. Неважно какого, но очевидно было только одно – тела были изрублены топором.

Ещё одну находку я обнаружил в большой комнате. Эту девушку я узнал. Мила. Судя по всему, неоднократно изнасилованная, так как её бёдра были все в крови, а на теле ещё были видны кровоподтёки. Следов от оружия я не нашёл. Но по количеству пятен крови на полу, предположил, что её разорвали изнутри и она умерла от кровопотери, причём не позже двух дней, то есть, когда в кухне и холле была бойня, она была ещё жива. Всего шестнадцать тел. А где остальные? Их тут оставалось двадцать шесть человек. Я обратил внимания, что тут не было ни одного тела, с ботинками, подошвы которых были бы сделаны из медвежьей шкуры. То есть все, у кого были имена, должны быть где-то ещё. Двух девушек я обнаружил на лестнице. Одна оказалась изнасилованная и задушенная, а вторая зарублена топором. В подвале я никого не обнаружил, зато на пандусе нашёл сразу двух девушек и одного мужчину. Тут же был один из топоров. Топор мясника, которым пользовался Кок. Собственно, он тут и лежал. Лезвие топора было в крови и с ошмётками волос. Одна девушка была зарублена. У неё была разрублена голова, причём так, что отлететь половинке в сторону не дала плоска кожи нижней челюсти. Весь пандус был залит кровью и мозгами. Вторая девушка оказалась женой кока. Но она также была изнасилована и задушена. Кок был убит ударом сзади, видимо, когда он насиловал свою жену (зачем), его ударили сзади, и если учесть, что задушенная девушка лежала в луже запёкшейся крови, то после убийства Кока, жену продолжили насиловать. А то, что начал насилие именно кок, было понятно по перемазанному кровью половом члене.

Было странно то, что в кухне людей просто изрубили в куски и там не было ни одной изнасилованной женщины. Мне было нужно найти ещё одну женщину и трёх мужчин. Женщину я нашёл на втором этаже, возле лестницы. Ожидаемо – изнасилована и задушена. Правда тело было уже обезображено птицами, но общая картина была понятна. Оставалось найти только друзей Эйфеля и Данилу, а также Коваля и Урсулу. Осталось только оно место, которое я не исследовал – коллектор. Когда я повторно спустился в подвал, я обратил внимание, что крышка кувшина открыта, а рядом валяется мой кубок. На полу были видны многочисленные следы от разлитого вина. Я заглянул в кувшин, но там кроме вина, слава мне, никого не было. Я аккуратно закрыл крышку, и подошёл к двери коллектора. Но она оказалась заперта. Я постучал по двери, однако надо понимать, что стучать по адамантовой двери, то же самое, что стучать по башне танка: или кувалдой, или всё остальное без толку. Мне остался только один выход – я срезал заклёпки засова ланцетов и рывком открыл дверь. Засов упал на пол коллектора. Так как я разместил здесь лампочки, то весть коллектор хорошо просматривался. Весь коридор от колодца, из которого тянулись золотые трубы и до сливной ямы никого не было, оставалось проверить только ответвление под большой комнатой, где ещё не было труб, но коллектор был уже проложен.

Сразу, как только я заглянул в проход, я увидел сжавшуюся в комочек женщину, которая укрывалась большой оленьей шкурой. Помнится я оставил её около кувшина. Надеюсь, что женщина жива. Мне повезло, Урсула была жива, только очень страдала от жажды, её губы потрескались, а сама она вся горела. Не придумав ни чего лучше, я сгрёб её в охапку, и вместе со шкурой понёс в купель. Там и вода, и хворь пройдёт. Второй раз уже купель будет спасать жизнь девушки. Около купели я аккуратно развернул её, и обратил внимание, что мужской лаской её тоже не обошли, так как всё тело девушки было в синяках, а бёдра в следах запёкшейся крови, на половых губах была видна свежая кровь. Значит она каким-то образом сумела вырваться и убежать. Я аккуратно положил девушку на лежак купели, я сам омыл её лицо водой. Глаза Урсулы были закрыты, но под ними были видны подёргивающиеся зрачки. Я вынул из сумки кусочек золота, размял его, и сделал небольшую чашу, типа пиалы, потом зачерпнул из алтаря воды и потихоньку стал заливать её в рот девушки. Через какое-то время, всё ещё не открывая глаза Урсула стала жадно пить воду. И наконец открыла глаза.

– Мой любимый Господин, ты не отверг нас и вернулся! – из глаз девушки потекли слёзы, и она попыталась обнять меня.

– Лежи, эта купель обладает целебными свойствами, и тебе они сейчас нужны. – с придержал девушку, и не дал ей вскочить с лежака, – расскажи мне, что тут произошло?

– Когда вы ушли, всё было в порядке, но через день Мила вошла в охоту, а Кок не сдержался, и сказал, что он был первым наречён именем, и поэтому имеет право заменить хозяина. Другие люди сказали ему, что он не имеет такого права, и что хозяин и им даст имена, но тогда наречённые схватили топоры и поубивали всех безымянных и их жён. – девушка замолчала, и прикрыла глаза.

– А дальше? – мне нужно было узнать всю картину, так как троих я ещё не нашёл.

– Наречённые схватили Милу и все вместе стали её трахать. – девушка снова закрыла глаза и отвернулась.

– А ты откуда знаешь, что все вместе? – с повернул девушку к себе лицом.

– Я вместе с другими девушками держала милу, чтобы она не дергалась, – из глаз Урсулы снова потекли слёзы, – Кок приказал нам сделать это.

– Что было дальше?

– Когда остальные наречённые устали ждать, пока Кок натрахается, то они предложили трахать милу одновременно, – девушка сглотнула и замолчала.

– И?

– Кок закончил и отошёл, и Эйфель и Данила начали трахать Милу вдвоём. Правда Данила сразу порвал Миле жопу, и она стала громко орать. Тогда Коваль засунул ей член в рот, и сжал шею, чтобы она не закрывала его. – Урсула начала плакать навзрыд.

Я немного умыл её, чтобы она успокоилась.

– А как ты оказалась в коллекторе? Когда они начали трахать Милу втроём, то девушки убежали кто куда, а я сразу убежала в подвал. Я вспомнила, что дверь закрывается изнутри, поэтому там можно спрятаться.

– А почему не на лестнице? Там тоже двери закрываются. – я внимательно посмотрел на Урсулу.

– Стёкла хрупкие, Господин, и их могли разбить топором. А в подвале нет окон.

– А ты умная девушка. И не впала в безумство, как все остальные.

– Я знаю. И не понимаю, почему. Остальные даже говорить плохо начали.

– Кто тебя изнасиловал? Кок догнал меня в подвале. Ударил по голове и сразу начал трахать. – Урсула отвернулась.

– Ты чего отворачиваешься? – я недоуменно посмотрел на девушку. Она только что в подробностях рассказывала, как трое мужиков насиловали её подругу, а теперь засмущалась.

– Я ваша женщина, и во мне был другой мужчина и кончил в меня, – девушка опять заплакала.

Я обнял её за голову и прижал к себе. Девушка плакала навзрыд, а я больше не хотел её останавливать. Ей было нужно проплакаться. Когда она немного успокоилась, мы снова смогли поговорить.

– А как ты убежала?

– Кок начал пить вино из бочки, и после второго кубка упал и уснул. А я забрала шкуру и заперлась в коллекторе.

– Больше ты ничего не помнишь?

– Нет Господин, я уснула, а вы меня нашли.

– Ладно, попробуй поспать в купели, тебе пойдёт это на пользу. Тут ты не утонешь, здесь специальный лежак. А я пойду поищу оставшихся. – Я поцеловал девушку в лоб, и погладил по щеке. Потом быстро вышел из купели, призвал копьё, и пошёл искать остальных. Они могли уйти в каменоломню, или просто пойти в соседнее селение. Это уже не имеет значение. Я попытаюсь их выследить. Не могли же они пропасть бесследно.

Из всех помещений мне осталось только одно, правда помещением это можно было назвать чисто условно. Поэтому я не особо торопился, а спокойно пошёл к сливной яме. Глубина у нее большая, а винтовую дорожку размыло дождями. Благоустроить её камнями я так и не успел. Может быть и к лучшему. Сейчас это коническая ловушка, и если нет помощи, то выбраться из ямы почти невозможно.

Уже подойдя к яме, я почувствовал шевеление и бормотание на дне. Заглянув внутрь, я увидел жуткую картину, хотя что теперь может быть для меня жутким? На небольшом, сухом выступе сидел Коваль, и рвал зубами мясо от куска руки. Чья это рака я не мог понять, но то, что это рука было понятно точно. По центру ямы плавал труп одного из наречённых. Второй труп был наполовину вытащен на землю, и уже частично съеден.

– Это ты, Коваль? – я задал вопрос как можно громче.

Существо в яме вздрогнуло, и подняло рожу наверх. Да, внешне это был Коваль. Но вот внутренне, это было уже что-то другое.

– Аррррх, хазана, хазана жрат! Хазана памагай! – да уж, это был конец. Оставлять это существо нельзя. И оставлять его в живых мне совершенно не хотелось.

Я с силой метнул копьё в тварь, сидящую внизу, и молния дополнила мой бросок. То, что осталось от Коваля, буквально разнесло на куски ударом молнии. Я поднял руку, и копьё вернулось ко мне. Потом я подошёл к дому, прислонился к стене, и мысленно обратился к Духу.

«Земной Дух, помоги мне очистить наш дом от скверны, и посели элементаля в яму с водой, пусть очистит её». По моему телу прошло небольшое покалывание, и я понял – дух меня услышал. Дальше я не хотел смотреть, что происходит в доме. Я скинул с себя одежду, и залез в купель, чтобы очисть теле и подлечить дух. Место на лежаке вполне хватало на двоих. Поэтому я прижал к себе Урсулу, закрыл глаза и провалился в сон.


(обратно)

Глава тринадцатая. Эпилог.


Я прожил в этом мире небольшой срок, и для меня это только начало. Проба пера, период ошибок и осознания. Но впереди меня ждали новые встречи, и чтобы подготовиться к ним, у меня было всего несколько десятков лет. Я хотел встретит своих детей в сказочном городе, среди красивых домов, чистых фонтанов и тенистых садов. После попадания в этот мир я строил множество планов. Но им не суждено было сбыться. И вот теперь я на пороге многих свершений, и со мной человек, который не даст мне впасть в отчаяние, и начать делать глупости. Это человек, о котором необходимо заботиться, ведь Маатхи правильно сказал – моя сила в страхе за других. Поэтому теперь у меня есть сила, ведь я очень боюсь потерять последнего родного человечка в этом первобытном мире.

Я много учился, пробовал делать разные изделия, строил дома, сделал мастерские. Даже ткацкий станок получилось сделать. Я научился делать нитки из льна, и теперь мне есть, чем застелить постель, нашёл бабочек шелкопряда, и теперь моя маленькая медведица ходила в платьях из шёлка, а проложил дорожки, я сделал фонари на улицах, с построил дома, украшенные резьбой и обставленные мебелью. Я научился делать красивую посуду из золота, серебра и платины. Я дарил своей женщине красивые украшения, и выращивал для неё клумбы. Я посадил для неё сады из плодовых деревьев. Я приручил пчёл и туров, я подарил своей любимой маленького котёнка, который потом вырос в большого кота, и теперь в моём мире появились домашние животные.

Но самое главное – я начал записывать свой опыт и для этого сделал большое количество книг из тонкого пергамента. Теперь у меня была большая библиотека, в которой я описал весь свой опыт, все рецепты, схемы, наблюдения. Шли годы, и моя любимая держалась как могла, даже старость отступила от неё. Но через пятьдесят лет счастливой жизни она угасла. Меньше года понадобилось на то, чтобы цветущая женщина стала сухой старушкой. И никакая божественная сила не могла удержать время. Я сам поцеловал её холодные губы и закрыл глаза. Дух Воды омыл её тело, и вернул ей молодость, пусть даже только для того, чтобы проводить. Она всегда была рядом со мной, поэтому рядом с домом, в её любимом саду я отправил её в великое ничто, сложив большой костёр из душистых веток деревьев, а Дух Земли окропил ветви земным маслом. Дух Воздуха уложил её волосы и укрыл одеялом из её любимых цветов. Дух огня разжёг пламя её последнего костра…

Мы с Маатхи стояли рядом со стеной нашего дома, и смотрели, как духи этого мира провожают обычную человеческую женщину, посвятившую всю свою жизнь своему любимому Господину, своему Богу. С моих глаз текли слёзы, и падали на землю, застывая маленькими бриллиантиками и я не мог ни чего с собой поделать, ведь сейчас я остался снова один, и каждый камешек в этом городе напоминал мне о моей любимой, простой человеческой женщине, которая посвятила всю себя служению своему богу. Рядом с ней я был Мастером, который творил только для того, чтобы женщина рядом была счастлива, и сейчас я плакал, потому что мне больше не для кого было творить.

– Маатхи, что мне делать дальше? – проговорил я вслух, глядя как огненные вихрики провожают мою любимую в вечность.

«А что бы ты хотел?» – мысль Маатхи ясно прорисовалась в моей голове.

– Я хотел бы вернуть её. – ком стоял в моём горле, и не давал мне нормально разговаривать.

«Ну так ты же помнишь её. Вот и верни, всё что помнишь»

– Как это?

«Живи своими воспоминаниями, пока время не сжалится над тобой и позволит забыть самые яркие моменты. Чтобы воспоминания стали приятными, но горькими»

– Спасибо тебе, мудрый Маатхи. Теперь я знаю, что я должен сделать.

Я повернулся к нашему дому. Он стоял величественный, сияющий, сверкающий адамантовым блеском, вечным в этом мире. Я приготовил ланцет, молоток и проволоку из платины. Я бужу жить воспоминаниями, и на каждом камне нашего дома я высеку каждый наш день, каждое наше поражение и каждую победу. Наш дом будет моим утешением и моим лучшим воспоминанием о тех годах, которые мне подарила моя маленькая медведица. Спасибо тебе Великий Маатхи, что вернул мне мои страхи за близких, только переживая о них, я стал способен на действительно великие свершения…


В оформлении обложки книги использована фотография с сайта https://pixabay.com по лицензии CC0

Название lake-4099670_1920, Автор gammino250

(обратно)

Оглавление

Глава первая. Попадание, Осознание, Ассимиляция Глава вторая. Стройка! Глава третья. Маатхи. Глава четвёртая. Дом, милый дом Глава пятая. Стройка? Стройка! Глава шестая. Стройка. И новые лица. Глава седьмая. Качественный скачок. Глава восьмая. Новые заботы. Глава девятая. Как доделать недоделанное? Или начать неначатое? Глава десятая. На грани добра и зла. Глава одиннадцатая. Всё идёт по плану! Глава двенадцатая. Отверженные. Глава тринадцатая. Эпилог.