Сезон охоты (fb2)

- Сезон охоты 895 Кб, 220с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Colleen Fate

Настройки текста:



Часть 1

Спускаясь по широкой лестнице здания суда, Макс оглянулась и, поймав ухмылку Кайла, вопросительно приподняла бровь.

— После твоего выступления у присяжных не осталось никаких сомнений, — пояснил парень. — Как у тебя это получается?

— Это же Макс. С ней всегда надо держать ухо востро, — рассмеялась следующая за ними девушка, в светлом брючном костюме.

— Для тебя я не опасна, Крис, — отворачиваясь, отозвалась Макс, извлекая из кармана ключи от машины.

— О, я так не думаю, — поравнявшись с ней, девушка легко подтолкнула её плечом. — Слышала, что большой босс недоволен твоей поездкой в Вашингтон. Он получил счёт, и его вопли были слышны даже на парковке перед зданием. Неплохо провела время?

— Завидуешь мне?

— После того, что мне удалось услышать от него, уже нет.

— Мисс Пойнт, — охранник у выхода обратился к Максин, и та задержалась, поворачиваясь к нему. — Вас тут спрашивала женщина. Она просила передать, что подождёт у вашей машины.

— Спасибо, Генри.

— Теперь твои подружки осаждают даже здание суда? — поддела её Кристина, подмигнув Кайлу, предусмотрительно придержавшему для них дверь. — Да ты роковая женщина, агент Пойнт.

— Если это так, то почему ты до сих пор не согласилась даже пообедать со мной? — яркое полуденное солнце ударило в глаза, и Макс привычным движением натянула солнечные очки. — Не говоря уже о том, чтобы поужинать… — запнувшись, она резко остановилась, глядя на высокую брюнетку, стоящую рядом с её машиной напротив здания суда, прямо под знаком, запрещающим парковку.

— Макс, у меня что, начались галлюцинации? — негромко пробормотал Кайл, замедляя шаг.

— Лучше бы это было так, — в её голосе послышалось раздражение, и Макс решительно двинулась в сторону своей машины.

— Так ты не поедешь в офис? — Кристина с интересом рассматривала незнакомку, стоявшую рядом с ярко-синим спортивным Aston Martin Vanquish.

— Мне нужно заскочить домой, — не оглядываясь ответила Макс.

— Не забудь, что в семь у нас совещание, — напомнила ей вслед Кристина. — Босс жаждет тебя видеть.

— В семь я буду в офисе, — отмахнулась Макс.

Пропустив пару машин, она решительно пересекла проезжую часть и остановилась в паре шагов, наблюдая, как молодая женщина с длинными, блестящими на солнце чёрными волосами, нервно вскинув голову, поднимает на неё свои тёмно-шоколадные глаза. На секунду Макс почувствовала, как сдавило горло, и сердце, пропустив пару ударов, бросилось вскачь. Прошло несколько лет, и, казалось, из памяти уже стёрлись эти до боли знакомые черты, но сейчас потребовалось всё её самообладание, чтобы сохранить невозмутимо-равнодушное выражение на лице.

Они стояли так пару минут, пока затянувшееся молчание не стало почти осязаемым.

— Может быть, ты скажешь хоть что-нибудь? — наконец нерешительно произнесла девушка.

— А я должна что-то сказать? — обойдя её, Макс щёлкнула брелоком, открывая машину.

— Неужели ты всё ещё злишься?

— Злюсь? — она развернулась, оказавшись лицом к лицу с явно взволнованной брюнеткой. — Ты слишком много о себе возомнила, Глория. Говори, что тебе нужно, и проваливай. У меня нет на это времени.

Несмотря на её резкие слова, на губах девушки промелькнула едва заметная улыбка, и, отступив на полшага, она прошлась взглядом по фигуре Максин.

— Замечательно выглядишь, — очевидно, она ожидала такую реакцию, и ей удалось быстро взять себя в руки. — Всё такая же сногсшибательно-красивая.

— Ты притащилась сюда, чтобы сказать мне, что я красивая? — сухо поинтересовалась Макс. — Послушай, у меня действительно нет ни времени, ни желания разбираться с тем, что тебе от меня нужно, так что если хочешь что-то сказать, то говори. Иначе, всего тебе хорошего.

— Макс, — склонив голову, Глория неожиданно протянула руку, коснувшись ладонью её плеча. — Для меня пойти на эту встречу тоже было непросто. Но я хочу поговорить с тобой. И попытаться многое объяснить.

— Зачем? — ей хотелось развернуться, немедленно сесть в машину и уехать, но, почувствовав тепло от неожиданного прикосновения, Макс словно приросла к месту.

— Потому, что мне есть, что тебе сказать.

— Господи, — сбросив оцепенение, она отвернулась, открывая дверцу машины. — Семь лет прошло. О чём нам говорить, Лори?

Улыбнувшись уже более уверенно, девушка шагнула ближе, не давая ей возможности сбежать.

— Никто больше не называл меня так. Ты можешь снять очки? Мне бы хотелось видеть твои глаза.

Обречённо вздохнув, Макс выполнила просьбу, поднимая на неё полный холодного равнодушия взгляд голубых глаз.

— Если ты спешишь, то, может, мы встретимся позже? Я остановилась в «Хэмптон Инн».

Наклонившись в салон, Макс достала и протянула ей визитку с номером своего телефона.

— Сегодня я буду занята. Позвони мне завтра, после обеда.

— Спасибо, — теперь карие глаза смотрели на неё с благодарностью, от которой Макс почувствовала лёгкую тошноту.

— Мне на самом деле пора, так что…

— Я позвоню, — кивнула Глория, отступая. — Рада была тебя видеть.

— Не могу сказать тебе того же, — пробубнила Макс, усаживаясь за руль.

— До завтра, — на губах девушки сверкнула белоснежная улыбка.

Машина сорвалась с места и быстро скрылась за поворотом. Макс вдавила педаль газа и только через пару кварталов, придя в себя, немного сбавила скорость. Проведя рукой по коротким светлым волосам, она повела плечами, прислушиваясь к ровному рычанию двигателя. Невероятно, как быстро Глории удалось выудить у неё номер телефона. Похоже, она освоила какой-то новый вид гипноза. Или это усовершенствованный старый, который когда-то безотказно действовал на Макс.

В любом случае сейчас она ощущала лишь неприятную досаду. Ей совершенно не хотелось встречаться с брюнеткой и уж тем более выслушивать то, что она намеревалась сказать. Да, её бывшая всё ещё выглядела великолепно. Сложно было это не заметить, когда они находились так близко, что Макс могла различить знакомые золотисто-коричневые отблески в карих глазах и почувствовать совершенно забытый цветочно-восточный запах любимого парфюма Глории. Когда-то давно её стройное, с потрясающими мягкими формами тело сводило Макс с ума. Хватало одного взгляда, и она тонула в его бездонном омуте, не в силах отказать ей ни в чём. С тех пор прошло столько времени, что Макс уже успела забыть об этом. Порой, ей казалось, что те два года, которые они провели вместе, остались в другой жизни. В её наивной, бесшабашной юности, когда ей ещё хотелось любить, доверять и бороться за что-то.

Въехав на подземную стоянку, она остановилась и заглушила двигатель. Забрав из бардачка брелок, Макс открыла дверь припаркованного рядом огромного чёрного внедорожника и нащупала под его сиденьем ключи от квартиры. Скоростной лифт быстро поднял её на семнадцатый этаж, и, пройдя по короткому коридору, Макс наконец оказалась в небольшой, обставленной со вкусом светлой квартире. Гостиная, разделённая с кухней длинной барной стойкой, небольшой кабинет, с выходом на балкон, и спальня.

Вернувшись утром из Вашингтона, она не успела заскочить домой, отправившись сразу в суд, чтобы успеть на слушание в полдень, и теперь, нетерпеливо раздеваясь на ходу, направилась в душ.

Горячие струи воды смывали усталость перелёта и очередное разочарование от поездки. Останки, найденные ребятами из Вашингтона, принадлежали сорокалетней жительнице Чикаго, пропавшей восемь лет назад. Уже после того, как Макс всё осмотрела и была уверена, что это не Шерон, анализ ДНК подтвердил это. Где-то глубоко в душе она уже почти не надеялась, что когда-нибудь случится чудо, но врождённое упрямство не давало покоя. Хорошо хоть вечер ей удалось провести в приятной компании, за что теперь на неё так негодовал шеф. Улыбнувшись, Макс вышла из душа и, потянувшись к большому белоснежному полотенцу, замерла, глядя на своё отражение в зеркале.

— Вот чёрт, — недовольно пробормотала она, рассматривая небольшие покраснения, спускавшиеся от шеи к груди. — Этого только и не хватало.

Похоже, её высокое, подтянутое и натренированное тело кое у кого вчера вызвало слишком бурный восторг. Бурный, но абсолютно бесполезный. Пожалуй, кроме этих следов, в памяти так ничего и не отложится. Макс обернулась полотенцем и прошла в спальню. Оставалось ещё пару часов, чтобы собраться, перекусить где-нибудь по дороге и успеть на вечернее совещание.

*****

Свернув на полупустую парковку у здания офиса ФБР в Далласе, Макс не глядя нащупала брошенный на пассажирское сиденье телефон. Медленно проезжая мимо одиноко стоящих машин, она пролистала список контактов и притормозила, нажимая на кнопку вызова. После второго гудка ей ответил глубокий мелодичный женский голос:

— Неужели после такой романтической поездки ты всё-таки решила позвонить мне?

— Удивительно, как быстро распространяются слухи, — отозвалась Макс, поудобнее устраиваясь на сиденье.

— Так это только слухи?

— Я же не знаю, что тебе рассказали.

— О-у, говорят, ты ужинала в «Ситронелле», а потом провела ночь в «Четырёх сезонах». А ещё я слышала, что компанию тебе составила одна очень известная британская модель. Некоторые даже утверждают, что она была не одна, — лёгкая ирония в голосе собеседницы заставила Макс улыбнуться.

— Господи, кто-то очень высокого мнения обо мне.

— Так как всё прошло? Я сейчас не имею в виду развлекательную часть.

— Опять ложная тревога, — не скрывая разочарования в голосе ответила Макс. — По найденным фрагментам ребята не смогли с точностью определить возраст. Как ты и говорила, нужно было дождаться результатов анализа ДНК.

— Не унывай. Если не будешь опускать руки, то рано или поздно обязательно наткнёшься на что-то значимое.

— Если за столько лет не нашлось ничего, то, может быть, и нет, — она провела кончиками пальцев по мягкой оплётке руля. — Мэдди, я могу приехать сегодня?

— Почему ты вдруг спрашиваешь? — в мягком голосе женщины прозвучало удивление с лёгкой примесью беспокойства. — Я всегда тебе рада, Макс. Тебе не нужно моё разрешение, чтобы приезжать в любое время.

— Хорошо. Не знаю, зачем шеф собирает нас сегодня так поздно, но, надеюсь, что не по поводу моего безнравственного поведения, — усмехнулась Макс.

— Уверена, что не поэтому, — рассмеялась в ответ Мэдди. — По крайней мере, для него это не главная головная боль на сегодня.

— Ты что-то знаешь?

— Кое-что, но не…

Резкий удар, и телефон выпал из рук. Небольшая сумка с ноутбуком, лежавшая на пассажирском сиденье, тоже оказалась на полу, а Макс от неожиданности схватилась за руль, пытаясь понять, в чём дело. Бросив взгляд в зеркало заднего вида, она увидела нечто тёмно-коричневое, нависающее над её любимым спортивным автомобилем. Подавив поток ругательств, готовых сорваться с языка, Макс наклонилась, пошарив рукой под ногами и пытаясь нащупать телефон. Когда это наконец удалось, она услышала обеспокоенный голос Мэдди:

— Макс, что там у тебя случилось?

— Кажется, есть вероятность, что сегодня я кого-то убью, — едва сдерживаясь пробормотала она.

— Надеюсь, ты шутишь. Жду тебя вечером.

— Ладно, — завершив звонок, Макс открыла дверцу и выбралась из машины.

Сделав пару шагов, она остановилась, уставившись на большой потрёпанный джип, воткнувшийся прямо в задний бампер её красавицы. В раздражении проведя рукой по волосам, Макс направилась к водительской двери врезавшейся в неё машины, готовясь вытряхнуть из идиота-водителя всю душу.

— Вы что, ослепли? Как можно было устроить аварию на пустой парковке? — рявкнула она, дёрнув за ручку и заглядывая внутрь.

Вцепившись в руль, на неё растерянно смотрела молодая женщина. В ярких серо-зелёных глазах застыли слёзы, и, казалось, она не поняла ни слова из того, что сказала Макс. Глубоко вздохнув, в попытке успокоиться, Макс отступила на полшага назад.

— Вы только что разбили мне машину, — повторила она.

— Простите, — едва слышно ответила девушка, все ещё беспомощно глядя на неё.

Вспышка гнева незаметно угасла, и, засунув руки в карманы брюк, Макс отошла, чтобы оценить, насколько пострадал её автомобиль.

— Моя страховка покроет ваши расходы, — раздался за спиной уже более твёрдый голос.

— Вы уверены в этом? — через плечо бросила Макс, наклоняясь и подбирая кусок бампера. — Это очень дорогая машина. И никакой ремонт уже не сделает её новой.

— Я ещё раз прошу прощения, но это же просто железо, — возразила девушка.

— Это у вас железо, — вновь начиная закипать, Макс развернулась, оказавшись к ней лицом к лицу. — А у меня лучший спортивный автомобиль этого года. Хотя, человеку, за рулём корыта на колёсах, этого не понять. 

Запоздало осознавая, насколько грубо прозвучали её слова, она с досадой отбросила кусок бампера и отвернулась.

— Но ведь никто не пострадал, — расстроенно произнесла девушка.

— И на том спасибо, — хмыкнула Макс. — У меня сейчас нет времени разбираться со всем этим…

— Я оставлю вам свой номер. Позвоните мне, и мы всё решим, — женщина протянула визитку, которую Макс не глядя запихнула в карман. — Ещё раз, простите. У меня сегодня просто ужасный день. Честное слово, мне очень жаль.

— Если бы вы были повнимательней…

— Я знаю. Могу я сделать что-то, чтобы как-то загладить случившееся?

Бросив на неё хмурый взгляд, Макс отметила, какой растерянной и ранимой выглядела незнакомка. В другой ситуации она могла бы найти её привлекательной. Пошитый на заказ костюм цвета кофе с молоком подчёркивал стройную фигуру. Слегка вьющиеся тёмно-каштановые волосы, правильные черты лица, немного полноватые губы и выразительные глаза цвета океана в ясный спокойный день. Сложно было злиться на кого-то, кто выглядел так подкупающе симпатично. Макс вновь посмотрела на стоящие рядом машины и подавила тяжёлый вздох.

— Не могли бы вы отлепить своё чудовище от моей малышки? Не думаю, что ей приятно, когда ваш… эмм… монстр так прижимается к ней.

— Конечно. Моя машина в ремонте, а эта долго стояла в гараже, и я успела отвыкнуть от габаритов.

— Лучше бы она там и оставалась. Постарайтесь сегодня никого не убить.

Макс вернулась за руль и дождалась, когда махина позади чуть отъехала назад. Захлопнув дверцу, она завела двигатель и проехала к своему месту на парковке.

*****

Коридоры офиса к этому времени почти опустели, и Макс не задерживаясь прошла в ту часть офиса, где располагался их отдел. Кайл, сидящий за своим столом, приподняв бровь, оторвался от монитора, и на его губах появилась кривая ухмылка.

— Решила не опаздывать? Шеф у директора, но все уже дожидаются в его кабинете. Тут всплыло ещё одно тело в окрестностях Денвера. По оценкам эксперта — возраст от пятнадцати до двадцати. Пытаюсь связаться с ребятами из местного управления и уточнить, когда будет готов анализ ДНК.

Макс подошла ближе и встала за его спиной, наклоняясь к экрану.

— Есть какие-то детали?

— Не особенно много. Пол женский, рост примерно метр шестьдесят.

— Шерон была выше, — заметила она, вглядываясь в строчки отчёта.

— Ты же знаешь, что это пока предварительные данные. Отчёт ещё не готов полностью, — развернувшись в кресле, Кайл посмотрел на неё. — Что от тебя хотела Глория? Ты не говорила, что вы с ней встречаетесь, — он неожиданно сменил тему.

— А мы и не встречались. И я понятия не имею, что ей нужно, — Макс выпрямилась, стараясь увернуться от его любопытного взгляда.

— Если уж она нашла тебя, спустя столько лет, то точно что-то нужно. Ты же не собираешься вестись на её уловки?

— Мне уже давно не двадцать, — отмахнулась Макс. — К тому же, насколько я помню, она теперь замужем.

— Разве для тебя это имеет какое-то значение? — добродушно усмехнулся он, поднимаясь со своего кресла. — Так ты послала её подальше?

— Хотелось побыстрее от неё избавиться, поэтому пришлось дать ей свой номер.

— Собираешься не брать трубку, если она позвонит? — рассмеялся Кайл.

— У меня есть время подумать об этом, — она легко подтолкнула его к дверям кабинета шефа. — Пойдём, будет лучше, если мы дождёмся большого босса в его кабинете, вместе со всеми.

— Всё правильно, агент Пойнт. Вы давно уже должны быть там, — раздался громкий голос входящего начальника.

Макс обернулась, посмотрев на невысокого плотного мужчину в безупречном тёмно-сером костюме. Несмотря на то, что ему недавно перевалило за пятьдесят пять, он всё ещё оставался до педантичности собранным и подтянутым. Острый, проницательный взгляд шефа отдела расследований Дастина Ньюмана мог привести в замешательство кого угодно, но не Макс. К ней он почти всегда относился по-отечески терпеливо, хоть и старался не показывать этого.

— Добрый вечер, сэр. Мы с Кайлом обсуждали возможную связь найденного в Денвере тела с делом Шерон Уилсон, — пояснила она.

— Этому делу место в архиве, — сердито пробормотал он, проходя мимо и открывая дверь в свой кабинет. — Так вы идёте или нужно особое приглашение?

Макс торопливо вошла вслед за Кайлом и, устроившись на своём месте, обвела взглядом собравшихся за небольшим столом коллег. Сидевшая прямо напротив неё, Кристина Лангри что-то увлечённо набирала в своём телефоне. Ей нравилась эта блондинка, с глазами цвета штормового неба. Её внешняя мягкость была такой же обманчивой, как и суровый вид шефа. Было время, когда Макс, только пришедшая в отдел, пыталась приударить за ней, но Кристина мягко и тактично обрубила на корню все попытки. Сейчас у них сложились хорошие, приятельские отношения, и Макс доверяла ей почти так же, как и Кайлу. Рядом с Кристиной сидел Лукас Смит — высокий голубоглазый брюнет. Год назад он обзавёлся семьёй, и теперь все его разговоры сводились к недавно родившейся маленькой дочке. Чуть поодаль с отстранённым, задумчивым видом пристроился специалист по связи и базам данных Лео Джеймс — самый молодой, но чрезвычайно полезный во всём, что касается информации, член их команды. Взгляд Макс остановился на устроившемся рядом с ней Кайле Фрейзере. Они были знакомы с раннего детства. Учились в одном классе и проводили вместе всё свободное время после школы. Их родителей не раз вызывали на приём к директору, когда они прогуливали уроки или попадались на дурацких выходках. Когда семья Шерон переехала, поселившись по соседству, и новая девочка пришла в их класс, Кайл сразу же поделился с Макс, что она ему нравится. Но загвоздка оказалась в том, что ей тоже понравилась Шерон. На какое-то время их дружба превратилась в настоящее соревнование за внимание застенчивой рыжеволосой девочки, но уже через пару недель троица стала неразлучной. Так продолжалось до тех пор, пока им не исполнилось по пятнадцать. До тех пор, пока поздним осенним вечером, как обычно расставшись с друзьями у маленького магазинчика на углу, Шерон не исчезла. Макс расправила плечи, отгоняя воспоминания, и посмотрела на усевшегося во главе стола и перебирающего бумаги шефа.

— Нам спустили дело, которым, по личному распоряжению директора, вплотную займётся наш отдел, — заговорил он. — Убит адвокат и ещё три человека, которых связывает то, что все они были присяжными на слушании по делу Нолана Хили в Остине три года назад. Ему предъявляли обвинение в похищении и убийстве трёх женщин, но за недостатком доказательств присяжные не пришли к общему мнению. Суд отклонил часть улик, собранных ненадлежащим образом, и прокурор снял обвинение. Нолан Хили — бывший военный. Служил на базе ВМФ в Норт-Айленде. Есть вероятность, что на судебное разбирательство оказывалось давление со стороны военного ведомства. Полиция связала с ним последние убийства после того, как его адвокат, Майкл Стоун, который, к слову, не особенно усердствовал, защищая его, был найден мёртвым.

— То есть трое убитых присяжных, проходивших по одному делу, их не смутили? — не удержавшись, поинтересовалась Макс.

Шеф поднял на неё тяжёлый взгляд, давая понять, что её комментарии в данный момент неуместны.

— По отчёту, полученному от полиции Спрингфилда, где последнее время проживал первый из убитых, Хили убил его не сразу, а некоторое время держал в неустановленном месте. Скорее всего, он пытался выяснить, какое решение принял каждый из присяжных, потому что дальше последовали ещё два убийства. На всякий случай полиция уже оповестила остальных и установила круглосуточное наблюдение за каждым, хотя оставшиеся девять голосовали за то, чтобы снять с него все обвинения. Также нашими коллегами в Остине установлена усиленная охрана судьи, рассматривающей это дело. Двое детективов, которые вели расследование, тоже теперь находятся под ударом. Одна из них прибудет к нам завтра, чтобы помочь разобраться с некоторыми деталями прошлого дела. Все, кто так или иначе участвовали в судебном процессе, включены в программу по защите свидетелей. Сейчас перед нами поставлены две задачи. Одна, как вы понимаете, найти Нолана Хили, а вторая — обеспечить защиту государственного обвинителя по его делу, которая на данный момент проживает в Далласе. В том, что убийства совершил он, уже нет никаких сомнений. На месте первого он оставил записку, и полиция идентифицировала почерк. Пока не установлено…

— Что там было? — спросила Макс.

— Агент Пойнт? — шеф нахмурился, глядя на неё поверх бумаг.

— Что было в записке?

— Он написал: «Сезон охоты открыт».

Макс кивнула и, достав из кармана маленький блокнот, сделала в нём пометку.

— Прошу вас внимательно ознакомиться со всеми материалами дела, — произнёс шеф, передавая толстую папку Кристине. — Я сейчас вернусь.

Он вышел, и, когда дверь за ним закрылась, в кабинете повисла звенящая тишина.

— У кого-нибудь есть мысли по этому поводу? — поинтересовалась Кристина, открывая папку.

— В полиции Остина работают одни кретины, неспособные сложить элементарные вещи, — отозвалась Макс, откидываясь на спинку своего стула. — Сначала они позволяют убийце избежать наказания, не потрудившись обеспечить обвинение должными уликами, а потом дожидаются ещё четырёх убийств, прежде чем связать их вместе.

— Между обвинением Нолана Хили и последними убийствами прошло три года, — спокойно возразил Лукас.

— И что? Записки, оставленной у первой жертвы, недостаточно, чтобы пройтись по базам и сверить почерк? — отмахнулась Макс.

— Возможно, его почерка не было в базе, — произнёс Лео, пожимая плечами. — Он же был оправдан.

— Ерунда. Он подписывал протоколы и множество других бумаг. Они нашли совпадения только после того, как всё и без того стало слишком очевидно.

— Двое из убитых присяжных сменили место жительства и жили в других штатах, но ему удалось отыскать их, — Кристина оторвалась от бумаг. — Взаимодействие полиции всё ещё оставляет желать лучшего. Как думаешь, кто следующий в его списке? — скрестив руки на груди, она посмотрела на Макс.

— Скажу, как только просмотрю всё, что там есть, — она кивнула на лежащую перед Кристиной папку.

Проработав несколько лет в криминальном следственном отделе Далласа, Макс удалось заслужить уважение коллег и руководства, раскрыв несколько серийных преступлений. В прошлом году директор ФБР вызывал её в Вашингтон и лично поблагодарил за блестящую работу. Некоторые считали, что ей просто повезло, но те, кто знали её лучше, были уверены, что она обладает особым чутьём. Видит, на первый взгляд, незначительные детали и, сопоставляя их, делает правильные выводы. Всё это подкреплялось невероятным упорством, и, должно быть, поэтому шеф многое спускал ей с рук, позволяя отлучаться, копаясь в старых делах и архивах, в попытке найти хоть что-то, связанное с исчезнувшей много лет назад подругой.

Нетерпеливо оглянувшись на возвращающегося в кабинет шефа, Макс застыла, с удивлением узнав в его спутнице виновницу аварии на парковке. Сейчас девушка выглядела более собранной и на её лице не было ни капли растерянности. На секунду Макс встретила её полный невозмутимого спокойствия взгляд, а потом та прошла к столу и присела рядом с Кристиной на предложенный шефом стул. Невероятно. Эта элегантная шатенка вела себя так, словно это не она полчаса назад разбила её машину. От изумления Макс даже не сразу поняла, почему Кайл так настойчиво пихает её ногой под столом, но, поймав его многозначительный взгляд, сообразила, что пялилась на неё откровенно долго.

— Как я уже сказал, одна из наших задач состоит в том, чтобы обеспечить защиту государственного обвинителя по делу Нолана Хили. Это Джудит Митчелл, и с этого момента её безопасность под вашей ответственностью. Установите график дежурств. Полиция будет патрулировать район, в котором проживает мисс Митчелл, в усиленном режиме. И найдите Нолана Хили. Чем скорее вы это сделаете, тем лучше.

*****

Макс неслась по трассе, оставляя позади светящийся огнями ночной город. Из приоткрытого окна в салон врывался тёплый ветерок, а из динамиков лилась ритмичная музыка. Она размышляла о новом деле, пытаясь представить, как должна была чувствовать себя общественный обвинитель Джудит Митчелл, понимая, что может стать очередной мишенью для безжалостного убийцы. Отчасти это объясняло её потерянный и беспомощный вид на парковке, и, вспоминая об этом, Макс уже почти не злилась на неё. Да и, вообще, не в её правилах было злиться на красивых женщин. А Джудит Митчелл она, определённо, находила красивой.

Сегодня ночью дежурить у неё вызвалась Кристина, и поэтому спустя десять минут после окончания совещания Макс, попрощавшись с коллегами, покинула офис. Машина въехала на территорию небольшого ранчо. Свернув к дому, она притормозила, прислушиваясь к ровному рычанию двигателя. В окнах первого этажа горел свет, а это значило, что Мэдисон ещё не ложилась. Прихватив сумку с ноутбуком и тонкую папку с копиями материалов дела, Макс поднялась на крыльцо и открыла дверь.

— Это я, — громко предупредила она, разуваясь и проходя в гостиную.

— Больше я никого и не ждала.

С мягкого кожаного дивана ей навстречу поднялась женщина. Стального цвета глаза оттеняли чёрные, стильно подстриженные волосы. Несмотря на то, что Мэдисон была старше её почти на семнадцать лет, Макс всегда поражалась, насколько хорошо ей удавалось выглядеть и в своём кресле окружного прокурора, и в постели, которую они периодически делили уже много лет. Мэдди была другом семьи Пойнт, и так сложилось, что она стала её первой женщиной. С тех пор в жизни Макс произошло много изменений, но Мэдисон всегда была где-то рядом, в любой момент готовая помочь и поддержать.

Макс привычным жестом положила руку на её талию и коснулась губами тёплой смуглой щеки.

— Ужинать будешь? У меня сегодня потрясающее рагу из кролика, — чуть отстранившись, женщина внимательно посмотрела на неё. — Выглядишь усталой. Не нужно было срываться и ехать в Вашингтон.

— Знаю, — согласилась Макс, потянув её за собой и устраиваясь на диване. — Я перекусила перед совещанием, так что оставим рагу на утро.

— Это неподходящее блюдо для завтрака, — усмехнулась Мэдди, присаживаясь рядом. — Хотя тебе ещё можно не задумываться о таких вещах. Так как прошла поездка?

— Ничего интересного.

— Так уж и «ничего»? — склонив голову, Мэдди улыбнулась той самой обаятельно-насмешливой улыбкой, которая когда-то заставляла её совершать очень безрассудные поступки.

— Абсолютно, — Макс не собиралась посвящать её в подробности ночи, проведённой в компании другой женщины.

— Ну, выглядишь ты не очень довольной, — с иронией заметила Мэдисон.

— Я сегодня видела Глорию, а потом мне разбили машину. Неудачный день, — облокотившись на мягкую спинку дивана, Макс откинула голову назад и закрыла глаза.

— Глорию? Ты имеешь в виду ту стерву, которая вынудила тебя заключить неразумный и поспешный брак? — Мэдди развернулась, с удивлением глядя на неё.

— Да, она дожидалась у здания суда, прямо около моей машины.

— И что ещё ей от тебя нужно? Мне кажется, суммы, которую она получила во время развода, должно быть достаточно, чтобы навсегда оставить тебя в покое.

— Мэдди… — открыв глаза, Макс повернула голову, посмотрев на неё.

— Из-за этой девушки у тебя возникло столько проблем. Да ты до сих пор почти не общаешься с родителями.

— Не только из-за неё, — не очень убедительно возразила Макс. — Ты же не забыла, что они были против моей учёбы в академии ФБР?

— Мне кажется, твой отец давно смирился с тем, что ты не станешь врачом, так что и с этим они как-нибудь справились бы. А вот твоя безумная выходка — объявить о себе, расписавшись с девушкой, которую ты почти не знала…

— Господи, ну не начинай, — простонала Макс. — Я и без тебя наслушалась всего этого. Они распланировали мою жизнь, начиная с учёбы и заканчивая браком с кем-нибудь, кто будет соответствовать их представлениям о хорошем муже. По крайней мере, теперь они знают, что не стоит ожидать от меня невозможного.

Протянув руку, Мэдисон отвела прядь волос с её лба и ласково погладила по щеке.

— Так что она от тебя хотела?

— Я не знаю. Это было слишком неожиданно, и я сбежала. Мне показалось, что у неё уже есть какой-то план. Лори не из тех, кто будет делать что-то просто так.

— Не позволяй ей снова вскружить тебе голову. Эта девушка уже использовала свой шанс, — на губах Мэдисон появилась мягкая улыбка.

Макс вдруг подумала, что большинство из тех, кто знает окружного прокурора Мэдисон Олдман, никогда не видели её такой. Она могла быть жёсткой, упрямой и даже деспотичной во всём, что касается работы, но, когда они оставались вдвоём, в ней преобладала лишь поразительная женственность.

— Не собираюсь, — Макс улыбнулась, чувствуя, как глядя на эту красивую женщину, тело наполняется привычным желанием.

— Ты сказала, что-то случилось с твоей машиной? — Мэдди всегда читала её как открытую книгу, и сейчас в её глазах уже появился ответ.

— Ох, ты не поверишь, — Макс накрыла ладонью тонкие пальцы, поглаживающие её бедро. — Пока я на парковке разговаривала с тобой по телефону, сзади подкрался огромный безобразный монстр и разбил бампер моей девочке. Женщина, которая была за рулём, показалась мне абсолютно невменяемой, а ровно через полчаса выяснилось, что наш отдел с сегодняшнего дня должен обеспечить её защиту. Так что поквитаться с ней уже не получится.

— Джудит разбила твою машину? — удивлённо переспросила Мэдисон.

— Конечно же, ты её знаешь, — усмехнулась Макс.

— Она перевелась из Остина около трёх лет назад. Очень способная девушка. Думаю, в свете сложившихся обстоятельств, можно понять, почему она показалась тебе невменяемой. Надеюсь, у неё есть страховка.

— Надеюсь, что её страховки хватит, чтобы обеспечить ремонт, — Макс придвинулась чуть ближе и скользнула рукой по стройной талии сидящей рядом женщины. — Может быть, продолжим разговор в твоей спальне? Я с пяти утра на ногах.

— Моя спальня к твоим услугам, но обычно долгих разговоров ты там не ведёшь, — рассмеялась Мэдисон, поднявшись и протягивая ей руку. — Пойдём, я уже соскучилась по тебе.

*****

Кайл поставил перед ней бумажный стаканчик с кофе и плюхнулся на стоящий рядом свободный стул.

— Тело, найденное в окрестностях Денвера, принадлежит двадцатипятилетней официантке из придорожного кафе, пропавшей четыре года назад, — объявил он. — Ты успела почитать материалы по нашему новому делу?

— Утром, за чашкой кофе, и не особенно внимательно, — отозвалась Макс. — Почему по полицейским участкам разослали старую ориентировку Нолана Хили? Почему до сих пор нет данных, где он проживал в последнее время? Что стоит за предположением, что военное ведомство оказывало давление на судебное слушание, когда его обвиняли в убийствах?

— Отставной военный не может быть серийным убийцей, — пожал плечами Кайл.

— Да? Пусть скажут это родственникам тех, кого убил Девин Патрик Келли, — взяв в руки стаканчик, она сделала небольшой глоток. — Я не вижу в этом деле ничего сложного. Здесь нечего расследовать, и мне это не очень интересно.

— Агент Пойнт, пройдёмте в мой кабинет, — раздался за её спиной недовольный голос шефа.

Кайл оглянулся на него и, поджав губы, с сочувствием посмотрел, как Макс поднимается из-за стола.

— А вы, агент Фрейзер, возьмите служебную машину и поезжайте в аэропорт. Встретите детектива Элис Берг и позаботьтесь о том, чтобы она остановилась в безопасном месте, — продолжил начальник, направляясь к своему кабинету. — Через полчаса она будет ждать вас у центрального терминала.

— Как я должен её узнать, сэр? — подскакивая с места, поинтересовался Кайл.

— Мне казалось, что вы агент ФБР, — остановившись перед дверью в свой кабинет, шеф ещё раз обвёл взглядом подчинённых. — Кто сейчас занимается охраной мисс Митчелл?

— В восемь утра меня сменил Лукас, сэр, — ответила Кристина со своего места. — Вечером мы хотели предложить подежурить Кайлу или Макс.

— Установите график. Или вы собираетесь каждый день разбираться, чья сейчас очередь? Если к вечеру графика не будет на моём столе, то все четверо будете нести круглосуточную вахту вокруг её дома до тех пор, пока Хили не будет пойман.

Макс прошла за ним в кабинет и, прикрыв дверь, остановилась напротив стола. Шеф уселся на своё место и, молча открыв портфель, принялся извлекать из него бумаги. Казалось, он намеренно не обращает на неё внимания, но она не собиралась выяснять, что он собирался ей сказать, заговорив первой. Вообще-то, ей не так уж и часто доставалось от начальства, но сейчас шеф отдела Дастин Ньюман был очень зол. Он просто кипел от гнева, хоть и пытался этого не показывать.

Наконец, скрупулёзно разложив перед собой папки, он поднял на неё недовольный, тяжёлый взгляд. Казалось, мысленно он не переставал удивляться, как этой высокой, всегда подтянутой девушке, с рваной чёлкой и коротко стрижеными висками, даже в строгом деловом костюме удаётся выглядеть настолько неформально.

— Так значит, вам это дело «не очень интересно», агент Пойнт? Полагаю, что более интересным вы находите ужинать в дорогих ресторанах и проводить время в шикарных гостиницах Вашингтона, — сделав небольшую паузу, он вероятно хотел услышать от неё слова оправдания, но, зная его характер, Макс предпочла промолчать. — В бухгалтерию поступил счёт, который Бюро не намерено оплачивать.

— Понимаю. Я сама его оплачу, — спокойно произнесла она.

— Понимаешь? Что ты понимаешь? — громко воскликнул он, хлопнув ладонью по столу. — Меня вызывают к директору и сообщают, что один из моих агентов, находясь в Вашингтоне по делу, которому давно уже место в архиве, развлекается всю ночь непонятно с кем. И что, по-твоему, я должен был на это ответить?

— Сэр, мне очень жаль… — начала было Макс.

— Уйди с глаз моих, — отмахнулся он, успокаиваясь так же быстро, как и вскипел. — Ей жаль… ни черта тебе не жаль. Пора бы уже остепениться, а не шататься по съёмным номерам. Вы агент ФБР, так и ведите себя соответствующе. Занимайтесь расследованием, ищите преступников. И не важно, интересно вам текущее дело или нет.

— Конечно, сэр, — покорно кивнула Макс. — Я могу идти?

— Иди, — пробормотал он.

Постаравшись сохранить вид раскаявшейся грешницы, она направилась к дверям.

— Получила разнос? — усмехнулась Кристина, когда Макс проходила мимо её стола.

— Удалось вчера узнать что-нибудь по делу от Джудит? Что-то, чего нет в бумагах? — поинтересовалась Макс.

— Она не особенно рада нашему присутствию у неё дома, так что я постаралась не лезть с расспросами, — вздохнула Кристина. — Пусть немного привыкнет.

— Пока мы тут страдаем от приступов тактичности, наш парень может навестить кого-то ещё, — ответила Макс, усаживаясь на своё место. — И этим кем-то вполне может оказаться государственный обвинитель Джудит Митчелл. Лео, — обратилась она к застывшему перед экраном своего компьютера парню, — можешь собрать мне всю информацию на Нолана Хили? Любую, какую только сможешь найти, с тех пор как с него сняли обвинение. Перемещения, покупки — всё, что получится.

— Попробую, — отозвался он без особого энтузиазма. — Этим должна была заняться полиция Остина.

— А теперь займёмся мы, — Макс настойчиво смотрела на него, пока он не покосился в её сторону.

— Хорошо-хорошо. Всё, что смогу нарыть, — кивнул он.

— Мне нужно заглянуть в бухгалтерию, — предупредила Макс, поднимаясь.

*****

Первым, что она увидела, вернувшись в кабинет, была обтянутая голубыми джинсами потрясающая задница склонившейся вместе с Кайлом над его ноутбуком девушки. Макс даже задержалась в дверях, пока её не отвлекла саркастическая ухмылка Кристины, стоящей рядом с ними.

— Нашли что-то интересное? — спросила она, подходя ближе.

— Детектив Берг вносит кое-какие дополнения к тому, что у нас есть, — с необычным воодушевлением ответил Кайл.

Девушка выпрямилась и повернулась к ней. Её длинные каштаново-рыжие волосы были собраны в низкий хвост, а открытый взгляд карамельного цвета глаз сразу же располагал к себе. Она приветливо улыбнулась и протянула Макс руку.

— Я детектив Элис Берг. Работала по делу Нолана Хили в Остине.

— Макс Пойнт, — она пожала протянутую ладонь. — Так это вы не удосужились надлежащим образом собрать улики по делу?

— На месте последнего убийства меня, к сожалению, не было, — спокойно отозвалась девушка. — Готова оказать вам любую помощь в расследовании.

— У вас уже была возможность сделать свою работу качественно. Теперь позвольте нам…

— Макс… — прервал её Кайл, с осуждением покачав головой.

— Я понимаю, почему вы так говорите, — заговорила Элис, невозмутимо глядя на неё. — Я и сама была вне себя, когда его выпустили.

— А убийство первого присяжного по его делу и оставленная записка не навели вас на мысль, что он мог оказаться причастен к этому?

— К сожалению, на тот момент этим занимался уже другой отдел, — девушка чуть склонила голову. — Знаете, мне предложили уехать в Айдахо, в небольшой посёлок, где ему точно не придёт в голову меня искать, но я решила приехать сюда, чтобы иметь возможность хоть как-то поучаствовать в этом деле. Я тоже хочу, чтобы такие, как Нолан Хили, сидели в тюрьме. А ещё лучше на электрическом стуле.

Несколько секунд Макс всматривалась в её лицо. Не было никаких сомнений, что девушка говорит искренне. К тому же молодой детектив была довольно привлекательной, и Макс смягчилась.

— Ну что ж, в этом наши желания совпадают, — ответила она, улыбнувшись одной из своих самых обворожительных улыбок, и оглянулась в поисках Лео. — Куда уже смылся наш хакер?

— Подальше от тебя, пока ты не придумала, чем ещё ему заняться, — усмехнулась Кристина.

— Понятно, — пробормотала Макс. — Так что ещё у вас есть на Нолана Хили? — она вновь повернулась к Элис и Кайлу.

— Я могу добавить только то, что нам удалось выяснить по предыдущему делу. Он никогда не убивал своих жертв сразу. Обычно это происходило на третий день, а иногда и позже. Никакого сексуального насилия, но при этом тела были настолько обезображены, что некоторые родственники теряли сознание на опознании. Настоящий садист. Перед тем как приехать, мне удалось снять копии заключения судмедэксперта, — девушка показала на экран ноутбука. — Хотя бо́льшая часть из всего этого у вас уже есть.

— Где вы решили остановиться? — поинтересовалась Макс. — Есть серьёзная вероятность, что вы в его списке тоже не на последнем месте. Раз уж ему удалось разыскать переехавших в другой город присяжных…

— Я собиралась снять квартиру, где-нибудь неподалёку от вашего офиса, но агент Фрейзер предложил мне остановиться в его доме, — девушка бросила в сторону Кайла быстрый взгляд.

— О-у, ну тогда я спокойна, — усмехнулась Макс.

— Надеюсь, что это ненадолго. Теперь, когда его счета заблокированы, а ориентировки есть в каждом участке по стране…

— За три года он мог изменить внешность до неузнаваемости. Мог открыть счёт на чужое имя. Наконец, просто запастись наличными, раз уж готовился к «сезону охоты», — Макс направилась к своему столу, уселась и открыла папку с делом. — Из заключения психиатра следует, что никаких отклонений у Хили не выявлено. Да и служба в вооружённых силах предполагает регулярное медицинское обследование. Ему не один раз удавалось всех провести. Хотелось бы понять, что толкало его на те убийства и насколько далеко он готов зайти, открыв свой «сезон охоты».

— Он очень тщательно готовился к каждому убийству, — заговорила детектив. — Всё было продумано до мелочей. Именно поэтому у нас почти не было улик. Камерам видеонаблюдения удалось зафиксировать его машину рядом с тем местом, где была найдена последняя жертва, но у Хили было алиби. Он ужинал с одной из своих знакомых в кафе неподалёку. На мешке, в котором было найдено одно из тел, эксперты нашли фрагменты машинного масла. Точно такое же по составу было на полу в его гараже.

— Это не доказательство, — отмахнулась Макс. — Такое же масло могли использовать сотни человек по всему штату. Я читала отчёт. Детектив Берг, нам уже не нужно доказывать, что это он совершил те убийства. С этим и так всё ясно.

— Просто Элис, — с улыбкой попросила её девушка.

— Тогда зовите меня Макс. И будьте осторожны с этим парнем, — она кивнула в сторону Кайла, который даже покраснел от возмущения. — Он у нас известный сердцеед.

Элис рассмеялась, правильно оценив её шутку, и, оглянувшись на появившегося в дверях своего кабинета шефа Ньюмана, замолчала.

— Детектив Берг, мне нужно обсудить с вами некоторые вопросы безопасности, — произнёс он, смерив взглядом сначала Кайла, а потом и всех остальных.

— Конечно, сэр, — девушка направилась к нему, и, проводив её взглядом, Кайл подскочил к столу Макс.

— Ну спасибо тебе, напарник, — недовольно начал он. — Постараюсь, чтобы о тебе у неё сложилось такое же хорошее мнение.

— Мне она показалась умной девушкой, — улыбнулась Макс, глядя на него. — Так что шансов у тебя всё равно нет.

— Можно подумать, они есть у тебя, — Кайл пристально всматривался в её лицо. — Даже не думай…

— О чём? — откинувшись на спинку, невинно поинтересовалась Макс.

Кристина тихо хихикнула, наблюдая за ними со своего места.

— Ты знаешь, — он навис над её столом, но выглядел при этом очень забавно.

У Макс зазвонил телефон, и, отмахнувшись от Кайла, она взглянула на незнакомый номер и ответила на звонок:

— Слушаю…

— Ты сказала, что я могу позвонить тебе после обеда, — раздался в трубке знакомый голос, моментально стирая улыбку на её лице.

*****

Оставив машину на парковке небольшого уютного ресторана в центре города, Макс вошла в зал и, увидев Глорию за столиком у окна, уверенно направилась к ней. На этот раз она была готова к встрече. Под испытующим взглядом она присела напротив, сложив руки на столе перед собой, и посмотрела на красивую молодую женщину, которая сейчас так внимательно следила за каждым её движением. В голубых глазах Макс не отразилось ни тени волнения. А вот Глория определённо волновалась, но она не собиралась упрощать ей задачу, заговорив первой. Похоже, её бывшая жена очень продуманно подошла к предстоящей встрече. Изысканно уложенные чёрные волосы, лёгкий, неброский макияж, тонкий аромат духов. Узкое чёрное платье с глубоким V-образным декольте выглядело довольно откровенно. Когда-то вид, который оно открывало, неизменно привёл бы их в итоге к горячей, страстной ночи. Но всё это было давно стёрто и вычеркнуто из памяти множеством ночей, проведённых в объятиях других женщин.

Макс смотрела на неё и думала: «Насколько же странно не чувствовать абсолютно ничего». Единственное, что она ощущала, было лёгкое любопытство, которое ей прекрасно удавалось контролировать, наблюдая, как девушка, сидящая напротив, борется со своей неуверенностью.

— Спасибо, что всё же пришла, — очень тихо произнесла Глория, продолжая вглядываться в её лицо. — Знаю, что после всего, что случилось, ты была бы вправе просто послать меня к чёрту.

— Именно это и приходит мне в голову, — спокойно согласилась Макс.

— И всё же ты здесь, — красивые губы изогнулись в нерешительной улыбке. — Я скучала по тебе, Максин.

— Когда? — чуть наклонившись вперёд, Макс бесстрастно смотрела в её глаза. — В тот день, когда, воспользовавшись моим отсутствием, собрала вещи и сбежала или когда со своим адвокатом составляла документы на развод? Или, может быть, ты скучала, когда через пару месяцев вышла замуж и тебе пришлось провести медовый месяц в круизе по Европе?

— Макс… — смутившись, Глория отвела взгляд. — Прости меня. За всё. Я поступила очень некрасиво по отношению к тебе, и, поверь, я сожалею.

— Хорошо, — кивнув, она отложила лежащую перед ней салфетку и начала подниматься.

— Не уходи, — в попытке задержать Глория порывисто накрыла её ладонь своей.

— Твой муж знает, что ты здесь?

— Мы развелись. Несколько месяцев назад, — карие глаза смотрели умоляюще, и Макс вновь опустилась на стул. — Я не могла больше оставаться с ним. Просто задыхалась. Уже не понимала, кто я и чего хочу. Он лишил меня возможности делать то, о чём я всегда мечтала. Я не могла больше петь…

Высвободив руку, Макс глубоко вздохнула. Несмотря ни на что, она чувствовала, что сейчас Глория говорит искренне.

— Я здесь уже два месяца, и всё это время просто не решалась встретиться с тобой. На прошлой неделе удалось найти работу. Деньги небольшие, но я рада и этому. Думаю, придётся поискать жилье подешевле. После такого перерыва сложно начинать заново, но сейчас это именно то, чего я хотела очень долго.

— Неужели у тебя не получилось обобрать своего нового муженька? И даже если он оказался не таким болваном, какой была я, после нашего развода, ты могла бы спокойно не работать лет десять, — с холодной иронией заметила Макс.

— Если бы ты знала, как я об этом жалею, — в глазах Глории заблестели слёзы.

Макс почувствовала досаду, поймав себя на том, что эти слова вызвали у неё удовлетворение.

— Так, ладно. Раз уж мы всё равно здесь, то было бы неплохо что-нибудь перекусить, — пробормотала она, отводя взгляд и делая знак официанту.

— Ты действительно замечательно выглядишь, — немного успокоившись, заметила Глория. — Очень изменилась, но всё такая же красивая. Тебе идёт эта стрижка.

Раскрывая меню, Макс бросила на неё хмурый взгляд.

— Можешь не стараться. Произвести хорошее впечатление тебе уже не удастся.

— И всё же, я попытаюсь, — сдержанно улыбнулась Глория.

Им принесли заказ, и официант наполнил бокалы красным вином. Макс заказала «Бароло» и лишь потом с удивлением подумала, что всё ещё помнит, что Глория всегда предпочитала итальянские вина. Нет, вскружить ей голову, как когда-то в юности, у Глории больше не получится. Пожалуй, со времён своего неудавшегося брака Макс стала слишком циничной и осторожной по отношению к женщинам. Достаточно было одного раза, чтобы понять, что чем больше доверяешь, тем легче причинить тебе боль. Мысленно рассуждая об этом, Макс не переставала удивляться, почему же сейчас она сидит здесь и ужинает в компании женщины, ради которой пошла на открытый конфликт с семьёй, а та с лёгкостью оставила её, ради более обеспеченного мужчины. Даже несмотря на это, раскаяние в её глазах тронуло Макс. Не настолько, чтобы тут же обо всём забыть, но оно уже смягчило первую резко-негативную реакцию. Было время, когда она отчаянно надеялась, что Глория вернётся, но оно осталось в далёком прошлом.

— Что за работу ты нашла? — оторвавшись от оленины под соусом, Макс отложила приборы и сделала глоток вина.

— У меня давно уже нет группы, так что пока попробую выступать сольно в небольших клубах.

Макс замерла, с изумлением глядя на неё.

— Ты собиралась записать альбом, мечтала поехать в тур по стране, а теперь согласна выступать по клубам?

— Нужно же с чего-то начинать. Пытаюсь исправить свои ошибки, но это не так просто, как кажется. Я не занималась этим несколько лет.

— Если твой муж был против того, что ты поёшь, зачем ты вышла за него?

— Я не знала, — Глория глубоко вздохнула, опуская взгляд. — Надеялась, что всё будет сказочно, но ему нужна была кукла, которую было бы не стыдно показывать друзьям. Всё, о чём мечтала я, было неважным.

— Идиотка, — негромко пробормотала Макс, вновь принимаясь за еду.

— Знаю, — девушка улыбнулась, глядя на неё через стол. — Сама говорила себе это тысячу раз. Не представляешь, насколько тоскливо мне было, когда я вспоминала, как ты в меня верила.

— Ну, всегда есть шанс всё исправить, если действительно хочешь этого.

— Ты считаешь, что он есть? — нерешительно переспросила Глория, с надеждой глядя на неё своими бездонными карими глазами.

— Нас это не касается, — тут же поправилась Макс. — А в остальном, почему бы и нет? Я и раньше говорила, что у тебя замечательный голос.

— Спасибо, — отозвалась девушка. — У тебя сейчас кто-то есть?

— Что? — приподняв бровь, Макс едва заметно усмехнулась. — Ты совсем не изменилась, Лори.

— Я стала умнее, — с улыбкой возразила девушка.

— От тебя это звучит как угроза, — не выдержав, рассмеялась Макс.

— Меня тебе не нужно бояться, — Глория повела плечами, привлекая внимание к глубокому вырезу на своей груди.

— Ну конечно, — покачав головой, Макс подозвала официанта, чтобы он вновь наполнил бокалы.

Когда они вышли из ресторана, уже стемнело, и улица была залита неоновыми огнями рекламных витрин. Макс ничего не оставалось, как только предложить подвезти её, но всю дорогу до гостиницы, где остановилась Глория, они проехали молча. Приоткрыв окно, Макс подставила лицо прохладному вечернему ветерку, пытаясь избавиться от навязчивого ощущения неправильности происходящего. Притормозив у входа, она намеренно не стала глушить мотор, но, повернувшись к своей спутнице, встретила испытующий, полный невысказанных обещаний взгляд.

— Мы можем подняться ко мне в номер, — тихо предложила Глория.

— Ты же не думаешь, что я соглашусь? — убирая руки с руля, Макс почувствовала, как вспотели ладони.

— Я хочу всё исправить, — в тёмных глазах отражались огни проезжающих мимо машин.

— Нам нечего исправлять в твоём номере. В постели, у меня к тебе претензий не было, — она отвернулась, чувствуя себя довольно странно, потому что мысль о том, чтобы провести ночь с бывшей женой, внезапно не показалась ей такой уж плохой.

Макс не часто приходилось отказывать женщинам, по большей части из-за того, что обычно она сама была инициатором продолжения. Сейчас же ей хотелось поскорее попрощаться с Глорией и остаться одной. Она чувствовала, как велик соблазн. Всё ещё помнила, каким податливо-нежным может быть тело сидящей сейчас так близко девушки. Как, борясь с бессонницей, она тосковала по нему долгими одинокими ночами, после того как Глория сбежала.

— Макс, дай мне возможность попробовать… пожалуйста, прости за то, как я поступила с тобой, — накрыв её ладонь своей, Глория осторожно погладила её.

— Простила, — осторожно высвободив руку, она провела по волосам, словно прогоняя наваждение, в которое погружалась всё глубже. — Но у меня нет желания возвращаться к этому, Лори.

— Мы можем как-нибудь ещё встретиться?

— Всего тебе хорошего.

— Ты всё такая же упрямая, Макс, — разочарованно улыбнулась Глория, открывая дверцу и выбираясь из машины. — Приятного вечера. Надеюсь, сегодня когда ты приедешь домой, то вспомнишь, что могла бы провести ночь куда интереснее, и в следующий раз не откажешься.

— А ты всё такая же самоуверенная, — с усмешкой отозвалась Макс, перед тем как нажать на педаль газа.

Потянувшись к лежащему на панели телефону, Макс набрала номер Кайла и, когда через пару гудков в трубке раздался знакомый голос, почувствовала невероятное облегчение.

— Если ты ещё не улёгся, то предлагаю встретиться и выпить по стаканчику, — заговорила она.

— Вообще-то, сегодня моя очередь дежурства, — из трубки послышался какой-то шум. — Ты что, не видела график, составленный Кристиной?

— Тогда можешь пригласить с собой Джудит. Мне кажется, ей тоже не помешает расслабиться, а заодно и обсудить со мной ремонт моей машины.

— О каком ремонте ты говоришь? — поинтересовался Кайл.

— Она знает, о каком, — притормозив на светофоре, Макс осмотрелась, пытаясь определить, где находится ближайший приличный бар.

— Слушай, я бы с радостью, но мы два часа назад выехали в Хьюстон, так что сегодня ничего не получится.

— «В Хьюстон»? Какого чёрта вам понадобилось ехать туда на ночь глядя?

— Джудит решила на время отвезти дочку к родителям. Шеф тоже считает, что это хорошая идея.

— Не знала, что у неё есть дочь. 

Макс замолчала, вспоминая, попадалась ли ей в деле информация о муже Джудит Митчелл.

— Так что, извини, в этот раз составить тебе компанию не получится, — продолжил Кайл, и Макс почувствовала, что он улыбается. — Справишься без меня?

— Не сомневайся. Хорошей вам дороги.

— И тебе отлично провести время, — отозвался он.

Отложив телефон, она направила машину к выезду из города. Было не очень поздно, и Мэдисон наверняка ещё не спит.

Часть 2

Столкнувшись с выходящей из кабинета Кристиной, Макс отступила назад, придерживая дверь и пропуская её.

— Привет, шеф у себя?

— Уже ворчал, что время десять, а тебя всё ещё нет на месте, — обаятельная, слегка ироничная улыбка на губах блондинки заставила Макс улыбнуться в ответ.

— Не все же ложатся спать в десять, — заметила она, пожимая в ответ плечами.

— Уж точно не ты, — потянувшись, Кристина немного отодвинула ворот её светло-голубой рубашки, чтобы обнажить следы, оставшиеся после проведённой в Вашингтоне ночи. — Я даже немного завидую.

— Правда? — приподняв бровь, Макс игриво заглянула в её дымчато-серые глаза. — Так в чём же дело? Ты только намекни…

Аккуратно расправив ткань, Крис провела кончиками пальцев по её плечу.

— Ты слишком хороша для меня. Боюсь, что, когда я тебе надоем, это разобьёт мне сердце, — она притворно вздохнула, отступая назад и бросая взгляд на тонкие часы на своём запястье. — Я в лабораторию, соберу всё, что у них есть на данный момент. Может быть, получится зацепиться за что-то, что наведёт на место, где он держал их перед тем, как убить. Кайла ещё нет, но он обещал подъехать после двенадцати, когда Лукас сменит его.

— Удачи, — Макс кивнула и, войдя в кабинет, сразу же направилась к сидящему за своим столом в углу Лео. — Ну что, есть что-нибудь для меня?

— Не особенно много, — отозвался парень, отрываясь от монитора.

— Рассказывай, — присев рядом, Макс заглянула в развёрнутое на экране досье.

— Это не на него, — предупредил Лео, сворачивая окно. — Шеф загрузил меня сбором информации по недавним взрывам, — поморщившись, он пару раз щёлкнул мышкой. — Я сделал запрос в управление служб информации в Кларксберге. У Хили дом в Остине, но он не живёт там уже пару лет. Мать умерла шесть лет назад. До этого жила в Арлингтоне. Нолан продал её дом. Другой недвижимости у него нет. На него зарегистрирован старенький «шевроле». Сейчас он стоит в гараже его дома. Несколько банковских карт, с общей суммой в пару тысяч, но он давно их не использовал.

— Так что же, получается, что наш парень просто исчез бесследно два года назад и никто даже не знает, где он может находиться?

— Я отправил запросы на базу в Норт-Айленде. Если есть кто-то, с кем он поддерживал связь, после того как уволился в запас…

— Они не станут отвечать на запросы, — оборвала его Макс. — Нужно либо ехать туда и пытаться выяснить это лично, либо самим поискать кого-то, служившего в его части в то время, и поговорить с ним.

— Я попробую найти, — согласился он.

— Запиши мне адрес его матери в Арлингтоне, — попросила она, поднимаясь.

— Зачем? Я же сказал, что он продал её дом, после того как она умерла.

— Хочу кое-что проверить, — Макс направилась к своему столу и, отодвинув бумаги, уселась, включая ноутбук.

— Отправил на твою почту, — через минуту сообщил Лео.

Лишь через пару часов, когда в кабинете появился уставший, с покрасневшими после бессонной ночи глазами Кайл, она оторвалась от экрана.

— Как прошла поездка? — поинтересовалась она.

— Ещё немного и я бы уснул прямо за рулём. И самое удивительное, что Джуд собралась и как ни в чём не бывало отправилась на работу, — он взлохматил свои тёмные и без того взъерошенные волосы и тяжело опустился на стоящий рядом стул.

— С кем она сейчас?

— Меня сменил Лукас, но вечером твоя смена, так что ничего не планируй.

— Это ты у нас мастер планировать, я же предпочитаю экспромт, — усмехнулась она. — Посмотри, что я тут нашла. Мать Нолана Хили четыре года до своей смерти проживала в Арлингтоне. За это время там произошло восемь нераскрытых убийств, связанных с женщинами от восемнадцать до сорока лет. Три из них имеют некоторые совпадения с убийствами женщин в Остине, за которые его пытались осудить.

— Нужно запросить материалы и проверить, — оживился Кайл. — А остальные пять?

— Остальные точно не относятся к нашему делу, — уверенно отозвалась Макс. — Кроме того, за это время в Арлингтоне без вести пропали ещё одиннадцать женщин этого возраста.

— Ты и их хочешь повесить на него? — добродушно улыбнувшись, парень покачал головой.

— Хочу проверить этот дом, — ответила Макс. — И поговорить с соседями.

— В этом есть смысл, — согласился он. — С удовольствием помогу тебе в этом, но не сегодня. Я собираюсь поспать хотя бы пару часов, а вечером обещал Элис показать город. Может быть, сходим в кино или ещё куда-нибудь, — продолжил он, наблюдая за её реакцией.

— Она и так живёт у тебя. Зачем тебе вести её в кино? — насмешливо поинтересовалась Макс.

— Потому что девушки это любят. Если я сразу предложу ей отправиться в мою постель, то она наверняка зарядит мне хук с правой.

— Господи, как всё сложно, — хмыкнула Макс, собирая бумаги с пометками на своём столе. — Так ты что, решил приударить за ней? А как же Аманда, с которой ты встречался в прошлом месяце?

— Мы немного разошлись во взглядах на наши дальнейшие перспективы, — ответил Кайл без намёка на то, что был расстроен этим событием.

— Ну и хорошо. Я тебе сразу сказала, что она слишком маленького роста и смеётся как-то неестественно. Но знаешь, вряд ли такая симпатичная девушка, как Элис Берг, заинтересуется таким болваном, как ты.

— Почему это я болван? — возмутился Кайл.

— Потому что, дожив до тридцати, всё ещё считаешь, что, чтобы уложить женщину в постель, непременно нужна вся эта банальщина вроде романтических свиданий и походов в кино.

— Ты знаешь способ короче?

— Конечно, — Макс встала и, изобразив снисходительную усмешку, посмотрела на него сверху вниз. — Но тебе он недоступен.

— Иди ты, — буркнул он, поднимаясь следом. — Тоже мне… Я поехал домой. Если что, звони.

— Попробую вытрясти у шефа разрешение получить у прокурора ордер на обыск в доме матери Хили. Если удастся, то в ближайшие дни поедешь туда со мной.

— Если не найду ничего, чтобы провести время получше, — пробубнил он себе под нос, направляясь к дверям.

*****

Созвонившись с Лукасом, Макс подъехала к зданию суда, остановившись прямо позади его старенького потрёпанного «вольво».

Опустив стекло, она наблюдала, как коллега торопливо выбирается из своей машины и направляется к ней.

— И как давно ты тут сидишь? — поинтересовалась Макс.

— Больше трёх часов. Если бы знал, прихватил бы кофе и бургер, — недовольно проворчал он, заглядывая к ней в салон. — И всё-таки эта машина не для работы, Макс. Её бы погонять где-нибудь за городом, а не терзать в пробках.

— Иногда я так и делаю, — ответила она, заглушив мотор. — И сколько я должна её здесь ждать?

— Джудит обещала, что слушание закончится не позже шести, — выпрямившись, он посмотрел на часы и устало расправил плечи. — Ладно, мне ещё нужно забрать Лиззи от няни и встретить Санди. Удачи, Макс.

— И тебе, — кивнула она и, проводив его взглядом, потянулась к лежащему рядом ноутбуку.

Перед тем как выйти из офиса, она скинула на него информацию по Нолану Хили, но, открыв крышку, автоматически щёлкнула по файлу с надписью «Шерон». За годы, что Макс проработала в отделе, она проверила и изучила сотни похожих дел. Ею были допрошены десятки людей, обвинявшихся в похищениях и убийствах по всему штату Теннесси. Она столько раз срывалась и мчалась неизвестно куда, когда находили очередное неопознанное тело, что уже сбилась со счёта. Макс помнила наизусть показания всех немногочисленных свидетелей по делу Шерон. Среди них были и её собственные, а также показания Кайла, который тот вечер тоже провёл с ними. Почему в тот день она не проводила Шерон до дома? Ведь ей было по пути, и часто она так и делала. Макс отлично помнила — почему. За день до этого Шерон и Кайл сходили без неё в кино, и она злилась. На Кайла, за то, что он ничего не сказал ей, и на Шерон, за то, что та согласилась. Если бы не это, в тот злополучный вечер Шерон, как всегда, вернулась бы домой.

— Агент Пойнт? — Макс вздрогнула и подняла взгляд на Джудит, которая в строгом тёмно-кофейного цвета костюме остановилась рядом. — Извините, я не хотела напугать вас.

— Мисс Митчелл, — захлопнув ноутбук, Макс выбралась из машины.

— Джудит, — улыбнувшись, девушка протянула ей руку. — Раз уж мы должны провести какое-то время вместе, мне будет проще, если вы станете называть меня по имени.

— Тогда зовите меня Макс, — она с готовностью пожала тёплую ладонь, не отрывая взгляда от выразительных серо-зелёных глаз.

В их прошлую встречу Макс была слишком усталой и раздражённой, чтобы по достоинству оценить, насколько привлекательной оказалась государственный обвинитель Джудит Митчелл. Сейчас же эта элегантная молодая женщина вызвала у неё прилив неожиданно-острого интереса.

— Поделитесь вашими планами на вечер? — немного отступив, Макс не удержалась и с удовольствием прошлась взглядом по стройной фигуре.

— Я хотела бы заехать в магазин, а потом угостить вас ужином, в качестве извинения за наше неудачное знакомство на парковке, — красивые чувственные губы тронула искренняя улыбка. — Заодно мы могли бы обсудить вопрос, связанный с ремонтом.

— Не беспокойтесь, я уже позвонила в сервисный центр. Через несколько дней они готовы принять мою малышку, так что скоро она будет как новенькая.

— Я помню, вы сказали, что никакой ремонт уже не сделает из неё новой машины, — чуть склонив голову, Джудит озабоченно посмотрела на неё. — Мне действительно очень жаль, что всё так получилось. Я была немного расстроена…

— Я тоже, — не удержавшись, улыбнулась Макс. — Давайте просто забудем об этом.

— Но я должна позаботиться о том, чтобы вы получили компенсацию за причинённый мною вред.

— Я прошу вас забыть об этом, — с нажимом повторила Макс и, обойдя машину, открыла пассажирскую дверцу, жестом приглашая Джудит.

Молодая женщина последовала за ней и, с благодарностью кивнув, опустилась на сиденье. Лёгкий, едва уловимый аромат жасмина и ириса коснулся Макс, вызывая странный вибрирующий трепет в груди. В голове предостерегающе зазвенело, но она отмахнулась от этого, возвращаясь на своё место за рулём. В общем-то, ей даже не хотелось анализировать, почему за пару секунд она отказалась от мысли вытрясти из этой шатенки всё до последнего цента за ремонт. А ведь поначалу именно так она и собиралась поступить. Возможно, всему виной восхитительная обезоруживающая улыбка, с которой Джудит извинялась перед ней. Прошлый раз они обе были немного на взводе, но продолжение знакомства обещало быть очень приятным.

— Так куда мы едем? — поинтересовалась Макс, медленно выезжая на дорогу.

— Неподалёку от моего дома есть супермаркет.

— Послушайте, совсем необязательно тратить время, чтобы накормить меня ужином.

— Мне будет приятно, — Джудит аккуратно расправила края юбки, и Макс заставила себя не пялиться на её великолепные ноги, вернув внимание к дороге.

Помимо того, что эта девушка была одним из главных фигурантов в новом деле, у неё к тому же был маленький ребёнок, а это, как минимум, означало в прошлом наличие мужа. Упоминаний о его существовании в настоящем Макс нигде не нашла, но вряд ли стоило надеяться, что такая привлекательная женщина окажется свободной. Обычно её это мало заботило. Тряхнув головой, она провела рукой по коротким волосам, отгоняя нелепые мысли. Джудит Митчелл выглядит крайне соблазнительно, но всё же незачем очередной раз создавать лишние проблемы на работе. В последнее время их и без того хватает.

Остановившись напротив входа в супермаркет, Макс проводила взглядом стройную фигуру на высоких, почти десятисантиметровых каблуках, размышляя о том, много ли у неё шансов с абсолютно гетеросексуальной, судя по всему, женщиной.

— Господи, да что со мной такое, — пробормотала она, когда Джудит скрылась за дверями магазина, и, выскочив из машины, Макс поспешила следом.

Нагнав девушку возле прилавка со свежими овощами, она взялась за тележку, молчаливо предлагая свою помощь.

— Не любите сидеть без дела, агент Пойнт? — Джудит уже держала в руках пучок зелени.

— Подумала, что лучше я буду рядом. На всякий случай, — пожала плечами Макс.

— Здесь много людей. Не думаю, что ему придёт в голову сделать что-то, когда вокруг столько свидетелей.

— Когда имеешь дело с психом, не стоит быть такой уверенной.

— Хорошо. Какое вино вы предпочитаете? Белое или красное? — поинтересовалась Джудит, направляясь к полкам с алкоголем.

— Эмм, вообще-то, я всё ещё на работе, — напомнила ей Макс. — Шеф будет не в восторге, если узнает, что на дежурстве я провожу время лучше, чем он после него.

— Тогда не стоит ему об этом говорить, — положив в тележку бутылку вина, Джудит улыбнулась ей и последовала дальше.

— Ты меня дискредитируешь, — усмехнулась Макс, взяв бутылку и на ходу разглядывая этикетку.

— Что-то мне подсказывает, что тебя это не сильно расстраивает. На самом деле это просто дружеский жест, — она остановилась, дожидаясь, когда Макс подойдёт ближе. — Мне хочется думать, что я всё ещё могу жить обычной, нормальной жизнью, а не прятаться, боясь высунуть нос из дома. Мне и без этого пришлось согласиться на то, что мне совсем не нравится.

— Понимаю, — кивнула Макс. — Надеюсь, что это ненадолго. Так мы уже стали друзьями? — она вновь двинулась следом, удивляясь, с какой скоростью Джудит выбирает продукты, закидывая их в тележку. — Хотя, я согласна, когда ты в меня въехала, в некотором роде, это нас немного сблизило.

— Больше, чем мне хотелось бы, — отозвалась Джудит, направляясь к кассе.

— Я бы так не сказала, — с усмешкой пробормотала Макс, поймав её искрящийся весельем взгляд.

*****

— Куда мне это поставить? — оглянувшись на входящую следом за ней Джуд, Макс остановилась, сбрасывая обувь.

— На кухню. Я покажу, — проведя её по широкому коридору, девушка толкнула дверь, попытавшись забрать у неё пакеты с продуктами.

— Нет уж, если я за что-то берусь, то всегда довожу дело до конца, — Макс вошла в современную, обставленную со вкусом кухню. — Уверена, со всем этим ты должна готовить как бог, — поставив пакеты на стол, она огляделась.

— На самом деле вся эта техника не моя идея, — ответила Джудит, принимаясь разбирать пакеты. — Я умею готовить, но для этого мне достаточно плиты или в крайнем случае духовки. Всё остальное — это просто выброшенные на ветер деньги, потому что с тех пор, как мы сделали ремонт и переехали сюда, никто этим не пользовался.

Наблюдая за ней, Макс задумалась над тем, кто именно подразумевался под словом «мы», но решила пока не задавать лишних вопросов.

— Если ты не против, мне бы хотелось немного осмотреть дом, чтобы иметь хоть какое-то представление… — она замолчала, осознавая, что не хочет лишний раз напоминать о причине, по которой этой молодой женщине приходилось мириться с вторжением агентов ФБР в свой дом.

— Да, конечно. Я переоденусь, приму душ и займусь ужином, а ты пока осмотрись, — девушка выкладывала продукты из пакета на стол. — У меня есть комната для гостей. Могу приготовить её для тебя…

— Джуд, я не совсем гость, — нехотя напомнила ей Макс.

— До сих пор не могу поверить, что всё это происходит со мной, — остановившись, девушка расстроенно посмотрела на неё. — Твои коллеги тоже предпочитали проводить ночь на диване в гостиной.

— Дивана будет достаточно, — кивнула Макс, собираясь с мыслями — И ещё, я хотела бы поговорить с тобой по поводу Нолана Хили. Это, конечно, не самая приятная для тебя тема, но, возможно, ты вспомнишь что-то, что может оказаться важным.

— Хорошо. Только давай поговорим о нём после ужина. Это может испортить аппетит кому угодно, — подхватив свою сумочку, Джудит торопливо вышла из кухни, обрывая дальнейшие расспросы. — Я скоро вернусь.

Заглянув в гостиную, Макс положила на кресло сумку с ноутбуком и вернулась в прихожую, чтобы проверить остальные помещения. Рядом находилась комната для гостей, о которой говорила Джуд. Коридор заканчивался дверью, ведущей в сад, и, приоткрыв её, Макс вышла на заднюю веранду. Ухоженные дорожки вели к небольшому чистому бассейну, около которого стояли пара плетёных стульев и стол. На лужайке рядом она заметила несколько игрушек. Из-за какого-то психа этой милой, приветливой девушке пришлось отправить своего ребёнка к родителям, впустить в свой дом совершенно незнакомых людей и мириться с тем, что ей самой угрожает опасность. Сколько таких безжалостных, одержимых убийствами психопатов было и будет ещё? Тех, кто отнимает чужие жизни и ломает судьбы их родных и близких. Как бы она ни старалась, их не становится меньше. Если бы могла, Макс задушила бы этого мерзавца своими руками.

Вернувшись в дом, она прошла в гостиную. Ей понравилось сочетание орехово-коричневых и светлых тонов. Посредине стоял невысокий кофейный стол, рядом — широкий светлый диван, с множеством мягких коричневых подушек. Вдоль противоположной стены, в нишах, располагались длинные стеллажи с рядами книг и фотографий в рамках, а прямо по центру был установлен телевизор. Светло-бежевые шторы и мягкая подсветка создавали уютную и вместе с тем современную атмосферу.

Пройдя по пушистому ковру, она остановилась, рассматривая фотографии. Несколько старых семейных снимков. Джудит с родителями, после окончания колледжа. Совсем юная, с мечтательным взглядом и светлой улыбкой на лице. Рядом свежее фото маленькой светловолосой девочки с большими голубыми глазами. Вероятно, это и есть её дочь. Следующая заставила Макс задержать дыхание. Джудит и какая-то яркая рыжеволосая женщина, обнимающая её сзади, стоящие на берегу океана. Улыбающиеся, загорелые, они, казалось, светились от счастья. Подруга или сестра? Макс некоторое время вглядывалась в лица девушек, пытаясь найти сходство. Если подруга, то очень близкая. Фото выглядело настолько романтично, что на ум приходили совсем другие мысли.

Одёрнув себя, Макс вернулась к креслу и, достав ноутбук, расположилась за столиком, в очередной раз просматривая информацию по Нолану Хили.

*****

Она отвлеклась от чтения досье, лишь когда ароматный запах готовящегося ужина уже невозможно было игнорировать. Неожиданно в памяти всколыхнулись старые воспоминания, когда мама что-то готовила на кухне, а она, сидя на веранде, ждала с работы отца. Потом они все вместе собирались за столом, и Макс слушала, как они с мамой обсуждают дела в клинике. Всё это было словно в другой жизни. Не с ней, а с какой-то совершенно непохожей на неё маленькой девочкой, доверчиво смотрящей на мир и считающей его безопасным. Она знала, что может с точностью назвать момент, когда эта девочка навсегда исчезла, но сейчас звуки, запахи и заполняющий дом безмятежный покой вновь вернули её. Отложив ноутбук, Макс поднялась и через коридор прошла к кухне. Она в нерешительности остановилась на пороге, глядя на Джудит в коротком тёмно-синем шёлковом халате, которая, рассеянно помешивая что-то в кастрюле, сосредоточенно набирала текст в своём телефоне. Тёмно-каштановая прядь волос упала ей на глаза, и она нетерпеливо тряхнула головой. Не в силах двинуться с места, Макс, как зачарованная, смотрела на неё, ощущая при этом какое-то странное чувство дежавю. Ей вдруг показалось, что это место и эта женщина тесно связаны с чем-то из её прошлого. Чем-то светлым и хорошим, согревающим душу и успокаивающим. Она осторожно шагнула вперёд, и, заметив её, Джудит улыбнулась, отложив телефон на край стола.

— Ты пришла на запах? Ещё минут пять, и всё будет готово.

— Пахнет великолепно, — стряхнув с себя лёгкий покров необъяснимой ностальгии, Макс подошла ближе. — Если нужно, то я могу чем-нибудь помочь. Правда, должна признать, что повар из меня неважный.

— Уверена, с тем, чтобы открыть бутылку вина, ты справишься, — вытащив из ближайшего ящика штопор, Джудит протянула его ей.

— Если бы Кристина предупредила, что наше задание включает в себя что-то подобное, я просила бы передвинуть моё дежурство на ночь раньше, — пошутила Макс.

— Я не предлагала ей ужинать со мной. На самом деле я была слишком расстроена в тот день, чтобы думать о чём-то подобном.

— Выходит, мне повезло? — вытащив пробку, Макс бросила на неё заинтересованный взгляд, мысленно прикидывая, что может означать подобное расположение, направленное именно на неё.

— Если на секунду забыть о том, что я покалечила твою машину… — выставив на стол приборы, Джудит едва заметно улыбнулась.

— Тогда так и сделаем, — быстро продолжила Макс, усаживаясь за стол. — Сколько лет твой дочке?

— Скоро два, — Джудит принялась раскладывать по тарелкам горячий, потрясающе пахнущий ужин. — И теперь я уже не знаю, удастся ли мне отметить её день рождения так, как я планировала, — взяв в руки телефон, она быстро взглянула на экран и положила его рядом.

— Хьюстон же не так далеко, — заметила Макс. — И насколько я знаю, сейчас она с твоими родителям. Это действительно безопаснее, чем, если бы она оставалась здесь.

— Я никогда раньше не оставляла её так надолго, — вздохнув, Джудит потянулась к бутылке, чтобы наполнить бокалы.

— А её отец? Возможно, ребёнку будет легче с кем-то, кого она хорошо знает, — не удержавшись, спросила Макс, в надежде прояснить мучивший её весь вечер вопрос.

— У Эмили нет отца. Она, как об этом говорят, «ребёнок из пробирки», — спокойный серо-зелёный взгляд встретился со взглядом Макс. — А теперь ты расскажи мне что-нибудь о себе. Что-то, что не будет касаться работы. Я хочу хотя бы на один час забыть об этом кошмаре и не думать о том, что три года назад могла предотвратить то, что происходит сейчас, — взяв в руки бокал, она сделала небольшой глоток.

— Что именно ты хотела бы услышать? — неуверенно спросила Макс, обдумывая её слова.

— Ну, например, как твоя девушка относится к тому, что ты вынуждена проводить ночи на подобных дежурствах.

Макс замерла, удивлённо глядя на неё.

— Ради бога, только не спрашивай, с чего я так решила, — рассмеялась Джудит, принимаясь за еду. — Есть вещи, которые для меня вполне очевидны.

— О, кажется, я забыла, что имею дело с человеком, который привык вести перекрёстные допросы в суде, — усмехнулась Макс, подцепив с тарелки кусочек тушёного мяса и отправляя его в рот. — Потрясающе вкусно.

— Спасибо, — кивнула в ответ Джудит. — Ну так что?

— С чего ты взяла, что у меня есть девушка?

— Потому что такая женщина, как ты, просто не может быть одинокой. Или я ошибаюсь? Тогда либо все девушки Далласа ослепли, либо ты одна из тех, кто всеми способами пытается сохранить свободу.

— Думаю, твоё второе предположение ближе к истине, — улыбнулась Макс, возвращая внимание к своей тарелке.

— Значит, для тебя важна свобода. Почему? — с любопытством продолжила Джудит.

— Потому что я не хочу зависеть от желаний и действий другого человека, — пожала плечами Макс. — Мне так удобно.

— Считаешь, что отношения — это просто зависимость?

— А что же это ещё?

— Эмм, а как же семья, дети, забота о ком-то, кто тебе дорог?

— У меня была собака. Когда её не стало, я переживала так сильно, что почти две недели не могла ничего есть.

— И ты решила, что будет лучше, если ты не станешь привязываться к кому-то слишком сильно? — Джуд смотрела на неё с таким вниманием, что Макс показалось, будто она пытается прочесть её мысли.

— Как я понимаю, в этом вопросе наши взгляды расходятся, — негромко констатировала она.

— Так и есть, — Джудит вновь наполнила свой бокал. — Ты не любишь вино? Или просто боишься потерять бдительность?

— Опасаюсь, что такие разговоры, вкупе с алкоголем, могут завести нас несколько дальше, чем я планировала, — неожиданно призналась Макс.

— Легко поддаёшься соблазнам? — по губам девушки скользнула мягкая насмешливая улыбка.

— Вопрос с подтекстом? — Макс взяла в руки бокал и, покрутив, вдохнула терпкий запах.

— Извини, меня немного заносит, — Джудит залпом допила вино. — Давно уже не приходилось проводить время в компании с красивой свободной женщиной. Это не флирт, просто у меня действительно не остаётся на это времени. Когда у тебя работа и маленький ребёнок, не часто вспоминаешь, что ты всё ещё живой человек, а не какой-то робот. Хочешь добавки? — посмотрев на пустую тарелку Макс, спросила она.

— Не откажусь. Всё действительно очень вкусно.

Джудит подхватила её тарелку и отошла к плите, давая возможность Макс пройтись взглядом по стройным изгибам, которые совсем не скрывала тонкая шёлковая ткань халата. Почувствовав, что во рту пересохло, Макс всё же сделала небольшой глоток из бокала. Внутри тёплыми, покалывающими всплесками совершенно неуместно растекалось желание. Ей вдруг захотелось встать, подойти, опустить ладони на изящную талию, развязать тонкий пояс и почувствовать под своими пальцами тепло и нежность кожи. Вдохнуть незнакомый запах, от предчувствия которого потихоньку начинала кружиться голова. Джудит повернулась, поймала её взгляд, и на её щеках проступил лёгкий румянец.

— Приятно, когда есть кому оценить твои старания, — смущённо улыбнулась она, поставив перед ней тарелку. — У Эмили тоже хороший аппетит, но для неё ещё рано готовить что-то подобное.

— Ну, если тебе ещё раз захочется порадовать кого-то своими кулинарными творениями, то ты всегда можешь рассчитывать на меня, — ответила Макс, проследив взглядом, как Джудит возвращается на своё место.

Телефон, лежащий на столе, издал короткий сигнал, и девушка отвлеклась, читая сообщение.

Макс же чувствовала, как привычный азарт захватывает её, запуская в кровь свежий поток гормонов и адреналина. Она отметила тёплый блеск в глазах Джудит, который, конечно же, был вызван вином, а не её присутствием, но теперь ей отчаянно хотелось узнать, какими эти глаза становятся в момент страсти. На секунду она представила это, и мышцы живота тут же свело от сладкой судороги. Где-то подсознательно, на уровне ощущений, она предполагала, что у неё есть шанс, чтобы попытаться.

Отложив телефон, Джудит порывисто наполнила свой бокал и не обращая на неё внимания осушила его. Это моментально привело в чувство Макс.

— Всё в порядке? — вежливо поинтересовалась она.

— Да… отлично, — кивнула девушка. — Так на чём мы остановились?

— На том, что ты слишком много работаешь, — напомнила Макс.

— А чем занимаешься ты в свободное время? — подперев голову рукой, девушка с интересом посмотрела на неё.

— Боюсь, что тем же самым. Пару раз в неделю бегаю по утрам в парке и ещё пару вечеров провожу в спортзале, чтобы поддержать форму.

— Тебе это прекрасно удаётся. Если когда-нибудь у меня появится время, я бы тоже хотела заняться собой.

— Можешь присоединиться в любое время, — предложила Макс. — Хотя, на мой взгляд, тебе это совсем не требуется.

— Правда? Ты так считаешь?

— Клянусь, — шутливо подняв руку, Макс улыбнулась.

— Почему ты выбрала именно это? Я имею в виду работу. С такой нагрузкой справится не каждый мужчина, не говоря уже о девушке.

— В ФБР, кроме меня, работает много женщин, — возразила Макс.

— Знаю, но мне интересно, почему этот выбор сделала ты?

Немного подумав, Макс глубоко вздохнула, уткнувшись взглядом в тарелку.

— Когда мне было пятнадцать, моя подруга бесследно исчезла, после того как мы расстались, не дойдя всего пару сотен метров до её дома. Следователям не удалось найти никаких зацепок, и они решили, что она просто сбежала. Через пару месяцев уже никто не занимался расследованием, кроме её родителей, которые продолжали искать, нанимая частных детективов, которые зачастую оказывались обыкновенными шарлатанами. Я… у меня не получилось смириться, и мы с моим другом пытались вести собственное расследование. По одной из нелепых версий следствия, она отправилась в Лос-Анджелес, чтобы попытать счастья в одном из модельных агентств. Шерон была очень красивой девушкой, — Макс посмотрела на Джудит, внимательно слушавшую её рассказ. — Чтобы опровергнуть это предположение, мы с Кайлом решили отправиться туда и проверить всё сами. Нас сняли с поезда, когда мы почти добрались до Лос-Анджелеса, — Макс усмехнулась, вспоминая выволочку, которую они оба получили от родителей.

— Это тот самый Кайл, твой коллега? — негромко спросила Джудит.

— Да, мы знакомы со школы, и Шерон была нашей общей подругой. Знаю, вся эта история звучит как какой-то незрелый, юношеский бред…

— Совсем нет, — прервала её Джудит. — Мне кажется, эта история о преданной дружбе и, возможно, даже о чём-то большем, о чём ты решила умолчать…

— Мы были только друзьями, — потянувшись к бокалу, Макс сделала глоток. — Она нравилась мне, но, когда тебе пятнадцать, сложно объяснить это даже самой себе, — Макс улыбнулась, прогоняя воспоминания, навевающие тоску.

— И вы с Кайлом пошли в ФБР, чтобы докопаться до истины?

— До того, как это произошло, я успела поступить в колледж, который выбрали для меня родители. Закончить его и понять, что хочу совсем не этого. Мягко говоря, они были не в восторге, когда я подала документы на поступление в академию ФБР. Мне удалось поднять дело Шерон, и теперь у меня больше ресурсов, чем тогда, когда мне было пятнадцать.

— Удалось что-нибудь выяснить?

— Не очень много, но, по крайней мере, дело не похоронено где-то в пыльных архивах полицейского участка в Нэшвилле.

Макс замолчала, недоумевая, почему она вдруг рассказала эту историю совершенно незнакомому человеку, но искреннее участие в глазах Джудит немного успокоило её.

— Если мы уже закончили с ужином, то, может, расскажешь мне о Нолане Хили? — спросила она, отодвигая пустую тарелку.

— Что ты хочешь узнать? Уверена, у вас есть досье, в котором собраны все подробности от его рождения до этого момента.

— Не все. За последние два года нет никакой информации о том, где бы он мог находиться. Ты допрашивала его, изучала обстоятельства его жизни…

— Их было не так уж много. Родился, учился, служил в ВМФ… ничего необычного в его биографии не было.

— Но ты считала, что он виновен в преступлениях, в которых его обвиняли?

— Да, я нисколько в этом не сомневалась, — подтвердила Джудит.

— Почему?

— У него глаза убийцы. Не сумасшедшего маньяка, а холоднокровного, расчётливого живодёра, получающего удовольствие от своей власти над жертвами. Наверное, я не смогу внятно объяснить, почему я так считаю, но это так. Я видела много виновных людей, а также людей, которых обвиняли напрасно. Он был виновен во всём, в чём его обвиняли. Когда прокурор снял с него обвинения, отклонив часть улик, я готова была уволиться в тот же день. Одна из моих коллег уговорила меня перевестись сюда.

— Но ты продолжаешь считать, что могла что-то сделать, чтобы тогда изменить ситуацию? — спросила Макс. — Ты сама сказала это сегодня…

— Да, я всё ещё думаю, что должна была попытаться, — кивнула Джудит. — Это спасло бы тех людей…

Некоторое время Макс молча изучала её лицо. У неё не было ни одной причины не верить в то, что волнение, с которым говорила об этом деле Джуд, было искренним. Всё сводилось к тому, что решение об освобождении было принято лично прокурором, и вряд ли Джудит не упомянула бы, что военное ведомство попыталось оказывать на неё давление.

— Тебе было бы лучше согласиться на время уехать из города и пожить где-нибудь под вымышленным именем.

— Я не хочу скрываться за программой по защите свидетелей, — Джудит торопливо поднялась, принимаясь собирать со стола тарелки. — Я должна заниматься тем, чтобы сажать таких, как Нолан Хили, в тюрьму, а не прятаться от них. Ты можешь располагаться в гостиной. В ящике дивана есть подушка и плед. Или, если хочешь, можешь устроиться в комнате для гостей. Там тебе будет удобнее…

— Я буду в гостиной, — ответила Макс, поднимаясь. — Спасибо за превосходный ужин. Я уже давно не получала такого удовольствия от домашней еды.

— Я встаю в шесть. Если хочешь, сварю тебе кофе, — не глядя на неё, Джудит принялась загружать посуду в посудомоечную машину.

— Чёрный и без сахара, — Макс ещё раз посмотрела на неё и вышла из кухни.

*****

Закрыв крышку ноутбука, она выключила свет и вытянулась на диване, прислушиваясь к тишине, в которую погрузился дом несколько часов назад. Разглядывая тени на потолке, Макс думала о смелой, но безрассудной женщине, которая сейчас спала в своей спальне на втором этаже. Скорее всего, другая на её месте непременно воспользовалась бы возможностью защитить свою жизнь и не стала бы подвергать её опасности из-за каких-то моральных принципов. Вряд ли Джудит, работавшая над обвинением Нолана Хили по делу в Остине, могла не осознавать угрозы. Похоже, мисс Митчелл, несмотря на свою внешнюю мягкость, была очень смелой девушкой. И к тому же невероятно соблазнительной.

Перевернувшись на бок, Макс закрыла глаза, вспоминая её лицо, чувственную линию губ, нежный румянец и потрясающие глаза, цвета океана. Всё-таки хорошо, что во время ужина ей удалось отвлечься от этих мыслей, потому что неизвестно, чем бы всё могло закончиться, если бы она вовремя не обуздала свои фантазии. Макс улыбнулась в темноту, вспоминая, как смутилась Джудит, перехватив её взгляд. Ей бы понравилось. Чёрт возьми, это понравилось бы им обеим. Она нисколько не сомневалась.

*****

Усевшись в машину, Макс открыла папку с документами, убирая в неё ордер и одновременно набирая номер Кайла.

— Привет, — раздался в трубке знакомый голос. — Я уж было подумал, что ты всю ночь не смыкала глаз и собираешься отсыпаться.

— Послушай, шутник, я только что получила ордер на обыск дома матери Хили в Арлингтоне, но Лукас попросил меня подежурить сегодня. У него с Санди очередная круглая дата, так что я не смогу поехать.

— И ты хочешь, чтобы это сделал я?

— Догадливый, молодец, — поддела она. — Если вылетишь сегодня, то завтра, к вечеру, уже вернёшься. Можешь пригласить с собой детектива Берг. Кажется, она говорила, что хочет помочь с расследованием.

— А шеф в курсе?

— Интересно, а кто, по-твоему, дал мне добро на то, чтобы получить ордер? Пожалуй, я всё же поторопилась, похвалив тебя за догадливость.

— Ещё слово и ты поедешь в Арлингтон сама, — недовольно пробурчал он.

— Ладно, извини, — рассмеялась она. — Я буду в офисе часа через два. Если тебя не будет, то оставлю ордер на твоём столе.

— Могла бы предупредить пораньше. Вообще-то, я планировал на сегодня поход в художественный музей.

— Куда? — Макс не смогла подавить вырвавшийся у неё смешок. — Неужели ты знаешь, где он находится?

— Всё, я кладу трубку, — предупредил он.

— Позвони мне, как будешь в Арлингтоне, — торопливо добавила она, перед тем как в трубке послышались короткие гудки.

Усмехнувшись, Макс бросила взгляд на часы. Она записалась в парикмахерскую, а позже планировала заскочить на часик в тренажёрный зал, чтобы немного снять напряжение, вызванное неудовлетворённым желанием вчерашнего вечера.

Утром Джудит, как и обещала, сварила ей кофе. Они попрощались после того, как Макс довезла её до работы, и, дождавшись Кристину, она сразу же отправилась в офис. Когда Лукас попросил её подежурить за него сегодня, Макс с лёгкостью согласилась. Мысль о том, чтобы провести ещё один вечер в компании Джудит, теперь вызывала воодушевление. Нет, она не планировала переводить их отношения в более близкие. По крайней мере, не сейчас, когда они только приступили к расследованию. Хотя в том, что ей чертовски хотелось этого, никаких сомнений не было. В другой ситуации она быстро бы решила этот вопрос, но в этот раз Макс не хотела торопиться. Именно так она и думала, но в голове всё равно мелькали образы, в которых она погружалась в горячие объятия и потрясающая шатенка в порыве страсти выкрикивала её имя.

Приняв душ после довольно интенсивной тренировки, она высушила волосы, которые после посещения парикмахера стали ещё короче, и уже заканчивала переодеваться, когда зазвонил телефон. Теперь номер Глории уже определялся, и, поборов небольшие сомнения, она всё же ответила на звонок.

— Макс, извини, что беспокою, но мне очень нужна твоя помощь, — голос бывшей действительно показался ей взволнованным.

— И тебе привет, Лори. Мне кажется, наше общение стало происходить излишне часто. Может, просто посвятишь меня в свои планы, и мы обсудим это, чтобы ты не теряла время понапрасну?

В трубке повисла тишина, и, прижав телефон плечом к уху, Макс присела, чтобы завязать шнурки на кроссовках.

— Мне действительно больше не к кому обратиться, — наконец отозвалась Глория.

— Ладно, что случилось? — поднявшись, она подхватила сумку и направилась к выходу.

— Я не могу больше оплачивать номер в «Хэмптон Инн», и сегодня меня попросили освободить его.

— Так в чём проблема, найди что-нибудь подешевле. В Далласе полно мотелей.

— Я пока не могу себе этого позволить. 

Макс показалось, что она услышала всхлип.

— И что ты хочешь от меня?

— На этой неделе у меня первое выступление, и я подумала, что, если бы ты разрешила мне ненадолго, хотя бы на несколько дней, остановиться у тебя, я смогла бы как-то поправить положение и подыскать себе подходящее жильё.

— Ты шутишь? После всего, ты хочешь, чтобы я впустила тебя к себе в дом? И с чего ты вообще взяла, что я живу одна? — бросив сумку на пассажирское сиденье, Макс уселась за руль.

— Если бы у тебя кто-то был, ты не стала бы со мной встречаться.

— Спорное заявление, — пробормотала Макс, заглянув в зеркало и поправив короткие светлые волосы.

— Это совсем ненадолго. Обещаю, что не доставлю тебе никаких неудобств.

— Ты сама по себе уже одно большое неудобство, Лори. Если честно, после нашей встречи я надеялась, что больше никогда о тебе не услышу.

— Прости. Я не знаю, что мне делать. 

Теперь Макс уже отчётливо услышала, что Глория плачет.

— Прекрати, — подумав пару секунд, она приняла решение. — Только на несколько дней, а потом ты исчезнешь из моей квартиры и из жизни тоже.

— Спасибо, — с явным облегчением выдохнула Глория. — Я знаю, как тебе сложно поверить мне, но…

— Обойдёмся без всего этого, — прервала её Макс. — У меня мало времени, где мне тебя забрать?

— Я всё ещё в «Хэмптон Инн», но мои вещи уже в вестибюле.

— Подъеду через десять минут, — отложив телефон, Макс откинулась на сиденье, потирая виски.

Как этой женщине всегда удаётся втереться к ней в доверие и получить всё, что она хочет? Даже спустя столько лет Макс не смогла ей отказать. Она понимала, что впустить её в свою квартиру плохая идея, но бросить на произвол судьбы человека, который обратился к ней за помощью, было не в её правилах.

Когда Макс подъехала, брюнетка в тёмно-красном платье и открытых босоножках на высоком каблуке уже ждала её на тротуаре у входа в гостиницу. Сложно было не признать, что сейчас Глория выглядит даже лучше, чем тогда, когда они были женаты. Её длинные чёрные волосы рассыпались по плечам. Тонкие правильные черты лица стали более зрелыми и выразительными, а огромные карие глаза и раньше заставляли тонуть в них, не оставляя никаких шансов на спасение.

— Только давай не будем тянуть время, — без предисловий начала Макс, подходя к ней. — Закидывай в машину свои шмотки и поехали. Мне ещё нужно заехать на работу, а потом у меня дежурство.

— Так сегодня ты домой не вернёшься? — Глория посмотрела на неё разочарованно.

— Так, — остановившись, Макс повернулась к ней. — Я просто согласилась тебе помочь. Если ты рассчитывала на что-то ещё, то можешь сразу забыть об этом.

— Хорошо. Я поняла. Не злись, — улыбнувшись, женщина подозвала швейцара, стоящего у входа, и попросила принести её вещи и сложить в машину.

*****

Кристина уже ждала её около своей машины перед домом. Объехав её, Макс остановилась чуть впереди.

— Что случилось с твоей любимицей? — девушка с сочувствием посмотрела на разбитый бампер.

— Если расскажу, ты не поверишь, — ответила Макс, забирая сумку с ноутбуком и закрывая дверцу.

— Выглядишь, как всегда, на все сто. Слышала, что ты отправила Кайла в Арлингтон?

— Кроме него, больше всё равно ехать некому. Он нашёл себе отличную компанию, так что пусть совмещает приятное с полезным.

— Неужели совсем не ревнуешь?

— Кого? Кайла к детективу Берг или её к нему? — с усмешкой поинтересовалась Макс, подходя ближе.

— Конечно же, её, — улыбаясь ответила Кристина. — Хотя, я уверена, если бы тебе это было интересно, у него не осталось бы никаких шансов.

— Ты его недооцениваешь.

— Просто я знаю тебя, — засунув руки в карманы брюк, Кристина изучающе смотрела на неё. — Собираешься дежурить три ночи подряд. Что бы это могло значить?

— Что? — Макс склонила голову, сохраняя нейтральное выражение лица.

— Может быть, тебя не интересует детектив Берг просто потому, что твои мысли заняты кем-то другим?

— Намекаешь на кого-то конкретного? — насмешливо приподняв бровь, спросила Макс.

— Тебе лучше знать, — Кристина бросила взгляд в сторону дома. — Дело твоё, но я бы не советовала, — приподняв руку, она остановила все возражения Макс. — Знаю, ты советов не спрашивала.

— Ничего такого я не планирую.

— Ну, тогда хорошо, — Кристина улыбнулась, открывая водительскую дверь. — Спокойного тебе дежурства, Макс.

— И тебе приятного вечера, — проводив взглядом отъезжающую машину, Макс не торопясь направилась к дому.

Позвонив в дверь, она стояла, рассматривая стоящие на другой стороне улицы дома и размышляя, насколько это место похоже на то, где она выросла. Может быть, поэтому вчера она почувствовала себя здесь как дома.

— Вообще-то, было открыто, — Джудит, в коротких домашних шортах и лёгкой маечке, чуть отступила, пропуская её внутрь.

— Было бы лучше закрыть, — пробормотала в ответ Макс.

— Ты подстриглась, — неожиданно Джудит протянула руку и коснулась её затылка, запуская волну мурашек по позвоночнику.

«Господи, эта девушка решила проверить на прочность мою выдержку», — пронеслось в голове у Макс, пока она всеми силами старалась сдержать дрожь и при этом не пялиться на бесконечно-длинные ноги.

— Извини, мне нравится, — мягкая улыбка озарила лицо Джуд. — У меня сегодня нет настроения готовить, так что я жду тебя, чтобы спросить, как ты относишься к пицце?

— Отлично отношусь, — хрипло выдавила из себя Макс и, откашлявшись, поставила на стоящий рядом пуфик сумку, чтобы разуться. — Только сегодня моя очередь тебя кормить.

— Я не возражаю. Если ты не против, я хотела бы посмотреть какой-нибудь фильм. Просто не знаю, чем себя занять с тех пор, как отвезла Эмили к родителям.

— Ты не должна спрашивать у меня разрешения. Это же твой дом, — выпрямившись, Макс посмотрела на неё, поражаясь, насколько юной и нежной выглядела сейчас Джудит без макияжа и в такой простой домашней одежде.

— Последнее время я уже не чувствую, что это так, — они вместе прошли в гостиную. — Могу я угостить тебя бутылочкой пива или ты, как и вчера, не собираешься пить?

— Не откажусь, — Макс достала ноутбук, но, взглянув на наблюдающую за ней Джуд, не стала включать его и вместо этого присела на край дивана. — Я пока организую доставку нашего ужина, а ты позаботься о пиве.

Через полчаса они устроились прямо на ковре перед телевизором, расставив на столике тарелки с пиццей и бутылки. Макс почувствовала облегчение, когда для просмотра Джудит выбрала новый триллер, а не какую-нибудь романтическую ерунду. Время от времени делая короткие комментарии, они отлично проводили время, наслаждаясь едой, и в какой-то момент Макс подумала, что если бы когда-то так было у них с Глорией, то, возможно, всё сложилось бы совсем иначе. Вместо этого в их короткой семейной жизни было бесконечное множество вечеров, проведённых в клубах, шумных компаниях, среди друзей, имена которых сейчас она даже и не вспомнит. Облокотившись спиной на диван, Макс наблюдала за сидящей рядом девушкой, изучая изящную шею, небольшое аккуратное ушко и родинку под ним. Взгляд спустился ниже, остановившись на мягких очертаниях груди, и желание накатило с такой силой, что у неё зашумело в ушах. Все последние годы, если она хотела познакомиться с женщиной, то делала это в баре или клубе, или где-нибудь в таком месте, где её намерения были очевидны и не нуждались в каких бы то ни было дополнительных словах. Она не приглашала их на свидания, и редко когда эти встречи случались больше одного раза. Сейчас же, испытывая сильнейшее влечение, Макс неожиданно почувствовала себя полной невеждой в этом вопросе, и вся дерзкая решительность разом покинула её.

— Тебе не понравился фильм? — поинтересовалась Джудит, оглянувшись и перехватив её взгляд.

— Нет, просто задумалась, — ответила Макс, поставив на стол пустую бутылку.

— О чём же? — развернувшись, Джуд теперь смотрела на неё, и это могло бы послужить хорошим началом к тому, о чём только что размышляла Макс.

— Ты не похожа на кого-то, кто станет давить на обвиняемого, пытаясь добиться признания, — это было совсем не то, о чём ей хотелось сказать.

— Ты думаешь, что я слишком мягкая? — девушка чуть склонила голову и заправила за ухо прядь волос, скользнувшую по лицу. — Не стоит делать поспешных выводов о ком-то, кого ты совсем не знаешь.

— Я видела, как работают общественные обвинители. Это настоящие акулы в судебном мире. Они настойчивые, жёсткие, непреклонные. Ты не кажешься мне такой, — Макс нравилось смотреть в эти яркие серо-зелёные глаза и наблюдать, как расширяется тёмный зрачок, когда Джуд начинает волноваться.

— Я жёсткая и настойчивая, когда это требуется, но дома я хочу быть другой. Когда ты возвращаешься с работы, ты же не ведёшь себя как агент ФБР?

— Я остаюсь агентом в любое время суток, — возразила Макс.

— Спишь с пистолетом под подушкой?

— Под подушкой лучше держать другие полезные вещи, но и пистолет должен оставаться где-то рядом, — не удержавшись, Макс улыбнулась.

— Не буду уточнять, что ты имеешь в виду, — Джуд улыбнулась в ответ. — Знаешь, когда я была подростком и мне нужно было чего-то добиться от родителей, у меня всегда это получалось.

— А я обычно не спрашивала разрешения, а просто делала так, как хотела.

— Тогда тебе, наверное, часто попадало? Но ведь всегда можно получить то, что ты хочешь, просто поговорив начистоту.

— А если уверена, что получишь отказ. Как же тогда?

— Тогда стоит подумать над тем, как быть более убедительной.

Пару секунд они смотрели друг другу в глаза, а потом Джуд улыбнулась и поднялась с пола.

— Пожалуй, пора спать. Завтра у меня предварительное слушание, так что голова должна быть свежей, а ум ясным. Если хочешь, можешь поприсутствовать в зале суда, чтобы убедиться, что я профессионал.

— Это интереснее, чем торчать несколько часов в машине, — поднявшись следом, Макс хотела помочь ей убрать со стола, но Джудит остановила её.

— С этим я тоже справлюсь. Какой бы жёсткой я ни была, но заставлять гостей заниматься посудой — это уже слишком, — сложив тарелки и прихватив пустые бутылки, Джудит направилась к дверям гостиной. — Спокойной ночи, агент Пойнт.

— И тебе спокойной ночи, Джудит.

*****

Утром Макс приняла душ и привела себя в порядок, воспользовавшись комнатой для гостей. Несмотря на несколько часов, проведённых ночью за ноутбуком, она всё равно чувствовала себя свежей и отдохнувшей. Похоже, этот дом действовал на неё каким-то чудесным образом, вытесняя её обычную потребность не сидеть на месте и успокаивая. Она прошла на кухню, из которой уже доносились какие-то звуки, и застала там полностью одетую в строгий тёмно-синий костюм Джудит, которая даже не заметила её, набирая что-то в телефоне.

— Доброе утро. Могу я рассчитывать на кофе или ты уже в работе и нам пора ехать? — поинтересовалась Макс.

Девушка подняла на неё рассеянный взгляд, словно совсем забыла, что, кроме неё, в доме есть кто-то ещё, а потом, улыбнувшись, отложила телефон.

— Присаживайся. Я сейчас всё приготовлю. Может быть, яичницу или тосты?

— Кофе будет достаточно.

— Могу сварить тебе кашу. Эмили её любит и… — Джудит рассмеялась, когда Макс в ответ слегка приподняла бровь. — Да, ты не похожа на человека, который по утрам ест кашу. Я просто пытаюсь создать иллюзию нормальности всего происходящего.

— Мне жаль, что тебе приходиться мириться с присутствием в своём доме чужих людей, — Макс отвела взгляд. — Надеюсь, что это не затянется надолго.

— Есть что-нибудь новое? Вам удалось хоть немного продвинуться в этом деле? — с надеждой спросила Джудит.

— Пока мы не нашли, за что можно зацепиться. Нужно проверить все ниточки, которые ведут к Хили, и, возможно, тогда появится что-то, что даст нам новую информацию о нём.

— Понятно, — разочарованно кивнув, Джудит занялась кофе, а Макс подошла к широкому окну и остановилась, глядя на улицу.

Проводив взглядом патрульную машину, она автоматически посмотрела на часы. Каждый час полицейский патруль проезжал мимо дома, контролируя, всё ли спокойно и нет ли поблизости кого-то подозрительного. Макс могла связаться с ними в любой момент, и через пару минут полицейские уже были бы здесь. Всё это очень напоминало осадное положение и, конечно же, не понравилось бы ни одному нормальному человеку, но Джудит отлично держалась. В этой девушке мужества было намного больше, чем казалось на первый взгляд, и ей это нравилось. Редко встречался кто-то, кого после несколько дней знакомства хотелось бы узнать лучше. А с ней сейчас происходило именно это. Несмотря на то, что Джудит казалась открытой, какая-то невидимая её часть продолжала интриговать Максин. И это не было связано только с внешней привлекательностью и желанием, которое она вызывала. В ней было что-то, что, несмотря на немалый опыт с женщинами, делало Макс беспомощной.

— Кофе готов, — Джуд поставила на стол две чашки и тарелку с горячими тостами и присела, взглядом приглашая её присоединиться.

Устроившись напротив, Макс с наслаждением вдохнула густой насыщенный запах кофе, после чего с удовольствием сделала небольшой глоток.

— Превосходно, — похвалила она, наблюдая, как Джудит, положив рядом телефон, заглядывает в него. — Джуд…

— Что? — девушка вопросительно посмотрела на неё.

— Спасибо, — улыбнувшись, поблагодарила её Макс.

— За что? Мне несложно сварить две порции кофе, вместо одной.

— Благодаря тебе, это дело не кажется мне таким уж безрадостным. Вчера я отлично провела вечер, — ей хотелось быть искренней, и она решила, что это лучший способ привлечь внимание такой умной девушки, как Джудит.

— Мне показалось, что ты была не в восторге от фильма, — заметила Джуд с усмешкой.

«Однако, я, кажется, в каком-то необъяснимом восторге от тебя», — пронеслось в голове у Макс.

— Да и пиво с пиццей — не такой уж изысканный ужин, — добавила Джудит.

— Тем не менее, мне понравилось, — пожала плечами Макс. — Давно не проводила время так по-домашнему.

— Хочешь сказать, так скучно? — рассмеялась Джудит. — Мне уже говорили, что моя фантазия по части развлечений сейчас работает довольно специфически. Когда у тебя маленький ребёнок, нечасто задумываешься о том, как бы провести вечер.

Так и не решив, что на это ответить, Макс допила кофе и, ещё раз поблагодарив, поднялась из-за стола.

— Я подожду у машины, — предупредила она.

*****

Людей в зале заседаний было немного, и Макс, заняв место в самом дальнем ряду, выложила на стоящий рядом стул папку с делом и, поискав в нём досье на Нолана Хили, решила в который раз перечитать его, в надежде зацепиться за что-то, что могла упустить поначалу.

Она немного отвлеклась, когда появился судья. Оглашение доказательств и доводов, что конкретное преступление совершено обвиняемым, заняло у Джудит не так много времени. Макс с интересом слушала её речь, совершенно позабыв о Нолане Хили. Определённо, эта женщина не кривила душой, когда говорила о себе как о профессионале. За время работы в ФБР Макс довелось не один раз побывать в зале судебных заседаний и выслушать множество обвинительных речей. Джудит настолько ясно и чётко излагала свои мысли, что у судьи не возникло к ней ни одного вопроса. Но больше всего Макс поразилась преображению мягкой и дружелюбной Джудит Митчелл в бесстрастного, холоднокровного обвинителя. Сложно было поверить, что эта девушка вчера сидела с ней на полу, перед телевизором, потягивая пиво и наслаждаясь просмотром заурядного триллера. Сейчас она выглядела настолько неприступной и уверенной в себе, что у Макс захватило дух от подобного перевоплощения.

«Интересно, какая же она в постели?» — крутилось у неё в голове, пока она наблюдала, как Джуд возвращается к своему месту, давая возможность защитнику высказать свои аргументы. Если она и там хотя бы вполовину такая же страстная и горячая, какой Макс видела её сейчас, то стоило собрать всю свою решительность и попытаться это выяснить. Два вечера, проведённых в попытках убедить себя, что не надо этого делать, явно возымели противоположный эффект. Теперь Макс была уверена, что хочет эту девушку достаточно сильно, чтобы наплевать даже на рабочую этику. Да и почему бы и нет? Джудит была взрослой, самостоятельной, и пусть даже она ни разу открыто не упомянула о своей ориентации, теперь Макс была уверена, что в этом вопросе они на одной стороне.

Прервав свои, зашедшие уже слишком далеко, фантазии, она мысленно выругалась и вернулась к Нолану Хили. Было бы лучше разобраться с ним до того, как у неё появится шанс что-то предпринять. Так было бы правильно, но рассчитывать на это, похоже, не приходилось. Взяв телефон, Макс отправила сообщение Кайлу, повторив просьбу перезвонить сразу, как появятся результаты обыска, а затем написала ещё одно для Лео, напомнив проверить его сослуживцев.

Прочитав входящее от одного из коллег, работающих сейчас по делу в Лексингтоне, она зашла на почту, внимательно просмотрев материалы предварительной экспертизы по найденному там трупу женщины, и ответила, попросив держать её в курсе и сообщить, когда ждать результатов анализа ДНК.

Из здания суда они выбрались уже после обеда. Пару часов ей пришлось дожидаться Джудит, пока та обговаривала вопросы с адвокатом, который готов был пойти на сделку с обвинением.

— Мне нужно переговорить с прокурором, — устроившись на пассажирском сиденье и положив тонкий кожаный портфель на колени, Джудит закрыла ей обзор на свои длинные стройные ноги, и, одёрнув себя, Макс направила машину к находившемуся в паре кварталов от них офису Мэдисон.

— Здесь есть неплохое кафе неподалёку. Можем перекусить там, если ты, конечно, не планируешь оставаться голодной до вечера, — взяв в руки телефон, Джудит пролистывала пришедшие ей за время заседания сообщения, оставляя что-то без внимания и отвечая на некоторые.

— Как давно ты работаешь в обвинении? — поинтересовалась Макс, не отвлекаясь от дороги и ловко маневрируя в потоке машин.

— Почти девять лет, не считая небольшого вынужденного перерыва, связанного с рождением Эмили.

— «Девять»? Сколько тебе лет, Джуд? — не удержавшись, спросила она.

— Вы начинаете меня пугать, агент Пойнт, — улыбнулась Джудит, бросая на неё весёлый взгляд. — В ваших руках находится досье на Нолана Хили и всех, кто связан с его делом. Я начинаю думать, что вы изучили его недостаточно хорошо, если задаёте подобные вопросы, не говоря уже о том, что женщину спрашивать об этом и вовсе неприлично.

— Некоторые детали я упустила, — отозвалась Макс с улыбкой. — Но сейчас мне стало любопытно.

— Мне тридцать два. По счастливому стечению обстоятельств и благодаря отличным оценкам, меня взяли в прокуратуру Остина сразу после окончания учёбы. Так что я не теряла времени, работая на частные фирмы.

— Можно было и раньше догадаться, что ты была отличницей, — усмехнулась Макс.

— А ты, видимо, нет?

— Для этого я слишком недисциплинированная и упрямая.

— Но это не помешало тебе заслужить благодарность руководства и раскрыть пару сложных дел, — заметила Джудит, с интересом посмотрев на неё.

— Наводила обо мне справки? — с улыбкой спросила Макс.

— Должна же я знать о людях, которые остаются в моём доме. Ты очень способная, агент Пойнт. Мне так сказали, и я хотела бы в это верить, потому что иначе моя жизнь надолго превратится в кошмар.

— Боюсь, что такая оценка накладывает определённые обязательства, и я уже начинаю нервничать, опасаясь не оправдать доверия.

— Я в тебя верю, — улыбнувшись, Джудит посмотрела в сторону здания прокуратуры, около которого притормозила Макс. — Не хочешь проводить меня к прокурору?

— Ты довольно быстро справилась с судьёй, так что вряд ли здесь тебе понадобится моя помощь, — ответила Макс, заглушив двигатель.

На самом деле она подумала, что, если сейчас они заявятся к Мэдисон вместе, та очень быстро сможет уловить её не совсем профессиональный интерес к молодому обвинителю. Мэдди слишком хорошо её знала, чтобы Макс удалось ввести её в заблуждение. Да и Джудит было совсем необязательно знать о том, что они знакомы. До конца не разобравшись в себе, Макс не собиралась афишировать перед ней свои, пусть даже и ни к чему не обязывающие, отношения.

Оставшись в машине, она проверила почту, получив от Лео информацию о двух сослуживцах Хили, один из которых проживал в трёх часах езды от Далласа в Джексборо. Записав в блокнот его адрес и номер телефона, Макс уже собиралась выйти из машины, чтобы размять ноги, когда на экране телефона высветился номер Кайла.

— Слушаю, — ответила она, приглушив музыку, звучавшую из динамиков.

— Чёрт побери, твоё шестое чувство, Макс, — голос Кайла показался ей слегка возбуждённым.

— Детектив Берг уже отшила тебя? — шутливо предположила она.

— Мы осмотрели только подвал дома и часть хозяйственных построек, и догадайся, что нашли?

— Неужели подарки от Санты, которые он не донёс до Хили?

— Лучше, Макс… Мы нашли несколько старых контейнеров с мешками и обрывками одежды, на которых остались следы крови, студенческий билет, на имя пропавшей восемь лет назад Вероники Дейли, и кое-какие украшения, которые точно не принадлежали Хили или его матери. Сейчас специалисты осматривают сад, и только что удалось наткнуться на старое захоронение. Можно с уверенностью сказать, что до Остина на Нолане Хили было уже не одно убийство.

Откинувшись на сиденье, Макс закрыла глаза, пытаясь справиться с внезапным сердцебиением.

— Нам повезло, что сейчас в доме никто не живёт. Люди, которым он продал дом, пару лет сдавали его, а сейчас ищут новых покупателей, так что нам никто не мешает, как следует порыться здесь, — продолжил Кайл.

— Откопай там всё, что можно, — отозвалась она.

— Уж не сомневайся, — довольно усмехнулся он. — Буду держать тебя в курсе.

Глубоко вздохнув, Макс постаралась представить масштабы преступления, с которым им пришлось столкнуться. Если до Остина на совести Нолана Хили были ещё жертвы, то кто знает, когда это вообще началось, и на что способен человек, столько лет умело скрывающийся от правосудия. И больше всего ей сейчас не давала покоя мысль, почему именно теперь он решил действовать в открытую.

Распахнув дверцу машины, Джудит опустилась на сиденье.

— Теперь мы можем спокойно пообедать. Это дело оказалось одним из самых лёгких в моей практике, — посмотрев на часы, она перевела взгляд на Макс. — Для обеда, конечно, поздновато. Ты очень голодная?

— Не особенно, — Макс попыталась переключиться, прерывая поток размышлений в своей голове.

— Всё в порядке? — казалось, пронзительные серо-зелёные глаза способны читать её мысли.

— Ты говорила, что где-то рядом есть кафе, — уклоняясь от внимательного взгляда, Макс завела машину.

— Да, чуть дальше по улице на другой стороне, — кивнула Джуд. — Сегодня моя очередь тебя угощать.

— Не знала, что у нас очередь, — пробормотала Макс. — И если шеф узнает, что ты ещё и подкармливаешь его сотрудников, то нам всем влетит.

— Не всех, пока только тебя.

— Неужели я выгляжу самой голодной?

— В каком-то смысле, — поймав её удивлённый взгляд, Джудит весело улыбнулась. — Скажем, ты мне нравишься, и в этом деле я делаю ставку на тебя.

— Постараюсь не разочаровать, — Макс улыбнулась в ответ, вдруг почувствовав лёгкость и отбрасывая все сомнения.

Улыбка этой молодой красивой девушки неожиданно придала ей уверенности и заставила сердце биться чаще, но уже совсем не от беспокойства по поводу расследования. Ей нравилось, как Джудит смотрела на неё, каждый раз вызывая приятный трепет в груди, и в такие моменты ей казалось, что шансы на что-то большее становятся не такими уж призрачными. «Только бы дотерпеть до окончания дела», — напомнила она себе, высматривая на противоположном конце улицы вывеску кафе.

Пока они делали заказ, Джудит постоянно отвлекалась, сосредоточенно отвечая на приходящие сообщения, и, дождавшись, когда официант удалится, поднялась следом.

— Извини, мне нужно позвонить. Я сейчас вернусь.

Заметив, что она нервничает, Макс слегка кивнула в ответ, постаравшись сохранить невозмутимость. У Джудит могло быть немало поводов, чтобы переживать, начиная с того, что её маленькая дочь сейчас находилась в другом городе. Хотя в этом случае ей незачем было уходить, чтобы позвонить. Облокотившись на стол, Макс следила за прохожими, спешащими по улице. На противоположной стороне продавец газет о чём-то спорил с высоким мужчиной, который, несмотря на тёплую погоду, был одет в короткую кожаную куртку. Она попыталась вспомнить, как выглядел Хили на ориентировке, и представить, как он может выглядеть сейчас. При желании за три года человек может измениться до неузнаваемости. Любой из идущих по улице мужчин может оказаться Ноланом Хили. Конечно, вероятность того, что он наберётся смелости предпринять что-то в открытую, ничтожно мала. Это совсем не его метод, но всё же….

— Ещё раз извини, — Джудит присела напротив, положив телефон рядом.

— Какие-то проблемы? — поинтересовалась Макс.

— На самом деле, да, — неуверенно посмотрев на неё, девушка опустила взгляд.

— Могу я помочь?

— Надеюсь, что можешь. Когда мы обговаривали ваше присутствие в моём доме, я как-то не догадалась уточнить… — Джуд смущённо посмотрела на неё. — Что, если мне понадобится больше личного пространства?..

— Не совсем понимаю, о чём ты, — с недоумением нахмурилась Макс.

— Я бы хотела, чтобы сегодня никого из посторонних не было в доме, потому что у меня намечается что-то вроде свидания.

Подавив разочарование, Макс молчала пару секунд, чувствуя себя абсолютной идиоткой. Конечно же, у Джуд есть личная жизнь. Неужели она, и правда, надеялась, что эта девушка свободна?

— Думаю, это можно как-то устроить, — откинувшись на спинку стула, она отвела взгляд.

— Не хотелось бы беспокоить по этому поводу твоего шефа…

— Мы можем подежурить в машине у дома, если будем знать, что ты не останешься одна.

— Было бы здорово, — благодарно улыбнулась в ответ Джуд.

— Без проблем, — равнодушно пожав плечами, Макс обратила внимание на подошедшего с подносом официанта.

*****

В зеркале Макс наблюдала, как машина Кристины припарковалась на тротуаре прямо за ней. Как всегда элегантная, в светло-сером брючном костюме, девушка вышла и, подойдя к её автомобилю, заглянула внутрь через опущенное стекло пассажирской двери.

— Ну, привет, красавица. Тебя что, уже выгнали из дома? — добродушно усмехнулась она.

— Можно сказать и так, — отозвалась Макс. — Садись.

— Вообще-то, на сегодняшний вечер у меня были совсем другие планы, — Кристина открыла дверь и уселась рядом. — Так что случилось?

— Сегодня нам придётся провести дежурство под дверью, так как там… — Макс кивнула в сторону дома, — намечается что-то вроде свидания.

— О-у, — протянула Кристина. — Так тебя поэтому выставили?

— Я, конечно, могла бы предложить стать третьей, но тогда, боюсь, тому, кого она ждёт, ничего не достанется, — усмехнулась в ответ Макс.

— «Могла бы»? — повернувшись к ней, Кристина посмотрела на неё с любопытством.

— Чёрт, я пошутила, — отмахнулась Макс. — Даже для меня это слишком.

— Ты меня успокоила, — рассмеялась девушка.

— Меня не очень вдохновляет перспектива просидеть всю ночь в машине, и Лукас готов сменить меня, но он сможет приехать только через пару часов, так что, если ты можешь его дождаться, я буду очень признательна.

— Подежурить до девяти? — Кристина посмотрела на часы. — Ну что ж, раз уж об этом просишь ты… Слышала, Кайлу удалось накопать много интересного?

— Да, похоже тому, кто снял обвинения с Нолана Хили, придётся не раз пожалеть об этом.

С противоположного конца улицы подъехала машина, из которой вышла высокая рыжеволосая женщина и, посмотрев в их сторону, направилась к дому.

— Как интересно, — пробормотала Кристина. — Ты знала?

— О чём? — Макс поймала себя на мысли, что внутри закипает раздражение.

— О том, что второй участник рандеву — женщина?

— Какое мне дело, — буркнула она. — И без этого хватает, о чём подумать.

— Так твоё настроение испорчено не поэтому?

— С моим настроением всё в порядке.

— Не будем спорить по этому поводу. Я тебя отпускаю. Поезжай домой и отдохни. А ещё лучше, поищи приятную компанию и проведи вечер с пользой, — открыв дверцу, Кристина выбралась из машины. — Хорошего тебе вечера, Макс.

— Спасибо, и тебе тоже.

Настроение вряд ли подходило для того, чтобы провести вечер в компании Мэдисон, и, отбросив эту мысль, Макс заглянула в бар, неподалёку от дома, чтобы пропустить пару бокалов, снимая усталость и напряжение прошедшего дня. Ей не хотелось задумываться о том, чем вызвана досада, которую она ощущала всю вторую половину дня. Присев за стойкой бара, она позвонила Кайлу, узнав от него последние новости о находках в Арлингтоне. Эксперты уже закончили работу, и на данный момент были найдены фрагменты трёх разных жертв. Утром Кайл собирался вернуться, решив не дожидаться результатов экспертизы. Макс показалось, что он торопится завершить разговор, и, очередной раз подшутив по поводу Элис, она с ним попрощалась. Посетителей в баре было немного, и некоторое время она присматривалась к одиноко сидящей за одним из столиков женщине, но потом, отвернувшись, бросила на стойку несколько мятых купюр и вышла.

Открыв дверь в квартиру, Макс уставилась на модные туфли, стоящие в прихожей, а потом, вздохнув, прошла внутрь.

— Я уж думала, что и сегодня не увижу тебя, — раздался знакомый протяжный голос из гостиной, и в дверях возникла высокая фигура Глории. — Ты хотя бы иногда ночуешь дома? У тебя пустой холодильник, и ничего, кроме кофе, мне найти не удалось.

— Твоё появление здесь не входило в мои планы, — пройдя мимо неё, Макс направилась к бару и, налив четверть стакана виски, опустилась в кресло. — Как продвигается твой план по захвату сцен Далласа?

— Завтра первое выступление, — Глория присела на край дивана, внимательно глядя на неё.

— Надеюсь, это означает, что скоро тебя здесь не будет, — покрутив бокал, Макс сделала небольшой глоток.

— Ты выглядишь усталой. Я заказала ужин с доставкой из ресторана. Он в холодильнике. Если хочешь, я сейчас разогрею, — с готовностью поднявшись, девушка прошла на кухню.

— Не пытайся создать иллюзию того, чего у нас никогда не было, — глухо отозвалась Макс, вставая и следуя за ней.

— Мне кажется, в этом виновата не только я, — осторожно заметила Глория.

— Да, не только, — задумчиво согласилась Макс, поставив бокал в раковину и глядя на капельки янтарной жидкости на его дне. — Но это не я совершила марш-бросок в чужую постель, постаравшись при этом прикрыть тылы.

— Прости, — Глория подошла сзади так близко, что Макс почувствовала тепло, исходящее от её тела. — У меня было несколько лет, чтобы не раз пожалеть об этом. Тогда мне казалось, что раз уж ты, не посоветовавшись со мной, уехала в Куантико, то наши отношения не имеют для тебя большого значения.

— Я же сказала, что вернусь, — негромко отозвалась Макс. — А ты через неделю уже отдыхала на круизном лайнере, со своим будущим мужем, натравив на меня своего адвоката.

— Прости, — повторила Глория, осторожно прижимаясь к ней. — Я была молодой и глупой. Сейчас я бы так не поступила. Я бы никогда не отказалась от нас.

— «Нас»? — Макс развернулась, оказавшись слишком близко к пылающей бездне непроницаемо-чёрных глаз. — Нас никогда не было, Лори. Была ты, со своими желаниями и непомерными амбициями, и я, с тем, что не давало мне покоя всю мою жизнь.

— Но сейчас же мы здесь, — положив ладони ей на плечи, Глория приблизилась, почти касаясь губами её губ. — Я не могу исправить то, что сделала тогда, но сейчас… — её руки обвились вокруг шеи Макс. — Я хочу тебя так сильно, что, даже если ты попросишь меня остановиться, я не смогу этого сделать.

Медленно выдохнув, Макс опустила руки на её бедра, грубо прижимая к себе и отвечая на напористый глубокий поцелуй. Закрывая глаза, она захлебнулась в потоке противоречивых воспоминаний, которые несла с собой близость с Глорией.

Темноту спальни разрезали прерывистые стоны и тяжёлое дыхание. Упёршись лбом в подушку, она ритмично погружалась в тёплую, влажную плоть, вызывая страстные всхлипы и короткие, горячие комментарии. Надо же, она успела забыть, что Глория любит это делать. Когда-то её хриплый, задыхающийся голос заставлял Макс дрожать от нетерпения, лишая последнего контроля. Сейчас же, жёстко прижимая к кровати роскошное разгорячённое тело, практически лишая её способности двигаться, Макс не чувствовала ничего подобного. Даже то небольшое возбуждение, возникшее в самом начале, медленно оставляло её. Она всё ещё помнила вкус этих губ, хотя теперь он казался ей совершенно чужим. Странно, но память услужливо подкидывала воспоминания о самых чувствительных местах Глории, и Макс, почти не прерываясь, доводила её уже до третьего по счёту оргазма, при этом отдаляясь всё дальше от своего. Она замерла, когда с длинным, протяжным стоном Глория выгнулась под ней, до боли впиваясь ногтями в спину, и, немного подождав, перевернулась на спину, восстанавливая лишь слегка сбившееся дыхание.

— Ма-а-акс… — приподнявшись, девушка склонилась над ней, прикасаясь губами к подбородку и спускаясь по шее. — Что не так?

— Мммм, — неопределённо отозвалась Макс, ощущая лишь навалившуюся на неё усталость — С чего ты взяла?

— Раньше у тебя с этим проблем не было, — Глория осторожно прикусывала её кожу, очень медленно опускаясь ниже.

— Их и сейчас не будет, если ты хоть немного постараешься, — Макс легко подтолкнула её вниз, закрывая глаза и пытаясь избавиться от неприятного предостерегающего звона в голове.

Часть 3

Почти целый день, проведённый за рулём, нисколько не способствовал улучшению настроения. Макс возвращалась из Джексборо, после встречи с одним из сослуживцев Нолана Хили. Записав весь разговор на диктофон, она по привычке делала пометки в своём блокноте, надеясь, что если не сейчас, то позже, что-то из полученной информации может оказаться полезным. По словам мужчины, Нолан Хили был педантичным, пунктуальным, добросовестным, но слишком замкнутым, и за всё время службы так и не завёл себе друзей. Узнать хоть что-то о его личной жизни так и не удалось. По рассказу можно было предположить, что её у Хили и не было. Даже получая увольнение, он редко покидал часть. Не проводил вечера за разговорами с сослуживцами и никогда не упоминал о своей семье. Мужчина припомнил, что прямо перед тем, как уволиться, он жаловался на головные боли и несколько раз обращался в медсанчасть. Макс зацепилась за это, решив, что стоит проверить медицинскую карту Нолана Хили, хотя, судя по тому, с каким ожесточением он приступил к своему «сезону охоты», здоровье у него до сих пор было отменным.

Подъезжая ближе к городу, она сбросила скорость. Возвращаться в офис прямо сейчас уже не было смысла. Кайл вернулся из Арлингтона и, оставив отчёт, уехал домой. Лукас почти никогда не задерживался, а Кристина сегодня дежурила у Джудит. Мысли о том, чтобы поехать домой, вызывали нарастающий внутренний протест, и, сделав небольшой крюк, Макс свернула на шоссе, ведущее к ранчо Мэдисон.

В окнах горел свет, и, оставив машину на площадке у дома, она поднялась по ступенькам. Мэдди в шёлковом чёрном халате и влажными после душа волосами открыла дверь, глядя на неё с лёгким удивлением.

— Извини, я должна была позвонить. Просто оказалась тут неподалёку и подумала, что хочу тебя увидеть, — Макс вдруг подумала, что Мэдисон могла быть не одна и немного отступила назад.

— Ну что ты, — взяв за руку, женщина заставила её пройти в дом. — Я рада, что ты оказалась неподалёку, — шагнув ближе, она поцеловала Макс в щёку и улыбнулась. — Знаю, что сейчас вы заняты новым делом, но, может, расскажешь, что ты ищешь за городом?

— Возвращаюсь из Джексборо, — Макс сбросила обувь и повернулась к ней. — С самого утра мечтаю о чашке кофе, но так и не смогла заставить себя выпить то, что продают на придорожных заправках.

— Пойдём, — покачав головой, Мэдисон направилась на кухню, и Макс пошла следом, ощущая, что рядом с ней начинает чувствовать себя лучше. — Слышала, что кое-кому из моих коллег придётся поискать обоснование для одного из своих решений.

— Надеюсь, что он найдёт их, хотя, если бы полиция Остина относилась к своей работе более внимательно… — Макс присела на стул и, подперев голову руками, наблюдала, как Мэдди готовит кофе.

— Все ошибаются, Макс. Даже я. Не знаю никого, кто был бы безупречен, — женщина оглянулась на неё через плечо. — Взять хотя бы твоих родителей. Они не захотели поддержать тебя, когда ты нуждалась в их помощи, но сейчас очень жалеют об этом.

— Уверена, они чувствуют себя спокойнее, когда меня нет рядом, — отозвалась Макс. — Не думаю, что мама стала бы с радостью рассказывать своим знакомым, что её дочь работает в ФБР и встречается с женщинами. Это плохо укладывается в её схему идеальной семьи.

— Но она всё ещё волнуется за тебя, — разлив кофе по чашкам, Мэдисон поставила одну на стол перед Макс и присела напротив. — Когда она спрашивает, счастлива ли ты, мне всегда хочется ответить, что я делаю для этого всё возможное.

— И это действительно так, — улыбнулась Макс. — Мне нужен твой совет. Только пообещай, что не станешь осуждать меня.

— Постараюсь, но что-то подсказывает, что мне это не понравится, — нахмурившись и слегка наклонив голову, ответила Мэдисон.

— Я сделала глупость. Вернее, даже две, — Макс поморщилась, вспоминая прошлую ночь. — Не знаю, о чём я думала, но теперь очень жалею об этом.

— Это каким-то образом касается твоей бывшей жены? — тяжёлый пристальный взгляд тёмно-серых глаз буквально пригвоздил Макс, и ей пришло в голову, что именно так чувствуют себя многочисленные подчинённые Мэдисон.

— У неё возникли финансовые трудности, и я разрешила ей временно остановиться у меня, — обхватив ладонями чашку, Макс опустила взгляд. — Сразу было понятно, что это плохая идея, но иначе она могла остаться на улице.

— Учитывая то, что я о ней знаю, не думаю, что дошло бы до этого, — голос Мэдди прозвучал немного мягче. — Такие женщины всегда находят возможность выбраться из сложной ситуации с наименьшими потерями. Это, как я понимаю, первая глупость, о которой ты говорила. Что же насчёт второй?

— Вчера ей удалось затащить меня в постель, — вздохнула Макс, посмотрев ей прямо в глаза. — Я не пытаюсь себя оправдать, но у меня не было этого в планах, и после того, как всё закончилось, мне захотелось сбежать из собственного дома.

— И ты сделала это сегодня, — пришла к выводу Мэдди. — Какой же совет ты хочешь услышать? Ты уже далеко не наивная девочка, Макс. Думаю, тебе не раз приходилось говорить неприятные вещи, чтобы с кем-то проститься.

— Я проснулась утром, а она готовила мне завтрак. Моя одежда была аккуратно повешена, везде по квартире разложены её вещи, а Глория вела себя так, словно забота обо мне — это то, чем она занималась всю свою жизнь. У меня язык не повернулся сказать, чтобы она выметалась из моего дома.

— Можешь перебраться ко мне. Места здесь много, и я не стану тащить тебя в постель, если ты сама этого не захочешь, — Мэдисон едва заметно улыбнулась. — А позже мы придумаем план, как отбить у этой захватчицы твою квартиру.

— Пожалуйста, Мэдди, это не смешно, — огорчённо пробормотала Макс. — В мои планы не входило возвращаться в прошлое. Да мне сейчас, вообще, не до этого.

— На самом деле, я думаю, ей даже не пришлось прилагать слишком много усилий, чтобы заполучить тебя. Когда-то ты её любила. Пошла против своей семьи…

— А сейчас я чувствую себя полнейшей идиоткой.

— Так и есть, — поднявшись, Мэдисон поставила свою чашку в раковину и повернулась, с неодобрением глядя на неё. — Эта женщина пытается очередной раз воспользоваться тобой, а ты делаешь всё, чтобы у неё это получилось. Господи, Макс, разве мало вокруг интересных, порядочных девушек, которые готовы к серьёзным отношениям? Почему ты всегда выбираешь непутёвых, ищущих лишь развлечения на ночь, тупиц, которым на тебя плевать? Это что, такой способ защититься от неудач?

— Мэдди…

— За всё время, что я тебя знаю, а это, надо заметить, почти вся твоя взрослая жизнь, у тебя не было ни одной приличной девушки.

— За исключением тебя, — попыталась возразить ей Макс.

— Я не очень подхожу на роль спутницы твоей жизни, — немного сдержаннее отозвалась Мэдисон.

— Почему? — облокотившись на спинку стула, спросила она.

Сделав несколько шагов, Мэдди остановилась прямо перед ней, ласково коснувшись тёплой ладонью её щеки.

— Я очень люблю тебя, Макс. Люблю как девочку, которая доверилась мне когда-то. Как женщину, которой я могу отдаться без остатка, и которая способна каждую ночь, что мы проводим вместе, сводить меня с ума. Я очень люблю тебя просто как искреннего и честного человека, который всегда готов протянуть руку помощи, совершенно не думая о себе. Поэтому, я хочу для тебя самого лучшего, и ты сама знаешь, что я — не твой вариант.

С трудом сглотнув от нахлынувших чувств, Макс закрыла глаза, уткнувшись лицом в живот Мэдисон.

— А может, моя жизнь — это лишь то, чего я заслуживаю? — негромко спросила она.

— Не говори ерунды, — женщина ласково погладила её по волосам. — Советую тебе, как следует выспаться, и тогда, на свежую голову, ты найдёшь нужное для себя решение. Я приготовлю тебе комнату для гостей.

— Спасибо.

*****

Макс с любопытством посмотрела на входящего в кабинет Кайла, подумав, что за то время, пока они не виделись, что-то неуловимо изменилось во всём его облике. Она и раньше считала, что высокий, отлично сложенный брюнет с потрясающей улыбкой и тёплыми карими глазами для мужчины выглядит даже слишком привлекательно, но сегодня её друг просто светился. Следом за ним вошла детектив Элис Берг, и всё сразу стало на свои места. Для человека, которому угрожает месть серийного убийцы, девушка тоже выглядела неприлично счастливой. Подавив усмешку, Макс поприветствовала их коротким кивком и продолжила изучать результаты экспертизы, пришедшие на почту утром.

— Чем занята? — Кайл подошёл и наклонился, заглядывая через её плечо.

— Только что получила сравнительный анализ ДНК по делу в Лексингтоне.

— И?..

— Как обычно, мимо, — закрыв отчёт, она подняла голову, бросая быстрый взгляд в сторону присевшей за столом Кайла девушки. — Хочется услышать в подробностях, как прошла ваша поездка, — не удержавшись от иронии, продолжила она.

Проследив за её взглядом, Кайл склонился ещё ближе.

— Я прошу обойтись без твоих шуточек, Макс, — почти прошептал он ей на ухо. — Не надо…

Он посмотрел на неё с такой серьёзностью, что Макс непроизвольно кивнула, соглашаясь. Это было уж совсем не похоже на его обычное поведение, но, отложив возникшие в голове вопросы на потом, Макс потянулась за папкой с делом.

— Предлагаю обменяться информацией и обсудить наши дальнейшие действия, — громко предложила она.

— Я уже давно жду, что кто-нибудь из вас просветит меня, — поддержала её Кристина. — Видимо, мне одной приходится сидеть в городе, хотя я тоже не против заняться чем-нибудь, помимо охраны Джудит Митчелл.

— У меня уже есть кое-какие мысли на этот счёт, — отозвалась Макс, поднимаясь. — Итак, теперь нам известно, что убийства в Остине не были первыми. Очевидно, что, кроме тех трёх, что нашёл Кайл, на его счету есть ещё жертвы, о которых мы пока ничего не знаем. Лео, ты проверил, где его мать жила до того, как переехала в Арлингтон?

— Несколько лет она работала на обувной фабрике в Атланте, — отозвался парень со своего места. — Я нашёл адрес, но это многоквартирный дом для сотрудников.

— Всё равно, придётся проверить, — продолжила Макс. — А ещё раньше?

— Макс, в то время о централизованной безе данных никто ещё даже не думал. Чтобы выяснить это, кое-кому по нашим запросам приходится перелопачивать кучу информации, в том числе и бумажной. Имей терпение.

— Когда мы работали по делу в Остине, на одном из допросов, Хили упомянул, что некоторое время после окончания школы жил у своей тёти в Питтсбурге, — вмешалась Элис. — Если уж вы изучаете его биографию с самого начала, то, может, стоит начать оттуда.

— Лео, выясни это, — тут же попросила Макс.

— Выясню… — с досадой поморщился он.

— Кайл, раз уж ты работал в Арлингтоне, то тебе и приобщать новые эпизоды к нашему делу, — она посмотрела на присевшего на край её стола друга, а потом повернулась к Кристине. — У меня есть предложение отправить тебя в Норт-Айленд.

— И что я должна там отыскать? — сложив руки на груди, поинтересовалась девушка.

— Перед тем как уволиться в запас, Хили жаловался на головные боли и несколько раз обращался в медсанчасть.

— Если он служил в ВМФ, то с его здоровьем совершенно точно было всё в порядке, — заметил Кайл.

— Даже если не брать в расчёт, что это касается военных, ни один врач, как ты знаешь, не станет разглашать истории болезни своих пациентов, — Кристина с лёгким возмущением посмотрела на неё. — И почему, чтобы получить отказ, должна ехать именно я?

— Ты же сама сказала, что не прочь заняться чем-нибудь, помимо охраны Джудит. К тому же я верю, что из всех нас только ты из кого угодно можешь вытянуть всё, что тебе понадобится.

— У тебя это тоже неплохо получается, — с улыбкой возразила Крис.

— У меня не такой широкий диапазон в этом вопросе. Если дело коснётся мужчины, боюсь, мне не удастся задействовать своё природное обаяние.

— Как и вряд ли получится его скрыть, — рассмеялась Кристина. — Помнишь, того молодого полицейского, в машине которого мы караулили группу наркоторговцев? Так вот, оказалось, что он живёт неподалёку от меня, и когда мы встречаемся, то всё время спрашивает о тебе.

— Передавай ему привет, — с усмешкой ответила Макс.

— Если ты уже закончила свой манифест, можем мы поговорить? — спросил Кайл, выпрямляясь и глядя на неё.

— Хочешь поделиться конфиденциальной информацией?

— Именно, — подхватив под локоть, Кайл вывел её из кабинета. — Выпьем по стаканчику кофе. Я уже забыл, когда мы просто болтали.

— Совсем недавно я звонила и предлагала тебе посидеть и выпить по стаканчику, но ты теперь, видимо, очень занят тем, что развлекаешь детектива Берг.

— Когда ты звонила, я вёз Джудит и её дочку в Хьюстон, — напомнил он.

— Какая разница, у тебя всё равно больше не находится на меня времени, — без всякой обиды отмахнулась она. — За кофе платишь ты.

— Договорились.

Они дождались, пока автомат, проглотив нужную сумму, наполнит бумажные стаканчики тёмной мутной жидкостью, лишь отдалённо напоминающей кофе, и, спустившись на лифте, вышли во внутренний двор. Кайл присел на высокий бетонный бордюр, а Макс осталась стоять рядом. Некоторое время они провели в молчании, наблюдая за работой погрузчика, снимающего с фуры огромные квадратные упаковки и перевозящего их в расположенный напротив здания склад.

— Мне действительно очень нравится Элис, — наконец произнёс он.

— Это я уже заметила, — спокойно ответила Макс. — Но ты же понимаешь, что она здесь временно, и, когда всё закончится, ей придётся вернуться в Остин.

— Об этом я пока стараюсь не думать. Вчера вечером мне звонила мама, а Элис случайно взяла трубку…

— Похоже, что ты попал.

— Она ни на секунду не поверила, что Элис просто моя коллега, и теперь хочет познакомиться с девушкой, которая живёт у меня дома, — задумчиво продолжил он.

— Это уже серьёзно, — заметила она с тёплой улыбкой.

— Ты же знаешь, что у меня никогда не получалось встречаться с кем-то достаточно долгое время, чтобы познакомить с родителями. Отец говорит, что теперь, когда после первого же свидания все отправляются в койку, у парней, вроде меня, больше нет необходимости усложнять себе жизнь дальнейшими ухаживаниями. Но за последние дни я убедился, что он не прав.

— Так ты действительно хочешь познакомить её с родителями? — несмотря ни на что, Макс была удивлена таким неожиданным поворотом.

— Не знаю, готов ли я к чему-то подобному. Если честно, я пока даже не выяснил, что обо всём этом думает Элис. Чёрт, Макс, я чувствую себя влюблённым мальчишкой. Помнишь, как тогда с Шерон?

— Только не устраивай Элис свидание на кладбище, — тихо рассмеялась она.

По лицу Кайла промелькнула тёплая, но немного грустная улыбка.

— Мы случайно забрели туда. А там было тихо, и никто не мог нас увидеть.

— Только не говори, что вы там… — Макс не смогла продолжить, потому что её почти разбирал смех.

— Нет, я просто попытался её поцеловать и получил хороший подзатыльник. Думаю, ей нравилась ты, просто она не хотела признавать этого. Почти всегда, когда я приглашал её куда-нибудь, она тащила с собой тебя. Это ужасно раздражало. Я тебя почти ненавидел, — поднявшись, он смял в руках стаканчик и посмотрел на неё. — Но знаешь, каждый раз, когда в моей жизни происходит что-то серьёзное, мне нужно, чтобы ты была рядом, Макс. Я уверен, что, если где-то ошибусь, ты не станешь молчать.

— Можешь на меня рассчитывать, — Макс смахнула несуществующую пылинку с его плеча, чувствуя себя до невозможности растроганной. — Если решишь всё же показать её родителям, то я согласна поехать с тобой. И даже постараюсь отвлечь твоего папу, чтобы он не наговорил ей о тебе ничего лишнего.

— Спасибо, Макс, — неожиданно он обнял её, но тут же отпустил, немного смутившись. — Пойдём, как бы мне ни хотелось, чтобы Элис задержалась здесь подольше, но отыскать этого сукиного сына нужно как можно быстрее.

*****

Лукас курил, дожидаясь её на крыльце перед домом.

— Бросай эту гадость. У тебя же ребёнок. Как только Санди позволяет тебе приносить домой эту вонь, — Макс остановилась на нижней ступеньке, с неодобрением глядя на него.

— Пока я доеду до дома, запах уже выветрится, — он затушил сигарету и покрутил головой, в надежде найти что-то, куда можно было бы бросить окурок.

— Это только тебе так кажется. Кристины завтра не будет, так что надо решить, кто из нас двоих будет дежурить.

— А как же Кайл? — спросил он, спускаясь ей навстречу.

— Кайл побудет с ней днём.

— Родители Санди ждут нас завтра на ужин, так что я даже не знаю…

— Давай обсудим позже, — предложила Макс. — Хорошего тебе вечера.

— И тебе, — мужчина направился к своей машине, а Макс, открыв дверь, вошла в дом.

В гостиной было пусто, и, поставив сумку с ноутбуком на диван, она заглянула на кухню, где тоже никого не оказалось. Решив, что Джудит просто устала от присутствия в доме посторонних и поднялась наверх, она разложила отчёты экспертов, которые Кайл привёз из Арлингтона, и принялась просматривать их.

— Привет. Я не знала, что ты уже здесь, — Джуд стояла, прислонившись к дверному косяку, держа в руке бокал с чем-то, на вид очень напоминающим виски.

Её тёмно-каштановые волосы были немного влажными, а шёлковый халат изумрудного цвета мягко обрисовывал каждый изгиб потрясающе-стройного тела. С секунду Макс просто смотрела на неё, чувствуя себя так, словно это была первая женщина, которую она увидела за много лет, а потом Джудит улыбнулась и направилась к ней. По телу прокатился жар, и Максин ощутила смесь крайне острого желания подняться и шагнуть ей навстречу и одновременно вжаться в спинку дивана, пытаясь отгородиться от смятения, которое вызывала у неё эта девушка. Не двигаясь, она наблюдала, как Джудит опускается рядом, слишком близко для того, чтобы она могла чувствовать себя спокойно, и слишком далеко, чтобы не испытать разочарования.

— Чем ты занимаешься? — чуть склонившись в её сторону, девушка заглянула в бумаги. — Отчёты криминалистов?

— Да, но тебе не стоит их смотреть, — Макс торопливо собрала всё в папку.

— Это касается Нолана Хили? — Джудит нетерпеливо подсела ещё ближе. — Считаешь, что я не имею права знать? — серо-зелёные глаза вспыхнули вызовом, и Макс улыбнулась. — Что?

— Мне нравится, как ты сердишься.

— Ты ещё не знаешь, как я сержусь, — хмыкнула в ответ Джуд и вернулась на прежнее место, избавляя её от излишнего напряжения.

— Тяжёлый день? — Макс кивнула на бокал в её руке.

— Можно сказать, неделя, — глубоко вздохнув, девушка подобрала под себя ноги, устраиваясь поудобнее. — Я надеялась, что увижу тебя вчера.

— Другие агенты тоже хотят провести время в твоём обществе, — попыталась пошутить Макс.

Сделав небольшой глоток, Джудит задумчиво посмотрела на неё:

— Извини, я не предложила тебе выпить…

— Предложи.

— Ох, неужели мне опять удалось склонить неприступного агента ФБР нарушить инструкцию? — в глазах Джуд сверкнули весёлые искорки.

— Я не видела пункт, где бы упоминалось подобное, — заметила Макс с улыбкой.

— Думаю, что он всё же есть, но ты можешь сходить на кухню и налить себе, я никому не скажу.

— И это так звучит твоё предложение? — рассмеялась Макс, поднимаясь. — Не очень вежливо заставлять гостей самих заботиться о себе.

— Ты же говорила, что ты не гость. И захвати, пожалуйста, сюда бутылку.

Испытывая приятное волнение, Макс поискала в ящиках бокал и, взяв со стола уже опустошённую на треть бутылку, вернулась в гостиную. Подвинув поближе журнальный столик, она добавила виски Джудит и налила немного себе.

— Ты так и не сказала, у тебя есть что-нибудь, что может меня порадовать?

Макс отвела взгляд, раздумывая над ответом. Ей не хотелось рассказывать Джудит о находках Кайла, но и скрывать это от неё, позволяя недооценивать опасность, которую представлял собой Хили, было бы неправильно. На самом деле после того, как она весь день изучала отчёты криминалистов, мысль о том, что этот выродок может сделать что-то подобное с сидящей рядом девушкой, заставляла её сердце замирать от ужаса.

— Ты не хочешь рассказывать мне, — спокойно констатировала Джудит. — Тогда не надо. Я всё равно узнаю.

— После того как я увидела тебя в деле, даже не сомневаюсь, что узнаешь, — улыбнулась Макс.

— Это было не самое сложное разбирательство, — отмахнулась девушка. — Послушай, хотела спросить, если в выходные я решу поехать в Хьюстон, чтобы навестить Эмили, ты сможешь поехать со мной? — бровь Макс непроизвольно поползла вверх. — Просто с остальными твоими коллегами я не так много общаюсь… — добавила Джудит, внезапно смутившись.

— Хорошо, — тут же согласилась Макс. — Только мы поедем на моей машине и за рулём буду я, — с усмешкой добавила она.

— Я не видела твоей машины у дома, — заметила Джуд.

— Она в сервисе. Мы поедем на другой.

— На том огромном чёрном красавце, что сейчас стоит под окнами?

— Нравится? — с гордостью поинтересовалась Макс.

— Я уже поняла, что к машинам ты относишься очень трепетно, — рассмеялась Джудит, передвинувшись ближе. — Должна заметить, что обычно я не такая неуклюжая за рулём, какой ты меня, должно быть, считаешь.

Макс уже хотела было ответить что-нибудь шутливое в тон, но её взгляд упал в немного распахнувшийся вырез халата, в котором показался край тёмного кружевного бюстгальтера. Это вызвало такой поток необузданных фантазий, что в горле моментально пересохло, и её кинуло в жар.

— И я всё ещё хочу возместить тебе стоимость ремонта… — Джудит вдруг замолчала, и Макс посмотрела ей прямо в глаза.

Больше не нужно было ничего не говорить. По глазам Джудит, этим глубоким, ставшими почти зелёными, озёрам, Макс видела, что она поняла. За секунду накатившее, почти животное возбуждение заставило пульс гулко застучать в висках. На щеках Джуд проступил лёгкий румянец, и Макс была почти уверена, что в этом она не отстала от неё. Она хотела эту девушку. Необъяснимо. Сильнее, чем кого бы то ни было за последние несколько лет. Безотлагательно, немедленно и так остро, что едва сдерживалась, наплевав на все свои предыдущие решения. Почти не дыша, она пыталась прочитать ответ в постепенно темнеющем взгляде.

Макс резко выдохнула, когда где-то за спиной раздался звук дверного звонка. Ещё пару секунд Джудит не отводила от неё глаз, а потом поднялась, поставив бокал на столик.

— Я… — Макс привстала, но девушка, опустив руку на её плечо, остановила её.

— Это, должно быть, соседка. Я сейчас вернусь.

Опустившись обратно на диван, Макс перевела дух, проведя рукой по волосам. Что это сейчас было? Похоже, она совсем слетела с катушек. Прислушиваясь, как щёлкнул дверной замок, она всё ещё ощущала странное покалывающее напряжение во всём теле.

— Что ты здесь делаешь? — в голосе Джуд послышалось замешательство.

— Ты второй день не отвечаешь на мои сообщения, — в незнакомом женском голосе явно прозвучал укор.

— Мы всё решили. Не вижу смысла обсуждать что-то ещё.

— Я не знаю, что ты решила после того, как я ушла, но мне кажется, что ты перегибаешь…

Макс встала и вышла в прихожую, уже догадываясь, кого там увидит. Замолчав на полуслове, та самая женщина, с которой у Джуд было свидание, уставилась на неё в немом удивлении. Рыжая выглядела разгневанной, а её глаза, казалось, прожгли Макс насквозь. Не имея никакого желания разглядывать незваную гостью или становиться свидетелем личного разговора, Макс объявила, что подождёт снаружи, и вышла из дома, прикрыв за собой дверь.

Облокотившись на перила веранды, она смотрела на спокойную, тихую улицу, постепенно приводя в порядок свои мысли и чувства. Очевидно, что эти двое знакомы довольно давно. Обычно Макс совершенно не волновало, в каком статусе были женщины, с которыми у неё случались короткие романы, но сейчас внутри зародилось неприятное и тревожное беспокойство. Она не могла объяснить его даже себе. У Джудит спокойная, размеренная жизнь, маленький ребёнок, и она не ищет случайных связей. Макс была уверена, что никогда не встретила бы её в одном из баров, где обычно с кем-то знакомилась. Здесь не сработает привычная схема, по которой другие женщины оказывались в её постели. Джуд из тех, кто заводит отношения, а не спит, с кем попало, а ей это абсолютно не подходило. Макс была далека от желания становиться частью чьей-то жизни, но физическое притяжение было слишком сильным, чтобы игнорировать его. С каждой встречей она всё сильнее испытывала какое-то бессознательное неодолимое влечение. И выхода было два. Либо не раздумывая уложить Джудит в постель, либо взять себя в руки и забыть об этом.

Громко хлопнув дверью, рыжая вышла из дома, даже не взглянув в её сторону, и, спустившись по ступенькам, направилась к своей машине. Глядя ей вслед, Макс не удержалась от улыбки. Видимо, разговор пошёл не так, как она рассчитывала. Постояв ещё немного, она вернулась в дом и, закрыв дверь, заглянула в гостиную. Джудит стояла у широкого окна, и её стройный силуэт чётко вырисовывался в свете заходящего солнца.

— Если ты хочешь побыть одна… — неуверенно начала Макс.

— Это была Эбби. Моя, теперь уже бывшая, партнёрша, — не оборачиваясь отозвалась Джуд. — Мы познакомились три года назад, почти сразу, как я переехала в Даллас. Она представляла линию защиты по одному из моих первых дел здесь. Тогда мне показалось, что мы очень похожи. Эбби тоже хотела семью… — она оглянулась на Макс, которая подошла ближе и встала рядом. — И мы обе решили, что хотим детей и не будем затягивать с этим. Даже не одного, а двух или трёх, — Джудит замолчала, а затем развернулась и, взяв со столика свой бокал, опустилась на диван.

Макс осталась стоять, наблюдая, как на лице девушки разочарование и горечь сменяют друг друга.

— Тебе это всё, наверное, кажется глупостью, — Джудит едва заметно улыбнулась, поднимая на неё взгляд. — Ты говорила, что не хочешь семью.

— Это не значит, что я никогда не думала об этом, — возразила Макс.

— И что же так повлияло на твоё мнение?

— Разногласия всегда можно уладить. Если вы обе хотите одного и того же… — заговорила Макс, проигнорировав вопрос, и присела рядом.

— Раньше я тоже так думала. Всё было нормально, пока не родилась Эмили. Первый год мы ещё как-то справлялись, но потом всё стало настолько плохо, что Эбби собрала вещи и вернулась в свою квартиру. Сказала, что больше так не может. Что я изменилась, и наша жизнь превратилась в рутину. Работа, дом, забота о ребёнке. Мы никуда не ходим и не можем провести вдвоём даже несколько часов. Сказала, что не может спокойно отдохнуть, возвращаясь после работы, потому что дома кавардак и Эмили требует постоянного внимания. Обвинила меня в том, что я совсем не уделяю время ей… — Джудит одним глотком допила содержимое бокала и поставила его на стол. — В общем, она оказалась не готова к такому. Я пыталась найти выход. Мы решили, что просто некоторое время поживём отдельно, но будем встречаться. Пока Эмили была здесь, это случалось всё реже и реже, и тут, когда я отвезла её к родителям… — замолчав, Джуд отвернулась, пытаясь скрыть, насколько сильно была расстроена.

— Она захотела встретиться, — продолжила за неё Макс, чувствуя, что уже начинает ненавидеть эту рыжую, и всё, что с ней связано.

— Она начала каждый день писать мне. Настаивала, что хочет меня видеть, что нам надо поговорить, и я подумала, что она имеет право остаться частью нашей семьи, но, как оказалось, ей был нужен только… — она вновь замолчала, опустив взгляд и перебирая край своего халата.

— Секс?

— Да, — Джудит посмотрела на неё, и Макс с досадой подумала, что сама не так уж сильно отличается от этой Эбби.

— В этом я могу её понять, — виновато улыбнувшись, Макс взяла со столика бутылку, чтобы наполнить бокалы. — Знаешь, если она не понимает, как ей повезло, — поднявшись, она подошла к полке с фотографиями и решительно перевернула ту, на которой были изображены Джуд и Эбби, — то и не заслуживает второго шанса.

Джудит посмотрела на неё с улыбкой, от которой в груди всё перевернулось, и в этот момент Макс готова была сделать всё, чтобы эта девушка и дальше улыбалась ей так же.

— Я хочу пригласить тебя завтра куда-нибудь. В кино, в кафе или любое другое место на твой выбор. Ты не обязана сидеть дома каждый вечер, развлекая меня или моих коллег.

— Предлагаешь сама развлечь меня? — чуть склонив голову, спросила Джудит.

— Если ты не против, — кивнула Макс.

— Я бы не отказалась от похода в кино.

— Тогда приглашаю завтра составить мне компанию.

— Хорошо. Только я сама выберу фильм.

— Конечно, — тут же согласилась Макс.

— А у тебя не будет проблем? Потому что со стороны, это можно будет истолковать как свидание?

— Думаешь, что меня волнует, как это выглядит со стороны? — с усмешкой поинтересовалась Макс.

— Пожалуй, нет, — улыбнулась Джудит, поднимаясь. — Мне ещё надо немного поработать над новым делом, так что оставляю тебя. Если захочешь перекусить, можешь съесть всё, что найдёшь в холодильнике. Я ничего не готовила, но там есть сыр, бекон и яйца.

— Я не голодна, так что смогу дотерпеть до утра.

— Тогда спокойной ночи, Макс.

— И тебе, — она проводила её взглядом и вернулась к дивану, раскладывая ноутбук и документы.

Некоторое время Макс смотрела на монитор, а потом откинулась на спинку дивана и закрыла глаза, размышляя о том, что же она делает, но, вспомнив улыбку Джуд, послала все сомнения к чёрту. Она же не предложила разделить с ней постель. Они просто сходят в кино и хорошо проведут вечер.

*****

Кристина всё ещё не вернулась из поездки в Норт-Айленд, и от неё до сих пор не было никаких вестей. Кайл только что сменил Макс, отправившись с Джудит в один из полицейский участков. Лукаса шеф с самого утра отправил опросить соседей Нолана Хили в Остин. Лео, попавшийся ей на выходе из здания, торопился по какому-то срочному делу. Когда Макс вошла в офис, то застала там лишь детектива Элис Берг, сидящую за столом Кайла и просматривающую копии отчётов.

— Вообще-то, это дело официально передано ФБР, — заметила Макс, направляясь к своему месту.

— Я и не пытаюсь отобрать у вас славу, — посмотрев на неё, улыбнулась девушка. — Доброе утро, агент Пойнт.

— Доброе утро, детектив, — Макс уселась за своё рабочее место и, бросив сумку на стол, повернулась, чтобы видеть Элис. — Вы пытаетесь найти что-то, что не смогли отыскать три года назад, или вам просто нечем заняться?

— Почему вы постоянно намекаете, что в том, что Нолана Хили выпустили, виновата я?

— Не именно вы, — повертев в руках карандаш, Макс задумалась. — Но то, что часть улик была отклонена, несомненно, вина полиции и ваших экспертов.

— Это не совсем так, — спокойно возразила Элис. — Бо́льшую часть признали лишь косвенными. Они никак не доказывали причастности Хили ни к одному из убийств. К тому же у него было алиби по каждому из эпизодов.

— И вы тоже считали, что он не виновен?

— Я никогда так не считала.

— Прекрасно. Детективы и обвинение уверены, что подозреваемый виновен, но его всё равно отпускают, — недовольно пробормотала Макс, начиная разбирать сумку и извлекая из неё ноутбук.

— Подобные решения принимаю не я.

— Тогда, может быть, вы можете сказать, на кого же давило военное ведомство, чтобы это дело не дошло до общественности? — Макс вновь повернулась к ней, тонко улавливая по сверкающим глазам девушки, что ей наконец удалось пробиться через стену невозмутимости.

— Вы должны и сами знать, у кого достаточно полномочий, чтобы снять обвинение. Но лично я думаю, чтобы рассуждать о чём-то подобном, догадок и предположений недостаточно.

— Верно, — согласилась Макс. — Я поняла вас, спасибо. Знаете, Элис, пожалуй, мне всё-таки будет нужна ваша помощь. Я хочу проверить все нераскрытые дела, за то время, что Нолан Хили жил в Питтсбурге и Атланте, и поискать не найдутся ли какие-нибудь совпадения с теми, что были в Остине, Арлингтоне и сейчас.

— Конечно, — девушка поднялась и подошла к столу Макс. — Несмотря на то, что официально я не на службе, мне бы хотелось и дальше принимать участие в этом деле, но, если с этим есть какие-то проблемы…

— Никаких проблем, — Макс искренне улыбнулась молодому детективу, которая нравилась ей всё больше. — Бери стул и садись.

Когда ближе к обеду Макс уже собиралась предложить Элис оторваться от изучения кошмарных подробностей преступлений и сходить куда-нибудь перекусить, у неё зазвонил телефон, и на экране высветилось имя Кристины.

— Привет. Ты не представляешь, что мне удалось выяснить, — взволнованно начала Крис. — Если бы ты знала, на что мне придётся пойти, ради этой информации… но она того стоит.

— Двойная интрига, — ухмыльнулась Макс. — Надеюсь, ничего неподобающего ты делать не станешь.

— Ничего, кроме ужина с пятидесятилетним бывшим заведующим медсанчасти, — хмыкнула в ответ Кристина.

— Неужели ты на это пошла?

— Так ты хочешь услышать, что я узнала, или нет?

— Я вся в нетерпении, детка, — с придыханием, низким, сексуальным голосом шутливо ответила Макс. — Выкладывай.

— Перед увольнением у Нолана Хили обнаружили опухоль головного мозга.

*****

Заехав домой, чтобы принять душ и переодеться, она поблагодарила бога, что Глории там не оказалось, и мысленно поставила галочку — выяснить в ближайшие дни, когда та собирается съехать. Макс высушила и даже уложила волосы, а потом надолго задержалась у открытых дверей шкафа, выбирая, что же надеть. Несколько пошитых на заказ костюмов казались слишком уж официальными, а мысль заявиться в потёртых джинсах, в которых она обычно ходила в клуб или бар, ей тоже не нравилась. Несмотря на всю свою самоуверенность, ей хотелось произвести впечатление на Джуд. Наконец, выбор остановился на узких тёмно-синих джинсах, белой футболке и стильном чёрном пиджаке с рукавом на две трети. Макс немного задержалась у ящика с бельём. Надежда, что всё может закончиться желанным продолжением в постели, смутно волновала её весь день. Да, связь с кем-то, вроде Джудит, была не лучшей затеей и грозила кучей проблем. Макс не переставала напоминать себе, что у неё маленький ребёнок и не так давно она пережила болезненное расставание. Но, в конце концов, они взрослые женщины, и, если сегодня это всё же случится, Макс хотела быть во всеоружии.

Остановившись у зеркала в прихожей, она застегнула на запястье браслет объёмных часов и ещё раз осмотрела себя. Светлые волосы, спадая на лоб, немного оттеняли её голубые глаза, делая их цвет более глубоким и насыщенным. Косметикой Макс никогда не пользовалась, но лёгкий золотистый загар, который она заполучила, проведя несколько выходных на ранчо Мэдисон, несомненно, очень ей шёл. К слову, он покрывал всё её длинное подтянутое тело, не оставляя светлых участков. Мэдди это очень нравилось. С чего она, вообще, переживает по поводу своей внешности? Почти все женщины находили её привлекательной. Даже во взглядах Джуд она не раз замечала заинтересованность.

Добавив к своему облику совсем немного неповторимого аромата «Чёрной орхидеи» Тома Форда, Макс подхватила ключи и сумку и вышла из дома.

Она договорилась с Кайлом, что подъедет к семи. У него тоже имелись планы на вечер, и он торопился домой. Макс позвонила ему, предупредив, что будет через несколько минут, и уговорила не дожидаться. Если бы они встретились сейчас, то ей не помогли бы никакие оправдания. Кайл знал её слишком хорошо.

Остановившись напротив дома, Макс ещё раз взглянула на себя в зеркало и выбралась из машины, чувствуя, что волнуется всё сильнее. Поднявшись по ступенькам, она решительно нажала на кнопку звонка и в ожидании уставилась на начищенные носки своих ботинок.

— Привет!

— Здравствуй… — Макс замолчала, в немом изумлении заскользив взглядом по стройным очертаниям девушки, одетой в простое светло-серое платье чуть ниже колен.

Мягкая ткань выразительно подчёркивала безупречно-плавные изгибы, а изящные туфельки на тонком каблуке делали их примерно одного роста. Беззвучно выдохнув, когда взгляд достиг высокой соблазнительной груди, а воображением завладели возбуждающе-дразнящие образы, Макс заставила себя посмотреть в лицо Джудит и встретилась с её довольной, слегка насмешливой улыбкой.

— Замечательно выглядишь, — отчего-то смутившись, пробормотала она.

— Ты тоже, — в глазах Джуд плясали весёлые искорки. — Как я понимаю, ты не передумала, так что я только возьму сумочку, и мы можем идти.

— Хорошо, — Макс спустилась по ступенькам, и, когда девушка присоединилась к ней, они направились к машине.

Галантно открыв пассажирскую дверь и предложив свою руку, чтобы помочь Джуд забраться в высокий внедорожник, она с удовольствием полюбовалась, как слегка приподнявшееся платье обнажило участок бедра и плотнее обтянуло упругие ягодицы.

— Прекрати пялиться на мою задницу, — рассмеялась Джудит. — Для первого свидания это неприлично.

— Если не нравится, могла бы одеться поскромнее, — негромко отозвалась Макс, едва сдерживая улыбку.

— Куда уж скромнее? Это самое приличное платье в моём гардеробе.

— Тогда боюсь даже представить, как выглядят остальные, — Макс обошла машину и уселась за руль. — Здесь недалеко есть большой развлекательный центр с кинотеатром. Если мы поедем туда, то потом можно поужинать в одном из ресторанчиков.

— Я согласна на любое место. Ты не представляешь, как давно я не выбиралась из дома, чтобы просто провести вечер в приятной компании.

— Отлично, — кивнула Макс, выезжая на дорогу.

Чуть развернувшись в кресле, Джудит с повышенным интересом наблюдала за ней. Это было приятно, но вызывало небольшое волнение.

— О чём ты думаешь? — покосившись на неё, спросила Макс.

— О том, что сегодня ты выглядишь просто сногсшибательно. Тебя, наверное, осаждают десятки женщин, пытающихся заполучить твоё внимание.

— Не осаждают. Я слишком мало могу им предложить, — призналась Макс, бросая на неё быстрый взгляд.

— А, ну да. Ты же из тех, кто всеми силами старается сохранить свою независимость, — улыбнулась Джуд.

— Много времени занимает работа, к тому же иногда у меня нет чёткого графика.

— Работаешь по ночам, как, например, сейчас, — продолжила Джуд. — Согласна, не всем такое понравится. Но у тебя же бывают выходные? Чем ты любишь заниматься? Может быть, есть какое-то хобби или увлечение?

Макс задумалась, а затем рассмеялась:

— Похоже, я ужасно скучная. Кроме утренних пробежек и редких выездов за город, чтобы погонять где-нибудь на пустынной трассе, ничего не приходит в голову. Иногда мы с Кайлом жарим мясо и напиваемся на заднем дворе его дома.

— Он просто друг или между вами когда-то было нечто большее? — поинтересовалась Джудит.

— Я никогда не встречалась с мужчинами, а он даже больше, чем друг. Иногда мне кажется, что я отношусь к нему как к брату. Чаще всего как к младшему, потому что он ещё более беспечный, чем я. Ты должна знать детектива Элис Берг, которая работала по делу Хили в Остине. Её отправили в Даллас на время, пока он остаётся на свободе, и Кайл предложил ей пожить у себя. Теперь он, кажется, влюбился, а его мама хочет познакомиться с ней.

— Да, я её помню. Симпатичная, очень увлечённая своей работой девушка. Я не успела узнать её поближе, но не думаю, что это такой уж плохой выбор. Ты не считаешь, что у них много общего?

— Самые долгие его отношения продолжались месяца три, не больше. Она здесь чуть больше недели, а он уже думает, что влюблён.

— Не веришь в любовь с первого взгляда?

— Ни с первого, ни со второго… Я вообще не очень верю в любовь, — негромко ответила Макс.

— Как-нибудь расскажешь мне, почему, — коротким лёгким движением Джуд коснулась её плеча, а затем наклонилась вперёд, разглядывая здание развлекательного центра. — Я часто проезжала мимо, но за три года ни разу здесь не была.

Оставив машину на парковке, они прошли в широкие двери и поднялись на четвёртый этаж, где располагался кинотеатр. Некоторое время Джуд изучала афишу, а потом её выбор остановился на приключенческом фильме.

— Начало через пять минут. Мы должны успеть купить билеты и взять с собой хотя бы по стаканчику кофе. Я с обеда ничего не ела и не выдержу ещё два часа, — Джуд захватила её руку и потянула в сторону кассы.

— Так, может, сначала поужинаем? — предложила Макс.

— Хочешь нарушить регламент? — всё ещё держа её за руку, девушка оглянулась, весело посмотрев на неё. — Свидание — это кино, а потом ужин.

— Можно поинтересоваться, а есть ли в нём ещё какие-то пункты после ужина? — не сдержавшись, спросила Макс.

Они остановились у окошка кассира, очень близко, и ей дико захотелось опустить ладонь на стройный изгиб талии и привлечь Джудит к себе. Почувствовать тепло её тела и вдохнуть едва ощутимый аромат ириса и жасмина, который она улавливала всегда, когда девушка была рядом.

— Вы очень нетерпеливая, агент Пойнт. Обычно для первого — действует сокращённая программа, — выразительные серо-зелёные глаза встретились с её взглядом.

— И нет никакой надежды, что мне удастся её как-то расширить? — отбросив неуверенность, Макс решила быть честной.

— Я бы не хотела торопиться с этим, — мягко отозвалась Джуд.

— Ладно, — соглашаясь кивнула Макс. — Тогда регламент принимается без изменений. Но в будущем я всё же рассчитываю на определённые бонусы, — она улыбнулась и повернулась к окну.

*****

Заняв место в одном из небольших, но уютных ресторанчиков, девушки сделали заказ. После почти двух часов, проведённых в тёмном зале кинотеатра, когда Макс просто невыносимо хотелось хотя бы дотронуться до Джуд, она почувствовала даже некоторое облегчение. Сейчас она могла достаточно спокойно наслаждаться привлекательным видом сидящей напротив девушки, не ощущая при этом нарастающего, почти болезненного возбуждения.

— Так на чём мы остановилась? — подперев голову рукой, Джуд с улыбкой смотрела на неё.

— Перед тем как пойти в кино? Мы обсуждали регламент, — с лёгкой усмешкой напомнила Макс.

— С ним мы уже разобрались. До этого? Кажется, ты сказала, что не веришь в любовь. Мне любопытно узнать, почему?

— Мне кажется, люди сами придумали её, чтобы оправдывать своё глупое поведение. Не могу по-другому объяснить желание получить в постоянное, безвозмездное пользование другого человека.

— Почему же «безвозмездное»? Любовь предполагает стремление не только брать, но и отдавать, — возразила Джуд.

— Может быть, в теории, которую придумали идиоты, так и есть, но на практике кто-то всегда хочет получить больше.

— И что же хотели получить от тебя?

— Джуд… — наклонив голову, Макс улыбнулась. — Поговорим о чём-нибудь другом. Боюсь, я не очень сильна в этом вопросе.

— Хорошо. Кайл вчера рассказывал мне, что у тебя настоящее чутье во всём, что касается работы.

— И ты ему поверила? — рассмеялась Макс.

— Твой шеф считает так же. Он упоминал несколько дел, по которым твоя интуиция и решения сыграли ключевую роль. Наверное, родители очень гордятся тобой.

— Вот тут ты серьёзно промахнулась, — Макс чуть отодвинулась, устраиваясь поудобнее. — Вся моя семья — это потомственные врачи. И моё решение пойти в ФБР было воспринято как гнусная измена всей династии. К этому добавилось ещё и то, что я категорически не собиралась выходить замуж за какого-нибудь перспективного молодого доктора и вообще позорила их, встречаясь с девушками. Так что, моя семья для меня — это что-то эфемерное. Мы не виделись уже несколько лет, и, я уверена, никто не терзается по этому поводу.

— «Несколько лет»? — удивлённо повторила Джудит. — Не могу себе даже представить такого. Если бы я не проводила у родителей хотя бы один уик-энд в месяц, то они совершенно точно нагрянули бы сюда. Неужели ты думаешь, что твои не беспокоятся за тебя?

— Не буду утомлять тебя подробностями нашей последней встречи, но она оказалась настолько неприятной, что желания встретиться ещё раз больше ни у кого не возникает. Твои знают о том, что ты жила с женщиной?

— Конечно знают. Как это можно скрыть? Они познакомились с Эбби и даже пару раз приезжали к нам в гости. Мне кажется, они не были от неё в восторге. Она немного импульсивна и резковата, но мне никогда не приходилось выслушивать, что я сделала какой-то неправильный выбор. В нашей семье принято уважать чужие решения.

— Тогда тебе очень повезло, — Макс серьёзно посмотрела на неё. — Из близких я поддерживаю связь только с дедушкой. Он единственный из моей семьи, кто не считает, что в моей жизни был лишь один правильный путь.

— Никто не имеет право так считать.

В глазах Джудит Макс видела искреннее сожаление, и ей захотелось немедленно сменить тему.

— Почему ты выбрала именно этот фильм про динозавров? Вспоминая о твоей машине, я уже начинаю думать, что у тебя какая-то нездоровая страсть ко всему доисторическому, — поддела она, улыбнувшись подошедшей к столику официантке.

*****

Макс оставила пиджак, аккуратно сложенным на заднем сиденье машины, и направилась в офис. Если сейчас она попадётся на глаза шефу, или он решит провести незапланированное совещание, то её ждёт очередной выговор по поводу внешнего вида. По какому-то негласному идиотскому закону здесь считалось, что джинсы и футболки — это неподходящая одежда для агента. Чаще всего Макс придерживалась этого стандарта, но сегодня, не надеясь, что ей ещё раз повезёт не застать дома Глорию, решила, что уж лучше потерпеть недовольство начальства, чем с самого утра портить себе настроение.

По дороге на работу она непрерывно прокручивала в голове прошлый вечер. Джудит предложила немного прогуляться, и, оставив машину у дома, они прошлись по спокойным улочкам квартала, болтая о всяких пустяках. Несмотря на то, что каждый раз при взгляде на Джуд она всё сильнее испытывала влечение, Макс было комфортно рядом с этой привлекательной, умной и открытой девушкой. Она смеялась над её шутками, и ей нравилось, с каким теплом Джудит рассказывает об Эмили. Было немного сложно представить Джуд мамой. Кроме Лукаса, ни у кого из её друзей не было маленьких детей, а мимолётные любовницы обычно старались не упоминать о них. Джудит же говорила о дочке с любовью и восторгом, и сердце Макс замирало от того, как светились в этот момент её глаза.

Они вернулись почти в полночь. Закрыв дверь, Джуд повернулась к ней, и они замерли в окутавшей их пронзительной тишине ночного дома. В этот момент для Макс не существовало ничего, кроме стоящей напротив девушки. Казалось, воздух между ними стремительно сгущается, нервно вибрирует, пронзённый тысячами крошечных импульсов, от которых покалывало кожу. Макс соскальзывала в омут ставших почти дымчато-зелёными глаз. В их глубине она могла разглядеть волнение и множество вопросов, которые Джудит не решалась задать. Макс не знала, есть ли у неё ответы на них. Найдётся ли хоть что-то из того, что искала в ней Джуд. Она чувствовала лишь глубокое, неотвратимое влечение, которое каждый раз, когда Джуд оказывалась рядом, делало её беспомощной. Всего один шаг, одно движение, и она знала, что Джудит не оттолкнёт её. Она была уверена, что с лёгкостью получит всё то, что сейчас с такой настойчивостью требовало её тело. Сможет прикоснуться к нежным мягким губам, вдохнуть запах гладкой горячей кожи. Сможет наконец избавиться от будоражащего её фантазию платья и убедиться, насколько сама Джуд хочет этого. Последние остатки самообладания быстро растворялись в потоке жарких видений.

— Спасибо тебе за этот вечер, — приглушённый, взволнованный голос Джуд не сразу проник в её сознание. — Я только сейчас поняла, что он стал лучшим за последние несколько лет.

— Эмм… мне было приятно провести его с тобой, — удивительно, что она вообще ещё могла говорить связно.

— Я должна сказать, что ты мне очень нравишься, Макс. И когда всё это закончится, если ты, конечно, захочешь, мы могли бы попробовать…

— Да, — с облегчением выдохнула Макс.

Лицо Джуд словно осветилось, и робкая улыбка коснулась губ.

— Спокойной ночи.

— И тебе, — глубоко вздохнув, Макс проводила её взглядом и только потом поняла, насколько сильным было охватившее её напряжение.

*****

Кристина уже сидела за своим рабочим местом и, увидев её, порывисто поднялась навстречу.

— Привет, как прошёл твой ужин? — с ухмылкой поинтересовалась Макс.

— Превосходно. Что ты думаешь по поводу того, что я раскопала? — девушка присела на край её стола, и Макс осторожно протиснулась между ней и стулом, чуть отодвинув его, чтобы освободить себе место.

— Думаю, он знает, что ему больше нечего терять, — пробормотала она, усаживаясь.

— Я попыталась выяснить, что ожидает его с таким диагнозом. Позвонила знакомому доктору и вкратце описала ситуацию, — взяв со стола ручку, девушка покрутила её в руках. — Даже если он пошёл на операцию, то это не больше десяти лет. То есть, Макс, он должен умирать. Прямо сейчас.

— Тем не менее он всё ещё жив и даже продолжает убивать, — ответила она, глядя на Кристину снизу вверх.

— Тебе не кажется это странным?

— Не знаю, — призналась Макс, выразительно скользнув взглядом по короткой, чуть задравшейся юбке и стройному бедру. — Тебе удобно? — чуть приподняв бровь, она посмотрела на Кристину.

— Думаю, что если бы всё это время он не получал лечения, то вряд ли бы смог приступить к своему «сезону охоты», — Кристина положила ручку на стол и немного наклонилась к ней. — Я проверила, он не обращался ни в одну из клиник штата. Вчера вечером я отправила запрос, чтобы наши ребята посмотрели, мог ли он лечиться где-нибудь ещё. Или же… — протянув руку, Крис сняла с её футболки тёмный волос, — или же, он обращался за помощью под чужим именем.

— Тогда позаботься, чтобы ориентировку на него получили все клиники, которые так или иначе занимаются подобными заболеваниями, — невозмутимо ответила Макс, игнорируя любопытство в глазах блондинки.

— Хорошо. У тебя всё в порядке? — выпрямившись, Кристина довольно серьёзно посмотрела на неё.

— Да, а что? Тебе показалось что-то не так?

— Просто ты выглядишь сегодня… слишком горячей…

— Ты меня расстраиваешь, — усмехнувшись, Макс поправила край её юбки, потянув его вниз. — Я надеялась, что выгляжу так всегда.

— Так и есть, но сегодня ты просто ходячий секс.

— Хочешь уединиться? — откинувшись на спинку стула, Макс одарила её весёлой многообещающей улыбкой.

— Девочки, я вам не мешаю? — подал голос из своего угла Лео. — Если что, просто не обращайте на меня внимания.

— Если серьёзно, то, мне кажется, тебе стоит пропустить пару дежурств и немного прийти в себя, — поднявшись, Кристина легко похлопала её по плечу и вернулась к своему столу. — Лео, ты можешь составить для меня список всех клиник, в которых есть онкологические отделения?

— Сейчас кое-что проверю и займусь, — пробубнил в ответ он.

Дверь распахнулась, и в кабинете возникла невысокая фигура шефа, в безукоризненно-строгом чёрном костюме, накрахмаленной рубашке и тёмно-синем галстуке. Остановившись, он обвёл мрачным взглядом подчинённых:

— Где агенты Фрейзер и Смит?

— Лукас на дежурстве с Джудит, а Кайл поехал за результатами дополнительных исследований по последнему убийству.

— Ты подготовил всё, о чём я вчера просил? — обратился он к Лео.

— Отчёты уже на вашем столе, сэр, — удивительно бодрым голосом ответил тот.

— Хорошо. Агент Пойнт, если я ещё раз увижу вас на работе в джинсах…

— Прошу прощения, сэр, — быстро отозвалась Макс, пряча улыбку.

— Предлагаю вам в обед поехать домой и переодеться. В шесть — общее совещание с директором. Всех, кто не дежурит, прошу не опаздывать, — с этими словами он скрылся в своём кабинете.

— Что за результаты, за которыми поехал Кайл? — обратилась Макс к Кристине.

— Что-то по поводу последних убийств. Не думаю, что они нашли там что-то важное, иначе он бы уже позвонил.

— Ма-а-акс, — протяжно потянул Лео, обращая её внимание на себя. — Думаю, тебе очень не понравится то, что я тут нашёл.

— О чём ты? — поднявшись со своего места, Макс направилась к его столу.

— Как ты и просила, я пытался выяснить, где проживала мать Хили до того, как устроилась на обувную фабрику в Атланте, — заговорил он, немного развернув к ней экран своего ноутбука. — Информации всё ещё мало, но, похоже, что семнадцать лет назад она жила в Нэшвилле. В том же квартале, где и твоя подруга. Точнее, на той же улице, в паре домов от неё.

Макс стиснула челюсти так, что едва не заскрипела зубами. В глазах потемнело, и, упёршись руками в стол, она задержала дыхание.

— Два года она жила там, а потом перебралась в Сент-Луис.

— Какого чёрта она моталась по стране? — раздался за спиной голос Кристины. — С тобой всё в порядке?

Тёплая ладонь опустилась на её спину, и Макс наконец перевела дух.

— Нолану Хили тогда было двадцать шесть, — выпрямившись, произнесла Макс. — И я почти не помню никого из соседей Шерон.

— Возможно, это просто совпадение, — Кристина очень ласково погладила её по плечу.

— Но ты же так не думаешь? — вернувшись к своему столу, Макс принялась складывать в сумку ноутбук и бумаги. — Распечатай мне всё, что удалось узнать, — попросила она Лео.

— И куда ты собираешься? — Кристина вновь оказалась рядом.

— Сначала к прокурору за ордером, а потом в Нэшвилл. Проверю дом, где они жили.

— Только не забудь предупредить шефа, — напомнила Крис, с сочувствием глядя на неё.

— Обязательно, — бросив сумку, Макс направилась к кабинету начальника.

*****

Сидя в приёмной окружного прокурора Мэдисон Олдман, под пристальным взглядом её новой молодой секретарши, Макс успела забронировать билет на самолёт до Нэшвилла, на девять вечера. Она готова была вылететь туда и раньше, но, к сожалению, других рейсов не нашлось. В нетерпении она барабанила пальцами по спинке дорогого кожаного дивана, раздумывая над вариантами, как бы прорваться в кабинет Мэдди, а девушка, сидящая за столом напротив, следила за ней с таким видом, словно готова была в любой момент подскочить, предотвращая её вторжение.

— Послушайте, — заговорила Макс, поднимаясь. — Мне, действительно, очень срочно.

— Я понимаю, — согласно кивнула та. — Но у прокурора сейчас очень важная видеоконференция.

— Это займёт всего несколько минут, — продолжила уговаривать её Макс.

— Вам следовало записаться заранее, — секретарь была непреклонна.

— Это очень, очень важно, — с нажимом продолжила Макс, подходя ближе. — Уверяю, что, если вы меня пропустите, никаких проблем не возникнет.

— Мне очень жаль.

— Что ж, вы сами меня вынудили, — Макс достала телефон и быстро набрала сообщение Мэдисон.

Через несколько секунд дверь в её кабинет открылась, и прокурор Олдман появилась на пороге.

— Агент Пойнт, — отрывисто произнесла она. — Чем могу помочь?

— Уделите мне пару минут, прокурор, — ответила Макс, бросая взгляд в сторону оцепеневшей секретарши. — Я жду уже два часа.

— Почему мне не сообщили? — холодный свинцовый взгляд обратился к девушке.

— Но… у вас же видеоконференция, — залепетала та.

— Проходите, агент Пойнт, — Мэдисон развернулась, возвращаясь в кабинет, и Макс последовала за ней. — Ну, что у тебя стряслось? — уже мягче поинтересовалась она.

— Мне нужен ордер на обыск по делу Нолана Хили, — Макс положила перед ней распечатку, которую сделал Лео. — Семнадцать лет назад его мать жила в Нэшвилле.

По невозмутимому лицу Мэдди скользнула тень, и она взяла в руки бумагу, пробегая по ней глазами.

— Макс… ты думаешь, что спустя столько лет сможешь там что-то найти? — голос Мэдисон прозвучал очень мягко.

— Надеюсь, что да.

— Хорошо, — кивнула женщина. — Ты в порядке?

— Почти, — нехотя ответила Макс.

— Подожди меня здесь, — поднявшись, Мэдди вышла из кабинета.

Макс осталась стоять, изучая идеальный порядок на столе прокурора. Её первая женщина была такой во всём. Хладнокровная, невозмутимая и уравновешенная, она всегда придерживалась правил и строгого распорядка. Пожалуй, в её жизни Макс была единственным исключением. Она не смогла устоять, когда много лет назад молодая пылкая девушка в полном отчаянии призналась ей в любви. Вряд ли она готова была услышать такое от человека, другом семьи которой она была всю свою жизнь. А Макс действительно была влюблена в неё. Первый раз в жизни. По-настоящему. Осознанно. Совсем не так, как когда-то в Шерон.

Опустившись на стул, она потёрла ладонями горящее лицо и, глубоко вздохнув, постаралась успокоиться. Она слишком взвинчена, чтобы Мэдисон этого не заметила. Чего доброго, ещё позвонит шефу и попросит послать в Нэшвилл кого-нибудь другого. Она вполне способна на такое, если решит, что для Макс это слишком.

Когда прокурор вернулась, Макс сидела, спокойно разглядывая увешанные благодарственными письмами стены.

— Держи, — Мэдисон остановилась напротив и протянула ей ордер. — И что бы ни случилось, постарайся не слишком переживать.

— Спасибо, — искренне ответила Макс, поднимаясь.

— Береги себя, — женщина порывисто шагнула к ней и крепко обняла. — И подумай над тем, чтобы заглянуть к родителям, — добавила она, отступая.

— Если получится, — ей не хотелось сейчас спорить.

— Позвони мне, если будет что-то нужно.

— Хорошо.

Макс вернулась в офис и продолжала стоять у стола шефа, пока лично не убедилась, что он позвонил и договорился с полицейским отделением Нэшвилла о том, чтобы они предоставили своих криминалистов для осмотра и проверки дома. После того как все детали, касающиеся предстоящей поездки, были улажены, Макс отправилась домой. Как бы она ни старалась избегать встречи с Глорией, но нужно было переодеться и собрать хотя бы минимум вещей, чтобы взять с собой.

В квартире царил полумрак, пахло ароматическими свечами, и негромко играла музыка. Задержавшись в прихожей, Макс вдруг отчётливо ощутила себя здесь чужой. Словно это место больше не было её домом. Из гостиной показалась Глория, в коротком чёрном халате.

— Ты уверена, что живёшь в этой квартире? Тебя никогда не бывает…

— Я работаю, — Макс прошла мимо неё, направляясь в спальню, и, открыв дверь, замерла на пороге. — Ты спишь в моей постели?

— Последний раз, когда ты была дома, то не возражала против моего присутствия в ней.

— Советую об этом забыть. Насколько я помню, ты обещала, что не доставишь мне никаких неудобств, так что можешь спать на диване, — открыв дверцы шкафа, Макс принялась доставать одежду.

— Ты же не считаешь, что та ночь ничего не значит для нас? — Глория встала рядом, наблюдая за ней.

Едва сдерживаясь, Макс глубоко вздохнула и повернулась к ней:

— Именно так я и считаю. Ты хотела, чтобы я тебя трахнула, и я сделала это. А теперь выйди из моей спальни, закрой дверь и оставь меня в покое.

В ответ на её резкую тираду у девушки задрожали губы и в глазах заблестели слёзы.

— Я очень спешу, Лори. Понимаю, что нам нужно серьёзно поговорить, но прошу тебя, не сейчас, — Макс попыталась немного смягчить свои слова.

— Когда ты вернёшься?

— Я не знаю, — достав сумку, она принялась укладывать в неё вещи. — Не хочу быть грубой, но ты пытаешься навязать мне то, в чём я больше не нуждаюсь.

— Кое в чём, несколько ночей назад, ты всё же очень нуждалась, — негромко заметила Глория.

— Не испытывай моё терпение, Лори, — предупредила Макс.

— Хорошо. Поговорим, когда ты вернёшься, — Глория преувеличенно тяжело вздохнула и вышла.

*****

До рейса ещё оставалось два часа, и Макс не торопясь выехала в сторону аэропорта, но через пару кварталов остановилась, включив аварийку. Только сейчас она поняла, насколько пугала её эта поездка. Если свернуть на следующем перекрёстке, то можно успеть заехать к Джуд. Она сомневалась. Боялась показаться уязвимой или слишком нуждающейся в ней. Но Макс хотела её видеть. Именно сейчас, перед тем как сесть в самолёт, ещё раз заглянуть в спокойные, полные уверенности и внутренней силы глаза и, может быть, найти в них что-то такое, о чём она сможет думать в Нэшвилле. Приняв решение, она надавила на педаль газа и, ловко маневрируя в потоке, понеслась по улице.

Около дома стояла машина Кристины. Макс взлетела по ступенькам и нажала на кнопку звонка, не оставляя себе возможности передумать. Дверь открыла Кристина, и пару секунд они просто молча смотрели друг на друга.

— Я кое-что забыла в машине, — произнесла девушка и, оставив дверь открытой, прошла мимо неё.

— Спасибо, — тихо пробормотала Макс.

Джудит сидела за столом на кухне, разложив перед собой бумаги. Когда Макс вошла, она подняла взгляд и её губы тронула тёплая улыбка.

— Привет. А я думала, что сегодня уже не увижу тебя.

— Мне нужно уехать, — чувствуя себя неловко, Макс немного приблизилась к ней. — Я не знаю, сколько времени это займёт, но помню, что обещала в выходные поехать с тобой в Хьюстон, и постараюсь вернуться.

— Что-то случилось? — Джуд не отрываясь смотрела на неё и, уловив волнение, медленно поднялась.

— Да, мы кое-что выяснили и мне необходимо это проверить, — кивнула Макс. — Я тебе не говорила, но мы нашли фрагменты трёх тел в Арлингтоне, захороненные в саду дома, где жила мать Нолана Хили. Это случилось гораздо раньше убийств в Остине.

Джуд не ответила, но по выражению её лица было ясно, что она расстроена и даже возмущена.

— Я должна была сказать тебе, — опередила её Макс. — Извини.

— Так ты едешь в Арлингтон?

— Нет, в Нэшвилл, — Макс отвела взгляд. — Помнишь, я рассказывала тебе о своей подруге? Сегодня выяснилось, что семнадцать лет назад мать Хили жила практически по соседству. Это совпадает по времени. Ему тогда было двадцать шесть, и я должна проверить… — Макс замолчала, чувствуя, как горло сжимается от переполняющих её эмоций.

— Макс… — Джуд подошла ближе, пытаясь заглянуть в глаза.

— Вряд ли стоит надеяться, что это случайность. Я постараюсь вернуться к пятнице, но если что-то пойдёт не так, то попрошу Кайла поехать с тобой.

— Почему не Кристину? — мягко поинтересовалась Джуд.

— Я ей не доверяю, — Макс наконец посмотрела на неё, и по удивлённо распахнувшимся глазам поняла, что её слова прозвучали двусмысленно. — Не в том, что касается твоей безопасности, — поправилась она. — Крис, как и я, неравнодушна к красивым девушкам. Поэтому мне будет спокойнее, если поедет Кайл.

— Неужели он к ним равнодушен? — наклонив голову, Джуд пыталась сдержать улыбку.

— Он даже не посмотрит в твою сторону, если я его об этом попрошу.

— Ммм… Тогда это будет очень скучная поездка. Было бы неплохо, если бы ты всё же вернулась.

— Я сделаю всё, что возможно, — пообещала Макс и, вспомнив про самолёт, посмотрела на часы. — У меня вылет через полтора часа, так что… Просто хотела тебя предупредить… — она вновь замолчала, подбирая слова.

— Спасибо.

Джуд шагнула ближе. Настолько близко, что Макс тут же почувствовала исходящее от неё тепло и слабый аромат жасмина.

— Ты так и будешь стоять или всё же поцелуешь меня?

Макс словно оцепенела, а дыхание остановилось, когда она подняла на неё взгляд.

— Я была уверена, что ты окажешься смелее, — Джудит улыбнулась, чуть подалась вперёд и мягко коснулась губами её губ, обнимая и притягивая ближе.

Это был нежный, сладкий и очень осторожный поцелуй. Он заполнил каждую клеточку Макс безумным восторгом. Забирая инициативу, раскрывая тёплые, податливые губы и углубляя его, Макс почувствовала, что земля уходит у неё из-под ног. Руки обвили стройную талию, заскользили ниже, и последними остатками затуманенного сознания она поняла, что ещё немного и она не сможет остановиться.

— Джуд… — задыхаясь, прошептала она.

Потемневшие от страсти, ставшие насыщенно-зелёными, глаза удивлённо распахнулись, и девушка судорожно вздохнула. Через сердце Макс словно проскочил электрический разряд.

— Да вы, оказывается, неплохо целуетесь, агент Пойнт, — слегка севшим голосом заметила Джудит.

— Я вернусь, — ей мучительно не хотелось выпускать эту девушку из своих объятий.

— Очень на это надеюсь, — Джуд коснулась кончиками пальцев её губ. — Мне кажется, я уже готова пересмотреть регламент и внести в него небольшие поправки, — она чуть отстранилась. — Поезжай. Не стоит опаздывать на самолёт.

— Да, — нехотя соглашаясь ответила Макс, отступая назад. — Будь осторожна, — добавила она.

— И ты тоже.

*****

Полицейский участок Нэшвилла выделил ей целую группу криминалистов, и, когда небольшая колонна машин с включёнными сигнальными огнями остановилась у аккуратного небольшого дома, из соседних стали выглядывать люди, с любопытством наблюдая за происходящим. Семейная пара, лет шестидесяти, проживающая в доме, была настолько шокирована происходящим, что впустила их, даже не взглянув на ордер. Посоветовавшись с одним из старших офицеров, Макс решила разделиться, и, пока часть специалистов приступила к осмотру довольно большого участка за домом, остальные принялись за подвал, чердак и небольшой сарай. Не вдаваясь в подробности, Макс немного побеседовала с нынешними жильцами, выясняя, в каком году они переехали и был ли в доме ремонт. Через полчаса за металлическим ящиком для инструментов в сарае был найден тайник с золотой цепочкой, парой серебряных колец, студенческим билетом, на имя Сары Петроль, и маленьким флаконом духов. Ещё через десять — они уже выяснили, что имя Сары Петроль значится в списках пропавших без вести. Рассматривая эти находки, Макс размышляла, что каким бы педантичным и аккуратным ни был Нолан Хили, от большинства серийных убийц он не особенно отличался. Спрятать у себя в доме подобные улики мог только психически нездоровый человек. Если бы полиция вышла на него раньше и наткнулась на что-то подобное, то ещё семнадцать лет назад он получил бы пожизненное, без права на апелляцию. Но тогда этого не случилось, и сейчас он всё ещё был на свободе. Как ни старалась, Макс не могла вспомнить, принадлежало ли что-то из найденного Шерон. Память стёрла многие детали, но она всё ещё отчётливо помнила её лицо в тот день, когда видела подругу последний раз. И если Нолан Хили действительно причастен к её исчезновению, она достанет его хоть из-под земли и заставит пожалеть о том, что он вообще родился. Она не позволит ему умереть от какой-то там опухоли. Для него это слишком милосердная смерть.

Максин вышла из сарая, глубоко вдохнув свежий воздух и поднимая лицо к безоблачному голубому небу. День был тёплым и безветренным, и она впервые подумала, что это тот самый город, где она провела своё детство. На соседней улице и сейчас жили её родители, а неподалёку — семья Кайла. Родители Шерон до сих пор жили всего в паре домов от этого места. Возможно, они даже видели подъехавший к соседям кортеж из полицейских машин. Только вот вряд ли они могли предположить, что в настоящий момент здесь разыскивают их дочь.

Эксперты скрупулёзно проверяли каждый сантиметр участка за домом, и к вечеру удалось обнаружить два захоронения в заросшем кустами дальнем углу. Ей пришлось вызвать бригаду врачей, потому что, узнав о том, что в саду полиция обнаружила два трупа, хозяйке дома стало плохо. Так как быстро темнело, дальнейшие поиски решено было отложить до завтра. Найденные останки отправили в криминалистическую лабораторию. Макс лично удостоверилась, что образцы ДНК направлены на сравнение с образцами Шерон, и только после этого покинула полицейский участок.

Поймав такси, она назвала водителю адрес дедушки, и всю дорогу смотрела на проплывающие за окном улицы. Родной город изменился. Не настолько, чтобы она совсем не узнавала его, но теперь он не казался ей таким большим, как когда-то. Машина проехала по мосту через Камберленд, и водитель, ловко минуя пробки, быстро оказался в пригороде, остановившись перед невысоким, увитым плющом, кованным забором. Расплатившись, Макс забрала сумку и вошла в калитку, не спеша направляясь к дому. Светло-серый фасад, как и раньше, был в идеальном состоянии. Даже в своём, далеко уже немолодом возрасте дед оставался приверженцем порядка, рациональности и минимализма. Не успела Макс подняться по ступенькам, как дверь распахнулась, и его родное, густо испещрённое морщинами лицо расплылось в счастливой улыбке.

— Макси… — раскрыв объятия, он привлёк её к себе. — Какой замечательный сюрприз. Я услышал, как подъехала машина и, посмотрев в окно, не поверил своим глазам. Даже не предупредила…

— Поездка вышла спонтанной. Я приехала по работе, — Макс чуть отстранилась, глядя на него. — Отлично выглядишь, дедушка.

— Можешь не врать. На меня давно уже не обращают внимания женщины, не считая старух, живущих по соседству. Пойдём, ты, наверное, голодная? Я нанял новую домработницу, и она отлично готовит.

Оставив сумку, Макс прошла за ним на кухню и присела на стул, наблюдая, как дед извлекает из холодильника контейнеры с едой. Гаррет Мюррей был высоким ирландцем, и, вероятно, от него ей достались светлые волосы и яркие голубые глаза. В молодости он был очень красив, и, вспоминая семейные разговоры, Макс подозревала, что в его жизни было много женщин. Может быть, и это ей досталось по наследству?

Как и все в семье Максин, он был первоклассным хирургом и доктором медицины. Даже сейчас его часто приглашали на различные семинары и лекции, хотя теперь это, скорее, было данью уважения. С тех пор медицина ушла далеко вперёд.

Макс хорошо помнила, как в детстве, когда вся семья собиралась вместе, дедушка постоянно спорил с отцом, доказывая, что общая хирургия, которой он занимался, намного сложнее и интереснее любого направления. Да и, вообще, он считал её отца недостойным своей дочери и никогда не скрывал этого. Но свою единственную внучку он любил какой-то абсолютной, безусловной любовью. Когда у Макс возник конфликт с родителями, дедушка встал на её сторону. Он поразительно легко отнёсся к ориентации Макс и ни словом не обидел и не упрекнул. Она всё ещё не могла сдержать улыбку, вспоминая, как тогда он сказал ей: «Я тебя понимаю. Если бы я был женщиной, то никогда бы не посмотрел ни на одну из этих волосатых горилл. Удивительно, что они в нас находят».

Она освежилась, приняв душ, и они просидели за разговорами половину ночи, пока у Макс не зазвонил телефон и ей не сообщили, что пришли результаты сравнения анализов ДНК. Сердце заколотилось так быстро, что она даже не решилась уточнить подробности, пообещав, что через полчаса будет в участке.

Прощаясь, дед крепко обнял её и долго не отпускал.

— Ты уже совсем взрослая, Макси. У тебя серьёзная работа, что бы об этом ни говорил твой янки-отец, — мужчина с теплотой посмотрел ей в лицо. — Я не лезу в твою жизнь, но мне хочется, чтобы ты нашла кого-то, кто бы мог оценить, какой прекрасный ты человек. С твоей бабушкой у меня не всегда было всё просто. Муж из меня получился намного хуже, чем врач, но мы любили друг друга, и она всегда поддерживала меня. Это очень важно, когда есть кто-то, на кого ты можешь опереться.

— Я тоже не такой уж подарок и могу прекрасно позаботиться о себе сама, — улыбнулась Макс.

— Ты мотаешься по разным городам, не спишь ночами, выискивая настоящих нелюдей. Поэтому, когда ты возвращаешься домой, должен быть кто-то, кто согреет и позаботится о тебе.

— Ну-у, — потянула Макс. — Один раз, как ты помнишь, я уже пыталась. Ничего хорошего из этого не вышло.

— Попробуй ещё. Я тоже всегда считал, что моя профессия — это самое важное, что у меня было. Но сейчас я очень скучаю по твоей бабушке.

— Хорошо, я подумаю, — с улыбкой пообещала Макс, поцеловав его в морщинистую щёку и открывая дверь.

*****

В участке её дожидался офицер, которого прикрепили к этому делу. Он проводил Макс в кабинет и положил перед ней распечатанные результаты, предложив сходить за стаканчиком кофе для неё.

Замирая от волнения и почти не дыша, Макс быстро прошлась взглядом по строчкам. Ну вот и всё. Спустя шестнадцать лет она всё-таки нашла Шерон. Больше у неё не будет робкой, нелепой и почти призрачной надежды отыскать её живой. Всё это время ответ был рядом. Десятки городов, в которых она побывала, время, потраченное на изучение других дел, всё это было впустую. Шерон никогда не покидала Нэшвилл. Ей просто не повезло оказаться поблизости от больного хладнокровного убийцы. Трясущимися руками Макс положила на стол бумагу и выпрямилась, пытаясь отогнать от себя видения, в которых безумный маньяк истязает её подругу. Если она не найдёт его, то подаст рапорт об отставке. Он должен ответить за убийство Шерон и других людей. Она сделает всё, чтобы его «сезон охоты» закончился на электрическом стуле.

— Агент, кофе, — молодой офицер поставил перед ней стаканчик. — Я хотел обсудить, когда мы можем сообщить об этом родственникам, — заговорил он, усаживаясь напротив. — Не стал звонить им ночью, так как дело старое и, думаю, может подождать до утра.

— Я сама займусь этим, — хрипло ответила Макс и, откашлявшись, потянулась к горячему напитку. — Я знаю семью Шерон Уилсон. Мы учились в одном классе.

— Примите мои соболезнования, — искренне отозвался парень. — Во сколько вы планируете продолжить обследование сада?

— Начнём в девять. И мне нужны ещё специалисты, которые смогут проверить каждый миллиметр подвала. Нолан Хили некоторое время держал своих жертв живыми, а, кроме подвала, там больше нет ничего подходящего для этого.

— Но ведь прошло столько лет…

— Что-то могло остаться. То, что поможет составить общую картину и выведет нас на место, где он скрывается сейчас.

*****

Макс стояла под козырьком веранды, выкрашенной в нежно-голубой цвет, и прислушивалась к приближающимся шагам за дверью. Она до боли сжимала кулаки. От волнения и какой-то иррациональной паники у неё сводило живот, и безумно хотелось оказаться в этот момент где-нибудь не здесь. Но она не могла позволить себе поступить как-то иначе. Не могла допустить, чтобы это сделал кто-то другой. Это было частью её долга перед Шерон. Остальным — она займётся чуть позже, а сейчас она должна посмотреть в глаза родителям Шерон и сказать, что нашла её.

Медленно повернулся дверной замок, и невысокая, полностью седая, худенькая женщина встретила её недоверчивым и удивлённым взглядом.

— Максин?

*****

Чувствуя себя совершенно измотанной, проведя почти три ночи без сна, Макс невидящим взглядом смотрела в иллюминатор самолёта, заходящего на посадку в аэропорту Далласа. Перед вылетом она созвонилась с Кайлом, пообещав сменить его сразу, как только вернётся. Кристина второй день находилась в Остине, досконально разбирая все последние дела, а Лукас мог дежурить только днём, так что Кайл, проводивший уже вторую ночь в доме у Джудит, был невероятно рад, что сможет наконец вернуться домой и провести время с Элис.

Перед отъездом она оставила машину на стоянке аэропорта, и, забросив сумку на заднее сиденье, Макс медленно выехала на дорогу, чувствуя себя за рулём не вполне уверенно в таком полуобморочном состоянии. Было почти десять, и улицы уже освещались ночными огнями. От света фар встречных автомобилей ей хотелось зажмуриться, но Макс боялась, что может уснуть, как только закроет глаза.

Остановившись перед домом, она с облегчением вытащила ключи из замка зажигания и набрала номер Кайла, сообщив, что приехала. Ей пришлось собраться, чтобы он не заметил, что она едва держится на ногах. В противном случае, как бы Кайл ни мечтал поехать домой, он не разрешил бы ей остаться. А Макс хотела увидеть Джуд. Все эти дни она чувствовала в этом крайнюю необходимость. Она вспоминала их поцелуй, и это немного смягчало то, чем ей приходилось заниматься последние два дня.

Кайл вышел ей навстречу и, внимательно заглянув в глаза, порывисто обнял.

— По крайней мере, теперь мы знаем, — чуть слышно пробормотал он.

— Да, — кивнула Макс. — Джуд просила отвести её завтра к родителям в Хьюстон, чтобы она могла повидаться с дочкой…

— Она мне сказала. Ты как? Не очень устала? — поинтересовался он.

— Всё в порядке, — Макс выдавила из себя бодрую улыбку. — Если появится что-то новое — звони.

— Конечно. Спокойной тебе ночи.

— И тебе, Кайл, — она медленно направилась по дорожке к дому, держа в одной руке сумку с вещами, а во второй — папку с документами, собранными в поездке.

Дверь была открыта, и Джудит дожидалась её, прислонившись плечом к дверям гостиной.

— Как и обещала… я здесь, — негромко произнесла Макс, опуская сумку на пол и принимаясь разуваться.

— Мне кажется или ты выжата как лимон? — поинтересовалась Джуд, подходя ближе. — Ты даже говоришь как-то медленнее обычного.

— Немного устала, ерунда, — выпрямляясь ответила Макс и, слегка покачнувшись, виновато улыбнулась.

— Ого, совсем немного, — Джуд подхватила её под локоть. — Пойдём, я тебя накормлю, а потом сразу в кровать.

— «В кровать»? — Макс с любопытством покосилась на неё.

— Ну, может, ты устала не так уж сильно, — усмехнулась девушка. — Похоже, ещё можешь реагировать на внешние раздражители.

— Я бы не стала называть тебя подобным образом, — заметила Макс, тяжело опускаясь на стул. — И на самом деле я не очень хочу есть.

— Но придётся, — Джуд быстро разогрела тушёные овощи с мясом и поставила перед ней тарелку.

Макс ощущала потрясающий запах, но даже он не пробуждал в ней чувства голода.

— За эти два дня в Нэшвилле… — начала она.

— Я знаю, — девушка села напротив и накрыла её лежащую на столе ладонь своей. — Кайл сказал мне, что вы там нашли. Мне очень жаль.

— Вряд ли я смогу сейчас есть.

— Понимаю, что ты очень расстроена. Я хорошо помню твой рассказ, но Макс… это случилось не сегодня, а много лет назад.

Макс посмотрела ей в глаза, подумав о том, как же она ненавидит Нолана Хили, который уничтожил столько жизней и теперь угрожает Джуд. Молча кивнув, она принялась за еду. Глаза слипались, и вилка казалась слишком тяжёлой. Доев всё, она сделала пару глотков горячего сладкого чая и решительно, насколько это было возможно в её состоянии, поднялась.

— Спасибо. Всё было действительно очень вкусно. Я, пожалуй, прилягу.

— Вот и отлично, — девушка уверенно подошла к ней. — Не сомневаюсь, что прилечь тебе сейчас просто необходимо. И лучше, если сегодня ты сделаешь это не на диване, а в комнате для гостей. Там есть душ. Ты сможешь переодеться и нормально отдохнуть перед поездкой.

Сопротивляться просто не было сил, и Макс безропотно пошла за ней в небольшую спальню, захватив по пути свою сумку. Джудит включила в комнате ночник и, пройдя чуть дальше, открыла дверь в ванную.

— Прошу, — с мягкой улыбкой произнесла она. — Полотенце, мыло, шампунь — всё есть. Я подожду тебя здесь и прослежу, чтобы ты там не уснула.

— Спасибо, — поблагодарила Макс, проходя мимо. — Не хочешь со мной? — не удержалась она.

— Боже, иди. Мне кажется, сегодня тебе нечего мне предложить.

— Я бы не была так уверена… — попыталась возразить она, но девушка уже закрыла за ней дверь.

Выбравшись из душевой кабинки, Макс столкнулась с настоящей дилеммой, пытаясь решить, в каком виде она должна выйти отсюда. Надевать что-то из того, что было на ней во время поездки, не хотелось, а сумка осталась в комнате. Конечно, она уже давно не стеснялась своего тела и вполне могла бы вообще ничего не надевать, но, решив, что ситуация сейчас не самая подходящая для того, чтобы пытаться произвести впечатление, завернулась в полотенце.

Она ошиблась. Джуд, присевшая на край кровати, оглянулась на звук и так и застыла, глядя на неё в немом оцепенении. Макс остановилась, придерживая рукой край полотенца и не решаясь хоть что-то сказать. Взволнованные серо-зелёные глаза изучающе скользили по её телу, и по лицу Джудит сейчас было сложно разобрать, находит ли она её привлекательной. Ей хотелось увидеть себя со стороны, и она надеялась, что полотенце всё же прикрывает все важные места. Неужели для Джуд вид женщины в полотенце слишком вызывающий?

— Больше не смогла ничего придумать, — смущённо улыбнулась Макс.

— Тебе очень идёт это полотенце, — ответила Джудит, поднимаясь.

— Фуф, хорошо, что тебе понравилось, — она подошла чуть ближе. — Оно не очень меня полнит?

— Нет, ты выглядишь… эффектно.

Они стояли в сумраке комнаты, вглядываясь друг другу в глаза и не решаясь произнести ни слова. Макс чувствовала себя слишком усталой, чтобы что-то предлагать, но она не хотела, чтобы Джудит уходила.

— Если я останусь здесь, то не смогу контролировать дом, — неуверенно заговорила она.

— Я сомневаюсь, что сегодня ты вообще способна хоть что-то контролировать, — усмехнулась Джудит. — Ложись.

— Только если ты тоже останешься в этой комнате, — сердце ускорило ритм.

— Хорошо, — не раздумывая согласилась Джуд.

Макс с удивлением наблюдала, как она подошла к ночнику и погасила свет.

— А теперь ложись и постарайся уснуть.

Пытаясь привыкнуть к темноте, Макс обошла кровать и, повесив полотенце на стоящий рядом стул, забралась под одеяло. Через несколько секунд Джуд улеглась с другой стороны.

— Отлично, — негромко пробормотала Макс, закинув руку за голову. — Мне ещё не приходилось находиться в одной постели с женщиной, которая мне очень нравится и…

— Всё когда-нибудь бывает в первый раз, агент Пойнт, — в голосе Джуд послышались весёлые нотки.

— Ты не могла бы… хотя бы поцеловать меня?  

Да, Макс ощущала смертельную усталость, но, похоже, возбуждению, которое всё сильнее захватывало её, было на это плевать.

Она почувствовала, как Джуд придвигается ближе, и через секунду ощутила прохладную шёлковую ткань.

— Ты что, улеглась в халате? — удивлённо поинтересовалась она.

— Вы очень наблюдательны, агент Пойнт, — усмехнулась Джуд, наклоняясь ближе и вглядываясь в её лицо в сумраке комнаты. — Это может как-то помешать нашему поцелую?

— Ты когда-нибудь перестанешь дразнить меня? — не удержавшись, улыбнулась Макс. — Ты же знаешь, что я хочу тебя… с нашей первой встречи.

— О, так тогда на парковке было именно это? — тёплое дыхание коснулось её губ.

— Эмм, что?

Макс уже теряла нить разговора. Тепло прижавшегося к ней тела кружило голову и вызывало приятную тяжесть внизу живота.

 — Просто поцелуй меня, — севшим голосом прошептала Макс. — Я перестаю соображать, когда ты так близко.

— Это я уже успела заметить, — Джуд склонилась над ней и едва ощутимо коснулась губами её губ.

— Ещё, — выдохнула Макс, обнимая её. — Господи, ты меня с ума сведёшь.

— Если тебе станет хоть чуточку легче — ты действуешь на меня точно так же, — отозвалась Джуд, уверенно накрывая её губы своими.

Через секунду тёплая ладонь опустилась на её грудь, а пальцы нежно сжали сосок.

— О, боже, — судорожно прохрипела Макс.

Она тонула, всё глубже погружаясь в бесконечный дразняще-сладкий поцелуй. Эти мягкие, тёплые губы заставляли её забыть обо всём. Нежные руки смело ласкали грудь, порождая новые пронизывающие импульсы желания. Тело горело, требуя большего.

— Джуд… — почти в отчаянии простонала она.

— Ммм-да? — отозвалась Джудит, лишь на секунду отрываясь от её губ.

Вместо ответа она захватила её руку и потянула вниз. Ощутив прикосновение пальцев к самой горячей точке своего тела, Макс дёрнулась и сжала зубы.

— Если так пойдёт и дальше, то всё закончится очень быстро, — мягким, сводящим с ума шёпотом, предупредила её Джуд.

— Я хочу быстро, — заверила Макс, стремясь навстречу её лёгким движениям.

— Ты всегда так быстро заводишься? — тёплые губы скользили по её шее.

— Нет, но с тобой, да, — выдавила из себя Макс.

— Почему? — пальцы погрузились глубже, устанавливая неспешный ритм.

— Ты шутишь? — она почти задыхалась. — Детка, я сейчас кончу.

— Знаю, — низкий, переполненный страстью голос Джуд вибрировал, — дай мне почувствовать это.

Мышцы судорожно сжались, и по телу понеслись жаркие волны освобождения. Дыхание вырывалось из её горла вперемешку со стонами, а ритмичные, настойчивые движения лишь немного сбавили темп, принося всё более острое наслаждение.

Совершенно обессиленная, Макс рухнула на кровать, невидящим взглядом глядя в потолок.

— Чёрт, Джуд, это был самый лучший оргазм в моей жизни.

Часть 4

Открыв глаза, Макс уставилась на подрагивающую тень на стене. Из приоткрытого окна доносилось пение птиц. По одеялу, пробившись сквозь плотные шторы, скользил солнечный луч. Пошевелившись, она поняла, что лежит абсолютно голая, и тут же воспоминания о прошедшем вечере обрушились на неё стремительным потоком. Макс резко села и осмотрелась, но в комнате она была одна. Удушающая, ледяная паника мгновенно сковала грудь, и она уже готова была сорваться с места, когда из-за приоткрытой двери услышала какие-то звуки. Щелчок вскипевшего чайника, звяканье ложки о край бокала. Джудит была на кухне. Упав на подушку, она облегчённо выдохнула. Полежав ещё немного, она всё же встала и, подобрав с пола дорожную сумку, открыла её. Очень кстати она взяла с собой бельё на смену, джинсы и пару футболок.

Джуд стояла у плиты и, судя по запаху, варила кофе. Перетянутый поясом шёлковый халат подчёркивал каждый плавный изгиб её тела. С трудом сглотнув, Макс вошла на кухню, и, словно почувствовав, Джудит оглянулась.

— Доброе утро, агент Пойнт. Вы пришли на запах кофе? — с тёплой улыбкой спросила она.

— Немного запаниковала, когда проснулась, а тебя не было рядом, — призналась Макс.

— Я ушла всего час назад, — отозвалась Джуд, разливая кофе по чашкам. — Просто ты очень крепко спала сегодня.

Макс смотрела на неё и не могла поверить, что произошедшее вчера не было сном. Она помнила каждое прикосновение, помнила вкус мягких, нежных губ. Всё ещё ощущала едва уловимый запах жасмина на себе. Не удержавшись, Макс порывисто подошла и обняла её сзади. Склонив голову, она уткнулась в тёплую шею, с наслаждением вдыхая уже знакомый, волнующий и кружащий голову запах кожи.

— Я должна извиниться, — негромко прошептала она, чувствуя, как по телу Джуд прокатилась лёгкая волна дрожи.

— За что?

— Обычно я не веду себя как бревно.

— Ты просто очень устала.

— Меня буквально вырубило сразу после… — Макс замолчала.

— После того как у тебя случился самый лучший оргазм в твоей жизни, — услужливо подсказала Джуд.

— Да, именно так и было, — усмехнулась она.

— Думаю, всё потому, что ты вела себя очень покладисто.

— Тебе не стоит надеяться, что так будет всегда.

— Так значит, вчера мне повезло? — Джуд развернулась и обняла её.

— Мне повезло больше, — Макс наклонилась, срывая с её губ долгожданный поцелуй.

*****

Перед тем как выехать из города, они остановились у супермаркета, где в отделе игрушек Джудит купила небольшого коричневого медвежонка. Дожидаясь её в соседнем отделе с детской одеждой, Макс медленно прохаживалась вдоль рядов, разглядывая крошечные носочки, туфельки, платьица и шортики. Ощущая себя очень далёкой от всего этого, она на какое-то время спустилась на землю, перестав обыгрывать в голове красочные фантазии, которые порождала вчерашняя ночь. Макс бы с удовольствием задержалась, воплощая одну или несколько из них, но Джуд после завтрака сразу же отправилась собираться, и ей ничего не оставалось, как приберечь их для более удобного времени. Возле кассы Макс забрала у неё пару не очень тяжёлых, но объёмных пакетов, и, выбравшись из магазина, они направились по стоянке к её поблёскивающему на утреннем солнце автомобилю.

— Я хотела спросить, как твоя спортивная красавица? Уже известно, во сколько обойдётся ремонт? — Джуд остановилась, ожидая, пока Макс откроет багажник.

— Мне кажется, я попросила тебя не беспокоиться об этом, — заметила она, укладывая покупки и забирая у Джудит оставшиеся свёртки.

— Не могу. Я же обещала возместить твои расходы…

— Считай, что ты это уже сделала, — отозвалась Макс, закрывая багажник и поворачиваясь к ней.

Джудит смотрела с каким-то неопределённым выражением лица, и Макс вдруг очень испугалась, что могла обидеть её своими словами.

— Я не хочу обсуждать никакие расходы с девушкой, которая мне очень нравится, — торопливо добавила она.

— И с которой у тебя был самый лучший оргазм в твоей жизни? — губы Джуд тронула потрясающая нежная улыбка, и, шагнув ближе, Макс скользнула одной рукой по её талии, привлекая к себе.

— Знаешь, я надеюсь, что лучший ждёт меня впереди, — склонив голову, она быстро коснулась уголка её губ. — Прости, я сказала глупость, но это только потому, что всё утро думаю о другом. Мне абсолютно недостаточно вчерашнего вечера.

— Эмм… — Джуд заглянула ей в глаза, провела кончиками пальцев по её щеке и отвела длинную прядь со лба. — Мне он тоже показался чрезвычайно коротким, но на это же есть причины. Было очень непросто после такого уснуть, поэтому я тоже рассчитываю на компенсацию.

Макс едва не покачнулась из-за обрушившегося на неё пьянящего возбуждения. Она обвела рассеянным взглядом полупустую парковку и, услышав негромкий смешок, тяжело вздохнула.

— Поехали, — глаза Джудит весело сверкнули. — Это слишком оживлённое место.

 — Садись в машину, пока я не передумала, — хмуро пробормотала Макс, отпуская её.

Макс выехала на дорогу, включила музыку и в молчаливой задумчивости направила машину к выезду из города.

— Так что вы нашли в Нэшвилле? — спросила Джудит.

— У меня ещё нет полного отчёта, — без энтузиазма отозвалась Макс. — Ты же понимаешь, что судебно-криминалистическая экспертиза в случае такой давности займёт довольно много времени.

— Я не об этом. Сколько теперь жертв на его счету?

— Из тех, о которых мы знаем, двенадцать.

— Значит, вы нашли ещё двоих, — констатировала Джудит. — Ты считаешь, что их больше?

— Да, — она не хотела вообще говорить с Джуд об этом, но врать ей Макс не могла.

— Кайл сказал, что перед тем, как Хили уволился, у него диагностировали опухоль мозга. Надеюсь, что ему недолго осталось, — негромко проговорила Джудит.

— Когда я была в Нэшвилле, то попросила дедушку показать результаты обследования Хили своему знакомому. Одному из лучших специалистов в этой области. Так вот, он утверждает, что если бы Нолан Хили всё это время не получал лечения, то был бы уже мёртв. Он проходил его где-то под другим именем, и я надеюсь, что дотянет до того момента, когда я выясню, где. Если он умрёт раньше, это будет слишком лёгкая смерть для него.

— Я верю, что у тебя получится, — искренне ответила Джудит, внимательно посмотрев на неё. — Расскажи мне о своём дедушке. Он ведь тоже врач?

— Как и все, кроме меня, в моей семье, — подтвердила Макс. — Когда-то он был первоклассным хирургом. Он немного недолюбливает моего отца, но ко мне, в отличие от всех остальных, относится очень тепло. Он никогда не осуждал меня, и можно сказать, что сейчас это единственный член моей семьи, с которым я поддерживаю связь. Спортивная машина — это его подарок на моё тридцатилетие.

— Тогда я вдвойне сожалею о том, что случилось на парковке.

— А я уже нет, — Макс серьёзно посмотрела на неё. — Мне жаль, что в тот день я была такой грубой. Ты была права — это просто железо.

— Если честно, я плохо помню, что происходило в тот день. Утром мне сообщили, что меня ждут в офисе ФБР, и его директор с порога предложил мне покинуть город, а ещё лучше штат, воспользовавшись программой защиты свидетелей. Когда я отказалась, он сказал, что в таком случае со мной рядом теперь всегда будет находиться кто-то из его агентов, и мне придётся выступать в роли наживки. Мне не нравился ни один из вариантов, до того момента, пока на дежурство не явилась ты.

— Почему? — Макс с некоторым удивлением посмотрела на сидящую рядом девушку.

— Потому что ты смотрела на меня так, как давно уже никто не смотрел, — мягко улыбнулась Джудит. — Не то чтобы обычно на меня не обращают внимания, — тут же поправилась она. — Просто долгое время я считала, что нахожусь в серьёзных отношениях, а потом была слишком озабочена тем, чтобы эти отношения сохранить. И когда появилась ты, это был первый раз, когда я обратила внимание на другую женщину. Должна заметить, ты вела себя очень сдержанно. Для такой уверенной и смелой девушки это было неожиданно, — губы Джудит чуть дёрнулись в насмешливой улыбке. — При всех моих сомнениях, пришлось брать дело в свои руки, в противном случае, боюсь, ты бы и дальше вздыхала, раздевая меня взглядами.

— Вижу, тебе нравится меня дразнить, — пробормотала Макс.

Она даже вздрогнула, почувствовав на своём бедре тёплую ладонь.

— Не обижайся, — мягко произнесла Джуд. — Если хочешь, то я перестану… дразнить тебя, — она убрала руку и уселась поудобнее.

Улыбнувшись, Макс вернула её ладонь на прежнее место и накрыла своей.

— Я не против, но ты должна осознавать последствия. Сегодня я не такая вымотанная, как вчера, — Макс бросила на неё быстрый взгляд.

— Как я понимаю, теперь вы выбрали метод устрашения, агент Пойнт, но до сих пор я ещё не видела от вас каких-то решительных действий.

— Я пыталась быть тактичной.

— И что же случилось вчера?

— Вчера я потеряла бдительность…

— Выходит, я воспользовалась моментом? — уголки губ Джудит дрогнули, но она продолжала смотреть на лежащую перед ними почти пустынную трассу. — Однако, не помню, чтобы ты возражала.

— Чёрт, Джуд, — Макс вывернула руль, съезжая на узкую грунтовую дорогу, петляющую в зарослях высокого кустарника и прибавляя скорость.

— Мне кажется, ты ошиблась поворотом, — заметила Джудит, оглядываясь назад.

— Нет, не ошиблась. Я отлично изучила все просёлочные дороги этого штата, — отозвалась Макс. — В выходные я часто выезжаю, чтобы просто прокатиться.

— И куда же ведёт эта покрытая выбоинами тропа? — с усмешкой поинтересовалась Джуд.

— К тебе, — Макс ещё раз резко свернула, выезжая на маленькую полянку, заглушила мотор и повернулась к сидящей рядом девушке.

— Ты серьёзно? Я даже в колледже никогда не занималась этим в машине, — изумлённо запротестовала Джудит.

— Какая примерная девочка, — Макс наклонилась к ней ближе, отстёгивая ремень. — Самое время попробовать.

— Макс… — Джуд опустила руку на её плечо, останавливая и взволнованно глядя на неё.

Дрожа от лихорадочного возбуждения вперемешку с беспокойством, Максин заглянула в заполнившиеся неожиданным смущением серо-зелёные глаза.

— Ну, что такое? — подавшись чуть вперёд, она нежно прикоснулась к её губам, опуская ладонь на мягкую упругую грудь и чуть сжимая её через ткань. — Пожалуйста, Джуд, я просто невыносимо хочу тебя… прямо сейчас… у меня больше нет сил ждать… — её низкий, слегка хрипловатый голос прозвучал горячо и настойчиво.

Макс прекрасно знала, как он действовал на женщин. Она пользовалась этим приёмом не один раз. В голове промелькнула неприятная мысль, что по отношению к Джуд это было неправильно, но она отогнала её. Господи, ни одну из них она не желала так сильно и безотлагательно.

— Нас могут увидеть, — всё ещё неуверенно отозвалась Джуд.

— Это дорога к заброшенному ранчо. Никто не поедет туда утром в субботу, — обжигая горячим дыханием, она скользила губами по её шее. — Не беспокойся об этом.

— Макс…

— Пожалуйста, Джуд… — повторила она, опуская спинку сиденья.

Рука скользнула под блузку Джудит, поглаживая нежную кожу и поднимаясь к груди. Макс нашла её губы, затягивая в жаркий, страстный поцелуй.

— Боже, что ты творишь, — сдаваясь простонала Джуд, наконец обнимая её в ответ и привлекая ближе.

Воодушевлённая своей победой, Макс почти не замечала, что склонилась над Джуд в не совсем удобной позе. Тёплые ладони уже гладили её спину под футболкой. В голове шумело, и потребность сделать эту женщину своей становилась сильнее с каждой секундой.

— На заднем сиденье будет удобнее, — хрипло прошептала она, отрываясь от упоительно сладких губ.

— Похоже, ты в этом неплохо разбираешься, — ответила Джудит с тихим смешком.

— Не так хорошо, как может показаться, но места там больше, — не разрывая поцелуя, они перебрались на заднее сиденье машины.

Макс опустилась сверху, и ладонь тут же заскользила по нежной коже бедра, поднимая край юбки и оттягивая вниз тонкие кружевные трусики. Руки дрожали, а живот сводило сладкой судорогой желания. Макс покрывала поцелуями её плечи, освобождая от блузки, наслаждаясь нежностью кожи под своими губами. Она избавилась от бюстгальтера и юбки и приподнялась, чтобы снять одежду с себя. Почти обезумевший от вожделения, взгляд остановился на лежащей перед ней девушке, и Макс замерла, ошеломлённая видом невероятно красивого тела, потрясающе-соблазнительной груди, неистово бьющейся жилки на шее и залитого нежным румянцем лица. Погружаясь в опьяняющую зелень взволнованных глаз, она почти перестала дышать.

Не отрывая от неё взгляда, Макс сняла футболку и немного неуклюже стянула тесные джинсы, вместе с бельём. За первой отчаянной волной возбуждения пришло осознание, что она не хочет торопиться. Не с Джуд. Ей хотелось быть нежной, заставить эту девушку забыть обо всём, кроме её губ и рук.

— Ты такая красивая, — не удержавшись, прошептала она, и Джудит сама потянула её к себе. — О, да…

Первое соприкосновение их обнажённых тел вызвало в голове Макс ослепительную вспышку восторга. Она потянулась вниз, и ладонь накрыла аккуратный треугольник тёмных волос. Джудит была влажной и горячей, и Макс огромным усилием заставила себя сдержаться и не взять сразу. Она целовала её неторопливо и чувственно, почти невесомо кружа кончиками пальцев по распалённому центру, срывая едва слышные стоны и прислушиваясь к всё больше сбивающемуся дыханию. Возможно, она смогла бы продолжать так ещё какое-то время, если бы Джуд не втиснула бедро между её бёдер и в нетерпении не сжала её ягодицы, увеличивая давление. Издав резкий вздох, Макс вошла в неё и задвигалась, прижимаясь теснее и наращивая темп. Задыхаясь, она оторвалась от губ Джудит, и на какое-то мгновение их затуманенные страстью взгляды встретились и зацепились друг за друга, не в силах оторваться. Макс уже чувствовала первые лёгкие сокращения на кончиках своих пальцев, тёмные ресницы дрогнули, бесконечно-зелёные глаза распахнулись, и с губ Джудит сорвался пронзительно-сладкий стон удовольствия, унося Макс за собой и раскрашивая её мир разноцветными красками невероятного наслаждения.

*****

Макс въехала в пригород Хьюстона, время от времени поглядывая на сидящую рядом Джудит. Она старалась не думать о том, что скоро ей предстоит познакомиться с её родителями, потому что это заставляло её немного нервничать. То, что происходило между ними, даже отношениями пока назвать было сложно. Они только начали узнавать друг друга. Макс нравилось то, что она чувствовала рядом с этой девушкой, нравилось разговаривать с ней, заниматься любовью. Даже сейчас её немного растрёпанный вид, слегка припухшие от поцелуев губы и горящие каким-то особенным счастливым светом глаза заставляли сердце биться чаще. Джудит была не похожа на женщин, с которыми она обычно встречалась. В ней всё было настоящим — улыбка, открытый тёплый взгляд, даже поцелуи казались особенными. Это немного пугало и одновременно притягивало.

Протянув руку, Макс захватила её тёплую ладонь и чуть сжала пальцы.

— Я хотела спросить, твои родители знают что-то о том, почему тебе пришлось оставить у них Эмили? — спросила она.

— Не всё, я не хотела их напугать. Они знают, что ФБР разыскивает преступника, по делу которого я работала несколько лет назад, но я не сказала, что он убил несколько человек, связанных с этим.

Макс лишь кивнула в ответ и, поднеся её ладонь к своим губам, коснулась тонких пальцев.

— Мы найдём его. Скоро, — пообещала она. — Как ты собираешься представить им меня?

— Поверь, они не будут ничего спрашивать, — улыбнулась Джуд. — Мои родители воспитанные люди и, как я уже говорила, не лезут в мою личную жизнь.

Вздохнув, Макс бросила взгляд на экран навигатора.

— Не волнуйся, они будут рады познакомиться с моей подругой, а всё остальное касается только нас.

Макс захотелось уточнить, что именно Джудит подразумевает под выражением «всё остальное», но промолчала. Было ясно, что Джуд не любительница коротких связей, и Макс сама ещё не до конца разобралась, что это — хороший секс или нечто большее.

Она свернула на тихую, спокойную улицу, проехав мимо играющих с мячиком на тротуаре ребятишек, и остановилась около небольшого двухэтажного дома с аккуратно подстриженными газонами.

— Вот мы и приехали, — Джудит взялась за ручку двери, но, немного подумав, опять повернулась к ней. — Всю дорогу хотела сказать тебе… я пока не решусь назвать мой оргазм лучшим за всю жизнь, но он был где-то очень близко к этому. Вы были великолепны, агент Пойнт, — её глаза весело сверкнули, и Джуд вышла из машины.

Макс выбралась следом, пытаясь придумать достойный ответ, но в этот момент двери дома распахнулись, и им навстречу с криком «мама» выбежала малышка в коротком летнем платьице и с двумя забавными хвостиками. Её волосы были светлее, чем у Джуд, а глаза казались огромными и голубыми. Джудит подхватила ребёнка на руки и смеясь поцеловала в щёчку, крепко прижимая к себе. Макс в нерешительности остановилась рядом. В дверях показались невысокая, слегка полноватая женщина и мужчина, на целую голову выше Макс.

— Мы уже почти час высматриваем вас в окно, — с тёплой улыбкой произнесла хозяйка дома. — Проходите, я сейчас накрою стол. Ужин давно готов.

Чувствуя себя не совсем уверенно, Макс вошла в дом следом за Джудит, которая тут же отступила в сторону, поворачиваясь к ней.

— Мама, папа, это Максин Пойнт, — с мягкий улыбкой произнесла она.

— Джек Митчелл, — отец Джудит первый протянул ей руку. — А это моя жена Сесилия. Приятно познакомиться, Максин.

— Можно просто Макс. И мне тоже очень приятно, — ответила она, с готовностью пожимая крепкую ладонь.

— И ты тоже поздоровайся с тётей, — обратилась Джуд к малышке, которую всё ещё держала на руках.

— Эми… — беря пример с деда, девочка протянула ей свою маленькую ручку, и Макс осторожно пожала её в ответ.

С секунду большие голубые глаза с любопытством рассматривали её, а потом малышка протянула к ней и вторую ручку, произнося что-то вроде «ди-и». Джудит с усмешкой передала ей девочку, которая тут же, обхватив её шею, прижалась губами к щеке, что, по всей видимости, обозначало поцелуй.

— Не смущайтесь, Эмили очень контактный ребёнок, а вы ей понравились, — миссис Митчелл рассмеялась, покачав головой.

Макс, и правда, чувствовала себя растерянно и совершенно непривычно, держа на руках обнимающую её девочку и глядя на тепло улыбающихся, но совершенно незнакомых ей людей. Она встретилась взглядом с Джуд и, заметив весёлые огоньки в её глазах, немного расслабилась.

— Ладно, мама тоже соскучилась по тебе, — Джудит погладила малышку по голове, и та сразу же потянулась к ней.

— Давайте я пока накрою стол, а дедушка покажет, что они с Эмили сделали в нашем саду, — предложила миссис Митчелл.

— Надеюсь, вы не испортили мамины клумбы, — с улыбкой заметила Джудит.

— Нет, мы повесили качели и устроили что-то вроде песочницы, чтобы Эмили могла там играть, — отозвался мужчина. — Ещё мы планируем запустить что-то вроде небольшого декоративного водопада, но пока я ещё не успел подвести к нему воду. Для этого нужен толковый помощник, так что, если завтра утром у вас будет время, может быть, сможем его запустить.

*****

Ужин был по-домашнему вкусным, да и весь вечер прошёл довольно спокойно, в непривычной для Макс тёплой и уютной атмосфере. Они долго сидели за столом, и мистер Митчелл постоянно подливал в чашки ароматный травяной чай. Макс успокоилась и, даже когда Эмили, капризно поджав губки, попросилась к ней на колени, постаралась сохранить невозмутимое выражение лица. В конце концов, это была дочка Джудит, и в чём-то она была неуловимо на неё похожа, а Макс, по всей видимости, уже испытывала слабость ко всем членам этой семьи. Не обращая внимания на улыбки Джуд, она терпеливо позволяла девочке трогать себя за волосы, и даже была ещё раз вознаграждена крепким поцелуем в щёку.

Когда на часах было почти десять, мистер Митчелл принялся убирать со стола, а Джуд отправилась укладывать спать потирающую сонные глазки малышку. Миссис Митчелл проводила Макс на второй этаж, в комнату для гостей, и пожелала спокойной ночи.

Оставшись одна, Макс отправилась в душ, после которого ей вновь пришлось обернуться в полотенце. Похоже, пора возить с собой что-нибудь вроде пижамы, потому что за последнюю неделю она ни разу не ночевала у себя дома. Не включая свет, она присела на кровать, прислушиваясь к тишине, в которую погрузился дом, и внезапно почувствовала беспокойство. Нужно было заранее обговорить с Джуд, как они проведут ночь. Она даже не представляла, где находится её спальня, а охрана всё ещё входила в обязанности Макс. Вероятность того, что Хили стал бы выслеживать их, была ничтожно мала, но всё же то, что Макс это упустила, было крайне непрофессионально. Раздираемая сомнениями, она уже готова была одеться и спуститься вниз, чтобы провести ночь в гостиной, когда послышался слабый стук в дверь. Подскочив, через секунду Макс уже открыла её, впуская в комнату Джудит в длинной свободной футболке.

— Вижу, ты меня ждёшь, — прикрыв за собой дверь, Джуд потянула её к себе за край полотенца.

— Только что поняла, что не догадалась спросить, где собираешься спать ты, — с облегчением пробормотала Макс.

— Как «где»? Я собираюсь спать с тобой, если, конечно, ты не против, — Джудит прижалась к ней очень близко, и, невольно закрывая глаза, Макс глубоко вдохнула знакомый запах её влажных после душа волос.

— Это же дом твоих родителей. Джуд, это не очень хорошая идея, — неуверенно возразила она.

— Мы постараемся не шуметь, — шепнула Джудит ей на ухо, избавляясь от полотенца. — Утром ты не была такой скромницей, — со смешком добавила она.

— Я не смогу смотреть им завтра в глаза, — в бессилии простонала Макс, обхватывая гибкую талию и торопливо направляя их обеих к кровати.

Когда они упали на неё, то Макс едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, потому что за этим последовал протяжный и довольно громкий скрип.

— Нам придётся совсем не шевелиться, иначе мы разбудим весь дом.

— Тогда ты можешь просто обнять меня… — Джуд одним движением сбросила с себя футболку, — и пожелать доброй ночи. Ну, и я надеюсь, что у тебя хватит смелости поцеловать меня перед сном.

Приподнявшись, Макс опустилась сверху, прижимаясь к ней всем телом, и тут же почувствовала руки Джуд на своей спине.

— Ты опять меня дразнишь? — чуть приподнявшись на локтях, она вглядывалась в лицо Джудит в полумраке комнаты. — Мне казалось, что утром ты должна была понять, чем это кончается, — она тесно прижалась бёдрами к бёдрам Джудит.

— Не угрожай мне, — настойчиво притянув к себе, Джуд завладела её губами, и последние сомнения тут же растворились в растекающемся по телу жгучем желании.

Чуткие пальцы волнующе ласкали кожу, мягкие и такие нежные губы с готовностью отвечали на поцелуи, и сердце неистово колотилось в груди, разгоняя кровь всё быстрее. Хотелось вжаться в это желанное, податливое тело ещё больше, заполнить Джудит собой, ощущать, как она отзывается на каждое прикосновение.

— Пожалуйста, не шуми, — севшим от возбуждения голосом попросила она, прежде чем спуститься к груди, медленно обведя языком сосок.

Джуд чуть слышно всхлипнула, выгибаясь ей навстречу, и Макс мягко сжала её грудь, прижимаясь к ней лицом. Она ласкала её неторопливо и медленно, хотя теперь ей уже было совершенно наплевать, скрипит ли под ними кровать. Ощущение нежной кожи под своими губами, тихие вздохи и сжимающееся в тугую спираль невероятное возбуждение быстро вытеснили все опасения. Она спускалась всё ниже, покрывая поцелуями живот, проводя по нему языком и заставляя Джудит дрожать. Когда, настойчиво разведя бёдра, она оказалась между ними, в голове, кроме безумного восторга, не осталось совершенно ни одной мысли. Слабый запах желания сводил её с ума. Эта женщина сводила её с ума. Наклонившись, она провела языком по влажной плоти, и Джудит, приглушённо застонав, тут же опустила ладонь на её затылок, прижимая ближе.

— Потише, детка, — прошептала Макс.

— Господи, продолжай… не останавливайся… — почти умоляюще отозвалась Джудит.

Не отрываясь, Макс медленно ввела в неё сначала один, а потом два пальца, чувствуя, как нежные мышцы сжимаются вокруг них. Джуд отдавалась ей, принимая, и с её губ срывались сладкие стоны удовольствия, заставляя двигаться ритмичнее и быстрее, до тех пор, пока, приглушённо выдохнув, она не содрогнулась, потянув Макс к себе.

— Не останавливайся, — задыхаясь шептала Джуд, касаясь её там, где она уже готова была взорваться. — Мне нужен твой оргазм.

В глубокой тишине комнаты раздавалось лишь мерное тиканье старых настенных часов. Влажную кожу приятно холодил проникающий из приоткрытого окна лёгкий ветерок. Макс медленно водила кончиками пальцев по гладкой коже устроившейся на её плече девушки и наслаждалась растекающейся по телу негой.

— У меня было не так много женщин, — тихо призналась вдруг Джудит. — На самом деле до Эбби было всего две, и это случилось ещё в колледже и не продлилось достаточно долго. Я никогда не чувствовала себя так хорошо, как сейчас.

От этих слов всё внутри Макс сжалось — то ли от нежности, то ли от страха.

— Не знаю, почему, но с тобой мне очень легко. Я никогда не думала, что смогу вот так вести себя с девушкой, с которой знакома всего пару недель.

— Как «так»? — спросила Макс, натягивая на них обеих одеяло.

— Так свободно. Это же не то, чем я занимаюсь постоянно — цепляю женщин и укладываю их в постель, — Джуд негромко рассмеялась, а Макс почувствовала неприятную горечь, потому что это было так похоже на то, чем занималась в не таком уж далёком прошлом она сама.

— Мне тоже невероятно хорошо с тобой, Джуд. Настолько, что я даже забыла, что мы находимся в одном доме с твоими родителями. Как думаешь, если мы переберёмся на пол, будет не так шумно? Ты можешь быть сверху…

*****

Она просыпалась, окутанная уютным, таким знакомым теплом. Она знала его. Это было тепло женщины, которую она неистово любила большую часть ночи. Сейчас Джудит крепко спала, и её лёгкое дыхание немного щекотало шею, а Макс всё ещё продолжала держать её в своих объятиях. Господи, она проснулась, обнимая другую женщину, и, кажется, ей это даже нравилось. Ладонь Джуд покоилась на её бедре, и Макс чувствовала приятную мягкость прижимающейся к ней груди.

Если она продолжит об этом думать, то ей придётся разбудить Джуд. Похоже, чем больше они занимались любовью, тем сильнее ей хотелось повторить это снова и снова. И Джуд с каждым разом становилась всё откровеннее и смелее. Да, на работе Джудит была бескомпромиссной, уверенной и смелой. Она и в жизни была такой, временами дерзко поддразнивая Макс. Но в постели она оставалась беззащитной и очень чувствительной женщиной, и Макс понимала, что ей нужно время, чтобы раскрыться и довериться полностью. Ей нравилось, когда Джуд уступала ей, когда, теряя контроль, требовала того, в чём нуждалась. Прошлую ночь она столько раз заставляла Макс задыхаться от нежности, сколько этого не случалось за всю её жизнь. Это не очередная интрижка. И не просто секс, на пару ночей. Каким-то непостижимым образом эта девушка сумела коснуться её сердца. Дойдя до этой мысли, Макс почувствовала такое смятение, что готова была выскочить из постели в ту же секунду, но, повернув голову, наткнулась на спокойное лицо спящей рядом девушки. Золотисто-каштановая прядь спадала на лоб, длинные тёмные ресницы чуть подрагивали, а губы… Макс с трудом сглотнула, вспоминая, с какой страстью эти губы отвечали на её поцелуи.

Полежав ещё немного, она всё же очень аккуратно выбралась из постели, постаравшись не разбудить Джуд, и, приняв душ, спустилась вниз. Ещё не было и семи, но из окна гостиной она увидела мистера Митчелла в саду и решила выйти к нему.

— Я смотрю, вы тоже ранняя пташка? — он раскладывал на столе инструменты и улыбнулся, заметив её.

— Чаще всего так и есть, — Макс подошла ближе. — Вчера вы говорили, что собираетесь доделать декоративный водопад. Я не очень хорошо в этом разбираюсь, но готова помочь, чем смогу.

— Очень кстати, потому что один я бы провозился до самого обеда, а так мы легко управимся за пару часов, — он поднял голову и задумчиво посмотрел на неё. — Я рад, что Джуд познакомила нас. Теперь я буду спокоен, зная, что о ней есть кому позаботиться.

Макс не нашлась с ответом, но всё же кивнула.

*****

Джудит проспала большую часть обратного пути. Макс немного опустила для неё спинку сиденья и, включив негромкую музыку, неслась по автостраде к Далласу. Несмотря на отлично проведённые выходные, ей не терпелось получить полный отчёт из Нэшвилла. Она даже решила лично обзвонить все клиники вблизи Остина в надежде, что Хили обращался в одну из них. Мысленно составляя в голове план того, что собиралась сделать в ближайшие дни, она не сразу заметила, что Джудит проснулась.

— Если все мои ночи станут похожи на прошлую, то я не смогу работать, — Джудит присела, потянувшись к термосу с кофе.

— Мне сейчас показалось или ты жалуешься? — усмехнулась Макс, приподняв бровь.

— Эмм… у меня болит всё тело, — Джуд осторожно налила кофе. — Ты будешь?

— Я уже выпила половину из того, что там есть, и несколько раз мысленно поблагодарила твою маму, за то, что она спасла нас от жуткого кофе в придорожных забегаловках, — ответила Макс, бросая взгляд на экран навигатора. — Если ты не против, то мы могли бы задержаться, заехав в одно место.

Чуть прищурившись, Джудит подозрительно посмотрела на неё и тут же рассмеялась:

— Почему бы тебе просто не сказать то, о чём ты думаешь?

— Сегодня вечером меня сменит Кайл. Завтра утром у нас совещание. Нужно ещё раз разобрать всё, что нам удалось выяснить за последние дни. Разработать какую-то схему, потому что, несмотря на то, что мы много чего нашли, к Нолану Хили ближе пока не подобрались. Понятно, что по старым ориентировкам его найти не удастся. Я не знаю, когда мы сможем увидеться в следующий раз, Джуд, и хочу провести ещё немного времени с тобой.

— И где это место, в которое ты собираешься заехать?

— Не очень далеко. Я же говорила, что иногда в выходные могу просто сесть в машину и прокатиться на другой конец штата или даже в соседний. Мне нравится это делать. Нет определённой цели, можно свернуть на любом повороте и ехать туда, куда хочется, — она бросила на Джуд короткий взгляд. — Я знаю множество красивейших мест, о которых ты даже не догадываешься, и они совсем недалеко от Далласа.

— Возьмёшь меня как-нибудь с собой?

— После того как всё это закончится, я покажу тебе их все, — пообещала Макс, сворачивая с трассы на очередном повороте.

Через пару минут они съехали на грунтовую дорогу, которая петляла в густо заросшем дубовом лесу.

— Похоже, что здесь редко кто-то проезжает, — заметила Джудит. — Ты действительно забралась сюда одна? Или так же, как сейчас, хотела с кем-то уединиться?

— Поверь, если бы мне захотелось с кем-то уединиться, я бы не повезла её за несколько сотен километров от города.

Задумавшись, Джудит промолчала, и, протянув руку, Макс нашла её ладонь и сжала в своей. Да, у неё было много женщин, и порой она даже не помнила их имена, но ей не хотелось, чтобы Джуд думала о ней плохо.

Через некоторое время машина выехала на небольшую площадку, и перед ними раскинулось огромное озеро. Солнце уже клонилось к закату, окрашивая небо в нежно-розовые тона, и, когда Макс заглушила мотор, на них опустилась тишина, в которой раздавалось лишь пение птиц, и лёгкий шелест ветра в ветвях деревьев.

Джуд открыла дверцу и вышла, медленно направившись к краю невысокого каменистого обрыва. Прямо под ним раскинулась голубая гладь озера. Макс достала из багажника покрывало и, расстелив его на траве, подошла к Джуд, обнимая её за талию.

— Здесь так красиво, — почти шёпотом произнесла Джудит. — Кажется, что мы очень далеко от цивилизации.

— Да, словно, кроме нас, на много миль больше никого нет, — согласилась Макс, опуская лицо и вдыхая тёплый запах её кожи. — Только мы.

— Никогда бы не подумала, что ты такой романтик, — улыбнулась Джудит, поворачиваясь к ней.

— Ну, ты ещё не всё про меня знаешь, — Макс не удержалась и коснулась губами её губ.

— Когда ты сказала, что хочешь куда-то заехать, я подумала, что мы остановимся в отеле.

— Это лучше, чем отель, — улыбнулась Макс. — Свежий воздух, птицы, солнце, опускающееся за горизонт, — захватив ладонь Джуд, она потянула её за собой. — Давай просто немного побудем здесь.

Джуд присела на покрывало, подобрав под себя ноги и глядя на заходящее солнце, а Макс устроилась позади неё, захватив в кольцо своих рук и тесно прижимаясь грудью к её спине.

— Ты приезжала сюда провожать закат? — спросила Джудит, не отрывая взгляда от алеющего неба, распростёртого прямо перед ними.

— Иногда я встречала здесь рассвет, — её рука проникла под блузку, коснулась тёплой кожи и накрыла упругую грудь.

Губы скользили по нежной шее, слегка прикусывая и целуя.

— Ма-а-акс, — прерывисто вздохнула Джудит, когда по её телу пробежала лёгкая дрожь.

Она одним движением расстегнула молнию на юбке, погладила напряжённый живот, чувствуя, как вздрагивают мышцы под её пальцами, и спустилась чуть ниже, касаясь тонкого кружева трусиков.

— Неужели ты серьёзно? — в слегка хриплом голосе Джуд послышалась растерянность. — Нас же могут увидеть?

— Скажу тебе по секрету, — Макс с улыбкой наклонилась к её уху. — У меня в машине, в бардачке, лежит пистолет, и если кто-то появится, то я просто попрошу его уйти. Уверена, он не будет возражать.

— Я не шучу, — Джудит улыбнулась, опуская ладонь на её руку и пытаясь удержать. — Да, это прекрасное место, но я не собираюсь…

Отодвинув край кружева, Макс скользнула ниже, едва не застонав от того, какой влажной и готовой оказалась Джуд.

— Это какая-то провокация, — Джуд судорожно всхлипнула. — Ты хотя бы понимаешь, что хочешь, чтобы всего за два дня я переступила все границы приличия?

— Когда ты со мной, то можешь о них забыть, — пальцы остановились на самой горячей точке и замерли. — Не волнуйся, у меня нет никаких сексуальных отклонений, и я тоже не хочу, чтобы нас застукали. Поэтому и привезла тебя сюда. Я часто здесь бываю и ни разу не видела никого поблизости.

— Боже, Макс, — сопротивление Джуд быстро слабело. — Ты точно уверена?

— Да, сюда никто не придёт, — наклонившись, горячо зашептала ей на ухо Макс.

— Я не об этом. По поводу сексуальных отклонений…

Макс рассмеялась, нежно сжимая грудь, и прижалась ближе.

— Ну, если они и появятся, то ты совершенно точно будешь к этому причастна. Мне так много хочется попробовать с тобой, — прошептала она, закрывая глаза и медленно скользя пальцами вокруг клитора. — Ты даже не представляешь, как сильно я тебя хочу.

— Что ты хочешь попробовать? — голос Джуд сделался немного ниже, а дыхание участилось.

— О, в двух словах не расскажешь.

— Ты хоть представляешь, если помощника прокурора застукают за тем, чем мы занимаемся сейчас?

— О, да. К тому же, если выяснится, что она делала это с одним из агентов федеральной службы…  

Томительно-сладкое возбуждение захватывало Макс всё сильнее, и, пожалуй, она легко могла бы дойти до финала, просто лаская Джуд так, как сейчас.

— Я хочу, чтобы ты могла видеть, как здесь красиво. Как садится солнце… Темнеет небо. 

Джуд застонала, откинув голову на её плечо.

— Чтобы ты забыла обо всём, кроме нас, потому что в эту минуту больше ничего не имеет значения, — севший от мучительного желания, голос дрогнул. — Только ты и я, Джуд. Больше ничего.

*****

Открыв дверь, Макс бросила сумку на пол и наклонилась, чтобы снять обувь.

— Долго же тебя не было, — Глория вышла из гостиной и, скрестив руки на груди, смотрела на неё.

— Больше ни-че-го не говори, — Макс выпрямилась и прошла мимо неё, закрывая дверь своей спальни.

*****

Отключив будильник и полежав ещё пару минут, Макс заставила себя подняться и направилась в душ. Она долго стояла под тёплыми струями, прокручивая в голове то, что необходимо сделать за сегодняшний день. Помимо бумажной работы, она собиралась добиться у шефа разрешения на повторный осмотр дома Нолана Хили в Остине. Макс планировала поехать туда сама и заодно наведаться во все близлежащие клиники и поговорить с врачами лично. Он должен был обратиться хотя бы в одну из них за то время, что жил в Остине. Пока они могли ухватиться только за это.

Выключив воду, Макс потянулась за большим махровым полотенцем и вернулась в спальню, чтобы позвонить Лео и попросить его подготовить список всех больниц в Остине и близлежащих городах. Не успела она набрать его номер, как послышался звук дверного звонка. Тихо выругавшись, она обвернула вокруг себя полотенце, взяла телефон и, откинув со лба влажные пряди, вышла из спальни. Услышав голоса, Макс почувствовала, как начинает закипать. Пожалуй, с бывшей женой стоит разобраться в первую очередь. Из гостиной Макс разглядела стоящую перед открытой дверью Глорию, а сделав ещё пару шагов, увидела бледное лицо Джудит и маячащего прямо за её спиной растерянного Кайла. На мгновение взгляд Джуд остановился на ней, и отразившееся в нём разочарование заставило всё внутри Макс похолодеть, а потом, не произнеся ни слова, она развернулась и ушла. Кайл с потрясённым видом остался на месте, глядя то на неё, то открывшую им дверь брюнетку и, видимо, не решаясь что-то сказать.

— Какого чёрта? — придя в себя, Макс бросилась к ним и, отодвинув Глорию, выглянула в коридор.

Конечно же, Джудит там уже не было.

— Макс, откуда я мог знать… — Кайл лишь беспомощно развёл руками.

— Ты не мог позвонить? Зачем ты привёз её сюда в такую рань? — набросилась на него она.

— Послушай, я пытался отговорить, но утром ей позвонили… кое-что случилось, и она, как ненормальная, твердила, что хочет тебя увидеть.

— Что? — Макс в упор посмотрела на него.

— Сегодня ночью была убита судья, которая рассматривала дело Хили три года назад. Джудит узнала об этом даже раньше, чем я.

— Она же была под охраной? — она почувствовала подступающую тошноту.

— Да, была. Я пока не знаю всех подробностей…

— Так какого ты сейчас стоишь здесь? — севшим от напряжения голосом произнесла Макс. — Быстро за Джуд, и ни на шаг от неё не отходи!

— Да, — развернувшись, он почти бегом бросился по коридору, и, переведя дыхание, Макс закрыла дверь.

— И что это было? — раздался за спиной возмущённый голос Глории. — Кто эта девушка и почему она на тебя так смотрела?

Макс повернулась к ней, прошлась взглядом по короткому, небрежно перехваченному поясом халатику, под которым, судя по всему, ничего не было, и, поймав своё отражение в зеркале, едва не застонала от досады. Именно это сейчас увидела Джуд.

— Может быть, ты что-нибудь скажешь? — Глория пристально смотрела на неё, всем своим видом выражая недовольство.

— Мы должны серьёзно поговорить, — Макс глубоко вздохнула и посмотрела на часы. — Но не сейчас.

— Как всегда.

— Мне срочно нужно на работу. Вечером, Лори, — она направилась обратно в спальню, чтобы привести себя в порядок и одеться.

— Ты даже не спрашиваешь, как прошло моё выступление, — с обидой крикнула ей вслед Глория.

— Меня это давно не интересует, — не оглянувшись ответила Макс.

*****

Когда Макс ворвалась в офис, держа в одной руке папку с отчётом по поездке в Нэшвилл, а в другой сумку с ноутбуком, Лукас и Лео уже были там.

— Шеф на месте? — спросила она, направляясь к своему столу.

— Да, мы ждём Кайла. Кристина должна сменить его, — отозвался Лукас. — Ты уже слышала про судью?

— Хотелось бы узнать подробности, — Макс уселась за своё место и принялась разбирать бумаги.

— Список клиник, который ты просила, готов, — сообщил Лео.

— Боюсь, сегодня будет не до этого, — она подняла голову, когда в кабинете появился Кайл.

— Я даже кофе не успел перехватить с утра, — пожаловался он с порога.

— Мы ждём только тебя, — Лукас тут же подскочил, сгребая в охапку лежащие на столе бумаги.

Макс тоже поднялась, забирая со стола отчёты, и, повернувшись, столкнулась с подошедшим Кайлом.

— Ты мне объяснишь, что происходит? — негромко спросил он, заглядывая ей в глаза.

— Хочешь поговорить об этом сейчас? Нас ждёт шеф, — она попыталась обойти его, но он преградил ей путь.

— О чём ты вообще думала, Макс?

— Вероятно, о том же, о чём и ты, когда дело коснулось детектива Берг, — Макс отвела взгляд, понимая, что всё ещё злится, хотя несправедливо было обвинять Кайла в том, что случилось утром. — Поговорим после совещания, — предложила она.

Соглашаясь, он пропустил её вперёд и вошёл к шефу следом за ней, закрывая дверь.

Шеф отдела, Дастин Ньюман, сидел за столом в одной рубашке, с закатанными до локтей рукавами, и Макс заметила его галстук, небрежно торчащий из кармана брюк. Это было очень непохоже на его обычную безукоризненную аккуратность и говорило о том, что он очень нервничает.

— Не будем терять времени, — без предисловий заговорил он. — Вы уже знаете об убийстве судьи Деборы Юнберг.

— Как это могло случиться, если она находилась под круглосуточной охраной? — задала вопрос Макс.

— Он перерезал ей горло, пока полицейские, охраняющие её, сменяли друг друга во дворе её дома, — шеф обвёл тяжёлым взглядом их небольшую команду. — Подробности выясните на месте сами. Агент Пойнт, агент Фрейзер — вы немедленно вылетаете в Остин и работаете с криминалистами. Я жду от вас хоть какую-то зацепку. Агент Смит, занимается текущими проверками и дежурит в офисе до вечера, а потом сменит Кристину.

— Сэр, но по графику моя смена завтра с утра, — попытался возразить Лукас.

— Ваша смена началась тогда, когда вы решили стать агентом ФБР, и закончится, когда вы уйдёте со службы, — резко бросил шеф, поднимаясь. — У меня с утра был неприятный разговор с руководством. За то время, что мы занимаемся этим делом, к нему добавилось только несколько трупов.

— Это тоже важно, сэр, — спокойно заметила Макс. — Все эти люди считались пропавшими без вести.

— Я знаю, — мужчина посмотрел на неё, и его взгляд немного смягчился. — Но с меня требуют других результатов. Так что, работайте, агенты.

Ребята заторопились к выходу, а Макс задержалась, дожидаясь, пока Лео последним не покинет кабинет.

— Вы что-то хотели, агент Пойнт? — шеф уже вернулся на своё место и задал вопрос не глядя на неё.

— Сэр, есть вероятность, что Джудит Митчелл теперь станет его следующей мишенью. Думаю, имеет смысл увеличить число патрульных машин вечером в районе её дома и, возможно, добавить к нашему агенту пару полицейских, — Макс говорила спокойно, но на самом деле её просто разрывало от мысли, что Джуд угрожает смертельная опасность.

— Вы предлагаете наводнить дом мисс Митчелл полицейскими? Считаете, она согласится? — он нахмурился и посмотрел на неё. — Или не уверены, что вы и ваши коллеги способны выполнить поставленную перед вами задачу?

— Даже самый опытный и тренированный агент может оказаться бессилен перед маниакальным стремлением убить, — Макс не собиралась отступать. — А Нолану Хили больше терять нечего.

— Я распоряжусь, чтобы у её дома круглосуточно дежурила патрульная машина, — коротко кивнув, он вернулся к лежащим перед ним бумагам. — И попрошу, чтобы хотя бы один из полицейских находился в доме в ночное время. Днём, я думаю, вы справитесь сами. Если в суде её будет сопровождать полицейский кортеж, это подорвёт наш авторитет.

— Спасибо, сэр, — Макс развернулась и пошла в сторону двери.

— Агент Пойнт, примите мои соболезнования по поводу вашей подруги, — добавил ей вслед капитан.

*****

На этот раз в аэропорту их дожидался небольшой служебный самолёт, которым обычным агентам доводилось летать не так уж часто. Похоже, кто-то из вышестоящего руководства действительно надавил на шефа, вынуждая прибегать к крайним мерам.

Макс заняла место у иллюминатора и, удобно расположившись в кресле, вытянула ноги. Самолёт развернулся и начал набирать скорость, и Кайл, всю дорогу отвечавший на сообщения в своём телефоне, наконец отложил его и повернулся к ней.

— Теперь ты можешь мне всё рассказать, — предложил он.

— А я-то думала, что у меня будет время поспать, — со вздохом ответила Макс.

— Что, твоя бывшая не даёт тебе выспаться?

— Не говори ерунды. Ей просто нужно было где-то остановиться на несколько дней, — стараясь оставаться спокойной, ответила Макс.

— И как давно она у тебя живёт?

«Похоже, Кайл теперь просто так не отцепится».

— Джудит что-нибудь говорила? — Макс села ровнее и посмотрела на него.

— Мне — нет. По этому поводу я тоже жду объяснений от тебя.

— Я не знаю, что тебе сказать, Кайл. 

Она действительно не представляла, как она может объяснить то, что произошло между ней и Джуд.

— Я знаю тебя уже столько лет, — Кайл сделал небольшую паузу, обдумывая то, что собирался сказать, — и ты моя подруга, Макс, но иногда ты всё ещё поражаешь меня. Я — мужчина, но даже мне было бы стыдно так относиться к женщинам. Порой мне кажется, что ты видишь в них только грудь и задницу, а человека за всем этим замечать не хочешь.

— В психологи ко мне набиваешься? — задетая за живое, резко ответила она.

— Джудит и так приходится нелегко…

— Думаешь, я этого не знаю?

Слова, сказанные Кайлом, оказались очень неприятными, и ей не хотелось думать, что в чём-то он мог оказаться прав. — Я разрешила Глории пожить у меня, потому что она была в сложном положении. Между нами ничего нет. По крайней мере, с тех пор, как мы с Джуд… — Макс замолчала, отвернувшись к иллюминатору.

— Не надо было этого делать, Макс, — она вздрогнула, когда Кайл накрыл её руку, лежащую на подлокотнике своей. — Она хорошая девушка, и у неё маленький ребёнок. Ей и без этого есть о чём переживать.

— Давай лучше займёмся нашим делом. Может, тогда хотя бы одной проблемой у неё станет меньше, — предложила Макс.

*****

Спускаясь по трапу за идущим впереди Кайлом, она проверила телефон и, увидев пропущенный вызов от Мэдисон, перезвонила.

— Мы только что вернулись из Остина, и я не слышала твой звонок. 

Кайл оглянулся, забрал из её рук сумку и короткий пиджак, который она сняла в самолёте, и они направились к парковке, где утром Макс оставила свою машину.

— Просто хотела узнать, как ты, — слегка обеспокоенно ответила Мэдди. — Звонила твоя мама, и я только сегодня узнала про Шерон. Мне очень жаль, Макс.

— Да, мне тоже.

— У тебя всё в порядке? Мне хотелось бы поговорить с тобой, и, если ты сможешь приехать, я подумаю, чем накормить тебя на ужин.

— Хорошо. Подброшу до дома Кайла и минут через сорок буду у тебя, — решила Макс, бросив взгляд на часы. — И, Мэдди, не беспокойся об ужине, я не голодна.

— Ты всегда так говоришь, но никогда не отказываешься, — усмехнулась Мэдисон. — Я тебя жду.

В трубке послышались гудки, и Кайл, остановившись, протянул ей её вещи.

— За мной приедет Элис. Не хочу, чтобы ты заставляла себя ждать окружного прокурора, — в его голосе явно прозвучало неодобрение.

— С каких пор ты стал таким правильным, Кайл? — не выдержала Макс.

— Делай, что хочешь, — отмахнулся он и, ускорив шаг, пошёл дальше, оставляя её.

Глядя на его высокую удаляющуюся фигуру, Макс вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, и ей показалось, что она готова расплакаться. Уверенная в себе, привлекательная и довольно успешная молодая женщина. Агент федерального бюро расследований. Человек, которого мало что могло напугать. Но в этот момент, стоя посреди заполненной машинами парковки, она ощутила себя бесконечно одинокой. И это казалось несправедливым, потому что именно сейчас она не чувствовала за собой вины. Может быть, раньше, но не в этот раз.

— Ну и денёк, — упрямо сжав зубы, Макс убрала телефон в сумку и отправилась к своей машине.

*****

Включив погромче музыку, она неслась по автостраде, освещённой последними лучами заходящего солнца, и тёплый вечерний ветер из приоткрытого окна приятно ласкал лицо. Лишь немного сбросив скорость на повороте, она свернула на дорогу, ведущую к ранчо Мэдисон, и, потянувшись за телефоном, услышала резкий звук, словно что-то стукнулось о днище машины. Ровный шелест мотора сменился на надрывистый гул, и, дёрнувшись, машина заглохла прежде, чем Макс успела свернуть на обочину. Выбравшись, она проследила взглядом за неровным следом от масла и, наклонившись, обнаружила под автомобилем искорёженный кусок металла, который, вероятно, пробил поддон двигателя. Выругавшись, Макс выпрямилась и посмотрела в темнеющее небо над своей головой.

— А хорошего сегодня для меня ничего нет? — обратилась она непонятно к кому.

Вздохнув, она забрала сумку, документы и табельное оружие и, закрыв машину, пошла по дороге.

— Ты сказала, что будешь через сорок минут, а прошло полтора часа, — заметила Мэдисон, открывая ей дверь.

— Думаю, мне повезло, что я вообще добралась, — Макс вошла в дом. — По всей дороге к ранчо рассыпаны куски железа. Я пробила двигатель и шла пешком.

— Странно, я ничего такого не видела, когда ехала с работы, — нахмурившись, ответила Мэдди. — Это, наверное, Морис. Иногда он заезжает, чтобы забрать всякий ненужный хлам, и, кажется, вчера он звонил моему управляющему.

— Тогда ему лучше вернуться и собрать всё, что он растерял, — Макс разулась и повернулась к ней. — Ты не представляешь, как я хочу, чтобы этот день наконец закончился.

— Иди сюда, — Мэдисон мягко улыбнулась, шагнула к ней и крепко обняла. — Я сейчас позвоню, и твою машину отвезут в сервис. А потом накормлю тебя ужином и уложу спать. Завтра всё будет намного лучше.

— Я бы не отказалась от чашки крепкого кофе, — вздохнула Макс. — И, Мэдди, я не смогу остаться.

Женщина чуть отступила назад, всматриваясь в её лицо, а потом, протянув руку, ласково погладила по щеке.

— Ну, кофе, так кофе, — взяв её за руку, она повела Макс на кухню. — Подожди меня здесь. Я позвоню, чтобы дорогу очистили, и вызову эвакуатор, чтобы забрали твою машину. Сейчас вернусь.

Макс сама поставила чайник и устало опустилась на стул. Облокотившись на спинку, она разглядывая светло-серые стены и дорогую изысканную мебель на несколько тонов темнее. Всё было подобрано со вкусом и выглядело ничуть не хуже, чем в модных рекламных журналах. Здесь, как и во всём доме Мэдисон, царили порядок и идеальная чистота. Она вдруг задумалась, почему никогда не чувствовала себя тут так же по-домашнему уютно, как в доме Джудит? Мэдисон окружала её заботой. Макс подозревала, что иногда она всё ещё видит в ней ту юную наивную девушку, которой она была когда-то. Возможно, если бы тогда, очень давно, она смогла бы убедить Мэдди, заставить поверить, что у них есть будущее, всё сложилось бы иначе. Макс бы не вляпалась в мучительно-болезненную историю с Глорией, и в её жизни не было бы череды коротких бессмысленных связей. Может быть, им удалось бы провести вместе всю жизнь.

— О чём ты думаешь? — скрестив руки на груди, Мэдисон стояла прислонившись спиной к дверному косяку и задумчиво смотрела на неё серыми, как осеннее грозовое небо, глазами.

— Почему ты не дала нам шанс? — Макс удивилась, что ощутила какую-то странную, необъяснимую тоску, задавая этот вопрос. — Прости, — тут же добавила она. — Сегодня я чувствую себя стопроцентной женщиной. Осталось только напиться и пустить слезу.

— Ты и есть стопроцентная женщина, — ответила Мэдди и, подойдя к ней, провела рукой по её светлым, немного растрёпанным волосам. — Сильная, красивая и невероятно сексуальная. То, что ты агент ФБР, не делает из тебя несокрушимого супергероя. И если ты хочешь поплакать, то я готова предложить тебе своё плечо.

— Предложи мне лучше кофе, — усмехнулась Макс.

— Хорошо, а ты пока можешь поделиться, чем так сильно расстроена. Надеюсь, что это не из-за машины?

— Господи, машина — это просто бонус ко всему остальному.

— Так что же ещё? — Мэдисон остановилась у плиты и оглянулась на неё с тёплой улыбкой.

— Я думаю, не стоит рассказывать об этом тебе, — с сомнением ответила Макс.

— Похоже, дело опять касается женщины. Если ты назовёшь сейчас имя Джудит Митчелл, я нисколько не удивлюсь.

Макс промолчала, и Мэдисон снова оглянулась, посмотрев на неё понимающим взглядом.

— Я знала, что ты не сможешь пройти мимо такой девушки, как она.

— Неужели я настолько предсказуема? — недовольно хмыкнула Макс.

Ничего не ответив, Мэдди разлила кофе по чашкам и, вернувшись к столу, поставила одну перед ней, усаживаясь напротив.

— Я знаю тебя с тех пор, когда ты была ещё девочкой. Если бы этого не случилось, я бы очень удивилась. Джудит — молодая, умная и очень красивая. Я недостаточно близко с ней знакома, но успела заметить её упрямство и решительность в работе. Мне кажется, это всё делает её очень привлекательной. Так в чём проблема?

— Проблема в том, что я вряд ли подхожу ей, — неуверенно промямлила Макс, опуская взгляд и сжимая в ладонях горячую чашку.

— Не совсем понимаю, что ты имеешь в виду.

— Мы с ней словно с разных планет. У неё ребёнок, прекрасные отношения с родителями, и она мечтает о семье, а что у меня? Круглосуточная работа, спортивная тачка и женщины, о которых я почти ничего не знаю, да и не хочу знать.

— Тебе тоже нужна семья, Макс, — мягко ответила Мэдди.

— Нет, — Макс покачала головой. — Мы это уже проходили.

— Глория всё ещё живёт у тебя?

— Да, но сегодня ей придётся освободить мою квартиру, иначе всё кончится тем, что я её просто придушу.

— Вот и разберись сначала с ней, а всё остальное обязательно образуется. Не надо торопиться, делая поспешные выводы и принимая необдуманные решения. Уверена, что не так просто что-то изменить в своей жизни, но, если ты этого захочешь… — Макс подняла голову, и их взгляды встретились. — Твоя мама звонила, чтобы передать, что родители Шерон ждут тебя на похороны послезавтра. У неё даже нет номера твоего телефона, Макс.

— Вряд ли она стала бы звонить мне, даже если бы он был, — Макс лишь пожала плечами в ответ.

— Тебе нужно с ними поговорить. Прошло уже столько лет, и, я думаю, родители давно смирились с твоим выбором.

— Выбором работы или образа жизни? Или, может быть, с тем, что мне пришлось отвалить приличную сумму при разводе, который они предрекали с самого начала?

— С Глорией ты, действительно, поторопилась.

— Хорошо, что они ничего не знают про тебя, иначе мама никогда бы тебе не позвонила, — Макс допила кофе и отодвинула от себя чашку.

— Всё меняется, Макс. А ты — их единственный ребёнок.

— Я не пропущу похороны Шерон, — она посмотрела на часы и поднялась из-за стола. — Надеюсь, такси сюда сможет проехать, если я предупрежу, чтобы водитель смотрел под колеса.

— Возьми мою вторую машину. Всё равно она неделями стоит без дела, — предложила Мэдисон.

— Не хватало ещё, чтобы я явилась на работу на машине окружного прокурора, — рассмеялась Макс.

— Может, останешься? — женщина шагнула ближе, беря её за руку. — Я не предлагаю тебе спать в моей постели. Просто ты выглядишь бледной и уставшей. Разберёшься со своей бывшей пассией завтра.

— Спасибо, но я больше не хочу откладывать, — Макс подняла их сцепленные руки и на секунду коснулась её тонких пальцев губами. — Спасибо тебе, Мэдди. За всё.

— Иди ко мне, моя славная девочка, — женщина обняла её, коротко поцеловав в щёку. — Если бы я имела право на шанс с тобой, я бы никогда никому тебя не отдала.

Макс отстранилась, с удивлением заглядывая в ставшие подозрительно влажными глаза сурового окружного прокурора.

— Сегодня, наверное, какие-то бури на солнце, — смущённо пробормотала Мэдисон, отпуская её и отводя взгляд. — Если ты кому-нибудь скажешь, что видела это, я выпишу ордер на твой арест и обвиню в разглашении государственной тайны.

— Клянусь, я буду молчать, — улыбнулась Макс. — Подождём такси на крыльце? Жара спала, и хочется немного подышать нормальным прохладным воздухом.

*****

Ещё не открыв дверь, Макс слышала доносящуюся из квартиры музыку. Глория, с бокалом красного вина, расположилась в кресле, листая глянцевый журнал. На экране включённого телевизора беззвучно мелькали сцены какого-то боевика. Макс прошла мимо неё и, взяв в руки пульт, выключила звук.

— Можно было просто сделать потише, — Глория подняла на неё свои большие карие глаза и лёгким движением откинула прядь блестящих чёрных волос.

Вырез халата практически не скрывал её полную соблазнительную грудь, но Макс почти не обратила на это внимания. Она взяла из рук девушки бокал и, прихватив бутылку, стоявшую на столике рядом, отнесла всё это на кухню, а потом вернулась и присела на диван напротив.

— Итак, я здесь, как и обещала, — начала она.

— И это очень хорошо, — отозвалась девушка, элегантно располагаясь в кресле и тем самым обнажая ещё большие участки своего тела. — С того времени, как последний раз…

— Лори, — Макс лишь покачала головой. — Не старайся. Это больше не сработает. Ни сегодня, ни когда-либо ещё.

Карие глаза напряжённо вцепились в неё, пытаясь уловить настроение.

— Глория, — повторила Макс. — Сейчас ты соберёшь свои вещи, вызовешь такси и покинешь мою квартиру. Я сняла тебе номер в «Хэмптон Инн» и оплатила его на месяц вперёд. Так как с работой, как я понимаю, у тебя налаживается, дальше ты сможешь сама решить, оставаться там или найти себе что-то более подходящее, — Макс подняла руку, останавливая её возражения. — Это последнее, что я для тебя сделала. Мы больше не будем встречаться. У нас нет ничего общего. На этом наша история закончена.

Часть 5

Кайл хмуро глянул на неё со своего места и тут же снова уткнулся в бумаги.

— Доброе утро, — поздоровалась Макс, проходя к своему столу.

— Привет, — улыбнулась Кристина, а затем, бросив удивлённый взгляд в сторону необычно молчаливого Кайла, чуть приподняла бровь. — Вы что, поругались?

— Нет, — в один голос ответили они.

— Понятно, — с усмешкой протянула Кристина, возвращаясь к своим делам.

Макс положила сумку на стол и посмотрела на занятого написанием отчёта друга. За всё время, что они были знакомы, это был первый раз, когда Кайл в чём-то упрекнул её. Похоже, он действительно очень изменился с появлением Элис, потому что раньше никогда не вмешивался в её отношения с женщинами.

— Сегодня утром мне позвонил сослуживец Хили из Джексборо, — заговорила Макс.

— Тот самый, к которому ты ездила? — уточнила Кристина.

— Да, он кое-что вспомнил. Хили был вроде как в приятельских отношениях с ещё одним военнослужащим, который уволился спустя две недели после него. И даже обещал ему помощь в ремонте дома, который тот приобрёл незадолго до этого. Он вспомнил только потому, что его сестра работала риэлтором и помогала с покупкой. Я записала адрес и его имя. Если дом до сих пор принадлежит ему, то я хочу поехать и поговорить с ним.

— И что нам это даст? — не поднимая головы, скептически поинтересовался Кайл.

— Возможно, они до сих пор поддерживают связь. Или этот человек знает о Нолане Хили что-то, чего не знаем мы. К тому же… — Макс подошла поближе к его столу, — завтра похороны Шерон, а он живёт в пригороде Мемфиса. Это как раз по пути.

 — Шеф ни за что не отпустит нас обоих, — он сложил бумаги и поднялся. — Так что, поезжай ты. Пойду, попробую узнать, поступало ли что-то новое от криминалистов из Остина.

— Он что, приревновал к тебе детектива Берг? — спросила Кристина, когда за Кайлом закрылась дверь. — И, между прочим, если ты собираешься уехать, то дежурить сегодня придётся мне. А я уже второй день разбираю списки пациентов всех онкологических отделений Техаса и близлежащих штатов.

Нахмурившись, Макс подошла и склонилась над её столом.

— Это ещё зачем? — поинтересовалась она.

— Шеф дал задание отобрать и проверить всех мужчин, которые подходят по возрасту и имеют схожий диагноз.

— Но это же куча информации.

— Вот именно, а через пару часов я обещала сменить Лукаса, потому что ему надо отвезти жену и дочку к родителям, — Кристина вздохнула, откинулась на спинку стула и посмотрела на неё. — Тебе идёт этот нежно-бирюзовый оттенок, — заметила она, оценив рубашку Макс. — Подчёркивает цвет глаз и делает тебя ещё более неотразимой. Послушай, может быть, ты подменишь до вечера Лукаса, а я подежурю сегодня ночью?

Макс на секунду представила, что через два часа встретится с Джуд, и в смятении посмотрела на коллегу.

— Извини, Крис, я не могу. Мне ещё нужно уточнить адрес, поговорить с шефом и отыскать хоть какую-то машину, которая будет способна доехать до Нэшвилла, и вернуться обратно.

— Как всегда, — уныло заметила девушка. — Почему ты не хочешь поехать на своей?

— Поверь, я бы так и сделала, но вчера пробила поддон двигателя, и теперь обе мои машины в ремонте. Я приехала на такси. Придётся взять что-нибудь в аренду.

В кабинете появился Лео, и Макс сразу же попросила его проверить, кому в данный момент принадлежит дом, адрес которого дал ей сослуживец Нолана Хили.

— Если бы меня здесь не было, вы бы прекрасно находили всю информацию сами, — пробубнил он. — Для этого нужно всего лишь позвонить, но вы ждёте меня.

— Ну, может быть, мне нравится находить причины, чтобы пообщаться с тобой, — отозвалась Макс, подмигнув Кристине.

— Так я и поверил, — включив свой компьютер, парень посмотрел в их сторону, — Что тебя, что Крис не интересуют даже такие симпатяги, как я.

— Это неправда, — смеясь, возразила Кристина. — Ты нам очень нравишься.

— Только в тот момент, когда вам что-то от меня нужно, — хмыкнул он. — Да, дом принадлежит Курту Роджерсу.

— Спасибо, ты просто чудо, — кивнула Макс. — Шеф у себя?

— Да, прошёл с утра, хмурый как туча, — ответила Кристина. — После убийства судьи средства массовой информации терроризируют ФБР и полицию, пытаясь получить информацию о ходе расследования.

— Всё же попытаюсь поговорить с ним, — решила Макс, направившись к дверям его кабинета.

Шеф Ньюман разговаривал по телефону. Он кивнул, взглядом предложив ей присесть и подождать, когда он закончит. Перед тем как повесить трубку, он очень сдержанно, несколько раз, повторил звонившему, что не уполномочен разглашать результаты расследования, и предложил обратиться в отдел по связям с общественностью.

— Телевидение, — пояснил он, взглянув на Макс. — Вы принесли мне отчёты по вашей вчерашней поездке в Остин? Уже получили что-то от криминалистов? Результаты экспертизы?

— Отчётами занимается агент Фрейзер, сэр. От криминалистов пока ничего нет. Судье Юнберг перерезали горло на втором этаже собственного дома. В момент, когда она выходила из душа. У Хили не было ни времени, ни возможности похитить её, так что он убил её быстро. Полицейские всё это время были во дворе дома. Они отсутствовали всего около четырёх минут.

— Это всё я уже знаю, — ответил он. — Так что вы хотели?

— Я собираюсь поговорить с ещё одним сослуживцем Нолана Хили. Его зовут Курт Роджерс, и он живёт в пригороде Мемфиса. По некоторым данным они с Хили немного общались. Если они поддерживали связь, то, возможно, удастся выяснить что-то новое.

— Хорошо, проверьте, — кивнул шеф.

— Я хотела бы выехать сегодня вечером, сэр, чтобы утром быть там.

— Летите на самолёте, агент Пойнт. Это не тот случай, когда стоит экономить бюджетные деньги.

— Сэр, кроме того, завтра в Нэшвилле состоятся похороны Шерон Уилсон, и я хотела бы присутствовать. Мемфис по пути, так что много времени я не потеряю. Завтра ночью вернусь обратно.

— Хорошо, послезавтра утром чтобы была здесь, — согласился он. — И это только потому, что я знаю, сколько лет ты занималась поиском этой девушки, — добавил капитан.

— Спасибо, сэр, — ответила Макс, поднимаясь.

— Через двадцать минут отчёт по вашей поездке должен быть на моём столе. И меня не интересует, кто из вас взялся его писать. Это понятно?

— Безусловно. Он будет готов.

*****

Вечером Макс заехала домой, чтобы принять душ и переодеться в узкую угольно-серую рубашку, чёрные классические брюки, и к девяти часам спустилась на парковку к старенькому, взятому в аренду «шевроле». Его потрёпанный вид вызывал много сомнений, но служащий стоянки, где она выбирала машину, заверил, что в дороге с ним ничего не случится. Устроившись на потёртом кожаном сиденье, она положила рядом с собой сумку с ноутбуком, убрала в бардачок табельное оружие и документы и, повернув ключ в замке зажигания, прислушалась к бодрому урчанию двигателя. Возможно, эта старушка не так плоха, как ей показалось на первый взгляд.

Выехав на дорогу, она направилась к дому Джудит. Затягивать разговор дальше, откладывая его до своего возвращения, Макс не хотела. Она и так дала время Джуд для того, чтобы остыть, и себе, чтобы собраться с мыслями по этому поводу. Кроме того, Макс хотела ещё раз убедиться, что её дом находится под надёжной охраной, и если Нолану Хили придёт в голову сунуться туда, то его будет ждать неприятный сюрприз.

Как и обещал шеф, около дома стоял патрульный автомобиль, но машины Кристины Макс не увидела. Притормозив рядом, она вышла и, подойдя с водительской стороны, продемонстрировала свои документы.

— Добрый вечер, офицеры, — Макс посмотрела на тёмные окна дома. — У вас всё в порядке?

— Всё спокойно, — сидящий за рулём полицейский проследил за её взглядом. — Там никого нет. Ваш агент сообщил, что они немного задержатся.

— Понятно, — кивнула Макс, ощутив лёгкий укол беспокойства. — Спокойного дежурства.

— Может быть, что-то передать?

— Нет, спасибо.

Вернувшись за руль, Макс бросила взгляд на часы и, глубоко вздохнув, поискала в телефоне номер Кристины.

— Привет, неужели ты передумала и решила сменить меня? — сквозь неясный шум раздался в трубке знакомый бодрый голос.

— Жаль тебя огорчать… — Макс прислушалась, уловив сквозь гул голосов звуки музыки. — Вы где?

— Джудит захотела зайти в бар с коллегами, и я не стала её отговаривать. Не беспокойся, у нас всё под контролем.

— Что за бар?  

Нечто, очень похожее на укол ревности, заставило её поморщиться.

— Гриль-бар на Аддисон Роуд. Здесь довольно приличное место, так что не переживай.

— Я сейчас подъеду, — ответила Макс, сбрасывая звонок и выруливая на дорогу.

Она чувствовала некоторую досаду оттого, что Джудит не оказалось дома, но, несмотря на это, она могла её понять. Нужно было поговорить ещё вчера. Непонятно с чего она решила, что, если даст ей немного времени, чтобы успокоиться, разговор получится проще.

Оставив машину напротив заполненной стоянки, Макс перешла улицу и направилась к освещённому яркой вывеской входу в бар. Внутри звучала мелодично-спокойная музыка в стиле кантри, и она сразу заметила Кристину, сидящую на высоком стуле за барной стойкой с бокалом апельсинового сока. Увидев её, девушка улыбнулась и кивнула в сторону столиков. За одним из них, в небольшой оживлённой компании, она узнала Джудит. Девушка была в строгом сером костюме с коротким жакетом, и её тёмно-каштановые волосы рассыпались по плечам мягкими прядями. С секунду Макс не могла отвести взгляда. Она не помнила ни одной женщины, которая казалась бы ей такой же красивой, как Джуд. Пропустив пару ударов, сердце забилось быстрее, и Макс решительно направилась к ней, не обращая внимания на испытующий взгляд Кристины.

Разговор за столиком смолк, когда Макс остановилась рядом, и Джудит, поставив на столик бокал, подняла на неё невозмутимо-спокойный взгляд. В этот момент вся уверенность, которую она чувствовала, разом покинула её. В этих ясных, цвета океана глазах она не увидела привычного тёплого и живого блеска. Сейчас в них не было ни тени лёгкой дразнящей насмешки, и неприятный холодок, который ощутила Макс, подобрался и сжал её горло, не давая произнести ни слова.

— Вы что-то хотели, агент Пойнт? — равнодушно поинтересовалась Джудит, слегка наклоняя голову.

— Мы можем поговорить?

— Если это срочно… — поднимаясь, девушка бросила извиняющийся взгляд коллегам и, неспешно обойдя столик, подошла к ней. — Надеюсь, это не займёт много времени.

— Джуд… — начала было Макс.

— Давай отойдём к бару, — предложила девушка, кивнув на освободившееся место у стойки, и не дожидаясь направилась к нему.

Макс последовала за ней, но осталась стоять, наблюдая, как Джудит присела на край высокого стула.

— Извини, мне ещё вчера следовало поговорить с тобой… — заговорила она.

— Разреши, сначала скажу я, — прервала её Джуд, сцепив руки на коленях перед собой и только этим выдавая своё волнение. — То, что произошло между нами… Я, наверное, была слепой, или от всего происходящего у меня временно помутился рассудок, потому что на какой-то момент я поверила, что это — что-то для тебя значит. Мне очень жаль, что так случилось, — в её глазах застыло разочарование, и это заставило Макс тяжело сглотнуть. — Я никогда не была любителем собирать сплетни, но то, что мне пришлось услышать, стоило задать лишь пару вопросов людям, которые немного тебя знают… — девушка больше не смотрела на неё, устремив взгляд куда-то в зал. — Я не хочу повторять всё это сейчас. И разбираться, что из всего этого правда, а что только домыслы, тоже не буду. Достаточно того, что ты любовница прокурора Олдман, и с тобой в квартире живёт другая женщина, — она вновь посмотрела прямо на неё. — Давай на этом закончим и сделаем вид, что ничего не было, — Джуд выпрямилась, поднимаясь со стула.

— Даже не выслушаешь меня? — Макс не смогла справиться с севшим голосом.

— Извини, я не хочу это больше обсуждать, — развернувшись, Джудит направилась к своему столику.

Беспомощность и оглушающее чувство пустоты навалились на Макс, когда она провожала её взглядом. Оправдываться и что-то доказывать не было сил, тем более что Джудит была права. Макс и сама знала, что заслуживает сложившуюся о ней репутацию.

— Всё в порядке? — раздался за спиной голос Кристины, и тёплая ладонь опустилась на её плечо.

— Нет, — вздохнув, она оглянулась. — Но к нашему делу это не относится.

— Я уже поняла, — Крис поставила на стойку перед собой недопитый бокал и с искренним участием заглянула ей в глаза. — Будет лучше оставить это до тех пор, пока мы не закончим с делом. Ни к чему тебе новые разговоры…

— Ты, как всегда, права, — вымученно улыбнулась Макс. — Так ты поужинаешь со мной, когда мы посадим Нолана Хили на электрический стул?

— Когда это случится, я пойду с тобой в самый лучший гей-бар Далласа, где мы, как следует, напьёмся.

— Мне нравится ход твоих мыслей, — Макс посмотрела в сторону столика, за который вернулась Джудит. — Я бы с огромным удовольствием сделала это сейчас, но меня ждёт Мемфис. И… Крис, будь внимательна. Думаю, теперь он вплотную подобрался к нам, так что…

— Не беспокойся, я понимаю, — серьёзно ответила Крис. — Я с неё глаз не спущу.

— Спасибо, — Макс кивнула и направилась к выходу.

*****

Встречая рассвет на пустой автостраде, с бумажным стаканчиком остывшего кофе, купленного на заправке, Макс размышляла о том, сможет ли она вот так просто смириться с решением Джудит. Вчера у неё не нашлось слов, но всю прошлую ночь она постоянно прокручивала в голове то, что не успела сказать. Да, Джуд была во многом права. Уже много лет она, действительно, была любовницей Мэдди. Фактически они не встречались только то время, что Макс была в браке с Глорией. И, да, кроме неё, у Макс были и другие женщины. Мэдисон никогда не ограничивала её свободу. Но то, что случившееся ничего для неё не значит… Какое бы смятение не вызывала у неё эта мысль, Макс не могла с этим согласиться. Безусловно, они были очень разными. Джуд обожала дочку и стремилась к семье, а Макс эта мысль до сих пор пугала. Но, даже понимая всё это, она тянулась к Джудит, не находя в себе сил отказаться от неё. Когда она держала на руках Эмили, когда запускала декоративный водопад с отцом Джудит, под радостный смех малышки, её сердце замирало от причастности к чему-то настоящему. И когда Джуд, задыхаясь, шептала в темноте её имя, Макс переполняла такая нежность, какую она не чувствовала ни к одной женщине до этого. Как можно было согласиться с тем, что это ничего для неё не значило?..

Макс едва не поперхнулась, выравнивая машину на широкой дороге и удивляясь, насколько далеко зашли её мысли. Нет, она была не готова делать вид, что ничего этого не было, но на данный момент лучше действительно сконцентрироваться на деле. Она уже подъезжала к Мемфису и, бросив взгляд на навигатор, немного прибавила скорость, выжимая из двигателя всё, на что он ещё был способен.

Ранним утром тихие улицы пригорода Мемфиса были почти пустыми. Макс проезжала мимо небольших домов, некоторые из которых уже давно нуждались в ремонте. Она резко притормозила, когда из кустов прямо на дорогу выбежала собака, и, тихо выругавшись, проводила её взглядом. За всё время ей навстречу лишь один раз попался старый ржавый пикап, и, свернув на очередном повороте, она притормозила напротив обшарпанного, покосившегося дома. Ещё раз сверившись с адресом, Макс выбралась из машины и направилась к нему. Даже не приглядываясь было понятно, что в доме вряд ли кто-то живёт. Дверь оказалась запертой, и, спустившись по скрипящим ступенькам, она заглянула в тёмное окно.

— Вы кого-то ищете? — раздался женский голос, и, оглянувшись, она заметила пожилую женщину, стоящую на лужайке соседнего дома.

— Да. Этот дом принадлежит Курту Роджерсу, и я хотела бы поговорить с ним, — ответила Макс, прикрывая от солнца глаза рукой и направляясь к ней.

— А вы сами-то кто? — уперев руки в бока, подозрительно поинтересовалась та.

— Федеральное бюро расследований. Меня зовут Максин Пойнт, — Макс достала документы и, убедившись, что женщина не собирается поднимать шум, убрала их в задний карман брюк.

— Полиция что ли?

— Не совсем, — она оглянулась на стоящий позади дом. — Мне нужно поговорить с хозяином.

— Так старые давно выехали, а новых никто не видел, — женщина подошла ближе, с интересом рассматривая её. — Как вы сказали его зовут?

— Курт Роджерс. Бывший военный.

— Нет, — покачала головой женщина. — Я живу здесь уже тридцать лет и могу вам точно сказать, что никакой Курт Роджерс тут не появлялся. Раньше в этом доме жила семья Дугласов, но они переехали в город. Их дочка удачно вышла замуж, и зять купил им большую квартиру неподалёку от центра. Сами-то они не могли себе такую позволить, но молодым же надо, чтобы кто-то помогал с детьми, так что…

— Спасибо, вы мне очень помогли, — кивнула Макс, возвращаясь обратно к крыльцу.

— А что случилось? Этот Роджерс что-то натворил? — не унималась женщина.

— Нет-нет. Просто мне хотелось бы поговорить с ним, — Макс взглянула на часы и, достав телефон, набрала номер Лео.

— Я надеялся, что ты нашла, чем себя занять, но, видимо, зря.

— Курт Роджерс никогда не жил по адресу, который мне дали, — не обращая внимания на его ворчание, сообщила Макс.

— Ну и что? Возможно, он обосновался в другом месте, это же не преступление.

— Зачем покупать дом, если не собираешься в нём жить? — Макс ещё раз посмотрела на неприглядное, заброшенное строение и пошла к машине. — Ладно. Мне просто не верится, что я проехала всю ночь впустую. Кайл или Кристина уже на месте?

— Они у шефа. Только что поступили отчёты экспертов из Остина. Там нашли несколько отпечатков Нолана Хили. Похоже, он очень торопился и на этот раз всё же наследил.

— Можешь выслать мне копии этих отчётов? — попросила Макс.

— Конечно, — она услышала, как он застучал по кнопкам своего компьютера. — Готово. Развлекайся.

— Спасибо.

Она уселась за руль и, открыв ноутбук, проверила почту, быстро пробегая глазами по строчкам отчёта. На этот раз Нолан Хили действительно оставил после себя много улик. Отпечатки на ручке задней двери, на перилах лестницы, ведущей на второй этаж, и смазанный отпечаток на выключателе спальни. У него было не так уж много времени, чтобы убрать за собой. Или же, он больше не пытался скрывать совершённые им убийства.

Макс отложила ноутбук на пассажирское сиденье, завела двигатель и застыла, глядя невидящим взглядом прямо перед собой.

Через четыре часа, в Нэшвилле, она будет присутствовать на похоронах своей подруги, которую убил этот ублюдок. Ему много лет удавалось избегать правосудия, совершая всё новые и новые преступления, но, похоже, сейчас он уже и сам понимает, что этот «сезон охоты» станет для него последним. Его безумная, маниакальная решимость расправиться со всеми, кто обвинял его в преступлениях во время суда в Остине, пугала Макс всё больше. Пробраться в дом, находящийся под охраной полиции… Может быть, она зря уехала, оставив Джуд? Похоже, что Нолана Хили уже ничего не может остановить. По крайней мере, у неё есть время до вечера. Днём Джудит будет в суде или где-нибудь ещё, где он вряд ли решится на неё напасть. А вернувшись в Даллас, Макс больше ни на шаг от неё не отойдёт. Ему придётся сначала встретиться с ней. Отъезжая от дома, она набрала номер Лукаса.

— Макс, привет. Мне сейчас не слишком удобно говорить, я за рулём. Ты что-то хотела?

— Просто узнать, всё ли у вас в порядке, — услышав спокойный голос коллеги, она почувствовала облегчение.

— Мы в пробке и пытаемся успеть на слушание, — отозвался он.

— Понятно. Хорошо. Лукас, пожалуйста, ни на секунду не упускай её из вида.

— Думаешь, я сам не понимаю? — недовольно отозвался он.

— Кто дежурит сегодня вечером?

— Меня должен сменить Кайл.

— Тогда передай ему, что я подъеду сразу же, как только буду в городе.

— Хорошо. Только в доме и так уже нет места. С нами теперь дежурит полицейский, и рядом с домом круглосуточно стоит патруль.

— Знаю, но он всё равно попытается, — Макс вздохнула, остановившись на светофоре. — Просто будь повнимательнее.

— Будь спокойна. Мимо меня он не пройдёт, — пообещал Лукас.

*****

Оставив машину за воротами городского кладбища, Макс прошла по дорожке. Рядом с могилой собралось совсем немного народа. Вероятно, из друзей она была одна. Макс узнала родителей Шерон, её младшего брата, который стал уже взрослым мужчиной, и несколько соседей, пришедших поддержать семью. Священник уже готовился зачитать молитву, когда, почувствовав на себе взгляд, Макс оглянулась и увидела остановившуюся чуть позади неё маму. Все последние годы она думала, что ей совсем не нужна эта встреча, но сердце взволнованно забилось в груди, когда она встретилась с кристально-голубым взглядом маминых глаз. Её длинные светлые волосы были аккуратно собраны и перехвачены тёмной лентой. Даже в чёрном траурном костюме высокая и стройная миссис Пойнт до сих пор выглядела элегантно и казалась такой же красивой, какой помнила её Макс. Шагнув ближе, женщина взяла её под руку, и, отворачиваясь, Макс с облегчением вздохнула, почувствовав, как напряжение последних дней немного отступает. Это было сложно объяснить, учитывая то, как они расстались, но сейчас этот короткий жест поддержки оказался как нельзя кстати.

Стоя у края могилы, перед закрытым гробом, Макс не переставала про себя повторять, что Нолан Хили обязательно ответит за все преступления, которые он совершил. У Шерон впереди была целая жизнь. Он отобрал её не только у Шерон. Он сломал жизнь её семье. У всех тех женщин и мужчин, что он убил, были дети и близкие, которые нуждались в них. Они строили планы, мечтали и любили. Всё это было безжалостно перечёркнуто и разрушено одним человеком, и то, что он до сих пор оставался на свободе, было чудовищной несправедливостью.

Священник замолчал, и мама Шерон приглушённо заплакала. Шагнув ближе, Макс опустила на крышку гроба белую розу и боясь, что не выдержит, повернулась и медленно побрела прочь.

— Максин, — мама окликнула её и, догнав, пошла рядом. — Хорошо, что ты смогла приехать.

— Это же Шерон, мама. Думаешь, я могла бы пропустить её похороны?

— Знаю, как это было важно для тебя, — негромко ответила женщина. — Мне очень жаль, что, когда это случилось, я не нашла нужных слов, чтобы поддержать тебя.

— Какой смысл вспоминать об этом, — негромко ответила Макс. — Это было так давно, что уже не имеет никакого значения.

— Мама Шерон рассказала, что её нашли благодаря тебе.

— Это не совсем так, — возразила она. — Со мной вместе работает целая команда.

— Как ты, Макс? Я больше ничего не знаю о тебе, о твоей жизни.

Они прошли через ворота и остановились неподалёку от парковки.

— У меня всё хорошо, — Макс повернулась к ней, но так и не нашла в себе силы поднять взгляд.

— Мы с папой хотели бы наладить наши отношения с тобой.

— Зачем? — вскинув голову, Макс посмотрела ей в глаза. — Мало что изменилось, с тех пор как мы виделись в последний раз. Я всё ещё работаю в ФБР. Мне до сих пор кажется, что там я на своём месте.

— Возможно, так оно и есть, — голос мамы прозвучал спокойно.

— И мне, как и раньше, нравятся женщины, — с некоторым вызовом добавила Макс. — Не стоит ждать от меня невозможного и надеяться, что это пройдёт.

— Я понимаю, — она чуть заметно кивнула. — Это твоё личное дело.

— Мама, нет, — вспомнив о родителях Джудит, Макс посмотрела на неё почти с отчаянием. — Я не хочу, чтобы это всегда было лишь моим личным делом. Не хочу молчать, делая вид, что этого нет. Это мой выбор, и если вы не можете принять его, то наши отношения так и останутся такими, как сейчас.

— Считаешь, что мы должны выйти на улицу с транспарантом и объявить всем, что наша дочь лесбиянка?

— Можно было бы просто не относиться ко мне как к ненормальной.

— Я никогда так не думала. Я просто не понимаю, зачем нужно было заключать брак с девушкой, которую ты знала всего пару недель? Неужели нельзя не афишировать всё это? Она использовала тебя…

— И тем не менее это было моим решением.

— Глупым и необдуманным. Ты совершила большую ошибку, Максин.

— Ты права, но в тот момент мне нужна была ваша поддержка, а не осуждение.

— Давай оставим это в прошлом.

— Конечно, мы можем сделать вид, что этого никогда не было, — взволнованно согласилась Макс. — Можем не рассказывать обо мне вашим знакомым, но, если я вдруг встречу женщину и захочу, чтобы вы познакомились, разве вы не выставите меня вон?

— Зачем тебе нужен весь этот цирк?

— Господи, это не «цирк», мама. Это моя жизнь, — Макс в бессилии махнула рукой. — Ладно, забудь.

— Поехали домой, Максин, — женщина шагнула ближе и взяла её за руку. — Через пару часов у твоего отца закончится дежурство, и он очень хотел бы увидеть тебя. Мы действительно по тебе скучаем и готовы уладить все наши разногласии.

— Я не могу. У меня работа, и сегодня мне нужно вернуться в Даллас, — твёрдо ответила Макс.

— Неужели это не может подождать? Мы не виделись несколько лет.

— Когда ты уже запланировала серьёзную операцию, это «может подождать»? — Макс почти взяла себя в руки и даже улыбнулась. — Моя работа так же важна.

— Хорошо, — женщина кивнула и примирительно сжала её ладонь. — Но ты можешь пообещать, что приедешь, как только появится возможность?

— Я постараюсь. 

После того как сложился разговор, Макс не была уверена в том, что хочет этого.

— Пожалуйста, Максин, если мы не сделаем шаг навстречу друг другу, то окончательно потеряем возможность что-то исправить.

— Я приеду, — сдаваясь, пообещала Макс. — В следующий раз, когда у меня будет несколько свободных дней.

— Спасибо, — не удержавшись, женщина крепко обняла её. — Мы будем тебя ждать.

*****

С самого утра неясная, призрачная мысль крутилась в голове, не давая покоя, и, сев в машину, Макс включила ноутбук, открыла присланный Лео отчёт и ещё раз перечитала. Потянувшись к телефону, она набрала его номер, но в трубке послышались лишь длинные гудки. Немного подумав, она перезвонила Кристине, и девушка ответила сразу.

— Крис, ты помнишь отчёт по убийству адвоката Нолана Хили?

— В общих чертах, — немного подумав, отозвалась Кристина. — А что с ним не так?

— В его прихожей были найдены фрагменты частиц тростникового сахара. На ковре в доме судьи Юнберг обнаружены схожие по составу.

— Эмм… и что нам это даёт?

— Его используют в производстве «Доктор Пеппер», — Макс щёлкнула по открытой вкладке браузера. — А знаешь, где находится завод, который его изготовляет?

— В Темпле, — ответила Кристина.

— Правильно. И это совсем недалеко от Остина. Я хотела позвонить Лео, но он не отвечает…

— Он сейчас у шефа.

— Передай, чтобы перезвонил мне, как только появится. Нужно подготовить запрос и проверить всех работников завода. Я уже еду обратно, так что завтра с утра готова выехать туда.

— Хорошо, я передам.

— Если будет что-то новое, звони.

— Договорились. Будь аккуратнее на дороге. Не гони.

— На той развалюхе, что я взяла в аренду, это невозможно даже при всём желании.

Макс отложила телефон и, убрав ноутбук, завела двигатель, думая о том, что это первое совпадение за несколько случаев. Возможно, Нолан Холи просто живёт где-то неподалёку от завода и на его обуви сохранились частицы, которые впоследствии были найдены на обоих местах преступлений. По крайней мере, сейчас это было первое совпадение, которое нужно проверить как можно быстрее. Выехав из города, Макс помчалась по автостраде, вдавив педаль газа в пол и надеясь, что недовольно рычащий мотор выдержит.

Её мысли вернулись к недавнему разговору с мамой. И с чего это она вдруг так размякла, пообещав приехать? Ведь было очевидно, что по отношению к ней мало что изменилось. Того, что родители хотели её видеть, было недостаточно. Правда, теперь похоже, что они готовы, если не принять её, то на многое закрыть глаза. Это желание видеть в ней кого-то другого всё ещё задевало её, но Мэдди оказалась, как всегда, права. Макс тоже скучала, хоть и не позволяла себе признаться в этом, и шанс изменить сложившуюся ситуацию нужен ей не меньше, чем им.

Звонок телефона и отобразившийся на экране номер Кристины вывели её из задумчивости.

— Лео всё ещё у шефа или я так достала его, что он решил меня игнорировать? — поинтересовалась она.

— Шеф отправил их с Кайлом к прокурору за разрешением проверить все личные дела работников завода. Макс, скажи мне имя того парня из Мемфиса, которого ты проверяла?

— Курт Роджерс, а что?

— Ты не поверишь. Его имя есть в списке пациентов, проходивших лечение в медицинском центре ветеранов в Темпле. Уже пять лет, как он состоит на учёте и периодически получает там медицинскую помощь.

— Там есть какое-нибудь фото?

— Это же просто списки, — хмыкнула в ответ Кристина. — Я сейчас свяжусь с ними и попрошу поискать фотографию в его медицинской карте.

— Держи меня в курсе. Может, мне сразу проехать в Темпл и поговорить с врачами лично?

— К тому времени, как ты доберёшься, будет уже ночь. Не торопись с выводами. Я перезвоню, как только что-то узнаю.

Кристина отключилась, а Макс нетерпеливо забарабанила пальцами по облезлой оплётке руля. Курт Роджерс никогда не появлялся в купленном перед увольнением доме в Мемфисе. Его имя было в списке пациентов госпиталя для ветеранов, находящегося в том же городе, в который привели их найденные на месте преступления частицы тростникового сахара. Это наводило на мысль, что-либо он как-то связан с убийствами, либо Нолан Хили использовал его имя, чтобы получить лечение, и тогда, скорее всего, его давно уже нет в живых.

Она схватила телефон сразу же, как только раздался первый звонок.

— Врач отделения, в котором проходил лечение Курт Роджерс, опознал его по фотографии Нолана Хили, — торжествующе объявила Кристина. — Макс, я звоню шефу.

— Там должен быть указан его адрес. Нужно срочно выезжать в Темпл и проверить…

— Спокойнее, мы всё проверим. Главное, не спугнуть его раньше времени.

— Крис, выясни, всё ли в порядке у Джудит?

— Хорошо, не переживай.

Остановившись всего раз, чтобы купить стаканчик кофе в придорожном кафе, Макс неслась в сторону Далласа, тщетно пытаясь успокоиться. Она чувствовала себя как гончая, напавшая на след. Адреналин разгонял кровь и заставлял вновь и вновь прокручивать все известные детали дела. Темпл был в всего в двух часах езды от Остина. Неужели Нолан Хили всё это время был совсем рядом? Если он каким-то образом избавился от Курта Роджерса, то мог использовать его имя не только для лечения. Дозвонившись наконец до Лео, она попросила проверить все счета, зарегистрированные на имя Роджерса, и, узнав, что Кайл и Лукас уже выехали в Темпл, оставив Кристину с Джудит, немного выдохнула. Если к тому времени, как она доберётся до Далласа, они всё ещё будут там, то она проедет сразу в Темпл. Даже надвигающаяся усталость, после проведённой за рулём ночи без сна, не заставит её теперь остановиться.

Весь день ей просто безумно хотелось позвонить Кайлу. Она всё больше злилась на него. Мало того, что он осудил её за историю с Джудит, даже не разобравшись, так теперь ещё даже не позвонил, хотя, конечно же, знал, что ей необходимо быть в курсе происходящего. Пожалуй, в этот раз ему всё же придётся постараться, чтобы она простила его.

*****

До Далласа оставалось меньше двух часов пути, а на дороге уже стемнело. Она сделала приличный крюк, объезжая аварию и образовавшуюся из-за неё большую автомобильную пробку на выезде из Техарканы. Пытаясь отвлечься, Макс слушала радио, время от времени поглядывая на тёмный экран лежащего на панели телефона. Когда он зазвонил и на экране высветилось имя Кайла, она схватила его так быстро, что едва не вылетела на встречную полосу, с трудом вписавшись в поворот.

— Если бы ты не сделал этого, клянусь, я бы вообще перестала с тобой разговаривать, — объявила она.

— Макс, ты уже вернулась? — голос Кайла показался ей слишком встревоженным.

— Только что проехала Салфер-Спрингс. Что-то случилось? С Джуд всё в порядке? — ледяное кольцо паники сжало горло, и последние слова Макс буквально выдавила из себя.

— С ней Кристина и Лео, но я уже два часа не могу дозвониться до Элис. Она осталась дома и никуда не собиралась, так что я попросил Крис проверить…

— Может, она просто решила прогуляться, — предположила Макс, попытавшись успокоить друга.

— Я звоню ей на мобильный.

— Оставила телефон дома. Как только доберусь, сразу проеду к тебе, не волнуйся.

— Она знает, почему я уехал в Темпл, и даже если бы куда-то вышла, то не забыла бы телефон, — взволнованно ответил Кайл. — Чёрт, она хотела поехать со мной, но я попросил её оставаться дома.

— Успокойся, как он мог узнать о том, что Элис сейчас в Далласе?

— Возможно, от судьи.

— Вряд ли у него было время, чтобы выяснить это. Уверена, с ней всё хорошо. Вам удалось что-то узнать?

— Хили, под именем Курта Роджерса, работает ночным сторожем на одном из складов завода по производству «Доктор Пеппер». Сегодня не его смена, так что на работе его нет. Мы только что разговаривали с заведующим отделения, где он проходил лечение. Два года назад его прооперировали, но всю опухоль удалить не удалось, и на последнем обследовании дела были совсем плохи.

— Меня не волнует состояние его здоровья, — оборвала его Макс.

— Сейчас ждём спецгруппу, чтобы проверить адрес, который указан в его медицинской карте. Мне звонит Кристина… — в трубке послышались гудки, и Макс отложила телефон.

То, что у неё не было возможности принимать хоть какое-то участие в операции, нервировало её всё больше. Размышляя о том, что раз Кристина проверяет дом Кайла, то Джудит, вероятно, осталась с Лео, она стиснула зубы и крепко сжала руль. Этот парень был хорош во всём, что касалось поиска информации, но она ни за что не доверила бы ему охранять Джуд. Впереди лежала тёмная трасса, и проносящиеся навстречу редкие машины слепили глаза. На приборной панели загорелась лампочка, указывая на то, что бензин в баке заканчивается. Где-то впереди была заправка, и она надеялась, что ей удастся до неё дотянуть.

Когда через десять минут Кайл так и не перезвонил, она, не выдержав, набрала номер Кристины:

— Крис, ну что там у вас? Не хочу отвлекать Кайла…

— Кайл уже едет сюда, — обычно спокойный голос Кристины звучал так, словно она бежала. — Хили был в его доме. Замок в двери сломан, и, похоже, он забрал Элис. Есть следы борьбы, и я нашла её разбитый телефон. Ты уже в городе?

— Чёрт, нет. Нужно перекрыть все выезды…

— Я уже позвонила, но у него было время, чтобы выехать. Пытаюсь выяснить у соседей, видели ли они у его дома какую-нибудь машину.

— Я позвоню Лео, чтобы он отвёз Джуд в ближайший полицейский участок…

— Она здесь. Я не стала оставлять её с ним. С нами две патрульных машины, так что не волнуйся за неё.

— Спасибо, — с облегчением выдохнула Макс. — Я скоро буду.

*****

Макс сбросила скорость, когда впереди показались огни заправки. Въехав под навес и остановившись у колонки, она поискала бумажник и вышла из машины. Рядом заправлялся тёмно-синий фургон. Она торопливо направилась к стеклянным дверям, из которых ей навстречу вышел высокий мужчина в короткой кожаной куртке. Макс остановилась, пропуская его, и на короткую долю секунды встретилась с ним взглядом. В голове мгновенной яркой вспышкой полыхнуло узнавание, и, отворачиваясь, она придержала за ним дверь, шагнув в небольшой магазинчик. Столько раз Макс разглядывала фотографию в досье Нолана Хили, пытаясь понять, что имела в виду Джуд, когда говорила про его глаза. Теперь она это знала.

Пожилой мужчина за стойкой оторвался от экрана телевизора и взглянул на неё.

— Позвоните в полицию. Срочно. Скажите, что агент ФБР Максин Пойнт запрашивает помощь, — отрывисто бросила она и, развернувшись, быстро вышла.

Хили уже обходил фургон, направляясь к водительскому месту, и у неё не было времени на размышления.

— Извините, у меня, кажется, пробито колесо. У вас не найдётся ключ… — она шла прямо к нему, надеясь, что нескольких секунд хватит, чтобы оценить обстановку и что-то предпринять.

— Конечно, — он остановился, медленно поворачиваясь к ней.

Макс успела услышать резкий звук, и ей показалось, что она споткнулась. Обжигающая боль пронзила грудь, и внезапно она оказалась на коленях. Словно в замедленной съёмке, Макс наблюдала, как он садится за руль, и фургон отъезжает от заправки. С трудом вдохнув, она закашлялась и, поднявшись, бросилась к своей машине. Ноги почти не слушались и будто бы налились свинцом. Макс воткнула ключ в замок зажигания и надавила на газ, срывая машину с места. Она чувствовала запах крови, и рубашка всё больше прилипала к груди. Дотянувшись до телефона, Макс набрала Кайла и, услышав в трубке его голос, закашлялась.

— Макс, я возвращаюсь. Хили был у меня дома…

— «Шевроле», тёмно-синий фургон, движется от заправки перед Ройс-Сити в сторону Гринвилла, — прохрипела она. — Я у него на хвосте, но на этой колымаге вряд ли получится догнать.

— У него Элис…

— Я знаю, — она на секунду замолчала, следя за огнями фургона, движущегося впереди. — Попробую перехватить его перед Каддо-Милс, — она свернула с трассы на тёмную просёлочную дорогу. — Там есть место перед железнодорожным переездом. Вызови туда патрульных.

— Ты не можешь выслать мне координаты? — почти в отчаянии отозвался он.

— Мне сейчас не очень удобно этим заниматься, — она вновь закашлялась, и перед глазами поплыли красные круги. — Просто скажи, чтобы ехали по трассе от Каддо-Милс в сторону Ройс-Сити. Там есть железнодорожный переезд, а перед ним выезд от старого рабочего посёлка. Если успею, попробую задержать его там.

— Хорошо… Макс, если он свернёт с трассы, и мы его потеряем… он убьёт Элис…

— До Каддо-Милс ему некуда свернуть, — она опять закашлялась, ощущая металлический вкус крови во рту.

— Если будешь стрелять, не забывай, что она там.

— Звони копам, Кайл, — задыхаясь, Макс больше не могла говорить.

Машина подскакивала на выбоинах, и двигатель надрывно гудел. Стрелка уровня топлива была почти на нуле, и Макс молилась, чтобы оно не закончилось раньше, чем она доберётся до места. Тусклый свет фар выхватывал петляющую среди высоких зарослей и деревьев дорогу. Липкий, холодный пот струился по спине, голова кружилась, и она боялась, что ещё немного и потеряет сознание. Кровь уже заливала брюки и сиденье под ней.

Как же глупо она попалась, позволив этому подонку себя подстрелить. Неужели он догадался, что она узнала его? Или же всё это время следил за Джудит? Был где-то поблизости. Выжидал. Макс вспомнила, как, уезжая из Хьюстона, Джуд подхватила на руки Эмили, крепко прижимая к себе, и в её глазах блестели слёзы. Даже если сегодня дня неё всё закончится, она сделает всё возможное, чтобы ему не удалось уйти.

С усилием оторвав одну руку от руля, она потянулась к бардачку и, нащупав пистолет, сняла его с предохранителя, положив себе на колени. Вряд ли у неё получится попасть в водителя движущейся машины в том состоянии, в каком она сейчас, да ещё и в темноте. На дороге впереди показался просвет, и Макс сбросила скорость, остановившись метрах в тридцати от выезда на трассу, и выключила фары. Если она всё правильно рассчитала, то фургон появится через пару минут. С этого места хорошо просматривалось шоссе, но заметить её машину среди растущих вдоль дороги деревьев он вряд ли сможет. Дышать становилось всё труднее, и она сплюнула собравшуюся во рту кровь, вытерев губы тыльной стороной ладони.

До этого момента Макс редко всерьёз задумывалась о смерти, но когда это случалось, то представляла, что должно быть страшно. Удивительно, но никакого страха не было. Она ощущала боль, чувствовала, что ей всё больше не хватает воздуха, а шум в ушах нарастает. Руки почти онемели, и Макс пыталась сохранить ускользающее сознание, хотя бы ещё на несколько минут.

Она вновь вернулась мыслями к Джуд. Как же несправедливо, что теперь Макс навсегда останется в её памяти лживой и ничтожной сволочью. Тогда, в баре, нужно было сказать ей, что их встреча — лучшее, что с ней случилось за много лет. Что с Джудит она впервые почувствовала себя глубоко и по-настоящему живой. Заглянуть в эти самые красивые бездонные глаза и признаться, что любит её.

Макс вздрогнула, заметив вдалеке свет приближающихся фар фургона. В голове прояснилось, и, протянув руку, она включила радио, почти на полную прибавляя громкость. Зазвучавшая из динамиков «California Dreamin» полностью заполнила салон машины, заглушая рычащие звуки двигателя.

— Ну, не так уж плохо, — пробормотала Макс, движением головы откинув со лба прилипшую прядь волос и зажимая ногой педаль сцепления.

Необходимо рассчитать всё с точностью до секунды. Так, чтобы он не увидел её до того, как станет уже слишком поздно. Макс терпеливо ждала, мысленно отсчитывая секунды, а потом плавно отпустила сцепление, и машина понеслась наперерез фургону, стремительно набирая скорость.

— Получи, ублюдок, — прошептала она, вылетая на дорогу и ударяя по тормозам.

Яркий свет фар осветил салон, и она почувствовала удар.

Часть 6

Сквозь плотную туманную пелену до неё доносились глухие голоса. Невозможно было разобрать слов, но один из них показался ей знакомым. Макс хотела пошевелиться, но её словно придавило огромной бетонной плитой. Открыть глаза тоже не получилось. Если она умерла, то это совсем не то, о чём пишут в научных журналах и книгах. Господи, как же хорошо, что больше ничего не болит…

*****

Её плавно покачивало, будто бы она была в лодке, только вот шума волн слышно не было. Макс ощутила, как её лба коснулась чья-то рука, и с трудом открыла глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на склонившемся над ней силуэте в белом медицинском халате. Похоже, она всё-таки жива.

— Всё в порядке, милая. Не волнуйся, теперь всё будет хорошо.

— Папа? — Макс пошевелила губами, но не смогла произнести ни звука.

— Ты в больнице. Мы перевезли тебя в Нэшвилл. Мама просидела с тобой всю ночь и только что ушла.

Макс хотела спросить, почему она не может пошевелиться, но голос не слушался её. Неужели её полностью парализовало и теперь она так и останется прикованной к постели? Она почувствовала, как её накрывает волна безумной паники. Уж лучше бы тогда они дали ей умереть. Перед глазами всё поплыло, и она снова провалилась в благословенное небытие.

*****

Макс застонала от боли и тут же почувствовала, как её щеки коснулись тёплые пальцы. «Джудит», — вспыхнуло в голове, и, открыв глаза, она с огромным усилием повернула голову. Сжимая её руку в своей, рядом на стуле сидела мама. Её лицо казалось очень бледным, а под покрасневшими глазами залегли тёмные круги.

— Мама, — едва слышно позвала её Макс.

Всё тело невыносимо болело, в горле было сухо, а голова кружилась. Женщина потянулась к стоящему рядом столику и, взяв в руки стакан, склонилась над ней.

— Сделай несколько глотков, — она просунула ей в рот трубочку, и как только прохладная жидкость попала в горло, Макс закашлялась, вызывая новый приступ боли.

На глазах выступили слёзы, но она сделала ещё пару глотков, прежде чем выпустить трубочку изо рта.

— Что со мной? — хриплый и скрипящий голос показался ей совершенно чужим.

— Сейчас уже всё хорошо, — вернув стакан на стол, мама, как в детстве, ласково погладила её по голове.

— Мне больно, — Макс попыталась определить, какая часть тела болит сильнее, но так и не смогла.

— Тебя перевели на более лёгкие обезболивающие. Так и должно быть.

Макс закрыла глаза, пытаясь справиться с нарастающей тошнотой.

— Я сейчас добавлю их в капельницу, и ты уснёшь.

*****

Когда Макс очнулась, следующий раз рядом был отец. Он стоял у кровати, внимательно изучая её медицинскую карту, и на его мужественном лице пролегли глубокие морщины. В тёмных когда-то волосах теперь появилось больше седины, но он всё ещё оставался очень привлекательным мужчиной. Отложив карту и заметив, что она наблюдает за ним, он шагнул ближе.

— Как ты себя чувствуешь? — мягко спросил он.

— Всё болит, но, кажется, больше всего нога, — севшим голосом отозвалась Макс.

— Левая была сломана и сейчас на неё наложен гипс. Порваны связки, но мы решили отложить операцию до тех пор, пока организм немного не восстановится. Ты получила серьёзное ранение и потеряла много крови. Было прострелено правое лёгкое. Ещё полтора сантиметра и пуля попала бы в сердце, — его голос дрогнул, выдавая волнение.

— Тогда мне повезло, — попыталась пошутить Макс.

— Дедушка проконсультировался с ведущим хирургом больницы специальной хирургии в Нью-Йорке. Мы решили, что через неделю он прилетит сюда со своей командой и проведёт операцию по восстановлению связок.

— Значит, танцевать я ещё смогу? — через силу улыбнулась Макс.

— Конечно сможешь, — не удержавшись, он протянул руку и слегка погладил её по щеке.

— Как давно я здесь? — Макс обвела взглядом палату.

— Тебя доставили из Гринвилла специальным рейсом сразу в операционную. Две недели ты была без сознания, под воздействием лекарств. В общей сложности, почти три.

Макс закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Почему так болит и кружится голова? — спросила она.

— У тебя сотрясение, но томограмма не показала ничего серьёзного. Ты потеряла много крови, и по большей части голова кружится от лекарств. Если уменьшить дозу сейчас, то от боли ты не сможешь уснуть. Так что будем делать это постепенно, — подвинув стул, он присел рядом. — Я отправил маму домой. Она очень устала и просто валилась с ног, а у неё завтра дежурство, так что сегодня я побуду с тобой.

*****

Она зажмурилась, когда солнечный луч, пробившийся через жалюзи окна, скользнул по её лицу, и открыла глаза. Мама расположилась в кресле с книжкой в руках. Макс пошевелилась, и она тут же оказалась около неё, взяв её руку в свою.

— Сейчас утро? Кажется, я окончательно потеряла счёт времени, — призналась Макс. — Можно мне воды?

— Почти полдень, — взяв со столика стакан, мама помогла ей сделать несколько глотков, придержав голову.

— Тебе хоть немного лучше?

— Уже не тошнит и, кроме ноги, почти ничего не болит.

— Мы чуть не потеряли тебя, Максин. Не знаю, что бы я делала, если бы это случилось, — голос дрогнул, и женщина отвернулась, чтобы скрыть подступающие к глазам слёзы.

— Мам, ну перестань, — попыталась успокоить её Макс.

— Столько лет из-за какой-то глупости мы с отцом провели вдали от тебя. Ты мой единственный ребёнок, а я не нашла в себе смелости принять тебя такой, какая ты есть. Мне так жаль… — опустив голову, мама сжимала её ладонь в своих дрожащих руках. — К тому времени, как нам позвонили и сообщили, что тебя доставили в окружную больницу Гринвилла, Мэдисон уже подняла всех на уши и организовала твою переправку в Нэшвилл. Когда она привезла тебя сюда… — по её щекам катились слёзы, — то сказала, что я не заслуживаю такую дочь, как ты. И… я знаю, что она права…

— Мама, — Макс больше не могла это слушать. — Мэдди просто была расстроена. Когда-то я была влюблена в неё, и очень долгое время мы были близки.

Вскинув голову, мама подняла на неё заплаканные глаза и, казалось, даже перестала дышать.

— Я больше не хочу ничего скрывать от тебя. Ты можешь уйти, если тебе противно находиться рядом, а можешь остаться… — Макс уронила голову на подушку, глядя в потолок над собой, — можешь остаться, и мы попытаемся научиться жить с этим.

— Ты и Мэдисон? — изумлённо повторила мама.

— Она всегда заботилась обо мне.

— Вы и сейчас?..

— Уже нет, — Макс повернула голову, посмотрев на неё с надеждой. — Так ты останешься?

— Конечно, я останусь, — глубоко вздохнув, мама покачала головой.

— Хорошо, — Макс с облегчением улыбнулась. — Мам, мне бы не хотелось, чтобы то, что я сказала, как-то повлияло на ваши отношения с Мэдди. Всё это время она поддерживала меня и была рядом. Она — друг, на которого я всегда могу положиться.

— Знаю, — кивнула мама. — Но пока даже не могу решить, как к этому относиться. Я думала… когда ты была без сознания, то мне показалось, что я слышала имя Джудит, — нерешительно продолжила она. — Это девушка, с которой ты встречаешься?

— Боюсь, это девушка, которая никогда этого не захочет. 

Макс почувствовала, как сердце болезненно сжалось, и смутилась под внимательным взглядом голубых глаз мамы.

— Думаю, что ещё не готова обсуждать с тобой подробности моей личной жизни.

— Я так рада, что тебе лучше, что готова обсуждать что угодно, — подвинув кресло поближе, мама опустилась в него, но так и не отпустила её руку.

— А где мой телефон? — Макс покрутила головой, но на столике, стоящем рядом с её кроватью, не было ничего, кроме бутылки с водой и стакана.

— Теперь я верю, что тебе на самом деле лучше, — улыбнулась мама. — Нам отдали его вместе с твоими вещами, но он полностью разбит, как и твой ноутбук.

— Вот чёрт…

— Сейчас тебе всё это не нужно.

— Я хотела позвонить Кайлу. Мне нужно узнать…

— Максин, Кайл был здесь почти неделю, после того как тебя привезли. И он звонит мне каждый вечер, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь. Когда мы разговаривали вчера, я сказала, что ты пришла в себя, и он обещал приехать завтра.

— Завтра, — разочарованно повторила Макс.

— О работе можешь даже не думать, ещё по меньшей мере месяца три, — безапелляционным голосом заявила мама. — На следующей неделе тебя ждёт ещё одна операция, а потом длительный курс реабилитации.

— Но я же смогу ходить? — Макс покосилась на свою загипсованную ногу.

— Сможешь, но на восстановление уйдёт время. К тому же, кроме всего этого, ты перенесла сложную операцию на лёгком. Если бы не Мэдди… врачи в Гинвилле не смогли бы тебя спасти, — женщина тяжело вздохнула. — Ты уверена, что после всего не хочешь подыскать себе работу поспокойнее? То, чем ты занимаешься, очень благородно, но я даже представить себе не могу, что с нами будет, если это ещё раз повторится.

— Мам, случившееся — это просто стечение обстоятельств. Чаще всего я сижу в кабинете и собираю необходимую информацию, — Макс попробовала приподняться и поморщилась от боли.

— Подожди, я подниму спинку, — торопливо остановила её мама. — Если тебе станет скучно, можешь посмотреть какую-нибудь передачу, — она кивнула в сторону телевизора. — По настоянию дедушки, мы снизили дозу седативных препаратов, так что спать ты теперь будешь меньше.

— Думаю, за три недели я выспалась на несколько лет вперёд, — пробормотала Макс, устраиваясь поудобнее. — Как дедушка?

— Я очень беспокоилась за него. Он держался, стараясь не показывать, как сильно переживает, но в его возрасте любой стресс может иметь серьёзные последствия. Сейчас уже немного успокоился, но ты же его знаешь. Он свёл с ума всех, кто занимается твоим лечением, очередной раз поссорился с твоим папой и обещал лишить лицензии твоего лечащего врача, если что-то пойдёт не так.

Макс улыбнулась, легко представив себе, как всё это происходило.

— Он обещал прийти вечером и сказал, что если мы опять накачаем тебя лекарствами… — мама рассмеялась, возвращаясь в кресло. — В общем, теперь он успокоится лишь тогда, когда по состоянию твоего здоровья тебя можно будет отправить в космос.

*****

— Можно? — лицо появившегося в дверях Кайла осветила широкая улыбка.

— Заходи, — Макс убавила громкость телевизора и чуть приподнялась, пытаясь сесть.

— Я помогу, — он тут же оказался рядом, осторожно придерживая её за руку. — Вижу, у тебя тут настоящий люкс? — парень покрутил головой, осматривая палату. — Не хуже, чем в «Четырёх сезонах».

— Ну да, — хмыкнула в ответ Макс, передвинув ногу и с трудом сдерживая стон. — Осталось только позвать девочек и можно забыть, что я всё ещё в больнице.

— У тебя, между прочим, гипс на ноге, а ты говоришь о девочках, — усмехнулся он.

— Ты же не думаешь, что гипс может мне как-то помешать? — улыбнулась Макс. — Со всем остальным у меня проблем нет.

— Тогда я за тебя спокоен, — он поправил одеяло и заглянул ей в лицо. — Ну, привет, напарник.

— Привет, — только сейчас Макс поняла, как же она рада его видеть.

— Тебе не будет больно, если я тебя обниму?

— Только не очень крепко. У меня тут повязка, — она протянула руку, и, наклонившись, Кайл осторожно сжал её в своих объятиях. — Как же ты меня напугала, — тихо признался он.

— Кайл, — от нетерпения Макс начало слегка подташнивать. — Рассказывай…

Он выпрямился, придвинул к кровати стоящее рядом кресло и удобно расположился в нём, вытягивая ноги.

— Боже, ты специально это делаешь? — с возмущением поинтересовалась она. — Как Элис?

— За исключением пары мелких ушибов, которые она получила благодаря тебе, с ней всё в порядке, — он с улыбкой посмотрел на неё и чуть подался вперёд. — Хили вколол ей приличную дозу транквилизатора, и она была привязана ремнями к сиденью фургона.

Макс с облегчением вздохнула. С тех пор как пришла в себя, она постоянно думала о том, что Элис могла серьёзно пострадать при аварии.

— Она не смогла приехать, но просила передать, что теперь она в неоплатном долгу перед тобой, — добавил Кайл.

— Скажи ей, что я не возражаю, если она вернёт его тебе, — усмехнулась Макс.

— Обязательно. Вчера мы обсуждали возможность её перевода в Даллас. Так что заранее приглашаем тебя на ужин, как только ты отсюда выберешься.

— Раньше мне не нужны были приглашения, если я хотела заехать к тебе, — нахмурившись, заметила она.

— Тебе и сейчас они не нужны, — Кайл легко похлопал по её по руке. — Это просто официальная часть. Вроде как я представлю лучшей подруге свою девушку.

— Тогда ладно. Честно говоря, я не знаю, когда мне удастся выбраться отсюда. У меня такое чувство, что я крупно попала, — Макс посмотрела на дверь палаты. — Здесь повсюду мои родственники, и мне кажется, они не выпустят меня, пока не залечат до смерти.

— По крайней мере, ты получаешь самый лучший уход, — рассмеялся Кайл.

— Что с Хили? — не выдержав, задала вопрос Макс. — Вы его взяли?

— Да, мы его взяли, — лицо друга сразу стало серьёзным. — Благодаря тебе, у него не было шансов уйти. Вылетев через лобовое стекло, он сломал позвоночник в двух местах.

От волнения Макс вцепилась пальцами в одеяло.

— Две недели, полностью парализованный, он провёл в одной из клиник Далласа. У нас не получилось поговорить с ним, так как, хоть он и приходил в сознание, речевая функция была нарушена. Несколько дней назад он умер.

— Жаль, что электрический стул так его и не дождался, — отозвалась Макс. — Несправедливо, что его так и не осудили за совершённые преступления.

— Ты приговорила его раньше, — Кайл поднялся и, глубоко вздохнув, встал рядом, не отрывая взгляда от её глаз. — Я должен извиниться за то, как вёл себя с тобой, Макс. Я не имел права судить. Хочу, чтобы ты знала, что бы ты ни делала, как бы ни поступала, я в любом случае останусь твоим другом и с этого момента всегда буду на твоей стороне.

— Эмм, похоже, у меня не скоро появится возможность наделать новых ошибок, так что…

— Макс… — чуть склонив голову, он с виноватым видом смотрел на неё.

— Да забыли уже, — усмехнулась она. — Во многом ты был прав, но не в том, что касалось того утра. У Глории и впрямь были финансовые проблемы, и она попросилась пожить несколько дней у меня. Конечно, я могла послать её подальше, и, наверное, после всего, что между нами произошло, это было бы справедливо, но я согласилась ей помочь. Это было несложно, к тому же меня постоянно не было дома. Ну кроме того злосчастного утра.

— Вот видишь, — он сокрушённо развёл руками. — Ты — хороший человек. Поддержала её, несмотря ни на что, а я, даже не разобравшись, вёл себя как идиот. 

Было похоже, что Кайл действительно воспринял их небольшую размолвку очень близко к сердцу и теперь переживал из-за этого.

— Если тебе станет хоть чуточку легче… Один раз я всё же поддалась искушению, но почти сразу пожалела об этом, — с улыбкой призналась Макс. — Так что я совсем не святая.

— Да, мне очень полегчало, — немного расслабившись, рассмеялся он.

— Как Джудит? — она не собиралась спрашивать, но слова вырвались прежде, чем она смогла подумать.

— У неё всё хорошо. Две недели назад забрала дочку от родителей. Видел её на днях — выглядит отлично. Взялась за какое-то интересное, очень крупное дело и немного беспокоится о том, что придётся чаще оставлять Эмили с няней. А в остальном… — он замолчал, возвращаясь в кресло.

Сердце так быстро билось в груди, что закружилась голова. Она ощущала облегчение пополам с необъяснимой грустью. С Джудит всё в порядке. Её жизнь возвращается в привычную колею. Только вот для неё в ней больше не будет места.

— Она просила передать, чтобы ты поправлялась, — словно между прочим добавил Кайл.

— Да?  

Возможно, ещё немного и ей придётся вызвать медсестру и попросить успокоительного.

— Джуд очень расстроилась, когда узнала, что с тобой случилось, — Кайл наклонился, доставая что-то из пакета, который принёс с собой. — Твоя мама сказала, ты огорчена тем, что лишилась телефона. Она, конечно, считает, что без него тебе лучше, но я подумал… — он положил на край кровати небольшую коробочку. — Это на случай, если ты совсем здесь заскучаешь. У тебя всегда будет возможность позвонить мне.

— Спасибо, — улыбнулась Макс. — Ты настоящий друг.

— Ребята передают привет и надеются на твоё скорое возвращение. Шеф сказал, что тебя ждёт очередное приглашение в Вашингтон, так что готовься принимать поздравления.

— Не хочешь поехать вместо меня?

*****

Почувствовав лёгкое прикосновение к своей щеке, Макс открыла глаза.

— Ну, здравствуй, мой бесстрашный герой, — дымчато-серые глаза Мэдди излучали тепло.

— Привет, — чуть хрипловато ответила она. — Мне сказали, что время посещений на сегодня закончилось.

— Не для меня, — женщина улыбнулась слегка самодовольной, уверенной улыбкой, продолжая пристально изучать её лицо. — Твой доктор говорит, что тебе лучше, но выглядишь ты ещё паршиво, — констатировала она.

— Было бы приятнее получить комплимент, — хмыкнула Макс.

— Я бы выпорола тебя, если бы ты не выглядела сейчас такой беспомощной.

— Да неужели? — чуть приподняв от удивления бровь, Макс улыбнулась. — Странно, а мне всегда казалось, что это не по твоей части.

— Поговори мне, — Мэдди легко потрепала её по щеке и поставила на столик небольшой пакет. — Это тебе. У меня есть чуть больше часа до обратного рейса, так что расскажи мне, какого чёрта тебе взбрело в голову так подставляться? — повернувшись, она строго посмотрела на неё. — Чёрт возьми, Макс, ты едва не погибла.

— Он узнал меня до того, как я успела что-то решить, — она сама не заметила, как начала оправдываться. — Думаю, он следил за Джудит, поэтому без всяких разговоров всадил в меня пулю.

— Ты должна была вызвать спецгруппу, медиков и дождаться там. Куда тебя понесло? — Мэдисон выглядела по-настоящему рассерженной, когда упёрлась руками в кровать и чуть наклонилась к ней.

— Я не могла позволить ему просто так уйти, — негромко ответила Макс.

Сверкающие гневом серые глаза несколько мгновений внимательно смотрели на неё.

— Никогда больше так не рискуй, — наконец произнесла Мэдди. — Ты не представляешь, что я пережила, — она выпрямилась, но Макс задержала её, взяв за руку.

— Я должна сказать тебе спасибо. Знаю, что я здесь только благодаря тебе.

— Как, по-твоему, я должна была смотреть в глаза твоей матери, если бы ты умерла в приёмном покое какой-то захолустной больницы в Гринвилле?

— Боюсь, что теперь у тебя появятся более веские причины избегать её, — не сдержавшись, Макс усмехнулась.

— И что же это за причины?

— Я сказала ей о нас, — Мэдисон ошеломлённо посмотрела на неё, а Макс никак не могла стереть улыбку со своего лица.

— Что именно?

— Сказала, что между нами была связь, — решив, что всё-таки перегнула, она решила немного смягчить сказанное. — Чуть раньше из разговора, я поняла, что мама готова более лояльно относиться к моей личной жизни.

— Что прямо настолько? — недоверчиво уточнила Мэдди. — С трудом в это верится.

— Я попросила её не делать скоропалительных выводов. Просто я больше так не могу, — начиная волноваться, заговорила Макс. — Если она хочет, чтобы в нашей семье что-то изменилось, то пусть принимает всё, как есть…

— И ты решила начать с меня? Я бы не назвала это хорошим выбором.

— Господи, Мэдди, ты единственная достойная женщина, о которой мне было не стыдно рассказать. Ты всегда была важным для меня человеком. Ты поддерживала меня тогда, когда этого не делали мои родные. И я ни капли не жалею о том, что теперь она об этом знает.

Глубоко вздохнув, Мэдисон опустила ладонь на её грудь, успокаивая, и чуть заметно кивнула.

— Хорошо. Если ты считаешь, что так будет правильно. Меня не очень беспокоит, что мне скажет твоя мама. Я знаю её очень хорошо и, поверь, найду, что ответить. Просто я всегда беспокоилась, что если она узнает, то это может отразиться на тебе.

— Я сказала, что сейчас между нами уже ничего нет, — Макс чуть сильнее сжала её пальцы, встречая проницательный взгляд серых глаз. — Но, несмотря на это, ты всегда будешь для меня очень близким человеком.

— Как у тебя с Джудит? — на лице Мэдисон появилась улыбка.

— Никак, — Макс нахмурилась. — Это не имеет к ней отношения.

— Просто я слышала, что она брала недельный отпуск за свой счёт, после того как всё это случилось, — женщина обвела взглядом палату. — Решила, что она хочет побыть с тобой.

— Скорее всего, она уезжала к родителям в Хьюстон. Её дочка оставалась с ними… — Макс замолчала. — Это не только из-за неё.

— Я знаю, — Мэдди ласково погладила её по щеке. — Тебе нужен кто-то, кто будет всегда рядом. С кем вместе ты сможешь смотреть в будущее. Мне всё равно, кто это будет, Макс, но она должна любить тебя, — наклонившись, она коснулась губами её губ, улыбнулась и медленно выпрямилась, — Иначе ей придётся иметь дело со мной.

*****

Вдохнув полной грудью сухой и горячий воздух Далласа, Макс шагнула на трап и зажмурилась, когда в первое мгновение яркое полуденное солнце ослепило её. Кто бы мог подумать, что она будет скучать по этому городу. Пропустив всех пассажиров, она вышла последней, так как даже с тростью спускаться было не очень удобно.

Внизу, сверкая широкой белозубой улыбкой, её дожидался Кайл.

— Знаешь, кого ты мне сейчас напоминаешь? — смеясь спросил он, протянув ей руку.

— Если ты скажешь ещё слово, то я стукну тебя этой палкой, — недовольно проворчала она.

— Прости-прости, — Кайл забрал у неё небольшую сумку, — дождёмся твой багаж, и я отвезу тебя домой.

— У меня нет никакого багажа, — свободной рукой Макс взяла его под руку. — Ты не представляешь, как я мечтаю принять душ в своей ванной и поспать на нормальной кровати. Почему в больницах такие узкие койки?

— Я этого не замечал, но если сравнивать их с твоим сексодромом, то согласен, они очень миниатюрные, — рассмеялся он. — Я не слишком быстро иду? — он сбавил шаг, посмотрев на неё. — Выглядишь лучше, чем когда я видел тебя в последний раз, но всё равно слишком худая и бледная.

— Мне пришлось неделю уговаривать маму и дедушку, чтобы они позволили мне выписаться пораньше и вернуться в Даллас. Хорошо хоть папа встал на мою сторону, согласившись, что два месяца в больнице — это и так слишком долго. Пришлось пообещать, что я буду хорошо питаться, регулярно посещать врача и заниматься под присмотром специалиста.

— Но ты ведь чувствуешь себя лучше?

— Я в порядке. Колено почти не отекает. Как дела в офисе?

— Приезжай завтра и сама всё узнаешь. Я забрал машины из сервиса и поставил их на подземной парковке твоего дома.

— Спасибо. Как Элис?

— Приглашает тебя завтра вечером к нам на ужин. Приготовим мясо на углях, посидим в саду…

— Отлично, я обязательно приду, — согласилась Макс. — Пора уже забыть о детективе Берг и поближе познакомиться с девушкой, которой удалось захомутать моего лучшего друга.

— Она тоже очень ждёт вашей встречи, — довольно улыбнулся Кайл.

Он предусмотрительно распахнул для неё дверцу своей машины и предложил руку в качестве опоры, помогая ей устроиться на пассажирском сиденье.

— Немного болит, когда сгибаю и разгибаю колено, — призналась она. — Или, когда долго хожу. Врач обещал, что через пару месяцев пройдёт. Надеюсь, что к этому времени медицинская комиссия даст мне разрешение вернуться к работе.

— Не торопись с этим, — Кайл завёл двигатель и выехал с парковки.

— Я даже не представляю, чем себя занять, — вздохнула она.

— Отдыхай и восстанавливайся. То, что случилось с тобой, не каждый мужчина выдержит, а ты отлично справляешься.

Кайл подвёз её до самого дома, отдал ключи от её машин, и, попрощавшись с ним, Макс поднялась на лифте в свою квартиру. Дома её встретила тишина, и, скинув обувь, Макс обвела взглядом гостиную, отмечая ровный слой пыли, которым покрылась за это время мебель. Пожалуй, можно начать с уборки, но перед этим она прошла в ванную и, скинув с себя одежду, с наслаждением приняла душ. Некоторое время Макс изучающе рассматривала себя, задержавшись у зеркала. Первое, что она сделает завтра утром, так это заедет в парикмахерскую и приведёт себя в порядок. За два месяца, проведённых в больнице, Макс действительно немного похудела и теперь выглядела ещё более подтянутой. Колено перестало распухать, и перелом почти не беспокоил её. Под правой грудью остался лишь небольшой розовый шрам, и каждый раз, глядя на него, она всё ещё вспоминала непроницаемо-холодное лицо Нолана Хили и его пустые стеклянные глаза. Джудит была права, когда сказала, что у него глаза убийцы. Подумав о ней, Макс в очередной раз ощутила острый приступ тоски, напоминая себе, что Джуд жалеет о том, что между ними было. Вздохнув, она нацепила на себя узкую майку и короткие лёгкие шорты и занялась уборкой.

Уже поздно вечером, когда всё в квартире блестело и сияло чистотой, а воздух из открытых окон наполнил комнаты свежестью, Макс устало присела на диван, потирая ноющее колено. Холодильник был пуст, а идти в магазин, чтобы приготовить ужин, не было ни сил, ни желания. И вообще, этим вечером, в какой-то момент, она подумала, что, даже прожив в этой квартире несколько лет, она никогда не чувствовала себя здесь так же уютно и спокойно, как в доме Джудит. Эта было всего лишь местом, куда она возвращалась после работы, чтобы переночевать и уехать утром. Макс не проводила вечера перед телевизором, не лежала на диване, читая книгу, и даже почти не готовила. После больницы, где всегда рядом находились мама или отец, здесь было слишком пусто и одиноко.

Заставив себя подняться, она доковыляла до холодильника и, достав бутылку воды, сделала несколько глотков. Нечего раскисать. Нужно как можно скорее привести себя в норму и вернуться на работу. Тогда у неё не будет времени, чтобы задумываться о чём-то ещё.

*****

Большую часть ночи Макс не могла уснуть из-за ноющей боли в колене. Принимая утром душ, она с огорчением обнаружила, что небольшой отёк появился вновь. Не стоило так усердствовать в уборке, но теперь её квартира хотя бы выглядела жилой.

Собрав сумку и прихватив трость, она отправилась на приём к специалисту по реабилитации. Проведя почти полтора часа в центре, где ей пришлось усердно выполнять все необходимые для восстановления упражнения, Макс уже чувствовала себя усталой и больше ни на что не способной. Даже езда на любимой спортивной малышке доставляла немалый дискомфорт. Она почти уснула, сидя в удобном мягком кресле, пока парикмахер приводил в порядок её волосы. На часах было одиннадцать утра, когда, оставив машину на парковке, она направилась в офис. Хорошо, что ей не пришло в голову одеть костюм, потому что в джинсах, удобных кроссовках и лёгкой спортивной футболке с длинным рукавом она чувствовала себя намного комфортнее. Слегка прихрамывая, Макс шла знакомыми коридорами, отвечая на приветствия попадающихся навстречу коллег.

Кристина подняла голову, и на её сосредоточенно-серьёзном лице вспыхнула искренняя улыбка.

— Добрый день. Зашла узнать, как вы тут, — улыбнулась в ответ Макс.

— Ждём тебя, — девушка быстро поднялась из-за стола и направилась ей навстречу. — Выглядишь ещё лучше, чем раньше, — с секунду поколебавшись, Крис осторожно обняла её, окутывая свежим запахом парфюма.

— Знаю, что это неправда, но всё равно спасибо, — рассмеялась Макс.

— Я бы не стала тебе врать, — Кристина немного отступила, освобождая место подошедшему Лукасу.

— Рад тебя видеть, Максин, — мужчина протянул руку, крепко пожимая её ладонь. — Заставила ты нас поволноваться. Хорошо, что всё обошлось.

— Как колено? — Кристина с сочувствием посмотрела на трость в её руке. — Что говорят врачи?

— Через пару месяцев смогу бегать, как раньше, — отмахнулась Макс.

— Если что, я побегу с тобой, — присоединившийся к ним Лео легко похлопал её по плечу. — Давно уже собираюсь начать бегать по утрам, но без компании никак не могу себя заставить.

— Договорились, — кивнула ему Макс, оглянувшись на стол Кайла. — Куда вы дели моего напарника?

— Он отпросился с утра по личным делам, — Кристина многозначительно подмигнула. — С некоторых пор они у него регулярно возникают. Послушай, скоро обед, так что давай спустимся в кафе, и ты нам всё расскажешь.

— Только загляну к шефу, — с готовностью согласилась Макс.

Постучав в дверь, она заглянула в кабинет начальника:

— Можно, сэр?

— Конечно входи, — он поднялся со своего кресла, встречая её, и, заметив трость, жестом предложил садиться. — Кайл предупредил, что ты собираешься зайти. У меня для тебя две хорошие новости. За проявленное во время задержания опасного преступника мужество, руководством было принято решение выписать тебе премию, и как только будешь готова приступить к работе, тебя ждут в Вашингтоне. Директор хочет лично поблагодарить тебя.

— Спасибо, сэр. Я как раз хотела поговорить о моём возвращении, — ответила Макс. — Дело в том, что сейчас медицинской комиссией мне предписан курс реабилитации. Сегодня я была на первом занятии, и получается, что кроме пары часов в день, всё остальное время у меня свободно. Возможно, я могла бы выполнять какую-то работу в офисе…

— Вы ведь на больничном, агент Пойнт? — перебил её шеф.

— Официально, да.

— Вот и лечитесь до тех пор, пока врачи не разрешат вам вернуться к работе.

— Но я могла бы быть полезной здесь, — всё ещё не теряя надежду, повторила Макс.

— Не сомневаюсь, что могли бы, но, пока у вас не будет официального разрешения, в офисе вам делать нечего, — твёрдо произнёс он. — Вы перенесли три сложные операции. Я поддерживал связь с вашим лечащим врачом в Нэшвилле и знаю, что вам пришлось нелегко. Лечитесь и восстанавливайте своё здоровье.

Тяжело вздохнув, Макс промолчала в ответ. С самого утра она надеялась, что ей удастся уговорить шефа, но он был непреклонен.

— На следующей неделе на базе центрального управления полиции Далласа начинается курс по профайлингу для высшего полицейского состава. Если тебе это интересно, я могу выписать направление от нашего подразделения.

— Я… конечно, сэр, — Макс не смогла сдержать радости. — Это было бы замечательно.

— Вот и отлично, — кивнул он. — Зайдёшь в понедельник, и я подготовлю для тебя все бумаги.

*****

После того как, пообедав с ребятами, она вернулась домой, ей пришлось выпить обезболивающее, и, дожидаясь, когда оно подействует, Макс уснула на диване, подложив под ногу подушки. Её разбудил звонок Кайла. Он и Элис ждали её на ужин к семи вечера. Поднявшись, Макс осмотрела колено и, порывшись в шкафу, выбрала свободные светлые брюки и светло-голубую рубашку с коротким рукавом. Вызвав такси и прихватив из бара бутылку красного вина, Макс спустилась к подъезду, где её уже ожидала машина. Назвав водителю адрес, она откинулась на спинку сиденья, глядя на проплывающие за окном улицы.

Безусловно, было бы хорошо вернуться в офис и заняться настоящим делом, но раз уж это невозможно, то пройдя курс по профайлингу, она хотя бы не зря потеряет время. Интересно, почему раньше она никогда не ощущала такой давящей пустоты вокруг себя? Как будто из жизни исчезла какая-то важная составляющая. Она вернулась, и всё, как и прежде, было на своих местах, но теперь казалось незнакомым и чужим. Может быть, это нормально, чувствовать что-то подобное после двух месяцев в больнице? Или это какой-то посттравматический синдром?

— Приехали, — объявил водитель, выводя её из задумчивости.

Макс расплатилась и, поднявшись на крыльцо, нажала на кнопку звонка. Послышались шаги, и дверь ей открыла Элис. В первые секунды Макс даже не сразу узнала её. С аккуратно собранными наверх волосами, в коротеньком светлом платье, она выглядела совсем юной и была совершенно не похожа на офицера полиции.

— Привет, мы тебя ждём, проходи, — захватив руку растерявшейся было Макс, девушка втянула её в дом. — Кайл в саду, разбирается с грилем.

— Эмм, — опомнившись, Макс протянула ей бутылку вина. — Это вам. Мне пока алкоголь нежелателен.

— Не волнуйся, у нас есть сок. Яблочный, апельсиновый или виноградный, на твой выбор.

— Отлично, — пробормотала Макс.

— У тебя всё в порядке? — Элис обеспокоенно заглянула ей в лицо. — Я имею в виду то, что я здесь? Может, ты хотела бы провести вечер с Кайлом без посторонних?

— Мне кажется, некоторое время назад мы перестали быть посторонними, — проведя рукой по волосам, заметила Макс. — Теперь ты девушка моего друга или я подруга твоего парня. Выбирай, как тебе больше нравится, — пожав плечами, она улыбнулась.

— Мне бы хотелось, чтобы мы тоже стали друзьями, — улыбнулась в ответ Элис. — Помимо того, что ты назвала, ты человек, который спас мне жизнь. Так что первое, что я хотела бы сделать — сказать «спасибо».

Элис шагнула ближе и крепко обняла её.

— Мне никогда не было так страшно, как в тот вечер. Когда он воткнул в меня шприц, я была уверена, что со мной всё кончено и я больше никогда не увижу Кайла, — прерывающимся голосом призналась она и, отстранившись, судорожно вздохнула.

— Нам повезло, что я встретила его на заправке, — ответила Макс, мысленно возвращаясь в тот день.

— Мне — да, но, что касается тебя, я бы не назвала это везением, — возразила Элис.

— Признаюсь, всё это время я старалась как можно реже вспоминать об этом. Наверное, со стороны всё и правда выглядело безумно. Я тогда подумала, что вряд ли кто-то станет долго убиваться по мне, а у вас с Кайлом есть будущее, — Макс впервые произнесла вслух то, о чём думала в тот вечер и, немного смутившись, опустила взгляд.

— Он очень переживал за тебя. Провёл неделю в Нэшвилле, пока не стало понятно, что ты выберешься, и винил во всём себя.

— Я знаю, что он был там, — кивнула Макс. — И он тут ни при чём. Предлагаю, чтобы совсем не испортить вечер, закрыть эту тему.

— Хорошо, — девушка вручила ей обратно бутылку. — Отнеси её Кайлу. А я закончу с гарниром и скоро присоединюсь к вам.

Макс прошла через дом и вышла на веранду. На деревянном столике, за которым они обычно проводили вечера, стояла открытая бутылка пива, а её друг, в старых потёртых джинсах и белой футболке, следил за готовящимся мясом.

— А я понадеялась, что к моему приходу всё уже будет готово, — заговорила она, подойдя к нему и слегка похлопав по спине. — Пахнет изумительно.

— Потерпи ещё минут десять, — усмехнулся он.

— Элис попросила отдать это тебе, — Макс поставила бутылку на стол. — Хотя, я смотрю, ты уже начал без нас.

— Судя по всему, компании, чтобы выпить, у меня сегодня не будет. Если, конечно, ты мне её не составишь.

— Неужели тебе посчастливилось встретить девушку, которая совсем не пьёт? — удивлённо поинтересовалась Макс.

— Нет, просто утром мы были в больнице и… Элис беременна, — он потянулся за пивом и сделал небольшой глоток.

— Поздравляю, — ошеломлённо пробормотала Макс. — Только я не совсем поняла, ты что не рад?

— Рад, — по его лицу скользнула улыбка. — Только вот теперь не знаю, как сказать об этом своим. Элис говорит, что хотела бы тихо обвенчаться в узком кругу друзей, а они ждут грандиозную свадьбу.

— Делай так, как хочет твоя женщина, — немного придя в себя, посоветовала она.

— Уже записала меня в подкаблучники?

— А сам-то ты чего хочешь?

— Я хочу быть с ней, — Кайл посмотрел в сторону дома. — Мне всё равно, как это будет. Думаю, взять отпуск на пару недель и снять коттедж в Кейп-Коде. Там отличные песчаные пляжи…

— Мне нравится ход твоих мыслей, — улыбнулась Макс.

— А когда вернёмся, переделаю одну из спален под детскую. Пока нам хватит места и здесь, но к появлению второго придётся подыскать дом побольше.

— Второго?

— Я хочу троих, но Элис пока согласилась на двух, так что будем работать в этом направлении.

— Ну, у тебя неплохо получается, так что я в тебя верю.

— Знаешь, тебе бы тоже пора подумать о детях, — заметил Кайл.

— Интересно, как ты себе это представляешь? Учитывая все составляющие…

— Вот только не надо этого, — он ловко переворачивал мясо. — Раньше я тоже думал, что у тебя с этим могут возникнуть проблемы, но вон у Джудит, к примеру, прекрасная малышка. И, как я понял, мужчина ей для этого не понадобился.

Кайл сказал это как бы между прочим, но Макс была уверена, что он сделал это специально.

— В прошлую субботу мы с Элис встретили их в парке Уайт-Рок. Оказывается, они бывают там каждые выходные.

— К чему ты клонишь, Кайл? — не выдержала она.

— К тому, что, если ты вдруг захочешь с ней поговорить…

— Если я захочу с ней поговорить, то я знаю, где она живёт.

— Не заводись, — примирительно отозвался он, вручая ей тарелку и принимаясь выкладывать на неё золотистые кусочки мяса. — Я обещал не вмешиваться и не буду. Просто, когда ты сказала, что тебе мешают какие-то составляющие, это показалось мне не совсем удачной отговоркой.

— Пожалуй, я сначала посмотрю, как это получится у тебя.

Из дома показалась Элис с кастрюлей горячего гарнира.

— У меня всё готово, — объявила она.

— У меня тоже, — Кайл забрал у Макс тарелку, поставив на стол. — Садитесь, девушки. Я сейчас принесу всё остальное.

Проводив его взглядом, Макс подвинула стул и медленно опустилась на него, стараясь не нагружать ногу.

— Он уже сказал? — улыбнувшись, Элис присела напротив.

— Да, поздравляю, — ей всё больше нравилась эта спокойная уверенность, которая отличала Элис от всех предыдущих девушек Кайла. — Тебе придётся найти управу на его родственников, но, кроме них, у него больше нет недостатков.

— Я уже поняла, что это серьёзная проблема, — рассмеялась Элис. — Постараюсь что-нибудь придумать.

*****

С чашкой кофе в руках Макс стояла у окна, глядя на поднимающееся над городом солнце и прислушиваясь к доносящимся звукам просыпающегося города. Ранним субботним утром машин на дорогах было немного. Раньше, по выходным, она всегда находила, чем занять себя, но сегодня в голову ничего не приходило. Вернувшись в Даллас, Макс ощущала, как её всё сильнее охватывает отрешённое безразличие, словно той ночью, на тёмном, пустынном шоссе, её жизнь остановилась.

Поставив чашку в раковину, она прошла в спальню и переоделась в спортивный костюм, решив начать утро с выполнения полученных вчера рекомендаций. Одной из них было ежедневное хождение вверх по лестнице, и, спустившись на первый этаж, она прошла к пожарному выходу.

Через полтора часа, стоя под горячими струями воды, она поняла, что, несмотря на усталость, в голове прояснилось. Оставаться дома, постоянно возвращаясь мыслями к Джуд, не было никакого смысла. Макс хотела её увидеть. Ведь именно из-за этого она так рвалась выписаться из больницы и вернуться сюда. Так какого чёрта уже третий день она пытается обмануть себя и чего-то ждёт? Джуд не приедет к ней, это уже и так ясно. Она не изменит своего решения.

Одевшись в удобные потёртые джинсы и узкую голубую рубашку, Макс придирчиво осмотрела себя в зеркале. После душа её короткие волосы почти высохли. Стильно остриженные светлые пряди спадали на лоб, а в голубых глазах теперь появилась решимость. Макс прекрасно сознавала свою привлекательность и довольно часто пользовалась ей, но Джуд была не из той категории женщин, с которыми она обычно проводила время. Вероятно, поэтому с ней Макс никогда не чувствовала своей обычной уверенности, но сегодня выбора у неё не было.

Взяв ключи, она спустилась к машине и, выехав с парковки, направилась в сторону парка. Оставалось надеяться, что Кайл всё правильно понял, и ей повезёт встретить там Джудит.

Озадаченно изучая схему огромного парка, Макс пыталась вычислить, в какую его часть могла бы отправиться женщина с двухгодовалым ребёнком. Определённо, искать их здесь оказалось не такой уж хорошей идеей. Было бы намного проще поехать к дому Джуд и, если её не окажется там, просто подождать. Бросив взгляд на ровно подстриженные зеленеющие газоны и широкие дорожки, теряющиеся среди деревьев, Макс всё же пошла по одной из них. В выходной день здесь было очень много отдыхающих. Группа ребятишек гоняла мяч. Взрослые, расположившись на траве неподалёку, устроили небольшой пикник. Время от времени ей навстречу попадались бегуны. Даже если она не встретит тут Джуд, то хотя бы прогуляется, а не проведёт в пустой квартире такой тёплый солнечный день. Почти сорок минут Макс петляла, сворачивая на узкие дорожки и присматриваясь к компаниям родителей, выгуливавших свои чада, прежде чем вышла на большую поляну у берега озера. Джуд в светлых джинсах и тёмно-синей футболке стояла к ней спиной, но Макс мгновенно узнала её. Эмили в компании ребятишек чуть старше носилась у кромки воды и с восторгом наблюдала за утками, плавающими совсем близко. Макс остановилась, ощутив, как быстро забилось её сердце. Весь её мир, сосредоточившись на одном человеке, внезапно обрёл смысл. И сейчас ей стало по-настоящему страшно. Что, если Джуд не захочет даже поговорить с ней?

Почувствовав её взгляд, Джудит оглянулась и замерла. Блестящие тёмно-каштановое волосы трепал лёгкий ветерок, и Макс с волнением всматривалась в её лицо. В горле пересохло, и, преодолевая неуверенность, она заставила себя пойти вперёд. Эмили, узнав её, с звонким криком бросилась навстречу. Не задумываясь Макс наклонилась, выпустив трость, и подхватила её на руки. Малышка щебетала что-то неразборчивое, крепко обнимая её за шею, и по лицу Джуд вдруг скользнула улыбка.

— Кажется, она узнала меня, — немного смущённо пробормотала Макс, прижимая к себе ребёнка и чувствуя облегчение.

— Конечно, узнала, — мягко согласилась Джудит. — Что ты здесь делаешь?

Можно было ответить, что она оказалась в парке случайно и эта встреча стала для неё неожиданностью, но Макс не хотела этого делать. Внимательные серо-зелёные глаза неотрывно смотрели на неё, и по лицу Джуд было сложно определить, что она сейчас чувствует.

— Я надеялась найти вас, — ответила она, улыбнувшись, когда Эмили прижалась губами к её щеке.

Джуд не ответила, и, глубоко вздохнув, Макс подошла ближе.

— Если тебе тяжело, я могу забрать её, — предложила Джудит.

— Не тяжело.

— Она не такая лёгкая, какой кажется на первый взгляд, — Джуд обошла её и подняла трость. — Как ты?

— Отлично.

— С трудом верится, что это так.

— Сейчас на самом деле намного лучше.

Эмили замахала рукой в сторону берега, и Макс отпустила её, глядя, как малышка возвращается к своим друзьям. Джуд вернула ей трость и встала рядом.

— Ты совершенно сумасшедшая, — негромко произнесла Джудит, наблюдая, как дочка бросает в воду кусочек хлеба, который дал ей мальчик чуть старше. — Как тебе, вообще, пришло в голову сделать это?

— Я хотела его остановить, — пожала плечами Макс.

— О чём ты только думала?

Макс могла бы ответить, что думала о ней, и это действительно было правдой, но на этот раз она промолчала. Стоять рядом с Джуд, ощущая упоительно-знакомый, тонкий аромат жасмина, было очень приятно. Она даже не представляла, как сильно скучала по этой смеси волнения и комфортного тепла, которую всегда чувствовала, когда девушка была рядом.

— Чего ты хочешь, Макс?

— Я же сказала, что хотела увидеть тебя. И, если ты согласишься, предложить встретиться завтра где-нибудь. Там, где мы сможем спокойно поговорить, — сердце снова пустилось вскачь, и Макс повернулась, чтобы видеть её лицо.

— Извини, я не могу. По выходным няня Эмили уезжает к родным в Арлингтон, так что мне не с кем её оставить…

— Я приглашаю вас обеих. Мы можем провести время в развлекательном центре. Там есть детские комнаты, где она может поиграть с другими детьми, а мы в это время могли бы выпить по чашке кофе.

Сдерживаясь изо всех сил, Макс боялась, что ещё немного и она будет готова умолять Джудит согласиться. Она чувствовала себя так, словно от ответа зависела вся её жизнь. Лицо Джуд осталось непроницаемо-спокойным, когда на несколько долгих секунд их взгляды встретились. Погружаясь в бескрайнюю глубину её глаз, Макс почти перестала дышать.

— Хорошо, — едва заметно кивнув, Джудит отвернулась, возвращая внимание к Эмили.

— Тогда я заеду за вами около двенадцати? — чувствуя лёгкое головокружение, Макс крепче сжала трость.

— В одиннадцать. К двум мы должны вернуться домой, потому что я укладываю Эмили спать.

— Договорились, — с готовностью согласилась Макс.

— Ну, мы собирались ещё прогуляться и посмотреть пеликанов. Так что…

— Увидимся завтра, — ещё раз повторила Макс. — Хорошего вам дня.

— И тебе.

*****

Весь оставшийся день она бесцельно колесила по городу и подъехала к дому, когда улицы уже освещали вечерние огни фонарей. Притормозив у тротуара, Макс заглушила двигатель. Ей совершенно не хотелось возвращаться в пустую квартиру. Ещё несколько месяцев назад она бы не раздумывая отправилась в клуб, познакомилась там с понравившейся ей женщиной и приятно провела ночь, но делать это, когда все мысли занимала Джудит, не было никакого смысла. Даже в больнице, где вокруг было полно симпатичных медсестёр, Макс ни разу не пыталась флиртовать ни с одной из них. С тех пор как они познакомились, всё очень сильно изменилось.

Раньше, не находя, чем себя занять, она позвонила бы Кайлу. Они просидели бы до поздней ночи на заднем дворе его дома, потягивая пиво и обсуждая работу. Макс улыбнулась, вспоминая, каким счастливым он казался, когда вчера за ужином обсуждал с Элис их будущую поездку в Кейп-Код. В том, что он влюблён в эту девушку, не было никаких сомнений, но Макс пока с трудом представляла его отцом. Где-то в глубине её памяти он всё ещё оставался долговязым и неуклюжим мальчишкой, с которым она когда-то прогуливала школьные уроки.

Посмотрев на часы, Макс вздохнула и, взяв в руки телефон, поискала в нём номер Кристины. Девушка ответила после второго гудка.

— Привет. Надеюсь, я тебя не сильно отвлекаю? — неуверенно начала Макс.

— Ты меня совсем не отвлекаешь. Я только что вернулась от родителей и собиралась посмотреть какой-нибудь фильм, перед тем как отправиться спать.

— Звучит безумно скучно, — усмехнулась Макс. — Я представляла твою жизнь более захватывающей.

— Иногда она бывает и такой, — весело рассмеялась Крис. — Неужели ты хочешь предложить что-то интересное?

— Я тут вспомнила, что ты обещала сходить со мной в лучший гей-бар города, когда всё закончится. Напиться сегодня у меня вряд ли получится, но от компании, чтобы поужинать, я не откажусь.

— После двух месяцев в больнице ты хочешь пойти в гей-бар, чтобы поужинать?

— Крис…

— Ладно, где мы встретимся?

— Я подъеду к твоему дому минут через десять.

— «Десять»? Мне понадобится немного больше времени, раз уж мы собираемся в подобное место, — хмыкнула Кристина.

— Десять минут, Крис. И ноги можешь не брить. Вероятность, что кто-то подойдёт к тебе, пока я буду рядом, ничтожно мала, а у меня сегодня нет плана по твоему соблазнению.

— Фуф, ну хорошо. Я тебя жду, приезжай.

Макс с улыбкой наблюдала, как Кристина в нежно-голубых летних брюках и светлой блузке без рукавов направляется к её машине. Даже несмотря на высокие каблуки, в её походке и движениях чувствовалась уверенность настоящей женщины. Макс всегда находила её стройную, подтянутую фигурку чрезвычайно привлекательной. В сочетании с выразительными серыми глазами, классически правильными чертами лица и роскошными длинными волосами, она могла бы стать просто идеальным вариантом для того, чтобы прекрасно провести ночь. К сожалению или к счастью, но сегодня Макс в этом абсолютно не нуждалась.

— Ну, вези меня по своим злачным местам, — опустившись на пассажирское сиденье, скомандовала Крис.

— Как всегда, отлично выглядишь, — улыбнулась Макс, отъезжая от дома.

— Вообще-то, я не особенно старалась, так как ты сказала, что шансов захватывающе завершить эту ночь у меня нет.

— Если ты вдруг захочешь…

— Я пошутила, — опустив тёплую ладонь на её колено, Кристина улыбнулась. — Знаешь, я не большой любитель приключений на одну ночь.

— Ты забыла добавить: «В отличие от тебя», — негромко заметила Макс.

— И слушать разного рода сплетни, я тоже не люблю, — добавила Крис, убирая руку и устраиваясь поудобнее. — Очень часто в жизни не всё так однозначно, и на всё есть свои причины, о которых болтливое большинство даже не имеет представления.

— Ты знаешь, что Джуд у кого-то спрашивала обо мне, — догадалась Макс.

— Я представления не имею, что ей рассказали, но подозреваю, что ей это не очень понравилось. Она умная девушка, Макс. Если решишь, что тебе это нужно, то перспективы у тебя есть.

Не сдержавшись, Макс улыбнулась.

— Я никогда не встречалась с женщиной, у которой бы был ребёнок. 

Макс вспомнила, как маленькие руки обвивали её шею, и почувствовала, как на душе становится теплее.

— Я тоже, но для меня это бы не стало проблемой. Я и сама иногда задумываюсь… — Кристина на пару секунд замолчала, обдумывая то, что хотела сказать, — время уходит, а подходящего человека найти всё сложнее.

— Уверена, ни один мужчина не откажется помочь тебе с этим, — рассмеялась Макс.

— Если бы меня хоть немного интересовали мужчины… — легко пожимая плечами, ответила Кристина.

— Что? Совсем нет? Мне почему-то всегда казалось, что ты более гибкая в этом вопросе, — удивилась Макс.

— В первом классе я влюбилась в свою соседку по парте, так что у парней больше шансов не было.

— И чем всё закончилось? С соседкой по парте.

— Перед самым окончанием школы мне удалось затащить её в постель. Потом она поступила в колледж в Нью-Йорке и вышла там замуж. Больше я её не видела, — Кристина улыбнулась. — На самом деле не могу сказать, что мои десять лет ожидания оправдались, но потом всё пошло намного лучше. Раз уж мы заговорили об этом, расскажи мне свою историю.

Макс бросила на неё быстрый взгляд и вернула внимание к дороге. За всё то время, что она знала Крис, у неё ни разу не появилось повода ей не доверять.

— Она была умнее, старше и, определённо, мудрее меня. Кроме того, это была подруга моей мамы, так что, чтобы чего-то добиться, у меня тоже ушло немало времени. 

Можно было даже не рассчитывать, что Кристина не догадается, о ком речь.

— Она прекрасный человек, и мы до сих пор остаёмся хорошими друзьями.

— Тебе повезло, — Кристина посмотрела на яркую вывеску бара, у которого остановилась Макс. — Слышала, что по выходным здесь отличная развлекательная программа. Так что, пока ты уделяешь время ужину, я хотя бы смогу поглазеть на девушек в бикини.

— Ну, возможно, я тоже не смогу удержаться, чтобы не посмотреть на них, — пробормотала Макс, выбираясь из машины.

— Можешь быть спокойна. Я не стану болтать, даже если ты решишь засунуть пару купюр им в трусики, — подмигнув ей, Кристина направилась к дверям бара.

Часть 7

Оставив внедорожник у тротуара, Макс поднялась по крыльцу и нажала на кнопку звонка. Услышав звонкий голосок Эмили, она улыбнулась и в лёгком волнении переступила с ноги на ногу. То, что малышка будет с ними, даже к лучшему. Макс чувствовала, что девочка тянется к ней, и, как бы эгоистично это ни выглядело, готова была воспользоваться этим. Кроме того, Макс до глубины души трогали её безграничная доверчивость и открытость. Маленькая дочка Джуд дарила ей бесценный подарок — безусловную детскую привязанность. Оставалось только убедить её маму в том, что Макс заслуживает её.

Джудит открыла дверь, и Макс замерла, глядя на неё, так и оставшись стоять на пороге. Лёгкое летнее платье плотно облегало потрясающую грудь и тонкую талию, подчёркивая изящную линию бёдер и заканчиваясь чуть ниже колен. Тронутые лёгким загаром открытые плечи пересекали две тоненькие бретельки, и, задержав взгляд на маленькой родинке у основания шеи, Макс судорожно вздохнула.

Эмили выскочила навстречу и с счастливым лепетом повисла на её ноге. Макс провела дрожащей рукой по её мягким волосам и смущённо улыбнулась.

— Ты потрясающе выглядишь. У меня даже нет слов.

— Спасибо, — сдержанно ответила Джудит. — Мы уже готовы.

— Отлично. Тогда не будем терять времени, — подхватив на руки малышку, Макс направилась к машине, пытаясь призвать к порядку своё взбунтовавшееся либидо.

Удивительно, но даже вчера, глядя на почти обнажённых девушек, танцевавших на сцене бара, она не чувствовала такого сумасшедшего волнения. Пожалуй, если она планирует серьёзный разговор с Джуд, то ей придётся делать это с закрытыми глазами.

Пристёгивая Эмили на заднем сиденье, она автоматически сделала пометку — срочно купить детское кресло. Джудит заняла пассажирское сиденье, и, усевшись за руль, Макс направилась к ближайшему развлекательному центру, то и дело оглядываясь назад и проверяя, как там себя чувствует Эмили.

— Не беспокойся, она отлично переносит поездки, — успокоила её Джудит. — На заднем сиденье много места, и ей там удобно.

Совершенно неожиданно Макс вспомнила их поездку в Хьюстон и, покосившись на Джуд, заметила лёгкий румянец, окрасивший её лицо.

— Джуд… — тихо произнесла она.

— Если можно, то лучше не будем развивать эту тему.

— Эмм, но ты ведь не против, если мы поговорим о нас, когда найдём развлечение для Эмили?

— Раз уж я поехала…

— Спасибо, — Макс очередной раз оглянулась на малышку и улыбнулась в ответ на её счастливую улыбку.

Оставив машину на парковке, они прошли в огромное здание и на эскалаторе поднялись на третий этаж. Многочисленные яркие аттракционы мгновенно захватили всё внимание Эмили. Почти полчаса Макс с воодушевлением каталась с ней на яркой оранжевой машинке на автодроме, позволяя крутить руль и наслаждаясь её бурным восторгом. Макс даже удалось отвлечься, несмотря на то, что Джудит, облокотившись на высокий бортик, всё это время наблюдала за ними.

— Как твоё колено? — поинтересовалась Джуд, встречая их, когда они наконец выбрались с автодрома.

— Какое «колено»?

— Очень смешно, — на лице Джуд появилась улыбка, и она легко хлопнула её по руке. — Даже не знаю, кто из вас выглядел более счастливым.

— Тебе тоже стоило попробовать. Здесь можно не беспокоиться о правилах.

— Я знаю правила, — усмехнулась Джуд.

Они отвели Эмили в детскую комнату и задержались на некоторое время, глядя, как она знакомится с другими ребятами.

— Похоже, у неё всё хорошо, — Макс огляделась. — Давай посидим вон в том кафе. Оттуда нам будет её видно, и, если она вдруг захочет уйти…

— Если мы не заберём её сами, она с удовольствием останется там до самого вечера, — ответила Джуд. — Знаешь, я подумала, что раз уж ты угощаешь, то вместо кофе я готова съесть шоколадное мороженое и выпить молочный коктейль.

— От мороженого я тоже не откажусь.

Они заняли столик, и вскоре на нём появились две вазочки с мороженым, коктейль для Джудит и чашка кофе для Макс.

— Когда я была маленькой, родители никогда не водили меня в подобные места, — призналась Макс.

— Наверное, поэтому тебя с трудом удалось вытащить из той маленькой оранжевой машинки.

— Эмили тоже понравилось, — возразила Макс, встречаясь с ней взглядом. — Я очень переживала, что ты не согласишься со мной встретиться.

— Я и сейчас не знаю, зачем тебе это? — Джудит больше не смотрела на неё, и её лицо стало серьёзным.

— Тогда, в баре, ты сказала, что то, что у нас было, ничего не значит для меня, но это не так.

 — А что такого особенного у нас было, Макс? — Джуд посмотрела прямо на неё. — Несколько вечеров, проведённых вместе. Тривиальное свидание с походом в кино, ну и, собственно, секс, хотя нельзя сказать, что даже там — всё было идеально, — Макс вспыхнула, и, словно прочитав её мысли, Джуд насмешливо улыбнулась. — Даже если поначалу ты иногда бываешь нерешительной, то потом моментально забираешь всю инициативу. Это немного не то, чего бы я хотела.

— «Тривиальное свидание», — с досадой повторила Макс.

— Я не сказала, что оно мне не понравилось, — с лёгкой усмешкой заметила Джуд.

— А насчёт остального, ты могла бы сказать, — Макс чувствовала себя расстроенной и сбитой с толку.

— Я надеялась, что у меня будет много времени, чтобы с этим разобраться, — Джуд едва заметно пожала плечами.

— Если ты захочешь, оно у тебя будет, — ответила Макс. — Пожалуйста, дослушай меня. То, что в то утро ты увидела в моей квартире… — Макс замолчала, подбирая слова, чтобы они не прозвучали слишком банально. — Глория моя бывшая жена… — к её удивлению, лицо Джудит осталось невозмутимо спокойным, — и у неё возникли временные трудности. Она попросила разрешить ей несколько дней пожить у меня, и тогда я не увидела в этом большой проблемы. Меня ничего с ней не связывает, так что…

— А что насчёт других женщин? — размешивая в вазочке мороженое, спросила Джуд.

— Каких «других»? С тех пор, как у нас с тобой всё началось, у меня никого не было, — Макс смотрела на неё открыто, очень надеясь, что Джуд поверит ей.

— Но ты же не будешь утверждать, что не знакома с прокурором Олдман?

Макс даже замерла от удивления, насколько по-судебному это прозвучало. Сдержавшись, она глубоко вздохнула, отодвинув от себя вазочку с мороженым и чуть наклонившись вперёд.

— Я действительно знаю Мэдди уже много лет. И наши отношения на самом деле достаточно близкие. Мне кажется, не совсем справедливо обвинять меня в том, что у меня есть прошлое. У тебя оно тоже есть.

— Но я не спала с твоим начальником, — возразила Джуд, поднимая на неё взгляд.

— Послушай, у нас было не так много времени, чтобы получше узнать друг друга, и я понимаю, что я не святая. У меня было много женщин, но я никогда не обманывала тебя и не собираюсь этого делать. Знаю, что моя репутация не внушает доверия, но, если ты поверишь мне, Джуд, я бы хотела попробовать ещё раз.

— Я не уверена, что готова, — призналась Джуд. — Мои прошлые, не совсем удачные отношения закончились не так уж давно. Макс, у меня маленький ребёнок, и экспериментировать с кем-то, кто через пару недель может понять, что это не для неё, не самое подходящее время. Я не сомневаюсь, что при желании ты без труда можешь найти себе кого-то, чтобы провести время. Зачем тебе всё это?

Макс задержала дыхание, глядя на красивую молодую женщину, сидящую напротив. Как можно объяснить ей то, что она не могла толком объяснить даже самой себе. То, что за прошедшие два месяца она только последние два дня ощущает себя живой. Как рассказать о том, что, когда они расстались вчера в парке, Макс могла думать только о том, что сегодня у неё будет возможность снова увидеть Джуд.

У Джудит зазвонил телефон, и, пока она разговаривала, Макс наблюдала, как за стеклянными окнами детской комнаты Эмили играет с другими детьми. Да, завязывая отношения с кем-то, у кого уже есть ребёнок, ты берёшь на себя определённую ответственность. Нельзя просто примерить на себя роль родителя, а потом избавиться от неё, как от чего-то ненужного. Очевидно, именно этого и боится Джуд. Макс улыбнулась, когда Эмили ненадолго отвлеклась от игры, покрутила головой и, увидев её, помахала ручкой. Нет, то, что в жизни Джудит есть дочка, нисколько не пугало её.

— Это просто чёрт знает что, — возмущённо пробормотала Джуд, убирая телефон.

— В чём дело? — нахмурилась Макс.

— Адвокат обвиняемого попросил назначить встречу с судьёй и представителем обвинения завтра после четырёх часов вечера.

— И?..

— Няня Эмили работает до пяти, а я и так уже просила её пару раз задержаться на прошлой неделе.

— Завтра после обеда я буду свободна, так что могу побыть с ней, пока ты не освободишься, — не задумываясь предложила Макс.

— Знаешь, я, конечно, понимаю, что ты сейчас не можешь приступить к работе, но то, что ты набиваешься ко мне в няни, это уже немного чересчур, — казалось, Джуд не восприняла её слова серьёзно.

— С тех пор как вернулась, я просто не знаю, куда себя деть. Джуд, я с удовольствием присмотрю за ней, а ты можешь спокойно заниматься своими делами. Это ни к чему тебя не обязывает, и, если ты решишь, что я не тот человек, с кем бы ты хотела… — ей было сложно говорить об этом, но Макс взяла себя в руки. — Если ты не захочешь, мы сможем остаться друзьями.

Некоторое время Джудит молчала. По её лицу было сложно определить, о чём она думает.

— Она очень активная. Тебе не будет с ней тяжело? — наконец спросила она.

— Сегодня утром я два раза поднялась по лестнице на семнадцатый этаж. Вряд ли у неё получится утомить меня больше.

— В твоём доме не работает лифт?

— Это рекомендация врача. Мне нужно нагружать и разрабатывать колено, чтобы восстановить тонус мышц.

Джудит ненадолго задумалась.

— И, если я не смогу больше ничего тебе предложить, ты согласишься на дружбу? — внимательные серо-зелёные глаза смотрели так пристально, что у Макс защемило сердце.

— Соглашусь, — кивнула она. — Но мне бы хотелось большего.

*****

Перед тем как отправиться к Джудит, она заехала в магазин, решив купить продуктов. Возможно, самой приготовить ужин было не самой блестящей идеей, но уж с мясом в духовке и салатом она должна справиться. В конце концов, всегда можно поискать рецепт в интернете. Немного задержавшись возле полок с алкоголем, Макс выбрала бутылку красного «Шато Фонсеш». Добавив ко всему этому сыр и немного фруктов, она направилась к кассе.

Эмили встретила её радостным криком, повиснув на шее, едва Макс опустила на пол пакет с продуктами. Её няня, невысокая плотная женщина средних лет, наблюдала за этим буйным восторгом с тёплой улыбкой.

— Я побуду сегодня с Эмили… — заговорила Макс.

— Да, Джудит предупредила, что вы приедете, но я думала, что это будет ближе к вечеру. Луиза Далтон, — представилась она.

— Макс Пойнт.

— Ма-а-акс, — потянула малышка, ласково погладив её по щеке.

— Похоже, она очень рада вас видеть, — заметила женщина, подбирая пакет с продуктами. — Эмили только что покушала, так что скоро нужно будет уложить её спать. На ужин я уже приготовила для неё кашу. Вам останется всего лишь разогреть.

— Спасибо, — поблагодарила Макс, направляясь вслед за ней на кухню.

— Я оставлю вам свой телефон на всякий случай. Если появятся какие-нибудь вопросы, звоните. Обычно она спит около двух часов, но сейчас у неё режутся зубки, так что может проснуться и раньше.

— «Зубки»? Мне кажется, у неё уже полно зубов, — удивилась Макс.

— В этом возрасте у малышей обычно появляется второй моляр, и у Эмили десна уже припухшая, — пояснила ей миссис Далтон.

Макс не стала уточнять, что такое «второй моляр», решив, что позже выяснит это сама.

— Когда проснётся, можете немного погулять с ней в саду. Тогда аппетит у неё будет лучше, — женщина ещё раз улыбнулась. — Ну, я пойду. Уверена, что у вас всё будет хорошо, но всё-таки, если что, не стесняйтесь позвонить мне.

— Хорошо, — кивнула Макс, провожая её до дверей.

Оставшись одна в доме, с маленьким ребёнком на руках, она в первые секунды почувствовала растерянность, но, заглянув в огромные голубые глаза малышки, улыбнулась.

— Ну что? Давай познакомимся с тобой поближе, маленькая мисс Митчелл. Пойдём, покажешь мне свою комнату и попробуем уложить тебя спать.

Поднявшись по лестнице, Макс без труда нашла комнату Эмили. Обои нежно-голубого цвета с мишками, слониками и зайчиками украшали стены, а на полках были расставлены многочисленные игрушки. На кроватке лежала аккуратно сложенная розовая пижама с щенками и котятами, и, усадив девочку, Макс переодела её. Когда Эмили настойчиво высвободилась из её рук и сама потянулась к горшку, Макс едва не хлопнула себя по лбу.

— Мне ещё многому придётся у тебя научиться, — пробормотала она, помогая малышке. — Надеюсь, что у меня тоже найдётся, что тебе предложить.

Уложив её в кровать, Макс расправила одеяло и присела на стул, стоящий рядом. Эмили не сводила с неё глаз, и было совсем не похоже, что она собирается спать.

— Ну всё, закрывай глазки, — Макс подвинула стул ближе и погладила её по мягким волосам.

— Читай, — малышка продолжала смотреть на неё с ожиданием.

Макс огляделась и, увидев лежащую на столе книжку, потянулась за ней.

— Ладно, и что тут у нас? — пробормотала она, разглядывая красочную обложку. — «Флопси, Мопси и Ватный Хвост». Звучит интересно, — открыв первую страницу, Макс ещё раз посмотрела на Эмили. — Ты уж извини, у меня пока мало опыта со всем этим, но обещаю, что буду стараться. Итак… «Жили-были на свете четыре крольчонка, и звали их так: Флопси, Мопси, Ватный Хвост и Питер. Жили они со своей мамой на песчаном берегу в кроличьей норе под корнями высоченной ели…»

Пока Эмили спала, Макс успела прочитать несколько статей про развитие ребёнка в двухлетнем возрасте. Почувствовав себя более уверенно, она не дожидаясь усадила её на горшок сразу же, как малышка проснулась. Затем переодела в короткое жёлтое платьице и, несмотря на недовольство, расчесала ей волосы, собрав их в два высоких хвостика. Некоторое время они провели на полу, раскладывая кубики с картинками, на которых Эмили без ошибок называла нарисованных там зверей. Когда стало понятно, что малышке это больше не интересно, Макс вышла с ней в сад, где сначала покачала на качелях, подвешенных к дереву, а потом они немного поиграли в мяч, причём Эмили очень веселилась, когда Макс приходилось бегать за ним, доставая из клумб и кустов. Вернувшись в дом, Макс разогрела кашу, и девочка, крепко вцепившись в ложку, съела всё, что было в тарелке. Убрав со стола, они вернулись в комнату Эмили, нашли в столе альбом и цветные фломастеры, и, поставив у кухонного стола высокий детский стульчик, Макс усадила малышку, разложив всё это перед ней.

— Мне нужно немного времени, чтобы приготовить ужин для твоей мамы, — предупредила она. — А ты пока нарисуй что-нибудь, что я смогу повесить в своей спальне, когда сегодня вернусь домой.

Макс обращалась к ней серьёзно, и девочка внимательно слушала, согласно кивая в ответ. Время от времени отвлекаясь, чтобы заглянуть и похвалить полёт художественной фантазии малышки, ей удалось отправить мясо в духовку, нарезать салат, помыть и уложить в чашку фрукты. Присев рядом с Эмили, она с улыбкой рассматривала разноцветные линии и круги.

— Как я понимаю, ты выбрала авангардизм. Ну что ж, это неплохо впишется в общий дизайн моей квартиры, — похвалила она. — Я бы даже сказала, что ты могла бы составить конкуренцию Боччони или Малевичу, хотя, конечно, мне сложно судить непредвзято.

Услышав, как хлопнула дверь, Макс вскинула голову и с удивлением посмотрела на часы. Было почти восемь вечера, и она совсем не заметила, как быстро пролетело время.

— Привет. Чем вы тут занимаетесь? — Джудит в светло-сером деловом костюме задержалась на пороге кухни, чуть склонив голову и глядя на них с улыбкой.

— Эмили только что написала шедевр, который я собираюсь забрать сегодня с собой.

— М-да? А комиссионные мне не положены?

Макс вскинула бровь, уловив в её слегка насмешливом голосе нотки флирта. В глазах Джуд появилось что-то такое, чему Макс не смогла подобрать определения. Больше всего это было похоже на лёгкое удивление и затаённый интерес.

— Я не против обсудить этот вопрос, — ответила она.

Подойдя ближе, Джудит подхватила Эмили, протянувшую к ней ручки, и поцеловала в щёчку.

— Ты вела себя хорошо? Слушалась Макс, как я тебя просила?

Малышка согласно закивала в ответ.

— Она поспала, мы немного поиграли, погуляли, и потом Эмили съела свой ужин.

— Мой хороший зайчик, — улыбнулась Джуд, вновь целуя дочку. — А чем это так вкусно пахнет?

— О, — Макс подскочила, бросившись к духовке. — Я сделала попытку приготовить нам ужин, но если что-то будет не так, то уж извини. В этом я не так сильна, как ты.

Джуд подошла ближе, заглядывая через её плечо.

— Мне кажется, всё готово, — Макс оглянулась. — Что скажешь?

— Скажу, что сегодня ты превзошла себя, — рассмеялась Джуд. — Давай я уложу зайчика спать, приму душ, и мы проверим, насколько способный шеф-повар из тебя получился.

— Я могу сама уложить её, — предложила Макс. — К тому же мы не дочитали историю про Флопси, Мопси и Ватный Хвост.

— Тогда не буду вам мешать, — усмехнулась Джудит, передавая малышку Макс.

*****

Эмили быстро уснула, и, спустившись на кухню, Макс поискала тарелки, разложив на них салат и золотистые кусочки мяса. Выставив на стол фрукты, она открыла бутылку вина и, отступив на пару шагов назад, ещё раз всё придирчиво оглядела. Получилось не так уж плохо.

— Неужели этот романтический ужин для меня? — раздался за спиной голос Джуд.

— Ну, кроме нас, здесь никого нет, — Макс отодвинула стул, жестом приглашая её присесть.

Джуд в тёмно-синем шёлковом халате, с влажными волосами и лёгкой, немного растерянной улыбкой выглядела потрясающе женственно. Усевшись напротив, Макс потянулась к бутылке и наполнила бокалы.

— Это тебе не повредит? Ты принимаешь какие-то лекарства? — беспокойно поинтересовалась Джудит.

— Уже нет. Сейчас я прохожу курс реабилитации, и он включает в себя только физические упражнения. К тому же я не собираюсь пить больше одного бокала, так что всё остальное достанется тебе.

— Собираешься меня напоить? — Джуд улыбнулась и, взяв в руки бокал, серьёзно посмотрела на Макс. — Спасибо, это неожиданно, но мне действительно очень приятно.

— Просто хотела сделать для тебя что-то… — Макс смущённо пожала плечами. — Можно сказать, что это мой дебют, так что лучше сначала попробуй, прежде чем благодарить.

Они сделали по небольшому глотку, не отрывая друг от друга взглядов. Глаза Джудит казались совершенно зелёными, и Макс погружалась в них, согреваясь и ощущая всё больше уверенности.

— И как тебе в роли няни? — мягко поинтересовалась Джуд, принимаясь за еду.

— Подумываю сменить работу и заняться этим на постоянной основе, — пошутила Макс. — Всё было хорошо, никаких проблем. Мы с Эмили отлично поладили.

— И это кажется мне странным, потому что обычно она не такая покладистая. Она не очень утомила тебя?

Макс поставила бокал и, немного подумав, улыбнулась:

— Мне с ней легко. У меня почти нет опыта общения с детьми, но проводить время с ней намного приятнее, чем со многими взрослыми.

— Возможно, ты изменишь своё мнение, когда она покажет тебе свой характер, — улыбнулась Джуд.

— Меня не так просто напугать, — уверенно заявила Макс. — Кайл говорил, что ты взялась за интересное дело. Как прошла твоя встреча с адвокатом?

— Мы пытались договориться об условиях сделки, но пока не пришли к общему мнению, — ответила Джудит. — Кстати, ты зря беспокоилась по поводу ужина. Всё очень вкусно.

— Я способная, — усмехнулась Макс.

— Не сомневаюсь, — губы Джуд тронула лёгкая улыбка.

Они продолжили ужин в приятной, спокойной атмосфере. Макс рассказала о курсах по профайлингу, которые начинались в середине недели. Джудит слушала её с интересом, согласившись, что это несомненно может оказаться полезным при работе в дальнейшем. Время от времени их взгляды встречались, и между ними проскакивало нечто такое, от чего в груди у Макс сладко замирало сердце. Было почти одиннадцать вечера, когда, посмотрев на часы, Джуд поднялась из-за стола.

— Ещё раз спасибо, — взяв свою пустую тарелку, она поставила её в раковину.

— Я помогу тебе всё убрать, — предложила Макс, поднимаясь следом. — Могу даже помыть посуду.

— Не беспокойся об этом. У меня есть посудомоечная машина, — ответила Джуд.

Собрав оставшиеся тарелки, Макс подошла к ней, поставив их в раковину.

— Мне несложно, — они оказались так близко, что она смогла уловить участившееся дыхание Джуд. — К тому же это хороший повод ещё немного задержаться, — теперь она уже совершенно точно знала, что не собирается уходить, хотя бы не попытавшись. — Ты ведь тоже этого хочешь? — почти прошептала она, наклоняясь к самому уху Джуд.

Девушка развернулась, оказавшись с ней лицом к лицу. Её грудь взволнованно вздымалась. В мгновенно потемневших глазах Макс отчётливо читала почти нескрываемое волнение.

— Я хочу остаться и провести эту ночь с тобой, — продолжила Макс, ощущая всё большую уверенность и не отрывая от неё взгляда. — Позволь мне остаться, Джуд. Все последние месяцы я думала только об этом, — она опустила ладонь на стройный изгиб талии, привлекая её к себе и чуть наклоняясь к губам. — Я скучала по твоим поцелуям, по твоим рукам…

— Это запрещённый приём, — слегка севшим голосом ответила Джудит.

— В любви как на войне… — Макс не успела договорить, потому что тёплые губы прижались к её губам.

*****

Макс даже не поняла, как они так быстро оказались в спальне. Джудит отвечала на её поцелуи с такой страстью, что это почти вытеснило все остальные мысли из головы. Пока руки Макс гладили гладкое, нежное тело под халатом, Джуд успела расстегнуть пуговицы, освободить её плечи, и рубашка соскользнула на пол. Опустив ладони на её грудь, Джудит ласкала напрягшиеся соски, скользя губами по шее, заставляя её дрожать от нетерпения. Макс торопливо расстегнула джинсы, стаскивая их вниз, вместе с трусиками. Она выпрямилась, подавляя дикое желание избавиться от халата Джуд, уложить её на постель и, прижимая своим телом, немедленно овладеть ею. Коснувшись губами тёплых губ, Макс заставила себя оторваться от безумно желанного тела.

— Можешь сделать всё, как хочешь ты, — хрипло прошептала она. — Обещаю быть послушной.

— Неужели? — тихо рассмеялась Джуд.

— Но есть одно условие, — добавила Макс, накрывая её ладони и прижимая к своей груди. — Я хочу видеть тебя.

— Только это? — ей показалось, что Джуд улыбнулась, но в сумраке спальни она не могла разглядеть её лица.

— Подожди здесь, — попросила Макс, отступая к широкой кровати.

Устроившись поудобнее, она попыталась нащупать выключатель светильника, висящего на стене над кроватью. Мягкий свет осветил спальню, и взгляд Макс остановился на стоящей у кровати Джуд. Пояс от её халата остался где-то между кухней и лестницей на второй этаж, каштановые, с золотистым отливом волосы рассыпались по плечам, а в глазах горел лихорадочный огонь желания. Джуд не двигалась, скользя взглядом по обнажённому телу Макс, задержавшись на небольшой округлой груди, напряжённом плоском животе и остановившись на аккуратном треугольнике тёмных волос.

— Всё, что я хочу? — уточнила она, поднимая глаза.

— Абсолютно, — это было совсем не в её правилах, и Макс с трудом сглотнула.

На губах Джуд мелькнула едва заметная улыбка. Она распахнула края халата, позволяя ему упасть на пол, и, сделав шаг, остановилась. На ней больше не было ничего, кроме тонких кружевных трусиков, и Макс любовалась ею, едва дыша. Боже, в этот миг она хотела её даже сильнее, чем в первый раз, и уже жалела о своём неосторожном обещании.

— Ты очень красивая, — обретя голос, произнесла Макс.

Не отрывая взгляда, Джуд избавилась от последней преграды и потянулась к ней, опускаясь сверху и накрывая Макс своим телом. Их губы соединились, и Макс чуть развела бёдра, позволяя Джуд устроиться между ними. Пройдясь ладонями по изящному изгибу спины к ягодицам, Макс, не удержавшись, прижала их сильнее, желая более близкого контакта.

— Полегче, — с лёгким прерывистым вздохом прошептала Джудит.

— Я так сильно тебя хочу, — хрипло отозвалась Макс.

— Я знаю, — подняв голову, Джуд заглянула ей в глаза, коснулась уголка губ, спустилась к шее и чуть прикусила нежную кожу.

Макс закрыла глаза, чувствуя, как, проделывая влажную дорожку из поцелуев, Джудит спускается к её груди. Она сжала зубы, сдерживая стон, когда Джуд, нежно сжав её грудь, провела языком по её вершине. Тело напряглось, отзываясь, и по позвоночнику прокатилась тёплая волна удовольствия. Она опустила ладонь на затылок Джуд, вплетая пальцы в мягкие волосы и прижимая ближе. Через пару минут губы переместились к другой груди, и Джуд вдруг замерла. Макс открыла глаза и чуть приподнялась на локтях, наблюдая, как, судорожно вздохнув, Джудит коснулась большим пальцем небольшого продолговатого шрама под её правой грудью.

— Ты такая глупая, Макс. Как ты могла? — Джуд подняла на неё потемневший взгляд. — Ты хоть представляешь, как сильно ты меня напугала? Никогда в жизни мне не было так страшно, как в ту ночь. Я злилась и готова была отказаться от тебя, но потерять тебя так…

— Джуд, я… — начала было Макс.

— Целую неделю в Нэшвилле я сходила с ума, вздрагивая от каждого звонка.

— В Нэшвилле? — удивлённо переспросила Макс.

— Я приехала туда с Кайлом и вернулась, только когда твой врач пообещал ему, что ты поправишься. Кроме родных, к тебе никого не пускали. Если бы с тобой что-то случилось… — наклонившись, Джуд прикоснулась губами к ещё розовому шраму. — Никогда больше так не делай.

Макс ощутила, как облегчение, нежность и хрупкая надежда захватили её сердце. Джудит была там. Ей не было на неё плевать. Она так боялась думать об этом, всё время, пока лежала в больнице. Пыталась чем угодно оправдать Джуд в своих глазах. Обидой, необходимостью заботиться об Эмили, даже работой.

Она вздрогнула, почувствовав влажную каплю на своей коже, и Джуд подняла на неё блестящие от слёз глаза.

— Что бы ни случилось, никогда больше так не делай, — повторила она.

— Я не знала, что ты была там. Кайл ничего не говорил…

— Я попросила его об этом, но неужели ты могла подумать, что мне всё равно?

Макс потянула её к себе и крепко обняла, стирая губами солёные капли.

— Пожалуйста, не плачь. Прости меня, — прошептала она.

— За что ты извиняешься? Это я, не разобравшись, обвинила тебя.

— У тебя были на это причины, — успокаивая, Макс гладила её волосы. — Я бы тоже вспылила, если бы застала утром в твоём доме другую женщину. Сложно поверить кому-то вроде меня, но я никогда не обманывала тебя, Джуд, и последний раз, когда я занималась любовью, это было на берегу озера. С тобой. И это было незабываемо.

Джудит чуть приподнялась, заглядывая ей в глаза, а затем наклонилась, целуя глубоко и нежно. Она тесно прижалась к Макс, раскачиваясь и срывая тихие стоны удовольствия. Макс опустила руки на её бедра, невольно подхватывая ритм.

— Не спеши, — оторвавшись от её губ, Джудит стала спускаться ниже, касаясь лёгкими поцелуями груди и живота, пока не оказалась у неё между ног.

Задыхаясь от мучительно-сладкого возбуждения, Макс следила за ней, приподнявшись на локтях.

— Постарайся продержаться хотя бы пару минут, — мягко улыбнулась Джуд и, склонившись, коснулась её.

Макс упала на подушки, ощущая лёгкие настойчивые движения языка там, где сейчас полыхал настоящий пожар. Её бёдра непроизвольно двигались навстречу каждому прикосновению. Мышцы сводило от напряжения, и внутри нарастая поднималось тепло. Одна ладонь Джуд опустилась на её подрагивающий от напряжения живот, и Макс почувствовала, как она заполняет её. Из горла вырвался хриплый стон, и по телу понеслись сладостные волны освобождения. Приподнявшись, Джудит опустилась на неё, накрывая её рот поцелуем и продолжая ритмичные движения пальцами внутри. Ослеплённая, Макс прижала её к себе, задыхаясь от невероятной нежности.

Не двигаясь, они пролежали так несколько минут, пока дыхание Макс не пришло в норму.

— Тебе не тяжело? — вдруг обеспокоенно спросила Джудит, поднимая голову и всматриваясь в её лицо. — Как ты себя чувствуешь? — Джудит мягко отвела влажную прядь волос с её лба.

— Словно я попала на небеса, — улыбнулась Макс.

— Ты вся мокрая. Чувствуешь слабость?

— Я словно заново родилась. Мне очень хорошо, — Макс провела кончиками пальцев по её плечу, спустилась к плавному изгибу талии, и Джудит невольно вздрогнула, уткнувшись лицом ей в плечо. — Мне понравилось быть послушной, — Макс чуть сжала соблазнительно-упругую ягодицу.

— Если ты устала, то это не проблема… — начала Джуд, поднимаясь и устраиваясь на её бёдрах.

— Проблема в том, что сейчас мне чертовски нужен твой оргазм, — Макс улыбнулась, наблюдая, как всё ещё тёмный от возбуждения взгляд Джуд скользит по её телу. — И теперь послушной должна побыть ты.

— И что я должна делать? — руки Джуд опустились на её грудь, и она слегка качнула бёдрами.

Сердце Макс дрогнуло. Какой же невероятно красивой и волнующей была Джуд. И как эротично она выглядела — обнажённая, с рассыпавшимися по плечам волосами и лихорадочно горящим от желания взглядом.

— У меня есть кое-какие идеи на этот счёт, — севшим голосом отозвалась Макс, опуская руки на её бедра. — Приподнимись, — она заставила её сдвинуться вперёд, успокоив мягким взглядом, когда Джудит поняла, чего она от неё хочет.

— Макс… — Джуд замерла, в лёгком смятении глядя на неё.

— Я хочу тебя, милая, пожалуйста, доверься мне, — Макс переместилась ниже, обхватив её бедра руками, и, едва прикоснувшись к манящему влажному центру, уловила приглушённый, страстный стон удовольствия.

*****

Макс завязала шнурки на кроссовках и, выпрямившись, посмотрела на прислонившуюся к стене Джудит.

— Ты точно не хочешь позавтракать или хотя бы выпить кофе?

— Надо успеть заскочить домой, чтобы переодеться, и в восемь у меня занятие с реабилитологом, — ответила Макс.

— Я так и знала, что нужно заставить тебя съесть хоть что-то, — вздохнула Джуд, слегка покачав головой.

— Перекушу где-нибудь после, — пообещала Макс. — Может быть, если ты вернёшься сегодня не слишком поздно, прогуляемся все вместе в парке?

— Давай отложим до выходных, — Джуд выпрямилась и отвела взгляд.

— Хорошо, — было сложно справиться с разочарованием. — Тогда я заеду за вами в субботу? — предложила Макс.

— Договорились, — казалось, Джуд всё утро чувствует себя неуютно или её беспокоит что-то, о чём она не хочет говорить.

— Я могу позвонить тебе?.. — тревога сжимала грудь всё сильнее, и Макс уже готова была поддаться панике.

— Конечно, — словно преодолевая сомнения, Джуд шагнула ближе и легко прикоснулась к её губам своими. — Хорошего тебе дня, Макс.

— И тебе, — Макс смотрела, как она открывает ей дверь, и, шагнув на крыльцо, зажмурилась от яркого утреннего солнца.

*****

Вернувшись домой и разложив в холодильнике продукты, она отправилась в душ. Первый день курсов по профайлингу прошёл достаточно интересно. Заслушав короткую вводную часть, они сразу перешли к составлению психологического портрета преступника по следам на месте преступления. Именно это и казалось Макс особенно важным, и, когда лекция закончилась, она с удивлением обнаружила, что на часах почти пять часов вечера. Ей удалось отвлечься от мыслей о Джудит, но теперь они вновь вернулись, наполняя её странной щемящей тоской. Она скучала по пронзительно-глубокому взгляду, по её голосу, по тому, что она чувствовала, когда была рядом. Будь у неё возможность проводить время с Эмили, дни не казались бы такими бесконечно долгими и пустыми. До субботы оставалось ещё два дня, а она уже не находила себе места. Натянув лёгкую футболку и шорты, Макс прошла на кухню и, налив себе стакан сока, присела на диван в гостиной. Взгляд упал на телефон, лежащий на кофейном столике. Некоторое время Макс пыталась бороться с собой, но потом взяла его в руки и поискала номер Джуд. Нажимая на кнопку вызова, она поставила пустой стакан на пол и поднялась так резко, что колено тут же отозвалось ноющей болью.

— Привет, — немного взволнованно произнесла она, услышав голос Джудит. — Я тебя не отвлекаю?

— Нет. У тебя всё хорошо? — в голосе Джуд послышалось беспокойство.

— На самом деле не совсем, — Макс улыбнулась, представляя себе её лицо. — Я тут подумала, что могла бы прогуляться с Эмили, а ты занялась бы какими-нибудь делами по дому или просто отдохнула, — в трубке повисло молчание, и Макс остановилась у окна, глядя на вечерние улицы города. — Я просто не знаю, как мне дождаться субботы.

— Хорошо, приезжай. Я сейчас накормлю её и немного поработаю, пока вы гуляете. Хотела сделать это, когда уложу её спать, но раз уж ты предложила…

— Буду через двадцать минут, — с воодушевлением пообещала Макс.

Поднявшись на крыльцо, она нажала на кнопку звонка, и, когда дверь открылась, первой её встретила Эмили, выскочив навстречу с радостным воплем. Подхватив её на руки, Макс подняла взгляд на Джуд, встречая тёплую улыбку.

— Когда я сказала, что ты придёшь, мне даже не пришлось уговаривать её съесть всю кашу.

— У меня она тоже её съела, — заметила Макс.

Маленькие ручки уже гладили её по волосам.

— Мы пройдёмся до парка и вернёмся через пару часов, — предупредила она. — У меня с собой телефон, так что, если что, можешь позвонить нам.

— Хорошей вам прогулки, — Джуд немного постояла на крыльце, глядя им вслед, и вернулась в дом.

Эмили удивительно легко находила контакт с другими детьми. Через полчаса она уже носилась в компании таких же малышей, а Макс, наблюдая за ней, слушала длинный монолог одной из мамаш о том, как тяжело справляться с домашним хозяйством и маленьким ребёнком, пока муж на работе.

— У вас же девочка? — поинтересовалась женщина, невольно бросая взгляд на её стильные рваные джинсы.

— Да, — Макс сдержанно кивнула в ответ.

— Тогда вам легче. У меня парень, а они намного активнее и всегда доставляют много хлопот.

— У нас с Эмили нет никаких проблем.

Макс сама не знала, зачем заговорила об этом. Эта женщина явно приняла её за маму малышки, и почувствовать себя в её роли неожиданно оказалось для Макс приятно. Она напряглась, готовая сорваться с места, когда Эмили, разогнавшись, запнулась и упала на траву, но, убедившись, что всё в порядке, успокоилась.

— С такими маленькими, как сейчас, легче, — вздохнула женщина. — Не успеешь и глазом моргнуть, как они вырастут, пойдут в школу, заведут себе друзей, потом пойдут подружки, вечеринки, и тогда уследить ещё сложнее. Мой старший заканчивает в этом году школу, и неделю назад я поймала его в гараже с сигаретой.

— Думаю, в этом нет ничего страшного. Все через это проходят, — заметила Макс, вспоминая себя.

Она вдруг представила Эмили подростком. Симпатичной молодой девушкой, за которой, несомненно, будут бегать мальчишки. Будет ли рядом с ней человек, который с пониманием выслушает о её первых юношеских проблемах? Джуд была совсем не похожа на её маму, но она тоже очень увлечена своей работой. Макс вдруг отчётливо поняла, что хочет остаться в жизни этой девочки. Увидеть, как она растёт, вместе радоваться её победам и поддерживать при неудачах. Оставалось только выяснить, готова ли к этому Джудит? Решится ли она впустить Макс в их мир? Поверит ли она ей?

*****

Эмили вцепилась в руку Макс, и в её огромных голубых глазах стояли слёзы.

— Не уходи. Почитай Мопси… — просила она, и Макс растерянно посмотрела на Джудит.

— Я могу уложить её, и тогда у тебя будет ещё немного времени, чтобы поработать, — предложила она.

— Не знаю, правильно ли потакать всем её капризам, — Джуд вздохнула, посмотрев на дочку.

— Это не каприз, — Макс подхватила девочку на руки. — И мне совсем не трудно. Немного почитаю, и она быстро заснёт, — не дожидаясь ответа, она направилась вверх по лестнице.

— Тогда, может быть, я пока разогрею для тебя ужин? — предложила Джуд.

— Спущусь, и мы решим, — ответила Макс, прижимая к себе счастливую малышку. — Ты умеешь добиваться своего, — пробормотала она, усаживая её на кроватку и снимая платьице. — Совсем как твоя мама…

*****

Джуд, разложив перед собой бумаги, сидела за столом на кухне.

— Десять минут, и она уснула, — Макс прошла и присела напротив.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась Джуд. — Останешься сегодня?

— Я бы хотела, — Макс заглянула в её глаза, — но сначала было бы неплохо просто поговорить.

— О чём? — собрав документы, Джудит отодвинула их от себя.

— Мне казалось, что в нашу прошлую ночь всё было хорошо, и я не совсем понимаю, что случилось потом, — заговорила Макс.

— А разве что-то случилось? — Джуд внимательно посмотрела на неё.

— Я хотела бы видеться с тобой чаще, чем раз в неделю, и пытаюсь понять, почему этого не хочешь ты.

— Мы уже говорили об этом. Макс, у меня маленькая дочь, и я больше не хочу торопиться. Просто не имею на это права. Я хочу дать тебе время и, если ты решишь, что это всё не для тебя, не буду осуждать. Кайл рассказал мне о твоём неудачном браке…

— Мне всё больше хочется надавать этому болтуну подзатыльников, — пробормотала Макс.

— И я могу понять, почему ты избегаешь серьёзных отношений.

— Я их не избегаю, — возразила Макс. — Просто…

— Я боюсь привязаться к тебе, — выпалила Джудит. — Я и так уже чувствую больше, чем мне хотелось бы в данной ситуации.

Макс порывисто поднялась и, обойдя стол, оказалась лицом к лицу с взволнованной и смущённой Джуд.

— Что ты чувствуешь? — негромко спросила она, вглядываясь в пронзительно-зелёные глаза.

Она видела в них ответ. Джуд не обязательно было произносить его вслух. Сердце зашлось в безумном танце, переполненное нежностью. Макс прижала её к себе, вдыхая такой родной запах. Коснувшись губами её виска, она облегчённо вздохнула, когда Джуд обняла её в ответ.

— Тогда не отталкивай меня, Джуд. Дай нам шанс.

*****

Первые лучи солнца, пробиваясь сквозь плотные шторы, скользили по потолку. Макс следила за ними, лёжа на спине и обнимая Джудит, голова которой устроилась на её плече. Тонкие пальцы рисовали узоры на её груди, время от времени как бы случайно задевая сосок и заставляя её вздрагивать. Она чувствовала себя крайне утомлённой, но безмерно счастливой. В эту ночь они без слов сказали друг другу всё, и Макс знала, что никогда больше не выпустит эту девушку из своих объятий и жизни. В душе наконец воцарились покой и ясность.

— Мне нужно идти, но я позвоню, когда придумаю, что мы будем делать вечером, — нехотя произнесла она.

— Я согласна повторить вчерашний, и всё, что случилось потом, — отозвалась Джудит, накрывая её грудь ладонью.

— Не обещаю, что буду способна вытворять такое каждую ночь, — хмыкнула Макс. — Иногда нам придётся спать.

— Вот так всегда. Могла бы не возвращать меня на землю слишком быстро, — улыбнулась Джудит. — Что говорит врач о твоём колене? Тебя же не выпишут в ближайшую неделю?

— У меня есть ещё месяца полтора, и об этом я тоже хотела поговорить с тобой. Вчера у меня была первая лекция по профайлингу, поэтому я освободилась довольно поздно. Обычно мы будем заканчивать около двух, и я могла бы приезжать и отпускать миссис Далтон домой. Мы с Эмили ещё не дочитали про Флопси, Мопси и Ватный Хвост, а после, я думаю, подберём ещё что-нибудь интересное.

— Хорошо, я поговорю с миссис Далтон и, если она согласится уступить тебе мою дочь… — Джуд рассмеялась, поднимая голову и заглядывая ей в глаза. — Дети быстро привязываются.

— Всё будет хорошо, — успокоила её Макс и, потянувшись, коснулась чуть припухших от поцелуев губ.

*****

Оставив машину у центрального департамента, Макс решила пройтись по городу, обдумывая планы на вечер. Рабочий офис был совсем недалеко, и, позвонив Кайлу, она договорилась встретиться с ним в кафе неподалёку. Было жарко и солнечно, и Макс поискала в сумке солнечные очки, которых там не оказалось. Задумавшись, она вспомнила, что последний раз брала их с собой в Нэшвилл, когда ездила на похороны Шерон. Вероятно, после аварии они остались где-то в разбитой машине. Макс прошлась взглядом по витринам магазинов. Ни одного, где она могла бы купить новые, поблизости не было, но зато прямо напротив неё оказался ювелирный магазин. Она стояла некоторое время, в раздумьях разглядывая вывеску, а потом, решившись, прошла внутрь. Девушка-консультант, увидев её, приветливо улыбнулась:

— Добрый день. Хотите что-нибудь подобрать для себя?

— Для моей девушки. 

Макс уловила в её глазах вспыхнувший интерес и терпеливо подождала, пока та скользила по ней оценивающим взглядом.

— Хорошо. Что именно вы бы хотели? Браслет, цепочку, серьги?

— Мне нужно кольцо, — Макс небрежно облокотилась на витрину. — Я собираюсь сделать предложение.

— Тогда нам надо для начала определиться с размером.

— О-о, — потянула Макс, слегка нахмурившись, а затем улыбнулась, — попробуем угадать.

*****

Остановившись у входа в аудиторию, Макс набрала номер Джудит, и спустя пару гудков та ответила.

— Надеюсь, тебе не пришлось отпрашиваться у судьи, чтобы поговорить со мной?

— Нет, у нас перерыв и мы с коллегой решили выпить кофе.

— Твоя коллега — женщина?

— Да, а что?

— Молодая?

— Думаю, ей ещё нет тридцати, — голос Джуд дрогнул от едва сдерживаемого смеха.

— Понятно, — недовольно пробормотала Макс.

— Ты уже придумала, чем мы займёмся вечером?

— У меня есть идея, и надеюсь, что она тебе понравится. Я хочу пригласить тебя поужинать. У нас же было одно настоящее свидание, а это будет что-то вроде второго.

— Я не против, Эмили тоже пойдёт с нами?

— Джуд, ты только не подумай ничего такого, я бы с радостью взяла её с собой, но, мне кажется, ещё рано приучать её к ресторанам.

— Не могу не согласиться, — рассмеялась Джудит. — И каков твой план?

— Я только что встречалась с Кайлом, и они с Элис с удовольствием посидят с ней несколько часов, если ты, конечно, не будешь против. Подобный опыт будет им как раз кстати.

— Кайл собирается стать отцом? — догадалась Джуд.

— Месяцев через семь, — подтвердила Макс. — Так что ты скажешь?

— Хорошо, я согласна пойти с тобой на свидание, — довольным голосом объявила Джуд. — А сейчас мне пора, потому что если я не успею выпить кофе с шоколадным пончиком, то, боюсь, тебе придётся прилично потратиться на ужин.

— Я заеду за тобой в семь. Кайл тоже обещал подъехать к этому времени. И передавай от меня привет коллеге.

— Обязательно передам, — рассмеялась Джудит. — Хорошего тебе дня.

*****

Она приехала чуть раньше и решила дождаться Кайла и Элис у дома. Нервно пробарабанив по рулю, Макс взяла телефон и, пролистав список контактов, решительно нажала на кнопку вызова.

— Максин, как хорошо, что ты позвонила, — раздался в трубке голос мамы. — Ты обещала звонить каждый вечер, но последние три дня от тебя ничего не слышно. Понимаю, что у тебя там много дел, работа и друзья…

— Мам, я купила кольцо и хочу сегодня сделать предложение.

Тишина в ответ тут же заставила Макс пожалеть о том, что она решилась поделиться этим с родными.

— Если это не спонтанное решение, — неуверенно заговорила мама.

— Спонтанное, но я уверена, что хочу этого, — с волнением ответила Макс. — Просто я боюсь… боюсь, что она не согласится.

— Почему?

— У неё маленькая дочь, а то, что она знает обо мне, характеризует меня не с лучшей стороны.

— Это большая ответственность, Макс. Если есть ребёнок…

— Я понимаю, — вздохнула она.

— Мы с твоим отцом прожили вместе много лет, — глубоко вздохнув, заговорила мама. — Брак — это не только любовь и страсть, но и ежедневные уступки, терпение и умение поставить себя на место другого человека. Если ты уверена, что хочешь разделить с этой девушкой свою жизнь, что это твой человек, то делай то, что задумала. Мы с папой поддержим тебя. Можешь рассчитывать на нас.

— Спасибо, — ответила Макс с облегчением.

— Я рада, что после всего, ты решилась поделиться с нами. Знаю, что это было непросто. И, если всё пройдёт хорошо, я очень надеюсь, что ты познакомишь нас с твой избранницей.

— Обязательно. Пожелай мне удачи, мам.

*****

Макс, в светло-голубых брюках и белоснежной рубашке с широким воротом, вышла из машины и, обойдя её, галантно распахнула дверцу перед Джудит. Узкое платье глубокого тёмно-синего цвета, длиной чуть выше колен, невероятно шло ей. Вид стройных ножек в туфлях на тонкой шпильке отвлекал Макс всю дорогу, пока они ехали. Она выбрала самый дорогой ресторан, и ей пришлось немало постараться, чтобы забронировать столик. Хорошо, что у Кристины было много знакомых, которые могли с этим помочь.

У входа их встретил один из официантов и пригласил к столику. Приглушённый свет в зале и тихая музыка создавали уютную, романтическую атмосферу. Придерживая Джудит за локоть, Макс коснулась заднего кармана брюк, где лежало, дожидаясь своего часа, кольцо. Неожиданно в полутьме зала её взгляд выхватил знакомое лицо. Мэдисон ужинала в компании с симпатичной блондинкой и, узнав их, слегка кивнула в знак приветствия. Макс улыбнулась в ответ, но, почувствовав, как дрогнула рука Джуд под её пальцами, едва не выругалась вслух. Их проводили к столику у окна, и, присев напротив Джудит, Макс с беспокойством заглянула в её лицо.

— Если хочешь, мы можем уйти, — предложила она. — Это какое-то безумное совпадение, если бы я знала…

— Всё в порядке. Ты же старалась, всё подготовила, — глубоко вздохнув, Джуд улыбнулась. — К тому же я очень голодна и весь день провела в предвкушении ужина.

— Хорошо, — Макс кивнула, открывая меню.

Похоже, у неё самой аппетит пропал безвозвратно. Единственный раз, когда она пригласила девушку в ресторан, чтобы не просто переспать с ней, ей настолько не повезло. Макс ещё раз посмотрела на сидящую напротив Джуд. Может быть, это знак? Может, она слишком поторопилась?

— Ты расстроилась, что она не одна? — в глазах Джуд застыл вопрос.

— Боже, нет, — Макс протянула руку, накрывая её ладонь своей. — Я боюсь, что это испортит настроение тебе.

— Макс, ты сама сказала, что у всех есть прошлое, так что… Давай просто поужинаем, а потом пойдём домой.

Она кивнула, соглашаясь, но, даже несмотря на эти слова, продолжала нервничать. Говорить о чём-то серьёзном между ними, когда в зале сидела бывшая, пожалуй, не стоило. Придётся отложить разговор, а она весь день готовилась, подбирая подходящие слова. Джуд тоже выглядела притихшей, и теперь они обменивались лишь ничего не значащими фразами. Увидев, как Мэдисон поднялась со своего места и, оставив свою спутницу, направилась к ним, Макс лишь обречённо вздохнула. Мэдди ни в чём не виновата. Она её друг и останется ею. Джуд должна это понимать.

— Добрый вечер, девушки, — женщина остановилась рядом с их столиком. — Мы сейчас уходим, и я просто подошла поздороваться… — Макс встретилась с её спокойным дымчато-серым взглядом, — и сказать, что мне приятно видеть вас вместе. — Мэдисон мягко улыбнулась Джудит, и, когда та улыбнулась в ответ, Макс почувствовала облегчение. — Не буду отвлекать. Приятного вам вечера.

*****

Свернув с дороги, Макс притормозила у тротуара.

— Если не возражаешь, мы могли бы немного прогуляться, — предложила она, заглушив двигатель.

После дневной жары лёгкий тёплый вечерний ветерок казался очень приятным. Улицу освещали огни фонарей и яркие витрины небольших магазинчиков. Джудит выглядела задумчивой, и, сгорая от беспокойства, Макс взяла её за руку, нежно сжимая тонкие пальцы. Свернув на пешеходный мост Континентал-авеню, пролегавший через реку Тринити, они медленно пошли вдоль лавочек и навесов. Навстречу попадались небольшие компании и влюблённые парочки. Отсюда открывался потрясающий вид на мост Маргарет Хант Хилл, с его огромной светящейся аркой.

— Давай немного постоим здесь, — предложила Джуд. — Мне кажется, это самое красивое место в этом городе, — она подошла к перилам, опуская на них руки. — И, наверное, самое романтичное, — по её губам скользнула лёгкая улыбка, когда она оглянулась на Макс.

— Я не очень сильна в романтике, — вздыхая призналась Макс, шагнув ближе и обнимая её.

— Почему же? У тебя хорошо получается, — отозвалась Джуд, прижимаясь спиной к её груди.

— Шутишь? Я никогда не ухаживала за девушками. Я даже никогда не дарила им цветы, но мой первый букет для тебя лежит сейчас в багажнике машины.

— И что же он там делает? — Джуд улыбнулась, и, склонившись, Макс коснулась губами её шеи.

— Ждёт, когда я наберусь смелости, чтобы сказать тебе всё, что хочу.

— Ты можешь ничего мне не говорить, — Джудит накрыла ладонями сомкнутые на своей талии руки Макс. — Я думаю, что время расставит всё по своим местам.

— Оно уже сделало это, Джуд. Я не могу даже представить свою жизнь без тебя и Эмили, — потянувшись к заднему карману своих брюк, Макс вытащила кольцо и, взяв руку Джуд, надела его на её безымянный палец.

— Макс… — изумлённо прошептала Джудит.

— Тсс… — она лишь крепче обняла её. — Я не хочу, чтобы то, что я скажу, осталось лишь словами. Мне больше не нужен шанс, я готова провести с тобой всю свою жизнь. Я обещаю тебе, быть верной и заботиться о тебе и Эмили. Обещаю, что если ты согласишься разделить вашу жизнь со мной, то никогда не пожалеешь об этом. Я люблю тебя, Джуд. И для Эмили я хочу стать не просто человеком, который иногда проводит с ней время. Я хочу быть рядом, когда она пойдёт в школу, выбирать с ней платье на выпускной и, возможно, когда-нибудь, танцевать с тобой на её свадьбе.

— Ты умеешь танцевать? — тихо рассмеялась Джудит.

— Надеюсь, что к тому времени ты меня научишь.


Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4
  • Часть 5
  • Часть 6
  • Часть 7




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке