Хаос (СИ) (fb2)

- Хаос (СИ) (а.с. Дорога домой-5) 1.87 Мб, 551с. (скачать fb2) - Павел Александрович Зверев

Настройки текста:



Глава 1. У нас проблемы

Я лежал в своей комнате и с интересом социопата изучал рисунки мозаичной плитки на потолке. Удар Азакара оказался как никогда кстати, ну а я даже боялся подумать о том, что могло произойти если бы не он. Пустота в эмоциях и полное нежелание что-либо предпринимать — слишком странно, даже для меня. Сейчас мне нужно разобраться в произошедшем и сделать так, чтобы подобного больше не повторилось. С другой стороны, помимо эмоциональной инвалидности меня беспокоил еще один вопрос, а именно откуда во мне столько силы, что вихрь пламени фактически не удалось удержать такому количеству далеко не самых слабых разумных. Что это за сюрпризы такие, и какова будет цена? Ну и в качестве десерта, чтобы, так сказать добить итак расшатанные нервы, мне пришлось вспомнить причину, по которой всё это произошло. Лирания. Точнее её смерть. И эльф, что принес эту весть.

Стоило мне только подумать о девушке, как я тут же напрягся, в ожидании всплеска магии, но её не было. Все было так же, как и всегда, только тоска в душе, и грусть от воспоминания о нашем с ней единственном поцелуе.

Сейчас, лежа у себя в комнате, я пытался разобраться в своих чувствах. Что эта девушка для меня значила, и какие чувства я к ней испытывал? Не скажу, что это была любовь с первого взгляда, но совершенно точно, я испытывал к ней огромную симпатию. И, пожалуй, влечение. Кроме этих, совершенно понятных эмоций, было и уважение. Уважение к девушке, которая осталась одна из всего своего рода и не сломалась. Как бы то ни было, даже тысяча лет жизни не изменит того факта, что она всего лишь девушка, слабая и беззащитная, для тех, кто может это видеть. Я видел. А так же видел и то, что она скрывала всё это за маской силы, и маской величия своего мертвого рода.

Рода, который теперь исчез навсегда.

Мимолетное сожаление, что из-за плена я не смог навестить ее раньше и вспышка злости на стечение обстоятельств, которые привели именно к этому. Что ж, нужно как следует разобраться, и найти виновных. Ну а потом я не буду сдерживаться.

— Это будет моим прощальным подарком для тебя, Лира, — прошептал я и грустно улыбнулся.

Пара секунд на легкую грусть — это всё, что я себе позволил. Уже поднимаясь с кровати, я постарался выкинуть из головы лишние мысли, избавиться от отрицательных эмоций и настроиться на деловой лад. Легкий контрастный душ немного помог, ну а после, я уже посредством медитации дошел до своего привычного состояния. Легкая весёлость под руку с паранойей и желание двигаться вперед, не задерживаясь на одном месте.

Когда я вышел из своей комнаты, то с удивлением отметил, стоящую в коридоре, Илвен. Девушка облокотилась о стену и с недовольным выражением лица смотрела прямо на меня. В руках она вертела небольшой кинжал, а её мысли витали где-то далеко.

— Всё в порядке? — задал я вопрос, направляясь в сторону обеденной комнаты.

Естественно, Илвен пошла следом за мной, но в её эмоциях я читал легкую опаску и, пожалуй, сожаление. Только вот с чем было связано последнее, мне было непонятно.

— Если не считать одного бешеного дракона, то все хорошо, — хмыкнул дроу, пытаясь вернуть себе привычное расположение духа. — Больше с ума сходить не будешь?

— Нет, — покачал я головой, понимая её состояние. — С эльфом всё в порядке? Не прибила светлого?

— Да за кого ты меня держишь! — наигранно возмутилась девушка, а после, поняв, что слегка переигрывает, фыркнула и поубавила тембр. — В порядке всё с ним. Под охраной правда сидит, на всякий случай. Ну и да, он понял, что ты дракон. Так что здесь могут быть проблемы.

— Не важно, — отмахнулся я, прогоняя в голове планы на ближайшее время. — Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу оставить это без ответа?

— Да куда уж мне, — криво усмехнулась дроу. — И меня, ты само собой, с собой брать не будешь.

— Догадливая, — кивнул я. — В Мэл’Лориене тебе делать нечего. Да и не пустят тебя в город. Так что займись пока подготовкой к принятию гостей, скоро их будет много.

— Сестры уже предупреждены о своем назначении, — убрав из голоса и намек на веселость, кивнула дроу. — Но мне нужны еще кадры, вчетвером мы много не сможем.

— Об этом я уже предупредил остальных, — отмахнулся я. — Насколько меня вырубил Азакар? И как он кстати. А то когда я его видел, выглядел он не важно.

— Эльф его исцелил почти полностью, — ответила Илвен. — Сильный маг жизни. До архимага, конечно, не дотягивает, но где-то близко. А насчет времени, так где-то около шести часов.

— Понятно, — задумчиво произнес я, проходя в обеденную комнату.

Как и ожидалось, стол уже был накрыт, а две девушки-разносчицы из народа гномов стояли возле второго выхода, видимо, готовясь принести горячее. В этот раз не было целой горы съестного. Пара тарелок с салатами, несколько графинов с напитками и на этом всё.

Уже садясь на свое место, я дал отмашку девушкам и те, кивнув да сделав реверанс, скрылись за дверью, чтобы спустя десяток секунд принести изящные пиалы с супом. Илвен так же не отказалась от обеда и присоединилась ко мне. Правда, о делах мы не разговаривали, а обсуждали какие-то незначительные мелочи, чтобы не портить себе аппетит. Девушка делилась впечатлениями от моего замка, я же слушал её в пол уха, а сам рылся у себя в памяти, пытаясь найти что-то, что объяснило бы мне столь мощный всплеск магической энергии. Сейчас я не чувствовал в себе того океана маны, который позволил мне запитать столь мощный вихрь. Единственное, что я ощущал, так это легкий, еле заметный ветерок, которого в принципе не могло быть внутри замка. Кроме этого незначительного нюанса никаких особых отклонений не было, а поэтому я полностью отдался еде.

— Проводишь к нашему гостю? — спросил я девушку, когда я с обедом было покончено.

— Да куда же я денусь, — усмехнулась Илвен. — Только не проси с ним сюсюкаться. Сам решай, что делать дальше.

— Не вижу в этом проблем, — пожал я плечами. — Нет тела, нет дела.

То, каким взглядом меня одарила Илвен, стоило того, чтобы так пошутить. Правда, девушка почти сразу поняла мою игру и только недовольно фыркнула.

— Куда хоть его посадили? — поинтересовался я.

— Тут недалеко, — отмахнулась девушка. — В этом прекрасном дворце есть гостевые комнаты, для, скажем так, тех, кому противопоказано использовать магию.

— Забавно, — хмыкнул я. — Даже не знал о таких.

— Ты еще много не знаешь, — бросила на меня взгляд девушка. — Тебе бы не по лесам скакать, а свой дом изучать.

— Да, мамочка, — тихо усмехнулся я, на что получил болезненный тычок под ребра. — Не будь букой. Хорошая же девочка.

Дроу возмущенно засопела и совсем замолчала. Словно обидчивый подросток лет семнадцати, а не могущественная жрица темной богини Ллос.

Вместе с Илвен мы спустились на самый первый этаж дворца и прошли немного вглубь. Уже там, спустя несколько сотен метров запутанных коридоров, девушка провела меня к одной из комнат и замерла, облокотившись о стену напротив двери. Дроу всем своим видом излучала такое пренебрежение перед светлым, что я невольно заподозрил её в переигрывании. Пришлось заходить внутрь без неё, хотя взгляд со стороны Илвен совершено точно не был бы лишним.

Дверь в комнату к эльфу открывалась без какого-либо ключа. Просто моя ладонь легла на ручку двери, и погасшие защитные печати позволили мне пройти внутрь.

Гостевая комната эльфа не была похожа на тюрьму или что-то подобное. Обычная просторная комната, в светлых тонах и обустроенная по высшему разряду. Единственным отличием было наличие множества печатей, а так же сеть Сида, которая словно пылесос вытягивала всю ману из помещения.

Стоило мне только закрыть дверь, как подобная участь постигла и меня. Должен признать, что это весьма неприятное чувство, когда что-то насильно вытягивает энергию из твоего источника. Словно вредный зуд, который вибрацией проходит по всему телу и, забираясь глубже, создает пустоту.

— Прошу прощения за столь неприятные ощущения, — улыбнулся эльф, привставая с кресла и откладывая в сторону небольшую книжицу.

— Что вы, не стоит, — хмыкнул я в ответ, прекрасно понимая эту шутку. — Как я могу к вам обращаться?

На этом вопросе эффект выкачивания маны перестал на меня влиять. Видимо, Сид включил схему свой-чужой и это успокаивало.

— Возможно, с моей стороны это покажется наглостью, но я предлагаю перейти на «ты», — убрав улыбку и с легким полупоклоном предложил эльф. — Мое имя Олрисан, я названый брат Лирании.

— Что ж, тогда обратное предложение, — кивнул я, — давай обойдемся без всякой этой дворцовой мишуры. Не перевариваю этикет и эти заумные словосочетания.

— С радостью, — улыбнулся Олрисан. — Позволь спросить, сколько тебе лет?

— Двадцать девять, — не стал скрывать я. — А что, есть какие-то проблемы?

— Ни в коем разе, — мотнул головой эльф. — Просто, мне стало интересно, кто смог настолько заинтересовать сестричку, что её настроение стало меняться, словно погода по весне.

— Сочувствую твоей потере, — непроизвольно сжав кулак левой руки, проговорил я. — Что случилось? Как она погибла?

— Если бы я знал подобности, — тяжело вздохнул эльф, проведя рукой по волосам. — Надеюсь, ты больше не будешь устраивать огненный вихрь?

— Нет, — покачал я головой. — Всё в норме.

— Хорошо, — слишком резко кивнул Олрисан, выдавая свои эмоции. — Всё, что мне известно так это то, что к её смерти причастен один из домов великого совета. А именно дом «Вечной луны». Он специализируется на жреческом направлении и несет через века традиции нашего народа. Очень сильный и влиятельный дом, с опасными знаниями и древней историей.

— Так, ладно, — протер я с силой лицо. — Что еще известно? Как на это отреагировал Ангхабеш?

— Меня изгнали, — пожал плечами эльф. — Попираю великие традиции наших предков и недостоин зваться светлым эльфом. Даже на порог к князю не пустили. Я уверен, он знает об этой ситуации, но скорее всего, совершенно не со стороны истины. Сейчас, когда клятвы стали терять свою силу, многое остается в тенях.

— Сомневаюсь, что Ангхабеш так прост, что его можно запросто обмануть, — покачал я головой. — При нашей встречи, мне показалось, что он достаточно разумен, и более того у него слишком цепкий ум, дабы поверить в обман.

— Так-то оно так, — спрятав удивление от факта нашей встречи, выдохнул эльф, — но, видишь в чем дело. Лира, хоть и была наследницей, но она была наследницей мертвого рода. До неё мало кому было дело. Да, она смогла вырвать себе определенное место в нашем обществе, но не более. Скажем так: Лирания была, хм, как бы это на общий перевести? Сомнение леса? Нет. Направляющий взор природы? Прошу прощения, Дарт, мои знания на общем языке не столь обширны, как бы мне того хотелось. В общем, она была той, кто подчинялся лесу и изучал его сомнения. Любое отхождение от наших идеалов, идей или верований, которое взвесью парило среди слов, нуждалось в изучении и, наверно, контроле. Вот Лира и была тем негласным наблюдателем, выбранным самим лесом.

— Довольно значимое назначение, как по мне, — нахмурился я. — Слишком значимое, особенно в сфере вашей жизни.

— Если бы, — грустно улыбнулся Олрисан. — Наш народ уже давно отошел от древних традиций. Сейчас мы всё больше подвержены прогрессу и корни забываются, тлеют, гниют. Среди нас мало единства, Дарт.

— Насколько крепка власть Ангхабеша? — задал я довольно серьезный вопрос.

— Скажем так, — задумался эльф. — В пределах сорока километров от дворца — она неоспорима. Но, наша столица простилается больше чем на две сотни километров. И с каждым шагом сверх того она тает словно утренняя роса, при первых лучах восходящего солнца. Да, его дом Серебряного ветра сильнейший из всех, но и остальные не слабее.

— А как же богиня? — совершенно запутавшись, поинтересовался я. — Насколько я помню, Минрандиил довольно трепетно к ней относился.

— Да, — кивнув, на мгновение отвел взгляд эльф. — Весь трепет к ней теряется, стоит только оказаться в центре столицы. Вера в неё сильна, когда вокруг враги и хаос, а лесу требуется защита. Но стоит только почувствовать крепость стен и остроту мечей эльфийской гвардии, как она слабеет, превращается в формальность и не более.

— Насколько я могу доверять твоим словам? — снова вопрос, и на этот раз, пожалуй, один из главных.

— Настолько, насколько доверял ей, — без капли сомнения, твердо произнес Олрисан. — Знаю, клятвы сейчас не лучшая гарантия, но так же мне известно, что Калил здесь, с тобой. И он сможет провести один из ритуалов, дабы у тебя отпали сомнения в моих словах. Остается отрытым лишь один вопрос, примешь ли ты моё служение? Или я останусь просто гостем в твоей обители?

— Ещё один нахлебник, — проворчала внезапно вошедшая дроу. — У нас проблемы, Дарт.

— Что случилось? — тут же подобрался я.

— Кто-то пытается пробиться через портал, — ответила Илвен, а я заметил напряжение в её глазах. — И это не через наши поселки.

— Хо-хо-хо, — рассеянно выдал я. — Олрисан, закончим разговор позже.

— Я могу помочь, — бросив мимолетный взгляд на дроу, предложил эльф.

— Не сейчас, — покачал я головой. — Без обид, но доверия к тебе пока нет.

— Понимаю, — смирился светлый. — Тогда, удачи вам, и пусть лес благоволит тебе, Кариэл.

Поблагодарив эльфа кивков, я быстрым шагом покинул его комнату, которая стала по совместительству местом его заключения, и пошел следом за Илвен.

— Роар не вернулся? — спросил я девушку, выстраивая массивные плетения вокруг своего источника.

— Нет, — мотнула та головой. — Когти уже на месте, не переживай. Там и Азакар с Риоку, а так же две сотни наших лучших воинов.

— Твои сестры? Гномы? — снова вопросы.

— Мы готовы, Дарт, — спокойно выдохнула девушка.

Я бросил на неё мимолетный взгляд, но понял, что и сама дроу не на своем месте. Девушка напряженно о чем-то думала, а покусывание губ говорило об этом больше, нежели можно прочесть по выражению лица.

Оказавшись на улице, позади меня тут же сомкнулся полукруг воинов-гвардейцев. Два десятка орочьих бойцов, в тяжелой броне с нагинатами смотрелись достаточно внушительно. Было видно, что это не скучающая молодежь, а именно лучшие из лучших, которым не посчастливилось стать моей защитой.

Еще даже не подойдя к порталу, и только выйдя из дворца, я уже увидел те волны энергии, которые пытались прорваться к нам сквозь полотно расстояния. Чья-то магия крутила мироздание и буквально разрывала его на ошметки, в попытке проделать брешь. Магические потоки сходили с ума, а сеть Сида вздыбилась, словно пес-охранник, готовая в одно мгновение обрушить всю свою мощь на незваного гостя.

Уже оказавшись в пределах портала, возле меня, как по волшебству появился Форни, мой штатный кузнец по военной стезе. Вообще-то его имя было Фориентарион, но я решил сократить, дабы не тратить понапрасну время. Гном, впрочем, и не возражал вовсе. Он был одним из тех, для кого формальности не имели значения, а главным было лишь созидание новым артефактов. В его руках находился массивны сундук, открыв который, гном представил мне новый комплект брони. Этот был более внушителен, нежели прежний и внушал если не страх, то близкое к этому. Поглощающий свет черный цвет металла, шипы на локтях, плечах и коленях. Плюсом шел закрытый шлем в виде оскаленной пасти дракона с уже привычным единственным камнем по центру.

Надеть подобное произведение искусства оказалось несложно. Стоило мне подойти ближе, как я приметил магическую основу большого плетения, которая словно медуза исходила десятками щупалец. Как только я оказался вплотную к сундуку, магия оплела мое тело, и части доспеха сами сложились в единое целое. Ушло буквально с десяток секунд, а я уже привыкал к новой защите, с напряжением всматриваясь в пульсирующий план энергетического слоя. Вокруг собралось более трех сотен различных разумных, и орочий круг шаманов уже вовсю творил свою магию.

— Приготовились! — выкрикнул я, когда понял, что прорыв случится с секунды на секунду.

Миг и над кругом портала появился мыльный пузырь, который всё рос в размерах. Достигнув нескольких метров в диаметре, он лопнул с противным скрежетом, а руны на портальном камне засветились активацией. Еще одно мгновение и с яркой вспышкой из воздуха прямо на камень вываливается девушка расы неко. Она тут же подорвалась с места и, осмотревшись по сторонам, затараторила что-то на совсем непонятном языке. По её лицу было хорошо видно, что она до ужаса напугана видом встречающей делегации, но что-то с той стороны портала пугало её больше, нежели прыжок в неизвестность.

— Убрать оружие, — холодным тоном произнес я, делая несколько шагов навстречу.

Девушка прижала руки к груди, а её кошачьи ушки задрожали. Тонкий кошачий хвост обвился вокруг левой ноги, тогда как в глазах можно было увидеть целый мир. Слишком большие для столь небольшого личика. Вообще, эта милая особа имела лишь несколько черт, которые выделяли её среди обычных людей. Крупные кошачьи ушки на голове, тонкий изящный хвост и острые мощные когти, которые имели возможность скрываться где-то внутри первой фаланги пальцев. Из одежды на девушке была кожаная безрукавка, поверх серой футболки, свободные темные шорты, и мягкие сапожки практически до колена. На первый взгляд ей можно было дать лет семнадцать, если бы не глаза. Они хоть и были до нереальности красивы, с тенью страха в глубине, но всё же скрыть возраст не могли.

— Тише, не бойся, — спокойным тоном заговорил я, посылая волну спокойствия и снимая шлем.

Так как мы не могли общаться словами, пришлось идти по другому пути и вспоминать уроки АМИ по общению мыслеобразами.

Поначалу девушка только сильнее сжималась, когда я подходил ближе, но стоило мне выпустить волну спокойствия, как язык тела ответил за себя. Ушки перестали прижиматься к голове, а хвост отлип от ноги, начав судорожно метаться за спиной. Сразу за этим к моему разуму прикоснулось что-то мягкое, и когда я, так сказать, открыл гостевую комнату, то тут же стал получать картинки, обмотанные целой кучей эмоций. Тут тебе и страх, паника, а так же нереальная надежда на портал. Безумная радость от спасения из своего умирающего мира, и сразу тоска по погибшему божеству. Предвкушение и любопытство перед новым домом, которое тут же сменяется обреченностью, когда оказывается, что новое место далеко не рай. Новое поселение, которое еще даже не основалось, было подвергнуто многочисленным нападениям различных тварей. Сначала их было немного: по нескольку тварей в течение дня и это даже воспринялось с энтузиазмом. Милые котейки не были беззащитными существами, а их яростный характер как бы ни дал фору орочьему. Но, всему есть предел. Последние дни твари лезли сплошной волной, и только высокое магическое мастерство помогало сдерживать их напор. Да, неко были очень сильны в магии и это пока спасало.

Только вот с каждым днем, с каждым часом существ, спускающихся с гор, становилось всё больше. Пока защита не захлебнулась. Именно это и сподвигло одну из магичек рискнуть в слепой попытке прорваться через портал. Либо, дабы открыть проход в новое место, либо для поиска помощи. О том, что с той стороны её может поджидать смерть, и в своем желании спасти она только накличет беду на свою расу, она почему-то не подумала.

Пока я ловил все эти образы и картинки, краем зрения мне удавалось следить за довольно богатой мимикой неко. Девушка так же успевала стрелять глазками по сторонам, а практически прямая связь между нашими разумами позволяла мне ловить все её эмоции. Я-то успел отгородиться этакой гостевой комнатой, где и происходил обмен, а вот девушка нет.

— Дарт, у нас проблемы, — отвлек меня голос Илвен.

Я разорвал связь с девушкой и кажется, для неё это было болезненно. Неко низко зашипела и сжала виски ладонями.

— Что еще? — немного недовольно спросил я.

— Пришел разведчик, посланный Раором, — не менее нервно заговорила девушка. — Со стороны степи, по горным тропам в нашу сторону движется тысячный отряд орков. И идут они явно не на отдых.

На пару мгновений я прикрыл глаза, дабы сдержать эмоции.

— Сколько у нас времени? — задал я вопрос.

— Пара дней, не больше, — ответил один из оборотней, видимо тот самый, что принес эту весть.

— Азакар, Риоку, это проблема на вас! — найдя взглядом своего генерала, проговорил я. — Со мной пойдет Илвен, гвардейцы, и четыре десятка гномьих пулеметчиков. Передайте Бранну, что он остается за старшего.

— Решил им помочь? — кивнув в сторону неко, тихо спросила Илвен.

— Тут речь идет не о помощи, — мотнул я головой. — Во-первых, серьезная проверка для гвардейцев и тех же пулеметчиков в реальном и опасном бою. А во-вторых, как ты думаешь, сколько будет стоить их спасибо? Я вот рассчитываю на как минимум сотрудничество, а максимум на полноценный союз. Шутка ли, девчонка смогла пробиться сквозь запечатанный портал. Их магия нужна нам.

— Я и не сомневалась, — играя на публику, вздохнула дроу.

Бросив быстрый взгляд по сторонам, я отметил всех необходимых, и быстро раздав указания, вновь подошел к неко. Та стояла всё там же, в центре портальной плиты и кажется, сейчас до неё стал доходить тот момент, что мы можем оказаться похуже тварей хаоса. Я достаточно четко улавливал её зарождающиеся сомнения, и где-то даже отголосок страха.

Еще около пятнадцати минут нам пришлось ждать, пока к нам подойдут пулеметчики, и только после этого всё было готово. Семь десятков гвардейцев, четыре десятка стрелковой пехоты и я с дроу. Стоит ли говорить, что подобный состав, да еще и с моими разработками в руках это очень весомая сила? Пожалуй, это мы сейчас и узнаем.

Азакар забрал с собой большую часть воинов из тех, что окружили портал. Остался только отряд, который пойдет на ту сторону, и охранение. Я подошел к неко и несколькими мыслеобразами дал понять, что мы готовы выступать. Девушка кивнула, еле заметно вздохнула, но стала отрывать проход. Мне удалось очень внимательно проследить за её работой и это впечатляло. Неко настолько филигранно обходила необходимость вплетения в магию ключ-номер, что мне оставалось только диву даваться. Вроде бы и привычные плетения, но с какой-то мишурой, которая на первый взгляд была всего лишь взвесью. Но в самый последний момент эта магическая пыль собралась вокруг контура и, уплотнив его на порядок, вспыхнула ярко-синей вспышкой. Следом ей вторил и портал, а рунические символы загорелись, позволяя нам понять, что проход открыт.

Девушка повернулась ко мне и, встретившись глазами, сделала шаг на портальную плиту. Дальше уже не медля, шагнул и я, а следом за мной Илвен. Нас довольно мягко пронесло сквозь пространство и спустя пару секунд выкинуло на точно такой же плите, только посреди мрачной болотистой местности. Где-то вдалеке раздавались раскаты магических взрывов, а их вспышки отсветами терялись в небесах.


Глава 2. Земли хаоса

Я не успел толком осмотреться, как пришлось пускать в ход магию. Слишком низкие тучи исторгли из себя сразу несколько десятков тварей, которые начали пикировать прямо на нас. Мы с Илвен отошли в сторону, дабы освободить проход для остальных воинов, а я уже сжимал вихрь тьмы багровым пламенем. Семь секунд и небольшой шар, размером с мячик для гольфа, летит вверх, прямо навстречу существам хаоса.

Неко проводила мой магический снаряд взглядом, и можно было с уверенностью сказать, что он её не впечатлил. Правда, спустя пару секунд всё изменилось.

Шар достиг цели за очень короткий промежуток времени. Прошло буквально две секунды, как моя магия добралась до первой тварь и с глухим грохотом разорвалась. Признаться честно, я и сам еще не опробовал это творение, но результат превзошел все ожидания. Объемный взрыв разметал тварей в разные стороны, а вместе с ними и огромный кусок облаков. Взрывная волна добралась даже до нас, а массивный черный шар взрыва впечатлял размерами.

— А если понадобится что-нибудь точечное? — хмыкнув, спросила дроу.

— Тогда по старинке, — пожал я плечами, материализуя в руке клинок.

Одновременно с тем, как магия уничтожила тварей, из портала стала выходить моя гвардия. Мощные монументальные воины в тяжелой броне, которая превращала их в каких-то пугающих монстров. Огромные нагинаты, с рунными цепочками по лезвию и броня, словно светящаяся изнутри багровым светом.

Следом за гвардейцами на портальной плите появлялись гномы-пулеметчики. Эти бравые ребятки так же были облачены в мощную броню, но ко всему прочему несли на руках массивные полумагические пулеметы. Лента патронов уходила в наспинный короб, который был этаким магазином. Максимальная защита от полной брони, и чудовищная по своей силе, огнестрельная мощь, не запитанная на магию. Тварям, с магическим иммунитетом придется ой как не сладко.

— Даже не буду спорить, выглядят они внушительно, — покивала головой Илвен. — Только ты уверен, что оно того стоит?

— Сейчас и узнаем, — хмыкнул я. — Защита от магии у них максимальная из возможного, а про прочность метеоритного железа ты и сама знаешь.

Портальная плита располагалась на просторной площадке из серого камня. Вокруг, сквозь кучу растительности, можно было угадать силуэты построек и стен. Судя по всему, когда-то здесь находился замок. Сейчас от него, правда, мало что осталось.

Пока я осматривался по сторонам, отмечая густую растительность, болезненного вида, неко что-то протарахтела и, добившись моего внимания, махнула рукой в сторону. Я бросил туда взгляд и даже не удивился, когда увидел небольшую, но хорошо натоптанную тропинку. Встретив взгляд девушки, и кивнув, я тут же раскинул вокруг нас сигнальную сеть, которая больше чем на три сотни не ушла. Мешали огромные помехи от слишком близких гор, которые стали вотчиной хаоса.

Пока я надевал шлем, что до этого момента держал в руке, неко сблизилась и замерла в считанных сантиметрах. После был уже привычный обмен мыслеобразами, посредством которых девушка попыталась объяснить свои дальнейшие действия. Их поселение располагалось в паре километров на восток, в месте, где широкая река, изгибаясь, уходила на север. Неко сообщила, что сейчас она со всей доступной скоростью отправится в поселок, предупредит своих, а так же возьмет какой-то артефакт для лучшего понимания между нами.

Дабы не тратить время, видя, что девушка волнуется, я просто кивнул и надел наконец-то шлем. Магическое плетение, встроенное в доспех тут же начало работать и соединило весь доспех в единое целое. Тут же заработал кристалл, начиная светиться желтоватым светом, а металл шлема стал для меня прозрачным.

— Итак, бойцы, — глухим голосом заговорил я, — понапрасну не рискуем, смотрим в оба. Мы находимся практически в самой жопе Араона, так что встретить можем всякое. На местных внимания по минимуму. Кто знает, какие у них есть предрассудки. В общем, рубим тварей хаоса и развлекаемся.

Ответом мне был синхронный и уже привычный жест, удара кулаком правой руки в область сердца. Звук удара металла о металл разнесся по округе и даже вспугнул небольшую стайку каких-то существ в паре десятков метров от нас. Илвен лениво проводила их взглядом и так же лениво выпустила в ту сторону сеть тьмы. Магия добралась до тварюшек за считанные секунды и сожгла их в прах.

— Последнее, что я хотела, так это прогуляться по вотчине хаоса, — сморщилась дроу.

— До вотчины хаоса еще очень далеко, — покачал я головой. — Ладно, идем. Нечего медлить.

Мы с дроу выдвинулись вперед, а остальной отряд разделился на три группы. Гвардейцы поделились пополам, и пошли по разным сторонам тропинки, тогда как гномы заняли самую середку. Наличие растительности не было таким объемным, как мне показалось на первый взгляд. Достаточно густые и высокие кустарники, тогда как деревьев было немного. Их размеры, правда, внушали, а огромные кроны погружали более сотен метров земли в тень. Всё окружение, в том числе и проход по тропинке, были покрыты ей, словно саваном. Лишь руинам замка и небольшой территории вокруг них удалось избежать этой всепоглощающей тени. Кроны сплетались друг с другом на высоте тридцати метров, создавая под собой свой собственный мир, для которого не было нужды в солнце. Стволы этих деревьев так же выделялись размерами. Ветви начинались у самой вершины, а прямо от земли эти громадины были покрыты очень густым мхом.

Стоило нам зайти глубже в лес, как в нос тут же ударил запах затхлости. Вокруг была просто чудовищная влажность, а сонмы различных насекомых буквально приковывали взгляд. Эта местность не была чистыми джунглями. Здесь было что-то среднее между сибирской топью мира Земли и небольшими участками невыносимо густой растительности, которая жила в нескольких метрах от стволов деревьев. Огромные полупустые участки земли с заметным количеством влаги и словно островки жизни возле деревьев.

Нам удалось пройти от силы сотню метров, как сигнальная сеть поймала первые сигналы опасности. Около десятка меток двигалось к нам с той стороны, куда унеслась неко. И метки эти были совсем не нормального размера. Легкое движение руки и позади меня на высоте нескольких метров вспыхнуло четыре черных шара. Вокруг них тут же закружили огненные всполохи, которые стали медленно сжимать шары. Их первоначальный размер был чуть больше пары метров в диаметре, но с каждой секундой пламя сжималось всё сильней.

— Решил не размениваться по мелочам? — бросив мимолетный взгляд на мою магию, усмехнулась Илвен. — А как же проверка бойцов?

— Ты, правда, думаешь, что всё закончится за несколько часов? — посмотрел я на дроу. — Сегодня хватит на всех.

— Не хотелось бы здесь задерживаться, — повела плечами девушка. — Неприятная местность.

— Ну да, — хмыкнул я. — Это вам не светлые комнаты дворца.

Дроу совершенно точно собиралась сказать что-то язвительное, но ей не позволил это сделать метровый шип, что со свистом летел прямо к нам. Легкий поворот корпусом и снаряд пролетел мимо, теряясь где-то в стороне.

— Начнем, пожалуй? — улыбнулся я, нацеливаясь на приближающихся тварей.

Четыре шара тьмы выстроились ромбом, а пламя с них соединилось пересеченными линиями, создавая в центре единый шар смешанной энергии. Пара мгновений накапливания и сразу десяток сгустков, словно кляксы на теле мира, летят в цель. Визуальные темные разрывы в мироздании и там, где только что двигались какие-то подобия огромных богомолов, зияет черная сфера. Мой источник опустошился наполовину, зато эгида двух сцепленных стихий встала надежным защитником нашего спокойствия. Этакий аналог той магии, что я использовал, когда шел к замку. Только мощнее и сильнее на несколько ступеней так точно.

— Насколько я помню, эгиды это всего лишь механизм, который атакует всё, что заходит в определенный округ, — покачала головой Илвен. — Без определения принадлежности цели.

— Так это обычные эгиды, — пожал я плечами. — Свои я немного доработал. Там всего лишь нужно добавить ментальный блок на соединение разума с эгидой, дабы магия так же реагировала на цели, как и твой разум. Мелочь же. Всего-то ментальная магия в нагрузку ко всему остальному.

— И то верно, — звонко рассмеялась дроу. — Как я могла забыть? Всего лишь вплетение ментальной магии в комбинированное плетение из огня и тьмы. Это же такой стандартный ход, что даже школьники смогут.

Пришлось оставить без ответа реплику Илвен, так как прямо сквозь кроны деревьев на нас буквально посыпались твари. Сейчас свое оружие в ход пустили и остальные воины. Я пока не стал тратить энергию эгиды и лениво откидывался багровыми молниями третьего круга. Летающие твари, этакая смесь летучей мыши размером с бычка и узкой пастью, словно у крокодила, не успевали увернуться от разрядов и подбитыми тушками падали на землю. Там уже в ход шли нагинаты моих гвардейцев, а пулеметчики пока и вовсе молчали.

Примерно с километр мы так и прошли под градом существ, ни на секунду не переставая отбиваться. Они, правда, не представляли серьезной угрозы, кроме небольшой сопротивляемости к магии. Гвардейцы играючи рубили тварей, словно те были не опасней скифа. Быстрый рывок, пара взмахов нагинатами и крылья существ летят в стороны. После короткий замах и точка. Илвен так и вовсе ничего не делала. Лишь скучающе осматривала окрестности, да изредка посылала в разные стороны свою сеть.

Как только впереди стали видны просветы в кронах, а воздух наполнился звуком текущей реки, сигналка оповестила о приближении небольшого отряда в десяток существ, сигнатура которых полностью совпадала с неко. Они неслись в нашу сторону с приличной скоростью, а так же можно было почувствовать отголоски магии, что я ощущал лишь при активации порталов. Магия пространства. Подтверждение этому появилось тут же, стоило мне увидеть несущихся к нам неко. Они бежали, словно марафонцы, но через каждый десяток метров перед ними появлялось темно-синее окно, которое выкидывало их еще на пару десятков метров дальше. И это не было прямой линией. Вот перед одним из воинов вспучилась земля, и окно того появилось сверху, на уровне пары метров над землей. Неко совершенно не замедлившись, перелетел тварь и, как ни в чем не бывало, понесся дальше.

— Шустрые котятки, — буквально промурлыкала Илвен. — Мне нравится их подход.

Неко оказались перед нами спустя пару десятков секунд. Гвардейцы замерли полукругом, ощетинившись нагинатами, а та самая девушка, что прорвалась сквозь портал, подлетела ко мне и буквально всучила какой-то невзрачный амулет на веревочном шнурке. Такой же оказался и в руках Илвен, а после был короткий мыслеобраз от неко, что с помощью этих артефактов мы сможем друг друга понимать.

Я не стал долго раздумывать, и мельком проверив амулет на наличие лишних закладок, накинул его на шею, сняв перед этим шлем. Далее было мягкое прикосновение к разуму, ощущение которого пропало почти сразу. Зато, вокруг моей головы на энергетическом плане появилась сфера из тонких серых линий, которые начали вибрировать, стоило только неко заговорить.

Настройка артефакта не заняла много времени, но мне хватило, дабы, как следует осмотреть тот десяток, что сопровождал девушку. Что ж, внешний вид, как известно обманчив, ибо увиденное мне, честно говоря, не сильно понравилось. Каждый из воинов неко выглядел как семнадцатилетний пацан. Смазливые лица, телосложение так же не отличалось какой-то массой, а их самодовольные ухмылки так хотелось стереть ударом кулака.

Из брони на каждом бойце было что-то хитинистое и явно самодельное. По всей видимости, части тел местных тварей и их самые крепкие панцири. Эти доспехи нельзя было назвать полными, так как я прекрасно видел множество незащищенных участков. В качестве оружия неко использовали короткие зазубренные мечи, либо шипастые наручи из которых выходили короткие клинки на манер кошачьих когтей.

— Мое имя Ниика, — сходу затараторила девушка. — Давайте обойдемся без лишних слов и направимся сразу к дому?

— Веди, — пожал я плечами, возвращая на место шлем.

Неко быстрым взглядом прошлась по моим воинам, отдельно остановилась на скучающей Илвен, а после со своим отрядом рванула туда, откуда они и пришли. Мы так же не стали медлить и немного ускорившись, побежали вслед за неко. Те заметно замедлились, дабы мы не отставали, из-за чего летающие твари стали нападать и на них. Только вот и для кошек эти существа не были проблемой. Скорее неприятным недоразумением, которое только замедляло. Бойцы отряда Ниики сквозь окна прыгали прямо на спины тварям, а там — несколько молниеносных взмахов коротких мечей, либо же шипастых кастетов, и существо мертвой тушкой летит к земле.

Этот недолгий забег дал мне понять, на что способны эти шустрые котятки, как их назвала Илвен. Что ж, стоило отдать должное: скорости им не занимать. А уж если к ней прибавить эти прыжки через окна-порталы и атаки с совершенно неожиданной стороны, то становилось понятно, что они могут быть достаточно серьезными противниками.

Спустя несколько минут бега и заборных матов от гномов, которым приходилось тащить за собой хоть и облегченные, но всё же тяжелые орудия, мы наконец-то вырвались из местного леса. Взгляд тут же отметил, что лес закончился не естественным образом, а огромные деревья были банально вырублены. Перед нами предстало просторное каменистое плато и сухая растительность. Местное солнце нещадно выжгло весь кустарник, который прятался под кронами деревьев, и даже близость реки не позволяла зелени остаться живой.

Кроме всего этого мне удалось обнаружить и то место, что Ниика назвала своим домом. Неко поселились в пещерах огромных гор, которые совершенно внезапно показались на глаза. Выйдя из леса на плато, мы оказались перед рекой, которая текла в паре сотен метров перед нами. Бурные воды неслись с лева направо перпендикулярно нашему движению. Чуть дальше, примерно в километре от этого места было видно, как русло меняет направление практически на девяносто градусов и уходить вдаль. Как раз недалеко от места поворота начинались высокие и массивные скалы, вокруг которых можно было увидеть ограждение из деревянных построек. Хаотично разбросанные огромные колья и местами высокая деревянная стена. Сейчас она, правда, по большей части либо дымилась, либо и вовсе была разрушена или не достроена.

— Нам туда! — указала девушка рукой в сторону скал. — Если подойдем к тварям сзади, то удастся зажать их с двух сторон! Они уже почти прорвались внутрь пещер, нам нельзя этого допустить!

— Тогда кого ждем? — хмыкнул я, отправляя вперед эгиду.

Ниика только ощерилась и вместе со своим отрядом рванула вперед.

— Стрелкам пока не стрелять, — обратился я к гномам. — Не дай боги пулями заденем кого-нибудь из кошек. Для начала расчистим область перед пещерами, а уже после найдем вам стрелковые позиции.

— Принято, шеф! — шутливо козырнул один из коротышек. — А то руки уже страсть как чешутся!

— Гвардейцы, кто у вас главный? — обратился я оркам.

— Харш, — подойдя ко мне, хриплым голосом представился один из них. — Какие будут указания, мой лорд?

— Работайте на максимум! — кивнул я. — Покажите, на что способна моя гвардия!

Синхронный удар кулаками по железу, и руны на нагинатах начали набирать свет.

Мы рванули вперед, а эгида уже вовсю исторгала из себя точечные плевки небольших багрово-черных игл. Десяток гвардейцев осталась позади отряда, прикрывать стрелков, тогда как остальные неслись впереди с явным намерением хорошенько поразвлечься.

Чем ближе мы подбегали к новому дому неко, тем больше разрушений я видел. По всей видимости, только появившись здесь они решили выстроить новый дом прямо на открытой местности, вырубая огромные деревья. Но твари хаоса внесли своё видение на этот счет. Неко пришлось отходить к скалам, и уже там, в пещерах, пытаться защититься. Вокруг проходов начата стройка массивной деревянной стены, но опять же, всё это делалось слишком медленно. Множественные огромные заостренные колья были вбиты в землю перед стеной, и многие из них уже обагрены кровью.

Сейчас я видел только разруху, густой черный дым и множественные тела мертвых существ хаоса. Но ещё больше было живых тварей.

Со стороны скал виднелись уже редкие всполохи магии, которые яркими вспышками вырывались на десятки метров за стену. Причем все из них были визуализированы под что-то конкретное, а не простое проявление стихий. Можно было заметить, как из-за стены, прямо в кучу существ падает огромный каменный молот, который обрушивает на тварей тяжесть камня. Вот в нескольких десятках метров над землей чернеет участок воздуха, собираясь в тяжелые тучи, и спустя пару мгновений вниз падают десятки черных копий. Призрачное сияние, словно марево в жаркий день и прямо с одного из участков стены, в толпу тварей несется огромный пятиметровый огненный буйвол.

Ну а количество всевозможных тварей разных форм и размеров просто зашкаливало. Они рвались вперед, даже, несмотря на страшные раны и массовую гибель себе подобных. Неко отбивались, грамотно используя свою скорость и магию, а так же те завалы, в которые превратилась их попытка отстроить себе дом. Только вот было прекрасно видно, что силы не равны. И только сейчас я понял, на что всё это похоже. Именно через такое периодически проходят цитадели стихий.

Волна.

Судя по лекциям в АМИ, такое случалось не чаще раза в месяц. Когда где-то в центре гор происходит сильнейший выброс чистого хаоса, который и подгоняет различных тварей вперед, сеять после себя смерть и разрушения. Десятки тысяч различных монстров рвутся вперед только с одной целью — уничтожать. И если цитадели уже выработали меры противодействия этому, да и их стены ни так-то просто взять, то вот для только прибывшей расы подобное оказалось не решаемой проблемой. Они банально захлебнулись монстрами, не в силах противостоять Волне.

Первыми в тварей влетел отряд Ниики, и только спустя несколько десятков секунд их догнали мои гвардейцы, а после и мы с Илвен. Девушка орудовала металлическим кнутом, с небольшими лезвиями по всей его длине, а я развлекался привычным мечом, изредка пуская в ход магию. Эгида и вовсе парила в десятке метров над землей, отстреливая редких латающих, либо высоко прыгающих тварей. Гномьи стрелки пока работали одиночными выстрелами, не переходя на пулеметный огонь. Но даже так было хорошо заметно, что мощности орудий с лихвой хватает, дабы пробивать тварей насквозь. А уж когда происходил небольшой, но мощный разрыв снаряда, то большинство тварей просто лопались, словно переспелый фрукт.

Когда мы врубились в толпу существ, я понял, почему именно Волна. Существ было настолько много, что они лезли практически непрекращаемым потоком. Мой отряд смог вклинился сбоку, а поэтому мы оказались в выгодном положении. Семь десятков гвардейцев стали расходиться полукругом, словно миксером вырезая монстров. Их нагинаты мелькали с приятной скоростью, а уж про технику боя можно было и вовсе промолчать. Прибавим к этому силу серых орков, а так же прочность полной брони, и становилось понятно, что семь десятков гвардейцев это та сила, с которой придется считаться даже тварям хаоса.

Эта мясорубка затянулась на целых двадцать минут. И только спустя это время нам удалось прорваться почти к самым пещерам. Потерь пока не было, и лишь отряд Ниики потерялся из виду, тогда как мы смогли зачистить приличную территорию. Мне тоже пришлось замарать руки, так как попадались некоторые твари, которые имели непонятное поле, что полностью развеивало любую магию. Снаряды просто распадались на составляющие стихии, и соответственно тут же терялась вся убойная мощь магии.

Резкий грохот ломаемого камня привлек внимание, пожалуй, всех. Весь мой отряд уже перемахнул за стену и зачищал внутреннюю территорию, когда прямо из-под одной стены наружу вырвалась пара существ, размеры которых внушали опаску. Они прорвались наверх, словно вокруг было не каменное плато, а какой-то рыхлый песочек. Этакие двухэтажные домики на лапах-кольях, словно у многоножки. Длинные гибкие тела, как у гусениц, покрытые серым прочным хитином, и огромная пасть, которая просто делила тело пополам, показывая несколько рядов изогнутых клыков. Прямо перед нами в такую тварь со стороны пещер влетел огромный огненный трезубец, который оставил лишь небольшие борозды ожогов, тогда как в ответку раздался оглушающий рев, и целый рой клыков полетел туда, откуда пришла магия. Камень скал, который выглядел неприступно, раскрошился на мелкие осколки, но я успел увидеть яркую вспышку магии, которая и сдержала весь напор чудовищного удара.

— Плохо дело, — появилась рядом со мной Ниика. — Эти твари практически невосприимчивы к магии и очень проблемны. В прошлый раз удалось справиться с такой штукой, только подорвав её большим количеством уарры. Да и то, она успела разворотить слишком много всего.

Я хорошо видел, что неко пытается скрыть те эмоции зарождающейся паники, что прорываются сквозь холод её глаз. Да я и сам видел исходящую опасность от этих существ, а поэтому на долгие раздумья времени не было.

— Мне нужно чистое пространство вокруг тварей, — уже всё обдумав, быстро произнес я.

— Магия здесь бесполезна! — практически прошипела неко, вторя первым словам заклинания.

Я не стал её слушать, а только сильнее сосредоточился. Слова складывались в предложения, а они разрывали само мироздание. Как только неко почувствовала это, то с безумной прытью отпрыгнула от меня в сторону. Оно и правильно. Магия хаоса, как и магия порядка, стоят на ступень выше других направлений. И если какое существо имеет иммунитет к магии, то этот иммунитет распространяется лишь на стихии, а в редких случаях и на первостихии.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — раздался напряженный голос Илвен, вокруг которой тьма вспучилась сотней черных гибких отростков.

Ответом девушке послужил треск разрываемой материи мира, и вновь ощущение чистого хаоса над моим плечом. Глаз Урнаона вновь жаждал исторгнуть всю свою мощь, и я не стал медлить. Толстый луч черной энергии, обрамляемой молниями, с чудовищным напором вырвался в наш мир. За считанные доли секунды он преодолел расстояние между мной и первой тварью, оставляя на земле глубокую воронку. Мгновение и чудовищный скрежет о панцирь существа, а так же ступенчатое усиление мощи сверкаемых молний, когда панцирь не поддался. Тварь тонко заверещала, и попыталась было уйти в сторону. Я видел, как напружинились её заостренные лапы, но на этом всё. Луч пробил хитин, и вырвался с другой стороны, сметая и второе существо, словно сильнейший порыв ветра сносит лист бумаги. Первую тварь выжгло изнутри, а вторую луч протащил с километр, прежде чем я взмахом меча, который покрылся черным пламенем, перерезал нить, связывающую меня с заклинанием. Глаз, как и прошлый раз, захлебнулся, а после бесследно развеялся, оставляя после себя лишь еле заметную трещину.

— Я не хочу знать, откуда ты знаешь ЭТО! — сиплым голосом выдохнула дроу.

— И правильно, — хмыкнул я, впитывая энергию из запасного наполнителя. — Меньше знаешь, крепче спишь.

Со стороны могло показаться, что за время действия заклинания вокруг всё замерло, но это было не так. Неко успели убраться с пути луча, а вот мои гвардейцы разошлись по местности, уничтожая всё, до чего дотягивались их нагинаты. Словно безумная саранча орки истребляли тварей, лишь изредка встречая достойное сопротивление. Правда, там, где буксовал один гвардеец, тут же появлялся другой и, как правило, этого хватало.

Прошло еще пару десятков минут, прежде чем мы смогли оттеснить тварей и откинуть их за стену, зачищая местность внутри. Когда у гномов пропала опаска подстрелить своих, а волна тварей двигалась только спереди, они, наконец, дорвались до пострелушек. Орудия были переключены с одиночных выстрелов на пулеметные и благодаря всё тем же гвардейцам, гномов доставили на целые участки стены и уже оттуда они стали поливать тварей стальным огнем. Скорострельность этих пушек была далека от пулеметов моего мира: всего лишь три выстрела за две секунды. И вроде бы совсем смешные цифры для Земли, но вот здесь, да еще и с разрывными пулями, основа которых не магия, а алхимия, о, эти пушки становились страшным оружием. Заплечные ящики гномов вмещали в себя пять сотен пуль, и с такой скоростью стрельбы этого было более чем достаточно. Заслон из четырех десятков пулеметчиков играючи расчистил ближайшую местность, и когда они затихли, остались лишь разорванные в клочья тела близких тварей, да далекие сигналы тех, кто все еще рвался сюда. Гвардейцы стояли на страже, с другой стороны стены, на случай, если кто-нибудь всё же прорвется, но пересилить сорок стволов оказалось практически невозможно.

Я стоял рядом со стрелками и сверху наблюдал за эффективностью подобного оружия. Хоть пушки и были не раз протестированы в пещерах моей цитадели, но хотелось воочию увидеть, на что они способны против реальных существ. И увиденное мне нравилось. Там, где не хватало одной пули, на помощь приходили другие. Совместные взрывы сразу нескольких снарядов нарушали целостность хитина, позволяя следующим проникать внутрь и взрываться уже там. Ну а на тот случай, если какой твари всё-таки удавалось прорваться, в ход шли нагинаты гвардейцев и этого пока хватало.

Эта передышка позволила неко немного передохнуть и убрать с поля боя раненых. Я не знал, что происходит внутри пещер, но суета перед ними была хорошо заметна. Проходов вглубь оказалось чуть больше десятка, и каждый из них перекрывался темно-синей магической пленкой. Причем не все проходы располагались на уровне земли, а несколько я приметил и вовсе на высоте никак не меньше десятка метров. Судя по всему, именно оттуда за боем следили маги и именно оттуда выпускали свою магию.

Пока я мельком осматривался по сторонам, то защитная пленка самого крупного прохода несколько раз моргнула, и оттуда вышел отряд неко, количеством не меньше пяти десятков разумных. Эти ребятки довольно значительно отличались от того же отряда Ниики и причем явно не в боевую сторону. Я видел с десяток девушек в светлых платьях, похожих на греческие тоги, с пышными прическами, а так же воинов в церемониальных доспехах белого цвета. Все они окружали одну особу, которая совершенно точно выделялась на фоне остальных. Царственная осанка, тонкий серебристый венец на лбу, толстая коса светлых волос, перекинутая через левое плечо, а так же изумрудного цвета глаза. По внешнему виду было невозможно угадать возраст, так как все неко имели довольно юные лица. Из одежды на девушке была такая же тога, только цвета грозовых туч и в отличие от одежд других, этот наряд шел до колена, тогда как у остальных в пол. В качестве обуви были небольшие мягкие сапожки черного цвета на коротком каблуке, с ремешками поднимающимися спиралью вверх.

— Кажется, это по твою душу? — кивнула Илвен в сторону делегации. — Как принарядились-то, словно на парад.

— Первое впечатление самое важное, — пожал я плечами. — Если им так угодно, то пусть бросают пыль в глаза. Сама же знаешь, для меня важнее поступки и действия, а не красивая обертка.

— Конкретно этот поступок отдает идиотизмом, — сморщилась дроу. — Вокруг смерть и грязь, а они в платья нарядились. Тьфу.

Оставив девушку возмущенно сопеть, я снял шлем и, легко спрыгнув со стены, пошел навстречу неко. Илвен, правда, не оставила меня одного и спустя пару секунд пристроилась за правое плечо, двигаясь немного позади.


Глава 3. Неко

Пока я шел навстречу неко, пулеметчики уже прекратили зазря тратить патроны и, переключившись на одиночные выстрелы, потихоньку выбивали редких тварей. Грохот битвы затих, и сейчас можно было услышать даже звук собственных шагов.

Пока появилась возможность, я полностью закрыл свой разум, вплоть до чувств и эмоций, а так же постарался взять под контроль лицевые мышцы, дабы невзначай не выдать то, чего не следовало бы. Подобные переговоры были для меня в новинку, а поэтому я не хотел попасть впросак, еще не зная, что можно ожидать от неко. Это по эльфам, гномам и оркам у меня составлены кое-какие психологические портреты, а вот эти лохматики это что-то новое.

Как мне показалось на первый взгляд, мне позволили подойти достаточно близко. Сопровождающие разошлись полукругом, выпуская вперед свою царственную особу, но в тоже время и я с Илвен оказался внутри этого самого полукруга. Небольшой достаточно забавный нюанс, который совершенно точно имел под собой больше, нежели я мог увидеть на первый взгляд.

— Приветствую наших добрых гостей, что смогли прийти на помощь, — глубоким и очень приятным голосом, поприветствовала меня та самая неко, что значительно выделялась среди остальных. — Я королева-мать Ирруиша, правительница народа неко, что волей судьбы оказался в столь печальных условиях. Кого мне следует благодарить за возможность пережить еще один день?

— В первую очередь Ниику, — ответил я, кивком головы указывая на появившуюся девушку. — Если бы у неё не хватило смелости пробиться через портал в неизвестность, то и нас бы здесь не было.

Ниика, когда услышала мои первые слова, смешно выпучила глаза, а после покрылась таким румянцем, что казалось, будто он не настоящий. Девушка смогла быстро взять себя в руки и, обозначив какой-то нелепый полупоклон, смешно спряталась за спины бойцов своего отряда.

— Это всё конечно прекрасно, — еле заметно дернула хвостом королева-мать, — но мне бы хотелось узнать ваше имя.

— Дарт Силаарен, лорд Таэр’Нуар, — сделал я небольшой поклон головой, чем вызвал заметное недовольство среди сопровождения королевы. — Прошу прощения за возможное нарушения ваших ритуалов, но вам не кажется, что сейчас не время? Эти земли не лучшее место, для расшаркиваний.

— Эти земли наш дом! — раздался возмущенный голос со стороны сопровождения королевы.

— Прошу прощения, лорд Силаарен, — выдохнула Ирруиша, а после бросила в сторону совсем другим, более жестким голосом. — Оставьте нас!

Мимолетное замешательство со стороны сопровождение, но после безропотное подчинение. Рядом с неко осталась лишь пятерка воинов в белых доспехах, а чуть в стороне, так никуда не ушедшая, Ниика.

— Я понимаю ваше желание обойтись без этикета, — произнесла Ирруиша, закрыв на мгновение глаза, — но наши традиции с нами тысячелетия и от них очень сложно отойти. Поймите, мы совершенно ничего не знаем ни об этом мире, ни об его обитателях. Хотелось бы верить, что где-то есть земли, более светлые, нежели эти, но судьбой нам уготована именно эта местность. Какой бы она не была. Моя дочь… она не подумала, прежде чем лезть сквозь портал. А поэтому я вынуждена просить у вас прощения, и, возможно помощи. Как вы видите, мы не в самом хорошем положении, и военная поддержка была бы как никогда кстати.

— Здесь никто не будет в хорошем положении, — покачал я головой. — К сожалению, тот отряд, что я взял с собой это вся помощь, которую я могу вам выделить. Да и то, пока я здесь. У меня у самого сейчас имеются кое-какие проблемы, решаемые только лишь военным путем.

Королева-мать ответила не сразу. Я видел, как её хвост совершенно перестал контролироваться разумом и все больше распалялся, ходя из стороны в сторону. Эмоции на лице не поддавались прочтению, тогда как язык тела с трудом, но читался.

— Разве кроме вас нет тех, кто смог бы нам помочь!? — с долей злости на ситуацию в целом, выдохнула Ирруиша.

— Есть, но это будет слишком дорого стоить, — покачал я головой.

— Да плевать на цену! — внезапно зашипела королева, теряя самообладание. — Если для вас так важна цена, то я готова её заплатить! Если вам так будет угодно, то я готова заключить с вами официальный союз! А его гарантией послужат мои дети!

На пару мгновений я даже растерялся, совершенно не понимая, о чем идет речь. Но когда её слова улеглись, и вокруг замерла гробовая тишина, мне наконец-то удалось совладать с мыслями. На моем лице не отразилось и капли тех эмоций, что я пропускал через себя. Лишь на мгновение закрытые глаза, не больше.

— Это будет дорого стоить не вам, а мне, — собрался я с мыслями. — Надеюсь, вам знакомо такое понятие, как заклятые друзья? — королева-мать молча кивнула, но в её глазах витало лишь раздражение. — Так вот, все, кто меня окружает там, как раз и являются заклятыми друзьями. Полностью доверять я могу лишь тем, кто принес мне клятву верности. Да, у меня есть возможность попросить военную помощь у некоторых своих союзников, но такая просьба поставит меня в очень невыгодное положение. Я буду им должен, и должен не слабо.

— Сейчас мы не сильно богаты, — нахмурилась кошка. — Все, что я могу вам предложить это союз. Крепкий и выгодный двум нашим державам. Его гарантией послужат мои дети! Это вы можете понять?

— Не проще ли будет перейти под руку Дарта? — впервые заговорила Илвен. — Эти места не лучшая местность для выживания. У нас же есть замок, крепкие стены и твердая позиция в этом мире.

— Мы никогда не встанем под лапу чужака! — сверкнув глазами, выдала Ирруиша. — Здесь наш новый дом! Каким бы плохим он не был! Арруаш не показал бы нам место, в котором мы не сможем выжить!

— Здесь вы просто умрете, — пожала плечами Илвен, теряя всякий интерес к разговору.

— Нет, — дернула головой кошка. — Мы справимся! Всегда справлялись! И этот раз не станет исключением! Если такова воля судьбы, если таковы наши испытания, дабы найти свое место в этом новом мире, мы преодолеем их все!

— Здесь вотчина хаоса, — попытался я донести до королевы одну простую мысль, но был перебит.

— Нас пугает только хаос в ваших сердцах! — высокопарно выдала Ирруиша. — Тот самый, что ты принес с собой, чужак. Тот самый, который подтолкнул тебя ради наживы соблаговолить нам помочь!

— Я пришел сюда по доброй воле, — с холодом в голосе проговорил я. — И если бы нас здесь не было, то боюсь, ваши потери не удалось и сосчитать!

— Мама! — раздался внезапный окрик Ниики, и в нескольких метрах от нас буквально материализовалась огромная тварь. Человеческое строение, и гнилая черная плоть.

Тут же, с моей стороны под лапами существа вспыхнула огненная пентаграмма, а привычный свет огня в одно мгновение сменился черным. Еще несколько багровых вспышек изнутри, и вместо противника на полу разлилась неприятная жижа.

— Мне нужно что-то более существенное, дабы я загонял себя в долги перед сильными мира сего, — произнес я, как будто бы ничего не произошло. — За моей спиной тоже стоят подданные. Я так же, как и вы в ответе за своих разумных!

— Ладно, Дарт, — внезапно успокоилась королева, перестав вести себя наигранно. — Если ты сможешь нас защитить, то я выполню любые твои пожелания. Лишь бы мой народ жил здесь, в свободе и безопасности. Хочешь наши знания, которые мы копили веками? Хорошо. Хочешь наших мастеров боя для обучения своих воинов? Ладно. Нужна наша магия и всё что мы о ней знаем? Будет тебе. Только обезопась наш новый дом. Слово королевы.

Я замер лишь на мгновение и мимолетное сомнение в собственных силах могла почувствовать только лишь дроу.

— Илвен, — обратился я к своей тени. — Я к Волиаресу. Ты должна сделать так, чтоб местные нас дождались. Хоть в боевую форму обращайся, хоть Ллос призывай. Берешь и делаешь. Через пару десятков часов я вернусь, и очень надеюсь, что застану вас всех живыми.

— Будет сделано, мой повелитель, — шутливо отдала мне честь девушка. — Ты уж поторопись, будь добр.

Кивнув девушке, я на мгновение замер, а после вокруг меня в радиусе пары десятков метров стали вырисовываться печати. Десятки печатей. Они выжигались огнем прямо на земле, а в мой зов на план бытия огненных элементалей была вложена вся имеющаяся мана. Да два накопителя полностью истратили свой заряд, зато помощь для Илвен будет более внушительна, нежели гвардейцы со стрелками.

Пришлось делать вызов старших элементалей, дабы в них присутствовали хоть зачатки разума. Низшие — это просто мощь стихии, направленная в одну сторону, без возможности контроля. А вот со старшими возможен диалог. Хотя, скорее это можно назвать обменом образами. Что-то наподобие того, как я общался с Ниикой. Только более топорно, ибо разум элементалей это совершенно не то же самое, что и человеческий.

Быстрым шагом я подошел к стене, которая огораживала входы в пещеры, и стал доносить метровым шарам огня, что мне от них требуется. Полтора десятка подобных сгустков сейчас висело в паре метров над землей и пламя внутри них лениво перекатывалось. Затраченная мана так же повисла в воздухе, пока еще не уйдя к существам. Дабы открыть проход её не требовалось много, а вот чтобы уломать элементалей на сотрудничество энергии нужно было море. Но, в этот раз я рассчитал всё правильно, и моя плата была благосклонно принята. После у меня ушло еще минут пять на составление задач для них и только затем шары начали принимать свои боевые формы.

Вообще, каждый элементаль сугубо индивидуальная личность. И дабы это подчеркнуть, боевая форма каждого из них — это совершенно разные воплощения. Вот один из шаров материализовался в огромного трехметрового воина с мечами вместо рук. Следующий принял джинопообный вид. Еще один из шаров просто отрастил себе четверку массивных рук и преображение остановилось. Объединяло их лишь одно — яростно-гудящее пламя, местами покрытое темными пятнами раскаленной магмы.

— Думаешь, оно того стоит? — подойдя ко мне, спросила Илвен.

— Мне нужна магия пространства, — немного рассеянно кивнул я. — Точнее те знания, что есть у неко. Да и союзник, который многим тебе обязан, лишним не будет.

— Неплохо, — хмыкнула дроу. — А раньше ответил бы что-нибудь вроде: «я не могу бросить их в беде!». Растешь, Дарт, растешь.

— А куда деваться, — вздохнул я. — Если честно, я все-таки надеюсь переманить их к себе в замок. Здесь земли хаоса и даже просто выжить будет очень большой проблемой.

— Не пойдут они к нам, смирись, — покачала головой Илвен. — Насколько я поняла, их погибший бог Арруаш открыл портал именно сюда, а значит это либо своеобразный выбор, либо, как они думают, судьба. Ты прекрасно знаешь, насколько бывает безумна вера в своё божество. Для них он безгрешен и за всеми его поступками стоит какая-то, пусть и невидимая с первого взгляда, но цель.

— Да, — криво усмехнулся я. — Только вся проблема в том, что это никакой не выбор, а всего-навсего стечение обстоятельств. Здесь слишком тонкая завеса между мирами, и открыть портал в эту местность легче, нежели в любое другое место.

— И ты думаешь, они тебе поверят? — хмыкнула дроу. — Скорее подумают, что ты лжешь, лишь бы подмять их под себя.

— Время покажет, — пожал я плечами. — Ладно, Илвен, я постараюсь вернуться как можно быстрее. Не геройствуйте только. Если что, уходите в пещеры, блокируйте их, завалы устраивайте. Если не получится с Волиаресом, то я что-нибудь придумаю.

— Само собой придумаешь, — оскалилась дроу. — Я в этой дыре умирать не собираюсь, так что имей в виду.

Перестав оттягивать время, я кивнул девушке и неспешно направился к стене. Там я перекинулся парой слов со своими бойцами, и только после этого настроился на быстрый бег до портала. Той зачистки, что устроили гномы, хватило на пять минут, не больше. Твари вновь собрались в плотную волну и сейчас сплошным потоком двигались сюда. Я отвязал от себя эгиду и, закрепив её прямо над стеной, на пару мгновений задержал дыхание.

Только я решил рвануть вперед, как по спине мазнуло опасностью, а сухой треск, что раздался позади, заставил вздрогнуть всем телом.

Резким движением я повернулся на звук, и увидел, как из той трещины, что осталась после глаза Урнаона, стали расходиться подобные, только багрового цвета. Еще один треск, только более низкого диапазона, а за ним яркий столб пламени, который взрывной волной разошелся в стороны. И если никто другой не смог заглянуть вглубь него, то мне всё было видно. Прямо внутри огня материализовался силуэт, в котором от человеческого было мало. Лишь строение тела и, пожалуй, размеры. Но вот всё мое естество встало дыбом, когда я ощутил энергию ада. Это был чистый демон, во всей своей демонской мощи. Не обремененный человеческим телом, не скованный энергией Араона, а наоборот подпитываемый местным воздухом, который насквозь пропитался хаосом.

Эта тварь была сильна. Пожалуй, сильнее многих, с кем я сталкивался до сегодняшнего дня. Не рядовой демон, а кто-то, кому по силам справиться и со мной.

Время для меня замедлилось на самый максимум своих возможностей. Я быстро осмотрелся по сторонам, и понял, что если бой будет происходить здесь, то погибнет слишком много разумных. Взглядом я нашел Ниику, а после, проверив нашу с ней ментальную связь, убедился, что она все еще активна. Далее было скольжение к девушке на все той же скорости и быстрый обмен мыслеобразами. После мне пришлось замедлиться, дабы неко успела сделать задуманное, но пришлось тут же окружать демона щитом из тьмы. Я успел увидеть еще несколько магических ударов, которые неслись в цель, но не преуспели. Мой щит разлетелся с противным скрежетом, а демон в одном мгновение оказался прямо передо мной. Его мерзкий оскал, на не менее мерзком лице был встречен багровой молнией, но та затерялась где-то в пламени его клинка.

Зато Ниика успела сделать то, что я ей велел, и за спиной твари раскрылось окно портала. Вновь ускорение до предела и я сношу тварь с места, залетая с ней в портал. Окно тут же закрылось, стоило мне оказаться в другом месте, и уже теперь можно не сдерживаться.

Воспользовавшись моментом моего отвлечения назад, демон создал между нами сферу огня, которая лопнув, откинула меня в сторону. Взрыв был достаточно сильный, но почему-то совершенно не задел своего хозяина. Зато тот не стал медлить, и уже летел на меня, замахнувшись длинным фламбергом, покрытым адским огнем. Я использовал скольжение на пару десятков метров за спину твари, дабы дать себе время для магии, и уже появившись там, стал собирать плетения. Истинное синее пламя вырвалось из моей ладони сплошным потоком, а вторя ему, прямо в демона ударила нисходящая молния. Одновременно с этим я стал создавать вокруг себя ячеистый купол из тьмы и пламени, дабы обезопасится от враждебной магии, и не зря. Нисходящая молния, попавшая в цель, не нанесла ощутимого вреда, тогда как от струи пламени ему пришлось резко уходить в сторону, а после, он в прямом смысле слова провалился сквозь землю.

Секунда замешательства, и сигнал опасности со спины. Резко развернувшись, и призвав меч, я с удивлением отметил, что демон с легкостью преодолел мою, хоть и не до конца сформировавшуюся, но все равно достаточно серьезную защиту. Нити купола бесполезно искрились об тело твари, тогда как его меч уже летел к моей шее.

Я принял его удар на жесткий блок, а после, вновь отозвав меч, добился того, что демон немного провалился вперед. Мощный каменный шип, что тут же вырвался из-под земли, не доставил заметных неудобств, но и не это мне было нужно. Демона немного оттолкнуло в сторону, но ногах он устоял, тогда, как мой меч уже был в опасной близости от его тела. Миг, и клинок выбивает сноп искр из демонической брони, а вспыхнувшая тьма заставляет того судорожно отпрыгнуть.

Небольшая передышка позволила мне забрать всю энергию из купола, и перенаправить её в точечные плетения, которые я стал создавать вокруг источника. Этих нескольких секунд мне хватило, дабы осмотреть демона, а так же изучить его на более глубоких энергетических слоях.

Тварь имела человеческое строение, и на этом, пожалуй, все. Красная кожа на лысой голове, рот без губ и множество кривых зубов, которые там совершенно не умещались. Носа практически не было, глаза, полностью черные, с массивными надбровными дугами. Из висков росли ветвистые рога, длинной сантиметров сорок, которые изгибом уходили назад. Тело, покрытое шипастыми доспехами, и было хорошо заметно, что они не съемные, а просто растут прямо из него. Черно-багровая расцветка массивной брони, множественные тонкие шипы, практически по всей её площади, и меч. Полутораметровый фламберг с волнистым лезвием, длинной рукоятью и гардой, в виде перекрещенных костей.

— Ну и урод же ты, — криво усмехнулся я.

Демон в ответ оскалился и рванул прямо в лоб. Он за мгновение преодолел разделяющее нас расстояние, но его выпад мечом был с легкостью отбит. Правда, это оказалось обманкой и со второй руки твари, в мою сторону понесся вал адского пламени. Дабы не тратить энергию на защиту, я использовал скольжение и ушел прямо за спину врагу. Тот оказался не промах, и с легкостью отбил взмах моего меча, направленный в шею. Дальше завязался банальный поединок на мечах, где на магию не было времени. Да, я достиг первого круга, но именно что посредством слияния стихий. А на это нужно время, коего у меня нет.

Демон был быстр и с мечом обращался мастерски. Все мои серии ударов встречались блоками, которые тут же переходили в атакующие связки, с обманными движениями. Мне приходилось работать на пределе своих сил и скорости, чтобы просто успевать блокировать. Очень редкие контрудары, которые демон практически игнорировал.

Вот я умудрился выпустить меч, уходя их жесткого блока, и уже готовясь призвать клинок, дабы подловить тварь, но тот буквально складывается пополам и, нереально согнувшись в области спины, горизонтальным кувырком уходит в сторону. Этого мгновения мне хватило, чтобы сделать широкий отпрыг назад, и уже в полете я стал выпускать в тварь те плетения, которые успел подготовить.

Первым в демона полетел всё тот же сжатый багровым огнем шар тьмы. Объемный взрыв разметал в стороны большой участок земли, но тварь успела уйти в сторону портальным огненным прыжком. Мой взгляд успел поймать то самое место, где он должен был появиться, и там уже сжималась клетка багровых молний. Появившаяся тварь в одно мгновение вспыхнула пламенем, которое и впитало большую часть молний, но следом туда уже летел с десяток огненных кинжалов, сотканных из синего пламени. Демон смог их увидеть и уже успел подпрыгнуть, чтобы уйти в сторону, но появившаяся черная воронка не позволила ему уйти далеко.

Крошечная черная дыра начала действовать в туже секунду, что появилась. Демон словно наткнулся на стену, когда не смог уйти прыжком дальше, а сила притяжения сбила его с траектории. Одновременно с этим я вновь выпустил два сжатых шара тьмы, а после, поставив ладони на расстояние в десяток сантиметров друг от друга, и стал формировать между ними сцепку сразу из пяти стихий. Сначала был контур магии земли, который шел контролем для того, что будет у него внутри. Алмазная круглая решетка соткалась за несколько секунд, пока демон пытался совладать сразу с двумя взрывами и тягой черной дыры. Следом, внутри вспыхнула крошечная точка сжатого пламени, и в неё добавилось несколько десятков грамм моей крови. После вокруг хоровода этих двух стихий, закружился черный вихрь, и спустя еще секунду к нему добавилось бледновато-зеленое свечение магии смерти. Кровь практически сразу распалась и послужила усиливающим элементом для остальных направлений, тогда как тьма и смерть совершенно не хотели смешиваться. Пришлось сжать алмазную клеть, тем самым буквально вбивая структуру магии друг в друга.

Как только клеть сжалась практически вдвое, я почувствовал сильнейший удар в ладони, даже сквозь контролирующую магию земли. Плетение второго круга не смогло выдержать этот удар, и бесследно рассыпалась хрустальной взвесью. Смерть и тьма так и не слились воедино, зато соединились во что-то на подобии двойного вихря, в центре которого практически замерло черное пламя. Следом случился еще один удар теперь уже по ладоням, и сила его была такова, что я почувствовал, как начали хрустеть кости. Магия пыталась вырваться из клетки моей воли, и буквально выворачивала само пространство. Дальше я уже рисковать не стал и направил это прямо в сторону демона.

Эффект от того, что я сделал, был просто чудовищный. Соединение четырех стихий, только почувствовав слабину с одной стороны, вылетело оттуда, ступенчато увеличиваясь в размерах. Горизонтальный вихрь небольшого размера, комкая пространство, рванул вперед, снося всё на своем пути и превращая это в прах.

Когда демон увидел, что к нему несется, то вспыхнул на порядок ярче, чем было до этого. Адское пламя окружило его плотным куполом из тонких жгутов и даже смогло выдержать напор моей магии. В прочем, это было не удивительно. Слишком топорная работа, мощь которой не была сцеплена как следует.

Но, в любом случае, я получил немного времени, дабы закончить другое плетение.

За моей спиной один за другим стали вспыхивать десятки мечей из синего пламени. Их размеры превышали обычные раза в полтора, не больше. Зато сама суть истинного пламени была губительна для демонов. А уж когда, я выкинул в воздух капли своей крови, и тут же разбавил их тьмой, создавая тем самым тонкие метровые иглы, мне удалось наконец-то расслабиться. Два плетения второго круга, оба всего лишь смешение двух стихий. Зато эффект от них распространяется не только на физический слой, но так же и разрывает энергетически сцепки. Рвет другие плетения и связи между нами, а так же полностью выжигает ману, возле цели.

Я не стал ждать, пока купол демона потухнет, впитая в себя колебания от прошлого снаряда. С тихим гулом в цель полетели мечи, которые поначалу только развеивали адское пламя, не в силах пройти глубже. Но уже пятый клинок смог разорвать защиту, заставляя демонское пламя потухнуть.

Только вот демона там не было.

Раскинутая в тот момент сеть не помогла обнаружить противника, но ощущение опасности заставило меня сорваться в скольжение и уйти на максимальную дистанцию. Как только меня выкинуло в сотне метров от места, я почувствовал подземный толчок, а следом за ним в воздухе буквально разлилось адское пламя. Оно появилось прямо из воздуха и валом разошлось в разные стороны, чтобы спустя пару секунд вернуться к изначальной точке и собраться в огромную рогатую фигуру, состоящую лишь из пламени.

— Мне же лучше, — хмыкнул я, посылая все заготовки в цель, уже не опасаясь промахнуться.

Первый же огненный меч, что вошел в цель, смог потушить приличный участок огня, а когда следом одним махом влетели остальные, то огромный демон стал распадаться на глазах. Еще несколько черных игл практически полностью разрушили каркас призыва, а дальше произошло что-то странное. Оставшийся огонь замер, словно в стоп кадре, а после лопнул с пронзительным свистом, после которого пришла полная тишина.

Вокруг меня замерло всё. И даже падающие листья застыли в воздухе, вместе с потоками магии. Я попытался призвать свое излюбленное черное пламя, но ничего не вышло. Полная стагнация.

Глава 4. Демон

После распыления огромной фигуры взгляд почти сразу наткнулся на демона уже воплоти. Тот стоял в сотне метров от меня и, наклонив голову, с интересом изучал. Свой меч он закинул на плечо, только вот огня на нем уже не было. Как в прочем вокруг не было и магии. Из главных изменений, я смог отметить лишь отломанный левый рог, и больше ничего. Как будто не было этого обмена магическими ударами, и сотрясения энергетического плана. Лишь полупрозрачный купол вокруг нас, диметром в пару сотен метров, да полная тишина.

Судя по всему, здесь и скольжение не получится применить. И как бы еще не оказалось, что руны меча перестали работать, а то станет совсем грустно.

Я бросил еще один взгляд по сторонам, убедился, что кроме нас вокруг никого нет, и попытался призвать меч. Тот откликнулся сразу и без задержек. Руны всё так же светились, и были активны.

Уже лучше.

Дальше я хотел проверить скольжение, но демон не позволил. Он первым сорвался с места и, поднимая вокруг себя пыль, рванул прямо ко мне. Встав полубоком, я крепко сжал меч двумя руками и расположил его перпендикулярно земле. Правую ногу отвел немного назад, дабы придать себе более устойчивое положение и замер, задержав дыхание.

Наше столкновение, по задумке демона, должно было стать жестким и стремительным. Но, у меня на это были другие планы.

Мощный удар противника, я принял на плоскую часть клинка, а затем увел импульс удара в землю, аккуратно отводя меч в сторону. Одновременно с этим, напружинив обе ноги, я банально сделал рывок вперед, сбивая демона с ног. Следом взмах мечом снизу вверх, на который противник успел поставить блок, а после прямой удар ноги, пока меч демона возвращался в исходную позицию. Врага немного оттолкнуло от меня, но этого «немного» мне хватило, дабы начать серию коротких, но сверхбыстрых ударов. Один по диагонали, сверху вниз, следом шаг вперед и колющий удар, под углом вверх. Когда демон отвел мой клинок в сторону, рассчитывая, что от укола я завалюсь, либо мне придется выпустить меч из рук, что заведомо проигрышное решение, я именно что отпустил рукоять меча. Дальше мне было намного легче уйти от размашистого удара и вновь призвать меч, только уже увернувшись, и совершив замах, с якобы пустыми руками. Меч вновь материализовался в ладонях, а дальше мне оставалось только закончить удар, желательно в теле демона.

Не прокатило.

Демон вновь удивил своей гибкостью, и какой-то нереальной прытью. Он низко пригнулся к земле, а после его плечи с хрустом ушли с траектории удара клинка, изгибаясь под немыслимым градусом, словно у него не было хребтины. Следом демон несколькими прыжками попытался разорвать дистанцию, но я не позволил. Проверка скольжения, и оно к счастью сработало. Я оказался прямо за спиной существа, и мой, казалось бы, стопроцентный удар, должен был прилететь прямо по шее твари, но изогнутая за спину рука с мечом не позволила мне закончить так легко. Дальше я взорвался настолько быстрыми ударами, насколько мог. Демон с трудом, но все же смог выйти из того положения, в которое я его загнал, а поэтому я резко разорвал дистанцию скольжением, ощущая, что мы вновь топчемся на месте.

И вновь нас разделяет расстояние в пятьдесят метров, но теперь каждый примерно знает, на что способен оппонент. Мой противник оказался на диво хладнокровен и не подвержен эмоциям. Четкие выверенные удары и движения, а так же немыслимая гибкость и слишком защищенный корпус, делали демона проблемным врагом. Из всех козырей у меня осталась только руна, что покрывала клинок черным огнем, да и то, в её эффективности я слегка сомневался.

Демон, видимо успел перевести дух, либо же увидел, что хотел, и вновь первым рванул вперед. В этот раз я не стал ждать столкновения, а использовав скольжение, появился практически возле врага. Клинок был поставлен острием вперед, и это сыграло со мной злую шутку. Когда меня выкинуло напротив демона, то его правая рука вместе с мечом была в замахе откинута назад. Я надеялся, провести быструю атаку, либо кольнуть врага в лицо, но демон второй рукой, прижатой к груди, успел отвести клинок, заставляя меня раскрыться. Сильный таран головой и меня отбрасывает назад, а вдогонку уже летит меч демона. Очередное скольжение спасает от удара, а после я пропускаю удар, и демонский клинок со скрежетом проходит по моему доспеху, и оставляет на нем кривой разрез.

Я призываю назад меч, и уже зажигаю на нем черное пламя. Это стало неприятным сюрпризом для твари, и её низкое шипение послужило этому подтверждением. Я с новой силой насел на врага, совершенно точно выходя за пределы своих возможностей. Не знаю, насколько мне удалось ускориться, но черное пламя практически опало, сосредоточившись в самом лезвии.

Короткий горизонтальный удар, который был встречен жестким блоком демона, а следом я оставляю меч и скольжением ухожу за спину твари. Вновь призыв меча, пара ударов, и как только демон начинает движение на разворот, я снова за его спиной и уже в этот раз мой клинок оставляет длинную борозду разреза на спине твари. Тот сгибается пополам, делает немыслимый кувырок через себя, и вновь оказывается лицом ко мне, свободной рукой хватая лезвие моего клинка. Я не стал даже делать попыток на прерывание этого движения, а просто снова ушел за спину. Мой меч материализуется в руке, и следующий резкий удар оставляет глубокий разрез уже на задней стороне шеи врага. Тот уходит резким прыжком по диагонали, но я не желаю останавливаться. Рывок и меч врага я отвожу предплечьем своей руки, металл на которой со скрежетом лопается. Зато мой кулак летит прямо в лицо твари, ибо мы оказались практически вплотную. Мощный удар прямо в нос, позволил мне наблюдать за ошеломлением твари, а следом и тяжелый удар локтем правой руки дополнил картину. Далее я смахнул застрявший меч в сторону, и почувствовал, как из моей раны потекла кровь. Демон попытался рвануть за мечом, низко пригнувшись и собираясь прыгнуть, но наткнулся на жесткий удар коленом. Следом мощный удар в голову сверху вниз, прямо в полете от подачи коленом и призыв клинка в руку. Демон вновь попытался уйти в сторону уже на четвереньках, но клинок меча вошел ему прямо в затылок и, пробив насквозь, заставил замереть.

Тут уже вся скорость спала, и черное пламя вспыхнуло с новой силой. Мгновение, и голова твари лопается, забрызгивая всё кровью, а я наблюдаю, как в привычное русло возвращается окружающий мир.

И вроде бы можно порадоваться, но чудовищная усталость накатила с такой силой, что меня повело в сторону, и я банально рухнул на задницу. Если не брать в расчет время под ускорением, а подумать о фактическом, то я уверен, что наш бой на мечах продлился не дольше пятнадцати-двадцати секунд. Я выложился на самый максимум своих возможностей, а кое-где даже его превзошел. Количество использованных скольжений перешло за два десятка, и было чудом, что я всё еще в сознании. По телу молнией проходили болевые спазмы, которым вторил дикий тремор всех мышц. Даже вернувшееся ощущение магии не помогло. Я банально не мог сосредоточиться, дабы сплести хоть что-то.

— Кажется, Фори будет недоволен, — хмыкнул я устало.

Попытавшись подняться на ноги, я рухнул назад и пожалел, что отправился сюда без своего любимого рюкзака. Так бы выпил пару зелий и уже был в порядке.

Спустя несколько минут, организм начал приходить в себя и дрожь потихоньку затихала. Мне удалось наложить на себя исцеление третьего круга, но эффекта не было. Лишь небольшой прохладный ветерок, что прошелся по телу, и на этом всё. Слабость никуда не делась, так же как и тремор. Пришлось собрать волю в кулак и подниматься, их игнорируя.

Мой взгляд, брошенный по сторонам, отметил, что вокруг никого нет. Твари хаоса как-то не спешили в эту сторону, и это было на руку. Достаточно медленно я подошел к телу демона, вокруг которого натекла уже приличная лужа черной крови и, подцепив его за руку, медленно побрел в сторону портала. Оставлять такое сокровище в плане алхимии на съедение местным тварям — это верх расточительства.

Ниика выкинула нас примерно на полпути между их поселением и разрушенным замком. Я прекрасно узнал местность и сейчас без проблем нашел нужное направление. Наша с демоном бойня и буйство магии смогло создать для меня небольшую демпферную зону. В округе было мало тварей и это было замечательно. Хоть я и постепенно восстанавливался после опустошения, но до стабильного состояния придется подождать около часа. Теперь-то я и пожалел, что решил обойтись без пистолетов, которые хоть как-то заменяли мне магию. Кажется, придется обвешиваться всяким, словно новогодняя елка, и только после этого выходить из цитадели.

Первый десяток метров дался мне с большим трудом. Зато после дело пошло веселей, и организм начал разгоняться. Вокруг источника стали создаваться плетения, а слабость отходила на задний план.

Еще через сотню метров, я отметил возвращение первых существ. Всё те же летающие тварюшки, что засыпали нас по пути к поселению неко. Они пока не осмеливались лезть, но я чувствовал, как вокруг меня сужается кольцо. В ответ на это пришлось окружить себя десятком небольших летающих огнешаров четвертого круга, дабы вовремя среагировать, если нападение все-таки случится. Я не был уверен, что такая слабая магия сможет им навредить, но пока не был способен на что-то большее.

К моему счастью до портала удалось добраться без происшествий. Твари хоть и кружили в опасной близости, но ближе, чем на сотню метров, не лезли. Скорее всего, причина этого была связана не со мной, а с телом демона. Не меня твари боялись, совсем не меня. По всей видимости, даже будучи мертвым, от существа ада исходила энергия, которая не позволяла тварям хаоса подлетать ближе. И это навеивало определенные мысли.

Оказавшись возле портала, мне пришлось делать передышку еще минут на пятнадцать. Для его активации, даже имея ключ, нужно обезопаситься от сбоев. Пришлось вычерчивать прямо на земле несколько рунических кругов, и только оказавшись внутри них, переводить дух. Мое состояние было терпимым, но очень далеким от идеала. Удалось убрать многие эффекты, но перебор со скольжением ещё аукнется. Да, драконья регенерация знатно помогала мне, в заживление разорванных мышц и связок, но не столь быстро, как мне бы того хотелось. Да и рана, оставленная демонским мечом, почему-то до сих пор не затянулась. Кровотечение вроде бы прошло, но вот плоть даже и не думала затягиваться. Кроме того я чувствовал, что рана была нанесена не только плоти, но и энергетическому телу. Сейчас я не мог уйти в глубокую медитацию, ибо вокруг было небезопасно, но необходимость в ней встала, как никогда остро.

Пока мысли витали вокруг ближайшего будущего, взгляд переместился на тело демона. Желание выпотрошить тварь на запчасти вспыхнула с новой силой, но я сдержал своего юного натуралиста. Придется его заморозить до лучших времен, и только разобравшись с насущим, приступить к алхимическим выжимкам. До сего момента мне не попадались чистые существа этой расы. Лишь призрачные формы, либо их боевые зверюшки. Но теперь у меня появилась возможность разобрать демона на составляющие, а там кто знает, что мне удастся выжать из его печени? Да и доспех, что рос прямо из тела, тоже представляет некий интерес. Но его я отдам Фори, пусть развлекается, если, конечно, сможет снять, не повредив само тело.

— Ладно, посидели, и хватит, — выдохнув, произнес я.

Самое главное, что прошел тремор, который и мешал активно магичить, а на сильную слабость и ломоту всего тела, я как-то не обращал внимания.

Поднявшись на ноги и отбросив все лишние мысли, я приступил к медленному построению плетения. Не хотелось ошибиться, и начинать столь кропотливый процесс сначала. Это когда ты раз за разом прыгаешь по одним и тем же порталам, то их ключ уже вбивается в подкорку и ты всё делаешь на автомате. А вот когда нужно перейти через новый портал, тут желательно не сплоховать, а то можно вылететь в совершенно другом месте, и по кусочкам.

Мана с небольшой болью стала покидать источник, выстраиваясь сначала в шестигранный контур с небольшими треугольными вершинами по граням, и только после этого я стал заполнять его внутреннюю часть. Объемная фигура получилась очень большой и довольно сложной. Разница между переходом через стационарный портал и переносной была заметна невооруженным взглядом. И хоть напряжение энергии не ощущалось, но по сложности эта громадина вплотную приблизилась к моему пониманию первого круга магии.

Как только я закончил активировать портал, огромное плетение накрепко сцепилось с каменным кругом и стало с чудовищной силой тянуть энергию из окружения. На полную зарядку ушло от силы минуты три, как ярко засветились руны и с тихим шипением замерли на одной яркости. Я подхватил демона за ногу и, затащив в круг портала, активировал процесс. Небольшая задержка, мимолетное ощущение невесомости и перед глазами вспыхивает синеватая вспышка, следом за которой перед глазами появляется портальная зона моей цитадели. Вокруг всё так же располагались гвардейцы, прямо в эту сторону направлены станковые арбалеты из бойниц, что прятались в лесу, а сонмы духов стихий, которых контролировали шаманы, целым роем сбились в небольшой вихрь.

— Это в стазис, — выбросив тело демона из круга, произнес я. — Никому не подходить, никаких испытаний не проводить. Где Кошмар?

Вместо ответа со стороны дворца раздался радостный полурык полувизг, а следом за этим — отголосок теплоты, что прошелся по разуму. Мой питомец появился передо мной спустя пару десятков секунд, и хищным взглядом осматривался по сторонам. Движения его лап выдавали с головой то нетерпение, которое он испытывал. Засидевшись в цитадели, Кошмар хотел на волю, хотел вновь почувствовать под ногами свободную даль, а в клыках теплую кровь добычи. Эти ощущения я получил фоном и если бы не владел в должной мере магией разума, то мог бы и струхнуть. А так, я сразу отличил свои мысли, от мыслей лошадки и лишь оскалился.

— Я в Винфор, — бросил в воздух, скрылся я в портале с очередной вспышкой.

Поселок на берегу океана встретил меня глубоким вечером, тишиной и отголоском спокойной неги. Местных практически не было видно, лишь дежурящая стража, да несколько шаманов по краю поселения. Ворота уже были закрыты, а поэтому пришлось ждать несколько минут, пока меня выпустят наружу. Ну а дальше наказ Кошмару не медлить.

Как только эта забавная животинка поняла, что от неё требуется, то сорвалась с места, словно заправский болид. И её совершено не волновало, что вокруг лес, плохая дорога и вообще скоро ночь. Эта смесь лошадки, рептилии и чего-то кошачьего неслась вперед, подобно резким порывам ветра. Плавная резкость, безумная скорость и какое-то дикое счастье от ощущения свободы.

Обычно при нормальной скорости и не сильно торопясь, до Винфора удается добраться за два-три дня. Мы же с Кошмаром долетели часов за десять, или чуть больше. Было лишь несколько небольших остановок на водопой, а в качестве питания этот милый питомец банально тянул из меня ману. Видимо Кошмар почувствовал, что медлить нельзя и даже не думал прерываться на охоту, или передышку. Он мчал вперед, иссушая мой источник быстрее любых плетений, но все же оставлял мне чуть меньше четверти.

Пролетев по главному тракту, что шел от Винфора в разные стороны на протяжении сотни километров, мы оказались перед главными воротами города. Еще за пару сотен метров мне пришлось успокаивать Кошмара, дабы он немного замедлился. Неизвестно, как местные стражи встретят воина в черных доспехах на такой милой зверюшки.

К моему удивлению, когда мы подъехали к воротам, стражники, вместо того чтобы задержать меня, засыпать кучей вопросов или еще чего похуже, молча вытянулись по струнке, отдали честь и без лишних слов пропустили внутрь города. Пришлось делать физиономию кирпичом и, игнорируя заинтересованные взгляды некоторых личностей, застрявших на воротах, молча двигаться дальше. А уж если учесть, что на мне всё еще присутствовал доспех вместе со шлемом, то становилось только интереснее. Мой вид был, скажем так, далек от видов простых рыцарей или стандартных воинов. Так что, я более чем уверен — без вмешательства Волиареса здесь не обошлось.

Двигаясь по городу, мне пришлось сдерживать Кошмара. Люди от него хоть и не шарахались, но хорошая доля опаски от них исходила. Да и безумная скачка в пределах Винфора, прямо скажем, не поощрялась. Скорее всего, ректор уже предупредил всех местных шишек обо мне, в том числе и стражников. По-другому объяснить их реакцию на меня как-то не получалось.

Чтобы добраться до АМИ у меня ушло еще около получаса. Кошмар легко лавировал мимо местных телег и повозок, грациозно уходя от возможных столкновений. Движение в Винфоре хоть и не регулировалось, подобно Земле, но здесь всё же присутствовали негласные правила. Стражники так же следили и за порядком на дорогах. И если бы не мое привилегированное положение, то боюсь с такой скоростью я бы далеко не уехал.

Ворота академии оказались, как всегда закрыты, лишь одинокая пара студентов скучала возле них. По разуму сразу скользнула нотка ностальгии и толика зависти на местных учеников. Стоят себе возле ворот, не обремененные глобальными проблемами, и отбывают наказание за плохое поведение, либо не выученный предмет. Лепота.

Уже практически подъехав к воротам, я увидел, что студентики суетливо забегали, снимая печати и отворяя их прямо перед носом Кошмара. На их лицах было написано легкое удивление, тогда как в головах царил полный сумбур. Насколько я помнил из того времени, что здесь учился, подобное было редкостью. Обычно, всем приходилось ждать, пока кто-то из учителей соизволит подойти к воротам и только тогда они отворялись.

Оставив студентов нелепо хлопать глазами, мы с Кошмаром пронеслись по тропинкам, прямо к главному зданию АМИ. Там мне пришлось расстаться со своей лошадкой и, строго настрого наказав ему не буянить, я зашел в обитель Волиареса. Широкая лестница на второй этаж, небольшой коридор в левую сторону и приемная. Только оказавшись внутри и глядя на слегка удивленный взгляд местной секретарши, я понял, что не снял шлем. Легкое замешательство с обеих сторон, немного нервное движение и шлем оказывается зажат в руке.

— Лорд Нуар, — обозначив уважительный кивок головой, приятным голосом произнесла молодая девушка. — Ректор вас ожидает. Проходите.

— Благодарю, — улыбнулся я в ответ.

Несколько шагов к двери, ведущей в кабинет Волиареса, очищение разума от лишних мыслей и барьеры, что сомкнулись вокруг. Вежливая, но без перебора, улыбка и холодный взгляд.

— Дарт, заходи, присоединяйся, — раздался голос ректора, стоило мне открыть дверь.

— Судя по тому, как ты мчался, — усмехнулся Виктор, сидевший в глубоком кресле, в стороне от стола Волиареса, — здесь намечается серьезный разговор.


Отступление 1

Илвен пребывала в холодном бешенстве. Бешенстве, которое спрятала где-то в глубине собственных мыслей, дабы никто из неко не увидел этих эмоций. Дарт как обычно поступил по своему, наплевал на мнения и мысли окружающих.

— Он всегда такой, хм… — заговорила рядом с ней Ниика, пытаясь подобрать подходящее слово.

Неко не хотела как-то нечаянно оскорбить или поставить себя в неловкое положение, возможно чересчур грубой фразой.

— Идиот? — иронично хмыкнула Илвен. — Да, он всегда такой идиот. Как же это раздражает. Куда ты их выкинула?

— Подальше от нас, — съежилась неко. — То существо, которое вышло из трещины, оно слишком чуждое нашему пониманию. Я не знаю, что это, но лучше бы Дарту уметь бегать.

— Бегать? — заломила бровь Илвен. — Девочка, никогда не сомневайся в том, кто протянул тебе руку помощи. Или тебе напомнить, что он сделал с существами, которых вы так испугались?

— Не надо, — вздрогнула Ниика, вспоминая тот магический луч, который вырвался из появившегося глаза. — Прошу прощения.

Ответом девушке послужило настолько мощное колыхание энергетических потоков, что дрожь источника перешла на физический план. По телу прошла волна легких спазмов, которая, правда, почти сразу пропала. Но в том направлении, откуда пришел отряд помощи, раздался оглушительный взрыв, а следом за ним еще несколько, но поменьше.

Илвен не хотела никому показывать, и даже от себя гнала мысли о том, что переживает за Дарта. Тот противник, что вышел из разлома, не был простым пушечным мясом. Это был демон, сильный и опасный враг. Достаточно проблемный, даже для сильных мира сего. Ну а то сотрясание магических потоков дало понять, что начался бой, в который лучше не встревать посторонним.

Пока дроу смотрела в ту сторону, от её взгляда ускользнул момент, когда на горизонте появились новые твари. Существа хаоса вновь собрались достаточной кучей, чтоб волной смести всё на своем пути. Орки вышли на десяток метров за стену, гномы заняли огневые позиции на ней, а со стороны пещер неко стали выходить разумные в серых мантиях. Одни были облачены в стальные доспехи, лишь формой похожие на мантии, но с глубокими капюшонами из темной ткани, которые полностью закрывали их лица. Вторые несли на себе именно что мантии, более светлых тонов, но с похожими капюшонами.

Дроу перевала на них взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть их магию. Первые шли с тонкими одноручными мечами, плавно выпуская из источников свою магию. Илвен сразу почувствовала привкус некромантии, и только покачала головой. Очень филигранное владение и плетения, что были ей неизвестны. Они создавали ажурные узоры, словно из бисера, небольшие по объему, но до краев заполненные маной. Те плавно скользили по воздуху и, прилипая к мертвым телам, впитывались внутрь, мгновенно поднимая нежить. Только вот нежить эта была с задатками разума.

Илвен сначала не поняла, что увидела, но как только до неё дошел смысл, то испытала невольное уважение к местным некромантам. Они делили свой разум и душу на десятки осколков, каждый из которых брал под контроль одно существо. Получалось, что маг мог собственноручно управлять нежитью, в прямом смысле становясь ей. Благодаря этому многократно увеличивалась её эффективность, а спустя несколько минут, когда первый мертвяк поднялся на ноги, дроу стало понятно, что простой нежитью здесь и не пахнет. Костяки местных тварей итак были массивны, но магия некромантов неко делала из них что-то невообразимое. Никакой гнилой плоти и медлительных нелепых тварей, лишь твердые кости, броня из них же, и такие же клинки.

А вот вторая группа местных магов наоборот начала не с костей. Пока мертвые твари заполняли свежий воздух гниением своей плоти, магия неко начала корежить их тела, вылепляя из них, словно пластилин, совершенно новых существ. Массивных, поджарых тварей, и опять же даруя часть разума магов.

— Химерологи и некроманты, — криво усмехнулась Илвен. — И, правда, какие милые котятки.

На её слова Ниика только пожала плечами, пытаясь за оскалом скрыть смущенную улыбку. Илвен видела, что девушке не больше двадцати лет, хоть та и пытается показаться старше. А еще, ко всему прочему, дроу удалось уловить отголосок страха. И нет, этот страх был не перед тварями, что неслись сюда волной, а перед словами своей матери, которая пообещала отдать её, как залог крепкого союза.


Полная тишина кабинета ректора воспринималась немного чуждо. С закрытием двери я ощутил непонятную магическую вибрацию, а после — еле заметное чувство свободного падения и снова стабилизация. Никаких ярких проявлений магии мне заметить не удалось, но что-то подсказывало, что эта комната теперь находится отдельно от привычного мира.

— Вина? — спросил ректор, цепко наблюдая за моим лицом.

— Пожалуй, не сейчас, — мотнул я головой. — Кто-нибудь кроме меня видел приход на Араон других рас?

— Что, прости? — тут же насторожился Волиарес, откинув показную расслабленность.

— В общем, некоторое время назад у меня случилось еще одно видение помимо хаоса, — начал я, аккуратно подбирая слова. — В нем я видел, как в наш мир, сквозь огромные порталы пришло несколько новых рас. Если быть точным, то я видел три. Неко — этакие кошколюди, что-то общее с кошачьими оборотнями, но это далеко не так. Кентавры — тело лошади и там, где у них голова, растет человеческий торс. Ну и на десерт минотавры. Мощные, около двух с половиной метров существа с человеческим строением тела, но головой быка.

Дабы не быть голословным, я выкинул в воздух несколько иллюзий и поставил их рядом с собой. Как я понял из витающих в воздухе обрывком эмоций, об этих расах здесь не было ничего известно. И если Виктор только озадаченно хмурил брови, то вот Волиарес размышлял о чем-то серьезном.

— Если граница нашего мира настолько тонка, что смогли пройти другие расы, — покачивая головой, начал он, — то, боюсь времени у нас намного меньше, нежели мы думали изначально. У нас нет года. Месяцев пять, может шесть.

— Скверно, — протянул Виктор. — Извини, Дарт, но кажется, визит к тебе откладывается. Мне нужно как можно скорее предупредить братца и оказаться рядом с ним. Расстояние между нами отнюдь не маленькое, так что тут сам понимаешь.

— Расстояние не проблема, — выдохнул я. — У меня есть еще один портал. Он находится между Варрой и Саирой, в небольшом поселке, который сейчас отстраивают мои подданные.

— И то верно, — нервно усмехнулся Виктор, проводя рукой по волосам. — У тебя, случайно, нет портала в земли хаоса?

— Как бы, — хмыкнул я, разводя руки в сторону, — эта одна из причин, по которой мне нужны маги.

— Слышь, крылатый, — тут же подобрался Виктор, убирая с лица улыбку, — это уже не смешно.

— Значит, твою тайну знаю не я один, — проговорил ректор, облокачиваясь на спинку своего кресла и твердо встречая взгляд Виктора. — Приятно знать, что твое доверие распространяется на столь достойных разумных.

— Скажем так, — рассеянно бросил я, — не всегда всё зависит только от моего доверия. В империи, например, Верховный жрец знает, что я дракон. И именно мое существование не позволяет ему возвыситься. Именно поэтому там так жаждут моей смерти. Да и вообще, у них там всё очень печально, успел погостить в местной темнице. Гостеприимством они не блещут.

— Так, — выдохнул Виктор, закрыв лицо руками. — Давай ты просто помолчишь, и больше совсем ничего говорить не будешь? Хорошо?

— Я бы рад, да у меня нет на это времени, — пожал я плечами. — Девушка из расы неко смогла пробиться сквозь неактивный портал ко мне в цитадель. И плевать она хотела, что это невозможно. В общем, её народу не посчастливилось начать знакомство с нашим миром в топях возле гор хаоса. Их упертая королева-мать напрочь отказывается куда-либо уходить, и просит лишь о помощи. Что-то связанное с их погибшим божеством, которое держало портал, пока они покидали свой, сжираемый хаосом, мир. Я бы, наверно и сам справился, да ко мне, через горы со стороны степи двигается тысяча зеленых, и идут они совершенно точно не на прогулку. Поэтому большая часть моей армии и шаманов сейчас решают эту проблему, тогда как я озадачен другой. Итак, я могу рассчитывать на твою помощь Волиарес?

— Ума не приложу, как учителя его здесь не прибили, — немного озадаченно покачал головой Виктор.

— Было немножко наоборот, — отмахнулся ректор, еще больше нагружая своего собеседника. — Не об этом речь. Дарт, ты думаешь, что тебе хватит одних магов? Земли хаоса, как-никак. Там многие твари имеют очень сильный иммунитет к магии.

— У неко достаточно бойцов, — кивнул я. — Весьма сильных бойцов.

Ректор погрузился куда-то вглубь своих мыслей, пока Виктор смотрел на игру солнца в бокале вина. Хоть я и почувствовал отсоединение кабинета и его переход, как бы в карманную реальность, но солнце за большим окном всё так же продолжило светить.

— Значит так, — заговорил Волиарес, спустя несколько минут тишины. — С тобой я отправлю в общей сложности две сотни разумных. Сотня из них это маги, и еще сотня чистые воины, которые будут этих самых магов охранять. У нас подходит время экзаменов, так что для старших курсов прогулка в земли хаоса будет как никогда кстати. Насчет секретности не беспокойся, старшекурсники у нас на особом счету. Особенно те, кто отправится с тобой на практику. Информация от них не уйдет даже к их семьям.

— Земли хаоса для учеников, — покачал головой Виктор, — не лишка ли ты хватил, друг мой? Это ведь не прогулка в пустыню Хишша, и даже не марш бросок по Ничейным землям.

— Тебе напомнить, что нас ждет впереди? — глянул на него Волиарес. — То-то и оно, что это будет лучшей практикой, которую вообще можно придумать. Пять десятков учеников, два десятка учителей из тех, что побоевей и шесть слаженных звезд. Думаю, такого количества должно хватить.

— Вполне, — облегченно кивнул я. — Только попрошу всех предупредить насчет того, кто там будет главный. Я ни в коем разе не претендую на себя, в роли командующего, всё-таки есть разумные и поопытней, но пусть не забывают, для чего они там, и чьи приказы следует выполнять без споров.

— Поверь, Дарт, — улыбнулся ректор, — большая часть из тех, кто отправится с тобой, знает, что такое субординация. Ну а те, кто дошел до старших курсов, умом не обделены. Не волнуйся. Твою партию никто не испортит. Только у меня будет к тебе встречная просьба.

— Слушаю, — насторожился я, предчувствуя что-то совсем не радужное.

— Ничего такого, с чем бы ты ни справился, но, скажем так, довольно специфичное, — спустя несколько долгих секунд тишины, собрался с мыслями Волиарес. — В общем, я хочу взвалить на тебя обучение нескольких учеников.

— Что, простите? — немного ошарашено выдавил я.

— Скажем так, это будет моим небольшим экспериментом, — немного загадочно улыбнулся ректор. — Ну и чтобы развеять твои сомнения, если ты согласишься, то моя сегодняшняя помощь будет безвозмездной.

— О как, — совладав с эмоциями, произнес я. — И что, все пять десятков на меня повесишь?

— Зачем пять десятков? — усмехнулся архимаг. — Всего лишь восемь человек. Точнее, среди них будут не только люди. Твои потуги с Колом и девчонками принесли очень хорошие результаты.

— Ладно, — нахмурился я, загоняя поглубже слова и маты. — Я согласен. Только у меня будет встречное условие.

— Ну-ка, ну-ка, — подобрался ректор.

— Я оставляю за собой право отказаться от предложенных, либо выбрать кого-нибудь сверх заявленного количества, — обозначил я свою позицию. — Мне не нужны помешанные на чистокровности, либо кичащиеся своей родословной. И да, надеюсь, ты понимаешь, что это будут чистые боевики? Пусть, потом не плачутся родителям.

— На то и расчет, — довольно потирая руки, усмехнулся Волиарес. — Значит решено. Все необходимые характеристики на каждого из учеников ты получишь по отъезду. Приказ уже отдан, насчет промедления ты можешь не переживать.

— Благодарю, — выдохнул я, немного загружено. — Признаюсь честно, я сомневался.

— Прекрасно тебя понимаю, — кивнул Волиарес, убирая улыбку с лица. — А теперь, Виктор, не мог бы ты нас оставить?

— Разумеется, — улыбнулся тот, одним глотком допивая остатки вина и покидая кабинет.

— Дарт, чтобы между нами не было недоговоренностей, — начал ректор, как только за Виктором захлопнулась дверь, — мне нужно кое-что узнать.

— Слушаю, — напрягся я.

— Откуда ты появился? — озадачил меня ректор. — Ни ты, как личность, а ты, как дракон. — Волиарес резко встал с кресла и судорожно, буквально заметался по своему кабинету. — Я думал, что я последний из тех, кто сохранил разум. Последний представитель своей расы и тот, кто подвел своих богов. Новым драконам неоткуда взяться, ведь наши боги мертвы, а кроме них никто не может дать новую жизнь таким, как я. Мы могли размножаться, как обычные смертные, но только после благословения кого-нибудь из Старших. Но, если ты здесь, если ты появился…

Ректор замолк, и я увидел в его глазах тот океан тоски, что прятался за золотом глаз. Это не было игрой, как и не было обманом моего зрения. Я прекрасно чувствовал его эмоции, словно читал раскрытую книгу. Смятение и безумная боль за прошлые ошибки смешалась с призрачной надеждой, которая одиноким огоньком теплилась в черной пустыне чувств некогда великого Золотого дракона. Мельком, на крошечную долю секунды я увидел образ, что успел ухватить сквозь закрытые ментальные барьеры Волиареса. Буквально несколько секунд из его жизни, когда Яра, а тогда ещё Яралиэн лишает дракона крыльев и его драконьей ипостаси. Лишь мимолетное мгновение, но буря эмоций.

— Мне дали жизнь не боги, — покачал я головой. — Смотри.

Собрав в кучу свои воспоминания, я единым образом передал их ректору. Там было всё о том времени, что провел в пещере, где меня хотели принести в жертву. Ректор замер на долгие три секунды, а после его стол, тот самый шикарный и монументальный, с силой впечатался в стену. Ректор на долю секунды показал мне свою ярость. Показал, и тут же успокоился.

— Прошу прощения, Дарт, — холодно произнес он. — Я знал его. Рноак. Мой давний друг, — ректор замолк на несколько секунд, а его взгляд затерялся где-то вдали того вида, что простирался из окна кабинета. — Приказ на сбор уже отдан, Дарт. В течение нескольких часов всё будет готово, и вы сможете выступить. У меня же, появились кое-какие дела.

— Спасибо, — снова поблагодарил я ректора.

Волиарес рассеянно кивнул, так и не переставая смотреть в окно.

Уже находясь возле двери, я на мгновение замер и обернулся.

— Волиарес, — окликнул я его.

Тот повернулся в мою сторону, а я собрал наш разговор с Ярой и образом перекинул Золотому дракону. Он имеет право знать, что его создательница жива. Хоть теперь и в другой ипостаси.

Пожалуй, именно этот мой поступок будет иметь самые серьезные последствия. Ни просьба о помощи, ни раскрытие кое-каких карт, а именно — раскрытие тайны Яры. И проблема даже не в том, что Яра не зря скрывала свою суть, а вся беда в возможной реакции Золотого дракона. На что он пойдет, когда всё это осознает? И какими выводами наполнится его древний разум? Обида? Злость? Непонимание? Сложно предсказать и даже продумать возможные последствия. Оставалось только надеяться, что он сможет остаться в рамках того самого могущественного мага — ректора АМИ архимага Волиареса.

Оставив своего собрата по чешуйтости, я покинул кабинет, витая мыслям далеко отсюда.

— О чем задумался? — встретил меня Виктор.

— О поступках, — пожал я плечами. — И их последствиях.

— Советую перенести эти, несомненно, важные думы на потом, — серьезно, без доли иронии произнес Виктор. — В ближайшее время у нас будет много куда более важных дел. А подсчетом будем заниматься после. Если, конечно, доживем.

— Без этих дум, мы рискуем потерять себя, — хмыкнул я. — Если отбросить эмоции, то сама жизнь теряет смысл. А ведь за нашими спинами жизни тех, кто нам доверился.

— Какой же ты, — выдохнул Виктор, на мгновение запнувшись, — дракон. Для неко слишком большие проблемы? Я не про военное участие. Может, нужна помощь опытного дипломата?

— Хм, — задумался я. — Только если этот дипломат умеет обращаться с оружием.

— Меня с собой возьмешь? — задумчиво смотря куда-то в сторону, спросил Виктор.

— Погнали, — пожал я плечами. — Твои советы пойдут мне на пользу.

Виктор кивнул и молча удалился куда-то в сторону, тогда как я замер на месте, даже не представляя, что делать дальше. Видимо наличие портала рядом с Саирой позволило ему не переживать о времени, что он оставил своего брата одного на троне.

Моя заминка не продлилась долго. Сидящая за столом девушка-секретарь замерла на несколько секунд, а после кивнула, словно общалась с каким-то невидимым собеседником.

— Лорд Нуар, прошу следовать за мной, — произнесла она с дежурной улыбкой на устах. — Ученики собраны и ожидают вас в аудитории некромантии. Приказ им уже зачитан и все ждут только вас.

— Шустрые какие, — недовольно покачал я головой, но после улыбнулся. — Ведите, милая леди.

Девушка улыбнулась чуть ярче, от чего на её щеках появились милые ямочки и, пройдя вперед, позволила мне, идя следом, любоваться её фигурой.

Как оказалось, за те полчаса, что мы пробыли в кабинете ректора, прошло чуть больше двух. Волиарес превратил свой кабинет в этакую шкатулку с сюрпризом. Захотел — ускорил течение времени, захотел — замедлил. Именно поэтому за столь короткий промежуток времени, что мы провели внутри, было сделано столь много всего.

Девушка проводила меня на первый этаж, в самую дальнюю аудиторию левого крыла. Здесь уже собралось пять десятков учеников, как третьего курса, так и четвертого. Меня они встретили с долей недоумения и скепсиса, а уж когда я зашел внутрь, то и вовсе можно было ощутить немало презрения со стороны некоторых индивидов. Да и местный учитель бросил на меня неприятный взгляд, и уже отворачиваясь, сморщился, видимо не желая ярко выказывать своё «фи».

Что ж, никто не обещал, что будет легко.

— Спуститесь вниз те, кого ректор обязал пойти ко мне в ученики, — громким холодным голосом, без грамма эмоций, произнес я.

Раздавшееся фырканье со стороны учителя я оставил без ответа, и лишь наблюдал за недовольным ропотом некоторых учеников. То, что они уникумы и способные ребята, я не сомневался. Только вот многие из присутствующих были, прямо скажем, золотыми детьми. И хоть в АМИ и пытаются сбить с таких спесь, но зачастую это не удается.

— Он ведь даже не маг, — услышал я шепот откуда-то из зала.

Я нашел взглядом смотрящего на меня парня, кажется третьего курса, который понял, что его услышали, но не стал отводить глаза. Для небольшой демонстрации я сфокусировал свой источник и начал жонглировать стихиями внутри себя, словно заправский клоун. По мере того, как они менялись одна за одной, от стихии огня к порядку, а после к смерти и хаосу, лицо парня принимало всё более забавный вид. Больше половины всех учеников, а так же и учитель, стоило мне визуализоровать внутри себя хаос, испытали самую настоящую панику. Лишь некоторые, а именно двенадцать человек никак не отреагировали на это, даже не дернувшись.

— Хаос это страшно, — произнес я в полной тишине. — Особенно, когда ты стоишь перед костяным троном, на котором восседает один из семи Владык. Наверно, вы все уже знаете, что на Араон обратил свой взор Хорн, Призрачная длань тьмы и Повелитель смерти. Неплохие титулы, да?

Они не знали. Никто из сидящих передо мной учеников не знал об этом. Как и учитель. Ошеломление, сомнения, а следом страх. Страх пяти десятков человек настолько уплотнил воздух в аудитории, что его можно было смело резать кинжалом.

— Упс, — оскалился я, разведя руки в стороны. — Вы идете не на прогулку, а в земли, которые находятся возле гор, где когда-то давно был открыт портал в первозданный хаос. Там не будет обучения или уроков, там будет борьба за жизнь. Многие из вас будут уповать на магию, только вот есть там твари, которые плевать на неё хотели. Есть и такие, которые залезут к вам в голову и заставят сомневаться во всем. В общем, ребятки, там будет весело!

— Ну и зачем же ты их так напугал? — раздался насмешливый голос с задних рядов.

Я перевел туда взгляд и даже не удивился, когда увидел его. Треас Лортен собственной персоной. Правда, в этот раз он выглядел со всем по-другому, вылепив свое тело в совершенно другом обличии. Только вот его источник и исходящую мощь магии смерти я не спутаю ни с чем.

— Треас, — мой легкий поклон, как дань уважения этому разумному.

— Узнал-таки, — натянуто улыбнулся он, возвращая себе привычный вид.

— Чтобы что-то хорошо спрятать, нужно сделать так, чтоб этого не было вовсе, — усмехнулся я, снова убирая любое восприятие своего источника.

— Ну что тут сказать, — развел он руки в стороны. — Старый стал, немощный.

На этот его пассаж заулыбались многие из присутствующих, что позволило мне нарисовать определенную картину о его вкладе в обучение старшекурсников.

Некромант поднялся со своего места и стал спускаться вниз, прямо ко мне. Те восемь человек, которых ректор обязал пойти ко мне в ученики, так и стояли внизу, прямо передо мной. Все восемь были парнями, и все восемь, совершенно точно, имели родителей из очень влиятельных слоев этого мира.

— Дарт, а расскажи-ка мне, как ты умудрился пройти слияние со смертью, не умерев, — спустившись вниз и подойдя ко мне практически вплотную, тихо поинтересовался некромант.

— Я умер в другом теле, — просто произнес я.

Мой ответ настолько озадачил учителя, что тот полностью замер, перестав делать вид, что живой. Передо мной стоял самый настоящий лич, без дыхания и движения глаз.

— Я тебя услышал, — очень медленно кивнул он, возвращая себе привычное состояние. — Что ж, оставлю вас, пожалуй, одних. Развлекайся, Дарт.

Я подождал, пока за ним закроется дверь и только после этого продолжил.

— Итак, мне не нужны ученики из-под палки, — наконец-то удостоив взглядом восьмерку, заговорил я. — Кто этого не хочет, может вернуться на свои места, и я даю вам слово, что никаких последствий это не возымеет. С ректором у нас свой договор, так что его кары можете не опасаться.

На свои места вернулись все восемь. Со стороны некоторых учеников я заметил откровенные усмешки, а так же ощутил и редкие попытки считывания моих мыслей. Дабы не поощрять подобное, я в одно мгновение поймал чужой ментальный жгут и отправил по нему мощный магический щелчок. С последнего ряда раздался вскрик, а после глухой удар упавшего на пол тела.

— Ментальная магия хороша, когда ты уверен в своих силах, — немного рассеянно произнес я. — Маг, который не умеет оценивать свои силы — глупый маг, а соответственно мертвый.

— Какой у вас боевой ранг? — задала вопрос эффектная блондинка, что сидела в первом ряду и почти никак не отреагировала на мои слова про Хорна.

Одна из немногих, кто умел держать лицо, и единственная из всех, кто испытывал ко мне уважение.

— Чуть больше чем Виртуоз, — улыбнулся я девушке, призывая в руку свой клинок, и сразу же позволяя ему раствориться черной дымкой.

— А в магии? — вопрос уже с другой стороны, от слегка пухловатого парня, но с жестким взглядом карих глаз.

— Если опустить все условности и нюансы, то Гранд Мастер, — ответил я.

— А если не опускать? — вновь от блондинки.

— Когда-то мне дали имя Силаарен, — снова улыбка лишь для неё. — В Цитадели огня я получил и другое прозвище — Багровый ифрит, — стоило мне это произнести, как браслет на моей руке вспыхнул, и визуализорвал прозвище, плавно перетекающими лепестками огня. — Ну и по совместительству являюсь Мастером пламени, крови, смерти, и тьмы.

По мере произнесения стихии над моей вытянутой ладонью материализовались небольшие сферы, ей наполненные. Они сливались с каждой последующей и рождали что-то новое. Когда была названа последняя, она под напором моей воли впиталась в сферу из трех предыдущих. На пару мгновений я полюбовался на шар убойной магии второго круга, и в одно мгновение развеял его, тут же полностью убирая дрожь с энергетического слоя. В этот раз я не старался породить что-то мощное и убийственное, а поэтому справился без каких-либо проблем.

Вот теперь я заслужил усиленное внимание со стороны некоторых учеников. Учитель так и вовсе превратился в соляной столб, активно пытаясь делать вид, будто бы его здесь нет.

— Прошу прощения, — снова заговорила блондинка. — Не сочтите за наглость, но можно мне к вам вместо кого-нибудь из этих идиотов?

— Почему нет, — пожал я плечами. — Назови имя и вставай слева от меня.

Легкий гомон, что поднялся следом за этим, заставил меня улыбнуться.

— Баронесса Илиана Ленийская, — представилась девушка, становясь рядом со мной. — Четвертый курс, лед, смерть.

— С холодным оружием обращаться умеешь? — спросил я девушку.

— К сожалению, нет, — мотнула та головой. — Думала, мне такое не пригодится.

— Значит, будем учиться, — кивнул я. — Надеюсь, ты понимаешь, что легко не будет?

— После ваших слов о Хорне легко не будет никому, — серьезно ответила баронесса, смотря мне в глаза.

— Чудно, — хлопнул я в ладоши. — Итак, раз восемь человек отказались видеть меня учителем, значит, сейчас я буду выбирать сам. Естественно, тащить несогласных не буду, так что можете не переживать. Но предупреждаю сразу — будет грязно, больно и порой страшно. Я не учитель, в привычном для вас понимании, я, в первую очередь воин, а уже потом всё остальное. Так что сейчас попрошу хорошо подумать и покинуть этот кабинет тех, кто точно решил со мной не связываться. Забираете папки со своими делами и идете готовиться к поездке. Остальные же, ждите своего имени и по одному в кабинет.

Мрачная тишина была мне ответом, и под недовольные взгляды пяти десятков разумных я вместе с баронессой прошел в небольшой кабинет, что был придатком к аудитории.


— Ха, — раздался недовольный смешок, когда за Дартом закрылась дверь. — Я, конечно, всё понимаю, но слияние с четырьмя стихиями? Ему сколько? Лет восемьсот?

— Двадцать девять, — ответила девушка, ученица третьего курса. — Дарт Силаарен, Лорд Таэр’Нуар, участвовал в войне с орками, герой Саиры, что-то случилось и ему пришлось пережидать годик в Потерянном городе. Потом обучение в АМИ, убийство демона с четырьмя сердцами и полная очистка тела носителя от его влияния. История с Вэйл и Урин, если слышали. Дальше его душу похитили вампиры, утащили в Город Трех Дорог из которого он вернулся, но только в другом теле. Теле вампира, да. Потом убийство Баретта за шантаж и очередной побег. По дороге мимоходом снял проклятье с Кар’Сэти, то самое, которое не могли снять сильнейшие маги и после след теряется где-то в эльфийских лесах. Отмечался в Вольных баронствах, там, благодаря тому, что он привлек охотников и магов с Саиры, удалось сдержать восхождение очередного Повелителя мертвых. Дальше, судя по всему, был поход к Цитаделям и сдача экзамена с таким результатом, что ему выдали свое оригинальное прозвище. Напомнить, сколько разумных удостаивалось подобной чести? То-то же. Что дальше? Сдвиг в Уухреше и его отряд, который не позволил этому сдвигу произойти. Кто в отряде? Высший вампир, дроу, светлая эльфийка, выбранный эльфийской богини, серый орк и самый юный мастер артефактор за все времена. Потом его след обрывается и можно отследить только редкие появления в той или иной части света. Как итог — сейчас он Дарт Силаарен Лорд Таэр’Нуар. Воин, маг, правитель и просто красавец. Не была бы помолвлена, прибрала бы к рукам. Прибавим к этому знакомство с нашим ректором, да такое, что по одной просьбе Волиарес выделяет ему две сотни разумных, среди которых пять десятков учеников, ну и Виктор, с которым они, судя по общению, тоже не простые знакомые. Ух, бурная у парня жизнь, однако.

Монотонное бубнение этой девушки никто не посмел перебить. Всем было до жути интересно, что же за фрукт такой, этот Дарт Силаарен. И естественно все остались под огромным впечатлением от пересказа.

— Графиня Кане, вы как всегда в своем репертуаре, — вежливая улыбка, но холодный взгляд со стороны другой девушки. — Кичитесь работой службы своих родителей. Хвастовство, да и только.

— Всё лучше, чем кичиться своей внешностью, имея при этом скудоумие, — и полностью идентичное выражение лица от графини.

— И чему у него обучаться? — хмыкнул один из восьмерки парней. — Узколобых боевиков и в академии хватает, а этому, поди, просто повезло, вот и живой до сих пор.

— А я, пожалуй, попробую вернуть свое место, — задумчивый голос от другого. — Военное прошлое боевых магов АМИ слегка смущает, а тут вам вполне реальные сражения и мастерство слияния аж четырех стихий.

— Много ты знаешь о боевом прошлом местных магов, ага, — усмешка от еще одного ученика. — Так тебе обо всем рассказывают.

— Замуж хочу, — внезапный звонкий голос от милой девчушки с явными эльфийскими чертами. — Теперь и жертва есть. А то всё одни слюнтяи, да малолетки.

Многие взгляды, что были направлены на говорившую, не несли в себе ничего хорошего. Только вот связываться с герцогиней Вар’Нетто было себе дороже. Да и её магические способности, часто показываемые в дуэлях, навсегда отбили желание бросать ей вызовы.

Постепенно аудитория погрузилась в мрачную тишину, откуда спустя семь минут начали уходить первые ученики. Сначала по одному, потом парами и целыми группами.

Спустя пятнадцать минут на своих местах осталось сидеть тридцать два ученика. Никто из них не знал, что ожидать дальше, но мандраж, словно перед важным экзаменом, присутствовал у каждого.


Отступление 3

Волиарес очень давно не испытывал подобных чувств. Только что один молодой Черный дракон буквально разорвал весь его мир, а после сшил заново. Но сшил криво и разными нитками, оставляя огромные шрамы и дыры. В голове ректора не укладывалась мысль, что Яралиен могла так с ним поступить. Стоило дракону вспомнить о своей богине, как боль с новой силой вспыхнула в душе, но тут же её заменила надежда и что-то светлое, то, что он не испытывал уже сотни лет. Да, пусть сейчас она в другом мире, пусть от её былого величия осталось ни так уже и много, но она была жива. Она всё еще их мать и её разговор с Дартом позволил в этом не сомневаться.

— Милорд ректор, вызывали? — раздался позади голос самого молодого начальника службы безопасности за всю историю АМИ.

— Да Лоттир, проходи, — сухо произнес архимаг, полностью сглаживая эмоции и нивелируя их воздействия на разум. — С приказом ознакомился?

— Да, — кивнул маг, отмечая краем глаза разрушенный любимый стол ректора. — Есть что-то еще?

— Ты уже проинспектировал своих работников об их назначении? — поинтересовался Волиарес.

— Конечно, — кивнул маг, наблюдая, как стол стал собираться из щепок, вновь принимая свой изначальный вид.

— Нужно чтоб они собирали информацию, не более, — поймав взгляд ученика, проговорил архимаг. — Никаких подковерных игр и перетягивания одеяла. Никаких договоров, заключенных мимо Дарта и в обход его указаний. Это ясно?

— Мне будет позволено узнать почему? — прямо спросил маг. — Новая раса из другого мира это ведь совершенно новые и уникальные возможности! Новый подход к магии, знания, которых у нас нет и быть не могло, в конце концов, товары и дипломатические отношения. Нам нельзя упускать такой кусок, даже если наш союзник начал действовать первым.

— Такие мысли имеют место быть, — кивнул ректор. — Но крепкий союз с Лордом Нуар нам более выгоден с точки зрения будущего и, чего уж греха таить, настоящего. Ну и мне нужно узнать, на что способен Дарт, как правитель своего государства, как дипломат и человек, связывающий несколько столь разных рас. Ну и скажу тебе кое-что, о чем подумывал уже давно. Дарт…. за такими, как он — будущее. Ты можешь не признавать и не видеть, но наш мир пришел к стагнации. Мы веками кружимся вокруг себя и своих интересов. Союзники прочитаны, враги давно известны. Араон замер и не развивается. Нам нужны такие, как он.

На несколько минут в кабинете ректора повисла тишина. Лоттир обдумывал слова своего начальника, и учителя. Молодой маг прекрасно знал, что ректор редко когда привержен эмоциям. Слишком опытный, слишком могущественный для таких недостатков.

— Именно поэтому вы желаете отдать ему в обучение несколько учеников? — поинтересовался он после. — Те пять десятков, что вы выбрали на практику — они же почти все уникумы. Сильные маги, личности, да и вообще. Но они все уже состоялись, и ломать их будет сложно.

— Ломать? — перевел удивленный взгляд ректор. — Нет, мой друг, что ты. Дарт не будет их ломать, наоборот, он будет создавать стержень и лепить характер. Вспомни, каким стал тот же Кол или Вэйл. Думаешь, они сломаны?

Лоттир медленно покачал головой, начиная понимать, куда клонит ректор. То, какими стали эти молодые люди показало, что роль учителя слишком велика, в жизни учеников. Даже если учесть, что этот самый учитель по факту был таким же учеником, как и они сами. Но за то недолгое время он смог повлиять на них всех сильнее, нежели годы обучения в АМИ. И это было чем-то неподдающимся логики.

— Я вас понял, — медленно кивнул начальник СБ. — Клятву на крови при запитке от внутренних накопителей академии мы уже провели. Думаю, на полгода-год её хватит, а там, если мы не справимся с хаосом, то уже ничего не будет иметь значения.

— Книги, что я просил, подобрал? — поинтересовался ректор и, получив утвердительный кивок, продолжил. — Тогда у меня к тебе будет еще одно поручение. Уровень секретности — драконий. Трата бюджета — на твоё усмотрение, куратор — ты.

Драконий уровень секретности был высшим из всех указаний и сулил больше проблем, нежели пользы. За всё время работы начальником СБ, Лоттир ещё ни разу не сталкивался с подобным поручением и вот сейчас было слегка не по себе. Ну и нервировала странная улыбка, когда ректор обозначил название самой высшей ступени секретности. Драконий уровень, надо же.

— Все будет сделано в лучшем виде, — отринув любые эмоции, подобрался маг.

— Не сомневаюсь, — кивнул Волиарес. — Итак, твоя цель — это артефакты, связанные с прошлым, а именно с драконами. Мне нужны они все. Потроши рынки и сокровищницы наших союзников, черный рынок и древние захоронения. Действуй аккуратно и в случае надобности избавляйся от следов. Они не должны привести к нам. Там где можно украсть — кради, где можно забрать силой — у тебя есть на это разрешение. Мне нужны именно поделки прошлого, а не артефакты нового времени. Подключай только тех, в ком уверен, нанимай лишь тех, кого можно убить. И да, собери сильную группу и отправь по этим координатам в Драконьи горы. Пусть вывезут всё, что там найдут. До последнего камушка.

Лоттир сидел, слушал и, кажется, даже забыл, как дышать. Это поручение было не просто сложным, оно было невыполнимым. Сокровищницы гномов, которые охраняются духами древних героев, черные рынки, на которых можно спокойно купить эльфийское дитя с чистой родословной, и древние хранилища союзников, куда попасть могут лишь они.

— Оно того стоит? — задал маг единственный вопрос.

— Сомневаешься? — приподнял бровь ректор.

— Нет, — резко мотнул головой Лоттир. — Всё будет сделано.

— Тогда свободен, — произнес Волиарес, вновь возвращаясь к окну.


— А вот этот? Барон Киро, кажется, — прочитал я имя очередного ученика, что остался дожидаться своей очереди.

— Мудак, ублюдок, козел и просто неприятная личность, — ответ от баронессы и натянутая, словно механическая, улыбка. — Для него нет ничего запретного. Может ударить в спину, предать друга или члена семьи для достижения своих целей. Умен, хорошие лидерские качества. Земля, огонь. Четвертый курс.

— Лесом, — хмыкнул я, откидывая папку с его делом в сторону.

Девушка оказалась с юмором, умной, но в тоже время слега холодноватой особой. Она еще сама не решила, как ко мне относиться, а поэтому не была собой. Зато её краткие характеристики знатно меня выручали, так как не несли в себе лжи или попыток кого-то слить.

Прошло уже пятнадцать минут с того момента, как мы оказались в кабинете. Часть учеников покинула аудиторию, и остались только те, кто либо сомневается, либо все же решился. Я хоть и не горел желанием взваливать на себя дополнительную обузу, но расплачиваться за помощь Волиареса ведь как-то надо. И я не уверен, что, не приняв это предложение, потянул бы расплату по счетам. Да, мы союзники и все такое, но никто не отменял, что он Великий маг, а я всего лишь пацан, в его понимании.

— У тебя с родителями проблем не будет? — я бросил взгляд на девушку, и невольно залюбовался её красивым лицом. — Я, скажем так, не лучший выбор для обучения.

— Меня вообще не хотели отпускать в АМИ, — сморщилась девушка. — Отец считает, что не женское это дело, людей убивать. Но, я уже большая девочка и сама решаю, что и как делать. Так что не волнуйтесь, я не передумаю. Как бы сложно мне не было.

— Не выкай, — хмыкнул я. — А то чувствую себя слегка неуютно. И учителем не называй, просто Дарт, без титулов и званий.

— Как скажешь, — кивнула девушка, обозначив вежливую улыбку. — Кто там дальше?

— Герцогиня Алиасса Вар’Нетто, — прочитал я очередное имя, которое мне совершенно ничего не говорило. — Хм, целая герцогиня, однако.

— Ага, — тут же нахмурилась Илиана. — Очень эксцентричная особа. Четвертый курс, только лишь вода, но уже слияние. Так же сильна в целительстве и доведения людей до белого колена. Происхождением не кичится, но привыкла, чтобы перед ней все стояли на задних лапках. Отец полуэльф, а она, соответственно, квартеронка. От эльфийской крови получила милое личико и очень медленное старение. Сейчас выглядит лет на шестнадцать, не больше. Не уверена, что ей нужно обучение у вас. При всем уважении, но у её семьи имеются сильные боевики, так что не думаю, что она пойдет в ученицы, только ради обучения.

— Ладно, — тяжело вздохнул я, совершенно не понимая, что делать.

Время текло медленно, но и от моей спешки никому лучше не будет. Всё равно еще около часа уйдет на сборы, и только после этого можно будет отправляться. Так что читаем, выбираем и не брыкаемся.

Первым кандидатом, которого я решил пригласить, оказался, как ни странно, простолюдин. Девятнадцать лет, филигранное владение сверхтонкими магическими плетениями и хороший прогресс в изучении магии крови. Последнее было довольно странно, особенно если учесть, что подобное хорошо дается лишь высоким родам.

— Будь добра позови Анета Ворона, — обратился я к баронессе.

— Хороший выбор, — кивок от неё. — Парень сам себе на уме и держится обособленно, но в магии силен. Огонь и кровь сильная комбинация, что он не раз уже доказывал на дуэлях.

Девушка поднялась со стула и, подойдя к двери и приоткрыв её, громким, хорошо поставленным голосом, позвала парня. После возвращение на место, я понял, что если наберу себе еще несколько девушек, то мне будет совсем тяжко. Баронесса была красива, очень красива. Бледноватое лицо, не очень пухлые губы, холодный взгляд голубых глаз и длинные белые волосы. Её фигуру не могла скрыть даже мантия, натягиваясь в понятных местах и буквально притягивая взгляд. На первый взгляд хрупкая и юная, но манера себя подать была на высоте. Девушка очень хорошо держала лицо, и за проведенное с ней время, ни разу не показала и грамма эмоций. Лишь вежливые улыбки, холод в глазах и плавные движения, привыкшей проводить больше времени на балах, нежели в обучении.

Пока я прогонял в голове мысли о баронессе в кабинет вошел парень и замер, чуть ли не по стойке смирно. Волевое лицо, крупный подбородок и карие глаза. Черные волосы до плеч, небольшой шрам над губой и крепкое телосложение воина.

— Обучение у меня тебе нужно? — сразу вопрос в лоб.

— Да, — быстрый ответ без тени сомнений.

— А если я скажу, что для этого тебе потребуется открыться и пустить меня к себе в голову, каков будет твой ответ? — вопрос на совершенно другом уровне.

И если баронесса смогла удержать удивление в себе, даже не вздрогнув, то вот парень такими способностями не обладал, хоть и старался. Я приметил легкую дрожь в руках, слегка дрогнувший уголок губ и резко расширенные зрачки.

— Да, — вновь ответ, который я ожидал услышать.

— Хорошо, — кивнул я, облокачиваясь на спинку стула. — Тогда открывайся.

В этот раз парень выдержал намного лучше. Лишь отрывистый кивок выдал его с головой. Я же, немного расслабился и скользнул своим разум в голову к ученику. Тот попытался устроить в своем разуме обманки и скрыть некоторые нюансы своей жизни, но меня это совершенно не интересовало. Для меня имел значение лишь один ответ, который я и собирался найти в голове у Анета. А именно, почему он согласился на чтение мыслей? Если там всё банально, то такой ученик мне не нужен, а если в этом есть какое-то более серьезное основание, то можно и подумать.

Ответ я нашел на поверхности и, получив его, сразу покинул голову парня, заметно его озадачив. Тот имел кое-какие знание о ментальной магии и мог отслеживать мои действия.

— Ты принят, — кивнул я. — Можешь вернуться в аудиторию.

— Благодарю, — слегка заторможено кивнул ученик, и вышел из кабинета.

— Ты настолько быстро смог полностью его прочитать? — стараясь скрыть удивление, спросила Илиана.

— Мне не это было нужно, — мотнул я головой. — Все дело в стимуле. Для Анета он оказался верным, да и умеет парень размышлять. Во-первых, ему нужно обучение у меня, чтобы стать сильным боевиком. А мое слияние с кровью для него как красная тряпка для быка. Ну и согласие на проникновение в его мысли было завязано не на страхе передо мной, и не на остром желании исполнить мой любой каприз, а на здравом смысле. Он правильно рассудил и додумал, что Волиарес не станет отдавать в руки непонятно кого, своих учеников. Парень провел параллель и понял, что мне нужно в его голову, не для того чтобы узнать все его тайны, а для чего-то другого. Как итог: излишняя доверчивость, но правильная мотивация.

— Ага, — немного рассеянно кивнула девушка.

Никто из последующей четверки приглашенных мне не подошел. Один парень был слишком честолюбив и чересчур уперт. Граф, хороший боец, неплохой маг, но излишне прямолинеен. Вторым был барон, чьи амбиции заслонили здравый смысл, и его желание стать моим учеников базировалось именно на них. Мол, как так, я, так сильный и умелый, да я просто обязан подойти. В общем, тоже мимо. Третьей была девушка, которая сама не знала чего хочет. Ей не нужен был я, в качестве учителя, а осталась в аудитории она лишь из интереса. Ну и на десерт зашел очередной герцог, да зашел с апломбом и громко. Сжатые у источника плетения, серьезный настрой меня подловить и доказать, что я не так уж и силен. Как итог: метка хаоса, разнос его магии, которую он не смог удержать и серьезные травмы. Бедолагу выносили на носилках, а серьезные ожоги и почти оторванная рука поставили крест на его посещении земель хаоса.

— Это было приятно, — более теплая улыбка со стороны баронессы. — Неприятная личность.

— Дурное воспитание, — пожал я плечами. — Так, позови-ка мне назад Анета, а вместе с ним герцога Ил’Хишша. Пустынник?

— Да, — кивнула в ответ девушка. — Его отец управляет Уухрешом, так что о тебе он должен что-нибудь знать.

— Отлично, — улыбнулся я. — Сделай так, чтоб Анет зашел вперед герцога.

Илиана смогла сдержать улыбку, но веселье в её эмоциях сдало баронессу с потрохами.

Пустыня Хишша находилась, как раз за гномьими горами и небольшой перешеек между ними и огненным океаном вел именно к ней. Уухреш фактически стоял на страже, если со стороны песков начнется вторжение местных жителей. Правда, за всё время существования королевства подобного никогда не случалось, но город так и остался крепостью. И при Сдвиге это очень хорошо помогло.

Как я и просил, первым в кабинет зашел Анет, который недоумевал о причине повторного приглашения, а следом за ним, буквально дыша в спину и Грант. Герцог не выказал и капли недовольства, но слегка нервно одернул мантию, что указало на его волнение.

— Анет, как ты думаешь, герцог станет хорошим магом? — задал я вопрос, обращаясь к Ворону.

— Да, — снова простой ответ, но с долей удивления в голосе.

— А человеком? — усмехнулся я, наблюдая за реакцией Гранта.

— Вполне, — кивок от Анета. — Хоть он и герцог, а так же местами сноб, но на удивление не зазнаётся, как некоторые. Верный, но слишком требовательный друг, с чрезмерной тягой к различным балам и празднованиям.

— Это не моя тяга, — дернув щекой, заговорил герцог. — Отец настаивает. Говорит, что с моим высоким положением я должен знать всех и меня должны знать все.

— Зачем ты остался? — вопрос к нему, и тяжелый взгляд прямо в глаза. — У твоей семьи есть очень сильные учителя, да и сам ты далеко не слабак. Мое обучение может тебе помешать, сломать то, что ты выстраивал все эти годы.

— Если это сломается под вашим обучением, значит, я что-то делал не так, — серьезный ответ и не отведенный взгляд. — Я хорошо помню Уухреш и вашу команду, которая сделала очень многое для нашего города. В первую очередь хочу сказать спасибо, от лица всех жителей и моей семьи лично. К сожалению, отец не смог найти вас и лично поблагодарить, но эта честь выпала мне. Благодарю Лорд Нуар.

После этих слов герцог удивил всех. Он поклонился мне в пояс, и задержался в таком положении на несколько секунд. Его совсем не смутило присутствие здесь простолюдина, да и в эмоциях я не смог обнаружить фальши.

Парень был сильным, но совсем не выдающимся, магом. Воздух и огонь связка сама по себе убойная, но лишь в одну сторону. Обороняться такие ребятки не любят. Единственное, что выделяло парня, так это его дар к некромантии. Только вот относится он к нему отрицательно и даже не развивает. А в перспективе это может сделать его очень сильным бойцом и грех отказываться от такого ученика.

— Надеюсь, ты понимаешь, что если присоединишься, то весь четвертый курс проведешь не в АМИ и не с учителями? — поинтересовался я, когда герцог выпрямился.

— Конечно, — медленный кивок. — И не вижу в этом проблем. Образование я получил еще до поступления в АМИ, так что последний курс можно и пропустить. Тем более всё равно намечается много практики, а практика у вас это лучшее, о чем можно было мечтать.

Вот так вот и становятся знаменитыми персонами. Еще совсем недавно я бежал с АМИ, боясь преследования, а уже сейчас есть разумные, которые хотят у меня обучаться и называют это мечтой. Всё это было немного странно, ведь себя я не считал достойным этого, но, как говорится, со стороны видней.

— Отлично, — хмыкнул я. — Тогда присаживайтесь, будем выбирать дальше.

Вчетвером дело пошло веселей и комментарии от столь разных разумных оказались кстати. Тут тебе и взгляд со стороны девушки, и умозаключение герцога, что всю жизнь провел на приемах и крутился среди интриг, и простой, но зачастую более монументальный отзыв от парня, который на жизнь смотрит совсем по-другому, нежели власть имеющие.

Следующая пятерка вновь оказалась неприемлема. Завышенное самомнение, гордость, жестокость и скука. Вот основные причины, по которым я отказывал ученикам, которые делали вид, будто что-то из себя представляют. И если жестокость я еще могу понять и как-то её нивелировать, то вот желание пойти ко мне в ученики от скуки это совсем грустно. А парень ведь и, правда, силен, но слишком пустое отношение к жизни. Словно он и не человек вовсе, а бездумная машина. С такими пусть справляется Волиарес.

— Грант озвучь оставшимся, что следующей тройкой будут те, кто твердо решил для себя пойти ко мне в ученики, — обратился я к герцогу. — Ну и само собой в порядке очереди.

— Сделаю, — кивнул парень, поднимаясь стула.

Кабинет учителя, в котором мы оказались, оказался не слишком просторен. Около четырех метров в ширину и столько же в длину. Широкий стол у правого угла, за которым сидели мы с баронессой и полтора десятка стульев у противоположной стены. Больше здесь ничего не было. Ни шкафов, ни полок.

Стоило только Гранту вернуться назад, как дверь резко отворилась и внутрь буквально залетела совсем юная девчушка. Горящий взгляд изумрудных глаз, до нереальности милое личико, с ярко-выраженными скулами, курносый носик и пухлые губы. Обворожительная и задорная улыбка, а так же шелковистые волосы голубоватого цвета, что волнами падали на плечи. Девушка была достаточно высокой и статной. А практически обтягивающая мантия разгоняла фантазию куда как круче, если бы она была без неё.

— Здрасти! — весело улыбаясь и сделав реверанс, произнесла ученица. — Я Алиасса.

— Ага, — хмыкнул я. — Вар’Нетто, значит. Та, у чьей семьи в распоряжении имеются отличные боевые маги и учителя.

— Ага, — с задорной улыбкой вторила мне девушка. — Она самая. А еще умница, красавица и просто хороший человечек.

— И нахрена тебе я? — усмехнувшись, прошелся я взглядом по фигуре девушки.

— Замуж хочу, — совершенно невпопад ответила она, продолжая глупо хлопать глазками. — А вы в моем вкусе, а я буду хорошей женой.

— Она всегда такая? — короткий взгляд на Илиану.

— Почти, — хмыкнул та. — Серьезность герцогини это подобно празднику. Так же только раз в год бывает.

— К сожалению, — начал, было, я, но был перебит.

— Стойте! — громко выдала Вар’Нетто. — Я обещаю исправиться, честно, честно.

— Не верю, — хмыкнул я. — Слишком наигранно. Но, если ты так желаешь пойти ко мне, то, думаю, неделя нахождения в качестве слуги для Ворона будет в самый раз. Естественно, без последствий для него же. Если справишься, то, почему бы и нет?

— Стоп, — нахмурилась девушка, сбрасывая маску взбалмошной девчонки. — То есть я, герцогиня Алиасса Вар’Нетто должна неделю ходить в слугах у простолюдина?

— Ага, — задорно улыбнулся уже я.

— Я, конечно, всё понимаю, — осторожно подбирая слова, начала девушка, — но этого я не понимаю. В прочем, хрен с ним, я согласна. Что прикажете, господин?

Последнее было обращено уже к Анету, на что тот заметно покраснел, но тут же постарался взять себя в руки.

— Собери мои вещи, — бледно улыбнулся он. — Вот тебе ключ и будь добра, не забудь запасной комплект нижнего белья. А то земли хаоса, сама понимаешь.

— Ага, а то вдруг обгадишься от страха, — очень тихо пробормотала девушка. — Как вам будет угодно, господин.

Анет знатно затупил, когда замер, не зная, что сказать. Он заторможено протянул ей ключ, видимо до конца надеясь, что та откажется и передумает. Но нет, герцогиня оказалась серьезно настроена, и мне хотелось верить, что насчет замужества она пошутила. Не хотелось бы тратить время на её бесплодные попытки свести всё к этому.

— Что ж, четверо есть, погнали дальше, — хмыкнул я, хлопая в ладоши.

Стоило только герцогини выйти, как в кабинет зашел один из восьмерки парней, что были назначены мне изначально.

— Граф Виго Дол’Нииро, — холодный голос от баронессы. — Четвертый курс, земля, друидизм и воздух. Большое количество дуэлей, на которых он фактически отрабатывает свои разработки. Сильный боевик, но слаб в защите. Случаются вспышки гнева, который он не умеет контролировать. Ну, или не хочет. Окружающих ставит на ступень ниже себя. Зачастую груб, особенно когда кто-то ошибается. Хотя на свои косяки предпочитает закрывать глаза. Типичный мужлан, в общем.

— Девочка, ты бы говорила потише, — холодная улыбка от графа, и прищур глаз.

— А тебе никто голос и не давал, — хмыкнул уже я. — Мне глубоко параллельно, что ты граф, и один раз ты уже отказался от обучения у меня. Что мешает отказаться уже мне?

— Если позволите, то моя семья весьма богата и имеет множество торговых точек, — обозначив кивок начал говорить парень. — Если вы согласитесь, то я замолвлю за вас словечко и вполне вероятно, что вас смогут свести с самим Элрамом. Лучшего торговца и не сыскать, а новому государству такие связи не помешают.

Мой веселый смех сбил всю напыщенность с графа. Тот никак не мог понять, что он сделал не так, и почему сидящий перед ним разумный не цепляется за столь выгодное предложение.

— Не интересно, — отмахнулся я, не вдаваясь в подробности. — Мне не нужна от вас плата, я ищу поступки и стержни. То, что ты пытаешься купить себе место — это приемлемо и даже логично. Только вот логика ко мне не применима. Каждый из тех, кто встанет рядом со мной, получит нечто большее, чем обучении магическому искусству. Так что твои деньги и связи мне не нужны. Нужна лишь твоя душа!

Уже привычная игра на публику и черная чешуя по лицу, обостренные звериные черты и эманации хаоса в таком количестве, что даже остальная тройка подскочила со своих мест. Зато граф молодец, не растерялся. Вспышка магии порядка, небольшой ромб над головой парня и тонкие лучи в мою сторону. Когда всё это не подействовало, а я рывком приблизился к ученику, то тот даже и не думал сдаваться. Только вот моя рука, что сжалась вокруг его горла, заставила того застыть, но магию он не отпустил.

— Отлично, ты принят, — убирая любые проявления хаоса, буднично произнес я. — Только, в следующий раз не забывай о контроле. Магия порядка это хорошо, но твои жреческие умения еще слишком слабы, чтобы противостоять чистому хаосу. И да, если научишься вплетать благословение в свою магию, то это будет мощным оружием против демонов.

— Простите, — прохрипел он, потирая горло. — Что это сейчас было? Я думал, ваш источник, там, в аудитории — это игра, иллюзия. Но, магия хаоса, стихии, смерть. Это же невозможно!?

— А ты думал, ректор навязал мне вас за красивые глазки? — криво усмехнулся я.

Остальные уже немного успокоились, но нужно отдать им должное, никто не стал применять магию. Ребята лишь перепугались, но эмоции сдержали.

— Я научу вас многому, — сверкнув глазами, заговорил я. — Но, это если вы будете достойны. И вашу достойность я буду измерять не магической силой, а человеческими поступками. Мне не нужны фанатики, как не нужны и глупцы, отрицающие силу других. Так, позови следующего?

Граф кивнул, аккуратно потирая шею, где остались следы от моей хватки, и подошел к двери. Небольшая заминка, а после несколько шагов в аудиторию и пара громких слов.

Дальше был еще один из восьмерки, и, как оказалось, последний. Другие шесть парней ушли почти сразу, как только я удалился в кабинет.

Пока граф усаживался на место к парням я рассматривал довольно крупного парня, с обезображенным лицом. Вся левая сторона была покрыта огромным шрамом от ожога, обнажая часть зубов и превращая глаз в мутное бельмо. Не смотря на это, парень улыбался, а в его эмоциях царил пофигистический штиль. Не было никаких сожалений или грусти о случившемся, лишь жажда знаний, да желание поскорее оказаться на землях хаоса.

— Проклятье, — голосом с легкой хрипотцой, произнес парень, думая, что я смотрю на его шрам. — Залез, куда не надо и получил порцию химического пламени. Как оказалось после, эту красоту не могут свести даже достаточно хорошие целители. Ну а на самых лучших банально не было денег.

— Наш местный кошмар, — на удивление тепло улыбнулась баронесса. — Третий курс, барон Кацуя Инсо из Вольных баронств. Огонь, тьма и немножко артефактор. Создает на продажу мелкие пакостные вещицы, от которых потом вся АМИ страдает. Алкоголик, весельчак и просто душа компании.

— Ну и зачем тебе я? — хмыкнул я с интересом. — Не уверен, что чистый боевик это твое.

— Так и я ректору тоже самое говорил, — развел парень руками. — Только вот до боевке мне дела нет, а вот то, что вас столько раз упоминал Коррух это дорогого стоит. А я, как бы, хочу свою жизнь свести с артефакторикой, и поэтому ваши уроки и знания будут мне кстати.

— А чего тогда первый раз отказался от обучения? — поинтересовался я.

— Так кто ж знал-то, что вы и есть тот самый Дарт, — хмыкнул ученик. — Это потом уже нас Кане просветила. Так что тут грех отказываться.

— Лады, — кивнул я. — Проходи, присаживайся с ребятами.

Парень довольно улыбнулся, и прошел к группе ребят, где уселся и спокойно выдохнул. Пока никто между собой не общался, лишь несколько дежурных фраз и на этом все. Ученики присматривались к друг другу, судя по всему, имея совершенно разные круги общения.

Дальше снова пошла отбраковка. Шесть человек, два парня и четыре девушки. Характеры и личные приоритеты мне показались чересчур прямолинейными и не настроенными на великие свершения. Всё было как-то просто и обыденно. Простые ученики, которые просто учатся. Твердые середнячки и в будущем, возможно, хорошие маги, но на этом всё. Мое обучение не даст им ничего сверх того, что они бы хотели. Да и не нужно оно им, по факту.

— Желающие закончились? — хмыкнул я после этой шестерки.

В этот момент в кабинет вошла герцогиня Вар’Нетто с хорошим таким рюкзаком, видимо от Ворона. Парень, как увидел это, так знатно съежился, видимо опасаясь последствий после, но поднялся с места и принял из её рук свою ношу.

— Благодарю, — кивнул он девушке.

— Что вы, господин, не стоит, — лучезарно улыбнулся Алиасса, — это моя работа.

Девушка под ошеломленные взгляды тех, кто не видел моего условия, прошла к стульям и без тени недовольства присела ко всем. Анет же, пытаясь это делать незаметно, стал проверять свой рюкзак, но быстренько передумал, стоило ему поймать взгляд герцогини. Та смотрела на него с улыбкой, хоть глаза и были холодны. Но, что самое забавное, так это её эмоции. В них не было злости к парню, лишь веселость и толика задора. Пожалуй, именно это говорило о ней лучше всего остального.

— Дарт, советую присмотреться к следующей кандидатуре, — заговорила Алиасса, когда поймала на себе мой задумчивый взгляд. — Кобо сильный боевик, пожалуй, сильнейший с четвертого курса. Есть, правда, проблемы с характером и мотивацией, но тут уж вам решать.

— Зови, тогда, — хмыкнул я.

Герцогиня улыбнулась, и спустя пару минут напротив меня по стойке смирно стоял очередной ученик. Гладковыбритое лицо, кучерявые волосы, холодный взгляд серых глаз и затаенная злость где-то в глубине души.

— Кобо Гримвур! — представился парень, стараясь закрыть от меня эмоции. — Ученик четвертого курса, вода, воздух и тьма. Мастер меча. Шестьдесят восемь выигранных дуэлей из семидесяти. Пять созданных плетений, записанных в книгу школы.

Манера речи парня ощутимо дыхнула армией. Выправка такая, будто лопату проглотил, прямой взгляд, твердый, без подобострастия, и активная ментальная защита, бесполезная против меня.

— Ха! — выдохнул я довольно. — Дайте два!

— Ваша дуэль с каплями крови по электрическому кнуту — это было сильно, — отвесил мне парень кивок. — Несколько раз разбирали её с Гранд Мастером Сетто.

В моей памяти пронеслись события той дуэли, когда я первый раз столько громко о себе заявил. Ну и легкая улыбка от воспоминания тех мгновений, когда девчонки с Колом пришли ко мне в комнату.

— То ли еще будет, — хмыкнул я. — Проходи, присаживайся. И да, если ты меня не разочаруешь, то я тебе помогу.

Мое мимолетное внимание на его болезненных воспоминаниях, и расширенные глаза Кобо. Видимо, он думал, что выставил хорошую защиту, но она напоминала нагромождение различных блоков, с множеством щелей, через которые мне не составило труда проникнуть к нему в голову.

— Я справлюсь сам! — взгляд, полный решимости. — Мне нужны лишь знания!

— Не справишься, — покачал я головой, внимательно смотря ученику в глаза. — А только зазря погибнешь. В общем, сейчас пока рано об этом говорить. Но, если будешь настаивать, то твою смерть никто и не заметит. А месть… для неё всегда есть место. Так что расставь приоритеты правильно и выбирай. Либо место здесь, либо — дверь ты видишь.

Кобо сомневался целую секунду, а после выдохнул и прошел на стул к остальным. В его эмоциях царил фирменный бардак, но он старался не подавать вида. Слегка рассеянный взгляд и активная работа со своей ментальной защитой.

— Следующий! — рявкнул я, добавив в свой голос ультразвук и немного магии тьмы для страха.

Тишина. Целых две минуты никто не заходил, а после в кабинет вошла девушка, по внешности которой я мог бы сказать лишь одно — принцесса. Прямой волевой взгляд, без перебора, темно-синие глаза и лицо, идеальных пропорций. Чувственные губы, рыже-огненные волосы до плеч и прямой нос. Густые брови и бледно-розовый цвет губ. Довольно высокий рост и движения хищника. Аккуратные ручки и легкая полуулыбка.

— Графиня Саксенская, — чуть ярче улыбнулась девушка, сделав вежливый реверанс. — Мейвен.

— Впечатляет, — хмыкнул я, смотря на грудь девушки.

— Надеюсь, вы про источник, а не про то, о чем можно подумать? — вежливая улыбка на лице, и не капли вежливости во взгляде.

— Само собой про него, — еще шире улыбнулся я. — Жрец?

— Не совсем, — удивила меня девушка. — Моим прадедушкой был бог. Хоть младший, но всё же.

— О как, — убрав улыбку с лица, произнес я. — И зачем тебе я? Скажу сразу — в магии порядка я не силен.

— Но будете, — и снова вежливая улыбка. — И я хочу оказаться рядом, когда в ваших руках окажутся эти знания.

— Интересный же у тебя дедушка был, — медленно покачал я головой. — Наследование сразу двух его черт, это сильно.

Графиня поняла, о чем я, тогда как остальные, скорее всего, нет. Девушка грамотно спрятала вторую сторону своего источника, а именно хаос, за отлично развитой стороной порядка. И уверен я, что даже из учителей этого никто не видел. Пожалуй, лишь ректор в курсе, но это и не удивительно. От него вообще мало что можно скрыть.

Сощуренный взгляд девушки мог бы заставить нервничать кого угодно, только вот ей всё же было далеко до Илвен. Очень сильная особа, как в магическом плане, так и в моральном. Ни капли лишних движений, которые позволили бы понять её чувства. Легкий холод и отстраненность во взгляде, расслабленная поза, но в тоже время и готовность уйти в стремительный рывок, добираясь до противника. Девочка была хороша, очень хороша.

— Если тебе это нужно, то добро пожаловать, — улыбнулся я. — Посмотрим, что из этого выйдет.

— Благодарю, — вновь вежливая улыбка, не более.

Девушка прошла по кабинету и присела вместе со всеми.

Тишина, и никаких разговоров.

— Всё что ли? — хмыкнул я, спустя пять минут полной тишины. — Посмотрим.

Поднявшись со своего места, я прошел к двери, а после вышел в аудиторию. Здесь осталось сидеть еще целых шесть человек. Они непринужденно беседовали, разделившись по парам, и даже не думали заходить ко мне или покидать аудиторию.

С этими учениками я не стал миндальничать. Небольшое усилие и ментальные щупы проникают к ним в головы, буквально выдергивая оттуда информацию. Головная боль им обеспечена, а я вытащил то, что посчитал нужным.

Из всех шестерых только трое хотели ко мне, но не подходили по ряду причин. Еще двое сомневались в нужности и решили положиться на авось. Ну и последняя ученица очень хотела, но сомневалась в себе и своих силах. Её источник не мог контролировать сильные плетения, а поэтому она обходилась лишь четвертым-третьим кругом. Учителя сразу сказали, что выше она не поднимется, поставив на ней крест. Только вот Далия оказалась на диво упертой девушкой и сейчас была на особом счету у Сетто. Но, если я этот особый счет сразу прочитал из их нескольких встреч, только мимоходом пройдясь по её воспоминаниям, то для девушки это было совсем не очевидно. Далия не смогла освоить азы ментальной магии, да и не старалась. Все её силы уходили на учебу и тренировки, лишь бы не быть белой вороной.

— Далия в кабинет, остальные свободны, — бросил я холодным тоном, и вернулся назад.

— Интересно, — встретил меня голос Алиассы, кода я уселся назад. — Странный выбор, как по мне.

— Её воля и характер будут посильнее многих, — не согласилась с ней Илиана.

— Да ладно, ладно, — хмыкнула герцогиня, поднимая руки вверх. — Я что, я вообще всего лишь слуга. Как мой господин прикажет, так и будет.

Ворон лишь нелепо сглотнул вязкий комок, когда встретился с девушкой взглядами и снова покраснел. Кажется, у парня намечаются проблемы с женским полом, и придется с этим поработать.

— Здравствуйте, — зайдя в кабинет, поздоровалась со всеми Далия.

— Проходи, присаживайся, — указал я ей рукой на стулья. — Всё, что мне нужно, я увидел. Ты принята.

На слове «всё» девушка ойкнула, приложила ладошку к губам и сильно покраснела. Этим она вызвала улыбки со стороны женской части группы, но быстро взяла себя в руки и прошла к ним.

Последней девушкой, которая станет моей ученицей, оказалась дочь весьма влиятельно и богатого торговца. Лагор Укетто не имел дворянского титула, но мог посоперничать с некоторыми баронами, а то и графами. Девушка с детства росла, как приемник его трудов, но после, когда у него родился сын, то и будущее девушки практически полностью перевернулось с ног на голову. Теперь её стали готовить к выгодному замужеству, в котором она ничего решать не будет. Естественно начались скандалы, ссоры и по достижении шестнадцати лет девушка ушла из дома и поступила в АМИ. Благодаря матери у неё имелось достаточно денег, чтобы жить в достатке, но с отцом отношения испортились полностью. Ну и, к удивлению многих, никакой злости к своему маленькому брату она не испытывала. Девушка, наоборот, в нем души не чаяла, и очень скучала. Из стихий Далии очень легко давалась вода, а, следовательно, и целительство. Чуть хуже, но тоже на достаточно высоком уровне она освоила и землю. Её подход к дуэлям, это серьезная защита, и небольшие уколы по противнику, стоило тому лишь на мгновение раскрыться. Ну а исцеление помогало ей выстоять против куда более серьезных соперников, поддерживая и леча свой организм прямо во время боя.

— Итак, ребятки, — хлопнул я в ладоши, поднимаясь со стула, — сегодня вам крупно не повезло и вы стали моими учениками. Думаю, вам не надо объяснять, что это не на один только поход в земли хаоса, а до самого окончания вашей учебы в АМИ? Нет? Вот и замечательно. На год вы переходите в мое полное распоряжение. Если, конечно, этот год мы с вами переживем. Что ж, ко мне обращаться по имени — просто Дарт. Без всяких титулов, учителей и подобному бреду. Итак, скажу прямо: мне вас навязали! У меня нет ни малейшего желания тратить на вас своё время, но, к сожалению, и мне пришлось прогнуться. Да, жизнь она такая. Не знаю, с чего Волиарес решил, будто бы от этого будет толк, но цена уплачена, товар получен.

Небольшая заминка, а после мой нервный смешок.

— Да уж, — мотнул я головой. — Ладно, это уже мои проблемы. Итак, вас здесь учили, и учили, судя по всему хорошо. Раз отправляют на практику поближе к хаосу. Я постараюсь дать вам те знания, которые вы заслужите. Персонально и для каждого свои.

Секунда и над моей вытянутой рукой начинает кружиться маленький огненный смерч. Капля крови со второй ладони, которая медленно воспаряет и переносится по воздуху, падая в смерч. Мгновение и вместо огненного вихря на ладони начинает набирать обороты багровое пламя. Еще чуть-чуть усилий и теперь в дело идет тьма. Совсем крохотные полоски тьмы за мгновение впитываются внутрь двух стихий, и теперь уже черные вспышки начинают разгонять хоровод огня.

— Слияние стихий, — произнес я. — Не так просто, для тех, кто не знаком с этим вплотную. Но, если у вас есть практика и кое-какие навыки, подобное дается по наитию.

Теперь в ход пошла мана смерти. Она каплями впитывалась в союз трех стихий и под напором моей воли не разрушала его, а наоборот, сцепляла еще сильнее. Десяток секунд кропотливого смешивания потоков, несколько уплотнений и вихрь полностью застывает, обманывая окружающих своей безмятежностью.

— Четыре проявления стихий пятого круга, — в полной тишине заговорил я, — как итог, их совместное слияние во что-то близкое ко второму.

Отвлекшись от магии, я поднял взгляд на учеников, и увидел их горящие глаза. Все они, не отрываясь, смотрели на мое творение, кажется, забыв, как дышать.

— Если будете достойны, я постараюсь дать вам кое-что посложнее этого, — сощурившись, произнес я, внимательно смотря на реакции ребят.

— Сложнее? — нахмурилась Мейвен. — Но, это итак уже запредельно.

— Да? — мой ироничный взгляд сильно озадачил девушку.

Резко сжав кулак, я полностью впитал энергию своей магии, убирая её из реальности.

— Токх’самира Ин’Дахас, — смотря прямо в глаза графине, я начал медленно произносить слова заклинания.

С каждой новой буквой, с каждым законченным словом между мной и учениками начала сплетаться сеть из черных жгутов. Следом за этим, я воздухом стал чертить руны прямо на полу кабинета, а их энергию постепенно вплетать в магию от заклинания. Одновременно с этим я начал творить огненное плетение, вокруг которого и начал собирать потоки магических энергий. Несколько усиленных контуров, с десяток дополнительных блоков, да так, что внутри шестиугольника фактически образовалась спираль. После медленная стяжка магии и резкий хлопок в ладоши, как окончание процесса.

В итоге передо мной висел метровый шар, словно связанный из канатов черной энергии. Внутри него безумно ревело пламя, своим жаром поддерживая три руны, которые мерцали серебром даже сквозь плотную тьму.

— Первый круг, — сказал я, переводя дух. — Самая главное сложность — это контроль. Контроль нескольких разных магических потоков, которые совершенно не хотят работать сообща.

Развеять эту магию столь же быстро, как и предыдущую, у меня не вышло. Я медленно высасывал энергию, буквально вырывая её из своего же творения. Секунда за секундой, шаг за шагом, и вот, спустя минуты две последняя вспышка пропадает, погружая кабинет в полную тишину.

— Нет ничего не возможного, — произнес я, смотря на лица учеников. — А теперь вам нужно подготовиться и собраться. Впереди долгая дорога и с пустыми руками на неё лучше не вставать.

По взгляду учеников мне было понятно, что они мои. Последняя демонстрация захватила их с потрохами, и даже страх в глазах некоторых соседствовал с восхищением, близким к эйфории. Что ж, теперь главное самому это потянуть, а там посмотрим.

Оставив ребят одних в кабинете, я молча вышел наружу и, насвистывая медленную мелодию, направился на свежий воздух. Мне удалось сделать всё, что было запланировано и сейчас оставалось только подождать с полчаса, пока все будут готовы. Ну а дальше бешеная скачка, два прыжка и здравствуй хаос.


Отступление 4

Когда за Дартом закрылась дверь, еще несколько минут кабинет был захвачен полной тишиной. Ученики нелепо хлопали глазами, пытаясь переварить то, чему они стали свидетелями. Их всех с самого первого курса пичкали фразами, что подобное невозможно. Различные направления магии не могут взаимодействовать друг с другом. Это не просто табу, это запрет всех запретов. Подобное не подлежит упорядочиванию и приводит к ужасным последствиям.

— Кажется, я не прогадала, — хмыкнула Алиасса, пытаясь за смешком скрыть свою растерянность.

— Скиф подери, но это же невозможно!? — подорвался с места Кобо, начиная суматошно носиться по кабинету. — Все учителя твердили об этом, во всех книгах одно и то же, а тут так легко и словно играючи. На тебе и три различных направления не просто смешиваются, но и рождают что-то новое и самое главное — стабильное! Скиф.

— Легко? — заломила бровь Мейвен. — Не смеши меня. Ему это далось совсем не просто. Ты, наверно не заметил, что расплетал он этот шар намного аккуратнее, нежели слияние четырех стихий. Вот там было легко. Четыре, мать его, стихии, словно вызвать огнешар.

— Графиня, не выражайтесь, — хмыкнул Грант. — Но, я с вами согласен. Это охренительно мощно.

— Не знаю, как вы, а я землю жрать буду, если понадобиться, — хмурый взгляд графа Виго по сторонам. — Такие знания не получить в книгах, а такого учителя посылают лишь боги.

— Вот что-что, а к богам он не имеет никакого отношения, — кривая усмешка со стороны графини. — Я не знаю, во что выльется этот год, но в одном я уверена точно: просто нам не будет.

— Это того стоит, — пожала плечами Илиана. — В конце концов, ему всего лишь двадцать девять лет и уже такая сила. А что будет дальше? В любом случае мне хочется иметь такого человека, если не в друзьях, то в учителях так точно.

— Человека? — хмыкнула Алиасса. — Кариэл не может быть человеком. Он что-то другое, что-то куда более древнее и сильное. И не будь я герцогиней, если не выясню кто он! Чего бы мне это не стоило.


Выдвинулись мы спустя час. Сотня Серебряных, как местных солдат назвал Виктор, учителя, ученики и звезды боевых магов. Плюс пять телег, нагруженных разным скарбом, и по приличному такому рюкзаку на спинах учеников. По отбытию случилась небольшая заминка, когда наш отряд пересекся с Бесами и те, само собой, меня узнали. Ребята оказались здесь с одним из караванов, и сейчас отдыхали в том самом трактире, в котором я когда-то убил Баретта. Дабы не палить кантору пришлось использовать ментальную магию и вдалбливать в их мысли свой приказ. На том и разошлись. Ну и само собой моя зверюшка привлекала внимание всех местных магов, и даже Виктор слегка окосел, когда увидел её вблизи.

Во главе выделенной мне группы магов Волиарес поставил Гранд Мастера Сетто, что было не удивительно. На начало пути мы с ним еще не пересекались основательно, лишь обозначили приветствия и не более. Среди Серебряных командиром был виконт Аршок Дебронд. Виртуоз, немного маг, и гора опыта за плечами. С ним мы побеседовали более основательно, и я сразу озвучил свою позицию насчет командования. Это его немного удивило, но виду он старался не подать. В конце концов, мне никогда не нужны были лавры полководца, так что тут пусть лучше работают профессионалы.

На то, чтобы добраться до поселка у нас ушло чуть больше шестнадцати часов. Бешеная скачка, которая прошла без задержек и ни одной проблемы на пути. Всё было гладко, быстро и без осложнений. После — скачок через один портал ко мне в цитадель, суматошные и заполошные взгляды, и снова тоже самое, но уже в земли хаоса. Надо отдать должное всем взрослым магам, никто из них даже ухом не повел, тогда, как ученики не могли успокоиться еще долго.

Но, земли хаоса не способствуют праздным разговорам. Вот и сейчас находясь в пятидесяти метрах от разрушенного замка, я уже выбивал всё тех же летающих тварюшек, которые встречали нас в первый раз.

— Миленько здесь, — подъехав ко мне со спины, произнесла Алиасса.

Я бросил взгляд назад и увидел, что мои ученики были первыми, кто прошел через портал следом за Серебряными и боевыми звездами. Те сейчас в свою очередь охраняли портал и его окрестности, а вот я уже отъехал немного вперед.

— По сравнению с местностью за цитаделями здесь еще терпимо, — хмыкнул я в ответ. — Дальше будет сложнее, так что не расслабляйтесь. Кто не силен без магии вперед не суйтесь, и лучше держитесь близь Серебряных. Мне некогда будет вас вытаскивать.

В ответ раздались не очень стройные ответы, а часть из них так и вовсе лучилась недовольством. Я же полностью это проигнорировал, раскидывая вокруг сигналку.

Пока остальная часть отряда собиралась, да ждали последних учеников, я решил немного поэкспериментировать с плетениями. Здесь, на землях хаоса слишком много чистой маны этого направления, а значит, у меня не будет проблем, если я создам что-то запитанное именно на неё. Правда, в то же время надо что-то убойное и быстро достигаемое цели. Магия хаоса сама по себе хорошо справляется с магической защитой, так что плетение на её основе должно получиться убойным, но и порицаемым в определенных кругах. Что ж, когда меня вообще волновало чужое мнение? Особенно сейчас, когда большая часть масок сброшена.

Из всего многообразия выбора я решил остановиться на молнии. Она быстрее всех остальных проявлений достигает цели и в тоже время имеет эффект накапливания. Взяв за основу плетение молнии третьего круга, я визуализировал его и немного увеличил. Передо мной повисла объемная фигура шара, с точками напряженности по вершине и шестью линиями стабильности, пересекающимися в центре. В итоге получилось двенадцать точек, где накапливается основной заряд магии и порядка двух десятков блоков контролеров. Последние отвечали за визуализацию и, как не трудно догадаться, контроль. Если линии стабильности закрывали плетение и делали его цельным, удерживая в строгих рамках, то вот блоки контролеры наоборот защищали плетение от воздействия из вне. На данный момент агрессивная среда хаоса будет стараться разрушить магию и именно для этого всё свое внимание маги должны уделять контролю этих блоков. Ну а я, чтобы не придумывать лишнего, банально взял чистую ману хаоса и стал создавать небольшие сферы прямо вокруг этих блоков. Во-первых, это даст плетению настолько сильную защиту от стороннего вмешательства, что даже маги на ступень сильнее не смогут на них повлиять. Ну, и, во-вторых, окружающий хаос не только перестанет отрицательно влиять на само плетение, но и в какой-то мере станет его усиливать.

Чтобы поднять свое творение на следующую ступень, я создал по целых три сферы вокруг каждого блока. Пришлось осторожно контролировать процесс входа маны хаоса в структуру плетения, но уж чего-чего, а контроля мне не заниматься.

Спустя минут восемь передо мной висело немножко видоизмененное плетение молнии и если раньше оно отдавало синевой, то сейчас в этот цвет вмешались красноватые прожилки, с оттенком в черноту.

Направив руку на очередную тварь, я спустил плетение и только сморщился, когда молния не пройдя и полпути, рассыпалась безвредными искрами. Зато, на этот раз мне хватило одного использования, чтобы понять, где косяк. Сферы хаоса отказались сцепляться с плетением, и пошли в разнос, стоило мне его выпустить. Пришлось увеличивать фигуру на порядок и раздумывать над сцепкой. Мысль о необходимом витала между тьмой или кровью. Огонь и смерть абсолютно для этого не подходили, да и тьма слишком своенравна для стабильного удержания. Пришлось вырывать прямо сквозь поры несколько капель своей крови и, разбивая их в пыль, растягивать мелкой сеткой, стягивая сферы и блоки.

На стабилизацию финального варианта ушло минут шесть. Пришлось активировать его еще несколько раз, так же как и сильнее стягивать сферы. Но, в конечном итоге всё получилось и от синего цвета в плетении ничего не осталось. Вернув его в привычный размер, а именно около метра в диаметре, я пару секунд полюбовался багровыми оттенками, а после выпустил в ближайшую тварь.

Раздавшийся сухой треск неприятно резанул по ушам, снаряд темно-красной молнии разрезал пространство как бы ни быстрее привычной, а тварь лопнула, словно переспелый фрукт. По ходу полета молнии остался её полупрозрачный след, как будто застыло время. Он с каждой секундой тускнел всё сильнее, выдавая в пространство редкие искры черного цвета, пока не пропал полностью.

— Неплохо, молодой человек, неплохо, — раздался позади меня знакомый голос Сетто.

Маг стоял в нескольких метрах за спиной и с прищуром смотрел вдаль. Как раз туда, где опадала взвесь, оставшаяся от твари хаоса.

— Благодарю, — вежливый кивок, но без перегиба.

— А ну-ка выпусти в меня, — хмыкнул старик, отъехав на пару десятков метров и окружив себя куполом.

Навскидку я мог сказать, что Сетто поставил защиту второго круга, так что никаких серьезных последствий быть не должно. Если бы не одно но. А именно хаос в составе плетения.

Я поймал взгляд мага и понял, что он всё прекрасно понимает. Никакой самонадеянности или бахвальства перед учениками. Просто внутри старика живет такой же безумный экспериментатор, как и я.

Дальше тянуть не было смысла. Секунда и в мага летит мое новое творение, на пути которого сверкает голубая сфера защиты. Вновь неприятный треск и молния тут же теряется в защите мага.

Ну а дальше случилось неожиданное.

Естественно, молния не смогла пробить защиту, но тот остаточный след, что оставался при прошлом использовании, вдруг вспыхнул, и резко вобрал в себя окружающую ману хаоса. Мимолетная задержка и еще один заряд, совершенно без моего участия, но заметно мощнее, отправляется в цель. Гранд Мастер успел влить в защиту еще одну порцию маны, как вторая молния влетела в цель и черными жгутами разошлась по всей поверхности сферы. Та заметно потускнела, но выдержала повторный удар, лишь взгляд старика приобрел более хищные нотки.

— Убить меня вздумал!? — грозным шепотом спросил он, а после довольно усмехнулся. — По старой дружбе схемку не подкинешь?

— Магия хаоса же, — усмехнулся я в ответ. — Запреты, все дела.

— Тьфу на тебя, — вздохнул маг. — Но посоветую добавить пару дополнительных блоков в самый центр плетения. Тогда задержка между вторым ударом будет еще меньше. А так, вполне можно успеть среагировать.

— Приму к сведению, — кивком поблагодарил я старика.

Вот именно после таких моментов ко мне и приходит понимание, что опыт все-таки решает. Хоть я и поставил себя вровень с Сетто, но вот почему-то я не уверен, что в прямом столкновении смогу его победить.

Девять моих учеников стояли немного в стороне и во все глаза наблюдали, как за нашим диалогом, так и за демонстрацией моей магии. Еще во время создания плетения, я ловил на себе их озадаченные взгляды. По эмоциям хорошо чувствовалось, что подобное для них в новинку. Особенно был шокирован Кобо. Он так и вовсе не допускал мысли, что новое плетение, пусть и на скелете старого, можно создать вот так, походя. Я же хоть и гордился новой игрушкой, но прекрасно видел, что до законченного варианта еще далеко. Да, основу я создал, примерный эффект получил, но опять же есть слишком много минусов, которые требуют доработки. Это и слишком большая трата маны, ибо хаос идет только на укрепление сфер, и необходимость физически брать капли крови, а не заменять их посредством магии. Ну и сам остаточный след мне вовсе кажется лишним. Если враг слаб, то эта хрень останется висеть и выдаст мое местоположение. Не порядок. Нужна шлифовка и доработка мелочей. А лучше вообще разделить это плетение на два разных. Со вторым зарядом и без. И да, нужны еще дополнительные точки напряженности, чтобы иметь возможность накачивать его сверх меры и не получить пшик.

В общем, работы еще много, а вот времени на неё нет. Придется обходиться тем, что есть, и дорабатывать прямо на ходу.

Пока я размышлял обо всем этом, весь наш отряд уже оказался по эту сторону врат. Серебряные разошлись немного по сторонам, и под защитой боевых звезд, направились в нашу сторону. Я заранее предупредил их, что начало пути не будет сложным, а проблемы начнутся только по приближении к базе неко.

Так, в принципе и вышло. Первый километр мы преодолели без каких-либо трудностей, лишь летающие твари, коих было просто огромное количество, немного досаждали и надоедали. Зато как же были рады некоторые из учителей. Это ведь столько алхимических реагентов, которые фактически валяются под ногами. Несколько раз в процесс сбора запчастей вмешался Сетто и только после третьей взбучки всё немного устаканилось. Звезды уничтожали тварей еще на подходе, и старались выбивать тех, что посильней. Тогда как Серебряные не позволяли существам хаоса подбираться вплотную к магам и служили этакой плотиной. Изредка отмечая уровень их силы и мастерства, я понимал, что моя гвардия будет посильнее. Да и доспехи на моих ребятках однозначно выигрывают. Единственное, в чем была загвоздка, так это в количестве. У ректора подобных бойцов намного больше, чем у меня, а я же, забрал почти всех своих.

Постепенно мысли перешли к тому, что мне необходимо увеличивать количество своих воинов высокого ранга. И единственно верным способом, а так же не шибко и проблемным, для меня виднелась некромантия. Тем более что пройдя с ней слияние, я значительно усилил свои в ней возможности. Уже даже не важно, что у меня к ней стойкое отвращение, но на войне все средства хороши. И лучше жертвовать пусть сильными, но мертвяками, чем считать потери среди живых. Примеры хороших воинов в голове имеются, а именно костяная гвардия и та нежить, что впитывала практически любую энергию. Осталось только разобраться в нюансах, набрать мертвых тел и приступать к работе.

Есть, конечно, еще один вариант и это големы. Но вот здесь у меня банально нет ни знаний, ни времени. Во-первых, все, что я знаю об их создании, так это то, что на действительно сильные экземпляры уходит до полугода времени, а то и больше. На этом в принципе всё. Больше я в данную тему не углублялся, и не уверен, что кто-то из мастеров по созданию этих конструктов поспешит со мной поделиться. Некроманты же, в основе своей это великие, и чего уж греха таить, зачастую безумные импровизаторы. Да, есть какие-то техники и знания, но опять же, во многие из них каждый мастер вносит что-то своё. И именно поэтому каждый новый некромант, который возомнит себя великим, становится заметной проблемой, которую необходимо решить, как можно быстрей.

Все эти мысли пронеслись в голове, оставив после себя лишь неудовлетворение количеством свободного времени. Мне бы по-хорошему осесть у себя в цитадели и творить, да готовиться к вторжению, но нет. Зачастую без моего присутствия никуда.

Мы продолжили путь спустя полчаса перехода. Серебряные взяли учеников и учителей в коробку и лишь звезды вырвались вперед, служа авангардом. Этакие матерые вояки, которые дорвались до достойных врагов и сейчас с нетерпением рвутся в бой. Грохот их магии не был избыточен, а заклинания не поражали своей мощью и размахом. Точечные уколы, силы такой, чтобы хватало на убийство твари, не более. Очень академический стиль, что не сказать о моем подходе к магии.

О приближении к поселению неко мы узнали задолго до того, как его увидели. Часть тварей с Волны попёрло прямо на нас, видимо почуяв запах живой плоти. Существ оказалось не так много, но всё же все они были массивны и зачастую игнорировали магические удары. Чем ближе мы подходили, тем напор становился сильней, пока перед нашим взором не предстала уже знакомая мне стена. Взгляд судорожно заметался по силуэтам моих гвардейцев, но самым притягивающим взгляд оказался силуэт дроу, что приняла свою боевую форму. Массивная паучиха, что возвышалась на несколько метров над землей, мощный панцирь, заметно отличающийся от того, что я видел у её сестры и мощные передние лапы, заостренные не хуже бритвы. В руках Илвен держала длинную черную глефу, с двусторонним лезвием, которая безумным веером разрезала самых шустрых тварей.

— Дроу со мной! — рявкнул я во всю глотку, опасаясь недоразумений.

Вокруг моей тени собралось прилично мертвых тел, но и живых было не меньше. В этот раз Волна внушала если не страх, то опасение точно. Среди кучи тварей хаоса мелькали и мои гвардейцы, а так же, взгляд ловил хаотичное движение воинов неко. Гномьих пулеметчиков не было слышно, а значит и боезапас подошел к концу. На этой мысли я увидел росчерки красных снарядов, что вылетели из-за стены, и унесли на десятки метров вглубь месива существ. Следом гулкий взрыв, который и разметал тварей на ошметки, выкашивая целую полосу.

Я не стал дожидаться, пока наш отряд прорвется сквозь безумие тел и, вскочив на спину Кошмара, стал выбирать приемлемое место. Одновременно с этим мой питомец получил приказ не рваться вперед, который принял, хоть и с недовольством. Я же отметил местность и, не особо заботясь о безопасности, использовал скольжение на максимальную для себя длину. Изнутри источника уже вырвался огромный багровый молот, сжатый стихиями, и когда меня выкинуло за пару сотен метров от школьной группы, я слегка удивился, но на большее не было времени. Великий Молот Херанука по Мордасам приятной тяжестью ударил по рукам, и с гулом воплотился в реальность. Те твари, которым не повезло оказаться на пути построения каркаса, разлетелись в стороны от сильнейших потоков ветра. Ну а когда магия полностью стабилизовалась, то в моей руке лежала десятиметровая бандура с огромным шипованным отбойником.

Прекрасно помня о его способности тянуть ману из окружения и жизненные силы из меня, я не стал оттягивать приятный момент. Резкий разворот по кругу и мощь молота собирает обильную кровавую жатву. После широкий замах из-за спины, который гулом разошелся по округе и низкий визг, когда молот падает вниз, прямо в самую гущу тварей. В момент, когда отбойник касается земли, от него в разные стороны разлетаются багровые молнии, а следом за ними и чудовищная взрывная волна. Она проходит меня насквозь, не причиняя вреда, но вместо прозрачности, набирает синеватую тьму и разносится дальше. Те твари, что были слабее, рассыпались в труху, а вот более стойкие прожили на целую секунду дольше. Их снесло в стороны, но мощь взрыва переломала тела, словно те были простыми насекомыми.

Когда грохот закончился, я развеял плетение, уже начавшее тянуть силы из меня. Мощь у него запредельная, но я бы еще добавил хаоса. Те свойства, что получила молния, когда он вошел в плетение, мне пришлись по вкусу. Только вот я не уверен, что потяну очередное усиление итак сложной для меня конструкции. В принципе, молот очень силен и сейчас. Я стоял посередине восьмидесятиметрового кратера, а взрывная волна создала целые валы земли по его кругу. Тварей здесь естественно не осталось, лишь вязкая жижа от плоти тех, кого уничтожило сразу, да части тел где-то за ним.

Насладиться эффектом разрушения мне не позволил грохот со стороны пещер неко. Использовав скольжение я оказался как раз на пригорке и осмотрелся. Дроу всё так же сдерживала напор тварей, но моя помощь пришлась кстати. Небольшая передышка дала десяток секунд времени на перегруппировку и гвардейцы вновь выстроились одним сплошным фронтом. Взгляд назад показал, что в зачистку активно включились и Серебряные с боевыми звездами магов. Сейчас они уже не экономили и, не размениваясь по мелочам, использовали ограниченно массовые умения. Им пришлось выпускать магию немного наперед, чтобы не задеть своих же, сражающихся в ближнем бою, воинов.

Осмотр не занял много времени, и очередное скольжение переместило меня поближе к дроу. Я прекрасно видел, что моя тень вымотана и решил дать ей чуть больше времени на передышку. Клинок в руку, ускорение на максимум и три огненных смерча вперед.

Рев багрового пламени смог очистить местность от слабых тварей без защиты к магии и позволил сосредоточиться на противниках посерьезнее. Я уже хотел было рвануть вперед, как меня опередила нежить. Только вот не банальные скелеты или зомбаки, а что-то куда более высокое по уровню. Четкие быстрые движения, техника в каждом взмахе и совместный контроль боя. Да, их было немного, около двух десятков, но синхронные действия решали. Одновременный подкат и привлечение внимания от одного, и высокий прыжок на спину четырехметровой твари от другого. Несколько быстрых уколов, максимально глубокие порезы и снова разрыв дистанции. И так поступал каждый из представленных образцов. Наличие разума было на лицо. Точечные удары, вместе с отличной командной работой превращали нежить в опасных врагов.

— Что-то ты не торопился, — раздался позади слегка хрипловатый голос Илвен.

— Потери среди наших есть? — перебил я её недовольство.

— Тринадцать серьезно раненых гвардейцев, — сморщившись, ответила дроу. — Гномы все целы. Ну и у котят совсем плохо с магами. Эти костяные шустрики, не поверишь, управляются местными некромантами лично. Те разбивают свою душу на осколки и вселяются в нежить. Как видишь, результат впечатляющий.

— Ха, — выдохнул я пораженно. — Милые котятки.

— Это еще что, — выдохнула Илвен, на мгновение замерев и покрывшись черным туманом. — Тут еще химерологи поработали. Сначала порознь, каждый со своими существами, а после они стряпали тела для некромантов. Никогда такого не видела. Хватает их правда ненадолго, ибо дробление души изматывает сильно. Да и были серьезные проблемы, пришлось рисковать.

— Принял, — кивок от меня. — Теперь можешь отдохнуть, а я развлекусь.

— Радостно, — бледно улыбнулась уже девушка, когда развеялась тьма. — Это сутки были долгими.

Кивнув девушке, я сорвался в безумном рывке, выпуская вперед себя целый вал черных копий. Большая их часть прошла метров сорок вперед, насаживая тварей, как насекомых на булавку, а мне оставалось только добить выживших.

В тот момент, когда я вырвался вперед, позади меня мощно пыхнул магический фон. Я бросил взгляд туда и увидел, что Серебряные уже соединились с моими бойцами, а маги стали творить совместную магию. Эфир изгибался под мощью их маны, и мне даже отсюда удалось разглядеть нити огромного плетения, что выстраивалось их совместными усилиями.

Подрезав лапы очередному шустрому паучку, размером с двухэтажный дом, я выпустил несколько объемных взрыв и рванул назад. Магические потоки от создаваемого плетения ушли под землю и расползлись на несколько сотен метров вперед, полукругом от стены неко. Я пятой точкой ощущал, насколько сильно напряжен слой магических энергий и, залетев на стену, замер в ожидании.

Той небольшой отсрочки, которую мы смогли выбить, хватило на финальные штрихи этой махины. Все шесть боевых звезд работали сообща и построенный магический каркас внушал. Ускорив свое восприятие на максимум, я успел поймать момент активации магии и процесс не разочаровал. Когда плетение оказалось закончено, то каждый из магов резанул себе по запястью и капли крови ушли в центр вихря энергий. Секундная задержка и плетение сжимается в метровый шар, после чего резко уходит под землю и расползается по проторенным потокам. Один сильный толчок, следом еще два и оглушительный грохот, который прерывается протяжным скрипом. Из земли стали вырваться алмазные колья разного размера, которые с легкостью пробивали панцири тварей. У тех не было ни единого шанса, чтобы увернуться, и вид открылся просто отличный. Колья шли сплошным потоком с очень маленькими промежутками. Целый ковер алмазной смерти, ушедший на несколько сотен метров вперед.

— С Волной всё, — подошел ко мне Сетто. — Признаться, я даже удивлен её размаху.

— Наверно возмущение от межмирового портала так повлияло, — ответил я старику. — Другой причины я не вижу.

— Либо у неко имеется что-то, что притягивает тварей сюда, — хмыкнул Гранд Мастер. — А это уже другой разговор и разговаривать его тебе.

— Никто в этом и не сомневался, — выдохнул я. — Идемте, представлю вас местной королеве-матери. Волна волной, но никто не отменял постоянное давление тварей. Теперь их просто станет чуточку поменьше.

Сетто бросил взгляд мне за спину, туда вдаль, где на алмазных кольях висели, и порой все еще шевелились существа. Его взгляд не лучился радостью, скорее наоборот. Даже сквозь закрытый разум я чувствовал отголоски его эмоций и за привычной бравадой старого мага скрывался затаенный страх перед хаосом.

Пока маг оставил меня одного, а сам направился в сторону учеников, я наблюдал за разлившейся по округе маной хаоса. И вроде бы убийство тварей да буйство магии должны были её подсократить, но не тут-то было. Она выходила из каждого умирающего существа, словно те было сосудом для нее. Небольшими облачками, как отмечал мой драконий взгляд. А после взвесь этой энергии застывала в воздухе, медленно кружась и впитываясь в окружающее пространство.

Отвлекшись на это зрелище, я и не заметил, как ко мне подошли три девушки из моих учениц. Илиана, Мейвен и Алиасса. Насколько я видел, учителя пока не вмешивали в ход сражения своих подопечных, видимо наказав просто наблюдать. Мои же ученики попытались использовать магию, и изредка даже успешно, но слишком быстро поняв, что толку от них немного, перестали зазря тратить ману.

— Для нас будет какой-нибудь урок или задача? — прямо спросила Алиасса.

— Не лезьте туда, куда вас не просят, — хмыкнул я, намекая на их прошлые попытки магичить. — Толку от вас пока никакого и против хаоса вы ничто. Чуть погодя выведу вас за стену и посмотрю, на что вы способны против единичных особей. После уже буду давать персональные занятия.

Мое желание продолжить речь перебилось еле заметной дрожью, рожденной в источнике. Это ощущение было ново и чуждо всему моему естеству. Попытавшись на нем сосредоточиться, я сразу получил отклик, и боль волнами разлилась по всему телу. Она поднималась откуда-то изнутри, расходилась по конечностям и почему-то стремилась к голове.

Отмахнувшись от девчонок я судорожным взглядом заметался по сторонам и увидел, как вихри маны хаоса собираются в единую систему в паре десятков метров от нас. Они каким-то образом резонировали со мной, хотя та же Мейвен не испытывала никаких трудностей.

Попытавшись уйти в боевую медитацию и сгладить эффекты, я добился лишь скачкообразного усиления боли. Она в одно мгновение парализовала всё тело, и после сосредоточилась в голове. Ощущения, как оно плавится — не из приятных. Диагностика организма ничего не выявила, зато использование магии усилило все ощущения и не в силах их купировать я, зашипев, рухнул колени. Тело тут же стало покрываться чешуей, медленно и натужно. А мысли превратились в ворох непонятных ощущений. Девчонки почему-то отскочили от меня в стороны, и осталась лишь Мейвен. Она несколько секунд всматривалась в мое лицо, а после положила ладонь мне на лоб и выпустила волну чистой магии порядка. Это действие мгновенно отрезало все неприятные ощущения, и я лишь недоуменно захлопал глазами.

— Спасибо, — прохрипел я, поднимаясь на ноги. — Чего это вы отскочили?

— Твое лицо, оно начало меняться, — напряженно произнесла Мейвен.

Остальные две девушки уже более спокойно подошли ко мне, а Илиана создала иллюзию того, как я выглядел. Посмотрев на это, я только выдохнул и покачал головой. Полностью черная кожа, и тонкие сеточки красных трещин, расходящиеся от глаз. И сами глаза, что оказались полностью черными, без единого намека на вертикальный драконий зрачок.

— Кажется, кто-то начал наглеть, — хмыкнул я.

— Что это значит? — напряженный голос от Алиассы.

— Только то, что у всех ваших решений будут последствия, — развел я руками.

Продолжить нравоучения мне не дал сухой треск с той стороны, где собиралась энергия хаоса. Я глянул туда и сразу вспомнил, что мне это напоминает. Следом треск сменился оглушительным взрывом, когда хаос сжался в точку, и волна энергии разлетелась по сторонам. Восприятие вновь подскочило к максимуму, но больше я ничего не успел. Соприкасаясь с телами, эта волна выбивала их из реальности, унося куда-то вдаль. Прямо в точности так же, как это случилось в эльфийском лесу.

Я мог бы использовать скольжение и уйти в сторону, но не стал. Все девять моих учеников, десяток серебряных и две боевые звезды. Семь учеников, из тех, которых пытался прикрыть куполом своей защиты Гранд Мастер Сетто и он сам. Волна забрала их всех, перенося вглубь земель хаоса, а следом за ними отправился я. Мне удалось заметить, как со стороны пещер неко вырвалась тонкая серебристая сеть, которая понеслась наперерез волне и, соприкоснувшись с ней, заставила ту застыть, а после и вовсе развеяться. Именно благодаря этому количество унесенных магией не достигло каких-то нереальных чисел, но хорошего всё равно было мало. Неизвестно окажемся ли мы все вместе, или нас раскидает по большой площади. Но, в любом случае, земли хаоса это совсем не подходящее место для учеников.


Меня выкинуло посередине какого-то горного плато, где скалы отдавали краснотой. На высоте трех метров и с жутким головокружением. Я успел сгруппироваться, и упасть на ноги, тут же пропустив через себя разряд восстановления. Взгляд судорожно заметался по окрестностям в поисках кого-нибудь из закинутых и нашел почти сразу. Один из Серебряных появился на высоте в пару сотен метров, и сейчас, крича во все горло, летел к земле. Плетение-подушка уже была наготове, как к воину из-за туч метнулись три крылатые тени, которые в одно мгновение его разорвали. Эти твари не дали времени сожалеть, и спустя секунду рванули ко мне. В прочем, как только они подлетели на достаточное расстояние, три улучшение молнии поставили точку в их существовании. Правда, только лишь после второго снаряда через остаточный след, но на этом все было закончено.

Я осмотрелся по сторонам не только привычным зрением, но и немного углубился на слой энергий. Вокруг было просто море маны хаоса и это может стать проблемой. Не для меня, но для учеников, у которых контроль не развит до столь больших высот.

Царапали ли меня какие-либо мысли? Пожалуй, да. По моей вине все они здесь оказались, и так или иначе, но все их смерти будут на моей совести. Могу ли я как-то этого избежать? Не уверен, но постараться стоит.

Пораскинув мозгами, слава богам не в прямом смысле, я приземлился на пятую точку и ушел в медитацию. Ученические метки все же поставлены были, так что примерное направление получить я смог. Сразу девять линий разошлись от меня в разные стороны, а в голове закрутился счетчик расстояния.

Ближайшая цель оказалась от меня на расстоянии в пять километров, и ей был Аннет, который Ворон. Направление указывало прямо в горы, хотя остальные линии уходили в противоположные стороны. Медлить было слишком опасно, а поэтому я сразу же рванул вверх.

Сигналка ушла лишь на сотню метров, но и этого хватало, чтобы вовремя среагировать на первую попавшуюся тварь. На вид существо хаоса было обычным куском скалы, но стоило мне подобраться ближе, как камень взорвался осколками, а на поверхность выполз каменный краб, с огромнымиклешнями. Его панцирь без каких-либо проблем впитал удвоенный заряд новой молнии, и лишь тонкие сеточки трещин показали, что это не было совсем уж бесполезно. Плетение молота бурь соткалось в одно мгновение, и сильнейший удар спрессованным воздухом размолол камень панциря в пыль. Следом скольжение на ближайшую скалу и лавовая бомба в открытую рану существа.

Пока краб запекался, я уже унесся дальше, совершенно не желая тратить драгоценное время на добивание. Желание быстро добраться до парня было хоть и основным, но в то же время мне не хотелось задерживаться столь глубоко в землях хаоса из-за осколка внутри себя. Последний инцидент, когда мое лицо фактически превратилось в маску одержимого, не сулил ничего хорошего. Мне нужна глубокая медитация, дабы снова урезонить её аппетиты, либо же вовсе получить необходимые знания да уничтожить. В конечном итоге от неё все равно придется избавляться. Главное, чтоб она не взбрыкнула раньше времени и не доставила ворох сложно решаемых проблем.

Пять километров по скалам я преодолел минут за пятнадцать. Несколько скольжений, дабы перемахнуть через пропасти и совсем уж отвесные скалы, да несколько коротких стычек, с богомолоподобными тварями. Их передние лапы-клинки были столь остры, что спокойно резали даже камень, а защита от магии позволяла игнорировать слабые магические удары.

В который уже раз я пожалел, что не захватил с собой пистолеты. Пришлось использовать молнию хаоса, благо она совершенно не страдала от обилия испорченной маны вокруг. На остальную же магию мне приходилось тратить намного больше усилий, нежели я привык.

Оставив горстки пепла позади, мой путь продолжился по узкой тропинке к вершине одной из гор. Вокруг не было никакой растительности, лишь красный камень, сухой горячий воздух и легкое марево, словно в сильную жару.

Анета я обнаружил за несколько минут, до того, как увидел место, где он оказался. Оглушающий взрыв со стороны вершины привлек мое внимание и заставил ускориться еще сильнее. Я влетел по отвесной скале, словно та была ровной лестницей с поручнями. Секундная задержка, когда в мою сторону летит что-то длинное, покрытое сотней тонких шипов и скольжение вперед, существу за спину. Тварь так и улетела со скалы вниз, а передо мной, метрах в шестидесяти, маячил темный зов пещеры, в который ломились сородичи этой сороконожки, только размером поменьше. Те потоки огня, что взрывом вырывались изнутри, не позволяли существам забраться внутрь, но в то же время не могли их полностью уничтожить. Опаливалась шкура, был слышен мерзкий шелест и клекот, но на этом всё.

— Без пистолетов больше никуда, — криво усмехнулся я, создавая между своих ладоней шар пламени, сжимаемый вихрем тьмы.

Выдох и небольшая черная точка летит прямо к клубку тварей, чтобы через пару секунд разметать их в стороны объемным взрывом. Тьма позволила ограничить область разрыва, создавая внутри колоссальное давление, которое напрочь развеяло тварей, словно у тех и не было никакого магического иммунитета. Размер огромного шара равнялся пяти метрам и не задевал пещеру и её проход. Тем самым никакого обвала не случилось, зато от тварей осталась лишь их лапки, которые даже не думали сгорать в реве пламени.

— Анет это Дарт! — крикнул я, подойдя ближе. — Не жахни чем-нибудь!

— Дарт!? — подозрительный голос в ответ.

Парень вышел из пещеры спустя минуту, окруженный огненной сферой и с небольшим мечом, сотканным из крови. Взгляд его лучился подозрением и полностью он вышел наружу только после того, как я обозначил черные чешуйки на своем лице.

— Ты как, цел? — спросил я ученика, когда тот развеял огненную сферу и пошатнулся.

— Аура порвана, — сморщился он в ответ. — А так терпимо. Что произошло? Где мы?

Параллельно с кратким пересказом я глянул на парня чуть глубже и увидел рваную рану, словно от когтей, прямо поверх его ауры.

— Восстановиться сможешь? Учили? — кивнул я в его сторону.

— Не, — мотнул парень головой. — Это только на четвертом курсе.

— Плохо, — выдохнул я. — Бери пламя и постарайся впитать его в свое тело. Не накладывай поверх, а именно делай так, чтоб пламя проникло внутрь твоих клеток. Не сложно это, но делается в процессе медитации, на которую у нас нет времени. Надо искать остальных и медлить нельзя. Пробуй, Ворон, кровь поможет.

Парень выслушал и отрывисто кивнул, а я повернулся к обрыву, как раз в тот момент, чтобы увидеть заползающую многоножку. Я не стал мудрить, и присев, положил ладонь на камень да послал в него небольшой заряд магии. Кусок скалы треснул и вместе с тварью полетел вниз, куда я запустил несколько лавовых бомб.

Обернувшись назад, мне удалось застать момент, когда у парня всё получилось. Он пошел по несколько другому пути, но справился, хоть и через боль. Анет не стал впитывать огонь, как сказал я, он просто воспламенил кровь внутри себя, и тут же поглотил его ей же. На месте разрыва ауры появилась небольшая заплатка красного цвета, которая начала постепенно тускнеть, подстраиваясь под привычный цвет. Парень же стоял с закрытыми глазами и до белых костяшек сжимал кулаки. После подобного трюка, боль должна быть просто адской, но ученик даже не зашипел.

— Молодец, — похвалил я его, накладывая исцеление третьего круга. — Впереди много скал, тварей и обрывов. Как у тебя с владением тела? Бегаешь быстро?

— Я мастер кнута, — удивил он меня. — Постараюсь не отстать.

Мастера кнута это вообще отдельная тема. Для них просто необходимо владение собственным телом на очень высоком уровне. Кнут, как оружие, слишком своенравно и зачастую может представлять угрозу для собственного хозяина. Так что, хочешь, не хочешь, но своё тело им приходится тренировать на ступень выше, чем остальным.

— Тогда вперед, — кивнул я. — На тварей не отвлекайся, они на мне. Тебе главное не отставать.

Анет выдохнул, немного покрутил руками и настроился. Я чуточку сильнее сосредоточился на сигналке и через помехи раскинул её еще на сотню метров дальше. Правда, смог удержать лишь несколько секунд, прежде чем она снова схлопнулась до сотни. Это помогло увидеть всех тварей в округе и выбрать наиболее безопасный маршрут.

Первым, само собой, рванул я. Подлетев к обрыву, я быстро нашел более пологий склон и съехал по нему, подобно ледяной горке. Та многоножка всё еще была жива, но знатно потрепана. Она еле шевелилась под грудой камней, и взгляд отметил несколько, более мелких тварей, которые уже начали рвать её плоть. Я бросил взгляд назад, мельком отметил, что Анет поступил точно так же и просто съехал по склону, не испытывая никаких трудностей. Очередная лавовая бомба в копошащуюся кучу, и мы несемся дальше.

Ту местность, через которую проносился я, мы пролетели легко и даже не встретили на пути серьезных проблем. Несколько паучков, чуть больше теленка, да одна летающая чешуйчатая тварь, от которых мы просто убежали. Те почему-то не стали нас преследовать, чем и облегчили нам жизнь.

Следующая метка, что была ближе всех, принадлежала Мейвен. До неё было чуть больше семи километров, и там же, почти рядом с ней находилась еще одна. Кацуя Инсо застрял не дальше километра. Я пока еще не понимал, насколько глубокого нас закинуло, но плотность маны хаоса не позволяла надеяться на лучшее.

Как только мы покинули горы, воздух стал менее противен, но увеличилось количество различных существ, жаждущих нашей плоти. Если в горах присутствовало больше различных насекомоподобных тварей, то здесь, на равнине, хозяйствовали существа, мутировавшие из млекопитающих. Сразу по спуску с очередной отвесной скалы, на нас вышел, трехметровый в холке, волк. Точнее по общему строению можно было догадаться, что когда-то это было именно волком. Сейчас же вся шкура существа состояла как будто из застывшей магмы, нижняя часть пасти делилась на две части, изо лба росли небольшие искрящиеся рога, а хвост не имел шерсти, зато был покрыт чешуей, из которой росли черные шипы. Тварь, не раздумывая, рванула на меня, выпустив перед этим кривую, но, тем не менее, мощную молнию. Та оставила приличный кратер где-то слева, тогда как волчара уже несся, вздымая пыль мощными лапами.

У нас не было времени на сюсюканье и обмен ударами. Я рванул навстречу твари, и за секунду до столкновения призвал меч и скользнул прямо под неё. Клинок пробил брюхо монстра и следом туда же, прямо через меч, я запустил молнию хаоса. Уже привычный треск и волк разрывается изнутри, вываливая на землю свои потроха.

Мне удалось отойти на десяток метров от твари, но та все еще была жива. Да медленно, да шатаясь, но волк пытался дойти до меня, скаля свою пасть.

— Анет, добей его, — махнул я рукой в сторону ученика.

Парень судорожно кивнул и, сложив руки возле груди, ладонями друг к другу, замер на целых две секунды. Потом волк взвизгнул и за десяток секунд ссохся до состояния мумии, а вся кровь из его тела собралась в шар как раз между ладоней Анета. Парень простоял так еще немного, после чего выдохнул и впитал жидкость, совершенно точно, добавляя себе сил и выносливости. В этот момент белок его глаз полностью заволокло кровью, а движения стали немного дерганными.

— Зря, — просто сказал я, зная эффект его магии. — Это тебе не обычная зверюшка, кровь пропитана хаосом, можешь поиметь проблем.

— Справлюсь, — хрипло ответил парень, дыша слишком глубоко.

Теперь его переполняла сила, которой потребуется выход. И рвать он противника будет голыми руками. Мне было интересно, справится ли парень с жаждой крови и сможет ли сохранить разум. Ибо подобная магия очень сильно на него влияет, погружая разумного в состояние неистовства.

— Надеюсь, — хмыкнул я. — А то придется тебя вырубить.

— Не понадобится, — мотнул головой парень. — Я уже впитывал кровь демонов. Есть опыт.

— После поговорим, когда эффект пройдет, — ответил я ему. — Ты впитал кровь не демона, а одержимого, не бахвальствуй там, где не надо.

— Я смогу! — словно и не услышав меня, буквально прорычал парень.

— Не лезь напролом, — попросил я его, прежде чем снова рвануть вперед.

Быстрый кивок был мне ответом, и это давало хоть какой-то шанс на то, что Анет меня послушает. В другом же случае мне и правда придется его вырубить, ибо союзник в состоянии берсеркера ни чем не лучше противника.

Сорвавшись с места с безумной скоростью, я знал, что ученик не отстанет. Нам нужно было торопиться, потому что в чистой схватке с тварями хаоса я бы и монеты не поставил, ни на кого из своих учеников. Бахвальство бахвальством, но местные земли не песочница АМИ и даже не учителя их родителей.

Я бросил взгляд назад, на парня и увидел в нем фактически юнца. Да, восемнадцать лет отроду это вроде бы приличный возраст, только вот стоит учесть, что если приравнять его к Земле, то это лет пятнадцать, не больше. Отсюда и максимализм, характер такой, что лучше застрелить, ну и безграничная вера в свои силы. Особенно хорошо это заметно у простолюдинов, у тех, у кого не было хороших учителей, которые могли бы вбить им в головы не только правила поведения, но и создать хоть какое-то, но все же свое видение мира. Сейчас это просто пластилин, из которого ты можешь вылепить всё, что душе твоей угодно. И я постараюсь сделать так, чтоб из этих ребят выросли личности, за которых мне будет не стыдно.

Мысли, мысли, мысли. Кроме них в голове ничего не было. Чувства выкинуты, чтоб не мешали, а эмоции полностью сглажены. Мы неслись по каменной равнине вперед, прямо по линии, что свербела перед глазами. Я не знал, куда могло выкинуть остальных учеников, так же как и не знал о судьбе Серебряных. Но, как бы грубо это не звучало, их судьба меня совершенно не беспокоила.

Наш безумный забег с Анетом закончился перед огромным разломом в земле. Длинная трещина, шириной метров двести и длинной в пару километров точно. Местами крутой обрыв, уходящий в темноту глубин, а кое-где и пологие склоны, либо ступенчатые спуски по скальным выступам. Внизу не было никаких всплесков лавы, а лишь беспросветная тьма, ну и сигналы множества существ, к которым совершенно не хотелось лезть. Только вот Мейвен находилась именно там, на глубине в сотню метров и где-то в пещерах под толщей камня. Ученическая метка показывала лишь направление, но не сам путь.

— Спускаемся вниз, — бросил я парню.

Тот резко кивнул и прыгнул следом за мной на один из выступов. Перед нами оказался широкий проход под уклоном вниз, и сразу же на нас понеслась свора небольших паукообразных существ, но лап у них было куда больше, нежели у обычных насекомых. Не слишком заботясь о скрытности, я направил вперед ладонь и с неё сорвался поток безумного багрового пламени. Напор был как раз по размеру прохода и сжег всё, что попалось на пути. От пауков не осталось ничего и дальше мы снова рванули бегом.

Тьма не была для меня такой уже проблемой, но, судя по всему, таковой являлась для Анета. Возможно, благодаря крови он и чувствовал существ, но вот на большее рассчитывать не приходилось. Жажда крови всё еще толкала его вперед, и он каким-то образом хорошо ей сопротивлялся.

Мрачные туннели вели нас всё глубже под землю, а наличие различных существ только росло. Те пока не были сильной проблемой, но знатно нас тормозили. Обилие различных отнорков и маленьких щелей не позволяло забить на зачищенный тыл и контролировать приходилось сразу оба направления. Мне не хотелось оставлять действия Анета без внимания, на случай если тому понадобится помощь.

Как бы то ни было, но мы прорвались через туннели и оказались на пороге огромной пещеры. Она уходила под небольшим наклоном вниз, высотой была никак не меньше десяти метров, и простиралась на огромное расстояние. Какие-то вспышки пламени, выходящие из-под земли огненные гейзеры и обилие светящейся растительности по потолку. Ну и на десерт, двухметровые гуманоидные существа, чьи тела были покрыты черным хитином, а двупалые руки заканчивались огромными когтями. Правда этим тварюшкам не было совершенно никакого дела до нас, они пытались добраться до Мейвен.

Девушка стояла на небольшом возвышении, разведя руки в стороны. Её глаза были закрыты, а вокруг тела собралась сфера из фиолетового хрусталя. Она била тонкими искрами, когда какая-либо из тварей подбиралась слишком близко. И била чистейшим хаосом, из которого и была сделана защитная сфера.

— Воу, — выдохнул Анет, замерев за моим плечом. — Это же хаос. Хлещет прямо из девченки.

— Надеюсь, ты умеешь держать язык за зубами, — хмыкнул я, бросив взгляд на парня.

— Еще бы, — отрывисто кивнул тот. — Учась среди высокородных, это первый урок, который ты усваиваешь. Многие из них те еще мудаки, и даже если начистишь им морду в дуэли, то они могут натравить на тебя свою родню. А это уже посерьезнее недовольных, но побитых подростков.

— Тогда зачищаем местность возле Мейвен, — подвел я итог. — Только к сфере ближе, чем на два метра не подходи, может шарахнуть.

Не став дожидаться кивка, я использовал скольжение прямо в самую гущу. Маны у меня осталось чуть больше трети, и тратить её в ноль не было желания. У меня имелось еще два накопителя, объемом как раз с мой источник, но их я решил приберечь на потом.

В ход пошел меч, который появился как раз в тот момент, когда рука шла в замах. Тварь даже не успел среагировать, как её голова оказалась отделена от тела, а я уже направил руку к следующей цели. Мгновение, и пропавший меч снова в ладони, и острие его лезвия насквозь пробивает голову существа, прямо сквозь глазницу. Тут-то и пошла реакция со стороны остальных тварей. Низкий рев сменился шипением от ближайшей цели, которая заткнулась тут же, стоило мне плавно перетечь из одной позиции в другую. Двигаться без клинка, и призывать его только в момент удара было немного непривычно, и не проработано до мелочей, а поэтому спустя несколько секунд я от этого отказался.

Анет вовсю работал кровавым кнутом, стараясь выбивать одиночные цели, которые откололись от основной группы, тогда как я работал в опасной близости от сферы Мейвен. Девушка, казалось, впала в какую-то кому, потому что совершенно не двигалась и даже дыхания не было заметно. Пару раз я специально вкидывал тварей в её хаос, молнии которого справлялись с ними без каких-либо проблем. Просто сухой треск, короткая вспышка и у существа выжигается огромный кусок тела, после чего оно рассыпается пеплом.

Поток противников закончился внезапно и как-то буднично. Последняя тройка тварей и вовсе попыталась убежать, но не преуспела. Бросок меча в одну из них, который пробивает её насквозь и резкий удар хлыстом по второй. Скольжение к третьей и один короткий укол в голову, прямо через раскрытую в шипении пасть. На этом всё. Еще в начале боя я развесил по периметру пещеры множество светлячков. Сейчас они висели практически под потолком, отлично освещая местность. Их свет не был слишком ярким, чтобы привлекать внимание местных существ, но его хватало на то, чтобы заметить любое движение или попытку подобраться к нам незаметно. Обилие мертвых тел, совершенно точно, привлечет новых тварей, а значит сваливать нужно как можно быстрей. Анет, кстати, уже полностью пришел в себя и переработал всю жажду крови, выплеснув её на местных тварюшек.

— Смотри по сторонам, я постараюсь достучаться до Мейвен, — бросил я парню, направляясь к сфере хаоса.

Смотря на этот своеобразный кокон, я поймал себя на мысли, что ничего о нем не знаю и даже не слышал. Да, подобное могут делать маги льда и земли, но там просто полная защита от окружающего мира, для восстановления сил. Но, хаос сам по себе рассчитан не на это. Либо я мыслю слишком узко, просто из-за незнания на что он вообще, кроме разрушения, способен.

Попытавшись докричаться до девушки, никакого ответа я, естественно, не получил. Дальше в ход пошел огнешар, молния и метка хаоса. Первые были всего лишь пятого круга и не никакого эффекта от них не последовало. Зато метка что-то все же сдвинула, заставив сферу медленно колыхаться.

Немного подумав, я решил пойти на небольшой риск. Моя новая молния сорвалась с ладони и прошла по касательной, чиркнув край сферы. В ответ на это она сжалась на порядок, но стала намного плотнее. Прошло еще пару секунд, прежде чем я заметил, как она начала тянуть энергию из окружающего пространства. Но, самое странное стало происходить с девушкой. Волосы её полностью побелели и стали парить, словно внутри сферы нулевая гравитация.

— Кажется, сейчас жахнет, — раздался со стороны слегка встревоженный голос Анета.

Именно это и послужило своеобразным толчком, чтоб Мейвен открыла глаза. Девушка уставилась прямо на меня, кажется, совершенно не узнавая. Она стала медленно поднимать руку, вокруг которой уже собирался небольшой красноватый вихрь.

— Ага, щаз, — хмыкнул я, понимая, что придется раскрыть ученическую метку раньше времени.

Прежде чем девушка успела поднять руку, я активировал небольшую закладку, что оставил в ауре каждого из девяти своих учеников. До сего момента эта была незначительная структура, которая позволяла только отслеживать их местоположение. Но после того как мне пришлось её запустить, эта метка стала чем-то вроде спрута, который позволит мне лучше считывать их эмоции и в какой-то мере влиять на них. Никаких глобальных вмешательств, а простая возможность где-то подгасить агрессию, или наоборот усилить сожаление. Ну и шоковая терапия, конечно же, как без неё?

Как только метка получила необходимый сигнал, по телу Мейвен прошел довольно сильный электрический импульс, который всем накопленным зарядом ушел в мозг. Девушку заметно тряхнуло, что аж искры из глаз посыпались. И это в прямом смысле слова. Её вырубило на несколько секунд, во время которых волосы вернули свой привычный цвет, а сфера перестала пульсировать. После прошло еще совсем немного времени, прежде чем она начала приходить в себя. Волосы перестали развиваться и искрить, тогда, как дрожание закрытых век дало понять, что она вот-вот очнется.

Так и случилось.

Девушка открыла глаза и хмуро на меня уставилась. Можно было хорошо ощутить то смятение, что царило в её мыслях, ибо ожидала она явно не этого.

— Убирай свои хаоситские замашки, — хмыкнул я, кивком указывая на сферу. — Некогда нам.

— Можно было и не сомневаться, — непонятно чему фыркнула девушка.

Она странным образом расположила пальцы на левой руке, и сфера растаяла, словно её и не было.

— Что с остальными? — спросила она, сойдя с возвышения и подойдя к нам. — Насколько я помню, забрало всю девятку. Если их всех закинуло в разные части, то я не уверена, что мы сможем их найти.

— Сможем, — хмыкнул Анет, всасывая кнут в ладонь.

— Значит, всё же метки, — кивнула своим мыслям Мейвен. — Мог бы предупредить.

— Умная девочка, — улыбнулся я, полностью игнорируя ее слова о предупреждении. — А теперь ходу отсюда, пока еще твари не налетели.

Я первым понесся по обратному пути, мечом вырезая редких существ, что вновь появились в туннеле. Это были всё те же паучки и клинку они поддавались на ура.

Дальше наш путь лежал на поверхность и вдоль трещины. Справа от неё вдаль уходила равнина, а вот слева, как раз там, куда вела нить, виднелся резкий уклон вниз, с небольшими участками отвесных скал. Они пиками уходили ввысь, создавая этакий каменный лес.

До метки было около двух километров и полное затишье среди тварей. Раскинутая сеть никого не видела, даруя обманчивое ощущение безопасности. Я прекрасно понимал, что медлить опасно и с каждой секундой шансов на выживание у учеников всё меньше. Именно поэтому я рвался вперед, не жалея ни себя, ни Мейвен с Анетом. И если последний не испытывал никаких трудностей, то с Мейвен всё обстояло иначе. Не скажу, что девушка была плохо подготовлена физически, но её самочувствие заставляло меня уделять ей слишком много своего внимания.

— Я справлюсь, — только и выдохнула она, стоило ей заметить мои частые взгляды.

— Хаос давит? — спросил я девушку.

Мейвен кивнула и, упрямо сжав челюсть, отказывалась показывать, насколько ей хреново. Мысли у меня были, но эти мысли требовали проверки, желательно в спокойной обстановке. Не говорить же ей, чтоб она попробовала открыться хаосу, а не запирала себя в кокон из порядка. Да, сейчас он не так сильно и фонит, но местность вокруг не способствует работе с ним. Пришлось отложить эту проблему на потом, когда станет немного полегче.

До первых скал нам удалось добраться без столкновений, да и среди них так же не было заметно каких-либо существ. Странная, даже слегка звенящая тишина, и огромные каменные пики, уходящие на десятки метров вверх.

Нам пришлось немного снизить скорость, потому что я слегка опасался. Это место хоть и было пустынным, но почему-то внушало чувство сильной тревоги. Я шел первым, прямо к пульсирующей точке Кацуи. Нас разделяло не больше сотни метров, когда до меня донесся звук оглушительного взрыва. Ученическая метка дрогнула, а связывающая нас линия потеряла большую часть своей плотности. Дальше уже медлить было нельзя. С парнем что-то случилось, и сейчас его жизнь, фактически, находилась на волоске. Я рванул вперед, судорожно смотря по сторонам, и оббегая огромные валуны, что встречались на пути.

Мне хватило всего лишь минуты, чтобы максимально сократить дистанцию и между нами оставалось каких-то двадцать метров. Я вылетел из-за очередной скалы, и взгляд судорожно заметался по сторонам, в поисках ученика. Тот нашелся возле одной из стен, присыпанный кучей пыли, а в десятке метров от него виднелся кратер от взрыва. Только после этого я глянул на всю местность в общем, и невольно сбился с шага.

Мы оказались перед объемным ущельем, формой полукруга, где впереди стояли, покрытые пылью, огневые точки. В очертаниях угадывались мешки с песком и, стоящие на распорках, пулеметные остовы за ними. Чуть дальше можно было разглядеть скелеты грузовых машин, вроде бы ЗИЛы и несколько, вполне угадываемых, дотов. Ржавая колючая проволока, и очищенные от мусора, ровные, скорее всего заминированные, подходы.

Всё это пролежало здесь не одно десятилетие, но удар по сознанию оказался чересчур сильным. Я просто стоял, не в силах пошевелиться и во все глаза пялился на некогда возведенную здесь небольшую базу. Как? Когда? Все эти мысли носились в голове с безумной скоростью, и кроме них там не было ни грамма просветления. Лишь мартышка, что бьет в металлические тарелочки, с ехидной улыбкой на губах и в шапке ушанке, на которой изображен символ красной звезды.


Пока всё это пыталось улечься в голове, к парню уже подбежали Мейвен с Анетом. Кацуя лежал и хрепел, а на его губах пузырилась кровь. Вся грудь парня была фактически разворочена: виднелись осколки ребер, каша внутренностей и куча крови, разлитой по земле. Кроме этой огромной раны я видел повреждения еще и конечностей. Открытый перелом правой руки, где кисть практически отвалилась и сожженная плоть на ногах. Но, что самое странное, парень был всё еще в сознании и хоть и мутным взглядом, но с легким удивлением смотрел прямо на нас.

— Говорила мне мама, — захрипел он, — не лезь к незнакомым артефактам.

— Я надеюсь, у тебя есть мысли, как ему помочь? — повернулась ко мне Мейвен.

— Он не бог, — тихо прошептал Анет. — Слишком серьезные раны, огромная кровопотеря и месиво внутри тела. Не знаю, как он еще жив.

— Эй, я ведь еще здесь, — усмехнулся Кацуя, пустым взглядом смотря на Анета. — Не списывай меня раньше времени.

— Дарт! — повысила голос графиня. — Не стой столбом, он умирает!

— Рановато для вас, — сморщился я. — Что ж, я не буду брать с вас клятвы молчания, посмотрим, насколько ценны ваши слова. Итак, Мейвен, Анет сейчас вы даете мне слово, что всё увиденное и полученное от меня, от вас никуда не уйдет. Мейвен, особенно это касается тебя.

— Клянусь, что все знания, полученные в обучении, останутся только со мной! — не стал даже раздумывать Анет.

В его глазах зажглись огоньки безумной жажды знаний, которую он пытался скрыть. Мейвен же, сощурившись, смотрела на меня долгие три секунды, прежде чем кивнуть.

— Дарт Силаарен, Лорд Таэр’Нуар, я, графиня Мейвен Саксенская даю тебе слово, что все знания, полученные в ходе моего обучения у тебя, останутся только со мной! — девушка говорила четко и отбросив последние сомнения.

— Хей, я тоже с вами, — усмехнулся Кацуя. — Не хочется подыхать. Только прошу, не в зомби!

— Отлично, — выдохнул я. — А теперь отойдите от него и дайте мне больше пространства. И да, отходите вправо и никуда больше не наступайте. Здесь полно ловушек, которых обнаружить вы не в состоянии.

Мне пришлось целенаправленно вводить их в заблуждение насчет мин, ибо объяснять, что это такое, у меня банально не было времени.

Когда ребята отошли от барона, но не перестали наблюдать за мной, я подошел к парню, присел возле него на корточки и стал собирать свою кровь в небольшой шар. Параллельно с этим на тело Кацуи было наложено укрепляющее плетение аж второго круга, дабы он банально не отключился от потери сил. Сейчас ему понадобится много энергии, а своей у тела уже не осталось.

— Пей, — тихо сказал я, направляя около полулитра своей крови, к его рту. — У этого будут последствия, так что имей в виду.

— Вампир не зомби, уже хорошо, — прохрипел парень, больше не улыбаясь.

Как только моя драконья кровь попала в рот к парню, я сразу же начал действовать. Его внутренности хоть и были разворочены в хлам, но кровоток всё еще работал. Жидкость стала растекаться по его телу, а я управлял ей, стараясь сделать так, чтоб каждая капля достигла нужного места. Когда она доходила до точки, там я разбивал её во взвесь, позволяя легче впитываться в тело парня. Это намного ускоряло процесс принятия, а после и регенерации. Самое главное, что подобных точек было чертовски много и все они были важны. Это и легкие, которым требовалось быстрое восстановление, и область шеи, чтобы кислород продолжал поступать в мозг. И печень с почками, которые сейчас были посечены осколками ребер, фактически перестав работать.

На самом деле я с трудом понимал, как парень был всё ещё жив и более того в сознании. Моя драконья кровь сильнейшая алхимическая составляющая в плане ускорения регенерации. Она содержит достаточно энергии, чтобы не только поддерживать тело раненого, но и восстанавливать поврежденные ткани.

Сейчас, когда я активно насыщал ей каждую клетку барона, коэффициент её полезности возрос еще на порядок. Прилипая к поврежденным костям, она работала этаким магнитом, вытаскивая из раны каждый раздробленный кусочек. Плоть, в свою очередь, спокойно выдавливала их, тут же зарастала и восстанавливалась. Всё, что мне оставалось, так это контролировать процесс, не забывая доставлять багровую жидкость к поврежденным участкам тела.

У меня ушло чуть больше двадцати минут, чтобы закрыть все раны и обезопасить внутренности парня. Его новая плоть в первые несколько дней будет слабой и потребуется много энергии, чтоб всё это закрепить. Но, так как парень маг, энергии его источника хватит и никаких осложнений возникнуть не должно.

— Всё, поднимайся, — выдохнул я, разминая шею. — Нечего валяться.

— Не понял, — недоверчиво улыбнулся он. — Это шутка? Я уже мертвяк?

— Ты баран, который лезет ко всякой дряни, — сморщился я. — Но не мертвяк. И да, артефакты неплохи, но энергии мало. Когда вживляешь в свое тело поделки для последнего шанса, то советую делать их более обстоятельными.

— Ага, — совершенно меня не слушая, кивнул Кацуя.

Он подтянул руки и попытался приподняться, оперевшись о них. У него это получилось вроде бы и легко, но слабость в движения[присутствовала. После барон несмело поднялся на ноги и стал медленно шевелить руками, да общюпывать собственное тело. Его взгляд говорил сам за себя, а слегка выпученные глаза смотрелись довольно комично, особенно если учесть участок новой кожи, на том месте, где когда-то находился чудовищный шрам.

— Хера себе, — только и выдохнул Анет, смотря на всё это. — Магия крови может подобное!?

— Э, — завис Кацуя, трогая свое лицо. — Где мой шрам?

— Вот и незапланированные последствия подъехали, — хмыкнул я. — Извини, по-другому нельзя было.

— Д-да, — явно завис парень. — И-извиняю.

Нервный смешок со стороны Мейвен поставил точку в затянувшемся осмотре себя и ученик наконец убрал глупую улыбку с лица.

— Этому можно научиться? — спросил Анет, спустя секунду тишины.

— Когда станешь архимагом и пройдешь слияние с кровью, — хмыкнул я, не собираясь говорить правды.

— Но, ты же не архимаг, — нахмурился парень.

— Мне это и не нужно, — пожал я плечами. — А вот тебе — да. Без соответствующих знаний и развитого источника можешь даже не думать о подобном. Сначала — источник, потом — знания.

— Я простолюдин, — сморщился Анет. — У меня нет семейных библиотек и хранилищ предков. А знания в АМИ по магии крови слишком урезаны. До многого приходится доходить самому, путем проб и ошибок.

— Ничего не меняется, — хмыкнул я. — Когда вернемся, я подкину тебе пару мыслей и заклинаний для раздумья. Пока главное собрать всех и желательно остаться в живых.

— Не хочу никого отвлекать, — привлек внимание Кацуя, — но никого не интересует, что это за хреновины за нашими спинами? Может, быстренько сходим, осмотримся?

— А потом снова тебя по частям собирать? — холодно бросила Мейвен. — Надо остальных искать, и желательно быстрее. Среди нас были и те, для кого и минута здесь может грозить смертью.

— Далия, — выдохнул Кацуя. — Тогда, идем за ней. Артефакты подождут. В конце концов, с таким лицом можно и девушек спасать!

— Пусть в твоем источнике всегда остается больше половины, — одернул я парня. — До твоего полного восстановления еще пару суток, не меньше. Пока относись к себе, словно ты хрустальный, не хватало еще ненужных травм.

— Понял, принял, будет сделано! — выдал ученик, вставая по стойке смирно. — Можем идти?

Покачав головой, я присел на корточки и, положив руку на землю, стал аккуратно искать мины. Мне нужно было проверить проход назад и обезопасить себя на случай, если подобные сюрпризы там остались. Их, кстати, обнаружилось четыре штуки, немного сбоку от того пути, по которому прошли мы. Еще пару метров в сторону и стало бы совсем грустно.

Но, Яра нас бережет.

После быстрого сканирования земли на предмет инородных веществ, я выявил, что подобных мин раскидано чуть больше, чем дохрена. Чем ближе к базе, тем их становилось больше. Надежная защита, как от магов, так и различных тварей. Никакой магии, только лишь наука моего прошло мира. Чудовищная, по своей силе наука. И если алхимию сильные маги еще в состоянии ощутить, то вот эти подарки останутся незамечены, пока не рванут. А там, всё будет зависеть от самого мага. Ходит ли он при постоянно активной защите, или включает её только лишь в случае опасности. Ну и наличие различных артефактов, конечно, тоже будет иметь значение.

Всеми этими размышлениями я пытался отогнать от себя мысли о той базе, что всё ещё стояла перед нашими глазами. Мысль о том, что между нашими мирами существовал портал задолго до моего рождения, была настолько фантастической, что казалась просто нереальной. Я видел, что запыленная, брошенная и заржавевшая техника не принадлежала современности. Что-то послевоенное, годов семидесятых, может восьмидесятых. Получается, что каким-то образом в СССР был открыт портал, но неизвестно с этой стороны или с той. Можно ли найти ответы и как-то повторно активировать проход? Так ведь может и оказаться, что произошел простой спонтанный перенос небольшой группы солдат в земли хаоса, где они пытались выжить, но не смогли. Мне стоит запомнить расположение этого места и как-нибудь сюда наведаться. А вдруг, я смогу найти что-нибудь стоящее?

— Дарт, — привлекла мое внимание Мейвен. — Нам надо спешить.

Встретившись с девушкой глазами, от меня не ускользнул момент её вздрагивания. Не знаю, что она в них увидела, но это её напугало.

Резко тряхнув головой, я постарался выкинуть из неё лишние мысли и сосредоточился на своих учениках. До самой близкой метки, строго на север, было чуть больше трех километров, но принадлежала она графу Дол’Нииро. Он вполне в состоянии продержаться чуть подольше, тогда как самое слабое звено, а именно Далия — нет. Её метка была в другой стороне, около семи километров на юго-запад.

— Так, детишки, погнали за Далией, — выдохнул я, собираясь с мыслями. — Бежать будем быстро, на максимуме своих возможностей. Кацуя, постарайся не развалиться! Если станет тяжко, говоришь сразу, не выеживаешься. Понял?

— Так точно! — рявкнул он, принимая придурковатый вид.

Парня можно было понять, ведь судя по всему, он уже собрался помирать. Но нет, ему дали второй шанс и сейчас в его эмоциях царит полный раздрай.

Уже вчетвером мы понеслись к метке, иногда притормаживая, когда я вычеркивал их книги бытия очередную настырную тварь. Не скажу, что на нас нападали целыми толпами или волнами, но одиночные существа были на порядок сильнее, чем те же твари, ведущие групповой образ жизни. Несколько раз попадались летающие существа, отдаленно напоминающие виверн. В прочем, Мейвен их так и называла, но в бой не лезла. Девченка смогла более-менее взять свой источник под контроль и сейчас вид имела вполне нормальный. Если не считать, снова побелевшие волосы, которые означали использование хаоса. Анет и вовсе уже чувствовал себя расслабленно и страха или же опасения не испытывал. А вот Кацуя пытался думать. Шестеренки в его голове вертелись словно бешенные и он, в отличие от того же Анета, не верил, что во всем виновата только лишь магия крови. Парень до чертиков хотел знать, каким образом его вытащили с того света, но общая слабость, да быстрый бег, не позволяли сосредоточиться.

Семь километров до Далии мы пролетели довольно быстро. Всё та же каменная пустыня, с редкими вкраплениями больших пещер, ведущих под землю. Мы были желанной добычей для местных существ, но слишком зубастой, чтобы так просто нами перекусить. Пока нам удалось избегать внимания действительно сильных существ, и это не могло не радовать.

Свою самую слабую ученицу я смог увидеть задолго до того, как она увидела нас. Равнина позволяла осматриваться на многие километры, чем я и пользовался. Девушка стояла на возвышении, которое сама и создала. Пентаграмма из камней, что подняла её на пятиметровую высоту, и позволяла усиливать плетения, оставляя их, в прочем, на том же самом третьем круге.

На Далию наседали самые странные существа, что я здесь видел. Этакий скорпион, только вместо жала на хвосте — здоровый глаз, сжимаемый черной лапой, и огромные четверные клешни. Ну а вместо привычных лапок три мощных пары лап, словно от млекопитающего. Тварь была размером чуть больше двух метров, но хвост с глазом возвышался еще на парочку. И этот самый глаз выпускал тонкие синеватые лучи, когда Далия подходила к краю пентаграммы, чтобы сбить очередное существо, пытавшее забраться к ней. Девушка не использовала прочную защиту, а создавала на пути луча тонкую пленку воды, под уклоном в сторону. И получалось, что эти лучи просто соскальзывали по ней, уходя в другом направлении, совершенно не причиняя вреда девушке.

Еще на подходе я начал создавать плетения нисходящей молнии, которые стал укреплять дополнительным корпусом. Проблема этой магии в том, что ей нужно пролететь около сотни метров ввысь облаков, чтобы активироваться уже там. А так как вокруг хаос, то и контур должен иметь более крепкие связи.

— Глазохвосты? — раздался со стороны запыхавшийся голос Кацуи. — Или хвостоглазы?

— Глазоруки, — хмыкнул в ответ Анет.

— Главное, что не рукожопы, — удивила меня Мейвен. — А так, должны справиться.

— Это еще не ваш бой, — мотнул я головой. — Пока не растрачивайте ману, а то вдруг дальше будет только хуже. Вам-то не откуда черпать энергию, поэтому свой яростный настрой поумерьте.

— А тебе, значит, есть откуда? — одарила меня подозрительным взглядом всё та же Мейвен.

— Он свои плетения хаосом обматывает, — хмыкнул со спины Анет. — Так что не думаю, что для него это проблема. Как в прочем и для тебя.

— Хо-хо-хо! — внезапно рассмеялся Кацуя, видимо почувствовав взгляд девушки, направленный на Анета. — Тайны, интриги, расследования! Как же я это люблю!

— Почти помер, а всё то же трепло, — недовольно сморщилась графиня. — Анет, ну кто тебя за язык тянул?

Парень пожал плечами и виновато улыбнулся, только вот никакой вины он на самом деле не испытывал. Лишь расчет на эмоции, который позволит ему получить еще больше информации именно об этой девушке.

Что ж, подобное имеет право на жизнь и как-то осуждать это не стоит. Анет пытается выжить и заполучить хоть какое-то преимущество перед сильными мирами сего. Интригует он конечно пока топорно, но задатки есть. Да и будь здесь больше разумных, то и поведенческой информации было бы больше. Пока только недовольство Мейвен, да задорный смех от Кацуи, не более.

Когда между нашим отрядом и пентаграммой Далии оставалось чуть больше сотни метров, я выпустил в небо семь плетений нисходящей молнии. Они за секунду добрались до намеченной дистанции и тут же раскрылись, начиная собирать энергию и ожидая моей команды. Твари среагировали быстро, но недостаточно для того, чтобы увернуться от смерти.

Нисходящая молния, а именно семь подобных штук обрушились с неба на тварей и в одно мгновение зачеркнули жизни такого же количества существ. Остаточный след магии кругом разошелся от пентаграммы, когда в строй существ, после моего кивка, влетели трое учеников. Никакого месива или задержек. Точечные удары, четкая последовательность и магия, утонченная в иглы. Никто из них не горел желанием попасть под свое же плетение, которое пошло в разнос. И даже Кацуя, смог выпустить темное полукруглое лезвие, что попыталось пролететь по принципу бумеранга, но разрушилось, стоило ему преодолеть каких-то пару десятков метров. Зато остальные справились на ура. Уже привычный кровавый хлыст от Анета и небольшие сферы хаоса от Мейвен, что разрывали тварей, как переспевший фрукт.

Далия, стояла наверху своего творения и просто смотрела, как мы уничтожаем существ. Когда с ними были закончено, девушка внезапно рухнула на колени и зарыдала в голос. Через ученическую метку я чувствовал ту натянутую пружину, которая наконец-то расслабилась. Страх, смешанный с паникой и уже фактическое смирение со смертью. Девушка находилась на грани, и только лишь упорство не позволяло ей опустить руки да сдаться. Сейчас же, когда пришли мы, все эти эмоции вырвались из-под контроля и завладели ей, без возможности как-то сдержать.

К моему удивлению Мейвен оказались с Далией в один момент. Она начала успокаивать ее, крепко прижав к себе, и что-то тихо приговаривала, гладя ту по голове. Парни, само собой, тактично отвернулись, тогда как я вовсю сглаживал эту истерику через метку. Больше никаких изменений в её эмоции я не планировал вносить. В конце концов, она простая девушка и вот такие срывы ей простительны. Особенно если учесть, что где-то с час она отбивалась от тварей хаоса и отбивалась вполне успешно.

Пока графиня работала успокоительным, я быстро прошелся по оставшимся меткам и выбрал следующие цели. Ими оказались Илиана и Кобо. Шесть километров на северо-запад, как раз по линии к остальным ученикам. Пока ни одна из моих меток не сбоила, а значит, с ребятами всё в порядке. Но это в порядке может прерваться в любой момент, стоит только показаться твари посильней.

— Далия, соберись, еще ничего не закончено, — обратился я к девушке. — Вообще не расслабляемся! Пока всё идет относительно легко, но это земли хаоса. В любой момент всё может измениться.

— Да ладно тебе, не нагоняй жути, — хмыкнул Кацуя. — Итак страшно.

— Страх — это хорошо, — оскалился я. — Главное, не позволяйте ему перейти в панику.

— Не совсем уж мы и зеленые, — кивнул головой Анет. — Контроль эмоций — это базовые умения, которые дают в АМИ.

— Всё нормально, — вытирая слезы, проговорила Далия. — Просто очень рада вас видеть. Живыми.

— Тогда понеслись дальше, — выдохнул я. — Отдых будет не скоро. И да, Мейвен подумай насчет отслеживания остальных учеников, может у тебя получится.

Девушка бросила на меня странный взгляд, видимо думая, что я подшучиваю, но я был предельно серьезен. Да, она всего лишь ученица, но её связь с магией хаоса намного сильнее, чем моя. Вот пусть и поразмышляет, вдруг до чего дойдет.

Наш очередной забег сопровождался тонким треском молний, когда мне приходилось сбивать те жуткие подобия виверн, которые пытались нас преследовать. Твари летели на высоте около сотни метров, и постепенно собирались в стаю. Я с небольшим промежутком посылал в них молнии хаоса, но те словно и не замечали своих потерь. На место одной сбитой почти сразу вставала другая, а за ней и еще несколько. И если моя магия не уничтожала тварь один взрывом, а при попадании, например, отрывала лишь голову, то такая тварюшка не добиралась до земли. Её тут же рвали свои же сородичи и рвали быстро, в одно мгновение, набрасываясь всей стаей.

— Надо бы сбросить их, — проговорил Анет, бросая частые взгляды назад. — Их всё больше.

— Не хочу размениваться по мелочам, — одернул я его. — У них нет никакой защиты от магии, так что как соберется еще больше, то и покончу с ними одним ударом.

Парень бросил еще один взгляд назад, но промолчал. Зато больше туда не глядел, а сосредоточился на беге, да выстраивании небольших плетений возле своего источника. Они, правда, почти сразу разрушались, но он словно и не замечал этого, оттачивая свои навыки снова и снова.

Первые знаки присутствия Илианы мы обнаружили, когда почти до неё добрались. Девушка скрывалась в очередном проходе, который уходил под землю, а ледяные статуи местных тварей служили этаким ориентиром. Баронесса, совершенно не озаботилась уничтожением тел, и оставляла после себя поляны из мертвых скульптур тварей, промороженных насквозь. Стоило кому-нибудь из нас прикоснуться к ним, как те рассыпались маленькими кристалликами льда, вместе с панцирем, костями и всем остальным.

— Мне кажется, или подобного я за ней не замечал? — задумчиво проговорил Анет.

— Зато у нас теперь есть холодильник, — хмыкнул Кацуя. — Теперь бы еще еды найти и воды.

— С водой проблем не будет, — мотнул я головой, наблюдая, как тают кристаллики.

То, что сделала девушка — не было простой магией. Здесь совершенно точно присутствовало дыхание воплощенной. Лед не распадался спустя время, как это бывает при использовании обычных плетений. Он просто таял, словно простая вода.

— Спускайтесь вниз, они оба там, — задумчиво проговорил я. — А я пока уничтожу хвост.

И как будто меня кто-то послушал. Все остались смотреть на процесс стирания тварей, и я не стал их прогонять. Обычно ядром для моей магии служит огонь, но сейчас я использовал тот же самый прием, что при первом переходе через портал. Вихрь тьмы, сжимаемый багровым пламенем, который вылился в совсем крохотный шар. На него ушла последняя треть моего источника, но сразу же заполнять его из наполнителя я не спешил. Кроме огромной стаи вверху, вокруг нас больше не было существ. А значит, драки пока не предвидится.

Подкинув магический снаряд, словно он был обычным спортивным инвентарем, я дождался, пока твари подлетят ближе, и спустил магию. Шар, как и в прошлый раз, добрался до цели очень шустро и разорвался прямо посреди тварей. Яркая вспышка, оглушительный взрыв, а следом и взрывная волна, что дошла до нас спустя несколько секунд. От существ осталась лишь пыль и сейчас она медленно падала к земле, вместо сотни мерзких существ, которые хотели нами перекусить.

— Тоже так хочу, — ошеломленно выдавил Кацуя. — Вжух — и готово. Вот это мощь!

— Меня больше интересует процесс смешивания, — серьезно произнесла Мейвен. — А мощь, что мощь? Любой хороший маг сможет до неё дойти.

— Если останется в живых, — хмыкнул Анет.

— Я бы тоже лучше про смешивание послушала, — кивнула Далия. — При моем ограниченном источнике такой мощи одним только направлением не достичь.

— Вода и земля немножко проблемны при работе друг с другом, — сморщился я. — одна — монументальность и прочность, а вторая — переменчивость и постоянное движение. Пока навскидку не могу придумать, как им взаимодействовать вместе, но обещаю, что подумаю.

— Спасибо, Дарт, — немножко бледно улыбнулась девушка, видимо до сих пор не отойдя от последствий истерики.

Разговоры велись, пока мы протискивались мимо ледяных статуй, направляясь как раз к проходу под землю. Я постоянно сканировал окружение и ощущал пока лишь двух своих учеников. Они находились под землей в паре десятков метров от прохода. На наше приближение они никак не реагировали, а метки и вовсе не двигались. Стоило нам подойти к самому спуску, как изо рта стал идти густой пар и температура заметно понизилась. Я первым сиганул вниз, с пятиметровой высоты. Вокруг всё было покрыто льдом. Ледяные стены, пол и потолок. Несколько замерших скульптур знакомых уже многолапых паучков и температура, достигшая минус тридцати так точно.

Остальные ученики не стали задерживать наверху. Они накинули на себя защиту и полезли за мной. По широкому туннелю мы прошли еще немного вниз, и очутились в небольшой пещерке, размерами чуть большей баскетбольного поля. Илиана обнаружилась прямо посередине, внутри огромного ледяного кристалла, а Кобо затаился прямо за ним.

— Эй, Гримвур, кончай прятаться, спасатели пришли, — громко крикнул Кацуя.

— Ха! — выдохнул он, выходя на вид. — Даже мертвым землям не унять твоего идиотского нрава? Дарт, Мейвен, Далия, рад вас видеть.

Кобо по очереди кивнул каждому из нас, а после отпустил пару десятков плетений, что сдерживал возле источника. Облегчение от этого действия были заметны невооруженным взглядом, а висящая плетью, левая рука, приковывала взгляд.

— Дай посмотрю, — только увидев ранение, пошла к нему Далия. — Сильно досталось?

— Терпимо, — дернул парень уголком губ, не собираясь показывать слабость. — Мог бы и сам, но любое действие с водой сразу натыкается на лед. А всё мое исцеление как раз на неё и запитано.

— Что здесь случилось? — подойдя ко льду, спросила Мейвен. — Он хоть жива?

— Если бы не она, то боюсь, подохли бы оба, — уже открыто сморщился парень. — Нас выкинуло практически рядом, и мы смогли как-то собраться. Потом, правда, твари насели, и стало совсем хреново. Пришлось искать укрытие, нашли это, но не помогло. Сплошной поток разных уродцев и почти полное истощение у Илианы. А потом что-то случилось, она рухнула на пол и задрожала всем телом. Резко упала температура, девчонка безумно закричала и от неё в разные стороны разошлась волна холода, которая убивала всё. Мне пришлось бежать подальше, чтобы не попасть под удар и только когда она остановилась, я вернулся назад. Решил как-то попытаться до неё достучаться, разбудить или расплавить лед, но хрена с два он мне поддался. Пришлось ждать непонятно чего. Не бросать же её здесь одну.

Пока парень рассказывал, Далия чинила его руку, искусно вплетая магию в его плоть. Тот морщился, но стойко выдерживал неприятные ощущения, не сводя глаз с кристалла.

— Ну что ж, — хмыкнул я, подходя ближе ко льду. — Поздравляю тебя, ты стал свидетелем слияния.


— Насколько я помню себя, из подобного состояния выходить ну очень долго, — произнес я в полной тишине. — Но сейчас у нас нет времени и придется импровизировать.

— Это не опасно? — обратилась ко мне Далия. — Если вспомнить кое-что из книг, то подобный процесс очень сильно сказывается как на теле, так и на источнике.

— У нас разве есть выбор? — развел я руками. — Сейчас что-нибудь придумаю.

— Дарт, это может быть опасно, — и снова это слово, но уже от Мейвен.

— А оказаться посреди земель хаоса это не опасно? — хмыкнул я на её слова. — Соберитесь ребятки, не в песочнице играем.

Графиня только фыркнула и никак более не отреагировала на мои слова. Я же прошел почти вплотную к кристаллу, который поглотил Илиану, и присев возле него в позу лотоса, заглянул чуть глубже.

— Кстати, — подал голос Анет. — А Кобо не нужно дать слово?

— Не понял, — тут же нахмурился парень.

— Будь добр, — начал я, — дай мне свое слово, что все знания, которые ты получишь в ходе моего обучения, останутся только у тебя. Сейчас не время клятв, а таким образом я как раз и проверю можно ли вам доверять и можно ли на вас положиться.

Барон задумался, перекатываясь с пяти на носок, хмурым взглядом сверля почему-то Анета.

— Ну же, Гримвур, не давай заднюю, — подойдя к нему, громким шепотом заговорил Кацуя. — Это будет не больно, я тебе обещаю.

— Трепло, — прикрыв глаза, недовольно бросил Кобо. — Дарт Силаарен, учитель, я даю своё слово, что сохраню все знания, которые получу в ходе своего обучения.

Парень в привычном для меня жесте стукнул кулаком в область сердца, и встал практически по стойке смирно. Его взгляд был серьезен, а сам он испытывал смешанные чувства. Мои слова о помощи для его мести давали ему надежду и благодаря ей, он очень хотел продолжать это самое обучение.

— Хорошо, — кивнул я. — Надеюсь, ваши слова чего-то да стоят.

После этой фразы я ощутил взгляды всех учеников и доброго в них было мало. Видимо эти ребятки думают, что они сами себе хозяева и смогут всё, что захотят. Только вот если чего-то захотят их родители, то, боюсь, им будет сложно скрыть многое. Все же юнцы, против матерых оперативников это не те, на кого бы я поставил.

Проигнорировав мысли окружающих, я вновь вернулся к баронессе и сосредоточившись, замер. Мой взгляд стал проникать всё глубже, и я наблюдал процессы, которые проходили внутри тела девушки. Весь её организм замер. Даже не так, он застыл подобно льду, и прекратилось абсолютно любое течение жизни. Один только источник взрывался ледяными иглами в стороны, чтобы спустя секунду вновь вернуться к идеальному состоянию шара.

По всей видимости, сейчас происходил процесс видоизменения источника. Он должен стать более лоялен именно ко льду и менялся, высасывая жизненные силы из самой девушки.

— Далия, Мейвен подойдите, — повысил я голос.

Девушки оказались рядом почти сразу и замерли, не понимая, зачем их позвали.

— Итак, пожалуй, начнем, — я глубоко вздохнул, и хрустнул костяшками рук. — Что такое слияние? Это подгонка источника под определенную стихию, дабы он легче с ней работал. Сейчас с Илианой происходит именно это, и она фактически стала куском льда. Активен лишь её источник и нам нужно ускорить процесс.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — проворчала графиня.

— Я готова, — вторила ей Далия.

— Слушаем внимательно и никакой самодеятельности, — сосредоточился я. — Остальным выйти наружу и контролировать местность. Без обсуждения!

Парни, недовольно ворча, пошли к поверхности и в пещере остались только мы вчетвером. Я покрыл правую руку чешуей и выпустил когти. Ладонь легла на лед, а когти заскрежетали, проникая внутрь.

— Мейвен, погрузи кристалл в сферу порядка, — сказал я девушке. — Мне нужно спокойствие внутри её источника. Не перенасыщай её, смотри на помехи.

— Сделаю, — твердо кивнула та.

— Далия, — продолжил я. — Скорее всего, Илиану придется выводить из комы, а тело её будет заморожено. Готовься к стабилизации и по возможности будь готова запускать её жизненные процессы.

— Поняла, — отрывистый кивок от нее.

— Что ж, — хрустнул я шеей. — Начнем.

Как только вокруг кристалла появилась сфера порядка и источник баронессы перестал выпускать колья льда, я стал медленно пробираться сквозь кристалл, к телу девушки. По моей руке скользили ледяные всполохи, которые по чешуе поднимались все выше, желая выморозить помехи. Параллельно с этим и чешуя ползла дальше, дабы не позволить льду задеть мою плоть.

Когда я, наконец, добрался до ладони Илианы, моя рука по локоть была внутри ледяного кристалла, а чешуя дошла до плеча. Медленно и аккуратно я начал выжигать лед вокруг руки девушки, чтобы иметь возможность её сжать. На этот процесс ушло еще минут шесть и только после того, как мне удалось крепко схватить ладонь девушки, я перестал использовать магию. Вместо этого я приготовился к боли, и резко убрав чешую, стал вливать в баронессу всю свою чистую ману. Пришлось наполовину опустошить один из накопителей и вместо чешуи наложить магическую защиту.

Стоило мне начать перекачку энергии, как источник Илианы снова вспучился ледяными кольями, но Мейвен усилила давление порядка. Это сгладило амплитуду и позволило мне закончить начатое. Чистая энергия, размером с мой довольно не маленький источник, рухнула в Илиану, словно в бездонную пропасть. Зато я увидел, как её замершее сердце дрогнуло, разбило окружающий лед и начало медленно возвращаться к привычному пульсу. Дальше уже не медля, я окружил девушку огненной сферой, которая начала вытапливать лед. Медленно и нехотя тот подавался, хоть вокруг девушки и ревел уже целый небольшой вихрь.

— Далия, как только лед треснет, нужно её восстанавливать, — сказал я, сквозь рев огня. — Все её органы заморожены, и хоть он не причиняет ей вреда, но запускать их придется вручную. Справишься?

— Да! — твердо кивнула девушка, не испытывая и грамма сомнения.

Резко усилив напор пламени, я добился того, что ледяной кристалл треснул изнутри и спустя десяток секунд, пылью осыпался на пол. Илиана же, так и осталась стоять ледяной статуей на месте, вытянув одну руку вперед. Далия подошла к ней ближе и так же, как и я, взяла вторую ладонь. Дальше началась кропотливая работа по запуску тела, и на это ушло еще полчаса. Я медленными партиями подливал в тело баронессы чистую ману, а Далия запускала органы девушки.

Как только сердце вошло в привычный ритм, дальше дело пошло веселей. Источник полностью напитался той энергией, что я ему давал и на этом трансформация закончилась. Дальше уже само тело Илианы стало избавляться ото льда, и наша помощь свелась только лишь к контролю.

— С возвращением, — тепло улыбнулась Далия, как только баронесса открыла глаза.

— Что произошло? — усталым голосом спросила Илиана.

— Ты прошла через слияние со льдом, — хмыкнула Мейвен.

— Сколько прошло времени? — снова вопрос от баронессы.

— Два часа с момента нашего закидывания в земли хаоса и еще около часа ты пробыла в ледяном анабиозе, — хмыкнул я, отпуская её ладонь.

— Час? — захлопала девушка глазами. — Но…. это же слияние, оно не могло пройти так быстро.

Илиана приподняла левую руку чуть выше и призвала лед. Тот откликнулся сразу и без задержек. Над её ладонью сформировался бутон розы, который после взорвался десятисантиметровыми шипами, чтобы спустя мгновение вновь стать ледяным цветком.

— Всё в порядке? — подошла ближе Мейвен. — Никаких трудностей, осложнений? Как чувствуешь себя?

— Вроде бы всё хорошо, — прислушавшись к себе, пожала плечами баронесса. — Только какая-то странная пустота внутри.

— А это последствия, — хмыкнул я. — Ты же теперь ледяная принцесса, так что и эмоции соответственно сильно подрезаны. Придется заново учиться их испытывать. И желательно, чтоб ты подошла к этому вопросу серьезно.

— Я постараюсь, — кивнула девушка, всё еще находясь в легкой прострации.

— Вот и отлично, — тепло улыбнулся я. — Тогда продолжаем наш забег.

Пока Мейвен и Далия вводили баронессу в курс дела, я поднялся наверх, к парням, и застал тех за очень важным делом. Они нихрена не делали. Просто сидели на камнях и лениво переругиваясь, смотрели по сторонам.

— Отдыхаем, значит, — произнес я, командным голосом.

Парни, все как один вскочили на ноги и вытянулись по стойке смирно. Только потом до них дошло, что я улыбаюсь и они расслабились.

— С Илианой всё хорошо? — обратился ко мне Кобо.

Я не успел ответить, так как девушки сами вышли из пещеры, и подошли к нам. Несколько ничего не значащих фраз, довольные улыбки на лицах учеников и наконец-то вера, что им удастся вернуться назад.

Пока ребята общались между собой, я потянулся к меткам и обозначил нам следующую цель. Герцог Грант Ил’Хишша находился от нас не дальше четырех километров. Бросив взгляд в ту сторону, я не увидел ничего, кроме красноватого тумана. Он начинался в километре от нас, и редкие вспышки внутри него, не позволяли расслабиться. Идти прямо в это буйство магии было бы глупой идеей, а поэтому я принял решение рвануть в обход. По крайней мере, попытаться.

— Заканчиваем трепаться! — повысил я голос. — За мной бегом марш!

Рванув вперед, я первоначально использовал скольжение, чтобы оказаться первым. Это было необходимо, потому что сигналка никаких тварей не видела. Либо впереди их не было, либо есть те, кто умело прячется. В общем, я решил приковать всё внимание на себя.

Красный туман нам всё же удалось обогнуть, и во время этого забега я отметил, что он двигается. Этакая зона, с безумным напором магии внутри. Со стороны можно было прекрасно разглядеть вспышки красных молний внутри, и за ними вполне обычный гром. Этакое стихийное воплощение магии хаоса, под которое совершенно не хотелось попасть. И, скорее всего, именно из-за него, вокруг совсем не было никаких тварей.

Каменная равнина вокруг не желала заканчиваться. Горы остались где-то позади, а впереди, насколько хватала взгляда, был один сплошной красный камень. Я хорошо оторвался от своих учеников и несся впереди них, примерно на сотню метров. Расстояние с герцогом сокращалось всё быстрее, а видимых врагов так и не было. Да и к тому же, я до сих пор не видел парня, хоть нас и разделяло уже меньше полукилометра. Зато с каждым пройденным метром, относительно меня, метка становилась всё ниже уровня земли. Хоть я до сих пор не видел никаких спусков или пещер.

Причина такой разницы в уровнях расположения обнаружилась внезапно, и я чуть не залетел прямо в неё. Перпендикулярно моему движению по камню шел узкий раскол, шириной не более десяти метров. Лишь то, что метка была практически перед глазами, я замедлился, и не пришлось сигать через раскол на ту сторону.

Внизу, на глубине чуть больше пяти метров, текла совсем небольшая речушка, с кристально чистой водой. Именно на дальнем от меня берегу, закинув руки за голову, скучающе лежал герцог. Взгляд его был затуманен, а на губах блуждала легкая полуулыбка.

— Опять глюки, — расслышал я его голос, когда взглядом он наткнулся на мой силуэт.

Небольшой взмах рукой и в меня летит толстенное воздушное копье, которое я встречаю на щит тьмы. Следом, без раздумий, скольжение к парню и тяжелый удар ногой в висок. Тело того обмякло и подхватив его на руки, я уже выстраивал ступеньки из сжатого воздуха.

Когда я оказался наверху, остальные добрались до нас и сейчас с тревогой смотрели на тело Гранта. Мои диагностирующие плетения уже вовсю скользили по его телу, пытаясь найти причину галлюцинаций. Та нашлась практически сразу и ей оказалась, что не удивительно, вода из речки. Она настолько фонила хаосом, и оставалось только гадать, почему герцог решил утолить ей жажду.

— Что с ним? — спросила Мейвен.

— Пришлось вырубить, а то копьями швырялся, — хмыкнул я. — Кобо вытащи из его желудка всю воду. Напился, чего не стоило.

— Сделаю, — отрывисто кивнул парень, подходя к Гранту.

— Далия, на тебе вывод токсинов из тела, — обратился я к нашей целительнице. — Остальным следить за местностью и не подходит к воде. Фляги у кого есть с собой?

Молчаливое покачивание головами от учеников и тяжелые вздохи. Надо отметить, что большая часть всего снаряжения ехала следом, на телегах. И поэтому попали в земли хаоса ребята без ничего. Лишь кое-какая одежда, заточенная под броню, и ничего более. Зато, маги сами по себе оружие, жаль только не все из моих учеников имеют опыт в обращении с холодным оружием.

Еще семнадцать минут ушло на приведение герцога в порядок. Тот очнулся и застыл на пару секунд, когда увидел вокруг всех нас. Его медленное движение рукой, видимо для использования магии, прервал я, не позволяя парню наделать глупостей.

— Мы не глюки, — покачал я головой, смотря ему в глаза. — А тебе бы не пить воду из подозрительной речки посреди земель хаоса.

— Был очень жаркий бой, — прохрипел парень. — Немного выдохся.

— Главное, что жив, — тепло улыбнулась Далия, оставляя Гранта в покое.

— То есть, копье я выпустил не в галлюцинацию? — перевел на меня взгляд герцог.

— Забей, — хмыкнул я. — Ты как, двигаться дальше в состоянии?

Грант задумался на секунду и, приподнявшись на локтях, после одним плавным движением поднялся на ноги. Несколько несмелых попыток размяться и еще две минуты на разгон крови, посредством легкой разминки.

— Я готов, — твердо встретив мой взгляд, сказал Грант.

Вместо ответа я просто рванул вперед, на следующую метку.

На очереди был граф Виго Дол’Нииро и до него предстояло пройти целых двенадцать километров. Алиасса же, находилась еще дальше. После метки графа до девушки оставалось еще пятнадцать километров, и промедление могло закончиться для неё плачевно.

Очередной забег дался сложнее предыдущих. Подобных трещин по ходу движения стало попадаться огромное количество. Нам пришлось сбавить скорость, дабы не рухнуть вниз, ибо не все из нас имели столь хороший контроль над телом. Ну а как только мы отдалились от вихря хаоса, вновь вернулись твари. Какие-то нелепые на первый вид существа, смесь летучих мышей и чего-то чешуйчатого. Размером около трех метров, багровый цвет и огромные крылья. Передние лапы практически человеческие, только с когтями, задние лишь обозначены, но уходящие слиянием в мощный хвост. Ну и мерзкие рожи, со ртом в половину головы, без глаз. Отсутствие органов зрения не мешало тварям прекрасно ориентироваться, а огромная скорость помогала уворачиваться даже от некоторых плетений.

Первое же столкновение обозначило несколько слабых звений среди учеников. Во-первых, Далия просто не успевала реагировать на этих существ. Девушка была чистым магом, довольно ограниченным, да и к тому же совершенно не обучалась владению никаким оружием. Ну и, во-вторых, Кацуя. Парень совершенно забыл о моих словах и попытался активничать. Как итог, рухнул с сильным кровотечением из груди и дикой болью в источнике. Благо, я успел среагировать и, используя скольжение, подхватил парня прямо над разломом, не позволяя тому рухнуть вниз, как раз в гнезда к тварям.

Сами существа прятались как раз в этих самых разломах. Они, как обычные летучие мыши, висели под камнями вниз головами, обвиваясь хвостом о множественные сталактиты.

Нам приходилось работать массовыми плетениями, либо магией с наведением. И если последнее я мог себе позволить, то вот для учеников это было проблемой. Дело в том, что такая магия требует большего контроля, нежели обычные плетения. А здесь, посреди хаоса, когда любое ослабление влечет за собой разрушение, то и ученическая магия будет давать сбой. Да, они довольно сильные и умелые маги, но только лишь когда вокруг простая мана, а не вихри хаоса.

— Я назову вас мышечуши! — выдохнул Кацуя, когда немного пришел в себя. — Но на большее даже не надейтесь, твари крылатые. Итак, всё тело трещит, неблагодарные.

— Ты чего там бухтишь? — бросил ему Кобо, выпуская с десяток шаровых молний. — Сиди и не лезь напролом, герой. Без тебя пока справляемся.

— А если не справитесь? — глупо захлопал глазами наш любитель артефактов. — Я же себя винить буду. Когда-нибудь потом, наверно.

— Вот, что ты за человек такой, а Инсо? — недовольно поинтересовалась Мейвен. — Хоть с десяток минут помолчать можешь?

— Я-то могу, — хмыкнул парень. — Только боюсь, без моего чарующего голоса и поддержки вы же не справитесь. Не да ладно, потерплю немного, главное чтоб у вас всё было хорошо.

Их постоянные подначки и переругивания немного забавляли. Мое путешествие всегда сводилось к тому, что я почти всегда один. Здесь же между ребятами явно зарождается химия, и это радовало.

Предпоследнего из учеников, мы приметили за пару километров, так точно. Он совершенно не стеснялся использовать магию, и отзвуки взрывов разносились на многие километры вокруг. Когда местные мышечуши перестали сильно наседать, а количество их мертвых тел перевалило за сотню, нам удалось двинуться дальше. Те остатки, что все еще копошились в разломах, перестали обращать на нас внимание, полностью посвящая себя пиршеству на телах своих мертвых собратьев. Подобный исход пришелся нам на руку, и мы рванули дальше, как всегда со мной в авангарде.

Каменная равнина с разломами закончилась за триста метров до того места, где развлекался Виго. Парень не испытывал никаких трудностей и довольно спокойно отбивался от всё тех же тварей, которые задержали и нас. Вокруг графа парило с десяток существ, и еще примерно столько же было разбросано вокруг в качестве удобрения. Парень держал в руках массивную каменную секиру, по лезвию которой пробегали разряды молний. Он то и дело уворачивался от стремительных атак существ, посылая в ответ разряды толстых молний. Ну а если тварь совершала ошибку и оказывалась слишком близко к земле, то каменные шипы, которые не просто выходили из-под земли, но еще и выстреливали ввысь, пробивали их тела, ставя крест на маневренности. После, существо становилось легкой добычей Виго, который срывался с места и прерывал его жизнь несколькими мощными ударами своего оружия.

— Смотрю, ты не сильно и переживаешь, что оказался здесь, — хмыкнул Кобо, когда мы помогли парню расправиться с последними тварями.

— Здесь я могу не сдерживаться, — оскалился Дол’Нииро. — А ты, смотрю, тоже еще живой. Значит, твои выигранные дуэли чего-то да стоят.

— Кто-то забыл, как отлетал от меня на них? — хохотнул Гримвур.

— Три один, — проворчал граф. — Я еще сравняю счет.

— И здесь тоже самое, — сморщилась Мейвен. — Мальчишки всегда остаются мальчишками.

— У тебя с этим проблемы? — иронично улыбнулся Виго.

— У меня проблемы с самовлюбленными идиотами, которые мнят себя центром земли, — фыркнула графиня. — А так, если хочешь сдохнуть, то вперед, вокруг много тварей, которые не прочь проверить, так же сильна твоя магия, как и эгоизм.

— Хватит! — ледяным тоном бросила Илиана, а от её голоса воздух мгновенно остыл до изморози на земле. — Вокруг хаос, а вы все собачитесь, словно дети малые.

— Ого, — присвистнул Виго. — Теперь ты и, правда, ледяная стерва.

— Зря, — пожал плечами Кобо.

Илиана не взорвалась градом плетений или ледяной магией. Она ожгла Дол’Нииро одним только взгляд и белки того в одно мгновение стали красными. Парень рухнул на колени, пытаясь что-то сделать, но не мог и вздохнуть. Вся жидкость в его организме стала превращаться в лед, а при помощи магии смерти девушка вытягивала из него силы.

— Илиана, контроль, — одернул я девушку. — Он всё осознал и извиняется.

— Хах, — харкнув кровавыми гроздьями льда, вторил мне Виго.

Девушка рассеянным взглядом осмотрелась по сторонам и закрыла глаза. Воздух стал теплеть и изморозь постепенно пропадала. Граф кашлял кровью еще минуты две и пытался хоть как-то вернуть себе привычное состояние. Ну а когда ему это удалось, то уже с его стороны в девушку полетела мощная молния, в обертке из алмазного копья.

Подобное не стал терпеть уже я. И если в мыслях девушки не присутствовало никаких эмоций, а лишь ответ на оскорбление, то вот Виго, о, он хотел стереть девчонку с лица земли, совершенно не беспокоясь о том, что мы стоим рядом. Его эмоции полностью поглотил гнев и ярость, тогда как здравым смыслом там и не пахло.

Моё облако тьмы, которое впитало весь магический заряд плетения и скольжение к парню с последующим ударом в лицо. Того откинуло в сторону, но он даже и не думал останавливаться. По земле прошла волна и там, где я только что стоял, вверх взметнулось несколько каменных шипов. Воздух вокруг нас сжался и полностью пропал, лишая возможно вздохнуть. Виго не хотел сдерживаться и кажется, пошел в разнос.

Одно незаметное движение рукой и то облако тьмы, что впитало весь магической заряд его магии, заключило парня в непроницаемый кокон. Секунда и тот впитывается в тело графа, полностью стопоря все процессы жизнедеятельности. Его магия разрушилась тут же, и, подчиняясь моей воле, парень замер в метре над землей, распятый, и без возможности сделать хоть что-то. Тьма проникла в каждую клеточку не только его тела, но и источника. Полная блокировка разума, тела и магии.

— Сначала я думал, что наше слабое звено это Далия, — подойдя к парню, заговорил я. — Но теперь вижу, что был не прав. А жаль, потенциал хороший. Я вот теряюсь в сомнениях, ну не можешь же ты быть настолько туп, чтобы бросаться в бой на того, кто заведомо сильнее тебя? Или можешь?

— Дарт, не перегибай палку, — подошла ко мне Мейвен. — Он хоть временами и мудак, но подобного не заслуживает.

— Илиана, что скажешь? — развернувшись, обратился я к нашей снежной королеве.

— Мне всё равно, — пожала плечами девушка. — Сомневаюсь, что это умеет раскаиваться.

— Как знаете, — пожал я плечами, отпуская свою магию.

Виго рухнул на землю прямо за моей спиной. Я стоял и смотрел на остальных учеников, во взглядах которых читалось разное. Недовольство от Мейвен, и холодное безразличие от Илианы. Легкое сочувствие к графу от Далии и полный штиль в эмоциях от Кобо. Кацуя перестал улыбаться и сейчас усиленно делал вид, что занят чем-то важным, рисуя что-то палочкой прямо на земле. Анет же, как это ни странно, но поддерживал мое решение, а вот Грант и сам был не прочь начистить лицо Виго.

Пока я считывал эмоции своих учеников, граф пытался прийти в себя. Его душила злость, и он даже не собирался что-то с этим делать. Громкий рык с его стороны и он несется на меня, замахнувшись секирой. Резкий разворот, плавный подшаг под замах и жесткий удар под дых, а после локтем в челюсть. Причем Виго оказался настолько поглощен бешенством, что совершенно забыл о магии. Лишь я, как цель и секира, как средство.

— Во все глаза по сторонам! — повысил я голос, подходя к парню. — Мне нужно несколько минут спокойствия.

Моего удара хватило, чтобы отправить парня в нокаут. Он не потерял сознание, зато это сбило ему весь настрой. Я присел рядом и, положив ладонь ему на голову, ворвался в разум парня. На меня сразу обрушилось с сотню обманок, которые пытались отвлечь внимание и увести от мыслей и воспоминаний. Довольно серьезная защита на разуме, и что-то запертое в глубине, под целым ворохом сдерживающих барьеров. С каждым рывком я прорывался всё глубже, обходя поставленную еще в детстве защиту, и искал те причины, которые превращали нормального человека, в безмозглого берсеркера.

Когда мой разум подвергся атаки в ответку, я слегка удивился, но продолжил начатое. Когда боль начала бить по нервам, я отметил, но не сдался. Но вот когда причина его эмоциональной нестабильности вспыхнула передо мной, я слегка окосел и потерял дар речи.

Граф Виго Дол’Нииро родился в семье двух сильных магов. Что отец, что мать, оба были Гранд Мастерами уже в двух стихиях, и соответственно их ребенку пророчили будущее сильного мага. Первые семь лет жизни парня готовили к поступлению в АМИ и всячески натаскивали к становлению магом. Но, всегда есть «но». По исполнению восьмилетнего возраста, при пробуждении источника, какого же оказалось разочарование родителей, когда этот самый источник был ни на что не способен. Слишком маленький, для серьезного обучения магии, и слишком слабый, дабы хоть как-то его развить. Казалось бы, на этом становление Виго, как мага и закончилось бы, если бы не безумные идеи в голове матери. Графиня привыкла добиваться всего и любыми средствами. Ну а отец, что отец? Тщеславный, влиятельный и, чего уж греха таить, достаточно сильный маг, который очень хотел видеть в сыне достойного приемника.

Результатом всех этих желаний вылился ритуал, чем-то схожий с тем, к которому приписывали мою чешую и глаза. А именно — обретение сути. Только вот родители Виго пошли другим путем и решили повлиять не на тело, а на источник. Если для физического усиления требуется суть какого-нибудь мощного существа, по типу той же виверны, то вот для того чтобы усилить источник, нужен зверь магический, да еще и с мощной предрасположенностью к магии. После долгих испытаний и раздумий длиною в год, выбор пал на высшего элементаля. И никого не волновало, что у этих существ есть разум.

В воспоминаниях Виго мне не удалось обнаружить то, каким образом им это удалось, но высший элементаль огня оказался пойман и заключен в клетку, прямо внутри источника восьмилетнего ребенка. Он-то и стал тем самым топливом, что начало питать и кормить будущее малолетнего графа Дол’Нииро.

Правда, все забыли, что элементали это разумные существа, которые совершенно не хотят, чтоб их поглощали. Но и разумные, что его пленили, тоже были не из простых и, кажется, позаботились обо всем, чтобы обезопасить своего ребенка.

Так и было примерно четыре года после слияния. А потом энергия элементаля стала подтачивать разум парня, ослабляя его и разрушая основы личности. С каждым прожитым годом он терял по капле себя, постепенно превращаясь в человека, которого мало заботят другие. Никакого сочувствия или сопереживания, радости или печали, лишь жизнь на себя, для себя и во имя себя.

Разум довольно хрупкая штука, особенно, если его разрушить стремится высший элементаль. Пусть даже запертый и скованный цепями, наполовину поглощенный и растерявший всю свою былую мощь. Это не отменяет того факта, что он всё же смог повлиять на жизнь графа, создавая из обычного подростка, бездушную машину убийств. Лишая его всех чувств, эмоций и большей части ощущений.

Когда я вынырнул из омута воспоминаний Виго, то только и смог, что молча сидеть и переваривать. Гонка за могуществом редко когда приводит к хорошему исходу, ну а идиотизм его родителей вообще находился за гранью. Я был уверен, что они видели то, что с ним происходит, но ничего предпринимать не стали. Почему? Вопрос, на который у меня не будет ответа.

— Всё настолько плохо? — подошла ко мне Мейвен, впервые по-другому взглянув на Виго.

— Как бы сказать помягче, — криво усмехнулся я, — перед нами не человек, в привычном понимании этого слова. Почему он такой? Просто потому что ничего не чувствует. Совсем.

— Иногда он бывает вполне адекватным, — нахмурился Кобо. — Да, бывают заскоки, иногда чересчур яркие, но ничего такого.

— Потому что ты ему ровень, — раздался холодный голос Илианы. — А те, кто ниже его по статусу, либо слабее в плане магии, те для него мусор.

— Значит, это не его родной характер? — нахмурилась Мейвен.

— Да вот как раз его, — покачал я головой. — Только без положительных чувств и эмоций.

Отмахнувшись от последующих расспросов, я снова погрузился в раздумья. Полностью вылечить и вернуть графу эмоции — это не в моих силах. Да и вытащить из его тела остатки элементаля — тоже. Единственное, что мне пришло на ум, так это его адекватность, когда он в холодном разуме. Да, пусть жёсток и груб, но всё же не то животное, которое мы видели несколько минут назад. А значит, нужно нивелировать и отрицательные эмоции. Ледяное безмолвие? Пожалуй.

Решившись на действия, я стал сооружать вокруг разума графа плетение, которое погрузит его в полное спокойствие. Нет никакой радости или сочувствия? Ладно, не будет и злости, ненависти и ярости.

На создания каркаса, а после встраивание его в ауру парня ушло еще четырнадцать минут. Тот был под полным моим контролем и находился в прострации. Мне удалось сделать задуманное и закрепить это плетение на его же источник. Теперь оно не будет разрушаться со временем, а будет подпитываться от самого графа. Параллельно с этим, я встраивал болванку поведения в его разум. У меня не было знаний на переписывание личности, как и не было знаний на создание новой. Но, у меня есть примерные ориентиры по эмоциям, которые я могу завязать на то же безмолвие. Да, это получится совершенно другая магия, но, как по мне, так это единственный разумный вход и возможность дать графу адекватное будущее.

Со временем скрепы ледяного безмолвия будут расширяться в сторону тех ориентиров, что установил я. На это уйдет год, может два, но результат должен того стоить. Пока же, графу придется обойтись без эмоций вовсе.

— Ты как? — обратился я к парню, когда закончил.

— В норме, — прислушавшись к себе, просто ответил тот. — Только ничего не чувствую.

— Бросаться больше не будешь? — хмыкнул я.

— Не вижу в этом смысла, — покачал Виго головой. — Что вы со мной сделали? Почему всё так странно.

Собравшись с мыслями, я заключил нас в непроницаемый купол и вывалил на него большую часть из того, что смог узнать. Остальным подобные знания были не к чему, а поэтому я напрочь игнорировал их недовольство. Ученик же, внимательно меня выслушал и ушел глубоко в себя на несколько минут. Я видел, что он пытался что-то почувствовать, ощутить какие-то эмоции, но не мог. Вместо этого в его голове вертелись шестеренки, которые высчитывали плюсы и минусы этого нового состояния.

— Благодарю, — в конце концов, разродился граф. — Думаю так, мне будет комфортнее. Холодная оценка ситуации лучше, нежели яростный бросок в бой, который нельзя выиграть.

— Вот и чудненько, — сказал я, ударив себя по коленям. — У Илианы сейчас почти такое же состояние, так что присматривайся к ней и в чем-то бери пример. Все же ей будет легче вернуть себя, ну а ты пойдешь по её стопам. Договорились?

— Да, — кивок в ответ и плавное вставание на ноги.

Чувствовать настолько глобальный штиль в чьих-то эмоциях было слегка непривычно. Виго — парень не глупый и надеюсь его разум, даже без эмоций, сможет осознать выгоду и принять правильное решение. В любом случае, пока придется держать его под контролем, дабы он не натворил глупостей. Ну и желательно не показывать его родителям, а то кто знает, какой будет их реакция.

Когда я развеял купол, нас встретили совершенно разные взгляды, но больше всего преобладало недовольство. Ну и интерес от Мейвен конечно же. Девушка вообще, как губка впитывала всё, набирая знаний на будущее. Анету была не интересна ментальная магия, а Кобо и вовсе хотел не этого. Кацуя пытался просканировать нас, но делал это столь топорно, что толку от этого не было. Далия, как и всегда, хотела помочь парню. Она вообще стремилась помогать всем, не заботясь об отношении к ней. Илиана игнорировала всё, разбираясь в себе, а Грант испытывал легкое недовольство, что от него что-то посмели скрыть. Правда последний аспект не носил какой-то сильной направленности, так, скорее юношеский максимализм и ничего серьезного.

— Четырнадцать километров до Алиассы, — сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь. — Мейвен, мысли есть?

— Вроде бы, — пожала та плечами. — Но ничего гарантировать не могу, нужно смотреть по факту.

— Понял, — кивнул я. — Значит за нашей герцогиней, а после думаем. Погнали.

Во время забега до девушки нам удалось обнаружить еще двоих Серебряных. Точнее то, что от них осталось. Две пары доспехов на расстоянии не больше сотни метров друг от друга и очень много крови на земле. Плоти же, либо костей не было вовсе, что заставило нас напрячься. Но это напряжение так и осталось фоновым, потому что никаких тварей на пути не было. Лишь редкая подземная дрожь, и ничего более.

Примерно за пару километров до девушки мы наткнулись на растительность. Крючковатое дерево, на вид полностью ссохшееся, но всё же живое. Высокое, чуть больше пятнадцати метров в высоту и обхват ствола не меньше шести. Вместо привычных листьев — небольшие красноватые шишечки, которые распускались цветками, стоило нам отойти подальше.

После одинокого растения пошла и небольшая травка. Сухая, сморщенная и желтовато-болезненного цвета. Зато под ногами пропал камень, и появилась хоть какая-то, но земля. Еще чуть дальше появился и кустарник, который неплохо разбавлял пустошь и радовал глаз. Ну а когда я смог обнаружить герцогиню, то вместе с ней и местных обитателей. Ими оказались рептилии, с серой чешуей и лапами, как у волков. Удлиненные крокодильи пасти и множество костяных рогов-отростков по всему делу. Короткий хвост, когти и зачатки разума. Последнее хорошо читалось по тому, как они драпанули, стоило нам лишь обозначить свое присутствие.

— Скиф, вы долго, — устало выдохнула Алиасса, развоплощая водяной эльфийский клинок.

— А что, рассчитывала из-за смазливой мордашки стать первой на спасение!? — весело оскалился Кацуя.

— Пришибу, — хмыкнула герцогиня, без каких-либо эмоций. — Смотрю, все целы и я была последней на очереди?

— Считай это за комплимент, — улыбнулся я. — Рассчитывал, что ты справишься, и ты не подвела. Хорошая девочка.

— Женишься на мне? — улыбнулась в ответ Алиасса, быстрым движением поправляя растрепанную прическу. — Я буду хорошей женой.

Бросив взгляд на герцогиню, я не стал отрицать того, что она всегда выглядит чересчур сексуально. Обтягивающий черный комбинезон охотников, белый топ, с бахромой по границам, который выгодно подчеркивал грудь девушки. Оголенные плечи, шикарные волосы и задорный блеск глаз.

— Полцарства в придачу будет? — серьезно спросил я.

— Э? — зависла герцогиня, совершенно не понимая, шучу я или нет. — А надо?

— Да за тебя и целого мало! — внезапно встрял Кацуя, и с трудом увернулся от водяного лезвия. — Вот и я о том же! Злюка же!

— Трепло, — сморщилась девушка. — Какие наши дальнейшие планы?

— Ищем место на отдых, — выдохнул я. — Мейвен решает вопрос с остальными выжившими и двигаемся дальше.

— А она сможет? — бросила на неё взгляд Алиасса

— Постараюсь, — пожала та плечами.

— Отлично, — кивнул я. — Теперь мне нужно слово на молчание от тех, кто его не давал. Алиасса, Виго, Грант, Илиана, дело за вами. Я не буду требовать клятв, а ограничусь лишь вашим словом. Всё, что вы узнаете от меня, обо мне, и друг о друге, должно остаться только в ваших головах, без передачи кому-либо. Это вам по силам?

— Вполне, — кивок от Гранта и несколько слов о молчании.

Следом за ним это же сделал и Виго, чем немного удивил, а за ним и Илиана. Лишь Алиасса долго сверлила меня своим взглядом, наматывая локон на палец.

— А если я не хочу? — поинтересовалась она.

— Не жди от меня многого, — пожал я плечами.

— Все же я на тебя надеюсь, — подмигнула девушка спустя секунду и дала свое слово.

Когда с этим было покончено, а передо мной оказались все девять моих внезапных учеников, я, наконец, смог выдохнуть спокойно. До сего момента я загонял себя вперед и вперед, дабы постараться собрать всех. Нервы были на пределе и никаких эмоций. Сейчас же, пусть мы и оказались посреди земель хаоса, но каких-то серьезных проблем не было. По крайней мере для меня. Ну а там где выживу я, смогут и мои ученики. Благо, я буду рядом.

— Итак, цель номер один выполнена, — зазвучал мой голос в полной тишине. — Теперь цель номер два и сразу три. Илиана создай каждому по небольшому кубику льда — будем сосать. Да. Ну и Мейвен начинай свои задумки. Остальным на охрану периметра. Отдых будет по возвращению.

Кривые смешки со всех сторон были мне ответом, зато настроение ребят плавно и медленно, но поползло вверх. Я же ничего умнее не придумал, как пройтись по округе и начать собирать хворост. Костер будет полезен не теплом, но уютом.

Последующие пару часов мы провели в спокойствии и тишине. Никакие твари не тревожили наш покой, а земли хаоса предстали простой своеобразной пустыней. Сухая растительность, потрескавшаяся земля и марево горячего воздуха, что иногда виднелось вдалеке. Мейвен сидела на земле, облокотившись о небольшой камень, и медитировала. Её глаза были закрыты, а волосы развивались, показывая, что девушка использует магию хаоса.

Я тоже не сидел без дела и пытался определить наше хотя бы примерное местоположение. Стороны света определились сразу же, как только меня выкинуло, а вот о большем приходилось только мечтать. Земли хаоса очень обширная местность и здесь слишком мало ориентиров, которые позволили бы нам спокойно вернуться назад. Единственным вариантом было движение на юг, в надежде, что рано или поздно, но мы выйдем к более спокойным местам.

Время текло своим чередом и постепенно все расслабились. Веселое переругивание, шуточки и несерьезные обмены магией. Лишь Виго стоял столбом немного в стороне, с каменным лицом наблюдая за происходящим. Илиана так же не принимала участие во всеобщем веселье, а сидела возле костра, разбираясь со своими новыми возможностями.

— Ты выглядишь слишком расслабленно, — присела возле меня Алиасса.

— Не вижу причин для напряжения, — пожал я плечами. — Все живы и относительно здоровы.

— А как же остальные? — спросил девушка. — Кроме нас сюда закинуло еще с десяток учеников, столько же Серебряных и Сетто. В какой-то мере в этом есть и твоя вина.

— И что ты предлагаешь? — хмыкнул я. — Носиться по округе как угорелый и искать выживших?

— Двоих мы уже нашли, — немного рассеянно ответила Алиасса.

— Троих, — поправил я её. — Одного Серебряного выкинуло почти со мной, но в сотне метров над землей. Не успел спасти. Разорвали в одно мгновение.

— Ясненько, — типичный женский ответ и тишина.

— У вас-то как настроение? — не выдержав молчания, поинтересовался я.

— И словно ты не знаешь, — смешок от герцогини. — Твои метки, они слишком заметны, если знать, где искать. И зачем тебе воздействие на наши эмоции?

— В воспитательных целях, так сказать, — улыбнулся я. — Мне не нудна истерика посреди боя, как и не нужно холодное безразличие на смерти других. Вы выбрали меня, так что с правилами игры придется смириться.

— С этим никто и не спорит, — пожала плечами девушка. — У каждого мага, который берет учеников в личное обучение, есть свои бзики. Тут ничего странного или удивительного. Некоторые и вовсе без клятвы на крови не берут на себя такие проблемы. А ты взял, и всего лишь под наше слово. Скажи, ты и, правда, такой, как о тебе говорят?

— А что обо мне говорят? — недовольно проворчал я.

— Что ты идиот, — хмыкнула Алиасса, — и в каждой бочке затычка. Защитник сирых и убогих, герой, в общем.

— Если ты считаешь меня таковым, то зачем пошла ко мне в обучение? — заинтересованно спросил я.

— А кто сказал, что я так считаю? — милая улыбка от неё, и ни грамма фальши. — Ты странный. Обладать такой силой и всё равно стремиться помогать другим, это слишком необычно для нашего гнилого мирка.

— Не делай из меня святого, — пожал я плечами. — Да и не сказал бы, что здесь так плохо. Всё как везде, люди, как люди.

— Наверно, твой мир разительно отличается от нашего, — ровно произнесла девушка.

— Наверно, — хмыкнул я в ответ, игнорируя намеки. — Насчет гнили — ты неправа. На своем пути я встретил много достойных разумных. Тот же Волиарес, или Виктор. Минрандиил, если ты знаешь о таком.

— Ранди, — тепло улыбнулась девушка, — конечно знаю. Он меня учил, точнее, пытался, но нервы не выдержали, и послал назад, к родителям. А так, ты слишком идеализируешь того же ректора. Он совершенно не такой, как ты себе представляешь. Как, в прочем и Виктор. Они ищут свою выгоду и, как правило, находят. Ты не такой. Ты только пытаешься завязать свои поступки на неё, а на самом деле все твои дела идут от чистого сердца. Смерть врагам — жизнь, за друзей. Странно и так притягательно.

— Эй, голубки! — прервала наш разговор Мейвен. — Я кое-что почувствовала.

Моя кривая усмешка была ответом графине, тогда, как самым краем сознания я ощутил смущение от Алиассы. Да и вообще, этот наш разговор преподнес девушку с совершенно другой стороны. Она показалась более живой, нежели вела себя обычно. Ну а с её цепким разумом нужно держаться настороже, как и со своими словами.

— Что у тебя? — подойдя к ней, спросил я.

— Несколько точек в десяти километрах от нас строго на север, — ответила Мейвен. — Чуждый порядок посреди моря хаоса. Либо это какие-то древние артефакты, либо наши потеряшки.

— Отлично, — задумался я.

— Даже не думай! — повысила голос Мейвен. — Хрена с два ты оставишь нас здесь, а сам пойдешь туда.

— И, правда, — усмехнулась Алиасса, бросив на меня ехидный взгляд. — Идиотский поступок.

— Дарт, мы с тобой, — подошла ближе Далия.

— Как знаете, — пожал я плечами. — Тогда закругляемся и вперед. Идем на север, а значит ближе к горам. Всем максимальное внимание.

Неспешно побежав вперед, я продолжил выстраивать вокруг источника различные плетения, на случай неприятностей. По всем законам жанра они должны быть и не факт, что в этот раз получится справиться так легко.

Восемь километров мы преодолели легко и за каких-то пятнадцать минут. В этот раз я не рвался вперед на всей доступной скорости, но все же темп поддерживал приличный. Медлить не хотелось, да и вся наша десятка была в состоянии поддерживать такую скорость на протяжении часа, так точно.

Сейчас мы стояли перед огромным каньоном, который на многие километры уходил в разные стороны. Впереди находился обрыв вниз, метров на шестьсот, а дальше долина со скалами-столбами, уходящими ввысь. Свободного пространства там было много, и присутствовали даже небольшие водоемы, но вот нагромождение скал превращало это место в запутанный лабиринт, посреди которого нам и предстояло найти те точки, что приметила Мейвен.

— Кобо, Виго, Грант, вы как, парение освоили? — спросил я парней, у которых ималась предрасположенность к воздуху.

Молчаливые кивки были мне ответом, а значит, спуск не должен стать проблемой.

— Предлагаешь довериться этим раздолбаям? — хмыкнула Мейвен.

— Чур я сама, — бросила Алиасса и первая сиганула вниз.

Девушка спускалась, словно пушинка, легко и непринужденно. Любой незначительный выступ становился опорой для её рук или ног, после чего она пролетала несколько метров, чтобы снова зацепиться за камень.

— Кобо на тебе Анет, — начал говорить я, — Виго ты с Далией, Грант возьмешь Кацую, остальные со мной. С грузом справитесь?

— Без проблем, — пожал плечами Виго, подхватывая девушку в воздушную сферу, и начиная спускаться вниз.

Следом за ними ушли и остальные, создавая вокруг себя небольшие облачка пыли. Парение не было полетом или прыжком в привычном понимании слова. Что-то схожее с движением Алиассы прямо вдоль скалы, подстраховываясь воздушным потоками. На мне же остались Илиана и Мейвен. Я заключил их в общую сферу и стал спускаться вместе с ними, удерживая девушек воздушными жгутами. Скорость спуска была приличной и лишь за десяток метров перед землей она замедлилась достаточно, чтобы мы смогли сгруппироваться, а после плавно приземлиться на ноги. Подобное умение чем-то походило на спуск по трубе, где перед самой землей идет её сужение, а, следовательно, и уплотнение воздуха. За счет этого и происходит замедление падения, без серьезных трат маны.

— Благодарю, — кивнула мне Илиана. — Здесь влажность намного больше, чем наверху. Да и вообще воздух какой-то странный.

— Концентрация хаоса намного больше, — сморщилась Мейвен. — Еще и волнами накатывает.

— А значит и твари посильней, — хмыкнул Грант. — Надеюсь, не придется размениваться по мелочам.

Хмыкнув, я выпустил из источника с десяток огненных эгид, внутри которых, пока еще медленно закручивался вихрь тьмы. Несколько капель моей крови, как стабилизатор и ментальная завязка на разум. Эти метровые шары разлетелись от меня кругом, поднимаясь на высоту четырех метров.

— Мейвен веди, — обратился я к девушке, когда закончил с магией.

Та кивнула и мы быстрым шагом последовали за ней.

Местность в каньоне впечатляла своим размахом. Огромные столбообразные скалы, тянущиеся вверх на сотни метров. Хоть и редкая, но всё же растительность, что островками жестких растений встречалась по пути. Наличие небольших водопадов, выходящих из скал на большой высоте и мириады капель воды, парящих взвесью. Сюда бы немного жизни и это место стало бы поистине прекрасным памятником природы, со своими радугами и сказочными видами.

Легкое восхищение быстро разбилось о реальность, стоило нам пройти пару сотен метров. За одной из скал нам на глаза попалась местность, полностью захваченная хаосом. Плотное марево красноватого воздуха, серая земля, словно уплотненный прах и небольшие черные шипы, которые выходили из-под земли, видимо, заменяя растения.

Мы не успели подойти ближе, как идущая впереди нас Мейвен резко остановилась, а спустя секунду повернулась к нам.

— Нужно бежать, — успела произнести девушка, перед тем как все увидели причину.

В четырех сотнях метров впереди, прямо в нашу сторону несся целый вал красно-черного тумана. Он за секунду вырвался из-под земли и девушка, по всей видимости, ощутила импульс его зарождения.

Мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что мы не успеем скрыться или убежать. Вал несся с огромной скоростью, и лишь ускорившись, я пытался что-то придумать.

— Мейвен, всех в купол порядка! — рявкнул я, впитывая назад свои сферы.

И даже если мы попробуем убежать, то невозможность магичить на бегу может плохо сказать на учениках. Неизвестно насколько губительным окажется это явление, но почему-то я уверен, что безвредным оно точно не будет.

Девушка метнулась назад, к остальным, и никто не успел среагировать, как графиня развела руки в стороны. Между её ладоней вспыхнули белые искры и спустя секунду учеников закрыло сферой, цвет которой варьировался от белого к желтому. С каждой секундной он уплотнялся, теряя прозрачность, а я выстраивал перед собой плетение из магии тьмы, накручивая на него дополнительные стихии.

В привычном применении копье отрицания располагалось всего лишь на третьем круге магии, но его основным свойством была возможность расслаивать энергию. Тьма, визуализированная в копье, имела возможность ослаблять чистоту маны, делая слабее сами плетения. Отличное умение для начальных уровней и слабых магов, но фактически бесполезное, когда идет сражение уровнем повыше.

Я знал свойство, знал строение и имел слияние с тьмой, а значит, мог попробовать усилить копье. Массивные потоки энергии, исторгаемые моим источником стали оплетать контур плетения, добавляя новые блоки и создавая укрепляющий каркас. Параллельно с этим моя кровь, вырванная из эгид, проникала в эпицентр воссоздаваемого копья и усиливала его. Я же приготовился поработать волноломом, переживая лишь об одном: в прошлый раз, когда вокруг оказалось много хаоса, осколок получил слишком много воли.

Отбросив сомнения, я крепко сжал древко появившегося копья и с силой вбил его в землю. На последних секундах стал материализоваться массивный наконечник, который больше походил на лезвие небольшого, витиеватого меча.

Я встал в паре метров от купола Мейвен, лицом к надвигающемуся хаосу. Копье расположилось под углом к нему же и наконечник начал мерцать чернотой.

Вдох, выдох и за мгновение до того, как вал должен обрушиться на меня, копье увеличивается в размерах, становясь настоящим волнорезом. Хаос разбился об него, разделяясь на два потока и уходя в стороны. Мне с трудом удавалось удерживать древко копья, ибо напор магии был безумен. Вокруг ревел ветер, искры хаоса, проникая сквозь доспех, обжигали кожу и стремились залезть глубже. Источник начал судорожно сокращаться, когда плотность враждебной энергии стала зашкаливать, а следом за этим пришел и зуд. Мана хаоса проходила сквозь меня, оседая частью в источнике, и уходила дальше.

С каждым мгновением, с каждой секундой, что я стоял под напором энергий и удерживал копье, мой источник не опустошался, а наоборот заполнялся. Хаотической маны становилось всё больше, как и неприятных ощущений, вкупе с опасением за осколок.

Стоило мне лишь подумать о последнем, как все мышцы замкнуло сильнейшим болевым спазмом, не позволяя даже вздохнуть. Источник оказался переполнен хаосом, а в голове словно случился взрыв. Границы восприятия в одно мгновения расширились, чтобы после схлопнуться до крошечной точки, оставив вместо мыслей только пустоту.

И вроде бы напор хаоса уже затих, а безумие его энергий перестало бушевать, но мне было все равно. Выпустив копье из рук, я рухнул на колени и попытался призвать чешую. Это получилось намного быстрее, чем обычно, и далось неожиданно легко, только вот она без моей воли покрыла всё тело.

На несколько секунд боль стихла, и мне удалось осмотреться. Позади меня ученики всё так же стояли заключенные в сферу и с опаской смотрели на меня. Последние багровые всполохи хаоса виднелись на приличном от нас расстоянии, и в каньоне снова воцарилась тишина.

Внезапный хруст ломаемой кости нарушил эту идиллию, а последовавший за ним крик боли, заставил учеников вздрогнуть. Сразу за этим по всему моему телу прошла пульсация и следом за одной костью, стали ломаться и остальные. Боль слилась в единую волну, затмевая разум, не позволяя думать трезво. Я чувствовал, как внутри меняется тело, но не мог ничего сделать. Взгляд упал на руки, упертые в землю, и мне удалось застать момент их изменения. Они начали увеличиваться в размерах, как и чешуя на них, вместе с когтями. Кости трещали, выстраиваясь в новый скелет, и всё это без возможности уменьшить напор боли. Разум бился в оковах хаоса, в бесплодных попытках уйти в забытье, а источник лихорадило столь сильно, что его дрожь волнами проходила по телу.

Было сложно сказать, сколько прошло времени в моих метаниях по земле. Постепенно всё стало угасать, и вместе с этим пришла прохлада и облегчение. Открыв глаза, я уставился на свою руку, но ничего своего в ней не узнавал. Размер намного больше, чешуя крупнее, а тридцатисантиметровые черные когти оставили после себя глубокие борозды на камне.

Сквозь сильную слабость и оставшийся призрак боли, я с трудом поднялся на ноги и замер. Тело воспринималось немного иначе: более четкий ответ всех нервных окончаний, резкие движения, за которыми с трудом поспевал глаз и жар пламени, бегущий по венам.

Обернувшись назад, к ученикам, я застал их очумелые лица, да и сам, наверно, выглядел глупо. Ребятки оказались мне по пояс и смотрелись, словно какие-то игрушки. Переведя взгляд на свое тело, я краем зрения отметил, что вокруг валяется мой доспех, которому я всё же успел подать сигнал и тот рассыпался частями, не мешая моему превращению. Тело же мое осталось гуманоидной формы, но увеличилось в размерах и стало мощнее. Размер чешуи вырос на порядок, она стала массивнее и еще более чернее, нежели была. Тело оказалось заключено в неё, словно в доспех, позволяя не переживать об одежде.

Осмотрев корпус, я провел рукой по лицу, а когда дошел до висков почувствовал там два нароста, что уходили вверх и назад. Само лицо было вполне человеческим, если не считать чуть выпирающей челюсти с набором острейших клыков. Массивные надбровные дуги и совсем небольшой нос. Проведя рукой по наростам, я убедился, что это рога: шершавые и твердые, с острием в окончании. Они выходили из висков немного поднимались вверх, а после изгибались и уходили назад, примерно на метр.

Резкий поток ветра заставил меня почувствовать и еще кое-что. Посмотрев себе за спину, я уже даже не удивился, когда обнаружил там крылья. Массивные, кожистые, но пока еще плохо ощущаемые. Попытка их распахнуть заставила те лишь вздрогнуть и на этом все.

— Налюбовался? — раздался в голове ехидный голос моей сестры, точнее осколка. — Мне тоже нравится.

— Твоих рук дело? — прорычал я, совершенно не узнавая свой голос.

— Ага, — и в ответ довольство на уровне ребенка. — Ты слишком долго раскачивался, пришлось немного вмешаться.

— Зачем? — задал я важный вопрос. — Сомневаюсь, что твои мотивы чисты и непорочны.

— Я хочу жить, — просто ответил осколок. — Если погибнешь ты, не станет и меня.

— А как же возвращение в лоно хаоса? — хмыкнул я. — Домой не хочется?

— Нет, — мгновенный ответ, без тени сомнений. — Я потеряю себя, как личность и фактически перестану существовать. Я не хочу так. Пусть лучше жизнь в твоем разуме, путешествия по воспоминаниям, нежели забытье. Да и теперь я могу быть наблюдателем твоей жизни, а это намного веселее, чем то, что было до этого.

— Только голосов мне в голове не хватало, — пробормотал я. — Первая попытка тоже ты?

— Ага, — ответил осколок. — Думала вокруг достаточно энергии, чтобы подтолкнуть процесс роста, но чутка промахнулась. Да и потом непонятный импульс выбил меня вглубь твоего разума, и пришлось все выстраивать с нуля.

— Так, ладно, — выдохнул я, собираясь с мыслями. — Давай обговорим правила твоего поведения. Никакой самодеятельности с моим телом! Никаких толчков к развитию или тому подобных глупостей. Это понятно? Мне не нужно, чтобы окружающие знали обо мне слишком много, да и чистый хаос в моем разуме может подтолкнуть некоторых на необдуманные действия. Так что сиди тихо и не отсвечивай зазря. Ну и, во-вторых, выбери себе уже имя и давай активнее насчет воспоминаний по магии хаоса.

— Так это, уже, — довольный голос осколка и мне в разум стала поступать информация. — Ну а звать меня можешь просто — Кейт.

Впитывание знаний сопровождалось легкой мигренью, зато их количество приятно ласкало мое самолюбие. Семнадцать заклинаний и шесть плетений довольно высокого уровня. Полезность моего негаданного пассажира превысила все ожидания, и улыбка сама собой появилась на лице.

— Ты бы так не улыбался, — хмыкнула Кейт, — а то твои ученички что-то взбледнули.

Хлопнув себя по лбу, я развернулся к ним и застал момент, когда сфера порядка засверкала намного ярче, а каждый из учеников стал судорожно собирать различные плетения. Их потуги были столь забавны, что я невольно хмыкнул и покачал головой.

— Учителя своего убить хотите, да? — повысив голос, заговорил я. — Совесть-то потом не замучает?

— Дарт? — просипела Мейвен.

— Нет, хрен рогатый, — хмыкнул я, а после невольно дотронулся да этих самых рогов. — Так, ладно, с этим проехали. Все целы?

— Некоторые предметы гардероба пострадали, — рассеянно пробормотал Кацуя, — а так да, все живы и почти здоровы. По крайней мере, физически. Боже, мама, роди меня обратно.

— У меня в учителях дракон, — с глупым взглядом пробормотал Анет.

— И правда что, — пожала плечами Алиасса, — всего лишь дракон. Какие мелочи, право слово. А с кем ты разговаривал, позволь поинтересоваться?

— Да так, — усмехнулся я, — безбилетник один. Сколько времени я на земле извивался?

— Минут десять, — ответила Мейвен, развеивая сферу. — Мы думали, тебя стал поглощать хаос, приготовились к бою.

— Понятно, — задумался я, смотря на свой доспех. — Кто-нибудь желает походить в нем? А то на меня он пока не налезет.

— Я бы, пожалуй, не отказался, — поднял руку Кацуя. — А то оказывается я слишком хрупкий и это немного огорчает.

Подойдя к частям своей защиты, я присел рядом с ними и, поймав в руку медузу плетения, подтолкнул её к парню. Та плавно поплыла к нему, а после в одно мгновение оплела его тело. Прошло еще несколько секунд настройки, и доспех стал собираться на парне, словно мозаика. Я же пытался привыкнуть к своему новому состоянию, отмечая, что источник никуда не делся. Только теперь он оказался полностью заполнен маной огня, и чешуя не мешала использовать магию этого направления.

— Мейвен точки всё там же? — обратился я девушке.

— Да, — кивнула та. — Можно двигаться дальше, если ты не опасаешься, что твой внешний вид может, хм, смутить.

— Об этом думать будем после, — отмахнулся я. — Если что, защиту поставить успею, но главное сработать быстро. Так что вперед, и не отставайте.

Ученики еще не успели переварить всё то, что здесь произошло, а я уже несся вперед, наслаждаясь силой нового тела. Четыре метра высоты и мощные мышцы буквально приковывали к себе внимание. Плавность, но в то же время какая-то нереальная резкость. Огромные когти, способные заменить мечи и бонусом ко всему — магия огня. Теперь мне не нужно переживать о том, что покрытый чешуей я лишь боец ближнего боя. В этом теле, хоть мощь магии и ограничена лишь пламенем, но я в нем хорош, очень хорош. Никакой защиты мне не требуется, и в таком состоянии я могу атаковать, не оглядываясь. А уж что будет, когда я смогу полностью перевоплощаться в дракона, там и представить страшно. Мощь этих рептилий была столь велика, что с ними приходилось считаться и богам. Неужели и я когда-нибудь обрету такую силу? И что тогда? Останусь ли я тем, кем являюсь сейчас, или стану по-другому смотреть на жизнь? Что ж, время покажет, а пока мне нужно лучше освоиться в новом статусе и понять границы этого тела. Да и меч мне нужен по размеру, ведь с ним я могу намного больше, нежели с когтями.

Пока мысли летали в голове с бешеной скоростью, я сам и не заметил, как преодолел огромное расстояние. Мой взгляд увидел вспышку магии в нескольких сотнях метрах впереди, куда я и направился. Ученики следовали за мной, стараясь не отставать, и поэтому перед огромным спуском в ложбину мы появились вместе. Здесь, стоя у дальней от нас стены, в порванной одежде и защищая своих учеников от тварей хаоса, находился Сетто. Гранд Мастер тяжело дышал, но творил магию раз за разом отбивая нападение мощных тварей, чьи тела размером не уступали моему. Горолиподобное строение, багровая кожа и костяные наросты в некоторых местах. В руках существа сжимали по огромному мечу, созданному, словно из застывшей лавы, на лезвии которого, багровым цветом, сверкали непонятные руны. Мерзкие морды и уходящие вверх рога, вкупе с копытами и горящим над головой огненным нимбом, позволили мне понять, что перед нами демоны.

Уже привычно попытавшись ворваться в бой скольжением, я словно на скорости врезался в каменную стену и смог преодолеть лишь десяток метров. Это послужило оповещением для демонов, и все они обернулись в мою сторону. Их было шесть штук, тогда как на земле убитыми лежала еще пара.

Стоило демонам лишь меня увидеть, как над ущельем разнесся безумный рев их ярости, и все твари рванули ко мне, совершенно забыв про Сетто и учеников.

Четыре мощных огнешара, сжатых моей волей, полетели навстречу тварям и оглушительные взрывы, вместе с ревом пламени, позволили сбить им скорость. Демонов не разметало в разные стороны, но стена огня разделила тварей на несколько групп, чем я и решил воспользоваться.

Рывок вперед, да с такой скоростью, что немного растерялся я сам. Выпущенные на максимум когти и заход под замах ближайшей твари. Полоснув демона по горлу, я выхватил из его лапы меч и коротким взмахом располовинил тому голову. Тварь начала медленно заваливаться на землю, а его меч, что был в моей руке, рассыпался бесполезным пеплом. В это время другой демон вспыхнул ярким пламенем и на мгновение пропал из виду, чтобы после оказаться прямо за моей спиной. Мне пришлось изгибаться вперед, чтобы пропустить над собой его клинок. Волна пламени разошлась прямо от меня, заливая тварь жидким огнем, позволяя мне быстро сблизиться и одним рывком вырвать горло еще одному демону.

В это время попытались влиться в бой и мои ученики. В тварей полетел целый рой различных плетений, и это возымело свой результат. Двое из демонов отреагировали и стали воспламеняться, чтобы прыгнуть к ребятам. И если одного я успел подрезать, опустив ему на голову взгляд солнца, то вот второй успел уйти. От первого демона не осталось ничего кроме пепла, зато и мой источник опустел более чем наполовину. Я хотел было рвануть к ученикам, но рядом со мной вспыхнуло два огненных гейзера, которые заставили сделать отпрыг назад. Две твари очутились в нескольких метрах передо мной и уже летели на меня, оттолкнувшись от земли передними мощными лапами.

У меня не было желания подпускать их ближе на удар когтями и, повинуясь моей воле, в руке материализуется огненный меч подстать моему размеру. Я рванул навстречу тварям, плавно уходя от удара первого демона и блокируя меч второго, плоской стороной своего клинка. Его мощный удар не нашел во мне отклика и никаких сверхусилий прикладывать не пришлось. Плавный увод его оружия в сторону, короткий подшаг и когти левой руки разрывают гортань твари. Дальше уход ему за спину и широкий замах мечом, лезвие которого отделяет голову твари. Следом без промедления бросок ко второму демону, несколько плавных движений на отбивание его яростных ударов и огненная сеть на тварь.

Пока он яростно ревел и пытался разорвать мою магию, я уже несся к тому, что захотел избавиться от учеников. Те поступили верно, разбежавшись в разные стороны и стараясь уничтожить тварь магией издалека. Точечные удары практически не действовали, лишь распаляя ярость твари и заставляя огненный нимб разгораться всё больше.

Демон вновь использовал телепортацию и появился возле Мейвен. Девушка взмыла в воздух, и с её стороны в демона полетел целый град молний багрового цвета. Существо вновь взревело и напружинилось, чтобы прыгнуть за ней, как земля под его ногами покрылась льдом. Лапы существа заскользили, и тот плашмя рухнул прямо на живот. Еще несколько мощных плетений обрушилось на его голову, но финальную точку поставил мой меч, что пронзил затылок твари.

Когда с демонами было покончено, я развеял огненный клинок и осмотрелся. Вокруг присутствовал лишь камень, а мы находились в ущелье, на глубине метров в двадцать от поверхности. Тела этих здоровенных демонов никуда не исчезали, в отличие от их мечей. Гранд Мастер всё так же стоял в синеватом куполе, не сводя с меня подозрительного прищура. Те ученики, которых он защищал, находились в десятке метров позади него, внутри практически идентичной защиты. На их лицах можно было прочитать много всего, даже не прибегая к помощи магии разума.

— Зря привлекли его внимание, — бросил я своим ученикам. — Не готовы вы еще к таким противникам.

— Пффф, — прозвучавший ответ из уст Алиассы поразил глубиной мысли и размахом фраз.

— Прикажешь стоять на месте и смотреть? — ироничный вопрос от Мейвен и взгляд недовольства.

— Пока еще я не умею воскрешать, — пожал я плечами. — Так что поберегите свои жизни.

Не став слушать дальнейшее возмущение от возомнивших себя великими магами, я неспешно пошел к Сетто. Никаких резких движений и рывков. Плавный шаг и легкая полуулыбка на губах. Хотя, спустя пару метров, от последней я решил отказаться, так как старый маг начал создавать что-то убойное, собираясь использовать свою жизненную силу.

— Эй, Сетто, — повысил я голос, — давай только без членовредительства. Нам еще назад возвращаться, а я один всех остальных не потяну.

После моих слов маг слегка сбился, но не перестал творить магию. Его взгляд лучился подозрением, и даже наличие моих учеников не помогло его развеять. Мне пришлось замереть в паре десятков метров перед магом, дабы не спровоцировать его на атаку.

— Мне не нравится, когда меня хотят жахнуть чем-то запитанным на жизненную силу мага, — проворчал я. — Возраст сказывается, да? С памятью проблемы?

— Дарт? — кажется, не веря своим глазам, спросил Сетто.

— А что, не похож? — улыбнулся я, разведя руки в стороны.

— Тьфу на тебя, — выдохнул маг, развеивая защитную сферу. — Уже хотел жизнь подороже продать. Мда, совмещение сути с виверной, как же. Ты ничего не хочешь мне сказать?

— А надо? — хмыкнул я в ответ. — Сомневаюсь, что мои слова помогут нам выбраться из этой задницы.

— И то верно, — усмехнулся старый маг. — Значит, не все драконы вымерли. Волиарес знает? Чего это я, конечно, знает, иначе таких телодвижений в твою сторону не совершал бы. Так, ладно, погоди маленько, мне нужно собраться с мыслями. Стар уже стал и такая встряска совсем не по мне.

В это время к нам подошли мои ученики, а Сетто снял купол с тех, кто попал сюда вместе с ним. Судя по всему, старик как-то умудрился стянуть их перед забросом и посреди земель хаоса они очутились все вместе. Это и спасло жизни многим из них, потому что не будь с ними старика, сомневаюсь, что кто-нибудь выжил.

— Так, Дарт, давай вращай себе человеческий вид, — спустя несколько минут тишины заговорил маг. — Демоны обезумели, стоило им лишь тебя увидеть, а значит, и все остальные местные тварюшки будут лезть на твои эманации.

— Я бы возможно и согласился, — начал я, — но в таком состоянии у меня будет больше шансов всех защитить. Да и тем более мы совершенно не знаем, где находимся и в какую сторону лучше двигаться.

— Знаем, — отмахнулся Сетто. — До поселения кошколюдей около трехсот километров на юго-восток. Метки у меня там стоят, так что этот повод отметается.

— Ладно, — выдохнул я, все ещё чувствуя себя словно ученик, перед опытным учителем. — Тогда мне нужно полчаса спокойствия и охраны на глубокую медитацию. Это мое первое превращение, так что я не знаю всей механики процесса.

— Добро, — кивнул старик. — Здесь, значит, всё и устроим. Тела этих громадин отлично фонят, и мелочи можно не опасаться. Да и место для защиты уж больно удобное.

Кивнув Сетто, я прошел чуть глубже под каменный свод, где прятались остальные ученики и под их очумелые взгляды уселся прямо на пол. Небольшой сброс эмоций и расслабление по всем мышцам, успокоение источника, вместе с разгоряченным телом. Пришло время посмотреть, что там наворотил осколок и будут ли у этого последствия.

Переход в медитативное состояние дался мне намного легче, нежели обычно. Стоило лишь расслабиться и меня выбивает внутрь своего сознания, где всё тело как на ладони.

В первую очередь в глаза бросилась сверхнасыщенность всего тела маной. Если в обычном состоянии энергия скапливается в источнике, где-то в области грудной клетки, то сейчас с первого взгляда его не удалось найти вовсе. Только чуть разобравшись, я понял, что это не источник расширился, а просто каждая клеточка тела оказалась насыщенна маной. По всей видимости, для функционирования такого тела требуется очень много энергии, и именно благодаря обилию маны хаоса и получилось запустить превращение. Только вот меня смущал тот факт, что именно хаос послужил толчком для моего роста. Зная, на что способно его губительное влияние, у меня имелись легкие опасения по поводу гладкости процесса.

Погружаясь еще глубже и добравшись-таки до источника, передо мной предстала довольно занятная картина. Если в обычном состоянии он зачастую представлял собой шар, то сейчас его словно окружило сетью из жгутов, заполненных энергией хаоса. Эта мана фоном расходилась по телу, сливаясь с огнем и питая его.

Осколок каким-то образом смог снять ограничение тела на прием энергии, отвешивая ему сильнейший пинок к трансформации. Скорее всего, это бы случилось и само, как только размер источника достиг определенных размеров, дабы его хватило на изменение, но Кейт решила поступить по-своему.

И теперь передо мной встала одна большая проблема, а именно хаос. Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что последствия будут точно. Мой источник аккумулирует чистую ману, на которую и происходит завязка всего и вся. То есть толчок к трансформации произошел бы от чистой энергии, не привязанной ни к одной стихии. Сейчас же, мое раздраконивание прошло под диктовку хаоса, и только боги знают, к чему это приведет.

Хотя нет, есть один разумный, способный просветить меня в этом деле, но почему-то внутри всё переворачивается, стоит мне лишь подумать об этом. Что из этого следует? А ничего хорошего. Разбираюсь сам и последствия перевариваю тоже сам. Можно ли считать себя хаотическим драконом? Скиф его знает, поживем — увидим, выживем — учтем.

Разобравшись с этим, я приступил к другому. Чтобы вернуть себе привычное тело, нужно убрать то обилие маны, которая его напитывает и вернуть источник к изначальному состоянию.

Так как во время драки я практически опустошил источник, то с первым пунктом проблем не возникло. Став стягивать всю лишнюю ману я внимательно следил за процессами тела и пока никаких отклонений не видел. Всё шло штатно, без проблем и осложнений.

По мере того, как энергия покидало тело, тускнела и цепь хаоса, окружающая источник. Мне не пришлось что-то выдумывать, дабы от неё избавиться и она пропала сама, стоило лишь вобрать всю энергию в источник. Параллельно этому шел процесс обратной драконификации. Уходила чешуя, спадал размер, и тело возвращалось к своему изначальному состоянию.

Когда я вышел из медитации, главной проблемой стало полное отсутствие одежды. При превращении она банально порвалась, так что сейчас я светил голым торсом, сидя в позе лотоса. Зато привычное человеческое тело слушалось хорошо, и только легкая слабость, маячившая где-то на грани ощущений, не позволяла полностью расслабиться. Вокруг никого не было, видимо Сетто выгнал учеников наружу, дабы те не глазели на меня зазря.

Поднявшись на ноги, я сладко потянулся и сильный спазм боли в левой руке заставил меня подавиться воздухом. Её словно окунули в раскаленный металл, а после начали разрывать плоть изнутри, дробя кости и выжигая плоть. Попытка закрыться от боли хоть и принесла небольшое облегчение, но этого оказалось недостаточно, чтобы полностью взять себя в руки. Я бросил взгляд на источник боли и поймал тот момент, когда прямо на коже стали проступать звенья цепочки от реликвии. Они выжигали плоть, впаиваясь прямо в нее, и мне казалось, что подобное происходит и с костью. Запах горелого мяса заполнил пещеру, но мне удалось сдержаться и не заорать во все горло.

Параллельно с этим появилось ощущение, будто внутри моего энергетического тела стало появляться что-то массивное. Вся энергия из источника начала перетекать в ладонь, аура тускнела, а слабость накатила с такой силой, что я невольно рухнул на колени.

Источник опустел с бешеной скоростью, и после этого по нервам ударило еще несколько тиков боли. Они били по повышающей и с каждым последующим ударом я опасался, что просто отключусь. Мне удалось насчитать семь ударов по нервам, прежде чем это закончилось. Боль стала спадать, а вибрация источника затихла, привнося за собой покой и прохладу.

Когда с этим всплеском было покончено, то на левой руке обозначилась татуировка золотистой цепи, с черной окантовкой. Она оборачивала запястье, а после четырьмя жгутами уходила по спирали вверх. В местах их пересечения выделялись небольшие черные кристаллы, которые, казалось бы, поглощали свет. Переведя взгляд на грудь, я отметил и место, где цепочка заканчивалась. Несколько звеньев оказались изображены таким образом, словно уходили вглубь плоти. Детализация поражала воображение, а чувствительность в месте нанесения ничуть не пострадала.

Еще пара минут ушло на осмотр энергетического тела и то, слава всем богам, не пострадало. Только маны совсем не осталось, но это поправимо. Стоило мне немного расслабиться, как появилось сильное жжение в области ладони левой руки. Я развернул её к себе и увидел, что на ней стало вырисовываться очередная татуировка. В этот раз не было столь неприятных ощущений, ну а выжигание на коже удалось стерпеть.

Спустя минуту, как только всё закончилось, я не мог отвести взгляда от мини версии глаза Урнаона. Это изображение заняло все пространство ладони и казалось, будто оно вот-вот начнет исторгать смертоносный луч энергии хаоса. Пока никаких физических ощущений от реликвии не было, но то, что она пробудилась, стало понятно без лишних слов. Теперь осталось разобраться в её свойствах и научиться их контролировать. А то рисунок на ладони навеивает определенные мысли, которые лучше не афишировать.

— Эй, Кейт, скажешь что? — тихо произнес я, надеясь на ответ осколка.

— Угум, — тут же ответила она. — Насчет глаза Урнаона твои мысли верны, этакий его мини-аналог. Сможешь преобразовывать свою энергию в энергию хаоса. А насчет цепи даже я пока не вижу её возможностей. Нужно немного подождать, чтобы она напиталась энергией.

— Понятно, — выдохнул я, смотря на свою ладонь. — Значит, плывем по течению.

Чтобы не пугать окружающих своими обнаженными телесами, легким движением руки я призывал свой доспех назад к себе. Где-то там, в паре десятков метров впереди, возмущенно завопил Кацуя, когда бронь разделилась на части и полетела в мою сторону. Несколько секунд ожидания и доспех смыкается на теле, даруя чувство защищенности.

Всё же, если убрать зашоренность с гномьих мозгов, то их поделки становятся по истине шикарными. Никаких глупых стереотипов и артефактов по принципу привычки, никаких скучных изобретений, а широта полета мысли и безумие идей, подогреваемое моими вбросами. Дай этим коротышкам лишь немного знаний и пару намеков, как из-под их рук начинают выходить самые настоящие шедевры.

Выйдя из пещеры, я наткнулся на достаточно мощный ячеистый щит, который оказался запитан сразу на семерку учеников. Тонкие линии энергии оплетали участок перед пещерой и, судя по их плотности, выдержать могли немало. Чуть дальше, в паре десятков метров весело потрескивал костер и Сетто что-то втолковывал собравшимся вокруг него ребятам. Те изредка смеялись и, перешучиваясь, видимо рассказывали о похождениях друг друга. В воздухе летало несколько небольших следящих плетений, некоторые из которых висели аж в сотне метров над землей.

— И не земли хаоса, а пикник на обочине какой-то, — хмыкнул я себе под нос, но был услышан.

— А Дарт, быстро ты что-то и часа не прошло, минут за сорок управился, — обернулся ко мне Сетто. — Ого, смотрю, реликвия пробудилась?

— Типо того, — сморщился я, понимая, что теперь её может увидеть любой одаренный. — Никаких проблем не было? Тварей не видно?

— Тихо пока, — пожал плечами старик. — Ни один демон по наши души не пришел, а значит можно спокойно выдвигаться к поселению. Дорога не близкая, так что лучше бы нам поторопиться.

— Пока вокруг тихо мне нужно собрать ману, — немного рассеянно произнес я. — Так что еще немного посидим.

— Добро, — кивнул Сетто, поворачиваясь к костру.

Я подошел ближе и под молчаливые взгляды присел рядом со всеми. Большая часть из моих учеников находилась по периметру, а именно наверху, перед спуском. Далия, Кацуя и Виго были здесь, греясь у огня, по большей части слушая Сетто, нежели что-то говоря.

На собирание маны из окружающего пространства я решил потратить чуть больше часа. Источник заполнялся с обычной скоростью, но большая часть энергии сразу уходила в реликвию. Та отдавала тяжестью в руке и легким онемением. Пришлось признать, что потратить на рассиживание возле костра нужно будет намного больше времени, а значит, идти придется так, с неполным источником.

Пока я медитировал, Сетто умудрился срезать рога с мертвых демонских туш, а так же выпотрошил парочку из них. Его мантия превратилась в этакий походной мешок, куда он и сложил большую часть реагентов, надежно запечатав их в небольшие воздушные сферы. В отличие от моих учеников, что были в приподнятом расположении духа, те, с которыми попал Сетто, по большей части находились в подавленном состоянии. Это хорошо читалось по их эмоциям, и кислым лицам. Да, имелась парочка довольно активных ребят, но это скорее исключение. Видимо мой безумный настрой заразителен и это уже передалось тем, кто был рядом.

Спустя несколько часов было принято решение выдвигаться. Где-то на севере появилась огромная черная туча, что медленно ползла в нашу сторону, изредка громыхая намного сильнее привычного грома. Поднялся холодный ветер, пока еще слабый, но постепенно набирающий силу. Он-то и начал выгонять различных существ из своих нор, заставляя тех с безумной яростью нестись прочь. Энергетические потоки, вторя завыванию ветра, так же сошли с ума. Теперь даже для меня и Сетто становилось проблематично создавать плетения, ибо они сбоили и разрушались под напором хаоса.

Ну а про учеников и говорить не стоит. Даже мои ребятки враз подрастеряли уверенность в собственных силах, превратившись в обычных подростков. Для тех, кто привык полностью надеяться на свою ману, подобное испытание сильно бьет по нервам. Оставалось только надеяться, что этот забег укрепит их уверенность в собственных силах, а не наоборот, разобьет её вдребезги.

На дорогу к поселению неко у нас ушло пять дней. Пять дней мы без отдыха шли вперед, очень часто отбиваясь от нападения различных тварей. И если с водой проблем не было, так как Илиана создавала кубики льда, вытягивая влагу из воздуха, то вот с едой так не получилась. Использовать в пищу мясо местных зверюшек все наотрез отказались. Хорошо хоть для магов нет ничего критичного в голодании, ибо необходимую энергию для продолжения работы организма способна дать мана.

Огромная черная туча нагнала нас спустя часов семь, как мы покинули место вынужденной стоянки. Никакого дождя она с собой не принесла, лишь, усилившийся до ураганного, ветер и безумие хаоса, что выжигало всю ману. Он проникал даже в источник, доставляя всем болезненные спазмы и заставляя самим тратить энергию, дабы не получить болевой шок. Лишь для меня подобной проблемы не стояло и даже, наоборот, от такого количества маны, пусть и хаотической, но мне удалось напитать реликвию. Остальным же приходилось совсем не сладко, и даже Сетто выглядел, словно оживший мертвец. Маг за несколько часов словно постарел на пару сотен лет и сейчас с трудом передвигал ноги. Все демонские внутренности пришлось выкинуть, а вот от рогов он решил не избавляться.

Для учеников же, это испытание запомнится на всю жизнь. Когда ты по наитию хочешь использовать магию, но не можешь и получаешь лишь боль в ответ. Когда согласно привычке пытаешься сохранить часть маны в источнике, но опять же, энергия хаоса, проходящая сквозь тела, загрязняет его своим влиянием и приносить дикую слабость, вместе с вагоном неприятных ощущений.

Зато, кроме очевидного плюса для меня, имелся и еще один, а именно почти полное отсутствие тварей, пока туча висела над нашими головами. То безумие энергий, что она с собой принесла, заставляло существ хаоса разбегаться в разные стороны, судя по всему, стягивая их в волны. Именно поэтому первые пару дней нам удалось пройти очень быстро, практически не встречая на пути существ хаоса. Вокруг была лишь пустыня, с сухим воздухом, потоками ледяного ветра и изнеможденными лицами учеников.

Параллельно движению я изучал те возможности, которыми обзавелся благодаря реликвии. Магия хаоса довольно сильно сказалась на её функционале, но эффект был более чем приятен, хоть и немного однобок. Если быть точным, то реликвия могла полностью нивелировать направленные на меня плетения или заклинания хаоса, разрушая их и тут же перерабатывая в чистую ману. Ну а те камни, что были изображены на пересечении жгутов цепочек, служили этакими своеобразными накопителями. Они имели размер равный трети моего источника, и недооценивать подобное было бы глупо. А уж если посмотреть в приоритете, то возможность игнорирования магических атак тварей хаоса будет более чем полезно. Это сейчас реликвия не столь сильна и думаю, если провести параллель, то способна впитать и развоплотить магию хаоса не сильнее третьего круга. Как говорится: мелочь, но приятно.

Не скажу, что для меня этот забег дался с какой-то сложностью, но всё же столь сильная концентрация энергии, враждебной миру, так или иначе, но сказывается на твоем состоянии. Про учеников я и вовсе молчу. Под конец четвертого дня те стали похожи на бледные тени самих себя, практически не разговаривая и постоянно испытывая ломоту во всем теле. Сетто держался молодцом и даже успевал магичить, поддерживая плетениями состояние некоторых из особо слабых. А вот на мои плечи полностью перешла защита и уничтожение различных тварей.

Когда туча ушла в сторону, позволяя нам вздохнуть свободно, вернулась и опасность от местных существ. Благо к этому времени реликвия уже напиталась энергией, позволяя мне не экономить на магии. Лишь в редких случаях приходилось пускать в ход клинок, но подобных было столь мало, что их количество не перевалило и за десяток.

Так мы и двигались вперед, по направлению Сетто, лишь трижды останавливаясь на короткие стоянки, когда некоторые из учеников уже начинали падать. Мне приходилось работать и штатным медиком, накладывая усиливающую магию на самых слабых из них. Подобные остановки длились не более трех-четырех часов, по прошествии которых мы снова отправлялись в путь. Немного льда под язык, чтобы избежать обезвоживания, плюс плетения на поддержку организма и вперед, превозмогая боль и усталость.

Появление первой растительности вызвало ленивый восторг со стороны учеников. Ни у кого уже не было сил на радость или какие-либо эмоции. Зато мне добавилось работы, ибо стоило лишь увидеть деревья, как в нашу сторону полетели уже привычные летающие твари. Пришлось готовить тяжелые плетения с массовым уроном, дабы давать самим себе фору.

— Сорок три километра до поселения, — устало произнес Сетто. — Чуть-чуть совсем осталось, давайте поднажмем.

— Ванну хочу, — буркнула Алиасса, — большую и часа на четыре.

— Впереди будет река, — хмыкнул Кацуя, — могу тебя прополоскать.

— Вот человек, а, — покачала головой Мейвен. — И откуда только силы на шуточки эти идиотские берутся.

— Соберитесь, — одернул я их. — Часов десять осталось, да выдохнете спокойно. Рано еще расслабляться.

Сказать, что меня наградили недовольными взглядами, это ничего не сказать. В головах ребят все больше и больше уживалась мысль, что именно я являюсь причиной их бед. Нет, какой-то серьезной злости не было, но тень недовольства присутствовала.

Чем ближе к реке мы подходили, тем гуще становилась растительность. Ну а когда до воды оставались считанные километры, на пути стали встречаться гигантские деревья. Знакомая экосистема, очень влажный воздух и обилие различных тварей. Зеленая растительность, жара и тучи насекомых, сгораемых в наших защитных сферах.

С каждым пройденным метром желание побыстрее добраться до поселения только росло. Мы все невольно ускорили шаг, не забывая, впрочем, смотреть по сторонам. Грохот моей магии разносился на многие километры, но каких-то серьезных тварей на нас не выходило. Лишь мелочь, подгоняемая инстинктами, да всё те же летающие особи, доминирующие в местных лесах.

Местная речушка встретила нас практически высохшей, хотя контур берегов расходился на пару сотен метров. Сейчас же перед нами предстал небольшой лучей, хорошо, если в десяток метров шириной. Никакой глубины естественно не было, лишь на удивление бурное течение, посреди центрального русла с огромными валунами. Преодолеть это препятствие нам удалось без труда и перед нами замаячила финишная прямая в тридцать километров длиной. Единственное, что грызло мою душу, так это то, что не удалось спасти никого из Серебряных. Мейвен еще несколько раз пыталась обнаружить их так же, как нашла учеников, но всё без толку. Пришлось смириться с вынужденными потерями и выбросить это из головы.

Последние километры дались всем особенно тяжело. И дело было даже не в том, что увеличилось количество тварей, а в настрое. Многие из учеников начали буквально рваться вперед, стараясь как можно быстрее оказаться в безопасности. Сетто тоже заметно подсдал и по большей части просто отмалчивался, тогда как мне приходилось осаживать торопыг. Не скажу, что с этим были проблемы, но спустя несколько часов я начал немного звереть. Видя мое настроение, утихли многие из тех, кого навязал мне ректор, а вот остальные пытались вяло возмущаться. Только подобное не продлилось долго и несколько плетений ментального направления заставили их замолчать да подчиняться.

Близость поселка обозначилась разведывательным отрядом неко. Кошколюди вышли на нас, когда я в очередной раз зачищал воздух от стаи летающих падальщиков и поначалу за нами только следили. Разведчики думали, что я их не ощущаю, но спустя десяток минут те вышли нам навстречу, под облегченные и радостные улыбки со стороны учеников. Дальше был короткий обмен фразами и нас под сопровождением десятка воинов неко проводили к поселению.

За пять дней нашего отсутствия мало что изменилось. Пожалуй, лишь стало меньше тел, да появились какие-никакие, но огневые точки для стрелков и магов. Несколько очерченных печатей прямо на земле, да убранный в сторону мусор от разрушений.

Мои гвардейцы вместе с Серебряными стояли на передовой прямо перед стеной, а позади них скучали гномы и маги боевых звезд. Шатры АМИ располагались возле пещер, под охраной магических куполов и отрядов неко.

— Вот же живучий сукин сын, — весело захохотал Виктор, встречая нас одним из первых. — Признаться, сегодня с утра я уже начал сомневаться в вашем возвращении.

— Зря, — лениво ответила Илвен. — Как мне кажется, этот неугомонный разумный и с того света вернется. Если его местные владыки сами не выгонят, да.

Я стоял и просто улыбался. Мне было лень что-то говорить и как-то реагировать на их подколки. Учеников уже забрали учителя, и повели в шатры, Сетто последовал за ними, а меня повели к одному из костров, за которым сидели гномы.

— Секиру мне в зад! — заорал один из них, самый старший, если судить по количеству плетеных косичек в бороде. — Снова я проспорил, да что за невезуха такая!

— На что спорили? — лениво поинтересовался я, усаживаясь на кучу подушек.

— На сроки, — недовольно бросил гном, наливая мне кружку пива из стоящего рядом бочонка. — Сейчас, погоди, ребрышек сделаем, там у нас еще где-то овощи тушеные остались.

— Кошрун ставил, что ты вернешься через десять дней, — хмыкнул другой гном, попыхивая трубкой. — И верхом на какой-нибудь твари, с табором суккуб.

— Ну-ну! — возмутился в ответ гном, — Не наговаривай тут! Подумаешь, добавил что для яркого словца. Все веселее сидеть было.

Небольшой глоток светлого пива позволил мне расслабиться и наконец-то выдохнуть. А уж когда на костре зашкворчали мясистые ребра, с подогреваемыми вчерашними овощами, то желудок и вовсе сошел с ума. Я же просто улыбался, проваливаясь в негу и отпуская то напряжение, в котором держал себя последние дни. Гномы весело орали друг с другом, потому что по-другому их говор не назовешь. Виктор тоже был с нами, как, впрочем, и дроу. И если первый только довольно лыбился, то Илвен с прищуром следила за моими движениями, а её взгляд скользил по моему энергетическому телу, видимо проверяя его целостность.

— Как у вас тут обстановка? — спросил я, сделав еще один маленький глоток. — И да, дайте мне лучше воды.

Кошрун ударил себя ладонью по лбу и потянул руку, чтобы забрать пиво. Я успел выхватить его в последний момент, даже не думая отказываться от напитка, но всё же первую жажду лучше утолить простой водой. Вторая полулитровая кружка оказалась передо мной спустя минуты четыре, и я с наслаждением опустошил её залпом. Прохладная вода казалась божественной на вкус и настроение понемногу пошло в гору. Ну а когда я вгрызся в ребрышко, с сочным загриленым мясом, то мне показалось, что попал в рай. Вприкуску пошли такие же овощи, прямо на сковородке и под остро-сладким соусом. Всё это шкворчало, разнося умопомрачительный запах по округе, от которого сводило желудок.

— У нас всё относительно спокойно, — хмыкнул Виктор, смотря на мой аппетит. — Как вы пропали, была легкая суета, крики споры и так далее. Некоторые так и вовсе порывались отправиться на твои поиски, но здравый смысл всё же победил. Волна почти полностью спала, остались лишь загульные монстры, да летающие стаи досаждают.

— Как неко себя ведут? — вяло поинтересовался я. — Провокации, споры?

— Скажешь тоже, — хмыкнул в усы Виктор. — Ведут себя, как кошки. Вроде и учтивые, но сами себе на уме. Ну и информацию собирают, как без этого. Всех расспросами замучили, особенно учителей. Только те к тебе посылают и шибко-то не треплются. Да меня с Илвен умаслить пытаются, прекрасно понимая, что мы не простые рубаки. В общем, всё в лучших жанрах дипломатических переговоров. Жди, думаю, скоро будет официальный прием. Они слегка помешаны на официозе и без него не обойдутся.

— Прием, — сморщился я, вспоминая, что и в цитадели меня ждет подобное. — Ладно, прорвемся.

— А еще среди местных какое-то нездоровое бурление, — тихо заговорила Илвен. — Конфликт интересов, судя по всему. И как бы нам не оказаться в самом эпицентре его разборок.

— Ха! — довольно выдохнул Виктор. — Если Дарт с нами, то окажемся, по самую макушку, мать его, окажемся.

— Мда, — покачал я головой, — гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Что ж, Илвен, предупреди наших, что эти самые провокации всё-таки возможны. С магами я сам переговорю.

— Есть что-то, о чем мне еще нужно знать? — заломила бровь дроу.

— Всё потом, — отмахнулся я, возвращаясь к ребрышкам. — Благодарю, Кошрун, вкуснее ничего не ел.

— А то! — довольно оскалился гном. — Местная живность тоже пригодная в пищу, главное её правильно приготовить!

На мгновение я так и застыл с ребрышком во рту, но пожав плечами, продолжил обгладывать мясо. Сомневаюсь, что меня решили отравить, а если судить по вкусу, то мясо и, правда, оказалось на высоте.

Пока я продолжал трапезу, гномы, думая, что делают это незаметно от меня, обменялись монетками. Очередной спор, который кто-то выиграл, если судить по довольным лицам, а кто-то проиграл. Кошрун в этот раз улыбался в бороду, а по звону монет можно было понять, что он поимел неплохую сумму в золотых. Я никак на это не отреагировал, совершенно пофигистически относясь к подобному. Разумные везде найдут способ, чтобы развлечься, так по какой причине возмущаться?

На приведение собственных мыслей в порядок, а так же зачистки всей сковороды у меня ушло чуть больше часа времени. По пиву я ограничился одной лишь кружкой, поймав негу самым краешком. После еды вновь накатило сильно желание поспать пару часиков, но задавив его силой воли, я решил сначала переговорить с Сетто. Оставлять мысли Илвен без реакции было бы глупо, а поэтому только вперед и ни шагу назад.

Мне не суждено было добраться до мага прямым ходом. Стоило мне покинуть общество гномов и направится к шатрам, как перед глазами появилась фигура виконта. Мужчина шел прямо ко мне и, кажется, я знал цель его визита.

— Прошу прощения лорд Нуар, — отвесил мне поклон глава Серебряных, — мне хотелось бы узнать хоть что-то о судьбе своих воинов, которые пропали вместе с вами.

— К сожалению, мне не удалось их спасти, — тяжело выдохнул я. — Трое погибли и это совершенно точно, а вот о судьбе остальных ничего не известно. Сколько пропало?

— Двенадцать человек, — прикрыл на мгновение глаза Аршок. — До последнего надеялся, что ваши слова не будут столь печальны. Прошу прощения, что побеспокоил, мы знаем, на что идем.

— Все же, я вам сочувствую, — наклонил я голову. — Хотел бы еще предостеречь вас по местных. Моя тень заметила, что в их обществе назревают свои проблемы, а значит, вполне могут быть провокации, или другие нехорошие вещи, направленные в нашу сторону.

— Не переживайте лорд Нуар, — поклонился виконт, — мои люди умеют выполнять приказы и в таких делах мы отнюдь не новички. С нами эти игры не пройдут, да и разум наш под надежной защитой.

— Отлично, — кивнул я. — Тогда с этой стороны я буду спокоен.

Проводив военного взглядом, я только покачал головой, прекрасно понимая, что эти переживания мне не к чему. Да, можно корить себя и винить, что не смог спасти всех, но, как правильно заметил Дебронд — они знали, на что шли. Если бы у меня была возможность, я бы, разумеется, вывел всех, кого только можно, но взваливать на себя ответственность за жизни тех, кого я даже не нашел… скажем так, сейчас не время для подобных переживаний.

Оказавшись за стеной, я словно очутился в другом месте. Между полуразрушенной деревянной кладкой и входами в пещеры простиралась светлая поляна, весь мусор с которой оказался убран. Примерно две сотни метров небольшой зеленой травки и штук тридцать шатров, в которых расположилось подкрепление с АМИ. В первые секунды мне даже показалось, что здесь и солнце светит чуточку ярче, а тихая переливчатая трель, приятно ласкала слух.

Я успел сделать лишь десяток шагов, как передо мной появилась девушка из народа неко. Милая мордашка, уже привычные большие глаза и забавные ушки, с пушистыми кисточками. Одета она была в светло-голубое свободное платье, и черные сандалии, с ремешками до колен.

— Лорд Таэр’Нуар, — с почтением поклонилась она, — в честь вашего возвращения сегодня вечером будет устроен ужин. Мы подготовили вам комнату с ванной и кроватью, чтобы вы могли отдохнуть и подготовиться. Прошу вас следовать за мной.

— Сначала заскочу к магам, а уже после в ванну, — улыбнулся я девчушки. — Подождешь?

— Конечно, господин, — улыбнулась та в ответ, но глаза оставались холодными. — Я буду ждать вас на входе в пещеры.

Девушка плавным шагом пошла в сторону пещер, а я направился к Сетто.

Вот никогда не понимал этот пир во время чума. Вокруг земли хаоса, куча тварей и гибнут разумные, что мы сделаем? Правильно, устроим званый ужин и будет пировать.

Старый маг нашелся в своем личном шатре, сидящим в глубоком кресле с большой кружкой чего-то горячего. Из неё валил густой пар, а запах трав забивал абсолютно всё, привнося долю дискомфорта, хоть и был приятен. Сам шатер оказался немного больше, нежели виднелось снаружи и обстановка внутри отдавала приятным уютом. Несколько ковров, пара комодов и четыре глубоких кресла. Один круглый стол между ними, и несколько светильников, развешанных по периметру.

— Завидую я тебе, — прокряхтел маг, делая небольшой глоток своего варева, — уже на ногах и полон сил. А я вон, как пень трухлявый и встать не могу, и даже говорить лень. О-хо-хо, жизнь моя, развеселая, скифа мне на воротник. Стар стал, для подобного, да, стар.

— Я тоже не железный, — бледно улыбнулся я, присаживаясь на простой стул, опасаясь, что тоже не захочу вставать с мягкого кресла. — Так что не прибедняйтесь, Гранд Мастер, мы-то с вами прекрасно знаем, что вы еще о-го-го.

— Пожалуй, не сегодня, — улыбнулся Сетто, принимая мои слова, — есть что-то, что мне необходимо знать?

— Типо того, — кивнул я. — Илвен сказала, что возможен, если не переворот, то бунт. Настрой среди местных такой себе, так что следует обезопасить учителей и тех, кто не шибко отличается сообразительностью. От греха подальше, так сказать.

— Не удивительно, — цыкнул мой бывший учитель. — Тоже будь осторожен. Ты, как-никак, самое главное звено у нас и не хотелось бы увидеть гибель целой расы. А ведь случись, что с тобой, сомневаюсь, что твоя ручная дроу не слетит с катушек.

— Не думаю, что может дойти до такого, — покачал я головой. — В любом случае, я постараюсь обойтись без крови.

— Нравится мне твое спокойствие и хладнокровность, — бледно улыбнулся Сетто. — Дай боги и всё будет хорошо, и это переживем, и вторжение хаоса.

Оставив старика попивать взвар, я вышел на свежий воздух и вдохнул его полной грудью. Похоже, покой нам только снится. Не успел я вернуться, как уже закручивается какая-то хрень. Придется выпускать на волю ментальную магию и считывать местных, дабы не оказаться в ловушке. Кровь мне не нужна, как впрочем, и резня между неко. Хотя, может Илвен преувеличила, и я себя накручиваю. Что ж, это было бы лучше, нежели то, что рисует мой разум, при слове мятеж.

Девушка неко оказалась там же, где и сказала. Она ждала меня на входе в пещеры и лениво осматривалась вокруг. Когда я подошел ближе, её взгляд сменился с ленивого на колючий и казалось, будто она просвечивает меня рентгеном. Да и наличие довольно сильного источника не позволяло относиться к ней снисходительно, хоть свой внешний вид она постаралась свести к маленькой хрупкой девушке.

— Прошу следовать за мной, — улыбнулась она, и повела меня куда-то вглубь пещер.

Я следовал за ней, с интересом осматриваясь по сторонам, ведь внутрь меня еще не приглашали.

Небольшой входной коридор, протяженностью метров в двадцать заканчивался просторной пещерой с высокими потолками. Она была трехъярусной, и от неё расходилось еще с десяток проходов в разные стороны скалы. Здесь не было никакой обработки камня, резных фресок или любых других украшений. Простой камень, возможно немного выровненный, да обилие магических светильников, разгоняющих темноту.

Вместе с неко мы ушли в сторону, поднялись на второй ярус, а там еще около восьмидесяти метров по широким проходам вглубь пещеры. Вот здесь уже было по-другому. Камень коридора выровняли, создавая арку, на полу имелся ковер, а на каждой стороне коридора располагались массивные каменные двери.

К одной такой и провела меня неко. Достав небольшой амулет, что служил ключом, она приложила его к двери и та медленно отворилась. Девушка посторонилась, пропуская меня внутрь, а после зашла следом. Мы оказались на пороге довольно просторной комнаты, пусть и обставленной бедновато, если смотреть со стороны моей цитадели. По центру стояла одна большая кровать с бардовым балдахином, рассчитанная человек на семь так точно. Вдоль дальней стены располагался небольшой двустворчатый шкаф, светлых тонов, а сразу справа от входа стояло два кресла и небольшой столик между ними. Так же в левой стене можно было увидеть небольшую дверь, а на полу имелось покрытие из ковра с высоким ворсом.

— Прошу прощения, что мы не можем обеспечить вам помещение согласно статусу, — сделав реверанс, проговорила девушка.

— Пустое, — отмахнулся я. — Главное, чтоб было где смыть пыль и нормально поспать, на мягком и в тишине.

— Пройдемте, я покажу вам ванную комнату, — сказала девушка, пройдя к боковой двери.

Пройдя следом за ней в комнату, я ничуть не удивился, когда увидел тот же камень, что и везде. Большая просторная ванна стояла по центру немаленького помещения и была выбита в цельном куске породы. Этакий огромный валун, что обработали лишь внутри, до зеркальной гладкости стачивая камень. У стены висел душ, привычного вида, но сделанный из дерева, а кран с водой для ванны выходил из пола и имел только один барашек.

Пока я осматривался, неко закрыла дверь на ключ, оставаясь со мной ванне, и я услышал, как зашуршали завязки её платья. Следом еле слышный звук от его падания на пол и прикосновение маленькой ладошки к моему доспеху.

— Мне было приказано помочь вам, — совсем тихо произнесла она, стараясь задавить эмоции.

— Не нужно, — мотнул я головой, но был перебит уплотнившейся тенью, что появилась в углу.

— Девочка, оставь нас, — холодным голосом произнесла появившаяся Илвен. — И впредь имей хоть каплю самоуважения, отказаться от того, что тебе неприятно.

Смущение, стыд и страх — вот чувства, которые испытала неко. Девушка шустро подняла платье, что-то пискнула и, оставив ключ на двери, быстро покинула помещение.

— Ну вот, напугала девчушку, — хмыкнул я.

— Эта девчушка тебе в матери годится, — покачала головой дроу и на всё помещение легла тьма её магии. — Вот теперь можешь расслабиться. Давай помогу.

Дроу подошла ближе и начала медленно снимать с меня доспех.

Илвен была одета в привычный комбинезон охотников, из черной грубой кожи, но что удивительно без участков оголенного тела. Черные волосы, собранные в высокий пучок, а после хвостом, опадающие на спину.

Повинуясь её магии, повернулся барашек крана, и в ванну потекла прозрачная горячая вода. Её испарения быстро заполняли комнату, принося с собой расслабление и покой. Параллельно с этим включился и душ, а звук льющейся воды приятно резанул слух. Я вздохнул полной грудью и прикрыл глаза, стараясь прогнать то напряжение, что накопилось за время похода по землям хаоса. Когда я открыл глаза, передо мной стояла полностью обнаженная дроу и пристально смотрела в мои глаза.

— Илвен, и ты туда же, — устало вздохнул я.

— Успокойся, — стальным тоном произнесла она. — Никто тебя насиловать не собирается. Иди под душ, я тебе массаж сделаю, расслабишься хоть немного. И не строй тут из себя стальной стержень. Ты забыл, что я твоя тень и чувствую многое из того, что ты хотел бы скрыть? Не будь дураком, Дарт, тебе это нужно.

Забив на всё, я прошел к душу и встал под струи воды, закрыв глаза и полностью освобождая разум от лишних мыслей. Спустя пару секунд мне на плечи легки руки дроу. Девушка начала медленно мять мои мышцы, то делая это медленно и нежно, то сжимая их тисками. Под горячей водой мне удалось немного расслабиться, и только поэтому я начал чувствовать хоть что-то. Под крепкими пальцами дроу стальные канаты мышц расслаблялись, вновь возвращая себе чувствительность. Тело начало оттаивать, как и уставший разум стал выходить за границы своих боевых ограничений. Илвен мяла плечи и шею, проходя костяшками по спине. Её пальцы сжимали и разминали мои руки, от плеч до кистей. Я чувствовал её напряженное дыхание за своей спиной и близость обнаженного тела.

Прошло не так много времени, когда жжение от массажа приятно расслабило тело. Как бы я не сдерживал свой разум, но все мысли свелись к одному. Позади меня стояла обнаженная девушка и её близость начала сводить с ума. Я не хотел переводить наши отношения в постель, опасаясь, что ничего хорошего из этого не выйдет. Но, черт возьми, как же эти мгновения сводили с ума.

Мне удалось продержаться минуты три, прежде чем в моей голове не взорвалась мысль: «а, собственного, какого хера?». Резко повернувшись к Илвен, я наткнулся на её горящий взгляд и слегка приоткрытый рот. Положив ладонь ей на талию, я подвинул девушку к стене и на мгновение замер. Её обнаженное тело, по которому стекали капельки воды, высокая грудь и яркие глаза — это дурманило разум намного сильнее любой ментальной магии.

Отбросив сомнения, я закрыл глаза и поддался течению. Мои губы соприкоснулись с губами дроу, а ладони начали скользить по её телу, исследуя все изгибы. Илвен не сопротивлялась, но первые несколько секунд вела себя несмело, словно юная девушка. Всё изменилось, стоило мне положить ладонь на её упругую грудь и с силой сжать. Поцелуй из нежного превратился в страстный, а на моей спине сомкнулись её пальцы. Девушка легко подпрыгнула, оплетая меня ногами, и стон наслаждения разнесся по комнате.

Когда мы добрались до кровати, то сил практически не осталось. Лишь приятная усталость в теле и никаких лишних мыслей. Меня совершенно ничего не тревожило, как и саму дроу. Илвен устало, но довольно улыбалась, а когда мы забрались на кровать, то устроилась рядом, положила голову мне на грудь и мило засопела. Я тоже практически сразу провалился в сон без сновидений, впервые за долгое время, чувствуя себя спокойно.

Получив достаточно отдыха, организм сам вывел меня из сна. Эльфийки рядом не было, зато на одном из кресел для меня лежал охотничий костюм, немного заточенный под официоз. Вместо куртки из стеганой кожи — черная рубашка, сотканная из черной чешуйчатой ткани, обычные штаны и сапожки на мягкой подошве, с белой окантовкой по швам. Комплект нижнего белья, с плавками местной моды и пара тонких носков по щиколотку. Оставалось только гадать, откуда одежда моего размера, но немного подумав, я решил выкинуть всё из головы. События последних часов как-то не способствовали размышлениям, и довольно улыбнувшись, я решил поваляться еще немного.

Пока имелось свободное время, и никто не тревожил, а так же помня о предстоящем ужине, я начал собирать вокруг своего источника плетения на любой случай. Несколько точечных, пара массовых и помощнее на защиту, исцеление, контроль и призыв, на случай совсем уж больших проблем. Провел полную диагностику тела, вместе с аурой и впаявшейся реликвией. Попробовал провернуть частичную трансформацию и это удалось. Моя правая рука начала увеличиваться в размерах, покрываясь чешуей и выпуская длинные когти. В обратном направлении процесс пошел, стоило мне лишь приложить немного усилий.

Разобравшись с собой, своим телом и плетениями, я покинул кровать и прошел в ванную комнату. Контрастный душ хорошо смысл всю расслабленность и негу, заставляя разум настроиться на рабочий лад. Путешествие по землям хаоса осталось где-то в прошлом, и сейчас все мысли свелись к текущим проблемам.

Выйдя из ванной комнаты, я даже не удивился, когда обнаружил Илвен, сидящую в одном из кресел. Девушка выглядела как кошка, наевшаяся сметаны, а её довольная улыбка, больше похожая на оскал, могла смутить кого угодно. Одежда на дроу отличалась от привычной и с огромной натяжкой, но её все же можно было приравнять к праздничной. Темно-синие кожаные штаны в обтяжку, сандалии из одних ремешков и бардовый топ с руническими узорами черного цвета. Прическа девушки состояла из трех кос: одна самая толстая шла по центру спины, а две других, поменьше, спускались по вискам и падали на грудь. Ярко-алая губная помада приковывала взгляд к пухлым губам и немного подведенные глаза завершали образ темной.

— Отлично выглядишь, — бросил я девушке, подходя к своей одежде.

— Благодарю, мой лорд, — обозначив поклон, произнесла Илвен.

— К чему официоз? — хмыкнул я, натягивая плавки и взявшись за рубашку.

— Тренируюсь быть учтивой, — улыбнулась дроу. — А то официальный прием всё же, могут не понять.

— Тебе ли не плевать? — рассеянно бросил я. — Понимаю, если бы это был прием где-нибудь в центре Саиры или того же Винфора, да в мирное время. Тогда еще ладно, я смог бы принять все эти игры на публику. Но не здесь и сейчас, посреди пещер на пороге земель хаоса.

— Смотри глубже, — убрав улыбку, произнесла Илвен, — этот прием может быть лишь прикрытием для королевы-матери. Если, конечно, в её голове есть что-то помимо любви к их погибшему божеству. Не распаляйся, держи эмоции под контролем. Посмотрим, что нам приготовили котятки, а там уже разберемся.

Легкий стук в дверь прервал наш разговор, и плавным движением руки Илвен сняла магическую завесу. Еще с десяток секунд ничего не происходило, а после вошла та же самая девушка, которая сопровождала меня до этого.

— Прошу прощения, что тревожу, но прием в вашу честь скоро начнется, — мило смущаясь, заговорила неко. — Ирруиша просит вас прийти пораньше.

— Уже идем, — ответил я, прекрасно чувствуя, что искренности в этой милой особе нет ни грамма.

Накинув куртку-рубашку, я принялся застегивать пуговицы, а Илвен, подойдя ко мне со спины, начала расправлять складки. Её руки, скользящие по моей спине, напомнили о случившемся пару часов назад, и довольная улыбка не заставила себя ждать.

Одернув лишние мысли, я закончил с приготовлением и при сопровождении дроу направился следом за неко. Сегодня девушка была одета немного более строго, нежили до этого. Платье, хоть и было воздушным, но в этот раз обошлось без выреза и даже наоборот. Грудь была закрыта, а платье шло с воротником в горло. Белый цвет с золотистыми нитями странно смотрелся посреди камня пещер и казался чуждым этому месту.

Нас провели на третий ярус пещер и на сотню метров вглубь. На пути мы не встретили ни единой живой души, что немного настораживало, но не более того. Я был готов к любому повороту событий, совершенно игнорируя местные раздражители.

Как оказалось, ничего подозрительно в отсутствии разумных не было. Девушка привела нас в небольшую комнату, ожидание в которой не затянулось дольше трех минут. После того, как сюда заглянула другая неко и убедилась, что мы уже здесь, нам оставалось прождать еще с минуту. Нас вывели через другую дверь, и мы оказались на пороге огромного каменного зала, своды которого терялись где-то во тьме. Здесь было множество неко в праздничных нарядах, вдоль стен стояли столы с разными яствами, а в тени углов виднелись местные гвардейцев.

Стоило нам с девушкой появиться, как разговоры стихли, и множество глаз уставилось прямо на нас. Мы находились на небольшом возвышении, где по центру стоял трон, с сидящей на нем королевой-матерью. Несколько ступенек вниз и начинался сам зал. Везде был сплошной камень, но в этот раз пол разбавился еле заметными узорами. Вокруг прямо в воздухе висело множество магических светильников самых разных форм и размеров, они отлично разгоняли тьму пещеры, оставляя легкую тень лишь у стен и в углах. Неко выглядели совершенно разно: от статных мощных воинов, в белых костюмах, до изящных женщин, в воздушных платьях. Очень редко попадались на глаза девушки в чем-то кроме платьев, и таких выдавал возраст. Юные бунтарки присутствовали и здесь, желая чем-то выделяться среди своих более взрослых соплеменниц.

Королева-мать величественно встала с трона и подошла ближе ко мне. Её взгляд лучился внутренней силой и уверенностью. Пышное приталенное платье небесного цвета хорошо гармонировало с местным освещением. На неко не было никаких украшений, а высокая замысловатая прическа держалась без каких-либо заколок. Как только королева-мать оказалась возле меня, из зала послышался гул голосов, но он быстро стих, стоило ей лишь приподнять ладонь.

— Сегодня я хочу поблагодарить наших новых друзей и союзников, которые позволили народу неко выстоять в этом новом и опасном мире, — заговорила Ирруиша, когда зал погрузился в тишину. — Позвольте представить вам Дарта Силаарена, лорда Таэр’Нуар. Он без сомнений и промедлений покинул свою цитадель, чтобы прийти к нам на помощь. Его воины помогли нам отбить волну мерзких тварей, а после и отбросили их назад, даруя нам передышку. С сегодняшнего дня, я королева-мать Ирруиша Виерро заключаю союзный договор между двумя нашими государствами. Впредь мы союзники и друзья. В качестве гаранта наших светлых намерений я передаю жизни своих детей в руки лорда Нуар. Ниика, Тирруан подойдите ко мне.

Из толпы неко отделилась пара разумных, которые медленно пошли к матери. Ниика была облачена в платье темных тонов, с вышивкой серебристых витиеватых узоров. Оно выгодно подчеркивало фигуру девушки, расширяясь лишь ниже колен. Её брату на вид было лет двенадцать не больше, и одет он оказался в самый привычный для меня костюм тройку. Пиджак, брюки и белая рубашка. Всё это естественно под местную моду, приталенное и выверенное до сантиметра. Тона одежды парня имели ту же расцветку, что и у Ниики, а выражение их лиц больше походило на маску безмолвия.

Только вот я прекрасно чувствовал тот страх, горечь и боль, что испытывали эти, по сути, дети. Да Ниика была старше меня лет на двадцать, но средняя продолжительность жизни неко ровнялась пяти сотням лет. В её мыслях царил хаос и разброд, никаких разумных мыслей, только твердый наказ от матери не посрамить и быть хорошей девочкой. Тирруан же и вовсе оказался полностью подавлен, но перечить матери не посмел.

— Дети мои, — заговорила неко, когда те подошли к ней, — с сегодняшнего дня вы покидаете родной дом и переходите под руку лорда Таэр’Нуар. Будьте сильными, будьте смелыми и достойными наших великих предков из рода Виерро! Не посрамите народ неко и докажите всем, что вы достойны нового мира!

Её дети плавно поклонились в ответ, а Ирруиша достала небольшие изящные ножницы. Аккуратными движениями королева-мать срезала кисточки с их ушей, видимо проводя какой-то ритуал. После этого в эмоциях, как королевы, так и детей, воцарился полный штиль. Если до этого момента ощущалась хоть слабая, но всё же надежда, то сейчас пропала и она. Смирение и черная тоска, что спрятались за сухими улыбками. Ниика и Тирруан подошли ко мне, встали слева и чуть позади, нацепив на лица дежурные улыбки.

— Сейчас, когда за стенами затишье, я разрешаю всем нам немного отдохнуть и почтить память Арруаша, — снова заговорила неко. — Так же, среди нас присутствует Гранд Мастер магии Сетто Ша’Риил, преподаватель местной магической школы, и Виктор Черный, брат Великого лорда Уардена, союзника лорда Нуар. Если у вас есть какие-нибудь вопросы, то можете смело задавать, но постарайтесь не идти на поводу у любопытства. И да начнется вечер!

Ирруиша дважды хлопнула в ладоши, и тот легкий транс, в котором прибывали остальные неко, спал. По залу прошел гул негромких разговоров, а королева-мать повернулась ко мне.

— Прошу прощения за этот официоз, — устало проговорила она. — К сожалению, наш народ привык к приемам и от этого никуда не деться. Теперь можете отдохнуть, и не слишком переживайте насчет желающих с вами поговорить. Всё же наше любопытство не порок, а всего лишь одна из главных черт характера.

Вместо похода к гостям я в первую очередь подошел к детям Ирруишы. Те стояли, словно неживые и стеклянными глазами смотрели прямо перед собой. В их эмоциях было мало положительных оттенков.

— Ну как ты? — обратился я к Ниике. — Держишься?

— А у меня есть выбор? — криво усмехнулась она. — За меня уже все всё решили. Если бы знала, к чему приведет поход к порталу, то держалась бы от него, как можно дальше.

— Никто не собирается удерживать тебя взаперти, захочешь к матери — всегда, пожалуйста, — медленно покачал я головой. — Ты не пленница и не заложница.

— Как-то это не слишком радует, — мотнула головой девушка. — В любом случае не трать на меня так много своего времени. Я справлюсь, обязательно справлюсь.

Оставив девушку в покое и подойдя к её брату, я присел на корточки и встретился с его твердым взглядом. Мальчишка всем своим видом старался показать, что он мужчина. Лишь сжатые до белых костяшек кулаки, да блеск в глазах от скопившейся влаги, показывали, что он всё-таки не железный.

— Привет, — поздоровался я с парнем. — Меня зовут Дарт и я постараюсь стать тебе другом. Мы же с тобой поладим?

— Конечно, — кивнул он, часто-часто моргая. — Я стану самым лучшим воином и не посрамлю имя своего рода!

— Вот и хорошо, — улыбнулся я. — Позаботься о своей сестренке. Ты ведь, как-никак, мужчина и именно на твои плечи ложится забота о ней и защита. Справишься?

— Да! — просто, но серьезно ответил парень. — Я ни за что не дам её в обиду!

Разбавив своими словами их мысли, я выпрямился, и уже тогда направился в зал. Илвен молча последовала за мной, а мне пришлось чуточку прикрыть свою ментальную чувствительность, ибо на меня обрушилась волна чужих эмоций. Тут и интерес, замешанный на любопытстве, и банальная похоть, направленная на Илвен и, что не удивительно, страх с толикой презрения.

Зал не был заполнен так, что не протолкнуться. Навскидку я мог предположить, что здесь присутствует пятьдесят-шестьдесят неко на площади в полторы тысячи квадратных метров. Ну и плюс с пару десятков гвардейцев вдоль стен, которые стояли, практически не шевелившись. Они были облачены в белые полные доспехи, со шлемами в виде оскаленных пастей больших кошек.

Пока я подходил к столам и выбирал чем бы заморить червячка, куда-то потерялась Илвен. Меня оставили одного и этим воспользовались неко. Ко мне начали подходить разумные совершенно различного возраста, зачастую с какими-то пустыми фразами. Пожелания хорошего вечера, вопросы о моем возрасте и наличие второй половинки. Некоторые из котеек интересовались моим мнением об их расе, а так же просили больше рассказать о мире. Не скажу, что это было в тягость, но на двенадцатом интересующемся моя улыбка слегка подувяла, а желание разговаривать скатилось куда-то под плинтус.

— Дарт, ты должен это услышать, — раздавшийся в моей голове голос Илвен заставил откинуть все мысли и сосредоточиться.

Потянувшись навстречу зову, я оказался в голове дроу и сейчас смотрел её глазами. Перед моей тенью стояла неко, чей взгляд казался холодней льда. Достаточно старая, чтобы время отметило её морщинами, но до безумия красивая, даже с учетом возраста.

— Думаю, будет верно не отвлекать твоего господина и передать мои слова через тебя, — обозначив улыбку, заговорила неко. — Сегодня перед вами будет два пути. Либо вы прислушиваетесь ко мне, и делаете так, как скажу я, либо погибнет очень много разумных. А ведь некоторые из них еще дети и только начали свой жизненный путь. Будет жаль, если он прервется так рано.

— Люблю угрозы, — буквально промурлыкала Илвен. — После них так сладко трещать кости и сворачиваются шеи. Но ты продолжай девочка, продолжай.

После того, как моя тень обозвала неко девочкой, та заметно дернула ушами и слегка сморщилась. Недовольство показалось только на долю секунды, ну тут же скрылось за маской равнодушия.

— Твое высокомерие забавно, — чуть улыбнулась неко, когда подавила недовольство. — Но никаких угроз не было, лишь констатация факта. Многие, знаешь ли, не сильно и довольны тем местом, куда нас вынес портал. А наша королева решила, что такова воля Арруаша. Да и ваш, так называемый союз, нам, что кошке пятая нога. К чему это я? Ах да, передай своему господину, что у него есть полчаса на раздумья. По истечению этого срока, вам лучше бы оказаться в стороне и не вмешиваться. Тогда уже я смогу гарантировать приятельские отношения с нашей стороны. Заметь, никакого союзного договора, а просто отношения, словно мы хорошие знакомые. Наши знания слишком дороги, чтобы делиться ими с первым встречным лордом. Ну и само собой никто из притащенных ученичков не пострадает, лишняя кровь, нам всё же не нужна, — с милой улыбкой неко на пару секунд замолчала, лениво осмотревшись по сторонам, а после продолжила. — Что ж, надеюсь, вы прислушаетесь к моим предостережениям.

Обрубив зов, я, не переставая улыбаться, медленно пошел по залу. Где-то внутри поднимала голову злость, но мне удалось не дать ей волю. Не люблю угроз, особенно когда к ним приписывают непричастных. Найдя взглядом Виктора, я подошел к нему и, создав единый мыслеобраз, перекинул весь разговор.

— О как, — только и сказал он. — И почему я не удивлен? Какие планы?

— Не был бы лордом, укоротил эту особу на голову, — улыбнулся я, делая вид, что мы разговариваем о пустяках. — Пойду, обрадую Сетто.

Хмыкнув, Виктор сделал еще один глоток вина и убрал бокал в сторону.

Еще минут шесть я потратил на праздные разговоры с различными неко, чьи взгляды хоть и лучились любопытством, но эмоции говорили совсем о другом. Я не стал пытаться проникнуть к ним в голову, ибо наличие довольно серьезной ментальной защиты не позволило бы сделать это незаметно. Приходилось делать вид, что всё в порядке и дроу до сих пор ничего мне не передала. Ну а стоило Сетто оказаться в пределах пары метров от меня, как мыслеобраз улетел и к нему. Маг как раз разговаривал с одним из неко, что имел довольно серьезный источник. Мой посыл заставил старика замереть на долю секунды, а после тот, извинившись перед собеседником, подошел ко мне.

— Как я понимаю, оставлять подобное без ответа ты не планируешь? — обратился ко мне Сетто.

— Разумеется, — кивнул я, делая глоток вкусного красного вина. — Но об этом позже. Сейчас нужно решить, как поступить и чего ждать от неко. Как думаешь, это блеф, или они действительно готовы устроить бойню?

— Сложно сказать, — задумался старик. — На самом деле любой разумный человек проявлял бы недовольство, окажись он в подобных условиях. Скольких они уже потеряли? А скольких еще предстоит? Эти земли не подходят для обустройства своего быта, а их правитель вбила себе в голову, что такова воля погибшего божества. Что мы имеем? На лицо конфликт интересов и он явно не в пользу королевы. Могут ли они пойти на бойню? Если честно, не очень-то и верится. Наоборот, им бы всячески тебя умаслить, чтобы ты пропустил их через портал и дал путь в более безопасные земли.

— Может быть и другой вариант, — заговорил подошедший к нам Виктор. — Она настолько уверена в своих силах, что рассчитывает в случае чего, полностью избавиться от всех нас. А потом деликатно постучать в портал, и заявить, что это был план Ирруиши, но подданные подняли бунт и свергли её. Как итог неко хорошие, их все любят, а во главе стоит новая королева.

— Слишком натянуто, — медленно покачал я головой. — Есть ведь ментальная магия, и тот же Волиарес не успокоится, пока не узнает всю правду. А он ведь узнает, и тогда уже ни копейки не поставлю на существовании всей расы неко.

— Это знаешь ты, это знаем мы, — хмыкнул Виктор, — но не знает она. Что неко видит в тебе? Правителя, который привел за собой всего лишь сотню воинов, а в ответ на просьбу о помощи, за которую они готовы заплатить многое — пять десятков учеников другого государства. Да, есть еще пять десятков довольно сильных магов, но опять же, разбавленные учителями, многие из которых всего лишь теоретики. Думаешь, они зря сновали везде и надоедали разговорами? Как по мне, со стороны это смотрится так, будто бы ты выбрал всех кого мог и забрал с собой даже слабых магов, еще не закончивших обучение. Думаю, в случае, если ты решишь вмешаться, силовое решение проблемы вполне возможно. Так что имей в виду.

— Ладно, — бросил я, обдумывая свои дальнейшие действия. — Будьте готовы. Постараюсь избежать кровопролития, но на всякий случай не советую расслабляться.

Оставив двух мужчин переваривать новости, я неспешно пошел к королеве-матери. У меня имелось несколько вопросов, ответы на которые может дать лишь она.

После разговоров с Виктором и Сетто, я осознал, что причиной этого мятежа может быть что угодно. Вплоть до банального захвата власти. Ну а сказанное для меня — лишь бросок пыли в глаза. Не я разговаривал с неко, а значит, и прочувствовать искренность её слов не имел возможности.

— Хороший вечер, — подойдя к королеве, улыбнулся я. — Думал, гостей будет больше.

— Благодарю, — степенно кивнула Ирруиша. — Здесь собралась представители пяти наших старших родов.

Королева находилась чуть в стороне от трона, рассеянным взглядом смотря в зал. В руках она держала бокал с белым вином, а ментальные щиты оказались столь сильны, что не удавалось почувствовать даже отголосков эмоций.

— Твои дети, — начал я, медленно подбирая слова, — ты ведь отдала их мне не для того чтобы закрепить союз?

— О чем ты? — всё так же рассеянно спросила Ирруиша, поворачиваясь ко мне.

— Да всё о том же, — хмыкнул я. — Решила их обезопасить, на случай, если недовольство тобой выльется во что-то большее, нежели просто слова?

Беспристрастное лицо неко не выдало ни единой эмоции, но я был уверен, что оказался прав. Ирруиша долгие десять секунд всматривалась в мое лицо, а после не выдержала.

— У меня не было другого выбора, — ответила она, недовольно дернув ухом. — Оставшись со мной, им бы грозила смерть, а так Сианара не пойдет на конфликт с тобой. Главное, что теперь они убраны от трона, и значит, никакой опасности для неё не несут.

— Не пойдет на конфликт, говоришь? — покачал я головой. — Тогда приоткрой разум и лови её обращение ко мне.

Ирруиша сомневалась недолго, и после того, как я почувствовал небольшое ослабление щитов, то отправил ей слова предостережения, полученные Илвен. Пока королева просматривала мой образ, я огляделся по сторонам и сразу же ощутил на себе взгляд Сианары. Та с легкой полуулыбкой смотрела на меня, не отрываясь, а в её глазах царила неприкрытая угроза.

— Значит, сегодня, — тяжело вздохнула Ирруиша. — Не думала, что это случится так быстро.

— Почему ты не хочешь принять моё предложение? — спросил я её. — Эти земли и, правда, хреновое место для жилья. А уж когда в мир вторгнется хаос, вы не протянете и пары дней.

— Неко свободный народ! — тихо, но импульсивно возмутилась Ирруиша. — Мы никогда не пойдем под руку чужака. Я никогда не пойду под руку чужака. Даже если на кону будет стоять моя жизнь.

— А если на кону будет стоять не только твоя жизнь? — оскалился я. — Мы с тобой заключили союз, пусть пока и словесный. Неужели ты думаешь, что я буду стоять в стороне и спокойно наблюдать за переворотом?

— Глупо, — пожала плечами королева. — За её спиной стоят слишком многие. Ты погибнешь, как и все твои подданные.

— Уверена? — спросил я, ловя её взгляд. — Если это случится, то бойня будет знатной, и я сомневаюсь, что после неё уцелеет хоть кто-то из народа неко.

Пока Ирруиша переваривала мои слова, я вырвал из памяти тот фрагмент, где превращаюсь в полноценного дракона. И пусть это будет легким обманом, ведь подобное происходило лишь в моем разуме, но почувствовать его она не сможет. Это ведь было, и было со мной.

— Я лично разорву каждого, кто посмеет бросить мне вызов, — медленно заговорил я, обостряя звериные черты и покрывая кожу чешуей. — Думаешь, горстка кошколюдей сможет что-то противопоставить мне? Черному дракону Араона? Мятежники умрут задолго до того, как начнется мятеж, а после — каждый, кто окажется к нему причастен. И все эти смерти будут на твоей совести. Потому что ты отказалась поступать правильно, уцепившись за якобы волю погибшего бога. Он открыл портал в эти земли, потому что именно здесь самый тонкий барьер между нашими мирами. Здесь хаос изъел мироздание больше, чем где-либо. И ты готова поставить жизни своего народа, на одну чашу весов, против своего же упрямства? Готова обречь их на смерть?

Королева-мать застыла на месте, не смея оторвать взгляд от моих, наполненных черным пламенем, глаз. Её хвост заметался из стороны в сторону, а уши прижались к голове под напором страха.

— Зачем тебе это? — только и смогла спросить она.

— Мы заключили союз, — мгновенно убрав все эффекты, совершенно спокойно заговорил я. — Мне кажется, в подобной ситуации союзникам не подобает оставаться в стороне. Ну и как ты представляешь моё общение с твоими детьми, если я буду просто стоять и смотреть, как тебя лишают всего, в том числе и жизни? Тебя не оставят в живых, а значит они всегда будут видеть во мне того, кто мог, но не сделал.

Тишина была мне ответом. Ирруиша застыла, не сводя с меня взгляд, а после тяжело вздохнула и повернулась к залу. Мне было не сложно понять, что творилось в её мыслях. Сомневаюсь, что подобное можно переварить столь быстро и прийти к какому-нибудь взвешенному решению.

— Они не пойдут за тобой, — внезапно сказала королева-мать. — Даже если я соглашусь, народ неко никогда не войдет в состав другого государства.

— Понимаю, — кивнул я, — но добиваюсь я не этого. У меня есть возможность дать вам проход в нормальные земли, где вокруг не будет столько тварей. Оставь это место и проведи свой народ к спокойной жизни. Пока это еще возможно. Думаю, многие из тех, кто пошли за Сианарой хотят всего лишь убраться отсюда, чтобы каждый день не видеть гибели своих друзей и близких. Дай им надежду на светлое будущее, и мало кто захочет устраивать резню ради резни. Всё зависит от тебя, королева-мать. Решай.

— То есть, ты хочешь сказать, что спокойно пропустишь мой народ через портал в своей столице, не требуя взамен невыполнимого? — не слишком веря в свои слова и всё так же смотря в зал, спросила Ирруиша.

— Я не хочу тратить жизни своих воинов, на защиту ваших скал, — пожал я плечами. — Когда придет хаос, вас всё равно сметут, и никто не станет терять войска, чтобы защищать тех, кто по глупости решил остаться в этих землях. А так, вы уйдете отсюда, и займете свое место на карте этого мира. В безопасных землях и с возможностью торговлю с другими государствами. Я предоставлю вам на выбор два портала, в двух разных частях известных земель, ну и карты местности, дабы вы ненароком не забрели на чужую территорию. В этом мире много свободных земель, так что ограничений у вас будет немного. Пожалуй, только здравомыслие, в общении с новыми союзниками, да знакомство с их укладом, дабы не нарушать чужих правил.

Обдумывая мои слова, королева молча простояла шесть минут. За это время немного ближе к нам подошел Сетто вместе с Виктором, а Илвен так и лавировала между гостей. Я был совершенно уверен, что дроу ходит там не просто так, но следов её магии не видел. Пока неко раздумывала, я успел немного заскучать, лениво осматривая гостей. Те вроде бы довольно проводили вечер, но именно сейчас я отметил легкую наигранность в их действиях.

— Я согласна, — отвлек меня голос Ирруишы. — Я объявлю всем, что сегодня последний праздничный вечер в этих опасных землях. Мы примем твое предложение и после изучения карт, решим, где хотим поселиться. Надеюсь, этого хватит, чтобы не случилось страшного.

— У тебя хоть сторонники есть? Или поддержка от родов? — спросил я неко.

— Конечно есть, — кивнула та. — Думаешь, будь иначе, я бы до сих пор оставалась на троне? Два из пяти на моей стороне. Но я убедила их не вмешиваться, если дойдет до переворота. Лишние жертвы нам ни к чему.

— Отлично, — выдохнул я, и трижды громко хлопнул в ладоши. — Уважаемые гости, прошу вашего внимания!

Стоило мне привлечь к себе внимание, как по загривку прошел холодок опасности. Взглядом я отметил, как напряглась Сианара, как свободная мана стала пропадать из воздуха, впитываемая источниками магов, а гвардейцы незаметно изменили свои позы. Все были готовы к бою, но мало кто ожидал подобного. Стоило королеве заговорить, и как только до присутствующих начал доходить смысл её слов, то многие попросту терялись. Уже не было того настроя, что витал в воздухе до этого. Быстрые переглядывания, шепотки и непонимание в глазах. Мне удалось заметить и расслабление на лицах некоторых неко, что, по всей видимости, не хотели этой бойни. Остальные же просто внимательно слушали свою королеву, и с каждой минутой я видел, как напряжение покидает их тела.

Что ж, мой блеф удался и Ирруиша ко мне прислушалась. Теперь оставалось надеяться, что прислушаются уже к ней и у Сианары поубавиться сторонников. Всё же сомневаюсь, что неко настолько отбитые, чтобы создавать конфликт на ровном месте. Да еще и с не хилым таким шансом отхватить по самое не могу.

Спустя десяток минут я понял, что моя ставка удалась. Ирруиша толкнула пафосную речь, о союзе и братстве, а так же о новой жизни, в месте, достойном народа неко. Прошлась и по хорошему мне, выражая всяческие благодарности и напирая на том, что я спас их народ. В какой-то мере это было правдой, ведь случись здесь бойня, последствия оказались бы ужасны.

Еще несколько минут пустых, по сути речей, но которые заходили на ура. Мне удалось отметить самых недовольных такому повороту событий, среди которых была и Сианара. Она взглядом прожигала во мне дыру, но как-то действовать не спешила. Это обещает стать проблемой, и я уверен, что её решение мне не понравится.

По окончанию вечера я сидел в выделенной мне комнате и лениво осушал бутылку неплохо вина. Его вкус, правда, проходил фоном, потому что в голове витали слишком тяжелые мысли.

Никакого мятежа так и не случилось. Сианара лишилась большей части своих сторонников, оставшись лишь со своим родом. Эта неко, кстати, оказалась двоюродной сестрой Ирруишы, а поэтому хоть и призрачное, но право на трон, у неё всё же имелось. Сама королева-мать наотрез отказалась решать всё силой, и это ставило меня в тупик. Я был совершенно уверен, что оставлять за своей спиной Сианару в том положении, в котором она сейчас — это чертовски плохая идея. Но и вмешиваться в дела союзного государства, убивая, фактически, главу рода, тоже не было выходом.

— Дожили, — выдохнул я вслух. — Рассуждаю об убийстве, словно о само собой разумеющемся.

В это время в комнату зашла Илвен и, пройдя ко второму креслу, устало опустилась напротив меня.

— Все предупреждены, метки я расставила, — сказала девушка, подхватывая второй бокал и наливая себе вино. — Если эта облезлая кошка решится на активные действия, то мы об этом узнаем.

— Хорошо, — кивнул я. — А теперь расскажи мне про то, как ты появилась из теней в ванной комнате. Что это за способ перемещения?

Дроу бросила на меня задумчивый взгляд и замолчала на пару минут.

— Скажем так, — начала она после, — у теней есть свои способы оказаться рядом.

— Мне нужен этот способ, — тоном, не терпящим возражения, произнес я. — Это возможно?

— Тьма, — пожала плечами Илвен. — Ты прошел с ней слияние, а значит, есть шанс, что ты это освоишь. Расходуется довольно большое количество маны, ну и ограничение в сотню метров. А так, вроде бы ничего сложного.

— Излагай, — махнул я рукой. — Посмотрим, насколько из тебя хороший учитель.

Моя тень задумчиво уставилась в потолок, видимо собираясь с мыслями, а после мы на целый час выпали из действительности.

Эта её способность заключалась в оперировании тьмой на уровне прошедшего слияние. Нужно было всего лишь повторить то, что случалось с телом, когда оно становилось тьмой и в него же превращалось. Раскрываешь источник, взываешь к тьме и позволяешь ей заполнить всё твое естество. После ты фактически теряешь плотность, превращаясь в сгусток тени, с возможностью перемещения в необходимое место. Вся загвоздка заключалась в том, что при перемещении опустошался весь источник, да и сама тьма не всегда откликалась на зов. Точнее не так, откликалась она всегда, но только для определенных разумных. Ну, или какой-нибудь архимаг тьмы мог себе позволить подчинить стихию своей воле, чтобы провернуть подобный трюк. Если, конечно, не боялся последствий.

Со мной же всё оказалось намного сложнее. Если источник Илвен способен самостоятельно вырабатывать ману тьмы, то поступая в мой, такая энергия автоматически преобразовывалась в чистую. И соответственно ни о каком наполнении тела тьмой не могло быть и речи. Пришлось использовать костыли и придумывать ритуал-заклинание, способное на это. Несколько рунных цепочек прямо на кожу вдоль внутренней стороны рук, небольшая семиконечная пентаграмма на грудь и слова из древнего языка дроу на призыв тьмы.

На убирание всех шероховатостей ушло еще немного времени и только после долгого спора с Илвен, мне удалось запустить сам процесс. Тьма появилась сразу же, стоило мне произнести несколько слов и запитать руны. Свет в комнате заметно померк, а тени начали ощущаться, словно что-то материальное. Еще несколько секунд сомнений, когда передо мной собрался сгусток черной энергии, и касание его рукой. Следом был удар под дых, нехватка воздуха и кромешная тьма вокруг. Еще пара мгновений легкого страха и словно волна сонара, разошедшаяся от меня в разные стороны. Я смог увидеть очертание комнаты перед собой, с сероватыми вставками стен. Еле заметные границы предметов и более темные уголки, куда потянувшись, я смог переместиться.

Вывалившись в углу ванной комнаты и очумело осмотревшись по сторонам, я только и смог что нелепо захлопнуть рот. Как и говорила Илвен, весь мой источник оказался пуст, а в этом сером мире я могу видеть не дальше сотни метров. Зато никаких препятствий словно и не было, присутствовало лишь мое желание да возможности тьмы.

— Как это работает с защитными плетениями? — спросил я, вернувшись в комнату.

— Через сильные ты не пройдешь, но нужен уровень Гранд Мастера, не меньше, — лениво ответила Илвен.

— Как-то ты не слишком удивлена, — попенял я дроу.

— А должна? — хмыкнула она в ответ. — Наши тени учились этому в течении получаса, может чуть больше. Самой главной проблемой было пройти слияние с тьмой, но в твоем случае об этом не стоило переживать. Так что не жди оваций и рукоплесканий в честь себя любимого. Получилось — и хорошо, теперь дуй делать задуманное. Не просто же так ты меня мучил два часа к ряду.

Молча улыбнувшись, я допил остатки вина и поднялся с кресла. Секунда на впитывание маны из накопителя и неспешная прогулка до комнаты Ниики. Девушка вместе со своим братом разместилась недалеко от меня. После ужина их статус в одно мгновение изменился в сторону гостевого, и соответственно местонахождение личных покоев так же претерпело изменения. Причем всё провернули столь быстро, что мне оставалось только качать головой, да с сочувствием смотреть на брата с сестрой, которые в одно мгновение из принца и принцессы стали заложниками нашего союза.

Оказавшись перед дверью их комнаты, я невольно замер, обдумывая, будет ли уместен стук, или лучше просто зайти. Не прошло и трех секунд задержки, как дверь открылась сама, а с той стороны стояла Ниика.

— Проходи, — только и сказала она, даже не став ждать, пока я зайду.

Глаза девушки были на мокром месте, а тоской шибло настолько сильно, что мне невольно пришлось закрыться.

Зайдя в комнату, я даже не удивился, когда обнаружил, что она идентична с моей. Такая же большая кровать, на которой уже спал брат Ниики, небольшая дверь сбоку, ведущая в ванную и несколько мягких кресел.

Пока я делал вид, что осматриваюсь, девушка постаралась привести себя в порядок, убирая покраснение с глаз и застывшие дорожки слез.

— Я слушаю вас, лорд Нуар, — сказала она, спустя несколько минут.

— Давай без этого, — сморщился я. — Просто Дарт, без всяких титулов и прочей мишуры.

— Как скажешь, — пожала плечами девушка. — Зачем ты здесь?

— Ты знаешь настоящую причину, почему твоя мать решила отдать вас мне? — задал я важный вопрос.

— Да, — слегка запнувшись, ответила девушка. — Сианара.

— Хорошо, — кивнул я. — Мне нужно, чтоб ты показала мне её комнату.

— Зачем? — нахмурилась неко.

— На сегодняшнем ужине она поставила передо мной ультиматум, — не собираясь ничего скрывать, ответил я. — Либо мы не вмешиваемся в мятеж, где твою мать смещают с трона, либо случится бойня и пострадает много тех, кого я привел с собой. Особое внимание она акцентировала на учениках. Мол, такие молодые, им еще жить да жить. Так вот, я не собираюсь оставлять подобное без ответа.

— От её убийства станет только хуже, — нахмурилась Ниика, отводя от меня взгляд.

— А кто сказал, что я собираюсь её убивать? — хмыкнул я. — Её смерть может стать еще большеё проблемой. Так, навещу её посреди ночи, да перекинусь парой фраз.

— На её комнате стоит сильная защита, — дернула головой неко. — Очень сильная. Просто так туда не попасть.

— Я что-нибудь придумаю, — подмигнул я девушке. — В любом случае, любой кто решит, что может навредить мне или моим подданным, очень сильно об этом пожалеет. Ты так же теперь часть моего мира, так что имей в виду. Уже в своей цитадели я ознакомлю тебя с кое-какими правилами, а там постараюсь сделать так, чтоб ты не заскучала. Повторю еще раз: никто не будет держать тебя в золотой клетке. У меня найдется много дел и для тебя, так что о тоске в четырех стенах можешь забыть.

— Что будет с Тирруаном? — спросила в ответ Ниика.

— Это будет зависеть от него, — пожал я плечами, бросив взгляд на спящего парня. — У меня есть школа, где учатся наши дети, так что и его можно занять. Обучение лишним не будет, да и общение со сверстниками пойдет ему на пользу.

Неко думала недолго. Её взгляд то и дело падал на мальчишку, и тогда на доли секунды уходила тоска. Девушка накрепко связано с ним эмоционально, так что разделять их не стоит.

— Я покажу, — твердо ответила неко, поднимаясь на ноги.

— Вот и отлично, — улыбнулся я.

Как оказалось, так просто попасть к Сианаре не получится. Все эти пещеры были разделены на несколько уровней, и естественно проход к местным шишкам оказался закрыт для простых смертных. Вообще местные пещеры — это не дворец, но стремились неко именно к этому. Каждый из пяти родов сам обустраивал свой быт и выбирал расположение комнат для верхушки, тогда как простые разумные ютились на первом уровне, в небольших пещерках, сделанных местными магами земли. Рода обустраивали свои комнаты по кругу от королевских, создавая целые лабиринты проходов.

Мы с Ниикой решили навестить Ирруишу, благо время еще не было поздним, и маршрут прохода неко выбрала как раз через крыло рода Сианары. Сам род носил название Донгурр и располагался в довольно просторной пещерке. В её стенах находились комнаты для самых влиятельных членов рода, так же разделенные по высоте на несколько уровней. Нам удалось пройти самым краешком по этой пещере, но увиденного мне хватило. Пещера имела форму половинки шара, в высоту не больше сорока метров. Несколько комнат, ярусные лестницы и пара десятков гвардейцев неко, что бросались в глаза золотистыми доспехами. Ниика успела перекинуть мне образ расположения комнаты Сианары и уже дальше мы пошли спокойно.

Ирруиша встретила нас с удивленным выражением лица, но не прогнала. Как только мы остались наедине, Ниика рухнула в объятия матери, не в состоянии сдержать слёз. Я стоял в стороне и не пытался как-то прервать эти эмоции. Пусть поплачет, для девушек это полезно.

У королевы-матери мы провели несколько часов, разговаривая о разном. Раз уж я оказался здесь, то решил показать ей те два варианта, что у них есть для переселения. Портал на берегу океана и местность между Варрой и Саирой. Ирруиша задавала много наводящих вопросов, а я старался не упускать деталей, рассказывая о соседях и территории. Надо отдать должное, королева сразу попыталась выторговать свободный проход между моими порталами, но я лишь молча качал головой. Делиться столь выгодным стратегическим преимуществом с новой для Араона расой, я не был готов.

— Без обид, Ирруиша, но пока вы никак себя не зарекомендовали, даже в роли моих союзников, — безэмоционально отвечал я. — На данный момент от вас лишь проблемы, да и нависший мятеж никуда не делся.

— Хорошо, я понимаю, — ответ от неко, и больше этой темы мы не касались.

Но некоторые предварительные договоренности всё же прозвучали. Я помогаю неко ознакомиться с местной торговлей, а Ирруиша в свою очередь выделяет несколько своих магов, в качестве учителей для моей школы. Ну и проход торговых караванов через порталы я всё же разрешил, но цену заломил приличную. Естественно, с полным досмотром и документальным сопровождением груза, дабы никакие запрещенные вещества не попали на местный рынок.

В любом случае всё это было лишь на словах, и предварительно. Основная работа будет проделана только после того, как неко устроятся и начнут выстраивать свой город. Ирруиша сразу обозначила, что, скорее всего, их выбор падет на территорию возле океана. Практически неограниченные запасы еды — это именно то, что им нужно. Ну а я, в свою очередь, обозначил ей необходимость встречи с Волиаресом, дабы договориться о границах.

Около трех часов ночи я решил, что с разговорами на сегодня хватит. Мы попрощались с королевой, Ниика еще раз крепко обняла мать, после чего мы не спеша отправились назад. В этот раз мы шли немного по другому пути, но в близости с пещерой рода Донгурр. Отправив неко дальше одну, я зашел в небольшой темный отнорок и, произнеся слова заклинания, выбил себя во тьму. Пара мгновений поиска своих меток, плавное движение к ним, и замирание возле комнаты Сианары. Ниика была права, защита здесь стояла на высшем уровне. Мощные потоки маны сжимались в мелкоячеистую сеть, что перекрывала всю стену с дверным проемом. Кроме того прямо возле двери стояла пара гвардейцев при полном снаряжении, а кроме них еще с пару десятков блуждало по пещере.

Ощущать себя этаким облачком было непривычно и слегка некомфортно. Да и говорить, что я видел окружение, это тоже неправильно. Я его чувствовал, вместе с каждой волной расходящейся тьмы и мог определить плотность и расстояние. Странное чувство, когда не ощущаешь тела, но в то же время понимаешь, где стена, где магия, а где и разумный.

Именно благодаря этим слегка призрачным ощущениям мне удалось понять, что столь мощная защита стоит только у одной стены. Большая её часть сосредоточилась у двери, уходя узорами в стороны и покрывая собой всю стену. Дальше по стенам она заметно ослаблялась, теряя всю силу, ну а с задней стороны помещения, что уходила в толщу камня, её сила и вовсе свелась к простому обнаружению.

Дальше я не стал медлить и, воспользовавшись представленным шансом, оказался внутри комнаты неко. Несколько довольно неприятных секунд, пока я возвращался к своему привычному состоянию и полная тишина внутри. Я оказался в дальнем правом от двери углу, сбоку от массивного шкафа. Комната Сианары была заметно больше моей, а перед входной дверью имелся тамбур. Такая же большая кровать по центру, больше шкафов, и другой мебели. Комната визуально делилась на несколько помещений при помощи плотной ткани, а рядом с кроватью стояла небольшая детская кроватка. В ней я обнаружил двух детей, примерно трех лет. Над кроваткой висел небольшой тусклый светлячок, который погружал комнату в легкий полумрак.

Следом за визуальным осмотром помещения я начал осматривать комнату и на предмет защитной магии. Несколько плетений оказалось наложено на кроватку с детьми, а так же имелась парочка сигнализирующих для гвардейцев. Сама Сианара не была сильным или выдающимся магом. Так, крепкий середнячок, не более. Во время сна на ней не было никакой защиты, и поэтому меня ничего не ограничивало. Я начал творить свою магию, аккуратно убирая ненужные штрихи и подготавливая почву для разговора.

На обход защиты и создания различной удерживающей магии я потратил чуть больше часа времени. Приходилось работать очень аккуратно, чтобы ненароком не задеть одиночные магические блоки, которые подняли бы на уши всю пещеру. Я старался учесть каждый нюанс, дабы обезопасив себя от возможных проблем. Заключил неко в этакую клетку из магии, которая не позволила бы ей пошевелиться, выкинул в воздух несколько плавно парящих сфер, в сферу деятельности которых входит фильтрация любых магических сигналов, не позволяя тем выбраться из помещения, а так же осторожно закольцевал сигналы к гвардейцам.

Когда со всем этим было покончено, я подтянул кресло ближе к кровати и, усевшись, специально задел сигнальный контур. Неко незаметно дернулась, но продолжила лежать, медленно выходя из сна.

— Милые у тебя дети, Сианара, — улыбнулся я, когда неко попыталась пошевелиться, но не смогла. — Такие крохи, такие хрупкие.

Я сидел в глубоком кресле прямо в комнате женщины, что посмела мне угрожать. Хоть она и говорила, что это лишь предупреждение, но закрутившаяся бойня и правда унесла бы много жизней. Сейчас передо мной стояла кроватка с её маленькими детьми, которые спали сладким сном. Их было двое, мальчик и девочка, трехгодовалые близняшки с пушистыми хвостиками.

— Интересно, что за чувства царят в твоей душе? — не убирая улыбку с лица, продолжал я. — Ах да, они мне знакомы, ведь ты заставила меня чувствовать подобное. Как ты там говорила? Кажется, будет жаль, если их жизненный путь прервется так рано?

Моя правая рука, что лежала на бортике кроватки, покрылась чешуй, и на выросших когтях замерцало черное пламя магии. Неко судорожно всхлипнула, не в силах ни пошевелиться, ни сказать хоть что-то. В её глазах поселился ужас, на что моя улыбка стала только шире.

Немного ослабив магию, которая сдерживала Сианару, я позволил ей вдохнуть полной грудью и вернул возможность говорить.

— Не трогай их! — просипела она, с трудом разомкнув рот. — Прошу, пожалуйста!

— Теперь ты просишь? — удивленно спросил я, но тут же вернул себе холодное выражение лица. — Ай какая неожиданность. Теперь мне наверно нужно вернуть всё как есть, и оставить вас в покое?

Хмыкнув, я поднялся на ноги и, подхватив котят магией, заставил тех парить по воздуху, в объятиях черного пламени. Оно не причиняло им вреда, но смотрелось всё довольно пугающе.

— Посетив твою неспокойную головку пока ты спала, я понял, что ты можешь стать проблемой, — подойдя ближе к ней, и смотря прямо в глаза, продолжил я. — Мысли о троне не дают покоя, да? Ну и еще меня немного напрягает твое желание навредить мне. И это после всего, что я для вас сделал. Нехорошо, Сианара, совсем не хорошо.

— Не трогай моих детей, — не сводя с них взгляда, всхлипнула неко. — Я сделаю всё, что ты скажешь!

— Конечно, сделаешь, — хмыкнул я, усиливая напор тьмы. — Разве у тебя есть выбор?

Пламя заревело вокруг котят и почернело настолько, что дети скрылись из виду. Неко дернулась всем телом, попыталась призвать магию и сделать хоть что-то, но не смогла. Я же смотрел на её метания и испытывал отвращение к самому себе. Мерзко, но необходимо.

— Не люблю, когда мне угрожают, — покачал я головой, полностью убирая черное пламя. — Не волнуйся, я не убью твоих детей. Эта ответственность ляжет на твои плечи.

Медленно подтащив детей к себе, я опустил их пониже и стал собираться в ладони черную жижу. Квинтэссенция тьмы собралась в несколько капель, которые воспарили и медленно подлетели к коже котят. С всхлипом Сианары тьмы впиталась в детские тела, оставив после себя символ в виде кляксы. Он расположился на плече, в самом излюбленном месте для татуировок.

— Если ты кому-нибудь расскажешь — они умрут, если попытаешься снять проклятье — они умрут, — заговорил я холодным голосом. — Если в твоей головке родиться мысль сделать мне пакость, то угадай, что с ними станет? Правильно, они умрут. Если ты снова схватишь звезду и захочешь свергнуть Ирруишу, решишь устроить мятеж или как-то ей насолить… думаю, мне не нужно продолжать.

— Ты… — буквально прошипела неко, не сводя с меня безумных глаз.

— Я, — мой кивок в ответ. — Проклятье никак не навредит твоим детям, пока ты остаешься хорошей девочкой. У него нет последствий или побочных эффектов. Их жизнь в твоих руках. И да, это не угрозы, а всего лишь предупреждение.

Подмигнув Сианаре, я впитал энергию из последнего накопителя и исчез из её комнаты. Быстрый переход на максимальные сто метров и медленная прогулка в сторону улицы. У меня не было желания оставаться в своей комнате, так что я направился на свежий воздух.

Наложенная магия не была проклятьем в привычном понимании. Да, я мог в каком-то роде влиять на тела котят, но никаких губительных действий это за собой не несло. Дети и я оказались связаны, и у меня появилась возможность при необходимости ощущать их эмоциональное состояние. Только вот Сианара видела совсем другое и если её любовь к ним настолько сильна, насколько я успел прочувствовать, то проблем с этой стороны быть не должно. Ну а там, когда мы разберемся с хаосом, можно будет стрясти с нее клятву, в обмен на снятие якобы проклятья. Ну а если вторжение пережить не удастся, то там уже ничего не будет иметь смысла.

Сианара сидела в углу комнаты, прижимая к себе сопящих детей, и пыталась унять ту истерику, что полностью завладела её разумом.

Страх. Пожалуй, никогда ещё она не боялась так, как несколько минут назад. Да, она всегда опасалась за жизни своих малышей, но это опасение было всего лишь материнским инстинктом. Сейчас же страх казался другим. Он ледяной хваткой вцепился в горло и никак не желал отпускать. Перед глазами застыл момент, когда её дети скрываются за ревом черного пламени, полностью исчезая из вида. А потом снисходительная улыбка чудовища с вертикальными зрачками.

Для неко новый мир казался спасением, но принес только смерть. И дура королева, которая вбила себе в голову мысли о последней воле Арруаша. Именно она, Сианара, должна была стать той владычицей, которая вернула бы своему народу былое величие. Но, вмешались пришлые. Выскочка Ниика, которая притащила с собой помощь, а после и ненужный союз, в обмен на древние знания её народа.

И вот вроде бы все карты в руках, а козыри на столе. Ирруиша уже смирилась с поражением, отдав своих детей чужакам и готовясь принять смерть. К коалиции из двух родов примкнул еще один и, казалось бы, ничего уже не изменить.

Но судьба злодейка решила поступить по-своему. Предложение Дарта о новых зеленых землях, что заставило многих задуматься. Слова Ирруиши о переселении в леса, о дружбе, союзе, и спасении целой расы всего лишь одним разумным — Дартом. В глазах королевы он казался спасителем, но Сианара смотрела на ситуацию под другой плоскостью. Слабая королева, которая не в состоянии обеспечить своему народу достойную жизнь, заключает союз с первым встречным, обещая древние знания своего мира. Ей не место на троне, её власть слаба, как и слабы её сторонники.

Один шаг, чтобы забрать власть и навести наконец-то порядок, один шаг, который так и не удалось сделать.

Ну а после ночное посещение от того, кто казался настолько слаб. Да, Сианара видела его мастерство во владении оружием, слышала о мощной магии, но неко не могла допустить и мысли, что он посмеет пробраться к ней в комнату и совершить такое. Дарт казался слаб, хоть и показывал силу. Неко не видела в нем правителя, а в глаза бросался лишь пацан, внезапно получивший силу. Заигравшийся подросток, за которым идут лишь те, кто сам обделен жаждой власти. Всего лишь помеха, которую можно напугать и устранить.

Только вот теперь все мысли оказались пустышкой. На её детях лежит проклятье, и малейший проступок принесет им смерть. Глупо было сомневаться в словах того, кто играючи проник в её спальню и так же легко ушел, не потревожив ни одного охранного заклинания. Вот еще он скалиться своей клыкастой улыбкой, а вот растворяется черным туманом, после чего пропадет вовсе.

Осталось лишь горькое послевкусие страха и беспомощность, что связывала по рукам. Она не готова рисковать жизнью своих детей. Она не готова идти против монстра, что только прикидывается человеком.

Утра я дожидался у костра, в компании своих гвардейцев. Орки весело проводили время, жаря местную дичь и запивая её легким пивом. Непринужденное общение, которое по началу проходило немного скомкано, через полчаса свелось к дружескому и я неплохо посидел в душевной компании своих вояк. Поначалу те пытались относиться ко мне, как к лорду, но очень скоро поняв, что мне это не нужно, приравняли к своему. Они знали уровень моего мастерства, и поэтому уважение в их кругах я имел не малое.

Ну а по наступлению утра начался исход. Суета достигла своего апогея к обеду, и ближе к вечеру я перестал адекватно на все реагировать. Долгие разговоры с Ирруишей, в компании с Сетто и Виктором. Гранд Мастер оказался наделен полномочиями от Волиаресара и сразу обозначил границы Винфора. В качестве точки для создания поселения неко выбрали небольшую бухту, расположенную в паре суточных переходов от Винфора. Участок там был хороший, и даже идеальный. Открытый выход в океан, густые леса вокруг и практически полное отсутствие каких-либо монстров. Да и к тому же рядом огромный город, что намного облегчит вливание неко в мир и поможет им на первых порах.

Семь дней. Я потратил семь дней своей жизни, принимая активное участие в исходе неко. Сначала сборы караванов, телеги с вещами и организация защиты, по переводу столь огромной кучи разумных до портала, а там через них за границы своего поселка на берегу океана. Не скажу, что это далось с трудом, но нервов мне вымотали уйму.

Зато когда с этим делом было закончено, и сотня Серебряных вместе с боевыми звездами отправилась сопровождать котеек к месту их нового дома, я наконец-то расслабился. Пришлось, правда, отправить учеников на заставу возле призрачных эльфов, дабы они впитывали все знания о хаосе, но на это я потратил не больше пары часов. За подобный опыт Сетто высказался сугубо положительно, ну а я лишь махнул рукой, совершенно забив на последствия.

Моя великолепная девятка так же отправилась на учебу под присмотром Сетто, а Ниика со своим братом уже осваивались в цитадели. Ко всему прочему вместе с девушкой был и её личный десяток воинов, который напомнил мне, что она не простая царственная особа, а довольно сильный боец. Хоть последние события и знатно подточили её самообладание, но со временем она должна придти в себя.

Отмахнувшись от нюансов, и банально спихнув их на своих подданных, я в первую очередь направился в душ. За эти семь дней не было ни одной свободной минуты и всё приходилось делать на ходу. Но теперь, когда неко посланы к новому месту своего жительства, я мог спокойно выдохнуть. Семь выделенных Ирруишой магов, уже осваивались посреди моего поселения, а я наслаждался теплыми струями воды, находясь в одиночестве. Эти семь дней не запомнились чем-то особенным, но вымотался я, словно прошел через затяжные боевые действия.

— Хреново выглядишь, — встретил меня голос Илвен, как только я вышел из душа.

— Просто там не было тебя, — хмыкнул я, в ответ. — Ты кстати тоже, не благоухаешь. Сходи, ополоснись.

— Мужлан, — фыркнула дроу, поднимаясь со стула и одним движением сбрасывая одежду.

Моя тень плавным шагом прошла к душевой комнате, в то время пока я облачался в повседневную одежду. Девушка скрылась за дверью, оставив меня одного, за пока еще пустым столом. Как только я об этом подумал, в комнату сразу же зашел Дирион с большим подносом, на котором стояло несколько кружек, вместе с просторной пиалой, заполненной свежей выпечкой.

— Легкий перекус, Ваша светлость, — отвесив поклон, сказал гном. — Ужин будет чуть позже.

— Отлично, — устало махнул я рукой. — Когда там послы обещали прибыть? Приготовления хоть идут?

— Прибывать они начали еще позавчера, — ответил гном, — а представление вас, как лорда, назначено на вечер. Гостей ожидается больше трех сотен, и это не считая охраны и слуг сопровождения.

— Ого, — только и смог выдавить я. — Как-то не рассчитывал я не подобное.

— Дело в том, — начал объяснять гном, наливая мне чай из большого кувшина, — что послезавтра будет не просто встреча послов. Это больше похоже на ритуал знакомства с вами, как с новой фигурой на шахматной доске политики. Раз уж вы так громко заявили о себе, то и желающих навести мосты не мало. Правители не ограничатся лишь своими послами, многие герцоги и графы так же захотят навести справки. Многие из них лично, конечно, не появятся, но своих чад могут отправить. Каждый день к нам приезжают посыльные, со списком тех, кто решит появиться. Например, графиня Кар’Сэти прибудет лично, захватив с собой обоих детей. Думаю, эта сильная женщина захочет прилюдно выразить вам благодарность за спасение её рода.

— Значит в моем распоряжении лишь день, — хмыкнул я. — Не густо. От Азакара что-нибудь слышно?

— К утру должны вернуться, — ответил гном. — По донесениям понятно, что всю тысячу удалось накрыть оползнем. Так что обошлось без потерь и трудностей.

— Отлично, — улыбнулся я. — Так, сейчас, во-первых, надо определиться с названиями наших поселений, а то как-то несерьезно. Ну и, во-вторых, нужно чтоб кроме меня на церемонии были все из нашей верхушки. Теневой совет в полном составе, все дроу, тройка гномов и пусть Роар возьмет еще кого-нибудь из своих. И да, найди Калила, пусть тоже личиком посветить, нехер прохлаждаться. Не одному же мне отдуваться, да и как раз сразу обозначим свою позицию насчет других рас.

— Калил отправился вместе с Азакаром, — ответил Дирион. — Он вообще старается участвовать в каждой мясорубке. Уже завоевал нешуточное уважение среди орков.

— Да ради бога, — пожал я плечами, вгрызаясь в теплую булочку. — Еще уточни у Элрама, что он думает насчет раскрытия его работы на меня. Пусть продумает этот вопрос. О, и еще нужно чтоб он проработал механизм использования порталов. Скорее всего, многие захотят ими воспользоваться, так что вопрос цены тоже на нём.

— Конечно, Ваша светлость, — поклонился гном. — Еще какие-нибудь пожелания?

— Весь завтрашний день меня не тревожить, проведу в ученической комнате, — ответил я Дириону. — Так что если есть какие вопросы, то вываливай всё сейчас.

— Вы бы выделили время да прогулялись по цитадели и её округе, — почти сразу ответил гном. — А то всё в боях, да странствиях. Простому люду тоже важно знать, что вы с ними. Пройдитесь по стройке, гляньте на стену да загляните к гномам. Много времени на это не уйдет, а всем будет приятно.

— Пожалуй, после ужина и пройдусь, — немного подумав, ответил я. — Еще что-нибудь?

— Нет, Ваша светлость, — поклонился гном. — Сейчас принесу горячее.

Пока гном выходил, из душа вернулась Илвен. В этот раз дроу не стала там задерживаться и уже посвежевшей, да в простом темном платье, присела напротив меня.

— Какие планы на ближайшие дни? — лениво спросила девушка.

— Завтра весь день потрачу на ученическую комнату, — ответил я, наблюдая, как Дирион вносит в комнату большую фарфоровую кастрюлю. — Нужно кашу в голове разгрести. Подумаю спокойно, да помедитирую. Потом празднества эти, послы да гости, ну и после — дней на десять затеряюсь в мастерских. Пора воссоздать свои зерна и озадачить гномов насчет нового доспеха.

— Чем тебе старый не угодил? — удивленно хмыкнула девушка. — Только же новый сделали.

— Скажем так, — хмыкнул я, увеличивая руку в размерах, — он стал немного мал.

— Ага, — немного заторможено кивнула Илвен. — Ладно.

На этом общение как таковое закончилось, и мы приступили к ужину. Дроу погрузилась в раздумья, ну а я не стал её отвлекать. Собственных мыслей было вагон и маленькая тележка, и как со всем этим справляться я даже не представлял. Буду плыть по течению, решая заботы по мере их поступления.

По окончанию ужина я, как и сказали Дириону, отправился на прогулку по своей цитадели. Сам замок я пропустил, а вот выйдя наружу, решил обойти как можно больше.

Первым на очередь я поставил обход стены. Всё же главное защитное сооружение, к тому же не позволяющее тварям черного леса как-то мешать моим подданным. Правда, орки такие твари, в хорошем смысле слова, что своей охотой истребили большую часть самых опасных существ в пределах десяти километров так точно. Зато опыт и уровень мастерства молодняка растет каждый день, что довольно серьезно успокаивает меня, стоит лишь подумать о предстоящем вторжении.

Быстро покинув центральную часть города, я спустился за первую стену и оказался на огромной равнине, в которую превратились руины прошлого. Гномы знатно поработали, и сейчас от прошлых строений не осталось и следа. Лишь ровная земля, уже покрывавшаяся небольшой травкой, да небольшое количество строений, что были возведены в первую очередь. Школа виднелась где-то у скал, и всё строительство расходилось именно с той стороны. Здесь же по центру только пустошь и разметки, в виде красных флажков, для границ дорог.

Кроме всего этого удалось избавиться и от призраков. Я прошел почти до самой стены и так и не увидел не единого духа. Риоку и дроу удалось даровать покой всем душам, и сейчас я чувствовал чистоту этого места. Прохладный ветерок приятно ласкал лицо, а шум со стороны стены приковывал внимание.

С каждым шагом, что я подходил к стене, росло и благоговение перед этим монстром. Высотой никак не меньше сорока метров, шириной она была все двадцать. Огромные зубцы и внутренние проходы с бойницами. Внутри этих проходов располагались рельсы, по которым скользили арбалетные установки поменьше. Среди них удалось заметить и дула пулеметов, только размером больше, нежели таскали мои стрелки. Огромные металлические ворота делились на три секции, размером от небольших, трехметровых в высоту, до огромных — десятиметровых. Железное дерево в их составе и полосы зачарованного гномьего металла, что сможет выдержать очень многое. Вдоль стен шли довольно крутые лестницы, с перелетами, уходящими внутрь. Добротные перила надежно отсекали любые возможности на падение и были зачарованы на прочность.

— О, Ваша светлость! — удивленно встретил меня один из гномов. — Решили глянуть на нашу работу? Это мы всегда рады похвастаться, чего уж. Пройдемте наверх, оттуда открывается отличный вид.

— Веди тогда, — улыбнулся я, пожав его твердую мозолистую ладонь. — Только давай еще внутри прогуляемся.

— Само собой! — хохотнул гном. — Мы здесь почти закончили, остались какие-то незначительные штрихи, да подвоз боеприпасов. Формируем пока обслуживающий персонал, да дорабатываем мелкие нюансы. Через пару недель думаю, закончим с этим.

— Не торопитесь, — попенял я ему. — Нужно чтоб всё было сделано, как следует.

— Так это, уже, — усмехнулся гном. — Мы же как работаем? Сначала сделали костяк, потом налепили мышц и убедились в работоспособности всего этого. И только после занимаемся подбором одежды, да снаряжения. Стена выдержит, хоть орду демонов и прямо сейчас. Ну а всё остальное это так, удобство для обороняющихся, запасные припасы и может доработка каких деталей.

Так мы и поднялись наверх, под хвастанье старого мастера. Стоило отдать ему должное — хвастался он не зря. Внутри стены был хороший проход, стрелковые орудия отлично скользили по полозьям, а механизмы работали исправно. Кроме них тут можно было обнаружить и ящики с алхимическими гранатами, что были надежно запечатаны, а так же и сугубо магические взрывные артефакты. Довольно узкие бойницы не позволят особо прытким тварям пробраться внутрь, тогда как отсюда изнутри можно спокойно поливать врагов огнем.

На пути нам встречалось много гномов мастеровых, а так же орки, выбранные в основном из молодежи. Лишь изредка в глаза бросались их более старшие сородичи, которые, скорее всего, возглавляли целые отряды. Я старался перекинуться парой слов с каждым из них. Спрашивал какие-то пустяки, запоминал просьбы и пожелания, дабы дать указания Дириону, чтобы он обо всем позаботился и передал кому надо. Атмосфера царила довольно веселая. Многие улыбались, веселились и подшучивали друг над другом. И параллельно этому я старался считывать их эмоции, пытаясь выйти на то, кого что беспокоит.

Поднявшись на самый вверх, я подошел к краю стены и невольно замер от открывшегося вида. Передо мной простиралась зелень леса, часто уходя в черные оттенки. Перед самой стеной обнаружилась пустая от растительности зона, что не позволила бы подобраться к нам незаметно. Сейчас она была небольшой, метров сто, не больше, но уже виднелись просеки, уходящие дальше.

Слева и справа стена упиралась в отвесные скалы, но уже сейчас можно было увидеть, что идет их укрепление. Всё же территории Цитадели была огромной, и моя паранойя передалась каждому из совета. А поэтому сейчас кроме стены шло укрепление скальных отступов, где надо — их выравнивание и возведение опять же стен. Да, протяженность этой стены будет просто огромной, но благодаря сетям Сида, нам удастся покрыть её всю и спокойно держать под контролем.

Кроме всего этого, стоило мне оказаться наверху, как в глаза бросились огромные арбалетные установки, с сидением для операторов. Весь этот огромный механизм соединялся шестеренками и позволял лишь одному разумному вращать эту бандуру, с легкостью наводясь даже на шуструю цель. Оператор сидел в этакой кабине где с помощью педалей и ручного воротка мог вращать конструкцию как ему угодно. Небольшой прицел, таблица с поправками на дальность, рычажок со сменой боеприпасов и выстрел одной лишь кнопкой. Барабан на двенадцать трехметровых стрел-копий, который заменялся на себе подобный в течении пары минут и их снаряжение внутри стены, по скорости никак не дольше пяти минут.

— Планируем ставить их через каждых сорок-пятьдесят метров, — лучась от гордости, рассказывал гном. — Отличные штуки, как, впрочем, и всё, что выходит из вашей мастерской. Жаль только процесс производства не столь быстрый, как хотелось бы. Но уже сейчас я свою бороду поставлю на неприступность сей крепости. А уж когда маги закончат с внутренней магической сетью, тогда вообще можно никого не опасаться.

Мало кто знал, что выстраиванием магической защиты занимается Сид. Про его существование вообще знала лишь верхушка совета и на этом всё. Этот энергетический сгусток, со слепком моего «я» занимался тем, что соединял всю местность цитадели в единую схему магический защиты. Ну а сама стена представляла собой этакую клетку из потоков энергий, что по окончании станет отличным защитным механизмом, даже для высокоуровневых плетений, выходящих из-под рук архимагов.

На стену мне пришлось потратить почти полтора часа своего времени. Зато я мог смело сказать, что оно не было потрачено впустую. Пообщался с большим количеством разумных, увидел много нового в своем же поселении, а так же немного успокоил свои опасения, на случай вторжений. После всего этого путь мой лежал к школе и самой застроенной части будущего города. Внутренние часы подсказывали мне, что сейчас не больше шести часов вечера, а значит вечерние занятия в самом разгаре. Теневой совет решил, что интенсивность обучения подрастающего поколения в два отрезка времени, пойдет ребятам на пользу больше, нежели стандартная школьная программа. Как итог мы имели несколько уроков с утра, примерно до обеда, после шел час практики у какой-нибудь из различных структур, дабы ребята определились с тем, что хотят изучать больше всего, ну и отдых до пяти часов вечера. После плотный ужин и занятия в школе до девяти вечера. Два выходных дня и никаких домашних заданий в школе, лишь поручения от тех разумных, где ученики проходили своеобразную практику.

Кроме самой школы в эту часть города переехали и орки. Сейчас уже большая часть получила свои дома, пусть и небольшие, но всё же. Поначалу эти степные ребятки и вовсе отказывались иметь собственную жилую площадь, но с каждым днем, с каждой новой заселенной семьей, их мысли начинают течь в ином направлении. Так как территории вокруг было предостаточно, каждому желающими мы выделяли участок с домом в сотню квадратов. Всё зависело от размера семьи, а так же от желания жить отдельно, либо же с родственниками.

Вообще к делу о жилплощади подход был сугубо индивидуальный. Не было идеи дать всем и много, но в то же время участок с домом нельзя было назвать тюрьмой. По большей части мы исходили из того, что на одного разумного уходит по шестьдесят квадратов жилья. Ну и небольшой участок к дому, согласно запросам и пожеланиями. Для этого Бранн даже создал небольшую комиссию, которая и решала вопрос о выделении большего количества метров. Всё это знатно отдавало бюрократией, но никаких проволочек пока еще не случалось. Имелся строгий план будущего города, очерченная территория и просто ничтожное количество жителей, для столь огромной местности.

Проходя мимо уютных домиков, в которых обитали суровые орки, я только умилялся, когда видел на окнах различные цветные занавески, да горшки с цветами. Этакая бандура выше двух метров высотой, со спокойным выражением лица поливала небольшую грядку, с самой обычной рассадой. Взгляд отмечал привычные хвостики морковки, зеленый лук да укроп. И со стороны это вызвало во мне только улыбку. Но не обидную насмешку, а гордость за то, к чему всё пришло.

Аккуратные домики, огороженные заборами, небольшие участки с грядками и плодоносными деревьями. Орочьи старики, мирно пыхающие трубки, да развешанное на веревках белье, сохнущее под лучами вечернего солнца.

Нет, были, конечно, и те, что всё еще ютились в шатрах и пытались делать вид, что они суровые вояки и им чужд уют. Только вот с каждым днем таких становилось всё меньше. Каждый видел, что воинственность в тех, кто выбрал дома, никуда не девалась, да и уважаемые старики так же хвалились покоем. Небольшие стычки и склоки естественно присутствовали, но таковые решались быстро и порой довольно жестко. Пара оплеух от старших, либо же шаманов и наряд в дальние вылазки, откуда ты по месяцу не возвращаешься назад. Грязь лесов и кровь монстров, в охоте за редкими ингредиентами, суточное бдение на стене и не дай бог, ты заснешь на посту, тогда позор придется смывать очень долго и только лишь кровью врагов.

Постепенно вся наша жизнь начала сводиться к простому быту. В обиход потихоньку начали входить монеты, а предприимчивые гномы устраивали торговые точки. Торговля возрождалась с нуля, пока еще имея самое низменное её значение, а именно банальный бартер. Элрам должен подготовить схему денежных потоков и разобраться банками и зарплатами тех, кто служит непосредственно мне, но пока всё это было в зародыше.

В школе меня встретили удивленно, но вида старались не подавать. Я прошелся по классам, посидели немного на разных занятиях и пару раз даже поймал себя на мысли, что банально зависаю на рассказываемой теме. Среди учителей были и орки и гномы, и обычные люди: как маги Волиареса, так и наемные учителя, найденные Элрамом с полной пропиской у нас. Маги неко еще не приступили к своим обязанностям, так как пока еще банально устраивалась, да продумывали программу обучения.

Само здание школы имело форму квадрата, с открытой территорией в его центре. Этакая спортивная площадка на свежем воздухе, но заключенная в стены школы. Размеры внушительные, четыре этажа высоты и несколько крыльев-пристроев в качестве жилых комнат для детей. Чуть дальше, прямо в скалах планировались тренировочные полигоны для магических поединков и создание различных зон с испытаниями.

Пока шли уроки, я старался не вмешиваться. Просто наблюдал, бродил и считывал состояние детей. Их эмоции варьировались от легкой апатии, к безумному интересу, что всё же отмечалось чаще, нежели первое. Ну а с детьми, которые чувствовали себя не в своей тарелке, работали, как правило, самые старшие представители наших народностей.

Побывал я и на таком занятии, где старый шаман просто рассказывал о своей молодости, медленно и размеренно, стараясь вовлечь детишек в этакую игру. Никаких нравоучений и давления авторитетом, просто веселые истории с умозаключениями, которые способны понять даже семилетние малыши.

Несколько раз мне всё же пришлось вмешаться. Тоска и апатия у некоторых детей была столь сильна, что не входило ни в какие рамки. Таких детей я забирал с собой прямо с урока и выводил по одному в коридор. Там мы разговаривали, а я, считывая эмоции, узнавал, что беспокоит больше. Кого-то задирали одноклассники, кто-то скучал по дому, точнее по свободе, что даровало бродяжничество, а кто-то и по своим более старшим друзьям, которые сейчас входят в состав Бесов.

Зачастую многое решалось простым разговор, да небольшим ментальным посылом. Но было и несколько случаев, когда приходилось прибегать к более серьезным эффектам магии разума. Да, с какой-то стороны это возможно неправильно, так глобально влиять на эмоции ребенка, но другого выхода я не видел. Детских психологов в нашем распоряжении не было, и поэтому этот вариант являлся единственно верным.

С этим детским садом я провозился до десяти часов вечера. Разговаривал как с детьми, так и с учителями. Было поднято несколько вопросов, решение которых до сих пор откладывалось. И нехватка литературы встала главным из них. Пришлось делать очередную заметку, о решении которой напоминать Элраму и его торговцам.

После школы, следующим на очереди встало поселение гномов. Оказавшись в их пещере, я даже не удивился, когда обнаружился полностью отстроенный небольшой городок, с обилием снующих коротышек. Те радовались окончанию рабочего дня, и по большей части проводили время в трактирах. Освещение подняли на более высокий уровень, и магических светильников было предостаточно. Мрак пещеры уже не казался таким всепоглощающим, а теплый свет в окнах домов и вовсе притягивал взгляд своим уютом.

Незаметно влиться к местным мне не дал посыльный от Бранна. Он поймал меня у самого входа и попросил следовать за ним. Оказалось меня уже ждали, но ждали в небольшом местном трактире, где свои дела обсуждал Бранн и мой казначей. Так как с последним я знаком не был, во мне проснулся интерес на выбор главгнома.

Немного ускорившись, мы добрались до трактира минуты за четыре, и уже войдя внутрь, я удивился спокойной обстановке, да практически полному отсутствию гномов. Чуть сбоку, за большим столом сидел Бранн и незнакомый мне гном. Вид второго я мог бы смело приписать какому-нибудь головорезу, а не казначею. Внушительные надбровные дуги, скошенный на бок плоский нос, квадратный подбородок и внушительная комплекция тела. Черные волосы, стриженные коротким ежиком и на удивление гладковыбритое лицо, без намека на щетину. Серьезный взгляд серых глаз пробирал до печенок, а кривой шрам на всю правую щеку дополнял и без того не радостную картину.

— А вот и Дарт пожаловал, — усмехнулся Бранн в бороду. — Проходите, Ваша светлость, присаживайтесь.

— Моё почтение, — на удивление глубоким и мелодичным голосом, произнес головорез. — С вашим участием разговор и правда будет более предметен.

Пожав руки обоим, я присел на свободное место, в торце стола и сразу же наполнил пустой бокал морсом. Тягучая красная жидкость с приятным ароматом ягод хорошо утолила мою жажду. Только после того, как опустошив первую кружку, и налив вторую, я поднял взгляд и кивнул Бранну.

— Собственно, — прокашлялся он, — представлю Варека, твоего казначея, да. Лучшей кандидатуры было просто не сыскать. Я вообще-то рассматривал его в качестве своего приемника, но раз горн не спешит нас забирать, то так уж и быть, уступлю тебе.

— Ага, как же, — криво усмехнулся Варек. — Избавиться от меня хочешь, хрен старый.

— Ну, не без этого, — вернулся ему усмешку Бранн. — Достал ты меня со своими мыслями и идеями. Иди вон лучше на лорда нашего поработай, всё полезнее будет.

— Сказать чтоб «поработал» здесь будет неуместно, — покачал я головой. — Только одна должность и всего лишь на всю жизнь. Не меньше, но и не больше. Готов ты на это, Варек?

— Так, стало быть, я уже начал, — пожал плечами здоровяк, что было довольно странным обращением к гному. — Сейчас веду учет и подсчет всего нашего имущества, составляю смету на будущие траты и воссоздаю основу казны.

— Да? — удивился я. — Так это отлично! Завтра как раз должен вернуться Элрам и у вас будет много тем для обсуждения. На нём висит вопрос по банкам и нашей внутренней экономики. Будете работать вместе и очень тесно. Так что советую сразу начать искать общий язык и точки соприкосновения.

— Сделаю, — серьезно кивнул гном. — Но пока вы здесь, у меня есть несколько вопросов. Первый и, пожалуй, самый основной. Что насчет порталов? Они будут открыты для других государств?

— Скорее да, чем нет, — кивнул я, немного подумав. — За плату, естественно, и с ограничениями.

— Тогда следующий вопрос, — собрался гном. — Мы можем нанять пару строительных бригад, численностью в пару сотен разумных? У нас слишком много незавершенных проектов, а рабочих рук не хватает. Две-три бригады смогли бы разгрузить наших и без того занятых строителей. Это позволит закончить множество незавершенных проектов и сосредоточиться на чем-то более глобальном.

— У нас разве есть для этого свободные средства? — задумался я.

— Более чем, — кивнул Варек. — Прибыль от торговли, благодаря порталам, весьма внушительна. Наем нескольких бригад не сильно ударит по казне, но позволит перераспределить гномов на более важные участки.

— Например, мы можем распечатать еще одну пещеру, — вставил свое слово Бранн. — В первой полностью налажена добыча, и больше никаких вмешательств не требуется. Можно понемногу расширяться. Камень здесь богат минералами и драгоценными жилами, так что чем быстрее начнем их разрабатывать, тем больше прибыли получим.

— И это в том числе, — хмыкнул мой казначей. — Но вообще хотелось бы уже закончить кое-какие проекты. А то висят законченными процентов на восемьдесят, да глаза мозолят.

— Хорошо, — кивнул я. — Если это не сильно ударит по казне, то мое разрешение у тебя имеется. Всё равно после прибытия посолов открытие порталов будет вопросом времени. Ну и чуть позже введем тебя в Теневой совет и познакомим со сферой деятельности остальных членов. Чтоб уже все вопросы решал непосредственно с ними.

Варек отрывисто кивнул, а Бранн с довольной улыбкой наблюдал за нашим разговором.

Вообще внешний вид моего казначея и манера речи вместе с привычкой себя подать шли в разрез. По лицу этого гнома не скажешь, что в его распоряжении имеется цепкий ум и манеры. Но, в который раз уже убеждаюсь, что внешность обманчива.

— Так, ладно, — допив остатки морса, сказал я. — Пойду, сниму завесу с еще одной пещеры, пусть твои работяги будут готовы.

— Прямо сейчас что ли? — аж подорвался Бранн.

— Ну а чего тянуть? — пожал я плечами. — На завтра я занят, после прием, а там еще куча дел. Так что не буду тянуть и сделаю это сейчас.

— Погоди, погоди, — засуетился гном, — мне же нужно охрану подтянуть, магов там, на случай если оттуда что полезет.

— Не полезет, — улыбнулся я. — С тем существом, что там обитает, можно не бояться тварей. Как раз и пообщаюсь с вашим кошмаром.

— Уф, — только и сказал Бранн, покачивая головой.

Бранн всё же созвал пару десятков воинов и тройку магов, во главе с Гроином. Те собрались возле прохода, и начали готовиться. По земле пошли плетения, воины настраивали станковые арбалеты, а я рассматривал черную пленку защиты, за которой в прошлый раз находилось существо, сотканное из тьмы. Сейчас я пока еще никого не ощущал, но почему-то чувствовал, что стоит мне позвать, как неведомая зверюшка появится в одну секунду.

— Мы готовы, Дарт, — отвлек мне голос Гроина. — Можешь убирать завесу.

Кивнув ему и собственным мыслям, я подошел еще чуть ближе и начал медленно убирать печати. Параллельно с этим, несколько плетений уже моей магии разлетелись по округе, выстраивая контур безопасности. Под моей волей отсекающая магия тускнела, а после несколько раз моргнув, пленка пропала и вовсе.

— Оно идет! — пискнул в моей голове панический голос Кейт.

Сразу за её словами появилось и то существо, которое пугало гномов. Сгусток черного тумана принял форму крупной кошки, и только ярко-желтые глаза хоть как-то выделялись на этом бесформенном клочке тьмы.

Без каких-либо предисловий или эмоций, существо стрелой рвануло ко мне, буквально засыпая меня своими чувствами. Ощущение свободы, радость, и детский восторг. Всё это настолько сильно ударило по моей чуйке, что я даже не успел ничего сделать. Существо оказалось возле меня за долю секунды и словно обычная кошка, начало ластиться к ногам. Его форма тут же начала меняться и спустя несколько секунд вместо кошки стоял уже крупный пес. В мозг стали проникать его эмоции, заваливая меня каким-то нереальным счастьем. Словно передо мной был самый обычный щенок, который долго скучал по хозяину.

— Слышь, Кейт, — тихо хмыкнул я, — судя по всему, ты знаешь, что это за существо. Не просветишь?

Тишина была мне ответом. Осколок не спешил выдавать своего появления, но стоило мне немного обозначить недовольство, как в голове появилось ощущение её присутствия.

— Это Йоло, — шепотом заговорила она. — Квинтэссенция тьмы в самом её изначальном проявлении. Домашние зверюшки черных драконов, по силе не слишком и уступающие им. С ними не хотели связываться и высшие демоны, а простые твари хаоса не более чем слабая добыча. Неугомонные в своей ярости и преданности вам.

Стоило осколку заговорить, как существо насторожилось и повернуло голову ко мне. Взгляд его глаз проникал в разум, мягко, но настойчиво. Любое ощущение Кейт снова пропало, а на морде йоло проявился оскал.

— Ну-ка кыш из моей головы! — нахмурился я, полностью закрывая разум.

Йоло нехотя, но послушался. Его недовольство проявилось изменением размеров до самой обычной небольшой дворовой псины, а контур морды чуть прояснился, дабы я мог увидеть его недовольство.

— Мда, — выдохнул я, чувствуя сюр во всем этом. — Пойдем, пообщаемся, лохматый.

Медленным шагом я ушел в туннель, подальше от любопытных глаз коротышек, а йоло побрел следом за мной, опустив голову, и всем своим видом показывая, что он в печали.

Зайдя в тень туннеля и скрывшись за поворотом, я присел прямо на камень, облокотившись о стену. Йоло подошел ко мне, тяжело вздохнул и прилег рядом, положив свою туманную голову мне на ноги. Не шибко понимая, что делая, я положил ладонь на существо и даже не удивился, когда ощутил твердость тела. Причем вид йоло так и не изменился, оставшись простым сгустком черного тумана, лишь принявшим вид небольшой собаки.

— Что ж, давай знакомиться, — улыбнулся я, снова открывая разум. — Моих пассажиров не пугать!

Дальше начался обмен целыми потоками мыслеобразов. Йоло старался показать, насколько ему было грустно, что его заперли в этих сырых и темных пещерах, где единственным развлечением было уничтожение редких монстров, что порождал мрак. Но, в конце концов, закончились и они, и йоло остался один. У него не было воспоминаний о прошлом, лишь отголоски образов крылатого старшего брата, что дарил тепло и счастье.

Общение этого существа было похоже на общение собаки, стань она чуть умнее, чтобы уметь выражать свои мысли. Какая-то нереальная преданность уже мне, как только йоло увидел меня в первый раз и строгий наказ не пугать. Сейчас же существо полностью успокоилось и мурчало, с глубокими утробными звуками. И вот это способно без труда уничтожать демонов и тварей хаоса.

Словно услышав мои мысли, йоло недовольно взрыкнул и отлипнув от меня, поднялся на ноги. Он отошел на несколько метров, а после словно взорвался тьмой. За мгновение из обычной собаки йоло превратилось во что-то огромное, чей разрез пасти внушал если не страх, то близкое к этому. Существа достигло огромных размеров, вместо одной пары глаз появилось с десяток по всей передней части морды, пять длинных хвостов металось из стороны в сторону, разбивая камень в щебень, а мощные черные когти, размером с мою руку, не позволяли усомниться в их смертоносности.

— Назову тебя Пушок, — хмыкнул я, немного напряженно.

Внешний вид йоло слегка пугал, а капающая изо рта слюна, что с шипением разъедала камень, и вовсе ставила в тупик.

Но стоило существу услышать свое новое имя, как его внешний вид снова вернулся к безобидному, на этот раз замерев в образе чешуйчатой кошки.

— А теперь поговорим о том, что тебе делать можно, а что нельзя, — постучав по камню рядом с собой, произнес я.

Пушок, виляя хвостом, подошел ко мне, и замер, снова положив голову мне на колени.

Последующий десяток минут я потратил на донесение ему кое-каких правил и ограничений. Мол, не пугать, не жевать, мебель не портить. Очертив зону ответственности во все пещеры, я дал наказ на охрану и очистку их от каких-либо тварей. Ну и не стал ограничивать на выход, конечно же. Пушок никак не выказал недовольства, а на разрешение прогулок за пещерами и вовсе лизнул меня в щеку.

— Всё, теперь ты не один, — потрепав существо за ухом, произнес я. — Бегай, резвись, охраняй. Теперь в твоем распоряжении не одна только пещера, но вся цитадель. Только, пожалуйста, не пугай местных. Не каждый разумный спокойно воспримет тебя, внезапно появившегося из тьмы.

Вместо ответа йоло потерся своей кошачьей головой о мои ноги и плавно встал на лапы. Принюхавшись к свежему воздуху, что стал проникать в туннели после снятия пленки, Пушок чихнул совершенно по-кошачьи, а после растворился во тьме. В темноте прохода я просидел еще минуты три, банально гоняя мысли, а после поднялся и пошел назад к гномам. Те всё так же стояли и напряженно всматривались во тьму туннеля, держа оружие наготове.

— Всё, Бранн, можете приступать, — махнул я рукой во тьму. — Пушок показал, что там чисто и никаких тварей пока нет.

— Пушок? — нервно хмыкнул гном, а после почесал макушку. — Тебе, конечно, виднее, но имя слишком уж, скажем так, необычное.

Отмахнувшись, я, насвистывая, пошел наружу. Время подошло к полуночи, и настроение скатывалось к сонному. Разумных на пути почти не было, а поэтому до своей комнаты я добрался быстро. Несколько минут на душ и сладкий сон до раннего утра.

Поднялся я часов в пять утра, и даже не завтракая, отправился к Сиду. Сегодня мне нужно потратить максимум времени на глубокую медитацию и разбор той магии, что подкинула мне Кейт.

— Привет синий, — бросил я, заходя в помещение к шарику.

— Привет клыкастый, — хмыкнул он в ответ. — Какими судьбами на этот раз?

— Всё теми же, — пожал я плечами. — Глубокая медитация и контроль с твоей стороны.

— О! — крутанулся шар вокруг своей оси. — Значит, как раз проведу еще одну синхронизацию.

— Прости? — не понял я.

— Последний раз, когда ты погружался столь глубоко, я считал твою память и вытащил все знания по магии, — довольно сказал Сид. — Сейчас обновлюсь еще раз. Как раз нужно уже контур магической защиты закрывать.

— Отлично, — улыбнулся я. — Надеюсь, моя паранойя передалась и тебе.

— Будь уверен, — со свистящим звуком, колыхнулся шар. — Только давай ты сразу перейдешь в ученический кабинет. Его я так же полностью покрыл сетью и сейчас он не менее защищен, чем эта комната.

Кивнув на его просьбу, я покинул комнату Сида и сразу перешел в ученический кабинет. Этот шарик, который перенял мою личность, должен сделать из цитадели что-то неприступное. Поэтому набираться знаний мне нужно еще и для него. Как раз, думаю, с послами от Волиареса прибудут и обещанные им книги. Нужно будет обязательно выделить время на их изучение. Особенно теперь, зная, что Сид получает информацию от меня.

Отбросив лишние, на сейчас, мысли, я прошел под шар и лег прямо на пол. От шара отделилось несколько тонких жгутов, что оплели мои запястья и стали пульсировать в такт биения сердца. Вдох-выдох и погружение в легкую медитацию, которое практически сразу заменяется глубокой. Ощущение пустоты, после — полета и открыв глаза, я обнаруживаю себя посреди обычной парковой дорожки. Взгляд по сторонам дал мне понять, что нахожусь я в парке Земной стилистки. Небольшой фонтан, фонари и скамейки. Аккуратно подстриженный газон и бледно-красная тротуарная плитка.

— Нравится? — раздался знакомый голос за спиной.

— Впечатляет, — хмыкнул я, оборачиваясь. — Зачем всё это?

— Тебе так привычней, а мне спокойней, — улыбнулся осколок.

Кейт выглядела почти так же, как и моя сестра. Точнее основой была именно внешность Кати. Только вот в глаза бросались и изменения, которые порождали совершенно новую внешность, лишь отдаленно напоминающую сестру. Обостренные черты лица, заметные скулы и чуть больший разрез глаз. Заметно увеличенные губы, но не так, чтоб это отталкивало, курносый носик и длинные светлые волосы, заплетенные в сотни косичек. Глаза цвета изумруда, и небольшие аккуратные рожки, растущие изо лба. Из одежды на девушке было свободное платье голубых тонов и черные босоножки.

— Смотрю, тебе здесь нравится, — развел я руками в стороны.

— Еще бы, — хмыкнул осколок, хлопнув в ладоши.

После этого звука парк ожил. В одно мгновение появились десятки людей, что весело проводили время и отдыхали в парковой зоне. Дети, взрослые, разноцветные воздушные шарики и запах шашлыка.

— Всего лишь фантомы, но созданные по твоим воспоминаниям, — пояснила девушка. — Почти живые. По крайней мере, поведение соответствует, и нет ощущения фальши.

— Ты стала подозрительно адекватной и покладистой, — проговорил я, присаживаясь на скамейку.

Осколок присел рядом, с интересом наблюдая за парочкой детей, что весело смеясь, гонялись друг за другом.

— Если ты решишь от меня избавиться, то у тебя это получится, — заговорила она, после короткой паузы. — А я не хочу назад. Не хочу в хаос. Не хочу терять себя, становясь маленькой шестеренкой огромной машины. Я хочу быть собой, той, какая я сейчас. Пусть и здесь, среди фантомов. Я долго носила личину твоей сестры, когда пыталась оставить тебя в кошмаре и частью переняла её личность. Это не возымело бы роли, если бы ты погиб, а я снова перешла в лоно хаоса. Но, с каждым новым днем, эта личность становилась мной, и я становилась ей. Сейчас я полностью осознаю себя и больше не хочу быть безвольной силой, которая делает лишь то, что прикажут. Я живая, и я это я. Возможно во мне больше от твоей сестры, чем я сама думаю, но этого уже не изменить. Теперь я не осколок, а что-то совершенно другое. Что-то, что хочет жить и испытывать эмоции.

Кейт замолчала, с силой сжав челюсть, а ладони её оказались сжаты в кулаки. Этот эмоциональный монолог поставил меня в тупик. И даже не самой речью, а тем, что сказано это было без лжи и фальши. Мог ли я верить её словам? Слишком сложный вопрос, на который ответит лишь время.

— Гуляя по моему разуму, ты наверно помнишь диалог с Элбринором, — рассеянно проговорил я.

— Вырастить тело без души, а потом переместить в него то, что осталось от эльфов, — вздохнула Кейт. — Конечно, помню, и не раз прогоняла его в своих мыслях. Но, надо смотреть на вещи прямо. Сомневаюсь, что я удостоюсь такой чести.

— Почему нет, — пожал я плечами. — Подобное вполне возможно. Сейчас у меня нет таких знаний, а на то чтобы они появились — уйдут года. К этому времени и станет понятно, чего ты достойна и заслужишь ли шанс на полноценную жизнь собой. Не в моем разуме, а там, в большом и необъятном мире.

Осколок вздрогнул всем телом, а окружающие фантомы поплыли волнами. Видение парка моргнуло, и вернулся лес, с каменной равниной перед нами. Осталась лишь скамейка, да застывшая статуей Кейт.

Можно было подумать, что я попался на удочку хаоса, но это не так. Сейчас я не чувствовал в этом существе чего-то опасного для меня. Да и сложно подделать ту искренность, что звучала в её голосе. Ну а если правдивы слова о перенятии части личности моей сестры, то за годы, что я буду идти к мастерству создания пустых тел, осколок и вовсе потеряет связь с хаосом и станет чем-то более человечным. В любом случае, думать об это еще рано, а дав Кейт надежду, я, возможно, повлияю на её личность еще больше, чем могло бы быть.

Время рассудит.

— Я хочу этого, — моргнув и вновь вернув парк, прошептал осколок.

— Значит, учись быть человеком, — пожал я плечами. — В твоем распоряжении вся моя память. Стань той личностью, которая будет достойна внешности моей сестры. Не разочаруй меня и я дам тебе то, чего ты так жаждешь. Если выживу, конечно.

— Ты выживешь, — кивнула Кейт. — А я стану достойной.

— Хорошо, — улыбнулся я, совершенно не чувствуя к ней каких-то негативных эмоций. — Теперь мне нужно немного поработать и разобраться с той магией, что ты мне подкинула.

Поняв мой намек, осколок убрал парк, и вокруг нас появился огромный пустырь.

Следующие несколько часов, если судить по реальному времени, прошли в изучении плетений и заклинаний, которыми поделилась Кейт. Среди них имелось несколько совсем слабых образцов, которые хороши только лишь для понятия основ этого направления, но так же были мощные заклинания, как защитного плана, так и стирающего всё, на своем пути. Осколок фантомами показывал мне свойства и возможности определенного заклинания, а я запоминал и тренировался в произнесении слов.

Закончив с магией и привыкнув использовать новые плетения, я приступил к более детальному осмотру своего тела. Мне нужно было проверить целость ауры, да устранить те немногие проблемы, что повело за собой превращение в землях хаоса.

Первым делом я полностью обследовал тело на физическом уровне. Выявил несколько незначительных проблем, которые никаких осложнений за собой не несли. После занялся аурой и энергетическим телом. Пришлось сращивать незначительные разрывы, да устранять последствия насыщения хаосом. На это и ушла большая часть времени, проведенного в ученическом кабинете, где время течет быстрее, нежели в обычном мире. Здесь я провел два дня, тогда как за границами кабинета прошел лишь день. Мне удалось сделать всё, что я запланировал и, покидая это место, внутри моего разума царило полное спокойствие.

Вышел наружу я в десять утра следующего дня. Знакомство со мной, как с правителем должно произойти ближе к вечеру, но пока я желал только лишь перекусить. Проход по коридорам цитадели ознаменовался легкой суетой бегающей обслуги. Оно и понятно, сегодня вечером здесь ожидается первое пиршество такого размаха, и никто не должен ударить в грязь лицом.

Когда я оказался в своей комнате, то даже и не удивился наличию здесь Илвен. Дроу сидела в кресле, читая какую-то тонкую книжицу и попивая багровый напиток из высокого бокала.

— Как успехи? — спросила она, стоило мне зайти внутрь.

— Неплохо, — пожал я плечами. — У вас здесь как? Азакар вернулся? Приготовления идут?

— Приготовления? — фыркнула девушка. — Эту суету ты называешь приготовлениями? Словно разворошенный муравейник.

— Ты ожидала другого? — иронично спросил я. — Три сотни гостей, куча новых, для цитадели, разумных, и все из высшего света.

— Я и говорю — идиотизм, — серьезно кивнула дроу, а после продолжила читать.

Оставив Илвен со своими мыслями, я забежал в душ, а по выходу меня ждал небольшой поднос с горячим чаем и свежей выпечкой. Дроу, само собой, уже не было на месте, и мой перекус прошел в тишине и одиночестве. Чуть позже ко мне заглянул Дирион, рассказав, что первые гости начали прибывать еще вчерашним вечером. Прибыли послы от Светлого леса и гости со стороны Великого лорда Уардена. Сами правители, естественно, не стали тратить время на разъезды и ограничились только своими представителями. От эльфов таким представителем оказался Минрандиил со свитой, ну а к Виктору, в качестве послов, присоединилось несколько представителей высокородных семей Саиры, Индариала и Хорона.

— Сейчас, насколько я знаю, идет размещение по выделенным домам гостей из королевства Тарк, — продолжил рассказывать гном. — Сто четырнадцать человек, семьдесят шесть из которых это охрана. Через несколько часов ожидаются послы из Винфора, и один представитель Сирая. Гномы так же соизволили нас посетить, но их делегация насчитывает всего лишь восемь представителей по четыре от каждого государства.

— Впечатляет, — хмыкнул я. — Не думал, что будет такой ажиотаж.

— Скорее всего, этим озаботились ваши союзники, — высказал свое мнение Дирион. — Лорд Уарден и милорд Волиарес. Им выгодно, чтобы остальные обозначили свои позиции. Так станет ясно, кому следует доверять, а с кем лучше обозначить границы.

— Что ж, пусть так, — выдохнул я. — Обеспечь мне встречу со всеми членами Теневого совета, и про Варека тоже не забудь. Нужно пообщаться с ними перед тем, как всё начнется. И да, Калила пригласи тоже.

— Сделаю, Ваша светлость, — кивнул гном. — Пригласить их в обеденную комнату, или как обычно?

— Давай в обеденную, — немного подумав, ответил я. — Заодно и перекушу, как следует.

Кивнув, Дирион покинул мою комнату, не сказав больше ни слова. Я же заглянул в шкаф, выбрал повседневную одежду светлых тонов и стал облачаться в неё, прогоняя в голове разные мысли. Предстоящий вечер был скорее пустой тратой времени, нежели необходимостью. Да и мои познания в местном этикете не столь велики, чтобы я мог полностью избежать каких-то незначительных ошибок. Но с другой стороны, именно это меня не сильно-то и волновало. Больше всего я беспокоился о возможных играх, что затеют эти аристократы. А в то, что обойдется без этого — я не верил.

Пока я ждал членов Теневого совета, то обдумывал название для наших портальных поселений. Мысли как обычно разбегались, а подходящие названия совершенно не желали всплывать. Спустя десяток минут я плюнул на всё и решил остановиться на просто подходящих словах.

Тот поселок, который располагался на берегу океана, получил название — Иллатика. С эльфийского это слово переводилось как жемчужина, что было весьма кстати, благодаря наличию рядом океана.

Немного порывшись в гномьем языке, поселок между Саирой и Варрой стал Дорлоном, что переводилось как твердыня. И видя тот размах, с которым он строится, через пару лет данное название придется как никогда кстати.

Ну и точка в гиблых землях обзавелась названием Горшах, или Призрачный город, по предложению от Риоку.

Утверждение от меня было получено и соответственное распоряжение разошлось по всем жителям цитадели. Пройдет не один месяц прежде чем названия приживутся, но оно того стоит. Все же называть эти поселения по типу «поселок на берегу океана» — как-то кривовато, да и в учете того, что мы открываемся миру, этот шаг был простой необходимостью.

Прошло чуть больше часа, прежде чем все члены Теневого совета собрались в обеденной комнате по моему зову. Часы показывали ровно двенадцать дня, и обед пришелся как никогда кстати. На собрание пришли все, без исключения, и даже Калил не отказался от приглашения.

— Итак, сразу представлю вам Варека, он займется казной, — взял я слово, как только все собрались у стола. — Элрам все вопросы по деньгам и товару к нему. Как, кстати, идет торговля?

— Лучше, чем я ожидал, — зависнув на пару секунд, ответил наш главный торговец. — Пережил несколько покушений, а так ничего серьезного. Всё же мы сильно сбили цены на услуги доставки и товары из цитаделей. Имеют право злиться, да.

— Надеюсь на твое благоразумие, — обозначив кивок, произнес я. — Азакар, как всё прошло?

— Слишком просто, — хмыкнул он. — Обрушили породу и на этом, собственно всё. Удалось одним махом справиться с проблемой, но эту тропу я решил взять под контроль.

— Группа из двадцати оборотней постоянно её патрулирует, — вставил свое слово Роар. — Нам бы, по хорошему, пройти дальше, но времени не было. С этим вторжением через портал мы решили не рисковать, отлучаясь надолго.

— Как я вижу, Дарт и из этого поимел немало, — хмыкнул Риоку. — Неко? Хорошие маги, сильные. Только вот меня немного смущает факт наличия у нас двух царственных особ их крови. Зачем нам они?

— Как гарант крепко союза, — слегка сморщился. — Королева-мать настояла. У них намечался переворот, и таким образом она рассчитывала их спасти.

— Странный поступок, для матери, — впервые подал голос Калил.

— Ты мыслишь слишком ограничено, — ответила ему Илвен. — Если бы не вмешательство Дарта, то всё пошло бы по более жесткому сценарию. И тогда, возможных наследников просто устранили, дабы не плодить причины для бунта.

— Поэтому я и не хочу участвовать во всем этом, — сморщился полуэльф. — Грязь, кровь смерть и предательство.

— Я итак не тащу тебя на передовую, — посмотрев на него, сказал я. — Но сейчас, когда с нами будут знакомиться, как с новой и значимой силой, твоя личность может остудить особо буйные головы. Извини, Калил, но я не могу пренебречь таким шансом, показать всем, что ты с нами.

— Да понимаю я всё, — сморщился полуэльф. — Но поверь, от этого мне не легче. Я благодарен тебе, что ты позволяешь мне многое, не слишком и рассчитывая на меня в случае чего. Поверь, если будет нужно, я переступлю через себя и запачкаю руки в грязи.

— Ты еще не понял, что мы создаем? — хмыкнул шаман. — В Цитадели Последней Надежды не будет место сожалениям. Это либо твой дом, за который ты отдашь жизнь, либо обычная стоянка, не достоянная внимания. Дарт добр к тебе, но тебе пора определяться с нами ты, или простой пассажир.

— Риоку, не стоит, — вставил я свое слово. — Я прекрасно его понимаю. Если он не хочет, то никто его заставлять не будет. Калил, ты выказал свое желание идти за мной и поверь, я пойму, если ты не захочешь присутствовать на сегодняшнем вечере.

— Этим ты меня и раздражаешь, — тяжело вздохнул он. — В твоих словах нет лжи и ты искренен в своих чувствах. Ну а я просто не могу подвести тебя. Снова.

— Только один вечер, Выбранный, — улыбнулась Илвен. — Большего от тебя никто ничего не требует

— А вот сейчас было обидно, — криво усмехнулся Калил. — Чувствую себя нахлебником каким-то. Я всё понял и никаких претензий не имею. Посвечу своим лицом, да гостей попугаю. Надеюсь, ты получишь то, чего хочешь.

— Отлично, — улыбнулся я, хлопнув в ладоши. — Что ж, теперь обозначу свою позицию относительно вас на этом празднике пустой траты времени. Ведем себя культурно, но в рот никому не заглядываем. Провокации игнорируем. Хотя нет, это они у нас в гостях, так что на яркие и открытые попытки грубить разрешаю дать в морду. Просто и без изысков. Всех желающих развязать конфликт сразу посылайте ко мне.

— И оставить себя без веселья? — хохотнул Бранн. — Нет уж, сами справимся. Далеко не дети уже, чтобы прятаться за спину правителя. Не переживай, Дарт, всё будет на высшем уровне.

— Надеюсь, — выдохнул я, делая глоток чая. — Надеюсь.

Время до восьми часов пролетело незаметно. Последние гости прибыли в четвертом часу дня и после время свелось лишь к ожиданию. Всем послам показали здания, построенные специально для них, куда заселили и большую часть гостей. Эти мини дворцы способные вмещать в себя до пары сотен человек, пока еще были слабо обставлены. Я решил переложить эту задачу на плечи тех, кто будет в них обитать, сбрасывая с себя обязанность на траты и придумывание каких-то излишеств.

Всех своих учеников я отправил к остальным через портал в гиблые земли. Нечего им тратить время на всякие празднества, только лишь из-за того, что мне их навязали в качестве учеников. Сетто, кстати, не стал одним из представителей Винфора. Он так же остался в том поселении, гоняя студентов на предмет противодействия хаосу. В качестве послов прибыл Треас Лотрен, уже известный учитель-некромант и Ауриса, та самая девушка, что была на встрече владетелей реликвий. Кроме них прибыло еще несколько аристократов, в качестве, наверно, массовки. Ибо понимание того, что они представители от города Винфор прошло мимо меня, ведь тот же Треас являлся представителем АМИ, а Волиарес руководил как первым, так и вторым.

Ближе к семи часам вечера ко мне в комнату пришел Дирион и принес костюм, в котором я буду присутствовать на празднике. Черные штаны из легкой гладкой ткани с двумя золотистыми пуговицами в области пояса, черная же рубашка, манжеты и воротник которой были покрыты тонкими золотистыми узорами и белоснежная безрукавка из плотной ткани, похожей на кожу с небольшим количеством черных витиеватых узоров, выполненных в чешуйчатом стиле. Они шли от воротника вдоль пуговиц и, доходя нижней части безрукавки, уходили кругом вокруг тела. Пуговицы на ней, кстати, так же были выполнены из золотого металла, но вид имели минималистический, и не сильно бросались в глаза. Завершала вид костюма этакая накидка в виде плаща, что была исполнена в антрацито-черном цвете, который полностью поглощал цвет. Размером не длиннее пояса, а на ощупь что-то похожее на плотный шелк. От корон и прочей мишуры я твердо отказался, решил не омрачать себя ношением различных символов власти. Те, кому надо, итак знают кто я, и какой у меня титул. Для остальных же пусть это будет сюрпризом.

Восемь часов вечера ознаменовалось гонгом в моей комнате и прислугой из двух юных гном. Девушки в легких платьях зашли ко мне в комнату и, обозначив свое присутствие, оповестили о начале приема. Как оказалось, опоздание главной персоны вечера в пределах нормы и только из-за этого никто меня не тревожил. Я расправил несуществующие складки, сделал глубокий вдох, после чего покинул комнату. Медленный проход по коридорам цитадели и небольшая заминка перед тем, как зайти в тронный зал. Мы специально сделали так, чтоб не было главного входа. Не хотелось акцентировать внимание на определенных личностях, а в первую очередь именно на себе.

Прошло от силы секунд пятнадцать, как позади появились девушки с подносами, направляясь к двери. Я пропустил их вперед, дождался, пока они откроют двери и только после этого пошел следом. По ушам сразу же ударил гул сотен голосов и звуки легкой музыки. Появление новых служанок не удостоилось внимания, а поэтому и на меня мало кто бросил взгляд.

Что ж, тронный зал, заполненный парой сотен гостей, выглядел потрясно. Огромное застекленное окно притягивало взгляд своим видом, но границы оказались очерчены сразу. Перед подъемом к трону расположились гвардейцы в облегченных версиях своих доспехов. Они облегали мощные орочьи тела, словно вторая кожа, лишь изредка вырываясь шипами. Хватило полтора десятка воинов, чтобы ограничить проход гостей к трону. Гостей, кстати, оказалось больше, чем я думал. Зал хоть и не казался переполненным, но полупустым его точно не назовешь. Разумные в самых разных одеяниях скользили по залу, словно плавая, а все представители женского пола притягивали к себе взгляды, шикарными нарядами и не менее шикарными личиками. В руках некоторых можно было увидеть бокалы с различной выпивкой, тогда как у столов с едой собралось приличное количество мужчин. Сегодняшняя кухня оказалась представлена блюдами сразу нескольких рас, и это, как я видел, произвело фурор. Не каждый день удается отведать деликатесы орочьей кухни, либо же мясные изделия, приготовленные по советам дроу.

На небольшом помосте, справа от тронной площадки, расположились музыканты. Семь разумных, трое из которых являлись чистокровными эльфами, а четверо были полукровками. Звучащая от них музыка не навязывала свое звучание, а лишь разбавляла вечер легким, почти незаметным, фоном.

Тронный зал, сам по себе, не был никак украшен. То, что сделали с этим местом гномы, просто не нуждалось в этом. Здесь лишь добавилось света, как живого, посредством сотен свечей, расположенных по стенам на высоте трех метров, так и привычных уже магических светильников. Свет не был слишком ярким, дабы слепить, но его интенсивности хватало, чтобы выгнать из зала любой намек даже на самую крошечную тень.

— Дарт? — раздавшийся голос сбоку заставил меня невольно улыбнуться. — Ой, прошу прощения лорд Нуар.

— И тебе привет, Вэйл, — ответил я девушке, поворачиваясь к ней. — Давно не виделись.

Оказавшись лицом к лицу с прошлым, я даже не удивился, когда увидел, что передо мной стоит не юная студентка АМИ, но шикарная, по своей красоте, герцогиня. Волевая осанка, твердый взгляд прекрасных глаз, в которых, впрочем, так и осталась хитринка, и замечательное белое платье, свободного покроя.

— Очень давно, — тепло улыбнулась Вэйл, ненароком осматривая меня с ног до головы. — А ты сильно изменился. Стал совсем другим, как внешне, так и внутренне.

— Время меняет, — пожал я плечами, смотря по сторонам. — Ты разве одна здесь?

— Нет, конечно, — покачала головой девушка. — С мамой. Она где-то в толпе, наводит мосты. Не часто удается вживую пообщаться с представителями Саиры или Варры. Твои порталы изменят многое, если конечно будут в свободном доступе.

— Лорд Нуар, — незнакомый голос со стороны, позволил мне проигнорировать слова Вэйл. — Разрешите засвидетельствовать вам свое почтение и лично выразить благодарность.

Обернувшись к говорившему, я наткнулся на крупного мужчину в белоснежном фраке с явным закосом под стиль военного мундира. Небольшие усики, взгляд, полный силы и лысая голова.

— Прощу прощения, герцогиня, что так бесцеремонно вклинился в ваш разговор, — обратился мужчина к Вэйл.

— Ну что вы, герцог, — лишь обозначила улыбку Вэйл, — кому как не правителю Уухреша можно уступить первенство в разговоре со спасителем. Надеюсь, Дарт, мы еще сможем поговорить.

— Рад был тебя увидеть, — улыбнулся я девушке, с легким поклоном головы, и тут же повернулся к отцу Гранта. — Приветствую вас в Цитадели Последней Надежды, герцог Ил’Хишша.

— А когда-то эти места называли вотчиной Темного повелителя, — с легкой полуулыбкой, покачал головой герцог. — Сейчас же, места довольно спокойные, если не считать Черного леса за стеной. Но, почему-то мне кажется, что и там уже не так опасно.

— Надо же моим гвардейцам где-то выпускать пар, — хмыкнул я, лениво осматривая гостей. — Как обстоят дела в Уухреше? Помнится мне, разрушения там были серьезными.

— Строения это та цена, которую я готов заплатить, за жизни своих подданных, — серьезно и без тени иронии, произнес Таарон. — Если бы не ваша своевременная помощь, то боюсь, и города, как такового, не осталось. Лишь пустоши хаоса, да мерзкие твари, пирующие на телах моих людей. Поверьте, лорд, я умею быть благодарным.

— Я делал это не ради вашей благодарности, — покачал я головой. — И не это не грубость, если вам вдруг так покажется, а просто факт.

— Знаю, наслышан, — кивнул герцог, так же посматривая в зал, — поэтому и не предлагаю вам золото, или какие дорогие артефакты. Вместо этого готов предложить своих людей из разных областей, для налаживания здесь быта. Учителя, строители, лекари, военные высших чинов. У меня хватает специалистов, готовых делиться опытом и знаниями. Если, конечно, вы согласитесь их принять.

— Не скажу, что мы остро нуждаемся в кадрах, — задумался я на несколько секунд. — Вот строительные бригады были бы весьма кстати. Нам банально не хватает рабочих рук, а закончить хотелось бы многое.

— Думаю, я могу вам в этом помочь, — кивнул герцог. — После сдвига в Уухреше пришлось многое восстанавливать. Сейчас в моем распоряжении имеется более десятка отличных бригад, общей численностью под шесть тысяч разумных. И их контракты оплачены на года вперед. Сомневаюсь, что вам удастся найти таких специалистов, так что могу поделиться.

— Пожалуй, я воспользуюсь вашим предложением, — улыбнулся я. — Отправьте своих представителей к Элраму. Он наделен полномочиями принимать решения и обговаривать другие нюансы.

— Скажу честно, для многих стало сюрпризом, что этот уважаемый человек работает на вас, — хмыкнул Таарон. — Некоторые рассчитывали наладить с вами отношения именно через него. Сводят вас вместе, а вы, в качестве благодарности даете доступ к порталам. Столь молодая, но уже успешная торговая сеть стоит многого. Очень многого.

— Как и порталы, — кивнул я. — Только вот это всё в моем распоряжении, так что и недовольных будет прилично.

— Без этого никуда, — ответил мне герцог. — Особенно в свете грядущего. Некоторые особы могут пожелать урвать чужое, пока все вокруг обеспокоены хаосом. Советую очень тщательно выбирать как союзников, так и врагов.

— А когда было иначе? — вздохнул я.

Продолжить разговор не позволила фигура Волиарса, который направлялся прямо к нам. Архимаг был одет во фрак сиреневого цвета, с длинным фалдами из мягкой на вид ткани.

— Беседы о высоком? — улыбнувшись, обратился он ко мне.

— Милорд ректор, — наклонил голову герцог. — Удивлен вашим присутствием.

— К сожалению, это присутствие номинально, — ответил архимаг. — Астральная проекция, не более.

— Тем не менее, имеющая плотность, — подметил я момент, когда колыхнулись волосы на его голове. — Впечатляет.

— Не скажу, что это слишком сложно, — сморщился Волиарес. — Слишком нудная подготовка, а так — сущие пустяки. Должен же я лично засвидетельствовать представление своего союзника на суд общественности. Да и хотелось лично переговорить с некоторыми личностями.

— Суд общественности, — криво усмехнулся я. — Сомневаюсь, что здесь есть те, кто достоин меня судить.

— Дерзко, — цокнул языком герцог.

— Молодежь, — с тяжелым вздохом, вторил ему архимаг. — Не буду лезть в чужой монастырь. Твой дом — твои правила. Но всё же не перегибай палку. Здесь присутствуют личности, мало понимающие сарказм или юмор.

— Приму во внимание, — кивнул я магу, отмечая знакомое лицо, направляющееся к нам.

— Мариана, вы как всегда очаровательны, — улыбнулся я графине Кар’Сети.

— Еще бы, — довольно кивнула женщина. — Отсутствие нахлебников способствует. Разреши представить свою дочь и ту, что обязана тебе жизнью. Кларина это Дарт Силаарен, лорд Таэр’Нуар. Тот самый человек, который помог вырвать наш род из забытья и вернул тебе себя.

Сестра Кола изменилась до неузнаваемости. Тогда, в его замке я видел лишь хрупкое тельце, обтянутое пергаментной кожей. Сейчас же передо мной стояла очень красивая девушка. Длинные темные волосы обрамляли её круглое личико, на котором выделялись пухлые губы и большие глаза, небесного цвета. Приятная взгляду фигура хорошо прорисовывалась сквозь достаточно обтягивающее платье, свободно расходящееся лишь от центра ягодиц. Девушка купалась во взглядах окружающих мужчин, словно стараясь нагнать те пропущенные года, что лежала прикованной к кровати.

— Лорд Нуар, для меня честь познакомиться с вами, — глубоким бархатным голосом, от которого по телу пробежали мурашки, заговорила девушка. — Рада видеть, что достойный человек достиг достойных высот. Это место волшебно, как и та атмосфера, что царит среди ваших подданных. Видеть вместе дроу и Выбранного светлого эльфа — это и правда походит на чудо.

Переведя взгляд немного вбок, я увидел названную парочку в паре десятков метров от нас. Калил был облачен в светло-зеленый мундир, чем-то похожий на одеяние гусаров с Земли, тогда как Илвен ни капельки себе не изменяла. На темной было шикарное черное платье, с очень глубоким вырезом, которое скорее показывало, нежели скрывало. Разрез не заканчивался на груди, а спускался ниже, показывая её плоский животик, и уже после этого шла пышная юбка. Спина её, как можно разглядеть отсюда, так же была оголена и, несомненно, притягивала взгляды многих разумных. Илвен держала Калила под локоть и вместе они смотрелись довольно органично.

— Да, согласен, — хмыкнул Волиарес. — Замечательное место.

Последующие минут пятнадцать прошли, словно под копирку. Подходили совершенно неизвестные люди, предоставлялись и ограничивались парой, ничего не значащих, предложений. Очень редко когда поступали какие-то вопросы, просьбы и советы. Да и не все из присутствующих знали меня в лицо, очень часто просто игнорируя молодого парня. Остальные члены Теневого совета и вовсе развлекались. Я прекрасно видел их довольные лица, и лишь Азакар заметно скучал, хотя к нему и пытались клеиться особы женского пола. Ниика пока вовсе не посетила это мероприятие, предпочитая отсиживаться в своей комнате вместе с братом. Хотя приглашение для неё озвучивал лично я, так что её отсутствие мне непонятно.

— Кажется, пора, — внезапно появился возле меня Волиарес. — Гости уже созрели. Можешь восходить на трон, а Виктор тебя представит. Я встану вместе с вами, дабы все сразу поняли и осознали наш союз.

— Благодарю, — кивнул я магу. — Вечер только начинается.

Взяв курс на трон, я вместе с Волиаресом медленно пошел к нему. Спустя несколько метров к нам присоединился и Виктор. Уже подходя к лестнице на трон, те гости, что еще не поняли кто я, начали догадываться. Разговоры потихоньку стихали, а разумные начали поворачиваться в нашу сторону. Стоило нам оказаться перед подъемом, как четверо гвардейцев, синхронно ударив себя в грудь, отошли в сторону. Только на этом звуке я заметил, что музыка почти стихла, позволяя гулу ударов разнестись по залу, порождая за собой оглушающую тишину. Сотни взглядов тут же сошлись на нашем трио, но, если быть честным, все их я ощущал на себе. Море эмоций, чувств и сомнений, слились в единую ауру толпы, которая знатно ударила по моей ментальной чувствительности. Пришлось усиливать барьеры, чтобы ограничить этот вал.

Дойдя до трона, я плавно на него опустился, чувствуя приятное и непонятное чувство. Две рептилии под руками, словно ожили, даруя мне тепло и уверенность. Крылья трона чуть распахнулись, став сиять ярче и разбрасывая по стенам сотни солнечных зайчиков. Волиарес прошел чуть за спину и встал по левую от меня сторону, тогда как Виктор оказался справа и наоборот вышел чуть вперед.

— Думаю, многие из вас знают кто я такой, — с улыбки начал Виктор, когда внимание всех гостей сосредоточилось на нас. — Да и цель сегодняшнего вечера понятна всем без исключения. Что ж, не буду тянут скифа за, хм, хвост, разрешите представить вам нового владетеля великой реликвии! Разумного, чьи поступки говорят о нем больше, нежели мои слова. Каждый из вас наслышан о герое Саиры, о человеке, что предотвратил сдвиг в Уухреше и совершил еще много чего, за что его можно поить и кормить хоть до конца времен. Дарт Силаарен, лорд Таэр’Нуар хозяин этого места! Человек, который смог объединить своей волей такие разные расы и дать им всем единую цель. Мой друг и тот, кто спас мне жизнь, делая это не рассчитывая ни на какую награду. Союзник моего брата, отличный воин и сильный маг. Та еще заноза в заднице, конечно, но в нем я уверен, словно смотрю в зеркало.

Виктор замолчал и, сделав несколько шагов назад, встал по правое плечо позади меня. Его речь немного разрядила обстановку, ну а теперь настал мой черед говорить.

— Приветствую гостей, — начал я, немного робея. — Не мастак я, красивых речей и развернутых приветствий, так что ограничусь только своими мыслями. Как вы наверно знаете, на нас надвигается хаос. И это не просто фраза для красного словца, это то, что мы обязаны пережить. Я не самый хороший правитель и интриган, но, как заметил Виктор, я отличный воин и сильный маг. Таких же разумных я собрал рядом с собой, совершенно наплевал на цвет кожи и предпочтения в поклонении. Мы все — одна большая семья, которая создает вокруг себя новый мир. И для каждого посла я попрошу с уважением относиться как к дроу, так и орку. Если кто-то из вас решит показать, что его существование выше жизни обычного орочьего вояки, то такого я попрошу сразу удалиться. Представители Светлого леса, если вас будет смущать присутствие дроу, или же за вами будет замечено снисходительное к ним отношение, то скажу сразу — где портал вы знаете. Таким здесь не рады. Я не самый хороший правитель — хорошая фраза, которая описывает меня, как нельзя кстати. Но, я всегда поступаю по совести. И именно этого я попрошу от всех вас. Если вы решите остаться здесь, то совесть и честь должны стать вашими верными спутниками. В ином случае вы здесь не задержитесь, — замолчав на несколько секунд, я оглядел зал, ловя на себя сотни взглядов. — Я не самый хороший правитель, но честь для меня не пустой звук. Об этом вам расскажут те, кто знаком со мной чуть больше, нежели общение в рамках вечера. Сегодняшний вечер станет началом чего-то большего, и я надеюсь, что это большее не омрачится человеческой глупостью. Моя цитадель в вашем распоряжении, уважаемые гости. Пейте, ешьте, отдыхайте. Здесь собралось множество достойных разумных и вечер для вас не будет скучным.

Закончив на этом свою речь, я хлопком в ладоши дал понять музыкантам, чтобы они вновь возвращали музыку. Те сработали без задержек и неловкой паузы в тишине не последовало.

— Эмоционально, где-то даже с перегибом, но на первый раз сойдет, — хмыкнул Виктор. — Предлагаю за это выпить.

— Будь готов Дарт, — предостерег меня Волеарес. — Сейчас начнутся разговоры немного другого уровня. Ты официально представлен, наш союз подтвержден, так что и подход к тебе будет другой.

— Кто не с нами, тот против нас, — сказал я, на слова архимага.

— Хах, — усмехнулся Виктор, но усмехнулся как-то безрадостно. — Хорошо говорить об этом сидя в горах. А вот когда вокруг тебя сотни высокородной аристократии приходится выбирать слова и выражения.

Мотнув головой, я не стал поддерживать этот разговор, а со вздохом поднялся с трона. Полумеры, полудействия и «держи врагов ближе» — это явно не для меня. Возможно, не будь на горизонте хаоса, я мог бы различать и серое. Но сейчас же, в его преддверии, для меня всё четче вырисовывается лишь белое и черное, и фраза, сказанная ректору, описывает это, как нельзя лучше.

Недолго я просидел на троне. Несколько минут на речь Виктора, потом мои слова и на этом всё. Сейчас нужно решить, к кому подходить первому, дабы перекинуться парой слов. И вроде бы представители Винфора, как и Саиры в этом не сильно-то и нуждаются, а вот между остальными предстоит сделать выбор.

Стоило мне сойти с пьедестала, как выбор был сделан за меня. Рядом, как по мановению волшебной палочки оказался Минрандиил с четверкой эльфов, в чьих движениях чувствовалась грация хищника. Каждый из них был одет в костюмы светло-зеленых тонов, тогда как маг носил мантию оттенком чуть темнее.

— Дарт, — улыбнулся старый эльф, поприветствовав меня кивком головы. — Рад видеть, что ты достиг таких высот. Уже не тот юноша, что удивил меня на границе леса. Возмужал, как физически, так и духовно.

— Благодарю за теплые слова, — с улыбкой обозначил я поклон. — Как вам у нас? Может, есть, какие пожелания?

— Ты знаешь, на удивление спокойно, — задумавшись на пару мгновений, ответил эльф. — Думал, будет суета, беготня и заметное запустенье, но тебе в очередной раз удалось меня удивить. Есть, конечно, сомнения насчет некоторых твоих подданных, но это так, придирка старого уставшего эльфа.

— Если вы про дроу, то не стоит, — покачал я головой.

— Знаю, знаю, — кашлянул Минрандиил, — она твоя Тин’Анара. Но, века жизни и опыт не позволяют мне безоговорочно доверять этим существам. Пусть Ллос и ушла, но коварство темных въелось в саму их суть.

— Мое коварство направлено лишь на наших врагов, — с милой улыбкой вошла в нашу беседу Илвен. — Не придумывай себе врагов там, где их нет.

— Прошу прощения, милая леди, — поклонился ей Минрандиил. — Не хотел вас обидеть. Но всё же вы не будете отрицать, что ваша раса не является примером благородства?

— О, простите, простите, — приложив ладошку ко рту, дроу сделала вид, что смутилась. — Как же я могла забыть, что во всех своих бедах вы вините вас. Только вот ваш народ полностью игнорирует тот факт, что мы произошло от вас. Коварство, предательство, ложь — все это в нашей крови, да. Только вот кровь у нас одна.

— Да как ты смеешь темная… — возмутился было один из эльфов, сопровождающих Минрандиила, но был остановлен им же.

— Держи себя в руках! — резко одернул его старый эльф. — Девушка словом тебя не оскорбила, а ты хочешь опуститься до трактирной ругани?

— Прошу прощения, — сквозь сжатые зубы проговорил эльф, обращаясь к старику.

— Так-то лучше, — улыбнулся Минрандиил. — Милая леди, я бы, конечно, с вами подискутировал еще, но, как мы видим, не все мои сопровождающие наделены терпением.

— Ну что вы, — улыбнулась уже дроу. — Я всё пониманию и зла не держу. Предлагаю как-нибудь встретиться и пообщаться наедине. Нам есть, что обсудить.

— С удовольствием принимаю ваше приглашение, — даже не скрывая удивление, ответил Минрандиил.

Хмыкнув, я оставил эльфов, как светлых, так и темных, общаться между собой, а сам пошел вглубь зала. Снова начались ничего не значащие разговоры, пустые, по большей части, слова в мой адрес и дежурные улыбки.

Решив наконец-то немного перекусить, я направился к столам, что стояли возле стен. На них можно было увидеть множество закусок, выполненных в удобном минималистическом формате. Подошел, взял небольшой кусочек копченого мяса на шпажке, закинул в топку и всё. Тут же стояли и бокалы с различными напитками, совершенно разной крепости. От морсиков до ядреной гномьей черной.

— Быстрый взлет, — раздался за моей спиной волевой женский голос. — От простолюдина до лорда. Это впечатляет.

Повернувшись на голос, я встретился глазами с эффектной женщиной, чья внешность притягивала. На вид ей можно было дать лет тридцать, но зная на что способна магия, не удивлюсь, если ей намного больше. В холодном взгляде не было и грамма эмоций, а вот определенные черты лица были узнаваемы.

— Герцогиня Лиин’Эви, — легким наклоном головы, поприветствовал я мать Вэйл.

— Просто Кора, — холодно улыбнулась она. — Для человека, спасшего мою дочь — официоз ни к чему.

— Как, она кстати? — поинтересовался я. — Что-то я не видел её здесь.

— Дочь дома, — ответила женщина, — готовится к свадьбе. Здесь только я, Вэйл и несколько сопровождающих. Тогда, в АМИ, ты слишком быстро пропал, и я не смогла тебя отблагодарить. Всё же изначально у меня были мысли, что все твои поступки ради выгоды, но когда спустя года ты так и не появился на нашем пороге, озвучивая цену, я слегка подкорректировала своё мнение.

— К сожалению, порой обстоятельства выше нас, — пожал я плечами.

— Я рада, что ты его убил, — серьезно произнесла Кора. — Гнилой был человек.

— Я бы предпочел закончить обучение спокойно, а не отправляться в бега, — выдохнул я, обозначив эмоции.

— Но смотри, куда эти бега тебя привели, — развернувшись к гостям и указав рукой, сказала герцогиня. — Ты лорд, и у тебя в союзниках сам Волиарес, а Виктор Черный называет тебя своим другом. Поверь, это многого стоит.

— Не этого я хотел, — медленно покачал я головой. — Сейчас моя жизнь мне фактически не принадлежит. Ну а что насчет благодарности, то не о ней я думал, в тот момент, когда демон с четырьмя сердцами себя показал.

— Даже с учетом того, что ты доставил некоторые неудобства моей семье, никто не скажет, что род Лиин’Эви не умеет быть благодарным, — не убирая с лица маску безразличия, произнесла Кора. — Насколько мне известно, ты очень способный артефактор. В качестве моего «спасибо» за жизнь дочери я привезла тебе некоторые специфические материалы. Ты мало где их найдешь, тем более в свободной продаже. Так что пользуйся на здоровье.

— Благодарю, — кивнул я, мысленно потирая руки. — Разрешите узнать, какие такие неудобства я вам доставил?

— Вэйл, — ответила женщина, внимательно следя за моей реакцией. — Она отменила свою свадьбу, поставив мне ультиматум, что сама будет выбирать за кого и когда ей выходить замуж. Пришлось за неё отдуваться Урин. Так что некоторые проблемы от тебя всё же были.

— Умная девочка, — позволил я себе улыбку.

— Да? — тут же подобралась Кора. — Это с какой стороны? Подставила семью и наши заключенные договоренности.

— С той стороны, что она не товар, дабы ей распоряжались против её воли, — пожал я плечами. — В погоне за выгодой высокородные готовы продавать своих детей, называя всё это красивым словом «замужество».

— Это в тебе говорит простолюдин, — холодно улыбнулась Кора. — Когда наберешься ума и повзрослеешь, то поймешь правоту и необходимость подобного.

— Если так, то я лучше останусь простолюдином, чем начну торговать собственными детьми, — вернул я ей такую же улыбку. — Думаю Вэйл со мной согласиться.

— Мальчишка, — покачала головой герцогиня Лиин’Эви. — Но не мне тебя судить. Пусть это сделает время.

Подняв на её слова бокал с белым вином, я сделал несколько глотков и осмотрелся по сторонам. Пока мы общались с Корой, никто даже не думал прервать нашу беседу. Гости общались друг с другом, шутили, расслаблялись. Легкая музыка вновь играла на фоне, добавляя небольшой эффект уюта.

Передышка в разговорах не продлилась дольше двух минут. Кора, так и не дождавшись от меня реакции, почти сразу заговорила с какой-то совсем юной на вид девушкой. Их пара удалилась в сторону от меня, тогда как я ощутил на себе острый взгляд. Сразу же найдя его источник, мне удалось увидеть пару, что направлялась в мою сторону. Ими оказались две девушки, одной из которых была Тисса, а вот вторую я до этого нигде не видел. Они направлялись прямо ко мне, активно о чем-то разговаривая и бросая в мою сторону заинтересованные взгляды.

— Дарт, — с улыбкой поприветствовала меня Тисса. — Разреши представить Вилларию, свою подругу.

— Так вот он каков, герой Саиры, — улыбнулась вторая девушка. — Судя по информации о тебе, я рассчитывала увидеть кого-то постарше.

— Извини, что разочаровал, — хмыкнул я, в ответ на бесцеремонное рассматривание себя. — Возраст — это тот недостаток, который быстро проходит.

— Ну, — задумалась на мгновение Виллария, — судя по твоей активной жизни, долго ты не протянешь.

Девушка была красива. Как, в общем-то, и большая часть присутствующих особ женского пола. Ви обладала шикарными черными, как смоль, длинными волосами, которые сейчас были собраны в высокую прическу и спускались за спину красивой волной. Её карие глаза, смотрели с прищуром, и наивности в них не было ни грамма. Немного узковатые губы, имели идеальную форму, а прямой нос, и чуть выделяющиеся скулы завершали картину внешности. По фигуре у девушки так же всё было на высшем уровне. Тонкая талия, хорошо подчеркиваемая темно-синим платьем, небольшой вырез, что только подчеркивал высокую грудь второго размера и рост вровень с моим.

— Не соглашусь, пожалуй, — улыбнулся я, одними губами. — Яра благоволит мне, и пока я не собираюсь покидать этот бренный мир.

— Тщеславия тебе, конечно, не занимать, — медленно покачала головой девушка.

— Скорее всего, это на меня так твоя красота действует, — хмыкнул я в ответ.

Ви не успела что-либо ответить, как к ней со спины подошел молодой человек, с двумя бокалами вина. Он поприветствовал меня кивком головы, а после передал один из бокалов графине. Та взяла его и, сделав большой глоток, немного расслабилась. Парень же попытался взять девушку за руку, но та словно просто повернулась в сторону гостей, делая так, чтоб их руки не соприкоснулись. Интересное замечание, которое почему-то засело у меня в памяти. Тисса, кстати, оставила нас одних, затерявшись где-то в толпе.

Пока Виллария рассматривала гостей, да общалась, с принесшим ей вино, парнем, ко мне направился представитель гномов. Разумный был одет в черный деловой костюм, с множеством витиеватых украшений, которые отдавали золотом. Взгляд его был серьезен и просвечивал меня насквозь.

— Изгнанные хорошо потрудились над этим местом, — начал разговор гном. — Можешь звать меня Орлин, я представитель Трогрина, нашего короля.

— Насколько мне известно, Гурхаз Азар стирает прошлое клана, — холодно произнес я. — Так что попрошу с уважением относиться к клану гномов из Цитадели Последней Надежды.

— Да, да, конечно, — улыбнулся гном, явно чем-то довольный. — Столь юный правитель, а уже приобрел столь много. Разумные разных рас, огромная цитадель и возможность соединять разные части мира одной торговой сетью. Сил-то хватит справиться со всем этим?

— Уже справился, — пожал я плечами.

— Сомневаюсь я что-то, — хмыкнул Орлин. — Ты только открылся, только начал и без поддержки тебе придется туго. Так что мой тебе совет: сделай для нас свободный и бесплатный доступ, ну а мы не станем слишком уж наседать на Элрама и его торговую сеть. Ты подумай, сразу не отказывайся. А то, знаешь ли, всякое может случиться.

— Как скажешь, — хмыкнул я. — С сего момента, я Дарт Силаарен официально заявляю, что для подданных Трогрина Кровавого Молота все цены на пользование порталами повышаются на сорок процентов. И да, не забудь сказать своему королю, что это достижение ты заработал лично. Надеюсь, в следующий раз он пришел кого-то более адекватного и приземленного.

— Слышь, малец, ты, кажется, ничего не понял, — нахмурился коротышка. — В наших силах сделать так, чтоб твоя торговля умерла, так и не успев подняться на ноги. Мы можем многое, о чем тебе стоит побеспокоиться. Как ты запоешь, если мы запретим торговлю своим оружием и доспехами?

— На семьдесят процентов, — лениво произнес я. — Кстати, скажу по секрету, что оружие и доспехи из Цитадели Земли ничуть не уступают вашему. А уж если взять в расчет те образцы, которые изготавливаются с применением составляющих тамошних тварей, то тут и вовсе говорить не о чем. Итак, мы продолжим то, о чем говорили? От семидесяти до ста еще целый шаг.

Сощурившись, гном прожигал меня взглядом, после чего резко развернулся, и покинул моё общество. Я же пожал плечами и осушил еще один бокал, на этот раз с орочьей настойкой. Та была заметно крепче вина, но не дотягивала до черной. Зато её вкус отдавал приятной терпкостью и разбавлялся ягодной ноткой.

— Жестко вы с ним, — хмыкнул мужчина, стоявший в стороне от меня. — Гномы весьма злопамятны, могут и отомстить.

— Их право, — пожал я плечами. — Но после пусть не удивляются, когда в обратку прилетит ответка.

— Справедливо, — кивнул говоривший, подходя ближе. — Разрешите представиться — Бартел Кюго. Мои хозяева весьма заинтересованы в том, чтобы иметь свободный проход через порталы в любое время. Естественно за очень щедрую плату. Прошу, не отказывайтесь сразу, просто подумайте какое плодотворное сотрудничество мы можем наладить. Молодому правителю это пойдет только на пользу, а уж какие перспективы намечаются, просто дух захватывает.

— Я подумаю, — кивнул я серьезно.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Бартел, покидая мое общество так же быстро, как и появился.

— Гильдия убийц, или же воров, — прозвучал голос Вилларии. — Если они получат доступ к порталам, то от этого пострадают все. Кроме твоего кошелька, разумеется.

— Жизнь сложная штука, — пожал я плечами. — Зато буду знать примерные цели, и смогу вовремя предупреждать союзников. Что пойдет еще одним плюсом, в копилку причин почему со мной не стоит враждовать.

— Жестоко и грязно, — сморщилась девушка. — По разговорам о тебе, я смела надеяться, что ты человек чести. Но сейчас же я вижу немного другую картину.

— Ты видишь только то, что я тебе показываю, — встретив её прямой взгляд, жестко произнес я. — Графиня, вам что-то от меня нужно? Говорите прямо, не нужно этих заходов со стороны.

Девушка наклонила голову на бок и долгие пять секунд всматривалась в мое, слегка раздраженное лицо. По её выражению я не мог понять и капли того, о чем она думает, а разум девушки оказался плотно закрыт очень сильным ментальным пологом.

— Дело в том, что пару лет назад я закончила АМИ и смею надеяться, что довольно сильна в магии огня, — начала говорить Виллария. — Так вот я хочу пройти слияние, но не знаю, как это провернуть. Я не намерена ждать, пока созреет мой источник, или же случится что-то, что этому поспособствует. Было не сложно найти информацию по последнему человеку, прошедшему через слияние и вот я здесь, хочу узнать хоть что-то. Остальные у кого я была, слишком кичатся достигнутыми высотами, и не слишком настроены на беседу. Либо меня не устраивает их цена.

На последнем слове Виллария сморщилась, словно вспомнила что-то мерзкое, и я уловил суть этой гримасы. Судя по всему, кто-то позволил себе лишнее, явно намекая на саму девушку в качестве оплаты.

— И всем от меня что-то да надо, — устало выдохнул я, проводя рукой по лицу, и на мгновение, поддаваясь эмоциям. — Хорошо, я расскажу тебе, как прошел через слияние, но не сейчас. Думаю, завтра во время обеда. Твой молодой человек против не будет?

— Он не мой молодой человек, — покачала головой девушка.

— А вот он думает иначе, — бросил я взгляд на парня, что сейчас разговаривал с другими гостями, в паре десятков метров от нас.

— Это уже его проблемы, — пожала плечами Виллария. — Я ему трижды говорила, что между нами ничего нет, но он решил по-своему. Не хочу больше тратить время на разговоры с ним.

— Женщины, — хмыкнул я немного удивленно. — Значит, завтра в обед тебя пригласят.

— Благодарю, — впервые за разговор, тепло улыбнулась девушка.

На мгновение, засмотревшись на её улыбку, я мотнул головой, прогоняя этакое наваждение, и вновь вернулся к столу. Несколько небольших кусочков мяса, следом очень вкусный сливочный сыр и черный фрукт, по вкусу напоминающий авокадо. Подняв очередной бокал с вином и, сделав небольшой глоток, я вновь повернулся к гостям, чтобы увидеть знакомое лицо, идущее ко мне. Адальмари из клана Нибронд шел ко мне с довольной улыбкой и в хорошем расположении духа.

— Дарт, как же я рад тебя видеть! — улыбаясь белоснежной улыбкой, протянул он мне руку.

— Взаимно, — хмыкнул я в ответ, пожимая массивную ладонь гнома. — Не думал, что сам глава клана Нибронд решит посетить это скоромное мероприятие.

— Скромное? — заржал гном в голос. — Ну, ты паря скажешь тоже. Размах впечатляет, места отменные, а уж про красоту отделки зала я и вовсе промолчу. Хорошо сородичи мои поработали, сразу видно — душу вложили.

— Согласен, мастера вашего народа это нечто, — не смог я сдержать улыбку. — Столько сделать, да за столь скромный срок — это впечатляет.

— Знаешь, а мне вот обидно, что ты не воспользовался помощью клана Нибронд в получении материалов, — скорчил недовольную рожицу Адельмари. — Помнится, я обещал тебе свободную поставку по приятным ценам, ты ведь как-никак наш Алмазный клиент!

— Ага, вовремя вспомнили, — сморщился я. — Помнится в последнюю встречу с представителями вашего клана мне дали ясно понять, что все ваши долги передо мной исчерпаны, а обязанности погашены. Причем сказано это было от вашего лица.

— Хмари де’зоп! — экспрессивно произнес гном, на что повернулись некоторые из гостей, находящиеся рядом. — Прошу прощения, — обратился он ко всем сразу, обозначив несколько поклонов. — Видишь ли Дарт, глава клана это не король. Я хоть и сижу высоко, но есть еще совет родов, что может проводить дела от моего имени. Клянусь тебе Великим горном, что я не давал таких указаний. Просто с той нашей встречи в Саире были, скажем так, недовольные, что я слишком многое пообещал простолюдину. Ну и поднасрать мне — для кое-кого это святое.

— Слова были сказаны, — пожал я плечами. — А ломиться к вам, и выяснять так ли это, мне показалось излишним.

— И снова я в том положении, чтобы извиняться, скифа тебе на воротник, — наигранно взрыкнул гном.

— Хотите искупить вину? — улыбнулся я. — Здесь где-то ходит Элрам. Думаю, с ним вы сможете найти общий язык.

— Только не он, — практически простонал Адальмари. — Может, я лучше обсужу дела с тобой? Как насчет того, чтобы создать в твоей цитадели представительство банка клана Нибронд? Обещаю приятные условия и поддержку любых начинаний.

— Всё, что связано с деньгами, прибылью и расходами — это к Элраму, — покачал я головой. — Не хочу продешевить там, где можно неплохо заработать.

— Вот скиф, — тяжело вздохнул гном. — Рад слышать это из твоих уст. Все же сейчас не редкость, когда молодые пытаются делать вид, что сами во всем разбираются.

Еще минут шесть мы проговорили с ним о каких-то пустяках, а после гном решил-таки найти Элрама чтобы навести мосты. Не сказать, чтобы я полностью доверял Адальмари, но уважение этот гном заслуживал. В его словах не было лжи, но от прямых вопросов он уходил мастерски. Пока мы с ним весело общались, а он частенько ржал в голос, на нас собралось множество взглядов, и это было хорошо. Такие связи не остаются без внимания и значат намного больше формального, пусть и вежливого, общения.

— Как протекают разговоры? — спросил появившийся рядом образ Волиареса.

— Странно, — немного подумав, ответил я. — Непривычно ощущать себя в центре внимания. Да и своеобразное заглядывание мне в рот слегка напрягает.

— А еще многие отмечают, что ты дерзок, — хохотнул Виктор, тоже оказавшийся рядом.

— Почему я должен лизать задницы незнакомым мне людям, которые еще и разговаривают со мной с этаким снисхождением? — криво усмехнулся я. — На грубость я всегда отвечу грубостью.

— О том и речь, — вздохнул Волиарес, не разделяя веселье Виктора. — Тебе нужно гладко влиться в мир высокой политики, а не настраивать всех против себя. Где-то, ради получения выходы, можно и улыбнуться против воли.

— Без проблем, — пожал я плечами. — Только вот сейчас все так и норовят прогнуть под себя малолетнего выскочку, что отхватил себе столь большой кусок. Поэтому и отношение ко мне соответствующее, ну а я не намерен поощрять подобное. Как говорится: кто к нам с чем и зачем, тот от того и того.

— А я поддержу парня, — довольно улыбнулся Виктор. — Слишком наша знать зажралась. Привыкли, что перед ними все на задних лапках ходят. Надо слегка охладить пыл некоторых зазнаек.

— Только вот делаешь это не ты, а Дарт, — покачал головой архимаг. — Как думаешь, много симпатий он за сегодня заработает?

— Да знаешь, думаю поболее, если бы решил угождать всем подряд, — убрав улыбку с лица, серьезно произнес Виктор. — Пусть дерзок, но это покажет его стержень и не желание плясать под чужую дудку. Да и тех, кто ему благоволит, тоже хватает. Тебе назвать имена?

— Не стоит, — поморщился Волиарес.

Маг хотел продолжить говорить, но его проекция внезапно моргнула, а я успел заметить гримасу боли на лице ректора. Следом раздался оглушительный сухой треск со стороны улицы и всех, находящихся в помещении, согнуло от волны боли. Попытка использовать магию наткнулась на стену, когда вся мана застыла льдом, сковывая тело цепями. Её нельзя было ощутить, ей нельзя было воспользоваться, а шипы от её застывших кристаллов разрывали энергетическое тело. Практически все гости, как подкошенные рухнули на пол, а на ногах остались лишь те, кто не использовал ману: разносчицы и двое гвардейцев.

Моя попытка вернуть себе волю наткнулась на блок боли. Следом взорвалось стекло, которое вело во двор, и мой взгляд увидел демона, ворвавшегося вовнутрь. Тварь была чем-то похожа на тех здоровых монстров, что наседали на Сетто, но в этот раз существо оказалось полностью закованным в костяную броню.

Пробив стекло, демон замер на месте, осмотрел, согнутых в спазмах боли, разумных, и победно зарычал. В его руках воспылало огненное лезвие, но моя трансформация не заставила себя ждать. В доли секунды из обычного человека я превратился в промежуточную стадию дракона. Тут же я исторг поток пламени, раскаленного добела, прямо изо рта, и тварь ада смело, словно пушинку.

Поднимаясь на ноги, я с долей сожаления отметил, что многие увидели то, кем я являюсь, да и костюм было жалко. Обращенные на меня взгляды, несли в себе совершенно разные эмоции и как-то это нивелировать не выйдет. Я твердым шагом прошел к окну, где моему взгляду престала совершенно безрадостная картина. Прямо посреди площади перед цитаделью располагался разрыв мироздания. Тонкая трещина, багрового цвета приковывала взгляд, а те демоны, что уже вырвались наружу, вызывали лишь ярость. Их не было много и гвардейцы, не подвластные магии хаоса, пока справлялись. Правда, я почему-то был уверен, что это лишь начало.

— Смотрю, ты поднабрал массу, — подошел ко мне Виктор, который выглядел побледневшим. — Режимом питания не поделишься?

— Боюсь, с тобой такое не прокатит, — хмыкнул я, бросив взгляд назад.

Там, за моей спиной собирались охранники местной аристократии, которые оказались в состоянии поборот хаос.

— Не смотри на количество, — сморщился Виктор, — чем меньше маны в теле, тем быстрее очухаются. Видел уже такое, так что поверь на слово. Столь жесткий разрыв ткани мироздания всегда плохо действует на магов.

— Меня тоже слегка задело, — разминая плечи, подошел к нам Азакар. — Не думал, что это хмарь посмеет появиться здесь.

— Тоже на мгновение потерял себя, — кивнул Роар.

К нам подтянулись все воины эльфы, количеством семь единиц, плюс тройка гномов воинов и двенадцать человек. Все мои гвардейцы оказались в какой-то мере способными оперировать магией, и сейчас только приходили в себя.

— Азакар, Роар — мы с вами вниз, — бросил я, смотря на всё большее количество демонов. — Виктор и остальные — вы остаетесь здесь, на случай, если твари решат подсократить количество аристократов. Не подпускайте тварей близко, может быть опасно. А мы повеселимся внизу.

— Самое вкусное забираешь себе? — хохотнул Виктор, сжимая в руках непонятно откуда взявшуюся секиру. — Не переживай, демонов сюда не запустим.

Бросив взгляд на пару своих воинов, я первым сиганул вниз, выстраивая перед собой магию огня. Десятки мечей, возникших в высоте, за секунду набрали необходимую силу и огненным дождем стали падать вниз, выжигая множество тварей. Сражавшиеся внизу гвардейцы, видя, что я вступил в игру, отошли в стороны, позволяя мне развернуться на полную. Орки старались не допустить, чтобы демоны разбрелись по цитадели и вылавливали особо прытких. Разнообразие тварей поражало воображение, а их количество не позволило расслабиться.

Приземлившись вниз, я выпустил когти и сразу же рванул вперед, прямо под трещину. Мелкие демоны не представляли для меня никакой угрозы, и на них хватало пары взмахов. А вот когда из прохода повалили здоровые твари, подобные той, что я сжег, началось веселье. Они были быстры и сильны, так что нам с Азакаром и Роаром некогда было отвлекаться на мелочь. Благо, к этому времени заработали станковые арбалеты, что располагались вокруг портала, и к бою присоединялись все новые и новые гвардейцы. К тому же, я отмечал, что со стороны гномьих пещер раздаются пока еще одиночные выстрелы из длинноствольных винтовок, заряженных магией. Очень редкие, но чересчур мощные.

Спустя примерно секунд десять, как я оказался снизу, со стороны пещер пришел рык, полный ненависти. Еще мгновение и оттуда врывается огромный ком тьмы, в котором мне с трудом удалось узнать йоло. Существо словно сорвалось с цепи, разрывая демонов столь легко, словно те были досадными насекомыми.

И даже не смотря на всё это, брешь исторгала из себя слишком много тварей, чтобы отказаться от непосредственного участия. Попытка подобрать к разлому как можно ближе не увенчалась успехом. Стоило нам сократить дистанцию до тридцати метров, как от трещины разошлась сильная взрывная волна, обращая камень в пыль и заставляя нас отпрянуть назад. С этим взрывом на площади появилось еще больше демонов, но теперь появились еще и летающие твари, чем-то отдаленно напоминающие виверн, только имеющие три пары крыльев. Одна из таких тварюшек взметнулась вверх и совершенно точно взяла направление в разбитое окно. Правда двухметровый снаряд из станкового арбалета не позволили ей подняться высоко, зато привлек внимание оставшихся.

— Ого! Да у нас тут целый динозавр! — раздавшийся со стороны звонкий голос заставил меня напрячься.

Я повернулся на него и наткнулся на молодого парня, лет двадцати на вид, с полностью черными глазами. Он стоял прямо возле разлома и радостно скалился. Довольно высокий рост, немного худощавое телосложение и слащавая морда.

— Ну да ладно, — хмыкнул этот пацан. — Чем больше шкаф, тем громче падает.

Он на мгновение моргнул и переместился мне за спину, прямо в прыжке и с длинным широким мечом в замахе. Я ускорился на максимум, резко развернулся и впечатал свой кулак в тело парня, отправляя того в далекий полет. Мощь удара была впечатляющей, но почему-то я был уверен, что не нанес ему никаких серьезных повреждений.

— Ха! — довольно выдохнул он, находясь в груде каменных обломков. — Это будет интересно!

На его фразу полетело сразу несколько крупных огнешаров, погружая местность в огненный ад, но парня там уже не было. Его силуэт тенью пронесся мимо, а в воздухе замерцал крупный черный кристалл. От магии так и веяло чем-то губительным и опасным, тогда как я выпустил в воздух сразу несколько крупных пламенеющих птиц. Те разлетелись по кругу, уходя ввысь, и беря под контроль периметр. Вокруг кристалла тьмы сжалась пламенная сфера, в миг преобразуясь в сферу чистого пламени. Сам пацан в это время вновь оказался рядом со мной, а его меч уже летел к моей ноге. Сделав подшаг назад, я создал пентаграмму под его ногами, что вспыхнула потоком пламени. Парню вновь пришлось уходить в сторону, ну а я не позволили сделать это так легко. Резкий рывок следом за ним, несколько огненных копий, за которыми последовала пятерка небольших, но шустрых огненных смерчей.

Пара копий была с легкостью отбита мечом, тогда как смерчи достигли цели, но вмиг появившаяся черная вуаль поглотила их полностью, но и сама развеялась пылью.

В это время я не стоял в стороне, и когда пропала вуаль, уже был в считанных метрах перед парнем. Мощный удар кулаком снизу вверх, от которого пацан опять же увернулся, но следом ускорение на максимум и пинок, что достиг цели. Демона зашвырнуло прямо в разлом, где он скрылся, давая мне небольшую передышку.

Оглянувшись по сторонам, я отметил, что мы тесним демонов. Тех хоть и было большое количество, но гвардейцы справлялись. А уж если учесть, что им помогал Азакар, да Роар в своей боевой форме, то пока можно было не переживать. Пушок, кстати, пропал из виду, что слегка напрягало.

— Да ты гребаный тираннозавр! — удивленно воскликнул демонический пацан, вновь появляясь из разлома. — Пора уровнять наши шансы.

По парню прошла волна, словно тот был из пластилина, а после его силуэт поглотил красный туман. Секунда и в стороны разошлась взрывная волна, создавая шар из молний в пределах пяти метров от тела пацана. Я тоже не стоял столбом, создавая плетения, что начали пламенем прорываться сквозь контур. Огненный доспех лег на мое тело, тогда как вверх взметнулись сотни совсем небольших огненных дисков. На их поверхности постепенно проступали рунные символы, готовые соединяться в единую и более массивную схему.

Так что когда я увидел то, во что превратился парень, у меня уже всё было готово.

Сейчас вместо обычного человеческого пацана сквозь красный туман проступали очертания твари, никак не меньше меня. В глаза бросались огромные рога, витыми кольцами, уходящие за спину, мощь мышц так и выпирала сквозь тонкую костяную броню, но лицо так и осталось вполне человеческим. Только вот вместе с телом оно больше походило на какую-то фальшивую маску, которая бросалась в глаза своей чуждостью.

— Так будет честнее, не правда ли, здоровяк? — ухмыльнулся демон.

Его голос звучал, так как будто шел из трех разных источников. Тонкое эхо разбавлялось глубоким голосом, и все это связывалось обезличным холодным тоном. Взгляд полностью потерял осмысленность, став стеклянным и неживым, но мимика лица сохранилась.

Времени для ответа на его вопрос мне естественно никто не дал. Демон сорвался с места столь быстро, что на мгновение пропал из виду. Он появился слева, с мечом в замахе. Я не дал ему времени и резко сократил дистанцию. Для удара мечом этого расстояния никак не хватало и мой прямой удар в грудь демона, заставил того отлететь на пару метров. Дальше медлить было нельзя и, выпустив на максимум когти, я взорвался серией сверх быстрых ударов.

Этих мгновений мне вполне хватило, чтобы огромная огненная печать выстроилась в необходимый узор, готовая нанести сокрушительный удар. Небеса окрасились багровым цветом, а на высоте в сотню метров завис огромный огненный диск. Он медленно пульсировал, ожидая моей команды, и впитывал все больше энергии.

После того, как я сблизился, у демона не осталось дистанции на работу клинком, но его скорость ничуть не уступала моей. Демон плавными движениями уводил мои взмахи в сторону, словно был заправским мастером боевых искусств. Я же работал больше на ярости и движениях, которые давались мне легче и четче.

Спустя секунды четыре до меня дошло, что демон издевается. На его лице проступила бледная улыбка, а движения стали резче. Каким-то непонятным движением демон закрутил мою кисть вокруг оси, и хватанул меня за запястье. Резкий рывок в сторону, который не дался так легко, как тот рассчитывал, и мой удар головой, ставший для твари неожиданностью. Мне удалось сбить ухмылку с лица демона, заставляя того взбеситься. Его хвост хлыстом щелкнул возле моего лица, и если бы я не отвернул голову назад, получил бы неприятный удар в глаз. Демону же этого хватило, чтобы разорвать дистанцию огромным прыжком, еще в полете начиная посылать в меня небольшие черные шары. Каждый из них нес в себе заряд огромной магической силы, и на блокирование этой магии ушло бы слишком много маны.

Только вот демон не учел, что разорвав дистанцию, он дал фору не только себе, но и развязал руки мне. Огромный луч пламени из пентаграммы в небесах ударил в парящую фигуру твари, создавая мощный взрыв. Демон не успел увернуться, полностью сосредоточенный на мне. Он пропал в столбе ревущего пламени, что продолжил бушевать с десяток секунд. Когда накопленная энергия полностью пропала, и луч себя иссяк, никакого демона видно не было. Остался лишь приличный кратер от мощного магического удара.

Получив немного свободного времени, я осмотрелся. Азакар и Роар стояли в десятке метров перед разломом и устраивали теплую встречу для наших нежданных гостей. Всего двум моим бойцам удавалось сдерживать самых опасных тварей. Они не отвлекались на различную мелочь, устраняя лишь самых крупных представителей ада. Мелочь же, разлеталась в стороны, чтобы пасть под ударами нагинат гвардейцев либо погибнуть от выстрелов станковых арбалетов.

Передышка закончилась, так и не успев начаться. Очередной всплеск со стороны бреши породил еще одну взрывную волну, и вместе с ней снова появился тот самый пацан. Он материализовался прямо над трещиной и выглядел слегка подпаленным. Его лицо так и полыхало от гнева, а глаза начали исторгать всполохи пламени. Одновременно с этим трещина расширилась до нескольких метров, исторгая целый рой различных тварей. Демонический пацан резко махнул в сторону разбитого окна, и все летающие демоны полетели туда, словно обезумевшие.

— Сид закрой эту скифову брешь! — рявкнул я во весь голос.

— Нужно еще немного времени, — раздался в моей голове его напряженный ответ.

Мой рык послужил ответом Сиду и спусковым крючком для броска демона. Вокруг его силуэта появилось черное марево, а движения потеряли четкость и стали размытыми. Огромное тело рвануло ко мне, создавая на пути множество остаточных фантомов. Я успел выпустить в воздух еще три десятка пламенеющих птиц и сам рванул навстречу демону.

Уже рассчитывая на столкновение, я сгруппировался, но удара не последовало. Вместо этого демон оказался за моей спиной и, схватив меня за крыло, бросил в сторону, словно тряпичную куклу. Спину молнией пронзила боль, но это было не все. Парень ускорился еще больше и успел наградить меня парой жестких ударов, прежде чем мне удалось восстановить равновесие, и встать на ноги, скрестив руки перед собой. Еще несколько ударов я принял на блок, а потом сам перешел в атаку. Скорость на максимум и волна ревущего пламени, рванувшая на демона. Прямо с этой волной, понесся и я. Пламя вновь приобрело белый оттенок, что не позволило парню как-то добраться до меня. Он отпрянул назад и в его руке материализовался клинок, только в этот раз он был соразмерен его новому телу. Взмах и черное марево сметает пламя, а следом в меня летит тройная силовая волна. От первой горизонтальной мне удалось уйти прыжком, от второй, которая шла по диагонали, я рванул в сторону, а третья и вовсе пропала в огне.

Как только мне удалось встать на ноги, вокруг сразу начал собираться огненный смерч. Пламя успело сделать три оборота, как сквозь него со свистом пролетело лезвие меча демона, от которого я с трудом увернулся. Но этот момент был нужен не для того чтобы меня задеть. Секундная потеря внимания позволила демону сократить дистанцию, и полностью целый меч свистнул в опасной близости от моего лица. Следом демон вспыхнул, словно сверхновая, и мои глаза перестали видеть хоть что-то. Сразу за этим последовал удар мне в лицо, и мощная атака со спины. Я вновь взорвался огненной волной, но резкий рывок сзади, а после и сильнейшая вспышка боли заставили потерять контроль. Ощущение свободного полета, во время которого демон оказался надо мной и при приземлении его меч насквозь пробивает мою грудь. На выдохе из моего рта снова вырвался поток пламени, а ярчайшая вспышка где-то со стороны, пробилась даже сквозь ослепление. Мне удалось почувствовать, как что-то сметает с меня тварь, вместе с потоком ледяного воздуха, проникающим в каждую клетку моего тела. Буквально сразу вернулось зрение, и немного угасла боль, сковывающая цепями. Меч демона все так же торчал из груди, но взгляд, брошенный на стекло в тронном зале, позволил понять, что наконец-то в бой вмешались остальные гости. Над цитаделью собрались серебристые тучи, из которых и били ярчайшие молнии. Они поражала брешь, заставляя ту мерцать и с каждым мгновением становиться всё меньше. Из-под земли взметнулись толстые стебли, ярко зеленых оттенков, которые стали оплетать демонов, позволяя моим бойцам закончить начатое. Вокруг ревело пламя, и бушевала тьма. Тонкие росчерки изумрудных стрел сметали тварей с ног, что позволяло не тратить на них много времени.

Осматривая то, во что превратилась площадь перед цитаделью, я с трудом поднялся на ноги и, найдя какой-то крупный обломок, присел на него прямо посреди боя. В таком состоянии мне некуда было рваться и оставалось только перевести дух. Широкое лезвие демонского меча так и торчало из правой стороны груди и это довольно сильно усложняло дыхание. Я даже не стал пытаться вытащить эту бандуру, так как клинок уже пустил мерзкие отростки в тело, и рывок может банально меня убить. Демона, который наградил меня этим, не было в зоне видимости. Да и вообще количество тварей сокращалось с приятной скоростью.

— Ты как? — раздался обеспокоенный голос Илвен.

— Жить буду, — хрипло выдохнул я. — Наверно.

— Надо вытащить эту штуку, — забеспокоилась девушка, что было для нее очень странно.

— Не получится, — покачал я головой. — Эта хрень пустила в меня ростки. Боюсь, попытка меня убьет. Где, кстати, хозяин этой вещицы?

— Его Азакар запинал в брешь, — сморщилась дроу. — Смел с тебя, а там уже подключились остальные. Сид выкинул в воздух огромную схему, которая и закрывает разлом.

— Хорошо, — с хрипом выдохнул я. — Скорее всего такое не только у нас. За секунду до того как исчезнуть, Волиарес сморщился от боли.

— Понятно, — дернула головой дроу. — Как же я ненавижу незваных гостей.

Её голосу вторил глухой хлопок, знаменующий закрытие бреши. За мгновение до этого оттуда вырвался черный силуэт йоло, что вмиг оказался рядом со мной. Несколько магических снарядов, которые попытались ему навредить, бесследно пропали в взорвавшейся тьме, но Пушок не стал реагировать. Он вновь изменил форму, уже на двухметровую в холке кошку, и встав рядом со мной, приготовился защищать.

— То ли еще будет, — хохотнул я, но тут же сморщился от боли.

Сразу за этим со стороны стены раздался взрыв, а следом еще один, и еще. Грохот смешался в единую какофонию звуков, и это заставило насторожиться. Илвен почти сразу потеряла плотность и, превратившись в густой туман, скрылась в том направлении. Я с опаской поглядывал туда, чувствую, что еще ничего не окончено.

— Пушок, на тебе стена, — хлопнул я йоло по спине. — Подсоби нашим.

Существо довольно взрыкнуло, словно только этого и ожидало. Миг — и второй росчерк тьмы затерялся вдали.

Дроу вернулась спустя минуту, и я хорошо видел её тревогу.

— Твари Черного леса, — выдохнула она, — много. Лезут на стены, без оглядки на потери. Словно что-то гонит их прямо на нас.

— Кажется, началось, — сморщился я, от болевого спазма.

Первым из гостей к нам подошел Минрандиил. Старый эльф выглядел взволнованно и на мой внешний вид практически не реагировал. Рядом с ним находились все те же эльфийские воины, что присутствовали в зале. А вот их эмоции, в которых почему-то присутствовала опаска, меня немного позабавили.

— Мне совсем не нравится то, что сейчас произошло, — произнес хранитель, бросая частые взгляды в сторону стены. — Демоны не должны были так легко прорваться сквозь ткань мироздания. Что-то не так.

— Влияние хаоса разрушает завесу, — впервые за долгое время, я увидел серьезного Виктора. — Демоны решили урвать свой кусок, пока мир еще цел. Уверен, что подобное не единичная акция. Дарт, я воспользуюсь порталом? Мне нужно в Саиру.

— Конечно, — ответил я, стараясь не шевелить головой. — А со всем этим дерьмом я и сам справлюсь.

Виктор кивнул и сразу направился к портальной зоне.

— А мы, пожалуй, еще немного погостим, — удивил меня Минрандиил. — Ты же не против, если мы примем участие в отбивании атаки на стену?

— Нет, конечно, — благодарно кивнул я. — У меня пока не то состояние, чтобы лезть на передовую.

— Помощь нужна? — кивнув на мою рану, спросил эльф.

— Не уверен, — медленно покачал я головой. — Тут всё сложнее, чем кажется. Справлюсь. Азакар, Роар берите с собой отряды и проверьте наши поселки, Илвен, Риоку проводите гостей к стене, покажите как там всё и готовьтесь к обороне. Где Калил?

— Зачищает местность, — ответила дроу. — У него отлична чуйка на демонов.

— Хорошо, приступайте, — сжав челюсть, чтобы не застонать, проговорил я. — Сейчас нельзя медлить.

Когда я остался один, то мысленно вернулся к бою с демоном и еще раз прогнал его в голове. Только сейчас, сидя спокойно и не слишком дергаясь на грохот взрывов, я понял, что не давало мне покоя. Каждое его слово, каждая фраза были произнесены на чистом русском языке. Без акцента и запинки.

Долго сидеть в одиночестве мне не дали наши гости. Сразу после Минрандиила началось паломничество и, что удивительно, многие спрашивали разрешение поучаствовать. Я допускал, что это было предложено не по доброте душевной, а ради информации. Изучить стену, посмотреть насколько хороши мы в обороне и какими артефактами располагаем. Да и как следует осмотреть измененного меня, тоже хотели многие. Это не бросалось в глаза, никто не пялился и не засыпал вопросами, но интерес сквозил буквально в каждой фразе. Так же, естественно, и предлагалась помощь с моей раной, на что я вежливо улыбался, и делал вид, что всё под контролем.

Хотя на самом деле это было не так.

С каждой минутой отростки клинка проникали всё глубже в тело, и через несколько часов это может стать огромной проблемой. Поэтому, когда передо мной появилась Виллария в боевом облачении, вместо бального платья, я только довольно оскалился. План выстроился тут же и имел он не только слой избавления от оружия демона, но и заодно помощь девушке.

— Что-то ты не выглядишь слишком удивленной, — хмыкнул я, стоило Вилларии оказаться поблизости.

— Чего-то подобного я и ожидала, — пожала она плечами. — Значит, драконы вернулись на Араон?

— Не совсем, — сморщился я от боли. — Я такой единственный и неповторимый. Но сейчас речь не об этом. Ты, кажется, хотела узнать о слиянии? Нужна твоя помощь, как раз и расскажу о своем первом опыте и проведу наглядную демонстрацию.

— А как же стена? — слегка нахмурилась девушка.

— Поверь, ей есть кому заняться, — хмыкнул я, глядя на желающих развлечься аристократов.

Вообще я не завидовал тварям Черного леса. Что бы их там не гнало в нашу сторону, но здесь им ничего не светит. Такое количество сильных магов просто сотрет их в пыль, не шибко и напрягаясь.

— Ладно, — кивнула Виллария, — что от меня нужно и когда приступаем?

— Для начала прогуляться подальше отсюда, — выдохнул я, крепче сцепляя зубы. — Нужно просторное помещение и меньше посторонних взглядов. От тебя требуется энергия огня, много. Но не передача, а именно выкидывание пламени в воздух и поддержка его горения.

— Хочешь перейти в состояние огня? — сразу же поняв суть, кивнула девушка. — Судя по всему, просто так этот меч вытащить не получается. Когда ты говорил о слиянии, ты сказал «о первом опыте», а был еще второй?

— Угум, — слабо кивнул я, с трудом поднимаясь на ноги.

— Ты так говоришь, будто для тебя это раз плюнуть, — медленно покачала головой Виллария. — Тут с одной-то стихией не знаешь, как быть, даже имея очень подробную информацию из книг. Не в жерло же вулкана прыгать.

— Самый действенный способ, — хмыкнул я, вспоминая, как прошел через тьму. — Концентрация требуемой стихии должна зашкаливать. Либо же ищи природные места силы, завязанные на огонь. Правда, насколько мне известно, таковых сейчас нет.

Мы с девушкой прошли к тренировочным пещерам, пока суета внутри цитадели только накалялась. Бегали гномы, суетно крича во всё горло, площадь до сих пор не очистилась от гвардейцев и те держали её под контролем, на всякий, так сказать, случай. За этот короткий промежуток времени запах демонического мира успел въесться столь сильно, что я невольно морщился, ощущая порывы маны, которые шли в разнос. На стабилизацию и очистку уйдет не меньше трех-четырех дней, а уж про внешний вид площади я и вовсе не хотел думать.

— Что теперь? — спросила девушка, когда мы оказались на магическом полигоне, в недрах горы.

Это место используют мои изобретатели, для того чтобы тестировать новые образцы оружия. Огромная пещера имела выставленный контур сильной магической защиты, связанный с основной сетью цитадели. Примерно триста метров в диаметре и не менее сорока в высоту. Несколько поделенных зон, которые сейчас пустовали.

— Итак, — заговорил я, медленно присаживаясь прямо на землю, — создай два больших огнешара, чтоб внутри них бушевало пламя. Мне нужно слышать его рев и чувствовать жар. По энергии не экономь, держи, — я кинул девушке два крупных накопителя, заполненных чистой манной. — Впитаешь их, когда собственная мана иссякнет.

— Поняла, — серьезно кивнула девушка.

Доверял ли я ей настолько, чтоб полностью остаться без защиты? Конечно, нет. Сид уже присутствовал здесь, незримым стражем нависнув в высоте. Я видел огромный красный шар, что завис в высоте пещеры, раскинув в стороны с пару десятков тонких жгутов.

— Тогда начинай, — произнес я, игнорируя болевые спазмы. — Постепенно увеличивай количество шаров, нужно будет много энергии.

Спустя десяток секунд, на расстоянии в шесть метров передо мной вспыхнул двухметровый огнешар, который почти сразу начал вращаться вокруг своей оси. Сразу за первым появился и второй, а я сосредоточился на племени, что бушевало внутри них. Сначала легкая медитация, которая давалась сложнее, чем обычно, и после — плавный переход к трансу. Секунда за секундой я погружался в это состояние все глубже, пока не перешел черту, чтобы активировать боевую составляющую этого режима. Движения огня замедлились, а мир приобрел четкость, убирая границы между своей физической частью и энергетической. Я видел как реальный мир, так и слой маны. Вокруг меня бушевал красный водоворот энергии огня, и я старался погрузиться в него, стать частью и рассыпаться пламенем.

— Еще! — рявкнул я, чувствуя, что этого не хватает.

Вместо дополнительного огнешара, девушка начала закручивать вокруг меня огненный смерч. Потоки пламени смешивались всё быстрее, пока меня всё же не выбило из физического состояния. Вот я еще слышу гул пламени в ушах, а вот я сам это пламя, которое требует всё больше энергии, дабы показать свою мощь. Ощущение времени пропало полностью, как и понятие собственного «я». Полная свобода, не ограниченная ничем: ни границ разума, ни телесной тюрьмы, что только мешала. Полная и безграничная свобода, да желание впитать еще больше маны.

Именно на последнем желании меня и обломало. Резкое ощущение пустоты и безграничного холода, какая-то детская обида и скрежет воздвигаемых рамок.

Я вернулся в тело на высоте в пару метров, и рухнул на землю плашмя, прямо на спину. Как-то среагировать не было возможности, потому что все чувства пошли в разнос. Шум, грохот, холод и непонимание своего местонахождения. Только спустя секунд двадцать до меня дошло происходящее, и я спокойно выдохнул.

— Как ты себя чувствуешь? — раздался со стороны голос Вилларии.

— Лучше, — хмыкнул я, понимая, что вернулся в человеческую форму и сейчас лежу совершенно голый.

Пришлось накидывать иллюзию, дабы не пугать девушку своим обнаженным телом. Свобода от демонского клинка воспринималась как должное, и только легкая слабость, да полностью опустошенный источник, напоминали о произошедшем.

— И это всё? — недоверчиво спросила Виллария. — Как-то слишком легко получилось. Если, конечно, не считать, что ты пытался меня выпить.

— Что, прости? — не понимая, посмотрел я на неё.

— Когда ты был пламенем, то попытался вытянуть из меня всю ману, — хмуро произнесла девушка. — Если бы не тот красный сгусток, что болтается сверху, всё могло закончиться иначе.

— Прошу прощения, — покачал я головой, поднимаясь на ноги. — В состоянии огня ты себя не контролируешь. Появляются какие-то первобытные инстинкты, хочется больше энергии, больше свободы.

— Ага, — кивнула Виллария, — значит, именно так выглядит слияние?

— Что-то типо того, — ответил я ей. — В первый раз всё было немного по-другому, и я даже не понял, когда и как запустился процесс.

После я в подробностях рассказал ей о своем первом слиянии, стараясь не упускать деталей. Девушка заслужила это знание, хоть я и не считал его чем-то ценным. Много подобных случаев описывается в книгах, но, по всей видимости, она думала, что получив информацию от непосредственного участника, сможет понять больше.

— Значит боевой транс и огненный клинок, — подвела Виллария итог моему рассказу. — Не против, если я сейчас попробую?

— Нет, — покачал я головой. — Только учти, я потом долго в себя приходил. Неприятные ощущения. Источник перестраивается, а это сильная слабость.

О том, что подобного не было во время остальных слияний, я умолчал.

В руках девушки появился небольшой огненный меч, которым она несколько раз взмахнула на пробу. Ну а после начался цирк. По крайней мере, если смотреть с моей стороны. Мастерства в обращении с оружием у неё не было от слова «совсем». Какие-то нелепые движения, широкие взмахи и совсем плохое владение телом.

— Какой у тебя уровень? — спросил я, спустя две минуты её бесплодных попыток.

— Я мастер магии огня! — немного злясь, выдала девушка. — Весь упор делала только на неё, не тратя время на бесполезные железяки.

— Могу посоветовать отойти от боя и попробовать простую медитацию, обставив себя кострами, — пожал я плечами. — Это мне нужно было яростное пламя, а вот с тобой всё может быть иначе. Успокойся, погрузись в себя, прочувствую огонь и спокойное колыхание его лепестков. Ощути тепло и покой, что он дарует. Может, что и выгорит.

— Спасибо, — благодарно кивнула Виллария. — Обязательно попробую, хоть и не верю, что получится так же легко.

— Магия — это наука, — ответил я, — но слияние со стихией — это что-то другое. Что-то из древности, когда магия управлялась чувствами и эмоциями. Играй с ними, разгоняй себя в ярость, и успокаивай до ледяного безмолвия. Ты сама видела, как я перешел в состояние огня, а о первом разе я тебе рассказал.

— Что ж, попробую, — задумчиво произнесла девушка, осматриваясь по сторонам. — Ты не против, если я здесь задержусь и поэкспериментирую?

— Да пожалуйста, — отмахнулся я, а после немного повысил голос. — Сид присмотри за нашей гостьей!

Еле заметное мерцание шара, когда цвет изменился на голубой и подтверждение мыслеобразом. Дальше я не стал здесь задерживаться и, подхватив клинок демонического меча, отправился в одну из мастерских. Тамошние гномы весело сидели за крепким чаем и даже не переживали по поводу случившегося наверху. Эти сумасшедшие мастера плевать хотели на сражения и какое-то там вторжение. Главным для них было созидание новых орудий убийств — это именно то, чего они жаждали. Ну а мои идеи, по большей части навеянные Землей, её фильмами и книгами, воспринимались ими на ура.

— Держите, — бросил я меч на рабочий стол, — эта хрень, оказавшись внутри меня, пустила ростки в тело. Один демон решил меня угробить, но не вышло. Хоть и был близок. Не суть. Разберитесь, что это за металл такой и как его можно использовать. Что с телом прошлой твари? Сподвижки есть?

— Так это, ты ж приказал не трогать его, — отводя взгляд, вроде как удивленно пробормотал Фори.

— И ты как будто меня послушал? — хмыкнул я в ответ. — А теперь слушай мой заказ. Мне нужен тяжелый полный доспех, который будет наводить страх даже на демонов. Чуть позже я постараюсь раздобыть знания по рунам и сделаем так, что доспех призывался так же, как мой меч. В общем Фори, молот вам в руки и секиру в зад. Берешь всё, что нужно, а при случае напрягаешь нашего торговца и начинаешь творить. Этот доспех должен стать шедевром твоего мастерства. Не делай его чересчур громоздким, но долю массивности он иметь должен. Создай что-то запоминающее, что-то, что отметит тебя в веках. Справишься?

— Хе-хе-хе, — потирал руки гном, безумным взглядом шаря по лезвию демонского клинка. — Справлюсь ли я? Я мог бы задвинуть речь о своем несравненном мастерстве, но поверь, лучше будет просто подождать. Думаю за месяцок управлюсь. Скелет творения я начал создавать задолго до того, как ты пришел, ну а твои мысли и идеи — они дадут мне только больше свободы. Ты не пожалеешь, что доверил это дело мне.

— Вот и чудно, — кивнул я, задумавшись. — Скорее всего завтра вплотную возьмусь за свои зерна, так что подготовьте мне рабочее место. Ну и расходников натащите побольше.

— Сделаем, — хмыкнул главкузнец. — Новые образцы пистолетов тестировать будешь? Убойные штучки получились.

— Завтра, — отмахнулся я. — Там, кстати, герцогиня Лиин’Эви расщедрилась на какие-то специфические материалы, говорила, что в свободной продаже такого не достать. Завтра притащу, как раз и оценим насколько ценно её «спасибо».

— Надеюсь, там что-то действительно эксклюзивное, — довольно усмехнулся гном. — А то хочется поработать с чем-то особенным.

— То есть лезвие демонического меча для тебя не особенное? — удивленно бросил я гному.

— Аппетит приходи во время еды, — хохотнул Фори, повторяя мою поговорку. — Ничего, разберемся.

Остальные гномы не подавали голос, пока говорит мастер, но на клинок смотрели с горящими глазами. Вообще мой штат мастеровых увеличился до трех десятков разумных, среди которых оказалось и несколько орков. Все они работали не покладая рук, и беспрекословно слушались Фори.

Оставив работяг одних, я быстро метнулся в свою комнату, надел повседневную одежду и наконец-то направился в сторону стены. Грохот с той стороны всё еще не утихал, а поэтому интерес во мне проснулся неслабый. Наши строители уже начали убирать с площади обломки, а в воздухе витало несколько крупных плетений от Сида, которые по структуре похожи на мощные блоки. Видимо шарик решил обезопасить нас от появления еще одной бреши, и это не могло не радовать.

Когда я добрался до стены, то легкая суета даже не бросалась в глаза. Не все из гостей и послов решили побряцать оружием, и в вечерних сумерках я насчитал не так много лишних. В основном это были маги, которые засиделись во дворцах, очень редко давая волю своей магии. Сейчас же они развлекались всласть, осыпая тварей огнем, льдом и молниями. Внизу царил настоящий ад, но, что самое удивительное, напор тварей не слабел. Вся стометровая зона, очищенная от леса, буквально кишмя кишела всякой мерзостью. Твари карабкались по стенам, стараясь добраться до нас, но никогда не поднимались выше десятка метров. Небо же пока было чисто от летающих существ, но три из пяти установленных расчета, уже имели операторов.

— Ну что, как тут у вас? — спросил я Илвен, стоило той появиться возле меня.

— Не знаю, что происходит, но лес словно сошел с ума, — сморщилась дроу. — Если мы это переживем, и перебьем здесь всех, то там вообще никого не останется.

— Где Пушок? — не видя своего питомца, уточнил я у девушки.

— Хрен его знает, — пожала та плечами. — Носится где в самом лесу. На стену он плевать хотел, и ускакал вглубь. Сомневаюсь, что там есть что-то, способное навредить этому монстру.

— С эльфами конфликтов не было? — невзначай поинтересовался я.

— Молодняк фыркает, — хмыкнула Илвен, — а хранитель на удивление сдержан и вежлив. Понимает, что в чужой храм со своими богами не лезут. Думаю, проблем с ними не будет.

— Пойду тоже жахну чем-нибудь поубойнее, — хмыкнул я, совершенно не переживая по поводу прочности стены.

— Зная тебя, не хотелось бы отстраивать стену заново, — криво усмехнулась дроу. — Надеюсь, хаос применять не будешь?

— Не сегодня, — мотнул я головой. — Взгляд солнца, запитаю на кровь, добавлю немножко тьмы и дыхание предвечной. Должно получиться само то.

Увидев, как дернулась щека дроу, я сделал морду кирпичом и отправился на самый верх стены. Вообще желание жахнуть больше отдавало ребячеством, нежели взрослым взвешенным решением. Да и по большей части, кроме Минрандиила да его охраны, взрослых представителей здесь не было. Молодежь, да и только. Остальные разошлись по своим комнатам, приводить в порядок подорванное самообладание и думать, что делать дальше. Лишь Виктор покинул цитадель сразу же, как об этом сказал, не взяв с собой ни лошадь, ни припасы.

Смотря на копошащее внизу море тварей, я так и не передумал использовать магию. В ход пошло плетение под названием «Взгляд солнца», как контур и основа для остального. Этакий пламенеющий луч, диаметр в два десятка метров и выжигающий все на протяжении десяти секунд. Ну и в качестве бонуса, способный двигаться по воле мага. Сейчас же, последняя его функция мне не сильно и нужна, лишь мощь пламени, преобразованная на взрыв.

Следом в контур плетения полетели капли моей крови. Достаточно много, чтобы дать эффект для плетения второго круга. Дальше руны из магии смерти воспарили в воздух, и соединились с гранями многогранника. Ну и под конец слова языка дроу, на призыв тьмы, которые должны были закончить всё это и спаять в единую мощную схему. Контроль магических потоков шел на достаточно высоком уровне, ибо пустить в разнос такую мощь под стеной своей цитадели я как-то не горел желанием.

— Дарт, что ты делаешь? — раздался позади меня, встревоженный голос Минрандиила. — Нельзя смешивать разные направления магии!

— Кто такое сказал? — хмыкнул я, даже не оборачиваясь. — Это опасно, если не можешь контролировать магические потоки и связывать их в единую схему.

Эльф ничего не ответил, потому что раздавшийся треск разнесся по пространству, глуша любые звуки. В паре сотен метров над землей появилось багровое облако, исторгшее из себя толстый луч бледно-зеленого пламени. Мощь его была такова, что все прочувствовали, как дрожит земля. Сильнейший поток воздуха ударил по стене, а внизу, огненным шаром вспучился взрыв. Он разметал в стороны и тварей и здоровенный пласт земли, а следом пришла взрывная волна. Она разошлась в стороны, сметая всё на своем пути, и расчищая местность перед стеной. Эпицентр всего этого находился в паре сотен метров от стены, а поэтому ей достался лишь отголосок мощи. Но и этого хватило, чтобы ощутить разрушительную мощь магии. Правда, потратил я на это почти весь свой источник, так что ничего удивительно здесь не было.

Оставив старого эльфа смотреть на последствия моей магии, я направился назад к дворцу. Да, это было чистой воды ребячество и ничего более. Зачем? А скиф его знает.

Возвращение в тронный зал далось сложнее, чем можно представить. Всё-таки первый вечер такого масштаба, который пошел под откос. Разбитое стекло осколками валялось на полу, а трон оказался слегка опален моим огненным дыханием. Как мне удалось ограничить жар одним только потоком, чтобы он не входил за границы, я даже ума не приложу. Сделал это на одних инстинктах и только благодаря этому никто не пострадал. Прислуга успела вынести большую часть различной утвари, и пустота помещения бросалась в глаза.

— Ну, с почином, — криво усмехнулся я, оставляя тронный зал за спиной. — Жирный такой намек, что на празднествах мне не место.

Отступления 6

— Что скажешь Вэйл, он всё тот же простолюдин, что запал тебе в душу? — стараясь не выдавать своих эмоций, ровно спросила Кора.

— Не совсем, — смотря через окно в сторону стены, задумчиво произнесла девушка. — Стал жестче, хоть и научился доверять кому-то, кроме себя.

— С последним я бы поспорила, — позволила себе улыбку Кора. — Они все связаны с ним клятвой. Буквально каждый поданный, которого мы сегодня видели, вручил свою жизнь в руки Дарта. Поначалу я терялась в догадках, откуда в нем столько силы, чтобы удерживать их все? Теперь вот, зная, что он дракон многое встает на свои места. Умеешь ты выбирать, вся в мать пошла.

— Мама! — слегка повысила голос Вэйл, не желая слушать её умозаключения. — Теперь что, наоборот будешь меня ему сватать?

— Всё может быть, — загадочно улыбнулась герцогиня, полностью игнорируя жесткий взгляд дочери.

В конце концов, иметь на коротком поводке дракона слишком заманчиво, чтобы отказаться от этой идеи.



*****


— Разве мы должны терпеть этих темных? — даже не скрывая свою ненависть, произнес один из охраны Минрандиила. — Эта тварь ходит здесь, как у себя дома! А этот лорд во всем ей потакает! Мы не можем оставить этого просто так!

— Именно поэтому посол от Светлого леса не ты, а Дикаин, — снисходительно улыбнулся старый маг. — Расскажи мне, Броинт, чем лично тебе насолила эта девушка?

— Она дроу! — выдохнул тот, будто это должно было расставить всё на свои места. — А этот Выбранный словно насмешка над всеми нами! Полукровка!

— Мальчишка, — и вновь добрая отеческая улыбка. — Мы гости здесь, а Дарту благоволит наша Мать. Теперь хоть понятно почему.

— А мне вот совершенно непонятно с каких пор драконы стали перворожденными, — слегка нахмурился тот, кого назвали Дикаином. — Или в нашей истории есть белые пятна?

— Скорее черные, — тяжело вздохнул старый эльф. — Оставьте нас. Вы еще не готовы её услышать.

На недовольные взгляды со стороны охраны, Минрандиил только покачал головой, совершенно не желая встревать в полемику. Они слишком молоды, чтобы принять её, а вот посол должен знать все нюансы о том, в чьей цитадели он находится.



*****


— Мы не можем позволить ему фактически захватить рынок! — бушевал гном-посланец самого Кровавого Молота. — Он проявил неуважение ко мне! К королю! Ко всей нашей расе!

— И что ты предлагаешь? — лениво поинтересовался второй гном, который представлял интересы Несокрушимого. — Наши попытки убрать Элрама так ни к чему и не привели. Устроить покушение на Дарта? Здесь? Даже обсуждать не стану. Ты слишком подвержен эмоциям, мой старый друг. Надо действовать тоньше, намного тоньше.

— Например? — тут же подобрался Орлин.

— Во-первых, нужно напомнить Великому Горну, что кое-кто задолжал ему жизнь, — улыбнулся посланец Несокрушимого. — Потом ограничим всеобщие поставки нашей продукции и материалов. Да, сами понесем убытки, но, насколько мне известно, контракты Элрам набрал крупные, и если он не справится со своими обязательствами, мы, через своих подставных лиц, выкажем ему недоверие. Единственное, мне не нравиться отношение к нему Адальмари¸ он может испортить нашу игру.

— В клане Нибронд давно зреет недовольство своим главой, — ухмыльнулся Орлин. — Можно поспособствовать претендентам и добиться голосования родов.

— Так и поступим, — степенно кивнул пожилой гном, попивая легкий взвар.



*****


— Ну и как тебе мой ученик, Ауриса? — улыбаясь, спросил Треас. — Силен, да?

— Он ведь дракон, — пожала девушка плечами. — Меня больше интересует другой вопрос. Почему в АМИ так мало книг по ним? Именно по настоящим драконам, разумным рептилиям с огромной магической силой?

— Если мне не изменяет память, таковы были указания Волиареса, — пожал плечами Лортен. — Еще у самых истоков академии он лично фильтровал те книги, по которым будут обучаться его будущие студенты.

— Вам не кажется это странным? — нахмурилась Ауриса.

— Не казалось, пока ты не озвучила это предположение вслух, — хмыкнул старый некромант, сидя напротив девушки в таком же глубок кресле.

— Так может наш ректор тоже того? — поинтересовалась ученица.

— Ректор дракон? Ха! — усмехнулся некромант, но после пары секунд раздумий его улыбка куда-то испарилась. — Так, не советую никому говорить о своих умозаключениях. Это может быть не только интересно, но и очень опасно. Держи свои мысли при себе, Меч ректора.



*****


— Ты увидел всё, что тебе нужно? — холодный властный голос, казалось бы, проникал в самое нутро.

— Да, мой господин, — низкий поклон со стороны тщедушного мужчины, на вид ослабленного затяжной болезнью.

— Устранить сможешь? — вновь вопрос, без тени эмоций.

— Не здесь, — плавное покачивание головой. — Мне нужно время. Месяц. А лучше до начала вторжения хаоса. Тогда никаких ограничений по силе у меня не будет и даже черный дракон не сможет встать на моем пути.



*****


— Как он тебе? — спросила Тисса у своей подруги.

Девушки сидели в просторной комнате за небольшим стеклянным столом, и пили легкое вино. Последствия сегодняшнего вечера всё еще будоражили кровь молодых волшебниц, и сон даже не рассматривался, как окончание дня.

— Знаешь, двоякое ощущение, — сама не понимая своих чувств, произнесла Виллария. — Его слишком много. За вечер я смогла поймать целых семь образов, и какой из них настоящий я затрудняюсь ответить.

— Не удивительно, — хмыкнула Тисса. — Он тот еще параноик, но поверь, человек он хороший.

— Как мы видели, совсем не человек, — бледно улыбнулась магиня огня. — Не думала, что застану живого и настоящего дракона.

— Ой Ви, да перестань, — отмахнулась будущая графиня Кар’Сети. — Дракон, и что с того? Знала бы ты его настолько долго, насколько знаю я, у тебя вопросов и не возникло бы. Попроси у него помощи, он поможет.

— Не знаю подруга, не знаю, — тяжело вздохнула Виллария. — Кто я для него? Очередной проситель, который ничего не может дать взамен.

— А ты сделай так, чтоб смогла, — подмигнула ей девушка. — И не надо так на меня зыркать! Я совсем не про постель. Приглянись к нему, как подруга прошу.

— И что, у такого хорошего человека, как ты говоришь, никого нет? — поинтересовалась Ви, на мгновение, испугавшись своего вопроса.

— Значит так, подруга, слушай, — подобралась с улыбкой Тииса, сделав еще один глоток вина.



*****


— Сын, нам просто нечего ему предложить! — повысила голос Мариана.

— Ма, он мой друг! — не собирался сдаваться Кол. — Тем более вспомни, что он запросил за помощь нашей семье? Ничего! Он просто взял и помог.

— Это было тогда, когда он еще не был вовлечен в политику, — сморщилась женщина. — Сейчас вокруг него вьется столько разумных, что никто ему не позволит распалять собственные ресурсы для помощи какому-то там графу Кар’Сети, пусть и его другу.

— Ты, правда, думаешь, что Дарту кто-то скажет против? — не унимался парень. — Ты неправильно поняла ситуацию. Здесь он главный, и если он выкажет желание помочь, то никто не станет возмущаться.

— Возможно, — кивнула графиня. — Но каким другом будешь ты, обязав Дарта на помощь себе, когда ему самому она не помешает. Думаешь, это так просто, отстроить цитадель с нуля? Напомнить тебе о двух строящихся поселках? О Черном лесе за стеной, твари которого сейчас пытаются прорваться сюда? Нет, Колеостр, даже не думай. В конце концов, род Кар’Сети никогда не опуститься до просьб, неподкрепленных ничем. Я сама не соглашусь принять его помощь, зная, что нам нечего ему предложить.

Неловкая тишина, что воцарилась в комнате, не смогла продержаться долго.

— Возможно, я знаю, что мы можем ему предложить, — хмыкнул Кол, переводя взгляд на сестру.

— Кол! — раздавшиеся одновременно, возмущенные женские голоса потонули в каскаде взрывов, раздавшихся со стороны стены.

Грохот магических взрывов закончился только под утро. Это не помешало мне выспаться, но осадочек после вчерашнего вечера остался. Теперь не будет человека, не знающего кто я такой и что я такое. И как поется в песне — «не спрятаться, не скрыться», хоть и смысл там был немного другой.

Чем мне грозит раскрытие своей сути? Да хрен бы его знал, если честно. Совершенно новая переменная на игральной доске этого мира. Которая, тем более, имеет за своей спиной уже сформированную систему и какое-никакое, но все же государство. Посмотрим, какие шаги сделают окружающие, а дальше уже будем плясать от этого. Главное, успеть вовремя среагировать и зазря не подставиться под удар. О своей безопасности я не сильно-то и переживаю, но ведь сейчас всё завязано не только на меня. А значит, в случае чего, придется отвечать жестко, если не сказать жестоко.

Утро началось с небольшой чайной церемонии, которая проходила не в моей личной обеденной комнате. Позавтракать со мной выразили желание несколько разумных, и только Илвен оказалось своей. Всё проходило пусть и не в формальной обстановке, но разговоры велись отнюдь не праздные. Мне пришлось улыбаться и строить из себя радушного хозяина, хоть я и жалел столь бездарно потраченное время.

Ну а когда под конец этого действия прибыл Азакар, не до улыбок стало всем.

Дорлон оказался не тронут, и стоял спокойно, хоть и количество воинов внутри него увеличили вдвое. А вот на Иллатику напали какие-то неведомые твари, вышедшие из океана. Человеческое строение, больше двух метров ростом и имеющие природную броню, напоминающую ракушки. Существа оказались полностью обезличенными и больше походили на нелепый слепок из глины, чем на что-то разумное. Правда воинами они были сильными, как и магами воды. Но было их столь мало, что не составило никаких трудностей отбить нападение.

Пока Роар разбирался с водяными, Азакар проверил и Горшах. Там так же оказалось тихо и пелена тьмы да уароны с легкостью справлялись с загулявшими тварями гиблых земель. Ученики исправно познавали суть хаоса и его существ, а Сетто строго следил, чтобы детки не бродили по территории призрачных эльфов. Те, кстати, оказались в восторге от новых гостей, так что этот поселок оказался как бы ни самым активным.

И всё бы ничего, но под утро прибыл посланец от Волиареса и вот его новости заставили многих побледнеть.

Индариал пал. Город не смог выстоять против демонов и за ночь превратился в пепелище, на котором пируют существа ада. О количестве выживших пока ничего не было известно, а армия, что собрал Уарден, выдвинулась туда только несколько часов назад. По тому, как побледнела Виллария, я понял, что девушка родом именно из этого города.

Так же закрылось герцогство Варра. Что-то случилось в гномьих пещерах, и сейчас никакого сообщения с ними нет.

В Омате всю ночь шли бои, которые не прекратились и по наступлению утра. Омат это город королевства Тарк, один из двух, что стоит на границе с империей Разход. Снова демоны и снова прорыв, который вовремя не смогли локализовать. Хоть город и не был потерян, но положение там тяжелое. Очень много потерь, как среди мирного населения, так и среди военных.

Началось какое-то нездоровое шевеление со стороны империи. Её армия начала стягиваться к границам, собираясь там действительно внушительными силами, причем сразу на трех фронтах. И было непонятно, то ли они перекрывают границы, чтоб демоны не попали внутрь их территории, то ли подготавливается военное наступление по всем направлениям.

На Винфор так же совершено нападение, но там твари не преуспели от слова «совсем». То количество магов, что присутствовало в городе, смело тварей за какой-то час и мгновенно закрытые три бреши, не позволили демонам закрепиться. Сейчас Волиарес собирал небольшую ударную группу, в помощь Уардену, потому что и в самой Саире не всё спокойно. Архимаг спрашивал разрешение на возможность использования моих порталов для более своевременной переброски своих воинов. Естественно, получив разрешение, посыльный сразу же удалился, оставив после себя оглушительную тишину.

— А ведь это еще прелюдия, — потрясенно прошептала Вэйл. — Хаос только маячит на горизонте, а уже столько смертей.

— Мерзкие падальщики, — жестко высказалась Тисса. — Ненавижу.

— Лорд Нуар, вы будете как-то реагировать на эти новости? — словно невзначай поинтересовалась Кора. — Может, тоже вышлите помощь своим союзникам?

— Я оценил ваш юмор, — кивнул я женщине. — Государство, с тысячной армией будет оказывать помощь государству, которое насчитывает шестидесятитысячную военную машину.

— Но ваши специалисты…. — не унималась женщина.

— Какие такие специалисты есть у меня, коих нет у Великого Лорда? — перебил я женщину, не убирая вежливую улыбку с лица. — Сомневаюсь, что этот наш разговор несет за собой какой-то смысл. Ваш цепкий ум совсем не способствует столь нелепым предложениям, а значит, здесь что-то другое. Вам так нужны мои эмоции?

— Прошу прощения, Дарт, — внезапно извинилась Вэйл. — Моя мать предпочитает играть на своем поле: поле интриг и недосказанности. Не принимай её слова на свой счет.

— Дочь, ты ставишь меня в неловкое положение, — холодно произнесла Кора.

— А мне плевать, — пожала плечами Вэйл, возвращая матери милую улыбку. — Это не то место, где ты можешь вести себя как обычно.

— Дарт, какие у тебя планы на ближайшие дни? — резко перевел тему Кол.

— Хочу потратить их на создание артефактов, — ответил я другу. — Нужно кое-что обновить, да протестировать уже готовые образцы своих мастеров.

— Я бы хотел переговорить с тобой в более неформальной обстановке, — обозначил граф свое желание. — Если, конечно, у тебя будет свободное время.

— Колеостр, — почему-то недовольно начала говорить Мариана. — Не думаю, что в связи с обстоятельствами у лорда Нуар найдется для тебя свободная минутка.

— Ну что вы, — улыбнулся я женщине. — Для друзей я всегда готов немного пододвинуть свои планы.

— Дарт, ты не будешь против, если я прогуляюсь по твоей школе и посещу несколько занятий? — поинтересовалась Кларина. — Жуть, как интересно, посмотреть на неё изнутри. Всё-таки совместные занятия представителей нескольких столь разных рас могут быть очень познавательны.

— Я бы тоже хотел получить такое разрешение, — впервые за завтрак заговорил Треас. — Возможно, мы с моей ученицей могли бы дать несколько уроков, если ты, конечно не против некромантии. Как послы от АМИ мы наделены соответственными разрешениями, так что об этом можешь не переживать.

— Буду только рад, — кивнул я некроманту. — Мастер столь высокого уровня придется как никогда кстати. Только не вздумай пугать детей, как меня в прошлый раз.

— Ну что ты, — хмыкнул учитель, — тогда всё было в рамках обучения студентов, подающих большие надежды. Сейчас же, я ограничусь только начальным курсом, без влезания в дебри.

— А мне ты, помнится, отказал, Треас, — вроде и безэмоционально произнесла Кора, но её недовольство я ощутил четко.

— Ты еще со старыми долгами не рассчиталась, — хохотнул маг. — Вгонять тебя в новые? Нет уж, увольте.

И вновь лицо герцогини даже не дернулось, но вмиг потемневший взор позволил понять, что там далеко не всё так просто.

— Мне одной хочется не тратить время на лишние интриги, и просто отдохнуть? — как бы невзначай поинтересовалась Тисса. — Думаю, с каждым последующим днем всё будет только хуже. Перед нами теперь не один враг, а сразу два. Демоны и хаос, союз, который не стоит недооценивать. Вместо того чтобы играть в свои игры, озаботились бы лучше будущим.

— На моей памяти это уже третье вторжение, — тяжело вздохнул Минрандиил, — и каждое из них несло очень много смертей. Девушка, к сожалению, права. Эти праздные речи, игры в большую политику и недосказанные слова — всё это ничего не значащий пепел, на пороге тяжелой войны. У нас не будет возможности собрать все свои силы в кулак и решить всё одним ударом. Демоны хитры и постараются разделить нас и растащить по разным углам. Кстати, Дарт, насколько мне известно, Олрисан сейчас гостит здесь, в цитадели?

— Да, — кивнул я, не став скрывать присутствие названного брата Лирании.

— Я бы хотел забрать его назад, в Светлый лес, — твердо глянув мне в глаза, произнес старый эльф. — У нас к нему есть некоторые вопросы, которые в связи с подозрением его причастности к свержению Ангхабеша могут иметь весьма серьезные последствия.

— Есть серьезные доказательства? — приподняв бровь, поинтересовался я.

— Нет, — поджал губы Минрандиил. — Но некоторые влиятельные личности мягко настаивают на его присутствии.

— И эти личности не Ангхабеш? — невинно спросил я и, дождавшись, пока хранитель покачает головой, продолжил. — Тогда ничем не могу помочь. Олрисан, при поддержке Калила, принес мне клятву верности, одобренную вашей богиней. Его в ваш лес я не пущу. Но, если эти личности так настаивают, то его интересы представлю я. Ты мне кстати напомнил об одном незавершенном деле, и думаю в течении десяти дней я посещу Светлый лес и пообщаюсь со всеми желающими.

— Не думаю, что ты захочешь влезать во все это, — медленно покачал головой Минрандиил. — Да и некоторые знания, и нюансы лучше уточнять у него самого. Скорее всего, ты просто можешь о них не знать, либо же Олрисан мог ввести тебя в заблуждение.

— О, не стоит об этом беспокоиться, — широко улыбнулся я. — После слияния разумов, думаю, не останется тайн, которые смогут от меня ускользнуть. Так что передай всем желающим, что я приду за ними, кхм, то есть к ним, через десять дней.

Увидев, как еле заметно дернулась щека пожилого эльфа, я понял, что всё сделал правильно. Он что-то знал, но совершенно не желал этим делиться, стараясь мягко не пустить меня в Мел’Лориен. Но теперь же, когда я сказал своё слово, да еще и в присутствии стольких разумных, у него просто не будет выбора продолжать настаивать на своем. Я не верил в то, что старик как-то виновен в смерти Лирании, но собака там зарыта немалая. Да и мой обман в сфере клятвы Олрисана пока остался незамеченным, но нужно срочно исправлять этот нюанс.

— Как пожелаешь, — тяжело вздохнул Минрандиил.

Во время нашего разговора я ловил на себе встревоженные взгляды Илвен. Дроу помнила, чем закончилась новость о смерти Лирании и сейчас немного опасалась за моё состояние. Я перевел на неё взгляд и просто кивнул, давая понять, что всё порядке. Только вот встретившись со мной глазами, Илвен еле заметно вздрогнула. Это не укрылось от моего внимания, и я постарался вернуть себе то безмятежное состояние, что было до этого.

«— Она тебя боится, — раздался в моей голове голос Кейт. — Точнее опасается. Как что-то неотвратимое, словно надвигающийся тайфун. Убери оскал, который ты пытаешься подать за улыбку. Гости нервничают».

— Прошу прощения за излишние эмоции, — умерив улыбку, сказал я остальным. — К сожалению, я вынужден вас оставить. Дела. Кол подойди к мастерской ближе к вечеру, там и поговорим.

Дождавшись кивка от друга, я поднялся из-за стола и, насвистывая размеренную мелодию, покинул обеденный зал. Необходимость посетить Светлый лес нарисовалась немного не вовремя, но от этого никуда не деться. По всей видимости, причастные к смерти девушки решили озаботиться тем, чтоб Олрисан уже ничего никому не рассказал. Правда, я совершенно не понимал, на что они рассчитывали, пытаясь вернуть сводного брата Лирании к себе в лес. Сейчас же, когда они завладели моим вниманием, я уделю им толику своего, ну а там посмотрим.

По мере раздумий ноги сами привели меня к комнате формального пленника. Она всё так же была заключена в контур из защитных плетений, которые к тому же вытягивали из эльфа ману. Не став задерживать на пороге, я зашел внутрь и застал Олрисана скучающего на кровати, почитывающего какую-то толстую книгу.

— Кажется, я пропустил самое веселье? — перевел он на меня взгляд. — Не просветишь?

— Демоны, — просто ответил я. — Решили откусить кусок нашего мира, до того, как сюда вторгнется хаос.

— Чувствую, по тону, что это не главная причина твоего появления, — медленно покачал головой эльф, хоть и было заметно, что слова о демонах его сильно озадачили.

— У меня в гостях Минрандиил, — поймав взгляд Олрисана, произнес я. — Он хочет забрать тебя и вернуть назад в лес.

Я специально выстроил разговор так, чтоб эльф подумал, что хранитель пришел именно за ним, не вдаваясь в подробности о вчерашнем празднестве. Небольшая игра недосказанностью, которая подтолкнет ход разговора в нужное мне русло.

— Быстро они, — нервно дернул головой эльф. — Как я понимаю, ты здесь, потому что у тебя есть свои мысли по этому поводу? Скажу сразу, назад я не вернусь, чего бы мне это не стоило. Хочется пожить еще немного.

— Минрандиил намекнул, что весьма влиятельные личности хотят с тобой переговорить, мол, ты причастен к подготовке свержения Ангхабеша, — внимательно следя за мимикой эльфа, сказал я. — Думаю, на тебя хотят повесить всех собак. Если, конечно, ты и, правда, невиновен.

— Невиновен, — сжал челюсть Олрисан. — А их слова, это пустой звук.

— Как и твои, — хмыкнул я.

— Что ты хочешь? — отбросив лишние эмоции, прямо спросил эльф.

— Хочу, чтоб виновные в смерти Лирании отправились следом за ней, — улыбнулся я. — А для этого мне нужны все твои воспоминания. Слияние разумов. И тогда я отправлюсь в Светлый лес вместо тебя. Пусть поспрашивают меня.

— Это…. — впа