Наследие (fb2)

- Наследие (а.с. Закон войны-3) 1.02 Мб, 266с. (скачать fb2) - Теил Вида

Настройки текста:



Теил Вида Наследие

Никто не может вечно жить на этом свете,

О наших подвигах, расскажут наши дети,

Ошибки наши, затеряются в веках,

От нас самих останется лишь прах…

Глава 1

Порывистый ветер поднимал коричневые иглы, опавшие с корявых, местами обгоревших, деревьев, кружил в воздухе и швырял их обратно на изрытую взрывами почву. Внешний монитор шлема, забрызгало ошметками грязи. Паршиво. Без того ни Акрика не видно. И высовываться нельзя. Лейтенант Олин Таил включила сканер. Пока все чисто. Врага не видно, ее бойцы находятся на отведенных позициях.

Ожидание выводило Олин из себя. Но капитан Ни́лион Ха́ристит отдал четкий приказ: пробраться к оборонным установкам, частично выведенным из строя, и подключить их, а сам взял роль приманки и должен, оттянуть врага от системы управления. Потому, был объявлен режим молчания. Чтоб сократить до минимума вероятность обнаружения.

Лейтенант без особых проблем добралась до здания у парковой зоны, а вот у капитана что-то пошло не так. Олин нутром это чуяла, а оно еще ни разу не подводило. Вдалеке слышались звуки выстрелов и взрывов. Очевидно, бой увяз на одном месте. Лейтенант бросила взгляд на таймер. Период молчания не может превышать два часа. По истечению времени, объявивший его офицер, должен сообщить либо о продлении, либо об отмене. Если Нилион этого не сделает, Олин получит право действовать на свое усмотрение. Но до этого момента остается еще сорок минут. Слишком долго. Очередной взрыв, переполнил терпение и подтолкнул лейтенанта к действиям. Она подняла комок почвы и швырнула в старшину А́тикса Ло́урена, привлекая его внимание. Рисковать, пользуясь рацией — ни к чему. Атикс обернулся, и Олин жестом приказала ему приблизиться.

— Мне нужны добровольцы, — едва слышно проговорила она. — Четверо.

— Могу узнать, зачем? — так же шепотом поинтересовался Атикс.

— Можешь. В разведку нужно идти.

— Но ведь капитан приказал обеспечивать прикрытие Ли́риан, — напомнил старшина.

— Так ты и останешься прикрывать, — Олин осторожно проверила боеготовность "Керташа"[1]. — Обеспечь мне добровольцев, да пошустрее.

— Я пойду.

— Ты останешься. Примешь командование до дальнейших распоряжений — это приказ.

— Период ожидания?

— Стандартно, час. Приступить к выполнению!

— Есть, лейтенант, — в голосе Атикса мелькнуло недовольство.

Интересно, что именно его вызвало: то, что Олин нагло нарушает приказ капитана, или то, что она не позволила ему пойти в разведку? Хотя, не важно, Атикс недоволен всеми ее действиями. Лейтенант давно уже к этому привыкла, еще в подготовительном центре. Но приказы он выполняет всегда, хватает ума не докатиться до прямого неподчинения.

Олин осторожно продвигалась на звуки боя. Парковая зона заканчивалась, впереди виднелся центр города, занятый торианами. Но на Тело́рне им понадобились отнюдь не административные здания. Их интересовали цеха сборки тяжелой техники. Высадиться сразу в промышленном районе, не позволили "Дробилки"[2] и системы противовоздушной обороны. Правда враг сумел закрепиться в центре Скрио́на и надеялся отсюда продвинуться к интересующим его объектам. Чтоб выбить ториан из города, на помощь имеющимся на Телорне силам, перебросили дополнительные войска с Гри́стона. В их числе и группу капитана Нилиона Харистита.

На выходе из парковой зоны, Олин включила сканер и детализацию. Данные оказались неутешительными: капитана, с его частью группы, взяли в тиски. Олин процедила сквозь зубы проклятье. Нужно выходить на связь с Атиксом и подтягивать всю команду. Теперь уже не до сохранения маскировки.

— Старшина, оставь троих прикрывать Лириан, прикажи им засесть в здании, а с остальными выдвигайся к капитану, его зажали, — отдала приказ лейтенант.

— Есть! — отрапортовал Атикс.

Олин отключила рацию. Преимущество явно не на стороне ее командира. Небарианина держали под перекрёстным огнём на каких-то развалинах. Одна из атакующих групп, собиралась переходить на ближний бой. Нужно срочно что-то предпринимать. Использовать нейтронные или плазменные гранаты — нельзя. В зоне поражения могут оказаться свои. Разве что попробовать ультразвуковой. Благо имеется одна.

— Прикрывайте! — бросила Олин своим солдатам. — Я подойду ближе и попробую немного расчистить капитану отход.

Олин стала осторожно подбираться на расстояние выстрела из подствольника. Заняв позицию, лейтенант перевела рацию на кодовый канал Нилиона. Один Акрик, приказ нарушен и взбучки не избежать, а предупредить о своих действиях надо.

— Капитан, на связи лейтенант Таил, — проговорила она, когда на внутреннем мониторе шлема высветился сигнал, что вызов принят. — Я немного глухану этих выродков, включите звуковую блокировку.

— Таил, какого Акрика!.. — донеслось до нее в ответ.

— Капитан, давайте после, времени нет, — Олин навела прицел.

Враг ее засек. Ждать, пока Нилион выскажет все, что собирается, действительно нет времени. Она нажала на спуск. Граната легла точно возле группы ториан. Мощная звуковая волна заставила врага упасть на вывороченное дорожное покрытие. Капитан, как и некоторые его солдаты, не успел включить звуковую блокировку. Он схватился за голову, в которой осталась только одна мысль — свернуть шею своему замкому.

Олин поспешила открыть огонь по противнику, пока тот не пришел в себя, одновременно выходя на связь с Атиксом.

— Лоурен, ты где запропастился, шевелитесь! — поторопила она старшину.

— Уже на подходе, — сообщил Атикс.

— Поддержишь капитана с левого фланга, тут мы уже сами. Конец связи, — Олин отключила рацию, но она тут же ожила вновь.

— Так, лейтенант, где остальная часть команды? — первым делом поинтересовался Нилион.

— Заходят с левого фланга, под командованием Лоурена, — доложила Олин. — Не зацепите их.

— Я своих от чужих отличаю, не смотря на твои старания, — проворчал Нилион. — Что с "Дробилками"?

— Ло́ил занимается. Я оставила троих в прикрытии.

— Возвращайся туда, проконтролируй все лично. Выполняй!

— Есть, проконтролировать, — отрапортовала Олин.

— И будь осторожней. Действуй, — Нилион оборвал связь.

Олин махнула рукой, указывая солдатам направление, в котором следует двигаться. Несколько кварталов, им удалось пройти спокойно, а затем, на них посыпались лазерные разряды. Лейтенант увернулась в сторону, уходя под прикрытие опорной колонны одного из уцелевших зданий и перезарядила "Керташ". По колонне прошло несколько лазерных лучей, оставив на ней глубокие отметины. Лейтенант резко выскочила из своего укрытия и полоснула по врагу очередью. Двое ториан упали, еще двое успели прыгнуть в воронку, оставшуюся после взрыва. Кто-то швырнул им вдогонку плазменную гранату.

Олин свернула к нужному зданию, на ходу связываясь с сержантом А́ири Ри́гласом.

— Аири, ты где?

— С капитаном, где ж мне еще быть, — отозвался сержант.

— С тобой все в порядке?

— Сойдет, успел блокировку включить.

— Если что, дай знать.

— Есть, лейтенант.

Олин отключила рацию. Возле входа в здание, сканер выдал предупреждение о приближении противника. Он был один. Олин резко обернулась и полоснула по нему автоматной очередью. Враг отшатнулся и упал, но тут же попытался встать на ноги. Из пробитой на боку брони, сочилась кровь. Лейтенант ударила его ногой под шлем. Торианен отлетел к невысокому забору, ударился об него головой и остался лежать без движений. Для верности, Олин несколько раз выстрелила ему в шлем.

— Лейтенант, "Дробилки" готовы к подключению, — раздался в рации доклад Лириан Лоил.

— Наконец-то, — Олин переключилась на частоту Нилиона. — Капитан, здесь все сделано, Лоил готова подключить систему.

— Отлично, подключайте и выдвигайтесь к основной позиции.

— Есть, — Олин отключила связь.

Не бой, а сплошная беготня туда-обратно. К чему ей вообще было переться сюда? Здесь и без нее прекрасно бы справились, а вот с капитаном от нее пользы было бы больше.

Вскоре, раздался грохот "Дробилок". Ториане явно не желали попадать под их огонь и поспешили отступить. Нилион отдал приказ всем возвращаться в расположение. Но Олин не спешила на встречу со своим командиром, понимая, что ничего хорошего он ей не скажет. Она стояла у развалин, на которых только что проходил бой.

— Ты что тут делаешь? — рядом с ней остановился Аири. — Харистит ведь приказал возвращаться.

— Знаю. Но получить по шее еще успею.

— За гранату?

— Да за все. Граната, неподчинение приказу — я ведь должна была оставаться на месте, а вместо этого, высунулась, — Олин пнула валявшийся под ногами обломок стены.

— Кстати, откуда ты узнала, что нас зажали?

— Да ни откуда. Просто почувствовала. Только, для капитана — это не аргумент.

— Хочешь, я скажу, что выходил на связь и доложил обстановку, — предложил Аири. — Тебе меньше достанется.

— Аири, спасибо, конечно, но я не стану тебя подставлять, — отказалась Олин. — Сама разберусь, мне не в первый раз.

— Я помочь хочу, — Аири посмотрел на лейтенанта преданным взглядом голубых глаз.

— Знаю, но так выйдет только хуже, — у Олин сработала рация. — На связи, — ответила она.

— Таил, тебя что, общие приказы не касаются совсем? — раздался голос Нилиона. — Чтоб через пять минут, стояла передо мной!

— Так точно, — вяло отрапортовала Олин и отключила рацию. — Пошли, — она хлопнула сержанта по плечу. — Глупо оттягивать неизбежное.

Риглас направился к расположению вместе со своим непосредственным командиром и другом. С Олин он познакомился еще в подготовительном центре. Он поступил на полгода позже, но тем не менее, быстро сдружился с Олин. Если б ни экстренная мобилизация, вряд ли им довелось бы служить в одной группе, но как видно, их судьба идти вместе по дороге войны, которую они топчут вот уже почти год…

Группу расположили в небольшом одноэтажном здании, служившим раньше офисом. Естественно, ни о каких удобствах речь не шла: одно общее помещение для отдыха, и небольшая коморка под офицерский кабинет.

Олин, сразу же отправилась к капитану. Смысла оттягивать разговор, действительно нет.

— Лейтенант Таил, по вашему приказу, прибыла, — отрапортовала она, войдя в кабинет и отдавая честь, приложив левую руку к груди и резко опустив ее вниз.

Капитан Нилион Харистит сидел за столом, на лице застыло суровое выражение. Китель, как всегда, застегнут под самое горло. В отличии от остальных небариан, предпочитавших прохладу из-за того, что их тело покрывал мелкий белый ворс, за исключением лица и кистей рук, Нилион всегда мерз и любил тепло.

— Что, вспомнила про устав и субординацию? — тон Нилиона не предвещал ничего хорошего. — Поздновато. Не думал, что ты докатишься до прямого неподчинения. Я что, Акрик побери, не ясно выразился!

— Вполне ясно, капитан.

— Тогда, какого хрена ты высунулась? И эта граната, ты понимаешь, что чуть своих ни угрохала!

— Ультразвуковая граната не убивает, — возразила Олин. — Тем более, я предупредила.

— Получается, я сам виноват? К тому же, тут все зависит от мощности, а эта была явно не стандартного образца. Где ты ее взяла?

— Трофейная.

— Лейтенант, ты кому мозг туманишь, или я тебя первый день знаю? — Нилион попытался усесться поудобней. Стол и кресло, очевидно, принадлежали раньше крейду, чей рост редко превышает полтора метра. Небарианину же имевшему рост выше двух метров, стоило больших усилий уместиться за ним. — Ты не берешь трофеи. Более того, я могу сказать, кто над ней немного поработал! Чем ты думала? Ты рисковала жизнями солдат, причем, неоправданно!

— Так же, как и вы, капитан, — Олин пристально посмотрела Нилиону в глаза. — Вас зажали, а вы даже не подумали подтянуть имеющийся резерв. По-вашему, я должна была сидеть и ждать, пока вас отмудачат, а потом пособирать осколки брони, лишь бы не нарушать приказ? Да в гробу я видала такие приказы! Там были мои друзья, они могли погибнуть, вы могли погибнуть! Вы думали об этом, думали, что потом будет с командой, что будет со мной? Нет, капитан, не думали!

На некоторое время, повисла тишина. Нилион не рассчитывал на извинения и заверения, что подобного не повторится, но и такого отпора он явно не ожидал и даже растерялся.

— Перед нами стояла задача, я ее выполнял, — наконец произнес Нилион. — Тебе следовало делать тоже самое, а не ставить все под угрозу! Теперь я…

— Вынуждены подать рапорт? — перебила его Олин. — Ваше право, — она развернулась, чтобы уйти.

— Лейтенант, я тебя не отпускал!

— Да пошли вы, знаете куда! — Олин вышла, хлопнув в дверью.

Нилион недоуменно смотрел на закрывшуюся дверь и просто не знал, как реагировать на поведение своего замкома. Акрик побери, ведь по сути, она права, но нарушение приказа никуда не деть, и разговаривать с командиром в подобном тоне — просто недопустимо. Олин всегда была эмоциональна, но раньше, она не переходила определенных границ.

С ней непросто. Очевидно, всему виной генетика. Хотя, с отцом лейтенанта было легче, наверное потому, что это он отдавал приказы Нилиону. А о том, как Коинт Таил общался с командованием, можно только догадываться, по вылетавшим из его кабинета офицерам Разведуправления. Но Нилион дал слово своему первому командиру и теперь, нес ответственность за его дочь. Порой, этот груз казался неподъемным.

Вот и сейчас, небарианин, просто не знал, как поступить. Подавать официальный рапорт, он точно не собирался. Наверное, стоит поговорить с Олин. Их отношения вышли за рамки устава, еще в подготовительном центре, когда Нилион был ее куратором, и носили скорее дружески-наствнический характер. Да и не приведи Космические Силы, кому-нибудь задеть ее в таком состоянии. Сейчас лишние проблемы ни к чему.

Выйдя от капитана, Олин сменила "скелет" на форму и поспешила покинуть расположение. Сейчас, ей хотелось побыть одной. Похоже, сегодня вышел перебор. Неудивительно, если капитан действительно решит принять меры. Она вдохнула полной грудью. Воздух все еще пах плазмой и гарью. Уже начинало темнеть. Сутки на Телорне составляли девятнадцать часов, почти в два раза меньше, чем на Гри́стоне. Они находились здесь двое стандартных суток и, за это время, все вокруг, постепенно превращалось в руины. Жаль, конечно. Красивый город. Был.

Олин отвела взгляд от развалин и достала из кармана кителя личный коммуникатор. Нужно связаться с Эриком. Его группу оставили на базе. Он, наверняка, уже извелся. На вызов, Эрик ответил сразу.

— Привет, — Олин присела на чудом уцелевшую лавочку, — как у тебя дела?

— Да что у нас тут может случиться? — капитан Эрик Майло́в старался говорить спокойно, но в голосе проскакивало волнение. — У вас там как?

— В пределах нормы. Сегодня "Дробилки" вернули.

— Я сводку смотрел, там ничего не говорилось.

— Так мы только что.

— Тогда, понятно. Хоть без потерь обошлось? Голос у тебя мрачный.

— Хвала Космическим Силам, пронесло. С командиром во мнениях разошлись, поругались.

— Как будто в первый раз, — Эрик усмехнулся.

— Зато, наверное, в последний. Я действия не согласовала, а потом еще послала его.

— Куда?

— Туда, куда всех посылают, да никто не идет.

— Не бери в голову, Нил отходчивый, — попытался успокоить Эрик Олин. — Знаешь сколько раз я его посылал. Я соскучился по тебе, пытался выбить направление к вам, но сверху приказ не дают. Сколько вы там еще будите торчать?

— Понятия не имею. Думаю, скоро необходимость в допвойсках отпадет.

— Ты отдыхай, мало ли что еще… Я люблю тебя.

— Я тебя тоже, — Олин отключила связь и убрала коммуникатор обратно в карман.

— Закончила? — к ней подошел Нилион. — Пошли, пройдемся.

— Куда? В комендатуру, или сразу в Службу Дознаний? — Олин поднялась. — Вдруг, я хотела вас к звезде отправить?

— Думай, что ляпаешь! — при упоминании о СД, двухметровый небарианин переменился в лице и поежился. — Тебя можно представить кем угодно, только не торговцем честью.

— И на том спасибо, — усмехнулась Олин.

— Ну, так пройдемся? Думаю, нам есть о чем поговорить.

— Вам виднее, — Олин не спеша зашагала по улице.

Честно говоря, гулять по руинам совершенно не хотелось, но отказать капитану она не могла. В конце концов, он первым подошел.

— Ты что думаешь, я цепляюсь к тебе только из вредности, или от нечего делать? — после некоторого молчания проговорил Нилион.

— Иногда, именно так и кажется, — честно призналась Олин.

— А вот мне иногда кажется, что ты просто выпендриваешься, но я ведь знаю, что это не так. Ты должна выполнять приказы, или, по крайней мере, если решила что-то предпринять, то согласовывай действия.

— Я согласовывала…

— Нет, ты поставила перед свершившимся фактом, — поправил ее Нилион. — Не каждый командир станет терпеть подобное. Тот, кто может оказаться на моем месте, вряд ли будет выяснять твои мотивации.

— К чему вы клоните, капитан?

— Да ни к чему конкретному. Всякое бывает, — Нилион грустным взглядом окинул разрушенные кварталы.

— Капитан, думаете, я не замечаю, что в последнее время что-то вас тревожит? Вы не договариваете.

— Лейтенант, посмотри вокруг себя, — Нилион остановился.

— Чего я тут не видела?

— Нет, ты посмотри повнимательнее и скажи, что тебя окружает.

— Развалины, воронки от взрывов, кровь… загубленные жизни…

— Точно, — Нилион присел на бордюр тротуара. — Ты смотришь год, а я — всю свою жизнь. Думаешь, это не начинает напрягать? А насчет твоих действий, они могут стать крючком, на который тебя подцепят. Тобой Разведуправление интересовалось.

— Знаю. Когда я проходила собеседование, генерал Миленс передавал мне от них предложение. Я отказалась.

— Я не сомневался, что ты не согласишься. Но управление не отпускает тех, кто ему приглянулся.

— Вы были в курсе? — Олин присела рядом с командиром.

— Скажем так, меня поставили в известность. Так что, хорошо думай, прежде чем что-то сделать. Не давай повода подцепить тебя. Если не хочешь ходить под покрывалом у нашей родной разведки.

— Почему вы раньше не сказали?

— Раньше, не возникало необходимости. И еще, нужно будет ознакомить тебя с одной методикой, которая позволяет утаить информацию при сканировании памяти.

— Все настолько серьезно? — Олин озабочено посмотрела на командира.

— У разведки, шуток не бывает.

— Это из-за моего отца, так?

— Отчасти.

— Значит, то, что о нем говорят — правда? Он действительно был связан с Темга́тами и владел их технологиями?

— Этого я утверждать не могу, — Нилион вновь поежился и застегнул китель под самое горло. — Генерал был очень подозрительным и ни с кем не делился своими секретами.

— Может, для кого-то, он все же сделал исключение? — Олин испытывающее смотрела на своего командира.

— Не знаю, — небарианин отвел взгляд.

Он понимал, что Олин не верит. Слишком много слухов ходит по базе, даже спустя три года, после гибели Таила. Но Нилиону жутко не хотелось, чтоб Олин впуталась в эту темную историю. Слишком много крови пролилось из-за нее. Вот только избежать этого вряд ли удастся.

Незадолго до гибели, генерал Коинт Таил взял с Нилиона слово, что он подготовит Олин к возможным проблемам, если с ним что-то случиться. Но капитан никак не мог решиться на откровенный разговор. Слишком сложно тогда все было. Да и теперь проще не стало.

Нилион прекрасно знал, что Темгаты — не просто миф о расе, растворившейся в глубинах Большого Космоса, они существуют и находятся гораздо ближе, чем кажется. Вот только как сказать Олин, что ее родители не корэанцы, он не знал. Да и нужно ли оно ей? Она считает себя корэанкой, к чему лишний раз давить на психику. А посвящать Эрика Майлова в тайны его прошлого, Нилион и вовсе не собирался. Тем более, Таил настоятельно просил этого не делать, без особой надобности. Капитан, такой надобности, не видел.

Да и как отреагирует Эрик, узнав, что ничего не помнит из своего прошлого по той простой причине, что являлся трупом, что он жив, благодаря секретному проекту, которым занималась Стенга Таил и чувству вины, терзавшему Коинта. Эрик Майлов, Алик Стре́лин, Дил О́ун, А́лерг Хо́рмин — все они погибли много лет назад, защищая орбитальную станцию Темгатов, и ценой собственной жизни спасли командира и его жену, дав им возможность погрузиться в креосон. После, станцию нашел десант МВК. Так на службу поступил Коинт Таил, а его жена занялась проектом генетического восстановления, закончить который удалось лишь после ее гибели…

Нилион не хотел знать всего этого. Он уважал Таила, Эрика и Алика как отличных офицеров и надежных друзей, с Дилом же и вовсе еще не был знаком, а Алерга Хормина не знает и сейчас. О нем вообще никто ничего не знает. После завершения восстановления, он пропал с орбитальной станции. О его судьбе до сих пор ничего не известно. Конечно, информация не изменила его отношения к друзьям, но жизнь усложнила. Нилион подозревал, что Таил и сам оказался не рад, что небарианин так глубоко увяз, но поделать ничего уже не мог. Проект по генетическому восстановлению и поиску Темгатов, держался в строжайшей секретности, а после и вовсе был закрыт, но информация попала к торианам, все пошло наперекосяк, а Нилиону приходилось врать своим друзьям.

— А еще говорят, что мой отец погиб не от руки врага, — нарушила повисшее молчание Олин. — Вы ведь были с ним на его последнем задании…

— А что толку, — Нилион тяжело вздохнул. — Все равно, ничего изменить не смог.

— Думаете, он знал, чем закончится то задание?

— Твой отец ничего не пускал на самотек, он умел просчитывать. Мог догадываться. Только, ничего теперь не доказать. Все свалили на Рика То́мина.

— По-вашему, он не мог этого сделать? — Олин вновь поймала взгляд Нилиона.

— Если бы Рик мог выстрелить в кого-то из своих, то ни меня, ни Эрика уже не было бы в живых. Возможностей у него имелось предостаточно. Знаешь, мне даже жаль его.

— Жаль предателя? — Олин искренне удивили слова капитана. — Да бросьте. Он же нас всех чуть ни угрохал, а вас не один раз пытался. В конце концов, по его вине погиб мой отец, ваш первый командир.

— Ты не видела его взгляда. Когда мы с Майколом вломились в офицерскую каюту, Рик держал пистолет у виска…

— Это не перекрывает то, что он сделал. И тех, кто из-за него погиб, не вернет.

— Все это верно… Олин, а что бы ты сделала, если б получила доказательства, что твоего отца убил кто-то из его команды и нашла его?

— К «мусорщикам»[3], точно бы не пошла, — вопрос несколько удивил лейтенанта. — Наверное, пустила бы пулю в лоб выродку. Чтоб другим неповадно было. Только, искать его бессмысленно, сами ведь сказали. Возможно, его и в живых уже нет. А вы кого-то подозреваете?

— Нет, никого конкретно, — Нилион встал. — Пора возвращаться в расположение. И в следующий раз, согласовывай свои действия.

— Постараюсь, — Олин тоже встала.

Вот уже в который раз, у нее появилось подозрение, что капитан чего-то не договаривает, да и в дела отца, был посвящен.

На плановом офицерском совещании, капитан Эрик Майлов сидел со скучающим видом. Его мысли находились далеко от Гристона и проштрафившиеся солдаты волновали мало.

— Капитан Майлов, вы сегодня явно не в нашей галактике, — окликнул его начальник базы генерал Энтони Грон.

Сегодня, полковник Ба́рнон взял выходной, и совещание проводил генерал, что несказанно обрадовало офицеров.

— Да здесь я, — Эрик вытянул ноги под столом и поднял взгляд на генерала.

— Это хорошо, а то мне показалось, что от вас осталась лишь телесная оболочка. Капитан, где сейчас находится рядовой Лой Ромс?

— Там, где чаще всего в свое свободное время — в камере.

— Вижу, для вас — это обыденность. Капитан, пора бы принять более серьезные дисциплинарные меры. Что послужило причиной ареста в этот раз?

— Самоволка… — в кармане Эрика призывно запищал личный коммуникатор. Он, не глядя на код, сбросил вызов.

— Капитан, ваша группа претендует на статус спецподразделения, а вы не можете решить проблемы с личным составом.

— У меня нет проблем с Лоем, — возразил Эрик. — Он отличный снайпер и еще ни разу не подводил.

— Зато, у него есть проблемы с дисциплиной и комендатурой, как следствие…

У Эрика вновь сработал коммуникатор, и генерал одарил его неодобрительным взглядом.

— Извините, — капитан достал аппарат и взглянул на высветившийся код. Незнакомый. Он вновь сбросил вызов.

— Капитан, кто вас там так домогается? — терпение генерала начинало подходить к концу. Вызов опять повторился. Настойчивости звонившего, стоило отдать должное. — Майлов, ответь уже наконец, либо выключи его на хрен! — не выдержал Энтони.

Эрик достал разрывающийся коммуникатор и нажал кнопку приема.

— Майлов, это Грейд До́лан, — раздался в динамике голос старого знакомого из Разведуправления.

— Несказанно рад тебя слышать, но давай поговорим позже, я сейчас занят, — негромко проговорил Эрик.

— Это срочно… — попытался возразить Долан, но Эрик оборвал связь и отключил коммуникатор.

— Ну что, капитан, вы всё уладили, мы можем продолжать? — Энтони не сводил с Эрика пристального взгляда.

— Так точно, генерал.

— Вот и хорошо. Дисциплину в вашей группе, я обсужу с вами позже, а сейчас, к делам. В связи с нападением на Телорн, принято решение о усилении мер безопасности. Вводятся дополнительные патрули в космопорт, район комендатуры и отделения СД. Капитан Стрелин, ваша группа заступает на первое патрулирование космопорта, Майлов, как вы думаете, кому слоняться по городу?

— Мне, — мрачно отозвался Эрик.

— Совершенно верно. Через два часа, заступаете. График получите перед выходом. Сейчас, все свободны.

Офицеры отдали честь и покинули кабинет начальника базы. Выйдя из штаба, Эрик достал коммуникатор и, включив его, набрал код, через который Долан выходил с ним на связь. Интересно, что понадобилось этому штабному зануде? Раньше разведчик избегал общения с Эриком. Его можно понять: чаще всего, оно заканчивалось выговорами и разносами. Долан ответил моментально.

— Майлов, если я говорю срочно, значит, так оно и есть! — недовольно проговорил он. Но в его голосе чувствовалась неподдельная тревога.

— Да кто б сомневался, — усмехнулся капитан. — Раз ты сам связался со мной, дело — дрянь. Еще и код сменил. Выкладывай быстрее, что там у тебя, а то мне из-за твоей срочности, в городской патруль заступать, да еще возле «мусорщиков».

— Замечательное совпадение, речь как раз о них: они на твоего друга дело возобновили, — сообщил разведчик.

— На Харистита? — такая новость просто ошарашила Эрика. — Но ведь тогда все обвинения сняли, да и настоящего мудилу, после, нашли. Какого Акрика им надо?

— Да откуда ж мне знать?

— А твое командование что думает?

— Вряд ли оно в курсе. Я случайно наткнулся.

— Почему же ты, приверженец предписаний, не доложил им? — в голосе Эрика чувствовалась издевка.

— Мне не до твоих насмешек. Я не в курсе, кто за этим стоит и сильно рискую. Я тут узнал, что на генерала Таила тоже заводили дело, незадолго до его гибели. А насчет Харистита, возобновление мотивируется тем, что тогда, все проводилось на скорую руку, а лейтенанта Томина, допросить не успели, и уличил его в предательстве ни кто иной, как капитан Харистит. Вроде как, от себя подозрения мог отводить…

— Я верю Нилу, он не мог!

— Не хочется это говорить, но тут я с тобой согласен. Правда, мое мнение основано не на дружеских чувствах. Да ты и сам знаешь, что Хариститу известно больше других о делах Таила. За то время, что он исполнял обязанности куратора, я несколько раз видел его в управлении. А к нам на чашку ирлеса[4] не ходят. Я не хочу, чтоб информация попала к «сливщику».

— Зря ты решил сообщить об этом по коммуникатору, рискованно.

— Встречаться лично, еще рискованней. Коммуникатор «серый», его точно не прослушивают.

— Поздравляю, Долан, докатился, с контрабандистами спутался, что дальше-то будет?

— Это все твое влияние, Майлов. В общем, ты подумай, что теперь делать. Все это может иметь дурные последствия.

— Спасибо за предупреждение.

— Акрик побери, что за…

— Долан, я первый раз решил сказать тебе спасибо, а ты… — из динамика послышался непонятный шорох. — Долан, что у тебя твориться? — вместо ответа, до Эрика донесся звук удара, затем, раздался треск и связь оборвалась.

Все это жутко не понравилось десантнику. В душе шевельнулись нехорошие подозрения. Он спешно связался со своим замкомом, — Самерс, собирай команду, мы в патруль у комендатуры заступаем, чтоб через час, все были готовы. Снаряжение стандартное, и Лоя не забудь из камеры забрать, нечего ему отсиживаться, — распорядился капитан и пошел обратно в штаб.

С этим всем нужно разбираться и тянуть не стоит, а своими силами, явно не справиться. Кроме генерала, обратиться больше не к кому. Начальник базы имеет связи в управлении и знает очень много, причем, не только о поисках технологий, но, как казалось капитану, и о его прошлом.

С тех пор, как Эрик очнулся в медотсеке на орбитальной станции, помня только собственное имя, прошло уже пять лет, а он так и не смог ничего ни вспомнить, ни выяснить. Чаще всего, попытки заканчивались неприятностями. Причем порой не только для него, но и для Долана, которого Эрик использовал для получения некоторых сведений. Капитан не пытался спрашивать у Энтони что либо. Все равно бесполезно. Таил не говорил, и он не скажет.

В кабинет начальника базы, Эрик вошел без стука. Энтони уже давно привык к поведению капитана, бороться с его хамством — бессмысленно, но каждый раз напоминал о дисциплине. Наверное, просто по привычке.

— Капитан, я только что говорил о дисциплине в твоей команде, не прошло и полчаса, а ты вваливаешься ко мне в кабинет, может еще в сейфе пороешься?!

— Генерал, тут такое дело, вы помните капитана Разведуправления Грейда Долана? Он еще вместе со мной поручение генерала Таила выполнял, а потом пару раз прилетал к нам на базу.

— Помню, только он уже майор.

— Да не важно. Это он мне названивал и, по-моему, Долан нарвался на крупные неприятности…

— Акрик побери, куда еще ты его втянул!

— Я здесь ни при чем, он сам, честно. Долан сказал, что на Харистита дело возобновили, он полагает, что к этому причастен «сливщик», а потом, связь оборвалась. Последнее, что я слышал — это звук удара и треск.

— Постой, а откуда у него такая информация? — Энтони взял ручку и принялся постукивать ей о столешницу.

— Не знаю, он не сказал. Видимо, его вычислили. Если так, то неизвестно, чем для него все закончится. Генерал, у вас же есть связи, узнайте что с ним, — попросил Эрик.

— С чего это тебя так заботит его судьба? Насколько мне известно, ваши отношения никогда дружескими не являлись. Тебя сейчас больше должен волновать Нилион.

— Он меня волнует, но если с Доланом что-то случится, над кем я буду издеваться?

— Я так и подумал, — Энтони видел, что Эрик пытается шутить, но во взгляде застыла неподдельная тревога. — Я попробую выяснить, что там твориться и насчет дела Харистита оповещу кого следует, пусть разбираются, а ты иди, тебе в патруль заступать.

— Генерал, а вы уверенны, что «кому следует» можно доверять? — поинтересовался Эрик.

— Майлов, хватит хаметь. Я без тебя знаю, кому и что можно сказать. Иди уже.

— Есть, — капитан отдал честь и вышел.

Энтони сильно не понравились услышанные новости, и он поспешил связаться с генералом Разведуправления Нотэлом Телианом. Когда-то, они служили вместе, после гибели Корэллы, их пути разошлись. Нотэл принял предложение разведки, надеясь найти «сливщика», передавшего торианам коды доступа, а Энтони, вместе с Коинтом Таилом, так и остался в Десантных Силах. С тех пор прошло больше двадцати лет, а продажная тварь до сих пор сидит где-то в Центральном Штабе и продолжает делать свое паскудное дело…

— Энтони, у тебя что-то случилось? — вместо приветствия поинтересовался Нотэл.

После того, как он ушел из десанта, отношения у них разладились. Разведчик прекрасно понимал — бывший сослуживец не станет беспокоить его без особых причин.

— Не у меня, у тебя, — Энтони продолжал терзать свою ручку. — Скажи, когда ты в последний раз видел майора Долана?

— Вчера. Он отпросился на сегодня. А в чем собственно дело?

— Свяжись с ним, проверь где он.

— Энтони, может ты объяснишь, что стряслось?

— Хотелось бы верить, что ничего, но это вряд ли. Ты проверь, а там видно будет.

— Не отключайся, я быстро, — Нотэлу жутко не нравилось происходящее, а особенно доносящийся легкий стук. Значит, Энтони взялся за ручку, а это у него первый признак нервозности.

— Жду, — в динамике повисла тишина.

— Не отвечает, — через несколько минут сообщил Нотэл. — И личный, и служебный коммуникаторы отключены. Это не похоже на Долана, обычно, он на связи в любое время суток. Теперь, ты скажешь, какого Акрика происходит?

— Встрял твой Долан. Сунулся, куда не просили, сболтнул лишнего. Похоже, его посчитали нужным убрать. Так что, принимай розыскные меры.

— Куда сунулся, что сболтнул и главное — кому? — разведчик начинал нервничать.

— Майлову. Не переживай, не о проекте, но уж лучше б о нем. Нотэл, странная вещь получается: у тебя под носом твориться хрен знает что, твои подчиненные об этом узнают, а ты не при делах. Ты в курсе, что на Харистита дело возобновили? Его хотят прижать. Об этом Долан и узнал.

— Почему он не доложил мне, а пошел к Майлову?

— Тебе виднее, почему твои подчиненные доверяют хамам из десанта больше, чем собственному командованию. Ты знаешь, кто может возобновить дело?

— Ты и сам знаешь — «сливщик».

— Думаешь, это знание что-то дает? Кто конкретно имеет такие полномочия?

— Много кто. Спасибо, что сообщил, я немедленно возьмусь за проверку, и Долана надо найти, он слишком много знает.

— Держи меня в курсе, — Энтони отключил связь.

Космические Силы, да когда ж все закончится! Теперь еще с Эрика глаз не спускать, а то наворотит дел. Он ведь только начал успокаиваться, остепеняться. Нехорошо все это, очень нехорошо.


Глава 2

Отдых, для группы Нилиона, продлился недолго. Часа через три, капитан вызвал Олин в кабинет. Ториане отступили, но необходимо провести страховочный рейд и убедиться, что в городе не осталось врага.

— Таил, ты возьмешь юго-западный район, пойдешь с Лоуреном, в твое распоряжение поступит одно из местных подразделений. Будь осторожна, в случае чего, немедленно докладывай.

— Есть, капитан, — лейтенант взяла со стола план. — Разрешите приступать?

— Приступай.

Олин отдала честь и отправилась за снаряжением. Капитан вот уже второй раз отправляет ее с Атиксом, хотя, прекрасно знает об их взаимоотношениях. Наверно, все еще пытается как-то сгладить.

За территорией расположения, уже ожидала небольшая группа.

— Кто у вас старший? — поинтересовалась Олин, подойдя к ним.

— Старшина Тир Ами́нов! — отрапортовал один из десантников, оборачиваясь. — Олин, неужели это ты?!

— Тир, Акрик побери! — Олин расплылась в улыбке, узнав старшину. — Я не знала, что мне направят твою группу.

— Мне тоже не сказали, кому в подчинение мы поступаем. Космические Силы, как же я рад тебя видеть! — Тир хлопнул по плечу свою одногрупницу, напрочь забыв о званиях и субординации.

— Что ж, твоя мечта послужить под моим командованием сбылась. Давай приступать, пока от капитана по шее ни получили.

— Ага, как в старые добрые времена, — Тир снял с плеча лазерный автомат. Он просто сиял от счастья. — Жду распоряжений, лейтенант!

— Разделяться не будем, двигаемся широкой цепочкой, обшариваем каждое здание и закоулок, закрыть шлемы, пошли! — распорядилась Олин. — Лоурен, шевелись уже! — поторопила лейтенант, замешкавшегося Атикса.

Казалось, эта встреча его смутила. Он бросил на Тира хмурый взгляд и закрыл шлем.

Олин методично обходила вверенный ей район. По большей части, в нем находились жилые дома, или то, что от них осталось. Враг, пока, не встречался, но терять бдительность не стоит. Очередной дом выглядел относительно целым. Олин отправила Тира с четырьмя солдатами осмотреть двор, еще троих оставила прикрывать ее с улицы, а сама, вместе с Атиксом, подошла к двери. Лейтенант осторожно постучала. В доме могут находиться гражданские. Пугать их, вламываясь — ни к чему, им и так досталось. На стук никто не ответил. Она, толкнула дверь дулом автомата, та слегка приоткрылась. Лейтенант осторожно протиснулась внутрь, Атикс последовал за ней, держа оружие наготове. В окружавшей темноте, вырисовывались силуэты перевернутой мебели. Олин включила ночное видение. Представшая картина, заставила ее нервно втянуть воздух: стены и пол покрыты засохшими пятнами крови, в углу два изувеченных тела. Сходу даже не разобрать, кому они принадлежат. Атикс невольно отступил на пару шагов назад.

— Чего пятишься, трупы первый раз увидел? — прошептала лейтенант.

— Это гражданские… — Атикс судорожно сглотнул.

— Тебе медаль за сообразительность выдать? Хорош соплями давиться, нужно проверить, вдруг, еще живы, — Олин закинула лазерный автомат за плечо и опустилась перед одним из тел.

Атикс, немного помешкался и подошел ко второму. Он повернул его лицом вверх. Это была женщина, довольно молодая. Несколько минут, он тщетно пытался найти признаки жизни.

— Бесполезно, — Атикс повернулся к Олин. — Они мертвы, причем, уже довольно давно. И не похоже, чтоб здесь оставался кто-то еще.

— Мы не уйдем, пока ни убедимся, — Олин упрямо искала пульс у второй женщины.

— Лейтенант, я уже убедился, — Атикс поднялся и отошел в сторону.

— А я, еще нет!.. — из соседней комнаты послышался шорох. Олин оторвалась от своего бессмысленного занятия и сдернула с плеча «Керташ». — Прикрывай, — приказала она старшине и осторожно подошла к двери.

Атикс взял дверь на прицел. Лейтенант резко распахнула ее и отошла в сторону.

— Акриковы демоны! — старшина опустил оружие и бросился вперед, едва успев подхватить выпавшего из проема окровавленного мужчину.

Видимо, он находился здесь уже давно: кровь на лице успела застыть и превратиться в корку, на спине виднелось несколько следов от лазерных попаданий, некоторые, так же покрылись коркой, другие, продолжали кровоточить. Но мужчина все еще оставался жив.

— Аминов, нам срочно нужен врач! — проговорила Олин в рацию, выйдя на связь с Тиром. — У нас гражданский в тяжелом состоянии.

— Сейчас будет! — спешно отозвался старшина.

Атикс усадил раненого у стены и, не дожидаясь врача, ввел ему стимулятор. Мужчина открыл глаза.

— Почему вы не сообщили, что нуждаетесь в помощи? — Олин открыла шлем и присела перед ним на корточки.

— Не смог… — едва слышно прошептал мужчина. — Сознание потерял… Где они?

— Ториан здесь нет, они отступили, — сообщила лейтенант.

— Не ториане… они… мои…

— Здесь больше никого нет. Старшина, останешься с ним, будешь сопровождать до госпиталя. — Олин встала. — Нам нужно оставшуюся территорию проверить.

— Лейтенант, — Атикс тоже открыл шлем, — он долго не протянет, в госпиталь не успеть.

— Старшина, выполняй приказ, — сквозь зубы процедила Олин. — И сделай так, чтоб он тел не видел. Ясно?

— Так точно, — с обычным недовольством отрапортовал Атикс.

— Я оставлю вам троих, на всякий случай, — Олин закрыла шлем и направилась к выходу.

Ей не хотелось даже думать, что это могут быть не последние тела гражданских, которые они сегодня найдут. Быстрее бы закончить этот рейд и вернуться в расположение, а еще лучше на свою базу.

Проверить все удалось только через несколько часов. Врага не обнаружили, новых тел тоже. Но Олин понимала — пострадали многие. По окончанию, лейтенант доложила Нилиону и получила приказ возвращаться в расположение, вместе с вверенным ей подразделением.

Атикс, с боевым врачом, вернулся последним. Ни с кем не разговаривая, он сел на свою койку и, нервно отхлебнув из фляжки, покосился на лейтенанта. Олин проигнорировала этот взгляд. Сейчас ей даже на Атикса отрываться не хотелось. Она поискала взглядом Аири, но ни его, ни Ти́лы, среди солдат не обнаружила. Видимо, решили воспользоваться свободной минутой.

— Лейтенант, не против пообщаться? — к ней подсел Тир.

— Только за. Рассказывай, как ты в этом царстве флота?

— Да не так уж плохо, — старшина пожал плечами. — Только сильно не разгуляешься. Десант здесь не на своей территории. А у вас как?

— На Гристоне, флотские предпочитают держаться подальше от нас. Не знаю почему, но они уважают нашего начальника базы, если ни побаиваются. Но иногда, начинают хаметь, приходиться ставить на место.

— А помнишь, как в центре мы подрались с флотскими офицерами? Ты одному из них голову проломила, а когда нас в комендатуру притащили, Харистит решил, что ты опять с Атиксом сцепилась.

— Такое не забудешь, — Олин улыбнулась. — У комендантских такие рожи были! Я ж потом с теми пилотами еще раз пересеклась, с Тилой, перед самым выпуском. Правда там и Атикс нарисовался, и Эрик с Аири. Комендантские драку только выстрелами смогли остановить… Хорошее время было, жаль, теперь ничего не вернуть.

— Можно попробовать. Пошли, прогуляемся, посидим где-нибудь, — предложил Тир.

— На руинах? Извини, Тир, но на них я уже достаточно насмотрелась.

— Зачем сразу на руинах? В трех кварталах к востоку, все целехонько. Только нужно через посты пройти. Но для тебя, это не проблема, ты ведь офицер. Ну, так что?

— Даже не знаю…

— Аминов, расслабься, — к ним подошел Атикс и хлопнул Тира по плечу. — Она теперь только с офицерами общается, ты ей неровня.

— Лоурен, шел бы ты отсюда, — Олин перевела на него взгляд.

— Вот, о том я и говорю, — Атикс ухмыльнулся. — Она теперь вправе решать, кому и что знать. Почему ты ему не сказала? Он имел право знать.

— Очухается немного, тогда и узнает, — лейтенант без труда поняла, о ком идет речь.

— Не очухается. Слишком много времени прошло, мы его не дотянули.

— Тогда, ему тем более ни к чему было говорить, — Олин безотрывно смотрела старшине в глаза, отчего тому становилось не по себе. — Он умер с надеждой, что его близкие могли спастись. По-твоему, лучше, если б перед смертью он узнал, что все зверски убиты?

— Но это правда, от нее никуда не деться!

— Почему же ты сам ему не сказал?

Атикс ничего не ответил, резко развернулся и вышел на улицу.

— Вижу, все не так уж сильно изменилось, — подметил Тир.

— Некоторые вещи не меняются, — Олин вздохнула. — В том числе, и мои отношения с капитаном.

— Значит, ты не пойдешь.

— Я этого не сказала. Просто, сутки у вас короткие, и я лимит терпения командира уже исчерпала. Но, с другой стороны, уже начались другие. Жди на улице, я Тилу с Аири найду, а то обидятся.

— Есть, лейтенант! — Тир встал, и с улыбкой отдав честь, вышел.

На улице, он отыскал Атикса и подошел к нему. Старшина стоял глядя на погрузившиеся в темноту здания, но как будто не видел их. В руке он сжимал кулон на тоненькой цепочке. В зеленых глазах не читалось привычное всем высокомерие — в них застыла печаль.

— А у тебя все по-старому, — Тир остановился напротив Атикса.

— А что, по-твоему, могло измениться? — печаль мгновенно пропала из взгляда. — Моя жизнь стабильна.

— Лоурен, ну передо мной не выделывайся. Я-то знаю правду.

— А я и не выделываюсь, так оно и есть. Но если совсем честно, я рад тебя видеть.

— И тебе до сих пор не надоело, что все считают тебя отъявленной сволочью? Может, пора сдернуть маску?

— Зачем? От этого ничего не изменится. Думаешь, Олин бросит своего капитана и повиснет у меня на шее?

— Знаешь, Атикс, стоило хотя бы попытаться.

— Ты не раз пытался и что с того? Тебе ясно дали понять, что больше чем друзьями, вам ни быть.

— В нашей жизни — это уже немало. К тому же, я не терзаюсь чувством упущенного шанса.

— Я тоже. Я с самого начала все испортил, — Атикс тяжело вздохнул. — К тому же, так действительно проще жить. Если меня не станет, никто не будет страдать.

— Дурак ты, Лоурен, — беззлобно проговорил Тир.

— Возможно, — Атикс безразлично пожал плечами. — Иди, тебя уже ждут. — Он кивнул на ожидавших его Олин, Аири и Тилу.

— Пошли с нами, — предложил Тир. — В самом деле, сколько можно ото всех шарахаться?

— Вряд ли лейтенант обрадуется моей компании, но спасибо за приглашение, — отказался Атикс.

— Передумаешь, свяжись, — Тир протянул ему код коммуникатора.

Атикс взял его, не собираясь воспользоваться. Тир отправился к ожидавшим его друзьям.

— Ну что, пошлите, пока никто не засек? — проговорила Олин, когда подошел Тир.

Чрезвычайное положение еще не отменили и потому, подобная вылазка могла расцениваться как самовольное оставление расположение, в лучшем случае. В худшем — выход из зоны боевых действий, то есть — дезертирство.

— Так капитан не в курсе нашей отлучки? — поинтересовался Аири.

— Капитан отдыхает, а будить старшего офицера — плохая примета, — Олин бросила взгляд на Тира. — Тир, ты чего мешкаешься, уже передумал?

— Нет, просто подумал… — старшина немного смутился, — может, Лоурена позвать?

— Если хочешь, зови, только предупреди, чтоб язык держал на месте.

— Да я ему предлагал, он отказался, попробуй ты.

— Тир, тебе что, флотские ушиб мозга организовали? С какой радости я стану его уговаривать? Пошли уже.

Тир хотел что-то сказать, но потом передумал и пошел вслед за Олин. Через несколько кварталов уже и правда трудно было сказать, что город подвергся нападению. Разве что пустые улицы, закрытые витрины и погашенные рекламные щиты говорили, что размеренное течение жизни прервано.

— Кстати, тут есть еще кое-кто, кому ты будешь рад, — Олин запустила руку под китель и достала лиловый шар. — Узнаешь?

— Нар! — Тир расплылся в улыбке. — Он подрос, — старшина погладил зверька и тот довольно заурчал.

Именно он приручил его на болотах во время учений, но в хозяева, Нар выбрал себе Олин.

— Разве что немного, — Олин пожала плечами.

— Проблем с ним не возникало?

— Сбежал разок, в начале, погрыз документы у нашего полковника, но так ему и надо — отморозь еще та. Только жаль, ребятам Эрика тогда ни за что досталось, все подумали, что это они живность полковнику подбросили.

— Побегать он любит. Помнишь, как мы из-за него весь центр обшарили? Что ни говори, а было весело.

— Это точно, — Олин спрятала зверька. — Повеселиться мы успели…

Десантники не спеша брели по тихим улицам, вспоминая курсантское прошлое. Патрульные из планетарных войск, обращали на них мало внимания. Видимо, не хотели связываться и предпочитали прикрывать глаза. Зато, первые встретившиеся флотские поспешили остановить.

— Десант, — флотский лейтенант окинул их взглядом, — хотелось бы узнать, что вы делаете за обозначенной зоной боевых действий? Экстренные предписания еще никто не отменял.

— Лейтенант, ну чего ты цепляешься? Мы никого не трогаем, прогуляемся и вернемся, — попытался договориться по-хорошему Тир.

— А ему два глаза — роскошь, — ухмыльнулась Олин, напрочь исключив такую возможность. — Ты б, лейтенант, для начала объяснил, какого Акрика сам здесь шляешься, а потом брал нас на панты.

— Мы в одном звании, — пилот недовольно скривился. — У тебя нет полномочий, требовать у меня отчет.

— Равно, как и у тебя. Так что, лучше дай пройти и не напрашивайся.

— Вы явно не местные, — сделал вывод пилот. — Не в курсе, что на Телорне десант в меньшинстве и ему лучше помалкивать — это территория флота.

— Угадал, — Олин ядовито ухмыльнулась. — И мне глубоко наплевать на ваши правила. Вы забралом прощелкали, а нам под плазму бросайся.

— Это ваша работа!

— Верно. И, в отличие от некоторых, мы выполняем ее добросовестно.

— Слышь, десант, не зарывайся! — пилот начинал выходить из себя.

— Ребят, не хотелось вам мешать, — разборку прервал подошедший капитан Планетарных Войск, — но вам лучше разойтись, а то в комендатуру угодите. Судя по всему, никого из вас здесь не должно быть.

— Вы слышали, что вам сказали? — флотский лейтенант выжидающе смотрел на десантников.

— Не только нам, — Олин не собиралась уходить первой. — Так что, ложитесь на курс и чешите своей дорогой!

Планетарник понимал: нужно что-то предпринять, иначе, драки не избежать, вот только что сделать, он не представлял. Хоть он и старше по званию — слушать его никто не собирается. Обращаться же за помощью к комендантским, не хотел сам капитан.

Неприязнь между флотом и десантом, наверное, началась вместе с войной. Казалось бы, что делить двум основным родам войск, силе и гордости Межпланетной Военной Коалиции, но они никак не хотели уживаться. Любая встреча в неофициальной или не боевой обстановке, заканчивалась потасовкой. Сыпались взаимные упреки в некомпетентности, а когда заканчивались словесные доводы, в ход шли кулаки. Впрочем, десант редко задевал флот первым, зато, с готовностью цеплялся за любое слово, а природное упрямство исключало возможность решить конфликт мирным путем.

Вот и сейчас, капитан наблюдал, как флот и десант не разошлись на дороге, и готовы в любой момент броситься в драку, и им плевать на звания. Становиться между ними жутко не хотелось. Чего доброго, можно под раздачу попасть. Но у капитана выбора нет.

— Да прекратите вы уже, в самом деле! — как можно строже прикрикнул планетарник. — Вот отменять предписание, и деритесь, сколько влезет, а сейчас — не стоит, если не хотите под трибунал.

Главный флотский заводила недовольно фыркнул, но, видимо посчитав, что планетарник прав, не спеша прошел мимо Олин и направился к переулку. Двое его друзей неохотно направились за ним.

— Планетарные присосы… — процедил последний, не удержавшись от едкого слова, за что тут же получил удар в лицо от Тира.

От неожиданности, пилот отлетел в сторону. Его друзья обернулись и с готовностью бросились в потасовку. Планетарник попытался встать между ними, но его оттеснили, как незначительную преграду.

Олин сделала подсечку ногой, особо ретивому пилоту, собиравшемуся кинуться на нее, и он повалился на покрытие. Пилот попытался встать, но Олин повалила его обратно и придавила локтем.

— Говоришь, мы не на своей территории? — лейтенант вцепилась в него взглядом. — Так вот, я не признаю такие понятия. Придется вам потерпеть, — она отпустила флотского и отошла в сторону.

Одного из его друзей, Аири прижал к стене, другой, вытирал кровь с разбитого лица.

— Теперь-то вы разойдетесь? — поинтересовался планетарник, вынужденный ожидать окончания разборки. Влезть в нее, он все же не решился. В конце концов, пилотов никто за язык не дергал, можно было догадаться чем обернутся такие слова.

Аири отпустил флотского. Напоследок, пилоты одарили десантников злобными взглядами, но второй раз, распускать язык или руки, не рискнули.

— Вам лучше вернуться в расположение, — обратился капитан к десантникам. — Во избежание дальнейших проблем. Не каждый, на моем месте, проявит лояльность.

— Спасибо за совет, капитан, — Олин поправила китель. — И за лояльность.

— Очень надеюсь на ваше здравомыслие, — планетарник ушел, не дожидаясь уставных ответов. Все равно бесполезно.

Десант не подчиняется Планетарным Войскам, а если быть до конца откровенным — зачастую, никому, кроме своего командования.

— Ну вот, а ты говорила, ничего не вернуть, — Тир потер сбитые костяшки пальцев на правой руке. — Как в старые времена! — глаза старшины просто светились. Казалось, он и впрямь ощутил себя беззаботным курсантом.

— Да уж, хорошо хоть без комендатуры обошлось, — Аири осмотрелся и, не обнаружив свидетелей драки, немного успокоился. — Для полного ощущения возврата в прошлое. Ну что, еще погуляем, или в расположение?

— Нагулялись уже! — раздался рядом строгий голос. — В расположение!

— Капитан? — Олин обернулась и обнаружила за спиной Нилиона. — Как вы нас нашли?

— По горячим следам из побитых пилотов! Аминов, Риглас, Хайс, живо в расположение, а ты, лейтенант, задержись.

— Есть, — со вздохом отрапортовала Олин.

У Тира сработал коммуникатор.

— Капитан, разрешите ответить?

— Отвечай.

— На связи, — проговорил Тир, отойдя немного в сторону и приняв вызов.

— Слышь, Аминов, вы запалились, — запоздало сообщил Атикс. — Вас капитан ищет.

— Спасибо за информацию. — Тир бросил осторожный взгляд на Нилиона. — Только поздновато, — старшина отключил связь.

— Вас никто не задерживает, — напомнил Нилион Тиру. — И постарайтесь по дороге не искать приключений. Старшина, ты отвечаешь, если что, я тебе курсантское прошлое напомню в полном объеме. Все понял?

— Так точно! — Тир отдал честь, но не уходил, пока Олин кивком головы ни приказала ему проваливать. Аири и Тила последовали за ним.

Нилион проводил их взглядом. Способность зарабатывать авторитет, Олин тоже досталась от отца. В таких ситуациях, как сегодня, спутники Олин всегда ждали ее подтверждения, прежде чем подчиниться. Так повелось еще с подготовительного центра, ничего уже не поделать. С одной стороны — это хорошо. Если с капитаном что-то случиться, команда останется в надежных руках, никто не станет оспаривать право лейтенанта отдавать приказы. Ей подчиняться. Но иногда, это начинало раздражать капитана. Возникало чувство сродни ревности.

— Лейтенант, я ведь совсем недавно предупреждал, чтоб ты была осторожней и воздержалась от глупых выходок, надеялся на твою сознательность, а вместо этого, вынужден вылавливать тебя по городу, — в голосе капитана чувствовалась усталость. — А если захотелось развеяться, прошлое вспомнить, так можно было отпроситься. Я ж прекрасно понимаю, вам есть о чем поговорить с Аминовым. Да и в драку лезть было необязательно.

— Мы ее не начинали, они сами прицепились, — Олин не спрашивала, откуда Нилион знает о драке. Хорошему командиру известно все, что происходит с его подчиненными, а капитан, несомненно, хороший командир.

— Кто б сомневался, — Нилион усмехнулся. — Но тебя это не оправдывает. Хорошо хоть без комендатуры обошлось. Я не понимаю, что с тобой творится? Ты сама не своя.

— Ощущение паршивое, — Олин посмотрела небарианину в глаза. — Думала отвлечься, стряхнуть.

— И как, получилось?

— Немного.

— Это после рейда?

— Нет, еще до. А после рейда, совсем паршиво стало.

— Олин, ты должна понимать, война не щадит никого. На ней гибнут не только солдаты.

— Я понимаю, только мы так не поступаем…

— Этим мы и отличаемся от ториан.

— Верно, мы воины, а ни убийцы, но иногда, хочется стать убийцей, — Олин вздохнула.

Обычно, капитан избегал смотреть лейтенанту в глаза. Слишком похож был ее взгляд, на отцовский: черные глаза, как будто впитали в себя всю космическую бездну, смотрели в самую душу, выворачивая ее наизнанку. А когда Олин злилась, в ее взгляде царила Мгла. Холодная, зловещая. Но сейчас, капитан не отводил глаза. Во взгляде лейтенанта не осталось ни мглы, ни бездны. Его подернуло дымкой тревоги и предчувствия чего-то непонятного и оттого пугающего.

— Знаете, такое ощущение, будто изнутри что-то распирает, и начинаешь понимать: скоро все покатится к Акрику в черную дыру, — после паузы произнесла Олин. — И сделать ничего не можешь… Да ерунда это все, — она выдавила улыбку. — Наверное, от обстановки. Вернемся на базу и пройдет.

— Хотелось бы верить. Кстати, я чего тебя искать кинулся, ториане отступили, чрезвычайное положение снимают, необходимости в дополнительных войсках, больше нет. Так что, можно собираться домой, скоро отбываем.

— Ну, наконец-то! — такая новость не могла ни радовать.

— Возвращайся в расположение, я подойду чуть позже, тоже хочу прогуляться. А ты, за свои прогулки, будешь контролировать погрузку снаряжения. Иди, — Нилион хлопнул лейтенанта по плечу.

— Есть, капитан, — Олин вновь улыбнулась.

Эта показушная жизнерадостность встревожила небарианина не меньше, чем пелена в глазах.

Новость о скором возвращении на Гристон, солдаты встретили с неподдельной радостью. База давно стала их домом. Там все привычно и знакомо, там их жизнь. Хоть офицеры и младший командный состав и имеют право жить за территорией базы, они редко пользуются такой возможностью. Никому не хочется, в случае тревоги, нестись сломя голову. К тому же, десант привык всегда держаться вместе. Только Тир выглядел мрачно. Ему было жаль расставаться с друзьями и мимолетным ощущением ушедшего легкомыслия. Его группа вернулась на свою базу, а он выпросился проводить своих одногрупников.

— Не хмурься, Тир, — Олин несильно стукнула его в грудь кулаком. — Война сужает Большой Космос, еще свидимся.

— Хочется верить, — Тир окинул взглядом военный космопорт, диспетчерскую, застывшие челноки, один из которых вот-вот унесет его друзей. — Ты действительно стала хорошим офицером: не отделяешься от солдат и по-прежнему умеешь найти нужные слова. Только все оказалось не так, как нам казалось в центре. Все намного жестче…

— И страшнее, — Олин вздохнула. — Но не грузись, старшина, прорвемся!

— Верно, прорвемся, не впервой! — он протянул ей руку. — Был рад повидаться, лейтенант.

— Я тоже, — Олин пожала ему руку. — Еще свидимся.

— Не здесь, так у звезды, — по десантному обычаю ответил Тир.

— Уж лучше здесь, — Олин хлопнула его по плечу и поднялась по трапу.

На душе у лейтенанта остался горький осадок. Они не виделись год, и даже поговорить толком не успели. А когда-то, вместе бегали в самоволки и получали нагоняи от Нилиона. Помнится, Тир однажды даже с Атиксом подрался из-за нее. Это было в самом начале обучения. Казалось, с тех пор прошла целая вечность. И Тир прав, все оказалось не так, как они представляли. Невозможно представить всех «прелестей» войны… Олин отогнала мрачные мысли. Все не так уж плохо. Враг отступил, они без потерь возвращаются на базу, где ее ждет Эрик.

Но из нутрии волнами накатывали нехорошие предчувствия. Нет, не просто «нехорошие», а до омерзения паршивые.


Глава 3

Сознание вернулось резко. Долан будто вынырнул из пустоты, но открывать глаза жутко не хотелось. Разведчик смог понять, что полулежит на чем-то жестком. Он попытался приподнять руки, но ничего не вышло. Надежно закреплены. Шевелить ногами, даже пробовать не стоит — бесполезно. Долан прислушался к собственным ощущениям. Ничего не болит, в голове ясность. Хотя, по идеи, после транквилизатора, должен твориться полный бардак. Значит, нейтрализовали последствия. Хотят, чтоб он сохранял четкость мышления.

Как же все это паршиво! В том, что он крупно вляпался, сомнений не оставалось. Как сказал бы Эрик: «Ну, разведка, ты встрял!». Сейчас, самое точно определение. Его повязали. Вот только кто, ториане или свои? Да какая разница, в любом случае, ничего хорошего. Хотя, пусть уж лучше свои, так больше шансов выпутаться. Что ему могут приписать, несанкционированный доступ и разглашение? Нет, даже просто разглашение. Копаться в делах Службы Дознаний, он имеет полное право. Но свои просто выдвинули бы обвинения, к чему действовать так? Разведчик не пытался скрыться. Честно говоря, почувствовав укол в шею, Долан посчитал, что ему уже не очнуться. Сейчас, он начинал думать — лучше бы так и оказалось…

Совсем рядом, послышался шорох открывающейся двери, и едва слышные шаги. Разведчик не шевелился, хоть и понимал — кем бы ни были его «гостеприимные хозяева», они уже в курсе, что он пришел в сознание. Но Долан боялся открыть глаза и увидеть перед собой торианена. Боялся до онемения в конечностях оказаться перед врагом в беспомощном состоянии, без всякого оружия и возможности хоть как-то постоять за себя и свою честь. И самое паршивое то, что убивать сразу, его не станут… Нет, уж лучше свои. Только бы свои.

— Майор, пора бы поговорить, — произнесли, чуть ли ни в самое ухо на межгалактическом диалекте с сильным торианским акцентом, одним махом разбив все надежды. — Я знаю, ты в сознании.

Разведчик постарался взять себя в руки. Нужно готовиться к худшему и вспоминать все, чему его учили. Как и каждый разведчик, Долан искренне надеялся, что эти знания не придется применять на практике. Что ж, еще одна рухнувшая надежда… Никакие датчики не подключены, он почувствовал бы, значит, для начала, решили поговорить по-доброму.

— Не хочешь на меня смотреть, не надо. Выслушать же, все равно придется, — судя по звуку, торианен присел. — Ты майор, сам нажил неприятности: связался не с тем десантником, сунулся туда, куда соваться совсем не следовало, да еще поделиться соображениями решил. Теперь, тебе лучше отвечать на вопросы по-хорошему, а их будет довольно много. Так вот, первый вопрос: что ты успел сказать Майлову?

Торианен ждал ответа, а Долан с ним не спешил. Он все же открыл глаза и неторопливо осмотрелся. Да, смотреть особо не на что. Вокруг ничего, кроме белых стен. А чего можно было ждать, апартаменты высшего класса? Разведчик перевел взгляд на торианена, скользнул по форме и знаку различия. Полковник. Хреново дело, раз им занялся целый полковник.

— Вижу, диалога не будет, — заключил торианен, устав ждать. — Только вот одна проблема — монолог меня не устраивает. Причем — это твоя проблема, и ты знаешь почему. Я обозначу основные позиции, которые меня волнуют и дам тебе время подумать. Как ты успел понять, нас интересует твой знакомый из десанта капитан Эрик Майлов и проект 4Х. Только не надо говорить, что тебе ничего не известно. Думай и учти: не заговоришь по-хорошему, придется предпринять меры, — торианен встал и, прихватив стул, вышел.

Долан обессилено опустил голову на твердое ложе. Акрик побери, ведь знал же, что общение с Эриком до добра не доведет. Но он и подумать не мог, что все закончится в камере торианской разведки. Скорее предполагал, что его попрут из управления, сунут в руки плазменную винтовку и отправят куда-нибудь на дальний рубеж.

Оставалось надеяться, что Эрик поднимет переполох — это десантник делать умеет. Хотя, сильно рассчитывать не стоит. Кто он ему: друг, боевой товарищ? Нет, всего лишь зануда из управления, кабинетный присос, живущий строго по предписанию. К тому же, подумаешь, связь оборвалась. Долан не раз ее обрывал, устав слушать хамско-язвительные замечания в свой адрес. Нет, ему отсюда не выбраться живым. Нужно только придумать, как покруче обломать ториан…

В патруле, все мысли Эрика занимало случившееся. Энтони так и не сказал, удалось ли ему что-нибудь выяснить. Видимо, действительно все оборачивается полной дрянью, иначе, генерал непременно настучал бы по мозгам, за ложную панику.

Солдаты, видя, что командир не в духе, старались держаться как можно незаметней. Особенно снайпер Лой Ромс и программист Дил Оун — главные любители пошутить и сбегать в самоволку. Только сержант Майкол Пи́рсон рыжей совестью следовал за капитаном и ждал удобный момент, чтоб пристать с расспросами.

— Может хватит, а? — не выдержал Эрик повисшего напряжения и немых вопросов в глазах своего друга.

С Майколом капитан проходил последний год подготовки, с тех пор, они так и служили вместе. Сначала, под командованием генерала Коинта Таила и с Нилионом Хариститом, а после гибели генерала, Эрик возглавил группу 4-Х, а Нилиона направили в подготовительный центр, подобрать собственную команду.

Пыль многих планет осела на их «скелетах», пропитав радостью побед, горечью поражений и болью потерь, но рыжий сержант с изумрудно-зелеными глазами надежно прикрывал спину своего командира не только в бою, но и в его тщетных попытках найти свое прошлое.

— Ты о чем, капитан? — Майкол поправил висевший на плече «Керташ».

— О твоих взглядах. Решил пополоскать мозги и сказать, что из-за моего хамства теперь все вынуждены по городу болтаться — делай это сразу.

— Так значит, мы здесь из-за тебя. А я еще с Дейвом спорил…

— Я и правда ни причем. Это Долан виноват.

— Ну да, — усмехнулся Майкол, — за язык тебя все время тянет разведчик с Э́врума.

— Долан крупно попал.

— С чего такие выводы? — сержант нервно взъерошил волосы. — Если ты пытался связаться с ним, а он не ответил — это ничего не значит, он давно грозился начать игнорировать тебя.

— Он сам связался со мной, а потом связь оборвалась и больше его коммуникатор не отвечает.

— Долан сам решил поговорить с тобой? Добровольно?

— Майкол, не время зубы сушить! — Эрик подозрительно осмотрелся. — Как бы все кто так или иначе был связан с Таилом, ни отправились вслед за Доланом…

Эрик знал — сержант не оставит его в покое, пока ни добьется, что происходит. Да и в любом случае, лучше ему быть в курсе, как-никак, он тоже имеет отношение к истории с Темгатами, хоть и известно ему намного меньше других.

Пока капитан сообщал последние новости, рука Майкола то и дело ныряла в коротко стриженные волосы.

— И что делать-то теперь? — сержант тревожно посмотрел на командира.

— Не знаю, — Эрик устало прислонился к стене комендатуры. — Нила предупредить надо. Пока, мы больше ничего не можем.

Майкол провел рукой по волосам и ничего не ответил. Да и что тут можно сказать, остается только приготовиться отбивать нападки «мусорщиков». Если взялись за Нилиона, то трепать начнут всех его друзей.

С патруля Эрик вернулся усталый и встревоженный. Энтони так ничего и не сообщил. Неизвестность нервировала больше всего. Сдав снаряжение, капитан сразу же отправился к себе. Он хотел зайти к генералу, но свет в его кабинете не горел, и капитан решил, что начальника базы нет на рабочем месте. Оно и не удивительно, давно уже наступила ночь.

Войдя в комнату, Эрик обнаружил, что на его кровати спит Олин. Внутри приятно потеплело. Хвала Космическим Силам, она благополучно вернулась. Капитан принял душ и лег рядом с лейтенантом. Он обнял ее и уткнулся лицом в волосы. Девушка, вздохнув во сне, прижалась к нему. Эрик провел рукой по ее телу. Будить не хотелось, но он жутко соскучился. Олин сладко потянулась и открыла глаза.

— Давно ждешь? — Эрик поцеловал ее в губы.

— Не знаю. Хотела тебя приятно удивить и уснула, — она обняла капитана.

— Как у вас все прошло?

— Давай не сейчас, — Олин потянулась к его губам.

Эрик с готовностью прижал ее к себе. Его и самого не очень тянуло на разговоры. Сейчас, ему нужны ее поцелуи и нежные руки, нужно чувствовать дыхание на своей шее и знать, что она рядом, что она только его…

Капитан долго смотрел на спящую девушку. Он давно привык, что она засыпает на его плече, ее теплая рука лежит на груди, а растрепавшиеся волосы лезут в лицо. К хорошему быстро привыкаешь, только когда оно заканчивается, становится очень больно. Эрик знал это по личному опыту. И сейчас, капитана терзало чувство, что скоро все повернется не в лучшую сторону.

Он надеялся, что после гибели Таила, технологии Темгатов посчитают окончательно утерянными, и все смогут жить спокойно. Эрику очень хотелось, чтоб так оно и было. Наивная мечта. Сейчас, капитан готов отдать все, лишь бы остановить то, что начинает закручиваться, только вся проблема в том, что отдавать ему нечего, но в это никто не верит. Капитан крепче прижал Олин к себе.

— Рассказывай, что у тебя случилось? — сонно проговорила она, приподнимая голову.

— Все спокойно. Сама ведь видишь, — Эрик старался придать своему голосу беззаботность.

— Я не первый день тебя знаю. Когда ты начинаешь вот так жаться, значит, что-то не так.

— Просто, я соскучился. Да и переволновался, — он убрал с ее лица волосы.

— Эрик, тебе когда-нибудь бывало страшно? — Олин заглянула ему в глаза.

— Конечно, и не раз. Но страшнее всего, было когда ты кинулась на торианена с ножом. Почему ты спрашиваешь?

— Когда я поняла, что командира зажали, то испугалась, бросила вверенную позицию.

— Совсем?

— Нет, конечно. Оставила там Лоурена, с собой взяла троих. Правда, потом пришлось всех подтянуть, но не в этом дело…

— А в чем же?

— После, мы проводили страховочный рейд, и нашли тела гражданских. На какую-то долю секунды, мне стало жутко. Мы уже ничем не могли помочь, хотя, наша работа их защищать.

— В любой войне гибнут гражданские. Ты в этом не виновата, да и никто из нас.

— Да знаю я, только одно дело просто знать, а другое — видеть.

— Хочешь завтра съездить на побережье? — предложил Эрик, чтоб отвлечь Олин от мрачных мыслей и перевести разговор на другую тему. — Пригласим Аири с Тилой, Майкола, может, Нил соизволит выбраться. Или вдвоем. Только ты и я.

— Давай вдвоем. Тем более, командир сразу после возвращения сказал, чтоб моего образа завтра на базе не маячило.

— Вот и договорились, — Эрик поцеловал Олин и устроился поудобней.

Дождавшись, пока она уснула, он осторожно встал и набрал на коммуникаторе код Нилиона. Необходимо сразу сообщить «приятные» новости.

— Нил, не хотелось тебя будить, но нам нужно поговорить, — произнес Эрик вполголоса, когда небарианин ответил.

— Можешь не беспокоиться, Грон все рассказал, как только мы вернулись, — голос небарианина звучал устало. — Эрик, давай поговорим завтра, я вымотался как Акрик знает кто.

— Ладно. Честно говоря, мне и самому сейчас не очень удобно, — Эрик отключил связь, прекрасно понимая, что Нилион просто не хочет обсуждать происходящее.

Рано утром, Эрика разбудил звонок служебного коммуникатора. Не поднимаясь, он взял аппарат и включил прием.

— На связи, — негромко проговорил он, чтоб не разбудить Олин.

— Капитан, зайди ко мне. Срочно! — раздался в динамике голос Энтони.

— Есть, — отрапортовал Эрик и отложил коммуникатор.

Что ж там еще стряслось, что генерал требует к себе в такую рань, в его законный выходной после патруля. Рассчитывать на хорошие новости не стоит. Из-за них с постели не поднимают. Эрик оделся и тихо вышел. Олин он решил не будить.

В этом году, осень, в окрестностях Асто́рга, не торопилась вступать в свои права. Стояла на удивление теплая погода, с побережья дул легкий ветерок, донося влажный воздух, деревья роняли синеватые листья продолговатой формы, небо оставалось не по-осеннему ясным. В такую погоду тянуло все бросить, забыть о войне и проблемах и воспользоваться последними теплыми деньками.

Эрик прошел через плац и направился к штабу. Даже здесь еще пусто, похоже, только генералу сегодня не спится… Коридоры штаба так же пусты. Эрик постучал в дверь кабинета начальника базы и, не дожидаясь приглашения, вошел.

— Хотели меня видеть, генерал? — капитан отдал честь.

— Присядь, — Энтони указал на стул. — Тебя сегодня в СД вызывают. Через три часа, ты должен быть там.

— Генерал, а завтра никак? — Эрик воспользовался предложением. — У меня на сегодня планы.

— Ага, сейчас свяжусь с «мусорщиками» и попрошу перенести дознание, потому, что у капитана Майлова планы. Придется отложить, ничего не сделаешь.

— Это насчет Нилиона? — Эрик вытянул ноги под столом.

— Насчет него тоже будут спрашивать. Но, в основном, из-за Долана. Ты ведь последний, кто с ним разговаривал.

— Я думал, вы не станете об этом упоминать.

— Ты меня еще учить начни, что упоминать, а что нет! Борзеешь, Майлов. Что я мог сказать, что у меня дар предвиденья проснулся?

— Но почему этим занимаются «мусорщики»?

— Они, фактически, не занимаются. Просто, допросы по их части. К тому же, скорее всего, здесь без «сливщика» не обошлось. Да, ты не говори, что Долан выходил на связь через «серый» коммуникатор.

— Я и не собирался, соображалка пока при мне.

— Порой в этом сомневаешься. И насчет Нилиона…

— На его счет, я и сам все знаю, — не дал договорить Эрик генералу.

— Вот и хорошо. Можешь идти.

— Есть, — отрапортовал капитан, вставая.

День предстоит веселый, ничего не скажешь. Олин, конечно, не придет в восторг от того, что их планы рухнули, да и говорить ей об истинных причинах испорченного выходного не стоит. Когда он вернулся в комнату, лейтенант уже не спала.

— Ты куда сбежал в такую рань? — она застегивала темно-синюю форменную рубашку.

— Генерал вызывал. Олин, нам придется отложить поездку, меня в комендатуру вызывают.

— Что еще стряслось?

— Ты и сама знаешь, из-за чего офицера могут вызывать в комендатуру, — уклончиво ответил капитан.

— Эрик, а Дейв не может съездить вместо тебя? Он же твой замком.

— Нет, вызывают именно меня. Я постараюсь освободиться побыстрее, и мы куда-нибудь сходим, — пообещал капитан. — И еще есть время позавтракать вместе. Договорились?

— А есть выбор? — Олин не скрывала недовольства.

— Есть. Можем не завтракать… — Эрик притянул девушку к себе.

Выбираться из постели и ехать в Службу Дознаний, совершенно не хотелось. Да и было б странно, если б у кого-то возникло желание променять девушку на общение с «мусорщиками». Но выбора нет.

У отделения, Эрика встретил сержант и проводил к дознавателю. В кабинете его ждал майор.

— Капитан Эрик Майлов по вызову прибыл, — отрапортовал десантник, отдавая честь.

— Можете присесть, капитан, — разрешил «мусорщик». — Я майор Рил Сти́ллер, меня направили с Эврума, чтоб прояснить некоторые моменты по поводу исчезновения майора Разведуправления Грейда Долана. Вам ведь известно о том, что он пропал, ни так ли?

— Майор, давайте не будем ходить кругами, — Эрик присел напротив дознавателя. — Вы ведь знаете, что я в курсе.

— Верно. Так же, я знаю, что именно у вас возникло подозрение, что с Доланом что-то случилось. На чем оно основывалось?

— На настораживающих звуках из коммуникатора и резком обрыве связи.

— Что вы подразумеваете, под «настораживающими звуками»?

— Какой-то шорох, звук падающего тела, треск.

— Здесь у вас получается нестыковка: вы говорите, что Долан выходил с вами на связь, мы проверили последние соединения с его личного и служебного коммуникаторов, но связь с вами не зафиксирована. Как вы это объясните?

— Он выходил на связь с чужого коммуникатора. Сказал, что с его личным, какие-то неполадки.

— Почему тогда не воспользовался служебным?

— Потому, что это Долан, — на губах Эрика появилась ухмылка. — Если б вы как следует изучили его дело, то не задавали бы подобных вопросов.

— Мне не позволили его изучить, собственно, как и ваше. У вас сохранился код, через который Долан выходил на связь?

— К сожалению, нет.

— Вы понимаете, что уничтожили важную зацепку?

— Как-то не подумал сохранить, сразу в патруль заступил, аккумулятор здох, все последние вызовы исчезли. Глупо получилось.

— А что такого срочного он хотел сказать, что воспользовался чужим коммуникатором?

— Не знаю. Связь оборвалась.

— Сдается мне, вы кого-то покрываете, — сделал вывод Рил. — Вероятнее всего, самого Долана. Но так вы только усложняете его поиски.

— Это только ваше мнение, — ухмылка не сходила с лица капитана. — Ничем не обоснованное.

— Это пока. Скажите, капитан, а как вы познакомились с Доланом?

— В переулке лбами столкнулись, — Эрик слегка усмехнулся.

— Я попрошу серьезней относиться к данной беседе, — дознаватель нахмурился.

— Может, вас это удивит, но у меня нет никакого настроения шутить. Встреча с вашим ведомством не располагает.

— Вы испытываете негативное отношение к Службе Дознаний?

— Не я один. Для вас это новость?

— Нет. Но никто не говорит о подобном столь откровенно.

— Не вижу смысла скрывать.

— Ладно, оставим межвойсковые отношения и вернемся к делу, — Рил изо всех сил старался вернуть допрос в нужную сторону. — Так при каких обстоятельствах вы познакомились с Доланом?

— Майор, я уже ответил на этот вопрос, но могу повторить: в переулке лбами столкнулись.

— У меня сложилось впечатление, что вы либо не хотите говорить об этом, либо не можете.

— Выберите сами вариант, который вас больше устроит, — Эрик вытянул ноги под столом.

— Капитан, что вас связывает с Доланом? — Рил постарался вложить во взгляд всю проницательность, которая имелась у него в запасе, но видимо, на Эрика, это никак не действовало. — Обычно, боевые офицеры не общаются со штабными разведчиками.

— Разве это запрещено? Первый раз слышу. Что ж мне никто не сообщил, я б ни в жизни…

— Капитан, вы что, не понимаете, где находитесь и с кем разговариваете? — в интонации дознавателя появилось раздражение. — Или недооцениваете всей серьезности случившегося? Долан разговаривал с вами о служебных делах?

— Видимо, вы совершенно его не знаете. Долан живет по букве предписания. Он не станет обсуждать служебные дела с тем, кто не имеет к ним доступа.

— Но с вами, мог бы. Мне известно, что часть ваших заданий имеет определенную секретность, хоть группа 4-Х и не получила пока статус спецподразделения. Но заявка находится на последней стадии утверждения. Так что, не нужно говорить, что вы не обладаете информацией.

— Тем не менее, Долан ничего не обсуждал со мной. У нас разные направления.

— Даже, если это касается вас лично?

— Я не понимаю о чем речь, — теперь уже Эрик пронзительно смотрел на дознавателя. — У меня нет никаких дел с управлением. Тем более, личных.

— К сожалению, я не могу доказать обратное, — Рил начинал чувствовать себя неуютно под взглядом серых, казалось бы спокойных и даже добрых глаз. Как будто иглы впиваются в душу. Такого с ним раньше не случалось. — А как насчет капитана Нилиона Харистита?

— Причем здесь он?

— На него возобновили дело, — дознаватель подвинул к Эрику планшет с документами. — Вы ведь в курсе, что он подозревался в предательстве?

— В курсе. Но все обвинения сняли, дело закрыли, а после, нашли и настоящего мудилу…

— Капитан, я понимаю ваши чувства, но попрошу без выражений, — прервал Эрика Рил. — В этом деле есть много нестыковок и подозрительных моментов. Например тот, что предателя вычислил никто иной, как капитан Харистит, все еще стоящий на контроле, и допросить уличенного не удалось, по причине его гибели.

— Намекаете, что Нилион подставил Томина, чтоб отвести подозрения от себя? Вы забыли, что есть неоспоримые доказательства — дешифрованное послание, и перехватил его не Харистит.

— Верно, но доказательств, что он причастен ко всем предшествующим событиям нет. К тому же нынешние события тоже наталкивают на подозрения. Майор Долан выходит с вами на связь, как раз тогда, когда возобновляется дело Харистита, хочет вам что-то сообщить и исчезает бесследно…

— Вы что считаете, что Харистит к этому причастен? Это полный бред, они даже не знакомы.

— Личное знакомство здесь не решающий фактор. Капитан, могу я услышать ваше мнение по этому поводу, как заключающий штрих нашей беседы?

— Можете, но учтите — вы сами напросились: по-моему, вам просто не хрен делать и вы мешаете боевым офицерам выполнять свою работу!

— Капитан, что вы себе позволяете! — дознаватель поменялся в лице. — Между прочим, я тоже делаю свою работу!

— Фиговинько вы ее делаете. Вместо того чтоб найти «сливщика» в верхах, вы убираете тех, кто ему мешает!

— Откуда вам известно о «сливщике»?

— Вы сами знаете, чем занимается моя группа, к тому же, только полный кретин о нем не знает. Слухи быстро расходятся, а на этот имелось больше двадцати лет. Прежде, чем вешать Акрик знает что на боевых офицеров, вы б надели «скелет» и сходили в бой когда врагу заранее известны все планы атак, а потом мозг выносили! Если вы подозреваете Нилиона, то почему не меня? Чем же я заслужил столь высокое доверие?

— Такими, как вы, капитан Майлов, должна заниматься комендатура. Вы под наше ведомство не попадаете. Если они закрывают глаза на ваши выходки — это их проблема. Вы можете быть свободны.

Эрик встал, отдал честь и покинул кабинет дознавателя. Некоторое время, Рил смотрел на закрывшуюся дверь. Допросов он провел не мало, но такой у него был впервые. Первый раз, он потерял контроль и остался практически ни с чем. Да и с какими глазами отдавать протокол, он не представлял. Отчитываться ведь надо перед генерал-майором Вермом.

Выйдя из Службы Дознаний, Эрик нервно расстегнул китель. Он чувствовал, как по спине стекают крупные капли пота. Нужно успокоится, позвонить Олин. Пусть лучше она сама приедет в город. Личный коммуникатор остался в машине, и Эрик направился к стоянке. Недалеко от своей машины, он заметил броневик Нилиона. Сам небарианин сидел внутри, положив голову на руль. Эрик открыл пассажирскую дверцу.

— Ты что здесь делаешь? — он опустился на пассажирское сиденье и захлопнул дверцу.

— Догадайся, — Нилион медленно поднял голову. — А ты?

— Видимо, мы здесь по одной причине, — Эрик откинулся на спинку.

— Тебя из-за меня вызывали?

— В основном, из-за Долана, но и о тебе не забыли.

— А Долан здесь причем? — Нилион удивленно посмотрел на своего друга. — За него тоже взялись?

— Еще как, — Эрик невесело усмехнулся. — Он пропал. Видимо, его «слили» торианской разведке, либо, просто убрали. Между прочим, ты под подозрением.

— Подумаешь, одним обвинением больше, — Нилион нервно поправил застежку на воротнике кителя. — Это уже ничего не меняет. Ставится вопрос, о моем отстранении от командования.

— Как? — такая новость, просто ошарашила Эрика. — На каком основании?

— Оснований много. По крайней мере, по совам «мусорщиков». Когда вопрос поставят официально, начнут трепать команду. В первую очередь, Олин.

— Ее нужно предупредить. Я поговорю…

— Не надо! — несколько резковато прервал Нилион Эрика. — Я сам позабочусь.

— Не обижайся, Нил, но ты уже три года заботишься, а так ничего и не сказал. Мы ссоримся из-за этого.

— Я пытался ее защитить, удержать в стороне.

— Сам видишь, не выходит. Что делать собираешься?

— Попытаюсь выкарабкаться. Хотя, и так ясно — свое я откомандовал. Удалось бы в строю остаться, пусть даже рядовым на дальнем рубеже. Но и это вряд ли. Главное, чтоб команда не пострадала.

— Не раскисай раньше времени, — Эрик хлопнул Нилиона по плечу. — Глядишь, еще обойдется.

— Хотелось бы, — Нилион грустно улыбнулся. — В любом случае, мне сейчас лучше, чем Долану.

— Да уж… Ты, главное, держись, прорвемся! Пойду, я Олин по городу погулять обещал. И так из-за «мусорщиков» все планы к Акриковой матери.

— Давай.

Эрик вышел из броневика, а Нилион, посидев еще немного, выехал со стоянки. Нет никакого смысла здесь торчать.

Олин направлялась к стоянке. Не давало покоя, чувство, будто Эрик ей чего-то недоговаривает. Пожалуй, это уже превращается в манию. Нужно отдохнуть, развеяться. Навстречу ей шел Майкол. Он отдал честь и хотел пройти мимо, но Олин его остановила.

— Майкол, ты из комендатуры?

— Нет. На удивление, у нас все спокойно. Даже Дил с Лоем поутихли. С чего такие догадки, лейтенант? — в глазах сержанта мелькнула тревога.

— Да ни с чего, просто, у вас постоянно что-то происходит.

— Будто у вас по-другому. — Майкол слегка улыбнулся.

— Да все так же, потому и спрашиваю. Мне пора, Эрик ждет.

Олин ушла, оставив Майкола терзаться сомнениями, ни ляпнул ли он того, чего не следовало. Просто так, Олин не стала бы задавать вопросы.

Лейтенант ехала в город с твердым намерением выяснить, что Эрик пытается от нее скрыть. Их отношения никак нельзя назвать простыми. Долгое время, Олин считала, что он ее бросил, а Майлов никак не мог решиться появиться перед ней и рассказать правду. Когда они начали встречаться, Олин не знала, что он десантник МВК. Да и о самой Коалиции ничего не слышала.

Она выросла за ее пределами, на планете, чье население еще не вышло в Большой Космос. Коинт Таил сильно опасался шантажа и не мог рисковать дочерью. После уничтожения Корэ́ллы и гибели жены, дочь — единственное, что у него осталось. Потом, появилась вероятность, что на Олин вышли торианские агенты, и Таил оказал Эрику высокое доверие, поручив присматривать за дочерью. Закончилось такое поручение, вполне предсказуемо. Из-за гибели генерала, Эрик не успел рассказать Олин правду, а потом, боялся подставить ее под удар. Восстановить отношения оказалось нелегко. Прошлые недомолвки давали о себе знать. Тем более, и сейчас Эрик мог рассказать далеко не все.

Капитан ждал Олин недалеко от комендатуры. Она припарковала машину и подошла к нему.

— Ну как, уладил проблемы? — поинтересовалась лейтенант.

— В основном, — Эрик поцеловал ее в губы. — У тебя что-то случилось? Утром ты была в лучшем настроении.

— Утром я не знала, что ты мне врешь! — Олин отстранилась от него. — Никаких проблем в команде у тебя нет, а значит и в комендатуре ты не был.

— Кто тебе сказал?

— Прежде чем врать девушке, нужно предупреждать друзей. Но ты этого не сделал, потому, что тогда твоя Рыжая Совесть занялась бы сушкой мозгов. Я хочу знать где ты был!

— В Службе Дознаний, — с неохотой признался Эрик, понимая, что Олин не только не отстанет, но и напридумывает Акрик знает чего. — Я не хотел тебя волновать. Это дело не имеет к тебе отношения.

— Эрик, давай я буду решать, что имеет ко мне отношение, а что нет. Ты пытаешься защитить меня с помощью вранья, но делаешь только хуже.

— Я не вру.

— Верно, — Олин слегка усмехнулась. — Просто, не говоришь всей правды. Я ведь прекрасно вижу, что-то происходит. И не надо делать вид, будто все в порядке!

— Раз ты настаиваешь, ладно: пропал один мой знакомый из управления. Я — последний, с кем он разговаривал, вот меня и допрашивали.

— Ты раньше не упоминал, что у тебя есть знакомые в управлении.

— Мы редко общались. Когда-то, вместе выполняли одно задание. В принципе, мы не должны были знать друг о друге, но столкнулся, по недоразумению.

— Что за задание, можешь не пояснять. Это он тебя ранил, когда мы познакомились?

— Нет, не он. Мы с Доланом мало проработали вместе, его быстро отозвали, — Эрик покосился на комендатуру. — Здесь не место, для подобных разговоров, пошли, пройдемся.

Олин возражать не стала. Она взяла Эрика под руку, и они не спеша зашагали по улице. Прохожие не обращали внимания на офицеров. Военные — это неотъемлемая часть жизни. Их уважали, им завидовали. Попасть в Десантные Силы или Космический Флот, не так уж просто. Основным критерием, являлась генетическая экспертиза, выявлявшая предрасположенность претендента, так называемый — «ген войны». Служба в десанте и флоте, зачастую, становилась наследственной. Исключения встречались редко. Во время обучения, часть курсантов отсеивалась. В основном, это происходило в первые месяцы. Самые преуспевающие, при выпуске, получали офицерские звания.

— И что, никаких зацепок нет? — после некоторых размышлений поинтересовалась Олин. — Не мог же он просто раствориться.

— Делом занимаются «мусорщики» и управление. Я не знаю, что у них есть. Меня в подробности никто не посвящал. А у меня, есть только «серый» код, через который Долан выходил со мной на связь в последний раз. Но о нем сказать «мусорщикам» я не могу, сама понимаешь.

— Зачем было пользоваться теневой сетью?

— Не знаю. Мы поговорить не успели, связь оборвалась и больше его не видели, — Эрик решил, пока не рассказывать Олин, как обстоят дела у ее командира.

— А если попробовать пробить сеть, выйти на поставщика? — предложила Олин. — Лириан запросто сделает, она отличный связист.

— Для этого, придется воспользоваться аппаратурой на командном пункте. Ты понимаешь, чем такие дела могут обернуться?

— Как будто ты ничем подобным не занимался, — отмахнулась Олин.

— Нужно все обдумать, а сегодня, мы собирались отдохнуть, — напомнил Эрик.

Ему жутко не нравилось, что пришлось рассказать про Долана и теперь, Олин не удержать в стороне. А пробить код — хорошая идея. Выйти на поставщика и добиться от него ни велась ли прослушка.

Майор Службы Дознаний Рил Стиллер нерешительно топтался в приемной главнокомандующего Фе́лита Че́лиона. Генерал-майор Ма́твил Верм отбыл по каким-то неотложным делам, и Челион потребовал, чтоб протокол допроса Эрика Майлова предоставили ему. Теперь, по спине дознавателя ползли холодные мурашки.

— Майор, прошу вас пройти, — приглашение адъютанта прозвучало как приговор.

— Старший дознаватель майор Рил Стиллер прибыл! — отрапортовал «мусорщик», войдя в кабинет и отдавая честь.

— Ну, майор, вам удалось хоть что-то прояснить? — Челион окинул дознавателя изучающим взглядом.

— Немного, — нерешительно проговорил Рил. — У меня сложилось впечатление, что капитан Майлов кого-то покрывает.

— Протокол при вас?

— Так точно, — дознаватель подошел к столу и отдал информационный кристалл главнокомандующему.

— Сейчас глянем, насколько объективны выводы, — Челион вставил кристалл в считыватель. — А ты, майор, присядь, пока.

Рил робко присел напротив главнокомандующего. По мере просмотра, лицо Челиона менялось несколько раз. Он, то внимательно всматривался в запись, то хмурился, то на его губах мелькала понимающая улыбка, от которой дознавателю становилось страшнее, чем от хмурого взгляда. Все прекрасно знали — Челион начинал службу в Десантных Силах и боевые офицеры ему гораздо ближе, чем «мусорщики».

— А ведь он прав, — Челион выключил запись. — Нацепить на вас «скелеты» и отправить в бой, может, тогда поймете, что к чему, — он посмотрел на дознавателя холодным взглядом. — Вижу, ты не в восторге от такой идеи. Ладно, в этот раз, обойдемся. Разговорить Майлова тебе не удалось.

— Главнокомандующий, мне предоставили недостаточно информации… — попытался оправдаться Рил.

— Её всегда недостаточно, — голос Челиона стал ледяным.

— Можно попробовать сканирование памяти, — предложил дознаватель. — Майлов ведь явно что-то скрывает.

— Вам лишь бы мозги полоскать. Никакого сканирования! Теперь, делом майора Долана будет заниматься исключительно управление — это не ваша специализация. Майлова больше не трогать, протокол допроса — уничтожить.

— Но, как же так? — попытался возразить Рил.

— Обыкновенно. Знаешь, что произошло, выражаясь простым языком? Тебя опустили, и ты ничего не смог сделать. Хочешь, чтоб об этом стало известно?

— Никак нет. Но я считаю, что относительно Майлова необходимо предпринять дисциплинарные меры.

— Наверное, я неясно выразился. Майлов — не твоя забота. Что по капитану Нилиону Хариститу?

— Есть подозрение, что он причастен к исчезновению майора Долана. Там вообще много неясного. В прошлый раз, дело закрыли по результатам сканирования памяти, но предполагается, что на следствие оказывал давление генерал Коинт Таил. Сейчас, комитет решает, есть ли необходимость отстранять Харистита от командования.

— Предоставите подробный отчет, — Челион старался сохранять беспристрастный вид. — Свободен, майор.

Дознаватель встал, отдал честь и поспешил удалиться. При всем желании, главнокомандующий не мог просто взять и закрыть дело. Открытое вмешательство вызовет ненужные подозрения. Слишком грамотно все обставлено. Даже Таила приплели, он-то за себя уже не постоит. Может, при доскональном изучении, удастся найти нестыковки.

Челион покрутил пальцами кристалл, оставленный дознавателем. Стоит показать его Нотэлу, пусть порадуется, что не только управление выставляют идиотами. Да и с Энтони связаться нужно, чтоб напомнил Эрику о дисциплине, пока это другие ни сделали.


Глава 4

Энтони дожидался пока Эрик и Нилион вернуться из СД. Небарианин отзвонился, по окончанию допроса и сообщил, что задержится в городе. Ждать такой сознательности от Эрика — напрасная трата времени. Он своевольный, и ничего с этим уже не поделать. О том, что капитан может отколоть на допросе, генерал старался не думать. Сработал коммуникатор. Код вызвал у генерала тревогу, и он поспешил принять вызов.

— Энтони, готов поспорить, ты не ждал моего звонка.

— Вы правы, главнокомандующий, — признался генерал. — Чем обязан такой чести?

Челиона Энтони знал еще в то время, когда он был капитаном Десантных Сил. Тогда, нынешний начальник базы, служил под его командованием, в группе 4-Х, сформированной для поисков Темгатов. И они нашли, пусть и не совсем то, что искали. На том месте, где по расчетам должна была находиться планета, оказалась лишь космическая пустота. Единственное, что говорило о присутствии древней расы в системе Элатро́н — это орбитальная станция. Покореженная и давно заброшенная.

При ее обследовании, Энтони обнаружил креокамеры в активном режиме, а в них, Коинта Таила и его жену Стенгу. Таил говорил, что не может вернуться к своим, что его родную планету пришлось придать гиперпространственой переброске, чтоб избежать ее полного уничтожения, и он не знает ее новых координат, но Энтони в это не верил. Таил просто не хотел возвращаться.

Таила приняли на службу в его старом звании — капитаном. Вскоре, Челиона перевели в Центральный Штаб, и он передал Таилу командование. Стенге выделили лабораторию при Разведуправлении, и она занялась проектом генетического восстановления, чтоб вернуть друзей, пожертвовавших жизнью ради них. К сожалению, увидеть результат своей работы, ей не удалось. Проект завершили спустя много лет после ее гибели. Из первоначального состава группы 4-Х, почти никого не осталось. Они редко общались. А с тех пор, как Челион стал главнокомандующим, он виделся с Энтони лишь несколько раз.

— Скорее, кому, — поправил генерала Челион.

— Майлов, — догадался Энтони. — Что он еще выкинул?

— Да в принципе, все в пределах нормы. Для него. Вот только дознаватель не привык к такому общению, просил принять меры. Хорошо хоть отчет принимал я, Верма на месте нет. Я могу передать тебе протокол допроса.

— Спасибо, не стоит, — отказался Энтони. — Я и так могу представить. Зря на него пытались надавить, с Эриком так нельзя, тем более, он и без того рассказал мне все, что знал.

— Между прочим, на него и начать давить не успели. Ты, Энтони, хам и вокруг себя хамов развел!

— Это не я, это Коинт.

— Да какая к Акрику разница! Нужно же хоть какие-то нормы соблюдать. Если б это увидел Верм, возникли бы осложнения. Сам понимаешь, я не могу прикрывать бесконечно.

— Понимаю. Главнокомандующий, а что с Хариститом, неужели, ничего нельзя сделать?

— Сложно. Делу дан ход, его разбирает комитет.

— Хреново, — заключил Энтони.

— Да, хорошего мало. Радует, что прямых доказательств нет.

— Их и не может быть.

— Может, сам ведь знаешь. Помнишь, как с Коинтом? В общем, скорее всего, его отстранят от командования. Ты поговори с Майловым. Если решат взяться за него, то и придумывать ничего не нужно. Его за одну дисциплину можно так скрутить…

— Я и сам знаю.

— Ну, бывай, Энтони. Надеюсь, наш следующий разговор будет приятней.

— Я тоже. — Энтони дождался, пока Челион отключил связь и убрал коммуникатор.

После разговора с главнокомандующим, на душе стало как-то неприятно. Сомнительно, что он не знал о возобновлении дела, так почему позволил дать ему ход? Энтони понимал, не все так просто, и даже Челион, порой, оказывается не в состоянии что-либо сделать, но все же… Генерал бросил взгляд на часы. Не хочется портить Эрику законный выходной, но разговор лучше не откладывать. Уж слишком сильно рекомендация главнокомандующего смахивает на предупреждение. Энтони набрал код.

— Капитан Майлов на связи, — донесся уставной ответ несколько обреченным голосом.

— Капитан, ты еще долго собираешься гулять? К тебе разговор есть.

— А это срочно?

— Да. Так что, я рекомендую не задерживаться.

— Генерал, ну имейте совесть! — воззвал Эрик. — Ведь никакой личной жизни…

— Майлов, кто б говорил о совести! Заканчивай свои дела и на базу! — Энтони отключил связь.

Эрик обреченно вздохнул и убрал коммуникатор. Неужели, «мусорщик» уже успел донести? Что ж за день такой…

— Генерал требует, чтоб я на базу возвращался, — сообщил он Олин.

Они сидели в небольшом кафе в центре города. Обычно, военные собирались в баре на окраине, но, кроме десанта, туда заглядывали и флотские, а сегодня, ввязываться в потасовку, совершенно не хочется. Здесь уютно и спокойно: приглушенный свет, тихая музыка, удобные мягкие кресла у столиков, на стенах ручная лепнина, в виде птиц и цветов, улыбающийся персонал, который не ждет, что в любой момент, какое-то неосторожное слово послужит долгожданным поводом для драки.

— Срочно? — Олин отодвинула от себя чашку с ирлесом.

— Сказал, чтоб я не задерживался.

— Тогда, поехали, свою машину от комендатуры я заберу после.

Эрик расплатился по счету, и они направились к выходу. Уже возле машины, у Олин сработал служебный коммуникатор.

— На связи, — ответила она на вызов.

— Лейтенант Таил, вас беспокоят из комендатуры. У нас тут ваши подчиненные, необходимо ваше присутствие, — сообщили ей.

— Сейчас буду! — недовольно проворчала Олин. — Акрик побери, чтоб им всем… Эрик, подбрось меня до комендатуры, там кому-то из моих неймется.

— Тебя подождать? — капитан открыл перед ней дверцу.

— Не надо, — Олин села в машину. — Сам знаешь, разбирательство может затянуться, а тебе потом от Грона влетит.

Эрик не стал спорить. По крайней мере, Олин займется проблемами внутри команды, и не будет лезть с расспросами.

Войдя в комендатуру, лейтенант обнаружила там Атикса и Аири в компании Дила и Лоя.

— Ваши? — к ней подошел комендантский лейтенант и кивнул на штрафников.

— Мои, — подтвердила Олин, окидывая их взглядом.

Лой стоял у стены с опущенной головой и больше походил на драчливого мальчишку, который боится, что его поругает мама. Дил невинно хлопал глазами, как будто оказался на месте происшествия случайно и его просто загребли, вместе со всеми, не разбираясь. Правда, рассеченная губа говорила об обратном. Аири старался держаться непринужденно, но прятал взгляд. Атикс, при виде Олин, надменно ухмыльнулся и отвернулся.

— Все? — счел необходимым уточнить комендантский.

— Ну, не половина же! — настроение у Олин испортилось окончательно, и она ели сдерживалась.

— Не хочется спорить, но эта парочка, — комендантский указал на Дила и Лоя, — наши постоянные посетители, и я знаю их командира.

— Лейтенант, а тебе ни все ли равно? Если ты знаком с их командиром, так чего не вызвал его?

— Их оформлял не я. Здесь у нас старшина новенький, он ими занимался. А вы?..

— Лейтенант Олин Таил. Сегодня, они в моем подчинении, — Олин бросила на солдат строгий взгляд, под которым Лой потупился еще сильнее. — Что они сотворили?

— А вы не догадываетесь?

— По-твоему, я сюда в угадайку приехала играть?

— Они подрались.

— Что-то не наблюдаю противоположную сторону.

— Да все здесь. Стоит признать, нечасто наблюдаешь драку десантников между собой.

— Надеюсь, больше такое зрелище не повториться. Я их забираю. Давайте документы.

Комендантский протянул протокол задержания. По взгляду лейтенанта, становилось ясно, что солдатам, затеявшим драку друг с другом, ничего хорошего не светит.

— На выход! — бросила Олин штрафникам, забрав документы.

Атикс вышел первым, за ним выскользнули Аири и Лой, все так же, не поднимая головы, Дил немного замешкался.

— Лейтенант, я это… — попытался оправдаться он.

— Заткнись и топай! — прикрикнула на него Олин. — Или мне связаться с Эриком? Он как раз не успел далеко уехать.

— Не надо, — Дил поспешил догнать Лоя.

Олин вышла из комендатуры. Видимо, эта парочка порядком достала Эрика, раз у них не хватило смелости назвать свою группу.

— Ну, кто объяснит, какого Акрика произошло, и с какой радости я вас ушибленных должна выгораживать? — набросилась на них Олин, отведя от комендатуры.

— Ни с какой, лейтенант, — подал голос Атикс, вскидывая голову. — Я готов понести наказание.

— Обязательно понесешь, вот вернемся на базу, и отправишься на полосу препятствий, — Олин перевела взгляд на старшину. — Только, сейчас я не к тебе обращаюсь, так что — приткнись! Оун, Ромс, мне передать вот это вашему командиру? — Олин потрясла у них перед лицом протоколом задержания.

— Лейтенант, может, как-нибудь без командира обойдемся? — попросил Дил. — А на полосу мы сами сходим и добросовестно все отработаем. Если капитан узнает, что мы опять вляпались, он нас без «скелетов» с верхов высадит.

— Мы это… обещали, что больше не будем… — промямлил Лой, и Олин показалось, что он даже носом шмыгнул.

— Обещали они! Что стало причиной драки?

На некоторое время, все четверо замешкались. Дил переглянулся с Аири, после чего, выдохнул:

— Девушка.

Почему-то, Олин не верила в эту вполне правдоподобную версию, но добиться истинной причины, все равно не выйдет.

— Ну, а ты каким местом к этому пришит? — переключилась Олин на Аири. — Только не говори, что эта девушка Тила, не поверю.

— Извини, лейтенант, но я ничего говорить не буду, — Аири отвел взгляд. Такое случалось редко.

— Вот как? — эта разборка начинала интриговать Олин все больше. — Дело твое. Только учти — я исключений делать не стану. А теперь, на базу. Вас ждет полоса препятствий.

— Лейтенант, так вы не сообщите капитану Майлову? — Лой с надеждой заглянул ей в глаза.

— Пожалею его нервы. Пошли!

Злиться на снайпера, когда он опускает голову, а потом вот так по-мальчишески заглядывает в глаза, просто невозможно. И не понять же, специально он играет на эмоциях, или это черта характера.

Вернувшись на базу, Олин отправила штрафников на полосу препятствий, пообещав проверить, как добросовестно они отбывают наказание. А сама пошла к Тиле. Никто из участников происшествия не станет рассказывать, что же случилось на самом деле, но вряд ли Аири находился в городе без своей девушки. Может, ее удастся разговорить. В расположении Тилы не оказалось. Значит, нужно искать в комнате Аири. Олин постучала в дверь. Как она и ожидала, ей открыла Тила.

— Олин, ты что-то хотела? — в голосе Тилы мелькнуло разочарование. Видимо, она ждала не лейтенанта.

— Так ты теперь встречаешь друзей? Даже войти не предлагаешь.

— Извини, заходи конечно! — спохватилась Тила, пропуская Олин. — Просто, Аири почему-то задерживается.

— Аири придет не раньше чем через час, — сообщила лейтенант.

— Что случилось? — в глазах девушки мелькнула тревога.

— Это я рассчитывала у тебя узнать, — лейтенант присела на кровать и закинула ногу на ногу. — Я твоего красавца из комендатуры выдернула, вместе с Атиксом, Дилом и Лоем. Какого Акрика они не поделили с ребятами Эрика? Только не говори, что тебя там не было. Аири не пошел бы сам.

— Я не знаю, — Тила опустила взгляд.

— Я не собираюсь докладывать капитану, он и без того нервный, но если ты мне не расскажешь что произошло, я приду к выводу, что причиной стала ты, — попыталась надавить Олин. — Дил сказал, что они подрались из-за девушки.

— Дил не дрался с Аири, и Лой тоже, — с неохотой выдавила Тила. — Когда Аири отправил меня на базу, их там не было.

— А Лоурен, значит, был, — сделала вывод Олин. — И из-за чего же они сцепились?

— Из-за тебя. Атикс, как всегда, начал критиковать твои действия, в общем, слово за слово, Аири предложил выйти разобраться, как положено, а мне сказал возвращаться на базу. Он бывает очень настойчивым. Дил с Лоем, видимо, появились позже, наверное, пытались растащить… — Тила виновато смотрела на своего непосредственного командира. — Что я могла сделать?

— Мне сообщить! — Олин встала. — Пойду, отпущу ребят Эрика.

— А Аири?

— Извини, но ему, вместе с Лоуреном, придется побегать.

— Но он ведь за тебя заступился!

— Я ему говорила, что сама могу за себя постоять. Мне идти нужно.

Олин вышла. Неприятно портить вечер друзьям, но делать исключения, она не может.

Когда Эрик вошел в кабинет к начальнику базы, тот задумчиво смотрел в окно, а ручка монотонно опускалась на столешницу.

— Капитан, ты когда научишься язык придерживать? — Энтони не стал дожидаться уставных приветствий и сразу перешел к делу. — Нужно понимать, где можно показывать себя во всей красе, а где нет!

— Уже донесли? — Эрик прекрасно понимал, что речь может идти только о допросе. — Быстро, — он слегка усмехнулся.

— Не донесли, а по мозгам настучали! — поправил его Энтони. — Ты понимаешь, к чему может привести твое хамство?

— Понимаю.

— А мне кажется, ни хрена ты не понимаешь! — Энтони перестал стучать, встал с кресла и прошелся по кабинету. — Этот мудила умудрился подставит Коинта, Нилиона, если он решит сделать тоже самое с тобой — у него не возникнет никаких проблем, с тебя только за твое поведение звание можно спокойно снять. Соображаешь?

— Так точно. Генерал, а дело Нилиона никак нельзя прикрыть? — поинтересовался Эрик. — Его хотят от командования отстранить.

— Я знаю, только сделать что-либо трудно…

— И о Долане, как я понимаю, тоже новостей нет.

— Правильно понимаешь, — Энтони сел обратно в кресло. — Эрик, не хочется тебя расстраивать, но шансы найти его ничтожно малы, даже мертвым. И в этом нет твоей вины.

— Есть. Торианам не нужен Долан, им нужен я. Только, взять боевого офицера живым, куда сложнее, чем штабного разведчика.

— Майлов, у тебя мания. С чего ты пришел к таким выводам?

— Это вывод Долана. Причем, он сделал его еще до гибели генерала Таила. Он встрял только потому, что имеет отношение ко мне.

— Не обязательно. Мало ли что он может знать. Ты свободен. И постарайся немного поутихнуть.

— Есть, генерал, — Эрик отдал честь и покинул кабинет.

Он не собирался мириться с исчезновением разведчика. Шансы найти его, действительно малы, но они есть. Эрик никогда не считал Долана своим другом, но от мысли, что этот зануда уже никогда не тыкнет предписанием, становилось горько до тошноты. Нет, он сделает все возможное, чтоб найти разведчика. Причем живым. От Долана хотят получить информацию — в этом сомнений нет, а значит, убивать его не станут, пока он ни расскажет то, что нужно. Или пока ни убедятся, что он не заговорит. Так что, нужно торопиться.

Пока Олин занята своими штрафниками, можно спокойно все перетереть с Майколом. Сержанта он нашел в баре, в компании лейтенанта Дейва Са́мерса. При виде командира, они хотели встать, но Эрик махнул рукой, давая понять, что официальные приветствия ни к чему. Капитан подвинул стул и присел к ним.

— Как провел выходной, командир? — поинтересовался Дейв

— Могло быть и лучше, — Эрик вытянул ноги под столом. — Весь день перепоганили… Вы ни в курсе, Олин уже вернулась?

— Нет, не в курсе, — Майкол не спеша отпил из своего стакана. — Я считал, вы вместе были.

— Ага, пока ее в комендатуру ни вызвали.

— Тогда, она уже на базе. Риглас с Лоуреном на полосе препятствий выкладываются, — сообщил Дейв. — Кстати, Лой с Дилом тоже там.

— А они, с какой радости?

— Не знаю, — замком пожал плечами. — Сказали, хотят размяться.

Все это наводило Эрика на определенные выводы. Олин не связалась с ним, когда вернулась на базу, да и Дил с Лоем вряд ли пошли на полосу препятствий по доброй воле. Скорее всего, Олин их прикрывает. С этим можно разобраться и чуть позже, а сейчас, нужно осторожно спровадить Дейва. Выручило сообщение пришедшее на личный коммуникатор лейтенанта, после которого он спешно ушел.

— Майкол, ты в курсе, что подставил меня сегодня? — проговорил Эрик, оставшись с сержантом вдвоем.

— Догадался, — вздохнул Майкол. — А ты сам виноват, предупреждать надо.

— Не успел я предупредить.

— Куда мотался?

— Туда, куда по доброй воле не ходят. «Мусорщики» таскали, а потом еще Олин допрос устроила. Пришлось ей про Долана рассказать. О Ниле я пока говорить не стал. Да все равно скоро узнает…

Эрик рассказал последние новости и о предложении Олин, насчет проверки канала связи. Майкол долго сидел задумавшись и ерошил волосы.

— Идея дельная, — наконец произнес он, — но придется воспользоваться аппаратурой на командном пункте. Куда Барнона денем? Если опять «заклинит» дверь ангара, когда он внутри — мне точно не жить.

— Оно и не надо. В мое дежурство, этот штабной присос старается не соваться на командный без особой надобности. Нужно только дождаться, — Эрик встал. — Пойду я, узнаю, что эта парочка безголовых выкинула.

Когда Эрик подошел к полосе препятствий, Дила с Лоем там уже не было, а Олин что-то втолковывала Аири. Сержант стоял перед лейтенантом с виноватым видом и покорно принимал все, что сыпалось в его адрес. Эта картина больше напоминала Эрику то, как старшая сестра отчитывает брата, а не вправление мозгов подчиненному.

— Уяснил? — напоследок уточнила Олин.

— Так точно, — со вздохом отрапортовал Аири.

— Тогда, еще пару кругов, для закрепления, — она повернулась к Эрику. — Ты уже закончил дела?

— Да чего там, получить от генерала очередной нагоняй. А твои чем отличились? — капитан бросил взгляд на Атикса.

— В потасовку влезли.

— Понятно. Ты еще долго будешь их гонять?

— Нет, сейчас уже отпущу.

— Я тебя подожду, — Эрик бросил на Атикса еще один взгляд, когда он пробегал мимо.

На какой-то момент, их глаза встретились. Во взгляде старшины читалась открытая надменность. Он как будто упрекал и говорил: «я знаю». Почему-то, Эрика передернуло. Капитан с легкостью выдерживал проницательный взгляд Коинта Таила, на это были способны не многие, а какой-то сопляк, заставил его почувствовать себя неуютно. Эрику захотелось уйти и увести Олин, но он взял себя в руки и дождался, пока лейтенант отпустила штрафников. После, нужно потолковать с Атиксом…

В последующие дни, Нилион стал совсем мрачным, и не заметить это было очень сложно. Он перевалил на Олин большую часть обязанностей, часто отлучался с базы, открыто отказывался обсуждать дела команды. Его обычной фразой стало: «решай сама». Вот и сегодня, их группа в патруле, а капитан куда-то уехал, оставив Олин дежурить на командном пункте.

Эрик тоже ходил нервный. Никаких вестей о Долане нет, в СД его больше не вызывали, хотя, Нилиона таскали регулярно. Как еще ему удается не допустить «мусорщиков» к команде — просто удивительно. Эрик бесцельно слонялся по зоне отдыха, когда у него сработал коммуникатор. На мониторе высветился код Олин.

— Эрик, ты подумал, чтоб пробить код? — сразу перешла она к делу. — Я сейчас как раз на командном дежурю. Нилион опять куда-то смотался.

— Олин, честно говоря, я бы не хотел, чтоб ты влезала, — Эрик решил не юлить.

— Давай без этого! Или ты уже не хочешь найти своего приятеля?

— Я этого не говорил, но если Барнон нас застукает, могут полететь звания, — попытался отговорить ее капитан.

— Барнона тоже нет на базе, а Грон только что все проверил.

— Ладно, я сейчас подойду, — Эрик убрал коммуникатор.

Он бы предпочел дождаться своего дежурства, но потом, такого удобного случая может и не представиться. Да и время идет. Нужно Дила позвать, мало ли что обходить придется. Заодно, выяснить, что случилось в городе, а то все времени не находилось.

Дил поспешил явиться к штабу, как только получил сообщение капитана.

— Пошли, дело есть, — Эрик внимательно осмотрел лицо программиста. На губе все еще остался след. По понятным причинам, он не обращался в медблок. — А потом поговорим по душам.

— А что за дело? — Дил последовал за капитаном.

— На месте объясню.

Дил не стал приставать с расспросами. Ему не впервой заниматься такими «делами». Чаще всего, они связаны с поисками прошло капитана. Программист всегда с радостью соглашался, надеясь найти что-то и о себе. Но каждый раз, когда он оказывался совсем близко, его вычисляли. И каждый раз по чистой случайности. Видимо Эрик опять нашел какую-то зацепку, и Дилу необходимо грамотно за нее потянуть. Увидев на командном пункте лейтенанта Таил и ее связиста Лириан Лоил, программист несколько удивился. Обычно, подобными вещами они занимались вместе с капитаном Аликом Стрелиным.

— Значит так, — Эрик положил перед Лириан коммуникатор, — здесь «серый» код, нужно выйти на поставщика теневого канала.

— Это официальное задание? — Дил взял коммуникатор.

— Пока, считай это попыткой вернуть долг и держи рот закрытым. Если удастся что нарыть, тогда видно будет.

— Тогда, следует поторопиться, — Дил подсел к Лириан, и они взялись за дело.

Эрик и Олин молча наблюдали за их действиями. Основная работа досталась Лириан. Все, что касается связи — это по ее части. Дил давал советы и взламывал сеть, если возникала такая необходимость.

— Ну как, продвижения есть? — поинтересовался Эрик, через некоторое время.

— А то! — Дил не отрывался от работы. — Сеть хорошо скрыта, но от нас не уйдешь. Осталось чуть-чуть…

— Постарайтесь побыстрее, — поторопила Олин.

— Стараемся, лейтенант.

Олин настороженно прислушивалась к звукам за дверью. Пока, все тихо. Если на базу вернется Барнон, ей сообщит с пропускного пункта Тила, но и без него хватает лишних глаз и ушей. Как бы в подтверждение этому, в коридоре послышались легкие шаги, стихшие возле двери. Затем, донесся раздраженный голос Аири. Сержант пытался кого-то не пропустить, а этот кто-то настойчиво пробивался.

— Сколько вы еще будете ковыряться? — бросила Олин Лириан и Дилу.

— Еще пару минут, вышли на передающий спутник, через него можно отследить контрольный сигнал, — Дил пытался справиться с блокировкой системы.

— Нет у вас пары минут, — дверь на командный пункт начала медленно открываться. — Под стол, живо!

Дил недоуменно переглянулся с Лириан, и оба поспешили нырнуть под стол. Олин схватила Эрика за китель, прижала к стене и впилась в губы поцелуем. Вошедшая Соня Гре́гори, застыла на пороге и покраснела.

— Тебе чего? — неприветливо произнесла Олин, обернувшись. — Разве сержант не говорил, что сюда нельзя?

— Говорил, — сквозь зубы процедила Соня.

— Тогда, чего пристыла? Пошла вон, ты мешаешь.

Соня откинула с лица светлые волосы и, стиснув зубы, вышла. Из-под стола вылез Дил, вслед за ним Лириан.

— Она настучит, — программист отряхнул форму. — Вам влетит…

— Если бы Соня увидела, что вы двое копаетесь в аппаратуре, вышло бы хуже, — лейтенант присела.

— Олин права, — поддержал ее Эрик. — Мы выкрутимся как-нибудь, а вы лучше заканчивайте. Времени теперь мало.

Дил вернулся к прерванной работе. Лириан присоединилась к нему. Видимо, эти сведения действительно важны, для капитана, раз даже предстоящая взбучка не заставила его все бросить. Хотя, когда Эрика останавливала взбучка?

— Готово, — наконец сообщила Лириан. — Все данные здесь, — она протянула капитану информационный кристалл.

— Отлично! — Эрик забрал кристалл, — Дил, пошли, поговорим, пока время есть. Олин, если Барнон тебя вызовет, дай знать.

— Да не волнуйся, с полковником я разберусь, — заверила Олин. — Лириан, возвращайся к обязанностям и никому ни слова.

— Есть, — отрапортовала связист.

Эрик с Дилом ушли. На командный пункт осторожно заглянул Аири.

— Вы успели? — поинтересовался он.

— Да, но от Барнона теперь влетит, — Олин закинула ногу на ногу.

— Соня что-то поняла? Я пытался ее не пустить, но она и слушать не стала, а поднимать шум…

— Да ни хрена она не поняла, — прервала объяснения Олин. — Не с ее скудными мозгами.

— А за что тогда влетит?

— За неуставные отношения в служебное время, — хихикнула Лириан.

— В каком смысле? — Аири ничего не понимал.

— В прямом. Аири, иди на свой пост, а то и ты получишь. Я потом все объясню, — пообещала Олин.

— Есть, — со вздохом отрапортовал сержант и вернулся на пост.

Олин повернулась к наблюдательному пульту. Секретарь полковника обязательно сообщит о замеченном нарушении. На базе ни для кого не секрет, что она неравнодушна к Эрику, но ни одна ее попытка привлечь к себе внимание офицера, не увенчалась успехом. С тех пор, как Олин начала служить на Гристоне, Соне стала ясна причина, но она продолжала увиваться вокруг Эрика, и теперь не упустит случая вывалить на голову лейтенанта неприятности.

Дил сидел перед капитаном в его кабинете, предполагая, что он пояснит суть сегодняшних манипуляций. Первый сигнал с этого кода был исходящий, вероятно, Эрик хочет вычислить того, кто выходил с ним на связь…

— Ну, что можешь сказать? — капитан по привычке вытянул ноги под столом.

— Передающий спутник легальный, находится возле Тро́ила, но от него идут несколько теневых каналов. Так безопасней, чем выводить свой спутник. Мы с Лириан смогли вычислить, откуда ведется управление каналом…

— Дил, я не об этом, — прервал объяснения Эрик. — Я о том, что произошло несколько дней назад в городе.

— А что произошло? — Дил, как всегда, посмотрел на командира честным-пречестным взглядом, только этот номер давно уже не проходил.

— Хватит уже. Губу ты где разбил, ночью с кровати свалился? А компанию штрафникам из группы Нила составлял от не фиг делать. Знаешь, я ведь могу связаться с комендатурой и все узнать.

— Командир, я не понимаю о чем речь, — Дил решил не отступать от своего. — Губу я разбил на полосе препятствий…

— Послушай, я знаю, что Олин забирала своих из комендатуры, сам ее туда подвозил. Потом, тебя и Лоя видели с ними на полосе, только вас двоих лейтенант отпустила, а своих оставила. Я хочу знать, с чего она вас прикрывает.

— Извини, командир, но я ничего объяснять не буду. Вы б на моем месте поступили так же.

— Дил, если я узнаю, что ты крутишь какие-то дела за моей спиной — шкуру спущу, — предупредил Эрик.

— Какие дела?

— Любые. Без моего ведома, нигде не рыться, кто бы тебя ни просил. Ясно?

— Вы думаете, лейтенант Таил попросила об услуге? — догадался Дил. — И за это отмазала меня и Лоя?

— Я тебя предупредил, и лучше, если ты прислушаешься, — Эрик проигнорировал вопрос. — Свободен!

— Есть! — Дил поднялся, отдал честь и вышел.

До этого, капитан лишь однажды разговаривал с ним в подобном тоне. Тогда, Дила попросили найти кое-кого, а Эрик его застукал. Как оказалось позже, объектом поисков являлся сам капитан. Видимо, сейчас происходит что-то серьезное, и Эрик опасается, что Олин впутается.

Капитана не сильно удивило, что программист ничего не сказал. Сам Эрик на его месте, действительно тоже молчал бы. Но выводы напрашивались. Если Олин отпустила его ребят, значит, считала зачинщиками неприятностей своих. В то, что Аири затеял драку, верилось с трудом. Посторонние здесь тоже ни при чем — тогда, лейтенант никого бы не гоняла. А вот Атикс мог. Стоит поговорить с ним общедоступным языком. У Эрика уже давно возникло такое желание. Пусть только старшина сменится с патруля…


Глава 5

С самого утра, Нилиона вызвали в комендатуру. Вот уже почти неделю, его не оставляли в покое, да и не оставят теперь. Он порядком устал от всего навалившегося. Ему пришлось переложить почти все свои обязанности на Олин. На них просто не оставалось времени. Но ничего, ей нужно привыкать. Нилион собирался подать рапорт о присвоении лейтенанту очередного звания. Если уж его отстранят от командования, то пусть группа остается в надежных руках.

После допроса, Нилион не спешил возвращаться на базу. Он отыскал на коммуникаторе код, по которому давно не выходил на связь. Капитан даже немного разволновался. Его роман с адъютантом генерала Нотэла Телиана Сти́лой Де́йлит, длился недолго и закончился после гибели Таила. По сути, никаких претензий друг к другу, они не имели, но виделись крайне редко.

— Нилион, рада тебя слышать! — Стила ответила сразу. — Ты давно не давал о себе знать.

— Я хотел связаться, но сама знаешь какая обстановка.

— Да, вам в последнее время ни продохнуть. Ты был на Телорне?

— Несколько дней назад вернулся. Стила, мне нужно с тобой встретиться, ты можешь прилететь на Гристон?

— Когда? — такой просьбы Стила не ожидала.

— Сейчас. Потом, может не получиться.

— Хорошо, я постараюсь побыстрее, но это не раньше, чем через три часа.

— Я знаю. Буду ждать в мемориальном парке, возле обелиска. Только одна просьба: форму не надевай, будь в гражданском. Не подумай, что я стыжусь, просто, так нужно.

— Ладно, как тебе будет удобно. Я свяжусь с тобой, когда прилечу, — Стила отключила связь.

Нилион понимал, что она сообщит своему командованию о его звонке. Честно говоря, потому они и расстались — он не мог доверять Стиле полностью. Но, наверное, так даже лучше. Небарианин не спеша направился к мемориальному парку. Времени достаточно, можно как следует все обдумать.

У него было столько возможностей, а он так и не поговорил с Олин. И теперь уже вряд ли успеть сделать все как надо. Как хотелось бы. Чтоб не осталось недомолвок и обид. Ну, что ж, по крайней мере, воспитал достойного офицера. Хоть порой и не понять, кто кого воспитывает. За размышлениями, Нилион не заметил как пролетело время.

— Ты хотел меня видеть? — голос Стилы вывел его из задумчивости.

— Иначе, я не пригласил бы тебя. Ты присядешь? — Нилион дождался, пока она села рядом. — Я хотел сказать, мне жаль, что у нас ничего не вышло. Извини.

— Нилион, что-то случилось? — Стила встревожено посмотрела на капитана.

— Вот только не надо делать вид, будто ты не в курсе, — попросил Нилион. — Давай говорить начистоту, я устал от притворства.

— Я не верю, что ты действительно мог сделать все то, в чем тебя обвиняют. И мое командование тоже.

— Приятно слышать, но я не хочу это обсуждать. Как твои дела?

— В целом, нормально, — Стила пожала плечами. — А как ты жил все это время?

— Могу сказать, что хорошо. У меня отличная команда, вот только с замкомом иногда возникают сложности.

— Таил тяжело командовать?

— Командовать? — Нилион слегка усмехнулся. — Она сильно похожа на своего отца. Иногда, от такого сходства становится не по себе. Но я горжусь ей.

— Ты имеешь право. Она — твоя ученица.

— Поверь, мою заслугу в ее становлении переоценивают. Вообще-то, я хотел тебе кое-что отдать, — Нилион вытащил из внутреннего кармана кителя запечатанный конверт и протянул Стиле.

— И что мне с ним делать? — она нерешительно взяла конверт.

— Сама решай. Ты ведь спрашивала, ни оставлял ли мне генерал Таил что-нибудь, вот — он оставил это. Можешь порадовать управление.

— Но ведь он предназначался не управлению, — возразила Стила. — Почему не отдашь его по назначению?

— Тогда, мне придется многое объяснять, а я не могу. К тому же, неизвестно, как оно отразится на Олин. Не хочу подвергать ее риску. Посчитаешь нужным — отдашь.

— Ты к ней привязался? — Стила убрала конверт.

— Да. И еще, я обещал… Считаешь это неправильным?

— Не знаю. Это неизбежно. Все мы к кому-то привязываемся, в разной степени. Нил, неужели все так плохо? — разведчица посмотрела ему в глаза.

— Возможно, еще хуже, чем кажется. Ты же понимаешь — от меня не отстанут. Но я правда позвал тебя ни только для того, чтоб отдать конверт. Я хотел увидеть тебя. Ты не виновата, что у нас ничего не вышло, — Нилион положил свою ладонь на ее. — Просто, мы разные.

— А говорят, противоположности притягиваются, — Стила не убрала руку.

— Видимо, не в нашем случае.

— Спасибо, что не держишь обиды, для меня это важно, — небарианка улыбнулась.

— Да какая обида, о чем речь. Я бы с радостью посидел с тобой еще, но мне нужно на базу. Моя группа в патруле, а я шляюсь. Может, еще встретимся, — Нилион поцеловал разведчицу в щеку и ушел.

Стила долго смотрела ему вслед. Опыт и предчувствие подсказывали, что больше они не увидятся.

Едва Олин успела сдать посты, ее вызвал к себе полковник Барнон. Он вернулся на базу не в лучшем настроении, а Соня поспешила донести о том, что видела на командном пункте. Секретарь все еще находилась на своем месте, видимо, не желая пропустить, как лейтенант будет получать нагоняй. Игнорируя Соню, Олин постучала в дверь и, после приглашения, вошла.

— Лейтенант Таил, по вашему приказу, прибыла! — отрапортовала она.

— Лейтенант, что за вольности вы себе позволяете? — Барнон смотрел на Олин с нескрываемой неприязнью. — Вы грубейшим образом нарушаете дисциплину. Командный пункт — не место для свиданий!

— Вам уже донесли?

— Доложили о замеченном нарушении.

— Докладывают военные, а гражданские — доносят, — поправила полковника Олин.

— Таил, не забывайся! Тебе и так многое спускается. Нарушение будет занесено в личное дело, с вынесением официального выговора.

— Готова понести заслуженное наказание, — Олин посмотрела полковнику в глаза. — Только, позвольте уточнить, что вас больше зацепило: нарушение дисциплины, или то, что ваша вертихвостка вылетела с командного пункта, размазывая сопли?

— Лейтенант, что ты себе позволяешь! — Барнон просто взбесился. — Хочешь еще и в камере посидеть?

— А вот на это нет оснований. И еще, полковник, я, в свою очередь, подам рапорт о нарушении предписания вашим секретарем. Она — гражданское лицо и не имеет доступа на командный пункт, без особого разрешения. Соня Грегори проигнорировала патрульного и прошла на командный пункт, не имея разрешения.

— Ладно, лейтенант, — сквозь зубы процедил Барнон, — на этот раз, обойдемся устным предупреждением.

— Нет, — отказалась Олин.

— Что? — Барнон никак не ожидал подобного.

— Полковник, вы меня неправильно поняли. Я не пытаюсь заключить сделку, я ставлю вас в известность.

— Таил, ты что, хочешь войны? — Барнон медленно поднялся.

— Война идет уже давно, вы разве не заметили? И в ней нет места сделкам с совестью. Разрешите идти?

— Иди, — выдавил полковник. От злости, у него даже вены на лице проступили.

Олин отдала честь и ушла. Пусть ей достанется, но и эта белобрысая выскочка получит свою порцию неприятностей. Рапорт Олин подаст напрямую генералу, причем, сделает это незамедлительно. Навстречу ей по коридору спешно шел капитан Алик Стрелин.

— Олин, я тебя искал, — произнес он поравнявшись. — Ты где была?

— От Барнона по шее получала. Алик, давай быстрее, чего хотел, мне еще рапорт писать.

— Да какой рапорт, там, на тренировочной площадке Эрик с твоим старшиной поединок устроили!

— Акрик бы их побрал! Где Майкол?

— Там. Добрая половина базы там собралась.

— А какого хрена никто не растащил?

— Да ты в своем уме? — Алик недоуменно посмотрел на лейтенанта. — Жить еще никому не надоело. Потому я тебя и искал. Тебя Эрик не тронет.

— Оставайся здесь. Если Барнон или Грон решат высунуться, задержи.

— Каким образом?

— А мне почем знать? Давай! — Олин хлопнула Алика по плечу и выскочила из штаба.

Алик тяжело вздохнул и окинул взглядом пустой коридор. С Эриком он знаком уже давно. Вместе очнулись на орбитальной станции без памяти. Потом, их направили в разные подготовительные центры, а по окончанию обучения, пути вновь пересеклись. Конечно, Эрик замечательный офицер и друг, да и Олин тоже, но порой, у Алика мелькала мысль, что с такими друзьями и врагов не надо.

Атикса Эрик выловил, когда тот шел к жилому блоку, сменившись с патруля.

— Послушай, я ж тебя еще в центре предупреждал по-хорошему, — капитан преградил старшине дорогу. — Так какого лысого демона ты не можешь угомониться?

— О чем предупреждали, капитан? — Атикс одарил Эрика высокомерным взглядом. — Что-то я не припомню.

— Могу подправить твою память на тренировочной площадке, — предложил капитан.

— Ну, раз вы сами предложили, не посмею отказать офицеру, — губы старшины исказила надменная ухмылка.

Атикс развернулся и пошел к тренировочной площадке. Он понимал — у Эрика гораздо больше боевого опыта и быть ему битым, но отказываться не собирался.

— Старшина, я не могу понять, что тебе сделал, — Эрик не спеша снял китель и повесил на перекладину. — Не можешь успокоиться, что Олин тебя отшила? Потому пытаешься ее достать, а на меня косишься? — рубашка отправилась вслед за кителем. Портить форму не хотелось.

— Капитан, вокруг полно девушек, зря ты считаешь лейтенанта Таил такой неотразимой, — Атикс тоже разделся до пояса. — Она мне не нужна.

— Не тумань мне мозг, — Эрик не нападал, ожидая пока Атикс первым нанесет удар. — Может, Олин не замечает, или просто не хочет замечать, но я вижу как ты на нее смотришь.

— Ошибаешься, капитан, — Атикс вновь усмехнулся. — Меня не привлекают генеральские дочки, на которых все блага сыплются за папины заслуги и отношения с офицером.

Такие слова, в адрес Олин, Эрик терпеть не собирался. Он нанес резкий удар старшине под челюсть. Атикс успел увернуться, и удар прошел вскользь. Ответа долго ждать не пришлось, только капитан не ожидал такой быстрой реакции, и кулак старшины врезался ему в бровь.

Возле тренировочной площадки, собирались десантники, но вмешаться никто не решился, считая себя не вправе.

Получив удар, Эрик отошел чуть в сторону и въехал своему противнику ногой по колену. Упав на поврежденное колено, Атикс сделал подсечку второй ногой. Эрик оказался в лежачем положении, но тут же подскочил на ноги. Атикс вновь бросился на капитана и встретился с прямым ударом в челюсть. Старшина отшатнулся, но отступать совсем не собирался. Он замахнулся для нового удара. Эрик перехватил руку и заломил ее за спину.

— Старшина, если ты продолжишь донимать Олин — я тебя живьем к звезде отправлю! — пригрозил капитан, не отпуская его.

— Сам не отправься, раньше времени, — Атикс попытался освободиться, — а то твоя жизнь слишком дорого обошлась!

От этих слов, капитан ослабил хватку. В голове пронесся вихрь. Однажды, Таил сказал ему почти такие же слова. Воспользовавшись замешательством, Атикс вывернулся. Его тоже захлестнула буря эмоций. Ведь это за существование Эрика его мать заплатила своей жизнью, и, вероятно, не она одна, а он еще смеет предъявлять какие-то претензии! Атикс замахнулся для удара и посмотрел Эрику в глаза.

— Что вы творите, Акрик вас побери! — раздался совсем рядом голос Олин.

Атикс опустил руку, занесенную для удара. Но сделать это заставил вовсе ни оклик лейтенанта. В глазах Эрика, старшина прочитал растерянность. Казалось, он просто не понимает, в чем его упрекают. Неужели, капитан совершенно ничего не знает? Такая мысль раньше не приходила Атиксу в голову.

— Я спрашиваю, что вы тут устроили?! — Олин требовательно смотрела на участников драки.

— Ничего, лейтенант, — Атикс оттер с лица кровь. — Потренироваться решили. Капитан, — он повернулся к Эрику, — не все такое, каким кажется, так что, зря вы беспокоились и присылали в центр своих друзей.

Атикс взял свои вещи и хотел уйти с тренировочной площадки, но оказалось поздно. К ним шел Энтони.

— Все вон отсюда! — прикрикнул он на собравшихся десантников. — А то устрою внеплановые ученья с марш-броском! — десантники поспешили исчезнуть с глаз разъяренного генерала. — Капитан Майлов, ко мне в кабинет, живо! Старшина Лоурен, с вами поговорит капитан Харистит, ждите его вызова. Лейтенант Таил, а вы участия в драке не принимали, свободны, никто не задерживает! — Энтони развернулся и пошел к штабу.

Эрику ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Мало того, что от генерала опять нагоняй получит, еще с Олин разборки не избежать. Ей эта драка явно пришлась не по душе.

— У тебя что, твою мать, остатки мозгов через систему вентиляции вытянуло! — набросился Энтони на капитана, едва они отошли от тренировочной площадки. — Ты же видишь, какая хренотень твориться и все никак не угомонишься. Мало твоего хамства, так еще драку на территории базы устроить надо, хоть бы выехали куда-нибудь!

— Это была тренировка, — повторил Эрик версию Атикса, не сильно надеясь, что в нее поверят.

— Думай, кому врешь, — Энтони вошел в штаб. — Знаешь, сколько таких «тренировок» у меня было?

— Вы тренировали, или вас?

— По-разному приходилось… Майлов, хорош уже! — генерал открыл дверь в кабинет и, пропустив Эрика вперед, вошел сам. — Ты меня доконать решил? — Энтони сел в свое кресло. — Вот это, как понимать? — он подтолкнул к противоположному краю стола какие-то бумаги.

— Все было не совсем так, как здесь описано, — произнес Эрик, просмотрев рапорт. — Мы не занимались личными отношениями, — он кинул бумаги обратно на стол.

— Вот как? — Энтони принялся истязать ручку. — Теперь, это называется как-то по-другому?

— Да, нет, все называется по-старому. Только мы занимались не этим. Мы код пробивали, через который Долан выходил на связь, а туда Грегори заперлась.

— Акрик побери, капитан, ты что, не мог мне сказать? Обошлось бы без всяких рапортов и недоразумений! Почему нельзя без изворотов?

— Извините, генерал, но я хотел сначала все пробить. Вдруг, ничего бы не вышло.

— Зато теперь, все здорово вышло! С этим, что прикажешь делать? — Энтони взял рапорт и стукнул им об стол. — Не мог один раз помолчать, для разнообразия, тем более, касается это не только тебя. Обязательно нужно было еще и Барнону нахамить, для полного комплекта?

— Генерал, да я его сегодня даже не видел, при всем желании не смог бы нахамить.

— А желание, значит, имелось… Эрик, вот что с тобой делать? — Энтони положил ручку и посмотрел на капитана с грустью и усталостью. — Ты можешь, хоть ненадолго, стать серьезней и думать, прежде чем делать? Копания за моей спиной, когда я могу официально прикрыть, драки на тренировочной площадке, что с тобой происходит?

— Наверное, просто нервы, устал. Навалилось все и сразу, — капитан провел рукой по щеке, на которой осталась запекшаяся кровь.

— На вот, вытри, — Энтони протянул ему салфетку. — Эрик, я ведь все понимаю, правда. Ты волнуешься за друзей, пытаешься сделать хоть что-то, но таким образом только сам подставляешься. Ты не думал, что именно этого и добиваются?

— Как-то не приходило в голову. Генерал, скажите, как понимать, что моя жизнь дорого обошлась?

— В каком смысле? Кто тебе это сказал? — казалось, вопрос поставил Энтони в тупик.

— Если б я знал, в каком смысле, я бы не спрашивал у вас. Так вы можете объяснить?

— Капитан, я не в состоянии объяснять всю чушь, которую несут от не хрен делать, — в голосе генерала чувствовалось раздражение. Ему этот вопрос явно не понравился.

— По вашему, генерал Таил нес чушь, или ему было не хрен делать? — Эрик вытер с лица кровь. — Когда я разговаривал с ним в последний раз, он тоже говорил, что моя жизнь дорого стоит.

— «Дорого стоит» и «дорого обошлась» — не одно и тоже. И вообще, тогда, Коинт был не совсем адекватен, ты сам знаешь. Сейчас, не время это обсуждать. Ты лучше рассказывай, удалось ли по коду хоть что-то узнать.

— Удалось, — Эрик понимал, Энтони просто уходит от темы. — Вы же знаете Дила, он что угодно нароет, если его не выдернуть вовремя.

— Связь не его специализация, он работал со связистом Харистита? Ты уверен, что она будет молчать?

— Смысл ей трепаться, себя же подставит. Тем более, ни Лириан, ни Дил не знают, зачем все это делалось.

— А Олин, получается в курсе, — сделал вывод Энтони.

— Пришлось сказать. Но она знает только о том, что ищут пропавшего разведчика, и все.

— Данные у тебя?

— Так точно… в кителе, — Эрик только сейчас понял, что стоит перед генералом полураздетый, а его рубашка и китель, так и остались на тренировочной площадке. — Я сейчас принесу.

— Поторопись, а то будешь светить по базе голым торсом — придется Таил за драки наказывать, — усмехнулся Энтони.

— Генерал, вот давайте без этого, — Эрик вышел из кабинета.

За дверью, его ждала Олин. В ее взгляде, беспокойство перемешалось со злостью.

— Ты забыл, — она протянула вещи.

— Генерал не дал времени одеться, — Эрик проверил, на месте ли информационный кристалл, и только после этого оделся.

— Он на тебя весь пар выпустил? А то мне рапорт нужно отдать.

— У нашего начальника базы пара на весь личный состав хватит, — Эрик застегнул китель. — Хочешь, я отдам, мне все равно к нему возвращаться.

— Не надо, я сама, — отказалась Олин.

— Что там такое, что ты даже мне не доверяешь?

— Ничего особенного, просто, я отдам сама.

— Твое дело, — Эрик не стал настаивать. Но от Олин не ускользнуло, что он остался недоволен. — Да, не пытайся ему врать, насчет того, чем мы занимались на командном — он в курсе, — Эрик вернулся в кабинет начальника базы. — Генерал, все данные по сети здесь, — он положил перед Энтони кристалл. — Может, взять ребят, да смотаться под каким-нибудь предлогом? Вы ведь можете организовать.

— Именно этим, я сейчас и займусь, — Энтони вставил кристалл в считыватель. — Но ты никуда мотаться не будешь. Завтра утром, за все свои выходки, ты заступаешь в городской патруль.

— Но генерал, разве разумно отправлять абы кого?

— Майлов, хорош умничать! Ты не станешь светиться в этом деле. Тем более, тут не твой профиль. Знаю я, как ты будешь действовать, а здесь так нельзя, здесь нужно аккуратно. Так что, сиди смирно. Сейчас ты сделал все, что мог. Ясно?

— Так точно. Генерал, там Олин хотела вам рапорт отдать.

— Что еще за рапорт?

— Не знаю, она не сказала.

— Пусть зайдет. А ты свободен, — Энтони начинало казаться, что сегодняшний день никогда не закончится.

— Есть, — отрапортовал Эрик.

Что ж это творится, им всем поутихнуть бы, хоть на некоторое время, не привлекать к себе лишнего внимания, а вместо этого — одна нелепая выходка за другой.

— Генерал, — в кабинет вошла Олин и, отдав честь, остановилась возле стола, — я прошу вас ознакомиться с рапортом и принять соответствующие меры, — она протянула документ.

— Что ж, посмотрим, что заставило вас прыгнуть через голову и обратиться напрямую ко мне, — Энтони взял рапорт и принялся внимательно изучать его. — Вот значит как, — дочитав, он слегка усмехнулся и перевел взгляд на Олин. — Лейтенант, а вы в курсе, что на вас и капитана Майлова тоже поступил рапорт?

— Догадываюсь.

— А я догадываюсь, что его могло и не быть. Насколько я знаю полковника Барнона, он предлагал такой вариант. Я ведь прав?

— Так точно, но подобные предложения не достойны чести офицера. Я не намеренна на них соглашаться. Каждый должен отвечать за свои поступки.

— Честно говоря, трудно ожидать от вас другого ответа, — Энтони слегка улыбнулся. — Я рассмотрю рапорт и приму соответствующие меры. Только, опасное противостояние ты затеяла. Барнон не так прост, как кажется. Будь осторожна.

— Я учту ваш совет, генерал. Разрешите идти?

— Иди.

Когда Олин вышла, Энтони вздохнул и убрал оба рапорта в сейф. По обоим будут предприняты меры. Лейтенант Таил получит выговор, а Соня Грегори особое предупреждение. После, окажется достаточно любого незначительного проступка, чтоб попереть ее с базы. На одну проблему станет меньше.

Эрик ждал Олин возле жилого блока. Торчать у штаба не хотелось. Чего доброго, Барнон высунется, еще от него по шее получать. Конечно, ему все равно станет известно о случившемся, правда, завтра, когда капитан будет в патруле и полковник не сможет до него добраться и прополоскать мозги. К жилому блоку подошла Олин.

— Отдала? — поинтересовался капитан.

— Да. Эрик, какого Акрика ты сцепился с Лоуреном?

— Что значит, какого Акрика? — Эрик никак не ожидал подобного заявления. — Ты моя девушка, а он постоянно цепляет тебя.

— Я в состоянии поставить Лоурена на место и прекрасно справлялась с ним еще в центре.

— Ты давно не в центре и у тебя есть я.

— Как оказывается, в центре ты тоже был, только не лично. Ты понимаешь, что подсылая своих дружков, делал только хуже?

— Я никого не подсылал, он сам…

— Да без разницы, ты подрываешь мой авторитет перед командой!

— А ты не подрываешь мой авторитет, прикрывая моих солдат? — вырвалась у Эрика претензия, давно крутившаяся на языке. — Ты должна была сообщить, что эти два недотепы опять загремели в комендатуру, я в состоянии разобраться со своими подчиненными, мне известно, что там произошло!

— Эрик, не пытайся перевести разговор на другую тему. Я не просила тебя рыть и что-то выяснять. Я тоже в состоянии разобраться, только ты не хочешь этого признавать! — Олин оттолкнула Эрика и вошла в жилой блок, не желая продолжать бессмысленный спор.

Капитан не пошел за ней. Из-за нее, он ввязался в драку, получил не только по морде, но и очередной нагоняй от генерала, и схлопотал городской патруль, а взамен — одни упреки.

От чистки меча, Олин отвлек стук в дверь. Отложив оружие, и согнав с колен распластавшегося Нара, она пошла открывать. На то, что Эрик придет мириться, лейтенант сильно не рассчитывала. Скорее всего, Аири или Тила решили узнать подробности представления состоявшегося на тренировочной площадке.

— Капитан? — не сдержала Олин удивления, когда открыв дверь, увидела на пороге Нилиона.

Раньше, командир не наносил визиты, предпочитая для разговоров вызывать ее в кабинет, или же проводил их в зоне отдыха. Так повелось еще с подготовительного центра.

— Ты ждала кого-то другого?

— Честно говоря, я никого не ждала. Вы войдете?

— Если ты не слишком занята, хотелось бы поговорить, — Нилион прошел в комнату, бросил взгляд на меч и присел в кресло. — Знаешь, обычно, когда возникают проблемы, или становится тяжело на душе, стараются пойти в бар, поговорить с друзьями, а ты запираешься в комнате и протираешь до дырки холодное оружие. Разногласия с полковником на целый меч не тянут, рассказывай, что еще случилось?

— Ничего такого, что помешает мне выполнять обязанности, — Олин вернулась к своему занятию.

— Не все упирается в обязанности, — Нилион бросил взгляд на вскарабкавшегося к нему на колени зверька и провел рукой по шерстке. — Опять поругалась с Эриком?

— Капитан, при всем уважении, я не хочу обсуждать личные отношения. Причем, не только с вами, но и ни с кем другим.

— Порой, ваши отношения выходят за рамки личных. Думаешь, я не в курсе, как весело сегодня прошел день? Меня генерал поставил в известность, как только я вернулся на базу. Скажи, неужели, нужно именно сейчас затевать разборки с Грегори? Ты ведь в курсе, какие слухи ходят насчет нее.

— И что с того? Это не дает ей никаких привилегий. Пусть знает, что просто так ничего с рук не сходит. Вы считаете — я поступила неправильно?

— Нет, ты, конечно, все сделала как надо, в такой ситуации каждый сам решает, просто, не вовремя это все. Я собирался наградные подавать, а теперь, сама понимаешь… — Нилион тяжело вздохнул.

— Капитан, да чего вы так переживаете? Будто это ваши собственные наградные накрылись, — Олин перестала чистить меч и посмотрела на Нилиона. — Недели через две все уляжется, и подадите.

— Недели через две… У нас завтра может не наступить, а ты говоришь о неделях.

— Вот только не надо отнимать у меня роль штатного пессимиста, — Олин слегка усмехнулась.

— Ты называешь это реальный взгляд на жизнь, — напомнил Нилион. — Так может, ты все же расскажешь, из-за чего поругалась с Эриком?

— Он не имеет права влезать в мои внутрикомандные дела и отношения. Я не просила заступаться за меня и бить морду моему подчиненному. Сама в состоянии это сделать.

— Ты неправильно поняла его мотивацию. Эрик начал ревновать тебя к Атиксу, еще когда курировал зачеты, видимо, эта дурь так и не вылетела у него из головы. Глупо, конечно, но он имел полное право выказать свое недовольство. Вот только делать это следовало за территорией базы. Я пойду, — Нилион встал и протянул Олин Нара. — Нужно еще с Лоуреном разъяснительную беседу провести. — Он направился к двери.

— Капитан, может, вы все-таки скажите то, зачем приходили на самом деле, — Олин тоже поднялась. — Вы ведь хотели поговорить не только о моих отношениях с Эриком и разборках с Соней.

— Верно, — Нилион вернулся в комнату. — Это может показаться странным, но я хотел спросить: ты мне доверяешь?

— Извиняюсь, но от вас я не ждала такого идиотского вопроса. Конечно же, доверяю. Вы не просто мой командир, вы мой наставник.

— Приятно слышать. Олин, а если я тебя попрошу, ты сделаешь?

— Смотря, что попросите, — честно ответила лейтенант.

— То есть, если моя просьба придется тебе не по душе, ты сможешь отказать?

— Не знаю. Иногда, приходится делать то, что совсем не нравится. Все зависит от степени необходимости. А вы хотели о чем-то попросить?

— Нет! — Нилион понял, что сказал это резче и поспешнее, чем следовало. — Просто, мне важно знать, что я могу на тебя рассчитывать.

— А раньше вы в этом сомневались? Вроде, я не давала повода.

— Я никогда не сомневался в тебе. Хотелось убедиться, что в нужный момент, и ты не станешь сомневаться в моих поступках и решениях.

— Командир, может, вы все же скажите, что происходит?

— Скажу, когда сам до конца разберусь. Все непросто, очень непросто. Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь меня понять… Сейчас мне правда нужно идти, да и ты тут не сиди, лучше сходи к Эрику, помирись с ним. Я тебе как наставник советую. И еще, прекращай мне выкать. Я ведь столько раз говорил, что ты можешь называть меня Нилом, — он хлопнул Олин по плечу и вышел.

От этого разговора, лейтенанту сделалось не по себе. Вновь всплыло нехорошее предчувствие. Нилион уже не скрывает, что происходит что-то неладное. Вот узнать бы что именно, чтоб избежать сюрпризов. По идее, Эрик должен быть в курсе, только сегодня нормального разговора все равно не выйдет, и пробовать не стоит. Лучше уже отложить до утра. А еще лучше, прижать Майкола. Вряд ли Рыжая Совесть не в курсе событий.

Некоторое время, Нилион задумчиво бродил по территории базы. Он так и не смог сказать Олин то, зачем приходил. А ведь заранее продумал, что и как говорить, но слова упорно застревали в горле и не хотели выходить. Капитан даже письмо написал, на случай, если не решится сказать в лицо, но даже отдать его смелости не хватило. Пожалуй, нужно собраться с духом и вернуться к лейтенанту. Если не разговаривать, то хоть конверт под дверь подсунуть… Нет, ну это уж совсем трусливо, так уж точно не годиться. Решение подсказал спешащий к оружейному складу Майкол. Он был в «скелете» с прикрепленным оружием. Судя по всему, группу 4-Х отправляют на задание.

— Майкол, — окликнул его Нилион, — найдется минутка, дело есть.

— Разве что минутка, — сержант подошел к капитану. — Нам на вылет, Грон злой, как демон из черной дыры. Чуть ли ни пинками подгоняет.

— А что такого срочного стряслось?

— Да на Альвриме какого-то генерал-майора зажали, какой Акрик его потащил туда, а нам вытаскивай, будто больше некому. Только об этом никому.

— Само собой. Майкол, я попросить хотел, ты же в курсе, что творится, если со мной что случится, передай Олин, — Нилион сунул ему в руку запечатанный конверт.

— Нил, ты это чего? — сержант взъерошил волосы. — К звезде собрался? Рано тебе еще.

— Да кто ж меня спрашивать станет? — капитан невесело усмехнулся.

— А почему сам не отдашь, или Эрика не попросишь?

— Я хотел сам все сказать, да не получается у меня. Смотрю на нее и не могу. А Эрик обязательно внутрь заглянет и не передаст. К тому же, я не хочу, чтоб он знал, не говори ему. Идет?

— Ну ладно, — Майкол убрал письмо в тайник на голеностопной пластине «скелета». — Только постарайся сделать так, чтоб мне ничего отдавать не пришлось.

— Я и сам был бы рад. Иди, а то вас точно пинками погонят, — Нилион хлопнул сержанта по плечу.

— Бывай, капитан!

Майкол побежал к оружейке. Нилион проводил его взглядом и не спеша побрел к жилому блоку. Вот вроде все дела и улажены.

Постепенно, Долан начинал терять счет времени. Прошло не меньше трех суток, а за это время к нему заходили только один раз, отстегнули от ложа. Ну, и на том спасибо. Разведчик мерил шагами камеру, стараясь размышлять на отстраненные темы. Мало ли… Вскоре, для этого не стало требоваться особых усилий — все его мысли заняла еда. Больше чем есть, хотелось только пить. Во рту пересохло. Язык прилипал к нёбу. Наверняка, в воздухе есть примесь какого-то газа, усиливающего жажду. Но Долан сомневался, что его взяли для того, чтоб он загнулся от истощения. Хотя, кто их разберет. Подкинут потом его высушенное тело Эрику. В качестве морального давления.

Открывшаяся дверь опровергла столь мрачные предположения. В камеру вошел торианский майор в сопровождении двух конвоиров. Это что ж поучается, его значимость понизилась? Или у полковника нашлись более важные заботы? Майор достал из кармана пульт и нажал на кнопку. Из стены появился небольшой столик. Один из конвоиров поставил на него стакан и тарелку. Долан с трудом поборол желание броситься к стакану и залпом выпить его содержимое. И плевать, какой дряни туда намешали.

— Свободны! — распорядился майор.

Конвоиры отдали честь и вышли. Торианен не сводил с разведчика внимательного взгляда. Долан, как вкопанный, стоял посередине камеры и, в свою очередь, изучал его.

— Майор, вы же наверняка хотите есть и пить, — наконец произнес торианен. — Так чего ждете? Не стоит стесняться, мы же с вами в одном звании, можно сказать — коллеги, — майор едва заметно улыбнулся. — Ну, конечно, как же я сразу не понял. Вы ведь хорошо знакомы со всеми возможными методами. Тогда, должны понимать: чтоб накачать вас препаратами, изворачиваться ни к чему. Так вы будите есть, или решили заморить себя голодом? Поверьте, умереть вам не позволю лично я.

Долан еще раз окинул торианена взглядом, сделал осторожный глоток из стакана и только потом принялся за еду.

— Да, я забыл представиться, — торианен не спеша прошелся по камере. — Майор Се́ил Ренг. Не жду, что вы будете обращаться ко мне. Меня предупредили, что вы отличаетесь особой молчаливостью, но я считаю, вы вправе знать, с кем имеете дело. Вам предлагали подумать о добровольном сотрудничестве, ваше поведение я склонен расценивать как отказ. Ну что ж, мы попытались. Что произойдет дальше, вы знаете не хуже меня. Но прежде, хочу сообщить одну новость; вас ищут. Не знаю, как вы, а я этому рад.

Долан, на какое-то мгновение, потерял самоконтроль. С языка чуть не сорвалось логичное «почему?», но разведчик вовремя взял себя в руки. Если в еду, воду или воздух что-то подмешано — не стоит открывать рот. От действия большинства препаратов для развязывания языка, можно уберечься элементарным молчанием, но стоит сказать хоть слово, и остановиться уже не выйдет. Он расскажет все, о чем его ни спросят и даже о том, о чем не спрашивают.

— По глазам вижу, вы хотите знать причину, несколько неадекватной реакции, — Ренг пристально посмотрел на разведчика. — Она проста: инициатором поисков стал Майлов, он и сам пытается предпринимать попытки найти вас. Я надеюсь встретиться с ним лицом к лицу.

Долан лишь усмехнулся краешком губ на такое заявление.

— Что, считаете мое желание опрометчивым? Возможно и так… Вообще-то, я не люблю говорить, когда мне не отвечают, — торианен включил рацию и коротко произнес: — Начинаем.

Долан понял — больше разговаривать по-хорошему с ним не будут. Вот только интересно, Эрик правда поднял переполох и сам принимает участие в поисках, или этот майор пытается как-то сыграть на эмоциях?

В камеру вошли двое ториан в форме без знаков отличия. Один из них, поставил на столик кейс, открыл его, осмотрел содержимое и, взяв инъектор, подошел к Долану. Второй, заломил разведчику руки за спину и опустил на колени. Ренг безучастно наблюдал за работой своих подчиненных.

Долан почувствовал легкий укол в шею. По венам разлился огонь, мышцы свела судорога. Разведчик стиснул зубы, чтоб удержать рвущейся наружу стон. Перед глазами начало плыть от боли, но сознание не хотело покидать его, облегчая мучения. Долан не знал, сколько он простоял на коленях, корчась в судорогах, но ему казалось, что прошли часы. Постепенно, боль стала отступать. Он рефлекторно облизал губы и почувствовал вкус крови. Она сочилась из носа, стекая по губам и подбородку, и капала на пол.

— Ну что, не появилось желание произнести пару слов? — голос торианского майора звучал, будто издалека.

Долан собрал все силы и, подняв голову, посмотрел ему в глаза.

— Вижу — нет. Продолжайте, как решит пообщаться, сообщите, — Ренг вышел из камеры.

Долан нервно сглотнул и приготовился к дальнейшим пыткам. Сегодняшний день будет для него нескончаемо долгим…


Глава 6

Утром поговорить с Майколом Олин не смогла, так как не обнаружила его на базе. Она попыталась связаться с Эриком, но из этого тоже ничего не вышло. За завтраком, лейтенант угрюмо ковыряла в тарелке. Наверное, Нилион был прав, и следовало пойти к Эрику вчера.

— Доброе утро, — к ней подсела Тила.

— Утро по определению не может быть добрым, — Олин отодвинула от себя тарелку и взяла чашку с ирлесом.

— Что у тебя случилось?

— С Эриком вчера поругалась, а сегодня связаться с ним не могу.

— Так его генерал обещал в городской патруль за драку отправить, — сообщила Тила.

— В патруле он служебный коммуникатор не отключает. Скорее всего, их на боевое кинули.

— А за что вы в этот раз, если не секрет? Он вон как вчера за тебя…

— За то и поругались. Ему не следовало вмешиваться.

— Зря ты так, он ведь хотел как лучше.

— Тила, вот давай без этого, мне капитан вчера уже успел на этот счет лекцию прочитать.

— Да я не собираюсь ничего читать, просто, у нас не та жизнь, чтоб тратить время на бессмысленные ссоры. Кстати, через три дня, приглашаю тебя и Эрика в гости к моей маме. Отказ не принимается, так что, миритесь побыстрее.

— Если меня еще с базы выпустят. Мне вчера полковник официальный выговор влепил.

— За что?

— За все хорошее, — у Олин сработал служебный коммуникатор. На мониторе высветился код Нилиона. — На связи, — ответила она.

— Лейтенант, отправь Лоурена получать снаряжение, документы уже у дежурного, а сама подходи в кабинет Барнона на совещание. Срочно!

— Капитан, а без меня никак? — Олин поднялась.

— Нет, никак, шевелись! — интонация Нилиона давала понять, что дело действительно срочное.

— Оповести команду, пусть готовятся к вылету, — бросила Олин Тиле, набирая код Атикса. — Лоурен, иди в оружейку за снаряжением, — приказала она, когда старшина ответил. — И смотри там повнимательнее, а то шкуру спущу!

— Есть, — как всегда недовольно ответил Атикс.

Олин оборвала связь и поспешила в штаб. В кабинете полковника, кроме Нилиона и Барнона, находился Алик Стрелин. Из этого следовал вывод, что им предстоит совместная операция. Олин заняла место между капитанами.

— Значит так, — Барнон, окинул взглядом офицеров, — на Альври́м произошло нападение. Наряду с ближайшими силами, туда была выслана группа 4-Х, для выполнения особо важного задания, но связь с ними утеряна. Вам необходимо отыскать их и обеспечить безопасный отход. Все подробности в сопутствующих документах. Вопросы есть?

— Так точно, — Олин встала. — Полковник, а можем мы узнать — зачем конкретно группу 4-Х направили на Альврим?

— Лейтенант, не суй нос, куда ни просят! — вопрос явно разозлил Барнона. — Тебя должно волновать выполнение приказа, полученного вашей группой, а не дела чужой! Тебя они не касаются.

— Ну, как сказать…

— Лейтенант, ты только вчера получила выговор, тебе мало? А ты чего веселишься, капитан? — он перевел взгляд на Алика, который пытался скрыть ухмылку.

Все хорошо знали, что о личных отношениях Олин и Эрика, Барнону известно больше, чем о заданиях группы 4-Х. Генерал Энтони Грон не выказывал ему особого доверия, и некоторые операции проходили мимо полковника. Вот и сейчас, собравшиеся офицеры подозревали, что он попросту не в курсе, зачем группу 4-Х отправили на Альврим, а Олин лишний раз указала на его неосведомленность, и это взбесило полковника.

— По-твоему, есть повод для радости?

— Никак нет, полковник! — Алик попытался сделать серьезное лицо, но, глядя на эти попытки, улыбку не смог сдержать Нилион.

— Да вы что, охренели! — Барнон просто взбесился. — Радуйтесь, что сейчас нет времени, — он швырнул офицерам документы, — но я поговорю с вами после. Пошли вон отсюда!

Нилион взял бумаги, которые шлепнулись возле него, и, вместе со всеми, поспешил покинуть кабинет полковника. Уже на улице, он отделил свои документы, от тех, которые предназначались Алику.

— Это твое, — Нилион быстро просмотрел вводную. — Мы стартуем первые, ты — по нашему следу.

— Почему вы первые? — возразил Алик.

— Ну, давай наоборот. Мне вровную, все равно, высаживаемся вместе. Нужно шевелиться — времени в обрез… Таил, пойди проверь, что там со снаряжением.

— Есть, — Олин отдала честь и пошла к оружейке.

Атикс сверял с документами получаемые боеприпасы. На его лице читалось явное недовольство.

— Лейтенант, рановато ты пришла шкуру спускать, — старшина повернулся к Олин.

— Лучше рано, чем поздно. Это что, все? — Олин критично осмотрела полученное снаряжение. — Слышь, сержант, — обратилась она к дежурному, — по-твоему, мы летим на брунитов охотиться?

— Понятия не имею. Все по документам, можете проверить, — сержант протянул Олин распечатку. — Мое дело маленькое, как указано, так я и выдаю.

— Этот присос наверное хочет, чтоб мы там и остались… — лейтенант быстро просмотрела документы и вернула их дежурному. Разбирательство прервал звонок коммуникатора. Олин приняла вызов.

— Вас там что, Акрик побери, в черную дыру затянуло? — донесся из динамика раздраженный голос Нилиона. — Времени в обрез, а вы копаетесь!

— Капитан, нам боеприпасы по минимуму выдали, — сообщила Олин. — Я разбираюсь…

— Некогда разбираться, время упустим — сама знаешь, что соберем. Вылетаем с чем есть! — Нилион отключил связь.

— А команда капитана Стрелина получила тоже самое? — поинтересовалась Олин, убирая коммуникатор.

— Так точно. У вас же одно задание, — дежурный неловко поправил китель.

— Ладно, сейчас мы торопимся, но после я разберусь, что это за хрень! Лоурен, снаряжение на челнок, и побыстрее.

— Удачно поохотиться на брунитов, лейтенант, — усмехнулся сержант.

— Ты мне поскалься еще, скалиться будет нечем! — пригрозила Олин дежурному и поспешила к взлетно-посадочной площадке.

Атикс проводил ее взглядом. Настроение лейтенанта наталкивало на подозрения, что нужно готовиться к серьезным проблемам, хоть в документах их задание и отмечено, как поисковая операция.

До самого отлета, Нилион хмуро молчал, обдумывая что-то свое, предоставив Олин право подгонять солдат. Как только челнок вошел в гиперпространство, он поспешил вызвать лейтенанта в офицерскую каюту.

— Таил, какого Акрика тебе опять понадобилось цеплять Барнона? — набросился Нилион на нее, едва закрылась дверь. — Последние мозги где-то растеряла? Совсем не соображаешь, что говоришь, главное — кому!

— Командир, но ни генералу же я нахамила. — Олин откинула с глаз челку.

— Да лучше уж Грону нахамить, чем этому вычурню! Я ж тебя постоянно предупреждаю, но ты просто не хочешь меня слушать.

— Больше не повторится, капитан. Просто законное любопытство…

— Таил, засунь свое любопытство, знаешь куда! И не задавайся вопросами, знать ответ на которые, тебе не положено — это плохо закончится. Если подобная выходка повторится еще раз, я сам сверну тебе голову, чтобы не ждать, пока это сделает кто-то другой. Свободна!

Олин отдала честь и вышла. Она прекрасно понимала, что сейчас лучше действительно держаться от полковника подальше и не давать ему повод для придирок, но удержаться от того, чтоб позлить этого кабинетного присоса не смогла. В коридоре, она наткнулась на Аири, нервно расхаживающего между отсеками с Наром на плече. Шаги гулко отдавались от металлического пола и эхом разносились по челноку.

— Тебе чего на месте не сидится? — Олин остановилась.

— Да так… — Аири тоже остановился. — А что наш командир так орал? Аж переборки дребезжали.

— Та… — Олин махнула рукой. — Не понравилось ему, как я с Барноном разговаривала. И кто меня за язык дернул…

— Понятно. Ты в общую?

— Куда еще? Рядом с Нилионом, сейчас лучше не находиться, по крайней мере, мне.

Минут за тридцать до высадки, в каюту вошел капитан. Он окинул взглядом подскочивших солдат, и остановился на Олин.

— Лейтенант, ты чего здесь расселась?

— Так, я никаких приказов не получала, — Олин не нравилось хмурое выражение лица капитана.

— Иди в рубку управления, свяжись с капитаном Стрелиным. Я внес некоторые коррективы в план действий, нужно поставить Алика в известность. И сама, заодно, ознакомься.

Олин хотела что-то сказать, но строгий взгляд Нилиона, пресек это желание на корню. Она знала, что ответит Алик на сообщение «о некоторых коррективах» своим обычным ворчанием. Алик — отличный офицер и надежный друг. На него можно положиться в любой ситуации, но вот эта привычка поворчать, иногда, просто выводит из себя. Войдя в рубку, лейтенант, жестом, указала Лириан освободить ей место, и связалась с челноком Алика.

— Капитан, тут мой командир кое-что переиграл. — Сообщила Олин, когда Алик ответил. — Мы высаживаемся не в указанном Барноном месте, а в квадрате 17–24.

— С какой это радости? — Алику пришлось не по душе, что подобное решение приняли без его ведома.

— А мне почем знать? Спроси у Нилиона. Он ничего не объяснил.

— Вот так всегда! — в динамике рации раздался тяжелый вздох. — Никто не считает нужным спросить мое мнение, и я обо всем узнаю последним.

— Алик, прекрати ворчать. Вот выполним задание, тогда и выскажешь свое законное недовольство. Причем, по адресу, а ни в первые свободные уши. Кстати, кое-кто вчера должен был задержать командование и теперь, за этим кем-то должок, — напомнила Олин.

— Да каким образом я мог задержать Грона? Он пролетел мимо меня, даже не заметив. И вообще, сейчас не время об этом.

— Мог бы хоть предупредить. Так что, за тобой все равно должок.

Олин отключила рацию. Несколько минут, она сидела, о чем-то размышляя, а потом быстро набрала код, но из рации послышался лишь шум помех. Олин стукнула по кнопке отключения и, откинувшись на спинку кресла, закрыла глаза.

— Ты с кем? — осторожно поинтересовалась Тила, сидевшая за огневым пультом.

Олин приоткрыла глаза и слегка повернула голову в ее сторону, но ничего не ответила.

— Понятно… — вздохнула Тила.

Сейчас, Олин терзали нехорошие подозрения и чувство вины, в котором она никогда не признается. Ей не нравилась собственная неосведомленность, настроение Нилиона, да и само это задание в целом.

Обеспечить безопасный отход группы, могли и планетарные войска, которых на Альвриме вполне достаточно. Эта планета являлась поставщиком довольно ценного металла, входящего в состав сплава, из которого изготавливались «скелеты». Нападение нельзя назвать неожиданным, но вот зачем туда направили группу 4-Х? Нилион, похоже, что-то знал, но, как всегда, не собирался ни с кем делиться этой информацией. Размышления прервал вошедший в рубку Атикс.

— Лейтенант, капитан приказал тебе занять место за огневым пультом, а мне сесть за штурвал, — произнес он. — Остальным приказано явиться в офицерскую для инструктажа.

Они остались в рубке управления вдвоем. Атикс молчал. Казалось, он чем-то очень сильно расстроен. Старшина сидел, погрузившись в свои мысли. Олин заметила, что что-то в нем изменилось. Она бросила на него незаметный взгляд, и ей показалось, что сейчас в глазах Атикса нет той надменности, которая ее всегда злила. Во взгляде застыла озабоченность и какая-то тоска. До выхода из гиперпространства оставалось минут десять, когда старшина нарушил молчание:

— Ты не знаешь, что там стряслось? — он старался не смотреть на Олин, чтобы она не заметила выражение его лица.

— Понятия не имею, — честно призналась лейтенант. — А с чего вдруг тебя, сомнения гложут? И сидишь ты с такой рожей, будто тебя заставляют десантироваться без «скелета», прямиком из верхов.

— Лейтенант, а с чего ты повесила на меня ярлык отъявленной сволочи? — Атикс повернулся к Олин. — Конечно, отношения у нас не заладились еще в центре, но все же…

— Так ты сам его на себя повесил. И меня мало интересует, почему ты это сделал. Может, тебе так жить проще.

— Да что вы все знаете о моей жизни! — вспылил Атикс. — Когда я поступил в центр, тут же поползли слухи: сынок преуспевающего промышленника пытается скрыться от проблем. А, между прочим, это был только мой выбор, и больше ни чей!

— Хочу заметить, я обращаю мало внимания на подобные разговоры, обо мне тоже всякое говорят, и ко многому причастен ты. Но тебе здорово удавалось соответствовать этим слухам. Да и не из-за них ты так загрузился. Жил же как-то с этим три года. Тебе что-то известно?

Атикс многозначительно пожал плечами. Олин видела, как он нервно сжимает штурвал, будто хочет размять его в руках.

— Заводы на Альвриме, — медленно проговорил старшина, — они принадлежат моему отцу. Он должен был быть на одном из них. Мы разговаривали, дня три назад. Он, в очередной раз, говорил, чтоб я уходил из Десантных Сил и не губил свою жизнь. Предлагал место управляющего. Говорил, что какая-то крупная шишка должна прибыть туда, и что, после этого, дела пойдут в гору. Сказал, что если я откажусь, то не пройдет и недели, как он получит извещение о моей смерти. Я назвал его старым маразматиком и послал к Акрику в черную дыру. Кто ж тогда знал…

Олин промолчала в ответ. Теперь ей стало ясно, зачем на Альврим отправили группу Эрика. Судя по всему, шишка там находилась не из маленьких. Атикс вывел челнок из гипера. Следом, вышел корабль Алика. На размышления времени не осталось, нужно готовиться к десантированию.

Когда Эрик, со своей группой, высадился в указанной точке, его глазам предстала красочная картина разрушенного завода. От некоторых зданий, остались внушительные воронки, другим повезло больше — частично сохранились стены. Относительно целым выглядел только один блок, расположенный слева от основного комплекса.

— Акрик побери, — Лой отстегнул крепления снайперской винтовки, и осмотрелся по сторонам. — Если здесь и был наш генерал-майор, то ему крупно не повезло.

— Ага, а нам тогда, повезло еще меньше, — Майкол снял с предохранителя лазерный автомат. — За его шкуру, с нас собственную спустят.

— Так, отставить базар! — прикрикнул Эрик на солдат. — Дил, проведи сканирование.

— Вроде чисто, командир, — доложил Дил, выполнив приказ.

— Так вроде, или чисто?

— Да как тут точно скажешь? Мало ли куда можно спрятаться, или что придумать… Командир, в том здании, что на отшибе, проявляется какая-то активность, — сообщил программист.

— Можешь определить кто там?

— Вроде, свои. Далековато, трудно идентифицировать.

Эрику очень не нравилось это «вроде». Необходимо проверить. Паршиво, если там окажется какая-нибудь живность. Они попусту потратят время. Обнаружить ториан, и то будет не так обидно.

— Значит так, — Эрик взял наизготовку «Керташ», — Рина, Горд, Эрга, Майкол, со мной. Глянем, кто там приныкался. Лой, подыщи позицию, на всякий случай. Дейв, ты с остальными обыщи здесь все. Глядишь, кто еще объявиться. Все, работаем!

Солдаты разошлись выполнять приказ. Эрик пробирался к зданию, прислушиваясь к любому шороху. Под ногами шуршали мелкие камни. Над головой ползли низкие серые тучи. Повсюду видны следы недавнего боя: кровь на камнях и опаленных остатках стен, воронки, после взрыва плазменных гранат, покореженная техника, встречалось даже неисправное оружие, вот только трупов нигде не видно, впрочем, как и живых. Это как-то не вязалось с информацией, полученной перед вылетом, да и общей картиной тоже.

Здание оказалось не таким целым, как показалось издалека. В стенах зияли сквозные дыры от бронебойных патрон, окна выбиты, причем, некоторые, вместе с рамами. Вход завален какой-то арматурой и балками, рухнувшими с крыши. Прежде чем проникнуть внутрь, Эрик еще раз провел сканирование. Теперь оно четко показывало, что внутри здания находятся не ториане. Капитан включил рацию на общую частоту. В динамиках раздались голоса его солдат. Дил перешучивался с Лоем, который пытался забраться на самое высокое здание, не используя антиграв и два раза чуть ни свалился. Строгое требование капитана отставить посторонние разговоры, восстановило в эфире тишину. Эрик попытался связаться с теми, кто находится внутри здания, но ему не ответили. Он снял оружие с предохранителя, и жестом указал солдатам двигаться вперед. Они осторожно перебрались через завал и проникли в здание.

Очевидно, до нападения, здесь располагался офис. Сейчас, двери в кабинетах выломаны, мебель и оборудование — разбито и, по большей части, представляет из себя щепки и обломки. Повсюду следы крови, но опять же — ни одного трупа.

— Капитан, до меня не доходит, — Майкол пинком отшвырнул валявшуюся под ногами коробку, — какого Акрика здесь произошло?

— А хрен его знает… — Эрик внимательно следил за показаниями сканера.

— Может, не было здесь никаких ториан, — предположила Рина Го́рдон, осторожно осматривая из-за угла открывшийся коридор. — Может, тут пираты пошуршали, или отщепенцы?

— Ага, и трупы они за собой убрали, — опроверг ее предположение боевой врач Горд Джи́лис, протискиваясь в полузаваленный дверной проем. — Только пол мыть не захотели почему-то.

Версия Рины, не выглядела такой уж бессмысленной. Эта звездная система, состоит всего лишь из двух планет: первая — каменистая пустыня, где обнаружили залежи редких металлов; вторая — глыба льда, пользуется дурной славой. Здесь часто промышляют пираты и контрабандисты. Вот только нападать на охраняемый завод, вряд ли кто-то бы решился. Гораздо проще и безопасней взять товар в космосе, по пути следования.

Дверь, в следующее помещение, оказалась заперта изнутри. Судя по данным сканера, за ней находились трое. Двое идентифицировались, как военные МВК, третий — нейтральным объектом. Эрик стукнул в дверь прикладом и прислушался. Внутри никак не отреагировали.

— Ребят, отворяйте! — громко произнес он, указывая солдатам, стать по обе стороны двери. — Свои — десант!

Дверь резко распахнулась, и в Эрика уперлась плазменная винтовка, но увидев родные «скелеты», сержант в обожженной броне со следами попадания патрон или каких-то осколков устало опустил оружие и открыл шлем. Выглядел он неважно, но на лице читалось облегчение.

— Наконец-то! — из дальнего угла комнаты, к ним подошел мужчина, на вид, лет пятидесяти.

Растрепанные светло-русые волосы, нисколько не поседели. Глаза, необычного фиолетового цвета, излучали спокойствие, но оно было каким-то холодным, даже расчетливым. Эрик убрал шлем и отдал честь генерал-майору. Солдаты последовали примеру своего командира. Матвил Верм, лишь слегка кивнул в ответ на приветствие.

— Почему так долго? — он буквально вонзился в капитана холодным взглядом.

От его взгляда становилось как-то не по себе. В душе у Эрика, зародилась неприязнь к этому офицеру.

— Так быстрее просто нереально, — Эрик продолжал держать «Керташ» наизготовку. — При всем желании. Мы получили сигнал чуть больше двух часов назад.

— Не может быть. Мы уже часов двенадцать здесь торчим! — глаза Верма, по-прежнему, ничего не выражали. Даже простого удивления.

— Генерал-майор, я ничего не могу вам разъяснить по этому поводу…

— Ладно, — перебил его Верм, — после разберемся. У нас тут раненый, — он махнул рукой вправо. — У вас есть врач?

— Так точно, — Эрик бросил взгляд в ту сторону, куда указывал Верм.

В углу стояло кресло. К удивлению, оно осталось целым в царящем хаосе. В нем полулежал рядовой. Бедренная пластина «скелета» была снята, а нога здорово разворочена.

— Горд, займись, — приказал Эрик.

Врач тут же бросился оказывать помощь раненому

— Капитан, заканчивайте с раненым, а я выйду на воздух, — Верм направился к двери.

Когда он покинул помещение, Эрик почувствовал себя свободней и присел прямо на пол.

— Сержант, мы пытались с вами связаться, почему вы не ответили? — задал он, волновавший его вопрос.

— Мы без раций остались, — пояснил сержант. — Сообщение о нападении, еще от города подали. Нас там крепко зажали…

— Какого Акрика вы там делали? — Эрик искренне удивился.

— Как это какого, мы прибыли с генерал-майором в город, потом, поехали сюда, — сержант прислонил плазменную винтовку к стене и позволил себе присесть рядом с капитаном. — Отъехать успели всего на несколько километров, как на нас напали эти твари. И флот, затяни их черная дыра! — сержант сплюнул от злости. — Куда они смотрели, как можно было прощелкать! Мало мы им забрала чистили! В общем, засада там была. Мы с Ларом смогли вывести генерал-майора, но нас нейрушка зацепила. Рации накрылись, Лару ногу разворотило, сюда ели дотащились, а здесь вон, что… Полный трандец! Правда, я смог найти передатчик, но толку от него — ноль. Связи нет, один треск.

— Акриковы демоны! — всполошился Эрик от такой новости. — Горд, заканчивай здесь, Майкол, пошли, попробуем связаться с челноком, — Эрик вышел в соседнюю комнату.

Рассказ сержанта наталкивал на мрачные подозрения. Если сигнал подали от города, то почему местом десантирования обозначили этот завод? Что случилось здесь? Все задания, подобные этому, Эрик получал напрямую от Энтони, откуда они поступали генералу — догадаться не сложно. Но, это никак не проясняет ситуацию, в которой они оказались.

— Командир, связи нет, — мрачно доложил Майкол. — Челнок не отвечает.

Эрик выругался, вспомнив недобрым словом и ториан, и собственное командование. Он попытался связаться с базой, но эта попытка тоже не увенчалась успехом. У Эрика сработала рация. Он включил прием и услышал голос Дейва Самерса:

— Командир, мы обшарили здесь все по сантиметру, но так никого и не нашли.

— Возвращайтесь на исходную, — распорядился капитан. — Наше задание можно считать выполненным.

— Есть! Акрик побери, что за… — донесся до Эрика встревоженный голос замкома. — Стоять, там… — голос потонул во взрыве.

— Дейв, ты меня слышишь? — капитан бросился из здания, пытаясь докричаться до лейтенанта. — Дейв, ответь!

В рации стояла холодящая душу тишина. Выбежав на улицу, Эрик увидел, что одно из зданий горит, возле него суетятся солдаты. Подбежав к месту взрыва, он растолкал всех и протиснулся к лежащему на камнях Дейву. Дил уже снял с него шлем. «Скелет» сильно обожжен, с правого виска струйкой сбегает кровь. Эрик опустился на колени и попытался найти пульс. Бесполезно.

— Горд, живо сюда! — прокричал капитан в рацию. — Дейв серьезно ранен!

— Командир, извини, но он не ранен, — на плечо Эрика легла рука Майкола. — Дейв погиб.

— Еще есть шанс! — Эрик поднялся и повернулся к сержанту. — Есть!

В глазах капитана читалось нежелание мириться с гибелью боевого товарища. Майкол нервно взъерошил волосы и ничего не ответил. Боевой врач буквально подлетел к месту происшествия.

— Ну же, разошлись! — он протиснулся к Дейву. — Командир, давай тоже в сторонку. — Горд отодвинул Эрика и склонился к лейтенанту.

Врач отчаянно пытался вернуть его к жизни. Губы небарианина беззвучно шевелились, то извергая проклятья, то взывая к Космическим Силам, а руки умело делали свое дело, сейчас, не приносящее результата. Горд медленно повернул голову и виновато посмотрел на Эрика.

— Мне жаль, командир, — тихо проговорил он. — Правда, очень жаль… Прости…

— Капитан, вы можете объяснить, что произошло? — обратился к Эрику подошедший Верм.

— Генерал-майор, а вы сами не видите? — Эрик резко обернулся к высшему офицеру. — У меня замком погиб!

— Это я вижу, но, тем не менее, придерживайте эмоции. Кто-нибудь, расскажет толком, как это случилось? — Верм окинул взглядом десантников.

— Плазменная ловушка, — пояснил Дил. — Мощность небольшая, потому, больше никто не пострадал.

— Мы уходим отсюда, немедленно! — скомандовал Эрик. — Майкол, Дил, придумайте что-нибудь, чтоб забрать тело Дейва. Шевелитесь!

— Капитан, это нас задержит, — возразил Верм.

— Десант не бросает своих: ни живыми, ни мертвыми, — Эрик посмотрел в спокойные глаза генерал-майора. Тот слегка поежился и не стал настаивать на своем.

К ним подошел сержант, ведя под руку раненого. Верм наблюдал за всем происходящим со стороны и не вмешивался. Оставаться на заводе-призраке, не имеет никакого смысла. Нужно выбираться. Самое разумное решение — добраться до резервного космопорта. Взгляд Верма никак не менялся, и от этого капитана даже передернуло. Ему стало не по себе. Не оставляло чувство тревоги.

— Капитан, отдавайте приказ выдвигаться, — Верм покрутил в руках лазерный автомат. — Не хочется таскаться по темноте.

Эрик, молча, махнул рукой. Горд и сержант, вновь подхватили раненого, Дил и Лой подняли тело Дейва, и десантники не спеша двинулись вперед. Никто не разговаривал. Присутствие генерал-майора сковывало, а гибель Дейва подавляла. Сейчас Эрик мечтал только об одном: побыстрее добраться до космопорта и отделаться от Верма.


Глава 7

Нилион угрюмо смотрел на наползающие серые тучи. Они никого не обнаружили на заводе, хотя, прочесали его несколько раз. Единственное, что говорило о пребывании здесь десантников — это использованный инъектор и перевязочный материал, перепачканный кровью, на полу в одном из более ли менее целых помещений. А еще, тлеющее здание и небольшая лужица крови возле него. Эти следы боя гораздо свежее остальных, и наталкивают на весьма мрачные предположения.

Нилион бросил незаметный взгляд на Олин. Она пыталась сохранять невозмутимый вид, но ее выдавали глаза. В них застыл страх. Страх потерять того, кто стал дорог. Атикс, даже не старался скрыть свои переживания. Он стоял, облокотившись на остатки какой-то стены, и пинал камни под ногами. Никто еще не видел его в таком состоянии.

— Таил, поговори с ним, — капитан кивнул в сторону старшины. — А то, в таком состоянии — это ни солдат, а ходячий труп.

— Я уже говорила. Еще на челноке, перед высадкой, — Олин, взяла «Керташ» за дуло и, поставив прикладом на камни, оперлась об него.

— Да? — Нилион не смог сдержать удивления.

Это уже вторая подобная неожиданность, за сегодняшний день. Первой стало то, что Атикс сам попросился идти с группой Олин, когда они прочесывали завод. Нилион никак не ожидал от него подобной просьбы, но возражать не стал.

— И что? — он посмотрел в сторону Алика, который размахивал руками, пытаясь что-то втолковать своему связисту.

— Этот завод принадлежал его отцу, — Олин, проследила за взглядом капитана, и тревога стала нарастать с новой силой.

— Да уж… — Нилион вздохнул. — Поговори еще, приведи в чувства.

— Командир, о чем мне с ним разговаривать, что у нас общего?

— Хотя бы война. Выполняй приказ, лейтенант. И это… не раскисай. Нужно сначала все проверить, а вариантов здесь куча, сама понимаешь.

— Капитан, разрешите задать вопрос, — Нилион утвердительно кивнул. — Говорят, что во время нападения, здесь должно было находиться какое-то командование — это правда?

— Вот же! — он усмехнулся. — А еще говорят о секретности, да от нее уже одно название осталось. Ни «какое-то», а вполне конкретное. Но, на сути дела, это не сказывается, и мой приказ не отменяет. Иди.

Олин, не спеша направилась к Атиксу. Сейчас ей не хотелось ни с кем и ни о чем разговаривать. Она молча стала рядом со старшиной. Ее взгляд наткнулся на Тилу и Аири. Они о чем-то разговаривали и их глаза весело сверкали. В груди нестерпимо защемило. Ей очень хотелось верить, что все закончится хорошо, но по опыту, она знала, что сильно рассчитывать на это не стоит. Внутренний голос тревожно нашептывал, о чем-то плохом, а Олин привыкла ему доверять.

— Что, не дает покоя чужое счастье? — голос Атикса заставил ее вздрогнуть.

— Лоурен, отвали — не до тебя, — огрызнулась Олин.

— Я уже заметил, — он усмехнулся. — Чего тогда подошла?

— Капитан просил привести тебя в чувства. Но, я вижу, ты и так входишь в свое обычное состояние.

— А ты, из своего обычного состояния, вышла. И что ж тебя вывело из равновесия?

— Это мое личное дело, и я не собираюсь обсуждать его с тобой.

— А на данный момент, больше не с кем.

— Лоурен, найди себе какое-нибудь занятие, пока капитан решит, что дальше делать, и отвали от меня, — Олин прислонилась спиной к стене.

— Какие у меня могут быть занятия? Мне ведь не с кем сидеть в обнимку, да и друзьями я как-то не обзавелся.

— Значит, не дает покоя чужое счастье?

— Счастье на пять минут, — Атикс усмехнулся, но усмешка получилась горькой. Он отделился от стены и медленно пошел прочь от Олин. — И все же счастье… — тихо произнес старшина, думая, что его никто не слышит.

Но Олин слышала. И сейчас ей стало жаль Лоурена. Не той презрительной жалостью, которая возникает к униженному врагу, а настоящей, искренней. В его глазах застыла тоска и одиночество, и рядом нет никого, кто мог бы поддержать. Из взгляда куда-то исчезла былая надменность, и всем стало видно то, что за ней скрывалось.

Нилион наблюдал за их беседой со стороны. Парня, конечно, жаль. Скорее всего, он сегодня потерял отца. Только вот, как бы Атикс ни стал не единственным, кто лишился близкого на этой планете… Капитан постарался отогнать дурные мысли. Вариантов действительно у них много. Например, Эрик мог просто уйти отсюда, или его здесь вообще не было. Мало ли после кого остался инъектор и чья там кровь на камнях… К Нилиону спешным шагом подошел Алик.

— Дело дрянь! — он снял перчатку и оттер проступивший на лбу пот. — Нил, связи нет.

— С кем? — небарианин перевел на него озабоченный взгляд.

— Да ни с кем, — Алик надел перчатку обратно. — Нужно что-то решать.

— Что тут решать. Проверим ближайший город и резервный космопорт. Мы должны их найти, тем более, уходить-то нам не на чем.

Алик посмотрел вдаль, туда, где располагался город. Он и мысли не допускало том, чтобы уйти, не узнав о судьбе группы 4-Х. Десант не бросает своих: ни живыми, ни мертвыми. О последнем не хотелось даже думать. Часть пути, им предстояло пройти вместе, а потом, придется разделиться. Решили, что Нилион, со своей группой пойдет к городу, а Алик — в космопорт.

Генерал Энтони Грон, сидел в своем кабинете. Он постукивал ручкой по столу и задумчиво смотрел в окно. Стояла глубокая ночь, но генерала мучила бессонница. Он не понимал, как Барнон мог спать, зная, что потеряна связь с тремя группами. Но Энтони ошибался, полковник не спал. Он сидел в своей комнате с выключенным светом и крутил в руках личный коммуникатор. Монитор горел голубым светом и по нему неспешно бежали буквы. Барнон кинул коммуникатор на стол и закрыл глаза. Ему хотелось обо всем забыть, подать в отставку, и жить спокойно на какой-нибудь тихой планете. Но сейчас, это невозможно. Он бросил взгляд в окно. В штабе светилось одно единственное окно. Значит, генерал не спит. Ждет…

В свои сорок два года, Энтони Грон почти полностью поседел. В его жизни было все. Не было только покоя. Но он и не мечтал о нем. Ведь тогда, придется остаться наедине с самим собой. Своими мыслями. Памятью. Прошлым. Пожалуй — это единственное, чего боялся генерал.

Первая седина, у Энтони появилась после уничтожения Корэллы. Тогда погибла его невеста — Алия Телиан. Ка́ссию он покинул с опустевшей кровоточащей душой и белыми волосами. Если бы ни Коинт Таил, Энтони давно бы врубил самоликвидацию, но Таил смог убедить его жить дальше, хотя бы ради того, чтоб найти «сливщика». И Энтони жил, надеясь, что все же сможет выявить продажную мразь, раз это так и не удалось Таилу.

Начальником базы, Энтони стал несколько лет назад, но, тем не менее, не засиживался в кабинете. В любой момент, он мог надеть боевой «скелет» и отправиться на задание вместе с какой-нибудь из групп. После, он получал нарекания из Центрального Штаба, но заставить генерала прекратить принимать участие в операциях, никто не мог.

От своих офицеров, Энтони требовал неукоснительного соблюдения кодекса чести. Он мог смотреть сквозь пальцы на драки и самоволки — бороться с этим практически бесполезно, особенно, среди десантников, чья кровь горячей лавы и вскипает по любому поводу.

Сейчас, он хотел непременно дождаться возвращения команд или, по крайней мере, получить хоть какие-то известия. Но не было ничего. Коммуникатор молчал, и небо над взлетно-посадочной полосой оставалось пустым. Энтони сильно не нравилось, что выслать пришлось именно эти группы. Он положил ручку на стол и потянулся за коммуникатором, но потом передумал. Беспокоить Вернера, пока, рано. Генерал вздохнул. Может, он стареет? Вот и становится слишком подозрительным и нервным. Нет. До старости ему еще далеко. Он в здравом уме и доброй памяти. Он помнит все. Даже то, что очень хочется забыть.

Иногда, Энтони думал: почему он до сих пор жив? Вокруг него всегда гибли его друзья, солдаты, которых он отправлял на задания и ждал их возвращения. Молодые и красивые и их очень жалко, а он все живет, хотя, и жить-то ему, вроде, незачем… Но он до сих пор не нажал на кнопку самоликвидации. Оставалась еще цель. Оставалось данное слово, которое держит его в этой жизни.

— Эх, Коинт, — проговорил он, обращаясь в ночную пустоту, — и какие Акриковы демоны тебя туда понесли…

Но, пустота не могла ему ответить, как не мог ответить и тот, кто уже три года спал у своей звезды.

Они шли уже около двух часов, и вокруг не было ничего, кроме каменистой пустыни. Алик, со своей группой, отделился минут пятнадцать назад. Пейзаж угнетал и наталкивал на мрачные мысли. Олин и Атикс, шли в начале строя, Нилион и Аири замыкали. Атикс угрюмо сопел, и Олин начинало это раздражать.

— Старшина, прекрати сопеть. Бесит уже, — не выдержала лейтенант. — Тут и без тебя нервы на пределе, — Атикс ушел в глубокое молчание и ничего не отвечал. — И вообще, чего ты ко мне прилип?

— Я? Да больно надо! Все претензии к капитану, — старшина шел, прислушиваясь к шуршанию камней под ногами.

— А на заводе? Мне-то, в принципе, все равно, просто, не совсем понятно, с чего это у тебя приоритеты поменялись?

— Ничего у меня не менялось, — буркнул Атикс. — Просто, не все то, чем кажется, — он поправил «Керташ». В его движениях чувствовалась нервозность. — Честно говоря, я ведь никогда не имел ничего личного, против тебя.

— Надо же! А вот мне так не казалось.

— Никому не казалось. Так было нужно.

— Интересно, кому?

— Мне, — после некоторого молчания ответил Атикс. — А ты, заработала на этом авторитет.

— Авторитет — это хорошо, но все же…

— Послушай, давай закончим этот глупый разговор. Он ни к чему не приведет, — перебил ее Атикс. — Да и неважно теперь, то, что происходило в центре. Важно то, что происходит сейчас. А я ничего не могу понять.

— Я тоже, — палец Олин скользнул по предохранителю плазменной винтовки. — Но мне это жутко не нравится.

Она пристально посмотрела вперед и включила сканер. Чтобы выйти к городу, нужно пройти через ущелье. Налетевший ветер поднимал мелкую пыль и песчинки, кружа их в воздухе. Видимость портилась. До ущелья оставалось около километра, когда раздался мощный взрыв. Все попадали на камни, прикрывая голову руками. В горах послышался грохот — там начался обвал. Олин хотела приподняться, но сканер выдал предупреждение о приближающейся ракете. Она резко перекатилась влево. Ракета легла совсем рядом. На солдат посыпались камни и куски почвы. В рации стоял отборный мат Нилиона. Он ругался на диалекте своей родной планеты, но за то время, что небарианин был ее инструктором, а потом командиром, Олин знала ругательства планеты Гао, как свои родные. Буквально на мгновение, все стихло, а потом, раздался треск пулеметной очереди. Бронебойные патроны врезались в почву, оставляя глубокие следы. Троих успело зацепить, и теперь к ним пытался пробраться боевой врач. Атикс и Лириан, помогли убрать раненых с линии огня.

— Кто получал снаряжение! — раздался в рации голос Нилиона, скорее, похожий на рык.

— Старшина Лоурен. Вы же сами приказали! — напомнила Олин, стараясь перекричать грохот пулемета.

— Лоурен, твою мать! Где гранаты, где бронебойные!

— Командир, так их не было в списке! — отозвался Атикс.

— Что значит не было? — Нилион ползком пробирался вперед.

— Капитан, точно не было, — подтвердила Олин. — Я ж вам говорила, нам впиндюхали минимальный комплект.

— Пергундские выродки! — выругался Нилион.

У небариан, это считалось сильным оскорблением, за него можно как следует схлопотать по роже. Кого именно капитан «обласкал», ториан, или собственное командование, осталось неизвестно. Олин попыталась вычислить пулеметчика, и ей удалось это сделать. Он засел между двумя валунами, но достать его, с такого расстояния, оказалось нечем.

— Чего развалились, нам милости от Космических Сил ждать не приходится! Вперед, ползком! — распорядился Нилион. — Нужно подойти на расстояние выстрела.

Солдаты рассредоточились, и стали осторожно продвигаться вперед. Олин включила рацию на кодовый канал Нилиона.

— Командир, как все это понимать? — произнесла она.

— Ты ж неглупая, лейтенант. Должна догадаться, — в интонации Нилиона мелькнуло что-то странное, чего раньше Олин не замечала. — Дурная это планета, не хотелось бы… — капитан не договорил фразу, будто понял, что говорит совсем не то, что нужно. — Ни о том ты сейчас думаешь, Таил, — произнес он своим обычным тоном. — Двигай вперед и никаких посторонних разговоров!

Над головой свистели пули, с шорохом врезаясь в почву. Метрах в ста от них, словно из воздуха, материализовался противник. Очевидно, ториане не захотели ждать, пока неприятель подберется к ним и сами пошли в наступление, применив маскировку.

— Рассредоточиться! — Нилион прицелился из плазменной винтовки. — Лоурен, Риглас, перекрыть фланги, Таил, мыс тобой удерживаем авангард!

Ториане открыли огонь из лазерных автоматов. Похоже, они хотели поберечь энергоресурс на плазменном вооружении. Десантники же, стреляли из плазменных винтовок L-3, в просторечье — «горелка». Это оружие разрабатывалось специально для десантных подразделений, и пробивало «скелет» с расстояния пятидесяти метров с одного выстрела. Предельная дальность составляла сто двадцать метров. Единственный минус заключался в ограниченном энергоресурсе, а перезарядить такое оружие в боевых условиях, просто не возможно. Конечно, при желании, можно пристроить к «горелке» энергоблок с торианского образца, но на такие манипуляции просто не было времени, да и брал десант вражеское вооружение только по крайней необходимости, когда другого выхода не оставалось.

Несколько ториан упало замертво, остальные начали спешно переходить на плазменное оружие. Вокруг, ярко вспыхивали плазменные залпы, которые, вскоре, сменились лазерными разрядами. Ториане пытались взять неприятеля в кольцо. Пулеметчик продолжал вести огонь и, с учетом численного превосходства врага, положение десантников усугублялось с каждой минутой. В динамиках рации стояла нескончаемая ругань на всех известных диалектах.

— Риглас! — прокричала Олин в рацию. — Риглас, ты меня слышишь?

— С трудом! — отозвался Аири.

— Докладывай, что у вас!

— Нас пытаются обойти, но мы черта с два их пропустим!

— Ясно. Лоурен, что у тебя?

— Держимся, убитых нет, двое раненых.

— Будь на связи, докладывай обо всем!

— Есть, лейтенант!

Голос Атикса исчез в шуме. Им просто необходимо прорваться к ущелью и убрать пулеметчика, но сделать это не так просто. Отбиваться от натиска врага становится все труднее и труднее, тем более, что ториане не затрудняют себя заботой о своих раненых, а попросту оставляют их, продолжая наступать.

Аири старался, не упустить из вида Тилу. На его "скелете" уже осталось множество отметин от прошедших вскользь разрядов лазера, пока ему везло — серьезно не задело, но он не надеялся, что подобное везение продлится долго. Как и многим, плазменную винтовку, сержанту пришлось оставить — без энергоресурса, она стала лишь обузой. Лазерный автомат, скорее всего, тоже скоро придется бросить, он начал перегреваться — это, пожалуй, единственный минус данного оружия, так же, разработанного специально для десантных войск. И тогда останутся лишь два бластера на "скелете", которые прозвали “брехалки”, за то, что они производят больше шума, чем наносят ущерб, и меч. Остается лишь надеяться, что у врага с оружием дела обстоят не лучше.

Аири произвел еще два выстрела, торианен, находящийся ближе всего к нему, медленно осел на камни. Повернувшись, он заметил, что Тила попала под перекрестный огонь. Аири прицелился в одного из зажавших ее ториан и нажал на курок, но выстрела не последовало — индикатор показал перегрев. Сержант отшвырнул бесполезное оружие и, сорвав с плеча «Керташ» с малоэффективными патронами, бросился к Тиле, отстреливаясь на ходу.

Перед глазами стояла пелена. Сердце бешено колотилось, стремясь выпрыгнуть из груди. Нужно успеть подойти на расстояние выстрела и прикрыть ее огнем. И вдруг Тилу швырнуло в сторону от прямого попадания крупнокалиберных бронебойных патрон. Мир перестал существовать. Обвалился в черную бездну.

— Тила! — Аири рванулся вперед.

Кто-то схватил его за руку и резко дернул обратно. Аири попытался вырваться, но то ли хватка оказалась железной, то ли силы покинули его. Обернувшись, он увидел Олин.

— Туда нельзя! — лейтенант потащила его за собой.

— Пусти! — Аири вновь попытался вырваться. — Там Тила, я должен ей помочь, я ее не брошу!

— Аири, уже поздно, понимаешь? — лейтенант встряхнула его за плечи. — А капитану еще можно помочь, он ранен, нужно его убрать с линии огня, пошли, нас прикроют!

Олин буквально всунула ему в руки боеспособный лазерный автомат и подтолкнула в нужную сторону. Они с трудом пробились к тому месту, где лежал Нилион. Трое солдат прикрывали их, пока они помогли капитану подняться, и отвели его за какой-то валун. Нилиона тяжело ранили, и получилось все как-то нелепо. Могло показаться, что у ториан, цель убрать капитана, они накинулись на него как стая стервятников, Олин и Атикс пытались помочь ему, но лейтенанта отвлек подошедший к ней вплотную торианен. Олин потратила на него буквально несколько секунд, а капитан в это время получил прямое попадание из лазерного автомата…

— Риглас, возвращайся к бою, — приказал Нилион и когда остался с Олин наедине, произнес:- Лейтенант, я передаю тебе командование.

— Капитан, я не смогу, да это и не к чему…

— Сможешь! Связь… Я смог связаться с Эриком… — слова давались Нилиону с трудом, он начинал задыхаться. — Эрик будет здесь, скоро… установи поисковый маячок, я задержу этих тварей, а вы отступайте, выиграете немного времени. — Капитан коснулся небольшой, ели заметной кнопки на грудной пластине "скелета".

— Нет, я не оставлю тебя, Нил! — решительно произнесла Олин, впервые назвав своего командира сокращенным именем.

— Это приказ, Акрик побери! Я сам решу, как мне умереть, — Нилион с трудом вытащил из-за спины свой меч и протянул его Олин. — Возьми, теперь он по праву принадлежит тебе и должен оставаться только у тебя — это важно. И помни: нет шанса выжить…

— …умри с честью, — закончила лейтенант фразу, принимая меч. — Прощайте, командир… — она вытащила свой меч из ножен за спиной и вложила туда меч Нилиона.

— Прощай, Олин! — губы капитана уже едва шевелились. — Прости, если сможешь…

Со "скелета" стекала кровь, капая на камни, и там уже успела образоваться небольшая лужица. Он чувствовал, как силы оставляют его и старался не потерять сознание, чтобы осуществить задуманное. Нилион проводил взглядом лейтенанта, пока она не исчезла среди сражающихся. Увидев, что его группа начала быстрое отступление и отошла на безопасное расстояние, он нажал на кнопку самоликвидации "скелета". Неожиданный взрыв поглотил всех, кто попал в радиус действия, а остальных обдал горячей волной и мелкими камнями, поднятыми с почвы, вокруг повис столб пыли. Когда позади, раздался взрыв, Олин на мгновение остановилась и обернулась назад, но, увидев, что, тоже самое, сделала вся команда, произнесла:

— Ну же, вперед! Нечего стоять, разинув рот! Времени в обрез, сейчас эти твари очухаются, и тогда мало не покажется!

Много времени им действительно не дали. Уже через пару минут стрельба возобновилась. Олин понимала, что долго им не продержаться, и виной тому не столько численное превосходство противника, или ограниченный боезапас, сколько подорванный моральный дух. Но лейтенант даже думать не хотела о том, что жертва Нилиона окажется напрасной, и они не смогут дождаться подкрепления. Свой лазерный автомат она отдала Аири, и теперь приходилось довольствоваться бластерами. Заряды у них не заканчиваются, да и перегрев исключен, но убойная сила и дальность выстрела, оставляют желать лучшего. Ториане же, продолжали вести огонь из лазеров. А еще, оставался надоедливый пулеметчик. Доклады о раненых сыпались один за другим и убрать его стало вопросом жизни и смерти.

Группа Эрика уже добралась до космопорта, когда где-то в стороне прогремел взрыв, следом за ним, раздался второй. Все автоматически обернулись. Сердце у капитана неприятно екнуло.

— Нужно проверить что там, — он смотрел на поднявшееся после взрыва облако пыли.

— Капитан, у вас приказ: обеспечивать мою безопасность, — напомнил Верм. — Планетарные войска разберутся.

— Как на заводе? — Эрик включил рацию, надеясь хоть что-то услышать. — Здесь вы в безопасности. А еще лучше, возьмите челнок и улетайте. Я выделю вам четверых солдат в охрану.

— Капитан, вы понимаете, что это прямое неподчинение приказу?

— Понимаю, и вы можете, потом, принять соответствующие меры. Но сейчас, я поступлю так, как считаю нужным. Томил, Дил, Рина, Майкол останетесь с генерал-майором.

— Не стоит уже, — отказался Верм. — Я обойдусь охраной космопорта. А вы, возьмите какой-нибудь транспорт, так будет быстрее.

Генерал-майор направился в диспетчерскую. На мгновение, Эрику показалось, что в его взгляде что-то изменилось. Неожиданно, сквозь шум помех, в рации послышалось знакомое ворчание.

— Алик, это ты? Ты меня слышишь? — капитан переключился на кодовый канал Стрелина.

— Слышу. Эрик, вы где, нас направили найти вас.

— В резервном космопорту. Алик, это тебя там зажали?

— Нет. Похоже, Нила…

— Акрик побери! Обозначь координаты и оставайся на месте. Мы сейчас позаимствуем транспорт и подберем вас.

Алик продиктовал координаты, они находились совсем близко. Никто не рискнул отказать десантникам в их небольшой просьбе, прекрасно понимая, что они имеют право взять то, что им нужно «в связи с боевой необходимостью». Эрик уже почти добрался до места, обозначенного Аликом, когда у него сработала рация.

— Майлов на связи, — тут же ответил капитан.

— Хвала Космическим Силам! — раздался в рации голос Нилиона, приглушенный шумом помех. — Эрик, нас зажали, мы долго не продержимся…

— Выставляй маячок, мы идем, только Алика подберем! — капитан отключил связь. — Майкол, выжимай, что можешь!..

Сержант слегка кивнул и прибавил скорость.

Команда Алика, уже садилась во флаеры, когда прогремел еще один взрыв. Все невольно вздрогнули, и по коже пробежали мурашки. Каждый десантник узнает самоликвидацию по звуку. Алик поторопил солдат, понимая, что времени у них просто нет.

Олин, сквозь зубы, бормотала проклятья. Если бы у них была хоть одна граната, хоть какая-нибудь!

— Аири, Атикс, прикройте меня! — приказала лейтенант. Она решила пойти на отчаянный шаг, чтоб убрать пулеметчика.

— Лейтенант, что ты хочешь делать? — Атикс ползком подобрался к ней.

— Подойду к этому присосу на антиграве. Прикрывайте и без разговоров!

Она включила антигравитатор. Атикс и Аири постарались отвлечь внимание противника на себя. До цели оставалось совсем немного, когда Олин почувствовала, как левое плече обожгло болью. Она стиснула зубы и крепче сжала в руке меч. Опустившись прямо перед пулеметчиком, лейтенант нанесла точный удар, мечом вбок, по стыку пластин «скелета». Торианен упал замертво. Пулемет, наконец-то, замолчал.

— Лейтенант, подкрепление! — раздался в рации голос кого-то из рядовых.

Олин обернулась и почувствовала, как в левый бок вошла пуля. На несколько секунд, в глазах помутилось. Кто-то подхватил ее и спустил с валуна, за которым укрывался пулеметчик. Постепенно, перед глазами стало проясняться, а укол стимулятора, окончательно привел в чувства. Перед ней стоял Алик.

— Тебя зацепило, — произнес он.

— Я заметила, — Олин взяла меч одной рукой, вторая, уже почти не действовала. — Эрик, где он, вы его нашли?

— Это он нас нашел, — Алик подрегулировал мощность на «горелке» и открыл огонь по врагу. — Держись возле меня, я буду прикрывать…

— Лучше за Ригласом присмотри, ему сейчас хуже, — Олин отыскала глазами Эрика и начала пробиваться к нему.

Лейтенант с трудом прокладывала себе дорогу одной рукой. "Скелеты" врагов, хоть и были потрепаны, но пробивались не сразу, и ей приходилось туго.

К Эрику подступали двое ториан. Похоже, что никакого оружия, кроме мечей, у них не осталось, иначе враг уже открыл бы огонь по капитану. Эрик заметил их. Одного он уложил выстрелом из лазерного автомата, а второму все же удалось подобраться довольно близко. Эрик ударил его с разворота прикладом под челюсть. Торианен, не ожидавший, что капитан, вместо того, чтобы попытаться выстрелить, использует автомат, как оружие ближнего боя, отлетел на несколько метров и остался лежать без движений со сломанной шеей.

Ториане начали отступать и вскоре видимого противника не осталось. Олин стояла с окровавленным мечем и тяжело дышала. Она убрала шлем и вдохнула полной грудью холодный воздух. Только сейчас, лейтенант заметила, что вокруг полностью стемнело.

— Ты как? — к ней подошел Эрик. Его "скелет" был заляпан кровью и кое-где обожжен.

— Ничего, — Олин хотела убрать меч, но вспомнила, что ножны заняты. Она старалась не поворачиваться к Эрику левым боком.

— А Нил? — задавая этот вопрос, Эрик уже догадывался, какой ответ услышит. Он не видел его среди живых и то, как лейтенант отдавала команды во время боя, тоже о многом говорило.

— Его ранили. Он остался нас прикрывать… — подтвердила Олин догадки капитана. — Извини, но мне нужно найти Аири. Тила тоже погибла…

— Аири с моими ребятами, ищет тела, за ним присмотрят. Нужно еще забрать генерал-майора с космопорта, а потом на базу. Ты же сама ранена…

— Ерунда, — отмахнулась Олин. — Мне нужно заняться своими ребятами, поговорим после.

Олин подводила печальные итоги боя и помогала оказывать помощь раненым. Эрик не оставлял бесполезных попыток связаться с базой. Он смотрел на лейтенанта и никак не мог понять, что творится у нее на душе в этот момент. На первый взгляд, она оставалась спокойна, даже слишком, но в глазах появилось что-то новое: едва уловимая боль, смешанная с яростью и жаждой мести.

Эрик прекрасно понимал, что значит потерять первого командира. После гибели Таила, он долго не мог прийти в себя, даже напился под носом у командования. А если признаться честно, то капитан до сих пор чувствовал образовавшуюся на душе пустоту и от нее никуда уже не деться…

Аири сидел возле тела Тилы и смотрел в пустоту. Казалось, он с трудом воспринимает происходящее вокруг. Олин подошла к нему и, молча, присела рядом.

— От тела капитана, мы ничего не нашли, — тихо произнес Аири, не глядя на лейтенанта. — Обидно и несправедливо.

— Так бывает, — Олин оперлась на меч. Она начинала чувствовать слабость от потери крови.

— С тобой все в порядке? — поинтересовался сержант, заметив бледность на лице Олин. — Ты же ранена!

— Пустяки, всего лишь царапина.

— У тебя же кровь хлещет! — не унимался Аири. — Обратись за помощью.

— Горд смотрел, — соврала Олин, чтоб успокоить друга. — Сказал, ничего серьезного, до базы подождет.

Слабость усиливалась, но лейтенант старалась держаться изо всех сил и не подавала вида, что плохо себя чувствует. Когда за ними прибыл корабль, она не поднялась на борт, пока не убедилась, что туда доставили всех раненых и погибших. Олин с Эриком поднимались последними. На верхней ступеньке, перед глазами у лейтенанта все поплыло, и она потеряла сознание.

Энтони, встречал вернувшихся десантников на взлетно-посадочной полосе. Итоги операции по поиску и эвакуации генерал-майора, были плачевными. Первым, с челнока спустился Верм. Генерал отдал честь. От его движений сквозило неохотой.

— Рад тебя видеть, генерал, — сухо произнес Верм.

Энтони ничего не ответил. Он наблюдал за тем, как медработники забирают раненых. Неприязнь между двумя высшими офицерами, виделась сразу. Эрик и Алик сошли с челнока только после того, как оттуда спустили погибших. Они отдали генералу честь, и отошли в сторону.

— Как у тебя дела, Энтони? — поинтересовался Верм только для того, что б нарушить неловкое молчание, нежели его это действительно интересовало.

— А вы сами не видите, генерал-майор? — Энтони поправил застежку на воротнике кителя. — Хотя, бывало и хуже…

В первый раз за все это время, в глазах Верма мелькнули эмоции — неприязнь, граничащая с ненавистью.

— Вижу, — генерал-майор недовольно скривился. — К сожалению, я не могу задерживаться, меня ждут дела, — он повернулся к Эрику и протянул ему руку. — Еще увиделся, капитан.

— Искренне надеюсь, — Эрик пожал протянутую руку, и генерал-майор направился к ожидавшему челноку. — Что очень нескоро, — процедил капитан и обтер ладонь об ногу.

От Энтони не ускользнул этот брезгливый жест, и ему стало понятно, какие эмоции остались у его офицеров, после общения с Вермом.

— Генерал, разрешите доложить после? — обратился Эрик к Энтони.

— Да чего тут докладывать. И так все ясно… У лейтенанта Таил ранение серьезное?

— Потеря крови большая. Горд переливание по дороге делал, теперь только курс регенерации нужен.

— Иди в медблок, проследи за всем, рапорт завтра подашь.

— Есть! — Эрик отдал честь и спешно ушел.


Глава 8

Очнувшись в палате медблока, Олин села на кровати и осмотрела бок. Шрама нет, значит успели провести полный курс регенерации. А вот на плече рана просто обработана. Кто-то позаботился, чтоб у нее имелся выбор оставить этот шрам или убрать.

— Ты очнулась? — в палату вошел Эрик. — А я на минуту вышел, думал, успею. Ты должна была сказать, что у тебя кровь не останавливается, обязательно нужно ждать, пока в обморок грохнешься?

— Рана была не глубокая, думала, до базы дотяну, там и без меня забот хватало, — Олин не смотрела на капитана. — И не надо читать нотации — ты не мой командир. У меня теперь командира нет…

— Я испугался за тебя, — Эрик присел рядом с лейтенантом.

— Я тоже испугалась, когда узнала, что с твоей группой потеряна связь. А потом мы нашли на заводе свежие следы крови. Что там произошло?

— Дейв погиб. Напоролся на плазменную ловушку. Видимо, она не сработала при нападении на завод. Когда мы туда пришли, там все уже в руинах лежало.

— Жаль его, — Олин опустила голову.

— Всех жаль, — Эрик обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Как мои ребята?

— Держатся. Вот только Аири не очень. Все рвался к тебе, но его не пустили. Тебе пришлось делать переливание на челноке, донором стал Атикс. У вас оказалась одна группа.

— Мы с ним теперь почти родственники, — усмехнулась Олин. — Где он?

— Вызвался за Аири присмотреть. Тебе лучше прилечь, ты еще не совсем оклемалась, — посоветовал капитан.

— Не до того, — Олин встала. — Нужно к Аири сходить, а потом хочу прояснить у Барнона некоторые моменты.

— Полковник и сам жаждет побеседовать с тобой. Только, если у тебя есть какие-то подозрения — не говори ему. Лучше иди сразу к генералу.

— А наш челнок?

— На орбите висел, мы уже при выходе смогли связаться, как и со своим. Мне еще рапорт нужно подготовить, я пойду, — Эрик поднялся и, поцеловал Олин в губы. — А ты все же отдохни здесь, прежде чем начинать разборки. Поверь, они будут долгими, — он вышел из палаты.

Отлеживаться в лечебке, Олин не собиралась, не смотря на советы Эрика. Долгие разборки? Что ж, тогда лучше начать их побыстрее, что толку оттягивать. Врачи не пытались задержать ее, тем более что ранения действительно оказались не такими уж серьезными. Недалеко от медблока нервно прохаживался Атикс.

— Ты чего здесь слоняешься? — поинтересовалась Олин, подойдя к нему.

Выглядел старшина не лучшим образом: бледный, даже осунувшийся, с застывшей тревогой в глазах.

— Хотел поинтересоваться, как там ребята, — Атикс устало прислонился к стене.

— Нормально, завтра всех отпустят. Ты лучше пойди, приляг, а то сам сейчас грохнешься.

— Ничего со мной не станется, — отмахнулся Атикс. — А вот ты рановато от врачей отбилась. Между прочим, я по твоей милости в таком состоянии.

— Ты дал мне свою кровь, чтоб потом было чем зацепить?

— Ты правда так думаешь? — в голосе старшины мелькнула обида. — Я признаю себя сволочью, но не до такой же степени…

— Нет, я так не думаю. Просто, неудачная шутка. Где Аири? Эрик сказал, ты за ним присматривал.

— Он спит. Сейчас, лучше его не трогать. Лейтенант, ты шрам на плече оставишь?

Олин, молча, кивнула. Старшина понимал почему лейтенант не хочет убирать этот шрам: следы от боевых ранений, обычно оставляли, как знак, что такой же шрам остался в душе, и происходило это если в том же бою потерян кто-то близкий. Внезапно, в голову Атиксу пришла мысль: поступила бы лейтенант также, если бы вместо Тилы или капитана погиб он? Атикс отогнал эту мысль. С чего бы? Они не друзья, а пара приятельских разговоров, еще ничего не значит. Там на Альвриме, все чувствовали себя не в своей броне, а Олин просто выполняла свою работу, подбадривая солдат. Но почему-то, Атиксу показалось, что неприязнь Олин к нему стала меньше. В сердце шевельнулась надежда.

Не смотря на то, что лейтенант чувствовала себя не лучшим образом, она не собиралась откладывать дела. Тем более, на коммуникатор уже пришло сообщение, что ей необходимо явиться к Барнону.

В приемной, со скучающим видом, сидела Соня. Игнорируя ее, Олин направилась прямиком в кабинет.

— Лейтенант, вы куда? — попыталась остановить ее секретарь. — Я должна сначала доложить…

— Отвали, не до тебя! — не оборачиваясь, кинула Олин, открывая дверь. Барнон сидел за столом и что-то просматривал на мониторе компьютера. — Полковник, вы хотели меня видеть? — она отдала честь.

— Присаживайтесь, лейтенант, — Барнон указал Олин на стул. — Я бы хотел услышать о том, что произошло на Альвриме.

Олин, подробно рассказала полковнику о последнем задании, но при этом умолчала о странностях в поведении Нилиона. Барнон слушал молча, не перебивая, лишь иногда по его лицу пробегала недовольная гримаса.

— И что вы думаете по поводу поступка капитана Нилиона Харистита? — спросил Барнон, когда она закончила.

— Я считаю, что теперь бессмысленно обсуждать это — он поступил так, как считал правильным.

— Так вы считаете, правильно оставлять команду неопытному офицеру? Или он имел право менять координаты высадки?

— Если капитан доверил мне командование, значит, он считал, что у меня достаточно опыта, — Олин не совсем понимала, куда клонит полковник. — Насчет того, чем он руководствовался, нарушая ваш приказ, я не знаю. Не было времени поинтересоваться.

— Значит, вы оправдываете его поступок, считаете, что это был единственный выход?

— Это его право — не становиться обузой для других. Он дал нам шанс и своим поступком спас не одну жизнь.

— Вот значит как? — Барнон криво усмехнулся. — А вы знали, что капитан Харистит подозревался в измене года три назад? А буквально после вашего возвращения с Телорна, дело возобновили, — полковник подтолкнул к Олин планшет с документами. — Вы были в курсе этого?

— Никак нет, — такая новость, просто ошарашила Олин.

Она взяла документы. Вот значит, в чем причина странного поведения капитана и его вопросов о доверии. Олин не верила в то, что написано в этих документах. Просто не хотела верить. Не мог Нилион натворить все то, что ему вменяли.

— Ну, и что вы теперь скажите? — Барнон выжидающе смотрел на лейтенанта.

— Это бред, подстава, — Олин бросила документы обратно на стол. — Так же, как и то, что произошло на Альвриме. И я не намеренна оставлять это просто так.

— Это только ваши личные домыслы, лейтенант. Подготовите рапорт, и ваши заместители тоже пусть подготовят, сдадите послезавтра, до этого времени ваша команда освобождена от вылетов и дежурств. Можете идти.

Олин встала и, отдав честь, вышла. Когда она ушла, Барнон распорядился, чтобы к нему никого не пускали и долго сидел, задумавшись, потом связался с кем-то по личному коммуникатору и, поговорив несколько минут, покинул свой кабинет.

Над базой сгущались осенние сумерки. Больше всего на свете, Олин хотела скрыться подальше ото всех, чтоб никого не видеть и не слышать. Хоть немного побыть в одиночестве. Горло душил комок не прорвавшейся боли. Но давать волю эмоциям никак нельзя. Нужно оформлять документы, но сначала найти Аири. Лейтенант сильно беспокоилась за него. Как бы сержант чего ни выкинул.

Аири она обнаружила в расположении. Он сидел на кровати Тилы и даже не заметил, как Олин вошла.

— Аири, — тихо позвала лейтенант, но он никак не отреагировал. — Аири, ты меня слышишь? — она взяла стул и села напротив. — Посмотри на меня.

— Олин? — он перевел на нее пустой взгляд. — Я не слышал, как ты вошла.

— Я заметила. Долго ты здесь сидишь?

— Не знаю. Не помню. Я ходил к тебе в госпиталь, но меня не пустили, потом пришел сюда… Приходил Атикс, мы с ним выпили, потом, заходил капитан Майлов, а потом — сплошной туман.

— Все ясно — налакался и сидишь. И эти тоже хороши. Что дальше делать будешь? — сержант безразлично пожал плечами. — Аири, мне не все равно, что с тобой будет; Тилу ты не вернешь, а свою жизнь загубишь, ей бы не понравилось, как ты себя ведешь.

— Олин, ее больше нет… Совсем нет… — голос Аири начал срываться. — И меня нет. Я не знаю, как мне жить дальше… Зачем? Кому я нужен? — он понурил голову.

— Мне, — Олин приподняла его голову за подбородок и посмотрела в глаза. — Слышишь? Ты мой друг. Я понимаю — это слабое утешение, но ты не один. Ты должен жить.

— Какой смысл? Мне теперь все равно. Пусть весь этот никчемный мир катится к Акрику в черную дыру. Туда ему и дорога!

— Очухайся, придурок! — Олин встала и залепила ему пощечину.

— Ты что, сдурела! — Аири подскочил, держась за щеку.

— Нет — это ты сдурел! Растекся тут лужей по полу. Думаешь, ты такой один? Вместо того чтобы сидеть и причитать, нужно разобраться в той хрени, которая здесь происходит. Я не справлюсь сама, ты мне нужен. Понимаешь?

— Да, — ели слышно проговорил Аири.

— Вот и хорошо. Еще, нужно как-то сообщить Алинге. Сейчас иди и приведи себя в порядок, а то на тебя без слез не взглянешь.

Аири кивнул и, поднявшись, направился к двери, но потом обернулся и произнес:

— Спасибо тебе, Олин, за то, что привела меня в чувства.

— Не за что, захочешь еще пару оплеух — всегда рада помочь.

Аири горько усмехнулся и вышел. Олин окинула расположение быстрым взглядом. Все вещи лежат на своих местах. Она открыла шкафчик Тилы. Там висела парадная форма. К горлу вновь подступил ком, на глазах навернулись слезы. Лейтенант, быстро закрыла шкафчик и вышла из расположения.

Идти в штаб не хотелось, и Олин решила заняться документами у себя в комнате. Перед ней лежали стандартные бланки: звание и имя погибшего, расовая принадлежность, место рождения, система, планета, номер базы и группа, в которой проходил службу, краткое описание обстоятельств смерти. Рука никак не поднималась заполнить их. Звук открывшейся двери заставил Олин вздрогнуть.

— Я тебя искал, — к ней подошел Эрик. — Почему ты сбежала из лечебки?

— Некогда отлеживаться, дел невпроворот, — Олин повернулась к капитану. — Хочу побыстрее все закончить.

— Не нужно тебе этим заниматься сейчас, — Эрик сгреб разложенные на столе бланки. — Успеешь.

— Эрик, ты знал, что Нилиона таскали «мусорщики»? — Олин встала. — Что его подозревали в измене?

— Откуда ты узнала?

— Барнон сказал. Более того, он показал его дело. Почему ты ничего мне не говорил? Ты ведь был в курсе, и не нужно убеждать в обратном.

— Нил просил. Он не хотел волновать тебя раньше времени. Хотел удержать команду в стороне…

— У него это получилось, — лейтенант устало опустилась на диван. — Теперь, ни меня, ни команду таскать не будут. Нет никакого смысла.

— Ты думаешь, он сделал это специально?

— Эрик, капитан знал, что ты на подходе, он приказал мне установить поисковый маячок, мы бы продержались и без таких крайних мер. А я его бросила… я должна была вытащить его, отговорить, но я ушла… — голос лейтенанта сорвался, и по щеке покатилась слеза.

— Олин, не вини себя, — капитан присел перед ней на корточки и оттер слезу. — Это было его право, его выбор. Нилион предпочел погибнуть с честью, пока ее ни лишили. Но ты даже не думай, что он действительно продался.

— Я и не думаю. Капитан просил доверять ему, и я доверяю. Но мне от этого не легче. Он предупреждал, но до меня не дошло.

— Я понимаю, что ты испытываешь. Когда погиб твой отец, я тоже чувствовал себя виноватым. Я должен был остаться, может тогда, все сложилось бы по-другому. Но он отослал меня к тебе и я улетел… Наверное, чувство вины никогда не уйдет. Олин, может, сейчас не самое подходящее время, но у меня кое-что есть для тебя, — Эрик заметно волновался, что бывало с ним крайне редко. Он достал из кармана коробочку и протянул ее Олин. Когда она ее открыла, он, тихо произнес: — Выходи за меня замуж.

— Что? — лейтенант перевела удивленный взгляд с авео́ла[5] на Эрика. — Ты серьезно?

— Серьезней не бывает.

— Эрик, знаешь, сейчас для этого действительно не подходящее время. Давай, пока, оставим все как есть.

— Это значит — нет?

— Не совсем.

— Я не понимают твое: "не совсем". Я хочу услышать конкретный ответ на свой вопрос.

— Я выйду за тебя замуж, но давай подождем, пока все немного прояснится. Ты же видишь, происходит что-то не то…

— Что прояснится, Олин? — Эрик медленно поднялся. — Я не хотел тебе говорить, но Барнон поставил вопрос о расформировании твоей группы.

— С какой радости? Ему что, последние мозги кто-то вышиб! — эта новость буквально подшвырнула Олин с дивана. — Как он это объяснил?

— Я не разговаривал с ним на эту тему…

— Зато, я поговорю, — Олин положила авеол на стол и направилась к двери.

— Ты куда?

— Пойду к этому вычурню, пусть потрудится мне объяснить.

— Не самая блестящая идея, — Эрик взял ее за руку, намереваясь никуда не пустить. — Так можно сделать только хуже. А еще, ты подставишь того, кто мне это рассказал. Я не знаю, для чего все это делается, но попробую выяснить, — пообещал Эрик. — А пока, давай без глупостей.

Эрик притянул ее к себе. Олин уткнулась ему в грудь. Капитан предполагал, что группу расформировывают, чтоб никто не сболтнул лишнего, но слухи ведь все равно уже пошли, как и после гибели Коинта Таила, но, скорее всего, они так же останутся просто слухами и ничего доказать не удастся…

На следующий день, Олин вместе с Аири и Атиксом отправились к матери Тилы, чтобы сообщить о гибели дочери. Эрик не смог полететь с ней. Рано утром, он отбыл на Ринкол, для встречи с семьей Дейва. Родственников Нилиона вызвался оповестить сам Энтони.

Олин считала своим долгом сообщить доктору Хайс печальные новости лично. Она была частым гостем в ее доме, проводила у нее свои увольнительные. Аири тем более не мог остаться в стороне, спрятавшись за спину друга. Но вот что Атикс вызовется их сопровождать, никто не ожидал. Видимо, случившееся на Альвриме, сильно повлияло на старшину.

Доктор Алинга Хайс находилась в госпитале, где она пропадала днями и ночами. Прибывших военных проводили в ординаторскую, куда вскоре вошла доктор.

— Олин, а Тила разве не прилетела с вами? — спросила она, увидев своих посетителей.

— Доктор Хайс, Тила больше не прилетит, — тихо произнесла лейтенант.

— Что? — Алинга побледнела и медленно опустилась на кушетку. — Как? Почему? — она переводила взгляд с Аири на Олин, а Атикса казалось, просто не замечала.

— Она погибла. Вчера на Альвриме.

— Доктор Хайс, это моя вина, — Аири присел рядом с ней. — Я не смог… не успел…

— Не надо, Аири, — Алинга поднялась. — Не стоит винить себя том, в чем нет твоей вины. Я знаю, что если бы кто-то из вас мог что-то сделать, то сейчас вас здесь бы не было. Спасибо за то, что пришли лично, мне нужно идти.

— Мы можем доставить вас на нашу базу, чтобы вы присутствовали на церемонии прощания, — предложила лейтенант.

— У меня дела, мне нужно найти себе замену. Я сумею добраться сама, не стоит беспокоиться, — дрожащими руками, доктор поправила униформу.

— Нет, — вмешался Атикс за все это время не проронивший ни слова. — Мы подождем, пока вы все уладите, так будет лучше.

Алинга взглянула на него так, будто только что заметила. Она хотела что-то возразить, но потом, молча кивнула и вышла.

— Не стоит ей сейчас оставаться одной, — пояснил Атикс.

Олин и Аири молчали. Они чувствовали себя отвратительно и готовы были провалиться на месте, оказаться где угодно, но только не здесь.

— Нужно с Тиром связаться, — произнесла Олин, нарушая тягостное молчание. — Он имеет право знать.

— Я ему еще вчера сообщил, — вновь удивил всех Атикс. — Он мне свой код оставлял, на всякий случай. Кто ж думал, что случай станет таким…

В ординаторской вновь повисла тишина. Говорить ни о чем не хотелось. Через несколько часов, они вернулись на базу. Извинившись перед Алингой Хайс, Олин ушла под предлогом неотложных дел, оставив ее на попечение Аири и Атикса, а сама сразу же отправилась к себе в комнату, чтобы ни на ком не сорваться.

Все-таки заполнив необходимые документы, Олин попыталась уснуть. Завтра предстоит тяжелый день. Спала она плохо, а утром ее разбудил осторожный поцелуй в губы.

— Извини, что не зашел вчера, — проговорил Эрик, когда она открыла глаза. — Совсем замотался. Как все прошло?

— А у тебя? — Олин встала и начала одеваться для церемонии прощания.

— Лучше не спрашивай. После Роксела было легче. Я не был там и не чувствовал себя до такой степени виноватым. Главное, сегодня продержаться, а там станет легче.

— Правда? — Олин убрала волосы.

— Нет, не правда. Теперь, придется жить с тем, что их нет. Я, пожалуй, пойду. Увидимся на церемонии, — Эрик еще раз поцеловал ее и спешно вышел.

Лейтенант видела, что он изо всех сил старается не показывать, как ему самому плохо. Нилион был его другом. Они вместе обучались, начинали служить, многое пережили, так же, как и с Дейвом. Но Эрик держится, и она будет держаться. Ведь ей еще нужно присматривать за Аири.

В дверь осторожно постучали. Олин застегнула парадный китель и пошла открывать. На пороге стоял Атикс.

— Лейтенант, вы разрешите войти? — спросил он.

— Входи, раз пришел, — Олин впустила его в комнату. — Что-то случилось?

— У меня? Да, нет, — старшина передернул плечами. — У вас, как я погляжу, тоже все в полном порядке.

— В каком смысле? — Олин заметила, что Атикс вновь перешел на подчеркнуто-официальный тон и сильно нервничает. Это заставило ее насторожится.

— В прямом. Я видел, как от вас выходил капитан Майлов. Он провел у вас ночь?

— Лоурен, по какому праву ты лезешь в мою личную жизнь — это тебя не касается!

— Верно. Вы — командир, я — подчиненный, никакого права вмешиваться в вашу жизнь, у меня нет. Вообще-то, я пришел кое-что рассказать, но думаю, ваш капитан сделал это раньше меня. Вам ведь известно, что нас могут расформировать?

— Да, но я ничего не могу сделать…

— Естественно! — Атикс криво усмехнулся. — Честно говоря, мне все равно. Сам не знаю, зачем я сюда приперся, на что рассчитывал. Идиот! Даже лучше, если расформируют: надеюсь, меня ушлют куда-нибудь подальше, а ты — ты останешься здесь, со своим капитаном — он не допустит, чтобы тебя перевили! К Акрику это все! — он махнул рукой и вышел, хлопнув дверью.

Олин долго смотрела на закрывшуюся дверь, пытаясь понять, что накатило на Атикса, но никакого разумного объяснения не находила, а в то, которое напрашивалось само собой, совершенно не верилось.

Во время церемонии прощания, Атикс старался держаться подальше от Олин и поэтому, в основном находился с Алингой Хайс, которую сторонилась лейтенант. В соответствии с традицией, металлические гробы с телами погибших выпустили в открытый космос в непосредственной близости от звезды, так чтобы они попали в ее гравитационное поле. И теперь, Олин стояла и смотрела через прозрачную переборку, как те, кто был ей дорог уходят навсегда. В голове эхом отзывались слова траурного гимна:

Алый луч пройдет горизонт,
Возвращая нам веру в завтрашний день,
Но на лицах, вернувшихся в этот раз,
Память о павших оставила тень.
Мы приходим сюда вновь и вновь,
Оставляя с ушедшим днем прошлому дань,
Кровавой линией в нашей судьбе
Прошла между жизнью и смертью грань.
Мы каждый раз провожаем друзей,
Но однажды проводят и нас
В последний путь, к своей звезде,
С торжественной речью и слезами из глаз.
Смерть забирает тех, кто дорог нам
И тонкие нити жизни нещадно рвутся,
Но все мы — рождены звездой,
И снова должны к ней вернуться.

Только теперь лейтенант осознала до конца, что ни Тилы, ни Нилиона уже нет и боль потери, острым клинком вонзилась в душу. Она перевела взгляд на Эрика. По его лицу нельзя сказать, что он испытывает, но в глазах застыла тоска, видимая и понятная только тем, кто терял близких друзей, и кто понимает, что это повторится вновь…

Уже на планете, когда на мемориале выбивали имена погибших, к Олин подошла небарианка, которая все время старалась держаться в стороне.

— Вы — лейтенант Таил? — уточнила она.

— Да, — подтвердила Олин.

— Стила Харистит, — представилась небарианка. — Жена капитана Нилиона Харистита, вернее, теперь уже его вдова.

— Я могу, вам чем-нибудь помочь? — Олин немного растерялась. Она понятия не имела, что Нилион был женат. За все время их знакомства, капитан ни разу и словом не обмолвился о своей жене. Хотя, он много о чем не говорил…

— Я бы хотела поговорить с вами, у вас найдется время после церемонии?

— Думаю да.

Небарианка кивнула и отошла в сторону. Минут через сорок все закончилось. Олин не стала возвращаться на базу вместе со своей командой и попросила Эрика не ждать ее. Она подошла к сидящей на лавочке Стиле и присела рядом.

— Знаете, лейтенант, я не собираюсь вас ни в чем обвинять, — произнесла небарианка. — Я ведь всегда знала, что рано или поздно — это случится.

— Почему-то именно от вас, я и не ждала обвинений.

— Вы проницательны, Нил в вас не ошибся.

— Он говорил обо мне с вами?

— Бывало. Правда мы виделись не слишком часто, я не могла бросить свою работу, а Нил свою. Теперь жалею. Я хотела у вас спросить, как он погиб? Я ведь даже не смогла взглянуть на его тело. И никто ничего мне не объяснил.

— Не на что было смотреть, — Олин опустила взгляд. — Самоликвидация.

— Стоило догадаться, — Стила вздохнула. — Вообще-то, мне нужно вам кое-что передать, — она вытащила из сумочки конверт и протянула Олин. — Нил оставил его мене, во время нашей последней встречи и просил отдать вам, если с ним что-нибудь случится.

— Спасибо, — Олин взяла конверт. — А вы не знаете, почему он сам не отдал?

— Нет. Но думаю, там внутри есть пояснения всему.

— Пожалуй. — Олин спрятала конверт во внутренний карман парадного кителя.

— Не стану вас больше задерживать, — Стила поднялась. — Наверняка, у вас масса дел. Всего доброго!

— И вам тоже, — Олин встала вслед за небарианкой. — И поверьте, мне действительно жаль, что все так вышло.

Стила кивнула и ушла.

После церемонии, Аири сидел в баре, дожидаясь Эрика и Майкола. Олин, сказала, что ей нужно задержаться в городе, но причину не объяснила.

— Можно к тебе? — к нему подошел Атикс.

— Присаживайся, — Аири указал на стул.

Атикс сел и поставил на стол бутылку и два стакана. Он уже заметно подвыпил.

— Хреново? — старшина наполнил оба стакана и подвинул один Аири.

Сержант едва заметно кивнул, но к стакану не притронулся.

— Мне тоже, — Атикс залпом выпил. — Ты выпей…

— Думаешь, легче станет? Нет. Да и хватит с меня того, что после возвращения, — отказался Аири.

— Твое дело. Я хотел как лучше, — он вновь наполнил свой стакан. — А я выпью. Может, хоть на время забуду все это.

— Я понимаю, тебе сейчас тяжело, ты потерял отца…

— Отец? — Атикс осушил второй стакан и посмотрел на сержанта затуманенным взглядом. Почему-то, Аири показалось, что туман в глазах у него не от алкоголя. — Сгинул и Акрик с ним. Жаль, что ни раньше. Ничего в своей жизни не мог нормально сделать… — он налил себе еще.

— Атикс, все же, он твой отец, у меня вот никакого нет — это не лучше.

— Может, и лучше. Моя мать была пилотом, командиром звена прикрытия на одной из орбиталок, здесь, у Гристона. Тебя удивляет, почему, в таком случае, я не пошел во флот? Именно поэтому и не пошел. Если б мама служила в десанте — скорее всего, она осталась бы в живых. Ни один десантник не оставит своего командира без прикрытия, а ее оставили. Тот, кто должен был ее прикрывать — отошел, а потом подал в отставку, обвинив во всем командование.

— Исключения есть везде, — возразил Аири. — Конечно, мы не ладим с флотскими, но не стоит по одному присосу судить всех.

— Ты ничего не понял, — старшина криво усмехнулся. — Этим присосом был мой отец, — он хотел выпить еще, но Аири отодвинул от него бутылку.

— По-моему, тебе хватит. Сейчас всем погано, но так, тоже не стоит. Если тебя в таком состоянии выловит Барнон, проблем ни оберешься. Да и Олин с тебя шкуру спустит.

— Олин? А пусть спустит. Пусть увидит и убедится, что у меня тоже есть чувства.

— Пойдем, я тебя провожу, — предложил Аири.

— Куда?

— В твою комнату. Куда ж еще, — Аири встал.

— Зачем? Кто меня там ждет? Ее там нет, и никогда не будет.

— Кого «ее»? — сержант помог Атиксу подняться. Он не сопротивлялся, но прихватил со стола бутылку.

— Ее…

Атикс произнес это слово с особой нежностью, так как говорят только о любимой женщине. По дороге к жилому блоку, старшина несколько раз спотыкался и Аири с трудом затащил его по лестнице.

— Открывай, я твой код не знаю, — сержант кивнул на дверь.

Атикс, не спеша защелкал по кнопкам кодового замка. Набранные цифры показались Аири знакомыми, и он не смог сдержать удивления — это ж код личного коммуникатора Олин.

— Чего ты так смотришь? — усмехнулся старшина. — У каждого свои заморочки под «скелетом». У меня вот такая. Заходи, не стесняйся. Столько лет знакомы, хоть поговорим нормально. Может, это в первый и последний раз, — он прошел в комнату и скорее упал, чем сел на диван.

— В каком смысле? — насторожился Аири.

— Да ты сядь, — Атикс хлопнул ладонью по дивану, рядом с собой и приложился к бутылке. — Я тут такую вещь узнал, хотел лейтенанту рассказать, пошел к ней, а от нее капитан выходит… Идиот, какой же я идиот! — он стукнул себя кулаком по лбу. — Знал же, всегда знал, нет… И какого Акрика! А капитан, он счастливый, я бы все отдал, что бы оказаться на его месте, но этого не будет, никогда. И вообще, расформируют нас и все дела.

— Как расформируют? — Аири присел рядом с Атиксом. — Откуда ты знаешь?

— Какая разница, — Атикс устало махнул рукой. — Я хотел ее предупредить, но она и так уже знает. Какой же я кретин! — он вздохнул. — Знаешь, во время переливания, я чувствовал себя счастливым от того, что смог дать ей хоть что-то, что часть меня, теперь всегда будет в ней.

Еще час назад, Аири и в голову не могло прийти подобное, и теперь, он сидел, не зная, что сказать.

— Что ж ты тогда так с самого начала? — наконец произнес сержант. — Зачем выставлять себя в таком свете? Так любви не добиться.

— У нее капитан… — Атикс сделал еще пару глотков.

— Тогда, его не было.

— Аири, ты думаешь, что знаешь Олин — ни черта подобного. Она сама не знает… А он был, и никуда от него не деться. Вот сейчас пойду к Олин и расскажу все, что знаю, — он попытался встать.

— Лоурен, остынь! — Аири усадил его обратно. — Ты сейчас не в том состоянии, чтобы куда-то идти, и что-то рассказывать. Да и нужно ли оно? Ну, сам подумай, ты ведь знаешь, что она останется с Эриком.

— Знаю, — Атикс хотел выпить еще, но сержант забрал у него бутылку.

— Хватит уже, так проблемы не решают.

— Это не проблема, а какая-то насмешка судьбы, — Атикс грустно улыбнулся. — Аири, вот скажи, за что мы должны страдать, почему? Не хотел я… не нужно мне оно… но я все равно буду ее любить, и плевать, что там нес мой отец. Только не надо думать, что это пьяный бред.

— Да я и не думаю. Просто, не понимаю о чем ты.

— Ну и к лучшему, к тебе оно ни каким боком… хотя, все равно ведь врюхаешься…

Атикс завалился на диван и через пару минут, уже спал. Аири покрутил в руках бутылку, потом, встал и вылил остатки ее содержимого в раковину в ванной, выкинул бутылку в мусоропровод, и тихо вышел, прикрыв за собой дверь. Он медленно направился к бару, пытаясь осмыслить все, что ему наговорил Атикс. Хотя, может, и нет в этом никакого смысла? Так, пьяная болтовня. Но откуда он мог знать про Эрика, еще в центре, если никто не знал? Даже сама Олин не знала. Сержант постарался выкинуть все это из головы. Но почему-то уходить оно не хотело.

Олин вернулась на базу, когда уже полностью стемнело. Поставив служебную машину на стоянку, она отправилась в бар, где ее ждали Эрик, Аири и Майкол.

— Лоурен не с вами? — поинтересовалась Олин, присаживаясь на свободный стул.

— Он сегодня не в себе. Напился, чуть ли ни до потери памяти, — сообщил Аири. — Сейчас у себя отсыпается.

— Я заметила, что у него что-то перекипело, — Олин устроилась поудобней.

— А ты где была? Я волновался, — капитан отставил свой стакан.

— Разговаривала со вдовой Нилиона.

— С кем? — удивленно переспросил Эрик, — подожди, ты ничего не путаешь?

— Нет. Она подходила ко мне у мемориала и сказала, что хочет поговорить, а что тебя так обеспокоило?

— Хотя бы то, что Нил не был женат, — Эрик вытянул ноги под столом. — Я знаю это абсолютно точно. Можешь посмотреть в его личном деле, если не веришь.

— К чему ты клонишь? — теперь, Олин тоже начала нервничать.

— Да к чему тут можно клонить… Давай лучше поговорим об этом у меня, — Эрик поднялся. — Ребята, не принимайте на свой счет, но сами понимаете…

— Все нормально, капитан, — успокоил его Майкол. — У вас свои дела, будет нужно, вы нам расскажите.

— Аири, не забудь завтра утром занести мне рапорт, и Атиксу напомни, — Олин встала, вслед за капитаном.

— Хорошо, лейтенант, — Аири проводил ее до двери озабоченным взглядом.

В глазах Майкола он тоже заметил тревогу и это ему не понравилось.

— Думаешь, это обернется очередной дрянью? — обратился Аири к сержанту.

Майкол лишь пожал плечами в ответ и взъерошил волосы, что еще больше укрепило подозрения Аири.

Зайдя в свою комнату, Эрик заблокировал дверь и сел в кресло. Его комната мало чем отличалась от комнаты Олин: раскладной диван, два кресла, шкаф, тумбочка с проекционным визором и письменный стол со стулом. Лейтенант опустилась во второе кресло.

— Эрик, почему ты так уверен, что у Нилиона никого не было? — начала она разговор.

— Я этого не говорил. Нил не посвящал меня в свои личные дела. После ранения, он стал замкнутым. Мы вообще не общались то время, что он провел в центре.

— Так ты все же допускаешь, что он мог ее знать?

— Вполне, но зачем врать, я не понимаю.

— Женская логика — ей неудобно сказать, что, по сути, она ему никто.

— Ты не знаешь небарианок.

— А ты не знаешь женщин — ты всю жизнь общаешься с военными.

— Что она хотела от тебя?

— Спрашивала как погиб Нилион, а еще отдала вот это, — Олин вытащила из кармана конверт и положила на стол. — Сказала, что капитан просил передать мне, если с ним что-то случится.

— И ты не смотрела, что в нем? — Олин отрицательно покачала головой. — Ну, так открой.

Олин осторожно вскрыла конверт. Внутри лежал перстень украшенный прозрачны камнем и письмо. Почерк корявый и незнакомый, судя по всему, писалось оно в большой спешке. Пока лейтенант читала, Эрик рассматривал кольцо. Внешне, ничем не примечательно: обычный перстень из платины с прозрачным камнем, Слезой Звезд, которые добывают на О́русе. На внутренней стороне, сделана гравировка "К. Т.".

— И что же тебе написал Нилион? — Эрик положил перстень на стол.

— Оно не от капитана — это от моего отца. Да ты почитай, — Олин протянула Эрику письмо. — Забавные вещи проясняются.

Он взял его и начал читать:

" Олин, если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых и мне так и не удалось встретиться с тобой. Конечно, я надеюсь, что тебе все же не доведется увидеть его и не только по приведенной выше причине. Мне нужно многое сказать, но время есть только на главное. Раз ты все же читаешь мое послание, значит произошло то, чего я больше всего боялся. К сожалению, помочь тебе я уже не могу, но думаю рядом будет тот, кто сможет это сделать. Ты должна быть осторожна в выборе друзей — доверять можно далеко не всем. Один из тех, кому можно верить — это Нилион Харистит, он должен передать тебе конверт с этим письмом и перстнем и мой меч. Эти вещи очень важны, и не должны ни в коем случае попасть в чужие руки, но еще важнее, что ты моя дочь.

Я старался уберечь тебя от того, что происходит вокруг меня. Я затеял опасную игру и заплатил за нее дорогой ценой, но если признаться честно, то не думаю, что поступил бы иначе будь у меня второй шанс. Жаль только, что пришлось впутать в нее Эрика. Он хороший парень, и я надеюсь, что ты будешь счастлива с ним. Надеюсь, когда-нибудь, ты сможешь понять мотивацию моих поступков.

Твой отец Коинт Таил".

— И что ты на это скажешь? — поинтересовалась Олин, когда Эрик дочитал.

— Что я могу сказать, — Эрик убрал письмо в конверт. — Откуда мне знать, почему Нилион не отдавал тебе все это.

— Эрик, я не про то. Ты был связан с моим отцом гораздо больше, чем говорил. Что за дела вы вели? Из-за чего он погиб, мне ведь известно о слухах.

— Я не вел с ним никаких дел, — попытался оправдаться Эрик. — Дела он вел еще до меня и ничего не хотел говорить…

— Вот только не пытайся убедить меня, что ты совсем ничего не знал. Он доверял тебе и прямо говорит, что ты впутан в какие-то игры.

— Это плохая история, я не хотел тебя в нее втягивать.

— Судя по этому письму, я втянута в нее с самого рождения. Если хочешь чтобы у нас что-то получилось — научись доверять мне и убавь свою чрезмерную опеку, — Олин взяла со стола конверт с письмом, перстень и встала. — Открой дверь, я пойду к себе.

Эрик не стал с ней спорить, понимая, что это бесполезно. Разумнее подождать, пока лейтенант успокоится. Капитан прекрасно понимал, в каком состоянии сейчас находится Олин: она оказалась втянута в какие-то темные дела, о которых не имеет ни малейшего представления, а те, кто должен был ей все объяснить, по каким-то одним им известным причинам не сделали этого. Честно говоря, Эрик и сам не понимал, почему Нилион не поговорил с Олин. Времени у него для этого имелось предостаточно, да и возможности — тоже, но что-то ему мешало. Возможно, этой помехой стала личная привязанность…


Глава 9

После возвращения с Гристона, Стиле совершенно не хотелось идти к генералу Нотэлу Телиану, но он ждет отчет. В конверте, который отдал ей Нилион, находилось письмо и информационный кристалл, встроенный в перстень. Нотэл подозревал, что там хранится что-то важное, но проверить так ли это не удалось. Вскрыть кристалл не смогли. Если Коинт Таил запоролил его на свой генкод, то теперь доступ к информации имеет только его дочь. Вот и решил генерал отдать конверт по прямому назначению, чтоб лейтенант сама разобралась что к чему.

— Генерал, — Стила вошла в кабинет и отдала честь. — Я все сделала, как вы приказали.

— Как прошло? — Нотэл оторвался от изучаемой документации.

— Нормально. Лейтенант не задавала вопросов. Ей попросту было не до того.

— Что ж, теперь, остается только ждать. У тебя есть какие-то сомненья?

— Никак нет. Просто, ни проще ли поставить лейтенанта Таил в известность и призвать к сотрудничеству?

— Иногда, то, что кажется простым, таковым не является. Нам нужно не только найти технологии, но и выйти на «сливщика».

— Вы хотите сделать из нее приманку?

— Не хотелось бы использовать подобный термин, но, пожалуй он самый верный, — Нотэл пристально посмотрел на Стилу. — Да и особого выбора нет. Пора предпринимать решительные меры. Ты можешь быть свободна. Отдохни пару дней.

Небарианка отдала честь и вышла. Генерал вернулся к отложенным делам. Скоро с Троила вернется полковник Уил Ве́рнер. Он решил лично заняться поставщиками теневого канала. Долан находился в его непосредственном подчинении, и полковник не хотел выпускать его поиски из-под контроля, чувствуя свою ответственность. Тем более, время поджимает, на счету каждая минута.

Сеил Ренг отшвырнул от себя протоколы допросов пленного разведчика МВК. Да каким Акриком это вообще можно назвать протоколом! Он упорно продолжает молчать, какие методы ни применяй. За все время, что майор в плену, от него не услышали ни единого слова. Ренга все это начинало раздражать. Майор вышел из своего кабинета и отправился в камеру к пленному.

— Есть результат? — поинтересовался он у дознавателя. Тот отрицательно покачал головой. — Все вон, — его приказ тут же поспешили выполнить.

Оставшись один на один со своим пленным, Ренг окинул Долана взглядом, но он никак не отреагировал на его появление. Ренг несколько раз с силой ударил Долана по щекам. Майор открыл глаза и посмотрел на торианена затуманенным взглядом.

— Ну, сколько ж можно отмалчиваться? — майор заглянул Долану в глаза. — Неужели, эта информация стоит того, чтоб из-за нее подыхать долгой мучительной смертью? — ответа вновь не последовало.

Рассвирепев окончательно, торианен швырнул разведчика на пол и ударил ногой под ребра, потом еще и еще. Последний удар пришелся в лицо. Ренг отошел в сторону, а Долан так и остался лежать на полу.

Он лежал, прижавшись щекой к холодному полу. С уголка губ тонкой струйкой сочилась кровь. Ему хотелось, чтоб все это побыстрее закончилось. Плевать как. Пусть даже его убьют. Лишь бы не слышать голос с грубым торианским акцентом, не видеть их отвратительные рожи с черными пигментными разводами…

На полу было хорошо. Лучше, чем на жестком ложе. Тело пылало, а от пола шла прохлада. Разведчик закрыл глаза. Он в плену всего несколько дней, а уже начал забывать, как ветер ласкает кожу, как приятно смотреть на чистое, ясное небо, казалось, что этого всего у него не было уже целую вечность. Сознание медленно проваливалось в беспамятство. Долан не сопротивлялся, он мечтал о нем.

Но даже этой маленькой мечте сбыться не суждено. Его резко подняли с пола и запихнули обратно на ложе. Что-то острое прикрепилось к груди, и тело сотряс электрический разряд. Запахло чем-то паленым. Долан сразу даже не сообразил, что это его собственная плоть. Он стиснул зубы и вцепился онемевшими пальцами в ложе, но по-прежнему, не проронил ни звука.

— Да говори же, тварь!

Разведчик почувствовал, что вновь летит на пол и на него опять посыпались удары.

Ренг остановился только тогда, когда заметил на полу кровь. Пленный не шевелился, и майор подумал, что ненароком перестарался. Он наклонился и проверил пульс. Жив, просто отключился. Пожалуй, на сегодня с него хватит. А то точно загнется, так ничего и не сказав. Ренг вышел из камеры, оставив Долана на полу.

Рано утром, Олин была уже в своем кабинете, вскоре к ней зашел Аири.

— Я принес рапорт, — он положил на стол документы.

— А Лоурен?

— Здесь оба. Атикс попросил тебе занести.

— Почему он сам не пришел?

— Наверное, из-за вчерашнего. Лейтенант, могу я кое-что спросить?

— Спрашивай, только быстро, — Олин заметила, что Аири перешел на полуофициальный тон, что являлось у нег признаком волнения.

— Вчера Атикс сболтнул с пьяных глаз, что нас могут расформировать — это правда?

— Ты кому-нибудь говорил об этом?

— Нет. Я подумал, что если ты ничего мне не сказала, значит это либо неправда, либо болтать не стоит.

— Ты прав — болтать не стоит.

— Понятно, — Аири тяжело вздохнул. — Олин, я хотел поговорить с тобой еще кое о чем — это не касается службы.

— Аири, давай после, — лейтенант собрала со стола документы. — Мне нужно к Барнону, а тебе пора на тренировку.

— А после получится?

— В любом случае. Никто не может запретить нам быть друзьями, — Олин открыла дверь и пропустила сержанта вперед. — И нечего наводить панику раньше времени.

Аири грустно улыбнулся. Он вспомнил то время, когда они только познакомились и как говорили, что все трое погибнут в одном бою, но случится это очень, очень нескоро… Но все вышло совсем не так как хотелось бы…

В приемной Барнона было пусто — это радовало. По крайней мере, Олин не пришлось видеть ехидную рожу секретарши. Она постучала в дверь и после приглашения вошла.

— Полковник, — Олин отдала честь и положила бумаги на стол, — рапорт.

— Присаживайся, — Барнон указал ей на кресло.

— Спасибо, я постою, — отказалась она.

— Как знаешь. У меня для тебя плохие новости: было принято решение о расформировании вашей группы.

— Могу я узнать причину? — лейтенант старалась сохранять спокойствие

— Причин много, — уклончиво ответил полковник. — Во-первых, ее некому возглавить, а сделать это тебе не позволяет звание и опыт. Сегодня несете службу по обычному расписанию. Зайдешь ко мне в четыре, получишь новое назначение. Да, и сдай мне меч капитана Харистита.

— Это еще почему?

— Ты не являешься его наследницей.

— Но и вы тоже.

— Меч передадут в военный музей.

— Пусть лучше туда передадут голову «сливщика» — этот экспонат будет смотреться намного лучше!

— Лейтенант Таил, ты обязана отдать мне меч! — Барнона передернуло от злости при последних словах Олин.

— Нет, полковник, не обязана. Капитан отдал его мне и хотел, чтобы у меня он и остался. Если этого мало, я могу предоставить и другие, более веские, основания и вы должны это знать.

— Акрик с тобой, Таил, — процедил Барнон сквозь зубы. — Можешь идти.

Олин вышла. В дверях она столкнулась с Соней, обменявшись с ней презрительными взглядами, лейтенант покинула приемную. Сейчас ей предстояло объявить о расформировании. Придя на тренировочную площадку, она подозвала Атикса и Аири.

— Стройте всех, — коротко приказала Олин.

Сержант и старшина переглянулись, прекрасно понимая, что хороших новостей ждать не стоит. Олин не стала растрачиваться на пустую болтовню и просто поставила солдат перед свершившимся фактом. Сделать уже ничего нельзя, а травить душу никому ненужными словами сожаления — ни к чему. Олин отпустила солдат и пошла в штаб, готовить дела для передачи.

— Лейтенант! — ее догнал Атикс. — Подожди. Я хотел извиниться за вчерашнее.

— Боишься, что я испорчу тебе личное дело? — Олин остановилась.

— С чего бы мне этого бояться? — опешил Атикс. — Мне и в голову ничего подобного не приходило. Просто, я не хочу расстаться также, как мы провели два года в центре.

— Наверное, лучше, если все именно так и будет. Тебе стоит держаться от меня подальше.

— Честно говоря, я тебя не понимаю. Ты не могла бы…

— Все, Лоурен, — Олин не дала ему договорить. — Зайдешь ко мне в кабинет в полпятого, заберешь документы, свободен.

Олин резко развернулась и ушла, не желая продолжать разговор. Старшина остался стоять, не понимая, что произошло. До него никак не доходило — с чего это Олин так резко изменилась. Ведь не вчерашняя же выходка всему виной. Да и в интонации лейтенанта не чувствовалось ни злости, ни угрозы, что само по себе не вязалось со смыслом сказанного, если только это не является предупреждением, что рядом с ней находиться опасно. Атикс поискал глазами Аири, надеясь узнать у него хоть что-нибудь. Сержант неподалеку разговаривал с рядовыми.

— Аири! — подозвал его Атикс. — Ты не в курсе, что произошло с Олин? — поинтересовался старшина, когда он подошел.

— А что такое? — сержант вытер мокрое от пота лицо.

— Да она какая-то странная сегодня, и это явно не из-за нашего расформирования.

— Пить надо меньше, тогда будешь в курсе происходящего, — усмехнулся Аири

— Ну, хватит зубы скалить! — обиделся Атикс. — Лучше говори, что знаешь.

— Да ничего толком я не знаю. В это дело меня не посвятили. После того как ты благополучно вырубился, я сидел в баре с капитаном Майловым и Майколом, потом подошла Олин и сказала, что встречалась в городе со вдовой Харистита.

— И что?

— Да, в общем-то, ничего, если бы он еще был женат. Олин с Эриком не захотели, чтобы кто-то слышал про все это и ушли. Я подозреваю, что все эти лжежены до добра не доведут — после-этой истории лейтенант не в самом хорошем расположении духа.

— Еще бы кому ж понравится, чтобы его дурачили. А что хоть она хотела?

— Я же говорю — не знаю. Но мне кажется, Олин такая вовсе не из-за того, что ее одурачили, — Аири бросил осторожный взгляд на солдат и понизил голос. — Она считает, что на Альвриме была подстава.

— Думаю, лейтенант права. Полковник всучил нам минимальное снаряжение. Она хотела сразу с этим разобраться, но времени не оставалось. Только, не стоит об этом сильно распространяться, — на лице Атикса появилась озабоченность.

Аири кивнул в знак согласия. Ему ужасно не нравилось все происходящее, а особенно собственная неосведомленность. А еще, он подозревал, что Атикс знает больше, чем говорит, но спрашивать не хотелось.

Ровно в полпятого, в дверь кабинета Олин постучали, и после приглашения вошел Атикс.

— Ты что, выжидал под дверью? — саркастически заметила Олин.

— Документы готовы? — Атикс не обратил внимания на ее замечание.

— Держи, — лейтенант протянула бумаги.

— И куда меня?

— Солнечная система. Марс, военная база № 2396 под командованием Данила Парина.

— Далековато от родного Цэа-Квала! А ты?

— А я здесь, как ты и предполагал.

— Ну да, — Атикс попытался изобразить улыбку, но это у него плохо получилось. — Аири тоже здесь остается? — Олин утвердительно кивнула. — Значит, будем прощаться.

— Придется. Когда прибудешь на место, свяжись с Аири, сообщи ему, как там у тебя дела, — попросила Олин.

— Хорошо. Надеюсь, еще встретимся, — старшина немного замешкался. — Помнишь, вчера я сказал, будто мне все равно, что нас расформируют? Так вот — я соврал. Мне жаль, что все так вышло, что нам так мало довелось повоевать вместе. Если что, ты знаешь где меня найти.

Атикс развернулся и спешно вышел. Олин он показался расстроенным. Что-то в нем изменилось, но что именно, вот так сразу не понять. Казалось, он пытается что-то скрыть. Олин вызвала к себе Аири. У нее остались только его документы. Минут через десять, сержант зашел в кабинет.

— Возьми, — лейтенант отдала ему документы.

— И какую дыру нами заткнули?

— Пока, никакую. Нас с тобой оставили здесь, ждать дальнейших распоряжений.

— А остальные?

— Кого куда. Лоурена вообще на Марс отправляют.

— Ничего себе! А почему так "близко"?

— Не знаю. Со мной никто не советовался. Ты случайно не в курсе, где Эрик, я не могу с ним связаться.

— Его Грон вызвал. Я видел, как он к нему в кабинет заходил.

Внутри у Олин защемило. Она почувствовала себя отрезанной от реальной жизни, от всего того к чему успела привыкнуть. Жизнь без боевых вылетов, казалась ей ненастоящей и неполноценной.

— Ты же хотел о чем-то поговорить, — Олин решила отвлечься от невеселых мыслей. — Можем пройтись, пока есть время, да и Нара нужно с челнока забрать. Про него бедного все забыли.

— Почему бы и нет, — согласился Аири.

Они вышли из штаба, и пошли мимо часовых и жилых корпусов. На улице дул прохладный ветер. Олин поежилась. После теплого кабинета, ветер пробирал до костей.

— Ну, так что ты хотел мне сказать? — начала она разговор.

— Даже не знаю, стоит ли теперь, — засомневался Аири. — С утра многое изменилось.

— И все же, ты согласился поговорить.

— Просто подумал, что вскоре мы можем разлететься в разные стороны и никогда уже не встретиться. И даже если с кем-то из нас что-то случится, об этом можно не узнать, — Аири вздохнул. — Олин, ты помирилась с Майловым?

— Ну, предположим, а кто тебе сказал?

— Атикс. Он вчера очень много болтал, хорошо, что только со мной. Он сказал, что капитан провел у тебя ночь.

— Ту ночь, он провел не у меня.

— Значит, у тебя он провел другую?

— Аири, только ты не начинай.

— Да я же просто, по-дружески, а не тек, как Атикс…

— А он как?

— Вот же Акрик! — сержант понял, что сболтнул лишнее. — А то ты сама не догадалась…

— Появилась такая догадка, когда он начал выспрашивать про мои отношения с Эриком, — они подошли к челноку и поднялись на борт. — Может действительно лучше, что Атикса перевели отсюда. Он ведь сделал мне предложение.

— Кто, Атикс? — Аири чуть ни поперхнулся воздухом, услышав такую новость.

— Только этого не хватало! Эрик.

— И когда?

— После возвращения с Альврима. Правда, вразумительный ответ я пока не дала, — войдя в офицерскую каюту, Олин два раза щелкнула пальцами и к ней выкатился лиловый шар.

— Ты согласишься, ведь так? — Олин пожала плечами и, взяв Нара, сунула за пазуху. — Соглашайся, не делай глупость. Я буду рад за тебя, честно. И не думай, что меня это как-то заденет — вы же не виноваты, что все так получилось…

— Спасибо, Аири, — лейтенант улыбнулась. — Я рада, что у меня есть такой друг, как ты.

Они спустились с челнока и сидели в зоне отдыха, пока Олин ни увидела, как от штаба идет Эрик. Распрощавшись с Аири, она пошла ему навстречу.

— Что ты здесь слоняешься? — капитан, обнял ее за талию. — Уже замерзла вся.

— Я теперь беспризорный лейтенант, — вздохнула Олин. — Могу делать что хочу.

— Значит, все-таки, расформировали, — сделал вывод Эрик. — И что теперь?

— Не знаю. Жду дальнейших распоряжений. А что у тебя?

— К вылету нужно готовится, а я без замкома. Хотел Майкола назначить, но генерал сказал, что Центральный Штаб уже подобрал кандидатуру, завтра должны прислать. На кой Акрик мне б сдался не пойми кто!

— А я хотела сообщить тебе приятные новости: если ты не передумал, мы могли бы завтра пойти к Грону и взять разрешение на свадьбу.

— Конечно, не передумал! — Эрик расплылся в улыбке. — Сделаем все с утра, а дату назначим позже, — он нежно поцеловал ее в губы, и они пошли к жилому блоку.

Энтони в бешенстве метался по кабинету Барнона, размахивая подтверждением приказа о расформировании группы капитана Нилиона Харистита.

— Ты что, твою мать, совсем ополоумел! — генерал швырнул приказ на стол полковника. — Вытворять такие дела за моей спиной, да я тебя в «скелет» и в такую задницу, что хрен ты из нее вылезешь!

— Генерал, решение о расформировании вполне обоснованно, — возразил Барнон. — Группа лишилась командира, заменить его не кем. Таил не может возглавить группу, так как не имеет звания капитана, да и ее личное дело не позволяет в данный момент назначить на подобную должность.

— Ты в свое собственное дело давно заглядывал, присос кабинетный?! — Энтони уже просто не смог сдержать эмоции. — Да и речь идет не столько о самом расформировании, сколько о том, что ты подал свой рапорт напрямую в Центральный Штаб! Теперь, спи вполглаза, полковник, тебе это с рук не сойдет! — предупредил Энтони и вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Барнон собрал разлетевшиеся по столу листки. Пожалуй, теперь ему и правда, нужно быть поосторожней. Генерал может на многое прикрывать глаза, но задевать его не стоит — это знали все. А полковник сильно зацепил начальника базы.

Вернувшись в свой кабинет, Энтони никак не мог успокоиться. Повлиять на решение о расформировании, он уже не в силах. Единственное, что он сумел сделать — это оставить Олин и Аири на базе. Теперь, необходимо решить, куда их направить. В группе 4-Х свободно место замкома, да и второй сержант Эрику не помешает. Вот только чего ждать от команды, с подобным офицерским составом — сам Акрик не разберет. Но другого варианта, генерал не видел. Тем более, Эрику скоро на задание. Поставщик теневого канала, все же смог кое-что прояснить. Теперь, остается получить некоторые данные и можно вытаскивать Долана.

Разрешение на свадьбу, Энтони дал сразу, и даже не скрывал своей радости по этому поводу. Он не стал говорить Олин о ее новом назначении, пока оно ни будет окончательно утверждено. Вряд ли с этим станут тянуть, учитывая обстановку и специфику группы 4-Х. Начальник базы оказался прав, после обеда, пришло подтверждение, вместе с приказом на вылет. Энтони отдал Эрику необходимые документы и вызвал Олин, чтоб лично сообщить приятные новости.

— Лейтенант Таил по вашему вызову прибыла! — отрапортовала она, войдя в кабинет.

— Лейтенант, могу вас обрадовать: вы, вместе с сержантом Ригласом, остаетесь служить здесь. Вы получили назначение в группу 4-Х, — Энтони протянул ей документы.

— Что? — не сдержала удивление Олин.

— Вас не устраивает? — честно говоря, Энтони ожидал совершенно иной реакции. — Вам ведь известна специфика группы, и то, что в скором времени, она получит статус спецподразделения. Такое назначение можно считать повышением.

— Ни то, что не устраивает, просто, учитывая наши отношения с капитаном — это не совсем уместно.

— Ваши отношения не должны стать помехой. Подобное не редкость. Просто отделяйте их от служебных дел, и все. Я понимаю, порой, это нелегко, но придется постараться, если вы хотите остаться на базе, — Энтони посмотрел на нее с какой-то грустью. — Олин, ты ведь понимаешь, здесь все не просто.

— Я понимаю, генерал. Потому, должна вам кое-что показать, — Олин положила перед Энтони копию документов на снаряжение.

— Это что, с последнего задания? — просмотрев документы, генерал автоматически потянулся за ручкой.

— Так точно. Команда капитана Стрелина, получила идентичное снаряжение.

— Вот, значит, как все поворачивается… Что ж, хорошо, что ты сообщила мне, так становится намного проще. Сейчас иди, вам на задание, Эрик уже получил снаряжение, ждут только тебя и Ригласа.

— Есть! — Олин отдала честь и вышла.

Энтони еще раз просмотрел документацию. Для обвинения в торговле честью — этого маловато, а вот для того, чтоб поставить на контроль — вполне достаточно. Но генерал не хотел торопиться. Пусть полковник думает, что все прошло незамечено. Глядишь, появится что посерьезней.

Ренг смотрел на Долана, и в его глазах читалась откровенная усталость. Этот разведчик умудрился порядком измотать его своим молчанием. Видимо, он действительно предпочитает умереть, чем проболтаться. Сегодня, Ренгу необходимо улетать, его срочно вызывают на Тори́ну — центральную планету, потому, он решил пойти на крайние меры — установить контрольный чип. Если Долан откажется сотрудничать, когда угроза смерти станет реальной, что ж, так тому и быть. Майор бросил взгляд на время.

— Заканчивайте без меня, — приказал он своим подчиненным. — Потом доложите. А ты, — Ренг приподнял безвольно поникшую голову Долана за волосы, — ты сам напросился, — он отпустил пленного и вышел из лаборатории.

Не стоит заставлять командование ждать — оно этого не любит.

Получив приказ на боевой вылет в систему ВКК-72, на планету Анга, Эрик поспешил согнать команду на челнок. Оставалось надеяться, что ещ не поздно. Быстро просмотрев полученную вводную и разведданные. Обещанный офицер на замену Дейву так и не появился, даже личное дело не переслали для ознакомления. Эрик не удивится, если в центральном штабе просто забыли это сделать. Ну и не важно, обойдутся и так. Даже лучше, что под ногами не будут путаться непроверенные бойцы. Капитан убрал документы в планшет и поспешил к челноку.

У трапа стояли Олин и Аири в полном боевом облачении.

— Принимай пополнение, — лейтенант слегка улыбнулась и протянула Эрику сопроводительные документы.

— В смысле? — капитан взял бумаги и бегло их просмотрел. — Генерал мог бы и сказать… Ладно, давай на челнок, по дороге посмотришь вводные. Времени нет.

— Да, кроме нас, у тебя теперь еще один член команды, — сообщила Олин, поднимаясь по трапу. — Я не могу постоянно держать Нара в комнате, сам понимаешь.

— Ребят предупреди, а то малол ли.

— Само собой. Прятаться он приучен, — они вошли в общую каюту, где уже находилась вся команда.

Особого представления не требовалось. Группу Эрика Олин отлично знала. Несколько раз им приходилось вместе участвовать в боевых операциях, не считая той на Альвриме. В том, что никаких проблем с ребятами у нее не возникнет, Олин не сомневалась. Лейтенант в офицерской каюте составляла график маршрута. Нар исследовал новое жилище. В дверь заглянул Аири.

— Лейтенант, капитан просит тебя зайти в рубку управления.

— Сейчас иду, — ответила Олин, не отрываясь от заполняемых бумаг.

— Олин, ты злишься, что тебе не дали собственную команду? — неожиданно спросил Аири.

— Я на это не рассчитывала. Если бы меня собирались назначить командиром, то нашу группу никто не стал бы расформировывать, — Олин собрала документы в планшет.

— Тогда в чем дело? Я же вижу, тебя что-то беспокоит.

— Ты, правда, хочешь поговорить на эту тему?

— Ну, — Аири пожал плечами, — Тилы больше нет, — Аири передернулся, как от боли. — Придется теперь делиться со мной всеми своими переживаниями. Так что, выкладывай, что тебя смущает.

— Мои отношения с Эриком. — Олин поднялась.

— Раньше, они тебя не смущали.

— Раньше, он не был моим непосредственным командиром. Да и вообще, ты многого не знаешь и сейчас не время об этом говорить.

— Просто скажи, что тебе неудобно обсуждать подобные вещи со мной, — они вышли из каюты.

— Не в этом дело. Все запутанно с самого начала, а теперь запутывается еще больше. После мы обо всем поговорим, а сейчас на это нет времени.

Они поднялись в рубку управления, где уже находился Майкол. Эрик сидел на месте пилота.

— Вызывал? — Олин заняла пустое место стрелка.

— Да. Нужно посвятить тебя в детали нашего задания. Тот разведчик, которого я искал, предположительно, находится на Анге, и нам нужно вытащить его оттуда живым.

— Значит, лезем в логово врага, — сделала вывод Олин.

— Ну, по разведданным, настоящим логовом это назвать сложно. Так, небольшая база, для дел, которые не любят посторонних глаз. Но ожидать можно всякого. Ознакомься с планом, — Эрик протянул ей распечатку. — Высадиться в атмосфере не выйдет — нас засекут. Подойдем как можно ближе и будем десантироваться из верхних слоёв. Ты, возьмёшь часть группы и высадишься у задних ворот, а я с остальными зайду спереди. Старайтесь сильно не шуметь: много охраны там не должно быть. Жилые поселки с другой стороны планеты, а сюда мало кто суётся. На связь, без крайней необходимости, не выходим. Олин, Аири, проверьте готовность команды, скоро выходим из гипера.

— Есть, — лейтенант вышла из рубки.

— Что, непривычно? — спросил Майкол у Эрика, когда они остались вдвоем.

— Есть немного. Но лучше так, чем если б Олин услали, не пойми куда… — неожиданно, у Эрика сработал служебный коммуникатор.

Несколько секунд, капитан оторопело смотрел на высветившийся код и только после этого нажал кнопку приёма. Кто-то выходил с ним на связь через код Долана.

— Капитан, вы, наверняка, удивлены звонку, — раздался в динамике голос с сильным торианским акцентом.

— Скорее поражён, — медленно произнес Эрик. — Столько наглости нет даже у меня.

— Да ладно, вашей наглости на полгалактики хватит. Капитан, вы ведь прекрасно понимаете, что ваш друг у нас, а мы прекрасно понимаем, что вы хотите увидеть его живым.

— Я понятия не имею о чём речь.

— Не прикидывайтесь, речь о майоре Грейде Долане.

— Этот штабной зануда мне не друг.

— Ну, пусть по-вашему. Тогда, вам все равно, что он ведет себя весьма глупо, уйдя в глухое молчание, и скоро у нас закончится терпение, а держать бесполезных пленных — нет никакого смысла. Но неприятных последствий можно избежать, если вы нам кое-что отдадите. Вы ведь знаете что это?

— Не знаю, а если б и знал, то ни хрена бы у вас не вышло — я не иду на сделки с торианскими выродками.

— Что ж, все с вами понятно, — торианен слегка усмехнулся. — Долан вам не друг, на сделки вы не идете, но о семье-то подумайте, вам ведь не всё равно, что с ней будет.

— Тут вы тоже обломаетесь — семьи у меня нет.

— Как же, мне это известно. Только говорят, что семья десантника МВК — это его команда. Так что, подумайте о них, — связь оборвалась.

— Пергундский выродок! — выругался Эрик.

Сейчас, он боролся со страстным желанием раздолбать коммуникатор об чью-нибудь голову.

— Командир, что случилось? — осторожно поинтересовался Майкол.

— А ты не слышал? — Эрик вывел челнок из гиперпространства. — Эти паскуды пытаются меня шантажировать. Вот же твари оборзевшие! А ещё, скорее всего, нас будут ждать. Остается надеяться, что не так быстро. Позови пилота и готовься к высадке.

— Есть, капитан, — Майкол поспешил выполнить приказ.

Сейчас, Эрика лучше не нервировать.

Они опустились в сумерки. Лейтенант выключила антигравитатор и осмотрелась по сторонам. База располагалась в ущелье и скорее походила на научную станцию, чем на военный объект. Периметр обнесён силовой решеткой, и проникнуть внутрь можно лишь через ворота, которые охраняются. По обеим сторонам стоят смотровые вышки с часовыми, ещё четверо караульных прохаживаются вдоль решётки.

— Лой, сможешь снять часовых отсюда? — обратилась Олин к снайперу.

— Запросто, — он отстегнул винтовку.

— Начни с тех, которые на вышках, — распорядилась лейтенант. — Они не должны успеть поднять тревогу.

— Сделаем! — Лой опустился на одно колено и, прицелившись, убрал одного за другим всех шестерых часовых. — Путь чист, лейтенант, — Лой убрал винтовку.

Снайперская винтовка "Тайвер-С1", заслуженно считалась одной из лучших. Дальность выстрела составляла 2,27 километра, бронебойные безгильзовые патроны калибра 8,45 миллиметров, пробивали броню "скелета", при массе всего 5,5 килограмм и длине 75 сантиметров, винтовка имела титановый корпус и была оснащена новейшим снайперским прицелом HH-SV. Эрику стоило немалых трудов заполучить её для Лоя, и он необычайно гордился ею. Никто не знал, каким образом Майлову удается получать для своей команды лучшее снаряжение, но ходили слухи, что группа 4-Х находится под личным контролем у Энтони и занимается особыми поручениями, требующими определённой секретности.

Да и сам Лой — снайпер что надо, про таких говорят: родился с винтовкой в руках. Он давно мог бы получить офицерское звание, если б ни пристрастие к самоволкам, из которых его, чаще всего, возвращал патруль, и разным шуткам. Лой отличался не только профессиональными навыками, но и необыкновенной способностью влипать в нелепые истории, нередко, с ним оказывался, втянут и Дил Оун, с которым Лой был дружен.

Олин жестом дала сигнал следовать на базу. Ворота оказались открыты, на территории пусто. Хозяева явно не ожидали, что к ним пожалуют незваные гости. Вся база состояла из одноэтажных построек соединенных друг с другом для облегчения передвижения по ним. Лейтенант, осмотрела электронный замок на двери и, чтобы не терять время, открыла его двумя выстрелами из бластера.

— Можно было попытаться вскрыть, — Майкол осторожно шагнул внутрь

— Нас могли обнаружить, пока бы мы возились. Уверенна, что здесь установлена система слежения, — Олин взяла лазерную винтовку наизготовку.

Майкол пожал плечами. В здании царил полумрак. Тишину нарушало лишь слабое гудение электрогенераторов. Вдалеке послушались гулкие шаги.

— По сторонам коридора, живо! — отдала Олин приказ, который выполнили незамедлительно.

Судя по топоту, к ним приближалось не меньше десяти ториан. Все застыли в напряжении с лазерными автоматами наготове. Из-за угла показался неприятель. Олин открыла огонь и с первого выстрела попала одному из ториан в голову. Началась перестрелка. Ториане старались прятаться за угол, но, не смотря на это, вскоре еще двое упали замертво. Теперь силы уровнялись. Из-за ограниченного пространства и закрытого помещения, исключалась возможность применения плазменных винтовок, и поэтому приходилось довольствоваться лазерами и бластерами, в крайнем случае, в ход можно пустить холодное оружие, что некоторые и делали, целясь врагу встык пластин "скелета".

Одному из неприятелей, судя по знакам отличия, капитану, удалось вплотную подойти к Олин. Он выстрелил, но она успела отскочить в сторону, и луч оставил отметину на стене. Лейтенант хотела выстрелить в ответ, но капитан подпрыгнул к ней и резким ударом выбил винтовку из ее рук. Олин выхватила меч, торианен вновь наставил на нее оружие, но, в этот момент, кто-то из его товарищей, падая, толкнул его в локоть. Капитан выронил винтовку из рук. Лейтенант, воспользовавшись, случаем, нанесла удар мечом. Она целилась встык между грудной и шейной пластиной, но торианен в последний момент дернулся и удар пришелся в грудь, где броня особо прочная. К удивлению лейтенанта, меч, вместо того, чтобы лишь поцарапать “скелет”, пробил броню, грудную клетку и вышел со спины. Олин резким движением, выдернула оружие. Торианен пошатнулся и упал на пол, из раны потекла кровь. Олин отвела взгляд от капитана, который так и не понял, что же произошло, и увидела застывшего от удивления Майкола.

Из-за шлема, невозможно было проследить за его взглядом, но по тому, как сержант стоял неподвижно с автоматом в руках, напрашивался вывод, что он всё видел. К счастью, остальные солдаты настолько увлеклись схваткой, что ничего не заметили. Лейтенант подняла свой автомат, и несколько раз выстрелила мертвому торианену в грудь, туда, куда пришелся удар мечом.

— Ты ничего не видел! Ясно? — произнесла она тоном, исключающим возражения.

Майкол, молча, кивнул. Через несколько минут, с торианами покончили. Олин дала сигнал двигаться дальше. За углом, они увидели дверь, открыв ее тем же способом, что и входную, обнаружили за ней какую-то лабораторию и троих ториан, судя по форме одежды, учёных. Увидев военных, они сразу же подняли руки, давая понять, что сдаются. На столах стояли включенные компьютеры.

— Кто-нибудь разбирается в этом? — Олин, указала винтовкой на компьютеры. Все отрицательно покачали головой.

— Нужно Дила звать, — произнес Лой, — кроме него, никто не соображает.

— Для начала, запереть этих, где-нибудь, — лейтенант кивнула головой в сторону учёных.

— Здесь какая-то подсобка, — сообщил Майкол. — Если из неё все убрать, то сгодится.

— Займитесь. И обыщите их на всякий случай, вдруг что выкинут, — пока Майкол занимался пленными, Олин связалась с Эриком: — Капитан, мы тут обнаружили какую-то лабораторию и троих учёных, без специалиста нам не разобраться.

— Оставь кого-нибудь для охраны и продолжай искать Долана. — распорядился Эрик. — С лабораторией разберемся позже. Как у вас в целом?

— В пределах нормы.

— Ладно, конец связи.

— Ромс, Корнит, остаетесь здесь, остальные за мной…

Олин проверила индикатор перегрева на лазерном автомате и вышла из лаборатории, не дожидаясь уставных ответов.

Эрик со своей группой осторожно продвигался по лабиринтам здания. Особого сопротивления не встретили: быстро разделавшись с часовыми у входа, они проникли в здание. Первое помещение, которое им попалось, оказалось центром связи. У двери стояли двое солдат. По своей расхлябанности, они даже не удосужились, надеть шлем, за что и поплатились. Внутри находился один связист, которого Эрик отправил вслед за часовыми. Все оборудование уничтожили, чтобы оборвать связь ториан с внешним миром. Когда капитан убедился, что неприятель не сможет позвать на помощь, они продолжили поиски разведчика.

В следующей комнате обнаружили какое-то подобие казармы. Услышав шум, отдыхавшие солдаты повскакивали со своих мест и схватили оружие, кто какое успел. Правда, толку им от этого оказалось мало, многие даже не смогли им воспользоваться: находясь без "скелетов", они падали замертво от одного, двух выстрелов. Эрик заприметил торианена, который пытался организовать оборону и выстрелил ему в ногу. Торианен зажал рану рукой и отполз за тумбочку.

— Этого оставить живым, — приказал Эрик, указывая на раненого.

Аири постарался отсечь его от остальных, чтобы кто-нибудь случайно ни пристрелил. Враги пытались прятаться за кроватями и оттуда отстреливаться, но эта стратегия не принесла ощутимых результатов: ториане, в основном, были вооружены бластерами, а пробить из них броню десантного "скелета", являлось непростой задачей. Аири увидел, как раненый пытается дотянуться до лазерного автомата и пресек эту попытку выстрелом в руку. Вскоре в живых остался только он один. Эрик подошел к нему, поднял за шиворот и произнес на межгалактическом диалекте:

— Здесь держат пленного, где он? — торианен делал вид, что не понимает. — Я не намерен возиться с вами, и уходить с пустыми руками — тоже. Если скажешь, то умрешь сразу, а нет — придется помучиться, — пообещал Эрик. — У меня найдется много способов развязать язык.

— На нижнем ярусе. Третья дверь слева, — выдавил торианен.

— Как туда пройти?

— Лестница за вторым поворотом. Но вам всё равно не выйти отсюда…

— Хрен тебе с приправами, — капитан выстрелил торианену в голову из бластера и отпустил его. — Пошли! — скомандовал он. — Лейтенант, вы где? — вышел Эрик на связь с Олин.

— Мы нашли какую-то лестницу, хотим проверить, куда она ведёт.

— Ждите нас там, мы сейчас к вам присоединимся.

У лестницы, Эрик обнаружил два торианских трупа. Он осмотрел заляпанный кровью "скелет" лейтенанта.

— Были проблемы?

— Не особо. Долгая история… — Олин оглянулась по сторонам. — Ты узнал, где разведчик?

— Да. Он внизу, третья дверь слева.

Они спустились на нижний ярус. К удивлению, и лестница, и коридор за ней, оказались пусты. Они шли, проверяя все помещения, которые им встречались, но никого в них не обнаружили. Подойдя к указанной двери. Эрик дал команду остановиться и приказал Майколу осторожно вскрыть её. В это время у Олин сработала рация.

— Лейтенант, говорит Лой Ромс! — раздался в динамике взволнованный голос. — У нас тут кое-какие проблемы.

— Что ещё стряслось!

— Наши ученые, они того…

— Чего «того»? Говори яснее.

— Ну, если яснее, они отдали душу своему торианскому богу, — пояснил Лой. — И с компьютерами творится что-то неладное.

— Сейчас пришлю к вам специалиста, — пообещала Олин. — Конец связи. Капитан, ты слышал? — обратилась она к Эрику.

— Да. Дил, пойдешь, посмотришь, в чем там дело, Торгит, покажешь ему дорогу. Сержант, долго ты еще будешь там копаться! — поторопил Эрик Майкола.

— Еще секунду, — сержант сосредоточенно ковырялся в замке. — Все, готово!

Эрик толкнул дверь и залетел внутрь, за ним последовала Олин и все остальные, держа оружие наготове.

То, что капитан увидел внутри, привело его в бешенство: Долан полулежал пристегнутым к креслу, на лице разведчика виднелись свежие кровоподтеки, он сильно осунулся, и казался белее снега. Губы приобрели синеватый оттенок, полопались и кровоточили. Через разорванную форменную рубашку, просматривались глубокие ожоги. В задней стене открылась потайная дверь и в камеру ворвались четверо охранников, которых тут же скосили автоматными очередями.

— Лейтенант, проверь что там, — распорядился Эрик, указывая на дверь, а сам убрал автомат и бросился к Долану. — Эй, разведка, ты не вздумай теперь помереть! — капитан осторожно похлопал его по щекам. — Майкол, отстегни!

Сержант быстро освободил Долана, но тот никак не хотел приходить в себя.

— Ну, же, очухайся! — Эрик стащил его с ложа, поставил на ноги и слегка встряхнул.

Разведчик с трудом открыл глаза, и посмотрел затуманенным взглядом, казалось, что он не понимает, кто перед ним находится.

— Капитан, здесь еще один, — Олин вывела из соседнего помещения мужчину, закованного в наручники.

— Я — корэанец, — поспешил сообщить мужчина, пологая, что его могут принять за врага и поступят соответственно. — Мое имя — Аргин Лоурен, меня взяли в плен.

— Освободи его, — распорядился Эрик. — Если попытается что-нибудь выкинуть — пристрели.

— Это вряд ли, — Олин сняла с Аргина наручники.

— Возьмёшь его и пойдешь в лабораторию, может, поможет, в чём разобраться, Риглас, Пирсон, отправляйтесь с лейтенантом, а я пока вызову челнок. Встретимся на посадочной площадке. Долан, ты меня слышишь? — капитан ещё раз встряхнул разведчика. — Давай, приходи в себя, а то скажут, что это я тебя так ухайдокал.

— Майлов… — едва слышно прошептал разведчик. — Ты хам, но я тебя ждал. Знаешь, а ведь ты мне нравишься…

— Долан, жаль разрушать твои мечты, но у меня девушка есть, — Эрик закинул его руку себе на плечо. — Давай, потихоньку, к челноку. Погостил и будет, дома ждут.

— Дома… нельзя мне домой… брось меня здесь… У меня чип через час полностью активируется, и всё…

— Да какой чип, ногами лучше хоть немного перебирай. Горд, держи его с другой стороны, неудобно, — бросил Эрик боевому врачу.

— Обычный, как у того торианена в лесу, только настроен немного по другому.

— Разберемся с твоим чипом, вот только до челнока дотащимся…

Эрик понимал, нужно торопиться. Если Долану действительно вживили чип, то его необходимо убрать как можно быстрее, иначе, разведчика могут убить в любой момент. Контрольный чип, при активации, блокирует нервную систему. Смерть неизбежна. Ториане, таким образом, контролируют своих агентов и, при необходимости, предотвращают утечку информации. Разведчика коалиции они уж точно жалеть не станут…

Аргин послушно следовал за Олин по пустым коридорам здания, в которых то и дело встречались изрешечённые трупы ториан. При их виде, он морщился и старался отвернуться.

— Где вас взяли в плен? — неожиданно спросила у него Олин.

— На Альвриме. У меня там металлургический завод, я прилетел с инспекцией, а тут это нападение. Мы подали сигнал, но нам никто не ответил и помощи мы так и не дождались.

— Мы ваш сигнал не получали. Нам пришлось поломать голову над тем, куда все делись, но разумного ответа так и не нашли.

— Меня, наверное, считают мертвым, — вздохнул Аргин. Олин указала ему на дверь, он вошел внутрь.

— Что у вас тут стряслось? — обратилась лейтенант к Лою.

— Сам не пойму. Вроде всё было нормально, а потом мониторы начали мерцать, я хотел притащить одного из этих умников, чтобы он объяснил, в чем дело, а они все оказались трупяками.

— Дил, ты, что-нибудь выяснил?

— Кое-что нарыть удалось, — Дил не отрывался от компьютера. — Я скачал ту информацию, что осталась, но что-то тут не так… Акриковы демоны! — Дил вырубил компьютер и подскочил. — Нужно уносить отсюда ноги — здесь все замкнуто на самоликвидацию. У нас четыре с половиной минуты!

— Живо к площадке! — скомандовала Олин, на ходу связываясь с Эриком. — Капитан, челнок сел?

— С минуты на минуту.

— С минуты на минуту, здесь всё взлетит к Акриковой матери, торопи пилота!

В рации послышалась ругань Эрика. Которую Олин не сталаслушать и отключила связь

Когда они выбежали на посадочную площадку, в небе показался челнок.

— Дил, сколько осталось? — Бросил капитан программисту.

— Полторы минуты, — произнес Дил, взглянув на выставленный таймер.

— Не успеем. Поднимемся на антигравах!

Капиатн связался с пилотом и приказал ему зависнуть. Схватив в охапку Долана, Эрик включил антигравитатор. Аири подхватил Аргина. Они взмыли в воздух. Уже возле корабля, до них донесся мощный взрыв. Хлестнула ударная волна, отбросив всех в сторону, Лоя швырнуло на обшивку челнока. На мгновение он потерял ориентацию, в ушах зазвенело, и снайпер почувствовал, что падает, но Майкол успел его подхватить и втащить на челнок.

— Горд, Долана в медотсек, живо! — сразу же распорядился капитан. — Акрик побери, Олин, неужели нельзя было все толком объяснить? — Эрик отдышался.

— Пока бы я объясняла, мы превратились бы в набор атомов, — лейтенант убрала шлем. — Я же сказала тебе, что база взорвётся.

— Но ты забыла сказать, что у нас всего несколько минут, — они прошли в рубку управления. Капитан посмотрел в обзорный иллюминатор. — Ни хрена себе! — от торианской базы осталась внушительная воронка. — Отведи этого второго освобожденного в офицерскую и глаз с него не спускай, — Эрик повернулся к Олин. — Если ему поплохеет, немедленно доставишь в медотсек.

— А есть такой вариант? — лейтенант сняла перчатки.

— Не исключено. Я пойду, проверю как там Долан.

Капитан вышел из рубки. Он и сам не думал, что жизнь разведчика будет его так беспокоить. Наверное, всему причиной чувство вины, ведь как ни крути, а через Долана выйти хотели на него…

— Ну, что тут? — едва войдя в медотсек, осведомился Эрик.

— Да, как сказать, — Горд бросил тревожный взгляд на своего пациента и жестом отозвал капитана в сторону. — Чип действительно есть, в принципе, извлечь его несложно, он еще с нервной системой до конца не сроднился. Только вот, придется без анестезии, его и так всякой дрянью накачали, дальше некуда, нельзя больше ничего вводить, может не очнуться. Но так тоже опасно, вдруг не выдержит. Вон как ему досталось. А не извлекать никак нельзя, тогда точно…

— Извлекай, под мою ответственность, — выдавил Эрик.

— Не надо под твою, — подал голос Долан. — Я сам за себя отвечу. Если где надо расписаться, давай…

— Долан, заткнись. Ты сейчас не в том состоянии, чтоб за что-то отвечать, даже за себя, — огрызнулся на него капитан.

— Майлов, я б рад заткнуться, да не могу…

— Он и правда не может, — Горд готовил инструменты. — Это препараты так действуют. Командир, ты лучше поговори с ним, он отвлечётся. Так будет легче.

— Ладно, только грызть свою руку, я не дам, — Эрик подошел к разведчику. — Ну, давай, высказывай, всё, что наболело за дни плена.

— А представляешь, ничего не наболело. Наверное, я должен винить тебя, а я не виню. Сам дурак. Мне ведь говорили держаться подальше…

Горд наклонил голову разведчика к груди и обработал место операции.

— А еще, я знаю, почему сканирование памяти ничего не показывает… — Долан вздрогнул, когда врач сделал надрез и непроизвольно вцепился в руку капитана. — Раньше, я бы тебе не сказал, а сейчас скажу, пользуйся моментом.

— Так почему же? — Эрику сделалось откровенно любопытно.

— Потому, что нет у тебя прошлого. Ни у тебя, ни у твоего друга, с которым ты тогда был.

— То есть как?

— А вот так. Другого объяснения я не вижу.

— Слушай, Долан, по-моему, тебя слишком сильно били по голове. Откуда ж я тогда взялся?

— Понятия не имею. А по голове меня не били… — разведчик вновь стиснул руку десантника. — По рёбрам, животу, спине, лицу, а вот голову не трогали.

— Видимо, по предписанию не положено, — усмехнулся Эрик.

— Вполне возможно…

— Все, — Горд, на открытой ладони протянул чип. — Держите, майор, на память.

— Спасибо за подарок, — Долан взял чип.

— Ты, разведка, отдыхай, а у меня ещё дела, — Эрик хлопнул Долана по плечу и вышел из медотсека.

Почему-то, его слова крепко засели в голову и не хотели уходить.

— Командир! — окликнул Эрика Горд. Капитан обернулся. — Ты не волнуйся, я никому не скажу, что он болтал.

— Я знаю, — капитан пошёл в рубку.

Расслабляться ещё рано. Вполне возможно, что их попытаются преследовать. Да и с Энтони нужно связаться, пусть обеспечит медслужбу.

Аргин Лоурен не понимал суеты происходящей вокруг. Он нутром чуял, что творится что-то важное, но что именно — понять не мог, а посвящать его в подробности, никто не собирался. Он присмотрелся к лейтенанту, сидящей напротив. Аргин пытался вспомнить, где её видел раньше, но его мысли все время перескакивали на сына. Он, скорее всего, считает его мёртвым. Первый раз в жизни, Аргин порадовался, что сын его не послушался и не ушёл с военной службы. Неожиданно он вспомнил, где видел лейтенанта.

— Вы — Олин Таил, — обратился он к ней. — Вы с моим сыном Атиксом в одном подготовительном центре обучались, а теперь служите вместе. Где он? Я не видел его среди солдат.

— Служили, — поправила Аргина Олин, не отрываясь от рапорта. — Но нападение на ваш завод многое изменило.

— С ним все в порядке?

— По моим последним данным — да. Его перевили на Марс

— Почему?

— Этот вопрос не по адресу, меня никто не спрашивает, когда решаются подобные вещи, — Олин был неприятен этот разговор, как и сам Аргин. Что-то в нём отталкивало.

— Мы с Атиксом поругались, — он поёрзал в кресле. Видно Аргин, как и сын, не привык делиться своими переживаниями. — Хотелось бы связаться с ним и сообщить, что со мной всё в порядке. Знаете, я ведь не одобрял его выбор.

— Думаю, на базе у вас будет такая возможность, — Олин проигнорировала его последние слова.

— Он вам что-нибудь говорил о нашей ссоре? — Аргин никак не хотел молчать.

— Честно говоря, у меня с ним не сложились доверительные отношения. Мы не ладили еще в центре. Я не та, с кем он делился своими проблемами, да и, насколько мне известно, Атикс не делился ими ни с кем.

На лице Аргина читалось облегчение. Олин показалось, что тайна взаимоотношений беспокоит его куда больше, чем судьба сына. От этого неприязненное отношение только укрепилось.


Глава 16

Уил Вернер занял кабинет Барнона. Чтобы как-то объяснить его присутствие на базе, он числился временно исполняющим обязанности заместителя начальника базы. Энтони проявлял необычайную настойчивость и требовал, во что бы то ни стало разыскать его пропавших солдат, но Вернер ничего не мог сделать. Он прекрасно понимал генерала, но на карту поставлено слишком много. И объяснить Энтони, Вернер тоже ничего не мог. Не поймет он подобных действий, наворотит дел и все завалит, а допустить этого нельзя.

Энтони — хороший солдат. Именно солдат и этим все сказано. Такие как он, нужны позарез, но им не хватает некоторой гибкости мышления. По их мнению, все решается легко и просто, но Уил знал, что это не всегда так. Вот и сейчас Энтони сидел перед ним и требовал предпринять хоть что-то.

— Что вы предлагаете, генерал, ворваться на планету официально признанную ничьей, а значит свободную для заселения?

— Почему бы и нет? — Энтони не видел причин, по которым они не могут так поступить. — Им значит можно врываться на наши планеты, а нам нельзя? Да и кто нам помешает: крейды, месополиане? Им нет дела до нашей войны, пока никто не трогает их. Давно уже пора перейти в наступление, а мы почему-то тупо защищаемся!

— С чего вы решили, что они на Сторлане, что их взяли в плен? Вы же сами утверждали, что Майлов не станет туда соваться с малыми силами и без прикрытия авиации. Они могут быть где угодно, если вообще живы.

— На Сторлан ведет много ниточек, и ты об этом знаешь.

— Вы неплохо осведомлены, — Вернер усмехнулся.

— Хуже чем хотелось бы. Знаешь, Уил, если ты не начнешь предпринимать хоть что-то, или, по крайней мере, ни объяснишь мне причину своего бездействия — я поступлю по-своему. И ты можешь догадаться, что я буду делать. У тебя есть два часа на размышления, — Энтони поднялся и вышел.

Вернер вздохнул. Порой, с генералом тяжело работать, особенно если приходится что-то скрывать. Он взглянул на монитор коммуникатора. Еще во время разговора пришло сообщение, прочитав его, полковник беззвучно зашевелил губами, извергая проклятья. Почему-то все пошло не так, как надо. Может Энтони прав: в конце концов, он действительно имеет дело с живыми существами, но за годы работы в управлении начал забывать об этом. Когда-то генералу тоже предлагали немного переквалифицироваться, но он отказался. Сказал, что дергать за веревочки — не его специализация. Но связавшись однажды с разведкой, отделаться от нее полностью не выйдет. Поэтому на базе и существовала группа 4-Х, находящаяся под личным контролем Энтони Грона.

Сейчас, Вернер ломал голову над тем, что же он сделал не так: недооценил или переоценил тех, на кого сделал ставку. Хотя случиться могло что угодно. Теперь, полковнику придется посвятить во все генерала. Что он на это скажет — догадаться не сложно. Вернер собрал документы в аккуратную стопку и вышел, закрыв за собой дверь на личный код.

Эрик проснулся от ощущения какой-то пустоты. Снаружи по-прежнему шумел дождь.

— Майкол, — по привычке окликнул майор, но ему никто не ответил. В груди нестерпимо защемило.

Он осмотрелся по сторонам в поисках Олин и, не увидев ее, лениво поднялся. Майор неуклюже пробирался среди солдат к спящему у двери Аири. В каюте творилось то, что называют: "где упал, там и уснул". Алик скрючился в кресле, поджав ноги и положив голову на подлокотник, Дил устроился у стола, рядом с ним лежала Эрга Корнит, притулив голову на груди у программиста. Из-за анатомических особенностей, небарианам было сложнее всего устроиться в тесной каюте не предназначенной для подобных целей, но никто не захотел подыскивать другое место для сна. Эрик потряс старшину за плечо.

— Ты не видел Олин? — спросил он, когда Аири открыл глаза.

— Была здесь, — старшина протер глаза. — Может в рубке…

— Буди всех, скоро выступаем.

Олин стояла под дождем на верхней ступеньке трапа. Завеса ливня скрыла кромку деревьев и превратила почву в жидкую грязь. Она думала о том, чем может завершиться их вылазка. Еще вчера они могли рассчитывать, что Лой снимет часовых, а Майкол вскроет двери, а сегодня придется действовать только грубой силой и надеяться, что ториане не ждут такой наглости. Хорошо еще, что у них есть Дил, и он сумеет взломать компьютеры и заблокировать связь базы с внешним миром. Но все это будет иметь значение лишь в том случае, если получится захватить диспетчерскую и штаб…

— Ты что, обалдела? Какого Акрика выперлась сюда да еще без шлема!

— Не кричи, — Олин обернулась к Эрику. По ее лицу текли капли дождя, волосы намокли. — Никто не станет меня убивать. Иначе там, — она махнула рукой в сторону свежих могил, — вместо Лоя лежала бы я.

— Вернись на челнок, — потребовал Эрик. — Еще успеешь выкупаться под дождем. Уже почти стемнело, через час выходим.

— Ты, правда, рассчитываешь захватить торианскую базу? — Олин стала рядом с Эриком.

— Почему бы и нет. Мы ведь делаем это не в первый раз. Ты боишься?

— Нет. Знаешь, после всего, что произошло, я поняла; смерть — это не то, чего следует бояться, гораздо страшнее, если честь умрет раньше тебя. Пусть лучше так — пытаясь что-то сделать и зная за что. В любом случае — мы дорого продадим свои жизни.

— Будем надеяться, что до этого не дойдет, — Эрик вздохнул. — Пошли, нужно сгрести все оружие, которое у нас есть, и обсудить последние детали.

Капитан кивнула в знак согласия. Она прекрасно понимала, что Эрик изо всех сил старается скрыть переживания, с головой погрузившись в текущие проблемы. Сейчас у него есть такая возможность, а потом все равно придется остаться один на один со своими эмоциями.

Аири добросовестно всех разбудил и теперь, вместе с Аликом и Алозовым подсчитывал имеющееся у них оружие. В наличие имелось с десяток плазменных гранат, штук пять нейтронных, плюс личное оружие у каждого — это “горелка”, лазерный автомат LSK-504 RF, два бластера, автомат “Керташ”, с бронебойными патронами и подствольным гранатометом, холодное оружие: мечи и десантные ножи, но этого все равно маловато, а еще нужно вооружить Алерга Хормина.

На челноке нашелся запасной "скелет", он был немного великоват, но все лучше, чем ничего. Эрик с сожалением отдал Хормину оружие Майкола. В глазах на мгновение мелькнула тоска, а по душе будто провели стальными когтями, но другого выхода не оставалось. Гранат не хватало даже на каждого по одной. Когда Алик собирался на вылет, он и подумать не мог, что в итоге ему придется штурмовать торианскую базу, а основная часть снаряжения Эрика осталось на взорванном челноке. Олин проверяла оружие, когда к ней подошел Аири. Он несколько секунд нерешительно топтался на месте, а потом произнес:

— Олин, я хотел извиниться.

— Не стоит, — капитан посмотрела на Аири. — Здесь у всех нервы на пределе. Нужно признать — я тоже перегнула.

— Нет, стоит. И дело тут вовсе не в нервах. Сам не знаю, что на меня нашло. Кровь в голову ударила.

— Скорее, в другое место. Сейчас это не так важно. Всякое бывает, так что успокойся и думай о том, что нам предстоит.

— А что об этом думать. Нам придется туго и все об этом знают, но другого выхода у нас нет.

Сейчас Аири не испытывал ни страха, ни ненависти, куда-то делся даже предогневой мандраж. Осталась только простая усталость, он хотел, чтобы все побыстрее закончилось, каким бы этот конец ни был.

Алик прошелся по челноку, прощаясь с ним. Он знал, что как бы сегодня все ни сложилось, полетать на этом корабле ему больше не доведется. В душе засела щемящая тоска. Больше всего, Алик любил высадку из космоса, когда сердце переполняет ощущение свободы и всемогущества, а в висках стучит кровь. Ему очень хотелось надеяться, что еще хоть раз доведется испытать подобные ощущения. Алик похлопал по внутренней обшивке челнока и спустился в мокрую мглу.

Эрик с солдатами стоял у могил своих друзей. Если сегодня все пройдет удачно, то вскоре они смогут забрать тела, а если нет, тогда никто не узнает, что на этой забытой всеми Космическими Силами планете находятся могилы солдат, и не сможет отдать им последнюю дань, так же, как и всем, кто сейчас стоит здесь.

Олин вспомнила слова Барнона о том, что все они здохнуть на какой-нибудь сраной планете. Сейчас, они как никогда походили на правду. Лица солдат светились решимостью, но это не решимостью того, кто собирается выжить любой ценой, а скорее того, кто хочет напоследок утянуть за собой побольше врагов. Такая решимость граничит с обреченностью.

— Извини, братишка, я знаю, что ты с ней не расставался, — произнес Эрик у могилы Лоя, закидывая на плечо, его снайперскую винтовку. — Но разбрасываться оружием мы сейчас не можем. И ты извини, — он повернулся к могиле Майкола. — Так уж вышло… Пора! — выдохнул майор. Ему не нравился настрой царивший в команде и свой собственный в том числе. Пока он не усугубился, нужно действовать. — Алерг, врубай свое творение…

Группа с трудом продвигалась через лес: под ногами чавкала грязь, то и дело кто-нибудь поскальзывался и норовил упасть, не смотря на ливень, стояла духота, вызванная повышенной влажностью. Энергоресурса на «скелетах» оставалось мало, но, тем не менее, майор принял решение, на некоторое время, включить маскировку. На случай, если за ними ведется наблюдение.

Олин угрюмо молчала, Эрик поторапливал отстающих, Алик глухо ворчал, продираясь сквозь буйную растительность. Тяжелее всего приходилось Эрику, так как он шел первым, и основная борьба с ветками выпала на него. Но, несмотря на все трудности, погода играла им на руку. Шум дождя и раскаты грома скроют звуки первых выстрелов и взрывов, а стена ливня позволит подойти незаметно. Вдалеке послышался шум океана. Подойдя к воде, все включили герметизацию на "скелетах". Дальше предстояло двигаться под водой, полагаясь на навигацию.

Проход на базу лежал через пирс, на котором было пришвартовано несколько грузовых катеров и прохаживались двое часовых. От них нужно избавиться в первую очередь. Олин с горечью вспомнила Лоя. Будь он сейчас жив, это не стало бы проблемой. Конечно, с такого расстояния можно попасть и с плазменной винтовки, но все вновь упиралось в погоду: из-за ветра и дождя легко промахнуться, а снять часовых необходимо сразу, иначе они успеют поднять тревогу.

В такой ситуации, надежнее всего, убрать их в рукопашную, тем более, что у Олин имелось для этого подходящее оружие, но майор не хотел даже слышать об этом. Ситуация не располагала к долгим спорам и, в конце концов, разум взял верх над эмоциями. Эрик согласился, но с тем условием, что он будет прикрывать ее. Капитан включила режим маскировки и стала бесшумно приближаться к часовым. Один стоял к ней спиной, другой боком.

Дежурство в такую ночь, не доставляло им никакого удовольствия, да и от кого охранять этот пирс: если десантники и решат напасть, то их целью станут ангары, штаб, но никак ни эти катера. Удар, нанесенный торианену, стоявшему к Олин боком, мечем в шею, заставил его понять, насколько он заблуждался. Второй часовой обернулся, заметив, что его напарник мешком рухнул на покрытие, и получил удар в грудь. Олин почувствовала, как под мечем хрустнули ломаясь ребра и торианен упал рядом со своим товарищем.

— Чисто! — произнесла она в рацию, убирая окровавленный меч.

Двое солдат скинули тела в воду и только после этого они двинулись к базе, туда, где призывно горели огни взлетно-посадочной полосы. На территории стояла подозрительная тишина. Эрик принял решение разделиться на три группы и нанести удар сразу в нескольких направлениях, чтобы как можно эффективнее использовать преимущество, которым они сейчас обладают.

Алик со своей группой направился на поиски оружейного склада. Его легко можно было узнать по яркому знаку "ВЗРЫВООПАСНО!" Они старались продвигаться в тени и избегать встречи с патрульными, но по мере углубления на территорию базы, делать это становилось все сложнее.

У склада дежурили четверо ториан. Долго церемониться с ними никто не собирался. Алик выделил среди них сержанта — его следовало оставить в живых, что бы он открыл дверь. Глупо не воспользоваться случаем, что бы пополнить свое вооружение. Под прикрытием темноты и погоды, капитан зашел торианскому сержанту в спину и, приблизившись к нему на минимальное расстояние, отдал приказ убрать рядовых. Распоряжение капитана выполнили незамедлительно и с удовольствием. Когда раздался первый выстрел, Алик подполз к торианену и резко дернул его за ноги. Сержант упал лицом вниз. Капитан приставил плазменную винтовку к его голове.

— Убери шлем и сними “скелет”, - приказал Алик. — И не смей ни с кем связываться — нам терять нечего! — торианен выполнил приказ. — Код замка.

— Я не знаю, — соврал сержант.

— Пусть так, — Алик навел плазменную винтовку на дверь склада. — Попробуем открыть без него.

Глаза торианена расширились от ужаса. Он слышал о том, что десантники МВК способны на любые безрассудства, особенно, если загнать их в угол, а этим, похоже, действительно, терять нечего, но что бы выстрелить в оружейный склад из плазменной винтовки — это уже слишком! Тем не менее, в интонации капитана слышалась решимость, и торианен посчитал, что не стоит проверять серьезность его намерений.

— Не надо! Я открою.

Алик подтолкнул его к двери. Он быстро открыл.

— Всего делов-то! — ухмыльнулся Алик. — Томас, Лекс, за мной. Остальные здесь. Ты тоже иди! — он втолкнул сержанта вовнутрь.

Найдя какую-то веревку, капитан связал пленного по рукам и ногам и усадил у стены. Капитан осмотрелся в поисках гранат. Скоро необходимость сохранять тишину отпадет, и тогда гранаты станут самым эффективным оружием. Так же, добрую службу могли сослужить огнеметы и гарпуны.

— Уходим, — скомандовал Алик, взяв все, что нужно.

— А этот? — Лекс Гринит указал на торианена.

— А этот останется здесь, — в голосе капитана прозвучала усмешка, не предвещающая сержанту ничего хорошего. — К чему он нам.

Отойдя от склада, Алик кинул в открытую дверь плазменную гранату. Торианен отчаянно пытался освободиться, но за имеющиеся у него десять секунд, ослабить надежные узлы, было не возможно. Прогремевший взрыв, оказался мощнее, чем рассчитывал капитан, и не смотря на то, что они успели отойти на довольно приличное расстояние, их все же немного задело ударной волной. Посыпались куски металлоконструкций, почти во всех зданиях на территории базы повылетали стекла. После первого взрыва, продолжали слышаться хлопки детонирующего вооружения. Где то в стороне тоже что-то взорвалось, и Алик понял, что это Эрик добрался до жилых блоков.

— Майор, что у вас? — связался с ним капитан.

— А ты не слышал? Хотя, твои действия заглушат кого угодно.

Целью майора стали жилые блоки. Захватывать их не имеет никакого смысла, главное, обезвредить как можно больше личного состава, поэтому он ограничился гранатами в окна, которые и так пострадали после взрыва оружейного склада. Естественно, все находящиеся в здании, погибнуть не могли, но кого-то ранило, кого-то убило и все события вместе, должны деморализовать ториан хоть на время, а в их ситуации, даже пара минут может сыграть решающую роль. Теперь необходимо двигаться к штабу. Пока что Эрик не получил доклад от Олин, но волноваться рано. Диспетчерскую необходимо захватить и при этом не уничтожить оборудование, по крайней мере все, а с этим могут возникнуть определенные сложности.

— Алик, продвигайся к штабу. Только будь поосторожнее, — майор понимал, что теперь ториане переполошатся и бросят все силы, какие только смогут собрать, на борьбу с непрошеными гостями.

— Майор, диспетчерская под нашим контролем, — доложила Олин.

— Отлично! — Эрик вздохнул с облегчением. — Теперь им никуда не деться. Отключите посадочную полосу, заблокируйте ангары.

— Уже сделано.

— Оставайтесь там, ториане могут предпринять попытку отбить ее, нельзя этого позволить. И попытайся связаться с базой. Конец связи.

В этот день, Мар Карон допоздна засиделся в штабе. Ему необходимо побыстрее разобраться с десантной группой МВК, находящейся возле его базы, и самое глупое в этой ситуации то, что он сам притащил их сюда, а теперь не знает, что делать. Все пошло не так, как он планировал. В чем-то, Ренг оказался прав — эти десантники просто сборищем психов! Подумать только: выстрелить в стыковочном отсеке из бортовой плазменной пушки! И как им удалось обойти систему контроля, блокирующую работу всех систем и вооружения на захваченном корабле!

Пытаться захватить их второй раз, полковник не мог. Поступок на крейсере говорил о том, что просто так они сдаваться не намерены, а в пылу схватки, Олин могла погибнуть — это Карону ни к чему, а Эрик уж точно не сдастся. Полковник не хочет повторения истории трехлетней давности, когда он пытался взять живым Коинта Таила. Такой исход его абсолютно не устраивает.

Остается лишь придерживаться первоначального плана и вынудить Эрика пойти на переговоры. Это займет много времени и сил, но оно того стоит. Он даже внедрил в группу своего агента, чтоб быть в курсе внутренних настроений и внести конфликт, правда, долго девушка не продержалась. Ну и ладно, не столь важно. Карон не думал, что они решатся напасть, по крайней мере, сейчас. Слишком безрассуден такой поступок. Да к тому же, им потребуется время, что бы прийти в себя после психологической атаки… У Карона сработал коммуникатор. Он тут же ответил на вызов.

— Полковник, мы их упустили, — раздался встревоженный голос.

— Как упустили! — Карон не поверил своим ушам. — Когда?

— Не могу сказать точно…

— Вы что, обалдели! — Карон подскочил с кресла. — Я с вас живьем шкуру спущу! Немедленно возвращайтесь на базу!

Теперь, необходимо усилить охрану базы. Полковник уже хотел отдать соответствующие распоряжения, когда пол под ногами вздрогнул от мощного взрыва, стекла в окнах повылетали вместе с рамами. Карон уткнулся лицом в стол и прикрыл голову руками. Снаружи раздались еще несколько взрывов, и он понял, что это сдетонировал оружейный склад.

— Полковник, — в кабинет влетел взъерошенный лейтенант, — диспетчерская…

— Какая диспетчерская! У нас склад с оружием взлетел на воздух, или ты не заметил?!

— Да взгляните же! — лейтенант махнул рукой в сторону окна.

Казалось, от волнения он забыл, что перед ним находится полковник. Карон повернулся в ту сторону, куда указывал его офицер и остолбенел на месте — над диспетчерским пунктом развивался флаг МВК.

— Жилые блоки взорваны, — продолжил доклад лейтенант. — Нужно организовать оборону, собрать всех, кто может держать оружие в руках… — Карон, казалось, его не слышал и никак не мог прийти в себя от шока.

Проникнуть в диспетчерскую, не составило труда. Двоих часовых сняли быстро, больше никого вокруг не было. Олин не понимала, почему ториане не усилили патрули, когда рядом находится противник, скорее всего, это объяснялось тем, что они не предполагали нападения. По крайней мере сейчас.

Проблемы начались внутри здания: кроме трех диспетчеров, там оказалось четверо пилотов вооруженных автоматами с бронебойными патронами. Реакция у них оказалась гораздо лучше, чем у разомлевших от безделья патрульных. Они молниеносно выхватили оружие и открыли огонь. Один из диспетчеров, кинулся к коммуникатору, но Аири успокоил его выстрелом из лазерной винтовки. Огонь приходилось вести осторожно, чтобы ни задеть оборудование, которое могло пригодиться, ториане же мало об этом беспокоились. Два оставшихся диспетчера, спрятались под стол. Капитан приказала вести огонь из автоматов, что бы нанести наименьший урон оборудованию. Пилотские "скелеты" имели не такую прочную броню, как десантные и пробивались гораздо легче.

— В кольцо их! — Олин присела на одно колено и перезарядила автомат. В это время, Аири прикрывал ее. — Цельтесь в голову.

Уклоняясь от пуль и прячась за углами, им удалось окружить ториан. Один из них уже лежал изрешеченный, еще одного ранили в живот, двоим другим, пока везло, но это везение скоро закончилось. Когда раздался первый взрыв, они рефлекторно отвлеклись на него, и это стоило им жизни. Последний пилот, прежде чем упасть замертво, успел несколько раз выстрелить в Эргу Корнит, одна пуля попала в ногу.

— Вот же хренотень! — Эрга присела на стул у пульта и вколола анестетик. — Жаль, нельзя было пару гранат сюда швырануть.

— Да уж! — Олин осмотрелась. — И так все разворотили, — из трех пультов, целым остался только один.

— А с этими что? — Хормин вытащил диспетчеров из их укрытия.

— Догадайся, — бросила ему капитан.

— Может…

— Никаких может! В расход их. Привыкай — это тебе не товар по складам тырить.

Хормин вздохнул и подтолкнул ториан к подсобному помещению. Его коробило от полученного приказа, но не подчиниться он не мог. Раньше Хормину приходилось участвовать в перестрелках, но в них никогда не доходило до убийства, тем более вот такого, но он сам попросился с десантниками и идти на попятную уже поздно.

Хормин наставил на пленных автомат. Перед глазами проплыла картина развороченного и горящего космопорта и изувеченные тела тех, кто раньше помогал ему в нелегкой деятельности контрабандиста, лицо майора, тащившего на себе раненого друга, боль в глазах оскорбившего его десантника… Вся жалость мигом улетучилась, и он нажал на курок. Но на душе все равно остался неприятный осадок, и руки слегка вздрагивали. Хормин вышел из подсобки и закрыл за собой дверь.

— Остальные трупы туда же, — пока Хормин исполнял роль палача, Олин успела связаться с Эриком, а Рина Гордон заблокировала ангары и отключила полосу.

— Олин, возьми, — Аири протянул ей флаг МВК, прихваченный с челнока. — Я думаю, пора его вывесить.

— Почему я? У каждого из вас столько же прав на это, если ни больше.

— Потому, что ты. Ты старшая по званию, да и вообще — это твое право.

— Хорошо! — капитан с гордостью приняла флаг. — Рина, наладь связь с нашей базой, я быстро!

Капитан поднялась на крышу и, сбросив торианский флаг, вывесила свой. Ее переполняли гордость и ликование. Сверху отлично просматривались и горящие жилые блоки, и то, что осталось от оружейного склада, и бегающие в панике ториане. Сейчас Олин знала, что совсем скоро над вражеским штабом будет колыхаться их флаг вывешенный Эриком.

— Капитан, есть связь с базой, — доложила Гордон, когда она вернулась.


Глава 17

Энтони был вне себя от ярости. Конечно, он ожидал услышать нечто подобное, но все же…

— Как вы посмели, Акрик вас подери! Почему вы не поставили меня в известность? Неужели нельзя обойтись без ваших выкрутасов!

— Нельзя. Если бы мы просто напали на эту базу, ториане успели бы уничтожить всю информацию и благополучно скрыться. Сами понимаете — пробиться к планете не просто, а так…

— А так, одна из моих лучших групп пропала безвести, — закончил Энтони за Вернера. — Почему ты не сказал, что вы следите за ними, что знаете, где они находятся?

— Следили, — поправил его Вернер. — Этот вопрос не по адресу. Спросите у генерала Телиана, почему он не посчитал нужным вас проинформировать.

Энтони вздохнул. Он и так знал, почему Нотэл Телиан решил действовать втайне от него. Энтони ни за что не дал бы своего одобрения на подобную операцию. Конечно, его слово мало что значило перед управлением, но окончательно портить отношения с Энтони, Телиан не хотел.

— Ладно, хрен с ним, но ты же мог проинформировать Майлова, у вас же была с ним связь, почему вы этого не сделали?

— Вы ведь знаете, с ним общался только Коинт, а после его гибели, он получал приказы через вас. Мы не вступали с Майловым в контакт. Да и к тому же, ничего не зная, он не сможет ничего рассказать, его поведение будет естественным, и он вряд ли сделает что-то не так.

— Если он еще в состоянии что-то сделать…

— Генерал, — в кабинет влетел запыхавшийся связист, — ваш коммуникатор не отвечает, а там капитан Таил на связи…

— Я иду! — Энтони подскочил с кресла. До центра связи он буквально добежал. — Энтони Грон слушает, — он втиснулся на место связиста. — Олин, где вы?

— Торианская база на Сторлане, — голос капитана звучал довольно бодро и это успокаивало.

— Где Майлов?

— Штурмует штаб. Диспетчерская в наших руках.

— Обстановка в команде?

— Эрга Корнит — ранение в ногу, старшина Майкол Пирсон и рядовой Лой Ромс — убиты.

— Ясно, — Энтони бросил недобрый взгляд на стоявшего рядом Вернера. — Олин, постарайтесь извлечь из их компьютеров всю информацию, какую только сможете, и держитесь, скоро будет подкрепление, только продержитесь!

— Мы теперь не выпустим эту базу, — пообещала капитан. — Можете в этом не сомневаться, генерал.

— Хорошо. Пусть Майлов свяжется со мной сразу, как только у него появиться возможность. Конец связи, — Энтони сам не знал почему, но он верил, что они действительно не выпустят эту базу.

— Ну что, дела обстоят не так уж плохо?

— Двое погибших — это хорошо? — Энтони встал и направился к выходу. Его начинало раздражать присутствие Вернера.

— Могло быть и хуже.

— Один из них снайпер — по-твоему, я их на деревьях выращиваю?

— Не волнуйтесь вы так, — полковник прикрыл за собой дверь, — пришлем мы вам нового, еще получше. Это допустимые потери…

— Что? — генерал остановился и резко обернулся. — Допустимые потери? А может, расходный материал? Давай уже, называй вещи своими именами! А если б на их месте оказался я — это тоже было бы для тебя допустимой потерей? Это для вас, кучки штабных присосов, они — боевые единицы, а для меня — живые солдаты, я смотрел им в глаза, отправляя на задание, я помню их необстрелянными новичками, только из центра! Я тебя помню новичком, только их теперь нет, а ты превратился Акрик знает в кого! Не хочешь встретиться с Майловым и ему сказать, что гибель его друзей — допустимая потеря? Уил, лучше скройся с моих глаз, а то я за себя не ручаюсь!

— Именно это я и собирался сделать. Я свяжусь со своими, пусть высылают группу, и сам слетаю туда, гляну, что к чему. А вам нужно успокоиться.

Энтони ничего не ответил и поспешил скрыться в своем кабинете. Сейчас он предпочитал не находиться рядом с Вернером, что бы не довести дело до мордобоя.

Мар Карон по-прежнему оставался в своем кабинете. Возле штаба шла перестрелка, слышались звуки взрывов. Нормальную оборону организовать так и не удалось: жилые блоки взорваны, часть офицеров погибла, оружие уничтожено вместе со складом, связь с орбитой — обрезана, ангары с кораблями — заблокированы. Те, кто еще мог держать оружие в руках, подтянулись к штабу и отстреливались от противника, надежно укрывшегося в руинах здания напротив и поливавших их шквальным огнем. Солдаты пребывали в полушоковом состоянии — нападения никто не ждал, многие даже не успели надеть "скелеты".

Карон осторожно выглянул в разбитое окно, но вспышка плазменной гранаты, заставила отпрянуть его назад. В голове не укладывалось, как такое могло случиться: их не больше двадцати, а они превратили секретную базу в руины. Полковник вспомнил слова Ренга о том, что итог шантажа может оказаться не таким, как ожидается. Так оно и вышло… Атаковать базу — безрассудно! Будь у него хоть десятая часть их безрассудства и отчаяния, сейчас все было бы по-другому…

Карон заметил, что снаружи все стихло, и внутри у него похолодело. Каким-то шестым чувством он знал: все те, кто охранял штаб — мертвы, они лежат там изувеченные и окровавленные, либо от них и вовсе мало что осталось вследствие плазменного взрыва, и он был недалек от истины. Дверь кабинета резко распахнулась, и в нее ввалились два майора и один капитан из штаба полковника, а за ними вошли двенадцать десантников МВК.

— Не ждал, мразина! — произнес старший по званию, судя по знакам отличия, майор. — Руки подними, — он наставил на Карона плазменную винтовку, и тому ничего не оставалось, кроме как подчиниться. — Ты ведь хотел, чтоб я пришел поговорить — вот я, рад? Вижу, не очень. Дил, компьютеры, — отдал приказ Эрик, а затем связался с Олин. — Капитан, штаб наш, сопротивление сломлено. Ты наладила связь?

— Так точно. Генерал приказал держать базу, а тебе связаться с ним сразу, как только сможешь и позаботиться об информации.

— Дил уже этим занимается. Оставь в диспетчерской троих и подходи в штаб.

— Буду через пять минут. Конец связи.

— Командир, думаю, вам стоит на это взглянуть! — окликнул Эрика Дил, не отрываясь от работы.

— Что там еще? — майор подошел к нему и заглянул в монитор.

— Вот, — программист вывел данные. — Это информация о разработках, а это им на кой хрен сдалось?

— Не знаю…

Глядя на высветившиеся генкарты, под кодом «секретно», Эрик вспомнил разговор с Доланом. Он утверждал, что торианская разведка интересуется им, но зачем — не имел никаких предположений. Как видно — не им одним.

— Копируй, после разберемся, — приказал майор.

— Это еще не все, — Дил вывел на монитор новый файл. — Вот этого я вообще не понимаю.

— Оно тебе надо, понимать? — Эрик бегло просмотрел данные. — Твое дело умыкнуть, а что оно значит, пусть управление разбирается.

— Но тут же… — попытался возразить программист.

— Выполняй приказ! — осек его майор. — А вопросы потом. И базу данных, после, почистить не забудь. Ни к чему оно там.

— Будет сделано, — Дил вернулся к работе.

— Эрик, ты ничего не забыл? — осведомился у майора Алик, когда он отвернулся от монитора.

— Вроде нет.

— А вот это? — он подал ему флаг. — Как последний штрих. Конечно, капитан сделала это первой, но ведь не над штабом…

— Не спускай глаз с этих тварей!

За шлемом не было видно лица майора, но и так понятно, что оно сияет от восторга. Карона коробило от вида ликующих врагов. Ему хотелось предпринять что-то такое, чего они от него никак не ждут, что доказало бы — он тоже способен на отчаянные поступки и у него есть честь и гордость. Полковник постарался, как можно осторожнее опустить руку и потянулся к столешнице, туда, где находилась активация самоликвидации базы. До нее оставалось совсем немного, когда он почувствовал резкий удар в висок и провалился в звенящую темноту.

Первое, что бросилось в глаза прибывшим на захваченную базу "управленцам"- это гордо развевающиеся флаги МВК. Дождь закончился и вверх поднимался пар. Влажный воздух пах гарью и кровью. В свете дня, разрушения выглядели впечатляюще: относительно целыми остались только штаб и диспетчерская. Уил Вернер лично возглавлял свою команду. Энтони успел предупредить Эрика на его счет и дать некоторые инструкции по поводу информации, которую им удалось извлечь из вражеских компьютеров. Эрик и Олин встречали командование на посадочной площадке. Захваченных ториан держали под охраной, всю базу прочесали несколько раз, но больше живых на ней не обнаружили. На рассвете можно было наблюдать бой, проходящий на орбите. Дилу удалось перепрограммировать систему обороны на свои коды, и теперь ториане не могли подойти к базе.

— Майор Майлов и капитан Таил, я полагаю? — Вернер спустился с корабля и подошел к встречающим его офицерам.

— Так точно, — Эрик отдал честь.

— Да расслабьтесь вы. Можете убрать шлемы — охраной теперь займутся мои ребята, а ториане, пока, все равно не сунутся — им теперь предстоит пережевывать случившееся. Отзывайте своих молодцов — вы отлично поработали.

— Не стоит сильно рассчитывать на передышку, — Эрик убрал шлем. — И вы об этом прекрасно знаете. Олин, оповести всех, пусть собираются у штаба.

— Пройдемте к вашим пленным, — предложил Вернер. — А где же капитан Стрелин?

— Он охраняет ториан. Один из них уже пытался кое-что выкинуть.

— Понятно… — Вернер внимательно осматривал руины, в которые превратилась торианская секретная база. — Полагаю, вы отбили ему желание к подобным действиям?

Вместо ответа Эрик усмехнулся, вспомнив, как Алик присадил полковнику в висок кулаком, не снимая перчатки. Он тогда уже начал думать, что Карон не очухается, но эта тварь оказалась на редкость живучей.

— Знаете, я ведь прилетел сюда, в основном, из-за вас двоих, где мы можем поговорить?

— В этом штабе, теперь полно свободного места. — Эрик пропустил Вернера в штаб первым, потом вошла Олин, и лишь после этого зашел он сам. — С этим проблем не будет.

— Ну, что ж, — Вернер открыл дверь в первый попавшийся кабинет. — Думаю, Энтони Грон успел вам кое-что объяснить, — полковник не стал занимать кресло, в котором еще недавно сидел торианский офицер, а опустился на диван в углу. — Информация у вас?

— В полном объеме, — Эрик протянул Вернеру кристалл.

— Оставьте у себя, так надежнее. К сожалению, я не могу доверять тем, с кем работаю, а на вас можно положиться.

— С чего это столько доверия? — вступила в разговор Олин, которая, до этого времени не проронила ни слова.

— Капитан, хоть мы и видимся в первый раз, но я вас очень хорошо знаю. Такая уж работа. И теперь, я могу с уверенностью сказать, что не ошибся.

— Так значит, вы подстроили все это, — сделала вывод Олин. — А генерал в курсе?

— Теперь — да. Нужно признать, он здорово переполошился, когда вы исчезли, да и меня вы заставили поволноваться: никто не ожидал, что вы отколите такой номер, расчет делался немного на другое…

— Расчет? А вы делали расчет на то, что двое наших останутся лежать в этих проклятых лесах? И выбрали вы нас лишь потому, что у меня есть то, что нужно торианам. И все. Вот и весь ваш расчет! Понапихали "глаз" на корабль — это ведь были ваши? — Вернер утвердительно кивнул. — А об этом вы знали? — Олин протянула ему кольцо. — Ну, конечно же, знали, только вот ошибочка вышла — я не могу его открыть.

— Можете. Просто обычный считыватель его не расшифрует, да вы и сами об этом уже знаете. Сейчас мы поднимемся на мой корабль и посмотрим что на нем. Не будем терять время…

Уил расхаживал по офицерской каюте своего корабля. Это был бомбардировщик ВF-200S.T., оснащенный фато-нейтронно-ковровыми бомбами, лазерными и нейтронными орудиями для ведения воздушного боя и усиленной броней. Он мог взять на борт восемнадцать пассажиров, но обладал слабой маневренностью, как и любой корабль подобного класса.

На кристалле, который передала Олин Стила, оказались координаты на поверхности, но где именно эта поверхность находится — обозначено не было. Эрик вызвал Дила, чтобы он попытался найти скрытые файлы. Дил кропотливо пытался отыскать дополнительную информацию, но у него ничего не получалось.

— Нет здесь больше ничего, — наконец сообщил Дил. — Кто-то любил перестраховываться и не стал хранить все в одном месте.

— Вот зараза! — Вернер остановился. — Неужели, придется начинать все с начала… Что, совсем ничего?

— Не совсем, — Дил немного смутился и не смог сдержать улыбки. — Тут что-то вроде записки…

— Дай взгляну, — Вернер оттеснил его от монитора.

Послание было совсем коротким: «Не суши зубы, разведка! Все не так просто, еще побегаете». Уил ухмыльнулся. Это было в духе Коинта.

— Майор, а вы не знаете, где могут находиться недостающие данные? — обратился полковник к Эрику.

— Знаю. Олин, дай авеол.

Олин сняла с руки украшение и отдала Эрику.

— Здесь, — он протянул его разведчику.

— Так чего ж вы молчали? — возмутился Вернер.

— А меня никто не спрашивал. К тому же, я не уверен. Может здесь, а может, еще где…

Полковник бросил на майора косой взгляд и ничего не ответил. На кристалле находилась карта звездной системы Ка́ссия, оставленной корэанцами больше двадцати лет назад из-за гибели единственной пригодной для жизни планеты, являвшейся тогда центральной. Ториане напали на Корэ́ллу, неожиданно. Схватка была жестокой, пока шел бой, часть населения удалось эвакуировать, а потом они применили орбитальные пушки и уничтожили планету вместе с теми, кто не успел ее покинуть.

Коинт Таил покидал Кассию последним, вместе с Энтони и Телианом. Его жена погибла, пытаясь спасти информацию, а дочь бесследно исчезла, исчезло и то, что Таил, обещал передать коалиции, и все решили, что технологии там же, где и ребенок. Начались поиски, но Таил упорно молчал и не с кем не хотел делиться информацией. Зашевелился он лишь тогда, когда возникла угроза жизни Олин.

Никто не мог понять, как информация просочилась к торианам, если даже разведка не знала, где она находиться. Узнать тогда удалось не много, с уверенностью можно было сказать лишь то, что у Олин ничего нет. Утечка информации стала очевидной, еще до гибели Корэллы, но вычислить продажную мразь, оказалось не просто и пришлось стать более осторожными. Генерал Таил погиб, так ничего и не сказав, но, как видно, кое-кого он все же успел предупредить и подстраховаться.

Когда уничтожили Корэллу, Вернеру было семнадцать, и он только готовился к поступлению в подготовительный центр МВК, а вот его старший брат уже служил и погиб, защищая лабораторию при Разведуправлении, и все оказалось бесполезно. Вернер не хотел покидать планету, до последнего и требовал, что бы ему выдали оружие. Он прекрасно помнил, как Коинт Таил, бывший тогда капитаном, буквально за шиворот затолкал его на корабль и приказал солдатам не спускать глаз "с особо шустрого". Сам он прикрывал отход челноков и ели успел покинуть Корэллу вовремя. Что ж получается, Таил спрятал технологии в Кассии? Это весьма разумно: оставшиеся планеты не пригодны для жизни, да и не хотелось туда возвращаться после случившегося.

Корэлла — утерянный дом и целое поколение, брошенное в пекло войны, разбросанное по галактикам, лишенное твердой веры в завтрашний день и надежды, что он вообще наступит, поколение, воспитанное войной, поколение, которому стало нечего терять и что самое главное — никто не возражал против такого положения дел… Вернер вздохнул: они не первые, кто так живет, и последними им тоже не стать. Так было, есть и будет. Корэанцы — это раса рожденная огнем войны и в этой войне ей суждено сгинуть. Да и вряд ли кому-то из них нужна другая жизнь — они не смогут ее принять, и Олин Таил тому подтверждение.

— Полковник, что будем делать? — отвлек Эрик, Вернера от размышлений, которые уже отошли от нужной темы.

— Искать. Технологии нужно найти, и времени у нас на это мало, — Вернер вывел на монитор компьютера современную карту Кассии и сравнил с той, которая на кристалле. — Видите, здесь раньше была Корэлла, теперь образовался пояс астероидов, — полковник несколько секунд помолчал. — А здесь и здесь, находились два спутника: Аласе́р и Алаго́р. Алагор разрушился вместе с планетой, а Аласер изменил орбиту — его притянул Бо́рел. Эта карта составлена уже после гибели Корэллы, и она более поздняя, чем моя навигационная. На моей Аласер не указан, как большое космическое тело, а здесь дана точная траектория его движения с просчетом всех возможных изменений в связи с воздействием гравитационного поля Борела.

— Вы думаете, то, что вам нужно, находится там? — Олин внимательно изучала карту, составленную ее отцом.

— Не знаю, — Вернер отключил компьютер. — Нигде не указано, что технологии находятся там. Мы что-то упустили. Эрик, подумай хорошенько, что тебе говорил генерал — он должен был оставить какую-нибудь подсказку.

Майор задумался. Он пытался вспомнить свой последний разговор с Таилом. Тогда майор только оправился после ранения. Таил вызвал его к себе в кабинет и сообщил, что дает ему два месяца отпуска — Эрик без слов понимал, где он должен провести это время. Еще генерал сказал, что это будет его последний визит к Олин. Он дал Эрику авеол и соответствующие инструкции на его счет, кроме авеола, Таил ничего не оставлял, правда, произнес на прощание довольно странную фразу:

— Запомни, ничего не может исчезнуть бесследно, что-то всегда остается. Главное, помнить откуда мы родом.

— Генерал, я вас не понимаю… — попытался уточнить Майлов.

— Поймешь, когда придет время…

Эрик ушел. После этого, ему действительно не приходилось отлучаться, и генерала он больше не видел живым. Эрик долго ломал голову, что же могли означать прощальные слова генерала, но так и не нашел в них никакого смысла, хотя прекрасно понимал, что Таил ничего не говорил просто так.

— Скорее всего, технологии действительно спрятаны на выделенном спутнике, тем более, что здесь есть траектория его движения. У генерала имелось предостаточно возможности вернуться в заброшенную систему, — высказал свои предположения Эрик

— Ну что ж, у нас есть траектория движения спутника, есть координаты на его поверхности, остается только забрать технологии. Отправляйтесь.

— Прямо сейчас? — уточнила Олин

— А когда еще? Не следует с этим тянуть.

— К чему такая спешка, полковник? Информации у ториан нет, мы могли бы слетать на Гристон, показаться генералу…

— На это нет времени. Если враг не владеет информации сейчас — это не значит, что он не получит ее через час. Поверьте моему опыту — не стоит тянуть с подобными вещами, а послать, кого-нибудь другого я не могу по вполне понятным причинам.

— Можем мы хотя бы узнать что там?

— Этого я и сам не знаю, капитан. Ваш отец умел хранить секреты. Собирайте свою команду и отправляйтесь в Кассию, а оттуда сразу на Эврум, доставите все в Разведуправление. Полетите на этом корабле.

— Мы никуда не полетим, пока не заберем тела своих солдат, — категорично заявил Эрик.

— Это сделают и без вас. Просто оставьте координаты.

— Я же сказал — мы никуда не полетим. Это не просьба, полковник, если вы меня так хорошо изучили, то должны это понимать.

— А вы, капитан, тоже считаете, что на это есть время? — обратился Вернер к Олин.

— На это всегда есть время. А вообще, вам лучше не знать, что я считаю по поводу этого всего. Я ведь могу и отказаться сотрудничать.

— Не думаю, что у вас есть такая возможность. Нам не так просто отказать.

— Правда? Почему же тогда вы не смогли заставить моего отца отдать технологии? Вам нужен мой генкод, и поэтому вы пойдете на уступки, тем более, мы просим не так много.

— В чем-то вы правы, — Вернер слегка усмехнулся. — Ладно, у вас есть час, а я пока отправлю пленных на Эврум и свяжусь с генералом Гроном. Идите.

Эрик и Олин отдали честь и вышли. Вернер усмехнулся. Упрямства этим двоим не занимать. Все-таки он не просчитался. Теперь генерал Телиан предложит им работать на управление, но, вероятнее всего, они ответят то же, что и Энтони в свое время. По их лицам видно: они не принимают тех методов, которые использует управление. Хоть и понимают, что оно вносит свой ощутимый вклад в эту войну, предпочитают держаться от него на расстоянии. Но не вышло — жизнь распорядилась иначе, а вернее — война.

Вернер вышел из офицерской каюты и спустился с корабля. Дела не ждут. Настойчивое требование Эрика напомнило полковнику, как перед вылетом он зашел в кабинет к Энтони и застал его за заполнением каких-то документов. Это оказались личные дела погибших. Среди бумаг был приказ о присвоении рядовому Лою Ромсу звания сержанта. Энтони взял его и в углу от руки приписал: "посмертно". Что-то тогда в Вернере дрогнуло. Он начал забывать каково это, когда на твоих глазах гибнут солдаты, а за эти смерти он чувствовал свою ответственность. В тот момент ему захотелось послать управление по тому же адресу, по которому его самого послал Энтони и вернуться к обычной службе. Там все настоящее: любовь, дружба, ненависть. Служа в Десантных Силах, он знал зачем живет и за что будет умирать. А теперь все стало размытым, лицо врага растворилось за ворохом документов и информации, которая, по сути, нужна только управлению. Вернер привык командовать другими, играть их жизнями, использовать и бросать на смерть. И сейчас, глядя на этих офицеров, он почувствовал всю мерзость, того, что делает, а вернее, как делает. Раньше полковник считал, что основную работу выполняет управление, теперь он понял, насколько заблуждался.

— Штабные присосы, — пробурчал Вернер себе под нос, подходя к помещению, где заперты пленные. — Только готовым пользуемся, — часовые с удивлением смотрели на него — таким полковника они еще не видели.

Когда тела Майкола и Лоя отправили на Гристон, с души у Эрика будто спал тяжкий груз. Пленных уже забрали на Эврум. Вернер поторапливал с вылетом, словно опасался чего-то.

— Как только что-то выясните, сразу свяжитесь со мной, если связи не будет, тогда с Гроном, но сюда не возвращайтесь, — отдал последние распоряжения полковник. — Ну, все, давайте!

Вернер проводил взглядом корабль, пока тот ни скрылся из виду и, вздохнув, направился к штабу, здесь еще много работы, и сделать ее нужно как можно скорее, пока торианам не взбрело в голову отбить свою базу.

Получив звание подполковника, Сеил Ренг возглавил войска атакующие Эврум. Как он и предполагал, план полковника Карона провалился. Собственно, чего и следовало ожидать. За свою самонадеянность, Карон расплатился свободой и ценными данными. Ну, ничего, Ренг намеревался вернуть все обратно, да еще и технологии Темгатов прихватить. «Сливщик» уже сообщил, приблизительное время, когда их должны доставить в Разведуправление. К атаке все готово, силы подтянуты. Провала быть не должно.

Алик мерил шагами офицерскую каюту. Эрик находился в рубке управления и вместе с навигатором корректировал курс. Олин сидела в кресле и ждала, когда капитан начнет выказывать свое недовольство.

— Туда-то мы, за каким Акриком тащимся? — наконец произнес он. — Только не говори, что не знаешь!

— Чего ты бесишься? — Олин вспомнила Эрика недобрым словом. Сам смотался, а ее оставил объясняться с Аликом. — Мы выполняем свою работу: нам приказали — мы летим.

— Я не спрашиваю — почему, я спрашиваю — зачем.

— За технологиями Темгатов, — Олин в упор посмотрела на Алика.

— Брось свои шуточки! — капитан присел напротив. — Или ты серьезно? Но как вас угораздило врюхаться во все это? — теперь все события, случившиеся с ними за последние несколько дней, обрели смысл и выстроились в логическую цепочку.

— Не задавай идиотских вопросов, — Олин закинула ногу на ногу. — Ты не первый год служишь на Гристоне, должен знать, какие ходят слухи. Раздели их на два, и получишь правду.

— С вами не соскучишься! — Алик криво ухмыльнулся. — Вот только мне это все сто лет бы не снилось. Я не хотел ни во что впутываться — и так неплохо жилось.

— Алик, ты уже достал! Я тоже могла бы прожить без этого, но меня никто не спрашивал. Ты лучше подумай, почему Грон отправил за нами именно тебя?

Алик хотел что-то ответить, но передумал и только тяжело вздохнул. Он и раньше подозревал, что крепко повязан с Эриком. Капитан знал, что Эрик впутан в дела Коинта Таила, но предпочитал не вмешиваться ни во что. Замечание Олин, в очередной раз натолкнуло его на подозрение. Ведь действительно, почему? Эрик мог взять любой корабль из космопорта и вернуться на нем…

— Хоть узнать бы, сколько времени прошло на Гристоне с тех пор, как я улетел. А то уже сбился со счета, да и как тут посчитать…

— Наверное, суток двое, — Олин откинулась в кресле. — Что это тебя так волнует время?

— Просто интересно.

— Так, — в каюту вошел Эрик, — минут через двадцать будем на месте. Нужно решить, кто пойдет с нами. Алик, ты уже в курсе?

— В общих чертах.

— Значит, идем мы трое, Дил, раз впутали уже и его и Риглас. Остальные будут ждать нас на корабле, ни к чему всем тащиться. Олин, ты что думаешь?

— Мне все равно, решай сам, — равнодушно произнесла Олин.

— Что еще за психи? Ты же не ребенок, должна все понимать.

— Я тебе ничего не должна, а вот ты должен был кое- что сделать, но почему-то посчитал это лишним.

— Пойду, скажу Ригласу и Оуну, пусть готовятся, — Алик поднялся со стула.

Ему совсем не хотелось становиться свидетелем очередного скандала между Эриком и Олин. Из-за того, что его комната находилась рядом с комнатой Таил, он наслушался их достаточно.

— Почему ты мне ничего не говорил? — произнесла Олин, когда Алик вышел. — Ты же все знал!

— Далеко не все. Про информацию я только догадывался. Я не хотел, чтоб ты оказалась втянута во все это.

— Как видишь, твое желание никто не учитывал. Эрик, хватит всей этой свистопляски — я хочу знать всю правду и ты мне ее расскажешь.

— Да не могу я тебе сказать ничего нового. Я понимаю не многим больше тебя. После центра, я служил под командованием твоего отца, однажды, он кое о чем меня попросил. Он умел просить так, что бы отказать не смогли. Генерал рассказал мне о технологиях, правда, что это конкретно, он так и не сказал. Когда я видел его в последний раз, генерал отдал мне авеол, а потом он погиб. Кстати, исчез я тогда именно по этому. Мне пришлось возглавить команду. Что произошло, за тот месяц пока меня не было на Гристоне — я не знаю, а Нилион так и не рассказал. Говорят, что твой отец тогда ошибся, но иногда, мне кажется, что он знал, чем все это закончится… Я ведь тебе все это уже говорил, а добавить мне нечего.

В глазах Олин читалось недоверие. Эрик не собирался ее ни в чем убеждать, прекрасно зная, что это бесполезно. Вскоре они должны прибыть в Кассию. Алик, Дил и Аири, находились в рубке, Олин и Эрик присоединились к ним. Выйдя из гиперпространства, в глаза сразу бросилось тягостное запустение. Здесь не было патрульных кораблей, орбитальных станций, или спутников связи. В холодном пространстве безмолвно плавали мелкие останки кораблей, которые не посчитали целесообразным забирать даже на металлолом, и группа астероидов — единственное, что осталось от некогда процветающей планеты, символа и прародителя всех корэанцев.

— Вот здесь, наверное, точно есть призраки, — тихо проговорил Аири.

От всего этого у него прошел мороз по коже. Сам он родился и вырос на одной из орбитальных станций в системе Цэа-Квал, своих родителей, как и многие, потерял в детстве, а о событиях в Кассии знал то же, что и все остальные, но брошенная система, производила тягостное впечатление. Теперь Аири понимал, почему никто не хочет сюда возвращаться: тяжело видеть последствия своей самонадеянности. Из тех событий сделали соответствующие выводы, стали осторожнее, но исправить прошлые ошибки, уже нельзя.

Олин с грустью смотрела на астероидный пояс. Корэллу она совсем не помнила, но в душе что-то дрогнуло. Возможно, это та самая генетическая память, а возможно — банальная обида за то, что ее лишили дома, семьи, забросили на всеми забытую планету и оставили там на долгие годы один на один с непонятной тоской и тягой к звездам. А еще Олин с новой силой захлестнула лютая ненависть к торианам, которые и были всему виной.

— Будем прыгать? — поинтересовался Дил, когда они подошли к Аласеру.

— Зачем? Спокойно сядем недалеко от места, а там пройдемся, — ответил Эрик.

— Не люблю спутники и астероиды, — пробурчал Алик. — Никогда не знаешь чего там ждать.

— Будто где-то еще мы знаем чего ждать, — Эрик закрыл шлем. Они начали осторожно опускаться на поверхность.

Пройтись пришлось дальше, чем рассчитывал Майлов; поблизости не оказалось подходящего места для посадки. Олин сверилась с координатами, которые Дил успел ввести в базу данных ее "скелета".

— Кажется здесь, — капитан окинула взглядом скалу, перед которой они остановились.

За это время, Аласер начал обзаводиться зачатками собственной атмосферы. Дышать на его поверхности еще нельзя, но возможно, скоро он станет вполне пригодным для жизни, вот только вряд ли кто-то захочет сюда возвращаться. Эрик старался не думать, что сейчас он находится там, откуда началась история Коалиции. Эти мысли будили в нем только ярость.

Он внимательно осмотрел горизонтальный отвес. Если верить карте, то за ним должен находиться тайник, но нигде нет даже намека на дверь, или на то, как ее найти. Майор исследовал скалу сантиметр за сантиметром, но все оказалось бесполезно.

— Может шарахнуть по ней пару раз, — предложила Олин.

— Бесполезно, — отверг ее предложение Эрик. — Ты не знала своего отца — он наверняка что-то придумал, что бы таким способом тайник не открыли.

— Зато ты знал его слишком хорошо, — в интонации капитана чувствовалась обида.

— Нужно найти панель, а там уже разберемся, — майор проигнорировал замечание.

— Да нет здесь, скорее всего, никакой панели, — высказал свое мнение Дил. — Датчики могут быть выведены на поверхность двери и реагировать на попадание генетического материала.

— Олин, попробуй, плюнь на нее, — Алик кивнул в сторону скалы. — Вдруг откроется.

— Ну, плюнь, раз такой умный! — огрызнулась Олин.

— Я бы с удовольствием, но вряд ли это поможет.

— Вот и помалкивай.

— С чего ты завелась?

— От тебя заразилась.

— Заткнитесь оба! — не выдержал Эрик. — Как дети. Дил, а от прикосновения она откроется?

— Если я прав, то да.

— Олин, попробуй. Других вариантов у нас все равно нет.

Капитан сняла перчатку. Руку обожгло холодом. Она быстро дотронулась до поверхности скалы и поспешила надеть ее обратно. Некоторое время ничего не происходило. В поверхности не появилось ни только входа, но даже небольшой щели. Вдруг послышалось несколько коротких щелчков откуда-то сверху. Эрик поднял голову и увидел, как из открывшихся ячеек, появились две нейтронные пушки.

— Твою мать! Быстро в укрытие! — скомандовал майор.

Едва они успели спрятаться за каким-то валуном, пушки открыли огонь, выжигая все в зоне пятидесяти метров. Через пару минут стрельба прекратилась. Эрик осторожно выглянул из укрытия, но тут же резко отдернулся обратно, и через несколько секунд послышалась пулеметная очередь и звук патрон врезающихся в окаменелую почву.

— Зато теперь мы точно знаем, что датчики выведены на поверхность скалы, — проговорил майор.

— Да, осталось только самая малость — выяснить на кого они отреагируют не так агрессивно, — Олин прислонилась спиной к валуну. — Пусть Алик плюнет, вдруг что-нибудь получится, — капитан прислушалась. Пулеметная очередь стихла, но никто не спешил покидать укрытие.

— Сейчас не до шуток, — Эрик поднялся первым, его примеру последовали остальные.

— А если без шуток — попробуй сам.

— Я то, здесь каким боком?

— Тебе виднее. Мой отец не выбрал бы тебя просто так, да и другого варианта у нас нет.

— Оставайтесь здесь, — Эрик направился к скале.

— И не мечтай, — Олин пошла за ним.

— Я тоже не собираюсь здесь сидеть, — Алик догнал майора. — За кого вы меня принимаете.

— Нас подождите! — окликнул офицеров Аири. — Что мы, присосы какие-то, что бы прятаться за спинами.

Майор медленно снял перчатку. Олин не сводила глаз с того места откуда в прошлый раз появились нейтронные пушки. Все насторожились, готовясь в любой момент кинуться в укрытие. Эрик прикоснулся к скале. Потянулись долгие секунды ожидания, затем что-то коротко щелкнуло один раз, и часть массива беззвучно отошла в сторону, открыв вход в пещеру. Майор осторожно шагнул вовнутрь. Никто не знал, какие еще сюрпризы могут их ожидать. В пещере стояла тишина. Эрик дотронулся до стены и проход закрылся. Зажегся свет. Датчики показывали, что можно дышать без шлемов, но никто не стал их убирать.

— Сколько же времени ушло, чтобы все здесь так оборудовать! — произнес Аири, осматривая пещеру.

— Не так много, как можно подумать, — Эрик не спешил идти вперед. — При хороших-то возможностях… Стой! — он задержал Аири, который хотел пройти вглубь пещеры. — Смотри, — майор указал на свод, где был установлен стационарный лазер. — Мы не знаем, отключилась ли вся система защиты, или только внешняя.

— Сейчас проверим, — Алик подобрал с пола камень и бросил его впереди себя. Установка моментально среагировала на движение и от камня ничего не осталось. — Только внешняя, — сделал вывод Алик.

— И что теперь делать? — поинтересовался Аири. — Конечно, можно попробовать срезать его, но мы не знаем есть ли здесь скрытые, да и как отреагирует система безопасности на подобные действия, можно только догадываться…

— Где-то же должна вся эта байда отключаться, — Олин внимательно осмотрела стену, у которой стояла. — Дил, просканируй стены, может, что найдешь.

Дил принялся проводить сканирование. Система безопасности должна отключаться где-то у входа, в этом нет сомнений, но искать следовало осторожно, любое неверное движение могло стоить жизни.

— Вроде здесь что-то есть, — наконец сообщил Дил. — В стене какая-то пустота.

— Теперь нужно открыть, — Эрик осторожно подошел к тому месту, на которое указал программист. — Еще бы знать на кого запаролено.

— Будем пробовать, — вздохнула Олин. — Кто первый?

— Давай ты, — предложил Эрик. — Снаружи открывал я, значит, будет логично, если здесь закрыто на тебя.

— Какая логика? — Олин прокралась к Эрику и приложила руку к стене. — В таких ситуациях обычно все делают наоборот.

Но вопреки ее ожиданиям, перед ней открылась ниша в стене. Никакого пульта для отключения системы безопасности там не было. В небольшом углублении, стояли пять чемоданчиков, таких, в которых обычно хранят "скелеты". Олин открыла один из них, в нем находилась броня неизвестной модификации, она проверила остальные — в них тоже самое, а в последнем лежали еще два информационных кристалла. Капитан переложила их в тайник на своем "скелете".

— Кажется, это то, что мы искали, — Олин выставила чемоданчики из ниши и закрыла ее. — А все это, — она махнула рукой в сторону установки, — рассчитано на отвлечение внимания.

— А если там есть что-то еще, — предположил Алик.

— Хочешь проверить? Мы отсюда выйдем, а ты проверяй, только завещание сначала напиши.

— Олин права, — согласился с капитаном Эрик. — К тому же, Дил провел сканирование и не обнаружил больше ничего. А если и есть что-нибудь еще, то оно не здесь. Таил не стал бы так поступать. Да и в любом случае, мы ведь можем проверить информацию, заложенную в "скелетах", а без кодов нечего даже пробовать — все здесь и останемся. Уходим.

Он открыл вход и, подхватив "скелеты", они поспешили покинуть тайник, пока не случилось чего-нибудь еще.


Глава 18

Вернувшись на корабль, Эрик поспешил связаться с Вернером и доложить об успешном завершение поисковой операции. Дил и Алик возились с найденными "скелетами". Олин в это время в офицерской каюте пыталась вскрыть кристаллы. Почему-то из головы не выходили слова Майкола, что у них подобралась веселая компашка. И этого контрабандиста, он назвал по имени, так как будто встречался с ним, или, по крайней мере, что-то о нем слышал.

Один кристалл капитан открыла без труда — на нем оказались какие-то формулы и чертежи, очевидно, они относились к «скелетам», а вот второй оказался запаролен на кого-то другого.

За дверью послышались шаги, и она поспешила убрать носитель. В дверях каюты появился Эрик.

— На "скелетах" нет никакой информации, — он сел напротив капитана. — Сейчас будем взлетать, всю информацию нужно доставить на Эврум. С чем ты тут возишься? — спросил он, заметив включенный считыватель.

— В тайнике нашла, — капитан протянула ему кристалл с формулами и чертежами.

— И что на нем?

— Ничего интересного для нас нет — формулы и чертежи.

— Зато, для управления — ценная находка. Не придется самим разбираться.

— Что ты сказал ребятам? — осведомилась Олин, убирая кристалл.

— Ничего. Сказал, что бы помалкивали обо всем этом, да они же не глупые — болтать не станут, такая уж у нас специфика. Олин, ты не могла бы оставить меня одного, — попросил майор. — Мне нужно кое-что обдумать.

— Если что, я в общей, — капитан вышла.

Она прекрасно понимала, что Эрик еще долго будет отходить от случившегося. Отсутствие Майкола и Лоя остро ощущалось всей командой. Без них стало пусто и тоскливо. На том месте, где обычно сидел Майкол, лежали его инструменты, в углу сиротливо стояла снайперская винтовка. Понятно, почему Эрик не хочет идти в общую и видеть все это. Эргу, не смотря на все ее возражения, со Сторлана отправили в госпиталь, поручив ей заботу о Наре.

Возле общей каюты, прислонившись спиной к обшивке, стоял Хормин.

— Ты что здесь торчишь? — поинтересовалась Олин, подойдя к нему.

— Извините, я не знал, что нельзя, — растеряно проговорил Хормин, отделяясь от обшивки.

— Я не говорила, что нельзя, я спросила, почему ты здесь, а не в обшей.

— Мне там не рады, — Хормин опустил голову.

— А ты чего ждал? Что тебя примут с распростертыми объятьями?

— Нет, но все же…

— Ты серьезно хочешь остаться с нами? — Олин не смогла скрыть удивления.

— Я надеялся, но ребята меня не принимают.

— Ну, во-первых, им нужно время. У нас сейчас не самый лучший период жизни, сам все видел, тебе придется доказать, что ты заслуживаешь доверия, а во-вторых, решать оставить тебя или нет — не им, и даже не мне с майором. И, честно говоря, я не знаю, чем Эрик думал, когда согласился взять тебя.

— Я вам не нравлюсь?

— Ты не произведение искусства, чтоб нравиться или нет. Возможно, ты заслужил шанс, а если не оправдаешь доверия, то можешь предположить к чему это приведет. Надеюсь, ты меня понял.

— Вполне, капитан.

— Тогда иди к ребятам и постарайся найти с ними общий язык. При принятии решения, это будет учитываться.

— Есть! — совсем по военному отрапортовал Хормин и вошел в общую. Олин направилась в рубку управления, узнать все ли спокойно. Расслабляться еще рано.

Оставшись один, майор вставил в считыватель информационный кристалл со Сторлана. Ему действительно не хотелось в общую. Да и разобраться, что такого они взяли, что даже полковник управления не рискнул хранить у себя, необходимо. Вся документация оказалась на торианском. Эрик запустил программу перевода, но даже после этого смог понять далеко не все. Он открыл генетические карты. Вот же прикол жизни: столько сил потратить, пытаясь влезть в базу данных управления, чтоб взглянуть на них, постоянно выхватывать нагоняи и городские патрули, а нужно было всего лишь порыться в архивах у ториан. Глядишь, еще бы и благодарность объявили.

Эрик просмотрел результаты экспертизы. Ген войны на несколько порядков выше, чем обычно. Сравнить бы это с чьей-нибудь картой, а то так же хрен что толком поймешь, но с этим успеется, тут и гена войны, в принципе достаточно, чтоб тобой заинтересовались.

Майор открыл следующий файл под кодом 4Х. Здесь фигурировало имя матери Олин, как руководителя проекта, курирующий офицер — Фелит Челион. Стенга Таил возглавляла проект два года, потом, ее сменила Роана Лин. Все правильно, Стенга ведь погибла. Но проект был приостановлен из-за утери необходимых данных и оборудования, в результате нападения на Корэллу. Возобновили его спустя почти пятнадцать лет.

Дальше шли какие-то технические характеристики и профессиональные термины, в которых Эрик мало что понимал, но одно совершенно ясно — ториане пристально следили за ходом этого проекта. Тут же приложен рапорт о попытке проникновения на орбитальную станцию у Гристона. Майор бегло просмотрел его:

«Полное изъятие информации оказалось невозможно… Потери 60 %… Челнок, с захваченным образцом эксперимента генетического восстановления и информацией, успешно покинул систему Цэа-Квал, но из-за полученных повреждений, был вынужден выйти из гиперпространства в нулевой зоне. Дальнейшая связь оказалась потеряна. В последнем полученном сообщении говорилось о преследовании силами МВК. По вышеизложенным фактам, поисковую операцию считаю нецелесообразной…»

Эрик оторвался от чтения. Проект генетического восстановления. От этого термина, по спине заструились капли холодного пота. Он взглянул на дату. Совпадает с тем периодом, когда Хормина нашли контрабандисты. В голове всплыли слова Долана, что прошлого у него нет… Это какой-то бред, такого не может быть, да и под генетическим восстановлением может подразумеваться что угодно, любые эксперименты с генетикой. Не стоит делать поспешных выводов, лучше поискать дополнительную информацию.

Майор еще раз просмотрел файлы, но касательно проекта 4Х, смог найти только данные по его закрытию и последней попытки ториан получить информацию. Это не интересно, об этом он и так знает, сам сопровождал груз в Агриол. Правда доставить его так и не смог, пришлось все уничтожить, чтоб предотвратить захват. О том, что находилось в его руках, Эрик тогда мог только догадываться. Он извлек кристалл и отключил считыватель. В офицерскую вернулась Олин и присела на диван у стены.

— Что у тебя опять не так? — Эрик перевел на нее взгляд.

— Не люблю, когда меня используют, — отозвалась Олин. — С нами поступили как с приманкой, какой-то вещью, хотя вполне можно было бы поставить в известность.

— Конечно, все это неприятно, но в этом есть своя логика.

— Может и есть, но от этого не легче. А что, если б нам не удалось сбежать и захватить базу, если бы нас взяли в плен?

— Не взяли бы, и ты это прекрасно понимаешь. Мне тоже не нравятся методы, которые использует управление, но это не самое худшее из того, что они могут выкинуть. Тебе придется к этому привыкнуть — нам предстоит часто с ними сталкиваться. В этот раз они использовали холодный расчет, без учета личностей и эмоций. Им нужна была информация, и они ее получили. А сейчас все уже позади. Мы отдадим технологии и все закончится.

— Ты правда веришь, что все закончится? Нет, Эрик, это еще не конец, я чувствую. Здесь кроется что-то большее, чем просто пять «скелетов». Ты и сам это понимаешь. Да и о «сливщике» не стоит забывать.

— Пусть управление само разбирается со своими предателями и думает, как уберечь информацию. Это уже не наши проблемы.

— Они станут нашими, по роду службы…

— Эрик, Олин, — в каюту влетел взъерошенный Алик. В его глазах читалась паника. — В рубку, быстро!

— Что еще случилось! — Эрик спешно поднялся.

— Мы вышли из гипера, а там… Словами не объяснить, нужно видеть! — Алик буквально бежал по кораблю.

Они вошли в рубку, где столпилась вся команда. Олин и Эрик с трудом протолкнулись к обзорному иллюминатору и оцепенели. Словами объяснить увиденное действительно трудно.

— Могильник! — выдавила Олин.

В рубке царила тишина. Никто не мог произнести ни звука. Слова капитана, как нельзя лучше обозначали то, что творилось у планеты. В холодном безмолвии космоса, плавало около сотни искореженных кораблей разного класса, большинство из них принадлежали МВК. Перед кораблем медленно дрейфовал патрульный крейсер "Танго-14", со вспоротым боком и вывороченным брюхом, от рубки управления и вовсе ничего не осталось. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: из команды никто не выжил. Чтобы так изувечить его, требовалось немало усилий и равноценный, либо превосходящий крейсер, а о наличии таких у ториан, до сих пор, никто не слышал. О том, что здесь произошло, не трудно догадаться и, судя по всему, случилась вся эта бойня не больше часа назад. О том, что сейчас могло твориться на Эвруме, не хотелось даже думать.

— Твою же мать! — произнес Эрик, когда к нему вернулся дар речи. — Здесь было как в ядре звезды! Что со связью? — обратился он к Алозову, не надеясь на положительный ответ.

— Ели пробивается.

— Быстро, свяжись с нашей базой, Олин, доложишь о случившемся, Алик, пошли, сгребем все оружие, которое сможем здесь найти. Будем десантироваться, вряд ли на планете все спокойно, — они спешно вышли.

— Всем освободить рубку! — приказала Олин. — Быть готовыми к высадке и ждать приказа, — через несколько секунд, в рубке осталась она, пилот и связист.

— Капитан, — Алозов освободил ей свое место, — генерал Грон на связи.

— Генерал, — Олин присела, — на Эврум совершено нападение, мы приняли решение десантироваться!

— Таил, тебя плохо слышно! — голос Энтони то и дело пропадал. — Объясни…олком!

— Нам необходимо подкрепление, срочно! — связь резко оборвалась. — Ну, все! — Олин встала. — Теперь точно кранты.

Она вышла из рубки и направилась в грузовой отсек, где находились Эрик и Алик. Сейчас ее волновал вопрос, что делать со "скелетами" Темгатов. Майор склонился над контейнером с оружием и выбирал то, что может им пригодиться.

— Эрик, что будем делать со "скелетами"? — спросила Олин.

— На себя, — коротко ответил майор. — Сейчас Дил набьет на них знаки отличия и будем примерять.

— А если свои не признают?

— Придется рискнуть, что еще делать? — он поднял голову к Олин. — На корабле же их не бросишь.

"Скелеты" приятно прилегали к телу. Все стыки закрывались плотно, не оставляя ни малейшего зазора, и казалось, что от них исходит живое тепло. Они совершенно не стесняли движений и как будто подстраивались под своего владельца. Дил, подручными средствами, нанес на броню знаки отличия и маркировку рода войск, что бы хоть как-то обозначить, что они свои. Дальше приходилось надеяться, что с ходу в них палить не начнут, а хотя бы попытаются узнать, откуда взялась необычная броня.

Вернер сидел у пульта и ждал, пока наладят связь. Он так и не получил подтверждение о прибытии группы Майлова на Эврум, хотя времени прошло достаточно.

— Полковник, связи нет, — доложил связист.

— У нас?

— Нет, у них.

— Вот же… — Вернер грубо выругался. — Попробуй связаться с моим кораблем, — через пару минут, связист отрицательно покачал головой. — С Гристоном.

— Гристон на связи.

— Уил, ты меня слышишь? — раздался взволнованный голос Энтони. — В какую еще задницу ты запихал моих ребят?

— Генерал, не кипятитесь! — Вернеру и самому происходящее жутко не нравилось. — Ваши ребята притягивают неприятности как магнит! Я понятия не имею, что там стряслось, у меня нет связи ни с Эврумом, ни с командой Майлова.

— Зато у меня была связь с ними, но разобрать я смог лишь то, что им требуется подкрепление, остальное не внятно, но насколько я понял, на Эврум напали, потом связь оборвалась.

— Вы можете выслать кого-нибудь?

— Группы четыре наберу, больше у меня сейчас свободных нет. Свяжись со своими.

— Каким хреном! Вы забыли, что связь оборвали?

— Акрик побери… Я оповещу всех, кого только смогу, пусть подтягиваются — нельзя отдавать Эврум.

— Я тоже сделаю все что смогу. Будут новости, сообщите.

— Ты тоже. Конец связи.

Вернер встал. На его лице появилась решимость. На Сторлан он взял с собой двести десантников, как оказалось — это ни к чему, для охраны хватит и пятидесяти. Полковник нашел Долана. Майор наотрез отказался отлеживаться в госпитале и поспешил вернуться к делам, надеясь забыть все, что с ним произошло. А упустить случай посмотреть чем закончилась попытка ториан взять в плен Эрика, он и вовсе не мог.

— Грейд, отбери себе полсотни ребят, остальных я забираю.

— Полковник, что-то случилось? — от Долана не ускользнула взволнованность Вернера.

— На Эврум напали. Я отправляюсь туда, ты остаешься здесь за главного.

— Полковник, может вам не следует…

— Не учи меня, что мне следует делать, а что нет! — отрезал Вернер. — Сопляк еще. Выполняй приказ!

— Есть! — майор ушел. Спорить с Вернером бесполезно, особенно зная его десантное прошлое.

Долан знал. И опыт «общения» с боевыми офицерами у него имелся. Причем, не самый приятный, оставивший незабываемые впечатления. А еще, разведчик знал, что десантники не бывают бывшими. Это особый склад ума, характера, особое мировоззрение, от которого, даже если захочешь — не уйдешь.

Корабль прошел плотные слои атмосферы и взял курс на Амеро́н, где находился Центральный Штаб и Разведуправление. Им крупно повезло, что они не вышли из гиперпространства с другой стороны планеты: там стоял торианский авианосец неизвестной модификации. Он уже выпускал истребители, чтобы пресечь любые попытки проникновения на планету.

Сканер и радар показывали движение вражеской техники в этом направлении. Когда они подлетели ближе, Эрик смог различить что именно двигалось в направлении города. Техника выглядела впечатляюще: огромные "шестилапые" установки медленно ползли по дороге, ощетинившись дулами пушек и оставляя глубокие следы на расчищенном от снега покрытии дороги. Так же, у ториан имелась техника и поменьше, но это вовсе не означало, что ее не стоит брать в расчет. Если все это доплетется до Амерона, то приятного будет мало. Глядя на стройную колонну вражеской техники, Эрик принял решение разнести ее к Акриковой матери, пока у них есть такая возможность.

— Дора, заходи на них, — распорядился майор. — Сейчас мы немного облегчим этот корабль.

Пилот без лишних вопрос повела бомбардировщик на вражескую колонну. Когда они уже зашли на цель, она заметила, что одно из многоствольных орудий остановилось и наводит на них пушку. Замигало предупреждение о возможной атаке. Дора нажала на сброс бомб.

Раньше ей не приходилось иметь дело с подобным вооружением, но Ф.Н.К.- бомба, являлась кошмарным сном всех наземных войск: она активизировалась от соприкосновения с твердой поверхностью и воспламеняла находящиеся в атмосфере газы в радиусе 380 метров. Те, кто попадал под ее воздействие, пеклись в "скелетах" или бронетехнике заживо.

Через несколько секунд после того, как был выпущен снаряд, ториане очутились в аду. Дора успела заметить, как вражескую технику поглотил огненный смерч и по спине поползли холодные мурашки. Эрика невольно передернуло от мысли, какой смертью погибли те, кто оказался в зоне поражения. А потом их ударило горячей волной. Корабль тряхнуло, двигатели моментально заглохли.

— Всем закрепиться! — успел прокричать в рацию Эрик до того, как бомбардировщик отшвырнуло взрывной волной от второй достигшей поверхности бомбы.

Корабль крутануло и ударило об поверхность километрах в ста от того места, где они разгромили торианскую колонну. Олин поднялась на ноги и тряхнула головой. В ушах звенело, перед глазами плясали разноцветные точки, а во рту все пересохло.

— Вот же сволочужина! — Олин постаралась сфокусировать взгляд на одном предмете, что бы остановить головокружение. — Когда мы начнем садиться нормально, а не падать, как кусок дерьма подброшенного лопатой! Дора, ты что, не могла взять выше? — ответа не последовало.

— Она мертва, — объяснил Алик, пришедший в себя раньше всех. — Ее ударило о приборную панель, причем хорошенько.

— Да что за гадство! — с горечью выругался Эрик. — Сколько ж можно! Риглас, у тебя там хоть все целы? — связался он по рации с Аири.

— Вроде, — отозвался старшина. — Успели шлемы закрыть. Командир, что будем делать?

— Выбираться наружу и побыстрее.

Шлюз заклинило намертво. Выходить пришлось через грузовой отсек. Когда Эрик и Алик обшаривали корабль в поисках оружия, они обнаружили довольно приличный арсенал: команда смогла сменить свое полуразряженное плазменное оружие на новое, так же они пополнили запас гранат. Кроме того, десантники взяли скорострельный пулемет A.S.P.-200Е. Тащить это все теперь предстояло на себе.

Сейчас, главное добраться до Амерона раньше, чем ториане. Эта колонна бронетехники, скорее всего, не единственная и остается надеяться на то, что Энтони сможет вовремя подтянуть войска к Эвруму, причем не только те, которые имеются в его распоряжении. Но в любом случае, генералу не управиться раньше, чем за три-четыре часа.

Перед тем, как покинуть корабль, Рина подошла к телу Доры, вложила ей в руку один из своих талисманов и тихо проговорила:

— Души предков встретят тебя у звезды, — затем, она поспешила присоединиться к команде.

Первым делом, десантники осмотрелись. Они находились на окраине какого-то города. Чтобы выйти на дорогу к Амерону, им предстояло пересечь его, но судя по всему, до них тем же путем прошли ториане — город лежал в руинах.

— Неплохо бы найти транспорт, — Алик осматривал улицы, по которым они шли, а вернее, то, что от них осталось. — А то пока мы дотопаем, от Амерона останется тоже самое.

— А вы, капитан, думаете, что мы сможем что-то сильно изменить? — подал голос Аири.

Алик хмыкнул и ничего не ответил. Сильно изменить они действительно ничего не могли, но внести свой вклад в то, чтобы город простоял до прибытия подкрепления — просто обязаны. Все понимали, что им придется для этого сделать, но теперь это понимание не следствие падения морального духа, как на Сторлане, а реальная оценка ситуации.

Они видели вражескую технику, видели, во что превратился флот у орбиты и этот город, и в душе росла лютая ненависть. Десантники шли по руинам, то и дело им встречались тела солдат и тех горожан, которые не успели эвакуироваться вовремя, либо просто не захотели уходить. За все время своего пути, никто не видел ни одного раненого — только трупы.

На руинах одного из зданий, Эрик заметил тело какого-то парня, лет шестнадцати по стандартному, не больше. Его грудь превратилась в кровавое месиво, а рука сжимала автомат. Простой автомат, без бронебойных патрон или подствольного гранатомета. Что он мог сделать им против "скелетов" или той техники, которую они уничтожили? Ничего. Но все же он не выпустил его до конца, и теперь мертвые руки продолжали сжимать бесполезное оружие, а на лице застыла маска решимости.

Майору представилась картина, как этот парень выпускает очередь по врагу, а пули со звоном отскакивают от брони и как его самого превращают в решето. Подчиняясь внезапному порыву, он подошел к парню, снял перчатку, опустился на колени и проверил пульс. Мертв. По-другому не могло и быть. Эрик до скрипа сжал зубы. Ему хотелось похоронить этого парня, или хотя бы передать кому-нибудь тело, но до сих пор им не встретился никто живой, а тратить время на поиски они не могли. Майора захлестнула волна нестерпимой ярости. Сейчас ему не терпелось добраться до Амерона, туда, где идет схватка и заставить ториан сильно пожалеть о решении связаться с ними.

— Командир, транспортер! — Аири махнул рукой в сторону того, что осталось от колонны десантных броневиков.

Среди десятка искореженных и взорванных машин, которые очевидно пытались занять позицию на обороне какого-то ключевого объекта в городе, одна оказалась более ли менее целой. Броня, правда, помята и обожжена, но двигатель не задет. Внутри находился только водитель с простреленной головой, в ветровом стекле виднелось отверстие от пули, приборную панель забрызгало кровью.

Аири и Дил осторожно вытащили тело и положили на снег, но заводиться броневик не хотел. Хормин с готовностью взялся за ремонт машины. По роду того, чем он занимался в прошлом, ему часто приходилось проводить починку "на скорую руку" и тем, что подвернется. Хормин переставил несколько деталей с других броневиков и, в конце концов, после упорного ковыряния в двигателе, нескончаемых ругательств и нескольких пинков, транспортер завелся.

— Километров пятьсот должен протянуть, — пообещал Хормин.

— Нам столько не надо, — Эрик кивнул на водительское место. — Садись, сам поведешь это чудо природы.

Десантники с трудом разместились в тесной машине. Дорогу покрывали колдобины. Транспортер то и дело трясло и подбрасывало, но двигались они довольно быстро и должны были достигнуть Амерона не позже, чем через час. Но существовала еще одна загвоздка — они не знали оцеплен ли город.

Майор включил рацию на общую частоту, по ушам ударил лязг и скрежет, вызванный работающими глушителями. Эрик отключил рацию и больше не предпринимал попыток выйти на связь с подразделением, занявшим линию оборону у города. Вскоре они достигли того места, где разбомбили торианскую колонну. Некоторая техника все еще продолжала гореть, пуская в хмурое небо черные клубы дыма.

— Останови. — Приказал майор Хормину. — Хоть глянем, что мы тут накрыли.

Десантники вышли из транспортера. Датчики показывали, что воздух в зоне поражения Ф.Н.К.- бомбы, по-прежнему сильно нагрет. Моментально растаявший снег испарился, и под ногами была обожженная почва. Не смотря на то, что найти здесь кого-то живого практически не возможно, все держали оружие наготове. Размеры вражеской техники впечатляли. Огромные установки навсегда застыли на месте, выставив дула своих пушек к небу, некоторые из них завалились на бок, а возле открытых люков лежали тела ториан. Особенно впечатляли "шестилапые" установки, судя по всему, предназначенные для ведения артобстрела. Олин поддела одного из мертвых ториан ногой, перевернув на спину. Из его рук выпала винтовка.

— Нужно двигаться дальше, — она отвернулась от тела. — Нет времени рассматривать технические достижения этих выродков.

— Пошли, — Эрик направился к транспортеру. Алик и Олин последовали за ним.

Вдруг, на внутренних экранах шлемов, появилось предупреждение, что в пятидесяти метрах находится группа из восьми ториан. Уничтожить их не составило бы труда, но сканер мог обнаружить врага только в том случае, если он двигается. Стоит торианам засесть за одной из раскаленных установок, и датчики их не увидят. И вскоре красные точки исчезли за одним из "шестилапых" монстров. Эрик знаками объяснил солдатам, что нужно окружить установку, но, когда они стали к ней приближаться, в их сторону полетела плазменная граната.

— В укрытие! — скомандовал майор.

Солдаты поспешно спрятались за броней вражеской техники, используя для скорости антигравитаторы. Едва все укрылись, прогремел взрыв. Майор решил больше не рисковать понапрасну и действовать старым проверенным способом. Он приподнялся из-за перевернутого торианского броневика и бросил пару гранат туда, где находились враги. Две яркие вспышки, последовавшие одна за другой, должны поглотить ториан, которым каким-то чудом удалось выжить после попадания под Ф.Н.К.-бомбу.

— Вроде чисто, — объявил Эрик.

Солдаты вышли из своих укрытий и подозрительно осмотрелись, опасаясь, что здесь найдется еще кто-то живой. Олин сняла с плеча плазменную винтовку и держала ее наготове. Они осторожно продвигались к транспортеру, каждую секунду ожидая новых сюрпризов, и долго ждать не пришлось: слева от себя Олин заметила какое-то движение и, повернувшись, увидела крадущегося к ним торианена. Недолго думая, она выстрелила, неприятель упал замертво.

— Твари живучие! — процедила она сквозь зубы. — Эрик, давай нейрушками, шарахнем, на всякий случай.

— Да, не помешает… — согласился майор. — Действуем быстро и осторожно. Расставляем пять гранат, на расстоянии семи метров друг от друга, таймер на одну минуту. Пошли!

Работу выполнили быстро и четко, и когда начали взрываться нейтронные гранаты, транспортер успел уйти на безопасное расстояние. Олин надеялась, что теперь, если там и оставались еще выжившие, их не сможет укрыть бронетехника. Нейтронные гранаты выводили из строя всю электронику, их лучи проникали сквозь броню, опаляя ее и поражая все живое на молекулярном уровне.

Остальной путь они преодолели без приключений, теперь предстояло решить проблему, как не попасть под обстрел тех, кто приготовился к обороне города. Их запросто могла посетить мысль, что ториане пошли на хитрость и пересели на вражеский транспортер. С южной стороны, город, пока, оставался открыт, а вот с севера уже завязался бой.

Войска МВК, подтянутые для обороны, находились в напряженном ожидании противника. Все знали, что такое ожидание — самое худшее. Вполне вероятно, что у кого-нибудь не выдержат нервы, и он откроет огонь по первому, кто будет двигаться в их направлении. А еще оставалась проблема со "скелетами": броня Темгатов сильно отличается от их собственной, и их могут уложить сразу же, как только они выйдут из броневика, все из-за того же нервного напряжения. Майор попробовал еще раз включить рацию на общую частоту. На этот раз, сквозь шум пробивались голоса солдат и их командиров, ведущих обычные переговоры.

— Эй, меня хоть кто-нибудь слышит? — произнес Эрик.

— Майор Ви́лан Торг на связи, — послышался сквозь шум голос. — Кто говорит?

— Майор Эрик Майлов, база 5148, планета Гристон. Я со своей командой направляюсь к вам, не хотелось бы теперь оказаться расстрелянными своими.

— Не окажетесь, — пообещала Вилан, но на всякий случай, приказала солдатам не терять бдительность.

Подъехав к протянутой на скорую руку линии обороны, десантники с радостью вышли из тесного броневика. Но едва обладатели "скелетов" Темгатов выбрались наружу, как им в грудь уперлись плазменные винтовки.

— Акриковы демоны, да опустите вы оружие! — Эрик убрал шлем, его примеру последовали остальные. — Сказано же — свои!

— Так и за чужих принять не долго! — Вилан убрала винтовку. — Успокойтесь ребята, — кинула она своим солдатам, и они тоже убрали оружие. — Откуда снаряжение? — поинтересовалась майор после официального знакомства.

— От большой любви командования, — уклончиво ответил Эрик.

— Мы слышали взрывы — это вы с таким шумом добирались?

— Мы любители пошуметь, — усмехнулся Эрик. — Накрыли кое-что, по дороге. Хорошо, было чем, а то здесь всем бы крышка наступила.

— Нам придется нелегко: помощи ждать неоткуда — связь действует только в радиусе трех километров. Мы даже не знаем как дела на северном фронте, — Вилан вздохнула. — Ну, а вас то, каким ветром сюда занесло?

— Скорее сквозняком, — Олин нервно поглядывала на север. Оттуда доносились звуки взрывов, и в том, что там идет ожесточенный бой, не оставалось сомнений. — Нам нужно было в управление. А насчет подкрепления, я могу вас обрадовать, майор, у орбиты нам удалось связаться со своей базой, думаю, скоро сюда начнут подтягиваться войска.

— Продержаться бы… Вы попытаетесь пройти к управлению?

— Нет. Мы останемся здесь, — Эрик окинул взглядом солдат. — Разведка может и подождать, а вот вам любая помощь пригодиться.

— Майор, — к ним подбежал взволнованный солдат. — Взгляните! — он указал в небо. Офицеры подняли головы и увидели торианский челнок, проводящий выброску десанта.

— Что за Акриковы выходки! — Вилан проверила сканер, но он ничего не показывал. — Приборы их не видят.

— А вы хотели, чтобы эти твари прислали вам уведомление? — Олин привела оружие в боевую готовность. — Мы уже сталкивались с подобным — глаза их видят, а приборы — нет, отсюда и все сюрпризы…

— Маркон, за пулемет, — приказал Эрик. — Всем в боевую готовность, отступать нам некуда, остается только надеяться, что Грон поторопиться.


Глава 19

Первыми ожили турели. Едва ториане подошли к зоне обстрела, они начали поливать их шквальным огнем. Несколько противников из первых рядов остались лежать на снегу, возможно, орудия уложили бы еще немало врагов, если бы челноки, высадившие десант, ни уничтожили их залпами из плазменных установок, после чего, они поспешили скрыться, опасаясь быть сбитыми. Солдаты, находившееся возле турелей, погибли сразу, еще двоих отбросило взрывной волной. Один из них оказался ранен, а второго всего лишь оглушило ударом об стену. Очнувшись, он поспешил вернуться на свою позицию.

После первых взрывов, на несколько секунд наступила тишина, но десантникам, эти секунды показались вечностью. Затем заговорил пулемет Торгита, ему ответили еще два по флангам, а потом стало трудно различить, кто из чего стреляет: все потонуло в море огня и грохоте. Взрывались пучки плазмы, рассекали воздух лазерные разряды, грохотали, извергая огонь, бронебойные автоматы и сквозь все это пробивались трехэтажные маты и оклики солдат, проверявших все ли в порядке с их друзьями. Первым на оклик Эрика не ответил Маркон Торгит.

Ториане поспешили убрать пулеметчика, как одно из основных препятствий. Подойти к нему оказалось не так просто — Торгит был хорошим стрелком и все кто предпринимал попытку приблизиться к нему падали замертво. Но, как известно, патроны заканчиваются, и вот наступил момент, когда пришла пора перезарядки. Пулемет замолчал и ториане поспешили воспользоваться случаем. Торгит не собирался сдаваться так просто и открыл огонь из плазменной винтовки. После тяжелого оружия руки подрагивали, и это мешало прицелиться. Пару раз пучки плазмы задевали вражеские "скелеты", но большого вреда не приносили. Наконец, один из наступавших на него ториан упал замертво. Радость Торгита продлилась не долго: перед глазами вспыхнуло пламя, поглотившее разом весь мир. Торгит остался лежать рядом с пулеметом.

Его место тут же занял кто-то другой, продолжая прорежать вражеский строй. На экранах шлемов появилось предупреждение о приближении неизвестной техники с юго-востока, в количестве двух единиц.

— Вот же… Только этого не хватало! Командир, вы их видите? — обратился Аири к Эрику.

— Да пока не ослеп! — у майора не хватало времени на любование вражеской техникой, но не заметить ее, просто невозможно.

К ним подходили такие же установки, как те, что они разгромили на южной дороге. Они медленно ползли в сторону города, осторожно перебирая "лапами".

— Это еще что за дребедень! — удивленно выдавила Вилан.

— Знакомьтесь — достижение торианских инженеров, — отозвалась Олин.

— Ну, и что нам сними делать? Насмешить до смерти?

— Попробуй, вдруг получиться, — Олин убрала разрядившуюся плазменную винтовку и достала автомат. — Сюда бы "Ломов"[6]

— Мечтать не вредно, — Вилан заметила, что установки остановились, не дойдя до зоны боевых действий. — Ну, сейчас начнется. — Внимание, — проговорила она в рацию, — всем приготовиться к артобстрелу!

Торианская техника "присела" на "лапы" и развернула пушки в сторону города. Из дула одной из них вырвался сгусток плазмы и, пролетев над головами солдат, угодил в здание за их спинами. Последовал оглушительный взрыв. На головы посыпались обломки и куски арматуры. Четверых солдат из группы Вилан похоронило под рухнувшей стеной. Выстрел второго орудия, угодил вглубь города, оттуда тоже донесся взрыв. Ториане принялись за корректировку наведения. Пехота не оставляла попыток прорваться к городу, вся окраина уже лежала в руинах.

— Они же из этих бандурин половину своих положат, — заметил Алик.

— Похоже, их это мало волнует, — Эрик убрал лазерную винтовку и тоже взялся за автомат. — Нужно придумать, как нам избавиться от этих установок, причем побыстрее.

— Как от них избавишься? — Алик непроизвольно пригнулся, когда рядом взорвался пучок плазмы. — Их так просто не проймешь.

— Можно попробовать ударить из «Бредве́са»[7], по "лапам", — предложил Ник Алозов. — По крайней мере, они заваляться и не смогут вести огонь. Я могу попробовать.

— Рискованно.

— Другого выбора у нас нет, — Эрик отметил, как взрывы плазмы расшвыривают солдат. — Нужно попытаться. Пилоты установок вряд ли заметят, что к ним кто-то подбирается, а вот пехота будет охранять свою артиллерию. Я прикрываю, Алик, Хормин, Ленд, вы со мной.

Алозов и Хормин зарядили «Бредвес». Эрик понимал — у них всего одна попытка. Если не удастся вывести из строя установки — долго им не протянуть. За это время, ториане пристрелялись, удары стали более точными. Чтобы выиграть хоть немного времени, пока враг будет перенастраивать прицел, нужно отступить. За спиной находился Амерон и Центральный Штаб, и Вилан никак не хотела давать приказ об отступлении, пока Эрик ни пообещал, что всю ответственность возьмет на себя.

— Лучше уж я отвечу перед командованием, чем перед звездой, — подметил он. — Отдавай приказ. Не думаю, что кому-то станет легче, если мы все здесь поляжем, а ториане захватят город и штаб.

Вилан с неохотой объявила отступление, прекрасно понимая, что он прав: мертвыми они уже ничего не смогут сделать, а углубившись на пару кварталов в город, получат хоть какое-то преимущество.

Эрик, со своей небольшой группой, осторожно пробиралась к установкам. Артиллерия и правда продолжала бить по городу и отступающим солдатам, а пехота доставляла им много хлопот. Ториане заметили группу, двигающуюся не в том направлении, в котором велось отступление, и решили не дать им достичь своей цели. Пользоваться гранатами Эрик не рискнул — это привлечет внимание пилотов установок и тогда из их затеи ничего не выйдет. С трудом им удалось подойти на необходимое расстояние. Алозов прицелился. Враг, поняв намерения корэанцев, набросился на них с новой силой.

— Ник, пошевеливайся! — поторопила Юринга Ленд. — Мы не можем прикрывать тебя вечно, нас скоро превратят в фарш!

И она была не далека от истины. Ториане, в основном, вели огонь из плазменных винтовок и крупнокалиберных автоматов, у них же энергоресурса на плазменном оружии уже не осталось. Бронебойные патроны не всегда пробивали "скелеты" сразу, особенно если попадали в грудь или голову, где броня усилена. На "скелетах" Ленд и Хормина виднелись повреждения, броня Алика и Эрика, к удивлению, оставалась чиста, будто только что вышла с конвейера, хотя Ленд замечала, как пару раз их вскользь задевало плазмой, но думать об этом сейчас, не было времени.

Вести прицельный огонь не получалось из-за слишком сильного натиска врага. Несколько ториан уже лежали на снегу, окрашивая его кровью, еще пятеро продолжали обстрел. Алозов выпустил первую ракету. Пространство в зоне поражения сжалось, воздух задрожал, и лишь потом раздался взрыв. Установка накренилась, и начала медленно заваливаться набок. Пилот второй установки засек тех, кто вел огонь и стал разворачивать на них орудия.

— Ник, уходим, — приказала Эрик, но Алозов не пошевелился. — Ты слышишь, что я тебе говорю?

— Отходите, я вас догоню! — сержант прицелился.

— Если она выстрелит, догонять будем уже мы тебя!

— Не успеет, — Алозов выстрелил.

— Пошли! — майор резко дернул его за руку.

Не смотря на утверждение Алозова, установка все же успела дать прощальный залп. Пучок плазмы попал как раз туда, где только что находился сержант. Ториане, увидев, что установка наводит орудия, спешно отошли из зоны поражения. Алик, Хормин и Ленд, тоже успели отступить на безопасное расстояние. Эрик, замешкавшись с Алозовым, попал под воздействие плазмы. Его швырнуло на снег. Он инстинктивно закрыла голову руками, прекрасно понимая, что это не поможет. Алик в ужасе смотрел, как майора и Алозова накрыла горячая волна плазмы.

— Эрик! — капитан хотел броситься к нему, но Ленд и Хормин схватили его под руки и удерживали до тех пор, пока плазма не рассеялась. — Эрик…

Алик подбежал к майору и опустился на колени. Его "скелет" был обожжен. К горлу подступил ком, в ушах зазвенело. Капитан хотел перевернуть майора на спину и снять с него шлем, но вдруг, Эрик пошевелилась и начал медленно вставать.

— Акрик побери! — выругался майор, поднявшись на ноги. После вспышки, перед глазами плясали яркие круги. — Вот же придурок! — он осмотрелся по сторонам в поисках Алозова. Сержант лежал неподалеку на спине без признаков жизни. — Сказал же ему — нужно уходить. Алик, посмотри, может, он жив.

— Не думаю, — Алик поднялся и подошел к Алозову, который действительно был мертв. Капитан никак не мог прийти в себя. — Вас накрыло, я не понимаю, как ты уцелел.

— Надеюсь, ты не успел связаться с Олин? — они поспешили к Хормину и Ленд, отстреливавшимся от ториан.

— Нет, — Алик оглянулся на валявшиеся установки. — У меня все мысли из головы повылетали, когда я увидел, как вас шарахнуло.

— Нужно отходить, окажемся отрезанными — нам крышка.

Артобстрел прекратился, но Эрик не оставляло чувство тревоги. Он знал, что так просто, все это не закончится.

Вернер нервно метался по рубке управления десантного челнока. За годы работы в управлении, он успел забыть, что такое предогневой мандраж. Несколько раз он требовал проверить связь с Эврумом, прекрасно понимая, что ее все равно не будет. Когда Вернер последний раз разговаривал с Энтони, генерал сказал, что смог поднять все базы, которые находятся в пяти часах лета к Эвруму, остальные числиться резервными, то есть передислоцируют всех, кого только можно, поближе к центральной планете и будут ждать. Если через десять часов с ними никто не свяжется, то им придется отбивать Эврум, так как тогда, его можно считать захваченным.

Почему-то, полковнику показалось, что Энтони выходил с ним на связь с челнока, хотя генерал ни слова не сказал о том, где находится. Да и не ждал Вернер от генерала другого. Уж если он сам решил ввязаться в заварушку, то Энтони точно не станет отсиживаться в тихом углу. Не такой у него характер. Тем более что все понимают — эта битва будет иметь огромное значение в дальнейшем ходе войны.

Конечно, война не закончиться совсем, в какую бы сторону сегодня все ни повернулось: если они сумеют дать торианам отпор, то тогда МВК постарается загнать их подальше от своих территорий, пока они вновь не соберутся с силами и смогут ответить. А если торианам все же удастся захватить и удержать Эврум, тогда с силами придется собираться им… Вернер отогнал от себя эту дикую мысль. Этого не будет. Никогда. Они не отдадут Эврум, чего бы это ни стоило. Каждый, кто находится сейчас там, в пылу битвы, и кто летит к ним на подмогу, долгие годы культивировал в себе ненависть к этим тварям и теперь готов вцепиться в глотку врагу зубами.

Вернер только не мог понять, почему ториане решили напасть именно сейчас. К этому не было никаких предпосылок. Или были, а они не смогли их распознать? Как тогда, с Корэллой. Полковника эта мысль пригвоздила к месту. А ведь и правда, очень похоже. Тогда, Коинт Таил передал часть разработок, и после этого произошло нападение. И вот, очередное нападение на центральную планету происходит как только туда должны доставить технологии. Кто-то сообщил торианам практически точное время прибытия на Эврум группы 4-Х, а знали об этом немногие…

— Полковник, — размышления Вернера прервал нерешительный голос пилота. — Вы не могли бы не метаться по рубке…

— Доложишь за десять минут до прибытия, — Вернер вышел. Из общей каюты донесся смех, но у полковника, почему-то потяжелело от него на душе.

Энтони покинул базу с командой Алика Стрелина. Он приложил немало усилий, чтобы организовать достойное подкрепление. Генерал понимал — это может оказаться просто отвлекающим маневром, чтобы базы перебросили основные силы к Эвруму и остались практически беззащитными, но тогда ториане позволили бы войскам, стоящим на защите планеты, выйти на связь и сообщить о нападении, иначе, все это не имеет смысла. Ведь если бы Эрик со своей группой не задержался и прибыл на час раньше, то никто бы не узнал о случившемся, пока Эврум полностью не оказался бы в руках врага.

Энтони привычно проверил крепления съемного оружия и окинул взглядом угрюмые лица солдат. Сначала он хотел оставить эту группу на охране базы, но замком поднял шум из-за того, что их капитан сейчас находится на Эвруме, а они будут отсиживаться. Энтони посчитал этот довод достаточным и сам стал во главе группы.

— Чего лужей растеклись? — обратился генерал к солдатам. — Скоро увидитесь со своим командиром. Может, все не так плохо, как кажется…

Честно говоря, генерал и сам не верил в свои слова. Связи по-прежнему нет. На сердце лежала тревога. Он знал — раз враг решился атаковать Центральный Штаб — он подтянет туда все свои силы. Им придется нелегко, а тяжелее всего сейчас тем, кто оказался на отрезанной планете. Им нужно сделать невозможное, чтобы продержаться.

Энтони вышел из каюты и отправился в рубку. Он шел, прислушиваясь к ровному гулу двигателей — это всегда его успокаивало. По расчетам, они должны прибыть минут через десять. От первого отправленного челнока он так и не получил подтверждение о прибытии, хотя сильно и не рассчитывал на это. С Телорна должны перекинуть тяжелую технику, но на это уйдет еще около трех часов, а есть ли у них эти часы? Есть ли у тех, кто сейчас на Эвруме эти несчастные минуты, которые остались до прибытия подкрепления? Генерал вошел в рубку.

— Что тут у нас?

— Через пару минут выходим из гипера, — доложил пилот.

— Будьте наготове, у планеты может стоять торианский флот, — предупредил генерал. — Нам нужно пробиться, во что бы то ни стало.

Они шли под прикрытием звена истребителей. Ждать пока доползут крейсера — нет времени, приходится рисковать. Энтони ожидал, что флот у планеты окажется разбитым, но то, что он увидел, поразило даже его. Едва они вышли из гиперпространства, к ним направилось шесть перехватчиков. Истребители незамедлительно открыли огонь, чтобы отвлечь неприятеля от челнока и дать десанту возможность пройти к планете. Недалеко открылась еще одна дыра. Из нее вышел корабль с опознавательными знаками разведки в сопровождении трех штурмовиков. Энтони связался с ним, для координирования действий.

— На связи генерал Энтони Грон. Кто у вас старший офицер?

— Полковник Уил Вернер на связи! — раздался знакомый голос. — Почему-то я не сомневался, что вы будете здесь.

— Какого Акрика ты притащился, Уил? — присутствие Вернера несколько удивило Энтони.

— Такого же, что и вы. Сейчас не время обсуждать принятые решения. Что собираетесь делать?

— Пробиваться к планете. Что же еще?

Сканирование показало, что Амерон зажали в кольцо. С севера проходила высадка десанта, отправленного ранее, с юга заходили три корабля неизвестной модификации. Вернер направил свои штурмовики на перехват вражеским кораблям. Их необходимо увести с планеты — над городом такие птицы ни к чему. С высадкой нужно торопиться, пока истребители удерживают врага. Полковник намеревался идти вместе с Энтони.

— Думаю — это будет первый раз, когда кто-то обрадуется появлению разведки, — не упустил случая съязвить Энтони.

Ториане не собирались ослаблять натиск. Улицы, куда отступали войска МВК, постепенно превращались в руины. Эрик, со своей группой, укрылся за плитой одного из рухнувших зданий, но враг имел серьезные намерения выбить их оттуда. Алик, не прекращая стрелять, бормотал что-то себе под нос.

— Что ты там всё бубнишь? — бросил ему Эрик.

— Я говорю, хорошо тебе. Ты с Олин, а вот я здохну здесь и даже последнее прости, сказать не успею… — капитан вздохнул. — "Слетай на Троил, забери группу Майлова — это быстро, туда и обратно". Вот тебе туда и обратно! А у меня, между прочим, были дела.

— Какие еще дела? — Эрик перезарядил автомат. Патроны заканчивались, а тут еще Алик со своим нытьем. — Что ты такого собирался делать, что до сих пор не можешь успокоиться?

— Предложение, — процедил сквозь зубы Алик.

— Чего?! — от удивления, Эрик на несколько секунд перестал стрелять и чуть ни поплатился за это — один торианен хотел кинуть в их сторону плазменную гранату, но майор вовремя пришел в себя и успел выпустить в него очередь.

— Чем я хуже тебя? Я что не могу жениться?

— Да хоть переженись! — вмешалась в разговор Олин. — Только хавальник не разевай! У вас что, другого времени для разговоров не нашлось?

Алик вздохнул и ничего не ответил, сосредоточившись на враге. Возле него находилась Рина Гордон. Ее плазменная винтовка валялась рядом разряженной, и она вела огонь из лазерного автомата, готового вот-вот отказать из-за перегрева. Бронебойные патроны заканчивались и скоро им придется совсем тяжело.

— Граната! — раздался рядом чей-то крик.

Все бросились в рассыпную. Рина включила антигравитатор и опустилась перед торианеном, бросившим гранату. Она несколько раз выстрелила в упор из лазера, торианен упал. С разворота Рина уложила еще двоих, а потом глаза застелила пелена жгучей боли в области спины. Рина обернулась. Перед ней стоял вражеский лейтенант с плазменной винтовкой. Она хотела выстрелить, но оружие выпало из рук и все погрузилось во мглу. Девушка уже не видела, как торианен повалился лицом в снег, а ее подхватил Аири и отнес в укрытие.

— Медслужба! — позвал старшина, осторожно укладывая Рину на бок.

— Ты сейчас хрен кого дозовешься, — к нему осторожно пробрался Горд. — Прикрой пока я осмотрю.

Врач осмотрел рану и вколол стимулятор и анестетик, немного отсоединив пластины на плече. Шансов, что Рина выживет, было мало. Кровотечение не останавливалось, в сознание она не приходила, не смотря на стимулятор, очень похоже, что плазма повредила внутренние органы. К ним пробрались два небарианина из медслужбы.

— В госпиталь, срочно! — коротко проинструктировал их Горд.

— Это уж как получится, — не очень обнадеживающе произнес один из небариан. — Сами понимаете.

Они понимали. А еще, Горд понимал, что в любом случае, доставить Рину в госпиталь вовремя не удастся.

Небо затянуло, и посыпались крупные хлопья снега. Взрывом гранаты, брошенной в их укрытие, зацепило Солу Мойн. Она погибла сразу. За какой-то час-полтора, их группа лишилась четверых, а об общих потерях, даже думать не хотелось.

На северный фронт, минут пятнадцать назад, высадилось подкрепление. Сейчас все надеялись, что им тоже осталось ждать недолго. Вдалеке раздался взрыв. Олин инстинктивно повернулась в сторону звука. Километрах в двухстах к юго-западу, шел воздушный бой. Звено истребителей пыталось выманить торианские корабли из атмосферы, но они никак не хотели уходить от города. В небе над ними зависли два десантных челнока.

— Свои! — облегченно выдохнул Дил. — Наконец-то!

Челноки открыли огонь по торианам из лазерных установок. Те, не ожидавшие такого поворота событий, начали спешно искать укрытие в ближайших зданиях. На одном из кораблей с трудом различался знак разведки. Немного отогнав врага, челноки высадили десант. Никто не удивился, увидев среди солдат Энтони Грона, а вот появление Вернера, стало неожиданностью.

— Рад вас видеть, — произнес полковник, опустившись рядом с Эриком.

— Не поверите, но мы вас тоже, — Эрик взглянул на генерала, который сразу же принялся отдавать распоряжения.

— Майор, а где мой корабль? — Вернер отстегнул “горелку”.

— Километрах в двухстах к югу валяется. Мы по дороге раздолбали колонну торианской техники и немного не рассчитали высоту — зацепило.

— Какие вы молодцы! Если продолжите в том же духе, то скоро кроме антигравитаторов, летать будет не на чем. Как обстановка в целом?

— Хреново. С оружием туго, много раненых и погибших. Ториане перекинули сюда установки, от основной их части мы отделались еще по дороге, но две все же дотащились. Нам удалось их завалить, но чую одним местом — это не последний из сюрпризов.

— Что за установки? — к ним подобрался Энтони.

— Без понятия, я таких раньше не видел, — как только челноки отошли, ториане повылезали из своих укрытий и продолжили наступление.

— Генерал, — обратился Алик к Энтони, — разрешите принять командование своей группой!

— Разрешаю, — Энтони протянул Эрику плазменную винтовку. — Мы захватили с собой немного оружия, надеюсь, хватит до того, пока с Телорна перекинут технику.

— Хоть бы они пошевелились, — майор отметил, что всех его солдат снабдили плазменным оружием с полным энергоресурсом.

— Знаешь, Эрик, мне жаль, что так вышло с Лоем и Майколом, — Энтони занял позицию рядом с майором и открыл огонь по врагу. — Действительно жаль — хорошие были ребята, — майор ничего не ответил. — Если бы я знал, то не позволил бы использовать вас вслепую.

— Правда? А как же тогда наш полет на Марс, разве вы сделали ни то же самое? Генерал, вы ведь отправили нас туда специально, чтобы раскрыть Барнона и тоже не удосужились поставить в известность. Не стоит никого жалеть: каждый из нас знал, на что идет.

— Да уж! — Энтони вздохнул. — Знать — это не всегда значит понимать. Когда смотришь на все это, нельзя остаться таким же, как в первый день после выпуска из центра. Не тебе это объяснять. Некоторые с первого дня понимают больше, чем другие способны понять за долгие годы службы, — Энтони чуть повернулся в сторону Олин. — А другие начинают забывать и чтобы вспомнить, им требуется встряска, — Эрик понял, что сейчас генерал говорит о Вернере. — Иногда приходится поступать так, как совсем не хочется… Не думай, будто мне все равно, что с моими подчиненными, в таком случае я бы сюда не сунулся.

— Зачем вы мне все это говорите, генерал?

— Не знаю, — откровенно признался Энтони. — Наверное, потому, что чувствую свою вину перед тобой и Олин. Я ведь знал не так уж мало, но думал, что все обойдется… — позади них прогремели новые взрывы.

Все попадали на снег, что бы ни оказаться задетыми ударной волной. От здания, находившегося неподалеку, осталась воронка. Троих из группы Стрелина задело. Радость от встречи со своей командой прошла быстро, на ее месте остался только горький осадок от понимания, что многие уже не вернутся на Гристон.

Медслужба не справлялась. Задача усложнялась тем, что те, кто по собственному мнению ранен не серьезно, отказывались покидать линию обороны, и забирать их приходилось практически насильно. А чаще всего, в полусознательном состоянии. Горд оказывал посильную помощь. Ему приходилось работать на три команды и бросаться под вспышки плазмы и перекрестный огонь. Врач заметил как Стен Пойлин не успел увернуться и получил бронебойную пулю в живот. Он осторожно переполз через обломки здания и направился к тому месту, где лежал Стен. Его прикрывал То́мил Эрнит. Ториане перешли на бронебойные патроны, из чего следовал вывод, что у них тоже плохо с оружием. Но боевому врачу от этого не сильно полегчало. Они пробились к раненому. Теперь Томилу предстояло отстреливаться в одиночку. Горд поднял Стена и стал отходить под прикрытие полуразрушенного здания. Стен, придя в сознание, попытался вырваться и достать оружие.

— Да не дергайся же ты! — прикрикнул на него Горд. — Только хуже сделаешь.

Томил отстреливался из автомата, поливая врагов шквальным огнем. Так же их прикрывали из-за стены здания, к которому они направлялись. До укрытия оставалось совсем немного, когда над городом завис торианский штурмовик и открыл огонь из лазерных и крупнокалиберных установок. "Скелет" Томила, прошило, и он остался лежать в нескольких метрах от стены. Горд, сам не понимал, каким чудом ему удалось добраться до укрытия. Врач опустил Стена и только тогда заметил, что он мертв.

— Дьявол! — выругался Горд. — Ну почему ты не мог продержаться хоть немного!

Олин, находившаяся, здесь же, смотрела, как он нервно сжимает автомат. О том, что бы высунуться, не могло быть и речи. Успокаивало лишь то, что пока штурмовик не прекратит вести огонь, ториане не смогут к ним приблизиться и никто не "обрадует" их гранатой.

— Олин, как у вас? — связался с ней Эрик, оказавшийся отрезанным вместе с Энтони и частью команды Вилан в соседнем здании.

— Томил и Стен погибли, — доложила капитан. — Штурмовик не дает нам высунуться.

— Нам тоже, но сделать ничего нельзя. Будем ждать — это приказ генерала. Конец связи.

— Можно подумать, ему надоест, и он сам уйдет, — пробурчала Олин, отключив рацию.

Недалеко от нее, прислонившись спиной к стене, примостился Вернер. Казалось, он думает о чем-то своем, далеком от происходящего. Ему вспомнилось то время, когда он начинал службу простым десантником и всего-навсего, выполнял поставленные перед ним цели, а потом его угораздило связаться с разведкой. У Энтони хватило смелости и ума отказаться работать в управлении, а над Вернером взяли верх амбиции.

С тех пор прошло десять лет, и за все это время полковник впервые почувствовал себя на своем месте именно сейчас: среди полуразрушенного города, взрывов и огня, в окружении солдат и их офицеров. Он чувствовал себя так, будто не было этого времени, проведенного в поисках информации, не было приказов, которыми он отправлял других на смерть, а сам оставался в безопасности, и полковнику хотелось, что бы этого всего действительно никогда не было.

Из тех, с кем он начинал служить, не многие остались в живых, а тем, кто остался, доставляло мало удовольствия общаться с Вернером. Сейчас его окружали совершенно другие солдаты и офицеры, но их судьбы практически не отличались от тех, кого полковник знал раньше. В душе вновь что-то нестерпимо защемило, и он решил, что если останется в живых после этой заварушки, то все-таки уйдет из управления и вернется в десантные войска. Вернер взглянул на Олин, которая изводилась от невозможности что-либо предпринять. Он подобрался к ней.

— Что там, капитан?

— Ничего нового, — Олин осторожно выглянула за край обрушенной стены. — Штурмовик не уходит, пехота тоже не наступает, и мы сидим, как грызуны в норах. Чего они ждут?

— Чего бы ни ждали — это ни сулит нам ничем хорошим. Капитан, я хотел вам кое-что сказать, вернее, посоветовать: управление предложит работать на разведку — не соглашайтесь. Конечно, до конца вы теперь от них не отделаетесь, но переходить в ведомство управления, тоже не стоит.

— Почему же? — Олин удивили слова Вернера. Она ждала от него прямо-противоположного. — Чем вам так не угодило ваше подразделение?

— А то вы не знаете наших методов. Это не для вас, потом можно пожалеть. Делайте свою работу и попытайтесь ни во что не вмешиваться.

— Не получится. И вы об этом прекрасно знаете. Мне и Эрику слишком много известно, что бы остаться в стороне. У меня нет никакого желания связываться с управлением, но это решили за нас.

— Вы не знаете и половины из того, что происходит. "Скелеты"- это тоже не все технологи. Есть кое-что поважнее.

— Откуда вы знаете?

— Я их видел. Правда, никому не говорил. Потом, ваш отец все перепрятал и уничтожил следы. Где теперь технологии — я не знаю, надеюсь, ториане тоже.

— Я бы на это сильно не рассчитывала. Мы сталкивались с торианской техникой, раньше у них такого не наблюдалось. Взять хотя бы этих "шестилапых", я уже не говорю о кораблях, которые не видят ни сканеры, ни радары.

— Не факт, что это техника Темгатов. В Большом Космосе и без них хватает умельцев и у меня есть догадки, кто мог им подсуетить нечто подобное.

— Капитан, штурмовик ушел, — доложил Аири.

— Ну, хоть что-то… — вздохнула Олин.

Выстрелив боезапас, вражеский корабль исчез так же внезапно, как и появился. По тому, что, и за ним не последовало высадки десанта или выброса техники, можно предположить, что к Эвруму подошел флот и отрезал торианам подход к планете, либо высадка произошла где-то в стороне. Пускать врага дальше в город нельзя и теперь, до прихода подкрепления, предстоит стоять насмерть.

— Не нравится мне все это, ох не нравится… — как бы про себя проговорил Вернер.

— Полковник, генерал приказал переходить в атаку, — доложила ему Олин. — Он опасается, что ториане где-то выбросили новую партию техники и хочет попытаться отодвинуть пехоту, пока она не доползла.

— Ну что ж, — Вернер поднялся. — Тогда вперед. Командуйте, капитан.

— Внимание! — проговорила Олин в рацию. — Идем на прорыв. Отступать больше некуда, будем стоять до последнего!

Она легко перепрыгнула через остатки стены, за которой они укрывались от воздушной атаки. За ней последовали те, кто еще оставался жив. Всего, вместе с Эриком, восемь. Олин присоединилась к майору и группе Вилан. Вернер старался держаться с ними, но его постепенно оттеснили к команде Алика, которая тоже заметно уменьшилась. Все понимали, что теперь им предстоит рукопашная.

Оружие, привезенное Энтони, сильно пригодилось, но и оно скоро откажет и тогда выбора уже не останется. Ториане тоже пошли на прорыв. Две армии столкнулись с твердым намерением либо победить, либо остаться навсегда на этих руинах, которые еще недавно были огромным процветающим городом.

Северная линия обороны оказалась прорвана. Несколько отрядов отступили в город и пытались организовать хоть какую-то оборону, но особого успеха они не добились. Три торианских установки методично разносили Амерон, практически беспрепятственно продвигаясь вперед. Если бы группа Эрика не уничтожила колонну, которая заходила с юга, то от Амерона давно бы ничего не осталось. Единственное, что могли сделать те, кто еще держался с севера — это хоть немного задержать врага, да и то, вероятнее всего, ценой собственной жизни. Те, кто находился с юга, об этом не знали и продолжали хранить надежду, что северный фронт, как и они, еще держится.

Вокруг все взрывалось и горело, но в Алике проснулось природное упрямство и лютая ярость, которая придала капитану силы. Он, как и все, понимал, что отступать теперь нельзя, да и будь у него такая возможность, он не стал бы этого делать. Его замком позаботился о том, чтобы капитан не остался без оружия, но плазменная винтовка уже успела разрядиться. Алик даже не заметил, как это произошло. В пылу битвы, он потерял счет времени и произведенным выстрелам. Единственное, что капитан не забывал считать — это своих погибших друзей.

С каждой новой потерей, он начинал звереть все больше и больше. Когда лазерный автомат перегрелся, Алик не стал пользоваться бластерами, а сразу выхватил меч.

Олин и Эрик оказались в самой гуще схватки. Они пытались прикрывать Энтони, понимая, что гибель генерала отразиться не самым лучшим образом на их положении, но Энтони сейчас мало волновала собственная безопасность, впрочем, как и всегда. Он сумел сохранить немного энергоресурса на плазменной винтовке, и сейчас он ему очень пригодился. Отряд из пяти ториан поставил перед собой цель убрать генерала. Они попытались отрезать Энтони от остальных, но сделать это оказалось не так просто. Просчитав намерения врага, Эрик старался не выпускать его из вида и держаться к нему поближе.

— Ты что, твою мать, в личную охрану ко мне записался?! — обругал его Энтони.

— Никак нет, генерал, — невозмутимо ответил Эрик, — просто так получается.

— Лучше приглядывай за Вернером, он, наверное, за эти годы разучился оружие в руках держать.

— Я бы так не сказал… — Эрик с разворота уложил торианена, заходившего с боку. — Он не хреново справляется.

Полковник присел за какой-то глыбой и оттуда осыпал ториан пулями. Его тоже успели заприметить, но возле полковника находились Аири и Ленд, которые, помогали ему отстреливаться.

— Майор Торг, а где вся верхушка? — задал генерал вопрос, который его давно волновал.

— В штабе остались. Их охраняют три группы, но если ториане прорвутся, то вряд ли они смогут что-то сделать.

— А куда делась техника?

— Ее уничтожили с воздуха, прямо в ангарах. Знали, сволочи, куда нужно бить. Видно кто-то сдал, найти бы эту падлу!

— Найдем, — пообещал Энтони. — Нашли одну, найдем и вторую. — Смотри! — генерал оттолкнул Торг, в сторону и там, где она стояла, пролетел заряд плазмы.

— Спасибо, генерал, — поблагодарила Вилан.

Энтони ухмыльнулся в ответ. Сейчас его волновало то, почему до сих пор нет подкрепления, хотя некоторые челноки уже должны прийти.


Глава 20

К орбите Эврума медленно подтягивался флот МВК. Первыми подошли крейсера класса "Симби́рия" и "Танго-14". Они выпустили истребители и тут же ввязались в бой с торианским флотом, стоящим в патруле. За ними должны прибыть транспортные и десантные челноки, но, вопреки всем ожиданиям, из открывшейся гипердыры, вышли торианские корабли неизвестной модификации. Присутствие вражеского флота на орбите стало для них полным сюрпризом.

Крейсера открыли огонь и сходу уничтожили два торианских штурмовика среднего класса. Ториане перестроились в боевой порядок. Дыра все еще оставалась открытой, и вскоре из нее вышли два вражеских авианосца. Остановившись позади своего флота, они выпустили истребители. Завязался бой. Ни одна сторона не хотела рисковать крейсерами, да и вести огонь из бортовых установок, когда рядом находятся свои истребители, невозможно без опасения задеть их. Поэтому орудия авианосцев молчали, приберегая свою мощь для решающего момента.

Силы МВК оказались в невыгодном положении: подошедшим челнокам, пришлось срочно искать укрытие. Они не могли ввязаться в бой и прорываться к планете — риск слишком велик. Если их подобьют, то войска на Эвруме лишатся всякой надежды, а резерв начнет подтягиваться не раньше, чем часов через шесть — это слишком долго, особенно если ториане смогут перекинуть свое подкрепление. Транспортные челноки несли бронетехнику и два расчета "Ломов", их потеря серьезно ударит по обороноспособности.

Флот прилагал все усилия, чтобы отогнать ториан, но они не собирались уходить. В конце концов, командующему надоело смотреть, как истребители безрезультатно уничтожают друг друга и он отдал им приказ отойти в тыл. Флагманская "Симбирия" начала наводить орудия. Заметив это, вражеские корабли поспешили уйти под прикрытие своих крейсеров, которые тоже стали готовиться к бою.

Торианские авианосцы "Али́рос" являлись новейшей разработкой. Их существование хранилось в строжайшей тайне, и появление стало неприятной неожиданностью для МВК. Стрелкам на "Симбирии" приходилось полагаться только на свой глаз, так как компьютерная система врага не видела. Они дали залп из плазменной установки, их примеру последовала команда "Танго-14". Атака оказалась успешной. Пучок плазмы зацепил бортовой лазер одного "Алироса" и вывел его из строя. Враг не стал медлить с ответом и выстрелил энергетическим пучком, который попал "Танго-14" в плазменную пушку, снеся ее вместе с опорой. Такой бой не предвещал ничего хорошего: результаты подобной схватки видны, но необходимость расчистить дорогу челнокам — выше риска. Сделать это нужно как можно скорее.

Истребители набросились на торианский флот, не смотря на риск попасть под перекрестный огонь. В основном — это "Фелетрины", истребители класса "SPK" и штурмовики "Джойс". Пока "Алиросы" заняты тяжелой авиацией, они обращают мало внимания на мелкие корабли, которые, тем не менее, могут нанести серьезный урон, если действуют сплоченно и целенаправленно, что и пытались сделать пилоты МВК. Следует признать — это у них получалось. Им удалось снести вторую лазерную установку на поврежденном авианосце и повредить энергетическую пушку. На всех кораблях броня уже изрядно потрепалась, и теперь оставалось только ждать, у кого она не выдержит первой.

Пилоты челноков, видя, что ториане сосредоточенно отбиваются от налетевших на них истребителей, штурмовиков и крейсеров, решили предпринять попытку зайти в атмосферу Эврума с другой стороны планеты, но прошмыгнуть незамечено, им не удалось. Четыре вражеских корабля увязались за ними, настойчиво пытаясь втянуть в схватку.

Пилотам совершенно не хотелось связываться с кораблями неизвестной модификации, имея на борту технику и солдат, но выбора им не оставили. Челноки развернулись и выстроились в боевой порядок. Они не отличались особой маневренностью, но усиленная броня давала надежду выстоять. Челноки находились в стороне от общей схватки и, по крайней мере, могли не опасаться случайных попаданий. Челноки открыли шквальный огонь по неприятелю. Вскоре, один торианский истребитель застыл на месте из-за отказа энергосистемы, но оставалось еще три.

Будь это классические "Стриалы", то разобраться с ними шести челнокам не составило бы труда, а так приходилось повозиться. Челнок, несший "Ломов", повредило попаданием ракеты и у него начал барахлить главный двигатель. Он попытался осторожно отойти к планете под прикрытием других челноков. Ему нужно успеть войти в атмосферу, пока двигатель не отказал совсем, и он ни остался висеть здесь мертвым грузом, дожидаясь пока его разнесут в клочки.

Пилот просканировал поверхность планеты, выбирая для посадки, место поближе к зоне боевых действий, но дотянуть до намеченной цели, не удалось. Главный двигатель все же заглох — садиться пришлось на вспомогательных, на первой попавшейся, более ли менее ровной поверхности. Теперь "Ломам" предстояло добираться до Амерона своим ходом.

"Симбирия" с трудом держалась. Из действующего оружия, осталась только пучковая плазменная пушка, да и та вряд ли выдержит еще одно попадание. Энергоресурс неуклонно падал, и капитан понимал, что долго им не протянуть. Он отдал приказ об эвакуации экипажа, а сам занял место пилота. Тем, кто не хотел оставлять погибающий корабль, пришлось пригрозить трибуналом. Все прекрасно понимали нелепость такой угрозы, зная, что намерен сделать капитан, но не подчиниться не осмелились.

Оставшись на крейсере в полном одиночестве, капитан отключил орудия, чтобы ни расходовать энергию понапрасну, и повел "Симбирию" на торианский "Алирос", набирая скорость. Для последней атаки, он выбрал корабль, который пострадал меньше всего. Истребители и штурмовики бросились врассыпную, поняв намерения капитана "Симбирии".

Торианский авианосец постарался уйти от столкновения, но при его размерах, совершить маневр уклонения не так просто. Он даже не успел сделать четверть разворота, когда в него на полном ходу врезался крейсер. Мощный взрыв поглотил не только "Алирос", но и те корабли, которые замешкались и не успели отойти на безопасное расстояние. Полетели куски брони, производя эффект осколочной гранаты и нанося урон всему, что встречалось на их пути. Два крейсера остались висеть, сплавившись вместе, как памятник отчаянному безрассудству тех, кто не намерен отступать, и даже ценой собственной жизни, готов стоять до конца.

Положение торианских войск ухудшалось. Сеил Ренг, лично возглавивший южный фронт, не сомневался в полном успехе — эту операцию просчитали до мелочей: флот разгромлен, связь отрезана, техника уничтожена, транспортные пути разбиты, захватить Центральный Штаб и Разведуправление, не должно было составить особого труда. Конечно, он не думал, что им не окажут совершенно никакого сопротивления, но тягаться с той техникой, которую они перебросили на Эврум, пехоте явно не по силам. Но у них вновь все пошло не так, как запланировано.

Сначала, при высадке, вместо разгромленного и пылающего Амерона, с горсткой спрятавшихся солдат, они обнаружили город, ощетинившийся противопехотными установками и с вполне боеспособной армией. Установки уничтожили с челнока, но перед этим, они все же успели нанести кое-какой урон. Ренг пытался связаться с колонной, которая должна была произвести обстрел города с южной стороны, но никто не отвечал, и он сделал вывод, что их разбили по дороге к Амерону. Тем, кто штурмовал город с севера, повезло больше — их техника пришла к месту и выполнила свою работу.

Позже, к ним все же доползли две установки, очевидно, они шли по другой дороге и поэтому уцелели. Им удалось оттеснить силы МВК на несколько кварталов, вглубь города, но на этом удача и закончилась: несколько десантников сумели подобраться к установкам и повредить их. Ренгу и в голову не могло прийти, что кто-то решится подойти к ним на расстояние выстрела из ракетницы “Бредвес”, но десантники МВК — отчаянный народ, и они часто делают то, о чем никто другой даже подумать не может, а командование, как всегда, это не учло. Потом удача вновь улыбнулась подполковнику. У врага начались проблемы с оружием, и он стал нести потери. Ряды защитников Амерона редели на глазах.

Новой неожиданностью, стал приход десантных челноков с подкреплением. Ренг никак не мог понять — каким образом неприятелю удалось подать сигнал о нападении. С этого момента их дела стали ухудшаться, несмотря на то, что они по-прежнему сохраняли численное превосходство. Новую партию техники так и не перебросили в указанное время. Штурмовик, который должен был прикрывать ее сброс, выстрелил боезапас и благополучно скрылся, а они так и остались один на один с врагом, который предпочтет умереть, чем сдать город. Ренг не хотел даже думать, какие еще сюрпризы им может преподнести МВК.

— Акрик бы их побрал! — процедил подполковник сквозь зубы, глядя на то, как его солдаты пытаются убрать вражеского полковника, засевшего за каким-то обломком стены. Сработала рация. — Подполковник Ренг слушает. — Ответил он.

— Докладывает майор Скет Урм, — послышался из динамиков приглушенный голос. — Три расчета "Шипов"[8] направляются к вам на подмогу. Нас высадили не там, где запланировано из-за присутствия флота МВК у орбиты, но минут через сорок мы притопаем.

— Хорошо, майор, ждем, — Ренг отключил рацию. — Чтоб им сгинуть в черной дыре, этим выкидышам Вселенной!

Теперь все сомнения отпали — враг смог вызвать подкрепление.


Глава 21

Вернер отстреливался из своего укрытия. Ториане занялись им вплотную. Группу Алика Стрелина, оттеснили в какое-то полуразрушенное здание, и Вернер остался бороться с врагом вместе с Аири и Юрингой Ленд. Полковник почувствовал, как в его "скелет" врезаются обычные патроны и со звоном отскакивают от брони. Он повернулся в сторону того недотепы, который пытался таким нелепым способом избавиться от него.

Торианен продолжал свои бесполезные попытки. Вернер прицелился в него и нажал на курок, но выстрела не последовало. Он проверил обойму. Полная. Полковник вновь и вновь пытался выстрелить, но оружие заклинило. Вернер бросил его и начал снимать лазерный автомат, который уже должен остыть.

Торианен, увидев заминку полковника, отбросил свое бесполезное оружие и, схватив пулемет с бронебойными патронами, поспешил открыть огонь, пока враг не успел сменить неисправное оружие. Вернер вскинул лазерный автомат и уже хотел нажать на спуск, но почувствовал, как в него одна за другой вгрызаются пули, вырывая жизнь. Оружие выпало из рук, перед глазами все поплыло. Полковник пытался сфокусировать взгляд, но это у него не получалось — все застелила кровавая пелена.

— Полковник! — услышал он глухой голос Аири и почувствовал, как его тащат из-под обстрела.

— Уходи! — Вернер попытался неуклюже оттолкнуть старшину одной рукой, вторая не действовала, и он уже успел активировать самоликвидацию.

Заметив что предпринял полковник, солдаты начали спешно искать укрытие. Ториане сразу не сообразили в чем дело, а когда до них дошло, было уже слишком поздно. Прогремел взрыв, расшвырявший всех, кто не успел уйти из зоны поражения. В основном, это ториане, которые атаковали полковника и пытались выбить группу Алика из укрытия, но среди них оказались и Аири с Ленд, пытавшиеся вытащить Вернера. Взрывной волной старшину отшвырнуло в сторону и ударило об стену. Аири без сознания упал на руины, Ленд погибла на месте.

После взрыва, Олин тщетно старалась отыскать старшину среди солдат, покидавших свои укрытия и возвращавшихся к бою.

— Аири, ты меня слышишь? — попробовала она связаться с ним по рации, но ей никто не ответил. — Эрик, ты не видел Ригласа? — обратилась капитан за помощью к майору.

— После взрыва — нет, — огорчил ее Эрик.

— Аири, ответь! — Олин не оставляла бесполезных попыток связаться с ним.

— Капитан, я видел Ригласа возле полковника, когда он самоликвидировался, — сообщил ей Хормин. — Не думаю, что он мог…

— Думать — не твоя работа! — оборвала его Олин.

Она пробралась к тому месту, где Вернер взорвал себя вместе с торианами. Эрик не стал останавливать ее, но последовал за ней. Аири оставался единственным с кем капитан начинала этот путь и бесполезно убеждать ее, что поиски не принесут того результата, на который она надеется. Олин не поверит, что Аири мертв, пока сама не увидит его тело. Эрик тоже бы не поверил. Ему не верилось в гибель Майкола, даже не смотря на то, что все произошло на его глазах, и боль от потери друга все еще остро грызла душу.

— Олин, послушай, он не мог остаться в живых, — все же попытался образумить ее майор.

— Мог. На нем был «скелет» Темгатов.

— И что? Ты же прекрасно знаешь, что такое самоликвидация и что бывает, если попасть в зону поражения…

— Ты же жив, после того, как тебя накрыло плазмой!

— Откуда ты знаешь?

— Сканер засек… Аири! — Олин заметила старшину, лежащего на руинах без движений.

Его окружили трое ториан. Олин выхватила меч и бросилась к нему. Один из ториан навел плазменную винтовку в живот, туда, где, по его мнению, броня должна быть послабее из-за предполагаемого стыка, которого не видно. Он не стал стрелять в голову, только потому, что хотел заполучить "скелет" с неповрежденным модулем. Торианен нажал на курок.

Олин на мгновение застыла на месте. Руки задрожали. Ей не хотелось верить, что она опоздала всего на несколько секунд. Капитан совладала с паникой, включила антигравитатор и, опустившись рядом с торианеном, который добивал Аири, вонзила ему меч в грудь. Через шлем послышалось, как он захрипел в предсмертной судороге и, несколько раз дернувшись, обмяк.

Тот, который стоял рядом с ним, выстрелил в капитана из лазерной винтовки, но, к его удивлению, это не принесло никакого результата. Олин выдернула оружие из груди мертвого врага и нанесла стрелявшему удар с разворота, прорезав броню на животе и буквально перерубив его пополам. Третьего прикончил Эрик, попав мечом встык шейной пластины. К ним хотели приблизиться еще двое ториан, но их остановила автоматная очередь из соседнего здания. Олин сняла с Аири шлем.

— Эрик, он жив! — с облегчением выдохнула капитан. — Вызови медслужбу!

Необходимость в этом отпала; к ним уже пробирались двое небариан. Майор прикрыл их огнем из автомата.

Аири пришел в сознание. Он не чувствовал, когда торианен стрелял в него, боли тоже не было: из-за анестетика, который ему вколола Олин, рана занемела. Аири попытался подняться, но чья-то твердая рука не дала ему этого сделать. Он повернул голову и увидел Олин и двоих небариан из медслужбы.

— …эвакуировать его, срочно! — услышал Аири обрывок фразы, но кто это сказал, понять не смог. Голос раздавался, будто издалека, голова кружилась.

— Со мной все в порядке! — старшина вновь попытался встать, но тело его не слушалось. — Я никуда не уйду, Олин, скажи им! — он попытался вырваться из крепких рук небариан.

— Да что вы, в самом деле, не можете с одним раненым справиться? — поторопила капитан небариан. — Вколите ему уже что-нибудь, чтобы он ни дергался!

Делать этого не пришлось, потому, что попытка вырваться отняла у Аири последние силы, и он потерял сознание. Олин несколько секунд смотрела на кровь, оставшуюся в том месте, где лежал старшина, а потом раздался взрыв. Офицеры обернулись и увидели, что здание, в котором занял позицию Алик со своей группой — горит.

Алик с трудом выбрался из пылающего дома. Из его команды выжил только он один. Вся группа осталась внутри. После попадания пучка плазмы никто не уцелел. "Скелет" капитана сильно обожгло, все оружие, кроме меча, пришло в негодность. Плазмой били откуда-то с тыла, но установки скрывали дома и сплошная стена метели. Сквозь дымку застилавшую глаза, он рассмотрел пробивавшихся к нему Эрика и Олин. Они помогли ему встать на ноги. Алика качало из стороны в сторону и только после укола стимулятора, в голове немного прояснилось.

— Ты как? — поинтересовался у него Эрик.

— Сойдет, — Алик обернулся на горящее здание. — Дьявол! Как же так… А ваши?

На его вопрос ответа не последовало, и капитан понял, что дела у команды Эрика немногим лучше. К ним приближалась группа ториан. Офицеры не стали ждать пока они подойдут и бросились навстречу врагу. Перед тем, как завязалась схватка, Олин заметила, что недалеко от них, Энтони сражается сразу с тремя торианами.

Генерал старался, наносить точные удары мечом. Один из нападавших уже был ранен в левую руку, но это мало отразилось на его боеспособности. Торианен имел звание майора, и во что бы то ни стало, хотел убрать вражеского генерала. Он нацелил свой меч встык пластин на животе, но Энтони умело отразил этот удар и, схватив за рукоять меча, притянул врага к себе и ударил ногой в живот. Майор отлетел на несколько метров и грохнулся в обломки стены, подняв столб пыли. Пока он приходил в себя, Энтони успел нанести рубящий удар, мечем в бок, одному из оставшихся врагов.

Генерал давно заприметил, что в этом месте броня повреждена и вряд ли она выдержит мощную атаку. Меч со скрежетом разрубил "скелет" и торианен сначала упал на колени, а затем повалился лицом вниз. Под ним медленно расползалась лужа крови. У Энтони оставалось несколько секунд, что бы разделаться со вторым солдатом, до того, как к нему подойдет очухавшийся майор. Он нацелил меч в шейный стык, но торианен успел прикрыться рукой, и атака прошла впустую. Генерал почувствовал, как на его правое плечо обрушился рубящий удар сверху. Броня прогнулась и впилась в кожу. Энтони перекинул меч в левую руку. Помощи ждать ему не приходилось. Он видел, что рядом Эрик, Олин и Алик отбиваются от группы ториан, под предводительством подполковника и им явно не до того, что бы смотреть по сторонам.

Энтони резко обернулся и сделал это как раз вовремя: майор уже занес меч, целясь вторично в уже поврежденную броню. Генерал подставил под удар меч, затем, перехватив его для колющего удара и удерживая меч противника на своей руке, нанес удар в шейный стык. Майор застыл на несколько секунд, а затем повалился в снег. Энтони повернулся к последнему противнику. Он чувствовал, что весь правый бок под "скелетом" стал липким от крови. Огромным усилием воли он заставил себя сосредоточиться на враге и не думать о ране.

Оставшийся сержант не так искушен в рукопашном бою, как его командир, но и генерал ранен, а сражаться одной рукой, не так просто. Торианен остался с Энтони один на один и поспешил броситься в атаку. Он замахнулся для удара, но нанести его так и не успел. Оружие выпало из рук, и он повалился замертво. Энтони увидел Эрика и Олин с окровавленными мечами.

— Я же сказал — мне не нужны телохранители! — процедил сквозь зубы Энтони. — Сам в состоянии справиться.

Эрик промолчал. Вокруг бушевала метель. Основные силы врага, удалось оттеснить к черте города, но вот долго ли удастся их там удержать? Генерал не мог понять, почему до сих пор нет подкрепления, не было у него и связи с теми, кто высадился на северную линию обороны, но, судя по тому, что оттуда начали бить установки — дела их плохи. Алик уже присоединился к основным силам, оттеснявшим ториан, а Эрик замешкался с торианским подполковником.

Ренг сразу выделил майора коалиции и оттеснил его от двух других офицеров, сражавшихся вместе с ним. Их "скелеты" отличались от остальных, и это привлекло внимание подполковника. Всего он видел пятерых в подобной броне. Одного старшину раненым забрала медслужба, второго рядового он потерял из вида в общей неразберихе и теперь оставались эти три офицера. Ренг взял на себя самого старшего по званию, а его солдаты занялись двумя капитанами. Он был абсолютно уверен — это Эрик Майлов.

Ренг узнает его где угодно. После их первой встречи, у подполковника осталось три трупа, разбитое лицо, сломанные ребра и ущемленное чувство собственного достоинства. Последнее, мучило больше всего. Второй раз, Эрик вырвал у него прямо из рук важную зацепку. Хвала Космическим Силам, подполковник успел позаботиться, чтоб никакой информации там не осталось. А если б Ренга ни вызвали с Анги на Торину, то трудно сказать, смог бы он выжить или нет. Скорее всего — нет. А Карон, как ни крути, был его командиром. Теперь нет ни его, ни базы, ни информации, которая там хранилась. И вот теперь, у него появилась возможность поквитаться.

Эрик заметил, что броня его врага изрядно потрепалась в бою, но торианский подполковник не давал не единого шанса нанести удар способный ее пробить. Он умело отражал все выпады и атаки, пытаясь в то же время прижать майора к стене. Майор не собирался давать ему такой возможности и пытался перейти в атаку. Когда торианен нанес очередной удар, Эрик резко завернул его меч своим назад, оружие вылетело из рук подполковника и отлетело в сторону. Майор нанес удар в живот. Ренг пошатнулся, но остался стоять на ногах. Эрик замахнулся для второго удара. На этот раз он целился в шею, но перед ним опустился торианский сержант, закрыв собой подполковника. Сержант оказался выше ростом, удар пришелся ниже стыка и не нанес ему никакого вреда. В это время, двое солдат подхватили Ренга под руки и оттащили в сторону.

Торианен, замахнулся мечом, но Эрик ушел из под удара и резко толкнул противника плечом. Сержант, не удержавшись, упал. Майор нанес удар в живот, а потом второй в шею, для верности.

Олин сражаться было легче: ей не приходилось выискивать слабые места в броне врагов, и она наносила удары туда, где противник открывался. Ториане, заметив, что "скелет" не защищает от меча капитана, стали более осторожными, но это их не спасало. Перед Олин возник торианский лейтенант. Он отразил несколько ее атак, а затем сам предпринял попытку нанести удар, но Олин успела отскочить назад, и меч рассек воздух в том месте, где она стояла. Лейтенант попытался нанести еще один удар, но капитан перехватила его руку, и резко заломив ее назад, нанесла колющий удар в спину врагу. Она отпустила торианена, и он упал. Олин перевела дыхание и только тут заметила, что Энтони сражается один с двумя противниками, а его правая рука беспомощно висит вдоль тело.

— Эрик, генерал, похоже, ранен, — сообщила она майору, который только что расправился с сержантом.

Пока они подходили к Энтони, враг у него остался только один, и Олин с первого удара отправила его вслед за остальными.

— Генерал, вы ранены, — к ним подобрался сержант из медслужбы.

— Я заметил. Вколи что-нибудь, что бы остановить кровь и можешь быть свободен.

— Вам нужно в госпиталь, — сержант сделал укол.

— Я сказал — можешь быть свободен, или у тебя работы не хватает? Пошел вон отсюда!

Медработник не стал спорить с генералом, тем более, работы у него действительно хватало.

После гибели команды, в Алике что-то надломилось. Он понимал, что остался жив, только благодаря "скелету" Темгатов. Теперь он шел напролом, не обращая внимания на сыплющиеся на него удары, справедливо пологая, что если броня защитила его от плазмы, то бронебойные патроны и удары меча, ей и вовсе нипочем.

Из города била вражеская артиллерия. Алик старался не думать о том, что сейчас твориться на улицах Амерона, ему хватило увидеть тот город, через который они проходили, когда добирались сюда. Его переполняла лютая ненависть к торианам: как бы там ни было, МВК никогда не громили мирные города, и сейчас, капитан подумал, что напрасно.

Где-то в городе раздался мощный взрыв. Алик обернулся в ту сторону и сквозь разбушевавшуюся метель, увидел два бомбардировщика B.F.-200S.T., за ними шли несколько десантных челноков. У него вырвался невольный вздох облегчения. Теперь, хоть на одну проблему стало меньше. Что-то с легким стуком упало возле его ноги, Алик опустил взгляд и увидел рядом с собой нейтронную гранату. Последнее, что он успел запомнить — это возникшее желание откинуть ее в сторону, а потом все провалилось в бездонную черноту…

Эрик проводил взглядом уже знакомых небариан. Они очень удивились, увидев, что капитан остался жив, после того, как у него под ногами взорвалась нейтронная граната, но искать этому объяснение, не собирались. Эрика тоже немного задело. Он чувствовал ноющую боль в левой ноге, но предпочел об этом промолчать. Энтони заметил, что майор прихрамывает, но тоже ничего не сказал. Неожиданно почва под ногами слегка задрожала, и из-за снегопада показались шесть "Ломов".

— Говорит подполковник Пе́ил Сто́йлен, — раздался в динамиках рации женский голос. — Кто у вас старший?

— Генерал Грон на связи, — ответил Энтони. — Где вы пропадали, мы уже заждались.

— На орбите столкнулись с торианским флотом, челнок зацепило, пришлось садиться там, докуда дотянули, а дальше топали пешком, — объяснила Пеил. — По дороге нам встретились торианские роботы, пришлось над ними поработать, а еще мы видели разгромленную колонну, кто это сумел уложить таких махин?

— Мои ребята ковриком прикрыли, — усмехнулся Энтони.

— Ладно, генерал, отходите, а то вы и так нам работы не оставили…

Выведя роботов с челнока, подполковник отдала приказ двигаться к Амерону по прямой, чтобы не терять время. Она надеялась, что они еще не опоздали. Они двигались по той же дороге, что и Эрик со своей командой. Конечно, с севера их помощь могла бы пригодиться гораздо больше, но выбора у них не оставалось.

Пройдя разбитую колонну, они увидели, что к ним приближается какая-то техника. Аппаратура, установленная на "Ломах", ее никак не распознавала и Стойлен отдала приказ остановиться. Когда неизвестные роботы подошли ближе, она без труда узнала характерную раскраску ториан, вот только откуда у них взялась такая техника — подполковник понять не могла. Она различила на роботах лазерные установки и тяжелые пулеметы, плазменного оружия не имелось, из этого можно сделать вывод, что они предназначены против пехоты. "Ломы" же несли на себе плазменные пушки и ракетные установки на плечах, на руках располагались лазеры дальнего действия, они имели усиленную броню и рассчитаны на уничтожение техники и зданий. Враг имел численное превосходство, но это не столь важно, основной проблемой являлось то, что Пеил не знала полной оснастки вероятного противника. Раздумывать было некогда, и подполковник отдала приказ готовиться к бою.

Первый выстрел Стойлен произвела из ракетных установок, целясь ближайшему роботу в голову, но неприятель успел произвести маневр уклонения, и атака прошла впустую. Вслед за ней огонь открыли ее подчиненные. Неприятель ответил только тогда, когда подошел на минимальное расстояние. Бронебойные патроны били по корпусу "Ломов", оставляя на них вмятины. Похоже, что ториане не обладали достаточным опытом в подобных битвах и их бросили в бой, проведя минимальную подготовку.

Лазерный залп пролетел мимо машины Стойлен и попал в соседнего робота, повредив ему руку, лазерная установка пришла в негодность. Но враг нес более серьезные потери. Один робот уже лежал на снегу с кабиной искореженной попаданием плазмы. Второму серьезно повредили ногу, и пилот с трудом удерживал его на ходу. Подполковник прицелилась из плазменной пушки и дала залп по уже подбитому роботу. Точное попадание оторвало ногу полностью, и он с грохотом повалился.

— Внимание! — обратилась Стойлен к своим подчиненным. — Цельтесь точнее, нужно экономить боезапас, нас еще ждут в Амероне.

У противника осталось семь роботов способных вести бой. У троих грудная броня имела вмятины и следы от попадания лазерных зарядов, еще у одного — поврежден пулемет, но и у отряда подполковника тоже все не так гладко. У одного "Лома" уже отсутствовала пластина на ноге и из образовавшейся дыры торчали провода, еще одно попадание — и робот завалится. Стойлен отдала ему приказ отойти под ее прикрытие и сосредоточила огонь на одной из поврежденных машин противника.

Она стреляла из лазерных установок, которые, в крайнем случае, успеют остыть, пока они дойдут до Амерона. Неприятель ответил ей пулеметной очередью, целясь в кабину, но пробить броню он так и не смог. Подполковнику надоело возиться, и она выпустила в уже заметно потрепанную броню ракету. Робота отбросило метров на пятнадцать, и он загорелся.

Две другие поврежденные машины, тоже уже лежали грудой металлолома. У оставшихся четырех, не оставалось ни малейшего шанса против шести "Ломов". Их взяли в кольцо и через несколько минут шквального огня из лазерных установок, всех четверых обезвредили.

Подполковник вылезла из своего робота и подошла к тому, у которому оторвало ногу. Она открыла люк кабины и вытащила оттуда пилота. Его голову залила кровь, очевидно, когда робот падал, он ударился о приборную панель, но даже сквозь кровь, Стойлен безошибочно определила, что это не торианен. Она взяла пригоршню снега и вытерла мертвому пилоту лицо.

— Крейды! — выдохнула Стойлен, увидев кожу пепельно-серого цвета и приплюснутый нос.

Теперь стало понятно, откуда ториане взяли технику: крейды всегда славились своими инженерными разработками. По договору, они должны поставлять технологии только МВК, но, как видно, решили перейти на сторону противника.

Стойлен исследовала кабину. Аналоговый диск оказался не поврежден. Она аккуратно отсоединила его и забрала с собой. Остальную часть пути проделали без неприятностей, и это радовало подполковника — еще одна подобная стычка, могла стать для них серьезным испытанием.


Глава 22

Ториане оказались зажатыми между пехотой и роботами. Энтони отвел солдат вглубь города, чтобы случайно не попасть под орудия "Ломов", и заодно провести зачистку. На улицах уже работал высадившийся десант, с воздуха их прикрывали пробившиеся истребители и штурмовики, которые загнали врага в здания, а выкурить его оттуда уже не составляло особого труда.

Несколько вражеских отрядов продолжали попытки пробиться к штабу и гражданским убежищам, но этих Эрик, с оставшейся частью своей команды взял на себя, так же Вилан выделила ему бойцов из своего подразделения. В основном, ториан выбивали из зданий с помощью гранат и огнеметов, которыми с ними щедро поделились те, кто прибыл в подкрепление. Видя, что дальнейшие попытки захватить город приведут к полному уничтожению, ториане стали отступать, покидая зону боевых действий на антигравитаторах. Очевидно, где-то их уже ждали челноки.

— Генерал, может теперь в госпиталь? — предложил Эрик Энтони, когда видимого противника не осталось.

— Только вместе с тобой, — Энтони убрал шлем. — Или ты думаешь, что я ничего не заметил? Олин, отправляйся в управление, отдашь им информацию, нужно побыстрее, с этим разобраться.

— Есть, генерал, — капитан, тоже убрала шлем.

— Оун, Хормин, будете сопровождать капитана, — распорядился Эрик и направился следом за Энтони.

— Эрик, откуда у тебя взялся этот парень? — поинтересовался Энтони, пытаясь скрыть удивление, услышав имя контрабандиста.

— Вам это не понравится, генерал, — со вздохом произнес майор. — Вы ж опять орать начнете. Да и не думаю, что после всего, через что он прошел вместе с нами, его прошлое должно что-то значить, — Эрик начал хромать сильнее, нога уже болела нестерпимо. Они сели в броневик медслужбы.

Олин, некоторое время, смотрела им в след. Она по-прежнему держала в руках окровавленный меч, а Дил и Хормин не решались ее окликнуть.

— Капитан, — к Олин подошла Стойлен. — Я — подполковник Пеил Стойлен, командир отряда "Ломов".

— Капитан Олин Таил, — она отдала подполковнику честь. — Чем могу помочь?

— Я слышала, вы направляетесь в управление, не могли бы кое-что передать командованию, — Стойлен протянула ей аналоговый диск, с вражеского робота. — Скажите, что крейды нас предали. Я бы сделала это сама, но нам нужно прочесать город.

— Не вопрос, — Олин взяла диск. — Что-нибудь еще?

— Нет, это все. Может найти вам транспорт?

— Не стоит. Он больше пригодится раненым, а мы пройдемся, тем более, здесь уже недалеко, — Олин хотела отсалютовать на прощание, но подполковник не дала ей этого сделать.

— Не нужно, капитан — это мы должны отдавать вам честь за то, что вы здесь сделали. Знаете, мне раньше не приходилось видеть, как сражается десант, и я не думала, что все это так…

Олин ничего не ответила. Она, молча, кивнула Дилу и Хормину, чтобы они следовали за ней и направилась к центру города. Стойлен вздохнула и вернулась к оставленному роботу. Глядя на руины, в которые превратился город там, где проходили сражения, она могла только догадываться, каково здесь пришлось пехоте. Но они продержались. Выстояли, не смотря ни на что. И стояли бы дальше, если бы в этом возникла необходимость, и даже если бы никто так и не пришел к ним на помощь, десантники все равно не отдали бы Амерон врагу. Они взорвали бы его вместе с собой, но не отдали. Только сейчас подполковник поняла весь смысл лозунга Десантных Сил МВК: "Нет шанса выжить — умри с честью". Честь — это единственное, что никто не сможет у них отнять, ни при жизни, ни после смерти.

Олин, молча, шла по городу. Чем ближе они подходили к центру, тем меньше становилось разрушений. Дил и Хормин тоже не проронили ни слова.

— Капитан, как вы думаете, что будет дальше? — наконец произнес Дил.

— Ничего не будет. Нам дадут пополнение, и все начнется сначала. Так было уже не раз и не только с нами.

— Да уж! — программист тяжело вздохнул.

— А ты что, думал, что на этом война закончится?

— Нет, просто надеялся на передышку.

— У кого-то она возможно и будет, но не у нас, и ты знаешь почему.

Дил ничего не ответил. Хормин тоже продолжал отмалчиваться. Отметины на его "скелете" говорили о том, что в бою он не прятался за чужие спины, а еще, что ему необычайно везло, потому что он не получил ни одного ранения. На лице Хормина застыла глубокая задумчивость.

Он старался не смотреть по сторонам и шагал, уставившись себе под ноги. Не хотелось видеть руины, оставшиеся после боя, и то, как десантники и Служба Спасения пытаются извлечь из-под обломков пострадавших. Живые среди них попадались редко. Только сейчас Хормин начал чувствовать едкий запах гари и пороховых газов, от которых драло горло. В бою было не до подобных мелочей. Рядом с ним погибали опытные воины, и бывший контрабандист слабо верил, что ему удастся выйти живым. Но он выжил. И теперь, в отличии от многих, мог идти по улице, дышать воздухом, чувствовать, как на лице тает снег — это счастье.

— Алерг, если ты хочешь уйти, уходи сейчас, — неожиданно предложила Олин. — Официально ты нигде не числишься, и никто не станет тебя искать, а майору я все объясню.

— А вы хотите, чтобы я ушел? — Хормин взглянул на капитана.

— Дело не в том чего хочу я, просто сейчас ты можешь сделать это без всяких проволочек. За это время ты успел понять, что представляет из себя наша жизнь, и как она заканчивается, и теперь ты должен решить хочешь ли такой судьбы. Тебе представился шанс все оценить до того, как обратного пути уже не будет.

— Я все решил еще на Троиле. Да и куда мне идти — обратно в контрабандисты? Не хочу. Меня и раньше не устраивало то, чем я занимался, а после того, через что я прошел вместе с вами, я тем более не смогу жить как прежде. Капитан, а вы нашли Аири? — Хормин сменил тему, ему не хотелось думать о своем прошлом.

— Нашла. Его отправили в госпиталь.

— Он выживет. Вы приложили столько сил, чтобы спасти его, по-другому не может быть.

— Мы пытаемся спасти каждого, но не всегда получается так, как хочется, — Олин хотелось верить, что Хормин прав, и Аири действительно выкарабкается.

Они подошли к Разведуправлению. Вокруг стояла суета. Солдаты подозрительно посматривали на Олин и Дила из-за того, что их скелеты сильно отличались от обычной брони, но никто не решался остановить офицера, который только что вышел из боя, а в том, что это действительно так, сомневаться не приходилось.

— У меня информация для командования, — обратилась Олин к сержанту, дежурившему у запертых ворот вместе с тремя рядовыми. — Я — капитан Таил, вас должны были предупредить.

— Нам поступало распоряжение пропустить вас, но еще до нападения, — ответил сержант. — А теперь вам придется подождать, пока я свяжусь с командиром и получу подтверждение.

— Слушай, ты, я не намерена ждать ни секунды! Пока вы здесь грели задницы, мы прошли через ад, защищая вас. Из моей команды в живых остались шестеро, а может быть и пятеро, и если ты меня не пропустишь, то через пятнадцать минут отправишься собирать торианские трупы!

— Извините, капитан, — тихо проговорил сержант, открывая ворота. — Может вас проводить? — По лицу офицера он понял, что шутить она не намерена и ей действительно выпал долгий путь к управлению.

— Не заблужусь. Ждите здесь, — приказала она Дилу и Хормину, проходя на территорию штаба.

Они отошли от постовых, и присели на бордюр. Кроме них и Горда, который остался помогать медслужбе, все были мертвы, либо ранены и это "либо", составляли Эрик и Аири. Дилу не хотелось думать о прошедшем бое, унесшем жизни его друзей, и чтобы как-то отвлечься, он обратился к Хормину:

— Ты это, не обижайся за то, что я тебе наговорил на Сторлане. Лой был моим другом. А Майкол… это Рыжая Совесть нашей команды… Мне часто приходилось работать с ним, он был отличным механиком.

— Я понимаю. Может, ты не поверишь, но я правда понимаю, — Хормин попытался оттереть со «скелета» пятно крови.

— Странно, но я верю. Почему ты занимался контрабандой? Ты не похож на своих дружков.

— Так пришлось, — уклончиво ответил Хормин. — Я пытался выпутаться, но никак не получалось, а тут появилась возможность. А капитан всегда такая?

— А какой ей еще быть. Привыкай, раз решил остаться.

— Откуда она сама?

— С Корэллы и майор, вроде, тоже оттуда. Истинные корэанцы. Потому и такие.

— Повезло, а я Корэллу не застал. Да и вообще не знаю, где мой дом.

— Не очень. Все равно они не помнят ни ее, ни семьи, а Олин и отца не видела, хотя могла бы… — Дил замолчал, понимая, что разговор пошел не в ту сторону, куда надо.

Олин поднялась по ступенькам. У двери ее ждала Стила Дейлит в форме лейтенанта Разведуправления.

— Вижу, вы хорошо продвигаетесь по службе, — произнесла небарианка вместо приветствия.

— Кому отдать информацию, — почему-то Олин не сильно удивилась такой встречи.

— Я вас провожу, капитан, — они зашли в здание и спустились на цокольный этаж. Стила повела Олин по запутанным коридорам. — Как ваши дела?

— А то вы не знаете!

— Того, что случилось сегодня, никто не ожидал. Нас застали врасплох. Если бы вы прибыли в запланированное время, тогда помощи ждать было бы неоткуда. Это ведь вам удалось сообщить о случившемся? — Олин угрюмо молчала. — Вы не хотите разговаривать со мной из-за того, что я не сказала вам всей правды?

— Вы были мне приятней, как вдова Нилиона, — откровенно призналась Олин. — Я не хочу общаться с вами, как с лейтенантом управления, и вы не можете заставить меня это делать. Я вообще не желаю иметь никаких дел с вашей конторой. Пока, только один ваш сотрудник сумел заслужить уважение десанта, и для этого ему пришлось взорвать себя вместе с торианами.

— Значит, Вернер погиб, — сделала вывод Стила.

Они подошли к бронированной двери. Небарианка открыла ее и впустила Олин вовнутрь, а сама осталась ждать в коридоре. За дверью оказался небольшой кабинет. За письменным столом сидел корэанец в генеральской форме. Олин отдала ему честь и положила на стол кристалл, который был найден в тайнике и свой меч.

— "Скелет" снять?

— Зачем? — генерал ошарашено переводил взгляд с вещей на своем столе, на беспринципного капитана.

— Он тоже из технологий Темгатов. Правда, как и меч, немного запачкался, но думаю, что для вас это не важно — главное ведь результат.

— Капитан, а вас не учили представляться?

— Вы же и так знаете, кто я. Вы же знаете обо мне больше, чем я сама.

— Да уж! Может, присядете? — предложил генерал.

— Нет, спасибо, — отказалась Олин.

— Я — генерал Нотэл Телиан. Вижу, вам удалось найти тайник вашего отца.

— Удалось, и это не только моя заслуга, но, к сожалению, вы не сможете сейчас увидеться с теми, кто принимал участие в этих поисках, а с некоторыми уже никто никогда не увидеться.

— Что с Эриком Майловым, почему он не пришел с вами?

— Ничего серьезного, на ваше счастье. У него задета нога, он сейчас в госпитале. Генерал, вам ни кажется, что я имею право знать правду.

— Какая правда вас интересует, капитан? Мне казалось, вы все уже знаете.

— Не все. Например, откуда у моего отца взялись эти технологии.

— Тогда, велся поиск альтернативных возможностей, в частности, технологий Темгатов и их планеты, — произнес Телиан, после некоторых размышлений. — Планету мы так и не нашли, а вот с технологиями — повезло больше. Ваш отец смог кое-что обнаружить. Он собирался передать все командованию, но выяснилось, что кто-то сливает информацию торианам. А потом, случилось нападение на Корэллу. Коинт считал, что оно произошло потому, что ториане думали, будто технологии там. В общем, после всего этого, он заупрямился и выдвинул условие, что технологии отдаст только после того, как найдут «сливщика».

— Мой отец не мог заниматься всем этим в одиночку.

— Верно. Существовала группа, но, после событий в Кассии, почти никого не осталось. После, Коинт собрал новую группу.

— Генерал, позвольте задать еще один вопрос, — Олин все же присела и закинула ногу на ногу. — Почему о моих родителях нет практически никакой информации?

— Она находилась в базе данных на Корэлле, — Телиан как-то странно посмотрел на Олин и отвел взгляд. — Планеты не стало, и информации вместе с ней. Тогда, были заботы поважнее…

— Правда? А что значит «специалист узкого профиля»?

— Это значит, что ваша мать занималась разработками, которые все еще имеют секретность, и я не могу говорить о них. Если они попадут к торианам, неизвестно чем оно обернется. Ваши родители сделали все, чтоб этого не произошло.

— И вы думаете, что теперь такой вероятности нет? По-моему, сегодняшние события доказали обратное.

— Да, сегодня едва не повторилось то, что произошло с Корэллой, но на этот раз, ториане имели все шансы завладеть информацией. Что вас задержало?

— Это не важно, по крайней мере, для вас. Вам не понять, что значит терять друзей, рисковать жизнью, вы заперлись здесь, в своей "цистерне"[9] и отдаете приказы, а не пробовали для разнообразия подняться наверх и глянуть чего стоит их выполнение? Куда уж, без вас же не обойтись!

— Вы устали, капитан, вам нужно отдохнуть.

— Успеется. Это вам просила передать командир отряда "Ломов" подполковник Пеил Стойлен, — Олин положила на стол диск. — Подполковник сказала, что крейды нас предали.

— Мы догадывались, что от них следует ждать чего-то подобного, — Телиан внимательно изучал лицо капитана. — Вот смотрю я на вас и удивляюсь, — задумчиво произнес он. — Если бы я не знал, то никогда не поверил бы, что вы не встречались со своим отцом — слишком похожи. У меня есть для вас предложение — не хотите перейти в управление? Здесь у вас будет гораздо больше возможностей.

— Да пошло бы ваше управление… — Олин встала.

— Вижу, генерал Грон успел вас кое-чему научить, — усмехнулся Телиан.

— Это просил вам передать полковник Уил Вернер.

— Кстати, вы не знаете, где он? Я не могу с ним связаться.

— Он погиб. Полковник прибыл сюда с подкреплением и сражался вместе с нами. Он погиб как настоящий десантник.

— Жаль Уила, — Телиан вздохнул. — Хотя я догадывался, что все этим закончится. Пару раз он намекал, что хочет вернуться в Десантные Силы.

— Генерал, от меня еще что-нибудь требуется?

— Пока нет, если понадобится, мы свяжемся с вами. Меч можете забрать. Вас доставить на Гристон?

— Не нужно, — Олин забрала оружие. — Я не вернусь на базу, пока не проверю как дела у раненых и не соберу все тела.

— Хорошо. Только не задерживайтесь здесь дольше, чем это нужно — заканчивайте свои дела и улетайте. Может, вам выдать спецпропуск, во избежание проволочек? — предложил Телиан.

— Обойдусь. Разрешите идти?

— Идите, капитан.

Олин вышла. Генерал понимал, что разговаривать с ней сейчас бесполезно. Он уже успел получить первые неутешительные сводки. Исходя из них, поведение капитана можно легко оправдать, тем более что до Эврума группа 4-Х добралась уже с потерями, а еще неизвестно, кто из раненых выживет. Телиану еще только предстоял разговор с Эриком и Олин, в котором они непременно припомнят ему Сторлан и все остальное, о чем сейчас забылось. Генерал поднялся и вышел из кабинета.

— Я наверх, — бросил он Стиле, которая, по-прежнему стояла у дверей. — Хочу взглянуть сам.

— Разговор не удался? — поинтересовалась небарианка.

— Почему же. Могло быть и хуже, по крайней мере, обошлось без оскорблений, — генерал направился к лифту.

Олин, медленно спустилась по ступенькам и, выйдя за территорию штаба, устало присела рядом с Дилом.

— Капитан, с вами все в порядке? — к ней подошел тот самый сержант, который не хотел пропускать, — может, вызвать медслужбу?

— Не нужно. Возвращайся на пост, — отказалась Олин.

Сержант на несколько секунд замешкался, но увидев выражение лица офицера, поспешил удалиться. Олин сидела, опираясь на меч. Ей хотелось встать и идти искать госпиталь, в который отправили Эрика, Аири и Алика, но тело стало ватным, навалилась давно копившаяся усталость, и она никак не могла заставить себя подняться.

С того момента, как они сели на Троиле, события развивались с бешеной скоростью и не было ни секунды, что бы все взвесить, а теперь взвешивать стало нечего. Вокруг Олин образовалась какая-то пустота. Мимо проходили солдаты и гражданские, проезжали броневики медслужбы, а вокруг нее стояла звенящая тишина. Все казалось каким-то нереальным. Даже факт, что она смогла выжить.

— Капитан, а вам никогда не хотелось бросить это все и уйти? — неожиданно спросил Дил.

— А тебе? — Олин медленно подняла голову.

— Я не знаю другой жизни, а у вас она была. Неужели никогда не хотелось к ней вернуться?

— Не было у меня другой жизни, — отрезала Олин. — Запомни это раз и навсегда, и никогда больше про это не спрашивай. К тому же — это не жизнь. Я не предназначена для нее, а она для меня, — Олин встала. — И вообще, не суй нос в личное дело офицера, а то обрублю. Пошли, нужно найти наших.

— Думаете, нас пустят в госпиталь?

— Пустят, — категорично заявила капитан. — Или ты считаешь, что сейчас кто-то сможет мне помешать?

Дил тяжело вздохнул и медленно поднялся. Торчать здесь действительно нет смысла, есть дела поважнее. Да и не особо хочется.


Глава 23

В приемном покое было не протолкнуться. Персонал не справлялся с потоком раненых, среди которых не только военные, но и мирное население. Олин с трудом пробилась к учетному столу.

— К вам поступал кто-нибудь из группы 4-Х, Гристон, база 5148, - поинтересовалась она у девушки за компьютером.

— Да, — ответила она, сверившись со списками. — Двое: старшина Аири Риглас и майор Эрик Майлов. Еще к нам поступили генерал Энтони Грон и капитан Алик Стрелин, он из другой группы, но тоже с вашей базы, вы его знаете?

— Да. Могу я узнать их состояние?

— У меня пока нет таких сведений.

— У кого они есть?

— У врача, который их принимал, но вам вряд ли удастся с ним поговорить, видите, что у нас творится…

— Кто врач?

— Алинга Хайс, но она не выйдет к вам, она ни к кому сейчас не выходит, — за сегодняшней день, этот капитан в "скелете" заляпанном кровью, не первая, кто пытался пробиться к своим менее везучим друзьям, но пока еще, это никому не удалось.

— Вызови, — Олин обошла три госпиталя, пока нашла нужный и теперь не собиралась сидеть и ждать, пока кто-нибудь удосужится дать ей нужную информацию. — Скажи, что ее спрашивает капитан Олин Таил.

— Присядьте, — девушка со вздохом набрала номер коммуникатора доктора Хайс.

Спорить с офицером — бесполезная трата времени. Глядя на ее неординарную броню, сама собой возникала мысль, что она относится к какому-то спецподразделению — связываться с такими и вовсе не имеет смысла.

Олин села на кушетку у двери. Она не сомневалась, что доктор Хайс выйдет к ней и не ошиблась. Минут через десять в приемную вошла Хайс.

— Извините, что отвлекаю, — Олин встала, — просто я хотела узнать, как чувствуют себя Аири.

— Ему повезло, — доктор окинула взглядом переполненную комнату, в которой все хотели получить, какие-то сведения о своих друзьях и близких. — Пройдем в ординаторскую, у меня есть пара минут, — они вышли в коридор. — Рана серьезная, он до сих пор не пришел в сознание, вдобавок ко всему, у него сотрясение мозга, но жить будет, просто обязан.

— А капитан Стрелин?

— Знаешь, Олин, честно говоря, я вообще не понимаю, как он остался жив. В моей практике, такое впервые. Мне сказали, что у него под ногами взорвалась нейтронная граната — это правда?

— Наверное, я сама не видела, — они зашли в ординаторскую. — Так как он?

— Плохо. Сама понимаешь, что может быть хорошего? Должен выкарабкаться, с таким-то везением. А как вы здесь оказались? Сигнал о нападении подан не был, связь у нас отрубило еще за полчаса до атаки.

— Волей случая. Сами знаете, какая у нас жизнь… А как генерал Грон и Эрик? — перевела Олин разговор на другую тему.

— Нормально. Твоему майору сейчас восстанавливают ногу, а генерал весь госпиталь умудрился с ног на голову поставить, как вы с ним служите!

— Привыкли, а вообще, с ним не так тяжело, как кажется. Могу я увидеть Аири?

— Только после того, как я осмотрю тебя.

— Со мной все в порядке, честно, — попыталась возразить капитан.

— Знаю я ваше "в порядке"! Ваш генерал говорил то же самое, а у самого все плечо разворочено. Снимай "скелет", все равно в нем в палату не пущу, — Олин, ничего не оставалось, кроме как подчиниться. — А где тот парень, с которым вы ко мне приходили, Атикс, кажется?

— Он погиб, — с неохотой проговорила Олин. — Дней шесть назад.

— Жаль его. Всех жаль… — доктор Хайс резко дернула Олин за правую руку и та невольно поморщилась. — Вывих, а говоришь, что все в порядке. Тебя повысили, ты заняла место вашего командира?

— Нет, нашу группу расформировали. Теперь мы с Аири в команде Эрика. Хотя, что от нее осталось после сегодняшнего. Но нам повезло больше чем Стрелину — он один выжил из всей своей группы.

— А я как видишь, перевелась. Не смогла оставаться на старом месте… — доктор протянула Олин халат. — Надень, снаряжение пока побудет у меня, заберешь после, ты же все равно подождешь своего майора, верно?

— Да, — Олин надела халат.

— Я хотела тебя попросить — ты звони, хоть изредка, а если будет возможность — приходи. Теперь ты и Аири для меня самые близкие…

— Я постараюсь, доктор Хайс, — пообещала Олин.

Доктор проводила ее до палаты Аири. Капитан осторожно открыла дверь. Старшина лежал на кровати обвешанный датчиками. Олин присела на стул рядом с кроватью, он медленно повернул голову в ее сторону.

— Мне сказали, ты еще не пришел в себя, — тихо произнесла Олин.

— Ошиблись, — губы старшины едва шевелились. — Мы отбились?

— Отбились, — успокоила его капитан.

— Что со мной случилось? Последнее, что помню — это как пытался вытащить полковника Вернера из под обстрела, а потом — провал.

— И как отбивался от медслужбы — тоже не помнишь?

— Нет.

— Ты попал под самоликвидацию, потом над тобой поработали ториане.

— Что с остальными?

— Дил и Алерг, ждут на улице, Горд, остался помогать медслужбе, у генерала повреждено плечо, Эрику задело ногу, капитану Стрелину повезло меньше: вся его команда погибла, сам он в тяжелом состоянии после взрыва нейтронной гранаты.

— Отметили повышение… — Аири прикрыл глаза. От яркого света голова начинала болеть еще сильнее. — Что теперь, опять расформирование?

— Нет. Я в этом уверенна, сам знаешь почему, — Олин встала. — Ладно, я пойду, а ты отдыхай. Еще будет время поговорить.

Она вышла. У двери стоял Эрик. После восстановления поврежденных мышечных тканей, он сразу же отправился к Алику, но капитан все еще не пришел в сознание, тогда майор пошел к Аири. То, что Олин находится в госпитале, он не знал, но увидев ее, не удивился.

— Ты как? — поинтересовалась у него капитан

— Все в порядке, обошлось. Как Аири?

— Нормально, он пришел в сознание. У Алика был?

— Был, — Эрик тяжело вздохнул. — Он еще не очнулся. Ждать мы не можем, нужно заниматься делами, генерал уже ушел. Его хотели оставить дня на три, но он наотрез отказался. Заявил, что не собирается попусту занимать место, которого и так нет. Видела бы ты, что он здесь устроил, в конце концов, доктор Хайс сказала, что бы он катился ко всем Акриковым демонам и что она не собирается за него отвечать. Что тебе сказали в управлении?

— Сказали, что свяжутся с нами, если будет нужно. А еще просили не задерживаться дольше необходимого и побыстрее покинуть Эврум.

— Наверное, так действительно будет лучше. Вот только пока не соберем все тела, никуда мы отсюда не улетим.

— Я так и ответила.

— Пошли, заберем снаряжение. Чем быстрее управимся, тем лучше.

Больше всего на свете, Эрику хотелось вернуться на Гристон. Сейчас им предстояла самая неприятная работа, какую только мог представить себе любой офицер. Кроме опознания своих, офицеры должны опознавать погибших из группы Алика. Иногда сделать это очень сложно, а иногда, без генетической экспертизы, просто невозможно.

На город опустилась ночь, метель не унималась. Олин не могла сказать точно, сколько они уже не спали, но на предложение местных поисковиков, пойти отдохнуть, все ответили отказом, считая своим долгом выполнить лично эту скорбную работу. Со всеми делами покончили только к рассвету.

Перед отлетом Олин и Эрик зашли в госпиталь. Аири чувствовал себя нормально, и доктор Хайс обещала отпустить его недели через полторы, хотя Аири порывался вернуться на свою базу вместе с командованием. У Алика дела обстояли гораздо хуже. Ему предстояло провести на больничной койке не меньше месяца. Выглядел Алик подавленно, разговаривать ни с кем не хотел, видно, что душевная травма оказалась гораздо серьезней физической.

Вернувшись на Гристон, первым делом предстояло заняться подготовкой личных вещей погибших для передачи родственникам. Эрик, вместе с Дилом, собирал вещи Майкола. Майор с неохотой укладывал инструменты и книги по механике. Дил ходил из угла в угол, угрюмо молчал и никак не мог взять себя в руки и приступить к скорбной работе, ставящей точку.

— Дил, хорош слоняться, — раздраженно проговорил Эрик. — Делай уже хоть что-то, я хочу побыстрее закончить.

— Командир, но ведь потом от них ничего не останется, — программист посмотрел на Эрика взглядом, полным горечи. — Совсем ничего. И здесь будет жить кто-то другой… А я обещал Лоя научить той шутке с забралом, и не успел…

— Не думай об этом, хорошо? — майор положил руку ему на плечо. — Они всегда останутся с нами, в нашей памяти. Просмотри бумаги в письменном столе, остальное я сам. Идет?

Дил кивнул и, присев возле стола, открыл ящик. Незаконченный рапорт, какие-то схемы и чертежи.

— Командир, можно я это оставлю? — программист повернулся к Эрику и показал бумаги. — Его родителям вряд ли они пригодятся…

— Рапорт мне, остальное можешь оставить, — разрешил майор.

— Спасибо, — Дил еще раз просмотрел чертежи.

Из них выпал запечатанный конверт. Программист поднял его. Не подписан. Вероятно, Майкол просто не успел… Лезть в личные дела погибшего друга, жутко не хотелось, но выбора не оставалось. Нужно узнать, кому он предназначался, или от кого получен, чтоб вернуть обратно. Дил осторожно вскрыл его. Начав читать, он непроизвольно опустился на стул и уже не смог оторваться. Программист бросил осторожный взгляд на майора. Он аккуратно складывал парадную форму и, казалось, просто ничего не видел вокруг себя.

Дил спешно убрал конверт во внутренний карман кителя. Не следует сейчас показывать его. И без того всем погано.

— Ты закончил? — Эрик повернулся к Дилу.

— Да, — он поправил китель.

— Пошли, нужно еще вещи Лоя собрать…

Эрик медленно направился к двери. Дил окинул взглядом опустевшую комнату и вышел вслед за командиром.


Глава 24

После событий на Эвруме прошло три недели. Вопреки ожиданиям Олин, генерал Телиан не давал о себе знать. Получив достойный отпор, ториане приутихли. Нападения не повторялись, и жизнь стала возвращаться в привычное русло, хотя все понимали, что это ненадолго. Со дня на день, из госпиталя должен выйти Алик Стрелин, и тогда будет проведена церемония прощания и решится судьба их команд. Олин и Эрик навещали его регулярно, капитан пытался скрывать свои переживания, но это плохо у него получалось и все понимали, что чувствует он себя ужасно одиноко.

Алерга Хормина отправили на прохождение ускоренного курса подготовки, включавшего в себя лишь зачеты и тестирования, и через неделю, он займет свое место в группе 4-Х уже на законных основаниях. У Хормина обнаружились хорошие навыки в механике — он мог починить практически что угодно и чем угодно. Конечно, генерал побурчал немного, для приличия, узнав историю Хормина, но Энтони видел его в бою и понимал, что после таких потерь, разбрасываться кадрами не стоит, тем более, он знал больше, чем следовало. Генерал оставил его под личную ответственность Эрика с испытательным сроком в полгода.

Аири старался забыть все, что произошло на Эвруме. Из всего, что он видел, этот бой оставил самый глубокий отпечаток в его душе. Он знал, что если бы ни "скелеты" Темгатов, то ни он сам, ни Эрик, ни Алик не остались бы в живых. Перед глазами часто вставал разрушенный город, сожженные броневики и тела мирного населения. Все это не скоро померкнет, а до конца не уйдет никогда. Больше всего на свете, старшине хотелось добраться до какого-нибудь торианского города и отыграться за все, и он был не одинок в своем желании. Подобное испытывали почти все, кто остался жив после битвы при Амероне.

Дил ходил непривычно молчаливым, как будто ему что-то не давало покоя. Эрик списывал его состояние на гибель друга.

Олин, как всегда, старалась сохранять хладнокровный вид и с головой уходила в работу, тоже самое делал и Эрик. Со стороны могло показаться, что все произошедшее никак их не коснулось, и только Аири и Дил, понимали, как на самом деле тяжело их командирам.

Энтони торопил их со свадьбой. После того, как они взяли разрешение, прошло больше месяца, а они даже дату не назначили, и теперь вновь все откладывали, ссылаясь на то, что хотят дождаться пока Алик выйдет из госпиталя и пройдет церемония прощания.

— А пока все ториане передохнут, вы дождаться не хотите? — съязвил Энтони на такую отговорку.

— Очень хотим, генерал, — Эрик улыбнулся. — Но думаю, на наш век, такая радость не выпадет.

Энтони ухмыльнулся. После ранения, плечо еще побаливало. Он отказался от полного курса регенерации и ограничился поверхностным, но отбиться от врачей в госпитале, оказалось ничуть не легче, чем от ториан.

Эрик вышел из штаба, просматривая документы о пополнении, которое должно прибыть через два дня. Новичков в его группу не направляли, в основном, это были те, чьи команды понесли невосполнимые потери. На ступеньках сидел Алик. Рядом с ним лежал меч и чемоданчик со "скелетом".

— Почему не сообщил, что тебя отпустили из госпиталя? — Эрик присел рядом с ним. — Мы с Олин могли бы встретить.

— Мне нужно было в Асторг, сделать то, что не успел перед вылетом.

— Ну, и когда свадьба?

— Никогда — она меня бросила. Сказала, что не может каждый день сидеть и ждать сообщения о моей смерти, что такая жизнь не для нее. Я сказал, что могу написать рапорт об уходе, а она ответила, что уйду из Десантных Сил я только одним путем, и знаешь — это ведь правда. Да и чего я ждал, если за все это время она ни разу не навестила меня в госпитале и даже не позвонила, стоило догадаться… Ну и Акрик с ней! — Алик поднялся, взял меч и "скелет". — Переживу как-нибудь, тоже мне! Генерал у себя?

— Где же ему еще быть, — Эрик тоже поднялся.

— Пойду, покажусь. Кстати, кто у нас вместо Барнона?

— Полковник Лейг Орсен.

— Откуда он?

— Из штаба прислали.

— И как с ним работается?

— Пока нормально, а там Акрик его разберет — он здесь всего две недели. По крайней мере, обходится без стервы-секретаря. А если честно — мне вровную, моя группа в непосредственном подчинении Грона.

Алик кивнул и вошел в штаб. Эрик тяжело вздохнул и направился к тренировочной площадке, где Олин гоняла пополнение, только вчера прибывшее из центра. Пока их группу не дополнили, они занимались подготовкой "молодняка", облегчая жизнь их непосредственного командира. Энтони дал им это задание лишь для того, что бы хоть чем-то занять, пока он не получит точные указания на их счет.

— Алик вернулся, — сообщил майор. — Он сейчас пошел к генералу.

— Как он?

— Не очень — его девушка бросила.

— Нашла время, мразь! — Олин не сводила глаз с тренировавшихся солдат. — А у нас что новенького?

— Через два дня прибудет наше пополнение, и жизнь войдет в привычное русло.

— Думаешь?

— Уверен, — у майора сработал коммуникатор. — Нас вызывает Грон. Акрик побери, только что из штаба вышел.

— Тренировка окончена, разойтись! — объявила Олин группе, с которой занималась и направилась к штабу.

В кабинете Энтони все еще находился Алик. Эрик и Олин отдали генералу честь и остановились напротив его стола.

— Присаживайтесь. С Эврума пришли наградные документы, — Энтони протянул им бумаги. — Завтра там состоится официальная церемония прощания, а послезавтра в Центральном Штабе пройдет награждение. Я знаю, что возвращаться туда у вас нет никакого желания, но присутствовать там вы обязаны, то же самое касается и остальных.

— А вы? — осведомилась Олин.

— Само собой. Но это еще не все, — казалось, что Энтони не очень хочет говорить офицерам дальнейшее. — Барнона приговорили к смертной казни, вам двоим, предлагают провести ее.

— С чего это нам выпала честь вымараться об эту мразь?

— Это идея Телиана.

— А сам он не хочет? Или те, кому положено это делать — отказались?

— Я не понимаю твоей иронии, Олин. Если ты не хочешь этого делать, можешь отказаться, никто тебя не заставляет. А ты что скажешь? — обратился генерал к Эрику.

— Даже не знаю. Тогда на Троиле у меня было желание его пристрелить, а теперь все как-то притупилось.

— У вас есть время подумать до вечера. Вечером вы должны прибыть в Амерон, либо отказаться.

— А как же наше пополнение?

— Вы встретитесь с ними там. И еще, через час прибудет генерал Нотэл Телиан, думаю, вы знаете для чего.

— Не глупые.

— Пока свободны, все трое. После вас вызовут.

Офицеры отдали честь и вышли. Олин уже начала думать, что их решили оставить в покое, но как видно, Вернер был прав и теперь им никогда не отделаться. Им дали передышку, пока разбирались с крейдами, которые передали свои технологии торианам и тем самым нарушили договор с МВК. Теперь крейды расторгли договор и присоединились к врагам. Узнав об этом, месополиане изъявили желание вступить в МВК, пока их бывшие союзники ни воткнули и им нож в спину.

Олин догадывалась, что нужно от них управлению, тем более, если вспомнить слова Вернера о том, что "скелеты"- не единственное что успел найти Коинт Таил, и они с Эриком имеют к этому всему самое непосредственное отношение и, скорее всего, без них ничего найти не удастся.

Не понятно только, зачем Телиану понадобилось тащиться на Гристон, если завтра они в любом случае будут на Эвруме. К чему такая спешка? Хотя это можно объяснить все тем же опасением утечки информации, о котором говорил полковник.

Олин так и не сказала Эрику, что отдала не всю информацию, что в том тайнике, она нашла два кристалла, а не один, как все думали. Открыть его капитан так и не смогла, и теперь она решила сообщить о нем майору после возвращения с Эврума.

Сообщать об этом Телиану или Энтони, Олин тем более не собиралась, по крайней мере до тех пор, пока сама хоть немного ни разберется. В ней говорили амбиции и нежелание снова становиться марионеткой в чужих руках, а сейчас у нее есть гарантия, что она будет знать больше, чем ей хотят сообщить. К чему приведут все эти игры с управлением, сказать трудно, да и не хочется об этом думать. В любом случае, Олин решила сначала послушать, что ей скажет Телиан, а уж потом предпринимать какие-то действия.

Капитан, все же решила принять предложение провести казнь. Не потому что хотела отомстить или еще раз почувствовать свое превосходство, а просто потому, что у них с Эриком на это больше прав, чем у всех остальных. Барнон должен понять, что никому еще не удавалось продать свою честь и остаться безнаказанным, а понять он это сможет лишь, если увидит перед смертью ее и Эрика. Увидит тех, кого пытался убить, потом подставить, лишь бы достичь своих низких целей и самым большим наказанием для него станет не сама смерть, а смерть от их рук. Возможно, именно этим руководствовались, когда принимали решение, поручит казнь, им двоим.

Немного разобравшись с делами, Телиан отправился на Гристон, чтоб лично побеседовать с Эриком. Он уже и не помнил, когда был здесь в последний раз. Энтони не хотел разговаривать со своим старым другом, все еще злясь за то, что он не поставил его в известность о своих планах. Даже не встретил на взлетно-посадочной площадке. Телиан не спеша направился к штабу. Здесь ничего не изменилось за прошедшие годы. Встречающиеся солдаты и офицеры отдавали ему честь, а он, казалось, не замечал их, погрузившись в свои мысли и воспоминания.

— Добрый день, Энтони, — поздоровался разведчик, войдя в кабинет начальника базы. — Как себя чувствуешь после ранения? — он присел напротив генерала.

— Лучше многих, — неприветливо ответил Энтони.

— Ты все еще злишься?

— Это не имеет значения. Чем обязан чести видеть тебя на своей базе? Хотя, можешь не отвечать, ты прилетел поговорить с Эриком. Мог бы не суетится, он все равно сегодня вечером летит на Эвруме.

— Знаю, но тут спокойней. Кажется, что даже после гибели, Коинт продолжает присматривать здесь за всем.

— Если б он был жив, ты не посмел бы действовать таким образом. Коинт был прав, когда говорил, что управление действует только чужими руками и ничего не хочет делать самостоятельно. Взять хотя бы Хормина, вы ведь даже не искали его, а стоило приложить немного усилий…

— Мы искали, — возразил Телиан. — Только это не дало результата.

— Да хрень все это! Хотели бы найти — нашли бы, — Энтони резко дернул плечом, потянувшись за ручкой и невольно скривился. Ранение все еще давало о себе знать. — Просто оно было вам не нужно, вот и все, он же ничего не помнил, к чему заморачиваться?

— Вот только не надо делать из меня конченого присоса! Энтони, я прилетел не для того, чтоб с тобой ругаться.

— Тогда, не нужно было заходить ко мне. Нотэл, парень все время находился у вас под носом, наверняка светился в стычках, как вы могли не замечать?

— Мы допустили ошибку, с кем не случается? Самому паршиво, а еще предстоит разговор с главнокомандующим. Он тоже не в восторге…

— Сейчас тебя должен беспокоить разговор с Майловым — это его ребята погибли в результате твоих изворотов, — Энтони положил ручку на стол. — Нотэл, скажу честно — я не хочу разговаривать с тобой. Если у тебя действительно нет желания разругаться окончательно и услышать в свой адрес много «лестного», то займись тем, зачем притащился. Я вызову Майлова и предоставлю тебе свой кабинет, — Энтони встал и хотел выйти, но уже у двери задержался. — А «сливщик»? — обернувшись поинтересовался генерал. — О нем удалось что-нибудь выяснить? Он ведь вел дела с тем пленным полковником, ведь так?

— Так-то оно так, только вот этот полковник сам не знает, кто ему информацию поставлял. Такие вот невеселые дела.

— Ну, понятно, все как всегда, — Энтони криво усмехнулся и вышел.

Телиан пересел в его кресло. Конечно, он не ждал, доброго приятельского разговора, да и все упреки вполне справедливы. Но все же обидно. Через несколько минут, в дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, вошел Эрик.

— Майор Эрик Майлов, по вашему вызову прибыл! — отрапортовал он, отдавая честь.

— Приятно видеть вас, майор, — Телиан внимательно изучал Эрика. — Может, присядете?

— А вы что, уже не рассчитывали увидеть меня живым? — Эрик воспользовался предложением.

— С чего такие выводы?

— С ваших действий. Наверняка вы просчитывали и тот вариант, что мы не выберемся со Сторлана.

— Нет, не просчитывали. Подобные операции вообще трудно просчитать. Мы могли опираться только на предположения и личностные характеристики. Стоит признать, мы в вас не ошиблись…

— Генерал, кончайте уже юлить, — Эрик вытянул ноги под столом и посмотрел Нотэлу в глаза. — Вы прилетели сюда не для того, чтоб сказать, какие мы молодцы.

— А вы и правда хам, — Телиану жутко хотелось отвести взгляд, но он не мог себе этого позволить. Глаза майора впивались в душу иглами. Неприятно. — Я прилетел, чтоб предложить вам перейти в управление.

— Да катитесь вы со своим управлением… обратно на Эврум.

— Я-то покачусь, не самое далекое место из тех, куда меня посылали. Только вот, вам от нас не отделаться, сами понимаете. Было бы куда проще, если б вы находились в ведомстве управления официально и получали приказы непосредственно от меня.

— А я не хочу получать приказы от вас, вы мне не нравитесь. Из-за вас погибли мои друзья. Если б меня поставили в известность, все могло бы быть иначе.

— Вы сами в это не верите, майор. Ваши друзья погибли не из-за моих действий. С вами выходили на связь, вас предупреждали, вы поступили так, как должны были поступить — это повлекло последствия. Не подумайте, что я виню вас, ни в коем случае. Просто, все сложилось так, как сложилось. Знаете, если б я хотел, я мог бы на вас надавать. Вас ведь только за этот разговор разжаловать можно, но я не стану этого делать. Последствия могут оказаться непредсказуемыми, — Нотэл слегка улыбнулся. — Но есть одна вещь, которая меня очень интересует — это информация, взятая вами на Сторлане. Когда капитан Таил приходила в управление, она мне ее не отдала.

— Наверное потому, что у нее ее нет.

— И где же она?

— Да откуда ж мне знать, — Эрик пожал плечами. — Все, что мы нарыли до прибытия группы управления, я отдал полковнику Вернеру.

— Знаете, майор, одно дело хамить всем подряд и совсем другое утаивать информацию от командования. Майор Долан сказал, что Вернер не забрал у вас данные.

— Долану показалось. Знаете, после плена и всей той дряни, которой его пичкали, еще и не такое померещится, — Эрик держался непринужденно, но Телиан понимал — он врет.

— Возможно и так. Вы свободны, майор. Приказы вы будете получать непосредственно от генерала Грона.

— Есть, — Эрик медленно встал. — Долану привет передавайте. Скажите, пусть спит спокойно, больше я его подставлять не стану, — майор отдал честь и вышел.

Честно говоря, Телиан не ждал, что Эрик согласится перейти в управление. Больше всего, генерала заинтересовало то, почему майор решил перестать общаться с Доланом. Раньше, он частенько использовал его для получения информации, где можно найти что-то о себе. Получается, у него появились предпосылки. Вероятнее всего, он получил их на Сторлане. В том, что Эрик не знает всей правды, Нотэл был уверен. Иначе, предъявил бы претензии. Он не из тех, кто станет молчать.

Эрик укладывал парадную форму, Олин ждала пока, он соберется сидя в кресле.

— Что тебе сказал Телиан? — задал майор, давно волновавший его вопрос, не отрываясь от своего занятия.

— А тебе?

— Я первый спросил.

— Думаю, он всем нам говорил одно и тоже.

— И что ты ответила?

— Свой ответ я дала ему еще три недели назад, и менять решение не собираюсь. А еще он спрашивал меня о той информации, которую мы раздобыли на Сторлане, но у меня ее нет, и ты об этом прекрасно знаешь.

— На что ты намекаешь? — Эрик застегнул дорожную сумку и повернулся к Олин.

— Да ни на что. Ты не отдавал мне кристалл, когда я пошла в штаб, значит он все еще у тебя, так?

— Так, — со вздохом произнес Эрик. — А что ты сказала Телиану?

— А что я могла ему сказать, что ты не захотел расставаться с информацией? Сказала, что кристалл, скорее всего, оставался у Вернера, а после самоликвидации искать его бесполезно. Что хоть на нем?

— Это долгий разговор, сейчас на него нет времени, давай обсудим, когда вернемся, думаю, тебе тоже есть что сказать, — Эрик перебросил сумку через плечо. — Пошли?

— Пошли, — Олин встала.

На взлетно-посадочной площадке их ждали Телиан и Энтони, все остальные уже находились на борту челнока.

Барнон сидел в своей камере. Он не знал точно, сколько времени прошло со дня его ареста. Бесчисленные допросы были похожи один на другой, и теперь не осталось ничего из его биографии, чего бы не знала Служба Дознаний. В день нападения на Амерон, Барнон по-прежнему находился в тюрьме Разведуправления. Он слышал приглушенные взрывы и звуки стрельбы, но, что именно случилось, узнал только на очередном допросе, когда его спросили, знал ли он о готовящемся нападении и тех, кто как и он поставляет сведения торианам. Барнон ничего этого не знал.

Конечно, ему было известно, что он не один кто занимается подобными делами, но бывший полковник никогда не встречался с другими звеньями этой огромной цепи. Все что он мог сказать, из него уже давно выудили и, судя по лицам тех, кто его допрашивал — эта информация оказалась устаревшей и никому не нужной. Но это никак не оправдывало бывшего полковника, которого лишили всех званий и наград сразу же, как только стало известно, что он покинул Гристон. В тот же день его приговорили к смертной казни, а до сих пор не привели приговор в исполнение, лишь потому, что хотели получить как можно больше информации. Допросов не проводили уже несколько дней, и Барнон ждал, что скоро за ним придут в последний раз.

За время, проведенное в тюрьме, он осунулся, побледнел, лицо опало. Но думал Барнон сейчас не о своей судьбе. В ней все просто и понятно: не всполошись он и не наделай необдуманных шагов, все могло пойти по-другому… Его мысли занимала Соня Грегори. Теперь управление знает все и что с ней будет — неизвестно. Он так и не решился спросить об этом. Барнон делал все, что бы его дела не коснулись Соню, но, похоже — не вышло. Он пристроил ее своей секретаршей, что было сделать весьма не просто. Еще сложнее, для нее, оказалось, удержаться на этом месте, но ничего лучшего, для своей дочери, Барнон предложить не мог.

Пройти генетическую экспертизу, что бы попасть в ряды военных, для нее не представлялось возможным, тогда всем стало бы известно ее происхождение, а этого Барнон допустить не мог. Да и не хотел он, чтобы Соня жила, каждый день ожидая смерти. Он давно разочаровался в жизни военного и понял, что совершил ошибку, но просто подать в отставку Барнон не мог, слишком крепко его зажала торианская разведка. Уйди он со службы, и они нашли бы способ довести до сведения командования, что Барнон спутался с торианкой, и она привлекла его к работе на врагов и что у него есть от нее дочь, пусть внешне и не похожая на мать, но все же полукровка. Ничем хорошим это бы не закончилось, хотя и так все закончилось совсем не так, как надеялся Барнон.

А еще оставались Эрик Майлов и Олин Таил, которые своей упертостью изломали все его планы и теперь они — герои, а он должен умереть, как последнее ничтожество. Барнона утешала лишь та мысль, что вряд ли они проживут намного дольше его самого — такие всегда сумеют найти себе достойную смерть, жаль только, что он уже не сможет приложить к этому руку. Дверь в камеру открылась.

— Поднимайся! — услышал Барнон знакомый голос.

— Ты? — он встал. Перед ним стояли Олин и Эрик в сопровождении двух конвоиров и Энтони Грона. — Что, больше никого не нашлось? И не лень вам было сюда тащиться…

— На выход, — Эрик игнорировал все, что говорил бывший полковник.

Барнон вышел. По обе стороны от него стали конвоиры, но он не спешил двигаться вперед, и Олин подтолкнула его дулом автомата. Он медленно зашагал по коридору, прекрасно понимая, что обратно идти ему уже не придется.

— Что, решили устроить публичную казнь? — произнес Барнон.

— Ты — позор МВК! — ответил Энтони. — Позор нужно скрывать, а не выставлять напоказ. Колин, я не могу понять, как ты докатился до такого, чего тебе не хватало?

— Немного чести и совести! — сквозь зубы процедил один из конвоиров.

Он радовался, что это его последняя встреча с бывшим полковником. За все время пребывания под стражей, конвоир ни разу не заметил в его глазах хоть немного раскаяния или сожаления о содеянном. Они прошли в небольшую комнату, где находились Алик, Дил, Аири генерал Телиан и еще несколько офицеров. Барнон понял, что умереть ему предстоит от руки тех, кого он сам еще недавно пытался убить. Бывшего полковника, подвели к стене, и он остановился к ней лицом.

— Повернись, — приказал Энтони, но он не пошевелился. — Да прояви же ты хоть каплю достоинства! — не выдержал генерал, который все это время старался сохранять невозмутимый вид. — Я не говорю о твоей чести — у тебя ее нет, иначе ты пустил бы себе пулю в лоб, когда у тебя была такая возможность, но хотя бы встреть смерть лицом к лицу, а ни забившись в угол!

Барнон, с неохотой повернулся и встретил холодные презрительные взгляды. На несколько секунд повисла тишина. Барнон заметил, как Олин на мгновение замешкалась, а затем решительно подняла оружие и нажала на курок. Два выстрела прозвучали практически одновременно. На стену брызнула кровь, и бывший полковник упал на пол. Капитан швырнула пистолет на стоявший рядом стол и быстро вышла. Телиан бросил непонимающий взгляд на Эрика.

— Разрешите? — обратился он к генералу. Телиан утвердительно кивнул, и Эрик направился вслед за Олин.

— Все свободны, — объявил Телиан. — Энтони, пройдем в мой кабинет, есть разговор.

Все медленно покинули помещение, а тело Колина Барнона так и осталось лежать на полу.

Эрик нашел Олин на улице. Она стояла у ворот и смотрела на город, туда, где совсем недавно гремел бой, унесший столько жизней. Там вовсю шли восстановительные работы, и через пару месяцев ничего не напомнит о том кошмаре, который здесь творился. Разве что только новые имена на обелисках.

— Не стоило тебе в этом участвовать, — Эрик остановился рядом с ней. — Ты же с самого начала не хотела…

— Будто какого-то болотного гада раздавила. Противно! Грохнули бы его на Троиле, сказали, что погиб при взрыве, или еще что-нибудь, после всего, что потом случилось, никто бы разбираться не стал. Не было бы сейчас так мерзко. Тогда, по крайней мере, была злость, а сейчас осталось только презрение и отвращение.

К ним подошли Аири. Дил и Алик. После казни у них остались не самые приятные ощущения, и они не понимали, зачем им вообще нужно было при этом присутствовать. На душе осталось чувство омерзения. Одного взгляда на Олин и Эрика хватало, что бы понять, как им все это отвратительно. Зато теперь они лучше понимали специфику работы управления и в который раз убедились, что это не для них.

— Лучше всю жизнь провести по колено в торианской крови, чем смотреть на подобных выродков! — брезгливо произнес Алик.

Никаких приказов на свой счет капитан так и не получил. На все его вопросы, Энтони отвечал, что все это выяснится после. Алик понимал, что теперь ему известно слишком много и выпутаться из этой истории уже не получится.

— Мы что, ночевать здесь будем? — нарушила затянувшееся молчание Олин. — Или хотите посмотреть, как вынесут тело этого урода.

— Насмотрелись уже на него, хватит! — Алик застегнул воротник кителя, становилось холодно. — Пошлите что ли, посидим где-нибудь, — предложил он. — Ваше повышение так и не отметили…

Отмечать что-либо никому не хотелось, но тем не мене они вышли за ворота и медленно пошли по улице. Все понимали, что отмечание, скорее обернется поминками тех, кто отметить присвоенные звания так и не успел. Олин подумала, что нужно зайти к Алинге Хайс. Когда они в последний раз навещали Алика в госпитале, им так и не удалось поговорить.

— О чем думаешь? — поинтересовался у нее Эрик.

— Нужно повидать доктора Хайс, — она взяла майора под руку. — Я ей обещала.

— Заглянем к ней перед отлетом, — согласился майор.

Сейчас его мысли занимала предстоящая встреча с пополнением. Все они отслужили не меньше года — это хорошо в плане боевого опыта, но вот найти с ними общий язык, может оказаться не так просто.

Энтони задумчиво смотрел на голографическую карту в кабинете Телиана.

— Может, хватит, Нотэл, — наконец произнес он. — Вы же получили то, что хотели, так что еще надо? Они не будут работать на вас.

— На нас — может и нет, а вот с нами — придется. Да к тому же, мне кажется, что они отдали не всю информацию.

— У тебя паранойя. Зачем им это нужно?

— Наверное, затем же, что и Коинту так зашифровывать все. Таил, намекала, что Вернер предупреждал ее насчет утечки информации.

— От меня ты чего хочешь? Наведи порядок в своем управлении, и тогда тебе начнут доверять.

— Я хочу, что бы ты сотрудничал.

— Я сотрудничаю с вами уже много лет и ничего хорошего от этого не получил. За последние годы, в группе 4-Х, от ее первоначального состава, остался только трое, многие были бы живы, если бы ты информировал меня о своих планах. Что ты хочешь сделать теперь?

— То, что ты посоветовал — навести порядок. Пора вывести «сливщика» на чистую воду.

— А их опять сделаешь приманкой? Один раз ты доигрался — хочешь попробовать еще? Олин убили бы, если б ни Атикс Лоурен, что бы вы тогда делали?

— Не думаю, что ее собирались убить. Энтони, ты ведь и сам понимаешь, что пора все заканчивать.

— А ты не думал, что все закончится не так, как ты рассчитываешь?

Телиан лишь передернул плечами в ответ. Энтони не нравилось то, что задумал разведчик, но спорить с ним бесполезно, проще сделать вид, что он согласен на игры управления и не упускать все из-под своего контроля. Второй раз Энтони не допустит, что бы его спецгруппу использовали как обычную приманку, да и сами они теперь будут куда осмотрительнее и за ними придется приглядывать.


Эпилог

Почти вся церемония прощания, прошла в абсолютной тишине. Слова застревали в глотке, даже у твердолобых штабных генералов. Глядя на списки погибших, это не вызывало удивления.

Перед началом, Эрик вложил в руки Лоя его снайперскую винтовку.

— Держи, возвращаю в целости и сохранности, — тихо проговорил майор. — Пусть остается с тобой… — затем, он подошел к телу Майкола. — Прощай, Рыжая Совесть, — майор положил свою руку на холодную руку друга. — Пусть тебе спокойно спиться у звезды. Ты всегда прикрывал мою спину, а я твою не успел. Прости…

Эрик отошел в сторону, пытаясь скрыть навернувшиеся слезы и дрожь в руках. Но никто этого не замечал. У всех собравшихся на ритуальном крейсере, была своя боль, своя потеря.

Идти же на официальное награждение, и вовсе не хотелось. Несколько часов тупого стояния и выслушивания пустых слов от тех, кто почти всю свою жизнь проводит в подземных бункерах из стали и представление о том, что творится на поле боя, имеет лишь по официальным сводкам, становились настоящим испытанием. Если кто-то из них когда-то и знал, что значит сунуться в самое пекло и выйти оттуда живым, то теперь уже забыл об этом. Эрик, как и многие другие, предпочитал отмечать подобные награждения в кругу солдат, которые понимают, чего они стоят на самом деле. В этот раз, отвертеться не представлялось возможности, но Эрик со своей командой предпочел смыться при первой же возможности.

Теперь, в их группе не хватало только снайпера. Телиан обещал, что он прибудет на Гристон недели через две. Энтони решил, что лучше если первое знакомство с новыми членами группы, пройдет в непринужденной обстановке и у них будет время пообщаться неформально. В их число входил и Алерг Хормин. На церемонии он присутствовал уже в десантной форме, которая смотрелась на нем довольно неплохо.

Защитники Амерона, как успели прозвать их репортеры, поблескивали только что полученными наградами. Двор штаба заливал электрический свет, а к окраине, город поглощала мгла, и все невольно бросали туда взгляды, как будто вновь ожидали увидеть "шестилапые" установки ториан.

Алик немного задержался в зале, встретив кого-то из тех, с кем проходил подготовку. Выйдя, он остановился на крыльце и с грустью смотрел на Эрика и Олин в окружении солдат. В душе стояла щемящая тоска и не радовали даже награды, а вчерашняя церемония только растревожила душевные раны и позволила до конца осознать, что никого из тех, с кем он прослужил, сражаясь, бок обок, больше трех лет, кто стал ему семьей — теперь нет. Эрик тоже лишился тех, с кем начинал свой путь — Майкол был последним из них, но у него есть Олин, Дил, Горд, Эрга, Аири, а он остался совсем один, и ему не с кем разделить радость. Лезть же в чужую команду, все равно, что в семью.

Алик не понимал, почему его до сих пор никуда не определили. Обычно, в таких случаях, дают команду новичков, только что из центра, и командир должен сделать из них воинов, еще раз доказав свою компетентность. Но, честно говоря, капитан начал сомневаться, что ему это по силам.

— Что ты тут стоишь? — к нему подошел Энтони. — Тебя ждут.

— Кто?

— Твоя группа, — он махнул рукой в сторону Эрика и его команды.

— Вы шутите, генерал?

— Я похож на шутника? Конечно — это не то, что руководить своей группой, тебе придется подчиняться Эрику, но ты же понимаешь, что учитывая все обстоятельства, так будет лучше. Вам теперь нужно держаться вместе.

— Да, генерал. Разрешите идти?

— Давно пора.

Энтони показалось, что в голосе Алика мелькнуло облегчение. Как будто он не хотел вновь принимать командование и был рад, что теперь основные решения лягут на другого.

Алик не спеша направился к группе.

— Ты там что, застрял? — произнес Эрик, когда он подошел к ним. — Мы все здесь уже примерзли!

— Ты знал?

— Что тебя к нам? Грон час назад сказал, а тебя не устраивает?

— Почему же, я догадывался, что теперь от вас не отделаешься.

— Поаккуратней, с командиром разговариваешь! — в шутку прикрикнул на него Эрик.

— Капитан, для вас есть небольшой сюрприз, — обратился к Алику Хормин, переминаясь с ноги на ногу, стараясь так спастись от холода.

— Какой еще сюрприз? — Алик непонимающе посмотрел на Эрика, но он лишь пожал плечами.

— Пошлите!

Они направились к ангарам, где стояли корабли командования. Подойдя к самому последнему, Хормин открыл дверь и пропустил Алика вперед. Ничего не понимая, он вошел, за ним последовали Эрик и Олин, а затем все остальные. Внутри стоял корабль накрытый пологом, Хормин сдернул его, и Алик не поверил собственным глазам.

— Это что, мой челнок? Не может быть!

— Его забрали со Сторлона и хотели списать на запчасти, а я попросил попробовать починить. Терять было нечего, и мне разрешили, — пояснил Хормин. — Конечно, пришлось повозиться, но оно того стоило. Теперь он приписан к нашей группе.

— Значит, мы можем на нем лететь?

— Да успокойся ты! — попыталась поубавить детскую радость Алика Олин. — Налетаешься еще. Сейчас, нас всех ждет Алинга Хайс, я обещала ей, что мы зайдем после официальной церемонии.

— Капитан, мы, наверное, не пойдем, — нерешительно произнес Урен Лорм, один из новичков. — Неудобно как-то…

— Неудобно, когда дети командира на тебя похожи! — отрезал Эрик. — Считай это первым приказом: сегодня отдыхаем, а завтра на Гристон, к боевым будням — загонять ториан в ту щель, из которой они вылезли.

— Это всегда, пожалуйста! — радостно согласился Урен.

Они вышли из ангара и направились к воротам. Сейчас ни у Эрика, ни у Олин не оставалось сомнений в том, что они найдут общий язык со своим пополнением. В конце концов, у всех у них в этой жизни одна цель.

В душе все еще острой занозой колола боль пережитых потерь и понимание, что не все еще закончено, но постепенно, начинало возвращаться чувство единства и осознание, что рядом находятся те, на кого можно положиться в бою и обычной жизни. Они не могли сказать, что им принесет новый день, но в одном оставались уверенны: когда наступит миг, и их будут провожать к звезде — их имена останутся не только на куске камня, но и в сердцах тех, кто продолжит этот путь. И все они знали, что у них могут забрать жизнь, но отнять честь — никому не под силу — это и есть их Наследие, главный непоколебимый закон. Закон войны.


Примечания

1

Пулевой автомат, Вес 5,250 кг., длинна 75 см., магазин рассчитан на семьдесят патрон калибра 3,2мм… Оснащен подствольным гранатометом, который вмещает в себя восемь зарядов и лазерным прицелом.

(обратно)

2

Крупнокалиберная противопехотная установка, оснащенная бронебойными патронами и компьютерной системой распознавания, способная сбивать вражеский десант еще в воздухе.

(обратно)

3

Сотрудники Службы Дознаний.

(обратно)

4

Горячий напиток.

(обратно)

5

Широкий браслет с отходящими лучами, украшенный драгоценными камнями, одевается на левую руку, чуть выше запястья. Символизирует совместный путь до звезды.

(обратно)

6

Тяжелый пилотируемый робот. Оснащен лазерными установками, плазменной пушкой и ракетами дальнего действия.

(обратно)

7

Переносная восьмизарядная ракетница. Дальность выстрела пять километров имеет систему самонаведения, способную улавливать даже минимальное тепловое излучение.

(обратно)

8

Средний пилотируемый робот. Предназначен против тяжелой пехоты.

(обратно)

9

Укрепленный бункер, для высшего командования.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Эпилог