Во все тяжкие 3 (fb2)

- Во все тяжкие 3 (а.с. Во все тяжкие-3) 783 Кб, 227с. (скачать fb2) - Станислав Минин

Настройки текста:




Глава 1



Утром, в понедельник, мы прилетели из Москвы в Анапу, в аэропорт Витязево. Получив свой багаж, направились на стоянку терминала. Не смотря на то, что не было и десяти часов утра, южное солнце припекало вовсю.

— До «Эллады», две машины. — сказал подбежавшим таксистам Валера.

— Как скажешь, командир! — заулыбался загорелый до черноты мужик в джинсах и футболке. — Прошу! — он указал на скопление машин.

Через минуту мы, закинув сумки и чемоданы в багажник, рассаживались «согласно купленным билетам» — я, Женя и Вадим в «девятку», а Валера, Ирина и Николай в «Волгу». Всю дорогу до санатория мы молча наслаждались открывшимися видами природы Краснодарского края и бесконечными толпами отдыхающих в пригородах Анапы. Наш санаторий располагался на Пионерском проспекте, и со стороны производил достаточно хорошее впечатление для этого времени, по крайней мере, внешне. Пока мы доставали свой багаж, Валера расплатился с таксистами и начал договаривался с ними на предмет постоянного обслуживания. «Бомбилы» были совсем не против, и радостно вручили ему визитки с номерами своих телефонов.

Пройдя ворота с будкой охраны, мы оказались на территории санатория. К главному корпусу вела чистенькая аллея, вдоль которой росли аккуратно подстриженные кусты. Холл впечатлял — мрамор, мрамор и ещё раз мрамор. Но стойка дежурного администратора из тёмного дерева не смотрелась чем-то инородным. Всеми вопросами нашего заселения занялся Валера, сходу заявивший женщине-администратору что у нас бронь, и минут через сорок, получив ключи от номеров и санаторно-курортные книжки, мы, в сопровождении горничной, шли по лестницам и переходам в свой корпус, стоявший ближе к морю. Горничная по дороге показала нам столовую, актовый зал, кинотеатр и выход на внутреннюю территорию санатория, через которую и проходила дорога на пляж. Поднявшись на последний, пятый этаж, мы свернули направо и пошли по коридору мимо номеров. Упёршись в дверь, которую горничная открыла своим ключом, мы оказались в просторном холле с диваном, журнальным столиком и четырьмя креслами, окна которого выходили на Пионерский проспект, а справа были расположены двери четырёх номеров, судя по табличкам, — наших.

— Это ваши. — горничная протянула Валере связку из четырёх ключей, одним из которых только что открыла дверь в этот отдельный «отсек». — У меня есть свой. Номера готовы. Приятного отдыха! — она улыбнулась и попыталась выйти в коридор, но была остановлена Женей:

— Извините, а можно попросить у вас утюг, а то все вещи мятые…

— После обеда принесу. — кивнула горничная.

После того, как она ушла, Женя с Ириной переглянулись и, бросив в кресла свои кожаные рюкзачки, купленные в Москве, протянули к нам с Валерой руки:

— Мы будем выбирать, где жить! — сказала Женя с улыбкой, а Ирина кивнула.

Нам ничего другого не оставалось, как подчиниться…

Девушки тщательно осмотрели номера, три из которых были абсолютно одинаковыми — при входе платяной шкаф и довольно просторный санузел, дальше шла гостиная с диваном, двумя небольшими креслами, журнальным столиком, телевизором, холодильником и узким столом. Также в гостиной были выход на балкон и дверь в спальню, в которой стояла двуспальная кровать и три стула. С балкона открывался замечательный вид на ухоженную территорию санатория и на море. Четвёртый номер был самый большой, но окна его спальни выходили на Пионерский проспект, и девушки, посоветовавшись с нами, решили оставить его для общих посиделок.

— И для Вадима с Николаем. — ухмыльнулся Валера. — Они же у нас холостуют… — оба сотрудника ЧОПа после слов своего начальника активно закивали головами.

В результате номера распределили следующим образом — первый от двери тамбура, из соображений безопасности, достался Вадиму с Николаем, которые тут же начали кидать монетку, кто спит на кровати, кто на диване в гостиной, номер посередине — нам с Женей, третий — Валере с Ириной. Решили, что пятнадцати минут нам всем должно хватить, чтобы переодеться, встретиться в холле и пойти на пляж.

Когда мы с Женей оказались в номере, она, первым делом, бросилась мне на шею:

— Лёшка! Я до сих пор не верю, что мы на море!

— Я тоже! Но если мы с тобой сейчас не переоденемся, то моря сегодня так и не увидим.

— Хорошо, хорошо! — отпустила она меня. — Открывай сумки, я не помню, куда всё положила.

Ещё десять минут мы рылись в сумках, просто выкладывая вещи, купленные в Москве, на диван. Если я, не раздумывая, одел плавки, спортивные шорты «Adidas» и наименее мятую футболку, то у Жени возникли серьёзные трудности с выбором купальника — у неё их было четыре штуки.

— Лёш, какой?.. — указала она на них.