История_Новосибирской_области_1 (fb2)

- История_Новосибирской_области_1 1.69 Мб, 89с. (скачать fb2) - Нина Адамовна Миненко

Настройки текста:



Н. А. МИНЕНКО ИСТОРИЯ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ с древнейших времен до конца XIX в.


Утверждено областным отделом народного образования в качестве учебного пособия для учащихся 7-8 классов школ Новосибирской области.

Редакционная коллегия

Ф. С. Кузьмина, Е. И. Матханова, И. В. Островский, Т. Н. Троицкая, М. И. Тененбаум. В разработке методического аппарата участвовала учительница Вьюнской средней школы Колыванского района Г. И. Туманова.


Новосибирская область образована 18 сентября 1937 г. Ее площадь составляет 178,2 тысячи квадратных километров, население — 2,5 миллиона человек.

Наша область славится развитой промышленностью, передовым сельским хозяйством, новостройками, достижениями ученых.

А что было в прошлом?

Кто населял территорию нынешней Новосибирской области в глубокой древности? Когда здесь впервые появились русские? Как они осваивали эти земли? Когда основаны первые города? Как жили здесь люди лет двести назад? Как они боролись против социального гнета?

На все эти и многие другие вопросы вы найдете ответ в предлагаемом учебном пособии.

Приступая к изучению очередной краеведческой темы, прежде всего выполните указанные в начале параграфа предварительные задания. Это вам поможет лучше понять, насколько тесно далекое прошлое родного края связано с прошлым всей страны. Ведь история Новосибирской области — неотъемлемая часть истории нашей великой Родины. Изучение ее обогатит вас знаниями о судьбах Отечества, о его героическом прошлом. Говоря же словами А. М. Горького, «чем лучше мы будем знать прошлое, тем более глубоко и радостно поймем великое значение творимого нами настоящего».

В тексте пособия вам встретятся незнакомые слова и термины, отмеченные звездочкой. Объяснение их вы найдете в специальном приложении, помещенном в конце книги. Там же есть «Краткий топонимический* словарь», поясняющий происхождение названий населенных пунктов, рек, озер Новосибирской области. Слова, вошедшие в топонимический словарь, тоже помечены звездочкой{1}. Кроме того, в приложении помещены список населенных пунктов, возникших на территории области в XVIII веке, хронологическая таблица и перечень литературы для внеклассного чтения. Все это поможет вам при работе с пособием.

Успехов вам на пути к знаниям.

Автор

I. ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ ИЗ ИСТОРИИ НАШЕЙ ОБЛАСТИ

Повторите

по учебнику «История СССР» для 7 класса: в каких условиях жили древнейшие люди, как они выглядели, какие орудия труда применяли (§ 1, п. 2, § 2, п. 1-4).


1. Стоянки людей каменного века

Заселение Сибири началось еще в ледниковый период и проходило по трем направлениям — из Средней Азии, Восточной Европы и Центральной Азии. До недавнего времени считали, что люди впервые появились в Сибири около 20-30 тысяч лет тому назад. Однако находки, обнаруженные археологами при раскопках на берегу речки Улалинки в Горно-Алтайске, позволили известному советскому ученому академику А. П. Окладникову отодвинуть начало заселения Сибири примерно на 100-200 тысяч лет.

Тогда значительную часть Сибири покрывал ледник. Южная его граница проходила в районе Нарыма[1]. Ледниковые языки спускались и с Алтайских гор — одного из центров оледенения. На месте нынешней тайги расстилались тундровые болота, покрытые чахлой полярной ивой и карликовой березкой. Южнее раскинулись бескрайние холодные степи. В тундрах и степях приледниковой области бродили мамонты, сибирские бизоны, северные олени, носороги и другие крупные животные, надежно защищенные от холода густой шерстью. Этот период принято называть древним каменным веком — палеолитом.

Летом 1967 г. археологи обнаружили палеолитическую стоянку древних охотников в Барабинской степи на территории с. Озерки Каргатского района. Ученые выяснили, что 14 тысяч лет тому назад здесь существовало огромное жилище, построенное из костей и бивней мамонтов и покрытое их шкурами. Ребра и бивни мамонтов использовались для изготовления прочных и легких копий. При раскопках обнаружено огромное количество костей мамонтов — остатков пиршеств древних охотников. Следовательно, Озерковская стоянка существовала продолжительное время.

В этот период уже началось отступление ледника. Климат стал более теплым и влажным. Природа Сибири постепенно менялась и в новокаменном веке — неолите — приобрела близкий к современному облик. Тайга покрыла огромные пространства. Крупные животные или вымерли (мамонты, носороги, бизоны и т. д.), или ушли далеко на север (северные олени).

Древние охотники оказались в трудном положении. Чтобы добыть средства к жизни охотой на более мелких и подвижных животных, нужно было применять новые орудия и улучшить старые. Уже в переходный период от палеолита к неолиту появились лук и стрелы с каменными наконечниками. В неолите они были усовершенствованы. Удалось приручить собаку — надежного сторожа и помощника человека во время охоты. Заметно возросло значение рыболовства. Человек научился изготовлять глиняные сосуды, которые обжигались на кострах, и готовить в них пищу. Он умел шлифовать и сверлить каменные орудия.

Ожерелье эпохи неолита из зубов животных.

Неолитические стоянки обнаружены у устий рек Каракан[2], Орда[3], Алеус, Уень. Обитатели стоянок использовали костяные и каменные орудия, изготовлением которых занимались мужчины — охотники и рыболовы. Важную роль в хозяйстве и общественной жизни играли женщины — хранительницы домашнего очага. Они собирали съедобные растения, лепили глиняную посуду, готовили пищу, шили одежду, которую украшали подвесками из кости и раковинами, заботились и о детях — продолжателях жизни. К советам женщин прислушивались все члены рода. В спорных вопросах решающее слово принадлежало женщинам.

Костяной гарпун, украшения, наконечники стрел эпохи неолита.

Каждое племя древних охотников и рыболовов объединяло несколько материнских родовых общин. Орудия труда были общей собственностью общины. Вся добыча использовалась коллективно.


2. Переход к металлическим орудиям. Начало разложения первобытнообщинного строя

К концу третьего тысячелетия до нашей эры в жизни населения южных районов Сибири произошли важные перемены, обусловленные переходом к металлическим орудиям труда. Ножи, кинжалы, шилья, иглы, иногда топоры стали отливать из меди. Но мягкие медные орудия не могли соперничать с каменными. Поэтому каменные изделия по-прежнему преобладали.

С середины второго тысячелетия до нашей эры, видимо, из казахских степей в Сибирь проникают более развитые племена. Первый могильник, оставленный пришельцами из южных степей, был обнаружен у старинного села Андроново в Минусинской котловине. Поэтому памятники культуры этих племен получили название андроновских, а сама археологическая культура[4] — андроновской. Следы ее найдены и в Новосибирском Приобье — у деревни Вахрушево Коченевского района.

Андроновцы уже знали бронзу и технику литья в формах (часто каменных). Бронзовые топоры и копья быстро вытесняли каменные орудия труда. Появились люди, занимавшиеся в основном литейным делом. Для остальных мужчин главным занятием стало скотоводство оседлого типа. В стадах преобладал крупный рогатый скот; разводили овец и лошадей.

Земледелие в жизни андроновцев играло крайне незначительную роль. Техника его была очень примитивной: землю обрабатывали каменными мотыгами, колосья срезали бронзовыми серпами, зерно растирали на ручных зернотерках. Земледелием и собирательством занимались женщины. В качестве подсобных занятий сохранились охота и рыбная ловля.

Из плотной глины андроновцы делали красивые сосуды с тонкими стенками, украшенные сложным геометрическим орнаментом, наносившимся на сырую глину гребенчатым штампом. По мнению ученых, наиболее нарядные сосуды имели магическое, религиозное назначение.

О существовании религиозных верований свидетельствуют и погребения андроновцев. Они считали, что после смерти душа человека отправится в загробный мир. Поэтому умершему ставили в могилу большие горшки с молочной и растительной пищей, клали куски баранины, чтобы он мог подкрепить свои силы во время трудного пути на «тот свет». Такие сосуды обнаружены в погребении у села Вахрушево.

План Вахрущевского погребения и найденные в нем сосуды.

С развитием скотоводства резко увеличилась роль мужчин в хозяйственной и общественной жизни. Начался переход к отцовскому роду. Постепенно возрастала хозяйственная самостоятельность отдельных семей, каждая из которых уже могла обеспечить свое существование своими силами. Стада перестали быть собственностью всей общины и перешли во владение семей. Появилось имущественное неравенство.

Следующим этапом в историческом развитии населения области стала сложившаяся на основе андроновской ирменская (карасукская) культура, для которой характерно еще более широкое использование бронзовых изделий. Памятники карасукской культуры обнаружены у устья Ирмени[5] в Ордынском районе, у села Красный Яр[6] Колыванского района и в Чановском районе. Найденные при раскопках изделия свидетельствуют о значительно возросшей технике литья.

Бронзовые нож и серп ирменского типа

Изделия ирменской культуры: серьга, костяной наконечник{2} стрелы, сосуды.

Основой хозяйства оставалось скотоводство. Разводили крупный рогатый скот, овец, лошадей. Подсобное значение имели охота, рыболовство и земледелие, сохранявшее крайне примитивные формы. Ирменцы носили одежду, сотканную из шерстяной пряжи и волокон крапивы.

Жили они в полуземлянках прямоугольной формы, разделенных на две части, жилую и хозяйственную. Тут же за перегородкой помещался скот. Глинобитный пол в жилой части покрывали войлоком и шкурами. В середине крыши оставляли отверстие для дыма от очага. Вдоль стен сооружали нары. Окон не было. В землянке у села Красный Яр обнаружено два очага. На одном готовили пищу (около него найдено много золы, обломков посуды и костей), второй очаг, вероятно, был священным, в нем постоянно горел огонь, так как земля под ним прокалилась, как кирпич, обломков посуды около него не обнаружено.

В землянках ирменцы, по-видимому, жили лишь зимой. С наступлением тепла они перебирались со скотом на летние пастбища. Развитие скотоводства вызвало переход к полуосед-лому образу жизни.

Селения обычно располагались на открытом месте, на высоком берегу реки.

Найденные при археологических раскопках длинные бронзовые ножи, характерные для народов Южной Сибири, свидетельствуют о том, что связи с южносибирскими племенами стали более тесными.


3. Начало обработки железа

В V веке до нашей эры для изготовления ножей, топоров, кинжалов, наряду с бронзой, стали применять железо. К этому времени относятся памятники большереченской культуры (первые остатки ее обнаружили на Большой речке в Алтайском крае). Поселение большереченцев найдено у деревни Чернаково на левом берегу р. Орды, вблизи ее устья, а погребения — в окрестностях сел Новый Шарап и Ордынское.

Бронзовые украшения из курганов IV в. до н. э. (с. Новый Шарап Ордынского района)

Полуземлянки большереченцев почти не отличались от карасукских, но были меньше по размерам. В таком жилище уже не могли держать скот, для него сооружали специальный загон.

Скотоводство оставалось основным хозяйственным занятием. Его дополняли охота, рыболовство, мотыжное земледелие и собирательство. Зернотерки, точила, грузила для сетей делали из камня.

Погребения свидетельствуют о росте имущественного неравенства.

В одних могилах археологи находят большое количество вещей, которыми умерший якобы мог пользоваться в загробной жизни, в других — лишь глиняный сосуд.

План погребения и находки из кургана у с. Новый Шарап.

Селения большереченцев окружали ряды рвов и валов, что говорит об участившихся межплеменных столкновениях из-за пастбищ и скота. Каждый мужчина был воином, поэтому в его могилу клали железный меч, боевой топорик или хотя бы стрелы. В погребениях часто обнаруживают уздечки и конскую сбрую, предназначенные для «небесного» коня, которого воин получит на «том свете». Оружие и сбруя украшались головами орлов, фигурами оленей, тигров, фантастических животных. Люди верили, что такие украшения придают воинам смелость и силу.

Раннее железо. Вещи из богатого погребения — украшения конской сбруи, боевой топорик-клевец.

Найденные при раскопках предметы свидетельствуют о существовании тесных связей большереченцев с северными и северо-западными лесными племенами, оставившими многочисленные остатки низких чаш — сосудов, покрытых излюбленным у северян узором из плывущих уточек.


4. Население нашей области в первом тысячелетии нашей эры.

Население Новосибирского Приобья,   образовавшееся в результате слияния большереченцев с северными лесными племенами, все более смешивалось  с тюрками, прикочевавшими из южных районов Сибири.

В первом тысячелетии нашей эры усилились перемещения племен, которые сопровождались образованием непрочных союзов и частыми столкновениями.

Археологические памятники, обнаруженные в долине Уени в Колыванском районе, свидетельствуют, что население в это время занималось полукочевым скотоводством. Зимой люди жили в поселениях под защитой укрепленных городищ[7], а летом кочевали вместе со стадами. Городища строили на возвышенных местах, чтобы можно было вовремя увидеть приближение врагов и организовать оборону.

Во второй половине первого тысячелетия через сибирские степи на запад двинулись алтайские тюрки. Об этом передвижении нам рассказывают оставленные ими погребения. У села Чингисы сохранилась могила воина, похороненного вместе с боевым конем и колчаном со стрелами. На воине был пояс, украшенный бронзовыми бляшками. Иногда вместо коня в могилу клали его чучело — такое захоронение было обнаружено у села Старая Преображенка. Обычай хоронить воинов вместе с конем типичен для тюрок.

В результате смешения различных по языку и культуре групп населения в Новосибирском Приобье формировались новые племена.


Выводы

В период родового строя население, жившее на территории нашей области, перешло от каменных и костяных орудий к металлическим, от собирательства, охоты и рыболовства — к разведению домашнего скота и мотыжному земледелию.

Появление металлических орудий труда знаменовало собой начало разложения первобытнообщинного строя. Люди стали производить больше, чем требовалось для поддержания жизни, возникли излишки.

С развитием скотоводства и промыслов роль женщин в хозяйственной и общественной жизни уменьшилась. Материнский род сменился отцовским. Возросла хозяйственная самостоятельность отдельных семей, утвердилась частная собственность, возникло имущественное неравенство. Все это — черты, сближающие местную историю с далеким прошлым восточных славян и других народов нашей Родины.

В результате перемещения и смешения северных лесных племен и племен, населявших южные районы Западной Сибири, с местным населением в лесостепной зоне сформировались тюркоязычные группы, основным занятием которых было полукочевое скотоводство.


? 1. Сравните развитие скотоводства и мотыжного земледелия у древнейших жителей центральных районов страны и у племен, обитавших на территории нашей области. 2. Как и почему изменились жизнь и хозяйство населения в карасукское время? 3. Что вам известно о племенах большереченцев? Докажите, что они создали культуру, более высокую, чем у других племен. 4. К каким последствиям привели вторжения тюркских племен на территорию нашей области?


КУРГАННЫЙ МОГИЛЬНИК III-II ВВ. ДО H. Э. У ДЕРЕВНИ ЧЕРНЫЙ МЫС КОЛЫВАНСКОГО РАЙОНА

(Из описания археолога Т. Н. Троицкой)

В кургане было обнаружено 32 могилы, некоторые из них совершенно неожиданные. Так, в одной могиле оказалась погребенной собака, она лежала на боку с поджатыми лапами; тут же была поломанная бронзовая бляшка. В другой могиле в такой же позе лежал баран. Удивили нас и погребения двух птиц, причем, рядом с одной из них лежал сосуд, точно такой же, как и в обыкновенных могилах.

…Одно из погребений за обилие вещей, положенных в могилу, было названо студентами «гробницей Тутанхамона». Конечно, оно не могло идти в сравнение со знаменитым египетским погребением. В отличие от него, в нашем не было ни одной золотой вещи, да и сами находки исчислялись не тысячами, но все же их было около 200. И наше погребение довольно резко отличалось от других, более бедных.

…В нем лежал воин со своим оружием: бронзовый боевой топорик, железное копье, множество крупных наконечников стрел, бронзовых и костяных, костяные наконечники гарпунов. На голове его была надета войлочная шапка, украшенная снизу широкой бронзовой лентой, вверху — узкой. Шею украшала бронзовая гривна в виде полого прута, от которого отходили нити с бусами.

Имелось в этом кургане и погребение «модницы». На женщине было ожерелье из двух ниток, точнее — узеньких ремешков, на которые были нанизаны бусы. На одном — бусы из полудрагоценного камня — сердолика, на другом — стеклянные, позолоченные. Уши украшали серебряные проволочные сережки. У левой ноги лежал меховой мешочек с бронзовыми украшениями: красивыми подвесками, кольцом и разнообразными бусами.

Интересно одно погребение умельца-костореза. С ним в могилу положили чашку с рыбой (от нее остались лишь косточки) и заготовки костяных наконечников стрел в разной степени готовности: от расщепленных костей до почти готовых наконечников. Чтобы мастер мог заниматься своим делом и на «том свете», ему положили необходимые орудия: каменное долото, точило, железный скобель и железный топорик.


О ЧЕМ ГОВОРЯТ ПОЯСА?

Если мы хотим узнать, какое звание имеет военный, то сразу же смотрим на его погоны, на число звездочек на них. А во второй половине 1 тысячелетия смотрели на пояс воина, вернее, на бляшки, украшавшие этот пояс. Золотые бляшки выделяли особо знатных воинов, менее знатным полагались бронзовые. Количество бляшек на поясе и число отходящих вниз ремешков указывали на положение воина в обществе. Богатство, по всей вероятности, играло большую роль в продвижении воина на службе. Иной раз богатый юноша, еще совсем мальчик, имел пояс с большим количеством блях и мелких ремешков, а пожилой и бедный мужчина удостаивался лишь нескольких.

Такие бляшки и ремешки были известны на обширной территории Сибири и Средней Азии, на Кавказе и в степях Северного Причерноморья. Их находят в Восточной и Западной Европе.

II. НАША ОБЛАСТЬ В XIII—XVI ВЕКАХ

Повторите

по учебнику «История СССР» для 7 класса:

когда и как сформировались феодальные отношения у восточных славян (п. 1 и 2 из § 6).

по учебному пособию «История Новосибирской области»: что происходило на территории нашей области в первом тысячелетии нашей эры (п. 4 гл. I).


1. Монголо-татарское нашествие. Формирование сибирских татар.

В начале XIII в. В степях Центральной Азии образовалось сильное Монгольское государство. Началась полоса монголо-татарских завоеваний, принесших неслыханные бедствия не только странам Азии и Европы, но и самому монгольскому народу. Вторжения монголо-татарских войск сопровождались чудовищными разрушениями и массовыми истреблениями местного населения, жесточайшим террором.

В 1207 г. глава Монгольского государства — Чингис-хан — направил старшего сына Джучи на завоевание новых земель. В результате похода Джучи монголо-татары покорили племена, жившие в бассейне Енисея, средней Оби и Иртыша[8]. Разрозненные, немногочисленные, ослабленные междоусобной борьбой племена, населявшие Новосибирское Приобье, не смогли оказать сколько-либо серьезного сопротивления полчищам завоевателей. Они были обложены тяжелой данью — ясаком — и принуждены платить «налог кровью»: поставлять воинов монголо-татарам. Положение местного населения резко ухудшилось, культура и хозяйство пришли в упадок.

После образования Золотой Орды Западная Сибирь вошла в ее состав.

Археологические памятники Новосибирского Приобья, относящиеся к началу второго тысячелетия нашей эры, изучены слабо. Городища, которые встречаются на Оби и ее притоках, имели сложные оборонительные сооружения, которые нередко превосходили площадь ограждаемого поселения. Людям приходилось тратить много сил и времени, чтобы обезопасить себя от вражеских вторжений.

В такой крайне неблагоприятной обстановке завершилось формирование новых племен, известных под общим собирательным именем «сибирские татары». Они образовались в результате смешения местного населения с северными лесными племенами, алтайскими тюрками и монголо-татарами. Среди сибирских татар различают тобольских, ишимских, тюменских, барабинских, чатских, томских и чулымских (последние населяли бассейн Чулыма — правого притока Оби).

На территории нашей области в Барабинской лесостепи жили барабинские татары, а в бассейне Оби, в районе современной Колывани — чатские, или чаты. Возможно, что чаты — потомки древнетюркского племени чиков, живших в VIII в. в бассейне Енисея и позднее вытесненных оттуда другими, более сильными племенами. Это подтверждается тем, что одна из речек, протекающих на территории нашей области, на берегах которой жили чаты, сохранила название Чик[9].


2. Хозяйство местного населения

Основой хозяйства у чатских татар были охота и рыбная ловля. Орудиями охоты служили луки, стрелы с костяными и железными наконечниками, ножи, капканы и различные ловушки.

Рыбу ловили железными крючками, сетями из волокон дикорастущей крапивы, плетенными из ивовых прутьев ловушками-мордами, били из луков особыми стрелами и железными острогами. Применяли и запоры — плетни, которыми перегораживали небольшие протоки; скапливающуюся у запоров рыбу выбирали специальными черпаками. В случае неудачных промыслов чаты голодали. Даже в более позднее время нередки сообщения, что «в воде нет рыбы… и в лесу зверя мало и… люди з голоду мерли».

Важное значение в хозяйстве имел сбор ягод, грибов, кедровых орехов и съедобных растений.

Чатам были известны и зачатки земледелия. Землю они обрабатывали «наездом», то есть приезжали на пашню, чтобы взрыхлить землю мотыгами, рассыпать семена и осенью — собрать урожай. Сеяли только ячмень — самую неприхотливую культуру, и в очень незначительных количествах. Подсобной отраслью хозяйства являлось скотоводство полукочевого типа. Скота, в частности лошадей, у них было немного.

На пушнину и рыбу чатские татары выменивали у алтайских племен железные изделия (копья, стрелы, предметы военного снаряжения, котлы, таганы[10], украшения), а у кочевников Южной Сибири — скот. Однако натуральный обмен был развит слабо.

Обитатели Барабы[11] — барабинские татары — занимались, главным образом, полукочевым скотоводством. Они разводили лошадей, овец, коров. Заготавливать сено не умели, и всю зиму скот находился на подножном корму. Холодные снежные зимы, гололедицы, заболевания часто приводили к массовому падежу скота, к обнищанию населения и голоду.

Значительным подспорьем у барабинцев были охота и рыбная ловля. Подсобное значение имели собирательство и земледелие.

И чатские, и барабинские татары умели обрабатывать шкуры, изготовляли украшения из меди, серебра и железа, знали прядение, ткачество, гончарное дело. Остатки татарской глинобитной печи для обжига посуды обнаружены археологами у с. Ордынское. Основа ее сделана из прутьев, которые сверху обмазывались толстым слоем глины.

Зимой барабинцы жили в полуземлянках с печами, уже имевшими трубы. К печке обычно примыкала лежанка.

Летом барабинцы и чаты переселялись во временные поселки, состоявшие из 10-12 круглых шалашей, сооруженных из жердей, присыпанных у основания землей. В центре шалаша находился очаг, у которого в глиняных сосудах хранили пищу.


3. Зарождение классов феодального общества

Процесс распада первобытнообщинного строя у барабинских и чатских татар в основном завершился в XIII в. На смену родовым общинам пришли соседские общины — улусы[12]. Они объединяли не только родственников, но и случайных пришельцев-чужаков. Скот и орудия труда находились в собственности отдельных семей. Промысловые угодья считались коллективной собственностью всех членов улуса, но фактически ими уже распоряжались «лучшие люди» — потомки родоплеменной знати.

«Лучшие люди» — князьки всех рангов, мурзы[13], есаулы[14] — занимали в общине господствующее положение. Они сосредоточили в своих руках довольно значительные богатства и политическую власть. Источником их обогащения было ограбление основного населения улусов — рядовых общинников — «черных, или средних, людей» и набеги на соседей. «Черные, или средние, люди» имели собственные орудия труда и самостоятельное хозяйство, часть доходов которого поступала «лучшим людям».

В общине уже появились бедняки — «бедные люди». Это были рядовые общинники, хозяйство которых расстроилось в результате стихийных бедствий или военных вторжений. Наиболее угнетаемой и бесправной группой являлись «захребетники» — разорившиеся общинники и пришельцы-чужаки, не имевшие собственного хозяйства и промысловых угодий. Они были вынуждены жить у «лучших людей» и, по существу, превратились в их дворовых работников: пасли  хозяйское стадо, собирали топливо, рыли колодцы и т. д.

В хозяйстве знати, наряду с «захребетниками», использовались и рабы-военнопленные, хотя рабство у сибирских татар, как и у восточных славян, не получило значительного развития.

У барабинских и чатских татар сохранилось много пережитков первобытнообщинного строя, умело используемых нарождавшейся феодальной знатью. Так, своих соплеменников они эксплуатировали под видом родовой взаимопомощи. Сохранялась коллективная ответственность за преступление, совершенное родичем. В семейном быту действовали нормы, унаследованные от прошлого. Допускалось многоженство. В случае смерти мужа жена, как и все имущество, переходила к брату умершего.

Господствующей религией был шаманизм — доклассовая форма верований. Как и восточные славяне, татары не знали единого бога. Они почитали, различных духов — добрых и злых, верили в «священные» камни и деревья. Большим влиянием у татар пользовались шаманы, которых считали посредниками между миром духов и людьми.

Барабинский бубен (по Страленбергу).


4. Сибирское ханство

Феодальная раздробленность была неизбежным этапом в развитии стран Европы и Азии. Русь вступила в этот период с XII в., Золотая Орда — несколько позднее. Процесс феодального дробления государства монголо-татар привел к тому, что в XIV-XV вв. в Зауралье образовалось несколько небольших, враждовавших между собой ханств — Ишимское, Тюменское, Сибирское. Последнее первоначально занимало земли по среднему течению Иртыша и низовьям Тобола. Центром Сибирского ханства стал городок Кашлык, расположенный на правом берегу Иртыша у устья речки Сибирки.

Любопытно происхождение самого термина «Сибирь». Известно, что в древности на среднем Иртыше жило племя угров — «сипиры», или «сыбыры». Позднее часть его под напором тюркских племен ушла на север. Оставшиеся смешались с пришельцами-тюрками.


До сих пор бытуют на Иртыше легенды о сыбырах. В одной из них говорится: «Однажды с севера надвинулись туманы, наползли тучи, пошли проливные дожди, земля пропиталась влагой, реки и озера вышли из берегов, а из земли стали расти «рога» (то есть край начал покрываться таежным лесом). Вместе с непогодой на благодатную страну сыбыров обрушились полчища мошки, комаров, мух, оводов — они буквально доводили маленький народ до исступления. Собрались племена сыбыров на большой совет и решили уйти со всем своим имуществом, со стадами коров и баранов на юг, чтобы найти для жизни те же самые условия, в которых они жили на своей родине. Однако часть сыбыров не захотела покинуть земли своих предков, древние поселения и могилы отцов. И вот племена раскололись на две части: первая из них ушла куда-то на юг, вторая осталась. Но долго прожить тут оставшиеся не могли. Зудящая нечисть, от которой не помогали дымы костров, вновь набросилась на людей. Не выдержали сыбыры. Собрались они все вместе и бросились в воды озер и рек, где и нашли свой трагический конец».

По древнему обычаю, местные жители до сих пор не трогают тех мест, где прежде селились сыбыры — славные люди, так любившие свою родину, что предпочли смерть уходу в чужие благодатные земли.


В XIII-XIV вв. территорию, которую ранее населяли сыбыры, стали называть Сыбыр (в русском произношении — Сибирь). Позднее этот термин перенесли на все земли — от Урала до Тихого океана.

Первым правителем Сибирского ханства, по преданию, был Мамет, происходивший из местного знатного рода «Тайбýги»[15].

Со временем территория Сибирского ханства значительно увеличилась. К середине XVI в. в него были включены улусы барабинских татар. Дань (она по-прежнему называлась ясаком) во многом сохраняла черты военной добычи. Размеры ее не определялись. Иногда наезд ханских сборщиков разорял «черных людей» так же, как и вражеское нашествие. Зависимость от сибирского хана признали и чаты. Эта зависимость была крайне непрочной и держалась силой оружия.

Местные князьки выпрашивали себе право сбора ясака с населения своих улусов. По свидетельству летописи, они собирали «соболи и лисицы и прочих зверей и рыб» и передавали ханским сборщикам или отправляли в Кашлык с провожатыми.

Помимо уплаты ясака, чаты и барабинцы обязывались по ханскому призыву поставлять воинов. Военная повинность была для населения не менее обременительной, чем уплата дани, так как надолго отрывала мужчин от хозяйства и семей, к тому же она не освобождала от взноса ясака.

В XVI в. среди сибирских татар начинает распространяться ислам. Новая религия, подобно христианству, прославляла единого бога и требовала безусловной покорности ему и земным владыкам. Поэтому знать была заинтересована в насаждении ислама среди рядовых общинников.

Сибирское ханство представляло собой непрочное политическое объединение, состоявшее из отдельных улусов, экономически не связанных друг с другом. Верховным правителем считался хан. Владельцы отдельных улусов находились с ним в вассальных отношениях, но в подвластных землях сохраняли большую степень независимости. Они постоянно вели войны за расширение своей власти.

Владельцы улусов строили укрепленные городки, где укрывались вместе с «черными людьми» во время усобиц. Остатки такого городка, в котором проживал барабинский князек, сохранились у с. Вознесенское Венгеровского района. Городок был укреплен тремя системами рвов и валов, причем главный вал имел 2,3 метра высоты, а ров перед ним — 3,6 метра глубины. В плане крепость походила на вытянутый треугольник протяженностью 600 метров. Схожее устройство имел укрепленный пункт на острове Чиняиха (озеро Чаны[16]).

Внутри Сибирского ханства шла постоянная борьба за верховную власть. Она особенно обострилась в середине XVI в., когда на ханский престол предъявил свои претензии один из потомков Чингис-хана — Кучум, сын узбекского правителя. Правивший в Кашлыке Едигер из рода «Тайбуги», чувствуя непрочность своего положения, обратился за поддержкой к русскому государю. В 1555 г. он направил в Москву послов, объявил себя вассалом русского царя и обязался вносить ему дань: по соболю и белке в год с каждого из «черных мужиков». Однако надежды Едигера на русскую помощь в борьбе с Кучумом не оправдались. (Объясните, почему Иван IV не прислал войск, какие события происходили в это время в России).

В 1563 г. в Кашлыке произошел дворцовый переворот, в результате которого Едигер был убит, и власть захватил Кучум. Новый хан, хитрый и властный деспот, быстро сломил сопротивление местной татарской знати, обложил зависимое население более тяжелыми, чем прежде, поборами и начал упорную борьбу за расширение границ Сибирского ханства.

В начале 70-х годов XVI в. Кучум прекратил уплату дани русскому государю, организовал военный поход в бассейн нижней Оби и подчинил себе старых данников русского царя — ханты и манси. После этого сибирский хан приступил к реализации плана захвата Приуралья. Начались вооруженные набеги на восточные окраины Российского государства.

В связи с непрекращающимися внутренними усобицами и захватническими войнами положение «черных людей» Сибирского ханства значительно ухудшилось. Гнет и поборы со стороны местной знати сочетались с возросшими повинностями в пользу кашлыкского правителя. Разорение рядовых общинников, жестокие расправы сибирского хана, постоянные войны «лучших людей» вели к росту недовольства среди чатских и барабинских татар. Они ненавидели Кучума, в котором видели чужеземца-завоевателя, и мечтали об освобождении от его ига.


Выводы

В результате длительного перемещения и смешения различных племен в лесостепной зоне Западной Сибири сформировались тюркоязычные группы, получившие общее название «сибирские татары». Их экономическое и культурное развитие было надолго задержано монголо-татарским нашествием.

Постепенное развитие хозяйства привело к зарождению у барабинских и чатских татар классов феодального общества. Однако становление классового общества происходило крайне медленно. По уровню развития барабинские и чатские татары значительно отставали от русского населения европейской России. Это было связано с гнетом монголо-татар и междоусобной борьбой знати.

Войны и все увеличивавшиеся поборы тяжело отражались на положении рядового населения улусов, подрывали его хозяйство, обрекали на экономическую и культурную отсталость.

После распада Золотой Орды барабинские и чатские татары попали в зависимость от феодальной знати Сибирского ханства.


? 1. Сравните хозяйственные занятия восточных славян и сибирских татар. 2. Как шло формирование классов феодального общества у барабинеких и чатских татар? 3. Как и почему возникло государство у сибирских татар? 4. Расскажите о взаимоотношениях барабинцев и чатов с Сибирским ханством.


АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ XV-XVI вв. НА ТЕРРИТОРИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

(Из описания археолога Т. Н. Троицкой)

К тому времени, когда в Прииртышье складывается государство сибирских татар, относится значительное количество городищ и поселений на территории Новосибирской области. Это… городище чатских татар на месте современного детского парка им. Кирова в Новосибирске (еще недавно оно называлось Чертовым городищем); Бердское городище, ныне залитое водой (Обским морем. — Н. М.); поселение у с. Малышево Сузунского района, к сожалению, испорченное весьма основательно самовольными раскопками местных жителей; укрепленный пункт на острове Чиняиха… и целый ряд других поселений.

Особенно интересно огромное городище Тон-тур у села Вознесенское Венгеровского района (сейчас оно называется Кузнецовой горой). Это крупный центр, ставка наместника cибирского хана в землях барабинских татар. Известно и имя одного из этих наместников — Буян-бий. Мощные рвы и валы в трех местах перерезают городище. Широкая дорога поднимается на самый верх укрепления. Здесь располагались дома, слегка углубленные в землю, сюда стекалась дань, собираемая с барабинских татар. Сейчас это городище внесено в списки памятников всесоюзного значения.

Появление государства не привело к прекращению междоусобных войн среди сибирских татар и соседних народов. В Сибирском ханстве постоянно происходила борьба за власть между отдельными феодальными группировками.

…Взаимная вражда феодалов, разорение простых улусников, жестокие расправы хана — вот что господствовало на территории Сибири.

III. НАША ОБЛАСТЬ В КОНЦЕ XVI И В XVII ВЕКЕ[17].

Повторите

по учебнику «История СССР» для 7 класса:

когда и как Западная Сибирь была присоединена к Российскому феодальному государству (п. 2 и 3 из § 28).

по учебному пособию «История Новосибирской области»: как жили барабинские и чатские татары в составе Сибирского ханства (п. 4 из гл. II).


1. Причины присоединения Западной Сибири к России

После покорения Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) татарских ханств перед русскими людьми открылись пути на восток — в Зауралье.

Продвижение за Урал было продиктовано прежде всего экономической необходимостью. Ко второй половине XVI в. расширились торговые связи Российского государства с Западной Европой и Средней Азией, где большим спросом пользовались русские меха. Старые промысловые районы страны не могли удовлетворить запросы внешнего рынка. Пушные звери в изобилии водились за Уралом, однако до конца XVI в. для русских был доступен лишь опасный и трудный «чрезкаменный» путь в Сибирь — по северным рекам. Для регулярного сообщения он был непригоден. Более удобные южные дороги преграждали сибирские татары.

В XVI в. зауральские земли стали привлекать внимание английских, немецких, голландских купцов и промышленников. Они старательно собирали сведения о районах, лежавших за Уралом, об условиях плавания в Северном Ледовитом океане. Были предприняты попытки проложить морской путь к устью Оби. Несмотря на строгие запрещения русского правительства, англичане пытались организовать в низовья Оби и сухопутные военно-промышленные экспедиции. Морским и сухопутным экспедициям рекомендовалось установить связи с Сибирским ханством: «войти в дружбу и заключить союз с великим ханом татарским».

Угроза проникновения западноевропейских купцов и промышленников в Сибирь крайне беспокоила русское правительство, особенно в связи с обострением отношений с Сибирским ханством.


2. Поход Ермака. Окончательный разгром Кучума

С Сибирским ханством непосредственно граничили владения купцов Строгановых, которым были пожалованы обширные земли в бассейнах Камы и Чусовой. С разрешения правительства Строгановы строили укрепленные городки, нанимали «охочих людей» и казаков для обороны своих владений.

В 1574 г. Строгановы получили царскую грамоту на владение землями по Туре и Тоболу, в пределах Сибирского ханства. В этой грамоте была выдвинута задача полного «замирения» Сибирского ханства. С этой целью Строгановы наняли отряд волжских казаков во главе с Ермаком.

Известно, что дед Ермака, Афанасий Григорьевич Аленин, был посадским человеком и жил в Суздале. Дети Афанасия — Родион и Тимофей — «от хлебной скудости» перебрались на реку Чусовую, в вотчину Строгановых. Здесь у Тимофея родился сын Василий. По свидетельству летописи, «оный Василий был силен и велеречив и остр, ходил у Строгановых на стругах (речных судах) в работе по рекам Каме и Волге, и от этой работы принял смелость и, прибрав себе дружину малую, пошел от работы на разбой[18], и от них звался атаманом, прозван Ермаком».

Осенью 1581 г. после длительной подготовки Ермак во главе отряда казаков и служилых людей[19] строгановских городков двинулся по р. Чусовой и ее притокам к притоку Туры — Тагилу, в глубь Сибирского ханства. В ряде сражений Ермак, проявивший себя талантливым военачальником и дипломатом, нанес поражения Кучуму и его вассалам, занял столицу ханства — Кашлык.

Сражение дружины Ермака с войском Кучума на берегу Тобола (рисунок из Краткой Сибирской летописи).

По численности татары значительно превосходили русских, но ружьям и пушкам могли противопоставить лишь луки и стрелы. Главной же причиной неудач Кучума было отсутствие единства в войсках, ненависть к нему порабощенных народов и «черных улусных людей», видевших в русских своих избавителей.

Кучум после потери Кашлыка откочевал в степь, где сформировал новые отряды и продолжал борьбу с казаками и местным населением, признавшим власть русского царя. Одна из схваток произошла на реке Тартас[20], недалеко от того места, где сейчас находится районный центр Северное.

В августе 1585 г. татарам удалось заманить Ермака с небольшим отрядом в засаду у устья Вагая — притока Иртыша. После гибели атамана остатки его поредевшей дружины покинули Кашлык, но Сибирскому ханству был нанесен сокрушительный удар, от которого оно уже не оправилось.

В 1586 г. в Сибири снова появились русские отряды, уже не встретившие сопротивления. Служилые люди основали на месте городка Чимга-тура русскую крепость Тюмень. Через год на берегу Иртыша, неподалеку от Кашлыка, вырос новый русский острог[21], положивший начало городу Тобольску. Вскоре возникли новые русские крепости и города: Березов, Пелым, Сургут, Тара[22].

Кучум, кочевавший в степях, оставался противником Российского государства. Он постоянно нападал на русские опорные пункты и местное население, принявшее русское подданство. Все попытки урегулировать отношения с Кучумом мирным путем оказались безуспешными. Ему даже предлагали остаться ханом Сибирского ханства при условии честного выполнения вассальных обязательств. Убедившись в безрезультатности переговоров с Кучумом, тарские воеводы[23] решили «усмирить» его силой.

В августе 1598 г. из Тары выступил воинский отряд, половину которого составляли сибирские татары, под командованием воеводы Андрея Воейкова. После ряда сражений с кучумовцами в Барабинской степи Воейков двинулся к Оби, где находилась ставка хана. Отряд шел очень быстро; впереди основных сил ехали конники, обеспечивавшие разведку.

Утром 20 августа Воейков напал на главную ставку Кучума у устья реки Ирмень, на ее правом берегу (сейчас там Обское море). Разгорелась битва, в которой участвовало более восьмисот человек. Отряд Кучума был уничтожен. Лишь пятидесяти всадникам удалось вырваться из окружения и бежать. Они пытались укрыться в чатских улусах, но были настигнуты и разбиты. Последняя стычка с Кучумом произошла на том месте, где сейчас воздвигнута Новосибирская ГЭС.

Некогда грозный хан, потеряв всех своих воинов, с горсткой приближенных бежал на юг, где позднее бесславно погиб во время грабительского набега на казахские кочевья.


3. Принятие русского подданства чатскими и барабинскими татарами

Разгром Кучума произвел огромное  впечатление на местное население. Чаты и барабинцы поспешили добровольно принять русское подданство, так как увидели в Российском государстве силу, способную обеспечить им мирную жизнь и защитить от разорительных вторжений кочевников южных степей.

Посланцам А. Воейкова чатские «лучшие люди» заявили о своей готовности признать власть русского государя. Вступить в состав Российского государства были склонны и барабинцы. Очевидно, чаты сообщили о гибели Сибирского ханства своим северным соседям — томским татарам. В 1603 г. в Москву прибыл князек Тонн, просивший поставить в землях томских татар русский город и принять их «под высокую государеву руку».

Год спустя на берегу Томи[24] возник Томский острог, ставший военным и административным центром обширного Томского уезда. В его ведении находились и земли чатских татар. Острог должен был защищать население бассейна средней Оби от разрушительных вторжений с юга и юго-востока.

Из Томска началось продвижение к верховьям Оби. Уже в 1618 г. томские служилые люди основали Кузнецкий острог, (ныне г. Новокузнецк), ставший опорной базой для продвижения в глубь Горного Алтая.

Гербы сибирских городов.

Одной из причин, побудивших население бассейна средней Оби добровольно принять русское подданство, было появление в степных районах Западной Сибири многочисленных западно-монгольских племен. Русские называли их «черными колмыками». Кочевая знать западных монголов стремилась подчинять жителей лесостепной и лесной зон Сибири. Воинственные кочевники захватили все земли от Алтая до Волги и стали сильно теснить население лесостепи.

Дальнейшее продвижение русских на юг оказалось невозможным. В Западной Сибири на рубеже лесостепи и степи установилась временная граница Российского государства. Земли барабинцев более столетия оставались пограничными.

4. Положение барабинскнх и чатских татар в составе России

Барабинцы после присоединения к России были обложены натуральной податью — ясаком и вошли в разряд «ясачных татар». Каждая семья обязывалась поставлять ежегодно 10-12 соболиных шкурок. Ясак вносили также шкурками других зверей — бобров, рысей, лисиц, горностаев, куниц и т. д., приравнивая их по стоимости к соболям. Население улуса связывала круговая порука: члены его давали ясак за тех, кто не смог добыть нужное количество пушнины, а нередко — за больных, стариков и даже умерших. При довольно примитивном охотничьем снаряжении добыть такое количество пушнины было очень трудно, и барабинцы постоянно жаловались, что «положен ясак не по силам». «Захребетники» сначала были освобождены от ясака, но впоследствии с них стали брать по 5-6 соболиных шкурок в год.

Помимо ясака рядовые общинники вносили в царскую казну «поминки» — якобы добровольные дары русскому государю. В 30-х годах сбор их был узаконен, и они стали обязательными. Ответственность за поступление пушнины была возложена на «лучших людей», которые пользовались этим для личного обогащения.

В административном отношении барабинцы подчинялись тарским воеводам. Тяжесть налогового обложения усугублялась не только поборами в пользу местной знати, но и тем, что с барабинцев постоянно требовали дань западномонгольские феодалы. Царское правительство, не имевшее в Сибири достаточных военных сил, вынуждено было смириться с системой многоданства, установившейся в пограничных районах.

Чатские татары, в отличие от барабинских, натуральную подать не вносили, зато выполняли ямскую повинность: перевозили различные грузы на судах и лошадях из Томска в Тобольск и обратно. Часть чатов вошла в разряд служилых татар, выполнявших различные военные и административные поручения. Они участвовали в военных походах, несли караульную службу в окрестностях Томска, на сторожевых пунктах в обских Чатском и Мурзинском городках, строили новые остроги, выполняли обязанности переводчиков и т. д.

Звание служилого татарина было наследственным. Основную их массу составляли потомки родоплеменной знати.


5. Взаимоотношения с Джунгарией. Барабинская «смута»

В 30-х годах XVII в. в результате ожесточенной междоусобной борьбы  западные монголы объединились в единое государство, получившее название от наиболее крупного племени — джунгар. Верховный правитель Джунгарии — контайша — стал последовательно проводить в жизнь широкие завоевательные планы, стремясь создать могущественную империю, включавшую всю Монголию, Алтай, Казахстан и Среднюю Азию. Его отношение к Российскому государству отличалось крайней непоследовательностью. Иногда он запрещал своим вассалам набеги на пограничные земли России, стремясь заручиться поддержкой русского государя в осуществлении своих планов. Однако вассалы контайши, обладавшие значительной долей самостоятельности, пренебрегали этими запретами.

Русское правительство вынуждено было считаться с воинственным южным соседом. В отношении Джунгарии проводилась твердая линия, остававшаяся неизменной на протяжении более ста лет. Царским воеводам строжайше предписывалось с джунгарами «задоров никаких не вчинать», пограничные конфликты решать мирным путем и всячески содействовать развитию  торговли с кочевниками. Жителям пограничных уездов, часто страдавшим от грабительских вторжений, запрещались ответные набеги на джунгарские улусы. Осторожная политика московского правительства раздражала местное ясачное население, вынужденное платить двойную дань, и это накладывало своеобразный отпечаток на его борьбу с гнетом феодально-крепостнического государства.

Герб Сибири. Из Жалованной грамоты 1680 г.

Наиболее, распространенной формой протеста было бегство «неведомо куда». Иногда волнения ясачных людей выливались в открытые выступления, которые осложнялись вмешательством джунгарских тайшей и их союзников — «беглых царевичей» (сыновей и внуков Кучума).

Одним из крупных выступлений стала так называемая Барабинская «смута», вызванная злоупотреблениями тарских воевод и их неспособностью предотвратить вторжения кочевников. В 20-х годах джунгары, потерпевшие поражение в войне с монголами, вторглись в земли барабинцев, захватили их пастбища и промысловые угодья, грабили и разоряли юрты, убивали сопротивлявшихся, уводили в плен женщин и детей. Тарские воеводы, опасаясь обострения отношений с Джунгарией, строжайше запретили барабинцам совершать ответные набеги.

В такой обстановке в 1628 г. от барабинских татар потребовали немедленно погасить недоимки в уплате ясака, накопившиеся за три года, причем размеры ясака были умышленно завышены, а после отказа воеводы «учали править… государев ясак» батогами.

Действия воевод вызвали взрыв возмущения. Первыми выступили барабинцы, которых возглавил князек Когутай. Они осадили Тару, но захватить ее не смогли и ушли к верховьям Каргата[25] и Чулыма, где кочевали джунгары. Посланным к ним для уговоров русским людям татары заявили, что вернутся на старые места, если уменьшат ясак. Для переговоров об этом с главными сибирскими воеводами, находившимися в Тобольске, Когутай направил своих представителей. Тем временем к восставшим присоединились чаты, в свою очередь недовольные произволом местных русских властей.

Джунгарские феодалы решили, что наступил удобный момент для захвата пограничных районов. Объединенные силы джунгар и барабинцев снова осадили Тару, а затем Томск. В осаде Томска участвовали и чаты. Взять русские города осаждавшим не удалось. Разграбив окрестные селения, они откочевали в степи. Однако рядовые барабинцы и чаты, уведенные в кочевья джунгар, подверглись здесь значительно большей эксплуатации, чем раньше.

После ряда удачных походов служилых людей среди восставших начались разногласия, значительно усилившиеся в связи с обещаниями уменьшить ясак и не преследовать «за измену» тех, кто добровольно вернется в пределы России. К 1631 г. большая часть взбунтовавшихся татар вернулась на прежние места, порвав с джунгарами, и принесла повинную русскому государю. Но волнения среди чатов и барабинцев продолжались и в последующие годы.


6. Освоение Западной Сибири русскими

Уже с конца XVI в. началось массовое  переселение в Сибирь населения из  европейской части страны. Энергичную деятельность по заселению новоприобретенных земель развернуло само правительство: в Сибирь отправляли «прибранных» (то есть завербованных) царскими воеводами крестьян северных уездов страны, ссыльных, жителей городов (посадских людей).

Однако решающую роль в формировании постоянного крестьянского населения сыграли вольные переселенцы. За Урал хлынули государственные, монастырские и помещичьи крестьяне, бежавшие от растущей феодальной эксплуатации. Их привлекали слухи о свободных плодородных землях и вольной жизни.

Переселенцы распахали земли по Туре, Тоболу, Ишиму, Томи и другим рекам, создали крупные очаги земледелия. Развивались ремесла, обрабатывающая промышленность, промыслы и торговля.

Из-за постоянных вторжений джунгар территория нашей области оставалась вне основной зоны расселения русских. Крестьяне предпочитали оседать в более безопасных районах. Кроме того, на протяжении всего XVII в. царское правительство интересовала прежде всего таежная зона Сибири «с ее богатыми запасами «мягкого золота» — пушнины.


Выводы

Присоединение Сибири к Российскому централизованному феодальному государству было продиктовано экономическими и военно-политическими причинами. Этого требовали развивающаяся внешняя торговля, интересы обороны страны и захватнические планы западноевропейских государств в отношении Зауралья.

Разгром Сибирского ханства осуществили бывшие волжские казаки во главе с Ермаком. Их успехи закрепили новые отряды служилых людей. После полного разгрома Кучума чатские и барабинские татары добровольно приняли русское подданство, увидев в Российском государстве силу, способную избавить их от опустошительных набегов воинственных кочевников Южной Сибири.

Барабинские татары после «включения в состав России были обложены натуральной податью, которая вносилась пушниной. Эта группа оказалась в наиболее тяжелом положении. Потомки родоплеменной знати чатов вошли в разряд служилых татар — привилегированную группу коренного населения, помогавшую царской администрации охранять границы, отражать натиск внешних врагов и держать в повиновении эксплуатируемую массу населения.

Присоединение земель барабинских и чатских татар, как и всей Западной Сибири, к Российскому государству имело большое прогрессивное значение. Создалась более благоприятная обстановка для развития промыслового и скотоводческого хозяйства, ремесла, торговли. Появилась возможность освоения бассейна средней Оби переселенцами из европейской части страны, которые принесли с собой более высокую культуру обработки земли и более совершенные способы ведения животноводства и передали их (об этом речь будет идти дальше) коренным жителям — татарам. Татарские племена были освобождены от гнета Кучума, избавлены от гибели в результате междоусобиц местной знати, от порабощения раннефеодальными объединениями кочевников.


? 1. Каковы предпосылки присоединения Западной Сибири к Российскому государству? 2. Что нового узнали вы из краеведческого пособия о походе Ермака и разгроме Кучума? 3. Как изменилось положение барабинских и чатских татар?


1608-1609 гг. ВЫПИСКА ИЗ СООБЩЕНИЯ В МОСКВУ О НАСИЛИЯХ ВЫВШИХ ТОМСКИХ ГОЛОВ[26] МАТВЕЯ РЖЕВСКОГО И СЕМЕНА БАРТЕНЕВА

…В прошлом де во 114 году (1606 г.), как ехали Матвей и Семен в Томской город Обью рекою с усть Иртыша, и едучи по Оби реке ясашных людей пытками пытали, и поминки с них великие имали, и их грабили, лисицы и сабаки, и рыбу, и жир, чем они сыти бывают, имали насильством, и от того де в ясашных людех стала измена великая…


1616-1617 гг. О «БЕРЕЖЕНЬИ»{3} ЧАТСКИХ ТАТАР РУССКИМИ СЛУЖИЛЫМИ ЛЮДЬМИ

(Из челобитной[27] томских казаков)

В нынешнем, государь, во 125-м (1616-1617 гг.) году посылали, государь, нас, холопей твоих, из Томского города твои государевы воеводы Федор Васильевичь Бабарыкин да Гаврило Юдич Хрипунов на твою царскую службу к чацким мурзам в городок на береженье. И мы, государь, холопи твои, у Чацких мурз в городке жили для береженья 15-ть недель. И к Чацким, государь, мурзам под городок пришли войною твои государевы изменники и непослушники черные колмаки два тайши[28] Пегым тайша да Абак тайша, а с ними людей черных колмаков тысяча человек, и к городку, государь, тайши приступали с своими людьми накрепко, а под городком, государь, стояли… колмаки три недели. И мы, государь, холопи твои, из городка с твоими государевыми изменники дралися и городок отсидили. И в осаде, государь, мы, холопи твои, в городке голод и великую нужу терпели, и с голоду, государь, кобылятину ели. И нас, государь, переранили, и татар, государь, многих и мурз переранили и побили. А колмаки, государь, к городку приступали за щитами, а надевали, государь, на собя по два куяка[29]. Милосердый царь… пожалуй нас, холопей своих, государевым своим царским жалованьем за наше службишко и за кровь…

IV. НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Повторите

по учебнику «История СССР» для 7 класса:

каковы были особенности экономического развития Российского государства в первой половине XVIII в. (п. 2 из § 41; п. 1 и 2 из § 44).

по учебному пособию «История Новосибирской области»: почему произошло присоединение Западной Сибири к Российскому государству, как оно началось (n. I, 6 и выводы из гл. III).


1. Предпосылки освоения территории области русскими крестьянами

На рубеже XVII-XVIII вв. отношение царского правительства к южным районам Западной Сибири заметно изменилось. Это было связано прежде всего с оскудением промысловых угодий и падением значения Сибири как поставщика пушнины. Кроме того, государство испытывало острую потребность в развитии горнорудной промышленности и разработке месторождений металлов, обнаруженных в Горном Алтае. Лесостепные и степные районы становились все более привлекательными для переселенцев из европейской части страны, так как свободных земель в таежной зоне оставалось все меньше.

Линии южных укреплений в Западной Сибири в XVIII в.: 1 — Пресногорьковская (Горькая) линия, 2 — Иртышская линия, 3 — Колывано-Воскресенская линия, 4 — Кузнецкая линия.

Изменилась и внешнеполитическая обстановка: Джунгария, обескровленная и разоренная междоусобными распрями и войнами с маньчжурами, китайцами и казахами, была вынуждена стремиться к союзу с Россией.

XVIII в. знаменовал собой новый этап в историческом развитии Сибири, связанный с освоением ее южных районов. Продвижение на юг опиралось на сложную систему укрепленных линий и оборонительных сооружений, воздвигнутых на границе Российского государства.

В 20-х годах была создана Иртышская укрепленная линия, в которую вошли Ямышевская, Омская[30], Железинская, Семипалатинская и Усть-Каменогорская крепости, между которыми на большом расстоянии друг от друга находились отдельные укрепления.

Дальнейшему продвижению на юг способствовала Колывано-Кузнецкая укрепленная линия, надежно защитившая Горный Алтай и создавшая условия для разработки его полезных ископаемых.

Под защитой оборонительных линий в южных районах Западной Сибири стали селиться русские крестьяне.


2. Первые русские поселения на территории нашей области

Заселение нашей области началось из Томского уезда. Еще в 1684 г. у впадения реки Уртам в Обь был построен Уртамский острог, вблизи которого на северо-восточной окраине нашей области стали оседать русские переселенцы. Вскоре вблизи устья Умревы[31] вырос Умревинский острог и появились русские деревни в бассейнах Ояша, Чауса, Ини. Примерно в 1710 г. основано первое русское поселение на территории будущего Новосибирска — деревня Кривощековская[32]. Ее заложил служилый человек Кривощек, который упоминается в русских документах начала XVIII в. Эта деревня сыграла важную роль в освоении края: выселявшиеся отсюда семьи со временем создали несколько новых деревень по Оби и ее притокам.

В 1713 г. на берегу Оби был построен новый Чаусский острог (современная Колывань), а еще через три года у устья Берди[33] вырос Бердский острог. Бердские крестьяне и казаки выстроили Белоярскую крепость, обеспечившую успешное освоение плодородных земель Алтая.

В 1722 г. в Барабинской степи вдоль дороги, соединявшей Тару с Томском (и ставшей впоследствии частью Московско-Сибирского тракта), были основаны Усть-Тартасский, Каннский[34] и Убинский[35] укрепленные пункты. На службу в них, обычно на год, направляли казаков из Томска и ближних острогов. Эти укрепленные пункты называли форпостами — передовыми постами. Их гарнизоны охраняли от набегов воинственных южных кочевников селения барабинских татар и русские обозы, следовавшие по тракту Тара — Томск.

Вблизи форпостов возникали станцы[36], деревни, зимовья, где жили крестьяне, содержавшие лошадей для казенных разъездов. Появлению русских поселений в стороне от тракта, особенно к югу от него, мешали продолжавшиеся набеги кочевников из степей Южной Сибири.


3. Хозяйство

Главным занятием переселенцев было земледелие. Пахали деревянной сохой с железными наконечниками — сошниками. Сеяли главным образом рожь, реже — овес, ячмень, гречиху, просо, пшеницу, коноплю и лен.

На огородах выращивали различные овощи — лук, чеснок, морковь, капусту, репу, огурцы.

Русские принесли с собой более высокую технику земледелия. Широко применялась переложная система, или перелог, при которой после нескольких лет использования пашню надолго бросали для «отдыха». Перелог крестьяне обычно сочетали с трехпольной системой — чередованием озими, ярового и пара.

Удобрений не вносили, потому что плодородные земли и так давали сравнительно высокие урожаи.

У зажиточных крестьян часть зерна шла на продажу. Так, крестьянин деревни Кривощековской Василий Быков сплавлял свой хлеб в низовья Оби — в Нарым и Березов, где цены на него были высокими. В то же время многие бедняки лишь с трудом могли прокормить свои семьи.

Другой важнейшей отраслью хозяйства было животноводство оседлого типа с заготовкой сена на зиму. Оно давало крестьянам тягловую силу для возделывания полей, перевозки грузов, обеспечивало мясом, молоком, кожей, шерстью. Содержали лошадей, крупный рогатый скот, коз. Для скота строили «скотные избы». Богатые крестьяне имели в своем хозяйстве до двух десятков лошадей, много коров и овец.

Крестьянское хозяйство носило свойственный феодализму натуральный характер: в нем изготовляли почти все предметы домашнего обихода. Из конопли и льна жители русских острогов и деревень пряли пряжу, ткали из нее холсты, а из них шили одежду.

Из овечьей шерсти делали грубошерстное сукно, вязали варежки, чулки, шали, катали пимы (валенки).

Осенью, после завершения полевых работ, крестьяне отправлялись в леса и степи охотиться на зверей и птиц, к озерам — ловить рыбу. Некоторые уходили промышлять на всю зиму. В таких случаях они объединялись в небольшие артели.

Древние поселения, курганы, места сражений и первые русские населенные пункты на территории Новосибирской области.

Переселенцы из центральных областей страны заимствовали у коренных жителей ряд приемов охоты и рыбной ловли, способы длительного хранения рыбы. Постоянное общение с татарами позволило русским на основе местных видов хлебных злаков вывести новые морозостойкие и урожайные сорта, более приспособленные к суровым сибирским условиям. В свою очередь, барабинцы и чаты под влиянием русских крестьян постепенно переходили к оседлому образу жизни, начинали пахать пашни «по русскому обычаю». Внедрение более совершенных приемов обработки земли вместо господствовавшего ранее мотыжного земледелия, которое Ф. Энгельс называл лишь «предтечей»[37] полеводства, означало резкий скачок в развитии производительных сил.

От русских переселенцев барабинцы научились заготавливать сено на зиму, строить бревенчатые избы, бани, мельницы. Значение полукочевого скотоводства в их хозяйстве заметно уменьшилось. Татары стали более широко использовать предметы русского производства — топоры, сети, ружья, различные орудия сельскохозяйственного труда — сохи, бороны, серпы, косы. Во взаимном обмене трудовым опытом выразилось одно из благотворных последствий совместной жизни русского и татарского народов.

Орудия охотничьего промысла: «фузея», (курковая винтовка), кремневые ружья, мешочек для дроби и пуль и пороховница.

4. Положение крестьян

В отличие от европейской России в Сибири почти не было помещичьего землевладения. Редкое население, отсутствие достаточного количества рабочей силы, которую крепостник мог бы использовать в своем хозяйстве, своеобразие местных природно-климатических условий — все это не способствовало возникновению помещичьих владений. Более того, правительство само препятствовало их появлению в Сибири, не желая делиться с кем-либо доходами. Оно стремилось сохранить часть земель в пользовании коренного населения, чтобы обеспечить поступление в казну пушнины в форме ясака. Сибирское же крестьянство, по мнению властей, должно было решать другую задачу — снабжать Сибирь хлебом.

Крестьяне, жившие в XVIII в. на территории, ныне входящей в Новосибирскую область, относились к разряду государственных. Земли, на которых они вели свое хозяйство, считались собственностью государства. Крестьяне не имели права покупать и продавать свои участки, сдавать их в аренду. За использование земли крестьяне выполняли феодальные повинности. Первоначально основными из них были натуральный и денежный оброки, которыми облагался каждый двор. После переписи населения, проведенной по указу Петра I, размер обложения стали определять по числу «душ» (то есть мужчин, независимо от возраста). Подушная подать взималась только деньгами.

В пользу государства земледельцы выполняли также различные отработки: перевозили казенные грузы, строили остроги, мосты, дороги, сопровождали казенные суда-дощаники по Оби.

В 1726 г. уральский промышленник Акинфий Демидов начал строить на Алтае металлургические заводы, положившие начало крупному центру горнодобывающей промышленности — Колывано-Воскресенскому горному округу. К середине XVIII в. алтайские предприятия стали собственностью царской фамилии и перешли в ведение особой канцелярии — царского Кабинета.

Алтайские заводы испытывали острый недостаток в рабочих руках, поэтому правительство начинает приписывать к ним крестьян соседних деревень, обязав их работать на предприятиях в счет подушной подати.

К 1747 г. в ведомстве[38] Бердского острога (т. е. в самом остроге и в деревнях, подчинявшихся бердскому приказчику) жило свыше 1500 приписных крестьян; к середине XVIII в. к алтайским мануфактурам была прикреплена основная масса бердских земледельцев и часть крестьян, обосновавшихся в районе Чаусского острога.

Положение приписных крестьян было наиболее тяжелым. Срок отработок для них устанавливался от одного до двух месяцев и еще более удлинялся за счет времени, необходимого для переезда от деревни к заводу и обратно. Использовали приписных крестьян на трудоемких работах, не требовавших специальной квалификации: на строительстве, погрузке и разгрузке судов с заводскими грузами, на различных конных перевозках, рубке дров и обжиге древесного угля. Отработки отрывали крестьян от их хозяйств, затрудняли ведение полевых работ, нередко разоряли. Даже местные власти были вынуждены признать «крайнее разорение и нищету» крестьян.

Тяжелые феодальные повинности, многочисленные злоупотребления местных властей тяжким бременем ложились на трудовое население и порождали с его стороны различные формы классового протеста. Этот протест выражался в отказе от выполнения повинностей, в побегах и самовольных переселениях, укрывательстве беглых, а иногда — в столкновениях с властями. Известно, например, что в 1739 г. крестьяне деревень Сизиковой, Ирменской и Красноярской, подчиненных Чаусскому острогу, оказали вооруженное сопротивление казакам, присланным арестовать скрывшихся от воинской повинности, и помогли им бежать. Однако в целом положение местных крестьян было несколько легче, чем помещичьих крестьян в европейской части страны. Сибиряки обладали значительно большей хозяйственной самостоятельностью. Их не продавали и не женили насильно. По разрешению местного начальства — воевод и приказчиков острогов — они могли переселяться в другие деревни (приписным крестьянам нужно было получить и согласие заводского начальства).


Выводы

С конца XVII в. начинается освоение русскими людьми территории, которую занимает наша область. На первых порах интенсивнее заселялись ее северо-восточные районы, более надежно защищенные от набегов кочевников. Появляются русские деревни и в северной части Барабы. На осваиваемой территории создается новый очаг сибирского земледелия. Свои более совершенные производственные навыки русские крестьяне передавали местному населению — татарам. В процессе совместной жизни происходило взаимное обогащение культур русского и татарского населения.

Русские поселенцы находились в феодальной зависимости от собственника земли — государства — и несли в его пользу разнообразные повинности. Со строительством на Алтае металлургических предприятий часть местных крестьян была приписана (прикреплена) к ним. Приписка к заводам значительно ухудшала положение земледельцев.

Трудовое население в разных формах протестовало против феодальной эксплуатации и произвола властей.


? 1. С какого времени начинается заселение нашей области русскими? Расскажите о возникновении на ее территории острогов, форпостов и деревень. Нанесите их на контурную карту. 2. Что вы знаете о хозяйственных занятиях местного населения? Что нового внесли в них русские переселенцы? 3. Какие отличительные черты в положении сибирских крестьян вы можете назвать, сравнив их жизнь с жизнью крестьян европейской России? 4. В чем особенности классовой борьбы сибиряков и как можно объяснить эти особенности?


1740 г. ОПИСАНИЕ ЧАУССКОГО ОСТРОГА

(Из «росписного списка» острога)

Чеуский острог, рубленый, по стенам крытой, шесть башен, двои ворота под башни проезжие, на воротах два прикалитка, у ворот и прикалитков запоры железные, кругом острога крепость (укрепления), надолбы[39], рогатки, ров…

Артиллерии: пять пушек в станках и на колесах, в том числе одна медная, четыре чюгунных, да под сохранением имелося у городничего Сидора Орлова; а имянно: мелкова ружья, глатких и ветхих перепочиненных пищалей[40] и с замками… сорок две; два знамя… два барабана; восемьдесят три ядра пушечных, крупных и мелких; свинцу тринатцать пуд дватцать восемь фунтов… пороху… шесть пуд тритцать пять фунтов…


1739 г. СТОЛКНОВЕНИЯ КРЕСТЬЯН С ВЛАСТЯМИ

(Из донесения казаков чаусскому приказчику)

Сего 739 году апреля 3 дня… посыланы мы… ис Чеуской судной избы[41]… в деревни Ирменскую и Ярскую для сыску и привозу в Чеуск тех деревень жителей: Ирменской Гурия да Дмитрия Горностаевых Кузьму Еремина, в Ярской Луку да Абрама Сильнягиных да зятя их Сидора Мальцева в отбое ими рекрут… И будучи мы… в помянутой Ирменской деревне и сыскали мы… Гурья и Дмитрия Горностаевых обще з десятником с Матвеем Харитоновым с товарыщи на улице, и оные Горностаевы… и отбились от нас сильно ружьем и ножами и убежали от нас в лес. А мы… для поимки вспоможения звали к себе тамошних обывателей Кондратья Плотникова, Ивана Ефремова, но токмо оные поможения никакова не учинили и разбежались в лес и из оной Ирменской уехали мы… для взятья Абрама Сильнягина з братом Лукою да зятя их Мальцова в деревню Яркскую и… Абрама Сильнягина взяли с собою в Чеуск, а рекрут, которых они, сильнягины, отбили, сыскать не могли… И будучи возвратно в деревню Ирменскую, и помянутой Сильнягин из оной деревни от нас воровски бежал, а помянутых Горностаевых сыскали… в доме у Михаила Пьянкова и из них одного стали вязать, а брат ево, Дмитрий, выскоча из окна и принес… винтовку и мало не перестрелял, и брата своего, Гурья, у нас отбил.

V. НАША ОБЛАСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Повторите

По учебнику «История СССР» для 7 класса:

как изменилась экономика России во второй половине XVIII в., в чем выразилось усиление крепостнического угнетения; каково историческое значение деятельности А. Н. Радищева (§ 48 и 57).

по учебному пособию «История Новосибирской области»:

как развивалось хозяйство нашей области в первой половине XVIII в. (п. 3 из гл. IV).


1. Дальнейшее заселение области русскими

Заселение бассейна средней Оби русскими продолжалось и во второй половине XVIII в. Для улучшения обслуживания Барабинского тракта на постоянное жительство в Барабу были переведены крестьяне из соседних сибирских уездов. Здесь оседали многие крепостные, которых помещики европейской части страны отправляли в Сибирь «за предерзостные поступки». Шли сюда и немногочисленные вольные переселенцы. В притрактовой полосе появились новые деревни. В 1782 г. был образован Каинский уезд, центром которого стал Каинский форпост, переименованный в город Каинск. Первоначально в уезде существовало около сотни русских селений, располагавшихся преимущественно у Барабинского тракта. В них жило примерно 15 тысяч человек, главным образом, крестьян и поселенцев из ссыльных.

С середины XVIII в. русские деревни появляются и в южной части Барабинской степи. Их основывали крестьяне, самовольно переселившиеся из Томского, Ишимского и других сибирских уездов. Росло население в бассейнах Берди, Ини[42], Ояша[43], Чауса, Умревы. К 1783 г. в ведомстве Чаусского острога насчитывалось около 4750 русских. Основательно разросся Бердский острог.

Хозяйственному освоению бассейна средней Оби во второй половине XVIII в. способствовал ряд внешних факторов: разгром Джунгарии в середине XVIII в. маньчжуро-китайскими войсками; присоединение к Российскому государству южных алтайцев; создание на Алтае новой линии укреплений. С середины XVIII в., в связи с удалением государственной границы к югу и ее укреплением, вторжения кочевых племен в Барабинскую степь прекратились. Барабинцы перестали быть двоеданцами.


2. Управление

До начала XIX в. территория современной Новосибирской области входила в состав Тобольской губернии[44]. Исключением явились 1783-1797 гг. — время существования Колыванской губернии, включавшей в себя значительную часть нашей области.

Губернаторы поручали непосредственное управление разными районами края томскому, тарскому и кузнецкому воеводам; к Кузнецкому уезду относился Бердский острог и его ведомство, к Тарскому — Барабинская степь, к Томскому — остальная территория. В 1782 г. в Петербурге приняли решение об образовании в юго-западной Сибири двух новых уездов: уже называвшегося выше Каинского и Колыванского, в которые и перечислили из ведомства Томска, Тары и Кузнецка почти все население нашей области.

Воеводы, а с 1782 г. сменившие их капитаны-исправники и их помощники — приказчики собирали с местных жителей подати, заставляли их выполнять отработочные повинности, чинили над ними суд и расправу, подавляли антифеодальные выступления. За своевременным выполнением приписными крестьянами отработок на алтайских заводах следило Колывано-Воскресенское горное начальство, находившееся в Барнауле[45].


3. Сельское хозяйство

Основу экономики края во второй половине XVIII в. составляло земледелие. В орудиях труда, составе возделываемых культур и системе хлебопашества особых изменений не произошло, но посевные площади значительно расширились. Распахав целину, крестьянин в первый год получал в пять (а иногда и в десять) раз больше, чем сеял. Но неудобряемая земля довольно быстро истощалась, урожаи падали, и пашню приходилось бросать. Отсутствие свободных неразрабатываемых участков вблизи селений порождало у крестьян стремление перебраться на новые места. Так, один из крестьян Чаусского острога жаловался, что «через многие годы» пашня у него «вся выпахалась», хлеб на ней родится «с великим оскуднением», и просил разрешить ему переехать в другую деревню, где есть нераспаханные земли. Многие сельские жители переселялись самовольно. Все это приводило к значительной подвижности населения.

Земледельческие орудия русских крестьян. Серпы и косы-горбуши.

Хлебопашество крестьяне по-прежнему совмещали со скотоводством, промыслами, огородничеством. Связи их хозяйства с рынком укрепились, так как увеличился спрос на продукты со стороны заводского населения Алтая. В деревне усилилось имущественное расслоение. Зажиточные приписные крестьяне стали нанимать вместо себя на заводские отработки односельчан-бедняков, которые часто полностью порывали с сельским хозяйством и пополняли группу заводских работников. К концу 70-х годов XVIII в. почти все крестьянское население, жившее на территории нашей области, было приписано к Колывано-Воскресенским (алтайским) заводам. Однако в 1782 г. барабинские крестьяне добились возвращения их в разряд государственных. Небольшое число государственных крестьян жило в это время и в волостях Колыванского уезда.


4. Зарождение промышленности

Мануфактурное производство появилось в России уже в XVII в. На территории современной Новосибирской области зарождение мануфактур относится лишь к 1764-1765 гг., когда в строй действующих вступил Сузунский медеплавильный завод, расположенный на притоке Оби — Нижнем Сузуне[46]. Затем на нем стали выплавлять и серебро. Завод, как и весь Колывано-Воскресенский округ, куда он входил, принадлежал царской семье.

Сравнительно позднее появление в крае мануфактурной промышленности объясняется тем, что интенсивное освоение территории нашей области русскими, началось лишь в начале XVIII в. К тому же сначала заводы строили вблизи рудных месторождений — на Алтае. Там мануфактуры возникли в 20-х годах XVIII в.

Первые сибирские заводы работали на древесном угле, поэтому постепенное уничтожение лесов в окрестностях рудников заставило строить новые мануфактуры в более северных лесных районах.

По техническому оснащению и организации производства Сузунский завод находился на уровне передовых мануфактур России и даже мира. На нем существовало широкое разделение труда, применялись вододействующие колеса, механические установки для разлива меди.

Уже в XVIII в. в Сузуне работали талантливые литейщики, токари, слесари, кузнецы-виртуозы. Так, усовершенствованием производства прославился мастер Василий Стрижков, сын которого — Филипп — стал основателем Колыванской шлифовальной фабрики на Алтае.

При Сузунской мануфактуре вырос горнозаводской поселок, населенный преимущественно мастеровыми. Это были кадровые рабочие, прикрепленные к заводу специальным указом. Мастеровые получали жалованье, что приближало их к работным людям капиталистических предприятий. Однако их труд носил принудительный, подневольный характер. Работали мастеровые по 12 часов в сутки под строгим контролем надсмотрщиков, сурово наказывавших за малейшую провинность. Уйти с предприятия можно было только по старости или инвалидности; даже для перехода на другой завод того же Колывано-Воскресенского горного округа требовалось особое разрешение.

По внешнему виду заводские корпуса напоминали тюрьму. Вокруг высокой ограды круглосуточно ходили караулы, раздавались протяжные крики: «Слу-шай!». Смрад от плавильных печей стлался по поселку. Даже вне заводской территории рабочий не был свободен в своих поступках: за ним пристально следил зоркий взгляд начальства.

Кузница в Сибири. С акварели художника Е, М. Корнева.

Одно из преданий рассказывает о бесправном положении заводских рабочих.

«Бежал раз мимо пишкиного[47] дому рабочий один, Иван, шапку не снял. В окно увидали ребятишки:

— Папка, рабочий шапку не снимает!

Что тут поднялось!.. Лозы готовят, воз целый везут. Много их изводили: они об народ истрепывались, как лапоть.

И стали на сопке драть. Пишка кричит:

— Крепче! Крепче!

Иван мужик был дряхленький; не выдержал — помер…»


5. Сузунский монетный двор

В 1766 г. при Сузунском заводе открыли монетный двор, где из серебристой меди чеканили особую «сибирскую» монету — с изображением сибирского герба (два соболя). Новая монета предназначалась только для Сибири, но она использовалась и в торговле с Китаем и Средней Азией. С 1781 г. в Сузуне начали чеканить монету общероссийского образца.

Сибирская монета 1763-1781 гг.

Сузунский монетный двор был окружен высокими стенами, вход на его территорию охраняли солдаты. Здесь помещались плавильня, кузница, слесарный и токарный цеха, «монетное строение», где из заготовок чеканили деньги. Монетный двор был крупной самостоятельной мануфактурой.


6. Классовая борьба

В отличие от центральных районов страны на территории нашей области не отмечено крестьянских войн. Даже в годы восстания, возглавленного Е. И. Пугачевым, борьба сибирских крестьян и мастеровых сводилась к побегам, отказу от выполнения повинностей, подаче челобитных. Менее жестокие формы эксплуатации местного населения не позволяли классовому протесту достигнуть здесь той степени остроты, которая была характерна для крепостной европейской России.

И все же волнения нередко сопровождались открытыми столкновениями с властями. В 1759 г., например, крестьяне Чаусского ведомства Петр Бурматов (из д. Луговой) и Федор Барабанщиков (из села Кривощекова) возглавили сопротивление казакам, присланным для препровождения крестьян на работу на казенных судах.

Часто в таких случаях крестьяне бежали от казаков, как доносили посланные, «неведомо куда». Беглецы скрывались в верховьях Катуни[48] и Бухтармы. Убегали туда от подневольного труда и мастеровые Сузунского завода.

Под влиянием старообрядческих проповедников отчаявшиеся крестьяне иногда предавали себя самосожжению. (Вспомните, когда и в связи с чем на Руси возникло старообрядчество — п. 5 из § 35 учебника «История СССР» для 7 класса). В 1756 г. в знак протеста против феодальной эксплуатации сожгли себя жители нескольких деревень Чаусского ведомства.


Положение чаусских крестьян, и без того страдавших от тяжелых податей и повинностей, еще более ухудшилось от притеснений священников и томских купцов Басова и Титова. Местные жители «пришли в крайнее разорение и нищету». В это время появились здесь «расколоучители» — сын тарского казачьего полковника Федор Немчинов и кузнецкий крестьянин Семен Шадрин. Их призывы к «бунту» упали на хорошо подготовленную почву.

В начале мая жители деревень, расположенных в окрестностях Чаусского острога, собрались в деревне Мальцевой, возвели вокруг домов высокий забор, установили наружный караул и заявили приехавшему для уговоров приказчику: «Ежели нас не будете гонить (притеснять), мы будем жить покамест бог соизволит, а егда (когда) де на нас будет нападение, то предадимся огню». И добавили: «Ежель нам отсель выйти, то подушный оклад и прочие подати платить нечем».

Испуганный чаусский приказчик попросил из Томска подкрепление, которое было незамедлительно послано. Но местное начальство не решалось силой разогнать собравшихся, опасаясь, что тогда крестьяне предадут себя «огненному крещению» и волнения охватят соседние районы.

Крестьяне окрестных селений сочувственно относились к «мальцевцам», поддерживали их, снабжали съестными припасами. Поэтому казаки установили вокруг Мальцевой цепь постов, чтобы лишить деревню подвоза продовольствия.

Блокада резко ухудшила положение собравшихся в деревне. «Мальцевцы» стали нападать на казачьи посты, избивать караульных. Опасаясь, что отдельные стычки перерастут в открытое восстание, «расколоучители» усилили агитацию за самосожжение, убеждая крестьян, что пощады от властей не будет.

28 июня 1756 г. над Мальцевой вспыхнуло пламя, в котором сгорели 175 человек, в том числе немало женщин и детей.

Мальцевские события, в которых тесно переплелись как социально-классовые, так и религиозные мотивы, — заметный эпизод в истории борьбы сибирских крестьян против своих угнетателей.


Для борьбы угнетенного населения юго-западной Сибири в XVIII в. характерны действия «разбойных» отрядов, возглавляемых атаманами-молодцами. «Разбойными» их именовали, разумеется, представители царской власти. В народе же они пользовались большой любовью.

Особенно прославился атаман Афанасий Селезнев, в отряде которого находилось немало беглецов из сел и деревень, расположенных на территории нынешней Новосибирской области. Сам Афанасий происходил из кузнецких крестьян. Вместе с ним действовали его братья Терентий и Федор.


Вот что пишет о Селезневе новосибирский фольклорист Александр Мисюрев: «Селезень мстил. Он грабил не кого придется, а проезжих купцов и понаехавших с Бейером (начальником Колывано-Воскресенских заводов) горных офицеров. Особенно ненавидел он последних, и ни один попавший ему горный чин (т. е. заводской начальник) не мог уйти от него. Зеленые форменные плащи офицеров он вешал в своей пещере на крюк, вбитый в каменную стену…».

Укрывался Селезнев с товарищами в Касмалинском бору (в Кузнецком уезде). Несколько раз его арестовывали, сажали в тюрьму, но Афанасий убегал и продолжал борьбу.

«Его никакие цепи не держали, — повествует одно из местных преданий. — Из Кузнецкого острога сбежал, из Томского острога сбежал, и все ему нипочем — грабил проезжих купцов. Мог увести любого коня. Силы черпал он от родни своей, от кумовьев, свояков и приятелей…»

Позднее Селезнев с отрядом перебрался на Бухтарму и там продолжал борьбу с социальным злом. Со временем народный атаман превратился в легендарного героя. В середине XIX в. местные жители рассказывали: «Селезень каждую зиму отдавался в руки тогдашней полиции, и его увозили в Бийск; когда приходила весна, он говорил: «Пора селезню крылышки расправить» и уходил из тюрьмы… Чтобы уйти из тюрьмы, ему нужно было только ложку воды, как достал ее, уж плывет по реке селезнем».


7. Общественный и семейный быт

Русские крестьяне жили соседскими общинами, объединявшими жителей одной, двух или трех деревень, каждая из которых представляла собой небольшой поселок из нескольких дворов.

Все важнейшие вопросы, связанные с землепользованием, раскладкой повинностей и податей, поставкой рекрутов, сроками сельскохозяйственных работ, решались на коллективных сходках. Со временем все большую роль в жизни общины начинали играть зажиточные крестьяне, занимавшие выборные должности старост и их помощников. Недовольство рядовых общинников действиями крестьянской верхушки нередко приводило к столкновениям. Так, в 1790 г. в Чаусской волости «в собрании… старосты и всех старшин… оной волости деревни Юнской крестьянин Потап Орлов… чинил шумство… и поносными словами ругал всех старшин… и называл старшину Ивана Третьякова вором, за что старостою и посажен был в цепь…».

Соседская община состояла из отдельных семей. В некоторых семьях насчитывалось до тридцати и более членов.

Размеры семьи определялись потребностями хозяйства: сочетанием земледелия с животноводством, промыслами, участием в торговле, отработками на алтайских заводах. Члены таких семей-гигантов далеко не всегда жили дружно. Отголоски семейных неурядиц ярко отразились в народной песне, сохранившейся до наших дней:

«Будь ты проклята, большая семья. Большая семья, несогласная».

Большие семьи обычно распадались на отдельные ячейки, состоявшие из родителей и детей. Такие семейные ячейки в местной деревне преобладали. В повседневной жизни им постоянно приходилось обращаться к трудовой помощи соседей. Распространенной формой такой помощи были «помочи». Хозяин сзывал соседей, чтобы убрать хлеб, накосить травы и сложить сено в стога, снять лен или заготовить капусту. Единственной платой «помочанам» служило угощение обедом и ужином. По установившейся традиции «помочи» завершались песнями и плясками.

Семьи владели усадьбами. Крестьянская усадьба включала в себя жилой дом, хозяйственные постройки, огород. Дом, как правило, состоял из двух помещений — избы и горницы, разделенных сенями.

К хозяйственным постройкам относились хлевки для скота, бани, погреба, амбары, сараи.

Некоторые бедняки не имели собственных домов и ютились «на подворье» у односельчан, уплачивая им за приют деньгами, хлебом или работой в их хозяйстве.

Холстяная рабочая одежда русских крестьян и земледельческие орудия: лопата для веяния зерна, коса-литовка, цепы.

8. Народные знания

Освоение отдаленной российской окраины не могло осуществиться без знаний о природе, об окружающей жизни, которые местные крестьяне приобрели от отцов и дедов, расширили на основе собственного трудового опыта. Семья являлась одновременно и своеобразной школой. Дети знакомились с народным сельскохозяйственным календарем, овладевали производственными навыками, учились предсказывать погоду по приметам. Крестьяне умели делать не только краткосрочные, но и долгосрочные прогнозы. Например, было замечено, что «если зима сухая, морозливая, весна будет засушливая; зима буранливая — весна теплая, дождливая». «Если на Авдотью-плющиху (примерно 13 марта) ненастье, то весна будет долгая».

Сроки сельскохозяйственных работ связывались с определенными датами: «1 августа — день Первого Спаса. Первый сев озимой ржи». «29 августа, день Ивана Лестного. Коноплю рвут», «1 октября — Покров. Не жди Покрова, капусту секи».

Предметы крестьянского быта XIX в.: самопрялка-стояк, деревянная посуда, женская рубаха, лапти.

Верные наблюдения и приметы перемежались с суевериями и предрассудками. Так, считалось, что если во время посева гороха кто-нибудь будет есть на поле, посев погибнет. Если впереди стада шла белая корова, то ожидали хорошей погоды. Если не завязывались огурцы, пустоцвет срывали, приговаривая: «Пустоцвет за огород, огурцы в огород».


9. Грамотность

Царское правительство мало заботилось о распространении просвещения на окраинах страны. Лишь растущая потребность в грамотных чиновниках, профессионально-технических кадрах, офицерах привела к открытию в Сибири ряда официальных школ: общеобразовательных, геодезических, горных, медицинских. Однако на территории нашей области их не было.

Письму, чтению и элементарному счету дети учились у «частных мастеров грамоты». Такие «школы» оказывались недоступными широким слоям крестьян, так как «частных мастеров грамоты» было очень мало. Кроме того, крестьянские дети с семи лет занимались домашними и полевыми работами; родители не могли отдавать их в обучение, чтобы «не лишиться необходимой в домообзаводстве помощи».


10. А. Н. Радищев о нашей области

Александр Николаевич Радищев был первым русским революционером. Его книга («Путешествие из Петербурга в Москву», 1790 г.) смело обличала самодержавие и помещичий произвол.

Царское правительство жестоко расправилось с Радищевым: его сослали в Восточную Сибирь, в Илимский острог. В те годы дорога всех сосланных пролегала по Барабинскому тракту. Поэтому А. Н. Радищев дважды проезжал по нашей области — в Илимск и обратно.

Во время остановок в пути Радищев знакомился с местными жителями, их хозяйством, бытом, настроениями. Поэтому его «Записки путешествия в Сибирь» и «Записки путешествия из Сибири» служат источником сведений по истории нашей области. Везде он видел «огорчение против дворян и начальства», грубость и произвол местных властей, их взяточничество, непомерно тяжелые повинности.

Сибирские путевые дневники А. Н. Радищева написаны с тех же позиций демократа и революционера, что и «Путешествие из Петербурга в Москву».


Выводы

Во второй половине XVIII в. русские крестьяне успешно осваивали южные районы нашей области. В значительной степени это освоение шло за счет подвижности местного сельского населения. Земледелие оставалось основным занятием русских крестьян и все шире распространялось среди чатских и барабинских татар.

В 60-х годах XVIII в. в области зарождается мануфактурная промышленность и появляется новая категория зависимого населения — мастеровые, основным источником существования которых являлась заработная плата. Ухудшение положения трудового населения вело к обострению классовой борьбы.


? 1. Какие изменения в расселении русских людей и их хозяйстве произошли во второй половине XVIII в.? 2. Выделите общие черты в развитии и характере мануфактурного производства в европейской части страны и на территории нашей области. 3. Чем объяснить более позднее зарождение сибирской промышленности? 4. Как осуществлялось управление территорией нашей области? 5. Что нового вы узнали о классовой борьбе по сравнению с первой половиной XVIII в.? 6. Расскажите о культуре русского населения.


1764 г. О ПЕРЕСЕЛЕНИИ КРЕСТЬЯН ВНУТРИ ОБЛАСТИ

(Из челобитной крестьянина Саввы Руднева в судную избу)

С прошлых давних лет, назат тому лет с шездесят и более, как отец мой, так по наследству и я… жительство имею в Чауском остроге и поныне… через многие годы пашенная у меня земля вся выпахалась, на коей и хлеб родитца с великим оскуднением, и ежегодно против посеву бывает немалый недород, и та пашенная земля стала быть в отдаленности, и впредь мне пахать уже неможно… к тому ж скоцким выпуском и сенным покосом весьма недовольно, а особливо вешним временем я водою топит…

И за тем изнеможением я… з детьми своими, Васильем, Михаилом, для пахоты пашенной земли, довольных сенных покосов и скоцких выпусков желаю переехать не в дальное от Чауского острогу, например, через дватцать верст на речку Вьюну[49], в деревню Кутермину…


1797 г. А. Н. РАДИЩЕВ О НАШЕЙ ОБЛАСТИ

(Из «Записок путешествия из Сибири»)

…Дорога идет лугом по Оби, а потом за зимовьем чрез бор до деревни или аула татарского Ор, а от оной по Чаусе лугами до Чаусского 19 верст. В оном живут крестьяне, приписанные к Колывано-Воскресенским заводам, где они работу производят сверх подушных денег, ценою каждой душе на 2 р. 70 к., а платят, буде (если) сами не хотят, от 12 до 15 р., и самый радивый[50] может оную едва окончить в 10 недель. Питаются одним хлебопашеством…

В Крутых Логах купили щук 1 пуд 60 к. Ловленная в Убинском. Мужик кажется богат. Из посельщиков живущих иные довольно зажиточны. Плачевного зрелища, старых и дряхлых обнищавших становится гораздо меньше, и можно предсказать, что если разорительная рука начальства частного не прострет свое опустошение, если равняющаяся огню для сельского жителя приписка к заводам не распространится на барабинских жителей, то благосостояние их будет лучше и лучше…


О ПОЛОЖЕНИИ МАСТЕРОВЫХ И КРЕСТЬЯН, ПРИПИСАННЫХ к АЛТАЙСКИМ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИМ ЗАВОДАМ

(Из исследования историка XIX в.)

…Все… успехи (горного) дела легли тяжелым бременем на приписное к заводам население; набиравшиеся из него в постоянные заводские рабочие рекруты обрекались на вечную каторгу, с которой не могла сравниться тяжелая в то время военная служба. Непосильные «уроки», жестокие наказания за малейшую провинность, при крайне негигиенической обстановке и недостатке свежей пищи, не только порождали массу заболеваний (особенно ревматизмом и цынгой), но многих вынуждали или покончить с собой самоубийством, или добиваться ссылки на каторгу, которую они предпочитали заводской работе. Положение рабочих с каждым годом становилось тяжелее. Это видно из того, напр., что, несмотря на возросшую в два раза (с 1701 по 1778 г.) производительность, содержание заводов все время оставалось то же. По закону после 35-летней безпорочной службы мастеровой должен был освобождаться от работ, но это невыгодно было заводскому начальству, и поэтому аттестат «безпорочности» давался редко. На деле же от тяжести заводских работ не были избавлены даже старики и дети, причем последних вполне предоставляли себе: сами они должны были зарабатывать праздничной работой себе одежду, мыть и чистить белье. Но кроме мастеровых все приписные к заводам крестьяне должны были отбыть там известное количество работ, равняющихся стоимости оброка, являясь на заводы за сотни верст. Тяжесть последних была так велика, что многие предпочитали откупаться от них, ставя за себя особых подрядчиков, несмотря на то, что последним иногда приходилось платить от 30 до 60 руб. Если принять во внимание, что кроме этого крестьяне платили еще… повинности в размере не менее 10 руб. на живую душу, то общая тягота приписных… крестьян далеко превосходила крепостных европейских губерний; неудивителен был поэтому полный упадок их хозяйств, несмотря на богатую природу края и земельный простор.

VI. НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Повторите

по учебнику «История СССР» для 8 класса:

в чем сущность промышленного переворота в России; как развитие капиталистических отношений отразилось на положении крестьян (§ 8).

по учебному пособию «История Новосибирской области»: какие факты говорят о разложении феодально-крепостнических отношений на территории нашей области во второй половине XVIII в. (гл. V).


1. Участие сибиряков в Отечественной войне 1812 г.

В 1812 г. полчища Наполеона вторглись в пределы России. Война приняла народный характер. В борьбе с нашествием участвовала и Сибирь. Всего в составе русской армии против наполеоновских войск сражалось более 27 тысяч сибиряков. Многие из них изъявили желание добровольно идти в армию, чтобы защищать Отечество. Так, томский вице-губернатор сообщал начальству: «Вдова подпоруческая жена Татьяна Кошкарева словесно объявила, что она имеет у себя еще никуда не определенного сына Михаила 16 лет… а ныне жертвует его для прохождения воинской службы… ныне ее Михайло объявил такое же желание».

Томская губерния, в состав которой входила значительная часть территории нашей области, поставила 750 рекрутов.

В Сибири, как и по всей стране, начался сбор добровольных пожертвований на военные нужды. Большая часть средств поступила от самой угнетенной категории населения — крестьян. Томский губернатор с удивлением писал: «Жертва таковая… превзошла все ожидания мои».

На Бородинском поле, решившем исход войны, Томский пехотный полк сражался в составе 24-й дивизии, защищавшей знаменитую батарею Раевского, где происходили наиболее ожесточенные схватки. Почти весь полк полег на валах батареи, но никто из солдат не дрогнул, не отступил.

Мужеством солдат восхищались даже французские генералы. Один из них заявил, что оборонявшие батарею Раевского «упорствовали до остервенения. Было видно, как они, не теряя мужества, смыкали свои ряды перед нами и, несмотря на то, что их беспрестанно отбрасывали, они снова под предводительством своих генералов вступали в битву и шли умирать у подножья окопов, возведенных их руками…»


2. Рост населенных пунктов и организация управления

Разложение феодально-крепостнического хозяйства, усилившееся во второй половине XVIII в., и развивавшиеся в стране товарно-денежные отношения способствовали подвижности населения. Число жителей на территории нашей области продолжало расти в результате естественного прироста и за счет переселения из других районов.

Как и в предыдущий период, правительство стремилось заселить Барабинский тракт. Крестьянам, отставным солдатам и ссыльным из европейской части России, переведенным на жительство в Каннский уезд, выдавали небольшую ссуду на обзаведение хозяйством и на некоторое время освобождали от податей. Заметно усилился приток вольных переселенцев.

В 1834 г. в Каинском уезде было 178 сел и деревень, населенных в основном государственными крестьянами. Ко времени крестьянской реформы 1861 г. только в самом Каинске насчитывалось около 3000 мещан, купцов, крестьян, ссыльнопоселенцев.

В соседнем Колыванском уезде русских селений было почти вдвое больше. Здесь жили, главным образом, приписные крестьяне.

Села и деревни объединялись в волости, центрами которых были большие села или слободы. Все управление производилось из Томска — центра Томской губернии, образованной в 1804 г. На местах власть принадлежала земским исправникам (с 80-х годов XVIII в. до 20-х годов XIX в. их называли капитанами-исправниками). Сибирская администрация действовала бесконтрольно, совершенно не считаясь с интересами трудящихся, и это тяжело отражалось на положении как русского, так и коренного населения.

В начале 20-х годов XIX в. в Петербурге возникла идея перенести губернский центр из Томска в Чаусский острог, переименованный в Колывань. Этому воспротивились губернские власти. Их страшил переезд из Томска, ставшего довольно крупным городом, в неблагоустроенную Колывань. Томского губернатора поддержали петербургские чиновники, ведавшие Сибирью.

Центр губернии остался на прежнем месте, а за Колыванью сохранилась роль уездного города. Впоследствии вышел указ о переносе города на новое место, расположенное вблизи бывшего Чаусского острога.


3. Экономика

В первой половине XIX в. сельскохозяйственные орудия труда стали более совершенными. При обработке почвы наряду с сохой крестьяне уже применяли двухколесный плуг. Все реже использовались бороны с деревянными зубьями. Широко распространились косы-литовки, более удобные и производительные, чем горбуши. Хотя основной сельскохозяйственной культурой по-прежнему оставалась рожь, прочное место стала занимать пшеница. Крестьяне начали выращивать «земляные яблоки» — картофель. В 1875 г. был издан специальный правительственный указ, в котором говорилось: «Во всех провинциях, где хлеба недостаток часто бывает, надлежало бы стараться сии столь дешевые земляные яблоки прилежно разводить, а наипаче в Финляндии и Сибири…»

Однако эти изменения не означали коренной переменыю Крестьянское хозяйство в основном сохраняло натуральный характер. Рубашки, зипуны[51], сарафаны и прочую одежду каждая семья шила из домотканого полотна. Сами крестьяне изготовляли и обувь — чирки (башмаки), валенки, сапоги. Лишь праздничная одежда была фабричного производства.

Праздничная одежда русских крестьян.

Относительно быстро развивались земледельческие промыслы: извоз (перевозка грузов), плотничество, столярное и бондарное дело, производство телег, саней, постройка судов, содержание постоялых дворов. Усиливалось имущественное расслоение и отходничество. Часть крестьян была вынуждена уходить ради заработка на алтайские заводы.

Развитие отходничества и неземледельческих промыслов связано с разложением натурального хозяйства и формированием новых, капиталистических отношений. В эти отношения втягивалось и коренное татарское население. Богатые барабинцы стали заниматься извозом и торговлей.

Крупная промышленность по-прежнему была представлена Сузунской мануфактурой, которая ежегодно выплавляла до 30000 пудов меди и считалась одним из четырех главных предприятий цветной металлургии Западной Сибири.

На мануфактуре отдельные производственные процессы были механизированы. В целом же техника находилась на низком уровне, так как дешевый подневольный труд мастеровых и приписных крестьян тормозил ее развитие, делал ненужными и невыгодными сколько-нибудь серьезные усовершенствования. Завод нередко простаивал из-за нехватки руды: как и в XVIII в., с рудников ее возили на лошадях. Между тем количество заводов в Колывано-Воскресенском округе возросло, и гужевой транспорт не справлялся с перевозками. Низкая техника производства не позволяла ускорить процесс плавки, увеличить емкость металлургических горнов. К середине XIX в. Сузунская мануфактура, как и другие заводы округа, переживала состояние застоя, что было одним из важных показателей кризиса феодально-крепостнического хозяйства.

Деревянная ручная мельница для размола зерна

4. Положение трудящихся

Заводские отработки приписных крестьян, как правило, длились два-три месяца. Кроме того, на приписную деревню налагалось еще 48 повинностей, в том числе подушная подать, оброк, поставка рекрутов, сборы на местные расходы. Повинности государственных крестьян были немногим легче, но и они поглощали большую часть доходов хозяйства.

В деревне усилился процесс расслоения, все четче выделяются богачи, середняки и бедняки. Зажиточные крестьяне имели хорошие дома «с выгодными и опрятными строениями» (как отмечали царские чиновники): с сараями, складами, пристройками. Их доходы росли за счет торговли и подрядов, заключаемых на перевозку по Барабинскому тракту казенных и купеческих грузов. В то же время бедняки, доведенные до нищеты государственными поборами и кабалой, вынуждены были бросать свои надельные участки и наниматься на работу к разбогатевшим односельчанам. Расслоение деревни являлось одним из проявлений разложения феодальной системы хозяйства.

Условия жизни сузунских мастеровых еще более ухудшились после указа 1828 г., подчинившего их воинскому уставу. Они объединялись в команды под начальством горных офицеров. За нарушение дисциплины их судили военным судом. Обращение горного начальства с мастеровыми отличалось крайней жестокостью: ничтожный проступок карался розгами, батогами, шпицрутенами. Крупный царский чиновник, производивший ревизию[52] Западной Сибири, признавал, что заводские мастеровые живут хуже, чем каторжане. Провинившихся женщин наказывали так же жестоко, как и мужчин.

Положение коренного татарского населения существенно изменилось в связи с введением в жизнь в 20-х годах XIX в. нового закона об управлении нерусскими народами Сибири — «Устава об инородцах[53]». Барабинцы и чаты были уравнены с государственными крестьянами. Правда, они освобождались от рекрутской повинности и до 1854 г. платили неполную «противу государственных крестьян» сумму подушных и оброчных денег. Объясняется это отнюдь не добротой царского правительства и не его заботой об «инородцах». Дело, прежде всего, в том, что значительная часть коренных обитателей юго-западной Сибири еще не перешла к земледелию. Скот сосредоточивался в руках немногих богачей. Сбор же ягод, орехов, охота и рыболовство давали незначительные доходы, при которых основная масса татар не могла выплачивать налоги наравне с русскими крестьянами, имевшими более развитое хозяйство.


5. Классовая борьба

Царские чиновники, обследовавшие Сибирь в 40-х годах XIX в., отмечали, что у местных крестьян отсутствует набожность, все они склонны к «ябедам» (жалобам) и «неуважительны к властям». Ненависть рядового населения вызывали, в частности, сельские и волостные старшины, выбиравшиеся, как правило, из наиболее зажиточных крестьян. Действуя в полном согласии с земским начальством, они произвольно облагали крестьян дополнительными поборами, присваивали общественные деньги. В 1805 г. приписные крестьяне Ордынской и Легостаевской волостей, доведенные до отчаяния, самовольно сняли с должностей старых волостных начальников и заменили их новыми. Однако горное начальство поспешило подавить недовольство.

Сильные волнения отмечены в 1813 г., в связи с неурожаем и голодом. Обычно в неурожайные годы крестьянам выдавали ссуду зерном из специальных сельских «запасных магазинов», фонд которых складывался из ежегодных натуральных крестьянских взносов, На этот раз начальство отказалось помочь голодающим. Тогда крестьяне Чаусской волости, собравшись на сходку, решили отправить ходока к томскому губернатору с жалобой на несправедливость местных властей. Губернатор ограничился тем, что переслал копию жалобы начальнику Колывано-Воскресенских заводов и рекомендовал ему направить в Чаусский острог чиновника для успокоения недовольных. Так и не получив хлеба, голодающие послали в Томск новое прошение. Но и после этого удовлетворения своей просьбы они не дождались.

Отчаявшиеся, измученные голодом, крестьяне перешли к более решительным действиям. Они отказались выполнять заводские отработки и самовольно распределили между собой хлеб, хранившийся в «запасных магазинах». Их примеру последовали жители соседних волостей. Волнения охватили значительную территорию. Начальник алтайских заводов спешно направил в Чаусск воинскую команду. Вскоре сюда прибыла и рота солдат из Томска. При помощи военной силы движение было подавлено. 29 человек, признанных зачинщиками, увезли для следствия и суда в Барнаул.

Широко распространенной формой протеста против угнетения оставались побеги. Многие приписные крестьяне и мастеровые Сузунского завода бежали на юг, в Бухтарму, в поисках сказочного Беловодья, в котором воплотилась извечная крестьянская мечта о вольной земле. В деревнях южной части Западной Сибири ходили упорные слухи, будто «есть такая страна за границей… Жизнь там беспечальная. Нет в той стране никаких повинностей и податей, в хозяйственных надобностях во всем там приволье».

Волнения время от времени охватывали и государственных крестьян. В 1824 г. Чановские озера, в которых окрестные жители свободно ловили рыбу, были объявлены «казенной оброчной статьей». Отныне крестьян обязали вносить ежегодный оброк за пользование озерами. Упорное сопротивление крестьян заставило правительство в апреле 1826 г. разрешить свободный лов рыбы в озерах.

Новый подъем классовой борьбы отмечен в 1830-1831 гг. К этому времени алтайские заводы из ведения царского Кабинета были переданы в министерство финансов. Этот перевод ничего не изменил в повинностях приписных крестьян и их положении. Но крестьяне решили, что теперь они освобождены от заводских отработок. В частности, в 1831 г. отказались выйти на заводскую работу крестьяне Ояшинской волости, заявив, что они «сделались государственными крестьянами и не обязаны более исправлять заводских работ». Уговоры местных властей оказались безрезультатными. Тогда губернатор вызвал из Томска войска, и сопротивление крестьян было сломлено.

Все эти выступления, вливаясь в общий поток классовой борьбы в стране, подрывали основы феодально-крепостнического строя, прокладывали путь более прогрессивным капиталистическим отношениям.


6. Культура и быт

В первой половине XIX в. на территории будущей Новосибирской области появились первые официальные учебные заведения. Начало было положено в 1827 г. открытием Сузунской горной школы, в которой числилось около сотни учеников. Дети мастеровых и служащих обучались в ней чтению, письму, арифметике, а также металлургии и горному делу.

В 1839-1840 гг. возникли церковноприходские училища в селах Ирменском, Бердском, Чингисском. Феодальное государство не желало тратить средства на обучение крестьянских детей, поэтому содержание этих учебных заведений полностью возлагалось на местное население. Нет ничего удивительного в том, что церковноприходские училища скоро прекратили свое существование: через десять лет их уже не было.

Таким образом, и в первой половине XIX в. основная масса населения оставалась неграмотной.

Не заботились власти и об охране здоровья населения. Лишь в 1817 г. горное начальство открыло госпиталь для мастеровых при Сузунском заводе. Предполагали, что здесь за плату будут обслуживать и крестьян. Однако единственный врач не успевал своевременно помочь даже заводским рабочим.

Крестьяне, жители городов Каинска и Колывани по-прежнему обходились домашними лечебными средствами, обращались к «знахарям», применявшим лекарственные травы и заговоры.

Положительного эффекта при лечении заговоры, конечно, дать не могли. Но их применяли вместе с целебными травами, и поэтому иногда такое лечение приносило пользу.

Любовь к образному слову — характерная черта местных крестьян. Из поколения в поколение передавались предания, былины, сказки, песни, пословицы, поговорки. В них поэтизировался труд, прославлялись народные богатыри и борьба против социального угнетения, мечты о справедливости и лучшей жизни. Местный эпос сохранял традиционную общерусскую основу. Пользовались популярностью былины об Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алеше Поповиче, о великом князе Владимире Святославиче.

Былины, распространенные в юго-западной Сибири, собрал и записал краевед Степан Гуляев. Он переписывался со многими людьми, присылавшими ему собранные на местах фольклорные материалы. В частности, две исторические былины были присланы с Сузунского завода. В сопроводительном письме сообщалось, что певец былин — старик-нищий.

В местных песнях использовались мотивы и образы, общие с былинными: «шелковая плеть», «гусли звончаты», «болота зыбучие», «борзометное копье».

В среде заводских мастеровых складывались былички, или «сказы». Эти былички впервые записал С. Гуляев. Он приводит интереснейший «сказ» о водяном, поселившемся в заводском пруду и принимавшем вид управляющего заводом: «Ходит с тросточкой по заводу ночью, осматривая вододействующие машины, и если сторож заснет, то, не говоря ни слова, «шаркнет» тросточкой…»

Широко популярными в первой половине XIX в. стали легенды о беглецах — мастеровых и крестьянах: братьях Селезневых, Криволуцких, Белоусовых, которые активно боролись с заводской администрацией и местными властями. В основе этих легенд лежали реальные исторические события.


«Как вот был Криволуцкий. Его ни огни ни воды не держали. Закуют — ногой тряхнет — кандалы долой. Бедных не трогал, а богатого купца встретит — все отберет… — рассказывали старики даже сто лет спустя. — Криволуцкий ночью к руднишному приставу забрался, пистолет наставил, одежду его взял, оделся — будто пристав.

Побежал в село к становому:

— Собирай народ. Буду деньги раздавать. Которые голодные — тем деньги: казна дала, царь велел.

Народ собирается, он дает… И в другом селе дает. Народ говорит: это да! А начальство уже смекнуло и давай его преследовать.

Под Змеевым поймали. И давай его судить… Засудить его засудили, да кандалы не держали. Потом опять бегал…»


В таких легендах выражались народные мечты о свободной жизни, о справедливом разделе богатств. Любимейшие герои русского фольклора С. Т. Разин и Е. И. Пугачев тоже наделялись чертами чародеев, волшебников. Тюремные стены так же не держали Разина, как не держали они Селезнева. Кандалы так же спадали с Пугачева, как с сибиряка Криволуцкого. Селезневы, Криволуцкие и другие герои легенд — это социальные мстители, народные избавители. Чтобы установить на земле справедливые порядки, они, по мнению простых людей, должны были обладать необычайной силой, сверхъестественными способностями.

В сказках, песнях, пословицах отразились и религиозные представления крестьян. Распространялись рассказы о «сусидках» (домовых), «кикиморах» (таинственных существах, прятавшихся в нежилых домах), «вещицах» (ведьмах). Считалось, что домовой помогает в хозяйстве и без него никакой крестьянин не сможет поддерживать «свою домашность». Кикимора могла завестись и в жилом доме, если какой-нибудь «зложелатель» при постройке дома сунет в паз между бревнами вместе со мхом обрубок дерева или щепку. В таком доме по ночам поднимается шум, стук: кикимора бьет посуду. В лесу, по мнению крестьян, жил «лешак» — леший, внешне он очень похож на человека, только без бровей и ресниц. Населяли земледельцы окружавший мир также чертями, колдунами, нечистыми духами. Суеверия порождались невежественностью и темнотой крестьян, их страхом перед стихийными силами природы.


Выводы

Рост населения края в первой половине XIX в. сопровождался сдвигами в производительных силах: совершенствовались орудия труда, развивались неземледельческие промыслы. Шел активный процесс разложения натурального хозяйства и формирования капиталистических отношений. Выражением этого процесса явился отрыв части крестьян от своих земельных участков, застой алтайской промышленности, основанной на принудительном труде мастеровых и приписных крестьян.

Процесс социального расслоения в деревне усиливается: сельской бедноте и батракам противостоит группа зажиточных крестьян. Расслоение крестьянства способствовало обострению классовой борьбы.

В первой половине XIX в. классовый протест трудящихся принимает более организованный характер. Он находит отражение в местном фольклоре, разнообразном по содержанию и форме.


? 1. Сравните экономическое развитие края в первой половине XIX в. со второй половиной XVIII в. и сделайте вывод. 2. Расскажите о положении крестьян и мастеровых и классовой борьбе трудящихся на территории нынешней Новосибирской области. 3. Охарактеризуйте культурную жизнь населения.


1819 г. О МЕРАХ ПО ЗАСЕЛЕНИЮ КРАЯ

(Из исторической справки)

Местное начальство, имея заботу и старание о… заселении пустопорожних мест, распорядило: в Каннском уезде, на так называемой Барабинской степи, оставить… поселенцев и поселить ссыльными с казенною ссудою 97 душ, без ссуды 196 да на собственное пропитание 73, а всего по Каннскому уезду 366 душ… Поселение в сих местах признано нужным, яко в состоящих на самом тракту большой дороги, где старожилов было весьма мало, и жители отягощались много исполнением повинностей…


1820 г. О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯХ МЕСТНЫХ ВЛАСТЕЙ

(Из письма генерал-губернатора Сибири М. М. Сперанского)

Если бы в Тобольске я виновных отдал под суд, то в Томске мне оставалось их только повесить… Злоупотребления вопиющие и по глупости губернатора, по жадности жены его, по строптивому корыстолюбию брата его, губернского почтмейстера.

Томск и Томская губерния по естественным богатствам своим могла бы быть одной из лучших губерний России, но худшее управление сделало из нее сущий вертеп разбойников.


1856-1857 гг. П. П. СЕМЕНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ О НАШЕМ КРАЕ

…На пути к Барнаулу, между Иртышем и Обью, расстилалась верст на 700 обширная и интересная Барабинская степь, или Бараба, в то время еще мало привлекавшая… Встречающиеся деревни были хуже выстроены и казались беднее, чем в Тобольской губернии. Город Каинск, в который мы приехали к вечеру четвертого июня, мало чем отличался от крупных сибирских селений: в нем была только одна церковь, но жило, однако же, до 2700 жителей в 470 дворах…

VII. НАША ОБЛАСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Повторите

по учебнику «История СССР» для 8 класса:

каковы значения и последствия отмены крепостного права в России (п. 6 из § 22, вступление к § 27 и п. 4 из § 28).

по учебному пособию «История Новосибирской области»: в чем особенности экономического развития нашей области в первой половине XIX в. (п. 3 из гл. 6).


1. Реформа 1861 г.

В конце 50-х - начале 60-х годов XIX в. в России сложилась революционная ситуация (вспомните ее признаки). Она положила начало новому этапу в истории страны. «Под давлением военного поражения, страшных финансовых затруднений и грозных возмущений крестьян, — писал В. И. Ленин, — правительство прямо-таки вынуждено было освободить их»[54].

Манифест 19 февраля 1861 г. предоставлял крестьянам личную свободу — крепостное право отменялось. В нашей области, где не было помещичьих крестьян, реформа 1861 г. также имела немалое значение. Основные положения манифеста 19 февраля вскоре распространились на приписных крестьян и заводских мастеровых. 8 марта 1861 г. появился указ, отменявший принудительные отработки крестьян на алтайских горнозаводских предприятиях. В течение трех лет приписных крестьян следовало перевести на оброк. Мастеровые освобождались от обязательных работ в течение двух лет. В пользовании крестьян оставались их земельные участки, за что они должны были вносить оброчную подать царскому Кабинету и казне — в размере 6 рублей с души мужского пола (сумма для того времени значительная).

Мастеровым Сузунского завода в 1863 г. были выданы уставные грамоты, по которым им передавались в собственность участки, находившиеся под усадьбами. Пашенные и сенокосные земли отвели им лишь в пользование[55].

Освобождение приписных крестьян и мастеровых от принудительного труда на заводах способствовало экономическому развитию, росту капиталистических отношений. В связи с этим заметно увеличилось число переселенцев из центральных малоземельных районов России в Сибирь.


2. Развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве

Увеличение числа переселенцев привело к расширению посевных площадей — прежде всего за счет распашки целины. Каждое семейство овладевало тем количеством земли, которое могло обработать и успевало захватить. Поэтому распределение было неравномерным.

Состав возделываемых культур почти не изменился. Возрос удельный вес пшеницы — местные жители уже сеяли несколько ее сортов. Крестьяне Бердской волости начали выращивать рожь-веснянку, зерно которой напоминало пшеничное. Увеличивались посадки картофеля, подсолнечника, мака.

Классовое расслоение местной деревни еще более усилилось. Кулацкие хозяйства по своим размерам приближались к крупным помещичьим имениям центра России. Так, карасукский кулак Сорокин к началу XX в. арендовал сотни десятин земли, производил и скупал десятки тысяч пудов зерна, держал 8000 голов скота. Ему принадлежали в Павлодаре кожевенный завод и две мануфактурные лавки.

Сельские предприниматели держали большое количество лошадей, овец, крупного рогатого скота, для обработки зерна применяли молотилки, веялки и другие машины. Все большее количество сельскохозяйственной продукции, произведенной в зажиточных хозяйствах, предназначалось для продажи.

В то же время росло число безлошадных и однолошадных хозяйств, владельцы которых обычно были сельскими батраками, гнувшими спину на полях кулаков-односельчан.

Усиливается отходничество: обнищавшие крестьяне порывали с сельским хозяйством, нанимались на прииски, заводы, на купеческие суда.

Развитию сельского хозяйства по капиталистическому пути мешало сохранение собственности царского Кабинета на земли и многочисленные феодальные повинности. Крестьянские платежи по-прежнему складывались из подушной и оброчной подати и сборов на местные расходы. Рост недоимок вынуждал бедноту прибегать к кабальным займам у кулаков и купцов.

Тяжесть положения крестьян усугублялась натуральными повинностями: подводной гоньбой, ремонтом дорог, строительством мостов, содержанием перевозов и т. п.


3. Развитие промышленности

Во второй половине XIX в. кустарные промыслы приобретают самостоятельное значение. Быстрее всего на территории нашей области развивались шерстобитно-пимокатный, смолокурно-дегтярный, гончарный, кожевенный, бондарный промыслы, производство деревянной посуды, саней, телег, экипажей, сельскохозяйственных орудий. Появились даже конные молотилки местного производства. Большим спросом пользовались сузунские шубы — они считались лучшими после барнаульских.

Крупными центрами кустарной промышленности стали села Ордынское, Кривощековское, Бердское, Чингисское, пос. Сузунский.

На основе промыслов вырастала частная промышленность, формировался отряд местной промышленной буржуазии. Разбогатевшие кустари и купцы основывали предприятия капиталистического типа: кожевенные, мыловаренные, свечно-сальные, салотопные, винокуренные, пивоваренные, мукомольные.

По своему значению выделялся кожевенный завод в Бердской волости, принадлежавший купцу Чувакову. Продукцию завода в основном покупали местные крестьяне, часть ее вывозилась в Китай. Мыло и свечи изготавливали на колыванском заводе Жернакова, основанном в 1885 г. Сбывали их на месте, а также на ярмарках в Енисейске и Иркутске.

Наиболее крупным мукомольным предприятием считалась богомоловская мельница (по фамилии владельца — Богомолова) в д. Завьяловой Бердской волости. Здесь применяли довольно совершенные машины. Ежегодно через мельницу пропускали до 200 тысяч пудов зерна. На втором месте была мельница томского купца Горохова, построенная в той же Бердской волости.

Резное кресло кустарной работы в «русском стиле».
Позднейшее повторение модели, выполненной резчиком-художником В. П. Шутовым и экспонировавшейся на Всероссийской выставке 1870 г.

Сузунский медеплавильный завод, перешедший после реформы 1861 г. на вольнонаемный труд, по-прежнему находился в ведении Кабинета.

Рабочие кадры на предприятиях формировались из бывших мастеровых Сузунского завода и разорившихся крестьян, вынужденных порвать с земледелием и искать средства к жизни на стороне. Местному пролетариату противостояла буржуазия: сельские кулаки, купцы, промышленники, нещадно эксплуатировавшие рабочих.


Фольклор донес до нас чудовищный облик этих грабителей. «Около моста у нас в Каинске жил Шкроев, капитальный купец. Он сперва был не очень богатый, так себе. А как разбогател? Обманом. Взял на харчи сосланных по монетному делу.

— Давайте деньги делать. Выручку на всю братию.

Они сидят у него в бане, делают деньги, печатный станок поставил. Наделали много.

Был у него племянник. Он ему говорит:

— Всю выручку с тобой пополам.

— А этих людей куда?

— Мы их сожжем!

Один раз баню затопили. Шкроев — дверь на замок, они [те, что печатали деньги] сгорели все. Шкроев-то на костях разбогател…»


4. Города

На территории нашей области к концу  XIX в. было всего два города — Каинск и Колывань. В хозяйстве горожан большое место продолжало занимать земледелие. В Колывани, где насчитывалось примерно 14000 жителей, в конце 80-х годов хлебопашеством занималось до 90% населения. Землю колыванцы арендовали у Кабинета и окрестных крестьян.

Занималась земледелием и большая часть жителей Каинска, ставшего крупным торговым центром. В нем появились конторы заграничных фирм, скупавших на экспорт у местных крестьян сливочное масло, заслуженно славившееся за рубежом. Вблизи города в 1897 г. была открыта учебная сельскохозяйственная ферма и при ней — школа маслоделия и молочного хозяйства.

5. Строительство Сибирской железной дороги. Возникновение города Новониколаевска[56]

Развитие капитализма в стране сделало неотложным сооружение железной дороги, которая должна была обеспечить освоение природных богатств Зауралья, превращение Сибири в рынок сбыта фабрично-заводских изделий, производившихся в центральных областях страны, и вывоз сырья из Сибири. Необходимость прокладки железнодорожной магистрали диктовалась и политическими мотивами: русский царизм стремился укрепиться на Дальнем Востоке. Финансирование строительства государство взяло на себя.

В мае 1891 г. во Владивостоке состоялась торжественная церемония закладки Великой Транссибирской железной дороги. Одновременно развернулись подготовительные работы на трассе Западно-Сибирского участка магистрали.

Первоначально предполагали, что железная дорога пройдет вдоль Московского (Барабинского) тракта и пересечет Обь у Колывани, но затем, по настоянию начальника изыскательской партии инженера Н. Г. Гарина[57], решено было построить мост у с. Кривощекова. Изменение проекта объяснялось тем, что у Колывани река во время половодья разливалась очень широко и строительство моста обошлось бы примерно на три миллиона рублей дороже.

Гарину пришлось выдержать натиск колыванских и томских купцов, кровно заинтересованных в сохранении своей ведущей роли в западносибирской торговле. Купцы Колывани, обеспокоенные тем, что по новому проекту их город останется далеко в стороне от железнодорожной магистрали, предложили инженеру щедрую взятку, чтобы он отказался от изменения первоначального плана. Однако надежды купцов не сбылись. Безуспешными оказались и происки томских толстосумов. Позднее Н. Г. Гарин писал: «Изменение первоначального проекта — моя заслуга, и я с удовольствием смотрю, что в постройке намеченная мною линия не изменена. Я с удовольствием смотрю и на то, как разросся на той стороне бывший в 1891 г. поселок, называвшийся Новой деревней…»[58]

В апреле 1893 г. на правом берегу Оби появились первые строители, сюда хлынула в поисках работы беднота из соседних деревень, из Каинска, Колывани. Наскоро сколотили бараки и соорудили землянки по берегам небольшой речки Каменки, где еще со второй половины XVIII в. существовала д. Каменская. Начались подготовительные работы к закладке моста. Условия труда были тяжелыми, а оплата — низкой. Лопата, кирка, тачка — вот и вся строительная «техника». Не всем прибывшим удавалось сразу же найти пристанище. В поселке не было ни больницы, ни школы…

20 июля 1894 г. состоялась закладка моста через Обь. К этому времени за счет переселившихся с левого берега кривощековцев и жителей соседних селений существенно выросла Новая деревня. Вскоре она слилась с поселком рабочих-строителей у устья Каменки и стала называться Новониколаевским поселком. В конце 1895 г. в нем насчитывалось более тысячи жителей.

Через два года, когда железнодорожный мост вступил в строй действующих, большая часть строителей разъехалась.

Однако поселок, благодаря удобному положению на пересечении Оби и Транссибирской магистрали, скоро превратился в промышленный и торговый центр. В нем появилось мукомольное предприятие, в 1896 г. открылся лесопильный завод, принадлежавший ведомству царского Кабинета.

Указом от 28 декабря 1903 г. Новониколаевский поселок был переименован в безуездный[59] город Томской губернии. В нем насчитывали тогда около 25 тысяч жителей.


6. Классовая борьба

Вторая половина XIX в. для всей России была временем дальнейшего обострения классовой борьбы. Сибирские крестьяне и мастеровые, недовольные половинчатым характером реформы 1861 г., требовали немедленного (а не в течение двух-трех лет) освобождения от заводских отработок, уменьшения оброчных платежей, прекращения сбора недоимок за прошлые годы. В 60-х годах возмущение вылилось в так называемый Бердский бунт.

Поводом к выступлению послужила попытка взыскать недоимки с мастеровых и приписных крестьян. Восставшие отказались выполнить требование властей. Они изгнали сборщиков податей, вооружились ружьями, топорами, вилами. Тогда из Барнаула выслали воинскую команду. Произошло вооруженное столкновение, в результате которого среди мастеровых и крестьян оказались раненые и убитые. «Зачинщиков» схватили и жестоко наказали. Бердский «бунт» был подавлен. Но властям все же пришлось прекратить сбор недоимок с крестьян и мастеровых Алтайского горного округа.

В 70-80-х годах XIX в. рабочие горнозаводского Алтая, в том числе и Сузунского завода, перешли к более организованным формам протеста — стачкам, в ходе которых выдвигали требование повысить оплату труда. Волнения, охватившие весь округ, оказались настолько серьезными, что власти командировали сюда из Петербурга специальную комиссию. Ее члены вынуждены были вынести решение о повышении расценок на горнозаводские работы.


7. Начало распространения марксизма

Оживлению классовой борьбы на территории нашей области содействовали политические ссыльные, социал-демократы, много сделавшие для распространения здесь марксизма. В начале 1897 г. в Сибирь был сослан В. И. Ленин. 2 марта 1897 г. проездом в ссылку, в с. Шушенское, Владимир Ильич останавливался на станции Обь (так называлась железнодорожная станция в поселке Новониколаевском). Он провел здесь несколько часов и отправил отсюда письмо матери, в котором звучит горечь за заброшенность российских окраин.

«Окрестности Западно-Сибирской дороги, которую я только что проехал всю (1300 верст от Челябинска до Кривощекова, трое суток), поразительно однообразны, — писал Владимир Ильич, — голая и глухая степь. Ни жилья, ни городов, очень редки деревни, изредка лес, а то все степь…»[60].


Сибирский писатель А. Коптелов в романе «Большой зачин» так рассказывает о пребывании В. И. Ленина в Новониколаевске. Владимир Ильич вышел прогуляться по поселку вместе с врачом Крутовским.

«От пригорка начиналась узкая, словно колодец, просека. Собеседники пошли по ней. По обе стороны в лесной толще притаились новенькие домики с их желтоватыми, будто восковыми, стенами. На старых соснах висели таблички: «Ул. Межениновская». Владимир Ильич недоуменно пожал плечами. Крутовский объяснил, что это инженер, начальник всего строительства от Оби до Енисея.

— Спешит сам себя прославить! — саркастически заметил Владимир Ильич и, припоминая что-то, снова взглянул на табличку: — Постойте, постойте… Ме-же-ни-нов. Ах, так это тот, о котором писали народовольцы в одном из своих «летучих листков»! Да, да. Ясно помню: «Русская Панама», «Известные всему путейскому ведомству воры, вроде Меженинова», «Величественное предприятие в руках воров…» И еще что-то в этом роде.

— Какая у вас блестящая память!

— Такое нельзя не запомнить. Велика эта Сибирская дорога. Очень велика. И не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казенных денег. Без стыда и без совести!».


В сибирской ссылке вождь пролетариата развернул огромную работу, собирая революционные силы и подготавливая создание марксистской партии в России. Он поддерживал постоянную связь с петербургскими социал-демократами, с группой «Освобождение труда» в Женеве, со ссыльными марксистами в Сибири. Под влиянием идей марксизма, в результате деятельности В. И. Ленина и его соратников в Западной Сибири начали возникать первые социал-демократические кружки, для деятельности которых с 90-х годов XIX в. по 1901 г. характерна пропаганда социалистического учения среди передовых рабочих. Один из таких кружков действовал в 1898-1899 гг. в железнодорожном депо станции Обь. Его организовал пермский рабочий Евгений Александрович Грознов (Грозный). До прибытия в наш город он некоторое время работал в Омске, участвовал в революционном движении, руководил стачкой железнодорожников, за что был выслан в Новониколаевск.

Кружок на станции Обь вначале объединял немногих: в нем занимались литейщики И. С. Галунов и С. Ф. Катковский, токарь М. К. Евграфов, слесарь М. И. Полунин и другие. Один из слушателей, Я. Н. Овчуков, в своих воспоминаниях так рассказывает о занятии кружка, которое проводил Е. А. Грознов: «В тот вечер в горячей и взволнованной беседе перед нами раскрылась вся хитрая механика капиталистического общества, мы услышали о борьбе рабочих и революционеров России и во всем мире. Он говорил просто, понятно, и жизнь раскрывалась перед нами по-новому. Мысль о революционной борьбе, о социализме, который предстоит завоевать рабочему классу, увлекла, захватила нас».

Позднее, когда начался переход от кружковой пропаганды к широко поставленной политической агитации в массах, в Новониколаевске была создана Обская группа Сибирского союза РСДРП, о деятельности которой вы узнаете в 9 классе.

Вокзал в Новониколаевске. (Начало XX в.)

8. Культура

Под влиянием требований жизни, в обстановке широкого общественного подъема правительство было вынуждено расширить школьное образование в стране, в том числе на ее окраинах. Повсеместно организуются земские школы, преподавание в которых строится по программам передовых русских педагогов.

На территории современной Новосибирской области учебные заведения этого типа представлены сельскими волостными школами. Они появились в конце 60-х годов XIX в. и к концу 80-х годов существовали едва ли не во всех волостях. Основывали их по решению волостных сходов и содержали на средства крестьян. Больше всего учеников было в Бердской, Ордынской, Кривощековской, Чаусской и Маслянинской школах. В течение трех лет крестьянские дети овладевали в них чтением, письмом, счетом. Попадали в них далеко не все желающие.

Переселенцы. Литография В. И. Иванова 1885 г.

Существовали и небольшие церковноприходские школы. Полуграмотные священники не могли дать учащимся сколько-нибудь основательных знаний, поэтому крестьяне неохотно отдавали туда своих сыновей.

Учебные заведения более высокого разряда действовали в Каинске и Колывани. В Каинске известностью пользовались уездное и женское училища. В Колывани первая школа открылась только в 1870 г. При ней существовало женское отделение (начальная женская Владимирская школа). Через десять лет Колыванское городское училище преобразовали из одноклассного в двухклассное. До 1888 г. училище содержалось на средства частных лиц. Позднее деньги на его содержание — ничтожная сумма в 3000 рублей — стали поступать из городского бюджета. Поэтому училище остро нуждалось в самых необходимых учебниках и пособиях.

В некоторых деревнях (Малой Кривощековской, Морозовой, Чемской[61] и других) были открыты частные школы, в каждой из которых обучалось от трех до 12 мальчиков.

В конце XIX в. появились первые официальные школы и в Новониколаевском поселке. Местные учителя вели культурно-просветительную работу: проводили воскресные чтения для рабочих, организовали драматический кружок, члены которого ставили пьесы А. Н. Островского и Н. В. Гоголя. По инициативе инженера Г. М. Будагова в поселке открыли бесплатную народную библиотеку.

Постоянные библиотеки возникли также в Каинске и Колывани. В Сузуне, селе Верденом и других местах они содержались на средства частных лиц. Но этого было очень мало. Основная масса населения оставалась неграмотной. Настоящее развитие культуры началось лишь после установления Советской власти.


Выводы

Реформа 1861 г. способствовала росту капиталистических отношений на территории нашей области. Начинается применение сельскохозяйственных машин в земледельческих хозяйствах, разбогатевшие кулаки часть капиталов вкладывают в торговлю и производство. Вырастает частная обрабатывающая промышленность, формируются местные отряды пролетариата и буржуазии. Все эти процессы были необычайно ускорены строительством Великой Транссибирской магистрали.

По словам В. И. Ленина, «… «Великая Сибирская дорога» (великая не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казенных денег, по безмерной эксплуатации строивших ее рабочих) открывала Сибирь…»[62]

Рабочие-железнодорожники заняли авангардное место в революционном движении. В депо станции Обь возник первый социал-демократический кружок.

Сооружение железнодорожной магистрали сказалось и на культурном развитии населения. Новым культурным центром стал пос. Новониколаевский. Однако в целом основная масса населения оставалась неграмотной.


? 1. Чем отличалась реформа 1861 г. на территории нашей области (указ от 8 марта) от реформы в европейской части страны (манифест 19 февраля)? 2. Какие явления в сельском хозяйстве и местной промышленности свидетельствовали об их развитии по капиталистическому пути? 3. Докажите, что классовая борьба на территории области во второй половине XIX в. приобретает новые черты. 4. Как возник город Новониколаевск? Можно ли считать датой его основания день закладки моста? 5. Какие перемены происходят в народном образовании? Чем они вызваны?


О ПЕРЕСЕЛЕНИИ В СИБИРЬ ПОСЛЕ РЕФОРМЫ 1861 г.

(Из исследования сибирского историка XIX в. Н. М. Ядринцева)

Целые караваны повозок по 100 и более семей, человек по 300 и 400 душ, зараз двигаются по сибирским дорогам. Переселенцы не имеют нигде крова, они останавливаются под открытым небом, в поле… Положение значительной части переселенцев нищенское.

У большинства переселенцев нет ни денег, ни домов, ни самых необходимых орудий труда; им остается только одно — идти в люди, в батраки.


О РАССЛОЕНИИ КРЕСТЬЯНСТВА ТОМСКОЙ ГУБЕРНИИ В 90-х ГОДАХ XIX в.

(Из официального отчета)

Размеры скотоводчества чрезвычайно разнообразны и для отдельных местностей и для отдельных дворов: есть зажиточные хозяева, имеющие по 10-15 рабочих лошадей, 25-30 голов рогатого скота, 40-50 овец; есть богачи, запрягающие по 30-40 лошадей и имеющие по сотне и более голов рогатого скота, и есть владеющие одной лошадью или коровой…


ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СТАРОСТЫ НОВОГО ПОСЕЛКА О ЖИЗНИ СТРОИТЕЛЕЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ

…Народы, стекавшиеся на постройку дороги, не имели никакого пристанища, железнодорожные бараки и помещения не давали возможности разместиться всем работающим на дороге людям и, кроме того, неудобство приготовления пищи более всего отражалось на рабочем элементе. Ввиду подобных неудобств масса рабочих, складываясь по нескольку семейств, старались каждый построить какой-нибудь барак или хату. Строились бесконтрольно, кто где вздумал… Такое заселение поселка продолжалось более года, и лишь только в 1893 г. приехал окружной старший лесничий из города Барнаула, и первоначально было решено им выдворить всех из бора… но выдворить было уже невозможно, т. к. настроено было более 500 домов…


1890 г. А. П. ЧЕХОВ О МОСКОВСКОМ ТРАКТЕ

По сибирскому тракту, от Тюмени до Томска, нет ни поселков, ни хуторов, а одни только большие села, отстоящие одно от другого на 20, 25 и даже 40 верст. Усадеб по дороге не встречается, так как помещиков здесь нет; не увидите вы ни фабрик, ни мельниц, ни постоялых дворов… Единственно, что по пути напоминает о человеке, это телеграфные проволоки, завывающие под ветер, да верстовые столбы.

В каждом селе — церковь, а иногда и две; есть и школы, тоже, кажется, во всех селах. Избы деревянные, часто двухэтажные, крыши тесовые. Около каждой избы на заборе или на березе стоит скворечня, и так низко, что до нее можно рукой достать. Скворцы здесь пользуются общей любовью, и их даже кошки не трогают. Садов нет.

Часов в пять утра, после морозной ночи и утомительной езды, я сижу в избе вольного ямщика, в горнице, и пью чай. Горница — это светлая, просторная комната, с обстановкой, о какой нашему курскому или московскому мужику можно только мечтать. Чистота удивительная: ни соринки, ни пятнышка. Стеные{4} белые, полы непременно деревянные, крашеные или покрытые цветными холщовыми постилками, два стола, диван, стулья, шкаф с посудой, на окнах горшки с цветами. В углу стоит кровать, на ней целая гора из пуховиков и подушек в красных наволочках; чтобы взобраться на эту гору, надо подставлять стул, а ляжешь — утонешь. Сибиряки любят мягко спать.

От образа в углу тянутся по обе стороны лубочные картины; тут портрет государя, непременно в нескольких экземплярах, Георгий Победоносец, «европейские государи», среди которых очутился почему-то и шах персидский, затем изображения святых с латинскими и немецкими подписями, поясной портрет Баттенберга, Скобелева, опять святые… На украшение стен идут и конфетные бумажки, и водочные ярлыки, и этикеты из-под папирос, и эта бедность совсем не вяжется с солидной постелью и крашеными полами. Но что делать? Спрос на художество здесь большой, но бог не дает художников. Посмотрите на дверь, на которой нарисовано дерево с синими и красными цветами и с какими-то птицами, похожими больше на рыб, чем на птиц; дерево это растет из вазы, и по этой вазе видно, что рисовал европеец, то есть ссыльный; ссыльный же малевал круг на потолке и узоры на печке. Немудрая живопись, но здешнему крестьянину и она не пол силу. Девять месяцев не снимает он рукавиц и не распрямляет пальцев: то мороз в сорок градусов, то луга на двадцать верст затопило, а придет короткое лето — спина болит от работы и тянутся жилы. Когда уж тут рисовать? Оттого, что круглый год ведет он жестокую борьбу с природой, он не живописец, не музыкант, не певец. По деревне вы редко услышите гармонику и не ждите, чтоб ямщик затянул песню…


* * *

Решающее влияние на историю нашего края, Сибири в целом, оказало присоединение к Русскому централизованному феодальному государству. В результате освоения Сибири русскими земледельцами, ремесленниками, промысловиками она стала неотъемлемой частью России.

Присоединение территории нынешней Новосибирской области к Русскому государству позволило преодолеть социально-экономическую отсталость края, обусловленную вторжениями кочевников с юга и длительным господством чужеземцев — правителей Золотой Орды и их преемников.

Переселенцы из старых районов Российского государства распахали целинные земли в бассейне верхней и средней Оби и ее притоков. Уже к концу XVIII в. местное земледелие мало отличалось от земледелия в центральных областях России. Крестьяне передавали сельскохозяйственные навыки коренным обитателям края — чатам и барабинцам. Общение с переселенцами из-за Урала способствовало развитию и экономики, и культуры коренного населения. В свою очередь, общение с чатами и барабинцами обогащало переселенцев. Однако развитие культуры сдерживалось антинародной политикой царизма.

Со времени присоединения к Русскому государству появились условия для развития местной мануфактурной промышленности. Формируются свои рабочие кадры. Процесс этот необычайно ускорился после реформы 1861 г., способствовавшей возникновению капиталистических предприятий на территории нашей области, и особенно — после сооружения Транссибирской магистрали.

Присоединение и освоение края происходило в сложных условиях господства эксплуататорских классов, гнета царизма. Трудовые массы русского и нерусского населения составили единый лагерь в борьбе с феодальными властями, с местными предпринимателями, сельскими кулаками и торговцами. Хотя размах этой борьбы не поднимался до размаха ее в европейской России, значение ее было велико. С конца XIX в. в крае зарождается социал-демократическое движение, находившееся под непосредственным воздействием политических ссыльных — В. И. Ленина и его верных соратников.

ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

100-200 тысяч лет тому назад. — Начало заселения Сибири человеком.

II тысячелетие до н. э. — Андроновская культура.

V в. до н. э. — Большереченская культура. Начало века железа.

XIII в. н. э. — Монголо-татарское нашествие.

XV в. — Образование Сибирского татарского ханства.

1581. — Начало похода дружины Ермака в Сибирь.

1598. — Окончательный разгром Кучума. Добровольное принятие чатскими и барабинскими татарами русского подданства.

1628-1631. — Барабинская «смута».

1713. — Возникновение Чаусского острога.

1716. — Постройка Бердского острога.

1722. — Основание Усть-Тартасского, Каннского и Убинского форпостов.

1756. — Массовое самосожжение крестьян, подведомственных Чаусскому острогу, в знак протеста против феодального гнета.

1764-1765. — Открытие Сузунского медеплавильного завода.

1766. — При Сузунском заводе начал действовать монетный двор.

1782. — Переименование Каннского форпоста в город Каинск

1813. — Волнения чаусских крестьян, вызванные неурожаем и голодом.

1817. — Открытие первого в нашей области госпиталя для мастеровых Сузунского завода.

1822. — Переименование Чаусского острога в город Колывань.

1827. — При Сузунском заводе открылась первая на территории нашей области официальная школа.

1830-1831. — Волнения приписных крестьян Ояшинской волости, отказавшихся выполнять заводские работы.

1839. — Появление в нашей области церковноприходских школ.

1861, 8 марта. — Указ об отмене принудительных отработок крестьян и мастеровых на алтайских металлургических заводах.

1894. — Закладка железнодорожного моста через Обь.

1895. — Образование поселка Новониколаевского.

1897, 2 марта. — На станции Обь проездом в ссылку останавливался В. И. Ленин.

1898. — Возникновение первого в нашей области социал-демократического кружка рабочих.

1903, 28 декабря. — Преобразование поселка Новониколаевского в город Новониколаевск.

НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ, ОСНОВАННЫЕ В XVIII ВЕКЕ

СЕЛЕНИЯ И ФОРПОСТЫ, ВОЗНИКШИЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.

(Названия даны в транскрипции XVIII в.)

Анбинская

Алеуская

Атаманова — до 1719 г.

Белова

Бердский острог — 1716 г.

Бозойская

Большеоешская

Большая Кривощековская — около 1719 г.

Барабинская — до 1719 г.

Бороздина

Бурминская

Бункова

Воробьева

Вахрушева

Верткова

Волчья

Верх-Инская

Верхняя Сузунская — до 1719 г.

Гуселетова — до 1719 г.

Грязнушская

Дубровина

Детлева

Ересная

Ельцовская — до 1719 г.

Изревинская

Ирменская

Караканская — до 1719 г.

Каргатский форпост — ок. 1740 г.

Каннский форпост — 1722 г.

Койнова — до 1719 г.

Крутихинская

Кырзинская

Кубавинская

Каменская

Кривошапкина

Коткова

Крохалевская

Киселева

Криводанова

Кандыкова

Луговая

Мильтюская — до 1719 г.

Морозова — до 1719 г.

Маслянинская

Мысовская

Малая Кривощековская — до 1719 г.

Малооешская

Мельникова

Мочищенская

Малышева — до 1719 г.

Нижняя Сузунская — до 1719 г.

Ордынская

Паутова

Прокуткина

Панафидина

Подволошная

Поротникова — до 1719 г.

Развалова

Речкунова — до 1719 г.

Скалинская

Соколова

Суетинская

Сорокина — до 1719 г.

Тулинская — до 1719 г.

Тайлакова

Тарышкина

Табатчикова

Толмачева

Тропина

Умревинский острог— 1703 г.

Устьешская

Устьинская

Усть-Тартасский форпост— 1722 г.

Убинский форпост — 1722 г.

Ушкова

Федосова

Чаусский острог — 1713 г.

Черемшанская

Чиковская

Чемская

Чернодырова

Чингинская — до 1719 г.

Челтемова — до 1719 г.

Черномысская — до 1719 г.

Шепунова

Шерапская

Шегалова

Юнская

Ярская

НЕКОТОРЫЕ СЕЛЕНИЯ, ВОЗНИКШИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Агафонихина

Барышева

Бибеева

Балтийская

Бугринская

Буготацкая

Блюдцы

Васина

Вашинская

Воронова

Верхнекаменская

Верх-Тулинская

Верхнечемская

Глызина

Гутово село

Горевская

Долгова

Елбацкая

Ирбинская

Изылинская

Иткульская

Ингулинская

Казакова

Карбысацкая

Кобылий Лог

Карачинская

Кушаги

Каргатская Дуброва

Каятская

Крутых Логов

Кунгурова

Кайлинская

Кускова

Кудрина

Канарбужская

Калаганова

Манглазар

Мураши

Маткова

Малая Чемская

Нижнечемская

Новокрасноярская

Новочеремшанская

Ново-Калмыкова

Назарова

Овчинникова

Огурцова

Пайвина

Плотникова

Поросская

Подгорнова

Рожневская

Резина

Репьева

Сахтинская

Самочернова

Сатанинская

Сузунский поселок при заводе

Таболова

Турумова

Тогучинская

Ташаринская

Чулымская

Чигалнинская

Шарина

Южина

Ярковская

СЛОВАРЬ

Археологическая культура — археологические памятники, относящиеся к одному времени и отличающиеся присущими только им особенностями. Изучая, как возникали, распространялись и исчезали археологические культуры, ученые восстанавливают историю племен и народов, живших в эпоху, когда не было письменности.

Безуездный город — город, не имеющий, подведомственного ему уезда и подчиненный в административном отношении другому, более крупному.

Береженые — охрана, защита от нападения.

Ведомство — территория (с населенными пунктами), подвластная приказчику того или иного острога либо воеводе.

Воевода — высшая должность в местном управлении; возглавлял крупную административную единицу (разряд, уезд), обладал военной, судебной и полицейской властью.

Впусте — пустой. Оставить впусте — не засеять.

Выселок — поселок, отделившийся от другого, большего селения.

Голова — военное звание. Был командиром отряда служилых людей, отвечал за их боевую подготовку и политическую благонадежность, чинил над ними суд и расправу. Голова служилых татар назначался из русских.

Городище — укрепленное поселение.

Есаул — «блюститель порядка», военачальник, вассал мурзы.

Зипун — кафтан из грубого сукна, обычно без ворота.

Инородцы — устаревшее название нерусских народов Сибири, имевшее пренебрежительный оттенок.

Куяк — рубаха из плотной ткани или кожи с нашитыми на ней металлическими пластинками, непробиваемая для стрел.

Мурза — владелец феодального улуса у сибирских татар.

Надолбы — оборонительные сооружения из вбитых наклонно коротких заостренных бревен.

Острог — поселение, обнесенное высокой бревенчатой стеной с дозорными башнями.

Пищаль — длинное кремневое ружье, заряжавшееся с дула.

Предтеча — предшественник, событие, подготовившие условия для появления чего-то другого.

Радивый — старательный.

Ревизия — обследование деятельности местных властей с целью установления ее правильности и законности. Второе значение этого слова: перепись населения для исчисления податей.

Служилые люди — «прибранные» (завербованные) на пожизненную военную службу, за которую они получали денежное, хлебное или земельное жалование. Звание служилого человека было наследственным.

Станец — военное поселение, располагавшееся между крепостями и форпостами на укрепленной пограничной линии.

Судная изба — канцелярия, где решались вопросы, связанные с выполнением повинностей, разрешением споров и т. д.

Таган — железный обруч на ножках, служащий подставкой для котла при приготовлении пищи прямо на огне.

Тайбуга — почетное звание, присваивавшееся наиболее отличившимся крупным феодалам в Монгольском государстве.

Тайша — владелец феодального улуса у западных монголов, в зависимости от которого находились кочевники и занимаемая ими территория.

Топонимический — объясняющий происхождение и смысл географических терминов.

Улус — соседская община или территориально-племенное объединение, находившееся в феодальной зависимости от тайши, мурзы, есаула или другого представителя феодальной знати.

Челобитная — прошение, просьба. Бить челом — просить, кланяться.

КРАТКИЙ ТОПОНИМИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ (По материалам И. Воробьевой)

Бараба (Барабинская лесостепь) — местность в междуречье Оби и Иртыша, населенная барабинскими татарами, называвшими себя бараба — сойка.

Барнаул — город, выросший у устья притока Оби — Барнаулки. Получил название по реке.

Барнаулка — слово состоит из кегских (кеты — сибирская народность) слов боруан — «волк» и — «река». Конечное ка добавлено русскими.

Бероский острог — укрепленный пункт на р. Бердь. Назван по реке.

Бердь — возможно, что название произошло от тюркского бирду — «отдал».

Вьюна — река, от слова вьюн — «извивающийся, вьющийся».

Инская — деревня, основанная на берегу Ини. Названа по реке.

Иня — название, вероятно, произошло от кетского иен — «долгий».

Ирмень — от тюркского ирмен — «трава, очень полезная для лошадей», т. е. река, на берегах которой расположены денные пастбища.

Иртыш — от тюркских слов ир — «земля» и тыш — «рыть».

Каинка — от тюркского каен — «береза» или кетского каин (лоси), т. е. река с заросшими березами берегами, либо река, у которой водились лоси.

Каинск — город, выросший из Каннского форпоста, основанного у р. Каинки.

Каракан — левый приток Оби. Название произошло от тюркского кара — «черный» и древнего кан — «река».

Каргат — река, впадающая в оз. Чаны. Название произошло, вероятно, от тюркского коргат — «защищать», т. е. река, которая помогает укрыться от преследования, прикрывает беглеца в густых лесах, разросшихся на ее берегах.

Катунь — река, от слияния которой с Бией рождается Обь. Название произошло от древнетюркского катун — «река».

Красный Яр — село на берегу Оби. Яр — крутой, обрывистый берег; определение зависит от цвета слагающих его пород.

Кривощековская — деревня, названная по фамилии первого поселенца.

Нарым — от кетского нарын —«болото» (город на болоте).

Новониколаевск — город, выросший из Новониколаевского поселка, названного в честь царя Николая II. В 1925 г. по воле трудящихся город получил новое название — Новосибирск.

Омск — город, выросший из Омской крепости, получивший название от р. Оми.

Омь — приток Оби. В переводе с тюркского — «тихая».

Орда — река, название которой в переводе с тюркского означает «ставка хана». В названии нашло отражение историческое событие.

Ояш — правый приток Оби. От тюркского ой — «низина, котловина, лощина». Суффикс — ш — придает уменьшительное значение — «речка в лощинке».

Сузун — река. Возможно, название произошло от тюркского сузылга — «растянувшаяся», т. е. длинная река.

Тара — город. Получил название от р. Тара.

Тара — река. От тюркского тар — «узкий» (неширокая река).

Тартас — правый приток Оми. От кетского тар — «выдра» и тас — «река», т. е. река, где водятся выдры.

Томь — правый приток Оби. Название произошло от кетского тоом — «река».

Убинский форпост — укрепление вблизи Убинского озера.

Убинское озеро. От тюркского убу — «проваливаться», т. е. глубокое озеро.

Умрева — река, название которой от тюркского умрева — «яма, низина».

Чаны — озеро. От тюркского чан — большой сосуд.

Чемская — деревня на р. Чем. От общеиндоевропейского слова кем — «река».

Чик — река, получившая название от племени чиков, живших на ее берегах. Есть и другое объяснение: от тюркского чик — «грань» (пограничная река).

ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ

Былины и песни Южной Сибири. Собрание С. И. Гуляева. Новосибирск, Новосибирское книж. изд., 1952.

Владимиров Е. Поездки и встречи. В. И. Ленин в Сибири. 1897-1900 гг. Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1966.

Воробьева И. Язык земли. О местных географических названиях Западной Сибири. Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1970.

Коптелов А. Большой зачин. Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1970.

Мисюрев А. Сибирские сказы, предания, легенды. Новосибирск, Новосибирское книж. изд., 1959.

Мисюрев А. След беглеца Сороки. Новосибирск, Новосибирское книж. изд., 1962.

Наши земляки. О замечательных людях, чья судьба связана с Новосибирском. Новосибирск. Западно-Сибирское книж. изд., 1972, стр. 13-29.

Окладников А. П. Тайна каргатских мамонтов. «Советская Сибирь», 16 июля 1968 г.

Орлова Е. Н. Там, где протекает Обь. Новосибирск, Новосибирское книж. изд., 1958.

Радищев А. Н. Поли. собр. соч., т. 3, М.-Л., 1952 (см. «Записки путешествия в Сибирь» и «Записки путешествия из Сибири»).

Троицкая Т. Н. Археология — профессия романтиков или наука о битых черепках? В сб.: «Рассказы сибирских ученых». Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1973.

Улицы расскажут вам… Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1973, стр. 5-28.

Чехов А. П. Из Сибири. Собр. соч., т. 10, М., 1956, стр. 5-38.

Юрасова М. Любовь и подвиг беззавистно. Новосибирск, Западно-Сибирское книж. изд., 1969.


Нина Адамовна Миненко

ИСТОРИЯ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Редактор К. В. Волкова

Художник В. Ф. Зайцев

Художественный редактор А. Н. Тобух

Технический редактор Е. М. Гостищева

Корректор В. К. Кречетникова

Сдано в набор 22 марта 1975 г. Подписано к печати 2 июня 1975 г. Бум. тип. № 1. Формат 60X 90 1/16. 5 печ. л., 5,54 изд. л, МН 04429. Тираж 100 000 (2-й завод 25001— 100 000). Заказ М 33. Цена 8 коп. Западно-Сибирское книжное издательство. Новосибирск. Красный проспект, 32. Полиграфкомбинат, Новосибирск. Красный проспект, 22.

Примечания

1

Нарым — от кетского нарын — «болото» (город на болоте).

(обратно)

2

Каракан — левый приток Оби. Название произошло от тюркского кара — «черный» и древнего кан — «река».

(обратно)

3

Орда — река, название которой в переводе с тюркского означает «ставка хана». В названии нашло отражение историческое событие.

(обратно)

4

Археологическая культура — археологические памятники, относящиеся к одному времени и отличающиеся присущими только им особенностями. Изучая, когда возникали, распространялись и исчезали археологические культуры, ученые восстанавливают историю племен и народов, живших в эпоху, когда не было письменности.

(обратно)

5

Ирмень — от тюркского ирмен — «трава, очень полезная для лошадей», т.е. река, на берегах которой расположены ценные пастбища.

(обратно)

6

Красный Яр — село на берегу Оби. Яр — крутой, обрывистый берег; определение зависит от цвета слагающих его пород.

(обратно)

7

Городище — укрепленное поселение.

(обратно)

8

Иртыш — от тюркских слов ир —«земля» и тыш — «рать».

(обратно)

9

Чик — река, получившая название от племени чиков, живших на ее берегах. Есть и другое объяснение: от тюркского чик — «грань» (пограничная река).

(обратно)

10

Таган — железный обруч на ножках, служащий подставкой для котла при приготовлении пищи прямо на огне.

(обратно)

11

Бараба (Барабинская лесостепь) — местность в междуречье Оби и Иртыша, населенная барабинскими татарами, называвшими себя бараба — сойка.

(обратно)

12

Улус — соседская община или территориально-племенное объединение, находившееся в феодальной зависимости от тайши, мурзы, есаула или другого представителя феодальной знати.

(обратно)

13

Мурза — владелец феодального улуса у сибирских татар.

(обратно)

14

Есаул — «блюститель порядка», военачальник, вассал мурзы.

(обратно)

15

Тайбуга — почетное звание, присваивавшееся наиболее отличившимся крупным феодалам в Монгольском государстве.

(обратно)

16

Чаны — озеро. От тюркского чан — большой сосуд.

(обратно)

17

Урок проводится после изучения темы «Экономическое и политическое развитие страны в XVII в».

(обратно)

18

«Разбой» в феодальной России был одной из форм социального протеста. Казаки Ермака, по свидетельству современников, нападали на царских посланцев, на караваны купеческих судов и не обижали простой народ.

(обратно)

19

Служилые люди — «прибранные» (завербованные) на пожизненную военную службу, за которую они получали денежное, хлебное или земельное жалование. Звание служилого человека было наследственным.

(обратно)

20

Тартас — правый приток Оми. От кетского тар — «выдра» и тас — «река», т. е. река, где водятся выдры.

(обратно)

21

Острог — поселение, обнесенное высокой бревенчатой стеной с дозорными башнями.

(обратно)

22

Тара — река. От тюркского тар — «узкий» (неширокая река).

(обратно)

23

Воевода — высшая должность в местном управлении; возглавлял крупную административную единицу (разряд, уезд), обладал военной, судебной и полицейской властью.

(обратно)

24

Томь — правый приток Оби. Название произошло от кетского тоом — «река».

(обратно)

25

Каргат — река, впадающая в оз. Чаны. Название произошло, вероятно, от тюркского коргат — «защищать», т. е. река, которая помогает укрыться от преследования, прикрывает беглеца в густых лесах, разросшихся на ее берегах.

(обратно)

26

Голова — военное звание. Был командиром отряда служилых людей, отвечал за их боевую подготовку и политическую благонадежность, чинил над ними суд и расправу. Голова служилых татар назначался из русских.

(обратно)

27

Челобитная — прошение, просьба. Бить челом — просить, кланяться.

(обратно)

28

Тайша — владелец феодального улуса у западных монголов, в зависимости от которого находились кочевники и занимаемая ими территория.

(обратно)

29

Куяк — рубаха из плотной ткани или кожи с нашитыми на ней металлическими пластинками, непробиваемая для стрел.

(обратно)

30

Омск — город, выросший из Омской крепости, получивший название от р. Оми.

(обратно)

31

Умрева — река, название которой от тюркского умрева — «яма, низина».

(обратно)

32

Кривощековская — деревня, названная по фамилии первого поселенца.

(обратно)

33

Бердь — возможно, что название произошло от тюркского бирду — «отдал».

(обратно)

34

Каинск — город, выросший из Каннского форпоста, основанного у р. Каинки.

(обратно)

35

Убинский форпост — укрепление вблизи Убинского озера.

(обратно)

36

Станец — военное поселение, располагавшееся между крепостями и форпостами на укрепленной пограничной линии.

(обратно)

37

Предтеча — предшественник, событие, подготовившие условия для появления чего-то другого.

(обратно)

38

Ведомство — территория (с населенными пунктами), подвластная приказчику того или иного острога либо воеводе.

(обратно)

39

Надолбы — оборонительные сооружения из вбитых наклонно коротких заостренных бревен.

(обратно)

40

Пищаль — длинное кремневое ружье, заряжавшееся с дула.

(обратно)

41

Судная изба — канцелярия, где решались вопросы, связанные с выполнением повинностей, разрешением споров и т. д.

(обратно)

42

Иня — название, вероятно, произошло от кетского иен — «долгий».

(обратно)

43

Ояш — правый приток Оби. От тюркского ой — «низина, котловина, лощина». Суффикс — ш — придает уменьшительное значение — «речка в лощинке».

(обратно)

44

Тобольская (Сибирская) губерния была образована в 1708 г. До ее образования в Сибири существовали лишь уезды и разряды, каждый из которых включал несколько уездов. Наша область входила тогда частью в Тобольский, частью — в Томский разряд. Однако главенствующая роль в управлении Западной Сибирью с конца XVI в. и до 1801 г. сохранялась за Тобольском.

(обратно)

45

Барнаул — город, выросший у устья притока Оби — Барнаулки. Получил название по реке.

(обратно)

46

Сузун — река. Возможно, название произошло от тюркского сузылга — «растянувшаяся», т. е. длинная река.

(обратно)

47

Пишка — горный пристав, надсмотрщик.

(обратно)

48

Катунь — река, от слияния которой с Бией рождается Обь. Название произошло от древнетюркского катун — «река».

(обратно)

49

Вьюна — река, от слова вьюн — «извивающийся, вьющийся».

(обратно)

50

Радивый — старательный.

(обратно)

51

Зипун — кафтан из грубого сукна, обычно без ворота.

(обратно)

52

Ревизия — обследование деятельности местных властей с целью установления ее правильности и законности. Второе значение этого слова: перепись населения для исчисления податей.

(обратно)

53

Инородцы — устаревшее название нерусских народов Сибири, имевшее пренебрежительный оттенок.

(обратно)

54

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 430.

(обратно)

55

Землепользование отличалось от собственности на землю тем, что пользователь получал участок во временное распоряжение, за что платил часть дохода собственнику этой земли.

(обратно)

56

Новониколаевск — город, выросший из Новониколаевского поселка, названного в честь царя Николая II. В 1925 г. по воле трудящихся город получил новое название — Новосибирск.

(обратно)

57

Николай Георгиевич Гарин (1852-1906) — талантливый инженер-путеец и писатель-реалист. Ему принадлежит тетралогия «Детстве Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры», посвященная судьбам молодого поколения «переломного времени». А. М. Горький считал ее «целой эпопеей» русской жизни. Литературное имя писателя — Гарин-Михайловский.

(обратно)

58

Новая деревня (Кривощековский выселок*, пос. Кривощековский) состояла из домиков нескольких семейств, переселившихся на правый берег Оби из с. Кривощекова. (Сделать ссылку для перехода к топонимическому словарю не удалось. Сохранена только «звездочка» — V_E.)

(обратно)

59

Безуездный город — город, не имеющий, подведомственного ему уезда и подчиненный в административном отношении другому, более крупному.

(обратно)

60

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 23.

(обратно)

61

Чемская — деревня на р. Чем. От общеиндоевропейского слова кем — «река».

(обратно)

62

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. б, стр. 82-83.

(обратно)

Комментарии

1

В электронной книге содержание словарей перенесено в сноски. — V_E.

(обратно)

2

Исправлено. В оригинале после слова «наконечник» поставлена запятая, т.е. согласно тексту, на рисунке должен был изображен костяной наконечник и стрелы. Однако на рисунке изображен только костяной наконечник, поэтому выражение следует читать как «костяной наконечник стрелы». Запятая, видимо, была поставлена ошибочно при подготовке издания к печати. — V_E.

(обратно)

3

Термин в печатном оригинале выделен звездочкой, однако в словарях его расшифрока отсутствует. — V_E.

(обратно)

4

Так в оригинале — V_E.

(обратно)

Оглавление

  • I. ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ ИЗ ИСТОРИИ НАШЕЙ ОБЛАСТИ
  • II. НАША ОБЛАСТЬ В XIII—XVI ВЕКАХ
  • III. НАША ОБЛАСТЬ В КОНЦЕ XVI И В XVII ВЕКЕ[17].
  • IV. НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
  • V. НАША ОБЛАСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
  • VI. НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  • VII. НАША ОБЛАСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  • ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
  • НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ, ОСНОВАННЫЕ В XVIII ВЕКЕ
  • НЕКОТОРЫЕ СЕЛЕНИЯ, ВОЗНИКШИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
  • СЛОВАРЬ
  • КРАТКИЙ ТОПОНИМИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ (По материалам И. Воробьевой)
  • ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ