Пузыри славы (Сатирическое повествование о невероятных событиях, потрясших маленький городок Яшкалу) [Агиш Гирфанов] (fb2) читать онлайн

- Пузыри славы (Сатирическое повествование о невероятных событиях, потрясших маленький городок Яшкалу) (пер. Ефим Миронович Весенин) 1.23 Мб, 265с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Агиш Шаихович Гирфанов

Настройки текста:



Агиш Гирфанов ПУЗЫРИ СЛАВЫ Сатирическое повествование о невероятных событиях, потрясших маленький городок Яшкалу

Прежде чем войти, подумай о том, как выйти.

Башкирская народная поговорка

Часть первая ТАИНСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ

РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬ: ЯШКАЛА!

До чего же хорошо и привольно в маленьком городке районного масштаба! Это вам и не глухая деревушка, и не шумный город. Тут к вашим услугам все блага городской культуры, но без надоедливого трезвона трамваев, без выхлопных газов нескончаемого потока автомашин, без дыма и копоти фабрично-заводских труб. Словом, атмосфера маленького городка, очищенная от вредоносных микробов и шума, — благодатная почва для серийного выращивания образцово-показательных долгожителей. К ним мы смело относим Шагей-бабая[1] — одного из активных героев нашего повествования, с которым познакомим вас чуточку позже.

Экскурсию по городку советуем начать с центральной магистрали, крытой асфальтом и потому названной Асфальтовой. Расплавленный нещадным солнцем асфальт назойливо липнет к обуви, и вы невольно замедляете и без того неторопливый шаг. На углах и перекрестках улиц вам любезно предложат газированную воду. Пестрые вывески пригласят в предприятия коммунально-бытового обслуживания и в торговые точки, где вы легко убедитесь в том, что на прилавках магазинов порой можно найти то, о чем модницы в столице могут только мечтать, а в дамских залах парикмахерских делают модные прически.

Вечером на Асфальтовой зажигаются фонари. В меру своих сил они помогают полноликой луне освещать городок. Но если вам лунно-фонарный свет режет глаза и вы предпочитаете более укромные уголки, отправляйтесь в местный парк культуры и отдыха. Он отсюда совсем близко. У конца Асфальтовой улицы осторожно сверните на улицу с довольно звучным на башкирском языке названием — Баткаклы. (При переводе на русский оно, к сожалению, теряет поэтическое очарование и превращается в прозаическую Грязевую улицу.) Здесь уже не асфальт, а грязь прочно прилипает к грубой мужской обуви и изящным дамским туфелькам. Пройдете еще один квартал и, сделав несколько шагов, очутитесь в парке культуры. Занимайте любую свободную скамью и располагайтесь, как у себя дома. Одно только дружеское предупреждение — если неподалеку завоют собаки, не смущайтесь: вой бродячих собак, конечно, не заменит концерта духового оркестра, но ничего не поделаешь — это неизбежное бесплатное приложение к культурному обслуживанию местного населения.

За парком культуры — ходьбы минут десять — пятнадцать — синеватые горы, луга, усеянные цветами неповторимых красок — хоть тут же, не отходя от них, рисуй и налаживай массовое производство пейзажей и натюрмортов. А какие в окрестностях прозрачные речки! Какие леса и рощи! Одним словом — все сто удовольствий: и работа в здоровой атмосфере, и отдых — никем и ничем не регламентированный: хочешь — рыбалка, хочешь — охота, а не хочешь ни того, ни другого — прогулка для души и тела!

Вам не терпится узнать, как называется городок, который мы так усердно расхваливаем. Да разве в названии суть? Называйте его, как вам угодно, хоть, ну хоть X — сюжетная линия нашего повествования от этого ничуть не изменится. Однако, во избежание недоразумений и кривотолков, давайте окрестим географический населенный пункт, где развертываются описываемые нами события, Яшкалой — молодым городком.

Яшкала делится на две дополняющие друг друга части: на собственно Яшкалу, где бессменно, круглые сутки, стоят на трудовой вахте длинноногие краны-аисты, приносящие населению трех- и пятиэтажных близнецов, и на Старый поселок, являющийся неотъемлемой частью Яшкалы, с выцветшими на солнце стандартными домиками. Их построили и вскоре покинули непоседы нефтяники, — они ушли на новое, более перспективное месторождение черного золота.

В Яшкале, в том числе в Старом поселке, живут простые, скромные труженики: никакими особыми доблестями они не выделяются. По мере своих сил и способностей принимают долевое участие в сводках Центрального статистического управления о выполнении государственных планов. Не обогащают они и милицейских сводок. Все здесь, так сказать, на соответствующем уровне и в пределах приличествующей нормы.

У каждого города свои пути-дороги к вершинам славы. Один город знаменит тем, что у него все самое большое, самое высокое, у второго хоть пруд пруди памятников — исторических и современных. А у третьего… Словом, кто как может привлекает к себе внимание и завоевывает популярность.

ПОЗНАКОМЬТЕСЬ: ШАГЕЙ — СЫН ШАХМАНА!

Именно эти соображения и побудили Шагей-бабая, в недалеком прошлом кузнеца из деревни Талтубяк, наотрез отказаться от переезда на постоянное жительство к сыну в большой, слишком большой город — в столицу Уфу. С такой же категоричностью он отверг предложение и средней дочери поселиться у нее в Стерлитамаке: там, мол, слишком много заводов. Бабай предпочел обосноваться у младшей дочери Гульгайши, работницы консервного комбината, в Старом поселке, в доме № 19 по Яблоневой улице. Шагей рассудил трезво и расчетливо: Яшкала тем именно и привлекала его, что здесь мирно сосуществовали домашний скот, гуси, куры и коммунальные удобства большого города — газ, горячая, холодная вода, а также прочие компоненты городского благоустроенного быта.

Вам наверняка захочется узнать фамилию Шагей-бабая? Боюсь, что и сам он едва ли удовлетворит ваше любопытство. Когда его спрашивают об этом, он отделывается коротким ответом: «Шагей — сын Шахмана!» И все. Так же неопределенно обходит и другой каверзный вопрос: сколько ему лет?

— Больше чем достаточно!

По приблизительным подсчетам земляков Шагею — сыну Шахмана, должно быть, лет под семьдесят.

На свою жизнь Шагей-бабай не жалуется. А чего жаловаться?! Все, что нужно, всегда под рукой: в домашнем хозяйстве, в магазинах, на рынке. Вчера, говорит он, жили на «четверку», сегодня живем на «пятерку». Завтра, слава аллаху, заживем, быть может, и на «шестерку». Бабай любит повторять слова, вычитанные им на транспаранте у входа в школу-семилетку: «Лет до ста расти нам без старости!»

Много ли надо ему, старику вдовцу? На скромную пенсию плюс то, что аккуратно присылали ему дети, он жил, не зная забот, не тревожась за завтрашний день. Никакие мрачные мысли не одолевали его, да и откуда им было взяться, мрачным мыслям, ежели жизнь старика текла по спокойному, привычному руслу.

Вот и сегодня, утро 23 мая, Шагей-бабай встретил приподнято, бодро. Проснулся чуть свет и подал положенную порцию кормов своим пернатым и четвероногим питомцам, проводил на работу Гульгайшу и снова прилег малость подремать. В течение короткой утренней дремы он мысленно обозревал пройденные годы, с удовлетворением отмечал, что прожиты они не напрасно: вырастил хороших, работящих детей и сам оставил в жизни какой-то след — трудился так, что краснеть не приходится. Сознание этого придавало ему каждый раз новые свежие силы.

Согрев на плите воду, он намыливал лицо и, ловко орудуя бритвой-самоделкой из куска Златоустовской косы, наводил красоту. Бритье узкой каймы бороды и усов не доверял никому. Косметическая процедура продолжалась не менее получаса. Освежив дочкиным одеколоном «Кармен» бороду и усы, он, крякнув от удовольствия, приступал к наиболее приятной его сердцу операции — разжигал самовар…

Никто во всей округе не мог сравниться с Шагеем в искусстве заваривать чай. Искусство же это заключалось в том, что Шагей знал, когда именно, на какой секунде следует бросать в чайник щепотку индийского чая.

Многие, даже близкие родичи, упрашивали Шагея раскрыть им секрет заварки чая — на что всегда следовал категорический отказ. Шагей охотно угощал всех своих чаем. Его самолюбию льстило, когда люди превозносили вкусовые, ароматные и целебные качества шагеевского чая.

Итак, утром 23 мая, пребывая после бритья в наилучшем настроении, Шагей вышел на крыльцо и… застыл. Нет, это не совсем точно: окаменел. Самовар, который он, по обыкновению, оставил вчера на ночь на колышке забора, трехлитровый самовар, служивший верой и правдой ему, Шагею, его отцу, а может, и деду, этот родовой самовар исчез. У старика, никогда до того не знавшего, где у него расположено сердце, болезненно заныло под ложечкой, перехватило дыхание…

— Что за злую шутку сыграл со мной шайтан!? — растерянно пробормотал старик.

Шагей-бабай, обычно степенный, рассудительный и выдержанный, сейчас, когда на него свалилась такая напасть, являл собой зрелище поистине жалкое: то беспомощно разводил руками, то хватался за голову и бессмысленно таращил по сторонам глаза. Он ни за что не хотел примириться со случившимся и не верил до конца, что подобное могло произойти: у него, у Шагея, сына Шахмана, злоумышленники украли заветный самовар. Для Шагея это был не просто агрегат, способный за семь минут вскипятить три литра воды. В долгой и насыщенной событиями жизни Шагея самовар был его неизменным и верным спутником. И тут нам скороговоркой не отделаться. Учитывая немаловажную роль самовара в биографии Шагея, придется, хоть мы и не любители размусоливать истории, остановиться несколько подробнее на некоторых эпизодах самоварной эпопеи.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД

Это было десять лет назад. Сельскому кузнецу Шагею, знаменитому не только в своей деревне Талтубяк, но и за ее пределами, исполнилось шестьдесят лет. По мнению любителей юбилейных речей, сей возраст — самый расцвет жизнедеятельности человека. Шагей же придерживался иной точки зрения.

К чему самообольщаться? В том, что к твоему от рождения данному имени прибавят из почтения кличку бабай — старик радости и проку, поверьте, мало. Как ни верти, когда ты уже отмахал по жизненной тропе шестьдесят годков, пора и честь знать, пора тебе возвращаться с ярмарки. Короче говоря, пришло время без лишних вздохов сожаления покинуть земную юдоль и смиренно предстать пред грозные очи всеблагого аллаха…

О встрече со смертью Шагей рассуждал как о чем-то вполне естественном, обычном. Его мать умерла в пятьдесят восемь лет. Столько же, решил он, отпущено и ему. Он был убежден, что коса смерти оборвет и его суетную жизнь в пятьдесят восемь лет. Но смерть тогда и пальцем не тронула его.

И вот ему — шестьдесят. Именно в шестьдесят умер его отец. Шагей был убежден, что теперь ему определенно не миновать путешествия к праотцам.

— Пока не пробил этот последний час, мне бы хоть успеть со старшим сыном Шайхалямом попрощаться…

Вся деревня провожала его в Уфу.

— Дай, аллах, встретиться на том свете, — вскинув очи к небу, напутствовали его старики.

— А не встретимся там, — говорили те, кто помоложе, — не поминай, бабай, нас лихом…

Бабай взял в одну руку узел с гостинцами, другой прижал к груди трехлитровый медный самовар и отправился в путь.

Сын Шайхалям жил в Уфе в большом доме на последнем, пятом этаже. Задрав голову вверх, старик струхнул, аж сердце зашлось. Нет, такой страшной высоты ему не одолеть! Он и на третий этаж едва взберется, а если каким-то чудом все-таки доползет со своим самоваром до квартиры сына, то попадет прямо в объятия ангела смерти Газраила.

Восхождение на пятый этаж, однако, прошло благополучно. Сын встретил отца радушно и сердечно. Заметив знакомый с детства самовар, он скрыл улыбку и виду не подал, что чем-то удивлен. Невестка Галия тоже сдержалась, лишь в мыслях помянула чертей, вдохновивших свекра привезти с собой неведомо зачем самовар.

Утром завтракать с детьми бабай отказался:

— Спасибо, детки, вы уж обо мне не беспокойтесь!

Как только Шайхалям с Галией ушли на работу, Шагей-бабай стал разжигать самовар, но операция чуть было не сорвалась из-за отсутствия трубы. В предотъездной сутолоке Шагей забыл ее дома. Старый сапог сына для этой цели явно не годился. Хорошо, что на дворовой свалке бабай выискал покореженный кусок жести и, будучи кузнецом, смастерил из сапога и жести отличную замену самоварной трубе.

Чаепитие прошло на славу. Осушив неторопливо, в свое удовольствие, весь трехлитровый самовар, старик, по обыкновению, впал в блаженное дремотное состояние. Он не расслышал даже, как в обеденный перерыв пришла сноха Галия. Дым и копоть на кухне, щепки и обрезки жести, разбросанные по всей квартире, вывели ее из себя. Не скрывая своего раздражения и не стесняясь в выражениях, она поносила свекра на чем свет стоит. Выложив все, что накипело на душе, Галия схватила остывший самовар и, не отдавая себе отчета, что делает, вышвырнула его с балкона во двор как ненужный хлам. Громко хлопнула дверью и ушла на работу.

Шагей-бабай почувствовал сквозь сон что-то неладное, глухо застонал, проснулся и, размахивая руками, бросился к кухонному столу, где стоял самовар. Но самовара не было ни на кухне, ни на балконе. Глянул вниз на улицу и остолбенел: школьники с радостным визгом уносили его родовой самовар как металлолом в фонд постройки электровоза «Пионер Башкирии».

Долго не раздумывая, старик кубарем выкатился с пятого этажа, сметая с пути все преграды. Соседи, видимо, приняли его за сумасшедшего и, опасливо прижимаясь к стене, уступали ему дорогу. Бабай никогда не участвовал в соревнованиях по скоростному бегу, но тут проявил незаурядные спортивные качества и, можно сказать, заткнул бы за пояс рекордсменов по скоростному спуску по лестнице.

Шагей нагнал ребят. Те оказались сознательными, поверили старику на слово, что в данном случае произошло прискорбное недоразумение, и без долгих разговоров вернули самовар владельцу.

Шагей судорожно, обеими руками, словно мать попавшего в беду ребенка, схватил самовар, ощупал вмятины, полученные при падении с пятого этажа, и возблагодарил небо, что верный друг отделался легкими ушибами: кран остался цел и невредим, — а это было самое главное…

Надо отдать должное старику, он не стал испытывать терпение снохи: больше не разжигал самовара в квартире, делал это во дворе. Но зато надо было видеть, как гордо и торжественно нес Шагей кипящий самовар на пятый этаж.

Потерпев моральное поражение, Галия все больше ожесточалась, чернея от неуемной злости. На старика же бесконечные стайерские пробежки то вниз, то вверх действовали исключительно благотворно, закаляли, молодили. Одышка исчезла, будто ее и не было, сердце начисто избавилось от перебоев, билось ритмично, как у юноши. О близкой смерти Шагей больше и не думал.

Сын Шайхалям не мог нарадоваться, глядя на отца: как тот посвежел, как поздоровел, и не поверил своим ушам, когда однажды Шагей объявил, что покидает его гостеприимный дом.

— Куда спешишь, отец? Чем тебе плохо у нас?

— Домой потянуло…

Старик и словом не обмолвился сыну об антисамоварных вылазках снохи. Что толку, рассуждал он, в том, что нажалуется на Галию? Не нарушать же из-за того их добрый семейный союз. Он здесь, можно сказать, жилец временный, снимется и покинет их, а они пусть живут себе и дальше в мире и согласии.

Шагей тут же уложил самовар в мешок. Сын предложил отцу денег на дорогу, тот наотрез отказался, отказался он и от билета на автобус:

— Я по-стариковски, на своих двоих…

КОГДА СМЕРТЬ ОТСТУПИЛА

Дорога вдоль реки Уфимки была хорошо знакома Шагею по пешим прогулкам из Талтубяка в Уфу, когда в молодости он без затруднения отмахивал пешим ходом сто семьдесят километров.

Старик шел четким спортивным шагом, останавливаясь на ночлег в домах для приезжих при леспромхозах.

Здесь каждое утро и каждый вечер он разжигал свой самовар и досыта баловался чайком. В одной такой гостинице случай свел его с интересным человеком, назвавшимся краеведом, сыгравшим впоследствии немалую роль в жизни Шагея, о чем мы в свое время не замедлим поведать читателю.

Краевед исколесил всю Башкирию вдоль и поперек. Шагей не преминул угостить нового знакомого чудотворным напитком из родового самовара.

За чашкой шагеевского чая (это только говорится «за чашкой»! Сколько было выпито этих чашек, сколько раз Шагей снова и снова разжигал самовар — история умалчивает)…

Итак, за чашкой чая краевед долго и увлеченно рассказывал о странствованиях по родным и чужим землям. В свою очередь краевед, естественно, полюбопытствовал, куда и откуда держит путь почтенный собеседник, да еще с таким странным багажом — с самоваром.

И тут на Шагея нашло: он рассказал историю, смахивающую на фантазию. Рассказал о том, как однажды ночью ему во сне пришло видение о неминуемо близкой смерти, как он трезво стал готовиться к переселению в потусторонний мир и начал прощальный обход своих детей и внуков. А внуки у него пока только от средней дочери в Стерлитамаке. Младшая еще не пристроена, не замужем, все перебирает. Сноха же, что за старшим сыном, и не думает обзаводиться малышами, хочу, говорит, пожить, пока молода, в свое удовольствие. Слыхали, какая философия! И понял он, что рано еще покидать этот мир, покуда не навел порядка в собственном доме. И задумал во что бы то ни стало одолеть ангела смерти Газраила. И одолел.

«Что есть жизнь? — рассуждал Шагей. — Чтобы добраться до истины, надо сперва уяснить обратное: что есть смерть?» Как он своим умом понимал: смерть — полная неподвижность, сплошная немощь. Лежи себе в отведенном участке земли и не рыпайся, потому как весь истощился. Если так, то жизнь, стало быть, есть обратное, то есть движение, не смей торчать на одном месте, двигайся, бегай, хлопочи… суетись… Ко всему, что творится вокруг, до всего тебе должно быть дело.

Краевед завороженно слушал старика и что-то, как бы невзначай, заносил в блокнот.

— И вы такой режим выдерживаете и в непогоду? — спросил краевед.

— А то как же! Раз смерть не признает ни снега, ни слякоти, то жизнь и подавно на том стоит. Никакая погода не помеха для здоровья и жизни. И теперь, хотите — верьте, хотите — нет, — закончил рассказ Шагей, — а смерть отступила от меня, и надолго. Могу расписку дать: чувствую себя преотлично и до ста доживу как пить дать! — прихвастнул напоследок Шагей.

— Позвольте вас сфотографировать, — попросил краевед. — На память о нашей замечательной встрече. Снимки обязательно пришлю. Вы только мне свои координаты уточните.

Краеведу пришлось несколько минут разъяснять старику, что он имел в виду под координатами.

Шагей пожурил его:

— Вы все по-ученому. Сказали бы попроще: дай, пожалуйста, адресок…

На прощание краевед несколько раз щелкнул фотоаппаратом и заснял «на память» Шагея с самоваром. Если бы Шагей предвидел, к чему приведет эта затянувшаяся беседа за чашкой чая, он, возможно, умерил бы свою словоохотливость…

ШАГЕЙ В ОРЕОЛЕ СЛАВЫ

Шагей, не торопясь, продолжал путь домой. Если по дороге случались интересные встречи или в попутном колхозе была нужда в кузнецах, он охотно задерживался на несколько дней.

И все же односельчане каким-то образом проведали, когда точно Шагей прибывает в родную деревню. Как только он показался на околице Талтубяка, вся деревня высыпала на улицу и устроила ему пышную встречу с цветами, плакатами и школьным оркестром. Бабай опешил и чистосердечно удивился:

— Кого встречаете? Или праздник сегодня какой?

— Чего скромничаешь, бабай! Кого как не тебя встречать? С воскресением тебя из мертвых! На всю Башкирию, можно сказать, прославил и себя, и нашу деревню.

Шагей взглянул на плакаты, с которыми пришли односельчане, и совсем растерялся.

«Да здравствует турист Шагей — сын Шахмана!»

«Пусть живет долгие годы старейший пешеход Шагей!»

Бабаю протянули газету с его фотографией. Он сразу узнал себя по трехлитровому самовару. Вместе с фотографией в газете был помещен большой очерк под броским заголовком: «Когда смерть отступила…» Шагей никак не мог понять, откуда автор очерка — известный в республике журналист А. Хайдаров — узнал такие подробности из его биографии. Ему не сразу пришло в голову, что автор и краевед, повстречавшийся ему в доме приезжих, — одно и то же лицо.

Журналист живописал в газете, как Шагей, обремененный старческими недугами, отправился в путь к детям, чтобы попрощаться с ними перед смертью, и как благодаря неустанным тренировкам и главным образом спортивной ходьбе избавился от всех недугов и сейчас, полный сил, здоровья, забыл и думать о смерти. Очерк заканчивался мажорным призывом ко всем немощным старикам, и в первую очередь к пенсионерам, последовать живительному примеру Шагея — сына Шахмана.

Шагей пробежал глазами статью и, не глядя никому в лицо, потупился:

— Я ничего такого не говорил. Здесь многое выдумано.

Честному и скромному по натуре Шагею не по душе была такая шумиха и незаслуженная реклама, он не знал, как избавиться теперь от почестей и похвал.

Под звуки пионерского горна, под дробь барабана и дружные голоса школьников, распевавших: «Умирать нам рановато», народ проводил «знаменитого туриста» до его дома.

Как ни отнекивался, как ни отбивался Шагей, но ему все же пришлось изведать вкус славы и нести непосильный груз, выпадающий разве что на долю известных киноактеров или спортсменов. Он безропотно всецело отдал себя в распоряжение районного Совета физкультуры: его можно было видеть в президиумах туристических слетов, почетным судьей на соревнованиях по спортивной ходьбе и бегу. Если говорить начистоту, ему неловко было принимать незаслуженные почести, но он утешал себя тем, что и в этом ложном положении он, не получая никаких личных выгод, невольно играет положительную стимулирующую роль и приносит несомненную пользу обществу.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Прошли годы… А годы текут куда быстрее рек в весеннее половодье. После описанных нами самоварных баталий с невесткой Галией, после того как журналист А. Хайдаров вознес Шагея на пьедестал республиканской славы, прошло добрых десять лет… И вдруг такое чрезвычайное происшествие: самовар исчез опять. На сей раз сноха Галия была тут явно ни при чем.

Старик тщательно обшарил все закутки двора и случайно около забора обнаружил на земле клочок бумаги, где печатными буквами было выведено: «Самовар в надежных руках. Вернем новым». И таинственные четыре буквы под этим невразумительным сообщением: «ИДБС».

Шагей окончательно расстроился. Значит, самовар действительно кем-то украден. Нашли чем успокоить: находится в «надежных руках». Будто у него, у Шагея, самовару было ненадежно?! И на кой шайтан ему новый самовар?! Ведь все знали, самовар потому и дорог ему, что он старый! Шагей постучался к соседке, может, она видела, кто унес самовар и так зло подшутил над бабаем?

Соседку Шагея официально, по паспорту, звали Минникунслу — длинно и сложно, а по-уличному ее окрестили Сумитэ, что коротко и колоритно передавало ее внешний облик. Сумитэ — по-башкирски — мясо на бедрах. Эта кличка вполне подходила к ней.

Соседка сердилась, когда ее называли Сумитэ. Особенно обижало ее, когда к ней так обращался Шагей.

Упитанная, дородная, крупномасштабная Сумитэ напоминала пожарную каланчу районного масштаба, а невысокий, неказистый на вид Шагей — низкорослую лестницу-стремянку.

Отношения между соседями были далеко не добрососедскими. Будучи вдовой с десятилетним вдовьим стажем и отличаясь завидным здоровьем, мощной фигурой и огромным запасом неизрасходованной ласки, Сумитэ открыто угрожала агрессией — рано или поздно она женит на себе вдовца Шагея. Не пойдет за нее добром, насильно похитит его темной ночью и перенесет, как младенца, на руках к себе в дом. В эту угрозу легко было поверить: для осуществления такого агрессивного плана у Сумитэ были все данные. Шагей хоть и выглядел молодцом, но едва ли мог противостоять Сумитэ, которая вознамерилась действовать с позиции силы.

Опасаясь возможных последствий, старик старался не замечать соседку, не обращался к ней ни с какими просьбами и вообще остерегался встречи и разговоров с ней наедине, без свидетелей, а если это случалось, то лишь в крайних, исключительных случаях.

Но сейчас как раз и был такой исключительный случай, ЧП, можно сказать, и какое. Шагей преступил меры предосторожности, несмело, однако достаточно громко окликнул соседку. Половицы в соседнем доме дрогнули, заходили под тяжелыми шагами хозяйки, словно неподалеку находился эпицентр семибалльного землетрясения.

— Ты извини, Сумитэ, это я, — невразумительно и боязливо начал Шагей. — Ты дома?

— Нет, меня дома нет, — съязвила Сумитэ. — Ты видишь мою тень… Заходи, коли окликнул…

Пути к отступлению были отрезаны. Опасливо озираясь по сторонам, словно ища, кого бы позвать в случае чего на помощь, старик протиснулся в проем штакетника, который отделял его дом от соседского.

— Что стряслось? Лица на тебе нет! — с деланным сочувствием спросила Сумитэ.

— Ты, случаем, не видела моего самовара? — с трудом проговорил Шагей.

— Я не нанималась в сторожа к твоему дырявому самовару! — грубо огрызнулась соседка.

— Ай, зачем такие слова? Извини, я не то хотел сказать… Ты, случаем, не видела, кто унес мой самовар?.. Унесли и на память оставили записку.

— Записку, говоришь? — заинтересовалась Сумитэ. — И мне сегодня была записка. Не от кавалера, к сожалению, нет. Ничего не унесли, наоборот даже… Привезла я на днях себе машину дров. Ломала голову, кто бы их распилил. На тебя, сам понимаешь, надежды мало. Ты меня все сторонишься, будто чумы… Просыпаюсь нынче утром и, как в сказке, глазам не верю: дрова распилены, а на чурках лежит записочка. Можешь прочитать, если грамотный. Вот как чужие люди ко мне относятся, не тебе чета. «Желание граждан для нас — закон». Понимаешь, мое желание — закон! И подпись на записке не по-нашему — ИДЭБЭСЭ.

— Что за чертовщина! — воскликнул Шагей. — И у меня та же подпись. А что она означает, аллах ведает…

Достаточно было нескольких минут, чтобы весть о загадочных расписках облетела все дома по Яблоневой улице. И тут выяснилось: не одни только Шагей и Сумитэ стали жертвами злой шутки таинственного ИДБС. У пенсионера Садыкова, когда у него все крепко спали, отремонтировали палисадник, хотя хозяин об этом и не просил, у парикмахера Абдуллина похитили продырявленный диван и письменно заверили, что вернут его в наилучшем виде, у старухи Хаернисы злоумышленники утащили старые, никому не нужные керосиновые лампы, пообещав их зачем-то заново отникелировать. И всюду таинственный ИДБС вместо похищенных вещей оставлял расписки, а их ведь в качестве документов к уголовному делу не приложишь.

— Не иначе, как проделки шайтана! — авторитетно заявила старуха Хаерниса. — Был бы у нас мулла, помолился бы за нас, грешных, и избавил от бесовского наваждения, да где теперь муллу найдешь…

— Много знает твой мулла! Только денежки с нас слупит… — возразил Шагей. — К участковому, к Ярмухамету, вот к кому надо пойти. Есть аллах, нет аллаха — это бабушка надвое гадала, а вот милиции государство задаром трудодни не платит…

ЯРМУХАМЕТ ИДЕТ ПО СЛЕДУ

Вот и конец суровой зиме, трескучим морозам, безжалостным буранам. Весна… Земля, как истая модница, быстро-быстро меняет наряды и облекается по сезону во все яркое, пестрое, цветное.

Вместе с природой обновляется соответственно и человек — царь природы. Радость жизни охватывает все сущее на нашей планете. Все сущее, кроме участкового милиционера — старшины Ярмухамета.

Даже весна и сопутствующие ей радужные настроения, даже влюбленные парочки, снующие по Асфальтовой улице, даже легкая, будоражащая музыка, льющаяся из раскрытых настежь окон, — ничто не в состоянии расшевелить Ярмухамета, погруженного по самую голову в заботы. Ему сегодня не до весны… Он при исполнении служебных обязанностей, причем обязанностей весьма сложных и ответственных. Он пристально всматривается в лица прохожих и пытается разгадать, нет ли среди них тех, кто причастен к делу о шайке ИДБС, которое свалилось на него неожиданно, как снежная лавина, и сразу же круто изменило весь его распорядок дня, заволокло горизонт темными тучами.

Еще вчера ничто не предвещало грозы. Все, казалось, шло своим чередом, все было в полном ажуре. Человек исполнительный, не склочный, Ярмухамет пользовался хорошей репутацией. На подопечной ему территории процент нарушений уверенно сползал вниз. Случалось, конечно, что отдельные малосознательные граждане напивались до чертиков, даже иногда затевали драки. Бдительное око Ярмухамета всегда было на страже: едва только кто-либо позволял себе напиться до безобразия и неприглядно валяться на улице, Ярмухамет тут как тут, не щадя сил, переносил захмелевшего гуляку в ближайший квартал соседнего участка и тем спасал свой участок от угрозы роста правонарушений.

И вот сегодня пришел конец тихой, бестревожной поре, когда рапорты начальству сводились к стандартным записям: «За время моего дежурства никакие происшествия не имели места». И надо же было тому случиться, чтобы какая-то шайка избрала для своей преступной деятельности именно его участок — район Яблоневой улицы!

А тут еще дома ни с того ни с сего он обрушился на дочку Тиниру, запретил ей ходить на танцплощадку, где царит сплошной разврат и где она только компрометирует отца в глазах населения. Вспомнил о ссоре с дочкой и пожалел, что был несправедливо резок и груб с ней. Пусть себе танцует: и не посещая танцплощадки, можно сбиться с пути. Пусть танцует, пока молодая, а то ведь лучшие годы быстро пролетят.

Не успел старшина объявить амнистию дочери, как его вывел из себя — кто бы вы думали? — огромный жук. Это, с позволения сказать, насекомое нахально пыталось протаранить околышек милицейской фуражки Ярмухамета. Какая непочтительность!

Майский жук, потерпев неудачу, сделал крутой вираж и, не извинившись, полетел дальше. Столкновение с жуком вернуло старшину к суровой действительности. Нечего раскисать, размагничивать себя! Никаких отклонений в сторону, не имеющих прямого отношения к шайке ИДБС! Надо объявить себя в состоянии полной боевой готовности, быть собранным, подтянутым, как лук батыра!

Ярмухамету было совершенно ясно, что он имеет дело с хорошо налаженной преступной организацией. Такие преступники едва ли встречались в богатой практике известных сыщиков. Любой детектив позавидовал бы старшине Ярмухамету: сказочная жар-птица сама просилась ему в руки. Какая счастливая возможность довести столь сложное дело до конца, разоблачить ИДБС и отличиться на весь район!

Кто же они — члены шайки ИДБС? Воры! Это ясно по массовому исчезновению вещей. А то, что воры тут же делают добро — ремонтируют палисадники, рубят дрова, оказывают мелкие услуги, все это маскировка, показуха для отвода глаз.

С чего же ему начать поиски? Любой школьник скажет, что начать надо с расшифровки таинственных букв «ИДБС». Кто или что скрывается за этими четырьмя буквами? Если за каждой буквой стоит определенное лицо, нетрудно догадаться, что в шайке, по крайней мере, четыре человека. А если это условный шифр, как тогда быть?

Ярмухамет сознавал, что опыта уголовно-розыскных дел у него маловато, как криминалист он слаб, а если честно сказать, беспомощен. Но признаться в этом начальству и просить подмоги? Ни за что! В кои-то годы к нему попало стоящее дело, и отдать его кому-нибудь другому, чтобы тот, другой, незаслуженно купался в лучах славы, а он, Ярмухамет, кусал бы себе локти?!

Из прочитанных в разное время книг о милиции и сыщиках Ярмухамет знал, что преступник имеет обыкновение возвращаться на место преступления. Если так, то наблюдение и розыск следует начать с Яблоневой улицы.

И вот, едва ступив на Яблоневую, старшина, как и подобает детективу, не шел, а неслышно передвигался по опустевшей и замершей улице, прислушиваясь к каждому подозрительному шороху, боясь, как бы чего-то не пропустить.

Где-то часы пробили десять. Неожиданно впереди промелькнули два силуэта. Они только что свернули с Кооперативной улицы на Яблоневую, прошли метров десять и застыли. Незнакомцы о чем-то пошептались, затем один из них вскочил другому на спину, лихо перепрыгнул через забор, отомкнул калитку. Сердце у старшины милиции зачастило, как кинокадры при ускоренной съемке. Ярмухамет занял выгодную позицию, откуда удобнее всего было вести наблюдение и в решающий момент можно было застигнуть преступников врасплох.

Злоумышленники, ничего не подозревая, вынесли со двора мотоцикл и трехколесный детский велосипед. Они собирались снова нырнуть во двор, но тут их оглушил грозный окрик:

— Ни с места! Руки вверх!

Задержанные послушно подняли руки. Подойдя поближе, старшина осветил карманным фонариком их лица и захваченные ими «трофеи». Лица показались ему вроде бы знакомыми, где-то он их видел. Но где?

— Вы что тут делаете? — строго спросил участковый.

— Да мы… ничего… — промямлил один из них, широкоплечий, с необычно большой бородой.

— Что, живете здесь?

— Не-ет… — честно признался высокий брюнет с густыми черными бакенбардами.

— А это ваши вещи? — старшина указал на мотоцикл и велосипед.

— Нет, что нет, то нет, — пустился в объяснения парень с бородой.

— Все ясно! Разберемся… Подымите с земли краденое барахло, а точнее сказать, вещественные доказательства, и следуйте за мной.

— Позвольте узнать, куда вы нас поведете? — запротестовал чернявый.

— Здесь я спрашиваю, а не вы… Давайте не будем! Поведу, куда надо!

В милиции, усевшись за стол, Ярмухамет начал писать протокол дознания.

— Фио! — обратился он к задержанным.

— Булат Арсланович Барыев.

— Родис Мустафович Аглямов.

Записав адреса, Ярмухамет припер задержанных к стенке и, не дав им словчить, задал прямой вопрос:

— Что вы делали ночью в чужом доме?

— Да мы при исполнении служебных обязанностей, товарищ уполномоченный.

— Я вам не товарищ, а гражданин!

— Гражданин участковый.

— Предъявите документы!

Документов ни у кого не оказалось. Тогда Ярмухамет произвел личный обыск и обнаружил в карманах заготовленные заранее бумажки с сакраментальной подписью: «ИДБС».

Так вот она, знаменитая шайка ИДБС! Вот кто терроризировал население поселка! Ну, теперь им не отвертеться!

У старшины перехватило дыхание. Нет, не торопись, Ярмухамет. Оставь дело до утра. Их двое, а ты один. Подумай за ночь, как успешнее изобличить преступную шайку. С ними ничего не станется, если переночуют в камере предварительного заключения — КПЗ. Недаром пословица гласит: «Утро вечера мудренее». Задержанные особого протеста не выразили, но чернявый настоятельно просит об их аресте сообщить уважаемому Ибрахану Сираевичу.

Ярмухамет наказал дежурному под его личную ответственность охранять особо опасных преступников до утра, пока добьется у прокурора санкции на их арест.

Довольный одержанной победой, старшина заранее предвкушал: каково будет завтра всеобщее удивление, когда узнают, что это он, скромный участковый, презрев опасность, ночью, один против двоих, поймал на месте преступления и разоблачил опасную шайку! Ай да молодец, Ярмухамет! — скажет районное начальство. И почему его раньше не замечали, не отличали. Теперь-то наверняка его отметят приказом, представят к награде и, чем черт не шутит, повысят в чине.

Надо ли описывать настроение, с каким Ярмухамет возвращался домой. Просьба того, кто назвал себя Булатом Барыевым, напомнила ему, что сегодня, в субботу вечером, он был зван на пельмени к старому другу Ибрахану. Было уже около одиннадцати часов, удобно ли так поздно заявляться в гости. Но, приблизившись к дому, где он жил, рядом с директором комбината бытового обслуживания Ибраханом Сираевичем Ибрахановым, он увидел, что в окнах директора горит свет.

И Ярмухамет зашел на огонек. Зашел не за тем, чтобы отведать у соседей смачных пельменей, на которые такая мастерица Ямбика — супруга Ибрахана. И подавно не затем, чтобы выполнить просьбу пребывающего сейчас в КПЗ Булата Барыева, который определенно спекулировал именем ответственного работника, прикрываясь им, как щитом. Ведь не мог же в самом деле Ибрахан Сираевич, его давний друг и сосед, быть замешанным в преступной экспроприации у граждан предметов домашнего обихода!

Ярмухамету просто не терпелось поделиться с закадычным другом и покровителем большой радостью и во всех подробностях рассказать об успешно завершенной операции, а попутно развеять лживый поклеп проходимца Булата, имевшего наглость впутывать в свои темные делишки доброе имя Ибрахана.

Ибрахан и его дебелая супруга встретили соседа справедливым укором:

— Уже пятую порцию пельменей закладываем в кастрюлю, а соседа все нет! Где пропадал?

— Дела, Ибрахан Сираевич, неотложные дела! — скромно, потупив взор, ответил участковый.

— Скажите пожалуйста, какие мы занятые! — сыронизировал основательно подвыпивший хозяин. — В наказание выпьешь штрафную!

Как ни отнекивался Ярмухамет, ссылаясь на то, что находится при исполнении служебных обязанностей и его в любую минуту может вызвать к себе высокое начальство в связи с той операцией, какую он только что закончил, Ярмухамет не посмел отказать Ибрахану. Не тонкой ниточкой, а толстой бечевкой были они оба связаны уже много, много лет.

Ярмухамет был в вечном долгу перед Ибраханом. Когда тот из председателя райпотребсоюза выскочил в зампредседателя райисполкома, кто как не он вспомнил о своем дружке Ярмухамете и помог ему перевестись старшиной милиции в райцентр. Но вдруг колесо фортуны повернулось не в пользу Ибрахана: он не долго продержался на высоком руководящем районном посту, сполз на ступеньку ниже, в райкомхоз. Но и на новом посту сумел быть полезным Ярмухамету: посодействовал ему с трехкомнатной квартирой в Яшкале. Их дружба прошла горнило испытаний, и хорошее было, и плохое, но при том они всегда оставались добрыми друзьями, всегда делились радостью и горем. Несмотря на превратности в служебной карьере, Ибрахан продолжал оставаться в районной номенклатуре. Теперь он — директор районного комбината бытового обслуживания. Верно, в этой должности он теперь не может протежировать Ярмухамету. Но их дружба по-прежнему прочная, нерушимая, водой не разольешь. У обоих растут дочери, по воле случая они родились почти в один день: у Ибрахана — Минира, а у Ярмухамета — Тинира.

Ибрахан никогда не давал Ярмухамету почувствовать, что он-де в номенклатуре, а тот всего только рядовой совслужащий. Напротив, сам Ярмухамет по давней привычке никак не мог избавиться от какой-то потки почтительности по отношению к Ибрахану. Это обстоятельство отнюдь не мешало им, когда речь заходила о третьих лицах, перемывать косточки всяким карьеристам, подхалимам, крохоборам и эгоистам, которые нет-нет да встречались на их пути.

В последние дни старшина пережил много неприятных и хлопотливых минут из-за этого ИДБС. Дадим же ему возможность немного отдохнуть и перекусить. А мы тем временем, дорогие читатели, хотя бы вкратце обрисуем внешний облик двух закадычных друзей.

Ибрахан и Ярмухамет очень похожи друг на друга. Правда, назвать их родными братьями или близнецами никак нельзя. У того и другого — неширокий лоб, жесткие, с проседью, волосы. У Ярмухамета прическа ежиком, а Ибрахан стрижется под нулевку. Оба крупного телосложения, скуластые. В народе про таких говорят, что, когда бог раздавал людям отдельные органы, предки Ибрахана и Ярмухамета, будучи по натуре ловкими и пробойными, попали к богу на прием раньше других и заполучили для себя, а затем оставили в наследство своим отпрыскам завидные носы, большие рты и широкие густые брови. А вот глаза у них — разные. У Ибрахана они зеленоватые, а у Ярмухамета — черные.

Отведав две полные миски пельменей и подкрепившись не поддающимися учету «штрафными» рюмками, Ярмухамет исподволь приступил к рассказу о том, что, собственно, и заставило его сегодня так поздно прийти в гости. Свой рассказ он начал с конца операции, ошарашив хозяина неожиданным вопросом:

— У тебя, Ибрахан Сираевич, работает некто Булат Барыев?

— У меня, и не первый день! И не некто, а главный технолог! В чем дело?

— Просто твой главный технолог по совместительству главарь шайки, и я его с дружком посадил в КПЗ.

Полное лицо Ибрахана побагровело от гнева. Тяжело и прерывисто дыша, он напустился на Ярмухамета:

— Какая шайка? В своем ли ты уме?

— Шайка… Она терроризировала весь поселок… ИДБС. А что это значит, пока еще тайна…

Из уст Ибрахана одновременно вырвались и стон, и смех, он не дал закончить старшине его победную реляцию:

— Ой, не могу! Я думал, ты поумнел, а ты… Ну и удружил! Натворил делов!

— Ибрахан Сираевич, толком скажи, что я натворил?

— Тебе, дураку, за раз не растолкуешь. Беги что есть мочи к себе в участок и немедленно, понимаешь, немедленно выпусти задержанных. А вернешься, я тебе вправлю мозги, если они у тебя еще есть.

Ярмухамет потерял дар речи, стал заикаться:

— Как это… как это так «немедленно»? Они же арестованные… Утром придет начальник… Подам рапорт…

— Завтра будет поздно, понимаешь ты, голова садовая. Ты режешь меня без ножа, с живого кожу сдираешь. Бегом, одна нога — здесь, другая там. Утром скажешь: произошла досадная ошибка. Найдешь, что придумать. Поторопись! Вернешься, все объясню…

Ярмухамет ракетой вылетел на улицу. Слова Ибрахана Сираевича прозвучали для него как беспрекословный приказ.

ДОРОГОЕ НАЧИНАНИЕ

Не прошло и двадцати минут, как Ярмухамет, запыхавшись, прибежал обратно и доложил: все в порядке. Ибрахан облегченно вздохнул. Пропустили еще по одной.

— После такой встряски надо проветриться… — предложил Ибрахан.

Ярмухамету и самому хотелось как можно скорее выйти из душной квартиры. На свежем воздухе легче думается. А ему есть о чем подумать: как завтра утром он оправдается перед начальством?

Город сладко спал, убаюканный волшебной ночью. В парке и в лесу безумолчно, не зная перерыва на обед и сон, пели соловьи, им вторили другие пернатые, их было так много, что трудно даже просто их перечислить. Именно в такую пору природа, что называется, буквально раскрывает душу, безмерно общительна с человеком, доверяет ему все свои тайны.

Оба друга шли молча, боясь нарушить прекрасную гармонию природы. Каждый думал о чем-то сугубо сокровенном. Ибрахан предавался мечтам о будущем, когда он наконец утрет нос злопыхателям и завистникам и покажет, на что способен Ибрахан! Ярмухамета ни на минуту не покидала тревога: как бы ему не нагорело…

Участковому не терпелось поскорее узнать, что общего между бывшими «арестантами», шайкой ИДБС, и его другом Ибраханом. Это сразу поставило бы все на свои места, внесло бы успокоение в душу Ярмухамета. Но Ибрахан как будто нарочно переводил разговор на другие темы:

— Послушай, как они, стервецы, поют! Вот кому хорошо — птицам! Живут в полном согласии и мире и знать не знают ничего, кроме как исправно пополнять свой певческий репертуар. Остальное же им, извини, до лампочки…

После такого философского умозаключения Ибрахан устремил свой взор с небес на землю:

— Ты задумывался, Ярмухамет, над вопросом: кому на этом свете больше почета и удачи? Не знаешь? А я тебе скажу: тому, у кого вот этот котелок (тронул рукой голову) напичкан выдумками на все новое. Что двигает человечество вперед? Новые открытия, новые идеи! А тот, кто топчется на месте, тому суждено увязнуть в болоте. Кто смотрит другому в рот, послушно исполняет чужие приказы, тот отстает от жизни, прозябает, в итоге у него на балансе круглый нуль. Что не согласен?

Пойдем дальше. Чем берет, чем добивается успеха мой заклятый друг Хамза — директор горторга? Показухой! Открывает магазины без продавцов, доставляет товары на дом покупателям. Тоже мне Америку открыл! В наших столицах давным-давно это практикуют. А что сделал Хамза? Присвоил чужой передовой метод себе и — на тебе! — прослыл новатором. Карьера ему обеспечена! Глядишь, и в министерство выдвинут. А шумиха какая! Сначала передовой метод внедряется, потом передовой метод обобщается, выпускаются плакаты, созываются конференции покупателей, торговых работников, в газетах появляются статьи… И кто всей этой шумихой заправляет? Сам же Хамза! Под лежачий камень вода не течет. Ты можешь сделать в сто раз больше Хамзы, работать в сто крат лучше, но будешь скромничать и закиснешь в тени, и сказок про тебя не расскажут, и песен про тебя не споют.

Что же, по-твоему, мне остается делать? — продолжал монолог Ибрахан. — Не на того напали! Я обязан во что бы то ни стало переплюнуть Хамзу. Доказать, что и мы не лыком шиты. А что, если нам брать заказы, минуя заказчиков?! Что может быть приятнее, чем делать сюрпризы. Не ждать же, пока заказчик раскачается и обратится с просьбой: отремонтируйте, пожалуйста, то-то и то-то. Упредить заказчика — вот задача! Для того я и придумал ИДБС! Это неважно, что хозяина нет дома, мы и в его отсутствие распилим дрова, приведем в порядок амбар, восстановим палисадник, отремонтируем старую мебель, наладим испорченную швейную машину. Где найдешь такое новое начинание? Нигде! У Хамзы кишка тонка до такого додуматься! Главное — сделать людям приятное, сюрприз!

— Но почему же ИДБС? — несмело перебил Ярмухамет Ибрахана.

Тот вскинул на старшину удивленные глаза:

— Ох, голова садовая! Какой тугодум! ИДБС — это идеал доброй бытовой службы. А можно иначе — историческое движение бюро сюрпризов. А кто его зачинатель? Я — Ибрахан! А ты чуть не подрубил сук нового движения. Хорошо, что я вовремя поправил тебя…

— Вот оно что! — разинул рот Ярмухамет. — Это же здорово! — И после небольшой паузы добавил: — А нет ли здесь, Ибрахан Сираевич, риска: поймет ли народ твое начинание?

— Я много думал. Все рассчитал — и «за», и «против». По-моему, должно получиться. Я еще покажу, на что способен Ибрахан! Не так просто сбросить меня с номенклатурных весов, убрать с генеральной дороги!

Из-за вершины Сияле-тау — Вишневой горы — уже занималась заря. Соловьи и другие птахи еще сильнее зачирикали, защебетали: концерт птичьего ансамбля продолжался почти без антракта. На землю опустилась свежая прохлада. Утро развесило на травах и деревьях крупные капли росы. Одетым налегке — в пиджаке и плаще — Ибрахану и Ярмухамету стало зябко.

— Ладно, поговорили… Пошли спать, — предложил Ибрахан. — А может, завтра — какой там завтра, сегодня — махнем на Тарян-куль. Рыбалка — лучший отдых и зарядка для мозгов. Вздремнем часок-другой, и приходи ко мне. Шофера я предупредил, будет к восьми.

— К восьми и я буду как штык! — с благодарностью принял участковый приглашение на рыбалку.

Друзья разошлись по домам. Но оба они не так скоро уснули. Ярмухамет и в постели кряхтел, стонал, переживая вторично события минувшего дня, а Ибрахан никак не мог сдержать поводья необузданного коня фантазии: ему все рисовались гигантские масштабы, какие непременно примет во всей стране задуманное им начинание.

Обладая природной сметкой, Ибрахан прожил интересную жизнь, хоть и не имел специального образования. Что тут сыграло роль — трудно сказать. Счастливая звезда, под которой он родился? Врожденный организаторский талант, вскормленный с молоком матери? Одно несомненно — Ибрахан всегда был на виду, его поощряли, повышали, и шагал он по жизни словно по бархатной дорожке, не зная ухабов и рытвин. И вдруг его, такого непогрешимого, такого неуязвимого для критики, стали прижимать, обижать, выискивать и подбирать одно к одному крупицы недостатков, перечеркнув прошлые заслуги. Когда взбираешься по служебной лестнице, не так-то просто смириться с необходимостью спуститься хотя бы на одну-две ступеньки ниже. Каково же было Ибрахану, достигшему высокого поста — зампредседателя райисполкома, — спуститься до завкомхозом, а теперь до командования банями и парикмахерскими. Безусловно, для такого понижения были причины, были у него ошибки… У кого их нет, лишь у того, кто лежит на печи, греет бока и бьет баклуши…

Сквозь дремоту Ибрахан расслышал скрип двери. По-кошачьи ступая, сняв предварительно туфли, домой вернулась дочка Минира и сразу прошла на кухню. Вот она что-то жует, проголодалась. Ни совести, ни чести! А Ямбика храпит, сотрясая храпом стены дома, и ведать не ведает, где и с кем дочка прогуливает всю ночь напролет. Встать, что ли, и всыпать, как в детстве. Но Минира уже достаточно взрослая, у нее паспорт, самостоятельная… Прочитаешь ей нотацию — только сам расстроишься, тогда и вовсе не уснешь…

Ибрахан повернулся на другой бок и второй подушкой прикрыл уши, чтобы не слышать равнодушного храпа супруги.

ИБРАХАН СНИМАЕТ СТРУЖКУ

Ибрахан солидным медленным шагом направлялся на работу. Он все еще находился под приятным впечатлением вчерашней удачной рыбалки и чудесной ухи. Нет, что ни говорите, а Ярмухамет — большой спец по части приготовления ухи. И откуда у него такой талант?!

Быстрым дробным стуком каблучков Ибрахана опередила Аклима — секретарь-машинистка комбината, девица в возрасте. По начальнику можно было проверять часы: он переступал порог комбината точно в девять, Аклима считала, что ома обязана приходить на пять минут раньше.

— Ах, Аклима, Аклима, — укоризненно покачал головой Ибрахан. — Сколько раз вам повторять, в ваши годы на работу нельзя бегать как на пожар. Ходите не спеша, чтобы вся красота окружающей природы запечатлелась в душе. Это ведь зарядка на весь день. К лицу ли вам уподобляться легкомысленному мотыльку? Секретарь комбината должна ходить важно, степенно, с достоинством.

— Никак этому не научусь, Ибрахан Сираевич, — ответила, смеясь, вертлявая и кокетливая Аклима. — Все никак не угожу начальству. Ваш предшественник, напротив, требовал, чтобы я двигалась, как волчок, а вы…

— Поспешишь — людей насмешишь. Вот оно и обернулось против него: так спешил-насмешил, что сняли его.

Привыкший к солидным кабинетам и личным секретарям, Ибрахан, возложив на себя бразды правления комбинатом бытового обслуживания, первым делом распорядился оборудовать себе кабинет, который по внешнему виду отражал бы широту задач, стоявших перед Ибраханом, ведь в его ведении находились все предприятия службы быта города — от парикмахерских, сапожных и портновских мастерских до бань и ремонта хозяйственных сумок. Новый кабинет, правда, по кубатуре был намного меньше тех, что занимал он прежде, в исполкоме и в комхозе, но выглядел все же вполне солидно.

Явно подражая Ибрахану, грузной походкой в кабинет проследовала курьер Халиса-ханум с утренней почтой, с газетами, журналами. Халиса переигрывала, она ходила важно, степенно, ни дать ни взять — она, а не Ибрахан управляет комбинатом! Надо вовремя одернуть курьершу, подумалось Ибрахану, а не то, боже упаси, если внешняя грань будет стерта, как же тогда отличишь простого смертного от директора.

Ибрахан едва успел просмотреть почту, как секретарь Аклима доложила…

— Ибрахан Сираевич, на пятиминутку собрались!

Ибрахан неторопливо спустился в красный уголок, служивший одновременно и клубом, и бильярдной. Здесь его уже дожидались начальники цехов, мастера, плановики, бухгалтеры, экономисты. Небрежным кивком головы, со сдержанной улыбкой, как приличествует высокому начальству, не расточающему свои улыбки направо и налево, сделал всем общий поклон.

Выступления ораторов носили чисто информационный характер: каждый докладывал об итогах работы за минувшую неделю. Аклима фиксировала их основные мысли в особом журнале пятиминуток. Что же касается основополагающих выступлений Ибрахана, то они записывались со стенографической полнотой и точностью: дабы ни одна из его ценных мыслей не пропала бесследно.

На этот раз никакой мобилизующей и направляющей заключительной речи начальства не было, Ибрахан ограничился тем, что обратился к коллективу с коротким и деловым призывом:

— За работу, товарищи!

Директору Яшкалинского комбината бытового обслуживания не терпелось поскорее остаться наедине с Булатом и Родисом, отчитать их по двадцатое число и, как говорится, снять с них стружку так, чтобы они на всю жизнь запомнили этот урок. Шутка ли, попали в милицию. Пусть спасибо скажут, что Ибрахан нажал на своего дружка Ярмухамета и все обошлось благополучно… А не то подсекли бы под корень новое начинание.

Булат и Родис в предвидении заслуженной головомойки настроились на виновато-извинительный лад.

— Я не буду требовать объяснений, как все это произошло, — сказал Ибрахан строго. — Я знаю вас: в свое оправдание вы всегда найдете тысячи и одну объективную причину. Предупреждаю — чтоб это было в первый и последний раз.

— Сделаем выводы, будьте уверены, Ибрахан Сираевич, — покорно заявил Булат. — Наша вина налицо. Недоработка. Нам бы надо предварительно, хотя бы поверхностно, познакомиться с будущей клиентурой, а мы бросились очертя голову, напролом. Вот и получилась осечка. Больше этого не будет!.. Но, согласитесь, один случайный прокол камеры не способен вывести из строя автомашину. Одна промашка не порочит всего движения.

— «Не порочит, не порочит», — передразнил Ибрахан. — Вам ли объяснять, что маленькой ложечки дегтя достаточно, чтобы испортить огромную бочку душистого башкирского меда. Не слова нужны, а положительные факты, только факты.

— Таких фактов у нас сколько угодно, — с апломбом заявил Булат.

— Сколько угодно, — поддакнул Родис.

— Народ встретил идею нового движения с радостью. Вот вам пример: старухе Хаернисе обтянули диван, и мы с Родисом доставили его хозяйке. Старуха спросила: «Кому в голову пришло такое доброе дело?», а я ей сказал: «Ибрахана Сираевича знаете? Ну, того, что в исполкоме сидел?» — «Как же не знать, с умом, говорит, человек». А я ей: «Так это он людям добро несет». — «Да продлятся его дни на земле!» А я ей: «Если хочешь похвалить, напиши в газету». А она: «Я бы написала, да аллах не сподобил меня грамотой. Ты бы сам настрочил, а я руку приложу». Ну, я не дал ей опомниться и тут же, как говорится, не отходя от кассы, сочинил благодарность, а она пару каких-то арабских букв в конце приписала. Отдал ей заметку, чтобы сама отнесла в редакцию и на словах все, как было, передала.

Широкое лицо Ибрахана озарилось довольной улыбкой:

— А если она не пойдет в редакцию? Где гарантия?

— Людям надо верить. Вы же сами нас этому каждый день учите, Ибрахан Сираевич. Таких примеров, как со старушкой Хаернисой, могу привести десятки. Ваша тактика внезапного натиска и оглушения сюрпризами вполне себя оправдала.

Ибрахан жестом руки остановил поток красноречия Булата, он знал, что тот способен говорить без передышки двадцать четыре часа в сутки. И еще он знал за Булатом: дабы угодить начальству, тот способен расшибиться в лепешку, и уступить ему авторство любой гениальной идеи, пришедшей в его голову.

ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА

Ибрахан испытывал по отношению к Булату двоякое чувство. Он завидовал Булату. Завидовал тому, что природа одарила Булата, а не его, бурной фантазией, неуемной энергией, и в то же время ему было приятно сознавать, что такой бесспорно одаренный и талантливый организатор работает рядом с ним, предоставил все свои способности и талант в его безграничное распоряжение. Он любовался Булатом, таким импозантным, впечатляющим.

У его дочери Миниры губа не дура, она сразу же, как только впервые увидела Булата, излучила обжигающий взгляд, от Ибрахана это не ускользнуло. В своих далеких мечтах он видел Булата зятем. Интересы тестя станут интересами зятя, и тогда Булат безраздельно будет служить делу Ибрахана и его семьи! И, право, в том нет ничего несбыточного: слава Ибрахана снова засверкает в зените!

История человеческих отношений знает немало случаев взаимной и чистой любви с первого взгляда. Столько же можно привести случаев взаимного Доверия и Дружбы с большой буквы, какая возникает между вчера еще совершенно незнакомыми людьми, стоит им чистосердечно поговорить друг с другом, выложить, что называется, свою душу. Достаточно было короткой, но откровенной беседы, чтобы Булат за какой-то час покорил Ибрахана, а тот вслепую, безоговорочно поверил ему, поверил в него.

Вот как это произошло.

У Ибрахана был трудный, непосильно трудный день. Недаром называл он этот день «черной пятницей». Именно каждую пятницу Ибрахан принимал жалобщиков. Приемный день сознательно был установлен в пятницу, поскольку за пятницей следовали два выходных дня, когда можно было всласть отдохнуть после умственного и физического пятничного напряжения.

Двери кабинета Ибрахана раскрывались настежь для всех, у кого было дело к директору комбината — большое, проблемное, или малое, пустяковое. Прием продолжался весь рабочий день, без перерыва на обед. (Аклима ухитрялась незаметно приносить директору из буфета на подносе обед.) Приемы отнимали у Ибрахана много нервов и сил. Не желая прослыть бездушным бюрократом, он проявлял к посетителям, независимо от их служебного положения, максимум внимания, терпения и такта, сочувственно выслушивал претензии, порой даже необоснованные. И никто из посетителей не смел упрекнуть директора в том, что тот отнесся к нему казенно, по-чиновнически.

Дорогой читатель, вы никогда не задавались вопросом, достойным докторской диссертации: что собой представляет неистребимое племя жалобщиков?

Невозможно вообразить себе нашу планету без жалобщиков. Жалобщик многолик. Это — пострадавший клиент, покупатель, посетитель, это — потенциальный критик, испытавший на себе маленькие недостатки нашего большого механизма. Такие жалобщики вызывают к себе уважение, сочувствие. Их прогрессивная роль как критиков всего плохого — несомненна.

Наряду с ними процветает порода жалобщиков, для которых жалобы — «влеченье, род недуга». Они облачаются в тогу правдолюбцев, борцов за справедливость. Жалобы пишут не анонимно, подписываются именем, отчеством, фамилией, указывая даже возраст и номер профбилета. Их жалобы подкрепляются цитатами из речей и постановлений, вырезками из центральных газет — передовых статей и фельетонов. У каждой такой жалобы имеется исходящий номер, на каковой можно при необходимости ссылаться, сообщая, что ожидается ответ в установленные высшими инстанциями сроки, хотя зачастую то, что вызвало гражданский гнев жалобщика, не стоит и выеденного яйца. С таким же успехом можно жаловаться на ураган или извержение вулкана.

Однако, чего греха таить, в некоторых учреждениях к жалобам, и притом весьма серьезным, обоснованным, отношение, мягко выражаясь словами поэта, «плевое». Жалобы надолго застревают в канцелярских дебрях, и раскопки их длятся месяцами.

Ибрахан, получив назначение в комбинат, поставил себе за правило незамедлительно реагировать на сигналы с мест. На письменные накладывал категорические резолюции: «Срочно разобраться!», «Проверить и доложить!», а по устным — вызывал к себе исполнителя и под его личную ответственность поручал, вникнув в суть, удовлетворять претензии клиентов. Ибрахан не уставал повторять, что заказчик, он же покупатель, он же потребитель, он же клиент, он же заявитель, всегда прав. И этому неопровержимому тезису подчинил всю повседневную деятельность комбината. И не его, Ибрахана, вина в том, что далеко не все жалобы решались тут же на месте, в присутствии заявителя. Всякий здравомыслящий человек понимал, что серьезную жалобу нельзя решать с кондачка, тяп-ляп, в один присест. Серьезная жалоба требовала серьезного, вдумчивого к себе подхода и невольно превращалась в «Дело №», а «Дело №» становилось нередко трудноразрешимой проблемой.

После такого небольшого отступления да будет нам позволено пройти в приемную Ибрахана, переполненную как вагон трамвая в часы «пик». Многие жалобщики явились задолго до начала приема, успели перезнакомиться друг с другом, громко переговаривались, изливая свои беды и нужды, заставившие их отпроситься с работы или оставить на соседку малых детишек.

Девять часов утра. Директор молча проследовал в кабинет. Секретарша предложила прекратить курение в приемной, призвала к тишине. Затем опросила пришедших на прием, собрала анкетные данные и выяснила суть их претензий. Записи передала начальству, а оно, не торопясь, приступило к глубокому и основательному их изучению, дабы во всеоружии подготовиться к приему.

Прошло не менее получаса, когда из кабинета последовал звонок. Аклима назвала первого по списку заявителя. Им оказался молодой словоохотливый паренек, лет двадцати, недавно вернувшийся из армии.

Ибрахан вышел из-за стола на середину кабинета, поздоровался за руку с клиентом, усадил в кресло и, экономя время, не дал посетителю высказаться:

— Значит, часы барахлят?..

— В армии от командования в подарок получил, вот и надпись на часах. Шли секунда в секунду, а отдал их в ремонт и… на работу стал опаздывать…

— Опаздывать нехорошо, бывшему солдату негоже нарушать дисциплину.

— И я так говорю. На ваших часах сколько сейчас?

— Двадцать минут одиннадцатого…

— А на моих без двадцати десять. Куда это годится?

— Вот вам письменное распоряжение, пройдите в мастерскую: в три дня приведут в порядок. А то сегодня на работу опоздали, а завтра на свидание… Хи-хи… Невесту этак можно потерять, — хихикнул Ибрахан и проводил клиента до дверей. Снова нажал звонок.

В кабинет влетела старушка и, не дожидаясь, пока Ибрахан проделает свой обычный маршрут от стола к середине кабинета, окатила его пулеметной очередью и подвела к зеркалу:

— Посмотрите, на кого я похожа?

Ибрахан опешил и не знал, что ответить:

— Как на кого? На себя…

— С этой прической, остриженная под молодежную польку? Опозорили мою седую голову.

Прическа действительно была более чем странная для женщины в годах. Но сразу признаться в том, что в парикмахерской напортачили, Ибрахану не хотелось, и он попытался свести все к шутке:

— Я не знал вашего отца и мать, а потому мне трудно сказать, на кого вы больше похожи.

— Не трогайте моих родителей, да будет земля им пухом…

— Напрасно, ханум, сердитесь. Как мужчина, должен прямо сказать, что прическа вам к лицу. Она молодит, и вам не дашь ваших лет… Поверьте моему вкусу. Я могу приказать, и вас причешут по-другому, по… В этой прическе вы так похожи на Шульженко, что вот-вот, кажется, запоете: «Парней так много холостых, а я люблю женатого…»

— Ну, положим, у меня другая песня…

Звонок. Аклима впустила следующего.

— Чем вам не угодило наше фотоателье?

— Почему не угодило? Прямо в лицо угодило. Никак себя не могу узнать. Сами убедитесь, — и протянул фотоснимки.

— Верно, получилась накладка: к вашей голове присобачили чужую физиономию… Ошибку исправим в наилучшем виде.

Вслед за пострадавшим от фотобрака вошла домашняя хозяйка с керогазом.

— Скажи ты мне, пожалуйста, почему мой керогаз, как покойник, не горит, не дымит?

— А почему вы ко мне пришли? Идите в мастерскую, там вам его и починят.

— А я потому и пришла, что там три раза чинили и по пол-литра за каждый раз брали, а керогаз ни с места, какой-то в нем карбюратор, говорят, испортился…

— Что за чушь несешь, мамаша? Какой в керогазе карбюратор?

— Вот и мне люди то же самое говорят… а твои охламоны три пол-литра у меня выманили за этот карбюратор…

Ибрахан понял: женщина стала жертвой каких-то ловкачей из «Металлоремонта».

— Оставьте здесь керогаз. Завтра зайдите за исправным… Договорились? Я им такой карбюратор покажу, что до седьмого колена помнить будут и детям накажут…

Очередной посетитель озадачил Ибрахана неожиданным вопросом:

— Товарищ директор, вы любите стихи? Поэзию?

— Я не для того принимаю посетителей, чтобы отвечать на глупые вопросы.

— Вопрос ничуть не глупый. Эта поэзия прямо к вам относится. Как сказал поэт: «Что за толк мне от того, что мир широк, когда туфли жмут». Со мной еще хуже, не жмут, а колят. Три раза ходил к вашим сапожникам. Избавьте, говорю, от гвоздей, что остались после ремонта.

— От кого я это слышу? От молодого джигита?! Тогда у меня вопрос: историю ты читал?

— Как не читать? На пятерки учился.

— Плохо, видать, учился. Еще раз прочитай про Спартака. Он воинов заставлял по сто километров бегать в ботинках с гвоздями, а ты…

— Уж лучше вы еще раз прочитайте историю древней Греции. Это не Спартак, а спартанцы на голых кроватях спали.

— Зачем далеко ходить — возьми индийский факиров или йогов: они и посейчас на гвоздях спят, а ты каких-то трех гвоздиков испугался. Где же закалка молодежи?! Нежные вы стали, инкубаторные…

— Попробовали бы вы походить на гвоздях…

— Не будем пререкаться… Вот бумажка, пойдешь в мастерскую, чтобы вытащили гвоздики и показали наглядно, что они не так страшны…

Знатока истории древней Греции сменила дородная красавица из Белебея. Ее претензия касалась интимного предмета дамского туалета.

Не успела белебейская красавица распрощаться с Ибраханом, как в кабинет ворвался вне очереди, не оформленный в списке, гражданин, у которого испортился телевизор. С места в карьер он обвинил и секретаршу и Ибрахана в бюрократизме.

— Я требую — немедленно отремонтируйте мой телевизор. Вы срываете важное мероприятие. Сегодня такая передача… Футбол, понимаете? На кубок, а я по вашей милости не буду смотреть. Ваши мастера-ломастера ничего знать не хотят, у них, видите ли, большой список очередников. А мне какое дело! Государство продает телевизоры, в газетах печатаются программы передач, а они ни с чем не считаются. Как это называется, скажите мне?

И, не дожидаясь ответа Ибрахана, владелец телевизора сам же ответил:

— Бюрократизм! И если вы это поощряете, то вы тоже первостатейный бюрократ.

— Кто бюрократ? Вы за бюрократа ответите! Пятнадцать суток захотелось? Сейчас позвоню в милицию и… — он потянулся к телефонной трубке…

— А я не боюсь милиции. Моя милиция меня бережет!.. Отремонтируйте телевизор, иначе я отсюда не уйду…

Ибрахан не ожидал, что разговор примет такой оборот, и попытался урезонить ретивого посетителя:

— Вы срываете прием населения…

— Я тоже население…

— Вы не население, вы бузотер…

— От бюрократа слышу…

— Я на государственной службе, а вы мне не даете выполнять государственные функции. Вы понимаете, чем это пахнет? Войдите в мое положение. На моем месте как бы вы поступили?

— Я бы отдал приказ гнать в три шеи таких бюрократов, как вы!

Ибрахан понял, что шутки плохи, и снял телефонную трубку:

— Милиция! Говорит Ибраханов! Какой-то хулиган вот уже целый час терроризирует меня. Приезжайте!..

Владелец телевизора поспешил ретироваться:

— Буду смотреть передачу у соседей, а завтра снова приду…

Этот разговор выбил Ибрахана из колеи: еще один такой посетитель, и он за себя не отвечает, нервы не выдержат, сорвется. Вызвал Аклиму:

— Будем закругляться… Давайте всех сюда!

Человек тридцать — сорок — кто знает, сколько их было, — повалили в кабинет.

— Все ваши жалобы у меня записаны. Ничего вам понапрасну терять драгоценное время. Я отдам распоряжение удовлетворить все ваши законные претензии. У меня золотое правило — клиент всегда прав, и именно в таком духе я воспитываю свой коллектив.

Вот в какой сложной и бурной обстановке приходилось работать директору КБО — комбината бытового обслуживания — Ибрахану. Еще не так давно он занимал кресло в исполкоме. Все вокруг него ходили на цыпочках, боясь лишний раз его потревожить. А сегодня он пересел в комбинатское кресло, и все, кому не лень, жалуются, требуют, угрожают, и нет на них никакой управы.

ЯВЛЕНИЕ БУЛАТА ИБРАХАНУ

Ибрахан и предвидеть не мог, что в тот же самый день, когда на него скопом навалились и красавица из Белебея, и сумасбродный владелец телевизора, и старушка с нелепой прической, к нему неожиданно придет спасение.

Народ хлынул из кабинета, только один неизвестный гражданин с густыми черными бакенбардами, орлиным носом продолжал сидеть как ни в чем не бывало.

— Боже мой, а вы почему не уходите? — утомленным голосом, еле ворочая языком, произнес Ибрахан. — У вас что?

— ИДБС! — таинственно прошептал незнакомец.

— Не понимаю, что вы там бормочете?

— Не бормочу, а произношу внятно и раздельно по буквам: ИДеБеСы.

— Вы это мне говорите: иди к бесу?

— Совсем напротив! Я пришел помочь вам, избавить вас от назойливых жалобщиков.

— Ничего не понимаю. Кто вы такой?

Незнакомец пронзил Ибрахана всепроникающим взглядом черных гипнотизирующих глаз и с апломбом представился:

— По специальности социолог-экономист, а по совместительству, если хотите, ваш будущий ангел-хранитель — все зависит от вас. Я не успел, к сожалению, подвергнуть обстоятельному анализу деятельность всех подведомственных вам коммунально-бытовых предприятий, Но прежде чем явиться к вам, прошелся по парикмахерским, пошивочным и сапожным мастерским… Всюду, увы, неприглядная картина. Ваши титанические усилия по подъему службы быта на недосягаемую высоту не достигают дели. Почему? — спрашиваю я. Чего не хватает коллективу вашего объединения? Отвечаю: огня, которым горите вы, отдавая этому важнейшему участку всю свою энергию и талант. Я уверен, мы найдем общий язык и поймем друг друга. Ваши устремления мне близки. Вы — работник крупного калибра. Для вас служба быта — временная остановка по требованию, если хотите, трамплин, с которого вы взлетите на более масштабный пост.

Ибрахан был несказанно ошарашен и смущен: незнакомец читал его сокровенные мысли. Речь незнакомца лилась, как целебный бальзам на незажившие еще раны. Он боялся прервать его, нарушить ход его мыслей, хотелось слушать и слушать. Тот почувствовал в лице Ибрахана чуткого, благодарного слушателя и вдохновенно, торжественно, как когда-то, в старое время, оглашались манифесты и рескрипты царствующих монархов, изложил суть своих радикальных мыслей:

— Я предлагаю при руководимом вами КБО создать ИДБС, иными словами, спецбригаду по образцово-показательному обслуживанию. Расшифруйте ИДБС — и вот вам целая программа действий. ИДБС — идеал доброй бытовой службы. ИДБС — идейное движение бытовых сюрпризов. ИДБС — истинное добро без спасибо! ИДБС — знак качества, гарантия отличного обслуживания. Если меня правильно информировали, ваше имя, уважаемый, по далеко не случайному совпадению, тоже начинается на «И», следовательно, движение, которое вы возглавите, будет теснейшим образом связано с вашим именем. Я уже предвижу, что это вам сулит…

Ибрахана словно током ударило, голова кругом пошла. Он толком еще не разобрался, что именно предлагает ему незнакомец и что требуется от него, Ибрахана. Но уж больно хотелось поверить в те намеки и полунамеки, какими обильно оснастил незнакомец свою речь.

— Мне лично, — продолжал таинственный незнакомец, — слава не нужна. Идеи мои пусть будут вашими. И деньги мне не нужны. Я буду счастлив от сознания, что принес посильную пользу обществу. — И, считая вопрос решенным, сугубо деловым тоном спросил Ибрахана: — План города у вас имеется?

— Где-то был… — Ибрахан неловко пошарил в ящиках письменного стола. Он не помнил, когда пользовался этим планом. — Нет, не здесь. — План города был обнаружен среди пыльных папок на шкафу.

— Я предлагаю разбить город на зоны. Главное — внезапность и натиск, главное — ошеломить клиента неожиданным сюрпризом. Итак, что мы имеем?..

Две головы склонились над картой, точно два маршала перед началом генерального наступления.

В этот момент в кабинет влетела молодая жгучая брюнетка с широко раскрытыми глазами.

— Извини, папочка…

Незнакомец изумленно уставился на чернобровую красавицу, словно путник на неизвестно откуда появившийся в пустыне яркий цветок. Красавица обожгла незнакомца ответным взглядом.

— Пардон… — и что-то зашептала на ухо Ибрахану. Тот молча вынул бумажник и протянул девушке двадцать пять рублей.

— Познакомьтесь, — обратился он к незнакомцу. — Моя дочь Минира…

— Очень приятно, — привстал незнакомец, просверлив девушку жгучими глазами. — Булат Барыев.

Так Ибрахан узнал, как зовут его спасителя.

Так в маленьком городке районного масштаба Яшкале зародилась новая форма бытового обслуживания, которая с первых же шагов породила в адрес ее зачинателей кривотолки и протесты, благодарность и похвалу.

РОЖДЕНИЕ ИДБС

Булат совсем недавно отметил свое тридцатилетие. В трудовой книжке — сплошной перечень полярных устремлений. Честно сказать, он и сам не знал, чего, собственно, добивается, чего хочет. Нет, он не гнался за длинным рублем. Но и не был бессребреником, хорошо одевался, костюмы шил в ателье-люкс, любил с размахом отдохнуть. Для этого нужны были деньги…

В юные годы у него прорезался драматический баритон. Но актером не стал, быстро разочаровался в сценической карьере. Увлекался шахматами, проявил недюжинные способности в комбинационной игре, но скоро понял, что шахматной короной ему не овладеть. Чтобы располагать побольше свободным временем для разработки и осуществления далеко идущих планов, которые обеспечили бы ему красивую жизнь и положение в обществе, поступил в агенты Госстраха.

Близкое знакомство с застрахованными клиентами позволило ему встречаться с нужными и полезными людьми.

Он жил надеждой, что встретит в конце концов человека, который поймет, поддержит его, и тогда он вспыхнет на небосводе яркой звездой. Вместе с ним, естественно, на пьедестал признания и почета взойдет и его меценат.

Неудачи не обескураживали его. Напротив, закаляли. К нему вполне были применимы строки великого поэта, запомнившиеся со школьной скамьи: «А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой».

Булат попал в Яшкалу к Ибрахану в счастливую пору. Ибрахан пребывал в состоянии острой депрессии, вполне понятной после сокрушительного нисхождения по служебной лестнице. Неожиданный приход Булата прозвучал как праздничный благовест. Булатовский ИДБС показался Ибрахану чудодейственным стимулином, призванным вывести его из состояния оцепенения, застойного тупого безразличия ко всему, что делалось вокруг.

Ибрахан и Булат нуждались друг в друге. Их сближение с точки зрения диалектики было естественным и закономерным. Не приди Булат в Яшкалинский комбинат бытового обслуживания, пришел бы кто-то иной — натура Ибрахана жаждала, чтобы явился некто булатоподобный, начиненный с ног до головы всевозможными идеями, способными вернуть Ибрахану былое величие и власть.

Ибрахан завороженно слушал излияния Булата о предстоящей революции в бытовом обслуживании граждан. Это приятно щекотало самолюбие Ибрахана. Это было как радужный и пленительный сон, когда боишься проснуться, иначе прекрасное сновидение мгновенно улетучится. На сей раз происходило не во сне, он наяву слышал, что говорил будто с неба свалившийся молодой человек, назвавший себя его спасителем: он предлагал ему стать зачинателем нового массового движения! Неужели это сбудется? Неужели наряду со стахановским или гагановским движением скоро повсеместно заговорят об ибрахановском движении, которое вольет новое вино в старые мехи заскорузлых, испокон веков застоявшихся стереотипных форм обслуживания бытовых нужд населения?

Нет, об этом вслух нельзя и говорить, об этом можно лишь тихо, робко мечтать, иначе, не дай бог, еще сглазишь, вспугнешь жар-птицу, она взмахнет крыльями, и ты снова останешься у разбитого корыта.

То, что предлагал Булат Барыев, кажется, так он назвал себя, было просто и вместе с тем гениально: что может быть приятнее, чем делать людям добро. Граждане ни сном, ни духом не подозревают, что их ждет, а ты преподносишь им сюрприз! И все без очереди, без привычной в подобных случаях волокиты!

— Надо, чтобы о вашем ИДБС (Булат уже передоверил свое детище Ибрахану) заговорили в Яшкале! Как этого добиться? Как учил нас великий полководец Суворов? Вы лучше меня знаете историю. Внезапность, учил Суворов, залог победы! Пусть думают, что все это проделки какого-то циркового фокусника или сказочного старика волшебника.

Внезапное, но тщательно подготовленное наступление на жителей Яшкалы по зонам — таков первый этап. Второй — благодарственные отзывы клиентов, обслуженных ИДБС, — отзывы устные и письменные, на собраниях и в печати. Третий, заключительный этап — вежливое, предупредительное приглашение к оплате услуг, оказанных опять же под девизом ИДБС. Осчастливленные приятным сюрпризом граждане, смею вас заверить, не обратят внимания на лишние двадцать — тридцать процентов наценки, включенные в счет за применение повышенной технологии и за обслуживание экстра-классом. В итоге комбинат бытового обслуживания, руководимый вами, закончит хозяйственный год с активным балансом, небывалым ростом прибыли. Надо ли говорить, какой это вызовет повсеместно резонанс.

Помимо высокой рентабельности куда большее значение имеет моральный фактор — полная и окончательная ликвидация проклятого наследия прошлого — бесконечных жалоб. Не пройдет и месяца, от силы — двух, как повсюду исчезнут осточертевшие всем книги жалоб. Вместо них появятся в золотых тиснениях книги положительных отзывов и благодарностей!

Предложение Булата было столь неожиданно-ошеломляющим для Ибрахана, что тот даже онемел и с трудом выдавил несколько слов:

— Признаюсь, все это довольно заманчиво… Но… хотелось бы посоветоваться кое с кем… Надо с Аксакалом[2] поговорить.

— Вот именно этого делать пока не следует. Пропадет, если можно так выразиться, «сюрпризность», элемент неожиданности. Потом, попозже, пожалуйста, советуйтесь с кем угодно, и они скажут вам огромное спасибо.

— Но все-таки следует обдумать… Знаете что, давайте завтра снова встретимся. Встретимся, если не возражаете, в неофициальной, домашней обстановке… Жду вас у себя.

Булат поблагодарил за приглашение. Он знал, что они с Ибраханом отныне друзья, прочно связанные одной общей идеей.

План Булата смелостью, дерзостью, необычностью увлек Ибрахана. Дома он рассеянно слушал бессвязный лепет жены Ямбики, не заметил, как проглотил ужин, и, улегшись на диван, продолжал в полудреме обсуждать детали организации ИДБС.

Кабинет Ибрахана Булат покинул взмокший, усталый, словно студент после сдачи трудного экзамена придирчивому, дотошному профессору. Хотелось прийти в себя, рассеяться, развлечься…

Выйдя из комбината бытового обслуживания, Булат запеленговал бравурные танцевальные ритмы, доносившиеся из яшкалинского парка культуры и отдыха.

На танцплощадке народу было не протолкаться. На какую-то долю секунды Булат пожалел, что не посвятил себя балету.

Танцевал он классно. Каждая девушка считала для себя большой честью, когда он приглашал ее на танец. Пока он танцевал, всеобщее внимание было приковано только к нему.

Распорядитель объявил: «Дамский вальс. Дамы приглашают кавалеров!» Но девушки почему-то предпочитали приглашать девушек и танцевали, что называется, «шерочка с машерочкой». Перед глазами Булата промелькнуло знакомое тонкое лицо. Так и есть — он увидел красавицу Миниру — дочь Ибрахана. Она танцевала с веселой хохотуньей, которая рассказывала ей, видимо, что-то очень смешное.

Булат проследил глазами за этой парой. Когда кончился танец, они подошли к какому-то чернобородому юноше, в джинсах и цветастой нейлоновой ковбойке с алжирскими пальмами на груди. Неужели это поклонник Миниры? Неужели Булат упустил, проворонил красавицу, и у него, едва только он с ней познакомился, появился соперник? Что ж, поборемся…

Булат подошел к Минире, которая была приятно поражена, увидев на танцплощадке нового знакомого. Обратившись, как положено, к кавалеру в джинсах, он попросил разрешения пригласить его даму на танец. Минира, не дожидаясь согласия юноши в ковбойке, сама положила руку на плечо Булата, и они вышли на середину площадки.

Булат нежно обнял Миниру за талию, и они, то сближаясь, то расходясь, выделывали сложнейшие па. Минира сразу почувствовала, что ее партнер — первоклассный танцор. Булат заметил, что произвел впечатление на девушку, и решил тут же внести ясность.

— Это что, ваш поклонник? — спросил, указывая на чернобородого.

— Что вы, что вы! — поспешила отмежеваться девушка. — Мы только что познакомились с ним. Он тоже приезжий.

— Тогда вы спасли ему жизнь, — серьезно произнес Булат. — Я хотел было вызвать его на дуэль. Пусть ухаживает за вашей подругой сколько ему угодно. А вас пусть сегодня никто и не вздумает приглашать. Я вас монополизировал. Если, конечно, вы не возражаете…

Минира ослепительно улыбнулась и вместо ответа еще сильнее прижалась к Булату.

В перерыве между танцами девушка познакомила его с подругой Тинирой и с чернобородым юношей, назвавшимся Родисом. С первых же слов Булат понял, что Родис — человек без определенных занятий, ловкий, предприимчивый делец, не знающий преград в достижении поставленной цели. Такой тип, решил про себя Булат, несомненно, пригодится для будущей операции ИДБС.

Потом они с Родисом проводили девушек домой. Минира млела от счастья и все допытывалась у Булата надолго ли он приехал в Яшкалу. Булат заверил:

— Надеюсь, что надолго. Все зависит от вашего отца…

— Ну, тогда я скажу папе, и он вас не так скоро отпустит… — защебетала Минира, уверенная в своей власти над отцом. — Вы так замечательно танцуете…

— Да, это вполне достаточное основание, чтобы отец задержал меня в Яшкале как можно дольше…

— Нет, нет, не только это, — зарделась девушка. — А завтра вы придете на танцплощадку?

— Нет, завтра у меня большое и ответственное мероприятие, ради которого я, собственно, и приехал в Яшкалу. Завтра мне будет не до танцев.

Минира искренне огорчилась, Булат ее успокоил:

— Точнее, завтра я приглашен в гости…

— К кому, если не секрет?

— Вы этого человека знаете. И даже очень хорошо.

— Угадала: вы будете у нас? Честное слово? Не обманываете? Тогда и я не пойду на танцы.

— Ну, зачем жертвовать чудесным вечером ради моего общества, тем более что у меня будет скучный, деловой разговор с вашим отцом?

На другой день Булат явился в дом Ибрахана, раздобыв каким-то чудом два букетика цветов для хозяйки и дочери.

Беседа Булата с Ибраханом прошла в дружеской, теплой обстановке, в духе взаимопонимания, Булат буквально обворожил семейство: отца, жену Ямбику и дочь Миниру. Булат с полным основанием мог теперь дать еще одно толкование ИДБС — ибрахановская дочь будет счастлива.

Так было положено начало сугубо деловому союзу Булата Барыева и Ибрахана Ибраханова по улучшению бытового обслуживания населения Яшкалы и по устройству личного быта самого Булата и дочери Ибрахана — Миниры.

Операция ИДБС началась…

СКАЗОЧНЫЙ БЕГУН

Старая истина гласит: всякое начало трудно. Как говорится, «было гладко на бумаге, да забыли про овраги». Сказать, что первый блин вышел комом, было бы несправедливо. Но в то же время какие-то просчеты и недоделки отрицать бессмысленно. Недаром же Ибрахан учинил головомойку Булату и Родису, чему мы с вами, читатель, уже были свидетелями. Но не успел Ибрахан пропесочить Булата и Родиса, как в кабинет, минуя заградительный шлагбаум в лице секретарши Аклимы, грудью ставшей перед дверью начальника и утверждавшей, что у директора совещание чрезвычайной важности, ворвался Шагей-бабай.

Ибрахан собирался было осадить и призвать к порядку нахального старика, но, узнав, с кем имеет дело, изменил тон и мягко упрекнул:

— В кабинет к занятому человеку вламываться нельзя.

— А забирать самовар без разрешения можно? — агрессивно наступал Шагей-бабай.

Борода и усы, как всегда тщательно подстриженные и надушенные одеколоном «Кармен», ощетинились, придавая его лицу возмущенно-гневное выражение.

— Что еще за самовар? — директор обернулся к Булату и Родису, хотя прекрасно догадывался, что самовар имеет прямое отношение к ночному походу бригады ИДБС на Яблоневую улицу. — А вы, бабай, садитесь, успокойтесь, — приветливо пригласил директор, — сейчас разберемся.

— Некогда сидеть. И разбираться нечего. Забрали у меня без спросу самовар. Давай самовар назад!

— Разрешите пояснить, — включился в разговор Булат. — Самовар ваш старый, со вмятинами. Мы и взяли его подникелировать.

— А я вас об этом просил?

— Мы хотели сделать вам сюрприз.

— Мне не надо сюрприз, мне самовар надо!

— Действительно, это безобразие! — притворно возмутился Ибрахан. — Лишить такого почтенного человека предмета необходимости! Вам это так не пройдет!

— Вот, вот, правильно ругаешь, начальник!

— А вы, бабай, успокойтесь, самовар вернут вам в целости и исправности. Потерпите немного.

— Хорошо вам говорить — потерпите. Это такой самовар. Его ничем не заменишь. Не успеешь оглянуться, он уже закипает. Не кипит, а поет.

— Не волнуйтесь, бабай. Мы сделаем его еще лучше. Я лично за этим прослежу, — успокоил старика Ибрахан и проводил его до самых дверей.

— Тоже мне клиента нашли для ИДБС, — пристыдил Ибрахан Булата и Родиса, повернулся к окну, и вдруг что-то привлекло его внимание. — Смотрите, как бежит! Вот дает!.. Настоящий сказочный бегун — Югерек-батыр. Да это же наш жалобщик — бабай. В его годы так лихо бегать!.. Догоните его, — приказал Ибрахан Родису. Тот стрелой вылетел из кабинета. — Я давно мечтал о курьере-скороходе. Да он за полчаса обежит всю Яшкалу из конца в конец.

— Это блестящая идея, — поддержал Ибрахана Булат. — Именно такой нужен нам для ИДБС. По совместительству будет разведывать, кто в чем нуждается.

Ибрахан был польщен тем, что его сподвижник по ниве бытового обслуживания признал предложение о Шагей-бабае блестящим, и продолжал наблюдать за тем, что происходило на улице.

Родис стремительно побежал за стариком, что-то кричал, видимо предлагая остановиться. Но старик, увидев за собой погоню, решил, что чернобородый в джинсах преследует его за то, что тот посмел пожаловаться Ибрахану, и еще пуще устремился вперед. Раздутый ветром подол чапана Шагея трепыхался, словно крылья птицы. Казалось, старик вот-вот взлетит.

Прошло много времени, прежде чем Родис нагнал старика и привел его, несмотря на сопротивление, в кабинет.

Переговоры на высшем уровне между Ибраханом и Шагеем были недолгими. Старик трезво рассудил, что к его скромной пенсии лишний рубль не помешает. Он быстро прикинул в уме, сколько осьмушек чаю и сахару он дополнительно купит на зарплату курьера. А самое главное, будучи на службе в комбинате, скорее вызволит свой самовар из неволи.

НА ВСЕХ ПАРАХ

Ни одно новое изобретение или научное открытие не приходит само собою, оно подготавливается всей предшествующей историей. Новое с трудом пробивается на свет божий. С новатора пот льется ведрами, на каждом шагу ему приходится бороться, огрызаться, кусаться, наступать, и отступать, и снова вести атакующие бои за внедрение прогрессивной идеи. Новое не обходится без жертв.

Даже когда новое прочно утверждается, сметая со своего пути всякие преграды, новатор не смеет заноситься. Заслуженные похвалы да не вскружат его голову. Чем выше вздымается слава, тем больше опасностей — ветер славы может сорвать шляпу вместе с головой.

Эту истину прекрасно сознавал Булат. По его настоянию под ИДБС была подведена солидная организационно-производственная база. Приказом по комбинату Ибрахан официально оформил бригаду ИДБС. Главным технологом назначил Булата.

Этот приказ Ибрахан обнародовал на очередной летучке и в напутственной речи пожелал бригаде попутного ветра и побольше добрых дел, слава о которых прокатится по всей республике.

— Из всех ателье и мастерских приказываю отобрать лучших из лучших мастеров. Пора от единичных, неожиданных операций ИДБС перейти, так сказать, к широкому по охвату и по масштабам обслуживанию всех граждан Яшкалы. Только будьте осторожны, не наломайте дров!..

Увы, на первых порах без издержек не обошлось. Члены бригады — пильщики Михэй, Никэй и Пиляй перестарались и, обнаружив в одном дворе сложенные штабелем бревна, без спроса распилили их. В результате разыгрался крупный скандал: хозяин приготовил бревна для строительства, а распиленные чурки для этого никак уже не годились.

На другом дворе жестянщик Галяу заглянул в амбар и нашел там аккуратно сложенные листы жести. «Интересно, для какой цели они предназначены?» — подумал Галяу. Посмотрел на крышу дома, проверил ворота, заглянул в баню. Нигде никакого ремонта не требовалось. А Галяу уж очень хотелось что-то смастерить из этой жести, но что именно? Он сел на табуретку, на другую табуретку поставил брусок рельса, который всегда носил с собой, разрезал листы на несколько кусков и через двадцать минут листы жести превратились в ведра, на которые была приклеена записка: «Наша работа. Благодарить не надо. ИДБС».

И верно, хозяину жести было не до благодарностей. Ведь он-то скупал в хозмагах жестяные ведра и превращал их в листы, которыми собирался покрыть сарай.

В борьбе за внедрение «сюрпризных» методов обслуживания населения неоценимую услугу оказывал Шагей-бабай. Неведомо откуда в нем вдруг проявился недюжинный талант настоящего разведчика: из его поля зрения не выпадала ни одна маловажная деталь. У него был зоркий глаз и цепкая зрительная память.

Попутно с точным и добросовестным выполнением ответственных обязанностей посыльного-курьера, он самым подробным образом информировал Булата о своих наблюдениях: кто, где, в чем нуждается. Он не просто сообщал, что такой-то, мол, гражданин, проживающий там-то, нуждается, например, в ремонте электропроводки или в обновлении тахты. Он дополнял эти сведения крайне важной информацией о наличии во дворе собак таких-то пород, о том, кто остается днем дома и насколько безбоязненно можно осуществить здесь «сюрпризную» операцию.

Но Шагей-бабай перестал бы быть Шагеем, если бы хоть на минуту забывал о незажившей ране на сердце: о заветном самоваре, так нагло и бесцеремонно похищенном и до сих пор не возвращенном. Что с того, что он знает злоумышленников? Что с того, что его ежедневно кормят «завтраками», что обещают не сегодня-завтра вернуть самовар целым и невредимым? Шагей понимал, капля камень долбит. По нескольку раз на день он надоедливо и монотонно канючил:

— Когда вернете мне самовар?

— Что ты, как попугай, заладил «самовар» да «самовар», — раздражался Булат. — Пойми раз навсегда, это тебе не какой-нибудь мотоцикл: разобрал и собрал, и вся недолга… Это агрегат — самовар! — и вздымал кверху палец. После этого старик затихал еще на несколько дней.

Ибрахан и Булат придумывали все новые и новые версии: самовар проходит авторитетную экспертизу в столице, самовар произвел сильное впечатление на руководителей музея краеведения, и его решили сделать чуть ли не главным экспонатом в экспозиции башкирского быта прошлого века.

— А мое согласие! — отвечал на это Шагей-бабай. — Сегодня самовар взяли на выставку, а завтра меня самого потащат в музей.

В конце концов Шагей так намозолил мозги Ибрахану и Булату, что те, не имея возможности вернуть ему самовар, поскольку при ремонте его окончательно загубили, написали письмо тульским коллегам по бытовому обслуживанию с настоятельной просьбой за любые деньги выслать трехлитровый самовар.

Самый акт вручения нового тульского самовара Шагею был отмечен с помпой. Опять же это событие использовали для популяризации идей ИДБС. Старика Шагея пригласили явиться по окончании рабочего дня в комбинат, якобы на какое-то торжественное мероприятие. Тот, ничего не подозревая, явился, как всегда, тщательно выбритый, подстриженный, в новом праздничном костюме.

В красном уголке комбината в присутствии сотрудников и специально приглашенных клиентов Ибрахан открыл собрание.

— Дорогие друзья и единомышленники! — сказал Ибрахан. — Мы с вами собрались, чтобы отметить знаменательное событие, которое как бы венчает первый этап нашего прогрессивного движения за образцовое обслуживание населения Яшкалы. Некоторое время тому назад в нашу бригаду отличного качества поступил старый, почти негодный, повидавший многое на своем веку самовар. — Ибрахан стыдливо умолчал подробности того, каким образом поступил к ним чаеварочный агрегат. — Самовар этот принадлежал одному из старейших жителей Яшкалы, нашему активному члену бригады отличного качества, глубокоуважаемому и почтенному Шагей-бабаю, да продлятся его годы! Сегодня мы можем вернуть самовар его владельцу заново рожденным, вернее сказать, совершенно новым.

По знаку Ибрахана в красный уголок внесли упакованный в картонную коробку самовар. Взволнованный Шагей не мог усидеть на месте, вышел на авансцену, обнял Ибрахана и Булата и, едва сдерживая слезы радости, пролепетал:

— Спасибо вам, дорогие! Уважили старика… Я этого никогда не забуду…

Распаковали коробку. Перед собравшимися предстал новенький блестящий самовар. Шагей отшатнулся от него, как от страшного привидения, и не крикнул, а застонал:

— Это не мой! Не мой самовар! Где помятые места? Где согнутый носик?

Ибрахан растерялся. Положение спас Булат.

— Это ваш самовар! Проверьте по инвентарным книгам. Персонально ваш, а не кого-либо другого. Уважаемый Шагей-бабай не учел, что благодаря достижениям научно-технической революции с предметами домашнего обихода можно творить чудеса. Да, теперь никаких вмятин на самоваре нет и быть не может. Да, погнувшийся при падении или по другой причине носик самовара выровнялся и стал прямым, как классический римский нос. В том, что это ваш самовар, можете убедиться по подписи, оставленной вам на память на самоваре: «Дорогой Шагей-бабай, пейте на здоровье чай! ИДБС».

Шагей недоверчиво поднял самовар и под аплодисменты собравшихся унес его, приговаривая:

— Я еще дома проверю…

Долго еще после возвращения блудного самовара в родные пенаты Шагей, прежде чем рапортовать Булату о будущих клиентах ИДБС, неизменно повторял:

— Вы мне очки не втирайте! Самовар, что говорить, хороший, но не мой… Чай у него не тот…

Затем следовали сообщения по существу. Сколько раз Булат настаивал на том, чтобы старик вел записи своих наблюдений на бумажке и не полагался на старческую память. Бабай же предпочитал узелковый метод запоминания событий: завязывал узелки на носовом платке. Стенографическая запись доклада Шагей-бабая о нуждах населения, если бы она велась, звучала бы примерно так:

— Этот узелок, дай бог память, о чем? Ах да, в доме нумер десять по Кузнечной просят отремонтировать чуть ли не целый мешок старой обуви. А вот этот я отлично помню: на Кооперативной улице во многих домах жители проветривают на заборах старые шубы и пальто. Если их приведете в порядок, сразу выполните годовой план. А этот узелок о чем? Помню хорошо: в дом нумер шашнадцать лучше не заходить: там огромные собаки, не собаки, а настоящие волки. Если кто по неосторожности войдет во двор, пусть распрощается со своими штанами.

Член бригады сапожник Сахау пренебрег добрым советом Шагея и жестоко поплатился. Днем, когда хозяева дома были на работе, Сахау отправился на операцию. Во дворе дома № 16 играли детишки: мальчик трех лет и девочка лет шести. Сахау потянул мальчика за нос, и нос загудел, как паровоз. Мальчик улыбнулся. Сахау дал детям по конфетке.

— Папа дома?

— Нет.

— А мама?

— Тоже нет.

— Кто же дома?

— Мы с Айратиком.

— А тебя, девочка, как зовут?

— Гузелька.

Сахау дал детям еще по одной конфетке и вместе с детьми вошел в дом. Все, к чему он притрагивался, было в исправности. Вдруг в прихожей он увидел старые, стоптанные ботинки на каучуковой подошве. На одном из них отошла подошва. Для ремонта требовался специальный клей, а его Сахау с собой не захватил. Сапожник почесал затылок и, махнув рукой, крупными гвоздями прибил подошву. И, как обычно, оставил в ботинке записку: «Ботинки отремонтировала бригада ИДБС».

Сахау собирался уже покинуть дом, как вдруг на пороге, откуда ни возьмись, появилась огромная овчарка. Сахау от испуга чуть не свалился на пол. Овчарка повела головой налево, направо, обнюхивая издалека непрошеного гостя. Как задобрить собаку? Сахау бросил ей конфетку. Та отвернулась от нее. Сахау попытался прошмыгнуть мимо собаки, но она преградила ему дорогу и легла у самого выхода. Сахау воззвал о помощи к детям:

— Гузелька, Гузелька, как зовут собачку?

— Пират!

— Пиратик, Пиратик! — взмолился Сахау, бросая ей конфету за конфетой. Но верная овчарка не предала хозяев: Пират взяток не брал.

Бедный Сахау просидел в осаде несколько часов, пока не пришел хозяин. Тот, обнаружив в доме постороннего, хотел тут же под охраной Пирата препроводить его в милицию. Сахау заскулил и долго заверял хозяина в том, что пришел с благими намерениями, но тот был неумолим.

— Да я из ИДБС! Небось слыхали? Из бригады идеальной доброй бытовой службы. Мы делаем населению сюрпризы.

— А какой мне сюрприз собирался сделать?

— А я уже сделал… Отремонтировал ботинки. И записку от ИДБС оставил…

— Какие ботинки? — вспыхнул хозяин.

— А вот эти, — Сахау извлек только что отремонтированные ботинки.

Хозяин взглянул на прибитую гвоздями подошву и вскрикнул:

— Кто позволил портить чужие вещи?

— Я исправлю… Ничего с вас не возьму!

— Спасибо твоей бабушке! — Хозяин схватил покалеченные ботинки и помчался в комбинат бытового обслуживания, а Сахау оставил дома, приказав Пирату не спускать с него глаз.

С большим трудом Булат уладил неприятный инцидент. Но на очередной летучке бригады ИДБС были сделаны надлежащие оргвыводы: Сахау за испорченные французские ботинки объявили выговор и сделали начет.

ДОХОДНОЕ МЕСТО ФАКАЯ И АКОПА

Есть такое слово — неофит. Так зовут приверженцев и сторонников нового движения, новой идеи. А тому, кто сопротивляется, чинит всякие препоны новому, приклеивают ярлыки ретроградов, консерваторов. Несмотря на то что создание бригады ИДБС было подкреплено специальным приказом Ибрахана, где поименно перечислялся состав бригады, нашлись отщепенцы, не осознавшие всей важности нового начинания. Сапожник Сахау, жестянщик и слесарь Галяу, столяры Миннемырзаханиф и Хайрулла, пильщики Михэй, Никэй и Пиляй, агент по разведке Шагей-бабай, не говоря уже о Булате и Родисе, работали не покладая рук. А вот закройщик, он же приемщик заказов, он же временный директор ателье, Факай и шапочник Акоп под разными предлогами увиливали от участия в бригаде.

Когда Шагей-бабай передавал им распоряжение главного технолога Булата явиться на оперативный сбор бригады, они отмахивались обеими руками:

— Мы вышли из детского возраста… Мы не дураки, чтобы заниматься глупостями и пустяками.

Особенно неистовствовал закройщик Факай. Акоп наконец согласился было пойти в бригаду, но Факай пристыдил его:

— Трус ты жалкий! Какой-то мальчишка Булат тобой командует, а ты послушно ему подчиняешься! Не дорос он, чтобы мне приказывать. У тебя есть рабочее место? Есть, и довольно хлебное. Ради чего ты станешь его терять? Ради славы Ибрахана и хахаля его перезрелой доченьки Миниры?

Ибрахан потребовал от Факая объяснений:

— Почему игнорируете приказ? Почему не включаетесь в бригаду ИДБС?

Факай вертелся юлой, придумывал тысячу и одну объективную причину, не позволяющую ему якобы в данный момент поддержать ценную инициативу Ибрахана.

— Как только чуток разгружусь, даю слово, наверстаю упущенное.

Но вот беда: разгрузиться ему, к сожалению, никак не удается. У него накопилось столько ответственных заказов от влиятельных лиц в Яшкале, что не знает, как и когда с ними управится. Для убедительности он перечислил фамилии заказчиков. Конечно, если Ибрахан Сираевич, невзирая ни на что, прикажет, пожалуйста, он охотно отложит заказы, но за последствия ответственность пусть берет на себя Ибрахан Сираевич.

То, что при приеме заказов Факайетдин Фасхутдинович Фасхутдинов (так по паспорту значился Факай) отдавал явное предпочтение руководящим работникам Яшкалы, ни для кого не было секретом. Каким-то надцатым чувством он безошибочно определял служебное положение заказчика или родственные отношения заказчиц. Прежде чем оформить заказ на шитье костюма, пальто или женского платья, Факай спрашивал имя, отчество заказчика, его домашний адрес и быстро ориентировался, кто чем дышит.

Для заказчиков мужчин у него всегда про запас в карманах были папиросы разных сортов: для высокого начальства — «Казбек», для равных себе — «Беломор», а для прочих «Прибой». Хватит, мол, с них и этого…

А когда приходили заказчицы, он расточал им тысячи угодливых улыбок и рассыпался перед ними мелким бесом.

Булат давно раскусил подхалимскую натуру Факая, да поймать его с поличным было не так просто. Он никого, боже упаси, не понуждал давать ему взятки, или, выражаясь профессиональным языком портных, давать калым. Но ежели сам заказчик, желая, чтобы костюм или платье было сшито качественно и в срок, незаметно во время примерки вкладывал в карман Факая десятку-другую, не мог же он быть свиньей, подымать скандал и публично оскорблять благодарного заказчика, швырять ему в лицо обратно деньги!

Не довольствуясь денежными вкладами в личный бюджет, Факай осторожно выведывал, чем конкретно может оказаться полезным тот или иной высокопоставленный заказчик. У одного выпросит из «бросовых отходов» лесу для строительства дачи, у другого — из залежавшихся «неликвидов» дефицитных красок для ремонта квартиры, у третьего добьется рекомендации и содействия в устройстве в музыкальное училище его «исключительно одаренной» дочери… Словом, рука дающего да не оскудеет!

И это доходное место бросить, простите за грубое выражение, собаке под хвост ради вздорной прихоти Булата, который наседает на Ибрахана и чуть ли не каждый день напоминает ему, что Факай и Акоп саботируют приказ и не думают включаться в бригаду ИДБС! Ни за что! Этому не бывать!..

Ибрахан охотно соглашался в Булатом, что приказы для того и издаются, чтобы их выполнять, и каждый раз обещал принять строгие меры к саботажникам… Но… все оставалось по-прежнему.

Либеральное отношение начальства к злостным нарушителям приказа по комбинату наводило Булата на грустные размышления, но он отгонял их прочь, ему дико было даже представить себе, что Факаю и Акопу все сходит с рук, ибо…

Не находя поддержки у Ибрахана, Булат единолично объявил Факаю и его сподвижнику Акопу газават — священную войну. Чего бы это ему ни стоило, а он добьется своего, разоблачит Факая, выведет его на чистую воду.

Напялив темные очки, Булат как-то незаметно прошел в переполненное народом ателье, тихо уселся в отдаленный угол за столик, где были разложены старые журналы мод и газеты, и, прикрывшись развернутым листом газеты, стал наблюдать.

«Боже, как он разжирел! Сразу видать, не единым хлебом жив этот человек!» — подумал Булат, следя за тем, как Факай, круглый, словно мяч, катился по приемной, обхаживая с подобострастной улыбкой какую-то вальяжную особу, по всей видимости, супругу важного начальника.

— Какой фасон изволили, ханум, выбрать? — Глаза при этом излучали тысячи букетов-улыбок. Умилительно сладчайшим голосом добавил: — Я так и предполагал. У вас удивительно тонкий вкус. Для этой модели порекомендую импортный кримплен, артикул «Голубой огонек». — Он шарикоподшипником покатился в кладовую и тут же вернулся с куском «Голубого огонька». — Вам, поверьте, будет к лицу. Скромно и изящно.

— Я весьма вам признательна, — рассыпалась в благодарностях заказчица. — Вы были так любезны…

Факай замахал руками:

— Никаких благодарностей! Это наш долг… Мы для этого призваны. Костюм вам понадобится срочно или..? Нет, нет, не задержим, к праздникам получите в наилучшем виде… Всего вам доброго! Салям вашему уважаемому супругу! — И, довольный собой, как на шарнирах, выкатился в кладовую с кримпленом и, вернувшись, обратился к очереди: — Кто следующий?

К столу заказов подошла молодая девушка в более чем скромном пальто явно устаревшего покроя. Тысячи букетов-улыбок в глазах Факая мгновенно увяли, осыпались. Наверное, какая-то доярка, по виду определил Факай и сухим, жестким голосом спросил:

— Вам что?

— Мне бы костюм…

— Прошу! — и выложил образчики тканей, предназначенные для простых смертных.

Заказчица поморщилась:

— Нет, мне это не нравится. Покажите, пожалуйста, материал «Голубой огонек», какой вы предлагали гражданке передо мной.

Факай скорчил брезгливую мину: «Ишь, чего захотела! „Голубой огонек“ есть, да не про вашу честь», — подумал он, а вслух резко произнес:

— Такого материала больше нет!

Заказчица продолжала настаивать на своем:

— Я видела, там осталось больше чем на один костюм…

— Много вы понимаете, — не унимался Факай, — могу предложить вам другой артикул, он ничуть не хуже «Голубого огонька».

Но девушка не соглашалась.

— Это все, чем располагаем… Долго будете базарить?.. У меня нет времени заниматься только вами.

У девушки не было иного выхода, и она скрепя сердце согласилась.

— Итак, оформляю заказ. Только предупреждаю, к празднику и не рассчитывайте… Ваша фамилия и адрес?

Так оно и есть: привередливая и требовательная заказчица была из дальнего колхоза «Заря». Чутье никогда не обманывало Факая.

Девушка скинула пальто. Факай собирался снять мерку, но, взглянув на заказчицу, обмер, лишился дара речи: на груди у девушки сверкала Золотая Звезда Героя Социалистического Труда и значок депутата Верховного Совета. От предчувствия надвигавшейся неотвратимой беды у Факая вздыбились реденькие волосы на голове, а кустистые брови сразу обмякли… Взмокшей ладонью переложил считанные волосы справа налево:

— Простите, так сказать, бес попутал… Не рассчитал, что у вас такая фигура… Думаю, остатка «Голубого огонька» вам определенно хватит… Извините, я мигом… — Факай испарился и тут же, запыхавшись, притащил из кладовой «Голубой огонек». Даже неспециалисту было ясно, что из остатка можно сшить не один, а целых три костюма, и даже на более объемных заказчиц.

Чувствовалось, что молодой колхознице хотелось швырнуть отрез в лоснящееся от жира лицо Факая. Но она подавила в себе гнев и тихо, почти беззвучно потребовала книгу жалоб.

На Факая было противно смотреть, выглядел он, как побитая собака, которая не знала, куда ей приткнуться.

— Что я такого сделал?.. Уже и ошибиться нельзя… Вы были в пальто, откуда я мог знать, что делается у вас под пальто?..

Назревал крупный скандал, после которого Факаю определенно не поздоровилось бы. Накаленную обстановку разрядил Булат. Он выскочил из укрытия и ткнул в лицо вконец обалдевшему Факаю какую-то красную книжицу (должно быть, членский билет «Общества друзей зеленых насаждений»):

— Немедленно извинитесь перед заказчицей, побыстрей оформляйте заказ, а потом мы с вами поговорим в другом месте… Там вас научат, как разговаривать с клиентами!

Поминутно извиняясь, Факай кое-как, с грехом пополам, снял мерку и заполнил квитанцию. Заказчица, успокоенная Булатом, мирно покинула ателье. Булат увел Факая в директорский кабинет и с глазу на глаз так отчитал его, что тот ужом извивался, словно на раскаленной сковороде.

— Жалкая мелюзга!.. В порошок тебя сотру! Мокрого места не останется! Подхалим несчастный! А еще ерепенился и кричал: «Пусть дураки занимаются этим дурацким ИДБС!» А теперь дрожишь! Трусливый заяц!..

— Я так не говорил. На меня наябедничали… Я с удовольствием пойду в бригаду. Дайте только освободиться от важных заказов.

— Не валяй дурака! Завтра же пойдешь по домам принимать заказы! Иначе пеняй на себя. Ничто и никто тебя не спасет… — Булат хлопнул дверью и оставил Факая, пришибленного и раздавленного, наедине со своими горькими мыслями о превратностях судьбы.

Булат хотел было заглянуть еще по соседству в шапочную мастерскую к Акопу, но передумал: слишком большая нагрузка на его нервы за один день — и помчался к Ибрахану докладывать о происшествии в ателье.

Вместо Булата к Акопу заявился Факай: ему не терпелось излить свое возмущение неслыханной дерзостью какого-то проезжего мальчишки, посмевшего так грубо и оскорбительно разговаривать с почтенным и добросовестным тружеником, каким считал себя Факай. Мальчишка, а держит в ежовых рукавицах весь комбинат! В сыновья годится Факаю, сосунок, а командует им, как оловянным солдатиком.

Акоп был занят покупателем. Не в пример Факаю Акопу было совершенно безразлично, кто его заказчик и покупатель — министр или тракторист, он одинаково со всех ухитрялся сдирать лишний рубль-другой.

Акоп убеждал какого-то невзрачного паренька, что кепка, которую он предлагал ему, сшита словно на него.

Паренек возражал:

— Она маловата, жмет…

— Не беспокойтесь, пару дней поносите, и она растянется, — убеждал Акоп. — У нас покупатели берут кепки на два номера меньше. Мода! Но если вам не нравится, я не насилую. Вам ее носить, не мне. — Акоп заглянул под стойку и извлек оттуда огромную кепку с широким козырьком. — Сколько времени ищем, а она, нужная кепка, лежит перед самым носом! Это ничего, что чуточку велика. Недаром говорят: «Если кепка не закрывает глаза, это не кепка!» А сукно какое! После первого дождя будет как раз по мерке.

Клиент отверг и эту кепку. После долгих поисков Акоп, разворошив груду кепок, предложил пареньку одну из них с маленьким козырьком и с коротким хвостиком на макушке.

— А эту кепку выпускаем исключительно на экспорт… Но вам, боюсь, не подойдет по цене.

— Откуда вы знаете? — обиделся юноша. — Я, может, зарабатываю больше вашего, — и, задетый за живое, клюнул, приобрел-таки кепку, переплатив за нее лишних пять рублей.

— Ну и ловкач же ты, Акоп Галибекович! — восхитился Факай, когда ушел клиент.

— Не обманешь — не проживешь. Надо как-то сводить концы с концами.

— Твое счастье, что Булат не видел, как ты сводишь концы с концами, а то был бы тебе совсем конец!.. — Факай рассказал о разносном визите Булата и о нависшей над ними угрозе.

Товарищи по несчастью тяжело вздохнули и задумались.

— ИДБС! Где я только не был, — прервал молчание Акоп, — в Тбилиси был, в Нахичеване был, в Новороссийске был, в Гудаутах был — нигде такой глупой затеи не встречал…

— Хоть тысячу раз повторяй слово «глупость», от этого глупость не поумнеет и нам легче не станет, — возразил Факай. — Ты дело скажи: как нам быть?

— Ты, Факай, постарше меня и опытнее… Наверное, еще не в таких переплетах бывал.

— На что намекаешь?

— Я без намеков… Я вообще…

— Ну, ладно… Не будем ссориться. Нам с тобой в союзе надо быть против общего противника… Как я понимаю, лбом стены не прошибешь… Хочешь не хочешь, а придется нам с тобой вставлять наши головы в ибрахановское ярмо и двигаться со всеми в этой дурацкой бригаде ИДБС. Но я хочу так двигаться, чтобы они не рады были… Раскусил?

— Не по моим зубам раскусывать… Говори без туману…

— Вот и предлагаю обвести Булата… Все вроде будет чин-чинарем, а по сути покажем ему и всем кузькину мать.

Хотя в шапочной мастерской никого, кроме них, не было, Факай вплотную подошел к Акопу и заговорщицким шепотом изложил задуманный им план.

Но то, что представляет собой тайну для посторонних, не является тайной для автора. А поскольку у автора от читателей тоже нет никаких секретов, он доверительно, не для распространения, может сообщить, что в планах Факая центральное место было отведено Шагей-бабаю.

А дело вот в чем. Несколько дней назад Шагей явился в ателье. Не по служебному, по личному делу, как заказчик.

— Прошу прощения, — подковырнул бабай заносчивого Факая, — простому смертному войти к вам можно? Или только начальникам?

— Войти можете, — отпарировал Факай, — да что толку?

— Мы в долгу не останемся: рахмат[3] скажем.

— И вашего рахмат платье не сошьешь… Что вы хотите?

— Хочу обновить дедову шубу и отцовскую лисью шапку.

— С превеликим удовольствием… Вам, нашему кадровику, сработаем вне очереди…

— Не будет ли, как с самоваром, — отдам шубу и шапку — и поминай как звали?..

— Что, что вы?! — притворно возмутился Факай. — Все будет в аккурате! Но теперь, как вам известно, заказы принимаем исключительно на дому. ИДБС, как говорится… Когда прикажете заглянуть?

— В любой вечер… Я завсегда вечерами дома…

— Вот и хорошо!.. Договорились… Возможно, даже сегодня мы с Акопом к вам и заглянем… Только двери оставьте открытыми, чтобы вас не беспокоить…

Дочь Гульгайша ушла на ночную смену, и Шагей просидел долгий томительный вечер в ожидании гостей из ателье. За день он так уморился, что, не дождавшись гостей, уснул крепким богатырским сном.

И СНИЛСЯ ДИВНЫЙ СОН ШАГЕЮ…

Со дня сотворения вселенной, если верить священным книгам, прошли тысячелетия, но до сих пор нет твердого и обоснованного определения: что же в конце концов представляет собою рай, его географическое положение, границы, рельеф местности, животный и растительный мир, занятие райского населения. Разные источники — христианские и мусульманские — по-разному описывают райские кущи и будни рая.

Шагею, сыну Шахмана, не дождавшемуся бригады ИДБС, посчастливилось попасть в мусульманский рай. Приняли его там знатно, усадили на почетное место. Красота кругом неописуемая. У Шагея глаза разбежались, он не знал, на чем остановить взор. В воздухе царило истинное благовоние, пришельцу с Земли трудно было с непривычки дышать.

Нигде никаких секретарей, бдительно охраняющих массивные дубовые двери начальственных кабинетов, а на дверях — никаких предостерегающих табличек: «Прием от и до». Больше того, начальники то и дело выглядывали из кабинетов, сами зазывали к себе посетителей и тут же, не отходя от письменного стола, решали сложнейшие дела.

Шагей не мог налюбоваться райскими красотами. Ангелы обоего пола, неслышно порхая, окружали Шагея и потчевали непередаваемо вкусными яствами и крепким чаем из его заветного старого медного самовара.

Увидев свой самовар, Шагей радостно засуетился. Он готов был обнять его, как родного человека, но самовар вовсю кипел, и бабай чуть не обжегся.

— Каким образом к вам попал мой любимый самовар? — удивился бабай.

— Мы извлекли твой самовар из утильного небытия, — возвестили ангелы под звуки труб, — и сохранили его в ожидании твоего пришествия в рай в благодарность за твою праведную жизнь; ведь ты все годы берег самовар, словно святыню, как память об отце. А тех, кто разлучил тебя с твоим самоваром, всевышний осудил — одну тысячу восемьсот и еще пятьдесят лет вариться в адском котле при температуре в две тысячи градусов.

Сидел себе Шагей в раю и попивал чай, попивал час, попивал два, и казалось, нет конца райскому чаепитию. Над головой летали райские птицы, распевали песни легкого райского репертуара. Шагей аж взмок, неустанно вытирая лицо нежнейшим махрово-райским полотенцем, а расставаться с родным самоваром страх как не хотелось.

Когда же с чаепитием все-таки было покончено, раскрылись райские врата и к старику подбежали семьдесят семь обольстительных красавиц, не сравнимых ни с чем своей неземной красотой. Они подхватили бабая и вознеслись в райские кущи. Боже ты мой! Что только здесь, в кущах, не росло! Тут, видать не без помощи местных мичуринцев, одно дерево приносило сразу семьдесят семь различных плодов и овощей. Да, да, на одном дереве росли апельсины с виноградом, гранаты с арбузами, орехи и дыни! А рядом мирно протекали молочные реки: одна — из взбитых сливок, другая — из кислого молока — катыка.

Райские девушки, отталкивая друг друга, льнули к Шагею, обхаживали его. Эх, скинуть бы Шагею лет пятьдесят, он показал бы райским гуриям, на что способен.

Едва Шагей мысленно высказал столь греховное желание, как свершилось чудо: бабай перестал быть бабаем, исчезли морщины и седина, тело налилось свежей молодецкой кровью, мускулы напряглись, как у молодого в восемнадцать — двадцать лет. Мешкать нечего! Он поманил пальцем самую стройную, самую красивую девушку. Та послушно подбежала, он заглянул в бездонные карие глаза и обомлел… Кто бы, вы думали, предстал перед ним? Соседка Минникунслу! Куда девались ее внушительные отложения на бедрах?! Она была само совершенство и по красоте могла бы сойти за первую гурию в раю.

Минникунслу поднесла земному соседу серебряную чашу со взбитыми сливками. Глаза ее заблестели, словно в них вселились бесенята. Омоложенная Минникунслу прижалась, насколько позволяли райские правила приличия, к Шагею и страстно зашептала: «Десять лет прожили мы с тобой бок о бок. Будь ты чуточку умнее, давно бы понял, что означают мои тяжкие вздохи. Но ты равнодушно проходил мимо, а я уподобилась бездыханной рыбе, выброшенной на берег. Будь ты чуточку умнее, мы давно соединили бы наши дома. Вместо двух труб дымилась бы одна, и мы бы создали для нас с тобой не на небе, а на земле настоящий рай…»

Шагей болезненно вздрогнул и пустился бежать. Минникунслу за ним. Вот уже расстояние между ними — не больше волосинки. Хищной птицей налетела Минникунслу на Шагея, который помолодел и стал во сто крат желанней. Шагей с трудом вырвался из цепких объятий обольстительной соседки. Но что за чертовщина?! Минникунслу обернулась летучей мышью, накрыла молодого джигита широкими крыльями и сковала Шагея с головы до пят железными обручами. Он собрал все недюжинные силы и разжал железные кольца: «Не хочу! Не хочу!» — и проснулся в холодном поту, с тяжелой головой.

Раскрыл глаза. В доме — кромешная тьма, не видать ни зги. Подал голос, никто не отозвался. Тишина. Включил свет. Обошел дом, нигде никакого беспорядка. Всюду чисто, прибрано.

При воспоминании о рае, о встрече в том, потустороннем мире с Минникунслу ему стало не по себе. И приснится же такая чертовщина!..

Вдруг взгляд его упал на вещи, каких раньше не было в его доме: на гвозде в прихожей висели новая заячья шапка-ушанка непостижимой конфигурации и короткое стильное пальто ослепительной, ярко-красной расцветки. А его старой шапки и стеганки и след простыл. Значит, кто-то сюда приходил? И только тут он догадался: да это же были Факай с Акопом! Это дело их рук!

Любопытства ради примерил новую шубу. Наряд для огородного пугала! В плечах — двухметровый балахон, суженный книзу до метра, в длину — словно куртка. Посмотрел на себя в зеркало: настоящий заграничный стиляга.

Засунул руки в карманы шубы и обнаружил записку: «Носите на доброе здоровье, дорогой Шагей-бабай! ИДБС».

Разгневанный Шагей клокотал, точно вода в кипящем самоваре. Баста! Такого издевательства он не потерпит! Он напишет в Уфу! Не поможет — в Москву! Он учинит им, устроителям бытовых сюрпризов, такой сюрприз, что они запомнят его до конца дней своих!

Не дав остыть гневу, он помчался с утра пораньше в новом наряде в комбинат, к Ибрахану. Пусть прохожие подымут его на смех, пусть мальчишки проводят его улюлюканьем, он снесет все колкости и прогуляется по Яшкале в этом шутовском обличье! Неплохо бы еще нацепить на шубу плакат: «Я — жертва ИДБС!» Но сдержался, еще, чего доброго, милиция оштрафует за нарушение общественного порядка.

Несмотря на предупреждение секретарши, что у Ибрахана идет важное совещание, Шагей распахнул двери кабинета. Там кроме Ибрахана был Булат. Они о чем-то оживленно беседовали. При виде бабая в столь странном наряде оба невольно улыбнулись.

— С обновкой вас, дорогой бабай! — с деланным радушием воскликнул Ибрахан. — В новой шубе вы совсем как молодой человек.

Бабай молча сбросил с себя ненавистную шубу и шапку, швырнул их на диван.

— Сами носите, если хорошо! Пускай она и вас молодит, а мне верните мои заветные вещи. Мало вам самовара, теперь за носильные вещи принялись. Я отсюда не уйду, пока ваши бандиты не вернут мне мою зимнюю стеганку с поясом и лисью шапку.

Ибрахан понял, что старик не шутит, нажал кнопку:

— Факая и Акопа — ко мне!

Те на третьей скорости прибежали на зов начальства. Когда же узнали, в чем дело, не испытали угрызений совести, прикинулись невинными овечками.

— Это ваша работа? — грозно спросил Ибрахан, указывая на лежавшие на диване шубу и шапку.

— Наша! — как ни в чем не бывало ответили они.

— Дорогой бабай, прошу вас, наденьте это одеяние и выскажите мастерам свои претензии…

Шагей нехотя снова нарядился в модерновую шубу и шапку.

— В этом наряде вы сделали меня посмешищем всей Яшкалы!

— Мы выполнили все, что вы просили. Нас учили, что желание заказчика — закон… — без тени иронии произнес Факай. Акоп безмолвно кивнул головой.

— Вы слышите, что мастера говорят? Вы сами выбрали фасон…

— Неправда! Я еще с ума не сошел! — истерически запротестовал Шагей.

— Я вам освежу память, — настаивал Факай. — Вы приходили с заказом к нам в ателье…

— Приходил, ну и что?

— Мы отказали вам. Так, мол, и так: есть распоряжение уважаемого Ибрахана Сираевича — принимать заказы на дому. Было такое?

— Было…

— Мы и пришли к вам домой, показали журнал мод, и вы самолично, без нашей подсказки, выбрали этот фасон. Мы сняли мерку и мирно ушли. Теперь, выходит, мы же виноваты. Скажите прямо — фасон вам разонравился. А то с больной головы на здоровую…

— Не делайте меня сумасшедшим, — взорвался Шагей.

Ибрахану стало совершенно ясно: мастера чего-то крутят. Однако, не желая разоблачать их в присутствии старика, отдал приказ:

— В три дня сшить новую шубу и шапку!.. Убытки отнесем за счет мастеров! Все! Вы удовлетворены, почтенный бабай?

Шагей горячо запротестовал:

— Не надо мне новую! Верните старую! Ангел смерти Газраил примет меня и в старой стеганке. А в вашей обновке мне место в пекле, у шайтана…

— Ладно, успокойтесь, вернем вам старое…

— Это невозможно, дорогой товарищ начальник! — обрел дар слова Акоп.

— Как так невозможно?! Я приказываю!

— Вещи давно у старьевщика… — пояснил Факай.

— У какого такого старьевщика?

— У обыкновенного… Два раза в неделю он приходит из утильсырья за обносками и ветошью…

— Ну и наделали делов! — вспыхнул Ибрахан. — Знать не знаю никаких старьевщиков! Хоть из-под земли найдите вещи уважаемого Шагея! Все!

— Нет, не все! Далеко не все! — заговорил снова ничуть не успокоенный Шагей. — Я буду не я, если не выведу вас на чистую воду. Я докопаюсь… Я подозреваю, что моя шуба пошла туда же, куда и самовар.

— Вы что имеете в виду, уважаемый? — спросил Ибрахан, как бы давая понять, что он прежде всего сам кровно заинтересован в том, чтобы разоблачить нечестные махинации своих работников.

— А то и имею в виду, что краеведческий музей предлагал мне большие рубли за самовар и шубу — их ни за какие деньги нигде теперь не купишь… Мое дело предупредить… До прокурора дойду, а правды добьюсь… — и громко хлопнул дверью.

Факай и Акоп собрались было тоже уйти, но Булат, хранивший все время молчание, задержал их:

— Оставайтесь! Мы с вами еще поговорим. Признайтесь, всю эту историю с дурацкой шубой вы нарочно придумали, чтобы подорвать передовое ибрахановское движение? Вы играете на руку нашим противникам…

— Мы ни во что не играем… Мы действовали точно по вашим указаниям, товарищ Булат, — неуклюже оправдывался Факай.

— Врете! — взорвался главный технолог. — Наглая ложь! Таких указаний ни я, ни кто другой вам не давал! Я сказал этим жалким пигмеям: «Думайте! Думайте, как лучше обслужить население в духе ИДБС!» А они… Заставь дурака богу молиться, он… А постыдная история со знатной дояркой, депутатом. Это же скандал на всю Башкирию! Я требую решительных мер. Это не случайные ошибки…

Ибрахану, по одному ему известным причинам, не хотелось громить Факая, но и попустительствовать было рискованно.

Факай виновато и покорно опустил голову:

— Что было, то было. Признаю свою вину целиком и полностью. Ум за разум зашел…

— Я просил представить объяснительную записку, а вы…

— Я сделал для себя выводы… Посмотрели бы, какие у нас ненормальные условия работы. Кругом шум, гам, толчея, голова кругом идет. Как тут не спутаешь длину с шириной. Удивительно, что на нас поступает так мало жалоб. Порядочного человека принять негде…

— Построить новое помещение пока не можем… — перебил Ибрахан тираду Факая.

— А мы и не просим. Нам нужна отдельная комната для приема заказов…

— Браво, браво! — захлопал в ладоши Булат. — Долго над этим думали? Подальше от посторонних глаз, чтобы все — шито-крыто… Будете сдирать калым, не стесняясь, по таксе: с кого дефицитными материалами, а с кого наличными…

— Гнусная клевета!

— Довольно пререкаться! — Ибрахан предвидел, что спор до добра не доведет, и отпустил Факая с Акопом. — Можете идти, а мы еще подумаем, чем вам помочь.

НЕРАЗРЕШИМАЯ ПРОБЛЕМА

— Что вы предлагаете? — спросил Ибрахан.

Булат беспомощно развел руками: ему нечего было предлагать.

Некоторое время назад Факай просил Ибрахана разбить пошивочные ателье на первый и второй разряды и, соответственно, установить новые, повышенные расценки. В директора ателье первого разряда прочил себя, естественно, Факай. В этом предложении на первый взгляд не было нечего предосудительного. Напротив, в финансовом отношении оно сулило комбинату некоторые выгоды, но самому Факаю неизмеримо большие.

Булат раскусил факаевский маневр и открыл глаза Ибрахану, который готов был уже подписать соответствующий приказ, поскольку это совпадало и с его личными интересами.

Нет, нет, боже вас упаси, как могла вам прийти в голову крамольная мысль, будто Ибрахан сдирает со своих подчиненных «калым»?! Ибрахан никогда ни с кого ничего не брал, никогда не понуждал делать ему ценные подарки, подношения. Как-то кто-то из малосознательных сотрудников попробовал открыто, на собрании, преподнести Ибрахану дорогой письменный прибор в ознаменование юбилейной даты — годовщины со дня вступления его в должность управляющего комбинатом. И чем все это кончилось?!

Если б вы слыхали, как Ибрахан отчитал неудачливого подхалима! От него и мокрого места не осталось.

— Государство платит мне оклад, какой я заслужил! Мне этого вполне хватит! А ваши подарки оскорбляют меня перед всем коллективом и бросают тень на мое доброе и незапятнанное имя.

Дальновидные и понимающие толк в жизненной тактике подхалимы сообразили, куда гнет Ибрахан: хорошо, больше не будем позорить начальство открыто перед всем коллективом…

— Что же вы предлагаете, Булат Арсланович? — в который раз спрашивал Ибрахан.

Булат загадочно молчал. Ибрахан обсуждал вслух разные варианты.

— Сохранить в ателье все, как есть, вы правы — нельзя. Поставить Факая в ателье первой категории, согласен, — опасно. Выделить ему отдельную комнату для приема заказов — тоже нельзя. А что же можно?

— Остается одно — то, чего мы с вами безуспешно добиваемся столько времени: включить Факая и всех сопротивляющихся в активную работу по линии ИДБС!

— Хорошо… Пусть будет по-вашему, но кто поручится, что Факай прекратит, как вы выражаетесь, свои темные махинации? — Ибрахан говорил это таким тоном, что никто не мог заподозрить его в пристрастном отношении к Факаю, в желании любой ценой сохранить его для комбината.

Булат сокрушенно вздохнул:

— Да… Заколдованный круг! Неразрешимая проблема! Не может быть… — и снова задумался, обхватив голову ладонями. — Да где гарантия, что в ИДБС он не будет обслуживать на дому выгодных клиентов? Неразборчивый и наглый, Факай определенно напорется на неприятности. И тогда мы с вами заработаем на орехи… Будем чесать затылки, но поздно… Однако при всем том я склонен заставить их работать на благо ИДБС. Правда, нам с вами прибавится хлопот — не спускать с них глаз…

— Быть по сему, — изрек Ибрахан. — Заготовьте приказ: за грубое обращение с заказчицей — депутатом Верховного Совета, как ее там фамилия, Факаю объявить выговор. За шутки с Шагеем — вы там сформулируете как следует — Факаю строгий выговор, а Акопу — просто выговор. И подтвердить старый приказ об их работе по ИДБС… Я подпишу. Пусть ищут новые формы работы…

На другое утро Факаю и Акопу дали ознакомиться с приказом директора. Они встретили его мужественно и достойно.

— Одним выговором больше, одним меньше — какая разница! Не выговорами жив человек! — философски воскликнул Факай. — Не в этом смысл жизни… А искать новые формы работы мы будем! С удовольствием!

«Не будет по-твоему, дорогой Булатик! — рассуждал Факай. — Обведем тебя вокруг пальца, как миленького, и за то скажем тебе пребольшое спасибо… Идти по домам? Пойдем! Но со списком домашних адресов начальства. Никого не пропустим! Всех обойдем…»

Радужным рисовалось будущее и Акопу. Денежки бурной весенней рекой потекут в карман. Акоп тоже будет пользоваться факаевским списком адресов.

Кое-какие перспективы открывались и перед Булатом. Он будет начеку, зорко будет следить за Факаем, Акопом и прочими жуликами. Чуть что обнаружит, прижмет их к стенке… Хватит играть роль невинного бессребреника…

РОДИС — ЗОЛОТЫЕ РУКИ

Скитаясь по городам, Родис в каждом новом месте выдавал себя то за механика-универсала, то за многопрофильного техника. На Булата Родис после первой их встречи на яшкалинской танцевальной площадке произвел не особенно благоприятное впечатление. Родис не выдерживал долгого, устремленного на него постороннего взгляда, казалось, что он все время настороже.

Не внушал доверия Родис и тем, что у него было слишком много специальностей и ни одной определенной. В милицейских официальных документах такие люди большей частью фигурируют под тремя буквами — б. о. з. — без определенных занятий.

Но, странное дело, в Яшкалинском комбинате Родис с первых же шагов проявил себя действительно незаурядным механиком и техником. Он блестяще справлялся с самым сложным ремонтом любого агрегата — будь то телевизор, швейная или стиральная машина, радиотранзистор или магнитофон. Не дожидаясь данных разведки от старика Шагея, он чутьем собаки-ищейки безошибочно находил объекты, заслуживающие внимания ИДБС. Если по своему масштабу работа оказывалась ему не под силу, он вызывал бригаду, но и при этом самую сложную часть брал на себя. Его стиляжная внешность — обтянутые брючки, мохнатая узкополая шляпа, цветастая нейлоновая рубашка, разрисованная пышными африканскими пальмами, патлатая, как у попа, голова и густая черная борода — резко контрастировала с удивительной его работоспособностью.

Даже те, кто судил о Родисе по его внешнему виду и отзывались о нем недвусмысленно резко: «Вертихвост!», даже они не могли сказать ничего дурного о нем как о работнике. За короткое время он, исполнительный, вежливый и обходительный, снискал в городе единодушные симпатии, особенно, конечно, среди молодых домохозяек. Яшкалинки отдавали должное всему хорошему, что делалось под знаком ИДБС.

— Раньше, бывало, несешь всякое домашнее барахло на ремонт, неделями ходишь потом за готовым заказом, да все без толку. А теперь, любо-дорого, все делают у тебя же на дому. Больше того, тебя может и не быть дома, а все сделают честь по чести, как в лучших столичных мастерских. Что, может, не так?

Восьмидесятилетняя старушка слов не находила, чтобы поблагодарить персонально Родиса, который позаботился о ней, словно о родной матери, привел в идеальный порядок ее — пусть скромное — хозяйство. И проделал все это днем, на глазах у соседей. От денег, предложенных старушкой, он отказался, довольствуясь тем, что старушка при всех расцеловала его и от всего сердца сказала: большой рахмат…

Как-то, совершая оперативный обход поселка, Родис обратил внимание на добротный, с резными наличниками, дом, окна которого были украшены вышитыми занавесками. В доме стояла мертвая тишина. Собак нигде не было слышно.

Ворота были накрепко заперты изнутри на солидный замок. Открыть замок для Родиса не представляло никаких трудностей. Не звонить же хозяевам, беспокоить их, чтобы встретили незваного гостя!

Чтобы заранее, хотя бы для себя лично, определить фронт предстоящих работ, Родис прежде всего заглянул в сарай. Боже мой, сколько там валялось всякой рухляди, которой давно было место на свалке! Однако опытный глаз заметил какой-то странной формы агрегат с многочисленными трубочками и колбочками. Такие приборы можно встретить в школьных физкабинетах, где они служат для объяснения законов диффузии и помогают решать задачи с сообщающимися сосудами. Агрегат бездействовал, и Родис никак не мог взять в толк, для чего он, собственно, предназначен. Странный агрегат что-то смутно напоминал, но что именно, Родис не мог вспомнить. Не теряя драгоценного времени, он быстро извлек из широкого портфеля, где у него лежали всевозможные инструменты и материалы, мешковину, тщательно завернул аппарат и унес его, покинув дом так же тихо, как вошел, заперев ворота снова на замок.

На другой день вечером Родис проник во двор дома с резными наличниками. На этот раз окна были настежь раскрыты, из дома доносилось жалобное пение. Женский голос с надрывом распевал по нескольку раз одни и те же куплеты:

Я тоскую, я скучаю
Без тебя, мой милый.
Скоро вовсе одичаю,
Ждать тебя нет силы…
Родис нажал звонок у входа в дом. Нежный женский голосок протяжно спросил:

— Кто та-ам?

— Я.

— Кто это — я?

— Тот, по ком скучаете, кого ждете!

— Как вы попали сюда? Ведь ворота были закрыты…

— Для кого-то они были закрыты, но не для меня.

— С вами тогда опасно иметь дело…

— Быть может, да, быть может, нет… Все зависит от того, чего вы ждете от меня…

— Ответьте на один вопрос.

— Охотно… Спрашивайте!

— Жена не придет за вами?

— Это исключено. Я холост и одинок, как былинка в поле.

— Так я и поверила! Все мужчины говорят так…

— А я исключение. Если боитесь, нечего было жалобным пением завлекать бедного одинокого мужчину.

— Рискну в последний раз: входите! — В дверях дважды щелкнул ключ. Родис вошел в полутемный коридор, массивная рука увлекла его вовнутрь дома. В ярко освещенной гостиной, которая служила одновременно и столовой, и спальней, он наконец получил возможность лицезреть хозяйку дома, пристально, по-деловому изучавшую незнакомца.

— Салям, красавица! — приветствовал хозяйку гость.

— Здрасте! — И она протянула ему увесистую руку. — Меня зовут Гиззельбанат.

— А меня зовите просто Родис. Будем считать, что мы уже знакомы.

Про хозяйку нельзя было сказать, что она стара, но и молодой ее можно было назвать с большой натяжкой. Одно сразу бросилось в глаза Родису — щечки хозяйки при взгляде на пришельца загорелись ярким румянцем.

— Проходите, пожалуйста, садитесь, чувствуйте себя, как дома, — пригласила Гиззельбанат.

Родис развязно и равнодушно, будто был здесь не впервые, бросил свой огромный портфель и пиджак на диван и, прежде чем сесть, обшарил взглядом обстановку комнаты. Все было добротно, весомо и значительно. Во всем чувствовалась домовитость, забота о личном преуспеянии. Круглый стол — не большой и не маленький, но достаточный для того, чтобы в праздничные дни за него могли усесться десять — двенадцать гостей. Платяной шкаф, конечно, с зеркалом во всю длину шкафа. Видно, хозяйка любила обозревать в нем свою фигуру. Комод, широкий диван, железная кровать с разрисованной спинкой. На кровати пуховые подушки разных размеров в шесть этажей. Одного комода хозяйке было мало, тут же напротив стоял большой сундук, обитый белой жестью. Здесь, наверное, хозяйка хранила наиболее ценные вещи.

На всех стенах бесконечное множество вышивок с изображением кошечек разных мастей, целующихся голубков и цветов в корзинах. Видимо, вышивание было излюбленным занятием хозяйки, коротавшей за ним скучные одинокие вечера. Над вышивками висели под стеклом в деревянных рамочках фотографии.

Во всю длину кровати со стены на хозяйку дома днем и ночью глядели два стройных лебедя, которых с рук кормила полураздетая пышногрудая дива.

Родису в таких домах было все знакомо и привычно, он мог, закрыв глаза, перечислить малейшие детали обстановки. На комоде обязательно должны выстроиться по ранжиру костяные слоны и слоники, пустые флаконы из-под одеколона и духов, красочные почтовые открытки с надписью «Желаю счастья», полученные хозяйкой ко дню рождения.

Родису не надо было быть чтецом чужих мыслей, он заранее предвидел, что именно скажет хозяйке. И он угадал: Гиззельбанат действительно предложила ему просмотреть семейный альбом, а она пока накроет на стол.

Родису ужасно не хотелось тратить попусту время на просмотр семейного альбома, ему было совершенно безразлично, кого двадцать и тридцать лет назад запечатлел безвестный фотограф — племянницу покойного дяди или внучку любимой тети. Родис тактично отодвинул альбом на край стола, взял хозяйку за руку и, заглянув ей в глаза, подобострастно произнес:

— К чему мне фотокарточки, когда передо мной прекрасный оригинал. Вы, милая хозяюшка, сразу видать, натура довольно сложная. Вас без ста грамм не раскусить.

Гиззельбанат еще пуще зарделась и торопливо раскрыла буфет:

— Ради такого гостя могу и раскошелиться. Угощу вас домашним коньячком. Деверь из деревни прислал. — И она выставила на стол пол-литровую бутылку с мутно-желтой жидкостью, затем принесла из кухни большое блюдо со студнем. — Знай я, что у меня будет такой гость, конечно, все было бы иначе… А так не обессудьте…

— И на том спасибо! Эх, Гиззельбанат, Гиззельбанат, чего, дорогая, скромничаешь и хочешь, чтобы я вознес благодарственную молитву во здравие несуществующего деверя. (Родис нарочно перешел на «ты». Он знал, хозяйка протестовать не будет. Дистанция между ними сразу сократилась, и установился дружески-интимный контакт.) Признайся: ведь это твои золотые ручки сотворили золотистый коньячок.

Гиззельбанат замахала обеими руками.

— Не будем играть в прятки. Когда я шел сегодня к тебе, красавица, знал наперед: в этом доме меня угостят самодельным коньячком.

— Вы что, провидец? — кокетливо спросила Гиззельбанат.

— Нет, милая, всего лишь агент…

Гиззельбанат сразу побледнела и, заикаясь, вымолвила:

— Я так и знала… Я сразу почувствовала, что вы пришли неспроста… Что вы — агент розыска…

— И ты ошиблась, красавица моя. Я агент, но не розыска…

Гиззельбанат совсем растерялась. Румянец на щеках поблек, глаза трусливо забегали, руки задрожали и чуть не уронили рюмку, выдавая хозяйку с головой.

Она сделала робкую попытку отвести от себя надвигающуюся беду:

— А чем вы докажете, что аппарат принадлежит мне?

Родис припер бледную Гиззельбанат к стенке:

— Требуешь доказательств? Могу подробно перечислить, какое барахло я обнаружил в твоем сарае вместе с самогонным аппаратом.

Гиззельбанат поняла: отпираться бесполезно — и пошла на попятную;

— Но он же никуда негодный. Храню, как память от деда…

Родис продолжал наступать:

— Не прибедняйся: машинка вполне исправная и действует, как говорится, на полную проектную мощность. Можешь сама убедиться…

Хозяйка окончательно растерялась:

— Ничего не понимаю… С каких пор агенты починяют самогонные аппараты?

— Очень просто: делать людям добро — входит в мои служебные обязанности.

Гиззельбанат постепенно приходила в себя и пустила в ход самое сильное свое оружие — обаяние:

— Ты и впрямь похож на ангелочка, только где крылышки?.. Не понимаю, с чего же ты, ангелок, живешь, ежели расточаешь добро направо и налево? Ведь тебе и поесть надо, и приодеться. Кто заботится о тебе, родненький?

— Пойми, дурочка, будь я ангел, давно бы ноги протянул, а я живой человек, мужчина, можно сказать в соку. Мне и то нужно, и другое, и двадцать третье… Я служащий. Слыхала, наверное, про ИДБС?

— Как не слыхала! Всякое про вас говорят. То жуликами обзывают, то благодетелями. Говорят, вдовам и одиноким женщинам помогаете. А видать в лицо — не видела.

— Так я и есть этот ИДБС. Врать не буду, состою в нем агентом…

— Тогда угощайся, Родисунчик дорогой, — Гиззельбанат наконец успокоилась и пришла в себя. На столе неведомо откуда появилась копченая колбаса, жирная селедка, вишневая наливка. Хозяйка мобилизовала свои ресурсы, дабы прочно завоевать симпатии молодого джигита. — Угощайся и расскажи, что это за птица ИДБС? А то никто толком не объяснит.

Родис, основательно проголодавшийся за день, уселся поудобнее и стал поглощать все, что было на столе, запивая «домашним коньяком» и вишневой наливкой. В редкие перерывы между отдельными блюдами и закуской он подробно рассказывал, что собой представляет ИДБС и какие благородные цели оно преследует.

Гиззельбанат тяжело вздохнула и всплеснула руками:

— Так это же то, что нам, одиноким женщинам, нужно. А там в вашем Идебесе нет такого отдела, чтобы занимался устройством личной жизни одиноких женщин?

Родис притворился, будто предложение Гиззельбанат его заинтересовало:

— Это же блестящая идея! Я сегодня же доложу нашему руководству. Раз мы сказали «а», надо сказать и «б». Наш долг позаботиться о неустроенных одиноких женщинах. Это же благородное дело! Я обещаю, крошка, подобрать для тебя подходящего жениха. Век будешь благодарить.

— А мне не нужно никакого жениха, — страстным шепотом произнесла хозяйка.

— Как не нужно, — удивился Родис, — только что изливала душу…

— У меня уже есть избранник сердца…

— Что же ты морочишь мне голову? — возмутился Родис.

— Не сердись, родимый, — ты мой избранник. С первого взгляда покорил меня…

Родис поспешил уйти от столь рискованной и чреватой последствиями темы:

— Пока у нас, к сожалению, нет специального отдела по устройству личной жизни. Если тебе, помимо этой спиртогонной штуковины, может, что нужно подремонтировать, скажи, я запишу. В два счета обделаем в наилучшем виде…

— Как мне не нужно? Очень даже нужно! Я женщина одинокая, слабая, не все мне под силу. Телевизор барахлит, картинки делятся пополам. Диван скрипит. Так, что не уснешь… И во дворе много чего надо исправить… Вот кабы ты навсегда согласился ко мне переехать… А то на время, чуть привыкнешь к тебе, а ты уже, глядишь, смотаешь удочки. Комнату отдельную выделю. Денег твоих мне не надо, своих достаточно. Зарплата у меня остается нетронутая, потому как на консервном работаю, оттуда понемножку выношу… В подвале своя картошка, соленья разные. Я женщина хозяйская, домовитая. В убытке не будешь… Но учти — я человек осмотрительный, так, сослепу, за парой брюк гоняться не стану. Мне нужен мужик положительный, а не какой-нибудь вертопрах… Расскажи про себя. И подробнее.

Родис так красочно описал свое тяжелое детство, что чуть слезу не вышиб из глаз сердобольной хозяйки. Круглый сирота с детских лет. Холост, в браке не состоял. Живет в общежитии для холостяков, где за тобой никакого присмотра. О том, что он приударивает за дочкой участкового милиционера Тинирой, по скромности и во избежание кривотолков, естественно, умолчал.

— Ну, вот и хорошо. Переезжай, дорогуша, в мое семейное общежитие. Будешь у меня как у аллаха за пазухой. И уход за тобой будет, и ласка. И вдобавок ко всему принесу тебе в приданое облигации Золотого займа на две тысячи. Тоже на улице не валяются.

Пресытившись едой, Родис вытер платочком рот и поблагодарил гостеприимную хозяйку, которая поудобнее расположилась на застеленной кровати. Желая на деле доказать свою любовь с первого взгляда, она пальчиком поманила к себе агента ИДБС.

— Садись, милок, рядком, да потолкуем ладком…

Родис был настороже, не дал себя обольстить. Однако, услышав про облигации, навострил уши:

— А ты, любушка, покажи их мне. У меня, да будет тебе известно, счастливая рука. Годами облигации лежат, не выигрывают, но стоит мне прикоснуться — и что ни тираж, то выигрыш.

Но Гиззельбанат тут смекнула, что не стоит рисковать и отдавать облигации человеку, с которым едва знакома, и сослалась на то, что облигаций у нее сейчас нет: они сданы, мол, на хранение в сберкассу.

— Завтра, в обеденный перерыв, забегу в кассу за облигациями… Передам тебе для проверки…

Родис приличия ради посидел еще немного, даже позволил хозяйке чуть-чуть прижаться к нему, а потом как бы невзначай взглянул на часы и испуганно вскочил с кровати:

— Совсем позабыл… Вот что значит женские чары… У меня сегодня запланировано еще столько дел. Если сорву план, начальство взгреет. Лучше уж завтра подольше посидим… — И, чмокнув Гиззельбанат в щечку, удалился. Гиззельбанат вздохнула:

— Что за времена наступили, что за нравы! Надо будет выпытать через подружек — может, они слыхали, что собой представляет Родис. Все они, пока ухажеры, говорят, что холостые.

Чернобородый владелец нейлоновой рубашки с разрисованными пальмами знал, что нравится девушкам и женщинам, что способен произвести на них неотразимое впечатление, но даже он никак не ожидал, что так молниеносно, с первого взгляда, сразит женское сердце. Когда он покинул Гиззельбанат, у него на секунду екнуло что-то внутри, он хотел было вернуться. Сквозь раскрытое окно доносилось грустное пенье, словно пел соловей с ранеными крыльями:

Я тоскую, я скучаю
Без тебя, мой милый.
Скоро вовсе одичаю,
Ждать тебя нет силы…
Родис молча постоял у окна, вспомнил о том, что у него сегодня свидание с Тинирой, тяжело вздохнул и быстро удалился…

Сложной и противоречивой натурой был Родис. Ему неизменно сопутствовал успех, но он столько раз обжигался, в нарсудах на него было заведено столько алиментных дел, что только, скитаясь по всей республике, он спасался от полного банкротства.

И вместе с тем, в служебных делах он был человеком слова. И на этот раз он с лихвой выполнил обещания, данные под хмельком Гиззельбанат.

В точно назначенное время Родис вместе с бригадой ИДБС в отсутствие хозяйки явился в ее дом. Она была на работе и оставила ключ от квартиры в условленном месте. Предусмотрительный Родис проник в квартиру первым. И правильно поступил. На комоде под салфеткой нашел записку. «Миленький мой Родис! Если заболит голова, живая вода за комодом. Соленые огурчики в подвале!» Родис быстро спрятал записку. Ему сегодня не до живой воды, не до огурчиков… Гиззельбанат обещала побывать в сберегательной кассе и передать ему облигации…

Пока члены бригады ИДБС ремонтировали все, что требовалось привести в порядок, включая телевизор и диван, Родис положил под салфетку на комоде ответную записку: «Жди меня, и я приду, только очень жди!»

Вернувшаяся с работы Гиззельбанат ходила по дому счастливая и взволнованная. Нет, что ни говорите, только настоящий рыцарь мог ради любимой дамы сделать столько хорошего!

Она еле дождалась вечера, когда в окне показалась нейлоновая рубашка с африканскими пальмами. Она прильнула к груди Родиса, крепко-крепко расцеловала своего благодетеля и вручила ему облигации.

Родис пересчитал их, вынул из портфеля квитанционную книжку и выдал расписку на столько-то облигаций трехпроцентного займа, взятых на проверку.

— У нас все по закону… Это тебе не шарашкина контора, а солидная фирма — ИДБС!

Предчувствие не обмануло Родиса: на четыре облигации пали выигрыши, и не малые: на две — по двадцать рублей, на одну — пятьдесят рублей и, что особенно вскружило ему голову, на двести пятьдесят рублей. Он не поверил, какое счастье нежданно-негаданно ему привалило.

— Слушай, дорогая, хорошую весть! — словно выступая на общегородском митинге, возвестил следующим вечером доброй хозяйке Родис. — На две облигации пали выигрыши по двадцать рублей.

Благодарная Гиззельбанат еще сильнее прижалась к агенту ИДБС и осыпала его лицо жаркими поцелуями. Родис на этот раз не отбрыкивался от ласк, отвечая тем же. Гиззельбанат приписывала это своим неотразимым чарам, хотя в действительности Родис выражал всего-навсего признательность вдовушке, одарившей его счастливыми облигациями.

Гиззельбанат млела от неземного счастья и шептала!

— Хазер улям! Сейчас умру!

— Не умирать надо, а жить. Долго, долго жить! — отвечал Родис.

В перерыве между ласками Родис вернул хозяйке облигации, приложив к ним выигрыш — сорок рублей. О более крупных выигрышах он, естественно, умолчал, заменив счастливые облигации другими, приобретенными тут же, в сберкассе.

Гиззельбанат сделала красивый жест:

— Выигрыш принадлежит тебе, мой хороший!

— Ты меня оскорбляешь! Я выполнил свой служебный долг, и только! Купи себе что-нибудь на память…

— Ярай, ярай… Ладно, ладно… Я куплю браслет и выгравирую на нем твое имя, дорогой.

— Умница ты у меня. Купи лучше серьги. — Предусмотрительный агент предпочитал не оставлять после себя даже косвенных следов.

— Пусть будет по-твоему. Но облигации возьми себе. У тебя счастливая рука…

Родис отнекивался и от этой чести, он серьезно опасался, что Гиззельбанат пытается таким образом напрочь закабалить его. Он разгадал ее маневр и искусно отбил атаку:

— Облигации оставь у себя. У меня будет лишний повод навестить тебя. Мы вместе будем проверять таблицы выигрышей…

— Какой ты хороший! — не унималась хозяюшка. — В наше время такие, как ты, редкость! Чем же тебя отблагодарить? Хочешь, я объявлю через газету благодарность тебе и твоему ИДБС?

— Мне большей награды и не надо. И начальство будет довольно, и мне перепадет.

Гиззельбанат совсем разошлась и выставила на стол все наличные запасы съестного и горючего. Насытившись, они уселись на диване и в обнимку смотрели телевизионную передачу: на голубом экране картинки больше уже не рвались пополам. Часы пробили девять. Родис покинул Гиззельбанат, которая настаивала на том, чтобы он остался. Но Родис сослался на неотложные дела, и хозяйка, сокрушаясь, проводила его до ворот.

— До скорой встречи, родимый! А я пойду писать письмо в редакцию.

В ЛУЧАХ СЛАВЫ

ИДБС купалось в лучах славы. Районная газета посвятила целую страницу новому движению в бытовом обслуживании населения.

Страница открывалась благодарственными письмами старушки Хаернисы и Гиззельбанат Газзалиевой. Письма подкупали своей искренностью и простодушием.

Письмо старушки Хаернисы, написанное, как помнит читатель, многоопытной рукой Булата, было так правдиво, что ни один квалифицированный психолог не мог бы заподозрить подделку:

«Когда неизвестные мне лица похитили у меня диван, я чуть было не сошла с ума и не знала, чем это я прогневила аллаха, что на меня, и без того обездоленную, свалилась ни за что ни про что такая беда. Я хотела было пожаловаться на милицию, что плохо охраняет покой населения Яшкалы: то у одного, то у другого пропадают разные носильные и другие вещи и предметы. Когда же на другой день диван в исправленном виде вернулся неизвестно каким чудом в мою квартиру, я возблагодарила аллаха и тех добрых людей за их отзывчивость по отношению к престарелым людям, отдавшим все свои силы на процветание нашего города, которые теперь, получая трудовую пенсию, ушли на заслуженный покой, лишенные прежних сил, чтобы привести в порядок свое скромное имущество. За что выражаю большое народное спасибо — рахмат — бригаде Идыбысы, что значит, как потом мне разъяснили, идеальная добрая бытовая служба при комбинате под руководством товарища Ибраханова. Тысячу раз салям добрым людям и тысячу раз им рахмат. К сему собственноручно подписуюсь. Хаерниса, 82 лет от рождения, что подтверждается моим паспортом».


Второе письмо, написанное размашистым почерком, выдававшим широкую натуру автора, не изобиловало особыми красотами стиля. Это было скорее даже не письмо, а крик души, который Гиззельбанат выплеснула на публичное обозрение общественности Яшкалы.

«Дорогая редакция, — говорилось в письме, — это пишет вам вдовая женщина, которая вот уже много лет живет одинокая, как стебелек в степи, не видя со стороны окружающих заслуженной ею заботы и внимания. Пишу я впервые в своей одинокой жизни, потому что не писать не могу. Справедливость заставляет меня написать такое письмо, а совесть подсказывает, что именно писать. Вот уже десять лет, как я осталась безутешной вдовой, и вдруг мне, одинокой женщине-вдове, пришел на помощь незнакомый до того гр. Родис из организации ИДБС при комбинате бытового обслуживания. Раньше мне, честно признаюсь, казалось, будто все это бабьи слухи, что кто-то помогает престарелым, а также одиноким женщинам, которым трудно самим справиться с домашними нуждами. И вот в один прекрасный день ко мне, хоть я и не звала, явился, повторяю, без моего приглашения, некий Родис из этого самого ИДБС. Он починил все, что требовалось, — вплоть до телевизора и сложной машины, которая долгое время лежала без движения, а сейчас работает, как часы. Пусть и дальше он, этот настоящий егет[4], и его начальство в лице директора комбината бытового обслуживания товарища Ибраханова живут долгие годы и процветают. Разрешите через газету передать доброму вестнику и носителю добрых дел Родису столько благодарностей и приветов, сколько цветов на земле, сколько птиц на деревьях, сколько бабочек на Урале, сколько рыб плавает в Агидели, то есть, короче говоря, вечное спасибо ему и его товарищам. Заканчивая это короткое письмо, я провозглашаю: „Да здравствует ИДБС“.

Одинокая женщина-вдова Гиззельбанат Газзалиева, проживающая по адресу; г. Яшкала, ул. Яблоневая, д. 27».


Оба письма сопровождались пространными редакционными комментариями.

«Идя навстречу пожеланиям населения нашего района, редакция обратилась к директору Яшкалинского комбината товарищу Ибрахану Сираевичу Ибраханову с просьбой рассказать читателям подробнее, какие цели преследует ИДБС, каковы первые успехи и дальнейшие перспективы этого движения.

— Создание ИДБС было подсказано самой жизнью. ИДБС не могло быть создано в тиши кабинета, по воле одного или двух человек. А потому я, пользуясь предоставленной мне возможностью, категорически отвергаю досужие домыслы, будто ИДБС в какой-то мере связано с моим именем. Некоторые безответственные элементы расшифровывают ИДБС как ибрахановское движение — бытовые сюрпризы. Это в корне не соответствует действительности. Да, на первых порах, прежде чем мы добились апробации на многочисленных фактах, мы сочли необходимым новое движение по улучшению обслуживания населения проводить в виде сюрпризов. Но как только это движение твердо стало на ноги, мы стали действовать в точном соответствии с духом и содержанием ИДБС, иными словами, стали выполнять высокие задачи, стоящие перед ИДБС, то есть идеальную добрую бытовую службу.

Как во всяком новом начинании, и у нас не обошлось без накладок, досадных ошибок и, прямо скажем, перегибов. Это были, так сказать, неизбежные трудности роста. И — чем более мы растем, а мы, товарищи, растем, это бесспорно, тем больше вырастаем из рубашек и штанишек, которые носили несколько лет тому назад».

Об инициативе Яшкалинского комбината бытового обслуживания упоминалось и в передовой статье газеты, упоминалось сдержанно, но довольно благожелательно. Газета писала: «Рано еще давать исчерпывающую оценку начинанию комбината, но одно бесспорно заслуживает всяческого поощрения, люди, работающие в комбинате, не стоят на месте, они ищут новых форм обслуживания, они горят желанием улучшить и расширить сферу бытового обслуживания. Нам остается только пожелать „Попутного вам ветра!“».

Утром, точнее в половине десятого, исполнительная Аклима бесшумно вошла в кабинет к шефу, положила на стол солидную почту и свежий номер районной газеты с полосой, посвященной ИДБС.

Когда Аклима закрыла за собой дверь, Ибрахан нетерпеливо бросился к газете, ему хотелось лишний раз проверить, все ли осталось в той статье, которую с его слов написал для газеты местный журналист. Да, все было в полном ажуре. И под статьей стояли набранная жирным шрифтом его персональная фамилия «И. Ибраханов». Довольный, он потер руки и откинулся на спинку мягкого кресла, сладко потянулся. «Интересно, какую рожу состроит Хамза из горторга, прочтя сегодняшний номер газеты! — подумал он про себя. — Накося выкуси!» — И он погрозил в воздухе невидимому сопернику внушительным кукишем…

Ибраханов торжествовал победу. Ибрахановское движение стало реальным, неопровержимым фактом.

Отдав Аклиме распоряжение — скупить по крайней мере десять экземпляров сегодняшнего номера газеты, он назначил после окончания работы внеочередное оперативное совещание.

«ВЕЛИКИЙ НЕМОЙ» ЗАГОВОРИЛ

Ораторское искусство глубокими корнями уходит в древние времена. Казалось бы, что за тысячелетия при желании можно было бы теоретически обосновать и объяснить широким массам, каковы движущие силы, если можно так выразиться, подпочвенные воды, питающие ораторское искусство.

Давно пора раскрыть секрет: почему одним, несмотря на природные помехи, удается все-таки стать Демосфенами, а другим ни за что не одолеть боязни аудитории: едва только они выходят к трибуне, их словно сковывают стальные тиски, они не в состоянии произнести и двух слов.

В глазах высокого начальства Ибрахан слыл «великим немым». И действительно, на городских активах и конференциях, на собраниях, в присутствии высокого начальства, Ибрахан будто в рот воды набирал. В лучшем случае, когда не выступать уже было просто невозможно, он ограничивался стандартными фразами: «Я целиком и полностью согласен с положениями докладчика», «Я присоединяюсь к предыдущему оратору», «Я извлеку из критики уроки» и т. д. и т. п.

Великий молчальник в присутствии вышестоящих товарищей, Ибрахан обретал дар речи, когда общался с нижестоящими. Посмотрели бы вы на Ибрахана, послушали бы вы его на собраниях актива бытового комбината! Куда девались робость, неловкость, косноязычие? И откуда вдруг взялся этот неиссякаемый фонтан красноречия? Невзрачный воробышек, каким Ибрахан представал перед своим непосредственным начальством, он превращался в орла, распростершего над аудиторией своего комбината мощные крылья. Ибрахан весь преображался, становился вожаком, командиром: стоит ему только приказать, и подчиненный ему отряд ринется в атаку. К его словам чутко прислушивались, будто вот-вот он выдаст какое-то откровение. Его речь многие даже в блокноты записывали.

— Дорогие друзья и соратники, — начал свою речь Ибрахан. В особо торжественных случаях он любил выражаться высокопарно, ему нравилось называть сослуживцев соратниками, это сразу придавало его выступлению праздничный оттенок. — Дорогие друзья и соратники! — обратился он к собранию. — Сегодня подлинно исторический день в жизни комбината. Наше с вами начинание получило поддержку общественности. У нас с вами сегодня большой праздник. Но я собрал вас не только для того, чтобы поздравить с одержанной победой, вы вполне заслужили это поздравление. Я хотел бы, чтобы мы все вместе, так сказать коллективно, осознали всю важность происшедшего события. Нам ни в коем случае нельзя почивать на лаврах. Наша боевая задача — закрепить завоеванное. Никто из нас не смеет ни на секунду забывать, что у нашего с вами движения есть завистники, они наступают нам на пятки. Наши успехи для них — кость в горле. Мы не должны давать ни малейшего повода, чтобы наши противники злорадствовали… (Ближайшие помощники Ибрахана одобрительно закивали головами. Им было ясно, против кого направлены сокрушительные стрелы их шефа.) Одобрение общественностью нашей инициативы ко многому нас обязывает. Мы вступаем в новый, более ответственный период, который позволит нам всемерно углубить и расширить сферу обслуживания населения. Отныне вместо случайных и неожиданных сюрпризов мы должны действовать с открытым забралом, организованно к четко. Мы должны поставить перед собой категорическую задачу — чтобы не было ни одной, пусть даже пустяковой, жалобы! Наоборот, пусть стены нашего комбината будут сплошь увешаны благодарностями яшкалинцев.

Позвольте мне еще раз от всей души поздравить вас, пожелать вам всем и каждому в отдельности здоровья и счастья в личной жизни на благо нашего общего дела. Спасибо за внимание!

Речь Ибрахана, как отмечала впоследствии районная газета, была выслушана с большим вниманием, а заключительные слова оратора потонули в продолжительных аплодисментах.

Чего не упомянула газета — так это того, что работники комбината, или, как их окрестили в Яшкале, ибрахановцы, после собрания расходились шумно, вслух выражая недовольство скупостью Ибрахана:

— Неужели ради такого знаменательного случая нельзя было отвалить из директорского фонда сотню-другую, ну, если не на премирование, то хотя бы на дружескую чашку чая?

И сам Ибрахан не прочь был бы собраться честной компанией за рюмочкой. Ведь надо же как-то выделить этот день из других дней в жизни комбината. С кем же это воодушевляющее мероприятие можно безбоязненно осуществить? С Булатом! Как-никак, а Булат (наедине с собой Ибрахан был честен и прямодушен) — главный виновник сегодняшнего торжества. Он вполне заслужил того, чтобы поднять за него бокал вина.

Но где бы им вдвоем, Ибрахану и Булату, безвозбранно провести часок-другой? У себя дома Ибрахан не решался: вездесущий Ярмухамет обязательно пронюхает, да и боевая подруга Ямбика не даст им спокойно посидеть вдвоем, не говоря уже о Минире — до смерти влюбленная в Булата, она непременно присоединится к их обществу. А ей, девчонке, рано еще прикладываться к рюмке…

Не придумав ничего определенного, Ибрахан приказал шоферу Мухарляму приготовить «Москвича»:

— Малость проветримся…

Через несколько минут Ибрахан с Булатом снова катили по улицам города.

Ибрахан, как положено, важно восседал рядом с шофером, а Булат сиротливо покачивался на заднем сиденье.

Навстречу неслись автомашины классных марок. Когда-то он, Ибрахан, разъезжал на «Волге», мечтал о «ЗИЛе», «Чайке». Но волею судеб пришлось пересесть на «Москвича». Приподнятое настроение мгновенно рассеялось, едва только мимо промчалась лихая «Волга». Ибрахан невольно съежился, стараясь быть незамеченным, не бросаться в глаза счастливому пассажиру «Волги». Но тут же приосанился, выпрямился: кто-то ехал на скромном «Запорожце» или на «Шкоде».

А вот на пролетке, устланной красно-голубым ковром, солидно покачивался в такт своему рысаку директор «Металлолома». Увидев Ибрахана на «Москвиче», он почтительно снял шляпу и сник, словно гриб на ярком солнце. Вот что значит сила персонального транспорта! Легковая автомашина и человеком может сделать, и в пшик превратит в два счета…

— Насколько я понял, мы едем в Сандуны, — сказал Ибрахан. — Ждут ли нас там? Все ли готово к приему?

— Ибрахан Сираевич, — успокоил Булат, — я предвидел такой вариант и распорядился, чтобы там сегодня не было ни одного клиента. Объявлен санитарный день.

Мухарлям резко свернул в сторону и лихо подъехал к гордости яшкалинского комбината бытового обслуживания — городской бане.

Что собой представляли яшкалинские Сандуны? По инициативе и личному замыслу Ибрахана женское отделение городской бани было коренным образом реконструировано по образу и подобию знаменитых Сандуновских бань в Москве.

На средства, ассигнованные для строительства второй городской бани, в женском отделении старой бани был устроен мраморный бассейн, установлены по примеру римских бань широкие топчаны, могущие принять в свое лоно клиентов самой крупной комплекции. Главным и основным украшением новой бани — надо ли подчеркивать — был буфет с прохладительными и горячительными напитками.

Словом, яшкалинскими Сандунами Ибрахан, прямо скажем, заткнул за пояс коммунальников Уфы. Кто бы ни приезжал в Яшкалу, их неизменно приглашали в баню, точно так же, как в Москве гостей столицы приглашали в Третьяковку или во Дворец съездов. Правда, для рядовых граждан Яшкалы в связи с этим возникали некоторые неудобства. В мужском отделении устанавливались — чисто стихийно — то мужские, то женские дни, и часто происходила путаница, доходившая до шумных скандалов. Все это, однако, было сущим пустяком по сравнению с тем моральным капиталом, который приобретал Ибрахан и возглавляемый им комбинат в глазах приезжих.

На сей раз судьбе угодно было сыграть с Ибраханом злую шутку и преподнести ему сюрприз. Едва Мухарлям подкатил к яшкалинским Сандунам, их встретил дородный директор бани, нос которого достаточно красноречиво свидетельствовал о том, что из всех компонентов банного обслуживания особое предпочтение он отдавал буфету.

— Маленькая осечка получилась… — запинаясь, стал объяснять он возникшую в бане ситуацию. — Мож-жет, в-вы найдете на него управу: ни за что не хочет уходить…

Такого сюрприза Ибрахан никак не ожидал: кто это посмел противиться его приказу?

— Я ему: сегодня санитарный день, баня закрыта. А он мне: какой там санитарный день? Покажи мне приказ! Скоро твоему любимчику Ибрахану, извините, это он так сказал, зададут, извините за выражение, такую баню, что никакой санитар не поможет.

— Говори толком, о ком говоришь?

— Да кто может бузить, как не ваш Шагей-бабай! Приблизили его к себе и носитесь, как с пис-саной торбой…

— Неужели вы с Ахлямычем не справитесь с хилым старикашкой? — резонно заметил Булат.

В это время двери предбанника раскрылись настежь, и на пороге показалась во всей своей красе невзрачная фигура Шагея. Прикрывшись березовым веником, он, если бы его не сдерживали, вышел бы, наверное, ораторствовать и на улицу.

— Я до сих пор молчал, — кричал Шагей-бабай. — Я вообще не говорун. Но после того как вы прикончили мой самовар, мою стеганку и шапку, больше молчать не буду… Вы наступили на мою больную мозоль — и я подыму такой шум… Я понял, что молчанием с такими, как вы, ничего не добьешься. Не нравится, Ибрахан, да?.. Приехали сюда после собрания попариться? Оно и понятно, на собрании вам никто жару не задал. Вы и решили попариться и устроить праздничный междусобойчик подальше от постороннего глаза. Так ведь? Ну что ж, милости просим, присоединяйтесь к вашему Ахлямычу. Места под столом, где он валяется, еще много, хватит и на вас…

Ибрахан силой оттолкнул Шагея и прошел прямо в буфет. Действительно, Ахлямыч-банщик, он же по совместительству и заведующий банным буфетом, действительно валялся мертвецки пьяный.

Картина не из приятных! Она была просто отвратительная. Ибрахан в сердцах сплюнул и покинул с Булатом баню, пригрозив ее директору:

— Завтра объяснительную, как дошли до такого позора…

Так хорошо начавшийся день, день признания и торжества ИДБС, закончился омерзительно, оставив противный осадок…

— Вот с какими горе-кадрами внедряешь новый быт! — сокрушался Ибрахан.

Он долго не мог прийти в себя и, вернувшись домой, не поужинав, принял таблетку люминала и попытался уснуть. Долго ворочался с боку на бок, а сон все не шел. Где-то скрипнула калитка: значит, Минира опять выскользнула из родительского дома на очередное свидание с Булатом. А может, с кем-либо другим? И в кого она такая уродилась? Ибрахан не поленился, встал с постели и заглянул сквозь занавеску во двор. Так оно и есть, Минира с Булатом в обнимку куда-то удалялись… Завтра надо будет поставить точку: или — или, нечего компрометировать на глазах у всего города дочь руководящего товарища. До каких пор можно продолжать ухаживания и ночные свидания? Ибрахан принял еще одну таблетку снотворного и, хоть в квартире было тепло и душно, с головой укутался в теплое одеяло.

ТРУДОВЫЕ БУДНИ

А на другое утро, точно в девять, Булат явился в комбинат свежий, как огурчик, — усталость, бессонница — ни в одном глазу.

«Вот что значит молодость!» — с завистью подумал про себя Ибрахан, запираясь в кабинете с Булатом и наказав Аклиме никого не впускать.

Булат пришел не только свежий внешне, но и полный свежих идей, направленных на развитие выдвинутых накануне Ибраханом предложений о переходе на открытые формы работы бригады ИДБС.

Так начался новый этап в жизни комбината, так начались для Ибрахана с Булатом новые трудовые будни, полные новых забот и треволнений. Оба старались вычеркнуть из памяти огорчительный эпизод — провал выездного мероприятия в баню. Как ни в чем не бывало они сдержанно поздоровались с промелькнувшим в коридоре Шагеем и занялись текущими делами…

Работа закипела. Из Уфы были приглашены лучшие художники и фоторепортеры. Им были заказаны красочные фотостенды, фотовитрины, популяризирующие ИДБС, отражающие многогранную деятельность комбината по линии ИДБС, и просто зазывные плакаты с броскими и запоминающимися лозунгами-призывами, вроде таких: «Нет никаких чудес! Обращайтесь в ИДБС!», «Если тебя не попутал бес — помни: есть на свете ИДБС!» — и многие, многие другие. Автором всех этих плакатов, которым мог бы позавидовать любой графоман, был не кто иной, как Булат.

В наиболее людных местах красовались на фанерных щитах фотокопии газетной полосы яшкалинской газеты с материалами об ИДБС.

Словом, машина завертелась. Завертелась для того, чтобы все в людях Яшкалы было прекрасно: и одежды, и обувь, и прическа, и лицо. Активная и наглядная пропаганда идей ИДБС в этом духе возымела свое действие. В ателье и мастерские комбината посыпался нескончаемый поток заявок и заказов. Ибрахан каждое утро получал от планового отдела радующие глаз сводки. Но он, надо отдать ему должное, предостерегал Булата от чрезмерного увлечения большими цифрами:

— Легче на поворотах! Иначе свернем себе шею…

Конечно, при том массовом характере, какое приобрело ибрахановское движение, трудно было избежать накладок и недоразумений.

Наряду с похвалами и благодарностями слышались и недовольные голоса. В основном это были жалобы на непомерно высокую стоимость услуг ИДБС. Действительно, к обычным расценкам по настоянию Булата приплюсовывалась надбавка в 23 процента за «экстраобслуживание», что сразу резко повышало доходы комбината. Главный бухгалтер возражал против незаконной надбавки и отказывался подписывать счета клиентам. В результате подписывал их один Ибрахан, подписывал формальности ради дважды, так требовал закон в случае возражения бухгалтерии.

А тут как назло снова всплыла злополучная шагеевская шуба и меховая шапка, сшитые Факаем и Акопом. Стоимость этого пошива непогашенным укором висела на балансе комбината. Шагей, естественно, и не думал платить за явный брак. Исполнительный счетовод, ведавший расчетами за готовую продукцию, аккуратно каждые десять дней выписывал Шагею счет на 49 рублей 26 копеек. Шагей аккуратно собирал эти счета, чтобы при случае швырнуть их в лицо Ибрахану.

Такой случай вскоре подвернулся, когда счетовод к указанной сумме 49 рублей 26 копеек прибавил еще пени, присовокупив угрозу, что деньги будут взысканы судом в бесспорном порядке.

Старик вскипел от негодования и, как обычно, минуя аклимовский шлагбаум, ворвался в кабинет к Ибрахану, когда тот с Булатом обсуждали очередное оргрекламное мероприятие.

— Что, издеваться вздумали, товарищи начальники?! Мало того, что пустили слух, будто я с ума сошел, так еще на моих грошах план хотите выполнить? Видали мы таких! Послушаем, что запоете, когда вызовут в Уфу и учинят допрос по всем статьям…

Когда же Ибрахан узнал, что вывело из себя бабая, усадил старика в кресло, вызвал Аклиму и тут же, чтобы еще раз успокоить старика, продиктовал приказ по комбинату: «За допущенный брак при выполнении заказа для гр. Шагея — сына Шахмана стоимость готовой, но забракованной продукции — шубы и меховой шапки — отнести целиком за счет мастеров Ф. Фасхутдинова и А. Хачикяна, которые за этот брак получили уже административные взыскания. Означенную сумму погасить в течение месячного срока. Обязать в этот же срок вернуть гр. Шагею — сыну Шахмана принадлежащие ему шубу и меховую шапку, незаконно изъятые Ф. Фасхутдиновым и А. Хачикяном. Настоящий приказ сегодня объявить Ф. Фасхутдинову и А. Хачикяну под расписку».

— Теперь ты успокоился, бабай? — угодливо спросил Ибрахан, отлично понимая, что не так просто погасить пламя гнева в душе Шагея.

— Я никогда не успокоюсь! Вы только обманываете меня!

— Что-то ты больно распустил язык, старикан, — пришел на помощь Ибрахану Булат.

— Молчи, когда говорят старшие! — не унимался Шагей.

Ибрахан понял, что старика можно утихомирить не криком, а только добрым словом.

— Мы ценим, Шагей-бабай, вашу критику и, как вы только что сами убедились, бракоделам спуску не даем. Так что, если будут еще какие замечания, двери для вас всегда открыты…

— Что до замечаний, то у меня их для вас, товарищи начальники, всегда полные мешки. Можете меня не просить, вам надоест меня слушать. А потому пусть лучше Уфа их выслушает. А за сим до скорого свидания…

Шагей наконец покинул кабинет.

Булат и Ибрахан облегченно вздохнули.

— От такого склочника всего можно ждать… — обронил Булат, чтобы как-то повернуть беседу с Ибраханом на деловой лад.

— Что старик — склочник, оно действительно так, но насчет шубы он на все сто процентов прав. Наши умники напортачили. Пусть теперь отвечают рублем из своего кармана.

После долгой паузы Ибрахан, думая о чем-то другом, глубокомысленно заметил:

— Никогда не знаешь, какой ветер тебя сбросит и какая свинья тебя съест… Даже в самом близком человеке никогда нельзя быть уверенным…

— Вы к чему это, Ибрахан Сираевич? Неужели и про меня такое можете подумать? Я не заслужил! На что намекаете, скажите, если не секрет.

— А я не намекаю, а прямо в глаза говорю, — и просверлил Булата пронизывающим взглядом. — Ты можешь мне ответить, чего моя Минира ходит в последние дни такая мрачная и задумчивая? Если узнаю, что ты зашел слишком далеко, голову оторву.

К разговору на такую тему Булат был явно не подготовлен, но с честью выдержал агрессивный тон Ибрахана. Между нами говоря, Булат и не собирался опутывать себя узами Гименея, но в данном случае он понял, что дальше играть в прятки нельзя, а тем более ловчить, изворачиваться, отделываться ни к чему не обязывающими общими фразами. Это тебе не собрание актива или заседание месткома. Тут надо действовать напрямик: или — или. Жениться или сматывать удочки из Яшкалы, решительно порвать с Ибраханом и уйти из дела, которое сейчас в самом расцвете.

Булат — была не была — не долго думая, выпалил единственно разумные в сложившейся ситуации слова:

— Я давно ждал этого разговора, Ибрахан Сираевич. Давно собирался сказать вам, что мы с Минирой любим друг друга, и я был бы счастлив, если бы… — Булат несколько замялся.

— Что, «если бы»? Договаривай! — вскипел Ибрахан. — Расставаясь со мной, тайком от меня уводишь куда-то мою единственную дочь, совращаешь девушку, чистую, невинную!

— Я хотел сказать, что буду счастлив назвать Миниру своей женой, если на то будет как говорили в старину, ваше благословение.

— Наконец-то я слышу слова джигита! А то я считал, скажу откровенно, что ты просто рядовой ловелас и тюфяк. Что ж, поздравляю тебя, дорогой зятек! — Ибрахан притянул к себе Булата и трижды облобызал его. — Мое благословение — это всего лишь полдела. Надо еще для проформы получить визу, то есть, я хочу сказать, попросить «добро» у противной стороны, то бишь, у женской половины нашей семьи. Приходи вечером к нам, вызовем невесту, потолкуем с будущей тещей. Словом, чтобы все было как у порядочных людей…

Скоро сказка сказывается, а в наш космически-реактивный век дела делаются еще быстрее. Ибрахан не стал тянуть волынку со свадьбой Миниры и Булата. Используя связи, преодолел подводные рифы и обошел закон, допускающий регистрацию брака лишь через месяц после подачи заявления в загс. Старая приятельница Ибрахана, заведующая загсом, учитывая, что сочетающиеся имели достаточный срок, чтобы всерьез подумать о браке, разрешила регистрацию через две недели — за это время будущие молодожены и их родные могли заказать и подвенечное платье и приличествующие столь торжественному случаю праздничные наряды.

Ибрахан торопился со свадьбой не потому, что боялся, как бы Булат не изменил решения и не смылся, нет, в Булате он был уверен. Ибрахан исходил из чисто практических соображений: он, зная пылкий характер дочери, вполне резонно опасался, как бы Минира не опередила событий и еще до свадьбы не зашла слишком далеко…

Слава загсу, все обошлось благополучно.

ДВОЙНАЯ СВАДЬБА

Дом Ибрахана просторен, как ангар столичного аэродрома. Не то что одну — сразу пять свадеб можно сыграть. Двери всех комнат в доме распахнуты настежь, хлебосольные хозяева рады всем, кто почтит присутствием их семейное торжество. В длину двух комнат расставлены столы, а на столах… Нет, перо бессильно описать изобилие и разнообразие блюд, закусок, напитков. Тут требуется великий художник, специализирующийся на натюрмортах. Скажем только, что столы ломились от яств.

Места для гостей отводились в строгом соответствии со служебным положением. Огромную гостиную предоставили в распоряжение бывших сослуживцев Ибрахана по прежним высоким постам, близким родственникам. Здесь же восседали новобрачные и родители.

Гости рангом пониже, сотрудники комбината и теперешние друзья, подобные Ярмухамету, заняли исходные позиции в столовой, комнате поменьше гостиной, но тоже достаточно вместительной.

Казалось бы, что все званые гости уже собрались, можно начать то, ради чего сюда устремилось столько народу. Но нет, кто-то, и притом довольно важная персона, еще не пришел. Ибрахан все время тревожно поглядывал на входную дверь: когда там наконец покажется самый главный гость, украшение и гордость сегодняшнего праздника, Салахи Салахиевич, которому выпала почетная роль свадебного генерала.

А гости все чаще посматривали на столы, на вкусную снедь, на волнующие воображение бутылки с разными привлекательными наклейками. Но Ибрахан как будто отсутствовал, его мысли витали где-то далеко, и ему были безразличны терзания гостей: всем своим существом он — в кабинете, в котором восседает Салахи Салахиевич. Неужели побрезгует, пренебрежет приглашением, не окажет честь?..

Чу! В застывшем воздухе почувствовалось движение. В дверях показался Салахи Салахиевич с шагавшей за ним следом дородной, степенной супругой, давно уже глубоко осознавшей, что она не рядовая женщина, не просто жена, а жена номенклатурная со всеми вытекающими отсюда преимуществами.

За Салахи Салахиевичем два дюжих грузчика внесли на шлеях, какими обычно переносят рояли, огромную коробку, размером больше телевизора «Рубин-205». Это, надо полагать, был подарок новобрачным. Ибрахан и Ямбика расплылись в широкой радостной улыбке, поприветствовали дорогих гостей и проводили их на уготованные почетные места.

Ибрахан постучал по бутылке шампанского, предложил всем наполнять высокие фужеры. С грохотом выстрелили пробки.

— Товарищи, друзья, соратники! — начал Ибрахан с заметным волнением в голосе. — Сегодня в моей жизни, в жизни моей семьи, а значит, смею надеяться, и в вашей жизни, моих близких и дорогих друзей, большое, я не боюсь преувеличения, историческое событие. Наша единственная, наша любимая дочь Минира выходит замуж, создает свою семью. Ее муж — хорошо всем вам известный Булат. (При этих словах Булат, скромно потупив взор, встал, поклонился во все стороны гостям.) Благодаря своей инициативе, кипучей энергии он за короткий период сумел проявить себя с наилучшей стороны. Решительный сдвиг в работе нашего комбината во многом связан именно с Булатом. Надеюсь, что у нового члена нашей дружной семьи на плечах ясная и трезвая голова, и моя похвала не вскружит ее. (Булат снова привстал и поклонился, как бы благодарил за лестный о нем отзыв и давал клятву быть и впредь скромным, достойным семьи Ибрахана.)

Я хотел бы, — продолжал Ибрахан, — воспользоваться правом главы этого дома и публично, можно сказать всенародно, в присутствии лучших представителей общественности нашего города дать наказ молодоженам: вы, дети мои, родились в счастливое время. К вашим услугам все, что требуется для счастливой жизни. Мы с моей верной подругой Ямбикой о таком и не мечтали. Мы начинали с пустого места. Начинали голодные, голые и босые. И действительно, что на мне было? Заплатанные штаны, лапти, есть нечего, жена в положении. А что мы видим теперь? К вашим услугам, молодые, и дом, и все, что в этом доме. Не жизнь, а малина! Живите и цените все, что для вас сделано. Живите, как мы жили и живем с Ямбикой, как два голубка, воркуя и не ссорясь. Заканчивая свое выступление, хочу провозгласить здравицу в честь молодых, в честь высоких гостей, доставивших нам радость своим присутствием. Да здравствуют сидящие здесь цвет и украшение нашей Яшкалы!

Гости в обоих залах дружно захлопали. Музыканты сыграли туш.

— А теперь я предоставляю слово матери новобрачной — моей уважаемой супруге Ямбике.

Ямбика с глазами красными от слез — всякой матери, выдающей дочку замуж, положено причитать и плакать — как будто ей предстояла долгая разлука с любимым детищем, хотя этот великовозрастный ребенок и после свадьбы будет жить в одной с родителями квартире на всем готовом, — Ямбика подняла бокал с шампанским и, смущаясь от десятков любопытных, устремленных на нее глаз, начала:

— Я не умею говорить так ладно, как мой любимый муж Ибрахан, к тому же он каждый день у себя произносит речи, можно сказать, собаку съел по этой части, а я что? День-деньской веду разговор с кастрюлями и тарелками. Но не каждый день выдаешь дочку замуж, и мне, хочешь не хочешь, а сказать пару слов придется. И что это такая за жизнь? Не успела вырастить дочку, воспитать, вложить в нее все лучшее, как она, подобно птице, у которой едва отросли крылья, спешит вылететь из родного гнезда. Птицы, как вы знаете, прилетают обратно в свои насиженные обжитые гнезда, а дочери обратно не возвращаются. И это очень хорошо, ведь если дочка возвращается, значит, жизнь у нее не сложилась, как надо. Мы не хотим, чтобы Минира вернулась обратно. Живи с мужем дружно, деток расти на радость нам, будущим бабушке и дедушке. Будьте здоровы и вы, дорогие гости, спасибо вам великое, что пришли разделить нашу радость, пусть и в ваш дом, у кого есть дочери на выданье, тоже придет такое счастье.

Тут снова встал Ибрахан, но на этот раз не затем, чтобы выступить с речью. Он подал знак, которого так долго ждали истомившиеся от пытки голодом гости:

— А теперь попросим дорогих гостей выпить за здоровье и счастье молодых. Поднимем бокалы! Ешьте-пейте, веселитесь!

Гостей долго упрашивать не пришлось, они отдали должное и закускам, и напиткам, и гостеприимству дома Ибрахановых. Не прошло и получаса, как степенные гости расстегнули вместе с пуговицами пиджаков и, если так можно выразиться, пуговицы своих душ. Каждый стал вести себя свободно, языки развязались. По залам гулял большой поднос, он уже несколько раз обошел гостей, внесших свою щедрую лепту в семейный фонд новобрачных. Помимо денежных поступлений, на заранее приготовленный стол складывались подарки, среди которых было семь настенных и пять настольных часов. Подарки сопровождались поздравительными речами и тостами, которые произносились без соблюдения какого бы то ни было регламента.

Стенографически воспроизвести все произнесенные речи физически невозможно — да к тому же на это ушло бы очень много дефицитной бумаги. Поневоле автору приходится ограничиваться наиболее интересными, я бы сказал, основополагающими речами. Ну, как, скажите пожалуйста, не привести речь всеми уважаемого Салахи Салахиевича. Сердечно поздравив новобрачных и родителей, он сказал:

— Товарищи, выступавшие до меня, произнесли много теплых и правильных слов. Я не буду повторяться и присоединяюсь к их пожеланиям. Вы, уважаемые гости, наверное, обратили внимание на то, что новобрачные получили в дар двенадцать пар часов. И в этом, если хотите, знамение времени. Не тратьте время попусту, будьте счастливы каждый час и каждую минуту! Цените каждую минуту, уходящую в прошлое, она больше не вернется, расходуйте эти минуты с пользой в настоящем, думайте о будущем. Вот я много думал, что бы подарить новобрачным, и решил преподнести такое, чтобы молодожены ускорили приближение будущего.

Салахи Салахиевич попросил Акопа и Родиса установить на двух стульях принесенную им огромную коробку и стал ее медленно, неторопливо распаковывать. За одним слоем упаковки следовал другой и, так, казалось, до бесконечности. Уже выросла гора оберточной бумаги, а подарка все еще не было видно. Гости, и прежде всего новобрачная и ее родители, терялись в догадках, что же это за таинственный подарок? Минира почему-то была уверена, что это обязательно должны быть золотые дамские часики. Наконец из огромного свертка появилась малюсенькая бархатная коробочка. Все затаили дыхание. Салахи Салахиевич раскрыл ее и торжествующе продемонстрировал… желтую резиновую соску. Парализующий шок охватил гостей. Будь дарителем кто-то другой, его трюк с соской встретили бы шиканьем, но это был как-никак сам Салахи Салахиевич, и его оригинальный подарок вызвал, естественно, гул одобрения и восторга. Убедившись в том, что подарок надлежащее впечатление произвел, Салахи Салахиевич удовлетворительно хихикнул:

— Я от всего сердца дарю этот маленький подарок с большим смыслом. Не растрачивайте время зря! Растите детей! Много-много детей! Стране нужны кадры! Вы это знаете отлично без меня. Примите же подарок вашему первому кадру, который, надеюсь, не заставит себя долго ждать.

Снова раздались шумные аплодисменты.

Ибрахан угодливо улыбнулся:

— Дорогой Салахи Салахиевич! Большое спасибо за ваш, так сказать, интересный, оригинальный и перспективный подарок. — А сам с горечью подумал: «И бессовестный же ты человек, Салахи Салахиевич. Я тебе ко дню рождения преподнес телевизор, а ты мне что? Трехкопеечную соску». Однако, как того требует ритуал, обнял высокого гостя. Салахи Салахиевич не оставался безучастным, тоже обнял хозяина дома, и они долго целовали друг друга.

Посидев приличия ради еще часок, Салахи Салахиевич в сопровождении своей номенклатурной супруги покинул гостеприимный дом. Ибрахан с Ямбикой проводили именитых гостей до ворот. С уходом Салахи Салахиевича стали прощаться и другие из гостиного зала. Ибрахан удерживал гостей, упрашивал посидеть еще немного, но они считали для себя неудобным задерживаться после того, как Салахи Салахиевич подал сигнал, что пора и честь знать.

Над Яшкалой царила волшебная июльская ночь. Ибрахан был на седьмом небе, готов был обнять весь мир. Все шло как нельзя лучше. Дочку вовремя выдал замуж. С руководящими товарищами Яшкалы возобновлена дружба и личные отношения. Все, кто был приглашен, пришли. Никто не побрезговал.

Ибрахану никогда, ни при каких условиях не изменял рассудок. Он отлично сознавал, что с вышестоящими надо быть неизменно в тесном контакте, но и отрываться от масс, с теми, кто повседневно трудится рядом с тобой, тоже нельзя. Это чревато серьезными последствиями. Теперь, когда гостиная поредела, можно переключить внимание и на своих соратников, сидевших в столовой, как показалось Ибрахану, почему-то понурив головы. И надо вам заметить, что подлинная демократичность Ибрахана проявилась и в том, что на свадьбу были приглашены очень многие сотрудники комбината.

— Что крылышки опустили, орлы и орлята? — приободрил приунывших гостей Ибрахан. — Что, без хозяина и в горло не проходит?! Так, что ли! Ну-ка, пропустим разок-другой, чтобы дома не тужили…

Все выпили, один только Шагей-бабай (а он тоже явился на свадьбу) отставил рюмку.

— А ты почему не пьешь, бабай?

— Нельзя! Ураза[5], сам знаешь, товарищ начальник.

— Плюнь на уразу, выпей, не каждый день бываешь на свадьбе, — настаивал Ибрахан и не отстал от старика, пока тот не уступил.

— Налейте мне красного, чтобы на чай походило… И не из бутылки, а из чайника, — поставил условие Шагей.

Так и поступили: в белый фарфоровый чайник налили перцовки, а затем наполнили граненый стакан и подали Шагею. Старик сделал глоток и поперхнулся: он в жизни не пил ничего крепкого, если не считать крепкого чая. Ибрахан, желая развеселить гостей, потребовал, чтобы старик выпил «через не могу». Шагей как будто сдался, сам же вышел за ширму и тихо вылил содержимое стакана в вазон с кактусом.

— Ну и злая! — проговорил старик, притворившись захмелевшим. — Ну и жжет!.. Будь она неладна…

Ибрахан сунул ему в рот соленый огурец. Шагей откусил и постепенно как бы пришел в себя.

Шутка с Шагеем заметно оживила свадебный меджлис — пиршество. В этом, втором, зале Ибрахан почувствовал себя раскованнее, он мог позволить себе шутки, которые смешили подчиненных, не то, что в первом, номенклатурном зале, где ему оставалось одно — поддакивать вышестоящим товарищам, смотреть им в рот и угодливо смеяться даже их плоским остротам.

Постепенно гости из первого зала перекочевали во второй. Хоть здесь ассортимент застолья был несколько беднее, зато все вели себя непринужденней, без церемоний, веселились, танцевали, пели — словом, кто во что горазд.

Один только Ярмухамет сидел насупившись, мрачный, как осенняя туча, словно по его вине сорвалась операция по поимке важного государственного преступника.

— А ты чего не весел, голову повесил, дорогой дружок мой Ярмухамет? — подошел к участковому Ибрахан. — И мало ешь, и мало пьешь?!

Ярмухамет сгоряча чуть было не выложил своему высокопоставленному дружку все, что у него накипело на душе, но сдержался, отложив откровенный разговор на другое время и при другой обстановке, так сказать, без свидетелей. Ярмухамет отделался общей фразой:

— Я здесь прежде всего при исполнении служебных обязанностей, а потом уж гость. В случае какого-то ЧП — я на месте!

В самом деле, мог ли Ярмухамет публично признаться в том, что у него довольно веские основания пребывать в состоянии безысходной депрессии. Его, Ярмухамета, старого, верного, закадычного друга, Ибрахан усадил в зал, где сидели, так сказать, граждане второго сорта. Как будто так трудно было выкроить в первом, номенклатурном зале для Ярмухамета и его супруги два места рядом с начальником городской милиции. Ведь это само по себе возвысило бы участкового в глазах начальства!

Ярмухамет был мрачен еще и потому, что неотступно следил за дочкой Тинирой, которая открыто льнула к этому типу без рода и племени, Родису, на радость досужим кумушкам, которым только пищу подавай.

Ничего этого Ярмухамет, разумеется, не мог сказать Ибрахану при посторонних. Ибрахан же, стремясь как-то расшевелить своего дружка, налил ему водки:

— Выпей и поздравь молодых.

Ярмухамет покорно встал из-за стола и вышел вперед:

— От всей души поздравляю вас, Ибрахан Сираевич, и вашу уважаемую супругу! Поздравляю опять же от всего сердца молодых! Что мы имеем на сегодняшний день? Факт бракосочетания. Живите мирно, в добром согласии, не давайте повода для составления протоколов, для вмешательства органов власти в вашу семейную жизнь. Раз вы уже законно зарегистрировались в загсе, знайте туда дорогу только для регистрации своего потомства. Я правильно говорю? По-моему, правильно. Не будьте рецидивистами, то есть такими, что поживут медовый месяц и бегут в тот же загс, чтобы оформить развод. Начинаются ссоры, раздоры, и мне только прибавляется работы. Так что давайте лучше не будем! Я не оратор и на этом кончу. А вот и мой подарок.

Ярмухамет извлек из-под стола радиоприемник последней модели и вручил молодоженам:

— Одно предупреждаю: не включайте его после одиннадцати вечера. Не нарушайте постановление исполкома № 11345 от 5 февраля. Опять же не вынуждайте меня составлять протоколы. Я это, конечно, в шутку, потому как вы уже взрослые и самостоятельные граждане…

Немногословный в обыденной жизни, Ярмухамет взмок после непривычно длинной для него речи и, разволновавшись, не заметил, как осушил рюмку водки, хотя и был при исполнении служебных обязанностей.

Ибрахан поблагодарил Ярмухамета за щедрый подарок и переключился на другого оратора — Факая, а Ярмухамет получил полную возможность следить за дочерью Тинирой, которую Родис все норовил куда-то увести…

Факай с трудом поднял свою неуклюжую тушу, задев при этом бокалы, так что их содержимое выплеснулось в тарелки с закуской.

— Вы просите, чтобы я сказал пожелания молодым? — спросил он Ибрахана. — Как я могу отказаться. Это такая честь… Скажу пару слов… Вы, молодые, — начал Факай и тут же осекся: ну, какой Булат молодой? Опять вовремя спохватился и после паузы повторил: — Вы, молодые, стоите у порога жизни. А что в жизни самое главное? Твердо и точно знать, с кем имеешь дело, что собой представляет человек, с которым ты разговариваешь, что за птица твой сосед справа и то же самое — слева? Как это узнать? В чужую душу не залезешь! Другое дело, если бы повсеместно, в государственном масштабе, ввести знаки различия по занимаемой должности. По этого почему-то не делают. Вот и выходит, что первое слово тут принадлежит нам — мастерам иглы и ножниц. В одном городе, в каком — не важно, портные шили для начальства пальто до самых пят. Шел тебе навстречу гражданин в таком одеянии, и ты сразу узнавал, кто идет тебе навстречу, как тебе вести себя с ним, чтобы никакого конфуза не произошло. Вот была благодать. Но… мода есть мода. Приезжаю я в этот город через несколько месяцев. И что же? Столпотворение, все смешалось, перепуталось, не знаешь, где дворник, а где министр? Что же оказывается? Почему произошел весь этот халам-балам? Начальству, видите ли, надоели, обрыдли зеленые шляпы и длинные пальто, они сдали их в комиссионные магазины, а сами стали одеваться кто во что горазд. И умным портным в этом городе пришлось начать все с самого начала. К чему я все это говорю? Я поздравляю молодых со свадьбой и имею честь преподнести молодоженам два отреза «Люкс» и «Экстра», каких ни у кого нет и не будет. Я сам лично вам скрою и сошью, что захотите. И все, кто встретится с вами, будут прекрасно знать, с кем они имеют дело. И сам я тоже буду вас узнавать издалека… — Факай торжественно вручил молодым сверток с отрезами.

— Всех переплюнул! Молодец Факайетдин Фасхутдинович! — не находил слов для восторга Ибрахан. — Выпьем по маленькой, чтобы дома не журились! Вот молодец так молодец! — и с шумом пытался обнять Факая, но давно известно, что объять необъятное невозможно, и Ибрахану пришлось довольствоваться поцелуем в блестящую лысину Факая, давно освободившуюся от рыжих волос.

Почти все гости из первого и второго залов высказали свои пожелания молодоженам, остался «невысказавшимся» один Шагей-бабай. Когда Ибрахан предоставил ему слово, все оживились, предвидя, что старик произнесет речь с какой-то подковыркой. Так оно и было.

— Я не мастер произносить речи, тут не колхозное собрание в Талтубяке, а свадьба. Так вот я расскажу вам поучительную историю. Давным-давно это было. Жили старик со старухой, и был у них один единственный сын. Как-то заболел старик и призвал к себе сына: «Вот, сын, тебе все, что я имею — триста рублей. Каждый год покупай себе ровно за сто рублей самую нужную тебе вещь, без которой трудно будет тебе обойтись». Старик вскорости помер. И тогда взял сын у матери сто рублей и пошел на базар. Ищет-рыщет, чего бы такого купить, без чего никак не обойтись. Есть полезные, нужные вещи, но без них обойтись можно, да и стоили они то меньше ста рублей, то больше. А чтоб ровно в сто рублей, тютелька в тютельку, такой вещи нет. Так и слонялся он по базару без толку почти целый день. Вот и базару приходит конец, а ничего не куплено. Уже по дороге домой встречает он старика.

«Чего печальный идешь, юноша, ведь у тебя вся жизнь впереди, не грустить тебе, а радоваться нужно».

«Да как мне радоваться, коли я отцовского завета исполнить не могу?» И рассказал все, как оно есть.

«Купи у меня заветные слова. Возьму с тебя сто рублей, не больше и не меньше».

Подумал-подумал юноша и купил заветные слова. Вот они какие: «Прежде чем войти, подумай о том, как выйти».

Мать одобрила покупку. «Умное слово, — сказала она, — стоит дороже любой вещи. Вещь — что? Она износится, и нет ее, а слово навеки при тебе. Только пользоваться им надо с умом».

Прошел год, как один день. И снова собирается стариков сын на базар на вторые сто рублей купить нужную вещь. И опять же не находит нужной-пренужной вещи ровно за сто рублей. И опять же повстречался ему седобородый старик, и купил у него юноша новые заветные слова: «Если слепой поведет слепого, оба упадут в яму».

На следующий, третий год снова отправился на базар стариков сын, чтобы ровно за сто рублей купить самую нужную ему вещь. И опять же ничего не суждено было ему купить. И опять он купил у деда мудрые слова: «Пустая бочка гремит громче полной».

И знаете, в жизни у юноши не все было ладно, случались разные беды, одна другой хлеще. И всякий раз он вспоминал заветные слова седобородого деда и с честью выходил из самого крутого что ни есть положения. Они и вам пригодятся, эти мудрые слова. А чтобы вы их не забыли, я дарю вам выдолбленный из липы бочоночек для меда — тэпэн. Будет вам тяжко, задумаете какое дело, загляните в тэпэн — там записаны эти слова.

Принимая подарок, Булат спросил Шагея, почему тэпэн без дна.

Бабай ехидно улыбнулся:

— О, аллах, неужели не понял? Если ты не вникнешь в суть заветных слов, то для тебя они упадут в бездонную бочку, в одно ухо войдут, а из другого выйдут.

Не успел Шагей закончить свою нравоучительную притчу и вручить свадебный подарок, как двор ибрахановского дома огласился рыкающим ревом и истошным криком. Можно было подумать, что из какого-то зверинца на волю вырвался лев, сокрушая все на своем пути.

Но то был не лев, а пострашнее — участковый Ярмухамет. Он выследил Родиса с Тинирой. Если бы только они мирно, как голубки, ворковали, шептались или хотя бы читали стихи о любви! Ничего подобного! Родис позволял себе всякие недопустимые в приличном доме вольности, а Тинира весело повизгивала.

— Застрелю тебя, негодяй! — неистовствовал Ярмухамет, схватившись за кобуру. — Не трогай мою невинную дочь! Ах, негодяй!..

На крики во двор выбежал Ибрахан, а с ним и другие гости.

Ибрахан закричал не своим голосом:

— Ярмухамет, остановись!!! Опомнись!.. — и схватил за руку разъяренного милиционера.

Родис понял — секунда промедления, и все может кончиться страшной, кровавой катастрофой. Он бухнулся, на колени:

— Ярмухамет-атай[6], отдайте мне Тиниру…

Участковый весь передернулся:

— Тебе, голодранцу, отдать мою единственную дочь?! Не дождешься!

— Мы любим друг друга! Тинира, скажи хоть слово.

Тинира заплетающимся от волнения голосом подтвердила, что она и Родис действительно страстно любят друг друга.

— Пока я жив, этого не будет! — твердил в безумстве отец.

И тут Тинира обрела дар речи и спокойно, рассудительно объяснила:

— Папа, выслушай меня! Мы с Минирой родились в один день, в один день мы и умрем. И я хочу, в один день с ней, выйти замуж! — и призвала на помощь самое сильное и неотразимое оружие женщины — слезы.

Ярмухамет не мог спокойно взирать на слезы любимой дочери и невольно сам прослезился.

— А черт с вами, пусть будет по-вашему… Но предупреждаю: если пальцем тронешь, если словом обидишь, пули для тебя не пожалею. Сам на себя составлю протокол, сам себя в тюрьму отправлю…

Черные тучи, готовые вот-вот обрушить гром и молнию на свадебное пиршество, мигом рассеялись. Все облегченно вздохнули и вошли в дом.

— Выходит, мы сегодня справляем две свадьбы! — вытирая слезы, произнесла Ямбика.

— Это к счастью! — поддержала ее до сих пор весь вечер хранившая молчание жена Ярмухамета. — И у меня будут внуки… Какая радость!..

— Свадьба продолжается! — воскликнул Ярмухамет. — Прошу дорогих гостей не расходиться. Будем считать эту помолвку репетицией перед настоящей свадьбой, после регистрации брака в загсе.

Не теряя ни минуты, старшина позвонил по телефону директору городской столовой, которая для пущей важности по вечерам называлась рестораном «Атлантика»:

— Половину наличных продуктов, половину наличного шампанского — все через десять минут должно быть здесь! Оплата утром по предъявлении счета. И вас лично тоже приглашаю!

Свадебный пир разгорелся с новой силой. Вместо выстрелов из ярмухаметовского пистолета раздавались мирные выхлопы пробок шампанского.

Ярмухамет окончательно успокоился и, обняв как родного Родиса, пил шампанское.

Гости двойной свадьбы разошлись под утро, благо, день был выходной, и все могли спокойно отдохнуть после бессонной ночи. Только Ибрахан и Булат — два близких друга, — скрепленные сейчас родственными узами, продолжали как ни в чем не бывало судить-рядить, как им жить дальше. Сна ни в одном глазу. Да и откуда было ему взяться, если оба они подливали друг дружке то вино, то водку, то остатки шампанского.

— Дорогой зятек, вот мы теперь и связаны одной веревочкой, мы с тобой вроде одна семья и должны держаться вместе, спаянно.

Булат делал вид, что внимательно прислушивается к словам тестя, в такт его словам кивал головой и ни в чем не перечил.

— Ты за моей спиной, как за каменной стеной, но и я должен видеть в тебе надежную опору, чтобы не было того, о чем рассказывал — и неспроста — выживший из ума старик Шагей-бабай, про то, как слепой ведет слепого и оба падают в яму… Типун ему на язык, этому старому ворчуну и склочнику.

— Вы абсолютно правы, папаша! Мне ясно одно — со стариком надо держать ухо востро…

— Правильно, зятек!.. Но этого мало. Давай в понедельник, на свежую голову, просмотрим все наши мероприятия. И не забудь проверить, что предпринимает наш заклятый «друг» Хамза.

— Совершенно справедливо, папаша. Надо, как говорят врачи, держать руку на пульсе Хамзы, не упускать его из виду, он так просто не сдаст завоеванных им позиций…

— Золотые слова… Разойдемся по домам. Доброй тебе ночи! Что я, старый олух, несу — по каким разойдемся домам, когда теперь это и твой дом. И какого черта спокойной ночи, когда уже совсем рассвело и наступил новый день в истории нашей семьи, в истории нашего славного ИДБС…

ТЯЖЕЛОЕ ПОХМЕЛЬЕ

Пока целую неделю справляли двойную свадьбу, гайки в комбинатовском механизме ослабли, за сроками выполнения заказов никто не следил. А о качестве и вовсе забыли.

Со всех сторон посыпались жалобы. Одна другой хлеще, одна другой злее. Над Ибраханом, Булатом и их детищем ИДБС нависла угроза — утонуть в этих жалобах. Что предпринять? Как восстановить пошатнувшийся авторитет?

И на этот раз Булат, пораскинув мозгами, внес дельное и разумное предложение: созвать срочное собрание актива. Сказано — сделано. Заранее наметили состав президиума собрания, согласовали список ораторов. Даже тексты будущих речей подготовили. (Эту самую сложную миссию взял на себя Булат.) Все до мелочей как будто было предусмотрено. А на самом собрании произошел неприятнейший конфуз и скандальная осечка.

Председатель месткома, открывая собрание, спросил: есть ли у кого какие предложения по составу президиума? Товарищ, которому поручили огласить список президиума, почему-то замешкался или просто замечтался. Наступила неловкая пауза. С места встал сапожник — инвалид Отечественной войны. Он давно слыл присяжным оратором, без него не обходилось ни одно собрание. Он и предложил свой, несогласованный с руководством, список членов президиума. За этот список поднялся лес рук. А когда разобрались, обнаружили, что в президиум не избрали ни Ибрахана с Булатом, ни председателя месткома.

Один мудрый человек верно сказал: если застегнуть неправильно одну пуговицу пальто, и все остальные будут застегнуты неправильно. Неудачное начало собрания не предвещало ничего хорошего для Ибрахана.

Ему предоставили слово для доклада. Он шел к трибуне как на плаху, полный мрачных предчувствий… Вместо вдохновляющего, мобилизующего слова он кое-как, скороговоркой, произнес заранее написанный им с Булатом доклад. Аудитория, настроенная явно враждебно, слушала его невнимательно, прерывала неуместными, ехидными репликами.

Когда Ибрахан упомянул отдельных нерадивых работников, из зала послышалось:

— Рыба портится с головы…

— Про себя скажи…

А потом начались прения. Ибрахану не впервые приходилось подставлять себя под огонь критики. Но тут он спасовал. Он так надеялся, что ИДБС снова выведет его на номенклатурную орбиту. А тут, если послушать ораторов, ИДБС — сплошная показуха, обдираловка, кормушка, вокруг которой отираются сомнительные личности, и т. д. и т. п.

Выходило, что новое, ибрахановское движение — точно новый спущенный на воду корабль, успело уже обрасти ракушками, которые тормозят и замедляют его ход.

О собрании актива стало известно руководителям города. Ибрахана вызвали к самому Аксакалу.

Тот объяснил ему, что внедрять новое надо обдуманно, не торопясь. Иначе любое начинание быстро скомпрометируется в глазах населения и засохнет на корню. И не всегда новое есть новое: под видом нового порой можно натворить глупостей.

Что мог сказать в свое оправдание Ибрахан? Как всегда, последовал стандартный ответ:

— Учтем… На ошибках учимся…

— Уж больно долго вы учитесь на своих ошибках. Что толку от бесконечной учебы? Вы вроде вечного студента из института ошибок… — пожурил Ибрахана Аксакал.

После головомойки Ибрахан вернулся домой, как любил говорить наш армейский старшина, с бледным видом и тонкой шеей… Ему казалось, что потерял точку опоры, что земля уходит из-под его ног. Но продолжалось это недолго. Он отогнал прочь горестные мысли, навеянные беседой с Аксакалом. «Нечего раскисать, — твердо решил он про себя, — мы не дадим повода злорадствовать нашим недругам, и в первую очередь Хамзе…»

Ибрахан, надо отдать ему должное, когда обстоятельства его поджимали, когда, как говорят в народе, его кусал поджаренный петух, умел поработать засучив рукава. Две недели, не зная отдыха и передышки, Ибрахан гонял в хвост и в гриву своих подчиненных и сам себе не давал поблажек.

Две недели потребовалось ему, чтобы разобраться с жалобами, расшить узкие места, навести, где нужно, железный порядок. И над ним снова засияло солнышко, запели птицы, и на душе стало легко и радостно. Жизнь входила в нормальное русло, полное будничных забот… Как вдруг…

В исполкоме Ибрахану сообщили приятную новость: в столице республики стало известно о яшкалинском начинании. Возможно, номер газеты со страницей, посвященной ИДБС, привлек внимание столичного начальства, а возможно, кто-то в Уфе случайно, со слов приезжих, узнал об этой новинке. Так или иначе, но ИДБСом заинтересовались в столице, из Уфы звонили в яшкалинский исполком, что приедет комиссия по изучению передового опыта.

Ибрахан не знал — радоваться ему или огорчаться. Но так или иначе комиссию из Уфы надо было встретить во всеоружии и приготовиться ко всяким неожиданностям.

А если это только говорится, что комиссия едет изучать яшкалинский опыт, а на деле это — очередные козни Шагей-бабай? В любом случае от Шагея хорошо бы на время избавиться, не то неприятностей не оберешься. Премировать его путевкой в дом отдыха? Откажется, поймет, что тут что-то не так. Лучше всего отправить старика в дальнюю командировку, в Уфу, например. Но как сделать, чтобы он ничего не заподозрил?

— Беру на себя, — заявил Булат и срочно разыскал бабая.

— Что за спешка? Может, нашлись мои вещи? — обрадовался Шагей.

— Увы, пока и следов не обнаружили. Но надежды не теряем… Все зависит от вас, уважаемый.

— Как это понимать? Меня обидели, и я же должен просить у себя прощения?

— Вы не так поняли… Уважаемый бабай, вы знаете, как многие относятся к чужой беде? Им бы только сказать: не нашли… И точка. Так легче всего… Кто как не сам владелец пропавших вещей больше всех заинтересован их найти? Своя рубашка ближе к телу. Понятно?

— Пока я ничего не понял…

— Сейчас поймете. Не согласитесь ли вы поехать в командировку в Уфу? Побываете в республиканской конторе «Союзутиль», в музеях, в скупочных магазинах, в комиссионных. Поразнюхаете, поразведаете, может, кто приносил ваши вещи, и, на ваше счастье, нападете на след.

— Мало того, что у меня украли вещи, я еще должен тратиться на дорогу?! Нашли дурачка…

— Вы и копейки своей не потратите. Поедете за счет комбината. Нам больно смотреть на вас, как вы страдаете из-за своего самовара, шубы и шапки… А помочь ничем не можем. Вот и решили пойти вам навстречу. Дорогу оплатим, суточные, все как полагается…

Шагей не поверил своим ушам. Уж слишком подозрительной показалась ему неожиданная щедрость Ибрахана и Булата… А впрочем, почему бы ему не проветриться за казенный счет. Может, ему действительно повезет, и он нападет на следы пропавших вещей… Если же его розыски не увенчаются успехом — он постучится в столичные инстанции и расскажет о беспримерной волоките с поисками самовара, шубы и шапки, исчезнувших при весьма таинственных обстоятельствах. Заодно он с удовольствием проведает сына и сноху, которая наконец согласилась стать матерью и подарить Шагею еще одного внука или внучку…

Так бабай уехал в Уфу. Ибрахан и Булат стали на боевую вахту, готовясь достойно встретить столичную комиссию.

Перво-наперво освежили лозунги и рекламу у пунктов обслуживания. В людных местах водрузили яркие рекламные щиты. На тротуарах установили фанерные будки для сапожников, портных, парикмахеров, фотографов, часовщиков. Будки в строгом соответствии с профессиональной принадлежностью были разукрашены броскими рисунками и зазывными стихотворными лозунгами.

У фотографов:

На добрую память и для документа
Сфотографируют вас в два момента.
У парикмахеров:

Невозможного для вас нет:
Окраска волос
В любой цвет —
Для нас не вопрос.
У часовщиков:

Не горюй, что часы твои барахлят:
То отстают, то спешат.
Мы их быстро починим, и будет все в аккурат!
Сандуновские бани, буфеты, радиоузел были приведены в состояние боевой готовности. Почти всем, занятым в ИДБС, была выдана фирменная спецодежда — нечто среднее между медицинским халатом и рабочим комбинезоном.

С особой тщательностью велась подготовка благодарных клиентов. Каждого из них Булат проинструктировал: прорепетировал ответы на самые каверзные предполагаемые вопросы комиссии и вручил некоторым тексты выступлений, ежели комиссия вздумает провести пресс-конференцию клиентов.

Слух о приезде комиссии подтвердился. Действительно, вскоре в Яшкалу прибыл из Уфы товарищ (а не комиссия) со специальным поручением изучить наиподробнейшим образом яшкалинскую новинку — ИДБС. Товарищ пожаловал в горисполком, а оттуда его направили в комбинат к Ибрахану. Не успела Аклима доложить о приезде товарища из Уфы, как в кабинет проследовал мужчина средних лет с огромным портфелем, служившим одновременно и чемоданом на время краткосрочных командировок. Ибрахан встал из-за стола, с милым выражением лица пошел навстречу гостю и крепко, даже слишком крепко, пожал ему руку:

— Очень рад. Милости просим… Ибраханов…

— Хайдаров… Из Уфы…

Это имя Ибрахану ничего не говорило. Не то, что вам, дорогие читатели. Вы-то запомнили столичного журналиста Хайдарова, который под видом краеведа встретился лет десять назад с Шагеем и прославил его в газетном очерке на всю Башкирию.

Хайдаров охотно принял предложение главного редактора республиканской газеты выехать в командировку в Яшкалу и на месте объективно разобраться, насколько перспективно новое начинание яшкалинского комбината бытового обслуживания — ИДБС, о котором идут столь разноречивые слухи. Естественно, в этой командировке Хайдаров рассчитывал на активную помощь всесведущего и многоопытного Шагея. Но пути аллаха неисповедимы: Хайдаров и Шагей разминулись. Шагей после бесцельных хождений в республиканскую контору «Союзутиль» и безрезультатных посещений музея и скупочных магазинов кинулся в редакцию. Там ему доверительно сообщили — Шагей объявил, что они с Хайдаровым старые друзья, — Хайдаров срочно выехал в Яшкалу.

Шагею не надо было быть особо проницательным, чтобы связать его никому не нужную командировку в Уфу с поездкой в Яшкалу Хайдарова. Он мигом отправился обратно в Яшкалу.

Известие о том, что Шагей лишь накануне отбыл в командировку в Уфу, огорчило Хайдарова. Он искренне недоумевал, с каких это пор стали курьеров посылать в служебные командировки. «Тут что-то нечисто», — подумал Хайдаров и все-таки не терял надежды повидать бабая.

Не будем жестоки к читателю и, опережая события, поспешим успокоить: в свое время, пусть позже, чем полагалось, оба друга встретятся. И они встретились. По пока что Хайдаров, как мы уже отметили выше, встретился с Ибраханом.

Столичный гость коротко изложил цель своего визита.

— Я к вашим услугам. Но вы только с дороги и, верно, устали, — засуетился Ибрахан, — буду счастлив, если окажете честь, посетите мой скромный дом. Попьем чайку и еще кое-что. Кстати, моя хозяйка, пусть это будет нескромно с моей стороны, замечательно готовит бишбармак[7].

— Спасибо за приглашение… Чай и кое-что успеется потом. Сначала надо заработать этот чай… Прежде всего дело, ради которого я приехал.

Слова гостя: «чай и кое-что потом» успокоили Ибрахана. «Значит, можно надеяться, очевидно, лучше перенести в Сандуновские бани: там основательно попарим гостя, тогда и угощение легче пройдет».

— С чего хотите начать? С бумаг или с ознакомления дел на месте?

— Бумаги успеются… Лучше один раз самому увидеть, чем сто раз услышать или прочесть, — заявил гость.

— Вы абсолютно правы. Пусть будет по-вашему.

У подъезда стоял наготове модернизированный «Москвич». По указанию Ибрахана верх машины был снят, и перед пассажирами открывалась широкая панорама города.

Во все времена у башкир гостю оказывался почет, и он в знак особого уважения восседал на подушках. И в данном случае Мухарлям принес из дома Ибрахана несколько подушек и сложил их на заднем сиденье. Гость из Уфы был несколько смущен, но не подал виду и сел на подушки. Ибрахан занял место рядом с правой стороны.

— Газуй! — приказал он шоферу. Мухарлям нажал на газ и свернул на Центральную улицу. Стараниями Ибрахана и Булата она была украшена, как в большие праздники. Через всю улицу висели красочные транспаранты: «Служба быта, шагай вперед! Спасибо скажет нам народ!», «Бытовому обслуживанию — зеленую улицу!»

На перекрестках были установлены фотостенды, наглядно показывающие, какие формы обслуживания берет на себя ИДБС: уборка квартир, уход за детьми, колка и пилка дров, обеспечение водой стариков, ремонт и реставрация любой мебели, а также зимней и летней одежды, мужской и женской, ремонт детской обуви, домашней бытовой техники: от пылесоса до телевизора и стиральной машины. Парикмахерские рекламировали чудо-прически по последним иностранным моделям…

По обе стороны Центральной улицы выстроились наскоро сколоченные будки, откуда доносились дружные стуки молотков, щелкание ножниц и зудящий гул электромеханизмов. Даже ремонт телевизоров и радиоприемников выполнялся в будках.

— Новый метод, — объяснил гостю Ибрахан, — позволяющий приблизить обслуживание к населению, себя оправдал. Яшкалинцы довольны. А это для нас лучшая награда…

— Если не возражаете, сделаем остановку, — попросил гость. Машина остановилась. Ибрахан и Хайдаров подошли к сапожникам.

— Как поживаете, орлы? — спросил Ибрахан.

— Хорошо, — дружно ответили мастера.

— Довольны ли обслуживанием, гражданочка? — Ибрахан обратился к молодой женщине, стоявшей на одной ноге, пока сапожник чинил ее туфлю.

— Не жалуюсь. Обслуживают отлично. Раньше ремонтировали туфли пятнадцать дней, а теперь в один миг, в присутствии заказчика. Дай бог, чтоб так было не только по случаю приезда из Уфы комиссии…

— А вы откуда знаете, что должна приехать комиссия? — опросил гость.

— Горшок с маслом виден издалека. Мы уже неделю знаем, что вот-вот приедет комиссия. Так что теперь жалоб не будет…

«Как бы чего лишнего не наболтала, вот сорока». Ибрахан поскорее увел Хайдарова подальше от этой разговорчивой дамочки.

Через несколько шагов им попался неохваченный кустарь-одиночка, проворно точивший на ножной точилке ножи.

— Каким образом здесь появился частный сектор? — возмутился Ибрахан и собрался было задержать и сопроводить в милицию точильщика, который хотел уже улизнуть.

— Зачем сразу в милицию? — осторожно и тактично посоветовал Хайдаров. — Не лучше ли принять на работу в комбинат? Точка ножей — тоже относится к сфере быта.

— Вы совершенно правы, — быстро согласился Ибрахан и предложил старику точильщику прийти завтра в комбинат. — Всего сразу не охватишь. Честно признаться, есть еще недоделки, недоработки… Это наше упущение. Мы все внимание сосредоточили на приеме заказов на дому. Укажите любую квартиру, зайдем, лично убедитесь, как глубоко охвачено этим начинанием население Яшкалы.

Хайдаров указал на ближайшую квартиру на первом этаже. Хозяева оказались дома.

— Как живете? — спросил Ибрахан.

— Спасибо, хорошо, Ибрахан Сираевич, — в один голос ответили муж и жена.

Ибрахану было лестно, что жители города знают его по имени-отчеству, и он смелее стал задавать супругам вопросы.

— К вам на дом приходили из комбината, заказы приняли?

— Как же, были! Мы заказали шесть кепок… У нас, слава аллаху, пятеро пацанов. Приходил мастер Акоп. По таксе уплатили, но больно дорого получилось. Дороже, чем в магазине готовые.

По просьбе Хайдарова они заглянули еще в три квартиры. Там та же картина: Акоп сдирал с каждого заказа лишних три рубля, не упоминавшиеся в квитанциях. Хайдаров все время что-то заносил в блокнот…

Затем приехали в Старый поселок.

— Здесь и зародилась новая, передовая форма обслуживания — ИДБС, — проинформировал столичного гостя Ибрахан.

Ибрахан чуть было не выпалил, что он является, так сказать, родоначальником и вдохновителем нового движения. Но сдержался: еще неизвестно, какое впечатление это начинание произведет на Хайдарова. Уж лучше сейчас умолчать, а потом, при случае, ввернуть словечко… Но Хайдаров сам затронул это немаловажное, но щекотливое обстоятельство:

— Мне в Уфе говорили, что новое движение связано с вашим именем.

Эти слова приятно задели самолюбие Ибрахана, но он поспешил отмежеваться от славы:

— Что вы, что вы? Мало ли что говорят… На чужой роток, как известно, не накинешь платок. Я уже опроверг это в газете. Вы, наверно, читали… Мысль об этом начинании возникла в народе, подсказана самим населением. Нам оставалось только поддержать ее и развить…

«Москвич», похожий на открытую машину командующего парадом, выйдя через мост, повернул на Кооперативную улицу. На горизонте показались Михэй, Никэй и Пиляй — они несли на плечах бензопилу «Дружба» с огромным глушителем. Ибрахан собрался было представить их: «Вот наши орлы-молодцы, пильщики дров», но, увидев, как они неуверенно петляют по мостовой, понял: все трое основательно нагрузились и дельного разговора при таком их состоянии определенно не получится.

— Кто это? — заинтересовался Хайдаров, когда Михэй, Никэй и Пиляй, сняв кошмовые шляпы, низко поклонились Ибрахану, а тот отвернулся, будто не заметил их.

— Какие-то шабашники, — безразлично произнес Ибрахан. — Шляются тут всякие… За всеми не уследишь… Мухарлям, поворачивай направо.

«Москвич» выкатился на Яблоневую улицу. На углу, как было заранее условлено, у дома стоял на посту Родис. Ибрахан незаметно толкнул в спину Мухарляма. Тот остановил машину.

— Может, зайдем к кому-нибудь? — обратился Ибрахан к Хайдарову.

— Чего же не зайти? — согласился гость. — Поговорим с клиентами вашего ИДБС.

Ибрахан познакомил Хайдарова с Родисом:

— Это наш агент. Принимает и выполняет заказы на дому. Важный, так сказать, шуруп в сложном механизме нашего бюро сюрпризов…

Хайдаров крепко пожал руку Родиса и пристально посмотрел на него, словно старался вспомнить, где он его уже видел. Но серо-мышиные глазки Родиса почему-то отвернулись от испытующего взгляда гостя и суетливо забегали по сторонам.

Гуськом все вошли во двор. Родис постучался. Нарядно разодетая Гиззельбанат широко раскрыла дверь и еще шире раскрыла в улыбке рот, приглашая к себе в дом: «A-а, гости, милости просим!»

В доме Гиззельбанат все было убрано по-праздничному. Вышитые занавески, выстроившиеся на комоде по ранжиру слоники, флаконы духов, кровать с туго набитыми подушками — все блистало чистотой. Она встретила гостей в свеженакрахмаленном переднике и белоснежном платке, в старомодном ярком платье, словно сошла со старых, многолетней давности семейных фотографий…

— С кем имеем честь? — спросил Ибрахан, хотя отлично знал и раньше, к кому их приведет Родис.

— Я, можно сказать, одинокая женщина, вдова с консервного завода. Зовут меня Гиззельбанат Газалиева, — бодро, по-заученному отрапортовала хозяйка.

— А это наш гость из Уфы, — представил Ибрахан Хайдарова. — Интересуется бытовым обслуживанием. Мы вас не отвлекли от дел? Если что, извините…

— Ничего, ничего, я всегда рада гостям, тем более из Уфы. Может, закусите?..

— Нет, спасибо, — ответил Хайдаров.

Тут на пороге появился шустрый молодой человек с магнитофоном и фотоаппаратом.

— Здравствуйте, я не помешаю? Я из радио — Будракай Факеров. Редакция поручила мне побеседовать с вами, ханум. Я буду спрашивать, а вы отвечайте. Нет, не мне, а прямо в микрофон. Вот в эту штуковину. Это будет называться радиоинтервью. Не возражаете? А вы продолжайте, — кивнул он Ибрахану, Хайдарову и Родису, — свое дело. — Установил на столе магнитофонный аппарат и приблизил ко рту Гиззельбанат микрофон. Та, будто олененок, впервые увидевший паровоз, вздрогнула и отпрянула назад.

— Не бойтесь, ханум, не кусается, — словно малого ребенка успокаивал ее Будракай. — Держите себя свободно. Внимание! Микрофон включен! Первый вопрос: «Нравится ли вам состояние обслуживания населения Яшкалы?»

Гиззельбанат, удобно усевшись за стол, стала говорить как по писаному:

— Благодаря умному и чуткому руководству директора комбината Ибрахана Сираевича Ибраханова мы повседневно… значит, каждый день, ощущаем отеческую заботу…

— Стоп!.. Кассета не вертится! Вот дьявол!.. — выругался Будракай, прокрутил обратно ленту в кассете и подал знак хозяйке: — Внимание! Микрофон! Говорите!

Гиззельбанат начала снова:

— Благодаря умному руководству…

Магнитофон опять забарахлил…

— Прежде чем выполнять такое ответственное поручение редакции, — выговорил радиокорреспонденту Ибрахан, — надо было исправить магнитофон…

— Вчера получил из ремонта в вашем ателье. В мастерской работал, а сейчас халтурит.

— Не умеешь с техникой обращаться, а наводишь тень на ясный день, — наседал расстроенный Ибрахан. — У нас мастера классные, свое дело знают.

После долгих мытарств магнитофон, раз-другой чихнув и кашлянув, кое-как задребезжал. Радиокорреспондент подал знак Гиззельбанат, и та затараторила:

— Благодаря умному руководству директора комбината Ибрахана Сираевича…

Ибрахана наконец проняло ненужное славословие в его адрес, и он оборвал Гиззельбанат:

— Да бросьте вы этого Ибрахана… О себе лучше скажите…

— Я о себе и говорю… Благодаря отеческой заботе… особенно благодаря обслуживанию с сюрпризами… Это очень хороший прагре… прагре… я хочу сказать… агрессивный способ… Мы трудимся у себя на заводе, а о нас, даже без наших письменных заявлений, словом, без волокиты, заботятся…

— Что конкретно сделано для вас по линии ИДБС?

— Как что? Все! У меня по этой линии отремонтировали все в доме, весь мой скарб, оборудование, все аппараты, я хочу сказать, инвентарь, все с головы до ног — все у меня теперь благодаря отеческой заботе приведено в полный порядок. А что, разве не так? И все благодаря отеческой заботе, особенно вот этого молодого человека, товарища Родиса… Он стал для меня самым близким и дорогим человеком, да попадет его душа прямо в рай…

Лента в кассете иссякла, интервью кончилось. Все направились к выходу, попрощались с хозяйкой, которая вдруг остановила Ибрахана и Хайдарова:

— Извините, а можно мне покритиковать эту самую ИДБС и товарища Ибрахана…

— Пожалуйста, мы вас слушаем…

— Оно конечно, не совсем удобно, поскольку дело личное, так сказать, даже интимное…

— Говорите, не стесняйтесь, — приободрил хозяйку Хайдаров. — Говорите, здесь все люди свои.

— Да ладно уж. — Гиззельбанат густо зарделась и, приложив ко рту конец белоснежного передника, смущенно заговорила: — Я жаловалась уже вот этому товарищу Родису… Раз создали такую ИДБС, что делает всякие услуги людям, то должны подумать и про одиноких женщин, чтобы приискать им хороших и порядочных мужей… Ой, что я наговорила… — и стремительно убежала в дом.

Все вышли на улицу.

— На этом мы закончим сегодня знакомство с вашим комбинатом, — сказал Хайдаров. — Если разрешите, завтра продолжим…

— Ну, теперь, надеюсь, вы не откажетесь, уважаемый, разделить со мной, как говорится, скромную трапезу в моем доме…

— К сожалению, у меня дела… Как-нибудь в другой раз и при других обстоятельствах я с удовольствием…

В гостинице Хайдарова нетерпеливо дожидался главный бухгалтер комбината. Он упрятался от посторонних глаз за пальмой на втором этаже и следил за тем, когда наконец появится жилец из номера 34.

Что мы знаем о бухгалтерах? В представлении тех, кто мало разбирается в тонкостях финансового учета, бухгалтеры — сухие формалисты, казенные крючки, бухгалтеры — народ бессердечный, вместо сердца у них рокочут электросчетные машины и щелкают деревянные костяшки счетов.

Что мы знаем о главном бухгалтере яшкалинского комбината бытового обслуживания? Едва ли он чем-либо отличается от всей массы стражей финансов и учета.

Мы уже имели честь поставить в известность наших читателей, что главбух комбината, приветствуя ИДБС как новаторское начинание, в то же время протестовал против наценки в 23 процента, взимаемой с клиентов якобы за «экстра-класс» обслуживание. Наперекор настояниям Ибрахана и Булата, главбух отказался визировать счета с незаконной наценкой. Он открыто и неопровержимо доказывал, что никому не дозволено залезать в карман клиентов, что столь высокая наценка нужна только заправилам комбината, чтобы создать видимость преуспеяния и благополучия. При такой наценке легко получались высокие прибыли, выполнялись и перевыполнялись планы по доходам. Отсюда и прогрессивка, отсюда и премии…

Ибрахан и Булат не посчитались с мнением главбуха, а тот не смирился и написал обо всем в Уфу, в редакцию республиканской газеты. Он писал, что не боится последствий своего острокритического письма, но просит не оглашать его авторства, держать фамилию в тайне, иначе ему и его близким несдобровать, поелику Ибрахан в Яшкале персона грата, и сальдо всегда будет в его пользу. Он, мол, не посчитается ни с чем и любого неугодного ему сотрет в порошок.

Редакция вняла просьбе главбуха и не переслала, как обычно это делается, письмо на расследование в соответствующие организации, в результате чего авторство легко могло раскрыться. Приведенные в письме факты внушали доверие, и редакция направила в Яшкалу опытного корреспондента.

Надо честно признаться, что внешний облик главбуха не являл собой мужественного борца за правду и справедливость. Встретившись с Хайдаровым, он пугливо озирался по сторонам и беспрестанно спрашивал:

— К вам никто не придет? Нас никто не подслушивает?

Желая как можно меньше времени провести в опасном обществе уфимского газетчика, главбух, дополняя свое письмо новыми фактами, излагал их с пулеметной скоростью — да что там пулеметной — с ракетной. Корреспондент плохо ориентировался в бешеном водопаде словоизвержения собеседника и все время прерывал его, просил повторять и повторять факты и комментарии к ним. В результате беседа, на которую одного часа хватило бы с излишком, затянулась на несколько часов.

Главбух покинул Хайдарова глубокой ночью, покинул, уже не тревожась, что в столь поздний час встретит около гостиницы кого-либо из ибрахановцев.

Проснувшись рано утром, Хайдаров не поспешил на свидание с Ибраханом. Один, без сопровождающих лиц, совершил обход ибрахановской епархии как рядовой клиент. Побывал в парикмахерской, где побрился и постригся, вставил отсутствующую секундную стрелку в часах, в пункте химчистки отутюжил брюки, в фотоателье заказал фотокарточки для документов.

Затем он направился в комбинат бытового обслуживания.

У входа в него Хайдарова окликнул небритый гражданин с гвардейским фронтовым значком на груди:

— Извините, это вы с комиссией из Уфы?

— Предположим, что я…

— Моя фамилия Сабиров, инвалид Отечественной. Можно вас на минутку… Да я могу и на ходу все выложить. Мне, спасибо советской власти, выделили немного строительного лесу для постройки домика. Так вот я спрашиваю товарищей из центра: кому дадены такие права, чтобы без спросу распиливать строительные бревна на дрова?

Хайдаров вскинул на бывшего гвардейца удивленные глаза:

— Что за чушь? Кто распиливает? Какие бревна?

— Так я же говорю: заготовил я бревна для нового дома, а их распилили без моего ведома, ночью, тайком, чтоб никто не видел…

— Кто же себе подобное позволил?

— Как кто? Ибрахановцы, если хотите знать…

Хайдаров записал фамилию и адрес жалобщика.

— А вот они, эти молодцы, легки на помине! Вы у них и опросите…

В самом деле, на улице показалась знакомая троица пильщиков — Михэй, Никэй и Пиляй.

Хайдаров остановил их:

— Шабашничаем, братишки?

— Куда там шабашничать?! — огрызнулся Михэй.

— От себя работаете?

— Кабы от себя… На Ибрахана пот проливаем… Для его движения… Извини, товарищ, торопимся… Некогда языком трепать… — и свернули за угол.

Хайдаров поблагодарил инвалида за сообщение и пообещал разобраться.

— Это присказка, сказка впереди! — продолжал гвардеец. — Как говорил мой фронтовой дружок Панас Гулька из-под Полтавы: «За мое жито меня и побито!» Да, да… Мало того, что мой строительный лес сгубили, с меня за это и деньги требуют… Да еще угрожают: не уплачу, судом взыщут. Видали таких?

Хайдаров простодушно признался:

— Нет, такого не видал…

ИБРАХАН НЕРВНИЧАЕТ

Ибраханов нервничал. Хайдаров задерживался… Неужели он единолично шныряет по городу и тенденциозно выискивает недостатки?

Булат, произведший накануне молниеносный облет периферии, заверил Ибрахана, что все обстоит благополучно. Служба быта, по словам Булата, в Яшкале соответствовала мировым стандартам. Самый строгий ревизор ни к чему не мог бы придраться. Правда, чуть было все не испортил Акоп. Именно в эти тревожные и ответственные для комбината дни Акоп не удержался и сор, вал лишних три рубля за кепку — представьте себе с кого? — с вновь назначенного начальника милиции. Акопа подвело то, что квартира нового начмила отсутствовала в факаевском списке.

Булат принес милицейскому чину извинения, вернул перебранные три рубля, пообещав строго-настрого наказать виновного. От Ибрахана эту скандальную историю скрыли, тот и так с трудом держал себя в руках в предвидении неприятностей.

Наконец Хайдаров явился в комбинат:

— Совершил небольшую прогулку по Яшкале…

— И какие впечатления? — всполошился Ибрахан. — Небось, наговорили вам с три короба?

— Так, все по мелочам… Представьте себе, по дороге к вам случайно встретил вчерашнюю бригаду пильщиков-шабашников. Они почему-то утверждают, что числятся на работе у вас в комбинате.

— Какая наглость! Вот проходимцы! Еще, чего доброго, натворят делов, а потом расхлебывай… Приму меры… — и сделал пометку в настольном календаре. — Чем сегодня намерены заняться? — спросил Ибрахан гостя.

— Я весь в вашем распоряжении…

— Тогда предлагаю посетить пошивочное ателье, а затем проследуем в нашу новую, вернее, реконструированную баню. Этим участком быта мы заслуженно гордимся. Нам не стыдно показывать баню уфимцам и даже москвичам. В заключение приглашаем вас на загородную базу отдыха… При желании рыбку поудите и отдохнете на лоне природы. Официально база еще не открыта, но ради такого гостя сделаем исключение. Не возражаете?

Хайдаров был весь покорность и не выразил никаких особых пожеланий.

— Повторяю, мне все равно, лишь бы как можно полнее проникнуться высокими идеями вашего идеального бытового обслуживания. Ради этого я, собственно, и приехал.

Не к чести Ибрахана, надо признать, что в обществе Хайдарова его все время пробирала мелкая дрожь. Ибрахан призвал на помощь Булата. У того нервы были покрепче, и он, ничем не выдавая своего волнения, способен был заговорить гостя и болтать с ним безумолчно на любые темы.

Накануне, расставшись с уфимским обследователем, Ибрахан созвал внеочередную летучку и проверил готовность объектов, намеченных к посещению на следующий день.

ТЫСЯЧНАЯ КЛИЕНТКА

Если баня и база отдыха не внушали Ибрахану тревоги, сложнее обстояло с ателье. Чем могло поразить воображение столичного товарища провинциальное пошивочное ателье? Не сногсшибательными же модами? Или тщательной отделкой готовой продукции? Тут требовалось нечто сенсационное. Но что именно?

Мы уже отмечали насыщенную подхалимажем фантазию Факай. Но здесь он спасовал, не придумал ничего оригинального, впечатляющего. На выручку пришел Булат, которому, если говорить по большому счету, Факай и в подметки не годился. Булат и предложил: в присутствии уфимца организовать торжественное вручение готового заказа тысячной клиентке. И притом совершенно бесплатно, за счет комбината. Предложение всем понравилось. Остановка была за тем, кого объявить счастливым заказчиком — тысячным клиентом Факай остался верен себе и предложил кандидатуру супруги Салахи Салахиевича.

Ибрахан и Булат единодушно отвергли этот «подхалимский вариант».

— Надо, чтобы то был представитель народных масс… — настоял Булат при поддержке Ибрахана.

— А где же я его возьму? — беспомощно развел руками Факай. — Впрочем… — он сделал многозначительную паузу и поднял указательный палец, — у меня есть козырное предложение.

Все, конечно, заинтересовались факаевским козырем, хотя внутренне сомневались в его масштабности и весомости. Но Факай на этот раз оказался на высоте и действительно бил с козырного туза. Он припомнил крайне неприятную для себя историю — инцидент с Героем Социалистического Труда, депутатом Верховного Совета, знатной дояркой из колхоза «Заря», за что ему влепили строгий выговор.

— Вот ее и объявим тысячной клиенткой!

Предложение Факай выглядело со всех точек зрения заманчивым. Булат подхватил его и на основе этой сжатой заявки разработал подробный сценарий торжественного вручения готового костюма тысячной клиентке, каковой совершенно случайно окажется скромная доярка из «Зари»…

Ничего не подозревая, Герой Социалистического Труда приехала в Яшкалу и в точно назначенное время пришла в ателье.

Суетливый Факай, желая загладить бестактный по отношению к ней поступок и заодно окончательно вытравить из ее памяти этот прискорбный эпизод, источал подобострастную улыбку.

— Одну минуточку, и я к вашим услугам…

Но прошла не одна, а добрых десять «минуточек», гостей же, в присутствии которых можно было начать гала-представление, все не было. Зато, по счастливой случайности, тут на месте, на боевом посту, оказался вездесущий фоторадиорепортер, готовый запечатлеть для истории замечательную сцену.

— Одну минуточку… Прошу прощения за задержку, — успокаивал нетерпеливую заказчицу Факай. — Мелкие недоделки… Две-три петельки… убрать следы мелков — и все будет в ажуре…

Наконец к ателье подкатила автомашина, на пороге показались Хайдаров в сопровождении Ибрахана и Булата. Мгновенно вспыхнули люстры, зажглись десятки лампочек. Ибрахан представил Факая гостю:

— Наш лучший ведущий мастер… Спец по дамскому платью. Можно сказать, и по мужскому тоже… Факайетдин Фасхутдинович, пожалуйста, книгу отзывов и пожеланий. Это наше, так сказать, зеркало…

Зеркало, как и следовало ожидать, отражало радужную, без единого пятнышка, деятельность ателье и ее чудо-мастера Факая, — ему чуть ли не на каждой странице воскуривался головокружительный фимиам!

Факай юркнул в производственный цех и торжественно, словно знамя, вынес на вешалке готовый костюм из ткани «Голубой огонек». Фоторадиокорреспондент нажал магниевую вспышку «блитц» и зафиксировал этот исторический момент.

— Если спешите, можете примерить дома, с родными посоветуйтесь… Любую поправочку сделаем при вас… Останетесь довольны… Позвольте завернуть?

— Вы правы, я спешу… Примерю дома… В случае чего, приеду… Сколько с меня причитается? — заторопилась заказчица.

Радио-корреспондент насторожился, включил микрофон.

Факай углубился в квитанцию и неожиданно вскочил сам не свой.

— Ибрахан Сираевич! Какое совпадение! — с заранее отрепетированной интонацией объявил Факай. — Прошу поздравить гражданку… Перед нами тысячная клиентка нашего ателье! Это событие придется как-то отметить.

Заказчица почувствовала себя крайне неловко. Ей претила парадная шумиха вокруг ее персоны.

— Извините, я очень спешу… Отметьте этот факт как-нибудь без меня! Подсчитайте, пожалуйста, сколько мне доплатить?

Факай для виду о чем-то пошептался с Ибраханом и громко возвестил:

— Уважаемая ханум, решением дирекции тысячный заказ выполняется бесплатно. Не вы нам, а мы вам должны вернуть аванс…

Заказчица побагровела, вырвала из рук Факая квитанцию:

— Кому очки втираете?! На квитанции ясно стоит № 995. Тысячной клиентке вы и шейте бесплатно. А я в ваших подачках не нуждаюсь… — И, интуитивно признав в Ибрахане начальника, обратилась к нему: — Вы свои фокусы бросьте! Решили свою вину загладить? Я еще не забыла и не забуду, как со мной по-хамски обошлись при заказе…

На Ибрахана было жалко смотреть. В миг на его мясистом, скуластом лице обвисли губы, мохнатые брови почти закрыли глаза. Он беспомощно залепетал:

— Но вы действительно тысячная клиентка. Пять заказов до вас мы выполнили в порядке массового пошива… А насчет инцидента впервые слышу. Он письменно не зафиксирован?.. Откуда мне было знать?..

— Этот товарищ отговорил жаловаться, — колхозница указала на Булата, — обещал принять меры… Повторяю, сколько с меня?

Факай дрожащими руками быстро произвел расчет.

— Напрасно горячитесь… Не хотите — не надо. Для нас воля заказчика — закон. Не так ли, Ибрахан Сираевич?

Заказчица быстро расплатилась и со словами: «Ноги моей больше здесь не будет!» — хлопнула дверью.

Тут слово взял Булат и воркующим мягким баритоном разъяснил Хайдарову:

— Вот так было и в первый раз… Потребовала, чтоб ее обслужили вне очереди… А в ателье народу… Факайетдин Фасхутдинович пристыдил ее, а она в раж… Угоди таким… Для нас все клиенты — равны.

ЯШКАЛИНСКОЕ ЦУНАМИ

Хайдаров и сопровождающие его лица направились в машине к яшкалинским Сандунам. Посещение этого архитектурного уникума намечалось на вчера, когда по календарю там был женский день. Однако в связи с приездом высокого гостя баню закрыли. Объявили санитарный день, а женский день перенесли на сегодня. Эта чехарда вызвала ропот женской половины яшкалинского населения. Ругая и проклиная на чем свет стоит порядки, женщины накануне ни с чем разошлись по домам и сегодня чуть свет штурмом взяли Сандуны, хотя на дверях снова висела неумолимая табличка: «Санитарный день».

Внутреннее помещение бани было ярко освещено, и весь наличный мужской персонал (женская обслуга была освобождена от работы) неистово и ожесточенно, в который раз, чистил, мыл, драил двери, банные лавки, парилку, украшали и выставляли напоказ дары банного буфета.

Когда же в баню проникли Хайдаров, Ибрахан и Булат, женщины подняли такой визг, что посторонние мужчины вынуждены были спешно ретироваться из оккупированной женщинами банной территории.

Банный заряд пропал впустую. А Ибрахан на него так рассчитывал! Конкретнее, на парилку и буфет, которые, по замыслу Ибрахана, могли бы привести в доброе расположение духа строгого столичного ревизора. Но Ибрахан утешал себя тем, что пригородная база отдыха с ее развлечениями восполнит радости, недоданные баней. Сели в машину, поехали.

По дороге Булат повел красочный рассказ об истории базы отдыха. На него снизошло вдохновение, и он, никем не сдерживаемый, дал волю фантазии.

— На постройку базы не ушло ни копейки государственных средств. Все — за счет накоплений… Мы сторицей возместим клиентам понесенные ими затраты. Каким образом, спросите вы? А вот как! Мы предлагаем нашим заказчикам не уничтожать, не терять, а бережно хранить оплаченные квитанции. У каждого яшкалинца, если только он так или иначе нами обслужен, есть шанс выиграть путевку в однодневную базу отдыха.

Хайдаров делал вид, что с интересом воспринимает рассказ Булата, хотя накануне имел уже удовольствие прослушать несколько иную интерпретацию главбуха. Тот ничего не упомянул ни о лотерее-аллегри квитанций, ни об отдыхе клиентов. Не упомянул потому, что Булат только сейчас, на ходу, придумал этот оригинальный вариант. С откровенным интересом, буквально разинув рот, слушал Булата Ибрахан. Концепция Булата была для него откровением, он впервые узнал о новом назначении базы отдыха.

— Мы пока широко не обнародовали нашу идею, — продолжал, увлекшись, Булат. — Яшкалинцы и не догадываются, какой их ждет сюрприз, и никак не возьмут в толк, почему и зачем мы призываем их хранить квитанции об уплате за оказанные им бытовые услуги…

Вдруг Булат осекся. Небо, только что чистое, безоблачное, внезапно покрылось грязными тучами. Подул резкий, порывистый ветер, поднявший столбы густой, едкой пыли. Все мероприятия, намеченные на этот день по линии базы отдыха, пошли насмарку. «Москвич» стал открытой мишенью для взбунтовавшейся стихии. Потоки дождя заливали кузов и конечно же столичного гостя. Оставалось одно — повернуть обратно, искать спасения где-нибудь под городской крышей.

— Это — похуже японского цунами или каспийской моряны, — мрачно изрек Булат, продемонстрировав при этом глубокую и всестороннюю эрудицию. — Как бы эта стихия не наделала нам бед…

И действительно, то, что творилось в Яшкале, не поддавалось описанию. Фанерные киоски бытовых служб ИДБС, как сумасшедшие, сорвались с мест и, увлекаемые буйными порывами ветра, хлесткого дождя, пустились в бешеный пляс. В потоках грязной воды плыли салфетки из парикмахерских, сапожные табуретки, катушки с нитками, портновские лекала, ткани, фотобумага. Все смешалось и закружилось. Работники киосков растерялись, не зная, что и делать: то ли спасать казенное добро, то ли самим опасаться от нашествия стихии.

— Ибрахан Сираевич, гость нас извинит… Прервем поездку…

Хайдарова подвезли к гостинице, а сами устремились в исполком, где уже заседала чрезвычайная тройка во главе с Аксакалом.

Поздно вечером Ибрахан доставил Салахи Салахиевичу первую сводку о понесенных убытках. Они были довольно значительны. В ответ посыпались вполне справедливые упреки и нарекания. Оказывается, комбинат установил на улицах Яшкалы киоски самовольно, без ведома и разрешения городских властей.

— Мы хотели как лучше… В интересах населения… Приблизили сферу обслуживания к массам… — запинаясь, оправдывался Ибрахан.

— Погнались за шумихой, а убытки кто возместит? — распекали нерадивых хозяйственников из комбината.

Оба события — приезд представителя из Уфы и обрушившийся на Яшкалу ураган необычайной силы — надолго запечатлелись в сознании яшкалинцев, переплелись между собой, как будто и в самом деле были взаимосвязаны.

— Когда у нас был ураган? Дай бог памяти!.. A-а, когда нежданно-негаданно приезжал обследователь из столицы…

— Когда приезжал к нам в Яшкалу ревизор из Уфы? Дай бог памяти… Это было, когда мы все нежданно-негаданно чуть не погибли от урагана…

Под утро стихия смирилась, отступила… Ибрахан, проведший бессонную ночь, все же готов был ехать с гостем на базу отдыха… Но… Хайдаров, пришедший утром в комбинат, поблагодарил за оказанное ему внимание и сообщил, что его срочно вызывают в Уфу.

Ибрахан, не без понятного волнения, тактично прощупал гостя: удалось ли ему за два дня получить достаточное представление о комбинате и о новаторском начинании ИДБС?

Хайдаров не стал таиться и заверил:

— Я вполне удовлетворен поездкой в Яшкалу. Все увиденное превзошло мои ожидания. Выводы? Мне трудно сейчас сразу охватить и проанализировать огромный материал…

Ибрахан, естественно, жаждал выудить у гостя более конкретную информацию, но тот высказывался осторожно и обтекаемо:

— С моей стороны было бы несерьезно, не дав остыть горячим впечатлениям, тут же делиться какими-то еще не вполне созревшими выводами.

О, как хотелось Ибрахану узнать, хотя бы приблизительно, хотя бы намеком, какое впечатление произвел на гостя яшкалинский опыт ИДБС. Ибрахан сделал еще одну попытку, опасливо задав вопрос:

— Но, надеюсь, о ваших выводах мы как-нибудь узнаем?..

— Обязательно! В секрете держать не будем…

— Это самое главное. Ваши выводы станут для нас основополагающими.

На том гость и хозяева расстались…

ВСТРЕЧА СТАРЫХ ДРУЗЕЙ

По дороге на междугородную автобусную станцию Хайдаров побывал на радиоузле и на всякий случай заглянул еще раз на квартиру к Шагею: того еще не было. Но как мы предупреждали читателя, судьбе было угодно, чтобы Хайдаров и Шагей все-таки встретились, правда, накоротке. Один и тот же автобус, доставивший Шагея из Уфы в Яшкалу, после заправки горючим увез Хайдарова в Уфу. Пока автобус заправлялся, и состоялась сердечная встреча старых друзей.

Хайдаров первым узнал Шагей-бабая. Старик был все такой же бодрый, шустрый, так же чисто выбрит, с той же каймовой бородой, как и при первой встрече много лет назад.

— Здравствуй, турист-бабай! — радостно приветствовал Хайдаров и протянул бабаю руку.

— Ой, аллах! Ты ли это? — воскликнул Шагей-бабай и кинулся в объятия корреспондента. — А помнишь мой любимый самовар?.. Ибрахановцы прикончили его…

И Шагей-бабай второпях, довольно сбивчиво, поведал Хайдарову все свои мытарства, как его, почтенного старика, Ибрахан с Булатом превратили в жалобщика и пустили слух, будто он, Шагей, спятил с ума. Хайдаров внимательно выслушал старика и подробно расспросил о деятельности ИДБС.

Шагей ничего нового к тому, что Хайдарову было известно, не прибавил.

Корреспондент, тепло попрощавшись с Шагей-бабаем, уехал.

Ибрахан утешал себя тем, что, чем бы ни кончился хайдаровский визит, все обернулось бы гораздо хуже, если бы им не удалось спровадить в командировку несносного Шагея.

От Хайдарова не поступало никаких известий. Состояние полного неведения изматывало, изводило Ибрахана. Булат не переставал убеждать его в том, что слова гостя из Уфы «Увиденное превзошло всякие ожидания» следует понимать как хороший признак.

— Вот увидите, ИДБС скоро получит республиканское, а может, и союзное признание…

Но, оставаясь наедине с собой, со своими мрачными мыслями, Ибрахан давал волю сомнениям и самым худшим прогнозам: поди разберись, что именно хотел сказать Хайдаров. А тут еще разнос у Аксакала за убытки, понесенные комбинатом в результате стихийного бедствия…

Прервем на минутку горестные размышления Ибрахана и, сделав небольшое отступление, скажем, что…

ГАЗЕТУ НАДО УМЕТЬ ЧИТАТЬ

Булат делал все от него зависящее, чтобы не беспокоить и без того чересчур обеспокоенного Ибрахана. По договоренности с Аклимой отныне все жалобы, поступающие на ИДБС, — а их было, к сожалению, немало — направлялись на разрешение к Булату. Ибрахану же на стол Аклима клала только восторженные отзывы клиентов. Число их за последнее время подозрительно возросло благодаря предприимчивости и неиссякаемой творческой инициативе Булата, — он сочинял положительные отзывы пачками. Аклима перепечатывала их на машинке, и Булату оставалось лишь, меняя почерк, подписывать их разными фамилиями.

Желая как-то рассеять и развлечь Ибрахана, Булат преподносил ему то одну, то другую скандальную историю, происшедшую якобы с его «заклятым врагом» директором промторга Хамзой или же с его ближайшими помощниками. Ибрахану все время чудилось, что именно со стороны Хамзы ему угрожает опасность, что Хамза — его главный конкурент, основная помеха на пути возвращения на высшую номенклатурную орбиту. По настоянию Ибрахана Булат установил близкие отношения с работниками Хамзы, которые и снабжали его информацией о неудачных сделках, о затоваривании и о растратах в системе торга. Ибрахан верил всему, что доносили добровольные агенты через Булата. Ему хотелось верить в скорое посрамление его недруга и соперника, и он легко принимал за чистую монету любую выдумку Булата о Хамзе.

Несколько лет назад Булат вычитал в одном журнале, что в Америке жил мнительный, преклонных лет, миллиардер. Он слышать не желал о неудачах, болезнях, смертях и даже о мелких неприятностях на его предприятиях. И вот в его жизни воцарился мир и благоденствие. Каким образом? Специально для миллиардера печатался особый номер газеты тиражом в один экземпляр. В нем не было даже намека, что где-то имели место налеты гангстеров, забастовки, пожары…

Ах, если бы то было в возможностях Булата, и он бы выпускал подобный идиллический номер газеты, целиком — от первой до последней строчки — посвященный мудрому руководству Ибрахана, его эпохальным начинаниям и восторженным отзывам благодарных современников, облагодетельствованных целеустремленными мероприятиями ИДБС.

Такая газета, лишенная даже в зародыше критики, издаваемая в отрыве от действительности, в безвоздушном пространстве — у нас немыслима. Вместо того чтобы предаваться бесплодным мечтаниям, Булату полезнее было бы присмотреться поближе к местной районной газете «Голос Яшкалы». Булат же демонстративно пренебрегал голосом яшкалинской общественности.

Ибрахан, наоборот, ежедневно придирчиво прочитывал номер газеты от корки до корки. Если в нем появлялась куцая заметочка о плохом качестве ремонта в какой-то захудалой мастерской, он подымал на ноги весь комбинат и усматривал в заметке отдаленные зарницы грядущей грозы. Если же предприятия службы быта не упоминались в газете ни единым словом — это тоже расценивалось им как дурное предзнаменование.

Тяжелые предчувствия на сей раз не обманули Ибрахана. Районная газета, которая еще не так давно воскуривала фимиам славословия Ибрахану и его движению, печатала пространное письмо какого-то пенсионера с благодарственным излиянием в адрес торга и его руководителя Хамзы. А рядом с письмом была опубликована статья Хамзы Курамшина о новшествах в сети яшкалинского торга. Статья начиналась коротким вступлением: «Недавно мы отмечали ценный почин коллектива яшкалинского комбината бытового обслуживания, возглавляемого И. С. Ибрахановым. Сегодня нам приятно сообщить читателям, что творческий огонек загорелся еще в одном яшкалинском коллективе — в горпромторге, руководимом Хамзой Курамшиным».

Аклима на цыпочках вошла в кабинет и, не говоря ни слова, положила на стол почту и свежий номер районной газеты.

Аклима успела просмотреть газету и знала, что кладет на стол начальству бомбу замедленного действия. Но скрыть от Ибрахана номер газеты, воспевавший Хамзу, было невозможно и бессмысленно.

Ибрахан, словно почуял недоброе, первым делом схватился за газету, нажал звонок:

— Булата — ко мне! Немедленно!..

— Его нет!

— Разыскать — и ко мне! И никого не впускать! Я занят!

Ибрахан заперся в кабинете и впился в газетный лист. Он уже несколько раз перечитал статью, возносящую до небес Хамзу. А Булата, который мог бы утешить побагровевшего от черной зависти Ибрахана, все не было.

Аклима обзвонила десятки мест, пока не обнаружила Булата и передала приказ Ибрахана. Булат, предупрежденный Аклимой о теме предстоящего разговора, вошел в кабинет невозмутимо-спокойно, словно ничего не случилось.

— Где пропадал, зятек? Когда нужен, никогда нет на месте! Доигрались?!

— Я знал об этой диверсии еще вчера…

— Знал? И не предупредил! Почему допустил такое?

— Запретить печатать не в моей власти. Но я сделал…

— Что сделал? — взъярился Ибрахан. — Подставил мою голову под нож… Удружил — спасибо…

Булат воспользовался паузой:

— Вы не даете мне слова вымолвить. А мне есть что сказать. На вашем месте я бы не ругал, а спасибо сказал…

Ибрахан глубоко вздохнул:

— Говори, говори Что скажешь в оправдание?

— А то, что газету надо читать внимательно. Внимательно, вдумчиво.

— Я несколько раз перечитал ее и ничего, кроме плохого, не заметил.

— А я заметил. И потому, что собственноручно вписал эти самые важные в тексте слова.

— Что имеешь в виду?

Булат взял номер газеты и подчеркнул цветным карандашом строки в редакционной врезке: «Недавно мы отмечали ценный почин коллектива яшкалинского комбината бытового обслуживания, возглавляемого И. С. Ибрахановым…» Вот что надо читать! Надо уметь читать между строк! Про ваш почин прямо сказано «ценный», а про Хамзу скромненько «огонек»… Заметьте — не огонь, а огонек… Вы и тут обставили его. Вы — первопроходец! Вы — зачинатель! А Хамза — жалкий подражатель. Не будь я на страже, не было бы этих решающих строчек. А вы еще на меня окрысились.

— Кто знал? Даже от меня ты держал в секрете….

— Сознательно… Пока номер не был подписан в печать, всякое могло случиться…

— Извини, зятек… Сразу не дошло… И на старуху, как говорится, бывает проруха… Но ты, наверное, согласишься, что и при всем том нам надо держать порох сухим и быть начеку, не давать нашим противникам наступать на пятки… С Хамзой ты меня вроде успокоил, а вот насчет гостя из столицы душа неспокойна.

Как бы нам не подложил свинью. Хотя бы узнать, что он за личность. И найти к нему подход…

— А я и тут не сидел сложа руки… могу доложить…

— Что, что? Говори, не томи…

— Приезжавший товарищ Хайдаров — газетчик. Работает в Уфе. Пишет по большей части фельетончики…

— Ба-а?! Ну и утешил! Значит, теперь надо ждать разноса республиканского масштаба…

— Опять же паниковать до срока нечего… Сказал же он, что увиденное превзошло все его ожидания? Зачем же истолковывать его слова шиворот-навыворот?.. Терпение, и еще раз терпение!

УЛЬТИМАТУМ ШАГЕЙ-БАБАЯ

Беседа вдохновителей ИДБС на самом интересном месте была прервана шумом в приемной перед кабинетом. В комбинат явился Шагей, едва отдохнувший после командировки и встречи с Хайдаровым. Аклима стала у двери кабинета и, как в известной картине, раскинула руки: «Не пущу!» Категорическое предупреждение Аклимы, что Ибрахан никого не принимает, что он занят, не возымело никакого действия, старик вломился в кабинет.

Не желая, особенно в данный момент, обострять отношения с Шагеем, Ибрахан и Булат встретили возвратившегося из Уфы бабая с показным радушием.

— С приездом, досточтимый! Каковы успехи? Нашлись следы ваших вещей?

— Как же! За тем я и ехал! И привез оттуда два документика… — и положил на стол две бумажки.

— Что еще за документы? — спросил Ибрахан.

— Читайте! Грамотные…

В одной бумажке Шагей — сын Шахмана «собственнолично просил освободить его от работы в комбинате, поскольку не желал быть пешкой в руках, преследующих корыстные цели».

— Как это понимать, уважаемый? Писала не ваша рука…

— Пусть не моя, зато моя голова так решила… Думаете, я не понял, зачем услали меня в Уфу? Боялись, что наговорю лишнего комиссии, что была здесь. Комиссия от меня не уйдет. Нужно будет, доберусь и до нее. Отпустите меня, а то мне не совсем удобно работать в комбинате и подавать на вас в суд.

— Зачем нам судиться? Что мы не поделили?

— Делить мне с вами нечего… Но за пропавшие вещи вы ответите. О том и второй документик. В конце концов я требую уплатить мне за них деньги. Иначе отсюда иду в суд… Вам этого очень хочется?

Ибрахан отлично понимал, что спорить со взбалмошным стариком бесполезно. На одном заявлении наложил резолюцию: «Освободить по собственному желанию», а на втором — «оплатить стоимость, установленную экспертом».

— Вас это устраивает? По правде говоря, никак не ожидал от вас, уважаемый бабай, такого, можно сказать, удара в спину, когда перед нами раскрываются перспективы в республиканском и даже союзном масштабе. Жаль, что покидаете нас… Уходите на пенсию или как?

— Это уж не ваша забота. На прощание, товарищи начальнички, повторю то, что уже как-то вам говорил: «Прежде чем войти в дом, подумайте, как из него выйти!» Понятно? Зарубите себе на носу эту простую истину! — сказал Шагей-бабай и важно удалился.

— Второй раз ту же самую поговорку повторяет, а мне все невдомек, что это значит, — растерянно пожал плечами Ибрахан.

— А вы не ломайте себе голову над брехней выжившего из ума старика. Баба с возу — кобыле легче… Слава богу, что избавились от подколодной змеи! И пока он вертелся в коридорах комбината, никто из нас не был спокоен. Всякой пакости от него можно было ждать. Продолжим лучше наш разговор… — предложил Булат.

— На чем мы остановились? — спросил Ибрахан.

— Мы не остановились, — пошутил Булат, — мы продвигаемся, и все вперед. Дорогой папаша, вношу чисто деловое предложение. Ничто так не прочищает мозги, не восстанавливает силы, как природа, вернее, общение с ней. Как посмотрите, уважаемый тесть, на то, чтобы небольшой, но честной компанией поехать на базу отдыха? — И, лукаво улыбнувшись, добавил: — Пока туда не нагрянула орда наших клиентов…

— Ну и мастак ты трепаться, дорогой зятек!..

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ ПРИРОДА

Булату не потребовалось долго убеждать Ибрахана в благотворном воздействии природы на нервную систему человека.

Всякий раз, когда Ибрахан выезжал за город, он испытывал душевное обновление, второе рождение. Беззаботно порхающие птички, мотыльки, трудолюбивые муравьи — все, что наблюдал за городом Ибрахан, приводило его в умилительное состояние. Он, как ребенок, радовался каждому лепестку, каждой рыбке, играющей в водоеме с солнечным лучом. Нет, это не было пассивным созерцанием красот природы. У себя дома, на приусадебном участке, он любил разводить и овощи, и цветы. А за город всегда отправлялся вооруженный спиннингом или двустволкой.

И вот теперь у Ибрахана будет своя летняя загородная резиденция. Захотел — проведет досуг в шумном кругу близких друзей. Наскучат друзья — уединится и заживет отшельником, будет бродить в одиночестве по привольным рощам и лугам. Он любит оставаться наедине с собой и своими мыслями, планами, заботами. Правда, за последнее время это одиночество нередко бывало условным, он все больше и больше нуждался в дельных советах своего зятя. А Булат обладал удивительным даром по самым сложным вопросам подсказывать Ибрахану самые верные решения.

В отдаленных своих планах Ибрахан видел загородную базу отдыха как укромное местечко, где они с Булатом без помех будут обсуждать генеральные мероприятия по ИДБС.

Что же представляла собой загородная база отдыха у излучины реки Старицы, на склоне Сияли-тау? Вообразите бревенчатый с резными наличниками охотничий замок, каких много в кавказских горах и каких, к сожалению, по пальцам перечесть в нашей стороне. Устроители базы, щедрые на выдумку и на государственные средства, не стесняли себя ни в чем, лишь бы она действительно служила для совершенного времяпрепровождения в часы досуга.

Охотничий замок был обставлен специально заказанной мебелью — стильной и удобной, располагающей к интересному и разумному отдыху. В каждой комнате стояли радиола первого класса с проигрывателем, магнитофоном, телевизор последней марки. Полы во всех комнатах были застелены медвежьими шкурами, приобретенными по дешевке у вдовы известного охотника.

В самой большой комнате, отведенной специально для Ибрахана, помимо медвежьей шкуры, во всю стену висел огромный текинский ковер, а на нем были водружены оленьи рога, двустволка с ягдташами и патронташами.

Все, вплоть до мелочей, было предусмотрено и для рыбной ловли. Реку Старицу перегородили запрудами и сетками. Между сеток пустили добрую сотню щук. Едва ли в каком рыболовецком хозяйстве было столько видов спиннингов, неводов, сетей, вентелей и обыкновенных удочек. А крючков разных размеров и фасонов — не счесть!

Даже кухня базы являла собой предмет зависти домашних хозяек — мастериц кулинарного дела. Какой только посуды и предметов кухонной техники здесь не было! Для беляшей, шашлыков — из баранины или тетеревов, для простой рыбацкой ухи и для тройной!

Уфимский гость Хайдаров может пожалеть, что не остался еще на один день в Яшкале и не посетил загородную базу отдыха. Ничего подобного он не видел и не увидит! Никакое красочное описание, никакой даже широкоформатный цветной документальный фильм не воспроизведут подлинных красот природы и внутреннего убранства этого поистине райского уголка.

ЗАГОРОДНАЯ БАЗА — МАССАМ

Ибрахан предвидел, что далеко не все правильно поймут ценную инициативу — создание базы отдыха. Найдутся демагоги, критиканы. Особенно из лагеря Хамзы. Им только попадись на язычок! Распустят подозрительные слухи, не остановятся перед клеветой насчет барских замашек Ибрахана.

Вот почему Ибрахану пришлась по душе высказанная в порядке импровизации идея Булата (ставшая теперь ибрахановской) о розыгрыше в лотерее однодневных путевок на базу отдыха. Лотерея выбьет оружие из рук противника, парализует любые их атаки, пресечет кривотолки и вздорные разговоры о строительстве якобы персонального охотничьего замка для Ибрахана. Разбить у склонов Сияли-тау палаточный городок для счастливых обладателей квитанций ИДБС — сущий пустяк, дело получаса. Тех же тридцати минут достаточно, чтобы его убрать. Раз в месяц можно позволить себе заигрывать с населением. Зато какой резонанс!

Пусть органы финансового контроля лезут на стену, обвиняя Ибрахана в том, что он израсходовал на базу средства, предназначенные для строительства городской механической прачечной. Цель базы отдыха оправдывает средства, затраченные для ее строительства.

Кортеж из двух машин — «Москвича» и автобуса, снятого с рейса, — доставил гостей базы и дополнительные фонды продуктов, необходимые для торжества.

Прежде всего перечислим приглашенных: Ибрахан с супругой Ямбикой, дочь Минира, Ярмухамет со своей молчаливой половиной, которая за долгие годы и рта не раскрыла, даже затем, чтобы назвать свое имя, их дочь Тинира, Факай, Акоп, радиофотокорреспондент Будракай Фекеров, личный шофер Ибрахана — Мухарлям. Шофер автобуса, как непричастный к этому клану, был отослан в Яшкалу с приказом приехать на следующее утро — меньше одним посторонним человеком, так оно будет спокойнее. Пока что отсутствовал Родис: его, как объяснила Тинира, задержали неотложные дела. Буквально перед самым выездом явился важный клиент с довольно солидным заказом. Родис обещал подъехать, как только освободится.

Гости высадились из машин, разгрузили обильные продзапасы. Встречал гостей Булат. Он прибыл сюда заранее, чтобы подготовить весь торжественный церемониал.

Булат подвел гостей к крыльцу охотничьего домика. Вход в него преграждала широкая алая лента. Булат протянул Ибрахану большие ножницы и предложил перерезать ее. Ибрахан видел по телевизору и в кино, как другие это делают, сам же в подобных церемониях не участвовал. Сейчас он заметно волновался, скользил ножницами по ленте. Наконец перерезал. В подобных случаях полагалось произнести небольшую речь. И он сказал:

— Товарищи! Соратники! Родные и друзья! Мы присутствуем с вами при историческом событии… Мы открываем базу отдыха! Двери базы отдыха отныне широко раскрыты для трудящихся масс! Добро пожаловать!

Все переглянулись между собой: трудящиеся массы в единственном числе представлял шофер Мухарлям. Участники церемонии думали, что Ибрахан на этом поставил точку, и собрались было переступить порог домика, но оратор продолжал:

— С открытием базы перед всеми нами, перед широкими трудящимися массами, для которых создана база, стоит одна генеральная задача: отдыхайте! Развлекайтесь! Веселитесь! Набирайтесь сил для достижения новых производственных успехов! Спасибо за внимание!

Оценивая на ощупь каждый предмет в отдельности, причмокивая под сплошные междометия, выражавшие восторг — и восхищение, гости-хозяева осмотрели охотничий домик и окрестности. Всюду только и слышалось:

— Ох!!! Ах!!! Ух!!!

Большое впечатление, особенно на молодежь, произвели огромные медвежьи шкуры. Они так и звали, манили к себе понежиться, поваляться. Минира не удержалась, шлепнулась на шкуру и увлекла за собой Тиниру. Взвизгивая от удовольствия, они, как малые дети, кувыркались, перекатывались по шкуре от края до края. Привстали на колени, схватили за полы пиджака Булата и увлекли его в безудержном веселье за собой.

В беззаботном настроении пребывали и остальные. Лишь Ярмухамета грызла подспудная ярость: «Где же это мой шпанистый зятек? Наверное, обделывает какое-то выгодное „левое“ дельце. Придется его приструнить…»

Но и на природе Ибрахан не любил бездельничать, баклуши бить. Его деятельная натура требовала действия.

— Слушай мою команду! Орлы и орлята, марш по местам, на работу! Женская половина ставит чай и готовится во всеоружии к ужину. Ужинать будем на свежем воздухе! А что приготовят на ужин — пока в секрете: что бог даст на рыбной ловле, что бог пошлет на охоте. Глухарей, тетеревов и прочую дичь поручаем Ярмухамету, ему и двустволку в руки. Остальные вместе со мной на реку за рыбой. Мухарляму обеспечить костер!

НИ ПУХА НИ ПЕРА

На дворе стояла жаркая пора. Июль. Кузнечики, навевая грусть, пилили сухую траву, одуванчики пускали по ветру маленькие десанты, которые кружили в воздухе, держась за мелкие белые купола. Быстро, неуловимо быстро летит время. Не успеешь оглянуться и — лето на исходе, подступает осень. Сознание, что лето его жизни уже прошло и потянуло осенью, необъяснимо тревожило Ибрахана. Он жил с мыслью, что «вся жизнь еще впереди». А она, глядишь, уже позади, на исходе…

Но нет, Ибрахан не сдается. Он крепко и надежно держит в руках руль жизни…

С такими думами Ибрахан со своей свитой подошел к реке.

— Как поступим? — спросил он, ни к кому определенному не обращаясь. — Невод будем тянуть или сети поставим?

Булат загадочно улыбнулся:

— Забрасывайте спиннинг! Похоже, что здесь щука водится…

— Какая щука? — безапелляционно возразил Факай. — До августа щука не берет.

— Тоже мне горе-рыбак! — оборвал Факая Булат. — Не знаешь, молчи. У тебя не клюнет, а у Ибрахана Сираевича возьмет…

Ибрахану польстила уверенность Булата в его удачливость. Это ж удовольствие и память на всю жизнь — вытащить спиннингом хотя бы одну щучку!

Ибрахан быстро разоблачился, остался в одних трусах. Он давно не брал в руки спиннинг и неловко стал его налаживать. Откинул правую руку назад и долго, долго прицеливался. Затем резко взметнул вперед, катушка покатилась с бешеной скоростью, блесна взлетела над водой и шлепнулась почти у противоположного берега. Ибрахан был вне себя от радости и закрутил катушку обратно. Вдруг леска натянулась струной. Ибрахан едва не упал вместе со спиннингом в реку, но устоял. Какая-то сильная рыбина, вырываясь, водила леску из стороны в сторону. Ибрахан с напряжением закручивал катушку, пока не выбросил на пологий песчаный берег туловище огромной щуки. Однако ей чуть не удалось сорваться с крючка. Началась отчаянная схватка. Скользкая рыба не сдавалась и даже укусила рыбака в руку. Ибрахан истошно завопил:

— Держи!

Булат, Факай и Акоп дружно загородили путь щуке к воде и навалились на рыбу, которая тут же капитулировала, осознав бесцельность дальнейшей борьбы.

— Вот это зверь! — посасывая укушенный палец, горделиво обронил Ибрахан. — Пять кило, не меньше! А ты тоже мне спец, — щука не берет, — ехидно заметил он Факаю. — Уметь надо! С первого разу, а-а!

Факаю ничего не оставалось, как вместе со всеми воздать должное мастерству Ибрахана:

— Ай да молодец, Ибрахан Сираевич!

Первая удача вдохновила Ибрахана на новые подвиги. Один Булат знал, в чем секрет молниеносного успеха тестя: окруженные с обеих сторон в Старице железной сеткой, щуки, изрядно проголодавшиеся, бдительно подстерегали из-за камышей любую жертву. Белую блесну с красным хвостом-тряпкой они принимали за плотву или красноперку и жадно набрасывались на добычу. Ибрахан же этой механики не знал и приписывал свои удачи везенью и опыту. Каждая вторая или третья закидка приносила улов. За каких-нибудь час-полтора взмокший от напряжения Ибрахан выловил семнадцать щук и щучек. Сопровождавшие Ибрахана, потрясенные успехом шефа, не рискнули соперничать с ним в рыбной ловле.

Рыбаки окунулись в реке, освежились и с богатыми трофеями вернулись на базу.

— Ну, как улов? — прихвастнул Ибрахан перед Ямбикой. — Сам, сам один все это поймал. Остальные глазели и завидовали черной завистью…

Мухарлям давно разжег костер и поддерживал в нем огонь. Ибрахан наладил таганок и приступил к наиболее ответственной и приятной операции, в которой, как он считал, ему не было равных — к приготовлению тройной ухи.

Тут подоспел Ярмухамет. За его спиной на привязи болталась дичь — глухарь и пара тетеревов. Подножье Сияли-тау снова огласилось радостными криками.

— Вертела! — скомандовал Ибрахан.

ДВОЙНОЙ ПРАЗДНИК АКОПА

Довести подстреленную дичь на вертеле до ресторанной кондиции взял на себя Акоп:

— То, что я приготовлю, можно есть один раз в жизни. Кто отведал мою дичь, может спокойно умереть: больше такого ему никогда уже есть не придется. Я премного благодарен вам, дорогие друзья, за то высокое доверие, какое мне оказали. Ваше доверие — для меня самый большой праздник. Но у меня сегодня еще один праздник, поменьше, который я прошу разделить вместе со мной: по денежно-вещевой лотерее я выиграл «Волгу». (Акоп, понятно, при этом умолчал о том, что «счастливый» билет достался ему за большие деньги.) Такое событие полагается обмыть, — с этими словами Акоп вместе с Факаем кинулись в кусты, где, оказывается, были спрятаны выгруженные незаметно из автобуса ящик ереванского коньяка и ведро карси хоровац — превосходнейшего шашлыка, приготовленного по-армянски. С большим трудом, с помощью Мухарляма, Акоп с Факаем дотащили до полянки, где предполагался пикник, дары Акопа.

Из эмалированного ведра ударил сладостно-щекочущий запах уксуса, перца, лаврового листа, лимонной кислоты и других специй и пряностей.

Ибрахан, как многоопытный и сведущий в пиршественном застолье, нагнулся к ведру, понюхал маринованные куски баранины и облизал от удовольствия губы.

— Поздравляю, Акоп Галибекович! От души поздравляю! Счастье знает, кому идти в руки. Спасибо за сюрприз! Вот это будет заправка. Вот это будет первоклассный шашлык! Приказываю раздуть уголек! Приготовьте шпажки!

А Родиса все не было… Ярмухамет и Тинира обменивались выразительными взглядами. Автор, конечно, давно мог бы рассеять их сомнения, а заодно удовлетворить любопытство читателей. Но всему свое время и место. Пока же мы можем сообщить читателю, и то доверительно, что к отсутствию Родиса имели непосредственное касательство, — пусть это никого не удивит, — Хайдаров и Гиззельбанат.

Не прошло и часа, как на зеленом травяном ковре, застеленном белоснежным покрывалом, был накрыт праздничный ужин. Кое-кто из участников этого пиршества утверждал, что то был поистине царский ужин. Чего только тут не было? И жареное, и пареное, кипяченое, и тушеное! И дичь на вертеле с рисом, украшенная всякой зеленью, и шашлык «Арарат», и тройная уха, и заливная щука, и кумыс, и коньяк… Впрочем, пощадим читателя, не станем дразнить его аппетит. И не будем уточнять, как долго продолжался праздничный туй. Главное — все с удовольствием закусывали, пили, ели, этому способствовал и свежий воздух.

Восседавший по-восточному, подогнув под себя колени, с обернутым, будто чалмой, вокруг головы мохнатым полотенцем, Ибрахан после съеденного и выпитого пребывал в благодушно-приподнятом настроении, каждые пять минут подымал тост — то за ИДБС, то за базу, то за «Волгу» Акопа, то за самого Акопа… Все тосты неизменно сопровождались нравоучительным сентенциями:

— Знайте цену дружбе и братству!

— Знайте цену еде и выпивке! Они не подаются на скатерти-самобранке, а достаются горбом и трудом!

— Знайте цену счастью! Ловите минуту счастья! Вчерашнее от нас ушло и нам уже не подвластно! А завтрашнее — неизвестно! Как говорится в одной известной опере: «Что день грядущий нам готовит?»

После каждого тоста следовал приказ фотокору Будракаю:

— Снимай эти счастливые минуты! На память! Нашему потомству!

НА СЕДЬМОМ НЕБЕ

Из присутствующих на базе больше всех на седьмом небе был, разумеется, Булат. Его труды не пропали даром. Самые фантастические его планы и задумки воплощались в дело. Правда, пока лично он, Булат, от этого никакой выгоды не имеет. Вся слава достается Ибрахану. А о деньгах и говорить не приходится. Денег Булату это не прибавило, но он не теряет надежды, что все образуется. Не сегодня-завтра, а тестя обязательно наверху заметят, повысят в должности, и тогда ему, Булату, безусловно, перепадет…

Участников сабантуя потянуло на песни. Давно известно, там, где пьют, там и поют. Ни один праздничный ужин не обходится без задорных частушек, веселых песен или грустных старинных романсов.

Минира легонько толкнула Булата. Это значило: «Затяни любимую папочкину!» Булат не заставил себя просить и затянул красивым баритоном:

Чтобы не было с тобой беды —
Это знают все давным-давно:
Никогда не пей сырой воды,
Лучше водку пей или вино!
Так налей побольше мне, дружок!
Выпьем вместе мы с тобой до дна,
Чтоб расцвел домашний уголок,
Чтобы расцвела твоя жена!
И речитативно добавляли:

— И моя жена тоже…

Булат пел, а Ибрахан подбадривал его:

— Ай, афарин! Ай, молодец! Ай да зятек!

Захмелевший Ибрахан с трудом сдерживал себя, чтобы не прикорнуть тут же на траве. Его развезло, и он предался мечтаниям. А что, если в самом деле Хайдаров из Уфы сказал то, что думал, и понимать его надо буквально: он действительно потрясен всем, что увидел в Яшкале, и близок, очень близок день, когда слава об ибрахановском движении станет достоянием всей страны! «Какой это Ибрахан?» — спросят в высших сферах. «Тот самый, кого напрасно задвинули с поста зампреда!» — «Неужели? — удивятся наверху. — Такого инициативного человека преступно держать в безвестности. Восстановить! Немедленно восстановить! Да что там восстановить? Повысить! И держать его не в какой-то захолустной Яшкале, а безотлагательно перевести в Уфу! Здесь его законное место!» Вот тогда-то, дорогой друг Хамза, ты поймешь, кто есть кто…

В Уфе его встречают с почетом и помпой. Отводят большой кабинет. Стены и полы кабинета устланы дорогими бухарскими коврами. На письменном столе шесть телефонных аппаратов, вентиляторы, озонизаторы… Телефоны трезвонят беспрерывно: то из редакции газет, то из телевидения, то из высших инстанций. Всем нужен Ибрахан, у всех есть дело к Ибрахану! Он с ног валится от усталости. Ему выделяют бесплатную двухмесячную путевку на Черноморское побережье Кавказа. В поездке на курорт его сопровождает секретарша неописуемой красоты. На Кавказе его встречает Акоп, приглашает Ибрахана с секретаршей в гости и угощает неземным шашлыком…

Тот же Акоп — не на Кавказе, а здесь, на базе, толкает Ибрахана в спину, будит его и предлагает выпить за дружбу… Вот свинья — не мог немного подождать, прервал такой замечательный сон на самом интересном месте.

А Родиса все нет…

Имя его всплыло в разговоре Миниры с Тинирой, которые мирно прохлаждались у реки.

— Как твой? — спросила Тинира.

— Как будто любит… Приходится верить на слово. Вещественных доказательств мало. Зарплата, сама знаешь, не ахти какая… А твой?

— Клянется, что любит… И доказывает подарками. Золотые серьги, кольца, браслеты…

— Странно, а зарплата, кажется, у него меньше, чем у Булатика?

— Значит, голова у него золотая…

— А мой только фантазировать горазд, — посетовала Минира. — Папа не нахвалится им. А денег пока мало… Да, а почему, кстати, Родис до сих пор не приехал?

— Ума не приложу…

«ТАНЕЦ РАЗБОЙНИКА»

Беседу двух подружек нарушил голос Ибрахана, возвещавший, что сейчас Акоп исполнит свой коронный номер: «Танец разбойника».

Булат принес ведро, опрокинул его вверх дном, Факай избрал в качестве музыкального инструмента поднос.

Булат ударил по дну ведра, Факай бил по подносу. Получился настоящий оркестр «Под звон старого железного ведра». В такт лихой, взвинченной музыке Акоп, выпучив глаза, скорчив страшную, разбойничью рожу, с большим ножом, которым разделывали рыбу, пустился в неистовый пляс вокруг костра.

Увлеченные «танцем разбойника», оглушенные «тамтамовым» оркестром и визгом Миниры и Тиниры, никто не расслышал, как к костру подкатила легковая машина. Первой пришла в себя Тинира. С криком:

— Родис! Наконец, родненький! — она подбежала к машине и отпрянула. То была черная «Волга» яшкалинского Аксакала. В ней никого, кроме шофера, не было. Шофер разыскал Ибрахана и передал распоряжение Аксакала — немедленно явиться к нему по срочному и неотложному делу. Как ни выпытывал Ибрахан у шофера, в чем дело, почему такая срочность, вышколенный шофер на все вопросы твердил одно:

— Не знаю… Не знаю… Знаю одно — доставить вас в Яшкалу. Ну, поехали, что ли?

Преданная и заботливая Ямбика окатила голову мужа холодной водой. Она хотела поехать с ним, но он взял с собой одного Булата. Вдруг понадобится для докладной об ИДБС: срочный вызов, несомненно, связан с ИДБС. Никакой тревоги Ибрахан не испытывал. Напротив, был более чем уверен, что Аксакал вызывает, чтоб сообщить нечто приятное. Если бы речь шла о худшем варианте, о разносе, Аксакал не посылал бы за ним черной «Волги».

Ибрахан успокоил оставшихся на базе:

— Продолжайте в том же духе! Мы скоро вернемся! Думаю, после моего возвращения у нас будет еще больше оснований для веселья.

ПУЗЫРИ СЛАВЫ

Ибрахан и Булат отбыли в Яшкалу. Ибрахан тут же был принят Аксакалом. Булат остался дома ждать возвращения тестя. О причинах срочного вызова Ибрахан и Булат узнали почти одновременно: Ибрахан — из уст Аксакала, а Булат — из свежего номера республиканской газеты, где был напечатан фельетон А. Хайдарова.

Уже само название фельетона — «Пузыри славы» — раскрывало его содержание: в погоне за славой директор яшкалинского комбината бытового обслуживания Ибрахан Ибраханов, окружив себя сомнительными дельцами, затеял никому не нужную игру в ИДБС, игру с бытовыми сюрпризами. Фельетон был предельно насыщен яркими и сочными фактами, чему Хайдаров сам был свидетелем или о чем ему поведали жертвы ИДБС. Автору не понадобилось ничего придумывать, прибегать к гиперболе или к гротеску. Сами факты говорили за себя!

Чего не знал и не мог знать Булат — это о судьбе Родиса. На эту тему газета откликнулась лишь через несколько дней. Ибрахан же был в курсе после той головомойки, какую учинил ему Аксакал. Но и того, что почерпнул Булат из газеты, было достаточно, чтобы, не дожидаясь прихода тестя, оставить на столе два письма: Ибрахану и Минире. Два коротких письма. Минире: «Детка, я думал принести тебе счастье, а получилось обратное. Прости! Я перед тобой виноват. Не поминай лихом… Твой Булат». Другая записка была еще короче: «Я не виноват, что народ не дорос до ИДБС. Прощайте. Булат».

Не будем вдаваться в подробности того, как закончился загородный сабантуй, с каким настроением вернулись его участники в Яшкалу. Скажем только, что две молодые женщины, которые в один день вышли замуж, остались соломенными вдовушками тоже одновременно. О судьбе остальных персонажей читатель узнает из второй части романа. Единственный, кто не перейдет в нее, — это Родис. Вот почему мы и посвящаем ему заключительные страницы первой части.

Если вы внимательный читатель, то, наверное, запомнили, что столичный фельетонист Хайдаров, познакомившись с Родисом у дома Гиззельбанат, чересчур внимательно всматривался в Родиса. В тонких чертах его покрытого окладистой бородой лица Хайдаров увидел что-то удивительно знакомое. Особенно резанули уфимского гостя бегающие по сторонам глаза Родиса. Да и борода лопатой выглядела чужеродной, неестественной: так и хотелось содрать ее с лица.

Хайдаров готов был присягнуть, что не впервые встречает это лицо. Но в тот момент — хоть убейте! — он не мог вспомнить, где и когда с ним встречался.

Описывая посещение квартиры Гиззельбанат Хайдаровым и сопровождающими лицами, автор, по рассеянности, упустил один немаловажный эпизод, за что приносит читателю свои извинения.

После неудавшейся попытки радиофотокорреспондента организовать радиопередачу из квартиры Гиззельбанат Фекеров, желая реабилитировать себя в глазах высоких гостей, сделал общий снимок. Родис — Хайдаров это заметил — пытался стушеваться, спрятаться за спину Ибрахана. Но фотография все же запечатлела Родиса в полный рост.

Перед отъездом в Уфу Хайдаров зашел на радиоузел побеседовать по душам с собратом по профессии журналистом Фекеровым. Тот в откровенной беседе признался, что рекламная шумиха вокруг ИДБС была инспирирована Ибраханом и его близкими. На прощание Фекеров подарил Хайдарову фотокарточку, заснятую на квартире Гиззельбанат.

Так уфимский журналист увез с собой в столицу фотографию, где среди прочих был запечатлен и Родис. Его бегающие глаза не давали Хайдарову покоя. Они преследовали его днем и ночью. Где же он видел его и когда? Он перерыл объемистый личный архив с вырезками напечатанных в газете фельетонов и очерков… В конце концов все-таки наткнулся на опубликованный несколько лет назад фельетон «Папаша в бегах» с фотографией героя. Так оно и есть! Прикрыл бумагой бороду на фотографии, сделанной Фекеровым, и перед ним предстал злостный неплательщик алиментов Мустафин-Аглямов-Родисов-Родис. Скрываясь от уплаты алиментов, Мустафин-Аглямов-Родисов-Родис переезжал из города в город, каждый раз под другой фамилией. На него был объявлен всеуральский розыск, но многочисленные попытки разыскать его пока были тщетны…

Хайдаров направил свой многолетний давности фельетон в яшкалинскую прокуратуру и приложил фекеровскую фотографию.

Дабы не вспугнуть злостного беглого алиментщика, который мог снова скрыться, следователь явился в комбинат бытового обслуживания как клиент, которому надо, мол, срочно произвести капитальный ремонт квартиры. В комбинате в тот день дежурил по приему заказов Родис. Следователь увел его якобы к себе на квартиру. Родис предупредил Ибрахана, что задержится, в комбинат уже не вернется и приедет на загородную базу отдыха с оказией.

Родис был задержан. Пока лишь по алиментным делам. В тот самый час, когда следователь снимал показания с Родиса, в прокуратуру с заявлением о его мошеннических проделках явилась Гиззельбанат.

Родис коварно и подло обманул ее еще и в сердечных делах. Божился, что холост, хотя уже числился женихом Тиниры — дочери участкового милиционера.

Заявление Гиззельбанат потянуло за собой длинную цепочку аналогичных афер с облигациями. Попутно обнаружилось, что Родис за соответствующую мзду, разумеется, записывал нуждающихся в жилплощади в несуществующие жилищно-строительные кооперативы.

На квартире у него, а точнее, на квартире его тестя, под чьей защитной крышей проживал Родис, произвели обыск и нашли там крупную сумму денег.

Вот по какой уважительной причине не присутствовал Родис на сабантуе.


Так закончилась эпопея Ибрахана и ибрахановцев на ниве бытового обслуживания в маленьком городке Яшкале.

Итак, впереди вторая часть. Там мы перебросим Ибрахана и ибрахановцев на другую работу. И посмотрим, что из этого выйдет…


Часть вторая КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ

ФИЛОСОФ ПОНЕВОЛЕ

Представьте себе бурлящий водоворот будничных дел. Одна забота настигает шквалом другую, а там, глядишь, неотразимо надвигается третья. Вот в таком водовороте беспомощно барахтался Ибрахан Сираевич Ибраханов, когда возглавлял комбинат бытового обслуживания. Свободной минутки у него тогда не было, чтобы проанализировать или, проще выражаясь, осмыслить события, которые разворачивались вокруг него.

Зато теперь, отстраненный от руководства комбинатом, Ибрахан получил возможность все двадцать четыре часа в сутки предаваться глубоким философским размышлениям на самые разнообразные темы — о себе, о жизни, о своем месте в ней.

А что такое жизнь? — задавал Ибрахан себе вопрос. Какой-то мудрый человек определил жизнь как горение. Но гореть можно по-разному. Иной горит ярким пламенем, а тот тлеет чадным огоньком, бесцельно коптит небо. И это тоже горение! Так и он, Ибрахан, оставшийся не у дел, тоже сейчас коптит, а не горит.

Формально Ибрахан числился в резерве. После всего происшедшего яшкалинское руководство не очень торопилось в воспитательных целях предлагать ему какие-то ответственные посты. Надо, чтобы человек прочувствовал свою вину, переболел и предстал через какое-то время очищенным от скверны, которая опутала его на вверенном ему участке. Пусть на досуге — теперь ничем не ограниченном — он глубже осознает, где и на чем он поскользнулся, где и в чем дал промашку.

Конечно, легче всего свалить вину на исчезнувшего неведомо куда Булата. Да, Булат был натурой увлекающейся, и его нередко заносило в заоблачные выси. Но, по-честному говоря, Ибрахан считал, что задумка Булата была перспективной. При умелом и твердом руководстве из его затеи мог выйти толк. Значит, тут налицо определенная личная недоработка Ибрахана. От этого никуда не уйдешь…

После разыгравшейся бури в жизни Ибрахана как будто наступил штиль. Но затишье было кажущееся. В душе все кипело и клокотало. Он признавал суровое решение по его персональному делу вполне справедливым. Правда, трудно было примириться с мыслью, что вышиблен из номенклатурной колесницы, пусть даже временно, как он надеялся.

Первые дни он отсиживался дома. Стыдно было появляться на людях, неловко было смотреть в глаза тем, кого считал равными себе. Ему казалось, что прохожие отворачиваются от него, делают вид, что не знают его.

Когда кто-то из многочисленных друзей подходил к Ибрахану и искренне выражал сочувствие по поводу случившегося, ему чудилось, что это все показное, фальшивое. Но если кто не по злому умыслу, а по рассеянности проходил мимо и не здоровался с ним, он воспринимал это как удар.

Но сколько можно отсиживаться дома?! Согласитесь, весь день смотреть на постные и зареванные лица Ямбики и Миниры — не всякий выдержит.

Что делать, как убить медленно и томительно тянущееся время, пока тебя не призовет высокое начальство? Ибрахан уходил в лес. Там, на лоне природы, он обретал успокоение мятущейся душе.

Пусть нехотя опадающие листья и наводят на грустные аналогии… Да, и он, как опавший лист… Значит, ничего неестественного в его судьбе нет, значит, увы, таков суровый закон жизни — отжил свое и отделился от ветки…

Стоило Ибрахану, гуляя по лесу, заметить пробивающуюся из-под каменной глыбы травку, как он застывал, любуясь смелой травкой, которую не смущали никакие каменные преграды, которая хотела жить и будет жить! Какой наглядный и поучительный урок преподала травка — не пасовать перед трудностями, а настойчиво, несмотря ни на что, двигаться вперед и только вперед!

Зеленой травинки достаточно было, чтобы успокоить и приободрить Ибрахана, заставить его смотреть на будущее радужно. Как мало, оказывается, нужно человеку!

ВОЗРОЖДЕННЫЙ ИЗ ПЕПЛА ФЕНИКС

Наконец сегодня Ибрахану позвонили по телефону домой и пригласили к Аксакалу на большой разговор. Долгожданный вызов и обрадовал и испугал. Ибрахан рад был тому, что его не забыли, позвали в Голубой дом, и в то же время он понимал, что разговор предстоит далеко не приятный. Конечно же вызывали его не для того, чтобы вручить на серебряном блюдце конверт с решением о назначении на новый высокий пост. Так не бывает даже в современных сказках! Ибрахан шел в Голубой дом, никого не видя, ничего не замечая. На улице и на душе было сумрачно. Все небо заволокло дождевыми тучами.

Углубившись в невеселые мысли, он споткнулся о камень, очутившийся каким-то образом на его пути, неловко упал и распластался на земле. Хорошо, что рядом, откуда ни возьмись, появился Уркенбай — печальная знаменитость Яшкалы.

Поскольку Уркенбай остался как-то обойденным вниманием в первой части нашего повествования, мы считаем своим долгом хотя бы вкратце познакомиться с ним.

Портрет его потребует нескольких строк. Вообразите вылепленную из грязного и рыхлого снега бабу с поношенной шапкой, надетой набекрень в любую погоду — зимой и летом. На одутловатом спившемся лице выделялся большой с красными прожилками нос. Это был особенный нос: Уркенбай совал его во все, что бы ни происходило на улице, вмешивался в любой разговор, впопад или невпопад, вставлял реплики, не зная даже, о чем идет речь.

Уркенбай переехал в Яшкалу недавно, но за короткое время прослыл лодырем, летуном и многоженцем. Сменил четырех или пятерых жен и несколько мест работы. Человек без определенной профессии, он был многоотраслевым шабашником.

Уркенбай помог упавшему Ибрахану встать и стряхнуть с костюма пыль.

— И как он сюда снова попал, этот проклятый камень? — залопотал Уркенбай, чадящий дешевой сигаретой «Спорт». — Три месяца назад этот же камень чуть не лишил меня сына. Жена моя, которую я сосватал из деревни Туишево, тоже споткнулась об него. А она, надо вам знать, была на сносях. Хорошо, что удачно упала — на спину, иначе бы мой потомок не увидел бы белого света. И надо же было, чтобы именно вы, уважаемый Ибрахан, наткнулись на него!

То обстоятельство, что совершенно незнакомый человек, знающий его, помог в беде, несколько отвлекло Ибрахана от мрачных мыслей.

— Откуда ты меня знаешь, незнакомец?

— Как вас не знать?! Кто в Яшкале вас не знает? И вы меня знаете, только не признаете. Ведь это ваши ибрахановцы починили мою разбитую мотоциклетную тарахтелку, и я на ней привез молодую жену… Зверь, а не мотоцикл. Зря, совсем зазря их загубили… Ребята из Идыбысы были — во! Бедняга Родис попался и теперь безвинно жует за решеткой казенный харч. Хорошо, что Булат — умница, смазал пятки и дал дралы… А то, что Факай и Акоп сидят пока без дела, — им не повредит. Но вот за кого я рад — это за Ярмухамета. Так ему, толстопузому, и надо. Все под меня подкапывался: и жен я часто меняю, и на постоянную работу не устраиваюсь. Под меня яму копал, а сам в нее угодил. Таким не место в нашей милиции… За вас же, уважаемый Ибрахан, я спокоен. Перемелется — мука будет. Все обойдется…

Хорошо информированный о последних событиях утешитель начал раздражать Ибрахана. Мало того что он бесцеремонно бередил незажившие раны, Ибрахану не хотелось, чтобы его видели в обществе пьяного прощелыги. Чего доброго скажут: как опустился Ибрахан!

А Уркенбай не отставал.

— Дорогой Ибрахан, возьмите меня к себе на работу! — не переставая, канючил он. — Я, можно сказать, мастер на все руки… И слесарь, и плотник, и газовик… Не пожалеете.

— Но я же сам нигде не работаю…

— Сегодня не работаете, завтра будете работать…

— Вот тогда и придешь, — с трудом избавился от назойливого попутчика Ибрахан.

Ибрахан приближался к Голубому дому. Все чаще встречались знаковые. Обычно Ибрахан издалека шумно приветствовал их. Сейчас же, потупив взор, не останавливаясь, проходил мимо, избавляясь тем самым от неприятных расспросов.

В приемной сдержанно поздоровался с начальником строительного управления и директором консервного завода, они молча пожали ему руку.

Раздался звонок. Аксакал приглашал к себе Ибрахана. Смиренный, с наголо выбритой головой, покорно опущенными плечами, он переступил порог и закрыл за собой двойные двери, обитые дерматином.

Только через два часа покинул Ибрахан кабинет Аксакала… Раскрасневшийся, он и впрямь производил впечатление, будто ему основательно пропарили все до единой косточки. Никакие Сандуны не могли бы задать такую горячую парку и головомойку! Он вышел от Аксакала взмокший, но посветлевший, обновленный.

В древности, говорят, жила сказочная птица феникс. Она сгорает в огне и спустя сорок дней и ночей вновь возникает из пепла, обновленная, полная сил для новых высоких взлетов.

Вышедший от Аксакала Ибрахан всем своим видом походил на вновь возрожденного из пепла феникса. Бессознательно низко поклонился всем, кто сидел в приемной, а затем подошел к каждому и крепко пожал руку, как бы благодаря их за то, что с ним так снисходительно обошлись в кабинете. Всем было ясно: Ибрахан снова в седле! Как, в каком чипе, на каком участке — не так уж важно. Главное — уцелел, вернулся в номенклатурное лоно. Какой ценой далось это ему, не знал никто, кроме него, Аксакала и тех, кто был в кабинете.

Грозовые тучи, сгустившиеся над головой Ибрахана, рассеялись, Ибрахан быстренько выскочил на улицу.

Символично, что и на улицах Яшкалы разразился освежающий ливневый дождь. Выпятив грудь, Ибрахан гордо зашагал по мокрым улицам, не замечая дождя, не обращая внимания на лужи, дождевые реки. Ему навстречу, спасаясь от дождя, спешили знакомые.

— A-а, привет, дружище! — еще издалека басил Ибрахан.

О, как хотелось ему, чтобы теперь кто-то, невзирая на ливень, остановил его, расспросил, как дела. Но все бежали, спасаясь от дождя.

«Вот эгоисты! Каждый думает только о себе! Словно сахарные, боятся, что растают». И он зашагал еще быстрее, приплясывая и бодро напевая про себя: «Ля-ля! Ля-ля! Ляль-ля-ля».

Дома его с нетерпением ждали не только Ямбика и Минира, но и Ярмухамет. Бывший участковый отлично понимал, что сегодня у Аксакала решалась не только судьба Ибрахана: будущее Ярмухамета тоже целиком зависело от этого визита.

Промокший до ниточки, Ибрахан ввалился в дом и, не переодеваясь, обнял домочадцев.

— Можете поздравить!

Хотя на дворе дождь пошел на убыль, в доме Ибрахана стало сыро от пролитых слез. То были слезы радости: гроза миновала…

Ибрахан переоделся. Ямбика с Минирой принялись собирать на стол.

— Ну, дорогие мои! Итак, я снова на коне! Обмоем же копытца нового коня, что повезет нас вперед к новым успехам. Ярмухамет, снимай чалму с белоголовых бутылок!

Все ожили, от былой печали не осталось и следа. Сели за наспех организованный праздничный стол. Наполнили рюмки.

— Так за что же и за кого мы выпьем? — задал недвусмысленный вопрос Ярмухамет, желавший как можно скорее узнать, что его персонально ждет в ближайшем будущем.

Зеленоватые глаза хозяина дома хитро заблестели под нависшими черными бровями.

— А вы угадайте!

Но какие ни называли домочадцы учреждения и объекты, никто не попадал в точку. Особенно опростоволосился Ярмухамет, он называл самые высокие должности и посты, на которые Ибрахан едва ли мог претендовать после скандального провала с ИДБС.

— Нет у тебя чутья, Ярмухамет. Работа в милиции не пошла тебе впрок. Нюхом должен чувствовать, какая должность по моим способностям.

— Ну, не мучай нас, скажи сам! — взмолилась Ямбика.

— Какой участок у нас сейчас самый боевой? Производство товаров широкого потребления! Вот! И меня, как видите, бросили на этот ответственный участок — в промкомбинат.

Все захлопали в ладоши. Правда, Ярмухамет, надо честно признаться, хлопал в ладоши не так усердно, как остальные: он никак не мог сообразить, в качестве кого Ибрахану предстоит применить свои способности на промкомбинате. Однако все были счастливы, что черные дни миновали, и никто не задал лишнего вопроса, кем назначили в комбинат Ибрахана. Ну конечно же директором!

Поглощая закуску и осушая рюмку за рюмкой, Ибрахан открыл небольшую семейную пресс-конференцию.

Ярмухамет выпытывал мельчайшие подробности большого разговора в Голубом доме:

— Здорово песочили?

— И врагу не пожелаю… За два часа, что пробыл у Аксакала, я семь раз пропотел, семь раз меня окунали в ледяную воду. Какие каверзные вопросы задавали! Но я выстоял. Особенно старался меня поддеть, как вы догадываетесь, мой «заклятый друг» Хамза.

«Как вам, уважаемый Ибрахан, могла прийти в голову такая идея — оказывать гражданам медвежьи услуги в их отсутствие?» Я ему на это выдал. «Конечно, говорю, работать по старинке легче и проще. Никакого риску, никаких забот. Зачем голову ломать над новым, когда можно перенять опыт вчерашнего дня и уж в крайнем случае подражать столице. Идея ИДБС, говорю, сама по себе перспективная, но беда в том, что скомпрометировали эту идею сомнительные люди, вроде Родиса».

При упоминании имени Родиса Ярмухамет помрачнел: «Значит, о моем зятьке у Аксакала шел разговор. А как насчет ибрахановского зятька?»

— А про Булата что говорили? — не выдержал Ярмухамет.

— Говорили, конечно, но я взял все на себя.

«Значит, выгораживает своего», — подумал Ярмухамет и спросил:

— А потом?

— А потом я сказал Аксакалу, что вся беда ИДБС в том, что это движение родилось раньше времени. Конечно, когда у нас будут всюду умные машины вроде компьютеров, или как их там называют, то можно будет безошибочно учитывать запросы и нужды населения. Опять же заочно…

И тут Аксакал припомнил старую поговорку: «„Поспешишь — людей насмешишь“. За славой Ибрахан погнался. Лучше бы слава за вами гналась. А то получается дутая слава. Вот и Сандунами вы опередили время».

Я, как мог, защищался: «В Москве, мол, есть Сандуны, а нам, выходит, нельзя?» — «В Москве и метро есть, а оно не всюду пока строится». Ну, что я мог на это ответить? Если бы только Сандуны, куда бы ни шло, а тут выкопали еще старые грешки и выдали по большому счету.

Не желая вдаваться в дальнейшие подробности «пропесочивания» и головомойки у Аксакала, Ибрахан не упомянул о строгом предупреждении Аксакала: «Учтите, уважаемый Ибрахан, это последняя ваша ставка! Больше никаких поблажек и амнистий не будет. Даем последнюю возможность оправдать себя на работе. Если что, пеняйте на себя».

Когда Ибрахан закончил свой скорбный рассказ, Ямбика подошла к мужу, погладила по бритой голове и ласково произнесла:

— Бедненький, досталось же тебе! Теперь все будет хорошо. Работай, как все, и не увлекайся, знай меру!

— Теперь вам надолго урок будет, — сказал Ярмухамет. — Будете знать, как окружать себя жуликами. Я, помните, предупреждал вас, что Булат и Родис жулики, задержал их, а вы потребовали немедленно их выпустить.

— Выходит, ты знал, что Родис жулик, и выдал за него свою дочку. Вот потеха!

— Как было не выдавать, — взъелся Ярмухамет, — если Тинира слезами обливалась?!

— Ладно, ладно, не ссорьтесь, — утихомирила друзей Ямбика. — Сам же ты, Ибрахан, кричал: «Двойная свадьба! Ура!»

— Да-а, — вздохнул Ярмухамет, — для тебя все обернулось удачно… Ты снова на коне… Твой зятек тебе, выходит, не повредил, а мой сыграл со мной злую шутку. Ни за что ни про что хожу обездоленный, и не знаю, на каком я свете…

— Да ты, Ярмухамет, не горюй, пристроим и тебя…

— На промкомбинат?

— Будешь опять же начальником.

— Над чем начальником?

— Будешь начальником охраны комбината! Что, плохо звучит?

— Звучит-то ничего, да что там охранять?

— Имущество, станки, готовую продукцию.

— От кого?

— Как от кого? От воров и жулья. Работа, сам понимаешь, несложная.

— Да, — согласился Ярмухамет, — работа, что называется, не бей лежачего…

— Не в масштабе суть. Зато при деле будешь… А теперь давай по домам! А то день выдался какой тяжелый.

РАЗВЕ ЭТО КУМОВСТВО?

Прошло четыре месяца. Облетели листки календаря, облетели листья на деревьях. На смену осени пришла зима. Декабрьские морозы сковали землю, но жизнь в промкомбинате, куда перебросили Ибрахана, забурлила по-новому.

Основная производственная база находилась на окраине Яшкалы, а цехи саней и телег — в семнадцати километрах от города.

Первые дни Ибрахан болезненно переживал, что ему приходится «вкалывать» на отшибе, вдали от квартиры, вдали от городских организаций. Раньше он был у всех на виду. Встретишь, бывало, знакомого приятеля и на ходу, нет-нет, выпросишь дефицитных деталей или получишь оборудование сверх плана.

Теперь Ибрахан был предоставлен сам себе. Редко-редко заглянет на промкомбинат какой-нибудь инструктор или инспектор.

С одной стороны, как будто и лучше, никто тебя не дергает, не читает нотаций, не выговаривает, но с другой — варишься в собственном соку. Высокое начальство судит о тебе, о вверенном тебе участке только по сухим статистическим сводкам. А что скрывается за каждой строкой сводки, сколько бессонных ночей, сколько мытарств и нервотрепки, об этом никто и не догадывается.

Ибрахан работал за троих. Следуя старой поговорке: «Если Магомет не идет к горе, то гора идет к Магомету», он, не жалея обуви, обивал пороги всяких инстанций, выжимал дополнительные ассигнования, отвоевывал новое здание, буквально зубами вырывал новое оборудование. Словом, новоиспеченный директор показал, на что он способен: комбинат при нем зажил полнокровной жизнью.

Планы и по ассортименту, и по качеству выполнялись.

Все шло как по маслу, и, право, грех было сетовать на судьбу. Сиди себе спокойно на месте, пожинай лавры на скромном участке и не рыпайся. Так нет, все ему не сидится, все не по нем, какая-то черная кошка продолжала царапать ему душу.

Чего-то ему не хватало, а чего именно — он и сам не знал. Больше всего его угнетало однообразие, монотонность. Сегодняшний день как две капли росы похож на вчерашний, а завтрашний — точный слепок с сегодняшнего. Нет прежнего величия, прежней шумной жизни, когда ты и твои дела были средоточием всей Яшкалы. Уж слишком разителен контраст между тем, что было совсем еще недавно, и тем, что сталось с ним по воле злого рока!

Вслед за Ибраханом к месту его новой службы потянулся хвостик. Помимо Ярмухамета туда попали Факай и Акоп.

Предусмотрительный Ибрахан посадил их на такие участки, где им, при всем желании, не на чем было погреть руки. Ибрахан строго-настрого предупредил их: малейший сигнал, и он расправится с ними вплоть до предания суду. Вместе с ними в комбинат были приняты и другие сослуживцы. И, конечно, среди них Аклима — неизменный секретарь.

Старые работники промкомбината встретили Ибрахана и его соратников по ИДБС в штыки. То на дверях кабинета Ибрахана появлялась неизвестно кем нарисованная табличка «Сюрпризхан», то в городские организации сыпались анонимные и гласные жалобы с обвинениями в протекционизме и семейственности.

Ибрахан легко отбивался от этих обвинений.

— Когда меня назначали в промкомбинат, то говорили, что это ответственный участок трудового фронта. А на фронте как? — убеждал Ибрахан вышестоящих товарищей. — Я — командир и должен знать тех, с кем иду в разведку, с кем иду в атаку. За всех, кого я принял на работу, я отвечаю. А то, что у них были отдельные грешки, так это же родимые пятна, так сказать, пережитки прошлого. Наш долг помочь им избавиться от них.

СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ИЛИ…

Городские организации предоставили Ибрахану полную свободу действий. И он стал действовать. Прежде всего ему пришлось сломать сопротивление кучки приверженцев ушедшего на пенсию директора и сторонников главного инженера Кужахмета Альмухаметова.

С первых же дней пребывания на новом посту Ибрахан смутно почувствовал со стороны главного инженера какую-то глухую неприязнь. Возможно, Альмухаметов сам метил в директора.

Он работал здесь несколько лет, кончил строительный техникум, знал свое дело и вправе был надеяться на то, что именно он займет кабинет директора.

Внешне Альмухаметов как будто аккуратен, исполнителен. На летучках выступал коротко, но непомерно резко. Ему ничего не стоило публично покритиковать на собраниях указания начальства и настоять на своем.

«Так долго продолжаться не может, — решил Ибрахан. — Нельзя, чтобы я пел на один мотив, а главный инженер гнул в другую сторону и пел совершенно другую песню».

Ибрахан пришел сегодня на работу с твердым намерением раз и навсегда внести ясность в отношения на командной вышке.

Он предложил Аклиме немедленно разыскать Альмухаметова.

Тот явился прямо из цеха, явно чем-то недовольный.

— Что случилось? — Главный инженер, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло. — От работы отрываете. Не вовремя вызываете…

— Позвольте мне судить: вовремя или не вовремя. Раз вызвал, значит, по делу.

— Дела решаются не в кабинетах, а на производстве, в цехах. Из-за пустяков часами просиживаем у вас. Мы же утром обо всем договорились на планерке. Что изменилось за несколько часов?

Разговор принимал острый характер. Ибрахан вскипел и оборвал Альмухаметова:

— У вас все? Теперь задам вопрос я. Знаете ли вы, уважаемый товарищ Альмухаметов, что такое оркестр? — Ибрахан подчеркнуто произнес слово «товарищ», давая понять, что беседа носит сугубо официальный характер.

— И для этого, собственно, вы меня вызывали? Думаете организовать самодеятельный оркестр? Но об этом можно было поговорить и в другое время.

— Изволите шутить? Мне не до шуток! Итак, я спрашиваю, имеете ли вы представление об оркестре?

— Имею, и довольно полное. Сам дул в трубу… — У Альмухаметова определенно иссякало терпение.

— Меня не интересует, куда вы дули и почему продулись… Кто, по-вашему, руководит оркестром?

— Что за вопрос? Даже ребенок знает: дирижер…

— Что из этого следует? Следует то, что вы, как главный инженер, у нас на комбинате исполняете роль дирижера. Или, по крайней мере, должны исполнять.

— На что намекаете?

Накал делового разговора нарастал.

— Я спрашиваю, почему руководимый вами оркестр играет вполтона, и игра его в городе не слышна? Музыканты все какие-то сонные, и вы, дирижер, дремлете вместе с ними.

— Ваши заявления беспочвенны. Планы выполняются. Даем нужную продукцию. Люди работают…

— В Яшкале все работают… А возглавляемый мною, Ибрахановым, комбинат должен работать лучше всех! Должен всем задавать тон, играть первую скрипку в общегородском оркестре… Слава о нашем комбинате должна греметь за пределами Яшкалы, по всей республике…

— Извините, но вы, кажется, уже прогремели…

— Моя прошлая деятельность вас не касается!..

— Еще раз хочется прогреметь? Пожалуйста! Но без меня.

— Это как понимать? Как заявление об отставке?

— Понимайте, как хотите… Я себе работу найду.

— А я кадрами не разбрасываюсь… Я ценю специалистов, учусь у них. И весь сегодняшний разговор, если хотите знать, я затеял исключительно для того, чтобы мы с вами, директор и главный инженер, выработали единую платформу, единый план совместных действий. Вам угодно заключить договор о сосуществовании?

— Скорее всего вы имеете в виду договор о ненападении и невмешательстве в дела друг друга? Что ж, я не против. Только текст договора за вами. У вас это лучше получится… Гонорар за публикацию договора в «Крокодиле» и «Хэнэке»[8] будет причитаться исключительно вам. Я на него не претендую…

— Мне все понятно! — Ибрахан смерил презрительным взглядом главного инженера.

— Будем считать наш разговор не состоявшимся. Сама жизнь внесет поправки в наши отношения.

ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО ЗЯТЯ

Ибрахан все чаще ловил себя на том, что ему для взлета, для масштабности не хватало Булата. Светлая голова зятя, нашпигованная дерзкими, но заманчивыми идеями и проектами, что-нибудь непременно да придумала бы. Он несомненно нашел бы верное противоядие против застоя и серости, в которой пребывал сейчас Ибрахан и подведомственный ему комбинат. Опираясь на Булата, он чувствовал бы себя увереннее и сумел бы противостоять апломбу Альмухаметова.

Но Булат раз и навсегда изгнан из сердца. Его письма уничтожались непрочитанными тут же на месте, как только почтальон их приносил.

Булат стал писать Минире. Взывал к ее чувствам, клялся в вечной и чистой любви.

Узнав о переписке дочери с изменником и ренегатом, Ибрахан разгневался и пригрозил Минире, что выгонит из дома, если та не прекратит переписки. Тогда Минира стала получать письма на почте, до востребования.

Напрасно Ибрахан вытравлял из памяти, из сознания образ зятя, напрасно умоляли дочь и супруга сменить гнев на милость и разрешить Булату вернуться домой, к любящей жене, которая места себе не находит, тает на глазах.

— Этому не бывать! — пресекал подобные разговоры Ибрахан.

Напрасно верная супруга Ямбика ссылалась на давние традиции:

— С кем сошлась твоя дочка, с тем и волосы должны быть сплетены на веки вечные. Даже если суд приговорит, — а его не за что судить, — даже если суд приговорит его в тюрьму, Минира, верная клятве, будет безропотно ждать своего мужа.

И на это Ибрахан неизменно отвечал:

— Этому не бывать, пока я жив!

Ибрахан запретил упоминать даже имя своего бывшего сподвижника по ИДБС. А сам, против воли, возвращался к мысли о том, как было бы хорошо, если бы рядом с ним был Булат… И потому все заклинания носили чисто показной характер. Булат, явись он сейчас с повинной, мог бы рассчитывать на помилование, на амнистию. Ибрахан ясно представлял себе картину встречи с блудным зятем и тут же прогонял это видение, как нечто несусветное, как наваждение.

Однажды зимним вечером Ибрахан вернулся с работы домой. На пороге отряхнул с себя снег, веничком очистил валенки и, предвкушая сытный ужин, а затем приятный отдых у телевизора, вошел к себе в квартиру. Вошел и не поверил своим глазам. Перед ним стояли Ямбика с Минирой в обнимку с Булатом, осунувшимся до неузнаваемости, в потрепанном костюме. Точнее, то была тень бывшего когда-то в зените славы и могущества, неотразимого сердцееда, вдохновенного оратора, способного одним жестом, двумя-тремя словами загипнотизировать кого угодно и заставить подчиниться своей воле любого человека.

Ибрахан решил, что ему померещилось.

— Сгинь, шайтан!

Но шайтан не исчезал. Ибрахан, честно признаться, растерялся и не знал, как себя повести. Его охватил гнев: блудный зять осмелился явиться в оскверненный и преданный им дом. Густые брови сошлись и обвисли, глаза налились кровью, в них загорелся зловещий огонек:

— Изволил вернуться, соколик?!

— Вернулся, если примете с повинной, — не своим, глуховато-пришибленным голосом заговорил Булат, покорно склонил голову перед Ибраханом и подал руку, но она повисла в воздухе.

— Трусам руки не подают! — разразился гневной тирадой Ибрахан. — Подло струсил перед каким-то фельетонистом. Меня на съедение, а сам в кусты! Вот это да! Исключительный был сюрприз! И у тебя еще хватило наглости явиться ко мне в дом?! — С трудом сдерживая себя, Ибрахан прошел в гостиную и всем грузным телом повалился на диван.

В этот миг из комнаты Миниры раздался душераздирающий крик:

— А-а-а!..

Ибрахан, Ямбика, Булат выбежали на крик. Бледная Минира, разметав волосы, билась в истерике, неистово выкрикивала какие-то непонятные слова, рвала на себе платье…

— Опомнись, доченька! — пробовал Ибрахан успокоить дочку. Но чем больше утешал, тем громче она кричала:

— Уходи! Ты не отец! Ты убийца моего ребенка!

Ямбика бросилась к дочери и подлила масла в огонь:

— Вот до чего ты довел единственное дитя!

— Да перестаньте! — взмолился Ибрахан. — Булат, подай воды!

Минире дали валерьянки, она немного успокоилась. Тут пришел черед Ибрахана уточнять:

— Какого ребенка я загубил?

— Того самого, что ношу под сердцем… — Минира метнула гипнотизирующий взгляд на Булата, как бы говоря: «Молчи, все потом объясню».

Новость о том, что он скоро станет дедушкой, сперва ошеломила, а потом обрадовала Ибрахана. Только бабушки и дедушки поймут Ибрахана, его радостное волнение. Он уже видел себя укачивающим внука (не внучку, а непременно внука), явственно ощущал, как внучонок карабкается к нему на колени и просит рассказать сказку.

Нет, эти переживания ни с чем не сравнить! Вот и выходит: хочешь не хочешь, а с отцом будущего внука надо мириться, у внука должен быть родной отец, а Минира не должна быть горемычной матерью-одиночкой!

— Садись! — глухо бросил Ибрахан Булату.

Тот, словно бедный родственник на приеме у богатого дядюшки, присел на краешек стула. Булат не узнаваемо изменился, от былого щеголя не осталось и следа.

— Чего такой бледный? — спросил Ибрахан. — Не сладко, наверное, жилось на чужбине, без нас?

— Жить можно везде, — последовал ответ, — но мне было худо без Миниры. Второй такой не сыщешь нигде… И без вас худо…

— Брось заливать. Мы не дети… Где болтался-шатался? Что еще натворил?

— Не суди его так строго, — вмешалась Ямбика, — нам-то вместе жить.

— А ты не суй бабий нос в мужской разговор. Когда нужно будет, тебя опросят… Жить ли нам вместе или врозь — мы еще посмотрим… Ну, чего надулся, как сыч, и молчишь, как пень.

— В разных бывал я переплетах, — стал исповедоваться Булат. — Никакой черной работы не чурался. Даже культурником работал в домах отдыха. Развлекал отдыхающих…

— Я себе здесь наживал инфаркты, а он, видите ли, развлекался… — со злорадством заметил Ибрахан.

Тут Ямбика снова включилась в разговор:

— Хватит его грызть! Садитесь ужинать. Давайте выпьем за возвращение нашего зятя! — предложила Ямбика. — Хорошо, что ты вернулся, сын мой!

— Неуместными благодарностями ты только портишь человека, — огрызнулся Ибрахан. — Ему бы на своем горбу узнать, почем фунт лиха… Поехал бы с Минирой куда на стройку, начали бы жизнь с одного-единственного самовара и каравая хлеба, как мы с Ямбикой, тогда бы ценили жизнь, какая ни получилась.

— Ну и поедем, — весело затараторила ожившая Минира. — Завтра же уедем. Не правда ли, Булат? Не помрем… Все работают, все живут.

На глаза Ямбики навернулись слезы. Она высвободила руку из-под передника, вытерла их.

— Никуда не поедете. Не для того копили мы добро, чтобы единственная дочка мыкалась где-то на чужбине…

— Вот, вот, так ты ее и испортила, а он, твой любимый зятек, совсем доконал. Вдобавок и меня поставил под удар…

После постных недель и месяцев Булат уничтожал выставленные на столе блюда с волчьим аппетитом. От выпитого немного осмелел и заговорил с Ибраханом не как виновник его невзгод, а как равный с равным, как пострадавший от капризов фортуны.

— Я для вас на все был готов… Хотел, чтобы вы как можно скорее вернулись на номенклатурную орбиту… не моя вина, что нас не поняли, что попался Родис — проходимец и жулик, на котором пробы негде ставить…

— Да что там прошлое ворошить. Недаром говорится: кто прошлое помянет, тому глаз вон, — опять вмешалась Ямбика.

— А кто забудет прошлое, тому оба глаза! — не унимался Ибрахан. — Прошлого забывать нельзя. Жизнь — великий учитель. Нам с тобой, зятек, она поставила двойки. Скажи-ка, милый, как жить-то будем?

— Мудрые слова вы сказали, дорогой тесть! — захныкал Булат. — Жизнь — она мучит, но она и учит…

— Где работать собираешься?

Булат, еще не так давно блестяще игравший роль рыкающего льва, мгновенно преобразился в покорного ягненка, послушного, робкого, едва только начавшего ходить со стадом. Он не стремится к высоким должностям. Ему бы скромное, тихое местечко, будет вести себя тише воды, ниже травы. Ему многого не надо. Был бы честно заработанный кусок хлеба, да любимая жена рядом, и любимые родители…

— Ну что ж, желаю тебе удачи! — прикрывая ладонью зевок, произнес Ибрахан и, на ходу раздеваясь, направился в спальню.

Ему хотелось поскорее забыться и исцеляющим сном заглушить острые впечатления дня.

Но сон не принес Ибрахану избавления от терзавших его дум.

Как быть с Булатом? Уговорить его уехать в другой город? Тогда с ним уедет и Минира. А этого не допустит Ямбика, она не переживет разлуки с любимой доченькой. Да и сам Ибрахан только на словах мог посоветовать дочери поехать на новостройку?

Как отпустить от себя единственную дочь?

Устроить Булата куда-либо в Яшкале? Но кто примет его с подмоченной репутацией? Взять его к себе в промкомбинат на техническую должность? Это значит — дать недругам и злопыхателям повод для досужих разговоров и сплетен. Навешают собак, не отобьешься потом ни за что.

Ибрахан долго ломал голову над этой казавшейся ему неразрешимой проблемой и не мог прийти ни к какому определенному выводу. Кто бы мог дать ему дельный совет? Прежде всего, разумеется, сам Булат. И Булат посоветовал.

— В моих поступках даже генеральный прокурор не найдет состава преступления. Меня могут упрекнуть в том, что я, дорогой тесть, будто бы пожелал погреться около вас в лучах славы. Допустим на одну минуту, что это так. Найдите мне в уголовном кодексе, который я знаю наизусть, параграф или примечание к нему, карающее за славолюбие. Ставлю тысячу рублей, которых у меня пока нет, что такого пункта в уголовном кодексе не найдете! У нас с вами, если вы себя уважаете и если вы мне хоть чуточку верите, есть один выход — пойти к Аксакалу и как на духу поговорить с ним о моем возвращении, рассказать, что я искренне раскаиваюсь, что мое сокровенное желание — честным и добросовестным трудом на пользу общества загладить свою невольную вину.

Ибрахан внимательно выслушал зятя и сказал:

— Ой, Булат, Булат! Почему твоя пока еще не совсем седая, но уже многодумная голова не всегда повернута в нужную для нас сторону? У тебя не голова, а настоящая сберегательная касса всяких ценных идей и начинаний.

— Спасибо, дорогой папаша, за теплые слова в мой адрес.

Ибрахан побывал у Аксакала и выложил откровенно все обстоятельства, связанные с возвращением Булата в Яшкалу.

Ибрахан собрал у себя в кабинете управленческий аппарат и инженерно-технических работников и поставил на повестку дня один вопрос: «Заявление Булата Барыева о приеме на работу в промкомбинат».

— Я мог бы, — заявил Ибрахан, — своей властью отдать приказ о зачислении товарища Барыева на работу. Но тут есть два обстоятельства. Фамилия Барыева упоминалась в фельетоне «Пузыри славы», который многие из вас, наверное, читали. К слову, в фельетоне товарищу Барыеву ничего незаконного не инкриминировалось. Его поступки не подсудны. Вместе с тем я не могу единолично оформить его прием на работу, поскольку он приходится мне родичем. И чтобы потом не обвинили меня в семейственности, я выношу этот вопрос на совещание нашего актива. Как мы решим, примем или нет?

Слово взял Факай.

— У нас каждый гражданин имеет право на труд. Булат Барыев не лишен этого права. Паспорт, трудовая книжка у него в порядке. Если мы примем его к себе в комбинат, то коллектив берет его как бы на поруки, то есть обязуется его перевоспитать, поможет освободиться от недостатков, за которые он подвергся критике в известном фельетоне. — И, обращаясь к Булату, спросил: — кем хотите у нас работать?

— Кем угодно. Согласен на любой участок. Самый трудный. Даю слово работать честно, по-ударному, перевыполнять норму.

Поскольку желающих выступать больше не было, тут же в кабинете Ибрахана главный инженер Альмухаметов подписал приказ о зачислении Б. Барыева в производственный цех формовщиком кирпича. Так начался новый этап в жизни Булата — неистощимого фантазера и комбинатора.

Добровольной явкой в Яшкалу, в дом Ибрахана, он сам приговорил себя к бессрочным исправительно-трудовым работам…

Труд облагораживает человека, труд перевоспитывает человека, свернувшего с правильного пути. Все, кто знал Булата по комбинату бытового обслуживания, по ИДБС, диву давались: такая разительная перемена произошла с ним.

Он буквально горел на производстве, приходил раньше всех, уходил последним. Он весь отдавался работе с какой-то неистовой яростью, азартом. Он не знал, что такое перекур, что такое минуту просидеть без дела. Иногда это походило на самоистязание. В любую погоду — в дождь и слякоть, в пыль и снежную пургу — Булат всегда был на трудовом посту, служа примером для всех окружающих. Буквально за два-три дня он овладел профессией формовщика. Главный инженер не мог нахвалиться Булатом.

Долго держать Булата на таком, по существу, примитивном процессе Альмухаметов счел нецелесообразным и перевел его на обжиг. Тут он быстро овладел искусством обжига кирпича.

Тот же Альмухаметов доверил Булату заменить заболевшего мастера. Из кирпичного цеха Булат был переведен в столярку. И здесь за короткий срок показал себя с лучшей стороны. Оно как будто нехитрая штука — сколотить стол или стул, но и на этом участке Булат проявил сноровку и художественное чутье.

Столярка стала выпускать мебель по эскизам Булата.

В торговых точках мебель эта пользовалась усиленным спросом:

— Нам бы столы новой модели…

Альмухаметов пытался остудить производственный пыл Булата: человек не семижильный, не автомат — таких темпов долго не выдержит, свалится. Кому от этого будет прок!

И Минира с Ямбикой ругали, увещевали его: пожалей себя, не доведи до изнурения. На все следовал короткий категорический ответ: «Так надо!»

Сообщения о подвижничестве Булата ласкали слух Ибрахана. Он отлично понимал, что держать его на низовой работе нецелесообразно и просто несправедливо.

Человек самоотверженным трудом замолил грехи, оправдал себя во всех отношениях. По трудовым заслугам ему и честь, и место.

Пора передвинуть зятя куда-нибудь повыше, хотя бы на одну ступенечку. Но как бы это провернуть, чтобы не видна была его, ибрахановская рука? Инициатива должна исходить от постороннего человека, иначе директора обвинят в кумовстве. Кто же мог бы сказать тут веское слово? Конечно, Альмухаметов — непосредственный начальник Булата.

Хвалить на всех перекрестках Булата он хвалит, но дальше похвал что-то не идет. Значит, надо подсказать, намекнуть, сделать дипломатический ход.

При очередной встрече с Альмухэмстовым Ибрахан завел разговор.

— Не щадите вы себя, товарищ главный инженер! И кирпичное производство на вас, и столярка с широким ассортиментом. Вам не мешало бы заиметь парочку помощников. Ну, парочку нам, пожалуй, не утвердят, но об одном я почти уже договорился.

Альмухаметов удивился внезапному приступу директорской доброты: с чего бы это? Что за этим кроется?

— Не возражаю, давайте мне помощника по столярке.

Ибрахан наморщил лоб от напряжения:

— Кого бы вы посоветовали?

— Не знаю. Я, признаться, над этим не задумывался.

— Давайте вместе продумаем, обсудим, кто бы мог подойти.

Ибрахан стал загибать пальцы, перебирая на память возможные кандидатуры: этот хоть и способный, но малость заливает за воротник, тот не пьет, но не потянет. Этот еще молод, тот малоинициативен.

Все пальцы на обеих руках были уже загнуты, а ни одной подходящей кандидатуры не нашлось.

— Казалось бы, народу хоть отбавляй, а вот выдвинуть на руководящую работу некого. Не тот, так другой изъян, — сокрушался Ибрахан.

— А мы что — без изъяна? — спросил Альмухаметов, исподлобья наблюдая за директором.

— Да, да, — не стал перечить Ибрахан, — и мы не чистенькие, как стеклышко. Ну, и что из этого?

— Ничего. Констатирую факт, — спокойно ответил Альмухаметов.

— Констатировать, как видите, легко, а выдвинуть кого-то вам в помощники — не так-то просто.

— Надо подумать. Одним махом не решишь…

Но Ибрахан не собирался откладывать решение кадрового вопроса на отдаленное будущее. Как бы прижать Альмухаметова и подвести окольными путями к единственно верной кандидатуре — к Булату. Но главный инженер сам, видимо, не проявит инициативы.

— Не будь Булат моим родичем, — перешел Ибрахан в лобовую атаку, — порекомендовал бы его. Но опять же при непременном условии, что вы будете твердо руководить им, держать в ежовых рукавицах, не давая никаких поблажек.

— Вам виднее, — ответил главный инженер, глядя куда-то в окно, — вы директор, ваше слово решающее.

— Следовательно, вы не против?

— Возможно, я и ошибаюсь, но вроде бы рановато и не совсем удобно.

— Но вы ведь не станете отрицать, что за последние месяцы Булат показал себя с самой лучшей стороны. Да и вы сами его не раз хвалили.

— Хвалил, не отрицаю. Хвалил как кирпичника, вдумчивого столяра… При желании он может…

— Стало быть, вам надо только крепко держать его в узде. Вот и договорились.

На том и разошлись. На другой день Ибрахан заготовил на подпись Альмухаметову приказ о назначении Булата помощником главного инженера по столярке.

— Мне, сами понимаете, подписывать неудобно…

Припертый к стенке главный инженер нехотя подписал приказ, но добавил одну строчку: «С испытательным сроком».

Ибрахан криво усмехнулся и — делать нечего — отдал должное административному опыту Альмухаметова.

Так Булат Барыев вновь был запущен на руководящую орбиту по промкомбинату.

Новое назначение давало Ибрахану возможность чаще видеться в деловой обстановке с Булатом, при случае оперативно советоваться с ним.

В этих советах он испытывал все большую нужду…

Дополнительная приписка в приказе об испытательном сроке устраивала и Ибрахана, он сразу смекнул: Булат, бесспорно, выдержит испытание. И признать это придется не кому иному, как тому же Альмухаметову.

Совершенно излишне говорить о том, что так оно и случилось.

Светлая голова Булата, острый взгляд схватывали на ходу основные моменты и тонкости технологического процесса.

На что другому понадобился бы месяц, Булату достаточно было одной недели. Это стало очевидным для всех и для Альмухаметова — против истины не попрешь, и главному инженеру ничего не оставалось, как подписать приказ о зачислении Булата своим помощником по столярному цеху — окончательно и бесповоротно.

ЧИТАТЕЛЯ НАДО ЩАДИТЬ

Читателя надо уважать. Иные писатели забывают, что перед ними не стрельбищный полигон, где производится опытная пристрелка нового оружия, а живой человек с сердцем, умом, памятью. Забывают эту простую истину и обрушивают на него сенсационные новости, невероятные ситуации, оглушающие и ошеломляющие неожиданности. Отсюда по меньшей мере нарушение сердечной деятельности, аритмия, стенокардия, бессонница, потеря аппетита и много других явлений, превращающих еще вчера нормального человека в полуинвалида.

Читателя надо беречь и щадить. Исходя из этих гуманных соображений, автор решил загодя подготовить читателя к появлению на горизонте старого знакомого Шагея.

Если читатель помнит, бабай дал слово, что ноги его не будет в комбинате бытового обслуживания. А Шагей-бабай — человек слова. В комбинате бытового обслуживания, хоть там и переменились действующие лица, старика мы больше не встречали.

Но при этом, прежде чем осуждать поведение Шагея, примите во внимание, что Яшкала — городок слишком маленький.

Так что, когда Шагей решил воспользоваться своим правом, правом пенсионера, и поработать два месяца в году, то учреждения, где он мог бы осуществить свой замысел, оказались буквально наперечет: раз, два — и обчелся. Поневоле, как бы этого Шагею ни хотелось, ему пришлось постучаться в промкомбинат.

Шагей долго откладывал визит к Ибрахану: то разросшийся у его дома цветник нуждался в подкормке, то у одной из своих хохлаток в солидном птичьем поголовье он обнаружил на левой лапке непонятную мозоль.

И вот однажды Шагей-бабай решился отправиться на поклон к Ибрахану. Встречен был без особого энтузиазма, да он на него и не рассчитывал.

Ибрахан принял его вежливо, но сухо.

— У меня для вас, бабай, легкой работы нет.

Старик возразил, что легкой работы не ищет, что может по старинке, по кузнечной части, может и по другой.

— Просто хочется кости поразмять. Руки по настоящей работе соскучились…

— Давно кляуз не писал? — поддел его Ибрахан.

— Напраслину возводишь… Клянусь седой бородой, никогда этим не грешил.

— Так я тебе и поверил. — И чтобы не было намека на злопамятство, Ибрахан предложил старику заглянуть через недельку. Может, что и появится.

Но обстоятельства сложились так, что Шагею не пришлось ждать недели — за ним прислали из комбината гораздо раньше.

К этому приглашению непосредственное отношение имели двое. Не удивляйтесь, не падайте в обморок!

Первопричиной вызова бабая в комбинат была Ямбика — боевая подруга Ибрахана. И уж на последующих этапах активную роль сыграл Булат.

Хронологически события развертывались так.

Однажды за обедом Ямбика в присутствии Булата, не вынимая рук из-под фартука, посетовала мужу на то, что у нее раскололась скалка, обыкновенная деревянная скалка — примитивное деревянное орудие домашней кухонной техники. Сунулась в магазин, а там скалки не оказалось и не помнят, когда она была в продаже.

Теперь Ямбика вынуждена раскатывать тесто для пирогов и пельменей бутылкой из-под «Столичной».

— И не стыдно тебе, дорогой муженек, смотреть в глаза домашним хозяйкам? — сказала она Ибрахану. — Директор такого комбината, а простой скалки не можете изготовить!

Ибрахан пропустил мимо ушей сетования жены: ему не впервые слышать ворчание Ямбики на нехватку того или другого. Хорош директор, если он на поводу у своей драгоценной супруги!

По-иному отнесся к исчезновению в торговой сети скалок Булат. Своим хищным носом он учуял здесь богатые перспективы.

От имени несуществующей домашней хозяйки он написал слезное письмо в яшкалинскую газету. Оттуда переслали письмо в торг. Вскоре пришел ответ: «Скалок действительно нет, когда будут — неизвестно. Завод, изготавливающий скалки, стал на ремонт».

Булат мгновенно смекнул, что тут пахнет жареным. Свято место пусто не бывает. Один завод выбыл из строя, его заменит с лихвой другой. Точнее, его заменит столярный цех яшкалинского промкомбината!

Надо только ковать, пока горячо…

Творческая мысль Булата заработала на полную мощность. Но тут же он поймал себя на том, что времена теперь другие и ему не так легко будет пробить свою многосулящую идею.

Главный инженер Альмухаметов встретил предложение Булата более чем равнодушно. «Новая спецификация — новые заботы, новые хлопоты. Хватит мороки с тем, что у нас уж есть… И вообще новый ассортимент — это компетенция директора»…

Оперируя справкой из торга об отсутствии в продаже скалок, Булат насел на тестя-директора:

— Надо воспользоваться благоприятной конъюнктурой! И чем скорее… Наладив массовое производство скалок, мы тем самым заставим говорить о себе и в городе, и в районе: «Кто ликвидировал голод на скалки? Промкомбинат! А кто возглавляет комбинат? Ибраханов? Молодец!..»

Но решил дело следующий убедительный аргумент:

— А главное, мы утрем нос зазнавшемуся директору торга Хамзе! Ему прекрасно известно об отсутствии в продаже скалок. А что он предпринял? Ровным счетом — ничего! Палец о палец не ударил…

Желание как-нибудь посрамить Хамзу оказалось превыше всяких доводов.

— Даю свое «добро», — уступил Ибрахан, — но одно железное условие — никакого шума, тихо, солидно…

— Вот именно без шума… Пусть наша скалка будет обухом по голове Хамзы! Вот это будет для него сюрпризик! — довольно потирая руки, произнес Булат. Но Ибрахан тут же остудил горячую голову зятя:

— Опять сюрприз? Никаких сюрпризов! Заруби себе на носу: мы делаем все во имя и ради наших женщин, чтобы облегчить их тяжкий труд. Уяснил? Ты лучше скажи, как технически осуществишь производство скалок?

Булат был готов к этому вопросу и обстоятельно изложил свой план.

На складе среди ненужного хлама он обнаружил несколько старых заброшенных токарных станков. Превратить их в действующие агрегаты совсем несложно, затраты копеечные.

— Предположим, — перебил Ибрахан. — Но как ты решишь проблему квалифицированных кадров? Где раздобудешь в наших краях?

— Опять же чепуха на постном масле! Я придумал небольшое приспособление, маленький шпинделек — и станок превращается в полуавтомат. С ним управится любой пенсионер.

— Не увлекаешься? Смотри мне…

— Повторяю, со станком управится любой пенсионер. Даже такой слабак, как блаженной памяти Шагей!

— Не радуйся, он жив-здоров и легок на помине… Только вчера приходил устраиваться на работу…

— Вот его я и возьму на скалки…

— Смотри, не обижай его, а то он чуть что — в Уфу напишет…

— Я, наоборот, прославить его хочу, в передовики вывести. Век будет мне благодарен…

— Все равно предупреждаю… Не наломай дров!..

— Успокойтесь, папаша, дров не наломаю, а вот скалки — да, наломаю, и много… — отшутился Булат. — Значит, по рукам!..

— Э, нет… не торопись… Торопливость знаешь, хороша только при ловле блох. Я советую все-таки заключить с торгом договор на поставку скалок. Так будет вернее…

— Вот этого от вас никак не ожидал. Вы на две головы выше Хамзы. Надо себя уважать! Хамза знает адрес и мог бы обратиться к нам за подмогой. Но он, видите ли, гордый, не хочет унижаться, просить нашей выручки. Но мы тоже гордые… Был бы товар, а рынок сбыта всегда найдется. Мы поставим Хамзу перед фактом: скалки нужны? Нужны! Изволь платить, сколько надо… Так и только так мы поступим…

Ибрахан уступил. И тогда Булат стал разжигать костер для новой каши.

По приглашению Булата Шагей-бабай пожаловал в комбинат по-праздничному одетый, свежевыбритый, с тщательно остриженной каемкой бородой, освеженной одеколоном «Кармен». О прошлом, словно уговорились, ни слова.

— Итак, будем работать?

— Будем, — бодро ответил старик.

Булат провел с бабаем разъяснительную работу.

— У вас, уважаемый, хоть вы и в годах, котелок варит, — похвалил Булат. — А теперь вы должны осознать, на какой важный, можно сказать, участок вас выдвинули. Да станет вам известно прискорбное обстоятельство: в продаже нет скалок. Как на это посмотрят на Западе? Подумать только: Красноярскую ГЭС, крупнейшую в мире, построили, космос освоили, а с копеечной скалкой, выходит, не справились! Так ли это? Нет, справимся и со скалкой! И сделаете это вы, уважаемый Шагей-бабай! Вы со скалками выходите, так сказать, на передовые позиции! Вот как это понимать надо!

— Ты меня не агитируй. Я и без тебя соображаю, что к чему в мировом масштабе…

Булат объяснил старику немудреное устройство станка и несложный технологический процесс изготовления скалок: бригада рабочих будет подавать ему заготовки из чурок, а он, снимая стружку, обтачивая чурку до нужного размера, станет выпускать скалки.

— Приходите завтра, проведем пробный эксперимент!

— Зачем завтра, когда можно сегодня, — сказал Шагей: уж больно соскучился старик по живой работе. Быстро снял костюм, остался в одной майке и, выпятив худощавую впалую грудь, занял свой пост. Включили станок, и старик, хоть был неверующий, со словами «бисмилла!»[9] нажал педаль, и работа пошла…

Приклепленная к шпинделю округло отесанная чурка бешено закружилась. На какую-то долю секунды старик отпрянул от станка, испугавшись, видимо, невероятно быстрого вращения чурки. Не выдавая себя, быстро подвинул вперед прикрепленный к суппорту резец. Все на деле было не так страшно, как сперва почудилось бабаю. Из-под резца плавно потекла красивая сосновая стружка.

Старик сообразил, вовремя остановил станок и штангенциркулем измерил толщину будущей скалки: надо было снять еще самую малость. Через несколько секунд первая скалка, сработанная руками ветерана труда, пенсионера Шагей-бабая, стала готовой продукцией.

Старик оказался на редкость толковым, и его не много пришлось поправлять и поучать.

Назавтра Шагей пришел в цех, пожурил разнорабочих за то, что не приготовили чурок, негоже рабочий день начинать с перекура…

— Больно ты горяч! — заворчал один из рабочих. То был Уркенбай, на сей раз пока еще трезвый. Как было сказано выше, Уркенбай просился на работу в промкомбинат и устроился.

— Я, как разойдусь, работаю, как шайтан, за мной не угнаться… — признался бабай. — Не будем дожидаться начальства, давайте заготовки, не задерживай движение!..

Булату пришлась по душе такая производственная прыть и рвение пенсионера. В следующий раз он явился с секундомером в руках и прохронометрировал время, затраченное на одну скалку.

— Десять секунд! Молодец! — не скупился он на похвалы. — Но нужно еще быстрее.

— А как быстрее? И насколько быстрее? — забросал его вопросами старик.

Увы, и сам Булат этого не знал. Не знал и специально вызванный нормировщик: на изготовление скалок никаких норм не было!

— С такими нормировщиками, как ты, не то что до мировых стандартов, даже до Уфы не доберешься. Не можешь сообразить? На черенки норма есть?

— Есть! — обрадованно произнес нормировщик.

— Бери эту норму и помножь на три.

Наконец установили, что за час положено изготовлять десять скалок.

В первый день работы Шагей-бабай за восемь часов выдал «на-гора» сто двадцать скалок. Это, бесспорно, была большая трудовая победа!

Булат горячо поздравил старика:

— Вы даже не представляете, что сделали! Дело не в скалках! Хотя это тоже важно, и даже в международном масштабе. Но вы понимаете, что вы сделали для таких же, как вы, пенсионеров?! Вы доказали, что со станком могут управиться и старики! Мы немедленно сколотим из пенсионеров бригаду по изготовлению скалок. Ударную бригаду! Незачем отвлекать для этой цели высококвалифицированных специалистов.

Такую бригаду сколотили из довольно престарелых пенсионеров; к ним предъявлялось одно требование: они должны были обладать отличным зрением. Бригадиром был назначен Шагей.

Прошло несколько дней, и бригада бабая выполнила норму на двести процентов. Внутри бригады первенствовал опять-таки Шагей, который намного опережал остальных. Но не думайте, что этот рекорд дался ему просто. К концу рабочего дня старик буквально спал с лица, глаза ввалились, грудь вздымалась, как кузнечные мехи. Он обессиленно опустился на колени. Его немедленно подхватили и медленно, потихоньку, словно аргамака[10] после скачек, вывели во двор.

На свежем мартовском воздухе лицо рекордсмена постепенно ожило.

— Качать его! — предложил кто-то.

С криками «Ура!» и «Слава!» Шагея стали качать и невесомого, как пушинку, внесли в комнату мастеров, где заботами помощника главного инженера по столярному цеху был приготовлен обильный стол в честь двухсотпроцентного рекорда Шагей-бабай.

Обмывка шагеевского рекорда продолжалась до первых петухов. Благо, сюда прибежала встревоженная отсутствием отца дочь Шагей Гульгайша и увела домой бабая, захмелевшего от производственного успеха и от всего остального.

Всю дорогу Шагей бил себя в грудь и заплетавшимся языком хвастал:

— Видели абзыкая[11]? Куда молодым до меня! Вот как надо работать!

Пока Шагей и его бригада накапливали запасы дефицитных скалок, Ибрахан по настоянию Булата вызвал из Уфы художников для оформления Доски показателей, так как подобные высокие производственные успехи стыдно выставлять на обычный фанерной доске.

Открытие Доски показателей прошло торжественно, но скромно, без лишнего шума, как на том настоял Ибрахан.

Доска показателей действительно была достойна тех удивительных дел, какие свершали такие люди, как Шагей и члены его бригады. Инкрустированная лавровыми и дубовыми листьями, огромная доска играла на солнце голубыми и красными красками.

С появлением Доски внутрицеховое производственное состязание за лучшие показатели заметно расширилось.

В республиканской газете была напечатана острая критическая заметка «Почему в Стерлитамаке нет в продаже топорищ?». Заметка оказалась искрой, из которой в сердце Булата разгорелся неугасимый огонь нового начинания — доказать, что Яшкале близки нужды всей республики и, если того требуют чрезвычайные обстоятельства, Яшкала охотно пойдет на выручку далекому, но родному Стерлитамаку.

Так при столярке было налажено производство дефицитных топорищ. На этот не менее ответственный, чем производство скалок, участок были поставлены четыре пенсионера и дополнительная знакомая нам Минникунслу, пришедшая в комбинат не только затем, чтобы отработать для пенсии недостающий трудовой стаж. Немаловажную роль, как вы, надеемся, догадались, сыграло то, что тут уже работал Шагей, по которому она продолжала вздыхать.

Хотя топорища и скалки представляли собой и по фактуре и по трудности изготовления продукцию далеко не сходную, Булат все же организовал соревнование обеих бригад по количественным показателям: пусть у них будет стимул работать лучше, быть впереди.

Теперь нередко Шагей и Минникунслу возвращались вместе домой. Не было дня, чтобы между ними не возникали споры: что сложнее изготовлять — скалки или топорища, и вообще, что из них важнее в хозяйстве.

— Кому нужны твои скалки, да еще из сосны, — поддевала старика Минникунслу. — Тесто же сосновой смолой вонять будет.

— И такое говорит хозяйка? Ломаного гроша за тебя не дам! Пельмени любишь? Тукмас[12] любишь? Как же катать тесто без скалки? А то, что из сосны, начальство, видимо, знает больше тебя.

Горячий спор всегда кончался безрезультатно, но это не мешало спорящим всякий раз возобновлять его.

По дороге домой оба соперника подходили к Доске показателей и, хотя каждый прекрасно знал, как закончился у них рабочий день, все равно останавливались у нее и комментировали результаты. И опять разгорался спор: чей труд сложнее, чей труд почетнее.

Минуя проходную, Ибрахан сворачивал к столярному цеху и, выслушав краткий и маловразумительный рапорт Ярмухамета: «Все в порядке, никаких ЧП не было», направлялся к Доске показателей. С нее Ибрахан начинал рабочий день на комбинате, ею и заканчивал.

Сегодня к обычному служебному рапорту Ярмухамет прибавил важную для него семейную новость: «Тинира вышла замуж за проезжего шофера». Ибрахан поздравил старого друга и передал поздравления Тинире. «Все хорошо, что хорошо кончается, — подумал Ибрахан. — Меньше одной непристроенной красавицей станет в Яшкале. А то невесть что городят об аморальном поведении дочери бывшего старшины милиции после ареста ее муженька».

И сегодня Ибрахан по обыкновению направился к Доске показателей.

Подошел к ней и окаменел: Доска показателей есть, а показателей-то нет. Точно корова языком слизала. Голое место!

Ибрахан в ярости окликнул Ярмухамета и передразнил его:

— «Все в порядке! Никаких ЧП» Тебя для чего поставили? Для охраны, а на твоих глазах какие-то враги покушаются на показатели промкомбината. А ты хоть бы хны! Где рекордные проценты Шагей-бабая?

— Не знаю. Ворота всю ночь были заперты.

— «Заперты… заперты». Значит, преступная шайка с луны свалилась… Так понимать? Отдаешь себе отчет, что говоришь? Приказываю установить пост и наблюдать. Круглые сутки, пока не обнаружишь виновника. И с поста не отлучаться все двадцать четыре часа!

— Есть! Будет исполнено! — вытянулся в струнку Ярмухамет.

— Может, на кого имеешь подозрения? — спросил Ибрахан.

— Одного подозреваю… По пьяной лавочке мог такое учудить. Затаил обиду на вас, Ибрахан Сираевич.

— Кто же именно?

— Никто другой, как Уркенбай. Утром приходит, а из карманов торчат две бутылки. Я его не пускаю. А он: «Не имеешь права. Я трезвый, и по графику выхожу на работу, без опоздания».

А я ему: «Не положено со спиртным на производство. Как-никак горючее, огнеопасно к тому же».

А он ни в какую: «Ты покажи мне такую инструкцию, чтобы запрещалось. Нет ее и быть не может!» И прошел на территорию. Не стану же я применять физическую силу. А вечером уходил с комбината, так и высказался в открытую, потому как подвыпивший был: «Я твоего директора, можно сказать, из грязи поднял. А он в благодарность что? На черных работах держит. Своего зятька небось выдвигает. Ничего, придется ему еще раз, говорит, упасть, так я умнее буду, не подниму, пускай валяется…» Мол, не за ту работу вы взялись, что надо. Кому нужны эти скалки и проценты? Надо, мол, столы, стулья делать, а он проценты по скалкам гоняет.

Ибрахан пресек Ярмухамета:

— А сегодня он уже появлялся?

— Никак нет!

— Появится, проводи ко мне в кабинет. А у Доски все-таки пост установи.

Вскоре через проходную, дымя сигаретой «Спорт», проследовал Уркенбай. Ярмухамет был начеку и, вежливо взяв за локоть, повел за собой ошеломленного Уркенбая: ведь на этот раз он был трезв и без порочащих бутылок.

Ибрахан долго и безмолвно смотрел исподлобья на Уркенбая. Слышен был только стук директорского карандаша по стеклу на письменном столе. Уркенбай не выдержал томительной игры в молчанку и зарычал:

— За что?

— Ты сам подумай: «За что?» — спросил Ярмухамет. — Где был сегодня ночью?

— Как где? У жены, что посватал из Тюрюнтюйли.

— Врешь! — вскричал Ярмухамет. — Нам все известно! Лучше сознайся! Иначе… — Ярмухамет скрестил пальцы. Припертый к стене и боясь кары за ложные показания, Уркенбай сознался.

— Скажу… все скажу… вздохнул он. — Пока жена спала, которая из Тюрюнтюйли, ходил к прежней жене, которая из Туишева.

— А в комбинат не заходил?

— Ни к чему было…

— А кто, если не ты, стер проценты с Доски показателей?

— Да на кой они сдались мне?

— Это тебе знать… Смотри, если солгал… Проверим твои показания у обеих жен…

— Только у одной проверьте, что из Туишева. Если узнает та, что из Тюрюнтюйли, покалечит…

— Смотри, поймаем — плохо будет, — и с этими словами вытолкали Уркенбая из кабинета.

— Не спускать с него глаз! — приказал Ибрахан и отправился по цехам.

У Доски показателей был установлен трехсменный пост. Кроме того, ночью, не доверяя сменщикам, не смыкая глаз, дополнительно дежурил Ярмухамет. Он нервно переступал с ноги на ногу, вглядывался сквозь мартовскую ночь в ворота, откуда вот-вот, осторожно ступая на кончики носков, подкрадутся злоумышленники. Вдруг ночную тишину нарушил чей-то грубый топот. Ярмухамет разбудил своих соглядатаев.

Черный призрак превратился в чудовищного зверя, который, топая, вышел к циркулярке, к свету. Но что за наваждение: то была обыкновенная корова. Она понюхала воздух и, медленно переваливаясь, приблизилась к Доске показателей. Затем отступила на шаг назад, словно собиралась боднуть Доску, но почему-то передумала, неторопливо подошла к ней, вытянула шею и стала облизывать Доску из края в край.

Мы не станем описывать в подробностях боевые успехи доблестного воинства во главе с Ярмухаметом по поимке опасного преступника. Скажем лишь, что ловкость, мужество и личная отвага трех мушкетеров привели к желанной победе. Как преступница ни брыкалась, как отчаянно ни лягалась, как ни бодалась — и ногами, и рогами, — ей пришлось сдаться на милость победителям.

Если бы речь шла об обыкновенной корове со скромной, стандартной биографией, мы бы, во-первых, не уделили ей столько внимания, а во-вторых, честно признаемся, не поверили бы в то, что корова могла слизать показатели. Последнее обстоятельство вызывает вполне понятные сомнения. Ни в каких научных трудах, ни в какой специальной литературе нет прямых указаний на то, что в коровий рацион входит мел.

Но надо отметить, что корова, уличенная в слизывании показателей, была, так сказать, корова с богатым прошлым. История ее мытарств, блужданий могла бы дать писателю-анималисту богатый материал для большого производственно-бытового романа.

В далекие времена, на заре туманной юности, эта корова числилась в стаде колхоза «Светлый путь».

Будучи зампредрайисполкома, Ибраханов добился ее выбраковки: ее уступили ему за полцены. К сожалению, в доме Ибрахана ей не создали надлежащих условий, и она резко снизила надой молока. Это не помешало Ибрахану сбагрить корову в другой колхоз, содрав за нее втридорога. О махинациях Ибрахана с коровой каким-то образом стало известно в райкоме, ему влепили строгача. Но и в другом колхозе к корове не отнеслись по-человечески, она фактически была беспризорной, ее морили голодом. И вот тогда-то, как гласит легенда, корова по кличке «Айранбикэ» впервые согрешила: позарилась на клочок чужого сена. За это жена бригадира, кормившая свою собственную корову сладким колхозным сеном, огрела ее палкой по спине. Доведенная голодом до отчаяния, Айранбикэ жадно набросилась на изображенные на колхозной Доске показателей свеклу, картофель, кукурузу. Но увы, рисунки не утолили голода. Правда, рядом с рисунками были начертаны мелом какие-то цифры и кружочки — проценты. Хотите — верьте, хотите — нет, а корова с аппетитом слизала всю эту цифирию. Отощавшую, полуживую, ее отвели на пункт «Заготскота». Здесь ее обнаружила Минникунслу. Доброе женское сердце сжалилось над животным, и она выкупила Айранбикэ.

Почему теперь, находясь уже на попечении сердобольной и чуткой Минникунслу, корова снова пошла на преступление, остается неразрешенной загадкой. Мы не допускаем и мысли, что Айранбикэ сейчас плохо живется. Объяснить мотивы преступления мы не в силах: оставим это для будущей диссертации ветеринаров — тех, кто изучает аномалии в поведении животных. Нам же в данном случае важно констатировать любопытный, мы бы сказали, редкий в животном мире факт.

Минникунслу за плохой надзор за коровой оштрафовали, что вызвало, естественно, бурною реакцию с ее стороны.

— Чтоб у тебя вымя высохло! — проклинала свою подопечную хозяйка. — Я тебя от ножа мясника спасла, а ты позоришь меня на весь поселок. — Айранбикэ не поняла критических высказываний хозяйки, но покорно последовала за ней в поселок. История о том, как корова слизала цифры с Доски показателей, долго служила темой разговоров досужих кумушек. Вместе с тем она, эта необычная история, невольно привлекла внимание работников комбината к Доске показателей и к тому, что на этой Доске изображалось…

ТОВАР — ДЕНЬГИ — ТОВАР

Между тем горы скалок и топорищ росли буквально не по дням, а по часам, они заполнили заводской двор, склады. Пора было подумать о реализации готовой продукции.

— Сколько процентов?! Подумать только! А? Красота какая! Скалки словно жемчуг! — восхищался Булат.

На это следовала отрезвляющая реплика Ибрахана:

— Красота нужна в картинной галерее, а нам требуется рентабельность. Каждый рубль должен давать доход. Вот когда эта красота принесет доход, тогда я буду ею любоваться… Так нас учили на курсах политэкономии.

— Сбудем! Чего волнуетесь? Справка торга у нас в кармане, — самодовольно воскликнул Булат. — А какой заряд дали эти маленькие скалки всему комбинату! Этого никто отрицать не станет.

— Я и не отрицаю! Азарт был! Не спорю! Только смотри правде в глаза, зятек! — поучал Ибрахан Булата. — Увлекшись скалками и топорищами, упустили качество остальной продукции.

Ибрахан не уточнял, какая продукция имелась в виду. Но Булат отлично понимал, в чей огород этот камушек… Увлекшись скалками и топорищами, допустили брак при изготовлении мебели и кирпича. И за качество кирпича тоже нес ответственность Булат. Дело в том, что он, заменяя ушедшего в отпуск Альмухаметова, неведомо откуда выкопал какие-то данные, позволяющие вести ускоренный обжиг кирпича — вместо восьми часов за шесть. Из такого кирпича стали воздвигать на видном месте городскую водокачку. Альмухаметов по возвращении из отпуска не замедлил скомпрометировать нововведение Булата. В свою очередь Булат не остался в долгу и походя очернил Альмухаметова в глазах Ибрахана.

— Комбинат мог бы давать кирпич в больших количествах, да этот демагог Альмухаметов ставит палки в колеса и тормозит.

— Очень просто, охаивает почем зря кирпич ускоренного обжига. Мы, говорит, выпускаем не кирпич, а полусырец. Вот, говорит, обрушится какой-нибудь объект, зададут Ибрахану перца, не усидит на месте. И вообще у вашего, сказал, Ибрахана чего-то не хватает…

Лицо Ибрахана от сдерживаемого гнева мгновенно покрылось темно-бурыми пятнами.

— Я покажу ему, у кого не хватает…

Что именно он собирался предпринять, он и сам еще не знал. Но жажда мести обуяла его… Желая как-то разрядиться, Ибрахан переключился на другую тему:

— Что же это машин до сих пор нет?

— Начальник автохозяйства, — успокоил Булат, — обещал к полудню.

К ним подошел Акоп, одетый по-дорожному, с отросшей щетиной. Он собирался в дальнюю поездку и решил за время командировки отрастить бороду.

— Документы все захватили, Акоп Галибекович? — поинтересовался Ибрахан. Он отправлял Акопа в Стерлитамак с ответственным поручением — реализовать топорища. А если выражаться образно, Акоп ехал с миссией доброй воли, чтобы выручить попавших в беду жителей Стерлитамака, терпящих острую нужду в топорищах.

— Все в полном порядке! Ни один ревизор не придерется, — успокоил Акоп Ибрахана.

Комбинат попытался было реализовать топорища на месте, но магазин «Хозтовары» поскупился и приобрел всего пятьдесят штук. Что же делать с остальными? Письмо, отправленное в свое время в Стерлитамак, осталось почему-то без ответа, хотя к нему была приложена вырезка из республиканской газеты «Почему в Стерлитамаке нет в продаже топорищ?».

И вот теперь Акоп во главе автоколонны из семи грузовиков с топорищами отправляется в ответственный рейс с твердым наказом вернуться только со щитом и с туго набитым кошельком.

Погрузкой экспортной продукции руководил лично Булат. Кузова машин покрыли брезентом, дабы топорища не утратили в дороге своего отличного товарного вида и не пострадали от дождя и пыли. На передней машине над смотровым стеклом вывесили красочный транспарант: «ГАИ! Дай зеленую улицу! Важный госгруз!» А на борту последней, замыкавшей колонну машины Булат собственноручно начертал мелом: «Не уверен — не обгоняй!»

Ибрахан еще раз проверил документы Акопа и еще раз наказал:

— Звони каждый день! Не продашь в Стерлитамаке, гони в Салават, это рядом. Долго не колеси! Сам знаешь, с каким трудом добились мы этих автомашин…

Прощание было торжественно-грустным. Тучный Факай не скрывал, как горестно ему расставаться со своим дружком. Большим белым платком вытирал он слезы, невольно брызнувшие из глаз. Прощался с Акопом, будто расставались они навсегда.

— Чует мое сердце, что я тебя больше не увижу. На тебе, Акоп, мой платок, будешь махать, пока не скроешься из виду. — Поцеловал щетинистую щеку Акопа и еще пуще расплакался.

— Сводка погоды обещала сухо, а ты нагоняешь сырость! Нечего распускать нюни! — отрезал Булат.

Акоп обошел всех провожавших, тепло распрощался и сел в свою «Волгу».

— Ярмухамет, открывай ворота! — скомандовал Ибрахан. Машины тронулись.

Минникунслу и Шагей-бабай тоже были среди провожавших.

— Твой товар увезли, Сумитэ, — скорбно-тоненьким голосом заметил старик, — а мой когда?

— Разве то товар? — Минникунслу скорчила брезгливую мину.

— Зря его не выпускали бы, значит, надо.

Караван автомашин скрылся из виду. Булату в голову пришла неожиданная мысль:

— Ибрахан Сираевич, проводим до водокачки. Заодно и водокачку посмотрим…

Ибрахан, Булат, Факай сели в газик и поехали к водокачке. А водокачка была действительно что надо: высокая, и вид с нее открывался изумительный. И леса, и реки, и озера — все как на ладони! Какая ширь, какие просторы! Отсюда были видны Сиялитау с Сарыелгой (Желтой рекой), вблизи которой расположена блаженной памяти база отдыха, где, казалось, еще так недавно Акоп отплясывал «Танец разбойников» и где закатилась звезда Ибрахана…

От одного воспоминания об этом Ибрахан вздрогнул всем телом и заметно пошатнулся.

— Что, голова кружится? — спросил Булат и поддержал за руку Ибрахана.

— Нет, просто так…

— А вид-то какой! — продолжал восхищаться Булат. — Картины писать…

— Вон, выехали из-за горы! — трубным голосом прохрипел Факай.

Далеко внизу на Стерлитамакскую дорогу из-за горы вышел автокараван. Из «Волги» Акоп махал белым платком… Ибрахан и Булат ответно замахали шляпами…

Спускаясь вниз, Булат увидел, что несколько рядов кирпича сплющились, как лепешки, водокачка чуть заметно накренилась. Ибрахан же не обратил на это внимание и хотел было похвалиться: вот, мол, что из нашего кирпича сооружают, но Булат перехватил его взгляд и, не дав ему открыть рот, поторопил шефа в машину…

В ПОРЯДКЕ ВЗАИМОПОМОЩИ

Напрасно тревожился Шагей-бабай за судьбу выработанных его бригадой скалок. Скалки сегодня составляли главную заботу Ибрахана. Нет, не потому, что он был обеспокоен их сбытом, а потому, что давно ждал дня, когда он сможет не резкими и грубыми словами заставить своего вековечного противника Хамзу Курамшина выбросить белый флаг, капитулировать. От промкомбината зависит теперь — спасти Хамзу от позорной нехватки скалок или продолжать скалочную блокаду торга.

Он думал было сначала направить в торг Булата, как бы считая недостойным для себя, для своего положения вести на равных с Хамзой переговоры о сбыте скалок. Но при этом варианте Ибрахан никак не испытал бы чувство полного удовлетворения. Ему самому хотелось наблюдать за пристыженным лицом Хамзы, который униженно вынужден будет благодарить промкомбинат и его директора Ибрахана за великодушный жест, за товарищескую выручку.

Случай, что и говорить, особенный. Ибрахан побрил голову и соответственно приоделся, будто собирался на дипломатический прием, — черный парадный костюм, черные лакированные туфли, накрахмаленная сорочка и пестрый галстук, который вот уже несколько лет висел в шкафу без дела.

Хамза, предупрежденный по телефону о предстоящем визите, встретил Ибрахана со сдержанной учтивостью.

«Заносится, дает понять, что он как-никак Хамза, — мелькнуло в голове Ибрахана. — Ну и мы не лыком шиты. Или, может, хочет дать почувствовать, что я теперь не тот, что был, еще недавно ходил в штрафных…»

Ибрахан, не ожидая приглашения, сел в кресло и решил сам идти в атаку, упредив возможный вопрос Хамзы, что именно заставило Ибрахана впервые за столько лет явиться к нему.

Ибрахан первый раскрыл рот. Так он заранее у себя в промкомбинате продумал, так и поступил.

— Я зашел к тебе, можно сказать, по-соседски, по-товарищески. Нам с тобой, Хамза Ибрагимович, делить нечего. Годы наши уже немолодые. Забудем старые недоразумения. Я пришел к тебе с добрым делом. Слыхал я, торг испытывает затруднения со скалками. Скалка — что? — пустяк, а все равно, если она доставляет неприятности, это никуда не годится…

— Да, — достойно, не проявляя признаков озабоченности, произнес Хамза, — заминка в некотором роде есть…

— Я могу выручить…

— Спасибо на добром слове. О каком количестве идет речь?

— Порядка восьми — десяти тысяч.

— Ну что ж, меня это вполне устраивает. С удовольствием принимаю твое предложение. Сейчас вызовем старшего товароведа и оформим все, как положено…

— Большое спасибо, Хамза Ибрагимович! Спасибо, что не помнишь зла…

— Какие могут быть разговоры! Мы — на службе… Путать личные отношения со служебными не в моих правилах…

Хамза снял трубку и позвонил:

— Хурмат Галиевич? У меня сидит Ибрахан Сираевич. Он хочет купить у нас восемь-десять тысяч скалок. Пойдем ему навстречу? Уступим по-соседски! Он сейчас зайдет к вам. Оформите, пожалуйста!..

Ибрахан резко изменился в лице, нервно задергался и даже растерялся.

— Хамза Ибрагимович, ты не так меня понял. Я пришел предложить торгу свои скалки. Нашего производства. Я сам продаю…

— Как?

— А так. У вас, как мне известно, скалок в наличии нет.

— Как нет?! Кто такое сказал? Два месяца назад действительно скалок не было. Мы и завезли из Чебоксар. Целый вагон. Но мы не жадные, можем уступить кому надо…

— А ваша справка? — запинаясь, произнес Ибрахан.

— Какая справка? — удивился Хамза.

— Та самая, что вы направили в редакцию. Вот копия. — Он вынул из кармана бережно сложенную бумажку. — Здесь черным по белому написано, что на сегодняшний день в магазинах торга скалок в наличии не имеется. Это что же? Издевка? Обман? Провокация? За это ответить можно! Не куда-нибудь, а в редакцию писали! Понимаешь?

— Нет, не понимаю, чего ты шум поднял! Мы никого не вводили в заблуждение. «На сегодняшний день…» Этот сегодняшний день был два месяца назад.

— Ты что?! — Ибрахан все еще не понимал: всерьез ли все это или кто-то разыгрывает с ним злую шутку…

— А ничего… Если бы мы сегодня дали справку «на сегодняшний день», тогда ты был бы вправе предъявлять нам претензии, а так…

Ибрахан понял, что сел в калошу, и изобразил на лице вымученную улыбку:

— Будем считать, что вышло небольшое недоразумение. Надеюсь, оно не отразится на наших добрых отношениях. Будем искать другой рынок сбыта…

— Вот именно, и я так думаю.

— Извини, что побеспокоил…

— Будь другом, Ибрахан Сираевич, — ласково произнес Хамза. — Найдешь покупателей, имей и нас в виду. У нас скалки высший сорт, а ваши, говорят, из сосны…

— Конечно, конечно, — пробормотал Ибрахан, проглотил обиду и вежливо попрощался.

«Как же, будем иметь в виду. Держи карман пошире!..»

В промкомбинате, сидя в кабинете директора, Ибрахана нетерпеливо дожидался Булат, он еще с порога спросил:

— Ну, как? На коне? Можно поздравить с удачей? Сколько реализовали?

— Все реализовал! — зло выпалил Ибрахан. — Одну оставил, чтобы всыпать тебе пониже спины. Да боюсь, не выдержит — сосновая… Зачем подсунул мне липовую справку о скалках? «На сегодняшний день?» Мы с тобой на сегодняшний день оба в дураках. И ума в наличии у нас не имеется. На сегодняшний день. Пока что не поумнели…

Дальше шло выяснение отношений между директором и помощником главного инженера по столярке, то есть между тестем и зятем. Ибрахан ругал себя, что слепо (в который раз) доверился Булату, а Булата ругал, что доверился бумажке… Булат безропотно слушал все обидные слова, говорившиеся в его адрес директором-тестем, и о чем-то думал. Надумав что-то, поднял голову, резко выпрямился, вскинул свой орлиный нос, сверкнул глазами и бодро произнес:

— А вы уже и руки опустили?! Свет, что ли, клином на Хамзе сошелся? Даю голову на отсечение, не пройдет и месяца, как за нашими скалками будут стоять очереди…

— Хе! — истерически усмехнулся Ибрахан. — Надумал Акопу вдогонку послать? В нагрузку к топорищам?

— Завтра скажу. Вы завтра мне спасибо скажете… — И, хлопнув дверью, ушел в столярку…

На другое утро Булат зачем-то повел Ибрахана на лужайку, раскинувшуюся за комбинатом.

— Видите, Ибрахан Сираевич, какое прекрасное поле!

— Ну и что?

— Неужели не соображаете, что это поле самой природой создано специально для спортивных целей…

— Хе… мне еще спорта не хватает ко всем моим делам. Может, объявить бег с препятствиями в комитет народного контроля с эстафетой о разбазаривании государственных денег… Это хочешь предложить? Благодарю покорно…

— Нет, Альмухаметов был определенно прав, когда говорил, что вам не хватает масштабной жилки… Вы не «хекайте»! Читаете газеты и не знаете, что нынче все директора солидных предприятий покровительствуют спортивным командам. Кто делает первый удар по мячу в начале футбольного сезона? Директор крупного завода — шеф команды. А что у нас? Ровным счетом пустое место. Я не вас, конечно, имею в виду, а состояние спорта. Спорт — это трамплин, откуда взлетают вверх…

— Хватит, мы уже взлетали… И даже вылетали… В трубу, — съехидничал Ибрахан, — я не дам столкнуть себя в пропасть…

— А я вас и не толкаю. Я просто доказываю, что лишь благодаря спорту вы можете прославиться не только в Яшкале, но и в Уфе…

— Опять за свое! Я не жажду славы… Остаток лет хочу прожить в тихой, мирной пристани.

— Тогда я молчу… Булат обидчиво надул губы и отвернулся от Ибрахана.

— Ну, договаривай, что надумал?

— А что говорить, вам все равно не угодишь…

— Ты не обижайся… Разве я не прав, что у тебя голова на фантастику настроена. Ты не от мира сего.

— Да, я родился на сто лет раньше, чем следовало. Отсюда и мои переживания, мои неудачи. И все-таки лучше быть человеком завтрашнего дня, чем вчерашнего.

— И то правда, — согласился Ибрахан.

— Но то, что я хочу предложить, отдает вчерашним днем, пахнет, можно сказать, милой стариной…

— Ну, договаривай, не томи… Лапту предлагаешь возродить?

— Лапту не лапту, а городки предлагаю…

Суровое лицо Ибрахана при одном только упоминании городков мгновенно потеплело.

— Городки, говоришь?! Интересно… Играл я в городки. То другие годы были… Детская игра… — Ибрахан витал где-то далеко, в безноменклатурном детстве. Боясь нарушить дорогие сердцу тестя воспоминания, Булат молчал. И лишь когда Ибрахан переспросил: «А что, разве не для детишек игра?», терпеливо и настойчиво разъяснил, что городки полноправная спортивная игра, что и в ней можно отличиться, завоевать звание мастера, чемпиона и т. д. и т. п.

— На этой вот лужайке мы и развернем городошные бои, — выкладывал свой оперативный план Булат. — Особых расходов нам не потребуется. Скалки — это готовые биты. Обить железом — вот и вся недолга. А если распилить скалки пополам, будут рюхи. Сперва проведем соревнования по Яшкале, на звание чемпиона города. Потом в масштабе республики…

— А дальше?

— А дальше все загорятся городками. Появятся болельщики. Их готовить не надо, они сами по себе рождаются. Ну и побегут стар и млад к нам за скалками. Но тут, учтите, продавать мы будем не по цене скалок, а как спортинвентарь, подороже. Спецификация и ГОСТ другие…

— Опять в фантазию ударился… Тьфу!..

— Ладно, ладно, Ибрахан Сираевич, — примирительно произнес Булат, — пока что дайте согласие на организацию в комбинате команды городошников. А там сами убедитесь, будет все по-моему…

— Делай, что хочешь. Только на это не дам ни копейки. И еще одно непременное условие — наша команда должна в городе завоевать первое место…

— Это как пить дать… И денег ваших нам не надо, еще вам в кассу подбросим, помимо реализации скалок…

На другой день Булат распорядился изготовить из скалок биты и рюхи. Скалки попросту распиливали пополам, и получались отличные рюхи. Много времени и сил отняло комплектование команды. Булат обошел все цеха, присматривался к рабочим, спрашивал, кто из них когда-то играл в городки. Нашлись и такие, нашлись и любители, готовые пожертвовать часами досуга, чтобы овладеть профессиональными навыками старой, но увлекательной народной игры. Тренировал будущую команду самолично Булат. Кроме того, он договорился с месткомом бытового комбината, что и там создадут команду городошников.

Не за горами маячило интереснейшее спортивное событие — матч в городки между командами двух комбинатов — «быт» и «пром».

ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

У иного читателя может создаться превратное представление, будто окружающая жизнь сплошь состоит из одной призрачной погони за мыльными пузырями славы. И никакой другой жизни нет. Нет удивительных гигантских новостроек, поражающих воображение не только наше, но и зарубежных наблюдателей. Нет заводов и фабрик, где трудятся чудотворцы, обставившие в мастерстве тульского Левшу, подковавшего блоху. Нет искусных хлеборобов, преображающих нашу землю-кормилицу и заставляющих ее плодоносить все больше и чаще…

Есть эти чудо-богатыри и в Яшкале! Но они принадлежат другому жанру литературы и никак не ложатся в прокрустово ложе сатиры. И хорошо, что не ложатся…

Дабы не искажать истинной картины нашей действительности, автор считает необходимым объективности ради, в порядке голой информации сообщить, что пока на промкомбинате разгоралась шумиха вокруг скалок и топорищ, тому же Ибрахану удалось договориться о строительстве туннельной газовой печи для обжига кирпича.

И проект утвердили, и деньги дали, и фонды выделили, и оборудование отпустили… Наконец наступил долгожданный день — прибыли строители. Люди попались бравые, энергичные. Слов попусту не стали тратить, а сразу взяли быка за рога, приступили к строительству туннельной печи. Одно только было непонятно, каким образом к строителям втерся в доверие и стал для них своим человеком пьющий не просыхая Уркенбай. По штатному расписанию разнорабочий, он фактически был помощником для слесарей, каменщиков, газовиков и монтажников. Всюду он был нужен, везде поспевал. Словом, слыл мастером на все руки. В комбинате нашлись злые языки и приписали популярность Уркенбай тому, что он, стоило только строителям поманить пальцем, охотно бегал в дальний магазин за горючим. Трудно сказать, может, в этом и была доля правды.

ПЕРЕЙДЕМ К ТЕКУЩИМ ДЕЛАМ

Сделав это небольшое, чисто информационное отступление, перейдем теперь к текущим делам.

Среди широких профсоюзных масс к текущим делам почему-то установилось несколько предвзятое, я бы сказал, высокомерное отношение, как к делам второстепенным, малозначительным. В повестке дня важных собраний, конференций, заседаний и симпозиумов текущие дела ютятся где-то на задворках, хотя нередко они, поверьте, занимают умы рядовых членов профсоюзов куда больше иных генеральных вопросов.

Текущие дела зачастую по инерции включаются в повестку дня даже в тех случаях, когда никаких текущих дел в наличии не имеется.

Когда перед яшкалинской общественностью возник вопрос о проведении спортивных состязаний по городкам, право, трудно было установить, что главное, а что второстепенное. От любой мелочи зависел успех спортивного мероприятия, которое само по себе являлось в жизни Яшкалы подлинно историческим событием. Ведь ничего подобного раньше не было и в помине. В спорте нет мелочей! Плохо обструганная рюха, дурное настроение игрока — все это в конечном счете сказывается на исходе состязания.

Выше мы глухо и скупо упомянули о том, как рюхи изготовлялись: скалку распиливали пополам — и все. Казалось бы, пустяковая операция. Но каждую рюху требовалось обмерить, чтобы она соответствовала установленному размеру. Так же обстояло и с битами. Скалку для того, чтобы она могла именоваться битой, следовало обить железной планкой определенной толщины и длины. Только тогда ни одному эксперту не придраться к тому, что биты и рюхи не стандартного образца.

А сколько сил и времени отняло благоустройство поляны, расположенной за промкомбинатом! Из смолистых свежевыкрашенных в желтый цвет досок оборудовали трибуны. В центре трибун огородили площадку, покрыли ее толем, на случай дождя, — это для почетных гостей. Ну, чем не Малые Яшкалинские Лужники!

Все места на трибунах были пронумерованы. Как объяснил потом Булат, эта, как будто незначительная на первый взгляд, процедура обеспечивала спокойствие и безопасность на тот случай, если зрители-болельщики, поддавшись спортивному азарту, сорвутся с мест и станут на поле брани отстаивать честь своей команды в рукопашной схватке. Булат дал указание при распределении билетов избегать средоточия болельщиков в одном месте. Болельщики обеих команд рассаживались вперемежку — рядом с промкомбинатовцем сидел быткомбинатовец.

Эта мера предосторожности была далеко не лишней. Природа болельщиков по сути одинакова на всех широтах и, к сожалению, до сих пор исчерпывающе не изучена.

В давние времена схоласты вели нескончаемый спор: что появилось раньше — яйцо или курица. В наши дни такой же беспредметный спор ведется по поводу того, что важнее — спортсмен или болельщик? Спорят давно, а ни до чего не договорились. Одно совершенно очевидно: спортсмены любой команды взаимосвязаны с болельщиками. Не будь у зрителей любимых спортсменов или команд, не было бы и болельщиков. И наоборот, представьте себе: в один ужасный день исчезнут болельщики! Уверяю вас — исчезнет и спорт.

Итак, мы с вами, дорогие читатели, присутствуем при зарождении в Яшкале спорта и, следовательно, нового пополнения армии болельщиков.

Нужно быть таким дальновидным, как Булат, чтобы в повседневной сутолоке, заполненной заботами о производственных нуждах своего цеха, не упустить ни одной мелочи в будущей городошной эпопее. Загоревшись идеей городошного боя, Булат отдал всего себя этой затее.

Едва ли какой-нибудь режиссер так придирчиво и скрупулезно подбирал труппу, как Булат отбирал людей для своей команды. Это вам не список составлять на премирование! Обойдешь сегодня одного, не беда, его можно премировать в следующем квартале. Здесь же речь шла — подумать только! — о комплектовании команды, способной защитить и отстоять спортивную честь комбината!

Булат и эту хлопотливую миссию взял на себя, обходил цеха, присматривался к будущим рыцарям городошного боя, выявлял охотников, готовых добровольно сразиться в городки ради спортивной чести промкомбината. А кое-кого пришлось уговаривать, убеждать, сулить лавры чемпионов: по внешним данным — в плечах косая сажень, в длинных руках сильная хватка — они как будто родились для городошной команды, но в жизни никогда не держали биты.

Читатель, наверное, заметил пристрастие автора к Шагей-бабаю: на любом сюжетном повороте нашего повествования непременным участником является Шагей. Так было и сейчас. Узнав о предстоящем поединке городошников, Шагей явился к Булату и выразил желание войти в состав команды.

— У тебя на голове столько волос не осталось, сколько я вот этими руками выбил рюх из городков! — хвастал старик.

Булат отвел кандидатуру Шагея.

— Когда это было? При царе Горохе!

— Когда надо было в цеху рекорд ставить, я был нужен, а теперь…

— Да поймите, уважаемый бабай, одно дело рекорд на токарном станке, другое — сбивать сложнейшие фигуры на городошном поле… У вас рука не та, что в молодости, и глаз не тот… Годы, сами знаете, берут свое…

Старик серьезно обиделся:

— Причину всегда можно найти… Аллах с тобой! Насильно мил не будешь…

Отказ задел его вдвойне, когда он узнал, что Булат включил в команду… кого бы, вы думали?.. Минникунслу!

— Ты, как тот Стенька Разин, меня на бабу променял!

— Да она любому мужику сто очков даст форы! — отстаивал свой выбор Булат. — А тебе против нее не устоять…

Шагей молча проглотил пилюлю, вспомнив давнюю угрозу Минникунслу украсть его, Шагея, и унести под мышкой к себе в дом… Тут уж крыть было нечем.

Но Булат подсластил горькую пилюлю — выдал старику постоянный пропуск на стадион в ложу для почетных гостей:

— Всегда будете желанным!

Когда составы команд — основной и запасной — окончательно определились, Булат принялся за тренировки.

Он, к его чести, не довольствовался тем, что буквально до изнурения доводил на тренировочных занятиях участников своей команды. Он бывал частым гостем и на тренировках городошников промкомбината, которых натаскивал сам председатель месткома.

— Какое вам дело до соперников? — удивлялись многие.

— Настоящим спортсменам неинтересно сражаться со слабыми игроками, — отвечал Булат. — Мы хотим иметь дело с серьезным противником.

И вот наконец настал долгожданный день, когда на поле городошной брани решалась судьба спортивной чести Яшкалы. Для Булата вместе с тем тут решалась судьба громоздких запасов бывших скалок, превращенных теперь в рюхи: если поединок пройдет успешно, со всех сторон, безусловно, посыплются заявки на рюхи и биты. Булат тогда полностью реабилитирует себя в глазах Ибрахана, а также в глазах многочисленных завистников и откровенных недругов.

Заиграл оркестр. Все было празднично, торжественно. На поле вышел вооруженный фотоаппаратом, микрофоном и свистком Будракай Фекеров, который одновременно выступал в трех ролях — фотокорреспондента, спортивного радиокомментатора и судьи. Несколько лет назад он присутствовал в Уфе на матче в городки и заверил Булата, что досконально знаком с правилами судейства и будет судить честно, объективно.

Будракай дал свисток. На поле вышли обе команды. Бросили жребий. Первой предстояло сразиться команде промкомбината.

Под гул аплодисментов судья пригласил Шагей-бабая, как почетного гостя, сделать первый удар и открыть соревнования.

Шагей неторопливо и важно покинул ложу, взял в руку биту и… О, как хотелось ему продемонстрировать перед всеми, на что он, несмотря на годы, способен. Но больше всего ему хотелось утереть нос Булату.

Старик прищурил глаз, прицелился, размахнулся битой и разнес в разные стороны самую сложную фигуру «Письмо», плотно уложенную на земле.

Со всех сторон раздались восторженные крики, аплодисменты.

— Молодец! Вот так распечатал «Письмо»! — похвалил старика Ибрахан.

На смену Шагею выступила Минникунслу. Дородная, она самой природой как будто была создана для игры в городки. От ее мощного удара, попади она в цель, все рюхи, как бы они ни были сложены, разлетелись бы в разные стороны. Но вся беда была в том, что Минникунслу, охваченная горячим желанием показать себе перед Шагеем с наилучшей стороны, разволновалась и бросила биту, не целясь. Первый блин вышел комом: ее мощнейший удар поднял клубы пыли, не задев ни одной рюхи. Неудача ее обескуражила, нервы вовсе сдали, она еще больше разволновалась, того и жди, сейчас расплачется, словно школьница, забывшая первую строку стихотворения, которое она выучила наизусть. И остальные биты полетели в пространство, не причинив никакого вреда выложенным фигурам.

На трибунах зашикали. На какую-то долю секунды невольно позлорадствовал Шагей, что Булат публично был посрамлен. Но ему искренне стало жаль своей соседки, а к тому же он все-таки болел за команду промкомбината.

Выступивший после Минникунслу представитель быткомбината уложил точно в цель одну за другой все биты. Быткомбинатовские болельщики вскочили с мест, запрыгали и стали безудержно поносить «слабаков» противной стороны.

Директор быткомбината Баляфетдинов не удержался и поддел Ибрахана и Булата:

— Криворукие! На кого пошли?!

Булат отлично понимал, что бессмысленно ругать Минникунслу за неудачное выступление, можно было, конечно, отстранить ее от участия в соревновании, но где гарантия, что запасной игрок не оскандалится? Он дал возможность Минникунсле успокоиться, прийти в себя и вновь обрести ту спортивную форму, какую она демонстрировала на тренировках. Со второй попытки Минникунслу оправдала надежды тренера и исправила положение своей команды в турнирной таблице. Из пяти бит четыре угодили по мишеням. Она легко и грациозно разгромила «Дом», «Ракету» «Серп» и, что особенно ценно, «Змею», прочно прилипшую к земле.

Приунывший было Ибрахан воспрянул духом. Он готов был при всех броситься к Минникунслу, обнять и расцеловать ее, но уловил бдительный взгляд ревнивой супруги Ямбики и ограничился тем, что воздал должное спортивному мастерству и ловкости Минникунслу криками: «Браво!», «Молодцы!»

Но все же, чего греха таить, явное преимущество было на стороне команды быткомбината. Промкомбинатовцы играли неровно, с обидными срывами. Видимо, сказалось то немаловажное обстоятельство, что Булат, беззаветно отдавшийся подготовке к городошному бою и тренировке команды, все же совмещал это со своими прямыми обязанностями по производству, а председатель месткома быткомбината, будучи освобожденным работником, уделял тренировочным занятиям чуть ли не двадцать четыре часа в сутки…

Булат и виду не подавал, что тревожится за исход битвы. Но внутри у него все клокотало. Во рту пересохло. А буфета на стадионе не было. Опять же по вине Булата: он опасался, что вместе с лимонадом и газированной водой на стадион через буфет просочатся горячительные напитки. Даже мороженого, какое продавалось в Яшкале буквально на каждом шагу, и того на стадионе не было. Конечно, можно было на минутку забежать в контору комбината и утолить жажду водой из-под крана, но Булат не хотел даже на минутку отлучаться, он был уверен в том, что своим присутствием вдохновляет бойцов команды и предохраняет их, пусть даже частично, от поражения.

Стадион ревел и бушевал сильнее, чем океан в девятибалльный шторм. Быткомбинатовцы наращивали победные очки. Ибрахан сидел, погрузившись в мрачные мысли, готовый растерзать на части сидевшего рядом с ним Булата. Но стоило кому-то из своих, из промкомбинатовцев, удачно сразить мишени, как лицо его светлело, он вдохновлялся и мгновенно превращался в одного из азартных и заядлых болельщиков, имя которым легион. Он, как и все на стадионе, невзирая на возраст, служебное положение, орал во всю глотку, когда игрок противника не попадал в цель:

— Мазила! Сапожник!..

Не лучше вел себя и директор быткомбината Баляфетдинов. Он так же орал, не щадя голосовых связок, поощряя своих игроков и понося на чем свет стоит игроков из промкомбината за неудачные удары.

— A-а! Играть в городки это тебе не штаны штопать, — с издевкой произнес Ибрахан, толкнув в бок Баляфетдинова.

— Не торопись, дружище! Еще, как говорится, не вечер! Мы припасли вам сюрприз почище твоего ИДБС! — кольнул Ибрахана Баляфетдинов.

И действительно, быткомбинатовцы выставили в качестве главной неотразимой силы Калбетдинова, который чуть ли не вдвое выше и шире Минникунслу.

Не успел судья вынуть изо рта свисток, как Калбетдинов одним махом, даже не целясь, первой же битой расправился с «Домом»: останки «Дома» разлетелись в разные стороны, задев по пути головы неосмотрительных болельщиков. Страсти разгорелись еще пуще. И тут гул, стоявший над стадионом, прорезал истошный крик секретарши Аклимы. Раскрыв окна в кабинете директора, она изо всех сил старалась перекричать сотни болельщиков:

— Ибрахан Сираевич! Ибрахан Сираевич! К телефону! Междугородная!..

Ибрахан вскочил как ужаленный: он давно ждал этого звонка. Это, наверное, звонит не кто иной, как Акоп. Ибрахан не побежал, а полетел. Летел стрелой, орлом, ракетой…

Предчувствие не обмануло его, из Стерлитамака звонил Акоп. Слышимость была скверная, одну и ту же фразу приходилось повторять дважды.

— Алло! Алло! — гремел в трубку Ибрахан. — Как дела? Как идут топорища?

— Алло! Алло! — отвечал Акоп. — Не идут, а лежат, как лежали.

— В чем же дело? — допытывался Ибрахан.

Акоп был настроен игриво, несмотря на драматичность положения.

— Дело в шляпе…

— Не понимаю… Какая шляпа? Я говорю про топорища…

— Это мы с вами шляпы…

— Плохо слышно… Ничего не понял… Хочешь обменять топорища на шляпы? Опять берешься за свое? Нам шляпы не нужны, нам нужны деньги, наличные… Понимаешь?..

— Я и говорю, мы с вами наличные шляпы… В Стерлитамаке давно перешли на газ…

— Не понимаю… Говори по буквам…

— Не умею по буквам… Что непонятного? Даже дети поют: «А у нас в квартире газ…»

— Нечего мне сказки рассказывать. Скажи лучше, кто давал в газету статью?

— Статью? Вы статьей меня не пугайте!

— Да я о той статье, что в газете была. Помнишь: «Почему в Стерлитамаке нет в продаже топорищ?..»

— Не знаю, я не редактор…

— Знаю, что не редактор, ты выясни. За ложную информацию надо в суд подать…

— Как же мне быть? В суд подавать или топорища продавать?

— Конечно, продавать!

— Не понял… Говорите по буквам…

— Не умею по буквам… Повторяю, — Ибрахан кричал, заглушая собственный голос, — про-да-вай! У тебя подотчетные еще есть?

— Понял… Немного осталось…

— Наладить рекламу! По радио, в газете, на улице… Если нужно, подмыливай… — Ибрахан растерялся и не знал, что бы еще такого посоветовать Акопу, и после короткой передышки задал вопрос, интересовавший его более всего: — Но что-нибудь ты все-таки реализовал?

— А вы что, сомневались? Я не сижу без дела… Вы, наверное, думаете, что Акоп баклуши бьет и даром проедает командировочные? Так вы ошибаетесь: два топорища я продал школьному музею. А сейчас еду в Кумер-тау… Там, говорят, пока газа нет, так что, может, покупатель и найдется.

— Ну что ж, счастливого тебе пути! Удачи в нашем деле! Звони почаще! На телефон денег не жалей… Я должен быть в курсе конъюнктуры…

— Чего, чего? — переспросил с другого конца провода Акоп. — Какая температура? У меня нормальная, а у вас?

Благо, телефонистка междугородной прервала разговор:

— Ваше время истекло… Разговор окончен.

Ибрахан со злостью бросил трубку и мрачнее беззвездной ночи вернулся на стадион. И там, увы, дела не радовали душу: выигрывали, правда с небольшим перевесом в два очка, быткомбинатовцы. Все решал последний выступающий игрок из команды промкомбината. Когда Ибрахан увидел этого игрока, у него словно в голове помутилось, он дернул за рукав Булата и зло прошептал:

— Чья это дурацкая идея? Позор для всего комбината! Если мы даже выиграем, в нас пальцами будут тыкать…

Ибрахан был абсолютно прав: на защиту спортивной чести промкомбината вышел небезызвестный Уркенбай. Как и следовало ожидать, он вышел на поединок основательно под «мухой». Сдвинув шапку набекрень, не выпуская изо рта дымящуюся сигарету «Спорт», он лениво, как бы делал кому-то одолжение, бросил биту, и первая фигура «Дом» исчезла из городка. Не дав зрителям передохнуть и одуматься, Уркенбай так же нехотя выбросил все биты и наголову поразил все фигуры.

Ибрахан набросился на соседа Баляфетдинова:

— A-а! Показали вам кузькину мать! Вот так надо играть! Вот что значит побеждать! Вот тебе еще не вечер! Мы победили! Мы!

Возбужденный до предела Ибрахан выбежал на середину поля, пожал руки всем участникам своей команды, выхватил у Фекерова микрофон и обратился к присутствующим зрителям с краткой, но взволнованной речью:

— Мне доставляет большую радость поздравить нашу команду и всех работников промкомбината с большой победой. Что показали сегодняшние соревнования? Они показали, что при желании промкомбинат может победить не только на спортивном, но и на трудовом фронте. Играйте, побеждайте, впереди вас ждут ответственные испытания, готовьтесь к борьбе за республиканский кубок! За победу, товарищи! Ура!

Стадион поддержал Ибрахана криками «Ура!». Участников команды подхватили на руки и стали качать.

Слово взял Булат:

— Мы присутствуем при историческом для нашего города событии. Сегодня родилась спортивная команда, которая, мы уверены, не будет знать поражений. Какое имя мы дадим победоносному новорожденному? Я предлагаю назвать команду «Гарасат», что означает «Ураган». Да здравствует же грозный и неустрашимый «Гарасат»! И пусть это имя звучит так же гордо, как имя команд «Динамо», «Спартак», «Пахтакор»… Ура!

Через день в местной газете появилась заметка за подписью Б. Фекерова: «Городки — спорт сильных и смелых».

Славная победа городошников команды промкомбината несколько рассеяла мрачные мысли Ибрахана, на какое-то время он забыл о топорищах. Но жизнь есть жизнь, рядом с радостями, по одной дороге шагают и неприятности. И откуда они наваливаются на человека, знать никому не дано.

Когда на небе собираются густые тучи, не надо быть синоптиком, чтобы предсказать: в скором времени возможны осадки. Но предсказать дождь, когда на небе ни единого облачка, — это может только синоптик высшего класса…

Кто мог предвидеть, что радость победы на городошном соревновании в один прекрасный, действительно безоблачный день неожиданно омрачится, и вся победа по существу будет сведена на нет.

Старая пословица гласит: «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало». Взрослые дети из промкомбината тешили себя победой. Так нет, нашлись чинуши (Булат сказал резче — бюрократы), которым эта радость была как кость поперек горла.

Придравшись к каким-то мелочам, по чисто формальным соображениям, городской комитет физкультуры и спорта опротестовал результаты соревнования в городки и вообще признал эти соревнования недействительными.

При желании можно всегда найти повод. В данном случае такой повод нашелся, и машина завертелась.

И рюхи, и биты, видите ли, были нестандартного образца. Они были из сосны, а требовалась изготовить их из стойкого дерева, вроде клена.

И судья на соревновании был, собственно, не судья. Его, дескать, никто не уполномачивал быть судьей с его сомнительными судейскими познаниями.

И много еще других причин нашел комитет культуры, чтобы аннулировать соревнования между промкомбинатовцами и службой быта.

Решение комитета оказалось бомбой, подложенной под здание промкомбината. Раздался оглушительный взрыв. Разгорелся очередной скандал, вспыхнула очередная ссора между Ибраханом и Булатом. Ибрахан обозвал Булата «мыльным пузырем», тот не остался в долгу и обвинил тестя в консерватизме и рутинерстве, покинул квартиру Ибрахана и поселился в доме для приезжих. Опять пролились слезы Миниры и Ямбики. С большим трудом уговорили они Булата вернуться домой, а Ибрахана примириться с зятем.

Но то, что породило неприязненные отношения между тестем и зятем, это осталось. Остатки скалок, на которые, по словам Булата, должны были наброситься тысячи покупателей, продолжали лежать непотребным грузом во дворе и заполняли склады промкомбината. Больше половины скалок было пущено на рюхи. Но и они оказались непригодными для игры в городки.

Скалки, рюхи, биты мозолили глаза и превратили Ибрахана в посмешище всей Яшкалы. Надо было как-то побыстрее избавиться от безмолвных свидетелей и вещественных доказательств неповоротливости директора и его бессмысленной погони за дешевой славой. Был единственный выход, и Булат его нашел: скалки, рюхи, биты подарили яшкалинским школам. Учиться играть в городки нестандартными рюхами, битами никому не возбранялось.

В яшкалинской газете появилась пространная заметка Будракая Фекерова «Щедрый дар». Руководству промкомбината воскуривался фимиам за щедрый подарок, который позволит сейчас в массовом порядке растить кадры сильных и отважных спортсменов.

Вместе с тем, раз уже вкусив радость победы, пусть даже несколько омраченной решением комитета физкультуры, Ибрахан и Булат не отказались от мысли все же стать чемпионами по городкам. Промкомбинат закупил в Уфе настоящие рюхи и биты из стойких древесных пород, пригласили, опять же из Уфы, настоящего тренера и снова вызвали на соревнование комбинат бытового обслуживания.

Победа далась не так легко, но победа, и притом с внушительным счетом, была присуждена промкомбинату.

Так восстановилось доброе спортивное имя промкомбината. На фоне множества всяких неполадок, неприятностей этой победе можно было радоваться да радоваться, если бы к тому не примешивалась сомнительная слава массового производителя никому не нужных скалок, бит, рюх… Слава эта породила массу анекдотов, которые сохранились, увы, до наших дней и, боимся, переживут наших внуков…

ЖЕРТВА ОБЫКНОВЕННОГО ВАЛА

Ибрахан в больнице. Ибрахан на положении больного. Ибрахан и болезнь — понятия несовместимые. Его состояние трудно передать обыкновенными словами. Обескрыленная птица, легендарный Прометей, прикованный к скале, — вот с чем можно сравнить состояние Ибрахана. Привыкший всегда быть в деле, в движении, он вот уже десять дней томился на больничной койке. Пробовал убить время чтением книг. Не читалось. Все равно мысли были в комбинате: как там обходятся без него, без его наставлений? Пробовал петь, не пелось. В полный голос в больнице не запоешь, а вполголоса получилось не пение, а какое-то мурлыкание.

И дернула же его нелегкая похвалить свою же продукцию! И поделом: был наказан за неумеренную похвальбу.

Ибрахан давно собирался съездить в горное село Дулгана, что в семнадцати километрах от Яшкалы. Там находился гужевой цех, где изготовлялись сани, телеги. Старики составляли здесь основной контингент рабочих в цехе — гнули ободья.

Поездкой в Дулгана Ибрахан стремился убить сразу трех зайцев: устранить мелкие неполадки в цехе, угомонить стариков, выражавших недовольство низкими заработками, и заодно подышать целительным горным воздухом.

Встретили его радушно, двери всех домов раскрывались перед ним настежь, на столах мгновенно появлялись всевозможные угощения. За едой и питьем неторопливо завязывалась непринужденная беседа.

— Ты вот, Тамьян-агай[13], жалуешься, что работаешь много, а денег получаешь мало. Так, что ли?

Старик Тамьян тряхнул бородой. Ибрахан, поудобнее расположившись на нарах, стал популярно объяснить политику ценообразования.

— Из чего состоит себестоимость продукции, знаешь? Очень плохо, что не знаешь. Тебе, передовому работнику комбината, следовало бы знать. Сколько времени уходит у тебя на изготовление саней? Десять дней, говоришь. А по науке положено сани делать за пять. Ты ждешь, что тебе уплатят за десять дней работы, а получаешь только за пять…

— Да мы испокон веков, достопочтимый Ибрахан, делали сани за десять дней.

— Выходит, тебе еще рахмат надо сказать, что делаешь сани за десять, а не за двадцать дней… Не забывай, мы живем в век техники. Туда, куда раньше поездом и за две недели нельзя было доехать, теперь самолетом добираемся за шесть-семь часов.

— Не знаю, не знаю, на самолете еще не летал…

— Как бы тебе объяснить, агай. Есть такая умная штука — вал. Что это такое, с чем ее едят, хочешь знать? Слушай же внимательно. Мы выполняем план по валу, то есть по весу и в рублях. Чем больше выручаем за изготовленный товар денег, тем больше нам выгоды.

— Это мне объяснять не надо, — возразил Тамьян, наливая Ибрахану в порожнюю чашу свежий кумыс, — и по себе знаю. Мне, к примеру, нужна одежда сорок восьмой размер, а мне суют пятьдесят четвертый, а она на мне мешком висит. Плачу втридорога, другого выхода нет… Такое же положение и с ногами, они требуют тридцать девятые сапоги, а покупать приходится сорок третий.

— Ты рассуждаешь по-обывательски, а надо думать о государственных интересах.

— Я о государстве и думаю. Вал для вас все равно как тот вал, что мы строили на войне, чтобы укрыться. Ну и хитрецы! Я раскусил эту хитрую политику. Мне невдомек было, почему из комбината приезжал начальник Булат и требовал перейти на тяжелые сани и телеги. Теперь, должно быть, хотите для вала выкачать побольше денег, а что лошадям не под силу, об этом не подумали…

— Напрасно такое говоришь, агай, для лошадей сейчас облегчение, им на помощь пришла машина.

Так, попивая свежий кумыс, уминая жирный бишбармак, Ибрахан, не желая никого обидеть, посещал дома гостеприимных хозяев. Каждый вечер проходил в мирной беседе: Ибрахан не чурался самых острых тем. В этом он видел призвание и долг руководящего работника. Далеко не все, о чем он говорил, доходило до сознания долгожителей, но они, точно сговорившись, дружно кивали бородами, как бы удовлетворенные речами высокого гостя из Яшкалы.

В один из таких вечеров Ибрахана пригласил к себе худой, но жилистый старичок Рысьян.

И в этом доме, хотя у хозяина были прекрасные столы и стулья, ужин накрыли по древнему обычаю на нарах. Если гости и хозяин не едят на нарах, полулежа или сидя, подложив под себя ноги, в такой еде, считали, нет смака, она не приносит желанного удовлетворения.

На нары постелили красочную скатерть, на скатерть поставили огромную миску с лапшой, а рядом — миску с большущим куском мяса. Старик Рысьян засучил рукава и искусно нарезал в миску с лапшой мясо. Подавая пример гостям, хозяин съедал кусок мяса и такой же кусок своими руками тут же вкладывал в рот гостю.

Ибрахан испытывал райское блаженство. Оно было бы полным, если бы радушное застолье проходило за столом, а не на нарах. Он, проживший всю свою сознательную жизнь в городе, отвык уже от межлиса[14] на нарах. Он все время старался найти удобную позицию: то опирался на нары локтями, локти ныли, то сидел, как все в деревне, скрестив ноги, то они почему-то очень быстро немели.

Сделать замечание хозяевам, еще обидятся. Ибрахан терпел, терпел, но вкуснейшая еда не шла впрок. Когда бишбармак подошел к своему естественному концу и хозяйка подала бульон, Ибрахан не вытерпел и, будучи основательно под хмельком, осторожно и обиняком покритиковал Рысьяна:

— Какие прекрасные столы и стулья делает для вас и всего населения наш комбинат, а вы и себя и гостей терзаете на нарах…

— Место бишбармака — нары, и только нары, — оправдывался Рысьян, но воля гостя для хозяина закон. Он окликнул хозяйку, и та беззвучно перенесла все кушанья на стол, положив на колени гостей длинные полотенца: крепкий бульон наверняка прошибет пот, будет чем утереть лицо.

Желая загладить неловкость, вызванную тем, что доставил хозяевам лишние хлопоты, Ибрахан продолжал расхваливать мебель, изготовляемую его комбинатом.

— Наши столы и стулья не стыдно на международных выставках показывать. Какая форма! Какая отделка! — Ибрахан размашисто провел рукой по столу и неожиданно взвыл от нестерпимой боли: в ладонь впились сотни заноз.

Хозяева бросились вытаскивать занозы, но куда там — их было великое множество, они ушли глубоко под кожу, извлечь их можно было только в больничной обстановке. Как назло, в деревне не оказалось не то что врача, даже фельдшера. До ближайшего медпункта было столько же, как и до Яшкалы.

Чертыхаясь и проклиная бракоделов из комбината, которые в погоне за валом не отполировали поверхность стола, Ибрахан упросил гостеприимного Рысьяна отвезти его поскорее в Яшкалу. Тот запряг свою хилую кобылу в громоздкую телегу и повез доведенного до отчаяния невыносимой болью Ибрахана.

— Погоняй быстрее, а то, не дай аллах, начнется заражение крови! — умолял Ибрахан.

Рысьян старался изо всех сил, упрашивал, покрикивал, хлестал кнутом, но лошадь не внимала никаким уговорам и преспокойно шла не только под гору, но и на ровном месте еле-еле переваливалась с ноги на ногу. Казалось, свет не видывал более ледащей и равнодушной скотины! Время от времени Рысьян подталкивал телегу сзади. Но и это не намного ускорило ход телеги.

— Неужели не нашлось телеги полегче?

— Были возы полегче, да сплыли… Теперь на такие перешли, на валовые, так их, наверное, можно назвать…

— На такой повозке и с такой дохлой лошаденкой скорее в ад попадешь, чем в больницу…

ГЛАВНОЕ — ЗДОРОВЬЕ

Измученный до предела Ибрахан только через четыре часа добрался до яшкалинской больницы. И вот он тут уже десятый день. Занозы были извлечены, чтобы не очень травмировать больного, в несколько приемов за два дня. Через неделю рука вроде зажила, но нервное потрясение, вызванное страхом перед возможным заражением крови, потребовало, чтобы Ибрахан задержался в больнице еще на несколько дней. Так настояли врачи. О, как томительно и нудно лежать в отдельной палате, не с кем и словом перекинуться. Хоть бы кто-нибудь пришел… Булат еще не вернулся из Уфы, Ямбика и Минира навестили его вчера…

Кто-то постучал в дверь. Это пришел по поручению месткома комбината Факай. Пришел с каким-то непонятным пакетом под мышкой. Рыжий и тучный, он еще больше раздался в ширину. Считанные волоски на макушке еще больше поредели. Совершив тройной поклон, он приветствовал больного директора тройной улыбкой, струившейся из его зеленоватых глаз.

— Проходи… Садись… Будешь гостем, — сухо сказал Ибрахан, полагая, что так следует говорить, когда приходят навещать больного. — Это что за бомба у тебя в руках?

— Никакая не бомба, а гостинцы, — заговорщицки подмигнул Факай. — Месткомовские гостинцы. Когда идем к рядовым членам профсоюза, местком отпускает на подарки два рубля восемьдесят семь копеек. Для вас же, дорогой Ибрахан Сираевич, поскольку вы единственный в своем роде, так сказать, начальство специальным решением ассигновало десять рублей. Так что угощайтесь на полное здоровье!

Факай с шумом извлек из пакета две бутылки «Старки», баночную селедку, кусочек копченой колбасы и несколько яблок. Факай проделал эту процедуру с торжественным видом, полагая, что месткомовским подарком доставил радость измученному тяжкой болезнью начальнику, но Ибрахан вместо благодарности разразился гневной тирадой.

— Чьи это выдумки? Кому пришло в голову в больницу тащить «Старку»? Разве можно, когда лечишься после травмы и нервного потрясения?.. Опозорить меня хотите окончательно…

— Никакого позора не будет, — возразил спокойно медоточивым голосом Факай. — Водка — лучшее лекарство. Если бы не помогало, не выпускали бы…

— Ну, я понимаю, одну-две столовых ложки, как лекарство, а то выдумали — две бутылки.

— Не беспокойтесь, Ибрахан Сираевич, мы с вами быстро управимся. Даже мало окажется… И притом закуска, как видите, подходящая…

Ибрахан притворно изобразил брезгливость, не отводя взора от стоявших на столе блестящих бутылок. А Факай тем временем распространялся насчет целебных свойств сорокаградусной.

— Когда что болит, она, родимая, моментально снимает боль. Убивает больной нерв. Помню, в молодости у меня выдрали ноготь большого пальца на правой ноге. Палец заморозили. Но заморозка быстро прошла, и я света белого невзвидел. Еле дотащился до забегаловки. И что вы думаете, хватил стакан горькой, и боль как рукой сняло.

Факай наполнил стаканы.

— И когда живот болит, тоже нет лучшего лекарства, только надо еще немного поперчить. Ну, поехали, Ибрахан Сираевич! За ваше здоровье!..

Опрокинули по стакану. Однако Ибрахан трусливо посматривал на дверь, как бы кто из посторонних не вошел и не застукал злостных нарушителей больничного режима. Факай уловил директорский взгляд и быстро просунул в ручку двери ножку табуретки — так было безопаснее.

— Она от всех болезней спасение, не было случая, чтоб не выручала. Если что снаружи — трем, а болит внутри — льем.

— А я и не думал, Факайетдин Фасхутдинович, что вы такой ретивый поклонник зеленого змия…

— Тоже скажете! Какой же это зеленый змий? Напиток чистый, как слеза младенца.

Ибрахан явно захмелел и, отказавшись от очередного стакана «Старки», перешел на более интимный тон:

— Ты лучше расскажи, как дела в комбинате? Как там печь?

— Закончат не сегодня-завтра. Работа кипит. Тут тебе и «Спецстрой», и, как его, — «Межколхозстрой». Дуют вовсю.

— Хорошо… Утрем нос…

— А что мы — хуже других, что ли? — Факай самодовольно переложил считанные волосы на лысине справа налево. — Пора и нам выйти в люди.

— Вот именно, — шагая по палате, вдохновенно рассуждал Ибрахан. — Выйдем в люди и покажем, на что способны. Построим туннельную печь, подведем газ и будем давать миллионы кирпичей в год! Знай наших! А то клепают на меня почем зря: Ибрахан такой, Ибрахан сякой. Всем заткнем глотку…

— Как пить дать — заткнем всем глотки, — поддержал совсем охмелевший Факай и по-панибратски обнял Ибрахана. — Ты хороший начальник, справедливый. Был бы ты плохой, разве собрались мы вокруг тебя? Дружной семьей собрались. Добрый ты! Давай же выпьем за твою доброту, Ибрахан Сираевич…

— Кстати, не знаешь ли ты, Факайетдин Фасхутдинович, как с санями? Я, когда был в горах, распорядился пригнать сюда сто пятьдесят саней. Взяли их в «Хозтоварах»?

— Не взяли, чего-то заартачились… На дворе лето, нужно, мол, телеги…

— Это все штучки Хамзы, не иначе…

— Определенно, Хамза науськивает, — поддержал Факай. — А ты, Ибрахан Сираевич, не волнуйся. Все будет хорошо. Главное — здоровье. Здоровье надо беречь, а на остальное нам наплевать! Что, не так?

— Ладно, я покажу ему где раки зимуют! Выйду на работу, разберусь и наведу порядок. А что, от Акопа есть вести?

— Как же! Конечно, есть! Акоп — такой человек, не подведет!

— Чем болтать о водке, сразу бы сказал, что есть важные вести, — буркнул Ибрахан и, выхватив из рук Факая долгожданное письмо, стал с жадностью читать.

«…пишу из Оренбурга… В Кумер-тау торговля не состоялась. Здесь тоже забыли про дрова и перешли на брикет. Но я не пал духом и повернул в Оренбург. Здесь тоже встречаю сопротивление, на каждом шагу только и слышно: перешли на газ, употребляем уголь, а я им толкую, что разве топором только дрова рубят? А бревна для строек чем будете тесать? Газом или углем?

И знаете, что они мне на это говорят? У нас леса нету, а для бетона топорища не нужны. Вот что говорят. Ну, чем не шакалы! Топорища я все равно продам. Нужно только немножко продержаться. Вот только стал пустой карман, так что прошу выслать дополнительно. А я топорища продам. Я слова на ветер не бросаю. С приветом и братским поцелуем преданный Вам Акоп».

Ибрахан читал и с каждым словом все больше багровел от гнева. Будь Акоп рядом с ним, он растерзал бы его на части.

— Денег просит? Вместо денег я вот что ему пошлю, — Ибрахан сконструировал из трех пальцев внушительную и понятную комбинацию. — Живым с меня шкуру сдирает! Режет без ножа! А тут еще, Факайетдин Фасхутдинович, автобаза представила счет за машины. О, аллах! — схватился за свою бритую голову Ибрахан. — Откуда я их возьму, если топорища не будут проданы? Вылетим в трубу. Какой там вылетим, уже вылетели.

— Успокойся, Ибрахан Сираевич! Все будет хорошо! Все будет прекрасно! Главное — здоровье! На остальное наплевать.

— А мне не плюется! Как мне не волноваться?! А как дела на складе? Товар идет?

Памятуя скандальную судьбу, постигшую топорища, Факай боялся сказать истинную правду, что склады по-прежнему забиты продукцией, на которую нет никакого спроса. Факай опасливо сказал:

— Слава богу, помаленьку идет… Но ты не принимай все так близко к сердцу. Не волнуйся, все будет хорошо, все будет прекрасно. Главное — береги здоровье!

— А мне для здоровья надо, чтобы товар шел не помаленьку, а помногу.

— Все будет. Наберитесь терпенья! А то в народе говорят: кто малым недоволен, тот большего недостоин. Это к вам не относится. Вы достойны большего.

Наступила пауза. Факай не знал, что еще такого сказать, чтобы успокоить и приободрить Ибрахана. Вдруг он ударил себя по лбу:

— Ах я, старая кочерыжка! Вот что значит склероз. Забыл сообщить радостную новость…

— Ну, говори, говори, а то от этих неприятностей голова кругом идет…

— Забыл вам сказать, что по городкам мы здорово вышли вперед. Который раз бьем быткомбинат. Наша команда и в самом деле крушит всех и все, как настоящий ураган. Если так пойдет дальше, поедем на межрайонные соревнования. А там, глядишь, прославимся и в масштабе республики! А если еще и по кирпичам — выйдем вперед по всем статьям… Так что вы не волнуйтесь.

Ибрахан слушал факаевские спортивные новости с тупым безразличием.

— И еще я хотел доложить, кто в нашей команде звезда. Никогда не угадаете! Минникунслу! Это вам не мастер спорта, а настоящий снайпер, бьет точно в цель с одного броска, без никакого промаха! Молодец женщина! Цены ей нет… А вот Шагей, после того как его отказались принять в команду, совсем что-то не в себе стал. Каждый вечер ходит сам не свой по комбинатовскому стадиону и что-то бурчит про себя. Видно, тронулся, бедняга. Ну, я заговорил вас, утомились небось… Так что, говорю, не волнуйтесь, Ибрахан Сираевич. Болейте себе на здоровье, а я пойду. Побегу домой, а то засиделся. Жена дома, наверное, волнуется, заждалась, ищет меня. Она такая…

Факай попрощался с Ибраханом, упрятал в кошелку две порожних бутылки, вытащил ножку табуретки из дверной ручки и исчез, оставив Ибрахана наедине со своими мрачными мыслями. Особенно почему-то не давала покоя новость о Шагей-бабае. Неужели, в самом деле, старик помешался? С чего бы это? Или он просто прикидывается, готовя Ибрахану новые сюрпризы?

Вы, естественно, хотите знать, что же происходило с Шагеем? Что правда, то правда: чуть ли не каждый вечер он приходил на спортивную площадку после того, как там уже заканчивались тренировки, и печально глядел на валявшиеся повсюду расщепленные скалки. На состязаниях команды играли закупленными в Уфе битами и рюхами, а тренировались по-прежнему сосновыми, сработанными из бывших скалок при непосредственном участии Шагея.

Старик вздыхал и предавался горестным размышлениям о бренности земной славы. Давно ли он вытачивал скалки, ставил рекорды, имя его красовалось на Доске показателей! Давно ли его, старика, завершающего свой жизненный путь, ставили в пример молодым! Он был в ореоле славы…

А сейчас все его высокие проценты развеялись, разлетелись, как эти никому не нужные щепки. Что осталось от былых рекордов? Один пшик!

ПРОПАЛ ЧЕЛОВЕК…

Ибрахан наконец выписался из больницы. И так долго там задержался. Ну как он мог спокойно болеть, оставив комбинат без хозяйского глаза! На протяжении всей болезни его одолевали и терзали противоречивые думы. Представьте себе: дела на комбинате идут отлично. Разве не давало это благодатную пищу досужим языкам, каких в Яшкале было немало, что там легко обходятся без руководящих указаний Ибрахана и его повседневного подхлестывания.

Но фактически дела на комбинате шли далеко не прекрасно. Комбинатовская телега натужно скрипела, и колеса ее на каждом шагу требовали смазки в виде неустанных забот, внимания и активного вмешательства в любые мелочи. При таких обстоятельствах не только досужие языки, но и вся яшкалинская общественность опять же осуждала Ибрахана: как мог он оставить подопечное ему предприятие на столь длительный срок без присмотра.

Оно, конечно, для укрепления здоровья не мешало бы еще немножко понежиться в спокойной обстановке, набраться побольше сил. Но наивно было полагать, будто больничная палата совсем изолирована от внешнего мира. Его и тут донимали по служебным делам. Так что ни о каком безделье не могло быть и речи. Да и такое безделье было просто противно натуре Ибрахана, ему как-то совестно было лежать в больнице, когда кругом бил полнокровный пульс жизни.

Положа руку на сердце Ибрахан честно сам себе признался, что уже окреп и здоров и готов взвалить на окрепшие плечи тяжкое бремя руководства комбинатом.

Сегодня он вышел из дому раньше обычного, ему хотелось по дороге в комбинат спокойно обдумать, с чего, собственно, начать рабочий день. За время его болезни накопилось множество вопросов, всех сразу не решишь. Тут и накренившаяся водокачка, и незаконченное строительство туннельной печи, и долгое молчание Акопа, неизвестно где сейчас сбывающего злополучные топорища… Чем больше он приближался к комбинату, тем больше всплывало всяких нерешенных проблем.

У проходной его встретил расплывшийся в дружеской улыбке Ярмухамет. Его приветливое и неизменное: «Все спокойно, никаких чепэ нет» — несколько вернуло Ибрахану душевное равновесие. Но у самой конторы его ждал неожиданный и неприятный сюрприз.

У кабинета Ибрахана дожидалась взъерошенная и растрепанная супруга Факая. Тучная, как и сам Факай, она вся тряслась, словно студень, истерически взвизгивала, не в состоянии произнести и слова.

— Что случилось? — спросил Ибрахан. В ответ послышалось невнятное:

— Факай… Факай…

— Что с Факаем?

Женщина продолжала трястись, ничего, кроме «Факай…», от нее добиться невозможно было. Подошедшая Аклима дала ей воды, и тогда удалось выудить еще одно слово:

— Пропал…

— Как пропал?

— Очень просто. — Женщина наконец пришла в себя и могла толком объяснить: — Очень просто, не пришел домой ночевать.

— Может, у родственников заночевал?

— Никаких, кроме вас, нет у нас родственников.

Хотя Ибрахан был польщен тем, что жена Факая считает его родным человеком, но от этого беда, постигшая Факая, не стала более понятной.

Женщина передохнула, а затем снова громко запричитала:

— Нет у нас родственников… Мы одни, как два голубка… Сердце у него знаете какое, наверное, свалился где-нибудь…

— Почему вы решили, что с ним случилось что-то плохое?.. А может, он задержался у какого приятеля или, извините на слове, у приятельницы…

— Астагафирулла![15] Хорошего же вы мнения о моем муже… Он не имеет такой привычки. Дом для него святое место. Он знает только свой дом…

Ибрахан вызвал Ярмухамета:

— Факай пропал… Сообщи в милицию, пошли людей искать и сам возьми кого-нибудь с собой и обыщи весь город. Докладывать каждый час!

Ибрахан никак не ожидал, что первый после болезни рабочий день начнется именно с такого неприятного происшествия. Ничем другим заняться он уже не мог. Жена Факая, делая краткие паузы, не переставала голосить. И чем дальше, тем все громче. Выставить ее из кабинета неудобно и бессердечно. Неизвестно, как долго продолжался бы этот незапланированный сольный концерт-плач жены по пропавшему без вести супругу, если бы в кабинет не ворвалась с криком и плачем еще одна женщина. То была знакомая нам Гиззельбанат. Ее трудно было узнать: над правым глазом красовался огромный синяк, вся она была в неистовстве и, схватив Ибрахана за лацкан пиджака, закричала:

— Вы мне скажите, разве есть такой закон, чтобы обижать одиноких беззащитных женщин?

— Вы не по адресу… Вам в милицию! — Ибрахан попытался угомонить разбушевавшуюся Гиззельбанат. Но куда там!

Тут началось нечто невообразимое.

Ибрахан стал невольным слушателем еще и громкоголосого дуэта: одна женщина старалась изо всех сил перекричать другую. Голосовые связки Гиззельбанат оказались крепче, более отработанными и звучали на всех регистрах, заглушая примитивные причитания жены Факая.

— Я женщина одинокая, безмужняя, так что же, теперь мне и побои терпеть? Избил бы свой муж, я бы стерпела… А то чужой, идет как бы к себе домой, заворачивает к тебе, ты ждешь ласки, а он тебя по лицу…

— Покороче! — не выдержал столь длинного монолога Ибрахан. — Кто бьет? И при чем тут комбинат?

— Очень даже при чем… Мало натерпелась я от вашего Родиса, так еще одного послала судьба…

— Говорите толком, кто вас избил?

— Неужели до сих пор непонятно? Я же говорю — ваш любезный Факай!

— На него не похоже… — искренне удивился Ибрахан.

— Когда мужик напивается, все бывает похоже… Напился, как свинья… Ударил кулаком в глаз… Выбил стекло и через окно выскочил на улицу…

Если бы Гиззельбанат знала, кто сидел в кабинете, она бы поскупилась на детали ночного визита к ней Факая. Обманутая супруга мигом вспыхнула огнем от дикой ревности, презрения и ненависти. Она вцепилась в бесчестную соблазнительницу и совратительницу ее девственно чистого мужа.

— A-а?! Так это у тебя ночевал мой муженек?! Так это ты завлекла его в свои грязные сети?!

Гиззельбанат догадалась, с кем имеет дело.

— Не я, а твой красавец пытался меня завлечь и опозорить… — Гиззельбанат не осталась в долгу и яростно вцепилась в распущенные волосы Факаихи.

Ибрахан не успел разнять дерущихся женщин.

— A-а! Такая ты сякая…

— А, я тебя…

— Что ты меня?! Что ты меня?! Вот сейчас я тебя!..

Ибрахан заткнул уши:

— Остановитесь! Прекратите безобразие! Не то обеих — в милицию!

Женщины еле угомонились, чуть остыли. Этим воспользовался Ибрахан и удалил их из кабинета:

— Ждите на улице, пока найдется ваш Факай…

Женщины уселись на ступеньках крыльца, продолжая, однако, честить друг друга крепкими словечками, не поддающимися воспроизведению в печати.

Тем временем Ярмухамет обнаружил Факая и привел его в комбинат.

Увидев на крыльце женщин, Факай взмолился и упросил Ярмухамета провести его к Ибрахану через черный ход.

Факай являл собой жалкий вид: одутловатый, он еще больше распух, под глазами набрякли мешки. От него за несколько шагов разило самогонкой. Ибрахан отвернулся.

— Где нашел красавца? — спросил он Ярмухамета.

— У реки…

— Что делал там?

— Думал, — ответил, запинаясь, Факай.

— Почему не вышел на работу к девяти часам?

— Говорю же, думал… Думал утопиться, да вода холодная…

— И не стыдно тебе, Факайетдин Фасхутдинович? Дома не ночевал… Всю ночь и бочке с водкой, что ли, просидел?

— Если бы с водкой… А то самогоном, чертовка, напоила…

— Как ты попал к ней?

— Я по делу к ней пришел… По важному делу…

— По какому такому важному делу? И какие у тебя могут быть с ней дела?

— Все, как на духу, доложу, дайте только в себя прийти…

Ярмухамет увел Факая во двор и привел его в чувство, выплеснув в него ведро студеной воды.

— Я пойду на пост, а вы тут с ним разбирайтесь! — и передал Факая Ибрахану.

— Ну, теперь ты способен ворочать языком?

— Да, вроде бы полегчало…

— Тогда выкладывай, что натворил, ничего не утаивая.

Факай ничего не утаил. Его рассказ походил на исповедь человека, которого на каждом шагу подстерегают и преследуют неудачи. Он всей душой стремится сделать что-то хорошее, а в конце концов получается наперекосяк.

Как помнит читатель, Факай после ряда конфликтных ситуаций в пошивочном ателье очутился на скромной должности заведующего складом промкомбината. На этой должности особенно не разгуляешься, не разживешься, большой инициативы не проявишь. Нет ничего мудреного принимать готовую продукцию, оприходовать ее и выдавать по нарядам. Факай быстро освоился с новыми обязанностями. Ночью разбудите — отрапортует, сколько чего у него в наличности, все до малюсенькой щепочки.

И вот приходит на склад правая рука директора — Булат, будто просит совета.

— Как быть, Факайетдин Фасхутдинович, посоветуйте, — и все так ласково, обходительно, что ни слово — точно медовую конфетку в рот вкладывает. — У вас и опыт в жизненных вопросах, и такт…

Лестные слова приятно щекочут самолюбие Факая. А Булат продолжает:

— Как нам быть с нужными людьми… Понимаете, с нужными?..

— Понимаю, — говорит Факай, хотя пока что еще ничего не понимает.

— Без них и шагу не ступишь. В горплане, в банке, в финотделе, в снабе… Предположим, по плану нам что-то положено. По плану, повторяю, на бумаге, а в натуре того, что положено, нет, а без него полный зарез. Как бы вы поступили?

Факай горько усмехнулся. Еще не так давно этот же Булат устраивал ему разнос за то, что он, Факай, будучи директором пошивочного ателье, обслуживал якобы только нужных людей. А теперь сам приходит к нему, к Факаю, за советом. Ирония судьбы!

Взяток нужные люди не берут, да и предлагать им как-то неловко… Как же быть? Булат стал голову ломать, искать выхода… Пришел к нужному человеку, от которого многое зависело, и сказал: «Выручайте, пожалуйста, в долгу не останемся». А тот: «Все так говорят, а как доходит до дела, так никакого дела, одни пустые слова». — «Нет, — сказал на то Булат, — на нас можно положиться. Можем предложить вам мебельный гарнитур экстра-класса». Нужный человек в ответ: «Это добро я где угодно могу купить». — «Нет, — возразил Булат, — ошибаетесь: то, что есть у нас, в магазины не поступает, ни за какие деньги не купите, да еще по сниженной цене. За товар первого сорта уплатите, как за второй. В порядке пересортицы!» Тут нужный человек клюнул: «Раз такое дело, тогда по рукам. Так и быть: занаряжу вам вне всякого плана то, что вам необходимо».

Рассказал все это Булат Факаю, и тот одобрил линию поведения Булата.

— Вам и советовать нечего… Вы на правильном пути. А как на это посмотрит дирекция?

— С Ибраханом Сираевичем согласовано.

— В таком случае, о чем разговор?!

Дальше — больше. На склад поступила мебель «экстра-класса». Факай отставил ее в сторону, пометил крестиками, будто бракованная, чтоб не перепутать с другой мебелью. А на второсортной налепил наклейки «первый сорт». В результате получится «баш на баш». То, что недоплатит нужный человек возместит рядовой покупатель. Он, рассуждал Факай, не обеднеет, если переплатит за пересортицу.

Все как будто было продумано до тонкостей, операция с нужными людьми не могла и не должна была сорваться. Но тут, как назло, Факай приболел гриппом, не вышел на работу. Вместо него командовал парадом экспедитор Файзулла. Ему-то что? Явились на склад, как и было условлено, нужные люди. Файзулла и выдал им гарнитуры с наклейкой «первый сорт», которые фактически были низкосортные, а прочую мебель, помеченную меловыми крестиками, отобранную Факаем специально для нужных людей — пять отличнейших гарнитуров, — пустили в розничную продажу.

Факай не то что некоторые, долго болеть не любил. Через день вышел на работу и, к ужасу своему, обнаружил, что операция с пересортицей блестяще провалилась, вызвав к тому же и невероятный переполох. Владельцы новых мебельных гарнитуров, так называемого «экстра-класса», завопили:

— Грабеж среди бела дня! Ваша хваленая «экстра-классная» мебель даже на растопку печи не годится!

Нужные люди, точно сговорившись, потребовали обратно деньги, к тому же аннулировали все внеплановые наряды промкомбинату…

Ибрахан на этом месте прервал Факая и дал волю справедливому гневу:

— Почему вы с Булатом скрыли от меня авантюру с мебелью?

— Почему скрыли? — простодушно переспросил Факай. — Вы лежали в больнице. Не хотелось вас огорчать, думали, все обойдется. Да вы, Ибрахан Сираевич, не расстраивайтесь. Одной неприятностью меньше, одной — больше, нервов не хватит… Главное — здоровье!.. Разве не так?

— Ты меня не убаюкивай, я не ребенок! Но при чем тут Гиззельбанат?

— Я все объясню, наберитесь только терпения…

И Факай продолжал свою трагикомическую исповедь. В жизни всякое бывает. Но то, что случается с Факаем, всегда из ряда вон выходящее…

Булат и Факай бросились к нужным людям, разъяснили, какое прискорбное произошло недоразумение, упросили пока не принимать никаких мер, обещав в два, максимум в три дня исправить допущенную ошибку.

Легко обещать, а когда ткнулись к тем, кто приобрел мебель, не для них предназначенную, те ни в какую:

— Мы мебелью довольны… Лучшей и не хотим. Так что напрасно морочите нам голову.

Одной из покупательниц «экстра-классного» гарнитура оказалась Гиззельбанат.

Навестить ее и уговорить вернуть гарнитур выпало Факаю. Булат честно признался, что боится попасть под воздействие чар этой «одинокой ведьмы».

И Факай бесстрашно ринулся в логово колдуньи. Он сознавал весь риск. Но другого выхода не было. Булат с Факаем решили вернуть хотя бы один гарнитур и срочно отдать его Салахи Салахиевичу, который тоже стал жертвой «пересортицы».

Тут Ибрахан снова не выдержал и со стоном прервал исповедь Факая:

— Позор на мою голову! Как я в глаза посмотрю этому почтенному и уважаемому человеку? Почему я не умер, когда родился?!

Факай использовал случайную паузу для передышки, а затем продолжал.

Сколько ни уверял и ни доказывал Факай, что Гиззельбанат достался гарнитур второго сорта, что ей заменят его на первый сорт, она наотрез отказалась от какого бы то ни было обмена.

— А для меня и второсортный гарнитур хорош!.. — С этими словами выставила на стол бутыль самогону. — Давай лучше угощу! Выпьем за тех, кто делает хорошую мебель!

Что было дальше, — хоть убейте! — Факай не помнит.

Проснулся Факай, когда солнце стояло высоко в зените, проснулся с тяжелой, хмельной головой и долго не мог сообразить, каким образом и, собственно, зачем попал сюда.

Вскоре окончательно пришел в себя, но уйти домой при всем желании не мог: дверь была заперта, ключ хозяйка девала неизвестно куда. А Факай очень торопился. Прежде всего к любимой жене. Впервые за тридцать лет счастливой, безоблачной супружеской жизни он не ночевал дома. Это невероятное обстоятельство кого угодно ввергло бы в панику, тем более его боевую, ревнивую подругу, человека мнительного, тонкую, чувствительную натуру. И, кроме того, само собой разумеется, он рвался в комбинат. Ибрахан Сираевич ведь не станет отрицать того, что не припомнит случая, когда бы Факай совершил прогул или опоздал на работу.

Ключа от дверей нигде не было. Факай фактически подвергся, без санкции прокурора, домашнему аресту. Хоть бы у себя дома, а то у «одинокой женщины», которая пускала в ход все средства, дабы совратить высоконравственного Факая, в частности выставила на стол какую-то омерзительную жидкость и буквально силой заставила его выпить стакан.

Вот тут-то он не выдержал, и между ними возникла перепалка. Не исключено, что сгоряча, сам того не сознавая, он ударил коварную соблазнительницу. Это, однако, не остудило ее пыл, тогда он и выбил стекла в окне и выскочил на улицу, спасая себя, спасая свою незапятнанную честь гражданина, мужа и передового работника промкомбината.

Булат явился перед грозные очи начальства с поникшей головой. Он вошел в кабинет, как входят в зал суда преступники, отлично сознающие, что их ожидает…

— Заходи, заходи, зятек! Ну и обрадовал ты меня! Очередной сюрприз приготовил. За моей спиной вытворяешь черт знает что, а расхлебывать приходится мне… Посмотри мне в глаза и скажи, как будем выходить из этого дурацкого положения.

Булату стыдно было поднять голову и посмотреть в глаза тестю и директору. Ничего хорошего это не сулило… Булат молчал…

— Ты подумай пока над моим вопросом. Сейчас подойдет твой напарник и верный союзник Факай… О его проделках у Гиззельбанат ты, наверно, уже прослышал… Ко всем радостям нам не хватало только такого скандала…

Тут подошел Факай.

— Кворум у нас налицо, можем начинать, — мрачно сострил Ибрахан, которому было далеко не до шуток. — Слово имеет Булат Арсланович… Подготовиться Факайетдину Фасхутдиновичу… Отвечайте коротко и внятно, как выбраться из трясины…

Булат продолжал сидеть, не поднимая головы (он все еще избегал встречи с глазами Ибрахана), нервно теребил правый бакенбард, как будто, подобно библейскому Самсону, в волосах обретал силу.

— Что я могу сказать? Перед нами задача — в один-два дня заменить пять гарнитуров мебели, попавших по недоразумению к уважаемым людям города, которым мы очень многим обязаны…

— Это и без того ясно, — резко оборвал Ибрахан. — Что скажет Факайетдин Фасхутдинович?

Несмотря на головомойку, учиненную женой, несмотря на горячий душ, самогон не выветрился еще окончательно из Факая. Ничего конкретного он предложить не мог, и ему ничего не оставалось, как присоединиться к словам предыдущего оратора.

Ибрахана давно не видели в таком запале, он метал громы и молнии, бушевал, и ничто не в состоянии было его остановить:

— Я собрал вас не в шашки-поддавки играть… Не до игр…

Тут Булат проявил несвойственное ему мужество, встал и принял, как говорится, огонь на себя:

— Я все улажу… Мне потребуется грузовая машина и на несколько дней деньги. Сколько? Сколько стоят пять гарнитуров… — Он произнес свое предложение четко, решительно и теперь не побоялся скреститься взглядом с Ибраханом.

На какую-то долю секунды в голове Ибрахана мелькнула шальная мысль: уж не задумал ли милый зятек, получив деньги, смазать пятки и дать стрекача. Он отогнал это дикое предположение, но уточнил:

— Зачем деньги?

— Поеду в Уфу, — твердо заявил Булат. — У меня там связи, раздобуду импортную мебель. Не мебель, а обсоси гвоздик!

— Хороши будем, когда узнают, что мы, изготовляющие мебель «экстра-класса», покупаем мебель на стороне. Стыд и срам!..

— Чтобы избежать срама, совершу покупку через подставных лиц. Обойдется чуточку дороже, зато наша честь будет спасена…

— Откуда нам взять грузовик? На автобазе не дадут! Акоп до сих пор не вернул автомашины… Платим большую неустойку…

— Директора автобазы тоже беру на себя. Остановка за деньгами. Главбух — сухарь, под отчет не даст. А без денег ехать бесполезно… Нам бы взаймы на несколько дней… А второсортные гарнитуры чуточку подполируем, подкрасим — и пустим в продажу. Реализуем за несколько часов. Голову даю на отсечение…

— Ты уже давал свою голову на отсечение, когда затоварились скалками…

— Скалки — то другое… Красивая мебель — это произведение искусства!

На какую-то долю секунды Ибрахану снова показалось подозрительной активность Булата. Не мешало на всякий случай застраховать себя от возможной неприятной оказии, и он предложил поехать в Уфу вдвоем — Булату и Факаю:

— Вы вдвоем заварили кашу, вдвоем ее и расхлебывайте… А деньги, так и быть, я сам вам одолжу… Но зарубите себе на носу — выручаю в последний раз. На мою доброту больше не рассчитывайте! Точка!..

Через два дня из Уфы в Яшкалу прибыли пять гарнитуров импортной мебели. Правда, смутные слухи об этой покупке все же дошли до Яшкалы. Им не поверили. Они выглядели слишком нелепо и неправдоподобно.

Вопреки опасениям Ибрахана, Булат не сбежал. Ему не было никакого резона бежать из Яшкалы: где в другом месте, при каком другом начальнике ему работалось бы так хорошо и жилось бы так привольно, как у Ибрахана!

Мебельная эпопея завершилась, ко всеобщему удовольствию — и «нужных» людей, и руководителей промкомбината, — благополучно. Как говорится, без сучка и задоринки. Вот только с возвращенной второсортной мебелью вышла заминка: если не в столе, то в диване, если не в диване, то в стульях невооруженным глазом легко обнаруживались и сучки и задоринки. Даже подкраска, полировка, лакировка не помогли… Покупатели жаловались, а им в ответ продавцы твердили:

— Вы видели, что покупали…

Покупатели не успокаивались и жаловались в высшие инстанции…

Ибрахан уже приобрел иммунитет к жалобам, они его не трогали, как в былые времена: на всякую жалобу, как бы она ни была серьезна, при желании можно найти отговорку, пока, конечно, жалоба не становилась предметом обсуждения в комитете народного контроля или у самого Аксакала. Там уж не оправдаться… Но пока что, слава богу, жалобы путешествовали в пределах внутриведомственных инстанций, и у Ибрахана не было оснований тревожиться: он приободрился, повеселел, словно сбросил с плеч тысячетонный груз…

— Теперь мне и к самому Салахи Салахиевичу не стыдно идти на прием…

У операции по укрощению и задабриванию так называемых «нужных людей» оказалось непредвиденное продолжение с неприятными для Факая последствиями.

Произошло это в ночное дежурство Ярмухамета на складском дворе. Под утро, когда все складывалось так, что начальник охраны с полным основанием мог отрапортовать начальству: «Полный порядок! Никаких ЧП!» — вдруг откуда ни возьмись послышался подозрительный шум. Ярмухамет — ружье наперевес и осторожно, на цыпочках, ступил несколько шагов: какой-то злоумышленник возился у штабелей штакетников…

— Стой! Стрелять буду! — крикнул бдительный Ярмухамет.

— Не дури! — послышалось в ответ.

— Брось доску! — Ярмухамет для острастки пальнул в воздух. Вор, не выпуская из рук доски, кинулся навстречу Ярмухамету, желая, видимо, его обезоружить. Ярмухамет в порядке самообороны выстрелил в злоумышленника. Благо, ружье было заряжено не порохом, а солью, обыкновенной столовой солью, но боль в ноге, куда угодила пуля с солью, была, видимо, достаточно сильной. Раненый злоумышленник взвыл от боли и рухнул на землю. Ярмухамет приблизился к нему:

— Не стреляй, Ярмухамет! Это я — Факай!

Ярмухамет не поверил своим глазам: Факай — вор, крал доски! Что за чертовщина!

И тут Факаю пришлось вторично исповедоваться, на этот раз перед Ярмухаметом. Исповедь была короткой.

Булат и Факай отобрали пятерку «нужных». Об этом проведал шестой, обиделся и начал пакостить.

— Меня не признаете? Без меня думаете обойтись? Посмотрим, как обойдетесь, услышим, что запоете, когда я не дам того, что вам нужно. Посажу комбинат на сухой паек!

Стал Факай искать подходы к шестому и так, и этак. Узнал, что шестой строит дачу, и, как бы невзначай, поинтересовался:

— Шпунтовка нужна?

— Это что, вопрос любопытного? Или дружеское предложение? Какому дачестроителю не требуется шпунтовка? Но я знаю вашего брата, семь шкур сдерете. Совесть — она у вас в дефиците…

— Глубоко ошибаетесь, уважаемый! Напротив, мы с вас возьмем ниже себестоимости.

— Не понимаю! Как это ниже себестоимости?!

— Очень просто. Нужно только иметь на плечах светлую голову, а не, извините, не про вас будь сказано, кочан капусты. Мы выпишем вам горбыль, заплатите, как за горбыль, а получите самую натуральную шпунтовку… Нам интересно иметь дело с друзьями, а не с врагами.

Короче говоря, Факай выписал наряд на два кубометра горбыля. Утром, до начала рабочего дня, шестой должен был пригнать машину. А Факай — вот что значит неудачник — не успел с вечера прикрыть отложенную шпунтовку горбылем, — потому и проник ночью на складской двор. Все прошло бы гладко-сладко, если бы не чересчур исполнительный Ярмухамет.

— Опять шухер-мухер?! Не можешь иначе?

— Не я, а нужные люди иначе не согласны… Не подмажешь — дела не сделаешь. Вот и смазываем по силе возможности.

— Пока что по силе возможности подводите начальство.

— И не подводим. Для него же стараемся. Он в курсе…

— Почему же тогда не разбудил меня, когда шел на складской двор?

— Вы так крепко спали… Пожалел…

— Что же теперь делать? — Ярмухамет боялся, как бы Ибрахан не устроил ему разнос за срыв важного мероприятия для «нужного человека».

За двадцать минут Ярмухамет и похрамывающий Факай погрузили на подошедший грузовик обещанные шестому доски…

Утром, когда через проходную проследовал Ибрахан, Ярмухамет, не моргнув глазом, бодро отрапортовал:

— Все в порядке!.. Никаких ЧП!..

ЕЩЕ ОДНО ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

Если бы в Яшкале, помимо городской газеты, выходил еще официальный бюллетень, аккуратно регистрирующий все значительные события в общественной жизни городка, все встречи на высшем уровне (в яшкалинском, конечно, масштабе), то о встрече Ибрахана с председателем группы народного контроля Бакером появилась бы информация:

«Вчера между председателем группы народного контроля Бакером и директором промкомбината Ибраханом состоялся оживленный обмен мнениями по интересующим обе стороны вопросам. Беседа, продолжавшаяся два часа, прошла в духе полного взаимопонимания».

Что означала заключительная строка сообщения — «в духе полного взаимопонимания»?

Ибрахан отлично понимал, что приглашен для беседы неспроста.

Бакер, в свою очередь, понимал, что его собеседник едва ли будет с ним откровенным и поможет разобраться в сложной обстановке, создавшейся в промкомбинате.

Поэтому один придерживался тактики обходного маневра, не сразу дал собеседнику почувствовать, что речь пойдет о весьма серьезных вещах. Другой избрал иную тактику: держать ухо востро, а язык на привязи, меньше говорить, больше слушать.

После обоюдных приветствий Бакер усадил Ибрахана:

— Садись, гостем будешь! Как живем-можем? Как дома? Все ли здоровы? Внучата пока не предвидятся?

Ибрахан недоумевал и из-под нависших бровей удивленно смотрел на Бакера: неужели для этого вызывал к себе? Тут что-то не то…

Не дождавшись ответа, Бакер протянул длинную цепочку, состоящую из маленьких колец:

— Хорошо, что заглянул. Видишь замочек… Чтобы открыть его, надо дернуть за колечко. А за какое — ума не приложу. Может, ты справишься?

Ибрахан чувствовал, что здесь какой-то подвох, но в чем — никак не мог догадаться… Он перебирал несколько раз кольца цепочки, как правоверный мусульманин перебирает четки, и, что-то бормоча себе под нос, нажимал, придавливал кольца и так и этак, да все без толку. После безрезультатных попыток открыть секрет замочка беспомощно развел руками и вернул цепочку хозяину.

— Не огорчайся, Ибрахан. Цепочка — только присказка, сказка — впереди. Ты вот что скажи, какое звено решающее — не в цепочке, нет, а в твоем хозяйстве?

Ибрахан был в положении школьника, провалившегося на экзамене. Он не в состоянии был произнести ни одного членораздельного звука…

— Хочешь знать, почему я задал этот вопрос? Скажу. Анекдоты любишь? Мне вчера рассказали свежий анекдот-загадку. Послушай: «О четырех ногах, а спотыкается…» Что такое?

Ибрахан оживился:

— Какой же это свежий? Он уже с бородой. Даже ребенок знает: лошадь о четырех ногах, а спотыкается…

— И вовсе не лошадь, а мебель — столы, стулья, диваны производства яшкалинского промкомбината, где директором уважаемый товарищ Ибраханов. Теперь, надеюсь, уразумел, какое звено в твоем хозяйстве решающее? Качество! Безусловно, о количестве тоже не следует забывать, но главное на данном этапе — качество. А вы вместе со своим зятьком Булатом гоняетесь за валом, за рекордами, за процентами, из-за этого и водокачка вот-вот рухнет. Придешь в комбинат и теряешься — к кому обращаться, кто здесь хозяин — ты или Булат? Слишком много дал ему воли и прав… И получаешься ты вроде английской королевы, которая ничем не распоряжается, а Булат при тебе полновластный премьер-министр… Если я ошибаюсь, поправь меня.

Воцарилась долгая пауза. Обе стороны молчали «в духе полного взаимопонимания». Ибрахан чувствовал, что любая реплика, сказанная им не в тон, будет встречена в штыки. Бакер знал, что должно пройти какое-то время, чтобы Ибрахан переварил все, что сейчас услышал.

Бакер нарушил молчание:

— Задавал ли ты себе, Ибрахан Сираевич, вопрос: как будешь жить дальше?

Ибрахан и этот вопрос оставил без ответа. Он терялся в мучительных догадках, что еще преподнесет всевидящий, всезнающий Бакер.

Бакер повторил вопрос:

— Я спрашиваю, как будешь жить дальше?

Отмалчиваться больше было нельзя, и Ибрахан повторил вопрос:

— Спрашиваешь, как будем жить дальше? Как жили, так и будем жить. Планы, слава богу, выполняем, несмотря на трудности, товар выпускаем. Кое-что, понятно, не всегда получается как надо… Жить, как говорится, не поле перейти… Всякое, так сказать, бывает…

Благодушный тон, каким Бакер начал беседу, сменился гневными нотами:

— Так жить не будешь! Не позволят! Планы выполняешь? Уж не за счет ли бесценных скалок и золотых топорищ? Скажи мне, пожалуйста, по какой цене удалось продать скалки, биты и рюхи? Ах да, я и позабыл, что комбинат сделал великодушный жест и подарил эти деревяшки школам. А кому думаете подарить топорища?.. Музею бесхозяйственности? Но такого музея, к сожалению, пока что еще нет…

— Мы никому не собираемся их дарить! Мы отвезли их продавать…

Бакер принял таблетку валидола. Его разгневанное лицо, лицо хронического гипертоника и сердечника, покрылось испариной и красноватыми пятнами.

— Пока продадите, деревянные топорища из золотых станут бриллиантовыми! Этого вам не так трудно добиться!

— Мы хотели как лучше… Нас, так сказать, спровоцировали, дали в газеты ложную информацию, будто нет в продаже скалок и топорищ, я думаю, сделали это нарочно, чтобы подорвать наш авторитет.

— Он и без того подорван. Глядя на вас, люди судят о руководителях нашего города… Продаете заведомый брак под видом высшего сорта! А потом, чтобы замести следы, упрятать концы в воду, заменяете бракованную мебель импортной. И это тоже для поддержания авторитета?! Нет, авторитет так не завоевывают!.. Если что и было у тебя, Ибрахан, давно потерял… Утратил самое дорогое, чему действительно нет цены! Ты утратил доверие народа! Понимаешь, чем это пахнет?! Видимо, нам с тобой, Ибрахан, придется поговорить в другом месте, у Аксакала…

Странно устроена человеческая натура. Какой, по-вашему, должна была быть первая реакция Ибрахана после неприятного и не сулящего ничего доброго разговора с Бакером?

Казалось бы, первым делом следовало подумать и еще раз подумать — одному или вместе с Булатом: каким образом выйти сухим из воды, как отвести от себя удар?

Ничего подобного! Ибрахан направил все усилия на то, чтобы доискаться, кто именно подкапывается под него и Булата!

Откуда, мол, Бакеру стало все известно? Неужели снова безобразничает этот вредный старичок Шагей? Ну, допустим, он не может простить Ибрахану и Булату того, что всю рекордную продукцию, изготовленную им в поте лица своего, выбросили чуть ли не на свалку. Недаром люди часто видели старика на спортивной площадке, где валялись жалкие остатки скалок… Он бродил по площадке пришибленный, бормотал что-то несуразное и вел себя, будто действительно тронулся. Но нет, он, видно, был в здравом уме…

Но кто же донес насчет мебели? Может быть, Салахи Салахиевич поднял шумиху? Тоже мне друг!

Булат на все это смотрел довольно трезво. Сделав глубокий анализ создавшейся обстановки, он убедил тестя:

— Не с того начали… Вам что, легче станет, когда узнаете анонимщиков, которые капают на вас? Допустим, вы узнаете — все это проделки Шагея, Хамзы или вашего верного покровителя Салахи Салахиевича? Что вы им сделаете? Соли насыплете на хвост? Разговор с Бакером — это вроде разведки боем. Бакер, несомненно, доложит обо всем Аксакалу… Вот и надо вам и всему комбинату готовиться к встрече с Аксакалом. Разговор, вам не позавидуешь, предстоит крепкий, и, чего греха таить и обманывать себя, разговор во многом решающий…

Ибрахан покряхтел, покряхтел, почесал бритую голову и сокрушенно вздохнул:

— Золотые слова, дорогой зятек! Я на тебя не сержусь, хотя Бакер с пеной у рта ругал меня, что слишком много я тебе передоверил. Может, оно и так… Может, пора и свою голову на плечах иметь… Но словами беде не поможешь. Как говорится, дерево хорошо плодами, а человек — делами. Я делом докажу Аксакалу, на что я способен. Никаким Хамзам, Салахиевичам не убрать меня с номенклатурной дороги! Пустить бы нам сейчас туннельную печь, выдать на-гора первый миллион высокосортного кирпича — тогда никто и пикнуть не посмеет… А еще лучше было бы пустить печь досрочно.

— Узнаю боевого коня! — восхитился Булат. — Можете на меня смело положиться! Я обеими руками за ваше предложение. Итак, в атаку!

ЕЩЕ ОДНА ДВОЙНАЯ СВАДЬБА

Поглощенные описанием знаменательных событий, развернувшихся в промкомбинате, возглавляемом Ибраханом, мы чуть было не прохлопали, прямо скажем, чуть не проворонили другое, не менее важное и волнующее событие в жизни одного из ведущих персонажей нашего повествования — Шагей-бабая.

В анкетных данных Шагея все было предельно ясно. Возраст около семидесяти — чуть меньше, чуть больше. Трудовой стаж ненамного короче жизненного. Семейное положение — вдовец. Трое детей: сын живет в Уфе, средняя дочь в Стерлитамаке, младшая, Гульгайша, живет с отцом в Яшкале, в Старом поселке на Яблоневой улице. Обо всех этих деталях биографии бабая мы в свое время поставили в известность читателя. Когда умерла благоверная супруга почтенного Шагея, Гульгайша дала клятву — никогда, ни при каких обстоятельствах не оставлять отца. Преданная дочь и думать не хотела о замужестве. Ее подружки по поселку, ее товарки по консервному заводу нагоняли на нее столько страхов, приводили столько примеров неудачных браков, что она, скромная, честная, довольствовалась тихой жизнью под одной крышей вместе с престарелым, но довольно активным отцом. Жизнь обоих протекала мирно, безмятежно. Они проявляли друг о друге трогательную заботу. Гульгайша никогда не жалела, что записалась в старые девы, а отец из кожи вон лез, чтобы даже в мелочах угодить любимой дочери: он понимал, какую жертву ради него принесла дочка. Шагей не чурался никакой домашней работы.

Годы шли за годами, они брали свое, Гульгайша, когда ходила по поселку, ловила на себе косые взгляды мужчин. Одни сочувствовали ей, другие сетовали, какая дивчина пропадает зря. Статная, здоровая, она гордо проходила мимо, но годы нет-нет да и накладывали свой отпечаток: то лишнюю морщинку у глаз, то вдруг она обнаружила у себя седой волос. Но и при этом от нее нельзя было услышать слова сожаления или упрека.

Сменялись настенные календари. Сколько их сменилось — не будем уточнять, а сожаление по поводу того, что личная жизнь ее не удалась, все-таки стало прорываться. Незаметно для себя она все чаще останавливалась около малых ребятишек, возившихся в песке, заигрывала с ними. Пройдет еще немного времени, и ей навсегда придется оставить мечту о своих, собственных детях. Ну, если своих бог не даст, то хотя бы заботиться о чужих: давало знать скрытое в каждой женщине материнское чувство. Как было бы хорошо выйти замуж за вдовца, себе одногодка. А ежели встретится человек постарше со взрослыми детьми, то нянчить его внуков или взять из детдома круглую сироту…

На другом конце поселка жил заготовитель Абсалям, пятидесяти с небольшим лет. Он овдовел года три назад. Двое его сыновей женились, отпочковались от него. Розовощекий, еще в расцвете сил, Абсалям жил одиноко в большом доме, полном достатка. Он давно засматривался на Гульгайшу, но знал, что она неприступна и непреклонна в своем решении до конца дней остаться старой девой-вековухой. Но, поразмыслив, решил, что двум смертям не бывать, одной не миновать: откажет, тогда будет знать, на каком он свете, можно ли на что-то надеяться или на этой кандидатуре надо поставить крест.

Гульгайша приняла его сватов сдержанно. Она, по обычаю, собиралась было сначала отказать, чтобы те малость побегали: всякой невесте полагается набить себе цену и не подавать виду, что согласна. Но, поразмыслив, поняла, что дипломатничать, рисковать не следует — опасно, жених не так поймет ее и пошлет сватов по другим адресам. Так, после первого же предложения Гульгайша дала согласие стать женой Абсаляма.

Сватовство проходило в отсутствие Шагей. Когда он пришел домой, Гульгайша смущенно призналась, что выходит замуж, но его не оставит на произвол судьбы, будет каждый день навещать. Старик опешил от этакой новости, но на словах выразил неподдельную радость:

— Вот и ты, слава аллаху, пристроилась. А за меня не беспокойся. Я и сам о себе похлопочу… Была бы ты счастлива… Абсалям человек положительный, тебя не обидит.

Весть о замужестве Гульгайши быстро разнеслась по Старому поселку, хотя никакой свадебной церемонии по этому поводу не было: просто Гульгайша собрала свои вещички, кое-какую живность — пару гусей, уток, кур — и тихо, без лишнего шума, перебралась к мужу на тот край поселка.

Об этом событии раньше других проведала, естественно, Минникунслу. Она из окна увидела, как старикова дочь выносит из дома какие-то узлы, вещички, корзины, и сразу раскусила, что тут пахнет жареным.

В тот же вечер Минникунслу, воспользовавшись проемом в заборе, навестила Шагей и пригласила в гости.

— Чего сидишь, точно старый медведь в берлоге. Идем ко мне, чайку попьем. Не бойся — не съем.

— Не боюсь, не съешь: у тебя и зубов нет…

— Не хорохорься, мои зубы все при мне… — И, широко оскалив рот, продемонстрировала сохранившиеся в целости зубы.

— И мои при мне. А ведь я дольше твоего живу.

— Раз не боишься, айда ко мне! — не отступала соседка.

— Эх, Сумитэ, Сумитэ, нету охоты и интересу распивать чаи с тобой из чайника.

— А я напою тебя не из чайника, а из настоящего самовара.

— В таком случае, спасибо на добром слове…

Шагей-бабай накинул на плечи елэн[16] и проследовал через проем в заборе за дородной Минникунслу. Протискиваясь сквозь щель, Минникунслу задела платьем за гвоздь и разорвала. Шагей отвернулся, помянув при этом шайтана и все его родство.

Минникунслу сорвала злость за порванное платье на заборе: мощным ударом ноги, как заправский футболист, выбила доску — щель в заборе стала совсем широкой.

Когда переступили порог дома Минникунслу, она неожиданно спросила:

— Как у тебя насчет сердца? Здоровое? Не умрешь, если я тебе что покажу?

— Не знаю, про что говоришь. Если шайтана покажешь, не струшу…

— Тогда закрой глаза, дай руку и следуй за мной!

Шагей послушно зажмурил глаза и, как маленький ребенок, ухватившийся за руку матери, покорно зашагал во внутренние покои соседки. В нос ударил запах ароматного цейлонского чая, где-то, совсем близко, выводил знакомую мелодию небольшой самовар.

— Открой теперь глаза! — скомандовала хозяйка.

Шагей-бабай раскрыл глаза и… чуть не потерял сознание, не поверив глазам своим. Если бы, раскрыв глаза, он очутился в раю или в аду, то удивился бы гораздо меньше.

На столе во всем блеске стоял и весело напевал песню о долгожданной встрече его любимый медный самовар. Нет, это не было галлюцинацией, миражем, все происходило наяву. Шагей, желая в этом убедиться, стремительно подскочил к самовару и, не боясь обжечься, ощупал его, родного и близкого, всего — от колосника до конфорки. Да, это был он — вне всяких сомнений. Даже вмятина, приобретенная после того, как невестка Галия выбросила его с балкона в Уфе, и перекошенный кран… Но, надраенный песком и кислым молоком, самовар, его самовар, блестел, как новый!

Шагей на радостях растерялся, не знал, что и делать: то ли самовар целовать, то ли Минникунслу. Поцеловал бы самовар, да обожжешься, поцеловал бы Минникунслу, да не принято это у благочестивых стариков. Шагей пренебрег бы стародавними обычаями, запрещающими пожилым людям целоваться, но побоялся добровольно лезть в сети, расставленные хитрой соседкой. И все-таки не удержался, обнял Минникунслу за ее внушительную талию.

— Мой ли это самовар, Минникунслу?

— Твой, был твой, а стал мой!..

Шагей опустил руку с талии соседки и посмотрел на нее взглядом, полным отчаяния и неодолимой решимости.

— Как это стал твой?

— Не смотри на меня так! — испуганно сказала Минникунслу, она прочла в обезумевших глазах бабая приговор к высшей мере наказания, вынесенный им окончательно и бесповоротно. И сдалась.

— Успокойся: твой это самовар, твой, твой! Садись, будем чай пить… За чаем и поговорим…

Шагей не верил своему счастью. Неужели его родной и любимый дедовский самовар после разлуки снова вернулся к нему, Шагей-бабаю?! Поставив блюдечко на все пять пальцев и задрав кверху подстриженную каймой бороду, Шагей с наслаждением вкушал чай из своего самовара и слушал рассказ Минникунслу о невероятных злоключениях самовара, ставшего неотъемлемой частью его быта и всего его существования — материального и духовного.

Не желая травмировать читателей жестокими подробностями, мы ограничимся скупым перечислением «этапов большого пути», какой довелось проделать легендарному самовару со дня трагической пропажи по вине «идебеэсовцев» до возвращения в родное лоно Шагеево.

Ибрахановские работнички выбросили самовар как никуда не годную вещь на свалку. Сборщик утиль-сырья сдал его за гроши в металлолом. Приемщик металлолома, любитель старинных вещей, сразу понял, что на нем можно прилично заработать. Он не поскупился и уплатил хорошие деньги отличному мастеру за ремонт. Затем он отвез реставрированный самовар в Уфу на толкучку, где его за большие деньги приобрела соседка по Яблоневой улице, любительница предметов старины Хаерниса, та самая, что в свое время написала восторженное письмо в редакцию яшкалинской газеты с благодарностью Ибрахану и его детищу ИДБС за чуткое отношение и внимание к старикам.

Зайдя как-то к Хаернисе, Минникунслу увидела самовар и обомлела, она сразу узнала его и, уплатив за него стоимость пяти больших самоваров, унесла бесценный предмет к себе.

Шагей благодарно слушал одиссею его заветного самовара и не знал, как благодарить соседку за дорогой его сердцу сюрприз.

— Ты сказала, что самовар снова мой. Но ты уплатила за него деньги, и немалые… Так что скажи, сколько я должен тебе за него. Подарков я не хочу.

— А я и не дарю, и не продаю…

Шагей-бабай от удивления вытаращил глаза.

— Как так?

— Очень просто. Мой самовар, что хочу, то с ним и делаю…

— Это нечестно. Сама сказала: самовар мой.

— Был твой, теперь мой!

Шагей огорченно склонил голову: с этой ведьмой надо быть настороже. Неизвестно, что она еще придумает, какую ловушку, коварная, устроит.

— А как же я? — еле выдавил бабай, лицо его выражало полную растерянность и беспомощность…

— Очень просто: будешь ходить ко мне чай пить, — сказала Минникунслу ласково. — Все одно, после ухода Гульгайши тебе скучно одному чаевничать… Вот и будешь ходить ко мне на чай…

— Каждый день? — спросил бабай, не зная, насколько далеко простираются в отношении него агрессивные планы соседки.

— Как тебе угодно будет… Хочешь, ходи каждый день, хочешь через день. Свистнешь или иначе подашь знак — и через забор. Будешь гостем…

— Ах, ты… — бабай не договорил фразу, и так и осталось неизвестным, что он хотел этим сказать, хлопнул дверью и был таков.

— Проем в заборе стал шире, так что не стесняйся, — крикнула ему вдогонку Минникунслу.

Долго не мог уснуть этой ночью Шагей-бабай. Неужели ему так и придется ходить к соседке каждый день и распивать с ней чаи? Неужели она никогда не отдаст ему заветный самовар? Это только в старых сказках и преданиях рассказывается о ловушках и западнях, какие устраивали мстительные шахи, падишахи, желая извести кого-либо из своих близких. А тут простая поселковая баба придумала такой дьявольский капкан, который, глядишь, вот-вот и захлопнет тебя…

Три дня Шагей-бабай был сам не свой, злой, надутый, места себе не находил. Три дня по утрам, вечерам раздавался на весь поселок крик Минникунслу:

— Айда, сосед, чай пить!

На четвертый день Шагей-бабай не выдержал разлуки с самоваром. Он пришел не то чтобы выпить чашку чая, а просто посмотреть на своего любимца. Но соседка не отпустила его, пока он не отведал чаю.

Так и повелось. Сначала он ходил на утренний чай, потом захаживал и на вечерний. Минникунслу все приветливее, все ласковее встречала его. Воспользовавшись тем, что Гульгайша захворала, Минникунслу постирала белье, убрала в доме. Делала она все это не таясь, открыто, даже афишировала, и скоро по поселку пошел слух, будто Шагей-бабай вошел в дом Минникунслу. Это походило на правду, так как уже трудно было отличить, что шагеевское, что соседкино. Все, кроме, разумеется, самовара.

В одно прекрасное летнее утро Шагей вышел во двор прогуляться и… Что за наваждение! Дощатый забор, разделявший дворы бабая и соседки, был повален во всю длину. Из двух дворов образовался один широкий. Долго чесал Шагей свою бородку, гадая, чьих это рук дело. Вроде бы ночью никакого гарасата-урагана не было. Оставалось думать одно: все это дело рук и ног мощной Сумитэ. Под ее натиском забор свободно мог рухнуть!

Минникунслу не делала никаких секретов из поползновений Шагей-бабая на ее свободу и дом. Поваленный (неизвестно кем) забор только подтверждал слухи о том, что старик намерен объединить оба хозяйства в одно.

Спустя неделю после падения забора Шагей-бабай признал свое поражение — послал зятя Абсаляма сватом к Минникунслу. Но при этом бабай поставил одно непременное условие: Сумитэ отдает ему самовар!

Минникунслу милостиво приняла предложения Шагея. Прошло немного времени, и вслед за свадьбой Гульгайши сыграл свадьбу и Шагей-бабай. Собственно, то была не свадьба, какая полагалась и по закону и по традициям, то был свадебный ужин, на который съехались дети из Уфы и Стерлитамака. Из посторонних — впрочем, какой он посторонний! — был приглашен старый наш с вами знакомый журналист из Уфы — Хайдаров.

Газетчик прибыл в Яшкалу по двойному приглашению: Шагей-бабая и Аксакала. Шагей звал на свадьбу, Аксакал сулил «любопытный» материал. «Мы готовим на бюро вопрос, несомненно, он вас заинтересует. Встретитесь со своими старыми знакомыми».

Хайдаров привез молодоженам подарки: невесте — оренбургский шерстяной платок, а жениху, как заядлому спортсмену, — гантели…

За свадебным столом Шагей и Хайдаров ни о каких делах, понятно, не говорили, отложив их на следующий день. А о чем они беседовали на следующий день — читатель догадывается и без нашей помощи.

До третьих петухов продолжался свадебный ужин. На удивление всем острая на язык Минникунслу на этот раз молчала. Она не сидела, как положено, на почетном месте невесты, а суетливо хлопотала вокруг стола, обхаживая гостей. Она была счастлива безмерно: в доме появился мужчина: пусть старый, но при бороде и усах.

Да какой он старик? Одна только приставка — бабай, что значит старик. К тому же Шагей уж очень хороший. И не только хороший, а прямо-таки редкий, как и его самовар…

И Минникунслу при ближайшем рассмотрении оказалась не такой уж страшной. И никакая она не ведьма, а полная сердечной теплоты женщина.

ЗАКАТИЛАСЬ ЗВЕЗДА

Итак, Аксакал готовился докладывать на бюро о работе промкомбината. Ибрахан также готовился к этому заседанию: вместе с Булатом писали, черкали и снова писали доклад. Оба понимали, что заседание будет разгромным, и принимали самые энергичные меры, чтобы смягчить силу удара.

О, как хотелось Ибрахану до бюро осуществить свои честолюбивые планы! Впрочем, если смотреть на вещи трезво, ничего зазорного и предосудительного в так называемых мечтах-планах Ибрахана не было.

Ну у кого подымется рука осудить Ибрахана за его законное желание реализовать, и притом по выгодной цене, злополучные топорища?! Он слал по следам Акопа одну телеграмму-молнию за другой. Он вызывал его по междугородному телефону, теребил, торопил и накручивал хвост своему незадачливому торгпреду.

Телефонные разговоры при плохой слышимости доводили Ибрахана до белого каления. Он только догадывался, о чем хотел информировать шефа Акоп.

— Алло, алло! — гремел Ибрахан на всю опустевшую контору. — Докладывай обстановку!

Ибрахану казалось, что Акоп говорит очень тихо, еле слышно, и просил говорить громче. С такой же просьбой обращался и Акоп. Таким образом, оба кричали изо всех сил.

— Сижу… в Яицке…

— Где, где?

— Повторяю: в Яицке… Где Пугачев…

— Какой Пугачев? У нас нет никакого Пугачева…

— Топорища не берут… предлагают вес…

— Чего предлагают?

— Вес… пуд копеек… Еду… альский…

— Куда, куда? Зачем?

— …альске вес золота…

— Понял: в Уральске топорища на вес золота. Не надо золота. Возвращайся обратно… Верни машины… Меня повесят…

— …одал одну …шину…

— Чего, чего продал? Не понял: топорища или машину?

— Повторяю… машину… Обратно выехать не могу…

— Почему не можешь?

— Вышлите деньги… Деньги… ясно?.. рубли…

Надежда на то, что Акоп распродаст топорища до бюро, рухнула. Неужели придется признать поражение и на этом участке фронта?

Остается — досрочный пуск туннельной газовой печи! Все упования были теперь только на это — последнее слово кирпичной техники.

Оставаясь наедине с невеселыми мыслями, Ибрахан не раз задумывался о своем будущем. Пусть бюро пройдет более или менее благополучно, и он уломает Ямбику, она согласится отправить Булата и Миниру в Стерлитамак на жительство. Оба там начнут работать, будут приезжать к ним в гости, да и они к ним, в Стерлитамак.

Но если бюро… Он гнал от себя мрачные мысли, как будто заклинаниями можно предотвратить грозу. Но если… Как было бы хорошо — спокойно удалиться на пенсию, или, как говорят, на заслуженный отдых… Даже если он и уйдет на пенсию, все равно надо будет отправить куда-нибудь подальше от себя Булата с Минирой….

Нет, едва ли на бюро все сойдет для него благополучно… О, как возрадуются его «доброжелатели», всякие Хамзы…

На стройке туннельной печи работа кипела круглые сутки. Ибрахан торчал на пусковом объекте чуть ли не двенадцать часов в сутки, уходил домой поспать на два-три часа, когда его сменял Булат. Оба они порядком изнервничались, торопя субподрядчиков — строителей, монтажников, наладчиков и газовщиков. По официальному графику туннель намечалось пустить через десять дней после предполагаемого заседания бюро. Ибрахан и Булат разработали ускоренный график: пробный пуск был назначен накануне бюро.

А накануне этого кануна Ибрахану пришла пространная телеграмма от Акопа.

Ибрахан читал телеграмму, руки дрожали, словно после запущенной неврастении. В глазах рябило, он читал и ничего не понимал. Все кругом помутилось, казалось, весь мир рушился: и громады высотных зданий, и вершины гор, и океаны — все навалилось на Ибрахана. Он провел рукой по лбу, стиснул виски, желая наконец осознать, что же в конце концов произошло? То была горькая правда: с топорищами полный провал, а следовательно, скандал и расплата неизбежны.

Ибрахан окликнул Булата, которого, когда нужно, никогда не было на месте. Правда, сегодня он, как и Ибрахан, суетился на стройплощадке, где вот-вот монтажники и газовщики должны были привести печь в состояние боевой готовности.

— Читай, я что-то никак ее соображу, о чем там… — Ибрахан прекрасно соображал, что к чему, он только пытался отсрочить неизбежный удар.

Булат прочитал:

«Телеграфирую из Уральска точка Здесь такая же погода точка Топорища не в моде точка Товар несезонный, спросу нет никакого точка Автомашины возвращаю, кроме одной, реализованной причине невысылки вами денег точка Топорища тоже возвращаю почти все полностью точка Прошу проверить накладные точка Еду на Кавказ точка Прощайте дорогой Ибрахан Сираевич точка Прощай мой верный друг Факай точка Привет твоей супруге точка Приезжайте дорогие на Кавказ точка Гостями будете точка Шашлык будет вино будет поедем кататься на „Волге“ точка Верный вам до конца дней Акоп точка».


Оправдались самые мрачные предчувствия. Ибрахан бессильно опустил руки, он был близок к отчаянию. Будь Акоп где-то поблизости, он четвертовал бы его, как будто в том, что топорища возвращаются обратно в Яшкалу, виновен именно он, Акоп.

Ибрахан был в положении утопающего, который мало того, что не умел плавать, попал в бурлящий водоворот, откуда даже искусный пловец не выбрался бы. Но Ибрахан продолжал барахтаться, не теряя надежды, что кто-то каким-то чудом вызволит его из смертельной опасности. Не будь этой надежды, он наложил бы на себя руки, так ему все опостылело. Но нет, он не допустит, чтобы недруги злорадствовали над его прахом. К чему спешить на тот свет? Туда он еще успеет. Остался один, последний, спасительный шанс — пуск газовой печи… Сойдет благополучно, и он всплывет на поверхность, пусть не совсем цел и невредим, пусть даже со строгачом в личном деле, но зато по-прежнему в номенклатурной орбите…

Ибрахан никогда в жизни не молился, не знал ни одной молитвы наизусть. А сейчас помолился бы, хоть и был неверующим…

И, как бы стряхнув с плеч громаду забот, притворно бодро запел:

— Другого нет у нас пути…

— Вы молодчина, Ибрахан Сираевич! — поддержал его Булат. — Теперь я вижу, вы сильны духом, вы — настоящий руководитель! Мы с вами еще поработаем!..

Строители сдержали слово. Эксплуатационники подписали акт о приемке здания печи. Вслед за строителями управились с заданием монтажники. Ибрахан торопил, подхлестывал, сулил премиальные.

— Каждый час на учете! Мы близки к финишу. Не подводите!

И вот наступило долгожданное утро пробного пуска газовой печи. Все механизмы были испытаны, выверены. Сердце радовалось, глядя, как исправно и четко действуют разные части туннельной печи!

Ибрахан, наученный горьким опытом, настоял на том, чтобы возле пуска печи не было никакой шумихи.

— Для всех, и для Аксакала, досрочный пуск печи должен быть приятной неожиданностью, — настаивал Ибрахан. — Тогда это произведет фурор. Сперва мы пустим печь, так сказать, в семейном кругу. А потом пусть вызывают на бюро… А я им: «Я к вам с просьбой».

«С какой такой просьбой?»

«Я прошу перенести бюро на два часа позже».

«Странная просьба, — скажет Аксакал, — что вам дадут эти два часа? Хотите наверстать упущенное? Немного успеете за два часа!»

«А я прошу перенести бюро по причине досрочного пуска газовой туннельной печи!»

«Как так? — удивятся члены бюро. — Это непостижимо! Выходит, вы умеете не только допускать отдельные промахи, но и при желании показывать образцы отличной работы. Что ж, очень приятно, что мы ошибались… А то мы собирались списывать вас с корабля…»

Такой ласкающий душу разговор, несомненно, произойдет завтра, а сегодня…

Сегодня Ибрахан и Булат в который раз подымались наверх, спускались вниз, заглядывали в нутро печи. Булат давал объяснения. Ибрахан внимательно слушал, поражаясь, как быстро его зять освоил сложную премудрость обжига кирпича. Конечно, Ибрахан был бы куда спокойнее и увереннее, если бы тут же вместе с Булатом был Альмухаметов. Но так сложились отношения между директором и бывшим главным инженером Альмухаметовым, что тот, обидевшись из-за какой-то мелочи, ударился в амбицию и ушел из комбината по собственному желанию.

Между тем Булат с таким апломбом, так веско и убедительно выкладывал свои глубокие познания, что сомнения Ибрахана быстро рассеялись.

Высушенный кирпич-сырец еще с вечера был загружен в печные вагонетки и поступил в туннельные печи. Сегодня же оставалось пустить газ и задуть печь, чтобы при температуре чуть ли не в тысячу градусов обжечь кирпич и превратить его в огнеупорный строительный материал.

Восемь часов утра… На площадке, которая еще вчера называлась строительной, сегодня почти никого нет, если не считать двух-трех подсобных рабочих да Ибрахана с Булатом. Вот показался и главный герой сегодняшнего события, знакомый нам Уркенбай. Он своего добился, освоил профессию обжигальщика, сдал экзамены по технике безопасности и получил надлежащее удостоверение от газовой инспекции.

В отличие от наших прежних с ним встреч на сей раз он явился только чуточку под мухой. Степень самого незначительного опьянения, едва заметного для несведущих, могла установить лишь особая милицейская трубка. Что же касается Ибрахана и Булата, то они ничего предосудительного в поведении Уркенбай не заметили, и это необычное обстоятельство показалось довольно подозрительным бдительному Булату.

— Слово сдержал? — резко спросил он. — В рот, как условились, ни-ни?..

— Сказал — отрубил! — успокоил Уркенбай. — Маковой росинки не брал…

Уркенбай говорил святую правду, одну только правду. Но разве мог Ибрахан или Булат предположить, что предусмотрительный Уркенбай заблаговременно, еще вчера, запасся бутылочкой «Зверобоя» и припрятал ее в укромном местечке в одном из многочисленных закутков печи, чтобы сегодня достойно отмстить два события огромной важности — пуск газовой печи и прощание обжигальщика Уркенбай с безликой профессией разнорабочего.

Уркенбай, польщенный возложенной на него ответственной, но приятной миссией, проверил и убедился в том, что печи загружены, и бегом помчался на свой пост к себе на верхотуру. Началась продувка. Пора подавать газ. Уркенбай включает газ, все идет точно по инструкции! Остается бросить в конфорки зажженную мазутную ветошь. Тут бы в самый раз приложиться к «Зверобою». К своему огорчению, Уркенбай вспомнил, что упрятал бутылочку где-то внизу. Недолго думая, он в мгновение ока бросается вниз, в кромешной темноте обнаруживает заветный «Зверобой», так же стремительно возвращается к себе на пост, прикладывается к горлышку, зажигает ветошь и…

Пока Уркенбай бегал вниз и наверх, газ, вырвавшись из многочисленных горелок, заполнил печь и не то что зажженной ветоши, а маленькой искорки было достаточно, чтобы произошло непоправимое…

Новенькое здание туннельной печи в одно мгновение превратилось в бесформенную груду развалин и пепла…

Выброшенный взрывной волной Уркенбай, как космонавт местного, яшкалинского, значения, преодолев правильную геометрическую траекторию, угодил прямо в объятия оглушенных и очумелых Ибрахана и Булата, которым небо ниспослало такой нежданный подарок…

Ибрахан, хоть и не взлетел в воздух, почувствовал себя в состоянии полной невесомости: он ничего теперь не весит, ничего в этой жизни уже не значит… Был Ибрахан, да весь вышел…

А Булат? Булат, как только очнулся после взрыва, понял, что ему здесь, в Яшкале, больше ничего не светит… Прощай, тесть, прощай, теща, прощай, дорогая Минира!.. Придется, как это ни прискорбно, менять место постоянной прописки. Такова, видно, судьба…

По настоянию Аксакала, в связи с новыми обстоятельствами, заседание бюро было перенесено.

…Так закатилась звезда Ибрахана на ширпотребном небосклоне. Закатилась потому, что Ибрахан грубо пренебрег мудрым житейским правилом, которым мы начали наше повествование: прежде чем войти, подумай о том, как выйти…

Пусть это послужит хорошим уроком, как говорится, иным Ибраханам и Булатам, которые нет-нет да порой еще встречаются у нас…

И на том поставим точку. Спасибо, дорогой читатель, за внимание!..


СВОЕОБРАЗИЕ ЖАНРА И ОРИГИНАЛЬНОСТЬ ПОЧЕРКА



Агиш Гирфанов (1928) — башкирский писатель, автор романов «Пузыри славы» и «Весна приходит дважды», повести для детей «Вот такие чудеса», комедии «Прекрасны долины Узени», многих сатирических и юмористических рассказов.


Имя Агиша Гирфанова, одного из башкирских писателей-сатириков, известно читателю с 50-х годов. Вначале он занимался активной журналистской деятельностью, затем опубликовал на страницах республиканской печати множество сатирических и юмористических рассказов, новелл, сразу же привлекших читательское внимание. Отдельные его произведения увидели свет и в «Литературной газете». А появление его произведения «Пузыри славы», первого сатирического романа в истории башкирской литературы, было положительно оценено и в центральной печати.

Интерес читателя к произведениям А. Гирфанова не случаен. Тем более, что в последнее время у нас и во всесоюзной литературе часто стали сетовать на отставание или слабость жанров сатиры и юмора, с сожалением вспоминать при этом ее былую славу, классику. Правда, слышатся и другие голоса.

Один из участников дискуссии о комедии, проведенной в «Литературной газете» (Ю. Никулин), коснувшись некоторых высказываний о ее «золотом веке» в прошлом, не без полемического задора, например, заметил: «Но был ли он, этот золотой век? Я в этом сомневаюсь. Фильмы, которые упоминаются в статье (имеется в виду статья А. Егорова: „ЛГ“, 1979, № 7 — Р. Б.) — „Волга-Волга“, „Веселые ребята“ и т. д., — это же репертуар целого десятилетия! Да и в 60-е годы вышло, пожалуй, две-три отличные комедии — не больше. А Чарли Чаплин, о котором тоже вспоминает критик, так вообще был один на весь мир. Нет, положительно у комедии не было золотого века. С комедиями всегда было трудно, а с сатирой еще труднее».

По-видимому, в чем-то прав народный артист Советского Союза Юрий Никулин. Ибо вопрос стоит здесь не о количестве произведений, обозначенных маркой «сатира и юмор», которых выходит и сегодня немало. Тревогу вызывает их качество, художественная гражданская зрелость; способность сатиры и юмора как наиболее острого и действенного идеологического оружия квалифицированно участвовать в нашей общей борьбе за коммунистические идеалы.

Конечно, талант сатирика, юмориста — качество редкое, своеобразное. Тем более, если учесть, что за эти годы, в процессе развития общества, его культуры и образования, несравненно «повзрослел» и его «смех».

С этих позиций, действительно, достижения сатиры и юмора в современной многожанровой и многостилевой национальной литературе более чем скромны, хотя корни этого жанра и уходят в далекое прошлое, даже в фольклор.

В письменной литературе наибольшее развитие сатира и юмор получают в предреволюционные годы, а также в период Октябрьской революции и гражданской войны. Разоблачительная поэзия М. Гафури, Д. Юлтыя, Ш. Бабича и многих других, высмеивая острой сатирой наших классовых врагов, помогала утверждению нового, революционного. Затем появились и сатирическая проза (нэсэры, памфлеты, рассказы), и драматургия. В развитии сатиры и юмора большую роль сыграл и журнал «һәнәк» («Вилы»), выходящий уже с 1925 года. Именно на страницах этого журнала увидели свет первые произведения С. Агиша, С. Кулибая, Г. Гумера, ставшие впоследствии классическими образцами сатиры и юмора в национальной литературе. Немалый вклад в становление жанров сатиры и юмора в послевоенные годы внесли Ш. Насыров, Ф. Исангулов, И. Абдуллин, А. Атнабаев и многие другие. И сегодня есть немало писателей, плодотворно работающих в этом трудном, своеобразном жанре, такие, как Т. Арслан, Зульфар Хисматуллин, Марат Каримой, Раис Габдрахманов…

Но все же сатира и юмор до последнего времени остаются, пожалуй, одним из малоосвоенных участков национальной литературы: сравнительно мало опыта и традиций. Вот почему, думается, приобретает особое значение творчество А. Гирфанова, писателя довольно широкого диапазона, автора различных драматургических и прозаических произведений, но вот уже около двух десятков лет остающегося верным именно жанрам сатиры и юмора. Продолжая традиции писателей старшего поколения, А. Гирфанов с самого начала формировался как писатель-сатирик, прошел процесс становления во всех жанрах сатирической прозы и создал оригинальные произведения, обогащающие наше понимание сатиры и юмора. Так появились ныне популярные его сборники рассказов и повестей на башкирском и русском языках: «С черного хода» (1968), «Спокойной ночи!» (1973), «Пятый зуб мудрости» (1976), «Вот такие чудеса» (1977), показывающие приход в литературу социально зоркого, граждански зрелого, вдумчивого писателя, опирающегося в своем сатирико-юмористическом отражении действительности на наши гуманистические идеалы и принцип партийности. Заметной вехой в становлении писателя, а также и в развитии национальной сатиры и юмора в целом стали впоследствии и две повести, объединенные общей тематикой и героями, опубликованные в 1970—71 годах — «Сливки славы» и «На линии огня».

Значение этих повестей в первую очередь состоит в том, что писатель, избегая традиционных форм, узко бытовых вопросов, мелкотемья, нередко еще наводняющих, к сожалению, «владения» сатиры и юмора, стремится к более серьезному анализу социально-нравственных проблем, явлений действительности, к новаторским поискам и в области формы. И, кажется, писателю они удались. Не случайно эти произведения уже в башкирском варианте стали завидно популярными, вызвали немало интересных суждений и откликов, иногда и противоречивых, но неизменно привлекали читателей своеобразием форм и значительностью содержания.

Однако писатель продолжал работать над этими произведениями, укрупнять и обогащать их идейно-эстетическое содержание, и в 1975 году издательству «Советский писатель» предложил новый вариант — роман «Пузыри славы» в авторизованном переводе Е. Весенина.

О чем же говорится в этом романе?

«Сатирическое повествование о невероятных событиях, потрясших маленький городок Яшкалу», — гласит титульный лист книги. По форме роман действительно написан в русле пародийных приключенческих жанров, напоминает витиеватую структуру и рыцарских романов, и своеобразной восточной прозы. Притом, все это характерно творческому стилю и самого писателя. В частности, его позднее написанная повесть «Вот такие чудеса» в некоторой степени наследует стилевые и композиционные особенности «Пузырей славы».

События в романе «Пузыри славы» происходят в наши дни и развиваются своеобразно, стремительно: «Итак, утром 23 мая, пребывая после бритья в наилучшем настроении», Шагей-бабай, «обычно степенный, рассудительный и выдержанный», вышел на крыльцо и… пораженно застыл: пропал верно служивший ему долгие годы заветный старый трехлитровый самовар. Ему удается обнаружить лишь таинственную записку, оставленную у забора: «Самовар в надежных руках. Вернем новым». И какие-то странные печатные буквы под этим невразумительным сообщением: «ИДБС». И тут вскоре выясняется, что не один Шагей стал жертвой злой шутки таинственного ИДБС. У пенсионера Садыкова, когда у него все крепко спали, отремонтировали палисадник, хотя хозяин об этом и не просил, у соседки Шагея, «упитанной, дородной, крупномасштабной» Минникунсулу-Сумитэ распилили целую машину дров, у парикмахера Абдуллина похитили продырявленный диван и письменно заверили, что вернут его в наилучшем виде, у старухи Хаернисы злоумышленники утащили старые, никому не нужные керосиновые лампы… И всюду таинственный ИДБС вместо похищенных вещей оставлял расписки…

Так начинаются в «Пузырях славы» «невероятные события», потрясшие маленький тихий городок районного масштаба Яшкалу («Яшкала» — молодой, новый город — Р. Б.), где еще вчера ничто не предвещало грозы, было тихо и бестревожно, а сегодня почему-то все стремительно переменилось…

Конечно, увлекает роман не только своеобразным, детективно-пародийным сюжетом, хотя это тоже немаловажно для усиления эмоциональной силы произведения. Интересен здесь прежде всего подход писателя к действительности, оригинальность его поисков. С одной стороны, казалось бы, писатель имеет дело с неоднократно обстрелянными нашими сатириками из всех доступных им видов оружия традиционными темами и образами, теми же лакировщиками, эгоистами, карьеристами, подхалимами, лицемерами, различного толка аферистами, демагогами и критикует невежество, семейственность, штурмовщину и пустозвонство. Кто стоит, например, за таинственными, а потом и печально известными «ИДБС»?

Это, прежде всего, Ибрахан, руководитель комбината бытовых услуг, человек тщеславный, всеми средствами стремившийся на пьедестал признания и почета. Этой его слабостью умело пользуются разного рода проходимцы, аферисты. Это, например, и злостный неплательщик алиментов Мустафин-Аглямов-Родисов-Родис, переезжающий из города в город каждый раз под новой фамилией; это и Уркенбай, прослывший лодырем, летуном, человеком без определенной профессии, но многоотраслевым шабашником; это также и взяточники Акоп и Факай, известные в округе своими темными махинациями. Особенно выделяется среди них импозантный, впечатляющий Булат, пройдоха с неуемной энергией и бурной фантазией, он же зять Ибрахана и автор идеи «ИДБС» с ее многозначной расшифровкой: «Историческое движение бюро сюрпризов», «Идеал доброй бытовой службы», «Идейное движение бытовых сюрпризов», «Истинное добро без спасибо»… и даже «Дочь Ибрахана будет счастливой». И среди которых одна, особенно приятно щекотавшая самолюбие руководителя комбината бытовых услуг: «Ибрахановское движение — бюро сюрпризов».

Подобные типы в той или иной степени, казалось бы, уже создавались в нашей сатирической литературе. Однако сатира А. Гирфанова в «Пузырях славы» отлична, думается, прежде всего своей гражданской устремленностью, наступательностью, изображением отдельных негативных сторон и явлений действительности в социальном контексте и с позиции высоких нравственных и патриотических требований.

В то же время нельзя не видеть и новаторских поисков даже и в традиционном. Писатель стремится избежать привычной, односторонней оценки отдельных отрицательных явлений, прямолинейного, лобового изображения сатирических образов. В «Пузырях славы» можно найти интересные сплетения реалистических и условных принципов и приемов изображения, сочетаний факта и гротеска одновременно. Отсюда образы романа по-своему сложны и жизненно многоплановы.

Конечно, образы таких, как Акоп, Родис, Факай, Уркенбай и некоторых других можно отнести, по-видимому, к традиционному художественно-гиперболическому типу: в них подчеркиваются крайние отрицательные свойства характера. Но можно сослаться здесь на другие, более оригинальные образы, скажем, Шагей-бабая, неприметного на вид, наивного, но несущего в себе неиссякаемый заряд народного юмора, мудрости и жизнелюбия, запоминаются также выписанные с юмором колоритные фигуры Минникунсулу-Сумитэ и незадачливого стража порядка Ярмухамета; по-своему интересны и образы Булата Барыева, Гиззельбанат, Миниры и Тиниры и многих других родственников и соратников Ибрахана, так или иначе причастных к деятельности аферистского движения ИДБС. Причем, что характерно, в создании психологического портрета персонажей писатель ориентируется не только на словесные, речевые характеристики, как часто это бывает в так называемых сатирических произведениях, но показывает их в действии, в естественных ситуациях и поступках. Отсюда возникает органичность героя и среды, ситуации и характера. Видимо, поэтому не покидает читателя ощущение реальности, естественности изображаемого, хотя оно и включает в себя соответствующие жанру сатиры гротескные, гиперболические начала. Думается, это и особенности, и достоинства творческого стиля А. Гирфанова как писателя-сатирика.

Центральной фигурой, проблемным узлом для обеих частей романа («Таинственные записки» и «Камни преткновения»), конечно же, является образ Ибрахана Ибраханова. «Кто такой Ибрахан?», «Ибрахана Сираевича знаете?» — такой вопрос не раз задается персонажами в романе. Действительно, образ директора комбината бытового обслуживания не однолинейный.

Конечно, Ибрахан, с одной стороны, образ тоже гротескный. Правда, в его действиях как бы сохраняются реальные жизненные пропорции: в стремлении улучшить работу своего предприятия, будучи руководителем, он выдвигает новаторскую идею. А его люди всеми силами и средствами стараются реализовать ее.

Однако читатель с позиции здравого смысла видит, что все это — «формы деятельности, лишенные полезного содержания». Поэтому чем усерднее они стараются в осуществлении своего замысла, тем сильнее проявляется их аферизм, противоречие между мнимой значимостью ибрахановского движения и его реальным содержанием. Так возникает здесь объективный комизм. Ибрахан смешон потому, что излишне серьезен в своих бессмысленных действиях, ненужной активности. Причем, комическая противоречивость его деятельности проявляется не только во внешних ситуациях, поступках и действиях, но и в мыслях, внутренних переживаниях, т. е. писатель стремится создать и психологический портрет своего сатирического героя, показать его многосторонне. «Обладая природной сметкой, Ибрахан прожил интересную жизнь, хоть и не имел специального образования, — говорится, например, в произведении. — Что тут сыграло роль — трудно сказать… Одно несомненно — Ибрахан всегда был на виду, его поощряли, повышали, и шагал он по жизни, словно по бархатной дорожке, не зная ухабов и рытвин… Каково же было Ибрахану, достигшему высокого поста — зампредседателя райисполкома, — спуститься до завкомхозом, а теперь до командования банями и парикмахерскими». «Напрасно сдвинули с поста зампреда!» — мыслится ему самому. И всеми силами, и средствами он хочет «переплюнуть» своих соперников, вернуть былую славу и «взлететь» на более высокий, «номенклатурный» пост. И в погоне за славой, как будет оценено в газетном фельетоне «Пузыри славы» журналиста А. Хайдарова, внимательно изучившего их «инициативу», директор Яшкалинского комбината бытового обслуживания Ибрахан Ибраханов, окружив себя сомнительными дельцами, затеял никому не нужную игру в ИДБС, игру с бытовыми сюрпризами.

Однако писатель и здесь, как уже сказано, стремится избежать односторонней трактовки образа. Ибрахан, например, неплохой семьянин, заботливый отец, уважаемый женой муж. По-своему он и общественно активен, ему не чужды и своеобразные «творческие» поиски («Что двигает человечество вперед? — рассуждает он, например. — Новые открытия, новые идеи! А тот, кто топчется на месте, тому суждено увязнуть в болоте»), забота об улучшении качества работы в бытовом обслуживании населения. Он будто и верит в эффективность новых начинаний ИДБС: «Стать ему зачинателем нового массового движения! Неужели это сбудется? Неужели наряду со стахановским или гагановским движением скоро повсеместно заговорят об ибрахановском движении, которое вольет новое вино в старые мехи заскорузлых, испокон веков застоявшихся стереотипных форм обслуживания бытовых нужд населения?» Здесь, думается, он не лицемерит, напротив, с наивной искренностью борется за реализацию идей афериста Булата. Однако нельзя сказать, что ошибки Ибрахана — неосознанные, от наивности. Нет, аферизм есть и в характере самого Ибрахана. Вот что говорится, например, об этом в романе: «Натура Ибрахана жаждала, чтобы явился некто булатоподобный, начиненный с ног до головы всевозможными идеями, способными вернуть Ибрахану былое величие и власть».

Бесспорно, сатира и юмор не только своеобразный, но и очень ответственный жанр. В центре его, в соответствии с канонами жанра, всегда действует герой сатирический. Поэтому писателю необходима особая чуткость, совершенное мировоззрение в расстановке сатирических акцентов, в сохранении естественных пропорций в изображении объективной многосторонней действительности. Как думается, А. Гирфанов обладает именно таким качеством писателя-сатирика. Отдельные негативные явления нашей действительности, изображаемые в романе, четко оцениваются с позиции и в контексте общего позитивного развития. Читатель при чтении романа ясно ощущает, что за сюжетом есть другой — здоровый, творческий, мыслящий, большой трудовой мир. Причем, в более критических моментах на сцену всегда выходит народ, его оценка действий ибрахановцев. Поучителен, например, эпизод, когда на одном из собраний стоило ибрахановцам лишь на миг замешкаться, как народ сразу же избрал свой президиум, без ибрахановских единомышленников. А Ибрахан же «шел к трибуне как на плаху, полный мрачных предчувствий»… Или же: «Аудитория, настроенная явно враждебно, слушала его невнимательно, прерывала неуместными, ехидными репликами:

— Рыба портится с головы.

— Про себя скажи…

А потом начались прения. Ибрахану не впервые приходится подставлять себя под огонь критики. Но тут он спасовал». Такие «головомойки» устраиваются ему на страницах романа не раз. Очередные «сюрпризы» ибрахановцев народ всегда встречает с «тревогой», с «опаской», сопровождает их нужной оценкой. Кроме того, в сюжете произведения действует множество представителей иного, здорового мира, по-своему борющихся против ибраханства. Это неутомимый, вечно молодой старик — жизнелюбец Шагей, главный инженер комбината Альмухаметов, директор горторга Хамза Курамшин и многие другие. Журналист Хайдаров, на месте изучивший ибрахановское начинание, о котором ходили разноречивые слухи, впоследствии напишет разоблачительный фельетон «Пузыри славы». Дыхание здорового климата нашей нравственности особенно ясно ощутимо во встречах Ибрахана с Аксакалом, где «Новые методы», «бытовые сюрпризы» ИДБС получают должную оценку и критикуются с позиции высокой коммунистической морали. Наиболее точную оценку ибраханщине дает и председатель группы народного контроля Бакер. «Нет, авторитет так не завоевывают! — резко говорит он, касаясь темных махинаций ибрахановских молодчиков. — Если что и было у тебя, Ибрахан, давно потерял… утратил самое дорогое, чему действительно нет цены! Ты утратил доверие народа!» И еще: «Глядя на вас, люди судят о руководителях нашего города».

Эти слова, думается, очень значительны для понимания сути характера Ибрахана и тех негативных социально-нравственных явлений, которые он воплощает. Они определяют направление сатиры и основную мысль произведения, его идейно-эстетическое содержание.

Хотелось бы сказать несколько слов и о творческих приемах писателя.

А. Гирфанов умеет создавать колоритную ситуацию, соответствующую особенностям характера. Общий замысел произведения «Пузыри славы» — пародийно-иронический. Очень характерна и своеобразна, как уже отмечалось, завязка полуреального, полудетективного конфликта между ибрахановцами и местным населением. Хорошо продуманное надувательство, мошенническая идея ибрахановцев преподносится читателю вначале путем своеобразной пародийной мистификации: таинственная пропажа вещей граждан и на их месте не менее таинственные знаки: «ИДБС». «Не иначе, как проделки шайтана!» — склонны думать жители. В связи с этим, пожалуй, уместно вспомнить «завязку» и в его повести «Вот такие чудеса», она также таинственна, условна: школьник Азат изобретает способ, оживляющий из учебника прошлое. Так, убегают у него из книг бай, мулла и староста и попадают в различные неожиданные комические ситуации в наши дни. Эффект неожиданности помогал здесь автору контрастно изображать прошлое и настоящее, на фоне современности выпукло показать в лице бая, муллы и старосты социальные пороки классового общества.

Конечно, приемы и поиски писателя в сатирическом изображении характеров, в создании комических ситуаций в романе «Пузыри славы» многообразны. Лучшие образцы уже ранних сатирических произведений А. Гирфанова (например, «Зигзаги», «Куда идем?», «Годы и дороги») в русле социалистического реализма выходят на путь смелого художественного анализа социально-нравственных проблем, тех негативных явлений действительности, которые мешают нашему движению вперед. Проблемы и отношения, казалось бы, сугубо личные, нравственно-бытовые нередко приобретают в них острый социальный смысл, общественное звучание. К примеру, можно было бы назвать, например, рассказы «Дефицит», «В райской стране», где морально-этическая тема оттенена чувством гордости за родной край. Причем, произведениям А. Гирфанова характерно не только традиционное отрицание, писатель обладает широким арсеналом и других средств сатиры и юмора, стилевыми нюансами. Здесь можно было бы упомянуть интересные по стилю рассказы, как «Прощай, Габдулла!», «Стрекоза, Комар и мы сами», где неожиданно теплый, светлый юмор писателя создает исключительно колоритные, немного наивные, но очень уж человечные характеры. Все это — ступени и грани поисков А. Гирфанова в жанре сатиры и юмора, бесспорно сыгравшие значительную роль и в создании «широкоформатного» сатирического произведения «Пузыри славы». В частности, в романе мы можем видеть немало приемов, средств изображения, присущих и его юмористическим рассказам, новеллам (эффект неожиданности, пародийная мистификация конкретных событий и ситуаций, сближение понятий, явлений, лежащих как будто бы в разных плоскостях, и т. д.). Здесь, как и в ранее написанных произведениях, в своем сатирическом анализе реальной действительности писатель широко пользуется условностью, приемами и возможностями гротеска, творческой фантазии. Это, в свою очередь, лишь усиливает силу художественного образа, его эмоциональную действенность. В то же время характеры в произведениях А. Гирфанова отличаются глубокой индивидуальностью, оригинальностью.

Быть может, произведения А. Гирфанова еще не во всем совершенны. Жанры сатиры и юмора, тем более романы, к сожалению, пока у нас явления редкие. Местная критика, например, в свое время указала на некоторые недостатки повестей А. Гирфанова «Сливки славы» и «На линии огня», которые в известной степени ощущаются и в «Пузырях славы». В частности, это касается и некоторой традиционности объекта критики: сферы обслуживания. Не лишне сказать, что вторая часть романа, названная «Камни преткновения», по своей структуре, эволюции несколько созвучна первой и является как бы «повторным кругом», хотя в общем замысле она необходима и усиливает трагикомичность, завершенность образа главного героя Ибрахана. Поэтому если повествование в первой части романа представляет динамическое единое целое, отличается широтой изображения, оригинальностью характеров и ситуаций, социальным их звучанием, то во второй части все это несколько ослабевает, начинает утрачивать свою свежесть, первозданность.

Но, понятно, не этими моментами определяется значение творчества А. Гирфанова, в частности, и его романа «Пузыри славы». Оригинальные и граждански зрелые поиски писателя в сатирическом анализе действительности глубоко нравственны, по-партийному принципиальны и находятся в общем русле идеологической борьбы современности за коммунистическую мораль, за социалистические идеалы взаимоотношений. Произведения А. Гирфанова, как и его коллег по жанру, утверждают мысль о том, что сатира в башкирской литературе, творчески используя национальный и всесоюзный опыт, продолжает совершенствовать свое мастерство, усиливать социальную значимость и действенность идейно-эстетического содержания, внося посильный вклад, свежие краски и нюансы в литературу социалистического реализма.

Роберт Баимов


Примечания

1

Бабай — уважительное обращение к старику.

(обратно)

2

Аксакал в переводе на русский язык означает «белобородый». По у нас так почтительно называют умудренных жизненным опытом, уважаемых, старших по должности людей, если даже у них нет и намека ни на какую бороду. (Прим. автора).

(обратно)

3

Рахмат — спасибо.

(обратно)

4

Егет — добрый молодец.

(обратно)

5

Ураза — пост.

(обратно)

6

Атай — отец.

(обратно)

7

Бишбармак — национальное башкирское блюдо.

(обратно)

8

«Xэнэк» — сатирический журнал на башкирском языке.

(обратно)

9

Бисмилла — с именем аллаха.

(обратно)

10

Аргамак — скакун.

(обратно)

11

Абзыкай — старший по возрасту.

(обратно)

12

Тукмас — домашняя лапша.

(обратно)

13

Агай — обращение к старшему по возрасту.

(обратно)

14

Межлис — застолье.

(обратно)

15

Астагафирулла — упаси бог.

(обратно)

16

Елэн — старинная легкая верхняя одежда.

(обратно)

Оглавление

  • Часть первая ТАИНСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ
  •   РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬ: ЯШКАЛА!
  •   ПОЗНАКОМЬТЕСЬ: ШАГЕЙ — СЫН ШАХМАНА!
  •   ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
  •   КОГДА СМЕРТЬ ОТСТУПИЛА
  •   ШАГЕЙ В ОРЕОЛЕ СЛАВЫ
  •   ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
  •   ЯРМУХАМЕТ ИДЕТ ПО СЛЕДУ
  •   ДОРОГОЕ НАЧИНАНИЕ
  •   ИБРАХАН СНИМАЕТ СТРУЖКУ
  •   ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА
  •   ЯВЛЕНИЕ БУЛАТА ИБРАХАНУ
  •   РОЖДЕНИЕ ИДБС
  •   СКАЗОЧНЫЙ БЕГУН
  •   НА ВСЕХ ПАРАХ
  •   ДОХОДНОЕ МЕСТО ФАКАЯ И АКОПА
  •   И СНИЛСЯ ДИВНЫЙ СОН ШАГЕЮ…
  •   НЕРАЗРЕШИМАЯ ПРОБЛЕМА
  •   РОДИС — ЗОЛОТЫЕ РУКИ
  •   В ЛУЧАХ СЛАВЫ
  •   «ВЕЛИКИЙ НЕМОЙ» ЗАГОВОРИЛ
  •   ТРУДОВЫЕ БУДНИ
  •   ДВОЙНАЯ СВАДЬБА
  •   ТЯЖЕЛОЕ ПОХМЕЛЬЕ
  •   ИБРАХАН НЕРВНИЧАЕТ
  •   ТЫСЯЧНАЯ КЛИЕНТКА
  •   ЯШКАЛИНСКОЕ ЦУНАМИ
  •   ВСТРЕЧА СТАРЫХ ДРУЗЕЙ
  •   ГАЗЕТУ НАДО УМЕТЬ ЧИТАТЬ
  •   УЛЬТИМАТУМ ШАГЕЙ-БАБАЯ
  •   ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ ПРИРОДА
  •   ЗАГОРОДНАЯ БАЗА — МАССАМ
  •   НИ ПУХА НИ ПЕРА
  •   ДВОЙНОЙ ПРАЗДНИК АКОПА
  •   НА СЕДЬМОМ НЕБЕ
  •   «ТАНЕЦ РАЗБОЙНИКА»
  •   ПУЗЫРИ СЛАВЫ
  • Часть вторая КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ
  •   ФИЛОСОФ ПОНЕВОЛЕ
  •   ВОЗРОЖДЕННЫЙ ИЗ ПЕПЛА ФЕНИКС
  •   РАЗВЕ ЭТО КУМОВСТВО?
  •   СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ИЛИ…
  •   ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО ЗЯТЯ
  •   ЧИТАТЕЛЯ НАДО ЩАДИТЬ
  •   ТОВАР — ДЕНЬГИ — ТОВАР
  •   В ПОРЯДКЕ ВЗАИМОПОМОЩИ
  •   ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
  •   ПЕРЕЙДЕМ К ТЕКУЩИМ ДЕЛАМ
  •   ЖЕРТВА ОБЫКНОВЕННОГО ВАЛА
  •   ГЛАВНОЕ — ЗДОРОВЬЕ
  •   ПРОПАЛ ЧЕЛОВЕК…
  •   ЕЩЕ ОДНО ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
  •   ЕЩЕ ОДНА ДВОЙНАЯ СВАДЬБА
  •   ЗАКАТИЛАСЬ ЗВЕЗДА
  • СВОЕОБРАЗИЕ ЖАНРА И ОРИГИНАЛЬНОСТЬ ПОЧЕРКА
  • *** Примечания ***