Подпольная Россия (fb2)

- Подпольная Россия 964 Кб, 229с. (скачать fb2) - Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский (С Степняк)

Настройки текста:




Annotation

Самая заметная работа революционера и писателя С. М. Степняка-Кравчинского. В произведении прослеживается история русского освободительного движения, истоки мировоззрения революционеров-народовольцев, а также отдельные судьбы революционеров 70–80-х годов XIX столетия.


С. М. Степняк-Кравчинский

ВСТУПЛЕНИЕ

НИГИЛИЗМ

ПРОПАГАНДА

ТЕРРОРИСТЫ

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПРОФИЛИ

Яков Стефанович[43]

Дмитрий Клеменц[47]

Валериан Осинский[55]

Петр Кропоткин[58]

Дмитрий Лизогуб[64]

Геся Гельфман[66]

Вера Засулич[69]

Софья Перовская[71]

ОЧЕРКИ ИЗ ЖИЗНИ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

Московский подкоп

Два побега

Укрыватели

Тайная типография

Поездка в Петербург

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

128

129

130

131

132

133

134

135

136

137

138


С. М. Степняк-Кравчинский


ПОДПОЛЬНАЯ РОССИЯ



.

ВСТУПЛЕНИЕ


Очерки написаны на итальянском языке и впервые напечатаны в 1881 году в миланской газете «Il Pungolo»[1]. в виде корреспонденций из Швейцарии, под общим заголовком «La Russia sotterranea».[2]

Кравчинский создавал свои очерки в тяжелых условиях эмиграции. Скрываясь под чужим именем в Милане, страдая от вынужденного бездействия, писатель с удовлетворением встретил представившуюся возможность напечатать ряд очерков об освободительном движении в России даже на страницах «ретроградной», по его выражению, газеты. В начале ноября 1881 года он писал жене:

«Напишу вещь хоть полуреволюционную… А это очень и очень приятно после подцензурного блудословия[3]».

Издатель итальянской газеты поставил перед автором условие «излагать только факты, а не пускаться в теории». Передавая жене разговор с ним, Кравчинский писал:

«Некоторые, говорит, мысли редакция не разделяет, но вы, конечно, позволите ей сделать примечания, если — чего мы искренне желаем ваши “письма” украсят столбцы нашей газеты».

Кроме того, писатель сам вынужден был отбирать факты и события для книги так, чтобы не повредить участникам революционного движения в России. Сообщая 12 ноября 1881 года план «Подпольной России» народоволке Анне Эпштейн, Кравчинский писал:

«Знаешь, чью характеристику я сделаю первой?.. Дмитровскую.[4] О нем столько раз в газетах писали, что его имя можно упоминать. Хотел бы Льва,[5] но нельзя».

По поводу очерка о Дмитрии Клеменце, находившемся в то время в сибирской ссылке, он писал А. Эпштейн в середине ноября:

«Неужели ты думаешь, что я не вспомнил об исключительном положении Дмитрия? Только поэтому я и буду писать, что знаю, что никакого вреда от этого ему произойти не может, в каком бы положении он ни был».

Очерк о подпольных типографиях автор также счел возможным включить, потому что «об этом… в газетах писали».

Несмотря на все предосторожности, статьи в «Il Pungolo» привлекли внимание миланской полиции. В конце ноября 1881 года Кравчинский сообщал жене и А. Эпштейн:

«Квестор[6] справлялся, кто автор “La Russia sotterranea” в “Пунголе”...»

И, успокаивая их, прибавлял:

«Мне обещал один человек, знакомый с полицией, следить и предупредить в случае чего…»

В начале 1882 года Кравчинский приступил к подготовке отдельного издания очерков на итальянском языке, одновременно ведя переговоры об издании книги на английском, французском и немецком языках.

На итальянском языке книга вышла в Милане в мае 1882 года под тем же названием, с подзаголовком: «Profili e bozzetti rivoluzionarj».[7] На титульном листе стояло: «Stepniak. Gia direttore di “Zemlia e Volia”».[8] Очеркам было предпослано предисловие, в котором П. Л. Лавров представлял иностранным читателям автора как одного из наиболее активных русских революционеров. В 1885 году в начале книги «Россия под властью царей» Кравчинский отмечал, что предисловие Лаврова в большой степени способствовало успеху