Сказки Поволжья (fb2)

- Сказки Поволжья (а.с. Сборники сказок, легенд, мифов) 3.87 Мб, 68с. (скачать fb2) - Народное творчество

Настройки текста:



СКАЗКИ ПОВОЛЖЬЯ

Марийские народные сказки

Истории, с давних времён передававшиеся от отца к сыну в народе мари, отличаются от других сказок Поволжья своеобразной «правдой жизни», натуралистичностью. Их темы разнообразны — от семейных отношений до попыток объяснить, «почему заяц печален».

Глупый муж

Если в доме вашем — мир и согласие, берегите их и не дайте злым силам их разрушить. Иначе вы — глупый муж.

В одном селении жили муж с женой. Жили они очень хорошо, друг друга они понимали с полуслова. И людям всегда старались делать только добро. Поминая умерших предков, пекли блины, зажигали лампаду. Часто ходили к священному дереву и ставили там свечку.

Видя дружную жизнь этой семьи, чёрт решил рассорить их. Три года подряд он пытался это сделать, но ничего у него не получалось. Ему на смену пришёл другой, хромой чёрт. Но как ни старался хромой чёрт поссорить добрых супругов, тоже ничего не смог сделать.

А рядом с семьёй жила одинокая соседка. Жила она плохо, была бедной. Однажды чёрт как будто случайно встретился с этой женщиной и говорит:

— Если ты сумеешь внести разлад между твоими соседями, я дам тебе много денег!

Соседка говорит хромому чёрту:

— Сейчас же смогу их жизнь разладить!

Чёрт вручил ей деньги и говорит:

— Иди сейчас же! Рассорь их!

Соседка пошла к жене доброго соседа и сказала:

— Я что-то должна сказать тебе!

— Что же? — спрашивает добрая соседка.

И та начала ей рассказывать:

— Муж твой, который отправился за сеном, вернётся очень злым. Он и сена не станет сваливать во двор, не будет лошадь распрягать, сразу же войдёт в избу с топором и ударит тебя.

А добрая жена не верит и говорит:

— Зачем же ему убивать меня топором? Мы же с ним живём в ладу и согласии.

— Вот приедет, сама увидишь! — сказала злая соседка и выскочила из дома.

Продавшая душу чёрту женщина сразу побежала навстречу мужикам, возившим сено. Встретила их, остановила доброго соседа и говорит:

— Я тебе должна кое-что сказать!

— Скажи! — говорит тот.

— Дома тебя собирается убить твоя жена. Как приедешь, сразу заходи в избу! И держи наготове топор! Твоя жена для виду начнёт причитать. Но ты постарайся первым её ударить, тогда в живых останешься, — сказала злая женщина.

Мужик на это только расхохотался:

— Моя жена никогда на меня не сердится!

— Приедешь, сам увидишь, на что способна твоя жена! — сказала соседка.

Приехал мужик домой. Не стал и сена сваливать, и лошадь распрягать. Взял свой топор и вошёл в избу. А жена за ним идёт, обливаясь слезами. Увидела она, что муж идёт в избу с топором, испугалась и стала причитать:

— Милый мой, что же случилось с тобой? Почему ты так зол на меня?

Тут муж вспомнил слова злой соседки и подумал: «Если я не ударю её топором, то она убьёт меня!»

Ударил он свою добрую жену топором и убил её.

Мужика-женоубийцу поймали и в Сибирь отправили. Там он и сгинул.

Так у глупого мужика пропала семья. Даже их род не сохранился. На месте их дома выросла крапива.

Хромой чёрт пришёл к злой соседке и спрашивает:

— Расскажи, как это ты сумела своих добрых соседей — мужа и жену — рассорить и погубить? Мы, черти, семь лет пытались разладить их жизнь, но не смогли. А тебе десяти слов хватило, чтобы погубить их.

А сам боится приблизиться к злой женщине. Даже обещанные деньги протянул ей на конце палки.

Девушка-сиротка и дочь мачехи

Хитрость и злоба помогут в жизни, но такой успех продлится недолго. Добрым и честным придётся нелегко, но в конце их ждёт заслуженная награда.

Жили-были муж с женой. И была у них дочь, которую звали Насташка. Через некоторое время мать Насташки умерла. Отец привёл в дом другую жену. У мачехи тоже была дочь. С первых дней невзлюбила она Насташку. Одну её заставляла трудиться, а погулять на улицу её не отпускала и всегда норовила ударить Насташку в затылок. А дочь её всё время гуляла на улице.

Однажды мачеха велела мужу отвезти Насташку в лес. Отец, не переча, отвёз свою дочь и оставил на лесной дороге.

Насташка одна пошла по дороге и вышла на поляну, где стоял дом. Вошла она в дом и осталась в нём. Прибрала везде, всё вымыла, почистила, а потом кашу сварила. А как села она за стол, выскочила мышка и попросила её:

— Насташка, Насташка, дай и мне ложку каши.

Насташка дала мышке покушать каши.

Тут вернулся сам хозяин дома — медведь.

— О-о-о! В моём доме появилась гостья! Смотри-ка, всё у меня вымыто, вычищено. Может быть, и покушать для меня что-нибудь приготовила? — спрашивает медведь.

— Я кашу сварила, садись кушать! — отвечает Насташка.

Медведь сел за стол и досыта наелся каши.

Выйдя из-за стола, медведь предложил Насташке поиграть с ним в жмурки.

— Ты будешь прятаться, — говорит он. — А я тебя буду ловить.

Медведь повесил Насташке на шею маленький колокольчик. Сам завязал платком себе глаза и стал гоняться за Насташкой по избе. Насташка со страха стала бегать так, что чуть душа не выскочила. Звенит колокольчик, и медведь слышит, в каком углу бедная Насташка прячется. Медведь вот-вот схватит её, некуда ей спрятаться…

Вдруг из-под печки выскочила мышка и забрала у Насташки колокольчик.

— Ты меня покормила, я тебе тоже помогу, — говорит она девочке.

Мышка повесила колокольчик себе на шею и стала бегать с одного угла в другой. А Насташка спряталась от медведя под стол.

Медведь стал бегать за мышкой, а мышка знай себе позванивает колокольчиком. Бегал, бегал медведь за ней, изнемог, но никак не смог добраться до Насташки. Решил он сдаться.

— Ладно! — говорит он. — Ты меня победила! Если бы поймал тебя, съел бы!

За то, что Насташка и по дому трудилась, и обед сварила, и прятаться умеет, медведь дал ей золотые и серебряные монеты. Богатой стала Насташка.

Мачеха тем временем послала мужа в лес, чтобы собрать и принести кости Насташки. Приходит отец в дом медведя, а дочь его живая, даже похорошела и разбогатела.

Повёл он Насташку домой. Как подошли они к дому, залаяла их собака:

— Ам! Ам! Отправленная погибать возвращается богатой! Отправленная погибать возвращается богатой!

— Что ты несёшь? — закричала мачеха и ударила собаку. А потом смотрит — и правда, неродная дочь возвращается богатой.

— Вези и мою дочь в лес, чтобы она там разбогатела! — приказала мачеха своему мужу.

Муж отвёл в лес к дому медведя и мачехину дочь. Стала она жить в доме медведя. Сварила она на обед кашу и села за стол обедать.

Вдруг из-под печки выскочила мышка и говорит:

— Дай мне тоже одну ложку каши!

А девочка оттолкнула мышку ногой.

Пришёл тут хозяин дома медведь. Покушал он каши и предложил девочке поиграть с ним в прятки. Повесил он ей на шею колокольчик и велел прятаться. А сам стал её ловить.

Мышка в это время под печкой сидит и думает: «Подождём, что теперь с тобой будет!»

Медведь гонялся, гонялся за дочерью мачехи, поймал её и съел.

А в это время мачеха послала мужа в лес за своей дочерью. А сама начала печь блины для неё.

Муж пришёл в лесную избушку, а там одни её кости лежат. Собрал их мужик в кузовок и принёс домой.

— Ам! Ам! Отправленная стать богатой возвращается пропавшей! — из-под ворот пролаяла их собака.

— Что ты пустое мелешь? Скажи, что возвращается богатой! — кричит ей мачеха. Схватила она собаку за ноги и бросила за ворота.

А потом видит: муж несёт в кузовке лишь косточки дочкины.

Сказка пусть летит прочь, а я остаюсь здесь.

Добро лечит

Тот, кто в жизни делает добро, у того все болезни быстро проходят.

В одном селении жили мать с сыном. Пока сын рос, его руки стали покрываться коростой, будто бы кора образовалась. Соседи, видя, что у парня руки покрылись коростой, говорят его матери:

— Руки твоего сына можно вылечить только свежим сливочным маслом!

Мать послала сына на базар купить разные товары и свежего сливочного масла заодно.

Сын отправился на базар. Приходит туда, но никакие товары не взял. А на все деньги купил сливочное масло.

Возвращается он с базара и видит: на пригорках земля потрескалась. Что делать? Решил он залечить трещины и намазал все пригорки сливочным маслом. Ни одной расщелины не оставил.

Приехал домой, a мать его спрашивает:

— Где же сливочное масло?

— Пригорки вдоль оврага растрескались, намазал все расщелины сливочным маслом. Они ведь больше меня мучаются. Мои руки ещё не так растрескались, как они, — отвечает ей сын.

— Ну и глупышка! Что же ты наделал?! Разве можно пригорки залечить маслом! Теперь нечем нам лечить твои руки. Где теперь найдём сливочного масла? — говорит ему мать.

— Мы теперь сами будем сливочное масло взбивать. Купим молока, снимем сметаны, а потом будем её пахтать, — говорит сын. — Только на базаре нужно горшки купить для молока.

Послала мать сына купить горшки и шапку.

Пришёл он на базар, купил горшки для масла, а себе шапку.

Возвращается домой и видит, что все столбы на изгородях стоят без шапок, на холоде мёрзнут, под дождём мокнут.

«Ой, как они замёрзли! И под дождём, и под снегом стоят. И холод, и жару терпят!» — думает парень.

Взял и надел на все столбы по горшку, а на последний — свою новую шапку.

Приехал домой, а мать его спрашивает:

— Где же твои горшки? Где же твоя шапка? Ничего не купил?

— Купил было всё, что ты велела. Горшков купил целый воз и шапку купил. Но по дороге вижу — столбы без шапок стоят, мёрзнут. Я им надел по горшку, а последнему подарил свою шапку, — отвечает сын. — Ведь у них и денег нет, чтобы их купить. Сейчас уже холодно, мёрзнут!

Мать не знает, что делать. Пожурила его, a сама думает: «Сам по себе сын-то мой очень добрый, но уж очень глуп!»

Чтобы поумнел он немного, решила она его женить.

Выбрала хорошую девушку и женила своего сына. Со временем он стал умным и добрым мужем. И так как сын всегда делал добро, руки его сами очистились от коросты и стали здоровыми.

Тот, кто в жизни делает добро, у того все болезни быстро проходят.

Ёж и заяц

Чтобы достичь цели, можно не только бежать, но и стоять на месте.

Давным-давно жили-были Ёж и Заяц. Бежал как-то Заяц по полю. Посреди поля встретил он Ежа. Заяц ему и говорит:

— Давай, браток Ёж, с тобой посостязаемся, кто быстрее бегает!

А Ёж отвечает:

— Давай немного погодя посостязаемся! Я схожу домой, покушаю. А ты меня подожди!

— Ладно, сходи! Я тебя здесь подожду, — отвечает Заяц.

Ёж побежал скорее к своей жене. Прибежал и говорит:

— Душенька ты моя, быстрее одевайся! Пойдём состязаться с самим Зайцем! Ты встанешь на одном конце поля, а я на другом. Когда Заяц прибежит, ты кричи: «Я уже здесь!»

И отправились они в поле. Ёж оставил свою жену на одном конце поля, а сам побежал к Зайцу, к середине поля. Прибежал и говорит ему:

— Вот, браток Заяц, я покушал и пришёл. Теперь пошли на другой конец поля. Оттуда и начнём наше состязание.

— Хорошо, браток Ёж, будь по-твоему. Пошли на другой конец поля. Оттуда и побежим! — сказал Заяц.

Пошли они вдвоём на конец поля. Пришли, встали, стали готовиться к бегу.

— Раз, два, три! — крикнул Ёж.

Заяц как прыгнул вперёд, полетел на другой конец, как стрела. Даже ни разу не оглянулся. Прибежал на другой конец поля, а там уже Ёж стоит и говорит:

— А я уже здесь!

Заяц удивился и никак не мог сообразить, как это Ёж смог опередить его!

А жена Ежа ему говорит:

— Давай побежим теперь обратно, до другого конца поля! Раз, два, три!

Заяц начал бежать, да так быстро, только пыль столбом. Добежал до другого конца поля, смотрит, а Ёж его уже поджидает и кричит:

— А я уже здесь!

Заяц удивился тому, что Ёж смог опередить его. Тогда Заяц говорит Ежу:

— Давай ещё раз пробежим и посмотрим!

— Почему только раз? Мы можем состязаться много раз! — отвечает ему Ёж.

И снова они встали у края поля, чтобы начать бежать.

— Раз, два, три! — крикнул Ёж.

Заяц с первого прыжка начал быстро-быстро бежать. Так бежит, что даже назад не оглядывается. Прибежал к другому концу поля, смотрит, а Ёж тут как тут.

— А я уже здесь! — кричит жена Ежа.

Заяц так удивился! Почему он никак не может победить Ежа?! Он бегал с одного конца поля до другого целых семьдесят семь раз, выдохся, а Ежа так и не смог опередить. Ведь он не бегает, а летит, как стрела, а Ежа одолеть никак не может. Так Ёж в состязании с Зайцем вышел победителем.

Старики-марийцы неслучайно учили: побеждают не ногами, а умом.

И волк может стать приятелем

Не всегда ваш враг охотится за вами, иногда он делает подарки.

Жил-был трусишка Заяц. Настал его день рождения. Узнали об этом Лиса и другие звери и отправились к нему в гости. Взяли с собой гусли, гармошку, свирель. Заяц услышал шум и гам и так испугался, аж затрясся. Постучали звери в его дверь: «Тук-тук-тук!» Заяц спрашивает дрожащим голосом:

— Кто, кто та-а-ам?

— Это же мы! Пришли к тебе на день рождения, — отвечает ему Лиса.

Заяц узнал Лису по голосу и открыл дверь.

Звери стали входить и выкладывать свои гостинцы. Лиса подарила Зайцу жёлуди, Белка — орехи, a Ёж — красное яблоко.

Услышал звуки гармошки Волк и прибежал.

— В честь чего затеяли такой праздник? — злобно спрашивает Волк.

— Сегодня ведь день рождения Зайца, — отвечает ему Лиса.

— А я сегодня решил было проглотить Зайца! Но если так, то я тоже дарю свой подарок: ни сегодня, ни завтра и отныне никогда не буду охотиться на Зайца. Ему и без меня нелегко — он всего боится, всегда дрожит.

Услышали все звери об обещанном подарке Волка, обрадовались.

— Только ты о своём обещании не забудь, — напомнил Волку Ёж.

Как мариец дома жену заменял

Всякий человек пусть занимается тем делом, которое даётся ему легче других.

Жили-были в одном селе муж с женой, которые постоянно ссорились.

Муж ругал жену:

— Ты ничего не делаешь!

А жена ему на это говорила:

— Нет, это ты ничего не делаешь! То, что я делаю по дому, ты не видишь. А ведь сам с моими делами ни за что не справишься!

На это муж сказал ей:

— Я справлюсь со всеми твоими делами! Поезжай завтра в лес за дровами вместо меня, а я останусь дома!

— Хорошо, — согласилась жена. — Я поеду за дровами! Но только ты сделай всё по дому: затопи печь, подои корову, накорми цыплят, поухаживай за ребёнком, взбей масло из сметаны, процеди творог!

Утром жена будит мужа и говорит ему:

— Я поехала в лес, а ты подои корову и погони её в стадо!

Жена поехала в лес за дровами. А муж не успел вовремя выпустить корову в стадо и пришлось ему самому погнать её вслед за стадом на луга. За это время солнце уже высоко поднялось. Пора печь топить. Разжёг он её, а дрова никак не горят — сырые попались. Муж рассердился. Тут ребёнок проснулся и заплакал, цыплята стали пищать, в избу лезть и под ногами бегать, еду искать. Мужик взял верёвку, завязал всех цыплят за ноги и вынес во двор. Вернулся в избу, а там ребёнок весь измазался, вымок и плачет.

Мужик стал бегать взад-вперёд. Слил он всю сметану в творог, решил сразу же и масло взбить, и творог сделать. В это время во двор прилетел коршун, схватил цыплят и потащил всех в связке. Мужик схватил топор и погнался за цыплятами. Метнул топор вслед за коршуном, а тот застрял в ветвях дерева. Так и не догнал он цыплят. Вернулся в избу, а там свинья творог со сметаной ест. И печка потухла.

Тут подъехала жена с возом дров из леса и спрашивает его:

— Что ж у тебя изба-то холодная? Разве не топил печь?

— Топить-то топил, — отвечает муж. — Но она никак не горит. Я сегодня так устал, пока по дому бегал! В лес едешь, там знаешь одну свою работу! А здесь я изнемог. Ребёнка не накормил, грязные пелёнки не успел убрать и сам не ел. Коршун цыплят утащил, творог и сметану свинья съела. Сухие дрова, чтобы печь затопить, не нарубишь — топора нет, он застрял в ветвях дерева. Теперь я ни за что не останусь дома. Всем мужикам скажу, чтобы и они не оставались дома. От моей работы одни убытки для дома. Коршун утащил цыплят — десять рублей, свинья съела сметану и творог — пятнадцать рублей… — рассказывает он.

После этого муж никогда не оставался дома вместо жены. Стал он её слушаться и всегда помогать по дому. Так они стали жить хорошо, никогда не спорили и не ругались. Раньше, когда муж ленился, не было у них денег. А теперь у них и деньги стали водиться.

Одежда-невидимка лешего

Хитростью и обманом разбогатеть можно, только цена такого богатства будет высока.

В древности один мариец часто ходил на охоту. Однажды он, как всегда, отправился в лес, а продукты свои оставил в охотничьей зимовке. Ходил, ходил пo лесу, за целый день так ничего и не смог поймать. Вечером возвратился в зимовку ночевать. Подходит, а там леший сидит и его продукты ест. Мариец взял да выстрелил. Леший так сильно испугался, что выпрыгнул из зимовки и пустился, завывая, в лес.

Мариец вошёл в зимовку. Хотя и было страшновато, переночевал в ней. Когда рассвело, смотрит, а в зимовке и во дворе пятна крови остались. По этому следу он и отправился за лешим. Шёл-шёл и нашёл его. Леший лежал мёртвым на колоде. Подошёл к нему мариец, снял с него одежду и отправился домой. А прежде чем зайти в избу, надел он на себя одежду лешего. Зашёл, а никто его и не замечает. Оказывается, его никто не видит. Вышел он из избы, снял с себя одежду лешего и повесил на летнюю кухню. Тут же его жена и дети стали кричать:

— Куда же делась наша летняя кухня?! Куда делась летняя кухня?!

Оказывается, летняя кухня тоже стала невидимой. Мариец убрал одежду лешего — летняя кухня появилась, но сам он стал невидимым. Мариец сбросил одежду лешего и сразу стал видимым.

Муж говорит своей жене:

— Это ведь одежда лешего! От неё всё становится невидимым.

Отправился мариец в одежде лешего на базар. Там его никто не видел, а сам он всё видел. Начал он брать разные товары разбогатевших продавцов: вещи, деньги и всё остальное. Потом начал таскать у городских купцов. И так очень разбогател.

Однажды приходит в дом марийца соседка. Хозяина в это время дома не было, и она стала выпытывать у его жены:

— Как вы сумели так быстро разбогатеть?

— Трудились, трудились, вот и разбогатели, — отвечает хозяйка.

А соседка ей и говорит:

— Трудом никогда так не разбогатеть.

Хозяйка тут не выдержала и открылась соседке:

— Мы ведь нашли одежду лешего, поэтому так разбогатели.

Соседка ей и говорит:

— Уступите мне её ненадолго. Я схожу на базар пару раз.

— Без разрешения мужа не могу, он будет ругаться, — отвечает хозяйка.

— Твой муж и знать не будет! Я быстро возвращу, — говорит соседка.

Хозяйка достала одежду лешего и отдала соседке.

Соседка воровала-воровала и тоже разбогатела. Одежда лешего ей тоже помогла. Но она и не думала возвращать её соседке.

А лешие тем временем выследили марийца, который убил лешего и завладел его одеждой, и сожгли его дом. Остался он ни с чем. А соседка стала очень богатой.

Почему заяц печален?

К трудным временам готовься заранее, а не то станешь печален, как заяц.

Жили-были Заяц и Белка. Белка постоянно жила на деревьях, Заяц же — внизу, на земле.

Однажды Белка спустилась с дерева на землю грибочки собирать. В это время к ней прискакал Заяц.

— Чем ты тут занимаешься? — спросила его Белка.

— Прискакал сюда погулять, побегать, — отвечает ей Заяц.

— К зиме-то ты что-нибудь готовишь? — спрашивает Белка.

— До зимы далеко, ещё успею сделать припасы, — отвечает Заяц.

Сказал это Заяц и поскакал гулять.

Белка собрала грибов и отправилась к себе домой. Она нанизала все грибы на сучья, чтобы их хорошо просушить.

Заяц прискакал из леса и спрашивает её:

— Белочка, скажи мне, зима скоро будет?

— Как не будет? Вот-вот она наступит, — сказала ему Белка и юркнула в дупло дерева.

Наступила ночь. У Белки все припасено, поэтому она спокойно посапывала в своём жилище. А Зайцу не до сна стало. «Поскачу-ка в деревню. Может быть, найду чего-нибудь съестного на зиму», — подумал Заяц.

Прискакал он в деревню и пролез в огород одного мужика, чтобы морковки собрать. В это время выскочила собака хозяина. Увидел её Короткохвостик и во всю мочь поскакал в лес.

Уж осень прошла. Наступила зима. У Белки всё было припасено, чтобы зиму пережить. А у Зайца ничего не было. Белка всю зиму без горя прожила. Только Заяц до сих пор в печали скачет по полям, ищет чего-нибудь съестного…

С зёрнышка до коня

Добрые люди никогда не оставят несчастного в беде. Удача сопутствует ему, и обретёт он заслуженное счастье.

Когда-то в одном селе жили муж с женой. Был у них единственный сын. Недолго жили они втроём: сначала умер отец, а немного погодя умерла и мать. Мальчик остался один. Жил-жил и решил идти по деревням. Нашёл в уголке сусека амбара одно зёрнышко, взял его с собой и пошёл.

Шёл-шёл, пришёл в деревню. Стало вечереть. Зашёл в один дом и попросил у хозяйки:

— Бабушка, пусти меня переночевать!

— Заходи, заходи, переночуй! — говорит ему старуха.

А мальчик её спрашивает:

— У меня, — говорит он, — зернышко есть. Куда мне его положить?

— Да ты положи в хлев, где мои гуси стоят! — говорит старуха.

Он и положил своё зёрнышко в хлев, где стояли гуси.

Старуха его накормила, напоила, уложила спать. Утром встали, мальчик стал собираться в дорогу. Зашёл в хлев за зёрнышком, а его гуси склевали.

— Ой, что же мне теперь делать? — сказал он, — зёрнышко моё склевали твои гуси!

— Бери уж вместо зерна одного гуся! — говорит ему старуха.

Она поймала одного гуся и дала мальчику.

Мальчик взял его и отправился дальше. Шёл-шёл и пришёл в одну деревню. Снова стало вечереть. Зашёл в один дом и попросил у хозяйки:

— Бабушка, пусти меня переночевать!

— Заходи, заходи, переночуй! — сказала ему старуха.

— Но я не один, со мной гусь! Куда запереть его? — спрашивает мальчик.

— Да пусти его в овчарню! — отвечает старуха.

Мальчик повёл своего гуся в овчарню. Сам вернулся в избу. Старуха накормила, напоила его и уложила спать. Утром проснулись, и мальчик стал собираться в дорогу. Посмотрел в овчарню, а его гуся забодали бараны.

— Как же мне теперь быть? — говорит он старухе. — Твои бараны забодали моего гуся!

— Бери вместо гуся одного барана! — отвечает старуха.

Мальчик поймал одного барана, привязал к рогам верёвку и повёл его по дороге. Шли они, шли и дошли до одной деревни. Стало вечереть. Мальчик зашёл в один дом и попросил у хозяйки:

— Бабушка! Пусти меня переночевать!

— Заходи, заходи! — отвечает старуха.

— Но я не один! Со мной ещё баран. Куда его поставить? — спрашивает мальчик.

— Пусти его в сарай к лошадям! — отвечает старуха.

Мальчик повёл своего барана в сарай. Старуха его накормила, напоила и спать уложила. Утром проснулись, мальчик стал собираться в путь. Зашёл в сарай за своим бараном, а его баран лежит и не дышит.

— Ой, что же мне теперь делать? — воскликнул он. — Моего барана запинали твои лошади! — говорит старухе.

— Раз мои лошади запинали твоего барана, то бери вместо него одну лошадь! — говорит ему старуха.

Мальчик вывел вместо барана лошадь и пошёл своей дорогой. Шёл он, шёл, навстречу ему волк. Волк и говорит ему:

— Я и тебя съем, и твою лошадь!

А мальчик ему отвечает:

— Подожди! Я тебя угощу чем-то вкусным! Только ты встань за лошадь! — говорит он.

Волк встал у хвоста лошади и стал ждать.

В это время лошадь как подпрыгнет да как лягнет волка по голове. Волк замертво упал на землю. Мальчик положил волка на спину лошади и пошёл дальше. Шёл, шёл, а навстречу выходит медведь и говорит:

— Мальчик, я и тебя съем, и твою лошадь!

А тот ему отвечает:

— Я хочу угостить тебя чем-то очень вкусным! Только ты иди, встань у хвоста лошади и жди!

Медведь пошёл к хвосту лошади, сел и стал ждать.

А лошадь как подпрыгнет да как лягнет медведя по голове. Медведь замертво упал на землю. Мальчик положил на спину лошади медведя и пошёл своей дорогой. Шёл-шёл, добрался до родной деревни. А дома у него никого нет.

Он продал шкуры волка и медведя, а потом женился. Теперь у него и лошадь, и жена, и достаток. До сих пор они живут да поживают.

Чудесная мельница

Наглостью и обманом счастья не добыть.

Когда-то давно жили-были два брата. Жили они отдельно: каждый имел свой дом, свою семью. Семья старшего брата была богатой. Семья же младшего жила бедно.

Приближался большой праздник. Посмотрел младший брат в свой амбар, а он пуст. Решил он сходить к своему старшему брату попросить к празднику немного мяса. А старший брат и говорит ему:

— Я дам тебе мяса, но ты сходи к лешаку. У него есть мельница. Вместо мяса ты принесёшь мне её.

Младший брат взял мясо и сразу отправился в дом лешака. Лешак говорит ему:

— Дай мне мясо, я взамен могу мельницу дать.

Младший брат говорит:

— Хорошо! Я вам дам мяса, а вы мне дайте мельницу.

Лешак взял мясо, вместо него вручил бедняку мельницу, но не сказал, как ею пользоваться.

Бедный брат вышел из избы лешака и встретил по пути маленького лешака. Схватил его и не отпускает:

— Скажи мне, как запускать мельницу и как её остановить. He скажешь, я тебя не отпущу.

Тот страшно испугался и всё рассказал:

— Если хочешь запустить мельницу, ударь сверху три раза. Когда начнёт крутиться, скажи, какая еда нужна. Ударишь сбоку — мельница остановится.

Бедный брат всё понял, отпустил чертёнка и отправился домой. Только вернулся, пришёл старший брат и спрашивает:

— Где мельница? На что купил её?

А младший брат отвечает:

— На твоё мясо купил.

— Тогда эта мельница должна быть моей, — говорит богатый брат.

— Что ж делать, бери. Мельница твоя, — отвечает бедный брат.

Старший брат взял мельницу и унёс домой.

Задумал он как-то сделать сруб для нового дома. И чтобы покормить плотников, решил запустить мельницу. Ударил три раза по ней и приказал:

— Свари уху да кашу!

Мельница начала молоть, заполнила ухой целый котёл, затем ведро, потом уха стала литься через край. Ухой залило в избе до колена, затем до шеи. Плотники так испугались, что открыли дверь и выскочили на улицу. Уха стала литься из избы во двор. Уже целое озеро из ухи, и реки по улице потекли. Старший брат хочет остановить мельницу, но не может. Побежал он к своему бедному младшему брату. Тот пришёл и остановил мельницу.

— Неси её к себе домой! Из-за неё чуть не захлебнулся! Мне не нужна такая мельница! — говорит старший брат.

А младший брат взял мельницу и понёс домой.

Мельница помогла бедному брату выйти из нужды: какую еду ни попросит, она сразу начинает её молоть. До сих пор та мельница кормит бедного брата и его семью.

Татарские народные сказки

«Шурале», «пэри», «джигиты» и «баи» — эти татарские персонажи знакомы не только татарам, но и многим другим народам России. Ещё не читали о приключениях человека из теста, взявшего в жёны дочку богача?

Завещание

Неправильно понятые последние слова отца усложнили жизнь сыновьям. Лишь дружба и труд оказались достойны упоминания в завещании.

Жил, говорят, в далёкие времена старик. Было у него три сына. Перед смертью позвал старик к себе старшего сына и сказал ему:

— Сынок, коль сможешь, строй дом в каждой деревне.

Затем подзывает среднего сына:

— А ты, сын мой, кушай сладко всю жизнь.

И младшему сыну напутствие дал:

— Почаще женись.

Ладно. Умер старик. Сыновья его стали думать да гадать, как же им завещание отца исполнить. Старший тревожится: как же ему в каждой деревне дом построить? Средний решил отправиться по белу свету искать самые вкусные кушанья. Младший размечтался, как он будет много раз жениться.

Вот однажды приходит к ним старец. Поздоровался, о житье-бытье стал расспрашивать.

— Жизнь-то не из лёгких оказалась, бабай, — сокрушается старший из братьев. — Отец перед кончиной наказывал в каждой деревне дом выстроить. А я пока не выполнил отцовского наказа.

Средний говорит:

— А мне отец советовал кушать вкусные яства.

Младший сын тоже в сторонке не остался:

— А мне отец завещал: «Почаще женись, мол». Хочу отцовскому совету следовать, да ничего у меня не получается.

Старец выслушал, что ему три брата рассказали, и говорит им:

— Эх, сынки, ведь вы неправильно истолковали отцово завещание. Он ведь вам что советовал: «строй в каждой деревне дом» — значит, «приобрети себе в каждой деревне друзей, с друзьями легче прожить на свете»; «кушай сладко всю жизнь» — это так надо понимать: «если еда трудом добывается, то даже ржаной хлебушек слаще всего окажется», «почаще женись» — значит, «постоянно ищи себе работу, станешь тогда о жене крепче скучать, а вернёшься — словно вновь женился». Вот ведь оно как. Отец завещал вам трудом рук своих жизнь налаживать.

Сказав это, старец ушёл. С того дня братья стали, как было им подсказано, выполнять отцовское завещание.

Камыр-батыр

Если ты правильно выбираешь друзей — то с их помощью можно даже жениться на байской дочери.

В давние-предавние времена, когда была козлиная команда, когда дед с бабкой ещё и на свет не родились, отчего мы с отцом только вдвоём пока жили-были, говорят, в некоем месте старик со старухой. Детей у них не было, и была у них по этому поводу большая печаль.

Однажды сели они и подумали, прикинули и поразвесили, да из теста слепили себе сынка-удальца. Бабка пошла корову доить, дед вышел дрова рубить.

Воротились они да и ахнули. Этот самый мальчик, которого слепили они из теста, с козлятами на полу играет…

И начал расти Камыр-батыр не по дням, а по часам. Выстругал ему дед биту гладкую, деревянную. Опёрся на биту малец, и треснула бита напополам. Пошёл дед тогда в кузницу, и сделал кузнец для его мальца биту железную. Побежал Камыр-батыр с этой битою на улицу, стал с другими мальцами играть. В первый день одному ногу сломал, во второй день другому хребет перебил.

Собрался тут деревенский народ и сказал деду своё веское слово:

— Малец твой и на ребёнка не похож. Всех детишек наших искалечил. Делай, что хочешь, а только чтобы в деревне его больше не было.

И отправился тот малец по свету бродить. Шёл он день, шёл он ночь, месяц минул, год прошёл. От деревни он ушёл на один вершок. И попал в дремучий лес. Повстречался ему в этом лесу человек стреноженный.

Камыр-батыр спрашивает у того человека:

— Ты зачем это ноги стреножил?

Тот человек говорит:

— Мне и так в самый раз, тютелька в тютельку. Коли я их освобожу, за мной и птица быстрая не угонится.

Взял его Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге человек, зажавший ноздрю одну пальцем.

Спрашивает Камыр-батыр у того человека:

— Ты зачем это одну ноздрю пальцем заткнул?

Тот человек говорит:

— Мне и так в самый раз, тютелька в тютельку. Коли я вторую ноздрю открою, страшная буря поднимется. Я и в эту ноздрю, коли выдохну, могу мельницу ветряную пять суток не переставая крутить.

Взял и его Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге старенький дед с белой бородою, шляпа набекрень.

Спрашивает Камыр-батыр у того старика:

— Ты зачем это шляпу набекрень надел?

Тот старик говорит:

— Мне и так в самый раз, тютелька в тютельку. Коли я шляпу прямо надену, пурга поднимется, всех снегом засыплет. А коли я шляпу на глаза надвину, вся земля на два аршина льдом покроется.

И старика взял Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге ещё один человек: целится он из лука, целится…

Спрашивает Камыр-батыр:

— Ты куда это так целишься?

Тот человек говорит:

— Видишь, во-о-он там, в шестидесяти верстах, на высокой горе, на толстом дереве, на нижней ветке муха сидит? Хочу этой мухе левый глаз выбить.

Взял Камыр-батыр и лучника этого себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге один бородатый детина, который в земле возился.

Спрашивает у того детины Камыр-батыр:

— Ты что это возишься тут?

Говорит бородатый:

— А вот стукну левой рукой — здесь гора, а стукну правой — здесь гора.

Взял и детину Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли и дошли до одного тамошнего бая. И попросили бая, чтобы он им свою дочь отдал. Очень упрямый тот бай оказался, стал им препятствия чинить. Говорит бай:

— Моя дочь падишаховой дочке ровня, не хуже ничем, не чета вам всем. Однако я человек добрый, коли обгонишь моего скорохода, отдам за тебя дочку.

Пустились наперегонки баев скороход и Стреноженный. Скакнул Стреноженный и одним махом шестьдесят вёрст одолел. Решил он вздремнуть, пока баев скороход до него доберётся, лёг на пригорке и заснул крепко. Вот уже баев скороход обратно возвращается, а Стреноженный спит себе на пригорке, похрапывает.

Тут говорит Камыр-батыр:

— Ай-яй, никак верх за баевым скороходом останется? Ну-ка, стрельни в него, сделай такую милость.

Выстрелил Лучник и попал спящему в правую мочку. Встрепенулся Стреноженный, скакнул и вперёд баева скорохода на майдане оказался.

Хитрил бай, всяко изворачивался и ухитрился-таки всю компанию в чугунной бане запереть. Сложили дрова вокруг бани, огонь поднесли — хотел бай всех живьём зажарить.

Стало их припекать в этой бане. Поправил Камыр-батыр шляпу на голове у Седобородого, и поднялась в бане пурга, глаза слепит. Однако раскалилась баня докрасна, опять их там припекает. Натянул Камыр-батыр шляпу ему по самые уши, и ударил в бане жуткий мороз, стены заиндевели.

Открыл на другой день бай двери в бане и рот разинул: жива вся компания, сидит и зубами дробь выбивает.

Камыр-батыр говорит этому баю:

— Ты мне голову-то не морочь. Бороться будем или на кулаках драться? Выбирай, что тебе, баю, по сердцу.

Бай говорит:

— И поборемся, и на кулаках побьёмся. Нет у меня такой дочери, чтобы за тебя замуж пошла. Сам бери, коли силёнок хватит.

И пошла у них драка, и пошло у них побоище. Так они старались, что земля у них под ногами потрескалась: где ровно было, там вспучилось, где вспучено было — заблестело, как лысина. День они бились, и ночь они бились, и утром колотились, и вечером молотились. Ловким бойцом себя показал Камыр-батыра товарищ, закрывающий пальцем ноздрю: дунет-свистнет в пустую ноздрю — двадцать баевых слуг улетят вверх тормашками. Стукнет Бородатый справа — гора вырастает, стукнет он слева — другая гора, тридцать слуг баевых под той горою. А взмахнёт сам Камыр-батыр своей битою и враз сорок баевых слуг положит.

Не вытерпел бай такого избиения, отдал свою дочь. Как выдали баеву дочку за нашего батыра, пир горой пошёл. Тридцать дней к нему готовились, сорок дней этот пир справляли, пять кобыл непойманных сварили, наелись все до отвала.

И я на том пиру побывал. Ай, хороший был пир! Столы от кушаний так и ломились, в котлах бараны живые томились, мёд-пиво ставили бочками — век бы ходить за такими дочками! Честное общество ковшами хлебало. Мне, правда, одной ручкой перепало.

Козел и баран

Хитрость и смекалка помогут победить любых врагов. Ну, и не помешает найденная на дороге волчья голова.

Жили-были старик со старухой. Скотины у них не было никакой, а только две тысячи рублей хранилось деньгами. Однажды старуха говорит старику:

— Давай на эти деньги купим кого-нибудь.

Пошёл старик в соседнюю деревню. Постучался в один дом и спрашивает:

— Есть у вас скот на продажу?

— Есть, — отвечают.

— Какой? — спрашивает старик.

— Козёл.

Купил старик за одну тысячу Козла. Постучался в другой дом и опять спрашивает:

— Есть у вас скот на продажу?

— Есть, — отвечают.

— Какой? — спрашивает старик.

— Баран.

Купил старик ещё за тысячу Барана и отправился домой.

Старуха к их возвращению сшила торбу, наполнила её овсом и говорит старику:

— Не будем животину держать на привязи, пускай пасутся на воле.

И отпустили старики Козла и Барана на все четыре стороны. Немного пройдя, остановился Козёл и сказал:

— Сходи-ка за торбой, что бабка нам сшила.

Баран сходил за торбой, и они продолжили путь. Шли они, шли, наткнулись на волчью голову. Козёл взял у Барана торбу и положил туда находку.

Вот идут они дальше и видят: костёр горит. А вокруг костра семеро волков. Один на домбре играет, остальные пляшут. Заметили волки Козла с Бараном и пуще запрыгали.

— Мясо пришло, мясо пришло, — кричат.

Козёл тут говорит Барану: «Достань-ка из торбы волчью голову, да не молодую, а старую. Молодую мы и без огня съедим». Достал Баран волчью голову. Козёл и говорит:

— Потом и за этих семерых возьмёмся…

Услыхали волки эти слова, перестали плясать, задрожали от страха. Козёл говорит им:

— Никуда не уходите.

Один из волков подходит к Козлу и умоляет:

— Можно, я отлучусь по нужде?

Козёл отпустил его. Другие тоже стали отпрашиваться — кто за дровами, кто за водой. Так и разбежались все. Ушли и Козёл с Бараном.

Волки тем временем встретили Медведя. Медведь спрашивает:

— Что случилось?

Волки отвечают:

— Нас Козёл с Бараном чуть не съели.

Медведь говорит:

— Где они? Идёмте!

А волки трясутся:

— Боимся мы, не пойдём.

Уговорил-таки их Медведь. Напали они на след. Козёл и Баран увидали зверей, забрались на дерево, и след потерялся. Медведь говорит волкам:

— Вы садитесь, а я на бобах погадаю.

Волки уселись в кружок, Медведь сел в середину и стал гадать. Баран шепчет Козлу:

— Я упаду сейчас!..

И свалился на землю. Козёл сверху как закричит:

— Держи того, кто на бобах гадает!

Медведь так и кинулся бежать. А Козёл всё кричит вслед:

— Держи его, держи!

Ловкий джигит

Если вы прирождённый бизнесмен, то даже стог сена станет началом отличной финансовой карьеры. Конечно, если вы знаете координаты острова, где живут волшебные пэри.

Жил некогда джигит-бедняк. С двух сторон от него баи жили, деньгами сорили. А этот горе мыкал, в нужде перебивался.

— Был бы я богат, — говорил, — я бы такие дела сотворил!

Услышал его бай-балагур и ну выспрашивать, что да как.

— А вот уж так, — отвечал джигит да помалкивал.

Решил проверить его бай и дать ему денег взаймы, а там посмотреть, что из этого выйдет.

— Вот тебе сто рублей, — говорит. — Когда разбогатеешь, вернешь, — а сам посмеивается.

Взяв деньги, джигит немедля покупает стог соломы и — что бы вы думали?! — вмиг сжигает его дотла. Только солома догорела, так он, скажу я вам, живо собирает золу в кучу и набивает ею огромные мешки. А там нанимает телегу с лошадью и отправляется со своим грузом на морской остров. Добравшись до острова, становится наш джигит с подветренной стороны, поджидает, когда ветер разыграется во всю силу, и начинает золу из мешков выбрасывать. И столько золы он по ветру пустил, что небо потемнело, и мгла заволокла остров. А на этом острове, оказывается, город стоял, в котором пэри жили. Невмоготу им стало от чёрной пыли, и примчались они к джигиту.

— Ты, джигит, бери, что хочешь, — говорят, — только избавь нас от этих мучений. А то нам совсем житья не стало.

— Будь по-вашему, — отвечает джигит, — вот только изготовьте мне двести кирпичей. Сто из них пусть будут обыкновенными, а остальные сто — драгоценными: вложите в них самые дорогие, какие на свете есть, камни-самоцветы. А когда всё это будет готово, отнесите кирпичи на то место, куда я укажу.

Сказано — сделано. Отнесли пэри кирпичи, куда джигит велел, уложили так, что драгоценные оказались внизу, а обыкновенные — сверху.

В это самое время возвращаются баи с ярмарок. Кто с Макарджи, кто ещё откуда. Словом, наторговались — домой едут. Едут и похваляются, кто какой барыш получил. Этот на тысячу товару продал, а тот и на миллион выгадал…

Тут джигит и говорит:

— Я вот повёз товару на грош, а выгадал такой барыш— не сочтёшь.

Опешили баи, спрашивают:

— Где твой товар, джигит?

— А вот, подо мною лежит, — отвечает тот, — двести кирпичей!

На это баи-торговцы так и зашлись смехом. Хохочут, за животы держатся. А один прямо-таки покатывается со смеху.

— Вот чурбан, — говорит, — нашёл, чем хвастать. Да я бы твой товар и возить не стал, а в море выбросил.

— Если ты такой богатый, — отвечает джигит, — тогда выбрасывай.

— У меня и кошелёк-то не похудеет от твоих кирпичей, — не унимается бай и начинает по одному выбрасывать кирпичи в море.

Вот он, скажу я вам, уже сто кирпичей выбросил и берётся за сто первый. Но тут джигит его останавливает:

— Не спеши, бай, — говорит, — расплатись-ка вначале за тот убыток, который ты мне причинил.

Перестали баи смеяться, разломили кирпич, да так и ахнули — сверкают вкраплённые в него драгоценные рубины, алмазы, изумруды невиданной красоты. Пришлось баю расстаться не только с кошельком, но и с целым состоянием, которого едва хватило, чтобы расплатиться за один кирпич.

Вот так, благодаря своей ловкости наш бедный джигит проучил насмешника-бая, привёз домой сокровища и сделался богаче своих соседей.

Старик и лентяй

Хитростью и личным примером можно перевоспитать даже закоренелого лентяя.

Жил в давние времена бедный старик. Никого у него, кроме старухи, не было. Пришло время сено косить. Говорит старуха:

— Ступай, старый, в соседнюю деревню, поищи себе помощника.

Пошёл старик. Встречает джигита.

— Помощник мне нужен, сынок, не пойдёшь ли ко мне в работники?

— Нет, дедушка, плохой из меня работник, — отвечает тот. — Одеваюсь я долго.

— Это ничего, — отвечает старик. — Я и сам не прост: с воды пьян бываю.

— Ну, если так, пойдём, поработаю у тебя.

Привёл его старик домой. Утром встают, чай пьют. Хозяин быстренько с едой справился, пошёл во двор, собрал, что надо, за работником идёт. А тот ещё лапти не надел. Старик и говорит:

— Ладно, сынок, пойду я пока, а ты ступай такой-то дорогой, там и найдёшь меня.

Взвалил он на плечо косы и отправился в луга. А джигит надевал, надевал лапоть, пока управился, полдень настал. Принялся он за второй лапоть. Солнце село, старик уж домой идёт, а он насилу обулся. А как поужинали, джигит живо скинул лапти, спать завалился да тут же и захрапел. Старик и говорит старухе:

— Завтра я воды у тебя попрошу, а ты скажи: «Поди, из ведра напейся».

Утром встали они, поели, джигит снова посреди избы сел, лапти надевать начал. Старик и говорит:

— Подай-ка воды мне, старуха, что-то не напился я.

А старуха отвечает:

— Вода в ведре, пойди и напейся.

Выпил старик ковш воды и захмелел. Качает его во все стороны. Пошёл и в стену ударился, потом к печи припал, вынул из неё кирпич да как швырнёт в джигита. Кирпич над самым его ухом просвистел и в стену ударился. Напугался джигит, во двор выскочил. Старуха следом вышла:

— Куда же ты, сынок?

— Ох, бабуся, плохи дела, — говорит джигит. — Дед пьян совсем, не даст он мне житья. Вынеси-ка мне второй лапоть с онучей.

— Погоди, сынок, — говорит старушка. — Вот успокоится старик, сядешь посреди избы, не спеша и обуешься.

— Нет, бабуся. Прошу тебя, вынеси лапоть, надо обуться раньше, чем дед из дому выйдет.

Вынесла старуха ему лапоть. Тут и дед, спотыкаясь, на крыльцо вышел. Увидел его джигит, схватил лапоть и в сарай со всех ног кинулся. Быстренько обулся там. Дед видит это и трезвеет на глазах. Пошли они на сенокос вдвоём. За день поработали на славу, вечером домой идут. Поели, попили, спать улеглись. На следующее утро только уселся джигит посреди избы, чтобы лапти обуть, а дед уж кричит:

— Дай-ка воды мне, старуха.

Сунул работник ноги в лапти, без оглядки из избы выбежал, даже оборы не подобрал. Кое-как наспех оделся и пошёл с дедом на луг.

Так отучил дед джигита от лени.

Три вопроса

Если тебе задали сложный вопрос — подумай. Задали три сложных вопроса — подумай трижды. Тогда точно дашь мудрый ответ.

В давние-предавние времена жил, говорят, юноша-сирота. Был тот юноша голоден, разут-раздет. Было у него, говорят, два дома: первый — не свой, второй — чужой, а печка в доме голландка, а крыша на доме соломка, законопачен дом соломой, зато подпорки изо мха.

В один прекрасный день отправился юноша на чужую сторону работу искать. День шагает, ночь шагает. Наконец, увидел человека, который хлеб сеет. Юноша говорит:

— Да сопутствует тебе удача в делах твоих, да будет урожай богатый.

— Да будет так! Аминь! — отвечает сеятель. — Откуда идёшь, в какие земли нужда гонит?

Юноша отвечает:

— Работу вышел искать, абзый.

Сеятель тогда говорит:

— Ладно, джигит. Работнику — труд, путнику — дорога. Когда мыслями занят, и дорога короче становится. Я загадаю тебе несколько загадок. Если ответишь, скажешь.

— Хорошо, абзый, — согласился юноша, — говори.

Человек надел через плечо лукошко и стал сеять. Взял зёрна в пригоршню и веером рассыпал, приговаривая:

— Первая пригоршня пойдёт на уплату долга.

Затем вторую горсть:

— А это в долг даю.

В третий раз бросил в землю горсть зерна:

— Это для дорогих гостей.

Задумался юноша: «Что бы это значило?»

— Добро, абзый. Позволь только немного подумать.

— Подумай, подумай, сынок, — и человек продолжил сеять.

Дав круг, он опять подходит к юноше:

— Ну, как дела, сынок, додумался?

— Абзый, — спрашивает юноша, — отец-мать у тебя ведь есть?

— Есть, — отвечает тот.

— Они же тебя воспитывали, когда ты молод был?

— Воспитывали.

— В таком случае первая пригоршня им предназначена. Твой долг — смотреть на старости за ними.

— Верно сказываешь, сынок. Первую пригоршню засеял я для их прокормления.

— Сыновья у тебя есть? — спрашиваетюноша.

— Есть.

— На этот раз вторую пригоршню ты, действительно, даёшь в долг. Ты теперь воспитываешь сыновей, кормишь-одеваешь их, и они останутся в долгу перед тобой.

— Эту загадку ты тоже раскусил.

— Дочери у тебя есть? — спрашивает юноша.

— Имеются.

— Они — как дорогие гости: подрастут, покинут твой дом. Третья пригоршня приготовлена была для этих самых дорогих гостюшек.

— Верно ведь! Сметливый ты оказался, джигит, — похвалил сеятель юношу.

Убыр-Таз

Тот, кто добр и честен, всегда остаётся в выигрыше. А вор и обманщик будет наказан, по справедливости.

Жили, говорят, в прежние времена три брата. Два старших умными слыли, а младший, сказывают, был дурак. Звали его Убыр-Таз. И ничего он делать не умел.

Как-то раз говорят ему братья:

— Чем так баклуши бить, пошёл бы ты, дурень, в лес, да поставил бы там капкан. Глядишь, зверь какой угодит.

Убыр-Таз так и сделал. Устроил западню, а на следующий день видит — попался в неё огромный медведь. Вызволил его Убыр-Таз из капкана и пустил на волю, а сам вернулся домой. Дома братья спрашивают:

— Ну что, изловил ли кого?

Да так, — говорит Убыр-Таз, — поповская чёрная корова попалась.

Наутро он вновь отправился в лес. Глядь — сидит в капкане волк. Освободил его Убыр-Таз и вернулся домой. Братья снова спрашивают:

— Ну как, поймал ли сегодня кого?

— Да так, — говорит Убыр-Таз, — поповская чёрная тёлка попалась.

В третий раз пошёл Убыр-Таз осматривать капкан и нашёл в нём лису. Отпустил он её. А дома братья опять выспрашивают:

— Кого поймал, Убыр-Таз?

А тот своё:

— Поповский красный телёнок попался, — говорит.

На четвёртый день угодил в капкан заяц. Убыр-Таз и его отпустил. Братья спрашивают:

— Поймал кого?

— Поповская белая собачонка попалась, — отвечает тот.

Рассердились братья на то, что Убыр-Таз дурачит их россказнями про поповских телят-собачат и строго-настрого наказали ему:

— Впредь не чуди, кто бы ни попался — в дом тащи!

Убыр-Таз пошёл в лес. В капкан Шурале попался. Убыр-Таз схватил его и хотел отвести домой.

Шурале сказал ему:

— Отпусти уж, — говорит. — Если отпустишь, много добра тебе дам, богатым сделаю, — говорит.

Отпустил его Убыр-Таз. Шурале его в гости пригласил. Когда Убыр-Таз в очередной раз вернулся из леса, братья, как всегда, спрашивают:

— Попался ли кто?

— Шурале попался, — отвечает Убыр-Таз. — Но как сказал «богатым сделаю» да пригласил погостить, так я его и отпустил.

И впрямь, на следующий день пошёл Убыр-Таз в гости. Шурале приветливо встретил его, угостил как следует, а на прощание дал ему короб с дорогими подарками да пригласил зайти ещё разок. Возвратился Убыр-Таз домой, поставил короб на полку, а сам ненадолго вышел. Тем временем жадные невестки набросились на коробку и всё его добро перепрятали.

На другой день Убыр-Таз вновь пришёл к Шурале. Тот дал ему ещё один короб, но предупредил:

— Пока не дойдёшь до дому, внутрь не заглядывай.

Не вытерпел Убыр-Таз, заглянул в короб раньше времени. В тот же миг выскочили из него девять колотушек и ну колотить, ну дубасить беднягу по голове!

— Короб, закройся, — догадался сказать Убыр-Таз, и колотушки тут же спрятались обратно.

Пришёл Убыр-Таз домой, оставил свою ношу на полке, а сам вышел. Сунулись невестки к коробу, а из него как выскочили девять колотушек, да как принялись поддавать им тумаков!

— Спаси, помоги, Убыр-Таз, — заголосили невестки, когда он вернулся. — Мы отдадим всё, что у тебя забрали, только уйми ты свои колотушки!

— Короб, закройся, — только и сказал Убыр-Таз, и колотушки убрались на место.

С той поры, говорят, зажил Убыр-Таз со своими братьями и их невестками богато и счастливо.

Шах-петух

Хвастовство и самолюбование до добра не доведут. Можно и суп попасть.

В одном курятнике жил-был Петух. Ходит Петух по двору, ходит, по сторонам оглядывается, за порядком смотрит и важничает. Вскочил Петух на высокий забор и кричит:

— Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Я — шах-петух, падишах-петух, хан-петух, султан-петух. Курочки мои миленькие, чёрненькие, беленькие, пёстренькие, золотенькие! Кто на свете красивее всех, кто на свете храбрее всех?

Сбежались все курочки — чернушки, пеструшки, серенькие, беленькие, золотые — и обступили своего шаха, великого падишаха, светлого хана, могучего султана со всех сторон и запели:

— Ку-да, ку-да, ку-да, ясный хан, ку-да, ку-да, ку-да, дивный султан, ку-да, ку-да, ку-да, светлый шах, ку-да, ку-да, ку-да, пресветлый падишах, кому с тобой равняться? Нет никого на свете храбрее тебя, нет никого на свете умнее тебя, нет никого на свете красивее тебя!

— Ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку! — запел ещё громче Петух. — У кого на свете голос громче львиного? У кого ноги могучие? У кого пёстрое платье?

— У тебя, наш шах, платье пёстрое, у тебя, султан, ноги, как железо, крепкие. У тебя, наш падишах, голос громче львиного, — запели куры.

Петух надулся от важности, поднял свой высокий гребень и запел изо всех сил:

— Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Эй, вы, жёны, подходите ко мне ближе да скажите, у кого престол выше всех, у кого на голове корона выше всех?

Подошли курочки к самому забору и, низко кланяясь важному Петуху, запели:

— У тебя престол выше всех, у тебя на голове корона, как жар, блестит. Ты — наш единственный шах! Ты — наш единственный падишах!

А толстый повар подкрался сзади забора и схватил Петуха.

— Ай, горе! Ай, беда!

Поймал Повар могучего падишаха за правую ногу, зарезал Повар великого шаха острым ножом, ощипал Повар со светлого хана светлое платье, сварил Повар из непобедимого султана вкусный суп.

А люди едят да похваливают:

— Ай да вкусный петух! Ай да жирный петух!

Шомбай

Обещания надо выполнять, а за работу — платить. Иначе можно стать объектом недоброй шутки.

Давным-давно когда-то жили, говорят, очень богатые муж и жена. Оба были злые-презлые и очень жадные. Поэтому в самую пору летних работ убежал от них работник. Ждали они, ждали, когда придут наниматься на работу, да только никто не показывался. Решили они тогда сами поискать работника и пошли в соседнюю деревню.

Пришли туда и видят — у домика без двора и без ограды джигит сидит. Сам здоровый такой, а весь в лохмотьях. Подошли к нему бай с женой и стали расспрашивать.

— Нам нужен работник. Как тебя зовут?

— Шомбай, — говорит джигит.

Сколько стоишь?

— Пять алтынов, — отвечает джигит.

Богачам это показалось много.

— И имя некрасивое, да и стоит очень дорого. Может, найдём подешевле, — сказала жена.

И пошли они по деревне. Шли они, шли да на одного джигита и набрели. А это был тот самый Шомбай, надевший лохмотья свои наизнанку.

— Как тебя зовут? — спрашивают.

— Шомбай, — отвечает джигит.

— Сколько стоишь?

— Пять алтынов, — отвечает джигит.

Ахнули муж и жена, цена показалась им огромной. Пошли дальше. Так они до конца деревни дошли. Опять джигита заметили. А это был тот самый Шомбай, надевший на этот раз шапку наизнанку. Стали задавать вопросы:

— Как твоё имя?

— Шомбай.

— Сколько стоишь?

— Пять алтынов.

Переглянулись муж с женой. И подумали: «В этой деревне, видать, все Шомбаи. Стоит он, конечно, дорого, но без работника тоже не обойтись. Ладно уж, наймём его». И взяли Шомбая.

Стал Шомбай батрачить. Лето прошло, зима наступила. Новые заботы появились: за скотом убирать, дрова пилить и ещё много разных дел надо сделать. Но не платят Шомбаю по уговору. Находят недоделки в каждой его работе, говорят:

— Не так всё делаешь, — и не платят за работу.

В Шомбае злоба на бая закипела. День ушёл, ночь прошла, год миновал. Лето настало. Летние работы пошли.

Однажды идёт Шомбай с баем сено косить, да забыл дома брусок. Вернулся в дом, а там жена бая с каким-то человеком беседует.

— Распродам зерно, — говорит, — только бы муж не узнал. Как мне от вас, — говорит, — деньги получить?

— Я пойду, — отвечает тот человек, — а по дороге солому побросаю. Пойдёшь по примете, а я там сено буду скучивать. Там и расплатимся.

Шомбай всё подслушал и подумал: «Дай-ка подшучу над ними».

А тот человек, как сказал, так и пошёл, разбрасывая солому по обе стороны дороги. Шомбай пошёл за ним, подбирая солому, и побросал её на своём пути.

Появилась жена бая. Удивилась, а сама виду не подаёт.

— Пришла посмотреть, как работаете. Много, оказывается, у вас дел, — говорит.

Бай хотел пригласить соседей убирать сено. Сказал Шомбаю:

— Иди, позови-ка вон тех.

А это были как раз те люди, которые купили зерно у жены бая. Шомбай пришёл к ним и сказал:

— Бай узнал, что вы втайне от него купили зерно. Взял вилы и бежит сюда, хочет заколоть вас. Спрячьтесь.

А сам вернулся к баю и сказал:

— У них-то работы побольше, чем у нас. Стог ставят. Пусть берёт вилы и идёт помогать нам, говорят.

Бай положил вилы на плечо и пошёл к соседям. Те, увидев его, разбежались. Удивился бай, пошёл обратно. Идёт он и по пути наклоняется, ягодки срывает. Видит это жена, спрашивает у Шомбая, что это бай делает.

— Бай узнал, что ты украдкой продала зерно, — говорит Шомбай. — Хочет разбить тебе голову, камниподбирает.

Услышала это жена бая и убежала в деревню. Изумлённый бай спрашивает у Шомбая:

— Чего она бежит?

— Беда приключилась: дом у вас горит, — сказал Шомбай.

Пустился бегом и бай в деревню. Пришёл, а в доме ни огнянет, ни пожара.

Шурале

Хитёр лесной дух и на проказы горазд — а татарский батыр всё равно хитрее.

В незапамятные времена жил-был один дровосек. Пошёл он как-то в лес за дровами и встретил самого шурале — лешего. На лбу у шурале рог торчит, а пальцами он так и шевелит, так и шевелит.

— Как тебя зовут? — спрашивает шурале у дровосека. А сам, знай себе, хохочет.

— Как зовут? Былтыр — вот как зовут, — отвечает дровосек. Ведь не знает шурале, что «былтыр» означает «прошлый год».

— Знаешь, Былтыр, давай пощекочемся, — предложил шурале.

— Что ж, давай. Только вот мне чурбан этот расколоть сначала надо.

Размахнулся дровосек топором, ударил — чурбан-то и треснул.

— А ну, помогай, — говорит дровосек шурале. — Держи, чтобы трещина не закрылась. Глубже, глубже суй пальцы. А я сейчас с другой стороны попробую ударить.

Вытащил дровосек топор, а пальцы-то у шурале и прищемило. А дровосек тем временем схватил топор и бежать из леса. А шурале ему вслед кричит:

— Ой, пальцы мои! Ой, помогите!

Сбежались к нему другие шурале.

— Что такое? Что случилось?

— Пальцы Былтыр прищемил! Ой, пальцы мои!

— Что, что?

— Пальцы, говорю. Былтыр прищемил пальцы.

Тут ему на это и говорят:

— А что же ты в прошлом году не кричал? Разве теперь найдёшь, кто тебе прищемил?

А шурале от боли и рассказать толком ничего не может. Так и ходит с чурбаном на плече и кричит:

— Ой, пальцы! Ой! Прищемил их злой Былтыр!..

Чувашские народные сказки

За свою историю чувашский народ сделал много верных наблюдений о человеческом характере и отразил их в сказках. Читаем о Дятле, что спас Лису, а та ответила ему неблагодарностью, понимаем, что речь идёт о людях, и задумываемся.

Лиса и дятел

Как ни хитри, как не обманывай, а наказание всегда настигнет. А может так случится, что подведёт тебя собственный хвост.

Шла Лиса лесом и провалилась в волчью яму. Попрыгала-попрыгала, повертелась-повертелась, а выбраться не может.

Увидел Лису Дятел и спрашивает:

— Что делаешь, чем занимаешься, кума?

— Рою колодец, кум! — отвечает Лиса.

— Вырой мне тоже!

— С удовольствием! Но прежде набросай-ка ты мне сучьев, я быстро сложу сруб, и пойдём к тебе.

Начал Дятел отстукивать, сучья ломать и в яму бросать. А Лиса положила их друг на друга и выбралась из ямы.

— Ну, закончила? Пошли ко мне, — говорит Дятел.

— Закончить-то закончила, да в горле пересохло. Угости-ка прежде квасом, — отвечает Лиса.

— Хорошо, — говорит Дятел. И пошли они искать квас.

В это время ехал на базар торговец квасом.

Увидела его Лиса и спряталась в кустах у дороги, а Дятел сел на бочку с квасом и стал долбить дно.

Долбил-долбил и выдолбил дырку. Из дубовой бочки брызнул медовый квас. Напоследок Дятел долбанул торговца в голову и полетел низко-низко над землёй. Торговец — за ним.

Пока Дятел играл с торговцем в кошки-мышки, бочка опустела, и Лиса вдоволь напилась квасу.

А Дятел заманил мужика в лес, вспорхнул и улетел к Лисе. Сел на бочку и спрашивает:

— Ну как, напилась?

— Совсем опьянела, — говорит Лиса.

— Ну тогда пошли ко мне!

— Пойти-то пойдём, кум, но ты сначала рассмеши меня.

— Хорошо, — говорит Дятел, — иди за мной.

Вот пришли они в деревню. Видят, на одном гумне сын торговца с батраком молотят горох. Лиса спряталась у изгороди. Дятел сел сыну торговца на голову и стал долбить. Тот закричал. Батрак бросился на помощь и так заехал ему цепком по голове, что повалился тот, как сражённый молнией.

Лиса каталась по траве и смеялась, хватаясь за живот.

Подлетел к ней Дятел и спрашивает:

— Ну, довольна, кума?

— Ой, насмешил! Насмешил, кум! Спасибо!

— Ну пошли ко мне теперь рыть колодец.

— Пойти-то пойдём, но напоследок ты напугай меня.

— Хорошо, — говорит Дятел, — иди за мной.

Вот пришли они опять в деревню. Подошли к крайней избе. Лиса села у подворотни, а Дятел забрался на ворота и стал долбить.

На стук выбежали два отчаянных пса и бросились на лису. Лиса бежать. Собаки за ней. Загнали в лес. Бедняжка не знала, куда деться, прыгнула в дупло. Собаки с досады стали кружиться вокруг дупла и лаять.

А Лиса, успокоившись, спрашивает у своих ног:

— Небось испугались?

— Нисколько! Мы во всю прыть неслись вперёд, — отвечают ноги.

— Ну, а вы испугались? — спрашивает Лиса у ушей.

— Нет! Мы прижались к голове и как ветер неслись вперёд, — отвечают уши.

Наконец лиса обращается к хвосту:

— Уж ты, наверное, испугался?

— И не говори, — отвечает хвост, — лечу за тобой и думаю: «Вот-вот схватят, вот-вот съедят!»

— Ах так!.. — закричала Лиса. — Так-то ты меня жалеешь? Хотел угостить собак моим мясом? Вот я тебе покажу!

С этими словами Лиса высунула хвост в щель. Собаки ухватились за него, вытащили Лису и растерзали.

Тощий Волк

Выбирай себе еду по зубам. А ещё лучше — вырасти или заработай.

Начал один тощий Волк с голоду помирать, лежит, воет. Заметил его Медведь и говорит:

— Вон в том овраге семнадцатилетний Баран пасётся. Иди, поешь.

Обрадовался Волк, побежал в овраг. Смотрит, а там и вправду Баран радостный скачет, травку кушает.

— Всё, съем я тебя, — говорит Волк.

— Съесть-то ты меня съешь, да только я хочу в твой живот передом, а не задом залезть. Ты рот открой, а я со склона спущусь и прямо в живот к тебе запрыгну, — отвечает тот.

— Ладно, — согласился Волк.

Баран полез наверх. Начал оттуда вниз бежать, да как боднет Волка со всей силы. У того чуть живот не лопнул, а Баран дальше побежал и был таков.

Волк с трудом до Медведя дошёл.

— Ну как? Поел? — спрашивает Косолапый.

— Куда уж там! Этот Баран мне чуть живот не разорвал, — отвечает Волк.

— Коль не получилось, так иди вон в тот овраг. Там Кобылица пасётся. Её съешь! — советует Медведь.

Волк на радостях побежал к оврагу. Смотрит, и правда, красавица Кобылица травушку кушает.

— Съем я тебя! — говорит он. А глазки-то сверкают, сверкают.

— Съесть-то ты меня съешь, да только я хочу в твой живот задом, а не передом залезть, — отвечает та.

Сразу после этого поворачивается к Волку задом, да как лягнёт его, тот еле-еле убежать успел.

Опять Волк к Медведю пошёл. Тот спрашивает:

— Ну, поел на этот раз?

— Куда уж там! Кобылица мне чуть все рёбра не переломала! — отвечает Волк.

— В таком случае иди вон в тот мякинник, там Свинья живёт. Ею перекуси, — советует Медведь.

Поплёлся Волк туда, а там действительно толстая Свинья расхаживает.

— Ну всё, теперь я точно поем, — говорит он Хрюшке. А у самого уже зубы скрипят.

— Съесть-то ты меня съешь, да только я сначала песенку спою. Можно? — просит Свинья.

— Ну ладно. Так уж и быть. Спой!

А Хрюшке только того и надо. Она как завизжит! На этот шум-гам люди прибежали и начали колотить Волка. Еле ноги унёс.

Опять к Медведю пошёл.

— Снова не поел? — спрашивает Косолапый.

— Да. Самого чуть не убили, — отвечает Волк.

— Тогда иди вон туда. Там старый Пёс живёт. Его сьешь, — советует Медведь.

Послушался Волк, пошёл к Собаке.

— Ну, теперь я точно поем, — говорит он Псу.

— Да какая от меня польза. Ты лучше в подпол залезь! Там и мёдом, и мясом поживишься, — говорит он.

Волк, недолго думая, залез в подпол. Пёс его быстренько закрыл там и лаять начал. Люди прибежали и поймали Волка. В подполе его и прибили.

Маленькая Птичка

Гордыня и заносчивость могут оказать плохую услугу. Тем более, если в дело вмешиваются высшие силы.

Давно это было…

Как наступила осень, так и первые морозы пошли. Начали птицы собираться в тёплые края, а змеи да ящерицы по норкам прятаться. Только одна маленькая Птичка крылышко себе сломала и вместе с остальными улететь не смогла. Растерялась, не знает, что делать. Посмотрела вокруг и стала тёплое местечко себе искать.

А рядом был тёмный лес, совсем недалеко, рукой подать. «Схожу-ка я туда, может, деревья меня согреют», — подумала Птичка и пошла в сторону леса. Летать не может, крылышко ведь сломано.

На опушке росла серебряная Берёза. Птичка подошла к ней и просит:

— И-и-и, раскидистая Берёза, пусти меня к себе до весны пожить.

— Ты в своём уме? Мне свои листочки оберегать надо, не могу я на тебя отвлекаться, — ответила ей Берёза, а сама от злости уже и побелеть успела.

Прыгает бедная Птичка по лесу, крылышко по земле волочит. Смотрит — большой Дуб растёт.

Стала Птичка его просить:

— Дуб-богатырь, позволь мне до весны в твоих тёплых ветвях пожить.

— Ещё чего! — отвечает Дуб, потрясая ветками. — Таких, как ты, только впусти. До весны все мои жёлуди съешь. Уходи, уходи! Не жалоби меня!

Бедная Птичка поплелась дальше. Дошла она до речки, а там большая Ива растёт. Стала Птичка её просить:

— Добрая Ивушка, у тебя ветви густые, пусти меня до весны пожить.

— Иди куда шла! Я тебе не какое-нибудь деревце. С такими, как ты, даже разговаривать не стану, — ответила она хвастливо.

Бедная Птичка не знает, что ей делать. От усталости уже еле-еле идёт, да и крылышко болит. Так и дошла она до середины леса.

Тут ее зёленая Ёлка заметила и спрашивает:

— Ай-ай, бедняжка, куда путь держишь?

— Я уже и сама не знаю, — отвечает Птичка.

— Как это?

— Не к счастью, а к беде, — говорит пташка горестным голоском.

— А почему ты от своих друзей отстала? — спрашивает Ёлка.

— У меня крылышко сломано, летать не могу. Просила я у лесных деревьев помощи, да только никто из них надо мной не сжалился.

— Ну, поживи у меня. Вот на эту веточку садись, она самая тёплая, — сказала Ёлка от чистого сердца.

А рядом с Ёлкой росла старая Сосна. Она тоже пожалела Птичку:

— Мои ветки не могут тепло хранить, но защитят тебя от холодных ветров, — сказала она.

Спряталась Птичка в тёплых ветвях Ёлки, а Сосна её от злых ветров защитила. Заметил это маленький Можжевельник и тоже Птичку пожалел:

— Тебя, малюточку, я до весны могу своими ягодками кормить.

Стала бедная Птичка жить счастливо. Остальные деревья про это прознали и начали им косточки перемывать:

— Ай, стану я беспокоиться из-за этой никчёмной Птички, — посмеялась над Ёлкой Берёза.

— Стану я отдавать ей свои жёлуди, — сказал Дуб.

— Я со всякими Птичками даже разговаривать не буду, — сказала Ива.

Вот так они и смеялись над Ёлочкой, Сосной и Можжевельником.


* * *

Но однажды налетел на лес холодный ветер. Решил он все деревья без листьев оставить. Но сначала посоветовался со своим отцом Ураганом:

— Все ли мне деревья без листьев оставить или некоторых пощадить?

— Нет, сынок, так нельзя. Не смей тревожить тех, кто помог маленькой Птичке. Пусть они всю зиму зелёными стоят, — ответил Ураган.

Вот с тех пор и Ёлка, и Сосна, и Можжевельник круглый год зелёными стоят.

Дружок-Петушок

Нельзя доверять первому встречному — учит нас сказка. Хотя и у злодея судьба может сложиться печально.

Гулял Петушок по лесу. Вдруг на его голову упал жёлудь. Петушок испугался, побежал по дорожке. Навстречу ему Заяц идёт.

— Куда идёшь, дружок-Петушок?

— Да куда там идти! Шум был, да гам был, а потом на головушку скалка упала. Вот оттуда и убегаю! — отвечает Петушок.

— Пойдём вместе? — говорит Заяц.

— Давай, пошли.

Идут они по лесу, навстречу им Лиса.

— Куда идёте, Заяц? — спрашивает она.

— Я не знаю, у Петушка спроси.

— Куда идёте, дружок-Петушок? — спрашивает Лиса.

— Да куда там идти! Шум был, да гам был, а потом на головушку скалка упала. Вот оттуда и убегаем! — отвечает Петушок.

— Пойдём вместе? — спрашивает Патрикеевна.

— Пошли!

Идут они дальше, а навстречу им Волк.

— Куда идёте, Лисичка-сестричка? — спрашивает он.

— Не знаю, у Зайца спроси, — отвечает та.

— Куда идёте, Заяц?

— Не знаю, у Петушка спроси!

— Куда идёте, дружок-Петушок?

— Да куда там идти! Шум был, да гам был, а потом на головушку скалка упала. Вот оттуда и убегаем! — отвечает Петушок.

— Пойдём вместе? — спрашивает Волк.

Все согласились, пошли дальше. Навстречу им идёт Медведь.

— Куда идёте, братец Волк? — спрашивает Косолапый.

— Не знаю, у Лисы спроси, — отвечает тот.

— Куда идёте, Лисичка-сестричка?

— Не знаю, у Зайца спроси.

— Куда идёте, Заяц?

— Не знаю, у Петушка спроси.

— Куда идёте, дружок-Петушок?

— Да куда там идти! Шум был, да гам был, а потом на головушку скалка упала. Вот оттуда и убегаем! — отвечает Петушок.

— Пойдём вместе? — спрашивает Медведь.

— Пошли, — отвечают все.

Идут они дальше по лесу. Увидели домик, решили зайти туда переночевать. Зарезали Петушка, поели, а немного мяса осталось. Ночью хитрая Лиса встала, остатки съела. Просыпаются утром, а мяса-то нет! Не знают, кто съел. Не помирать же с голоду. Решили Зайца съесть. Приготовили косоглазого, а мясо жирное-жирное.

— А-а, так вот кто Петушка съел! — решили все.

Немного мяса на утро оставили. Ночью Лиса встала и снова всё съела. А губы Волка жиром заячьим смазала.

Просыпаются утром:

— Кто съел? Кто съел?

Лиса говорит:

— У кого губы в жире, тот и съел!

Посмотрели — у Волка губы в жире. Поэтому решили его зарезать. А ночью Лиса снова остатки мяса съела. Потушила она очаг и будит Медведя:

— Ох, косолапый, у нас очаг потух. Смотри, вон там, наверху, наша бабушка костёр развела. Сходи, принеси огоньку, — говорит она, а сама на звёзды показывает.

Залез Медведь на дуб.

— Да нет же тут ничего!

— Ты повыше залезь, — отвечает Патрикеевна.

Полез Медведь выше, но, не удержался — свалился. От удара у него живот разорвался.

Хитрая Лиса по сей день в том лесу поживает, горя не знает.

Золотой мешочек

Отнятое силой, обманом, как и ворованное, никогда не принесёт счастья. Расплата обязательно настигнет, а обманутый заживёт припеваючи.

Жили-были старушка и старик. Было у них два сына. Выросли они, поженились, да и уехали от родителей. Старик со старушкой недолго прожили — померли. Старший сын получил родительское наследство и разбогател. Младший же — Йыван — жил бедно. К тому же было у него девять сыновей. Каждый год ему зерна не хватало, чтобы их прокормить.

Йыван никогда в своей жизни горох не сеял. Начал он думать: «Я же никогда в своей жизни горох не сеял, наверное, поэтому у меня мало зерна всходит».

К весеннему севу насобирал он у односельчан полпуда гороха.

Пришла весна, да только у Йывана даже лошади нет, чтобы поле вспахать. Пошёл он к своему старшему брату.

— Одолжи мне лошадь, чтобы я мог землю вспахать да горох посеять.

— Коль горохом поделишься, почему бы и не одолжить, — отвечает ему старший брат.

— Хорошо, — говорит Йыван. — Коль уж есть — так вместе, а если уж нет, то пополам.

Помог ему старший брат с севом.

Горох хорошо взошёл. Идёт Йыван в поле — душа радуется. Сходил ещё раз: а горох уже зацвел. Сходил и в третий раз, а весь его горох Иней побил. Разозлился Йыван, погнался за Инеем. Эх, бежит! Эх, бежит! Догнал-таки он злодея. Сидит Иней в лесу на пенёчке да бороду свою расчёсывает. Схватил его Йыван за бороду и начал ругать:

— Ты зачем весь мой горох побил? Плати теперь, иначе бороду тебе вырву! — кричит он.

— Отпусти, отпусти, Йыван, — взмолился Иней. — Вот, держи за это мешочек.

— Что мне делать с этим тряпьем? — обиделся Йыван.

— Домой иди, посади детей за стол, а потом потряси этим мешочком, — отвечает Иней.

Расстроился Йыван, пошёл домой, другой платы от Инея всё равно не получить. Посадил своих сыновей за стол и начал трясти рваным мешочком. А из него на стол столько всего съестного вывалилось! Начал Йыван со своей семьёй жить припеваючи.

Заметил это его старший брат и говорит:

— Отдай-ка, Йыван, мне свой мешочек, а я тебе скирды старые принесу.

— Давай, — отвечает Йыван.

Сказали — сделали. Да только съели Йывановы дети скирды за два-три года и снова голодать начали.

«Ай-ай, я же снова бедным стал. Наверное, и в этом году горох посею, как в старые добрые времена», — решил Йыван.

Посеял он весной горох, да только и на этот раз Иней весь урожай испортил. Побежал Йыван за ним, догнал. Тот снова в лесу на пенёчке сидит и бороду расчёсывает. Сердитый Йыван опять схватил его за бороду и стал ругать:

— Ты зачем снова мой горох испортил? Плати теперь, иначе вырву твою седую бороду!

— Отпусти, отпусти, Йыван. Я тебе за испорченный горох золотой мешочек дам, — отвечает Иней.

Йыван обрадовался, взял мешочек да пошёл домой. Посадил детей за стол и мешочком потряс, а из него как выпрыгнут двенадцать солдат, да как начнут его детишек нагайками лупить. Еле-еле Йыван солдат в мешочек обратно загнал. Потом взял он его и пошёл к старшему брату. Забрал свой старый рваный мешочек, а брату золотой отдал.

Обрадовался старший брат, решил пир устроить, созвал всех богатеев с округи, а сам ничего готовить даже не стал. Собрались гости, а брат Йывана начал мешочком золотым трясти. Выскочили двенадцать солдат и начали богатеев нагайками лупить. Те бросились убегать: кто в окошко выскочил, кто в дверь. Еле-еле убежали.

Подали гости на брата Йывана в суд, а тот, понятное дело, Йывана обвинил. Вызвали его в суд. Йыван пошёл туда с золотым мешочком.

Стали разбираться, а Йыван потряс мешочком перед судьями и из него двенадцать солдат выскочили и начали судей нагайками хлестать. Те взмолились:

— Останови, Йыван, солдат! Мы тебя отпустим!

Да только он не остановил их. Те судей до смерти и забили.

Сказка через дуб, а я сам через рябину.

Как старик дураков искал

Хорошо там, где нас нет — гласит народная пословица. Посмотрев мир, понимаешь, что в сравнении с ним твой дом — самое лучшее место.

Одна старушка повесила на бревно перед печкой дрова сушиться. От тяжести бревно переломилось, да связка дров упала на пол.

— Если бы я родила сына, а он женился бы, у его жены ребёнок родился бы, то эта связка его раздавила бы, — плачет и причитает старушка.

Тут в дом старик зашёл:

— Ты чего ревёшь? — спрашивает он.

Рассказала старушка о том, что её расстроило.

— Ой, глупая, глупая! — говорит старик. — Таких дураков, как ты, на всём белом свете не сыщешь, наверное.

Пошёл он по миру дураков искать.

Построил один человек дом, а окна не сделал. Он дверь настежь открывает, и в дом свет солнечный впускает. Чтобы оставить его там, быстро дверь захлопывает, да только внутри свет не остаётся.

Увидел этого человека старик, который дураков искать по миру пошёл, и спрашивает:

— Ты что делаешь?

— Дом построил, да только вот света нет. В дом свет солнечный поймать пытаюсь, — отвечает тот.

— Ой, дурак, дурак! — говорит старик. — Если хочешь, чтобы в доме светло было, надо окна вырезать!

Какая-то женщина курицу схватила и бьёт её.

— Ты зачем курочку бьёшь? — спрашивает старик.

— Курица цыплят вывела. Птенцы есть, а молока нет, поэтому и бью, — отвечает та.

— Эх, глупая, глупая! — говорит старик. — Цыплят же крупой кормить надо!

Призадумался старик:

— Наверное, на всём белом свете дураков ещё больше. Развернулся он и обратно домой пошёл.

Напёрсток

Хитрость и предприимчивость выручат из любой беды и помогут разбогатеть.

В давние-давние времена жила в одной деревне вдова. Был у неё сыночек размером с напёрсток. Жили они в бедности. Однажды у них совсем еда закончилась. И Напёрсток решил матери помочь.

— Матушка, у нас совсем еда закончилась. Архип-богач своё золото в сусеках хранит. Может, мне сходить и украсть немножко? — говорит он.

— Сходить-то ты сходи, сынок, да только Архипу на глаза не попадайся, — поучает его мать.

Напёрсток вечера дождался и пошёл Архипа грабить. Забрался он в клеть через кошачью дверцу и спрятался в сусеке.

Жена Архипа решила вечером тесто кислое поставить. Муку набрала, а вместе с ней и Напёрстка прихватила. Просеивать муку не стала и тесто поставила.

На следующий день принялась она тесто месить. Рукава подвернула и лупит, лупит Напёрстка по бокам.

— Тётушка, рёбра мне сломаешь! — кричит Напёрсток из ведёрка с кислым тестом.

— Ай-уй, — удивилась жена Архипа, — что это с ведёрком случилось? Раньше не скрипело! А сама всё тесто месит.

— Тётушка, рёбра сломаешь! — всё так же кричит Напёрсток.

Жена богача тесто месит и прислушивается. А Напёрсток всё кричит.

Наконец жена Архипа разозлилась, решила, что к тесту зло пристало и выбросила его во двор. А их чёрная корова унюхала тесто и стала его есть. Напёрсток быстро вылез из теста и в коровье ухо залез.

Вышла хозяйка свою чёрную корову доить. Только присела, а Напёрсток как укусит корову за ухо. Та от боли и лягнула жену Архипа. Та аж на три сажени отлетела. Удивилась женщина, подошла осторожно к корове:

— Коровушка, успокойся! Коровушка, успокойся! — гладит и приговаривает.

Напёрсток ей в ответ басом говорит:

— Коровушка, успокойся! Коровушка, успокойся!

Жена Архипа от испуга застыла на месте. «Кажется, корова из-за злого теста испортилась», — подумала она и помчалась в дом.

Решили они с Архипом, что в корову зло вселилось. Зарезали они её, а желудок в овраг выбросили. И Напёрсток вместе с ними в овраг пошёл.

А тут в овраг Волк прибежал коровьим желудком полакомиться. Напёрсток, недолго думая, залез ему в ухо и стал свистеть. Испугался Волк, побежал в лес. Эх, бежит! Эх, бежит! А Напёрсток всё громче свистит. У Волка от страха сердце разорвалось.

Вылез из его уха Напёрсток и стал думать: «Сдеру с волка шкуру, продам, а вырученные деньги матушке отнесу».

Тем временем по лесной дорожке купец ехал. У него повозка с восемью оглоблями. Её три пары вороных коней тянут. И в повозке купца в маленьком сундучке золото хранится.

Напёрсток снова в волчье ухо забрался.

Поравнялась повозка с Волком, купец попросил ямщика коней остановить.

— Счастье-то какое! Прямо на дорогу воротник для меня выскочил! Помоги мне Волка на телегу погрузить! — говорит он ямщику.

Сказали — сделали. Едут, а Напёрсток из волчьего уха свистеть стал.

— Кто это там свистит? — оборачивается купец.

Напёрсток перестал, а через некоторое время снова свистеть начал.

— Да кто там свистит? — разозлился купец.

Напёрсток снова молчит. Через некоторое время Напёрсток со всей силы свистнул. Купец уже красный от злости сидит.

— Погоди-ка, останови коней. Давай-ка посмотрим. Наверное, за нами Леший увязался. Ходит тут и свистит, — говорит он ямщику.

Спустились они с повозки и пошли обратно по дороге.

Напёрсток, недолго думая, вылез из волчьего уха, схватился за вожжи и погнал лошадей. Купцу с ямщиком только и осталось, что вслед ему смотреть.

Напёрсток же с тремя парами лошадей да с сундучком золота к матери возвратился.

Беда

Не буди чужую беду, не зови несчастье в чужой дом. Все твои мысли черные обратно к тебе вернутся.

Жили-были в одной деревне старушка и старик. Жили они в нищете, а тесть старика был очень богат.

Однажды, перед Троицей, старушка мужу своему говорит:

— Васьлей, люди к Троице уже начали пиво ставить, а у нас с тобой ничего нет. Сходи-ка к моему отцу, попроси у них пуд солода.

Берёт Васьлей пудовку и идёт к своему тестю.

— Тестюшка, дай-ка нам пуд солода. Когда люди пьют, нам тоже хочется, — говорит он.

— А чего бы и не дать, — говорит тесть. — Жёнушка, дай зятю пуд солода!

Вынесла теща Васьлею целую пудовку солода, а впридачу ведро мяса дала.

Идёт Васьлей по дороге, в одной руке пудовка, а в другой ведро. Надо ему рядом с мельничным прудом пройти. Начал он на плотину подниматься, да только споткнулся, упал, весь солод в пруд уронил. Что делать теперь? Растерялся Васьлей, взял палку и начал воду взбалтывать. Смотрит, а вода цвета пива стала.

«Выглядит как пиво… Дай-ка попробую, вдруг и на вкус как оно» — подумал он. Потом лёг на живот и начал воду пить.

— Ого, да я совсем опьянел. Ну, теперь надо песню спеть, — говорит Васьлей.

Начал он петь, а позади кто-то ему подпевает. Смотрит, а там какой-то мужик шатается, песню поёт. Сам одет в старый рваный чапан. Дождался его Васьлей и говорит:

— Пошли, друг, вместе. Вдвоём и идти легче, да и петь приятнее!

— Пошли! — отвечает тот.

Приобнял Васьлей мужика и пошли они по дороге, распевая песни во всю глотку.

Через некоторое время Васьлей спрашивает:

— Друг, чего-то не узнал я тебя. Ты кто?

— Как же ты меня не узнал? Я же твоя Беда!

— Ну, в таком случае пошли ко мне, — говорит Васьлей.

Пошли они дальше, а петь не перестают.

Ближе к дому увидел Васьлей, что жена его с оврага воду тащит, чтобы пиво поставить.

— Да где же ты так напился, Васьлей? Где солод? Родители не дали что ли? — спрашивает она.

— Дать-то, они дали, да только счастья нет: споткнулся я, когда рядом с мельничной плотиной проходил, весь солод в пруд упал. Воду взболтал, а через некоторое время она в пиво превратилась. Выпил и опьянел, петь начал, а потом своего друга — Беду — встретил. Не вышло у нас пиво поставить, поэтому давай-ка мы быстрее домой пойдём, Беду мясом угостим. Всё равно больше ничего и нету, — отвечает Васьлей.

Пришли они домой. Васьлей вышел во двор дрова наколоть, суп-то приготовить надо. А Беда в доме остался. За Васьлеем его жена выскочила.

— Ты из своего самого большого сундука вещи вытащи. Мы Беду туда запрём, — говорит Васьлей жене.

Послушалась его супруга, быстренько все вещи из сундука переложила. Васьлей дрова в дом занёс, жена от него не отстала. Беда сидит за столом, песни распевает. Васьлей присел рядом, иногда подпевает. Вдруг, ни с того, ни с сего хватает Беду за горло и орёт:

— Жёнушка, хватай его за ноги, запрём Беду в тюрьме!

Так и заперли они самым большим замком Беду в сундук. Ночью запряг Васьлей коня, положил сундук с Бедой на воз и поехал в лес.

Под одним деревом глубокую яму выкопал, туда сундук столкнул. Затем всё землёй закрыл, а сверху листьями прикрыл, чтобы видно не было.

После этого начал Васьлей жить припеваючи. За что ни возьмётся — всё получается. Это и тесть заметил: «Откуда зять деньги нашёл, так быстро разбогател… Через некоторое время он богаче меня станет, а потом нас с женой перестанет узнавать».

На Троицу Васьлей гостей собрал, тестя с тёщей тоже позвал. Ели-пили они, пели и плясали.

— Васьлей, зятёк, скажи-ка ты, как так быстро на ноги поднялся? Где-то деньги нашёл что ли? — спрашивает тесть.

Васьлей рассказал ему про то, как Беду свою поймал, как в лесу его закопал.

После праздника уехали родители Васьлеевой жены домой.

На следующий день тесть Васьлея запряг своего здорового коня, взял металлическую лопату и в лес поехал. Начал он там искать место, где Васьлей Беду свою спрятал. Ищет-ищет, а найти никак не может. Начал он кричать:

— Беда зятя, ты где? Беда зятя, ты где?!

А тот тоненьким голоском отвечает:

— Зде-е-есь!

Беда так измучился, что помирать начал.

Тесть Васьлея отыскал Беду, выкопал из-под земли и домой отвёз. Там он замок выломал и вытащил Беду.

— Ну, иди, Беда, к другу своему. Пусть мой зять заживёт худо-бедно, как раньше, — говорит он.

— Ну уж нет, добрый человек. Я к нему теперь ни за что не вернусь. Он меня чуть не убил. А вот ты добрый, спас меня. Теперь я навсегда у тебя останусь, — ответил он.

Сразу после этого Беда невидимым стал. В ту же ночь у тестя Васьлея конь помер. Перед Петровым днём дом и всё хозяйство в огне сгорело. Изо дня в день его жизнь ухудшалась, а у Васьлея, наоборот, улучшалась.

Трашкины дети

Перед лицом опасности даже враги становятся друзьями. Ведь лишь объединившись, можно спасти свои жизни.

Давным-давно жил в одной деревне один человек. Звали его Трашка. Было у него три сына, которые очень любили на охоту ходить. И вот однажды сыновья Трашки на след Лисы напали. В скором времени и саму Лисицу увидели. Начали они за ней гоняться. Однако Патрикеевна быстренько в норку заскочила и спряталась там. Смотрят сыновья Трашки — норка-то сурочья. Начали они эту яму копать.

В той же норке Журавль сидел. Заметил он, что яму копают и спрашивает:

— Лисичка-сестричка, сколько ума у тебя? У меня всего один!

— У меня девять, — хвастается Лиса.

Трашкины дети всё копают и копают. Журавль ещё раз спрашивает:

— Лисичка-сестричка, сколько ума у тебя? У меня всего один!

— Всего шесть осталось, — отвечает Лиса.

Сыновья Трашки копать не перестают. Уже слышны звуки лопат. Журавль опять спрашивает:

— Лисичка-сестричка, сколько ума у тебя? У меня всего один!

— Всего три осталось, — говорит Лиса.

Сыновья Трашки уже совсем рядом. Что делать? Журавль ещё раз спрашивает:

— Лисичка-сестричка, сколько ума у тебя? У меня уже и одного не осталось!

— Один ум ещё остался, — отвечает Лиса. — Коль ума у тебя не осталось, так заберись на одну ступеньку повыше и притворись мёртвым. Они на тебя отвлекутся. В это время я выбегу, они тебя выбросят, а за мной погонятся. Коль сумеешь воспользоваться моментом, то и ты улететь успеешь. Они ни тебя, ни меня не смогут схватить.

Послушался Журавль, взобрался на одну ступеньку повыше, лёг и притворяется мёртвым. Добрались Трашкины дети до Журавля и удивились:

— Смотрите-ка, Лиса Журавля убила…

В это время выскочила Лиса и побежала. Трашкины сыновья выбросили Журавля, а сами за Патрикеевной погнались.

Ясное дело, и Лиса в лесу скрылась, и Журавль в небо взлетел.

Трашкины дети, как говорится, за двумя зайцами погнались, да только без обоих домой вернулись.

Как бедняк Григорий без лошади остался

Судьба переменчива. Из бедняка в богачи и обратно — за несколько дней. Но не стоит унывать, ведь всё ещё впереди.

Жил да был в одной деревне бедный крестьянин Григорий. Был он очень верующим человеком, поэтому думал, что Бог его за какие-нибудь грехи без лошади оставил.

Однажды взял он в долг у своего соседа 10 фунтов овса и пошёл в село Ишаки перед Богом-Микулом грехи свои замаливать. Во всей округе только там церковь была. Жил он от Ишаков далеко, поэтому и дорогу плохо знал. Поэтому надо было ему в трёх-четырёх деревнях переночевать.

Идёт он по дороге, а уже стемнело. Впереди деревенька видна. Попросился он к одному человеку переночевать.

— Куда бы мне овёс этот положить? — спрашивает он у хозяина дома.

— Вон в тот сарай положи, — отвечают хозяева.

Взял Григорий овёс и отнеёс в сарай, а там курицы были. Склевали они за ночь весь овёс. Григорий просыпается утром и говорит хозяевам:

— Принесите-ка мне мой овёс, пожалуйста.

— Курицы склевали, — отвечают те.

— Овсом али курицей расплатитесь? — говорит Григорий.

— Наверное, всё же, курицу отдадим.

Берёт Григорий курицу и идёт дальше. Вечером он снова к какой-то деревеньке добрался, попросился переночевать.

— Куда бы мне эту курочку положить? — спрашивает он.

— Вон к тем индюкам пусти, — отвечают хозяева.

К утру индюки курочку заклевали до смерти.

— Принесите-ка мне курочку, пожалуйста, — говорит Григорий поутру.

— Её индюки заклевали до смерти, — отвечают хозяева.

— Курицей али индюком расплатитесь? — спрашивает Григорий.

— Наверное, всё же, индюка дадим.

Берёт Григорий индюка и дальше идёт. Снова стемнело, а на пути ещё одна деревенька. Попросился Григорий переночевать.

— Куда бы мне этого индюка на ночь оставить? — спрашивает он.

— К козам пусти, — отвечают хозяева.

К утру козы индюка забодали до смерти.

— Принесите-ка мне индюка, пожалуйста, — говорит Григорий утром.

— Его козы забодали до смерти, — отвечают хозяева.

— Отдайте мне тогда одну козу!

Берёт Григорий козу и дальше идёт. Снова стемнело, попросился Григорий переночевать в ближайшей деревеньке.

— Куда бы мне эту козу на ночь оставить? — спрашивает он.

— К телятам пусти, — отвечают хозяева.

Послушался Григорий, запер козу к телятам. А поутру встаёт и говорит:

— Принесите-ка мне козу, пожалуйста.

— Её телята забодали до смерти, — отвечают хозяева.

— Отдайте мне тогда одного телёнка!

Берёт Григорий телёночка и дальше идёт. Снова стемнело, а он как раз до деревни добрался. Попросился Григорий переночевать.

— Куда бы мне этого телёнка на ночь оставить? — спрашивает он.

— Вон к той кобылице закрой, — отвечают хозяева.

Послушался Григорий, запер телёнка к лошади. А поутру встаёт и говорит:

— Принесите-ка мне телёночка, пожалуйста.

— Его кобылица залягала до смерти, — отвечают хозяева.

— В таком случае ваша лошадь отныне моя! — говорит Григорий.

Не хотят хозяева свою кормилицу отдавать, да только устали они от криков Григория. Запрягли они лошадь да отдали ему.

Обрадовался Григорий, едет на телеге, а сам песню поёт.

Из овса — курочка,
Из курочки — индюк,
Из индюшки — коза,
Из козы — телёнок,
Из телёнка — кобылица!

Вдруг выскочила Лиса и говорит:

— Ах, дедушка, какая у тебя песня хорошая! Может, ещё разочек споёшь?

Посадил Григорий Лисичку рядом с собой и снова запел:

Из овса — курочка,
Из курочки — индюк,
Из индюшки — коза,
Из козы — телёнок,
Из телёнка — кобылица!

Поёт, а сам кобылицу кнутом бьёт.

Вдруг выскочил Волк и говорит:

— Ах, дедушка, какая у тебя песня хорошая! Может, ещё разочек споёшь?

Посадил Григорий Волка рядом с собой и снова запел:

Из овса — курочка,
Из курочки — индюк,
Из индюшки — коза,
Из козы — телёнок,
Из телёнка — кобылица!

Поёт, а сам кобылицу кнутом бьёт.

Вдруг выскочил из лесу Медведь, ничего спрашивать не стал, а сразу на телегу забрался. От тяжести оглобля сломалась.

— Вы оглоблю моей телеги сломали! Идите теперь в лес и принесите мне новую! — говорит Григорий.

Медведь, Волк и Лиса пошли обратно в лес и принесли с собой веточку толщиной с рукоятку кнута.

— Да не такую уж! Большая нужна! — ругается Григорий.

— Мы не смогли найти, — отвечают те.

Пошёл Григорий в лес сам. Как только он пропал из виду, лесные животные кобылицу съели, а шкуру оставили. Набили они её соломой, снова запрягли, а сами убежали. Вышел Григорий из лесу, нашёл новую оглоблю. Починил телегу, вскочил на неё и снова старую песню запел:

Из овса — курочка,
Из курочки — индюк,
Из индюшки — коза,
Из козы — телёнок,
Из телёнка — кобылица!

Поёт, а сам кобылицу кнутом бьёт. Да только лошадь с места не двигается. Опять бьёт Григорий кобылицу. Та взяла и упала.

Что делать? А ничего не поделаешь. Слез Григорий с воза и сам потащил телегу в село Ишаки.

— Дал Бог телегу, даст и лошадь, — успокоил он самого себя.

Мордовские народные сказки

Собака — друг человека, но никто не задумывается, почему. Но мордовский народ знает, как вышло так, что собака поселилась с человеком. А ещё в мордовских сказках звери говорят стихами.

Эрзянские сказки

Медведь и лиса

Большой зверь медведь, но важнее в жизни ум и смекалка, как у лисы.

Однажды Медведь пришёл к Лисе и говорит:

— Тётушка Лиса, давай посеем пшеницу.

— Давай!

Посеяли. Когда пшеница поспела, Медведь пришёл к Лисе и говорит:

— Тётушка Лиса, а тетушка Лиса! Ты верхушку или низок возьмёшь?

Лиса говорит:

— Я уж верхушку возьму.

— А я низок возьму… Давай теперь пироги испечём.

Напекли они пирогов. Когда пироги испеклись, принялись они их есть. Пироги у Лисы лучше. Медведь рассердился:

— Ну, теперь давай репку посеем.

Посеяли. Когда репка поспела, Лиса Медведю сказала:

— Дедушка, а дедушка! Ты теперь что возьмёшь?

— Не обманешь меня теперь: я себе верхушку возьму!

— А мне хорош и низок…

— Тётушка Лиса, давай теперь пироги испечём.

— Давай!

Напекли они пирогов. У Лисы пироги опять лучше. Медведь и ещё пуще прежнего рассердился:

— Погоди, — говорит, — я съем тебя!

Медведь говорит Лисе:

— Я больно проголодался.

— И я тоже проголодалась.

Медведь говорит:

— У кого голос тонок, того и съедим.

Лиса начала петь тонко, а медведь разинул рот, прищурил глаза и давай реветь. Лиса от куста к кусту и убежала. А когда Медведь напелся досыта, открыл свои глаза, а Лисы уже нет.

Сестрица и братец

Хоть и страшна лесная ведьма, а обхитрить её можно.

Девочка с мальчиком, брат с сестрой, пошли в лес орехи собирать и заблудились. Искали, искали они дорогу, но не нашли. Вот пришли они к одной избушке. А в этой избушке жила баба-яга. Баба-яга взяла да заперла их в коник. Положила она туда пудовку орехов и сказала:

— Детки мои, ешьте эти орехи до ожирения.

На другой день баба-яга кочедыком проткнула кончики их больших пальцев, чтобы посмотреть, разжирели они или нет. Смотрит — не разжирели ещё. Она положила орехов ещё две пудовки. На другой день опять пришла. Смотрит — разжирели. Истопила она жаркую печку. Приладила лопату на шесток и сказала:

— Лягте сюда калачиком-кулачком!

Мальчик сказал:

— Мы не знаем, как нам лечь. Ну-ка, сама покажи-ка нам, как лечь.

Баба-яга легла на лопату калачиком-кулачком. Сестра с братом взяли её да саму в горячую печку и бросили.

Лиса и кот

При опасности не теряйся, действуй быстро — и выйдешь победителем.

Пошёл однажды Кот по лесу гулять. Попалась ему навстречу Лиса и говорит:

— Как твоё имя?

Кот отвечает:

— Моё имя Кот Иваныч. А твоё имя как?

— Лиса Ивановна, — отвечает Лиса. — Давай, Кот Иваныч, вместе жить.

— Давай, — сказал Кот.

Пошли они жить в избу Кота. Вот однажды Лиса пошла свою скуку разгонять, по лесу походить. Ходит она по лесу, а навстречу ей Медведь. Медведь говорит ей:

— Лиса, я тебя съем!

Лиса говорит ему:

— У меня есть муж Кот Иваныч. Не стоишь ты и пыли под его ногами!

Медведь испугался и кинулся бежать. Пошла Лиса дальше, навстречу ей Волк:

— Лиса, я тебя съем!

Лиса говорит ему:

— У меня есть муж Кот Иваныч. Не стоишь ты и пыли под его ногами!

Услышав эти слова, Волк очень испугался и убежал. Пошла Лиса дальше, а навстречу ей Заяц:

— Лиса, я тебя съем!

— Постой-ка, почтенный Заяц, скажу тебе одно слово. У меня есть муж Кот Иваныч. Не стоишь ты и пыли под его ногами!

Услышал Заяц эти слова, от страха не знает, куда и деваться. Пустился бежать, что есть силы.

Бежал он, бежал, нашёл Медведя с Волком. Начали они вместе советоваться, как бы им Кота Иваныча увидать. Волк говорит:

— Я пойду, быка принесу, и пир сделаем. Пригласим Лису с мужем. Тогда и Кота Иваныча увидим.

— А я, — говорит Заяц, — пойду, наберу хворосту.

Медведь говорит:

— Я пойду мёд принесу.

Волк быка принёс, Заяц — хворосту, Медведь улей поломал и мёду принёс. Сделали они пир. Медведь пошёл звать Лису с мужем. Пришёл он под окно к Лисе и стал кричать:

— Лиса, а лиса! Пойдёмте к нам пить, есть.

Лиса отвечает:

— Вот умоемся, вытремся.

Медведь пошёл назад. Идёт и всё оглядывается, не идёт ли Кот Иваныч.

Пришёл он к своим товарищам. Ждут-подождут, не идёт никто. Пошёл Волк на пир звать. Подошёл он под окно к Лисе и стал кричать:

— Лиса, а лиса! Пойдём к нам в гости.

Лиса отвечает:

— Вот обуемся, обвернёмся.

Волк ушёл. Идёт и всё оглядывается, не идёт ли Кот Иваныч.

Пришёл Волк к своим товарищам. Ждут-подождут, не идёт никто. Пошёл Заяц на пир звать. Подошёл он под окно к Лисе и стал кричать:

— Лиса, а Лиса! Пойдём к нам в гости.

Лиса отвечает:

— Вот оденемся, соберёмся.

Заяц скорее ушёл. Идёт и всё оглядывается, не идёт ли Кот Иваныч. К товарищам пришёл и рассказывает:

— Одеваются, собираются.

Медведь влез на столб, Волк под столб, под дровяной костёр спрятался, а Заяц спрятался под хворост.

Пришли Лиса с Котом. Кот смотрит — Медведь на столбе. Он как прыгнет на столб. Медведь оттуда вниз слетел, головой ударился и на костёр упал! Из костра Волк выпрыгнул, на хворост наступил. А из-под хвороста Заяц выпрыгнул. Не помня себя от страха, звери кто куда разбежались.

Лиса с Котом съели их быка и домой вернулись.

Кадочка масла

На любую хитрость готова плутовка-лиса ради кадочки масла.

Вот один Медведь поставил себе избу. Медведь накопил было себе целую кадочку масла. Он хранил и берёг её на подволок. Увидела Лиса его кадочку масла и пришла к Медведю.

— Почтенный Медведь, а почтенный Медведь! Впусти-ка и меня в свою избу жить.

Медведь говорит ей:

— Не тронь, оставь, вместе жить тесно!

— Нет, почтеннейший ты мой Медведь! Мы с тобою как барин со своей барыней станем жить.

Медведь впустил Лису.

Вот стали они жить вместе. Живут хорошо, как барин с барыней. Медведь устанет — на печку влезает, а Лиса всё сидит под окном на подоконнике. Однажды Медведь влез на печку, а Лиса на подоконнике сидит, а сама стучит хвостом в окно. Медведь закричал с печки:

— Кто там стучит?

— Вот, за мною пришли, почтеннейший Медведь. Меня в кумы зовут. Пойти мне или нет?

Медведь говорит:

— Ну пойди.

Лиса пошла. Влезла она на подволоку, нашла кадочку масла Медведя и стала есть. Ела, ела, а потом слезла с подволоки и вошла в избу. Медведь спросил её:

— Ну, как назвали младенца?

— Початочек!

На другой день Лиса опять стучит хвостом в окно. Медведь с печки кричит:

— Кто там стучит?

— Опять за мной пришли, меня в кумы зовут. Пойти мне или нет?

— Пойди, — говорит Медведь.

Лиса на подволоку бегом пошла, до половины съела кадочку масла и назад в избу вернулась. Медведь спрашивает её:

— Ну, как младенца назвали?

— Половиночка!

На третий день Лиса опять стучит в окно хвостом. Медведь с печки спрашивает:

— Да кто там стучит?

— Почтеннейший Медведь, опять за мной пришли. Меня в кумы зовут. Пойти мне или нет?

— Ну пойди.

Лиса на подволоку бегом влезла, кадку масла съела до дна и вернулась в избу. Медведь спрашивает её:

— Ну, как младенца назвали?

— Донышко!

И на четвёртый день Лиса стала стучать в окно. Медведь сердитым голосом как закричит:

— Кто там опять стучит?!

— Меня в кумы зовут. Пойти мне или нет?

— Ну пойди!

Лиса скорее влезла на подволоку, масло всё съела, кадочку хорошенько вымыла, вытерла и на доску кверху дном поставила. Потом в избу вернулась. Медведь спрашивает её:

— Отчего это ты, почтеннейшая Лиса, сегодня так долго ходила? Ну, как младенца назвали?

— Вымывка-вытерка — на доску опрокидышка!

Однажды Медведь тайком от Лисы влез на подволоку проведать своё масло. Смотрит, а его масляная кадочка кверху дном стоит. Он спустился с подволоки и как пристал к Лисе:

— Лиса, а лиса, ты съела мою кадочку масла?

— Нет, почтеннейший Медведь, я не ела и не трогала твоего масла!

Медведь говорит:

— Айда во двор, на лубочек по ветру выйдем. Тот, чей помёт масляный будет, тот масло и съел.

Лиса говорит:

— Ну, довольно тебе меня ругать. Хорошо, пойдём. Только назад не смотреть, когда будем испражняться.

Принялись они испражняться на лубочек. Оба присели хвостами в одну сторону. Медведь, как только присел, не оглянется и головой не шевельнёт. А Лиса в это время свой помёт хвостом толкает под Медведя, а медвежий под себя таскает.

— Ну, довольно, теперь встанем! — сказала Лиса Медведю.

Встали. Лиса говорит:

— Ну, вот, дурак Медведь, ты на меня думал, а у тебя помёт маслянистый, а у меня чёрный!

Ленивица

На какие уловки ни пустись, чтоб лень свою оправдать, — всё напрасно. Только людей насмешишь.

Одна женщина отдала свою дочь замуж в другую деревню. Когда выдавала она дочь замуж, так учила она её: «Ты, — говорит, — не забывай, доченька, свой гребень и веретена, постоянно хватайся за них». Я тайно скажу вам, ребята, какая была её дочь: я обоих их мать с дочерью знавал. Дочь её была ленивица из ленивиц.

Дочь, когда замуж вышла, не забыла слова наставления своей матери: гребень и веретена свои она постоянно брала в руки. Куда ни идёт она, что ни делает, гребень и веретена не оставляет: постоянно берёт их в руки. К соседям выйдет, гребень и веретена не оставляет; бельё стирает, квашню месит, спать ложится, есть садится — за гребень и веретена постоянно хватается. Вы думаете, что она пряла? Нет, она не пряла, а только в руки возьмёт да опять положит их.

Жили они так два года. От матери привезённую одежду износили всю. Случилось им к её матери в гости ехать. Как теперь ей ехать? Нечего надеть, а из дома чуть не нагая ходит. Больно охота была ей ехать, потому что она попить, поесть очень любила, хотя ленивица была. Она говорит своему мужу: «Мы вот что сделаем. Ты под себя побольше соломы положи, на неё постели войлок. В солому под войлок я лягу, а ты сядешь на меня на войлок. Когда к матушке приедешь, ты там обо мне скажи, что она, мол, после приедет. Когда повечереет день, я как-нибудь войду в избу и скажу им, что на дороге, когда я сюда ехала, на меня вышли разбойники и отняли, маменька, у меня всё, что я тебе везла; а с самой меня и одежду содрали!»

Так и сделали они. Когда смеркалось, в доме её матери зажгли огонь. В избе гости опьянели уже: кто поёт, кто пляшет, кто ругается, а кто плачет… Как ухнет что-то с полавочника на стол! Что было на столе, всё разлилось, стол свалился на пол, вся изба наполнилась пухом и перьями, в избе бывшие люди испугались и попрятались все: который был близ двери, вышел в сени, который в подпол, который под лавку, который под печку, а которые на печку, на полати; не спрятался только зять. Он говорит своей жене: «Что ты сделала, старуха? Где была? Отчего ты нагая?!» Она, воя голосом, начала рассказывать то, что прежде выдумали они вдвоём — муж с женой. Мать обрадовалась дочери своей и поскорее её одела, снарядила.

Дочь её, когда день стемнел, тихонечко вошла в избу, влезла на печку, оттуда на полати, а с полатей на полавочник. На полавочнике, над столом, стояла коробка, полная перьев и пуха. Она села в те перья и тот пух да, вероятно, опьянела от винного запаха, или же очень есть захотела уж, не знаю. Но из коробка-то, наклонившись, начала смотреть. Наклонялась, наклонялась да слетела она оттуда с коробком, пухом и перьями вместе.

Мокшанские сказки

Свинка

Не буди лихо, пока оно тихо.

Собралась свинка со своими двенадцатью поросятами на базар желудей. Смотрит, а навстречу ей идёт волк. Говорит он свинке:

— Свинка, дружок, куда идёшь?

— Иду на базар желудей.

— А меня возьмёшь?

— По дороге широкий овраг, ты через него не перепрыгнешь.

— Ты с двенадцатью поросятами пройдёшь, а я с пустой головой и подавно пройду.

— Пошли, если хочешь, — ответила свинка.

Идут они дальше, а навстречу им идёт козочка.

— Свинка, дружок, куда идёшь с друзьями?

— Идём на базар.

— А меня возьмёте?

— Эх, по дороге большой овраг есть, ты через него не перепрыгнешь.

— Ты с двенадцатью поросятами пройдёшь, а я с пустой головой и подавно пройду.

— Ну, иди и ты.

Идут они дальше, а навстречу им идёт медведь.

— Свинка, дружок, куда идёшь с друзьями?

— Мы идём на базар.

— А меня возьмёте?

— Возьмём, только по дороге овраг широкий есть, ты через него не перепрыгнешь.

— Ты с двенадцатью поросятами пройдёшь, а я с пустой головой подавно пройду.

Идут они дальше, а навстречу им лиса.

— Свинка, дружок, куда идёте?

— На базар желудей.

— А меня возьмёте?

— Пошли, но там широкий овраг есть, ты через него не перепрыгнешь.

— Ты с двенадцатью поросятами пройдёшь, а я с пустой головой и подавно пройду.

Дошли до края того оврага, через который всем перепрыгнуть нужно.

— Ну, волк, прыгай!

Попятился, попятился волк, да как прыгнул и ушёл вниз головой в овраг.

— Теперь ты прыгай, коза!

Попятилась, попятилась коза, да как прыгнула и тоже ушла за волком в овраг.

Медведь и лиса хотели пройти, но тоже в овраг провалились.

Свинка потихоньку прошла через овраг и дошла до базара желудей. Походила она по базару, поела-попила и домой вернулась.

Медведь нашёл в овраге улей, разломал его, хотел мёду поесть. А пчёл много, не может медведь медком полакомиться. Взял он тогда улей и окунул три раза в воде.

Коза спрашивает медведя:

— Медведь, дружок, что ты кушаешь?

— Мёд.

— А нас угостишь?

— Угощу.

Пошёл медведь по оврагу и ещё один улей нашёл.

— Вот я и вам мёд принёс.

Открыл медведь крышку улья, а оттуда вылетели пчёлы и стали всех зверей жалить: и лису, и волка, и медведя. Стали все прыгать в воду, но пчёлы и в воде жалили им носы.

Рассердился медведь, взял улей и наполнил его водой. Пчёлы погибли, а он сломал улей и накормил всех мёдом.

Наелись все досыта, стало весело зверям. А потом спать легли. Одна козочка спать не хотела. Посмотрела она в улей и нашла в нём немного мёда. «Как бы над медведем подшутить?», — подумала козочка. Наскребла она из улья остаток мёда и намазала под хвостом у медведя. Прилетели пчёлы, учуяли запах мёда и налетели на него. Прыгнул медведь спросонок и от злости стал других зверей на части рвать. Разорвал всех и один в овраге остался.

Катитесь сюда, санки мои

Если слушает дикий зверь весёлые песенки, может попасть в ловушку.

Жили-были на берегу реки дед и баба. И был у них маленький сыночек. Проснулся он утром и говорит отцу:

— Отец, сделай мне санки! Отец, сделай мне санки!

Сделал отец санки, а мальчик говорит матери:

— Мать, испеки пирожок! Мать, испеки пирожок!

Испекла мать пирожок. Мальчик надел на руки рукавички и пошёл кататься. Сел на свои санки и запел:

Катитесь сюда, санки мои!
Катитесь туда, ледянки мои!
Медово-сладкий пирожок мой!
Дзинь, палочка, ты посох мой!

Вышел навстречу зайчик и говорит:

— Ой, мальчик, какая красивая у тебя песенка. Спой и мне.

А мальчик говорит:

— Садись ко мне на колени, спою тебе свою песенку.

Сел зайчик на колени мальчику, а мальчик и говорит:

— Теперь закрой глаза.

Зайчик закрыл глаза, а мальчик поёт:

Катитесь сюда, санки мои!
Катитесь туда, ледянки мои!
Медово-сладкий пирожок мой!
Дзинь, палочка, ты посох мой!
Дзинь!
Дзинь!
Дзинь!

Стукнул по лбу зайчика, положил в санки, а сам опять поёт. Вышла к нему лисичка.

— Мальчик, а мальчик! Очень уж красивая песенка у тебя. Спой её мне.

— Спою и тебе, только садись ко мне на колени и закрой глазки.

Села лисичка на колени мальчику, закрыла глазки, и поехали они кататься.

Мальчик поёт:

Катитесь сюда, санки мои!
Катитесь туда, ледянки мои!
Медово-сладкий пирожок мой!
Дзинь, палочка, ты посох мой!
Дзинь!
Дзинь!
Дзинь!

Стукнул по лбу лисичку палкой, положил в санки, а сам опять поёт.

Вышел навстречу злой и сердитый волчок:

— Ой, ой, мальчик, какая красивая песенка у тебя. Спой и мне.

— Спою и тебе. Садись ко мне на колени да закрой глаза.

Сел сердитый волк на колени мальчику, закрыл глаза, и поехали они кататься.

Мальчик поёт:

Катитесь сюда, санки мои!
Катитесь туда, ледянки мои!
Медово-сладкий пирожок мой!
Дзинь, палочка, ты посох мой!
Дзинь!
Дзинь!
Дзинь!

Стукнул по лбу сердитого волка палкой и положил в санки. А сам опять поёт.

Вышел ему навстречу большеголовый медведь.

— Ох, мальчик, какая красивая песенка у тебя. Спой и мне.

— Спою и тебе, только садись ко мне на колени и закрой глаза.

Сел медведь на колени мальчику, закрыл глаза, и поехали они кататься.

Мальчик поёт:

Катитесь сюда санки мои!
Катитесь туда ледянки мои!
Медово-сладкий пирожок мой!
Дзинь, палочка, ты посох мой!
Дзинь!
Дзинь!
Дзинь!

Стукнул по лбу большеголового медведя, положил в санки и пошёл домой. Отец сшил из медвежьей шкуры тулуп, из волчьей шкуры — шубу, лисью шапку да воротник и заячьи рукавички.

А конец сказки в воду канул.

Лиса и журавль

Умнее всех тот, кто своим умом не хвастает, но друга из беды выручает.

Поспорили лиса и журавль, кто из них хитрее. Лиса похвалялась, что она хитрее всех в семьдесят семь раз.

— А я только на один разочек, — сказал журавль. Зато моя хитрость все твои хитрости перехитрит.

— Не болтай! — не поверила лиса.

Пока спорили, окружили их охотники с собаками. Лиса стала бегать туда-сюда, а спрятаться некуда. А журавль не стал убегать, лёг на землю и притворился мёртвым. Собаки мимо него за лисой и побежали.

Решил журавль помочь лисе. Поднялся в воздух, полетел и приземлился прямо перед собаками. Те рванули к нему. А журавль бежит, крыльями машет, как будто собирается взлететь, но не может. Собаки за ним. Оставили лису. Тут журавль оттолкнулся от земли и взлетел высоко-высоко.

Так журавль спас лису. А та с тех пор всем говорит, что хитрее журавля никого на свете нет.

Сказочка

Сколько бы несчастий на вашу долю не выпало, в конце всё равно счастье ждёт.

Жили-были дед да баба. И были у них дочка, сынок, корова, гуси и уточки. Жили они хорошо. Девочка воду носила, мальчик с дедом из леса дрова возил, баба шерсть пряла, варежки да носки вязала. А вечером сядут все вместе и поют песни. Одна песня очень красивая была, протяжная. Как начнут они её все вместе в один голос петь, прямо сердце разрывается:

А у кого сейчас большое горюшко?
А у кого не вспахана
Чёрная земля?
А у кого сейчас большое горюшко?
А у кого не сжатое
Зерно в поле?
А у кого сейчас большое горюшко?
А у кого нет отца-кормильца?

А в лесу жил медведь — большой, страшный, глаза, как огни горят, зубы длинные и острые, как ножи. Всё по лесу ходит и ищет, что бы поесть. Ходит и по-медвежьи поёт:

Бо, ты волк, бо, заяц,
По лесам-оврагам хожу.
Бо, ты волк, бо, заяц,
Дикие яблоки жую.

При звуках его песни все звери разбегаются кто куда.

Спят однажды дед и баба дома. У изголовья у них спит дочка, подле ног — сын, под амбаром — уточки, в амбаре — гуси, в сенях — коровка. Спят, сладкие сны видят. Дед проснулся ночью и слышит, что кто-то ходит. Смотрит в окно — медведь во дворе бродит. Ходил-бродил и начал с горки кататься. Катается и поёт:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома,
У изголовья — дочка,
Подле ног — сынок,
Под амбаром — уточки,
В амбаре — гуси,
В сенях — коровка.

— Дед и баба, отдайте мне ваших уточек: кушать хочу, — кричит медведь.

Дед и баба испугались и отдали своих уточек. Медведь схватил их, съел и ушёл в лес спать.

Утром дети вышли во двор, а уточек нет. Начали они плакать. Поплакали, но делать нечего, надо снова за дела приниматься.

Во вторую ночь медведь опять пришёл. Катается с горки и поёт:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома,
У изголовья — дочка,
Подле ног — сынок,
В амбаре — гуси,
В сенях — коровка.

— Дед и баба, отдайте мне ваших гусей, — кричит медведь.

Дед проснулся, спрашивает бабу: «Что будем делать?»

Баба отвечает:

— Отдай, может, он быстрее уйдёт и больше не вернётся.

Дед отдал гусей. Медведь схватил их, убежал в лес и съел их там.

Пришёл он к дому деда с бабой и в третью ночь и поёт:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома,
У изголовья — дочка,
Подле ног — сынок,
В сенях — коровка.

— Дед и баба, отдайте мне вашу коровку, — кричит медведь.

Дед и баба испугались и отдали коровку. Медведь коровку схватил, в лес принёс и съел. А ночью опять пришёл и запел:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома,
У изголовья — дочка,
Подле ног — сынок.

— Дед и баба, отдайте мне вашу дочку, — кричит.

Баба плачет, дед плачет, сынок плачет…

Что сделаешь — все медведя боятся. Отдали дочку. Медведь схватил её, в лес принёс и съел.

На следующую ночь медведь опять пришёл. Катается и поёт:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома,
Подле ног — сынок.

Проснулись все, испугались. А медведь опять кричит:

— Отдайте мне вашего сыночка, а если не отдадите, то я вас всех съем.

Нечего делать, отдали сыночка. Медведь схватил его, принёс в лес и съел. А ночью опять пришёл. Катается и поёт:

Катитесь сюда, салазки мои,
Катитесь туда, санки мои,
Медово-сладкий кусочек мой,
Дед с бабой старые дома.

Поёт медведь, поёт, а дед с бабой боятся, плачут. Медведь ждал, ждал, да как ногой толкнет дверь, она и сломалась. Медведь вошёл в дом, схватил деда с бабой, унёс в лес и только съел их, живот у него лопнул. Вышли все из его живота — и сынок, и дочка, и дед с бабой, и коровка, и гуси, и уточки. Все радуются, смеются. Пришли домой и снова стали жить-поживать. А медвежью шкуру бросили в огонь и сожгли.

Я там был, вино пил. По усам текло, а в рот не попало.

Как собака себе друга нашла

Человек — собаке друг и хороший хозяин.

Когда-то давно собака жила в лесу одна. И стало ей одной скучно. Пошла она по лесу друга себе искать.

Идёт, идёт, а навстречу ей зайчик бежит.

Собака говорит ему:

— Зайчик, зайчик, давай вместе жить.

— Давай, — говорит зайчик. — Пойдём!

Нашли они в лесу себе место. Как стемнело, легли спать. Зайчик заснул, а собаке не спится, стала она лаять. У зайчика сон как рукой сняло. Прыгнул он и говорит собаке:

— Почему ты лаешь? Услышит тебя волк, придёт и съест нас обоих.

Перестала лаять собака и думает: «Плохой друг попался. Вот волк, наверное, никого не боится». И ушла от зайца волка искать.


Шла, шла она по лесу, вдруг навстречу ей волк бежит. Говорит ему собака:

— Слушай, волк, давай вместе жить будем.

Волк говорит:

— Давай! Вдвоём веселее.

Стемнело, легли они спать. Ровно в полночь проснулась собака и залаяла. Испугался волк, сердце в пятки ушло, начал собаку ругать:

— Что ты лаешь? Вот придёт медведь и съест нас обоих.

«Ну, — думает собака, — волк тоже не сильный, раз медведя боится. Может, медведь-богатырь, самый сильный».

Оставила собака волка и пошла медведя искать. Идёт она по лесу, а навстречу ей медведь. Подошла собака поближе к медведю и говорит:

— Эй, медведь-богатырь, давай вместе жить.

Согласился медведь. Целый день они вместе ходили, ночь наступила. Медведь задремал, а собака в полночь начала лаять. Проснулся медведь, испугался, душа в пятки ушла. Начал собаку ругать:

— Перестань, — говорит. — Что ты лаешь? Услышит тебя человек, придёт и убьет нас обоих.

«Ну, — думает собака, — и этот боится. Придётся человека искать».

И убежала собака от медведя.

Бегала, бегала она по всему лесу, а человека не нашла. Вышла она на опушку леса и села отдохнуть. А человек в это время шёл в лес за дровами. Увидела его собака, подбежала и говорит:

— Человек, а человек, давай вместе жить!

Человек говорит:

— Ну что, пошли со мной!

И взял собаку к себе в дом.

Как стемнело, человек уснул. А в полночь собака начала лаять. Проснулся человек и крикнул:

— Эй, собачка моя, если ты голодная, ешь, а мне спать не мешай!

Собака поела и спать легла. И с тех пор осталась она у человека и до сих пор живёт.

Тут и сказке конец.

Удмуртские народные сказки

Как и все остальные, удмуртские лесные духи — существа недобрые. Но изредка даже Вумурт помогает человеку. Будь честен, за деньгами не гонись — и тогда тебе помогут даже злые силы. Этому учат нас удмуртские сказки.

Алый цветок

Следуйте родительским заветам, будьте добры и бескорыстны — и жизнь ваша наполнится чудесами.

Давным-давно это было. В одной маленькой удмуртской деревне жил старик. Был у него сын по имени Андрей. Чувствуя приближение смерти, позвал старик его к себе и сказал:

— Если хочешь быть счастливым, сынок, старайся всем помогать. Хорошее людьми не забывается.

И больше ничего не сказал, а через несколько дней умер.

Андрей погоревал, погоревал, собрался в дорогу и пошёл по свету счастье искать.

Идёт он вдоль реки и песенку поёт:

Красивы родные места,
Но грустно мне.
Может, счастье найду себе
В чужих краях.

Услышала его песню старушка.

— Понимаю тебя, сынок, — говорит она, — на сердце у тебя тяжёлое горе есть. Что с тобой такое случилось?

— Отец мой умер, бабушка, один я остался. Вот пошёл своё счастье искать.

— Да, горе твоё немаленькое. Сделай-ка доброе дело, смастери мнеклюку. Видишь, ходить без поддержки трудно.

Вспомнил Андрей отцовские слова: «…старайся всем помогать». Отломил он кленовую ветку и сделал из неё старушке клюку. А та за это показала ему дорогу, которая к счастью приведёт.

Пошагал Андрей вперёд. Идёт, идёт, вдруг слышит страшный крик. Смотрит: Заяц на двух лапах стоит. И тут Заяц человеческим голосом ему говорит:

— Помоги мне, парень, спрятаться. Скоро придут сюда ведьма с лесным быком. Они хотят погубить меня.

Только успел сказать, как из-за елей показалась страшная ведьма— лицо чёрное, зубы длинные, глаза, как у кошки, горят. Долго она боролась с Андреем. Но парень её одолел. Заяц поблагодарил своего спасителя и показал дорогу.

Пришёл Андрей к роднику. Вдруг слышит чей-то голос. Оглянулся, а это родник говорит:

— Подними, Андрей, с меня камень. Тяжело мне!

Убрал он с родника камень, а из него алый цветок вырос. Парень наклонился и погладил его, и тут же перед ним красивая девушка появилась. Да такой красоты, какой Андрей никогда ещё не видал.

— Ведьма меня в цветок превратила и под камнем спрятала. Спасибо тебе, Андрей, за то, что освободил меня, — с поклоном сказала девушка.

Андрей сразу влюбился в прекрасную девушку. И она его полюбила. Стали они вместе жить, новый дом построили. А на подоконнике их дома каждое лето и весну расцветал алый цветок, как символ их мирной и счастливой жизни.

Возникновение мира

Не было бы на земле ни гор, ни оврагов, если б ни любопытство Шайтана.

На месте этого мира вначале ничего не было: кругом была одна вода. Инмар плавал по ней на большой лодке. Однажды Инмар сказал: «Как же мне тут мир сотворить?» и позвал Шайтана. Велел ему: «Пойди нырни в эту воду, что найдёшь на дне, то и подними во рту!»

Шайтан начал спускаться на дно воды. До глубокого дна никак не может доплыть. Прошло очень много времени, встретился он с Раком. «Куда плывёшь?» — спрашивает у него Рак. «На дно спускаюсь. Если что-то попадётся, во рту достану», — отвечает Шайтан. «Что надумал! — сказал Рак. — Я в этой воде 12 лет живу, но никогда ещё не видел её дна». — «А я, спущусь», — сказал Шайтан.

Долго спускался Шайтан, еле добрался до дна воды и, взяв со дна песок в рот, выплыл из воды.

Инмар велел ему высыпать песок изо рта: «Ни одну песчинку не оставляй во рту!» «Почему же Инмар ни одну песчинку не разрешает оставить во рту?» — подумал Шайтан и оставил немного песка во рту.

А рассыпанный по воде песок начал расти и превратился в землю. И оставленный Шайтаном песок во рту тоже начал расти. Инмар увидел надутые щёки Шайтана и спрашивает: «Почему ты меня не послушал? Я же велел тебе ни одной песчинки не оставлять», — и приказал Шайтану выплюнуть изо рта землю.

Если бы не та земля, что во рту Шайтана была, в мире вся земля была бы как сковорода ровная. Ни рвов, ни оврагов, ни больших гор не было бы.

Облик луны

Нелегко пришлось в жизни несчастной сироте, да прекрасная луна ей помогла.

У одного мужика умерла жена, и он женился на другой женщине. Оказалась она очень злой. Всё время заставляла падчерицу работать. Та и скотину накормит, и воду наносит, и пол вымоет. А мачеха только ругает и бьёт её.

Однажды зимой, в раннее холодное утро, когда ярко светила луна, падчерица пошла с коромыслом за водой. Черпала воду из проруби и плакала: «Хоть бы эта луна забрала меня!»

Луне стало жалко девушку-сироту. Подняла она её к себе вместе с ведром и коромыслом. Если ночью посмотришь на луну, увидишь, что эта девушка на ней до сих пор с ведром и коромыслом стоит.

Нюлэсмурт[1] и медведи

Случается так, что даже леший бывает добр к людям.

Один удмурт пошёл в лес на охоту и заблудился. Стемнело, и вдруг увидел он вдали мерцающий огонь. Долго он шёл и дошёл до избы Нюлэсмурта. Встретил охотника Нюлэсмурт ласково, положил спать на полати и предупредил: «Чтобы ни случилось, молчи. Ко мне сегодня ночью страшные гости придут». И действительно, в полночь пришли в избу медведи. Один из них большой, выше полатей был. Заглянул медведь на полати, увидел мужика и почуял запах человека, но не тронул его.

Медведи пришли к Нюлэсмурту попросить место для зимовки. Нюлэсмурт каждому показал отдельное место, и медведи ушли.

А утром охотник вернулся домой и всю зиму охотился на медведей, ведь он наперёд знал, кто где спит.

Так Нюлэсмурт помог охотнику.

Крестьянин и Вумурт[2]

Даже если ты беден, не гонись за лёгкими деньгами — и тогда и злой дух тебе поможет.

Однажды рубил крестьянин дрова на берегу реки и уронил топор в воду. Топор тут же и утонул. Горюет мужик, плачет. Вышел к нему Вумурт и спрашивает:

— Почему ты плачешь, друг?

— Топор утонул.

Вумурт нырнул в воду и вынырнул с серебряным топором.

— Твой? — спрашивает он у крестьянина.

— Нет, это не мой топор, — отвечает ему крестьянин.

Вумурт снова нырнул в воду и вынырнул с золотым топором.

— А этот?

— И этот не мой.

Вумурт ещё раз нырнул и вытащил обычный топор.

— Вот этот мой, — обрадовался мужик.

Тогда Вумурт все три топора отдал ему.

Шайтан

Коварен и злобен Шайтан, но крестьянин хитрее его оказался.

Один охотник пошёл осенью в лес на охоту. Весь день бродил с ружьём, ничего не добыл. Ночью устроился он спать в шалаше. Вдруг среди ночи к нему кто-то постучался:

— Пусти, друг, переночевать.

— Заходи, — сказал охотник, — места много, обоим хватит.

Лёг гость рядом с охотником. А тот посмотрел на него и от испуга затрясся: глаза у гостя страшные, одежда лохмотьями. А по виду всё же на человека похож. Говорит он охотнику:

— Если я усну, из меня пар пойдёт.

Уснул, а из него, и правда, пар пошёл. Охотник ни жив, ни мёртв от страха лежит. «Это не человек, а Шайтан, наверное, — думает. — Видать, плохое задумал». Снял он тихонечко с себя зипун, положил вместо себя чурбан и сверху зипуном его накрыл, а сам ушёл. Влез он на высокую ель и смотрит, что будет.

Шайтан проснулся и увидел зипун:

— Ты ещё здесь что ли?

Взял железо и накалил его докрасна. И давай прожигать зипун! Трещит зипун, а Шайтан думает, что охотника жжёт. Прожёг его насквозь и смеётся, радуется. А охотник с верхушки ели всё видел.

Начало светать. Шайтан убежал и спрятался в дупло липы. Охотник слез с ели и бросил в дупло горящую головёшку. А Шайтан радуется:

— Ой, как утреннее солнце греет!

А когда липа начала гореть, завыл Шайтан:

— Сгубил ты мою жизнь, друг!

Так человек справился с Шайтаном.

Девушка и Вумурт

Не поверила прекрасная Анна коварному Вумурту — только потому и спаслась.

Жила-была девушка по имени Анна. Пошла она раз на мельницу муку молоть. Вышла ночью к воде и начала петь. Услышал её песню огромный человек и вышел из леса. Подошёл он к Анне и спросил:

— Кто тебя обидел?

— Никто меня не обидел. Я на мельницу пришла, жду очереди.

Человек велел ей закрыть глаза. Только Анна исполнила его повеление, как почувствовала, будто в яму провалилась. А человек велел ей открыть глаза. Смотрит девушка, а перед ней красивый дом стоит. Никогда она не видела таких домов раньше. Поняла Анна, что попала к Вумурту.

Осталась девушка в доме. А утром рано велел Вумурт ей в лес за дровами после восхода солнца отправиться. И строго-настрого наказал не кормить до восхода солнца лошадей.

Поспала девушка в его доме одну ночь. Приснилась ей тройка лошадей. Будто сказали они ей:

— Накорми нас до восхода солнца, а когда мы будем из воды выходить, ударь кнутом.

Утром проснулась Анна, Вумурт ещё спал. Пошла девушка в лес и ударила лошадей кнутом. Тут же лошади превратились в девушек. Рассказали они Анне, что Вумурт их обманул и вместо лошадей работать заставил.

Вот так вернулись они вместе с Анной домой.

Инмар и кошка

Хоть и мал, да удал — учит нас удмуртская сказка.

Стояли у Инмара на берегу лодки. Вдруг стал кто-то их одну за другой портить. А того, кто в них дыры делает, никто поймать не может. Многие звери пытались поймать этого разбойника, но ничего у них не вышло.

Пошла тогда караулить лодки Кошка. Никто не верил, что у неё получится поймать того, кто лодки портит. Все Кошку только обижали, говорили, мол, Кошка с Тигриного носа выпала, куда ей разбойника найти.

А Кошка узнала, что лодки Мышка дырявила, да ещё и поймать её сумела. За такую хорошую работу Инмар Кошке обещал:

— Отныне у хороших людей в красном углу сиди и на мягкой перине лежи.

С тех пор у кошки привольная жизнь настала: лежит она на перине, тепло ей и зимой, и летом.

Индюк, утка и другие

Не всегда стоит шуметь из-за маленькой неприятности.

Вечером на закате солнца собирался Индюк на насест залезть, чтобы поспать. Пока взмахивал крыльями, опрокинул бочонок с дёгтем.

Увидела это Курица, прибежала.

— О-ко-ко-ко-кок!.. Снова на меня скажут, — кудахчет Курица.

Услышала Курицу Утка и, топ-топ топая, пришла.

— Спрячьте, спрячьте, спрячьте! — крякает Утка.

Услышала Утку Кошка, пришла.

— Что, что, что? — замяукала Кошка.

А Индюк курлычет:

— Дёготь! Дёготь! Дёготь!

Услышал Индюка Гусь, пришёл.

— Ага-га-гак!.. Что вы пролили? — гогочет.

Курица снова начала беспокоиться:

— О-ко-ко-ко-кок!.. На меня ведь скажут.

Услышала это Собака и прибежала:

— Нет! Нет! Нет! Курица-подруга, на тебя не скажут. Нет! Нет!

Слушал их разговор Петух, слушал и прямо с насеста крикнул: «Ку-ка-ре-ку!.. По-па-лись ве-э-эдь!»

— Ну вас!.. Только и можете всё портить, — сказал хозяин и поднял пустой бочонок.

А овца высунула голову в приоткрытую дверцу хлева и заблеяла:

— После что-о-о-о!

Умный козёл

Дружба и смекалка всегда сильнее коварства и неблагодарности.

В самом тёмном месте дремучего леса жил-был Волк. Днём он лежал у своего логова, а ночью добывал себе еду. Иной раз он вдоволь наедался, а бывало и так, что кроме старых костей ничего не находил.

Вот однажды днём вышел он на охоту. Поймал Зайца, повеселел, от радости побежал вперёд огромными прыжками. А впереди яма была. А за ней Коза паслась, сочную травку щипала и страшного Волка не замечала. Волк обрадовался такой добыче, облизнулся и в сторону Козы потихоньку пополз. Да не заметил яму — упал на самое её дно. Яма глубокой оказалась, никак не выберешься. Что делать?

— Ау! — крикнул Волк.

Коза услышала его голос, подошла к яме.

— Что ты тут делаешь, длиннохвостый? — спрашивает Коза.

— Вот, упал в яму и теперь никак не могу выбраться. Козочка, помоги, спаси от смерти, — слёзно попросил Волк.

— Если я тебя вытащу, ты меня съешь, — ответила Коза.

— Нет, нет, Козочка. Скажу «спасибо» и отпущу. Вытащила бы ты меня, а?

— Эх! Обманываешь ведь, длиннохвостый.

Волк всхлипнул и начал плакать. Коза-уром решила помочь ему.

— Ладно, вытащу, — пожалела его Коза и поскакала за жёрдочкой. Принесла и опустила её Волку в яму. Волк поднялся по жёрдочке и тут же поймал спасительницу:

— Ну, теперь я тебя съем.

— Ты же обещал не есть меня, — задрожала Коза.

— Э, короткохвостая, не надо верить длиннохвостому!

Коза стала громко кричать. Услышал это Козёл, прибежал к яме.

— Что случилось! Дисциплину нарушаете! — со злостью крикнул он на Волка.

— Я Волка из ямы вытащила, а он теперь хочет меня съесть. Поблагодарил бы за то, что его спасла, — пожаловалась Коза.

Козёл подумал-подумал и сказал:

— Вот что. Объясните мне толком, как дело было. Ты, Волк, где стоял? Я издалека побегу, прыгну через эту яму и посмотрю, широкая она или глубокая.

Волк подошёл к яме, чтобы показать место, где стоял.

— Понятно. Стой, Волк, на месте, пока я не перепрыгну.

Козёл отошёл подальше. Прицелился рогами на Волка и поскакал к яме. Подскочил да и столкнул его в яму.

— Ну, теперь кричи, длиннохвостый! — сказал Козёл. — Если ума нет, ковшом его в голову не положишь.

Коза с Козлом ушли, а Волк охотнику попался.

Примечания

1

Нюлэсмурт — букв.: лесной человек, леший.

(обратно)

2

Вумурт — водяной.

(обратно)

Оглавление

  • Марийские народные сказки
  •   Глупый муж
  •   Девушка-сиротка и дочь мачехи
  •   Добро лечит
  •   Ёж и заяц
  •   И волк может стать приятелем
  •   Как мариец дома жену заменял
  •   Одежда-невидимка лешего
  •   Почему заяц печален?
  •   С зёрнышка до коня
  •   Чудесная мельница
  • Татарские народные сказки
  •   Завещание
  •   Камыр-батыр
  •   Козел и баран
  •   Ловкий джигит
  •   Старик и лентяй
  •   Три вопроса
  •   Убыр-Таз
  •   Шах-петух
  •   Шомбай
  •   Шурале
  • Чувашские народные сказки
  •   Лиса и дятел
  •   Тощий Волк
  •   Маленькая Птичка
  •   Дружок-Петушок
  •   Золотой мешочек
  •   Как старик дураков искал
  •   Напёрсток
  •   Беда
  •   Трашкины дети
  •   Как бедняк Григорий без лошади остался
  • Мордовские народные сказки
  •   Эрзянские сказки
  •     Медведь и лиса
  •     Сестрица и братец
  •     Лиса и кот
  •     Кадочка масла
  •     Ленивица
  •   Мокшанские сказки
  •     Свинка
  •     Катитесь сюда, санки мои
  •     Лиса и журавль
  •     Сказочка
  •     Как собака себе друга нашла
  • Удмуртские народные сказки
  •   Алый цветок
  •   Возникновение мира
  •   Облик луны
  •   Нюлэсмурт[1] и медведи
  •   Крестьянин и Вумурт[2]
  •   Шайтан
  •   Девушка и Вумурт
  •   Инмар и кошка
  •   Индюк, утка и другие
  •   Умный козёл