загрузка...
Перескочить к меню

Звездные деяния (fb2)

- Звездные деяния (пер. А. Дмитриев) (а.с. Оружейные лавки империи Ишер-4) 1.06 Мб, 158с. (скачать fb2) - Альфред Элтон Ван Вогт

Настройки текста:



Звездные деяния Альфред Ван Вогт

Пролог

Земной корабль миновал одинокую звезду Джиссер так быстро, что система оповещения станции метеоритной погоды не успела среагировать. Гигантский корабль уже обозначился светлым пятном на экране, когда это еще только доходило до сознания наблюдателя. Зато системы корабля, судя по всему, работали исправно, поскольку яркая движущаяся точка затормозила и, продолжая замедляться, описала широкую дугу. Теперь она медленно двигалась обратно, явно намереваясь попытаться отыскать небольшой объект, породивший помехи на энергетических экранах.

Когда корабль очутился в пределах видимости, грозной тенью замаячив в белесом свете далекой желто-белой звезды, он оказался больше чего бы то ни было, виденного под Пятьюдесятью Солнцами. Он выглядел пришельцем из самых глубоких бездн пространства, чудовищем легендарного мира, и хотя звездолет был неведомого типа, по историческим хроникам в нем все же можно было узнать линкор Земной империи. Пророчества предсказывали этот страшный день — и вот он настал. Страж знал, что делать. По подпространственной связи он послан Пятидесяти Солнцам предупреждение, которого с тревогой ждали уже столько столетий. Затем тщательно стер следы своего присутствия. Взрыва не произошло. Перегруженные атомные генераторы без труда разложили массивное здание метеостанции на составные элементы.

Леди Глория Лорр, главный капитан «Звездного роя», не позаботилась лично сопроводить экспедицию, высадившуюся на астероид, но внимательно следила за всем по астровизору.

В тот же миг, когда подзорный луч вырисовал на экране фигуру человека в здании неземной метеостанции, она прекрасно поняла колоссальное значение этого события и успела обдумать все возможные осложнения.

Раз есть метеостанция — значит, есть и межзвездные путешествия; люди же могли происходить только с Земли. Причина их появления здесь самоочевидна: это старая экспедиция, причем достаточно давняя, если сейчас они способны осуществлять межпланетные полеты; а популяция, заселившая много планет, должна быть многочисленной.

«Ее высочество, — подумала леди Глория, — будет довольна».

Удовлетворенная, она вызвала силовой отсек.

— Ваша молниеносная операция по заключению астероида в охранный энергетический кокон, капитан Глон, — сердечно сказала она, — достойна всяческих похвал и будет вознаграждена.

Человек на экране астровизора склонил голову.

— Спасибо, благородная леди. Кажется, мы сохранили все атомные и электронные составляющие станции. К сожалению, интерференция энергии ее реакторов не позволила, насколько я понимаю, фотоотделу получить достаточно четкие снимки.

— Нам хватит человека — это матрица, для которой не нужны снимки. — Ее улыбка была столь же беспощадна, как и слова.

Все еще улыбаясь, леди Глория прервала связь и вновь принялась изучать сцену на астероиде, запечатленную подзорным лучом.

Задумчиво рассматривая переполненные и раскалившиеся поглотители вещества и энергии, она отметила карту на стене, на которой было обозначено несколько космических бурь; одна из них захватывала весьма обширную зону. Огромный корабль леди Глории не мог развить полной скорости, пока не известна точная локализация этой бури в пространстве.

С куда большим интересом она взглянула на статного молодого человека, на мгновение запечатленного подзорным лучом. Он был хорош собой — смелой красотой дикаря. Но прежде всего, конечно, он мог служить источником информации, без которой на преодоление коротких расстояний внутри шарового скопления можно потратить целые десятилетия — без точного прогноза метеоритной погоды корабль не только не может разогнаться, но даже не способен сохранить достигнутую скорость.

Увидев, что все покидают астероид, леди Глория энергичным движением выключила внутренний коммуникатор, коснулась нескольких кнопок, вошла в трансмиттер и вышла из приемной камеры в полумиле от капитанского мостика.

Вахтенный офицер подошел и отдал честь.

— Я только что получил из фотоотдела снимки, — хмуро доложил он. — Карту закрывает пятно энергетического тумана. Не повезло. Думаю, следует начать со здания со всем содержимым, оставив человека напоследок. — Почувствовав ее неодобрение, он продолжил скороговоркой: — Ведь это обычная человеческая матрица. Теоретически ее восстановить сложно, но практически это ничем не отличается от вашего перехода через трансмиттер из рубки сюда. В обоих случаях происходит разложение на элементы, которые должны снова воссоздать исходную структуру.

— Но зачем оставлять его на самый конец?

— По техническим причинам. Неодушевленные предметы отличаются большей сложностью, тогда как организованная материя — не более чем общедоступные углеводороды.

— Очень хорошо, — согласилась она, хотя и не была уверена, что карта важнее создавшего ее человека. Но если можно получить и то и другое… Она решительно кивнула: — Продолжайте.

Леди Глория внимательно смотрела, как внутри просторной камеры возникает силуэт здания. Скользя на антигравитационных носителях, оно утвердилось посреди огромной металлической палубы. Из кабины управления, качая головой, вышел техник и проводил Глорию вместе с полудюжиной подоспевших специалистов внутрь восстановленной метеостанции, обращая их внимание на несовершенства конструкции.

— На карте отмечено всего двадцать семь солнц, — сказал он. — Невероятно мало, даже если люди эти заселили только небольшой район пространства. Кроме того, взгляните, сколько здесь бурь, в том числе и далеко за пределами солнечных систем и… — Он замолчал, уставившись в темный угол в двадцати футах за аппаратурой.

Леди Глория проследила за его взглядом: гам лежал человек. Тело его сотрясала дрожь.

— Я считала, — заметила она холодно, — что человека мы оставили на самый конец.

Ученый был явно смущен.

— Видимо, ассистент плохо меня понял. Это…

— Не важно, — прервала его леди Глория, — Немедленно отправьте его в Психологический центр и скажите лейтенанту Неслор, что я вскоре там буду.

— Есть, благородная леди.

— Подождите. Передайте привет старшему метеорологу и пригласите его сюда. Я хочу, чтобы он взглянул на эту карту и высказал свое мнение.

Она крутнулась на пятке среди обступивших ее людей, обнажив в улыбке ровные белые зубы.

— Клянусь космосом, после долгих десяти лет что-то начало происходить. Если так пойдет и дальше, мы в два счета закончим эту игру в прятки.

Возбуждение кипело в ней подобно животворной силе.

Как ни странно, Страж понял, почему он жив, еше раньше того, как пришел в себя. Не намного, но раньше. Он ощутил пробуждение сознания и инстинктивно начал ежедневную деллианскую гимнастику мышц, нервов и разума — как всегда перед подъемом. Во время этого ритмичного цикла страшное подозрение обожгло его.

Приходит в себя? Он?!

В тот момент, когда мозг его едва не взорвался от пережитого шока, он понял, как все произошло. Он успокоился и погрузился в размышления, одновременно пристально разглядывая молодую женщину, сидевшую возле постели.

Овальное лицо с утонченными чертами было отмечено печатью высокомерия, обычно не свойственного столь молодым особам. Женщина изучающе рассматривала его серыми блестящими глазами. Под ее упорным взглядом в голове его воцарилась пустота. Наконец мысли вернулись. Они запрограммировали меня для спокойного пробуждения. Что еще они сделали, о чем узнали? Мысль разрасталась, и он чувствовал, что вот-вот треснет череп. Что еще?

Он видел, что женщина улыбается — так, словно его беспамятство чем-то забавляло ее. Это действовало тонизирующе. И Страж был уже гораздо спокойнее, когда она произнесла серебряным голосом:

— Не бойтесь. По крайней мере так сильно. Как вас зовут?

Страж открыл было рот, но тут же закрыл снова и отрицательно покачал головой. На мгновение ему неудержимо захотелось объяснить, что ответ на единственный вопрос сломал бы оковы деллианской психической инерции и привел бы к разглашению всей тайны. Но такая информация тоже грозила поражением. Он пересилил себя и вновь покачал головой.

Женщина нахмурилась.

— Не хотите ответить на столь невинный вопрос? Ведь это ничем не грозит.

«Сначала имя, — думал Страж, — потом — с какой планеты; где она находится относительно звезды Джиссер; какова метеообстановка на трассе. И так без конца. Чем дольше я буду отказывать людям в информации, которой они добиваются, тем больше времени получат Пятьдесят Солнц для организации отпора самой страшной машине, которая когда-либо появлялась в этом районе космоса».

Мысли Стража путались. Взгляд женщины, наблюдавшей за ним, посуровел, а в голосе зазвучал металл:

— Кто бы вы ни были, знайте, что находитесь на борту имперского линкора «Звездный рой». Я — главный капитан Лopp, к вашим услугам. Знайте также, что мы безоговорочно требуем сообщить курс, который приведет наш корабль к вашей основной планете. — Она продолжила голосом, дрожащим от напряжения: — Убеждена, вы уже знаете, что Земля не признает независимых правительств. Космос неделим. Во вселенной нет места для враждебных наций, стремящихся к власти. Так гласит закон. Выступающие против него являются преступниками и несут наказание, меру которого определяет особый суд. Это предостережение. — Не ожидая ответа, леди Лорр отвернулась, — Лейтенант Неслор, — сказала она, обращаясь к противоположной стене, — вы можете двинуться дальше?

— Да, благородная леди, — отозвался женский голос. — Я приняла за основу проведенные Мьюир-Грейсоном исследования обитателей колоний, долго остававшихся вне главного пути развития. История не знает прецедента столь длительной изоляции, какая имела место здесь, поэтому я считаю, что они уже миновали этап статичности и достигли некоторого прогресса. Но думаю, нам все же следует начать с простейшего. Несколько принудительных ответов откроют его сознание для дальнейшего давления; заодно мы сможем определить, как быстро растет его сопротивление цереброскопу. Разрешите приступить?

Женщина в шезлонге кивнула. Из стены ударил луч света. Страж попытался уклониться и впервые обнаружил, что некая сила приковывает его к постели. Не веревки или цепи — нечто невидимое, но все же крепкое, словно сталь, и эластичное, как резина.

Прежде чем он успел что-либо сообразить, свет ударил ему в глаза и ворвался в мозг — слепящим, яростным, пульсирующим блеском. Казалось, вместе с этим потоком света в его мозг ворвалась толпа голосов — пляшущих, поющих, болтающих голосов, твердящих на все лады: «Такой простой вопрос — конечно, я отвечу… конечно, конечно, конечно… Меня зовут Страж Джиссера. Я родом с планеты Кайдер-Три, из семьи деллиан. Мы заселили семьдесят планет вокруг Пятидесяти Солнц, население тридцать миллиардов, четыреста крупных бурь, самые грозные на широте четыреста семьдесят три. Правительство размещается на Кассидоре-Семь, чудесной планете…»

Ужаснувшись тому, что делает, Страж стянул обезумевшие мысли в деллианский узел, прерывая поток губительных слов. Он больше никогда не позволит застать себя врасплох, но… Поздно, слишком поздно!

Однако леди Лopp вовсе не была в этом уверена. Покинув Стража, она тотчас направилась в соседнюю комнату, где лейтенант Неслор, женщина средних лет, разбирала данные, снятые с приемных катушек. Психолог оторвалась от работы и удивленно сказала:

— Благородная леди, к моменту остановки регистрации его сопротивление стало эквивалентным ай-кью[1] восемьсот. Однако это совершенно невозможно, поскольку он начал говорить в точке давления, эквивалентной ай-кью сто шестьдесят семь. Это соответствует его типу и, как вам известно, является средним значением. За таким сопротивлением явно кроется какой-то метод тренинга. Думаю, ключом служит упоминание о деллианском происхождении. Интенсивность подскочила, когда он произносил эти слова. Нельзя игнорировать этот факт, разве что мы решим разрушить его психику.

Главный капитан отрицательно покачала головой, но произнесла только:

— Докладывайте по мере развития ситуации.

По пути к трансмиттеру она остановилась, чтобы проверить местонахождение корабля. Легкая улыбка тронула губы леди Глории, когда она увидела на экране тень линкора, кружащую вокруг Солнца.

«Мы топчемся на месте, — подумала она, ощутив холодок тревожного предчувствия, — Возможно ли, чтобы один человек задержал корабль, способный завоевать целую галактику?»

Старший метеоролог корабля лейтенант Кэннонс поднялся с кресла навстречу леди Глории, шедшей к нему через обширный зал трансмиттерного приемника, где располагалась метеостанция Пятидесяти Солнц. Лейтенант был стар и сед. Очень стар, подумала она, подходя к нему, и сказала себе:

«В этих людях, наблюдающих великие космические бури, пульс жизни бьется медленнее. Должно быть, они ощущают эфемерность всего сущего и бесконечность времени. Бури, которым нужен век, а то и больше, чтобы достичь всей полноты своей ревущей мощи, и люди, систематизирующие эти бури, заносящие их в каталоги, постепенно обретают черты духовного родства».

Лейтенант с присущей ему грацией поклонился и негромко произнес:

— Честь имею приветствовать главного капитана, ее сиятельство Глорию Сесилию, леди Лорр из благородных Лорров.

Она признательно кивнула и развернула перед ним принесенную пленку. Метеоролог, хмурясь, выслушал ее, потом сказал:

— Широта, которую он указал для шторма, не имеет ни малейшего значения. Эти невероятные существа разработали для Большого Магелланова Облака систему координат, не привязанную к полюсам скопления. Видимо, они приняли за центр одно из солнц и, опираясь на него, создали собственную пространственную географию.

Старик круто повернулся и повел ее в центр метеостанции, к краю углубления, над которым висела восстановленная карта погоды.

— Она совершенно бесполезна для нас, — коротко сказал он.

— Почему?

Леди Глория перехватила удивленный взгляд его задумчивых глаз цвета закаленной стали.

— Скажите, что вы думаете об этой карте?

Женщина помолчала, отнюдь не расположенная компрометировать себя перед лицом столь крупного специалиста. Потом хмуро проговорила:

— Я полагаюсь на свои ощущения не меньше, чем на ваши знания. Пусть они создали собственную систему координат — мы должны сделать все, чтобы подобрать к ней ключ. Главная проблема сводится, на мой взгляд, — продолжала она увереннее, — к выбору направления, в котором мы должны двинуться из окрестностей этой метеостанции. Неверный выбор чреват досадной задержкой; но главное, из-за чего мы не можем уверенно проложить курс, — это, конечно же, опасность бурь.

Закончив, она вопросительно посмотрела на него. Старик печально покачал головой.

— Боюсь, все не так просто. Эти светлые точки, изображающие звезды, кажутся размером с горошину только благодаря преломлению света; но если взглянуть в микроскоп, видно, что диаметр их составляет всего несколько молекул. Если так выражаются их пропорции относительно звезд…

Леди Глория давно научилась управлять своими чувствами даже в самых трудных ситуациях. Вот и теперь, внутренне ошеломленная, она сумела сохранить спокойный, холодный, задумчивый вид. Наконец она спросила:

— Вы полагаете, что каждая из этих звезд, их солнц, затеряна среди тысяч других?

— Хуже того. Я хочу сказать, что они заселили только одну систему из десяти тысяч. Нам все время нужно помнить, что Большое Магелланово Облако — это мир пятидесяти с лишним миллионов солнц. Это мир, переполненный светом, — заключил лейтенант спокойно. — Если хотите, я проложу петляющий курс, который позволит с максимальной скоростью десять световых дней в минуту осмотреть все ближайшие звезды. Мы можем попытать счастья.

Главный капитан взбешенно дернула головой.

— Одну из десяти тысяч? Не говорите глупостей. Я случайно знаю, какова связь между законом средних чисел и десятью тысячами. Нам пришлось бы посетить не меньше двух с половиной тысяч солнц, если повезет, и от тридцати пяти до пятидесяти тысяч, если нет. Нет-нет, — Жестокая улыбка тронула тонкие губы, — Мы не будем терять пятьсот лет на поиски иглы в стоге сена. Я верю в психологию больше, чем в удачу. У нас есть человек, умеющий читать эту карту, и как бы долго он ни сопротивлялся, в конце концов заговорит.

Она направилась было к выходу, но остановилась.

— А что вы думаете о самом здании? Его конструкция вам что-нибудь напоминает?

Он кивнул.

— Тип, использовавшийся по всей галактике около пятнадцати тысяч лет назад.

— Какие-нибудь усовершенствования, изменения?

— Никаких, насколько я понимаю. Один наблюдатель делает все. Просто, примитивно.

Леди Глория стояла в задумчивости, чуть вытянув шею, словно пыталась разглядеть что-то сквозь туман.

— Странно. За пятнадцать тысяч лет они могли бы что-то сделать. Колонии, конечно, статичны всегда, но чтобы настолько…

Когда тремя часами позднее она читала текущие рапорты, дважды прозвенел негромкий сигнал астровизора. Два сообщения… Первое было из Психологического центра и содержало единственный вопрос: «Можно ли разрушать психику пленника?»

— Нет! — ответила главный капитан JIopp.

Второе заставило ее бросить взгляд на экран орбитографа, испещренный символами: дурной старик игнорировал ее распоряжение не прокладывать курс. Усмехнувшись, леди Глория подошла ближе и долго изучала светящиеся кривые; потом отдала приказ включить главные двигатели. Она подождала, пока гигантский корабль не углубился во мрак ночи.

«В конце концов, — подумала она, — гоняться за двумя зайцами — обычное дело».

В первый день она смотрела вниз на внешнюю планету бело-голубого солнца. Планета плыла в темноте под кораблем — лишенная атмосферы масса камня и металла, однообразная и ужасная, как астероид, мир первозданных гор и долин, не тронутых дыханием жизни. Подзорный луч показывал только камень, бесконечный камень; никакого движения или хотя бы его следов.

Были здесь еще три планеты; причем одна из них — теплый зеленеющий мир, где девственные леса волновались под порывами ветра, а равнины кишели зверьем. Однако не было видно ни одного дома, ни единого свидетельства присутствия человека.

— На какую глубину проникает под поверхность ваше излучение? — мрачно спросила она по внутрикорабельному коммуникатору.

— Сто футов.

— Существуют ли какие-либо металлы, способные имитировать сто футов грунта?

— Несколько, благородная леди.

Разочарованная, она выключила коммуникатор. Из Психологического центра в тот день сообщений не поступало.

На второй день ее нетерпеливому взгляду явилось гигантское красное солнце. Вокруг своего массивного родителя кружили по орбитам девяносто четыре планеты. Две оказались обитаемы, но тоже изобиловали пустынями, а их животный мир был характерен для планет, не тронутых рукой и металлом цивилизации.

— Численность животных соответствует средней величине для миров, не заселенных разумными существами, — лаконично доложил старший офицер зоологической службы.

— А вам не приходило в голову, что это можно объяснить продуманной политикой охраны среды и запрещением обрабатывать землю даже для собственного удовольствия? — отбрила леди Глория.

Ответа не последовало; впрочем, она его и не ждала. И вновь ни слова от главного психолога лейтенанта Неслор.

Третье солнце находилось дальше. Главный капитан увеличила скорость до двадцати световых дней в минуту и получила болезненный урок, когда корабль влетел в небольшую бурю. Буря была действительно невелика, потому что вибрация металла едва началась, как все уже осталось позади.

— Пошли разговоры о том, — сказала леди Глория впоследствии тридцати капитанам, собравшимся на капитанский совет, — что мы должны вернуться в галактику и просить о посылке новой экспедиции, которая нашла бы этих затаившихся мошенников. Один из самых жалких голосов, дошедших до меня, напоминал, что мы совершили открытие по дороге домой и после десяти лет, проведенных в Облаке, имеем право на отдых, — Ее серые глаза сверкали, голос был холоден. — Смею вас заверить, что отнюдь не вдохновителям этих пораженческих разговоров предстоит докладывать о неудаче правительству его величества. И потому я заявляю упавшим духом и тоскующим по дому: мы останемся здесь еще на десять лет, если потребуется. Передайте офицерам и команде, чтобы были готовы. У меня все.

Вернувшись на мостик, она вновь не нашла сообщения из Психологического центра. Злость и нетерпение еще не остыли, когда она набирала номер, однако при виде спокойного, умного лица лейтенанта Неслор леди Глория взяла себя в руки.

— Что происходит, лейтенант? — спросила она, — Вы же знаете, как я жду дальнейшей информации от пленника.

Психолог покачала головой.

— Докладывать пока нечего.

— Нечего? — в голосе Jlopp прозвучало изумление.

— Я дважды просила разрешения разрушить его психику, — последовал ответ. — Надеюсь, вы знаете, что я не предлагала бы этого без достаточных оснований.

Леди Глория знала, но неодобрение земного общественного мнения и необходимость отчитываться за каждый акт насилия над личностью до сих пор автоматически вызывали ее отказ. Однако сейчас… Прежде чем она успела сказать хоть слово, психолог заговорила вновь:

— Я неоднократно пыталась воздействовать на него во сне, упирая на бессмысленность сопротивления Земле, раз уж обнаружение их планет все равно неизбежно. Но это лишь убедило пленника, что прежние признания не принесли нам пользы.

Главный капитан перебила:

— Вы в самом деле считаете, что не остается ничего, кроме применения насилия, лейтенант? Больше ничего?

— Сопротивление, эквивалентное ай-кью восемьсот, при мозге с ай-кью сто шестьдесят семь, — просто сказала психолог, — это нечто небывалое в моей практике.

Леди Глория была ошеломлена.

— Я не могу этого понять, — недовольно сказала она, — хотя чувствую, что мы проглядели что-то жизненно важное. Итак: мы натыкаемся на метеостанцию в системе пятидесяти миллионов солнц и застаем там человека, который вопреки всем законам самосохранения немедленно лишает себя жизни, чтобы не попасть в наши руки. Сама станция — это старая галактическая развалина, ставшая за пятнадцать тысяч лет музейным экспонатом, хотя и такой огромный промежуток времени, и размах разума, с которым мы столкнулись, — все указывает на то, что изменения должны быть. Да и само имя человека — Страж — типично для древнего, бытовавшего еще до космической эры земного обычая давать имена по профессии. Не исключено, что даже наблюдение за этим солнцем переходит в его семье от отца к сыну. Есть в этом что-то угнетающее… что-то… — Она осеклась на полуслове и нахмурилась, — Что вы предлагаете?

Через минуту она кивнула:

— Понимаю… прекрасно, поместите его в одну из спален на капитанском мостике. Но о том, чтобы загримировать под меня одну из ваших амазонок, и думать забудьте. Я сама сделаю все, что нужно. До завтра.

Главный капитан холодно рассматривала пленника на экране астровизора. Страж лежал в постели почти неподвижно, с закрытыми глазами, но лицо выдавало необычайное внутреннее напряжение. Казалось, впервые за четыре дня он обнаружил, что узы, наложенные невидимой силой, отпускают его.

Женщина-психолог рядом с ней шепнула:

— Он полон подозрений и, вероятно, останется таким, пока вы хоть немного его не успокоите. Главные реакции должны все отчетливей концентрироваться на одной цели: с каждой минутой будет возрастать убеждение, что ему представится лишь единственный шанс уничтожить корабль и что он должен действовать решительно и безжалостно, не обращая внимания на риск. На протяжении последних десяти часов я самым деликатным образом формировала его будущее сопротивление нам. Сейчас вы увидите… Ах!

Страж сел на кровати. Он высунул ноги из-под одеяла, опустил на пол и встал. Движения его были исполнены необыкновенной силы. Мгновение гигант в серой пижаме медлил, явно обдумывая первый шаг; потом, быстро взглянув на дверь, направился к ряду ящиков в одной из стен, потянул первый попавшийся, после чего принялся выдвигать их по очереди, выламывая замки без малейшего усилия.

Обе женщины — леди Глория и лейтенант Неслор — затаили дыхание.

— Боже мой! — прошептала наконец психолог, — Не спрашивайте меня, как он это делает. Должно быть, сила является побочным эффектом его деллианского воспитания. Благородная леди… — В голосе ее прозвучала озабоченность, и главный капитан посмотрела на лейтенанта.

— Да?

— Стоит ли вам при таких обстоятельствах самой играть роль его укротителя? Он так силен, что без труда разорвет любого на куски…

Ее светлость Глория Сесилия прервала психолога властным жестом:

— Не могу допустить, чтобы какой-нибудь дурень все испортил. Я приму обезболивающее. Скажите, когда я должна войти.

Входя в приборный отсек капитанского мостика, Страж чувствовал внутри холод и напряжение. В одном из ящиков он обнаружил свою одежду. Конечно, он не предполагал ее найти, но ящики вызвали у него интерес. Он применил деллианскую сверхэнергетику движений, и замки уступили его силе.

Стоя на пороге, он окинул взглядом огромное полусферическое помещение. Спустя мгновение ужас, порожденный мыслью о том, что он сам и все его соплеменники погибли, переродился в надежду. На самом деле теперь он был свободен.

Эти люди даже не подозревали правды. На Земле наверняка давно забыли, кем был великий гений Джозеф М. Делл. Разумеется, его освободили с какой-то целью, но…

«Смерть, — безжалостно подумал он, — смерть им всем. Такая же смерть, какую они несли когда-то и не задумываясь принесут вновь».

Ряд за рядом обследуя приборы на контрольном щите, он краем глаза заметил женщину, вышедшую из ближней стены. Присмотревшись, он со свирепой радостью узнал ее: командир. Конечно, она была под прикрытием излучателей, но откуда им знать, что все это время он лихорадочно гадал, как заставить их пустить в ход оружие. Страж был уверен, что они не смогут вновь соединить частицы его тела. Сам факт его освобождения указывал на психологическую ловушку. Прежде чем он успел что-либо сказать, женщина с улыбкой произнесла:

— Разумеется, я не должна бы позволять вам изучать эти приборы. Но мы решили изменить отношение к вам. Свобода на корабле, возможность встреч с членами экипажа… Мы хотим убедить вас… убедить, что…

Его нескрываемая непримиримость была столь сильна, что женщина ощутила ее. Она запнулась, в явном раздражении передернула плечами, вновь улыбнулась — уже суше — и продолжала убеждающим тоном:

— Нам нужно, чтобы вы удостоверились: мы отнюдь не людоеды. Чтобы вы поверили: мы вовсе не несем вашим соплеменникам зла. Пора понять, что теперь, когда ваше существование перестало быть тайной, найти ваши планеты — это вопрос времени. Земля не жестока и меньше всего стремится к власти над миром. Ей нужно только честное сотрудничество, да и то лишь во имя целостности космоса. Необходимо также единое уголовное законодательство, а минимальная заработная плата должна поддерживаться на высоком уровне. Кроме того, абсолютно запрещены любые войны. За исключением всего этого, каждая планета или их союз могут иметь собственные формы правления, торговать с кем угодно и жить по-своему. Думаю, здесь нет ничего страшного, и я не могу объяснить ваше странное самоубийство после обнаружения метеостанции.

«Сначала, — думал Страж, слушая ее, — я разобью ей голову. Лучше всего схватить ее за ноги и ударить о металл переборки или палубы. Кости поддадутся легко, и это, во-первых, послужит предостережением остальным офицерам корабля, а во-вторых, вызовет смертоносный залп ее охраны. Они слишком поздно поймут, что только огонь может меня задержать».

Он шагнул к ней и начал незаметно напрягать мышцы и нервы — накачка, необходимая деллианскому телу для реализации его сверхчеловеческих возможностей.

Женщина продолжала:

— Вы проговорились, что ваш народ заселил пятьдесят солнц. Почему только пятьдесят? За двенадцать тысяч лет, если не больше, ваша популяция могла вырасти до двенадцати триллионов.

Страж сделал следующий шаг. Еще один. Он знал, что теперь должен отвечать, если в эти решающие секунды не хочет навлечь на себя подозрений.

— Почти две трети наших браков бездетны, — сказал он. — Так уж неудачно сложилось, что мы разделены на два вида и, хотя межвидовые браки довольно обычны…

Страж был почти у цели; он слышал голос женщины:

— Вы хотите сказать, что возникла мутация и виды не могут скрещиваться?

Он оставил вопрос без ответа. До женщины оставалось десять футов, и, подобно тигру, Страж метнулся через разделяющее их пространство.

Первый огненный луч рассек его слишком низко, чтобы убить, но вызвал сильную тошноту и свинцовую тяжесть. Он услышал ее крик:

— Лейтенант Неслор, что вы делаете?

Но он уже схватил ее. Пальцы Стража вцепились в руку, которой женщина пыталась защититься, когда второй залп ударил его выше — в грудь, и рот заполнился кровавой пеной. Невзирая на всю силу воли, Страж ослабил хватку, и рука женщины выскользнула из пальцев. О космос, как же он жаждал забрать ее с собой в царство смерти!

Женщина снова закричала:

— Вы сошли с ума, лейтенант? Прекратите огонь!

Прежде чем неистовый огненный луч обжег его в третий раз, в сознании Стража вспыхнула последняя мысль, всепоглощающая и сардоническая: «Она ничего не подозревает. Но есть кто-то другой; кто-то, в этот последний момент постигший истину. Слишком поздно, — подумал он, — слишком поздно, дурачье! Гонитесь, охотьтесь! Наши получили предупреждение, и у них есть время, чтобы укрыться еше лучше. А Пятьдесят Солнц рассыпаны, рассеяны среди миллионов звезд, среди…»

Смерть оборвала его мысли.

Женщина поднялась с пола и стояла, покачиваясь от головокружения, с трудом подчиняя чувства контролю сознания. Словно сквозь туман она видела, как лейтенант Неслор вышла из трансмиттера, задержалась возле тела Стража Джиссера, потом бросилась к ней.

— Вы целы, дорогая? Так трудно стрелять через астровизор, а…

— Сумасшедшая! — Главный капитан обрела голос, — Вы понимаете, что теперь тело не может быть восстановлено? Огонь разрушил жизненно важные органы… Теперь все кончено. Нам придется вернуться домой без… — Она замолчала, заметив, что психолог с изумлением вглядывается в нее.

— Его агрессивные цели не вызывали сомнения, и все было слишком быстро для моих аппаратов, — сказала лейтенант Неслор. — И вообще, его поведение не укладываюсь в рамки человеческой психики. В последний момент я вспомнила о Джозефе Делле и о том, какую кровавую резню пятнадцать тысяч лет назад учинили его сверхлюдям. Трудно вообразить, что некоторым удалось скрыться и основать цивилизацию в этом уголке космоса. Теперь вы понимаете: деллианин — Джозеф М. Делл — создатель идеального робота.

Глава 1

Уличный громкоговоритель с треском ожил, и раздался громкий мужской голос:

— Внимание, граждане планет Пятидесяти Солнц! Говорит земной линкор «Звездный рой». Сейчас к вам обратится ее сиятельство Глория Сесилия, леди JIopp из благородных Лорров, главный капитан «Звездного роя».

Направлявшийся к стоянки аэрокаров Питер Мэлтби остановился на полпути, едва заслышал первые слова. Он заметил, что и остальные пешеходы остановились.

Планета Лант была ему в новинку. Ее столица казалась очаровательно провинциальной, особенно после густонаселенного Кассидора, где располагалась главная база Космического флота Пятидесяти Солнц. Корабль Мэлтби приземлился накануне, выполняя отданный всему военному флоту приказ — немедленно укрыться на ближайших населенных планетах. По слухам, распространившимся в офицерской столовой, этот отдававший паникой приказ был вызван появлением земного звездолета, чью радиопередачу и транслировали в этот момент по системе обшей тревоги.

Голос из громкоговорителя торжественно объявил:

— Слушайте леди Лорр!

Сразу после этого зазвучал чистый уверенный голос молодой женщины:

— Жители Пятидесяти Солнц, мы знаем, что вы здесь. Несколько лет мой корабль «Звездный рой» картографировал Большое Магелланово Облако. Случайно мы наткнулись на одну из ваших метеостанций и захватили дежурившего там наблюдателя. Он покончил с собой, но перед тем мы узнали, что среди сотни миллионов звезд этого скопления находятся пятьдесят населенных планетных систем — всего семьдесят планет, — на которых живут люди. Мы стремимся найти вас, хотя на первый взгляд может показаться, что задача невыполнима. Действительно, определить местонахождение Пятидесяти Солнц, затерянных между ста миллионами звезд, практически невозможно. Но мы нашли решение. Слушайте внимательно, граждане Пятидесяти Солнц. Нам известно, что ваше общество состоит из деллианских роботов и людей — нон-деллиан. Хотя, впрочем, и деллианские роботы тоже существа из плоти и крови. Просматривая наши исторические хроники, мы прочли о бессмысленных бунтах, имевших место пятнадцать тысяч лет назад, о бунтах, ужаснувших ваших предков и заставивших их покинуть галактику Млечного Пути, чтобы искать убежище вдали от земной цивилизации. Пятнадцать тысяч лет — это большой промежуток времени. Люди изменились. То, что испытали ваши предки, повториться не может. Я говорю это, чтобы успокоить вас. Потому что вы должны вернуться в человеческое сообщество. Вы должны присоединиться к земному галактическому содружеству, подчиниться некоему минимуму всеобщих законов и открыть космические порты для торговых кораблей союза. Зная, что у вас есть особые причины скрываться от нас, я предоставляю вам звездную неделю, по истечении которой вы обязаны указать местоположение своих планет. В течение указанного срока мы ничего не станем предпринимать, но если через звездную неделю контакт не будет установлен, то за каждый звездный день промедления вы понесете наказание. В одном вы можете быть уверены: мы найдем вас. И быстро!

Динамик умолк, как бы ожидая, пока смысл этих слов дойдет до слушателей.

— Всего один корабль, — произнес мужчина, стоящий рядом с Мэлтби. — Чего нам бояться? Уничтожить его, прежде чем он сможет вернуться в галактику Млечного Пути и сообщить о нас.

В разговор вмешалась женщина:

— Может, она блефует? — В голосе звучало сомнение. — Неужели она действительно верит, что найдет нас?

— Вздор, — буркнул еще кто-то. — Старая проблема иглы в стоге сена, только еще труднее.

Мэлтби промолчал, хотя склонялся к тому же мнению. Ему казалось, что главный капитан земного корабля, эта самая леди Лорр, блуждает в самой глубокой тьме, когда-либо окружавшей цивилизацию.

Из громкоговорителя вновь поплыл голос ее сиятельства Глории Сесилии:

— На тот случай, если ваши меры времени расходятся с нашими, объясняю, что звездный день состоит из двадцати часов по сто минут каждый. В минуте сто секунд, за каждую из которых свет проходит ровно сто тысяч миль[2]. Наш день несколько длиннее, чем по старому стилю: тогда минута состояла из шестидесяти секунд, а свет за секунду преодолевал больше ста восьмидесяти шести тысяч трехсот миль. Итак, время пошло. Ровно через неделю вы снова услышите меня.

Наступила пауза. Затем голос диктора — того самого, что представил женщину, — произнес:

— Граждане Пятидесяти Солнц, вы слушали запись сообщения, полученного около часа тому назад. Руководствуясь указаниями Совета Пятидесяти Солнц, мы предали его гласности, чтобы всесторонне информировать население о грозящей опасности. Но пока возвращайтесь к своим повседневным делам и не сомневайтесь, что все возможное будет сделано. Дальнейшую информацию мы станем передавать по мере поступления.

Мэлтби жестом подозвал сразу же приземлившийся аэрокар.

Не успел он опуститься на свободное сиденье, как соседнее место заняла какая-то женщина. Мэлтби ощутил в мозгу слабый отклик, словно владевшее попутчицей возбуждение коснулось его разума. Зрачки его чуть расширились, но больше он ничем не выдал своего состояния.

— Вы слышали сообщение? — спросила она чуть погодя.

— Да.

— И что вы об этом думаете?

— Их командир выглядит весьма самоуверенной.

— Вы заметили, что она разделила нас всех на деллианских роботов и нон-деллиан?

Его не удивило, что женщина тоже это отметила. Земляне понятия не имели, что на планетах Пятидесяти Солнц обитала еще и третья раса — мезоделлиане. Тысячи лет с момента миграции браки деллиан с нон-деллианами были бесплодны. Наконец благодаря открытию так называемого метода холодного давления рождение детей у них стало возможным. В результате появился мезоделлианин с двойным разумом, наделенный деллианской физической силой и нон-деллианскими творческими способностями. При хорошей координации двойной разум мезоделлианина мог подчинить себе любое человеческое существо с унитарным сознанием.

Мэлтби был мезоделлианином — так же как и его соседка; он определил это по тому, как легко вошла она в контакт с его разумом. Правда, между ними была небольшая разница: он обладал законным правом находиться на Ланте и всех других планетах Пятидесяти Солнц, тогда как она таким легальным статусом не обладала. Ей грозили тюрьма или смерть.

— Мы искали вас, — сказала она, — с того самого момента, когда до нашей штаб-квартиры дошло известие об этой истории, то есть уже час. Что, по-вашему, мы должны предпринять?

Ему, капитану Космического флота Пятидесяти Солнц, нелегко было одновременно выступать в роли наследного вождя мезоделлиан. Двадцать лет назад они сделали попытку вооруженного захвата власти над планетами Пятьюдесяти Солнц. Попытка кончилась полным провалом, в результате чего все мезоделлиане были объявлены вне закона. Мэлтби, тогда еще совсем мальчика, поймал деллианский патруль. Его воспитал флот. Это был эксперимент — попытка как-то решить мезоделлианскую проблему. Окружающие не щадили сил, чтобы привить Мэлтби лояльность по отношению к обществу Пятидесяти Солнц в целом; в значительной мере это удалось. Однако его учителя и не подозревали, что в руках у них — наследный вождь мезоделлиан.

В сознании Мэлтби столкнулись противоречивые интересы — конфликт, которого он до сих пор не смог разрешить.

— По-моему, — произнес он задумчиво, — мы должны идти рука об руку с деллианами и нон-деллианами. В конце концов, мы тоже относимся к миру Пятидесяти Солнц.

— Уже пошли разговоры, — возразила женщина, — что мы могли бы, возможно, получить некоторые преимущества, выдав землянам положение одной из планет.

Невзирая на двойственность воспитания, подобная возможность на мгновение заворожила Мэлтби. И он видел, что женщина поняла это. Ситуация сложилась динамичная и богатая возможностями.

«Я догадывался, что по темпераменту не гожусь в интриганы», — с горечью подумал Мэлтби.

Постепенно он успокоился, привел мысли в порядок и почувствовал себя в силах объективно вести дискуссию.

— Если земляне обнаружат нас и признают правительство, все останется по-прежнему.

Женщина — она была стройной блондинкой — хмуро усмехнулась; голубые глаза ее дико сверкнули.

— Если мы выдадим их, то сможем поставить условием признание нашего равноправия. По существу, это все, чего мы хотим.

— Все? — Мэлтби лучше знал амбиции мезоделлиан, и знание это не доставляло ему удовольствия, — Насколько я помню, войну мы начинали с другими целями.

— Ну и что? — вызывающе бросила она, — У кого больше прав для занятия доминирующего положения? Физиологически мы стоим выше и деллиан, и нон-деллиан. Каждый из нас знает, что мы, может быть, единственная сверхраса в галактике. — Голос ее прерывался от волнения, — Теперь возьмем другую, поистине грандиозную возможность. Эти люди с Земли никогда не встречали мезоделлиан. Если мы введем достаточное число наших на борт их корабля, то, используя преимущество внезапности, сможем добыть новое решающее оружие. Понимаете?

Мэлтби понимал многое — в том числе и то, что многие легко принимают желаемое за действительное.

— Дорогая моя, — ответил он, — нас слишком мало. Вспомните, восстание против правительства Пятидесяти Солнц провалилось — несмотря на неожиданность и первоначальные успехи. Будь у нас время, мы, может, и добились бы победы. Но наши притязания превосходят наши возможности.

— Ханстон считает, что критические моменты — самое подходящее время для действий.

— Ханстон? — непроизвольно воскликнул Мэлтби и осекся.

Рядом с колоритным и напористым Ханстоном он чувствовал себя бесцветным. На Мэлтби лежала неблагодарная задача: удерживать от необдуманных поступков молодых энтузиастов. Через своих союзников — людей, как правило, умудренных опытом, друзей умершего отца, он не мог сделать ничего другого, кроме как проповедовать осторожность. Это не прибавляло ему популярности. Ханстон являлся вторым по значению лидером мезоделлиан. Его призыв «действовать немедленно» импонировал молодым людям, знавшим о катастрофе предыдущего поколения лишь по рассказам. Их лозунгом было: «Тогда вожди ошиблись; мы не ошибемся».

Сам Мэлтби не стремился к власти над народами Пятидесяти Солнц. С годами он все чаще задавался вопросом, как направить амбиции мезоделлиан на менее воинственный путь. И до сих пор не смог найти ответ.

— Когда все общество в опасности, необходимо сплотиться, — проговорил он медленно, но твердо. — Нравится нам или нет, но мы принадлежим к цивилизации Пятидесяти Солнц. Может, и стоит выдать ее Земле, но это не тот вопрос, который можно решить за час после того, как представился удобный случай. Передайте Скрытым городам, что я требую три дня на обсуждение и дискуссии. На четвертый день будет проведен плебисцит: предавать или нет. Это все.

Краем глаза он заметил, что женщина не в восторге. Выражение ее лица внезапно стало замкнутым: она еле сдерживала гнев.

— Дорогая моя, — добавил он мягко, — надеюсь, вы не собираетесь пойти против воли большинства?

По изменившемуся лицу женщины Мэлтби понял, что пробудил в ее сознании старый демократический конфликт. Секрет его власти над соплеменниками заключался именно в этом. Совет мезоделлиан, председателем которого он являлся, со всеми важными делами обращался непосредственно к обществу. Время подтвердило, что плебисциты пробуждают в людях консервативные инстинкты. Те, кто месяцами сердито требовал немедленных действий, в большинстве своем становились гораздо осмотрительнее, взяв в руки избирательный бюллетень. Немало грозных политических бурь утихало перед урной для голосования.

После продолжительной паузы женщина медленно заговорила:

— За четыре дня какое-нибудь другое сообщество может принять решение выдать местонахождение Пятидесяти Солнц, и мы лишимся преимущества. Ханстон считает, что в переломный момент правительство должно действовать без промедления. Потом будет достаточно времени, чтобы разобраться, правильное это решение или нет.

По крайней мере, на такое у Мэлтби был наготове достойный ответ:

— Сейчас решается судьба всей цивилизации. Может ли один человек или небольшая группа лиц взять на себя ответственность за судьбу, с одной стороны, нескольких сотен тысяч своих сподвижников, а с другой — шестидесяти миллиардов граждан Пятидесяти Солнц? По-моему, нет. А теперь мне пора. Желаю удачи!

Мэлтби вышел из машины и, не оглядываясь, зашагал по направлению к стальной ограде, окружавшей одну из тех небольших баз, которые Вооруженные силы Пятидесяти Солнц содержали на Ланте.

Часовой у ворот, нахмурясь, проверил его документы и официальным тоном заявил:

— Капитан, мне приказано препроводить вас в Капитолий на совещание членов здешнего правительства и представителей военного командования. Согласны ли вы идти добровольно?

— Разумеется, — ответил Мэлтби с самым беспечным видом.

Минутой позже военный аэрокар уже уносил Мэлтби назад, по направлению к городу. Однако ситуация отнюдь не была безысходной: в любой момент, сконцентрировав должным образом усилия своего двойного сознания, Мэлтби мог взять под телепатический контроль и охранника, и пилота. Однако пока он решил ничего не предпринимать: конференция столь высоко уровня не представляла непосредственной угрозы для капитана Питера Мэлтби. Наоборот, она могла послужить источником информации.

Суденышко приземлилось во дворе между двумя зданиями с увитыми плющом стенами. За дверью открылся широкий, залитый светом коридор, который привел в зал, где вокруг огромного круглого стола сидело множество людей. О прибытии капитана, очевидно, были предупреждены — стоило Мэлтби появиться на пороге, как все разговоры немедленно стихли, и взгляду его предстала длинная череда обращенных к нему лиц. Двоих из присутствующих Мэлтби знал лично — оба были в мундирах старших офицеров Космического флота. Они приветливо кивнули Мэлтби, и тот ответил каждому коротким кивком.

Ни с кем из остальных — включая четырех других военных — Мэлтби встречаться не приходилось, хотя он узнал нескольких здешних государственных деятелей и офицеров лантского гарнизона. Деллиан с первого же взгляда можно было легко отличить от нон-деллиан: первые, все без исключения, выделялись внушительным ростом, красотой и могучим телосложением. Нон-деллиане же разительно отличались друг от друга. Поднялся невысокий тучный нон-деллианин, сидевший во главе стола лицом к двери. По фотографиям в газетах Мэлтби узнал в нем Эндрю Крейга, министра лантского правительства.

— Джентльмены, — начал он, — давайте говорить с капитаном Мэлтби без околичностей. — И, обращаясь уже непосредственно к Мэлтби, продолжил: — Мы долго совещались относительно угрозы со стороны так называемого земного линкора. Ультиматум, предъявленный недавно командующей ими женщиной, вы, очевидно, слышали.

— Слышал, — кивнув, подтвердил Мэлтби.

— Хорошо. Ситуация представляется следующим образом. Более или менее очевидно, что, невзирая на заманчивость сделанных предложений, обнаруживать себя нам не следует. Некоторые участники совещания полагают, что земляне, раз уж они достигли Большого Магелланова Облака, рано или поздно сумеют нас обнаружить. Однако это может случиться и через тысячи лет. Наша позиция такова: надо объединиться и не вступать в контакт. В следующем десятилетии — увы, это займет много времени — мы сможем отправить экспедицию в галактику Млечного Пути, чтобы выяснить, что же там происходит. Получив более полную и достоверную информацию, мы сможем окончательно решить вопрос об установлении с Землей дипломатических отношений. Как видите, предложение достаточно разумное.

Он замолчал, выжидательно глядя на Мэлтби. Во всем облике Крейга чувствовалось тщательно скрываемое беспокойство.

— Действительно разумное, — ровным голосом сказал Мэлтби. Кое-кто из присутствующих облегченно вздохнул. — Однако, — продолжил капитан, — можете ли вы быть уверены, что какое-либо сообщество или планета не откроет земному кораблю наше местонахождение? Существует множество людей, множество планет, и у всех свои интересы.

— В этом мы отдаем себе отчет, — заявил толстяк. — Потому-то вы и приглашены на нашу встречу.

Мэлтби не назвал бы это приглашением, но от комментариев воздержался.

— Мы уже получили решения всех правительств Пятидесяти Солнц, — продолжал оратор. — Все единодушно решили оставаться в тени. Однако каждому ясно: любые наши усилия сохранить единство останутся тщетными, пока мы не обретем уверенности, что мезоделлиане не воспользуются сложившейся ситуацией в собственных интересах.

Теперь Мэлтби понял, зачем его пригласили. Он ощутил, что в отношениях между мезоделлианами и остальными народами Пятидесяти Солнц наступил кризис и кризис этот неминуемо станет переломным моментом его собственной жизни.

— Джентльмены, — сказал он, — насколько я понимаю, вы хотите предложить мне связаться с другими представителями моей расы. Однако любой подобный контакт поставит меня, капитана Вооруженных сил Пятидесяти Солнц, в более чем двусмысленное положение.

Вице-адмирал Дрихан, командир линкора «Атмион», на борту которого Мэлтби служил в качестве помощника главного астрогатора и одновременно главного метеоролога, произнес:

— Капитан, вы вправе принять любое сделанное вам здесь предложение, не опасаясь, что ваше сложное положение будет истолковано превратно.

— Прошу запротоколировать это, а также и всю дальнейшую дискуссию, — сказал Мэлтби.

Крейг кивнул стенографистам:

— Приступайте.

— Продолжайте, — предложил Мэлтби.

— Как вы правильно поняли, капитан, — начал Крейг, — мы хотим, чтобы вы передали наши предложения… — он замялся, слегка нахмурившись и словно бы не решаясь выговорить вслух само название поставленной вне закона расы, — Правящему совету мезоделлиан. Мы полагаем, что у вас есть возможность сделать это.

— Несколько лет назад, — подтвердил Мэлтби, — я докладывал своему командиру о том, что меня посетили эмиссары мезоделлиан и что связь с ними может быть легко установлена на любой из планет Пятидесяти Солнц. Тогда было принято решение сознательно не обращать внимания на деятельность этих агентов, поскольку в противном случае они могли бы уйти в подполье, не уведомив меня, где их можно найти в дальнейшем.

Естественно, решение Мэлтби информировать Вооруженные силы о существовании подобных агентов было предварительно утверждено плебисцитом мезоделлиан. В противном случае его контакты с эмиссарами совета выглядели бы подозрительно. Было очевидно, что Пятьдесят Солнц не станут вмешиваться в действия агентов — по крайней мере до тех пор, пока ситуация не станет исключительной. Расчет был точным, но сейчас сложилась как раз исключительная ситуация.

— Откровенно говоря, — продолжал Крейг, — мы убеждены, что мезоделлиане не преминут использовать нынешнее положение вещей для упрочения своих позиций, — Он подразумевал политический шантаж, и то, что для изложения своей мысли он прибег к подобному эвфемизму, достаточно красноречиво характеризовало ситуацию, — Я уполномочен предложить мезоделлианам ограниченные гражданские права — везде, за исключением нескольких оговоренных планет, — и право проживания в городах, причем круг гражданских и политических прав этой группы населения будет пересматриваться в сторону расширения каждые десять лет при условии, что поведение мезоделлиан в течение предшествующего периода окажется достаточно лояльным.

Он смолк, и Мэлтби заметил, что все собравшиеся смотрят на него с напряженным вниманием. Молчание нарушил один из политиков-деллиан:

— Что вы об этом думаете?

Мэлтби вздохнул. Будь эти предложения сделаны до появления земного корабля, их можно было бы счесть великолепными. Старая история — по мере того как способность власти контролировать ситуацию слабеет, она идет на уступки. Мэлтби заговорил — бесстрастно, взвешивая каждое слово, внимательно следя за тем, чтобы не только в словах, но и в тоне не проскользнуло ни тени агрессивности, к чему обязывало то обстоятельство, что сформулированные Крейгом тезисы являлись разумными и честными. Зная о притязаниях отдельных групп мезоделлиан, Мэлтби был готов согласиться, что слишком значительные уступки таили в себе угрозу — как для самих его соплеменников, так и для их мирно настроенных соседей. Памятуя о прошлом, нельзя было не признать законным требование ограничений и испытательного срока. Поэтому Мэлтби считал необходимым поддержать сделанные правительством предложения, которые могли послужить толчком к восстановлению нормальных отношений между всеми группами населения Пятидесяти Солнц. Однако свою точку зрения он выразил достаточно осторожно.

— Мы будем ждать и присматриваться, — закончил он.

После его речи воцарилась недолгая тишина, которую нарушил груболицый нон-деллианин, резко заметивший:

— Сдается, мы попусту тратим время на эту трусливую игру. Хотя Пятьдесят Солнц долгое время жили в мире, у нас все еше состоит на вооружении больше ста линкоров, не говоря уже о множестве более легких кораблей. В конце концов, в наши пределы вторгся один-единственный земной линкор. Я предлагаю послать флот — пусть уничтожит его! Таким же образом мы станем уничтожать всякого землянина, который найдет дорогу к нам. Может понадобиться десять тысяч лет, чтобы они снова случайно наткнулись на нас.

— Мы уже обсуждали это предложение, — заметил вице-адмирал Дрихан, — Это неразумно по очень простой причине: земляне могут обладать неизвестным нам оружием и победить. Мы не можем предоставить им такой возможности.

— Мне все равно, как вооружен единственный корабль, — решительно возразил тот, — Если флот исполнит свой долг, все наши проблемы будут решены самым простым и надежным способом.

— Это крайняя мера, — отрезал Крейг и вновь обратился к Мэлтби: — Можете довести до сведения мезоделлиан, что в случае, если они отвергнут наши предложения, мы располагаем достаточно мощным флотом против незваных гостей. Другими словами, ступив на путь предательства, они не получат ничего. Вы свободны, капитан.

Глава 2

На борту земного линкора «Звездный рой» главный капитан, ее сиятельство Глория Сесилия, леди Лорр из благородных Лорров, сидела перед пультом на капитанском мостике, всматриваясь в космическую бездну и размышляя над сложившейся ситуацией.

Перед ней располагался экран мультипланера, настроенный на максимальную прозрачность. За ним, пронизанная кое-где звездами, простиралась тьма вселенной; в той стороне, куда она смотрела, невооруженный глаз мог различить лишь несколько наиболее ярких звезд да туманные сгустки света, указывающие на существование звездных скоплений. В левой части экрана угадывалось огромное тускло светящееся пятно — галактика Млечного Пути, где Земля была лишь одной из планет в одной из систем, песчинкой в космической пустыне.

Женщина почти не замечала всего этого. За многие годы изменчивые космические пейзажи стали привычным фоном ее жизни; она видела и не видела их одновременно. Леди Глория улыбнулась, как улыбается человек, принявший наконец нелегкое решение, и нажала кнопку. На экране перед ней возникло мужское лицо.

— Меня информировали, капитан, — без всяких преамбул начала она, — что на корабле нашлись недовольные нашим решением остаться в Большом Магеллановом Облаке для поисков цивилизации Пятидесяти Солнц.

Поколебавшись, капитан уклончиво ответил:

— Ваше сиятельство, я действительно слышал, что ваш приказ приступить к поискам не встретил единодушного одобрения экипажа.

Замена формулировки «наше решение» на «ваш приказ» не ускользнула от внимания леди Глории.

— Естественно, — продолжал капитан, — я не мог поговорить с каждым из членов экипажа, поскольку их тридцать тысяч.

— Естественно, — с иронией в голосе согласилась она.

— Мне кажется, ваше сиятельство, — отводя глаза, проговорил офицер, — что по этому поводу следовало бы провести всеобщее голосование экипажа.

— Вздор! Все проголосуют за возвращение домой. За десять лет, проведенных в космосе, они превратились в слизняков. Слишком мало разума в головах и твердости в душах. Капитан, — голос ее был мягок, но глаза грозно сверкали, — по вашему тону и поведению я чувствую, что эмоционально, подсознательно вы согласны с ними, что вы тоже заражены детским стадным инстинктом. Вспомните древний закон космических полетов: «Кто-то должен вести вперед». Не зря же отбор офицеров столь тщателен — они не должны поддаваться этой слепой тяге к дому. Общеизвестно, что людям, сходящим с ума по своим планетам, возвращение домой, как правило, доставляет лишь краткое эмоциональное удовлетворение; затем они вновь стремятся присоединиться к любой длительной экспедиции. Мы слишком далеки от нашей галактики, чтобы позволить себе роскошь недостатка дисциплины.

— Я знаком с подобной аргументацией, — спокойно сказал офицер.

— Рада слышать это, — сухо ответила главный капитан Лорр и прервала связь.

Затем она вызвала астронавигаторскую. Ответил молодой офицер.

— Подготовьте мне расчеты серии орбит, по которым мы можем пересечь Большое Магелланово Облако в самые короткие сроки, — сказала она ему, — Мимо каждой из звезд Облака мы должны при этом проходить на расстоянии не более пяти световых лет.

Лицо юного офицера вытянулось.

— Ваше сиятельство, — задохнулся он, — это самый поразительный приказ, какой я когда-либо получал. Это звездное скопление достигает шести тысяч световых лет в диаметре. С какой скоростью вы рассчитываете двигаться, учитывая, что мы не имеем ни малейшего представления о расположении бурь?

Реакция юноши привела леди Глорию в замешательство, перешедшее в раздражение — раздражение против нее самой. На мгновение она потеряла обычную уверенность. До сих пор необъятность пространства, которое предстояло пересечь, представлялась ей весьма отвлеченно.

Отогнав сомнения, она вновь взяла себя в руки.

— Полагаю, что плотность районов в Облаке ограничивается приблизительно одним световым годом на каждые тридцать минут. — И резко закончила: — Пусть ваш начальник известит меня, когда расчеты будут готовы.

— Слушаюсь, — тусклым голосом ответил молодой офицер.

Леди Глория выключила селектор, опустилась в кресло и одним движением переключателя превратила расположенный перед нею иллюминатор в зеркало. Она вгляделась в собственное отражение. На нее смотрела стройная, смуглолицая, довольно красивая женщина лет тридцати пяти. Отражение улыбалось — едва заметной иронической улыбкой, свидетельствовавшей об удовлетворенности обоими предпринятыми шагами. Ее слова разнесутся по кораблю, и люди постепенно начнут понимать, чего добивается главный капитан. Сначала они придут в отчаяние, затем смирятся. Сожалений она не испытывала, ибо ни минуты не сомневалась: правительство Пятидесяти Солнц не выдаст положения ни одной из своих планет.

Она пообедала здесь же, на мостике, ощущая глубокое волнение. Борьба за судьбу экспедиции была неизбежна, и леди Глория понимала, что должна быть готовой ко всему. За время обеда ее трижды вызывали по внутренней связи, так что в конце концов пришлось включить автоответчик; теперь она могла не обращать внимания на вызовы. Включение автоответчика подразумевало: «Я здесь, но прошу не беспокоить, если нет ничего срочного». Каждый раз звонок умолкал через несколько секунд.

После обеда она прилегла, намереваясь немного вздремнуть и подумать. Однако вскоре встала, подошла к трансмиттеру, настроила его — и вышла в Психологическом центре, в полумиле от мостика.

Лейтенант Неслор, главный психолог, появилась из соседней комнаты и сердечно приветствовала леди Глорию. Главный капитан поделилась своими заботами.

— Я так и думала, что вы захотите видеть меня, — кивнула психолог, — Если можете, подождите минутку. Я передам пациента ассистенту, и мы поговорим.

В скором времени она вернулась, и леди Глория с интересом спросила:

— Много у вас пациентов?

— Мой персонал, — ответила лейтенант Неслор, пристально изучая ее своими серыми глазами, — проводит по восемьсот часов процедур еженедельно.

— При вашем оборудовании звучит пугающе.

— В последние годы число пациентов растет, — кивнула лейтенант Неслор.

Леди Глория пожала плечами и уже собралась сменить тему, как вдруг ей в голову пришла мысль.

— Что их терзает? — поинтересовалась она, — Тоска по дому?

— Пожалуй, это можно назвать и так, хотя мы применяем несколько других профессиональных терминов. И не судите их слишком строго, — повернула разговор психолог. — У тех, чья работа не отличается разнообразием, нелегкая жизнь. Хотя корабль и велик, но с каждым годом у людей все меньше возможностей для удовлетворения личных интересов.

Ее сиятельство Глория Сесилия открыла было рот, собираясь сказать, что ее работа тоже не блещет разнообразием, но вовремя спохватилась: такая реплика прозвучит фальшиво, даже снисходительно. Несмотря на это, она упрямо встряхнула головой.

— Не понимаю. У нас на борту есть все. Равное число мужчин и женщин, работы полно, продовольствия в избытке, а уж развлечений каждому хватит не на одну жизнь. Вы можете гулять в тени деревьев, растущих по берегам неиссякающих потоков. Имеете право жениться и разводиться — хотя, разумеется, о детях не может быть и речи. Множество веселых холостяков и девиц. У каждого своя каюта, и все знают, что на их счета поступают деньги, которые по окончании экспедиции позволят удалиться на покой. — Она нахмурилась, — И наконец, открытие цивилизации Пятидесяти Солнц не может не оказать стимулирующего воздействия на экипаж.

— Глория, дорогая, — улыбнулась лейтенант Неслор, — вы не правы. Это стимулирует нас с вами, потому что мы — специалисты. Что до меня, то я жду не дождусь, когда увижу, как мыслят и действуют эти люди. Я изучала историю так называемых деллианских роботов и нон-деллиан, и для меня здесь действительно открывается целый мир. Для меня — но не для кока, готовящего для меня обед.

Лицо главного капитана обрело прежнюю решимость.

— Боюсь, коку придется с этим смириться. А теперь — к делу. Перед нами стоит двойная проблема: как сохранить контроль над кораблем и как обнаружить Пятьдесят Солнц. В такой последовательности, по-моему.

Разговор их закончился лишь тогда, когда давно уже наступил основной период сна. Леди Лорр вернулась в свои апартаменты рядом с капитанским мостиком, убежденная, что проблемы, как она и предполагала, имеют прежде всего психологический характер.

Неделя передышки прошла без происшествий.

Едва последний ее час миновал, главный капитан созвала совет капитанов — совещание командиров служб и подразделений гигантского корабля. Прекрасно разбираясь в людях, Глория могла заранее предсказать реакцию офицеров, но именно потому первыми же словами беспощадно ударила по самому больному месту в душах собравшихся.

— Я считаю, леди и джентльмены, что мы должны оставаться здесь до тех пор, пока не отыщем цивилизацию Пятидесяти Солнц — даже если на это уйдет еще десять лет.

Тридцать капитанов — четверо из них были женщины — переглянулись и беспокойно зашевелились.

Ее сиятельство Глория Сесилия, леди Лорр из благородных Лордов, продолжала:

— Примите во внимание, признайте как непреложный факт, что стратегия длительного методичного обследования Облака для нас неприемлема. У кого есть предложения?

— Лично я против самой идеи продолжения этого поиска, — заявил капитан Уэйлесс, начальник летного персонала.

Глаза главного капитана сузились. По выражению лиц остальных она понимала, что Уэйлесс выражает мнение большинства, но заговорила так же бесстрастно, как и он:

— Капитан, существуют правила отстранения командира корабля от власти. Почему бы не воспользоваться одним из них?

Капитан Уэйлесс побледнел.

— Отлично, ваше сиятельство, — сказал он. — Я апеллирую к четыреста девяносто второй статье Корабельного устава.

Несмотря на то что вызов был брошен ею сознательно, готовность, с какой он был принят, потрясла Глорию. Главный капитан знала эту статью, поскольку та ограничивала ее власть. Никто не мог помнить всех бесчисленных статей множества уставов, регламентирующих едва ли не каждый шаг членов экипажа. Но она знала, что люди прекрасно ориентируются во всем, что непосредственно их касается. Когда дело доходит до личных прав, всякий становится юристом — не исключая и ее самой.

Побледнев, она слушала, как капитан Уэйлесс, чеканя слова, зачитывает текст статьи:

— Ограничение… в обстоятельствах, оправдывающих совет капитанов… большинство… две трети… первоначальная цель экспедиции…

И все это, вместе взятое, было обращено против нее — впервые на ее памяти. «Звездный рой» был послан в картографическую экспедицию. Задание было выполнено. Она настаивала на изменении цели полета — и действия ее подпадали под юрисдикцию этой статьи. Дождавшись, когда капитан Уэйлесс отложит книгу, она кротко спросила:

— Будем голосовать?

Двадцать один голос был подан против нее и только пять — за; четверо офицеров воздержались. Капитан Дороти Стардевант, руководившая женским канцелярским персоналом, сказала:

— Глория, это не могло кончиться иначе. Мы слишком давно не были дома. Пусть кто-нибудь другой разыскивает эту цивилизацию.

Главный капитан нетерпеливым жестом постучала карандашом по полированной поверхности длинного стола. Но когда она заговорила, голос звучал размеренно и ровно.

— Четыреста девяносто вторая статья Корабельного устава предоставляет мне свободу действий на срок, составляющий от пяти до десяти процентов общей продолжительности экспедиции, но в любом случае не превышающий шести месяцев. На этом основании я принимаю решение на полгода продлить пребывание «Звездного роя» в Большом Магеллановом Облаке. А теперь обсудим пути и способы поиска планет Пятидесяти Солнц. Вот мои соображения…

И она принялась излагать их.

Глава 3

Когда прозвучал сигнал тревоги: «Все по местам!» — Мэлтби читал, сидя в своей каюте на борту «Атмиона», линейного корабля Пятидесяти Солнц. Тревога не была боевой — в противном случае по всем отсекам корабля разнесся бы вой сирен. Он отложил книгу, натянул мундир и направился в астрогаторскую рубку. К его появлению там уже собрались несколько офицеров штурманской службы — они приветствовали Мэлтби короткими уставными кивками. Он сел за стол и вынул из кармана главное орудие труда — логарифмическую линейку с радиоприставкой, обеспечивающей связь с ближайшим — в данном случае корабельным — электронным мозгом.

Он раскладывал карандаши и бумагу, когда корабль пришел в движение. Одновременно ожил динамик громкой связи, и легко узнаваемый голос командира — вице-адмирала Дрихана — произнес:

— Сообщение только для офицеров. Как вам известно, чуть больше недели тому назад земным линкором «Звездный рой» нам был предъявлен ультиматум, срок которого истек пять часов назад. До настоящего времени все планетарные правительства Пятидесяти Солнц извещали население, что более никаких сообщений с земного корабля не поступало. На самом же деле три часа назад был получен второй ультиматум, содержащий непредвиденную угрозу. Как нам представляется, его опубликование может чрезмерно встревожить население. Исходя из этих соображений, правительства приняли обоснованное решение не предавать этого второго послания гласности. Но мы считаем своим долгом ознакомить с его текстом вас.

После короткой паузы зазвучал глубокий, твердый, хорошо поставленный голос:

— Ее сиятельство Глория Сесилия, леди Лорр из благородных Лорров, главный капитан линкора «Звездный рой», сейчас выступит со вторым обращением к населению Пятидесяти Солнц.

Вновь наступила пауза. Потом из динамика послышался голос, но не главного капитана Jlopp, а вице-адмирала Дрихана.

— Прошу вас обратить внимание на этот длинный перечень пышных титулов. Очевидно, что кораблем противника командует женщина так называемого благородного происхождения. Обстоятельство, что женщина может быть командиром боевого корабля, свидетельствует о демократичности их общества; по крайней мере о равноправии полов. Но каким образом она заняла свою должность? По праву происхождения или в соответствии с заслугами? Кроме того, само по себе существование титулов и рангов свидетельствует о тоталитарном характере власти в галактике Млечного Пути.

Мэлтби не мог с ним согласиться. Титулы — только слова, которые в разных ситуациях могут иметь несхожие значения. В истории Пятидесяти Солнц были эры тоталитаризма, когда тираны именовали себя слугами народа. Знавала история и президентов, от чьих прихотей зависели жизнь и смерть граждан, и председателей, полностью подчинивших себе правительства целых планет. Даже сейчас стремление достичь символических высоких званий, тяга к словесной мишуре пронизывали любую политическую систему. Вот и адмирал Дрихан, выступая, использовал свой ранг. И капитану Мэлтби именно в соответствии с его должностью и званием дарована привилегия ознакомиться с содержанием второго ультиматума землян.

Глава какого-либо предприятия, владелец какой-либо собственности, опытный специалист — каждое из этих определений являлось титулом или рангом; каждое давало своему обладателю и удовлетворение тщеславия, и свою долю власти. В мире Пятидесяти Солнц получило широкое распространение презрительное отношение к королям и диктаторам любых исторических эпох. Эта позиция, не принимавшая во внимание конкретных исторических обстоятельств, была столь же детской, как и ее противоположность — насаждение культа лидеров. Находившиеся в отчаянном положении мезоделлиане были вынуждены избрать наследственного вождя, чтобы предотвратить жестокую схватку честолюбий. Этот замысел, однако, оказался под угрозой, когда наследник попал в плен.

Последовавшая борьба за власть убедила мезоделлиан в необходимости вновь подтвердить его полномочия. Мэлтби подозревал, что вряд ли сыщется человек, меньше его склонный властвовать над людьми в соответствии с наследственными правами. Поэтому свой высокий и тайный ранг Мэлтби ощущал как необходимость, продиктованную ситуацией. Взятые им на себя обязательства были велики, а критическая ситуация вынуждала действовать с предельной осторожностью.

Размышления Мэлтби прервал голос ее сиятельства. Первый капитан Глория Сесилия говорила:

— До сих пор правительства Пятидесяти Солнц не связались с нами; прискорбно, что ваши лидеры не хотят вступать в контакт с представителями земной цивилизации. Со всей ответственностью заявляем, что вас ввели в заблуждение. Распространение власти Земли на Большое Магелланово Облако принесет пользу всем жителям и всем сообществам всех планет. Земля может предложить вам многое. Мы гарантируем, что права каждого человека будут охраняться законом; гарантируем сообществам основные свободы и экономическое процветание; и требуем лишь избрания всех руководящих органов путем всеобщего тайного голосования. Однако Земля не потерпит существования независимого суверенного государства где-либо во вселенной. Сепаратные вооруженные силы могли бы ударить в самое сердце контролируемой человеческой расой галактики и подвергнуть бомбардировке густонаселенные планеты. Подобное уже случалось. Вы можете догадаться, чем кончили правительства, ответственные за эти действия. От нас вам не уйти. Если нашему единственному кораблю по какой-то случайности не удастся обнаружить вас, через несколько лет десять тысяч кораблей прочешут все Большое Магелланово Облако. Мы не откладываем таких предприятий надолго. С нашей точки зрения, разумнее уничтожить вашу цивилизацию, чем позволить ей распространяться подобно раковой опухоли и погубить великую культуру, некогда породившую вас. Однако мы не допускаем неудачи. Стартовав немедленно, мой линкор «Звездный рой» по определенным маршрутам станет крейсировать внутри Большого Магелланова Облака. Нам потребуется лишь несколько лет, чтобы пролететь в пяти световых годах мимо каждого из солнц вашей галактики. По мере продвижения мы будем сбрасывать бомбы космического излучения в направлении наугад выбранных планет. Поступая таким образом, мы рискуем подорвать ваше доверие к нам. Поэтому хочу напомнить, что применение столь суровых мер вызвано лишь неразумной позицией ваших правительств. Но еще не поздно. В любой момент правительство любой из планет может связаться с нами по радио, используя нашу частоту, и сообщить местонахождение Пятидесяти Солнц. Планета, которая заговорит первой, отныне и навечно станет столицей Пятидесяти Солнц. Первый человек или сообщество, решившиеся сообщить нам координаты своей или иной планеты, получат в награду миллиард платиновых долларов, имеющих хождение во всей Главной галактике, или — по желанию — эквивалентную сумму в местной валюте. Не бойтесь, мой корабль в состоянии защитить вас против всех Вооруженных сил Пятидесяти Солнц, сколь бы велики они ни были. А сейчас, чтобы доказать серьезность наших намерений, я приказываю моему главному астрогатору передать по радио параметры нашего курса сквозь Облако.

Передача резко оборвалась. Вновь включился адмирал Дрихан.

— Я немедленно передам эти параметры астрогационной службе, — сказал он, — поскольку мы намереваемся следовать за «Звездным роем» и изучать последствия оглашенной его командиром программы. Теперь я хотел бы привлечь ваше внимание к еще одному аспекту обращения леди Лорр. Ее манеры, тон и слова наводят на мысль, что она командует очень большим кораблем. Не воображайте, пожалуйста, — поспешно добавил адмирал, — что мы спешим с выводами, лучше давайте рассмотрим некоторые из ее высказываний. Она сказала, что бомбы космического излучения будут сброшены с борта «Звездного роя» на значительную часть планет Облака. Предположим, она подразумевала одну бомбу на каждые сто планет. Значит, она должна располагать несколькими миллионами бомб. Наши заводы способны выпускать по одной бомбе космического излучения каждые четыре дня. Причем такой завод располагается на площади минимум в квадратную милю. Кроме того, она утверждала, что один ее корабль может противостоять всем Вооруженным силам Пятидесяти Солнц.

В данный момент мы располагаем более чем сотней линкоров, а в дополнение к ним у нас свыше четырехсот крейсеров и несколько тысяч малых кораблей. Теперь давайте рассмотрим первоначальную цель посылки «Звездного роя» в Большое Магелланово Облако. Это была, по их собственному признанию, картографическая экспедиция. Мы используем для этой цели небольшие корабли устаревших моделей. Маловероятно, чтобы Земля направила один из своих самых крупных и наиболее мощных кораблей для выполнения столь заурядной работы. — Адмирал помолчал, — Прошу всех офицеров высказать свои соображения. Для большинства из вас это все. Астрогационной и метеорологической службам я передам сведения, полученные со «Звездного роя».

Потребовалось более пяти часов напряженной работы, чтобы привязать переданную с земного корабля звездную карту к системе координат, принятой в мире Пятидесяти Солнц. Только тогда удалось установить, что «Атмион» отделяют от земного корабля тысяча четыреста световых лет.

Впрочем, расстояние не имело значения. Астрогаторы «Атмиона» знали места всех бурь в Большом Магеллановом Облаке и без труда рассчитали курс, допускавший движение со скоростью около половины светового года в минуту.

Продолжительная работа утомила Мэлтби. Как только расчеты были закончены, он вернулся к себе и улегся спать.

Разбудил его колокол громкого боя. Мэлтби мгновенно вскочил и включил экран внутренней связи, соединявшей его каюту с капитанским мостиком. Изображение появилось сразу же, свидетельствуя о том, что офицерам рекомендуется следить за развитием событий. На экране, настроенном на максимальное увеличение, замерла светлая точка; она перемещалась в пространстве, но системы наведения и слежения постоянно удерживали ее в центре экрана. Из динамика послышался голос:

— По данным вычислительного центра, «Звездный рой» находится на расстоянии около трети светового года.

Приблизительность формулировки заставила Мэлтби нахмуриться. Она означала, что корабли сблизились на такой дистанции, при которой каждый из них находился в пределах надрезонансных полей друг друга — вторичное явление субпространственного радио, своего рода затухающее эхо подрезонанса с практически неограниченным распространением. В этих условиях точное расстояние до земного корабля определить невозможно — за исключением того, что оно не должно превышать трети светового года. «Звездный рой» мог находиться даже в нескольких милях от «Атмиона», хотя такая ситуация и представлялась маловероятной — близкие цели обнаруживали специальные радары.

— Мы уменьшили скорость до десяти световых суток в минуту, — продолжал между тем голос вахтенного офицера, — Поскольку мы следуем курсом, указанным в радиопослании земного корабля, и не теряем противника из виду, можно предположить, что наши скорости равны.

Это утверждение также было не вполне точным. Скорости кораблей, идущих быстрее света, можно сблизить, но невозможно уравнять. Разница станет заметна сразу после разделения надрезонансных полей обоих кораблей. Пока Мэлтби размышлял об этом, светлая точка на экране замерцала и погасла.

Мэлтби ждал. Наконец вахтенный произнес несчастным голосом:

— Отбой тревоги. Контакт с противником утерян. Меня заверили, что временно.

Прошло около часа, но световое пятно больше не появлялось. Время от времени Мэлтби поглядывал на экран, вспоминая слова адмирала Дрихана о возможных размерах «Звездного роя».

Он понимал, что командующий беспристрастно проанализировал ситуацию, чреватую множеством опасностей. Казалось невероятным, что корабль имеет такой гигантский размер, какой подразумевала леди Лорр. Похоже, командир земного линкора блефовала. Однако проверить степень справедливости ее утверждений можно будет лишь по числу сброшенных «Звездным роем» бомб.

Только шесть дней спустя «Атмион» снова вошел в надрезонансное поле земного корабля. На этот раз контакт удерживали до последней возможности; после чего, выверив курс вражеского линкора, обследовали планеты ближайших солнц.

Лишь на одной из них были обнаружены следы уничтожения. Да и то бомба, по всей вероятности неудачно сориентированная, ударила по одной из внешних планет системы — миру, вымерзшему настолько, что говорить о наличии здесь какой-либо жизни не приходилось.

Теперь планета не была холодна; ядерный удар превратил ее в клокочущий огненный ад, сжигающий скальную скорлупу и вгрызающийся в металлическое ядро. Планета превратилась в крошечное солнце. Но зрелище это не испугало экипаж «Атмиона». Вероятность того, что одна из сотен бомб обрушится на населенную планету, была близка к нулю, и считаться с ней не имело смысла.

На шестой день поисков экран внутренней связи в каюте Мэлтби ожил; на нем появилось лицо вице-адмирала Дрихана.

— Капитан Мэлтби, прошу вас явиться ко мне.

— Есть, сэр.

Мэлтби отправился сразу же. Дежурный адъютант приветливо кивнул ему и проводил в кабинет Дрихана. Сидя в кресле, командующий изучал документ, походивший на радиограмму. При виде Мэлтби он положил бумагу на стол текстом вниз и указал капитану на кресло против себя.

— Какое положение занимаете вы в среде мезоделлиан?

Вот и прозвучал наконец главный вопрос.

Страха у Мэлтби не было. Он внимательно смотрел на сидевшего за столом адмирала, изобразив на лице полнейшее замешательство. Дрихан был деллианином средних лет с типичными для этой расы обликом и психикой.

— Не могу с уверенностью сказать, как они ко мне относятся, — сказал Мэлтби, — По-видимому, в какой-то степени меня считают изменником. Всякий раз, когда их эмиссары обращаются ко мне — о чем я всегда информирую начальство, — я пытаюсь передать лишь один совет их руководству: придерживаться политики примирения и объединения.

— Что думают мезоделлиане о нынешней ситуации? — поразмыслив над словами Мэлтби, поинтересовался Дрихан.

— Не могу сказать. Мои связи с ними слишком слабы.

— Пусть так. Но не могли бы вы поделиться со мной собственными соображениями?

— Насколько я понимаю, — сказал Мэлтби, — меньшинство рассчитывает, что земной корабль рано или поздно обнаружит Пятьдесят Солнц. Следовательно, думают они, необходимо воспользоваться преимуществами сложившейся ситуации. Большинство же, уставшее от необходимости постоянно скрываться, решительно стоит за взаимодействие со всеми народами Пятидесяти Солнц.

— Каково процентное соотношение между этими группами?

— Около четырех к одному, — без колебаний солгал Мэлтби.

Дрихан колебался.

— Существует ли вероятность, что меньшинство начнет действовать в одностороннем порядке?

— Они хотели бы, но не смогут, — быстро ответил Мэлтби, — В этом я совершенно уверен.

— Почему?

— Среди них нет квалифицированных метеорологов.

Это тоже была неправда. Истина лежала глубже, чем наличие у той или иной группы каких-либо специалистов. Главное заключалось в стремлении Ханстона законным путем получить власть над мезоделлианами. Пока Ханстон верит в существование такой возможности, он не станет нарушать закон — по крайней мере так считали информаторы Мэлтби. На их сообщения он и опирался, сплетая в своих словах правду и ложь.

Дрихан тщательно взвесил каждое его слово и наконец произнес:

— Правительства Пятидесяти Солнц встревожены некоторыми положениями последнего ультиматума. Вы слышали его текст. Создается впечатление, будто он непосредственно адресован мезоделлианам, являющим собой как раз такую оппозицию, на которую могут опереться земляне. Совершив предательство, мезоделлиане могут обрести все, ради чего сражались в прошлом поколении.

Возразить на это было нечего — разве что слегка перефразировать свою предыдущую ложь:

— Соотношение четыре к одному — в пользу тех, кто стремится к единству с народами Пятидесяти Солнц.

На протяжении очередной паузы Мэлтби напряженно размышлял, в чем же кроется истинная причина этого допроса.

Не могут же те, кто стоит за адмиралом, основывать свои надежды единственно на уверениях капитана Питера Мэлтби! Дрихан откашлялся.

— Капитан, мне приходилось много слышать о так называемом двойном (или двойственном) разуме мезоделлиан. Но никто не мог объяснить мне, в чем заключаются его особенности. Не могли бы вы просветить меня?

— Здесь нет ничего существенного, — в третий раз хладнокровно солгал Мэлтби, — Думаю, преувеличенные опасения на сей счет связаны с небывалым ожесточением последних схваток той войны. Вы знаете, как выглядит нормальный мозг — неисчислимое множество нервных клеток, каждая из которых связана со множеством других. На этом уровне мозг мезоделлианина ничем не отличается от вашего. Если опуститься уровнем ниже, окажется, что в каждой клетке мезоделлианского мозга заключены длинные цепочки парных белковых молекул. Ваши не соединены в пары, а у него — соединены.

— Но что это дает?

— Деллианскую устойчивость мышления, способность противостоять любым его нарушениям, и нон-деллианские творческие способности одновременно.

— И все?

— Все, что мне известно, сэр, — солгал Мэлтби.

— А что вы можете сказать о гипнотических способностях, якобы присущих мезоделлианам? Никто не может толком сказать, как они проявляются.

— Насколько я понимаю, они использовали аппараты для внушения. Но это совсем другое дело. Неведомое часто порождает страх.

Дрихан, похоже, принял какое-то решение. Он взял со стола радиограмму и протянул Мэлтби.

— Это сообщение адресовано вам, — сказал адмирал и ворчливо добавил: — Если это шифр, то мы не смогли его расколоть.

С первого же взгляда Мэлтби стало ясно, что это действительно шифр. Так вот что руководило адмиралом! Сообщение гласило:

«Капитану Питеру Мэлтби, борт линейного корабля "Атмион". Правящий совет мезоделлиан благодарит за посредничество в переговорах с правительствами Пятидесяти Солнц. Заверяем, что соглашение будет неукоснительно соблюдаться, поскольку сообщество мезоделлиан крайне заинтересовано в получении обещанных привилегий».

Подписи не было, что означало призыв о помощи, посланный по подпространственному радио непосредственно на борт «Атмиона».

Мэлтби сделал вид, будто не придает этому значения, в то время как его мозг лихорадочно искал решение.

— Я вижу, здесь нет подписи, — недоуменно сказал он. — Ее опустили намеренно?

Вице-адмирал Дрихан выглядел разочарованным.

— Я знаю не больше вашего.

На мгновение Мэлтби стало жаль командира. Никто из деллиан или нон-деллиан не смог бы разгадать шифра этого послания. Прочесть его можно было лишь при наличии двух стремящихся к взаимодействию разумов. Обучение этому начиналось в раннем детстве, и Мэлтби успел в полной мере освоить необходимые приемы, прежде чем был захвачен в плен двадцать лет назад.

Суть полученного сообщения сводилась к тому, что экстремистски настроенное меньшинство мезоделлиан объявило о намерении вступить в контакт со «Звездным роем». Уже в течение недели они вели активную кампанию под лозунгом, гласившим, что выгоды от измены получит лишь тот, кто выступит в их поддержку.

Мэлтби нужно было явиться туда лично. Но как? Его зрачки чуть расширились, когда он осознал, что может использовать единственное средство передвижения — этот корабль. Внезапно он понял, как осуществить это. Он принялся напрягать мышцы по деллианской методике и ощутил порожденное этим электризующее возбуждение. Моментально его двойной разум обрел достаточную силу.

Он ощутил рядом присутствие другого разума. Подождал, пока чувство это не стало частью его существа, и сконцентрировал мысли на понятии «пустота». Мгновенно он полностью овладел собственным сознанием, не выпуская наружу ни единой мысли. И наконец встал. Вице-адмирал Дрихан тоже поднялся, в точности повторяя движения Мэлтби, словно их мышцами управлял общий мозг. Да так оно и было. Адмирал подошел к пульту управления и сказал:

— Соедините меня с машинным отделением.

Разум Мэлтби управлял его голосом и действиями. И адмирал Дрихан отдал приказ положить «Атмион» на курс, который должен был привести корабль в тайную столицу мезоделлиан.

Глава 4

Главный капитан Лорр прочла извещение о своем отстранении от должности и несколько минут сидела, яростно сжав кулаки. Затем, взяв себя в руки, соединилась с Уэйлессом. Лицо капитана окаменело, когда он увидел, кто перед ним.

— Капитан, — обиженно сказала она. — Я только что прочитала ваш документ за двадцатью четырьмя подписями.

— Полагаю, он соответствует уставу, — сухо ответил Уэйлесс.

— О, в этом я вполне уверена, — парировала она и, уже полностью овладев собой, продолжала: — Капитан, откуда эта отчаянная решимость немедленно вернуться домой? Жизнь — это нечто большее, чем устав. Мы находимся на пороге великого приключения. Неужели вы этого не ощущаете?

— Мадам, — холодно сказал Уэйлесс, — восхищаюсь вами. Я преклоняюсь перед вами. Вы обладаете огромными административными способностями, но в то же время склонны навязывать окружающим собственные идеи и при этом удивляетесь и даже обижаетесь, если другие не разделяют вашей точки зрения. Вы оказываетесь правы так часто, что уже не допускаете возможности собственных ошибок. Вот почему такой огромный корабль, как наш, имеет тридцать капитанов, готовых оказать вам помощь, а в крайнем случае — корректировать ваши действия. Поверьте, мы все любим вас. Но также осознаем свой долг по отношению ко всему экипажу.

— Но вы не правы! У нас достаточно сил, чтобы заставить эту цивилизацию открыться. Капитан, — поколебавшись, добавила она, — не могли бы вы единственный раз встать на мою сторону?

Это была личная просьба; леди Глория сразу же пожалела, что высказала ее. Очевидно, ее слова разрядили владевшее Уэйлессом напряжение — он рассмеялся, попытался было взять себя в руки, но тщетно, смех буквально душил его.

— Извините, мадам, — с трудом проговорил он, — пожалуйста, простите.

— Что вас так рассмешило? — строго поинтересовалась она.

— Слова «единственный раз», — справившись со смехом, сказал он, — Леди Лорр, неужели вы не помните ни одной из своих предыдущих просьб?

— Возможно… пару раз… — медленно проговорила она, действительно пытаясь припомнить.

— Не хочу заострять на этом внимание, — проговорил капитан Уэйлесс, — но было восемь случаев, когда вы просили совет поддержать ваши начинания, и по крайней мере сто раз вы принимали решения, пользуясь предоставленными вам правами. На этот раз право на нашей стороне. И вы огорчены этим.

— Я не огорчена. Я… — Она безнадежно махнула рукой, — Ох, я вижу, говорить с вами бесполезно. По тем или иным причинам вы считаете, что шесть месяцев — это вечность.

— Дело не во времени. Дело в цели. Вы надеетесь отыскать полсотни солнц, рассеянных среди сотен миллионов. Наши шансы не превышают одного к двум миллионам. И раз вы не хотите видеть этого, мы просто вынуждены отстранить вас от управления кораблем, невзирая на личное к вам отношение.

Главный капитан колебалась. С точки зрения теории вероятностей капитан Уэйлесс был совершенно прав. Очевидно, ей следовало полнее раскрыть перед ним свои намерения.

— Капитан, — медленно проговорила она, — Это не математическая проблема. Если бы мы рассчитывали только на вероятность, ваша позиция была бы безупречной. Но мы рассчитываем на психологию.

— Те из нас, кто подписал решение о вашем отстранении, сделали это не с легким сердцем, — невозмутимо заметил капитан Уэйлесс, — Мы обсуждали и психологический аспект проблемы.

— И на каком же основании пренебрегли им? По невежеству?

Это были злые слова, и Глория видела, что они задели собеседника.

— Мадам, — ответил он официальным тоном, — вынужден с беспокойством отметить, что вы слишком полагаетесь на теоретические соображения, представленные вам лейтенантом Неслор. Ваши совещания с ней носят частный характер. Мы никогда не знаем, о чем вы говорили, и можем судить об их содержании лишь по вашим последующим поступкам.

Такая точка зрения не приходила ей в голову. Она сказала, оправдываясь:

— Я не думала, что это может быть так воспринято. Я просто обращалась за консультациями к главному психологу корабля.

— Если мнение лейтенанта Неслор столь ценно, — не обращая внимания на слова Глории, продолжал капитан Уэйлесс, — вам следовало бы произвести ее в капитаны и ввести в капитанский совет, чтобы она могла излагать свою точку зрения всем нам, — Он пожал плечами; потом, словно читая ее мысли, быстро добавил, прежде чем она успела открыть рот: — Только, пожалуйста, не говорите, что вы немедленно сделаете это. В соответствии с Корабельным уставом процедура повышения в звании занимает месяц, при условии, что никто из членов капитанского совета не возражает против кандидатуры; и еще два месяца новый капитан участвует в заседаниях совета без права голоса, изучая процедуру.

— Вы не согласны на трехмесячную отсрочку? — мрачно спросила леди Jlopp.

— Нет.

— Вы не хотите рассмотреть возможность ускоренного производства?

— Только в случае крайней необходимости. Но не ради удовлетворения вашей навязчивой идеи — поисков этой потерянной цивилизации, которую будет искать и непременно отыщет специально организованная экспедиция.

— Следовательно, вы настаиваете на моем отстранении?

— Да.

— Прекрасно. Я прикажу провести общее голосование через две недели, считая от сегодняшнего дня. Если большинство будет против меня и если до тех пор ничего не случится, мы отправимся домой.

И она взмахнула рукой, прерывая связь.

Глория подумала, что теперь вынуждена сражаться на два фронта одновременно. Во-первых, с капитаном Уэйлессом и большинством в четыре пятых, которые могут поддержать его при голосовании. Во-вторых, ей необходимо заставить народы Пятидесяти Солнц выйти из укрытия. И пока ее действия на обоих фронтах успеха не имели. Она вызвала службу связи. Ответил капитан Горсон.

— Есть ли контакт со следящим за нами кораблем Пятидесяти Солнц?

— Нет. Я докладывал вам, что мы потеряли контакт, и он до сих пор не восстановлен. Вероятно, они отыщут нас завтра, когда мы снова передадим по радио наши координаты, — предположил он.

— Доложите мне.

— Конечно.

Затем она связалась с арсеналом. Дежурный ответил немедленно, но пришлось подождать, пока разыщут возглавляющего эту службу капитана.

— Сколько бомб сброшено? — поинтересовалась она.

— Семь.

— И все наугад?

— Это простейший способ, мадам. Теория вероятностей страхует нас от попаданий в пригодные для жизни планеты.

Она кивнула, но брови ее оставались сурово нахмуренными. Ситуация была серьезной, и она чувствовала необходимость еше раз подчеркнуть это.

— Этот аргумент убеждает мой разум, но сердце… — Она сделала паузу, а потом решительно продолжила: — Помните, капитан, — малейшая ошибка, и на нас с вами ляжет страшная вина, искупить которую мы не сможем даже собственной жизнью.

Лицо офицера помрачнело.

— Я хорошо знаком с законом, ваше сиятельство. И по должности обязан считаться с подобным риском, — сказал он и, поколебавшись, добавил: — Мне кажется, вы затеяли опасную игру. Опасную для нас, я имею в виду. Нельзя подвергать людей такому нажиму.

— За это отвечаю я, — коротко сказала она и отключилась.

Леди Глория поднялась с кресла и прошлась по каюте. Две недели! Казалось невозможным, чтобы за этот срок произошло что-нибудь, меняющее ситуацию. Через две недели, если события станут разворачиваться в соответствии с ее замыслом, деллиане и нон-деллиане только-только начнут ощущать подлинное психологическое давление.

Размышляя об этом, она вдруг вспомнила еще об одном предстоящем деле. Быстро подойдя к трансмиттеру, леди Глория настроила его — и очутилась в центральной корабельной библиотеке, расположенной в трети мили от ее каюты, в личном кабинете главного библиотекаря. Та сидела за столом и что-то писала.

— Джейн, есть ли у вас материалы о деллианских волнениях в… — с ходу начала главный капитан.

Главный библиотекарь вздрогнула, привстала с кресла и тут же опустилась обратно.

— Когда-нибудь вы убьете меня, Глория! Неужели вы не можете хотя бы поздороваться для начала?

Главный капитан ощутила раскаяние.

— Извините. Я слишком увлеклась мыслью… Так есть у вас?..

— Разумеется, есть. Если вы подождете минут десять, я подберу все необходимое. Вы уже ужинали?

— Ужинала? Нет, конечно нет.

— Мне нравится, как вы это говорите. И, зная вас, понимаю, что это значит. Ладно, пойдемте вместе. А все дискуссии по поводу деллиан и нон-деллиан подождут.

— Это невозможно, Джейн. Мне нельзя терять ни минуты…

Главный библиотекарь быстро встала. Она обошла вокруг стола и твердо ухватила Глорию под руку.

— Нельзя? Совершенно справедливо. Вы не сможете получить никаких материалов, пока не поужинаете. И можете сколько угодно ссылаться на любые законы и уставы, меня это не волнует. Идемте.

Секунду Глория сопротивлялась. Потом устало подумала: «Уж этот мне проклятый человеческий фактор — насколько он важнее, чем представляют себе люди!» Снедавшее ее внутреннее напряжение спало; на мгновение Глория увидела себя со стороны — такой мрачной и решительной, словно на ее плечах покоилась судьба вселенной. Постепенно она расслабилась.

— Спасибо, Джейн, — сказала она. — Я просто мечтаю о легком ужине с бокалом вина.

Но она не забыла о своих обязанностях; можно, конечно, расслабиться на часок, но действительность никуда не исчезнет. Пятьдесят Солнц непременно будут найдены — хотя бы в силу идеи, которая постепенно зрела в ее мозгу. Идеи, таившей в себе гибельные последствия.

Они поужинали под легкую, мягкую музыку, после чего вернулись к разговору о цивилизации Пятидесяти Солнц. Исторический очерк, полученный леди Глорией в библиотеке, был на удивление прост и недвусмыслен.

Около пятнадцати тысяч лет назад Джозеф М. Делл создал один из первых вариантов трансмиттера материи. Его машина требовала искусственного синтеза некоторых видов живых тканей, особенно эндокринных желез, которые не были в должной степени изучены. Поскольку человек мог войти в трансмиттер в одном месте и выйти в другом, удаленном на тысячу или более миль, исключительно тонкие изменения, происходившие в организмах людей, пользовавшихся теле- портацией, стали заметны далеко не сразу.

Нельзя сказать, что при этом пропадало нечто конкретное, хотя впоследствии деллиане отличались уменьшением способности к творческой работе. Больше того, в некоторых отношениях они даже приобретали кое-что.

Деллиане были меньше подвержены нервным стрессам. Их физическая сила далеко превзошла все пределы, о которых когда-либо мечтали люди. Деллиане могли развивать ее до сверхчеловеческого уровня, пользуясь необычной методикой напряжения мышц.

— Естественно, — голос главного библиотекаря зазвучал иронично, когда она дошла до этого раздела, — их окрестили роботами Делла, и остальным людям эти странные существа внушали все большую тревогу. Самих деллиан это прозвище не тревожило; однако оно накаляло людскую ненависть, что не сразу было понято властями.

Был период, когда на улицах безумствовали толпы, убивая деллиан. Впрочем, среди людей были и их сторонники — те смогли убедить правительство позволить деллианам эмигрировать. И до нынешнего времени никто не знал, куда они бежали.

Некоторое время после того, как обзор был закончен, ее сиятельство Глория Сесилия сидела в задумчивости.

— Вы не многим помогли мне, — сказала она наконец, — Все это я уже знала — за исключением некоторых деталей.

Она почувствовала на себе изучающий взгляд проницательных голубых глаз собеседницы.

— И что же дальше, Глория? Когда вы так говорите, то обычно пытаетесь создать какую-то собственную теорию.

Это было попадание не в бровь, а в глаз. Главный капитан понимала опасность ситуации, в которой оказываются люди, пытающиеся подогнать факты к своим теориям — они попросту не заслуживали звания ученых. Ей самой нередко случалось едко высмеивать офицеров, склонных придавать излишнее значение собственному мнению.

— Я просто хочу располагать всей информацией, какую вы можете дать, — медленно сказала она. — Самоочевидно, что мутации, подобные деллианской, изолированно развиваясь в течение полутораста веков, могут претерпеть любые изменения. И я убеждена, что нам нельзя упустить в своем анализе ни единой мелочи.

Главный библиотекарь кивнула. Похоже, объяснение вполне удовлетворило ее; мгновенная вспышка проницательности, озарившая было ее сознание, угасла, а дожидаться следующей леди Глория ни в коем случае не собиралась. В другой раз, возможно, не удастся отделаться так легко. Она встала, небрежно пожелала спокойной ночи и вернулась в свою каюту. После недолгого размышления она связалась с биологической службой.

— Доктор, недавно я направила вам информацию о деллианском и нон-деллианском населении Пятидесяти Солнц, — напомнила она и задала главный вопрос: — Как вы полагаете, могут ли от их смешанных браков рождаться дети?

Биолог принадлежал к числу тугодумов, что и проявилось в ответе:

— История утверждает, что нет.

— А что скажете вы?

— Я мог бы добиться этого.

— Так, — торжествующе сказала главный капитан, — Именно это я и ожидала услышать.

Возбуждение, порожденное этим разговором, не покинуло ее и часом позже, когда она скользнула в постель. Она выключила свет и лежала, вглядываясь в экран мультипланера.

Великая космическая ночь вокруг была очень разнообразной. Светящиеся точки звезд располагались не так, как в привычном небе Главной галактики, но все же леди Глория не взялась бы утверждать, что действительно находится внутри Большого Магелланова Облака. Сделать такой вывод можно было, лишь прибегнув к увеличению, поскольку невооруженный глаз различал не больше сотни наиболее ярких звезд. Здесь и там были разбросаны слабо светящиеся, размытые туманности, на самом деле включавшие в себя сотни тысяч, возможно — миллионы светил.

Подчиняясь мгновенному порыву, Глория потянулась к пульту управления мультипланером и настроила его на максимальное увеличение.

Какое великолепие!

На нее глядели миллиарды звезд. Она близко видела блеск неисчислимых светил внутри Облака, а далеко за его границами — беспредельность спиральной ветви галактики Млечного Пути, насыщенной теперь таким множеством светящихся точек, какого вовек не счесть. И все, что она могла охватить взглядом, было лишь крупицей мироздания. Откуда все это взялось? Десятки тысяч поколений людей жили и умирали, а удовлетворительного ответа на этот вопрос не находилось. Глория вновь вывела увеличение мультипланера на ноль, вернув вселенную в рамки привычного чувственного восприятия. Широко раскрыв глаза, она думала: «Предположим, эти дети перекрестных браков деллиан с нон-деллианами действительно существуют. Что это может дать за две недели?»

Найти ответ она не могла. И наконец забылась беспокойным сном.

Настало утро… За привычно легким завтраком леди Глория спохватилась: в ее распоряжении остается лишь тринадцать дней. Осознание этого было подобно удару. Поднимаясь из-за стола, леди Лорр с тоской думала, что живет в мире мечтаний. Если она не отважится на решительные действия, предприятие, в которое она бросила свой гигантский корабль, потерпит крах. Глория решительно направилась на капитанский мостик и первым делом вызвала службу связи.

— Капитан, — сказала она ответившему ей офицеру, — вступили ли мы в надрезонансный контакт с преследующим нас кораблем Пятидесяти Солнц?

— Нет, мадам.

Ответ разочаровал. Теперь, когда решение созрело, любая задержка раздражала ее. Наконец, смирившись с реальностью, главный капитан произнесла со вздохом:

— Как только войдете в контакт, немедленно свяжитесь с арсеналом.

— Хорошо, мадам.

Теперь леди Глория вызвала арсенал. Гордое лицо начальника этой службы разом посуровело, едва она объяснила свои намерения.

— Но это может выдать секрет нашего самого грозного оружия, мадам, — запротестовал он, — Предположим…

— Нечего предполагать! — в бешенстве прервала его Глория, — Терять нам нечего. Нам не удалось выманить флот Пятидесяти Солнц. Я приказываю вам захватить хотя бы этот единственный корабль. Вероятно, все его астрогаторы получат приказ покончить с собой, но с этим мы справимся.

Офицер задумался, хмурясь; потом кивнул.

— Опасность заключается в том, что кто-нибудь, находящийся вне поля, может обнаружить и исследовать его. Но если вы готовы пойти на риск…

Вскоре ее сиятельство Глория вернулась к другим повседневным делам, но какая-то часть ее сознания ни на миг не забывала об отданном приказе. Наконец, не выдержав неизвестности, она снова вызвала службу связи. Ничего нового. Корабль Пятидесяти Солнц пока не обнаружен.

Прошел день, за ним следующий. Контакта с противником не было.

На четвертый день с главным капитаном «Звездного роя» уже невозможно было разговаривать. И этот день тоже не принес ничего нового.

Глава 5

— Планета под нами! — произнес вице-адмирал Дрихан.

Прикорнувший было Мэлтби мгновенно проснулся, вскочил на ноги и направился в рубку.

Под его руководством корабль быстро снизился с десятитысячемильной высоты сперва до тысячи, а затем и до ста миль над поверхностью планеты. Мэлтби внимательно изучал панораму, проплывавшую перед ним на экране умножителя; и вскоре, хотя местность никогда не представала его взгляду прежде, в памяти воскресли виденные давным-давно фотокарты.

Сейчас «Атмион» держал курс на крупнейший из туннелей, ведших к тайной столице мезоделлиан. Из предосторожности Мэлтби еще раз убедился, что младшие офицеры не могут следить за происходящим на своих видеоэкранах (все четырнадцать старших командиров находились под его мысленным контролем), и лишь тогда смело направил корабль в открывшееся перед ним отверстие.

Мэлтби был насторожен. Сторонников из числа мезоделлианских лидеров он предупредил о своем предстоящем прибытии по радио. Те ответили, что будут в полной готовности. Но все-таки риск оставался. И здесь, в туннеле, корабль мог подвергнуться нападению.

Подземная тьма скрыла все вокруг. Мэлтби сидел, положив палец на выключатель прожекторов и напряженно вглядываясь в окружающий мрак. Внезапно внизу, в отдалении, блеснул свет.

Убедившись, что он не гаснет, Мэлтби вдавил кнопку.

Тотчас вспыхнули прожектора, залив пещеру светом — от пола до потолка и на значительное расстояние по курсу. Мало-помалу спускаясь, корабль двигался вперед. Прошло около часа, но никаких признаков, что конец путешествия близок, не было и в помине. Подземный ход изгибался и поворачивал — вверх, вниз, в стороны. Временами Мэлтби казалось, будто они возвращаются обратно к входу. Он мог бы следить за движением корабля по курсографу, но еще до того, как «Атмион» приблизился к планете, его попросили не делать этого. Ему сказали, что ни единой живой душе не известно, где именно скрывается под толшей земли тайная столица.

Остальные города мезоделлиан располагались на других планетах и были укрыты по-иному.

Прошло двенадцать часов. Дважды Мэлтби передавал управление вице-адмиралу, чтобы чуть-чуть поспать. Сейчас корабль вел он, пока командующий спокойно уснул на койке в углу.

Тридцать часов! Физически измотанный и не перестающий удивляться Мэлтби разбудил Дрихана и лег. Но не успел он смежить веки, как офицер-наблюдатель доложил:

— Впереди здания, капитан! Виден свет!

Мэлтби одним прыжком оказался возле пульта управления и уже несколько минут спустя вел корабль над городом с восьмидесятитысячным населением. Он знал, что никогда еще корабль таких размеров не проникал в пещеру; следовательно, сейчас «Атмион» мог стать предметом напряженного внимания всего местного народа. Мэлтби включил радиоприемник и вращал ручку настройки, пока до его слуха не донесся голос:

—…и Питер Мэлтби, наш наследный вождь, временно завладевший линейным кораблем «Атмион», прибыл, чтобы лично образумить тех, кто… — Людей извещали о его прибытии.

Мэлтби выключил приемник. По экрану умножителя плыла панорама города — капитан разыскивал штаб-квартиру Ханстона. Он узнал здание по словесному описанию, полученному по радио, и остановил «Атмион» прямо над ним.

Он сфокусировал энергетический экран на середине улицы, перекрывая ее. Затем быстро опустил другие экраны, полностью блокировав весь район. Люди могли свободно проходить в экранированную зону, но были не в состоянии покинуть ее. Невидимый снаружи, экран представлялся находящемуся внутри пурпурной стеной. Всякий, кто прикасался к нему с внутренней стороны, получал ощутимый электрический удар.

Поскольку Ханстон жил в своей штаб-квартире, представлялось невероятным, чтобы ему удалось ускользнуть. Мэлтби не обманывал себя: сейчас он обязан был действовать решительно. Однако он прекрасно понимал — силой можно захватить власть, но удержать ее таким образом невозможно. Уже сам способ его появления в столице, первые его действия — все это давало противникам Мэлтби мощные аргументы против него. «Посмотрите, — могли сказать они, — один мезоделлианин сумел захватить целый линкор. Это ли не доказательство нашего превосходства?» Такое могло ударить в головы людям, чьи амбиции оставались неудовлетворенными вот уже четверть века.

На экране Мэлтби увидел приближающийся аэрокар. Он связался с пилотом по радио, выяснил, что это прибыли поддерживающие его лидеры, и лично проследил, чтобы один из подконтрольных ему офицеров встретил гостей у шлюза. Минуту спустя Мэлтби уже обменивался рукопожатиями с людьми, которых никогда в жизни не встречал.

Сразу же началось обсуждение стратегии и тактики дальнейших действий. Кое-кто из прибывших на борт полагал, что Ханстона следует казнить. Большинство же считало, что его достаточно изолировать. Мэлтби с тревогой слушал и тех и других, сознавая, что непосредственные участники событий являются лучшими судьями. С другой стороны, на них не могло не сказаться напряжение от слишком близкой опасности. И потому вполне возможно, что именно он, наблюдавший за событиями со стороны, занимает наиболее беспристрастную и, следовательно, обоснованную позицию. Впрочем, это было лишь предположение, и Мэлтби не считал его весомым. Однако он невольно почувствовал себя в роли арбитра, когда представители обеих точек зрения принялись расспрашивать его.

— Можем ли мы быть уверены, что решение правительства Пятидесяти Солнц не вступать в контакт с земным кораблем окажется достаточно твердым?

— Не обнаружились ли в том, что вы видели или слышали, признаки их слабости?

— Почему второй ультиматум не предан гласности?

— Только ли «Атмион» следит за «Звездным роем»?

— Каков тайный смысл этого преследования?

— Какую позицию мы должны занять, если Пятьдесят Солнц вдруг капитулируют и огласят свое местонахождение?

Вскоре Мэлтби почувствовал себя буквально погребенным под этой грудой вопросов. К тому же он заметил, что вопросы во многом повторяются и за всеми ними стоит ложная посылка.

— Джентльмены, — сказал он, подняв руку, — похоже, вы озабочены лишь тем, чтобы найти наилучший способ соблюсти наши выгоды в случае, если другие правительства изменят свои позиции. Но дело совсем не в этом. Мы должны быть едины со всеми народами Пятидесяти Солнц, какие бы решения ни были приняты. Мы — лишь одна из составных частей сообщества. И не должны добиваться для себя особых преимуществ, кроме как в пределах тех предложений, которые были нам сделаны, — Закончил он уже не таким суровым, а более доверительным тоном: — Я прекрасно понимаю, джентльмены, что все вы находитесь под тяжким прессом. Поверьте, я высоко ценю ваши мнения — и частные, и обшее. Но мы прежде всего должны сохранять единство. В критической ситуации мы не можем искать выгод за счет других.

Его собеседники переглянулись. Некоторые — главным образом те, что помоложе, — выглядели опечаленными, так как им предложили проглотить горькую пилюлю. Но в итоге все согласились поддержать план Мэлтби.

И тогда встал неминуемый вопрос — как быть с Ханстоном?

— Я хочу переговорить с ним, — холодно сказал Мэлтби.

Коллингс, старейший и самый близкий друг отца Мэлтби, несколько секунд изучающе всматривался в лицо молодого наследного вождя, после чего направился в радиорубку. Вернулся он побледневшим.

— Он отказался прибыть сюда. Говорит, если ты хочешь видеть его — ты и приходи. Это оскорбление, Питер!

— Передайте, — твердо приказал Мэлтби, — что я приду.

Он улыбнулся, глядя на их суровые лица.

— Джентльмены, — звонким голосом сказал он, — этот человек сам идет к нам в руки. Объявите по радио, что я отправляюсь к Ханстону ради мира и единства в дни кризиса. Не пережимайте, но пусть в сообщении прозвучит намек на то, что ко мне может быть применено насилие, — И закончил по-деловому, жестко: — Скорее всего, ничего не случится, пока этот корабль контролирует положение. Однако если я не вернусь через полтора часа, попытайтесь связаться со мной. Затем шаг за шагом усиливайте давление — от угроз вплоть до открытия огня.

Невзирая на всю свою уверенность, Мэлтби ощущал странную пустоту и одиночество в тот момент, когда его катер совершал посадку на крыше здания штаб-квартиры Ханстона.

Едва завидев Мэлтби, Ханстон — рослый человек лет тридцати пяти — поднялся из-за стола, сделал несколько шагов навстречу и протянул руку.

— Я хотел залучить вас без сопровождения тех мокрых куриц, что задают здесь тон, — сказал он шутливым дружелюбным тоном, не вязавшимся со злобно-насмешливым выражением лица. — Но оскорбление величества в мои намерения никоим образом не входило. Я хочу поговорить с вами. И надеюсь убедить.

И Ханстон попытался убедить — своим негромким, интеллигентным, очень живым голосом. Однако пользовался он избитыми аргументами, основанными на идее превосходства мезоделлиан. Похоже, он искренне и свято верил в эту догму. Под конец его речи Мэлтби пришел к убеждению, что главной ошибкой этого энергичного и неглупого человека было полное отсутствие знаний о внешнем мире. Он слишком долго прожил в замкнутом пространстве тайных мезоделлианских городов, слишком много лет размышлял и говорил, не считаясь с подлинной реальностью. При всем внешнем блеске мышление Ханстона оставалось глубоко провинциальным.

Свой затянувшийся монолог лидер мятежной оппозиции закончил вопросом:

— Вы верите, что Пятьдесят Солнц смогут продолжать укрываться от земной цивилизации?

— Нет, — честно признался Мэлтби, — Полагаю, рано или поздно нас найдут.

— И все же выступаете в поддержку их намерения укрываться?

— В нынешней ситуации я выступаю за единство действий. К попыткам контакта надо подходить чрезвычайно осторожно. Вполне возможно, что мы сумеем отсрочить его лет на сто, если не больше.

Ханстон молчал; его красивое лицо нахмурилось.

— Я вижу, — сказал он наконец, — мы с вами придерживаемся противоположных взглядов.

— Возможно, наши долговременные планы все же совпадают, — медленно проговорил Мэлтби, наблюдая за собеседником, — Возможно, мы лишь выбрали разные методы достижения одной и той же цели.

Лицо Ханстона посветлело, глаза чуть расширились.

— Если бы я мог поверить вам, ваше сиятельство! — страстно воскликнул он и резко оборвал себя; глаза его мгновенно сузились: — Я хотел бы услышать ваше мнение о будущей роли мезоделлиан в развитии цивилизации.

— Используя удобные случаи и применяя законные методы, — спокойно сказал Мэлтби, — со временем они неизбежно будут играть ведущую роль в обществе. Пускать в действие их способность контролировать сознание окружающих было бы нечестно; но и без этого мезоделлиане смогут занять доминирующее положение — сперва в мире Пятидесяти Солнц, а затем и в галактике Млечного Пути. Если же они попытаются добиться власти с помощью силы, то будут уничтожены — до последнего человека, до последнего ребенка.

Глаза Ханстона сверкали.

— И как долго, по вашему мнению, это продлится? — спросил он.

— Этот процесс может начаться еще при нашей с вами жизни. И продлится он не меньше тысячи лет — в зависимости от количества смешанных браков между деллианами и людьми; ведь сейчас, как вам известно, таким смешанным парам запрещено заводить детей…

Ханстон хмуро кивнул и сказал:

— Меня неверно информировали о вашей позиции. Вы — один из нас.

— Нет! — твердо заявил Мэлтби. — Не путайте стратегию с тактикой. Для нас это равнозначно разнице между жизнью и смертью. Любой намек на то, что мы в конце концов займем доминирующее положение в обществе, встревожит людей, которые сейчас, благодаря усилиям их правительств, настроены по отношению к нам более или менее дружелюбно. Если мы окажемся солидарны с ними — это послужит хорошим началом нашего восхождения. Но стоит нам попытаться извлечь из нынешнего кризиса пользу только для себя — и многочисленная раса сверхлюдей, к которым мы с вами принадлежим, рано или поздно будет уничтожена.

Ханстон вскочил на ноги.

— Ваше сиятельство, я согласен. Я пойду за вами. Мы будем ждать дальнейшего развития событий.

Эта победа оказалась неожиданной для Мэлтби, уже согласившегося в душе с возможностью применения силы. Несмотря на уверенность в искренности Ханстона, Мэлтби отнюдь не собирался верить ему на слово. Кто мог поручиться, что точка зрения его оппонента не изменится, едва исчезнет нависшая над городом громада «Атмиона»? Он прямо заявил об этом Ханстону и закончил так:

— В данных обстоятельствах я прошу вас удалиться на шесть месяцев в любое, на ваш собственный выбор, место, где вы не могли бы встречаться со своими сторонниками. Рассматривайте это как форму домашнего ареста. Можете взять с собой жену. С вами будут обращаться с должным уважением, а в случае установления контакта с земным кораблем вас немедленно освободят. Вы скорее заложник, чем пленник. Я даю вам двадцать четыре часа на размышление.

Никто не предпринял попытки задержать Мэлтби во время возвращения сперва на катер, а потом и на борт корабля.

Ханстон капитулировал к концу двадцатичетырехчасового срока. Он поставил единственное условие: подробности его домашнего ареста должны быть преданы гласности.

Таким образом, Пятьдесят Солнц избегли немедленного обнаружения, поскольку было ясно, что одному кораблю без посторонней помощи не под силу отыскать ни одной планеты так хорошо спрятанной цивилизации. Мэлтби был убежден в этом. Но оставалась проблема неминуемого раскрытия, когда через несколько лет сюда прибудут из галактики Млечного Пути другие корабли. Теперь, когда основная угроза осталась позади, эта возможность начала всерьез тревожить Мэлтби.

Выведя «Атмион» на изначальный курс, Мэлтби принялся размышлять над тем, что может сделать для защиты обитателей Большого Магелланова Облака.

Он решил, что кому-то придется достоверно выяснить, сколь велика опасность. И вдруг в голову пришло настолько простое решение, что Мэлтби вздрогнул.

И теперь с каждым часом ему становилось все яснее, что именно он, с его возможностями и опытом, является наиболее подходящей кандидатурой для выполнения этой миссии. Капитан все еще продолжал обдумывать, каким образом удобнее всего сдать «Атмион» противнику, когда по кораблю разнесся звон колоколов громкого боя.

— Леди Лорр, мы установили надрезонансный контакт с местным кораблем.

— Взять его!

Глава 6

Мэлтби так и не понял толком, как это было проделано. Поначалу он был слишком озабочен стремлением оказаться в плену; а когда лучевые захваты уже подцепили «Атмион», у него не осталось времени разбираться, каким именно способом вражескому кораблю удалось заключить их линкор в свое поле.

Мэлтби физически ощущал, что его словно засасывает гигантский смерч; во всем теле чувствовались странные напряжения и искривления, будто сама материя, из которой построен его организм, подвергалась воздействию некой неимоверной силы. Но что бы это ни было, оно разом кончилось, едва силовые захваты повлекли линкор Пятидесяти Солнц к далекому сгустку тьмы, скрывавшему земной корабль.

Мэлтби озабоченно наблюдал за приборами, которые могли дать хотя бы некоторое представление о чужом корабле. По прошествии нескольких минут он начал понимать, что увидеть вражеский линкор невозможно. В этой безбрежной ночи даже ближайшие звезды казались неясными светлыми точками. Определение характеристик любых расположенных вне корабля объектов требовало немалого времени. А космический корабль вообще был подобен исчезающе малой пылинке, затерянной в невообразимой тьме.

Сомнения Мэлтби получили подтверждение. Как только «Атмион» оказался в нескольких световых минутах от своего победителя, все мышцы капитана скрутила острая пульсирующая боль.

«Парализующий луч», — только и успел подумать он и рухнул на пол рубки.

Тьма сомкнулась над ним.

Мэлтби очнулся — напряженный, осторожный, убежденный, что должен овладеть ситуацией, какова бы она ни была. Он догадывался: у землян могут быть методы управления его сознанием и способы заставить его говорить. Приходилось учитывать, что даже мощь мезоделлианского двойного разума будет, возможно, преодолена, если противник догадается о скрытых возможностях Мэлтби.

Расслабив мышцы век, он чуть-чуть приоткрыл глаза. Это еле заметное движение словно послужило сигналом — стоявший поблизости человек произнес на странном, но понятном английском:

— Отлично, сбавь ход в шлюзе.

Мэлтби открыл глаза, но не раньше, чем удостоверился, что все еще находится в рубке «Атмиона» и что, по-видимому, процесс принятия линкора Пятидесяти Солнц на борт земного корабля подходит к концу. Он все еще лежал там, где упал, — значит, офицеры и команда «Атмиона» не были пока допрошены.

Волна возбуждения окатила Мэлтби. Пойдет ли все и дальше так же легко и просто? Возможно ли, чтобы его задача свелась сперва к осторожному зондированию разума окружающих с помощью двойного мезоделлианского сознания, а потом — к полному подчинению своей воле всех, с кем придется вступить в контакт? Удастся ли таким образом взять на себя управление кораблем? Возможно ли это?

Возможно. И произойдет.

Вместе с другими Мэлтби вели длинным коридором, уходящим далеко вперед. Вооруженные члены экипажа земного корабля — как мужчины, так и женщины — шли спереди и сзади вереницы пленных.

Так это выглядело извне. Подлинными же пленниками были офицеры, командовавшие конвоем. В надлежащий момент капитан третьего ранга, крепыш лет сорока, спокойно приказал главной колонне пленных следовать дальше по коридору. Мэлтби же вместе с офицерами астрогационной и метеорологической служб другим коридором ввели в обширное помещение, куда выходили двери полудюжины спальных кают.

— Здесь вам будет хорошо, — деловито сказал офицер-землянин. — Мы подберем вам подходящие мундиры, и вы сможете свободно разгуливать по кораблю когда и где угодно — при условии, что не станете слишком много болтать с нашими людьми. У нас на борту целый набор диалектов, но ни один не похож на ваш. Мы не хотим, чтобы вас заметили, и потому будьте осторожны!

Мэлтби не беспокоился. Сейчас его задачей, как он понимал, было знакомство с кораблем и распорядком на борту. Было очевидно, что линкор огромен, а людей на его борту куда больше, чем может держать под контролем единственный мезоделлианин. Мэлтби учитывал и наличие ловушек для неосторожных пришельцев. Но рискнуть стоило. Как только у него сложится общее представление о корабле и порядках на нем, он быстро разберется и со всеми подстерегающими его ловушками.

Когда «конвоиры» удалились, Мэлтби принял участие в набеге на кухню, предпринятом его коллегами-астрогаторами. Как он и предполагал, земные продукты не слишком отличались от привычных: тысячелетия назад деллиане и нонделлиане, бежавшие из галактики Млечного Пути, захватили с собой и домашних животных. И теперь в глубине корабельных холодильников взгляду Мэлтби явились воловьи бифштексы, свиные и бараньи отбивные, великое множество жареной домашней птицы — каждая порция была заключена в отдельную прозрачную герметическую упаковку.

Когда с едой было закончено, Мэлтби открыл товарищам тайну этого странного гостеприимства. Он отдавал себе отчет в степени риска, на который шел. Офицеры были умными людьми, и если хоть один из них свяжет случившееся здесь со страхом населения Пятидесяти Солнц перед мезоделлианами — его рапорт может ужаснуть командование больше, чем земной корабль. Поэтому Мэлтби облегченно вздохнул, когда вернулся контролируемый им офицер со стопкой мундиров в руках.

Проблема управления сознанием членов экипажа «Звездного роя» в присутствии деллиан и нон-деллиан являлась чрезвычайно деликатной. Не только сам «раб» должен был искренне верить, будто каждое его действие имеет разумное объяснение — его поступки должны были казаться естественными и логичными и со стороны. Приставленный к пленникам офицер-землянин был убежден, что главная его задача — установить дружеские отношения с наиболее ценными специалистами захваченного корабля. Более того, у него сложилось впечатление, что неблагоразумно будет делиться этими соображениями ни с подопечными, ни со своими сослуживцами.

В результате он был готов снабдить Мэлтби и его товарищей информацией, которая позволила бы им более или менее свободно ориентироваться на борту «Звездного роя». Но сообщить им все необходимые сведения о корабле он был не в состоянии. В присутствии третьих лиц Мэлтби мирился с этим ограничением. Однако именно он сопровождал офицера, когда тот удалился с чувством исполненного долга. К огорчению Мэлтби, этот человек оказывался неподвластен его мысленному контролю всякий раз, как только дело доходило до сведений о линкоре. Он хотел, но не мог поделиться своими знаниями. Некий внутренний запрет, возможно гипнотический по своей природе, препятствовал ему. В конце концов стало очевидно, что интересующие Мэлтби вопросы придется задавать офицерам более высокого ранга, свободно располагавшим своей волей. Младшие офицеры этой свободы не имели, и метод, примененный для защиты их сознания, был таков, что на изучение и преодоление его Мэлтби не хватило бы времени.

Он догадывался, что корабельное начальство уже заметило отсутствие астрогаторов и метеорологов «Атмиона» и что кто-то уже озабоченно размышляет над этим обстоятельством — в решительной и мрачной манере, свойственной военному мышлению. Если бы только Мэлтби удалось поговорить с той женщиной, главным капитаном земного корабля…

Но для этого необходим какой-то обращающий на себя внимание шаг. Скажем, коллективный побег.

Как ни поджимало его время, Мэлтби потратил еще два часа, чтобы взять под контроль сознание офицеров, охранявших пленников с «Атмиона», причем управлять их поступками надо было таким образом, чтобы по сигналу они скоординировали действия и организовали побег. В мозг каждого пришлось внедрить мнимый приказ старших командиров, подлежащий автоматическому исполнению. Вся эта хитроумная конструкция из множества внушенных идей и приказов опиралась на главный тезис, оправдывавший ее существование: «Атмион» должен быть отпущен, чтобы продемонстрировать дружелюбие по отношению к правительству Пятидесяти Солнц.

Напоследок Мэлтби заставил начальника конвоя преисполниться уверенностью, что пленного капитана-астрогатора желает видеть сама леди Jlopp. Чем кончится эта затея, Мэлтби представлял себе весьма смутно.

Придя на капитанский мостик, лейтенант Неслор опустилась в кресло и со вздохом проговорила:

— Что-то здесь не так!

Оторвавшись от пульта управления, главный капитан повернулась к старшей подруге и некоторое время внимательно смотрела на нее. Наконец леди Лорр раздраженно пожала плечами и сердито сказала:

— Наверняка кто-нибудь из этих жителей Пятидесяти Солнц знает, где находятся их планеты.

— Мы не нашли на борту их корабля ни единого астрогатора, — покачала головой психолог. — Остальные пленники поражены этим не меньше нас.

Леди Лорр нахмурилась.

— Боюсь, я не вполне понимаю, — медленно проговорила она.

— Их пятеро, — пояснила лейтенант Неслор. — Всех видели за несколько минут до захвата «Атмиона». Теперь их нигде нет.

Леди Лорр среагировала мгновенно:

— Обыскать корабль! Объявить общую тревогу! — Она уже рванулась к пульту управления, но замерла на полдороге и задумчиво посмотрела на психолога: — По-моему, вы этого не одобряете…

— Однажды мы уже имели дело с деллианином.

Леди Глория вздрогнула. Воспоминание о Страже Джиссера, человеке, захваченном на метеостанции, до сих пор окончательно не изгладилось из памяти.

— Что вы предлагаете? — спросила она.

— Ждать! Они что-то задумали. Я хочу понять, куда они направятся и чего будут добиваться. Это важнее того, каким способом им удалось ускользнуть.

— Понимаю, — только и сказала главный капитан; казалось, она смотрит куда-то вдаль.

— Конечно, — продолжала лейтенант Неслор, — вы будете надежно защищены. Это я беру на себя.

— Не представляю, каким образом люди, впервые оказавшиеся на борту корабля, могут отыскать мои апартаменты, — пожала она плечами, — Если я сама когда-нибудь забуду схему — понятия не имею, как мне удастся вернуться сюда, — Она помолчала, — Это все, что вы можете предложить? Только ждать и наблюдать за развитием событий?

— Да.

Леди Глория покачала головой.

— Мне этого недостаточно, дорогая. Полагаю, мой приказ о мерах предосторожности получен и выполняется, — Глория резко повернулась к пульту управления; мгновение спустя на экране появилось лицо, — Капитан, — обратилась она к нему, — чем занимается ваша полиция?

— Поисками и охраной, — прозвучал лаконичный ответ.

— И насколько успешно?

— Корабль надежно защищен от случайных взрывов. Все бомбы находятся под контролем, причем наблюдатели дистанционного управления следят за запретными входами. Случайности исключены.

— Хорошо, — сказала главный капитан Лорр, — Продолжайте. — Она отключилась и зевнула, — Пожалуй, пора спать. Увидимся утром, дорогая.

Лейтенант Неслор встала.

— Уверена, вы можете спать спокойно.

Она вышла. Молодая женщина потратила полчаса на то, чтобы надиктовать электронному секретарю приказы по различным службам корабля, точно указывая время передачи каждого из них. Вскоре после этого она разделась и легла в постель. И почти сразу же уснула.

Проснулась она со странным ощущением беспокойства. Помещение капитанского мостика было погружено во тьму, лишь на пульте управления слабо светились шкалы приборов. Ни звука, ни движения. Но вскоре Глория была уверена, что здесь находится кто-то еще. Она лежала совершенно неподвижно, чувствуя привкус угрозы и вспоминая слова лейтенанта Неслор. Казалось неправдоподобным, чтобы кто-либо, не знакомый с этим чудовищно большим кораблем, сумел обнаружить ее так быстро. Когда ее глаза привыкли к темноте, леди Глория смогла различить силуэт человека, стоявшего в нескольких футах от ее постели.

Пришелец явно ждал, когда его обнаружат. Потом он понял, что она проснулась, и произнес:

— Не зажигайте свет. И будьте осторожны.

Голос у него был мягкий, едва ли не ласковый, и это окончательно убедило Глорию в том, что гость чрезвычайно опасен. Его приказ удержал Глорию в постели и заставил руку неподвижно замереть на простыне. Сознание, что она может погибнуть, прежде чем кто-либо успеет прийти на помощь, ужаснуло Глорию. Оставалось надеяться лишь на бдительную охрану лейтенанта Неслор.

— С вами ничего не случится, если будете точно следовать моим указаниям, — вновь заговорил пришелец.

— Кто вы? — в тоне ее прозвучал лишь интерес.

Мэлтби не ответил. Он нашарил в темноте стул и опустился на него. Положение было слишком безрадостным, чтобы Мэлтби, при всех своих мезоделлианских способностях, мог чувствовать себя здесь в безопасности; корабль был битком набит автоматикой. Он мог потерпеть поражение и даже погибнуть, попросту не успев понять, откуда же исходит угроза. Он допускал, что и сейчас за ним могут наблюдать из какого-то удаленного места, недоступного его мысленному контролю.

— С вами не случится ничего плохого, мадам, если вы не станете делать резких движений. Я пришел сюда в надежде получить ответы на несколько вопросов. Для вашего душевного спокойствия поясню, что являюсь одним из астрогаторов «Атмиона», линкора Пятидесяти Солнц. Не буду входить в детали, каким образом нам удалось скрыться из клетки; однако сюда меня привело желание потолковать с вами, порожденное вашей же пропагандой. Вы совершенно правы, полагая, что среди народа Пятидесяти Солнц существуют различные мнения относительно контакта с земным человечеством. Некоторые считают, что мы можем положиться на ваши гарантии. Другие боятся. Естественно, испуганные оказались в большинстве, и потому их мнение стало решающим. Всегда кажется, будто безопаснее всего — ждать и надеяться.

Он смолк, мысленно анализируя каждое произнесенное слово; и хотя сформулировать кое-что, пожалуй, можно было бы и получше, по существу все сказанное было правильным. Если люди этого корабля вообще способны хоть чему-то верить, они поверят, что соплеменники Мэлтби до сих пор не решили, что делать.

— Я представляю группу, занимающую в этих обстоятельствах уникальное положение, — продолжал Мэлтби в той же доверительной и неторопливой манере. — Только астрогаторы и метеорологи с различных кораблей и планет способны указать координаты обитаемых миров. Возможно, среди обитателей Пятидесяти Солнц и найдутся десятки тысяч потенциальных предателей, готовых пожертвовать собственным народом ради сиюминутной личной выгоды, но в рядах испытанного и дисциплинированного персонала гражданской администрации и Вооруженных сил таких не сыскать. Уверен, вы понимаете, что это значит. — Мэлтби вновь сделал паузу, чтобы дать женщине время осмыслить его слова.

По мере того как он говорил, напряжение мало-помалу покидало леди Глорию: слова звучали разумно, а цель хоть и казалась странной, но отнюдь не была невероятной. Беспокоила Глорию лишь мелкая, но весьма существенная деталь: как он нашел дорогу в ее апартаменты? Человек, знакомый с особенностями внутреннего устройства «Звездного роя» не так близко, как леди Лорр, мог бы принять присутствие гостя как свершившийся факт и тем удовлетвориться. Но она знала теорию вероятностей и вытекающие из нее следствия. Ситуация выглядела примерно так же, как если бы ее ночной гость появился в чужом городе с тридцатитысячным населением и — не обладая никакой предварительной информацией! — прямиком направился к дому человека, с которым хотел повидаться. Она чуть заметно покачала головой, отвергая такую возможность; однако ждала продолжения. Его слова уже убедили леди Глорию в собственной безопасности, а уверенность, что лейтенант Неслор не дремлет на посту, крепла с каждой минутой. Вдобавок ей представлялась возможность узнать что-то новое.

— Мы хотели бы получить дополнительную информацию, — снова заговорил Мэлтби, — Вы пытаетесь склонить нас к трудному решению, и неудивительно, что мы хотим его отсрочить. Нам было бы гораздо легче, если бы вы вернулись в галактику Млечного Пути и позже прислали сюда другой корабль. Тогда у нас появится время приготовиться к неизбежному, и никто не окажется в незавидном положении человека перед выбором — предавать свой народ или нет.

Лежа во тьме, Глория кивнула — это она могла понять.

— Что же вы хотите узнать?

— Как долго вы находитесь в Большом Магеллановом Облаке?

— Десять лет.

— И сколько еще собираетесь оставаться здесь? — продолжал Мэлтби.

— Этого я не знаю, — размеренным голосом сказала главный капитан.

Поразительно, что ее утверждение было правдивым — во всяком случае, по отношению к ней самой. Голосование капитанского совета должно было состояться через два дня.

— Настоятельно рекомендую ответить на мой вопрос, — сказал Мэлтби.

— А что случится, если я не отвечу?

При этих словах ее рука, незаметно передвигавшаяся по постели к маленькой приборной доске, вмонтированной в край койки, достигла цели. Она торжествующе надавила на одну из кнопок и сразу расслабилась.

— Я позволил вам сделать это, — прозвучал из темноты голос Мэлтби, — Надеюсь, теперь вам станет спокойнее.

Его невозмутимость смутила леди Глорию; но она удивилась бы куда больше, сумей незваный гость понять, что же она сделала. Главный капитан холодно пояснила, что активизировала систему светочувствительных датчиков и с этой секунды за каждым его движением будут следить бесчисленные электронные глаза. Любая его попытка воспользоваться лучевым оружием встретит силовое противодействие. Упоминать о том, что ее это тоже лишало возможности применить оружие, леди Глория сочла неблагоразумным.

— Я не собираюсь прибегать к оружию, — сказал Мэлтби, — Я всего лишь хочу предложить вам ответить на несколько вопросов.

— Пожалуйста, — Голос Глории звучал спокойно, однако в ней уже поднималось раздражение против лейтенанта Неслор. Ведь ясно же, что пришла пора действовать.

— Насколько велик ваш корабль? — спросил Мэлтби.

— Длина его достигает полутора тысяч футов, а экипаж — трех тысяч человек.

— Ну и ну, — проговорил Мэлтби, пораженный тем, насколько далеки от истины ее слова.

Главный капитан пропустила его слова мимо ушей. На самом деле размеры корабля были вдесятеро больше, чем она сочла нужным сказать. Однако отнюдь не величина являлась главным секретом. Леди Глория была совершенно уверена, что этот любознательный пришелец не имеет ни малейшего представления о том, сколь чудовищной оборонительной и наступательной мощью обладает «Звездный рой». Лишь несколько старших офицеров понимали природу сил, которые могли быть введены в действие. Сейчас все они находились под неусыпным дистанционным контролем.

— Меня интересует также, — произнес Мэлтби, — каким образом вам удалось захватить наш корабль. Вы можете объяснить это?

Итак, он добрался наконец до главного. Леди Лорр повысила голос:

— Лейтенант Неслор!

— Да, благородная леди, — немедленно прозвучало откуда-то из темноты.

— Вы не думаете, что комедия чересчур затянулась?

— В самом деле. Убить его?

— Нет. Теперь ему придется ответить на несколько вопросов.

Мэлтби взял ее сознание под контроль, уже спеша к трансмиттеру. Позади него…

— Не стрелять! — громко скомандовала Глория. — Пусть уходит.

Глория ни на миг не усомнилась в правильности собственного приказа, точнее — внутреннего импульса, заставившего этот приказ отдать. Впоследствии она нашла вполне логичное объяснение своему решению: поскольку пришелец не угрожал ее жизни и к тому же являлся одним из столь необходимых астрогаторов, то уничтожать его лишь затем, чтобы предотвратить бегство пленника в другой конец корабля, было попросту нерационально. В результате Мэлтби преспокойно покинул капитанский мостик и сумел подать мысленную команду освободить «Атмион». По мере того как корабль Пятидесяти Солнц исчезал вдали, офицеры земного линкора — в полном соответствии с последним приказом мезоделлианина — начали забывать о своей роли в этом побеге.

Вот, собственно, и все, чего достиг Мэлтби; впрочем, уже одно проникновение на вражеский корабль и успешное бегство оттуда были достаточно рискованным предприятием. Сведения, которые ему удалось получить, не слишком удовлетворяли Мэлтби; он лишь убедился, что имеет дело с гигантским кораблем. Конечно, при столкновении с флотом Пятидесяти Солнц «Звездному рою» следовало бы проявить определенную осторожность, однако Мэлтби не сомневался, что земной линкор обладает оружием, способным в считаные минуты уничтожить несколько кораблей класса «Атмиона».

Больше всего Мэлтби беспокоило, как отнесутся к случившемуся офицеры «Атмиона» и обитатели Пятидесяти Солнц. Ситуация казалась слишком запутанной, чтобы один-единственный человек смог предугадать ее развитие. А что и как произойдет на борту «Звездного роя», казалось и вовсе непредсказуемым.

Развитие событий продолжилось не сразу. Мэлтби знал, что вице-адмирал Дрихан направил рапорт правительству Пятидесяти Солнц.

Однако в первые два дня ничего не произошло.

На третий день из очередной радиограммы «Звездного роя» стало известно, что земной корабль по неизвестным причинам резко изменил курс.

На четвертый день видеоэкран в каюте Мэлтби засветился и на нем возникло лицо вице-адмирала Дрихана.

— Вниманию всего экипажа, — торжественно проговорил командующий. — Из штаба флота получено следующее сообщение, — И он размеренным голосом принялся зачитывать циркуляр: — «Настоящим объявляется состояние войны между народами Пятидесяти Солнц и земным кораблем "Звездный рой". Флоту надлежит блокировать противника и вступить с ним в сражение. На выведенных из строя кораблях, подвергающихся опасности быть захваченными противником, должны быть уничтожены звездные карты; в этой ситуации патриотический долг обязывает каждого офицера астрогационной и метеорологической служб живыми врагу не сдаваться. Именем суверенного правительства Пятидесяти Солнц захватчик должен быть уничтожен».

Взволнованный, побледневший, Мэлтби слушал, как Дрихан продолжал — уже в обычной своей манере:

— Я располагаю неофициальными сведениями, согласно которым правительство пришло к выводу, что освобождение «Атмиона» земным кораблем вызвано опасениями возбудить гнев нашего народа. По этим и другим соображениям наши лидеры решили, что «Звездный рой» может быть уничтожен решительной атакой. Если мы будем действовать в полном соответствии с полученным приказом, то даже захват противником отдельных кораблей не обеспечит ему преимущества. Прошу принять к сведению, что мною уже назначены экзекуторы, которые будут приставлены ко всем офицерам астрогационной и метеорологической служб — на случай, если сами они в критический момент будут лишены возможности воспользоваться оружием.

Капитан Питер Мэлтби, главный метеоролог и помощник главного астрогатора «Атмиона», с болью осознал, что он совершил. Именно он являлся основоположником политики совместных действий с народами Пятидесяти Солнц. И теперь не могло быть и речи о том, чтобы по личным причинам поспешно менять свою позицию. Оставалось лишь надеяться, что «космические волки», как называли порой боевые корабли, быстро покончат с единственным земным линкором.

Волки вышли на тигра.

Глава 7

При голосовании на совете леди Глория потерпела сокрушительное поражение — лишь трое из тридцати капитанов поддержали ее. Помрачнев, она приказала огромному кораблю взять новый курс — к дому. К вечеру того же дня ее вызвали из службы связи:

— Должны ли мы по-прежнему извещать о своем курсе?

По крайней мере хотя бы это оставалось в ее власти.

— Само собой, — отрывисто ответила леди Глория.

На следующий день ее разбудил трезвон колоколов громкого боя.

— Прямо по курсу тысячи кораблей, — доложил начальник оперативного отдела.

— Сбавить ход для боевого маневрирования! — скомандовала главный капитан. — Корабль экстренно к бою изготовить!

Когда это было сделано и скорость «Звездного роя» упала до тысячи миль в секунду, Глория созвала капитанский совет.

— Итак, леди и джентльмены, — с нескрываемым торжеством поинтересовалась она, — надеюсь, теперь вы уполномочите меня вести боевые действия против непокорного правительства, только что продемонстрировавшего свою враждебность по отношению к земной цивилизации?

— Глория, — сказала одна из женщин, — прошу вас, не растравляйте рану. Это один из тех случаев, когда вы были правы.

Решение вступить в бой приняли единогласно. После голосования встал вопрос: уничтожать корабли Пятидесяти Солнц или же захватывать в плен.

— Брать в плен, — приказала леди Глория.

— Все?

— Все.

Когда флот Пятидесяти Солнц и земной корабль сблизились до четырехсот миль, «Звездный рой» развернул силовое поле, заключившее в себя огромную часть космического пространства.

Линкор окружила собственная миниатюрная вселенная с высокой степенью искривления пространства. Корабли противника, следовавшие прямым курсом, описывали круги, возвращаясь на исходные позиции. Попытки вырваться из ловушки со сверхсветовой скоростью оказались тщетными. Торпеды, градом выпущенные по «Звездному рою», меняли курс и взрывались в пространстве, нанося урон лишь собственному флоту.

Установить связь с какой-либо из планет Пятидесяти Солнц оказалось невозможно — подпространственное радио молчало как мертвое.

Четыре часа спустя корпус «Звездного роя» озарился серией ярких вспышек. Неумолимая сила один за другим увлекала корабли Пятидесяти Солнц по направлению к гигантскому линкору.

И тогда всем офицерам астрогационной и метеорологической служб флота Пятидесяти Солнц был отдан жесткий приказ покончить с собой.

На борту «Атмиона» Питер Мэлтби стоял в окружении группы бледных мужчин, прощавшихся с вице-адмиралом Дриханом; обменявшись с командующим рукопожатием, каждый офицер брал бластер и приставлял к виску.

В последний момент Мэлтби заколебался.

«Я могу взять их всех под мысленный контроль, — размышлял он, — и тем самым спасти собственную жизнь».

В бессильном гневе он ощущал всю тщетность этой жестокой затеи. Обнаружение Пятидесяти Солнц неизбежно; раньше или позже, но оно произойдет — что бы ни предпринималось сейчас.

И тогда Мэлтби решил: «Я должен сделать это — как представитель мезоделлиан. Мы обязаны быть едины с остальными народами — если нужно, то и в смерти».

Миг неуверенности остался позади, и Мэлтби нажал активатор своего оружия.

Когда подразделение техников втянуло первые захваченные корабли на борт «Звездного роя», ликующая молодая женщина на капитанском мостике грандиознейшего из кораблей, когда-либо посещавших Большое Магелланово Облако, узнала о самоубийствах.

Жалость охватила ее.

— Воскресить! — приказала леди Глория, — Всех! Ни один не должен умереть.

— Некоторые в очень плохом состоянии, — доложили ей, — Они воспользовались бластерами.

Глория нахмурилась: это означало большой дополнительный труд.

— Дураки, — сказала главный капитан, — они вполне заслужили смерть. — Но тут же оборвала себя, — Сделайте все возможное, — приказала она. — Если нужно, пропустите через трансмиттер целые корабли, обращая первоочередное внимание на синтез поврежденных органов и тканей.

Вечером она сидела за столом, принимая рапорты. Перед ней предстали некоторые из воскрешенных астрогаторов, и при помощи психолога лейтенанта Неслор леди Глория допрашивала их.

Прежде чем она отправилась спать, потерянная цивилизация была найдена.

Глава 8

Сквозь мили и годы дрейфовали газы — бесформенная и бесцельная материя, изверженная десятками тысяч солнц, рассеянные испарения опавших протуберанцев, умерших адских огней и ярости сотен миллионов бушующих солнечных пятен.

Но это было лишь начало.

Газы расползались по великой тьме. Они содержали кальций, натрий, водород и множество других элементов, а скорость дрейфа достигала двадцати миль в секунду.

Бесконечно долго вершила свое дело гравитация. Изначальная масса делилась. В некоторых районах огромные кляксы газа обретали подобие формы и расходились все дальше, дальше и дальше… Наконец они достигли места, где путь их пересекся со следом, оставленным в космосе тысячами пролетавших здесь кипящих пламенем звезд. И на этой звездной дороге они оставили толику собственной материи.

Первое столкновение разом оживило безбрежные газовые миры. Подобно пришпоренным лошадям, свободные частицы электронного газа ворвались и быстро углубились в недра облака позитронного газа. Материя встретилась с антиматерией — и в тот же миг свободные электроны и позитроны исчезли в бушующем пламени взрыва, оставив после себя лишь жесткое излучение.

Родилась буря.

Лишенные позитронных оболочек ядра атомов антиматерии несли страшные, несбалансированные отрицательные заряды и отталкивали электроны, в то же время стремясь притянуть к себе атомные ядра обычной материи. В свою очередь, лишенные электронных оболочек ядра атомов обычной материи притягивали атомные ядра антиматерии. Результат взаимоуничтожения зарядов был непредставимо ужасен. Противостоящие массы клубились и вспучивались, как бы приспосабливаясь друг к другу, сливаясь друг с другом в космическом катаклизме. Поначалу они двигались в перпендикулярных направлениях, но постепенно все теснее сплетались в едином кипящем водовороте.

Новое направление их движения, поначалу неясное, мало-помалу определялось; и тогда фронтом шириной до девяти световых лет и со скоростью, лишь немногим уступающей скорости света, буря двинулась в предназначенном судьбой направлении.

На полвека он поглощал встречные звезды, чтобы затем оставить позади, и только ливень космических лучей свидетельствовал, что эти миры оказывались в центре невидимого и неосязаемого атомного опустошения.

На четыреста девятнадцатый звездный год с момента своего зарождения буря во мгновение ока пересекла орбиту Новой.

И разбушевалась вовсю.

На трехмерной метеокарте в штаб-квартире флота на планете Кайдер-Три буря была отмечена оранжевой краской, означавшей, что из всех более чем четырехсот штормов, свирепствовавших в занятой Пятьюдесятью Солнцами части Большого Магелланова Облака, этот является наибольшим. Взгляду он представлялся неправильной формы пятном на пересечении четыреста семьдесят третьей параллели и двести двадцать восьмого меридиана с центром в ста девяноста парсеках. Все это, впрочем, выражалось в специфической системе координат, принятой в мире Пятидесяти Солнц и никоим образом не привязанной к магнитным полюсам Магелланова Облака.

Донесение о вспышке Новой не было еще отражено на карте. Когда это произойдет, цвет шторма станет воспаленно-багровым.

Стоявший у офомного окна Мэлтби оторвался от созерцания карты и перевел взгляд на земной корабль. Отсюда он казался лишь крохотной щепкой в небесной глубине. Но для собравшихся здесь зрелище это было исполнено смертельной притягательности.

Мэлтби был преисполнен спокойной решимости. То, что в час опасности лидеры Пятидесяти Солнц призвали именно его, было не просто забавно — в этом ощущалась какая-то злая ирония.

Он отвернулся от окна и посмотрел на стоявшего рядом полного и потного председателя правительства Кайдера-Три. Напрягши свой мезоделлианский разум, Мэлтби привлек к себе его внимание — советник понятия не имел, что повернулся по принуждению.

— Вы поняли инструкции, капитан? — спросил он.

— Понял, — кивнул Мэлтби.

На самом деле он не просто понял — он принял их позицию, их цель, принял как неотъемлемую часть своей веры: только полнейшее единение со всем населением Пятидесяти Солнц даст мезоделлианам право занять свое место в культуре, их породившей. И хотя теперь запоздалое сопротивление Пятидесяти Солнц было явно безнадежным, не пристало ему, офицеру, подвергать сомнению логику государственных деятелей.

Лаконичный ответ, должно быть, вызвал живые воспоминания. Жирное лицо советника задрожало, как желе, и по нему побежали новые ручейки пота.

— Капитан Мэлтби, — произнес он, — у вас нет права на неудачу. Они потребовали метеоролога, чтобы провести их на Кассидор-Семь, где находится центральное правительство. Допустить их туда мы не имеем права. Вы должны завести землян в большой шторм на широте четыреста семьдесят три. Мы поручаем это именно вам, поскольку вы обладаете двойным мезоделлианским разумом. Мы сожалеем, что в прошлом не всегда по достоинству оценивала вашу службу. Но согласитесь — после мезоделлианских войн вполне естественно было проявлять осторожность по отношению к…

Мэлтби прервал сбивчивые оправдания.

— Забудьте об этом. Насколько я понимаю, мезоделлиане запутались во всем этом не меньше, чем деллиане и нон-деллиане. Заверяю вас, что сделаю все от меня зависящее, чтобы уничтожить их корабль.

— Будьте осторожны! — настоятельно порекомендовал ему советник, — В мгновение ока они могут уничтожить нас, нашу планету, наше солнце. Мы не могли и предполагать, что земляне настолько ушли вперед и оказались способны создать такие могучие средства разрушения. Разумеется, среди нас есть нон-деллиане и, конечно же, мезоделлиане, способные к творческой деятельности, и они лихорадочно занимаются ею вот уже тысячи лет. И наконец, не забывайте, что никто не просит вас рисковать жизнью. Их линкор несокрушим. Мы не можем точно сказать, как он выдержит сильный шторм. Но он выдержит. Однако люди на его борту потеряют сознание. Вы мезоделлианин и потому придете в себя первым. Наш объединенный флот, который, как вам известно, освобожден, по вашему сигналу будет готов взять «Звездный рой» на абордаж. Все ясно?

Все было ясно с первых же слов, но эти нон-деллиане привыкли пережевывать все так, словно мысли теряли в их головах ясность. Когда двери зала заседаний закрылись за Мэлтби, один из советников спросил у соседа:

— Ему сказали, что шторм прошел Новую?

Эти слова достигли слуха толстя ка-председателя; он покачал головой; глаза его блеснули, но голос прозвучал спокойно:

— Нет. Все-таки он из мезоделлиан. И мы не можем доверять ему до конца — невзирая на все его подвиги.

Глава 9

Все утро поступали рапорты. Одни указывали на некоторый прогресс, другие нет. Но даже отдельные неудачи не могли поколебать хорошего настроения леди Глории. И неудивительно: ведь удача не покинула ее. Понемногу стекалась и необходимая информация: население Кайдера-Три составляло два миллиарда сто миллионов, среди которых сорок процентов — так называемые роботы Делла, или деллиане, и шестьдесят — обычные люди, или нон-деллиане.

Физически и психически деллиане превосходили людей, однако были совершенно не способны к творчеству. Именно поэтому в исследовательских лабораториях преобладали нонделлиане. Сорок девять остальных солнц, вокруг которых располагались обитаемые планеты, были названы в алфавитном порядке: Ассора, Атмион, Бресп, Бурако, Кассидор, Корраб… Указывались и их координаты:

(1) Ассора — широта 931, долгота 27, центр в 201 парсеке;

(2) Атмион…

И так далее, и так далее.

Незадолго до полудня главный капитан с холодным весельем обнаружила, что из метеорологической службы не поступает никакой информации о бурях. Она набрала нужный номер и с ходу обрушилась на ответившего офицера:

— В чем дело, лейтенант Кэннонс? Ваши люди копируют кайдерианские карты — неужели все впустую?

Пожилой метеоролог покачал головой:

— Вспомните, благородная леди, когда мы захватили того робота на метеостанции, ему хватило времени предупредить своих. Все метеокарты на всех планетах Пятидесяти Солнц были немедленно уничтожены; с торговых кораблей сразу же сняли аппаратуру для подпространственной связи, и они получили приказ направиться к ближайшим планетам, чтобы ожидать там дальнейших распоряжений. Насколько я понимаю, все это было сделано прежде, чем стало ясно, что их флот не имеет против нас никаких шансов. Теперь они предоставят нам метеоролога, но каждое его слово придется проверять на детекторе лжи.

— Понимаю, — улыбнулась леди Глория, — Однако бояться нечего. Открыто выступить против нас они не посмеют. Не сомневаюсь, что готовятся какие-то козни, но изменить положение дел уже никому не под силу. Кого бы они нам ни прислали, он вынужден будет говорить правду. Как только он явится — дайте мне знать.

Настало время обеда, который Глория проглотила прямо за письменным столом, вглядываясь в сверкающую на экране астровизора панораму, прислушиваясь к приглушенному гулу голосов и мысленно складывая разрозненные факты в единую картину.

— Несомненно, капитан Тэджесс, — взбешенно заявила она прибывшему офицеру, — все они врут без зазрения совести. Что ж, пусть будет так. Для проверки всех существенных подробностей мы можем прибегнуть к психологическим тестам. А пока важнее всего успокоить каждого, кого вы считаете необходимым допросить. Мы должны убедить этих людей, что Земля признает их равными — без каких бы то ни было предрассудков, пусть даже по природе своей они являются робо… — Глория закусила губу. — Паршивое слово, худший из всех видов пропаганды. Нам нельзя допускать его даже в мыслях.

— Боюсь, над мыслями мы не властны, — пожал плечами офицер.

Сузив глаза, леди Глория посмотрела на капитана Тэджесса и сердито отослала его прочь. Минутой позже она уже обращалась к экипажу по сети общего оповещения:

— Слово «робот» изымается из употребления… никто из членов экипажа… под угрозой штрафа…

Дав отбой, она заблокировала резервную линию связи, а по основной вызвала психологическую службу. На экране появилось лицо лейтенанта Неслор.

— Я только что выслушала ваш приказ, благородная леди, — сказала психолог, — Боюсь, однако, что мы имеем дело с глубинными инстинктами человеческой натуры — страхом или ненавистью ко всему неизвестному и чуждому. Ваше сиятельство, у нас есть вереница предков, в свое время считавших себя лучше других лишь в силу обладания чуть более светлой пигментацией кожных покровов. Сохранились свидетельства о том, что порой даже цвет глаз человека влиял на принятие исторических решений. Мы вошли в очень глубокие воды, и если сумеем благополучно добраться до берега — это станет венцом наших достижений.

В голосе психолога было столько живости и нетерпения, что главный капитан ощутила в душе ответный трепет. Если она и ценила что-то в людях, так это уверенный взгляд на мир, способность встречать любые препятствия с юношеским запалом и волей к победе и не признавать невозможного. Тихо рассмеявшись, леди Глория отключила связь.

Порыв бурной радости прошел. Она осталась один на один со своими заботами. Впрочем, так и должно было быть. Офицеры-аристократы потому и располагали практически неограниченной властью, что обязаны были разрешать любые, даже самые запутанные проблемы в масштабах планетарных систем.

Минутой позже леди Глория вновь вызвала метеорологическую службу.

— Лейтенант Кэннокс, когда явится офицер-метеоролог флота Пятидесяти Солнц, примените, пожалуйста, следующую тактику…

Мэлтби жестом отпустил водителя. Машина развернулась и укатила, оставив капитана хмуро созерцать огни энергетического барьера, перегораживающего улицу недалеко впереди. Потом он задрал голову и посмотрел на земной корабль.

Чтобы увидеть корабль прямо над собой, Мэлтби пришлось проехать немало миль и пересечь почти весь город. «Звездный рой» завис невообразимо высоко — длинная черная торпеда, почти растворяющаяся в небесной мгле. Но даже на такой высоте он был заметно крупнее всего созданного руками человека и когда-либо виденного в мире Пятидесяти Солнц — неправдоподобное металлическое порождение мира столь далекого, что он казался едва ли не мифическим. Но корабль над головой отнюдь не был мифом.

Мэлтби подумал, что земляне постараются вывернуть его наизнанку своими тестами, прежде чем примут хоть одну из рассчитанных им орбит. Не то чтобы он сомневался в способности своего двойного разума выйти победителем из подобной ситуации; но не следовало и забывать об ужасающем временном разрыве, отделявшем науку Пятидесяти Солнц от достижений земного знания, уже успевшего неприятно поразить соотечественников Мэлтби. Мезоделлианин вздрогнул и сосредоточил внимание на улице перед собой. Из двух аппаратов, стоявших посреди улицы, разворачиваясь, взмывали веера ярко-розового, совершенно прозрачного пламени. Выглядело оно электронным и смертоносным. За ним виднелись люди в блестящих мундирах. Непрерывным потоком они вливались в здания и выходили из них. Тремя кварталами дальше сиял второй занавес розового огня.

По сторонам улицы никакой видимой охраны не было. Люди, которых мог разглядеть Мэлтби, казались непринужденными и уверенными в себе. До него доносился приглушенный гул голосов и негромкий смех. Как и на борту «Звездного роя», здесь были не только мужчины. Когда Мэлтби направился вперед, из ближайшего реквизированного землянами здания вышли две очаровательные женщины. Один из стоявших подле барьера охранников окликнул их — в ответ прозвенел двойной колокольчик серебристого смеха. Улыбаясь, они зашагали вниз по улице.

Внезапно Мэлтби охватило возбуждение. Этих людей из дальних краев, из миров огромных и чудесных, лежавших невообразимо далеко за горизонтом размеренной жизни Пятидесяти Солнц, окружала какая-то особая атмосфера. Мэлтби похолодел, потом его бросило в жар, а когда он вновь посмотрел на фантастически громадный корабль, озноб вернулся.

«Единственный линкор, — подумал он, — но столь гигантский, столь могущественный, что флот, созданный усилиями тридцати миллиардов людей, оказался против него беспомощным. Они…»

Мэлтби заметил, что один из часовых в странном сверкающем облачении наблюдает за ним. Охранник поднес к губам наручную рацию, произнес несколько слов — и мгновение спустя другой землянин, прервав беседу с каким-то солдатом, приблизился к барьеру и сквозь пламя посмотрел на Мэлтби.

— Вам что-то нужно? Или просто хотите посмотреть?

Голос был мягким, добрым, интеллигентным; человек держался просто и располагал к себе. Мэлтби почувствовал, что не испытывает перед этими людьми ни малейшего страха. Он спокойно представился.

— О да, — человек кивнул, — мы вас ждем. Сейчас я провожу вас в метеорубку корабля. Минуточку…

Огненный барьер исчез, и Мэлтби провели в одно из помещений. Они двинулись по длинному коридору, в котором, очевидно, был установлен трансмиттер, поскольку Мэлтби очутился вдруг посреди просторного зала. Вокруг в антигравитационных держателях плавало с полдюжины карт. Свет исходил из множества точечных источников, расположенных на стенах. Кое-где были установлены табло, на которых замерли плавные кривые, обозначенные не яркими, но отчетливыми световыми линиями.

Провожатого нигде не было видно. Зато глазам Мэлтби предстал высокий, изящный пожилой человек. Он шел навстречу, протягивая руку.

— Меня зовут Кэннонс, я старший судовой метеоролог. Если вы присядете, мы сможем рассчитать курс, и тогда корабль отправится в путь не позже чем через час. Главный капитан всерьез озабочена тем, чтобы стартовать поскорее.

Мэлтби небрежно кивнул. Твердый, собранный, он неподвижно стоял, пытаясь при помощи своего острого мезоделлианского разума обнаружить то энергетическое давление, которым неизбежно сопровождается любая попытка тайно взять человеческое сознание под наблюдение или контроль.

Но ничего похожего не ощущалось. Мэлтби непроницаемо улыбнулся. Неужели все и дальше пойдет так же легко? Не может быть!

Глава 10

Опустившись на предложенный Кэннонсом стул, он ощутил поднимающееся внутри возбуждение. Радость бытия разгоралась в нем, словно пламя. Пожалуй, это чувство походило на «ликование в бою», и Мэлтби был счастлив, что на сей раз сможет дать ему какой-то выход.

На протяжении своей долгой службы на флоте Пятидесяти Солнц ему приходилось сталкиваться с враждебностью и подозрительностью, ибо он был мезоделлианином. И всякий раз он чувствовал полную беспомощность. Но здесь и теперь ощущалось куда больше и враждебности, пусть даже тщательно скрытой, и испепеляющей подозрительности. Однако на этот раз он мог бороться. Мог честно смотреть в глаза этому велеречивому, дружелюбному пожилому землянину — и…

Дружелюбному?

— Порой мне делается смешно, — говорил тем временем Кэннонс, — когда я думаю о вненаучных аспектах предстояшей работы. Например, с каким опозданием поступает информация о бурях?

Мэлтби не мог скрыть улыбки. Итак, лейтенант хочет знать все? Что ж, надо отдать ему должное: он умеет взять быка за рога. Впрочем, есть один способ задать вопрос — спросить прямо.

— Три-четыре месяца, — ответил Мэлтби. — Ничего особенного. Любому космометеорологу нужно не меньше времени, чтобы определить реальные границы шторма, проходящего через его регион, и лишь потом он передает нам данные, на основании которых корректируются карты. К счастью, — тут Мэлтби наглухо закрыл свое деллианское сознание, прежде чем спокойно произнести великую основополагающую неправду, — между Кайдером и Кассидором сильных штормов нет. Однако, — продолжал он, скользя по собственной лжи, как угорь по мокрым камням, — несколько солнц препятствуют прямолинейному движению. Так что, если вы покажете мне несколько траекторий, уже рассчитанных для отрезка в две с половиной тысячи световых лет, я смогу выбрать из них наиболее подходящие.

Тотчас же Мэлтби понял, что в этом главном вопросе провести землянина совсем не так просто.

— Нет штормов? — переспросил старик и поджал губы. На его продолговатой физиономии отразилось неподдельное замешательство; сеть покрывавших лицо землянина морщин, казалось, стала глубже; не подлежало сомнению, что лейтенант Кэннонс не ожидал столь откровенного заявления, — Хм-м-м, нет штормов. Это упрощает дело, не так ли? — Он выдержал паузу, — Знаете ли, это важно для двух… — судовой метеоролог запнулся на слове, но тут же продолжил: — Двух человек, взращенных различными культурами, двух последователей несхожих научных школ — для того чтобы они могли рассуждать о чем-либо, исходя из единой точки зрения. Космос так необъятен! Размер даже этой сравнительно небольшой галактики, Большого Магелланова Облака, огромен и недоступен нашему разуму. Десять лет мы бороздим Облако на своем «Звездном рое» и теперь можем пространно рассуждать о том, что оно охватывает двести шестьдесят миллиардов кубических световых лет и включает в себя сто миллионов солнц. Мы обнаружили магнитные полюса Облака, наметили нулевую линию, исходящую из центра масс через самую крупную и яркую звезду скопления — S Дорады; и теперь, полагаю, среди нас найдется немало людей достаточно глупых, которые думают, будто все скопление уже уместилось в наши мозги.

Мэлтби молчал, поскольку был именно таким дураком. Слова Кэннонса прозвучали предостережением. Они определенно указывали, что любой рассчитанный для них Мэлтби курс земляне в состоянии проверить относительно всех расположенных в его направлении звезд.

За этими словами стояло и большее: Земля явно находилась накануне распространения своей — и без того невообразимой по масштабам — власти на Большое Магелланово Облако. В конце концов придут другие корабли; в своем неумолимом натиске гигантская популяция галактики Млечного Пути будет захватывать все новые и новые космические пространства. Заботливо опекаемые множеством могучих, непобедимых линкоров, огромные транспорты хлынут в Облако — и вскоре каждая, даже самая незначительная планета вынуждена будет признать власть Земли. А Земная империя не потерпит какой бы то ни было независимости отдельных народов.

Следовательно, уничтожив теперь их корабль, Мэлтби предоставит Пятидесяти Солнцам драгоценное время, в течение которого можно будет решить, что же делать дальше. Ведь деллианам, нон-деллианам и мезоделлианам дорог каждый лишний день, каждый час; к счастью, Мэлтби строил план уничтожения земного корабля не на том, чтобы рассчитанная им орбита привела «Звездный рой» в недра какой-либо звезды — магнитологические исследования позволили землянам определить местоположение всех звезд на этой трассе.

Однако обо всех штормах они знать не могли. Ни за десять, ни даже за сто лет одному кораблю не под силу обнаружить все возможные бури в ареале, охватывающем две с половиной тысячи световых лет. Если только земные психологи не докопаются до специфических свойств его двойного мезоделлианского разума, Мэлтби в состоянии выполнить то, чего ждет от него правительство Пятидесяти Солнц. В возможности этого Мэлтби не сомневался.

Тем временем лейтенант Кэннонс манипулировал ручками орбитографа; световые линии на табло извивались и мерцали, пока не замерли, подобно шарам в лотерейном барабане. Из них Мэлтби выбрал шесть, ведших глубоко в область великой бури. Десять минут спустя он ощутил легкую вибрацию — корабль пришел в движение. Нахмурившись, Мэлтби поднялся на ноги. Странно, что они приступили к действиям без какой бы то ни было проверки…

— Сюда, — сказал старик.

«Так не может кончиться, — мгновенно сообразил Мэлтби, — Сейчас они примутся за меня…»

Мысль его прервалась.

Он очутился в космосе. Далеко-далеко внизу виднелась удаляющаяся планета Кайдер-Три. С одной стороны поблескивал громадный темный корпус линкора; со всех остальных сторон, сверху и снизу, были только звезды да беспредельный мрак космоса. Несмотря на свою железную волю, Мэлтби ощутил неописуемое потрясение. Его действующее сознание свело судорогой; он пошатнулся и, вероятно, упал бы, подобно внезапно ослепшему человеку, если бы, попытавшись удержаться на ногах, не обнаружил, что стоит достаточно твердо.

Он оцепенел. Инстинктивно разум его переключился на второе — деллианское — сознание. Его точность и силу Мэлтби поставил между своим вторым «я» и тем, что могли бы противопоставить ему земляне.

Сквозь пронизанную сверканием звезд тьму откуда-то донесся ясный и звучный женский голос:

— Итак, лейтенант Неслор, какие же плоды психологического познания взросли на дереве удивления?

В ответ прозвучал второй голос, принадлежавший женщине постарше:

— За три секунды, благородная леди, его сопротивляемость подскочила до уровня, соответствующего ай-кью девятьсот, что является средним значением для деллиан. А ведь помнится, ваше сиятельство, вы специально просили, чтобы их представитель не был деллианином.

— Вы глубоко заблуждаетесь, — поспешно произнес Мэлтби в окружавшую его ночь. — Я не деллианин. Это просто естественная реакция на удивление. Уверяю вас, если требуется, я снижу свою сопротивляемость до нуля.

Щелчок — и сразу же иллюзорный космос со всеми его звездами прекратил существование. Мэлтби убедился в том, о чем начал уже подозревать: он не покидал метеорубки. Рядом стоял лейтенант Кэннонс, с тонкой улыбкой на иссеченном морщинами лице. На приподнятом помосте, полускрытая длинной приборной доской, сидела красивая женщина.

— Вы находитесь в присутствии главного капитана, ее сиятельства Глории Сесилии, леди Лорр из благородных Лорров, — исполненным достоинства голосом произнес старик. — Держите себя подобающим образом.

Мэлтби молча поклонился. Сдвинув брови, главный капитан смотрела на него, пораженная обликом мезоделлианина. Высокий, прекрасно сложенный, сильный, с умным, одухотворенным лицом — в мгновение ока она отметила все эти черты, свойственные лучшим представителям человеческой расы… и роботам.

Эти люди были гораздо опаснее, чем она предполагала.

— Сами понимаете, мы обязаны допросить вас, — произнесла леди Глория с несвойственным ей раздражением. — Но мы предпочли бы, чтоб вы не чувствовали себя обиженным. Вы утверждаете, что Кассидор-Семь, главная планета Пятидесяти Солнц, находится в двух с половиной тысячах световых лет отсюда. Обычно мы тратим много лет, нащупывая дорогу через столь необъятные пространства, насыщенные не нанесенными на карты звездами. Вы предложили нам оптимальные траектории полета. Однако мы должны быть уверены, что эти траектории отобраны честно, без вероломства и коварных намерений. Исходя из этих соображений, мы просим вас открыть свой разум и отвечать на предложенные вопросы под непрерывным психологическим контролем.

— Мне приказано сотрудничать с вами во всем.

Мэлтби гадал, что же он почувствует теперь, когда настал решающий час. Но ничего необычного не ощутил. Тело слегка одеревенело, зато разум… Мэлтби приказал своему «я» отступить на задний план. Он предоставил поединок со всеми вопросами, какие будут предложены, своему деллианскому сознанию, до сих пор удерживаемому от собственных мыслей. Этот странный, не имевший собственной воли разум был направляем со стороны, однако проявлял сопротивляемость, соответствующую ай-кью сто девяносто один.

Временами это второе сознание восхищало Мэлтби: не обладая творческими способностями, оно отличалось компьютерной памятью и сопротивляемостью внешнему давлению, которая — как быстро установила эта женщина-психолог — соответствовала ай-кью, превышающему девятьсот; если быть абсолютно точным, то его значение было равно девятистам семнадцати.

— Как вас зовут?

Вот и началось: фамилия, звание и множество других деталей, с самых разных сторон характеризующих его личность… Мэлтби отвечал спокойно, уверенно, без утайки. Когда он закончил, клятвенно подтвердив достоверность сведений о штормах, воцарилась мертвая тишина. Затем из ближней стены появилась женщина средних лет и жестом указала Мэлтби на стул. Когда он уселся, она наклонила его голову и приступила к обследованию — осторожно, почти любовно лаская череп Мэлтби пальцами. Однако когда она подняла глаза, слова ее прозвучали резко:

— Вы не деллианин или нон-деллианин. И молекулярная структура вашего тела и мозга удивительнее всего, что я когда-либо видела. Все молекулы соединены в пары. С чем-то подобным я столкнулась однажды в электронной схеме, когда мы пытались уравновесить нестабильную структуру. Аналогия не точна, но… м-м-м… Мне надо попытаться припомнить, чем кончился тот эксперимент, — Она помолчала. — Как вы это объясните? И что вы собой представляете?

Мэлтби вздохнул. Он давно решил солгать лишь в одном — в главном. Для его двойного сознания это не имело ни малейшего значения, однако ложь порождала легкие колебания артериального давления, вызывала нервные спазмы и нарушения в работе мышц. Рисковать же Мэлтби не имел права — за исключением тех случаев, когда это было совершенно необходимо.

— Я мезоделлианин, — ответил он и сжато рассказал, как смешанные браки между деллианами и нон-деллианами, долгое время бесплодные, в конце концов стали возможными несколько сот лет назад. Использование холода и давления…

— Подождите, — попросила психолог и исчезла; когда она вновь появилась из стены трансмиттера, то казалась погруженной в размышления.

— По-моему, он говорит правду, — едва ли не через силу призналась она.

— Что это значит? — вскинулась леди Глория, — С тех самых пор, как мы столкнулись с первым гражданином Пятидесяти Солнц, служба психологии стала меньше доверять собственным выводам? А я-то считала психологию единственной идеальной наукой! Одно из двух — либо он говорит правду, либо нет.

Немолодая женщина выглядела подавленной. Она твердо и пристально разглядывала Мэлтби в упор, а потом, придя в явное замешательство под его невозмутимым взглядом, повернулась к своему командиру:

— Эти двойные молекулярные структуры в его мозгу… Но я не вижу причин, препятствующих вам приказать развить полное ускорение.

«Вот оно — то, что я искала, — подумала Глория. — Это действительно плод смешанного брака деллианина и нон-деллианина».

Она и сама толком не понимала, что имела в виду. И потому, прикрывшись легкой улыбкой, произнесла вслух:

— Приглашаю капитана Мэлтби пообедать. Уверена, что он будет сотрудничать с нами и во всех дальнейших исследованиях, которые вы, лейтенант Неслор, тем временем подготовите. А пока пусть кто-нибудь проводит капитана в отведенную ему каюту, — Она обернулась и проговорила в коммуникатор: — Главным двигателям увеличить скорость до половины светового года в минуту, следуя курсом…

Мэлтби слушал, прикидывая в уме. Половина светового года в минуту. Чтобы развить такую скорость, потребуется некоторое время… А к восьми часам «Звездный рой» уже войдет в зону шторма.

В восемь часов Мэлтби будет обедать с главным капитаном.

Восемь часов!

После ухода Мэлтби леди Лорр невесело спросила подругу:

— Ну и что вы об этом думаете?

— Трудно поверить, что они осмелятся сыграть с нами какую-нибудь шутку на этом этапе, — В голосе психолога звучала гневная растерянность.

— У них здесь на редкость запутанная система, — медленно проговорила главный капитан. — Все мало-мальски стоящие карты находятся на планетах, а люди, способные их читать, — на кораблях. Астрогаторы строят свои расчеты на основании шифровок, отправленных людьми, не способными интерпретировать полученные ими данные наблюдений. Узнать, говорит ли капитан Мэлтби правду, мы можем только при помощи психологических тестов. Как и прежде, я делаю ставку лишь на ваше профессиональное мастерство. Несомненно, они что-то замышляют, но мы не можем позволить страху парализовать нас. Мы должны исходить из предположения, что сумеем выбраться из любых расставленных нам ловушек — даже при помощи одних только простейших машин, если ничего другого не останется. А пока пустите в ход все возможные средства. Не сводите с этого человека глаз. Необходимо выяснить, каким образом «Атмиону» удалось уйти.

— Сделаю все, что в моих силах, — сурово промолвила лейтенант Неслор.

Глава 11

Целые потоки антиматерии, изверженной Новой, вторглись в глубь облака межзвездных газов, и без того уже бушевавших в яростном безумии, — это была великая буря.

Взорвавшись, гигантское солнце подстегнуло бешеную пляску разреженного газа, добавив к ней нечто еще более смертоносное — скорость. Причем скорость взбесившегося газа нарастала скачкообразно. Материя шторма плясала и пылала все быстрее, уже с поистине адским неистовством. Действия сменяли друг друга со стремительностью, чреватой едва ли не полным разрушением материи. Впереди со скоростью свыше ста восьмидесяти шести тысяч миль в секунду мчался свет Новой — сверкающее предостережение всем, кто понимал, что вспыхнуло оно на границе межзвездного шторма.

Но смысл предупреждения, которое нес этот ослепительный свет, сводился к нулю из-за колоссальной скорости шторма. Недели и месяцы мчался он сквозь безбрежную ночь, лишь немного отставая от света.

Обеденная посуда была уже убрана.

«Через полчаса, — подумал Мэлтби, — Полчаса!»

Он с содроганием попытался представить себе, что именно произойдет, когда линкор внезапно столкнется с тысячами g торможения. Вслух он произнес:

— Чем я занимался весь день? Сидел в библиотеке. Меня интересовала новейшая история земной межзвездной экспансии. Мне была любопытна судьба сообществ, подобных мезоделлианам. Я уже упоминал, что после войны, проигранной главным образом из-за нашей малочисленности, мезоделлиане скрылись от Пятидесяти Солнц. Я был одним из попавших в плен детей, которые…

Его слова были прерваны воплем, донесшимся из коммуникатора:

— Благородная леди, я нашла решение!

Мгновением позже Мэлтби узнал возбужденный голос женщины-психолога. Он почти забыл, что она, должно быть, наблюдала за ним. Следующие ее слова заставили Мэлтби похолодеть.

— Два разума! Я додумалась до этого совсем недавно и сразу же соорудила двойное наблюдательное устройство. Спросите! Спросите его о штормах. А тем временем остановите корабль. Немедленно!

Пристальный взгляд темных глаз Мэлтби встретился со стальными прищуренными глазами главного капитана. Не скрываясь, он сконцентрировал на ней усилия обоих разумов, заставив сказать:

— Глупости, лейтенант. Один человек не может обладать двумя разумами. Объясните толком.

Мэлтби надеялся протянуть время. На протяжении десяти минут земляне еще могли спастись. Он должен был заставить их потерять каждую минуту этого времени, сопротивляться любым их попыткам овладеть ситуацией. Если бы только его особый трехмерный гипноз мог действовать и через коммуникатор…

Но он не действовал.

Световые лучи вырвались из стены и оплели тело Мэлтби, удерживая его в кресле, подобно множеству неразрывных пут. Когда он оказался связанным по рукам и ногам, перед лицом воздвигся силовой экран, препятствующий мысленному воздействию на главного капитана, а над головой — конус, напоминающий дурацкий колпак[3].

Мэлтби был схвачен так же крепко, как если бы дюжина человек всеми силами и весом навалились на него. Он расслабился и рассмеялся.

— Слишком поздно, — насмешливо проговорил он, — Потребуется не меньше часа, чтобы сбавить ход корабля до безопасных пределов, а на такой скорости вы не успеете вовремя повернуть, чтобы избежать шторма — величайшего в этой части вселенной.

Это не совсем соответствовало истине. Еше было достаточно и времени, и пространства для маневра, чтобы уйти с опасного курса и избежать столкновения со штормом, двигаясь в направлении его движения. Нельзя было поворачивать лишь в сторону хвоста шторма или его огромных, разбухших крыльев.

Размышления Мэлтби были прерваны пронзительным криком леди Jlopp:

— Главные двигатели! Сбавить ход! Тревога!

Последовало сотрясение, от которого содрогнулись стены, и Мэлтби ощутил разрывающее мышцы давление отрицательного ускорения. Он напрягся, противодействуя этой силе, и через стол взглянул на главного капитана. Она улыбалась, но это была застывшая маска.

— Лейтенант Неслор, — сквозь зубы выдавила она, — Примените психологические или любые иные средства, но заставьте его говорить. Надо что-то делать.

— Ключ ко всему — его второй разум, — отозвался голос психолога. — Он не деллианский по природе и потому обладает всего лишь обычной сопротивляемостью. Я подвергну его самому концентрированному воздействию, какое когда-либо сосредоточивалось на человеческом мозге, опираясь на два базиса — логику и секс. В качестве предмета его страсти я использую вас, благородная леди.

— Поспеши! — приказала молодая женщина, и в голосе ее прозвучал металл.

Мэлтби пребывал во мгле — физической и психической. В глубине души он сознавал, что реально существует и что неодолимые силы пытаются формировать его мысли. Он сопротивлялся, вкладывая в эту борьбу всю силу жизни, все миллиарды и квадриллионы импульсов, которые некогда творили его самого.

Однако давление внешней мысли росло.

«Как глупо с моей стороны сопротивляться Земле, когда эта восхитительная землянка любит меня, любит, любит… Великолепна цивилизация Земли и галактики Млечного Пути. Триста квадриллионов людей. Даже самый первый контакт с ними может преобразить Пятьдесят Солнц. Как она привлекательна; я должен ее спасти. В ней для меня средоточие мира…»

Откуда-то очень издалека Мэлтби услышал собственный голос, объяснявший, что надо предпринять, на какой именно курс положить корабль, сколько времени у них в распоряжении. Он попытался остановиться, но голос его не умолкал, неумолимо произнося слова, означавшие второе поражение Пятидесяти Солнц.

Мгла начала редеть. Ужасное давление на его напряженный мозг ослабло. Проклятый словесный поток прекратил изливаться из его губ. Мэлтби выпрямился на стуле, дрожа и ощущая, что энергетические путы и силовой колпак отпустили его. Он услышал, как главный капитан говорит в коммуникатор:

— Произведя поворот в точке ноль-один — ноль-ноль, мы минуем шторм в семи световых неделях. Допускаю, что это слишком крутая дуга, но чувствую, что это наименьшее из возможных отклонений от курса, — Она обернулась и посмотрела на Мэлтби, — Приготовьтесь. При скорости в половину светового года в минуту поворот даже на сотую долю градуса вызывает у людей затемнение сознания.

— Но не у меня, — отозвался Мэлтби, напрягая деллианские мышцы.

На протяжении следующих четырех минут она, как заметил Мэлтби, трижды теряла сознание, но всякий раз через несколько секунд приходила в себя.

— Нам, людям, — вымученно произнесла она, — выпал жалкий жребий. Но мы умеем это переносить.

Ужасные минуты все тянулись и тянулись. Мэлтби начал ощущать напряжение, порожденное всего лишь бесконечно малым поворотом.

«Как эти люди могли надеяться выжить, попав под прямой удар шторма?» — подумал он.

Внезапно все кончилось. Мужской голос спокойно произнес:

— Корабль на расчетном курсе, благородная леди, и теперь мы находимся вне опа…

Его прервал чей-то возглас:

— Капитан, точно по курсу шторма вспыхнула Новая!

Глава 12

В эти последние минуты перед надвигающейся катастрофой линкор «Звездный рой» сиял, подобно огромному и великолепному драгоценному камню. Предостерегающее сверкание Новой наполнило все сто двадцать его палуб непрекращающимся ревом колоколов громкого боя. Повсюду — от носа до кормы — загорались огни; ряд за рядом их полыхающие полосы пересекали четырехтысячефутовый в диаметре корпус корабля, пламенея, как ограненные самоцветы. В отблесках этих огней подобный черной горе линкор походил на сказочную планету Кассидор, к которой стремился, — такой видится она по ночам из глубокого мрака космоса, усеянная бриллиантами сверкающих городов. Безмолвный, словно призрак, невообразимо огромный, великолепный в своей мощи корабль скользил сквозь тьму вдоль той особой реки пространства и времени, которая и была его расчетным курсом.

И даже когда он влетел в зону шторма, никаких видимых изменений не произошло. Космическое пространство впереди выглядело чистым, как и подобает вакууму. Столь разреженными были образующие шторм газы, что корабль не ощутил бы их присутствия, даже двигаясь со скоростью элементарных частиц. Яростное разрушение материи в этом шторме могло служить лишь источником жесткого космического излучения, а причина грозившей «Звездному рою» катастрофы таилась в чудовищной стремительности его собственного движения.

При скорости в половину светового года в минуту столкновение с массой газа было подобно удару о бесконечно твердую стену. Гигантский корабль содрогнулся каждой плитой обшивки, когда его циклопическая сила встретилась с энергией торможения. В несколько секунд был исчерпан ресурс всех систем, которые по замыслу конструкторов и проектировщиков должны были обеспечивать существование корабля как единого целого.

И «Звездный рой» стал разваливаться.

Однако все происходило в соответствии с оригинальным замыслом его создателей. Исчерпав пределы допустимых напряжений, корабль разлетелся на девять тысяч изолированных отсеков.

Эти отсеки — обтекаемые металлические иглы четырехсот футов длины и сорока футов в диаметре каждая — извилистой стайкой серебристых рыб нырнули в облако газов, предоставляя их напору скатываться со своих гладких боков. Но и этого было недостаточно. Металл стонал, пытаемый торможением. Люди лежали в антиперегрузочных камерах, балансировали на самой грани потери сознания и терпели страдания, казавшиеся непереносимыми. Сотни отсеков кувыркались в пространстве, избегая столкновений друг с другом с помощью автоматических экранов.

Однако вопреки все еще сохранявшейся скорости массы газов не были пока преодолены; слой толщиной в целые световые годы по-прежнему отделял отсеки от чистого космоса.

И вновь все пределы человеческих возможностей были исчерпаны.

Но чтобы печься о благе этих несчастных, хрупких человеческих существ, погибавших под прессом даже меньшим, чем пятнадцать g, были задуманы и созданы удивительные спасательные устройства. Еще в первые минуты, когда корабль только начал распадаться, эти автоматы раздвинули в каждом из отсеков палубный настил и поместили людей в антиперегрузочные камеры. За механическим действием последовало химическое: в камеры, обеспечивавшие безопасность тридцати тысяч человек, хлынул особый газ.

Он был влажным и липким; толстым слоем оседал на одежде, просачивался сквозь нее, достигая кожи, и дальше, сквозь кожу, проникал во все уголки человеческого организма. Люди погрузились в спокойный сон, с которым пришло и чудесное облегчение. Кровь обрела способность сопротивляться давлению; мышцы, за минуту перед тем мучительно напряженные, расслабились; мозг пропитался живительным препаратом, растворившим боль и превратившим ее в сладостную грезу. Человеческий организм легко приспособился к гравитационному гнету: при ста, даже полутораста g отрицательного ускорения жизнь не покидала его.

Огромное сердце вселенной пульсировало. Шторм мчался по его безвозвратным путям, созидая сверкание жизни, очищая мрак от накопившихся ядов. И наконец крошечные кораблики каждый своим курсом вырвались из его пределов.

Сразу же они начали собираться вместе, разыскивая друг друга, словно ими владела непреодолимая страсть, потребность слиться воедино. Автоматически они заняли свои прежние позиции; линкор «Звездный рой» вновь стал обретать форму. Однако в нем зияли бреши — несколько отсеков было потеряно.

На третий день исполняющий обязанности главного капитана Рутгерс вызвал уцелевших капитанов на носовой мостик, где временно расположился штаб. В ходе совещания было выработано следующее заявление, доведенное до сведения экипажа:

«Сегодня в восемь часов утра получено сообщение от главного капитана, ее сиятельства Глории Сесилии, леди Лорр из благородных Лорров, И. К., 3. К., О. П. Л.[4] Она совершила вынужденную посадку на планете желто-белого солнца. При посадке ее корабль потерпел крушение и уже не может быть восстановлен. Поскольку связь с ней осуществляется только при помощи ненаправленного подпространственного радио, а локализация столь распространенного типа солнца среди миллионов других звезд совершенно невозможна, капитаны, посовещавшись, вынуждены с прискорбием сообщить, что имя нашей благородной леди пополнило длинный список жертв космических катастроф — список тех, кто погиб при исполнении служебных обязанностей.

Адмиралтейские огни впредь до особого распоряжения будут гореть голубым светом».

Глава 13

Когда Мэлтби подошел, она стояла к нему спиной. Поколебавшись, он напряг разум и удержал ее возле отсека, служившего некогда капитанским мостиком «Звездного роя».

Длинная металлическая сигара лежала, наполовину зарывшись в болотистый грунт долины; нижний ее конец был пофужен в глубокие мерцающие темно-желтые воды медлительной реки. Мэлтби остановился в нескольких футах от высокой стройной женщины и, по-прежнему не выдавая своего присутствия, вновь осмотрелся по сторонам, внимательно изучая мир, который стал теперь их жизнью. Слепой дождь, мелкой водяной пылью посыпавший Мэлтби на всем протяжении рекогносцировки, сейчас удалился за край долины на западе. Маленькое желтое солнце выглянуло из-за занавеса темных охристых облаков и теперь заливало ослепительным сиянием джунгли, чуждо отблескивавшие коричневым и зеленым. Все вокруг было темно-коричневым и насыщенным ярко-желтым.

Мэлтби вздохнул и вновь сосредоточил внимание на женщине и заставил леди Лорр не ощущать его присутствия до тех пор, пока, обойдя вокруг, он не очутился прямо перед ней. За время прогулки он много думал о ее сиятельстве Глории Сесилии. В основном, конечно, проблема мужчины и женщины, обреченных провести остаток своей жизни вдвоем на далекой планете, была чрезвычайно проста. Особенно если учесть тот факт, что один из них был подготовлен любить другого. Мэлтби мрачно улыбнулся. Он отдавал себе отчет в искусственном происхождении этой любви, что, однако, ничуть не уменьшало глубину чувства.

Гипногенератор ударил его в самое сердце. К несчастью, ее это не коснулось совсем; и двое суток их совместного пребывания выявили жестокую действительность: леди Лорр из благородных Лорров и в мыслях не имела уступать естественным требованиям сложившейся ситуации. Времени для размышлений ей хватило уже с избытком; срочно принимать решение не было ни необходимости, ни даже желания. Однако должна она все-таки отдавать себе отчет в том, что проблема существует! Мэлтби сделал шаг вперед и обнял ее.

Высокая грациозная Глория скользнула в его объятия, как если бы это было ее естественным местом; и поскольку он все еще контролировал ее сознание, поцелуй, который она ему вернула, оказался страстным в точном соответствии с его намерениями. Мэлтби собирался освободить ее сознание посредине поцелуя.

Но не освободил.

Когда он выпустил Глорию из объятий, это было лишь физическое освобождение. Разум леди все еще оставался полностью подвластным ему.

Возле одного из люков стоял металлический стул. Мэлтби опустился на него и пристально посмотрел на главного капитана. Он ощутил дрожь. Пламя желания, взметнувшееся в нем, свидетельствовало о том, насколько успешным оказалось кондиционирование его психики. Это не укладывалось в прежние представления о силе внушенных чувств. Он полагал, будто полностью владеет собой, но все оказалось не так. Забавно, что объективность, с которой он полубеспристрастно пытался осмыслить собственное отношение к сложившейся ситуации, оказалась совершенно бессильна. Гипногенератор был чрезвычайно эффективен.

Мэлтби любил эту женщину с таким неистовством, что одного ее прикосновения хватило, чтобы его действия тотчас же разошлись с намерениями. Сердце его понемногу успокаивалось, пока он с видимой бесстрастностью рассматривал Глорию. Она была по-своему красивой и статной, хотя все женщины деллианской расы выглядели эффектнее; губы не слишком полные, но выдававшие некоторую жестокость, и еще нечто особенное во взгляде, что подчеркивало жестокость. В этой женщине, которой будет нелегко примириться с необходимостью вести жизнь робинзона на неизвестной планете, придется созидать чувства. Это надо обдумать. А пока…

Со вздохом Мэлтби освободил Глорию от чар трехмерного гипноза, наложенных его двойным разумом, из предосторожности заставив сначала отвернуться от него. С любопытством он наблюдал за тем, как она постояла мгновение — не оборачиваясь, совершенно неподвижно, а затем направилась вверх по склону к небольшим зарослям деревьев. Она размеренно шагала по пружинящей под ногами, насквозь пропитанной влагой топкой земле. Поднявшись туда, она остановилась и взглянула в сторону, откуда несколькими минутами раньше пришел Мэлтби. Она явно высматривала его. Наконец Глория обернулась, заслоняя глаза от лучей заходящего желтого солнца; затем спустилась с холмика и увидела Мэлтби.

Она остановилась, пришурясь, неспешно приблизилась и произнесла с излишней резкостью в голосе:

— Вы подобрались очень тихо. Должно быть, описали круг и зашли с запада.

— Нет, — проговорил он неторопливо, — Я задержался на востоке.

Казалось, леди Глория задумалась, хмуро и с пренебрежением рассматривая Мэлтби. Она плотно сжала губы, которые припухли и, должно быть, болели, потому что Глория вздрогнула.

— Что вы обнаружили? — спросила она. — Нашли что-нибудь?..

Она смолкла, внезапно осознав, что с губами не все в порядке. Глория легко коснулась их пальцами, и в яростном взгляде отразилась осенившая ее догадка. Прежде чем она успела произнести хоть слово, Мэлтби сказал:

— Да, вы совершенно правы.

Она разглядывала его, с трудом сдерживая гнев. Справившись с собой, произнесла каменным голосом:

— Попробуйте еще раз — и я со спокойной совестью застрелю вас.

Мэлтби без улыбки покачал головой.

— И в одиночестве проведете здесь остаток жизни? Вы сойдете с ума, — Он тотчас же понял, что для логических выводов гнев ее слишком велик, и поспешно добавил: — К тому же вам пришлось бы стрелять мне в спину. Не сомневаюсь, что вы могли бы это сделать по долгу службы. Но не по личным мотивам.

К удивлению Мэлтби, на глазах у нее выступили слезы. Разумеется, слезы гнева — но все-таки слезы! Быстро шагнув вперед, она дала ему пощечину.

— Ты, робот! — всхлипнула она.

Мэлтби посмотрел на нее, потом насмешливо улыбнулся.

— Если память мне не изменяет, леди, высказавшая это справедливое замечание, является той самой особой, которая в своем циркулярном радиопослании всем планетам Пятидесяти Солнц клятвенно заверяла, что за пятнадцать тысяч лет земляне забыли о своем предубеждении против роботов.

Возможно ли, — закончил он, — что при ближайшем рассмотрении проблема оказалась куда более сложной?

Ответа не последовало. Сиятельная Глория Сесилия прошмыгнула мимо и скрылась внутри корабля. Когда несколько минут спустя она появилась вновь, лицо ее выражало безмятежность, а следы слез, как заметил Мэлтби, исчезли.

— Что вам удалось обнаружить за время моего отсутствия? — мирно поинтересовалась она. — Я откладывала связь с кораблем до вашего возвращения.

— Я полагал, они просили вас выйти на связь в десять часов, — заметил Мэлтби.

Она пожала плечами, и в голосе ее зазвучали высокомерные нотки:

— Они ответят, когда я вызову. Удалось вам обнаружить следы разумной жизни?

Мэлтби ощутил прилив сочувствия к человеку, на долю которого выпало столько потрясений, сколько пережила главный капитан Лорр.

— Долина представляет собой сплошное болото, — сказал он, — И джунгли очень древние. Ни одного следа пилы или топора. Удалось заметить несколько странных зверей, а также двурукое и четвероногое существо, издали наблюдавшее за мной. Оно было вооружено копьем, но находилось слишком далеко, чтобы я мог воспользоваться гипнозом. Должно быть, деревня неподалеку. Возможно, на краю долины. Я собираюсь в течение ближайших нескольких месяцев разобрать отсек и по частям перенести на твердую землю. Специалистам вашего корабля я передал бы следующее: мы находимся на планете, обращающейся вокруг звезды спектрального класса G; это солнце крупнее типичного желто-белого и имеет более высокую температуру поверхности — оно более горячее, потому что, даже будучи очень удаленным, дает достаточно тепла для поддержания в северном полушарии планеты субтропического климата. В полдень солнце стояло чуть к северу, а сейчас вновь повернуло на юг. Наклон оси планеты я навскидку определил бы градусов в сорок, а значит, можно ожидать холодной зимы, хотя это и не подтверждается возрастом и характером растительности.

Леди Лорр нахмурилась.

— Эти сведения не кажутся мне полезными, — проговорила она. — Впрочем, я всего лишь администратор.

— А я всего лишь метеоролог.

— Верно. Пойдемте — возможно, мой астрофизик сумеет извлечь из этого что-нибудь.

«Ваш астрофизик», — подумал Мэлтби, но вслух этого не сказал.

Он последовал за Глорией внутрь корабельного отсека и закрыл за собой крышку люка.

С кривой усмешкой он разглядывал интерьер капитанского мостика, пока Глория усаживалась перед астровизором. Впечатляющее сверкание пульта управления, занимавшего целую стену, казалось теперь насмешкой. Вся управляемая отсюда машинерия осталась далеко в космосе. Некогда она царила над Большим Магеллановым Облаком; теперь же его пистолет был гораздо более могущественным орудием. Он ощутил на себе взгляд капитана Лорр.

— Не понимаю, — сказала она, — Они не отвечают.

— Возможно, — Мэлтби не смог сдержать легкой насмешливой интонации, отчетливо прозвучавшей в его голосе, — у них были веские причины ждать вашего вызова именно в десять часов.

Мускулы на ее лице чуть заметно вздрогнули, выдавая сдерживаемое раздражение, но вслух леди Глория не произнесла ни слова. Мэлтби холодно продолжал:

— В конечном счете это не так уж важно. Они лишь осуществляют стандартную процедуру, отыскивая ту спасительную уловку, при помощи которой нас можно было бы вытащить отсюда, — и не находят ее. Лично у меня не хватает воображения представить себе чудо, которое позволило бы нас отыскать.

Женщина словно не слышала его слов.

— Почему мы ни разу не поймали радиопередач Пятидесяти Солнц? — хмурясь, спросила она, — За все десять лет пребывания в Облаке не было даже шепота.

— Все радиопередачи ведутся на крайне сложной плавающей волне, длина которой меняется чаще двадцати раз в секунду. — Мэлтби пожал плечами. — Ваши приемники зарегистрировали бы только регулярное пощелкивание — каждые десять минут. И…

Его прервал голос, раздавшийся из астровизора; на экране появилось лицо исполняющего обязанности главного капитана Рутгерса.

— Ох, это вы, капитан, — воскликнула леди Глория. — Что вас задержало?

— Мы осуществляем высадку на Кассидор-Семь, — прозвучал ответ. — Вы же знаете, устав требует, чтобы главный капитан…

— Да, конечно. Но теперь вы свободны?

— Нет. Я улучил момент, чтобы убедиться, что с вами все в порядке, и теперь переключу вас на капитана Плэнстона.

— Как происходит высадка?

— Отлично. Контакт с правительством установлен. Похоже, они смирились. А теперь я должен идти. До свидания, леди.

Лицо его мелькнуло и исчезло; экран опустел. Это было едва ли не самое краткое из когда-либо произносившихся приветствий. Но погруженный в уныние Мэлтби почти не обратил на него внимания.

Итак, все кончилось. Отчаянная затея лидеров Пятидесяти Солнц, его собственная попытка уничтожить гигантский линкор наглядно показали тщетность борьбы с непобедимым противником. Его охватило безысходное чувство поражения — в полном смысле слова. А с ним — и осознание того, что больше никакой борьбы в его жизни не будет. Но и это не изменило его угрюмого настроения.

На строгом утонченном лице ее сиятельства Глории Сесилии Мэлтби заметил смешанное выражение радости и досады. Не было ни малейших сомнений, что она не ощущала оторванности от главных событий, происходивших где-то далеко в космосе. Не упустила она и значения внезапного прекращения разговора.

Экран астровизора вновь засветился, но появившегося на нем лица Мэлтби никогда прежде не видел. Это был пожилой человек с тяжелым подбородком. Человек сказал тягучим голосом:

— Позвольте заверить вашу светлость, что мы надеемся отыскать способ спасти вас. А надежды нельзя терять до тех пор, пока, как говорится, последний гвоздь не забит в крышку гроба. — Он захихикал.

— Капитан Мэлтби доведет до вашего сведения всю информацию, которой мы располагаем, — сказала леди Глория, — После чего вы, несомненно, сможете изложить ему свои рекомендации, капитан Плэнстон. К сожалению, мы оба не астрофизики.

— Невозможно быть специалистом во всех областях, — пропыхтел капитан Плэнстон. — Э-э… капитан Мэлтби, что же вы узнали?

Мэлтби сжато изложил свои соображения, после чего ему пришлось подождать инструкций. Их было слишком много.

— Выясните продолжительность времен года. Интересно также, чем объясняются этот желтый солнечный свет и насыщенный коричневый цвет окружающего. Сделайте снимки, используя ортохромную пленку и три светофильтра — красный, синий и желтый. Сделайте спектрограммы — я хочу проверить, не окажется ли ваше солнце голубой звездой, фиолетовое излучение которой задерживается плотной атмосферой, а тепло и свет достигают поверхности, сдвинувшись в желтую область. Я не питаю особой надежды. Видите ли, Большое Магелланово Облако переполнено голубыми звездами, пятьсот тысяч из которых ярче Сириуса. И последнее: порасспросите туземцев о временах года. Сделайте на этом упор. До свидания!

Глава 14

Туземец был осторожен. Неуловимыми движениями он упорно продолжал отступать в глубь джунглей; четыре ноги давали ему очевидное преимущество в скорости, которое он прекрасно сознавал, поскольку то и дело останавливался и вновь приближался немного, дразня и заманивая. Леди Глория наблюдала за ним — сначала забавляясь, а потом с раздражением.

— Может быть, — предложила она, — мы разделимся и я погоню его на вас?

Мэлтби нахмурился и неохотно кивнул. Голос его прозвучал напряженно и строго:

— Он заманивает нас в ловушку. Включите датчики на шлеме и держите оружие наготове. Без нужды не стреляйте, но и не мешкайте в критической ситуации. Копье может нанести ужасающую рану, для лечения которой у нас ничего нет.

Его приказной тон немедленно вызвал гнев леди Лорр. Он словно не понимал, что она не хуже его разбирается в ситуации. Ее сиятельство Глория вздохнула. Если им придется остаться на этой планете, без серьезной психологической перестройки не обойтись.

«Причем, — подумала она непреклонно, — это коснется не только меня».

— Пора! — прозвучал рядом с ней голос Мэлтби, — Обратите внимание: лощина раздваивается. Я побывал здесь вчера и знаю, что ярдов через двести ее части вновь соединяются. Он побежал по левому ответвлению, я направлюсь по правому. Оставайтесь здесь; пусть он вернется посмотреть, что произошло, и тогда гоните его на меня.

Мэлтби тенью скользнул по темной тропинке, вившейся под плотным пологом листвы. Воцарилась тишина.

Глория ждала. Уже через минуту ее охватило чувство затерянности в этом черно-желтом мире, безжизненном с начала времен.

«Так вот что подразумевал вчера Мэлтби, утверждая, будто я не отважусь застрелить его и остаться в одиночестве», — подумала леди Лорр.

Тогда это не дошло до ее сознания, но сейчас она поняла. Одинокая женщина, заброшенная на безымянную планету под ничем не примечательной звездой, каждое утро просыпается в рассыпающемся корабле, безжизненные металлические останки которого лежат на темной, теплой, желтой, болотистой земле…

Она стояла, погрузившись в размышления. Не было сомнений, что проблема деллиан, мезоделлиан и нон-деллиан могла быть решена здесь с тем же успехом, что и в любом другом месте.

Из задумчивости ее вырвал какой-то звук. Внезапно насторожившись, в сотне ярдов от себя Глория увидела кошачью голову, осторожно выглядывавшую из кустарника на противоположном краю прогалины. Интересная голова — ее свирепость не уступала ее красоте. Желтоватое туловище сейчас было почти полностью скрыто зарослями, однако мельком замеченного ранее оказалось достаточно, чтобы Глория распознала в животном представителя СС-типа, принадлежавшего к почти повсеместно распространенному семейству кентавров. В движении эти четвероногие существа демонстрировали идеальную сбалансированность.

Кентавр изучающе разглядывал Глорию большими блестящими черными глазами, округлившимися от удивления. Голова его поворачивалась из стороны в сторону, явно высматривая Мэлтби. Глория взмахнула пистолетом и пошла вперед. Существо мгновенно исчезло. Благодаря чувствительным микрофонам леди Лорр даже отсюда могла слышать, как оно мчится все дальше и дальше. Внезапно кентавр замедлил бег, и больше от него не донеслось ни звука.

«Поймал, — подумала Глория; это произвело на нее впечатление. — Выходит, мезоделлиане с их двойным разумом восприимчивы и одаренны. Жаль будет, если предрассудки не позволят им вписаться в галактическую цивилизацию Земной империи».

Несколько минут спустя она увидела Мэлтби — с помощью блок-коммуникатора тот пытался объясниться с туземцем. Подняв глаза, Мэлтби заметил ее и недоуменно покачал головой.

— Он утверждает, что всегда было так же тепло, как сейчас, и что живет он уже тринадцать тысяч лун. Луна — это сорок солнц, то есть сорок дней. Он предлагает нам пройти немного дальше вдоль долины, но это явно звучит чересчур заманчиво. Наш ход — это сделать осторожный дружеский жест и… — Он смолк на полуслове.

Прежде чем Глория смогла хотя бы осмыслить угрозу, разум ее уже был скован, а мышцы возбуждены. Ее швырнуло в сторону и вниз с такой скоростью, что удар о землю причинил ей невероятную боль. Уже лежа, оглушенная, она краем глаза успела заметить копье, пропоровшее воздух там, где она только что стояла. Глория повернулась, перекатилась — воля ее была вновь свободна — и выбросила руку с пистолетом в том направлении, откуда прилетело копье. По голому склону мчался галопом второй кентавр. Палец леди Лорр лег на спусковой крючок; и вдруг…

— Нет! — Голос Мэлтби был тих. — Они выслали разведчика — посмотреть, что происходит. Свое дело он сделал. Все кончилось.

Глория опустила пистолет, отметив с досадой, что руки у нее трясутся, да и всю ее била дрожь. Она уже открыла рот, чтобы сказать: «Спасибо, вы спасли мне жизнь!» — но тут же вновь плотно сжала губы, потому что ее голос тоже дрожал. И еще потому, что Мэлтби спас ей жизнь! Потрясенный этой мыслью, разум благородной леди балансировал на краю бездны. Невероятно! Никогда прежде Глория не подвергалась личной опасности от конкретного живого существа. Однажды ее линкор нырнул в хромосферу звезды; еще не изгладился из памяти и космический катаклизм недавнего шторма. Но этим безликим опасностям можно было противопоставить изощренную технику и хорошо обученный экипаж. На сей раз все было совершенно иначе.

В продолжение обратного пути к корабельному отсеку Глория пыталась постичь сущность этого различия. И это ей, кажется, удалось.

— Спектр типичный, — говорил Мэлтби в микрофон астровизора. — Линий поглощения нет совсем; зато две желтые полосы интенсивны до рези в глазах. Как вы и предполагали, мы, по-видимому, имеем дело с голубым солнцем, фиолетовое излучение которого задерживается атмосферой. Так или иначе, — закончил он, — уникальность этого эффекта обязана своим происхождением плотности здешней атмосферы. Еше вопросы?

— Пока нет… — Астрофизик казался погруженным в размышления, — И вообще, мне больше нечего вам посоветовать. Надо еше осмыслить все это. Не могли бы вы пригласить к астровизору леди Лорр? С вашего позволения, мне хотелось бы поговорить с ней наедине.

— Разумеется.

Уступив место Глории, Мэлтби вышел наружу, сел в кресло и стал наблюдать за восходящей луной. Тьма — это он подметил еще прошлой ночью — словно была пропитана какой-то неуловимой, вездесущей фиолетовой дымкой. Ну, теперь это понятно!

При том расстоянии от центрального светила, на которое указывал его угловой размер, вместо восьмидесятиградусной жары здесь должен был бы царить ставосьмидесятиградусный морозб, если, конечно, видимый цвет солнца соответствовал действительному. Голубое солнце, одно из полумиллиона… Все это интересно, однако… Мэлтби невесело усмехнулся. «Мне больше нечего вам посоветовать» капитана Плэнстона звучало признанием безысходности положения, в котором… Он невольно поежился.

Мгновение спустя Мэлтби попытался нарисовать в своем воображении картину: себя самого, точно так же сидящего здесь через год, любуясь восходящей луной. И через десять лет… И через двадцать…

И тут он ощутил присутствие Глории — она стояла в проеме люка, пристально глядя на него. Он поднял взгляд. Поток белого света, лившийся изнутри корабля, придавал ее лицу странное выражение: оно казалось отбеленным — после той желтизны, которую взгляд уже привык считать естественной.

— Больше вызовов с корабля не будет, — сказала она и, повернувшись, исчезла.

Мэлтби равнодушно кивнул. Прекращение вызовов было безжалостно и жестоко, однако в данной ситуации полностью соответствовало уставу. Робинзоны не должны питать ложных надежд и строить волшебных иллюзий, порожденных наличием связи. Им следует с полной ясностью осознать, что они отрезаны навеки. Отныне и навсегда.

Что ж, пусть так. Факт есть факт, и с ним следует смириться. В одной из книг, прочитанных Мэлтби на борту линкора, была глава о потерпевших кораблекрушение. Оттуда он почерпнул сведения о зафиксированных в истории девятистах миллионах человек, заброшенных судьбой на неведомые планеты. Большинство из этих планет в конце концов были найдены; и не меньше чем на десяти тысячах из них возникли целые общества, образованные потомками жертв космических катастроф. По закону каждый — и мужчины, и женщины, независимо от положения, занимаемого ранее в обществе, — в первую очередь должен был содействовать умножению населения. Потерпевший крушение обязан отринуть все личное, забыть о собственных чувствах и думать о себе исключительно как об орудии космической экспансии человеческой расы. Для нарушителей этого кодекса предусматривались наказания. Разумеется, их некому было приводить в исполнение, если поселение робинзонов не находили; но к обнаруженным они применялись со всей строгостью. Конечно, суд может решить, что человек и робот… что ж, робот — это особый случай.

Прошло уже полчаса, как Мэлтби сидел здесь. Он поднялся и почувствовал, что голоден. Он совсем забыл об ужине. Мэлтби разозлился на себя. Черт возьми, нынешняя ночь — не время оказывать давление на Глорию. Рано или поздно ей все равно придется понять, что обязанности кока отныне лежат на ней.

Только не нынешней ночью.

Мэлтби поспешно вернулся на кораблик и направился в компактный камбуз, каким был оснашен каждый отсек «Звездного роя». Однако в коридоре он остановился. Из неплотно закрытых дверей струился свет. Внутри кто-то насвистывал — нежно, весело, хотя и немелодично; и оттуда распространялся аромат, который может источать только настоящее рагу.

Они чуть было не столкнулись на пороге.

— Я как раз шла позвать вас, — сказала Глория.

Ужин прошел в молчании и быстро закончился. Сунув посуду в автомат, они уселись на просторный диван. Наконец Мэлтби заметил, что Глория изучающе смотрит на него насмешливым взглядом.

— Есть ли шанс, — спросила она вдруг, — что земная женщина и мезоделлианин смогут иметь детей?

— Честно говоря, — признался Мэлтби, — я в этом сомневаюсь.

Он пустился в описание процесса холодного давления, формирующего протоплазму мезоделлианского зародыша. И все время, пока он говорил, Глория продолжала рассматривать его все тем же веселым взглядом. Когда же она наконец заговорила, голос ее звучал необычно.

— Со мной сегодня приключилась странная история — после того, как этот туземец метнул копье. Я поняла… — Глория с трудом подбирала слова. — Я поняла, что проблема роботов решена — по крайней мере лично для меня. Естественно, — спокойно закончила она, — я в любом случае не стала бы противиться. Но мне приятно сознавать, что вы нравитесь мне, — она улыбнулась, — и нравитесь беспредельно.

Глава 15

Голубое солнце, которое кажется желтым… На следующее утром Мэлтби, сидя в кресле, ломал над этим голову. Сегодня он поджидал визита туземцев и потому решил остаться у корабля. Он не спускал глаз с краев прогалины, с границы долины, с опушки джунглей, но…

Существует закон, вспомнил он, определяющий сдвиг цветовых компонентов светового луча в другие части спектра — например, в желтую часть. Закон довольно сложен, но поскольку все оборудование капитанского мостика сводилось к репитерам и аппаратуре дистанционного управления и не включало в себя собственно измерительных и наблюдательных приборов, Мэлтби приходилось полагаться на математику, если он хотел представить себе, к какому спектральному классу относится здешнее солнце и насколько оно удалено от планеты. Большая часть солнечной радиации, вероятно, достигала планеты в виде ультрафиолетового излучения. Однако проверить предположение было невозможно. Так что оставим это на будущее и вернемся к желтому.

Он вошел в кораблик. Глории нигде не было видно, но дверь ее спальни была закрыта. Мэлтби отыскал блокнот, вернулся в свое кресло и погрузился в расчеты. Через час ответ был готов: триллион триста миллиардов миль. Почти одна пятая светового года. Он отрывисто рассмеялся. Так вот оно что! Хорошо бы иметь более полные данные или…

Или?..

Разум его воспарил. Вспышка озарения выжгла пелену, застилавшую мысленный взор, и грандиозная истина открылась Мэлтби. С криком он вскочил на ноги и уже метнулся к входному люку, когда над ним скользнула длинная черная тень. Тень была столь огромна, что мгновенно закрыла собой всю долину. Мэлтби невольно остановился и посмотрел вверх.

Линкор «Звездный рой» завис невысоко над желто-коричневыми джунглями планеты; из его чрева уже выдвинулся, сверкнув желтоватым серебром в солнечных лучах, спасательный катер и сразу же стартовал вниз. У Мэлтби оставались считаные минуты, чтобы поговорить с Глорией, прежде чем катер приземлится.

— Подумать только, — сказал он, — я как раз докопался до истины.

…Глория не смотрела на него. Взгляд ее был устремлен вдаль.

— В конце концов, — продолжал Мэлтби, — я не могу представить себе ничего лучше, чем посадить меня в камеру гипногенератора и…

— Не будьте смешным, — прервала она, по-прежнему не глядя на Мэлтби, — Не воображайте, что я приду в замешательство, как из-за того поцелуя. Позже я приму вас в своей каюте.

Ванна, чистый костюм — и Мэлтби через трансмиттер шагнул в помещение астрофизической службы. Первое представление об открывшейся ему потрясающей истине, в общих чертах правильное, нуждалось в уточнении некоторых фактов.

— А-а, Мэлтби! — Главный астрофизик шагнул ему навстречу и пожал руку, — Это солнце, которые вы выискали… Уже на основании первых ваших описаний желтизны и черноты у нас зародились подозрения. Но мы, естественно, не могли преждевременно обнадеживать вас… Да это и запрещено, вы же знаете. Наклон оси, судя по всему, вызывает очень долгое лето, в продолжение которого у гигантских деревьев здешних джунглей не образуется годичных колец… Все это наводило на размышления. А невыразительный спектр, в котором полностью отсутствуют линии поглощения, — это уже почти решающий аргумент. Последним доказательством послужил фильм, снятый вами на ортохромной пленке; он оказался передержанным, в то время как отснятые с использованием голубого и красного светофильтров — сильно недодержанными. Звезды этого типа так непомерно горячи, что практически вся излучаемая ими радиация лежит вне видимой части спектра. А вторичная радиация — нечто вроде свечения в атмосфере звезды — порождает видимый эффект желтизны, когда незначительная часть губительного ультрафиолета переходит в излучение с длиной волны большей, чем у атома гелия. Нечто вроде люминесцентной лампы, по космическим масштабам довольно мощной. Общее количество солнечной радиации, достигающей планеты, разумеется, огромно; однако, проходя сквозь многомильную толщу поглощающих ее озона, водяных паров, двуокиси углерода и других газов, поверхности она достигает, претерпев сильные изменения. Ничего удивительного, что туземец рассказывал вам о постоянной жаре — лето здесь длится уже четыре тысячелетия. Обычная радиация звезд этой отвратительной разновидности — из века в век излучаемая норма — приблизительно соответствует Новой в катастрофическом максимуме ее неистовства. Только у Новой этот период длится всего несколько часов, в течение которых в пространство изливается мощь, приблизительно соответствующая суммарному излучению ста миллионов обычных солнц. Новая-О, как мы назвали ярчайшую из звезд, — единственная в своем роде в Большом Магеллановом Облаке, это огромная и великолепная S Дорады. Разговаривая с главным капитаном Лорр, я заметил, что из сотни миллионов звезд она выискала…

— Постойте, — перебил его Мэлтби, — вы хотите сказать, что сообщили об этом леди Лорр прошлой ночью?

— Так у вас там была ночь? — заинтересовался капитан Плэнстон, — Ну… Что ж… Да, попутно, пока не забыл: все эти женитьбы и замужества не кажутся мне столь важными теперь, когда я состарился, — но все равно примите поздравления.

Мэлтби не поспевал за течением разговора. Мысли его зациклились на одном — так она все знала! Вновь он сосредоточился лишь перед последними словами астрофизика.

— Поздравления? — переспросил он.

— Самое время ей выйти замуж, — проворчал капитан, — Она деловая женщина, вы же знаете. Вдобавок это воодушевит остальных роботов… прошу прощения! Уверяю вас, название не имеет для меня ни малейшего значения. Как бы то ни было, леди Лорр сама объявила об этом несколько минут назад. Заходите еще — рад буду повидаться… — И он отвернулся, помахав на прощание пухлой рукой.

Мэлтби направился к ближайшему трансмиттеру. Вероятно, Глория уже ждет его.

Не стоит ее разочаровывать.

Глава 16

Тускло светящийся шар имел около трех футов в диаметре. Он висел в воздухе почти посредине каюты; нижний его полюс находился на уровне подбородка Мэлтби. Хмурясь и напрягая свой двойной разум, Мэлтби поднялся с постели, сунул ноги в тапочки и медленно обогнул светильник. Стоило оказаться с противоположной стороны шара, как тот исчез. Мэлтби поспешно вернулся на прежнее место, и шар появился вновь. Как он и предполагал, это оказалось изображением, проецируемым из подпространства и в реальности пространства каюты не существующим. Потому шар и не был виден с тыла. От замешательства брови Мэлтби сдвинулись еще ближе. Не будь он уверен в отсутствии у них подобных коммуникаторов, то мог бы предположить, что его извещают о наступлении времени действий.

Мэлтби горячо надеялся, что это не так. Он оставался все так же далек от решения. Но кто еще мог предпринять попытку связаться с ним? Мэлтби чуть было не нажал кнопку устройства, соединяющего каюту с капитанской рубкой огромного космолета. Не хотелось бы, чтобы Глория подумала, будто он поддерживает с кем-то тайную связь. Если у леди Jlopp зародятся подозрения, даже положение мужа не спасет двойной разум Мэлтби от вмешательства лейтенанта Неслор.

Однако помимо супружеских у него были и другие обязанности. Мэлтби сел на кровать и, сердито глядя на шар, произнес:

— Предположим, я догадываюсь, кто вы. Что вам угодно?

Раздавшийся в ответ голос — властный, уверенный — пришел сквозь шар:

— Догадываетесь, кто связался с вами, невзирая на необычность посредника?

Голос был знаком Мэлтби. Глаза его сузились, он с трудом сглотнул, но сразу взял себя в руки. Здесь могли оказаться непрошеные слушатели, которые многое извлекут из самого факта того, что он сразу же узнал голос. Именно для них он сказал:

— Логика самоочевидна: я — мезоделлианин, находящийся на борту земного линкора «Звездный рой», крейсирующего внутри Большого Магелланова Облака в регионе Пятидесяти Солнц. Кто, кроме моих скрывающихся соплеменников, может искать со мной связи?

— И, зная об этом, — многозначительно произнес голос, — вы не предприняли ни единой попытки выдать нас?

Мэлтби смолчал. Он отнюдь не был уверен, что ему по вкусу такая формулировка. Он понимал, что эти слова, подобно его собственным, адресованы возможным непрошеным слушателям. Однако то, что его собеседник таким образом обращал внимание на желание Мэлтби сохранить этот разговор в тайне, вряд ли можно было посчитать дружественным жестом. Отчетливее прежнего он осознал, что не следует забывать о своей политической позиции — как здесь, на корабле, так и за его пределами. Надо взвешивать каждое произносимое слово. Он разглядывал светящуюся штуковину, прикидывая, каким способом легче заставить раскрыться спрятавшегося за ней человека. И попросту спросил:

— Кто вы?

— Ханстон.

— О! — вырвалось у Мэлтби.

Удивление не было полностью притворным. Существовала разница между догадкой и ее словесным подтверждением. Прямое опознание личности собеседника как-никак еще глубже затягивало его в эту историю.

Ханстон был освобожден сразу же после того, как «Звездный рой» нашел Пятьдесят Солнц. Мэлтби в силу обстоятельств был фактически лишен связи с остальным миром. Он мягко повторил прежний вопрос:

— Что вам угодно?

— Ваша политическая поддержка.

— Моя… чего? — опешил Мэлтби.

В голосе Ханстона зазвучали нотки не столько гордости, сколько гордыни:

— В соответствии с нашей убежденностью в том, что мезоделлиане, невзирая на свою малочисленность, должны принимать равноправное участие в управлении Пятьюдесятью Солнцами, — не сомневаюсь, вы разделяете эту точку зрения, — сегодня мною отдан приказ захватить власть на всех планетах сообщества. В настоящий момент армии мезоделлиан, оснащенные самым обширным арсеналом всего известного галактике сверхоружия, проводят операцию по высадке десантов, и вскоре власть окажется в наших руках. Вы… — Голос на мгновение смолк, затем спокойно продолжил: — Вы слушаете меня, капитан Мэлтби?

Вопрос был подобен тишине, наступающей после удара грома. Оглушенный новостью, Мэлтби медленно приходил в себя. Он поднялся на ноги, но сразу же снова сел. Хотя мир разом изменился, здесь все осталось по-прежнему — каюта, светящийся шар и он сам.

Гнев взметнулся в душе Мэлтби, как пламя.

— Вы отдали этот приказ?! — яростно рявкнул он и осекся. Мозг молниеносно переключился на режим восприятия и анализа больших объемов информации. Наконец, придя к выводу, что в его положении невозможно возражать по существу, Мэлтби произнес: — Вы рассчитываете на одобрение свершившегося факта. Насколько я понимаю неизменную политику Земной империи, эти надежды напрасны.

— Напротив, — последовал быстрый ответ, — Необходимо убедить лишь главного капитана леди Лорр. Она уполномочена поступать по собственному усмотрению. И она ваша жена.

Мэлтби все еще колебался, хотя и чувствовал себя заметно спокойнее. Странно, что Ханстон, начав действовать по собственному почину, ищет теперь его поддержки. Впрочем, ничего особенно странного в этом не было. Неожиданно Мэлтби понял, что ждал чего-то подобного — ждал с того самого момента, когда месяц назад распространилась новость об открытии земным линкором цивилизации Пятидесяти Солнц. Ждал — и именно поэтому хранил молчание. Через пять — десять лет, а может быть, уже через год печать земного одобрения навсегда закрепит демократическое устройство общества Пятидесяти Солнц — таким, каково оно есть. А существующее законодательство полностью исключало мезоделлиан из управления государством. Сейчас представлялся шанс сделать это возможным. Потом…

Было очевидно, что сам Мэлтби слишком замешкался с принятием решения. Обуревавшая остальных его соплеменников жажда активных действий все-таки претворилась в действие. Мэлтби придется изыскать способ покинуть корабль, чтобы выяснить, что же происходит на планетах. Однако сейчас его девиз — осторожность.

— Я не прочь изложить ваши аргументы жене. Однако некоторые положения не произвели на меня ни малейшего впечатления. Вы упомянули о «самом обширном арсенале всего известного галактике сверхоружия». Согласен, примененный вами способ подпространственной связи является для меня новинкой, однако в целом это ваше утверждение совершенно нелепо. Вы понятия не имеете даже о вооружении одногоединственного линкора — несмотря на предоставленные мне возможности, оно остается тайной и для меня. К тому же можно утверждать, что ни один корабль не способен нести столько вооружения, сколько Земля сумеет в короткий срок сосредоточить в любом уголке изученной вселенной. Пребывая в постоянной самоизоляции, вы не можете знать, что это за оружие, и потому не имеете права говорить о превосходстве. В связи с этим я спрашиваю: зачем прибегать к подобным угрозам? Такой аргумент меньше всех прочих способен пробудить энтузиазм по отношению к вашему предприятию. Не так ли?

На капитанском мостике гигантского корабля ее сиятельство Глория Сесилия отвернулась от видеоэкрана, показывавшего каюту Мэлтби. Ее красивое лицо казалось озабоченным.

— Что вы об этом думаете, лейтенант Неслор? — тихо спросила она.

— По-моему, благородная леди, — твердо ответила психолог, — именно это мы обсуждали в тот раз, когда вы впервые поинтересовались у меня психологическим эффектом, который произведет ваше замужество на Питера Мэлтби.

Главный капитан удивленно воззрилась на свою подчиненную.

— Вы сошли с ума? Его реакция естественна — вплоть до мелочей. Он подробно рассказывал мне о ситуации, сложившейся в мире Пятидесяти Солнц. И каждое его слово соответствует…

Мягко прозвенел интерком, и на экране возникло мужское лицо.

— Дрейдон, — представился он, — начальник службы связи. Относительно вашего запроса об ультраволновом излучении, сфокусированном сейчас в спальне вашего мужа, докладываю, что подобное устройство в галактике Млечного Пути было изобретено около ста девяноста лет назад. Было принято решение оборудовать им все заложенные и уже построенные корабли рангом выше крейсера, однако массовое производство началось, когда мы уже находились в пути. Следовательно, в этой области мезоделлиане достигли уровня изобретений, созданных человеческим гением, хотя трудно понять, как им это удалось. Весьма вероятно, что лишь очень и очень немногие из них представляют себе возможности нашей техники, мгновенно регистрирующей любое постороннее энергетическое проявление. Вряд ли они обнаружили и все побочные эффекты своего изобретения. Что еще вас интересует, благородная леди?

— Как это действует?

— Энергия, чистейшая энергия. Конусовидный пучок ультраволн направляется на обширный сектор космического пространства, где предположительно находится искомый корабль. Все генераторы ведущего передачу корабля работают только на излучение. Насколько я помню, во время экспериментов удавалось устанавливать контакт на расстоянии больше трех с половиной тысяч световых лет.

— Понятно, — нетерпеливо перебила леди Лорр, — Но каков принцип действия? Как, например, они отыскали «Звездный рой» среди сотни других кораблей?

— Как вам известно, — последовал ответ, — наш корабль на определенной волне постоянно посылает в космос ненаправленные опознавательные сигналы. Ультралучи настроены на эту длину волны и, встречаясь с ней, мгновенно фокусируются на центре источника опознавательных сигналов и удерживают его в фокусе независимо от изменения направления и скорости движения. После того как вол на-носитель сфокусирована, передать с ее помощью голос или изображение, естественно, проще простого.

— Понимаю… — Глория казалась погруженной в размышления. — Благодарю вас.

Она переключила интерком, вернув на экран изображение каюты Мэлтби.

— Очень хорошо, — говорил в это время ее муж, — Я представлю ваши соображения жене.

Вместо ответа светящийся шар исчез. Пропущенная часть разговора не интересовала главного капитана: вся беседа была записана, и воспроизвести впоследствии любую ее часть не составило бы труда. Глория повернулась к лейтенанту Неслор и высказала мысль, не покидавшую ее все это время:

— Как вы можете аргументировать свое утверждение, высказанное прежде, чем нас прервали?

— Произошло нечто судьбоносное для Пятидесяти Солнц в целом, — холодно ответила психолог. — Это слишком важно, чтобы мы могли позволить себе какое-либо вмешательство. Следовательно, необходимо удалить вашего мужа с корабля, а вам надлежит добровольно подвергнуться изъятию из памяти любви к нему — до тех пор, пока это дело не будет доведено до конца. Вы понимаете, не правда ли?

— Нет! — упрямо возразила леди Лорр, — Не понимаю. Почему вы так считаете?

— По нескольким причинам. Во-первых, потому что вы вышли за него замуж. А заурядного человека вы бы никогда не выбрали себе в мужья, мадам.

— Естественно, — с гордостью произнесла главный капитан. — Вы сами установили, что ай-кью каждого из его разумов больше моего.

— С каких это пор вы придаете ай-кью такое значение? — саркастически рассмеялась лейтенант Неслор, — Будь он критерием признания превосходства, королевская и все аристократические фамилии уже давным-давно кишели бы профессорами и академиками. Нет, мой капитан, высокородные особы обладают врожденным величием, не имеющим ничего общего с интеллектом или талантом. Менее удачливые смертные могут воспринимать это как несправедливость, но не в состоянии ничего поделать. Когда в комнате появляется его светлость, мы можем его не любить, даже ненавидеть, можем игнорировать его или, наоборот, склониться перед ним в поклоне, но никогда не останемся к нему равнодушны. Капитан Мэлтби окружен такой же атмосферой. Выходя за него замуж, вы могли не осознавать этого, но подсознательно чувствовали.

— Но он всего лишь капитан флота Пятидесяти Солнц, — запротестовала главный капитан, — и к тому же сирота, воспитанный государством.

Но эти слова не поколебали уверенности лейтенанта Неслор.

— Ему известно, кто он на самом деле, известно безошибочно. Жаль только, что ваше замужество оказалось столь поспешным и воспрепятствовало детальному исследованию его двойного разума. Мне чрезвычайно любопытна его история.

— Он рассказывал мне обо всем.

— Благородная леди, — резко сказала психолог, — подумайте, что вы говорите. Мы имеем дело с человеком, нижний предел ай-кью которого выше ста семидесяти. В каждом вашем слове сквозит пристрастность женщины к любимому человеку. Я не ставлю под сомнение вашего права доверять ему — насколько я понимаю, он человек талантливый и честный. Но решение проблемы Пятидесяти Солнц должно быть принято вне зависимости от личных чувств. Вы согласны?

Последовала томительная пауза; затем леди Лорр чуть заметно кивнула.

— Высадите его на Атмионе, — произнесла она тусклым голосом. — Мы должны вернуться на Кассидор.

Глава 17

Мэлтби стоял и наблюдал, как «Звездный рой» постепенно растворялся в бездонной небесной голубизне. Затем он поймал такси и поехал в ближайший отель, откуда сделал первый телефонный звонок. Часом позже прибыла молодая женщина; едва завидев Мэлтби, она чопорно приветствовала его. Однако под внимательным взглядом Мэлтби вся ее натянутость испарилась; женщина шагнула вперед, преклонила колено и коснулась губами его руки.

— Можете подняться, — разрешил Мэлтби.

Женщина выпрямилась и отступила, настороженно разглядывая его смешливым и чуть вызывающим взглядом. Мэлтби и сам осознавал нелепость ситуации. Наследственная власть, многими поколениями мезоделлиан почитавшаяся единственно возможной формой правления великим множеством столь талантливых людей, неожиданно породила довольно сложную ситуацию: Питер Мэлтби, сын последнего наследного вождя, был захвачен в плен деллианами в том самом сражении, в котором погиб его отец. После долгих дебатов остальные мезоделлианские лидеры решили подтвердить его права. Они даже начали верить, что воспитание, полученное их вождем в среде народа Пятидесяти Солнц, пойдет на благо всему сообществу мезоделлиан. В высшей степени лояльное поведение самого Мэлтби и других, некогда плененных, а теперь уже повзрослевших детей, могло заставить остальных граждан Пятидесяти Солнц пересмотреть свое мнение о мезоделлианах. Кое-кто из политиков старшего поколения считал это единственной надеждой своей расы. Показательно, что, несмотря на авантюру Ханстона, женщина признавала обретенный Мэлтби по праву рождения высокий статус.

— Положение осложняется тем, — сказал Мэлтби, — что весь мой гардероб наверняка нашпигован устройствами, при помощи которых земляне могут следить за моими передвижениями, не покидая борта «Звездного роя». Хотелось бы, чтобы кто-нибудь погулял здесь в моем костюме, пока я отправлюсь в тайный город.

— Уверена, что это можно организовать, — отозвалась женщина, — Корабль за вами придет завтра к полуночи. Вас это устраивает?

— Буду ждать.

Она поколебалась.

— Что-нибудь еще?

— Да, — сказал Мэлтби, — Кто поддерживает Ханстона?

— Молодые мужчины, — не задумываясь ответила она.

— А как насчет молодых женщин?

— Я ведь здесь, не правда ли? — улыбнулась она.

— Да, но только половиной сердца.

— Вторая половина, — произнесла она теперь уже без улыбки, — сопровождает человека, сражающегося в одной из ханстоновых армий.

— Так почему же не все ваше сердце находится там?

— Потому что я не считаю возможным при первом же кризисе отвергать систему правления. Мы сами решили, что на определенный период нам необходима наследственная власть. Далеко не все мы, женщины, одобряем необдуманные и рискованные действия, направляемые авантюристами вроде Ханстона, хотя и понимаем, что наступил переломный момент.

— Многим придется заплатить за эту авантюру жизнью, прежде чем она завершится, — печально вздохнул Мэлтби. — Надеюсь, среди них не окажется вашего молодого человека.

— Благодарю вас, — проговорила она и удалилась.

На девяти безымянных планетах существовало девять тайных городов, населенных мезоделлианами. Подобно планетам, города не имели названий и различались только по неуловимым нюансам в произношении самого слова «город». Все они были подземными; три из них скрывались под толщей вод огромных бурных морей, два других — в недрах горных хребтов; местонахождение остальных четырех было никому не известно.

Во время одного из своих путешествий Мэлтби удалось открыть это никому не известное. Выходы располагались вдали от самих городов и соединялись с ними туннелями настолько извилистыми, что крупные космические корабли были вынуждены продвигаться здесь самым малым ходом.

Присланный за Мэлтби корабль опоздал всего на десять минут. Экипаж его состоял в основном из женщин. Было там, однако, и несколько пожилых мужчин, в том числе трое советников его покойного отца — Джонсон, Сондерс и Коллинз. Последний и выступил от имени всех.

— Не уверен, сэр, — сказал он, — что вам следует отправляться в город. Народ настроен определенно враждебно, даже женщины. Они боятся за своих сыновей, мужей и возлюбленных, однако верны их выбору. Все действия Ханстона и его шайки окружены тайной. Мы представления не имеем, что происходит. В тайном городе неоткуда получать информацию.

— Иного я и не ожидал, — отозвался Мэлтби, — Я хочу обратиться к народу и обрисовать ситуацию в целом — так, как я ее понимаю.

Когда Мэлтби предстал перед слушателями, аплодисментов не было. Двадцать тысяч человек, собравшихся в гигантской аудитории, внимали его словам в тишине, которая, казалось, стала еше глубже, когда Мэлтби принялся описывать вооружение «Звездного роя».

После того как он обрисовал принципы политики Земной империи по отношению к затерянным колониям вроде Пятидесяти Солнц, неодобрение слушателей стало еще очевиднее, но Мэлтби все же закончил с мрачной решимостью:

— Если мезоделлиане не смогут прийти к взаимному соглашению с Землей или не найдут способа нейтрализовать ее мощь — все предварительные победы окажутся тщетными, бессмысленными и неизбежно обернутся всеобщим бедствием. У Пятидесяти Солнц нет сил успешно справиться с одним-единственным земным линкором, что ж говорить о других кораблях, которые Земля сможет направить сюда в случае необходимости. Следовательно…

В этот момент микрофон отключили. Все динамики в огромном зале заревели в унисон:

— Он шпионит для землянки-жены! Он никогда не был одним из нас!

Мэлтби мрачно улыбнулся. Итак, дружки Ханстона сочли, что его трезвая аргументация может оказаться результативной, — и вот их ответ. Он ждал, когда же кончится этот бедлам, но шли минуты, а гвалт в зале все не ослабевал, даже усилился. Однако собравшиеся здесь не относились к числу тех, кто способен принять истерические вопли за форму разумной аргументации. На глазах у Мэлтби разозленные женщины срывали со стен динамики, до которых в состоянии были дотянуться, что не решало проблемы, поскольку в большинстве своем репродукторы были вмонтированы в потолок. Беспорядок возрастал.

«Ханстон и его люди должны понимать, — напряженно размышлял Мэлтби, — что таким образом они лишь раздражают своих сторонников. Зачем же они идут на этот риск?»

Лишь один ответ представлялся разумным: они хотят выиграть время. Очевидно, прячут за спиной нечто очень значительное, способное разом перевесить всякое противодействие и раздражение.

Кто-то тронул его за рукав. Обернувшись, Мэлтби увидел Коллинза. Старик выглядел озабоченным.

— Мне это не нравится, — Слова его с трудом пробивались сквозь царяшее в зале звуковое безумие, — Раз уж они зашли так далеко, то могут и организовать покушение. Возможно, вам стоит немедленно вернуться на Атмион, Кассидор или куда угодно еще.

Мэлтби задумался.

— На Атмион, — произнес он наконец, — Не хочу, чтобы люди со «Звездного роя» заподозрили о моей отлучке. С одной стороны, у меня больше нет перед ними никаких обязательств, но думаю, что контакт с ними может еще пригодиться.

Он криво усмехнулся собственной недомолвке: правда, Глория внушением была избавлена от любви к нему, но он-то по-прежнему оставался преисполнен внушенной любви к ней, как бы ни старался избавиться от этого чувства.

— Вы знаете, как меня найти, — проговорил Мэлтби, — в случае, если произойдет что-нибудь неожиданное.

Это было даже не смешно. Мэлтби был достаточно проницателен, чтобы понимать — Ханстон сделает все возможное, лишь бы никакая информация не просочилась в тайный город на безымянной планете. Другое дело, что сам он рассчитывал получать отсюда информацию.

Внезапно к нему пришло ощущение собственной отверженности. Чувствуя себя парией, Мэлтби покинул трибуну. Шум постепенно замирал за его спиной.

Шли дни; Мэлтби пребывал в недоумении по поводу отсутствия каких бы то ни было известий о «Звездном рое». Целый месяц он бесцельно переезжал из города в город, и единственными доходившими до него новостями были сообщения об успехах мезоделлиан. Новости эти явно были сильно приукрашены. Естественно: победители повсеместно захватывали радиостанции, и те сразу же принимались посылать в эфир ликующие реляции о том, как обитатели Пятидесяти Солнц бурно приветствуют новых властителей и провозглашают их вождями в борьбе против корабля Земной империи, против людей, чьи предки пятнадцать тысячелетий назад вырезали всех роботов, которых смогли обнаружить, а уцелевших вынудили искать спасения в этой далекой галактике.

Тема эта варьировалась снова и снова. Ни один «робот» — использовалось именно это слово — не может доверять людям после того, что случилось в прошлом. Мезоделлиане спасут мир «роботов» от вероломных людей и их линкора.

Триумфальный тон, которым наполнялись передачи при всяком упоминании о линкоре, выбивал Мэлтби из колеи, заставляя хмуриться и зябко поводить плечами. И лишь на тридцать первый день, обедая на открытой террасе ресторана, он впервые задумался, что же это могло означать. Из репродуктора, проплывая над головой Мэлтби, лилась негромкая, нежная, хотя и чуть дребезжащая музыка; именно «над головой» — ибо он был настолько погружен в собственные мысли, что посторонние звуки почти не задевали его сознание.

Один вопрос не давал ему покоя: что случилось со «Звездным роем»? Где может он находиться сейчас?

Глория говорила: «Мы немедленно приступим к действиям. Равноправие мезоделлиан будет признано, их гражданские права и свободы будут соблюдаться, как и полагается в демократическом обществе, однако господство их недопустимо — Земля никогда не признает власти меньшинства. Это окончательное решение».

Мэлтби признавал разумность такой позиции — если люди действительно изжили предрассудки против так называемых роботов. Это было офомное «если»; и то, как проворно спровадили его с корабля, лишь доказывало, что проблема еще ни в коей мере не решена. Мэлтби довел мысль до конца как раз к тому моменту, когда звучавшая над ним музыка медленно истаяла на высокой ноте. Наступившую тишину прервал легко узнаваемый голос Ханстона:

— Граждане Пятидесяти Солнц! Слушайте важное сообщение! Земной линкор больше не представляет опасности. Он захвачен благодаря искусной военной хитрости мезоделлиан и находится на Кассидоре, где раскрывает теперь свои многочисленные секреты нашим техническим специалистам. Граждане Пятидесяти Солнц, дни ожидания и неопределенности остались позади. В дальнейшем во всех делах вам станут помогать ваши сородичи и защитники — мезоделлиане. Я, в качестве их вождя, настоящим призываю фидцать миллиардов обитателей семидесяти планет начать подготовку к предстоящим визитам из галактики Млечного Пути. Я заверяю, что отныне ни один военный корабль больше не рискнет вторгнуться в пределы Большого Магелланова Облака, которое я торжественно провозглашаю нашим жизненным пространством, священным и неприкосновенным на вечные времена. Но это в будущем. А сегодня мы, фаждане Пятидесяти Солнц, успешно избежали величайшей из опасностей, когда-либо встречавшихся на всем протяжении нашей истории. В честь такого события я объявляю трехдневные торжества. И пусть они будут полны музыки, наслаждений и смеха.

Поначалу Мэлтби казалось, что здесь не о чем размышлять. Он брел вдоль бульвара, не обращая внимания на деревья, цветы и красивые дома; однако постепенно в его воображении стала складываться картина: непобедимый линкор, захваченный вместе со всеми, кто находился на борту… Если, конечно, они остались в живых. Как могло это произойти? Во имя мрака вселенной, как?

Благодаря гипнотической мощи своего двойного разума подобный захват могли бы осуществить мезоделлиане, если бы их допустили на борт корабля в количестве, достаточном для того, чтобы взять под мысленный контроль всех высших офицеров.

Но кто мог оказаться столь безумным, чтобы предоставить такой группе возможность проникнуть на корабль? Еще месяц назад «Звездный рой» располагал как минимум двойной защитой от столь бедственного финала своего долгого межзвездного рейса. Во-первых, там была лейтенант Неслор — искусный психолог, способный без тени колебаний вторгнуться в глубь мозга любого попавшего на корабль человека. Вторым гарантом безопасности был капитан Питер Мэлтби, чей двойной разум мгновенно распознал бы присутствие на борту другого мезоделлианина.

Однако Питер Мэлтби не находился на борту «Звездного роя», а брел вдоль этой спокойной прекрасной улицы, снедаемый удивлением и унынием. Он был здесь потому… Мэлтби вздрогнул — его внезапно озарило. Так вот зачем был явлен ему этот светящийся шар; вот почему Ханстон так старался внушить доверие! Слова этого человека не имели ничего общего с подлинными намерениями. Вся сцена была задумана лишь затем, чтобы удалить с борта линкора единственного человека, способного мгновенно ощутить присутствие мезоделлиан. Трудно сказать, что предпринял бы Мэлтби, обнаружив их. Из любви к чужеземной женщине обречь на смерть сородичей — это совершенно немыслимо. Но он не допустил бы и ее пленения. Однако он мог бы порекомендовать возможным захватчикам держаться подальше — и нашел бы для этого достаточно весомые аргументы. Однако окажись Мэлтби перед выбором в самый момент атаки, логические способности его мозга подверглись бы тяжкому испытанию.

Впрочем, теперь это не имело значения. События развивались своим чередом, отнюдь не спрашивая разрешения Мэлтби, и он больше не имел возможности влиять на их ход. Свержение законного правительства Пятидесяти Солнц, захват могущественного линкора — что в состоянии противопоставить всему этому человек, которому сама судьба доказала ошибочность его поступков и который теперь в любой момент мог оказаться убитым, как и опасались его старые сподвижники? К тому же в этот час торжества Ханстона нечего было и думать о связи с тайным городом.

И все-таки кое-что он еще мог предпринять. Если «Звездный рой» действительно захвачен, то вместе с ним в плену и ее сиятельство Глория Сесилия. А к длинному списку титулов леди Лорр из благородных Лорров недавно прибавился еще один — миссис Питер Мэлтби. Это была та реальность, из которой и вырастала первая сугубо личная цель его жизни.

Глава 18

Перед ним была база флота. Не доходя сотни футов до главной офицерской проходной, Мэлтби остановился посреди тротуара и небрежно закурил. Вообще-то курение являлось нон-деллианской привычкой, ни в коей мере не свойственной Мэлтби. Но человек, стремящийся попасть с четвертой планеты Атмиона на Кассидор-Восемь без помощи регулярных пассажирских линий, вынужден пользоваться достаточно обширным набором маленьких хитростей, когда ему требуется маскировка.

Прикуривая, Мэлтби успел внимательным взглядом окинуть ворота и начальника караула, а потом легкой походкой человека с чистой совестью двинулся вперед. Пока офицер-деллианин изучал его абсолютно подлинные документы, Мэлтби преспокойно стоял, попыхивая сигаретой. Это небрежное спокойствие было маской — на самом деле мозг его напряженно работал. Угораздило же нарваться на деллианина! В большинстве своем они совершенно не поддавались гипнотическому воздействию — за исключением редчайших случаев, когда их заставали врасплох.

— Пройдите в боковую дверь, капитан, — прервал молчание офицер, — Я хочу потолковать с вами.

Основное, нон-деллианское сознание Мэлтби сжалось и ушло вглубь, но второй разум был уже наготове, словно стремительно обнаженная шпага. Неужели его опознали? Мэлтби колебался, уже почти готовый обрушить удар.

«Погоди! — предостерег он себя. — Всегда успеется, если дежурный попытается поднять тревогу».

Мэлтби должен был проверить правильность своей догадки о том, что Ханстону не хватило времени захлопнуть перед ним все ворота.

Он окинул собеседника быстрым проницательным взглядом. Но типичное красивое лицо офицера хранило характерное безмятежное выражение. Если он опознал Мэлтби, применять трехмерный гипноз уже поздно.

Понизив голос, деллианин без предисловий начал:

— Мы получили приказ задержать вас, капитан.

Он умолк и с любопытством посмотрел на Мэлтби, который, попытавшись своим двойным разумом осторожно прозондировать мозг собеседника, встретил непреодолимый барьер и, признав поражение, в замешательстве отступил. Однако пока ему ничто не угрожало.

— Да? — осторожно произнес Мэлтби, внимательно разглядывая деллианина.

— Если я дам вам войти, — продолжал тот, — а потом что-нибудь случится — скажем, исчезнет корабль, — мне придется держать ответ. Если же я не пушу вас и вы попросту уйдете, то никому и в голову не придет, что вы были здесь, — Он пожал плечами и улыбнулся, — Просто, не так ли?

Устремленный на собеседника взгляд Мэлтби помрачнел.

— Спасибо, — сказал он. — Но как это понимать?

— Мы в нерешительности.

— Из-за чего?

— Из-за мезоделлиан. Они захватили власть — прекрасно. Но флот Пятидесяти Солнц не отрекается и не присягает в пять минут. Кроме того, мы не уверены в неискренности предложений землян.

— Зачем вы говорите мне это? В конце концов, биологически я мезоделлианин.

— В кают-компаниях вам основательно перемыли кости, капитан, — улыбнулся офицер, — Мы не забыли, что пятнадцать лет вы были одним из нас. Хотя вы могли и не заметить этого, но мы подвергали вас многим проверкам.

— Я заметил, — Лицо Мэлтби омрачилось воспоминаниями, — И у меня сложилось впечатление, что результаты были не в мою пользу.

— Вы ошибаетесь.

Воцарилось молчание. Мэлтби чувствовал растущее возбуждение. Он был так погружен в собственные заботы, что реакция обитателей Пятидесяти Солнц на катастрофические политические изменения едва затронула его. Начав анализировать ситуацию, Мэлтби подметил у гражданского населения ту же неуверенность, которая звучала сейчас в словах офицера-деллианина.

Казалось несомненным, что мезоделлиане приурочили захват власти к самому подходящему с точки зрения психологии моменту. Но победа их не была окончательной. У других по-прежнему оставались шансы достичь собственных целей.

— Мне надо попасть на Кассидор, чтобы выяснить судьбу жены, — просто сказал Мэлтби. — Как мне осуществить это?

— Так главный капитан «Звездного роя» действительно ваша жена? Это не пропаганда?

— Действительно, — кивнул Мэлтби.

— И, выходя замуж, она знала, что вы робот?

— Я неделями сидел в библиотеке линкора, изучая земную версию той резни роботов, что была учинена пятнадцать тысячелетий назад, — сказал Мэлтби. — Их трактовка событий сводится к тому, что это было кратковременное возрождение в массовом сознании древних расовых предрассудков, которые, как вам известно, коренятся в страхе перед чужеземным и, конечно, в стихийной неприязни. Деллиане с их прекрасным и величественным внешним обликом, со своей удивительной физической и психической мощью, казалось, настолько превосходили обычных людей, что страх одним прыжком перешел в паническую ненависть и начались линчевания.

— А что насчет нон-деллиан? — поинтересовался офицер. — Тех, о ком мы все еще так мало знаем, хотя именно они сделали бегство возможным.

— В этом вся соль. — Мэлтби мрачно рассмеялся. — Слушайте…

Когда его рассказ подошел к концу, офицер беспомощно спросил:

— А люди со «Звездного роя» знают об этом?

— Я рассказал им, — ответил Мэлтби, — Они намеревались предать это гласности перед своим возвращением на Землю.

— Что вы думаете об этом мезоделлианском перевороте и подготовке к войне? — после паузы спросил деллианин.

— Еще не решил.

— Как и большинство из нас.

— Что меня действительно тревожит, так это перспектива прилета других земных кораблей, которыми не удастся овладеть хитростью.

— Да, — согласился деллианин, — такое и нам приходило в голову.

Вновь наступило молчание, и прошло довольно много времени, прежде чем Мэлтби высказал просьбу:

— Существует ли для меня какой-нибудь способ попасть на Кассидор?

Прикрыв глаза, деллианин замер в нерешительности. Наконец он вздохнул.

— Есть корабль, стартующий через два часа. Не думаю, чтобы капитан Терда Лэйрд стал возражать против вашего присутствия на борту. Следуйте за мной, капитан.

Мэлтби прошел сквозь ворота и оказался в тени расположенных за ними огромных ангаров. Он ощущал странную внутреннюю расслабленность. И нужно было побывать в космосе, чтобы теперь правильно понять ее значение: у Мэлтби исчезло мучительное чувство одиночества во враждебной вселенной.

Глава 19

Вид простиравшейся за иллюминатором черноты успокаивал напряженные нервы Мэлтби. Он сидел, устремив взгляд в чернильную тьму, искрящуюся сверкающими точками звезд, и болезненно ощущал собственное одиночество. Нахлынули ностальгические воспоминания о тех часах, которые в бытность флотским метеорологом он провел, вот так же вглядываясь в космические бездны. В то время окружающее казалось ему враждебным; он едва ли не физически ощущал непреодолимую подозрительность, отделявшую его от всех деллианских и нон-деллианских роботов.

На самом же деле это он, Мэлтби, по всей видимости, держал себя настолько отчужденно, что никто не отваживался приблизиться к нему. Теперь стало ясно, что подозрительность развеялась — давно и почти бесследно. Так или иначе, но проблема Пятидесяти Солнц вновь стала его проблемой.

«Подход к освобождению Глории должен быть необычным», — подумал он.

За несколько часов до посадки Мэлтби послал капитану Лэйрду визитную карточку с просьбой о встрече.

Командир оказался худощавым, седым, преисполненным чувства собственного достоинства нон-деллианином. Он согласился с каждым словом, с каждой деталью предложенного Мэлтби плана.

— Несколько недель назад, вскоре после мезоделлианского переворота, эти события стали предметом всестороннего обсуждения, — сказал он. — Оценивая численность боевых кораблей, которыми располагает Земная империя, мы получили до бессмысленности огромное количество. Нас ничуть не удивило бы, — серьезно продолжал офицер, — если бы Земля смогла выставить по боевому кораблю против каждого мужчины, каждой женщины, каждого ребенка, обитающего под пятьюдесятью солнцами, причем без заметного ущерба для обороны галактики Млечного Пути. Мы на флоте с тревогой ждали, когда же Ханстон выступит с заявлением на эту тему, в публичной декларации или секретном меморандуме. Но Ханстон хранил молчание, что встревожило нас еще больше, поскольку логика подсказывала: первые вылазки в новые звездные системы, подобные Большому Магелланову Облаку, могут предприниматься лишь по приказу центрального правительства.

— Это была экспедиция, — вставил Мэлтби, — предпринятая по приказу Имперского совета.

— С ума сойти, — пробормотал капитан, — Нет, наши новые лидеры все-таки свихнулись! — Он выпрямился и тряхнул головой, как бы отметая всякие колебания и сомнения, — Капитан Мэлтби, — продолжил он официальным тоном, — полагаю, что могу гарантировать всемерную поддержку флота в деле освобождения вашей жены. Если… если она еше жива.

Часом позже, падая во тьму — все глубже, глубже и глубже, — Мэлтби силился согреть душу обещанием капитана, как бы отгораживаясь им от жесткого смысла последних слов. И вдруг прежнее горькое чувство полыхнуло в душе, как вздутый ветром костер.

«Просто не верится, — с иронией подумал он, — что лишь несколько месяцев минуло с тех пор, как обстоятельства вынудили корабельного психолога, лейтенанта Неслор, навязать мне пылкую любовь к леди Лорр. Страсть, которая с тех пор стала главной движущей силой моей жизни. Зато любовь Глории родилась сама собой — и это одна из причин, почему наши отношения мне так дороги».

Планета внизу росла и становилась все ярче. Ее полумесяц спокойно висел в пространстве; затемненная часть диска искрилась серебристыми блестками огней десятков тысяч городов и поселков. Именно туда он и направлялся — к мерцающей темной стороне. Мэлтби приземлился посреди рощи и уже закапывал под тщательно помеченным деревом свой скафандр, когда на него внезапно обрушилась полная тьма.

Он почувствовал удар и отключился, успев, однако, понять, что впадает в беспамятство.

Очнувшись, он изумленно огляделся по сторонам. Было по-прежнему темно. Две из трех лун Кассидора стояли высоко над горизонтом; в момент приземления Мэлтби они еще не взошли. Бледный лунный свет заливал прогалинку.

Это была та же роща. Мэлтби пошевелил руками — они повиновались и не были связаны. Он сел, потом поднялся на ноги. Вокруг никого не было.

До слуха не доносилось ни звука, если не считать легкого шепота ветра в ветвях. Мэлтби постоял, настороженно вглядываясь в окружающую темноту прищуренными глазами, потом постепенно расслабился. Внезапно он вспомнил, что ему приходилось слышать о подобных обмороках — они случались у нон-деллиан в результате долгого свободного падения сквозь космическое пространство. Деллиане не были подвержены этому; до сих пор Мэлтби полагал, что иммунитет распространяется и на его соплеменников. Теперь не оставалось сомнений, что он ошибся.

Пожав плечами, Мэлтби забыл об этом. Чтобы добраться до ближайшей стоянки аэрокаров, ему понадобилось десять минут. А еще десять минут спустя он уже оказался в Летном центре. Теперь он знал, что делать. Мэлтби постоял возле одного из сорока входов и после серии произведенных его двойным разумом коротких проверок сознания людей, во множестве поднимавшихся по эскалаторам, убедился в отсутствии среди них мезоделлиан. Это было в лучшем случае небольшое удовлетворение, поскольку Мэлтби и так знал, располагал ли Ханстон резервами для организации патрульной службы. Лидер мезоделлиан волен велеречиво распространяться о своих армиях, однако — Мэлтби мрачно усмехнулся — они отнюдь не так могущественны.

Государственный переворот, приведший Ханстона к власти над Пятьюдесятью Солнцами, оказался куда более дерзким и рискованным предприятием, чем могло показаться на первый взгляд. Решаясь на свою авантюру, он располагал не более чем сотней тысяч человек. Таким образом, опасность могла ждать Питера Мэлтби лишь по прибытии в Делл — великолепную столицу Пятидесяти Солнц.

Он уже купил билет и размашистым шагом направился к ведущему наверх эскалатору, когда женская рука тронула его за локоть. Не оборачиваясь, Мэлтби в долю секунды исследовал мозг незнакомки и облегченно вздохнул. Его изумленному взгляду предстала лейтенант Неслор, главный психолог «Звездного роя».

Мэлтби отставил чашку и пристально, без улыбки посмотрел через стол на женщину-психолога.

— Признаться, — сказал он, — меня не интересует, что за план освобождения корабля вы вынашиваете. В моем положении невозможно с чистой совестью принять чью-либо сторону.

Мэлтби смолк, с любопытством разглядывая собеседницу; в голове у него не было ни единой дельной мысли. Эмоциональный мир этой немолодой женщины временами приводил его в замешательство. Мимоходом ему вспомнилось, что в прошлом он даже всерьез раздумывал, не использует ли она оборудование своей лаборатории для того, чтобы сделать себя неподвластной любым человеческим чувствам. Мэлтби отогнал воспоминания: сейчас его интересовала информация, а вовсе не характер лейтенанта Неслор.

— По моему разумению, — холодно произнес Мэлтби, — именно вы несете ответственность за захват «Звездного роя». Во-первых, это вы с вашей премудростью удалили с корабля меня — единственного человека, способного гарантировать его безопасность; во-вторых, именно в ваши обязанности входило изучение разума всякого, кому дозволено подняться на борт. Я не могу взять в толк, каким образом вы умудрились так промахнуться.

Женщина не отвечала. Худощавая, отмеченная зрелой красотой, хотя и с сединой в волосах, она сидела, мелкими глотками прихлебывая кофе. Наконец, встретив его взгляд, она произнесла:

— Не стану пытаться объяснять. Поражение говорит сама за себя. — Психолог запнулась, лицо ее вспыхнуло, — Думаете, наша благородная леди бросится в ваши объятия, благодаря за спасение? Не забывайте, она избавлена от любви к вам, и только корабль имеет для нее значение.

— Тем не менее я рискну, — ответил Мэлтби, — и рискну один. И если когда-нибудь мы окажемся под юрисдикцией Земли, я воспользуюсь своими законными правами.

Глаза лейтенанта Неслор сузились.

— О-о, — протянула она, — так вы знаете об этом? Вы провели в библиотеке немало времени, не правда ли?

— О земных законах я, пожалуй, знаю больше, чем кто-либо на «Звездном рое», — спокойно заметил Мэлтби.

— И не хотите даже выслушать мой план, заранее отказываетесь от помощи тысячи уцелевших членов экипажа?

— Я уже говорил вам, что не могу принимать участие в грандиозных затеях.

Женщина поднялась.

— Но вы собираетесь спасти леди Глорию?

— Да.

Она повернулась и ушла без единого слова. Мэлтби смотрел ей вслед до тех пор, пока она не скрылась в дальних дверях.

Глава 20

Главный капитан, ее сиятельство Глория Сесилия, леди Лорр из благородных Лорров, восседала на троне в приемном зале, без тени улыбки слушая психолога. И только когда лейтенант Неслор закончила доклад, напряженное внимание леди Глории заметно ослабло. Когда главный капитан заговорила, голос ее звучал резко.

— Так он действительно не подозревает истины? Не понял, что «Звездный рой» никогда не был захвачен? Не догадался, что это вы оглушили его там, в роще?

— О, подозрений у него предостаточно, — отозвалась лейтенант Неслор, — Но как он мог догадаться об истине во всей ее полноте? Памятуя о нашем молчании, как мог он заподозрит, что триумфальное заявление Ханстона — лишь часть той смертельной игры, которую мы ведем в попытке уничтожить друг друга? Уже сам по себе факт, что Ханстон завладел земным линкором, делает истину практически непостижимой.

Молодая леди улыбнулась и кивнула. Мгновение она сидела, задумчиво сощурив глаза; меж неплотно сжатых губ виднелись сверкающие белые зубы. Это лицо выражало совсем иные чувства, когда Глория впервые услышала о захвате мезоделлианами земного линкора. Линкор был кораблем изумительной новой модели, прототип которого много лет находился в стадии разработки. Перед мысленным взором Глории мгновенно промелькнуло все, что было известно об этом «громоносце», как называли его на верфи. Девятьсот миллиардов отдельных частей запущены в производство семьдесят пять лет назад в предвидении того, что сборка первого корабля завершится через семьдесят лет, после чего начнется серийное строительство. Лишь считаные единицы кораблей этого класса уже вступили в строй — и вот один из них захвачен.

Чувства, испытанные Глорией при известии о том, что мезоделлиане овладели этим линкором, колебались между облегчением и тревогой. Облегчением — потому что все сверхизобретения мезоделлиан в конечном счете оказались всего лишь похищенными достижениями галактики Млечного Пути; тревогой — потому что такой захват подразумевал очень многое.

Каковы намерения Ханстона? Неужели он не учитывает того, что имперский флот численно превосходит население Пятидесяти Солнц — считая и мужчин, и женщин, и детей?

— Несомненно, мезоделлиане послали корабль в галактику Млечного Пути, как только услышали о нашем появлении, — медленно проговорила леди Глория, — И конечно, если они в достаточном числе попали на борт одного из наших кораблей, их уже ничто не могло остановить. Меня радует, — продолжала она уже веселее, — что капитан Мэлтби не заинтересовался, каким образом вы и еше тысячи членов экипажа скрылись, когда Ханстон совершил так называемый захват «Звездного роя». Не удивлюсь, что он не захотел иметь ничего общего с вашим безрассудным планом освобождения корабля. Главное же — в этой прелестной маленькой новелле прозвучало то, что мы и хотели узнать: внушенная ему любовь ко мне заставит Мэлтби проникнуть на борт захваченного Ханстоном линкора. Как только индикатор, который мы спрятали на нем, когда капитан покидал «Атмион», покажет, что Мэлтби находится на корабле, мы приступим к действиям. — Она рассмеялась, — Этот человек придет в немалое удивление, узнав, какого рода на нем костюм.

— Его могут убить, — заметила лейтенант Неслор.

Смех затих, лишь легкая улыбка застыла на утонченном лице леди Лорр.

— Не забывайте, — быстро проговорила лейтенант Неслор, — что ваша нынешняя неприязнь к капитану Мэлтби — лишь следствие осознания глубины чувства, которое вы испытывали к нему раньше.

— Возможно, — согласилась главный капитан, — вы и переусердствовали в своем рвении. Однако независимо от причин, я не желаю испытывать никаких других чувств, кроме тех, которые владеют мною сейчас. Вы можете принять к сведению следующее: при любых обстоятельствах я восстановлю свой прежний гражданский статус; мой развод с капитаном Мэлтби — дело окончательно решенное. Вам понятно?

— Да, благородная леди.

Повсюду стояли корабли, корабли, корабли — больше, чем Мэлтби когда-либо приходилось видеть на космодромах Кассидора. Флот Пятидесяти Солнц, несомненно, был демобилизован — настолько стремительно, насколько мезоделлианам удалось это организовать. Шеренги кораблей тянулись на север, на юг, на восток — насколько хватало глаз. Они лежали на опорах длинными, геометрически правильными рядами. Здесь и там, ломая мерный мертвый ритм ровных линий, возвышались ангары и ремонтные мастерские. Однако большинство сооружений были подземными или, вернее, размешались под выложенной тонкими металлическими плитами равниной, напоминавшей море, подернутое легкой рябью блестящего стального сплава.

Земной линкор лежал приблизительно в четырех милях от западных ворот. Расстояние, казалось, не уменьшало его. Колоссальный корабль угрожающе вздымался над горизонтом, господствуя в небе над планетой. В его тени тонули меньшие суда и даже районы простирающегося позади города. Ни на Кассидоре, ни где бы то ни было под Пятьюдесятью Солнцами не существовало ничего, способного хоть приблизительно сравниться с этим могущественным кораблем по размерам, сложности и нескрываемой мощи.

Даже сейчас Мэлтби все еще не верилось, что столь несравненная боевая машина, способная уничтожать целые планеты, захвачена хитростью, целой и невредимой попала в руки мезоделлиан. А ведь даже способ, примененный им самим при освобождении «Атмиона», доказывал, что это вполне осуществимо. Мэлтби с трудом отвлекся от бесполезных размышлений и двинулся вперед — холодный, решительный, целеустремленный. Дежуривший у ворот офицер — симпатичный нон-деллианин — проводил его на территорию космодрома со словами:

— В дверях этого здания установлен электронный трансмиттер материи, сфокусированный на корабельный трюм, — Он жестом указал на сооружение, находившееся в сотне ярдов впереди и немного в стороне, и продолжил: — Так вы попадете на линкор. А теперь суньте в карман этот сигнализатор тревоги.

Мэлтби с любопытством взял в руки крохотный приборчик — простенькое устройство, сочетавшее принимающую и передающую лампы со снабженной предохранителем кнопкой, включающей сигнал.

— Зачем? — спросил он.

— Вы направляетесь на капитанский мостик, не правда ли?

Мэлтби кивнул; у него зародилась некая догадка, однако, не доверяя себе, он выжидательно молчал. Офицер продолжал:

— Постарайтесь как-нибудь добраться до контрольного пульта и отключить источники энергии, прервать связь, снять автоматические экраны и так далее. И нажмите на кнопку.

Догадка Мэлтби превратилась в уверенность. Он внезапно почувствовал, что идет по краю пропасти.

— Но к чему все это? — безучастно поинтересовался он.

— Решено, — последовал спокойный, почти холодный ответ молодого офицера, — попытаться захватить корабль. Мы располагаем несколькими резервными трансмиттерами и готовы в течение часа перебросить на борт сто тысяч человек, уже сконцентрированных в нескольких районах сосредоточения. Независимо от исхода предприятия, в неразберихе боя ваши шансы скрыться вместе с женой возрастут, — Он помолчал и твердо закончил: — Инструкции понятны?

Инструкции! Вот оно как! Мэлтби по-прежнему числился в списках флота Пятидесяти Солнц, и считалось само собой разумеющимся, что он беспрекословно подчинится любым приказам. Чему, разумеется, не бывать. Лояльность наследного вождя мезоделлиан, присягнувшего на верность Пятидесяти Солнцам и женатого на представительнице Земной империи, являла собой проблему прежде всего этическую. В голову Мэлтби пришла нелепая мысль: теперь не хватает только атаки уцелевших землян со «Звездного роя». Прибытие их отряда под предводительством лейтенанта Неслор создало бы окончательно подходящую ситуацию для человека, чья голова и так идет кругом, причем с каждой минутой все быстрее и быстрее. Нужно подумать и принять какое-то решению. К счастью, время есть. Нет необходимости принимать это решение сейчас и здесь. Мэлтби возьмет этот сигнализатор тревоги, а включать его или нет — решит по обстоятельствам. Он сунул прибор в карман и спокойно произнес:

— Да, инструкции понятны.

Две минуты спустя он уже был на борту линкора.

Глава 21

Мэлтби очутился в пустой кладовой. Его охватило радостное возбуждение. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Он быстро оглядел помещение. Он не помнил, чтобы за время пребывания на борту «Звездного роя» хоть раз оказывался здесь. Впрочем, у него не было причин бродить по закоулкам огромного корабля. Да и времени на это не было.

Мэлтби быстро пересек переходную камеру трансмиттера и потянулся к клавише, нажатие на которую перенесло бы его из корабельного трюма на капитанский мостик. Но в последний момент, когда палец его уже лег на нее, заколебался.

Конечно, разумнее всего действовать смело. Вся история войн учит, что сознательная смелость в соединении с бдительностью от века перевешивала на весах победы. Однако Мэлтби ничего сознательно не планировал. Он бросил в бой — вперед! — свое второе, деллианское сознание. И замер, мысленно анализируя собственные поступки — с того самого момента, как Ханстон спроецировал в его спальню энергетический шар, через полет на Кассидор, разговор с лейтенантом Неслор и вплоть до внезапно объявленного решения флота Пятидесяти Солнц атаковать захваченный мезоделлианами земной линкор.

Пока Мэлтби размышлял над этим, его вдруг осенило: неразрешимость проблемы в целом вытекала из ее многофакторной сложности. Деллианская часть мозга Мэлтби со свойственной ей отточенной логикой обычно без труда выстраивала факты в естественной для них последовательности. Но сейчас она слишком медленно анализировала детали — и Мэлтби мгновенно понял почему. Каждая из этих деталей, любой из разрозненных фактов сам по себе являлся конгломератом из фактов меньших, менее значительных; суть и связь одних можно было постичь дедуктивно, другие же отказывались являться из тумана, хотя, несомненно, были там. Но сейчас не время раздумывать. Мэлтби решил проникнуть в каюту главного капитана, и осуществить это можно одним-единственным способом. Резким движением он вдавил клавишу — и ступил в ярко освещенное помещение. В нескольких шагах, пристально глядя на выход трансмиттера, стоял высокий человек с лучевым пистолетом в руке. Мэлтби узнал его, лишь когда прозвучали первые слова.

— Добро пожаловать, капитан Мэлтби, — звонким голосом произнес Ханстон, — Я ждал вас.

На этот раз сознательная смелость потерпела поражение.

Мэлтби собрался выхватить из кобуры собственное оружие, однако намерением все и ограничилось. И прежде всего потому, что Мэлтби успел бросить взгляд на пульт управления, точнее — на сектор, ведавший автоматикой защиты внутренних помещений корабля. Там светился единственный отсек. Мэлтби осторожно шевельнул рукой — огонек замерцал, реагируя на его движение. Нечего было и думать воспользоваться пистолетом. Мерцающая на пульте лампочка лучше всяких слов указы вата на крайнюю неблагоразумность появления здесь с оружием в руках.

Вздохнув, Мэлтби сосредоточил внимание на вожаке мезоделлиан. Прошло несколько месяцев с их последней встречи. Подобно всем, в чьих жилах (как и у самого Мэлтби) текла деллианекая кровь, Ханстон обладал фигурой атлета и величественной осанкой. Видимо, его мать была блондинкой, а отец — жгучим брюнетом, поскольку шевелюра лидера мятежа являла странную смесь черного с золотом — извечный итог подобных союзов. Глаза у него оказались серо-голубыми. Во время их последней встречи Ханстон выглядел слабым и каким-то незрелым, несмотря на всю напыщенную самоуверенность. Теперь все это ушло. Он выглядел решительным и гордым — вождем до мозга костей.

— Вкратце ситуация такова, — начал он без предисловий, — Это не «Звездный рой». Мое заявление было политическим маневром. Мы захватили данный линкор на одной из верфей галактики Млечного Пути. Сейчас осуществляется захват второго, и вскоре он будет здесь. Как только он прибудет, мы предпримем неожиданную атаку на «Звездный рой».

Из спасителя Мэлтби мгновенно превратился в простофилю. Еще миг назад он был преисполнен решимости сразиться с любой опасностью, теперь же вдруг стал ослом, погнавшимся за морковкой.

— Н-но… — с трудом выговорил он.

Это был лишь звук, а не осмысленная реакция; он выражал смущение, бездумное состояние, предшествовавшее тому шквалу мыслей, в котором рождается понимание. Прежде чем дар речи возвратился к Мэлтби, Ханстон снова заговорил:

— Кое-кто известил нас о вашем появлении. Допускаем даже, что это была ваша жена. Мы полагаем, что за всеми ее поступками скрываются враждебные намерения. Соответственно, мы готовы к любым неожиданностям. Здесь на борту находятся десять тысяч мезоделлиан. Если ваше появление призвано послужить сигналом к атаке, это должно быть воистину прекрасно организовано, чтобы застать нас врасплох.

И вновь на Мэлтби обрушилось слишком много нового. Однако мгновением позже он вздрогнул, вспомнив о бойцах флота Пятидесяти Солнц, ожидающих сигнала ворваться на корабль. Он уже собрался было заговорить, но вновь сомкнул губы, когда деллианская память спроецировала на нон-деллианское сознание подробности встречи с лейтенантом Неслор. Логические способности деллианского разума достигали недоступных человеку высот. Он мгновенно установил связь между встречей с психологом и беспамятством, в которое впал вскоре после высадки на Кассидор. В долю секунды этот удивительный второй мозг изучил тысячи вероятностей, получив наконец нужный ключ, и сразу же сформулировал ответ.

Мэлтби носил его на себе! Его должны были оглушить, чтобы переодеть. И в любую минуту, в любую секунду нечто скрытое в его нынешнем облачении может сработать. Мэлтби бросило в пот, когда он представил себе последнюю схватку титанов — десять тысяч мезоделлиан против превосходящих сил экипажа «Звездного роя» и сотни тысяч бойцов флота Пятидесяти Солнц.

Если эти последние дожидаются его сигнала, Мэлтби сможет спасти их уже тем, что не нажмет на кнопку врученного ему устройства. Он четко понимал, что сейчас нужны слова, но сначала…

Сначала он должен убедиться, что костюм энергетически активен.

Мэлтби завел руку за спину и осторожно нажал — она вошла на четыре… шесть дюймов внутрь тела, ощущая при этом лишь пустоту. Он убрал руку.

Костюм был активирован прекрасно.

— Мы планируем, — продолжал тем временем Ханстон, — уничтожить «Звездный рой», а затем — и саму Землю.

— Что-о? — вырвалось у Мэлтби.

Он уставился на собеседника, внезапно ощутив, что со слухом у него явно творится неладное — в ушах громким эхом отдавался собственный голос, повторявший: «Уничтожить Землю!»

Ханстон холодно кивнул.

— Это логично. Если будет уничтожена единственная планета, обитатели которой знали о рейде «Звездного роя» в Большое Магелланово Облако, в нашем распоряжении окажется достаточно времени для развития своей цивилизации. И после нескольких сот лет интенсивного роста популяции мезоделлиан окажется достаточно, чтобы взять в свои руки власть над галактикой Млечного Пути.

— Но Земля — это центр галактики Млечного Пути, — запротестовал Мэлтби. — Резиденция правительства, имперский символ, мозг всех планет трех миллиардов солнц… Это… — Он замолчал. Его охватил страх — тем больший, что речь шла не о нем. — Вы с ума сошли! Вы не сможете осуществить ничего подобного! Это дезорганизует всю галактику!

— Именно, — Ханстон удовлетворенно кивнул. — Это даст нам нужное время. Даже если где-нибудь еще и знали о рейде «Звездного роя», никто не свяжет его с катастрофой и другая экспедиция не будет послана, — Он помолчал и продолжил: — Как видите, я с вами вполне откровенен. Вы, несомненно, заметили, что осуществление всего плана зависит от того, удастся ли уничтожить «Звездный рой». И в этом, — спокойно закончил Ханстон, — мы рассчитываем на помощь наследного вождя мезоделлиан.

Глава 22

В огромном зале царила тишина. Неподвижно замерли многорядные шкалы контрольного пульта; лишь единственный огонек антисвета рдел в глубоко утопленном тубусе, как проблеск далекого маяка. Мэлтби стоял неподвижно, прислушиваясь к постепенно завладевающей его сознанием мысли. Она была не нова и к требованию, только что высказанному Ханстоном, имела косвенное отношение. Мэлтби старался отогнать ее, но мысль разрасталась, заполняя разум: это была уверенность, что рано или поздно ему придется занять чью-то сторону в борьбе трех могущественных групп. Но чью бы сторону ни занял Мэлтби, он не позволит уничтожить Землю.

С огромным трудом ему удалось наконец отделаться от этой мысли. Он посмотрел на Ханстона и вздрогнул от удивления, встретив полный тревоги пристальный взгляд напряженно сузившихся глаз. Мэлтби открыл было рот, чтобы высказать язвительное замечание в адрес узурпатора, взывающего о помощи к человеку, чье место он занял. Но Ханстон опередил его:

— Откуда исходит опасность, Мэлтби? Как они собираются воспользоваться вашим появлением здесь? Вы должны знать!

Мэлтби едва не забыл об этом. Он опять собрался заговорить, но и на сей раз сдержался; новая мысль зародилась в глубине мозга. Собственно, зародилась она много месяцев назад. Это было его решением проблемы Пятидесяти Солнц — решением, учитывавшим многие аспекты. Тогда Мэлтби не воспринял собственную идею всерьез — она показалась ему смехотворной и нелепой, ибо исходила из предпосылки, что один человек в состоянии убедить три враждующие группировки, навязать им на время свою волю.

Но сейчас пришло озарение: Мэлтби понял, как этого добиться. Но время, время! В любой момент может сработать устройство, которое на него напялили.

— Это помещение! — выкрикнул он. — Если вам дорога жизнь — бегите отсюда! Сейчас же!

Ханстон уставился на него, сверкая глазами. Он не казался испуганным.

— Здесь опасно из-за вашего присутствия? — поинтересовался он.

— Да, — произнес Мэлтби, слегка разведя руки и вытянув шею, чтобы луч Ханстонова пистолета не мог поразить его. Он подобрался, готовясь рвануться вперед.

Но Ханстон не стрелял.

— Что-то здесь не так, — нахмурившись, сказал он, — Разумеется, я не могу позволить, чтобы командирская рубка этого линкора осталась в ваших руках. Следовательно, на практике ваши слова равносильны предложению убить вас. Несущий в себе опасность должен умереть. Это очевидно — даже слишком. — И резко добавил: — В тот миг, когда я выстрелю, действие следящего за вами антисвета будет нейтрализовано и вы также сможете воспользоваться оружием. Вы этого добиваетесь?

Так оно и было.

— Беги отсюда, идиот! Беги! — вот и все, что смог выговорить Мэлтби.

Ханстон не двинулся, лишь лицо его слегка побледнело.

— Единственная опасность, какую мы в состоянии представить себе, заключается в том, что они как-то ухитрились доставить сюда выход одного из трансмиттеров «Звездного роя». — Он пристально посмотрел на Мэлтби. — Мы пока еще не в силах понять, как именно работают эти трансмиттеры, но одно знаем точно: трансмиттеры разных кораблей между собой не связаны. Они по-разному настроены и направлены, и эта изначальная настройка не поддается изменениям. Но у вас была возможность узнать секрет их действия. Откройте его мне!

«Откройте мне!»

Мэлтби стало окончательно ясно, что придется напасть на Ханстона, невзирая на антисвет. Поскольку рассчитывать приходилось лишь на собственные мышцы, необходимо было хоть частично отвлечь внимание противника. А для этого следовало начать разговор.

Но какая ирония! Сумев при помощи своих технических специалистов правильно оценить природу грозящей опасности, Ханстон теперь, ничего не подозревая, стоял перед человеком, костюм которого являл собой выходную камеру трансмиттера.

— В основном нынешние трансмиттеры мало отличаются от тех, при помощи которых некогда появились на свет первые деллианские роботы, — сказал Мэлтби, — разве что в них используются некоторые оригинальные детали. Создатели роботов взяли за основу электронный образ человека и сотворили из органической материи его точное — в их представлении — подобие. Разумеется, где-то крылась ошибка, потому что деллиане никогда не были точными копиями людей, отличались от них даже физически. Из этих-то различий и выросла ненависть, пятнадцать тысяч лет назад приведшая к резне «роботов». Впрочем, это все история. Ныне трансмиттеры материи сначала превращают тело в поток электронного излучения, а затем воссоздают его, используя процесс восстановления тканей. Сейчас осуществить этот процесс не сложнее, чем зажечь свет, щелкнув выключателем, и…

В этот момент Мэлтби бросился на Ханстона. Страх, рожденный сознанием того, что Ханстон держит его под прицелом, исчез, потому что лидер мятежников, подобно миллиардам людей до него, поколебался в критическую минуту — и проиграл. Выстрел лучевого пистолета прозвучал в тот миг, когда Мэлтби уже выкручивал сжимавшую его руку. Огонь бессильно рассыпался по неуязвимому палубному настилу. Затем оружие выпало из рук Ханстона.

— Подлец! — прохрипел он, — Вы знали, что я не смогу выстрелить в наследного правителя. Предатель!..

Мэлтби ничего этого не знал. И не мог тратить время на болтовню. Голос Ханстона пресекся, потому что Мэлтби ухватил его голову, сжал ее, как в тисках, и притягивал к своей груди — дальше… дальше… дальше… внутрь. Ханстон был настолько сбит с толку, что в решающий момент прекратил сопротивление. В этот миг Мэлтби и протиснул его сквозь трансмиттер — со стороны могло показаться, что прямо в собственное тело.

Еще не успели исчезнуть из глаз извивающиеся ноги, а Мэлтби уже нетерпеливо рвал застежки костюма, сбросил его и сложил, следя, чтобы поверхности трансмиттера прилегали друг к другу. Подбежав к пульту управления, он отрегулировал антисвет, чтобы тот работал на него, и произвел еще несколько корректировок, о необходимости которых знал. Минутой позже корабль принадлежал ему.

Оставалось только сообщить всем трем группировкам о своем решении.

И еще оставалась Глория.

Глава 23

Десять дней спустя на борту «Звездного роя» заседал капитанский совет. Очевидно, появлению Мэлтби предшествовала какая-то сцена, потому что к его приходу Глория сидела с натянутой улыбкой на непреклонном лице, устремив взгляд прямо перед собой. Глядя на нее, Мэлтби догадался, что в последнюю минуту она попыталась предотвратить слушание — и не преуспела.

Заняв указанное ему одним из офицеров место, он стал ждать вызова, чувствуя некоторое напряжение, но отнюдь не ощущая себя несчастным. Мэлтби понимал, что лишь очень весомые аргументы могут обеспечить ему выигрыш, однако ставка в игре была столь высока, что заведомо стоила всех усилий — и уже вложенных в борьбу, и тех, которые предстояло вложить. Он украдкой посмотрел на эту «ставку» — и поспешно отвел взгляд, встретившись с глазами, метнувшими в него сверкающий отблеск льда. Леди Глория поднялась и подошла к нему.

— Капитан Мэлтби, — сказала она тихим голосом, — прошу вас не давать хода этому иску.

— Ваше сиятельство, — отозвался Мэлтби, — для меня вы равно привлекательны и в гневе, и в постели.

— До чего же вульгарно! — пылко воскликнула она. — Никогда вам этого не забуду!

— Жаль, если мои слова показались вам вульгарными, — произнес Мэлтби, — Однако припомните — вы не всегда воспринимали их так.

Щеки леди Глории залились румянцем.

— Не желаю вспоминать то, что сейчас мне неприятно, — чопорно проговорила она. — Если вы джентльмен, то не дадите этому иску хода.

— Надеюсь, вы по-прежнему считаете меня джентльменом в общепринятом смысле этого слова. Но не понимаю, какое это имеет отношение к нашей любви.

— Джентльмен не может принуждать к любви женщину, не испытывающую ответных чувств.

— Я хочу лишь возвращения естественной любви, от которой вы были искусственно избавлены.

Вперив в него взгляд, Глория сжала кулаки, словно собираясь ударить.

— Проклятый космический крючкотвор, — отрывисто произнесла она, — Хотела бы я… Хотела бы я никогда не пускать вас в нашу библиотеку!

Мэлтби улыбнулся.

— Глория, дорогая моя, — доверительно сказал он, — я слышал, вы сами — знаток космического права. Готов держать пари…

— Я не участвую в азартных играх, — холодно перебила она.

После всего случившегося ее слова звучали столь оскорбительно, что на мгновение Мэлтби утратил дар речи, потрясенный их явной нелепостью. Затем вновь улыбнулся — еще шире.

— Дорогая моя, — сказал он, — вы прекрасно знаете, как можно выиграть дело. Держу пари, что в глубине души вы желаете мне успеха и потому подсознательно не хотите припомнить некоего исключительно важного аргумента, способного принести победу вам.

— Никаких аргументов не существует, — возразила она, — Мы оба знаем закон. Так что вы умышленно мучаете меня этим разговором.

Внезапно на глазах у нее выступили слезы.

— Пожалуйста, Питер, — умоляюще попросила она, — оставьте это дело. Не невольте меня.

Мэлтби заколебался, пораженный страстностью мольбы. Однако он не собирался отказываться от своих намерений. Эта женщина безоговорочно вверилась ему на планете S Дорады. Если после избавления от последствий искусственного воздействия на психику она не захочет его, то будет свободна.

— Дорогая моя, — произнес он серьезно и искренне, — чего вы боитесь? Себя? Не забывайте: последнее слово остается за вами. Право же, вы сознаете, что выберете меня, и мысль эта кажется вас сейчас отвратительной. Однако, освободив свою психику от следов искусственного вмешательства, вы можете пожелать сохранить наш брак.

— Никогда. Неужели вам не ясно, что у меня сохранятся воспоминания об этом времени, о том, что меня вынудили… Можете вы это понять?

И вдруг Мэлтби осознал, что до сих пор смотрел на дело с чисто мужской точки зрения. Женщинам все представляется иначе. Им необходимо выбирать спутника жизни без малейшей тени принуждения. Это открытие поколебало его непреклонную целеустремленность, однако он по-прежнему не мог заставить себя произнести слова, которые освободили бы Глорию.

Он мысленно перебирал события последних десяти дней. Для него они были великими. Миллиарды людей пришли к соглашению, основываясь на предложенном им решении проблемы. Первыми примирились с новой реальностью деллиане и нон-деллиане. Когда распространилась весть о том, что «Звездный рой» не был захвачен мезоделлианами, а Земля с незначительными оговорками подтверждает свои прежние гарантии, правительство Пятидесяти Солнц публично заявило о согласии.

Мэлтби был слегка разочарован реакцией на то, что сам искренне считал сенсационным открытием. Его сообщение, что нон-деллиане не являются ни загадочными гуманоидами, ни роботами даже в самом широком смысле слова, а представляют собой прямых потомков людей, которые некогда помогли бегству первых деллиан, — это сообщение не произвело видимого впечатления. Мэлтби оставалось лишь удивляться; впрочем, внимание людей было слишком привлечено к другим проблемам. Однако Мэлтби не без оснований надеялся, что со временем это известие вызовет более благоприятную реакцию. Нон-деллиане ощутят большее родство с остальными человеческими существами. Деллиане поймут, что люди, которые ради грядущих поколений так долго позволяли считать себя роботами, прекрасно зная, кем являются на самом деле, достойны уважения.

Решение проблемы мезоделлиан представлялось более трудным. Поскольку их порывистый лидер Ханстон находился под арестом, подавляющее большинство их как будто смирилось с поражением и приняло предложение Мэлтби. В своем обращении к обитателям тайных городов он говорил без обиняков. Они развязали войну и теперь должны быть счастливы, получив равноправие и пропорциональное представительство в правительстве Пятидесяти Солнц. Все корабли галактики Млечного Пути предупреждены об их тактике, а сами мезоделлиане долгие годы будут обязаны носить идентификационные значки. Тем не менее деллиане могут заключать браки с нон-деллианами, и родителям отныне не запрещается использование метода холодного давления для продолжения рода.

Поскольку их дети будут мезоделлианами, на протяжении нескольких поколений численность этой расы неизбежно возрастет. Если в ходе естественного развития общества мезоделлиане законным путем займут главенствующее положение в мире Пятидесяти Солнц, Земля готова согласиться с этим. Законы, регулирующие подобные процессы, весьма либеральны и прозорливы. И только любая агрессия запрещается безоговорочно.

Вспомнив обо всем этом, Мэлтби горько улыбнулся. Решены все проблемы — кроме его собственной. Он все еще пребывал в нерешительности, когда заседание было открыто.

Три часа спустя, после непродолжительной дискуссии, развернувшейся между судьями, капитан Рутгерс озвучил решение. Звонким голосом офицер читал поспешно составленный документ.

— Закон относительно снятия искусственно наложенного психологического воздействия не распространяется на капитана Мэлтби, поскольку в момент применения к нему вышеуказанного воздействия последний не являлся гражданином Земной империи. Однако он распространяется на леди Глорию, гражданку по праву рождения. Поскольку капитан Мэлтби, — продолжал он, — назначен постоянным представителем Пятидесяти Солнц на Земле, а для леди Глории эта экспедиция на боевом корабле является последней, географические обстоятельства не препятствуют их браку. Исходя из вышеизложенного, — заключил он, — суд постановил, что леди Глория должна быть подвергнута процедуре принудительного возвращения ей чувства любви к мужу.

Мэлтби бросил на Глорию быстрый взгляд, заметил слезы у нее на глазах и поднялся.

— Ваша честь, разрешите обратиться с просьбой.

Капитан Рутгерс предложил ему выйти вперед. Несколько мгновений Мэлтби молчал; наконец, с трудом проглотив застрявший в горле комок, заговорил:

— Я хочу избавить свою жену от необходимости подвергнуться этой процедуре, но при одном условии.

— При каком условии? — быстро спросила одна из женщин-капитанов.

— При условии, что она согласится провести в указанном месте сорок восемь часов, в течение которых я вновь попытаюсь завоевать ее любовь. Если к исходу этого срока ее нынешние чувства не изменятся, я буду просить отложить исполнение приговора на неопределенный срок.

Женщина посмотрела на своего командира.

— По-моему, это достаточно честно, Глория.

— Это верх нелепости, — залившись румянцем, произнесла главный капитан «Звездного роя».

Тем временем Мэлтби подошел к Глории и, наклонившись, тихонько проговорил:

— Это ваш второй шанс. Ведь первым, как я и предсказывал, вы не воспользовались.

— Не было никакого первого. Приговор был неизбежен, и вы это прекрасно знаете.

Она избегала его взгляда; по крайней мере так казалось Мэлтби.

— Это основной закон супружеских отношений. Он старше космических путешествий, он стар, как сама история человечества.

Глория уже не старалась смотреть мимо. Она устремила на Мэлтби взгляд, в котором медленно разгоралось понимание.

— Конечно же, — проговорила она, — Как я могла об этом забыть?

Леди Лорр привстала, как бы собираясь продолжить спор, — и медленно опустилась обратно.

— Почему вы считаете, что у нас не может быть детей? — спросила она.

— От брака человека и мезоделлианина еще ни один ребенок не родился без искусственной помощи.

— Но используя процесс холодного давления…

— Никого нельзя принудить воспользоваться этим, — ответил Мэлтби и терпеливо продолжал: — Глория, вам придется признать, что все время, пока суд не огласил приговор, этот довод оставался в вашем распоряжении. Это самая старая, а в иные времена — и единственная причина расторжения брака. Против нее нечего возразить. Это конец. И все же, сидя здесь и добиваясь расторжения нашего брака, вы не подумали о ней. Лучшего подтверждения тому, что в глубине души вы нуждаетесь во мне и хотите остаться моей женой, не отыскать. Все, чего я добиваюсь, — это возможности остаться с вами наедине. И теперь я имею на это право.

— Эти сорок восемь часов, которые вы хотите провести вместе со мной… — медленно начала она, — Где…

Глория осеклась; глаза ее расширились, она с трудом перевела дыхание.

— Но это же просто смешно! Я отказываюсь участвовать в столь наивной романтической затее. К тому же S Дорады находится далеко в стороне от нашего курса.

Поверх ее плеча Мэлтби заметил, что в зал вошла лейтенант Неслор; глаза их встретились. В ответ на короткий вопросительный взгляд Мэлтби женщина почти незаметно кивнула. Мэлтби вновь посмотрел на Глорию. Он не испытывал ни малейших угрызений совести из-за того, что уговорил психолога произвести коррекцию чувств Глории в момент оглашения приговора. Сдержанная, гордая молодая женщина нуждалась в естественной любви — нуждалась больше, чем кто бы то ни было другой на корабле. Лейтенант Неслор понимала это не хуже и потому немедленно и безоговорочно согласилась помочь. Зная, что Глория уже избавлена от неприязни к нему (хотя для достижения полного эффекта и требовалось еще некоторое время), Мэлтби сказал:

— Планета S Дорады, на которую нас забросил шторм, находится всего в восемнадцати часах пути отсюда. Мы можем взять спасательный катер, а позже догнать «Звездный рой», не заставляя его отклоняться от курса.

— Уж не ждете ли вы, что там я сразу же брошусь к вам в объятия? — язвительно поинтересовалась Глория.

— Да, — непререкаемо произнес Мэлтби, — Именно этого я и жду.

Примечания

1

Ай-кью (IQ, англ.) — коэффициент интеллектуальности; условная мера умственного развития, получаемая на основе системы тестов. (Прим. перев.)

(обратно)

2

Имеется в виду сухопутная миля, равная 1609 м. (Прим. перев.)

(обратно)

3

Дурацкий колпак — конический, иногда еще и разрисованный бумажный колпак, который в американских — и некоторых европейских — школах раньше надевали на голову самому нерадивому в классе ученику; провинившийся не имел права снимать его до конца урока, порой — и до конца дня. (Прим. перев.)

(обратно)

4

Такими помещаемыми после имени аббревиатурами обозначаются награды. В данном случае первые два вымышленные, но по образу и подобию существующих: И. К.— Имперский крест (прототип — Крест Британской империи); 3. К,— Звездный крест (прототип — британский же Морской крест); О. П. Л.— орден Почетного легиона (существующий во Франции с наполеоновских времен). (Прим. перев.)

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии