Акушерка Его Величества (fb2)

- Акушерка Его Величества [СИ] 1.02 Мб, 307с. (скачать fb2) - Яра Славина

Настройки текста:



Акушерка Его Величества

Глава 1. Ночные приключения

Спать под двумя одеялами было тепло и неожиданно уютно, особенно в холод и при потухшем очаге. Забравшись под одеяла с головой, девушка смотрела свои сны, пока в них не ворвался громкий резкий звук. Кто-то со всей дури выламывал дверь в ее маленький домик, стоящий в глубине дворцового парка.

— Госпожа Ольга! Госпожа Ольга! Откройте!

— Кого там опять принесло? — С трудом разминая натруженную за вчера спину, она опустила ноги на пол и сразу же подняла их выше со слабым писком, вырвавшимся из ее груди. Ледяные камни пола обожгли голые ступни. Искать в темноте меховые тапочки было достаточно сложно, и она водила ногой над полом, отчаянно избегая контакта с холодной поверхностью. Наконец, признав такой способ поиска бесперспективным, и подгоняемая нетерпеливым стуком в дверь, Ольга дотянулась до лампы, стоящей на столе, и, сломав несколько спичек, зажгла тусклый огонек, отбрасывающий резкие тени на стены и потолок в небольшой спальне.

Тапки неожиданно обнаружились почти под кроватью. Видимо, вчера, вернувшись из города в свое жилище, она так устала, что рухнула в кровать и скидывала меховые пушистики уже в полусонном состоянии. Ибо ничем другим невозможно было объяснить и то, что ее платье валялось мятой кучкой посреди комнаты и надевать его повторно было уже просто неприлично.

— Госпожа Ольга! Поспешите, прошу! Господин губернатор разгневаются! — Громкий визгливый голос влезал под кожу и раздражал слух.

— Разгневается он… А я, значит, гневаться не моги. — Девушка сунула ноги в тапки, закуталась в теплую коричневую шаль, закрывающую почти до пола ее льняную ночную рубашку, и поплелась в крохотный коридор открывать, попутно растирая бледное лицо мгновенно озябшими ладошками.

Со скипом тяжелая деревянная дверь открылась, и за ней обнаружились двое мужчин почтенного возраста в черных одеждах. Удлиненные кафтаны, сшитые по уставу тайной службы королевы, узкие брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги, местами заляпанные рыжей грязью, и шляпы с полями, скрывающими лица посетителей.

«Странно. Чего это тайная служба меня к губернатору города тащит?» — подумала она, однако вслух высказалась более нейтрально, сделав вид, что ничего особенного не происходит.

— Чем обязана, господа?

— Госпожа Ольга, дочери губернатора нужна ваша помощь. Она рожает. Уже давно, — тихо произнес мужчина, стоящий ближе ко входу. Из-за длинного носа с опущенным кончиком его лицо напоминало крысиную морду, и вообще весь он производил совершенно неприятное впечатление.

— Почему пришли вы? Почему не послали слуг господина губернатора? — с непонимающим выражением лица продолжала допрос девушка.

Мужчина замялся, размышляя, что именно можно ей сказать и в каком объеме, затем, видимо, принял решение и блеснул небольшими подслеповатыми глазками:

— Это из-за того, кто отец ребенка. Дочь губернатора не замужем, личность второго родителя не должна всплыть, а его репутация — пострадать.

Ольга понятливо кивнула, закусив губу. Поразмыслив и применив метод исключения, она пришла к выводу, что отцом может быть только один из двоих: король или брат королевы. У принца с мачехой были не настолько хорошие отношения, чтобы личная тайная служба королевы Элен покрывала его грехи. Скорее, наоборот.

— Мне нужно десять циклов, чтобы одеться и собраться. Подождите, пожалуйста.

Закрыв дверь, она быстро натянула на ноги плотные черные чулки, подвязав их узкими лентами, мягкие панталончики с небольшими оборками, тонкую сорочку, гладкое платье с кружевными вставками оттенка топленого молока и сверху теплое шерстяное цвета шоколада до середины голени, показывающее красивый край нижнего наряда. В очередной раз порадовалась, что для таких случаев, когда одеваться приходится наскоро и без помощи, ее платья снабжены шнуровкой спереди, и туго затянула ленточки корсета.

Подошла к зеркалу, в котором отразилось уставшее личико с растрепанными длинными волосами. Взглянув на себя в таком непрезентабельном виде, быстро расчесалась костяным гребнем, стянула на затылке высокий хвост, закрутила его вокруг основания и закрепила двумя костяными же спицами.

Ботиночки на каблучке со шнуровкой дополнили образ. Бегом забежала в свою лабораторию и схватила неотложный чемоданчик, который стоял там именно для такого случая, набросила на плечи плащ с капюшоном и меховым подбоем и отправилась к дверям, натягивая на ходу тонкие кожаные перчатки с небольшими металлическими заклепками на запястье.

Ольга получала за свои услуги достаточно, чтобы позволить себе одеваться так, как ей хотелось и нравилось. В банке уже скопилась приличная сумма, и девушка мечтала когда-нибудь покинуть гостеприимный королевский дворец и зажить подальше от столицы с ее аристократическими тараканами.

Мужчины за дверями уже нервничали и в нетерпении расхаживали по лужайке перед небольшим аккуратным домиком, в котором жила лучшая акушерка страны и личная акушерка Ее Величества королевы Элен.

— Поспешим. — Крысоподобный мужчина предупредительно подставил локоть, предлагая Ольге опереться на него, и проводил к паровой повозке, стоящей на гравийной дорожке.

Благодарно кивнув, Ольга села на кожаный диванчик сзади и поставила чемоданчик в ноги. Мужчины сели на передние сиденья, и повозка тронулась, выпуская клубы дыма из трубы. Гравий скрипел под ободами больших колес. Ольга смотрела в сторону, раздумывая над тем, что ее может ждать в доме губернатора. Не нравилось ей, что рожающая первого ребенка девушка уже длительное время находилась без помощи. На ум пришла пословица из прошлой жизни: кабы чего не вышло.

Мимо проплывали голые без листьев деревья парка в серой дымке раннего зимнего утра и кованая ажурная ограда. Впереди показались боковые ворота, ведущие с территории замка на дорогу к столице Виррании, страны, ставшей домом девушке. У ворот стояли два стражника, с поклоном пропустившие повозку на выезд. Ольга с достоинством кивнула им. Тем более что один из стражников, капитан Торрес, уже давно и бесперспективно пытался ухаживать за симпатичной акушеркой, и они достаточно часто общались.

Неподалеку от ворот, пытаясь спрятаться от выезжающих за кустами, стоял человек в плаще, держащий в поводу коня. Мужчина мог прятаться и дальше от цепкого взгляда девушки, однако коня принца она узнала бы где угодно и как угодно. Это был единственный в стране черный как ночь, длинноногий и быстрый как ветер бенийский скакун Авель, который стоил целое состояние. И его Ольга видела почти каждый день, так как ее домик стоял неподалеку от королевских конюшен в самом тихом уголке дворцового парка. Да и с наследником престола там сталкиваться приходилось достаточно часто.

Особенно запомнился случай, когда он умудрился рассечь ногу вилами, решив для чего-то самостоятельно прибраться в стойле своего коня. В тот день к Ольге прибежал бледный от ужаса помощник конюха и умолял спасти его голову от грозящей плахи. В тот же день Ольга первый раз в жизни обрабатывала рану и накладывала швы под ненавидящим взглядом принца, опасающегося, что она донесет о случившемся королеве Элен, и тогда ему будут грозить неприятности от ненавистной мачехи.

Тогда же она рассмотрела в подробностях светлый облик наследника. Парень был весьма симпатичен на взгляд простой девушки из российской глубинки. Даже не просто симпатичен, а красив, как принц из сказки. Хотя он и есть тот самый принц из сказки. Высокий, стройный, но не худой. Чувствовалась в нем физическая сила. Светло-русые волосы до плеч, изломанные брови над ярко-зелеными глазами, взирающими на окружающий мир с хитрым прищуром. Тонкий прямой нос, скульптурно вылепленные скулы и узкий подбородок. Однако особой мужественностью его лицо не отличалось из-за пухлой нижней губы и приподнятых уголков губ, так что, казалось, он постоянно улыбался. Надо признать, что Ольга втихую любовалась Высочеством, однако ее раздражал снобизм и высокомерие королевского отпрыска, поэтому она ни словом, ни жестом не позволила себе лишнего, четко соблюдая субординацию.

Тем более принц был удивлен, когда королева осталась в неведении о случившемся, а Ольга всю неделю перевязывала ему рану и затем снимала швы. После того случая он, проезжая мимо на Авеле, всегда кивком головы приветствовал личную акушерку королевы.

Догадываясь, что принц Дариян прячется от цепких глаз мачехиных соглядатаев, Ольга постаралась как можно быстрее отвести взгляд от дворцового партизана и слегка улыбнулась, стараясь сделать это незаметно. За годы жизни во дворце она усвоила простую истину: чем меньше привлекаешь к себе внимания, тем дольше проживешь.

Грунтовая дорога вывела на главный тракт, мощенный ровными прямоугольными булыжниками, подогнанными с таким тщанием, что движение повозки по ним было плавным и очень гладким. Не тряхнуло ни разу и не пылило абсолютно, и только пар, вырывающийся из трубы, клубился над дорогой следом.

Дворец короля стоял не так далеко от столицы, и в этой загородной резиденции королевское семейство проводило большую часть времени, наезжая в столичный замок только на главные праздники Виррании. Темный лес нагнетал обстановку так же, как и серый противный туман, затягивающий дорогу. Королевские шпики сидели молча на передних сиденьях, абсолютно не заботясь об удобстве девушки, и довольно холодный ветер терзал ее лицо, высекая слезы из глаз.

Впереди показались тусклые огни столичной окраины, не отличающейся благополучием. Покосившиеся хибары и темные переулки очень быстро сменились благопристойно выглядящими домами с яркими фонарями и магазинчиками с красивыми стеклянными витринами. Несмотря на ночь, переходящую в раннее утро, на улицах сновал рабочий люд, спешащий по своим делам: прачки с корзинами белья, молочники, доставляющие к завтраку респектабельным господам молоко, масло и свежий творог.

Мимо пронеслась вычурно украшенная закрытая паровая повозка с непрозрачными стеклами, за которыми притаился какой-то аристократ, спешащий домой с затянувшегося свидания. Ольга улыбнулась, придумывая, как этого лорда дома скалкой встретит обманутая супруга. Хотя по опыту жизни вблизи сильных мира сего и не понаслышке зная нравы дворцовой аристократии, наиболее вероятным будет то, что супруга просто сделает вид, что ничего не случилось и велит приготовить ванну и подать чай неверному мужу.

Девушка тяжело вздохнула. Как-то неуютно чувствовала она себя в этом мире. Аристократы на нее смотрели свысока, вынужденные пользоваться ее услугами, а потому терпели ее и лицемерно улыбались при встрече, а простой люд избегал, считая выскочкой и богатейкой. За все годы жизни в Виррании Ольга так и не приобрела себе множества друзей, но два надежных друга, точнее, друг и подруга у нее были. Грета и Вильям. Мельник и его молодая жена остались в той самой деревеньке, откуда Ольгу королева Элен забрала к себе во дворец.

Повозка внезапно остановилась у шикарного особняка за высоким литым забором, с красивым переплетением виноградной лозы в гербе на воротах, по которому Ольга поняла, что они прибыли на место назначения, а именно, к дому губернатора.

Сидевший на переднем сиденье крысоподобный шпик повернулся к девушке и, неприязненно посмотрев, бросил:

— Прибыли. Дойдете сами. Надеюсь, излишне говорить о том, что никто не должен знать о цели и результате вашего визита в эту семью.

Девушка только молча кивнула в ответ, считая абсолютно бесперспективным спорить с шестерками, которые сами по себе не стоят ничего.

Массивное здание было странно темно для дома, в котором ожидают рождения ребенка. Практически ни в одном окне не было света, и только в небольшом подслеповатом окошке на чердаке под крышей, достойном какой-нибудь служанки, теплился тусклый огонек. Ольга неприязненно скривилась от очередного проявления аристократического лицемерия. Бастарды были никому не нужны в этом мире золота, манер и лживых улыбок. Наверняка сразу после родов этот ребенок покинет стены благородного дома, чтобы расти вдалеке от тех, кто приложил руку… Нет, не руку, не хочется даже думать, что именно приложили эти люди к появлению на свет невинного дитя.

Девушка вздохнула и направилась к боковому входу для прислуги, около которого маячила фигура тощего сутулого мужчины в ливрее. Беспрестанно кланяясь, мужчина с красным длинным носом, на кончике которого повисла прозрачная капля, пригласил девушку пройти внутрь, где в плохо освещенном коридоре ее встретил высокий статный мужчина в темном шелковом халате, расшитом яркими цветами, из-под которого выглядывали полосатые пижамные брюки и ноги в черных бархатных тапочках без задника. Голову венчал мягкий колпак, скрывающий волосы от глаз посторонних. Судя по тому, как перед ним подобострастно согнулся Ольгин провожающий, вновь прибывших приветствовал сам губернатор Центральной провинции Виррании. Ольга поспешила опустить глаза, не провоцируя своим излишним любопытством надменного аристократа.

Правда, надменности в мужчине в этот час не было. Напротив, он весь дрожал, словно осенний лист на пронизывающем ветру. Судя по всему, ему непросто далось ожидание ребенка от единственной дочери.

— Доброй ночи, лорд Махнистер. — Поклон Ольги был неглубоким, она не собиралась перед кем-либо пресмыкаться.

— Какой там доброй, госпожа Ольга! Я вас так жду! Пойдемте же скорее! Я отпустил из дома всех слуг. Поэтому вам никто не сможет помочь снять ваш плащ. Но если что-то потребуется, то няня дочери и моя жена в вашем распоряжении. — Он как-то стушевался, нерешительно коснулся рукава Ольги бледной рукой и умоляюще всмотрелся в ее глаза. — Спасите дочь. Прошу!

— Не будем тянуть. — Успокаивающе похлопала холодной ладошкой по его руке девушка и решительно направилась к темной лестнице, ведущей наверх. — Мне потребуется чистая горячая вода, пеленки и сладкий чай с ломтиком лимона.

В небольшой каморке под самой крышей на широкой кровати, занимающей практически всю комнату, еле слышно стонала хрупкая, почти прозрачная девочка. Девушкой ее назвать язык не поворачивался.

— Сколько ей лет, и как ее зовут? — Спросила Ольга, надевая легкий, но плотный зеленый халат из ткани, обработанной магией, что позволяло ей оставаться всегда чистой, и убирая волосы под белый платок.

— Дженни… Дженивера. И ей пятнадцать. — Еле сдерживая рыдания, ответила невысокая женщина, неплохо сохранившая фигуру, с темно-каштановыми локонами, забранными в низкий хвост. — Я Нинель. Ее мать.

Ольгу даже передернуло от осознания, что перенесла эта девочка, которая сама по себе еще ребенок. И в ее душе всколыхнулась волна гнева, направленная на родителей этой бедняжки, позволивших случиться этой беде.

Губернатор самолично принес ведро горячей воды. Было заметно, что подобное являлось для него непривычным, и он испытывал неловкость от всей ситуации.

— Чай с лимоном еще. — Напомнила она.

Тщательно намыливая руки, Ольга спрашивала, какой срок у этой беременности, когда начались схватки, во сколько отошли воды, как протекала беременность и что происходило в родах.

Подошла к роженице и начала осмотр, посчитала пульс и нахмурилась, послушала, как стучит сердце будущей матери, ощупала живот, стараясь определить, как лежит ребенок, обмерила живот лентой. Пока она проводила все эти нехитрые манипуляции, ее лицо серело все больше и больше, а неотрывно следящая за ней мать девушки, завывала все тоньше и тоньше.

Появился губернатор, держащий в дрожащей руке чашку чая, и протянул ее акушерке.

— А теперь сядьте и выпейте чай, вы еле на ногах стоите, — попросила она мужчину.

Затем Ольга обратилась к няне девушки с просьбой убрать из комнаты сорвавшуюся на ультразвук женщину, послушала сердцебиение малыша и отправилась заново мыть руки. Жена губернатора прекратила выть, заткнув рот ладошкой, и собачьим взглядом следила за каждым движением акушерки.

Лорд Махнистер старался поймать взгляд акушерки, но она тщательно избегала его. Обработав руки крепким алкоголем, Ольга согнула ноги девушки в коленях и начала осмотр изнутри. Чем дольше она смотрела, тем более озабоченным становилось ее лицо, став в момент мрачно-решительным.

— Ребенок лежит неправильно. Поперек. Придется извлекать его. Сама Дженни не родит. — Отрывисто бросала она короткие фразы, не отводя глаз от измученного, покрытого испариной лица девушки.

— Вы поможете ей? — Побледневшая как полотно жена губернатора с надеждой наклонилась вперед, почти упав на колени.

— Сейчас попробуем. — Она вновь вымыла руки и открыла свой саквояж. В голове лихорадочно вертелись мысли, которые даже не пытались отражаться на лице:

«Так… Отвар маковых головок у меня есть… Обезболю им. Жаль, магии у меня почти нет… Хватит либо на обезболивание, либо на остановку кровотечения… Все-таки мак… Кровотечение страшнее, да и тинктура кровоостанавливающая подействует далеко не сразу. А тут счет может пойти на секунды….»

Вытащив флакончик темного стекла с отваром, тщательно отмерила необходимую дозу в фарфоровую чашечку с трубочкой и аккуратно, стараясь не пролить даже полкапли, влила в рот уже начавшей терять связь с окружающим миром Дженни, послушала сердцебиение плода деревянной трубочкой, нахмурилась еще больше и пошла мыть руки, пока роженица засыпала.

Родители девушки в полном молчании жадно ловили взглядами каждое движение, каждый жест королевской акушерки. Мысленно помолившись всем богам в этом и других мирах, Ольга подошла и села между ног спящей девушки, правую руку ввела в матку, а левую положила на живот снаружи. Родители девушки перестали дышать, ожидая разрешения ситуации. Акушерка нашла ножку плода и ухватила ее за голень. Потянула, помогая рукой снаружи повернуть ребенка. Еще и еще… Вот уже показались ножки, тельце… Ольга перехватила и несколькими движениями высвободила ручки, еще пара — и вот уже крепкий мальчик отделен от пуповины… Ребенок не дышал… Тихо заскулила Нинель, лорд Махнистер сжал руки так, что холеные ногти впились в ладони, раздирая кожу до крови.

— Спасите ребенка, умоляю… — Хрипло сказал губернатор.

Ольга освобождала носик и ротик младенца от слизи, пыталась заставить его дышать, делала массаж сердца. Ребенок по-прежнему не подавал никаких признаков жизни.

— Дыши, маленький. Дыши! Живи… — Уговаривала она крохотное, безвольно висящее на руках тельце. Ольга поняла, что без магии не обойтись, и начала вливать по капле свою силу в малыша. Маленькая грудка поднималась… Ребенок сделал свой первый вдох, и каморку огласил громкий крик. Ольга улыбнулась, быстро окунула в воду вопящего от несправедливости большого мира малютку, и вздрогнула. Рыжий… Ребенок был огненно-рыжим, как брат королевы Элены. Акушерка тряхнула головой, отгоняя видение близкого родственника правительницы, и передала новорожденного взволнованной бабушке, обратив все свое внимание на Дженни.

Ольга надавила на живот молодой женщины, проверяя, отделилась ли плацента. Пара нажатий, и послед отошел, однако кровотечение не только не остановилось, но и, наоборот, усилилось. Ольга от злости чуть не заорала. За что ей это?! Такая знакомая ситуация! Это уже было в ее жизни, и ей знакомо это ощущение беспомощности и бессилия.

Она отдала почти все силы новорожденному, и теперь, почти пустая, должна останавливать кровотечение. Все-таки влила в рот роженице кровоостанавливающую тинктуру, вошла рукой в матку и проверила ее целостность, отметив, как быстро она расслаблялась, становясь дряблым мешочком. Выхода не оставалось, и акушерка, отдавая последнее, вливала магические силы, опустошая резерв полностью.

Кровотечение начало останавливаться, но не настолько быстро, как было необходимо, и Ольга потянула собственные жизненные силы, отнимая жизнь у себя. В ушах начало шуметь, руки похолодели, в желудке появилось неприятное сосущее ощущение, во рту стоял противный вкус железа. Изнемогая, девушка кинула последнюю порцию сил и рухнула на затертый грязный половик, потеряв сознание.

Очнулась от того, что ее кто-то пытался упорно напоить горячим отваром ароматных трав. Открыв глаза, обнаружила, что лежит на диване в гостиной, а няня молодой матери держит в руках чашку.

— Как Дженни? — хрипло спросила она.

Нянюшка, вытирая слезы, бегущие из глаз, беспрестанно благодарила Ольгу.

— Вы не представляете, как я переживала, когда мою девочку познакомили с этим страшным человеком. — Бедная женщина не могла остановиться, делясь своими переживаниями с единственным готовым ее слушать человеком. — И ведь сделать ничего не могла. Хозяин и хозяйка одобряли эту связь. Хозяйка мечтала породниться с Ее Величеством. А оно вон как вышло… Когда Дженни понесла, граф больше не приходил. И на письма девочки не отвечал. Выкинул и ее, и ребенка из своей жизни, как мусор. И только сейчас, когда Дженни не могла родить, Ее Величество вмешалась, послав своих служащих за вами, госпожа.

Тихо скрипнула дверь, и в комнате появился лорд Махнистер.

— Ты свободна. — Кивнул он няне. Опустился в кресло перед поспешившей сесть Ольгой и, немного помолчав, тихо произнес: — Госпожа Ольга, Дженни и ребенок в порядке. Вы получите достойное вознаграждение, и вас немедленно доставят домой. Советую не распространяться о том, что произошло этой ночью в нашем доме.

Ольга согласно склонила голову, однако ее врачебный и человеческий долг потребовал от нее задать пару вопросов:

— Я должна сама осмотреть Дженни, вы все-таки не врачи, чтобы делать заключение о ее состоянии.

— Я маг. И гораздо сильнее вас, — прервал ее губернатор. — И я вижу, что с девочкой все в порядке. Магия не лжет. Что еще?

— Что будет с ребенком? — Умирая от ужаса, она все-таки решилась задать неудобный вопрос.

Губернатор почернел лицом, потер лоб длинными аристократическими пальцами и устало ответил:

— Вместе с Дженни отправится в наше дальнее поместье. Подальше от двора. Идите же. Вас ждет повозка. И примите мой совет в благодарность — бегите из дворца. При первой же возможности бегите.

Он вытащил из кармана халата два мешочка и протянул их Ольге.

— Это деньги, — указал он на мешочек побольше. — А это карманный многоразовый портал.

Ольга молча взяла гонорар, поклонилась и вышла из гостиной.

Ее вывели через задний двор к оврагу, через который был перекинут хлипкий мостик. Дворецкий указал на еле приметную тропинку.

— Идите по ней, там на дороге вас ждет крытая повозка. Счастливого пути.

Не оборачиваясь и кутаясь в теплый плащ, девушка поспешила спрятаться внутри повозки от чужих любопытных глаз. Мягко покачиваясь на рессорах, повозка несла Ольгу обратно во дворец. Девушка задумалась о словах губернатора, и постепенно мысли унесли ее в воспоминания о прошлой жизни.

Глава 2. Дела прошедшие

Четырьмя годами ранее.

Невысокая худенькая девушка в хирургическом костюме устало шла по полутемному коридору родильного дома. Под огромными серо-голубыми глазами залегли тени. Русые, слегка мелированные волосы, заплетенные в тугую косу, спрятаны под голубую шапочку, пухлые губы упрямо сжаты. Она только что осмотрела двух рожениц в предродовой: одна из них должна была родить к утру, а вторая уже в ближайшие два часа. Оставив женщин под присмотром акушерки, девушка отправилась передохнуть в ординаторскую. Дежурство было в самом разгаре, да и полночь не за горами. Рабочий день сегодня выдался, как всегда, суматошный и нервный.

С утра она попала под горячую руку главному врачу, когда попыталась отпроситься на свадьбу к подруге. Кто бы сомневался в том, что ее никуда не отпустили, мотивируя тем, что заменить ее некому. И от обиды и несправедливости у Ольги перехватило дыхание, поэтому, видимо, она так и не смогла напомнить главному, что его жена имеет ту же специальность, что и сама Ольга. Только вот дежурства она никогда не берет. Зато сама работает только в день и в основном в женской консультации, где чаще всего тихо и спокойно.

В растрепанных чувствах девушка отработала в консультации, где на нее накричала тетка с крашенным в чудный цвет «баклажан» начесом, требующая принять ее вне очереди. А потом она не смогла уговорить беременную пятым ребенком сорокалетнюю продавщицу с отеками и повышенным давлением лечь в стационар только потому, что ей не с кем оставить своих детей, а муж беспробудно пьет. И мысли об этой женщине не оставляли Ольгу на протяжении всего вечера.

Безумно хотелось просто прислониться к спинке дивана и подремать. Ольга почти без сил упала мягкое сиденье, подтянула коленки к груди и закрыла глаза. Несмотря на дикую усталость, сон к ней не шел, и девушка занялась самым неблагодарным ночным делом — самоанализом и самоедством.

Три года назад она, молоденькая и полная энтузиазма после окончания интернатуры, приехала в небольшой районный центр, где родилась сама и жили ее родители. С радостью и удовольствием окунулась прямо с головой в работу, тем более что ехала она вторым врачом к более опытной коллеге. Возможность работать руками, интересные случаи, растущий опыт окрыляли, придавали девушке сил. Ощущение всемогущества позволяло ей принимать ответственные решения и спасать чужие жизни. Казалось, что впереди все только самое лучшее. И в карьере, и в личной жизни.

И даже дежурства сутки через сутки поначалу не вызывали отторжения. А потом… Потом Ольга устала. Работа, работа и снова работа. Ни встреч, ни свиданий, ни-че-го. Никакой личной жизни, никакого отдыха. Только огромная усталость и ипотека. Вот и потух огонек в глазах молодого врача. Ольга работала на автомате, потом шла домой к родителям, снова на работу и снова домой. Все больше и больше ее захлестывала тоска, и даже появление новых коллег акушеров-гинекологов не сделало жизнь легче.

А еще портил жизнь анестезиолог Константин, постоянно распускающий руки при любом удобном случае и делающий грязные намеки. Константин был молод, женат, отягощен ипотекой, любил выпить и при всем при этом умудрялся оказывать знаки внимания каждой мало-мальски симпатичной медсестре или врачу женского пола. И что самое неприятное, он совершенно не понимал, почему Оля постоянно отказывала ему в своем внимании и старалась как можно скорее прекратить любое общение, не связанное с работой.

Вот и сегодня ей не повезло дежурить с ним, Ольга просто надеялась и молилась, чтобы ей не пришлось звать анестезиолога из соседнего корпуса. Все-таки она задремала…

— Ольга Александровна! Ольга Александровна! Там Ивлеву привезли без сознания. С пятыми родами. У нее дома судороги были. — Акушерка Ниночка трясла ее за плечо, пытаясь разбудить. Услышав о той самой продавщице, которая днем отказалась ложиться в больницу, Ольга подскочила как ужаленная и бегом побежала в приемный покой.

— Нина! Лаборанта и анестезиологов вызывай! И систему с магнезией готовь!

В приемнике на кушетке лежала женщина-гора, около которой стояли бледный как мел фельдшер скорой помощи и медсестра приемного покоя.

— Кто нашел? Когда судороги были? — Ольга кинулась к женщине, осматривая ее и слушая фельдшера.

— Нашла соседка. Дети прибежали к ней, сказали, что мамку трясет. Мы приехали через полчаса после вызова. Ни одной машины свободной не было.

В приемник завалились анестезиолог с анестезисткой как раз в тот момент, когда Ольга измерила артериальное давление и пульс.

— Как? — Костик был собран и готов к действиям.

— Давление двести на сто двадцать, пульс сто. — Она метнула короткий взгляд на входящего лаборанта. — В вену магнезия пять граммов сухого. Сейчас судорог нет.

Константин быстро надел женщине маску, куда подавался кислород из подушки. Лаборант брал кровь из вены. Ольга слушала сердцебиение плода, и в ее глазах нарастала паника.

— Что? — Ниночка заметила это выражение глаз. — Плохо?

— Плохо. Звони операционной сестре. Пусть разворачиваются. И хирурга дежурного зовите мыться. — Ольга уже доставала стерильные перчатки и готовилась проводить внутреннее исследование. — Похоже, отслойка плаценты.

Поджав губы, Константин отдавал распоряжения девушке-анестезистке сделать внутривенно седативные препараты.

Ольга осторожно ввела пальцы внутрь, тщательно и аккуратно все осмотрела, вынула руку и подняла перчатку, окрашенную кровью, показав ее стоящим рядом.

— Бегом на каталку и в операционную, — сдавленным голосом озвучила распоряжение девушка.

Дежурный хирург встретил ее в предоперационной, обрабатывая руки.

— Что у вас?

— Пятые роды, тридцать седьмая неделя, дома судорожный припадок, отслойка плаценты, острая гипоксия плода. — Собранная и серьезная девушка надевала маску и прозрачные очки.

Быстро и тщательно обработав руки, вошла в операционную. Женщина лежала на столе с разведенными в стороны, привязанными бинтом руками. Казалось, будто она распята и приносится в жертву злобному божеству. «Не позволю», — сжав зубы, подумала Ольга, ныряя в рукава стерильного голубого халата. Сестра помогла натянуть перчатки и бросила в руки шарик со спиртом. Девушка встала к накрытой бельем женщине, взяла в руку зажим с салфеткой, пропитанной неспиртовым раствором йода, обработала место разреза и зажала в пальцах скальпель. Все ждали разрешения начать операцию. В операционной было тихо, только звон инструментов, гудение аппаратов и мониторов.

Константин действовал споро и красиво. Им можно было любоваться. Все-таки, несмотря на все свои личностные недостатки, врачом он был от бога. Во время экстренной ситуации он был скуп на слова и ненужные движения и жесты, однако смотреть на него можно было не отрываясь, любуясь прекрасно сделанной работой.

— Оля, можно, — бросил он, фиксируя пластырем эндотрахельную трубку на щеке пациентки.

— Работаем, — кивнула она и занесла над кожей зажатый в пальцах скальпель.

Отточенными движениями практически на автоматизме она рассекла ткани, и вот уже через несколько минут в ее руках безвольно повис синюшный ребенок, которого очень быстро перехватили неонатологи. Работая в операционной, она краем уха следила за репликами микропедиатров и словами анестезиолога, периодически озвучивающего показатели давления и пульс женщины. Напряжение не отпускало, мысли о ребенке со скоростью света носились в голове, нарушая сосредоточенность, так необходимую в подобной ситуации.

Наконец со стороны детского столика раздался слабый писк, и Ольга отвлеклась на пару секунд, с удовлетворением отмечая, что ребенок жив. Возвращаясь взглядом к блестящей в разрезе матке, столкнулась с глазами Константина, в которых мелькнуло странное чувство. Что-то холодным коготком царапнуло ее душу, особенно когда она заметила, как мужчина отдал распоряжения анестезистке, и та, срываясь на бег, опрометью вылетела из операционной.

— Работай, Оля! — Грубо прикрикнул на нее Константин, измеряя давление.

Все-таки что-то пошло не так. Матка никак не хотела сокращаться, болтаясь дряблой тканью в руках. Ольга массировала мышечный орган, ожидая, что вот-вот — и он станет плотным, тогда можно будет уйти из живота, и все закончится хорошо. Однако рука так и ощущала кисельную консистенцию.

Глядя на хирурга, Ольга проговорила вслух то, что сама страшилась решить.

— Окситоцин не помог, швы кровоостанавливающие наложила. Толку никакого…

— Оль, ты сама знаешь, что должна сделать, — с сожалением произнес ассистент.

— Да… Должна… Костя, мы матку удаляем. Как состояние?

— Стабильно. Работай, Оль.

Операция длилась еще час. Проверив количество отделившейся мочи, Ольга вышла из операционной в состоянии полного эмоционального опустошения. Стянула с лица маску, очки, развязала завязки халата и почти без сил оперлась о раковину умывальника.

Из зеркала на нее смотрела смертельно уставшая, серая женщина без возраста с мешками под глазами и скорбно опущенными уголками губ. Глубокие складки прочертились от крыльев носа вниз.

— Господи… Как же я устала. — Простонала она и плеснула холодной водой в лицо, смывая остатки размазавшейся туши.

Села за стол в ординаторской и плеснула в кружку кипятка, утопив в нем пакетик чая. Открыла историю и принялась писать описание операции, прихлебывая горячий несладкий чай.

Скрипнула дверь, и за ее спиной кто-то остановился. Обернувшись, Ольга увидела стоящего со сложенными на груди руками Константина.

— Я за историей. Она уже в реанимации, и я решил сам забрать, — обаятельно улыбаясь, мурлыкнул мужчина.

— Я бы отправила медсестру, — холодно ответила она. Репутация Кости не позволяла Ольге общаться с ним свободно. Уж очень не хотелось становиться сто первой женщиной анестезиолога и объектом обсуждения и осуждения.

— Да мне не сложно. Чаем напоишь? — Уселся он на стул около стола и, подперев голову рукой, с улыбкой Чеширского кота уставился на нее.

Она нехотя встала со своего места и достала кружку для коллеги.

— Наливай сам. Мне дописывать надо. — И девушка с преувеличенно занятым видом принялась строчить округлыми буквами протокол.

Костя хмыкнул, встал и отправился за чайником. Девушка спешила поскорее заполнить историю и избавиться от неприятного гостя. Тем чужероднее и противнее ей показалось ощущение чужих рук на ее плечах.

— Кость… Руки убери, — попросила она, вздрогнув и дернув плечами.

Вкрадчивый голос ловеласа местного разлива звучал над самым ухом:

— Оленька, ну зачем же так? Не напрягайся. Ты же устала. А я плечики помну.

Его руки жадно разминали плечи, захватывая шею, снимая болезненный спазм. Ольга прикрыла глаза, чувствуя, как отступает усталость. Она расслабилась и потеряла бдительность, отчего и пропустила момент, когда мужские руки опустились на ее грудь и крепко сжали два полушария. Девушка вскочила, сверкая глазами, и со всего размаху влепила пощечину наглецу.

— Как? Как ты посмел? Кто тебе позволил распускать руки? — Задыхаясь от гнева, она отскочила от него и выставила вперед раскрытые ладони, выстраивая стену между ними и не давая приблизиться Косте к себе ближе.

— И чего ты ерепенишься? — Начал психовать мужчина. — Ты уже который год живешь тут? И живешь без мужика? Чего ломаешься? Еще пару лет, и кому ты нужна будешь?

— Не смей ко мне приближаться! — сквозь зубы шипела она. — Иначе я напишу на тебя заявление за домогательство на работе!

— Какое домогательство? Кошка облезлая! Тебе со мной работать еще! Пожалеешь! — И он быстро вышел из ординаторской, громко хлопнув дверью.

— Вот козел! Сам облезлый… — В сердцах бросила она, стоя у стола, дописала историю и, резко закрыв ее, поспешила передать документ постовой медсестре, чтобы даже не сталкиваться с навязчивым мужчиной.

До утра промаялась в состоянии полусна-полуяви и встала с тяжелой головой. Наболтала большую чашку растворимого кофе и медленно, небольшими глотками пила его, стоя у окна.

— Привет, Оль. — В ординаторскую вошла Наталья, дежурившая после Ольги и меняющая ее этим утром. — Что у тебя случилось?

Ольга развернулась от окна и с недоумением уставилась на коллегу.

— Ну как же… Костю встретила, с дежурства шел. Сказал, что ты сегодня ночью вместо того, чтобы с тяжелой пациенткой возиться, к нему приставала, а когда он тебе отказал, ушла в ординаторскую спать. — Сложив руки на груди, Наталья с сочувствием смотрела на оторопевшую от такого нахальства девушку.

— Вот нифига себе! Он сам ко мне домогался, а сейчас еще меня и обвинил! — Горькие слезы обиды выплеснулись из нее и потекли по щекам так быстро, что девушка просто не успевала стирать их.

— Олька, да ты чего? — Наталья подошла и попыталась обнять молчаливо плачущую девушку, однако та извернулась и выскочила из ординаторской, скрывшись от любопытных глаз в уборной. Умывшись и успокоившись, Ольга переоделась и отправилась домой, стараясь не думать о подлом поступке Константина.

Родителей, на ее счастье, дома не было, и Ольга с наслаждением забралась в душ, позволив тугим горячим струям смыть с нее неприятности и негативные эмоции прошлого дня. Повеселевшая девушка в зеленом махровом халате и с полотенцем, намотанном чалмой на голову, прошла на кухню и, в задумчивости, какое-то время изучала содержимое холодильника. С сожалением захлопнула вместилище разной вредной вкуснятины и вытащила из шкафа початую бутылку коньяка и рюмку. Налила янтарную жидкость на один палец, подошла к окну и замерла, ощущая огромную дыру в душе. Что-то сегодня сломалось на дежурстве, и девушке стало плевать и на то, что происходило на работе, и на то, что было в ее личной жизни.

— Как же я устала от всего… — Она залпом выпила коньяк, поморщилась, ощущая, как огненная жидкость проскочила в пустой желудок, взорвавшись там теплом.

Ольга прижалась лбом к стеклу и прошептала:

— Хочу не знать нужды, хочу счастья, любви хочу… Господи, как же мне надоела эта рутина! На-до-е-ла!

Она стянула полотенце с головы, тяжелыми шагами отправилась в спальню, упала на расправленную постель и заснула.

***************

— Эй… Ты чаво тутака разлеглася? — Мужской голос над ухом был взволнован, и в нем звучала нотка занудства.

Девушка попыталась улечься удобнее, мимоходом отмечая, что сны снятся уж очень реалистичные. Что-то твердое ткнулось в ее бок.

— Эй! Ты хто, ведьма штоляй? — продолжал вопрошать мужик, и Ольга осторожно приоткрыла один глаз.

— Это ты кто? — Спросила она огромного, как шкаф, светловолосого патлатого мужика с круглыми голубыми глазами, носом картошкой и россыпью крупных веснушек.

— Вилли… Вильям, мельник я тутошний. А ты откель, ведьма?

Осознав, что под боком далеко не родная кровать, а обочина какой-то грязной деревенской дороги, Ольга моментально проснулась и села, натягивая на голые коленки полы мятого халата. Сосновый лес за спиной окончательно убедил ее в том, что по какой-то прихоти судьбы она не дома.

— Где это я? — Охрипнув от неожиданности, спросила она.

— Ты чавой, полоумная, да? — С сочувствием спрашивал здоровяк с босыми ногами, одетый в простую рубаху некрашеного льна и коричневые портки на завязках.

— Полоумная? — Переспросила она, не понимая, что происходит.

— Как есть полоумная, бедняжка. Вот же ж боги испытание тебе послали… — Мужик отошел к странного вида телеге, запряженной серым осликом, и принялся рыться там, отыскивая что-то необходимое.

Девушка встала и осмотрелась. Место было абсолютно незнакомое. Высокие гладкие стволы сосен, подсвеченные вечерним солнцем, притягивали взгляд, манили зайти в лес, пройти по мягкой, покрытой мхом и опавшими иглами, почве. Слегка раскисшая после дождя дорога вилась по краю леса, отграничивая широкое, поросшее начавшей желтеть травой поле.

— Дурдом какой-то… Лес и я в халате. Да этого ж не может быть. Я всего-то рюмку коньяка выпила. От нее таких глюков не бывает… — Она терла глаза, виски и понимала, что кошмар не заканчивается, а ощущения более чем реальные.

Когда мужчина набросил ей на плечи теплую шерстяную накидку, она остановилась в своих душевных метаниях и уставилась на него, не зная, чего ждать дальше.

— Бедняжечка… Тяжко жить такой полоумной, — вздыхал он, чуть не плача над такой несправедливой судьбинушкой.

— Да не полоумная я! Просто… В общем, я потерялась, — выдохнула она и с надеждой уставилась на Вилли, будто бы в его силах было вернуть ей привычный мир.

— Как потерялась? — Мужик широко распахнул голубые как небо глаза. — Как могут теряться люди? Ты не знаешь, откель ты?

Она замотала головой, изо всех сил показывая, что действительно не знает ни где она, ни откуда. Ольга понимала лишь одно — она не хочет остаться одна на этой чертовой дороге в незнакомом лесу.

Мужик пятерней взъерошил волосы.

— Поехали-ка со мной. На мельницу. С женой познакомлю. Тамока и порешим чегой с тобой делать. Имя-тко хучь у тебя есть? — Принял решение наконец-то мужик.

— Ольга меня зовут, — ответила она, взгромождаясь на телегу.

Вилли шел рядом и рассказывал обо всем, что окружало девушку.

— Гликося, живем мы в Виррании. Это королевство наше так зовется. И живут тутока маги и люди.

— И никаких эльфов? — поинтересовалась девушка.

— Каки таки ельфы? Нет у нас таких. Маги наши все разные. У кого-то больше сила, а у кого-то меньше. Кому-то хватит сил, чтобы стать великим магом, а кто-то больно сильно слаб, так с ним и возиться не стоит, — Вилли подопнул попавший под ногу камень и покосился на ошалевшую от услышанного Ольгу.

— Вилли, что-то я не совсем поняла, — девушка никак не могла принять такого прагматичного подхода к судьбам живых. — Что значит «возиться не стоит»?

Мужчина пожал плечами, глядя куда-то вдаль.

— То и значит. Учить их никто не собирается, живут и живут. Почти как люди, — он вздохнул. — Меня вот в школу родитель отправил. Хотя и магии во мне нет. Учили считать, писать, мироустройству.

— А мир как устроен ваш? — Ольгу интересовало все, что только можно было вытащить из идущего рядом увальня.

— Дык просто все. В этом мире всего два континента и два океана. Была Великая битва между людьми и демонами за земли. Много людёв погибло тогда. Но наш дом маги отстояли. Хотя и демонов жалко. Ихняя земля Ларрама покрыта вечными снегами и льдами. Не выжить там людям.

— Демоны??? У вас есть демоны? — не могла поверить услышанному Ольга.

— Ну да, чё удивляешься. Ледяные демоны. Живут себе на своей Ларраме. Камни добывают. Ценные жутко. Из ихних камней накопители маги наши делают. И портальные кристаллы, — Вилли так легко рассказывал обо всем, что девушка не смогла промолчать.

— Слушай, а ты откуда все это знаешь? Неужели в школе всему этому учили?

Мужчина поджал губы и исподлобья бросил взгляд на Ольгу.

— Чай не дурак, читать умеючи долго ли книжку открыть и вызнать все, чего хочется.

Осознав, что своим вопросом умудрилась обидеть спутника, Ольга поспешила сгладить неловкость, рассыпавшись в извинениях.

— Расскажи еще про людей и демонов. Пожалуйста! — хитрой лисичкой девушка заглядывала в глаза мужчине. Ей очень нужны были сведения о мире, куда она попала и терять такой доброжелательный источник информации было бы просто глупо с ее стороны. А глупостью Ольга не страдала никогда.

— А чё рассказывать-то? демоны с людьми не общаются и к себе не пускают. Торги на Туманных островах устроены. Вот там и мена идет у них. Мы имям фрукты, овощи, травы и ткани. А они рыбу ценну, мясо и каменья. А еще демоны знатные артефакторы и техномаги. Чаво тока они не выделывают у себя… — мечтательно закатил глаза Вил.

— Острова эти… Они далеко?

— Да далече. В Океане Вердо, посередь расстояния между Ларрамой и Марелой.

— Марелой? — уточнила Ольга.

— Ага, Марелой. Это наша земля. Вот смотри, — Вил остановился и принялся чертить веточкой на дороге контуры континента. — На Мареле три государства. Самое большое — Виррания. Мы сейчас вот тут.

Он ткнул веточкой в точку ближе к нижнему краю рисунка.

— А пот тут маленькие Гулур и Бений. В Гулур бегут разбойники и преступники. Те, кто судов и каторги боится. С имям на границе завсегда шумно. Бений же страна скотоводов. Какие у них кони… Мммм… Самые дорогие во всем мире!

Какое-то время они шли молча, затем Ольга решилась:

— Вил, мы сейчас куда?

— А ко мне. Мельница мне от отца досталась. Там и живу с женой опосля того, как отец помер. Откормишься, а то гли-ко сколь худа. Потомока знахарке тебя покажу. Она живет недалече. Травками торгует, да заклинаниями слабыми. Тоже силенок токма на магическу школу и хватило, — рассуждал мельник.

У крепкого каменного дома рядом с водяной мельницей телега остановилась, и встречать мужчину вышла… даже не вышла, а выкатилась пухлая невысокая молодая женщина в длинном широком платье и с цветным платком, причудливо повязанном на голове.

— Это Грета. Жена моя. — Вильям обнял толстушку и смачно чмокнул ее в пухлые губы. — А это Ольга. Она потерялась, а я ее нашел. Я же молодец, да?!

— Ты у меня еще какой молодец, тока Ольгу вымыть, покормить надоть, — улыбалась Грета, похлопывая мужа по груди ладошкой. — Пошли, потеряшка.

Грета вела Ольгу по двору мельницы, как заправский экскурсовод рассказывая и объясняя все, что было на подворье.

— Тутока птичник, курей держим, — махнула она рукой в сторону добротного каменного сарая с отгороженным плетнем участком рядом. — А тутока хлев, коровёнка у нас одна.

Ольга рассеянно оглядывалась, не до конца осознавая, что привычному укладу пришел конец, и шла, поджимая пальчики босых ног, пытаясь защититься от камешков и травинок.

— Нам сюдыть, это мыльня. Я Вилли ждала, вот и нагрела к приезду все, — Грета толкнула дверь в деревянную рубленую избу, где в клубах пара стояла большая деревянная лохань, полная горячей воды. — Сымай с себя лохмотья эти и полезай в воду. Вот мыло, а вот полотно, обтираться.

Женщина подала брусок мыла, пахнущего травами и медом, положила на лавку широкий отрез мягкой ткани вместо полотенца и вышла, оставив Ольгу наедине с собой.

Девушка быстро скинула с себя ставший грязным халат, нижнее белье и с наслаждением погрузилась в горячую, почти обжигающую воду. Ощущение тепла расслабило ее, и это сыграло злую шутку с эмоциями. В голове беспрестанно крутилась мысль о том, что она теперь одна в чужом мире, и это не сумасшествие, не сон, это суровая реальность. Оказаться в чужом мире без поддержки, средств к существованию, без будущего оказалось настолько страшным, что все напряжение и стресс прорвались наружу нескончаемым потоком горьких слез и громкими рыданиями.

Пряча лицо в ладони, она пыталась заставить себя успокоиться, однако получалось у нее это очень плохо.

— Тихо-тихо… Ну-тка, девонька, не рыдай, — седая сгорбленная старушка, сидя у лохани, гладила Ольгу по спутанным мокрым волосам. — Не стоит оно того, рыдать еще.

— А вы кто? — хлюпая носом и утирая слезы, спросила Ольга.

— А я знахарка. Живу тут неподалеку. За мной Вильям прибежал. Сказал, что потеряшку нашел. Вотка я и зашла. И, как вижу, вовремя, — добрая улыбка, блуждавшая на лице старушки, доказывала, что называть ее ведьмой по меньшей мере несправедливо.

— Вылазь давай, в полотно оборачивайсь, и пойдем поговорим, — старушка, кряхтя, вышла из моечного отделения в предбанник, где и уселась на скамье в ожидании разомлевшей и отмытой Ольги.

Пробегая мимо, Грета занесла одежду и укатилась дальше по своим делам, которых с таким хозяйством было очень много.

Завернутая в простынь Ольга высунула голову в предбанник. Встретилась глазами с до сих пор безымянной знахаркой, которая ладошкой похлопала по стопке чистого белья, показывая, что его можно бы уже и забрать.

Быстренько переодевшись и натянув теплое длинное платье, панталоны и толстые вязаные носки, она пристроилась на лавке рядом с престарелой женщиной.

— Поговорим? — как-то вдруг резко эта женщина изменила тон голоса, да и манеру разговора.

— Поговорим, — утвердительно кивнула Ольга.

— Ты не потерялась, ты нашлась. Вот смотри, — и она сложила рядом две ладони. — Иногда случается такое, что два совершенно разных мира подходят друг к другу очень близко. У этого мира свои правила и законы, и у этого свои. Когда миры сближаются, открываются врата, в которые и переносится кто-нибудь. Из мира в мир. Оттуда сюда пришла ты, а отсюда туда тоже ушел кто-то. Всегда идет обмен одного на другого. Врата меняют того, кого переносят. Дают знание языка, умение читать, если в своем мире человек умел. Иногда дают магические способности. Наверняка твоя жизнь в родном мире зашла в тупик. Так и должно было случиться. Ведь ты нужнее здесь, чем там. А тот, другой человек сейчас точно так же мечется в твоем мире.

— А если бы я не захотела изменить свою жизнь? — упрямилась Ольга, совершенно не вдохновленная тем, что за нее столь важное решение было принято какими-то высшими силами.

— Не захотела бы, так и пропала б на работе.

— И что теперь?

— Теперь… А чего ты хочешь, Ольга? — испытующий серьезный взгляд знахарки проникал в самую душу.

— Не знаю я, чего хочу. Пока не знаю, — опустила она голову на грудь.

— Хорошо. Давай так, ты поживешь пока на мельнице три дня, а затем я вернусь за тобой. Хорошо? — знахарка стала подниматься с лавки.

— Погодите, а зовут-то вас как? — схватила женщину за руку Ольга.

— В прошлой жизни Джулия, а в этом мире Джилл, — усмехнулась она.

— То есть вы тоже из другого мира? — ошалевшая Ольга не могла поверить своим ушам и глазам.

Старушка засмеялась в голос:

— Из другого.

— И в чем же была ваша великая миссия? — недоумевала Ольга. — Неужели лечить жителей деревень?

— Одно это уже значит немало, — с укоризной качнула головой старушка. — Однако сегодня я вдруг поняла, что меня сюда привело.

— И что же это?

— Не что, а кто, если точнее. Ты. Я здесь оказалась, чтобы однажды помочь адаптироваться и найти свое место в этом мире одной растерянной девчонке из другого мира.

Уже у самой двери она обернулась и с хитрым прищуром произнесла:

— Ты тко не ерепенься. И все будет лючке у тебя.

— Лючке? — не поняла Ольга.

— Хорошо это значит, полоуминка, — смеясь, старушка вышла из предбанника, оставив Ольгу наедине со своими мыслями.

Скучать долго не пришлось, Грета утащила ее в дом, накормила и уложила спать на тюфяк, набитый ароматным сеном. И выспалась Ольга на этом тюфяке под тонким шерстяным одеялом, слушая стрекот сверчка, так спокойно и сладко, как не спалось ей в родном доме с самого детства.

Вот уже почти неделю с момента появления в этом мире Ольга жила у Греты и Вилли. Супруги, трепетно и любяще относящиеся друг к другу, щедро делились своим теплом с ней. Вечерами, сидя за столом уютной кухни, они рассказывали ей все, что знали об этом мире. Вилли притащил все имеющиеся в доме книги, а их было целых четыре: сказки, учебник по истории Виррании, какой-то любовный роман и учебник чтения для малышей и принялся учить Ольгу читать на местном языке с огромным рвением. Начали они с учебника чтения и, как бы это ни казалось удивительным, складывать буквы в слова оказалось очень легко. И дальше девушка увлеченно читала сказки. Грета сшила ей одежду на первое время, все-таки размером Ольга сильно отличалась от невысокой пухленькой хозяйки.

Конечно же, ни к какой знахарке Ольга не поехала через три отведенных дня. Ее остановили и книги, и обучение, и совместная работа по хозяйству с Гретой, и вечернее чаепитие с добродушными хозяевами с поеданием вкуснейших плюшек и пирогов. Ольге было хорошо и спокойно в этом изолированном от всех бед островке стабильности, и менять что-либо очень не хотелось.

Прошла целая неделя, прежде чем Вилли рискнул напомнить Ольге о данном знахарке обещании явиться к ней.

— Это надо сделать, Ольга. Ждет она. — Грета ласково гладила встревоженную и растерянную Ольгу по плечу. — Вилли после обеда отвезет и дождется того, что порешите со старой Джилл.

Уже усаживаясь в телегу вместе с Вилли, Ольга услышала от Греты очень важную для нее фразу:

— Что бы вы ни решили с Джилл, ты всегда сможешь вернуться к нам на мельницу и жить с нами. Считай, что мы теперь твоя семья.

Горло перехватило от нахлынувших эмоций, и она смогла только благодарно улыбнуться сквозь набежавшие слезы и кивнуть.

Телега поскрипывала и подпрыгивала на ухабах утоптанной деревенской дороги. И под скрип телеги Вильям рассказывал Ольге, что Джилл живет совсем недалеко. На берегу небольшой безымянной речушки стоит ее крепкий небольшой домик. Хозяйства она не держит, живет за счет того, что ей приносят благодарные жители. Собирает лечебные травы и тихонько ворожит.

— Ты ее давно знаешь? — покусывая кисленькую травинку, всученную ей спутником, спросила девушка, ерзая на неудобной деревянной лавке.

— С рождения. Мамке моей она помогала разродиться. — Вилли соскочил с телеги и сорвал с растущего у обочины куста горсть красивых как с картинки синих мелких ягод и предложил их подруге. — Попробуй. Вкусно!

Она осторожно высыпала лакомство в рот и прожевала, ожидая яркого вкуса и аромата, как и положено в волшебных мирах, куда заносит попаданок. К ее удивлению и разочарованию, аромата не было никакого, а вкус водянистых ягод оказался слегка сладковатым.

— Вкусно же? — молодой мужчина с детской непосредственностью во взгляде нетерпеливо ждал реакции девушки на свое угощение.

— М-м-м-м… Вкусно, — скрепя сердце, согласилась Ольга, решив не обижать друга.

— Вот! Вкусно же! — и он, довольно улыбаясь, взгромоздился рядом с Ольгой на лавку. — Наскоро приедем.

Старая Джилл стояла перед небольшим аккуратненьким домиком, который совершенно не походил на дом знахарки-колдуньи-ведьмы. Она не сводила глаз с дороги, на которой показалась скрипучая телега Вильяма. Сердце Ольги было готово выпрыгнуть из груди от волнения, когда они остановились рядом со знахаркой.

— Долгие же у тебя выдались три дня, Ольга, — усмехнулась старушка, и морщины на ее лице разбежались лучиками.

— Да, как-то так… Подзатянулись, — невпопад ответила девушка, спрыгивая с телеги и подходя к Джилл.

— Вильям, ты давайкося катися отседова. — Джил скрюченными пальцами ткнула в сторону дороги, прямым текстом отправляя мужчину домой.

— Грета велела дождаться вашего общего решения, — заупрямился он, хмуря светлые брови.

— Катись отседова, липучка! — топнула ногой старушка и для придания весомости собственным словам толкнула Вилли в сторону телеги, ухватила Ольгу за руку и утащила ее в дом.

Озадаченный подобным поведением знахарки и обеспокоенный судьбой Ольги, Вилли неприкаянно бродил вокруг домика, поглядывая на запертую дверь.

— От упрямый же. До заката сторожить тебя собрался, что ли? — раздражение Джилл начало достигать точки кипения, грозя вылиться в неприятности для мужчины.

— Он беспокоится за меня, — решилась подать голос Ольга.

— Да знаю, что беспокоится. Иди-ка ты его выпроводи. Пусть завтра приезжает повидаться, — знахарка махнула в сторону двери, и Ольга поторопилась успокоить друга.

Звук отъезжающей телеги дал знать, что в домике остались только женщины. Ольга тихо вошла в дом, где посреди единственной комнаты стояла большая печь, и почти неслышно опустилась на лавку у стенки.

— Успокоилась? — Джилл сидела за столом и перебирала в миске какую-то крупу.

— Вроде да, — вздохнула девушка, сложила руки на коленях и опустила глаза, не рискуя откровенно разглядывать обустройство дома.

— Обманываешь. Сердечко-то вон как стучит. Того и гляди выпрыгнет из груди и поскачет по лавкам, — она по-прежнему не смотрела на Ольгу, но словно видела сквозь набрякшие тяжелые веки, прикрывающие блеклые глаза неопределенного цвета.

Девушка предпочла промолчать, и в комнате повисла звенящая тишина, прерываемая шорохом крупы в миске, стрекотом сверчка и потрескиванием дров в очаге.

— Ладно, хватит вокруг да около ходить. — Джилл встала со своего места, всыпала крупу в булькающую жидкость в котелке на огне и выложила на стол завернутую в тряпицу книгу. — Иди сюда.

Ольга подошла и уставилась на потемневший кожаный переплет.

— Положи руку на книгу, — велела старушка.

Тонкая девичья рука легла на неожиданно теплую кожу обложки, и Ольга почувствовала легкое покалывание. Книга раскрылась где-то на первых страницах, и девушка уловила на лице знахарки разочарование.

— Да уж… Магии могли бы и побольше дать… — скривилась она.

— В смысле — побольше? — Не поняла слов знахарки Ольга и вопросительно уставилась на нее.

— Вот смотри. Видишь, где открылась книга? — Она ткнула сухоньким пальчиком с обкусанным ноготком в тоненькую стопочку страниц в начале книги. — Это показывает силу твоей магии. И как видишь, у тебя ее чуть-чуть.

Ольга огорченно вздохнула. По закону жанра книг о попаданках, ей должны были достаться все плюшки нового мира в виде обалденной магии, какой-нибудь академии и красавца ректора демона или эльфа, готового тут же на ней жениться и, если можно, не один раз. В реальности ей достались слабенькая магия, наставница старушка и ее небольшая хижина. Что-то как-то не по-книжному все началось… Не сумев удержать вздох разочарования, Ольга вдруг поймала на себе пристальный взгляд Джилл.

— Расстраиваться вздумала? — ее пальцы принялись барабанить по столешнице, нервируя и без того взвинченную Ольгу. — Ты это брось. Оказалась бы сильным магом, мигом прибрали бы тебя королевские шакалы. Дала бы кровную клятву и стала выворачивать свой магический резерв досуха на пользу королю до скорой смерти. Так что средний уровень — самое то.

— Почему до скорой? — не поняла Ольга.

— Потому что маги-кровники долго не живут. Их никто не бережет. Высушивают магический резерв напрочь и выбрасывают за ненадобностью дряхлых, беспомощных и никому не нужных. И подыхают они в сточных канавах, как псы подзаборные, — и столько злости и неприкрытой враждебности в голосе знахарки прозвучало, что девушке стало не по себе. Казалось, что ее кожи коснулся арктический холод, обжигающий и не разбирающий на своем пути ничего. Она поежилась и обхватила себя за плечи, стараясь скрыться от этого замораживающего ощущения.

— Ладно. Смотри дальше. — Джилл ткнула пальцем в открытые страницы. — Тут показано, какая магия тебе подвластна. Давай вместе и посмотрим. — Они обе уткнулись в тонкий пергамент, покрытый черной вязью старинного алфавита Виррании. — Кроме целительской магии, ничего в тебе нет. Может, это и неплохо. Хотя стихийная была бы лучше.

И все равно, Ольга чувствовала какое-то разочарование от столь скромных сил, доставшихся ей при переходе в этот мир.

— Значит, так угодно судьбе и богам! — торжественно провозгласила знахарка и с громким хлопком закрыла книгу, завернула ее все в ту же тряпицу и спешно упрятала в стоящий в углу сундук.

— Теперь поглядим объем твоего резерва, может, хоть он у тебя бесконечен. А так, слабенькими заклинаниями, но бесконечно долго, можно ух чего натворить! — Старушка вытащила темно-коричневый, блестящий новой полированной кожей саквояж, удивительно и странно смотревшийся в этой деревенской комнате, раскрыла его. Внутренности саквояжа были сделаны таким образом, что при открывании расправлялись полочки со множеством пузырьков, флакончиков, коробочек и мешочков, ближе ко дну оставалось свободное место для каких-то крупных вещей.

— Как это в него столько всего влезает? — восхищенно выдохнула Ольга.

— Зачарован он. Пространственной магией. Подарок за кое-какое дело, — нехотя ответила Джилл и, поковырявшись в разнообразии флакончиков, вытащила на стол парочку.

Рядом с ними пристроились два небольших пергаментных свитка, и знахарка жестом показала девушке присесть к столу и взять в руки один свиток.

— Это что? — Ольга не спешила открывать так удобно расположившийся меж ее пальцев рулончик.

— Заклинание. А то ты ж не знаешь пока ничего. В любой магии есть эталонные или базовые заклинания. Вот ими резервы и измеряют. Сколько раз подряд сможешь это заклинание сделать, такой и резерв. Не тяни давай, открывай уже.

Аккуратно, старясь не повредить столь ценную рукопись, Ольга развернула свиток и уставилась на мешанину букв и знаков, не зная, как все это и озвучить.

Джилл заглянула из-за плеча, хихикнула издевательски прямо над ухом и ткнула кривым ноготком в центр листка.

— Всегда ищи начало заклинания. Оно как огонек в ночи. Светит и тянет к себе. Смотри.

Ольга вытаращила глаза и уставилась в листок, не видя никаких огоньков ни в какой ночи, за что тут же заработала подзатыльник от вредной старушки.

— Не пялься, дурында! Магическим зрением смотри! Этим-то уж тебя не должны были обидеть.

— Да не умею я! — возмутилась Ольга, собираясь бросить свиток на стол в расстроенных чувствах, за что вновь огребла чувствительный шлепок ладонью по затылку.

— Смотри сквозь бумагу. Далеко сквозь нее. Чтобы не видеть буквы и знаки, а силу на листе начерченную заметить. Ну же, пробуй! — нетерпеливо подтолкнул в спину старушечий кулачок.

Девушка погасила нарастающую злость от такого бесцеремонного обращения и попробовала посмотреть сквозь пергамент. От напряжения начало ломить глаза и отчаянно заболела голова, когда вдруг знаки и буквы расплылись, открывая бледные мерцающие линии, завязывающиеся на единственном ярко горящем знаке.

— Вот он… Огонек… — прошептала Ольга.

— Отлично. Теперь тяни за него. Взглядом тяни, — посоветовала Джилл.

И Ольга потянула. Заклинание повисло перед ней в воздухе навсегда, впечатываясь в память. Она поняла, что для его активации теперь достаточно будет просто воспроизвести центральный знак, знак начала, и быстро, одним движением нарисовала его в воздухе пальцем.

Ехидный голос старушки вывел ее из состояния полутранса:

— И что это такое было?

— Попыталась заклинание активировать, — гордая собой, озвучила Ольга.

— Мда… Активаторша выискалась, — язвительности в голосе вредной старушонки прибавилось. — Ты силу-то свою в заклинание вливай. А то хоть картину в воздухе рисуй, толку никакого не будет.

Вспыхнув от смущения, девушка принялась рисовать знак, всей душой и всем своим существом посылая в него что-то эфемерное, то, что она посчитала силой. С первого раза ожидаемо не получилось ничего, и Ольга продолжала повторять еще и еще, пока не услышала похрапывание лежащей на лавочке разомлевшей старушки. Разозлившись на такую несправедливость, она попыталась еще раз, выплескивая все накопившиеся эмоции в этом посыле, и злость, и усталость, и разочарование, и страх. Висящий в воздухе знак вспыхнул, и Джилл подскочила на месте, мгновенно проснувшись.

— Быстро повтори! — бросила она девушке.

Ольга повторила знак, и вновь комнату осветила вспышка.

— Еще! — требовательный голос Джилл бил по ушам, и девушка дрожащей от усталости рукой попыталась нарисовать знак в третий раз, но он серой пылью осыпался к ее ногам.

— Тьфу ты… — разочарованно выдохнула Джил и уселась на лавку, исподлобья оглядывая девушку. — И резерв-то плёвый. Всего две единицы первого уровня. Пей из флакончика.

Ольга с опаской поднесла к носу открытый флакончик и понюхала. Тонкий, нежный цветочный запах пощекотал рецепторы, и она рискнула, опрокинув содержимое в рот. Безвкусная жидкость проскользнула по пищеводу и взорвалась огнем в желудке, заставив согнуться от боли и заскулить.

— Терпи. Наполнять резерв принудительно всегда больно, — наставница была сурова и чем-то весьма недовольна. — Бери второй свиток.

Послушно, словно школьница перед завучем, открыла второй свиток. Уже гораздо легче выцепила начальный знак и активировала заклинание, вспыхнувшее так же ярко, как и заклинание первого уровня.

— Повторяй, — сложившая руки на груди Джилл была неумолима.

Попытка влить силы в повторно нарисованный знак отозвалась болью во всем теле, в голове зашумело, захотелось бросить все, однако Ольга из какого-то непонятного упрямства лила силы и не желала останавливаться, пока не получила по спине чувствительный удар кулаком.

— Совсем из ума выжила! — ругалась на чем свет стоит Джилл. — Полностью резерв опустошить решила? Выгореть захотела? Безуминка, как есть безуминка! Пей давай второй флакон и спать!

Выпив повторно безвкусную жидкость и постонав немного от боли, Ольга доползла до широкой лавки, на которую Джилл кинула тюфяк с подушкой и одеяло, и упала, как подкошенная, моментально отключившись.

Ольга спала и не видела, как знахарка сидела рядом с ней полночи, утирая со лба девушки выступивший кровавый пот, и ругалась неприличными словами в адрес судьбы и всех богов, давших такой маленький резерв этой попаданке.

— И вот что мне теперь с ней делать? — ворчала старушка совсем не старческим голосом. — Это ж все планы насмарку.

Она в сердцах отбросила влажную тряпку, которую до сего момента сжимала в руках, и с трудом встала с табурета. С опаской оглянулась на неспокойно спящую девушку, вышла в сени.

Джилл металась в сенях как запертый в клетке зверь.

— Не подходит. Она мне совершенно не подходит. За что? Я вас спрашиваю, за что мне это? Вы мне обещали молодое тело в обмен на эту рухлядь. И что? Это почти безмагическое существо должно стать вместилищем для моей души? Эй, боги! Где вы там?! Наше дело не закончено! Я требую другое тело! Не принимаю это! И да, мы не в расчете! — прокричала она в пустоту.

Гулкое эхо принесло еле слышное:

— Мы услышали тебя. Расчет произведен…

Старушка обмякла, рухнув кучей цветного тряпья на земляной пол.

Глава 3. Прошедшие деньки, или как легко вновь изменить жизнь

И вновь четыре года назад.

Грета была готова испилить супруга до мелкой щепы за то, что он так легкомысленно оставил Ольгу у старой Джилл. Ни сменной одежды, ни еды с собой, даже полюбившиеся книги с собой не взяли. Как вообще можно было в такие невыносимые условия отпускать молодую неподготовленную к трудностям девушку. Проворчав полночи, Грета подняла Вильяма с первыми лучами солнца и, наскоро переделав все дела по хозяйству, собрав немудреный скарб Ольги и целую большую корзину гостинцев, семья отправилась проведывать свою приятельницу.

Домик знахарки встретил тишиной и распахнутыми в сени дверями.

— Вилли, глякось, нелады тутока. — Грета ткнула пальчиком в распахнутую дверь в проеме которой сидела потрепанная серая кошка.

— Подико ушли куды… — Неуверенно выдал Вилли, почесав затылок.

— Куды ушли-то? Двери-то небось заперли б. — Грета неожиданно легко для своей комплекции соскочила с телеги и решительно направилась к сеням.

— Джилл!! Ольга!!! — Она звонко крикнула, подходя к дверям. Ни единая душа не отозвалась ей, и только встрепанная серая кошка почти беззвучно мяукала, кидаясь прямо под ноги.

Обойдя всё скромное жилище знахарки вокруг и не найдя ничего подозрительного, Вилли вошел в сени, где Грета стояла над кучей цветного тряпья, уперев кулачки в бока.

— Все спокойно подле дома. — Доложил супруг. — А у тебя что?

— А ничё. Глякось, ветошь валяется и кошка-приблуда к ногам лезет. — Женщина растерянно обернулась на мужа. — В избу пойдем?

— Пойдем конечно. — Мужчина отодвинул жену в сторонку и первым решительно вошел в дом.

Тишина, полумрак и незнакомый запах чего-то горелого встретили озабоченных супругов. Мужчина осторожно обошел печь, ухватив на случай самообороны стоящий у входной двери топорик, и уткнулся в лежащую на лавке постанывающую во сне Ольгу.

— Грета! Иди-ка сюдыть быстрее. С Олей беда! — Крикнул он, успев коснуться широкой ладонью полыхающего от жара лба.

Женщина упала рядом с лавкой на колени и принялась стаскивать с девушки одеяло, причитая и проливая крупные слезы.

— Ольга! Ольга, очнись! Что с тобой?! Вилли, неси-ка сюдыть воду. Да пошевеливайсь!

Мужчина подскочил как ужаленный и рванул к печи, ныряя в ее нутро и вытаскивая глиняный горшок с горячей водой.

— Грета! Тут в горшке вода. Но уж больно горяча! — Он тряс рукой, которую неосмотрительно сунул в горшок.

— Так разведи ее в шайке холодной и тащи сюдыть! — Взорвалась гневом жена.

Когда Вилли притащил деревянный таз, полный теплой водой, Ольга была уже раздета до белья и Грета выгоняла из комнаты шипящую и беснующуюся кошку, бросающуюся из угла на всех.

— От приблуда! Забралась в дом и теперича дикнет! — Она снова замахнулась тряпкой в сторону кошки, и та с мявканьем выбежала в сени.

Поспешив закрыть входную дверь, Грета бегом вернулась к лежащей в забытьи Ольге.

— Куда же Джилл подевалась? — Не переставала причитать Грета, обтирая тело спящей девушки, смывая с нее кровавые разводы.

— Я весь дом обыскал. Как сквозь землю провалилась. — Отозвался Вилли от печи, разводя огонь и ставя горшок с водой для приготовления отвара. Он уже вытащил на стол привезенную из дома еду и, смущаясь раздетой Ольги, подошел ближе к жене.

— Как она? — Забота и беспокойство звучали в каждом слове.

— Уже открывала глаза. — Грета накрыла девушку чистым покрывалом, приготовила новую одежду и прижалась к мужу. — Дадим ей отдохнуть.

Пара перебралась ближе к кухонному столу, стараясь не мешать подруге набираться сил. Разделывая копченую курицу, Вилли выбрал самый лакомый и мясистый кусочек и отложил в сторонку.

— Ольге помягче курочку оставлю. — Пояснил он жене, пододвигающей к нему кружку с исходящим паром отваром.

— И булочку порумянее. — Улыбнулась она и с удовольствием откусила от истекающей соком куриной ножки. Слишком уж утомительной и нервной оказалась поездка в гости к знахарке.

Не успели они пообедать, как Ольга зашевелилась на лавке, и Грета бегом кинулась к подруге.

— Грета? Вы откуда здесь? — Девушка села на своем неудобном ложе и закуталась в покрывало, еле сдерживая дрожь своего измученного тела. Она подняла глаза и столкнулась с обеспокоенным взглядом молодой женщины.

— Мы приехали навестить тебя и нашли тутока вот такую вот без чувств. И Джилл нигде нет. — Грета тараторила, споро одевая Ольгу в новую и чистую одежду. — Ты больно-то не расстраивайсь. Сейчас поешь, тутока всё еще раз осмотрим и к нам поедем.

Вилли отодвинул жену, подхватил легкую как пушинка девушку и перенес ее прямо к столу, на котором стояли специально отобранные для нее продукты. Глядя на то, с каким аппетитом она ела, Грета утирала неожиданно выступившие слезы.

— Что с тобой стряслось, Оль? — Вилли подлил горячего кисленького отвара с медом.

— Переусердствовала с заклинаниями. Вчера объем резерва измеряли. И доизмерялись до состояния моего нестояния. — Она прикрыла глаза и поежилась. — А где Джилл интересно?

— А не знам. Я все-все проверил. И нетути ее туточки. — Мужчина пожал плечами и вновь завел разговор о том, что нужно вернуться всем вместе и поскорее на мельницу.

Девушка попыталась встать с лавки у стола, покачнулась, уселась обратно без сил и виновато улыбнулась:

— Видимо я переоценила свои силы.

— Ну дык я тебя на руках снесу в телегу. — С готовностью покрутил сжатыми кулаками в воздухе мужчина.

Тихий смешок из угла избы, заставил всех замолчать и с опаской оглянуться, высматривая того, чей смех ледяными иглами забирался под кожу.

— Джилл? — Несмело спросила Ольга.

— Не Джилл. — В углу собиралась дымка, уплотнялась, приобретая очертания женского тела. И уже через пару секунд пред ошалевшими друзьями проявилось полупрозрачное существо предположительно женского пола с легкой улыбкой на удивительно красивом лице.

— Ты кто? — Первым ожил Вилли и выступил вперед, закрывая своим большим телом жену и подругу.

— Смелый какой… — Прошелестел призрак, оформляясь в фигурку молоденькой девушки в приталенном платьице до середины голени со строгим воротничком. Она скользнула вперед, паря над полом прямо к столу. Поняв, что он бессилен против этого существа, Вильям выкрикнул:

— Ольга, Грета. Бегите!

На лице призрачной девушки промелькнул просто шквал эмоций, от страха, до возмущения. Она остановилась, сложила миленькие ручки с округлыми локотками и длинными тонкими пальчиками на высокой призрачной груди и возопила с такой громкостью, что живые прижали ладошки к ушам:

— Стоять! Стоять я сказала! Вы двое можете идти! — Она ткнула пальчиком в семейную пару и обернулась к Ольге. — А вас, милочка, я попрошу задержаться!

— Мы ее не оставим! — Из-за широкой спины мужа пискнула Грета и вновь спряталась от сверкающих гневом огромных глаз призрачной девушки.

Призрачная гостья доплыла до стола и легко уселась на столешницу.

— Мммм… Курочка… Булочка… Жаль не чувствую вкуса и аромата… — Она с сожалением склонилась к остаткам еды и, мечтательно прикрыв глаза, потянула воздух миленьким курносым носиком и облизала пухлые губки. Открыла глаза, подняла вытянутый пальчик вверх и назидательно произнесла. — А теперь о деле. Я хочу остаться наедине с Ольгой. И это не обсуждается!

Она вновь сложила ручки на груди и суровым взглядом сверлила Грету и Вилли.

— Ребята, оставьте нас. Ну что она мне плохого сделает. — Попросила Ольга с мольбою в голосе.

— Уверенна? — Вилли никак не мог решиться оставить подругу.

— Совершенно. — Ольга кивнула головой. — Если что, я всегда могу крикнуть.

Призрак глупо хихикнула на это заявление и пожала плечами всем видом демонстрируя полную покладистость и безопасность для окружающих.

Грета и Вилли отправились в сени, пообещав примчаться по первому зову.

Оставшись наедине, Ольга уставилась на новую знакомую и, выгнув вопросительно бровь, вновь уточнила:

— Так кто же вы?

— Я просто Посланница. — Скромно ковыряя пальчиком поверхность столешницы и опустив глаза долу, ответила девушка. — Меня сюда отправили с по-ру-че-нием мои хозя… эмм… мои господ… — Она поникла, сунула ручку в карман и вытащила свернутую в несколько раз бумажку. Развернула ее и прочитала по слогам. — Мои на-ни-ма-те-ли.

— И кто же твои наниматели? — С любопытством и настойчивостью пытала собеседницу Ольга. Была бы ее воля, ух бы она и прижала эту егозу и вытащила из нее всю информацию. Однако, попробуй-ка прижать призрак… Приходилось действовать словами.

Девица упрямилась и отвечать на неудобные вопросы не спешила.

— Мои на-ни-ма-те-ли очень значимые сущности. С огромной силой и возможностями. Но назвать их я не могу. Запрещено мне это. — И даже состроила виноватое выражение личика эта мелкая негодница.

— Тогда скажи хотя бы с какой целью тебя послали? — Раздражение нарастало и Ольга барабанила пальцами по столу, заставляя призрак беспокоиться и отодвигаться подальше.

— Нууу… В общем, в двух словах и не скажу. — Посланница пожала плечиками.

— Скажи не в двух. — Вкрадчиво шепнула Ольга, наклоняясь ближе к призраку.

Вздохнув, Посланница начала свое повествование:

— Ты из другого мира и очень мало знаешь про этот мир. Поэтому кое-что придется тебе рассказать, прежде чем передавать послание. В этом мире все жизненно важные и ключевые для него события происходили только при помощи или с подачи пришлых из других миров. Ну что сморишь, таких как вы называют пришлыми. Можно сказать, что в этом мире могут встретиться разные существа, совершенно не похожие друг на друга, люди и нелюди. Кто-то приживется, а кто-то погибнет. У каждого пришлого своя задача. И о многих задачах знают только мои наниматели. — Посланница внимательно наблюдала за выражением глаз и лица Ольги.

Видимо увидев то, что нужно, она собиралась продолжить, когда Ольга ее прервала.

— Джилл тоже пришлая?

— Да, пришлая, и пришлая из твоего мира. Но с ней все не так просто. Часто пришлые оказывают некоторые услуги нанимателям, за что получают вознаграждение. Вот и Джилл когда-то очень давно сделала кое-что, важное для тех, кто нанял меня. И ей пообещали вечную молодость и жизнь. Но, к сожалению из мира Земли очень долго не прибывал никто. Вот и затянулась расплата.

— А причем здесь прибывшие из моего мира? — Не поняла Ольга.

— Нууу… — Замялась Посланница. — Ей пообещали перенос личности в молодое тело.

— Мое???? — От возмущения Ольга даже привстала на месте и повысила голос.

— Эммм… При определенных условиях.

— Каких?

— Если бы ты потеряла разум. — Прошептала призрак, потупив взгляд.

— Вот вы гады! Так это из-за ваших обещаний Джилл была недовольна моим уровнем магии? Она рассчитывала получить еще и силы до кучи? — Ольга продолжала кипятиться, не заметив, как начала бегать по комнате, сжимая кулаки.

— Меня поэтому и послали! — Пискнула Посланница. — Джилл разозлила тех, кто меня нанял. И они выполнили договор формально.

— Как формально? — Остановилась перед призраком девушка.

— Но, они дали ей новое молодое тело. Ведь в договоре не было прописано чье именно тело будет. Вот и дали ей кошку. — Призрак сжалась до размеров феечки из детских сказок и отлетела подальше от ошалевшей от событий Ольги.

— С ума сойти можно! — Ольга терла пальцами лоб, испытывая сильнейшую головную боль. — И что теперь?

— А вот и послание! — Обрадовалась призрачная девица. — Теперь ты будешь жить в этом доме. Все книги Джилл теперь твои, и записи тоже твои.

— И долго мне тут жить? — Села, совершенно потеряв силы, Ольга.

— Пока не изменится твоя жизнь! Я выполнила задачу и ухожу! — Призрак растворилась в воздухе, оставив опять растерянную девушку наедине со своими мыслями.

Какое-то время после исчезновения призрака растерянная Ольга сидела на лавке, уронив голову на сложенные на столе руки. Было тоскливо, непонятно, страшно. Прикосновение ладони к голове привело в себя девушку.

— Оля, Оль… Ты как? — Взволнованная Грета стояла рядом и вздрагивала всем телом от каждого шороха.

— Все хорошо, Грета. Посланница сказала, что теперь весь этот дом и все, что в нем мои. Сказала это всё и смылась без подробностей. — Устало девушка поднялась с лавки и отправилась в угол, где стоял огромный старинный сундук с металлическими уголками. — Вилли где? Сейчас ревизию проводить будем.

— Вилли кошку гоняет. Царапучая зараза. — Махнула рукой в сторону улицы женщина.

— Кошку не троньте. Не стоит обижать животинку. — Ольга с трудом откинула крышку сундука и, под прицелом любопытных глаз Греты, доставала одну за другой книгу. — Травник… Зелья и заклинания для красоты и здоровья… Защити себя сам. Учебник по магической самозащите… Тааак… А это у нас что?

Она вытаскивала большую старинную книгу, настолько тяжелую, что Грета метнулась помогать Ольге. Книга легла на пол с громким стуком. Ее кожаная обложка открылась…

— Большая энциклопедия заклинаний! Грета, это же здорово! — Восхищалась девушка, переворачивая толстые пергаментные страницы, исписанные крупными чернильными буквами. Постепенно, читая одно заклинание за другим, радость в голосе Ольги поутихла. — Мда… А ведь доступных мне заклинаний раз-два и обчелся…

— Не переживай. Чтобы знахаркой быть, тебе и этого за глаза. — Женщина обняла растерявшуюся девушку. — Ну или на мельничу к нам!

Ольга откинулась на плечо подруги и на пару секунд прикрыла глаза расслабляясь.

— Бабоньки, а что это вы тут творите? — В дом почти неслышно вошел Вилли и удивился представшей ему картине.

— Да мы тут проверяем наследство Ольгино. — Улыбнулась мужу Грета.

— Наследство? — Недопонял мужчина. — Какое наследство?

— Да которое ей Джилл оставила. — Продолжала улыбаться Грета, а следом за ней и Ольга начала улыбаться, видя как на простодушной физиономии друга отражается нелегкая мыслительная работа.

— Бедняжка Джилл померла? — Огорчился Вилли и даже пустил скупую мужскую слезу. — Надобно блинов испечь на поминки.

— Обязательно. Но позже. — Ольга вновь нырнула в сундук, продолжая копаться в нем в поисках всего нужного и интересного. Она выкладывала свитки с заклинаниями, а Грета их сортировала в зависимости от уровня. Кучка первого и второго была весьма невелика, что не могло не опечалить новоявленную хозяйку всего этого богатства.

Грета развернула очередной выброшенный Ольгой из сундука свиток и обомлела.

— Оля! — Она похлопала подругу по спине. — Оль, глякось.

Женщина протягивала пергамент с выражением ужаса на лице.

- Гретушка, чегось там? — Кинулся к жене Вилли.

Дрожащими руками Ольга развернула плотный и прохладный гладкий свиток.

Договор на выполнение работ.

Некие силы, именуемые в дальнейшем Заказчик, с одной стороны и знахарка Джилл, именуемая в дальнейшем Исполнитель, с другой стороны, совместно именуемые Стороны, заключили настоящий договор о нижеследующем:

Исполнитель по заданию Заказчика обязуется выполнить работы, указанные в пункте 2. настоящего договора, а Заказчик обязуется оплатить эти работы на условиях и в порядке, регламентируемым данным договором. Исполнитель обязуется выступить в роли Привратника и встречать каждого пришлого, оценивать его уровень магии и объем резерва, а также отправлять пришлых к месту их постоянного проживания в этом или в ином мире, используя портальные кристаллы, предоставленные Заказчиком. Заказчик обязуется предоставить одряхлевшему Исполнителю молодое тело, подходящее для вмещения его души, а также обеспечить его дальнейшее проживание. Настоящий договор составлен в двух экземплярах, которые имеют одинаковую юридическую силу.Настоящий договор действует с даты подписания и до момента надлежащего исполнения обязательства Сторонами.


Заказчик: Исполнитель:

Прочитав содержание свитка, Ольга уставилась на супругов:

— Вы знали, что Джилл пришлых отслеживала?

— Нет конечно. — Вилли с недоумением посмотрел на жену. — В ее доме бывали странные люди. Но быстро пропадали.

— Обалдеть… — Ольга зарылась руками в свои растрепавшиеся волосы. — То есть этот мир вообще какая-то перевалочная база между мирами… Да еще и эти загадочные Наниматели-Заказчики… И вот что мне спокойно не жилось в своем мире?

— Оль, успокойсь. Мы завсегда с тобой будем. — Грета и Вилли обняли ее с обеих сторон и успокаивающе погладили по спине.

— Дом еще крепкий. Мыльня старовата, но тебе одной хватит. Колодец прям в сенях. По снегу ходить не придется. — Вильям старался находить плюсы в новом приобретении Ольги. — Дров на зиму хватит. Ну и мы подмогнём завсегда.

Так и началась жизнь Ольги в роли сельской знахарки, занятой изучением доступной ей магии. Каждый день она занималась зельями, заклинаниями, тренировалась и работала над своими навыками. Иногда приходили те, кому нужна была помощь травницы. Просители сперва терялись, узнав, что Джилл больше нет, однако со временем все привыкли к тому, что появилась новая знахарка, молодая и всегда готовая помочь. Ольга лечила не только травами и заклинаниями, она активно использовала знания своего мира для лечения людей, что помогало ей в тяжелом труде. К ней стали приезжать из других мест, прослышав о том, насколько хорошо удается знахарке ставить на ноги даже тяжелых больных.

Так прошло восемь месяцев достаточно однообразной жизни, пока не случилось событие, поставившее все в только устоявшейся деревенской жизни девушки с ног на голову.

***********

В этом году весна была поздней и слякотной, местами похожей на осень. Дождь зарядил и шел уже третий день, окрашивая все вокруг в грязный серый цвет. Разбитая дорога превратилась в кисель, дав Ольге несколько дней, свободных от посетителей.

Очередной обычный день сельской знахарки начался с обильного вкусного завтрака. За лечение ей часто платили яйцами, курами, медом, другими продуктами, тканью, шерстью… Такой своеобразный натуральный обмен. Покончив с завтраком, Ольга налила молока из крынки в глиняную плошку на полу.

— Джилл, иди есть! — Позвала она серую кошку, которая зыркала злобным взглядом с печи, затем взгромоздила на печку помятый медный перегонный куб и занялась выгонкой самогона, на котором настаивала множество различных трав.

Примостившись за столом у окна, она перебирала тонкими пальцами засохшие ароматные веточки целебных трав, перетирала их в каменной ступке, отвешивала на точнейших весах нужную дозу, паковала в бумажные кулёчки и периодически посматривала через недавно купленное прозрачное стекло на улицу. Она никого не ждала в этот день, уповая на то, что превратившаяся в чачу дорога, да не перестающий поливать дождь отобьют охоту тащиться в дикую даль к ней у любого.

Тем удивительнее и неожиданнее для нее было появление перед ее домом мужчины в богатой одежде верхом на лошади.

— И кого это черти принесли… — Встала она, вытирая руки о передник, и отправилась в сени, не позволяя непрошенному гостю самому войти в ее дом.

Высокий мужчина с обвисшими мокрыми усами стоял прямо перед входом.

— Чем обязана? — Неприветливо спросила Ольга, заметив оценивающий взгляд этого сноба.

— Ты знахарка? — Проигнорировал он ее вопрос и, отодвинув ее плечом, вошел под крышу, прячась от льющей с неба воды.

— Не помню, чтобы мы переходили на «ты». — Хмыкнула девушка и строптиво сложила руки на груди, всем своим видом показывая недовольство поведением гостя.

Мужчина в это время снимал с себя шляпу и плащ, стряхивая с них воду. Рыжие мокрые волосы прилипли к его щекам и шее. Он абсолютно игнорировал все эмоции девушки, делая то, что считал нужным.

— Собирайся. Твои услуги срочно потребовались знатной даме. Да пошевеливайся! Чего встала? — Презрение сквозило в его голосе, а глаза наливались красным огнем злости.

— Я никуда не поеду, пока вы мне не скажете кто вы и что с дамой. Мне нужно знать чего ожидать. — Ольга стояла на своем, не собираясь прогибаться перед этим самовлюбленным мужчиной.

Бледная кожа с крупными веснушками побелела еще сильнее от того, что кто-то осмелился перечить высокородному хлыщу. Он сжал пальцы, поросшие рыжими волосками и унизанные крупными перстнями с драгоценными камнями.

— Как ты смеешь так со мной говорить? Ты вообще понимаешь, кто перед тобой? — Сжатая в кулак рука пролетела прямо перед лицом успевшей отшатнуться девушки. — Если бы не сестра, я б тебя сейчас так воспитал…

И он схватил Ольгу за ворот широкой домашней льняной рубашки, в которой она ходила по дому, сжал его, подтащил ее к своему лицу, обдав удушливым сладким запахом каких-то благовоний, встряхнул так, что девушке показалось, что ее душа отделилась от тела и постаралась смыться поскорее от всего происходящего.

Мужчина залепил ей оплеуху, отшвырнул хозяйку дома в сторону и направился в избу, широко распахнув дверь. Застонав от боли, Ольга понялась с земляного пола сеней и, держась за стенку, побрела в дом. В голове шумело и из носа текла тонкая струйка крови. В доме шел натуральный обыск. Гость пил выгнанный самогон прямо из глиняного кувшина, куда накапало уже весьма приличное количество первача, и заедал толстым ломтем копченого окорока.

— Собирайся быстрее. Моя сестра ждать не будет.

Утерев кровь с лица тыльной стороной ладони и сняв перегонный куб с плиты, Ольга решилась уточнить, что же ее ждет:

— Так что с вашей сестрой?

— Господин граф.

— В смысле? — Не поняла девушка.

— Обращайся ко мне господин граф. — Глаза мужчины осоловели от выпитого алкоголя. — В тяжести она. Еще месяца три до разрешения. Заболел живот и лекарь ей всю дорогу помочь пытался. Только не помогает ничего.

Он приложил ко лбу кувшин и застонал.

— Она не может потерять ребенка… Это государственной важности дело. — Вспомнив о знахарке, он поднял голову и рявкнул. — Чего стоишь? Быстро собралась и к выходу!

Девушка бегом схватила саквояж, в который кинула несколько заготовленных с утра зелий, накинула толстую вязанную кофту, впрыгнула в брюки, завязала на голове платок чалмой, сунула ноги в кожаные сапоги, плотный плащ завершил ее наряд.

— Я готова. — Она старалась не смотреть на теряющего человеческий облик графа. Тот сыто рыгнул, встал с лавки и пошатнулся от обилия выпитого. — Надрался все-таки. — Ворчала под нос Ольга, пока гость напяливал на себя мокрую одежду и, все так же пошатываясь, пытался взгромоздиться в седло на очень красивом кауром жеребце.

— Иди сюда. — Позвал граф, пристроив не с первого раза свою пятую точку в седло, и протянул руку девушке.

Она несмело подошла к животному, нервно прядающему ушами и подергивающему шкурой в нетерпении.

— Да смелее же ты. — Поторопил непрошенный спутник.

Мужчина втащил Ольгу на круп коня и пристроил ее за своей спиной.

— Держись крепче.

И они поехали. Ноги скакуна расползались в грязи, графа мотало из стороны в сторону в седле, он ехал не особо выбирая дороги и девушка начла про себя молиться всем богам с единственной просьбой: защитить и дать возможность выжить.

Сколько они так мучались под дождем Ольга не знала, казалось, что эта поездка не закончится никогда. Болели спина, ноги, поясница, крестец и копчик… Сидеть было безумно неудобно и каждое движение отзывалось сильнейшей болью во всем теле. Показавшуюся на пригорке карету, Ольга встретила радостным полустоном.

Конь встал неподалеку от кареты, окруженной двумя десятками вооруженных мужчин, и девушка кулём свалилась с крупа. Еле сдерживаясь, чтобы не закричать от пронзившей позвоночник боли, Ольга подхватила свой саквояж и на полусогнутых ногах подобралась к красочно разукрашенной двери кареты.

Не успела она потянуть ручку двери, как та распахнулась и на пороге показался плотный лысоватый мужчина в черном сюртуке.

— Знахарка? — Спросил он с недоверием вглядываясь в ее лицо.

— Она самая. А вы лекарь?

— Он самый. — Мельком улыбнулся тот и представился. — Захари Вествуд.

— Ольга. Позволите? — Кивнула он в сторону салона кареты.

— Прошу. — Лекарь отклонился в сторону, давая возможность девушке попасть внутрь.

На мягком диване лежала очень красивая молодая женщина с бледным, покрытым испариной лицом и выражением страха и муки на нем.

— Ну что… Посмотрим. — Ольга подошла к женщине и приветливо улыбнулась.

Темно синее платье с завышенной талией не скрывало очаровательные ботиночки на высоком каблуке и со шнуровкой, которые леди примостила на краю диванчика, крупные перстни украшали изящные пальцы. Весь облик женщины был пронизан утонченностью и врожденным аристократизмом.

— Что Вас беспокоит? — Поинтересовалась Ольга, с трудом сдерживая рвущийся с губ стон от пронзающей мучительной боли в спине, возникающей при каждом движении.

— Живот твердеет и поясница болит очень сильно. — Она всхлипнула. — Я боюсь…

— И давно это началось? — Ольга положила руку на животик и сосредоточилась на ощущениях.

— Ну… Когда колесо от кареты отпало и тряхнуло очень сильно. Вот тогда и заболело. — Женщина закусывала губу жемчужными зубками и всхлипывала, глотая слезы.

— Что ж вы отправились в путь в такую погоду. — Покачала головой девушка и поднялась на ноги.

— Пришлось… — Выдохнула женщина. — Дела семьи.

Знахарка повернулась к своему саквояжу и раскрыла его, предоставив лекарю возможность удовлетворить любопытство. Тот с плохо скрываемым недоверием следил за каждым действием Ольги.

— Что там у вас? — Захари просто лопался от любопытства. В основном в столице пользовались только магией, а в деревнях, только травами и заговорами. Такой комбинации магии и трав, настоек и различных смесей он не видел никогда.

— Вы не могли бы комментировать свои действия? — Попросил он, подойдя вплотную к девушке и вытащив из кармана записывающий кристалл, с которым он никогда не расставался, будучи еще и одним из самых известных ученых современности.

— Пока осматриваю снаружи пациентку. — Ольга вскинула взгляд и спросила. — Выделений никаких нет? Кровь? Жидкость?

— Нет. — Покачала головой женщина также следящая за знахаркой..

— Нет. — Подтвердил лекарь.

Ольга молча кивнула и обработала руки самогоном.

— Зачем это? — Поинтересовался Захари.

— Антисептика… Профилактика инфекций. — Ольга приготовилась к внутреннему осмотру.

— Хм… А заклинанием воспользоваться? — Нахмурился лекарь. Такого в их практике тоже не встречалось.

— У меня очень маленький резерв. Всего две единицы. Тратить его на вещи, которые можно сделать без помощи магии нерационально. — Пояснила девушка, осматривая пациентку внутри. — Так… Шейка закрыта. Справимся.

Она улыбнулась взволнованной женщине, уже составив план лечения.

— У меня резерв двенадцать единиц. — Поспешил похвастаться Захари. — Правда я на обезболивание, предупреждение кровотечения и успокаивание потратил почти две трети резерва.

— Поняла вас. — Девушка сделала несколько шагов от диванчика и склонилась над своим саквояжем, перекладывая флакончики и приготовленные пастилки. Выпрямляясь, боль вновь вонзила в нее острые клыки, и она не сдержала слабый стон.

— Проклятье… — Прошептала она, пошатнувшись.

— У вас спина болит? — Поинтересовался лекарь.

— Да. Непривычно ехать верхом. — Криво усмехнулась Ольга, отправляя в рот обезболивающую пастилку.

— Может помочь магией? — Проникся страданиями бедной провинциальной знахарки столичный лекарь.

— Оставьте. Вам еще до столицы добираться. Случиться может что угодно. — Она подошла к женщине и аккуратно поднесла к ее пухлым искусанным губам небольшой флакончик. — Выпейте. Это снизит тонус матки и остановит схватки.

Женщина послушно проглотила горькую тинктуру.

— Вам придется еще и эту пастилку рассосать. Под язык ее положите, пожалуйста. — Ольга положила в рот пациентки круглую прозрачную конфетку, с усиленной магией смесью, которую девушка придумала и приготовила сама. — Вот и хорошо. Сейчас ждем полчаса, затем осмотр и повторим тинктуру.

Она посчитала пульс, сжав тонкую, почти прозрачную кисть красавицы и положила руку на животик, следя за схватками.

Лекарю не терпелось выяснить несколько интересующих моментов, поэтому он еле сдерживался, чтобы не закидать вопросами девушку.

— Ольга, скажите, откуда вы знаете такие смеси, откуда у вас рецепт тинктуры? Даже в столице не известны подобные вещи. — Его взгляд пытался проникнуть в мысли знахарки. Он в нетерпении подпрыгивал на сиденье, ожидая откровений, которые сможет записать на кристалл.

— Это мои личные наработки. Считайте, что я эдакая изобретательница от знахарского дела. — Она не отводила взгляда от дремлющей женщины, отмечая, что потливость прекратилась, выражение страха ушло и однозначно она чувствует некое облегчение, а значит шансы на то, что скоро она сможет отправиться домой возрастают.

— А образование? Вы отличаетесь от деревенских. Недаром о вас уже легенды ходят по стране. — Пытливый взгляд лекаря не срывал, что загадка знахарки Ольги его очень заинтересовала и отказываться от попыток разгадать ее он не собирается.

— Образование… Я знахарка. О каком образовании вы говорите? Книги читаю. Занимаюсь самообразованием.

— Ну какая же вы знахарка? Ваш стиль поведения, речь, знания — всё не соответствует скромному званию знахарки.

— Ну хорошо… Я врач. Врач акушер-гинеколог.

— Кто? Гинелог? — Не понял лекарь.

— Акушерка… Пусть будет просто акушерка. Это-то слово будет вам понятнее? — Она усмехнулась. Вот так из врача в одну минуту можно превратиться в средний медперсонал.

— Акушерка… Да, это слово могу. — Лекарь улыбнулся. — Не знаю, что это означает, но если все акушерки такие как вы, то мне бы их хотелось знать побольше.

Ольга промолчала.

— Вы говорите, что учитесь сами. Это же очень сложно. Может вы все-таки поступите в университет, получите диплом. — Он продолжал завлекать девушку, подмечая, как скривилось лицо девушки при упоминании университета.

«Учиться еще раз… Упаси Бог…» — Подумала она.

— Мне и здесь неплохо. — Протянула она, вновь осматривая пациентку.

— Что скажете, Ольга? — Серые как осеннее небо глаза незнакомки пристально следили за акушеркой.

— Все весьма неплохо. — Она улыбнулась, ободряя женщину. — В принципе вы уже сможете отправляться домой.

Захари подскочил к диванчику и просканировал женщину магией, растратив еще несколько единиц из резерва.

— Да, действительно все в порядке. — Он обернулся к Ольге. — Ваша методика смешивания магии и целительной силы трав весьма эффективна.

Она склонила голову, не желая вдаваться в обсуждение своих способностей.

— Ну, если с вами все в порядке, я могу отправляться домой? Пастилки я вам дам с собой. Должно хватить и на дорогу и на лечение дома. — Ольга смотрела на леди, ожидая ее решения.

— Захари, вы справитесь? — Леди выгнула вопросительно бровь.

— С пастилками Ольги справимся. — Захари поклонился.

— Тогда вы можете отправляться. Не задерживаю. — Женщина откинулась на подушки, прикрыв глаза.

Ольга собрала свой саквояж и уже собиралась выйти их кареты, как властный голос красивой незнакомки остановил ее:

— Ольга, возьмите. В благодарность за помощь. — Перстень с пальца леди ей протягивал лекарь. Сопротивляться и отказываться Ольга не решилась, приняв дар с поклоном и словами благодарности.

Оказавшись на улице под проливным дождем, она отошла в сторонку, наблюдая, как рыжий граф нырнул внутрь кареты, а стражи окружили карету кольцом и отправились восвояси.

— Одна… Как всегда одна… — Поежилась от холода девушка, развернулась и поплелась по расхлябанной дороге, оскальзываясь и смешивая слезы с каплями дождя.

Через месяц у дома знахарки остановилась черная карета со знаками тайной службы королевы на дверях, из которой вышел все тот же рыжий граф. Велел собрать все необходимое, книги, инструменты, вещи, сесть в карету и отправиться в королевский дворец. Королева Элен должна была рожать. И рожать своего первенца, своего сына, она собиралась только в присутствии акушерки Ольги.

Глава 4. Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным

Вернувшаяся после достаточно тяжелой ночи в доме губернатора, Ольга устало оперлась на стол в кухне своего маленького домика, расслабила шею, опустив голову ниже плеч. Перед ней стояла миска с кукурузной кашей и большой стакан молока. Безумно хотелось в душ и спать. Еда никак не желала попадать внутрь.

Пальцы потянулись к шнуровке платья и уже через несколько минут девушка стояла под горячими струями в душе, казалось бы таком знакомом, почти земном, однако с совершенно другой, техномагической начинкой. Подвигав кристаллы на панели, она сделала воду настолько горячей, чтобы кожа еле терпела. Хотелось отмыться от всей грязи, с которой в очередной раз пришлось столкнуться.

Растирая тело жестким полотенцем, девушка ломала голову над словами губернатора. Она не понимала, почему необходимо бежать из дворца? Действительно, во дворце обстановка была далека от идеальной. Король болел уже третий месяц, значительно уменьшив свое участие в общественной жизни и почти не посещая приемы и балы, которые устраивала каждую неделю королева Элен. Но ведь это не было поводом для того, чтобы скрываться.

Теплый мягкий халат обнимал Ольгу, даря ей уют и успокоение.

— Еще бы кофе чашку… — Помечтала она, пропуская влажные пряди между пальцами. Да, в этом мире о кофе никто ни разу не слышал, поэтому оставалось только вспоминать почти забытый запах и вкус напитка, настоящую цену которому она узнала, только потеряв возможность его пить.

В планах оставалось только добраться до постели в небольшой спальне и отключиться. Ольга медленно плелась по коридорчику, с трудом переставляя ноги, когда затрезвонил звонок телефонного аппарата, висевшего на стене в кухне.

— Проклятье… Так ведь и не дадут поспать… — Простонала девушка и поспешила на кухню. Игнорировать звонки этого аппарата было себе дороже. Все-таки телефонами пользовались только аристократы и чаще всего звонили из покоев королевы.

Подняла костяную резную трубку и поднесла к уху.

— Слушаю.

— Госпожа Ольга. — Несмотря на треск помех, узнала голос камеристки королевы. — Вас ожидает Её Величество через полчаса в Зеленой гостиной.

— Спасибо, Бонни. — Просипела Ольга, поняв, что мысли об отдыхе придется отложить, а измученный работой организм, остро нуждающийся во сне, придется подхлестнуть очередной тинктурой.

Вытащив из лаборатории небольшую емкость с фиолетовой жидкостью, выдохнула из легких весь воздух и, на вдохе, проглотила обжигающую жидкость.

— Ну вот и поспала. — Ее передернуло, лицо скривилось в гримасе отвращения. Не любила она пить это средство, слишком сильный позже был откат. И чем дольше и чаще пила она эту тинктуру, тем короче и слабее она действовала, зато откат, во время которого скручивало от боли все тело, длился все дольше и был все сильнее.

— И что же мне одеть? — С извечной мукой выбора на лице замерла девушка перед открытым шкафом. — С одной стороны иду во дворец, с другой иду к королеве. Проклятье…

Ольга перебирала вещи, не решаясь остановить свой выбор на чем-нибудь одном. Она уже откинула простое черное платье с белым воротничком в сторону, как вдруг замерла и медленно вернула его на место.

— Вот его и одену. Не к чему дразнить собак лишний раз. — Бросила взгляд на часы и ускорилась, опасаясь опоздать.

Тонкие шелковые чулки с подвязками чуть выше колена, черные панталончики и полуграция, платье с широкой юбкой солнцем, с выступающим кружевным краем нижней юбки, затянула тугой кожаный корсет под грудью и поправила белый небольшой кружевной воротничок тонкой работы. Длинные, до самых пальчиков, рукава позволяли не натягивать на руки перчатки. Высокие кожаные ботиночки с шелковым шитьем на шнуровке и с чудесными серебряными клепками на невысоком удобном каблучке, затянула в последнюю очередь. Оставалось только поднять наверх волосы и заколоть их магическими шпильками, придающими волосам вид прически, только что вышедшей из-под руки высококлассного парикмахера. Маленькая кокетливая шляпка с вуалеткой завершали образ. Времени накладывать макияж практически не осталось, поэтому Ольга вновь воспользовалась возможностями магии, повесив на лицо слабую иллюзию, зафиксированную на двух каплевидных серебряных сережках.

Накинула плащ и вышла из дома. Мощеная дорожка, проходившая у домика, вела к замку. Поэтому девушка поспешила шагать по ней, стремясь как можно быстрее спрятаться от пронизывающего ветра. Опустив глаза вниз, она не замечала, что уже несколько секунд с ней рядом шел, аккуратно переставляя тонкие ноги, Авель, несущий на своей спине всадника королевской крови. Пристальный взгляд принца Дарияна сбивал ее, вынуждал отойти в сторону и уступить тому дорогу.

Ольга сделала шаг в сторону и остановилась, позволяя Авелю обогнать ее. Принц хмыкнул и тронул высокими сапогами бока коня, понукая его ускориться и поскорее покинуть эту дорожку.

— И что это было? — Стряхнув с себя недоумение, она отправилась почти бегом во дворец. Запыхавшись, вбежала в крыло для обслуживающего персонала и с облегчением вздохнула, наткнувшись взглядом на Бонни.

— Ольга, быстрее! — Поторопила ее девушка. — Королева скоро будет в зеленой гостиной, а ты еще тут!

— Бонни, как ее настроение? Что-то не хочется попасть под горячую руку… — Тараторила Ольга, скидывая с себя плащ и торопясь за бегущей впереди камеристкой королевы.

— С утра было так себе. И еще, Оль, в гостиную придет начальник Тайной службы!

— Вот черт… — Выругалась в сердцах девушка. Брат королевы… Тот самый рыжий граф… Теперь понятно для чего она понадобилась королеве.

— Не понимаю твоих ругательств. Но они мне нравятся. — Улыбнулась Бонни и, уже у самых дверей в гостиную, она обернулась и покраснела. — Ольга, а можно ты мне сделаешь еще того зелья против беременности?

— Конечно, Бонни. Зайди ко мне как время будет. Да и давно мы с тобой не пили аси-ча с булками.

Бонни воровато оглянулась и прижалась губами к самому ушку Ольги:

— Оль, не убегай сразу после разговора. Тут за занавесью хорошо слышно, что говорят в гостиной. Поверь, тебе стоит послушать.

Не дав опешить и растеряться от услышанного, Бонни толкнула дверь:

— Ваше Величество! Королевская акушерка, госпожа Ольга, по вашему распоряжению! — Девушка пропустила вперед Ольгу, склонилась в реверансе и, получив разрешение удалиться, вышла, плотно притворив двери.

Ольга поспешила сделать приветственный реверанс и, опустив глаза, ждала, когда ей позволят подняться. Королева молчала, испытывая терпение девушки. Ноги уже стали значимо болеть от неудобного положения, когда Элен смилостивилась и подняла свою акушерку на ноги. Ухмыляющаяся рыжая физиономия с дивана оказалась первым, что увидела Ольга, осмотрев комнату.

— Итак Ольга, сегодня у вас выдалась беспокойная ночь как я знаю. — Холодным как лед голосом проговорила королева. Элен стояла лицом к окну, выходящему в парк, и даже не подумала повернуться лицом к столь незначимой персоне как Ольга.

— Да, Ваше Величество. — Склонила она голову, испытывая жгучее желание стукнуть рыжего, откровенно пялящегося на нее.

— Как все прошло? — Королева слегка повернула голову.

— Были сложности. — Она замялась. — Слишком юный возраст матери. — Не удержалась и всё-таки сказала то, что возмутило ее в этом случае.

Брат королевы захохотал.

— Когда она пробиралась ко мне в покои, не думала, что слишком юная. Да и для того, чтобы отдаваться троим сразу юной она не была.

Ольгу затошнило от такого неприкрытого цинизма. Даже если это и было так, как сказал брат королевы, то все равно это не меняет возраста девочки. Да и откровение о том, что девушка участвовала в оргии слишком уж даже для придворного общества, не ограниченного этическими нормами.

Граф Эндрю встал с дивана и подошел вплотную к Ольге, обдав ее запахом перегара.

— Ребенок имеет особые приметы? Можно с уверенностью говорить о его родстве с королевской семьей?

— Он рыжий. — Выдавила из себя девушка, чувствуя как сжимается и горит на пальце то самое кольцо, которое при первой встрече подарила королева.

— Значит мой. — Самодовольно осклабился граф. — Идите, Ольга. И помните — молчание ваше спасение.

Девушка вновь склонилась в реверансе и, не поворачиваясь спиной к монаршей семейке, вышла из комнаты с колотящимся сердцем и закрыла за собой дверь.

Помня о рекомендации Бонны, шагнула за занавесь и прислушалась к голосам.

— Ты чего несешь? — Грозный голос королевы звенел от негодования. — Вы сами опоили девчонку, развлеклись, а сейчас ты про ее распущенность намекаешь.

— Да ладно… Подумаешь. — Самодовольный хлыщ не испытывал и толики жалости к девушке или хотя бы каплю стыда.

— И далась вам дочка губернатора… Хорошо если выкарабкаемся из этой ситуации с минимальными потерями. А если они к королю пойдут за защитой? — Элен боялась. И это было заметно.

— Значит пора нам сменить короля. — Эндрю был спокоен, словно не о перевороте шла речь, а о покупке новой пары ботинок.

— И на кого? — Язвительность королевы зашкаливала. — Дариян нам не поможет. Он спит и видит, как бы от меня избавиться.

— А я не говорю о Дарияне. Ты будешь регентшей при счастливо спасшемся от смерти наследнике Дэлионе. — Вкрадчивый голос графа Эндрю побирался глубоко под кожу.

От услышанного у Ольги перехватило дыхание и, чтобы не закричать, она закрыла рот обеими руками.

— Это неплохая мысль, дорогой. — Мурлыкнула Элен. — А от Ольги придется избавиться. Слишком много она теперь знает о твоем бастарде да и о тебе. Это может нам навредить.

— Всякое может случиться, дорогая… Кони понесли, повозка взорвалась… — Голос графа становился все более глухим.

Ошалевшая от таких откровений, королевская акушерка поспешила выбраться из своего убежища и рванула в сторону королевских покоев с одной мыслью: «Предупредить!».

Каблучки ботиночек звонко стучали по мраморному полу. Быстрый шаг девушки гулко отдавался в пустынных переходах между корпусами дворца. Она спешила, очень спешила сделать хоть что-нибудь, успеть или спасти всех и вся, или хотя бы сбежать, спасаясь самой.

Примерно разложив по полочкам в уме сложившуюся ситуацию, решила попытаться пробраться в покои короля. Однозначно, сегодня ее трогать не будут, поэтому собраться она всегда сумеет. Да и подаренные губернатором порталы пригодятся. И вообще, судя по всему бежать лучше ночью. По крайней мере уж людей точно будет меньше вокруг. Приняв такое решение, она выдохнула свободнее.

Неожиданно Ольга остановилась и притопнула ножкой.

«Вот же… О чем не подумала, так это о том, что все активированные порталы с территории дворца отслеживаются архимагом. А уж на чьей он стороне предсказать не возможно». — Думала она, осознав, что обязательно нужно выбраться за пределы дворца и дворцового парка.

Поморщившись от разочарования, она продолжила свой путь, и почти бегом выскочила на широкую, украшенную золотом и малахитом лестницу, ведущую во флигель, выбранный королем для своих покоев.

Опустив лицо вниз, не глядя перед собой, она бегом поднималась по ступенькам и закономерно столкнулась с чьей-то твердой широкой грудью.

— Простите… — Ольга попыталась обойти неожиданно возникшее препятствие.

— Госпожа Ольга, во дворце пожар? — Вкрадчивый голос улыбающегося Дарияна раздался прямо над ухом.

«Вот оно! Это шанс!» — Ольга вскинула глаза и столкнулась с насмешливым взглядом принца.

— Ваше Высочество! Уделите мне немного времени для приватной беседы. Это очень важно. Поверьте, умоляю! — Видимо в ее взгляде и в голосе было что-то такое, что принц внезапно став серьезным.

— Тогда идем ко мне. Вы же не посчитаете это недопустимым? Просто на моих покоях стоит защита от прослушивания. — Он предложил ей руку, которую девушка отклонила.

— Ваше Высочество… — И с удивлением заметила, как при этих словах принц поморщился. — Недопустимо не то, что я иду к вам в покои, а то, что вы предложили руку простолюдинке. Не будем нарушать этикет. Я последую за вами. Ведите же, прошу Вас.

Принц вздернул нос и эмоционально закрылся, моментально став холодным как камень.

— Извольте… — Он шел широкими шагами, сложив руки за спиной и сжав длинные пальцы так сильно, что ногти побелели.

Ольга воровато оглядывалась, опасаясь того, что ее могут заметить в компании принца. На ее счастье никого по пути им не встретилось и они совершенно беспрепятственно достигли покоев принца.

— Входите, госпожа Ольга. — Дариян открыл дверь в гостиную, пропустил Ольгу и закрыл дверь на ключ. — Присаживайтесь.

Мягкие удобные диваны стояли вокруг длинноворсового ковра на полу и девушка вдруг смутилась того, что уличными ботиночками придется ступать на эту шерстяную красоту.

— Да не стесняйтесь же. — Он слегка подтолкнул ее в спину и прошел к бару. — Что-нибудь выпьете?

— Воды, будьте любезны. — От волнения в горле скребло словно наждачной бумагой, да и усталость давала о себе знать. Действие тинктуры подходило к концу и до прихода отката ей жизненно необходимо было добраться до своего домика.

Он подал ей высокий тонкостенный стакан, наполненный на две трети прозрачной горной водой. Приняв с благодарностью вожделенную воду, девушка отпила маленький глоток.

— Ваше Высочество! — Начала она.

— Дариян. — Перебил ее принц.

— В смысле? — Непонимающе подняла не него глаза Ольга.

— Наедине называйте меня Дариян. — С легкой улыбкой на губах проговорил он. Зауженные черные брюки в тонкую полоску обтягивали крепкие ягодицы и бедра молодого мужчины, притягивая к себе взгляд. Он расстегнул черный сюртук со множеством мелких обтянутых черной с красным вытканным узором пуговиц по лацканам и отворотам рукавов. Черная гладкая рубашка прикрывалась жилетом из той же ткани, что и на пуговицах.

Дариян расстегнул верхние две пуговицы рубашки под пристальным взглядом Ольги, стянув с шеи красный платок, и отпил пару глотков из широкого стакана с янтарной жидкостью.

— И продолжайте же. — Глаза мужчины смеялись, подмечая мельчайшую реакцию девушки на его поведение.

Ольга вновь смутилась, глубоко вдохнула и продолжила:

— Дариян, я сегодня стала невольной свидетельницей одного неприятного разговора. И если бы не опасения за жизни людей, то я ни за что бы не озвучила его содержание. — Она еще отпила воды и вцепилась в стакан пальцами. — Вам и королю грозит опасность. Королева Элен и граф Эндрю задумали устроить переворот и возвести на трон Дэлиона с матерью-регентшей при нем. Я это слышала собственными ушами.

— Ольга, это же бред. — В глазах принца плескалось такое разочарование, что девушке стало не по себе. — Да, мы конечно с Элен не особо ладим, но это же не повод, чтобы убивать меня и отца. Тем более, что отец серьезно болен. Ольга, вы наверное что-то перепутали…

— Я слышала это так же явно, как слышу сейчас Вас, мой принц. Более того, граф получил от королевы разрешение на мою смерть. Якобы от несчастного случая. — В ее голосе звучала горечь.

— А вы-то им чем насолили? Ладно я, вроде как мешаю занять престол. Но вы? — Дариян все больше и больше разочаровывался в королевской акушерке, которую считал чуть ли не образцом добродетельности.

— Я волей случая приняла в родах бастарда графа. Девушку они опоили и глумились над ней втроем. — Глухо говорила она, нервничая и ощущая, что откат приближается.

Дариян вскочил с дивана и отошел к окну.

— Послушайте, госпожа Ольга. Думаю, что у вас есть основания поступать так, как вы поступаете. Однако, у меня нет оснований настолько не доверять Элен, чтобы сейчас устраивать скандал в королевском семействе. За много лет, что мы живем вместе, она не давала повода усомниться в себе. Поэтому мы сейчас все оставим как есть, но я буду приглядывать за Эндрю и Элен.

— Я все поняла. — Ольга встала с дивана и поставила полупустой стакан на придиванный столик. — Позвольте откланяться. Мне пора.

— Не смею задерживать. — Дариян так и не обернулся, продолжая смотреть в окно. — Дверь откройте сами.

Ольга повернула ключ в скважине и поспешила покинуть покои принца. Внутри нее начинала кипеть злость. Ее задело то, что в ее честности усомнились. Более того, она чувствовала себя обиженной. Ведь было бы гораздо проще спасти только свою нежную шкурку, а не рисковать собственным благополучием и жизнью ради того, кто отказался от помощи.

Вбежав в крыло для обслуги, она увидела Бонни, которая с закушенной губой держала плащ в руках и ждала подругу.

— Оля… — Выдохнула она и рванула навстречу. — Слава Богам, ты в порядке.

— Бонни, мне сейчас плохо станет… Я домой. — Выдохнула девушка, закутываясь в накинутый на плечи плащ.

— Я пока занята. Но как освобожусь, прибегу к тебе. — Бонни обняла подругу и прошептала на ухо. — Они вчера про тебя говорили… Я испугалась за тебя. Иди.

Камеристка чмокнула Ольгу в щеку и отпустила ее.

С трудом переставляя ноги, Ольга шла к домику, ощущая как начинает накатывать боль, выкручивая мышцы ног и рук. Практически повисая на двери, которую она из последних сил умудрилась открыть, девушка ввалилась внутрь и упала на пол в небольшом коридорчике ее скромного жилища так и не закрыв дверь.

Боль накрыла ее вязким удушающим пологом, проникая в легкие и разрывая их. Ольга кричала, орала выпуская из себя это страшное ощущение боли. Точнее ей казалось, что она кричит, но из ее рта вырывался только слабый хрип. Не успела… Она не успела выпить обезболивающий раствор, чтобы сохранить разум и легче перенести этот ужасный откат.

— Госпожа Ольга, а что это у вас двери открыты?

Сильные руки подхватили ее, подняли и понесли в спальню.

— Девочка, что же ты так? — Знакомый голос проникал через сумерки, охватившие ее разум. — Чем это ты так себя довела?

— Флакончик… В лаборатории… — Хрипела она, сжимаясь в комочек. — Обезболивающее… Подписан он… На полке у стола…

— Понял, малышка. Сейчас. — Мужчина выскочил из спальни и бегом направился в лабораторию. Схватив вожделенный флакончик он поспешил к постели девушки, волнуясь и переживая, влил лекарство и ждал хоть какого-то облегчения ее состояния, осторожно гладя ее длинные волосы. Заметив, что девушка уснула, капитан Торрес снял с нее шляпку и ботинки, встал и осторожно вышел из домика, закрыв за собой дверь.

Ольга проснулась практически ночью и обнаружила на столе накрытую салфеткой корзину с едой. Судя по всему, Бонни не смогла или просто не стала будить подругу и просто оставила ей ужин. С трудом заставив себя проглотить немного жареной рыбы и закусить маринованными овощами, Ольга налила себе тонизирующий отвар и, обхватив большую кружку двумя руками, принялась пить его маленькими глотками.

Пора собираться. Оставаться там, где ее жизни угрожают, девушка решила не рисковать. Конечно же будущее ее пугало. Пугала неизвестность, да и возможное преследование королевской семьи было далеко небезопасным для ее жизни. Но этот побег давал хоть какой-то шанс на спасение в отличии от ожидания собственной участи с покорностью овцы.

— Не наши методы… — Она одним глотком допила оставшийся отвар и решительно отправилась в лабораторию собирать свой саквояж.

Через час все целебные и магические припасы были сложены. Смена белья и одежды уложены в нижний отдел саквояжа, деньги и кольцо с банковским знаком для снятия денег в банке она повесила на шею на крепкой ленточке. Она быстро одела узкие темно коричневые брюки, белую рубашку с кружевным жабо, коричневый кожаный жилет, техномагические часы в кармашке жилета с цепочкой, удобные сапоги на каблучке. На брюки сверху накинула юбку с запахом, застегивающуюся на талии и позволяющую быстро скинуть ее. И уже взяла в руки удлиненное черное пальто и шляпу с узкими полями и густой вуалью, как в дверь кто-то нетерпеливо постучал. Она задвинула ногой саквояж под лавку и приоткрыла дверь, выглядывая в щелку.

Бледный как смерть принц Дариян стоял полураздетый у ее крыльца и зажимал плечо пальцами, сквозь которые сочилась алая кровь.

— Госпожа Ольга, я виноват перед вами. И мне нужна ваша помощь.

— Входите. Бегом. — Она широко распахнула дверь. Ночка обещала быть веселой.

Дариян вошел и последовал за девушкой прямиком в лабораторию.

— Присаживайтесь, Ваше Высочество. — Она споро разложила на столике свернутую рулоном узкую тонкую ткань, какую-то жидкость во флакончике и, сбегав в коридорчик за саквояжем, развернула вытащенную из него укладку, с закрепленными на ней блестящими инструментами. — Что у вас там? Позвольте посмотрю.

Принц разжал пальцы и кровь пульсирующей струйкой обагрила тонкую батистовую рубашку.

— Это пуля. В меня стреляли. — Бледно-синюшные губы принца скривились в гримасе муки.

— Здорово… — Раздраженно бросила девушка и быстро перетянула руку выше ранения жгутом. Одним рывком разорвав рукав, она осмотрела рану.

— Черт… Пуля в мышце застряла. Выходного отверстия нет. — Выругалась она и потянулась к инструментам.

— Ни слова не понял из вашей речи, но догадываюсь, что ничего хорошего. — Он внимательно ловил каждое ее слово, каждый ее взгляд.

— Выпейте. — Ольга приложила к его губам флакончик. — Это обезболивающее. Времени у нас нет… Скоро придут за нами.

Принц не стал спорить и послушно выполнял все ее распоряжения. Обработав рану дурно пахнущим алкоголем, она тонким изогнутым зажимом нырнула прямо в зияющее красным отверстие. С уст Дарияна сорвался протяжный стон, который он попытался удержать, сжав зубы.

— Терпи. Пулю достать нужно. — Она быстро орудовала своим пыточным инструментом, цепляя мокрую от крови, а потому скользкую поверхность металла. В ее глазах начинали копиться слезы злости и раздражения. Ольга понимала, что сейчас катастрофически не хватает главного ресурса — времени. И на кону стоит ее жизнь и жизнь этого остолопа, по совместительству наследного принца, а посему раскисать она не имела права.

Ухватив все-таки расплющившуюся пулю, она бросила ее на стол, заливая рану темной тягучей субстанцией и шустро накладывая тугую повязку.

— Пока я ищу вам одежду, выпейте вот это. — Она подала еще один флакончик, свернула укладку с инструментами и кинула ее в саквояж.

— Вы куда-то собираетесь? — Заметил ее дорожный вид Дариян.

— И вы тоже. — Послышалось из другой комнаты. Ольга ворвалась в лабораторию как ураган, с ворохом тряпья в руках.

— Снимайте ваши лохмотья. Все разговоры потом, не до этикета сейчас! — Прикрикнула она, заметив, что принц пытается что-то сказать. — Широкая ситцевая рубах полетела в мужчину. — Так… Мужской одежды у меня нет. Да и вас ищут… Действуем по обстоятельствам.

Сунула в руки толстый свитер, который велела одеть на рубаху и вытащила еще одну юбку, застегивающуюся на поясе.

— Вам ее придется завязать узлом. Ваша талия не сравнится с моей. — Хмыкнула она.

— Я это не надену. — Уперся мужчина, сложив руки на груди и забавно выпятив нижнюю губу.

— Я вас не спрашиваю, будете ли вы это одевать. Мне важно спастись самой и вытащить вас. А будете сопротивляться, напою зельем подчинения! Бегом же! — Она просто пылала от гнева, заливаясь ярким румянцем и топая ножкой.

Сражаться против такой отчаянной девицы пусть даже и словесно принц не рискнул, покорно завязывая на поясе узлом широкую черную юбку. Черный плащ с капюшоном закрывал его от чужих глаз.

Мужчина остановился в дверном проеме, заглядывая в лабораторию, где Ольга искала что-то, перебирая сложенные в большую шкатулку амулеты.

— Они выпустили в парк Ледяных Псов Тайной службы королевы… Шансов спастись почти нет… — В его взгляде была тоскливая обреченность.

Девушка судорожно выдохнула. Да, она давно знала об этих страшных существах. Порождения земли демонов, которых за огромные деньги под большущим секретом купили у Императора Демонов и привезли в Вирранию. Эти псы никогда не теряли след, они были натасканы легко и играючи убивать, одним рывком перегрызая глотку. Всего один раз она видела эту жуткую тварь. Огромное, переливающееся голубыми всполохами создание величиной с крупную пони, сверкающими холодным огнем глазами, костяными наростами на лобастой голове и огромными клыками с которых стекала крупными каплями на землю тягучая слюна стояло в вольере королевской псарни, радостно скалясь, чувствуя близость чужаков, опрометчиво зашедших в помещение. От этих воспоминаний она вздрогнула.

— Дариян, мы должны попробовать. Иначе я себе никогда не прощу, что сдалась.

Принц промолчал. Слишком тяжелым ему показался сегодняшний день.

— У вас уши проколоты? — Неожиданно спросила Ольга, выискивая глазами саквояж.

— Нет. А зачем вам это?

— Нужно. Сейчас проколем. — Она подошла вплотную, двумя пальцами крепко ухватила ухо, и одним резким движением загнала дужку серьги-капельки в мочку. Не ожидавший такого надругательства над организмом, принц еле сдержался, чтобы не ударить свою мучительницу.

— Иллюзия на вас теперь. И идите за мной. — Девушка подхватила саквояж и отправилась к выходу. Дарияну не оставалось ничего, кроме как следовать за ней.

Дворцовый парк встретил их полной темнотой. Ни один из фонарей не светился этой ночью, выключенные чьей-то злой волей. Да и от затянутого тучами небосвода не было никакого, даже скудного света.

— Идем вглубь леса, подальше от дорожек. — Потянулась к принцу Ольга.

— Может к выходу для обслуги? — Спросил шепотом он.

— Там нас точно будут ждать. — И она потянула спутника в самую гущу парка. Туда, где деревья нависая над самой землей, образуя плотный шатер.

Дариян покорно следовал за своей спасительницей, не рискуя перечить, хотя внутри, в душе он возмущенно с ней спорил, доказывая глупость такого решения. Тратить драгоценное время на плутание между елками… Это же неслыханная глупость!

— У меня телепортационные камни. Но нам нужно выйти с территории дворца, иначе нс легко отследят. — Ее тихий шепот резанул по его слуху, отмечавшему каждый шорохи хруст сухих веток под ногами. Вдалеке, там где остался домик королевской акушерки, послышались крики и лай собак.

— Ну вот и за нами погоня. — Обреченно выдохнул он. — Выберемся ли…

— Выберемся. Если вы перестанете стенать и ускоритесь! — Она подхватила юбку и припустила, перепрыгивая через кочки и упавшие стволы деревьев. — Дар, да быстрее же вы!

Принц бежал, он очень старался не отставать от спутницы, учитывая то, что его рука была сжата маленькой горячей ладошкой, однако звуки погони приближались и становились все громче. Он обернулся и, в растерянности запнулся о торчащий из земли корень, покатившись по покрытой прошлогодней листвой земле. Боль пронзила раненую руку, заставляя сжать зубы и проглотить рвущиеся наружу ругательства.

— Это конец… От псов нам не уйти… — Мучимый непереносимой болью, испытывающий невозможную слабость и бессилие, он сдался. Он не видел смысла бежать дальше, да и сил переставлять ноги у него не осталось. Боль затмила сознание, сделав мужчину слепым и глухим.

— Вставай сейчас же! — Тормошила его девушка. — Видишь ограду и дыру в ней? Это близко! Нам главное просто выбраться туда. И все. Телепорт сработает. Дар, вставай же! Ради всех Богов, вставай!

Она схватила его здоровую руку, перекинула через плечо и потащила здорового мужика на подгибающихся от тяжести ногах.

— Ну помоги же мне… Что ж ты такой слабый-то. Никогда… Нельзя… Сдаваться… — Она чуть не плакала, проталкивая через дыру в решётке мужчину, находящегося в странном полуобморочном состоянии. Казалось, что псы подобрались к беглецам настолько близко, что стало слышно их хриплое холодное дыхание.

Дрожащими от переутомления руками Ольга вытащила из кармана многоразовый телепорт и приготовилась повернуть один из встроенных камней. На эту секунду главной задачей было втиснуть в портал раскисшего принца и саквояж, да и не забыть прыгнуть самой туда. И все это до того, как до них сможет добраться демоническое отродье.

— Черт… Что же мне так везет-то? — Девушка села верхом на обессилевшего так не вовремя принца, и повернула один из десяти камней, предварительно установив известные только ей координаты на цифровом табло.

Портал мерцал буквально в одном шаге от валяющегося словно мешок с песком принца, и Ольга быстро зашвырнула туда саквояж, подхватила за руки и втащила в портал бездыханного страдальца. Проваливаясь в мерцание, она в последнюю секунду заметила взлетающее над кованной оградой тело Демонического Пса…

Глава 5. Игра в прятки

Мелкий косой холодный дождь моросил с серого рассветного неба моментально проникая в одежду, выстуживая крохи тепла из их тел. Дариян так и лежал в той позе, в которой его бросила Ольга, вытащив через портал. Саквояж упирался девушке в спину, причиняя неудобства. С трудом сунула руку в карман и вытащила портальный диск. В нем после прыжка освободилась одна ячейка, и Ольга, дрожащими от перенапряжения руками, выставив вторые заготовленные заранее координаты, вновь активировала портал.

В этот раз синее марево зависло прямо над каменистой почвой и она уже отработанным движением отправила в мерцающее окно саквояж и, ругаясь в голос от безысходности, затащила своего бесполезного напарника.

Жаркий ветер, высушивший в мгновение ока мокрую одежду, горстями бросал в глаза горячий песок. Девушка перебросила их не просто в другое место, это было чужое государство, недружественно настроенное к Виррании поэтому находиться здесь долго было небезопасно. Отплевываясь от вездесущего песка, она поспешила выставить третьи, те самые нужные координаты, крутанула портальный камень, и в серебристый туман отправился многострадальный саквояж, а так же следом Ольга с тихим Дарияном.

Нежный, ласковый ветерок пах морем, тем самым сложным запахом йода, водорослей, соли и умиротворения, который проникал в каждую клеточку уставшего тела. Ольга откинулась на короткую мягкую траву и уставилась в опрокинутую глубокую чашу темно-синего неба, окрашенного в розовый цвет у горизонта первыми лучами рассветного солнца. Дариян тяжелым грузом придавил ей ноги, причиняя тупую боль. Безумно захотелось высвободиться из-под этого давления, спрятаться ото всех и, наконец-то, выплакать вместе со слезами этот ужасный день и не менее ужасную ночь.

Ольга подтянула колени к груди, обхватила их руками и улеглась на бок.

— Боги… Как же я устала… За что мне это все? — Ее начало колотить, вздрагивая она рыдала, проливая горькие слезы. Ей было нестерпимо жаль себя, свою такую непонятную и неустроенную жизнь, жаль своих нерожденных детей, которые при таком раскладе теперь вообще практически не имеют шанса родиться. Жаль, что у нее так и не появился мужчина, который смог бы ее защитить, смог бы стать для нее опорой, стать для нее семьей…

Как долго длилась эта эмоциональная встряска, Ольга не могла сказать. Когда она пришла в себя, вытерла распухший от слез нос и заплывшие глаза, поспешила встать на ноги и оглядеться. Высокий берег, на котором и вывалились из портала беглецы, длинным склоном спускался к небольшой бухте, где уединенно стоял уютный белостенный дом под красной черепичной крышей, окруженный небольшим палисадником с хаотично разросшимися цветами.

Радостно улыбнувшись, Ольга выдохнула с облегчением. Ей удалось ничего не напутать и переместиться именно туда, куда она и собиралась. Вот только одна проблема… Спящий раненый принц. Тащить его вниз у девушки не было никакого желания.

«Может столкнуть вниз? Скатится по склону как колбаска…» — Злорадно подумала он и тут же устыдилась собственным мыслям. Несмотря на то, что от принца ей достались только проблемы и неприятности, желания калечить и без того раненого человека не было.

Она подошла к лежавшему с раскинутыми руками и ногами молодому мужчине, присела рядом, посчитала пульс и подтянула поближе саквояж. Все-таки придется воспользоваться ограниченными запасами зелий и тинктур. Тонкий как стебелек травы стеклянный сосуд легко треснул пополам в пальцах девушки и она поднесла пальцы с размазанным по ним дурно пахнущим веществом под нос Дарияна.

Он чихнул и открыл безумные глаза, не осознавая ни где он находится, ни почему, ни с кем.

— Ваше Высочество! Простите, но привести вас в сознание у меня не было другого способа. — Ольга, по прежнему склонившись над принцем, ждала просветления во взгляде своего пациента и возвращения ему способности рассуждать.

— Госпожа Ольга? Где я? — Ухватившись ладонями за виски, Дариян сел и прикрыл глаза, борясь с головокружением.

— Тошнит? — Уточнила Ольга, роясь во флакончиках.

— Нет… — Он качнул головой и еле удержался, чтобы не рухнуть обратно на подсыхающую под лучами утреннего солнца траву.

День обещал быть солнечным и жарким. И Ольга собиралась насладиться им в полном объеме, и даже этот страдающий от жалости к самому себе принц ей не мог помешать.

— Ваше Высочество! — Позвала она и наткнулась на раздраженный взгляд.

— Не называйте меня так. После сегодняшней ночи я потерял все. Отца, титул, имя, себя…

— Дариян, вы не потеряли себя. Себя потерять просто невозможно. Попробуем встать и перебраться в более удобное место. — Она воспользовалась состоянием принца и без сопротивления влила ему стимулирующую тинктуру прямо в рот. — Легче?

Вместо ответа мужчина встал с трудом и, покачиваясь, смотрел на девушку:

— Куда идти?

— Вниз. Вон к тому домику. — Ольга улыбнулась, увидев, что мужчина хоть в малости, но переборол себя.

Спускались они медленно, останавливаясь для непродолжительного отдыха, у самого домика Дариян просто повис всем весом на хрупких плечах девушки.

Скинув тяжелый груз с себя, Ольга вздохнула с облегчением. Теперь они пусть в относительной, но безопасности. И можно хоть какое-то время провести с пользой для собственного уставшего и весьма изнервничавшегося организма.

Ольга посмотрела на лежащего на ковре мужчину и задумалась о том, оставить ли его так лежать, или все же попытаться устроить хоть с каким-то удобством. Вздохнула, стянула с диванчика, стоящего в холле, плед и диванную подушку, которую подсунула под голову лежащему на полу мужчине, накрыла сверху пледом. С наслаждением разогнулась и, на ходу раздеваясь, направилась на мансардный этаж, где и находилась созданная специально для нее спальня с удобной кроватью и большой ванной комнатой, куда прямым ходом и направилась девушка.

************

Дарияну снился дворец. Не тот, вчерашний дворец, из которого пришлось сбегать словно вору под покровом ночи. Ему снился дворец его детства, когда отец был счастлив и подбрасывал высоко вверх светло-русого хохочущего мальчишку, а красивая большеглазая женщина улыбалась, глядя на них. В то время во дворце царили радость, уют и добрые открытые отношения. Все это благополучие закончилось в один день, когда умерла от неизвестной и очень тяжелой, мучительной болезни мать Дарияна, первая королева. С тех пор отец замкнулся и стал раздражительным и злым, перестал интересоваться делами королевства и переложил управление страной на плечи Совета министров. Именно под давлением совета король позже женился на графине Элене, дочери министра финансов. Юный Дариян ждал, что она хоть и не сможет заменить ему мать, но хотя бы станет ему другом и заботливой мачехой. Все надежды были напрасны. Отец еще больше отдалился от наследника, Элена оказалась достаточно умной, чтобы не конфликтовать с пасынком, но недостаточно человечной, чтобы стать ему матерью. И счастливую жизнь, полную родительской любви, принцу осталось вспоминать только во сне.

Он проснулся с улыбкой на губах под пледом на мягком ковре, открыл глаза, огляделся, вспомнив как добирались с Ольгой до дома, и замер. У окна стояла стройная девушка в узких брюках и белой батистовой блузе с длинным рукавом. Густые волосы, заплетенные в нетугую косу, переброшены на плечо. Солнечный свет проникал через окно, проходил через ткань блузки, не скрывая фигуру девушки. Она услышала шорох и обернулась.

— Проснулись? Вставайте и я покажу вам комнату. Скоро у нас будут гости.

— Какие гости? Мы же прячемся. — Недоумение звучало в голосе принца.

Девушка хихикнула:

— Прячемся. Но, поверьте, именно эти гости нам не повредят. Прошу вас. — Она показала рукой в сторону лестницы. — Проведу экскурсию по дому. На первом этаже холл, кухня и столовая комната, на втором две спальни и в мансарде моя комната.

— Мансарде? — Не понял слово Дариян.

— Под крышей. — Пояснила она и открыла дверь в южную спальню. — Ваша комната. Через полчаса спускайтесь в холл, поедим да и поговорить нужно.

Ольга развернулась к лестнице и внезапно остановилась.

— О ужас… У меня же тут нет мужской одежды. — Чуть только не стоном произнесла она. — Дариян, вам придется сегодня походить в моем банном халате. Не сочтите за издевательство или насмешку.

Мужчина, говоря с явной мукой в голосе, закрыл руками лицо:

— Боги… Дайте мне терпения! — Опустил руки и, слегка скривив губы в подобии улыбки, продолжил. — Ольга, мне уже все равно, во что и как я буду одет. Очень хочется смыть с себя грязь и поесть.

— Тогда не смею мешать. Халат и тапочки для вас в ванной комнате. — Она, широко улыбаясь, спустилась вниз.

Дариян нарисовался в холле через полчаса в толстом стеганом халате чуть выше колена, подпоясанном поясом ниже груди, и меховых тапочках без задников на ровных ногах, покрытых жесткими даже на вид курчавыми волосками. Пригладив растопыренными пальцами взъерошенные влажные волосы, мужчина широко улыбнулся и рухнул на диван, старательно прикрываясь полами халата.

— Вот уж везет мне… Без кальсон в обществе молодой дамы. Во дворце мне бы это вышло боком. — Хмыкнул он, покачивая тапочкой на ноге.

— Вам повезло, что мы не во дворце. — Ольга стояла сложив руки на груди и опираясь плечом на косяк двери, ведущей в столовую. — Идемте же. Нам есть что обсудить.

На столе стоял вполне приличный фарфоровый сервиз, конечно не такой роскошный как во дворце, но весьма и весьма неплохой. Отметив это, Дариян задумался о том, сколько же всего он не знает об этой девушке. Устроился на деревянном стуле с витой спинкой, и получил перед собой чашку с янтарным бульоном, тарелку с куском жареного мяса и овощами на гарнир.

— Сожалею, но особыми изысками похвастать не могу. — Ольга ставила на стол корзинку с мягким ароматным хлебом и графин с ярким оранжевым напитком. — Только то, что в стазисе было здесь в храношкафе.

— И не нужно, поверьте. — Мужчина с удовольствием отломил кусочек ароматного хлеба и, с наслаждением, отправил в рот. — Как же вкусно!

— Голод лучшая приправа. — Улыбалась сидевшая напротив девушка. — Расскажите, что стряслось прошлой ночью.

Данияр отставил полупустую бульонницу и помрачнел.

— Я вчера много думал о ваших словах, Ольга. О том, что отец внезапно так заболел, о том, что его не могут вылечить ни маги, ни целители, ни знахари, ни травницы. Думал о мачехе, о графе… И понял, что в ваших словах что-то есть. Я перед сном собрался навестить отца, поговорить с ней, обсудить ситуацию. Все-таки разум его был сохранен. Страдало только тело. — Принц закрыл лицо руками, судорожно выдохнул. Опустил руки на стол и вцепился пальцами в салфетку. Глухой голос звучал ровно и неэмоционально. — У покоев отца не было охраны, дверь была приоткрыта и я вошел. Вошел как раз в тот момент, когда приятель Эндрю отнимал подушку от лица моего отца. Они придушили его… Придушили слабого, больного человека… Я бросился на него. Эндрю был сбоку и выстрелил в меня. Пришлось выбежать на балкон.

— Это же третий этаж. — Прошептала Ольга.

— Все знают, что я неплохой воздушник. Но никто не знает о моем втором магическом даре. Это государственная тайна, Ольга. Я могу создавать фантом. Создал свою копию и отправил ее по коридору. А сам на воздушных плетях спустился в парк и побежал к вам. Вот и все в кратце.

Ольга не знала как поддержать его, какие слова найти для того, кто потерял обоих родителей. Она осторожно встала и обошла стол. Узкая ладошка опустилась на мужское плечо и сжала его.

— Мы попробуем справиться со всем. И, Ваше Высочество… Вы не одни. Я не оставлю вас. Мы своих не бросаем. — Она вышла из столовой в кухню, дав Дарияну время перевести дыхание.

После еды, Ольга пригласила принца в холл, где выставила на столик бутылку вина, бокалы и тарелку с бисквитами.

Рубиновая жидкость лилась тонкой струйкой из бутылки, притягивая к себе внимание.

— Где мы? И чей это дом? — Принц решил, что пришло время и Ольге раскрыть кое-какие тайны, а потому начал задавать вопросы.

— Дом этот мой, а находимся мы в самой безлюдной и отрезанной от дорог части Виррании. — Ольга горько усмехнулась. — Признаюсь честно, меня настолько раздражала аристократия с ее лицемерием, подлостью и злостью, что я искала любые способы и возможности держаться от нее подальше. Этот дом мне помогли купить полгода назад. И сегодня у вас будет возможность познакомиться с тем, кто мне помог в этом.

— Хорошо. Тогда оставим до встречи с этим человеком объяснения. Но после его визита я смогу расспросить вас еще?

— Конечно. Ваше Высочество. — Рассмеялась девушка, отпуская скопившееся напряжение.

Принц наклонился вперед и поставил на столик пустой бокал.

— Ольга, не называйте меня Высочеством. Я уже просил об этом. — Он откинулся на спинку дивана. — И с именем что-то делать нужно.

— То есть с именем? — Не поняла Ольга.

— Дарияном я больше не могу быть. Буква «Д» принадлежит только королевскому роду. Поэтому у всех королевских отпрысков имя начинается на эту букву. Вторая буква в имени «А» говорит о том, что принц наследует корону. В любом случае «А» мною потеряна после переворота. Но раз мы скрываемся, то и «Д» мне недоступна. Теперь я человек без имени… — Бывший принц закрыл глаза, не позволяя заметить слезы, подступившие так непрошенно.

— Бывших принцев не бывает. — Уверенно ответила девушка.

Ничего более сказать Дариян просто не успел. В дверь громко постучали.

Ольга радостно подскочила с дивана и понеслась ураганом к входным дверям, распахнула широко и принц услышал:

— Ну, здравствуй, плюшка! Как вы тут? — Послышался звук смачного поцелуя и Дариян поспешил обернуться, чтобы заметить как невысокий смуглый верткий мужчина отрывает губы от щечки девушки.

— Сам ты плюшка! Скрываемся! Входи давай! — Она втянула за руку гостя в холл. — Знакомьтесь, это Ким, мой приятель. А это Дариян. И ты его знаешь.

Мужчина широко улыбнулся, обнажив мелкие желтоватые зубы, уставившись на встающего с дивана мужчину в коротком девчоночьем халате, придерживая полы от неожиданного распахивания.

— Мда… С одёжкой вам не подвезло, мой принц. — Он протянул мозолистую ладонь с не очень чистыми коротко стриженными ногтями, и принцу ничего не оставалось как пожать ее.

— Не повезло. И не принц. — Постарался не выказывать неожиданно появившееся раздражение.

Тот понятливо кивнул и повернулся к Ольге.

— Отваром напоишь?

— И накормить могу. — Она быстро прошла в столовую, оставив мужчин в холле.

— Обидишь ее. Убью. — Бросил Дарияну Ким, сверкая черными как ночь очами.

— Сам убью любого, кто ее обидит. Она мне жизнь спасла. — Подобрался принц.

— Мне тоже. — Ким слегка расслабился. — Если бы не она, моя Ивушка погибла бы, рожая сына. И я следом за ней ушел бы.

— Пойдемте-ка за стол. Нечего тут дела прошлые перемывать за моей спиной. — Сурово свела брови к переносице девушка и, резко развернувшись, отправилась обратно в столовую.

— Плюшка, ты чего, обиделась? — Ким ускорился, догоняя приятельницу.

— Ким, какая плюшка? Ты на меня посмотри… Я лишнего веса не имею. — Криво улыбнулась девушка. Усаживаясь за накрытый к чаю стол.

— Так ведь плюшка не из-за веса… — Растерялся гость. — Это из-за мельников твоих. Я же тебя всю в муке увидел, когда ты к ним навестить уехала из столицы. Вот и плюшка.

Дариян с интересом слушал короткую перепалку между королевской акушеркой и неизвестно кем. Уловив этот неподдельный интерес, Ким почему-то подобрался и, хищно сузив глаза, наклонился вперед, стараясь дотянуться через стол до принца.

— Скажи-ка мне, мой беглый друг, а что ты знаешь вот про эту юную леди?

— Ким, прекрати. — Ольга недовольно сжала кулачки и просто метала молнии взглядом.

— Нет, Ольга, он должен знать, кого ему Боги послали в напарники. Вам вместе еще очень долго вместе быть. И спину открывать друг другу вы должны без страха. — Ким выпрямился и, сверля собеседника взглядом, продолжил:

— Начну с самого начала. Я эту девочку искал так, как не искал никого на свете. А уж с моими-то возможностями это было совершенно легко сделать. Перерыл всю столицу от домов аристократии, до трущоб. И даже не представляешь, как я взбесился, когда узнал, что нет ее в столице. Отправилась погостить к друзьям-крестьянам. Королевская акушерка и деревенские мельники. Невозможно просто! Я молил Богов, лишь бы только моя жена дожила до того момента, как я привезу эту пигалицу по ее желанию или же силой. Мне было все равно.

Обиженная Ольга фыркнула и отвернулась, демонстрируя свое несогласие с тем, что Ким раскрывает ее маленькие тайны. Её бы вполне устроило оставаться по-прежнему скрытной и замкнутой.

— Не пыхти, как землеройка. — Похлопал ее по ладошке гость и вновь обратился к Дарияну. — Нашел ее на мельнице в одной забытой всеми Богами деревушке. Просить я не умею. Жизнь не научила. Хотел поступить как всегда. Взять и увести.

Ольга сдавленно хихикнула, так и не повернувшись к мужчинам.

— Во! Сейчас хихикает. — Оттопыренный большой палец Кима качнулся в сторону девушки. — А тогда она так орала на меня! Такими заковыристыми ругательствами, которых я никогда в жизни не слышал. И знаешь, принц, я никогда и ничего не боялся. Кроме того дня, в который мог потерять свою жену и своего ребенка. Представь себе только. Меня трясет от злости и от страха. Я весь такой расфуфыренный как лорд твой, и пигалица в штанах и рубашке с ног до головы в муке. И эта зараза мелкая руки в боки уперла и кричит мне, что жене моей она в любом случае поможет, но такого разэтакого урода в блин раскатает и зельем снижающим силу мужскую напоит. Так что этот ребенок будет единственным у меня. Кричит и кулачками своими малюсенькими мне угрожает. Да меня боятся, а если не боятся, то опасаются. И тут эта … Плюшка…

— И что дальше? — Улыбался Дариян, представляя воинственную девушку.

— А что дальше… Спасла она и жену и ребенка, а я как дурак стоял все это время рядом и рыдал как баба. Теперь я ее должник. Но самое удивительное в этой плюшке знаешь что? — И он бросил пытливый взгляд.

- Что? — Ощущение любопытства росло в душе принца. — Что же?

— После нашего знакомства, она бесплатно помогала женщинам в бедняцких кварталах. Регулярно и совершенно добровольно. А ты, принц этой страны, что ты сделал для этих бедняков?

За всю свою жизнь разы, когда наследный принц Виррании чувствовал стыд, можно было сосчитать по пальцам. И результатом этого разговора было острое, жгучее, почти незнакомое чувство стыда. Слишком много времени он тратил на коней, прогулки, скачки, охоту, книги. Ничего лишнего, по его мнению, не изучал. Времени не тратил. Даже военным делом он не интересовался, доверив это Министру Военных дел. А уж думать о черни… Ну есть она. Где-то там. За оградой дворца.

Ольга смотрела на посмурневшего Дарияна и думала. Думала о том, что по своей сути молодой мужчина был неплохим. Он никому не причинял намеренного зла, не кутил, много читал и общался с приятными ему друзьями. Всегда сдержанный и вежливый, он тем не менее был эгоистичным и совершенно не приспособленным к жизни без толпы слуг. Думала о том, что сейчас ему тяжело узнать мир без розовых очков.

Ким же увидел в глазах того, кому устроил это показательное выступление, что-то особенное, заставившее его довольно улыбнуться и почувствовать себя знатным интриганом. И свое инкогнито сохранил, и принцу о жизни немного рассказал. Однако принц умудрился вновь удивить Кима.

— Ким. А ты кто такой? — Настороженность и недоверие просто полыхали в глазах Дарияна.

— А я уж думал ты и не спросишь. Надеялся даже на это. — Хохотнул мужчина. — Ты про гильдию воров слышал?

— Смутно… — Неопределенно покачал растопыренными пальцами принц.

— Вся преступность в стране под контролем глав гильдий. Гильдия убийц, гильдия воров, гильдия наемников и даже гильдия плутов. Главы гильдий входят в совет. Вот я глава гильдии воров. Могу организовать кражу любого предмета из любого места. Да и с другими гильдиями подсоблю. Так что гордись, принц! Знакомства у тебя теперь, любой позавидует! — Не переставал потешаться над опешившим принцем Ким. — Ладно, Ольга, теперь о серьезном. Что вы планируете делать дальше?

— Кимушка, думаю мы тут не отсидимся. Мало того, что не хочется всю жизнь прятаться, но еще хотелось бы корону законному наследнику вернуть. — Ольга была совершенно серьезна и ни мельчайшей усмешки не проскальзывало на ее лице.

— А наследник-то сам хочет корону вернуть? Или может ему и не нужно это все? Зачем проблемы простого народа на себя взваливать…

Принц вспыхнул.

— Это мое наследие. И если я могу сделать хоть что-то хорошее в своей жизни, я это сделаю.

- Хм… Значит будем пытаться добиться своего. Дариян, у тебя есть кому помочь? Есть те, кто не побоится встать против королевы?

— Мой дядя. Младший брат мамы. Герцог Антарей Азранийский. Можно попытаться к нему пробраться. Правда он далековато от столицы живет. Кузен есть еще. Барон. Он ближе живет. Внук бабушкиной сестры со стороны тети отца…

— Погоди всю родословную рассказывать. А то я запутаюсь еще больше. Скажи лучше, что он за человек и сможет ли тебе помочь. Захочет ли. — Ким протестующе поднимал раскрытые ладони.

— Он как я. Только умнее. Он на своих землях для крестьян техномагические устройства использует. И собирает три урожая в год. Он конечно занудлив, но честен патологически.

— Тогда начнем с него. — Ким хлопнул ладонями по коленям. — Вам нужны документы новые. И деньги.

— Ким, мне нужны портальные камни. — Попросила Ольга.

— Плюшка, все перемещения портальные отслеживаются на территории королевства. Я пришел прикрытым черным порталом. Сама понимаешь, это опасно.

— Понимаю, но на крайний случай… Хоть несколько черных порталов дай мне.

— Упрямая же ты… Дам. — Он встал, поцеловал ее в лоб и повернулся к Дарияну. — Проводи меня, беглый принц.

Молодой мужчина встал и поплелся следом за Кимом на улицу. Солнце уже село и небо чернильного цвета сливалось с таким же черным морем. Ветер приятно охлаждал, не вызывая желания вернуться под защиту стен.

— Ты должен осознавать, что будет сложно. И что отправившись за помощью, обратной дороги не будет? — Глава гильдии говорил отрывисто и быстро.

— Абсолютно. — В голосе Дарияна была та самая суровая обреченность, за которой стоит настрой идти к цели до конца, даже ценой собственной жизни.

Ким помолчал пару минут.

— Пободаемся, парень. Пободаемся. Береги ее. Она хоть и сильная. Но все-таки она девушка. А значит слабая. Я приду завтра к ночи. И глупостей не делайте тут без меня.

Ким прощально махнул рукой, нырнул в темноту и растворился в ней.

Дариян смотрел на мерцающие в высоте звезды и думал о прошлом, настоящем и будущем. Ему становилось тоскливо и одиноко. Настолько тоскливо и одиноко, что хотелось выть от боли.

— Дар… Или все-таки Ян? — Ольга неслышно вышла из дома, оказавшись за его спиной.

— Ян…

— Ян… Значит Ян. В моей жизни был момент, когда я потеряла все. Вообще все. Родных, дом, работу, вообще всю свою жизнь. — Она встала рядом с ним, касаясь его руки своей рукой. — Главное не сдаваться, Ян. А я если смогу тебе помочь, то обязательно помогу.

Дариян долго ворочался с боку на бок в своей комнате. Видимо выспался надолго за прошлый день. Решив прекратить издеваться над собственным организмом, молодой мужчина встал, натянул уже успевший стать ненавистным халат и, стараясь не шуметь, спустился по лестнице в холл. Постояв немного и послушав тишину, Ян крался к выходу только с одним желанием — посидеть в одиночестве на берегу моря и посмотреть как встает солнце.

— Не спится? — Женский голос за спиной прозвучал хрипло.

Он вздрогнул от неожиданности, обернулся и увидел предрассветной серости сидящий на диване силуэт.

— Ольга? Не спится. Выспался верно. — Улыбнулся Дариян и направился к девушке. — Не помешаю?

— Садись. Отвар, сок? — На столике рядом с ней стоял чайник и кувшин с соком.

— Сок, если не сложно.

Она плеснула в высокий узкий стакан темную жидкость и подала ему.

Они сидели и молчали. Вместе. Иногда бывают в жизни такие моменты, когда совершенно не нужны слова. Достаточно просто чувства взаимопонимания, поддержки, тепла. Им обоим так не хватало этого такого редкого ощущения покоя.

Солнце поднималось над горизонтом и в холле становилось светлее.

— Пойду готовить завтрак. — Ольга встала с дивана и стремительно побежала в кухню. Дариян проследил за ней взглядом, допил сок и отправился следом за девушкой.

На кухне все горело в руках девушки. Ольга вынула из корзины яйца, нарезала тонкими ломтями копченый окорок и отправила в духовку ломти хлеба под сыром.

Дариян стоял в дверях и, не отрываясь, следил за тем, как девушка летала по кухне, готовя омлет с окороком. Две тарелки скользнули по столешнице и остановились недалеко от края. На белоснежную фарфоровую поверхность легли куски омлета цвета солнца с умопомрачительным запахом, щекочущим рецепторы и заставляющим сглатывать слюну. Румяные, хрустящие ломтики хлеба парили на плоском блюде.

— Как же жаль, что тут нет кофееее… — Простонала девушка, развернулась к выходу, собираясь позвать на завтрак Яна, и столкнулась с ним в дверях.

— А что это за кофе? — Неприкрытый интерес в голосе заставил Ольгу тоскливо закрыться от принца, спрятаться в свою ракушку. Говорить о том, что она из другого мира девушка не планировала.

— Да так… Не важно. Садись за стол. — Настроение у нее упало. Он сделал какие-то выводы для себя и не стал настаивать на разговоре, молча сев за стол.

Завтракали в тишине, избегая смотреть друг на друга, будто своим вопросом Ян построил между ними каменную стену. Неловкое молчание прервал самый умный.

— Ким сказал, что мы должны доверять друг другу. Попробуем? Хоть немного. — Ольга не поднимала глаз на Дарияна, катая пальцем хлебные крошки по скатерти. — Я родилась далеко отсюда. Очень далеко. Этого места даже нет на ваших картах. Росла, взрослела, училась в школе, потом поступила в медицинский институт и опять училась. На врача. Лекаря то есть. Большинство моих знаний именно оттуда. Из моей прошлой жизни. Потом уже здесь, я снова училась. Теперь уже магии. И большую часть мне пришлось учиться самостоятельно. Правда магии у меня кот наплакал. Две единицы всего… Но что есть, то моё. Потом королевский дворец и побег. Вот и вся моя жизнь.

Она улыбнулась и подняла глаза на собеседника. Мужчина был серьезен.

— Спрашивать откуда ты смысла нет?

— Ян… Я не готова пока сказать. — Ольга опасалась реакции принца на отказ чуть меньше, чем реакции на то, что она из другого мира.

— Я понимаю. Надеюсь, что придет время и ты сможешь мне довериться. — Он криво улыбнулся. — А меня учили дома. Пока жива была мама, учителя жили во дворце. Ох, как я не любил грамматику и математику! Когда мама умерла, учителя стали приходящими. Экономика, юриспруденция, языки, меня учили фехтованию и стрельбе. Потом отец женился, и брат королевы стал главой Тайной службы. Тогда же и закончились мои занятия с тренером по фехтованию и с учителем по стрельбе.

— Почему? — Ольге и вправду стало интересно, почему вдруг в семье принца был такой странный подход к обучению.

— Эндрю сказал, что моя защита — задача его сотрудников. И нечего тратить время на абсолютно ненужные вещи.

— И твой отец согласился? — Удивилась она.

— А ему дела особого не было до этого. Тогда случилась засуха в Южных регионах и пришлось мобилизовать всех магов для того, чтобы сохранить урожай. Главное для отца тогда было одно — моя безопасность. Эндрю эту безопасность гарантировал. — Ян встал и отошел к окну. — Вот так и осталось мне учиться только по книгам. Еле отстоял себе возможность занятий с конем и разрешение на скачки. Я сейчас понимаю, что и друзей моих он отвадил от меня. Хорошо хоть магией я успел обучиться пользоваться до прихода в наш дом семейства королевы. И у меня вполне неплохой объем ресурса. Так что, Ольга, нам должно хватить. Хотя я боевым заклинаниям учился тоже самостоятельно. Поэтому теряюсь иногда.

Мужчина развернулся, подошел к сидящей девушке и протянул ей руку ладонью вверх.

— Мы с тобой на одной стороне? — Он сжав зубы ждал ее ответа.

— На одной. В моем мире это называется напарники. — Ольга встала, сжимая его ладонь своей. — Ну что, напарник, пошли купаться на море. Там твой симпатичный халатик будет к месту. — Хихикнула она и выскочила на улицу.

Полдня они купались, честно отворачиваясь в сторону, когда приходилось скидывать одежду и идти в воду или из воды. Сытно поели и уселись на уже облюбованные диваны с вином и бисквитами. Ольга рассказывала смешные случаи из своей жизни на мельнице и в доме знахарки. Ян покатывался от смеха, представляя себе, как городская девушка училась доить коз и корову. Вечер был теплым во всех смыслах до тех пор, пока в дверь не постучали.

— Ким… — Вскинулась Ольга.

— Я открою. — Встал с дивана Дариян. Он распахнул дверь и в дом вошел улыбающийся во все зубы Ким с двумя баулами.

— Веселитесь? А я к вам с серьезным разговором.

Ольга и Ян настороженно переглянулись. А ведь пусть совсем на короткое время, но им показалось, что в их жизни все хорошо.

Глава 6. Куда приводят тайные тропы

— Здравствуй, Ким. Тебя покормить? — Ольга старалась поймать мельчайшую эмоцию, выражение лица, глаз главы воровской гильдии.

— Покормить. И побольше. Ты же знаешь, как я люблю твою стряпню. — Ким бросил мешки на пол.

Ольга улыбнулась и отправилась на кухню, оставив мужчин наедине.

— Дело дрянь. — Ким стер улыбку с лица. — Послезавтра похороны. Вы оба в розыске. Объявлено, что ты сошел с ума, узнав о смерти отца от болезни, захватил случайно идущую по парку Ольгу, тяжело ранил ее и сбежал в помешательстве и злобно хохоча.

— Ого, какой я опасный, оказывается… Еще и хохоча. — Дариян присел на диван и вцепился руками в волосы.

— Именно хохоча. Ты действительно опасный для них. Объявив тебя безумцем, способным на убийство, они развязали себе руки. Их устроит и твоя смерть, и твое задержание. Безумец не может быть королем. А Ольгу ты убьешь. — Ким ждал криков, слез, истерики. Однако Дариян был тих и спокоен.

Зато звук шумного дыхания со стороны кухонной двери свидетельствовал о том, что Ольга слышала все эти слова и вот как раз у нее-то эмоции не смогли удержаться, вырываясь наружу.

— Вот уроды! Как они вообще посмели до такого додуматься?? — Она возмущалась, сжимая кулачки, гневно сверкала глазами.

— Ольга, успокойся. Они посмели. И этим все сказано. Мы им очень мешаем на пути к трону, поэтому убирать нас они будут любым способом. — Глаза принца потухли. Было очень больно слышать о том, что его выкинули из привычного мира, и места для него в этом мире больше нет.

— Пойдемте есть… Потом поговорим. — Девушка слишком резко развернулась на месте, почти впечаталась в косяк. И только крепкие руки Кима спасли ее от синяка во весь лоб.

Аппетита не было ни у Ольги, ни у Дарияна, зато Ким ел со смаком и от души, сметая со стола все съедобное.

— Ручки у тебя золотые! Может тебе корчму открыть? — Закидывал он в рот очередной кусочек мяса.

— Угу. Вот сразу после смерти и открою. — Настроение девушки оставляло желать лучшего.

— Да не кисни! — Широко улыбался Ким. — И ты, бегляночка, тоже не кисни.

Склонился он в сторону Дарияна и хитро подмигнул принцу.

— Нет больше ни акушерки Ольги, ни принца Дарияна. Глава гильдии плутов мне тут очень нужные документы подкинул. С приветом тебе и поклоном.

— О чем ты? — Ольга никак не могла сосредоточиться, погрузившись в свои мысли.

— Привез документы я вам. — Ким вытащил из поясной сумки два свитка. — Это грамоты на имя Яниса Веренейса и его сестры Хельги Веренейсы. Родом вы из приграничный территорий. Повод для поездки придумаете сами. По обстоятельствам. Ох, Оль, идемте уже разбирать мешки.

Ким, словно фокусник на ярмарке, вытаскивал из мешка одежду и для Ольги, и для Яна. Простые, добротные и неброские вещи оказались гораздо интереснее, чем казались внешне.

— Верхняя одежда из маготкани. Грязь и воду отталкивает. Нижние рубашки и штаны тоже из маготкани. В жару охлаждает, в холод согревает. — Рекламировал свои подарки Ким. — Хельга… И не вороти нос! Привыкай к новому имени! Твой саквояж придется оставить. Слишком уж приметный он. Вот на замену торбочка.

Девушка со скорбью вселенской в глазах приняла дар приятеля.

— Она же неудобная как чёрт знает что… — Сжала сумку в руке.

Хихикающая и довольная вороватая личность прикрывала ладошкой свой рот, чтобы не высказать все, что вертелось в голове этой недовольной особе.

— Не смешно… — Буркнула Ольга.

— Оль, не дуйся. Все удобно в этой сумке. Главное, что кроме тебя никто ее открыть не сможет. И не тонет она, и не горит. Так что можешь сказать спасибо дядюшке Киму.

— Спасибо, дядюшка Ким. — Скривилась девушка.

— Ладно. Повеселились и хорошо. А теперь серьезно. Ян, твои счета арестованы. Пока пользуетесь деньгами Хельги. Они в моем банке хранятся и мне все равно на распоряжения королевы и ее братца. Арестовывать я их не позволю. А чуть позже государственный банк Виррании ограбят неизвестные злодеи. Пострадают несколько богачей и их счета. Принц Дариян будет одним из них. Это я предсказание тут устраиваю. — Вновь заулыбался Ким.

— Как выбираться отсюда будем? — Спросила Ольга.

— Черным порталом. И только до Клемна. Там я вас оставлю.

— А почему нельзя шагнуть прямо до кузена Яна? — Ольга не успокаивалась, пока у нее оставались вопросы.

— Это черный портал, Ольга. Черный! Чем дальше ты шагнешь порталом, тем больше страдает твой и без того маленький резерв. Если ты шагнешь таким порталом до столицы, ты лишишься магии. Совсем и навсегда. — В голосе приятеля звучало предупреждение. — Поэтому я не хочу оставлять тебе черные камни. Прости, девочка.

— Я понимаю. Раз нельзя, значит нельзя. Когда выдвигаемся?

— Сейчас. — Веселый хохотун испарился, оставив вместо себя холодного, хитрого и расчетливого главу гильдии. — Чем быстрее вы отправитесь, тем лучше. И да, Ян, я вам обоим дам кристаллы связи. Засечь вас по ним не смогут. Это наши эм… воровские разработки. У меня техномаг просто гениален. А теперь быстренько переодевайтесь и вперед.

Через час в холле стоял приличного вида беглый принц в дорожном сюртуке и брюках со шляпой-котелком в руках и девушка в дорожном костюме и высоких сапогах до колена.

— Хронометр взяла? — Спросил Ким Ольгу.

— Угу. Кристаллы связи, кольцо-доступ для банка… — Перечисляла девушка, хлопая по карманам.

— Сейчас я вам оружие выдам. — И глава гильдии протянул магопистолет Ольге и кинжал Яну. — Серьги с иллюзиями живы у тебя? А то мордашки у вас приметные чересчур.

— Одна у Яна, а у меня вторая. — Ольга не понимала, почему Ким спрашивает об этом.

- По одной эти серьги чуть смазывают черты лица, а для вас этого недостаточно. Чтобы полностью изменить внешность, нужны обе. Повесь на себя эти серьги. Яну я сейчас другие дам. А то висюльки точно не мужской вариант. — Он вытащил из внутреннего кармана небольшой мешочек и бросил его Яну.

Беглый принц высыпал из мешочка на ладонь две небольшие серьги-пусеты с крошечными камешками.

— А у меня только одно ухо проткнуто… — Растеряно пробормотал Дариян. — Не хочу оба уха колоть. Я ж не дама.

Ольга улыбнулась, подошла вплотную к мужчине, вдела одну серьгу в отверстие в мочке уха и резким движением проткнула мочку рядом, чуть выше и ближе к хрящику.

— Вот и всё. Совсем не выглядит по-женски.

Принц метнулся к зеркалу, хмыкнул, увидев в отражении взъерошенного патлатого блондина с крупными веснушками на носу-картошке и улыбнулся, растянув тонкие губы широкого рта.

— Да я красавец! Точно никто не узнает. — Принялся он корчить рожицы.

Ольга и Ким улыбались, глядя как веселился над своим отражением Янис.

— Накидывайте пальто ребятушки. Пора. — Ким держал двумя пальцами черный гладкий камень и грустно смотрел на двух молодых людей, которые совершенно не представляли во что они ввязывались.

Пугать ребят не хотелось, но теперь дело касалось не только их одних. Главы гильдий на экстренном собрании прошлым вечером обсудили переворот и все-таки, под давлением Кимерия Гленерского, кровного брата почившего короля, незаконнорожденного сына дедушки принца Дарияна, волею судьбы ставшего главой гильдии воров, решили поддержать беглого принца и вернуть на престол законного представителя. Узурпатор на троне не был выгоден никому, ни одной гильдии. Уж слишком не любил простой народ графа Эндрю, любившего устраивать кровавые охоты на бродяг, известного насильника и садиста, ставшего причиной смерти многих бедных девушек. Обычно он не трогал аристократок, поэтому случай с дочкой губернатора оказался неожиданностью для Кимерия и говорил о том, что негодяй перешел на новый уровень и стал еще опаснее, почувствовав полную безнаказанность.

Хельга и Янис, полностью экипированные для путешествия, стояли перед Кимом готовые к путешествию. Ким раздавил камень в руке и непроглядная мгла обрушилась на них.

Ольгу тошнило. Казалось, что желудок неумолимо подбирается к глотке, стремясь показать всему миру, чем его наполнила хозяйка.

— Дыши, Хельга. Это действие черного портала. — Ким позволил девушке повиснуть на его крепких и сильных руках. — Мы прибыли. Теперь разойдемся. У вас достаточно денег для того, чтобы нанять лошадей или повозку. Советую взять лошадей. Так вы не будете привязаны к дороге.

— Тебе лучше? — Ян перехватил напарницу у Кима.

— Да. Можем идти. — Ольга криво улыбнулась.

— Берегите себя. — Ким обнял по очереди и Яна и Хельгу.

Клемн оказался маленьким грязным провинциальным городишком, в котором жизнь текла мирно, вязко и однообразно. Городок, где главным развлечением являлись разговоры в магазине и обсуждение проезжающих по тракту повозок. Деревянные домишки стояли вдоль трех узких немощеных улочек и в этом городе было всего два двухэтажных дома. В одном жил глава городка. А во втором на нижнем этаже были почтовая станция и магазин, а весь второй этаж занимал банк. Вот именно ко второму дому и направились два путника, желающих как можно скорее отправиться в путь.

— Ян, лошадей на станции брать будешь ты. Женщины этим не занимаются. Я тебе всё подскажу. — Шептала Ольга, искоса оглядывая домишки и снующих по улицам тощих собак.

— Хел, я этого никогда не делал. Опозориться боюсь. — Нервничал молодой мужчина.

— Это не так страшно, как кажется. Подходишь к дежурному и просишь в аренду двух лошадей. Говоришь, что на повозку денег не хватает, а на лошадей в самый раз. Главное, когда смотреть лошадей пойдем, выбери лучших из тех, что предложат. Это ты точно лучше меня сделаешь.

Мужчина улыбнулся, оказывается это очень приятно осознавать, что ты реально можешь делать что-то лучше других и признание твоих заслуг искреннее, а не дань титулу.

Из помещения пахнуло теплом и едой. На почтовой станции за конторкой в сером унылом сюртуке с засаленными лацканами и манжетами рукавов, сидел невзрачный мужичок с мышиного цвета жиденькими волосами, водянистыми глазами навыкат и. громко шваркая, цедил отвар из большой фаянсовой кружки.

Ян встал напротив, терпеливо ожидая, что к нему немедленно бросятся помочь и удовлетворить его просьбу. Прошло несколько минут, а дежурный все так же отстраненно продолжал втягивать в себя горячую жидкость вперемешку с воздухом, оглашая пространство вокруг неаппетитными громкими звуками, совершенно не обращая внимания на посетителей.

Устав ждать, беглый принц решил привлечь к себе внимание деликатным покашливанием, которое не оказало совершенно никакого действия на служащего. Ян постучал костяшками согнутых пальцев по конторке и дежурный отставил кружку, дав слабую надежду на то, что сейчас он приступит к исполнению своих обязанностей. Бледная рука потянулась к тумбочке, стоявшей рядом со столом, открыла ее и… вытащила оттуда крендель, в который тут же впились мелкие острые зубки.

Ольга еле сдерживала смех, настолько гротескной выглядела эта ситуация.

— Извините… — Ян еще раз попытался прервать очередное шварканье жидкости между губами служащего. — Могу я обратиться к вам за помощью?

Дежурный удивленно, словно небеса разверзлись и Боги спустились вниз, явив свой лик верующим, уставился на посмевшего прервать его трапезу, оценил внешний вид заговорившего с ним посетителя, и продолжил шваркать дальше.

Ольга заметила, как Ян начал злиться и закипать. Привлекать внимание к себе было совершенно неразумно, а значит нельзя было позволить принцу показать свой характер, поэтому он вышла вперед, слегка подвинув Яна в сторонку.

— Доброго здоровьичка, уважаемый господин! Приятно вам трапезничать! — Общаясь с совершенно разными слоями населения, она слышала и особенности речи этих людей, и определенные словечки, характерные для каждого из сословий. Сейчас они с напарником относились к тем, кто стоял чуть выше пейзанов-крестьян на сложной социальной лестнице этого мира. А значит, нужно было постараться и не переборщить с простонародными словечками.

Поняв, что приставучие посетители не собираются отставать и теперь к занудливому мужику присоединилась еще и страшненькая белобрысая дамочка, дежурный разочарованно хмыкнув отставил почти пустую кружку в сторонку.

— Чего изволите? — Буркнул он, так и не отерев крошки с тонких бледных губ.

— Нам бы арендовать двух лошадей. Доехать в предместье столицы.

— Могу предложить повозку. — Скептически осмотрев парочку, все-таки рискнул подсунуть то, что подороже служащий.

Скривившись от того, что его распоряжения не спешат исполняться, Ян выдал официальную версию отказа:

— Боюсь, что мы не сможем себе позволить это. Лошади будут в самый раз.

«Мда… Плакали мои комиссионные». — Думал дежурный, однако вслух произнес совершенно другое.

— Заполните анкету в двух, заявление в трех экземплярах, оплатите госпошлину на подковы, еще пошлину на испорченный лошадью воздух, предоставьте справку с места жительства, справку от губернатора, еще нужна справка из банка о вашей платежеспособности… Что же еще я забыл… — Растерянно пробормотал дежурный, сверяясь по списку с затребованными документами. — О да! Еще права на управление лошадью и справка о состоянии здоровья водителя кобылы или мерина.

Ошалевший от такого обилия необходимых для аренды документов, Ян растерянно оглянулся на Ольгу. Та пожала плечами и полезла в пакет документов, заботливо подсунутый дядюшкой Кимом.

— Бланки заявлений и анкет попроси… — Прошептала она напарнику.

Недовольный тем, что его заставляют работать, дежурный раздраженно бросил на стол кипу бланков и вернулся к прерванному занятию, наполнив кружку горячим отваром.

Ольга и Дариян отошли к стоявшему в углу столику для посетителей и уселись там заполнять анкеты и заявления.

Пока Ян, пыхтя и ругаясь любимыми Ольгиными выражениями, выяснял для чего в анкете нужно указывать размер ноги заявителя, девушка проводила ревизию тех самых документов, и, с удовлетворением, обнаружила, что в конверте оказались готовыми и справка с места жительства, и справка о состоянии здоровья, и справка из банка, и справка от губернатора, и даже права.

Благодарно вспоминая Кима, она отложила необходимые свитки в сторону и принялась помогать Яну с заполнением анкет и заявлений. Уже через пару минут она была готова взвыть от бессилия и злости. Тот, кто придумал эти идиотские формы заявок и анкет, был гением крючкотворства. Куча абсолютно ненужных данных, ссылки с одного пункта на другой, заставляли крутить и переворачивать стопки свитков в поисках нужного. Порядочно устав и прокляв всех врагов, они направились обратно к конторке, чтобы лицезреть жующего жареную ножку какой-то птицы служащего. Его бледные пальцы блестели от стекающего жира, который капал и с губ на заправленную за ворот грязную салфетку.

— Эммм… Уважаемый, мы всё заполнили. — Ян старался. Очень старался быть вежливым и не сорваться.

Дежурный ткнул ножкой в сторону выставленной на конторку таблички:

— Обед!

Сгорая от гнева и опасаясь прибить на месте обнаглевшего дежурного, Дариян выскочил из помещения почтовой станции и, оказавшись на улице, выругался вслух, так смачно и со вкусом, как ругался последний конюх в его дворце. Выпустив пар, он вдруг вспомнил о том, что Ольг осталась внутри и рванул бегом обратно, опасаясь, что с девушкой может что-нибудь случиться. К его удивлению, в помещении почтовой станции царила мирная и благодушная атмосфера. Девушка мило щебетала с так разозлившим принца дежурным, получая из его рук два листочка бумаги.

— Янис, дорогой брат! Уважаемый Петрен ждет от нас оплату пошлины и стоимости аренды. — С улыбкой она обернулась к Яну и придала голосу укоризны. — Не стоит занимать лишнее время такого замечательного и такого занятого человека.

Он сразу понял задумку напарницы и немедленно включился в игру.

— Конечно-конечно дорогая сестра. Позвольте, уважаемый Петрен, я все оплачу. И даже чуть больше за вашу доброту и помощь. — Он ловко выудил из кармана сюртука несколько монет и с полупоклоном положил их на конторку. — Пожалуйте, уважаемый Петрен. Не побрезгуйте принять нашу благодарность.

Сверху пошлин и оплаты аренды легла пара серебряных кругляшей и глазки служащего жадно заблестели.

— С квитанциями на задний двор пройдите. Две лошади ваши. — Петрен неуловимым движением сгреб монеты из зоны видимости и поспешил распрощаться с надоевшей парочкой.

Ольга облегченно выдохнула как только оказалась на улице.

— О Боги! Во всех мирах одно и то же!

Янис подозрительно покосился на девушку, отметив про себя, что она не в первый раз оговаривается о каких-то мирах. Это было очень загадочно и интересно. Настолько, что Дариян дал себе слово при случае спросить девушку об этом прямо и в лоб.

На заднем дворе в тонком продуваем всеми ветрами сарае стояли четыре крепкие лошадки с короткими мохнатыми ножками, готовые отправится в путь в любой момент. Конечно это были не тонконогие длинногривые красавцы, однако для поездки по разбитым дорогам королевства лошадки подходили идеально.

Помятый, пахнущий перегаром конюх вышел навстречу, забрал квитанции и отправился на кучу сена спать дальше, позволив путникам самим выбирать.

— Ян, кого берешь? — Тихо спросила Ольга.

Мужчина тщательно осмотрел стоявших в сарае лошадок, проверил подковы, прощупал путовые суставы, оценил зубы, глаза и, морщась и страдая, все-таки остановил свой выбор на двух пегих лошадках, с флегматичным видом пережевывающих предложенную им морковку. Так же спокойно они отреагировали на то, что их оседлали и закрепили вещевые мешки.

Не торопясь и почти не реагируя на понукание, две лошадки везли напарников в предместья столицы Виррании.

Мерное покачивание и цокот подкованных копыт вызывали у наездников непреодолимое чувство дремоты. И если Ян еще боролся с подло подкрадывающимся сном, то Ольга сдалась ему совсем и полностью. Тем более, что переход черным порталом спутал время суток и лишил беглецов ночного сна.

— Ольга, ты сейчас с лошади упадешь. — Попытался разбудить девушку принц. — Давай остановимся где-нибудь и поспим. Я тоже еле сижу в седле.

Девушка встрепенулась и непонимающе спросонья огляделась.

— Ян… До жилья далеко? Ты эти места не знаешь случайно? — Она выжидательно смотрела на напарника, замечая и то, что он устал, но держится из упрямства, и то, что нервничает, и то, что его гнетут тяжелые мысли. Пообещав себе мысленно поддержать молодого мужчину при случае, Ольга подъехала чуть ближе.

Мужчина закопался в сумку, притороченную у седла, и вытащил свернутую в несколько раз карту.

— Тааак… Далековато мы от жилья. Ехать и ехать до ближайшего поселка. До ночи точно не успеем.

Перспектива ночевать в поле не радовала, однако, деваться было совершенно некуда. Измотанные переживаниями и дорогой организмы настойчиво требовали сна, и Ольга подсознательно принялась рыскать взглядом по окрестностям, выбирая подходящее место для ночевки.

— Ян, ты когда-нибудь ночевал в поле или лесу? — Преувеличенно радостно спросила она.

— Не приходилось. Даже когда мы куда-то путешествовали верхом, у меня для этих целей всегда рядом шла карета, где я мог лечь и в тепле отдохнуть, вытянуть ноги и выпить чашку горячего отвара перед сном. — Мечтательно протянул он.

— Да ты оказывается неженка у нас! — Хихикнула девушка. — Привык к комфорту и благополучию. Ничего, иногда полезно и другие стороны жизни посмотреть. Ночуем в поле!

Ян не смог ничего возразить по этому поводу, хотя в душе царапнуло легкое чувство обиды. Все-таки это был не его выбор расти оранжерейным цветком. И для него было неприятно, что девушка, которую он по этикету должен был оберегать и помогать ей во всем, оказалась более подготовленной и самостоятельной чем он.

Ольга потянула поводья, заставляя свою лошадку остановиться.

— Смотри! Вот там мы сможем остановиться! — Ее рука указывала на большое раскидистое дерево, своими ветвями создавшее некое подобие шалаша.

Ян поначалу растерялся от подобной перспективы, затем решился довериться более опытной спутнице и тоже спешился.

— Янчик, лошадок обиходь, а я сейчас тут осмотрюсь. — Она оставила лошадей под присмотром мужчины, сама нырнула под полог леса, стоящего сплошной стеной неподалеку от этого странного дерева.

Пока мужчина занимался двумя флегматичными коняшками, Ольга наломала охапку широких разлапистых веток деревца чем-то похожего на земную ель, но с шарообразной кроной высотой с рост человека и свалила в кучу у выбранного для ночевки дерева.

— Это зачем? — Поинтересовался Ян, стреноживая лошадок у повядшей травки, которая росла кочками на поле.

— Чтобы от земли холод не шел. Пойдем вместе, еще наберем. — Она ухватила напарника за руку и потащила за собой со смехом и шутками.

Позже, после съеденной горячей каши с мясом, лежа на накрытых плотным одеялом ветках и под одним одеялом, прижавшись спина к спине, Яна вновь потянуло на разговор.

— Ольга, а можно я попрошу прояснить один вопрос?

— Попроси… — Сквозь дремоту буркнула она, поглубже зарываясь под одеяло.

— А ты ответишь? — В голосе молодого мужчины промелькнула интонация, которая не очень-то понравилась девушке и весь сон с нее как сдуло.

— Смотря о чем спросишь. — Насторожилась она.

— Ты не подумай чего, но ты несколько раз оговорилась о мирах и их множестве.

— И? — Он чувствовал, как спина девушки напряглась и задервенела.

— Оль, ты откуда про это знаешь? Это закрытая информация и абы кто ею не владеет.

— Какая разница? — Попыталась отмахнуться от излишнего любопытства она.

Почувствовав возню за спиной, она резко развернулась, столкнулась нос к носу с соседом по импровизированному лежбищу и смутилась от неожиданности и близости мужчины.

Они оба резко попытались отстраниться друг от друга и холодный влажный воздух радостно забрался под одеяло между ними, выстуживая такое ценное тепло.

— Я могу поставить сверху воздушный купол. До утра должно хватить. Тепла особо не будет, но зато и холод не проникнет. — Сверкая влажным взглядом, предложил Ян.

— Ставь. — Согласилась Ольга, и почувствовала, как исчезли влажность и леденящий холод. Решив воспользоваться ситуацией, она прикрыла глаза и старательно изобразила спящую.

— Ты не спишь. — Разглядывая ее лицо в отблесках костра, Ян улыбался. — Так откуда знания про иные миры? Вопрос доверия.

Большие глаза девушки широко распахнулись.

— Доверие говоришь? — В ее голосе была злость. — Я из другого мира. Отсюда и познания. Доволен?

Над их ложем повисло молчание, прерываемое только недовольным сопением со стороны Ольги и взволнованным дыханием со стороны Яна.

— Ольга, ты же понимаешь, что я теперь имею еще больше вопросов, чем раньше? — Ян продолжал сверлить ее взглядом.

— Что ты хочешь узнать? — Девушка легла на спину и уставилась на нависающие ветки.

— Много что. Как ты попала в мой мир, как смогла тут устроиться, как жила в своем мире. Кто ты, Ольга? — Он поднялся на локте и уставился в ее лицо.

— Как много вопросов. И как же мне не хочется на них отвечать… — Простонала она. — Ян, ты сам-то понимаешь, что это должно остаться только между нами? И еще… Давай так, я расскажу тебе сейчас, отвечу на твои вопросы и на этом всё. Больше мы не говорим на эту тему. Не хватало еще, чтобы хоть кто-то случайно услышал наши разговоры.

— Поворачивайся ко мне спиной и прижимайся ближе. Иначе замерзнем. И я жду твоего рассказа. — Ян повернулся спиной к девушке и подвинулся ближе, щедро делясь теплом тела с ней. — Рассказывай же. Я всегда любил книги про приключения и магию!

Глубоко вздохнув и, сожалея о том, что приходится выкладывать историю своей жизни, Ольга начала свой долгий и нелегкий рассказ. Принц Дариян ни разу не прервал ее, жадно ловя каждое слово, переживая каждый момент изменения привычной жизни напарницы. В какой-то момент он понял, что отчаянно завидует ей. Завидует той ее жизни, которая осталась в ином мире, завидует жизни здесь, завидует во всем, и, самое главное, завидует ее свободе.

— Вот так я и оказалась во дворце. — Закончила свой рассказ Ольга, закрывая глаза и собираясь уснуть.

— Ольга… — Он замялся, не решаясь задать свой вопрос. Помолчал пару минут и все-таки спросил. — Ты хочешь вернуться домой?

— Когда вспоминаю родителей, свой дом, то очень хочу. Но я знаю, что это невозможно. Мое место теперь здесь. Пока я не выполню то, что мне назначено.

— Кем назначено? — Затаил дыхание он.

— Не знаю. Высшими силами какими-то. У каждого живого существа в мире есть своя задача. И у тебя, и у меня, и у Кима, и даже у противного Эндрю. Вот и выполняем каждый своё.

От нахлынувших воспоминаний проснулась тоска по дому и девушка молча глотала набежавшие слезы. Хотелось хотя бы еще раз обнять маму и папу… Сказать им то, что не успела, да и не думала особо, что о своей любви к родителям молчать не нужно. Все время казалось, что не хватает времени на то, чтобы провести с ними лишний вечер, или просто сказать о том, как в них нуждается.

— Ольга, я рад, что ты попала именно в мой мир. — Тихий шепот за спиной заставил девушку улыбнуться и она заснула спокойным здоровым сном.

************************

Оживленный тракт шумел от обилия карет и повозок, стремящихся в столицу и выезжающих из нее. Дорога до предместий растянулась на целых пять дней. Ольга ехала на своей невозмутимой лошадке, думая о том, что путешествие с беглым принцем было весьма и весьма интересным. Мало того, что пришлось учить его различным вещам, таким как навыки простейшего выживания в отсутствии человеческого жилья, так еще и девушка была вынуждена много времени посвятить основам психологии, способности правильно принять решение, связанное с общением с различными людьми. Научить понимать, когда лучше отступить и позволить гордости тихонько отсидеться подальше от того, кто изначально сильнее, учила обходить острые углы и сглаживать конфликты во время вечерних посиделок в тавернах с гостевыми комнатами, где им приходилось ночевать.

Правда это не спасало пару путешественников от внутренних конфликтов. Притирка двух характеров и в идеальных условиях проходит сложно, а уж в условиях стресса и подавно. Вот и сейчас они ехали, надувшись друг на друга по совершенно пустому поводу. Ольга предлагала не торопиться и не соваться в имение кузена Яна в день приезда, а вначале поселиться на каком-нибудь постоялом дворе и прояснить обстановку в поместье. Ян же желал не откладывать встречу с родственником и как можно скорее обнять кузена, поделиться с ним своими бедами и призвать его встать на сторону добра, за что и был назван Ольгой «блаженным идиотом».

Вот и указатель, показывающий поворот к поместью барона Кортона. Ян молча повернул свою лошадь по указателю и поехал, не оглядываясь на следующую за ним девушку. Ольга изо всех сил пыталась подавить растущее внутри раздражение. Она замечала то, что беглый принц не видел, или не хотел видеть. Обращала внимание и на стоящих на обочинах подозрительных нищих, которые уж слишком внимательно оглядывали каждого проезжего, и на патрули, разъезжающие по дороге, и на мелькающие то там, то тут тайные знаки у тех, кто их знать не мог изначально. Ну какой купец или мелкий чиновник мог владеть умением передавать информацию с помощью пальцев и взглядов? Только те, кто состоял в Тайной службе королевы. Благодаря своим контактам с гильдией воров, Ольга немного знала эти жесты и движения.

Понимая, что резво едущего вперед принца надо притормозить и не привлекать к себе лишнего внимания, она слегка ускорилась и подъехала вплотную к мужчине, касаясь его бедра своим. Ян от удивления чуть не рухнул с седла и вытаращил на нее свои замаскированные глазищи.

— На первом же перекрестке съезжай с тракта. — Шепнула она ему и сразу же отъехала в сторонку. Яну хватило ума не задавать вопросы и на первой же узкой дорожке, ведущей через поле к небольшой деревеньке он свернул в сторону.

Глава 7. Не бывает лишней осторожность

Скрывшись за первым же перелеском, Ян вцепился в девушку, требуя объяснений.

— Я не понимаю, почему мы не можем спокойно следовать пути? К чему эти игры? — На лице прикрывающей его иллюзии разливался румянец, показывающий насколько мужчина раздражен и возмущен.

— Ян, вся дорога нашпигована шпионами королевы и ее брата. А разъезды охранки? Ты хочешь попасться и бесславно погибнуть? — Ольга настолько разозлилась упёртостью напарника, что ее кулачки сжались от злости, дыхание участилось, губки поджались, а глаза метали молнии.

Принц выслушивал отповедь, а сам отвлекался на мысли о совершенно постороннем. В его голове вертелось желание посмотреть на разозленную девушку без маскирующего артефакта, настолько забавной казалась она ему в своем праведном гневе.

«Я уже не помню, как выглядит она на самом деле». — Думал он, сдерживая улыбку.

— Янис! Я с кем сейчас говорю??? — Ворвалось в его отключившееся от окружающего сознание разъяренное шипение напарницы.

— Да-да, слушаю тебя, дорогая. Ты чем-то недовольна? — Ласково и нежно поинтересовался молодой мужчина.

— Сейчас я сама тебя убью. Напрочь и необратимо! — Девушка закипала, причем закипала настолько, что еще немного, еще чуть-чуть, и принцу достанется на орехи.

Осознав угрозу собственному здоровью и жизни со стороны девушки, Дариян принял единственно верное решение в этой ситуации.

— Хельга, вот как ты скажешь, так и сделаем! — Он примирительно поднял вверх обе руки и очаровательно улыбнулся, вспоминая придворные уловки. Однако несостоявшийся ловелас не учел, что у иллюзорного Яниса были кривые неровные зубы, отчего широкая улыбка выглядела жутковато.

Девушка вздрогнула от такого оскала и прекратила свою тираду. Она уставилась на напарника борясь с желанием прибить его на месте, дабы не мучился, или воспользоваться его покладистостью и сделать так, она считает нужным.

— Послушай, я думаю, что нужно нам разделиться. К поместью твоего барона пойду я. А тебе придется отсидеться где-нибудь в безопасности. В деревню нам, кстати, тоже нельзя. Мы там как ладони видны будем. — Решилась она все-таки взять на себя ответственность за принятое решение.

На лице принца появилось то самое упрямое выражение, из-за которого они периодически ругались за время своего путешествия.

— Нет, одна ты не пойдешь. Все-таки я мужчина. — И он горделиво приосанился, сложив руки на груди для пущей важности.

— И будешь привлекать к себе лишнее внимание. Дай мне возможность сделать то, что я могу. Поверь мне. Ты говорил о доверии. Я это сделала. Я доверилась тебе, теперь твоя очередь. — Мягко улыбалась ему девушка.

— Я волнуюсь за тебя. — Он коснулся ее руки своей, стараясь передать всю степень и глубину переживаний, заглядывая ей в глаза. В последнее время Дариян стал чаще касаться девушку, придерживать ее за руку, оказывать пусть маленькие, но знаки внимания.

— Волнуйся. Но здесь, а не рядом со мной. Давай найдем место, где ты сможешь отсидеться. — Ольга поспешила прервать контакт, направила лошадь к стоящим в стороне от дороги стогам сена и поспешила к самому дальнему стогу.

Спешившись, она выбрала место, где ни лошадей, ни путников не будет видно, и принялась потрошить свою дорожную сумку.

— Что ты делаешь? — Присел рядом Ян и с интересом уставился на содержимое сумки, укладывающееся рядом в приличную гору. — И как это все туда вошло?

— Это талант упаковщика… — Пыхтела Ольга, пытаясь обратно утрамбовать вытащенные вещи. — Ян, тебе лучше залезть в стог и там поспать. Сейчас я покажу как сделать в нем лежбище.

Она встала сбоку от кучи сена и принялась выдергивать пучки на высоте около метра от земли. Вырыв ход, девушка принялась формировать в стогу полость, удобную для лежания. Чуть позже она выбралась из сделанного лежбища, выбрала травинки из волос, предложила принцу забраться внутрь и не мешать лошадкам есть траву, а ей собираться на разведку.

— Нет уж, хочу проводить тебя. Я сам потом спрячусь в этом чудесном укрытии. Спасибо, Ольга. — Продолжал упрямиться Ян.

Он смотрел как девушка намотала на голову плотный платок, застегнула простенький коричневый кафтан и, оставив свою лошадку подкрепляться душистым сеном, направилась пешочком в сторону баронского поместья.

Дариян с тоской проводил взглядом маленькую фигурку и полез в стог, настраиваясь на длительное ожидание. Беспокойство и мысли о девушке будут терзать его все время, которое займет непростая и опасная разведка.

Ольга шла по дороге мимо соглядатаев, опустив глаза и выдерживая вид деревенской простушки, когда ее догнала телега, запряженная одним ширококостным коником с коротко стриженой гривой и хвостом.

— Молодка, далеко ли собралася? — Спросил седой мужичок, придержав коня и выровняв его ход по скорости идущей девушки.

— Дак в поместье. Хочу проситься на службу. Хочь прачкой бы или поломойкой. — Ольга продолжала идти, так и не поднимая глаз.

— Да, поместье от справное тутока. Да и барон хозяин хорош. Я мимочки поеду. Надось подвезу?

— Благодарствую! — Поклонилась в пояс девушка и взобралась на телегу, сев рядом с возницей.

— Издалека? — Решил продолжить беседу мужик.

— Из Верхних Горок.

— Это где ж такие? Не слыхал… — Задумался мужик.

— Так далеко. Отсюдова не видать. — Махнула рукой девушка.

— Ну далеко так далеко. — Не стал спорить мужик и дальше разговор шел о погоде, урожае, ценах на хлеб, соль и о появившемся в столице новом развлечении — аэростате, на котором катали всех желающих за бешеную цену в целый серебряный.

Как только показалось поместье, Ольга решила пойти пешком, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания. Мужик остановился и пожелал ей счастливой дороги и легкого пути.

Поместье казалось странно вымершим. Ольга обходила его вдоль красивой кованой решетки, окружающей по периметру красивый дом с хозяйственными постройками, пруд и шикарный парк. И ни одного живого существа на улице и вокруг дома.

«Да не может быть такого» — Думала девушка. — «Хотя бы работники должны на улице быть»

Вот уже показались и ворота в поместье. Ольга подошла к ним, подергала дверь для слуг, неожиданно оказавшуюся закрытой.

«Очень странно это все». — Она решила попытаться найти место, где ограда была не столь высока и перелезть через нее.

Пригибаясь и таясь, девушка продолжила свой путь, обходя поместье дальше. Ни один артефакт, навешанный на девушку не отреагировал, показав, что никакой особой защиты на поместье не стояло, да и отслеживающих магическое воздействие тоже нет. И вот это-то как раз и показалось очень необычным. Либо что-то случилось с защитой, без которой ни одно поместье не существовало. Либо стоит такая защита, которую навороченные воровские артефакты не улавливают.

Обойдя почти все поместье, никакой низкой ограды Ольга не нашла, зато обнаружила неприметную калитку в самом глухом углу поместья. Оглядываясь и прячась, девушка вошла внутрь. Эта странная пустота начала ее нервировать, и она решилась воспользоваться давним подарком Кима. Тоненькое дешевое колечко перекочевало с правой руки на левую, и теперь увидеть Ольгу мог бы только сильный маг.

Стало чуть легче дышать. Оставалось только идти тихо и не шуметь, поглядывая вокруг. Слева от тропинки, по которой шла Ольга, показалось какое-то невысокое деревянное хозяйственное строение, к которому и направилась девушка. Стараясь как можно тише ступать, она кралась на цыпочках, подхватив подол юбки, к небольшому окошку.

Присела у окна и прислушалась, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук. Казалось, что поместье вымерло, настолько было тихо и безлюдно в нем. Девушка, продолжая таиться, приподнялась и заглянула в окно, из которого шел приглушенный занавеской свет.

— Ничего не видно… — Просипела она, надеясь хоть в мельчайшую щелочку, хоть что-нибудь да увидеть. От возни под окном правая нога подвернулась с резкой болью, и Ольга рухнула со сдавленным криком, хватаясь за наличник и отрывая его с грохотом.

Девушка сидела на промерзшей земле, зажав рукой рот, сдерживая рвущийся с губ крик и прислушиваясь к тишине. Громко колотилось сердце. Казалось его слышно изо всех уголков этого молчаливого поместья. Убедившись в том, что ее выходка осталась незамеченной, она попыталась встать, опираясь на оторванную доску. Нога отказывалась помогать своей хозяйке. Каждое движение причиняло боль и Ольге не оставалось ничего, как воспользоваться обезболивающим заклинанием первого уровня и потратить на это одну единицу своего более чем скудного резерва.

Она корила себя последними словами, ругая за несдержанность и бестолковость. Надо же было так необдуманно сунуться одной неподготовленной на неизвестную территорию, и так глупо попасть в сложную ситуацию.

Теперь необходимо каким-то образом отсюда выбираться. Ольга очень медленно встала на четвереньки и поползла от этой хибары, подглядывание в окно которой обошлось так дорого. Сказать, что ей было страшно, значит ничего не сказать. От ужаса тихо клацали зубы, в ушах стучало, а во рту стало сухо, как в пустыне. Смерзшаяся земля царапала ладони и колени. Она боялась смотреть по сторонам и больше ориентировалась на слух, превратившись в одно большое ухо и жадно ловя каждый звук.

— Сегодня ветер дует с севера. — Вкрадчивый голос прозвучал совсем недалеко от девушки, произнося фразу, известную каждому из гильдии воров.

— Значит скоро зима. — Ответила она положенными словами и облегченно выдохнула, перекидывая кольцо с одной руки на другую, снимая с себя невидимость. Сильные руки подхватили и кто-то, с подобным же артефактом невидимости, быстро потащил ее в сторону той самой калитки, через которую она вошла на территорию поместья.

Как только несущий ее мужчина пересек дорогу и скрылся в леске, Ольга выдохнула свободно. Ощущая себя пусть в относительной, но в безопасности. Ее бережно опустили на землю и отряхнули от пыли и мусора.

— Может снимете артефакт? — Спросила девушка, пытаясь разглядеть своего неизвестного спасителя.

— Ой, простите. Забыл. — И с этими словами перед ней появился высокий, тонкий и гибкий мужчина с хищным острым носом и черными как ночь узкими глазами. Мужчина был некрасив и от него просто расходились волны опасности. В его взгляде читалась откровенная насмешка и огромное чувство превосходства.

— Кто вы? — Все еще настороженно держалась Ольга.

— Госпожа Ольга, неужели вы думали, что Кимерий отпустит вас без присмотра? Моё имя Эрас. Я ваш провожатый. Правда мне были даны указания вмешиваться только в том случае, если вы сами справляться не будете, или если вы подадите члену гильдии знак о том, что нуждаетесь в помощи. — Широко улыбнулся он, обнажив мелкие острые зубы. Во всем облике этого вора было что-то животное, змеиное, что заставляло желать быть как можно дальше от этого опасного существа.

— Вот пройдоха… — В душе девушки боролись два чувства: благодарность дядюшке Киму за заботу, и злость за то, что он вот так тонко показал, что сами по себе они с Яном не стоят ничего. Она не сдержалась и рискнула задать лишний вопрос. — Почему он так поступил?

— Спросите у него при встрече. — Уклонился от ответа этот телохранитель. — Я честно ждал, что вы воспользуетесь помощью того возницы, который вас подвез сюда. Это был наш человек. И предложение помощи он вам озвучил, и вопрос нужный задал. Но нет. Намеков вы не понимаете.

— Я честно говоря даже не подумала, что это мог быть кто-то свой. — Ольге было стыдно, очень стыдно. За время путешествия с Яном она уже начала воспринимать себя очень опытной и сильной, более того, она начала несколько покровительственно обращаться с беглым принцем, а по сути оказалась такой же бестолковой неумехой. — Эрас, а вы знаете, что происходит в поместье?

Вор помрачнел и нервным движением потер лоб.

— Ничего хорошего. Во-первых, вас там ждали, а во-вторых… Там не определяется ни одного живого существа. Как можно было это сделать, только догадываюсь. Скорее всего заклятие вечного сна.

— Но это ведь запрещенные знания! — Ужаснулась девушка. — И на это способен только очень сильный маг.

— Более того, это должен быть сильный менталист. И да, вам, Ольга, очень повезло, что вы вошли со стороны этой нехоженой дорожки, да наткнулись на прачечную. Она стоит в стороне от главного дома и на нее просто не дотянулся купол сигнального заклинания. Если бы вы прошли чуть вперед, пришлось бы выносить вас оттуда с боем.

— И вы допустили бы это? — Поджала губы девушка, понимая, что этот змей над ней смеется.

— Нет конечно. Если бы вы не умудрились повредить ногу до того как прошли туда, куда не стоило идти, мне пришлось бы вас остановить. — Он вновь хищно улыбнулся. — Любым способом.

На дороге послышался скрип колес и цоканье копыт, избавившие девушку от продолжения неприятного разговора.

— Вот и наш возница. Поехали, госпожа Ольга. — Эрас подхватил ее на руки и быстрыми шагами взлетел на дорогу, где уже ждал тот самый знакомый мужик с телегой.

— Амулетик активируйте. — Исчезая в воздухе, криво ухмыльнулся вор. — Довезу вас до стога и до завтра простимся. Утром без меня не уходите. К герцогу пойдете со мной.

Обратная дорога до деревни заняла совсем немного времени, и под синим мерцающим светом двух ночных светил Ольга дошла до стога, где прятался Ян.

— Ян… Это я. — Прошептала девушка, начиная замерзать от пронизывающего ветра, пробирающегося до самых костей.

Сено зашевелилось и из него выполз взъерошенный мужчина, выпрямился, оглядел девушку и кинулся ее обнимать.

— Ольга! Слава Богам! Жива! — Он не выпускал ее из рук, обдавая горячим дыханием.

— Хельга, Ян, Хельга. Жива. Только ногу подвернула. — Она почувствовала облегчение. Казалось, что теперь, когда они вместе, все будет хорошо.

— Как же ты так?? — Ян попытался усадить девушку на стог и уже потянулся к сапогу, желая его снять и осмотреть поврежденную ногу, когда ее холодная ладошка остановила его руки.

— Ты врач? — Улыбалась она мягко, глядя на напарника. — Я боль сняла. Больше ничего сделать не могу. Резерва не хватит.

— Возьми у меня. Я хочу помочь, Оль! — Мужчина сжимал ее холодные пальчики, поднес к губам и стал отогревать своим дыханием.

Девушка смутилась и не только от того, что этот жест был каким-то личным, но и была еще одна причина для смущения.

— Я… Я не могу взять твою силу. — Шепнула она. — Я просто не умею.

Мужчина застонал от бессилия и ткнулся головой в ее живот.

— Вот невезение так невезение. Снимай сапоги и кафтан. Давай в стог. Я там пока тебя ждал норку благоустроил.

— Ты молодец, Ян. Еще бы хоть чего-нибудь поесть.

— Поешь. Я там все приготовил. И я хочу знать все, что с тобой приключилось.

Ольгу не пришлось долго уговаривать. Она скинула обувь и верхнюю одежду, осмотрела голень и поспешила нырнуть в нагретую дыханием и теплом мужского тела полость в сене, которую Ян выложил изнутри одеялом.

Прижавшись друг к другу в темноте, они жевали вяленое мясо с холодным хлебом и запивали водой из фляги, которую предусмотрительный Ян держал на животе.

Ольга рассказала обо всем, что с ней приключилось, потратила последнюю полную единицу резерва на регенерацию растянутой ноги и выдала то, что больно било по самолюбию отважных путешественников.

— В общем, нас все время вели. Так что мы всегда находились под присмотром. — Все-таки от поступка Кима было очень двоякое ощущение.

— У меня чувство, что мы для него словно дети, которых он решил поучить. — Ян был тоже недоволен, но старательно скрывал это от напарницы, находя плюсы даже в такой ситуации. — Зато мы всегда были в безопасности.

Ольга молчала, наслаждаясь теплом и погружаясь в сон.

— Ян, прости меня. — Уже сквозь сон проговорила она.

— За что?

— За то, что пыталась тебя поучать. Не мне это было делать. Сама опростоволосилась.

— Не за что тебе просить прощения. Мне правда полезно узнавать все, что ты можешь мне показать. Так что поучай меня когда хочешь и сколько хочешь.

И они оба поспешили уснуть, ведь до утра оставалось совсем немного времени.

Поутру их разбудил негромкий смех Эраса, приехавшего на резвом жеребчике.

— Сони, совесть у вас спокойная видимо. Раз спите без задних ног. — Он стоял, ковыряясь кончиком кинжала в зубах. — Выбирайтесь, бегом по кустикам, снежком растерлись и едем. Времени у нас нет.

Помятые и растрепанные Ян и Хельга вывалились на усыпанный сеном снег и принялись отряхивать с себя приставшую траву. Маготкань легко расставалась с ароматным сеном, быстро приходя в приличный вид.

Наспех приведя себя в порядок, три всадника отправились в путь. Им следовало, минуя столицу, отправиться в дальнее герцогство Азранию, где еще оставался шанс получить помощь.

Эрас ехал молча, искоса наблюдая за молодыми людьми, словно за двумя смешными наивными щеночками, плетущимися за ним с расстроенными выражениями на замаскированных мордашках. Если бы не личная просьба Кимериуса, начальника и друга со времен тяжелого и голодного приютского детства, то ни за какие посулы, ни за какие деньги опытный маг и вор в одном флаконе не взялся бы за сохранение безопасности и воспитание принца-недоучки и самоуверенной девицы.

Да, вор знал о том, как помогала простым людям эта королевская акушерка. Знал, что она отличалась от женщин, живущих во дворце, но ее уверенность в собственных силах, знаниях и не всегда почтительное обращение с мужчинами, выводили взрослого и опытного мужчину из себя. Кто бы только знал, каких сил и терпения ему стоило сдерживать порывы отчитать эту особу во время наблюдения за путешествием этой парочки! Чего стоило отсекать пьяных мужиков и внушать им, что не стоит преследовать наглую бабенку, решившую дать возможность принцу оттачивать мастерство общения с простым людом, да и то, что самому принцу отрывать голову не стоит. А чего только стоила попытка ее пешего похода в поместье барона… Ведь уже подослал возницу, намекали на помощь всеми возможными и невозможными способами. Нет, упрямица влезла сама в пасть хищнику и чуть там не осталась.

Вор притормозил и поравнялся с Яном и Хельгой.

— Притомились уже? Отдых требуется? Оголодали? — Он следил за тем, как на лицах молодых людей бурным цветом проявлялись злость и возмущение его поведением, но остановиться и перестать подтрунивать над ними не мог. Уж слишком явно молодежь проявляла свои эмоции, что совершенно недопустимо хоть в мире аристократов, хоть в мире воров. И от этой черты их было необходимо отучить в самое ближайшее время.

— С чего вы это взяли? — постарался холодно и высокомерно ответить Ян, однако в голосе его слышалась дрожь неприятия.

— Да у вас всё на мордочках написано. — хохотнул Эрас.

— У нас не мордочки. У нас лица. — процедила сквозь зубы Ольга.

«А детки объединились против общего врага!» — отметил про себя донельзя довольный Эрас, однако вслух сказал совершенно другое.

— Вот когда у вас будут невозмутимые лица, по которым невозможно будет считывать ваши мысли и эмоции, тогда и поговорим. А сейчас у вас обиженные пыхтящие мордашки, детки. И не спорьте с дяденькой, который вам в дедушки годится.

— Для дедушки вы слишком молодо выглядите. Или вы умудрились стать папашей в детстве? — нарывался на конфликт Ян, проверяя рамки дозволенного в общении с этим несносным проводником.

Громкий хохот раздался над безлюдной дорогой.

— Малыш, ты попытался откусить кусок не по зубкам! Я маг, а маги сам знаешь, живут гораздо дольше людей и выглядят на столько, на сколько сами пожелают и на сколько хватит их резерва. А на щенячьи укусы я не реагирую. Советую запомнить и не тратить свои силы на словесные пикировки. Скоро будет город. Остановимся на постоялом дворе. Хочется выспаться, да и помыться вам давно пора. Запашок от вас совсем не аристократический. — демонстративно сморщил нос мужчина.

— Вот урод… — прошептала себе под нос Ольга еле слышно, однако Ян умудрился услышать ее слова и согласно кивнул.

До самого города они ехали молча, сверля ненавидящими взглядами спину едущего чуть впереди Эраса, который просто наслаждался тем, как легко ему удалось вывести из себя эту парочку.

Постоялый двор встретил теплом, влажностью и запахом мясного жаркого вперемешку с перегаром.

— Коней обиходь и отведи на конюшню. — бросил провожатый подбежавшему мальчишке-конюху в потрепанном кафтанчике. — Идите за мной и не по сторонам не глазейте.

Ольга и Дариян шли за Эрасом, стараясь сдерживать любопытство так и рвущееся наружу. Ведь если что-то запрещают, то очень хочется нарушить запрет.

— Нам нужны три комнаты с ванными на ночь и горячий ужин. — Обратился к дородной женщине в черном вдовьем платье Эрас. — Плачу сейчас, и завтрак с собой. Уедем утром затемно.

— Трех комнат нет. Есть две. — Маленькие заплывшие жиром глазки равнодушно уставились на приезжих.

— Пусть будет две. Разберемся. — Мужчин устал и спорить не было совершенно никакого желания.

— Ужин в номера или тут изволите? — Уточнил хозяйка выкладывая на стол два ключа с тяжелыми металлическими шарами величиной с яйцо курицы на цепочке.

— Тут. Только поскорее. — Вор пальцем указал Яну и Ольге на стоявший в самом углу столик, который очень удачно прикрывал от основного зала деревянный столб.

Горячая простая и сытная еда почти примирила молодых людей с наличием в их жизни такой занозы как Эрас. Уплетая сладкий яблочный пирог со взбитыми сливками и запивая его горячим винным напитком с пряностями, Ольга ощущала себя почти счастливой. Оставалось только для полного счастья принять ванну и упасть на чистые простыни под теплое одеяло.

— Может теперь спать? — сыто улыбаясь, отодвинула от себя девушка пустую тарелку с крошками.

— Спать. — согласился Эрас. — Вы с Яном в одной комнате. Я в другой.

Весь сон с Ольги как будто рукой сняло.

— С ума сошел?? — прошипела она. — Вы два мужчины. Вот и спите в одной комнате. Я все-таки девушка. И, наверное, могу рассчитывать на то, что вы поступите как приличный мужчина.

— Ольга, вы не учли одного. — вор наклонился вперед, широко улыбнулся, растянув узкие губы от уха до уха. — Я не приличный мужчина!

После этого он встал, взяв один из ключей, подхватил свою котомку и отправился к лестнице, ведущей на этаж с гостевыми комнатами.

Возмущенный таким поведением Ян попытался окликнуть уходящего мужчину.

— Стойте, Эрас! Давайте договоримся!

Не оборачиваясь, вор поднял правую руку вверх и, прощаясь, помахал ладонью.

— Чёрт! Чёрт!!! Как же он меня бесит! — Ольга закрыла руками лицо и глубоко вдохнула.

— Оль, успокойся. Если хочешь, спи в комнате одна. — Молодой мужчина робко коснулся ее руки, стараясь обратить на себя внимание.

— А сам куда пойдешь? — Девушка опустила руки и впилась взглядом в Яна. — Нет уж. Спать будем в одной комнате. Что мы с тобой, не спали раньше рядом?

— Как скажешь. — он улыбался, радуясь тому, что она не стала отказываться от его общества.

Гостевая комната оказалась достаточной для того, чтобы в ней поместилась большая кровать с мягким тюфяком и пуховым одеялом. И всё. Больше в комнате не было никакой мебели, так что одежду пришлось бы вешать на спинку кровати или просто кидать на пол.

Ольга бросила котомку на пол у кровати, растерянно оглядела комнату.

— Поместимся думаю. Ян, ты не против, если я первая в ванную?

— Беги. С ног уже валишься. — он провожал ее теплым взглядом, отмечая мимолетно и шаткую усталую походку, и полузакрытые глаза, и то, как тонкие пальчики на ходу расстегивали одежду.

Она ввалилась в небольшую комнатку, облицованную симпатичной голубой плиткой. Большая привычная эмалированная чугунная ванна парила, распространяя приятный тонкий цветочный аромат. Два толстых теплых халата висели на стене в ванной комнате, ожидая постояльцев. Всё обещало отдых и удовольствие от водных процедур. Мурлыкая под нос земную песенку, Ольга разделась и со стоном опустилась в ароматное тепло.

Девушка наслаждалась, расслабляя уставшие за время дороги мышцы, растянувшись в полный рост в горячей воде. Чистые волосы разметались по плечам. Сквозь опущенные ресницы Ольга уловила еле заметное мерцание прямо над ней, широко распахнула глаза и ушла под воду, чуть не захлебнувшись от неожиданности. Над ванной зависла уже знакомая полупрозрачная посланница, с любопытством разглядывающая мокрую девушку. Прикрывая руками грудь, Ольга села в ванной и сжалась, стесняясь пусть и призрачного, но постороннего взгляда.

— Ты чего тут висишь? — шепотом спросила она.

— Меня опять послали на-ни-ма-те-ли. — радуясь непонятно чему так же шепотом прошелестело привидение, низко склонилось над еще больше сжавшейся девушкой и задумчиво продолжило. — А ты смешная. Мокрая и плотная. А если я через тебя попробую пройти?

И призрак приложила указательный пальчик к подбородку, изображая крайнюю степень заинтересованности в результате.

— Не надо через меня проходить! Проходи через кого-нибудь другого! Что тебе вообще от меня нужно? — возмущенно начала повышать голос Ольга. Несмотря на то, что призрак была уже знакомой, общение с ней не доставляло никакого удовольствия.

— Не ори. Нам лишние уши не нужны. И вообще. О нашей беседе никто не должен знать. — привидение принюхалось к волосам Ольги и блаженно закрыло глаза. — Ты же пахнешь да? Чем-то вкусным? Я когда была живая тоже пахла. И платье носила. И ела сладости. А теперь… Теперь бегаю по поручениям и общаюсь с вредной особой.

— Пахну-пахну. Не жалуйся. Давай быстрее говори, что тебе нужно. У меня от тебя вода уже остыла. И я начинаю мерзнуть. — постаралась успокоиться Ольга, ощущая, как тело покрывается мурашками от ставшей ледяной воды.

— Ой, и вправду. Как же это я забыла, что призраки вытягивают тепло. Да ты вылазь давай. Стесняешься меня что ли? Так я руками могу глаза закрыть. — предложила призрачная девчонка, радостно хлопая длиннющими ресничками.

— Угу. Только руки у тебя прозрачные. Хоть закрывай глаза, хоть не закрывай, но результат один. Поэтому не тяни. Говори скорее. — губы у девушки начли синеть от холода, а зубы художественно выстукивать какой-то марш.

— А ты смешная. — заключил призрак и, приняв важный и горделивый вид, продолжил. — Меня просили передать, что тебе необходимо тренировать свою магию. Регулярно растягивать резерв. Передаю слова: Пусть великим магом и не станет, но хотя бы не помрет в восемьдесят лет. Не для того мы ее сюда привели, чтобы так бездарно растратить преимущество. И ещё: Никто вмешиваться в её судьбу больше не будет. Только немного направлять. Теперь всё!

Призрачная девица радостно выдохнула и, гордая от чувства выполненной миссии помахав прозрачной ручкой, растворилась в воздухе.

Как только Ольга оказалась в одиночестве, тут же выскочила из покрывшейся тонкой корочкой льда ванны и бросилась растирать себя жестким полотенцем, лежащем на полочке.

— Рррезерррв ррррасссстттяяягивай… — ее зубы с стучали, все тело тряслось крупной дрожью так, что не спасало ни растирание, ни теплый халат, который она поспешила натянуть на себя. — От хххолодда все скукоживается… Рррезерррв, думаю, тоже.

Обняв себя руками, она медленно прошла в комнату, где у окна маялся Дариян, и прямиком направилась в постель.

Принц с улыбкой развернулся в сторону идущей девушки.

— Ты долго… — увидев синие губы, трясущиеся руки и стучащие зубы, он кинулся к Ольге и, обхватив ее лицо обеими руками, вгляделся в ее лицо. — Что с тобой случилось? Ты почему такая холодная?

Мужчина посадил ее на постель, закутал в пуховое одеяло, растирал ее холодные ладошки, поставил ледяные ступни на свои колени, заглядывал в глаза, стараясь понять, что же могло такого случиться с девушкой в ванной комнате.

— Зззакалялась… — стуча зубами пробормотала она.

— В смысле закалялась? — не понял он.

— Ну, зззздоррровье ззззакаляла. Чтобы не болеть.

— Ничего себе. Дозакалялась. Ложись давай. — мужчина выскочил из комнаты и через несколько минут принес кувшин горячего винного напитка с пряностями и глиняную кружку.

— Пей давай. — налил полную кружку и сунул ее в руки девушке.

Через некоторое время и почти полный кувшин напитка лицо девушки порозовело и она перестала трястись и дрожать.

— Согрелась. Теперь спать. — отнял он у захмелевшей Ольги пустую кружку.

Блаженно улыбаясь, она откинулась на подушку и прикрыла глаза.

Мужская рука поправила одеяло и убрала локон со щеки девушки.

— Спи… — Ян приглушил свет в газовом рожке, освещавшем комнату, и отправился в ванную комнату.

Утром молодых людей разбудил громкий стук в дверь.

— Сони! Подъем! Нас ждёт дорога! — Эрас не стал вламываться в комнату, оставшись в коридоре. — Поспешите, я жду на улице.

Ольга и Дариян спали тесно прижавшись спиной к спине и, проснувшись от стука, даже не смутились, быстро по очереди посетив ванную комнату и одевшись там в дорожную одежду.

Сборы заняли совсем немного времени и напарники стояли на улице слегка поеживаясь от утренней свежести еще до того, как конюх привел лошадей.

— Сегодня мы должны объехать столицу и нам просто необходимо ускориться. — вор был непривычно серьёзен.

— Что-то случилось? — тихо спросила Ольга.

— Пока не скажу. Не стоит вам этого знать. — и он широко улыбнулся, увидев как мальчишка-конюх тащил за собой двух спокойных лошадей. — Ой как мы торопимся на ярмарку в Южные земли! Обещают туда привезти товары с демонских земель!

Нарочито радостный и громкий голос провожатого заставил Ольгу подхватить представление и так же радостно пропищать:

— Дядюшка, я так хочу колечки и сережки демонские! Ты же обещал мне купить. — капризно надула она губы.

— Обещал, значит, куплю. — важно произнес Эрас, принимая поводья своего коня.

Три путника выехали на рассвете с постоялого двора и направились по тракту в сторону Южных земель, подальше от столицы. Как только дорога вступила в лес, проводник потянул на себя поводья, притормозим своего коня.

— Сейчас отвернем в лес. Придется пройти сколько-то пешком, а там вновь поедем. Придется попутать следы. — он был собран и спокоен и ни Ян, ни Ольга не рискнули задавать лишние вопросы, беспрекословно слушаясь более опытного человека. — Ольга, нога не беспокоит?

— Все в порядке. — девушка спешилась и, взяв лошадку под уздцы, направилась в лес следом за Эрасом.

— Резерв восстановился? — продолжал допрос он.

— Полностью. Было бы чему… — с досадой в голосе ответила девушка.

Они шли долго без остановок, пробираясь между стволов деревьев, обходя буреломы. Шли по краю леса, не забираясь глубоко в чащу, оберегая лошадей. Уже начало смеркаться, когда вор решил устроить привал.

Ян и Ольга неосознанно сели рядом, что сразу же отметил Эрас, криво улыбнувшись уголком губ. Он достал из сумки жареную курицу, ковригу хлеба и баклагу с водой. Ели молча, тщательно пережевывая жесткое мясо и сухой хлеб.

— Сейчас лошадей выведем из леса и оставим на заимке. Оттуда их заберут. Ночуем там же. А утром сюрприз вас ждать будет. Какой не скажу. Сами увидите. — вор пил холодную воду, поглядывая на молодых людей.

— Как скажешь. — от утомления Ольга не хотела ни спрашивать, ни спорить. Хотелось просто свернуться клубочком и уснуть.

Ян вообще не сказал ни слова, перехватив у девушки и ее лошадь. Идти по промерзшей лесной почве было тяжело, ноги периодически скользили и девушка упала бы не раз, если бы не помощь Эраса, который ухватил ее под руку и тащил за собой последние метры до небольшого домика, стоящего на окраине леса.

Ян без напоминаний расседлал лошадей и задал им корма, найденного в закромах заимки, а Эрас вскипятил воды для отвара и накрыл на стол.

Ольга все время порывалась им помочь, но мужчины рыкнули пару раз на неугомонную особу, послав ее отдыхать.

Глава 8. Друг или враг?

На рассвете всех разбудило негромкое лошадиное ржание и чьи-то приглушенные голоса. Эрас, хищно прищурившись, скользнул к двери и, словно змей, приготовился напасть. В дверь кто-то постучал и хриплый голос произнес знакомую фразу:

— Сегодня ветер дует с севера.

Ольга с облегчением вздохнула, однако Эрас даже не подумал расслабиться, оставаясь все таким же напряженным, как сжатая пружина.

— Значит скоро зима, — ответил вор и осторожно толкнул дверь наружу.

В проеме показалась кряжистая фигура в черной одежде, с замотанным такой же тканью лицом. Большие очки с широкой кожаной оправой, поднятые на лоб, сверкнули в неверном свете встающего солнца.

— Утра доброго. Здоровья крепкого, — приветствовал пришелец сидящих на лавке плечом к плечу Яна и Ольгу. — А где старший?

— Здесь, — отозвался оказавшийся за спиной гостя Эрас. — Ты кто?

— Феликс. И я послан за вами, — он откинул ткань закрывающую лицо, показав совершенно молодое курносое добродушное лицо и вытащил из-под ворота плоский дырявый кругляш на шнурке, который тут же показал Эрасу.

После этого жеста необычного гостя Эрас довольно кивнул, в комнатке сразу стало легче дышать и все хоть немного, но расслабились.

— Собирайтесь. Нам пора. Лошадей уже увели. Я жду только вас. Позавтракаете чуть позже, — Феликс обезоруживающе улыбнулся и вышел, оставив путешественников одних.

— Вот и обещанный сюрприз, — буркнул Эрас. — Поторопитесь. К вечеру будем уже в Азрании.

— Это невозможно! — удивленные глаза принца округлились и весь его вид излучал огромное недоверие. — До Азрании ехать и ехать!

— Вот вечером мне об этом и скажешь, — вор натянул свои сапоги и уже схватился за курточку. — Я на двор в уборную. Не сидите тут долго.

Ольга не вмешивалась в спорную ситуацию, все-таки ее знания географии Виррании были далеки от идеальных, поэтому она предпочитала просто промолчать, делая какие-то свои выводы.

— Вот же гад он. Гад! — Продолжал кипятиться Ян, резко передвигаясь по комнате в процессе одевания. — Все время рядом с ним чувствую себя мальчишкой.

— Ян, постарайся не поддаваться на провокации. Он же просто выводит нас из себя. Поэтому, чем меньше реагируем на его выходки, тем нам лучше, — погладила по плечу напарника девушка, желая поддержать и ободрить.

Ян остановился в своих метаниях по комнатке, обернулся к Ольге и благодарно улыбнулся.

— Знаешь, если бы не ты, то я давно бы сдался, сдулся и как ты говоришь склеил ласты. Спасибо тебе! — он поймал ее ладошку и, не отводя взгляда от ее глаз, поцеловал запястье.

Девушка смутилась, выдернула руку из мягкого захвата мужских рук, оделась и поспешила выскочить на улицу, как ошпаренная. Забежав в стоящую на заднем дворе уборную, она направилась к покрытому песком двору прямо перед домом.

Это был действительно сюрприз. Сюрприз, которого здесь девушка просто не ожидала. У края леса завис большущий зеленовато-голубой воздушный шар с плетеной корзиной, в которую вела веревочная лестница. Феликс и Эрас стояли внизу, общались и ждали когда молодые люди соизволят сделать свои дела и присоединятся к воздушному путешествию.

Затаив дыхание и восхищенно поглядывая вверх, Ольга как завороженная шла к висящему над землей гиганту. В ее памяти всплыла только одна ассоциация по яркости чувств и ощущению радости из ее старой жизни — это Новый год в детстве и ожидание подарка!

— Боги! Какая красота! — шептала она, стоя у лестницы, задрав голову и разглядывая покачивающийся шар.

— Нравится? — Феликс явно гордился своим средством передвижения. — Мы понесемся с большой скоростью по воздуху и нам ничего не помешает.

— Но почему я никогда раньше не видела воздушных шаров? — девушка вцепилась пальцами в рукав воздухоплавателя.

— Ольга, поверьте, в нашей стране шаров немало. И они наверняка летали над вами, — засмеялся он, накрывая ее ладонь своей сверху. — Все шары оборудованы артефактами невидимости. Мы не можем позволить, чтобы простой люд пугался достижений техномагического прогресса! Это один из основных законов страны — не посвящать бедняков в дела магов.

— Это просто чудеса какие-то! — девушка оглянулась и увидела подошедшего Яна, который сузив свои зеленые глаза и сжав челюсти, недовольно смотрел на нее и ее собеседника.

Заметив такое странное состояние напарника, она подошла к нему и заглянула в глаза.

— Ян, что-то не так?

— Все нормально, Ольга. Скорее бы только добраться до места, — мужчина легонько развернул ее в сторону трапа и подтолкнул, поторапливая подняться в корзину, скрывая собственное недовольство тем, что кто-то посторонний завладел вниманием девушки и вызвал у нее открытую и чистую улыбку.

Эрас, с интересом наблюдая за молодыми людьми, хмыкнул, взлетел почти не касаясь веревок по ступенькам в корзину, обернулся и протянул руку девушке.

— Быстрее, — он поманил девушку к себе.

Ольга вцепилась в его ладонь, мимолетно отметив ее твердость и силу, и позволила просто втянуть себя внутрь. Ян не торопясь поднялся следом, Феликс последним вошел внутрь корзины и втянул трап, закрыв плетеную дверцу.

Корзина оказалась внутри продуманно оборудованной для удобного перемещения пассажиров. Мягкие диванчики крепились к трем стенкам из четырех. Вместо четвертой был какой-то прозрачный материал, позволяющий видеть путь, которым следует шар. Перед прозрачной стеной стояло удобное кресло воздухоплавателя, куда поспешил взгромоздиться Феликс, напяливший на нос свои огромные очки и положивший руки на штурвал для управления всей этой махиной.

— А зачем ему очки, если тут стена прозрачная? — негромко поинтересовалась у Эраса Ольга.

— Очки не простые. Они магические. Там и маршрут, и скорость и направление ветра, и связь с нужными людьми. Все в одном. Новое чудо техномагической мысли, — казалось вор одобряет такую любознательность бывшей королевской акушерки.

Ольга сидела на среднем диванчике, откинувшись на удобную спинку и позволив мужчинам сесть на сиденья по бокам от нее.

Феликс обернулся с жизнерадостной улыбкой и громко крикнул:

— Отправляемся! Эрас, будьте любезны, поднимите с пола столешницу, под сиденьем Ольги корзина с едой. Предлагаю позавтракать. Вещи ваши я уложил под другие два сиденья. Хорошего полета! — он повернул какие-то рычажки на штурвале, и шар плавно поднялся вверх.

- Вот теперь и нас не видно, — Эрас показал на тонкую мерцающую пленку, окружившую шар вместе с корзиной.

— С ума сойти! Сколько всего интересного оказывается есть, чего я не знаю! — восхищалась Ольга, пока вор поднимал столешницу и закреплял ее вертикально всего одним рычажком. На стол легли горячие ароматные булки, вареные яйца, бекон, колбаски, пара банок джема и три большие запечатанные заклинаниями кружки с горячим напитком, очень похожим на какао.

Ольга не переставала смотреть вперед в подобие окна, однако это не мешало ей воздать должное вкусному завтраку.

После завтрака Ян задремал, а Эрас вытащил из кармана небольшую книжечку, в которую и уткнул свой острый нос. Ольге было откровенно скучно. Смотреть просто на проплывающие мимо облака она устала, решила воспользоваться случаем и попытать вора по интересующему ее вопросу.

— Эрас, вы же маг, — она не спрашивала, она утверждала и привлекала к себе внимание мужчины.

— Маг. И? — он смотрел на нее выжидательно поверх книги.

— Скажите, есть средство для того чтобы растянуть резерв?

Мужчина медленно закрыл книгу, убрал ее в карман, сцепил пальцы перед собой, наклонился вперед и впился в нее взглядом.

— Ольга, откуда такие вопросы? — его голос звучал вкрадчиво, нежно и ласково, как у мурлыкающего котика.

— Ну… Слышала, что можно резерв увеличить. А у меня же он просто незаметный, — девушка пыталась скрыть свое волнение, которое возникло в ожидании ответа.

— И где же вы, загадочная особа, слышали эту более чем закрытую информацию? — он выглядел как хищник, идущий по следу добычи, загоняющий ее в угол.

Дариян проснулся и внимательно следил за ситуацией, опасаясь, что девушка сейчас может попасть в неприятную для нее ситуацию и готовый в любой момент прийти на помощь. Заметив неуверенность в ее глазах он положил руку на столик, привлекая к себе внимание и глядя прямо в глаза Эраса произнес:

— Девушка не хочет об этом говорить, — неожиданная сталь прорезалась в его голосе.

— Девушке придется об этом сказать, — откинулся на спинку дивана вор. — Иначе я ничем не смогу ей помочь.

Ольга закусила губу, борясь сама с собой. Ей действительно была нужна информация, но открывать секреты Эрасу уж очень не хотелось. Да и реакция напарника на слова сопровождающего убедила ее в том, что особо доверять не стоит.

— Это не мой секрет. Я не имею права рассказать вам, откуда у меня информация. Но для меня очень важно знать, возможно ли увеличить резерв, — в ее глазах стояли слезы.

— Возможно. Однако, наши маги владеют старой методикой, которая ненамного увеличит резерв, но измучает того, кто рискнет воспользоваться этим. Более того, это очень болезненная процедура, — Эрас подмечал каждый жест девушки, каждое изменение выражения лица собеседницы. Подмечал и ждал, когда же она все-таки сломается и либо поверит ему, либо вновь спрячется в свою раковинку, став той же защищающейся ото всего девушкой.

— Для меня это очень важно. И если есть хоть малейший шанс увеличить резерв, то я хотела бы им воспользоваться, — в ее глазах светилась надежда, прорывающаяся через опаску, недоверие и даже страх.

— Вы сказали про наших магов, а есть и другие методы? — поймал вора на оговорке Ян.

Лицо Эраса скривилось, но все-таки он нашел силы в себе признать, что есть и другой способ.

— Да. У демонов. По слухам, — он пожевал нижнюю губу, сдирая с нее сухую корочку.

Ян и Ольга переглянулись, понимая, что рассматривать можно только вариант, связанный с магами-людьми. Уж слишком берегли демоны свою независимость и свою жизнь от чужих глаз. Ни одного мага, и тем более ни одного человека не бывало на их континенте. Однако Ян не желал сдаваться и уж тем более ему хотелось сделать все возможное для девушки.

— Если можете, расскажите все, что только знаете и про демонов и про их магические эксперименты с резервом, — молодой мужчина был готов уговаривать, угрожать, обещать все, что угодно. Лишь бы получить нужную информацию. И Эрас четко понимал это, склоняясь удовлетворить любопытство настырной парочки.

— Все, что я знаю про демонов, это справки наших разведчиков, которых гильдия подсылала на острова. Да и сам я там был однажды и демонов видал. Они владеют многими видами магии, неизвестными на нашем континенте. Более того, они пришли из другого мира и принесли свои знания оттуда. Говорят, что они любимцы Богов и ходят к ним так же, как мы ходим в гости к соседу на рюмку самогона. Однако помните, что это все только слухи и достоверности в них может быть как ноль, так и все сто процентов, — мужчина вытащил из кармана трубку с длинным мундштуком и закурил, выдыхая сизый дым. — А про увеличение резерва дошли только обрывочные сведения, что у отдельных магов все с резервом было плохо, но после контакта с демонами, после продажи души, они возвращались с увеличенным резервом и часто без разума. Все случаи неконтролируемых выбросов магии и уничтожения безумных магов за историю Виррании связаны именно с теми, кто вот так неудачно прокачал резерв при участии демонов.

Ольга и Ян переглянулись и принц сжал руку девушку, пытаясь поддержать. Она разочарованно выдохнула и сжала губы, стараясь не расплакаться от разочарования.

— Мне жаль. Но если вы решитесь воспользоваться мучительным и малоэффективным способом, дайте знать. Я поспособствую, — без тени улыбки предложил Эрас.

— Я обращусь. После того, как поможем Яну, — девушка вскинула глаза на напарника, столкнулась с его внимательным взглядом и ободряюще улыбнулась.

Посчитав разговор законченным, Эрас уткнулся обратно в свою книгу, и в корзине повисла тишина. Ольга дремала, закутавшись в вытащенный из-под сидения плед, Ян думало чем-то своем, периодически поглядывая на спутников.

Всего один раз за время пути пришлось остановиться на берегу полноводной широкой реки, несущей свои мутные воды к самому океану, для того чтобы размять мышцы, сходить по нужде в кусты, пообедать.

Все остальное время остановки путешественники практически не общались друг с другом, предпочитая хоть немного уединиться и побыть вдалеке от пристального внимания Эраса, который старался ни на миг не выпускать из вида молодых людей.

— Оль. Тссс… — из-за густых кустов высунулась голова Яна с выпученными глазами, которыми он очень выразительно показывал необходимость продолжать конспирацию и скрываться от бдительного ока вора. — Поговорить надо. Ты сюда не смотри, а подойди поближе.

Послушно Ольга подошла к кусту и встала к нему спиной, делая вид, что поглощена разглядыванием плывущего по реке топляка.

— Слушаю, — девушка очень внимательно вглядывалась в каждую волну, будто выискивала что-то.

— Нам нужно объединиться. Иначе этот Эрас нас продавит. Он точно играет у нас на нервах.

— А я тебе об этом говорила, — она склонилась к земле и подняла какой-то листочек к самым глазам.

— Что предлагаешь? — голос Яна шелестел из кустов.

— Предлагаю поддерживать на словах да и не только друг друга. Все решения только после обсуждения наедине. Если хочешь на людях узнать мое мнение, коснись рукой левого уха и смотри в глаза. Если я согласна с тобой, то прикрою глаза на пару секунд. Если против, тогда почешу переносицу одним указательным пальцем. Запомнил? — она бросила листок и подняла камень, который подкинула пару раз на ладошке.

— Ухо, глаза, переносица, указательный палец, — буркнул беглый принц и унырнул подальше от кустов, заметив как Эрас направился к стоящей в отдалении от стоянки шара девушке.

— Скучаете? — вор был удивительно галантен для представителя такой не очень популярной в приличном обществе профессии.

— Нет. Думаю, — Ольга размахнулась и забросила камень в воду.

— И о чем задумалась прекрасная госпожа? — его тонкие губы скривились в ехидной усмешке.

— Кто вы, Эрас? Господин, лорд? Как к вам обращаться? Вы мало похожи на простого члена воровской гильдии. Если точнее сказать, совсем не похожи на простого. А руководство воровской гильдии я знаю очень хорошо. Ваши знаки отличаются от тех, которые показывают знакомые мне члены гильдии, — девушка пристально уставилась на собеседника. — Когда вы делаете знак, то всегда перед ним словно бы запинаетесь. Так кто вы такой, Эрас?

Мужчина молчал и крутил между пальцев металлический диск. Ольга тоже молчала. Они стояли близко друг к другу. Почти плечо к плечу.

— А вы совершенно не глупы, госпожа Ольга, — хриплый голос вора был еле слышен. — Поверьте, я не представляю для вас опасности. Ким бы не допустил такого никогда. И раз уж вы мне не раскрыли все карты о своей жизни и имеете тайны, то и я не обязан открывать вам о себе всё. Согласны?

Он слегка повернулся к ней боком и искоса посмотрел на нее.

— Согласна, — девушка протянула руку, которую мужчина бережно пожал.

— Полетели дальше? — он улыбался, но в его глазах никакой улыбки не было. Слишком серьезен и холоден был его взгляд.

********************

Воздушный шар медленно летел в темноте над квадратами распаханных полей, небольшими деревеньками, светящимися окнами поместий и усадеб, приближаясь к сверкающей огнями столице герцогства Азрании городу Бесару, который стоял на высоком берегу широкой равнинной реки.

За все время перелета от последней остановки и до столицы никто не произнес ни слова. Иногда Ян бросал тревожные взгляды на напарницу, но она всем видом излучала спокойствие и только перед столицей девушка решила нарушить гнетущую тишину и спросила у Эраса:

— Неужели мы остановимся в столице?

Он отрицательно качнул головой:

— Конечно же нет. Мы не можем так рисковать вами. Поэтому жить будете за рекой. Снимете завтра небольшой домик. А сегодня переночуете в гостином дворе.

Она понятливо кивнула головой и хмуро взглянула на Яна.

Что-то во всей этой ситуации казалось неправильным. Вроде бы они все вместе делали одно дело. Но отсутствие единого плана, ясности и обсуждения действий приводило ее в бешенство. Ольга глубоко вздохнула, прикрыв глаза и приняла одно важное для себя решение — пора все менять. И менять начнет она с завтрашнего дня. Улыбнувшись своим мыслям, она подмигнула ошарашенному и ничего не понимающему Яну, послала ядовитую улыбку Эрасу и, успокоившись, села удобнее на мягком диванчике.

Воздушный шар шел на посадку неподалеку от освещенного фонарями гостевого дома, где им предстояло провести ночь.

— Ну, держись, Азрания! Мы прибыли! — в голосе девушки было море предвкушения, что заставило дернуться левый глаз внешне невозмутимого вора.

— А может не надо? — осторожно попытался успокоить девушку он.

— Надо! — продолжала улыбаться она.

— Надо, — согласился с ней Ян.

Искать небольшой домик для аренды в пригороде за рекой оказалось той еще головной болью. Ни один из предложенных вариантов не устраивал троицу. То размер дома великоват, то цена аренды слишком высока, что несомненно привлекло бы внимание к пытающимся спрятаться беглецам, то соседи чересчур любопытные. Поэтому, когда на глаза попался крохотный домишка на две спальни, гостиную и кухню, стоящий посреди заброшенного заросшего сада, вдалеке от других домов в самом конце улицы, то радости всех троих не было предела.

- Тут я вас и оставлю, — радостно потирал руки Эрас. — Мне необходимо встретиться с вашим дядюшкой, Ян.

Беглый принц кивнул, показывая, что услышал сопровождающего.

— Отлично, — Ольга осмотрела небольшой сарайчик позади домика. — Полезная площадь лишней не бывает. И да, вечером поговорим. О планах, надеждах и вообще.

Внутри Эраса что-то дрогнуло, ему всё меньше и меньше нравилось то, что происходило внутри этой парочки. И тем больше хотелось связаться с Кимом и обсудить всё, что произошло и то, что еще произойдет. Но сделать это будет лучше после встречи с Антареем Азранийским. Мужчина проводил взглядом молодых людей, отправившихся приводить домик в приличный вид, и вышел за покосившуюся калитку. Давненько никто так не ломал его планов, как эта девчонка. Все, что запланировали два старых интригана Ким и Эрас могло рухнуть из-за своевольности Ольги и безоговорочной готовности принца ее поддержать. Видимо все-таки придется добавить раздражающий фактор в их идиллию, подумал мужчина и цыкнул через зубы.

Девушка вломилась в спальню Яна без стука, застав того за разглядыванием двора, видневшегося из окна.

— Ян, ты можешь полог неслышимости повесить? — встала она посреди небольшой комнатки, сложив руки на груди.

— Легко. Я же все-таки воздушник, — мужчина улыбнулся, вырисовал пару знаков в воздухе и вопросительно уставился на девушку.

Она прошла к окну, подвинула Яна в сторону застеленной цветным покрывалом узкой кровати и сама присела на подоконник.

— Ян, что скажешь про дядю своего? — она ждала любых слов от напарника, любых мыслей, хоть что-то, ей была необходима хоть какая-то информация.

— Я его видел только когда мама была жива. Он ее младший брат. Знаю, что он маг. Но ни специализация, ни объем резерва мне не известен, — он неопределенно пожал плечами.

— Тогда почему вы решили, что он может нам помочь? — не отставала девушка, удивленно вздернув бровь.

— Ну, он терпеть не может Элен и Эндрю. И особенно не выносит Тайную службу королевы, — Ян встал и подошел к сидящей девушке, глядя на нее сверху вниз. — Ольга, Тайную службу ненавидят, боятся, презирают. И никто не решится вступать с ними в открытую борьбу. Слишком много им дано власти.

Девушка согласно кивнула, закусила губу и отвернулась к окну, размышляя о том, что обширная агентурная сеть шпионов может помешать им в возвращении короны законному наследнику.

Ян стоял рядом и молчал.

— Мы должны быть осторожны. Очень осторожны, — она вздохнула и встала с подоконника. — Пошли, напарник. Дел у нас много. Будем приводить в порядок это жилище. А то тут в этом безобразии жить можно, но сложно.

К вечеру домик сиял чистотой. Ян старательно, хоть и неумело помогал Ольге мыть пол и вытирать пыль, чем вызывал бурю смеха в их небольшой компании. До самой темноты они крутились, как белки в колесе. И уже при свете газового рожка вместе суетились на небольшой кухоньке, сооружая странные блюда из остатков взятой с собой еды, под рассказы Ольги о своей жизни в ином мире. Ян восхищенно слушал про самолеты, телевизор, интернет и телефон. И с каждым рассказом девушки ему хотелось не только побывать в ее мире, но и устроить хоть что-то подобное в его родном мире.

Негромкий стук в окно привлек внимание друзей. Девушка схватила первое, что попало ей под руку и по случайности оказавшееся тяжелой деревянной скалкой, встала сбоку от двери, знаком показав Яну осторожно открыть дверь.

Негромкий скрип оповестил о том, что в дом входит поздний гость.

— Ну, здравствуй племянник, — глубокий приятный голос нарушил тишину полутемной гостиной.

Герцог был высок и широкоплеч. Его темные волосы слегка вились и густой волной лежали на этих самых широких плечах, наверняка волнуя воображение дам герцогства.

Ольга не видела лица гостя, притаившись за его спиной с судорожно сжатой в руках скалкой, однако и со спины, обтянутой тонким черным сукном пальто, он был весьма привлекательным.

— Племянник?… Вы Антарей Азранийский? — Ян пытливо вглядывался в лицо мужчины, выискивая знакомые черты лица.

— Да, я Антарей Азранийский. Обниматься не будем, — в голосе проскользнуло ехидство. — Не любитель.

Ольга опустила скалку вниз и вышла на середину гостиной, встав рядом с другом.

— Дядя, разрешите представить вам мою спасительницу и напарницу госпожу Ольгу, известную как королевская акушерка, — принц решил соблюдать хотя бы подобие этикета в этом не соответствующем его статусу доме.

Девушка наконец-то увидела лицо герцога. Он оказался зеленоглаз, с тонким прямым носом, мягко очерченными скулами и чуть припухшими губами, но самым привлекательным оказалась небольшая ямочка на подбородке, покрытом легкой темной щетиной. Положа руку на сердце, приходилось признать, что герцог оказался настоящим красавцем. Судя по тому, что губы мужчины скривились в презрительной ухмылке, Ольга чересчур явно и откровенно разглядывала, оказавшегося слишком молодым, дядюшку Яна.

— И ты видимо в благодарность за спасение взял с собой эту девицу, — он оценивающе оглядел ее с ног до головы. — Ну ничего-ничего. Все не один. Да и ночами не скучно.

Девушка вспыхнула от гнева, желая огреть высокородного хама скалкой прямо по его прекрасному лбу, и почти не сдержала гнев, однако, в ту же секунду почувствовала, как руки Яна крепко сжали ее плечи и отодвинули девушку за спину принца.

— Ваша светлость, вам никто не давал права высказываться столь нелестно о девушке, рисковавшей жизнью ради малознакомого мужчины. И более того, раз вы сейчас находитесь в нашем доме, будьте любезны уважать его хозяев. — Ян гневался. Он кипел и был готов кинуться на защиту напарницы. Окатив дядюшку взглядом полным презрения, молодой мужчина стальным голосом жестко произнес, — Я все больше убеждаюсь, что важно не происхождение, а личные качества человека. Не все урожденные аристократы могут похвалиться благородством и честью. Также как не все простые люди глупы и жадны.

Герцог удивленно уставился на племянника, словно видел его первый раз и громко рассмеялся.

— А ты не настолько идиот как мне тебя описали, дорогой племянник. Может быть у нас что-то и выйдет, — мужчина прошел в гостиную, скинул пальто, оставшись в узких черных брюках и тонком шерстяном кардигане. — Угостите чем-нибудь?

От входных дверей послышался смешок. Эрас появился незаметно, держа в руках корзину.

— Угостим. Ольга, Ян, тут вино, хлеб, сыр и колбаса, немного посуды. Накройте на стол, пожалуйста. А я пока кое-что объясню вашему дядюшке, Ян, — вор перетек от входной двери к дивану и, дождавшись пока молодые люди скроются на кухне, злобно произнес. — Зачем было оскорблять девушку?

— Ну я же должен был проверить то, о чем вы мне сказали, — ни капли раскаяния в голосе герцога не прозвучало.

— Проверили? — продолжал сверлить недовольным взглядом Эрас.

— Проверил. Вы были правы. Он к ней привязан. И это не просто благодарность, — герцог задумчиво покачивал носком блестящей туфли. — Придется приглядеться к ней. Да и к нему. Не могу пока ничего сказать, позже будет видно.

Все собрались на кухне, небольшое окошко в которой Ольга занавесила полотном. За накрытым столом и бокалами горячего вина со специями полился неспешный разговор. Ян и Ольга рассказали о перевороте и выжидательно уставились н сидящих напротив мужчин.

— Мда… Все-таки они решились на узурпацию, — герцог раздраженно поставил бокал на стол. — Что предлагаете?

Ян и Ольга переглянулись и принц коснулся левого уха, позволяя девушке говорить самой. Она слегка прикрыла глаза и, елейно улыбаясь, повернулась к вору.

— Господин Эрас, совсем недавно вы нас хотели посвятить в свои планы. Думаю, что это самый подходящий момент.

Вор хмыкнул и подмигнул девушке.

— Не стану спорить. Скажу как есть. Первый вариант событий — открытая конфронтация. Войска герцога и поддерживающих его пойду отбивать престол.

— Не лучший вариант, — поморщился герцог. — Погибнет множество людей. Неподготовлены мы для такого.

— А я и не говорю, что это лучший вариант. Главы гильдий предлагают воспользоваться своей сетью. Она не меньше сети агентов Тайной службы и собрать всех союзников заранее. Чтобы уже с поддержкой и подготовленными идти на столицу. — Эрас следил за Ольгой и ее реакцией. Если Ким был прав, то девушка не выдержит и проявит характер, который уже давно и не без усилий сдерживает.

— Бред, — Ольга вскинула горящие глаза. — Как можно свергнуть самозванцев, без поддержки народа? Неужели только одними войсками? Да с учетом Тайной службы и армии, которая подчиняется королеве мы проиграем! У нас же всего одна попытка!

— И что нам может предложить королевская акушерка? — исходил ядом герцог, тем не менее не отводя взгляда от раскрасневшегося личика девушки.

— Кое что могу. Вы, Ваша Светлость, делаете то, что умеете лучше всего, а именно ведете переговоры с теми, кто может встать на сторону принца среди аристократии, выясняете все, что происходит во дворце. Эрас, мне нужна встреча с главами гильдий, сообщите Киму о моей просьбе. Ян, нам нужна программа, учитывающая основные потребности всех слоев населения. Будем бороться за умы и сердца людей, — девушка поймала на себе изумленные взгляды мужчин и стушевалась.

— Откуда? Откуда такой задор и горячность? — продолжал подтрунивать герцог, выводя ее из равновесия.

— Там, откуда я, много раз бывали революции и много раз бывали войны. Поэтому я кое-чем могу поделиться. Прошу прощения, но я устала. Надеюсь, завтра у меня будут хоть какие-то известия от Кима, — она встала из-за стола и вышла через гостиную в свою комнату.

Ян с восхищением провожал ее взглядом, а герцог и вор переглядывались между собой, стараясь скрыть эти гляделки от молодого человека.

— Думаю, что нам пора, — Эрас поднялся из-за стола, следом за ним вышел и герцог. — Ян, проводи нас.

Глава 9. Незваные гости и способы от них избавиться

Целых два дня молодых людей никто не беспокоил. Ни герцог, ни Эрас, ни одно живое существо не нарушали их уединения. Уже были подготовлены свитки предложений для глав гильдий на основе принесенного из мира Ольги опыта.

— Да… Не зря я книги читала и фильмы смотрела, — не преминула похвастаться девушка, гордо складывая очередной свиток с воззванием к беднякам, в котором принц Дариян обещал бесплатное начальное образование и лекарскую помощь для всех, а также снижение налогов.

— Фильмы? — заинтересовался незнакомым словом принц. — Это что-то из твоего мира?

Девушка откинулась на спинку стула и с наслаждением потянулась.

— Ага. Это такое представление лицедеев, записанное на носитель, чтобы можно было в любое время посмотреть. Мы ходили смотреть такое представление в записи в кинотеатр. Поп корн, газировка в стаканчике… — Ольга загрустила, вспомнив дом и приятелей, родных. Всё-таки это очень тяжело знать, что никогда не вернешься домой…

Ян понял отчего вдруг изменилось настроение подруги, подошел к ней со спины и положил руки на плечи, уткнувшись подбородком в ее макушку.

— Оль, ты просто верь, что у них там все хорошо. По крайней мере они живы, а я своих родителей уже не увижу никогда, — мужчина чмокнул девушку в висок и поспешил на кухню готовить перекус в виде бутербродов. Единственное блюдо, приготовлением которого он овладел в совершенстве под чутким руководством напарницы.

Проведя ревизию продуктового шкафа, Ян сделал неутешительные выводы:

— А ты знаешь, что сегодня на бед нам будет нечего есть? — крикнул он из кухни, ленясь идти в гостиную и надеясь на то, что девушка присоединится к нему, вместо того, чтобы предаваться тоске.

— Значит пойдем на рынок, — криво улыбнулась Ольга, пряча красные от слез глаза. — Давай свои бутерброды и пошли, пока не закрылись торговые ряды.

Пока они утоляли голод нехитрой едой, Ян о чем-то размышлял с необычайно угрюмым выражением лица, что вынудило девушку отставить в сторонку кружку и начать допытываться до чего же додумался молодой мужчина.

— Тебе не кажется, что происходит что-то странное? — поднял он утомленные с красными прожилками глаза.

Странное… Да все, что случилось в последнее время с ними обоими можно назвать странным. Девушка пыталась догадаться, что именно имеет в виду принц, говоря о странностях. В очередной раз убедившись, что чтением мыслей и ловлей эмоций она так и не овладела, Ольга спросила:

— А у нас есть что-то еще более странное, чем переворот, побег и жизнь тут? — развела руки в стороны она.

— Конечно это все странно, — усмехнулся Ян, — но тебя не удивляет, что нам никаких известий нет? Словно б мы никому и не нужны. Ни новостей, ни охраны…

Мужчина встал из-за стола и подошел к окну, сжимая в бессильной злобе кулаки.

— Да уж, я думала твой дядя будет более настроен нам помочь, — печально выдохнула она.

Ян оглянулся через плечо и ехидно бросил:

— Да как бы твой Ким тоже не спешит к нам с письмами и толпой помощников и защитников.

Постояв немного в тишине, он подошел к сидящей за столом Ольге, присел перед ней на корточки, взял ее за руки:

— Похоже мы с тобой можем доверять только друг другу, — она продолжала молчать, а Ян пристально вглядывался в ее глаза. — Мы же доверяем друг другу? Это так?

Ольга видела перед собой бесконечно одинокого мужчину, такого же одинокого как и она сама, который очень хотел верить кому-то как себе самому.

— Конечно, мы доверяем друг другу, — она крепко сжала его ладони, замечая как с облегчением и радостью выдыхает беглый принц. — А теперь на рынок. Иначе будем лапу сосать вечером.

— Что делать? — от удивления глаза Яна округлились и стали раза в два больше, чем обычно. Девушка рассмеялась громко, ясно и открыто, утянув за собой в это веселье и напарника. Отсмеявшись, она поспешила объяснить особенности жизни и питания земных медведей в зимний период.

Они шли по заледеневшим серым улицам пригорода и, пользуясь измененными обликами, мило общались.

— Сколько живу здесь, и ни разу не видела сугробов, — тихонько прошептала девушка, цепляясь за предложенный локоть и скользя гладкими подошвами сапог по гололеду.

— Что такое сугробы? — Яну нравилось узнавать от Ольги о жизни в другом мире, поэтому при малейшей возможности он спрашивал и требовал ответов.

— Это кучи снега, — улыбнулась она. — У вас снег идет и тает, а у нас покрывает землю и собирается кучками-сугробами. Правда и такие зимы как у вас без снега тоже бывают.

За беседой они дошли до моста через реку, которая так и не покрылась льдом, и уже за мостом в городе виднелся обустроенный рынок. Торговые ряды занимали целую площадь и, судя по всему, в выходные дни представлял собой шумное и яркое место, куда жители столицы герцогства приходили далеко не только за покупками.

Рынок во время обеда был не столь активен и многолюден, как с утра. Поэтому девушка и ее спутник без излишней толкучки посетили мясные ряды, лавку пекаря, купили у торговки овощей, бутыль молока и уже собирались идти домой, когда заметили собравшуюся неподалеку толпу горожан из которой доносился громкий детский вой.

— Что там случилось? — не смогла пройти мимо Ольга и быстрым шагом направилась к собравшимся людям.

Нагруженный покупками, Ян с опаской огляделся. Несмотря на то, что он был уверен в действии артефактов, частенько на этой торговой площади ему казалось, что чьи-то липкие взгляды преследуют молодых людей. Поэтому без энтузиазма воспринял душевный порыв напарницы, закатил глаза и, не спеша, последовал за ней, проклиная по пути и ее отзывчивость, доброту и желание помогать всем и вся вместо того, чтобы вернуться в относительную безопасность их маленького уединенного убежища.

Девушка потянула за рукав дородную краснолицую бабищу, охающую и картинно переживающую за рыдающего ребенка:

— Что происходит?

— Да дитятко мамку потерял, — охала женщина, утирая заскорузлой ручищей слезы, текущие из маленьких заплывших жирком глаз. — Смотри какой ангелок!

Ольга встала на цыпочки, чтобы разглядеть малыша. Белокурый кудрявый кроха громко рыдал, размазывая пухлой ладошкой слезы и сопли по щекастой мордашке. Его огромные страдательные глазища обвели толпу зевак и выцепили лицо Ольги:

— Мама! Мамоцька! — бросился малыш прямо к девушке, расталкивая всех на своем пути. С удивлением от подобной наглости, Ольга отпрянула от приближающегося к ней сопливо-слюнявого существа.

Ловко, словно обезьянка, ребенок вскарабкался на нее, вцепившись в шею. Опешившая девушка молча выслушивала поток ругани и нелицеприятных эпитетов в адрес непутевой мамаши, пока малыш шептал ей прямо в ухо:

— Уноси меня отсюда, глупая девка, бегом уноси тебе говорят! — шептал малыш, вцепившись в ее косу.

Предупреждая возмущение и крики со стороны Ольги, кроха взял ладошками ее лицо и с воплем — Мамоцька любимовая! — полез слюнявым ротиком целоваться, все время стремясь впиться в губы девушки.

— Прекрати! Не то ноги оторву! — шепнула обслюнявленная девушка прямо на крохотное аккуратное ушко лицедея.

Девушка развернулась на каблуках и поспешила покинуть собрание честных и не очень граждан, чтобы избавиться от лишнего внимания, когда кроха все-таки смачно чмокнул ее в губы и скабрезно хохотнул, пользуясь тем, что никто не видит.

— Неси меня к вам домой, сладкая глупышка. Знакомиться будем, — его голубые-голубые глазки искрились от смеха.

Она спешила убежать поскорее с рыночной площади, унося этого странного ребенка, так вольготно расположившегося на ее руках. За спиной раздавалось шумное дыхание нагруженного покупками Дарияна, пытающегося догнать напарницу.

— Это что за ребенок? И почему он называет тебя мамой? — захлебываясь воздухом, спрашивал беснующийся Ян. Неужели Ольга скрыла от него такое важное событие, как свое материнство? Зачем и почему? Вот и говори о доверии…

— Дома. Всё дома, — спешила поскорее убраться с людных улиц Ольга.

На её счастье сидящий на руках ребенок был спокоен и поэтому до дома они добрались без особых приключений, с облегчением скрывшись за разросшимися кустами сада.

Сгрузив ангелочка на диван в гостиной, Ольга и Дариян двумя укоряющими фигурами нависли над ним, ожидая разъяснений столь вопиющему безобразию, которое тот устроил на рыночной площади.

Кроха сидел, сложив пухлые ручки на коленках. Сверкал своими невозможными глазищами и радостно улыбался.

— А теперь рассказывай! Всё, подробно и без обмана, — Ян сверлил пристальным суровым взглядом нежную мордашку малыша.

— Рот прикрой! Ишь, раскомандовался, — неожиданно басом ответил малыш, вытащил из кармана трубку и закурил.

Ольга и Ян опешили и растерянно переглянулись.

— А тебе не рановато курить-то? — девушка попыталась отобрать трубку у ребенка. Тот сопротивлялся и ругался непристойными словами, уворачиваясь от рук девушки, отпинываясь маленькой ножкой в щегольском башмачке.

— Отцепись! Я взрослый половозрелый амур! — вырвалось у ребенка, ожесточено пинающегося и отползающего на другой край дивана.

— Чего ты? — принц удивленно уставился на разрумянившегося малявку, успешно воспользовавшегося оторопью Ольги и карабкающегося на подлокотник.

— Половозрелый я и взрослый! Проверить хочешь?? — продолжал кипятиться малыш, демонстративно тыкая пальцем в пряжку ремня, удерживающего симпатичные брючки на пухленьком пузике.

— Ты откуда такой наглый выискался? Оля, это из твоего мира такое чудо? — принц указал пальцем в сторону карапуза, невозмутимо восседавшего на подлокотнике дивана.

— Погоди, Ян. Ты амур? Вот реально амур? С крылышками и луком со стрелами? Который любовь принудительно вызывает? Бред какой-то… — недоверчиво выгнула бровь Ольга, сложив руки на груди.

— Да, амур, — буркнул малыш и с его кукольного личика сползло выражение невинной детскости, показав и мелкие морщинки, лучиками расходящиеся от уголков глаз, и мешки под глазами. — Я не из этого мира, и не из твоего, Ольга. И ничего я любовь не вызываю ни у кого. Это все миф. Просто народец такой… Амуры. Я тут должен был проскочить транзитом, но напился в ресторации и проспал открытие врат в нужный мир. А крылья… Крылья проспорил по пьяни…

Амур стянул с головы миленький беретик и растрепал белокурые локоны, придав себе вид придурковатый и залихватский.

— Теперь вот работаю на глав гильдий по мелким поручениям, да жду, когда следующие врата откроются, — он подмигнул стоящей перед ним девушке, — а пока я тут, помогу немного вам. Вот вы теперь мое поручение. Приглядывал за вами. От самого дома и до рынка довел, а вы так и не заметили!

Хвастался малыш, продолжая скидывать лишнюю одежду.

Принц и Ольга переглянулись и мужчина присел на корточки перед амуром.

— А у меня куча вопросов к тебе, — хищно улыбнулся Ян.

— И у меня тоже, — села на диван девушка, — и первый — зовут-то тебя как?

Амур закатил глазки, нацепил обратно свой милейший облик и ответил:

— Николей, Ник. Ну и раз мы с вами подружились и устраиваем вечер откровений, — он потер лапки, — то тащите выпить и закусить!

— Вот алкоголик, — ругнулась Ольга и поспешила на кухню накрывать стол.

Ник сидел на подушке, подложенной на стул, и попивал вино из кружки, страдая, что это не самогон.

— Николей, душка, а что ты за представление на рынке устроил? — обманчиво ласковым голосом спросил принц, пристально вглядываясь в раскрасневшуюся мордашку амура.

Тот в ответ хохотнул и, прищурившись, уставился на парочку.

— Да приглядывалась к вам Тайная служба на рынке. И не по внешности отслеживали они. Тут что-то другое было. Как бы не жизненную энергию они смотрели. Шли от самого входа. Пришлось отвлекать на себя внимание.

— Ты же меня подставил! — Ольга опешила от такого заявления мелкого пройдохи.

— А мне кого подставлять, принца что ли? — вызверился Ник, — его безопасность в приоритете! Уж извини, на одну ступень не поставить безродную девицу и единственного законного наследника! Зато никто не разыскивает семью с маленьким ребенком! Спасибо бы лучше сказали…

Ольга молчала, сдерживая желание стукнуть побольнее противного коротышку. Надо же было так придумать! Ведь действительно, запомнят потерянного малыша и его непутевую мамашу, а принц вообще в стороне остался.

— То есть, ты теперь жить с нами будешь? — Ян не спешил принимать на веру слова мелкого пройдохи. — И почему я тебе верить должен, коротышка?

Ник недовольно поморщился и потребовал обновить содержимое его кружки.

— Может потому, что я знаю то, что кроме тебя никто не знает, принц Дариян?

Хмыканье было ему ответом, принц сложил руки на груди и ждал подтверждения слов амура.

Обреченно вздохнув, Николей посмотрел на Ольгу и Яна как на неразумных маленьких детей, почесал шею под подбородком, расстегнул ворот рубашки с кружевным жабо.

— Тот, кто меня направил к тебе, принц, дал мне вот это кольцо, — вытащил амур из кармана брючек простое гладкое серебряное колечко на витой цепочке. — И велел сказать, что мама не давала тебе в детстве носить серебро, потому что ты от него чесался в самом интересном месте.

— Это в каком? — у Ольги глаза светились от любопытства.

Принц вспыхнул и смущенно отвел глаза:

— Не важно на каком.

Зато Ник решил не скрывать от девушки принцевых тайн и, хихикая, выдал всё:

— В том самом, сидят на котором! — он ждал реакции девушки на свои слова, однако Ольга просто закатила глаза и вышла из-за стола коснувшись плеча Яна.

Жизнь бок обок с этим мелким паразитом обещала быть веселой и очень непростой.

Ольга закрылась в своей комнате. Ей нетерпимо хотелось просто посидеть в тишине и осмыслить происходящее. Все четыре года, что она жила в этом мире были очень спокойными и даже стабильными. Из хорошего вспоминались достойный заработок да тихие вечера в маленьком домишке на отшибе королевского парка. Конечно, были и презрение аристократов, и одиночество, несмотря на множество знакомых, и тоска по дому.

Сейчас же ее жизнь стала похожа на аттракцион с непредсказуемыми поворотами и новыми людьми, что почему-то очень нравилось девушке. Да и теплые отношения с Яном стали значить для нее очень и очень много.

Ольга улыбалась, глядя в темнеющее окно, когда рядом на подоконник села уже знакомая девушка-призрак. Надутые губки и суровое выражение мордашки смотрелись бы очень комично, если бы не одно «Но». Глаза юного создания сверкали гневным огнем. Казалось, что искры летели во все стороны, несколько пугая хозяйку комнаты.

— Привет, — решила поздороваться Ольга, устав ждать хотя бы каких-то действий со стороны непрошенной гостьи.

— Не буду с тобой здороваться, — отвернулась девица, вздернув подбородок.

— Тогда зачем пришла? — продолжала улыбаться Ольга.

— Заставили, — печально ответила призрак.

— Наниматели? — улыбка девушки становилась еще шире. Ей определенно нравилось дразнить эту призрачную девицу.

Со вздохом призрак поплыла по комнате и опустилась на кровать.

— Они самые. Велели передать, что недовольны тем, что делаешь. И на резерв начихала…

Ольга попыталась протестовать, объяснить, что обязательно займется резервом после того, как вернут трон Дарияну, но призрак не позволила произнести ни одного звука, знаком велев замолчать и продолжая свою обличительную речь.

— И не пытайся сказать, что это не так! Не лги хоть сама себе! Ведь решила забросить все! Помни, что наниматели знают все, — она обреченно опустила плечики и заплакала призрачными слезами. — Вот что такого я натворила в прошлой жизни, что мне поручают такое ужасное дело, как доносить волю высших бестолковой особе?!

Призрачная девушка рыдала не сдерживаясь, со вкусом, обстоятельно, наслаждаясь каждой слезинкой. Быстро заплакав, она так же быстро успокоилась, вытирая ладошками прозрачные слезы со щек.

— Ладно, тут тебе велели передать приглашение в гости. И от него ты не можешь отказаться.

Ольга опешила. Какое приглашение? Она точно никуда не собирается ни в какие гости, тем более сейчас, когда все передвижения по стране под контролем Тайной службы.

— Я никуда не пойду, — сообщила она о своем решении гостье, нарвавшись на полный презрения взгляд.

— Ты с ума сошла? Моим нанимателям не отказывают. Ты слишком много ошибок делаешь, вот и вынуждены они тебя пригласить для рыз… раз… — девица поперхнулась словами и вытащила из кармана очередную шпаргалку, — для разъ-яс-ни-тель-ной беседы. Вот.

— Да в чем я провинилась-то? — возмутилась Ольга. Мало того, что принца вытащила из дворца, от смерти почти избавила, так еще и все свои знания предоставила совершенно безвозмездно этому миру! А ее виноватой ни за что делают!

— Ты забыла о своем предназначении и ничего не делаешь для того, чтобы хотя б приблизиться к исполнению его! — прошипела девица и бросила на кровать портальный кристалл. — Этот портал не отследить никому, поэтому не откажешься. И еще, ты можешь взять с собой одного спутника. Не затягивай с визитом, пожалуйста.

Призрачная гостья хитро улыбнулась и медленно подплыла к самому лицу Ольги со словами:

— Не скучай без меня! Я вот без тебя скучать не буду! — хихикнула проказливо девица и пролетела сквозь Ольгу, обдав ее могильным холодом, от чего волосы хозяйки комнаты встали дыбом, а одежда моментально промокла.

Стуча зубами от холода, девушка стянула с себя одежду, растерлась полотенцем, переоделась в сухое и, попытавшись пригладить волосы, заплела их в косу. Когда девушка вышла в гостиную, ее удивлению не было предела. Ее сожители времени зря не теряли и развлекались как могли.

Ян и Ник азартно играли в настольную игру, очень похожую на нарды, подтрунивая друг над другом и отпуская шуточки.

Ольга прокралась мимо увлеченных игроков в кухню и заварила горячий отвар. Сидя за столом и грея руки об кружку, она думала о словах призрака. Вот уж чего ей сейчас совершенно было не нужно, так это тащиться неизвестно куда неизвестно с кем.

Конечно Ян с удовольствием составил бы ей компанию, однако ставить под угрозу жизнь принца она не имела никакого права. Тоска сжала сердце и девушка уткнулась лбом в сложенные на столе руки.

Кто-то ласково коснулся ее все еще взлохмаченной косы и нежно погладил. Открыв глаза, Ольга увидела грустную мордашку амура.

— Тоскуешь? Совсем плохо, да? — участливо спросил он, взгромождаясь на стул рядом.

— Есть немного. Отвар пить будешь? — предложила она, садясь прямо.

— А винца нет? Или самогона на крайний случай? — просящая детская мордашка никак не вязалась с подобными питейными предпочтениями.

Девушка подавила улыбку и направилась к плите.

— Глинтвейн пойдет?

— Это что? — болтал коротенькими ножками Ник.

— Горячий винный напиток. Зимой самое то пить, — доставая котелок и ставя его на плиту вещала она. — Да у вас есть похожий напиток.

Почувствовав на себе взгляд, девушка обернулась. В дверном проеме стоял Ян из-за спины которого выглядывал герцог.

— Вот и еще гость до кучи, — буркнула она под нос. — Ваша Светлость, вы от глинтвейна не откажетесь?

Мужчина ухмыльнулся, жадно разглядывая кухонную идиллию:

— Не откажусь конечно.

Разливая по кружкам ароматную темно красную жидкость, Ольга уже успокоилась и решила разбираться с проблемами по мере возможности.

— Чем обязаны? — сделала она первый глоток, который пряной горячей волной прокатился в желудок и разошелся по всему организму, неся умиротворение и ощущение вселенского спокойствия.

— Давно не был у вас, — улыбался герцог. — Новости я принес. Связался с лордом Махнистером. Вы были правы. Он действительно недоволен королевой и ее братом. И, как вы и говорили, согласился помочь нам с аристократией. О ситуации с гильдиями ничего сказать не могу. Это вы у своих приятелей узнавайте.

Ян и Ник внимательно ловили каждое слово герцога, не делая никаких замечаний вслух.

Отхлебнув еще глинтвейна, Антарей продолжил:

— Есть неприятная новость. Все счета ваши, госпожа Ольга, тоже заблокированы. А в банках гильдий вас ждут шпики королевы. Я принес вам денег, на первое время хватит.

Он выложил на стол увесистый кожаный мешочек, который ни Ян, ни Ольга брать не поспешили.

— Ваша Светлость. Мне нужна лицензия на лекарскую деятельность на подставное имя, — она вскинула свои замаскированные глаза и напряженно ждала ответа.

— Сделаю, — улыбнулся герцог. — В обмен на то, чтобы вы звали меня по имени.

Ольга под внимательным взглядом мужчины чувствовала себя очень неуютно. В голове тут же начали сами собой возникать и шебуршать разные неприятные и навязчивые мысли, самой частой из которых были: «И что же он на меня уставился? Что ему надо? И вообще, не пора ли ему уже идти куда-нибудь от нас подальше?». А герцог Азранийский словно слышал эти мысли и, вопросительно приподняв брови, уставился на нее, затем перевел взгляд на Дарияна. Заметив эти переглядывания, Ник передвинул свой стул поближе к девушке и под прикрытием столешницы накрыл своей пухлой ручкой ее ладонь, придавая уверенности и поддерживая ее.

— Дар, я вот смотрю на тебя и не понимаю, в кого же ты такой белобрысый? Ни со стороны отца, ни с нашей стороны блондинов в роду не бывало… — Антарей подпер рукой подбородок, поставив локоть на стол, чем вызвал очередную негативную эмоцию со стороны девушки в свой адрес. Герцог называется, а локти на стол как самый натуральный пейзан ставит.

Принц мягко улыбнулся, понимая, что дядюшка действительно нуждается в объяснениях.

— Это действие маскирующего амулета, — его пальцы поднялись к мочке и вытащили обе серьги, возвращая себе родной облик.

Герцог подался вперед, жадно разглядывая лицо племянника, выискивая знакомые родные черточки.

— Боги, как же ты похож на моего отца и твоего деда. А я-то все думал, почему у таких красивых родителей такой невзрачный сын получился. Уже проклятие подозревать начал да сомневался, что мы родственники, — он открыто и широко улыбнулся Яну, протянул руку к его лицу и коснулся бровей, носа, щек. — Мы с тобой похожи. Глаза вот точно одинаковые.

Антарей повернулся к девушке и уставился теперь и на нее.

— А вы, Ольга, покажете свой истинный облик? Или скрываете что-то неприглядное?

В ответ она пожала плечами и молча вынула серьги из ушей. Некрасивая белобрысая простушка в одно мгновение превратилась в симпатичную девушку с блестящими широко распахнутыми глазами и недовольно поджатыми пухлыми губками.

Амурчик тихо присвистнул и пробормотал:

— Ты это… Оль, обратно сережки-то нацепи. А то боюсь от поклонников отбивать тебя с Яном на пару будем.

Девушка смутилась и, опустив глаза, поспешила вернуть серьги на место под пристальным взглядом молчащего Антарея.

Беглый принц, заметив реакцию дядюшки на внешний облик девушки, нахмурился и сжал челюсти, сдерживая рвущиеся с губ слова.

«Еще не хватало поссориться с дядей из-за девушки», — думал он, испытывая ранее незнакомое чувство. Ему почему-то было очень неприятно видеть заинтересованность во взгляде сидящего напротив мужчины. Тем более, что он сам не скрывал своей симпатии к напарнице и надеялся на взаимность.

Мучимый самой настоящей ревностью, Ян подлил напиток в чашку подруги и приобнял ее за плечи, давая понять герцогу еще раз, что внимание к этой девушке с его стороны совершенно неуместно.

Понятливо ухмыльнувшись, герцог предложил перейти в гостиную и продолжить там разговор. Ему все больше и больше нравилось щекотать нервы молодому мужчине, вызывать у него живые реакции, выводить из себя и наблюдать.

Ольге вся эта ситуация уже успела порядком надоесть. Впрочем как и навязчивый гость, который не спешил покинуть их скромное жилище. Вроде бы уже все, что требовалось, обсудили, родственную связь проверили, маски сняли. Теперь вот устроили молчаливые посиделки в гостиной под медленно потягиваемое из кружек вино. Если бы не герцог, то эти посиделки могли бы стать уютными. Он поймала себя на мысли, что Ник, прижавшийся к ней сбоку, не вызывает никаких негативных мыслей и чувств. не является лишним и отлично вписался в их маленькую компанию. В то время как Антарей раздражает, не оставляет ее равнодушной, держит в напряжении и вызывает желание бросать на него скрытые взгляды.

Единственный кто спасал ситуацию был Ян, задающий вопросы дяде о своей матери. Молодого мужчину больше всего интересовало, знал ли дядя хоть какие-то подробности внезапной смерти своей сестры и матери принца. К сожалению, ничего определенного он не сказал. Хотя в совместных рассуждениях мужчины пришли к выводу, что смерть королевы была очень подозрительной.

— Она была счастлива и она в то время ждала ребенка, — с тихой грустью в голосе рассказывал Антарей. — Я был еще юнцом, но хорошо помню тот день, когда она отправилась из дома наших родителей с тобой на руках порталом в королевский дворец. Красивая, молодая и пышущая здоровьем. Дар, через два дня она была мертва. Ты понимаешь? Мертва…

Принц встал с дивана и отошел к окну, отвернувшись ото всех, скрывая свою боль, которая за годы притупилась, но не стала меньше.

— Я пытался узнать у отца, что тогда случилось. Он сказал, что болезнь была очень неожиданной и смертельной. Помочь маме не мог никто. Из нее словно высосали жизнь. Ни одно ее платье не подошло для похорон, — Ян замолчал. — Я не знаю, что это за болезнь и почему ею заболела только мама. Отец сказал, что если бы она не была беременна, то могла бы выздороветь.

Что-то Ольгу зацепило в его словах и она напряглась, вспоминая что-то когда-то где-то прочитанное или услышанное. Мысль крутилась в голове совсем рядом, казалось, что вот-вот и девушка ухватит ее.

Гнетущее молчание в гостиной начало напрягать и герцог поднялся к племяннику, обняв его за плечи. Мимоходом Ольга отметила, что дядя выше племянника почти на голову и в душе порадовалась за напарника в том, что в его жизни все-таки есть хотя бы один родной человек.

Озарение настигло девушку как солнечный удар. Яркая вспышка в памяти и все становится ясно и понятно, словно бы перед глазами легла та самая книга с описанием иссушенного тела.

— Ян, скажи мне, а на лице мамы были черные пятна? — в тишине голос девушки прозвучал приговором.

Герцог и принц повернулись к ней и Ян сипло ответил:

— Да. Были.

Девушка с жалостью смотрела на ставшего ей близким человека, страшась произнести роковые слова. Она действительно читала в тех самых книгах из сундука Джилл о том, о чем собиралась сказать двум напряженно ждущим правды мужчинам.

— Это не болезнь. Это проклятье. Запрещенное проклятье Черной смерти.

Глава 10. Когда у гильдий тоже есть тайны

В комнате было светло как днем, будто и не стояла глухая темная ночь на дворе. Рожки газовых светильников горели ровным светом, освещая самые укромные уголки помещения. Овальный стол посреди комнаты был окружен разношёрстными креслами, явно собранными здесь не случайно. На столе стояла открытая бутылка дорогого красного вина и грязная посуда после обильной трапезы.

На изящном деревянном кресле с витой спинкой сидел Кимерий Гленерский в расшитом шелковыми огненными птицами халате. Напротив, через два кресла, почти сливаясь с креслом сплетенным из металлических змей с оскаленными клыками, развалился тонкий и опасный Эрас, крутящий в пальцах золотой кубок с вином.

— Поел? — в голосе Кима было показное равнодушие. — Теперь рассказывай все.

Отпив из кубка еще один глоток, мужчина перекинул ногу через подлокотник и нарочито расслабленно откинул пустую емкость на стол.

- Ну что… Девочка действительно интересная. И принц к ней тянется, доверяет ей. Только… — мужчина выжидательно смотрел на друга. — Ты уверен, что их необходимо сводить вместе? Может пусть так и останутся друзьями?

Кимерий заглянул в свой бокал, словно на дне был ответ на этот вопрос, печально вздохнул.

— Эрас, у меня нет выбора. Попробуй сопротивляться и спорить, когда тебе являют волю Богов, — залпом допил вино и затравленно уставился на друга. — Я не расскажу тебе кто когда и как передал мне знания. Но если Ольга не станет королевой, то между гильдиями будет жестокая кровопролитная война. И это развалит Вирранию.

Мужчины сидели молча, пока Эрас не дотянулся до открытой бутылки, схватил ее и жадно начал пить прямо из горла, громко глотая.

— Мне оставь… — глухой голос главы гильдии воров резанул слух друга, давая понять насколько тому тяжело и тоскливо.

Эрас оторвался от пустой бутылки, покачал ее в руке и водрузил обратно на стол.

— Обойдешься, — он следил за каждым движением Кима. — Тебе еще престол Дарияну возвращать.

Они сидели молча, переглядываясь, думая каждый о своем. И если Ким беспокоился о молодом наследнике престола, то его друг больше думал о благополучии главы воровской гильдии.

Эрас медленно, почти неслышно начал говорить:

— Когда ты собрал последний Совет, после переворота во дворце и бегства твоего внучатого племянника, мы все понимали, что в сложившейся ситуации отсидеться не получится. И предлагали тебе принять корону, как единственному кровному адекватному наследнику. Ты отказался, мотивируя и тем, что ты бастард, и тем, что мальчишка справится при должной поддержке. И тогда все пять глав гильдий решили поддержать его. Никому не хочется иметь у власти тех, кто готов завалить улицы городов Виррании трупами. Все видели и публичные казни, и голод, и карательные отряды, — голос Эраса становился все громче. — Ты ни слова не сказал на Совете о девушке. Ты тогда не знал о воле Богов или решил скрыть?

Темные волосы Кима метнулись по лбу, закрывая глаза.

— Не знал. А когда узнал, попросил помощи у тебя. Вспомнил про тот самый артефакт, который перенес из своего мира твой отец и которым мы с тобой притирали наши характеры друг к другу. Кстати, ты его подвесил к ним?

— Подвесил, только вот Ольга твоя оказалась устойчивой к нашей маленькой безделушке. И действие артефакта на нее было всего сутки, — он хмыкнул. — Представляешь? Всего сутки их характеры, силы и устремления были смешаны. Впрочем, им этого хватило, чтобы еще лучше понять друг друга и больше доверять.

— Со временем они могут стать единым целым, опорой и поддержкой друг для друга, — Ким закусил длинную тонкую трубку, внутри которой был состав, улучшающий настроение, проясняющий мысли и обостряющий чувства, затянулся и выдохнул тонкую струйку ароматного дыма.

— А ты помнишь, как мы с тобой притирались? Как в приюте били друг друга. До соплей, слез и крови. Я вообще был готов тебя убить, мелкая зараза, — широко улыбался Эрас. — А потом появился мой отец и забрал нас из этого пристанища.

— И ты громко кричал и ругался, чтобы он не смел брать меня к вам, — вспоминал с явным удовольствием Ким.

— Угу. За что и получили мы с тобой тот артефакт. И справиться с ним оба не смогли. Вдвоем! С нашими-то резервами… Сколько действовал артефакт, столько мы и были едины разумом, характером и силой, — он потирал лоб, пытаясь стереть недоумение, растерянность и даже обиду от того, что им, двум мужикам и сильным магам не удалось то, что легко сотворила мелкая пигалица. — Что твой отец говорил про этот артефакт?

— Он готовит идеальных супругов, идеальных друзей, идеальных напарников. «Единые в разности» — так переводится его название. Полное понимание, поддержка и взаимовыручка. Ведь мы с тобой до сих пор даже поссориться не можем… — Эрас шарил глазами вокруг в поисках новой бутылки, желая напиться до состояния отупения. Он так устал от этих интриг… Люди, маги, Боги… Всем что-то было нужно, все хотели отхватить кусок больше, слаще, жирнее.

— Не можем, — согласился Ким. — И не ищи выпить. Тебе точно хватит. Еще одно последствие нашей дружеской связи — я знаю всегда, чего ты хочешь.

— И все-таки, я считаю, что лучше бы ты сам на трон сел, — Эрас разочарованно смотрел на друга и в душе был очень благодарен своему пришлому отцу за такого друга.

— Давай оставим этот бессмысленный разговор. Я предпочитаю стоять за спиной короля и помогать ему советами, — он затянулся еще раз и блаженная улыбка расплылась на губах Кима. — Но то, почему Ольга не поддалась артефакту, очень меня беспокоит. Может это тоже Боги ей подкинули такую особенность. Жаль у твоего отца не уточнить уже. Светлого ему пути за грань…

— Светлого, — буркнул Эрас и, прикрыв глаза, откинулся на спинку своего кресла.

*******

Мягкий свет магических светильников растекался тягучим цветм жженой карамели по комнате без окон и с драпированными плотной тяжелой тканью стенами. Пять совершенно разных кресел в которых устроились четыре мужчины и одна женщина, стояли полукругом, позволяя беспрепятственно общаться, видя глаза собеседников. Эти пятеро были самой настоящей силой, способной противостоять узурпаторам на троне. Они научились обсуждать и планировать совместные дела своих гильдий, выручать друг друга и быть альтернативой официальной власти, устанавливая свои порядки на улицах городов Виррании.

Пятерка глав дала друг другу прозвища по названию гильдий. Так Кимерий Гленерский, глава гильдии воров стал Вором, Эрасто Леони, глава гильдии убийц — Убийцей. Тайная, Плут и Наёмник … Их настоящие имена не знал никто.

Заговорила первой женщина. Ее голос был глух и негромок.

— Приветствую вас, друзья. Сегодня хозяйкой вечера буду я. Вино? Закуски? Что-то покрепче? Развлечения не предлагаю. Только после Совета… — скривилась она, бросая быстрый взгляд на Плута и Наемника, больших любителей пышнотелых дев.

— Думаю, что бокал вина не помешает нам, Тайная, — благосклонно кивнул Ким.

Глава тайной гильдии взяла со стоящего в сторонке столика поднос с бокалами полными вина и предложила сидящим мужчинам.

Усаживаясь в свое кресло, она расправила подол приталенного платья, открывающего изящные ботиночки, и отпила из бокала изысканное вино.

— Итак, мои дорогие. Плут, с тебя рассказ о том, что происходит во дворце, — ее слегка прищуренные глаза словно бы впивались в сидящего наискосок полного лысоватого мужчину.

В этой женщине чувствовалась порода. Грациозные движения, величественная осанка, прекрасная фигура и очень красивые небольшие ручки с острыми полированными коготками. Жесткий корсет платья женщины, расшитый шелком, приподнимал и без того высокую грудь. Ее можно было назвать самой настоящей красавицей, если не безобразный грубый рубец, идущий через всю щеку и стягивающий нежную кожу, поднимая уголок губ.

Плут повозился, устраиваясь удобнее и, покашливая и подбирая слова, начал вещать, слегка растягивая гласные:

— Во дворце балы. Один за другим. Скоро выпьют все вино из королевских погребов да съедят все запасы. Но успокаиваться не собираются. Наоборот, собираются поднять налоги, — он почесал короткими толстыми пальцами затылок. — Да, еще. Из фамильного склепа вынесли прах почившей королевы. Куда его вывезли узнать не получилось. Граф везде насовал своих людей так что даже сунуться никуда не получается. Куда ни плюнь, в шпика попадешь.

Мужчина скривился так, будто у него разом заболели все зубы, а Тайная оглядела сидящих и спросила:

— Какие предложения, братья, по дворцовому и королевскому вопросу?

Эрас уже привычно с неподдельным интересом разглядывал дно бокала, а затем лениво в тишине мурлыкнул:

— Нам нужна Бони. Это камеристка королевы. Информация о ней от королевской акушерки, да и письмо для девушки имеется. Госпожа Ольга считает, что малышка сможет нам помочь и рассказать много интересного.

Мужчины и леди согласно кивнули и над стоящим посреди комнаты шаром из мутного белого стекла вспыхнул яркий свет, закрепляя это решение, показывая, что все пятеро согласны с ним.

Тайная подняла длиннющие черные ресницы и уставилась яркими желтыми глазами на главу гильдии наемников.

— Брат, расскажете нам свои сведения?

Наемник, такой же корпулентный мужчина с приличным брюшком и рыжей бородой вытащил из кармана красивую костяную расчески и принялся с упоением расчесывать бороду, пытаясь одновременно рассказывать. Однако, слова застревали между зубов и понять хоть что-то из сказанного было невозможно. Тайная, как хозяйка вечера, пыталась слушать внимательно, пока ее и без того небольшое терпение не закончилось.

— Ой да… Может уже перестанешь вычесывать блох из своей бороды? Ни слова же не понятно, — раздраженно фыркнула она, на секунду сняв маску высокородной леди.

Возмущенный Наемник моментально прекратил орудовать расческой и уставился с укоризной на главу тайной гильдии.

— Совесть есть? Какие блохи? Я за своей красавицей ухаживаю между прочим, — он принялся загибать пальцы. — Специальный шампунь, бальзам, ежедневный кондиционер, маски, обертывания…

Остальные главы закатили глаза, похохатывая над этой маленькой слабостью главы наемников.

— Ладно, посмеялись и хватит, — Тайная сделала небольшой глоток вина, жмурясь от удовольствия, — рассказывай уже.

Все еще обиженный мужчина продолжил:

— В столице пока еще голода нет, но вот в пригороде и в отдаленных провинциях уже начали голодать. Фабрики стоят. Производство прекратилось. Все затаились и боятся сумасшедшую парочку на троне. Народ недоволен и нам это на руку.

— Очень хорошо. Просто отлично. Мы сможем убедить простой народ в том, что Элен и Эндрю самое большое зло, которое только могло случиться с Вирранией. И только Дариян на троне сможет обеспечить стабильность, благополучие и техническое развитие. А подлые узурпаторы ответят за все страдания людей, — Тайная казалось упивалась своей властью. — Голосуем?

И опять шар осветило ярким светом.

— Вор, дорогой, что ты нам скажешь? — неподдельный интерес мелькнул в глазах женщины буквально на секунду, напоминая о том, насколько непроста и загадочна Тайная.

Киму было тяжело решиться на этот разговор, но выхода у него не было. Да и вчерашний разговор с Эрасом убедил в необходимости заручиться поддержкой глав гильдий.

— У меня есть о чем поговорить. Принц прекрасный кандидат на трон. И это мы уже с вами обсудили и решение приняли. Однако он как и всякий молодой мужчина нуждается в поддержке и надежном тыле.

— О чем это ты? — напряглась Тайная, Эрас опустил глаза, а Наемник и Плут переглянулись, понимая, что сейчас происходит что-то из ряда вон выходящее.

— Я о будущей королеве. У меня есть неоспоримые причины видеть рядом с племянником в роли королевы Ольгу. Только в этом случае в стране будет мир.

— Что? Ты рехнулся? — голос Тайной сорвался на визг. — Ты головой соображаешь, что предлагаешь! Простолюдинка на троне!

— Она симпатична будущему королю. Совсем немного времени вместе и он ее полюбит, — негромко вступил в дискуссию Эрас все так же пялясь в дно бокала.

— Она простолюдинка!!! Ни один аристократ ее не примет!! — перешла на крик женщина. Ее искривленный рот, покрасневшие щеки, взбешённые глаза никак не состыковывались с образом утонченной дамы, который она себе создала.

— Тайная, сестренка, — попытался ее успокоить Наемник. — Ты забыла про обряд обращения к Истинной магии. Если Боги дадут благословение этому браку у озера Истины, тогда эту королеву примут все.

Взявшая себя в руки и успокоившаяся внешне глава тайной гильдии, стремилась отвечать как можно более ровным и спокойным голосом.

— Этот обряд уже давно забыт. И никто не вспомнит о нем, — она сжимала подлокотники своего кресла с такой силой, что ее пальцы побелели. — Есть же правила приличия! Есть сословия!

— Тайная, ты что-то попутала. Мы тут не лорды и не леди. Мы воры, убийцы, наемники и обманщики. И меня как главу гильдии убийц девочка в роли королевы совершенно устроит, — Эрас говорил так, что каждое его слово падало как камень на металл.

Темная встала со своего места, подошла к столику, налила полный бокал самогона и залпом выпила.

— Если вам так нужна эта девица, дайте ей роль официальной фаворитки. Иначе вы потеряете всю аристократию. Я все сказала, — она так и не повернулась к сидящим мужчинам лицом, пряча искрящиеся злостью глаза.

Шар осветился слабо желтым цветом, в котором ярко виднелись два черных луча и один голубой.

— Два — За, два — Против и один сомневается, — озвучил Наемник, будучи тем самым сомневающимся. — Предлагаю переголосовать через пару недель, а пока подошлем своих людей понаблюдать за девицей.

На это предложение шар вспыхнул согласием четверых и упорным «против» Тайной.

Женщина не прощаясь выскочила из комнаты Совета, не слыша тяжелого вздоха Наемника:

— Никак не может забыть своего происхождения… А надо бы, — кряхтя он встал на ноги, опираясь на подлокотники. — Не было б у нас проблем из-за нее, братья.

— Не хотелось бы, — бросил Эрас, спешно покидая помещение. Ему просто необходимо было отправить своих лучших убийц проследить за главой тайной гильдии. Уж слишком резкой, неоправданно предвзятой была реакция женщины.

Ким же зарылся в свои волосы растопыренными пальцами, больно сжав их в кулаки.

— Боги, что ж вы так со мной несправедливо-то…

Шаркая ногами, не имея сил оторвать их от пола, Кимерий шел туда, где отдыхала его душа. К своей любимой жене и ребенку, жизнями которых он был обязан девушке, которую сейчас совершенно бессовестно подставил под удар. Тайная никогда не прощает обид. И сегодняшнее унижение уж точно не оставит без последствий.

****************

У камина в глубоком кресле с высокой спинкой с книгой в руках сидел мужчина. Тонкие длинные пальцы перелистывали страницы, нежно касаясь желтоватой бумаги. Судя по выражению лица книга была смешной и тонкие четко очерченные бледные губы кривились в усмешке, которая преображала узкое бледное лицо с тонкими чертами. Изредка он брал из корзинки ломтики подсушенного фрукта и отправлял их в рот, с наслаждением разжевывая кисло-сладкую тягучую мякоть.

Разъяренная Тайная влетела в эти необычно светлые, холодные покои и пронеслась через лаконично обставленную гостиную к широкому окну. Мужчина в кресле не изменил свою позу, молча бросая на бушующую женщину короткие взгляды.

Она оглянулась, ожидая расспросы и сочувствие, однако он продолжал свое занятие, давая ей возможность остыть.

Тайная фыркнула и развернулась.

— Ты ничего не хочешь у меня спросить? — в ее глазах сверкали молнии.

Льдистые бледно-голубые глаза взметнулись из-под белоснежной рваной челки и сверкнули легкой насмешкой.

— Зачем? Ты сама все расскажешь, — и он отправил в рот очередной фруктовый ломтик.

Кривая усмешка потянула шрам на щеке женщины, превращая половину лица в уродливую маску.

— Иногда я ненавижу тебя, — и она быстрым шагом подошла вплотную к креслу, тонкой ручкой скинула с колен мужчины книгу и заняла ее место, обхватив шею. — Мик, эти идиоты такое придумали! Меня просто колотит от бешенства!

Прохладные губы мужчины легко коснулись пухлых губ Тайной.

— Тани, я вижу, что тебя колотит. Рассказывай, вместе решим, что делать. Или мы не команда? — аккуратный прямой нос мужчины прошелся по женской шее, шумно вдыхая сладковатый аромат.

Тонкие пальцы массировали ее шею и затылок, распутав сложную прическу. Она потянулась за лаской, успокаиваясь и обретая ясность мысли.

— Ты как никто другой умеешь меня успокоить, — млела она даже не догадываясь об истинных причинах этого феномена. Мужчина внимательно следил за состоянием доверившейся ему женщины, мягко и ненавязчиво корректируя ее эмоции.

Заметив, что глава гильдии наконец-то выпустила пар, Микрей аккуратно стал выспрашивать все, что могла рассказать Тайная и даже немного больше.

Рассказывая о том, что «бестолковые и самовлюбленные Убийца и Вор» готовы посадить на трон безродную замарашку, Тайная накручивала белоснежные волосы любовника на пальцы. Ее голос был пронизан самой настоящей болью, что не укрылось от менталиста, которым довелось уродиться Мику.

Свой дар мужчина тщательно скрывал ото всех. Появившись в столице будто бы ниоткуда, он поднялся с самых низов, выгрыз зубами и острым клинком себе место по правую руку главы гильдии. А красивая, необычная внешность и некая отстраненность в сочетании с высоким, поджарым и гибким телом обеспечили ему постоянное место в постели Тайной. Своей жестокостью и разливаемым им морозным запахом опасности, он полностью оправдывал свое прозвище Холодная Смерть, которое произносили шепотом и с ужасом в голосе.

— Этого просто не должно случиться. Простолюдинка на троне… Да Древние Короли в гробу перевернутся, если это случится!

Мик еще немного успокоил женщину и, целуя ее в висок, спросил:

— Они же делают это не просто так. Должна быть причина для подобного.

Задыхаясь от удовольствия, Тайная простонала:

— Прикрываются какой-то необходимостью и тем, что только с ней на троне в стране будет мир. Глупость какая… Мир будет… Да я ни за что не позволю этому случиться!

В глазах Микрея блеснул холодный огонь. Он уже делал какие-то, известные только ему выводы. И теперь хотел узнать о планах главы гильдии.

— И что же задумала моя повелительница? — его губы еле касались шеи женщины, рисуя прохладным дыханием на нежной коже сложные узоры страсти.

— Я посажу на трон сестру. С нашей родословной она будет лучшей партией принцу. А эта замарашка может быть фавориткой, если уж так нужна Дарияну, — прерывисто дышала Тайная, закрыв глаза.

— И тебе не жаль сестренку? Ведь никакой любви… — мужчина подбирался к ее губам легкими, как крылья бабочки, поцелуями.

— У трона любви не бывает… Пусть заведет себе фаворита… Зато у нас будет вся власть в королевстве… — она посмотрела в глаза Мика, — вся власть и наша любовь. Поцелуй же меня, милый… Поцелуй…

И она потянулась к тонким и таким желанным для нее губам, утопая в собственном желании словно в океане.

— Как пожелаешь, моя королева… — мягким голосом тихо произнес он, наклоняясь к ее лицу. Его язык ласково пробежался по пухлым губам, вырывая глухой стон из груди. Ощутив ответную реакцию на свои действия, Мик уверенно захватил в плен мягкие и податливые губы, ловя участившееся дыхание пахнущее карамелью.

Тайная постанывала от удовольствия, закрыв глаза. Она наслаждалась ощущением всепоглощающей страсти, запуская остренькие коготки под его рубашку и царапая белоснежную кожу мужчины.

Прохладные губы Мика уверенно скользнули по щеке вверх и обхватили мочку женщины. Он целовал ушко, нежно сжимая и покусывая, оббегая узким языком каждую впадинку и каждую выпуклость, нашептывая нежные и ласковые слова, от которых кружилась голова и начинали подгибаться ноги. Одной рукой он требовательно сжимал все еще крепкую грудь, зарывшись в спутанные волосы другой.

Услышав протяжный стон, Мик рыкнул и подхватил любовницу на руки, спеша в спальню, к широкой кровати под голубым парчовым балдахином. Они целовались мучительно долго, до боли в губах, до появления звенящей пустоты в голове, ласкали, брали и отдавались, доказывая друг другу свое главенство в их странном союзе. Животные стоны удовольствия заполнили все пространство спальни, вытесняя все разумные мысли и действия. Нахлынувшее наслаждение было настолько острым и неистовым, что Тайная впилась острыми ногтями в плечи Мика, подгоняя его к единению в этом прекрасном ощущении, срывая хриплые гортанные стоны с его губ.

Когда она с румянцем, вздрагивающая от недавно перенесенного наслаждения, с испариной на лбу и висках, легла удобнее на груди своего мужчины и прикрыла глаза, Мик очень легко погрузил ее в спокойный и надежный сон.

Мужчина переложил голову любовницы на подушку и, крадучись, вышел из спальни, перебравшись в кабинет. Скрытый за большой аляповатой картиной с котиками вход в тайную комнату открывался кровью хозяина. Заперев дверь за собой, Микрей нырнул в отверстие в стене, оказавшись в пустом помещении с единственным предметом посреди комнатки. Зеркало в полный рост ждало ночного посетителя и только мужчина подошел к нему, как гладкая поверхность подернулась рябью, явив чей-то силуэт с яркими синими глазами.

— Мой Повелитель… — упал на одно колено обнаженный Микрей, прижав правую руку к сердцу.

— Слушаю тебя, Миканиэль, — приятный мужской голос проникал до самых отдаленных уголков души.

— В Совете гильдий раскол. Воры и Убийцы хотят в королевы неучтенную единицу. Наш план под угрозой. Если не выйдет у Тайной стать свояченицей короля, то вся моя миссия провалена. Мы выбрали не ту гильдию, — все также стоя на коленях говорил мужчина.

— Кто эта единица?

— Бывшая акушерка королевы. Сейчас она постоянно рядом с беглым принцем, мой Повелитель.

— Хм… — невидимый мужчина замолчал, оставив тяжкий гнет недоговоренности. Через несколько минут тишины голос послышался вновь. — Узнай про нее все. Не просто так ее на трон пытаются посадить.

— Тайная сказала, что если Ольга станет королевой, в Виррании будет мир, — белоснежная голова опустилась еще ниже.

— Очень интересно. Узнай все и я жду новостей.

Жалобный всхлип Микрея оказался неожиданным даже для невидимки и он поспешил выяснить причину неподобающего для воина звука.

— Миканиэль, мальчик мой, что случилось? — неподдельная забота и обеспокоенность звучали в голосе.

— О мой Повелитель… Могу ли я надеяться хоть на секунду почувствовать ваше прикосновение? Я так давно лишен этой благодати… Простите меня, мой Повелитель…

И он упал ничком, упираясь лбом в пыльный пол. Его жилистое белоснежное тело на темном полу казалось тонким, хрупким и изломанным.

Нежность и ласка говорящего невидимки окутывали лежащего мужчину.

— Мальчик мой, милый… Вижу как тебе плохо. Держись… Ты надежда всей нашей страны, нашей расы, ты моя надежда.

Сверкающее облачко отделилось от зеркала, подлетело к Мику и окутало его с головы до ног, вызывая неподдельное наслаждение. Слезы счастья лились из бледно-голубых глаз.

— Спасибо! Спасибо мой Повелитель! Вы вновь придали мне сил!

Глава 11. Затишье перед бурей

С тех пор, как получившая лицензию Ольга вывесила объявление об оказании помощи при родах и услугах травницы и зельевара, Яну все чаще и чаще приходилось проводить вечера в компании Ника. Если Ольга была не у постели роженицы, то работала в лаборатории, которую наспех соорудили из стоящего на заднем дворе сарайчика. К сожалению, лаборатория не могла похвастаться ни удобством, ни оборудованием, ни комфортом.

Каждый раз, когда девушка уединялась для создания тинктур, отваров, вытяжек и зелий, Ян начинал переживать за ее здоровье. Продуваемое помещение не могло служить надежной защитой от погодных невзгод. Однако, Ольга с упрямством достойным легенд отказывалась от неоднократных предложений герцога Антарея перебраться в более удобное помещение. Установить же воздушный купол вокруг сарая Яну девушка запрещала однозначно, опасаясь того, что мужчина может себя ослабить, что весьма опасно в их ситуации.

Вот и этим вечером Ян, сидя на толстой пушистой шкуре у горячей печи, обложился книгами и на низком столике увлеченно расписывал новое законодательство по налогообложению. После того, как Ольга рассказала ему некоторые особенности обустройства сбора налогов в ее мире, Яну захотелось кое-что изменить и в Виррании.

Развалившийся на диване в фривольной позе Ник, почесывал пузо и неторопливо смаковал красное вино из бокала.

— А девочка наша там мерзнет. Наверное, зубами стучит. У нее же магии нету… На обогрев тратить нечего… — запричитал вдруг амур, побулькав бутылкой и убедившись в том, что она пуста. С сожалением отбросил пустую тару в сторону и с кряхтением сел, опустив ноги к полу. — Ян, я не шучу. В сарае дров немного было. Печку растопить хватит ненадолго, а вот тепло держать…

Мужчина оторвался от бумаг, потер пальцами красные усталые глаза и уставился на пухлого провокатора.

— Ник, ты же знаешь, если она сейчас в процессе, то оторвать ее от дела невозможно, — тихим голосом произнес Ян, в душе уже неоднократно проклявший упрямство девушки. — Сейчас проверю.

Ян со вздохом поднялся, оделся и вышел на улицу под сверкающий звездами купол неба. Этой ночью подморозило, и земля покрылась тонкой коркой льда, делая каждую травинку хрустящей под ногами. Глубоко и с наслаждением мужчина вдохнул звенящий от холода воздух полной грудью, улыбнулся и, поежившись от пробежавшей по телу волны мурашек, отправился к поблескивающему светом через щели старенькому сараю.

Закутанная в толстую пуховую шаль, девушка быстрыми резкими движениями металась между столами и плитой, помешивая, подбрасывая что-то в кипящую жидкость, шепча какие-то заклинания. Несмотря на холод, ей было жарко. Лицо раскраснелось, глаза сверкали как два драгоценных камня, волосы на лбу прилипли к выступившим бисеринкам пота.

Ян постоял немного, глядя в щель в двери и наблюдая за Ольгой. Ему нравилось видеть с каким энтузиазмом она творила свои шедевры. И это слово в полной мере отражало качество ее творений. Никто в этом мире не умел укреплять действие зелий магией. Никто до Ольги.

Увидев, как острый язычок девушки пробежался по верхней губе, слизывая пот, Ян гулко сглотнул, вздрогнул и поспешил отворить дверь.

— Оль, ты как?

— Всё хорошо. Пара минут и я готова. Подождешь? — она широко и открыто улыбнулась, переливая искрящуюся зеленым жидкость в ряд бутылочек темного стекла.

— Конечно, подожду. Это ты что такое начудила? — полюбопытствовал он.

— Новинка! — в ее голосе звучала гордость. — Зелье, которое восстанавливает сломанные кости буквально за пару часов. Даже у старичков и старушек! Это просто прорыв! Надо только опробовать… На ком-нибудь…

Полные флакончики переместились в футляр, и Ольга убрала его в свою бездонную торбочку.

— Идем домой, — глядя на нее, Ян чувствовал, как в душе начинает разливаться щемящая нежность к этой девушке. Такой сильной и такой хрупкой. И если в его силах помочь, защитить, поддержать ее, то он сделает для этого все, что в его силах.

Слегка озябшие на морозе молодые люди поспешили на кухню, где уже вовсю хозяйничал Ник, накрывая стол к ужину.

Горячая жареная птица и отварные овощи своими ароматами вызывали зверский аппетит.

— Какая же я голодная, готова слопать слона! — Ольга потирала холодные руки, усаживаясь за стол. Перед ней сразу же появилась тарелка со снедью, и она без промедления принялась глотать горячие кусочки, обжигаясь и шипя.

— Слон это что? Вкусное кушанье? — хитрющая мордашка амура нарисовалась напротив. Этот пройдоха никогда не упускал возможности удовлетворить свое любопытство.

— Ага. Кушанье. Размером с гору. С огромными ушами, гибкой трубкой вместо носа и огромными длинными зубами в количестве два штука, — продолжала есть девушка, не замечая округлившихся глаз Яна и Ника. Возникшее молчание заставило девушку поднять глаза — Что? Да шучу я. Зверь это у нас такой живет.

Мужчины переглянулись.

— И в твоем мире реально есть такие звери? — недоверчиво спросил Ян.

— Есть. И побольше есть. Синий кит, к примеру, в океанах плавает, — пустая тарелка отправилась в мойку, и Ольга расслабилась, ухватив кружку с горячим напитком. — Но это ерунда. Самое страшное — это мошка летом на даче. Налетает толпой, грызет незаметно. Не успеешь оглянуться, сожрали…

Она жмурилась от удовольствия, отдыхая душой рядом с этими двумя не совсем людьми.

Амур и принц молча ели, пока Ник сипло не произнес:

— У тебя страшный мир, Оля. Страшный… Хорошо, что ты к нам попала. Тут точно выживешь… У нас мошка нету…

Ошалев от такого вывода, девушка даже потеряла дар речи, однако возмутиться не успела. В окошко с улицы раздался самый банальный стук.

— Мы кого-то ждем? — напрягся Ян, быстро создавая свой фантом, который занял его место за столом.

— Нет, — шепнула Ольга.

Ян сполз на пол и, крадучись, пробрался к входной двери, в которую кто-то не совсем аккуратно колотился.

— Кто там? — крикнула из кухни Ольга.

Негромкий ломающийся голосок, извиняясь, пропищал:

— Госпожа Хельга дома? Я объявление читал. И нам повитуха нужна. Очень нужна.

Дверь распахнулась, явив худенького парнишку в потрепанной, но чистой одежде.

— Что случилось? — Ольга уже стояла у дверей, внимательно разглядывая позднего визитера.

Парнишка рвано выдохнул:

— Сестренка рожает. И что-то мучается слишком сильно. Кричит, будто режут ее. Мечется… Муж ее меня к вам послал.

Ольга повернулась к Яну.

— Мне надо идти.

Мужчина перехватил ее руку.

— Я с тобой. Нечего поздно одной ходить.

Ольга подхватила специально подготовленный чемоданчик, мимолетно с грустью вспомнив свой саквояж, который пришлось оставить в домике на берегу моря, оделась и выскочила за дверь, где уже, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, приплясывал парнишка под тяжелым взглядом Яна. Широко улыбающийся Ник слишком радостно махал пухлой ладошкой уходящим, пряча за спиной очередную бутылку.

Ольга спешила к роженице, еле поспевая за бегущим мальчишкой, спотыкаясь на глянцевой от гололеда булыжной мостовой, поблескивающей под мутными лучами Ночного светила, хватаясь за Яна и ругая герцога и его управление.

— Ян, объясни мне, почему нельзя сделать освещение на всех улицах, а не только в центре у дворца?

Мужчина усмехнулся и в очередной раз напрягся, придерживая хаотично взмахивающую руками девушку.

— Не знаю, Оль. Может потому, что это достаточно затратно.

Девушка какое-то время шла, молча, и только громкое пыхтение выдавало ее несогласие со сложившейся ситуацией.

— Слушай, ведь есть дешевые способы освещать улицы. К примеру, можно же сделать артефакты, за день накапливающие солнечный свет, а ночью отдающие его. Это же возможно? В моём мире есть такие светильники.

Теперь настало время Яна молча переваривать полученную информацию, а затем озвучить:

— Теоретически такое возможно. Ну, я так думаю. Надо бы у наших магов спросить… Если у нас получится вернуться в столицу, постараюсь выяснить.

Перед крепким домиком на окраине города, рядом с лавкой колбасника, парнишка-проводник остановился:

— Быстрее! Пришли уже, заходите! — и он толкнул дверь, из которой вырвались на морозец клубы пара.

В доме стоял тяжелый запах беды. Все жилье было одной большой комнатой без перегородок с беленой печью посередине, деревянным столом, около которого стояла измученная болями и схватками женщина в простой рубашке, с растрепавшейся косой. Она опиралась руками на стол, стонала и роняла голову на грудь в мучительном бессилии. Навстречу вошедшим бросился взъерошенный здоровый мужик. Хватая за руки то Ольгу, то Яна, он просил, умолял помочь, растерянно разводя в стороны крупные, как две лопаты, руки.

Вскинув вверх глаза, Ян заметил на приколоченных под потолком полатях две пары любопытных настороженных глаз, которые тут же спрятались за лоскутным ярким покрывалом.

Девушка быстро скинула на лавку верхнюю одежду, потребовала у мужика горячей воды и кинула чистую простыню на стол.

— Ложитесь, — похлопала по столешнице она, приглашая рожающую женщину.

Вымыв руки и обработав их вонючим спиртом, Ольга надела фартук, принялась осматривать и ощупывать огромный живот. Ян и хозяин дома стояли в сторонке, напряженно ожидая вердикта акушерки. Мужик смотрел на хрупкую девушку, словно на Богиню, снизошедшую к простым смертным спасти их от бед.

Девушка долго возилась, что-то шептала себе под нос, измеряла лентой живот, ругалась, затем под очередной протяжный измученный стон женщины повернулась к мужчинам и выдала:

— Сама не родит. Слишком крупный ребенок.

Мужик бессильно опустился на пол около стола, на котором лежала ослабевшая измученная женщина. Ребятишки на полатях начали поскуливать. Парнишка, который привел Ольгу и Яна в этот дом, метнулся наверх и начал успокаивать малышей, закрывая своим телом обзор.

Принц встревоженно ловил взгляд девушки, физически ощущая ее душевную боль.

— Что-то можно сделать? — тихо спросил он.

— Можно. Операцию. Но тебе придется мне помогать.

Молодой мужчина вздрогнул, во взгляде мелькнула неуверенность, однако он тут же взял себя в руки, подавив страх и ужас.

— Что мне делать? — закатывая рукава рубашки, направился он к ведру с горячей водой.

— Поставь вокруг стола купол и, если можешь, сделай так, чтобы воздух в нем был абсолютно чистым.

Несколько пассов и вокруг стола воздух мягко замерцал. Яркий шар, подвешенный Яном над лежащей женщиной, давал достаточно света.

На глазах Яна Ольга, обработав повторно руки, методично доставала из чемоданчика стерильные инструменты и раскладывала их на салфетке сбоку на столе. Роженица уже не стонала, выпив сложное зелье, изготовленное акушеркой. Она тихо спала, не чувствуя ни страха, ни боли. Ян подошел ближе, встав рядом с девушкой.

— Я готов, — внешне спокойный он чуть только не стучал зубами от внутреннего напряжения. Как бы ни было стыдно признаваться, но Ян боялся.

— В чемодане зеленый фартук как у меня. Надевай, — она улыбнулась одними кончиками губ.

Пока Ольга обрабатывала живот роженицы спиртом, Ян успел облачиться в фартук, закрывающий кроме живота грудь и плечи. Увидев напарника в таком виде, девушка ободряюще кивнула и помогла натянуть на руки перчатки, сшитые из особой маготкани. Рукой в такой же перчатке она поправила пеленки, закрывающие блестящий от специального обеззараживающего раствора живот.

Блеснул острый скальпель в ее руке, и она рассекла кожу, мелкими капельками выступила кровь.

— Ян, не спи. Промакивай!

Мужчина, сосредоточившись, старался не думать о том, что их руки копаются внутри живого человека. Он считал про себя до тысячи, лишь бы не грохнуться позорно в обморок, жадно ловя каждое слово Ольги.

Девушка работала с такой четкостью, ловкостью, что Ян перестал нервничать и, как завороженный, следил за ее руками. Это было очень красиво, пара движений и в ее руках оказался крупный головастый ребенок, которого она завернула в пеленку, прочистила ему носик и под громкий крик младенца, передала его ополоумевшему от такого счастья отцу.

Ян с умилением разглядывал малыша, когда в его руки ткнулся зажим со словами:

— Не отвлекайся! Держи давай. Сейчас самое сложное.

Она сосредоточенно выгребала детское место и магией обрабатывала матку, заставляя ту сократиться.

Сжав губы девушка кидала редкие указания Яну, заставляя то промокнуть, то подержать, то отрезать.

Облегченно выдохнула она только тогда, когда наложила последний шов на кожу и приклеила сверху повязку.

— Ну вот. На моих тинктурах завтра уже заживет, — улыбалась она.

Вместе с Яном бок о бок они отмывали руки и инструменты в многострадальном ведре с уже просто теплой водой, когда, пользуясь близостью, девушка поцеловала Яна в щеку со словами:

— Спасибо. Ты мне очень помог. И ты большой молодец. Не каждый сможет с непривычки выстоять такую операцию.

Молодой мужчина замер, не отводя взгляда от ее серо-голубых глаз. Наконец-то он узнал то самое чувство, называемое восторгом. Радость и подъем чувств, возникшие при появлении на свет новой жизни, дополнились счастьем от нехитрой ласки девушки, которая занимала все больше и больше места в жизни и в сердце беглого принца.

Это чувство затопило его полностью, до последней клеточки. Казалось, что еще немного и Ян взлетит безо всякой левитации. Сердце радостно колотилось, грозя выскочить через грудную клетку, в ушах гремели барабаны. И тут идиллию нарушил стон приходящей в себя женщины.

Ольга подскочила к хозяину дома, перехватила у него ребенка и попросила мужчин переложить женщину со стола на стоявшую в углу кровать.

Наказав мужу поить жену настоями и зельями, выставленными на лавку, Ольга собралась домой.

Ночь была на исходе и на чернильно-черном небе появлялись серые лучики ближе к горизонту, когда Ольга и Ян шли к своему маленькому домишке, держась за руки.

— Янчик, радость моя. Что это ты мне мозги пудрил? — вдруг улыбнулась девушка.

— Когда это? — удивленное лицо мужчины можно было бы принять за чистую монету, если бы не хитрые глаза.

— Когда ты мне объяснял, что охранником моим пойдешь ночью. Нас же пасут так тщательно, что и мышь мимо не прошмыгнет. Так что от кого ты там меня охранять собирался интересно… — Ольга насмешливо поглядывала на идущего рядом Яна, но все равно оказалась не готова к тому, что ее обхватили и прижали к груди, жарко дохнув на морозе в висок:

— Я тебя всегда готов охранять. Ото всех и ото всего.

Горячие губы скользнули по щеке, прижимаясь к самому уголку ее губ осторожным пробующим поцелуем. Ян остановился, опасаясь обидеть ее, и ожидая хоть какого-то знака от девушки либо разрешающего, либо запрещающего углубить этот невинный поцелуй.

Ольга в душе была готова обвить руками шею этого замечательного мужчины, но воспоминание о том, кто он и кто она отрезвили ее, заставив отодвинуться и сделать вид, что ничего только что не произошло.

Ян разочарованно вздохнул и подхватил вновь заскользившую по льду девушку.

А дома их ждал сюрприз в виде распевающего гимны Богам и Богине амура попивающего дорогущее вино из горла бутылки. Уставшие, но счастливые Ян и Ольга, оторопев, встали в дверях гостиной.

— Ян, ты видишь то же, что и я? — все еще надеясь на то, что это навязчивый мираж, спросила Ольга.

Мужчина хмыкнул, подошел к так и не переставшему горланить маленькому пакостнику, осторожно выпутал бутылку из маленьких пухлых пальчиков.

— Ник, ты чего это так нарезался? — присел на коврик рядом с примолкшим амуром принц.

Голубые кукольные глаза с длиннющими ресницами тоскливо смотрели на того, кто за короткое время стал другом этому странному существу.

— Да все нормально, — почти трезвым голосом ответил Ник. — Как вы справились там, акушерка и ее ассистент?

Девушка подошла к устроившимся у горячей печки приятелям, и устало опустилась рядом.

— Справились, — она улыбнулась через силу, вымотавшись не только физически, но и эмоционально. — Янчик сегодня был герой. Он мне очень помог спасти и маму и малышика.

Теплый взгляд молодого мужчины ласкал сидящую рядом девушку. Сидящий в кольце рук Яна Ник поймал такой взгляд друга, хмыкнул и попытался выпутаться из объятий.

— Ну, хватит меня тут морально и физически поддерживать, — буркнул он. — Спать пойдемте. Нечего всю ночь тут хороводить.

Через короткое время в небольшом домике наконец-то наступила тишина, которую нарушал только громкий храп раскинувшегося в позе звезды белокурого любителя горячительных напитков.

Поутру Ольга проснулась от того, что кто-то наглый скребся и шуршал в ее комнате, заглядывая в шкаф, сумку и под кровать. Открывать глаза совершенно не хотелось, и девушка нахлобучила на голову подушку, скрываясь от настырного шума.

— Оля… Оль! У тебя есть что-нибудь от головной боли? — дергал девушку за руку помятый, пахнущий перегаром амур. Его красные глаза с расширенной сеткой сосудиков умоляюще нарисовались прямо у приподнятой подушки, требуя к себе повышенного внимания.

— Отстань!! — простонала она, кутаясь сильнее в одеяло и отползая от края кровати подальше к стене.

— Оль, я же помру. А ты себе этого не простишь. Буду приходить к тебе ночами призраком, и напоминать о твоей черствости, — продолжал ныть Ник, усаживаясь на пол рядом с кроватью девушки, — Оль, я тебе жить не дам.

Жадные ручки амура продолжали шарить под кроватью в поисках той самой торбочки с зельями и тинктурами.

— Ник, сгинь, а… Ну правда, сгинь! — все еще надеялась на счастливый исход Ольга, не открывая глаз.

— Не сгину! Я твоя совесть! — сложил ручки на груди с горделивым видом пухлик.

— Что ж у меня совесть-то такая мелкая и противная! — села на кровати девушка, осознав, что просто избавиться от нахалёнка не получится, и потянулась к своей сумке.

Она долго копалась в поисках необходимого средства под аккомпанемент стонов и рыданий блондинчика о своей тяжкой и невыносимой судьбе. И когда в ее руке оказался небольшой флакончик, то радостный вопль крошки-алкоголика огласил небольшую спальню девушки.

— Три капли на стакан воды, — она протянула флакончик подпрыгивающему от радости амуру, — не больше! Иначе плохо тебе будет!

Дрожащие пухлые ручонки вцепились в вожделенное средство:

— Не будет! Хуже быть не может! — выскочил белокурый вихрь из комнаты, и девушка рухнула обратно на подушку, мечтая спать до вечера. — Ты спи-спи, дорогая! Не мешаю!

Однако все мечты о долгом полноценном сне пошли прахом, когда в гостиной послышались мужские голоса, перемежающие спокойный разговор негромким смехом. Пообещав себе открутить белокурую головушку амуру, испортившему утро, Ольга с трудом поднялась и отправилась умываться.

В гостиной сидели смеющиеся Ян и Антарей, мирно беседующие за чашечкой горячего отвара. Хмуро поздоровавшись с гостем, Ольга устроилась на небольшом диванчике напротив дядюшки с племянником. В руки ей тут же сунули чашку с напитком, а на столик перед ней поставили тарелочку с пирожками.

— Откуда у нас такая роскошь? — откусила девушка от мягчайшего сочного фруктового пирожка.

Радостный Ян подложил ей еще пару пирожков с общей тарелки.

— Дядя Ант принес. Это его повар такую прелесть печет.

Ник с кухни ворчал, что сладкие пирожки мужикам приносить, это форменное издевательство. Кусок мяса нужнее и полезнее.

Герцог услышал ворчание амура и громко заливисто рассмеялся, заражая своим отличным настроением окружающих.

Допив отвар, Ольга поставила чашку на стол. И, любуясь воодушевленным Яном, слушала его версию ночного приключения.

— Да, Дар, с вами не соскучишься… — герцог утирал выступившие от смеха слезы.

Услышав то имя, которым его назвал дядя, Ян сник и безо всякого веселья поправил родственника:

— Я не Дар. Я Ян. На Дара прав не имею.

Столь же серьезный герцог хлопнул племянника по плечу:

— Ты — Дариян. Наследный принц и первый претендент на престол. И другого имени у тебя нет, — Антарей бросил быстрый взгляд на Ольгу. — Ребята, а, может, мы сходим вместе прогуляться? И этого вашего… Сыночку… С собой возьмем.

Ольга и Ян переглянулись.

— Ант, а нас не узнают? Ты ж тут известная личность, — принц пытался найти повод остаться дома вместе с девушкой, однако дядюшка был намерен исполнить свой план.

— Я одет просто, не как аристократ. Повозка перед домом. Поехали, не пешком же зову топать. Хоть посмотрите на герцогство, познакомитесь с ним, — герцог оказался тоже упрямым и настойчивым и Ян с Ольгой сдались.

Тоскливо вздыхая, Ольга надевала скромную накидку с капюшоном, стараясь быть как можно менее заметной. Судя по громким стенаниям, звучащим в комнате Яна, у молодого мужчины была та же самая проблема, что и у напарницы. Что надеть и как притаиться. И только Нику было все равно как он выглядит и в чем идти, потому как этот амур сразу же решил для себя остаться дома, пользуясь тем, что за парочкой присмотрит огромное количество народа.

Скромно выглядящие Ольга и Ян с суровыми выражениями лиц нависали над продолжающим лежать на диване Ником.

— И чего ты тут разлегся? — сдерживая усмешку спросил принц.

— Ян, уйди а… Я ведь серьезно прошу, дайте просто одному побыть, — отвернулся к спинке дивана маленький одинокий расстроенный человечек.

Ольга и Ян переглянулись и девушка присела у дивана, мягко коснувшись золотых локонов.

— Никушка, родной наш. Что случилось? Хочешь, мы останемся дома с тобой и никуда не пойдем? — продолжала она гладить шелковые пушистые волосы, расслабляя и успокаивая напряженные плечики друга.

Амур всхлипнул, резко развернулся обхватил ручками шею девушки. Казалось, что слова застревали в его горле, вырываясь наружу всхлипываниями и завываниями. Ольга нашла взглядом Яна и одними губами прошептала:

— Не пускай своего дядюшку сюда.

Мужчина согласно кивнул, нахмурил брови и решительно вышел из дома, так же беззвучно шепнув:

— Зови если что…

Девушка поднялась и пересела на диван, подтянув амура на колени и прижав его к себе.

— Шшшш, все хорошо. Все будет хорошо. Я с тобой, Ян с тобой. Мы справимся со всем… — тихий голос пробирался глубоко в сознание Ника, подкрепленный толикой успокаивающей магии.

Малыш со временем успокоился и сполз с коленей девушки на диван.

— Расскажешь? — спросила Ольга.

Ник потер опухшие красные глаза ладошками и прижался обратно к ее боку, туда, где ему было тепло и надежно.

— Я в этом мире чужой. Вообще этот мир какой-то странный. Тут приходят — уходят. Как трактир придорожный… Вот и я из своего мира должен был перейти в другой мир, туда, где меня ждала невеста, где я был нужен, где меня любили. Я был молод, глуп и очень любопытен. Хотел посмотреть этот мир. Вот так вот я бездумно и зашел в одну ресторацию.

Ник судорожно сглотнул, вздрогнув от нахлынувших воспоминаний, ярких и острых, словно все случилось не далее как вчера.

— Я же не собирался напиваться, Оль. Веришь мне? — Ник говорил хриплым дрожащим голосом. — Трое подсели за мой стол и предложили просто пообщаться. Я ж неопытный совсем был, глупый, любопытный. Пообщался… Утром очнулся без крыльев, золота и пропустивший открытие врат. Поголодал, побродяжничал и начал воровать. Так и попал к гильдиям. А к ним если попадешь, вырваться сложно…

Она поцеловала макушку маленького мужчины, взъерошила его прекрасные волосы и спросила:

— Никки, а вот скажи мне, почему ты сегодня сорвался?

Голубые глазки закрылись, личико сморщилось:

— Сегодня годовщина того самого дня, когда я потерял все.

Ольга охнула, обняла крепче кроху и прошептала на ухо:

— Мы постараемся вернуть тебя домой. Обязательно…

На что с кривой усмешкой Ник ответил:

— Меня никто не примет ни в моем мире, ни в мире невесты. Кому нужен бескрылый амур? Позорище… — глубоко вздохнул и оттолкнул Ольгу. — Иди уже, заждались тебя. Со мной будет все в порядке.

Девушка встала, дошла до двери, оглянулась и с легкой улыбкой окликнула друга:

— Ник, знаешь, ты мне стал очень дорог. Я рада, что нашла тебя. И уж постарайся в мое отсутствие никуда не затеряться. Хорошо? Я надеюсь на тебя, — и, уже хлопая дверью, быстро крикнула. — И поесть приготовь!

На улице стояла крытая техномагическая повозка из тех, на которых ездили купцы средней руки, мелкопоместные дворяне и чиновники в середине карьеры. Ян и Ант уже сидели внутри, не привлекая к себе лишнего внимания.

Увидев Ольгу, Ант с улыбкой выскочил на улицу, подал ей руку с легким полупоклоном, и помог подняться в салон повозки.

Укутав ее ноги пледом, Антарей попробовал сесть на упругий диванчик рядом с девушкой. Однако принц разгадал его манипуляции и поспешил бухнуться первым на вожделенное место, вынуждая дядюшку сесть напротив.

— Кто не успел, тот опоздал, — хихикнула девушка, немало позабавленная таким подростковым соперничеством мужчин.

— Куда мы едем? — невозмутимо, словно ничего только что и не происходило, поинтересовался Ян.

— Хочу показать тебе, племянник, места, которые любила твоя мама. Думаю, что ты мало ее помнишь. Да и я тоже… — в голосе герцога прозвучала грусть.

Шофер вел повозку по улицам города очень аккуратно, мягко и практически не создавая неудобств пассажирам. За окном проплывали богатые дома, центральная площадь с главным храмом Двум Богам, дома победнее и наконец-то застава на воротах высокой стены, окружающей столицу герцогства.

Ольга отметила про себя, что улицы находились в прекрасном состоянии, в отличие от дорог в ее мире. Люди, идущие по тротуарам в большей степени были опрятны и приятно улыбались. Даже в бедных районах не было развалин и мусора, что показывало герцога хорошим правителем, разумным и домовитым.

— Антарей, скажите, как вам удается содержать город в таком почти идеальном состоянии? — она с ожиданием уставилась на красивого мужчину, чей вид был приятен для глаз.

— Ольга, это не моя заслуга, а моих подданных. Каждый житель знает, что это наш общий дом и каждый делает все, чтобы в общем доме было уютно и чисто.

Девушка хмыкнула, оставаясь при своем мнении о значимости вклада герцога в благополучие города и с интересом продолжила разглядывать пейзаж за окном. Ян кинул ревнивый взгляд на нее и кончиками пальцев погладил руку сидящей рядом подруги.

Глава 12. В которой всё идет не так, как предполагалось

Герцог Антарей потешался над племянником, что доставляло ему немалое удовольствие. Дариян оказался жутким собственником, и оказывая небольшие знаки внимания Ольге, дядюшка доводил принца до белого каления, что проявлялось от злобных выразительных взглядов, которые тот бросал на расшалившегося не в меру Анта, до шипения и угроз.

Девушка была конечно интересная и по характеру, и по поступкам, но то, что ее внешность была скрыта под иллюзией и герцог постоянно забывал о ее истинном облике, было значимым минусом в отношении к ней высокородного лорда. Поэтому герцог развлекался за счет Ольги и Яна, правда не переходя определенных границ, которые он установил для себя сам, чтобы не обидеть ни того, ни другую.

Вот и сейчас, преувеличенно вежливо и внимательно поддерживая девушку под локоток, Антарей рассказывал о развалинах замка, в котором жили давние предки матушки принца. И к которому они направлялись пешком.

— В этом замке родился прапрапрадед Яна, дорогая, — Ант величественным жестом указал на плохо сохранившиеся стены с зияющими оконными проемами. Ветер свистел в этих сложенных много сотен лет человеческими руками камнях, зловеще завывая и промораживая страхом до самых костей.

Идущий следом за дядей и подругой Ян, в очередной раз скрипнул зубами, услышав обращение к девушке, и клятвенно пообещал себе серьезно поговорить дома с дядюшкой. В какой-то момент, поймав насмешливый взгляд, он догадался, что герцог таким образом подтрунивает над ним. Однако, он посчитал обидным подобное поведение родственника и решил его пресечь в дальнейшем.

Очередной порыв ветра сорвал капюшон с девушки, хлестнул снежной крупой по лицу, заставил задохнуться. Ольга отвернулась и в сотый раз прокляла свое согласие поехать в эту поездку. Надо отдать должное герцогу, рассказывал он о любимых местах почившей королевы с нежностью, интересно и увлекательно. Но все впечатление о себе мужчина смазывал своими неуместными шутками. И теперь вот эта невнятная поездка к истокам герцогов Азранийских…

Ян поспешил к подруге, помогая вернуть капюшон на место и приобнимая ее за плечи, пряча от пронизывающего ветра.

— Зачем мы здесь? Слишком холодно, чтобы шастать по таким открытым местам. Оля замерзла, — раздраженно произнес Ян, бросая очередной злобный взгляд на дядю и согревая дыханием руку девушки.

Виновато пожав плечами герцог был вынужден согласиться.

— Не просчитал, о чем сожалею. Однако, раз уж мы здесь, то предлагаю все-таки осмотреть родовые руины. Кроме того, об этом замке существует старинная легенда. Точнее не о самом замке, а о целой сети пещер, на которых и был он построен.

Троица дошла до поросших мхом и сухой травой развалин. Ольга стянула с руки тонкую перчатку и озябшими пальцами коснулась грубо вырубленных камней.

Приятный голос герцога продолжал свой рассказ и девушка, слушая его, прикрыла глаза.

— Наш предок пришел в эти края из теплых мест и первое время скрывался в найденной пещере и от холода, и от хищников, и от врагов. Все это время он молился Богам, прося у них защиты и помощи. Как писали наши родовые хроники, в одну страшную ночь случилась такая гроза, какой не видали ни раньше, ни позже. Небо разрывали яркие изломанные молнии, сверкающие с такой частотой, что было светло как в солнечный день, от грома люди теряли слух и пытались спрятаться поглубже в пещере. Наш предок, имя которого пропало в веках, вышел под острые струи воды и кричал, пытаясь докричаться до Богов. Он ругал их за то, что они подвергают такому непосильному испытанию женщин и детей, предлагал свою жизнь в обмен на жизнь и здоровье своих людей.

Антарей замолчал, переводя дух, а Ольга так и стояла с закрытыми глазами, представляя себе ужасающую картину той ночи, а камни, видевшие не одну сотню лет, так и оставались ледяными под ее пальцами.

— Услышали Боги зов своего сына и послали ему знак. Забил горячий источник в одной из пещер. Источник с невиданной силой. Смывал он с людей боль, печаль, тоску, болезни. Благословили Боги предка и его людей на жизнь в этом месте.

— И что случилось с замком? — в голосе Яна звучало любопытство.

— Забыли наши предки о том, что кровь наша была посвящена Богам. Отняли они живительный источник, а за ним и замок рухнул. Говорят, что придет время и сын крови Посвященных вернет этот источник, а вместе с ним вернется благоденствие и счастье на земли Виррании.

Девушка улыбнулась.

— Хорошая легенда. Да и рассказчик из вас, герцог, отменный.

Она обвела взглядом округу и ее глаз зацепился за людей, которые крадучись, окружали со всех сторон экскурсантов.

— Ян, Ант! Смотрите! — вскинула она руку, указывая на незнакомцев.

Мужчины груба выругались, схватили девушку за обе руки и утащили ее под прикрытие почти разрушенных стен.

Между нападающими и прячущимися внезапно вынырнули люди в черных одеждах, перекрывая доступ к беглецам и защищая их собственными телами. Из рук нападающих вылетели яркие вспышки огня, врывающиеся в щиты, защищающие людей в черном. Большинство щитов оказались достаточными для того, чтобы противостоять огню. Однако несколько защитников, отрывисто вскрикнув, рухнули на мерзлую землю навсегда закрыв глаза. Идущие впереди пригнулись и выпустили веером мелкие сверкающие стрелки, впивающиеся в тела нападающих. Со стоном они падали, испытывая непереносимую адскую боль, сдирая с себя одежду, раздирая ногтями кожу в кровь, пытаясь выцарапать тонкие острия, причиняющие нечеловеческие муки.

Ольга потянулась, чтобы в проем посмотреть за развитием ситуации, когда ее шею кто-то грубо схватил и прижал девушку обратно к земле.

— И какого демона вас понесло по окрестностям таскаться? — голосом Кима можно было камни дробить. Девушка медленно повернулась и прикрыла от ужаса глаза ладошками. Ким был в ярости. Красные пятна на его скулах были четким знаком того, что он был готов кого-нибудь прибить.

Ян и Антарей одновременно вскочили, встав между Ольгой и Кимерием.

— Оля не виновата! — выкрикнул Ян. — Хочешь убить, убивай меня!

Ледяной взгляд полный презрения уперся в нахохлившегося принца. Кимерий поджал губы и недовольно выплюнул:

— Убивать? Единственного законного наследника трона? О чем это ты, мальчишка! Да жизнь этой девочки, — он кивнул в сторону Ольги, — никому не нужна без твоей. Если она и пострадает, то только из-за тебя! Я так надеялся, что твое самомнение все-таки пообтешется за то время, что вы скрываетесь, но ошибся. Ты так и остался самоуверенным эгоистом. И если с ней что-нибудь случится, то это будет жертва, принесенная на алтарь твоему безрассудству.

Слушая такую резкую отповедь, Антарей вспылил и сорвался, повысив голос на главу гильдии воров:

— Это я привез друзей сюда. Я вытащил их из дома. Если уж кого и отчитывать, то только меня.

Ким хотел что-то ответить, однако бросил взгляд на гильдийцев, продолжающих отбиваться от наступающих, и грязно выругался.

— Антарей, надо отсюда выбираться. Мои бойцы скоро выдохнутся. Мы уже треть потеряли. За вами отправили лучших из Тайной службы. Более того, среди них есть маги универсалы. С ними практически невозможно справиться.

От фигур в черных хламидах несло ужасом и смертью на многие сотни метров, сминая и без того обессиленные и поредевшие ряды защитников.

Герцог быстро сориентировался в ситуации, осознав перспективы. Времени для того, чтобы принять решение оставалось непозволительно мало.

— Вы сюда как попали? — задал он вопрос Киму.

— Черным порталом на якорь, который привесил к Ольге. Мои сообщили, что на вас напали и пришлось все бросать. Уйти порталом сможем только трое. Ольга в портале потеряет магию напрочь, — Ким с жалостью смотрел на девушку.

Мысли метались лихорадочно в поисках хотя бы какого-то выхода. Антарей вновь бросил взгляд на заливающих огнем промороженный склон холма универсалов.

— Под нами должны быть пещеры… — задумчиво выдал герцог и тут же бросился развивать свою идею. — Это целая сеть пещер. И мы легко там можем спрятаться. Теперь главное их найти… Вход где-то во дворе, вроде бы…

Не вдаваясь в разговоры, Ким бросил поисковое заклинание, продолжая костерить на все лады Антарея с его идиотской идеей прогуляться, Яна за то, что не думал о собственной безопасности, Ольгу просто так за компанию.

Огонек лениво скользил над комковатой поверхностью внутреннего двора разрушенного замка, вызывая желание ускорить его любым способом. Ольга закусила губу, слыша крики умирающих боевиков гильдии, раздирающие ее душу. Девушка сделала пару шагов назад, отступая от стоящего непозволительно близко Антарея, и ее нога провалилась куда то через упругую преграду.

— Ким! Отпусти людей! Я нашла вход в пещеры! — крикнула она сдирая дёрн с полукруглого отверстия, открывающего вход в темное пахнущее сыростью помещение.

— Отойди, — рыкнул герцог и первым сиганул в темноту, через пару секунд позвав остальных.

По одному все трое спустились вниз и Ким вернул дерн на место, закрыв иллюзией любой намек на имеющийся вход.

В пещере было тихо, влажно и темно. По дну тек тонкий ручеек, из-за которого и было ощущение этой самой сырости.

— Ты людей отпустил? — тихо спросила Ольга, чувствуя огромную вину перед погибшими людьми.

Ким с жалостью посмотрел на девушку. Ни Ян, ни Антарей не испытывали особых душевных терзаний, зная о том, что всегда защита важных персон сопряжена с риском смерти для таких вот боевиков. И принц и герцог предпочитали обеспечить денежным содержанием родных, оставшихся без кормильца, вместо того, чтобы рвать себе душу бесполезным чувством вины.

— Конечно, девочка. Кто смог, спасся, — он огляделся, с трудом различая контуры стен и силуэты людей. — И куда нам теперь?

Ант, не говоря ни слова, зажег шар, который взмыл над головами стоящих кучно людей, за что тут же был обруган Кимерием.

— А если бы тут накопился горный газ? Ты мог нас убить! Вас вообще ничему не научили в магии?

В голосе мужчины Ольга услышала такую обреченность, словно ему достался отряд школьников младших классов во время похода. Осознав, что сравнила Кима с учителем начальной школы из своего мира, девушка хихикнула и направилась обходить ту небольшую пещеру, в которой они оказались.

— И чего ты хихикаешь? — бархатистый голос принца раздался прямо над ее ухом.

— Представила Кима наставником малышей в школе.

Ян сдержался, однако на его лице расцвела широкая открытая улыбка. Несмотря на то, что их путешествие было очень и очень опасным, ему было очень приятно находиться рядом с той, кто была приятна в общении.

Обойдя всю пещеру, Ольга и Ян сделали один немаловажный вывод. Из небольшой пещеры был всего один выход, и он явно был создан человеческими руками.

— Ян, можешь меня подсадить? — заинтересовалась она полустертым знаком, выцарапанным над проемом.

— Сейчас, — молодой мужчина умел действовать быстро без лишних вопросов. Он создал воздушную лестницу, по ступенькам которой Ольга легко взбежала наверх.

Ее тонкие пальцы прочертили по еле заметным линиям и он растерянно оглянулась.

— Я не знаю этого знака.

Антарей, с какими-то смешанными чувствами наблюдавший за медленно прогуливающейся по пещере парочке, поспешил заменить ее на верхней ступеньке, бросив набегу:

— Я учил древние языки и руны.

Он возился дольше, чем девушка, обследуя все камни над проемом.

— Это знак старшего Бога… Очень странно. Потому что он перевернут вверх ногами.

Мужчина спустился вниз и отряхнул руки от многовековой пыли.

— Пойдем? — Ким поспешил, гонимый мыслями об отсутствии еды и непреодолимом желании выбраться поскорее из неизвестно куда тянущихся катакомб.

Узкий ход вел куда-то вглубь холма. Потолок то опускался вниз настолько, что приходилось двигаться на четвереньках, то поднимался ввысь, давая возможность выпрямиться и вздохнуть полной грудью.

— Вам не кажется, что воздух стал теплее? Да и пахнет он приятно, — спросил идущий следом за Ольгой герцог.

Девушка шумно потянула носом, улавливая тонкий аромат чего-то теплого и уютного. Впереди появился мягкий льющийся свет и необходимость в световом шаре исчезла, давая возможность не тратить магические резервы.

Наконец-то ход закончился. Большая пещера со свисающими сверху белоснежными наростами, которые стремились к своим собратьям, растущим прямо из пола, приняла гостей в свои мягкие объятия. Исчезло ощущение усталости, страха, ушло напряжение. Четверо облегченно выдохнули, медленно расхаживая между поблескивающих столбов и выростов, пока отчаянно размахивающий руками, Кимерий не выкрикнул:

— Здесь совершенно не работает магия! — в его голосе была самая настоящая паника, настолько не характерная для этого сильного и мудрого мужчины.

Каждый попробовал создать хотя бы самое простое заклинание, осознав и поняв всю бесполезность этих попыток.

Бессильно Ольга сползла на пол и закрыла глаза. Это был конец. Без магии им просто не выбраться и не выжить.

Бессильно Ольга сползла на пол и закрыла глаза. Это был конец. Без магии им просто не выбраться и не выжить.

Хмурый Ян присел рядом с девушкой, прижавшись плечом.

— Может нам вернуться? — спросила его Ольга. — Те, кто на нас напали, уже наверняка ушли из развалин.

Принц пожал плечами и поискал глазами Кима и Антарея. Мужчины сосредоточенно осматривали совершенно гладкую и ровную стену в том месте, где ранее был выход из того самого хода, по которому они пришли.

— Если я верно понимаю те неприличные жесты, которые дядюшка Ким показывает дядюшке Анту, то обратно нам путь закрыт, — ровным голосом произнес принц и откинул голову, закрыв глаза, на гладкую колонну около которой сидели они вместе с Ольгой. — Отдохни лучше. Сейчас эти проорутся и подумаем, что делать. А пока это бесполезно.

Девушка была не согласна с приятелем, однако спорить не стала, бросив еще один взгляд на схвативших за грудки мужчин, готовых в любую минуту начать махать кулаками. Она прикрыла глаза и постаралась расслабиться.

Проснулась девушка от того, что кто-то насмешливо потешался над сидящими на полу пещеры Яном и Ольгой.

— Вы только на них посмотрите. Мы тут выход ищем, а они спокойненько спят тут, — Ким с подозрительно припухшей левой скулой стоял над ними со сложенными на груди руками как памятник на городской площади.

Ян широко зевнул и, не поднимаясь на ноги, ответил:

— А что нам, разнимать вас нужно было? Или рядом руки заламывать? Я выбрал то, что было важнее. Отдохнуть самому и дать отдохнуть девушке, — он кивнул стоящим мужчинам. — Присядьте. Обсудим все сейчас. Да и вообще, хотелось бы понять, что произошло.

Помятые и взъерошенные глава гильдии и герцог, морщась и сдерживая стоны, как-то скованно опустились на гладкий пол и с наслаждением вытянули ноги. Принц хмыкнул, довольный произведенным эффектом, и спросил:

— Итак, что расскажете?

— А что хочешь? — настороженный взгляд Кима уткнулся в Дарияна.

— Кто на нас напал и вообще, как это случилось? — принц ждал ответа на свои вопросы, а девушка сидела рядом, не вмешиваясь.

— Глупостей вы натворили, молодые люди. Вот зачем надо было тебе, Ольга роды принимать? Неужели не могла одними зельями обойтись, если уж так хотелось. Это же не у меня под крылышком в гильдии сидеть, — Ким перевел взгляд на Антарея. — А вы, герцог, не первый день варитесь в высшем обществе. Прекрасно знаете все возможности королевы и ее брата. Знаете возможности Тайной службы и так глупо отправились в эту поездку.

Ким устало потер глаза.

— Я чуть ума не лишился, когда узнал, что вы выехали из города. Да, охрана к вам была приставлена. Но ее просто не хватило на схватку с универсалами. Если бы не малый резерв Ольги, то легко выбрались бы черным порталом, — мужчина замялся и Антарей быстро понял, о чем именно умолчал мужчина.

Если бы пришлось быстро решать, что делать для спасения принца, то ради жизни Дарияна магию Ольги просто-напросто сожгли б черным порталом. Жизнь важнее магии… И от осознания этого и своей вины, герцог глухо застонал, закрывая ладонями лицо. Желание развлечься, отдохнуть, просто показать племяннику наследие предков привело к тому, что сейчас все они сидят непонятно где и неясно с какими перспективами.

— Ну, что имеем, то имеем, — Ким пожал плечами.

— Что вы выяснили про ситуацию с выходом? — после непродолжительного молчания подал голос Ян.

Антарей потер подбородок, сморщил нос, вскинул взгляд на Ольгу и ответил:

— Обратного хода нет. Мы простучали стену. Она монолит. Как такое возможно я не представляю. Только что прошли и всё пропало.

— И магия не работает вообще. Любая, — добавил Ким, изображая пальцами сложную фигуру и хмыкая, видя бесполезность своих действий.

— А техномагические вещи? — в глазах Ольги все еще была надежда.

На что Антарей улыбнулся, так и не отводя взгляда от ее лица.

— Оля, посмотри на Яна. Что ты видишь?

Она повернула голову и охнула. Вместо белобрысого простоватого деревенского Яниса перед ней был не искаженный артефактом облик принца Дарияна.

— Ян, я тоже в истинном облике? — тронула руку принца она, не заметив, как дернулась щека герцога.

— Да, моя хорошая, — коснулся губами виска девушки принц. — Не переживай, тут это не важно.

Ольга улыбалась в ответ, греясь в лучах душевного тепла, под пристальным взглядом Антарея.

— Значит и техномагия накрылась медным тазом, — сделала вывод девушка, вытащив из кармана портальный артефакт, простой железкой лежащий на ее ладони. — Тогда может нам всю пещеру обойти? Хотелось бы найти воду, да и уединиться бы не мешало.

Смущаться она и не подумала, чем заслужила одобрительный взгляд Кима.

Девушка встала, отряхнулась и огляделась.

— В общем так, вы тут посидите, а я отойду, — улыбнулась она.

Антарей вскинулся, желая проводить, но сдерживая себя, опустился обратно.

— Оль, кричи если что. Сразу прибежим.

Она согласно кивнула и направилась подальше от тихо беседующих мужчин.

Кроме того, что ей действительно очень хотелось побыть одной, девушка должна была обдумать без давления все, что удалось узнать. Она понимала, что мешает мужчинам. Что именно из-за нее не сделали прыжок, понадеявшись на то, что в любой момент портал сработает. Кто же мог предположить, что они окажутся в таком непонятном месте, где не работает ничего, в чем есть хоть толика магии.

Освободившись от лишней жидкости, Ольга пошла вдоль стены, прижав пальцы к шероховатой поверхности.

— Все равно тут должен быть выход. Должен быть. Его просто не может не быть, — бормотала она себе под нос, ощущая, как мелко под пальцами подрагивает стена. — Это что еще такое…

Она отошла от стены и, подняв голову, взвизгнула от неожиданности.

На стене сквозь серый камень проступали цветные искусные рисунки, яркими красками изменив облик целой стены.

На крик девушки мужчины прибежали за несколько минут, остановившись в растерянности перед открывшимся им изображением.

— О Боги! Что это? — восхищенно Кимерий бродил перед стеной, оценивая рисунки в целом и по отдельности.

Как поняла девушка в центре картины была каменная чаща, установленная на резном постаменте в нише большой пещеры.

— Это же наша пещера… — прошептала Ольга, разглядывая рисунки дальше.

— А это похоже тот самый источник рода Азранийских, — Антарей пальцем обводил герб герцогов, изображенный на постаменте.

Они отошли назад, понимая то, что просто отказывалось укладываться в их головах: источник стоял вне миров, вне времени и пространства, на пересечении множества миров, находясь одновременно в каждом из них, и в то же время, отсутствуя там.

— Вот почему магия тут не работает… И техномагия тоже, — Ян развернулся, схватил Ольгу за руку и потянул ее за собой. — Мы должны найти источник! Это может показать нам выход отсюда!

Девушка поморщилась, ощутив боль от слишком крепко сжимающих пальцев принца.

Антарей дернулся за ними, заметив гримасу боли на лице девушки, однако был тут же остановлен Кимерием.

— Не стоит этого делать. Не мешайте будущим королю и королеве.

Антарей зло огрызнулся:

— А девушка вообще в курсе ваших планов? Вы знаете. Что она сама хочет?

Мягко, словно с неразумным ребенком, Ким продолжил объяснять герцогу свою позицию:

— Что хочет девушка не важно. Главное, что принц будет согласен, да и меня это устраивает. А девушка… Благополучие и спокойствие, думаю, стоит того, чтобы выйти замуж по расчету.

Антарей покачал головой.

— Для чего вам это все? Неужели она не может выбрать сама себе спутника в этой жизни? Не заслужила скажете?

Ким печально скривил губы.

— Заслужила… Но ни от нее, ни от меня, ни от кого другого это не зависит. Считай, что так решили Боги.

Мужчина развернулся, сгорбился, словно на его плечи лег непосильный груз, и отправился обходить пещеру навстречу Ольге и Яну.

Злость и раздражение от нахального главы гильдии кипели в душе герцога. Все мысли крутились вокруг неприятного разговора. Все больше и больше возмущался Ант желанием Кима свалить все матримониальные идеи на Богов. Очень удобная отговорка. И, главное, что проверить невозможно. Кто их видел… Этих Богов. Легенда… Глубоко вдохнув, а затем медленно выпустив воздух из легких, герцог поплелся за мечущимся между колонн Яном.

Чем дальше отходил Ант от места, где вошли в пещеру путники, тем сложнее было передвигаться. Колонны становились все толще и встречались все чаще. Мягкий свет, льющийся откуда-то из-под потолка пещеры, в этой ее части становился мутнее, глуше, словно бы что-то мешало ему. К тому времени, как герцог нагнал принца и девушку, Ольга уже успела освободить руку от крепкой хватки и, в одиночестве, брела прямо вглубь необычного места.

— Ян, я дальше пройти не могу… — растерянно произнесла девушка, уткнувшись в невидимую преграду. Развернувшись в пол-оборота, она поймала взглядом напарника, и не выпускала его из виду ни на секунду.

— Оль, ты выйти оттуда можешь? — Ян остановился на границе света и тени.

Девушка дернулась и отрицательно качнула головой.

Принц в расстройстве помянул всех проклятых и оглянулся в поисках Кимерия. Антарей, не отрывая взгляда от увязшей в странной мути Ольги, шел к ней. Так же как и Ян он остановился там, где заканчивался свет.

— У тебя веревка есть? — не глядя на племянника, спросил Антарей.

— Откуда? Мы же гулять пошли, а не ловить кого-то, — срывающимся голосом выдал племянник. — Хотя есть шарф.

— У меня тоже. Снимай, — решительно сдернул с шеи шелковую ткань герцог.

Связав вместе два шарфа, Ант намотал один конец на руку и бросил Ольге второй, стараясь попасть в руку. Раз за разом он кидал и кидал переливающуюся в свете импровизированную веревку, надеясь на удачу.

Со спины подошел Ким, наконец-то добравшийся до своих молодых спутников.

— И что вы тут делаете? — полюбопытствовал он, с интересом наблюдая за очередным безуспешным бросанием шелкового аркана.

— Пытаемся Ольгу вытащить, — буркнул Ян.

— Плоховато у вас получается, — заключил глава гильдии, насмешливо разглядывая увлеченных делом молодых мужчин.

Принц возмущенно зашипел на Кима:

— Мы Ольгу вытащить пытаемся! А вы!!!

Глава запрокинул голову назад и громко расхохотался.

— Два потомка рода Азранийских стоят перед стражем их рода и коснуться его боятся!

С недоумением две пары глаз уставились на продолжающего смеяться мужчину.

— Не понял я что-то… — в голосе Антарея прозвучали угрожающие нотки, а Ольга фыркнула, зная характер Кима. Она была уверена в том, что молодые мужчины просто не заметили чего-то очевидного, за что и нарвались на подобные издевательства.

И, конечно же, она была права.

Ким подошел к границе и указал пальцем на отлично видимую надпись, идущую по полу.

— Зачем под ноги смотреть? Молодости характерно витать в облаках! — с улыбкой изрек Кимерий.

«Сыны Азрании пройти всегда тут смогут, врагов же остановит мрак»

Антарей первым шагнул к Ольге и перед ним расступалась мутная субстанция, комкуясь, исчезая, освобождая путь. Вот уже Ольга свободно шла следом за герцогом, а Дариян и Ким поспешили присоединиться в исследовании скрытой части пещеры.

Лишь только отступил страж рода, перед всеми открылась ниша с четырьмя постаментами. Три постамента были установлены в глубине ниши. На том, что был в середине остался след от когда-то бывшей там статуи. Кто-то разрушил ее до основания, не оставив о ней даже напоминания. По бокам от пустого куба стояли статуи Богов. Старшего слева, младшего справа. Оба Бога скрыли свои лица глубокими капюшонами, давая повод погадать о том, как же выглядят эти самые Боги

Но большее внимание привлекал одинокий белоснежный постамент, который стоял прямо посередине ниши, доступный для того, чтобы его можно было осмотреть со всех сторон. Его основание покрывала искусная резьба, изображающая открытие порталов, а на постаменте стояла большая матовая чаша из черного камня, в которой легко мог полностью поместиться большой мужчина.

Присвистнув, Ким подскочил к чаше, засунул в нее свою любопытный нос и разочарованно простонал:

— Тут трещина… Вот почему не копится вода.

— А он вообще там есть? — еле сдерживая любопытство, пыталась заглянуть в чашу Ольга, подталкивая в бок Кима.

Принц Дариян обошел вокруг чашу, вгляделся в скрытые лица Богов, развернулся к дяде и задумчиво протянул:

— Дорогой дядюшка, а в легендах семьи случайно не сказано, как будет отремонтирован источник?

Герцог задумался.

— Знаешь, а нет. Сын рода вернет источник. И все… — Антарей подхватил прыгающую с постамента Ольгу, а Ян помог Киму спуститься.

Вчетвером они уселись на пол около чаши и, изнемогая от усталости, решили просто передохнуть и немного подремать. Сон накрыл всех четверых. И спокойным он был лишь у одного.

Глава 13. Непростые пути судьбы

Сладкий, спокойный, здоровый сон был недостижимой мечтой для троих путников. И в этом твердый пол пещеры был виноват в самую последнюю очередь. Ведь четвертому не мешало ничего завернуться в плащ и посапывать, свернувшись в клубочек. Легкая улыбка на губах Кимерия свидетельствовала о том, что Боги ему дали отдохнуть этой ночью, наслав другим сны со значением.

Бедняга Дариян метался в липком кошмарном сне, вспоминая лицо умирающей матери. Ему снилось его детство, когда маленький принц играл в прятки со своим гувернером. Решив спрятаться понадежнее, мальчик забрался туда, куда его обычно не пускали, приводя на несколько минут в день, дабы не утомить больную женщину.

Платяной шкаф показался ребенку самым подходящим местом для того, чтобы спрятаться. Сидя между пышных юбок роскошных платьев королевы в темноте и тепле, Дариян умудрился заснуть. Проснувшись от того, что кто-то в спальне королевы негромко разговаривал, мальчик приоткрыл дверь и в образовавшуюся щель глянул одним глазом.

Мама металась по постели, скрюченными пальцами цепляясь за вышитые простыни. Иссушенное, словно бы обтянутое пергаментом лицо, на котором черные пятна создавали страшный рисунок смерти, исказилось в муке. Из распахнутого рта вырывался стон боли. Дариян от страха отшатнулся от щели, но успел заметить густой серый туман у постели матери со странными тенями.

— Ты же смелый мальчик, Дариян! Ты будущий король! — уговаривал себя шепотом мальчик, страшась выглянуть из шкафа вновь.

Трясясь от ужаса, он потянулся к щели. В клубящемся у постели тумане стояли трое: женский силуэт и два мужских. И эти тени до дрожи во всем теле пугали маленького Дарияна, спрятавшегося в маминой спальне. Хрипящая в агонии женщина внезапно широко распахнула ясные глаза, нашла сына и разомкнула почерневшие растрескавшиеся губы.

— Найди тех, кто меня убил. Он был слишком близко… И мы ему слишком сильно верили…

Откинувшись на подушки, она закрыла глаза и шумно выдохнула в последний раз…

Ян проснулся в холодном поту, стараясь не разбудить никого из спящих рядом, он осторожно встал и направился в сторонку, желая в одиночестве обдумать странный сон. Что это было? Забытое воспоминание или шутками Богов подсказка о смерти королевы? Ольга говорила о Проклятье Черной смерти… Возможно ли, что кто-то в ближайшем окружении семьи стал причиной этого проклятья? И что это за три тени были у постели умирающей? Столько вопросов, и ни одного ответа. Измучивший себя воспоминаниями и мыслями Ян все-таки дал себе слово сделать все, чтобы выяснить правду о смерти мамы.

Антарей в кожаном панцире отбивался двуручным мечом от пятерых затянутых в черные одежды воинов. Их лица были закрыты масками, в их руках были странные клинки, с изогнутыми зазубренными лезвиями, которые не просто рассекали тело, но вырывали из него куски плоти. Две большие рваные раны на не защищенных панцирем руках обильно кровоточили, ослабляя мужчину. Сил не хватало и он отступал в глубь пещеры. Почувствовав что противник сдает, нападающие усилили атаку и удары посыпались со всех сторон.

Закусив губу, борясь со слабостью и сильнейшей болью, Ант перехватил удар слева, выкрутив запястья. Уворачиваясь от удара справа ему пришлось отпрыгнуть в сторону. Нога, в сшитом из толстой кожи сапоге, попала на скользкий камень. Антарей пошатнулся, взмахнув руками, и рухнул во тьму колодца за спиной.

Сознание возвращалось с трудом. Отерев кровь, заливающую глаза, мужчина обнаружил себя лежащим на краю огромной черной чаши, свешиваясь головой внутрь. Сочащаяся из ран кровь окрасила мерцающую воду в красный цвет. Антарей потянулся рукой к гладкой поверхности воды, не удержался и соскользнул внутрь. Вода сомкнулась над его головой, проникла в нос, заставляя вдохнуть, утонуть и прекратить свои мучения.

Мужчина рванулся вверх, стаскивая с тела отяжелевший намокший панцирь, тянущий ко дну. Раны на руках горели и пузырились розовой пеной, когда он хватался пальцами за край, подтягиваясь и вытаскивая себя из воды.

Оказавшись в безопасности, Антарей почувствовал, что все раны затянулись, в теле появилась сила, в крови бурлила магия. Он заглянул в чашу. Вода от попавшей крови пузырилась и бурлила. Чем больше крови капало в воду, тем сильней бурлила вода. Под руками край чаши начал подрагивать, вынуждая мужчину отпустить руки и спрыгнуть с постамента на пол большой пещеры. Три фигуры в капюшонах укоризненно смотрели на стоящего перед ними мужчину. Чашу затрясло, резной постамент под ней заходил ходуном, раздался громкий треск и кровавая вода хлынула через трещину на пол, пачкая белоснежный камень под чашей.

Негромкий голос за спиной заставил Антарея отвернуться от этого бедствия и обратить свое внимание на среднюю статую, которая откинула капюшон, открыв прекрасную женщину, чьи волосы были скрыты под плотно завязанным платком. Печальные глаза смотрели прямо в душу, а губы ее скорбно изогнулись.

— Кровью источник разрушил, кровью же и восстановишь, — женщина тонкими пальцами, унизанными перстнями, натянула глубоко капюшон, скрывая лицо, и замерла.

Антарей проснулся одним моментом, встал, огляделся и увидел, что Ян отошел ото всех, закутался в плащ и сидел в одиночестве, то ли во сне, то ли в раздумьях. Его взгляд скользнул по Киму и Ольге, остановившись на пустом постаменте. Он подошел к нему, протянул руку и потрогал место, где когда-то стояла статуя женщины.

— Кто же ты, забытая Богиня? И могу ли я верить твоим словам? — спросил он шепотом, опускаясь перед постаментом на колени.

Ольгин сон был вязкий, тягучий, сладкий, как патока. Она брела среди золотистого света, не видя ни куда идет, ни откуда, ни верха, ни низа. Девушка понятия не имела, сколько она ходит в этом жидком золоте, зачем она здесь и почему. Она не помнила кто она, как ее имя, сколько ей лет. Ни тоски, ни страха, ни-че-го…

Он не знала есть ли у нее тело, какой у нее облик, есть ли руки, ноги, голова, хвост… В какой-то момент Ольгу накрыло чувство всепоглощающего ужаса. Ее сущность подхватила и понесла неизвестная сила, со свистом и шумом кидая то вверх, то вниз, по золотым тоннелям, увлекая вперед, бросая в пропасть и поднимая оттуда.

Защипало глаза и она поняла, что глаза у нее точно есть, а значит ими можно моргать. Глазам было больно и невыносимо захотелось потереть их, рука потянулась и коснулась гладкого лба, вздернутого носа, чуть впалых щек. За одной рукой нашлась и другая. Сильная боль скрутила желудок, вызвав мучительные спазмы. Этой боли можно было бы испугаться, но Ольга была счастлива ее ощущать. Эта боль дала ей возможность осознать себя как человека, как личность. Упавшая на колени, закрывшая глаза руками, она счастливо смеялась.

— Наконец-то ты родилась, — мягкий голос, казалось, шел отовсюду. — А мы тебя уже заждались.

По голосу было невозможно понять кто говорит, мужчина или женщина. В этом голосе было море доброты, участия, тепла.

— Кто вы? — спросила девушка, опустив руки и подняв лицо кверху.

— Узнаешь, — в голосе слышалась улыбка. — Воспользуйся портальным камнем. Не откладывай нашу встречу. Времени почти не осталось. К вечеру текущего дня ты должна быть у нас.

И девушка проснулась, резко сев на твердом полу.

Спросонок она не сразу поняла, что рядом с ней спит только довольно сопящий Ким. Остальные почему-то разбежались в разные стороны и погрузились в собственные мысли. Девушка встала и нашла глазами Яна. Мужчина по-прежнему сидел, уткнувшись лбом в колени согнутых ног и закрывшись плащом от чужих взглядов. От всей его фигуры просто веяло безысходностью и тоской. Антарей также, судя по всему, избегал лишнего внимания, отойдя подальше ото всех.

В растерянности Ольга обернулась к Киму. Для нее было важно знать время суток, в котором они сейчас находились. Злить пусть даже и выдуманных богов ей не хотелось, тем более, что выход из пещеры был жизненно необходим им всем, поэтому она не пошла ни к Яну, ни к Анту, а осторожно присела рядом с Кимом и коснулась рукой его плеча.

— Ким. Кииим, подъем! — негромкие слова сделали свое дело и мужчина зашевелился, сонно щуря глаза, с трудом сел, огляделся и улыбнулся девушке.

— Выспался. Представляешь? Действительно выспался! Теперь есть хочу смертельно…

Ольга присела рядом.

— Вот и хорошо что выспался, — она помолчала, не ответив на слова о голоде, накрыла своей рукой руку главы гильдии и вгляделась в его глаза. — Что-то с ребятами не то. Проснулась, а они в таком вот ступоре. И не шевелятся. На них это совершенно не похоже.

Девушка замялась, отвела глаза и как-то сжалась.

— Ольга, что произошло? — умудренный опытом мужчина почувствовал, что с девушкой происходит что-то необычное. Не раз он видел на ее лице такое затравленное выражение, но в глазах всегда была надежда. В этот раз глаза бывшей королевской акушерки излучали не просто страх, но какую-то ужасную обреченность.

Он перехватил руку девушки и притянул ее к себе.

— Скажи мне правду, что происходит? Что случилось пока мы спали? — горячее дыхание Кима обжигало ухо.

— Сны…У меня был странный сон. Если я к вечеру не воспользуюсь портальным камнем, который мне передал призрак, то у меня будут проблемы, — она говорила глухо дрожащим голосом.

Ким отпустил ее, как-то сгорбился и стало заметно, что он совершенно не молод и время оставило на его лице свой след.

— Значит они и до тебя добрались… — он уткнулся в ладони и потер лицо. Ким молчал, виновато поглядывая на нее. — Прости меня. Прости и не спрашивай ни о чем. Если ты воспользуешься порталом, то все узнаешь там из первых уст. Боюсь, что из меня никудышный рассказчик.

— Вот просто здорово, — выдохнула она, глядя на приятеля с подозрением. — Я же не комнатный цветочек, чтобы бояться правды. Может расскажешь все-таки? А то меня вся эта ситуация напрягает.

Ким отрицательно качнул головой.

— Прости…

Ольга встала и, не оглядываясь, направилась к тому, кто был ближе. Антарей сидел, прижавшись к постаменту со следами стоявшей ранее статуи, закрыв глаза. Длинные темные ресницы делали тени под глазами еще глубже, скорбные складки залегли в уголках губ.

Девушка потрясла его за плечо.

— Ант, ты в порядке?

Он мягко улыбнулся и открыл глаза.

— Тут была статуя женщины. Она сказала мне, что кровь потомка Азранийского рода вернет источник. Представляешь?

Девушка улыбнулась в ответ.

— Ты видел сон?

Он кивнул, встал на ноги, отряхнулся от пыли и направился к племяннику. Девушке не оставалось ничего, кроме как последовать за герцогом в дальний угол, где в полутьме уединился Ян.

— Дорогой племянник! А, дорогой племянник! Мне приснился сон как пробудить источник. Ты со мной? — продолжая улыбаться, Ант добрался до принца, и его улыбка угасла, лишь только он увидел погасший взгляд на лице с грязными разводами. — Что было в твоем сне?

Ян хрипло произнес:

— Смерть матери. Ольга была права. Ее действительно убили. И убийца всегда был близок к трону.

Герцог рывком поднял племянника на ноги, прижал к груди, пользуясь превосходством в росте. Эти знания ядом проникали в душу, вытягивая боль потери наружу, обнажая ее. Словно бы и не было тех лет, которые прошли со дня смерти королевы.

— Дар, мы все выясним. И обязательно отомстим за нее, — Ант удерживал Яна, не давая отстраниться ему, даря родственное участие и разделяя общую потерю.

Полузадушенный голос произнес:

— Клянусь, что отомщу. Ты мне веришь?

Чуть поодаль остановившийся Ким тоже решил подать голос и привлечь внимание к насущному:

— Молодые люди, простите, что вмешиваюсь, но нам отсюда надо выбираться. Без еды и воды мы долго не протянем.

Ян выпутался из рук дяди и спросил:

— Что там про источник?

Неприятная тягостная обстановка разрядилась от этих слов и они все направились к каменной чаше, слушая по пути историю из сна герцога.

— Значит кровь… — задумчиво протянул Ян. — Нас тут два представителя рода. Кто рискнет?

Герцог пожал плечами.

— Какая разница… Если захочешь, то можешь сделать это сам, — обратился он к принцу, уступая ему это право.

Чаша своей матовой чернотой тянула к себе, манила, притягивала. Принц ухватился за край резного постамента, подтянулся и вскарабкался на него, с трудом заглядывая в чашу.

— Трещину видишь? — спрашивал Антарей.

Ким и Ольга стояли подальше друг от друга. Девушка неосознанно давала приятелю понять, что пока не готова простить недоговоренностей и умалчиваний. Особенно в том, что напрямую касалось ее.

— Вижу, — Ян заметил змеящуюся полоску, идущую от самого верха до основания чаши. — Кинжал есть?

Ким передал узкий тонкий клинок, который вытащил из-за голенища сапога.

Принц взмахнул рукой с зажатым оружием, спеша полоснуть себя по левой руке, однако его остановил крик Ольги.

— Стойте! Ян не подойдет!

— Почему? — с недоумением на нее уставились все трое.

— Принц родился в роду короля. Герцогиня Азранийская ушла из своего рода, выйдя замуж. Ант единственный подходящий для кровопускания объект, — взволнованно сообщила девушка, кусая губы.

Ян поспешил убраться с постамента, передавая кинжал дяде с шутливым поклоном.

— Спасся, — буркнул Ант племяннику, карабкаясь на постамент. Он не стал рассусоливать и говорить многословные речи. Взмахнул рукой и полоснул по предплечью. Темная кровь тонкой струйкой побежала, капая на черный камень. Время тянулось мучительно долго. Кровь не сворачивалась, продолжая напитывать чашу, лицо герцога побелело, дыхание участилось.

— Антарей, прекращай! У тебя большая кровопотеря! — крикнула Ольга, волнуясь за него. — Прыгай сюда, я перевяжу!

Упрямо тряхнув темными кудрями, он продолжал статуей стоять на постаменте.

— Ян, стаскивай его! Смотри, уже шатает! — сказала другу девушка и вытащила из кармана пальто сунутые туда впопыхах вчерашние шарфы и, убедившись в их бесполезности, оторвала полосу от своей сорочки, приготовившись оказывать помощь и ругаясь на забытую где-то сумку со всем набором зелий и тинктур.

Антарея качало словно деревце на ветру. Его глаза закрылись и он рухнул прямо на руки племяннику. Ольга перетянула руку шарфом и забинтовала рану оторванной тканью.

— Ни воды… Ни лекарств… И источник ничерта не пробудился, — сетовала она, укладывая голову мужчины на свои колени.

— Что ты там про источник говоришь? — вдруг широко улыбнулся Ян.

Ольга подняла голову и тихо засмеялась. Через край чаши полным потоком лилась искрящаяся вода, исчезающая во внезапно открывшемся в полу отверстии.

— Ян, Ким, хватайте Анта! Его нужно окунуть в воду. Пусть быстро исцеляется! — девушка командным голосом раздавала ценные указания, и с удовольствием наблюдала, как на лице герцога расцветает румянец.

Ким и Ян держали мужчину на весу, не давая ему рухнуть в зияющую дыру в полу, куда с шумом утекала живительная влага.

— На ноги меня поставьте уже! — голос Антарея привел всех в состояние эйфории.

— Живой! — вцепился в дядю племянник, отчаянно боявшийся потерять родного человека.

— Живой! — выдохнула Ольга, сползая на пол. — Значит сны не просто так. Значит всё правда в них.

Ким подошел к девушке и опустился рядом. Ему было настолько некомфортно от размолвки с подругой, что он искал любую возможность наладить отношения.

— А мне сны не снились никакие….

— Радуйся… — ответила она, — тебе ж легче. Искать никого и ничего не нужно, да и кровью камни поливать тоже.

Она лениво обводила взглядом пещеру, не желая смотреть на чего-то ждущего Кима. Внезапно девушка поняла, что прямо перед ними открылся выход из пещеры.

— Быстро пейте воду и бегом отсюда! — закричала она, хватая за руку Кима и спеша к источнику

Все четверо напились прохладной, искрящейся маленькими пузырьками, безумно вкусной воды и поспешили покинуть пещеру, хранившую свои загадки. Лишь только они вошли в достаточно узкий проход, как на месте входа проявилась сплошной каменный монолит. От удивления у Яна округлились глаза, и он качнулся в сторону стены, постучав костяшками пальцев по ней.

— Ничего себе… — он обернулся к своим спутникам и с восхищением протянул, — чудесааа!!! Как в сказке про сокровища!

Антарей и Ольга прыснули, посмеявшись над такой непосредственной реакцией принца.

Кимерий копался в карманах в это время, не реагируя на веселье молодых людей. Он что-то перебирал в руках, бурчал себе под нос, а затем поднял воспаленные глаза на них и как-то растерянно протянул ладонь с лежащим на ней черным неправильным кристаллом.

— Смотрите… — он ткнул пальцем второй руки в кристалл, по глянцевой поверхности которого пробегали крохотные молнии.

— Это то, что я думаю? — заинтересованно спросила девушка, потянувшись рукой к кристаллу, который тут же глава гильдии поспешил отвести от нее.

— Именно то самое, но руками не трогай. Это же черный портал! — стараясь на повышать голос на Ольгу, ровно говорил Ким, однако подрагивающая рука выдала его волнение. Кто бы только знал, насколько испугался этот прожжённый интриган того, что сейчас девушку выкинет порталом куда-нибудь с уничтоженным резервом. Остаться без магии, пусть даже такой скудной… Это же сравнимо с потерей руки или ноги, это просто как разучиться ходить… Пусть она сейчас дуется на него, но это неприятное обстоятельство не отменяет того, что девочка ему очень дорога и в последнюю очередь ему хотелось бы стать причиной ее неприятностей.

Антарей и Ян переглянулись и принц озвучил их общее решение:

— Без Ольги мы не пойдем порталом. Пойдем пешком, главное выбраться на поверхность. А там решим, что делать.

— Кимерий, вы сможете уйти порталом и послать нам помощь, когда мы выберемся отсюда, — герцог предложил вполне реальное решение проблемы, которое могло устроить всех.

— Ребята, нам нужно поговорить, — устало попросила внимания Ольга.

Мужчины выжидающе смотрели на нее, судорожно соображая, что еще придумала эта девчонка. Ким догадался, о чем пойдет разговор и чуть отступил назад, напряженно сжав зубы. Он понимал, что девушке необходимо сделать то, что велели Боги. Спорить с ними выйдет себе дороже. Поэтому решил поддержать ее в любом случае и при любом раскладе.

Девушка подошла близко к молодым людям, взяла за руку Яна. Посмотрела на хмурого Антарея и второй рукой уцепилась за его руку.

— У меня тоже был сон, — рвано выдохнув начала она, не глядя им в глаза. — Меня ждут в одном очень далеком месте. Я должна быть там. Поэтому вы сейчас все втроем уходите порталом Кима, а я своим порталом к ним.

— К кому это к ним? — сжал ее руку Ян. — Я тебя одну никуда не отпущу.

Девушка улыбнулась, забота этого симпатичного мужчины была ей приятна, но брать с собой Яна она не могла. Жизнь его была слишком ценной для королевства, чтобы рисковать.

— Нет, Янчик. Не выйдет. Мне тебя нельзя брать с собой, — слегка покривила душой она, пытаясь отправить принца вместе с Кимом. Она кинула короткий взгляд на Кима, даже не надеясь на его поддержку после ссоры. Однако, он верно понял, что ей нужна помощь и, с готовностью заговорил.

— Ян, я тоже хотел поговорить с тобой. Тебе нужно возвращаться в столицу. Народу необходимо показать их будущего короля. Тем более, что вся подготовительная работа уже сделана. Пора начинать. Ваше Высочество! — слова Кима падали словно камни в душу принца, разрывающегося между долгом перед своим государством и благополучием той, кто стала ему очень дорога.

— Оль, ты уверена в своей безопасности? Уверена, что тебе ничего не будет угрожать? — он ненавидел себя за то, что приходится вот так поступать. Принц Дариян не был бы принцем, если бы не сделал правильный выбор. Королевство превыше всего.

— Со мной все будет хорошо, — продолжала улыбаться она.

Антарею вдруг стало легче дышать, будто с сердца сняли тяжелый груз, и он, неожиданно для самого себя спросил девушку:

— Хочешь, я с тобой пойду? И Дару спокойнее будет, да и ты под охраной, — он смотрел на нее и ловил мельчайшие оттенки эмоций. Нерешительность, волнение, страх, радость, надежда… Удивительная смесь эмоций, вызвала улыбку на лице мужчины.

Конечно Дарияну было не спокойнее. Он отчаянно ревновал девушку к дяде, но разумом понимал, что раз он во главу угла поставил королевство и не может помочь Ольге, то отказывать ей в помощи и защите сильного мужчины и мага просто не имеет права.

— Соглашайся, — он погладил большим пальцем ее запястье. — Пожалуйста. Я хоть не буду нервничать.

Киму не нравилась идея совместного похода Антарея и Ольги к тем, кто может решать судьбы людей щелчком пальцев, но и одну девушку отпустить он тоже считал неразумным.

— Это лучший вариант, — скрепя сердце, высказался и Кимерий.

Все ждали решения девушки. Она высвободила руки, которые до сих пор удерживали мужчины, растерянно улыбнулась, сделала шаг назад и, в одну секунду, достала из кармана кристалл портала.

— Ребята, я конечно вас очень люблю, но… Я сама справлюсь, — Ольга активировала портал и с яркой вспышкой исчезла.

Антарей и Ян бросились к тому месту, где стояла ранее она.

— Да что за упрямая девчонка! — ругнулся герцог и в раздражении стукнул по стене, сдирая кулаки в кровь.

Ян просто стоял с пустым взглядом и смотрел в одну точку. Он казался потерянным и потерявшим что-то очень-очень важное. Кимерий подошел, положил руку на плечо принцу.

— Ян, она справится. Да и не станут ее обижать те, кто пригласил. А мы сейчас отправимся в столицу. Больше нас тут ничего не держит.

Принцу было больно. Очень больно. И он злился. На себя, за то, что выбрал королевство, а не ее. На нее, за то, что не приняла помощь. На Кима, что так спокойно перенес Ольгин побег. И конечно же на Антарея, за то, что ему легко принимать решения в пользу девушки, когда он сам не был волен в своем выборе.

— Хорошо, идем… — он с каменным выражением лица подошел к Киму, — я готов.

Антарей слегка улыбнулся. Его спокойствие было легко объяснимым. Просто он успел кинуть на девушку маяк и ждал, когда тот сработает.

Черный портал сработал как всегда отлично, выпуская трех мужчин в доме Совета гильдий.

Глава 14. В гостях у сказки

Ольга лежала на спине, глядя в синее-синее небо с белыми клочками облаков. Мягкий ветерок приносил нежные ароматы цветов и прохладную свежесть. Звук плещущейся воды заставил ее встать. Она приподнялась на локтях, оглядывая окрестности, и увидела, что лежит на дне лодки, плывущей по течению с достаточно большой скоростью. И увиденное вдруг до боли в груди напомнило девушке ее родной мир, что заставило ее опустить руку в воду и почувствовать как рыбки тыкаются в ладошку.

Ни страха, ни удивления не было в ее душе. Только удивительное спокойствие и ожидание какого-то чуда. Река ускорила свое течение, делая поворот. Высокий правый берег порос сосновым лесом, ярким, светлым, манящим. Левый же был равнинным и поросшим мягкой изумрудной травой.

Зачерпнув воды из реки, Ольга поднесла ее к губам и, с осторожностью поднесла к губам. Ледяная, прозрачная она слегка отдавала каким-то посторонним вкусом и ароматом, знакомым, очень знакомым. Девушка мучительно пыталась вспомнить знакомый вкус из ее прошлой жизни, что заняло какое-то время и отвлекло ее от достаточно однообразной картины вокруг.

— Это же минералка… И как в ней только рыбки живут! — удивилась она, заметив, что окружающий мир вдруг стал каким-то ненатуральным. Слишком красивым, слишком ярким, каким-то лубочным.

Он потерла глаза, пытаясь избавиться от ощущения искусственности. Картинка вокруг тут же изменилась. Река превратилась в асфальтированную дорогу с разметкой, лодка в кабриолет с водителем, а девушка оказалась в этом самом кабриолете на заднем сиденье. Ни леса, ни травы. Вокруг расстилалась выжженная пустыня, с редкими высохшими кустами. Небо красного цвета звенело от выматывающей жары. Огромное солнце опускалось к горизонту прямо по курсу.

Ольга тронула за плечо водителя и к ней развернулось совершенно безэмоциональное мужское лицо в черных круглых очках.

— Куда мы едем? — спросила она его, но в ответ ей было совершено безразличный поворот головы обратно к лобовому стеклу.

«Так… Это тоже не настоящее» — поняла девушка и приготовилась к смене декораций вновь.

Кабриолет сменился на странное удивительное средство передвижения. Удобное кресло, в котором тело отдыхало, подставки под ноги и прозрачный купол, закрывающий ее целиком от ног и до головы. Вокруг в чернильной вселенной мерцали яркие звезды своим холодным светом.

— Ох, Оля… Ты сходишь с ума… — пробурчала она себе под нос. — Неужели тоже иллюзия?

Среди этого холодного великолепия издалека приближалось белое пятно, превращаясь в прекрасный дворец со множеством резных башенок.

— Ничего себе! В открытом космосе дворец… — опять разговаривала сама с собой Ольга. — точно иллюзия. Только почему-то не исчезает она.

Основанием для дворца служил каменный остров, свободно плывущий в космическом пространстве.

Капсула, в которой летела Ольга, неумолимо приближалась к этому белоснежному совершенству, остановившись на площадке перед входом. Купол откинулся и девушка была готова задохнуться от отсутствия кислорода, однако воздух, окружавший ее был довольно свежим и упоительно вкусным. Она никак не могла надышаться им, глубоко заполняя легкие, пока не закружилась голова.

— Ты долго в дверях стоять будешь? — звонкий мальчишеский голос послышался от узорчатых двустворчатых дверей.

Девушка обернулась и замерла. На ступеньках стоял высокий, худой мальчишка с вихрастой огненноволосой головой. Узкое лицо сияло широкой улыбкой, ярко зеленые глаза сверкали словно изумруды.

— Привет! — он сбежал навстречу, протягивая твердую мозолистую ладошку. — Я Тим, младший.

— Привет, — улыбнулась она в ответ. — Я Ольга.

Мальчишка подпрыгивал от нетерпения:

— А я знаю! И вообще, мы тебя тут заждались уже.

Он ухватил ее за руку и потащил за собой внутрь.

Сразу за дверями был огромный зал с большой широкой лестницей, по которой вниз спускался безумно красивый черноволосый мужчина. Его бледно серые глаза со скрытым весельем смотрели на явившуюся парочку. Узкие губы разомкнулись, явив острые зубы, которые смотрелись слишком неправильно на красивом лице.

— Ольга, мы рады вас видеть в нашей скромной обители! Вы долго до нас добирались, — продолжал он, улыбаясь вкрадчиво, забираясь в самые отдаленные уголки души. — Мое имя вам ничего не скажет, но вы можете называть меня просто — Коля. Я старший.

— Божечки, ну какой из вас Коля… Как минимум Ник, — пробормотала она, думая, что не была услышана.

Тим смеялся так, что его согнуло пополам.

— Я же говорил тебе, что Коля не прокатит!

Старший пожал плечами и согласно развел руками:

— Ник так Ник. И может тогда на Ты? — спросил он, подмигивая Ольге.

— Согласна! — хихикнула она в ответ.

Девушка оглядывалась, любуясь убранством зала. Зеркала, немного золота и мрамор, хрустальные люстры и светильники создавали иллюзию воздушности и множества света.

Дав девушке немного времени чтобы осмотреться, братья разглядывали ее с большим интересом.

Когда она насмотрелась, Ник все так же улыбаясь, крикнул в сторону.

— Элия! Ты где, несносная девчонка?

Ольга с интересом крутила головой, выискивая взглядом ту, кого так забавно звал Старший.

— Ой, кого это к нам принесло??!! — знакомый голосок послышался откуда-то со стороны. — Да не может быть! Мало я ее уговаривала! Не прошло и полугода как явилась!

Та самая девица-призрак плыла над полом, покачивая головой. Она остановилась прямо перед гостьей, выгнув призрачную бровь и сложив руки на груди.

— Мне, значит, не поверила. Приглашения прямого ждала… — продолжала возмущаться юная скандалистка.

Тим плотно сжал губы и сузил глаза, начиная злиться. Ему слишком сильно нравилась Ольга, чтобы позволить призрачной вредине говорить гадости. Громкий рык раздался в зале и столб огня полыхнул в сторону раздражающей девицы, превратив ее причесанные волосы в воронье гнездо, торчащее в разные стороны, а миленькое платьице с оборками в половую тряпку.

— За что??? — закричала Элия, разворачиваясь к огнедышащему Тиму. — И как?? Я же призрак!!

— За хамство и огонь был призрачный. Частично… — смутился мальчишка. — Проводи Ольгу в комнату, чтобы она могла привести себя в порядок и отдохнуть. Через час ждем в столовой. Поедим и тогда уже говорить будем.

Ворчащая Элия направилась вперед, схватив девушку за руку и увлекая ее за собой.

После прекрасного душа под самым настоящим водопадом, Ольга завернулась в пушистое полотенце и вышла в спальню. На кровати, повизгивая от удовольствия, прыгала призрачная девушка. Упругий матрас жалобно стонал. Прогибаясь под пятками, обтянутыми полосатыми чулочками. Заметив удивленную хозяйку комнаты, девчушка стушевалась и моментально провалилась сквозь кровать до самого пола.

— Как ты это делаешь? — поинтересовалась девушка, тыкая пальцем в просвечивающий через тело матрас.

Элия прошла сквозь кровать и пристроилась на подоконнике. За окном мерцали далекие и прекрасные звезды. Призрак уставилась в окошко, поникла плечиками и повесила голову. Маленькая вредина продолжала молчать, игнорируя Ольгу. Девушка пожала плечами и поспешила поскорее надеть предложенную одежду.

— Я иногда могу становиться материальной. Когда сил накоплю. Или когда мне Старший и Младший ее добавят, — милое личико скривила вымученная улыбка. — Я очень хочу жить… Хочу спать, есть, ходить босиком по мокрому песку на берегу моря. Хочу вырасти.

Натягивая банальную футболку с рыжей сумасшедшей белкой на груди, Ольга подошла к девчушке и попыталась положить руку ей на плечо. Ожидаемо она прошла насквозь, вызвав поток слез у призрачной девчонки.

Утирая рукавом нос и глаза, она встала с подоконника и направилась к двери.

— Идем. Нас уже ждут, — позвала она за собой девушку.

В пустой, лаконично обставленной столовой за столом со стеклянной столешницей Ольгу ждали Ник и Тим. Которые встали при ее появлении.

— Будущая королева! — Ник вышел из-за стола и направился навстречу девушке, предлагая ей опереться на его руку.

Ольгу зацепило такое непонятное приветствие и она нахмурила брови, решив обязательно разобраться с этим после еды. Девушка положила руку на локоть Ника и он повел ее к стулу, стоящему напротив Тима и рядом с его, Ника, стулом.

— Присаживайся, — помог устроиться удобнее он и занял свое место.

На мальчишеском лице Тима было радостное и какое-то совершенно счастливое выражение.

На столе уже стояли закуски и исходил паром чудесный янтарный бульон, заставляющий заполниться рот девушки слюной. Вдыхая яркие ароматы, Ольга вдруг почувствовала насколько она голодна и с едой расправилась быстро, радуясь появившемуся перед ней стейку, истекающему розовым соком.

После еды они все устроились в гостиной вокруг низкого столика с горячим чаем, и принялись за неспешную беседу.

— Ник, почему ты меня назвал будущей королевой? — решилась прояснить ситуацию девушка.

Глаза Тима забегали с лица Ольги на лицо Ника, а закушенная губа выдала нервозность.

Ник же был само спокойствие. Он протянул девушке правую руку ладонью вверх:

— Дай мне левую руку, — попросил он, не давая ей возможности отказаться.

Ольга, сжав зубы, вложила пальцы, стараясь не дрожать, в его руку и Ник тут же повернул ее ладонью вверх.

Глаза Ника в какой-то момент вдруг прищурились и в них появилось подозрение.

— Не может быть… — пробормотал он, растерянно поворачивая голову в сторону брата.

Тим вскочил с дивана и подбежал к Ольге и Нику, вырывая узкую девичью ладошку из руки брата.

Его зеленые глаза округлились и он упал на колени перед девушкой, вглядываясь в ее глаза. Какое-то время он пытался что-то увидеть в их серо-голубую глубине.

— Идем, — Тим встал и направился к выходу из гостиной, Ольга и растерянный Ник отправились следом.

Каменная лестница с бесконечным количеством ступеней вела куда-то высоко вверх, становясь все более узкой и крутой.

Ольга боялась спросить куда и зачем они идут и что такого особенного увидели братья на ее ладони…

Успев устать и запыхаться, девушка вывалилась на небольшой открытой площадке на самом верху башни. Совершенно свежие и расслабленные братья вышли следом, делая вид, что не заметили бедственного состояния девушки. Разговаривая между собой, братья дали возможность девушке отдышаться и, с елейной улыбкой, Ник обратился к Ольге:

— Оля, подойди, пожалуйста, вот к этому камню, — его рука указывала на плоский камень из такого же белого мрамора, как и весь дворец. По поверхности камня шел сложный непонятный узор из изломанных золотых линий.

Девушка встала рядом с камнем, испытывая сложные чувства. Казалось, что от того, что покажет камень, зависит очень многое в ее жизни.

— Руку дай, — Ник по-прежнему был излишне приветлив, что не могло не насторожить. Зато Тим просто распространял вокруг себя ауру искренности и дружеского отношения.

С гулко стучащим в груди сердцем она протянула руку, думая о том, что сегодня ее рука просто пользуется повышенным спросом у этих ненормальных братьев.

Ник черкнул по ее запястью длинным острым когтем, неожиданно выросшим на указательном пальце и позволил крови литься на белоснежный камень, с каждой каплей все сильнее сжимая челюсти и мрачнея на глазах.

Даже всегда позитивная рожица Тима стала напряженной, скулы заострились, а губы сжались в узкую полоску.

Когда каждая золотая полоска прокрасилась кровью, Ник оттолкнул от себя руку Ольги и грубо витиевато выругался.

— Что? — в голосе Тима звучала тревога смешанная с надеждой, которая затухала при виде совершенно сломленного Старшего брата.

Блеклые почти бесцветные глаза Николая вгляделись в лицо Младшего и он громко, с надрывом засмеялся, срываясь в мучительный кашель.

— Тимка, ты не поверишь! Столетия подготовки, прописанный сюжет… Мы проработали и продумали все, чтобы вывести твою чертову Вирранию из той ямы, в которую себя загнали твои распрекрасные маги!! И тут на тебе! — он поднял обе ладони и провел по своим волосам от макушки до самых кончиков, стирая черноту, придавая им цвет чистого нового снега.

У Ольги от такой метаморфозы округлись глаза, и она неосознанно потянулась к обманчиво сияющему Нику, однако жжение в располосованной руке вырвало ее из транса, вернув контроль над телом и разумом. Она отшатнулась и отошла к краю площадки, настороженно поглядывая на братьев.

— Что на камне? — сдерживая нетерпение, пытался достучаться до брата Тим.

Ник тяжело встал и притянул брата к камню.

— Смотри, — его палец водил по складывающимся в написанные вязью строки:

Три короля, три королевства.

Кто станет спутником, любовью, мужем?

Довериться кому? Кого услышать?

Сердце? Разум? Или Судьбу?

Один король предаст, но сердца не затронет.

Другой подарит жизнь, но разум оттолкнет.

Для нее откроет королевство третий.

Судьбу лишь обманув, счастье обретёт.


— Ты понимаешь, Тим? ТРИ короля, Три!!!!! Откуда три короля в этом мире?? Откуда вообще такое записано на ее камне жизни? — в гневе мужчина белоснежным рукавом стер кроваво-золотую надпись.

Младший оглянулся на Ольгу, которая ничего не понимала в происходящем.

— Ник, кто-то просто подтер ее жизненный путь и добавил туда от себя условия, изменив весь жизненный путь.

Братья Боги уставились друг на друга пораженно, внезапно понимая очевидную вещь:

— На что хочешь спорим, это Феллс, — голос Тима дрогнул. — Но как? Как она смогла?

Ник устало вздохнул, отер со лба выступивший пот и позвал Ольгу.

— Спускаемся вниз, ребята… Разговор нам долгий предстоит, — в спускающемся по лестнице молодом человеке не было ни намека на того гордого красавца, который встречал девушку в своем замке.

Они устроились в уютном кабинете с заставленными книгами от пола до потолка шкафами. Николай выставил на стол очень пыльную бутылку, с залитой сургучом пробкой, и три пузатых бокала на тонкой ножке.

Темное, почти черное, густое вино тягучей струйкой лилось в бокалы в полном молчании. Старший сел в глубокое кресло с высокой спинкой и отпил из бокала. Ольга понюхала напиток. Терпкий сладковатый запах вина, настоянного на травах мягко пощекотал рецепторы, вызвал слюноотделение. Вкусное, согревающее и успокаивающее вино вызвало легкий шум в голове, убрав напряжение.

— Вот теперь можно и поговорить… — начал Николай. — Когда-то очень давно, когда эта Вселенная была еще молода, в путешествие отправились сестра и двое братьев, которые мечтали найти себе место, где могли бы жить все вместе и творить. Они посетили множество миров в поиске того, где могли бы чувствовать себя как дома. И ни один мир не мог устроить их всех. Пока не наткнулись они на мир, в который очень легко открывались ворота из других миров. Мир оказался весьма приятным для жизни и удобным для того. чтобы можно было в любой момент собраться и отправиться в путь.

Тим хмыкнул, пробормотав:

— Младшего, конечно, не спросили…

И Старший услышал это:

— Не спросили. О чем я и пожалел потом. Материков в мире было только два. И сестра предложила братьям заняться обустройством этих материков. Сама же она подняла из моря несколько островов и занялась там отдыхом, создав целый курорт. Тим, твоя очередь рассказывать.

Зеленоглазик печально вздохнул…

— Попробую… Младший привел в этот мир магов и принялся с удовольствием обустраивать для них этот мир. Магия и технологии, принесенные им, соединились самым причудливым образом. Мир и благоденствие наступили на Марелле. Маги были невоинственны и очень любознательны. Они создавали артефакты и техномагические устройства, которые позволяли улучшить их жизнь.

Парнишка печально вздохнул, отставил полупустой бокал и подошел к окну.

— Старшему достался материк, покрытый льдом. И он долго искал тех, кто смог бы выжить в этих торосах. Ты, Оля, не представляешь, сколько он потратил сил и времени, пока не наткнулся на умирающий мир демонов. Лава, поддерживающая жизнь в том мире остыла, и жизнь грозила замереть, превратившись в безжизненную пустыню. Старший помог переродиться демонам, посчитав, что особой разницы нет между чересчур высокой и чересчур низкой температурой. И привел он их в этот мир, отдав им целый континент. Продолжай, брат…

Старший продолжил:

— Увлеклись братья своими игрушками и не заметили, что сестра заскучала на своих островах и посчитала, что ее предали, забыв о ней. И вмешалась она в отношения двух материков, хитростью и подлостью стравив магов и демонов. Война была кровавая, долгая и с нехорошими последствиями. И если демоны вышли из Трехвековой войны с минимальными потерями, то у магов совершенно остановился прогресс. Когда братья поняли, кто был виновником в том, что началась война, то сделали все, чтобы найти Феллс и заточить ее в одном из умерших миров, где не работает ее магия и выйти оттуда нельзя.

— Мы думали, что нельзя. До недавнего времени… — вставил шпильку Тим.

Николя плеснул себе еще вина, поднял бокал на уровень глаз и, покачивая его в тонких пальцах, вновь заговорил:

— Мы не можем допустить гибели этого мира. Слишком уж он нам дорог. Однако, Виррания просто превращается в болото. Маги подстраховались, блокируют любые прогрессивные изменения. А напрямую воздействовать мы сейчас на жителей этого мира не можем. Это закон созидателей миров. Поэтому мы и стали приводить в этот мир нужных разумных. Вот и тебя привели.

Ольга встрепенулась:

— И как вы это делаете?

Тим пожал плечами:

— Просто прописываем событие на камне судьбы. Тебе мы прописали стать королевой Виррании. Чтобы ты смогла, влияя на Дарияна, менять законы, жизнь людей. Ты должна была дать толчок прогрессу. Да и принц к тебе уже неровно дышит, — мальчишка пожал плечами.

— Но судя по почерку, объявилась наша сестренка, — лицо Старшего перекосило. — И все наши планы насмарку.

Ольга немеющими от волнения пальцами сжала подлокотники своего кресла, чувствуя как внутри начинает сворачиваться клубок злости, обиды. Какое право имели эти мальчишки использовать ее втемную, словно безмозглую пешку на шахматной доске. Она чувствовала себя расходным материалом, чьи мысли, эмоции, желания не имеют значения для игроков.

Девушка медленно подняла опущенные глаза и хрипло, с трудом проталкивая слова через сжатые зубы, произнесла:

— Теперь-то я могу задать свои вопросы?

Братья Боги переглянулись и уставились на девушку как два отражения единого. Их позы, выражения лиц были одинаковы за исключением эмоций, плескавшихся в глазах. И если у Николая, как у более старшего и опытного, это было предвкушение, то в глазах Тима мелькал плохо скрываемый страх.

Вопросов у Ольги за время столь занимательного рассказа накопилось более, чем достаточно, и она не знала с которого же начать. Еще немного подумав, она собралась:

— Почему вы выбрали именно этот мир? Неужели только из-за его ненаселенности?

Старший ухмыльнулся. Ольга оправдала его ожидания и не начала разговор со скандала, однако он не питал иллюзий, что сложных вопросов удалось избежать. Зато Тим облегчено выдохнул, посчитав, что девушка на них не обижается.

— Этот мир был крайне удобен для заселения. Мягкий климат на одном континенте, и суровый на другом. Да и ты права, отсутствие коренных жителей позволяло сделать процесс заселения безболезненным. Но самым важным фактором, который подтолкнул нас к принятию решения, оказались ворота в разные миры. Такой перекресток упустить было нельзя, — Ник выжидательно уставился на Ольгу, ожидая следующего вопроса.

— Угумс, — буркнула девушка, — а пришлые тоже ваших рук дело?

Старший слегка напрягся, понимая, что она неумолимо идет к неприятному разговору, но окольными путями. Отвечал он осторожно, тщательно подбирая слова.

— Не все. Кто-то попал сюда сам и задержался, как твой друг Никлей, а кого-то пришлось сюда привести, как отца Эрасто Леони.

Оба брата молчали, Ольга тоже не комментировала полученный ответ и не задавала следующий вопрос, которого так боялись эти два мальчишки, заигравшиеся в Богов.

«Думай, думай, думай…» — стучало в голове Ольги. — «Если эти два гаденыша притащили меня в этот мир, значит они и вытащить меня из него могут. Вернуть в родной мир, к родителям. Но хочу ли я вернуться?»

Осознание того, что острого желания мгновенно вернуться домой у нее нет, она улыбнулась, и, глядя прямо в глаза Старшему, задала тот самый вопрос:

— Почему я? Почему вы выбрали меня?

Братья переглянулись и ответить решился Младший.

— Оль, ты сама попросила изменить твою жизнь… Хотя, если честно сказать, ты бы все равно оказалась здесь. Правда позже. И гораздо старше. А значит, в этом мире тебе пришлось бы гораздо сложнее, чем сейчас. И уж точно не стала бы никакой королевой.

Ольга резко оживилась.

— О! Кстати о королях и королевах… Это с какого перепугу вы меня решили в королевы записать? — она подперла щеку кулачком и приготовилась выслушивать пояснения.

— Эммм… Ну это я так захотел. Ты из техномира и характер у тебя просто золотой. Ну и я подумал, что именно ты справишься с этой работой и сможешь изменить жизнь моих магов, — признался, смущаясь, Тим.

— А я уступил… Раз уж старший, да и никого у меня кроме него нет, — тепло улыбнулся Старший, глядя на взъерошенного братца.

Ольга умилилась и размякла, глядя на такое близкое общение братьев и жалея о том, что у нее никогда не было ни сестренки, ни братишки. И лишь приложив усилие, она заставила себя вспомнить о том, что вообще-то эти два миросозидателя умудрились решать что-то в ее жизни, не спросив даже, нужно ли ей самой все это, а значит расслабляться в их присутствии не стоит.

— Оль, тебе не нравится Дариян? — с тревогой спросил Тим.

Девушка пожалуй впервые задумалась о том, как же именно она относится к своему напарнику. Она вспомнила их знакомство, общение, знаки внимания…

— Он мне симпатичен. Я в нем чувствую родного человека. Но любить? — она помолчала, решая для себя. — Любви нет.

— Но скажи мне, а жить с таким мужем, вместе править страной, делать жизнь людей лучше… Так смогла бы? — не отставал Младший.

— Наверное, смогла бы, — пожала плечами Ольга.

Тим облегченно выдохнул и откинулся на спинку кресла, с превосходством глядя на брата.

Старший жестом остановил рвущийся с губ Тима радостный крик.

— Оля, а Антарей тебе нравится? — Николай ловил каждый жест, каждый взгляд девушки.

Она неожиданно смутилась, осознав, что этот временами нахальный, временами обаятельный мужчина в последнее время тоже стал ей интересен и симпатичен.

— Нравится… — негромко ответила она.

— Но он же не король! И стать им не сможет! Ветвь-то неправящая! — выкрикнул Тим, отчаянно болея за своего претендента.

— Так, а что за три короля? — нахмурилась девушка. — Я только одного кандидата знаю.

Братья переглянулись и засмеялись.

— Да мы как бы тоже, — продолжая хихикать, ответил Ник. — У демонов еще есть Властитель, но они же изолированные и с внешним миром не общаются. Так что отпадает этот вариант. Не знаю, что там сестренке в голову взбрело.

— Да и странные какие-то короли… Предаст, жизнь подарит, королевство к ногам бросит… Дариян на предательство не способен, скорее он тебе королевство свое на блюдечке поднесет, — Тим рекламировал Яна, словно на рынке торговец.

Николай в секунду стал серьёзным.

— Ребята, давайте прервемся. Мне нужно проверить, где Феллс.

Он встал со своего места и исчез. А Ольга поспешила поинтересоваться у Тима, почему Николай сменил облик. Мальчишка моментально покраснел.

— Он посчитал, что его настоящий облик может показаться тебе слишком бледным и не интересным, поэтому и выкрасил волосы в черный. А когда увидел, что все наши планы погорели, решил, что притворяться дальше просто глупо.

— Какие же вы мальчишки… — встал она со своего места и, проходя мимо Младшего к окну, взъерошила его волосы, оказавшиеся неожиданно мягкими. — Тимка, а если мы пойдем полежим немного? Мне что-то хватило приключений сегодня, утомилась я.

Парнишка подхватился и повел ее в выделенную комнату, продолжая по дороге трещать не переставая на тему того, какой чудесный муж получится из Дарияна и что другие кандидаты просто ему в подметки не годятся. Не желая спорить или обижать собеседника, Ольга решила просто молчать, однако идти под венец с тем, кого ей выберут без ее согласия, она совершенно не собиралась.

Глава 15. Точка кипения

Оказалось, что Ольга умудрилась проспать по меньшей мере часов семь, прежде чем ее разбудили громкие крики в коридоре. Судя по воплям, Старшенький вернулся сильно не в настроении и от этого выплескивал свой гнев на Младшего.

Ольга поднялась с кровати, протерла глаза, и подошла к двери, прислушиваясь к доносящимся звукам. Выходить она не спешила. посчитав, что получить информацию гораздо важнее, чем честно появиться перед братьями.

Голос Старшего звенел от гнева.

— Я-то откуда знаю, как ей это удалось? Я же в ее голову заглянуть не могу!

— Но хотя бы догадаться-то ты можешь? — Тим был тих и тоже взволнован.

— Откуда? В мире пустота… И вообще… — он резко уменьшил громкость и бурчание отдалялось от двери комнаты Ольги.

Девушка заплетала косу и обдумывала услышанное. С одной стороны, ничего особо страшного она не услышала, с другой, действия Феллс совершенно непредсказуемы. А значит, придется быть внимательнее.

Выйдя из комнаты, она обнаружила сидящих в кабинете братьев в состоянии тихой печали.

— Ну, парни, рассказывайте, — бухнулась она в кресло.

Николай хмыкнул:

— А нечего рассказывать. Все стало непредсказуемо. Поэтому, от нас мало что зависит. Единственное, если ты выберешь в качестве супруга короля Дарияна, Тимка сможет обеспечить вам спокойное правление и кучу детишек.

Ольга криво улыбнулась.

— А твой кандидат? У тебя же он тоже есть? — внимательный взгляд впился в лицо Старшего Бога.

Ник даже помрачнел.

— Нет у меня кандидата, Оля. Я брату обещал помочь.

Девушка понятливо хмыкнула, догадываясь, что братишка сильно спутал Старшему все планы.

— Ладно, ребята. Мы все с вами обсудили? Я бы хотела домой отправиться, — встала с кресла она, демонстративно направляясь к двери.

— Может останешься еще на пару дней? — с грустью в голосе спросил Тим.

— Не могу… Ты и сам знаешь… — Ольга уже привычным движением взъерошила волосы мальчишки и чмокнула его в щеку. — Мне, правда, пора…

Она обратилась к Николаю:

— Вы меня порталом отправите в Вирранию?

Братья переглянулись и отвели глаза.

— Оля, понимаешь… В общем… Ну это… — мямлил Тим.

— Мы не можем отправить тебя порталом, — внимательно разглядывая свои пальцы, ответил Ник, старательно отводя глаза.

Ольга тихо закипела от возмущения.

— Вы мне ничем не помогли, накрутили каких-то дурацких условий! Навязали непонятных мужей! С резервом не помогли! Что вы за Боги, а? Хулиганы малолетние!!!

Она самозабвенно ругалась, пока не заметила в бледных глазах Николая ледяной огонь, полыхающий внутри.

— Прекрати истерику, — тихим голосом Старшего можно было резать и колоть. — Мы пытались улучшить жизнь магов, за которых отвечает Тимерай. А с резервом… Уж прости, но вмешиваться больше, чем мы уже вмешались в твою жизнь, значит сделать тебя просто марионеткой.

— То есть, вы хотите сказать, что я сейчас не марионетка? — Ольга сложила руки на груди, сдерживая рвущиеся наружу рыдания.

— Конечно, нет. Ты сама решишь свою судьбу. Мы просто предлагаем тебе оптимальный вариант. Но силой тебя под венец и в постель Дарияна не тянет никто, — Старший, кряхтя и держась за поясницу, выполз из-за стола и направился к девушке. — В закрытом мире повредился.

— Излечить себя никак? — съехидничала она.

— Никак, — с видом вселенского терпения выдал Ник. — Пойдем, соберем тебя домой. Да и провожатого дадим.

Троица вышла из кабинета, прошествовав в гостиную, где братья разбежались по разным сторонам, оставив девушку в одиночестве. Ник притащил удобный рюкзак, улучшенный пространственной магией, в котором было достаточное количество еды, палатка, одежда и набор зелий. Тим, опасливо поглядывая на брата, выложил перед девушкой защитный костюм, состоящий из узких брюк и обтягивающей курточки с капюшоном.

— Это защитит тебя от основных видов оружия и атакующих заклинаний, а еще от холода, дождя и жары, — шептал Ольге на ухо Тимка, подсовывая еще и высокие ботинки на шнуровке и с толстой рифленой подошвой.

Тим косо посмотрел на брата и всунул в сумку девушки какие-то два свертка, шепнув ей:

— Посмотришь, когда уйдешь отсюда. Тебе понравится.

Старший не торопил, но неодобрительно смотрел на обнимашки, устроенные Ольгой и Тимкой. Мальчишка на прощание обещал помочь во всем, в чем только можно на территории континента магов. Ну и вновь просил все-таки рассмотреть Дарияна в качестве спутника на всю жизнь, чем вызвал у нее состояние близкое к зубной боли.

— Все, ребята. Ольге пора, — Ник протянул ей руку и повел к площадке перед домом. — Сейчас я тебе покажу твоего провожатого.

Старший брат улыбался так, словно ему известны все тайны мира.

— Итак, Ольга, позволь представить тебе Джилл, твою провожатую.

И он указал рукой на сидящую скромную серую кошку.

— Джилл??? Ту самую Джилл?? — Ольга присела перед кошкой и вгляделась в нее.

Кошка фыркнула, демонстративно развернулась к девушке хвостом, не желая общаться, и потрусила в сторону летательного аппарата, который принес к дворцу девушку.

— Ну, ребята, пока… — обняла и Старшего и Младшего Ольга, спеша за вредной кошкой.

Лишь только девушка исчезла с глаз братьев, Тим как-то моментально повзрослел и вырос, раздавшись в плечах.

— Ты не перемудрил с человечностью? — спросил он, убирая со лба упрямую прядь тонкими пальцами.

Старший пожал плечами, прикрыв побледневшие почти добела глаза с черными, как бездонная пропасть, зрачками.

— Не перемудрил. Она должна доверять нам, а не Феллс, — в голосе Старшего чувствовалась огромная нечеловеческая усталость. — Напортачил ты, братишка, с магами своими всё-таки. Да и я не блеснул умом с демонами… Разберемся с магами и буду со своими вопросы решать. Только бы успеть все сделать. А то времени у нас почти не осталось.

Младший задавил в зачатке чувство вины. Если бы он не поспешил, если бы не самодурствовал, думая, что знает лучше всех как правильно поступить…

— Я помогу тебе с твоими подопечными. Обязательно помогу… Я должен тебе, — Тим помолчал, вскинул голову, глядя на брата. — Ты думаешь, Феллс сунется к Ольге?

— Уверен в этом, — тут же ответил Ник. — Как и в том, что Джилл Оле лишнего наговорит.

Тим усмехнулся. Слишком давно они с братом вместе, слишком хорошо он его знает.

— Ты ничего просто так не делаешь, скорее всего и объем лишнего наговоренного уже обговорил с ведьмой.

Ник улыбнулся шальной улыбкой и подмигнул.

— А как же! Ладно, пойдем, я тут кое-что с Земли недавно притащил. Предлагаю отдохнуть и порезаться в приставку в Дум. Заслужили… А завтра на поиски Феллс. Оба.

Он ухватил брата за плечи и потащил его в гостиную к огромному телевизору.

*********

Ольга совершенно не помнила того, как она переместилась из той капсулы, в которой отправилась из дворца Братьев Богов, в глухой лес.

Сидя на поваленном дереве, она терла виски, понимая, что от головной боли скоро сойдет с ума.

— И чему тебя только учили… — проворчала серая кошка, картинно щуря свои сверкающие глазищи. — В сумку-то залезь. Там точно есть лекарство от головной боли.

Спорить с противным животным не было ни сил, ни желания и девушка, молча, зарылась в сумку, вспоминая любимую шутку со времен своей земной жизни о том, что в женской сумочке можно найти всё и даже чёрта. Выловив нужный флакончик, она жадно отпила его содержимое, скривившись от невыносимой горечи.

— Полегчало? — Джилл смотрела на нее безразлично, нервно подергивая хвостом.

— Угу, — буркнула Ольга, осматриваясь и пытаясь понять, куда их занесло. — Почему я не помню дорогу до этого леса?

— Потому, что ты не богиня, не призрак, не магическое животное. Твой разум защитился от перехода между мирами. Сейчас вот поднимешься и ножками пойдем, — кошка встала, выгнула спину дугой, мелко подрагивая гладкой шкуркой, и легко соскочила с пенька на упругий мох. — Нам пора. До темноты надо пройти как можно дальше.

Ольга пошатнулась, вставая, подхватила сумку и побрела следом за Джилл.

— А откуда ты знаешь куда идти?

Кошка фыркнула, недовольно дернув хвостом.

— Считай, что это природная кошачья чувствительность, — продолжало вредничать несносное создание.

Девушка шла по лесу, перелезая через упавшие стволы, подныривая под спускающиеся почти до земли ветки и очень радовалась той одежде, которой ее снабдили братья. Глядя на серую шкурку, стелящуюся перед ней по земле, Ольга испытывала непреодолимо желание устроить пытку разговором.

— Джилл, а как ты стала кошкой-то? — любопытство все-таки вырвалось наружу.

Кошка долго не отвечала, делая вид, что ее больше привлекает выбор оптимального пути по лесной чаще, пока перед ними не появилась опушка леса.

— Отдохнем тут, — буркнула она, усаживаясь на травяную кочку и вылизывая усталые лапки. Ольга присела неподалеку, вытащила из сумки кусок мяса и ломоть хлеба, предложила спутнице подкрепиться и с аппетитом вгрызлась в импровизированный бутерброд.

Говорить не хотелось, да и кошка, судя по ее молчанию, тоже не жаждала общения, поэтому девушка просто сидела и наслаждалась отдыхом, прикрыв глаза.

— Ты спросила, как я стала кошкой… Я согласилась искать пришлых и переправлять их в нужные места в обмен на молодое тело. Не подумай плохо, но иногда через ворота между мирами приходят те, чей разум погиб. И тогда их тело может занять душа и разум мага при благословении Богов, — она тяжело вздохнула и сложила передние лапки перед собой, став похожей на меховой шарик. — Слишком долго не приходил никто подходящий. Я уже заждалась. И когда появилась молодая магичка, то я сорвалась и затребовала твое тело себе. Вот меня за наглость и наказали. На две сотни лет.

От возмущения Ольга широко распахнула глаза и уставилась на невозмутимо сидящую серость.

— Да ты!!! Да как ты можешь!! — с шипением произнесла девушка, еле сдерживаясь, чтобы не залепить чем-нибудь в ту, кто бессовестно желал обмануть ее, воспользоваться неопытностью и отнять тело.

— Могу. Правда, могу, Ольга. Я устала быть дряхлой и беспомощной, устала чувствовать постоянную боль и слабость, — продолжала кошка. — И еще, я не могла помочь себе магией. Старость не лечится заговорами и заклятиями. Ее можно отодвинуть как можно дольше, но даже маги долгоживущие и то стареют. А у меня невелик резерв. Поболе твоего будет, но все равно невелик. Вот так… Простить не прошу, но объяснить должна была.

Кошка посмотрела на Ольгу, встала и пошла через поле к светлому чистому леску.

— Идешь за мной? Или теперь твоя гордость не позволит?

Девушка, лелея обиду в душе, гордо и независимо шла следом за кошкой. Всю дорогу они общались только по необходимости, стараясь особо не касаться друг друга. Правда, переходя неглубокую реку, Ольга взяла Джилл на руки, за что получила короткое «Спасибо».

К вечеру обе путницы вымотались настолько, что в палатку просто вползали и уснули, прижавшись друг к другу.

Ольга проснулась от того, что дождевые капли стучали по палатке, вызывая желание остаться в ней и не выходить. Если бы не настойчивое желание сходить в ближайшие кустики, она осталась бы рядом с уютно мурчащей кошкой, отсыпаясь под звуки дождя. Вместо этого, она натянула капюшон на нос и нырнула из сухой палатки под дождь.

Промозглая сырость пыталась пробраться под одежду, от чего девушка обхватила себя руками и поспешила поскорее сбегать в сторонку и вернуться обратно под защиту палатки. Только она наклонилась ко входу, как ее со спины перехватили сильные руки. От неожиданности и страха она завизжала со всей дури и принялась вырываться. пинаясь и размахивая руками.

— Оля, тише ты! — мужчина обездвижил девушку, зафиксировав ее в кольце своих рук.

Она замерла и осторожно повернулась.

— Герцог Антарей! — выдохнула она и обмякла, понимая, что теперь все будет хорошо и они уж точно выберутся из этого леса.

Они сидели в палатке, не смущаясь тесноты и спасаясь от проливного дождя. Ольга ловила на себе испытующий взгляд мужчины, который так и не решился задать вопросы о том, что с ней произошло в обители Богов. Зато с радостью был готов отвечать на любые вопросы девушки.

— Ант, как ты меня нашел? — с любопытством спросила Ольга.

Мужчина отчего-то смутился и отвел глаза, отвечая на этот вопрос:

— Я просто повесил на тебя маяк, когда ты прыгнула в портал, а потом дождался его сигнала.

— Ну ты и интриган! — с долей восхищения вскрикнула девушка, отчего сидящая в сторонке кошка приоткрыла глаза и дернула ушами. — Ант, а как там Ян? Вы нормально выбрались из тех катакомб?

Она действительно беспокоилась о нем. Тем более, что в последнее время думать о нем пришлось достаточно много, особенно после того, как узнала о планах Богов.

А вот герцогу ее интерес явно пришелся не по душе и по красивому лицу проскочила тень…

— Ян? Ян в столице. Под крылышком у главы Тайной гильдии. Живет в ее доме и, насколько я в курсе, много с ней общается.

— Много? — с недоумением вгляделась в его лицо Ольга.

И тут Антарей понял, что их разговор с девушкой происходит на фоне какого-то непонимания. Он осторожно уточнил:

— Оля, а ты как думаешь, сколько времени прошло после нашей последней встречи?

Она пожала плечами:

— Пара — тройка дней…

— О, Боги… — он закрыл руками лицо. Как сказать ей правду? Сможет ли она ее принять? Мужчина взял девушку за руку и, глядя прямо в глаза, негромко проговорил:

— Оль, ты не переживай, но прошло почти три месяца. Ян давно в столице, народ готов к восстанию. Наш принц стал любимцем черни и немагов. Аристократия тоже на стороне Дарияна. Единственное, во дворец ворваться не получится. Уж не знаю, как смогла Элена и ее родственничек защититься, но сколько мы не подсылали кого, в замок пройти не могут. Ловят их и казнят публично… Я уже переживать стал, что от тебя никаких вестей. А Ким с Эрасом просто надежду потеряли.

Девушка обхватила себя руками, борясь с ознобом, который охватил все ее тело. Затравленно она смотрела на Антарея, сдерживая рвущиеся наружу рыдания.

Джилл поднялась со своего нагретого места и взобралась на колени девушки, потираясь мордочкой о ее сведенные судорогой руки.

— Джилл… Перестань… — буркнула девушка, пытаясь скинуть кошку с колен. Упрямое создание продолжило свою психотерапию, мурлыкая и выпуская коготки. Герцог внимательно следил за Ольгой, готовый в любой момент схватить ее в охапку и успокаивать всеми доступными способами. Заметив, что девушка с помощью кошки удержалась от эмоционального взрыва, герцог с одной стороны расслабился. а с другой пожалел, что не пришлось заняться успокоением.

Кошка задрала мордочку и шумно понюхала воздух:

— Нам надо идти! Дождь закончился, а значит сидеть тут смысла нет, — буркнула кошка под ошалевшим взглядом Антарея и выскользнула из палатки.

— Она разговаривает?? — мужчина замер, ожидая ответа.

— Разговаривает, — улыбнулась девушка и принялась запихивать в свою бездонную сумку одеяло, матрасик, подушку, намекая таким незатейливым способом на то. что пора бы последовать за кошкой. Вскоре двое людей спешили за хвостатым проводником, стараясь выбирать самый удобный путь.

Пригород столицы встретил их неласково, дождем и патрулями Тайной службы королевы. Несмотря на то, что повстанцы были в каждом районе города, вступать в открытое противостояние с королевскими войсками не спешили. Да и раскрываться прежде времени Совет Глав Гильдий запрещал. Ужасно вымотанные, замученные непогодой, путники решились найти приют на ночь в ближайшем постоялом дворе.

Спрятав приметную кошку под мокрым плащом, Антарей вошел в придорожную таверну, утягивая за собой взъерошенного паренька, замотанного по самые брови широким шарфом.

Из помещения пахнуло едой, мокрой одеждой и потом, от чего в носу герцога защипало и захотелось поскорее забраться в теплую постель и выпить горячего винного напитка с пряностями.

— Комнаты свободные есть? — хрипло спросил он у стоящего за стойкой полного мужчины, яростно спорящего с кухаркой, и откровенно не желающего отрываться от такого интересного занятия. — Хозяин!!!

Громкий хлопок ладонью по стойке прервал спор и, наконец-то привлек к новым постояльцам внимание.

— Одна всего. Да и та плохонькая. Из столицы благородные уезжают, вот и забито все, — с сожалением проговорил хозяин, стараясь поскорее выбросить из памяти облик странных гостей, стоящих перед ним.

— Одна так одна… — проворчал мужчина, бросая на стол кошель с деньгами. — Нам еще помыться и ужин в комнату.

Уставший паренек, с трудом передвигая ноги, поднимался наверх, провожаемый внимательным взглядом мужчины, который остался внизу обсудить заказ еды. Внимание Антарея привлекли сидящие обособлено в углу трое мужчин, тщательно прячущие лица от окружающих людей. Внутри появилось неприятное, мозжащее ощущение опасности, которое настойчивым колокольчиком звенело в мозгу.

Он еще раз оглядел зал, в котором не было ни единого свободного места и не понял, откуда же появилось это ощущение. Хозяин отвлек на себя внимание мужчины, передавая ему в руки второй ключ от комнаты вместе с заверениями как можно скорее послать служанку с ужином. Поспешив распрощаться с излишне болтливым мужичком, Антарей неторопливо направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Что-то изменилось… Что-то было не так… Все та же подавальщица лавирует между столами… Та же семья благородных беженцев из столицы с напряженными лицами… Те же трое… Нет! подозрительных мужиков осталось двое! И тут герцога просто накрыло паникой, заставляя взлететь по лестнице, почти не касаясь сапогами ступенек, повернуть в темный коридор и почти уткнуться в широкую спину здоровяка, зажавшего худенького парнишку в углу. Напавший похабно постанывал, шаря рукой под одеждой жертвы, чем просто вывел из себя герцога.

Антарей не терял время на разговоры, не рычал, хватая заведомо более сильного физически соперника за шкварник, как обычно пишут в дамских романах… Нет, он, можно сказать поступил подло, особенно с точки зрения аристократии. Но в условиях таверны и окружающего быдла было не до показного благородства.

Увидев посиневшее испуганное лицо Ольги, скрывающейся под видом мальчишки, тонкую шею, сжатую грязными толстыми пальцами с обломанными ногтями, герцог выхватил кинжал и одним движением подрезал сухожилия под коленками мужика, затыкая ему рот его же одеждой и ударяя по голове магическим кулаком. Туша рухнула под собственной тяжестью, выпустив из захвата девушку, которая тут же сползла на пол, зажимая рот рукой, сдерживая рвущийся с губ крик.

Прежде чем кидаться успокаивать Ольгу, требовалось поскорее избавиться от выведенного из строя пьяницы, который мирно лежал на полу, перекрывая проход.

— Оля, слышишь меня? Посиди тут чуть. Я скоро, — чмокнул ее в лоб и, подхватив за руки незадачливого насильника, потащил его куда-то вдоль коридора.

Девушка закрыла ладошками лицо и уткнулась в коленки, пытаясь хоть как-то удержать рвущиеся наружу рыдания и успокоить переворачивающееся в груди сердце. Прикосновение пушистой шкурки к ее руке подействовало отрезвляюще. Ольга подняла голову и ухватила Джилл обеими руками, прижав ее к себе.

— Ну, хватит нервничать. Вставай и иди в комнату. Не дай Боги, кто тебя увидит, — муркнула кошка и девушка поплелась к небольшой каморке в самом конце коридора.

Одна кровать, стул и стол — вот и вся скудная обстановка, в которой им предстояло провести ночь. За тонкой дощатой дверкой в углу стояла глубокая короткая лохань, выполняющая роль ванны и медный унитаз с крохотным умывальником.

Кошка спрыгнула с рук девушки прямо на кровать и, важно вышагивая, отправилась искать самое удобное место. Девушка не рискнула садиться на чистую постель в не очень чистой одежде, и присела на единственный стул, дожидаясь Антарея. Тихий стук в дверь заставил ее вскинуться и сжаться, в ожидании неприятности.

— Это служанка. Дверь открой, — подала голосок кошка.

Ольга отперла дверь и позволила девушке поставить на стол поднос с двумя горшочками аппетитно пахнущего рагу, большим кувшином напитка, несколькими ломтями хлеба и плошкой молока. Есть хотелось невыносимо, однако девушку сдерживало чувство тревоги. Антарей до сих пор так и не явился и это ожидание было самой ужасной пыткой.

Кошка с удовольствием лакала молоко, поставленное в плошке на пол, и выразительно поглядывала на горшочки, намекая, что не прочь познакомиться ближе с их содержимым.

Ант появился тогда, когда мучимая беспокойством девушка была готова отправиться на его поиски. Уставший, очень грязный, он с облегчением сел на пол, прижавшись к двери спиной, и уставился на Ольгу.

— С тобой все хорошо… — улыбнулся он, — я чуть с ума не сошел.

Она подошла к нему и опустилась на колени прямо перед ним, касаясь ладонью его колючей щеки.

— Это я за тебя волновалась… Это просто ужас какой-то, — выдохнула она и обхватила руками его шею, прижавшись к нему всем телом, вздрагивая от выходящего наружу напряжения. Его горячая рука легла на спину девушки, поглаживая и успокаивая. Они сидели так, деля на двоих сомнения, тревоги, боль. Ему хотелось схватить, сжать покрепче, прикоснуться к мягким губам и утонуть в ее глазах, выплеснуть все, что он чувствовал к ней, чтобы наконец-то она поняла, насколько дорога ему, чтобы наконец-то оценила…

— Ант, тебе бы помыться… — проворчала она, пряча смущение, поднимаясь на ноги и борясь с собственным организмом, который отчего-то требовал продолжения и не желал останавливаться на объятиях.

Мужчина улыбнулся, встал и, нарочито небрежно, стал стягивать с себя одежду, открывая взгляду девушки мускулистое тело, обтянутое тонкой рубашкой.

Рвано выдохнув, Ольга на негнущихся ногах подошла к столу и села на многострадальный стул. Прижала ладошки к полыхающим щекам и, воровато, оглянулась на заветную дверцу, за которой, фыркая от удовольствия, плескался в лохани красивый мужчина с потрясающей фигурой.

— Нррравится? — ехидно мурлыкнула Джилл, не отрывая взгляда от мятущейся от своих непонятных ощущений девушки.

— Красивый… — ответила Ольга, схватив ложку и запихивая в рот ароматное рагу с мясом.

— Еще какой красивый… — оценила кошка. — Будь я женщиной, да помоложе, не упустила бы такой экземпляр.

От таких слов, Ольга вспыхнула еще ярче и укоризненно уставилась на серую вредность, нагло развалившуюся на постели. Списывая свое неуравновешенное состояние на волнения и желания тела, давно и плотно сидящего на чувственной диете, она взывала к разуму, пытаясь анализировать всё и вся. Младший Бог настаивал на принце Дарияне как кандидате на спутника жизни… И в принципе Ольга понимала, что с ним было бы жить спокойно, надежно и ровно. Без вспышек эмоций, на взаимном уважении. Только вот почему-то так заходится сердце, когда она думает об одном обнаженном мужчине? Это точно неудовлетворенные желания…

Не додумавшись ни до чего конкретного, Ольга скосила глаза на Джилл. которая с интересом следила за девушкой. словно бы имела возможность прочитать ее мысли.

В подтверждение этой догадки, Джилл поднялась на лапки и подошла вплотную к сидящей девушке:

— Он не король, Ольга. И никогда им не будет. Он из неправящей ветви. И не тешь себя надеждами. Три короля, Оля. Три короля! И никакого герцога. так что подотри слюни и соберись.

Ольга разумом понимала, что каждое слово, сказанное опытной, долгоживущей ведьмой из другого мира, это чистая правда, но все равно, мысли возвращались к мыслям о герцоге.

Скрип двери привлек внимание девушки и она потеряла все свои рассуждения и здравый разум, увидев обнаженного по пояс мужчину, по смуглой коже которого сбегали капельки воды, срываясь с мокрых волос. Холстина, облегающая узкие, но крепкие бедра почти ничего не скрывала, притягивая взгляд девушки туда. куда убегала дорожка темных волос.

Антарей поймал ее изучающий вороватый взгляд и широко улыбнулся, проходя к столу. Ольга вспыхнула в который раз за вечер и выскочила в ванную комнату, невпопад извинившись и пряча глаза.

Мужчина с довольным выражением лица натянул на себя простые широкие мягкие штаны на завязках, шикнул на Джилл, сидящую с демонстративно недовольной мордой и принялся за остывшую еду.

Ольга старалась мыться как можно дольше, подогревая магическими кристаллами остывающую воду. На улице давно уже стемнело и пора было ложиться спать, однако она никак не решалась выйти в комнату, особенно осознавая то, что спать им придется в одной, пусть и широкой, постели.

— Ольга, с тобой все в порядке? — стукнулся в дверь Антарей.

— Да, все хорошо. Сейчас выхожу, — с сожалением, что отсидеться не получилось, девушка обмоталась мягкой холстиной, которая заменяла полотенце.

Оглядевшись по сторонам, она вдруг поняла, что второпях забыла сменную одежду.

— Ой, Божечки… Вот я попала… — простонала она, закрывая лицо руками. Осторожно высунувшись из-за двери, она увидела развалившегося на кровати герцога, который с насмешкой поглядывал на пискнувшую от неожиданности девушку.

— Я на минутку… Только одежду возьму.

Ольга схватила свою безразмерную сумку и нырнула обратно за дверь, провожаемая герцогским напутствием:

— Ты уж хоть в зимнюю шубу со штанами не обрядись. Ничего тебе в постели не угрожает.

«Вот наглец!» — подумала она, улыбнувшись. Ольга перерыла всю сумку, вытащив мягкую закрытую пижаму. Спрятавшись за такой импровизированной броней, она дрожа внутри от страха, решительно вышла из ванной, подошла к кровати и … увидела повернувшегося лицом к стене спящего Антарея. Его широкие плечи не закрывало оставленное для нее одеяло и она поспешила закутаться поскорее еще и в него, словно бы пряталась от соседа по койке.

Джил захихикала над этими двумя забавными людьми, наблюдая, как они оба притворяются спящими, пытаясь ровно дышать и не открывать веки с дрожащими ресницами.

Промаявшись без сна большую часть ночи, Ольга погрузилась в вязкий сон.

Она танцевала в сарафане босиком на берегу моря. Гладкие камешки под ее ногами ласкались и охлаждали горящие ступни. Море лениво накатывалось на берег и отступало обратно. Солнце садилось в воду и горизонт окрасился в пурпурный цвет. Во сне девушка была счастлива. Она любила и была любима. Мимо пролетела незнакомая птаха, привлекающая внимание ярким оперением.

От белоснежного каменного большого дома, увитого цветущими плетями, к морю вела утоптанная дорожка, по которой шел человек. Кто он и как он выглядит девушка не смогла понять. Слишком далеко отошла она от своего дома, да и неотвратимо наступившие сумерки не улучшали видимость. Но она точно знала, всей душой, всем сердцем, что это именно тот человек, кого она ждала всю жизнь.

Проснулась она отдохнувшая и вдохновленная таким сном от того. что кто-то ковырялся в дверном замке, пытаясь проникнуть внутрь комнаты.

Ольга повернулась к сопевшему в подушку горячему телу.

— Ант… Антарей! — прошептала она ему на ухо, оперевшись ладошкой в плечо. — У нас гости!

Зеленые глаза распахнулись будто мужчина и не спал вообще. Моментально оценив ситуацию, он перелетел через лежащую девушку, и подкрался к двери. Активировав заклинание молота, он ждал незваных гостей. Ольга закусила от напряжения губу и следила за герцогом. Тихонько скрипнув, дверь отворилась и в комнату, крадучись, вошли двое приятелей напавшего ввечеру на девушку. Один держал наготове поблескивающий тесак. а у второго в руке была зажата деревянная дубинка. Стало ясно, что гости пришли совершенно не с добром.

Оказавшись за спиной разбойников, Антарей опустил на головы незадачливых грабителей заклятия, погрузив их небытие. Один за другим они свалились на пол и Ольга подбежала ближе, связывая руки бессознательных мужиков разорванным полотном.

— Кто они? — вскинула взгляд на герцога девушка.

— Понятия не имею, — пожал плечами он. — Одевайся. Мы уходим.

Глава 16. Самое темное время — перед рассветом

Утреннее донесение порадовало двух друзей. Ким и Эрас с видимым спокойствием, скрывающим сильнейшее нетерпение, стояли у окна, поддерживая неторопливую беседу на тему цен на хлеб, затяжной весны и грозящего неурожая. Они оба тщательно избегали разговоров об Ольге и ее скором прибытии. А уж об отношениях ее и принца тем более говорить вслух было не допустимо.

Звук открывающейся двери заставил их обратить внимание на вошедшего парнишку:

— Прибыли …

Всего одно слово и два взрослых мужчины, словно мальчишки, забыв о статусе, возрасте и богатых одеждах, побежали наперегонки в гостиную, где уже сидели на уютном диванчике Ольга и герцог Антарей.

Ким ворвался в гостиную как ураган, сметая все на своем пути. Ольга медленно встала ему навстречу и остановилась, сдерживая рвущиеся наружу всхлипывания.

— Оля! — он остановился прямо перед ней, прикрыв ладонью кривящиеся губы.

— Ким! Как же я соскучилась! — девушка упала ему на грудь, уцепившись руками за пояс.

— Где же ты пропадала? Я тут чуть только не поседел! Ты так нас заставила поволноваться! — он оглянулся на улыбающегося Эраса, который не спешил разрывать эти дружеские объятия. Ольга вывернулась из рук Кима и подошла поздороваться с главой гильдии убийц. Их приветствие было гораздо сдержаннее, что сразу же заметила девушка, понимая, что относится к двум главам совершенно различно.

Она и не ожидала, что настолько сильно соскучится по своему давнему приятелю. Несмотря на то, что с Эрасом ее связывают пережитые опасности и приключения, Ким был ближе и дороже. Даже тогда, когда уговаривал ее связать свою жизнь с принцем Дарияном.

В голове Ольги словно щелкнуло: «Ян! Вот я эгоистка…»

— А Ян? — она растеряно переводит взгляд с Кима на Эраса и обратно. — Что с ним? Где он?

— Да все в порядке… Он теперь живет в доме Тайной и регулярно общается с простым людом. И да, ты была права. Это самый лучший вариант. Теперь его поддерживает большая часть населения Виррании, — Эрас улыбался, наблюдая за реакцией девушки на слова.

— А что там с королевским дворцом? — решилась уточнить девушка.

— Поговорим в кабинете. Да и Ян скоро придет, — мягко ответил Ким, едва касаясь пальцами локтя Ольги.

Позже, после того как явившиеся Ольга и Антарей отмылись в своих комнатах и переоделись, все собрались в кабинете Кима. За чашкой горячего отвара неспеша глава гильдии воров начал рассказ:

— Я сейчас все, что знаю поведаю. О чем забуду, Эрас меня поправит, — он тяжело вздохнул и с сожалением взглянул на девушку. — Дворец словно бы изолирован от внешнего мира. Кого бы ни посылали туда, не вернулся ни один. Внешне никаких изменений, никаких куполов, никаких следов магии даже нет. Но проникнуть на территорию без личного допуска главы службы безопасности не может никто.

— А продукты? — жмурясь от удовольствия, пила отвар девушка.

— Продукты доставляет Тайная служба королевы, да и запасов там не на один десяток лет, — кинул реплику Эрас.

— Пока не разберемся с охраной дворца, бесполезны все попытки вернуть Яна на трон, — Ким стыдился собственной беспомощности, но ничего со сложившейся ситуацией поделать не мог. На последнем Совете глав гильдий предложили просто взорвать дворец, но такого количества магов повстанцам было просто невозможно набрать, особенно учитывая наличие магов универсалов среди королевских войск.

Девушка потерла лоб и вопросительно посмотрела на Кима и Эраса:

— Скажите, а капитан Торрес все еще занимается охраной входов во дворец?

Мужчины переглянулись.

— Да… А что? — в глазах Эраса появилась надежда.

Ольга пожала плечами.

— Может и ничего. Но может быть это пусть и мизерный, но шанс… Он ухаживал за мной и я могу попытаться…

Антарей вскочил со своего места, опрокинув на себя горячий отвар. Шипя сквозь зубы, он все таки смог громко высказаться:

— Ни за что! Я против! Нечего тебе там делать!!! Еще не хватало девчонку использовать в таком опасном деле!

Возмущенная таким шовинизмом Ольга встала напротив мужчины, уперлась кулачками в бока и принялась отстаивать свою точку зрения:

— Кроме меня все равно некому с Торресом поговорить! Это шанс! И его нельзя упускать!

— Ты головой соображаешь? А если попадешь в руки рыжего садиста?? Ты сама-то понимаешь, что станется с теми. кому ты дорога? Что прикажешь с этим делать? — зеленые глаза сверкали гневом и страхом потери. Он был готов сделать все что угодно, запереть, связать, умолять… Только бы эта шальная девчонка не полезла в пасть к хищнику.

Ольга молчала, зная, что не отступится от своего решения и все равно пойдет на встречу с Торресом.

Ким и Эрас переглядывались понимая, что между этими двумя молодыми людьми что-то происходит. И это что-то очень не нравилось Киму. Возникла проблема, с которой просто необходимо было что-то делать.

Стук прервал гнетущее молчание в кабинете, дверь распахнулась и в комнату вошел величественный молодой мужчина.

— Принц Дариян, — склонил голову в поклоне Кимерий.

Ольга обернулась и несмело улыбнулась. Она так волновалась, что три месяца разлуки могли испортить отношение принца к ней. Однако Ян разрушил все сомнения, когда подошел к ней и крепко ее обнял:

— Олька… Родная… Никуда не отпущу… Ты теперь всегда будешь рядом со мной…

Стоящий у дверей беловолосый Мик, обеспечивающий безопасность принца, не скрывал своего интереса к девушке. Его губ коснулась мимолетная улыбка и тут же пропала.

Герцог отвернулся к окну, пряча раздражение сверкающее в глазах. хоть и рад он был видеть племянника, но слова Яна, сказанные Ольге, резанули по сердцу, причинив неожиданно сильную боль.

Девушка так и стояла вплотную к принцу, не отводя от него глаз, улыбаясь и подшучивая.

— Оль, может расскажешь, где ты была и что с тобой произошло? — Ян как всегда был очень внимателен. Он держал ее за руку, ожидая ответа.

Девушке безумно хотелось рассказать все, поделиться с дорогим человеком, рассказать про чертово предназначение, да просто посоветоваться. Она так устала все держать в себе, однако, присутствие незнакомого ей охранника сдерживало ее. И еще эти бесцветные глаза… От них становилось жутко. Казалось, что их взгляд промораживает до самых костей, и Ольга под ним неосознанно сжималась, стараясь стать как можно незаметнее.

Ян так и не дождался ответа на свой вопрос, но умудрился поймать ее опасливый взгляд и понял. что все разговоры стоит перенести в другое место, где они смогут поговорить наедине, а здесь и сейчас он будет обсуждать только нейтральные темы.

Принц, по-прежнему не выпуская руку девушки, повернулся к главам:

— Сегодня Тайная мне сообщила, что в ближайшее время будет Совет Глав. Я убедительно прошу вас поддержать скорейшее начало восстания. Мы должны успеть все исправить до начала посевной, иначе потеряем почти половину народного ополчения. Пейзаны предпочтут сеять хлеб войне, иначе зимой их семьи будут голодать.

Ким и Эрас переглянулись.

— Ян, сам понимаешь, пока нам не удастся взломать защиту дворца, все восстание будет бесполезным, — Ким был уверен в своих словах и ему хотелось, чтобы наследник престола в полной мере осознавал все риски. — Да, мы захватим все основные цели, но дворец! Корона! Королевский алтарь! Все это останется в руках подлых предателей…

С удивлением Ольга заметила, что всего за три месяца ее привычный Ян очень изменился. В каждом его движении, в каждом жесте было просто море величия и осознания собственной силы. Нельзя сказать, что это было плохо, нет. Это было восхитительно! Перед ней стоял действительно будущий правитель страны, а не растерянный молодой человек, каким он был в день побега.

— Ким, сколько сможет выстоять изолированный от окружающего мира дворец? Мы его обложим со всех сторон, как зверя в норе. И как только любой высунет нос за ограду, то попадет в наши руки. И все, мы постепенно дождемся их капитуляции, — Ян явно чувствовал свое превосходство, поясняя с его точки зрения элементарные вещи.

Ольга тряхнула головой, отгоняя от себя лишние мысли.

— Зачем так долго ждать, если можно попытаться разузнать про охрану у капитана Торреса? — все-таки попыталась продавить свое предложение она, невзирая на протестующий стон Антарея.

— Торреса? — вздернул вопросительно бровь Ян.

— Да. Это капитан из охраны дворца. Он аристократ и у него ко мне была симпатия, когда я во дворце жила, — смутилась девушка. — Я могу попробовать поговорить с ним.

— Я против! — тут же высказался герцог. — Нельзя рисковать тебе своей жизнью. Сами справимся.

Принц развернул к себе лицом Ольгу и принялся выяснять:

— Оль, ты же понимаешь, что это может быть небезопасно?

— Конечно понимаю. Но я же не буду заходить внутрь, постараюсь вызвать его за ограду, — она закусила губу, не зная какими словами еще донести свою точку зрения.

— И Торресу ты доверяешь?

— Да. Доверяю. Насколько это возможно… Ян, это единственная возможность узнать хоть что-то. Давай попробуем…

Принц прижал ее к своей груди, прикрыл глаза. зарывшись носом в волосы, постоял так пару минут, отодвинулся и принял решение.

— Мы воспользуемся этой возможностью, — герцог Антарей вскипел и бросился к племяннику, однако был остановлен рукой Микрея, который неуловимым движением встал между ними. — Не стоит считать меня чудовищем, дядюшка. Ольга пойдет на встречу не одна. Ее спину будут прикрывать бойцы отряда Мика.

Продолжая гневно сверкать глазами, Ант с трудом выдавил из себя:

— Я пойду с ними. И это не обсуждается.

Принц слегка улыбнулся:

— Не смею препятствовать, — затем обратился к главам. — Я бы хотел взять с собой госпожу Ольгу для приватной беседы. К вечеру верну в целости и сохранности.

Мужчины вновь пообщались без слов, используя какие-то известные только им знаки, и согласились на условие принца.

Наскоро попрощавшись, Ян и Ольга покинули кабинет, сопровождаемые понимающими улыбками Кима и Эраса и злобными взглядами герцога Антарея.

Девушка никогда не видела настолько решительного Дарияна и он ее немного пугал. Однако, только они оказались в выделенных Ольге покоях, как с него тут же слетела маска высокомерного гордеца.

— Олька, одевайся и давай смоемся ото всех. Хоть поговорим без лишних ушей, — прошептал он ей на ушко, обдав запахом свежескошенной травы.

Сбежать от Мика не получилось. Он так и маячил в сторонке грозным призраком, обеспечивая безопасность, но не мешая молодым людям разговаривать. Ольга и Ян шли по берегу реки в пригороде столицы. Девушка рассказала о своем походе к Богам, умолчав о предсказании и трех королях. Её больше всего интересовала реакция Дарияна на пожелания Младшего Бога соединить с ней свою жизнь. Услышав об этом, Ян засмеялся, обхватил девушку и закружил ее.

— Я же говорю! Ты всегда будешь рядом со мной!

Ян рассказывал Ольге о том, как он много времени проводит с наставниками, помогающими восполнить пробелы в знаниях юриспруденции, экономики, дипломатии… Он с восторгом отзывался об уме и проницательности главы Тайной гильдии, с которой проводил многие вечера за беседой. А еще Ян пообещал отправить к Ольге амура Никлея, который от тоски по девушке даже бросил пить.

Ольге и Яну нужно было многое рассказать друг другу, чем они и увлеклись настолько, что не заметили одной весьма занимательной вещи. Иногда на лице Мика проскакивали эмоции, которые могли возникнуть только в одном случае: этот телохранитель слышал каждое сказанное слово, несмотря на значительное расстояние между молодыми людьми и им.

**********

В полутемной комнате на кровати сидела с идеально прямой спиной Тайная. Ее рот был брезгливо искривлен, глаза гневно сверкали на стоящего у двери Холодную Смерть. Мужчина как никогда оправдывал свое прозвище. Ни единой эмоции не отражалось на его лице. Острые скулы были как всегда бледны, бесцветные глаза не выражали ничего.

— Мик, пожалуйста, подумай. Ты точно ничего не слышал? — женщина была настолько напряжена в ожидании ответа, что сжимала покрывало постели в пальцах до треска ткани.

Рваная челка качнулась, перекрывая его пустой взгляд. И вновь ему удалось дезориентировать того, кто на него смотрел. Казалось, что ему нет дела ни до чего, однако, он жадно ловил все эмоции любовницы и глубоко в душе наслаждался тем, что вывел ее из себя и скрыл правду.

— На прогулке ничего. Будто артефакт против прослушки использовали. А вот при Киме и Эрасе принц наш клятвенно пообещал, что Ольга всегда будет с ним рядом, — каждое сказанное слово вызывало у Тайной недовольство, что доставляло просто болезненное удовольствие Мику.

Не в силах сдержать раздражения Глава вскочила и подлетела к расслабленно стоящему мужчине.

— Почему? — она требовательно смотрела в ледяные глаза. — Почему он никак не откажется от нее? Неужели я мало сделала для того, чтобы он осознал насколько это будет ужасный выбор для всей аристократии?

Мик хмыкнул и взял двумя прохладными пальцами за подбородок, подняв разгоряченное лицо Тайной к своему лицу. Он по-хозяйски мазнул губами по ее сухим воспаленным от нервного покусывания губам и скользнул ими к небольшому аккуратному ушку.

— Тами, неужели тебе так нужна власть? Неужели рискнешь обещанным благополучием целой страны? — и тут же пожалел о сказанных словах. Расслабился… Поддался эмоциям и сделал глупость. Она не должна никак понять, что ее преданный любовник, тренер и начальник бойцов ее гильдии имеет иные мысли и устремления. Повелитель никогда не простит оплошности… Сейчас от поступков и слов Микрея зависит выживание его народа.

К счастью, Тайная не заметила подтекста в словах того, кому доверяла как самой себе и ответила безо всяких задних мыслей.

— Мик, о чем ты? Чем может помешать благополучию страны королева из древнего аристократического рода? Какие междоусобицы. если я встану во главе Совета Гильдий? Ты опасаешься Кима и Эраса? Так они сами мне помогут, когда поймут, что только в единении мы сильны.

— Ким поддерживает Ольгу как претендентку на роль королевы. Да и принц к ней неравнодушен. Кстати, думаю тебе стоит поддержать желание девушки попасть во дворец…

Женщина отвернулась и направилась к широкой кровати, скидывая по дороге легкое домашнее платье. Ее фигура все еще была прекрасна. Особенно в этом соблазнительном темно синем с серебром корсете, так эффектно утягивающем и без того тонкую талию. А стрелки на черных шелковых чулочках заставляли остановить взгляд на округлых ягодицах, скрытых тонкой тканью кружевных панталончиков.

— Да… Ты прав. Поддержу. Может там и сдохнет. Чувства принца оказались неприятным сюрпризом, — она встала одним коленом на постель, призывно выгнув спинку и оглянулась через плечо, явив скрытую от глаз обезображенную шрамом щеку. Влажный язык показался между губ и, увлажняя их, оббежал по кругу. — Придется что-то с этим сделать. Но позже…

И она томно застонала, привлекая Мика к себе. Его тонкие пальцы потянулись к пуговицам рубашки и он сделал шаг по направлению к подрагивающей от желания женщине.

**************

Через сдвинутые портьеры в тайной комнате с большим зеркалом пробивался тусклый свет. Обнаженный худой мужчина стоял на коленях, опустив голову перед мерцающей поверхностью и негромко рассказывал все о загадочной девушке вокруг которой соединились интересны многих владеющих силой и положением в обществе существ.

— Повелитель… Это все… — Мик уткнулся лбом в пол, ожидая решения своего господина.

— Встань, Миканиэль, — мягкий, проникающий в самую душу, завораживающий голос был нежен. — Ты хорошо поработал и принес мне важные вести. Значит, она отмечена Богами… Это очень хорошо. Миканиэль, подумай и оцени ситуацию. Её жизни что-то угрожает?

Мик задумался, вжимаясь тонкими пальцами в собственное бледное бедро, оставляя на нем багровые следы.

— Мой Повелитель, глава Тайной гильдии может попытаться устранить досадную помеху…

Он действительно считал, что эта женщина способна на многое в достижении своих не всегда чистых и честных целей.

— Мда… Мой мальчик, тебе придется приглядеть за этой чудесной особой и, в случае появления угрозы, ты знаешь, что делать. А сейчас приготовься. Я подарю тебе свое благословение.

И вновь серебристое сияние окутало упавшего навзничь мужчину, принося ему ощущение полного счастья и защиты.

— Теперь ты сможешь продержаться еще, милый мой Миканиэль… — в голосе из зеркала звучала неподдельная грусть.

А беспощадный хладнокровный убийца лежал на полу, прикрыв глаза, с совершенно детской улыбкой.

*******************

Ольга нервно металась по комнате, ожидая решения Совета Глав гильдий. Ей невыносима была сама мысль о том, что ее опять отодвинут от активных действий и позволят отсидеться где-нибудь в теплом местечке. Поэтому для себя она решила, что даже в случае запрета на активные действия, она отправится на встречу с Торресом.

— И это не обсуждается! — проговорила она, стукая сжатым кулачком по ладошке.

— Какая ты грозная, Оль! — хихикнул пухлощекий маленький блондинчик, с удовольствием поглощающий нежные кремовые шарики с орешками, сидя за столом и болтая ножками.

— Да достали уже… Я могу сама принимать решения! Не маленькая уже! — вспылила девушка.

— Ага. Не маленькая, — он жмурился, заталкивая в рот очередную конфету. — Нервы мужику треплешь как большая.

— Кому это? — недоумение в ясных глазах было совершенно неподдельным, что в очередной раз убедило амура в чистоте помыслов этой бесхитростной души. Она и вправду не видела к себе особого отношения со стороны двух родственников.

Ольга подошла к пристроившемуся у стола Нику и присела на корточки перед ним.

— Кому я порчу нервы, дружок?

— Да всем! — хихикал невозможный карапуз.

Девушка подозрительно зыркнула на него и пересел на мягкий диванчик.

— Жаль, что Ян сейчас не с нами, — с сожалением протянула она, выхватывая прямо из-под носа мелкого обжоры последнюю конфетку.

— Вот ты бессовестная… — поникший вид обиженного ребенка вызвал у девушки смешок. Если не знать о сути этого милого ребенка, то конечно очень легко можно купиться на эти честные глаза. курносый носик и невинное выражение голубых глаз. Ник стер с мордашки обиженное выражение, с причмокиванием облизал пальцы и перебрался к девушке под бочок. — Оль, его там Тайная оккупировала.

— Полностью?

— Абсолютно. Она его каждый вечер к себе приглашает и говорит с ним до опупения. Ян от ее приходит с таким блаженным выражением лица, что стереть его хочется кулаком. Единственное, что приводило его в себя, это разговоры и мысли о тебе.

Ольга со стоном откинулась на спинку дивана.

— Я волнуюсь за него.

Амур с грустью посмотрел на свою самую близкую подругу, понимая ее беспокойство и осознавая, что помочь ей он ничем не может. Не в силах простого маленького амурчика противостоять главе Тайной гильдии, да и Ольге самой лучше бы не вступать в конфронтацию с опасной противницей. Мучимый своими мыслями, Ник поднял голову, чтобы лучше видеть расстроенное уставшее лицо девушки. Как бы ей помягче объяснить все это…

— Оль, у нас нет выбора. Только ждать и надеяться на лучшее. Если тебе покровительствуют Боги, то по крайней мере жизнь твоя в безопасности. И поверь мне, это многое значит, — амур старался говорить тихо и чувствовал мельчайшие изменения в состоянии подруги.

Она молча кивнула ему и обхватила друга обеими руками, испытывая умиротворение и спокойствие от тесного контакта с тем, кому научилась доверять. Сколько так сидели, делясь душевным теплом, они не знали. И уже подумывали о том, что необходимо расходиться по спальным комнатам, когда в дверь покоев Ольги громко постучали. Сонливость как рукой сняло и девушка, вскочив, бросилась к двери.

— Кто там? — не спешила она открывать дверь, давая возможность Нику спрятаться за спинкой дивана с заряженным магострелом. Нервное напряжение последних дней давало о себе знать, вызывая манию преследования.

— Госпожа Ольга! Вас ждут в кабинете господина Кимерия! Просили поспешить! — тоненький голосок посыльного подрагивал от непонятных эмоций.

Девушка распахнула дверь.

— Что случилось?

Парнишка, пряча красные от слез глаза, перебирал ногами в нетерпении, ожидая девушку.

— Быстрее, умоляю! — он не выдержал и сорвался вперед по коридору.

— Ники, дождись меня тут, хорошо? — Ольга поспешила за убегающим посыльным, разрываясь от неопределенности и нарастающего ощущения грядущей беды.

В кабинете Кима было достаточно много людей. Кого-то из них Ольга знала, но больше было незнакомых. Ким сидел в своем кресле и на его лицо было страшно смотреть. Под глазами залегли глубокие тени, черты заострились и морщины стали заметней, в глазах отражалась вселенская тоска.

— Оля, проходи… — он махнул рукой в сторону свободного места за рабочим столом. По обе стороны от нее сидели незнакомцы. К тому, что оказался слева, подошел герцог Азранийский, склонился к его уху, и мужчина поспешил освободить место, на которое тут же уселся Антарей. Ольга физически чувствовала гнетущую атмосферу, все молчали и это так же не улучшало стоящей мертвецкой тишины.

— Что случилось? — попыталась она выяснить хоть что-то у герцога. В ответ он просто пожал плечами, сжав ее руку под столом своей. Он так же, как и она не знал причины ночного собрания.

Полный мужчина постукивал пальцами по подлокотнику своего кресла. Маленькими заплывшими глазками он разглядывал всех присутствующих.

— Ким, кого мы ждем? Ночь на дворе. Хотелось бы уже закончить все дела и отдохнуть, — ему было жарко и пот стекал по обвисшим щекам.

— Тайная должна подойти, — бросил Ким и вновь повисло молчание.

Ольга не понимала, что такого должно было приключиться, что ночью собрались все эти люди. Но явно что-то серьезное.

Тихо и спокойно вошла глава Тайной гильдии в кабинет. Ее лицо словно гипсовая маска не выражало ничего. Явившиеся следом принц Дариян и Холодная Смерть нашли для себя место на диване, стоящем у стены. Ян с сожалением пожал плечами, не найдя места поближе к Ольге.

Ким хлопнул в ладоши, призывая все внимание к себе.

— Мы собрались по нерадостному поводу. Судя по всему, нервы королевы сдали и она пошла напролом. Сегодня королевские войска прошли по столице и арестовали наших сторонников-аристократов, арестовали наших людей, бойцов, да и просто мальчишек, которые бегали по улицам с поручениями. Часть арестованных в столичной тюрьме. Однако, лорд Махнистер и глава гильдии убийц Эрасто Леони были доставлены во дворец… Казнь состоится завтра…

На этих словах всегда сдержанная Тайная судорожно выдохнула, привлекая к себе совершенно ей не нужное внимание.

— Это конец… — толстяк закрыл руками лицо.

— Плут… Не стоит… Мы должны быть сильными… — голос Тайной звучал хрипло, поскрипывая словно сухое дерево на ветру. — Сдаваться нельзя.

Рука герцога на пальцах девушки сжалась еще сильнее, привлекая внимание к себе. Ольга повернула голову к Антарею.

— Это наш единственный шанс, — прошептал он беззвучно и девушка поняла его.

— Ким, я настаиваю на своем предложении. Только я могу хоть что-то узнать об охране дворца. И возражений не принимаю, — она настороженно разглядывала глав гильдий, которые понимающе качали головами. Тайная впилась взглядом в ее лицо:

— Я — за! — даже не дрогнув, поддержала она Ольгу.

— Я — против! — в глазах принца плескалось беспокойство и страх за дорогого человека. — Уж если на то пошло, я готов сдаться мачехе в обмен на людей.

Тайная вскочила, сбросив личину безразличия.

— Ты не посмеешь! Мы слишком много на тебя завязали, мальчик, чтобы ты одним глупым поступком разрушил это. Если тебе все равно, что будет с тобой, то хотя бы подумай о тех, кто поверил тебе и пошел за тобой! Подумай о простых людях! О своей стране! Это наследие твоих предков и не смей его отдавать преступникам!

Гнев раскрасил лицо принца красными пятнами. Отповедь главы Тайной гильдии достигла своей цели, заставив молодого мужчину подумать о чем-то кроме себя и своих интересов.

— Я пойду с Ольгой, — встал с ней рядом герцог Антарей. — Она права, это лучший вариант получить информацию.

Под глухой шум каких-то невнятных возражений к столу вышел Мик.

— Мой отряд и я лично будем прикрывать их, — сказал он, не глядя на свою любовницу.

Прищурившись, Тайная молчала. Возражать она не стала, понимая, что это самый правильный вариант. Но то, что Холодная Смерть даже не посоветовался с ней, принимая такое ответственное решение, определенно ей не понравилось.

Ольга, герцог, Мик и Ким вышли из кабинета, оставив там притихших людей.

Глава 17. И снова дворец

Ким нервничал, отправляя Ольгу в это рискованное предприятие. Никаких гарантий благополучного исхода дела никто дать не мог. Единственное, что хотя бы немного примиряло его с ситуацией, это присутствие Холодной Смерти, который сделает все и даже немного больше, чтобы обеспечить безопасность девушке.

Увлекшись своими рассуждениями, Ким упустил вопрос Ольги и непонимающе уставился на нее, силясь понять, что она хочет услышать. Девушка криво улыбнулась и повторила свой вопрос:

— Как так вышло, что Эрас и лорд Махнистер оказались арестованными?

Тяжелый выдох вырвался их груди главы гильдии воров.

— Мы готовы были начать осаду дворца. Продукты, оружие, глушители магии… Все это собиралось в одном месте, откуда и должны были отправиться наши люди. Эрас и лорд Махнистер днем встречались там с командирами отрядов.

— Это место было хорошо защищено? — Ольга сложила руки на груди и разглядывала Мика, что-то втолковывающего своим бойцам.

— Конечно… Но знаешь, в жизни всегда есть место случайностям. Один из командиров привел за собой хвост. Глупо… Бестолково… И кроваво…

— Многие погибли? — теперь и голос девушки дрогнул.

— Немало. В основном простые люди. Те, кто собирали обозы для развертывания лагерей вокруг дворцовой ограды. Командирам удалось сбежать только потому, что совещание проходило в дальнем помещении и у них была фора.

— А Эрас?

— А эти двое геройствовали. Они пытались отбить арестованных. Вот и попались… Только бы вернулся. И я этому герою голову сам откручу, — Ким сжал челюсти, скрывая волнение за своего самого близкого друга.

Девушка заметила, как Мик косо поглядывал на них, собираясь прервать разговор, и решилась сделать это сама.

— Ким, я ничего не могу обещать… Ты сам знаешь, но все, что от меня зависит, сделаю.

Они обнялись и девушка поспешила к уже готовым боевикам и стоящему чуть поодаль Антарею. Мик протянул девушке удобную обувь, брюки и курточку.

— Плащ сверху накинете, чтобы все это безобразие скрыть. Связующий артефакт… — он держал на руке небольшой вкладыш в ухо. — Все время будете на связи.

Она молча кивала головой, впитывая каждое слово опытного мужчины. Принимать мнение того, кто знает проблему гораздо лучше ее, приучила ее работа из прошлой жизни. Иногда она задавала короткие уточняющие вопросы, вызывая у Мика все больший интерес к собственной персоне.

Вскоре готовый отряд погрузился в техномагическую повозку и отправился к служебному выезду из дворца. Внутри повозки царило вязкое напряжение, все осознавали, что эта поездка может быть последней в их жизни, поэтому никто не произнес ни слова пока вдалеке не показались огни дворцового комплекса.

Повозка остановилась, не доезжая до ворот, у самого леса. Мик выпрыгнул первым и огляделся.

— Выходим, — бросил он, держа в руках взведенный магострел. — На дорогу не выходим, прижимаемся к деревьям.

Ольга выходила последней. Герцог подал ей руку и придержал, чтобы она не запнулась.

Прикрываемые деревьями, они поделились на две группы прикрытия. Мик подошел к девушке и взял холодными пальцами ее ладонь.

— Это артефакт невидимости, — мужчина надел на пальчик простенькое колечко с цветочком из медной проволоки. — Активируется просто, повернуть цветочком внутрь ладони. Мы сейчас все такие активируем и будем всё время рядом с тобой. Каждая группа пойдет со своей стороны. Ты идешь прямо по дороге. И не бойся. На тебе навешано охранок столько, что любая атака в твою сторону для атакующего закончится огромными проблемами.

Ночь уже шла к своему завершению и небо у горизонта расцвечивалось различными оттенками розового и голубого. Ольга шла по дороге, поеживаясь то ли от утреннего холода, то ли от нервного напряжения. Дворец как и в прежние времена сверкал и блистал, создавая иллюзию спокойствия и благополучия. Она шла, надеясь на удачу. Вот уже и показались ворота для персонала.

— Ольга, все хорошо. У ворот стоит стражник. Но это не Торрес, — в ухе послышался голос одного из бойцов Холодной Смерти.

— Поняла, — буркнула она, приближаясь к своей цели.

Угрюмый усатый мужик оживился как только заметил девушку в плаще.

— Доброй ночи, — улыбнулась Ольга хмурому мужику, выглядывая за его спиной дворцовый парк и дорожки.

Караульный игнорировал ее, тем не менее продолжая сверлить ее глазами. К своему удивлению, Ольга вдруг поняла, что не может четко различить ни одного деревца в королевском парке. Что-то прикрывало весь дворец, делая его в целом блистающим и прекрасным, а если приглядеться, то все смазывалось и совершенно не запоминалось.

— Доброй ночи, уважаемый! — чуть громче произнесла Ольга. Мужик покосился на нее и состроил злобную физиономию. — Скажите, а капитан Торрес далеко?

И она широко и доброжелательно улыбнулась.

— Капитан Торрес? — переспросил мужик, чуть склонившись вперед. — Так он караул менять придет скоренько уже. А вы ему кто?

Девушка продолжала улыбаться:

— Невеста!

— Из городу?

— Из него.

Мужик как-то замялся, поманил девушку к решетке поближе:

— Скажи-ка, невеста, в городе что, вправду голодают? — он ждал ее ответа. Ждал так, словно от него зависела его жизнь и девушка поняла, что в городе остались его родные, о которых он очень беспокоится.

— Нет. Там хлеб раздают… Кто там у вас?

— Жена и трое ребятишек, — смущенно ответил он, вскинулся и сделал под козырек. — Капитан, а вас тут невеста дожидается!

Ольга вздрогнула и повернула голову в сторону капитана, который с радостным удивлением подходил к воротам.

— Госпожа Ольга! — он почтительно склонился, выпрямился и протянул руку через прутья ограды для приветствия. — Как же я рад, что с вами все в порядке! После вашего побега я думал, что никогда больше нам не придется встретиться. Это было просто ужасно для меня. Здесь тогда вообще был кошмар.

Артефакт для связи принес девушке звук скрипящих зубов и Ольга догадалась, что единственный, кто может так реагировать на безобидное приветствие, это Антарей. Видимо любезность со стороны бравого капитана не понравилась герцогу. Мысленно усмехнувшись, она подала руку Торресу и улыбнулась в ответ.

— Капитан Торрес, я тоже очень рада! И больше всего рада, что вы живы и здоровы. Скажите, мы можем поговорить наедине? Думаю, нам есть что сказать друг другу.

Черные как смоль брови смуглого симпатичного мужчины сошлись к переносице. Шикнув на любопытствующих караульных, мужчина понизил голос.

— Я не могу выйти к вам, госпожа. Это, к сожалению, невозможно. Но предлагаю чуть отойти в сторону, где сможем поговорить без лишних ушей, — и он рукой указал к удобному плоскому участку возле решетки ограды левее ворот.

— Ольга, иди не торопясь. Мы перегруппируемся, — теперь уже голос Мика командовал в ухе.

Все так же глуповато улыбаясь, она медленно шла к месту, где ее уже ждал Торрес. Его глаза цвета глубокой ночи с обожанием смотрели на приблизившуюся почти вплотную девушку. Эх… Если бы не этот переворот, то он бы все-таки рискнул предложить ей брачное кольцо. Да, он аристократ из обедневшего загибающегося рода и вынужден зарабатывать на свою жизнь трудом, но зато его родные никогда бы не были против такой невесты.

— Госпожа Ольга… — не мог наглядеться на нее Торрес.

Мягко коснувшись его пальцев, девушка попросила:

— Давайте без «госпожи»… Расскажите, что здесь происходит?

Капитан радостно продолжил:

— Ольга… Я и не рассчитывал, что когда-нибудь смогу так вас называть! — молодой мужчина просто лучился от того, что увидел ее, говорит теперь с ней. Однако, радость его была недолгой, неожиданно он поник. — А происходит здесь что-то очень плохое. После того, как активизировались повстанцы и на территории дворца поймали посторонних, всю территорию накрыло каким-то куполом. Теперь никто не может выйти за ворота без дозволения графа Эндрю. А этой чести удостаиваются только войска и его шпики, а войти возможно только через ворота. Вот так тут и мы застряли.

Девушка нахмурилась и закусила губу. Что-то во всей этой истории было не так… И это что-то вертелось прямо где-то рядом в воздухе. Казалось, что еще немного, еще самую малость и она все поймет. Главное задать правильный вопрос. И этот вопрос прозвучал прямо в ее ухе голосом Антарея.

— Оль, спроси его, есть ли во дворце сильный маг? Про защиту-то мы поняли, когда наши возвращаться перестали, но вот купол наблюдатели не видели…

Вот оно! Купол! Никто не видел, а Ольга видела. Правда не совсем купол, но помеху только… Хотя вот сейчас никакого размытого изображения парка не было. Все как обычно.

— Капитан, а вот скажите мне, отчего я сейчас вижу парк хорошо, а на утре было как-то размыто? Это тот самый купол, да? — она старалась придать голосу больше беззаботности и легкости.

Торрес и без этого был готов выложить все этой чудесной девушке, которая очень ему нравилась, и которой он любовался всегда.

— Да, это как раз тот самый купол. И его практически не видно. Только на границе ночи и утра и то слегка… — тоска в его голосе заставила сжаться сердце девушки. — Ох, Ольга… Какие маги… Универсалы и только. Они такой купол не могли создать.

Он огляделся, поманил девушку пальцем ближе и на ухо прошептал:

— Среди тех, кто работает во дворце, ходят слухи, что в подземелье дворца древний артефакт. Он-то и источник этой защиты…

— Артефакт? — Ольга ждала хотя бы каких-то подсказок от своей поддержки. Если такой артефакт действительно существует, то хоть кто-то о нем должен знать.

— Да, от древних богов. Так говорят…

Девушка закусила губу… Древние боги… Это что за ерунда такая? В этом мире всего два Бога. Старший и Младший. И их-то она видела очень хорошо. И ни про каких древних богов никто ей не рассказывал.

— Ольга, нам нужно пройти на территорию дворца… — вновь привлек к себе внимание Мик.

— Я никогда не слышала о древних богах… — растерялась девушка, думая, как же спросить Торреса о возможности пройти внутрь.

— Да и я не слышал… — Торрес просто пожирал ее глазами, оставив позади свою стеснительность. Он видел, что девушка никак не может решиться что-то сказать и поэтому спросил сам. — Ольга, вы же не просто так пришли сюда? Чем я могу помочь вам?

И с замиранием сердца капитан ждал ее ответа.

Ольга выдохнула, сжала кулачки и, как с обрыва в воду, спросила:

— Капитан, Вик, вы меня можете провести за ворота?

Неверящим взглядом Торрес смотрел на Ольгу. Неужели из-за него? Неужели она что-то чувствует к нему? Это невозможно…

— Ольга, вы не сможете выйти отсюда.

— Я понимаю! Но, поверьте, мне очень нужно проникнуть на территорию… Помогите мне, Вик! — с жаром упрашивала капитана девушка.

Его рука подрагивала, когда сжимала ее замерзшие пальцы.

— Если и проходить внутрь, то только сейчас, — он решительно направился к воротам, хватаясь за закрытую калитку.

Ольга бежала бегом к воротам, ощущая рядом с собой чьи-то невидимые фигуры. Торрес открыл бесшумную дверцу и отошел в сторонку, позволяя девушке беспрепятственно пройти внутрь. Задержавшись рядом с капитаном, она поняла, что ее спутники вошли следом, и только тогда позволила закрыть калитку, пройдя дальше.

— Ты сейчас куда? Я провожу, — поспешил за девушкой сияющий капитан, не желая даже на минуту оставить ее без ухаживаний. Невидимки шли чуть в отдалении, чтобы не привлекать к себе внимания, но не выпуская из зоны, в которой в любой момент могли защитить.

— Я хочу в свой домик. Он еще жив? — улыбалась девушка, с любопытством замечая изменения. Судя по всему во дворце осталось мало слуг. По крайней мере дорожки и парк выглядели неухоженно и запущенно.

— Да куда же он денется… Там конечно беспорядок, но все цело. Я проверял и прибрал немного, — смутился мужчина, припомнив, что пришлось собирать с пола разбросанную одежду, в том числе и нижнее белье.

Ольга благодарно сжала его руку, мысленно хихикая под явно слышимый в ухе зубной скрежет, которым вновь обозначил свое присутствие герцог.

Торрес с нетерпением ждал, когда же они доберутся до ее маленького домика с лабораторией и уже там выведать все о том, зачем ей так неожиданно понадобилось проникнуть во дворец.

В домике действительно было все цело, однако того порядка, к которому она привыкла, не существовало. Вещи лежали не там, где им положено, а все горизонтальные поверхности покрывал толстый слой пыли.

— Прости, я тут давно не был… — Торрес вошел первым, беспокоясь о безопасности девушки.

Закрывать за собой дверь в домик Ольга не стала, давая возможность невидимкам войти внутрь. И лишь только закрылась дверь, как Торрес сразу же набросился с вопросами на девушку. Самым важным вопросом, который прозвучал, был:

— Зачем и для чего?

Как объяснить тому, кого давно не видела, что жизненно необходимо отключить эту кошмарную защиту или хотя бы выяснить то, как это сделать? Как рассказать о том, что очень хочется раздавить этих мразей, для которых жизни людей не стоят ни гроша? Как узнать, что в его голове? И что делать дальше? От мыслей, крутящихся в голове, заломило виски и она приложила холодные пальцы к ним.

— Вик… Вы считаете, что в королевстве все происходит так, как должно быть? — внешне невозмутимая, она с волнением ждала ответа на вопрос, от которого зависело, что и как рассказывать дальше.

Торрес подошел к девушке ближе, и герцог уже готов был сорваться и ударить резвого капитана, однако тот негромко ответил:

— Конечно нет… Ольга, я же не идиот… И вижу, что происходит. Да и общаемся мы с дворцовыми… Оттуда и новости узнаем.

Ольга пристально вгляделась в его глаза.

— Тогда что скажешь о том, что Дарияну не место в бегах?

Торрес тряхнул головой, будто отгоняя лишние мысли.

— Скажу, что помогу во всем принцу, знать бы еще чем.

Первым скинул невидимость герцог Антарей, Холодная Смерть запоздал ненамного. Капитан дернулся, хватаясь рукой за оружие, висевшее на боку.

— Вик! Это свои… Герцог Антарей Азранийский, — она указала рукой на зеленоглазого мужчину, — и Мик, руководитель службы безопасности Тайной гильдии.

Мик, не отрывая глаз от капитана, слегка склонил голову в приветствии.

— Ольга, ты уверена, что можешь доверять этим людям? — закрывая девушку своей грудью, поинтересовался Торрес.

— Так же как и доверяю тебе, — выбралась из-за спины мужчины она.

Вскоре они сидели за столом и пили фирменный травяной сбор Ольги.

— Итак, Вик, я верно понимаю, что сегодня днем пленников повезут на казнь? — уточнил Мик.

Капитан кивнул:

— Да, так и есть. Охрана будет двойная. Сыскари королевы и военные.

— А маги? — герцог видимо что-то обсуждал с Миком, поэтому уточнял все, что было связано с магической поддержкой транспортировки осужденных.

— Маги остаются во дворце. Их немного. Не больше десятка.

Мик вертел в руках кристалл, сжимая попеременно то одну грань, то другую.

— Удивительно… — буркнул он.

— Что? — встрепенулась девушка, с любопытством глядя на тонкие пальцы мужчины.

— Связь есть. С помехами, но есть, — он прикрыл глаза и принялся мысленно общаться с далеким собеседником. От напряжения с его бледного лба скатилась капля пота, руки начали дрожать. Судя по всему сеанс связи давался дорогой ценой. И только когда из носа потекла голубая кровь, вызвавшая у всех ощущение нереальности, Мик остановился.

— Все сказал. Наша задача — отключить защиту. Будет переполох, на который отвлекутся все. И это даст нам фору, — говорил он, вытирая кровь неправильного цвета тыльной стороной ладони.

Ольга не смогла смотреть дальше на это безобразие, встала и подала свернутый вчетверо платок, который Мик принял с благодарностью. Мужчина ухмыльнулся, подмигнул Ольге и выдал:

— На опыты не отдамся. Не жди. Потом обсудим. Сейчас не до того.

Пожав плечами и удавив в зачатке любопытство, она вновь обратила свое внимание на Торреса, предварительно выяснив у Мика интересующий ее момент.

— Мик, послушай, а если во дворец пробраться в то время, пока большая часть охраны уйдет с заключенными? Да и никто в это время не будет ждать, что кто-то во дворец проберется.

— Не знаю, — мужчина оттирал платком ладонь, нахмурив брови. — Может в этом и есть смысл.

— Капитан, ваше мнение? Мы сможем проникнут во дворец днем? — не отставала она от смущающегося Торреса. — И самое главное, сможем ли мы выбраться оттуда?

— Думаю, что проникнуть сможете. Особенно если вам переодеться в форму прислуги. Если честно, то во дворце прислуги не хватает. Купол закрылся и те. у кого были семьи в столице попытались выбраться… Как вы понимаете безуспешно и смертельно опасно. Зато практически все, кто внутри — это шпики и армия. Хотя они-то как раз от безделья маются. Опустошают винные погреба и играют в карты. Поэтому вполне возможно проскочить. Да и чувство безопасности у тех, кто во дворце полное. Артефакт-то работает… — тяжелый вздох сорвался с его губ.

Внешне спокойный Антарей чуть отстраненно поглядывал на сидящих за столом мужчин, понимая, что всё их предприятие не более чем авантюра чистой воды. И благодарение Богам, если они живые выберутся из этого дворца. Ему безумно хотелось схватить в охапку Ольгу и бежать как можно быстрее и дальше отсюда. Он никак не мог понять, каким образом этой девушке удалось вытянуть согласие на это почти безнадежное предприятие.

Тонкие пальцы Мика рисовали сложные узоры на столешнице.

— В общем так, уважаемые госпожа и лорды, как только конвой с арестованными покинет дворец и доберется до удобного места. на него нападут. Из дворца скорее всего сразу же отправят на подмогу армию, вот тогда мы с вами и поспешим пробраться в подземелье. Торрес, там по слухам артефакт?

Капитан молча кивнул в ответ.

— Мик, у тебя опять кровь идет, — Ольга подсунула чистую салфетку ему под руку.

— Спасибо, корректировать действия из-за этой глушилки очень тяжело… Только мы снимем защиту, начнется штурм дворца. Нужно будет увести прислугу из-под огня.

Герцог почесал бровь пальцем и ему в голову пришла достаточно интересная мысль:

— Мик, у нас троих артефакты невидимости. Значит, мы можем свободнее передвигаться по дворцу. У капитана такого нет. Думаю, что нам не стоит его подставлять и тащить за собой в самый центр опасности. Выгоднее будет на него повесить организацию поддержки нам. на случай неудачи. Наверняка есть еще недовольные действиями венценосного семейства.

Торрес хмыкнул, сложил руки на груди и откинулся на спинку стула:

— Герцог, я никогда трусом не был, чтобы прятаться за спины других. Поэтому готов идти с вами даже в родном облике.

Холодная Смерть поморщился и укоризненно глянул на Антарея. Его начал раздражать этот герцог, устраивающий в такой неоднозначной ситуации брачные игры. Не место и не время. Он перевел взгляд на девушку, с удовольствием отметил, что ее тоже это соперничество напрягает, и решил вмешаться.

— Капитан, нет необходимости доказывать свою смелость. Достаточно того, что вы поверили незнакомым людям и теперь рискуете своей жизнью вместе с нами. Герцог, соберитесь. У вас еще будет возможность проявить свою доблесть. И не на словах, — он выглянул в окно, покусал острыми зубами нижнюю губу, встал и направился к выходу. — Нам пора. Активируйте артефакты. Торрес, идите вперед. Если встретятся нежеланные элементы, постарайтесь их отвлечь, пока мы проходим мимо.

Ольга и Антарей повернули кольца и растворились в воздухе, став невидимыми, что абсолютно не гарантировало бесшумного передвижения.

Торрес резво топал по дорожке в сторону уже знакомого Ольге входа для прислуги. Девушка отмечала общую запущенность не только парка, но и самого дворца. Казалось, что уже давно никто не мыл окна, и они тускло поблескивали на солнце. К счастью, до самого входа во дворец, им никто не встретился и они беспрепятственно вошли в служебное крыло. И вновь в душе Ольга чуть не выругалась. В коридорах было грязно и валялся мусор. В прежние времена такое состояние дворца было просто недопустимым, да и сами работники не вынесли бы такого позора, кинувшись прибираться.

Из кухни с подносом в руках вышла сильно похудевшая бледная Бони, и Ольга с трудом сдержалась, чтобы не броситься к приятельнице. С девушкой однозначно происходило что-то очень нехорошее. Под глазами залегли тени, да и сами глаза были пустые, словно неживые. Длинные рукава платья не скрывали синяков разных сроков давности, и совсем свежих, и уже отцветающих желто-зеленым. Камеристка королевы медленно брела по коридору, подозрительно прямо держа спину. Дав себе слово обязательно разобраться с этой непонятной ситуацией, она ускорилась, следуя за Торресом.

Пустые бутылки валялись практически повсеместно, усугубляя впечатление захламленности. Закоулки нестерпимо пахли нечистотами и рвотой. Похоже постояльцы не сильно обременяли себя необходимостью соблюдать приличия, устраивая туалеты под лестницами и в альковах.

Мик по артефакту связи дал знак остановиться под одной из лестниц.

Задерживая дыхание, чтобы лишний раз не испытывать собственный организм на терпение, Ольга уткнулась в кого-то из мужчин, буквально вдавившись носом в пахнущую хвоей и горячей смолой курточку.

— Приготовились, — шепнул Мик. — Торрес, вам лучше оставить нас тут.

Ольга, пользуясь случаем, перехватила капитана за шею и притянула его голову к себе так, чтобы губами уткнуться в его ухо.

— Что с Боней? — не смогла она терпеть до окончания их авантюры.

Капитан помрачнел, наощупь определил ушко девушки и, горячо дыша, ответил:

— Она теперь личная игрушка брата королевы. Больше некого. Молодых-то почти не осталось… Бони да еще пара служанок…

Ольга вспыхнула. Вспомнилась маленькая дочка лорда Махнистера, которая так же стала жертвой этого садиста, и захотелось смерти этому уроду, медленной и мучительной. Сжав кулачки, она пыталась дышать медленно, глубоко и через нос, успокаивая готовое выпрыгнуть из груди сердце.

Капитан уже ушел, а она все никак не могла прийти в норму.

Холодная невидимая рука коснулась ее щеки и прямо в ухе послышался голос Мика:

— Соберись. Иначе всех нас подставишь. У нас еще будет возможность отомстить.

Она кивнула, не задумываясь о том, что мужчина ее кивков не увидит, однако, судя по довольному хмыканью, этот синекровый нелюдь видел ее и невидимой.

Послышались громкие крики и по лестнице прогрохотали пара-тройка десятков пар подкованных сапог, направляющихся к выходу из дворца.

— Началось… — прошептал Мик. — Наши напали на карету с Эрасом и Махнистером. Вперед! Держимся друг друга.

Как умудрялся ориентироваться во дворце этот загадочный безопасник Тайной, не понял бы никто. Он бежал по дворцу так легко, будто его вел проводник прямо ко входу в подземелье. Нырнув за массивные деревянные двери, троица диверсантов перевела дыхание.

— Не расслабляемся. Маскировку не снимаем, — тихий голос Смерти не внушал страха, только уверенность и спокойствие.

«Вот уж с кем в разведку легко…» — подумал Ольга, спеша за Миком и поддерживаемая пыхтящим Антареем.

Эти верхние уровни подземелья оказались на удивление вполне обжитыми. Сухой каменный пол, никакого запаха затхлости или тлена, горящие факелы… Все выглядело весьма пристойно, будто это винный погреб, а не застенки, в которых томятся несчастные узники. Идти по такому подвалу было приятно и достаточно комфортно. Совершенно не ощущалось, что этот уровень был ниже поверхности почвы и откуда-то явно тянуло свежим воздухом

Ольга задумалась о судьбе реальных заключенных, а не выдуманных образов в ее воображении. Аккуратные двери с решетчатыми окошками не создавали тюремной атмосферы. Ее все больше подмывало подойти и заглянуть в одну из камер и она даже направила свои стопы в сторону одной из таких манящих дверей, когда ее достаточно жестко схватили мужские руки и резким рывком вернули на путь истинный. Пришлось прекратить проявлять инициативу и послушно следовать за Холодной Смертью.

Было тихо до звона в ушах. Мерное дыхание Мика и нервное пыхтение Антарея, да шелест шагов были единственными звуками, раздававшимися в этой части подземелья. Мик остановился у какого-то неприметного углубления в стене и активировал связь:

— Ольга, герцог, впереди что-то не то… Не могу сказать точнее, но дальше нам придется идти видимыми. Там темно. И я не хочу в случае чего искать невидимые бездыханные тела.

Он сам снял с себя маскировку и дождался, чтобы это сделали и остальные. Видимо на лице Холодной смерти отразилось что-то такое, что заставило и Антарея забеспокоиться.

— Мик, может мне вперед пойти? — деланно спокойно спросил он, рассудив, что жизнь Мика ценнее. Если потребуется спасать Ольгу, то Мик имеет больше шансов на успех. С трудом задавив в себе желание прямо сейчас обнять девушку, прижать ее к себе, спрятать куда-нибудь в безопасное место, Антарей ждал решения Холодной Смерти.

Беловолосый мужчина отрицательно качнул головой и потер лицо, словно стирая налипшую паутину. Ох, уж эти люди… Их эмоции настолько открытые, и они так легко проецируют их в пространство, что иногда Мик просто не выдерживал жить среди них. Хотелось сбежать высоко в горы и там в холодных горных реках отмываться до скрипящей чистоты. Откинув наваждение, мужчина ответил:

— Явной опасности нет. Однако, что-то впереди не нравится моему внутреннему «Я». И это заставляет меня испытывать эмоции, которые мне не свойственны.

Ольга просто пожала плечами и шагнула следом за Миком по нисходящим ступенькам в полутемное помещение, из которого пахнуло кровью и болью. Первое, что ощутила она было оглушающее чувство потери зрения. Во сейчас все было видно, был свет и в один момент ни-че-го… И лишь спустя несколько мгновений она начала различать и силуэты своих спутников. и контуры подземного коридора. На этом уровне воздух был застоявшийся, густой и омерзительно холодный.

— Где это мы? — поежилась от неприятных ощущений девушка и, с благодарностью, приняла накинутую на нее теплую курточку герцога. Она с удовольствием вдохнула запах мужчины, который слегка сжал ее плечи. И ей стало пусть и немного. но легче от этого такого простого и человечного жеста.

— Похоже это пыточные… — ровно ответил Микрей, идущий далее, не отклоняясь от известного только ему маршрута.

«Все-таки что-то или кто-то его ведет», — подумала девушка, всматриваясь прямо перед собой в поджарую высокую фигуру мужчины.

Зловещего вида обшарпанные грязные двери вели в отдельные казематы из общего коридора, теряющегося где-то в темноте. Тяжелая гнетущая атмосфера подземелья заставляла держаться их ближе друг к другу в поисках поддержки и защиты. В этом месте померкли все цвета, все воспоминания о добром, светлом, о счастье. Они понимали, что нельзя останавливаться ни на мгновение, иначе это проклятое подземелье высосет из них жизнь.

Как долго они ли по пропитанному страданиями месту, Ольга не понимала. Отовсюду слышались различные звуки, заставляющие стыть кровь в жилах. Скрипы, стоны, рыдания… Слова-слова-слова… Они проникали в мозг, вгрызались в него, отравляли разум. Вытаскивали наружу самые потаенные страхи, вынуждали сомневаться в себе и в соратниках.

«Мик предатель… Он специально завел меня в это место… Убить! Да! Он хочет меня убить! А этот герцог… Он такой же подлый аристократ, как и остальные… Соблазнит… Бросит… Разобьёт сердце… Никогда! Никогда его не допущу до себя!» — метались мысли в начавшей невыносимо болеть голове Ольги. Она прижала пальцы к вискам, безуспешно вливая свою скудную магию в заклинание обезболивания. Горечь поселилась на ее языке, разъедая слизистую. Вязкая слюна склеивала губы, вынуждая проталкивать ее с трудом в глотку.

В голове Антарея тоже творился бедлам. Перед глазами вспыхивали картины, способные довести до белого каления любого мужчину. Он умирал от ревности, жгучей, невыносимой, выматывающей и жестокой. Вот принц снимает с нее тонкую кружевную сорочку… А вот она обнимает Эраса, смеется ему так радостно, открыто… Она счастлива с кем-то… Но не с ним. Это просто невыносимо… Лучше не жить, чем видеть все это. Почерневший взгляд прожигал спину идущей впереди девушки.

«Если ее убить, то она никогда не станет женой никого другого… Да… Ее нужно убить! И тогда она всегда будет моя и только моя!» — убедив себя, Антарей медленно вытащил из-за голенища сапога узкий кинжал и, судорожно зажав его в руке, двинулся к девушке, представляя как острое лезвие вспарывает нежную тонкую кожу на шее, раскрашивая ее белизну красными узорами… Как ягоды кровавицы на снегу… Красиво…

Антарей подкрался к самой спине девушки, осторожно занес руку с кинжалом и …

Глава 18. Разрубить узлы

От боли в мышцах хотелось выть как зверю, грызть разрывающиеся на клочки сухожилия, заливаться голубой прохладной кровью. Боль выкручивала суставы, забиралась под кожу и скручивалась там клубками змей. Мик старался выдыхать сквозь зубы, сдерживая стоны и рвущиеся наружу крики. Воздух Виррании, даже такой измененный и загаженный эманациями боли и смерти как в этом подземелье, медленно уничтожал данную Повелителем защиту. Скоро придет смерть… Она наконец-то избавит от мучений усталого нечеловека. И уже не нужно будет хитрить, интриговать, подкупать и вынюхивать. Ведь он так устал…

Мик шел в своих видениях к тому, кто всегда поддерживал его, успокаивал, любил и оберегал. Он спешил к связующему зеркалу, только Повелитель мог спасти своего подданного от мучительной смерти. Только его благодать могла унять эту мучительную боль и, с надеждой, беловолосый мужчина припал к зеркальной поверхности.

— Повелитель… Умоляю! Хотя бы каплю сияния! — скрюченные судорогой пальцы скребли стекло.

Из-за мерцающей глади послышался знакомый и такой родной голос.

— Мальчик мой. Ты что-то от меня хочешь? — голос не лучился теплом и поддержкой как раньше, наоборот, в нем проскакивали ледяные нотки.

— Помогите… — слова словно острые кристаллы льда раздирали горло, вырываясь наружу вместе с кровавой пеной.

— Помочь? С чего бы? — голос становился все холоднее, все безразличнее. — Ты не справился. Твой народ скоро умрет. Так зачем мне спасать такого никчемного слугу?

— Нет! Нет… Только не это… — застонал Мик, сползая на пол и захлебываясь собственной кровью…

Воздух перестал проникать в легкие, сознание мужчины затуманилось.

«Этого не может быть», — слабый голосок разума пытался достучаться сквозь морок тяжелого ментального воздействия, — «Повелитель никогда так бы не поступил».

Ухватившись за эту здравую мысль, Мик. сжав челюсти до отрезвляющей боли, выцарапывал себя из этого ужасающего состояния.

— Жить! Мы должны жить! От нас зависят многие судьбы! — ему казалось, что он кричит. Но из его рта выходили еле слышные хриплые звуки. Зрение к нему возвращалось. Он обернулся к своим спутникам как раз в то время, чтобы увидеть, как обезумевший герцог занес над идущей впереди девушкой мерцающий в полутьме кинжал, и в тот же момент она обернулась к нему с кровожадной улыбкой, выбрасывая вперед руку, упираясь своим кинжалом в горло мужчины.

«Боги! Не допустите!» — пронеслось в голове Мика.

Глаза в глаза… Одно дыхание на двоих… Кинжал к кинжалу… Мужчина против женщины… Жизнь против смерти… Они отскочили друг от друга, отбрасывая в сторону оружие.

— Нет… — схватилась за ворот своей курточки Ольга и рванула его, давая себе возможность вдохнуть. — Нет, Ант! Доверие… Ты слышишь меня?

Мука и отчаяние на лице герцога сменилось на облегчение и растерянность.

— Да, Оля… Доверие… Никогда… Клянусь жизнью и магией! Никогда не причиню тебе боль… — он потянулся к ней трясущимися от страха руками. Ольга инстинктивно отшатнулась и в ту же секунду кинулась в объятия громко выдохнувшего мужчины. Мик, опираясь на землю, подполз к обнявшимся и обхватил их руками сверху, вдыхая запахи теплых тел.

— Живые… Уходить отсюда надо… Здесь слишком много умерло людей и слишком много боли. Души мертвых мучают нас…

Трое с трудом поднялись и, держась друг за друга, продолжили свой непростой путь. Ступеньки вниз показались им избавлением от страданий и выходом из ада.

Несмотря на то, что ступеньки вели глубже под землю, им стало гораздо легче дышать. Исчезло ощущение постоянного давления и пропал выматывающий страх.

— Давайте немного посидим, — взмолилась Ольга, понимая, что она не в силах сделать ни одного шага вперед. Слишком дорогой ценой дался им этот коридор.

Мик коснулся ее щеки своей холодной ладонью, понимая, что держится девушка исключительно на упрямстве.

— Конечно, давайте отдохнем, — и они тут же рухнули на землю, привалившись к удивительно сухим и теплым стенам.

— Здесь тепло, — озвучил вслух то, что заметили все, Антарей. — Интересно почему?

— Близок подземный огонь… — буркнул Мик, копаясь в небольшой сумке, снятой им с пояса.

Неожиданным было и то, что в подземелье было достаточно светло для того, чтобы пусть и с трудом, но видеть окружающих, при полном отсутствии каких-либо видимых источников света. Словно рассеянные лучи лились прямо из стен.

Мик извлек три упакованных в оберточную бумагу брусочка и выдал по одному каждому.

— Ешьте. Нам еще силы потребуются.

Ольга распаковала плотную плитку, приятно пахнущую вяленным мясом, и вонзила зубы в нее с наслаждением.

— Что это? — с аппетитом жевала она странную смесь, чувствовала, как уходит слабость и восстанавливается потраченная магия.

— Еда для походов моего народа, — нехотя ответил Мик. — Вот только жаль, воды нет.

Девушка с удовольствием вылизала упаковку, собрав губами последние крошки, и почувствовала себя готовой двигаться дальше.

Пройдя еще немного вперед, Ант прервал молчание:

— Как думаете, нам еще далеко? Что-то я волнуюсь за тех, кто там наверху.

Мик усмехнулся:

— Тоже перестал чувствовать связь с поверхностью?

— Угу… — буркнул герцог.

Вскоре от основного хода отделился боковой, и на распутье они остановились. Мик, словно охотничья собака принюхался к воздуху в одном коридоре, затем в другом.

— Герцог, как думаете, куда нам идти? — предложил поучаствовать в принятии решения Холодная Смерть, проверяя возникшее у него чувство зова.

Антарей вошел в один коридор и прошел вперед по нему несколько метров, затем проделал все то же самое с другим, и вернулся к ожидающим его Ольге и Мику.

— Один коридор ведет вверх. Второй вниз. Почему-то вверх идти мне не захотелось, — обезоруживающе улыбнулся он.

Мик в ответ хлопнул его по плечу.

— Рискну согласиться с вами. Идем вниз.

И они побежали по наклонному земляному полу вниз, туда куда их вела интуиция и кое-что еще, неизвестное, но очень настойчивое.

Стены подземного коридора значимо сузились, вынуждая идти по одному друг за другом. Ольга держалась за курточку Мика, следующего впереди, и боялась только одного, что они вот-вот застрянут в этом узком, темном месте. Потолок нависал над головой и высокому Мику пришлось нагнуться, чтобы не травмировать себя.

— Скорее бы дойти хоть куда-нибудь… — прошептала девушка.

— Дойдем. Где-то недалеко вода, — ответил ей Мик, ускоряя шаг.

Антарей шел молча, снедаемый мыслями о том, что ранее он собственными руками чуть не лишил жизни ту, без которой уже не может представить свою жизнь. Даже если она останется с Яном, все равно, лишь бы была живая и здоровая. А как жить дальше без нее, Ант просто не мог представить.

Протиснувшись боком через самый узкий участок, они вывалились в огромную пещеру, рассекая которую тек бурный поток ледяной воды. Подземная река пробивала скалу и неслась с огромной скоростью, срываясь с высоты. Ее берег, усыпанный гладкими округлыми камнями, приглашал присесть и перевести дух.

— Эту воду можно пить? — примостилась на самом краю берега девушка.

Антарей подошел к ней и пристроился рядом.

— Не спеши. Сейчас проверим, — он принялся плести анализирующее состав воды заклинание, когда проходящий мимо Мик коснулся плеча герцога.

— Пейте спокойно. Вода чистая и полезная даже. Я тут сейчас огляжусь и резерв свой наполнить до упора мне не помешает.

Девушка опустила ладони, сложенные лодочкой, в холодную воду и поднесла ее к пересохшим губам.

В реке оказалась вкусная, сладковатая, освежающая и снимающая усталость, вода. Ольга не могла напиться, ощущая как ломит зубы. Смыла пот и пыль с лица, обернулась к Антарею. Тот снял сапог и с грустью разглядывал кровавую мозоль на пятке.

— Дай посмотрю, — опустилась она перед герцогом и взяла горячую стопу в руки. Герцог затих и боялся пошевелиться, чувствуя руки девушки, тщательно ощупывающие ткани. Идти с такой раной дальше было бы очень болезненно, поэтому девушка решилась опустошить свои две единицы резерва на обезболивающее и регенеративное заклинания первого уровня. На глазах кожа затянула сочащуюся кровью поверхность, и отличить поврежденное место можно было лишь по чуть блестевшей розоватой коже.

К собственному удивлению Ольга почувствовала, что в резерве после двух заклинаний кое-что осталось. Перепутать пустой и неполный резерв не мог ни один маг, поэтому не чувствуя сосущей пустоты в груди, девушка опешила. В растерянности она подняла глаза, повернулась к реке в поиске третьего спутника, и потеряла дар речи. В воду входил обнаженный Мик, и его жилистое тело мерцало голубоватым светом. Вода сомкнулась над его головой, чтобы через несколько долгих мгновений выпустить мужчину, словно бы высеченного из прозрачного льда, сверкающего как драгоценность.

— О-бал-деть! — выдохнула Ольга, не отводя взгляда даже тогда, когда он практически полностью вышел на сушу.

— Ольга! Нельзя так пялиться на мужчину без одежды! — зашипел рядом герцог, пытаясь прикрыть девушке глаза. — Это же неприлично!

Она нетерпеливо отмахнулась, вскочила на ноги и подбежала к Холодной Смерти, с восхищением разглядывая мерцающий торс.

— Кто ты, Мик? — не отставая от растерянно улыбавшегося красавца, допытывалась девушка. — Ты весь такой загадочный. Волосы… Глаза у тебя необычные… Руки холодные… Кровь голубая… А еще еда твоего народа… И мой резерв… И теперь вот это!

Он обвела рукой вокруг его тела.

Мик, все так же улыбаясь, натягивал одежду на мокрое тело, становящееся на глазах непрозрачным. Ольга вспыхнула и отвернулась, с нетерпением ожидая ответа от Холодной Смерти. Напряженный Антарей подошел к ней ближе, готовый встать между девушкой и любой опасностью, угрожающей ей.

— Не нервничайте, герцог. Ничего я этой любознательной девушке не сделаю. Хотя вынужден попросить от каждого из вас магическую клятву о неразглашении полученной информации, — голос Мика хрустальными осколками рассыпался по пещере.

И Ольга, и Ант поспешили поклясться собственной магией хранить секрет загадочного спутника.

Антарей развернул ее к Мику лицом только после того, как мужчина оделся.

— Мы ждем, — поторопила девушка. — Хотя, если честно, я догадываюсь…

— О чем догадываешься? — продолжал улыбаться беловолосый мужчина.

— Ты демон! — припечатала его негромким словом Ольга и, торжествуя, уставилась с нетерпением ожидая подтверждения своей версии.

— Я демон, — покладисто согласился Мик. — Кричать будешь?

Ольга отрицательно мотнула головой.

— Убегать? — она опять отказалась, — Убивать меня?

Девушка закатила глаза.

— Куда уж мне… — она просто прилипла к демону, в желании удовлетворить свое неуемное любопытство. — Расскажи! Ну расскажи же!

— Когда-нибудь обязательно, — Мик мягко отстранил ее, — нам еще нужно на ту сторону реки перебраться. А вы не я. От холода счастья не испытываете.

Мужчины встали рядом и принялись искать выход из сложившейся ситуации, словно несколько минут назад не было чуда явления ледяного демона.

— Вниз идти смысла нет. Там обрыв. Вверх я далеко не заходил… — Мик в задумчивости тер подбородок.

— А перелететь? У меня в арсенале левитация есть, — Антарей прикидывал насколько хватит его сил. — Хотя конечно река широковата…

— Не выйдет. Демоны и левитация ваша несовместимы, — в голосе Холодной Смерти звучали нотки недовольства. — Вообще, стихийная магия и магия демонов очень плохо сочетаются, маг. При случае объясню.

— А если воду заморозить в виде мостика? — в спину мужчинам пробормотала девушка.

Они медленно оглянулись и уставились на нее неверящими взглядами.

Ольга стушевалась.

— А что? Ант воду поднимет мостиком, а Мик заморозит.

Мужчины переглянулись и, сдерживаясь, захихикали.

— Вот он детский незамутненный взгляд на проблему, — продолжал хихикать демон.

Отчего-то это хихиканье оказалось для Ольги обидным. Она насупилась, сложила руки на груди и принялась сверлить взглядом этих несносных мужиков, тут же спевшихся на почве снисходительного и покровительственного отношения к девушке.

— Плохая идея разве? — она выгнула вопросительно бровь, задрав носик повыше. — Вы сами ничего приличного не предложили, а мое обсмеяли. И не стыдно? Еще и ребенком обозвали.

Обида никуда не делась, подогреваемая усмешками на лицах Мика и Антарея и девушка отвернулась, боясь, что начнет позорно плакать.

Демон хмыкнул, широко улыбнулся и локтем подтолкнул стоящего рядом мужчину.

— Не ребенком, конечно же не ребенком. Никто тебя ребенком не считает. Просто у тебя восприятие ситуации приближенное к истине. Не замыленный взгляд на вещи. Не более того, — Антарей наслаждался светлым чистым обликом девушки, а демон мягко и неслышно ступая подкрался к сжавшейся фигурке.

— Идея хорошая. Только надо проверить, как наши магии сработают вместе, — Мик подошел к ней ближе, взял ее за плечи и слегка сжал. — Ты не обижайся на слова. Они не значат ничего обидного. Просто захотелось снять напряжение чуть. Я тебя не обижу. Более того, посмотри мне в глаза…

Ольга вздрогнула от того, насколько вкрадчивым оказался голос Мика. В эту минуту она поняла, что хочет знать самые потаенные мысли этого удивительного и загадочного существа и обида поспешила отступить.

Девушка вгляделась в бледно-голубые, почти белые радужки Мика и вздрогнула. Она уже когда-то видела такие глаза. И было это совсем недавно.

— Старший Бог… — прошептала она, — глаза как у него.

— Да, он наш покровитель. И мы поклоняемся этому Богу. Но сейчас не об этом. Загляни в мою душу. Я хочу, чтобы ты мне доверяла. Я хочу, чтобы в тот момент, когда тебе потребуется моя помощь, ты доверилась мне. Смотри…

Она провалилась в яркую снежную белизну и задохнулась от запаха морозной свежести. Среди этой белизны одиноко сидел маленький, сверкающий на солнце словно драгоценный камень, демоненок. Ольга шла к нему совершенно не опасаясь, доверяя и радуясь встрече. Вскинутые навстречу полупрозрачные ручки… Широкая улыбка…

— Верь мне… Верь, как я верю тебе, — прозвенели колокольчики хрустального голоска. — Ты важна для нас. Так сказал наш Бог.

Девушка подхватила маленькую льдинку на руки и прижала к себе:

— Я верю…

Демоненок шепнул ей на ухо:

— Поклянись… — она вздрогнула, — поклянись, что придешь ко мне первому, когда тебе будет плохо. Обещаю, если будет нужно, я умру, но помогу тебе.

Прикрыв глаза, Ольга боролась сама с собой. Рискнуть и поверить малознакомому демону? Но она видела его чистую душу и готовность принести себя в жертву, а значит она может рискнуть.

— Клянусь… — сорвалось с ее губ, и она широко распахнула глаза, осознав себя стоящей в кольце рук Мика. Удивленный Антарей не понимал, что именно произошло вот только что на его глазах. Казалось, что Мик слегка встряхнул Ольгу, и теперь они стоят с совершенно счастливыми выражениями лиц друг против друга. Отчего-то это не вызвало вспышки ревности у герцога, зато появилось желание присоединиться к ним, чтобы напитаться эмоциями от их общей атмосферы радости и счастья.

— Попробуем сделать твой мост? — демон отпустил девушку и приблизился к реке. — Герцог, поднимайте дугой воду. Здесь самый узкий участок и нам будет чуть полегче.

Антарей соединил большие пальцы рук на уровне груди, расставив широко остальные. Его губы беззвучно шевелились, произнося слова заклинания. Ольга с интересом смотрела, как с губ герцога слетело еле заметное облачко силы, напиталось золотистыми нитями с пальцев. Антарей принялся выплетать одну фигуру за другой, причудливо переплетая растопыренные пальцы, так и не разрывая контакта между соединенными большими.

Голос мужчины дрожал, капля пота стекала с его лба. Вода в реке начала подрагивать, изменяя свой ход. Заметив это, Мик трансформировал руки в демоническую форму и приготовился стабилизировать водяной мост льдом.

Резко разведя руки в стороны с криком «Элестио!», Антарей кинул в вибрирующую воду сплетенное заклинание. Тонкий, разрывающий барабанные перепонки, звон заполнил пещеру, проникая в каждую мельчайшую частичку вибрирующей полоски воды. Прозрачная холодная масса оторвалась от поверхности реки и выгнулась дугой, соединяя два берега между собой.

— Мик! Поспеши! — сквозь зубы простонал Антарей, из последних сил удерживающий водяной мост, под которым по-прежнему бурлил проносящийся в расщелину поток.

Ледяной демон метнулся к мосту и опустил в него трансформированные руки по локоть. Тонкая корочка льда разбежалась от полупрозрачных предплечий, скрепляя подрагивающую водяную субстанцию.

Это было очень красиво… Словно в хрусталь закованная, текучая жидкость промерзала насквозь по мере того, как Мик вынимал руки из толщи на поверхность. Мгновение… Еще одно… И вот, через подземную реку перекинулся невысокий прозрачный мост, готовый перенести троих с одного берега на другой.

Ослабевший Антарей рухнул на камни, глотая ртом воздух подземелья. Мик выглядел значительно лучше герцога. Все-таки магия демонов оказалась гораздо более щадящей для резерва, по сравнению со стихийной. На помощь к обессиленному Анту кинулась обеспокоенная Ольга.

— Мик! У тебя еще остались те энергетические батончики? — обратилась к нему девушка.

— Да… Сейчас, — демон запустил руку в сумочку и выцарапал оттуда три знакомые упаковки.

Руки Антарея не могли удержать питательный брусок, и Ольга принялась сама кормить его, отламывая небольшие кусочки и поднося к губам мужчины.

— Не хочу вас торопить. Но мы должны успеть перейти. Валяться лучше уже на том берегу, — Мик, слегка покачиваясь, нависал над девушкой, держащей голову лежащего мужчины на своих коленях.

— Встаю, вот уже почти встал, — через минуту герцог стоял на четвереньках, покачиваясь, как новорождённый жеребенок.

— Мда… — Холодная Смерть наклонился, подхватил Антарея и перекинул его через плечо. — Идем, Оля.

Демон широким шагом поспешил на уже начавший подтаивать мост. Девушка бежала за ним, быстро переставляя ноги.

— Отрасти шипы на обуви, — бросил Мик через плечо, заставив девушку остановиться и с недоумением уставиться в спину перед собой.

Видимо демон почувствовал этот взгляд и обернулся, глядя на нее с удивлением:

— Оль, ботинки у тебя наши, форменные, из магоматериала. Стукни каблуком о каблук и отрастут шипы. Перейдешь мост и просто повтори все заново. Шипы уберутся. Ну все, пойдем, — и он резво перемахнул по мосту через недовольную упущенной добычей реку.

С измененной обувью переходить по скользкому мосту было гораздо легче, и девушка уверенно следовала за демоном. С облегчением выдохнула она лишь тогда, когда оказалась на твердой надежной поверхности, за что и вознесла благодарственную молитву обоим Богам.

Вскоре Антарей резво дожевывал остатки питательного батончика, сверкая ярким румянцем. Мик же лениво пил ледяную воду, болтая босыми ногами в реке.

— Это я резерв восстанавливаю, — пояснил он спутникам. — Мне холод нужен.

Понятливо кивнув, Ольга огляделась.

Из пещеры шел только один ход, из которого навязчиво тянуло опасностью.

— Нам туда, — хрипло произнес герцог и девушка молча качнула головой, соглашаясь.

— Чуть позже. Восстанавливаетесь полностью. Чувствую, что пригодится нам резерв… — наслаждаясь ледяной водой звенел демон.

Продолжение

Ольга не могла сидеть на месте. Ее крохотный резерв был уже полными восстанавливать ей было нечего, поэтому, желая развеять скуку, она решила обойти еще неизученный берег. Он оказался меньше по размеру, чем противоположный и камни-голыши на нем также были мельче, рассыпаясь под ногами с характерным шуршанием. Девушка отходила от отдыхающих мужчин все дальше и дальше. Заметив большой камень с плоской верхушкой, Ольга в порыве любознательности захотела забраться на него и осмотреть пещеру с высоты. Со стороны, закрытой от глаз к камню была привалена куча камней, из которых она тут же соорудила импровизированные ступени.

Пыхтя и срываясь, она упорно карабкалась на валун, цепляясь пальцами за выступы и ямки в камне.

С трудом взобравшись на вершину, она отряхнула с колен пыль, огляделась и пораженно замерла.

— Мик, Ант… Идите-ка оба сюда, — позвала своих спутников, не объясняя ничего. Девушка совершенно обоснованно посчитала, что мужчины должны были увидеть сами. Весь берег, на котором они оказались, представлял собой полотно с нанесенным рисунком странного неизвестного ей заклинания. Отдельные узелки казались знакомыми и даже выписывались в какие-то узнаваемые обрывки сложного плетения, но в целом картина не складывалась во что-то целое и единое.

Увлекшись расшифровкой, Ольга не заметила как рядом с ней встали Мик и Антарей.

— Ничего себе! — присвистнул по-мальчишески герцог и тут же принялся выписывать в воздухе какие-то вензеля пальцами обеих рук. В удивлении от неожиданных действий мужчины, Ольга отступила шаг назад и, не заметив края валуна, как подкошенная рухнула вниз, прямо на камни. Пытаясь хоть как-то сгруппироваться при падении, она неудачно извернулась и встретилась с берегом предплечьем и лицом.

Уже лежа на гальке носом вниз и чувствуя саднящую боль на лбу, она медленно приоткрыла глаза.

Крики мужчин, бегущих к ней резанули по ушам.

— Не орите оба… — ворчала она, — живая я…

Приподнимаясь на локтях, девушка увидела, как между камней что-то сверкнуло, потянулась рукой к заинтересовавшей ее вещи и…

Была тут же схвачена сильными руками, поднята и развернута лицом к встревоженному и бледному от волнения Антарею.

— Ты с ума сошла? Неужели не нашла способа убиться попроще? — принялся ощупывать ее мужчина.

— Отпусти… — барахталась в объятиях и отбивалась от настырных рук девушка. — Не лапай, кому сказала!

Взъярилась Ольга, вырвалась из излишне обеспокоенных объятий и направилась к тому месту, где за пару минут до этого видела сверкающий блеск.

Мик наблюдал за этой сценкой с улыбкой, сложив руки на груди, ровно до того момента, пока девушка не вытащила за порванную цепочку из небольшой расселины между камней сверкающий даже в тусклом освещении пещеры кулон из белого металла с зеленым прозрачным камнем.

Демон рванул к спутнице и крепко сжал ее запястье, не давая возможности перехватить амулет и коснуться рукой кулона.

— Не шевелись! — он трансформировал кисть свободной руки в демонскую ипостась и аккуратно перехватил качающийся камень.

Прозрачный кристалл оказался полым внутри, и в нем перекатывалась маслянистая жидкость, заполняющая на одну треть.

— Какой интересный фиал ты нашла, девочка… — вновь зазвенели льдинки в голосе Холодной Смерти.

Потирая освобожденное запястье, Ольга не сводила глаз с находки.

— Что это? — поинтересовался подошедший Ант.

— Да, что это я такое нашла? — не отставала и девушка.

— Это? А это, моя драгоценная, самое страшное из запрещенных проклятий. Проклятье Черной смерти, если тебе об этом что-нибудь говорит.

Ольга сдавленно охнула, в растерянности прикрывая пальчиками рот.

— Это же от него умерла мать Дарияна… — она переводила испуганные огромные глаза с Антарея на Мика и обратно.

Герцог помрачнел. Напоминания о безвременно погибшей сестре оказались мучительными, несмотря на то, сколько лет прошло с того дня.

— Очень, очень интересно… — Мик обнюхал кулон. — В таких кулонах проклятье носили те, кто не мог его создать.

— То есть? — Ант смотрел более чем заинтересованно на стоящего рядом и продолжающего обнюхивать кулон демона.

— То есть, создал проклятие сильный маг, или ведьма, а вот использовал его тот, кто однозначно такими силами не владел. И да… Времени прошло очень много, но следы запаха носившего кулон до сих пор есть. Не скажу кто именно, выветрился индивидуальный запах, но вот родовой… Он остался. Судя по всему, носитель долго искал способ наложить проклятие на королеву, поэтому металл и пропитался так сильно.

— Кто? — глухо прозвучал голос герцога.

— Род Террибуа…

— Министр финансов… Королева Элен… Граф Эндрю… — Ольга пораженно смотрела на сжавшего в праведном гневе кулаки герцога Азранийского.

Мик одним движением создал вокруг смертельно опасного кулона сферу из вечного льда, обезопасив себя в человеческом обличье и своих спутников, и отправил ее в бездонную сумку на поясе.

— Пригодится… — буркнул он, направляясь обратно на валун.

Сидя внизу и задрав голову, Ольга с интересом разглядывала двух сосредоточенных мужчин, которые стояли на камне с умным видом, водили руками и тыкали пальцами в узлы и плетения незнакомого заклинания. Бурное обсуждение между ними чуть не вылилось в потасовку, когда она решила вмешаться.

— И чего вы там ругаетесь? — ощущая боль в потревоженной шее, поинтересовалась она.

— Не ругаемся, а спорим, — улыбнулся Антарей. — Ерунда у нас какая-то выходит.

— Спускайтесь, обсудим, — предложила девушка, быстро набросав в уме узнанные части схемы. — Каждый выскажет все, что узнал в схеме, и что думает по этому поводу, глядишь и получим общий итог.

Сев кружком, они принялись делиться мыслями.

— Смотрите, — рисуя кинжалом на очищенном от гальки влажном песке, сказал Мик. — Это знак Усиление… Это — Сон… Боль… Потеря… Смерть…

— А здесь — Врата, Жертва… — перехватил кинжал Антарей.

— Дай сюда, — тонкие пальчики девушки высвободили простую рукоятку, захватив кинжал в безраздельное пользование. — Открытие… Гость… Возрождение… Дар…

— И что у нас получилось в целом? — опять инициатива была у демона. — Открытые врата… Тут непонятный знак… Гость… Опять знак… Боль потери… Снова знак… Жертва… Смерть — Возрождение — Дар. Вот как-то так…

— Ничего не понимаю… — прошептала Ольга. — Это же не ребус какой-то, чтобы его расшифровывали. Это точно заклинание. Для чего оно тогда?

— А вам не кажется, что это заклинание для открытия Врат между мирами только с каким-то определенным условием? — Антарей потер подбородок.

Демон задумался, вскочил на ноги и бегом поднялся на валун, разглядывая еще раз рисунок заклинания.

— Герцог, вы удивительно разумный молодой человек. И, скорее всего, вы правы. Только в нашем деле это знание излишне и бесполезно, поэтому предлагаю не тратить больше времени и отправляться на поиски артефакта. Итак задержались… — с этими словами он спрыгнул с высоты, мягко приземлившись рядом с удивленными Ольгой и Антом.

Уже подходя к единственному выходу из пещеры, Ольга вдруг остановилась и ее глаза подернулись дымкой:

— Не бывает знаний излишних и бесполезных, потраченное время вернется к вам добром. Считайте это сделкой. Единственное условие — поймите вовремя, когда наступит нужда использовать это знание. Не опоздайте. Или ваша потеря будет невосполнимой, — голос выходящий изо рта девушки был совершенно не похожим на привычный чуть хрипловатый голосок. Это был мелодичный глубокий звук, который хотелось слушать бесконечно долго.

— Оля, что это ты сейчас сказала? — подозрительно смотрел на нее демон.

— Я разве что-то говорила? — выгнула вопросительно бровь девушка и гордо проследовала мимо застывших Антарея и Мика.

Мужчины переглянулись и Холодная Смерть поспешил обогнать резво идущую по коридору девушку, отдавая ей место за своей спиной.

Ольга чувствовала себя несколько странно. В ее голове словно кто-то притаился и усиленно делал вид, что его там нет.

«Это шизофрения… Однозначно. Вот уж не думала, что рехнусь в этом мире» — думала девушка, полностью погрузившись в переживания. Ее внимание рассеялось, и нога соскользнула с небольшой ступеньки, ведущей вниз к выходу из оказавшегося не таким и длинным коридора. Если бы не Антарей, подхвативший ее и бережно прижавший к груди, то Ольга имела все шансы рухнуть лицом на каменный пол.

Раздраженно выдохнув, она поблагодарила мужчину за поддержку и попыталась высвободить локоть из его рук.

— Не дергайся. Лучше я тебя подстрахую, чем потом лечить разбитый нос, — шепнул ей на ухо довольный собой мужчина.

— Гад… — шикнула в ответ девушка и тут же потеряла дар речи, оказавшись в небольшой полукруглой пещере с расписанными фресками стенами. Посреди пещеры, прямо на узорчатом мраморном полу стоял белоснежный постамент накрытый полупрозрачным куполом, от которого во все стороны расходились волны огромной силы.

— Это он, — выдохнул демон, трансформировался, став полупрозрачным ледяным существом, и рванул вперед, сметая на своем пути нити охранных заклинаний.

Остановился он только тогда, когда его когтистая рука коснулась купола, закрывающего от чужих глаз и воздействий артефакт. Со звоном треснула гладкая поверхность, явив жадным взглядам источник защиты и изоляции всего дворца.

— Ёшкин кот… Да не может этого быть! — неверяще выдохнула Ольга и несмело потянулась рукой к компактному артефакту. — Мик, его взять-то можно?

— Можно… Это что такое? — демон разглядывал незнакомую вещь, не представляя как заставить этот артефакт прекратить работать.

— Необычный… — герцог предпочел не подходить близко, изучая хаотично направленные исходящие лучи силы от этого непонятного создания чужого изощренного ума.

Ольга подняла с постамента теплый и пульсирующий разноцветный куб, покрутила его в руках и подняла сверкающие восхищением глаза.

— Это вещь из моего мира. Мы в детстве с ума сходили по одной головоломке. Просто был бум какой-то. Очень многие пытались собрать этот кубик Рубика…

— И ты тоже? — улыбнулся Мик.

— И я тоже. Но тот, кто превратил головоломку из моего мира в могущественный артефакт — гений, — не отводила взгляда от кубика она. — Скажите, вы все линии силы видите?

Мужчины кивнули.

— А я вот не все. Поэтому подсказывайте мне по ходу дела. Вся коварность этой головоломки в том, что не зная специальной схемы, собрать цвета по граням не получится. Это идеальный способ сделать заклинание вечным! — продолжала восхищаться умом и изворотливостью неизвестного мага Ольга. — А от разрушения куб должен быть защищен. Я права?

Мужчины молча кивнули.

— Ты знаешь, как собрать этот куб? — спросил Антарей.

Девушка пожала плечами.

— Раньше знала, сейчас не вспомню… А без схемы не собрать… — ее руки пытались крутить слои головоломки, а нити силы все так же хаотично сверкали, удерживая непреодолимую защиту.

От бессилия у Ольги побежали слезы.

— Разбить точно не получится? — она смотрела мокрыми красными глазами на Мика, ожидая ответа.

Тот взял артефакт, провел когтями по поверхности куба и протянул девушке обратно:

— Видишь? А мои когти укреплены самым твердым кристаллом в этом мире. Ни-че-го…

— И как же мне вспомнить эту схему?

Герцог подошел вплотную к девушке, развернул ее к себе лицом, вытащил из кармана белоснежный платок с кружевным краем и вытер ей глаза. Затем улыбнулся и заставил высморкаться, утирая начавший распухать носик.

— Не рыдай. Ты эту схему какой видела? Или тебе рассказали? Или вообще просто показали как собирать? — его теплые пальцы касались растрепавшейся косы девушки.

— В журнале «Квант»… На странице схема и описание, — буркнула она.

— Журнал это что? — все так же мягко продолжал спрашивать он.

— Тонкая книга…

— Тогда без проблем, — поцеловал в лоб Ольгу мужчина, — представь страничку. пусть не точно, просто вспоминай как ты читала книгу, как разглядывала схему.

Он прикрыл большими пальцами ее глаза, поместив указательные пальцы на виски.

— Вспоминай, Оля. Вспоминай!! — девушка дрожала в руках мужчины, сжимая кубик в пальцах. — А теперь собирай головоломку! Схема перед тобой!

Пальцы мелькали, передвигая и сдвигая слои. Мик молчал, отслеживая изменение направления нитей силы. Вот уже собран верхний слой, пара движений и готов второй.

Мик с удивлением отметил, что с каждым новым слоем становятся иными и нити силы. Он следил за тем, как истончались линии, обрывались и исчезали, сворачиваясь и втягиваясь внутрь кубиков.

Спустя какое-то время в руках Ольги оказался собранный куб, а герцог отпустил лицо девушки, предварительно поцеловав ее глаза.

— Ты просто молодец, Оль, — прошептал Антарей. делая шаг назад.

Громкие аплодисменты послышались откуда-то сбоку и Ольга резко повернулась, так же как и Антарей, и Мик.

— Надо же! Какой сюрприз! — рыжий брат королевы с кривой улыбкой впивался взглядом в кубик в руках девушки. — Какие люди! И не в том месте, и не в то время. Да еще и с чужой вещью в руках.

Ольга неосознанно сделала шаг назад, становясь за спину Антарею и ближе к Мику. Ситуация казалась безвыходной. Трое против сорока магов…

Глава 19. Последний день узурпаторства

Рыжий подонок двигался вдоль стены и облизывал сальным взглядом затянутую в походную одежду фигурку девушки, игнорируя убийственные взгляды стоящих перед ней мужчин.

Ольга оглядывалась в поисках путей отступления. Однако, тот ход, по которому они пришли от реки, оказался перекрыт четырьмя ухмыляющимися магами-универсалами, а неприметная дверка, из которой выбрались нежданные гости, светилась как раз за спинами остальных магов. Скорее всего из этой странной комнаты были еще выходы, однако все они оказались скрытыми от чужих глаз. За разглядыванием стен девушка не заметила, как Эндрю встал сбоку от нее, выжидая удобный момент. Ольга вздрогнула и неосознанно попыталась вновь спрятаться за спинами своих защитников.

— Артефакт отдай, — внешне спокойный граф в магическом зрении даже для плохо одаренной Ольги выглядел сгустком черной энергии. — Шевелись, иначе тебе помогут.

Девушка скосила глаза в сторону своих спутников. Пальцы Антарея подрагивали, активируя атакующие и защитные заклинания. А Мик… Мик стоял, как опасный хищник, напряженный и готовый кинуться в атаку в любой момент. Скрытая сущность демона была очень близкой, прорвавшись наружу твердыми кристальными когтями и мерцанием кожи. И все равно, как казалось Ольге, мага и демона недостаточно для того, чтобы отбиться от сорока магов и одного королевского родственника с неизвестным даром. Она попыталась связаться с Кимом, посылая сигнал от своего артефакта связи. Надеясь на то, что защита пала, и теперь нет препятствия для работы артефактов. К сожалению, ответа на свой крик о помощи девушка не получила.

— Девчонку в живых оставьте. Пригодится. А эти двое мне не нужны. И артефакт сохраните… — Эндрю с видом полного превосходства картинно взмахнул рукой, давая сигнал своим ручным магам напасть на троих ждущих атаки людей и демона.

Когда трое магов, стоящих практически за спиной у Мика и Анта, играючи запустили огненными шарами в мужчин, а четвертый создал воздушное лассо и попытался захватить им Ольгу, девушке стало страшно. Воздушная петля мягко прижала ее руки к телу, лишая возможности отбиваться хотя бы физически. Дыхание перехватило, и ее потянуло в сторону.

— Помогите!!! — заверещала Ольга, привлекая к себе внимание своих спутников.

Ант, разворачиваясь припал на колено, сбрасывая веером с рук целый веер поражающих заклинаний. Тонкие серебристые иглы разлетелись в разные стороны выводя из строя сразу пятерых магов, которые рухнули на пол, как подкошенные. Петля спала и девушка прижалась ближе к мужчинам.

Эндрю, грязно ругаясь, одним простым движением поспешил выставить перед собой щит, закрывший его от атаки герцога.

Мика подбросило в воздух, его одежда разлетелась в стороны, разорванная на клочки. На мрамор опустился сверкающий ледяной демон. Его широкая пасть с двумя рядами острых длинных клыков притягивала взгляд чернотой. Ярко-красный узкий раздвоенный язык скользнул между бледных узких губ, ловя две прозрачные капли яда, свисающие с клыков. Плоский широкий нос с вывернутыми трепещущими ноздрями жадно ловил запахи врагов. Сияющие как два сапфира глаза под выпуклыми надбровными дугами фиксировали каждого, обещая ему не самую легкую смерть. Мускулистые крепкие лапы с изогнутыми когтями с душераздирающим скрежетом вспороли гладкость мраморного пола. Два длинных хвоста с острыми пиками на концах в нетерпении оглаживали бугрящиеся мышцами бока и круп.

— Демон… — среди магов пробежался шепот. — Да быть этого не может! Демоны же не выходят со своего материка!

Мик рыкнул и выпустил из пасти облачко искрящегося пара и медленно повернул голову в сторону графа Эндрю. Шумно сглотнув, тот поспешил спрятаться за пытающихся рассредоточиться магов.

— Теперь немного лучше, — прорычал демон и Ольга слегка выдохнула от появившейся надежды.

Антарей слегка расслабился внешне, однако, продолжая вязать пальцами заклинания, подвешивая одно за другим.

В этой пещере установилось шаткое равновесие. Казалось, что любое действие со стороны девушки и ее спутников, либо со стороны магов может привести к непоправимому. Воздух стал пропитываться запахами смерти и страха.

Ольгу колотило крупной дрожью, ожидание хотя бы какого-то исхода было невыносимо. Затянувшаяся ситуация снизила внимание и самой Ольги, и ее защитников. Поэтому летящее заклинание сна заметили в последний момент.

— Ольга, на пол! — крикнул Антарей и накрыл троицу защитным куполом, который отзеркалил заклинание и позволил ему уйти в пустоту. Глубокий гортанный вой вырвался из широкой груди демона и моментально проник во все уголки помещения. Мик присел, оттолкнулся лапами и, сверкающей молнией, ворвался в самую кучу теснящихся магов. Кровь брызнула на мраморные пол и стены. Стоны и крики боли влились в шум битвы. Герцог продолжал подпитывать защиту, одновременно поливая смертельными иглами стоящих вокруг магов, которые успевали отбиваться.

Истошный крик молодого мага привлек внимание девушки. То ли молодость, то ли недостаток опыта, сделали свое дело и парнишка пропустил несколько игл, которые вонзились ему в щеку. Остекленевший взгляд, струйка крови из мест вколов, тонкая ниточка слюны… Стоящий рядом мужчина зарычал, выпуская наружу безмерное чувство боли и потери. С его рук полилась сила магии огня, вычерпывая резерв. Огненная волна захлестнула Ольгу и Антарея, заставив мужчину уменьшить радиус купола и прижать к себе ближе девушку.

Демон почувствовал, что Ольга и герцог в опасности. Рыскающий взгляд нашел мага, отдающего в заклинание силу своей жизни. В один прыжок Мик добрался до смертника и коротким ударом снес голову магу-создателю огня. Огонь схлынул, оставив после себя закопчённый мрамор пола и прижавшихся друг к другу девушку и молодого мужчину, еле избежавших смерти под небольшим защитным куполом.

Обезумев от увиденного, ледяной демон с новой силой принялся громить магов, отбиваясь от их атак. Защита Антарея начала сдавать и он потянул Ольгу ближе к постаменту, на котором стоял артефакт, в надежде прикрыться хотя бы этой мраморной тумбой.

Увлеченные боем, Ант и Мик не заметили, как рыжий граф впитывал последнее дыхание жизни от каждого умершего мага, делая свою черноту гуще и насыщеннее. Вокруг его пальцев клубилась тьма, становясь плотнее, яростнее, смертоноснее. Холеное белокожее лицо исказилось судорогой ненависти, верхняя губа задралась, обнажая удлиняющиеся желтеющие зубы.

Девушка лежала на полу пещеры скрючившись, закрываясь руками от летящих осколков камня. Решив выглянуть из-за постамента, она осторожно подтянулась и высунулась как можно меньше. Мик был прекрасен в своем гневе. Он метался среди врагов, останавливая их смертоносные заклинания. Ант не забывал защищать Ольгу, короткими выстрелами прикрывая спину демону.

Девушка видела, что победа у них почти в кармане. Судя по всему, часть магов сбежала, оставив своего хозяина разбираться самому с демоном и герцогом. Ольга глазами поискала Эндрю. Увидела то, как он изменился… Увидела, как он стоял перед ней с темными шарами в обеих руках. Видела, как он размахнулся… Как в нее летят заклинания… Закрыла глаза, понимая, что защита ослабевшего Антарея не сможет выстоять перед такой силой. И не увидела, как между нею и летящими заклинаниями кто-то встал, отдавая свою жизнь за ее.

Чей-то негромкий стон оказался отчетливее, чем гневный рык демона, горестный стон герцога и полный разочарования и злобы крик графа. Грохот, крики, звуки боли заполнили пещеру. Кто-то толкнул девушку, и она упала на колени, широко распахивая глаза. Граф Энтони обезумев, хаотически бросался смертельными заклинаниями, бесстрашно расходуя свой резерв. Вокруг него сжимали кольцо неизвестные маги в одежде гильдий воров убийц, методично и размеренно атакуя его и выматывая.

Ледяной демон, покрытый чужой красной кровью, теснил последних, отчаянно отбивавшихся магов. Среди этого хаоса на грязном мраморном полу лежало небольшое сжавшееся тельце в серой тряпке.

Ольга задохнулась от пронзившей ее душу боли, неосознанно крепче сжала кубик, который все так же держала в руке, почувствовала боль от граней и удивленно опустила глаза на него. Небрежно запихнув в карман драгоценнейший из артефактов, она бросилась к своему неизвестному спасителю и вцепилась в одежду этого неизвестного. Небольшое тельце казалось почти невесомым для девушки, чья сила выросла под действием адреналина. Подхватив малыша на руки, она поспешила отползти подальше от завершающейся битвы. Сев у стены, Ольга стянула капюшон с головы спасителя и горестно застонала, увидев бледное как снег лицо с прилипшими золотыми локонами.

— Зачем? Ник, родной мой, зачем ты это сделал? — роняла она слезы, понимая, что без своей сумки помочь может очень и очень малым. Слишком плохое было состояние амура и слишком мало в целительнице было магии.

Девушка рывком разодрала камзольчик амура на груди и замерла на секунду, увидев как по нежной чистой кожице расползались уродливые черные щупальца. И как с этим бороться она совершенно не представляла. Сдерживая рыдания, Ольга принялась вливать силу в лежащее на ее коленях тело, надеясь продержаться до того, как закончится бой.

С грохотом и руганью, навалившись скопом, задавили обезумевшего графа и наконец-то обратили внимание на скорбную фигурку девушки, вцепившуюся в малыша.

К Ольге кинулись сразу трое: Мик, Антарей и неизвестно откуда взявшийся Ким.

— Что с ним, Оля? — с дрожью в голосе беспокоился Ким.

— Не знаю. Какое-то черное колдовство… И я не могу ничего сделать. Моих сил не хватает, чтобы излечить Ника, — девушка гладила спутанные волосы амура, продолжая вливать по капле силу, и понимая, что она готова выйти за пределы своего резерва, отдавая собственную жизненную силу. — Я не знаю, что делать, если честно.

Она растерянно переводила взгляд с одного хмурого лица на другое. Помрачневший Ким присел рядом и погладил бледную, покрытую холодным потом щечку амура.

— Малыш, что ж ты первым в портал полез-то… И вперед убежал… Неужели дождаться нас не мог…

Ольга вздохнула: — Он мне жизнь спас. Если бы не он…

Герцог тронул локоть Холодной Смерти:

— Мик, помнишь то заклинание у реки? Не для него ли сейчас время? — Антарей смотрел на начавшую бледнеть и часто дышать девушку, осознавая, что следует поспешить, чтобы не потерять двоих.

Демон оглянулся, контролируя то, как бессознательного графа спеленали и уже выносили бойцы двух гильдий.

— Скорее всего, так оно и есть. Это может быть действительно невосполнимая потеря, — демон, обнаженный по пояс, в разодранной одежде умудрился сохранить целой поясную сумку, из которой вытащил оставшиеся три батончика.

— Оля, грызи, — вложил в ее руку один брусочек Мик. — И прекрати жизненную силу отдавать. Сейчас доем и заберу кроху.

Антарей тоже получил свой источник энергии со словами о том, что его резерв тоже потребуется.

Мик перехватил амура с колен девушки, и легко понес его к выходу из пещеры в тот коридор, который вел к реке. Покряхтывая от мурашек, бегущих по затекшим ногам, Ольга ковыляла следом, поддерживаемая под руку герцогом. Хмурый Ким шел следом и требовал объяснений.

На знакомом берегу Мик бережно уложил маленькое тельце, казавшееся таким хрупким, прямо на большой плоский камень, который судя по всему совершенно не случайно оказался в центре рисунка заклинания. Кима отправили читать заклинание на валун, Ольгу попросили отойти подальше и поддерживать всех морально. Мик и Ант стояли друг напротив друга, готовые выписывать самое сложное заклинание в их жизни. Взмах рукой… Плетение пальцами… Узелок… Еще узелок… Опять плетение…

В воздухе повисало огненное кружево, в котором каждый узелок сверкал словно капля воды в лучах Дневного светила.

Резерв Антарея был почти пуст и Мик один тянул основу плетения.

— Не хватит! — крикнул Мик, лихорадочно выискивая хотя бы какое-то решение. Ким сиганул с высоты, не пользуясь левитацией, лишь бы сохранить полноту резерва, подбежал и оттолкнул Антарея, перехватив висящие на его пальцах петли.

— Герцог! На валун! — крикнул глава гильдии воров.

Антарей не стал ждать повторной просьбы, бегом вскарабкиваясь на камень.

— Смерть — Возрождение — Дар! — крикнул он.

Мужчины доплели последние переходы и Мик затянул последний узелок, вливая оставшуюся силу в уже сплетенное заклинание.

Кружево вспыхнуло, залило светом всю пещеру, заставив прикрыть глаза и отвернуться.

Ольга зажмурилась. Резь в глазах мгновенно прекратилась и девушка увидела вихрь открывшегося портала, зависший над лежащим без сознания амуром.

Маленькое тельце с бессильно свисающими руками и ногами, откинувшейся головой, медленно поднялось со своего твердого ложа и поднялось к вратам. Свет окутал Ника и закрыл от жадно следящих за ним глаз. Все чувствовали и понимали, что это врата в его мир. В тот самый мир, куда не успел уйти тогда еще юный и наивный малыш.

— Не уходи… Останься… Ты мне нужен. Очень нужен… — молила девушка, когда вдруг к ней пришло осознание, что маленький амур вполне возможно мечтал вернуться в свой мир, к своим близким. Она с трудом сглотнула бегущие непрерывно слезы. — Ник… Если тебе будет лучше в том мире, тогда иди туда и будь счастлив.

Она вытерла лицо ладонями, желая проводить своего лучшего друга улыбкой. Световой кокон так же медленно опускался от врат вниз, развеиваясь у самого камня.

Прекрасный улыбающийся амур, расправив белые крылышки, нерешительно стоял на плоской каменной поверхности и смущенно теребил край дурацкой белой рубашечки.

Продолжение

— Ники… Никлей! — задыхаясь от волнения, бросилась к маленькому существу Ольга и рухнул перед ним на колени, крепко обнимая друга. — Ты вернулся! Или?…

Она отстранилась и выжидательно, закусив губу, смотрела в его глаза выискивая в них ответы на свои вопросы.

— Я вернулся. И я не уйду никуда от тебя, — тихо ответил девушке Никлей. — У нас еще впереди много чего сделать нужно.

Мик, Ким и Антарей стояли за спиной девушки, широко улыбаясь. Лицезреть чудо оказалось очень увлекательно и приятно. Особенно, когда вот такое чудо произошло с тем, кто действительно этого заслуживал.

Амурчик нервно пожал плечами, поднял глаза на Кима, подмигнул ему и показал длинный розовый язык.

— А ты мне кричал вслед не торопиться… А если бы я не успел? — укоризненно покачал головой крошка.

— Но ты успел, мой маленький герой, — вновь обняла и звонко чмокнула пухлую щечку.

— Ник, что с тобой случилось? Ты где был? — герцог чуть только не лопался от любопытства. — В своем мире, да?

— Да не был я в своем мире, — пожал плечами малыш. — Не знаю где был. Крутило, болтало, перемалывало. Потом вот выплюнуло сюда. Стою тут, как дурак в ночнушке и спина чешется со страшной силой. Помыться бы…

Жаловался амур, пытаясь почесаться.

Ольга и мужчины переглянулись и девушка решилась открыть глаза другу:

— Ник, у тебя вообще-то крылья отросли… — она ждала реакции амура, когда-то потерявшего уже надежду на возвращение утерянного.

Малыш замер, закрутился на месте, старясь дотянуться до крыла. Ким присел и остановил маленького нечеловека, взял его ладошку и, ухватив крыло, соединил их вместе.

Яркие, большие, голубые глазищи удивленно распахнулись, остановились и в них засверкали непролитые слезы. Пухлые губки поджались, круглый подбородочек задрожал.

— Этого не может быть! — прошептал он. — Не могу поверить… Обещание выполнено…

Он просиял и повесился на шею главы гильдии воров, пряча свое лицо в плотном сукне курточки вора.

— Пойдемте отсюда. Там наши дворец уже должны были захватить. Да и штаны одеть хочется… Сверкать филеем как-то неприятно, — смутился амур, усаживаясь на руках Кима удобнее.

Ольга хихикнула, хватаясь за предложенную руку герцога, и встала рядом с ним.

— Идемте. Очень хочется посмотреть в глаза этим уродам, — буркнул Антарей и решительно направился к выходу.

Во дворце на удивление царила какая-то упорядоченная атмосфера, несмотря на грязь и разрушения. Повсюду стояли караульные из представителей разных гильдий. Радостные и взбудораженные боевики свистом и гиканьем приветствовали Кима, салютуя ему оружием.

Со стороны покоев короля навстречу бежал худенький парнишка, который бросился к Мику с криками, привлекая к себе внимание.

— Мик! Мик! — его зеленые глаза сверкали, на скулах яркими пятнами горел лихорадочный румянец. — Вас ждут в Восточной комнате. Королеву арестовали!

Мик тряхнул парнишку за плечо, приводя в себя.

— Сейчас будем. Эндрю туда же отнесли? — дождавшись утвердительного кивка, Мик продолжил. — В покоях принца найди одежку вот этому чуду.

Мик мотнул головой на гордо восседающего на руках Кима амура.

Парнишка опешил и, с открытым ртом, остался стоять соляным столбом, пока мимо него проходила весьма живописная компания с Холодной Смертью во главе.

— Тирик! Отомри! Тебе задание дано? Выполнять! — рявкнул на него Мик и, посмеиваясь над сверкающими в быстром беге пятками пацана, проследовал далее.

Перед Восточной комнатой было слишком много вооруженных людей и сильных магов, да и к двери пришлось продираться через толпу охранников. Повезло в том, что Мика и Кима знала каждая собака среди гильдийских, поэтому их не задерживали, провожая удивленными взглядами крылатого малыша на руках главы гильдии.

Растрепанная королева с красными заплаканными глазами и закушенными губами сидела на низком диванчике. Темно-зеленое платье было залито какой-то темной жидкостью и Ольга поначалу испугалась, опасаясь того, что это может быть кровь. Руки королевы сдерживали антимагические перчатки, не дающие плести заклинания. Бессознательный граф лежал на полу неподалеку. Кресла заняли главы трех гильдий. С появившимся Кимом Совет гильдий был почти полным. Не хватало только Тайной. Увидев Ольгу, Эрас поднялся с места, прихрамывая подошел к девушке и, молча, сграбастал ее в объятия.

— Олька, рад, что ты жива… — прошептал он ей в ухо через несколько мгновений.

— И я рада, что ты жив. На Ника посмотри, — толкнула в бок главу гильдии убийц девушка.

Эрас оглянулся на Кима, который в этот момент ссаживал со своих рук на пуфик амура, как-то сдавленно выдохнул и метнулся тискать уже белокурого пухляша, под перекрёстным огнем взглядов.

— Кого ждем? — разогнул спину Ким, собираясь занять кресло.

Помятый лорд Махнистер поморщился:

— Главу Тайной гильдии. Говорят, она уже близко.

Ольга вернулась к герцогу и встала с ним рядом, не отводя взгляда от нервничающей королевы. Антарей нашел руку девушки переплел ее пальцы со своими.

— Скоро все закончится, — шепнул он ей и чуть сжал пальцы.

С грохотом распахнулась дверь и в комнату решительно вошел с каменным выражением лица и очень прямой спиной принц Данияр, следом за ним вплыла глава Тайной гильдии с выражением превосходства во взгляде.

Ольга сжалась в ожидании какой-то неприятности. Такого холодного и отстраненного Яна она никогда не видела. Принц шел мимо, глядя ровно перед собой.

Плавно, словно танцуя, безмерно довольная Тайная проследовала к оставленному для нее креслу, и уверенно опустилась на мягкое сиденье. Антарей шепнул девушке, что, судя по свободным креслам, для принца тоже оставлено свободное кресло и Ольга согласно кивнула.

Она не могла отвести глаз от затянутого в офицерский мундир молодого мужчины. Темно-зеленый цвет делал его глаза особенно глубокими и необычайно холодными. Ян остановился напротив мачехи и, скривив губы, тихо спросил ее о чем-то. Женщина в ужасе отшатнулась и втянула голову в плечи. Ян обернулся, нашел взглядом Ольгу, подмигнул ей и одними губами прошептал:

— Я с тобой, — после чего решительно занял свое место. Остальные поспешили разойтись по всем свободным местам, пригодным для сидения. Ольга и Антарей так и остались стоять возле окна, несколько дистанцируясь от присутствующих. С каждым мгновением девушка все больше ощущала себя не в своей тарелке. Ей нестерпимо хотелось сбежать и хлопнуть дверью, и только твердое плечо герцога рядом и его горячие пальцы, сжимающие ее подрагивающую ладонь, удерживали девушку от необдуманного поступка.

— Графа приведите в сознание, — пошевелил пальцами поднятой вверх руки пухлый Плут. — Очень хочется задать ему несколько вопросов. А пока им занимаются, поспрашиваем королеву. Возражения есть?

Он обвел взглядом членов Совета и принца. Не увидев несогласия, он улыбнулся и так же жестом попросил поставить в центр импровизированного круга между кресел Элену.

Женщина стояла, пытаясь сохранить достоинство. Она высокомерно оглядела глав гильдий. И единственный, на ком ее взгляд изменился, был принц Дариян.

— Мик, дорогой, — позвала Тайная, картинно выгнувшись в кресле. — Ты мог бы достать артефакт правды и обеспечить нас правдивыми ответами со стороны этой особы?

Женщина со шрамом на щеке насмешливо смотрела на потерявшую все королеву.

— Конечно, дорогая, — почтительно склонил голову Холодная Смерть, однако Ольге вдруг показалось, что в его словах прозвучала тонкая нотка ехидства.

«Неужели?» — подумала девушка и решила для себя проследить за отношениями этой парочки. После того, как Мик пережил с ней и герцогом немало опасных мгновений, побывал в переделках, Ольга знала, что к нему не страшно повернуться спиной, и смотрела на поступки и слова этого демона совершенно иначе, видя теперь какой-то скрытый смысл в каждом его действии.

Мик повесил на шею королеве большой черный кулон на широкой синей ленте и легонько коснулся центрального камня, активируя артефакт.

— Готово, — отошел он в сторону и встал напротив Ольги и Антарея.

Главы разглядывали стоящую перед ними женщину. Кто-то с любопытством, кто с сожалением, и лишь несколько взглядов были откровенно недоброжелательными.

— Дорогуша, что вы можете рассказать по поводу смерти короля? — задал первый вопрос Плут, лихорадочно соображая, что же ему хотелось бы узнать в первую очередь.

Элена дернулась, словно через ее тело прошел разряд тока.

— Много чего… — хриплый голос женщины был еле слышен.

— А конкретнее? — Плут начал терять терпение, и его толстые пальцы забарабанили по подлокотнику.

— Дорогой друг, — елейно пропела Тайная. — Задавайте конкретные вопросы, прошу. Амулет не дает соврать, но и пространно ответить не позволит.

Ким и Эрас переглянулись, и в их глазах мелькнула тревога. Что-то изменилось за то время, что принц жил в доме Тайной гильдии. Слишком уж уверенной выглядела Тайная и слишком безнаказанно себя вела.

Первым не выдержал принц и начал задавать вопросы так, как требовалось, чтобы получать конкретные ответы.

— Смерть императора — следствие заговора? — молодой мужчина спрашивая не смотрел на мачеху. Его взгляд был устремлен на блестящие носки тщательно отполированных сапог. Казалось, что его не интересовали ответы.

— Да, — ответила королева.

— Перечислите главных заговорщиков.

— Я, мой брат, наш отец, министр магии и ректор Академии, министр внешних связей и главный артефактор. Это те, с кем непосредственно общалась я, — Элена говорила с трудом, борясь сама с собой.

Главы переглянулись и Ким быстро отдал распоряжение арестовать всех перечисленных.

— Моя мать… — принц поднял голову. — Вы убили мою мать?

— Нет, — королева повернула голову в сторону, лишь бы не видеть пасынка.

— Задам вопрос иначе. Кто убил мою мать? — обманчиво мягко звучал голос Дарияна.

— Министр финансов, мой отец… — прошептала женщина.

Принц закрыл лицо руками и его плечи поникли, полный горя вздох вырвался из его груди. Ольга дернулась к нему, желая поддержать, обнять и успокоить, однако твердые пальцы Антарея и жесткий взгляд стоящего напротив демона подавили глупый порыв в самом зачатке.

Дариян выпрямился и откинулся на спинку.

— У меня нет вопросов, — его голос звучал совершенно безжизненно, а в глазах была такая душевная боль, что разрывала сердце на куски.

Неожиданно Эрас спросил:

— Ваше Величество, а какой у Вас дар? — Ким и Эрас с любопытством ждали раскрытия самой большой тайны Виррании.

Элена вспыхнула и залилась тем самым ярким сплошным румянцем, которым часто страдают белокожие рыжеволосые люди.

— Очарование и вожделение, — она закусила губу и с вызовом подняла голову.

Главы переглянулись и Тайная похабно осклабилась:

— Очень удобный дар для обольщения вдового короля, не правда ли? — она обернулась к своему любовнику. — Мик, ты бы устоял?

Холодная Смерть скосил глаза на веселящуюся женщину и с той же невозмутимостью вернул их туда же.

— Угомонись, Тайная, — голос Эраса резанул словно лезвие. — Противно смотреть на твои выходки. Вам еще нужна королева?

Каждый член совета и принц отрицательно качнули головой. Пришло время задавать вопросы графу, который уже ждал своей очереди.

Эмоционально подавленная и даже как-то ставшая ниже ростом, Элена села на то же место, где и была до беседы Совета с ней. Отчего-то Ольга не смогла выпустить ее из поля своего зрения и продолжала отслеживать эмоции на красивом кукольном лице королевы. Девушка готова была поклясться своей крохотной магией, что женщина вздрогнула от ужаса, встретившись взглядом со своим братом, сидевшим на полу в ожидании своей очереди.

Эндрю стоял перед собравшимися расправив плечи и вызывающе глядя им в глаза. Ни в чем это маг не раскаивался. Более того, для него вся эта ситуация была чем-то преходящим и не стоящим его волнений.

— Граф, — мурлыкнул Плут, — а расскажите нам подробно, что у вас за дар? — глава гильдии плутов был далеко не прост, хоть и создавал впечатление недалекого сластолюбца и любителя покутить. Плут поймал взгляд Наемника и согласно опустил ресницы. Между этими двумя шел явно какой-то скрытый ото всех диалог. Ольга заметила это и удивленно подняла брови, тут же столкнувшись взглядом со стоящим напротив Миком. Демон вопросительно дернул головой, и девушка глазами указала на продолжавших немой разговор Плута и Наемника. Мик нахмурился и сделал шаг в сторону этой парочки уже давно ведущей какую-то свою игру.

— Мики, дорогой, обеспечь нам правдивые ответы от этого не совсем уважаемого господина, — Тайная продолжала глумиться, несмотря на злобные взгляды мужчин. Демон обладал поистине великолепной выдержкой. Ничто в его облике или поведении не выдало недовольства или возмущения поведением любовницы. Он молча перевесил артефакт с шеи королевы на шею графа. И только быстрый взгляд, брошенный Миком на Ольгу, выбивался из его отстраненной модели поведения и говорил о том. что и у него есть чувства и эмоции.

Плут повторил свой вопрос, и по телу графа пробежала крупная дрожь. Судя по его реакции, артефакт отреагировал на попытку солгать, причиняя крайне болезненные ощущения своему носителю.

- Не советую укрывать правду, — холодный голос Мика проникал в само сознание каждого сидящего в комнате. — И даже думать о лжи не стоит. Иначе наказание будет более чем существенным.

Руки брата королевы в антимагических перчатках попытались сжаться в кулаки, однако и этого проявления несогласия пленник был лишен.

— Я чернокнижник… — гул голосов прокатился во комнате. Ольга не поняла, почему так отреагировали все присутствующие и сжала руку Антарея, желая получить немедленный ответ.

— Это крайне редкая специализация. Плюс, при определенных условиях чернокнижники могут стать бессмертными, — прошептал прямо в ушко девушки герцог, попутно касаясь горячими губами нежной кожи. У принца Дарияна потемнели глаза от увиденного. Сжатые в тонкую полоску губы напротив побелели. Ольга поспешила отстранится от соседа, чтобы не вызывать негативных эмоций у дорогого ей человека и прислушалась к дальнейшей беседе.

Наемник все так же сам не задавал вопросы вслух, предпочитая общаться с Плутом и побуждая его отвлекать все внимание на себя.

— Какой уровень магии у вас, как у чернокнижника? — уточнил Плут и, услышав ответ, поспешил вжаться в кресло, словно пытался спрятаться от стоящего напротив мужчины.

Глаза Эндрю заволокла тьма, когда он ответил:

— Высший…

Улыбки и насмешки прекратились. Даже Тайная перестала вести себя совершенно развязно и подобралась, будучи готовой дать отпор.

— Как вы достигли этого уровня? — кровь отхлынула от лица Эраса и стало заметно его нечеловеческое происхождение. Кожа пожелтела, и на висках проявились тонкие чешуйки. Вертикальные узкие зрачки желтых глаз окончательно убедили Ольгу в том, что в приятеле явно есть толика змеиной крови.

Красивые даже в разбитом состоянии губы графа презрительно изогнулись.

— Трудом и силой, что дают чужие боль и страдания.

— То есть, ваши оргии не что иное, как способ подняться в магии? — уточнила Тайная, непроизвольно облизав нижнюю губу. И отчего-то этот жест заставил Ольгу содрогнуться от нахлынувшего отвращения. Сколько же порочности и похоти было в этой женщине, которая так презрительно отнеслась к дару Элены, зато себе позволила выпустить наружу ничем не лучшие чувства.

— Держи лицо, — шепот герцога привел девушку в себя. — Мик уже устал знаки подавать. Не привлекай внимание к себе и к нам.

С трудом удалось девушке перестать пялиться на главу Тайной гильдии и обратить все свое внимание на стоящего в центре комнаты рыжего мужчину.

— Ну почему же только способ поднять уровень? — он откровенно издевался над Тайной, уловив в ее голосе и взгляде неподдельный интерес. — Еще и способ получить огромное удовольствие. Вот как с дочерью лорда Махнистера. Кричала девочка неплохо. Да и несмотря на то, что была неопытна, после слабенького зелья обслужила троих с превеликим удовольствием и энтузиазмом, не хуже уличной потаскухи. Да вы и сама знаете, миледи, каково это, кричать в постели с чужими мужьями.

Тайная отшатнулась, как от пощечины, вытаращив глаза. Граф точно знал кто такая Тайная и откуда она. Только заострить внимание на этом знании присутствующие не успели. Несчастный отец с бешенным рыком кинулся на обидчика, вцепился руками в шею и сдавил ее. Глаза рыжего подонка налились кровью и вылезли из орбит, лицо покраснело, рот широко открылся, хватая воздух.

Побелевшие пальцы лорда от шеи графа с трудом отодрали Мик и Эрас, оттащившие Махнистера в сторонку. Закашлявшись Эндрю, никак не мог разогнуться и прийти в себя. Спазмы раздирали его горло, заставляя выплевывать кровавую слюну.

Ольга не смогла смотреть на эти мучения и бросилась вперед, опускаясь на колени рядом со скрючившимся мужчиной. Быстрое воздействие магии, опустошившее резерв девушки, остановило мучения графа, и уже через несколько мгновений мужчина смог продолжить отвечать на вопросы дальше.

— В чем был ваш план? — вопросы полетели один за другим со всех сторон. — Кто вам помог? Кто вас направил?

— Посадить на трон племянника, удалить королеву в горы в ссылку, стать регентом при несовершеннолетнем короле. Помогли боги, они же и направили.

— Кто создал проклятие Черной смерти для королевы? — Мик вытащил кулон из своей волшебной сумки, и принялся помахивать им перед носом Эндрю, который скривился и, выпрямившись, ответил.

— Я! И не только его, — чернокнижник тряхнул руками в перчатках. — Снимите это и узнаете сами на что я способен.

Главы гильдий внезапно почувствовали себя неуютно, и кое-кто поежился от накатившего беспокойства.

— Кто устанавливал защиту на дворец? — прозвучал вопрос от Кима, поспешившего перевести внимание с одной щекотливой темы на другую.

— Тоже я. И только я.

Девушка смотрела на этого мужчину, и в ее голову пришло понимание того, что граф упорно нарывается на неприятности, провоцирует присутствующих, заставляет их выйти из равновесия. Правда понять, для чего именно это ему нужно, она не могла.

— А зачем вы пытались в подземелье убить акушерку? — вновь выскочил с вопросом Плут, помешав Киму.

Вновь по телу чернокнижника прошла волна боли, он не хотел делиться ни с кем причиной своего поступка. Однако артефакт не позволил скрыть то, что произносить вслух не хотелось.

— Мне потребовалась одна вещь, которая на тот момент была у девушки. Когда я понял, что бороться бессмысленно и мы проиграли, то постарался хотя бы отнять то, что мне было необходимо, — пока он озвучивал каждое слово, боль корежила его тело, запрещая скрывать и лукавить.

— Что это за вещь? — Антарей до боли сжал пальцы девушки, напрягся от ожидания крупной неприятности.

— Артефакт защитный древних богов, — с трудом отвечал мужчина, начав пошатываться и шумно дыша.

— Зачем он вам? — теперь уже вопросы полетели от Холодной Смерти, который с тревогой смотрел на девушку, явно что-то зная.

— Переродиться… — прохрипел граф и рухнул на пол как подкошенный.

Ольга кинулась к нему, проверяя пульс и дыхание, и вдруг поняла, что мужчина мертв и его резерв полностью пуст, будто кто-то или что-то высосало из него жизненные и магические силы.

— Мертв… — негромко сказала она, не глядя на окружающих.

Громкий смех раздался в полной тишине. Королева Элена смеялась искренне, счастливо, запрокинув голову.

— Слава Богам! Подох! — она отерла выступившие слезы. — Он притащил этот артефакт и заявил, что с его помощью переродится Великим Драконом. Что это за чудовище, понятия не имею. Но Эндрю утверждал, что станет самым сильным магом во всем мире. И тогда Виррания будет процветать, захватит все королевства и материк демонов.

— Этот артефакт — вещь из моего мира. Да и драконы — легенда оттуда же, — с недоумением оглянулась на герцога Ольга.

— Мда уж… И где же этот хваленый артефакт? — Тайная перестала ерничать и развлекаться за чужой счет.

Ольга засунула руку в карман, где лежал тот самый кубик Рубика, и вытащила из кармана цветную пластмассовую кр