Сказки и легенды маори (fb2)

- Сказки и легенды маори (пер. Юни Самуиловна Родман) (а.с. Сборники сказок, легенд, мифов) 0.98 Мб, 291с. (скачать fb2) - Автор Неизвестен - Александр Михайлович Кондратов

Настройки текста:



СКАЗКИ И ЛЕГЕНДЫ МАОРИ (из собрания А. Рида)

Хаере маи! (Предисловие)

«Хаере маи!» — маорийское приветствие. «Хаере маи, читатель!» — так приветствуют тебя мифы, легенды, предания, сказки, собранные в этой книге, что родились в Новой Зеландии много веков назад и чьими творцами были коренные жители этого огромного острова — маори.

«Нет сомненья в том, что о маори надо говорить стихами», — сказал когда-то английский писатель Энтони Троллоп. Вся история маори читается как героическая поэма. Место действия ее — необозримые просторы Тихого океана. Время действия — с начала нынешнего тысячелетия до наших дней.

Десятки тысяч лет назад начал заселять человек свою планету. Еще в древнекаменном веке, палеолите, заселил он Австралию и Новую Гвинею. Медленно, но верно осваивали люди острова Тихого океана, продвигаясь с запада на восток, навстречу восходящему солнцу. И Новая Зеландия, быть может, была последней из земель, открытых и освоенных людьми каменного века.

На рубеже прошлого и нынешнего тысячелетий появились на земле Новой Зеландии первые люди. Кем они были, мы не знаем. Раскопки археологов обнаружили изделия из камня, охотничьи орудия, предназначенные для гигантских, величиной со слона, бескрылых птиц моа. Птицы моа вымерли — и столь же бесследно исчезли первооткрыватели Новой Зеландии. И лишь в легендах маори мы находим упоминания о моа и тангата-фенуа, «людях земли», живших на острове до того, как здесь появились предки нынешних маори.

Эти предки жили в стране Гаваики, рассказывают предания. Страна Гаваики — это и легендарная прародина полинезийцев, и мифическая земля, где обитают духи предков и куда отправляются души умерших, и вполне реальные полинезийские острова вроде архипелага Гавайи или острова Савайи (диалектные формы слова «Гаваики»). А Гаваики легенд маори — это Центральная Полинезия, архипелаг Таити.

Рыбаку Купе, жившему на Гаваики, повествуют предания маори, мешал вожак стаи кальмаров: каждый день воровал он приманку для рыбы. И тогда Купе решил наказать грабителя. Много дней продолжалась погоня, кальмар уплывал все дальше и дальше на юг от Гаваики. И вот показалась земля, неведомая прежде, с высокими горами, окутанными туманом, с огромными деревьями и неисчислимыми стаями птиц. Ао-Теа-Роа — «Длинное Белое Облако» — так назвал Купе открытую им землю, и это поэтичное название сохранилось за Новой Зеландией и по сей день.

А Купе загнал вожака кальмаров в пролив Раукава, что разделяет Северный и Южный острова Новой Зеландии (ныне это — пролив Кука, но, быть может, справедливей было бы назвать его проливом Купе?), и там прикончил грабителя…

Одержав победу над чудовищным кальмаром, Купе вернулся на Гаваики и поведал о прекрасной далекой стране па юге, населенной… Вот тут-то версии легенд расходятся. По одной из них Ао-Теа-Роа населена была лишь насекомыми да птицами. По другой же — Купе увидел тут «людей земли», высокорослых, с плоскими носами и темной кожей.

Кем были эти люди? Тут уже расходятся версии ученых. Археологи называют их «охотниками на моа». Ряд этнографов предполагает, что первыми жителями Новой Зеландии были жители Меланезии. А другие исследователи считают, что Ао-Теа-Роа первоначально заселили полинезийцы, только не те, память о которых сохранилась в преданиях, а более ранняя волна (подобную картину мы находим в других районах Полинезии — на Маркизских островах, Гавайях, острове Пасхи).

Как бы то ни было, но в Центральной Полинезии узнали о существовании большой земли на юге. Прошло несколько веков после открытия Купе — и в середине XIV столетия к Ао-Теа-Роа двинулось множество лодок с Гаваики. В лодках были сотни мужчин, с женами и детьми, с домашними животными; среди прочего, они везли с собой семена культурных растений. Началось великое переселение предков маори. Это было не только самое значительное событие в истории Новой Зеландии, чья площадь превышает площадь всех остальных земель Полинезии, вместе взятых, — это было, быть может, самое героическое деяние в истории «викингов Южных морей» — полинезийцев.

Память маори сохранила названия лодок, на которых прибыли их предки с Гаваики. И не только лодок, но и кормовых весел, которые также имели собственные имена. Из поколения в поколение передавались имена вождей — арики, жрецов — тохунг и умелых кормчих, имена предков, от которых ведут свою родословную современные маори. (Когда маори встречаются друг с другом, чуть ли не целый день уходит у них на то, чтобы выяснить, на какой ладье прибыли их пра-пра-пра-прадедушки, — более двух десятков поколений сменилось с тех пор, но хранители традиций берегут в памяти имена всех предков!)

Вака — так называется лодка на языках народов Полинезии. А на языке маори это слово имеет еще одно значение: «союз племен». Ибо от экипажей лодок, прибывших с Гаваики на Ао-Теа-Роа, ведут начало различные племена «иви». От каждой лодки — от одного до десятка племен. Но, безусловно, пока сложились эти племена, должно было пройти не одно столетие, и эти столетия прошли — почти на полтысячи лет, после великого переселения с Гаваики, жители Ао-Теа-Роа оказались в полной изоляции от остального мира.

Когда первые переселенцы прибыли на Ао-Теа-Роа, рассказывает одно из преданий маори, было время цветения похутукава — деревьев из семейства миртовых, покрытых яркими красными цветами. Увидев их, восхищенный вождь переселенцев снял с головы убор из перьев, символ знатного рода, и швырнул его в море со словами:

— Цвет вождей Гаваики отброшен ради цвета новой земли, приветствующей нас!

И действительно, за несколько веков маори создали культуру, отличающуюся от общеполинезийской. Наследство, полученное от страны предков, Гаваики, превратилось в самобытное наследие маори, для которых Новая Зеландия стала новой родиной. Ибо тут, на Ао-Теа-Роа, был совсем иной мир, чем на других островах Полинезии, лежащих в тропиках, будь то коралловые атоллы или вулканические острова.

Проблема земли — одна из главных для жителей Полинезии. Именно нехватка земель заставляла пускаться в далекие плавания в поисках новых островов отважных полинезийских мореходов. Земли в Ао-Теа-Роа было сколько угодно. Не потому ли и остались в изоляции предки маори, заселив Новую Зеландию, что у них не было стимула для опасных дальних странствий в океане?

Новая Зеландия — остров континентальный, это своего рода «микроконтинент», обломок древнего материка. Огнедышащие горы и дремучие леса, ледники и гейзеры, бескрылые птицы во главе с гигантской моа, родственники динозавров, ящерица-гаттерия, сосны каури, вздымающие свои вершины на высоту более полусотни метров и уступающие лишь американским секвойям, пейзажи, напоминающие та Кавказ с его заснеженными вершинами, то Норвегию с ее фиордами, то Камчатку с ее вулканами, то Шотландию с ее холмами, кустарниками и озерами, то Исландию с ее гейзерами, — всего этого не было в Гаваики, все это было совершенно непохоже на родную Полинезию. Больше земли, больше опасностей, больше дичи, больше холода, больше лесов, больше стихийных бедствий… В борьбе с природой ковался характер маори — людей правдивых, мужественных, смелых и прямых. Недаром о маори говорят как о «спартанцах Полинезии»!

Все полинезийцы изготовляли одежду из луба — тану. В климатических условиях Ао-Теа-Роа такая одежда малопригодна. И маори стали делать ткань из дикого новозеландского льна. Стебли его трепали раковинами и получали белое волокно. Классический наряд жителя Полинезии — набедренная повязка или передник. На Ао-Теа-Роа холоднее, чем на островах, лежащих в тропиках. И маори научились изготовлять плащи и накидки, искусно вплетая в стебли льна собачьи шкурки или птичьи перья. Более десятка различных видов таких плащей знали маори!

Из страны предков привезли маори основной продукт питания полинезийцев — сладкий картофель, или кумару. Только в остальной Полинезии за год можно собрать два урожая кормилицы-кумары, а в Ао-Теа-Роа — один. Зато земледельцы маори усовершенствовали обычное полинезийское орудие для обработки земли, палку-копалку, именуемую ко. К деревянному колу они прикрепили специальную подножку для упора ноги — вспашка стала глубже, а труд — легче.

Новую Зеландию никак не назовешь «страной вечной весны», в отличие от Гавайев или Таити с их благословенным климатом. Обычное полинезийское жилище надо было утеплять, и поэтому маори стали возводить стены домов из толстых пластов соломы, а пол опускать ниже поверхности земли. Так появился типичный маорийский жилой дом — фаре. А помимо него маори возводили из огромных бревен просторные общинные дома — фаре-рунанга, «дома собраний», и специальные «дома развлечений» — фаре-тапере, и «дома знаний» — фаре-кура, где опытные жрецы, мастера, художники обучали молодежь своему искусству, передавали свой опыт и знания.

Каждая постройка была произведением искусства. И не только архитектурного. Ибо дома маори, особенно общинные, украшались изумительной по красоте и сложности резьбой. Большие стенные столбы, вырезанные в форме человеческих фигур, носили имена легендарных предков, покровителей племени. Человеческие фигуры вырезались и на главных опорных столбах общинного дома. Верхние стропила из дерева и конек крыши также украшались искусной резьбой. Дом, как правило, увенчивался текотеко — фигуркой человека.

Статуи, вырезанные из дерева, стояли вдоль домов и палисадов. Но статуями фактически были и бревна, служившие опорой зданию. Они превращались в портреты обожествленных предков, которые поддерживали дом и символически, и практически. Большие фаре-рунанга превращались в настоящую портретную галерею. Так, общинный дом племени нгатимару имел два главных столба, которым был придан облик двух наиболее почитаемых племенем вождей, а остальные пятьдесят столбов изображали других, менее значительных предков. И вся эта скульптурная композиция была неотъемлемой частью огромного общинного дома.

Лики статуй, как и постройки, покрывались великолепной резьбой. Резьбой покрывались деревянные саркофаги, в которых хоронили видных вождей. Резьбой украшались общественные амбары для хранения пищи — патаки и амбары индивидуальные, фата, крытые пальмовыми листьями и стоящие на сваях, дабы защитить пищу от нашествия крыс-киоре. Резьбой украшались форштевни, возвышавшиеся над носом и кормою лодок, нос лодки, ее корма и борта.

Таиаха — так называли маори оружие, похожее по форме на шест, нечто среднее между палицей и копьем. Длина таиахи была около метра, но порой достигала и двух. Это был знак отличия вождя и вместе с тем — боевое оружие. Украшалось оно пучком красных перьев или собачьей шерсти. И на одном из концов таиахи непременно вырезалось изображение: лик с высунутым языком.

Резьбой покрывались боевые палицы и палки-копалки, палочки с шишками для запоминания родословных и ящики для хранения головных уборов из перьев… Словом, едва ли не все предметы труда и быта, оружие и жилища, амбары и саркофаги и многое-многое другое покрывалось резьбой. «В Новой Зеландии даже верховные вожди не считали унизительным для себя работать молотком и резцом. Представьте себе древнего мастера перед большим куском дерева, на котором он высек каменным теслом человеческую фигуру. В левой руке он держит резец из жадеита, а в правой — молоток из китовой кости. Разве удивительно, что при таком материале и с такими орудиями мастер мог выполнить работу, о которой не смел мечтать на старой родине? — пишет известный знаток полинезийской культуры Те Ранги Хироа, сам наполовину маори. — Располагая хорошим строевым материалом и превосходными орудиями, маорийские резчики превратили ремесло в искусство, равного которому не было не только в Полинезии, но и на всем Тихом океане». Мастера-маори создали множество художественных мотивов и тем, отличавшихся от общеполинезийских. Резные панели имели порой шесть и даже более планов глубины. Иногда художник-маори настолько увлекался стилизацией, что изображение превращалось в арабеску, абстрактный узор, хотя первоисточником этого узора всегда была натура — человеческая фигура или лицо. Игра линиями и арабесками доставляла мао-рийским мастерам такое же эстетическое наслаждение, какое доставляет она ныне тем, кто любуется их творениями. Излюбленным мотивом резьбы маори была спираль. Спираль является любимым мотивом и другого искусства маори — татуировки. Ибо кроме тохунга ваиханга — мастеров постройки дома, тохунга тараи вака — мастеров-кораблестроителей, тохунга вакаиро — мастеров резьбы по дереву у маори были тохунга та моко — мастера татуировки. Ведь татуировка была своеобразным «паспортом» маори, она говорила, к какому племени и к какой возрастной группе он относится, какие деяния совершил.

Материалом для художника-маори, таким образом, была и мертвая древесина, и живая человеческая плоть. Инструмент же был один — орудия из камня, ибо маори, как и другие жители Полинезии, до появления европейцев не были знакомы с металлами. Зато в обработке камня жители Ао-Теа-Роа достигли подлинной виртуозности, изготовляя тончайшие изделия. «Маори выделывали больше различных форм каменных орудий и оружия и из большего числа пород, чем любой другой народ мира в условиях каменного века», — свидетельствуют специалисты.

Земля Новой Зеландии подарила маори материал, которого не было у других полинезийцев, — нефрит. Из него изготовлялись различные изделия, в том числе и палицы — мере, которые позволяли не только бить, но и рубить противника. Из нефрита делали удивительное маорийское украшение — хеи-тики, которое носили на груди. На земле маори были созданы знаменитые танцы хака и пои, родичи гавайской хулы. Мужской танец хака исполняется воинами, танец пои — женщинами, грациозно вращающими шары из сухих листьев тростника. На короткой флейте — коауау — музыканты-маори ухитрялись не только наигрывать мелодии, но и «выговаривать» слова песни.

Прибыв к берегам Ао-Теа-Роа, предки маори, по существу, столкнулись с совершенно иным миром растений и животных, чем тот, который был знаком им по Полинезии. И мир этот они прекрасно изучили. Элдон Бест, один из лучших знатоков древней культуры маори, приводит 100 маорийских названий птиц, 280 названий растений, 60 названий насекомых и т. д., замечая при этом, что приводимые им списки — «только фрагмент прежних знаний».

Полинезийцы были великолепными рыболовами, они не боялись нападать на таких гигантов, как киты или кальмары. Но охота на островах Полинезии ограничивалась поимкой крыс, которые также шли в пищу. И только на Новой Зеландии существовала охота в подлинном смысле этого слова. А дичью были разнообразнейшие птицы Ао-Теа-Роа во главе с гигантской моа, которая ударом своей ноги легко могла убить человека (на моа маори охотились в течение нескольких столетий, эта птица вымерла лишь в XVII–XVIII вв., хотя ряд энтузиастов полагает, что в необитаемых районах Южного острова могли сохраниться и по сей день отдельные экземпляры моа). Маори изобрели новые способы охоты на птиц, неизвестные полинезийцам: птиц приманивали корытами с водой, метали в них копья — кокири и дротики — хуата, ставили силки.

Вполне понятно, что и в своей духовной жизни маори отошли от представлений, что унаследовали они в стране предков, Гаваики. В Новой Зеландии был введен культ нового бога, покровителя самого урожайного корнеплода — кумары. Из четверки верховных богов Полинезии — Тане, Ту, Тангароа и Ронго — на первое место выдвинулся Тане как покровитель лесных богатств Ао-Теа-Роа, ее неисчислимых птиц и величественных деревьев. «Полинезийский Адам», Тики, стал, по представлениям маори, детищем Тане, символом его творческой мощи. Великий Тане, учили жрецы маори, создал и первую женщину, Хину, с Тане связаны солнце, жизнь и благоденствие.

Маорийские жрецы создали тайный культ Ио — творца всех вещей, обитающего на самом высоком небе. В отличие от остальных богов это высшее божество не имело изображений и ему не приносились жертвы, ибо, как учили жрецы посвященных, в основе всего сущего лежит безликая всеобъемлющая сила, которая и управляет Вселенной.

Возможно, что представление об Ио было создано маорийскими жрецами в противовес христианскому учению о боге, после того как на Новой Зеландии появились первые миссионеры. Но и без тайного учения об Ио жрецы-маори провели серьезную работу по обработке, систематизированию и «редактированию» древних полинезийских мифов, говорящих о сотворении мира, его развитии и силах, этим миром управляющих. Работа эта велась в специальных жреческих школах, и натурфилософская мысль маори поднималась до больших высот, в облике различных божеств олицетворяя разрушительные и созидательные силы окружающей их природы.

Вот лишь два отрывка из космогонических мифов маори, которые могут дать представление о всей сложности, глубине и поэтичности их натурфилософии. «В течение долгих веков, до того, как были созданы небо, земля и небесные тела, существовала Тьма — неосязаемая, неведомая, невидимая, непознаваемая», — гласит первый миф. Второй говорит о том, как «из Развития появился Рост; из Роста появилась Энергия; из Энергии появилась Мысль; из Мысли появилось Сознание; из Сознания появилось Желание…»

Маори знали мифы и легенды о классических полинезийских богах и героях — о Тане и Мауи, о Тангароа и Тафаки, о Ту и Тинирау, о Ронго и Рате. Почитали они и второстепенных богов, прибавляя к общеполинезийскому пантеону и своих, чисто маорийских племенных богов и обожествленных предков. Существовали различные жреческие школы, которые по-разному трактовали мифы и предания. Публикация эзотерических знаний школы «фаре-вананга», сделанная в Веллингтоне в начале нашего столетия, заняла два объемистых тома!

Но простые маори не слишком хорошо разбирались в хитросплетениях жреческих школ и традиций, в порядке очередности семидесяти детей Неба и Земли, главных божеств, каждое из которых имело свой эпитет, свои атрибуты, свою сферу влияния. Маори — воинам, крестьянам, рыбакам и охотникам — гораздо ближе были не абстрактные стихии, олицетворенные в облике божеств, а более конкретные духи, демоны, божки, чудища, которые, по их верованиям, населяли леса, горы, недра, долины Ао-Теа-Роа и скрывались в пучинах омывающих их родину морей. И тут фантазия маори пошла своим особым, отличным от остальной Полинезии, путем.

В океане обитают демоны — понатури. Леса великого Тане охраняют его слуги, Тини-о-хакатури, которые могут принимать облик птиц. Повсюду в стране маори водятся оборотни патупаиарехе, которые могут принимать облик мужчин или женщин. Только волосы у них золотистые или рыжие, глаза голубые или черные, а кожа белого цвета. В подземном царстве обитают «живые мертвецы» — туреху. Ао-Теа-Роа охраняют маеро, или маероеро — дикие, длинноволосые существа, которые ходят в одиночку, а не скопом. На деревьях живут полулюди аитанги, не знающие, что такое смерть. Ваируа, души, покинувшие тело умершего человека, могут вступить в связь с миром живущих… Не менее страшны и опасны призраки — кехуа. Рыщут в поисках жертв злые демоны, ти-пуа или тупуа, способные принять облик горы, рыбы, птицы. Бродит, выйдя из пещеры на добычу, чудовище Копуваи с человечьим телом и головой собаки, покрытый рыбьей чешуей.

А чудовища — танифы — морские, лесные, говорящие, летающие? А страшные ведьмы-людоедки? А великаны, похищающие женщин и убивающие мужчин? А бесчисленные атуа, божества великие и малые, добрые и злые?

В этот сонм демонов, страшилищ, оборотней, богов веровали маори, подобно тому как верили когда-то на Руси в леших и домовых, ведьм и кикимор… Укротить нечистую силу мог только знаток заклинаний — маори называли их каракиа — жрец или колдун, наделенный волшебной магической силой — маной. Только с помощью маны можно было творить макуту — заклятие, магию, колдовство. Например, произнеся заклинание роту, нагнать на человека сон. Или, спев любовную песню — ваиата ароха, заставить полюбить себя. А тохунга фаифаиа способен, произнеся заклинание, даже убить человека с помощью своей маны.

Табу — в полинезийском произношений тапу — сила, противоположная мане. Горе тому, кто нарушит священный запрет! Его ждут несчастья, болезни, страдания, смерть. Нарушение табу отнимает у людей их жизненную силу, ману. И напротив, человек, наделенный сильной маной, может налагать табу на предметы, на еду, на местность, на людей.

Так веровали маори. Так учили тохунги — жрецы. Они произносили заклинания — каракиа. Они налагали или отменяли табу. Они совершали обряд тохи после того, как у новорожденного отпадала пуповина. Они, тохунги, руководили обрядом танги — оплакиванием покойника. И лишь счастливчик, который добыл священный камень маури, мог обойтись без тохунги — этот камень наделял почву плодородием, а леса дичью.

На Ао-Теа-Роа в течение столетий шел неизбежный исторический процесс: первобытнообщинный строй становился классовым. Помимо то-хунг — умельцев, ремесленников, художников и строителей существовали тохунги-жрецы. Вожди — арики свысока смотрели на родовую и племенную знать — ранга-тира. А та, в свою очередь, считала себя на голову выше простых общинников, именуя их варе — «зависимые». И любой член семейного клана, хапу, не считал за человека раба — ту-мау, военнопленного, потерявшего свою ману. На плечи рабов взваливалась вся тяжелая и грязная работа.

Как пошло бы дальнейшее развитие культуры Ао-Теа-Роа? Образовали бы маори единое государство, как это сделал на Гавайях великий вождь Камеамеа, или же продолжали бы жить семьями, хапу, племенами и союзами племен, как жили они со времени переселения с Гаваики? Об этом мы можем только гадать. Ибо естественное развитие маори было прервано в конце эпохи великих географических открытий. И как справедливо заметил современный новозеландский историк Синклер, «Европа пришла в Новую Зеландию как чума».

13 декабря 1642 г. корабли голландца Тасмана открывают «обширную гористую землю», названную им «Землей Штатов», а позднее переименованную, в честь голландской провинции, первой поднявшейся на борьбу против испанцев, в Новую Зеландию. Первое знакомство европейцев и маори — и первая вооруженная стычка. Проходит более столетия. Джеймс Кук открывает Новую Зеландию заново — и вновь кровавое столкновение между маори и пришельцами из-за океана.

В конце 1762 г. к берегам Ао-Теа-Роа причалил французский капитан Сюрвиль. В отместку за похищенный ялик он сжигает селение маори. Не проходит и трех лет, как к этому же берегу подходят суда под началом соотечественника Сюрвиля, капитана Дюфрена. Шестнадцать матросов и сам капитан были убиты маори в отместку за расправу, учиненную Сюрвилем. Преемник Дюфрена сжигает дотла три поселения маори и убивает несколько сотен мирных жителей. Эта расправа восстанавливает против заморских пришельцев весь Северный остров Ао-Теа-Роа.

В 1840 г. Новая Зеландия объявляется английским владением: королеве Виктории «абсолютно и без ограничений были переданы все права и вся полнота власти, коими вожди пользовались раньше на собственных землях как единоличные суверены». В 1843 г. начинаются «маорийские войны», длившиеся три десятка лет.

Вначале сопротивление маори было стихийным. На борьбу против захватчиков поднимались отдельные селения и племена. Почти год вело упорную войну с английскими войсками, вооруженными артиллерией, племя нгапухов под предводительством великого вождя Хоне Хеке. «Пусть губернатор и его солдаты возвратятся в Англию, на землю, которую дал им бог, и оставят Новую Зеландию для нас, которым бог дал ее. Нет, мы не отдадим наших земель. Если белый человек хочет нашу землю, он должен будет сражаться за нее, ибо мы умрем на своей земле», — говорил Хоне Хеке.

В 1857 г. на собрании вождей маорийских племен был торжественно избран король маори, а земли этих племен стали именоваться Страной короля. На высоком шесте прикреплен был новый национальный флаг маори. Веками не имевшие письменности, маори быстро освоили алфавит, изобретенный миссионерами для записи их языка, и число грамотных среди коренных жителей Ао-Теа-Роа стало больше, чем среди пакеха, как стали называть маори белых колонистов. Маленькая типография, попавшая в Новую Зеландию из Австрии (дар эрцгерцога Максимилиана двум вождям маори, совершившим путешествие в Европу), печатала прокламации и газету «Птица войны» на языке маори.

«Лучшая смерть для человека — смерть за землю» — так говорит пословица маори. И война с англичанами шла не на жизнь, а на смерть. Причем маори вели борьбу, следуя древним обычаям, с поистине рыцарским благородством. Так, окружив большой отряд англичан, они посылали им еду, чтобы противники не голодали. Маори всегда предупреждали своих врагов о дне атаки. Когда одного из вождей спросили, почему он не захватил английский транспорт с вооружением и продовольствием, тот удивленно ответил:

— Почему? Ты глуп. Если бы мы забрали их порох и пищу, как бы они стали воевать?

Только в 1872 г. закончились «маорийские войны». Мирные деревни-каинги в Стране короля почти все превратились в укрепленные крепости — да. Официально была признана независимость маорийской Страны короля, маори получили избирательные права и два места в верхней па-Дате парламента… Но, как точно сказал один старик-маори, «мир белого человека еще ужаснее, чем война». Земли маори скупались и конфисковывались. Численность маори уменьшилась впятеро, с двухсот тысяч — столько было их в период европейского открытия — до сорока тысяч к началу нашего столетия.

«Потенциально мертвой расой» объявили маори европейские историки. Однако в нашем веке началось подлинное возрождение мужественного народа. Появляются общественные деятели маори, маорийская интеллигенция. Численность маори неуклонно возрастает. К началу 1970 г. число маори превысило 225 тысяч человек — это больше, чем жило на земле Ао-Теа-Роа до европейской колонизации, больше, чем всех остальных полинезийцев, вместе взятых, от острова Пасхи до Гавайев и архипелага Тонга!

«Маорийское возрождение» — это не только рост численности населения. Бережно относятся маори к наследию своих предков, будь то искусство резьбы по дереву или поэтическое творчество, строительство жилищ или знание своих родословных, восходящих к героическим временам заселения Новой Зеландии. И особенно бережно относятся маори к богатейшей сокровищнице фольклора, оставленной их предками, — сказкам и мифам, легендам и преданиям, фантастическим историям и реальным происшествиям.

Вместе с маори в собирании сокровищ фольклора принимают участие и пакеха. Всю свою долгую жизнь посвятил преданиям, истории этнографии маори один из крупнейших знатоков Океании конца XIX — начала XX столетия новозеландский ученый Перси Смит. В Новой Зеландии было основано Полинезийское общество, публикации которого вот уже на протяжении почти столетия являются авторитетнейшим источником по археологии, этнографии и фольклору Полинезии. А замечательный ученый-океанист, наполовину маори и наполовину пакеха, Те Ранги Хироа (П. Бак), знакомый советским читателям по книге «Мореплаватели Солнечного восхода», олицетворяет единство исследователей маорийского фольклора, независимо от их расы и цвета кожи.

Страстным энтузиастом, собирателем, исследователем и популяризатором фольклора маори является и живущий в Новой Зеландии писатель-фольклорист А. В. Рид. Еще в 1946 г. он выпустил книгу «Мифы и легенды страны маори», которая выдержала несколько изданий. Рид написал монографию «Сокровища маорийского фольклора», издал сборники «Легенды Роторуа и Горячих озер» и «Маорийские легенды». Его перу принадлежит «Краткий словарь маори» и «Словарь маорийских географических названий», а также «Иллюстрированная энциклопедия жизни маори». На базе сборников Рида и сделана эта книга. Конечно, это не академическая публикация: желая сделать изложение более доступным, Рид обрабатывал фольклорные сюжеты и излагал их на английском языке.

В настоящем сборнике публикуются переводы текстов, взятых из четырех фольклорных сборников Рида: A. W. Reed. Myths and Legends of Maoriland. Wellington, 1961; он же. Legends of Rotorua the Hot Lakes. Wellington, 1969; он же. Treasury of Maori Folklore. Wellington, 1963; он же. Maori Legends. Wellington, 1972.

Десять разделов, десять «глав» маорийского фольклора представлены в нашем сборнике. Начинается он с мифических времен «сотворения мира», когда Небо было отделено от Земли. Второй раздел повествует о путешествиях смертных в «нижний мир», вернее, миры, ибо, по аналогии с «верхними» небесными мирами, маори верили, что и под землею находится не один мир. Души умерших прощаются с миром света в Реинге, а затем совершают прыжок в Рарохенгу, местопребывание этих душ. Но, как утверждают маорийские мифы, и живые люди, если повезет, могут побывать в мире умерших, в царстве душ.

Третий раздел — рассказы о четырех полубогах, популярнейших полинезийских героях: Мауи, Тинирау, Тафаки и Рате. Имя Мауи известно на островах и архипелагах, разбросанных на площади свыше 20 миллионов квадратных километров, — не только в Полинезии, но и в Микронезии и Меланезии. Однако наиболее полно о похождениях этого удивительного персонажа — нарушителя табу и культурного героя, шутника и сверхчеловека, чудесного ловца островов из пучин океана и Прометея, давшего людям огонь, — рассказывается в фольклоре маори. О приключениях красавца Тинирау полинезийцы знают множество историй. Мы же приводим классический сюжет — повесть о чудесном ките Тинирау и злобном кривозубом Кае, которого постигло законное возмездие. Тафаки — полинезийский идеал вождя и вообще члена общины, маори называют его «самым счастливым человеком в мире» и «вождем вождей». А его внук, Рата — полинезийский Васька Буслаев, не знающий, куда девать свою силу и в конце концов становящийся покорителем водных просторов, открывателем новых земель.

«Земля и море» — так называется следующий цикл, посвященный легендам и мифам, объясняющим происхождение огнедышащих гор, бурных потоков и величественных озер, гигантских сосен каури и скромной кормилицы маори — кумары.

Детьми Тане называют маори жителей земли. Детьми Тангароа, повелителя вод, — обитателей моря. Полевой жаворонок пихоихои и ржанка кукуруату, трубастый голубь тиваивака, баклан кавау, синица миромиро, бесхвостый попугай кака и длиннохвостый попугай какарики, сова попопиа, муравей попокоруа и цикада кикихи, комар наероа и муха наму, акулы, ящерицы, собаки, рыбы, дельфины — все они являются персонажами мифов, сказок и басен, собранных в цикле «Дети Тане, дети Тангароа». А следующий раздел посвящен рассказам о чудовищах-танифах, существах мифических, хотя прообразами их послужили вполне реальные животные, населяющие Ао-Теа-Роа и ее воды: ящерица гаттерия, акулы, летучие мыши и т. п.

Три последующих раздела — «Рассказы о демонах», «Великаны и людоеды», «Колдуны и колдовство» — повествуют о «мелких бесах» маорийского фольклора, обо всех этих родичах славянских леших и кикимор, упырей и вурдалаков, оборотней и ведьм. Украина далека от Ао-Теа-Роа — и все-таки во многих жутких историях, что рассказывают маори, можно найти яркие параллели тем рассказам, что так мастерски обработал Гоголь в своих «Вечерах на хуторе близ Диканьки» или «Вие». А деяния маорийских тохунг и колдунов, как добрых, так и злых, соответствуют деяниям повелителей и укротителей «нечистой силы», будь то православный попик или эскимосский шаман.

«Удивительные приключения» — так называется последний раздел нашей книги. И по мере чтения собранных в нем текстов можно увидеть, как постепенно уменьшается элемент фантазии, а на смену ему приходит то, что принято называть реализмом. Рассказ о юном Хатупату, начавшись вполне реалистически, затем включает сказочные эпизоды со старухой-людоедкой, воскрешением из мертвых и т. д. В повествование о племенной розни — мести Факатау-потики — вплетаются два фантастических персонажа, человек-птица и человек, который может ходить по воде. А последние рассказы цикла, заключающие сборник, — о спасении сына Рау-фато, об отважной девушке Пухи-уиа, о любви Хинемоа и Тутанекаи — ничего чудесного в себе не содержат, если не считать чудом любовь, заставляющую человека совершать во имя нее подвиги. Герои здесь — живые люди, с их страстями, достоинствами и недостатками, а не чудища, оборотни и колдуны. И события разворачиваются не на фоне волшебных превращений, странствий в царство мертвых или на небеса, а на вполне реальном фоне маорийской жизни, с ее родовой местью, нападением тауа, отряда воинов, свадебными пирами и т. д.

«Люди проходят, земля остается» — гласит пословица маори. А названия этой земли могут меняться, могут и оставаться. Маори звали свою родину Ао-Теа-Роа. Были у них и наименования для каждого из островов. Северный остров именовался Те-Ика-а-Мауи, т. е. Рыба Мауи, Южный остров — Те-Вака-а-Мауи — Лодка Мауи, ибо, согласно мифам, великий Мауи вылавливал со своей лодки из пучин океана не рыбу, а острова. Южный остров, где были найдены залежи нефрита, получил еще два наименования: «Страна зеленого камня» и «Кит, извергающий зеленый нефрит».

Маори, осваивая свою страну, давали названия горам и озерам, долинам и рекам, мысам и проливам. Многие из них сохранились и по сей день. И местности, где происходит действие в легендах или мифах, можно отыскать на современной карте Новой Зеландии.

Возможно, читателю, ознакомившемуся с предлагаемой книгой, захочется больше узнать об удивительном народе маори, его обычаях, истории, языке, нынешнем образе жизни. Вот какие книги о маори можно прочесть на русском языке.

В 1949 г. были изданы «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в 1819, 1820 и 1821 годах» Ф. Ф. Беллингсгаузена, где содержатся ценные сведения о жизни маори до прихода европейцев. Незаменимым источником информации являются дневники трех путешествий капитана Кука, который внес самый весомый вклад в открытие Новой Зеландии европейцами. Дневники эти были переведены на русский язык и изданы в нашей стране издательством «Мысль»: «Плавание на „Индевре“ в 1768–1771» в 1960 г.; «Плавание к Южному полюсу и вокруг света в 1772–1775 гг.» в 1964 и «Плавание в Тихом океане в 1776–1780 гг.» в 1971 г. (во время всех трех плаваний Кук посещал Новую Зеландию).

В 1966 г. то же издательство выпустило популярную книгу И. Л. Железновой и И. А. Лебедева «Киви». Вместе с авторами мы можем совершить увлекательное путешествие по Северному и Южному островам, познакомиться с природой страны, ее экономикой и культурой, с бытом и традициями ее жителей.

Культуре маори посвящена отдельная глава в книге Те Ранги Хироа «Мореплаватели солнечного восхода» (первое издание на русском языке вышло в 1950 г., второе — в 1959 г.; глава XIX — «Южный угол треугольника»). Об истории маори повествует популярная брошюра советского географа В. Вахты «Ао-Теа-Роа» и две популярные работы историка К. В. Малаховского: «Трижды открытая земля» (М., 1968) и «Британия Южных морей» (М., 1973). Научное исследование А. И. Блинова, посвященное маорийским войнам 1843–1872 гг., опубликовано в академическом «Океаническом сборнике» («Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая», новая серия, т. XXXVIII. М., 1957). В том же сборнике имеется работа Н. А. Бутинова «Маори» — историко-этнографический очерк, в котором прослежено национальное развитие маори с конца XVIII в. до наших дней.

Язык маори — самый изученный среди полинезийских языков, публикации на языке маори стали появляться с 1841 г. В серии «Языки народов Азии и Африки» вышло первое описание диалектов языка маори на русском языке — очерк известного словацкого востоковеда Виктора Крупы «Язык маори» (М., 1967).

В книге лучшего знатока полинезийского фольклора профессора Катарины Луомалы «Голос ветра» (М., 1976), посвященной мифам и песням Полинезии, можно найти образцы поэтического творчества маори. Сборник «Сказки и мифы Океании» (М., 1970) завершается переводами маорийских мифов и преданий. Десятью годами ранее Издательство иностранной литературы выпустило в русском переводе «Мифы и легенды страны маори» — сокращенное издание одноименной книги А. В. Рида на английском языке, вернее, ее первого издания (в последующих изданиях Рид значительно увеличил объем своей книги).

Все это — лишь образчики фольклора маори. Предлагаемая книга сможет дать читателям более полное представление о подлинных богатствах духовного мира «спартанцев Полинезии».

А. Кондратов

Сотворение мира

Небо и Земля

Давным-давно, когда еще не было ни дня, ни ночи, ни солнца, ни луны, ни зеленых полей, ни золотого песка, Ранги, Небо-отец, лежал в объятиях Папы, Земли-матери. Много столетий они лежали, крепко обняв друг друга, и их дети, как слепые, ощупью пробирались между ними. В мире, где жили дети Ранги и Папы, было темно, и дети мечтали вырваться из мрака. Им хотелось, чтобы ветры резвились над вершинами холмов и лучи света согревали их бледные тела.

Теснота, на которую они были обречены, стала в конце концов невыносимой. Тогда сыновья Неба и Земли прокрались ползком по узким подземным коридорам и пещерам своего мира и собрались вместе. Они расселись под несколькими деревьями, которые ухитрились подняться над землей, причудливо изогнув ветви.

— Что нам делать? — спрашивали друг друга дети богов. — Убить отца и мать, чтобы открыть путь свету? Или— силой разлучить их? Нужно же что-нибудь сделать, ведь мы уже не маленькие. Мы не можем постоянно цепляться за мать!

— Давайте убьем их, — сказал Ту-матауенга.

Тане встал и выпрямился, насколько позволяло нависшее небо.

— Нет, — воскликнул он, — мы не можем их убить! Это наши отец и мать. Давайте силой разлучим их. Давайте отодвинем Небо далеко-далеко и будем жить около сердца нашей матери.

Так сказал Тане, потому что он был богом деревьев, а деревья питаются соками земли.

Братья одобрительно зашептались — все, кроме Тафири-матеа, отца ветров. Его голос сорвался в пронзительный свист, когда он взглянул в лицо братьям и с яростью воскликнул:

— Дурацкая затея! Сейчас мы живем в безопасности и ничего не боимся! Тане сам сказал: «Это наши отец и мать». Берегись, Тане, ты задумал постыдное дело!

Его слова потонули в криках других богов, теснившихся под деревьями.

— Нам нужен свет! — негодовали они. — Нам тесно, у нас затекли руки и ноги! Нам нужно место, чтобы двигаться.

Боги столпились вокруг Тафири, а Ронго-ма-Тане, отец полей и огородов, уперся плечами в Небо и пытался выпрямиться во весь рост. Братья слышали в темноте его быстрое дыхание. Но тело Ранги оставалось неподвижным, и густой мрак по-прежнему окутывал их всех. На помощь Ронго пришел Тангароа, отец морей, рыб и пресмыкающихся. К нему присоединился Хаумиа-тикитики, отец диких ягод и корней папоротника, а потом и Ту-матауенга, отец мужчин и женщин. Но все их усилия были тщетны. Тогда боги догадались, что канаты, которыми родители были крепко-накрепко привязаны друг к другу, — это руки Ранги. Ту-матауенга отсек руки отца, и из крови, хлынувшей на тело Папы, образовалась красная охра, которую до сих пор находят в земле.

Последним поднялся могущественный Тане-махута, отец лесов, птиц, насекомых и всех живых существ, которые любят свет и свободу. Тане долго стоял молча и неподвижно, затаив дыхание, чтобы собраться с силами. Потом он уперся ногами в Землю, а руки прижал к Небу. Выпрямляя спину, Тане изо всех сил отталкивал ногами Землю. Раздался глухой стон. Он пронзил сердца богов, упавших ничком, потому что исходил из тела Земли-матери, которая задрожала, почувствовав, что Ранги выпустил ее из объятий. Папа стонала все громче и громче, ее стоны слились в оглушительный крик. А Ранги уносился все дальше и дальше от Папы, и злые ветры с воем закружились по просторам, которые открылись между Небом и Землей.

Тане и его братья разглядывали плавные изгибы тела матери. Они впервые увидели ее во всей красе, потому что свет только что забрезжил над Землей. Серебристая пелена тумана закрывала обнаженные плечи Папы, а из глаз опечаленного Ранги одна за другой падали слезы.

Боги радовались свежему воздуху и приводили в порядок свои новые владения. Хотя Тане разлучил родителей, он любил их обоих, и ему хотелось сделать для матери такой красивый наряд, о котором она не могла и мечтать в их прежнем темном мире. Он принес деревья — своих детей — и посадил их в землю. Но так как новый мир еще только начинал строиться и сам Тане, как ребенок, еще только постигал простейшие истины, он ошибся и посадил деревья кронами в землю, и их толстые белые корни, недвижимые на ветру, торчали наружу.

Тане прислонился к стволу дерева и хмуро оглядел странный лес. Он понял, что птицы и насекомые, его веселые дети, не могут жить в таком лесу. Тогда Тане вырвал огромное дерево каури и снова посадил его, но на этот раз старательно засыпал корни землей. Теперь он мог с гордостью любоваться нарядной зеленой кроной над гладким прямым стволом. Шелест листьев ласкал его слух.

Земля стала такой красивой в зеленом одеянии! Коричневые мужчины и женщины покинули свои убежища и радостно играли на траве в саду Тане. Они прекрасно ладили с Ронго-ма-Тане и Хаумиатикитики. А Тане-махута часто поднимал глаза вверх и смотрел на Ранги: опечаленный, некрасивый, ежась от холода, он плавал в необъятном пространстве высоко над Землей. Тане видел, что отец горюет, и не мог сдержать слез. Однажды он положил красное солнце на спину Ранги, а на грудь отца приколол серебряную луну. Десять небес обошел Тане, пока нашел, наконец, великолепный плащ огненно-красного цвета и унес его с собой. Тане так устал от этого путешествия, что семь дней отдыхал, а потом растянул красный плащ по небу с севера на юг и с востока на запад, и Ранги засиял. Но Тане остался недоволен своей работой. Его отец заслуживал лучшего одеяния. Тане сорвал плащ, только маленький лоскут остался на краю неба, — вы можете увидеть его в час заката.

Днем Ранги выглядел великолепно, и Папа с гордостью смотрела на мужа. Но ночью его смутные очертания тонули во мраке, пока Марама, Луна, не начинала светиться у него на груди.

— Дорогой отец! — воскликнул однажды Тане. — Долгими темными ночами все вокруг изнывают от тоски, пока Марама не засияет у тебя на груди. Я отправляюсь в путь, отец, я готов дойти до конца света, лишь бы найти для тебя какие-нибудь украшения.

В ответ на его слова где-то высоко в тишине небес раздался вздох.

Тане вспомнил, что на самом краю мира, у подножия Великой горы он видел, как играют Блестки. Он быстро дошел до конца своего мира и ступил в неведомое. Здесь он уже не мог разглядеть улыбающегося лица земли и двигался в темноте, пока не приблизился к Маунгануи, к Великой горе, где жили Блестки, дети его брата Уру. Тане поздоровался с братом, а потом они оба сидели и любовались Блестками, которые играли на песке, далеко внизу у подножия горы.

Тане рассказал Уру, как он разлучил Ранги и Папу, и попросил брата дать ему немного Блесток, чтобы украсить небесный свод. Уру встал и окликнул Блесток, окликнул громовым голосом, будто груда камней покатилась с горы. Блестки услышали. Они прервали игру и понеслись наперегонки вверх по склону. Когда они были уже недалеко, Тане увидел, что Блестки похожи на глаза: они горят и сверкают, освещая всю гору, и перекатываются как шарики.

Уру поставил перед Тане корзину, братья погрузили руки в лучистый ручей и стали ее наполнять. Потом Тане взял корзину и заторопился к отцу. Блестки излучали такой яркий свет, что Ранги издалека увидел сына. Не теряя времени, Тане принялся за работу. Он укрепил четыре священных огонька в четырех углах неба, пять ярких огоньков расположил в виде креста на груди отца, а крошечных детей света (Маори называют звезды фанау-марама, что значит «дети света».) приколол к отцовскому плащу.

Корзина Тане до сих пор висит на небе и изливает мягкий свет, мы видим полосу этого света и называем ее Млечный Путь. Этот мягкий свет охраняет Блесток и детей света. Когда солнце удаляется на покой и на небе появляются яркие звезды, Тане ложится на спину и смотрит, как отец потряхивает плащом, осыпая небосвод Блестками и огоньками, которые прославляют своим сиянием красоту Ранги.

* * *

Тане и его братья, связанные кровными узами с Матерью-землей, жили счастливо и наслаждались недавно обретенной свободой, а чернобровый Тафири-матеа прятал в кулаке ветры и ждал своего часа. Он видел, как Тане беззаботно гуляет по лесу. Далеко в море он видел его брата Тангароа, который мирно уживался со своими внуками Ика-тере, отцом рыб, и Ту-те-вехивехи, отцом пресмыкающихся. И вот однажды Тафири-матеа поднялся во весь свой могучий рост и навис как тяжелое черное облако над далеким морем и над сушей. Он разжал пальцы, и ветры вырвались на простор, они пронеслись под плащом Ранги и оделись в черные грозовые тучи, перепоясанные сверкающими молниями. Тафири-матеа обрушил свой гнев на землю. Деревья склонили головы под первыми ударами ветра. Но вслед за ветром на них набросился сам Тафири-матеа, и разразилась буря. Ветер вырывал деревья из земли, и, когда буря стихла, там, где прежде стоял лес, остались только изуродованные, поверженные дети Тане.

Буря докатилась до берегов моря. Вода разбушевалась, вода вскипела от ужаса. Волны вздымались так высоко, что чаша моря, казалось, вот-вот опустеет, потому что ветер уносил тысячи мельчайших брызг и швырял воду на берег. В зияющих долинах между горами волн просвечивало морское дно, и Тангароа с внуками метался в лабиринте своего подводного царства.

— Летим на берег, укроемся в лесу! — кричал Ту-те-вехи-вехи.

— Только море защитит нас от гнева богов, — не соглашался Ика-тере.

Так началась распря между детьми детей Тангароа. Ту-те-вехивехи полетел вместе с пресмыкающимися на сушу, а Ика-тере укрыл своих детей в море. Они так громко спорили при расставании, что их голоса заглушили даже рев Тафири-матеа.

— Летите на берег! — кричал Ика-тере. — Летите на берег, только помните: когда вас поймают, вашу чешую опалят горящим папоротником, а вас самих изжарят и съедят.

— До вас тоже дойдет очередь! — кричал Ту-те-вехивехи, убегая прочь от моря. — Вас будут класть сверху в корзиночки с овощами, чтобы овощи были повкуснее.

Так по вине Тафири-матеа начались бесконечные раздоры в роду Тангароа, потому что Тангароа не простил детей, которые улетели на сушу к Тане. Когда поднимается ветер, Тангароа катит волны на берег, он хочет разрушить прекрасный дом Тане и похоронить его в пасти беспощадных морских волн. А когда ветер стихает и море успокаивается, сыновья и дочери Тане скользят по воде на лодках и смеются над детьми Тангароа, потому что дети людей кладут их для вкуса в корзиночки с овощами.

Гнев Тафири не утихал. Разрушая все на своем пути, он набросился на Ту-матауенгу. Море грозно рычало, рухнувшие лесные великаны валялись на земле среди упавших друг на друга деревьев поменьше, но Ту-матауенга крепко стоял на ногах и не сгибался под жестокими ударами бури. Тафири призвал на помощь все ветры, но Ту не поддавался, и Тафири вернулся, наконец, на небо, сломленный упорством отца людей.

Ту посмотрел на поваленный лес, на взбаламученное море.

— Я победил! — с гордостью воскликнул он. — Мои дети не будут бояться детей ветра, сыновья Тане станут подданными моих сыновей, море покорится им, и они будут плавать по волнам в лодках, которые им даст Тане; рыбы и птицы, корни и ягоды будут служить им пищей. Я — Ту!

Вот почему люди — сыновья Ту-матауенги — стали повелителями леса и моря.

* * *

Подчиняясь движению солнца, дни торопливо сменяли друг друга, а Тане создавал одну птицу за другой и отпускал их резвиться в небе, так что скоро воздух зазвенел от голосов пернатых. Птицы умели петь, но еще не научились находить пропитание. Тогда Тане призвал их к себе и велел подлететь к кустарнику туту, дереву караке и к другим растениям, чтобы поискать пищу у них в волосах. Птицы так и сделали, они нашли много ягод и с тех пор ищут на кустах и деревьях ягоды, насекомых и мед — пищу, которую выбрал для них Тане.

Мир взрослел, а маленьких, покрытых перьями детей Тане становилось все больше и больше. Некоторые из них улетели на море и играли на огромных волнах или на слепящем влажном песке, там, где встречались вода и суша. Но большая часть птиц радовалась яркому солнцу и прохладной тени в ветвях деревьев, и лес гудел от их голосов. Некоторые птицы добывали пищу только по ночам и летали во мраке, когда другие спали. Каждая птица знала, где ее дом, когда ей вылетать на охоту и когда возвращаться, какие петь песни и какой нищей питаться, и все шло хорошо, пока хвастун кавау, речной баклан, не отправился в гости к своему двоюродному брату, морскому баклану. Морской баклан угостил его рыбой, но острые рыбьи кости изранили глотку речного баклана.

— Ну и ну! — сказал речной баклан двоюродному брату. — Полетим лучше ко мне, я угощу тебя угрем, рыбой без костей. В моем царстве в тысячу раз больше рыбы, чем в твоем.

Морской баклан полетел с братом. Поймав первого угря, он убедился, что речной баклан сказал правду, и попросил разрешения остаться в его владениях. Но речной баклан увидел, с какой быстротой исчезают угри в глотке брата, и пожалел о своем хвастовстве. Недолго думая, он прогнал морского баклана. Тот поспешно улетел назад, и скоро все морские птицы узнали, что в прохладной речной воде живет удивительная рыба без костей. Тогда морские птицы собрались вместе, и огромная стая в боевом строю полетела к берегу, чтобы напасть на сухопутных птиц. Утром, в день битвы, малиновка подняла тревогу, и сухопутные птицы слетелись вместе.

— Кто будет разведчиком? — спросил баклан кавау. — Кто предупредит нас, что враг близко?

— Я буду разведчиком, — вызвалась коекоеа, кукушка, — я предупрежу.

Не прошло и часа, как коекоеа увидела тучу — это летели морские птицы.

— Ку-ку!

Птицы услышали крик кукушки и далекий отклик кароре, чайки, которая в ответ на грозное предупреждение с суши крикнула: «А-ха!»

— Кто ответит на их боевой клич? — спросил кавау.

— Я, — вызвалась птица парсон. — Я запою нашу боевую песню и пусть хонги, ворона, и тирауеке, воробей, и фарауроа, короткохвостая кукушка, и куку, голубь, мне подпевают.

Птицы допели боевую песню. Баклан кавау взглянул на рассерженных птиц и спросил:

— Кто же начнет битву?

— Я! — закричала руру, сова. — У меня такой клюв и такие когти!.. Я начну битву!

Сова слетела с ветви, на которой сидела, и ринулась навстречу морским птицам, а за ней, как огромная туча, неслась стая сухопутных птиц. Разыгралась жестокая битва, перья падали на землю, как хлопья снега, а солнце стояло уже высоко.

Но в конце концов морскими птицами овладел страх. Сухопутные птицы набросились на них еще яростнее, ряды морских птиц дрогнули и рассыпались, они повернулись хвостами к противнику и обратились в бегство. Морские птицы летели домой под издевательский хохот серой утки.

— Ке-ке-ке! — смеялась парера, утка, а чайки разлетались в разные стороны как клочки облака, растерзанного ветром.

С тех пор морские птицы не прикасаются к пище сухопутных птиц, и пернатые спокойно живут в мире, который великий Тане-махута создал своими руками, когда разлучил Ранги и Папу и открыл путь свету.

* * *

Тане видел, как прекрасны Земля и Небо, и все-таки был недоволен. Он понимал, что его труд нельзя считать завершенным, потому что на земле все еще нет мужчин и женщин. У Тане и его братьев рождались дети, но то были боги, бессмертные небожители, чуждые земле и ее заботам.

Однажды боги спустились на землю и из мягкой красной глины слепили куклу-женщину. У нее была гладкая кожа, округлое тело, длинные черные волосы — она ласкала взгляд, но в ней не было огня жизни. Тане наклонился и вдохнул воздух в ее ноздри.

Веки женщины дрогнули и приподнялись, она оглядела богов, которые не сводили с нее глаз, и чихнула. Тане одарил ее дыханием, и кукла превратилась в женщину.

Боги отнесли ее к себе домой, на небо, омыли в небесных водах и назвали Хине-аху — Женщина, Слепленная из Земли. Потом Хине-аху отослали обратно на землю, и Тане взял ее в жены. Но у них рождались только девочки.

Тики — первый мужчина — был создан Ту-матауенгой, богом войны. Спустя несколько лет он тоже женился на Хине-аху и стал отцом мужчин и женщин, которые заселили землю и доныне радуются ее неиссякаемым богатствам, созданным трудами и заботами Тане.

Откуда взялась Луна

Давным-давно, когда дорога в нижний мир еще была открыта для смертных, двум женщинам захотелось узнать, что там делается. Они взяли с собой полные корзины сушеной ку-мары и отправились в дальний путь, в Реингу. Женщины спустились по корням древней похутукавы и осторожно продолжали идти вниз, держась за морские водоросли. Вскоре они оказались в темной пещере, которая уходила далеко под землю. Ощупывая путь руками, женщины шли вниз и наконец увидели вдалеке слабый мерцающий огонек, будто где-то впереди полз Жук-светлячок.

Через некоторое время свет стал ярче, и они увидели костер, вокруг которого сидели на корточках трое седоволосых стариков-духов.

— Это костер духов, — прошептала одна из женщин. — Если мы унесем отсюда хоть головешку, в наших домах всегда будет тепло, только я боюсь подойти поближе.

Другая женщина оказалась храбрее. Она приблизилась к духам, и те в изумлении подняли на нее глаза. Прежде чем они успели опомниться, женщина поставила перед ними корзину с кумарой и выхватила из костра горящее полено.

Подруги побежали назад в Реингу, старики погнались за ними.

Женщинам казалось, что они уже спасены, но когда они вынырнули из воды, один из духов схватил за пятку ту, что держала горящее полено. Женщина испугалась, швырнула полено, но все-таки сумела вырваться из рук старика.

Ужас придал силы рукам женщины. Горящее полено улетело высоко в небо, оно летело все выше и выше, пока не запуталось в складках плаща Ранги. С тех пор оно горит на небе и будет гореть вечно. Люди называют его Марама, что значит луна.

Матарики

Давным-давно была на небе звезда, такая яркая, что другие звезды не осмеливались приблизиться к ней из страха, что их красота померкнет в ее лучах. Она, как луна, затмевала своим сиянием все остальные звезды — не мудрено, что жители земли были особенно привязаны к ней и каждую ночь поджидали, когда она озарит все вокруг своим мягким светом.

Высоко на холмах лежало маленькое озерцо, оно преданно любило звезду. Когда жаркий день медленно склонялся к вечеру, в западной части неба загоралась его любимая звезда. При виде возлюбленной озерцо вздрагивало, легкая рябь пробегала по его воде. А потом всю ночь в неподвижном зеркале его вод отражалась красавица-звезда.

Однажды, когда озерцо дремало на солнце, до него долетел голос Тане. Вы помните, что в незапамятные времена Тане принес на небо корзину звезд и разбросал их по голубому плащу своего отца Ранги. И вот теперь Тане обиделся на возлюбленную озерца за то, что она светила ярче Блесток, которые он подарил Ранги, обиделся так сильно, что решил убить ее.

Озерцо услышало об этих планах. Всю ночь оно смотрело на звезду и изнывало от желания предупредить ее об опасности. Когда на горизонте появилась Хине-ата, Дева заря, и солнечные лучи осветили озерцо, оно открыло свою тайну Ранги. Отец Тане рассердился. Он не мог остановить сына, но приказал солнцу направить на озерцо столько лучей, что его вода обратилась в пар и поднялась облаком высоко над землей. Ветер посадил облако себе на спину и поднял выше гор, потом еще выше и принес к звезде, которая с наступлением ночи вновь засияла на небе во всей красе. Облако-озерцо окутало звезду, и ее лик затуманился.

Тане и его помощники шли по небу, сокрушая все на своем пути, но звезда уже знала, что ее ждет, и решила спастись бегством. Всю ночь Тане гнался за ней, и расстояние между ними постепенно сокращалось, но когда начался рассвет, Блестки побледнели и звезда направила свой бег в сторону Млечного Пути, надеясь, что там ее сияние будет не так заметно. Тогда Тане оторвал одну из Блесток от плаща Ранги и бросил ее в звезду. Страшный грохот прокатился по небу, и звезда рассыпалась на мелкие кусочки. Тане подобрал осколки и зашвырнул их в самый дальний угол неба.

Вы можете увидеть эти семь осколков, хотя Тане и не думал их сохранить. Их называют Матарики — глазки, любимцы людей (Матарики — созвездие Плеяд.). В хорошую погоду они всегда сверкают на небе.

Охотник Тау-тору

Молодой Тау-тору знаменит не только как ловкий охотник на птиц. Его славу приумножил хитроумный силок, в который Тау-тору за один день заманивал столько диких голубей кере-ру, что двадцать человек едва могли унести их домой. Тау-тору раскладывал вокруг силка душистые цветы и сочные ягоды, и птицы слетались к нему со всех сторон.

Голуби кереру, зеленые попугаи каки, птицы туи и даже птицы какакуры попадались в удивительную ловушку Тау-тору. К тому же Тау-тору научил собак ловить птиц киви и веко, благо они не умели летать.

Но при всей своей ловкости и находчивости Тау-тору оставался скромным, услужливым человеком, он никогда не забывал поблагодарить Тане за его дары и произнести нужную ка-ракию. За это его полюбила Рау-роха, женщина-дух, которая жила в верхнем мире. Она приходила к нему каждую ночь и оставалась до рассвета. Но однажды, случайно или умышленно, Тау-тору взглянул ей в лицо, и она покинула его, потому что смертным не разрешалось любоваться ее красотой.

С тяжелым сердцем Тау-тору взялся за свою обычную работу. Он тосковал о своей небесной подруге и, раскладывая сеть на вершине дерева, забыл об осторожности, упал на землю и сломал шею.

Выглянув из своего дома на небесах, Рау-роха увидела огромную стаю птиц, которая собралась в лесу вокруг какого-то дерева. Она знала, что в этом месте ее земной возлюбленный раскладывает сеть. Но самого Тау-тору она никак не могла разглядеть, пока не взглянула на землю и не увидела, что он не движимо лежит под деревом. Рау-роха спустилась с небес и оплакала тело Тау-тору.

Друзья нашли Тау-тору, положили на носилки и понесли через лес. Тау-тору в богатом одеянии лежал на носилках. Но когда друзья приблизились к деревне, оказалось, что носилки пусты. Никто не видел, как произошло это чудо. Тохунга сказал, что Тане унес своего любимца в верхний мир. Наверное, он сказал правду и можно не сомневаться, что Рау-роха встретила ваируу своего возлюбленного с распростертыми объятиями.

Глядя на созвездие Орион (Орион — экваториальное созвездие; наиболее яркая звезда — Ригель; в древнегреческой мифологии Орион — беотийский охотник, превращенный богами в созвездие.), легко представить себе, как Тау-тору ловил силком голубей кереру. Главное скопление звезд — это ягоды и цветы, которыми Тау-тору прикрывал силок. Ригель, или Те Пуа-тафифи-о-тау-тору, — это цветущий ягодный куст, который Тау-тору приносил к силку. Звезда, расположенная ниже Ригеля, — это Те Туке-о-тау-тору, или локоть Тау-тору, Те Пева-о-тау-тору — рука Тау-тору, а несколько звезд, расположенных одна за другой, — это Те Тата-о-тау-тору, или ручка силка. Три главные звезды, образующие Пояс Ориона, это сам Тау-тору. В светлые ночи видно, как множество крошечных голубков кереру машут крыльями вокруг цветов, разложенных на силке Тау-тору, — это Большая туманность Ориона.

Уенуку

Однажды ранним утром, еще до рассвета, Уенуку бродил по лесу и засмотрелся на столб тумана, который стоял над озером. Уенуку часто видел, как туман стелется над водой, но ему еще не приходилось видеть, чтобы туман стоял над озером, как высокое дерево. Любопытство заставило его ускорить шаг. На опушке леса, почти у самого берега, он остановился. В спокойной воде озера плескались две женщины. Дымка тумана, как облачко, окутывала их обеих, но не мешала Уенуку любоваться их красотой. Воздух вокруг был чист и прозрачен, а у берега, вблизи облачка, все было покрыто серебряной пылью. Женщин звали Хине-пукоху-ранги, или Дева-Туман, и Хине-ваи, или Дева-Дождь. Девы-сестры спустились с неба, потому что им захотелось искупаться в спокойном лесном озере.

Уенуку смотрел на сестер и чувствовал, как им овладевает странное волнение. Он подходил к ним все ближе и ближе, будто влекомый неодолимой силой. Сестры спокойно смотрели на юношу, они не боялись его, а только удивлялись. Уенуку опустился на колени у кромки воды и сказал одной из них:

— Меня зовут Уенуку. Скажи мне свое имя.

— Я дочь неба, Хине-пукоху-ранги. Уенуку протянул к ней руки.

— Останься со мной, останься в мире света, — сказал он. — Я никогда не видел такой красивой женщины, как ты. Я сильный, я буду о тебе заботиться.

Сестры любили спускаться на землю при темном и облачном небе, а в эту минуту на ветвях деревьев заиграли солнечные блики. Хине-пукоху-ранги не сводила глаз с красивого юноши, но сестра крикнула ей, что настал день.

— Я не могу покинуть свой дом, — сказала Хине-пукоху-ранги. — Слышишь, меня зовет сестра.

— Тебе понравится наш мир, — уговаривал ее Уенуку. — На небе холодно и пусто. А у нас летом тепло, потому что солнечные лучи заглядывают даже под деревья. И зимой у нас тоже тепло, потому что в наших очагах пылает огонь. В лесу поют птицы, смеются мужчины и женщины. Пойдем со мной, дочь неба.

Девушка сделала шаг к нему навстречу и отпрянула.

— Ты будешь несчастлив со мной, — сказала она.

— Я всегда буду тебя любить, — только и мог сказать ей в ответ Уенуку.

— Ты не понимаешь. Я пришла сюда из другого мира, я могу быть с тобой только ночью, на рассвете я должна возвращаться домой, на небо.

Уенуку стоял на своем.

— Я все равно хочу тебя, — сказал он. — Пусть я днем буду один, я все равно хочу, чтобы ты осталась и жила со мной.

Дева-Туман улыбнулась.

— Хорошо, я приду к тебе, — сказала она.

В тот вечер Уенуку сидел один в своем доме, смотрел на огонь и вспоминал Деву-Туман. Пламя угасало, от него уже остались только синие язычки. В эту минуту Уенуку услышал негромкие голоса, потом дверь осторожно приоткрылась. Уенуку увидел Хине-пукоху-ранги и с радостью обнял ее. Ночь они провели вдвоем. Но утром Дева-Туман вместе с сестрой вновь поднялась на небо. Сестры встретились, как два облачка, и уплыли в вышину прежде, чем их настигли первые лучи солнца. Ночь за ночью Хине-пукоху-ранги приходила к Уенуку, но она предупредила его, чтобы он ни в коем случае не рассказывал о ней своим соплеменникам.

— Мне так хочется, чтобы они увидели, какая ты красивая, — сказал как-то Уенуку.

— Будь терпелив и жди, — ответила она. — Ты расскажешь обо мне, когда родится наш ребенок, тогда я объявлю всем, что ты мой муж, но до тех пор о наших встречах не должен знать никто, кроме тебя, меня и Хине-ваи. Если ты кому-нибудь скажешь обо мне хоть слово, я больше никогда к тебе не приду.

Уенуку боялся лишиться молодой жены и хранил тайну, но с каждым месяцем все больше гордился своей небесной подругой и в конце концов не устоял перед искушением: он расскавал о ней друзьям и похвастался ее красотой. Новость скоро облетела всю деревню. Летние дни становились длиннее, и женщины не давали покоя Уенуку.

— Ты говоришь, что у тебя есть жена, — смеялись они. — Где же она, Уенуку, где твоя жена, почему мы ее ни разу не видели? Может, ты прячешь дома не женщину, а бревно или охапку льна? Ты только говоришь, что она красивая, покажи ее нам, тогда мы тебе поверим.

— Я не могу ее показать, — защищался Уенуку. — Каждое утро, едва забрезжит рассвет, они с сестрой улетают к себе на небо.

— А ты заделай все щели в доме и скажи, что еще темно. Она останется, а когда совсем рассветет, мы откроем дверь и увидим, правду ты говоришь или нет.

От заката солнца до восхода времени было так мало! А дневные часы тянулись бесконечно. Уенуку хотелось услышать смех своей подруги, послушать, как она поет, увидеть, как она вместе с другими танцует пои.

В конце концов Уенуку почувствовал, что больше не в силах ежедневно разлучаться с женой. Он завесил окна циновками и заткнул мхом щели в стенах. При закрытой двери в доме было темно, как в безлунную ночь, когда все небо затянуто облаками.

Вечером дочь неба по обыкновению пришла к нему. Ночные часы пролетели будто минуты, на востоке появились первые лучи света, и Хине-ваи окликнула сестру:

— Пора, пришло время расставаться с землей!

— Иду! — крикнула Дева-Туман, шаря в темноте в поисках плаща.

— Что случилось? — спросил Уенуку.

— Мне пора идти.

— Еще рано, — сказал Уенуку, притворяясь, что говорит в полусне. — Зачем ты понапрасну меня беспокоишь? Посмотри, еще совсем темно.

— Скоро утро. Сестра уже звала меня.

— Она ошиблась. Может быть, ее обманул свет луны или звезд. Еще совсем темно. Ложись и спи.

Хине-пукоху-ранги снова легла.

— Наверное, Хине-ваи ошиблась, — сказала она. — Как странно. Не знаю, что с ней случилось. Раньше она никогда не ошибалась.

Дева-Дождь звала и звала сестру, ее оклики сливались с пением пробудившихся птиц, а Уенуку продолжал твердить, что Хине-ваи ошиблась. Хине-ваи ничего не оставалось, как возвращаться без сестры. Она медленно поднималась на небо, ее голос звучал все глуше и наконец перестал долетать до Уенуку и его жены.

— Что-то случилось, я знаю, — сказала вдруг Дева-Туман окончательно проснувшись. — Ты слышишь, в лесу поют птицы!

Они оба прислушались. Хине-ваи умолкла. Зато до них доносились громкое пение птиц и голоса людей, собравшихся на марае. Хине-пукоху-ранги забыла о плаще и бросилась прочь из дома. Дверь распахнулась, яркий солнечный свет затопил дом. На мгновение Дева-Туман замерла, и люди, собравшиеся перед домом, тоже замерли, потому что ее наготу прикрывали только длинные черные волосы, и мужчинам никогда прежде не приходилось видеть такой стройной, такой красивой женщины. Глядя на Хине-пукоху-ранги, они поверили, что она явилась из другого мира.

Уенуку вышел вслед за женой и с гордой улыбкой сел на дороге, радуясь завистливым взглядам, которые бросали на него со всех сторон. В ту же минуту Дева-Туман взобралась на крышу и вскарабкалась на конек. Люди закричали, но тут же смолкли.

— О Уенуку! — печально запела Хине-пукоху-ранги. — Ты показал меня своим соплеменникам, когда взошла утренняя звезда и засияло солнце. Мы лежали у тебя в доме, и я не услышала зова Хине-ваи. О Уенуку, ты опозорил меня!

И тогда произошло чудо. На ясном небе появилось облачко. Оно окутало Хине-пукоху-ранги всю, с головы до ног, и скрыло от глаз людей. Только ее голос еще доносился до них. А потом песня смолкла и наступила тишина. Облачко слетело с крыши. Оно поднималось все выше и выше, пока не растаяло под лучами яркого солнца, залившего расплавленным золотом пустой конек крыши.

Безутешный Уенуку не мог найти себе места. Ему было невмоготу переносить сочувственные взгляды друзей. Радость покинула его пустой холодный дом. Ночь за ночью он ждал Деву-Туман, но она так и не вернулась. И вот однажды Уенуку бросил все и отправился искать жену. Шли годы, Уенуку пережил много опасных приключений, побывал в чужих странах, но так и не узнал, куда исчезла Хине-пукоху-ранги. Уенуку состарился, лишился зубов, его спина сгорбилась, и наконец где-то вдали от родных мест одинокого и несчастного старика настигла смерть.

Так Уенуку поплатился за легкомыслие и гордость, но боги сжалились над ним. Они взяли на небо его старое тело и превратили Уенуку в многоцветную радугу, которой до сих пор любуются люди.

И когда солнце всходит над холмами и согревает влажную землю, Дева-Туман поднимается на небо, где радуга-Уенуку нежно обвивает свою дорогую жену сверкающей разноцветной лентой.

Нижний мир

Матаора и Ниварека в нижнем мире

В давние времена Матаора, предводитель воинов, однажды ночью беспокойно заметался во сне. Ему приснилось, что у него в руках таиаха и он сражается со смертью. Вокруг на земле сидят мужчины и женщины и при каждом его ударе, при каждом броске вскрикивают от удовольствия. Потом крики почему-то стихли и раздался смех. Матаора с изумлением оглянулся по сторонам. И тогда пелена сна упала с его глаз, Матаора вскочил. В окне и в двери он увидел чьи-то внимательные белые лица. Матаора вгляделся в незнакомцев и заметил, что их волосы светятся, будто метелки осоки тоетое на утреннем солнце.

— Кто вы такие? — воскликнул Матаора.

— Мы туреху, — услышал он в ответ.

— Откуда вы пришли?

— Из нижнего мира. А ты кто такой? Бог? — спросила одна из туреху. — Мужчина? — спросила другая под смех остальных, потому что они все были женщинами.

— Почему вы спрашиваете? — рассердился Матаора. — Вы что, не видите, что я мужчина?

Туреху снова засмеялись.

— Откуда мы знаем, кто ты, если на тебе нет татуировки. У тебя раскрашено только лицо.

Матаора с удивлением посмотрел на туреху.

— Что же еще нужно раскрашивать? — спросил он. Туреху молчали, потом одна высокая женщина сказала:

— Придет день, может, узнаешь.

Матаора не обратил внимания на ее слова. Его мучало любопытство: в тех местах никто прежде не видел туреху.

— Входите, — пригласил он женщин, — я дам вам поесть.

— Хорошо, — сказали туреху, — только лучше мы подождем здесь.

Матаора поспешил принести остатки еды, которые нашлись у него в доме. Но туреху вели себя как-то странно.

— Разве это едят? — спрашивали они друг у друга. А одна из них взглянула на угощение и сказала: — Нет, не едят.

Услышав эти слова, Матаора рассердился.

— Смотрите! Я покажу вам, что едят! — воскликнул он и съел кусочек.

Туреху толпились вокруг Матаоры, улыбались, кивали друг другу и не спускали с него глаз. Одна из них заглянула ему в рот и закричала:

— Ой! Он ест мидии!

— Их нельзя есть! — воскликнуло сразу несколько туреху.

Тогда Матаора вспомнил, что туреху едят только сырую пищу. Он пошел на пруд, наловил рыбы и положил перед светлокожими женщинами.

Туреху радостно засмеялись и быстро покончили с рыбой. Пока они ели, Матаора, успел разглядеть их получше. У них была светлая кожа и светлые волосы до пояса. Тонкие носы и прямая спина. Они носили короткие юбочки, сплетенные из сухих морских водорослей.

Когда туреху поели, Матаора встал и начал танцевать. Он шел по кругу и заметил, что одна из женщин следит за каждым его движением. Она была выше своих подруг, и Матаора без труда отличал ее от других туреху. Каждый раз, когда их глаза встречались, он чувствовал, что любит ее все сильнее и сильнее.

Наконец он сел, и туреху начали свой плавный танец. Совсем непохожий на женский танец пои или воинственную хаку, которые столько раз видел Матаора. Высокая девушка, которая не спускала с него глаз, вышла вперед. Остальные взялись за руки и пошли за ней, повторяя движения ее ног. Женщины наклонялись и скользили под арками сцепленных рук то в одном направлении, то в другом — у Матаоры закружилась голова от их хоровода. Туреху танцевали и пели, но он разобрал только несколько слов:

Вот идет Ниварека,
Ниварека, Ниварека.

Когда они кончили, Матаора спросил, может ли он выбрать кого-нибудь из них себе в жены.

— Кого из нас ты хочешь взять в жены? — наперебой спрашивали туреху и со смехом подступали к нему все ближе и ближе.

Матаора указал на высокую девушку, которая стояла позади подруг. Туреху засмеялись еще громче, они обступали его все теснее, но высокая девушка робко вышла вперед и потерлась носом о его нос (Традиционное маорийское приветствие. — Примеч. ред.). Матаора взял ее за руку, и сердце его радостно забилось. Туреху ушли, а Матаора и его жена стояли на пороге и смотрели им вслед.

— Куда они пошли? — спросил Матаора.

— Назад, в нижний мир. Там так светло и красиво, — с грустью сказала Ниварека.

Матаора обнял ее:

— Что ты говоришь! Свет только здесь, где на небо приходит Тама-Нуи, жаркое солнце, ты сама увидишь. Скажи, жена, кто твой отец?

Ниварека обернулась к нему:

— Меня зовут Ниварека. Я дочь знатного Уе-тонги из нижнего мира, а теперь я принадлежу Матаоре, могущественному вождю мира света.

Матаора горячо любил жену, и чем больше проходило дней, тем горячее становилась его любовь. Только одна туча омрачала безоблачное небо над их головой. У Матаоры бывали дурные дни, когда его охватывал гнев, и в один из таких дней он ударил жену. Ниварека посмотрела на него с глубокой обидой. Туреху — кроткие создания, они не привыкли к жестокому обращению.

В тот же вечер Ниварека убежала из дома, Матаора искал ее, где только мог, но не нашел. Он скучал о ней и тосковал — жизнь стала ему не мила. День проходил за днем, Ниварека не возвращалась. И тогда Матаора догадался, что она ушла к отцу, в нижний мир. Он решил идти за ней, хотя знал, как опасно это путешествие.

Матаора пришел в Дом ветров, откуда души умерших отправляются в Рарохенгу.

— Ты не видел, здесь не проходила женщина? — спросил он у стража Дома ветров.

— Какая женщина? — спросил тот.

— Красивая бледнолицая женщина с длинными светлыми волосами, со светлой кожей и прямым носом.

— Видел, — сказал страж. — Она проходила здесь несколько дней назад, шла и плакала.

— Можно мне пойти за ней?

— Можно, — сказал страж. — Если хватит храбрости, то можно. Подойди сюда.

Страж открыл дверь, и Матаора увидел подземный ход, который уходил куда-то вниз. Матаора нагнулся, и дверь захлопнулась. Ни один луч света не освещал его путь, под землей было душно и холодно. Матаора шел несколько часов в полной темноте, спотыкаясь на каждом шагу, не слыша ни звука, и наконец увидел вдалеке слабое мерцание. Он заторопился и скоро разглядел в полутьме тиваиваку, голубя, который беспокойно топтался на месте.

— Ты не видел, здесь не проходила женщина? — спросил Матаора.

— Видел, — сказал тиваивака. — У нее глаза покраснели от слез.

Матаора пошел еще быстрее и вскоре выбрался из подземелья. Он ступил в новый мир. Там не было солнца и голубого неба над головой. Над этим огромным миром возвышался только каменный свод, но всюду было светло, пели птицы, трава и листья на деревьях колыхались от легкого ветерка, и где-то в отдалении вода бежала по камням. Матаора шел и шел, пока не пришел в деревню, где жил Уе-тонга, отец Нивареки.

Уе-тонга сидел на земле. Матаора остановился посмотреть, что он делает. Рядом с Уе-тонгой, вытянувшись во весь рост, лежал юноша, и Уе-тонга с помощью костяной иглы и молоточка накалывал узор на его лице и втирал краску в ранки. Матаора с удивлением увидел, что из-под острой иглы бежит кровь.

— Разве так можно делать татуировку? — закричал он. — Мы разрисовываем лицо краской, белой и синей краской, без крови!

Уе-тонга бросил на него взгляд.

— Наклони голову, — приказал он.

Матаора наклонился, и Уе-тонга быстро провел рукой по его лицу. Узора как не бывало, а за спиной у Матаоры раздался смех светловолосых женщин, похожих на тех, что разбудили его однажды утром, когда он впервые увидел Нивареку. Матаора оглянулся и поискал глазами, нет ли среди них его высокой подруги, но не нашел ни одного знакомого лица:

— Видишь, чего стоит твоя раскраска, — сказал Уе-тонга. — Ты понятия не имеешь об этом искусстве. Здесь, в Рарохенге, мы делаем рисунки, которые не стираются никогда.

Матаора вгляделся пристальнее в лицо Уе-тонги и увидел рубцы и щербины, покрытые краской, над которой был невластен бег времени. А когда он разглядел замысловатые узоры, сделанные рукой мастера, ему стало стыдно, что его лицо украшает такой простой рисунок.

— Ты стер мою татуировку, — сказал он Уе-тонге, — теперь ты должен наколоть новую.

— Хорошо, — охотно согласился Уе-тонга. — Ложись. Матаора лег на спину, Уе-тонга разрисовал углем его лицо.

Потом он наклонился и пустил в ход иглу и молоточек. Матаора вздрагивал от каждого укола. Он чуть не с корнем вырвал пучок травы, в который вцепился рукой. Молоточек постукивал, игла медленно двигалась по лицу Матаоры, и судороги боли пробегали по всему его телу. Матаори не выдержал и запел:

Где ты, где ты, Ниварека?
Покажись, о Ниварека!
К тебе пришел я, Ниварека!
Ниварека, Ниварека!

Младшая сестра Нивареки была недалеко. Она услышала песню и побежала к Нивареке:

— Отец делает татуировку какому-то человеку, а тот зовет тебя. Кто это может быть?

— Пойдемте посмотрим! — сказали подруги Нивареки. Женщины столпились вокруг Матаоры. Уе-тонга сердился, потому что они мешали ему.

— Что вам здесь нужно? — спросил он.

— Мы хотим пригласить чужестранца в деревню и развлечь его.

К этому времени Уе-тонга уже отложил иглу: он видел, что силы Матаоры на исходе. Коричневый мужчина медленно поднялся. Его лицо стало безобразным, оно отекло, из ранок сочилась кровь, но широкие плечи и стройное тело очень понравились женщинам. Ниварека пристально разглядывала незнакомца.

— Это Матаора, — сказала она, — это его набедренная повязка, я сама сплела ее.

Матаора сел, а Ниварека встала поодаль и спросила:

— Это ты, Матаора?

Матаора не видел Нивареки: лицо так распухло, что он не мог открыть глаз, но как только она заговорила, он узнал ее по голосу. Матаора махнул рукой, и Ниварека убедилась, что перед ней ее муж. Она подошла к нему и заплакала от радости.

Наконец татуировка была закончена, раны зажили, и Матаора объявил Нивареке:

— Пора возвращаться в мир над Рарохенгой, туда, где мы жили прежде.

Ниварека взглянула на него и сказала:

— А я думала, мы останемся здесь. Давай спросим отца. Уе-тонга ответил, не задумываясь:

— Пусть Матаора возвращается к себе. А ты, Ниварека, оставайся здесь. — Уе-тонга посмотрел в глаза зятю. — Говорят, в верхнем мире мужья иногда бьют жен.

Матаоре стало стыдно.

— Это больше не повторится, — сказал он. — Теперь я всегда буду таким же добрым, как те, кто живет в Рарохенге.

Уе-тонга улыбнулся:

— Если твои слова идут от сердца, сын мой, иди и уводи с собой Нивареку. В верхнем мире царит тьма, а наша Рарохенга полна света. Возьми у нас частичку света, пусть она осветит твой темный мир.

— Посмотри на мое лицо, — сказал Матаора. — На нем татуировка нижнего мира. Она не сотрется никогда. И никогда не угаснет мое желание мирно жить по законам любви.

Муж и жена вместе отправились в обратный путь. У входа в подземный ход, который вел в верхний мир, они встретили тиваиваку.

— Вам нужны провожатые, — сказал он. — Возьмите с собой сову, попоиу, и летучую мышь, пеку.

— Это невозможно, птицы в лесу Тане заклюют их.

— Попоиа и пека будут летать только ночью, — стоял на своем тиваивака.

Тогда Матаора и Ниварека согласились взять их с собой; сова и летучая мышь указывали им путь, пока они шли по подземному ходу, и с тех пор летают в верхнем мире только ночью. Когда Матаора и Ниварека подошли к Дому четырех ветров, страж спросил Нивареку:

— Что это у тебя в руках?

— Одежда, которую полагается носить в верхнем мире. Больше ничего.

Страж нахмурился.

— Не может быть. Ты хочешь меня обмануть. Я никому не позволю уйти из Рарохенги назад в верхний мир. Путь закрыт. В Рарохенгу могут спускаться только души умерших. Ты несешь плащ ранги-хаупапу? (Ранги-хаупапа — плащ, который Ниварека сплела по образцу плаща Хине-рау-фаранги, дочери Тане, богини — покровительницы овощей.)

— Да, правда, — согласилась Ниварека. Она и в самом деле взяла с собой ранги-хаупапу, чтобы показать женщинам верхнего мира, какую кайму делают на плащах в Рарохенге.

Страж протянул руку, и Ниварека отдала ему ранги-хаупапу. Он развернул плащ. С тех пор яркие узоры ранги-хаупапы сияют во мраке Дома ветров, потому что страж повесил его на стену.

А пока он вешал плащ, Матаора и Ниварека проскользнули в верхний мир. Они вернулись домой и счастливо жили до конца своих дней. Матаора научил мужчин делать татуировку, которую нельзя стереть, а Ниварека научила женщин плести цветную кайму на плащах. Вот как все это было, вот что принесла людям любовь Матаоры и Нивареки, которые жили в те времена, когда мир еще только начинал строиться.

Миру

Атуа Миру покинул нижний мир и пришел в Ао-мараму, где увидел прекрасную молодую девушку Хине-ранги. Хине-ранги жила в доме, который соплеменники построили для нее в стороне от деревни. Миру полюбил Хине-ранги с первого взгляда. Ночью, когда все спали, он тихонько вошел в дом и произнес каракиу, которая обратила к нему сердце девушки. Весь следующий день Хине-ранги казалось, что она видит рядом с собой лицо прекрасного юноши, и ночью, когда Миру прокрался к ней в дом, она радостно открыла ему объятия, забыв обо всем на свете.

Через некоторое время люди увидели, что одинокая молодая женщина знатного рода скоро станет матерью, и отцу Хине-ранги волей-неволей пришлось задать ей несколько неприятных вопросов. А Хине-ранги стояла на марае перед своим отцом — арики, рангатирой, тохунгой — и с гордостью говорила:

— Вы не можете увидеть моего мужа. Мой муж — человек из иного мира.

Хине-ранги отослали домой, и родственники стали размышлять, как поймать самонадеянного юношу, который приходил к Хине-ранги только ночью и уходил, никем не замеченный. Они избрали обычный способ: заделали все щели, чтобы утренний свет не проник в дом, и поймали Миру.

Но вскоре Миру завоевал сердца соплеменников Хине-ранги, и его приняли в общину. Хине-ранги родила сына, Которого назвали Тонга-те-уру, а вслед за ним еще одного ребенка — Уру-макаве. Миру любил жену и детей и все-таки тосковал о своем прежнем доме. Он решил навестить нижний мир и предложил отцу своей жены и всем его соплеменникам пойти вместе с ним. Арики согласился, но потребовал, чтобы Хине-ранги осталась смотреть за детьми.

Отряд отправился в путь в незнакомый мир. Среди путешественников была и Хине-маи-те-уру, младшая сестра Хине-ранги. Когда они пришли в деревню, где жил Миру, их привели в большой дом знаний — фаре-куру. Тут можно было научиться самым разным вещам: игре в веревочку, игре с палочками, искусству управления деревянными куклами, танцующими хаку, и многим другим забавам. Здесь же учили резьбе по дереву. Всему, что пожелаешь, можно было научиться в этом большом доме. И главным учителем был здесь Миру, который знал все на свете.

Тесть Миру понял, как важно приобрести все эти знания, и в уплату за обучение отдал Миру свою дочь Хине-маи-те-уру. Он научился всему, чему сумел, и ушел вместе со своими соплеменниками в верхний мир, но свою младшую дочь, как было условлено, оставил Миру. Хине-маи-те-уру утешала Миру в разлуке с Хине-ранги, а Хине-ранги горько оплакивала мужа, который навсегда остался в нижнем мире.

Конечно, Миру оказался неверным мужем. Но родные Хине-ранги понимали, что многим ему обязаны. Они построили такой же фаре-куру у себя в деревне, и отец Хине-ранги научил всему, что узнал, своего внука Тонга-те-уру, а тот учил потом своих соплеменников. Так был построен на земле первый дом знаний — фаре-кура.

Хине-марама

Двое мальчиков остались сиротами и выросли вместе. Их звали Ранги-руа и Каео. Они жили в доме, который стоял на лесной поляне. Когда мальчики стали взрослыми, одиночество начало тяготить их, они поняли, что могли бы жить совсем иначе, поселись у них в доме заботливая женщина. Ранги-руа, более решительный из двух, отправился в соседнюю деревню и добился благосклонности девушки, которую звали Хине-марама. Она охотно ответила ему взаимностью и с разрешения родителей ушла вместе с ним в лес. Хине-марама оказалась любящей женой и преданно ухаживала за братьями.

Можно себе представить, как горевали Ранги-руа и Каео, когда Хине-марама вдруг заболела и умерла. Братья призвали родственников Хине-марамы, и обряд оплакивания — танги тянулся много дней подряд. Когда они вновь остались одни, Ранги-руа совсем пал духом. Каео старался утешить его.

— Мы оба лишились Хине-марамы, — говорил он, — но есть много женщин, которые согласятся заботиться о нас. Тебе нужно только пойти в другую деревню и выбрать кого-нибудь себе по душе.

— Что ты в этом понимаешь! — сердился Ранги-руа. — Тебе Хине-марама была матерью и сестрой, а мне женой. Разве можно найти другую Хине-мараму!

— Если ты так ее любишь, иди в нижний мир, в Рарохенгу и оставайся с ней, — сказал Каео.

— И пойду! Мрак опустился на Ао-мараму, на наш белый свет, с тех пор как его покинула Хине-марама.

— Если ты пойдешь в Рарохенгу, я пойду с тобой.

Братья приготовили три корзины с едой и отправились в мир неведомого, но к тому времени, когда они пришли в Реингу, у них осталась всего одна корзина. Братья спустились по крутому склону холма, хватаясь за ветки древней похутукавы, и нырнули в воду, где извивались водоросли. Раздался оглушительный удар грома, вода забурлила, они лишились чувств и пришли в себя, когда уже ступили в незнакомый мир. Ранги-руа и Каео увидели деревья, траву, папоротники, глубокую быструю реку.

Братья пошли по берегу реки и вскоре встретили старуху.

— Добро пожаловать! Добро пожаловать, милые гости, — сказала она, приняв их за только что умерших, которым предстоит долгая жизнь в Рарохенге. — Из какого вы племени?

— Нга-пухи.

— Это очень хорошо. Несколько дней назад я как раз встретила здесь молодую женщину нга-пухи и отвела ее домой.

— Как ее звали? — нетерпеливо спросил Ранги-руа.

— Хине-марама.

— Это моя жена. Где она?

— На другом берегу. Вон в той деревне за лесом.

— А как нам перебраться на другую сторону?

— Пройдите еще немного по берегу, а потом крикните перевозчику, он вас перевезет.

Братья поблагодарили старуху и пошли дальше вниз по течению. Вскоре за деревьями показались дома деревни. Ранги и Каео долго звали перевозчика. Наконец от противоположного берега отплыла лодка и направилась к ним. Лодка была крошечная, на веслах сидел демон-уродец.

— Скорее, — нетерпеливо крикнул он, — у меня еще много Дел. Я не стану вас дожидаться.

— Мы не поместимся вдвоем в такой маленькой лодке, — сказал Ранги-руа. — Тебе придется перевозить нас по очереди.

Перевозчик рассердился.

— Ты еще будешь указывать, что мне делать! — гневно воскликнул он. — Духи ничего не весят. Я перевозил на этой лодке по нескольку десятков мужчин и женщин. А ведь после каждой битвы их тут собирается столько, что не сосчитать.

Ранги и Каео переглянулись. Они испугались, как бы перевозчик не догадался, что они живые люди.

— Я сам переплыву реку, — поспешил сказать Ранги-руа. — Ты перевези брата, а я переплыву сам.

Прежде чем перевозчик успел произнести хоть слово, Каео прыгнул в лодку, и Ранги-руа оттолкнул ее от берега. Перевозчик с ворчанием взялся за весла, а Ранги бросился в воду и поплыл. Он достиг берега почти одновременно с лодкой и вместе с братом пошел в деревню.

Едва Ранги и Каео появились в деревне, их окружило множество людей, и братья увидели среди них своего отца Пакиру и мать Торету. А позади отца и матери стояла Хине-марама. Они заплакали все впятером, обливая слезами друг друга. Когда Ранги-руа немного успокоился, он отвел Хине-мараму в сторону. Ее глаза сияли.

— Почему ты так быстро пришел ко мне? — спросила Хине-марама.

— Я пришел, чтобы увести тебя назад, домой.

У Хине-марамы вытянулось лицо:

— О мой муж, мы ведь духи. Духам нельзя возвращаться в Ао-мараму.

— О моя жена, ты узнаешь сейчас удивительную новость. Мы с Каео живые люди. Мы обманули стражей и пришли к тебе, хотя мы люди. Давай войдем в дом. Я не хочу, чтобы нас тут видели.

Братья вошли в дом и открыли свой секрет отцу и матери.

— Вы прошли долгий путь и, наверное, проголодались? — спросила Торету. — Садитесь, разделите с нами первую еду в Рарохенге.

Мать поставила перед сыновьями еду, но они скривились, отвернулись. У пищи был отвратительный вид и тошнотворный запах.

— Не прикасайтесь к еде! — в тревоге воскликнул Пакира. — Если вы съедите хоть кусочек, вы никогда больше не увидите мир света.

— Не бойся, отец, — сказал Ранги. — Мы принесли с собой овощи, выращенные людьми.

Ранги открыл корзинку, где лежала кумара. Глаза Торету наполнились слезами.

— Кумара напомнила мне счастливые дни, когда мы жили в кругу родных, а Ранги и Каео были маленькими. Но мы уже ели то, что положено ваируа — душам мертвых, и теперь не можем есть то, что едят люди. А вы ешьте и дайте поесть Хине-мараме. Она здесь так недолго, что еще ни разу не ела.

Ранги и Каео поели, вышли из дома и попрощались с родителями и родственниками, которые собрались в честь их приезда. Потом Рапги-руа и Хине-марама сели в лодку.

— Что это вы затеяли? — спросил перевозчик с удивлением.

— Мы хотим, чтобы ты перевез нас на ту сторону.

— Я никогда не перевожу на ту сторону. Моя обязанность — перевозить души мертвых на эту сторону.

— Но я-то не дух. Я живой человек.

Перевозчик вцепился в плечо Ранги, ощупал его руки, ноги, похлопал по животу.

— Да, ты человек, — сказал он. — Тебе нечего здесь делать. Я перевезу тебя на ту сторону. Торопись и больше сюда не возвращайся.

Когда они подплыли к противоположному берегу, Ранги-руа вышел из лодки и протянул руку, чтобы помочь Хине-ма-раме.

— Эта женщина останется здесь. Она ваируа, — сказал перевозчик.

— Нет, она еще не прикасалась к пище ваируа, — заспорил Ранги. — Это моя жена. Она пойдет со мной.

Хине схватила мужа за руку и хотела выйти из лодки, но перевозчик вцепился в ее ногу. Ранги тянул Хине к себе, перевозчик — к себе. К Ранги присоединился Каео, который переплыл реку, они вместе тянули Хине, а Ранги к тому же еще поднял ногу и толкнул лодку. Перевозчик испугался, что лодка перевернется, и разжал руку — Хине оказалась на берегу.

Братья и Хине бежали вверх по берегу реки. Они встретили старуху, которая посмотрела па них слезящимися глазами и прокаркала:

— Вы возвращаетесь втроем? Ну что ж. Пойдемте, я покажу вам дорогу.

Беглецы поспешили за ней и наконец добрались до того места, где неустанно вздымались и опускались волны и колыхались водоросли. Сквозь толщу воды они уже видели манящие лучи солнца. На какой-то миг им снова стало холодно и страшно. Братья крепко держали Хине-мараму. Прошло немного времени — и они услышали всплеск воды и почувствовали жаркий поцелуй солнца и ветра.

Но дома Ранги ждало еще одно дело. Хине-марама не была ни женщиной, ни ваируа.

— Выкопай мое тело и вымой его, — сказала мужу Хине-марама, — тогда моя душа вернется в мертвое тело, оживит его, и я снова стану твоей женой.

Так ожила Хине-марама.

Хуту и Паре

Люди никогда не забудут Хуту, потому что он безвинно погиб из-за женщины, но благодаря своей ловкости сумел убежать из нижнего мира. Хуту был красивым юношей и искусным метателем дротика. Однажды во время праздника он пришел в соседнюю деревню, где молодые мужчины состязались в силе и ловкости, и победил всех.

Но Хуту не знал, что пока он метал дротик, с него не спускала глаз девушка по имени Паре, которая принадлежала к такому знатному роду, что ей не разрешали выходить из дома, окруженного высокой изгородью, где ее днем и ночью охраняла стража.

Прекрасный незнакомец пленил ее сердце. И когда под конец состязаний дротик Хуту упал недалеко от дома Паре, она быстро выбежала за ограду, схватила его и убежала назад. Хуту подошел к двери и попросил Паре отдать дротик. Но она не отдала и пригласила его войти в дом. Поступок Паре ясно говорил, что она любит Хуту, — девушке знатного рода так и полагалось вести себя в подобных обстоятельствах, — но Хуту отверг ее любовь и в оправдание сказал, что боится гнева ее родных, если нарушит наложенное на нее табу. Паре немедленно тряхнула головой и сказала, что родные никогда не станут ей противоречить. Тогда Хуту признался, что не может ответить на ее любовь, так как у него есть жена и двое детей. Вне себя от стыда и горя Паре молча отдала Хуту дротик, закрыла за ним дверь и, как только осталась одна, наложила на себя руки.

В доме так долго не раздавалось ни звука, что стража в конце концов вошла внутрь и нашла свою хозяйку мертвой. Кто-то видел, как Хуту разговаривал с Паре. Разгневанные жители деревни схватили Хуту и недолго думая приговорили к смерти. Хуту клялся, что не прикасался к Паре, что отверг ее любовь, но все его мольбы оказались напрасны. Когда Хуту понял, что его ждет смерть, он попросил отложить казнь на три дня. После недолгих споров старейшины согласились выполнить его просьбу. Хуту отвели в небольшой дом и заперли в одиночестве.

Тогда рангатира Хуту вспомнил заклинания, которые произносил тохунга его племени у смертного ложа арики. Он начал повторять заклинания, выбирая самые сильные. И вскоре его душа, ваируа, рассталась с телом: бездыханная плоть Хуту осталась лежать на полу, а ваируа отправилась в Реингу. Ваируа миновала стражей и достигла нижнего мира, где души умерших выполняют свою повседневную работу. Хуту долго искал Паре. Но ему сказали, что она ушла в дом, который ей отвели, и не хочет разговаривать и видеться с другими ваируа.

Хуту вспомнил о своих земных подвигах и придумал, как выманить Паре из дома и вернуться вместе с ней в верхний мир. Он попросил двух молодых людей помочь ему обрубить сучья и ободрать кору с высокого дерева. К верхушке дерева Хуту привязал крепкие плетеные веревки и велел своим помощникам натянуть их, чтобы дерево согнулось, как лук. Потом Хуту и еще один юноша влезли на вершину согнутого дерева, крепко обхватили ствол руками и повисли. По команде Хуту помощники отпустили веревки, дерево распрямилось, двое мужчин взлетели высоко в воздух и без труда опустились на землю. Новая забава понравилась всем, все хотели принять в ней участие. Смех и крики заставили Паре выйти из дома — ей захотелось узнать, что случилось. Некоторое время она стояла и смотрела на мужчин, а потом ее глаза встретились с глазами Хуту. Она улыбнулась, подошла к нему и сказала:

— Я тоже хочу покачаться на дереве. Только посади меня, пожалуйста, рядом с собой, чтобы я могла за тебя держаться.

Хуту и Паре вместе вскарабкались на дерево, и Паре крепко обняла своего возлюбленного.

— Тяните! Тяните! — закричал Хуту своим помощникам. — Еще! Пусть вершина коснется земли!

Помощники тянули за веревки, неподатливое дерево потрескивало, но наконец его вершина коснулась земли.

— Отпускайте! — закричал Хуту.

Помощники отпустили веревки, дерево распрямилось и подкинуло Хуту и Паре почти под потолок Реинги. Хуту и Паре летели все выше и выше, потолок нижнего мира становился все ближе и ближе, уже показались корни травы и сорняков, корни больших деревьев, которые проникли в Реингу сквозь слой почвы. Хуту ухватился за корень дерева, а Паре повисла у него на шее. Полет окончился, Хуту и Паре пролезли наверх сквозь трещины в земле и оказались в мире, залитом солнечным светом. Держась за руки, они прошли через лес и увидели деревню, где жила Паре. Обе их души вернулись каждая в свое тело, и Хуту и Паре, живые и невредимые, предстали перед людьми. В деревне устроили большой праздник. Хуту простили и отпустили домой.

Что было потом, неизвестно, но смерть, которую вместе пережили Паре и Хуту, наверное, сблизила их сердца, потому что Хуту через некоторое время вернулся и женился на Паре. Они жили вместе, и у них было много детей.

Может быть, Хуту навещал иногда свою первую жену, но Паре стала будто частью его самого. Вот почему Хуту с тех пор называют Паре-Хуту.

Путаваи

Ветенга пошел в лес на охоту с тремя самыми близкими друзьями. Но после полудня Ветенга отстал от них. Сначала они перекликались, чтобы не потерять друг друга, а потом Ветенга перестал слышать их голоса. Он так увлекся охотой на птиц, что забыл обо всем на свете. Через некоторое время Ветенга понял, что заблудился, и с облегчением услышал, что его снова кто-то зовет. Он поспешил на голос и внезапно оказался лицом к лицу с человеком огромного роста, которого никогда прежде не видел.

— Кто ты такой? — спросил незнакомец.

— Меня зовут Ветенга.

— Что ты здесь делаешь?

— Я потерял своих друзей. А теперь ищу их.

— Иди за мной. Я отведу тебя к ним.

Незнакомец шел так быстро, что Ветенга с трудом за ним поспевал. Но вскоре Ветенга забеспокоился: он не понимал, почему они идут то в одну сторону, то в другую; от бесчисленных поворотов у него закружилась голова. Он споткнулся о выступающий корень, захромал и прислонился к стволу дерева. В тот же миг его провожатый обернулся, вырвал из земли куст с гибкими ветвями, оторвал корни и лозой привязал Ветенгу к дереву. А потом принялся осыпать его насмешками:

— Хорошо, что ты не догадался, кто я, а то тебе вряд ли захотелось бы пойти со мной. Меня зовут Хири-тото. Я ваируа, мне нужна молодая женщина, потому что я проголодался.

— А я зачем тебе понадобился? — спросил Ветенга и попытался освободиться от пут.

— Ты, мой дорогой, будешь приманкой. Ты такой красавец. Одна девушка в па очень огорчится, когда узнает, что ты не вернулся домой. Я думаю, она скоро отправится тебя искать.

Ветенга вздрогнул. Он знал, что Хири-тото сказал правду. Путаваи горячо любила его, а он горячо любил Путаваи. Конечно, она пойдет его искать, когда узнает, что все пришли, а он нет.

Ждать пришлось долго. Охотники вернулись домой и постарались успокоить Путаваи:

— Нет, Ветенга не пришел с нами. Мы разделились, но Ветенга такой ловкий охотник! Не тревожься, наверное, он ушел дальше, чем собирался. Он скоро вернется.

Но Ветенга не вернулся ни в тот вечер, ни на следующий. Через два дня его друзья отправились на поиски, и Путаваи пошла с ними. Она тоже отстала от остальных. Путаваи долго шла по лесу, устала и захотела пить. Она нагнулась, чтобы напиться из ручья, но услышала чей-то смех и тут же выпрямилась.

Смеялся Хири-тото. Не говоря ни слова, он одной огромной рукой схватил Путаваи и, как она ни сопротивлялась, бросил себе на плечо и поднялся в воздух. Они летели над верхушками деревьев и опустились на землю в незнакомой долине. Хири-тото с Путаваи на плече вошел в какую-то глубокую темную расселину. Дневной свет померк, и Путаваи лишилась чувств. Она пришла в себя, только когда забрезжил непривычный свет Рарохенги. Только тогда Путаваи открыла глаза и увидела, что вокруг нее толпятся ваируа с бледной кожей и рыжими волосами, как у демонов патупаиарехе. Хири-тото снова засмеялся.

— Ну, что вы скажете об этой лакомой голубке? — спросил он своих друзей. — Не спускайте с нее глаз, пока я не разведу огонь.

Хири-тото исчез, а над Путаваи наклонился какой-то добрый ваируа огромного роста. По его глазам было видно, что он жалеет Путаваи. Великан выпрямился и повернулся к остальным:

— Что вы стоите? Идите, помогите Хири-тото собрать хворост.

Ваируа торопливо ушли. А новый друг Путаваи улыбнулся, снова наклонился над девушкой и развязал веревки, которыми опутал ее Хири-тото, чтобы принести в нижний мир.

— Меня зовут Маноа, — сказал великан. — Мне не нравится пища, которую так любят Хири-тото и его друзья. Я здесь совсем один, я хочу взять тебя в жены. Пойдешь со мной?

Путаваи знала, что, если она скажет нет, ей больше никогда не увидеть солнца, и она решила, что лучше быть женой ваируа, чем мясом, которое сварят в уму, земляной печи. Путаваи обхватила руками шею Маноа и снова понеслась по воздуху. Через некоторое время Маноа и Путаваи опустились в ужасном месте нижнего мира — около дома прокаженных. И хотя на прокаженных нельзя было смотреть без отвращения, они смешались с толпой несчастных. Не прошло и часа, как Хири и его друзья тоже прилетели к прокаженным. Они были в ярости оттого, что упустили добычу, и хотели расправиться с беглецами. Прокаженные изо всех сил старались помешать им, но не могли справиться с Хири-тото — слишком они были немощны. Тогда Маноа схватил Путаваи, вновь поднялся в воздух и полетел к слепым ваируа. Но Хири-тото с друзьями настиг их и здесь, и Маноа ничего не оставалось, как отправиться в свою родную деревню. Все жители деревни встали на его защиту и так быстро прогнали Хири-тото, что Маноа понял: надо было сразу прилететь сюда, а не искать помощи у прокаженных и слепых. Разделавшись с Хири-тото, Маноа женился на Путаваи, и она примирилась, насколько могла, с тем, что живет среди духов в чужом мире под землей.

Друзья нашли Ветенгу, когда он был на пороге смерти. На Ветенгу страшно было смотреть, потому что лоза, которой Хири-тото привязал Ветенгу к дереву, жестоко изранила его, к тому же он долго оставался без воды и пищи. Друзья развязали Ветенгу и принесли в па, но прошло несколько недель прежде, чем он поправился. Ветенга не мог забыть, как Хири-тото схватил его возлюбленную, эта ужасная сцена все время стояла у него перед глазами. К тому времени, когда Ветенга выздоровел, он уже знал, что ничем не может помочь Путаваи. Хири-тото унес ее в нижний мир, куда не мог проникнуть ни один смертный. Но к Ветенге вернулись силы, он начал работать и веселиться вместе со всеми жителями деревни, и постепенно печальное событие изгладилось из его памяти и его скорбь утихла.

Однажды он увидел незнакомую женщину.

— Здравствуй, — сказал он. — Как тебя зовут?

— Путаваи.

— Неправда. Путаваи была моей возлюбленной, но ее съел ваируа.

Женщина подошла поближе:

— Посмотри на меня, Ветенга. Неужели ты больше меня не любишь?

Ветенга поспешно отступил назад:

— Нет, нет! Ты ваируа. Ты хочешь обмануть меня.

Путаваи снова приблизилась к Ветенге и положила руку ему на плечо:

— Обними меня, Ветенга. Обними и посмотри получше. Я не ваируа. Я твоя Путаваи. Я пришла к тебе из нижнего мира.

Когда Ветенга наконец понял, что Путаваи вернулась, радости его не было конца. Ветенга и Путаваи тут же поженились, но жизнь в нижнем мире не прошла даром для Путаваи. Дома во мраке ночи Путаваи рассказала Ветенге обо всем, что случилось с ней в Рарохенге, обо всем, кроме того, что несколько месяцев она была женой ваируа Маноа.

Однажды ночью Ветенгу разбудил плач. Плакал новорожденный ребенок. Внезапно плач прекратился. Ветенга пошарил в темноте рукой. Он отыскал жену, а потом его рука наткнулась на тельце ребенка, который перестал плакать, потому что Путаваи дала ему грудь.

— Это мой ребенок, — с гордостью сказала Путаваи.

— Твой? — недоверчиво переспросил Ветенга.

— Да. Это ребенок мой и Маноа. Я не сказала тебе, потому что боялась, что ты будешь ревновать, но я больше не могу прятать его от тебя.

— Почему я ничего не знал о нем раньше? С кем ты оставляешь его днем?

— Тебе не о чем беспокоиться, муж мой. Перед рассветом Маноа приходит и забирает его. Мой ребенок — ваируа, ему нечего делать в этом мире.

Но Ветенга не мог успокоиться. Ни один уважающий себя мужчина не стал бы терпеть, чтобы к нему в дом каждый день являлся ваируа, как является к нему Маноа! Ветенга схватил таиаху, сел у двери и решил дождаться Маноа, но под утро он задремал, а потом уснул. То же самое произошло на следующую ночь и на следующую, и Ветенга понял, что его усыпляют заклятия ваируа.

Днем, когда Ветенга расспрашивал Путаваи, она смеялась и говорила, что ребенок ему приснился, и при ясном свете дня опасения Ветенги в самом деле казались глупой смешной выдумкой. Но по ночам в доме плакал ребенок, и Ветенга готовился к сражению с ваируа, а на заре засыпал.

Через некоторое время ребенка отняли от груди. Ветенга забыл о своих подозрениях, как о дурном сне, и счастливо жил с Путаваи. У него родилось много детей, и каждый из них мешал ему спать гораздо больше, чем младенец из мира духов.

Подвиги героев

Приключения Мауи

Далеко в океане колыбель из морских водорослей поднималась и опускалась на волнах. Над ней кружили и кричали морские птицы. В колыбели лежал младенец, запеленутый в волосы матери, и ничто, кроме водорослей, не защищало его от птиц и хищников океана. В колыбели лежал Мауи, малютка Мауи, обернутый в волосы своей матери Таранги. Мауи — пятый, нежеланный сын, которого мать завернула в прядь своих волос и бросила в море.

Но море в конце концов выбросило колыбель на берег, и когда она оказалась на песке, птицы осмелели, и мухи гроздьями облепили колыбель. Водоросли высохли и искрошились, мухи добрались до нежной кожи младенца, и он заплакал. Великий Тама из поднебесья, чей дом стоял высоко на скалах, услышал плач. Он подбежал к колыбели и увидел среди спутанных волос ребенка. Взглянув на посиневшее тельце Мауи, Тама не поверил своим глазам. Осторожно прижимая ребенка к себе, Тама поспешил домой, а дома подвесил его под стропилами, где ребенок слегка раскачивался взад и вперед и, согретый струей теплого воздуха, поднимавшегося от очага, начал смеяться и размахивать руками.

Так во время первого своего приключения Мауи спасся от смерти благодаря дружелюбию водорослей и старца, который жил в поднебесье. Мауи подрастал, и старый Тама охотно делился с ним своей мудростью. С помощью Тамы Мауи изучил повадки птиц и их язык, хитрые уловки рыб, научился играть в детские игры и узнал, о чем думают старики, когда сидят по вечерам вокруг огня. Мауи рос высоко в горах и узнал много интересного о странных созданиях, которые обитали в горных лесах; он выучил заклинания, с помощью которых сумел подружиться с ними. И, наконец, он узнал, где живет его мать.

— А теперь я вернусь к своему племени, — однажды сказал Мауи.

— Да, ты вернешься к своему племени, — с грустью подтвердил Тама. — Ты покинешь старика, который научил тебя разным премудростям. Ты совершишь немало замечательных подвигов и встретишь на своем пути только одно неодолимое препятствие. Тебя ждет много приключений, но твое последнее деяние затмит все предыдущие, хотя ты проиграешь последнюю битву. Нет, сын мой, я не скажу тебе, что это за битва. Хорошо, что ты будешь в ней участвовать, и неважно, что ты ее проиграешь. Мы будем все побеждены в этой битве… Но память о тебе, Мауи, сохранится навеки. А теперь торопись, сын мой, мир ждет тебя.

Мауи помчался бегом по песчаным дюнам. Он поднимался на холмы и спускался в долины и шел все дальше и дальше на запад. Наконец, далеко впереди он разглядел дом и тонкий завиток дыма над крышей. Всем своим существом он почувствовал, что это дом его матери. Начало темнеть, но он шел по лесу в ту сторону, откуда доносилась песня. Когда Мауи оказался у двери, стало совсем темно. Он заглянул внутрь и увидел, что на земле горит огонь, а в доме плавают кольца дыма. Мауи, как тень, проскользнул внутрь и, никем не замеченный, сел позади одного из своих братьев. В это время мать подошла к детям и сказала:

— Тот, кого я назову, пусть встанет, и мы будем танцевать. Мауи-таха! — Старший сын встал. — Вот мой первенец. Мауи-рото! Вот мой второй сын. Мауи-пае! Вот третий. Мауи-вахо! Вот четвертый. Все мои сыновья готовы танцевать.

Тогда малыш Мауи встал и вышел из мрака на свет.

— Я тоже Мауи, — сказал он.

Мать посмотрела на него с удивлением.

— Нет, нет, ты не Мауи. Все мои сыновья здесь, дома. Я сама их пересчитала.

— Я — Мауи, — стоял на своем мальчик. — А они — мои братья. Вот посмотри, я знаю, как их зовут: Мауи-таха, Мауи-рото, Мауи-пае, Мауи-вахо. И я тоже пришел к тебе, я малыш Мауи.

— Я тебя никогда не видела, — ответила мать, а Мауи-таха, Мауи-рото, Мауи-пае и Мауи-вахо уставились на брата. — Нет, малыш, ты не Мауи. Откуда ты взялся?

— Из моря. Волны были моей колыбелью, рыбы и птицы хотели сожрать меня, но я был запеленут в волосы моей матери.

Мать взяла горящую щепку и поднесла к лицу Мауи.

— Как меня зовут? — вдруг спросила она.

— Тебя зовут Таранга, ты моя мать.

Тогда Таранга наклонилась и обняла Мауи.

— Ну конечно, ты мой маленький Мауи, — сказала она. — Теперь ты снова со мной. Ты будешь пятым Мауи, и мы будем называть тебя Мауи-тикитики-а-Таранга — Мауи, что был запеленут в волосы Таранги. Ты будешь жить здесь, со своими братьями, и снова станешь моим маленьким сыном.

Появление Мауи-тикитики-а-Таранга стало сущим наказанием для четырех братьев. Когда они запускали змеев, выше всех взлетал змей малыша Мауи. Когда они играли в салки, быстрее всех бегал Мауи. Когда они бросали дротики, дальше всех летел дротик Мауи, который был сделан из папоротника. Когда мальчики состязались, кто дольше может не дышать, победителем всегда оказывался Мауи. Когда они плавали и ныряли, храбрейшим всегда был Мауи. Мауи дружил со всеми лесными обитателями и с помощью заклинаний, которым его научил Тама, мог в любую минуту превратиться в птицу и улететь от рассерженных братьев.

Глупые и неповоротливые братья ненавидели Мауи за ловкость и удачливость, за то, что он постоянно поднимал их на смех. Но ненависть братьев не трогала Мауи. Подразнив их, он уходил в лес и играл с птицами. Только одна мысль тревожила его. Он ни разу не видел отца. Ночь за ночью Мауи засыпал на полу около матери, а утром, когда он просыпался, ее уже не было, и она не появлялась до самого вечера.

— Куда наша мать уходит каждый день? — спросил он у братьев.

— Откуда мы знаем? — ответили они.

— Вы живете здесь дольше меня!

— Может быть, она уходит на север, а может, на юг, или па восток, или на запад. Какое нам дело! — отговорились братья.

Мауи понял, что они ничего ему не скажут, и решил узнать сам.

Однажды вечером Мауи притворился спящим, а когда услышал ровное дыхание матери и уверился, что она спит, подкрался к ней, взял ее красивый пояс и набедренную повязку и спрятал под свою циновку. Потом он обошел окна и закрыл их так плотно, что не осталось ни щелочки, через которую утренний свет мог проникнуть в дом.

Рано утром мать проснулась и встала посмотреть, не рассвело ли. Снаружи облака уже окрасились в розовый цвет, но в доме не пробился ни один луч света. Мать снова легла и уснула. Когда она проснулась во второй раз, в доме по-прежнему было темно, но снаружи уже пели птицы. Таранга вскочила, распахнула окна и увидела, что все вокруг залито солнечным светом. Она протянула руку за поясом и повязкой, но не нашла их. В ту же минуту, не тратя времени на поиски, она набросила на плечи старый плащ и выбежала за дверь.

Резкий свет разбудил Мауи, он выскользнул из дома и побежал за матерью. Вскоре он увидел, как она наклонилась и подняла кусок дерна. Под дерном оказалась большая дыра. Таранга без труда пролезла в нее и положила дерн на место.

Тогда Мауи догадался, что его мать проводит свои дни в полумраке нижнего мира. Он побежал назад к братьям.

— Я узнал, куда уходит мать! — крикнул он. — Она уходит к нашему отцу в нижний мир. Давайте пойдем за ней!

— Какое нам дело, куда она уходит? — сказал один из братьев, и остальные тут же согласились с ним: — И правда, какое нам дело? Наш отец — Ранги, Небо, наша мать — Папа, Земля.

— Тогда я пойду один, — сказал Мауи. — Таранга — моя мать. Она приносит нам еду, она остается с нами на ночь, она любит нас. Я хочу разыскать ее.

Мауи достал материнский пояс и плащ и надел на себя. Братья не спускали с него глаз. Мауи вдруг стал совсем маленьким, и на том месте, где он стоял, братья увидели красивого голубя. На груди голубя сиял белоснежный пояс, а мягкие переливы перьев напоминали расцветку набедренной повязки Таранги. Голубь взмахнул крыльями, и братья не могли удержаться от восторженных криков. Голубь взмыл над деревьями и полетел к тому месту, где обрывался след Таранги. Мгновение спустя он приподнял кусок дерна и исчез под землей.

Мауи летел по извилистому подземному ходу, который вел в нижний мир. Он то поджимал крылья, когда ход сужался, то снова расправлял их и наконец достиг таинственной страны, куда не заглядывало солнце и не залетал ветер. Там росли высокие деревья с пышными кронами, но даже легчайшее дуновение не нарушало покоя их листьев. Мауи подлетел к одному из деревьев и опустился на нижнюю ветку.

Несколько мужчин и женщин прошли мимо. Двое остановились и сели под деревом. Мауи узнал мать и догадался, что мужчина рядом с ней — его отец. Он схватил клювом ягоду и бросил на голову отца.

— Наверное, это птица уронила ягоду, — сказала мать.

— Нет, — возразил отец. — Ягода созрела, ей пришло время упасть.

Тогда Мауи сорвал гроздь ягод и швырнул в отца и мать. Они вскочили, а к ним уже подбегали люди, которые увидели голубя. Он был так непохож на птиц нижнего мира с тусклыми грязно-серыми перьями! Мужчины стали бросать камни, чтобы согнать с ветки красавца голубя. Мауи увертывался, подвигаясь то в одну сторону, то в другую.

Наконец отец Мауи тоже бросил камень. Голубь тут же ринулся вниз и забил крыльями у его ног. Голубь рос на глазах, он уже не походил на птицу, он стал высоким, стройным, и через мгновение перед отцом стоял юноша в красивом плаще, наброшенном на плечи, и с белым поясом, сияющим на его коричневом теле.

Мать узнала сына.

— Это не Мауи-таха, мой первенец. И не Мауи-рото, мой второй сын. И не Мауи-пае, мой третий. И не Мауи-вахо. Это малыш Мауи, мой младший сын, это Мауи-тикитики-а-Таранга, — сказала она и крепко прижала его к груди. — Это ребенок, которого мне вернули волны и ветер. Он принесет в наш мир радость и горе, он покорит солнце и, может быть, одолеет даже смерть.

Над Мауи совершили обряд тохи, и заклинания, которые были произнесены во время этого обряда, помогли Мауи стать храбрым и непобедимым воином.

Малыш Мауи жил с родителями и радовался, а голуби, которые порхали в кустах, тоже радовались, потому что их перья теперь переливались теми же цветами, что и плащ Таранги.

Но Макеа-ту-тара, отец Мауи, и Таранга, его мать, грустили, потому что во время обряда наречения имени произнесли не все заклинания. И они знали, что последний, величайший подвиг Мауи не принесет счастья людям: Мауи не сумеет победить богиню смерти.

* * *

Когда Мауи освоился с новой жизнью, он заметил, что в нижнем мире каждый день старательно готовят пищу, а потом уносят неизвестно куда. Мауи всегда хотелось понять, что делается вокруг.

— Для кого готовят эту еду? — спросил он.

— Для твоей бабушки Мури-ранги-фенуи.

— Знаю, знаю, мне рассказывали про нее, — сказал Мауи. — Я хочу сам отнести ей еду.

Мауи взял корзинку и отнес в сумрачное подземелье, где жила бабушка, но не отдал ей корзинку, а поставил в темный угол, где ничего нельзя было разглядеть. Каждый день Мауи относил корзинку с едой и прятал, пока, наконец, Мури основательно не проголодалась.

— Где моя еда?! — гремел ее голос под сводами пещеры. — Кто посмел взять мою еду?!

Мауи стоял неподвижно, а бабушка пыталась определить по запаху, где ее еда.

— Если я поймаю этого разбойника, я его съем! — воскликнула старуха.

Она повернулась на юг и понюхала воздух, но не почувствовала запаха человека. Она повернулась на север — тоже ничего. Повернулась на восток — снова ничего. Наконец, Мури повернулась на запад и потянула носом воздух.

— О-го-го! — закричала она. — Я чую его. Что делает безмолвный кусок человечьего мяса в нашем заброшенном мире? — Она снова понюхала воздух. — Это ты, Мауи, мой младший внук? — спросила она.

— Да, это я, Мауи-тикитики-а-Таранга.

— Скажи-ка, малыш Мауи, почему ты отнимаешь у меня еду? Что тебе нужно, малыш Мауи?

— Мне нужна твоя челюсть, бабушка Мури, — ответил Мауи. — Отдай мне челюсть, тогда я отдам еду и оставлю тебя в покое.

Мури задумалась.

— Отдай мне еду, Мауи, — раздался снова громовой голос бабушки. — Отдай мне всю еду. Я уже старая. Мне больше не нужна челюсть. Возьми мою челюсть, она скоро тебе пригодится.

Мауи бесстрашно приблизился к бабушке. Он взял священную челюсть Мури и тут же ушел домой к отцу и матери. Мауи спрятал челюсть под циновку и никому не показывал, пока она ему не понадобилась.

* * *

Мауи вырос и стал мужчиной. Он женился на женщине из верхнего мира и устроил свой дом в деревне, где жили братья. Каждый день Тама-солнце одним прыжком вскакивал на небо, быстро пробегал от одного края до другого и исчезал. Люди едва успевали съесть наскоро приготовленную еду, как снова становилось темно. Жители верхнего мира сердились, что дни так коротки, а ночи длинны, но никто и подумать не смел, что этот распорядок можно изменить. Только Мауи, провожая глазами бегущее солнце, старался придумать, как задержать его на небе, и в конце концов придумал.

— Дни слишком коротки, — сказал он братьям.

— Очень коротки! Мы никогда не успеваем довести до конца ни одного дела, а веселимся всегда в темноте, — откликнулись братья.

— Надо удлинить дни, — объявил Мауи. Братья засмеялись.

— По-твоему, солнце можно изловить, как птицу, когда она сидит на ветке? — спросили они.

— Да, — решительно заявил Мауи. — Я поймаю его в сеть, как птицу.

Братья засмеялись еще громче:

— Может, ты сам бог, если думаешь, что можешь взглянуть в лицо сияющему богу-солнцу?

У Мауи засверкали глаза.

— Я многое могу! Что-то вы слишком быстро об этом позабыли! Могу я или нет превратиться в птицу? Я или не я сильнее всех мужчин? А кому принадлежит волшебная челюсть Мури, нашей бабушки? Завтра мы отправимся в путь, мы пойдем туда, где встает солнце, сделаем сеть из крепких веревок, поймаем солнце и заставим служить нам.

— Веревки сгорят. Он разорвет их, как паутину. Огонь его гнева испепелит нас, — не соглашались братья.

— Скажите женам, чтобы принесли лен, мы сейчас же начнем вить веревки, — стоял на своем Мауи, и глаза его так сверкали, что братья испугались и начали плести веревки.

Когда веревки были готовы, Мауи достал волшебную челюсть и пошел туда, где восходит солнце, а братья взяли веревки и пошли за ним. Днем они все вместе прятались, а ночью быстро двигались вперед и наконец дошли до конца света. Братья сложили из глины длинную стену, за которой можно было укрыться от палящего солнца. С каждой стороны стены они построили дом из веток, в одном доме спрятался Мауи, в другом — братья. На том месте, где всходило солнце, братья разложили большую веревочную петлю и прикрыли ее ветками и зелеными листьями.

Наконец солнце засияло в полную силу. Братья ухватились за концы веревочной петли.

— Держите крепче! — прошептал Мауи. — Подождите, пока Тама просунет в петлю голову и тело. Готово! Тяните!

Братья потянули. И — чудо из чудес! — они тянули за веревку, а петля вокруг тела Тамы затягивалась все туже. Солнце уже дрожало от боли, а братья все тянули и пели песню о крепких веревках, натянутых, как тетива. Таме казалось, что его тело сжимает огненный пояс. Он видел стену, дома из веток и веревки, протянутые от его тела к дверям одного из домов. В гневе Тама метался из стороны в сторону. Он схватил веревки и попытался их разорвать, но не смог. Тама колотил ногами по земле, а натянутые веревки гудели, будто насекомые летом в кустах. Братья перехватывали веревку и дышали так тяжело, что, несмотря на громкие крики Тамы, слышен был каждый их вздох.

Мауи выскочил из хижины, сжимая в руке челюсть Мури, и побежал, прячась за стеной. Внезапно он выпрямился и со всего размаха вонзил челюсть в голову Тамы. Мауи наносил удар за ударом, и воздух содрогался от воплей Тамы. Он уронил голову на грудь, а братья Мауи подтянули ослабевшую веревку. Удары Мауи обрушивались на Таму с таким грохотом, что казалось, будто падают горящие деревья. Тама упал на колени и попросил пощады.

Тогда братья отпустили его, потому что силы оставили тяжело израненного Таму. Он уже не мог в несколько прыжков проделать свой обычный путь, еле-еле передвигался он по небу и передвигается так до сих пор.

* * *

У Мауи был пытливый ум, он постоянно задавал вопросы, но редко удовлетворялся ответами, которые получал.

— Откуда взялся огонь? — спросил он однажды.

— Взялся, и все, — нетерпеливо ответили братья. — Зачем тебе это знать? Если у нас есть огонь, не все ли равно, откуда он взялся?

— А что будет, если огонь погаснет?

— Мы не дадим ему погаснуть. А если случится такая беда, мать знает, где его добыть, только она никому этого не скажет.

В тот же вечер, когда деревня уснула, Мауи выскользнул из дома и тайком обошел все очаги, где в темноте мерцал огонь. Без лишнего шума он залил их водой и подождал, пока угасла последняя искра.

Как только на небе появились первые лучи солнца, Мауи позвал слуг:

— Я голоден. Сварите что-нибудь, да побыстрее.

Слуги побежали к очагу, но нашли только кучку серого пепла. В деревне поднялся переполох, слуги бегали взад и вперед и громко кричали. Мауи не выходил из дома и с улыбкой прислушивался к тому, что делается в деревне. До него долетали звуки голосов с марае. Он слышал, как его мать приказала слугам спуститься в нижний мир и принести огонь.

Мауи завернулся в плащ из страусовых перьев и пошел на марае. Слуги в ужасе жались друг к другу: они боялись спускаться в нижний мир.

— Я пойду за огнем, — сказал Мауи. — Как мне найти страну мрака? Кто там хранит огонь?

Таранга с недоверием взглянула на сына:

— Раз никто больше не соглашается, придется моему младшему сыну отправиться за огнем. Ты пойдешь по дороге, которую я тебе покажу, и придешь к дому твоей прародительницы Махуики. Это она хранит огонь. Если Махуика спросит, как тебя зовут, скажи, кто ты. Будь осторожен. Разговаривай с ней почтительно, сын мой. Мы все знаем, как храбр Мауи-тикитики-а-Таранга, но твоя прародительница — могущественная женщина, не вздумай обманывать ее, не то она накажет тебя.

Мауи ухмыльнулся и немедленно отправился в путь; он шел таким размашистым шагом, что скоро ступил в сумрачную страну, где жила богиня огня. Мауи подошел к красивому дому, богато украшенному резьбой и створками ракушек, которые сверкали в темноте, как глаза в отблесках пламени. До его ушей донесся скрипучий голос старой женщины, похожий на потрескивание сучьев в костре.

— Что это за смертный так отважно разглядывает дом богини огня?

— Мауи.

— У меня пять внуков по имени Мауи. Это Мауи-тикитики-а-Таранга?

— Да, это я.

Старуха радостно засмеялась:

— Что тебе нужно от бабушки, самый младший Мауи?

— Мне нужен огонь, я хочу принести огонь моей матери и братьям.

— Хорошо, Мауи, я дам тебе огонь.

Махуика сорвала с пальца ноготь, который тут же загорелся ярким пламенем.

— Неси осторожно мой ноготь и разожги костер у себя в деревне.

Мауи взял ноготь, отошел немного от дома Махуики, бросил ноготь на землю и затоптал огонь. А потом вернулся назад.

— Вот так-так, это опять Мауи! — воскликнула старуха. — Что тебе нужно на этот раз?

— Мне нужен огонь. Я не донес ноготь. Пламя погасло.

Махуика нахмурилась.

— Значит, ты был недостаточно осторожен, внук мой. Я дам тебе еще один ноготь, но смотри, прикрывай пламя рукой.

Мауи взял горящий ноготь. Он отошел на такое расстояние, чтобы Махуика не могла его увидеть, затоптал пламя а вернулся назад. Богиня огня нахмурилась и с ворчанием дала ему еще один ноготь.

Пять раз Мауи уходил с огнем и пять раз возвращался с пустыми руками. Десять раз уходил Мауи и десять раз возвращался ни с чем. Махуика отдала ему все ногти с пальцев на руках. Уступая просьбам Мауи, она отдала ему ноготь с пальца ноги, но хитрец Мауи вскоре вернулся за следующим. Пять раз он уходил и пять раз возвращался с пустыми руками. Девять раз он уходил и девять раз возвращался ни с чем.

Наконец, терпение Махуики истощилось. Подземный огонь окутал ее дом, и Мауи пришлось прокладывать себе путь сквозь дым и пламя, которые вырывались из двери и из окон. Глаза Махуики сверкали, будто молнии на черном небе. Она сорвала последний ноготь и бросила в Мауи. Он не долетел до Мауи, по когда ноготь коснулся земли, раздался оглушительный грохот, как будто загремел гром, и Мауи понял, что его сейчас настигнет огненный смерч. Он побежал со всей быстротой, на какую был способен, а пламя рычало, как чудище танифа, и гналось за ним по пятам. Мауи превратился в сокола. Несколько мощных взмахов крыльями — и он взмыл над землей, но пламя не отступало. Мауи чувствовал, что огонь уже лижет его перья, — мы и сейчас видим коричневые подпалины в тех местах, где пламя коснулось оперения сокола.

Мауи увидел пруд, сложил крылья и камнем упал в воду. Но вода в пруде начала согреваться. Сокол беспокойно переступал с лапы на лапу на дне пруда. Вода становилась все горячее. Через несколько минут вода закипела, и Мауи поднялся в воздух. А в воздухе бушевало пламя. Горел лес. Пламя растекалось по небу.

Казалось, еще немного — и огонь пожрет весь мир. Тогда Мауи вспомнил про богов, о которых узнал в доме Тамы. Он окликнул их, и боги увидели, что земле грозит гибель. Они тут же послали на землю дождь, проливной дождь, который обрушился на огонь, сбил языки пламени и прижал огонь к земле. Послышался чей-то пронзительный испуганный крик. Это кричала Махуика. Она металась в пламени, пытаясь вернуться домой, потому что силы изменили ей. Пламя погибало, от него уже виднелись только безобидные язычки, но внезапно исчезли и они, оставив после себя лишь облако дыма. Махуика бросила последние искры огня нескольким деревьям, они спрятали их и сберегли для детей, которых родили люди. Так каикомако, пробковое дерево, и красное дерево спасли огонь.

В конце концов проделка Мауи пошла людям на пользу: они научились тереть друг об друга кусочки этих деревьев и добывать огонь. С тех пор люди могут в любую минуту призвать потомков Махуики к себе на помощь.

Мауи с любовью поглаживал свой рыболовный крючок. Он сделал его из челюсти Мури-ранги-фенуи, своей бабушки. Крючок был хорошо отполирован, украшен перламутром и собачьей шерстью, но главное — он обладал чудодейственной силой.

Солнце еще не поднялось над морем, когда Мауи тихонько вышел из дома и прокрался к лодке братьев. Он приподнял доски настила и пролез в узкую щель под ними. Потом положил доски на место и лег.

Мауи не пришлось изнывать от ожидания. Небо на востоке только начало розоветь, когда братья положили удочки в лодку и столкнули ее в воду. Мауи лежал у них под ногами и слышал, как они пересмеивались.

— Все-таки мы отделались от малыша Мауи, — сказал Мауи-пае. — Маленький Мауи, наверное, еще спит.

— Мауи не спит, — послышался низкий голос.

Братья в изумлении переглянулись. Им показалось, что голос доносился из-под лодки.

— Может, это чайка, — сказал Мауи-вахо, но братья не поверили ему.

Они снова взялись за весла, и лодка снова пришла в движение. Но вскоре опять остановилась. На этот раз сомнений не было. Братья слышали смех Мауи, Мауи смеялся над ними. Братья подняли доски и увидели Мауи, который скалил зубы, как злой дух.

— Мауи! — закричали братья. — Мы не возьмем тебя! Ты будешь только мешать нам.

Ухмылка на лице Мауи стала еще шире.

— Возьмете! — сказал он.

— Нет. Мы повернем назад. В нашей лодке достаточно места для Мауи-пае, для Мауи-рото, для Мауи-вахо, для Мауи-тахи, но она слишком мала для Мауи-тикитики-а-Таранга.

— Вы возьмете меня, — повторил Мауи.

Он протянул руку в сторону берега. Братья оглянулись, но не увидели ничего, кроме океана, который охраняет бог Кива, — это Мауи с помощью волшебства сделал море еще больше, и берег исчез за высокими волнами.

— Гребите, — приказал Мауи.

— Не будем, — заявили братья и положили весла.

— Гребите! — крикнул Мауи.

Ухмылка исчезла с лица Мауи, его глаза стали холодными и колючими, как осколки нефрита. Четверо братьев беззвучно подняли весла и согнули спины.

К тому времени, когда Мауи приказал им остановиться, они уже изрядно устали.

— Доставайте удочки, — сказал Мауи. — Сейчас увидим, чем нас порадует место, которое я выбрал.

Братья молча насадили наживку на крючки и закинули удочки. Скоро удочки запрыгали у них в руках, а немного погодя на дне лодки уже лежала гора рыбы.

— Хватит! — сказал старший брат. — Мы хорошо поудили. Дело сделано.

Мауи подышал на волшебный крючок, полюбовался игрой света.

— Вы свое дело сделали, братья, — сказал он ласково. — А я свое еще не начал.

— Что ты, Мауи, что ты! — хором закричали братья. — Мы наудили рыбы и для себя и для тебя. Поплывем домой к женам и детям.

— Нет, братья, вы еще не видели, как Мауи удит рыбу. Я закину удочку только один раз. Дайте-ка мне наживку!

Братья не хотели давать Мауи наживку, потому что боялись, как бы он не сделал чего-нибудь дурного. Тогда Мауи сжал кулак и ударил себя по носу с такой силой, что пошла кровь. Он обмазал крючок кровью и бросил за борт лодки. Сажень за саженью опускалась в воду льняная веревка. Она ушла уже глубоко в море. Наконец Мауи почувствовал, что крючок за что-то зацепился. Он затаил дыхание, братья в молчании уставились на воду. Мауи слегка дернул за веревку, и где-то в глубине крючок намертво впился в невидимую добычу.

Крючок Мауи проник в безмолвное царство Тангароа (Тангароа — бог моря, прародитель рыб.) и зацепился за дверь дома Тонгануи, сына бога моря. Мауи чувствовал, как натянулась веревка. Он уперся ногой в борт лодки, собрал все силы и начал выбирать веревку. Дом Тонгануи затрещал. Потом приподнялся, снова осел и наконец, подчиняясь дрожавшей как струна веревке, оторвался от морского дна вместе с огромным куском земли.

Мауи пел песню, которая делала тяжелое легким. Братья погрузили весла глубоко в воду. Голос Мауи звучал все пронзительнее, мускулы вздулись у него на руках и стали похожи на корни дерева. Веревка гудела так, что лопалась голова.

Внезапно братья издали гортанный крик: они увидели, как из воды медленно выплыла фигура текотеко на доме Тонгануи, потом стены и дверь с волшебным крючком, засевшим в доске. Вслед за ними показалась земля. Она блестела, как рыба, и ее огромный хвост скрывался за горизонтом. Океан расступился под ее натиском, а лодка поднялась высоко над водой.

Так выплыла Рыба Мауи — Те-Ика-а-Мауи.

— Никуда не уходите, — приказал Мауи братьям. — Не произносите ни слова. Бог моря сердится, мне нужно помириться с ним. А потом мы разделим эту землю между собой. — С этими словами Мауи повернулся и пошел крупным размашистым шагом, скоро он скрылся из виду.

Какой приветливый, яркий, сияющий мир поднял Мауи со дна моря! На широкой равнине тут и там стояли дома. Воздух был недвижим, и столбы дыма от очагов поднимались прямо в небо. Пели птицы, вдалеке журчали ручьи.

— Этот участок мой! — воскликнул Мауи-таха.

— Нет, мой! — закричал Мауи-вахо.

— Тогда я возьму себе вон тот участок, — не утерпел Мауи-пае.

Братья выскочили из лодки и разбежались в разные стороны. Они ударили о землю боевыми дубинами, и каждый старался захватить участок побольше.

Рыба Мауи задрожала от топота их ног, от ударов их дубин. Она дремала на поверхности моря, но братья разбудили ее. Рыба заметалась в воде, и на ее гладких боках появились глубокие борозды и складки. Вот почему Большая Рыба Мауи изрезана горными хребтами и долинами, вот почему у нее неприступные скалистые берега. Если бы братья не тронули Рыбу, она осталась бы такой, как была.

Это произошло много-много лет назад. Но с тех пор Северный остров Новой Зеландии называют Те-Ика-а-Мауи — Большая Рыба Мауи. Сохранился даже крючок Мауи. Его край образует изогнутую линию побережья залива Хок, которая оканчивается мысом Те-Матуа-а-Мауи — Рыболовный Крючок Мауи.

* * *

Прародителем всех угрей был Туна-роа. Он жил в болоте на спине Рыбы, которую Мауи вытащил из моря. Некоторое время Мауи вместе со своей женой Хиной тоже жил на этом огромном острове-рыбе. Каждый день Хина ходила за водой.

Однажды утром, едва она наклонилась и опустила кувшин в воду, как вода забурлила и какая-то длинная извивающаяся рыба вынырнула на поверхность. Это был Туна-роа. С его головы, поднятой высоко в воздух, стекала вода. Хина отскочила, она уже повернулась, чтобы убежать, но опоздала. Туна ударил ее между лопаток, и она упала лицом вниз. Туна выскользнул из воды, его мокрое тело обвило кольцами тело Хины. Через несколько минут Туна снова уполз в воду.

Хина ничего не сказала мужу. На следующий день, опуская кувшин, она пристально вглядывалась в воду. И вновь увидела, как какая-то рыба всплывает на поверхность темной неподвижной воды. Хина бросила кувшин и побежала, но споткнулась о камень и упала. В то же мгновение влажное тело Туны вновь обвилось вокруг нее.

На этот раз Хина пожаловалась мужу. Мауи рассердился. Он пошел в лес и с помощью заклятия заставил деревья выполнять его волю. Мауи срубил их и сделал лопаты, которые сами копали, глубоко и быстро; потом сделал копья, которые сами вонзались в тело; потом сделал ножи, которые сами резали, что захочешь. Мауи отнес на болото лопаты, копья и ножи и приказал им взяться за дело. Лопаты тут же прорыли широкую канаву от болота до моря. Мауи натянул сеть поперек канавы, сел и стал ждать.

Пошел дождь. Ручейки устремились к болоту. Вода в болоте поднялась и подступила к канаве. Узкая земляная перемычка, которую оставили лопаты, рухнула, и поток с ревом устремился к морю. Он тащил огромные комья земли, стволы деревьев, траву, и листья, и Туну-роа, который тщетно сопротивлялся бурному натиску воды.

Его швыряло туда и сюда, крутило в водоворотах, как щепку, пока он не попал в сеть. Тогда Мауи выхватил нож и всадил в шею Туны. Отрубленную голову Туны вода унесла в море. А Мауи отрубил хвост Туны и в ярости изрубил на мелкие части его тело.

А потом произошло вот что. Голова Туны-роа превратилась в рыбу, хвост — в морских угрей, а кусочки тела — в пресноводных угрей. Вот как Туна-роа стал прародителем угрей.

* * *

Шли годы, Мауи старел. Он был все таким же веселым, но в волосах у него появились серебряные нити, а двое его сыновей стали совсем взрослыми. Сыновья были очень похожи на отца. Их проделкам не было конца, и Мауи обуяла зависть. Однажды на закате он позвал их к себе.

— Мне надоело слушать рассказы о ваших бесчинствах. Вы позорите меня. Пора вам покинуть этот мир. Но люди не забудут о вас, — сказал Мауи, опуская руки им на плечи. — Я превращу вас в звезды. На вас будут смотреть те, кто ждет наступления ночи, вам будут радоваться те, кто ждет зарю. Прощайте, сыновья.

Мауи махнул рукой — и облик сыновей изменился, их тела начали излучать свет. Мауи вынул у сыновей челюсти и спрятал вместе с рыболовными крючками. Потом он поднял сыновей и подбросил высоко в небо, где они долго кружились по необъятным просторам и в конце концов остановились каждый на предназначенном ему месте. Там они живут до сих пор, украшая широкий плащ Ранги. Один из них стал утренней звездой, другой — вечерней (Подобно древним грекам, маори считали планету Венеру двумя различными звездами (ср. античные «Фосфор» и «Геспер»). — Примеч. ред.).

Многие знали, какая участь постигла юношей, знал об этом и Таки, старший брат Мауи. Старый Таки устал жить на земле. Он видел, как мирно сияют звезды на небе, и завидовал им.

— Забрось меня на небо, как моих племянников, — попросил он Мауи. — Я буду вечно жить на небе на радость людям.

Мауи посмотрел на брата и задумался. Несмотря на преклонный возраст, У Таки были крепкие белые зубы. Из челюсти Таки вышел бы превосходный крючок. Но Таки разжирел, он стал чересчур тяжел.

— Я не могу добросить тебя до неба, — сказал Мауи. — Но если ты отдашь мне свою челюсть, я покажу тебе, как вскарабкаться на небо по паутине, которая тянется от земли до самого неба.

Таки согласился, и Мауи помог ему вскарабкаться на головокружительную высоту. Когда Таки добрался до своего места на небе, один его глаз засиял ярким светом и радостно сияет до сих пор. Это звезда Такиара, или путеводная звезда (Такиара — Полярная звезда.).

У жены Мауи была сестра. Она вышла замуж за Иравару, и как-то раз Мауи отправился с Иравару удить рыбу. Мауи привязал к леске крючок, сделанный из челюсти Мури. Но несмотря на необычайную красоту и чудодейственную силу прославленного крючка, Мауи не мог поймать ни одной рыбешки, а Иравару едва успевал закидывать удочку, и гора серебристых рыб на дне лодки все росла и росла. Мауи начал терять терпение. Наконец он почувствовал, что леска дернулась, и стал торопливо вытягивать ее из воды. Но его леска зацепилась за леску Иравару, и Мауи закричал:

— Держи свой крючок подальше! Это моя рыба!

Иравару отпустил леску, чтобы помочь Мауи высвободить крючок, потом снова потянул, и Мауи тоже. Рыба, судорожно хватая ртом воздух, упала на дно лодки, и мужчины увидели, что она попалась на крючок Иравару.

Мауи ничем не выдал своего гнева. Они поплыли назад, но когда лодка достигла берега, Мауи велел Иравару унести ее. Иравару нагнулся и взвалил лодку на спину. Тогда Мауи бросил весло и вспрыгнул на лодку. Иравару упал под непосильной ношей, и тяжелая лодка прижала его к камням. Иравару не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой, а Мауи приплясывал на лодке. И тут спина Иравару вдруг стала длинной и узкой. Тело его покрылось шерстью, вместо рук и ног появились короткие лапы, у него вырос хвост, и голова стала другой формы. Иравару превратился в мохнатую собаку — первую собаку на земле маори.

По дороге домой Мауи встретил жену Иравару.

— Где мой муж? — спросила она.

— Остался около лодки, — сказал Мауи и засмеялся, хотя глаза его не смеялись. — Пойди, помоги ему, сестра моей жены. А не найдешь мужа, позови его. Крикни: «Мо-и, мо-и, мо-и!» — и он отзовется.

Хинаури, жена Иравару, поспешила на берег, но не нашла мужа. Она стала звать его, но тщетно. Тогда она вспомнила слова Мауи и закричала:

— Мо-и! Мо-и!

В ту же минуту послышался шорох, из кустов выбежал какой-то странный зверек и замахал хвостом. Хинаури посмотрела на зверька, повернулась и молча пошла в деревню — она поняла, что Мауи свел счеты с ее мужем, и сердцу ее переполнилось печалью.

* * *

Мауи старел. Его сыновья жили среди звезд, светившихся по ночам. Солнце неторопливо передвигалось по небу и напоминало Мауи о подвиге, который он совершил в юности. Мауи жил на земле, которую поднял со дна океана. По вечерам он ел пищу, сваренную на огне, похищенном у Махуики.

Его близкие не забыли о том, что он совершил. И хотя Мауи часто обижал их, они дорожили плодами, которые принесло его непокорство, и ждали от него новых удивительных деяний. Вот почему уже стариком Мауи задумал величайший из своих подвигов. Он решил одолеть самое богиню смерти, ужасную Хине-нуи-те-По.

Мауи издалека увидел богиню. Ее глаза пылали, зубы сверкали, длинные волосы обвивались вокруг ее тела и колыхались, будто водоросли на волнах; когда она говорила, казалось, что грохочет гром.

Мауи призвал на помощь своих друзей птиц, и они откликнулись на его зов. С моря, с болота, с побережья — отовсюду слетелись к нему птицы, и каждая была готова выполнить любую его просьбу. Мауи попросил воды, и пукеко тут же побежала за водой. Мауи оценил ее усердие: он поймал пукеко и вытянул ей ноги; с тех пор у пукеко длинные тонкие ноги, и ей удобно ходить по мелкой воде своих родных болот. Только птицы остались с Мауи, когда он приблизился к богине смерти.

Хине спала. Спала, широко открыв рот. Мауи сбросил плащ и приготовился прокрасться через рот к ней в глотку.

— Помните, — шепотом приказал он птицам, — у меня, наверное, будет смешной вид, когда я полезу к ней в рот, но никто из вас не должен смеяться. Я вылезу, и тогда вы будете смеяться и петь, потому что я вылезу, только когда убью Хине, и с той самой минуты людям и птицам больше не придется умирать.

Воцарилась мертвая тишина. Мауи прыгнул, и его голова исчезла в разинутом рту Хине. Ее зубы нависли над ним, как остроконечные скалы, испуганные птицы затаили дыхание. Мауи прополз в глотку Хине — теперь снаружи торчали только его татуированные ноги. Он изгибался, вертелся, и его ноги болтались из стороны в сторону. Смешливая маленькая трясогузка тивакавака не спускала глаз с ног Мауи. И вдруг ее пронзительный писк нарушил тишину — тивакавака не выдержала и засмеялась. Хине проснулась. В ее красных глазах сверкнула молния, раздался оглушительный грохот, и ее зубы сомкнулись.

Только смех тивакаваки, только смех маленькой тивакаваки и заклинание, которое позабыл произнести отец, помешали Мауи одолеть смерть. Целый день и целую ночь опечаленные птицы молчали и вспоминали о своем друге Мауи. А потом они забыли о нем, потому что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на огорчения, а смерть, завершающая жизнь, похожа на сон, который нисходит на всех, кто устал.

Тинирау, кит и Кае

Тинирау решил, что над его сыном обряд наречения имени должен совершить знаменитый тохунга Кае из дальней деревни. Он послал за ним лодку, и Кае прибыл на торжественную церемонию.

Кае произнес нужные заклинания: благодаря им младенец со временем должен был стать доблестным и бесстрашным воином. А после совершения обряда Тинирау и Кае пошли погулять по берегу моря. Они подошли к скале, замыкавшей бухту. Здесь Тинирау вдруг остановился и громко крикнул:

— Тутунуи!

Кае с удивлением оглянулся и не увидел ни души. На пустынном берегу не было никаких следов, кроме тех, что оставили на песке он и Тинирау. Кае взглянул на лес, но заросли мануки, чайного дерева, казалось, вымерли. Кае посмотрел на море, отыскивая взглядом лодку с рыбаком, но все лодки лежали на берегу возле па.

И вдруг Кае с удивлением увидел, что из моря поднимается огромная туша. Туша кита. Вода стремительно скатывалась с его спины, будто с горного склона; две струйки горячего пара поднимались вверх, и ветерок не торопясь уносил их прочь. Кае еще никогда не видел живого кита так близко. Но к его изумлению, кит подплывал все ближе и ближе и наконец коснулся скалы, на которой стояли двое мужчин.

Тинирау вырезал кусок мяса из спины кита. А кит только скосил на Тинирау крошечные глазки, вздохнул и уплыл в море.

Кае не мог поверить собственным глазам. Тинирау видел, как он поражен, и ему стало смешно.

— Неужели ты не слышал о моем ручном ките? — спросил он. — Кита зовут Тутунуи — Большой Туту. Мы с ним друзья. Я плаваю на нем быстрее, чем в лодке. Он меня очень любит.

Кае едва нашелся, что сказать.

— А зачем ты вырезал у него кусок мяса? — спросил он.

— Увидишь, когда мы вынем это мясо из печи и оно попадет тебе в рот.

В ту ночь Кае долго ерзал на циновке в доме для гостей. Он съел так много китового мяса, что никак не мог заснуть. Кае лежал без сна и не переставая думал о Тутунуи.

Когда Кае пришло время возвращаться домой, Тинирау приготовил для него лодку. Но Кае не захотел плыть в лодке.

— Тинирау, — сказал он, — ты доволен заклинаниями, что я произнес над твоим сыном?

— Конечно, доволен, — сказал Тинирау.

— Как ты думаешь, они помогут твоему сыну стать отважным воином?

— Конечно, помогут, Кае, конечно, помогут.

— Может быть, ваш тохунга совершил бы этот обряд не хуже меня?

— Нет, что ты! — возразил Тинирау не задумываясь, потому что не хотел обидеть Кае. — Нет, нет, этот обряд мог совершить только могущественный Кае, потому что Кае пользуется милостью богов.

— Тогда я прошу у тебя милости.

— Говори!

— Мне нужно вот что. Позови Тутунуи и прикажи ему отвезти меня домой.

Просьба Кае испугала Тинирау.

— В лодке тебе будет гораздо удобнее, — сказал он. — Великому тохунге больше подобает плыть в лодке. К тому же ты не умеешь управлять Тутунуи.

Лицо Кае потемнело.

— Ты думаешь, у меня не хватит на это силы или ума? — спросил он. — По-твоему, я не сумею сладить с китом? Берегись, Тинирау!

Тинирау знал, как опасно сердить тохунгу. Он поторопился исправить свою оплошность.

— Я пошутил. Кит отвезет тебя домой. Только запомни, что я тебе скажу. Недалеко от берега Тутунуи встряхнется. Это значит, что он не может плыть дальше. Как только он подаст тебе знак, скорее соскакивай в воду с правого бока и плыви к берегу.

— Хорошо, — нетерпеливо сказал Кае.

Тинирау подошел к воде и сложил руки трубой:

— Тутунуи! — крикнул он.

Через несколько минут кит подплыл к берегу. Кае вскарабкался на спину Тутунуи, и удивительное путешествие началось. Оно продолжалось недолго, потому что Тутунуи плыл быстро. Кае вскоре освоился и спокойно сидел на спине у кита.

Через некоторое время на берегу показалась па, где жил Кае, Кит встряхнулся, подавая Кае условленный знак, но Кае и не подумал прыгать в воду. Тутунуи снова встряхнулся, но Кае только сильнее нажал на спину кита. Тохунга повторял одно заклинание за другим, и вскоре Тутунуи оказался на мелководье. Как он ни сопротивлялся, Кае продолжал изо всех сил давить ему на спину, пока Тутунуи не уткнулся в мягкий песок. Песчинки забили его дыхало. Тутунуи сделал последний, отчаянный рывок, потом затих и умер.

В тот вечер в деревне Кае был пир. Над печами, где варилось мясо Тутунуи, поднимался пар, а вокруг сидели все жители деревни.

На Священном острове Тинирау тщетно ждал возвращения кита. Еще не было случая, чтобы он крикнул: «Тутунуи!» — и его любимец не приплыл на зов. Но в тот вечер крики Тинирау разносились над морем и замирали вдали, а кит не появлялся. Вдруг Тинирау поднял голову, его ноздри раздулись. С далекого Тихи-о-Маноно, где жил Кае и его соплеменники, до Тинирау донесся соблазнительный запах вареного мяса.

Когда луна проложила на море серебряную дорожку, Тинирау сказал своим соплеменникам:

— Кае украл моего кита. Кто пойдет со мной, чтобы отомстить за эту обиду?

Воины с готовностью вскочили на ноги.

— Мы пойдем с тобой, Тинирау! — закричали они все как один.

— Нет, — раздался чей-то негромкий голос. — Я пойду. Я — Хине-те-иваива.

Мужчины с удивлением посмотрели на жену Тинирау.

— Да, я пойду вместе с другими женщинами из нашего племени. У Кае много воинов. Разреши, Тинирау, пойти нам, женщинам. Мы приведем сюда Кае, не пролив ни капли крови, и тогда ты поквитаешься с ним.

В доме Кае не умолкал смех. Хине-те-иваива и другие женщины из племени Тинирау развлекали гостей. Они уже давно переходили из деревни в деревню и радовали людей песнями и танцами. Никто не знал, кто они такие. В этот вечер в доме собрались соплеменники Кае.

Хине-те-иваива танцевала со своими подругами и зорко смотрела по сторонам. Где-то здесь, в этом доме притаился их враг Кае. Его можно было узнать по неровным обломанным зубам, но для этого он должен был засмеяться. Женщины старались изо всех сил, дом сотрясался от смеха. Только один мужчина сидел молча с мрачным лицом и плотно сжатыми губами.

Под конец женщины исполнили свой самый смешной танец. И тогда засмеялся даже молчавший мужчина. Он откинул голову назад, открыл рот, и все увидели его безобразные обломанные зубы. Это был Кае.

Когда костер догорел и в доме все стихло, женщины тихонько спели чудесную песню, от которой их хозяева погрузились в глубокий сон. Тогда они прокрались к двери и встали друг за другом двумя длинными цепочками. Женщины осторожно подняли Кае, завернули в циновки, на которых он спал, и, передавая друг другу, отнесли на берег и положили в лодку. Всю дорогу до Священного острова Кае не открывал глаза, усыпленный чудесной песней. Заря едва осветила край неба, когда женщины вынули Кае из лодки, отнесли в дом Тинирау и положили на те же циновки.

Когда Кае проснулся, день уже был в разгаре. Тинирау направился к своему дому под крики соплеменников:

— Вот идет Тинирау! Наш Тинирау!

Кае еще не совсем очнулся от сна. Он не знал, что произошло ночью, и думал, что находится у себя дома. Тинирау открыл дверь и крикнул:

— Приветствую тебя, Кае!

— Зачем ты явился ко мне в дом? — спросил Кае.

— Что?! — воскликнул Тинирау. — Зачем ты, Кае, явился ко мне в дом?

— Как ты смеешь так говорить? Это мой дом!

— Посмотри получше, Кае!

Кае огляделся. Он был в чужом доме. Узор плетения на тростниковых стенах был не такой, как у него. Резные деревянные балки были не такие, как у него. Кае выглянул за дверь и увидел позади Тинирау незнакомые лица с враждебной ухмылкой. Тогда Кае понял все и опустил голову.

Так Тинирау отомстил за смерть кита Тутунуи.

Отважный Тафаки

Тафаки и четверо братьев его жены удили рыбу на огромном плоском камне, который вдавался далеко в море, где на высоких волнах раскачивались спутанные пряди водорослей. Раз за разом вытаскивали они льняные лески с костяными крючками, и кучи рыбы за их спинами все росли и росли, превращаясь в горы сверкающего серебра. Но когда солнце начало погружаться в море, оказалось, что Тафаки один наловил столько рыбы, сколько четыре его шурина вместе.

Укладывая рыбу в корзину, Тафаки громко хохотал и дразнил родственников. Они молчали, но все больше и больше проникались решимостью сделать то, что задумали, когда позвали Тафаки удить рыбу. Зависть давно не давала им покоя. Высокого роста, со светлыми волосами и красноватой кожей, Тафаки был самым сильным и ловким в их племени. Он быстрее всех бегал и плавал, и не было мужчины удачливее его в бою и в любви. Взвалив корзину на плечо, Тафаки запел — он ведь не мог прочесть мыслей своих родичей.

Двое шуринов пришли в деревню, когда солнце уже погрузилось в море. Как только они опустили корзины на землю, к ним подошла сестра Хине-пирипири.

— Где мой муж? — спросила она.

— Остался на берегу, — ответили братья не задумываясь, будто ждали этого вопроса и заранее приготовили ответ.

Хине-пирипири пристально взглянула на них и нахмурилась. Слова братьев почему-то не понравились ей. Уже много недель братья косились на ее мужа, а сегодня рано утром пришли к ней в фаре, расхвалили Тафаки и уговорили пойти с ними удить рыбу. Она посмотрела на корзины братьев, доверху наполненные рыбой. В деревне все знали, что ее братья — плохие рыбаки.

Хине поторопилась на берег и встретила двух других братьев.

— Где мой муж? — нетерпеливо спросила она.

В ответ раздался смех, но даже самим братьям он показался неискренним.

— Откуда мы знаем, — сказали они. — Наверное, пошел домой с другими братьями. Мы не обязаны ходить за ним по пятам.

Хине ничего не ответила и побежала дальше, вглядываясь в следы на песке. Уже темнело, но у белой кромки воды еще можно было разглядеть слабые отпечатки ног. Хине бежала, а страх терзал ее сердце. Тень каменистого мыса лежала на песке темным пятном. И на ней виднелось что-то еще более темное. Хине упала на колени. Это был Тафаки. Она прижалась лицом к его лицу и почувствовала слабое дыхание, такое слабое, что его заглушало шипение маленьких волн, которые перекатывались через раскинутые руки Тафаки. Хине приподняла голову мужа, он вздохнул и открыл глаза. Улыбка искривила его губы.

— Твои братья, — произнес он чуть слышно, — не умеют ни охотиться, ни сражаться. Они думали, что убили меня.

Его голова запрокинулась. Боги послали силу Хине-пирипири. Она подняла мужа и взвалила его непомерно тяжелое тело себе на плечи. Оно легло поперек ее спины, едва не придавив Хине своей тяжестью, но она понемногу разогнулась, и ноги мужа оторвались от песка. С трудом делая каждый шаг, она понесла мужа, глядя на едва заметные отпечатки, которые только что оставили легкие прикосновения ее ног.

Тафаки открыл глаза только на следующее утро.

— Есть около фаре высокое дерево? — сердито спросил он. — Принеси сюда и положи в огонь.

Жена нашла в кустах огромное бревно и притащила в дом.

— Не руби его, — приказал Тафаки. — Положи в огонь целиком.

Когда огонь начал лизать кору, он протянул руки над пламенем.

— Пусть мои дети пожрут твоих братьев, как огонь пожирает это дерево, — сказал Тафаки, и кровожадные отблески пламени заплясали у него в глазах. — Когда родится наш сын, мы назовем его Вахиероа, чтобы он не забыл наказ отца. Мы назовем его Вахиероа — Длинное Бревно.

Прошло несколько месяцев, и у Тафаки родился сын. Его назвали Вахиероа.

Тафаки созвал своих родных и своих воинов.

— В этой деревне живут коварные люди, — сказал он. — Давайте уведем наши семьи и построим новую па. Поднимемся на гору над этой деревней, туда, на самую вершину, куда падают последние лучи заходящего солнца. Не будем медлить, пойдем сейчас же, пока наши коварные враги прячутся у себя в фаре. Никто не осмелится задержать нас, а если осмелится, мы не пощадим тех, кто встанет на нашем пути.

Тафаки построил па на вершине горы. По утрам снизу можно было разглядеть ее наружную ограду и часовых на башнях. А ночью окрики дозорных разносились над лесистыми долинами и долетали до деревни на берегу моря, где праздно и беззаботно жили братья Хине. После ухода Тафаки у них будто гора с плеч свалилась, и даже ограда, которую они видели под самым небом, не нарушала их покоя.

Но Тафаки не знал покоя. Маленький Вахиероа, которого мать держала на руках, постоянно напоминал ему о мести. «К чему ждать, чтобы отомстил сын? — размышлял он. — Оскорбили меня, а не сына, значит, отомстить должен я, а не сын».

Тафаки было нетрудно это сделать, потому что он был наполовину человеком, а наполовину богом. Дедушка гром научил его управлять молнией. Тафаки был еще совсем молодым, когда кто-то случайно увидел, как он сбросил с себя плащ и завернулся в молнию.

И вот однажды Тафаки вскарабкался на самую вершину горы, где едва не доставал головой до облаков. Он поднял руки, воззвал к своим предкам, богам, и попросил их разверзнуть небеса и обрушить на землю потоки воды. Тяжелые черные тучи нависли над самой землей. Ветер затих, воцарилась тишина. И небеса разверзлись. Ручейки превратились в бурные потоки, рев стремительных рек заглушал грохот ливня. Спокойная гладь моря побелела от пены, а ненасытные реки катили и катили свои воды в море, и небольшие волны быстрее самого высокого прилива подбирались по песку к деревне, где убийцы корчились от страха под крышами своих фаре. Они видели, как вода подступила к высокой гряде, отделявшей песчаный берег от травянистого склона. Потом вода залила марае и забулькала вокруг их ног. Длинная изогнутая стена воды поднималась все выше и выше и, прежде чем они успели покинуть фаре, сомкнулась над резными фигурками текотеко и заглушила крики людей.

Облака уронили на землю последние капли дождя, и солнце вновь засияло над растерзанным миром, где лес стоял посреди бушующего моря. Сквозь пар, который поднимался от каждого намокшего дерева и холма, Тафаки видел, как вода медленно отступала от деревни у подножия горы. Вскоре над волнами показались фигурки текотеко с неизменной усмешкой на губах, но молчаливая вода сорвала с фаре крыши из пальмовых листьев и унесла их вместе с телами братьев жены. Только изъеденные водой каркасы домов остались там, где прежде жили коварные братья.

* * *

Вскоре после великого потопа Тафаки вспомнил о родителях, много лет назад похищенных понатури — странными созданиями, которые ночью спали на суше, а с первыми утренними лучами погружались на дно моря, потому что смертельно боялись солнца. Тафаки решил, что должен покинуть па и отыскать родителей.

Он взял с собой младшего брата Карихи, простился с домом на вершине горы и отправился на поиски. Никто не знал, где живут понатури.

— Наверное, они спят где-нибудь на берегу. Вряд ли у них хватит духа уйти далеко от моря, — сказал Тафаки брату. — Нужно искать их около воды.

Братья шли, и шли, и много раз спали под открытым небом. Их путь преградил горный хребет. Они поднялись наверх и оглядели длинную изогнутую полосу берега. В одном месте недалеко от воды они увидели огромный фаре. Поблизости не было никаких других строений, на берегу стоял только одинокий фаре, конек которого возвышался над соседним лесом.

— Дом понатури! — воскликнул Тафаки. — Наверняка дом понатури, потому что этих морских тварей очень много, и мы еще ни разу не видели дома, который мог бы вместить их всех.

Тафаки и Карихи смело шли по траве, подступавшей к песчаному берегу, потому что был полдень, а в такое время понатури прячутся в сумрачных долинах на дне океана. Когда братья подошли ближе, Тафаки спел старинную песню. Братья остановились и прислушались. Где-то под крышей дома тихонько постукивали кости. У Тафаки волосы встали дыбом, как шерсть у собаки.

— Это кости нашего отца, — сказал он Карихи. — Они стучат от радости, что мы пришли. Отец чувствует, что настал час отмщения.

— Конечно, это дом понатури, — сказал Карихи. — А вон на пороге стоит наша мать.

Старая женщина расплакалась, увидав сыновей. Она обняла их и, когда наконец успокоилась, сказала:

— Сейчас же возвращайтесь домой. Морские твари убили вашего отца, я не хочу, чтобы вы тоже погибли.

— Мы не вернемся домой, пока не отомстим за гибель отца, — решительно заявил Тафаки. — Мы слышали, как обрадовались его кости, не отговаривай нас.

— Вы не одолеете понатури, — печально сказала мать. — Уходите, пока не поздно.

Тогда заговорил Карихи:

— Мы не уйдем. Спрячь нас в фаре.

— Ничего из этого не получится, поверьте мне. Они увидят вас даже в темноте.

— Мы станем невидимыми, — сказал Карихи.

— Они все равно почувствуют запах людей.

— Посмотрим, — решительно заявил Тафаки. — А сейчас принимайся за дело.

Мать покорно кивнула. Она помогла сыновьям заткнуть дыры и щели в стенах фаре, и братья вскарабкались на крышу, где толстым слоем лежали пальмовые листья.

Настал вечер, первый понатури просунул голову в дверь, но Тафаки и Карихи уже успели спрятаться.

— Татау! — крикнул понатури. — Я чувствую запах человека!

— Ну что ты придумал, — откликнулась старая женщина. — Здесь никого нет, кроме меня, старухи.

Понатури не успокоили слова старухи. Но пока он обнюхивал стены, толпа его сородичей появилась на берегу и, отряхивая воду, устремилась в фаре. Морские твари улеглись на полу, и тот, кто обнюхивал фаре, лег вместе с остальными, потому что при таком скоплении понатури он уже не чувствовал запаха людей.

Медленно тянулись ночные часы, и все это время Татау сидела в темноте за дверью фаре. Время от времени старый понатури поднимал голову и кричал:

— Эй, Татау, Татау, эй! Скоро заря?

И Татау отвечала:

— Нет, нет, еще ночь, черная ночь. Еще ночь, спи крепко, спи!

Наконец пальцы зари засверкали в восточной части неба, и звезды побледнели, ослепленные их сиянием. Тафаки и Карихи встали рядом с матерью и прислушались. Кто-то крикнул:

— Эй, Татау, правда, скоро заря?

— Нет, нет, — ответила Татау, — еще ночь, черная ночь. Еще ночь, спи крепко, спи!

Наконец Ранги растянул свой дневной плащ во всю ширь с востока на запад, и над фаре засияло солнце. Тогда раздалось сразу несколько нетерпеливых голосов:

— Татау, Татау! Наверное, скоро заря. Еще не рассвело? Сыновья подали знак, и Татау крикнула:

— Да, рассвело!

Татау распахнула дверь и окно, а Тафаки и Карихи сломали тростниковые стены, чтобы солнечный свет затопил дом. Понатури вскочили на ноги, но солнечные лучи не дали им сделать ни шага — морские твари растаяли в воздухе, как туман. Ни один из понатури не уцелел. Спасся только лосось Канае: он пролез сквозь разрушенные стены и в несколько прыжков добрался до воды. Точно так он прыгает и сейчас, когда на реках встречаются водопады.

Братья осторожно сняли кости отца со стены и старательно завернули их. Потом они подожгли высокий дом понатури, а мать увели с собой. Поднявшись на гору, они оглянулись и увидели, как последние обгоревшие бревна падают на серую золу. Тонкий столб дыма — единственный памятник на могиле несметного полчища понатури — поднимался в небо.

* * *

Прошли годы, Тафаки остался один. Мать и жена ушли в Реингу, сын нашел себе жену. Но слава Тафаки все росла и росла и докатилась до небес. Дочь богов Хапаи, узнав о его великих подвигах, посмотрела однажды вниз из своего дома на небесах и загляделась на его сильные руки и ноги, на мускулы, которые бугрились под кожей, на яркую татуировку; ее прельстил огонь в глазах Тафаки, красивые черты его лица, уверенная походка и бесстрашные речи.

Хапаи спустилась с седьмого неба и осталась с Тафаки. В положенное время у них родилась дочь — дитя бессмертной матери и смертного отца. Они жили счастливо, пока однажды Тафаки не обронил о дочери несколько слов, которые не понравились его небесной подруге. Хапаи была непохожа на других женщин. Она схватила девочку на руки и поднялась над землей. Тафаки понял, что он наделал. Но Хапаи поднялась уже слишком высоко. На мгновение она задержалась на крыше возле фигурки текотеко и с тоской посмотрела на мужа.

— Я никогда не вернусь назад, — сказала Хапаи.

— Тогда скажи, что ты оставляешь мне на память? — крикнул Тафаки.

Хапаи на минуту задумалась:

— Ты придешь за мной, Тафаки. Я знаю, что придешь. Запомни мои слова: когда будешь подниматься на небо, остерегайся вьющихся растений, которые раскачиваются на ветру. Выбирай те, у которых корни ушли глубоко под землю. Прощай.

Луна с каждой ночью становилась все круглее, потом начала с каждой ночью уменьшаться, и наконец на небе осталась только тоненькая серебряная полоса.

— Пора, Карихи, — сказал Тафаки брату. — Для нас с тобой снова пришло время расстаться с домом.

— Куда же мы пойдем? — спросил Карихи.

— Далеко, брат. Я хочу разыскать жену и дочь.

Братья провели в странствиях много дней и наконец заметили вдалеке какие-то вьющиеся растения, чьи усики переплетались, как огромная паутина, натянутая между небом и землей.

Они подошли поближе и увидели, что рядом с этой огромной сетью сидит их старая слепая бабушка Матакерепо, а в руке у нее зажаты концы усиков. Перед бабушкой лежали десять клубней таро (Таро — тропическое растение со съедобными клубнями.). Тафаки и Карихи тихонько подошли еще ближе и остановились посмотреть, что она делает. Свободной рукой Матакерепо ощупывала клубни и медленно считала:

— Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять…

У Тафаки в глазах загорелся огонек, он осторожно отодвинул десятый клубень. Озадаченная женщина наморщила лоб. Она подумала, что ошиблась, и начала снова, но и на этот раз Карихи отодвинул один клубень.

— Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь…

Матакерепо что-то проворчала и снова принялась пересчитывать клубни.

— Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь…

Мгновение она сидела молча и размышляла: кто-то крал ее клубни.

С молниеносной быстротой она схватила таиаху и начала наносить удары вокруг себя с такой силой, что могла бы раскроить череп кому угодно. Тафаки и Карихи, как два ястреба, не сводили с нее глаз и, когда таиаха засвистела в воздухе, упали на землю лицом вниз, так что таиаха не причинила им ни малейшего вреда.

Бабушка отложила таиаху в сторону и снова погрузилась в раздумье. Тафаки подполз поближе и слегка ударил ее по лицу. Бабушка испугалась. Она выпустила усики, закрыла лицо обеими руками и горько заплакала:

— Кто это? Кто здесь?

Тафаки ударил ее по глазам, и в тот же миг к ней вернулось зрение. Мигая от непривычного света, она уставилась на мужчин, которые стояли перед ней. И вдруг обрадовалась и громко закричала:

— Это ты, Тафаки, мой внук! Это ты, Карихи!

Бабушка обняла братьев. Когда все немного успокоились, бабушка спросила, куда они идут.

— Я ищу дочь и жену, — сказал Тафаки. — Где же они?

— Над нами, где-то там, в небесной стране.

Старая женщина взглянула на Тафаки.

— Из-за чего они ушли на небо?

— Хапаи — богиня. Она спустилась на землю и жила со мной. А потом вернулась к себе. Моя жизнь опустела без жены и дочери, и я пошел их искать.

— Вот лестница на небеса, — сказала бабушка и снова сжала в руке усики. — Ты должен идти по этой дороге. Бойся усиков, которые раскачиваются на ветру, а когда окажешься между небом и землей, не смотри вниз, не то закружится голова. Смотри вверх, только вверх.

Карихи посмотрел вверх. Не дослушав бабушку, он подпрыгнул и ухватился за лозу, но как раз за ту, которая свободно раскачивалась над землей. И как только его пальцы сжали похожий на веревку стебель, налетел ветер, и Тафаки потерял брата из вида. У Карихи перехватило дыхание, когда лес и море побежали под ним, а зеленые и синие пятна начали стремительно меняться местами. Через мгновение новый жестокий порыв ветра швырнул его в небо. Потом Карихи стремительно полетел вниз, и от резкого толчка у него чуть не оторвались руки. И вот его уже снова подбросило к горизонту. Крошечные фигурки Тафаки и Матакерепо остались где-то далеко внизу. Внезапно они снова приблизились, и он услышал крик Тафаки:

— Отпусти стебель!

Пролетая над Матакерепо и Тафаки, Карихи разжал пальцы и упал к ногам брата.

Тафаки не хотел брать Карихи с собой. Он задумал нелегкое дело: проникнуть в крепость богов. В глубине души он знал, что Карихи не по силам долгий и опасный путь на небо.

— Возвращайся к нашим соплеменникам, Карихи, — ласково сказал он брату. — Нашим семьям нужен защитник. Возвращайся в па, пока не поздно, ведь я могу не вернуться! Пусть погибнет один вождь, а не два!

Карихи в душе был согласен с братом. Ему очень хотелось совершить это невиданное восхождение на небо, но Тафаки рассуждал мудро, и Карихи печально вернулся в па на вершине горы.

Тафаки старательно выбрал лозу, корни которой уходили глубоко в землю, и обхватил стебель сильными руками. Он карабкался все выше и выше, цепляясь за стебель руками и ногами. Его глаза были устремлены вверх, туда, где стебель становился тонким, как нить, и терялся в ярком небе. Чем выше поднимался Тафаки, тем слабее становился голос бабушки, и все-таки он придавал ему силы:

— Держись крепче, Тафаки! Держись крепче! Смотри, не отпускай стебель!

Наконец голос смолк, до Тафаки не доносилось больше ни слова, только звенели усики и едва слышно вели свои нескончаемые разговоры ветры, эти неутомимые дети Тафири-матеа. Как ни хотелось Тафаки взглянуть на ласковую землю и едва заметную былинку — Матакерепо, он продолжал смотреть вверх. Со всех сторон его обступала холодная пустота, но он произносил заклинания, и они давали силу его рукам и тепло его телу.

Тафаки не заметил, как оказался в небесной стране. Он лежал среди папоротника и никак не мог отдышаться. Наконец он встал и огляделся. До него долетали чьи-то голоса и стук топора, но деревья стояли так близко друг к другу, что он никого не видел. Тафаки принял облик худого согбенного старика с седыми волосами и стал пробираться сквозь кусты.

Вскоре Тафаки вышел на поляну и остановился пораженный. На поляне лежала лодка, и двадцать мужчин-богов трудились над ней, стараясь придать нужную форму длинному остову лодки и заровнять его снаружи и изнутри. Это были братья Хапаи, его небесной жены, и Тафаки понял, что пришел туда, куда нужно.

Братья бросили работу и следили за приближавшимся Тафаки.

— Вон идет какой-то старик, — крикнул один из них. — Хватит работать, уже почти ночь. Давайте кончать. Пусть старик отнесет наши топоры.

Братья бросили топоры на землю, и один из них сказал:

— Эй, раб, подойди сюда, возьми топоры и иди за нами. Да постарайся не отставать.

Боги ушли, переговариваясь друг с другом, а Тафаки поднял топоры и пошел за ними. Уже стемнело, Тафаки шел, едва передвигая ноги, и боги скоро скрылись из виду. Тогда он повернул назад и поспешил к лодке. Сбросив плащ, Тафаки достал тесло, прижал острое лезвие к неструганому дереву и быстро повел тесло по бортам лодки. Завитки стружки вылетали из-под нефритового лезвия, и там, где проходило тесло, сучковатое дерево становилось ровным и гладким. Тафаки несколько раз прошелся теслом, и под его ловкими пальцами огромное бревно стало в самом деле походить на законченный остов лодки.

У самой деревни, где жили братья Хапаи, старый дряхлый Тафаки, согнувшийся под тяжестью топоров, встретил двух женщин, которые собирали дрова.

— Вон идет новый раб, о котором нам говорили, — со смехом сказала одна из них. — Зачем нам нести дрова? Пусть раб отнесет дрова вместо нас. Эй, старик, подойди сюда!

Тафаки подошел и наклонился, а женщины взвалили вязанку дров ему на спину. Сгорбленный старик, презренный раб приближался к дому своей жены — и это был тот самый Тафаки, воин и вождь Тафаки, которому не было равных на всей земле! Боги смеялись над ним, когда он пересекал марае. Тафаки увидел жену и дочь, но ничем не выдал себя. По-прежнему сгибаясь под тяжестью своей ноши, он шел прямо к ним.

— Положи дрова вот здесь, низкорожденный! — крикнул кто-то, но Тафаки будто не слышал. Он подошел к Хапаи, которая грелась около костра, и бросил дрова рядом с ней. Потом медленно и осторожно, как старик, опустился на землю и протянул руки к пламени.

— Глупец! — крикнул какой-то юноша. — Ты стал табу из-за того, что сел слишком близко к высокорожденной Хапаи.

Тафаки не ответил ему, он пристально смотрел сквозь языки пламени на жену и дочь. Но ни та, ни другая не обращали внимания на старика, который лежал в темном углу у них в доме.

На следующее утро Тафаки разбудил крик:

— Вставай, раб, неси топоры к лодке!

Тафаки медленно, по-стариковски разогнул спину и встал. Он взял топоры и пошел за богами. Когда боги вышли на поляну, Тафаки услышал их удивленные крики и улыбнулся. Боги не обращали на него внимания, а он положил топоры на землю и слушал, как они возбужденно переговаривались, обходя наполовину законченную лодку и разглядывая, что было сделано в прошлый вечер после их ухода.

Когда на поляне начали сгущаться сумерки, боги бросили работу, хотя не очень-то много успели за день, а Тафаки собрал топоры и пошел за ними. Но как только боги скрылись из виду, он снова быстро вернулся назад, взял в руки тесло и строгал, пока не сделал почти все, что было нужно.

На следующее утро боги удивились еще больше и разговорам не было конца. Ночью Тафаки вернулся на поляну и доделал тонкие завитки на носу и на корме. А когда Тафаки сбросил стариковскую одежду и начал вырезать тонкий узор на высоком деревянном столбе, украшавшем корму, он сам стал походить на бога. Из-за кустов за ним следили полные любопытства глаза, потому что на этот раз братья Хапаи спрятались, чтобы посмотреть на искусного незнакомца, который довел до конца их работу. Не говоря ни слова, братья поспешно вернулись в деревню и разыскали Хапаи.

— Скажи, как выглядит твой муж? — спросили они. — Говорят, он мужчина в расцвете сил?

— Да-а.

— Высокий и стройный, как каури?

— Да-а.

— У него черные волосы и глаза, как звезды?

— Да-а.

— Тогда это Тафаки доделал нашу лодку. Посмотри получше на старика, когда он придет.

В это время старик пришел на марае и положил тесла на землю. Он подошел к Хапаи. Она пристально взглянула на него. У старика была согнутая спина. Лицо в морщинах, кожа на теле висела складками.

— Кто ты? — спросила Хапаи.

Старик прошел мимо нее, не сказав ни слова.

— Скажи мне, ты Тафаки?

Старик шел, не останавливаясь, пока не приблизился к дочери Хапаи. Он поднял девочку и крепко прижал к себе. А потом Тафаки распрямился, и кожа вновь натянулась на его руках и ногах, и на широкой спине вновь заиграли мускулы. Он повернул к Хапаи молодое красивое лицо, и радость засветилась у него в глазах.

— Это Тафаки! — закричали боги, а Хапаи опустила голову и заплакала, потому что радость переполняла ее сердце.

В ту ночь Тафаки спал в фаре рядом с женой. Когда взошло солнце, Тафаки и Хапаи сломали стену дома, пронесли девочку над тем местом, где никогда прежде не ступала нога ни бога, ни человека, и совершили над нею обряд наречения имени. Во время обряда боги толпились вокруг храбреца Тафаки, при каждом шаге которого гремел гром, а из-под ног вылетала молния.

С тех пор, когда люди на земле слышат гром и видят вспышки молний, они смотрят на далекое небо и говорят друг другу:

— Это Тафаки ходит по небесам.

Чудесная лодка Раты

Сейчас мы расскажем вам о Рате, внуке Тафаки и его земной жены Хине-пирипири. Мать с детства внушала Рате, что он должен отомстить за смерть отца. Когда Рата стал мужчиной, он отправился в далекий путь к дому великана-людоеда Матуку, который много лет назад убил его отца — Вахиероа.

Всю свою жизнь Рата учился владеть оружием и готовился к тому дню, когда сможет отомстить за гибель отца.

Рата взял с собой отряд молодых воинов. Недалеко от дома Матуку он произнес заклятие, чтобы защитить воинов от колдовства. Но Матуку не оказалось дома. Рата застал только какую-то старуху, и эта старуха помогла ему справиться с Матуку.

— Разожги костер, — сказала старуха, — Матуку захочет узнать, зачем развели огонь, и поторопится вернуться домой. Накинь на дверь веревочную петлю. Как только Матуку откроет дверь, петля соскользнет ему на плечи, потом на пояс, тут-то вы ее и затянете. На шее затягивать петлю бесполезно, у него очень сильная шея. А в поясе он не такой сильный.

Рата и его воины быстро разожгли костер и скоро почувствовали, как задрожала земля. Это Матуку спешил домой. Воины спрятались по обе стороны от двери и ждали, когда появится Матуку. Недалеко от дома Матуку вдруг остановился и потянул воздух длинным носом.

— Ого! — крикнул он. — Пахнет людьми, живыми людьми!

— Да что ты! — крикнула старуха. — Никого нет. Иди скорее!

Но Матуку заподозрил неладное.

— Пахнет свежим мясом. Пахнет опасностью.

— Да что ты! Что ты! — снова крикнула старуха. — Никого нет. Ты же несешь мясо на спине, вот оно и пахнет.

Матуку вошел в дом. Плечи чудовища тут же проскользнули в петлю, он рванулся назад, но воины дернули за веревку. Петля затянулась, и Матуку упал.

— Попался! — закричал Рата и бросился вперед. — Это ты убил моего отца! Теперь я убью тебя!

Но Матуку только засмеялся.

— Все равно ты меня не убьешь! — крикнул он.

Рата занес над чудовищем мере и отсек ему сначала одну руку, потом другую. Матуку снова засмеялся. В тесном доме раскаты его смеха звучали еще оглушительнее, чем обычно. Рата в третий раз занес мере и одним точным ударом отсек Матуку голову.

Воины, торжествуя, ослабили льняные веревки и вдруг снова услышали гулкие крики Матуку. Его ноги стали похожи на тонкие палочки, на теле, где прежде росли длинные волосы, появились перья, он сжался в комок и выскользнул из веревок. Матуку превратился в выпь. Он пробежал мимо остолбеневших мужчин и исчез в темноте ночи. Рата и его воины не видели, куда он скрылся, но слышали, как он кричал где-то на дальнем болоте.

Матуку до сих пор кричит на безлюдных болотах, а болотных выпей с тех пор зовут матуку.

Как только убежала выпь, снова появилась старуха, на ее беззубом лице сияла улыбка.

— Вот и хорошо, — сказала она с искренней радостью, — теперь я могу отдохнуть.

Рата подошел к ней.

— Скажи, где кости моего отца — Вахиероа? — спросил он.

— Здесь их нет.

— Где же они?

Старуха пристально взглянула на Рату и сказала:

— Этого никто не знает.

— Кто их унес отсюда?

— Странные люди. Они живут где-то там, далеко, — невнятно ответила старуха.

Рата вместе с воинами вернулся домой. Целыми днями он сидел в фаре и думал об одном и том же. Когда он наконец вышел из дома, у него даже походка стала другой. Теперь он знал, что ему делать. Нужно построить лодку и наделить ее силой и мудростью. Тогда она сама приплывет туда, где лежат кости отца.

Рата долго искал высокое прямое дерево. Наконец он нашел как раз такое дерево, как хотел, и пустил в ход топор. Нефритовое топорище без труда врубалось в ствол, и скоро дерево, подминая кустарник, с грохотом упало на землю. Тогда Рата отрубил его зеленую голову.

Настала ночь, Рата вернулся в каингу. А пока он спал, в лесу случилось чудо. Дети Тане рассердились, что Рата срубил самое лучшее дерево, гордость их леса. У Тане очень много детей, не меньше, чем песчинок на берегу моря. Никому из людей не под силу их сосчитать. Только Тане знает, сколько у него детей. Все дети Тане собрались в лесу: птицы риро, туи, хихи, попокотея и мохуа, голубь куку, птица-колокольчик коримако и зеленый попугай кака, ворона кокако и скворец уиа, и много других. К ним присоединились насекомые: те, кто ползает по коре и по листьям деревьев, те, кто ползает по земле, и те, кто летает. Дети Тане собрались все вместе и уцепились за лесного великана. Дерево неуклюже заворочалось на своем травяном ложе, воздух задрожал от взмахов бесчисленных крыльев, и мало-помалу дерево поднялось и встало на свое прежнее место. Крошечные насекомые подобрали самые маленькие щепочки и обломки и приложили их, куда нужно.

Скорее, скорее, щепочки и обломки!
Склейтесь накрепко,
Держитесь крепко!
Встань, дерево, стой, как прежде!

Мириады насекомых и птиц пели эту песню.

Утром Рата пришел в лес, чтобы вытесать из сваленного дерева лодку, и не поверил собственным глазам. Он даже подумал, что заблудился и пришел не на то место. Но тут же понял, что такого с ним не могло случиться, потому что он исходил этот лес вдоль и поперек. Рата огляделся и увидел кусты со сломанными ветками и оборванными листьями и длинную вмятину там, где ствол лежал на земле, но само дерево росло как прежде, как росло все эти долгие годы, которых хватило бы на несколько человеческих жизней.

Рата произнес заклинание, чтобы защитить себя от злых духов, взял топор и стал снова рубить дерево. Работа спорилась, и скоро обезглавленное дерево уже лежало на земле, вытянувшись во всю длину, а тесло Раты скользило вдоль его прямого ствола, снимая длинные завитки стружки, точь-в-точь как тесло его деда, который много лет назад сделал лодку в небесной стране. Вечером огромный ствол уже походил на красивую лодку, Рате оставалось только выдолбить сердцевину.

Но к следующему утру лодка исчезла без следа. Ночью при свете луны дети Тане подняли дерево, и оно вновь высилось на прежнем месте, гордо покачивая ветвями над остальными деревьями леса.

Рата в третий раз взялся за топор, и дерево снова рухнуло на землю, но на этот раз Рата не стал обрубать ветки, он взял топор и пошел в деревню. А когда отошел на такое расстояние, что дерево уже не было видно, свернул с дороги, беззвучно прокрался сквозь заросли папоротника и спрятался недалеко от срубленного дерева.

И тогда до его ушей донеслась песня:
Скорее, скорее, щепочки и обломки!
Склейтесь накрепко,
Держитесь крепко!
Встань, дерево, стой, как прежде!

Песня то затихала, то вновь звучала в полную силу; казалось, будто гудит летний лес и от этого гула дрожит воздух. Рата видел мелькание крыльев. Никогда еще так много лесных птиц не слеталось в одно место. Бескрылые птицы века и киви бегали вокруг срубленного дерева. Голубь в тревоге бил над ним крыльями. Сова руру, зеленый попугай кака, сова-попугай ка-капо и тысячи других птиц тянули и толкали дерево. Приглядевшись, Рата увидел множество насекомых. Они бегали взад и вперед и так старались помочь птицам, что сбивали друг друга с ног. Песня звучала все громче, ее мощные всплески напоминали Рате удары огромного нефритового гонга у него в па. Рата чувствовал, какая сила заключается в этой песне-заклинании, которую пели на тысячи голосов дети Тане. Его собственные ноги готовы были вот-вот оторваться от земли. Рата со страхом смотрел, как поднимается дерево, со всех сторон облепленное птицами. Наконец оно встало прямо, и заостренный конец ствола, над которым потрудился его топор, коснулся пня. В тот же миг насекомые торопливо поползли вверх по пню.

Они подбирали на земле самые маленькие щепочки и старательно прилаживали каждую на свое место.

— Ага! — закричал Рата и побежал к дереву. — Вот кто не дает мне сделать лодку!

Птицы окружили его плотным кольцом.

— Как ты смел, Рата, повалить лесного бога! Ты знаешь, что мы охраняем сад Тане!

Рате стало стыдно, у него не поднималась рука на маленьких любимцев Тане.

— Как же мне быть? — спросил он у птиц. — Мне обязательно нужно сделать лодку, красивую и крепкую. Я хочу почтить своих предков и вернуть кости отца и матери туда, где они должны лежать.

Лесные сторожа снова громко запели:

— Возвращайся домой, Рата. Мы сами сделаем тебе лодку.

Рата ушел, доверив маленьким лесным жителям постройку большой надежной лодки. И они сделали такую лодку. Сделали за один день и назвали ее Ривару — Великая радость.

Лодку поставили на полозья из молодых деревьев, протащили по лесу и спустили в море. Гордо и величественно закачалась она на волнах, а в ее могучем теле разместилось сто сорок человек. Воины Раты заняли свои места и взялись за весла. Ривару заскользила по воде, как чайка, что летит совсем низко над морем и поднимается на каждую набегающую волну.

За кормой лодки оставался прямой широкий пенный след, и вскоре Рата увидел берег, где жили понатури — его враги, похитившие кости Вахиероа.

Когда настала ночь, Рата один поплыл на берег, а лодка с его воинами осталась в открытом море. На берегу недалеко от леса горели костры понатури. Рата спрятался за кустами льна и не спускал глаз с морских тварей. Он чувствовал, как чары макуту проникают до самых его костей. Поблизости от костров колдовство действовало особенно сильно. Когда тохунги понатури стали греметь костями его отца, чтобы придать силу своим заклинаниям, волосы у Раты встали дыбом.

При свете костров тохунги произносили нараспев могущественные заклинания, и колдовские слова парили в воздухе. Рата не шевелился и старался запомнить слова заклинаний. Когда они твердо уложились у него в памяти, он вскочил, держа наготове мере, и бросился на тохунг. Тохунги не ожидали нападения. Колдовство не подсказало им, что враг притаился так близко, — кости отца не предали сына. Через несколько минут тохунги неподвижно лежали на земле, а пламя лизало последние сучья, и обуглившиеся веточки падали в золу.

При свете умирающих костров Рата собрал кости отца и поспешно вернулся в лодку. На восходе Ривару уже пристала к берегу около деревни Раты.

Утром понатури приблизились к светильнику — туаху и увидели, что окоченевшие тохунги лежат на земле, а костей Вахиероа нет.

— Это Рата! — закричали понатури. — Это сделал Рата, сын Вахиероа!

В ту же минуту собралось целое полчище понатури, тысяча сильных гребцов заняла место в лодке, и понатури поплыли вслед за Ривару к деревне Раты.

Завязалась жестокая битва. Шестьдесят воинов Раты не устояли под натиском понатури. Десятки понатури окружали каждого воина Раты, н защитники деревни погибали один за другим.

Рата слышал их крики. Кости Вахиероа подсказали ему, что делать. Он вспомнил заклинание, которое произносили тохунги в ту ночь, когда их настигла смерть. Рата произнес его, старательно выговаривая каждое слово. И мертвые воины снова встали на ноги, потому что кровь вновь заструилась у них по жилам. Когда поверженные воины снова подняли оружие, понатури дрогнули. Окинув взглядом поле битвы, они повернули назад и побежали к своей лодке, но было уже поздно. Из тысячи понатури ни один не вернулся назад, чтобы рассказать своим сородичам о страшной битве.

Вот как жил Рата. Храбрость снискала ему любовь маленьких детей Тане. Бессчетное множество раз всходило солнце над берегом моря с тех пор, как дети Тане пришли к нему на помощь, но они остались все такими же. Дети Тане по-прежнему добры к тем, кто любит сад их отца. Но в тех местах, где им негде жить, власть забирают злобные ветры Тафири-матеи. Слезы Отца-Неба падают на голую землю, вымывают плодородную почву и обнажают кости Матери-Земли, и тогда земля уж не может прокормить ни одно живое существо.

Помните об этом, дети Ао-Теа-Роа!

Земля и море

Нгаторо

Нгаторо (Нгаторо — знаменитый тохунга, прибывший на Ао-Теа-Роа в лодке «Арава» вместе с первыми поселенцами. С его именем связаны многие географические названия в районе Горячих озер на Северном острове. — Примеч. ред.) бросил свой дом в Макету и отправился на юг. Он шел и шел, пока не достиг бескрайнего плоскогорья, что лежит к востоку от озера Таупо. Тут Нгаторо решил отдохнуть, но облака рассеялись, и перед его глазами предстала гора Тонгариро во всем своем грозном великолепии, и тогда в сердце Нгаторо закралось страстное желание взойти на вершину Тонгариро, еще не покоренную человеком. Нгаторо окликнул своих спутников, и они все вместе отправились на юг. Они шли и шли, пока не приблизились к тому месту, где земля вздымалась к небу.

— Оставайтесь здесь, — приказал Нгаторо своим провожатым. — Я иду на вершину горы, со мной пойдет только раб Ау-рухое. Не знаю, вернусь я живым или нет, но, если вы хотите увидеть меня целым и невредимым, запомните хорошенько мои слова. Не прикасайтесь к пище, пока мы снова не будем вместе. Это придаст мне сил, и боги не оставят меня. Когда я вернусь, мы устроим пир, и я расскажу вам, что видел там, на горе.

Нгаторо и Аурухое быстро миновали зеленые заросли, где громко распевали птицы, и вышли на безмолвный склон горы, покрытый нескончаемой пеленой белого снега. Крутой подъем и глубокий снег заставили Нгаторо замедлить шаг. Прозрачное облачко от дыхания двух мужчин повисло в воздухе, их лица, руки и ноги одеревенели от жестокого холода. Аурухое упал, но Нгаторо заставил его вновь подняться на ноги.

— Разве интересно идти легкой дорогой! — воскликнул он. Аурухое остался глух к словам Нгаторо. Руки и ноги у него окоченели, ледяные пальцы мороза стискивали его сердце. Он едва плелся за своим хозяином. Солнце скрылось, над вершиной горы скользили облака. Мужчины с трудом передвигали ноги, и в нерушимой тишине цепкие руки мороза сжимали их тела, леденили их мускулы, их кости — казалось, они оба стали ломкими, как сухие ветки.

Но крутые скалы наконец расступились, и мужчины оказались на остроконечной вершине. Они сделали еще несколько шагов и упали лицом вниз.

Далеко внизу, в теплой зеленой долине провожатые Нгаторо томились в ожидании.

— Нгаторо, наверное, погиб, — сказал один. — Долго же нам придется дожидаться его и Аурухое! Но голод не ждет. Давайте поедим.

Искоса поглядывая на гору, они зажгли костры, чтобы приготовить пищу. Ни облака не было над горой, и на ярком снегу тела Нгаторо и Аурухое будто растаяли. Но когда провожатые начали есть, мороз вонзил ледяные когти в самое сердце Нгаторо.

Чувствуя, что его настигает смерть, Нгаторо воззвал к своим сестрам.

— Пришлите огонь, пусть он согреет меня, — вскричал он. — Скорее, не то я погибну. О Куиваи, о Хаунгароа, скорее! Ка риро ау и те тонга! (На языке маори фраза означает: «Меня уносит ледяной южный ветер». Гора, на которую взошел Нгаторо, называется Тонгариро от слов «тонга» — «южный ветер» и «риро» — «уносит».)

Далеко, далеко на берегу Гаваики сестры услышали мольбу брата. Они тут же призвали духов огня Те Пупу и Те Хоату (Те Пупу и Те Хоата — предки Нгаторо.), духи огня погрузились в море, пронеслись мимо глотки страшного морского чудовища Те Параты (В одной из маорийских легенд рассказывается, что в океане есть огромная впадина. Морская вода то всасывается в нее, то выбрасывается назад. Эта впадина — глотка огромного морского чудовища Те Параты, которое втягивает в себя воду, а потом выливает ее, чем объясняется чередование приливов и отливов.) и подплыли к Факаари (Остров Уайт в заливе Пленти.) — адскому острову. Здесь они высунули головы, чтобы набрать воздуха, и с тех пор на острове бушует неугасимое пламя. Выглянув из воды, Те Пупу и Те Хоата увидели, что до Нгаторо еще далеко. И снова в море появилась полоса бурлящей воды и струйки пара над ней — след, который оставляли духи огня. На Моутохоре (Моутохора, или остров Вейл, находится в заливе Пленти.) они опять на мгновение высунули головы, потом в озерах Окакару, Ротоеху, Ротоити, Роторуа, Та-равера, Таупо и в Оракеи-Корако (Оракеи-Корако — область, богатая теплыми подземными водами с центром в городе Роторуа.). И повсюду в этих местах сквозь трещины в земле слышно, как гудит пламя. Вот с каких пор существует подземный ход между островом Факаари и горой Тонгариро.

С быстротой молнии пронеслись духи огня сквозь огромную пирамиду Тонгариро и вырвались наружу на самой вершине, где лежал полумертвый Нгаторо. Его раб погиб от нестерпимого холода, но могучий подземный жар оживил Нгаторо. Теплая кровь заструилась по его жилам, руки и ноги вновь обрели силы. Языки пламени плясали на снегу, и снег стал кроваво-красным. Тело Нгаторо окутал густой дым. Нгаторо поднял своего раба Аурухое и бросил его в кратер, который с тех пор называется Нгаурухое.

Вот почему, говорят старики, духи огня бушевали под землей и вырывались на свет в Роторуа и в других местах — они искали Нгаторо-и-ранги. Это из-за него, великого тохунги, что приплыл на лодке Арава и взошел на вершину горы во славу своего народа, это из-за него боги огня до сих пор тешатся игрой под тонким слоем земной коры в Ао-Теа-Роа.

Куиваи

Куиваи, младшая сестра Нгаторо-и-ранги, жила в Гаваики. Она была женой вождя, которого звали Манаиа.

Однажды муж обидел Куиваи, и она вместе со своей сестрой Хаунгарой и двумя слугами поплыла в Ао-Теа-Роа. Маленький отряд высадился в Тафиуфиу на берегу залива Хок, и оттуда Куиваи и ее спутники пошли по плоскогорью Каингароа к заливу Пленти, чтобы попасть в Макету, где жил Нгаторо-и-ранги.

На пути они остановились в Ваивхакаари, на северном берегу озера Таупо, недалеко от горы Таухары. Они думали, что застанут Нгаторо-и-ранги на озере, потому что он был на вершине Тонгариро (Гора Тонгариро находится вблизи южного берега озера Таупо.), когда попросил, чтобы огонь спас его от смертоносного холода. Увы, оказалось, что его уже нет в этих местах.

Одного из богов, который из-за Нгаторо покинул берега Гаваики, звали Хороматанги. Он увидел, что Куиваи и ее сестра оказались по соседству с горой Таухарой, и решил отправиться на озеро Таупо: Хороматанги хотел сказать им, чтобы они шли к заливу Пленти. Он нырнул в море около острова Факаари и поплыл под водой, потом прошел под землей и оказался на озере Таупо. Всплывая, Хороматанги взметнул столб воды и пемзы высоко в небо.

Хороматанги огляделся и увидел, что Куиваи и ее спутники находятся довольно далеко от озера. Тогда он снова нырнул и поплыл назад, из-за чего в том месте, где начинался подземный ход, образовался огромный водоворот. Подземный ход существует и сейчас. Он начинается милях в двух на северо-восток от острова Мотутаико (Мотутаико — остров в южной части озера Таупо.) и кончается у подножия рифа Хороматанги.

Чтобы указать Куиваи и ее сестре, где искать Нгаторо, Хороматанги вернулся в подземный ход и выдохнул воздух с такой силой, что в Ваиракеи (Ваиракеи — район в окрестностях озера Таупо, богатый теплыми подземными водами.) образовалась скважина Карапити. Белый пар поднялся стрелой высоко в небо, но потом струя пара изогнулась в сторону Макету. Куиваи увидела, что из-под земли вырвался пар, и поняла, где искать Нгаторо.

С тех пор Хороматанги живет в море неподалеку от острова Мотутаико. Говорят, иногда он принимает вид ящерицы. Тогда его называют Ихуматаотао. А иногда превращается в черную скалу в озере.

Великан и кит

Когда-то давным-давно на Южном острове жил великан. Однажды он отправился в гости на Северный остров. Дойдя до пролива Раукава, он одним махом перепрыгнул с Южного острова на Северный. В проливе в это время плавал кит. Великан заметил струйки пара, колыхавшиеся на ветру, и выхватил кита из воды. Сунув кита под мышку, великан зашагал вдоль побережья и вскоре увидел небольшую речку. На берегу речки он сел и съел кита, всего целиком, вместе со шкурой, только скелет оказался ему не по зубам. Наевшись, великан вытянулся на мягкой подстилке из крон деревьев и заснул.

Маори, жившие в этих местах, вовсе не обрадовались, увидев великана. Нога великана придавила всю кумару, которую они посадили, а рука преградила путь к их па. Вершины деревьев мерно раскачивались от дыхания великана, и люди решили поймать великана в капкан. Недалеко от Токомару они обрубили все ветки с одного высокого дерева и привязали его верхушку к земле. Люди надеялись, что великан наступит на веревку и попадет к ним в руки. Великан проснулся, сделал несколько шагов и увидел ловушку. Проходя мимо, он с презрением пнул ее ногой. Дерево распрямилось и с размаху ударило по холму с такой силой, что он раскололся на три части. Следующий шаг перенес великана на мыс Восточный, откуда он нырнул в море. Больше его никто никогда не видел.

Правду ли говорят люди? Кто знает? На мысе Восточном остался отпечаток ноги великана. На реке недалеко от Туранги нашли древний скелет кита. Возле залива Токомару стоят рядом три небольших холма, похожие на вершины треугольника.

Странствующие горы

В те дни, когда боги еще не удалились на небо, многие горы жили счастливо на берегах озера Таупо посередине Рыбы Мауи. Они вместе ели, трудились, играли и любили друг друга, но время шло, и между ними начались раздоры. Тогда молодые горы стронулись с места. Одни отправились на север, другие — на юг. Горы торопливо бежали ночью и останавливались, как только всходило солнце.

Около Таупо остались лишь Тонгариро, Руапеху и Нгауру-хое. Тонгариро взял в жены Пифангу, небольшую нарядную гору, которая жила по соседству с ним. У них родились дети: Снег, Град, Дождь и Изморозь. Пифанга любила убеленного сединой Тонгариро, а когда широкоплечий Таранаки начал заигрывать с ней, Тонгариро в ярости прогнал Таранаки далеко на запад. Таранаки добежал до самого моря и оставил позади себя глубокое ущелье, по которому теперь течет река Уонгануи (Река Уонгануи впадает в Южный залив Таранаки Тасманова моря.). На берегу моря Таранаки уже мог не бояться мести Тонгариро, но ветер донес до него облачко дыма, подхваченного над вершиной рассерженной горы.

Пожав плечами, Таранаки медленно пошел вдоль берега. Он ненадолго задержался в Нгаере, а когда вновь тронулся в путь, на земле осталась большая впадина, которая потом превратилась в болото Нгаере.

На рассвете Таранаки достиг мыса, который вдавался глубоко в море (Мыс Эгмонт; разделяет Северный и Южный заливы Таранаки в Тасмановом море.), и остался там навсегда. Иногда он проливает слезы, вспоминая Пифангу, и тогда его окутывает туман. А иногда Тонгариро вспоминает о дерзости своего далекого соперника, тогда пламя гнева клокочет у него в груди и густое облако черного дыма повисает над его головой.

Какепуку и Кава

На плоскогорье Ваипа прежде не было пика Какепуку. Он пришел сюда с юга в надежде разыскать отца, но, подойдя к реке Ваипе, увидел Каву, дочь Пиронгии и Таупири. Какепуку был так потрясен красотой этой небольшой горы, что забыл об отце и остановился рядом с ней. Нелегко ему было завоевать сердце Кавы, потому что у нее уже было два возлюбленных: Пукетарата и Карева. Они попытались прогнать пришельца, но в схватке с Какепуку Пукетарата потерпел поражение, и ему пришлось бежать на дальний край болота. Карева продолжал один яростно сражаться за любимую гору.

Соперники призвали па помощь Руаумоко (Руаумоко — повелитель вулканов и подземного огня.). На склонах обеих гор образовались кратеры, и потоки лавы выжгли все на своем пути. Целую ночь продолжалась жестокая битва. Яркое пламя, полыхавшее над вершинами гор, освещало окрестности, в раскаленном ночном воздухе носились тучи пепла. В конце концов Какепуку одолел Кареву и заставил его уйти далеко на запад. Карева брел по болотам, холмам и долинам, пока не достиг берега моря. Но и здесь его преследовали громовые окрики Какепуку. Тогда поверженный возлюбленный Кавы бросился в волны и поплыл в открытое море, потому что на суше для него больше не было места. Карева до сих пор стоит в море, и пакеха называют его остров Джаннет. Волны лениво плещутся у ног Каревы, а ему видится округлая грудь Кавы, и он вздыхает об ушедших днях, когда его единственным соперником был нерешительный Пукетарата. Западный ветер, обычно преобладающий в этих местах, подхватывает облака с его головы и бережно проносит их над холмами и долинами, чтобы опустить на Каву и напомнить ей о далеком возлюбленном, который до сих пор не может ее забыть.

Кава отвернулась от малодушного Пукетараты и протянула руки по равнине, туда, где стоял Какепуку, потому что он сражался за ее любовь и силой завоевал право стать ее мужем. Равнина не разъединяет Каву и Какепуку. Наоборот, она помогает возлюбленным быть вместе: когда туман ложится на равнину, а потом ползет по склонам Кавы и Какепуку, маори говорят: «Сегодня брачная ночь Какепуку и Кавы».

Мими-о-Паоа

Паоа (Паоа — легендарный родоначальник племен, живущих на восточном побережье.) и его спутники странствовали по лесам Моту. Они пересекли горный хребет недалеко от Арофаны и спустились в лес Мангату. В лесу Паоа заметил несколько красных деревьев небывалой толщины и сказал:

— Мы сделаем хорошие лодки из этих деревьев и поплывем в океан Кивы.

— Что нам за польза от лодок здесь, в лесу? — спросил Паоу един из воинов. — Побережье далеко, мы не сможем так долго тащить лодки по лесу.

— Давайте делать лодки, — услышал он в ответ.

Власть Паои была так велика, что его спутники тут же разбили лагерь и взялись за дело. Они валили деревья, выдалбливали стволы и больше ни о чем не спрашивали. Когда они окончили работу и поставили лодки на подпорки, Паоа сказал:

— Завтра мы спустим их в полноводную реку.

Воины с волнением спрашивали друг друга, что значат эти загадочные слова, но сам Паоа не проронил больше ни звука. Он отошел в сторону, произнес несколько заклинаний и помочился. Маленький ручеек тут же превратился в бурный поток, а к утру река Те Мими-о-Паоа (Слово «мими» (моча) встречается в названиях многих новозеландских рек.) стала такой глубокой и широкой, что лодки доплыли по ней до самого моря.

Те Анау

(Те Анау — озеро на юге Южного острова.)

Рядом с деревней Ваитахой было небольшое озеро, бездонное озеро, как многие думали. Деревья подступали к нему почти вплотную и надежно скрывали от посторонних глаз. Из всех жителей деревни озеро видели только тохунга и его жена. Они охраняли это чудесное озеро, благодаря которому их племя было избавлено от многих бед. К тому же озеро давало им пищу. Когда племя нуждалось в рыбе, тохунга произносил заклинание, забрасывал сеть, и улов никогда не обманывал его ожиданий.

Но однажды до их долины, со всех сторон окруженной горами, дошли слухи о войне, которая разразилась в Атакоу, и тохунга Те Хоро отправился в далекий путь на побережье, чтобы разузнать, что там происходит. Перед уходом Те Хоро много раз повторил своей жене Хоуму-те-ити, что она должна произносить нужные заклинания, когда ей понадобится рыба, и ни в коем случае не разрешать никому даже близко подходить к чудесному озеру.

Но тохунга не знал, что у его жены был возлюбленный Марино, а Марино, когда тохунга ушел, упросил Хоуму-те-ити показать ему озеро. Хоуму-те-ити привела Марино в священную рощу, и он с удивлением взглянул на прозрачную воду, в которой плавали рыбы. Марино наклонялся над озером все ниже и ниже и наконец увидел в воде свое отражение. В то же мгновение вода в озере начала подниматься, бесшумно и неотвратимо. Озеро уже вышло из берегов, а вода все прибывала и прибывала, она затопила деревню, в воде погибли несчастные любовники и все жители деревни, вода заполнила всю долину от края до края, разлилась длинными рукавами между холмов.

Тохунга не успел уйти далеко. Поднявшись на склон горы за Туапекой, он оглянулся на свой дом и с ужасом увидел огромное озеро, которое мерцало в тесном кольце холмов. Опасаясь беды, он поспешил назад, но не нашел ни жены, ни соплеменников, ни родного дома — разлившиеся воды Те Анау поглотили всех и вся. С разбитым сердцем брел обманутый тохунга по холмам и наконец пришел в Пиопиотахи (Пиопиотаха — фиорд Милфорд на западном побережье Южного острова.), где провел остаток своих дней, потому что не мог смотреть на озеро, которое погубило его жену и увековечило его позор. Именем тохунги назван утес в заливе Анита в Пиопиотахи.

После гибели соплеменников Те Хоро в окрестностях озера появились никому не известные люди, которые прошли в эти места по подземному ходу, начинавшемуся на склонах горы Ао-ранги (Гора Кука — высочайшая вершина Новой Зеландии в горной системе Южных Альп (Южный остров), высота которой немногим менее четырех километров. Маорийское название горы переводится как «Пронзающая небо». — Примеч. ред.). Они расселились во многих местах, и в том числе по берегам нового озера Те Анау.

Моту-рау

У вождя Рака-па-тиры остались в живых только две дочери: Коро-нае и Моту-рау. Сыновья Раки погибли в битвах, и старый немощный вождь жил с женой и двумя дочерьми в Урута-хи на берегу Пиопиотахи.

Коро-нае часто уходила в лес за цветами и ягодами. И однажды она не вернулась. Старый Рака не мог сам отправиться на поиски дочери, вместо него в лес пошел мудрый тохунга, дядя девушек. Пять дней все здоровые мужчины из па с утра до ночи искали Коро-нае в соседних долинах. В полдень и в полночь тохунга советовался со своим атуа и просил помощи у демонов гор, лесов и океана. Но все было напрасно — никто не мог найти Коро-нае.

На пятую ночь, когда мужчины в изнеможении лежали каждый у себя дома, а старые измученные тревогой родители Коро-нае были уже близки к смерти, Моту-рау увидела сон. Ей приснилось, что Коро-нае, застигнутая лавиной, лежит в лесу, она еще жива, но дыхание жизни вот-вот покинет ее. Моту-рау побежала к своему дяде, тохунге, рассказала сон и описала место, где лежит сестра.

— Я хочу пойти к Коро-нае, — молила она тохунгу. — Скажи, как мне ее найти.

— Наберись храбрости и терпения. Я попрошу атуа, он вложит нужные слова мне в уста.

Моту-рау ушла. Когда она снова вернулась к дяде, он сказал:

— Я сделал красного змея, он покажет тебе дорогу к Коро-нае. Днем ты будешь держать его за веревку, а змей будет плыть над вершинами деревьев. По вечерам он будет опускаться на землю, как птица. Три дня ты будешь идти за ним и три ночи будешь спать в лесу. Если у тебя хватит сил, ты найдешь сестру.

Едва тохунга произнес эти слова, как подул западный ветер, красный змей поднялся в небо и поплыл над деревьями.

— Иди, — сказал тохунга. — Пусть твое сердце преисполнится храбрости, и ты найдешь сестру.

Старый тохунга с грустью смотрел вслед девушке, а она бежала под деревьями и держала в руках туго натянутую веревку. Тохунга видел красное облако позади змея и знал, что путешествие Моту-рау не кончится добром.

На третий день змей начал подниматься все выше и выше, он вел Моту-рау на плоскогорье между двумя горами, заставляя удаляться от побережья. Наконец змей, как усталая птица, упал на землю. И когда Моту-рау с трудом взобралась по крутому склону, она увидела распростертого на земле красного змея и рядом свою сестру.

Мото-рау опустилась на колени, и слезы полились у нее из глаз. Коро-нае умирала. Она оказалась в горах во время обвала, и у нее были сломаны руки и ноги. Слезы Коро-нае растекались по плоскогорью. Мото-рау с нежностью обняла сестру, и ее слезы смешались со слезами Коро-нае. Коро-нае улыбнулась сестре, вздохнула, и через мгновенье ее душа рассталась с телом и отправилась в далекий путь — в Те Реингу. Но душа Коро-нае не торопилась, она поджидала душу Моту-рау. Вскоре они встретились и рука об руку пошли по дороге смерти.

Слезы сестер сбежали по холмам в низину и образовали озеро Манапоури (Озеро Манапоури находится в южной части Южного острова.) — Озеро Скорбящего Сердца.

Каури и кит

Самый большой житель океана, если не считать недоступное взорам людей чудовище, которое заглатывает моря, устраивает водовороты, губит лодки и людей, — это Тохора, кит. А на земле самое могучее живое существо — это каури, дерево-великан с прямым крепким стволом и длинными ветвями, которые раскачиваются на ветру.

Каури растет в северной части страны. Взглянув на это дерево, вы увидите, что у него гладкая серая кора, в которой много янтарной смолы. Люди издавна собирали смолу в развилках веток каури, искали старую окаменевшую смолу в земле, в тех местах, где тысячи лет назад росли и цвели эти деревья.

Само собой разумеется, что лесной великан дружил с морским великаном. Однажды Тохора подплыл к лесистому мысу и окликнул своего друга Каури.

— Иди сюда, ко мне! — закричал Тохора. — Если ты останешься на суше, люди срубят тебя и сделают из твоего ствола лодку. На суше тебя ждет беда!

Каури замахал руками, покрытыми листьями.

— Неужели я стану бояться этих смешных маленьких человечков! — с презрением воскликнул он. — Что они могут мне сделать?

— Ты их не знаешь. У маленьких смешных человечков есть острые топоры, они изрубят тебя на куски и сожгут. Иди ко мне, пока не поздно.

— Нет, Тохора, — сказал Каури. — Если ты придешь сюда, ко мне, ты будешь неподвижно лежать на земле. Ты станешь неуклюжим и беспомощным, потому что ты очень тяжелый. Ты не сможешь двигаться, как привык в океане. А если я приду к тебе, буря будет швырять меня по волнам, как щепку. В воде я беззащитен. Мои листья опадут, и я опущусь на дно, в безмолвное царство Тангароа. Я больше не увижу яркого солнца, теплый дождь не омоет мои листья, я не смогу сражаться с ветром, крепко уцепившись корнями за мать-землю.

Тохора задумался.

— Ты прав, — сказал он наконец. — Но ведь ты мой друг. Я хочу помочь тебе. Я хочу, чтобы ты всегда помнил обо мне. Давай поменяемся: я дам тебе свою шкуру, а ты мне свою, тогда мы никогда не забудем друг друга.

На это Каури охотно согласился. Он отдал кору Тохоре, а сам оделся в гладкую серую шкуру кита. С тех пор у дерева-великана так же много смолы, как у кита жира.

Блуждающие деревья

Когда-то, давным-давно росли две таллипотовые пальмы с длинным именем Ти-Факаавеаве-а-Нгаторо-и-Ранги. Конечно, это было слишком длинное имя для двух пальм, терзаемых ветром на безводном плоскогорье Каингароа. Но послушайте сначала старинную сказку.

Много сотен лет назад, задолго до того, как пришли белые люди и насадили на этом голом плоскогорье невиданные прежде сосны, прославленный тохунга Нгаторо-и-Ранги, приплывший в Ао-Теа-Роа на лодке Арава, путешествовал по плоскогорью Каингароа вместе с сестрами. Сестры приплыли с Гаваики. Они были колдуньи, им подчинялись огонь и ночная тьма, они умели творить чудеса. Их звали Куиваи и Хаунгароа. Их сопровождали служанки, которые несли пищу, но воду им не нужно было носить с собой. Когда сестрам хотелось пить, Нга-торо нужно было только топнуть ногой, и из-под земли начинал бить родник прозрачной воды. На полпути Нгаторо с сестрами остановились поесть. Хаунгароа сильно проголодалась после долгого утомительного странствия по пыльному плоскогорью, усеянному пористыми камнями. Ее брат и сесгра уже насытились, а она все еще продолжала есть. Служанки, которые несли пищу, смеялись и перешептывались:

— Много же времени нужно Хаунгарое, чтобы поесть, — говорили они.

С тех пор эту часть плоскогорья называют Те Каингароа-а-Хаунгароа — Долгая Трапеза Хаунгароа.

Разгневанная Хаунгароа не могла стерпеть насмешек. Она обрушила на служанок поток бранных слов и тяжелых ударов и погнала их перед собой, будто ураган. Страх придавал служанкам силы, и Хаунгароа не могла их догнать, но она бросила им вдогонку проклятие и превратила их в таллипотовые пальмы. Таких пальм не было больше нигде в Ао-Теа-Роа. Корни этих пальм не погрузились в землю, и бездомные пальмы были осуждены на вечные блуждания по плоскогорью, где так долго ела Хаунгароа. Маори назвали их Ти-Факаавеаве-а-Нгаторо-и-Ранги, что значит блуждающие таллипотовые пальмы Нгаторо-и-ранги. Путники издалека видели эти деревья, но никогда не могли подойти к ним, потому что деревья исчезали при их приближении, а потом снова появлялись, окутанные туманом, клочья которого постоянно гнал ветер на этом каменистом плоскогорье.

С годами пальмы состарились и одряхлели. Высокие, с толстыми отводами, они наконец уцепились корнями за землю и остановились. Одна из пальм погибла под топором вождя маори, другая под топором пакеха. Так отомстила Хаунгароа своим служанкам, так расплатились они за свою шутку и обрели наконец покой.

Дерево хинау из Руатахуны

Женщины, которые хотят иметь детей, приходят к священному дереву хинау — Те-Ихо-о-Катака, издавна растущему в Руатахуне на лесистом горном хребте.

Однажды под этим деревом отдыхал Тане. Он протянул руку, чтобы сорвать несколько плодов, и вдруг услышал голос:

— Не ешь моих плодов. Во мне живет частичка твоей дочери Каитаки.

Тане послушался, он понял, что перед ним священное дерево, и наделил его своей маной.

Медленно проходили столетия, а дерево все так же стояло на горном хребте. Оно обладало чудесным даром избавлять женщин от бесплодия.

Бездетные женщины шепотом рассказывали друг другу о верном способе стать матерью: пойти к дереву Ихо-о-Катака и обхватить ствол обеими руками.

Женщины тайком приходили к дереву рано утром или в сумерках. Их сопровождали только мужья и тохунга, который говорил им, что делать. Та сторона дерева, на которую падали лучи восходящего солнца, считалась мужской, а та, которую солнце освещало на закате, — женской. Если женщина хотела родить сына, она обнимала дерево с восточной стороны, а если дочь (некоторые всем на удивление предпочитали иметь дочь) — с западной. И от этого объятия в их телах зарождалась новая жизнь.

Поющая похутукава

А теперь я хочу рассказать о похутукаве, о дереве Тапуае, которое стоит на берегу залива Охоукава озера Ротоити и предсказывает погоду. Это старое искривленное дерево, которое цепляется за край высокой скалы, все еще украшает свои неспокойные ветви нарядными красными цветами.

Если ветви Тапуае сонно бормочут, как мясная муха Нгаро, значит, будет хорошая погода и рыбаки будут любоваться голубым небом. Если ветви перешептываются на ветру, значит, ветер усилится и пойдет дождь. Иногда ветви пронзительно кричат, тогда рыбаки торопятся домой, потому что знают: на озере начинается буря.

Все деревья обладают чудодейственной силой, огромной чудодейственной силой, потому что деревья — дети Тане, творца жизни. Это Тане питает деревья водой и соками матери-земли, это Тане научил птиц, своих любимцев, порхать среди деревьев.

Кумара

В давние времена на земле не было кумары. Она росла только на небе, где ее охраняла звезда Фануи. А на земле жили муж и жена Ронго-мауи и Пани. Кто-то рассказал им, что далеко на небе есть удивительная пища. Ронго расстался с женой, вскарабкался на небо и вошел в дом богини-звезды. Ронго попросил у нее несколько клубней кумары, ее ненаглядных детей, но Фануи не захотела с ними расстаться.

— Это мои дети, они навеки останутся со мной! — сказала она.

Ронго-мауи отошел в угол. Он лег на циновку и, притворившись, что страшно устал после долгого путешествия, закрыл глаза и захрапел. Фануи некоторое время боролась со сном, а потом начала клевать носом.

Ронго открыл глаза и взглянул на Фануи. Она сидела, прислонившись спиной к стене дома, уткнув подбородок в грудь. Ронго тихонько сел, Фануи не шелохнулась. Ронго встал и на цыпочках подошел к богине-звезде. Фануи по-прежнему не шевелилась. Осторожно протянув руку, Ронго вынул несколько клубней из корзины богини. Потом тихонько сделал несколько шагов, выскользнул за дверь и беззвучно прикрыл ее за собой. Боясь, как бы Фануи не проснулась и не обнаружила пропажу, Ронго поспешно вернулся назад на землю.

До тех пор ни на земле, ни на море, ни на небе никто ни разу ничего не украл, но эта первая кража принесла людям много добра. Фануи не забыла своих детей, спустившихся на землю.

Когда в восточной части неба появляется мерцающий огонек, мудрые люди знают, что пришло время сажать кумару, и звезда с улыбкой смотрит на тех, кто роет ямки и опускает в них клубни. Ронго-мауи считается отцом кумары, Пани — матерью.

Дети Тане, дети Тангароа

Огромная птица Руакапанги

Маори звали гигантскую птицу моа (Моа — птицы отряда вымерших бескилевых птиц; были распространены в Новой Зеландии, обитали в лесах, питались семенами и корнями растений, достигали высоты 3 м; последние моа истреблены в конце XVIII — начале XIX в.) Огромная птица Руакапанги. Эта длинноногая дочь Тане уже давно не шествует но нашим холмам и равнинам. Но когда-то моа водились у нас в изобилии.

Руакапанга был одним из первых маори, приплывших в Ао-Теа-Роа. Вместе со своими спутниками он бродил в зарослях на берегу залива Пленти, ловил диких птиц, питался ягодами и корнями папоротника, пока однажды не заметил вдалеке огромных птиц, которые вполне могли бы поймать его. Подобное зрелище еще никогда не представало перед глазами Руакапанги и его друзей. Они видели китов, когда плыли на лодках с Гаваики в Ао-Теа-Роа. Но им и в голову не приходило, что такие великаны могут жить на суше.

Одолев страх, закравшийся к нему в сердце, Руакапанга взялся за дело. Вместе со своими друзьями он старательно гнул и переплетал прутья, чтобы сделать силок, который мог бы удержать огромных моа. В силок насыпали зерен, и после долгого ожидания одна птица попала наконец в ловушку. Из груди Руа и его друзей вырвался торжествующий крик. Но их радость была преждевременной. Длинными, как палки, ногами моа растоптала и расшвыряла прутья и ушла прочь. Руа терпеливо починил силок и снова насыпал зерен, но вторая птица вырвалась из плена так же легко, как первая. Много раз Руа заманивал моа в силок, но каждый раз безуспешно.

Тогда Руа снова созвал своих товарищей, и они вместе сделали такой силок, что, попадись в него кит, и он бы не вырвался на волю. Моа, ничего не подозревая, переступила через прутья силка; услышав громкие крики охотников, птица в гневе обернулась, и тут оказалось, что она попала в плен. Несколько копий вонзилось в моа, и она погибла. С тех пор в честь неустрашимого охотника Руа птицу моа стали называть Огромная птица Руакапанги.

Поу и Огромная птица

У силача Поу-рангахуа из Туранги (Теперь город Гисборн.) был маленький сын, которого он очень любил. Поу исполнял любое желание сына, чего бы это ему ни стоило. Мальчик подрос, и Поу заметил, что он все время высовывает язык и указывает в одну и ту же сторону. Если мальчик лежал, он перекатывался, чтобы указывать языком в ту же сторону; если стоял — поворачивался так, чтобы язык показывал туда же.

Поу посоветовался с женой, и они решили, что мальчик голоден и показывает языком туда, где есть много вкусной еды.

— Тогда я ее добуду, — сказал силач Поу-рангахуа.

Поу взял оружие, захватил кое-какие припасы и столкнул лодку в бурные волны. Жена стояла на берегу и смотрела вслед мужу, а он уплывал все дальше в море. Она видела, как напрягались мускулы у него на спине, когда он погружал весло в воду. Она видела, как маленькая одинокая лодка с каждой минутой становилась все меньше. Она видела, как при каждом взмахе сверкала на солнце лопасть весла. Потом лодка стала едва заметным пятнышком, потом исчезла. А перед Поу раскинулись необъятные просторы открытого моря, и где-то там, за горизонтом он должен был найти пищу для сына.

День за днем плыл Поу все вперед и вперед, пока наконец дно лодки не заскребло об отмель чужой далекой страны. Поу выпрыгнул на берег и с радостью почувствовал под ногами твердую землю. Жители встретили его приветливо и пригласили разделить е ними вечернюю трапезу. Поу не мог удержаться от восторженных возгласов, когда отведал дымящиеся овощи, которые они поставили перед ним в плетеной корзинке. Никогда прежде он не ел таких вкусных корней. Его угостили кумарой. А Поу даже не знал, что это такое. На той сияющей длинной полосе суши, где он жил, кумару не сажали, и Поу тут же догадался, какой пищи недоставало его сыну.

Поу жил в новой стране, но все время тосковал, ему хотелось вернуться домой в Турангу и увидеть лицо своего сына, когда он попробует кумару. Увы, Поу лишился лодки. Может быть, буря разбила ее в щепки, а может быть, прилив понемногу стащил ее с отмели, и она уплыла в море. Так или иначе, Поу не мог вернуться домой.

Однажды ночью он лежал на циновке рядом со своим другом арики Тане и, глядя на те же яркие звезды, которые сияли над его домом в далекой Туранге, рассказал Тане о своей беде. Тане приподнялся на локте.

— Можно сделать только одно, — сказал он. — Конечно, это опасно, но если человек после долгих странствий тоскует о доме, он не страшится опасностей.

— Я уже пережил немало опасностей, я едва не утонул, когда плыл по океану Кивы, — сказал Поу, — Неужели мне грозит что-нибудь более страшное, чем гибель в море, когда от воды защищает только выдолбленный кусок дерева?!

— Конечно, тебе грозила гибель, когда ты плыл сюда, — согласился Тане, — и на пути домой тебе тоже будет грозить гибель. Тебе придется лететь на спине Огромной птицы Руа-капанги.

Поу сжал кулаки с такой силой, что косточки на пальцах побелели под темной кожей.

— Огромная птица Руакапанги, — прошептал Поу. — Но как же я полечу на ней, скажи, друг?

— Я ведь говорил, что тебя ожидает множество опасностей, — напомнил Тане. — Ты взберешься на спину птицы, если у тебя хватит храбрости, и уцепишься за нее покрепче. На птице ты очень быстро долетишь до дома. Но на полпути из глубин океана поднимается высокая гора Хикуранги, где живет великан-людоед Тама. Помни об этом и знай: если ты попадешь к нему в лапы, твоя сила тебе не поможет.

— Как же мне пролететь мимо этого чудовища?

— Подожди заката. Перед тем как спуститься в океан, солнце направляет свои лучи так, что они ослепляют людоеда, тут-то и нужна храбрость, чтобы пролететь мимо горы, прежде чем Тама успеет тебя схватить.

На следующий день рано утром Поу-рангахуа взял две полные корзины кумары и влез на спину моа. В те времена Огромная птица Руакапанги еще умела летать. Она взмахнула крыльями и без малейших усилий подняла в воздух Поу вместе с тяжелыми корзинами. Неторопливо помахивая крыльями, птица полетела на юг. Поу посмотрел вниз и увидел крошечные фигурки своих друзей. На скале стоял Тане. Прикрывая рукой глаза, он с тревогой следил за полетом Поу.

За один час покрыл Поу расстояние, которое проплыл прежде за день. Но вот солнце начало быстро, как бывает в тропиках, клониться к западу, и Поу увидел гору Хикуранги. Он потянул птицу за шею и заставил ее лететь медленнее: Поу ждал, чтобы нижний край солнца коснулся воды. А когда это произошло, птица как ветер пронеслась мимо горы под защитой слепящих солнечных лучей. Тама взревел, услышав шум огромных крыльев, но прежде чем он разглядел, кто летит, птица была уже далеко и опасность миновала.

Когда показались берега Ао-Теа-Роа, сердце запрыгало у Поу в груди при мысли, что он снова увидит жену и сына и обрадует их сокровищами, которые хранятся в корзинах. Ему так хотелось поскорее попасть домой, что он дважды провинился. Во-первых, вырвал два пера у моа, а это был тяжкий грех. Во-вторых, заставил моа донести его до дома. Тане предупреждал Поу, что он должен расстаться с птицей, как только долетит до своей страны, но Поу хотелось поскорее добраться до дома, и нетерпение сделало его себялюбивым, что часто случается с мужчинами.

С великим почетом встретили Поу, и велик был дар, который он вручил Ао-Теа-Роа: в каждой деревне люди благословляли Поу-рангахуа за кумару, которую он привез в Турангу.

Далеко за морем дни медленно сменяли друг друга, а Тане все ждал птицу, на которой разрешил улететь Поу. Поу отпустил ее слишком поздно, и, когда она в жаркий полдень пролетала мимо горы Хикуранги, Тама с помощью заклинаний поймал ее и убил.

Огромная птица Руакапанги погибла. Только кости и осколки скорлупы громадных яиц да ее крошечный брат — птица киви — напоминают о ней. Да еще иногда попадается на глаза пробковое дерево, которое клонится к земле, и мы вспоминаем, что когда-то по такому дереву била ногами моа.

Почему у ржанки коричневая грудка

Пихоихои, полевой жаворонок, и Кукуруату, ржанка, сначала были не птицами, а людьми. В давние времена двое юношей, Пихоихои и Кукуруату, полюбили красивую девушку по имени Фана. Многие юноши добивались благосклонности Фано, но ее бабушка хватала каждого, кто осмеливался приблизиться к внучке, и держала взаперти.

— Давай действовать осторожно, — сказал Пихоихои своему другу. — Ты иди первым и попробуй завоевать сердце Фано. Если ты не вернешься, я буду знать, что ты потерпел неудачу и настала моя очередь попытать счастье.

Благородство друга очень обрадовало Кукуруату. Он осторожно подкрался к фаре, где Фано жила со своей бабушкой, но старуха услышала его шаги. Она схватила Кукуруату и втолкнула в дом-темницу, откуда Кукуруату не мог убежать. А в наказание за дерзость она еще обожгла ему грудь горячим углем.

Кукуруату не вернулся, и Пихоихои понял, что завладеть девушкой нелегко, но, когда он издалека увидел Фано, награда за этот подвиг показалась ему так велика, что он решил попытаться. Пихоихои бесстрашно приблизился к фаре, где жила Фано. Старуха протянула руки, чтобы схватить его, но он ловко увернулся.

— Подожди, — сказал Пихоихои со смехом. — Не торопись поймать меня. — Послушай сначала песню, которую я тебе спою.

Стоя поодаль от старухи, Пихоихои запрокинул голову и запел песню, полную любви и радостного смеха, она не была похожа ни на одну из тех песен, которые обычно пели влюбленные юноши. Фано не выдержала и вышла на порог. Как только Пихоихои замолчал, старуха снова протянула к нему когтистую руку, но Пихоихои опять увернулся.

— Послушай второй куплет моей песни, — сказал он. Красивые звуки вновь затрепетали в воздухе. Пихоихои прыгал то туда, то сюда, как лист на ветру. После одного из таких неожиданных прыжков он оказался у двери фаре. В тот же миг Пихоихои подхватил девушку на руки и помчался прочь.

— Вернись! Сейчас же вернись! — закричала старуха, но Пихоихои летел, как птица, не выпуская из рук бесценной ноши.

Во время этого полета его внешность постепенно менялась, и в конце концов он превратился в ту маленькую птичку, которую теперь все называют пихоихои, или жаворонок.

Что случилось с Кукуруату, никто не знает, известно только, что он тоже превратился в птицу с темным пятном на груди, в том месте, где бабушка Фано обожгла его горячим углем.

Тиваивака, трубастый голубь

Тиваивака вился в тревоге вокруг дома богини огня Махуи-ки. Стены дома обуглились, зеленые деревья и кусты сгорели дотла. Дым еще курился над покинутой землей, обезображенной пламенем.

Самой Махуики нигде не было видно. Мауи похитил у нее огонь, и когда Махуика поняла, что произошло, она решила расправиться со смельчаком. А через некоторое время Мауи вернулся на пепелище, чтобы разыскать Махуику. Но все его усилия были тщетны.

Вдруг Мауи увидел Тиваиваку, трубастого голубя, и, прежде чем тот успел улететь, схватил его и потребовал, чтобы голубь сказал, где Махуика.

— Нет, — ответил голубь, — ничего я тебе не скажу.

Мауи стиснул шею птицы так, что у нее чуть не выскочили глаза, а хвост растопырился веером и загнулся кверху.

— Говори, — требовал Мауи вне себя от ярости. — Говори, куда ушла Махуика.

Тиваивака изнемогал от боли.

— Не знаю, — простонал он. — Я не знаю, куда она ушла.

— Тогда скажи, где она спрятала огонь. Я знаю, что она спрятала огонь. Я хочу добыть огонь для людей.

— Ну, если ты хочешь сделать подарок людям, — уступил Тиваивака, — тогда я скажу тебе, где Махуика спрятала огонь. Вернись домой, возьми два кусочка дерева каикомако и потри друг о друга. Вот где Махуика спрятала огонь. Внутри каикомако. Потри два кусочка дерева, тогда увидишь, что огонь только и ждет, когда ты выпустишь его на волю и дашь ему какое-нибудь дело.

У маленького Тиваиваки так и остались выпученные глаза и хвост веером, загнутый кверху, потому что Мауи чуть не удушил его, когда искал огонь. Но Тиваиваку это нисколько не огорчает. Широкий хвост служит ему парусом и помогает быстро менять направление в воздухе, когда Тиваивака гоняется за насекомыми, которыми он кормится.

Хокиои и ястреб

Когда солнце скрывается за горизонтом, а луну закрывают облака, когда отблески огня играют на стенах дома, а разговоры и смех постепенно стихают, в темноте ночи иногда слышится шорох крыльев. Мрак непроницаем, но где-то в вышине вдруг раздается крик и гремят раскаты смеха, от которых стынет кровь.

— Хокиои! Хокиои! — кричит птица.

Ее крик переходит в свист, наводящий ужас, птица устремляется вниз, потом снова взмывает в черное безмолвное ночное небо.

Это кричит Хокиои (Хокиои — мифическая птица, возможно вымерший гигантский орел.), птица-невидимка, она с торжеством выкрикивает свое имя, чтобы досадить Каху, ястребу. И вот почему…

Когда-то давным-давно Каху и Хокиои поссорились.

— Ты большая и неуклюжая, — сказал Каху, — ты только и можешь, что махать крыльями надо льном.

— Ах ты хвастун, подлый хвастун! — закричала Хокиои. — Я летаю выше тебя. Я могу улететь так высоко, что ты меня не увидишь! — Хокиои была вне себя от ярости. — Ну-ка, давай померяемся силами! — закричала она и бросила на ястреба горящий ненавистью взгляд. — Не будем терять время, давай полетим, пусть птицы посмотрят, кто из нас неуклюжий, я или ты!

Каху видел, что все птицы прислушиваются к их спору, и принял вызов. Хокиои и Каху взмахнули крыльями и взмыли в небо. Хокиои смотрела вверх, она напрягала все силы, чтобы лететь выше и быстрее Каху. Ястреб как всегда летел, устремив взгляд на землю, и вдруг увидел, что над лесом поднялось облако дыма и красные языки пламени лижут верхушки деревьев. В ту же минуту он забыл о споре с Хокиои и, испустив радостный крик, устремился вниз, на опушку леса, в надежде поживиться крысами и ящерицами, которые убегали от огня.

Хокиои не знала, что Каху полетел вниз. Ее глаза были по-прежнему устремлены на голубое небо, а неутомимые крылья взмах за взмахом поднимали ее все выше и выше. Хокиои поднялась так высоко, что птицы, которые за ней следили, потеряли ее из виду. День уступил место ночи, на небе высыпали звезды, а Хокиои все набирала высоту. Она остановилась, только когда первые лучи солнца осветили небо, только тогда Хокиои посмотрела вниз. Каху нигде не было видно, и земли тоже.

Вот как случилось, что ни один смертный так и не видел Хокиои, вот почему темной ночью Хокиои летает низко над землей и в насмешку над Каху выкрикивает свое имя: Хокиои, Хокиои!

Кавау

Купе (Купе — легендарный герой, один из первооткрывателей Новой Зеландии.) приплыл в Ао-Теа-Роа с двумя птицами: Рупе, лесным голубем, и Те Кавау, бакланом. У каждой птицы были свои обязанности: Рупе искал в лесу плоды, семена и другую пищу, а Те Кавау разузнавал, какие на острове реки и высокие ли приливы в бухтах.

Когда они остановились в бухте Манукау, Купе послал Кавау вперед и велел хорошенько осмотреть все места для стоянок, начиная с Манукау до залива Фангануи-а-тара. Кавау вскоре вернулся и сказал, что течение в реках не очень сильное. Тогда Купе послал птицу на западное побережье Северного острова, чтобы посмотреть, какие там реки и бухты, и Кавау снова сказал, что Купе нечего опасаться, его лодка может плыть спокойно. Все это время баклан Кавау так много летал и бродил по рекам, что его ноги и крылья стали необычайно крепкими и сильными, и ему хотелось найти поток, с которым он мог бы всерьез помериться силами. Даже приливные волны Раукавы (Раукава — пролив Кука, отделяющий Северный остров Новой Зеландии от Южного.) не внушали ему страха.

Купе поплыл на юг, а когда он разбил лагерь, к нему пожаловали гости.

— Где вы живете? — спросил Купе прилетевших птиц.

— На соседнем острове.

— Какая у вас там еда?

— У нас много разных семян, это очень хорошо для детей Тане. Приплывай к нам на остров, сам увидишь.

Но тут в разговор вмешался Кавау:

— Не знаете ли вы такие места на море, где бывают особенно высокие приливы или, может быть, вам известно, где текут бурные стремительные реки? Я видел воды Раукавы, мне ничего не стоит переплыть этот пролив.

Птицы с Южного острова оглушительно закричали:

— На нашем острове много рек, с которыми тебе не справиться! Полетим вместе, сам увидишь!

Купе согласился отпустить Кавау. Баклан поднялся в воздух и вместе с гостями долетел до узкого пролива между Ран-гитото (Рангитото — остров Дюрвиль.) и Южным островом. Вода в проливе кипела, как на речных порогах.

— Это то, что мне нужно, — сказал Кавау. — Если я смогу переплыть через пролив, значит, он не так страшен и не повредит лодку моего хозяина.

Кавау сел на берег и коснулся крылом буруна, как купальщик, который щупает воду ногой. Но вода в проливе неслась со страшной быстротой. Она потащила Кавау за собой и вынудила его упасть на колени. Кавау протянул к воде второе крыло, но его остановил пронзительный крик птиц:

— Кавау! Ты погибнешь!

И все-таки Кавау не испугался. Вода, как в капкане, зажала его крыло, перегородившее пролив от одного берега до другого. Кавау яростно махал свободным крылом, пытаясь подняться в воздух, но его отчаянные попытки окончились неудачей. Неумолимый стремительный поток оказался сильнее Кавау. Отважный спутник Купе встретил, наконец, достойного противника. Вода сомкнулась вокруг бесстрашной птицы, сбила ее с ног и закрутила, как веточку в водовороте. Кавау продолжал бороться, но в конце концов у него сломалось крыло. Так погиб храбрый Кавау.

Во Французском проливе до сих пор лежит огромный валун, который преграждает путь высокому приливу и стремительному течению. Это окаменевший Кавау, это скала, названная так в честь птицы, бросившей вызов воде. Окажись Кавау сильнее, пролив навсегда остался бы недоступным для людей, но у Кавау сломалось крыло, и сейчас те, у кого хватает мужества, могут переплыть пролив на лодке.

Попоиа, сова

Давным-давно, когда Матаора пришел за своей женой в страну сумерек и увел ее потом в мир света, вождем птиц в нижнем мире был голубь, Тиваивака. Матаору и Нивареку ожидало немало опасностей во время их долгого пути домой, и Тиваивака приказал Попоие, сове, и Пеке, летучей мыши, идти с ними и показывать дорогу.

Матаоре приходилось силой прокладывать себе путь, он боялся, что кто-нибудь убьет его провожатых, и прятал их в кустах, в пещерах — в любом темном уголке, где их трудно было заметить. Вот почему Попоиа и Пека до сих пор любят темноту. Они привыкли к сумеркам и днем плохо видят.

Если вы наткнетесь на сову, которая сонно мигает при ярком свете, знайте, что она почти слепа, когда сияет солнце, и, может быть, как раз в эти часы мечтает о мышах, которыми будет лакомиться с наступлением благосклонной к ней ночи. Не забывайте, что это она, Попоиа, вместе с Пекой помогла Матаоре и Нивареке добраться до просторов нашего мира, где светит солнце и дует ветер.

Миромиро, синица

Белогрудая синица, жизнерадостная ясноглазая птичка, постоянно высматривает мошек. Когда маори видят, что кто-то ищет потерянную вещь, они говорят:

— Вот бы тебе глаза синицы!

Муж Миромиро любит свою жену. Когда она строит гнездо для коричневых в крапинку яиц, он очень заботится о ней: приносит траву и веточки, чтобы облегчить ей работу, ловит для нее мошек.

Вот почему Миромиро просят вернуть сбежавшую жену или мужа. Иногда женщине надоедает свой дом, и она убегает, а иногда убегает мужчина. Тогда ему вдогонку посылают отважного маленького Миромиро. Как бы далеко ни ушел сбежавший муж, Миромиро летит на поиски. Найдет беглеца, сядет ему на голову, и у мужчины появляется желание вернуться домой.

Счастливый маленький Миромиро, посланец любви!

Как попугай Кака обманул попугая Какарики

Когда-то давным-давно у Какарики была красная грудка. Все считали Какарики красавцем из-за темно-красной грудки и зеленого оперения. Кака завидовал Какарики. У него самого были тусклые коричневые перья, и ему очень хотелось заполучить такую же яркую одежду, как у Какарики.

— Глупый, — сказал он как-то Какарики, — подумай, глупый, как спрятать свою красную грудь.

— С чего это я стану ее прятать?! — рассердился Какарики. — Да, у меня красная грудь, красная, как кровь Тафаки (Тафаки — мифический герой, совершивший множество подвигов.), и всем это нравится.

— Ах, малыш, — ласково продолжал Кака, — какой же ты глупый! Когда Тане одел меня в коричневые перья, он отдал лучшее, что у него было. Коричневый — цвет нашей матери-земли, и насекомые не замечают меня, пока в них не вонзается мой клюв, несущий им смерть. Коричневый — любимый цвет Тане.

— Но Тане одел нашу мать-землю в зеленое платье, — сказал Какарики, подвигаясь поближе к Каке, — а небо на закате всегда красное. Я уверен, что любимые цвета Тане — красный и зеленый.

— Нет, нет, Какарики, ты ошибаешься. Конечно, это неприятно, но ты, видно, не заслужил любви Тане, иначе он не одел бы тебя в такое пестрое платье.

Пристыженный Какарики взглянул на свою красную грудь и попробовал прикрыть ее крыльями.

— Как же мне избавиться от красных перьев? — печально спросил он.

— Ты можешь сделать только одно, — сказал Кака. — Отдать их мне. Из любви к тебе я возьму красные перья и спрячу под крыльями, где их никто не увидит.

Какарики вырвал красные перья, а Кака прикрепил их к своим крыльям. Потом он издал пронзительный торжествующий крик, расправил крылья и взмыл в небо. Кака купался в лучах заходящего солнца. Какарики увидел, каким красавцем стал Кака, и понял, что своими медовыми речами Кака заставил его отказаться от достояния, которое по праву принадлежало ему, Какарики. Сейчас у Какарики зеленое оперение, а Кака хвастается перед всеми ярко-красными перьями.

Вы, наверное, слышали, как поет Какарики, когда тоскует о своих перьях. Но он часто смеется и болтает с друзьями, сидя на дереве. Может быть, он думает, что теперь Тане относится к нему лучше, потому что у него больше нет красных перьев.

Попокоруа и кикихи

Попокоруа, муравей, вечно занятый поисками пропитания под корой деревьев или на земле, не мог понять, почему кикихи, цикада, ведет себя так легкомысленно, почему она только и делает, что греется на солнышке и нисколько не тревожится о будущем.

— Дорогая кикихи, — сказал как-то муравей. — Давай вместе возьмемся за работу и сделаем запасы на зиму. Ведь зимой на земле холодно и пусто.

В ответ послышался громкий скрипучий смех цикады.

— Дорогой муравей, у меня есть дела поважнее, — сказала кикихи. — Ползи сюда, на солнышко, и мы вместе споем хвалебную песню Тане.

Муравей понял, что с цикадой бесполезно разговаривать. Он перестал обращать на нее внимание и спокойно продолжал собирать мошек и личинок. Муравей трудился и тихонько напевал: «Зима идет. Нам нужна еда, а то мы умрем холодной зимой. Нужно работать, а то мы погибнем».

Цикада взглянула на своего друга, который ползал где-то там, внизу. «Что за глупое создание! — подумала она. — Бедный муравей, он совсем не умеет радоваться жизни. Как было бы прекрасно, если бы он приполз сюда и спел мою песенку!» И цикада запела песню, которую кикихи поют долгими летними днями: «В чем мое счастье? Ничего не делать, греться на солнышке, сидеть на ветке и бить крылышками».

Дни шли за днями, лето кончилось. Солнце больше не грело, листья на деревьях дрожали от ледяного ветра. На земле поселилась Хине-такура, Дева Зима, а Тио-роа (Тио-роа — олицетворение льда, снега и града.) сделала воду твердой.

Кикихи, такая счастливая и беззаботная летом, стала совсем тоненькой. Она жестоко страдала от холода, понапрасну прижимаясь к твердой коре, и в конце концов умерла. А попокоруа жил в своем уютном доме, у него было вдоволь еды и он спокойно ждал лета.

Комар и муха

Наероа, комар, и Наму, муха, жили около лесного пруда с зеленой водой, защищенного от солнца огромными деревьями и рогозом, который рос по берегам. Здесь они однажды встретились и разговорились.

— Какой бы подвиг нам совершить, чтобы прослыть храбрецами? — спросил Наму.

Наероа замахал прозрачными крылышками так сильно, что они зазвенели в неподвижном воздухе.

— Я знаю, какой подвиг принесет нам славу. Давай нападем на человека!

Комары и мухи давно враждовали с людьми из-за того, что Ту-матауенга (Ту или Ту-матауенга — прародитель людей.) убил первенца мушиного племени, укравшего у него хау, силу жизни.

Наму от радости даже заплясал в воздухе.

— Замечательно! — воскликнул он. — Давай сейчас же нападем на человека! Давай напьемся его крови!

Комар покачал головой.

— Не надо торопиться, друг Наму. Сейчас нельзя нападать на человека, потому что мы не сможем незаметно приблизиться к нему. Он перебьет нас всех. Нужно дождаться ночи. Ночью человек ничего не видит. Лучше напасть на человека ночью, тогда мы напьемся его крови.

Но Наму не терпелось броситься в бой.

— Я не стану ждать. Я не боюсь человека, — расхвастался он. — Если тебе так хочется, можешь подождать, пока небо укутается в плащ ночи. Мы, мухи, будем сражаться при солнечном свете. Многие из нас погибнут, но мы одолеем человека.

Наму тихонько окликнул своих братьев, и в ту же минуту будто черная туча закрыла небо — это братья Наму поднялись в воздух и полетели над лесом. Наероа сидел на листе дерева и смотрел им вслед.

Солнечные лучи пробились сквозь нависшие ветви деревьев, пруд согрелся и задремал, и Наероа тоже спокойно уснул.

Когда солнце зашло и на воду упали темные тени деревьев, Наероа открыл глаза. Наму кружился вокруг пруда. Он опускался все ниже и наконец сел рядом с Наероа.

— Как прошла битва? — спросил Наероа.

Наму в ответ опустил голову и запел траурную песню.

— Мы узнали вкус крови человека, — сказал Наму, когда допел песню. — Тут уж человек не мог нам помешать. Но он очень сильный. Взмах руки — хлоп! — и тысяча моих братьев погибла. Куда мы ни садились — взмах руки, хлоп! Никто, кроме меня, не вернулся назад. Все мои братья мертвы.

Услышав эти слова, Наероа запел:

Я говорил тебе! Я говорил!
Подожди! Подожди!
Иначе погибнешь!
Погибнешь от могучей руки человека.
Горе! Горе! Страшная участь!

Эта скорбная песня пронзила сердце Наму, но в ответ он запел песню борьбы:

Пускай смерть!
Пускай смерть!
Но зато мы пролили,
Но зато мы пролили,
Но зато мы пролили кровь человека!

— Ты поступил неправильно, не надо было нападать на человека днем, — сказал Наероа. — Ведь я предупреждал тебя.

Наму гордо вскинул голову.

— Человек нас победил, — сказал он, — но не покорил. Человек — наш враг. Мы снова нападем на него и будем нападать снова и снова. Мы никогда не сдадимся.

— Так-то это так, но сейчас победу одержал человек, — сказал Наероа. — Мы поступим иначе.

Настала ночь. При слабом свете звезд несметные полчища комаров поднялись в небо, чтобы отомстить за гибель своих друзей и покарать ненавистного человека.

Человек не знал, что на него готовится нападение. Он лежал дома и спал. Но вот человек шевельнулся. До него долетел какой-то тонкий надоедливый звук. Звук становился все громче. От этого звука у человека леденела кровь.

Внезапно наступила тишина.

— Ага! — сказал человек. — Это Наероа. Он сел на меня, но я уже перебил всех сородичей Наму, сейчас я разделаюсь с Наероа.

Человек хлопнул себя по руке, но комар сидел в другом месте. Над самым ухом человека снова зазвенела боевая песня Наероа. Человек ударил себя по голове с такой силой, что искры посыпались у него из глаз, а Наероа сел на ногу человека и спокойно пил его кровь.

Человек почувствовал укус, размахнулся, чтобы ударить по ноге, но Наероа уже улетел, и кто-то из его воинов ощупывал плечо человека.

Час за часом сражался человек с Наероа. Молчание комара внушало ему такой же ужас, как его звенящая песня. Когда настало утро, Наероа улетел вместе со своими воинами, ряды которых почти не поредели, а на человеке не осталось живого места. Лицо и руки человека были в крови и распухли так, что его нельзя было узнать.

Наму услышал, что Наероа возвращается с победной песнью, он обрадовался торжеству друга, потому что Наероа отомстил человеку за гибель воинов Наму.

С тех пор мухи и комары не дают покоя человеку ни днем, ни ночью. Мухи нападают на человека днем, а когда приходит ночь, они уступают место более удачливым комарам. Только Махуика, богиня огня, в силах отогнать комаров, и потомки Ту-матауенги раскладывают на ночь дымные костры, чтобы спастись от потомков Наероа.

Собаки и ящерицы

В стране маори водилось очень много ящериц. Ящерицы были повсюду, куда ни посмотришь: коричневые, зеленые, серые; они неподвижно лежали на теплых скалах и грелись на солнышке или прятались под камнями, под упавшей корой деревьев. И собак тоже было очень много, черных и белых, с длинным телом, толстым хвостом и вытянутой мордой. Собаки и ящерицы не любили друг друга.

Однажды ящерица и собака встретились на узкой тропинке, окруженной зарослями куманики (Куманика — растение семейства розоцветных, полукустарник, похожий на ежевику.), и ни та, ни другая не захотела уступить дорогу.

— Лесные тропинки принадлежат мне, — громко пролаяла собака, не скрывая злобы.

Бесстрашная ящерица продолжала лежать на тропинке, ее лапы напряглись, но она и не подумала шевельнуться. Собака поняла, что ящерица не уступит ей дорогу, однако и ящерица увидела, что собака не собирается отступать. Поэтому они обе вернулись к своим соплеменникам и рассказали о том, что случилось. Собаки яростно заспорили друг с другом, среди ящериц тоже начались споры, но и те и другие не сомневались, что надо начинать войну.

На большой прогалине разыгралась битва. У ящериц не было таких острых зубов, как у собак, и они потерпели поражение.

Разгромив врагов, собаки объелись мясом ящериц, и этот пир не прошел для них даром: говорят, что с тех пор собаки навсегда лишились плодовитости. Наверное, это правда, потому что собаки маори вымерли, как вымерли птицы моа.

Акулы и ящерицы

Ящерицы — такие безобидные миролюбивые создания, что можно только удивляться их безрассудной храбрости в борьбе с собаками. А все-таки маори боятся ящериц, может быть, потому, что ящерицы — сродни танифам, которые водятся в реках, озерах, глубоких темных ущельях.

И разве ящерицы и акулы не родные сестры? Когда жизнь на земле еще только начиналась, и те и другие жили в море. Ящерица была старшей сестрой, акула — младшей. После битвы между Тафири-матеа, богом ветров, и Тангароа, богом океана, ящерица невзлюбила младшую сестру и ушла жить на сушу. Она выползла на берег и улеглась на скале, нежась на солнце.

Акула подплыла почти к самой скале и крикнула:

— Почему ты не хочешь жить в воде, как я?

— Мне больше нравится здесь, на солнышке, где дует прохладный ветерок. Что за радость жить в неспокойной темной воде?

— Большая радость, потому что здесь мы никого не боимся. Нам не нужно прятаться в скалах и опасаться птичьих когтей и острых клювов.

— В морской воде тоже есть враги. Изумленная акула широко открыла глаза:

— Вода — наш дом. Откуда здесь возьмутся враги?

Ящерице надоел этот разговор. Она решила сказать что-нибудь обидное и заставить свою упрямую сестру замолчать. На минуту она задумалась, припоминая самые оскорбительные слова. И припомнила. Если сказать акуле, что ее могут сварить и съесть, она наверняка рассердится и уплывет.

— Откуда возьмутся враги? В море полно врагов. Я не хочу оставаться с тобой, потому что человек может поймать меня на крючок и сварить. Тебя когда-нибудь непременно поймают и сварят. И положат как лакомый кусочек в корзинку вместе с другой едой. Запомни мои слова!

Акула в ярости махнула хвостом и захлопнула свою страшную пасть, на этот раз никому не причинив вреда.

— Ну и живи на суше! — крикнула она. — В один прекрасный день люди подожгут папоротник и изжарят тебя на огне. Посмотрим, как тебе это понравится!

Ящерица вскинула голову и засмеялась.

— Ты плохо меня знаешь. Я открою глаза пошире, взгляну прямо им в лицо и закричу: «Пью!». Когда люди увидят, что я встала на задние лапы, они решат, что я мать демонов. Люди будут бояться меня, вся суша будет принадлежать мне.

Ящерица вильнула длинным хвостом, отвернулась от сестры и соскользнула со скалы. Трава и папоротник сомкнулись над ней. С тех пор сыновья Ту боятся ящериц.

Торжество рыб

Ленивая жена так надоела мужу, что он решил от нее избавиться. Не один раз, возвращаясь в деревню с хорошим уловом, он просил жену отнести рыбу домой, как делали все его друзья. И каждый раз удивлялся, находя дома всего несколько рыбешек. Он стал следить за женой и понял, в чем дело: жена бросала большую часть улова назад в море, чтобы облегчить ношу или потому, что ей не хотелось лишний раз идти на берег. Мужу стало невмоготу терпеть ее проделки, и он решил уйти из дома. Не сказав жене ни слова, он взял самое необходимое и ушел.

Идя по лесу, рыбак произносил одно заклинание за другим: он хотел умилостивить духов, чтобы они помогли ему скрыться от жены. Рыбак попросил деревья и ручей не говорить жене, в какую сторону он пошел, и рассказал им, почему убежал. Через некоторое время он пришел в деревню, расположенную довольно далеко от моря и от его дома. Жители деревни встретили его приветливо и, узнав о его печальной судьбе, предложили остаться у них.

Покинутая женщина несколько дней напрасно ждала мужа и наконец отчаялась. Она дошла по его следам до опушки леса, но в лесу скоро потеряла след. Тогда она попросила помощи у деревьев:

— Деревья, деревья! Скажите, вы не видели моего мужа?

Невнятное, едва слышное бормотание листьев на ветру было ей ответом.

— Ручей, ручей! — воскликнула она, выйдя на берег. — Скажи, ты не видел моего мужа?

Звонкий смех воды, бегущей по камешкам, был ей ответом. Опечаленная женщина вернулась домой и спросила у огня:

— Огонь, огонь! Скажи, куда ушел мой муж?

Безмолвная пляска языков пламени была ей ответом. Стены дома и слушать ее не хотели, ни дверь, ни удочка, ни одежда не обращали на нее внимания. Всю ночь просидела женщина совсем одна, обливаясь горькими слезами. На заре ей захотелось пить, она поднесла к губам кувшин. И кувшин пожалел ее.

— Не горюй, — сказал он. — Разбей меня об пол, собери осколки и отправляйся в путь. Я покажу тебе, куда ушел муж.

Женщина поблагодарила кувшин, бросила его на пол, подобрала черепки, сложила в плетеную корзину и вышла из дома. Черепки сказали ей, в какую сторону идти. Она шла, шла и вышла на берег ручья.

— Соберись с силами, — сказал кувшин. — Тебе нужно перейти на другую сторону.

Но когда женщина переходила ручей, вода налилась в корзину, и на другом берегу кувшин больше ничего не мог ей сказать.

Обескураженная женщина вернулась домой, потому что на другой стороне под деревьями было много тропинок, и она не знала, по какой идти. Во мраке ночи сердце ее переполнилось горечью — она была одна, муж оставил ее! Женщина слышала, как морские волны с грохотом обрушиваются на берег, и решила попросить Тангароа, бога моря, отомстить за зло, которое причинили ей люди. Как дикий лесной зверь пробиралась она среди деревьев и вышла наконец на бледно-желтый песок. Женщина обратила лицо к звездам, простерла руки и закричала так громко, как только могла.

— Услышь мою мольбу, о ты, властелин моря! Великое зло причинили мне муж и люди, которые спрятали его от меня. Утешь меня, накажи злодеев!

Тангароа не надо было долго упрашивать пойти войной на потомков брата, живших на суше. К тому же ему представился прекрасный случай отомстить рыбаку, который погубил столько его подданных. Громовым голосом созвал он своих воинов, жителей океана. Большие и маленькие — они все приплыли на его зов, и все были похожи друг на друга, как близнецы, потому что в те времена все, кто жили в океане, носили серое одеяние детей Ика-Тере (Ика-Тере — внук бога морей Тангароа, прародитель рыб и морских животных.) и тела их были одинаковой формы. Они различались только размером: среди них были великаны вроде кита Тохоры и крошечные мальки Инанги. Могучая армия двинулась на сушу, в сторону деревни, где жил убежавший рыбак. Впереди шли морские петухи, замыкали строй киты, чьи огромные тела должны были преградить путь мелким рыбам, если они не устоят под ударами маорийцев и обратятся в бегство. Рыбы доплыли до берега и выбросились на песок. В те далекие времена жители океана умели передвигаться по суше. Они пробирались сквозь кустарник, их влажные сверкающие тела громоздились друг на друга. И вдруг раздался пронзительный воинственный клич — это маори заметили под деревьями неясные очертания своих противников в сером одеянии.

Целый день продолжалась кровавая битва. Морские петухи штурмовали ограду па, многие из них были убиты, а остальные так испачкались в крови, что навсегда окрасились в красный цвет. Черный окунь Пароре помогал петухам, его воины шли за ними по пятам, отчего их тела покрылись корочками засохшей крови.

Племя за племенем бросалось в бой. Когда солнце склонилось к западу, рыбы увидели, сколько мертвых тел их соратников лежит на земле, и маленькие рыбки испугались. Они повернули назад и устремились в прохладную тень под защиту кустарника, где ждали своего часа Тохора и его могучие воины.

Увидев, что маленькие рыбки в смятении отступают, Тохора проревел приказ. Киты поползли вперед. Деревья на их пути падали, как листья рогоза на ветру. Под натиском их тел ограды в па трещали и разлетались в щепки, рушились с грохотом, от которого дрожала земля. Защитники па, объятые ужасом, обратились в бегство. Рыбы одержали победу. Так обитатели моря победили обитателей земли.

На следующий день Тангароа встал посреди своего родного океана. Его победоносная армия плавала вокруг него огромными кругами, и каждое племя, проплывая перед богом, получило в дар то, о чем просило.

Морские петухи в награду за верную службу получили почетный кроваво-красный значок передового отряда рыб-воинов.

Камбала Патики видела в па детскую игрушку и захотела, чтобы ее тело походило на игрушечного змея.

Морская щука Такеке гордо несла копье, прижимая его плавником, и попросила разрешения носить его на голове.

У ската Фаи тоже было копье с двумя рядами колючек на конце. Он пожелал, чтобы такие же колючки были у него на хвосте.

Последней предстала перед Тангароа рыба-конь, Араара. Она держала белый плащ, отнятый у мужчины, который покинул свою жену. Плащ был испещрен ярко-красными пятнами крови, и с тех пор такое же одеяние носит рыба-конь.

Так Тангароа отомстил за содеянное зло и наделил рыб удивительной формой тела и окраской. Дети Ика-Тере до сих пор с гордостью показывают боевые шрамы и знаки отличия, которые получили в тот день, когда победили людей.

Дельфин-лоцман

(Эта сказка невольно заставляет вспомнить о легендарном дельфине по кличке «Лоцман», который более двадцати лет (с 1888 по 1916 г.) сопровождал в районе острова Дюрвиль все суда, следующие из пролива Кука в залив Тасман и обратно; специальным правительственным указом, изданным в 1904 г., дельфин-лоцман был объявлен национальным достоянием Новой Зеландии.)

Когда-то давным-давно на берегу залива Пелорес жили два маори. Оба они любили некую молодую женщину. Она выбрала одного из них себе в мужья, отчего отвергнутый юноша, Руру, пришел в такую ярость, что схватил ее, взбежал на высокий утес и бросил в море. Женщина упала на скалы под утесом и разбилась.

Ее муж видел, как совершилось убийство, но не мог помешать Руру, потому что находился далеко от него. Когда он добежал до злосчастного утеса, женщина уже умерла. Не дав себе времени отдышаться, он кинулся на соперника. Руру без труда одолел его и бросил мужа туда же, где лежала жена. В припадке безумия Руру попросил богов изничтожить душу и тело своего соперника и произнес такое злобное, такое могущественное заклинание, что оно пронзило мозг дельфина, который оказался поблизости, и убило его. Руру видел с вершины скалы, как волны подняли серую тушу дельфина и выбросили на песок.

Но безумие схлынуло, и Руру с ужасом понял, что он наделал. Три тела, искалеченные и разбитые, лежали на берегу, и виной тому была слепая ярость, которой он поддался. Руру пошел к тохунге своего племени, рассказал, что он сделал, и попросил помощи. Тохунга рассердился. Руру должен был понести наказание за свое безрассудство. Тохунга воспользовался сверхъестественной силой — макуту — и вселил дух Руру в тело искалеченного дельфина. Тохунга вернул дельфина к жизни и приказал ему навсегда остаться у этих берегов, чтобы встречать каждую лодку, которая сюда приплывет.

Шли годы. Душа Руру, заключенная в тело дельфина, искупала вину. Каждый год Руру просил тохунгу об избавлении, но тохунга оставался глух к его мольбам. Наконец он умер, и Руру с воскресшей надеждой попросил нового тохунгу положить конец его одинокому бдению, но оказалось, что никто, кроме старого тохунги, не может освободить его, а старый тохунга умер.

Так столетие за столетием Руру с болью в еердце встречал и провожал каждую лодку.

Чудовища-танифы

Летающий танифа

В Патеа на берегу моря лежала огромная серая туша, похожая в сумерках на скалу. Охотник торопился домой в каингу, но странное зрелище привлекло его внимание, и он пошел по песку посмотреть, что там такое. Волны омывали тушу, они уносили песок, налипший на бока, и откатывались по пологому берегу назад в море. Охотник коснулся копьем серой громадины и почувствовал, что она мягкая. Он решил, что перед ним какая-то странная рыба, и вонзил в нее копье. Спящий зверь взвыл от боли и бросился на своего обидчика. Он выбросил вперед когтистую лапу и схватил охотника поперек туловища. Два крыла, похожие на паруса, раскрылись и замахали в воздухе. Зверь оторвал охотника от земли и взмыл вместе с ним в небо, потому что это был летающий танифа.

Охотник взглянул на песчаный берег, убегавший назад где-то под ним. Над его головой разрезали воздух могучие крылья, с каждым взмахом поднимая танифу все выше и выше. Взошла луна, стало холоднее. Лес и озеро остались далеко внизу, будто в другом мире. Но вот суша исчезла, и охотник уже не видел ничего, кроме крошечных белых шапочек волн, освещенных лунным светом, и прозрачных прядей облаков, которые иногда на мгновение окутывали его с танифой и снова пропадали.

Танифа и охотник летели всю ночь. Утром, когда взошло солнце, они были уже в другой стране. Они прилетели на родину маори, на остров Гаваики. Танифа сделал круг и опустился на прогалину среди высоких деревьев. Но охотника не радовали красивые тропические цветы и плоды, которые висели на деревьях и усыпали землю. Куда он ни бросал взгляд, всюду стояли или лежали танифы, огромные чудовища с немигающими глазами, сложенными крыльями и когтистыми ногами, п©хо-жими на птичьи лапы.

Когда заговорил танифа, который его поймал, охотнику показалось, что загремел гром, но слова он понимал.

— Этот человек ранил меня. Он должен умереть.

— Откуда он явился? — спросил пожилой танифа.

— Из страны Купе (См. примеч. 4 раздела «Дети Таке, дети Тангароа».). Он живет на Рыбе Мауи (См. сказку «Приключения Мауи», с. 52.???).

— Что же ты там делал, о танифа?

— Отдыхал.

— Где же ты отдыхал, о танифа?

— На берегу, в Патеа.

— Ты был на песке или в воде?

— Я заснул на берегу и не заметил, как оказался в воде.

Старый танифа, успевший побелеть за свою тысячелетнюю жизнь, с трудом поднялся на ноги и раскрыл израненные крылья.

— О танифа, — сказал он глухим низким голосом. — Ты сам вынес себе приговор. Твой дом — небо. На земле ты отдыхаешь, когда устаешь, как мы все. Танифе, который живет в воде, нечего делать в небе; танифе, который живет в небе, нечего делать в воде. Ты оказался в таком месте, где человек имел право тебя убить.

Остальные танифы окружили их и закивали в знак согласия.

— Что мы сделаем с этим человеком? — спросил молодой танифа.

Старый танифа протянул к нему лапу с длинными когтями и сказал:

— Ты, самый младший танифа, отнесешь его на Рыбу Мауи. Посади его сейчас же себе на спину.

Так охотник полетел домой. Когда танифа был уже недалеко от Патеа, охотник протянул руку и вырвал несколько перьев из крыла чудовища. Он очень дорожил этими перьями. Одно из них он подарил Таме-ахуа, который жил на Уонгануи (Река на Северном острове; впадает в Южный залив Таранаки.). У Тамы был еще один дом в Ваи-тотаре, но путь от одного дома до другого продолжался несколько дней и отнимал много сил. Получив в подарок перо танифы, Тама сам стал походить на тани-фу: он сжимал в руке этот талисман и при холодном свете луны летал над верхушками деревьев с Уонгануи в Ваи-тотару.

Ручная танифа

Ту-арики жил на реке Рангитикеи (Река на Северном острове; впадает в Южный залив Таранаки.), но однажды поплыл за рыбой в Факату (Порт Нельсон в заливе Тасман на Южном острове). По дороге он поймал молодую акулу. Акула долго билась у его ног и чем-то привлекла его внимание. Ту-арики заметил, что она не похожа на других акул. В ее взгляде не было вражды. Всю дорогу до Факату акула лежала на дне лодки и смотрела на Ту-арики такими глазами, что у него не поднималась рука ее убить.

Как только лодка пристала к берегу, Ту-арики взял акулу на руки. Акула не сопротивлялась. Ту-арики шел с ней по берегу, пока не увидел в скалах глубокую бухту, отгороженную от моря огромными камнями. Здесь Ту-арики выпустил акулу в воду. Она медленно сделала круг, подплыла к тому месту, где стоял Ту, и обнюхала берег.

Каждый день Ту приходил к акуле, он кормил ее рыбой, разговаривал с ней и даже дал ей имя: Тутае-поропоро. Акула откликалась на зов, она подплывала к Ту и оставалась с ним, пока он не уходил. К тому времени, когда рыбаки наловили достаточно рыбы и решили вернуться домой, Ту-арики так привязался к акуле, что не захотел с ней расставаться. Он взял ее с собой и выпустил в реку Рангитикеи. Скоро все узнали про ручную акулу Ту.

— Зачем ты ее кормишь? — спрашивали люди.

— Охотнику на киви дорога собака, а мне акула, — отвечал Ту.

Ту-арики так хорошо кормил свою любимицу, что Тутае-поропоро скоро стала величиной с кита и едва умещалась в реке. Но она не была похожа ни на кита, ни на акулу, и Ту догадался, что Тутае-поропоро — танифа.

Однажды отряд воинов с реки Уонгануи напал на деревню, где жил Ту-арики. В жестокой схватке Ту-арики был убит и потом съеден. В тот вечер Тутае-поропоро напрасно ждала своего хозяина, он так и не пришел к ней. Всю ночь танифа не могла найти себе места. Настало утро, а Ту-арики все не приходил. Танифа высунула из воды огромную голову, ее глаза бегали из стороны в сторону, будто она искала хозяина, который каждый день приносил ей рыбу. Потом из воды показалось безобразное тело чудовища, и танифа поползла по тропинкам, где прежде ходил Ту. Она чувствовала его запах и ползла, сокрушая деревья, уничтожая посевы, обыскивая каждый уголок. Но все было напрасно.

В отчаянии Тутае-поропоро вернулась в реку и доплыла до моря. Закачавшись на морских волнах, она подняла голову и принюхалась. На севере не пахло ничем подозрительным, западный ветер приносил только приятный запах открытого моря, но с юга доносился сильный и стойкий запах крови. Танифа ударила по воде хвостом, повернула на юг и стремительно поплыла к устью реки Уонгануи. Там еще сильнее пахло кровью, и сердце танифы переполнялось яростью. Она поняла, что где-то здесь враги сожрали ее хозяина. Некоторое время танифа плавала в низовьях реки и ждала, не появятся ли люди, которые убили Ту-арики. Но ее надежды не оправдались. Тогда она поплыла вверх по течению и устроила себе дом в глубокой заводи под утесом Тау-маха-ауте (Тау-маха-ауте — или Утес Шекспира, находится примерно в четырех милях от города Уонгануи, расположенного в устье реки того же названия.). Вскоре бывшая любимица Ту-арики стала грозой Уонгануи. Ни одна лодка не могла проплыть мимо ее убежища. Как только в тесных каменных стенах ущелья раздавался звук весельных ударов, Тутае всплывала со дна реки, и лодка попадала к ней в пасть.

Окрестные жители не сразу догадались, что в реке поселилась танифа. Лодка за лодкой исчезали без следа, и все новые и новые отряды отправлялись на поиски пропавших родных. Когда правда открылась, жители прибрежных деревень, спасаясь от чудовища-людоеда, в ужасе покинули свои дома. К несчастью, река Уонгануи была единственной дорогой для многих племен, люди не могли перестать плавать по реке, какое бы страшное чудовище ни поселилось в ее водах. Мужчины долго ломали головы. Наконец вождь Тама-ахуа, известный всем и каждому, потому что он умел летать, придумал, как избавиться от танифы. Он встал посредине фаре-рунанги, дома собраний, и сказал:

— В деревне Ваи-тотара живет человек, который убил уже несколько чудовищ. Его зовут Ао-кеху.

— Ты согласен пойти к нему и попросить помощи? — спросили Таму-ахуа.

— Согласен, — ответил он.

Тама-ахуа не терял времени даром. Он взял в руки чудесное перо танифы и вскоре появился на марае в Ваи-тотаре.

— Танифа опустошила нашу землю, — сказал он. — Дети оплакивают отцов, жены оплакивают мужей.

— Я помогу вам, — сказал Ао-кеху.

Через несколько дней Ао-кеху уже был на месте. Он привел с собой семьдесят человек и принес оружие для расправы с танифой: таи-тиму и таи-пароа — две пилы, зубья которых были сделаны из зубов акулы.

Ао-кеху тут же приказал своим помощникам изготовить ящик с плотно прилегающей крышкой такой величины, чтобы он мог поместиться внутри вместе с оружием. Ящик принесли к реке выше убежища танифы. Ао-кеху влез внутрь, захватив с собой таи-тиму и таи-пароа, крышку закрыли и крепко-накрепко завязали веревкой. Дыры в стенках замазали глиной, так что нигде не осталось ни щели, и спустили ящик на воду.

Когда ящик приблизился к утесу Тау-маха-ауте, танифа почуяла запах человека. Люди, которые стояли на гребне горы на другой стороне реки, видели, как вынырнуло чудовище, похожее на скалу, исхлестанную ветром и дождем. Танифа разверзла пасть, проглотила плывущий ящик и тут же исчезла, будто ее и не было, только под утесом еще некоторое время бурлила вода.

Прижавшись ко дну узкого ящика, Ао-кеху молил богов о помощи. Когда танифа проглотила ящик, он почувствовал, что внезапно погрузился под воду, потому что танифа тут же нырнула на дно реки. Тогда Ао-кеху перепилил крышку ящика и изнутри вонзил оружие в тело танифы. Чудовище заметалось из стороны в сторону, и Ао-кеху заметался в ее темном чреве. Наконец танифа сделала последний отчаянный рывок, перевернулась на бок и испустила дух.

Люди на берегу увидели, что тело танифы понесло вниз по течению, и пошли вслед за ним. Как только танифу выбросило на отмель, они тут же взялись за работу: разрезали живот чудовища и прежде всего освободили Ао-кеху. Потом вынули тела других людей, которых проглотила танифа, и похоронили, как подобало хоронить людей.

А Тутае-поропоро они оставили на съедение птицам, и все вокруг радовались ее смерти. Только Ту-арики, наверное, затосковал, когда весть о гибели его верного друга дошла до сумеречного нижнего мира, куда он переселился после смерти.

Танифа с озера Ваи-каре-моана

Красивейшее из озер, Ваи-каре-моана, безмятежно покоится под летним небом, но когда-то давным-давно на этом озере, на этом небольшом море, чья бескрайная водная гладь обычно подернута легкой рябью, разыгралась настоящая буря, которой оно обязано своим названием (Ваи-каре-моана в переводе с маорийского означает «Море бурных вод».).

У Маху было несколько детей. Он жил в небольшой долине, со всех сторон окруженной холмами, где бил из-под земли священный ключ. Однажды Маху попросил детей принести воды. Старшая дочь, Хау-мапухиа, осталась дома, а младшие дети пошли за водой. День был жаркий, детям не хотелось идти к дальнему озеру, и они набрали воды из священного источника. Маху отпил глоток и тут же понял, что они сделали. В ярости он обратил своих детей в камни. Эти камни до сих пор лежат в долине как памятник нерадивым детям и разгневанному отцу. Они так и называются: Ханау-а-Маху — Дети Маху.

Маху мучила жажда. Он велел Хау-мапухиа пойти на озеро и принести воды. Но Хау не хотела никуда идти. Как Маху ни бранил ее, она не тронулась с места, и в конце концов Маху пришлось идти самому.

Когда он нагнулся, чтобы зачерпнуть воды, его обуял гнев. Он решил, что накажет Хау еще страшнее, чем своих младших детей. До темноты Маху прятался около озера. Наконец он услышал чьи-то шаги. Это была Хау, она искала отца. Когда она подошла совсем близко, Маху выскочил из-за куста, схватил дочь и бросил в воду. Он опускал ее все глубже и глубже, пока вода не сомкнулась над ее головой. Маху отпустил дочь, только когда она перестала биться у него в руках. Потом он распрощался с родными местами и ушел к морю.

Но Хау не погибла. Она только утратила нежное округлое тело девушки. Ее руки стали похожи на плавники рыбы, ноги срослись вместе. Кожа покрылась чешуей, красивое лицо обезобразилось, длинные волосы превратились в длинные спутанные водоросли. Некоторое время она неподвижно лежала на дне озера. Потом холодная кровь разлилась по ее жилам, и она стремительно поплыла прочь от берега. Хау стала танифой.

Но небольшое озеро было слишком тесным домом для танифы. Хау попыталась вырваться на волю сначала с северной стороны: она прорубала скалы, сдвигала холмы, переворачивала пласты земли, будто у нее в руках была ко и она рыхлила участок под кумару. Хау остановилась, только когда ей преградил путь могучий горный хребет Хиа-рау. Вода устремилась в прорытый ход, а Хау повернула назад и попробовала пробиться к океану с восточной стороны. Но ее снова постигла неудача: она попала в расселину, через которую вода вытекала из озера.

Пошел дождь, потоки воды побежали по склонам холмов и заполнили до краев рукава озера, которые прорыла Хау. Она слышала далекий гул океана Кивы и отчаянно билась на своем узком ложе. От этого вода в озере разбушевалась, за что оно потом и получило свое название.

Медленно двигалась Хау к океану и кричала не своим голосом. Маху услышал ее вопли и пожалел дочь. Он знал, что она голодна, и послал ей рыбу — ту самую рыбу, которая водится сейчас в спокойных водах Ваи-каре-моаны. Но Хау не наелась рыбой. Тогда Маху послал ей моллюсков — ракушки этих моллюсков до сих пор попадаются в скалах на берегах озера. А потом взошло солнце, и танифа Хау-мапухиа погибла. Тело Хау так и осталось лежать там, где ее настигла смерть. Воды озера до сих пор перекатываются через него и играют ее волосами-водорослями.

Пакеха думают, что это скала, но маори им не верят. Они знают, что в этом месте лежит танифа Хау-мапухиа, из-за которой у Ваи-каре-моаны такие извилистые берега и глубокие заливы, где разбушевалась вода в ту ночь, когда Хау-мапухиа снова и снова пыталась вырваться из маленького озера на необъятные просторы океана Кивы.

Хоту-пуку

Многие из тех, кто шел с озера Роторуа на озеро Таупо или обратно, погибали в пути. Мужчины заподозрили, что путников подстерегали и убивали воины какого-то враждебного племени. Было решено отправить в эти места отряд воинов — тауа, чтобы выследить и уничтожить врагов. Из каждой деревни явилось положенное число воинов. Добрые предзнаменования убедили тохунгу, что боги одобряют поход, и отряд тронулся в путь.

К концу второго дня воины достигли северных берегов озера Таупо, переправились через реку Уаикато и вышли на равнину Каингароа. Они не подозревали, что в этих местах в одной из пещер жил танифа Хоту-пуку. Когда отряд подошел к Капенге, ветер донес запах людей до ноздрей чудовища.

Хоту-пуку выпрыгнул из пещеры и набросился на мужчин, не ожидавших нападения. Они шли по открытому месту, поэтому не боялись засады и не приготовили оружия. Хоту-пуку был величиной с гору. Наросты и бугры на спине придавали ему сходство с таинственными морскими чудовищами. Немудрено, что отважные воины бросились бежать. Некоторых из них Хоту-пуку затоптал на смерть, другие угодили в его необъятную пасть и оттуда в желудок. Но отряд был так велик, что Хоту-пуку не успел расправиться со всеми воинами. Несколько человек спаслись, они с трудом добрались до дома и рассказали о своих злоключениях. Мужчины тотчас же собрали новый отряд и направились к логову Хоту-пуку. По дороге они придумали, как одолеть чудовище.

В Капенге, где Хоту-пуку дремал в пещере, переваривая пищу, они нарвали листьев таллипотовой пальмы и сплели крепкие веревки. И тогда один многоопытный вождь сказал:

— Послушайте меня! Не надо торопиться. Давайте подождем, сейчас нельзя приближаться к чудовищу. Ветер дует от нас к нему. Если мы подойдем слишком близко, Хоту-пуку учует нас. Вы знаете, какой он большой. Мы все погибнем, если он застигнет нас врасплох. Лучше дождаться, когда ветер задует нам в лицо. Тогда мы сможем незаметно подкрасться к нему и приготовить все, что нужно.

Воины послушались его совета. Они подождали, пока ветер переменился, и подошли к пещере так близко, что слышали тяжелое дыхание чудовища. Хоту-пуку крепко спал. Мужчины разложили веревочные сети, а сами подошли еще ближе. У некоторых из них в руках были ножи и копья. Другие держали веревки. Самые молодые и храбрые встали перед входом в пещеру, чтобы выманить чудовище наружу. Но едва они осторожно двинулись вперед, как земля задрожала и в темном отверстии пещеры показалась огромная голова танифы. И все-таки никто из них не отступил. А некоторые даже подошли еще ближе, будто хотели, чтобы танифа набросился на них.

Хоту-пуку взревел от удовольствия. Одним прыжком он выбрался наружу, его необъятная пасть была разинута, язык болтался из стороны в сторону. Тогда мужчины начали отходить назад, осмотрительно делая каждый шаг. Веревки, которые валялись на земле будто бы как попало, на самом деле были разложены в определенном порядке, и они старались его сохранить.

Мужчины побежали к невысокому холму. Хоту-пуку, грузно переваливаясь на склоне, понесся за ними. Его глаза злобно сверкали, челюсти щелкали — на огромное чудовище страшно было смотреть! Но воины из племени арава не испугались. Они взбежали на холм, остановились на вершине и замахали руками, чтобы еще больше раздразнить танифу. Разъяренный зверь устремился за ними и попал в разложенную на земле петлю.

Внезапно раздался громкий крик, танифа замер. В тот же миг дюжина рук ухватилась за веревки и петля взметнулась вверх. Передние лапы Хоту-пуку оказались намертво прижаты к земле. А веревки, как живые, уже обвили задние лапы и тело танифы, оплели его шею и челюсти. Сначала веревки едва чувствовались, но постепенно впивались все глубже и глубже в чешуйчатое тело Хоту-пуку. Только его хвост оставался свободным. И каждый раз, когда на танифу обрушивался удар мере или таиахи или в его шкуру вонзался нож, он яростно махал хвостом и сбивал с ног всех, кто к нему приближался.

Хоту-пуку обезумел от боли, он изо всех сил рвался из пут, а петли затягивались все туже и туже. Мужчины для верности обмотали веревки вокруг стволов деревьев, и, как ни бился танифа, в конце концов он упал на землю и испустил дух.

Мертвый Хоту-пуку больше всего походил на личинку паука, только на личинку размером с молодого кита, или на страшную ящерицу туатете, покрытую чешуей с колючими наростами.

Один из вождей сказал, что нужно вспороть брюхо чудовища и посмотреть, что у него внутри. Мужчины срезали несколько слоев жира, и, когда с этой работой было покончено, перед их глазами предстал жуткий тайник, переполненный трупами людей и множеством самых разных вещей. Воины нашли в животе чудовища нескольких мужчин и женщин, которых Хоту-пуку недавно проглотил и не успел переварить. Тут же лежали оторванные от тела руки, ноги, головы и обезглавленные тела без рук и ног. Оказалось, что танифа пожирал не только людей, но и всю поклажу своих жертв. Его чрево было набито палицами-мере, кольями-кокири и дубинами-таиахами, оружием из китовой кости, из зубов акулы, циновками, одеждой из собачьих шкур, плащами, украшенными перьями альбатросов, птицы киви, льняной одеждой и драгоценными реликвиями племени.

Воины похоронили останки погибших, а танифу разрубили на части и из его жира приготовили масло. Масло танифы они съели в знак презрения к чудовищу. Так была отпразднована победа над кровожадным врагом.

Танифа-ящерица

Вы бы задрожали от страха, попадись вам на глаза Каифакаруаки! У него была влажная белесая кожа, из-за того что он жил в лесу, в темной пещере. Когда он волочил по земле свое мерзкое тело, даже птицы улетали прочь. Однажды он полз по лесу в поисках пищи и застиг врасплох одну женщину. Ее отчаянные крики не остановили Каи, он уволок ее к себе в пещеру и сделал своей женой. Каи не боялся, что она сбежит от него: когда он вползал в пещеру, его тело загораживало выход, а когда Каи уползал в лес, он привязывал к волосам женщины один конец длинной льняной веревки, а другой не выпускал из лапы. Время от времени он дергал за веревку и проверял, на месте ли его жена.

Изо дня в день женщина не переставая думала об одном: как убежать домой. Каи двигался быстрее ее, поэтому она могла рассчитывать только на какую-нибудь хитрость. Наконец женщина иридумала, как обмануть Каи, и при первом удобном случае привела свой план в исполнение.

Однажды Каи выполз из пещеры и отправился на поиски пищи, а женщина вышла вслед за ним и перерезала острой ракушкой веревку, привязанную к ее волосам. Сначала она держала веревку в руках, а потом привязала к молодому дереву. Она слышала, как танифа ползет по лесу, сокрушая деревья и вспугивая птиц. Веревка натянулась до предела. Молодое деревцо покорно пригнулось и снова выпрямилось. Женщина надолго затаила дыхание. Потом она услышала, как танифа пополз дальше, и поняла, что она спасена.

Женщина прибежала в деревню, рассказала, что с ней случилось, и мужчины решили расправиться с танифой. Они тут же начали строить огромный дом специально для Каифакаруаки. Когда дом был готов, один молодой мужчина пошел в лес, чтобы пригласить танифу пожить с ними в деревне.

Боязливо оглядываясь, он углубился в чащу, громовым голосом прокричал приглашение и бегом вернулся к каингу.

Все жители деревни собрались на марае и с тревогой смотрели на крайний дом, к которому вплотную подступал лес. Прошло немного времени, кусты раздвинулись, и появился Каифакаруаки. Дети спрятали головы на груди матерей, и даже воины попятились, увидев отвратительное чудовище с горящими, словно угли, глазами, которое переваливалось с лапы на лапу и приближалось к ним, задрав морду выше деревенских домов.

— Где моя жена? — проревел Каи хриплым голосом. Женщина отважно вышла к нему навстречу, а тоа покраснели от стыда.

— Не бойся, Каифака, — ласково заговорила женщина. — Вот я, твоя жена.

— Почему ты убежала?

— Мне надоело жить в твоей холодной сырой пещере, — ответила женщина. — Это моя родная деревня. Давай поживем теперь здесь. Посмотри, какой дом построили для нас с тобой мои соплеменники.

Каифакаруаки обернулся и посмотрел на огромный новый дом. Он показался ему привлекательным.

— А я испугался, что ты превратилась в дерево, — сказал Каи, — но раз ты живешь в этой деревне, я согласен здесь остаться.

Каи мотнул головой и оглядел собравшихся людей.

— Смотрите, кормите меня досыта, — сказал он. — Бойтесь гнева Каифакаруаки! А теперь я пойду спать. Велите моей жене прийти ко мне. — И с этими словами Каи пополз в дом.

— Пора! — прошептала женщина. — Принимайтесь за работу!

Мужчины начали обкладывать стены дома хворостом и ветками чайного дерева мануки.

— Где моя жена? — рычал Каи. — Пусть жена сейчас же идет сюда, уже стемнело!

Мужчины торопливо подкладывали новые и новые кучи хвороста, а несколько человек взяли чурбан, одели его как женщину, просунули в дом и тут же снова закрыли дверь. Скоро стены дома были до верха обложены хворостом. Вождь поднес факел, во мраке ночи языки пламени, как живые, запрыгали по сухим веткам и с треском побежали по хворосту.

Каи перевернулся на другой бок, и мужчины почувствовали, как земля задрожала у них под ногами.

— Что это за шум доносится до моих ушей?! — крикнул Каи.

— Тише! Это ветер побежал по верхушкам деревьев, — закричали мужчины. — Начинается буря.

Стены дома уже пылали, и Каи понял, что его заманили в ловушку. Он ползал взад и вперед по своей узкой темнице, но пламя не давало ему приблизиться к выходу, а стропила медленно опускались внутрь дома. Наконец сноп искр взвился в небо, и Каи погиб.

Правда, Каифака сгорел не целиком. Его хвост уцелел. Он отвалился от тела, пробрался между горящими ветками и убежал в лес, где его дети моко папа — древесные ящерицы — живут до сих пор.

Но это уже другой рассказ, такой же правдивый, как рассказ о Каи, — ведь всем известно, что потомки хвоста Каифакаруаки иногда преспокойно расстаются со своим хвостом. Разве не так?

Танифа из Каипары

Три женщины из каинги, которая находилась к югу от гавани Каипара, пошли в лес за плодами дерева тавы. Младшая из них была очень красивая, а две другие — совсем непривлекательные, даже безобразные. В поисках плодов женщины ушли далеко от дома. А когда корзинки наполнились, они неожиданно вышли на широкую тропу, которой раньше никогда не видели. Тропа была хорошо утоптана, и им захотелось посмотреть, куда она ведет. Женщины шли довольно долго, пока не наткнулись на ограду, вернее, на деревянный забор, обвитый ползучими растениями. Они попытались заглянуть внутрь между колышками забора, как вдруг услышали грозное рычание. Земля задрожала, и появился танифа. Женщины побежали по тропе, рассыпая плоды. Танифа сделал несколько огромных прыжков и схватил одну из них. Взглянув на женщину, он бросил ее и пустился в погоню за двумя другими. Танифа поймал другую женщину, но она ему тоже не понравилась. Наконец к нему в лапы попала третья женщина, самая молодая и красивая. С ней он не захотел расстаться и унес ее к себе в пещеру.

Танифы обычно хорошо обращались с пленниками, так было и на этот раз. Молодой женщине пришлось смириться со своей страшной участью. Год за годом она жила у танифы и рожала одного сына за другим. Три сына родились такими же чудовищами, как отец, а три других — людьми. Со временем они стали крепкими и сильными юношами. Женщина надеялась, что сыновья помогут ей убежать и отомстить за муки, которые она терпит, живя с мужем-чудовищем. Танифа по-прежнему не спускал с нее ревнивых глаз, поэтому она решила воспитать своих сыновей по-разному. Чудовищ она учила ткать, варить пищу, смотреть за домом, а трем другим помогла изготовить оружие и вырастила из них воинов.

Однажды танифа надолго ушел из пещеры. Женщина созвала всех своих детей и спросила, не хотят ли они пойти половить угрей. Дети с радостью согласились, и все вместе пошли ловить угрей. На лесной поляне женщина присела отдохнуть и попросила детей-воинов показать, как они умеют нападать и защищаться. Когда кровь закипела у них в жилах, она крикнула:

— Бейтесь с братьями!

Сыновья-воины не любили братьев-чудовищ, их не надо было просить дважды, чтобы они пустили в ход палицы-мере и дубины-таиахи. Чудовища не умели постоять за себя, и братья-воины без труда расправились с ними.

— Сегодня вы совершили доброе дело, — сказала мать. — Теперь вы уже не дети, а мужчины, отныне вы принадлежите к племени моего отца. Теперь вы мои сыновья! Скажите, можете вы избавить меня от танифы, от вашего отца?

Сыновья горели желанием помочь матери. Быстро и неслышно они пробрались через лес и приблизились к полутемной пещере. Отец уже вернулся.

— Пора! — нетерпеливо прошептала мать.

Сыновья ворвались в пещеру и набросились на сонного та-нифу. Не прошло и нескольких минут, как поток крови устремился из пещеры наружу и мать поняла, что танифа заплатил жизнью за ее многолетние страдания. На всякий случай сыновья отрубили лапы танифы и положили их перед входом в пещеру.

Женщина с тремя сыновьями долго шла по лесам и холмам и наконец пришла в каингу, где она родилась. Соплеменники узнали ее, они смеялись и плакали от радости и в тот же вечер устроили большой праздник. Даже старики хвалили сыновей за храбрость и преданность матери. Но один из них встал и попросил, чтобы его выслушали.

— Что вы сделали с телом танифы? — спросил он.

— Отрезали передние и задние лапы и положили перед входом в пещеру, — сказали сыновья.

— А где он сам?

— Лежит в пещере.

— Он большой, толстый?

— Да, очень большой и раскормленный.

Старик оглядел соплеменников, не спускавших с него глаз.

— Я чувствую запах вареного мяса, — сказал старик. — Это мясо танифы. Жирное и сочное.

Люди закричали в знак одобрения. На следующее утро все члены хапу под предводительством сыновей танифы отправились в путь по холмам. Перед входом в пещеру, как и было сказано, лежали лапы танифы. Мужчины вырыли огромную печь, положили туда танифу вместе с лапами, накрыли циновками и засыпали землей. Все с нетерпением ждали, когда мясо сварится. Наконец землю и циновки убрали. И люди с ужасом увидели, что танифа повел глазами, а его тело изогнулось и задергалось. Отрезанные лапы сами собой задвигались и встали на место.

Танифа с дымящимися боками выскочил из ямы и набросился на оцепеневших людей. Одних он убил на месте, другие в ужасе побежали, спасаясь от его ненасытной пасти и от смертельных ударов его хвоста и лап. Танифа бросился в погоню. Одна женщина взбежала на скалу, нависшую над морем. Но танифа настиг ее и сбросил в воду вниз головой. Говорят, что ее спасли атуа океана. Они сделали ей мягкое ложе из губок и водорослей, качали ее на волнах и кормили тем, что посылало море, а потом выбросили на берег. Рыбаки увидели на берегу большую кучу водорослей. Они разгребли ее и нашли женщину. Она была жива, и рыбаки отвели ее домой.

Там ее ждали друзья. Оживший танифа убил только несколько человек из тех, кто пришел к его пещере. Большинство спаслось бегством. Мужчины снова собрались вместе, незаметно подкрались к танифе, когда он отдыхал, насытившись человеческим мясом, и вновь убили его. На этот раз они приняли все меры предосторожности. Тушу чудовища разрубили на мелкие куски и сожгли по отдельности, чтобы помешать им срастись, а кости заранее вынули и сделали из них рыболовные крючки и наконечники для стрел.

Говорящий таиифа из Роторуа

У танифы, который жил среди холмов между озером Роторуа и рекой Уаикато, были крылья, как у летучей мыши, на длинной гибкой шее торчала голова с острым клювом, во рту сверкали зубы, а на ногах и на заплечьях росли когти, острые, как косы.

Никто не осмеливался ходить по дороге через холмы, один только Каху-ки-те-ранги, уаикатский вождь, пользовался этой дорогой, потому что был влюблен в Коку, дочь тохунги древнего племени арава. Каху знал, что соплеменники тохунги хотели проложить по холмам более короткую дорогу, чтобы не делать каждый раз длинный обход из-за чудовища, пожиравшего людей. Во время одного из своих посещений Каху заговорил с тохунтой о новой дороге, но тохунга понимал, что об этом нечего и думать, пока чудовище бродит среди холмов.

— Ты знаешь столько заклятий, что без труда справишься с этим людоедом, — польстил старику Каху. — Если ты усмиришь чудовище, мои соплеменники проложат широкую ровную дорогу среди лесов и холмов.

— Что ты хочешь в награду за этот щедрый дар? — подозрительно спросил тохунга.

— Ничего, разреши мне только жениться на твоей дочери Коке.

Тохунга задумался. Он понимал, что этот брак скрепит узы дружбы между его племенем и племенами, которые живут на берегах Уаикато, а дорога позволит воинам дружеских племен помогать друг другу отражать удары общих врагов. В конце концов сердце тохунги дрогнуло, и он согласился отдать дочь. Тогда молодой вождь вернулся домой, созвал своих соплеменников и начал строить дорогу.

Каху знал, что может рассчитывать на свои силы, поэтому он и пообещал тохунге проложить дорогу, если тот разрешит ему жениться на Коке. Отец Каху, прославленный охотник на чудовищ, не раз имел дело с этими непонятными отвратительными тварями и даже научился их языку, а потом научил сына. Каху взобрался на холм и подошел к пещере танифы. Он смело приблизился к чудовищу и стал почесывать и скрести его спину, отчего чудовище сразу пришло в благодушное настроение. На ярком послеполуденном солнце между чудищем и мужчиной завязался разговор.

— Тебе бы нужно завести жену, — сказал Каху. — Она будет ухаживать за тобой, поскребет спину, если шкура высохнет и зачешется.

— Прекрасная мысль, — сказало чудище. — Ты не поверишь, но я как раз подумал о том же самом. Скажи, где бы мне найти подходящую женщину? Никто, кроме тебя, не ходит теперь по этой дороге, все знают, что я здесь живу.

— Я тебе помогу, — сказал коварный Каху. — Давай только уговоримся: я найду тебе жену, а ты выполнишь одну мою просьбу.

— Что тебе нужно?

— Я хочу, чтобы ты поселился на другой стороне холма и оставил в покое людей с Уаикато и Роторуа.

— С превеликим удовольствием, — сказал танифа. — Что мне за смысл жить в таком месте, где не дождешься ни одного путника?! Я не хочу умереть с голоду.

— Через два дня я приведу тебе жену. Смотри, не забудь о своем обещании.

Каху вернулся в деревню и разыскал старуху Пукаку. На этой безобразной неопрятной злой женщине лежала обязанность хоронить мертвых, и люди сторонились ее.

— Здравствуй, Пукака, — сказал Каху. — Я нашел тебе мужа.

Старуха откинула в сторону прядь спутанных волос и недоверчиво взглянула на Каху.

— Никто не возьмет меня в жены по своей воле, — пробормотала она.

— Неправда! Муж ждет не дождется, когда ты явишься.

— Где же он?

— Недалеко отсюда, на холме, не доходя Роторуа.

— Там никого нет, кроме танифы.

— Конечно. Я про него и говорю. Он будет приносить тебе пищу, заботиться о тебе.

Старуха задумалась.

— На старости лет хорошо иметь мужа, — бормотала она в нерешительности. — Лучше жить в доме танифы, чем умирать с голоду. Я согласна.

Каху сжал грязную руку старухи и повел ее к танифе. Муж и жена не понравились друг другу, но оба решили не показывать вида.

Каху ушел. Напоследок он сказал Пукаке:

— Не забывай вовремя скрести спину своему мужу. Тогда он все для тебя сделает. Смотри, чтобы он оставался на той стороне холма, а то будет плохо и тебе, и мне.

Каху-ки-те-ранги пошел домой, а танифа посадил старуху на спину, замахал крыльями и поднялся высоко в воздух. Потом он медленно опустился на дальних склонах холма и стал подыскивать новый дом для себя и жены.

Теперь можно было прокладывать дорогу, не опасаясь за свою жизнь, и соплеменники Каху взялись за работу: они вырывали кусты, срубали деревья, если нельзя было их обойти, укладывали ветки на болотистых участках, и скоро Каху и его друзья могли уже быстро и в полной безопасности добираться до Роторуа, где Каху женился на Коке. Свадебный пир длился несколько дней, но наконец настало время возвращаться домой. Вереница мужчин, женщин и детей беспорядочно растянулась по дороге. Вместе с ними шли самые красивые девушки с Уаи-като и красавицы с Роторуа, которые сочли своим долгом пойти на Уаикато.

И никто в этой толпе даже не вспомнил про танифу, который столько времени наводил ужас на всех путников. Знай они, что танифа лежит на холме чуть выше дороги, притаившись в небольшой впадине, заросшей высоким папоротником, смех замер бы у них на губах. Танифа был недоволен женой. Когда он услышал вдалеке громкий смех и радостные песни, ему захотелось посмотреть, кто идет по дороге. Он перевалил через вершину холма и спрятался среди папоротника.

Дикая злоба заклокотала в сердце танифы при виде Каху и его красивой жены, за которой двигалась целая процессия пышных привлекательных девушек, в то время как ему, танифе, подсунули в жены грязную костлявую старуху-могильщицу.

Танифа как смерч налетел на людей и тут же подцепил когтем несколько женщин. Каху услышал пронзительные крики и побежал назад по дороге посмотреть, что случилось. Танифа пронесся над его головой, помедлил мгновение, подцепил другим когтем Коку и, взмыв над деревьями, полетел к своей старой пещере на вершине холма.

Каху в отчаянии пришел к отцу и спросил, как ему одолеть танифу, который не сдержал слова. Отец придумал одну хитрость, и Каху не мог не удивиться его прозорливости. Через несколько дней из деревни вышел отряд молодых мужчин. Они быстро подошли к тому месту, где сломанные кусты и вытоптанная трава указывали путь к пещере танифы. На открытом месте мужчины разложили поперек тропы толстую льняную веревку. Веревка была завязана петлей, часть которой они подняли высоко над землей с помощью раздвоенной палки. Концы веревки тянулись среди высокой травы до леса, где с каждой стороны за веревку ухватилась сотня рук.

Каху снял одежду и пошел один вверх по склону. Он не старался скрыть свое приближение. Через некоторое время Каху вышел на открытую поляну перед пещерой и на миг остановился, потому что от страшных мыслей сердце слишком быстро заколотилось у него в груди. Кости, запятнанные кровью, и куски человеческого мяса ясно показывали, что танифа до отвала наелся аппетитными молодыми женщинами из племени Каху и из племени арава.

— Эй, ты, трусливое чудовище, выходи! — закричал Каху во все горло. — Выходи, гадкая тварь!

Танифа высунул голову из пещеры.

— Ах, это ты, Каху! Ты пришел полюбоваться на мою новую жену, такую пухлую и красивую, или ты хочешь взглянуть на Пукаку? Пукака ждет тебя по ту сторону холма. Можешь увести ее назад, мы оба будем довольны.

— Где Кока? — спросил Каху прерывающимся голосом.

— В пещере, где же еще. Лучшей жены для старого танифы просто не найти. Тебе не о чем беспокоиться. Я не спускаю с нее глаз.

— Я пришел забрать ее домой, — спокойно ответил Каху. — И я ее заберу. Но сначала я тебя убью и сожгу твою мерзкую тушу.

Танифа расхохотался.

— Чтобы меня поймать, понадобится целое полчище таких букашек, как ты. Сейчас же убирайся отсюда, не то я перекушу тебя пополам и брошу на съедение собакам и крысам.

Каху не произнес ни слова в ответ на эту угрозу, он только высунул кончик языка, чтобы показать, насколько он презирает чудовище. Танифа не вынес такого оскорбления. Он выскочил из пещеры и бросился на Каху, но тот увернулся и побежал. Вниз по крутому склону помчался вприпрыжку худощавый юноша без одежды, а за ним понесся танифа. Каху пробежал сквозь петлю и крикнул:

— Опускайте!

В то же мгновение, едва танифа сунул голову в петлю, один из друзей Каху убрал раздвоенную палку. Веревка обвила шею чудовища, натянулась и врезалась глубоко в его плоть. Друзья Каху остановили танифу на полном скаку. Они не выпускали из рук веревки и затягивали петлю все туже и туже, пока танифа не рухнул на землю бездыханным.

Каху-ки-те-ранги в третий раз поднялся на холм. Он обнял жену своими сильными руками и ласкал ее, и утешал, а потом спустился вместе с ней с холма и пошел по новой дороге к Уаикато.

Рассказы о демонах

Ихенга

Ихенга посмотрел на облачко, которое лениво спускалось с вершины горы, и ему захотелось узнать, что это: дым или туман. Он оставил свою жену в лодке, а сам высадился и пошел вверх по склону. Его не пугали жалобные песни, которые то стихали, то вновь раздавались в сыром лесу, но уголком глаза он видел какие-то странные существа и догадывался, что они не случайно идут за ним.

Порыв ветра разогнал туман на вершине горы, и Ихенга увидел ограду деревни и совсем рядом дерево, которое пылало как факел. Он сломал ветку с пляшущими языками пламени.

Раздался крик, и бледнокожие существа бросились к нему. Ихенга очертил пылающей веткой ослепительный желтый круг, и патупаиарехе отступили. Тогда он бросил ветку в мокрый папоротник, и воздух наполнился удушливым дымом и жалящими искрами. Патупаиарехе отошли еще дальше, а Ихенга сбежал вниз по склону горы к своей жене.

Через некоторое время у подножия горы, недалеко от реки Ваитети, Ихенга построил дом и решил попробовать подружиться с неуловимыми белокожими людьми, чье таинственное пение постоянно раздавалось в лесу, когда шел дождь и туман окутывал гору, Ихенга выбрал ясный безоблачный день. Он вышел из деревни и начал подниматься в гору, но кустарник и папоротник затрудняли каждый его шаг. Он устал, ему захотелось пить. Он поискал воду, но не увидел ни ручейка. Ихенга приближался к вершине, он знал, что здесь ему вряд ли удастся утолить жажду, но вдруг, раздвинув ветки, он оказался на поляне. Листья деревьев не мешали ему разглядеть ограду, а за ней дома, сараи позади домов и людей с необычно светлой кожей и рыжими волосами. Ихенга окликнул белокожих незнакомцев, и они толпой побежали к нему, переговариваясь друг с другом на языке, хотя и отличающемся от его собственного, но настолько похожем, что Ихенга понимал, о чем они говорят.

Ихенга попросил воды. Красивая молодая женщина протянула ему кувшин с деревянным горлом. Это было очень великодушно с ее стороны, потому что воды в деревне всегда не хватало. Ближайший источник был довольно далеко, в отрогах Ка-уае, откуда воду носили в деревню. Ихенга не мог оторваться от кувшина, а патупаиарехе толпились вокруг него и разглядывали его одежду и его самого. Позднее в память об этом происшествии Ихенга. назвал гору, где ему дали напиться, Нгонготаха. Это название состоит из двух слов — нгонго, что значит «нить», и таха — «кувшин».

Странные люди, жившие в Те Туаху-а-те-атуа — Священном Месте Бога — на вершине Нгонготахи, не хотели отпускать Ихенгу. Они задавали ему вопрос за вопросом, ощупывали его тело. Ихенга был так изумлен, что сначала не мешал им. Но скоро заметил, что они не похожи на обычных людей, и тогда понял, что попал в деревню, где живут неземные существа. Ихенге стало страшно.

Ихенга вырвался из толпы незнакомцев, проскользнул за ограду и помчался вниз. Патупаиарехе устремились за ним. Страх придавал силы его ногам, и крики преследователей постепенно стихли. Но одна из патупаиарехе мчалась за ним по пятам. Это была та самая молодая женщина, которая дала ему напиться из своего кувшина. Она сбросила мешавшую ей одежду и бежала, почти не отставая. Ихенга знал, что, если эта красивая женщина догонит его, она отнимет у него память и он больше никогда не увидит жену.

В отчаянии он вспомнил, что патупаиарехе боятся красной охры и не переносят запаха пищи и масла. В кармане на поясе у него лежало немного красной охры, смешанной с акульим жиром. Не замедляя стремительного бега, Ихенга достал охру и натер тело.

Неземная красавица из Те Туаху-а-те-атуа закричала. Тоска, страстный призыв и горькое разочарование звучали в этом крике. А когда Ихенга оглянулся, он увидел, что девушка неподвижно стоит среди деревьев.

Так счастливо спасся Ихенга, и с тех пор, бродя по незнакомым местам, он всегда с почтением относится к призрачным обитателям лесов. Люди и патупаиарехе заключили вынужденное перемирие.

Многие поколения маори из племени нгати-фатуа, жившие в деревне, которую Ихенга построил около реки Ваитети, прислушивались к высоким голосам патупаиарехе и постепенно выучили их песни. Маори в этих местах становилось все больше. Их лодки бороздили озеро, дым и запахи пищи поднимались от земляных печей — уму — уже не над одной, а над многими деревнями. Отряды воинов протаптывали тропинки в лесах, охотники за птицами забирались в непроходимые чащи, и даже дети отваживались иногда подниматься по склонам Нгонготахи. Огонь пожирал кустарник, и патупаиарехе приходилось покидать родные места на берегу озера.

В конце концов патупаиарехе вместе со своим вождем Тонга-коху навсегда расстались с горой Нгонготахой. Некоторые ушли на Моехау (Ныне — мыс Колвилл на Северном острове. — Примеч. ред.), другие на гору Пиронгиа. Но маори до сих пор помнят прощальную песнь Тонга-коху:

На землю упала ночная мгла,
Горе пожирает мое сердце.
Как я расстанусь с родным домом,
Со священным местом, где я спал!
Я покидаю дом на высокой вершине Нгонго,
На вершине Нгонго, где столько раз преклонял голову.
Я бросаю свою гору в одиночестве,
Я отдаю свою гору на растерзание Махуике.
Далеко ухожу я, далеко,
На вершины Моехау, на вершины Пиронгиа
Я ухожу искать новый дом.
О Ротокоху! Дай мне побыть здесь еще немного!
Дай мне попрощаться с лесным святилищем!
Со священным местом, которое я покидаю.
Подари мне еще один день,
Один только день, потом я уйду
И никогда больше не увижу Нгонго.

Руаранги и туреху

Руаранги и его жена Тафаи-ту жили на склоне Пиронгиа, горы-стража округа Уаикато. Однажды Руаранги ушел на несколько дней из дома. А в это время какой-то туреху вышел из леса и увел его жену.

Бедный Руаранги обезумел от горя, когда вернулся домой и не нашел жены. Кое-кто из друзей говорил, что Тафаи-ту сама убежала из дома, но Руаранги не верил им, потому что они с женой любили друг друга. Руаранги взял копье, дубину с нефритовым наконечником и пошел искать жену. Где только он ее не искал! Руаранги карабкался по крутым ущельям Пиронгиа, где ветви деревьев смыкались над головой и гирлянды ползучих растений свисали с искривленных, покрытых мхом стволов, а робкий вечерний свет не мог пробиться сквозь густую листву. Руаранги знал, что в этих местах жили необыкновенные существа. Но в его глазах светилась ярость, и не было страха в его сердце, только ненависть к светлокожим демонам, которые украли его жену. Он не сомневался, что это они похитили Тафаи-ту.

Однажды Руаранги поел и лег на спину на влажный мох. В лесу уже темнело, но вдруг он протер глаза и с криком вскочил на ноги. На другой стороне ручья он увидел жену и рядом с ней отвратительного туреху.

К изумлению Руаранги, Тафаи-ту взглянула на него, отвернулась и побежала в лес. Мгновение Руаранги не мог поверить своим глазам, но потом догадался, что жена околдована. Он задержался еще на миг, чтобы схватить оружие, и помчался за беглецами.

Туреху бежал бесшумно, но Руаранги слышал, как с треском ломаются большие и маленькие ветки, за которые на бегу задевала жена. Вскоре он понял, что нагоняет ее, потому что треск стал слышнее. Наконец он выбежал на ровную, поросшую травой поляну, где валялись упавшие деревья. Туреху торопил жену, ему хотелось поскорее скрыться в лесу.

Руаранги остановился и старательно прицелился. Тонкий дротик запел в воздухе, он летел прямо в демона. Но в последний миг какая-то неведомая сила заставила его отклониться в сторону. Дротик пролетел мимо и, дрожа, вонзился в землю.

Руаранги знал, что еще немного — и беглецы скроются из глаз. Уже смеркалось, и Руаранги боялся потерять их в темноте. У него осталась кое-какая еда от обеда, который он себе приготовил, и его рука потянулась к вареной кумаре. Тафаи-ту и туреху были уже на опушке леса, но на этот раз Руаранги не промахнулся: кумара ударила Тафаи-ту прямо в спину.

Сердце Руаранги запрыгало от радости: он знал, что вареная кумара расколдует его жену. Тафаи-ту на мгновение остановилась, потом вырвала руку у туреху и обернулась. Она увидела мужа, увидела, что он стоит и ждет ее! С радостным криком она подбежала к Руаранги и бросилась к нему в объятия.

Руаранги и Тафаи-ту бежали, не разбирая дороги, они продирались сквозь кусты, натыкались на деревья, спотыкались о корни и думали только об одном: как бы поскорее покинуть эти мрачные места, где жили туреху. Наконец они выбежали из леса и увидели нижние склоны Пиронгиа, безмятежные и невозмутимые в серебряном свете луны.

Руаранги и Тафаи-ту лежали у себя дома. Руаранги старался успокоить жену и сначала ни о чем ее не расспрашивал. А она не так уж много могла рассказать о своей жизни с туреху. Тафаи-ту вздрагивала, когда слышала это страшное слово, и Руаранги старался его не произносить. Но утром она больше походила на прежнюю Тафаи-ту.

— Мы должны быть очень осторожны, — сказала она. — Туреху снова придет за мной.

— Как ему помешать? — спросил Руаранги. — Неужели туреху ничего не боятся?

Тафаи-ту на минуту задумалась.

— Конечно, боятся, — сказала она. — Красная охра! Они боятся священной красной охры!

Прошло несколько дней, светлокожие жители лесов не показывались. Жена Руаранги постепенно забывала о своих страхах. Но однажды вечером она стояла перед домом вместе с мужем и внезапно пронзительно закричала.

— Смотри!

Большими шагами к ним шел туреху.

Муж и жена вбежали в дом. Руаранги схватил красную охру и натер жену. В ту же минуту туреху распахнул дверь и прыгнул через порог. При тусклом свете очага он казался огромным. Зубы торчали у него изо рта. От его белой кожи веяло холодом. Холод пришел в дом вместе с ним.

Руаранги натерся красной охрой и закричал:

— Ты не посмеешь прикоснуться к нам!

Туреху увидел священную красную охру и отпрянул. Руаранги провел красной охрой по двери. Туреху застонал и выпрыгнул в окно. Руаранги в ярости прыгнул за ним. Он водил красной охрой по земле, а туреху перепрыгивал через священные полосы. Ему уже некуда было поставить ногу, только на марае оставалось еще немного места. Увидев, что все кругом покрыто священной краской, к которой он не смел прикоснуться, туреху одним прыжком взобрался на крышу дома Руаранги, с тоской оглядел каингу и запел прощальную песню, потому что он тоже любил Тафаи-ту. Жители деревни услышали голос туреху и с опаской выглянули из домов. В песне туреху слышались слезы, и они навсегда запомнили эту песню, прощальную песню, которую туреху спел маори.

Потом туреху спрыгнул на землю и при неверном свете луны исчез, как призрачная ночная бабочка.

Да, да, все это правда, говорят маори. Если вы проведете по двери красной охрой, в ваш дом никогда не заглянут туреху или патупаиарехе.

Руру

Однажды Руру и Каре-ава пошли на реку ловить угрей. Друзья захватили с собой дубинки из твердого дерева акеаке, чтобы глушить рыбу. Они медленно шли вдоль русла реки и наконец заметили у берега глубокую заводь, где лениво плавали угри. Руру подогнал их к Каре-аве. Каре-аве перебил угрей и выбросил на берег. Друзья без труда пересчитали свою добычу, потому что в заводи оказалось всего четыре угря.

Подойдя к следующей заводи, Руру и Каре-ава увидели, что там тоже плавают четыре угря. Они немного удивились, но быстро расправились и с ними. Однако это совпадение не на шутку встревожило Каре-аву. Он признался Руру, что ему страшно, потому что эти заводи — наверняка кладовые патупаиарехе, которые нарочно держат в каждой из них по четыре угря. Опасения Каре-авы только рассмешили Руру. Но Каре-ава больше не хотел ловить рыбу, я, поспорив еще немного, друзья разделились: Каре-ава возвратился туда, где они оставили одежду, а Руру пошел дальше.

Когда Руру подошел к следующей заводи, его кольнуло дурное предчувствие, потому что, нагнувшись над прозрачной водой, он увидел у самого берега четырех белых угрей. Но страх тут же прошел. Руру схватил одного угря и побежал к Каре-аве.

— Смотри, что я поймал! — радостно кричал он.

Каре-ава очень удивился, увидав белого угря. Но когда он узнал, что в последней заводи тоже было четыре угря, ему стало совсем не по себе.

— Сейчас же отпусти угря, — в тревоге сказал он. — Это наверняка угорь патупаиарехе, иначе ты не нашел бы три заводи подряд с четырьмя угрями. Если ты рассердишь патупаиарехе, нам не миновать беды.

Руру засмеялся.

— Я собираюсь съесть этого угря, — сказал он и, несмотря на уговоры друга, разжег костер, поджарил угря и съел.

Каре-ава сидел в стороне, ему очень хотелось полакомиться жирным угрем, но он не взял в рот ни кусочка, как Руру его ни уговаривал.

Каре-ава остался у костра, а Руру снова пошел за рыбой. В первой заводи, которую он нашел, угрей не оказалось, во второй тоже. Ни в одной заводи больше не было угрей, и Руру засмеялся про себя, представив, какое лицо сделает Каре-ава, когда узнает эту новость.

В реку впадал приток, и Руру дошел до его истока, но и тут ему не попалось ни одного угря. Близился вечер, под деревьями, нависшими над водой, становилось темно. Руру понял, что поиски угрей увели его слишком далеко. Ему пришло в голову, что он доберется до Каре-авы быстрее, если пойдет напрямик через лес. Но довольно скоро идти стало трудно: на каждом шагу путь преграждали колючие кустарники и ползучие растения. Руру не слышал больше журчания ручья и, как ни вглядывался, не видел отблесков костра, разложенного Каре-авой. Руру закричал в надежде, что Каре-ава услышит его. Издалека донесся ответный крик, но, к его удивлению, кричали сзади. Руру знал, что не мог ошибиться, выбирая направление. Он крикнул еще раз и еще раз, но ответ все время слышался сзади. Руру решил вернуться, идя по своим следам, но ему это было уже не под силу. Он натыкался на деревья, на пни с неровными краями, его тело раздирали колючки.

Наконец Руру вышел на поляну, и в тот же миг его окружили белокожие существа с когтистыми лапами. Они схватили его и понесли. В деревне на вершине холма, где очутился Руру, стражи ни на минуту не спускали с него глаз, а сам он жил будто в полусне, как все пленники патупаиарехе. Белокожие лесные жители любили красивых молодых женщин. Обычно они заботились о них и не обижали. Но Руру приходилось терпеть множество мучений. Патупаиарехе растирали его ладонями и ступнями ног, отчего его тело заросло мхом и лишайником. Волосы у него выпали, он стал совсем лысым. Прошло немало времени, прежде чем Руру разрешили бродить по лесу и собирать ягоды. Патупаиарехе давали Руру угрей и птиц, но они не знали огня, а Руру не мог есть сырую рыбу и мясо.

Каре-ава всю ночь напрасно ждал друга. Утром он долго ходил по берегу реки, звал его. Он нашел трех белых угрей, которых Руру не тронул, но сам Руру исчез. Измученный Каре-ава вернулся в каингу и рассказал, что случилось: Руру, как он думал, обидел патупаиарехе, они поймали его и убили.

Жена Руру, красавица Танги-роа, была безутешна. Она расцарапала грудь острыми ракушками, потоки слез бежали по ее лицу и смешивались с кровью. Многие месяцы она оставалась верной памяти мужа, но время шло, соплеменники забыли Руру, и горе Танги-роа утихло. Каре-ава терпеливо ждал, а когда он увидел, что Танги-роа перестала скорбеть о муже, он признался, что любит ее и хочет стать ее мужем.

Хотя Каре-ава был низкого происхождения, Танги-роа охотно вышла бы замуж за такого молодого и красивого мужчину, если бы не Маринги-ранги, их вождь и тохунга, который тоже хотел на ней жениться. Старый сморщенный Маринги-ранги уже давно не брал в руки оружие, но он принадлежал к знатному роду, его все боялись, он был мудр и умел польстить молодой женщине. Танги-роа не знала, на что решиться, и все-таки она, наверное, выбрала бы более пожилого и опытного мужчину, если бы не вмешалась еще одна женщина.

Красавица Урунги была моложе Танги-роа. Она полюбила, Каре-аву и не скрывала, что хочет стать его женой. Когда Танги-роа узнала об этом, в ее душе проснулись самые низкие чувства. При одной мысли, что другая женщина может, хотя бы на время, привлечь внимание влюбленного в нее мужчины, в ней вспыхнула такая жгучая ревность, что она забыла обо всем на свете. Танги-роа тут же сказала Каре-аве, что он завладел ее сердцем и что она готова стать его женой.

Маринги-ранги пришел в ярость оттого, что его отвергли с такой быстротой. Танги-роа ранила его гордость, она нанесла ущерб его мане, и непонятная угроза, прозвучавшая в его ответных словах, взбудоражила и напугала все племя. Маринги-ранги сказал:

— В этом деле замешаны четыре человека. Танги-роа, Каре-ава, тохунга Маринги-ранги и Руру, которого похитили патупаиарехе. Танги-роа — никто. Каре-ава — никто. Где Руру — никому неизвестно. Остаются Маринги-ранги и патупаиарехе, все зависит от них.

От этих зловещих слов кровь застыла в жилах у соплеменников, они отвернулись от Каре-авы и Танги-роа, свадьбу решили отложить и посмотреть, что будет дальше.

Через несколько дней Маринги-ранги пришел на берег моря и произнес заклинание необыкновенной силы, потом лег на песок и заснул. Вскоре он проснулся и увидел, что рядом с ним сидит незнакомый человек. Тохунга долго разглядывал его и все-таки не понял, кто это. Все тело незнакомца, на котором не было никакой одежды, заросло неровными, похожими на мох волосами, а голова была голая, как валун.

Маринги-ранги задавал вопрос за вопросом, ему очень хотелось узнать, что это за человек, из какого он племени, но странный пришелец молчал. Тогда тохунга подумал, что перед ним демон или сумасшедший. Маринги-ранги вгляделся в него еще пристальнее и увидел под пучками волос коричневую кожу маори и насечки татуировки.

— Ты — человек, — сказал тохунга.

И незнакомец наконец откликнулся.

— Я Руру, — сказал он.

Тохунга улыбнулся.

— Я не удивляюсь, что вижу тебя, Руру. Ты убежал от патупаиарехе, но твое бегство удалось только благодаря моим заклятиям. Иди за мной.

Руру еще не пришел в себя. Он с трудом говорил и с трудом передвигал ноги, идя за Маринги-ранги, который вел его сначала по берегу, а потом открыл ворота и вошел с ним в каингу. При виде Руру женщины в ужасе разбегались.

— Сумасшедший! — кричали они и прятались в домах. Маринги-ранги успокаивал их.

— Не бойтесь! — говорил он. — Это не сумасшедший. Это наш старый друг Руру. Подойдите поближе, сами увидите. Позовите Танги-роа, скажите, что Руру вырвался из когтей патупаиарехе, он вернулся и хочет, чтобы она снова стала его женой.

Танги-роа выбежала из дома и в ужасе отпрянула, увидев рядом с тохунгой жалкое подобие человека с плешивой головой, с телом, заросшим мхом. Маринги-ранги подвел к ней Руру, а она закрыла лицо руками и горько заплакала.

— Вот, Танги-роа, награда за твою верность, — сказал тохунга с недоброй улыбкой. — Поздоровайся со своим дорогим мужем.

Но вскоре Маринги-ранги одумался, в его сердце пробудилась жалость к молодой женщине, которая недолгое время вызывала у него нежные чувства. Он решил, что смыл оскорбление, которое нанесла ему Танги-роа, отдав предпочтение Каре-аве. Доброта восторжествовала: Маринги-ранги попросил теплой воды, произнес заклинания и старательно вымыл Руру. Мох отпал, и прежний красивый Руру предстал перед женой.

Только его голова осталась гладкой, как валун, обкатанный водами реки, где он ловил угрей в заводях патупаиарехе, голова Руру осталась лысой, чтобы он не забывал о своем проступке.

Кахукура и рыбаки-туреху

Кахукура был вождем. Благодаря светлой коже — цвета песка на морском берегу — его можно было сразу отличить от соплеменников. У него были медно-рыжие волосы, будто окрашенные солнцем, и широко расставленные глаза, смотревшие далеко-далеко в неведомые края.

По утрам, когда на земле лежали короткие тени и молодые мужчины обрабатывали участки с кумарой, часто слышались низкие гортанные голоса старых воинов, которые говорили о Кахукуре.

— Посмотрите на него, — сказал однажды Тохе, старый воин с ярким шрамом, рассекавшим завитки татуировки у него на щеке. — Мы, старики, вспоминаем сейчас дни своей юности. А когда придет время отправляться в далекую Реингу, мы увидим немало диковинных снов наяву. Но Кахукура молод. Что же он видит там, за океаном Кивы, если мы ничего не можем там разглядеть?

Старики не шевелились, их взгляды скользили поверх па, где трудились люди, и поверх высоких оград — старики не могли отвести глаза от дальнего мыса, где виднелась фигура человека, черная на фоне голубого неба.

Кахукура грезил наяву. Широко открыв глаза, он стоял, крепко упираясь ногами в землю, и смотрел на море, на волны, которые бились о прибрежные скалы. Огромный вал обрушился на мыс, отхлынул и оставил клочья шипящей пены, но Кахукура не шевельнулся. Его дух блуждал в неведомых краях далеко на севере, в прекрасной стране, где холмы покрыты лесами, где по берегам рек много песчаных отмелей, а над ними с криком носятся чайки, в стране, по которой души умерших шествуют, не оглядываясь, в Те Реингу, держа путь к огромному дереву похутукава, что стоит рядом с Воротами смерти.

Это видение снова и снова посещало Кахукуру, снова и снова манило его в далекую северную страну, будто кто-то звал его и торопил отправиться туда, где кончается земля и на необозримых просторах только волны океана вздымаются и опускаются в надежде увидеть воинов Ао-Теа-Роа.

Вождь вздохнул и повернулся спиной к морю. Когда он состарится, ему придется пройти по этой дороге в сопровождении рабов. Но пока это время еще не настало, пока он молод и полон сил, он пойдет один. Возвращаясь в деревню, Кахукура видел тут и там молодых мужчин, которые приводили в порядок удочки и отбирали костяные крючки. В прибрежной деревне, где жил Кахукура, всегда не хватало еды, и рыбаки, прикрепив удочки к лодкам, выходили в море в любую погоду, чтобы дополнить кусочком вкусной рыбы скудную трапезу из корней папоротника, кумары, птиц или крыс.

В тот вечер в доме развлечений, фаре-тапере, молодые, как всегда, танцевали и играли, а старики смотрели и вспоминали времена своей молодости, когда их тела тоже были стройными и гибкими. Кахукура не принимал участия в танцах. Он сидел в углу, и мысли его были далеко, потому что среди смеха и шума он вдруг услышал голос из другого мира. «Кахукура, иди на севар, — донеслось до него. — Иди один. Иди в Рангиаофиа, в Рангиаофиа, в Рангиаофиа».

Когда игры кончились и все уснули на своих циновках, Кахукура тихонько встал и, переступая через спящих, направился к двери. Только Тохе еще не спал. Он не спускал глаз с вождя, который постоял минуту в полосе лунного света и ушел. Тохе был мудр. Он не проронил ни звука; даже утром, когда соплеменники тщетно искали вождя, Тохе никому не сказал ни слова. «Кахукура ушел, потому что так было нужно, — думал Тохе, — лучше не мешать ему».

День за днем шел Кахукура на север. Он останавливался, только когда не мог больше сделать ни шага. Тогда он отдыхал под защитой скал, на мшистых лесных полянах или в высокой траве. Иногда он мок под холодным дождем, иногда обливался потом, потому что раскаленное солнце с трудом передвигалось по небу из-за Мауи, который вместе с братьями опутал его веревками. Иногда Марама, луна, с улыбкой смотрела вниз на крошечного человека, который так упорно шел туда, где кончалась земля.

Как-то раз Кахукура подошел к полю, где на осеннем ветру раскачивались длинные стебли льна. Некоторые стебли были крепко связаны друг с другом, и Кахукура догадался, что здесь проходили души умерших. Ночами ему слышались тонкие голоса тех, кто покинул землю, но их заглушал настойчивый шепот: «В Рангиаофиа!»

А потом настала ночь, когда он больше ничего не слышал. В беззвучной тишине шорох волн, набегавших на песок, казался зовом из мира духов, из немого мира духов, где кипит своя особая жизнь. Кахукура закрыл глаза, но сон не шел к нему. Вдруг Кахукура вздрогнул: с моря доносилась приглушенная музыка. Она приближалась. Кахукура услышал, как весла опускаются в воду, потом до него долетел смех и обрывки песни. Кахукура огляделся и увидел мелькающие огоньки туреху, светлокожих неземных существ, которых иногда можно встретить в Ао-Теа-Роа. Лодки скользили по воде, и огоньки плясали на волнах. Туреху удили рыбу.

Кахукура вспомнил, что в сумерках, когда он ложился спать, ему попались на глаза остатки рыбы, хотя на песке нигде не было видно человеческих следов, — знака, что здесь побывали рыбаки. Тогда Кахукура понял, что пришел в Рангиао-фиа — в то место, где туреху ловят рыбу.

Кахукура подполз к самой воде. Благосклонная ночь скрывала его от глаз туреху. Они уже подплыли к берегу, и Кахукура слышал, как они говорили друг другу:

— Вот сеть! Вот сеть!

Он не понимал, что значат эти слова. Он не знал, что такое «сеть». Чтобы поймать рыбу, он пользовался удочкой, крючком и копьем, других орудий у него не было. Кахукура не сомневался, что туреху произносили какие-то заклинания, наверное, они ловили рыбу с помощью колдовства.

Лодки были уже недалеко. Они плыли на большом расстоянии одна от другой, и, когда рыба выпрыгивала из воды, в широком полукруге между лодками, очерченном какой-то светящейся линией, тут и там вспыхивали огоньки. Наконец лодки коснулись песка, и туреху выпрыгнули на берег. Кахукура догадался, что они называют сетью какие-то странные веревки, с которых, булькая, стекала вода. Туреху тянули концы сети. Кахукура подошел поближе и смешался с ними. У него была такая же светлая кожа, и в темноте туреху не замечали, что им помогает смертный. Кахукура выбирал льняную веревку. Потом он почувствовал, что через его руки проходят мокрые переплетенные стебли тростника.

Но вот туреху вместе с Кахукурой в последний раз выбежали из воды на берег, таща за собой сеть. В небольшом полукруге бились серебристые рыбы. Улов был огромный. Туреху бросили концы сети и встали у самой кромки воды. Они хватали извивающихся рыб и нанизывали их на тонкую веревку; каждый туреху старался нанизать побольше рыбы, и все торопились, чтобы кончить работу до восхода солнца. Кахукура тоже стал нанизывать рыбу на веревку, но без узла на конце, и, как только он поднял связку, рыба соскользнула на песок. Один туреху увидел, что произошло, оставил свою веревку и помог Кахукуре завязать узел. Но едва он отошел, Кахукура развязал узел. Он опять поднял связку, и рыба опять соскользнула с веревки. Еще один туреху пришел к нему на помощь.

Снова и снова Кахукура развязывал узел, а туреху ни о чем не догадывались. Кахукура вглядывался в восточный край неба. Далеко в море появился слабый луч света. Света становилось все больше, и вот уже Кахукура мог разглядеть кусты над полосой прибрежного песка и огромную скалу, которая возвышалась над водой, как страж морских глубин. Туреху побежали к лодке, держа в руках связки с рыбой, но Кахукура снова уронил рыбу со своей веревки без узла, и туреху снова бросились к нему на помощь. Становилось все светлее и светлее. Туреху уже давно подобрали бы всю рыбу, если бы им не мешал Кахукура.

Яркие лучи солнца засияли над океаном и осветили облака. Крик ужаса вырвался из груди туреху. Они наконец увидели, что с ними на берегу человек. Туреху бросились к лодкам, но опоздали. Лучи Тама-нуи-те-ра — яркого солнца — уже купались в водах океана. При солнечном свете песок стал золотым. Туреху разбежались в разные стороны и пропали, их лодки развалились на мелкие куски. На берегу не осталось ничего, кроме нескольких связок тростника и стеблей льна. Даже голосов туреху больше не было слышно.

Кахукура стоял один на залитом солнцем песке. Рыба тоже исчезла без следа. На песке лежала только куча веревок. Кахукура взял в руки мокрые льняные стебли, переплетенные каким-то непонятным образом. И ему вспомнился крик туреху:

— Вот сеть!

Тохе первый увидел Кахукуру. Мудрец Тохе первый поздоровался с Кахукурой.

— Мы рады, что ты вернулся, — сказал он. — Мы рады тебе, вождь, потому что ты ушел от нас ночью, как уходит тот, кто идет к своей цели, и вернулся при свете дня, как возвращается тот, кто побывал в дальних странах и добыл бесценные сокровища.

У Кахукуры заблестели глаза. На его плече лежала связка плетеных льняных веревок. На зов Тохе сбежались все, кто мог, но соплеменникам Кахукуры показалось, что их вождь лишился разума, потому что в ответ на их приветствия, он повторял только одно: «Вот сеть! Вот сеть!»

Кахукура научил молодых мужчин плести сети, чему сам успел научиться, пока добирался до родной деревни. Вместо одной рыбы, которая прежде болталась на крючке или на острие копья, мужчины приносили теперь полные корзины рыбы, теперь все могли досыта есть рыбу: и рангатира, и воины, и жены, и сыновья, и дочери и даже рабы.

Вот что получил Кахукура в дар от рыбаков-туреху, когда побывал много-много лет тому назад в Рангиаофиа.

Парехе

Женщины пошли в лес за ягодами хинау. Одна из них отстала. Она закричала, ей ответили. Она пошла на голос, но увидела не своих подруг, а демонов парехе, которые схватили ее и унесли.

Остальные заметили ее исчезновение и поспешно вернулись в деревню. В лес отправился многочисленный отряд воинов, и вскоре они отыскали пропавшую женщину — она шагала по верхушкам деревьев вместе с парехе. Ее поймали, а парехе, конечно, убежали. За время короткого пребывания у парехе несчастная превратилась в калеку. Одна половина ее тела осталась прежней, а другая — одеревенела.

Женщины не сомневались, что она стала наполовину парехе. Они были уверены, что, если бы воины не поймали ее так быстро, у нее одеревенело бы все тело. Они сложили большую печь, завернули свою бедную подругу в плащи и посадили в печь. Пар размягчил одеревеневшую часть тела, и, когда женщину вытащили, она вновь обрела свою прежнюю душу и тело.

Но в тихие ночи она слышала грустную песнь парехе, которые едва не увели ее с собой. Она запомнила слова этой печальной песни, и маори, расселившиеся по берегам реки Уонгануи, поют ее до сих пор.

Тура

Тура был мужем Раукура-матуи, отцом Ира-ту-рото и другом Виро. Виро был его настоящим и единственным другом. Поэтому когда Виро пригласил его отправиться странствовать по морю, Тура согласился. Вскоре лодки были спущены на воду, и берег остался позади. Путешественники долго не видели земли, но наконец подплыли к побережью незнакомой страны, где еще не бывал никто из их соплеменников. Виро не хотел высаживаться и направил лодку вдоль берега. Мощное течение подхватило лодку и понесло с такой быстротой, что Тура испугался: ему казалось, что они несутся навстречу своей гибели. Он оглядывался по сторонам в надежде найти путь к спасению. Лодка стремительно скользила у самого берега под ветвями деревьев, нависшими над водой. Тура вскочил на ноги, подпрыгнул и ухватился обеими руками за толстый сук. Лодка понеслась дальше и скоро скрылась из виду.

Тура перебрался поближе к стволу и спустился на землю. Он не знал, где находится, но надеялся, что подальше от берега скорее наткнется на следы людей. Солнце уже садилось, когда он встретил старую женщину, которую звали Те Ру-вахине. Тура чувствовал себя таким одиноким, что готов был взять ее в жены, но она сказала:

— Я умею только сторожить чужое добро. У нас много женщин таких же молодых, как ты, они красивее меня и больше подходят тебе в жены.

Те Ру-вахине отвела Туру к своим соплеменникам. Тура с удивлением увидел, что аитанги, как они себя называли, живут на деревьях. Тура заметил, что у них крупное тело, длинные руки с острыми локтями, широкие плечи и маленькая голова. Но одна из женщин, Тураки-хау, понравилась ему, и он взял ее в жены. Тура никому не сказал, как его зовут, поэтому ему дали новое имя Ваи-ранги.

Родственники жены принесли Туре-Ваи-ранге угощение, и тут оказалось, что они всё едят сырым. Тураки-хау уговаривала мужа поскорее поесть, но Тура встревожился, и ему пришло в голову, что он попал к неземным существам. Он подумал, что соплеменники его жены — атуа, раз они едят сырую пищу. Тура достал из-под плаща палочки и стал тереть их друг о друга, чтобы развести костер. Но едва родственники жены увидели дымок, как в ужасе разбежались. Тураки-хау хотела убежать вместе с ними, но Ваи-ранги схватил ее за одежду и уговорил остаться. Он вырыл земляную печь, уму, зажег костер, положил еду на горячие камни, прикрыл циновками, засыпал землей и хорошенько утрамбовал. Когда пришло время, Тура отгреб землю и снял циновки. Тураки-хау не отходила от него ни на шаг и не переставала удивляться тому, что он делает. Ветер донес запах готовой пищи до леса, и привлеченные этим запахом родственники Турахи-хау вернулись. Ваи-ранги долго уговаривал их попробовать новое блюдо. Наконец один из демонов, более храбрый, чем другие, отважился взять в рот кусочек и вскрикнул от радости. Тогда все остальные тоже захотели насладиться незнакомой пищей.

Ваи-ранги прожил несколько месяцев в деревне лесовиков. Его новая жена забеременела и скоро должна была рожать. Ваи-ранги построил для нее дом на земле. Однажды он с удивлением увидел около дома родственниц жены с подарками. Они принесли мату, одежду и стебли льна. Отдавая подарки, женщины горько плакали.

— Почему они все пришли с подарками? — спросил жену Ваи-ранги.

— Потому что у меня должен родиться ребенок.

— А почему они плачут?

Тураки-хау посмотрела на него с удивлением!

— Они оплакивают мою смерть.

— Откуда они знают, что ты умрешь?

— Если женщина хочет родить ребенка, она должна умереть. Когда подойдет время, родные разрежут мне живот и достанут живого ребенка, а я умру. Для этого они принесли осколки маты с острыми краями (Аитанги считались бессмертными; в другом варианте этой сказки говорится, что после описанного выше извлечения младенца мать омывали в водах Ваи-ора-а-Тане (Живая вода бога Тане), и она оживала.).

Ваи-ранги улыбнулся и обнял жену.

— Странные у вас обычаи, — сказал он. — Я покажу тебе, как это делается по-другому.

Ваи-ранги построил еще один дом и внутри дома вбил в землю два толстых кола. Потом он взял жену за руку, привел в новый дом, а любопытным родственникам велел остаться за дверью.

— Садись и обопрись об этот столб, — сказал жене Ваи-ранги. — Прижмись к нему спиной. Это Столб сына. А теперь ухватись покрепче за этот столб, перед собой. Это Столб дочери. Я никого сюда не пущу. Пусть твои родственники оставят у себя все осколки маты. Доверься мне, Тураки-хау, тогда вы оба останетесь живы: и ты, и ребенок. Тебе будет очень больно, но боль можно вытерпеть, мучения скоро кончатся, а потом ты прижмешь живого ребенка к своей груди и твои муки потонут в радости.

— А если я не смогу родить? — спросила Тураки-хау. — Ты разрешишь позвать моих родных, чтобы они вынули ребенка и не дали ему умереть вместе со мной?

— Если мучения тянутся слишком долго, — сказал Ваи-ранги, — надо кричать: «Ао-нуи, возьми моего младенца в свой мир! Ао-роа, возьми моего младенца в свой мир! Ао-тауира, возьми моего младенца в свой мир!» (Ао-нуи, Ао-роа, Ао-тауира — «Великое облако», «Длинное облако», «Мудрое облако» — небожители, дети-облака. — Примеч. ред.).

— А если он все равно не сможет появиться на свет?

— Тогда ты закричишь: «Тура, возьми его!». Ребенок родится, и твое сердце переполнится счастьем.

В глазах Тураки-хау засветилась глубокая радость. Она знала, что может довериться своему мужу: в эти часы, когда она была между жизнью и смертью, он наконец-то открыл ей свое настоящее имя.

Когда подошел срок, Тураки-хау прижалась спиной к Столбу сына, тело ее содрогнулось от схваток. Боль становилась все нестерпимее, но Тураки-хау наклонилась вперед, сжала сплетенными пальцами неколебимый Столб дочери, и, несмотря на тяжкие страдания, сердце ее радовалось, душа ее ликовала.

Снаружи послышались приглушенные голоса женщин и открытые угрозы, но в доме было уже три живых существа. С гордостью держа на руках сына, Тура открыл дверь. Вместе с женой он прошел сквозь толпу онемевших женщин. Пуповину Тура обрезал, а после отдал богу Муа. Он увел Турахи-хау из поселения, и, пока у новорожденного не зажил пупок, она жила с ним отдельно от всех. Мальчика назвали Тауира-ахуа. Роды Тураки-хау так поразили соплеменников, что они отказались от некоторых своих привычек: те, кто помогал во время свершения обряда тохи, сами приготовили праздничное угощение в уму. И все аитанги приняли участие в этом пире.

Тура видел, что соплеменники жены постепенно отказываются от старых обычаев и все более и более походят на людей, он надеялся, что сможет ужиться с ними. Прошло два или три года, как вдруг один случай напомнил ему, что Тураки-хау принадлежит к другому миру и с этим ничего нельзя сделать.

Однажды Туру лежал, положив голову на колени жены, я ему захотелось, чтобы она его причесала. Внезапно он услышал ее удивленный возглас.

— Почему у тебя среди черных волос попадаются белые? — спросила Тураки-хау.

— Это седые волосы, — ответил Тура. — Первые вестники немощи тела, но я еще не собираюсь умирать.

Тураки-хау помрачнела:

— Ты хочешь сказать, что люди из твоего мира стареют и умирают?

Тураки-хау положила гребень и заглянула в глаза мужу.

Тура задумался. Из слов жены он понял, что аитанги не знают старости, не знают, что старые люди умирают. Тура встал, два дня он плакал над своим сыном, потом столько же плакала над ним Тураки-хау, потому что она догадалась, что муж ее покинет.

— Не уходи от меня, — просила Тураки-хау. — Я буду заботиться о тебе, когда ты состаришься. Наша любовь не умрет.

— Нет. Так не бывает. Подумай сама, какой парой мы будем ночью на циновке: муж стареет, а жена все такая же молодая. Я хочу уйти сейчас, пока у меня есть силы, я хочу, чтобы намять о моей любви жила в твоем сердце. — Тура обернулся к Тауире-ахуа. — Прощай, сын. Живи хорошо. Живи мирно, не причиняй никому зла.

Тура ушел. Ноги сами привели его к морю, откуда он когда-то явился в эту страну. Три дня он бродил по берегу, пока не наткнулся на кита, выброшенного на песок. Немало сил понадобилось Туре, чтобы разрезать тушу на маленькие куски и высушить мясо на огне и на солнце. Чтобы уберечь припасы от крыс, он построил два амбара — фаты: один высоко на деревьях, другой низко над землей. Тура знал, что китового мяса и трав, которые нетрудно собрать поблизости, ему хватит на несколько лет.

Потом Тура построил дом, и поселился в нем один. Пока хватало сил, он доставал сушеное китовое мясо из верхней фаты, но с каждым днем Тура все больше и больше слабел, и когда верхняя фата опустела, он вздохнул с облегчением, потому что ноги уже отказывались поднимать его тело по зарубкам на стволе, которые вели к верхней фате. Тура начал брать припасы из нижней фаты. Но вскоре мясо кончилось и там. Тура исхудал и обеесилел, он уже не мог даже собирать травы. День и ночь он лежал на циновке. Его голова и борода поседели, но белые волосы стали темными от грязи. Тура вспоминал год за годом всю прожитую жизнь. Он вспомнил о сыне, который был у него в молодости, и в полудреме воскликнул:

— О Ира-ту-рото! Ира-ту-рото!

На родине Туры, далеко за морем Ира-ту-рото тоже мучали сны. Скорбный возглас отца разогнал ночные видения и проник к нему в уши. Высокий мускулистый мужчина в расцвете сил, Ира-ту-рото встал и подергал циновку, на которой спала мать.

— Дай мне немного масла, — потребовал он. Рау-кура-матуа тут же согласилась. Она знала, что ее сына наставляет атуа. Она протянула ему маленький кувшинчик с маслом и, не тратя слов попусту, сказала, что он должен выполнить свой долг.

Ира-ту-рото натерся маслом и отправился на поиски отца. Он созвал своих людей и поплыл прямо в страну аитангов, вблизи которой сильное течение понесло лодку вдоль берега туда, где на песке валялись кости кита, выбеленные солнцем и дождем. Ира-ту-рото увидел высокую фату, низкую фату и дом. Лодка пристала к берегу, Ира нагнулся, вошел в дом и посмотрел отцу в лицо. Радость и благодарность засветились в выцветших глазах старика, когда сын поднял его, принес к воде и смыл грязь с его головы и тела. Ира дал отцу полакомиться кусочками сушеной кумары, а его спутники тем временем сделали длинный ящик и устлали его папоротником и ароматными травами, чтобы старые кости Туры не ныли в пути.

Тура лежал на мягкой траве, смотрел на знакомые созвездия и плыл домой, к жене, с которой жил, когда был молод, к сыну, которого породил, когда был молод, плыл из страны, где не знали смерти, в страну, где жили такие же люди, как он: люди, чья молодость уступала место зрелости, чья зрелость постепенно переходила в старость, а старость влекла смерть, прародительницу жизни.

Каумарики

Прославленный костяной крючок Те Рама переходил от отца к сыну и стал драгоценной собственностью Карири. Те Рама приманивал рыбу на расстоянии, и не было случая, чтобы его хозяин вернулся домой без улова; с годами крючок начали почитать как табу, потому что он передавал ману своего создателя Те Рамы тому, кто им владел.

Однажды ночью трое мужчин: Каумарики, Тафаи и Купе украли священный крючок. Они знали, что Карири не успокоится, пока не найдет воров и не вернет эту драгоценность своей семье. Поэтому они спустили лодку на воду и, не дожидаясь рассвета, отплыли от берега. Карири еще не заметил, что лишился крючка, а их лодка уже скрылась из виду. Трое друзей уплывали все дальше и дальше и на пятый день пристали к незнакомому острову, у берегов которого кишела рыба.

— Смотрите! — воскликнул Каумарики, когда они вытащили лодку на песок. — Те Рама знает свое дело. Рыба сама просится на крючок!

Целый день Каумарики собирал хворост и набрал огромную кучу, а Тафаи и Купе придумали более легкий способ укрыться от ночного холода, пробиравшего до костей. Они завернулись в плащи и зарылись в нагретый солнцем песок. Когда стемнело, Каумарики посмотрел на Тафаи и Купе и громко засмеялся.

— Вы похожи на покойников, — потешался он над друзьями. — Песок остынет раньше, чем взойдет солнце. Только огонь может помочь человеку отогнать демонов холода.

Каумарики разложил по кругу хворост и сучья, разжег костер и лег посередине. Время от времени ему приходилось вставать и подкладывать дрова в догоравший костер, и в полусне он подумал, что Тафаи и Купе поступили умнее.

Внезапно сон сняло как рукой. От отчаянных криков у Каумарики зазвенело в ушах. Он бросил взгляд поверх мерцающих углей, и его глазам предстало зрелище, от которого кровь застыла у него в жилах. Какие-то неземные существа набросились на Тафаи и Купе, а они бились в своих песчаных норах как в капкане. Пришельцы походили на людей, но при тусклом ночном свете их кожа казалась зеленовато-белой. У них были рыжие волосы и пальцы с отвратительными длинными когтями, которыми они раздирали Тафаи и Купе. Каумарики ничем не мог помочь своим друзьям, потому что не во власти человека лишить жизни белокожего понатури. Каумарики торопливо подкладывал дрова в костер, чтобы отогнать понатури, которые наступали на него. Это была самая длинная ночь за всю его жизнь. Едва костер догорал, как мерзкие белокожие твари протягивали к нему руки и не отступали, пока он в отчаянии не подбрасывал новую охапку хвороста, и все это время у него на глазах эти же твари разрывали на куски и пожирали его друзей. Только на рассвете понатури наконец исчезли. От друзей Каумарики не осталось ничего, кроме двух ям в том месте, где они зарылись в песок.

Каумарики не осмелился провести еще одну ночь на острове, который посещали такие гости. Он столкнул лодку на воду и поплыл домой: понатури, пожравшие его друзей, пугали его больше, чем гнев Карири. Добравшись до деревни, Каумарики вернул Карири крючок, признался перед всеми, что совершил нехороший поступок, и рассказал, что случилось. Соплеменники, узнав о страшных событиях на острове, простили ему кражу крючка.

— Я хочу отомстить за смерть друзей, — объявил Каумарики. — Кто пойдет со мной? Мне нужно сто воинов и еда для нас всех и несколько больших лодок, чтобы доставить на остров все, что нужно.

— Как ты справишься с понатури? — спрашивали люди. — Они очень сильные, они могут без труда одолеть даже большой отряд воинов, их очень много, им нет числа.

— Я придумал, как с ними справиться, — сказал Каумари-ки. — Если вы послушаетесь меня, мы победим понатури. Пусть женщины соберут листья рогоза и наломают веток чайного дерева, чтобы мы могли построить большой дом. И еще мне нужно много бревен, обтесанных так, будто это люди, и плащи, которыми их можно прикрыть.

Пока женщины ломали ветки, а мужчины обтесывали бревна, Каумарики ушел от всех, взял четыре тыквы, набил их губчатыми грибами, наполнил акульим жиром и сделал четыре светильника. К каждой тыкве они приделали полукруглый колпачок из коры, чтобы можно было прикрывать свет.

Шесть лодок отправились в путь, в них сидели воины и лежало все необходимое для расправы с понатури. Как только лодки вытащили на берег и разгрузили, началась постройка большого дома, где мужчины расстелили циновки и положили деревянные куклы, завернутые в плащи. Каумарики подвесил в каждом углу дома по светильнику и у каждого светильника поставил воина. Настала ночь, светильники с опущенными колпачками едва освещали дом, и в полутьме казалось, что на циновках спит много людей.

Недалеко от дома воины Каумарики разложили круговой костер и спрятались посередине огненного кольца. Время тянулось медленно, но никто не смыкал глаз. Около полуночи по рядам воинов пробежал шепот. У воды появилось темное пятно. Оно скользило по берегу, и в отблесках пламени сверкнули белая кожа и рыжие волосы понатури. К первому понатури присоединились еще трое, и четверо дозорных, держась подальше от огня, приблизились к дому. Они заглянули в открытую дверь, увидели неподвижные тела и закричали:

— Все спят!

Вождь понатури вышел вперед, заглянул в дом и тоже крикнул:

— Все спят!

Тогда толпа понатури устремилась из моря на берег. Белокожие твари протискивались в дверь и набрасывались на тела, недвижно лежавшие на циновках. Как только все понатури оказались внутри дома, Каумарики крикнул, и четверо мужчин, оставшихся в доме, сорвали колпачки со светильников. Яркий свет ослепил понатури. Они закрывали глаза руками, метались по дому, натыкались друг на друга, и тщетно искали дверь. В суматохе четверо воинов благополучно выбрались из дома.

В ту же минуту Каумарики заложил дверь, а его помощники поднесли горящие факелы к стенам дома, сложенным из хвороста. Хворост вспыхнул, дым взвился к небу, огонь побежал по стенам и перекинулся на тростниковую крышу. Дом запылал. Беспощадный огонь пожрал всех понатури вместе с домом — так Каумарики отомстил за убийство своих друзей Тафаи и Купе.

Как люди научились вырезать по дереву

К Руа-пупуке прибежали мальчики, вода текла с них ручьями.

— Твой сын! — кричали они, с трудом переводя дыхание. Руа-пупуке в тревоге поднял голову:

— Сын? Что случилось с моим сыном?

— Мы плавали, — начал один из мальчиков, — а он вдруг пропал. Море было спокойное, он даже не крикнул. Мы играли в воде, а потом увидели, что его нет.

Руа вскочил и со всех ног помчался к берегу. Сбросив па ходу плащ, он побежал на мыс, который уходил далеко в море.

— Где вы видели его в последний раз? — спросил он мальчиков.

Они показали. Руа молча бросился в воду и исчез. Мальчики думали, что он вот-вот вынырнет, но ничто не тревожило глади моря, и круги на воде тоже постепенно пропали.

Руа уплывал все глубже и глубже, он чувствовал себя как рыба в сумеречном подводном мире. Недаром он был могучим вождем и тохунгой. Еще на бегу Руа призвал на помощь своего атуа и приготовился к поискам сына. Он знал, что его похитили понатури, водяные, которые жили на дне моря.

Внезапно Руа увидел какой-то странный дом, который плыл, покачиваясь, к нему навстречу. Он был совсем не похож на обычные дома. Стены дома были обшиты досками с красивым резным узором, с фигурками людей, украшенными блестящими серебристыми ракушками, искусно вставленными вместо глаз. Над дверью, под скатами крыши сидел как текотеко живой человек. Это был его сын.

Но Руа тут же открыл богато украшенную дверь и даже не взглянул на сына. В доме была только старуха, ее глаза заблестели, когда она увидела, кто вошел.

— Я знала, что ты придешь. Тебя зовут Руа-пупуке, — сказала она.

— Где понатури? — спросил Руа.

— Ушли по своим делам. Если ты поможешь мне заткнуть щели в стенах, мы удержим их в доме до зари, и они погибнут.

Не говоря ни слова, Руа помог заткнуть все щели. Настала ночь, и понатури устремились в дом с таким грохотом, что казалось, будто рядом шумит водопад.

В ту же ночь Руа снял сына со стены, выплыл на поверхность и отнес его в каингу. А потом снова вернулся в дом понатури.

Солнце стояло уже высоко и вода стала золотисто-зеленой, когда Руа и старуха вытащили затычки из щелей и лучи света настигли понатури. Руа развел костер и поджег дом. Стены иэ дерева и тростника горели под водой ярким пламенем, и полчища понатури, ослепленные солнечным светом, задохнулись в дыму и погибли.

Но как ни бушевало пламя, Руа успел оторвать от дома резные доски, резной конек, резные дверные косяки и оконные рамы и выплыл с ними из воды. Он вытащил их на берег, а потом украсил спасенными сокровищами свой дом, и с тех пор люди начали заниматься резьбой по дереву.

Гости-призраки

Два друга, Пунгареху и Коко-мука-хау-неи, отправились ловить морскую щуку. Внезапно на море начался шторм, и их унесло далеко от берега. День за днем гнал ветер лодку в открытое море. К тому времени, когда ветер стих и море успокоилось, парус был изорван в клочья, а запасы пищи почти иссякли. К счастью, Пунга и Коко скоро оказались на мелководье вблизи отлогого берега.

Пунга и Коко вытащили лодку на берег и пошли искать дрова, чтобы развести костер, посушить намокшую одежду и согреться. Им не попалось ничего, кроме куманики и чахлых кустиков, но Пунга и Коко не растерялись. Они вынули кусочки дерева из рыболовных крючков и сунули их под мышки, чтобы просушить. Потом разожгли костер из маленьких веточек, положили кусочки дерева и сварили еду из тех немногих припасов, которые у них еще оставались. Подкрепившись, Пунга и Коко отправились осматривать незнакомую страну.

Вскоре они заметили странные следы на мягкой земле. Казалось, что их оставил какой-то косолапый человек, который опирался на палку. Следы привели их в лес, и через некоторое время они услышали знакомые звуки: кто-то обтесывал бревна. Пунга и Коко прокрались еще немного вперед и выглянули из-за кустов. На поляне трудились демоны аитанги, они валили деревья и обрубали ветки. Каждый раз, когда тесло впивалось в дерево и в воздух летела стружка, аитанги провожали ее взглядом.

— Смотри, друг! — сказал Пунгареху Коко-муке, — у этих людей зоркий глаз. Надо быть поосторожней.

— Глаза у них зоркие, но нас они пока не заметили, — возразил Коко.

Пунга и Коко поползли на животе, как ящерицы, и скоро увидели аитангу, который работал в одиночку. Они осторожно подползли к нему и вскочили на ноги. Пунга схватил аитангу поперек туловища и потащил в кусты, а Коко зажал аитанге рот, чтобы не дать ему закричать. Оттащив аитангу на достаточное расстояние, они отпустили его и сели на землю.

Аитанга посмотрел на них с изумлением.

— Откуда вы явились? — спросил он.

— Мы прилетели, — как ни в чем не бывало начал Пунга, — мы прилетели на крыльях ветра вон оттуда.

Аитанга пристально посмотрел на него;

— Откуда ты явился?

— Мы оба приплыли с Гаваики, — ответил Пунга. — Ты не знаешь этой страны, она находится далеко в океане. А где ты живешь?

— Идите за мной, я вам покажу. Пойдемте к моим соплеменникам.

Как только Пунга и Коко пришли на поляну, аитанги бросили работу. Они толпились вокруг пришельцев, теребили их, ощупывали одежду. Потом они повели Пунгу и Коко по тропинке через лес. Один из вождей аитангов подошел к Пунге и Коко и сказал:

— Мы приближаемся к нашим жилищам. Мне кажется, что вы добрые люди, поэтому я хочу вас предупредить: если кто-нибудь подойдет к вам и начнет танцевать или строить рожи, не смейтесь, а то вас убьют.

Наконец они подошли к деревне и увидели странных людей в домах на деревьях. Пунга и Коко вскарабкались в один из домов, и перед ними поставили еду. Им дали сырое китовое мясо, уже протухшее, что не мешало аитангам с удовольствием его поедать. Пунга и Коко сумели скрыть свое отвращение и незаметно отложили в сторону несъеденное мясо. Весь остаток дня Пунга и Коко провели в разговорах со своими хозяевами, а вечером им снова предложили такое же непривычное угощение.

Потом Пунгу и Коко отвели в большой дом на другом дереве, где начались танцы. У танцоров в руках было оружие из кремня и дерева, украшенное акульими зубами, — таким оружием аитанги пользовались в торжественных случаях. Они исполняли какой-то необычный танец и пели песню-предупреждение, наверное совсем не лишнюю для гостей:

А ну-ка засмейтесь!
Только не смейтесь!
А ну-ка засмейтесь!
Только не смейтесь!

Но Пунге и Коко было не до смеха, потому что аитанги воинственно размахивали пиками с острыми кремневыми наконечниками и акульими зубами.

На следующий день Пунга и Коко еле передвигали ноги от голода. Они разожгли костер. Аитанги обступили костер со всех сторон и разглядывали, что делают их странные гости, а когда дым начал подниматься в небо, они запели песню:

Гости-призраки с далекого Запада,
Как вы попали сюда,
На нашу землю?
Вставайте, уходите прочь!

Пунга и Коко будто не слышали их. Они вырыли яму, перенесли туда огонь и заложили его камнями, а когда камни раскалились, положили на них зеленые листья с кусками мяса и закрыли печь.

Когда мясо сварилось, ароматный пар заставил аитанг подойти еще ближе. Гости-призраки предложили им попробовать вареное мясо, и аитанги, поборов недоверие, присоединились к трапезе своих гостей.

— Вы наши друзья, — объявили аитанги. — Вы кехуа, могущественные призраки. Вы явились, чтобы помочь нашей беде.

— Это вы призраки, — рассердился Пунгареху. — А если не призраки, то уж во всяком случае не люди. Чем мы можем вам помочь?

— Вы могущественные призраки, — стояли на своем аитанги. — Помогите нам, гости-призраки с далекого Запада.

— Что у вас за беда? — спросил Пунгареху.

— Поуа-каи, людоедка поуа-каи. Это птица, она пожирает нас одного за другим.

— Где она живет? Она приходит к вам в деревню?

— Нет, она живет около реки. Когда мы идем за водой к реке, чтобы утолить жажду, она хватает кого захочет и уносит к себе.

— А вы видите, как она к вам подходит?

— Да.

— Тогда мы попробуем вам помочь. Покажите нам, куда она приходит, и помогите построить дом не на деревьях, а на земле.

Рано утром Пунга и Коко прокрались к темной заводи на реке. Несколько ярких звезд еще оставалось на небе, пока они молча ставили бревна, связывали их льняными веревками и делали из тростника стены и крышу. В доме, который они построили, было одно-единственное окно и совсем не было двери. Пунгареху и Коко-мука залезли внутрь и велели своим помощникам уйти в деревню, а когда наступит день, послать кого-нибудь за водой.

Пунга и Коко молча сидели в доме, дрожали от холода и сырости и смотрели, как бледнеют и угасают звезды. Потом яркие лучи солнца засверкали на небе и птицы запели утреннюю песню. Послышались чьи-то шаркающие шаги, и они увидели старика, который шел с кувшином за водой. Внезапно утренняя песня птиц оборвалась. Пунга и Коко услышали, как булькает вода, наполняя кувшин, и как медленно машет крыльями какая-то птица. Поуа-каи пролетела над деревьями н закрыла восходящее солнце, будто черная туча. Потом она ринулась вниз и зловонное облако опустилось на дом. Огромная птица летела, вытянув безобразную шею, и, когда она пролетала мимо окна, ее клюв был похож на заостренный конец таиахи. Пунгареху высунулся из окна, взмахнул тяжелым каменным топором и одним могучим ударом сломал крыло птицы. Она упала на бок и застучала клювом по земле. Птица устремила взгляд на хрупкий дом, но не увидела своих врагов, потому что они спрятались внутри. Поуа-каи повернула назад и поползла, но Коко-мука, улучив минуту, сломал ей второе крыло, и беспомощная птица осталась лежать на земле.

Пунга и Коко без труда выбрались из дома. Они запрыгали вокруг птицы, увертываясь от ударов ее когтистых лап и острого клюва, и в конце концов добили ее. Аитанги сбежались толпой посмотреть на поверженного врага. Одни танцевали вокруг мертвой птицы и насмехались над ней, другие смело направились в ее логово и с удивлением разглядывали огромную гору человеческих костей, изумляясь отваге гостей-призраков с далекого Запада.

Пожелай Пунга и Коко остаться с аитангами, они жили бы как атуа до конца своих дней. Но аитанги были им чужими. Пунга и Коко затосковали о доме, о женах и детях, они с грустью вспоминали о приятных часах, которые проводили на ма-рае после вечерней еды, когда мужчины и женщины рассказывали друг другу о том, что случилось за день, а молодые развлекались танцами и песнями.

Пунга и Коко вернулись к своей лодке, исправили повреждения, причиненные бурей, и покинули чужую страну, которая не могла стать им домом.

Они вернулись в родные места, но никто не встретил их на берегу. Они закричали, но их скорбный крик остался без ответа, как крик одинокой чайки. Они подошли к своим фаре и увидели, что вокруг старых дырявых стен растет густая трава и сорняки, а когда они вошли внутрь, им в нос ударил тяжелый запах заброшенного жилья.

— Мы стали стариками, — прошептал Пунгареху. — Все наши родные умерли!

Пунга и Коко вышли наружу. Неподалеку стоял еще один дом, где над отверстием в крыше поднималась струйка дыма. Пунга и Коко на цыпочках подошли к дому, тихонько открыли дверь и прокрались внутрь. В теплом доме спало несколько семей, и они обрадовались привычному запаху своих соплеменников. Пунга и Коко переходили от одной группы к другой и вглядывались в лица спящих.

Лицо одной женщины показалось Пунгареху знакомым, и он наклонился над ней. Женщина зашевелилась во сне и забормотала:

Как только приходит вечер,
Возвращается мой возлюбленный,
Тот, кого я любила давным давно.
Он уплыл от меня
В далекую Гаваики,
Но я слышу его голос
Оттуда, издалека.
Мой возлюбленный далеко,
За высокими горами, за бурными морями,
А голос его летит ко мне
По долинам.

Когда настало утро и беспокойные пальцы солнца забарабанили в дверь и окна, спавшие проснулись и увидели двух незнакомцев, которые лежали рядом с потухшим костром.

Две женщины подошли к ним. Одна сказала другой:

— Это наши прежние мужья, они не умерли, как мы с тобой думали. Они вернулись к нам такими же молодыми и сильными, какими уплыли много-много лет назад.

Старые женщины стояли, стиснув руки, и слезы текли по их сморщенным лицам и падали на угли потухшего костра.

Пеха и демоны

Пеха пробирался сквозь кусты и внимательно оглядывал каждое высокое дерево. Он искал тотару, красное дерево со стволом потолще, чтобы сделать лодку. На небольшой тенистой лужайке Пеха увидел то, что ему нужно. Вокруг теснились более высокие деревья, но для его топора все-таки оставалось достаточно места. Пеха сел на валявшееся бревно и придирчиво оглядел дерево, которое выбрал. Мысленно он уже видел будущую лодку с резным узором из тонких изогнутых линий и завитков. Внезапно его лицо омрачилось. Он вспомнил о своем враге Парукау из па на берегу реки. Парукау знал много заклинаний, с таким человеком не стоило враждовать. Правда, он не принадлежал к знатному роду, как Пеха. Пеха слышал, как Парукау хвастался перед своими соплеменниками, что его лодка будет самой лучшей на побережье, когда он доделает ее до конца.

Пеха встал и крепко сжал в руках топорище. Нефритовый топор вонзился в крепкую древесину и — застрял! Пеха застыл потрясенный. Дерево издало пронзительный крик, от которого у Пехи мороз побежал по коже. Он прислушался, но в лесу воцарилась тишина. Птицы смолкли, стих даже ветер, и листья не шевелились, словно ждали, что будет дальше. Пеха почувствовал, что замерз. И вдруг он догадался, что забрел в священную часть леса.

И тут началось! Глухой зловещий хохот прокатился по лужайке. Пеха оглянулся, его зоркие глаза обшарили кусты, но он никого не увидел. Глумливый смех раздался снова, Пеха посмотрел на дерево и в ужасе отскочил назад. Совсем близко на голой ветке он увидел круглое безволосое лицо. Оно было живое: Пеха снова услышал смех и увидел, что кожа лица наморщилась, а глаза превратились в щелки. На ветке лежала только голова — без тела, без рук, без ног.

Пеха произнес заклинание и призвал на помощь предков. Он почувствовал, что теплая кровь вновь заструилась у него по жилам, и перестал бояться головы-призрака. Но едва он прикоснулся к топору, как снова раздался оглушительный крик. На этот раз вслед за криком со всех сторон послышался зловещий смех, будто смеялась толпа людей. Разноголосый смех становился все громче, Пехе казалось, что толпа наступает на него и вот-вот раздавит. Чьи-то невидимые руки подняли с земли щепку. Она отскочила назад, а потом полетела в Пеху, как дротик. Щепка скользнула по его плечу, и вслед за ней дождем посыпались щепки и палки, а лицо по-прежнему лежало на ветке, с усмешкой глядя на Пеху, и нечеловеческий смех все так же гремел со всех сторон. Острый кусок дерева ударил Пеху по лицу, он почувствовал, как кровь побежала по щеке.

И тогда Пеха вспомнил, что он воин. Он схватил толстую палку, которая валялась около дерева, и замахал над головой. Взрыв смеха раздался у него над ухом. Пеха изо всех сил ударил тяжелой дубиной по невидимому весельчаку. Смех мгновенно оборвался, послышался стон, и Пеха почувствовал, что удар пришелся по живому телу, которого он не видел. Пеха вошел в азарт, он снова замахал дубиной и снова услышал глухие удары дерева по живому телу. Смех замер, и Пеха понял, что остался один, если не считать головы, которая покачивалась на дереве и подмигивала ему.

Пеха взял топор и пошел прочь из леса. До него опять донесся смех, но на этот раз негромкий. Голова не оставляла его. Она прыгала с дерева на дерево, забегала вперед, отставала, но не спускала с него глаз.

Пеха вздохнул с облегчением, когда деревья поредели и он вышел на открытое место. Отсюда было недалеко до его деревни, а за ней у реки стояла па, где жил Парукау. Прямо перед ним была старая заброшенная па, где уже много лет хоронили умерших.

Голова громко вскрикнула и пролетела мимо Пехи, обдав его холодом и едва не сбив с ног. Мгновение голова висела над кладбищем, потом земля раскрылась, поглотила ее и снова сомкнулась.

Пеха все еще держал дубину в руке. Он побежал к кладбищу, перелез через разрушенную от времени ограду и стал разрывать землю, пользуясь дубиной вместо ко. Пеха быстро отрыл голову. Она лежала лицом к небу, узкие глаза смотрели на него со злобой, рот по-прежнему улыбался. Пеха ударил голову дубиной.

— Ой! — крикнула голова и провалилась еще глубже. Пеха в ярости снова принялся рыть землю и с удивлением увидел, что голова приросла к телу мужчины, погребенного стоя. Пеха отбросил мягкую землю, и вытащил тело наверх. «Это все проделки злых демонов типуа, — думал Пеха, — но я не какой-нибудь жалкий раб, меня так просто не проведешь!»

Безжизненное тело твердо стояло на ногах. Пеха отступил на шаг и ударил его дубиной. Тело заходило ходуном и изменилось у Пехи на глазах. В нем появилось что-то знакомое. Пеха не мог поверить собственным глазам. Перед ним стоял не тот человек, которого он вытащил из земли, а Парукау, его враг из па на берегу реки. Парукау посмотрел на Пеху, потом повернулся и побежал и через мгновение исчез в сгустившихся сумерках. А Пеха почувствовал, что в него будто влились новые силы.

На следующий день Пеха пошел в па на берегу реки. Он издали увидел Парукау, но не захотел с ним разговаривать. Вечером он вместе с остальными пришел в большой фаре.

— Зачем ты сюда явился, Пеха-ане-тонга? — спросил вождь. — Тебе надоела твоя деревня?

Пеха вскочил, прошел размашистым шагом между рядами мужчин и женщин от одного конца дома до другого и снова вернулся к столбу, у которого сидел.

— Я хотел срубить дерево в лесу. Но там собрались демоны… — Пеха рассказывал о своих приключениях, и глаза его сверкали. — Теперь ты понимаешь, вождь, почему я пришел к вам в деревню?

Вождь кивнул.

— Встань рядом со мной, Пеха, сын воинов, — сказал он. — Парукау не человек, он лишь видимость человека. Его мана перешла к тебе. Теперь у тебя две души вместо одной.

Пеха вышел из дома, прошел мимо Парукау, который понурившись сидел у двери, и зашагал вверх по холму к себе в па, не испытывая ни малейшего страха перед демонами и призраками, которые бродят в темноте. Он не боялся их, так как его силы удвоились. Дух Парукау присоединился к духу Пеха-ане-тонги. А дубина, которую Пеха подобрал в священном лесу, с тех пор переходит от отца к сыну как самое большое сокровище. Потому что воин, которому она попадает в руки, непобедим в бою.

Паниа, дева моря

Юная дева моря Паниа вовсе не походила на отвратительных понатури. Обликом и душой она ничем не отличалась от обыкновенной женщины. И по каким-то неведомым причинам земля всегда неудержимо влекла ее к себе. Каждый вечер она покидала своих соплеменников, преодолевала вплавь прибрежные буруны и пряталась среди высокого льна возле источника, который бил из-под земли у подножия утеса Хукарере. Она лежала там вею ночь, а перед рассветом возвращалась домой.

Кто знает, что таит в себе сердце женщины? Может быть, Паниа привлекал молодой вождь из па, который поздно вечером приходил к источнику утолить жажду. Во всяком случае, ей доставляло удовольствие смотреть на него из-за кустов, и однажды вечером, случайно или не без умысла Паниа, когда вождь поднес ко рту кувшин с водой, он увидел стройную девушку с горящими глазами. Вождь подошел к Паниа, ласково взял за руку и повел к себе в фаре. Дверь беззвучно закрылась за ними. В теплом и темном фаре они стали мужем и женой, и им обоим ночь показалась слишком короткой.

Но Паниа была девой моря, а не земли. Как только померкли звезды, потревоженные первыми проблесками зари, она вновь услышала властный зов волн. Паниа выскользнула из объятий уснувшего мужа, осторожно прижалась лицом к его татуированной щеке и уплыла к своим сородичам. В сумерках вождь снова поджидал ее на берегу. Они снова вместе шли домой мимо льна, разросшегося около источника, морской ветер уносил последние капли воды с тела Паниа, и вождь чувствовал, как любовь и нежность расцветают в женщине, которую он избрал своей женой.

Прошел год. Паниа родила мальчика. На свет явилось еще одно крошечное человеческое существо, которое назвали Море-море, что значит безволосый. По утрам Паниа оставляла ребенка на попечение мужа. Чем горячее он привязывался к мальчику, тем сильнее мучил его страх, что сын, так же как мать, будет любить море больше земли. Однажды вождь пошел к тохунге и спросил, как ему помешать жене и сыну уйти в море.

— Это совсем нетрудно, — уверил его тохунга. — Подожди, пока они заснут, и положи им на тело вареную пищу. Тогда они никогда больше не уйдут в море.

Вождь так и сделал, но — увы! — его хитрость обернулась бедой. Попытавшись удержать жену и сына, он потерял их навеки. Паниа веяла ребенка на руки, вошла в море, и больше их никто не видел. Младенец превратился в танифу — акулу, которая устроила себе жилище в подводной гавани при впадении в море реки Ахурири, недалеко от того места, где утес Хукарере упирается в морское дно.

Сердце Паниа окаменело от горя. Она не хотела покидать мужа, но вареная пища заставила ее расстаться с ним. Паниа превратилась в скалу. Под левой подмышкой у нее водится морской ерш равару, под правой — рыба тамуре, а между ног морской окунь хапуку. Теперь к скале часто приплывают рыбаки.

Каменная Паниа стоит в море, протянув руки к возлюбленному. Во время отлива она видна почти вся с нот до головы.

Великаны и людоеды

Великан Матау

Дочь арики, красавица Маната, и ее возлюбленный Матака-ури шили в горах Отакау (Теперь графство Отаго на юге Южного острова.). Отец Манаты не разрешал им пожениться. Он хотел отдать Манату в жены одному могущественному вождю из Таиери.

Однажды утром Маната исчезла. Бесследно исчезла, не взяв с собой ничего: циновка, на которой она спала, и ее плащ остались лежать там, где она их бросила, покидая дом. Ее исчезновение казалось чудом, пока один воин не увидел отпечаток огромной ноги на мягкой глине у берега реки, а другой не вспомнил, что ночью дрожала земля.

— Теперь я знаю, кто похитил мою дочь, — сказал арики, когда ему об этом рассказали. — Ее унес Матау.

Люди старались держаться поближе друг к другу, когда слышали страшное имя Матау, потому что злой демон Матау был великаном. Он жил высоко в горах, среди снежных вершин, и наводил ужас на всю округу.

— Тот, кто спасет Манату, станет ее мужем, — пообещал убитый горем вождь.

Но мужчины остались глухи к его словам — все, кроме Ма-такаури. Не проронив ни звука, Матакаури торопливо вышел из дома и поднялся по горным уступам к логову Матау. При ярком свете дня он заметил, что на берегу реки сидит Маната и обливается слезами. Увидав своего возлюбленного, Маната побежала к нему навстречу и спрятала лицо у него на груди.

— Я пришел за тобой, я хочу увести тебя домой, — сказал Матакаури, обнимая Манату.

— Возвращайся назад, дорогой! — ответила Маната. — Я не могу уйти с тобой. Если великан проснется, он убьет тебя.

Матакаури улыбнулся:

— Пока дует теплый северо-западный ветер, Матау будет спать. Он проснется, только если ветер переменится.

— Ты не знаешь, что он сделал. Смотри, Матау привязал меня к себе. Привязал ремнем из шкуры двухголовой собаки. Этот ремень нельзя перерезать.

Матакаури засмеялся, заранее радуясь победе. Он достал свой деревянный нож маипи. Но, несмотря на все свои старания, так и не смог перерезать ремень. Маната нагнулась над ремнем, и слезы полились у нее из глаз. Одна слезинка упала на ремень, и — о чудо! — ремень разорвался. Маната была свободна.

Улыбаясь сквозь слезы, Маната помогла возлюбленному сделать плот, вдвоем они связали лозой ветви чайного дерева мануки и переплели их стеблями льна корари, чтобы он лучше держался на воде. Потом влюбленные прыгнули на плот и поплыли вниз по реке к дому Манаты.

Отец Манаты встретил их так, будто они вернулись из страны мертвых. Он сдержал слово, и Маната стала женой Матакаури.

Но Матакаури не мог забыть об угрозе, которая нависла над ним и его женой. Он боялся, что Матау снова спустится с гор и унесет Манату. Пока Матау был жив, ни Маната, ни другие молодые женщины в каинге не могли чувствовать себя в безопасности.

— Я не довел дело до конца, — сказал Матакаури. — Сейчас дует северо-западный ветер, но скоро ветер переменится и великан проснется. Тогда все мы лишимся покоя. Лучше захватить его врасплох, пока он спит.

Никто не решился пойти вместе с Матакаури. Он снова поднялся в горы один. Матакаури нашел место, где Маната сидела и плакала. Дальше путь указывал ремень: сначала он вел Матакаури вдоль низкого берега реки, потом вверх по горе, тень от которой падала на долину. Матау крепко спал, его голова лежала на одной горе, а ноги — на другой, возвышавшейся далеко к западу от первой. Матакаури понадобилось несколько дней, чтобы обложить великана папоротником и сухой травой, Но в горах по-прежнему дул теплый северо-западный ветер и Матау спал.

Доведя работу до конца, Матакаури потер палочки для добывания огня и поджег папоротник. На вершинах гор вспыхнул такой большой костер, что облако дыма закрыло солнце.

Языки пламени начали лизать тело Матау, но он не проснулся, а только подтянул к себе колени. Матау так и не успел очнуться ото сна и задохнулся в густом дыму.

Пламя пожирало его жир и разгоралось все ярче и ярче. А тело великана постепенно уходило под землю, из-за чего образовалась узкая расселина — длинная и глубокая. Матау сгорел дотла, уцелело только его сердце, которое продолжало биться на дне расселины, ставшей могилой великана.

Ветер стих. Хлынул дождь, потоки воды низвергались с небес. А по склонам гор к впадине демона Матау побежали ручьи, потому что от жара огромного костра на вершинах растаял снег. Вода до краев наполнила расселину, и в ней образовалось озеро, сохранившее очертания лежащего великана с подтянутыми коленями.

Сердце Матау до сих пор бьется в глубине озера, иногда так сильно, что волны в ярости набрасываются на берега. Но чаще вода в озере спокойна. Она медленно поднимается и опускается в такт неторопливому биению сердца Матау. Вот почему меняется уровень воды в озере Вакатипу (Вакатипу — озеро в южной части Южного острова, очертания которого напоминают лежащего человека с подтянутыми коленями; первоначальное название озера Факатипуа — «Впадина злого демона».).

Тоангина

Вождь Тоангина был грозой Уаикато; сильный, огромного роста — его справедливо называли великаном. Остальные воины не доходили ему до плеча. Недалеко от своей деревни Тауран-гануи он привязал к верхушке дерева длинную лиану и, раскачиваясь на ней, летал над рекой, где вверх и вниз плыли лодки. Во время этих полетов он разглядывал мужчин и женщин, которые собирали моллюсков на берегу и в воде. Выбрав несколько человек, Тоангина прокрадывался сквозь кусты, хватал их и уносил к себе или убивал тут же на месте. Но хуже всего было тем, кто плыл по реке. Стоило каким-нибудь безрассудным смельчакам или беззаботным путникам приблизиться к деревне, как Тоангина раскачивался на лиане и, пролетая над лодкой, хватал кого хотел. Лиана доставляла на берег двойную ношу, а Тоангина уже высматривал новую жертву. Иногда великан поднимал в воздух лодку со всеми путниками и тащил к себе. Даже те, кто плыли у дальнего берега, дрожали от страха перед вождем-великаном с устья Уаикато. Столкнув лодку на воду, Тоангина с такой силой ударял веслами, что за ним на гладкой воде тянулся хвост бурунов и через несколько минут несчастные уже были в его власти. Тоангина накидывал петлю на корму лодки, за которой гнался, и пригонял пленников к себе в па, где с удовольствием пожирал их.

Многие пытались покончить с Тоангиной. Но он был такой огромный и сильный, что без труда расправлялся со своими врагами. Особенно ненавидел Тоангину вождь Коронгои из па на берегу моря. Он напал на па великана, но его отряд потерпел жестокое поражение, а сам Коронгои попал в плен. Тоангина разрезал его тело на куски и выставил напоказ, чтобы все знали, какая участь ждет непокорных. Через некоторое время Тоангина сложил куски тела Коронгои в корзину, не пропускавшую воду, и бросил в реку. Корзина плыла по реке, и это зрелище надрывало сердце Уиа-варуа, дочери Коронгои и жены молодого рангатиры Те Хореты из деревни Те Ауаунга, расположенной на другом берегу реки, почти напротив деревни великана.

Уиа-варуа горячо убеждала мужа отомстить за гибель отца. Но Те Хорета хорошо знал, как трудно одолеть Тоангину. Он не хотел сражаться с противником, который во много раз превосходил его силами. Те Хорета не раз доказывал свою храбрость в обычных стычках. Однажды он вернулся после успешного нападения на соседнюю деревню и с гордостью рассказал жене о своих подвигах. Но Уиа-варуа занимало только одно. Вместо похвал на Те Хорету снова посыпались упреки за то, что он не отомстил за позорную смерть ее отца, Уиа-варуа обвиняла мужа в мягкосердечии, говорила, что он не любит ее.

Те Хорету оставалось только молчать. С тоской в сердце он вошел в дом, лег лицом к стене, перестал есть и не отвечал на вопросы. Кто бы к нему ни обращался, Те Хорета молчал. Уиа-варуа не замечала мужа. Она отказалась с ним разговаривать, пока он не отомстит за смерть ее отца, и как ни просили ее люди заставить Те Хорету есть и говорить, она стояла на своем. Прошло десять дней, Те Хорета не прикасался к пище и не произносил ни слова.

Весть о болезни Те Хореты дошла до его дяди Папаки, который жил на берегу гавани Манукау. Он поспешил к племяннику. Увидев, что Те Хорета молча лежит на циновке, Папаки очень огорчился.

— Мы спрашивали совета у отца неба, земли и моря, — сказал он. — Но они не ответили нам. Значит, ни небо, ни земля, ни море неповинны в твоей беде. Наверное, она таится в тебе самом. Может быть, ты совершил постыдный поступок? Скажи, мы постараемся тебе помочь.

При этих словах Те Хорета наконец повернулся лицом к Папаке.

— Жена, пойди к источнику и принеси кувшин воды для нашего гостя, — сказал Те Хорета. — Не бери воду из реки, непременно дойди до источника, там вода прохладнее и чище.

Уиа-варуа взяла кувшин и пошла за водой к дальнему источнику. Оставшись вдвоем с дядей, Те Хорета заговорил:

— Я лишился маны, — чистосердечно признался он. — Я готов встретиться лицом к лицу с любым воином, но жена требует, чтобы я отомстил за смерть Коронгои и убил Тоангину. Я не могу убить великана. Мне стыдно: я боюсь его.

— Я помогу тебе, — сказал Папака. — Твоя мана вернется, один воин не может одолеть Тоангину. Несколько могущественных вождей сообща нападут на Тоангину, ты будешь среди них. Пусть Уиа-варуа принесет еду и воду для меня и моих людей. Мы уходим. К тому времени, когда мы снова придем сюда, твоя мана вернется.

Весть о приготовлении к битве с Тоангиной обрадовала Уиа-варуа. Она принесла Те Хорете еду и питье и застала его бодрым и здоровым.

Папака пошел в па Мануреву (Манурева — теперь город на севере Северного острова.), чтобы поговорить с арики Ранги-каи-матой. Соплеменники Ранги-каи-маты увидели, что Папака приближается к па, и разожгли уму. Ранги-каи-мата ждал Папаку у себя в фаре, он снял с плеч плащ из собачьих шкур и постелил как циновку для своего гостя. Папака лег лицом вверх на край плаща в знак признания, что считает себя ниже могущественного Ранги-каи-маты. Устремив взгляд на балки, которые поддерживали крышу, он нараспев произнес каракиа, грозную каракиа, звавшую на бой.

Четыре балки
Поддерживают крышу дома,
Четырем или шести балкам по силам этот груз.
Есть ли человек
Сильнее и храбрее Тоангины?
Ему по силам победить ветер,
Победить воду,
Победить лес,
Победить солнце,
Победить звезды,
Победить море,
Победить всех людей.

Ранги-каи-мата взглянул на Папаку, и глаза его засверкали.

— Нет, сын мой, Тоангина — всего лишь ястреб, он вечно кружит в небе, потому что у него нет гнезда. Но у меня, вождя ястребов Тамаки, есть гнездо.

Довольный Папака улыбнулся, поднялся с плаща и, не дожидаясь, пока откроют печи, расстался с Ранги-каи-матой. Он пошел дальше и добрался до огромной Маунгакиекие (Маунгакиекие — теперь город Окленд на восточном побережье Северного острова.), где его с таким же почетом принял арики Ранги-хахауту. Лежа на краю его плаща, Папака снова повторил каракиа и сказал:

— Вы, вожди, всегда хвастаетесь своей силой, но человек по имени Тоангина сильнее всех на свете. Тоангине подчиняется вода, Тоангине подчиняется огонь, Тоангине подчиняются люди.

В ответ Папака услышал гордые слова арики:

— Нет, сын мой, Тоангина — всего лишь пес с пятнистой шкурой. Тоангина — беспородный пес, а мы — белые собаки Тамаки. Нас можно узнать даже в темноте.

Папака поспешил вернуться к себе в па.

— Я говорил с арики из Мануревы и Маунгакиекие, — сказал Папака своим соплеменникам. — Если мы вступим в бой с великаном Тоангиной и потерпим поражение, Ранги-каи-мата и Ранги-хахауту отомстят за нас. Они не дадут Тоангине уйти от расправы. Но нам выпала честь первыми помериться с ним силами. Кто пойдет со мной?

Воины громко закричали. Все мужчины, способные носить оружие, поспешили выйти вперед.

— Очень хорошо, — сказал Папака, — я выберу из вас семьдесят человек.

Боевая ладья — вака тауа — поплыла сначала по длинному рукаву гавани Манукау. Потом лодку пронесли по суше, спустили в реку Уаикато, и отряд отправился в па Те Хореты. Здесь Папака передал свой отряд Те Хорете. По приказу Те Хореты воины легли на дно лодки, а женщины забросали их льном. На виду остался только рулевой Те Ава, тесть Тоангины, которому уже давно хотелось покарать Тоангину за его жестокость. Те Ава погрузил весло в воду, лодка отплыла от берега и заскользила вниз по реке.

Тоангина беззаботно раскачивался на лиане, поглядывая на реку, и вдруг увидел огромную лодку, в которой стоял один человек. Тоангина заподозрил неладное. Когда лодка поравнялась с ним, он взлетел над водой и обшарил ее взглядом от носа до кормы.

Тоангина с удивлением узнал в рулевом Те Аву. Но еще больше его удивило, что на такой большой боевой лодке плыл только один человек. Лиана унесла Тоангину на берег, но он оттолкнулся и снова настиг лодку.

— Почему ты плывешь один в такой большой лодке? Зачем тебе эти снопы льна? — прокричал Тоангина.

Те Ава молчал. Он развернул лодку и направил ее к берегу. В этой пустой боевой лодке, с которой не доносилось ни звука, было что-то зловещее, и Тоангина не выдержал. Он торопливо бросил лиану и побежал к своему фаре. Оглянувшись через плечо, Тоангина увидел, что нос лодки коснулся берега. Внезапно раздался громкий крик, снопы льна полетели в воздух, сто сорок сильных воинов выпрыгнули на берег и бросились вдогонку за Тоангиной.

Тоангина, как безумный, стрелой пронесся по деревне, за ним по пятам мчались разъяренные воины. Некоторые из них вступили в схватку с воинами Тоангины, но Те Хорета и несколько его приближенных продолжали преследовать Тоангину и больше ни на кого не обращали внимания. Великан свернул в сторону и бегом возвратился к лодке.

— Те Ава, что мне делать? Сжалься надо мной, — взмолился Тоангина, хватая ртом воздух.

Те Ава по-прежнему сидел в лодке; не произнося ни слова, он указал на едва заметную тропку, которая вела в болото, заросшее тростником. Великан побежал, но скоро заметил, что враги нагоняют его. Тоангине приходилось приминать тростник, а Те Хорета и его друзья бежали по тропинке, которую он протаптывал. Те Хорета уже почти нагнал Тоангину, но тот круто повернул и встал на сухую кочку. Здесь Тоангина наконец взглянул в лицо своему врагу и сразу почувствовал облегчение. Его преследовал Те Хорета, жалкий трус Те Хорета, презренный зять убитого им Коронгои!

Но Тоангина ошибся. В этот день перед ним стоял другой Те Хорета. Разгоряченный ненавистью, он яростно размахнулся своей дубиной — таиахой — и нанес Тоангине такой удар, что у великана полилась кровь. Тоангина в гневе поднял свою таиаху величиной с большое дерево, но она просвистела над головой Те Хореты, не причинив ему вреда. Тоангина старался бить ниже, но молодой вождь каждый раз увертывался от удара.

К несчастью, Те Хорете никак не удавалось нанести новый удар. Его таиаха застревала в густых зарослях тростника, в то время как великан беспрепятственно размахивал таиахой и обрушивал удары на Те Хорету.

Воспользовавшись минутной передышкой, Те Хорета воткнул таиаху в землю, сжал в руках заостренный конец и, собрав все силы, переломил таиаху пополам. Теперь у него было что-то вроде копья или меча. Он вонзил смертоносное оружие в сердце Тоангины, и бездыханный великан рухнул на землю, как могучее дерево тотара.

Те Хорета наклонился над телом, что-то сделал и бросился на поиски сына Тоангины, с которым расправился в одну минуту.

Битва окончилась, все защитники Тоангины были перебиты, и воины собрались вокруг тела великана. Один из них, Те Вехе, встал рядом с трупом и торжественно объявил, что это он победил кровожадного великана.

— Нет, это я убил Тоангину, — заявил Те Хорета. Те Вехе с презрением рассмеялся:

— Сказать-то это легко, только ты опоздал. Тоангину убил я, и я могу это доказать.

— Докажи, — сказал один из пожилых мужчин.

Те Вехе широко улыбнулся, заранее празднуя победу.

— Смотрите, — сказал он и показал нефритовый тики (Тики — вырезанное из дерева или нефрита изображение предка, которое маори носили на шее.), который принадлежал Тоангине, как все хорошо знали.

Воины повернулись к Те Хорете. Но молодой вождь спокойно сказал Те Вехе:

— Открой рот Тоангины. Что ты там видишь?

— Во рту нет языка, — с удивлением проговорил Те Вехе.

— Ты знаешь, где язык?

— Нет.

Те Хорета вынул руки из-под плаща и показал всем отрезанный язык Тоангины.

Те Вехе ничуть не смутился и спокойно признался в обмане.

— Ты доказал, что убил Тоангину, — сказал он. — Забирай великана себе, мне нужна только его земля.

Те Хорета с презрением отказался от дележа добычи.

— Мы все — одна семья, — сказал он. — Нам не к лицу спорить о таких пустяках.

Те Хорете было все равно, кому достанется земля. Он радовался, что его мана вернулась, что жена восхищается его мужеством. В семье вождя воцарился мир, ив подтверждение восстановленного согласия у Те Хореты родилось семеро детей.

Рурухи-керепо

Однажды пять девушек вышли из каинги и пошли гулять в лес. Они были молодые и веселые, ничего удивительного, что им захотелось подшутить над старухой, которую они случайно встретили.

— Ой, смотрите, — закричала одна из девушек. — Рурухи! Старуха!

— Что вы, что вы! — заволновалась старуха. — Вы не должны меня так называть. Зовите меня куиа — бабушка.

Девушки с веселым смехом заплясали вокруг нее:

— Хорошо, куиа, хорошо!

— Хотя для вас я не куиа, зовите меня лучше матуа кеке — тетушка.

Одна из девушек состроила гримасу и сказала:

— Здравствуй, дорогая матуа кеке.

— Вот и прекрасно, — обрадовалась старуха. — Знаете, мои дорогие, давайте влезем на это дерево, вы увидете такое, что вам и не снилось.

Рурухи-керепо полезла первая, девушки не отставали от нее и скоро оказались высоко на дереве.

— Рассаживайтесь, племянницы. Какие вы приятные девушки! Такие приятные, что я с удовольствием вами закушу. Каждая из вас мне как раз на зубок, ох, прямо слюнки текут!

Старуха выбросила вперед руки, и девушки с испугом увидели, что они мускулистые и волосатые да еще с длинными когтями. Старуха тряхнула одну из веток, и перепуганная девушка, которая на ней сидела, полетела вниз. Рурухи подхватила ее, разинула рот, похожий на пасть чудища танифы, откусила несчастной голову и швырнула на землю, а тело проглотила целиком. Остальные девушки закричали от ужаса и попытались слезть с дерева, но Рурухи-керепо хватала их одну за другой, каждой отрывала голову и каждую проглатывала целиком.

Через некоторое время в каинге заметили отсутствие девушек, и отряд воинов отправился на поиски пропавших. Чтобы не попасть случайно в руки врагов, воины взяли с собой оружие. Им было нетрудно повторить путь девушек, потому что подруги шли все вместе и следы босых ног отчетливо виднелись на тропинке. Внезапно предводитель отряда остановился, на его лице застыл такой ужас, что остальные не решались даже взглянуть в ту сторону, куда смотрел он. Там на земле лежали головы пяти девушек.

Но ужас вскоре сменился гневом, и воины рассыпались по лесу в поисках злодея, совершившего это страшное убийство. Вскоре один из них увидел старуху. Обыкновенную старуху, как ему показалось. Воин хотел спросить, не встречала ли она мужчин из враждебного племени. Он пошел ей навстречу. Но как только воин к ней приблизился, старуха выбросила вперед узловатые руки и схватила его. Он не успел даже взяться за оружие, как старуха откусила ему голову и бросила ее на землю, а тело проглотила.

Несколько воинов видели, что случилось. Они бросились к старухе и окружили ее со всех сторон. Рурухи-керепо сбросила одежду, и воины поняли, что оружие, которым они обычно наносили удары, не причинит ей ни малейшего вреда, потому что кости проглоченных мужчин и женщин торчали из ее тела, как иглы.

Тогда воины пустили в ход копья, и Рурухи-керепо пришел конец.

Хоумеа и Ута

Когда-то давным-давно жил на свете человек по имени Ута. Его жена Хоумеа родила двух детей: Тутаваке и Нини. Однажды Ута отправился на рыбную ловлю. Он провел в море целый день и поймал много рыбы. Когда он вернулся, был уже вечер. Ута ждал жену на берегу: он думал, что она придет и поможет ему отнести рыбу домой. Но время шло, а Хоумеа все не было. Тогда Ута пошел домой. Он шел по тропинке и кричал:

— О мать! О мать! Я был на берегу, я ждал тебя долго, долго, а ты не пришла!

— О муж! — откликнулась Хоумеа. — Я не могла прийти из-за наших непослушных детей.

Ута вошел в дом, а Хоумеа побежала на берег. Она выгрузила рыбу из лодки, но не понесла домой, а съела сама. Рыбы было много, и все-таки она не оставила ни рыбешки.

Хоумеа, конечно, не хотела, чтобы Ута знал, какая у него жадная жена. Поэтому она бегала по мягкому песку и топала ногами, чтобы казалось, будто по берегу ходило много людей. В руках у нее было несколько кустиков, и она волочила их за собой, держа за корни. Потом Хоумеа побежала по тропинке и ворвалась в дом, хватая ртом воздух.

— Ой, Ута! Несчастье! В лодке нет рыбы. Враги ограбили твою лодку, они унесли всю рыбу.

Ута вскочил.

— Не может быть! Что ты болтаешь? Никто не осмелится подойти так близко к моему дому!

— Можешь сам посмотреть. По берегу ходило много людей.

Ута рассердился:

— Не может быть, говорю тебе! Ни один воин не осмелится красть рыбу у самой ограды моей каинги! Ты, наверное, ошиблась, женщина!

— Я не ошиблась, рыбы нет, я сама видела следы на песке. Если это не люди украли рыбу, тогда, значит, демоны тини-о-хакутури.

На следующий день Ута снова уплыл в море и поймал еще больше рыбы. Вечером он пристал к берегу и долго ждал жену, но не дождался, пришел домой и опять стал ее ругать:

— Неужели я должен всю ночь сидеть на берегу? Я ждал тебя, а ты не пришла. Ты совсем не хочешь мне помогать!

Хоумеа пошла на берег и снова съела всю рыбу, но на этот раз Ута заподозрил неладное. Он послал детей посмотреть, что делает мать. Они спрятались в кустах и все видели. Как только Хоумеа расправилась с рыбой, дети прибежали к отцу и закричали:

— Отец! Отец! Наша мать съела всю рыбу!

Ута подождал возвращения жены и терпеливо выслушал ее рассказ о ворах, которые украли всю рыбу, пока лодка стояла у берега без присмотра. А потом спокойно спросил:

— Где же эти воры, про которых ты говорила? Может, я тоже могу на них посмотреть? Вот что, жена, наши дети были на берегу, они видели, что это ты, ты одна, съела всю рыбу, которую я сегодня поймал.

Хоумеа стало стыдно, но она рассердилась и по-прежнему винила во всем воров. Хоумеа твердила, что она примерная жена и неповинна ни в каких грехах — ни в измене, ни в воровстве. Ута молчал. Хоумеа говорила уже не так уверенно, и наконец поток ее слов иссяк. Тогда Ута отвернулся от жены и ушел спать на свою циновку, а Хоумеа затаила злобу и поклялась отомстить детям за то, что они ее предали.

Когда Ута в следующий раз уплыл в море, Хоумеа решила, что настал ее час. Она послала Нини за водой, а Тутаваке сказала, что хочет поискать у него вшей, и велела ему лечь. Как только Тутаваке присел на корточки, Хоумеа открыла рот и проглотила его. Когда Нини вернулась с водой, ее постигла участь брата.

Ута поднимался по тропинке. Подходя к дому, он услышал стоны Хоумеа. В доме было полно мух, они облепили лицо и губы Хоумеа.

— Ой, Хоумеа, неужели ты заболела? — спросил Ута.

— Да, заболела.

— Где сидит атуа, что терзает тебя?

— В животе и в кишках.

Ута ничем не мог помочь жене. Через некоторое время он спросил:

— А где мои дети?

Хоумеа беспомощно покачала головой:

— Не знаю. Их уже давно нет. Я заболела, и они убежали. Откуда я знаю, где они.

Уте показалось, что Хоумеа что-то скрывает от него. Он наклонился, чтобы получше ее разглядеть, и увидел, что у нее раздулся живот, а губы испачканы кровью.

Тогда Ута в страхе произнес заклинание:

Напади, разбей,
Вытолкни,
Поверни, отодвинь!
Пусть пища, что проглотил баклан-великан,
Извергнется наружу!
Смети преграду, каракиа!
Накинь на преграду петлю!
Льняная петля, унеси преграду,
Преграду, что стоит на пути Тутаваке!

Едва Ута кончил, как тело Хоумеа содрогнулось. Она широко открыла рот и выплюнула детей живыми и невредимыми. Тутаваке с таиахой в руках и Нини с копьем хуатой подбежали к отцу, который оплакивал их гибель.

Так Ута узнал, что его жена — людоедка. А это означало, что он и дети должны постоянно опасаться за свою жизнь. Ута подозвал к себе Тутаваке и Нини и велел им хорошенько запомнить, что он скажет.

— Вот вам мой наказ. Я пошлю вас за водой, а вы притворитесь, будто не слышите. Я рассержусь, буду грозить палкой, а вы не обращайте внимания. Спрячьтесь, делайте, что хотите, говорите, что хотите, только не ходите за водой. Поняли?

Дети удивились, но обещали исполнить приказание отца. Через некоторое время, когда вся семья была в сборе, Ута сказал детям, что надо принести воды. Дети не захотели, и сколько Ута ни кричал на них, они продолжали отказываться.

Тогда Ута повернулся к жене и сказал:

— О, мама дорогая, может быть, ты принесешь воды? Я умираю от жажды, а неблагодарные дети не слушаются меня.

Хоумеа взяла кувшин и пошла за водой, а Ута тут же произнес еще одно заклинание:

Убеги под землю, ручей!
Обмелей, ручей!
Высохни, ручей!
Уйди, Хоумеа!
Уйди!
Уйди далеко, далеко, к истоку ручья!
На дальние холмы!

Заклинание помогло. Хоумеа шла вверх по ручью, а он высыхал у нее на глазах. Как она ни торопилась, вода отступала еще быстрее, и сухие камни с насмешкой смотрели на Хоумеа со дна убегавшего ручья.

Как только жена скрылась из виду, Ута повел детей на берег. Тутаваке и Нини захватили с собой тлеющие угли из домашнего очага и положили их в каменный очаг, сложенный в лодке. Ута встал лицом к берегу и приказал всем в округе — живым и неживым — повторять то, что скажет Хоумеа, когда она вернется и спросит про мужа и детей. Он указал на фаре, на ограду деревни, на отхожее место, на деревья, на гряду холмов и всем по отдельности приказал то же самое. Потом он вместе с детьми сел в лодку, поставил парус и вышел в море.

Хоумеа так и не смогла принести воды. Она вернулась рассерженная и пошла прямо к дому. На ее жалобы никто не ответил. Это показалось ей странным. Она вошла в дом и увидела, что он пуст. Хоумеа вышла и окликнула мужа и детей, но, к ее удивлению, в ответ раздалось многоголосое эхо.

— Куда вы ушли? — крикнула Хоумеа, и холмы, камни, отхожее место, ограда, деревья — все откликнулось разом:

— Куда вы ушли? Вы ушли? Ушли?

Хоумеа так расстроилась от постигшей ее неудачи, что у нее едва не подкосились ноги. Она взглянула на море, и увидав на горизонте черную точку, поняла, что муж и дети бросили ее. Тогда она побежала по тропинке, которая вела на берег, и на длинной песчаной косе превратилась в баклана. Волны отлива подхватили ее и понесли в море.

Ветер гнал лодку все дальше от берега, а Тутаваке и Нини смотрели назад, на землю. Вдруг они увидели баклана, который быстро приближался к ним. Дети догадались, что это их мать, и в ужасе повернулись к отцу.

— Отец, за нами гонится атуа!

Ута спал, но ему передался страх детей, и он проснулся.

— О мои дети, что нам делать? Мать проглотит нас, наша мать — злой демон. Мы погибнем у нее в желудке.

Дети почувствовали, что отец ищет у них защиты, и к ним вернулось спокойствие.

— Не бойся, отец, — сказали они. — Ложись на дно, а мы прикроем тебя досками. Она тебя не найдет.

Хоумеа настигла лодку. Она ухватилась за борт и снова стала женщиной, а Тутаваке и Нини заглянули ей в рот и увидели огромную глотку, которая уходила в необъятный черный живот.

— Где моя еда? — закричала Хоумеа.

— Твоя еда не здесь, — сказали дети. — Твоя еда дома, вон там, позади. Возвращайся назад, в деревне осталось много рыбы, сама увидишь.

— Почему вы уплыли так далеко?

— Мы хотели наловить побольше рыбы, а ветер угнал нас от берега.

Хоумеа еще крепче вцепилась в борт. Лодка накренилась, волны начали перехлестывать через край.

— Я умираю от голода! — пронзительно закричала Хоумеа. Дети взяли рыбу, которая жарилась на камнях, и бросили в глотку Хоумеа.

— Еще, еще! — кричала Хоумеа. — У вас много рыбы. Дайте мне еще!

— Какая ты нетерпеливая! — сердито сказал Тутаваке.

Он повернулся к очагу и откатил один из камней, уже успевший раскалиться докрасна. Потом он схватил раскаленный камень деревянными щипцами и закричал:

— Открой рот пошире! Вот тебе лакомый кусочек. Хоумеа разинула рот еще шире, и Тутаваке сунул ей в рот раскаленный камень. Людоедка сжала челюсти и проглотила камень. В тот же миг отвратительно запахло паленым, послышалось шипение закипевшей крови. Людоедка разжала руку и ушла под воду. Огромный пузырь всплыл на поверхность, в воздухе разнесся трупный запах, и жирное пятно заплясало на волнах в том месте, где Хоумеа исчезла под водой.

После этого Ута вылез из-под досок и позаботился обо всем остальном.

Люди не забыли Хоумеа, и тому есть две причины. Во-первых, она родоначальница прожорливых и жадных бакланов — кавау. А во-вторых, про дурных женщин, особенно про неверных жен и воровок, с тех пор говорят: «Точь-в-точь Хоумеа, такая же жестокосердная и безобразная».

Те Нгарара-хуарау

Слух о необычайной красоте и скромности Роронгиа-рахиа дошел до соседних племен. О молодой женщине говорили даже в отдаленной каинге, где жили Руру-теина и его братья. Руру был младшим в семье, и старшие братья, как это часто случается, поручали ему самую неприятную работу и относились к нему почти как к рабу. Молодые люди слышали столько похвал Те Роронгиа, что решили пойти к ней в деревню и завоевать ее сердце. Они заранее ревновали Роронгиа друг к другу, но Руру, конечно, не считали своим соперником. Они взяли его с собой только затем, чтобы он готовил им пищу в пути.

Братья плыли по реке. Добравшись до деревни, где жила Те Роронгиа, они поспешно вышли на берег и велели Руру отнести подарки и другие вещи в дом для гостей, где собирались остановиться. Руру взялся за работу, а братья пошли в фаре-тапере и расположились в ожидании вечерних развлечений. Они не знали, кто из девушек — прославленная Те Роронгиа, а те, кого они спрашивали, искусно уклонялись от ответа. Каждый из братьев выбрал поэтому одну из красивых девушек в надежде, что она-то и есть Те Роронгиа. Весь вечер братья не отходили от девушек, и каждый поторопился узнать имя своей новой знакомой.

— Я — Те Роронгиа-рахиа, только не говори никому, — с восторгом услышал старший брат робкий шепот девушки.

Он тихонько объявил ей о своей любви и страшно обрадовался, узнав, что она согласна выйти за него замуж. Девушка предупредила, что родители не захотят с ней расстаться и не согласятся объявить о помолвке. Если он хочет на ней жениться, ему нужно спрятать ее в лодке и тайком увезти к себе домой.

Старший брат с трудом скрывал радость. Он с сожалением поглядывал на младших братьев, вполне довольных своим выбором. Конечно, старший брат радовался бы куда меньше, знай он, что его братья услышали от своих избранниц то же, что он. Но откуда ему было знать, что многие девушки нарочно называли себя Те Роронгиа.

Сама же Те Роронгиа и впрямь была скромной девушкой. Она не посещала дома развлечений, не принимала гостей. Она спокойно оставалась у себя в фаре и не заводила знакомств с чужими людьми.

Руру-теина тем временем переносил припасы из лодки в дом для гостей. Когда работа подошла к концу, он решил пополнить запасы воды. Никто не сказал ему, где источник, поэтому он спросил дорогу у детей.

— Иди вон туда, — сказали дети, — по этой тропинке. Источник сразу за домом Те Роронгиа.

Руру не показал вида, что слова детей его обрадовали.

— Это дом Те Роронгиа? — переспросил он.

Настал вечер, братья развлекали своих подруг, а Руру прокрался к дому Те Роронгиа. Она стояла у порога. Увидав Руру, девушка обрадовалась, потому что заметила, как он прилежно трудился днем. Роронгиа вежливо поздоровалась с Руру и пригласила войти в дом. Руру знал, что это знак расположения. Он заговорил с Те Роронгиа, и сердце его затрепетало.

Вечерние развлечения еще не подошли к концу, а Руру и Роронгиа уже признались друг другу в любви. Руру, казалось, ступал по воздуху, возвращаясь на цыпочках к лодке. А когда братья вошли в дом, который им отвели, Руру притворился, что спит.

Братья прожили в деревне несколько дней, и каждый втайне радовался, что завоевал сердце неприступной Те Роронгиа. В последний вечер Руру и Роронгиа решили, что они не в силах разлучиться. Пока старшие братья веселились в доме развлечений, Руру отвел свою невесту в лодку и спрятал под навесом. Роронгиа, как полагалось знатной девушке, сопровождала служанка.

На заре братья пришли к лодке вместе с девушками, которые их развлекали. Каждый был уверен, что увозит Те Роронгиа, но каждый хранил это в тайне и сам себя поздравлял с успехом. Кто-то из них, наверное, удивлялся, что рангатира так легко расстался с прославленной девушкой. Но все они были опьянены легкой победой и ни о чем не тревожились. Братья поставили парус, и лодка заскользила по реке, увозя юношей и девушек.

Через некоторое время ветер переменился, и братьям пришлось укрыться в небольшой бухте. Ветер становился все холоднее, братья высадились на берег и попытались развести костер, но дрова отсырели, и огонь не разгорался. В отдалении тянулась к небу струйка дыма. Братья послали Руру разузнать, что там такое, и, если можно, принести углей. Руру не хотел уходить, он боялся, что в его отсутствие братья могут найти Те Роронгиа, но он знал, что спорить с ними бесполезно.

Руру дошел до места, откуда поднимался дым, и увидел большой дом. Около дома его встретили рабыни Киоре-ти и Ки-оре-та; они сказали, что их госпожу зовут Нгарара-хуарау. В это время госпожа позвала их в дом и спросила, с кем они разговаривают.

— Мужчину зовут Руру-теина, — сказали рабыни.

— Зачем он явился?

— Он пришел попросить углей из костра.

Старуха кивнула в знак согласия.

— Скажите ему, пусть побудет здесь и поест с нами, — приказала она.

Руру решил остаться, но, когда подали еду, пожалел об этом, потому что Те Нгарара-хуарау была наполовину женщиной, наполовину ящерицей, о чем говорило ее имя (Нгарара на языке маори имеет значения «чудовище» и «пресмыкающееся». — Примеч. ред.). Она шла, а за ней волочился хвост. Она задела хвостом Руру, протащила хвост по разложенной еде и оставила на ней липкие грязные чешуйки.

Покончив с едой, Те Нгарара-хуарау ушла. Руру обернулся к служанкам и спросил:

— Она всегда такая?

— Да, всегда.

— Ваша госпожа — женщина?

— Нет, Нгарара-хуарау — чудовище.

Внезапно раздался пронзительный крик, и они замолчали. Те Нгарара-хуарау подслушала их разговор.

— Я вас убью! — вопила она.

— Не мешкай! — зашептали Киоре-ти и Киоре-та. — Беги! Скорей беги, не то не уйдешь живым!

Руру бросился бежать, Те Нгарара-хуарау помчалась за ним.

— Вернись, Руру, вернись! — звала она.

Руру бежал быстрее, чем его преследовательница. Когда Нгарара поняла, что все равно не догонит его, она остановилась и закричала:

— В ясный день ты не увидишь меня, но в туманный день я все равно приду к тебе.

Руру вернулся к братьям. Дрожа от страха и усталости, он рассказал, что с ним случилось.

— Я боюсь, что она найдет нас. Она убьет всех до одного, если придет сюда.

Братья решили, что есть только один способ избавиться от опасности — убить чудовище. Они немедленно взялись за работу и построили маленький дом из тростника, в передней стене прорубили дверь, в задней — небольшое окно. Посередине дома они поставили толстый столб и надели на него плащ Руру.

Из-за противного ветра братья задержались в бухте еще на несколько дней, и все это время ждали, что вот-вот появится людоедка.

Наконец однажды утром туман сполз по склонам гор в долины и окутал берега. Братья собрались недалеко от домика, который построили, а Руру-теина вошел внутрь и спрятался за столб.

— Руру, ты здесь? — внезапно послышался в тумане чей-то голос.

— Здесь, — ответил Руру.

Те Нгарара-хуарау с силой толкнула дверь и вошла в дом. Она увидела столб в плаще Руру и приняла его за Руру. В тот же миг Нгарара заключила столб в объятия и обвила хвостом. А пока она обнимала наряженный чурбан, братья Руру обложили стены дома хворостом и толстыми сучьями.

— Что там за шум? — спросила Те Нгарара.

— Не обращай внимания, — ответил Руру из-за столба. — Это братья готовят нам еду.

Старшие братья подожгли хворост. Как только первые струйки дыма проникли в дом, Руру выпрыгнул в окно и убежал.

Дыма становилось все больше, пламя пожирало дом. Те Нгараре стало нестерпимо жарко, и она в тоске закричала:

— О Руру, ты покинул меня!

Нгарара бросилась к двери, но ей преградила путь стена огня. Она подскочила к окну, но оно было слишком мало для такой громадины. Стены дома уже пылали снизу доверху. Ящерица-людоедка была обречена, и в эти последние отчаянные минуты с ее тела начали отваливаться чешуйки. Спасаясь от гибели, они выпрыгивали через окно и пробирались сквозь прогоревшие стены, но братья стояли вокруг дома и палками гнали их назад, в огонь.

Только две чешуйки спаслись бегством и превратились в ящериц. Дом сгорел, и вместе с ним сгорела Нгарара-хуарау.

Молодые люди, счастливо избежав смертельной опасности, вновь тронулись в путь и скоро добрались до дома. Старший сын с гордостью привел к родителям молодую жену и сказал, что ее зовут Роронгиа-рахиа. Мать поздоровалась с ней неприветливо и подумала, что прославленная дева совсем не так хороша собой. Она очень удивилась, когда второй сын тоже привел молодую женщину с дерзкими глазами, которую тоже звали Роронгиа-рахиа. Сыновья один за другим подходили к матери, и каждый приводил жену Роронгиа-рахиа. Мать здоровалась с женщинами неприветливо, но вежливо и каждую приглашала посидеть на марае.

Когда все женщины сели, мать спросила младшего сына:

— А как же ты, Руру-теина? Неужели ты вернулся без жены?

Руру улыбнулся:

— Ты заглянула под навес лодки? — спросил он.

— Нет. А зачем туда заглядывать?

— Прошу тебя, мать, окажи мне такую милость. Спустись к лодке и загляни под навес.

Мать подошла к лодке и заглянула под навес. Там сидела девушка. Она понравилась матери с первого взгляда. По лицу девушки бежали слезы. Перед ней лежал нетронутый вареный голубь, которого тайком принес Руру.

Матери не нужно было спрашивать, что это за девушка. Она поспешно вернулась назад.

— В лодке сидит Роронгиа-рахиа! — радостно закричала она. — Роронгиа-рахиа — жена нашего младшего сына! Она будет гордостью нашей каинги и утешением нашей старости. Пойдите посмотрите сами!

Руру и Роронгиа-рахиа начали новую счастливую жизнь, а раздосадованные старшие братья избили девушек-обманщиц.

Копуваи

Людоед? Великан? Мы сами не знаем, кто такой Копуваи, чье имя означает «Живот, раздувшийся от воды» или «Водоглот». У Копуваи была голова собаки и тело человека, только покрытое рыбьей чешуей. С собакой его роднило еще одно: Копуваи прекрасно различал запахи и на воде не хуже, чем на суше. Он жил в пещере возле реки Матау (Матау — река Клута в графстве Отаго на Южном острове.) и держал свору свирепых двухголовых собак. Копуваи рыскал по окрестностям в поисках пищи. Любимым же лакомством людоеда и его собак были люди.

В большой деревне в устье Матау жил хапу племени рапу-ваи. Мужчины и женщины из этой деревни бродили в поисках пищи по равнине, поднимались вверх по реке, ловили рыбу, угрей, охотились за лесными птицами и старались доверху наполнить амбары, чтобы не голодать, когда наступят зимние холода. Охотничьи отряды не всегда возвращались домой. Сначала люди с огорчением думали, что виной тому столкновения с враждебными племенами или несчастные случаи. Но охотники погибали все чаще, и жители деревни встревожились так сильно, что начали выходить на охоту только под охраной воинов.

Однажды несколько молодых женщин и мужчин отправились на охоту. Одна из девушек — Каиамио — отстала от других. Копуваи притаился в кустах и не спускал глаз с охотников. Когда он уверился, что крики Каиамио не достигнут ушей ее подруг, убежавших далеко вперед, он спустил двухголовых собак, и те с яростным лаем бросились на девушку. Каиамио попятилась. Но она испугалась в десять раз больше, когда чудовище с собачьей мордой схватило ее чешуйчатыми лапами и земля ушла у нее из-под ног. Копуваи быстро донес девушку до пещеры, где ее окружили рычащие собаки.

Каиамио знала, что ей грозит, потому что в деревне рассказывали о людоедских пиршествах Копуваи. Но ее ожидала иная участь. Девушка была так хороша собой, что тронула каменное сердце Копуваи. Он решил сделать ее своей женой, но вовсе не для того, чтобы баловать. Каиамио должна была заботиться о муже и готовить ему еду. Копуваи не разрешал жене оставлять пещеру, а когда уходил на реку за водой, привязывал длинную льняную веревку к ее волосам. Он не выпускал веревку из рук и время от времени дергал за конец, чтобы проверить, в пещере его жена или нет. Год проходил за годом, но Копуваи не становился доверчивее, и Каиамио продолжала жить как пленница в ненавистной пещере. Родные искали Каиамио, но убежище Копуваи было хорошо спрятано, и они в конце концов решили, что она умерла.

Каиамио не теряла надежды убежать. Как-то раз Копуваи разрешил ей пойти на реку за водой, но не отвязал веревку. Много месяцев ходила Каиамио на реку и каждый раз по несколько минут рвала тайком стебли льна и связывала в снопы. Потом она складывала снопы рядом и крепко связывала друг с другом, пока не получился плот — мокихи — достаточно прочный, чтобы удержать ее на воде.

Однажды утром Каиамио вышла из пещеры раньше обычного. На берегу реки она отвязала веревку от волос и обмотала ее вокруг пучка тростника. Потом торопливо столкнула мокихи в воду и поплыла вниз по реке, со страхом поглядывая на берег, где в любую минуту мог появиться Копуваи со своими кровожадными псами. Но людоед спал, пригревшись на ярком солнце. Время от времени он просыпался и дергал за податливую веревку, проверяя, на месте ли жена. Внезапно что-то его встревожило. Веревка была крепко натянута, а это означало, что Каиамио все время оставалась на одном месте. Кликнув собак, Копуваи поспешил к реке. Каиамио нигде не было видно, и он понял, что жена провела его. Копуваи завыл от ярости и велел собакам искать ее на берегу. Но собаки вернулись ни с чем, и тогда Копуваи догадался, что это река помогла убежать его жене. Он опустил голову в воду и пил, пока в реке совсем не осталось воды (за что его и назвали Копуваи). Но свежая вода из озера вновь наполнила русло, и людоеду ничего не оставалось, как вернуться в пещеру.

Увидав Каиамио, соплеменники не поверили своим глазам. Радостным крикам не было конца. А вечером все плакали, с ужасом слушая рассказ о ее жизни в пещере. Соплеменники Каиамио решили разделаться с людоедом, тем более что стало известно, где он скрывается. Каиамио будет их проводником! Но Каиамио сказала, что надо дождаться лета, потому что летом дует теплый северо-западный ветер. Ветер навевает на Копуваи сон, и тогда вооруженные мужчины справятся с ним без труда.

Через несколько месяцев большой отряд воинов направился к пещере людоеда. По дороге мужчины собирали сухой тростник и стебли льна. Когда до пещеры было уже недалеко, Каиамио пошла вперед посмотреть, что делает Копуваи. Вскоре она вернулась и сказала, что они пришли вовремя. Копуваи и его псы крепко спят в пещере. Воины прокрались вперед и сложили сухой тростник перед входом в пещеру. В своде пещеры было отверстие, и самые отважные расположились вокруг него.

Мужчины бросили факел в кучу сухой травы, льна и веток. Огонь занялся, и ветер унес горящие ветки и траву во мрак пещеры. Собаки Копуваи задохнулись в дыму, только две из них перепрыгнули через стену огня и убежали в лес. Сам Копуваи попытался вылезти из пещеры через отверстие в своде. Но как только собачья голова показалась снаружи, воины, поджидавшие дикаря, убили его.

Собаки, спасшиеся от огня, прибежали в другую пещеру и окаменели, выставив наружу передние лапы — их можно отыскать и посмотреть. Один из горных кряжей с тех пор называют Копуваи, потому что на его вершине стоит огромный камень, похожий на туловище людоеда.

Колдуны и колдовство

Тутара-кауикае

Тохунга Те Тахи-о-те-Ранги жил недалеко от теперешнего города Танеатуа. Он обладал огромной маной. Его фаре стоял отдельно от остальных домов па, потому что все боялись Те Тахи-о-те-Ранги: про тохунгу говорили, что он занимается колдовством и способен совершать самые страшные дела, даже наслать на человека смерть. Год за годом росла дурная слава тохунги, и люди боялись его все больше и больше, пока, наконец, их терпение не истощилось. А тут еще произошло большое наводнение, и все были уверены, что в этом несчастье повинен Те Тахи. Мужчины говорили, что тохунгу нужно убить, но никто не решался поднять на него руку. Много вечеров думали мужчины, как им быть, и в конце концов придумали. Они решили не поскупиться на похвалы и уговорить Те Тахи отправиться с ними на остров Факаари (Факаари — остров Уайт в заливе Пленти.), где из-под камней со свистом вырывается пар и при каждом шаге чувствуется, как Руаумоко (Руаимоко — бог землетрясений, повелитель вулканов и подземного огня.) ворочается под матерью-землей, на тот самый остров, где нет ни капли воды и человеку нечем утолить жажду. Они бросят его на этом страшном безводном острове и будут жить спокойно, не опасаясь его злодеяний.

Тохунге было лестно, что мужчины попросили его поплыть с ними на Факаари ловить птиц тити — буревестников. Охотники высадились на острове в конце дня. Два-три человека остались на берегу охранять лодки, а остальные разбились на несколько отрядов. Те Тахи вместе с самыми знатными ранга-тирами пошел на северо-восточный берег. Их сопровождали рабы, которые несли корзины с провизией и кувшины с водой.

Когда они нашли пещеру, где можно было укрытся на ночь, стало совсем темно. Мужчины зажгли факелы и несколько часов вместе с тохунгой ощупью пробирались по узким ходам пещеры, отыскивая птичьи гнезда, а потом при свете факелов убивали птиц. К тому времени, когда корзины наполнились доверху, все устали. Охотники и тохунга, едва передвигая ноги, забрались в пещеру, и скоро все уже крепко спали.

Первые солнечные лучи разбудили Те Тахи. Он сел и прежде всего посмотрел, цела ли его добыча. К его удивлению, корзин в пещере не было. Он знал, что охотники не могли унести их, потому что пища тохунги — табу. Но как ни странно, ни птиц, ни кувшинов, ни вождей, ни рабов в пещере тоже не было. И вдруг тохунга понял, что означало его одиночество. Он попался на удочку льстивых похвал, и его бросили на этом зловонном коварном острове, где из-под земли выбивается пламя. Тохунга вылез из пещеры и побежал по скалам к тому месту, где лодки пристали к берегу. На берегу не было ни людей, ни лодок, но далеко в море виднелись черные точки — лодки его соплеменников.

Невеселая улыбка появилась на лице Те Тахи. Он снял пояс, скрученный из листьев льна, и отделил от него три листика. Он сорвал эти листья с неприкосновенного куста льна, который рос в священнейшем из священных мест рядом с его домом. Эти листья обладали большой маной. Размахивая листьями, Те Тахи произнес заклинание, обращенное к Тангароа и Тутаре-кауикае, слуге бога моря, повелителю китов и океанских чудовищ. Ему не пришлось долго ждать ответа. Огромное чудовище появилось в заливе и подплыло к самому берегу. Струя пара поднялась над водой, утренний ветер подхватил ее и унес прочь. Те Тахи вошел в воду и подплыл к танифе, терпеливо ожидавшему, пока тохунга взберется к нему на спину и устроится в небольшом углублении, которое есть на спинах у всех китов и морских таниф, наверное, потому, что так им удобнее переносить людей.

Танифа с тохунгой на спине быстро пересек залив. Когда они проплывали мимо стремительно скользивших лодок, Тутара-кауикае хотел потопить их, но Те Тахи воспротивился.

— Пусть они будут наказаны стыдом, — сказал он. — Пусть милосердие умножит нашу славу.

Никем не замеченные, они проплыли мимо лодок, и танифа благополучно высадил тохунгу в устье реки Факатане, откуда он без труда вернулся домой. Те Тахи сидел перед своим фаре все с той же невеселой улыбкой на лице и держал в руках листья льна, а охотники один за другим проходили мимо него. Они шли с опущенными головами и не смели взглянуть на тохунгу: им было стыдно, что Те Тахи узнал, сколько злобы накопилось в их сердцах, и оказался сильнее их.

Через некоторое время тохунга покинул своих неблагодарных соплеменников и вскоре умер. Танифа пришел к своему другу и унес его тело в море, где тохунга превратился в мараки-хау — в морское чудовище с человечьим телом и головой, но хвостом вместо ног. С тех пор мараки-хау всегда помогает людям, когда им грозит гибель в воде.

Голова-убийца

В Ваиматуку на вершине холма была деревня, где Пуа-рата и Тау-тохито хранили деревянную голову-убийцу. В северной части Северного острова все знали об этой страшной голове, потому что она сеяла смерть. Холм, на вершине которого находилась деревня, назывался Маунгатаку. И каждого, кто осмеливался приблизиться к Маунгатаку, ждала гибель. Отряды воинов не раз пытались напасть на па и избавить окрестности Маунгатаку от страшного бедствия, но все попытки кончались неудачей. Сраженные злыми чарами, воины падали замертво, прежде чем успевали взяться за оружие. Они умирали, обратив лица к Маунгатаку, и вся местность вокруг холма побелела от их костей.

В Нга-пухи не было тохунги могущественнее Хакавау. Ему в душу запала мысль, что он и никто другой должен отомстить за смерть храбрецов, умерших такой страшной смертью, он и никто другой должен уничтожить деревянную голову, принадлежавшую Пуа-рате и Тау-тохито. Хакавау призвал своего атуа и погрузился в глубокий сон. Ему приснилось, что его атуа-хранитель растет и растет: голова атуа уже касается облаков, а ноги по-прежнему стоят на земле. Этот сон предвещал, что Хакавау выйдет целым и невредимым из битвы с деревянной головой.

Тогда Хакавау вместе со своим другом направился на юг. Многие уговаривали Хакавау отказаться от его затеи, но он никого не хотел слушать. Когда они пришли в Ваитару, дурные предчувствия так измучили его спутника, что он сказал другу:

— Мне страшно, мы погибнем, если пойдем дальше.

Но Хакавау не обратил внимания на его слова. Они пришли в Те Вету, и его друг снова сказал:

— Мне страшно, мы здесь погибнем.

Хакавау снова ничего не ответил. Но когда они дошли до Ваиматуку, запах разлагавшихся трупов едва не заставил их повернуть назад.

— Это страшное место! — воскликнули они одновременно. — Мы здесь погибнем, наверняка погибнем!

Хакавау произнес самое могущественное заклинание, и они осторожно пошли вперед, с ужасом оглядывая мертвые тела, гирляндами висевшие на кустах, и кости, что белели на земле. Хотя атуа защищал Хакавау, и он, и его друг чувствовали, как злые силы с холма Маунгатаку подбираются к ним все ближе и ближе. Каждую минуту друзья ждали, что на них обрушится неудержимый гнев злобных богов. Наконец они увидели па и сели, чтобы получше разглядеть поле будущей битвы. Хакавау произнес древнейшую каракию и призвал на помощь множество атуа из дальних стран. Одних он послал вперед и велел им напасть на невидимых воинов деревянной головы, другие остались охранять Хакавау и его друга.

Это был памятный день: тысячи и тысячи атуа явились на холм Маунгатаку по повелению тохунги из Нга-пухи. Злобные атуа Пуа-раты увидели их, выбежали за ограду па и бросились в бой. Нападавшие атуа отступили, злые демоны деревянной головы, заранее торжествуя, погнались за ними, но тохунга послал новый многотысячный отряд своих добрых атуа в незащищенную па. Атуа проникли в па, и, когда злобные демоны начали возвращаться, они хватали их одного за другим и убивали.

Странная эта были битва. Воины Пуа-раты ничего не знали о жестоком сражении, разыгравшемся на подступах к па, и продолжали стоять на сторожевых башнях. Как же они изумились, когда увидели двух путников, которые шли по тропинке прямо на них! Никогда еще не встречали они людей, у которых хватало духа приблизиться к па. Долгие годы чужестранцы не появлялись на холме, и воины Пуа-раты видели их только издали. Стражи покинули башни и прибежали к Пуа-рате, вокруг которого уже толпилось столько демонов, что в доме было тесно, как в лодке. Они в тревоге рассказали о двух незнакомцах, и Пуа-рата удивился не меньше, чем его дозорные. Он побежал к деревянной голове.

— Чужие идут! Чужие идут! Двое чужих, разве ты не видишь? — закричал он. — Защищай нас!

При этих словах из деревянной глотки всегда вырывался пронзительный крик, такой страшный, что от него леденела кровь и люди замертво падали на землю. Но сейчас деревянная голова издала лишь слабый стон, и Пуа-рата понял, что его демоны лишились силы и умерли во второй раз.

Хакавау и его друг стояли уже у ворот па.

— Проходи через ворота, — сказал тохунга своему другу. — С тобой ничего не случится. А я покажу им свою силу: перелезу через их священные укрепления.

Как только тохунга начал карабкаться по частоколу, разъяренные воины Пуа-раты закричали, чтобы он прошел через ворота и не нарушал табу их деревни, но Хакавау будто не слышал и продолжал лезть вверх.

Хакавау и его друг сидели в фаре Пуа-раты, и никто не смел прикоснуться к ним. Женщины раскрыли печи и разложили еду перед Хакавау и его другом, но Хакавау был многоопытным тохунгой: он знал, что пища врагов может обладать колдовской силой, и не хотел подвергать себя ненужной опасности. И он, и его друг хранили презрительное молчание. Хакавау доказал Пуа-рате силу своей маны и могущество своих атуа, и зло отступило.

Но белые кости и разлагающиеся трупы путников все еще лежали в лесу, среди папоротников, как напоминание о деревянной голове, которая наделяла злой силой тохунгу Пуа-рату и тохунгу Тау-тохито.

Наконец друзья встали. Они прошли между рядами онемевших воинов и подошли к воротам. Как только они их открыли, послышался вздох и протяжный жалобный крик. Деревянная голова лишилась своей чудодейственной силы, а Пуа-рата, Тау-тохито и все их соплеменники умерли в ту самую минуту, когда Хакавау и его друг покинули па. Так отважный тохунга из Нга-пухи навеки изгнал зло с холма Маунгатаку.

Хакавау и Паава

О Роне вздыхали сорок пять молодых мужчин из ее племени и множество других, которых она не знала. Среди них был Хакавау, тохунга из Кафии, который издали восхищался ею, но ни разу не сказал девушке о своей любви. А вот тохунга-злодей Паава, которому подчинялось великое множество атуа, поступил иначе. Один из его атуа рассказал Пааве о необыкновенной красоте Роны — светлокожей, веселой, прекрасной, как день. Однажды она купалась со своими подругами, и чьи-то невидимые руки схватили ее и перенесли в па, где жил Паава. И Паава насильно сделал ее своей женой.

Подруги с ужасом рассказали о таинственном похищении Роны ее брату Корокиа. Тот призвал на помощь всех, кто любил Рону, и их друзей. Корокиа знал, что никто, кроме злодея Паавы, обладавшего чудодейственной силой, не мог перенести девушку из одного места в другое.

Молодые мужчины поспешно явились на зов Корокиа и отправились в путь. Они боялись могущественного Паавы и крались по лесу, избегая тропинок, в надежде застать тохунгу врасплох. Только на опушке воины Корокиа сомкнули ряды и побежали по полю, окружавшему па тохунги Паавы. Но их приближение не осталось незамеченным. Они обезумели, прежде чем достигли частокола па. Некоторые из них бездыханными упали на землю, другие начали ожесточенно сражаться друг с другом. Из ста сорока человек, которые отправились за Роной, спасся только один. Только Корокиа остался в живых из всего отряда бесстрашных воинов.

Опечаленные родные долго советовались друг с другом и решили попросить Хакавау помочь им спасти Рону. Тохунга Хакавау, слывший искусным воином, погрузился в глубокую скорбь, узнав о похищении Роны.

— Если бы Пааву можно было одолеть в бою, — сказал он, — я с радостью повел бы воинов против него, но в этом деле все зависит от макуту. Я бессилен перед Паавой, мы ничего не добьемся, только погибнет еще несколько десятков храбрых мужчин. Надо сделать по-другому. Я поговорю с отцом.

Отец Хакавау выслушал сына и сказал:

— Да, злодея Пааву можно одолеть. Но не с помощью дубины, таиахи, или палицы-мере, а иначе. Надо, чтобы его сила обернулась его слабостью. Вот что я тебе скажу, сын мой: у меня есть брат, он хорошо знает заклинания, его мана могущественнее маны Паавы. Он живет в Уревере. Ты должен пройти долгий путь до Уреверы и рассказать ему, что случилось. Нас выносило одно чрево, он поделится с тобой тем, что знает, и посвятит тебя во все тайны своего искусства.

Прошло немало дней и недель, прежде чем Хакавау вернулся к отцу.

— Прими мою благодарность, отец. Спасибо тебе и твоему брату. Теперь я знаю заклинание, которое поможет мне одолеть злодея Пааву. С помощью этой каракиа я заставлю его пасть к нашим ногам.

Хакавау набрал небольшой отряд всего из пятидесяти человек, потому что в деревне почти не осталось мужчин, способных носить оружие. На этот раз отряд не старался скрыться от глаз врагов и скоро подошел к па, где жил Паава. Хакавау прокрался вперед, чтобы получше разглядеть па. Он заметил на сторожевой башне Пааву, который жестами указывал в сторону отряда Хакавау. Обладая даром проникать взглядом в невидимый мир демонов, Хакавау с тревогой смотрел, как атуа Паавы приближаются к ничего не подозревавшим воинам его отряда. Собрав все свои силы и припомнив все, чему его научил дядя, Хакавау произнес заклинание и призвал на помощь многочисленных атуа из Уреверы.

Благодаря своему особому зрению он видел, как они появились на поле и вступили в бой с атуа Паавы. Только два человека различали призрачных воинов, сражавшихся друг с другом. Их хриплое дыхание, крики демонов-соперников, тяжелые удары дубин, стоны раненых терзали слух только двух людей: Хакавау и Паавы. Некоторое время трудно было понять, кто сильнее, но атуа из Уреверы были опытными воинами и в конце концов обратили в бегство атуа, которых призвал на помощь Паава.

Тогда Хакавау возвратился к своему отряду.

— Вперед! — крикнул он. — Настал час отмщения. Один из храбрейших воинов приблизился к нему.

— О Хакавау! — воскликнул он. — Я знаю, ты ничего не боишься, а я дрожу, мне страшно выполнить твое приказание. Я умею драться с людьми из плоти и крови, но демоны убьют нас, прежде чем мы подойдем к наружной ограде па.

Хакавау посмотрел на него с удивлением.

— Бой окончен, — сказал он. — Я видел все, что произошло, своими глазами. Атуа Паавы мертвы. Сейчас ты сам в этом убедишься.

Хакавау пошел вперед, воины боязливо двинулись за ним. Им трудно было поверить в невидимый бой, но они верили своему вождю. Хакавау вел их по безлюдному лабиринту оград. Паава покинул сторожевую башню. Он видел разгром своих атуа и понял, что лишился маны. Вернувшись к себе в фаре, он ждал конца.

Хакавау велел привести Пааву, воины исполнили его приказ. Хакавау взял палицу-мере и подошел к Пааве. Мере дрожала в его руке, он поднес ее к голове Паавы, но отвел руку, потом снова приблизил, но так и не ударил Пааву. Хакавау только слегка прикоснулся мере к виску Паавы в том месте, где череп тоньше всего; умелый воин ловким ударом в это место сносит голову противнику. Мере поранила кожу, не повредив кость, и тонкая струйка крови побежала по лицу Паавы. Хакавау выдернул перья из волос Паавы, снял с его уха нефритовую подвеску и бросил на землю его плащ.

— Паава, настал конец твоему всевластию, — сурово проговорил он. — Твоя каракиа бессильна против моей. Я не убью тебя. Я покрою тебя позором. Помни о своем унижении, помни, что ты обязан мне спасением своей жизни. Отныне ты не тохунга и не рангатира. Теперь ты тутуа, низкорожденный. Отвечай, где Рона? — приказал Хакавау.

Развенчанный тохунга смиренно повел своего соперника к дому и проскользнул за дверь. Из дома вышла Рона. Она в самом деле была красавицей, желанной для каждого мужчины. У нее была светлая кожа, стройное тело, она двигалась легко и красиво, и в ее глазах светилось нежное пламя любви к молодому тохунге из Кафии.

Все остальные мужчины, которые мечтали о ней, погибли. Но какое значение имели эти беды — гибель молодых храбрых воинов, ласки ненавистного Паавы, долгая неволя, разлука с друзьями — какое значение имели все эти беды по сравнению с любовью мудрого, сильного, красивого, грозного, желанного Хакавау? Обрадованная встречей, Рона бросилась ему на шею, и Хакавау привел ее назад в родную па. Горе слилось с радостью, но в па еще оставались молодые люди, а это означало, что пройдет немного времени, и голые детишки будут бегать на марае и между домами в знак того, что к па возвращается былая сила.

Судьба Титиа-и-те-Ранги

Тот, кто кончал школу тохунг — фаре-маире, должен был доказать, что способен убить человека мыслью. После этого он получал звание тохунга фаифаиа. Чтобы получить более низкое звание, достаточно было убить мыслью собаку или птицу. Только тохунга фаифаиа, полностью овладевший всеми тайнами магии, обычно умел так искусно управлять своим разумом, что мог убивать мужчин и женщин.

Кохуру полюбил Титиа-и-те-Ранги, дочь Тафаки, тохунги из Уреверы, до того как выдержал это последнее испытание. Тафаки был знатоком магии, и люди боялись этого жестокого мстительного человека, потому что все знали, что Тафаки — тохунга фаифаиа. Кохуру сказал Тафаки, что хочет жениться на Титиа. Но старый тохунга с насмешкой заявил, что малолетний Кохуру не достоин его дочери и что он никогда не отдаст ему Титиа-и-те-Ранги.

Свет померк для Кохуру, он не знал, зачем ему жить, если нет у него Титиа. Кохуру решил стать достойным своей возлюбленной и доказать, что не уступает в могуществе тохунге из Уреверы. Он пошел к своему старому другу Татуа-нуи, обладавшему огромной маной, и рассказал о своей беде.

— Молодой ястреб может взлететь выше старого, — услышал Кохуру загадочные слова Татуа-нуи. — Поживи со мной три месяца, тогда увидим, на что ты способен.

Кохуру обрадовался: он был уверен, что Татуа-нуи откроет ему все тайны магии. Кохуру не знал, каким злобным может стать сердце тохунги фаифаиа, до какого бесчестья он может дойти. А Татуа согласился помочь своему молодому другу, потому что понял: Кохуру обладает огромной душевной силой. Татуа не сомневался, что сумеет ее использовать.

Через три месяца Татуа сказал Кохуру:

— Теперь ты все знаешь. Настало время доказать это на деле. Я испытаю тебя в Манукау. Будь осторожен, постарайся не нарушить ни одного табу, иначе ты обидишь своего атуа. Чтобы приготовиться к предстоящему испытанию, мы не должны есть, пока не дойдем до Манукау.

Татуа-нуи и Кохуру отправились в путь, но к этому времени Кохуру уже научился хитрить и обманывать — он постиг тайны магии и стал другим человеком. В чем-то он уже превзошел своего учителя, и душа его была полна коварства. До Манукау было далеко, и, хотя Кохуру знал, как опасно нарушать табу, он не хотел пускаться в такое трудное путешествие без запаса еды. Поэтому он спрятал под плащом только что срезанную ветку и пучок корней папоротника, к которым не прикасалась рука человека. Корни папоротника были привязаны к ветке.

Старый тучный Татуа-нуи с трудом передвигал ноги. На первой стоянке Кохуру воткнул ветку в землю, пучок корней повис в воздухе, и Кохуру мог грызть корни, не прикасаясь к ним руками.

Второй день путешествия оказался еще мучительнее для Татуа-нуи, потому что к усталости прибавились голод и жажда. На третий день Татуа-нуи совсем изнемог. Он ослабел от голода и жажды, а солнце палило все безжалостнее, потому что они приближались к безлесной Тамаки. Наконец Татуа-нуи со стоном опустился на землю.

— Подойди поближе, Кохуру, — прошептал он. — Я не могу больше идти. У меня не хватило сил дойти до Манукау, мой атуа сказал, что я умру здесь, на этом самом месте. Ты сделаешь то, что я задумал, и мой дух поможет тебе. На берегу гавани Манукау ты найдешь па, где живет Матуку. Это мой давний враг. Много лет тому назад я привел отряд воинов — тауа к его па в надежде застать Матуку врасплох. Я не знал, что Матуку каждое утро взбирается на холм позади своей па. С вершины холма он видит, приближается враг к его па или нет. В тот раз Матуку произнес заклинание, от которого мои воины обратились в бегство и погибли. Вот что случилось с моим отрядом. Никого, кроме меня, не осталось в живых. Я привел тебя сюда, чтобы ты помог мне убить тохунгу, но теперь тебе придется сражаться с ним в одиночку. Я начинаю долгий путь в Реингу, а ты должен в одиночку убить тохунгу. Помни, сын, чему я тебя научил, и будь тверд.

На следующее утро Кохуру проснулся и увидел, что Татуа-нуи мертв. Кохуру подкрепился едой и питьем и, не оглянувшись на своего спутника, продолжал идти вперед, пока не дошел до того места, откуда мог оглядеть па, где жил Матуку, так, чтобы тот его не заметил. Кохуру провел ночь в этом укрытии и увидел, как тохунга поднялся на холм посмотреть, не появились ли чужие на его земле. Высокий, прямой, он стоял в лучах восходящего солнца, будто нарочно подставлял себя под удар. Кохуру собрал все силы зла в своей душе и метнул их в ничего не подозревавшего тохунгу. Тохунга вздрогнул и упал на спину, а в глазах Кохуру загорелся огонь торжества. Кохуру осторожно прокрался по лесу, обогнул деревню и вскарабкался на холм.

Мертвый тохунга лежал у его ног.

Кохуру с честью закончил обучение магии, он больше не боялся Тафаки. Вернувшись в Уреверу, он снова уговорил Титиа стать его женой. Кохуру нужно было только согласие ее отца. Он заговорил с тохунгой, не сомневаясь в успехе, но тохунга был по-прежнему неколебим.

— Моя дочь выйдет замуж за человека, к которому я могу относиться с уважением, — сказал Тафаки.

— За Матуку из Манукау ты согласился бы выдать Титиа?

Тохунга вспомнил былые времена, и его глаза заблестели.

— Да, — сказал он. — Я охотно отдал бы ему Титиа.

— Ничего не поделаешь, — сказал Кохуру. — Матуку мертв.

— Когда он умер? Что с ним случилось?

— Матуку враждовал с одним тохунгой, — начал свой рассказ Кохуру. — Тохунга победил Матуку, он наслал на него смерть, находясь от него на довольно большом расстоянии. Согласен ты отдать дочь этому тохунге?

— Ну-у… Если он сумел победить Матуку, значит, это достойный человек.

— Тогда посмотри на эти вещи.

Кохуру передал Тафаки таиаху, нефритовый тики и зуб акулы.

— Ты знаешь, чьи они?

— Да, знаю, это вещи Матуку. Откуда они у тебя?

— Я взял их, когда его душа отлетела от тела. Это я убил Матуку. И значит, я достоин быть мужем Титиа-и-те-Ранги. Я пришел за ней.

— А чем ты докажешь, что это ты победил Матуку?

— Вот доказательства. Ты держишь их в руке.

— Я не о том, — нетерпеливо прервал его Тафаки, — любой человек может представить такие доказательства, если у него достанет дерзости обобрать мертвого. Чем ты докажешь, что у тебя достало сил убить Матуку?

— Испытай меня, если не веришь.

— Испытаю, — сказал Тафаки. — Если ты не хвастаешься, а говоришь правду, моя дочь станет твоей женой. Как раз сейчас женщины кончают работу на участках, где растет кумара. Скоро они выйдут на тропу, которая ведет в па. Пусть твоя мана поразит первую женщину, которая ступит на тропу. Если она умрет к тому времени, когда мы подойдем к ней, ты станешь мужем Титиа.

Им не пришлось долго ждать; какая-то женщина уже приближалась к тропе. Кохуру собрал все свои силы и произнес заклинание, насылавшее смерть. Они увидели, как женщина ступила на траву и упала на землю, как упал Матуку несколько недель тому назад.

— Видишь, Тафаки! Вот тебе доказательство!

Кохуру побежал к тропе, пожилой тохунга старался не отставать от него. Кохура поднял тело женщины и перевернул лицом вверх, чтобы Тафаки увидел, что она мертва.

Так с помощью магии Кохуру получил то, что хотел. Женщина, которую он убил, была его невеста Титиа-и-те-Ранги.

Маури, чудодейственный камень

В лесах Пукекохе водилось так много голубей, птиц туи и зеленых попугаев, что местные племена могли не бояться голода. Они хранили свой маури (Маури — чудодейственный камень, которому маори приписывали плодородие земли или изобилие птиц в лесу и потому прятали его в строго охраняемых тайниках.) на склоне холма в тайнике, о котором знало всего несколько человек. Но слава об их маури дошла до Уреверы. Молодой рангатира из Тухое объявил, что готов украсть маури и принести своим соплеменникам. Это было немыслимое дело, потому что вряд ли кто-нибудь согласился бы показать ему тайник, куда почти никому не было доступа.

— Наберитесь терпения, — сказал рангатира своим соплеменникам. — Я все обдумал, но мне нужно много времени.

Рангатира взял самую лучшую одежду, сокровища, которые хранились у него в семье, и ушел из дома. Он шел много дней и ночей, но в конце концов пришел в округ Пукекохе. Водной из самых больших каинг к нему отнеслись особенно благосклонно, потому что красивая одежда и сокровища, которые он нес с собой, привлекли внимание девушки знатного рода, Рангатира всячески выказывал ей свое расположение, добился ее согласия выйти за него замуж, и соплеменники жены предложили ему остаться в каинге. Рангатира принимал участие во всех работах и, когда настало время охоты на птиц, отправился в лес вместе с другими молодыми мужчинами. В лесу рангатира не переставал удивляться и радоваться: так много было птиц, так легко их было убивать, такие они были жирные и мясистые! Он выражал вслух свое восхищение, и охотники признались, что обязаны этим изобилием своему маури. А один из хранителей камня расхвастался и сказал, что если взобраться на некий холм и вытянуть руки с растопыренными пальцами, то дикие голуби кереру сами подлетят к охотнику и сунут головы между пальцев.

В ответ вождь из Тухое вежливо дал понять своему новому другу, что не поверит его словам, пока сам не увидит, как ловят птиц таким способом. Друг рассердился. Через несколько дней он подошел к рангатире и сказал:

— Если ты мне не веришь, пойдем со мной. Конечно, тебе трудно поверить, потому что ты здесь чужой, ты пришел из Уреверы, где о такой охоте и подумать нельзя. Хочешь пойдем вместе на этот холм, прямо сейчас?

Рангатира согласился, и мужчины пошли в лес. Они поднимались вверх по холму, а птицы прыгали с ветки на ветку на каждом дереве. В подходящем месте друг рангатиры остановился и протянул руки. Все произошло так, как он сказал: кереру подлетели, просунули головы между пальцами, и он сжал их шеи — птицы оказались в силке.

— Теперь веришь? — спросил он с торжествующей улыбкой.

— Верю, потому что сам видел. Твои руки, наверное, обладают чудодейственной силой. Это произошло благодаря твоей мане. Должно быть, в этом все дело, может быть, здесь, в лесу, вовсе нет никакого маури.

Слова рангатиры напугали его друга.

— Что ты, моя мана здесь ни при чем. В Пукекохе столько птиц только благодаря маури.

— Я тебе не верю.

— Ну хорошо. Если ты поклянешься никому ничего не говорить, я покажу тебе маури. Его не так легко найти, но он спрятан недалеко отсюда.

Молодой рангатира обещал сохранить тайну, и друг показал ему красное дерево — рата. В углублении между корнями дерева лежал камень. Рангатира смотрел на него и думал, сколько же он весит. Камень казался не очень легким, но, пожалуй, его можно было унести одной рукой. Рангатира никому не сказал, что видел маури, и продолжал жить в деревне. Месяц проходил за месяцем, пришла пора вновь наполнять амбары. Рангатира почти не принимал участия в охоте на птиц, он предпочитал ловить угрей и часто проводил на реке всю ночь. Он нарочно возвращался домой только поздно утром, чтобы люди в деревне привыкли к его ночным отлучкам.

Однажды вечером он взял свои нефритовые украшения, спрятал их вместе с сушеной кумарой в кармане на поясе и ушел, сказав, что идет ловить угрей. Рангатира направился прямо к дереву рата, поднял священный камень, положил в корзину, в которой обычно носил угрей, и отправился в далекий путь домой.

На заре охотники взяли копья и вышли из каинги, но, когда они вступили в лес, их поразила тишина. Ни одна ветка не дрожала на деревьях, ни одна птица не подавала голоса. В какую бы сторону они ни пошли, всюду встречала их та же загадочная тишина. С гнетущим чувством надвигающейся беды они подошли к заветному дереву и увидели, что маури исчез. Охотники вернулись в деревню. Они собрали всех мужчин и обнаружили, что рангатира из Тухое тоже исчез. Отряды мужчин обошли все места, где он обычно ловил угрей, но не нашли его. И тогда они догадались, что рангатира — хитрый вор, они поняли, что это он лишил их чудодейственного камня.

Два отряда — два тауа скоро напали на его след: один поплыл в лодке вверх по Уаикато, другой пошел по берегу. Правда, это был старый след. Рангатира проплыл вверх по Уаикато до Таупири. Там он бросил лодку и пошел пешком. Он пересек болота и вышел к хребту Маунгатаутари, но камень становился все тяжелее, и рангатира замедлил шаг. Дорога шла вверх, рангатира остановился и оглянулся назад. Преследователи будто знали, по какой дороге он пойдет: рангатира видел, что они нагоняют его.

Он поднял камень и побежал к Роторуа, но теперь до него уже доносились крики воинов, и вскоре они приблизились настолько, что он слышал хруст веток и топот ног. Перед ним лежало озеро. Рангатира понял, что не сумеет ускользнуть от врагов и принести камень своим соплеменникам. И тогда он решил, что маури, который он добыл с таким трудом, будет принадлежать ему одному и никому больше. Он обхватил камень обеими руками, бросился с обрыва в воду и в то же мгновение пошел ко дну.

С тех пор никто больше не видел ни рангатиру из Уреверы, ни маури из Пукекохе. Отряд преследователей печально вернулся в родные места, где почти не осталось птиц. Чудодейственный камень исчез, и эта утрата была невосполнима. С тех пор прекратилась охота на птиц с копьями и в Пукекохе люди уже не могли жить так счастливо, как прежде. Но говорят, что благодаря маури, излучающему свою благодатную силу сквозь воду озера, в лесах вокруг Роторуа, доходящих до Уреверы, птиц стало гораздо больше.

Фаиапу и Поутини

Хине-ту-а-хоанга, хранительница песчаника Фаиапу, завидовала Нгауе, хранителю драгоценного нефрита Поутини. Хине не могла не мучиться от зависти и ревности, пока Нгауе жил рядом с ней и владел сверкающим куском нефрита. Она наговаривала на него, распускала про него сплетни, и друзья начали коситься на Нгауе. Его жизнь стала невыносимой, и в конце концов Нгауе решил, что единственное спасение для него — это покинуть свой дом на Гаваики.

Нгауе сложил в лодку все, что нужно для долгого плавания, взял с собой Поутини и отправился в путь, сам не зная, куда плывет. Он был готов уплыть куда угодно, лишь бы избавиться от преследований Хине. Как только Нгауе отплыл от берега, взбалмошная Хине затосковала: она не могла смириться с тем, что никогда больше не увидит Поутини. Фаиапу и Поутини постоянно враждовали, но не могли жить друг без друга, потому что Фаиапу, песчаник, — это точильный камень, на котором точат наконечники из нефрита, Поутини.

Хине поспешно спустила лодку на воду и поплыла за своим врагом, чей парус она видела на горизонте. День за днем плыла Хине, пока Нгауе не высадился на острове Тухуа. Хине тоже высадилась на острове, но вскоре снова убедилась, что не может долго выносить присутствие Нгауе, а Фаиапу и Поутини не в состоянии мирно ужиться друг с другом. Нгауе взял Поутини и вновь поставил парус, а неугомонная Хине-ту-а-хоанга, коварная и завистливая Хине, продолжала преследовать его, пока он не приплыл к берегам Ао-Теа-Роа, земли, которую ни он, ни она никогда прежде не видели.

Перед ними лежала страна снежных гор, окутанных облаками, страна зеленых лесов, полных звонкоголосых птиц, и Нгауе решил, что здесь он сможет без помехи радоваться своему сокровищу, Поутини. Нгауе хотел положить конец распре между камнями и плыл, не останавливаясь, вдоль берега Ао-Теа-Роа. Наконец он подплыл к устью реки Арахуры и спрятал навеки свой бесценный нефрит. Нгауе опустил камень в торопливо бегущую реку, над которой шептались деревья, и холодная вспененная вода сомкнулась над ним.

Нгауе поплыл домой и увез с собой кусочек Поутини, потому что не мог расстаться со своим сокровищем.

— Что ты видел в далекой стране? — спросили его люди, когда он вернулся.

Нгауе улыбнулся и рассказал много удивительного о птицах моа, во много раз больше человека, о нефрите, погребенном в холодном горном потоке, о трубастых голубях, о белых цаплях необыкновенной красоты, о деревьях, усыпанных ярко-красными цветами, будто объятых пламенем. Нгауе вынул спрятанный кусок Поутини и сделал несколько наконечников и подвесок. Он рассказал своим соплеменникам, как много на Южном острове нефрита, который так их обрадовал.

Рассказы Нгауе передавались из уст в уста. Наверное, эти рассказы и привели маори в страну Ао-Теа-Роа.

Кахуранги

Одно из распространенных названий нефрита — кахуранги. Слово это имеет много значений: бесценный дар, драгоценность, светящаяся гора, одеяние небес. Имя Кахуранги носила прославленная прародительница племени, которое шило на берегу залива Хаураки.

Потомки Кахуранги стали могущественным процветающим народом. Они хвастались силой своего семейного клана — хапу и считали, что достигли благоденствия благодаря собственной доблести. Из-за этого они перестали почитать богов и пренебрегали выполнением священных обрядов.

Кахуранги видела, как возгордился ее народ, и скорбела. Однажды она покинула свой дом на небесах и появилась под видом путника в одной из каинг. Тохунга и горстка верных ему людей еще соблюдали древние обычаи. Они пошли к реке вместе с Кахуранги и произнесли несколько заклинаний. В знак окончания церемонии приветствия тохунга ударил веслом по воде. В то же мгновение вспыхнул яркий свет, будто кто-то разложил костер, и со дна реки поднялась скала. Когда свет погас, Кахуранги исчезла, но скала, разделившая поток на два рукава, осталась.

Долгое время никто не осмеливался приблизиться к таинственной скале, которая, казалось, светилась изнутри. Как-то раз одна старая женщина, обладавшая, как считали в каинге, чудодейственной силой, осмелилась подойти к ней. Она даже прикоснулась к скале рукой. И в ту же минуту небо потемнело, раздался оглушительный удар грома, ветвистая молния разорвала тучи, ударила в скалу и скала исчезла. Вскоре тучи рассеялись, выглянуло солнце и осветило реку, которая катила свои воды, как катила их долгие годы до появления скалы. Вокруг все дышало спокойствием, и только у женщины невыносимо болела рука. Она пробралась сквозь кусты к мутной заводи, вошла в реку и, плеская воду на голову и тело, стала молиться богам. Боль прекратилась так же внезапно, как началась, и женщина почувствовала, что Кахуранги наградила ее маной — силой, дающей жизнь. Старая женщина прибежала назад в каингу и рассказала о том, что случилось, своим соплеменникам. Сначала они смеялись над ней, но, когда увидели, что она бегает быстрее любого мальчишки, поверили в чудодейственную силу, которой наделила ее Кахуранги.

А потом на племя посыпались беды. Несколько вождей вдруг заболели, от засухи и насекомых погиб урожай, враги совершили несколько набегов на каинги. Для могучего племени настали черные дни. Арики и рангатиры самого большого хапу пришли к одному прославленному тохунге и попросили его заступиться за них перед богами. Тохунга всю ночь молился, взывал к богам и произносил древние заклинания, которым научился еще в молодые годы. Странные переливы его голоса, который то поднимался, то падал, приводили в дрожь людей, лежавших у себя в фаре.

Утром тохунга созвал всех на марае.

— Боги сказали вот что, — торжественно начал он. — Завтра к нам придут гости. Люди из нашего племени. Среди них будет старая женщина по имени Токе-факатете, которая прошла в тени скалы Кахуранги. Это она — причина всех ваших несчастий. Боги сказали, что наша прародительница Кахуранги, из любви к нам, вновь вернулась на землю, чтобы избавить нас от гордыни и наставить на путь добра. Она приняла вид скалы, но эта старая женщина лишила скалу чудодейственной силы, и Кахуранги покинула нас. Частица ее маны перешла к Токе, но Токе — дурная женщина. Когда явятся гости, не спускайте с нее глаз. Ее рука хранит ману Кахуранги. Ночью Токе пойдет на реку, чтобы омыть ману, а после этого сядет на песчаном холме и будет выкладывать на земле круг из ягод. Как только она кончит, вы должны схватить ее, собрать ягоды и отвести ее в фаре, где горит огонь. Попросите, чтобы она открыла вам свою тайну. Если она не захочет, бросьте ягоды в огонь и держите ее за руку. Когда сгорит последняя ягода, вы увидите при свете пламени ману Кахуранги. Возьмите кусок коры с красного дерева рата и прижмите к руке Токе. Тогда мана перейдет к вам. Если вы сделаете все, что я сказал, и сбережете кору, хранящую ману, вы снова будете преуспевать во всех ваших начинаниях.

Тохунга поднял руки, благословил своих соплеменников и упал на землю. Когда люди приблизились к нему, они увидели, что боги взяли его душу к себе на небеса.

Соплеменники запомнили слова тохунги, и на следующий день, когда родные пришли к ним в гости, не спускали глаз с Токе-факатете. В сумерках, после того как последняя ягода вспыхнула в огне, мана Кахуранги перешла в кору раты и ее погребли в священной земле.

В ту же ночь арики призвал на совет всех старейших племени.

— Мне приснился сон, — сказал он. — Среди гостей есть вождь. Он должен жениться на моей дочери и увести ее к себе. Только тогда у нас снова будет достаточно еды и одежды. Ребенок, который у них родится, вернет нам ману Кахуранги и наше могущество.

На следующее утро арики умер, и свадебная церемония состоялась у его тела. Ночью дочь арики не могла найти себе места от тоски, и озабоченный молодой муж спросил, что ее тревожит.

— Мне приснился сон, — сказала она. — Дух отца предстал передо мной и сказал, что я должна выкопать кору раты.

Когда взошло солнце, муж и жена вместе с несколькими друзьями пошли собирать моллюсков и корни папоротника, чтобы принести их в дар богам. Потом осколком обсидиана молодой женщине остригли волосы, и густые пряди черных волос устлали всю землю вокруг нее. Наконец мужчины отрыли кору, подняли и положили на голову женщины. Она вскрикнула от боли, а когда кору сняли, оказалось, что остатки волос сгорели, и все увидели ее белый гладкий череп.

— Значит дух Кахуранги еще живет в коре, — прошептали мужчины и положили кору в старательно вырезанную ваку — ларец.

— Возьмите кору с собой, — сказали они. — Она защитит вас от беды и поможет в пути.

Мужчины вернулись в па, а вождь и его жена отправились в путь.

Они поднимались на горы, пересекали широкие равнины и ждали, чтобы боги подали им какой-нибудь знак. Измученная женщина заболела, но муж не мог найти воды, чтобы дать ей напиться. Ночь была темная, на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. Муж сидел рядом с женой, ему под руку попались камешки, и он стал нехотя бросать их куда придется. Некоторые камешки падали на землю с глухим стуком, другие задевали на лету ветки и листья, и вдруг мужчина услышал всплеск.

— Вода! — закричал он.

Как только вождь поднял жену на руки, луна вышла из-за склона горы и осветила небольшое озерцо, со всех сторон окруженное деревьями. Вождь положил жену на травянистый берег и окунул в воду ее голову. К женщине тут же вернулась бодрость, и она снова почувствовала себя здоровой и сильной. Тогда вождь и его жена бросили в воду пучок листьев дерева титоки в дар духу озера. Внезапно из расселины скалы пробился луч света и упал на их лица. Они попытались поднять ларец, но он стал таким тяжелым, что они не смогли сдвинуть его с места. Скала больше не светилась, луна спряталась за облака, и в темноте они услышали плач ребенка. Женщина сжала руку мужа и прошептала:

— Молись за меня богам. Женщина пошла по воде и остановилась у скалы, только что излучавшей свет. Взглянув вверх, она увидела лицо старого тохунги. Слезы бежали по его татуированным щекам, изрезанным глубокими морщинами.

— Дочь моя, твоя храбрость вознаграждена. В этом месте появилась на свет Кахуранги, это ее голос долетел до твоих ушей. Ее силы жизни переселились теперь в тебя. Горе и радость — все минет, и. наше племя вновь обретет могущество.

В па, где жил вождь, не устраивали ни пиров, ни празднеств. Дозорные на сторожевых башнях изо дня в день с тревогой смотрели вдаль, ожидая возвращения молодого вождя с женой. Все обрадовались, когда они появились, но люди почти не разговаривали друг с другом, потому что тень проклятия еще лежала на племени.

Через несколько дней в страшную бурю у дочери вождя родилась девочка. Шесть дней прожило это крошечное существо, и шесть дней ее крики заглушала буря, которой не видно было конца. На шестой день молния сверкала не переставая, и девочка, казалось, купалась в пламени, а на седьмой день малютка сказала:

— Не горюйте обо мне. Мои слезы будут вам защитой. Они покажут вам, как сильно я люблю свое племя.

После этого ее душа покинула тело, и боги взяли ее к себе. Мать подошла взглянуть на ребенка и увидела, что девочка исчезла. Но там, где прежде лежал ребенок, она нашла кусочек нефрита, похожего на слезу и прозрачного как вода священного озера. Камень назвали Кахуранги.

— Это дух нашей малютки и мана наших предков, — сказала сквозь слезы молодая женщина. — Сама Кахуранги явилась на землю в образе нашей малютки и принесла мир и процветание нашему племени.

Пока люди дорожат Кахуранги, племя хаурака будет процветать и их мана не иссякнет, потому что они пронесли ее сквозь горести, страдания и позор и вернули с помощью любви.

Тама-нуи-а-ранги и Руку-тиа

У Тамы-нуи-а-ранги было очень некрасивое, просто безобразное лицо. Говорили, что Тама любит бродить с места на место, не брезгует воровством и постоянно занят поисками новых рабынь. У него было несколько детей, еще совсем маленьких.

Однажды к нему в гости пришел вождь Ту-те-коропанго со своими воинами. Когда гости поели, начались танцы. Увы, Тама и его соплеменники, наряженные в юбки — маро из собачьих хвостов, выглядели такими жалкими рядом с гостями в ослепительных маро из ярко-красных перьев! Пристыженный Тама ушел в фаре и сидел в одиночестве. Но его жена Руку-тиа осталась на марае и не могла отвести глаз от красивых мужчин в нарядной одежде, в особенности от их вождя. Руку-тиа понравилась вождю, он тут же дал ей это понять, и она не осталась равнодушна к его пылким речам.

— У твоего мужа холодная морщинистая кожа, — сказал вождь. — Пойдем со мной, я буду о тебе заботиться.

Тама предавался горестным размышлениям у себя в фаре, а Ту позвал его детей и сказал, что уходит вместе с их матерью. Ту велел детям сидеть и ждать. И только когда отец выйдет из дома, сказать ему, что мать ушла к другому, более привлекательному мужу, а ему, Таме, нечего даже пытаться догонять ее, потому что он встретит слишком много препятствий на своем пути. На суше его ждут колючки и жгучие травы, непроходимые чащи и глубокие ущелья, на море подстерегают чудовища и бурные пучины. Вот что уготовил ему Ту-те-коропанго.

Выслушав рассказ детей, Тама-нуи-а-ранги погрузился в глубокое раздумье. Ту-те-коропанго прельстил Руку-тиа, потому что был красивее и привлекательнее Тамы. Тама решил вернуть жену, но он был не в силах бороться с препятствиями, воздвигнутыми с помощью колдовства. К тому же Тама знал, что, если даже он одолеет их, это ему все равно не поможет, пока его некрасивое лицо не станет другим.

Тама оставил детей дома и отправился в путь. Вскоре он встретил белую цаплю котуку и принял облик этой красивой птицы. Медленно взмахивая крыльями, Тама полетел в сторону Рарохенги и вскоре опустился на незнакомом озере среди холмов.

Его предки Ту-фенуа и Ту-маунга вместе со своей дочерью Те Кохи-ваи оказались поблизости и увидели птицу.

— Этой птицы прежде не было на озере, — сказал Ту-фенуа. — Посмотрите, у нее восемь изгибов на шее. Как бы узнать, кто к нам прилетел?

— Сплети амулет из травы — таматане, тогда мы узнаем имя незнакомца, — сказала дочери Ту-маунга.

Те Кохи-ваи сплела амулет и бросила в цаплю. Амулет обвился вокруг шеи птицы. Те Кохи-ваи приблизилась к птице и повела ее к родителям. Пока они шли, птица превратилась в мужчину, и когда Тама-нуи-а-ранги предстал перед своими предками, те сразу узнали его. Тама не мог отвести взгляд от их лиц, потому что у его предков была татуировка жителей нижнего мира. Такая татуировка наверняка вернула бы ему благосклонность жены, Тама сразу это понял и попросил предков украсить его лицо. Они с готовностью нарисовали на его лице красивые завитки и плавно изогнутые линии. Тама взглянул на свое отражение в воде и обрадовался, но после купания в озере от узора не осталось и следа. Предки снова украсили лицо Тамы, Тама выкупался, и узор снова исчез.

— Почему ваша татуировка остается на лице, а моя так легко смывается? — с досадой спросил он.

— Мы не можем сделать тебе несмываемую татуировку, — сказали Ту-фенуа и Ту-маунга. — Такую татуировку умеют делать только Тока и Ха, другие твои предки, они живут у стражей нижнего мира. Тока и Ха обучались этому искусству, у них есть нужные инструменты и краски.

Немало дней провел Тама в пути, но в конце концов нашел Току и Ха и попросил их сделать несмываемую татуировку. Они отговаривали Таму: говорили, что ему будет очень больно, что это тяжелое испытание, во время которого он может даже умереть. Тама указал Токе и Ха на их собственную татуировку, которая почему-то не отняла у них жизни. Против этого Тока и Ха ничего не могли возразить. Они только сказали Таме, что боль покажется ему куда страшнее смерти. Но Тама хотел во что бы то ни стало украсить лицо несмываемым узором, и мастера взялись за работу. Таме было так больно, что он часто впадал в беспамятство. Один раз в минуту просветления он простонал:

— О Тока! О Ха! Мне очень плохо.

— Это не мы причиняем тебе боль, — сказали Тока и Ха, — это игла.

Тока и Ха довели работу до конца и отнесли Таму в фаре, где он пролежал у костра несколько дней, пока не поправился. И вот невзрачный уродливый Тама стал настоящим красавцем. Теперь любая женщина с радостью назвала бы его своим мужем.

Тама еще раз выкупался в озере и убедился, что узор на лице не боится воды. Тогда он заторопился к детям, а они так обрадовались красивому лицу отца, что собрали ему букет душистых цветов.

Но Тама недолго оставался с детьми. Прошло немного времени, и он отправился на поиски жены. Перед уходом из дома Тама измазал лицо грязью и золой, чтобы никто не увидел его татуировки. Он взял с собой деревянный нож маипи, острый кремень, несколько пучков душистого мха и решил одолеть преграды, которые воздвиг на его пути Ту-те-коропанго. Заклинания помогали Таме сдвигать горы, с помощью ножа маипи он прорубал путь сквозь колючий кустарник и куманику в густом лесу, а там, где маипи оказывался бессильным, пускал в дело острый кремень.

На долю Тамы выпало много приключений.

В Поу-тири Тама встретился со своим рабом Тиму-аки, который принес ему еды. Тама произнес заклинание, и раб превратился в гору, которая с тех пор так и называется Тиму-аки. Некоторое время Тама прожил в пещере недалеко от этой горы.

Потом Тама в одиночестве отправился дальше. Он встретил нефрит, живой, похожий на человека. Тама убил его и повалил на землю. Но нефрит раскололся на куски и разлетелся во все. стороны, из-за чего его теперь находят в разных местах.

Наконец Тама вышел на берег океана и увидел каингу Ту-те-коропанго. Соплеменники Ту-те-коропанго рубили дрова на опушке леса. Тама подошел поближе и спросил, зачем им столько дров. Тама был такой жалкий, такой грязный, что они приняли его за раба, но все-таки сказали ему, что готовят дрова для костров, потому что вечером Руку-тиа, жена Ту-те-коропанго, будет развлекать их танцами. Покончив с дровами, они позволили Таме пойти вместе с ними. После вечерней трапезы Тама сел в темном углу большого дома.

Все молча ждали появления Руку-тиа. Жена Ту явилась в богато украшенной юбке — маро. Как только она вышла на середину круга между кострами, Тама тихонько произнес заклинание, и его жена начала безудержно проливать слезы. Наконец, она опустилась на корточки, вытерла слезы и опять встала. Но в ту же минуту слезы снова полились у нее из глаз. Раз за разом повторялось одно и то же. Собравшиеся зашептались, Ту рассердился, но ничего не мог поделать. Он тряс Руку-тиа и под конец начал ее бить. А она все плакала и плакала, пока костры не догорели и люди не стали укладываться спать. Только тогда Ту-те-коропанго понял, что Руку-тиа не в силах танцевать, и разрешил ей лечь.

Тама произнес другое заклинание, и люди в доме погрузились в беспробудный сон. Как только Тама убедился, что все спят, он вынул из-под мышки пучок мха и развязал его. Приятный запах распространился по дому. Руку-тиа села и сказала:

— Ах, как приятно пахнет!

Потом взглянула на Таму и спросила:

— Тебя послал мой муж Тама-нуи-а-ранги?

Тама спрятал ароматный мох и развязал другой пучок, с неприятным запахом. Руку-тиа наморщила нос от отвращения. Тама снова достал ароматный мох, и Руку-тиа снова спросила, не посланца ли Тамы видит она перед собой. Ту-те-коропанго проснулся от звука ее голоса, он услышал имя Тамы и рассердился.

— Что ты болтаешь! Я воздвиг на его пути столько препятствий, что ему никогда их не одолеть.

Руку-тиа обиделась.

— Глаза этого жалкого раба напомнили мне о муже, — сказала она сердито.

Ту что-то проворчал и снова заснул, Руку-тиа тоже легла на свою циновку.

Тама тихонько выбрался наружу. Он спустился на берег, вошел в воду и смыл грязь с лица. Потом завязал волосы, надел самый красивый плащ, вернулся назад и сел возле фаре. Он снова произнес заклинание, но на этот раз другое, потому что хотел заставить жену выйти из дома. И действительно, подчиняясь какой-то неведомой силе, Руку-тиа открыла дверь и вышла. Вдруг она почувствовала, что кто-то дернул ее за маро.

Руку-тиа оглянулась и увидела красивого молодого мужчину с узорной татуировкой. Мужчина сидел, прислонившись к стене дома, на нем был нарядный плащ. Руку остановилась и пристально посмотрела ему в лицо, потом вдруг отступила назад и крикнула:

— Тама, мой муж!

Тама усадил ее рядом, и они зашептались.

— Возьми меня с собой, — просила Руку-тиа. — Ту — жестокий мстительный человек. С тех пор как он заполучил меня, я ему больше не нужна. Он плохо со мной обращается, ты сам видел. Я знаю, что поступила нехорошо, когда оставила тебя. Возьми меня с собой, прошу тебя.

— Ты предпочла Ту мне, своему мужу, — не соглашался Тама. — Ты ушла к нему по своему желанию, ты не пожалела меня. Ты сама так решила. Теперь ты должна оставаться с Ту-те-коропанго.

Руку-тиа уткнулась головой в колени и тихонько заплакала. Тама встал и посмотрел на нее.

— Жди, — сказал он, смягчившись. — Наберись терпения и жди. Однажды утром ты увидишь в море парус моей лодки. Ты должна каждое утро смотреть на море. Когда увидишь парус, влезь на крышу амбара и крикни так громко, чтобы все слышали:

— Вон плывет мой муж, Тама-нуи-а-ранги!

Руку-тиа подняла голову, но ее муж уже ушел.

Тама вернулся домой и приготовил все необходимое для морского плавания. Тама знал, что Ту-те-коропанго заставит таниф и других морских чудовищ напасть на его лодку, но на этот случай он захватил только золу и толстое бревно. Гребцы заняли свои места, и Тама отправился в путь. Вскоре на его лодку напали танифы. Тама высыпал в море столько золы, что вода потемнела и танифы не могли разглядеть, где лодка. Тогда Тама бросил за борт бревно, поставил парус, и лодка заскользила по волнам, а морские чудовища сражались с бревном и думали, что это лодка Тамы.

Тама плыл всю ночь и на рассвете увидел землю. В то утро Руку-тиа рано поднялась на крышу амбара и вдруг увидела белый парус.

— Вон плывет мой муж Тама-нуи-а-ранги! — закричала она.

Соплеменники Ту услышали ее крики и вышли из фаре. Пока они бегом спускались к морю, лодка приблизилась к берегу. Те, кто толпились у воды, без труда разглядели Таму-нуи-а-ранги, который стоял среди гребцов. Глубокие борозды его красивой татуировки были хорошо видны в лучах солнца. На его плечах был плащ из ярко-красных перьев.

— Ту! — закричали люди на берегу. — Тама приплыл!

Но Ту-те-коропанги и не подумал встать с циновки. Он не поверил своим соплеменникам, потому что не сомневался, что его мана закрыла Таме все пути с суши и с моря.

Тама велел Руку-тиа сесть в лодку. Сбросив плащ, Руку-тиа бросилась в воду и поплыла к нему. Тама перегнулся, схватил ее за волосы и одним ударом отсек ей голову. Потом он швырнул ее тело в лодку и поплыл домой.

Когда путешественники вернулись к себе в па, Тама завернул тело жены в плащ, положил в деревянный ящик и похоронил у стены своего фаре.

Плохие времена настали для Тамы. День за днем он сидел в своем опустевшем доме и думал о погибшей жене. Так прошла зима, наступила весна. На деревьях туту появились новые побеги. И вот однажды Тама услышал жужжание. Это пела трупная муха. Тама прислушался:

— У-м-у, пусть мне отсекли голову, у-м-у, — пела муха.

Тама понял, что в этой песне кроется особый смысл. Он приказал вынуть из земли ящик с телом жены. А когда ящик открыли, Тама увидел Руку-тиа, живую и невредимую. Она смотрела на мужа и улыбалась.

Рона

Рона была очень красивая, и муж горячо любил ее. Но они часто ссорились, потому что Рона то и дело сердилась и давала волю своему языку.

Однажды муж сказал Роне:

— Сегодня будет лунная ночь, в такую ночь хорошо удить рыбу. Я возьму мальчиков и поплыву подальше, до острова, там всегда много рыбы. Мы вернемся только завтра вечером, раньше нас не жди. Зато привезем хороший улов. Смотри, чтобы к нашему возвращению еда была готова.

На следующий день Рона приготовила печь и стала поджидать мужа и сыновей. Когда тени удлинились, она разожгла костер. Рона так хорошо рассчитала время, что раскаленные камни засветились в темноте, как раз когда до нее долетела песня спешивших домой рыбаков. Рона уже собралась положить еду в печь, как вдруг увидела, что в кувшинах нет воды. А ей нужно было вылить воду на раскаленные камни, чтобы на пару сготовить пищу.

Песня звучала все громче над затихшим морем, и Рона знала, что мужчины рассердятся, если еда не поспеет, потому что они долго довили рыбу и сильно проголодались.

Источник был недалеко. Рона схватила кувшины и побежала. Уже совеем стемнело, но на небе сияла полная луна, и Рона хорошо видела тропинку, залитую лунным светом. Вдруг случайное облачко закрыло луну. После яркого света Рона оказалась в темноте и потеряла тропинку. Она споткнулась о корень, пошатнулась и, пытаясь устоять на ногах, ударилась о скалу и разбила подбородок.

Роне было очень больно, она рассердилась на луну за то, что та перестала освещать ей путь, и крикнула:

— Вареная башка!

Луна услышала эти оскорбительные слова — это злобное проклятие! — и спустилась на землю (Маори считали голову священной частью тела, поэтому употребление эпитета «вареная», низводившее голову до обычной пищи, воспринималось как угроза и тягчайшее оскорбление.). Она схватила Рону и потащила на небо. Тогда Рона, спасая свою жизнь, уцепилась за ветку дерева нгаио. Но кому под силу сражаться с богами? Луна вырвала с корнями дерево, за которое в отчаянии цеплялась Рона, и унесла женщину вместе с деревом. С тех пор Рона живет на луне, и каждый может увидеть, что она держит в руках два кувшина и дерево нгаио, которое донесла до своего нового дома.

Нерадостным оказалось возвращение мужа и детей с рыбной ловли. Огонь еще мерцал в уму, сырая пища лежала рядом с печью, а Роны нигде не было. Только взглянув на ночное небо, муж и сыновья поняли, что длинный язык Роны в конце концов вывел богов из терпения. На круглолицей луне они увидели Рону с нгаио и двумя кувшинами.

«Помните, как дурно поступила Рона!» — говорится в старой поговорке маори.

Удивительные приключения

Тахито и Тао-пута

Юноша Тахито из горной деревни Каити полюбил девушку Тао-путу из деревни Опапе на берегу залива, что ныне называется Пленти. Может быть, он увидел ее на сборе племени и ему не представился случай сказать ей о своей любви. Может быть, у него просто не хватило храбрости, а может быть, любовь расцвела в его сердце, когда он уже ушел из Опапе и не мог поговорить с Тао-путой. Так или иначе, но Тахито день и ночь с тоской вспоминал о Тао-путе. Образ любимой стоял перед его глазами, и наконец настало время, когда он не мог больше думать ни о ком, кроме своей возлюбленной. Тахито не знал, любит его Тао-пута или нет, и не мог сказать ей о своей любви. Единственное, что ему оставалось, это изливать тоску в любовной песне — ваиате арохе. Обращаясь мысленно к своей любимой, он пел:

О солнце, скройся, уйди с небес!
Не заставляй меня проливать жгучие слезы!
Я. покинут, покинут тобой, о Тао-пута!
Как долго не видят тебя глаза мои,
Сокровище мое, любовь моя!
Зачем душа твоя прилетает ко мне?
Забудь меня! Может, и я забуду тогда о своем горе!

Однажды, когда Тахито шел по берегу моря, его взгляд случайно упал на ракушки, валявшиеся тут и там на песке, и у него мелькнула мысль, что ракушки помогут ему послать весточку любимой.

Тахито нашел живого моллюска, поднес к губам и рассказал ему шепотом о своей любви, а потом бросил в воду и произнес такие слова:

Торопись, посланец любви!
Пусть не устрашит тебя ярость моря
И стремительный бег волн — расскажи ей о любви вождя!
Южный ветер приласкает тебя,
Западный ветер понесет тебя будто на крыльях,
Плыви в Опапе к моей возлюбленной!

Загоревшись живым огнем любви, моллюск поплыл вдоль берега, обогнул мыс Восточный, приплыл в залив Пленти и лег отдохнуть на берегу как раз у деревни Опапе. Тао-пута пришла на берег собирать моллюсков. Она подняла моллюска-путешественника, но тут же бросила, потому что вокруг лежало много более крупных моллюсков. Через некоторое время она вновь наткнулась на того же моллюска и вновь отбросила его. Снова и снова моллюск-путешественник появлялся на ее пути, и наконец она заметила, что ей все время попадается одна и та же ракушка. Тао-пута удивилась, подобрала ее, продернула в ракушку льняную веревку и повесила на шею.

Отдыхая в безопасности на груди Тао-путы, верный моллюск смог наконец передать девушке весточку от Тахито: целый день и всю ночь, поднимаясь и опускаясь при каждом ее вдохе и выдохе, он говорил ей о любви. Так дошла до Тао-путы весть о любимом из далекой Каити.

Тао-пута оставила дом и родных, по густым лесам и мрачным горным ущельям пошла она в Каити.

Не в силах сопротивляться могучему порыву своего сердца, Тахито тоже отправился в путь по дремучим лесам и высоким горам, отделявшим Каити от Опапе, где жила его возлюбленная.

Днем молчание леса, по которому влюбленные, сами того не зная, шли навстречу друг другу, нарушали только хриплые крики попугая каки, а по ночам — уханье совы руру.

Стоял прекрасный летний полдень. Тао-пута и Тахито подошли к берегам реки Моту. Внезапно оба одиноких путника испугались: каждый увидел, что на противоположном берегу кто-то спускается к переправе.

Увидев мужчину в безлюдном лесу, Тао-пута от испуга попятилась и спряталась за деревьями.

Тахито тоже встревожился, он подумал, что видит духа своей возлюбленной, и сказал вслух:

— Мое сердце бьется только для любимой. Подойди ко мне, любовь моя, останься со мной!

Выглянув из-за дерева, Тао-пута увидела, что перед ней стоит Тахито. Она робко сделала несколько шагов ему навстречу и сказала:

— О Тахито! Это я, это не мой дух, а я сама, и мое сердце радо тебе.

Лицо юноши засияло, как солнце, он раскрыл объятия, и девушка прильнула к нему.

Хатупату

Четыре брата: Хануи, Хароа, Карика и Хатупату жили со своими родителями на острове Мокоиа на озере Роторуа. В этих местах чудодейственный огонь крадется под землей, подогревает жидкую грязь в больших лужах, а иногда выбивается наружу сквозь трещины в скалах. Когда Хануи, Хароа и Карика стали взрослыми, они ушли в лес ловить птиц и взяли с собой младшего брата Хатупату. Много месяцев братья бродили по лесам между озерами Роторуа и Таупо. Они построили фаре, где жили все вместе, и амбар, где хранили добытых птиц. Большую часть дня старшие братья проводили в лесу и ловили силками птиц. Вечером они приносили птиц домой, складывали в берестяные корзины и для сохранности обмазывали жиром.

Несчастный маленький Хатупату сидел дома и тосковал, потому что братья не хотели брать его с собой. По вечерам, вернувшись домой, они готовили еду и, конечно, забирали себе все лучшие куски. А Хатупату оставляли только самых старых и жестких птиц. Хатупату так исхудал, что у него ребра торчали наружу, но братья только смеялись над ним. Вечер за вечером Хатупату сидел около костра с красными от дыма глазами и предавался горестным размышлениям. Но однажды он решил, что, если братья не будут кормить его досыта, он сам позаботится о себе.

На следующий день, как только братья скрылись среди деревьев и их голоса замерли в отдалении, он поспешил к амбару. Когда он увидел ряды корзин, полных вкусных жирных птиц, его рот наполнился слюной. Он взял горсть толченых корней папоротника, сел и стал с наслаждением поедать их. Хатупату лакомился нежным птичьим мясом и корнями, пока кожа на нем не разгладилась и он не почувствовал, что больше не в силах проглотить ни кусочка. Тогда он стал думать, что делать дальше. Братья, конечно, увидят, что кто-то побывал в их кладовой и опустошил несколько корзин. Хатупату стало страшно. Он решил сказать братьям, что кладовую ограбили враги. Хатупату перевернул несколько корзин и разбросал припасы по полу. Потом взял копье и в нескольких местах расцарапал тело до крови, хотя и не причинил себе серьезного вреда.

В сумерках Хатупату услышал, что братья возвращаются, и лег около фаре, притворившись, будто он без памяти.

Братья натолкнулись на окровавленного Хатупату и решили, что он ранен. Они поспешили отнести Хатупату домой и обмыли его раны.

— Пришли какие-то воины и ворвались в наш амбар, — чуть слышно проговорил Хатупату. — Я не хотел их пускать, но они набросились на меня с копьями. Что было дальше, я не помню, потом я увидел вас.

Братья смазали раны Хатупату растопленным жиром и принялись за еду. Лучшие куски они, как всегда, брали себе, а невкусные отдавали Хатупату. Но после утреннего пира его не привлекала даже самая аппетитная пища, поэтому он отошел от них и сел у костра с той стороны, куда летел дым. Братья увидели, как у него покраснели глаза, и засмеялись. Хатупату молчал, кашлял от дыма и тайком улыбался сам себе.

На следующий день Хатупату вновь повторил свою проделку, а потом еще и еще раз, пока братья не заподозрили неладное. Однажды утром они ушли из дома, а потом тихонько вернулись и заглянули в приоткрытую дверь амбара. Они увидели, что Хатупату сидит на полу, держит в руках жирную птицу и разрывает зубами ее белое мясо. Потом Хатупату встал и начал переворачивать корзины, и тут братья дали волю своему гневу. Они ворвались в амбар, убили Хатупату и спрятали его тело в куче перьев, которая набралась от всех ощипанных птиц.

Вскоре братья вернулись домой. Родители поздоровались с ними и спросили:

— А где ваш младший брат Хатупату?

— Откуда мы знаем. Разве он не с вами?

— Вы прекрасно знаете, что его здесь нет. Где Хатупату?

Братья на минуту растерялись, а потом заговорили все сразу:

— Мы не знаем. Мы не обязаны за ним смотреть. Откуда мы знаем, куда он убежал. Может, он просто подшутил над вами и скоро вернется.

Отец посмотрел по очереди на каждого сына, подождал, пока их языки устанут, и ответил, не тратя лишних слов:

— Хатупату мертв. Это вы убили его.

Потом вошел в дом и сказал жене:

— Старшие сыновья убили Хатупату. Хатупату мертв. Я вижу по их лицам.

— Что же теперь делать? — спросила жена.

— Искать Хатупату. Я попрошу демона найти нашего сына.

Отец произнес заклинание, и через несколько минут мясная муха влетела в амбар и, натыкаясь на стены, зажужжала над головой отца и матери. Это была Тамуму — Та, что жужжит в небесах.

— Отыщи моего сына, его тело лежит где-то на холмах, около озера Таупо, — приказал мухе отец Хатупату.

Тамуму вылетела из амбара и поднялась над холмами, обрывистые склоны которых были отчетливо видны в прозрачном воздухе. Мириады фасеток ее глаз позволяли Тамуму различать малейшие неровности земли. Вскоре Тамуму увидела поляну с заброшенным домом и опустилась на землю. Муха влетела в амбар и увидела огромную кучу перьев. Ползая среди перьев, она быстро нашла тело Хатупату. Та, что жужжит в небесах, пользовалась благосклонностью богов. Благодаря ее заступничеству кровь снова заструилась по жилам Хатупату, и он зашевелился. Как только Хатупату поднялся со своего ложа из перьев, Тамуму вернулась в Роторуа.

Хатупату огляделся. Братья ушли, вокруг не было ни души. Хатупату схватил деревянное копье, выбежал из амбара и ушел в лес.

В лесу он встретил старуху, она охотилась на птиц. Это была людоедка Курангаитуку. У нее были вытянутые трубочкой губы, острые, как наконечник копья. Она незаметно подкрадывалась к птицам и пронзала их губами. Несколько мгновений Хатупату смотрел на нее, как зачарованный. А когда старуха тихонько подкралась к дереву, он отвел руку назад и нацелил копье на птицу. Тонкое древко ударилось о ветку, и острие попало в губы Курангаитуку. Она вскрикнула и обернулась. Хатупату бросился бежать между деревьями, стараясь держаться в тени. Он напрягал каждый мускул, пот градом катился с его лица, но звук неторопливых шагов странной лесной женщины становился все громче. Хатупату остановился под деревом и оглянулся. Его сердце бешено колотилось, он жадно хватал ртом воздух.

Приглядевшись, Хатупату увидел, что руки старухи похожи на крылья, а ноги при движении почти не касаются земли. Курангаитуку приближалась к нему длинными неторопливыми скачками — наполовину летела, наполовину прыгала, поднимаясь и опускаясь, как птица с подрезанными крыльями. Внезапно она заметила Хатупату и, прежде чем он успел шевельнуться, с негромким криком набросилась на него. Курангаитуку схватила Хатупату когтистыми лапами поперек спины и поволокла по узкой тропинке, к полуразрушенному фаре, скрытому в рощице пальм никоу.

— Ложись! — приказала Курангаитуку и втолкнула Хатупату в дверь фаре.

Хатупату проснулся на следующее утро, встал и огляделся. Курангаитуку принесла птицу. Навалившись на нее всем телом, она стала разрывать сырое мясо острыми зубами. Утолив голод, Курангаитуку отдала остатки Хатупату. Хатупату притворился, что ест, но как только Курангаитуку отвернулась, попытался выскользнуть за дверь.

— Не смей выходить! — крикнула Курангаитуку. — Все равно не убежишь. Я тут же узнаю, если ты выйдешь из дома, и непременно поймаю тебя, а тогда берегись!

Как только Курангаитуку ушла, Хатупату принялся разглядывать ее жилище. На стене висел красивый плащ из перьев попугая каки. Рядом — плащ из собачьей шкуры и еще один, сплетенный из самых тонких стеблей льна. «Хорошо бы унести эти плащи», — подумал Хатупату.

Он разговаривал с ручными птицами, которые то и дело влетали в дверь и вылетали наружу, и с ящерицами, не спускавшими с него глаз-бусинок.

«Что, если Курангаитуку велела им следить за мной?» — промелькнуло в голове Хатупату. И он задрожал, глядя на юрких вестниц смерти, которые бегали взад и вперед сквозь щели в тростниковых стенах фаре.

День проходил за днем, и каждое утро Курангаитуку напоминала Хатупату:

— Я тут же узнаю, если ты выйдешь из дома.

Когда она произносила эти слова, Хатупату коченел, потому что у Курангаитуку были такие же глаза, как у ящериц. В фаре не было костра, Хатупату ничего не ел и через несколько дней стал похож на скелет.

Однажды утром Курангаитуку сказала:

— Я ухожу далеко. Смотри, не переступай через порог! Я тут же узнаю, если ты выйдешь из дома.

Как только она скрылась из виду, Хатупату развел костер и поджарил птицу. Поев досыта, он лег и заснул. Его разбудил солнечный луч, упавший на лицо. Хатупату огляделся и сказал самому себе:

— Старуха далеко. Такой случай может больше не представиться.

Хатупату снял со стены красивые плащи и связал в узел. В углу дома лежала палица, таиаха. Хатупату взял ее и замахал над головой, чтобы перебить птиц, которые летали по дому.

— Ни одна не уйдет от меня, — повторял он. — Я все разрушу в этом доме!

Хатупату убил ящериц и сломал тростниковые стены. Потом он подхватил узел и убежал в лес. Мертвые птицы и ящерицы лежали неподвижно. Хатупату перебил всех — всех, кроме одной птицы. Она забилась в темный угол и, когда Хатупату убежал, вылетела из дома и полетела над холмами в дальний лес, где охотилась Курангаитуку.

Хатупату со всех ног побежал домой. Курангаитуку нигде не было видно, и он подумал, что опасность миновала. Хатупату даже прилег отдохнуть, когда устал. И в эту минуту увидел ее. Она была похожа на маленькую букашку на дальнем холме. И тут же, благодаря крыльям, оказалась почти рядом. А в следующее мгновение Хатупату почувствовал ее горячее дыхание у себя на спине. Он снова побежал, но у иего на пути выросла огромная скала.

— Откройся, скала! — в отчаянии закричал Хатупату. Скала открылась, Хатупату устремился во тьму, и скала тут же снова закрылась (Туристам до сих пор показывают пещеру в скале, где укрылся Хатупату; она находится на горной трассе Таупо-Путарур. — Примеч. ред.)1. Хатупату слышал, как бьется о скалу Курангаитуку и как машет крыльями маленькая птичка. Потом все смолкло. Хатупату выбрался из скалы и побежал дальше. Но острые глаза птицы вновь увидели его. Тогда Хатупату спрятался под густыми ветвями дерева, и Курангаитуку пронеслась мимо. Так они мчались по лесу, пока не приблизились к озеру Роторуа.

В Факаревареве, где в лужах бурлит и пенится кипящая грязь, Хатупату побежал еще быстрее. Но Курангаитуку не отставала от него. Она уже протянула лапы, чтобы схватить Хатупату, как вдруг струя горячего пара вырвалась из-под земли и ослепила ее. Она оступилась, упала в кипящую грязь и утонула. С торжеством размахивая таиахой, Хатупату пошел дальше и скоро вышел на берег Роторуа.

Сжимая в одной руке узел, а в другой таиаху, Хатупату вошел в воДу и поплыл на остров Мокоиа. Уже темнело, но он видел озерцо с теплой водой недалеко от родительского дома, где купалась вся их семья и где они брали воду. На берегу озерца Хатупату сел и стал ждать.

Было уже совсем темно, когда ему послышался звук шагов. Звук приближался. Вскоре Хатупату разглядел темный силуэт возле воды. Он протянул руку и схватил незнакомца за ногу. У его пленника от неожиданности перехватило дыхание.

— Кто ты? — тихо спросил Хатупату.

— Я раб старика и старухи из фаре, здесь, рядом, — услышал он в ответ.

— Карика, Хануи и Хароа живут с ними?

— Нет, они поссорились с родителями и живут отдельно. А ты кто такой?

— Я Хатупату.

— Значит, ты жив? Ой, Хатупату, это правда ты?

— Да, это правда, я — Хатупату.

Раб подошел поближе.

— Тогда я скажу тебе всю правду. Отец и мать плачут о тебе, но надеются, что ты жив. Они думают, что тебя убили братья, из-за этого они живут в фаре одни.

— Пойдем к ним, — сказал Хатупату.

Как только Хатупату вошел в фаре, где мерцал слабый свет костра, старики закричали:

— Это наш сын, это Хатупату!

— Тише! — негромко сказал Хатупату. — Это правда, я — Хатупату. Я ожил. Вы послали ко мне Тамуму, и она оживила меня. Я вернулся, я так рад, что вижу вас! Только не плачьте, а то братья услышат.

Мать обняла Хатупату.

— Теперь мы не дадим тебя в обиду. Как хорошо, что младший сын с нами! Не уходи от нас, Хатупату!

Хатупату покачал головой:

— Я знаю, что вы меня любите, но братья могут снова убить меня. Не говорите им, что я вернулся. Пока не рассвело, я спрячусь в яме, где вы храните кумару.

— Тогда я тоже пойду с тобой, — сказал отец. Несколько дней Хатупату прятался в яме, но каждую ночь возвращался домой и оставался с отцом и матерью. Время тянулось медленно, потому что Хатупату жил в темноте: темно было в яме, темно было в фаре, где чадил костер. Хатупату прислушивался к звукам, которые раздавались в деревне, иногда до него долетали голоса братьев. Они были недовольны, что мать так плохо их кормит. Им, конечно, не приходило в голову, что лучшие куски достаются Хатупату.

Однажды утром Хатупату услышал громкие крики. Он подумал, что кто-то увидел, как он в темноте бежал от ямы к дому, и узнал его.

— Хатупату здесь! Хатупату вернулся! — кричали в деревне.

— Не может быть! — сердились братья. — Хатупату умер. Он не вернется!

— Вы говорили, что ничего про него не знаете, — с угрозой сказал отец.

Но прежде чем братья успели выговорить хоть слово, Хатупату встал в яме во весь рост. Его волосы были украшены перьями вождя, уши — пухом с груди альбатроса. Глаза Хатупату сверкали.

— Ах, это ты, Хатупату! — засмеялись братья, когда опомнились от изумления. — Притворяешься, что уже взрослый, а сам прячешься в яме, как крыса в норе. Ты ведь еще совсем маленький.

Хатупату смотрел на братьев из ямы, откуда виднелась только часть его головы.

— Я стал старше, — спокойно сказал он.

— Нет, Хатупату, ты все еще маленький хвастунишка. Настоящий мужчина вылез бы из ямы и сразился с нами.

Одним прыжком Хатупату выбрался из ямы, плащ из красных перьев взметнулся у него за спиной, в руке он сжимал таиаху:

— Я взял эту таиаху у Курангаитуку, женщины-птицы. Она утонула в кипящей грязи в Факаревареве. Это ее плащ.

Хатупату сбросил плащ с плеч, согнул и разогнул руки, показывая, какие у него мускулы, и подпрыгнул высоко в воздух.

Вокруг толпились воины старших братьев.

— Хануи, Хароа, Карика! — крикнул Хатупату братьям. — Я готов!

В то же мгновение братья набросились на Хатупату, надеясь захватить его врасплох. Но Хатупату отступил и ловко отразил их удары. Оружие братьев стучало, как град, по его толстой таиахе. Вдруг Хатупату прыгнул вперед, и на головы братьев посыпались тяжелые удары.

Потом Хатупату снова сделал несколько шагов назад. Братья, тяжело дыша, осторожно двинулись за ним. Три дубины вновь замелькали в воздухе, и Хатупату вновь отразил все удары. Таиаха со свистом кружилась над головой Хатупату, казалось, что над ним носится стая голубей. Один удар, другой, третий… И вот братья лежат на земле, битва окончена.

— Сыновья, — сказал отец, — вы храбро нападаете на младшего брата! Но лучше бы вы употребили силы на то, чтобы отомстить вождю Раумати.

Братья повесили головы. Раумати сжег лодку их предков «Те Араву», и они до сих пор не смыли кровью это оскорбление. Соплеменники ждали ответа.

Первым встал старший сын Хануи.

— Я отомщу за «Те Араву», — сказал он и ушел к себе в фаре.

— Я отомщу за «Те Араву», — сказал Хароа, второй сын.

— Я отомщу за «Те Араву», — сказал Карика, третий сын.

Все смотрели на Хатупату, но он не проронил ни слова и ушел в фаре отца.

Старшие братья толкли корни папоротника, варили кумару и складывали припасы в корзины. А Хатупату все это время старательно заучивал со слов отца, какие узоры вытатуированы на лице Раумати.

Через несколько дней братья рассадили гребцов по лодкам и отплыли от берега. Когда они скрылись из виду, Хатупату обвязал вокруг пояса тридцать плащей из красных перьев, взял таиаху, нырнул и поплыл под водой. Время от времени он выплывал на поверхность и набирал ртом воздух, как делают черепахи в океане Кивы.

На полпути Хатупату вздохнул поглубже, нырнул на дно озера и вынырнул с горстью моллюсков, которые тут же съел. Так Хатупату одолел голод.

К тому времени, когда лодки братьев достигли берега, Хатупату уже успел развесить на деревьях свои плащи.

— Как ты сюда попал? — закричали братья, выпрыгивая на берег. — Где твоя лодка?

— Неважно, как я сюда попал, — сказал Хатупату. — Я здесь. Теперь я пойду с вами.

Братья оставили лодки и через два дня пришли в Макету. Там, на берегу моря, Хануи выстроил всех воинов и разделил их на три отряда. Во главе одного отряда стал он сам, двумя другими должны были командовать Хароа и Карика, а Хатупату остался один.

— Где мои воины? — спросил Хатупату. — Я доказал вам, что умею сражаться и по праву могу сам вести отряд воинов.

Братья засмеялись.

— Пока ты с нами, ты все равно младший брат, — сказали они. — Никто не просил тебя сюда приходить. Ты умеешь только есть. Уходи и спрячься за спиной воинов. Мы собираемся сражаться, а у тебя от обжорства живот стал такой толстый, что ты ни на что не годен.

Но Хатупату и не надеялся, что братья дадут ему воинов. Он не стал с ними спорить и ушел, забрав свои тридцать плащей. Вскоре Хатупату нашел небольшую полянку, где мог спокойно выспаться. На следующий день он проснулся очень рано и даже при слабом утреннем свете увидел, что лучшего места ему не найти. На склоне холма тут и там виднелись кочки, папоротник, вьющиеся растения. Стеблями льна Хатупату быстро привязал к ним плащи из перьев, так что издали казалось, будто отряд воинов припал к земле и готов вот-вот броситься на врагов.

Солнце еще не поднялось над холмами. Хатупату огляделся. Вдалеке он увидел несколько линий, которые сходились в одной точке, — это шли из своих па воины Раумати. Они узнали, что враждебные племена вторглись на их земли, и вожди готовились к бою.

Недалеко от Хатупату старшие братья расхаживали перед своими воинами и отдавали им приказания. Вокруг все замерло, и Хатупату хорошо слышал их голоса. Когда братья смолкли, Хатупату вскочил и стал подбадривать своих воинов — кусты и кочки. Воины братьев обернулись к нему. Хатупату завязал волосы в четыре узла и в каждый воткнул пучок перьев. Шепот восхищения пробежал по рядам. Воины увидели, что Хатупату настоящий воин: высокий, стройный, быстроногий и длиннорукий, что так важно в любой битве.

Кончив свою речь, Хатупату убежал за кусты, развязал три узла и оставил только один надо лбом. Он завернулся в красный плащ, вышел вперед и снова обратился к своим воинам-кустам.

Тем, кто стоял на берегу моря, казалось, что с отрядом говорит другой вождь. Хатупату сел и вскоре встал в другом месте, уже в льняном плаще, с распущенными волосами. Хатупату много раз опускался на землю и снова вставал. И каждый раз на нем была другая одежда. То он надевал плащ из собачьей шкуры, то из перьев, то из льна; он сжимал в руке палицу мере, потом какое-нибудь другое оружие, потом таиаху. Наконец, Хатупату поднялся голым, размахивая белым костяным ножом пату. Он был готов в любую минуту ринуться в бой.

— Ого! — закричали воины братьев.

— Ого! — закричали воины Раумати, которые подошли уже совсем близко.

Храбрецам Раумати не терпелось покарать пришельцев, но они обошли стороной маленький отряд, где было так много могущественных вождей. Они предпочли вступить в бой с воинами Хануи. Воины Раумати стремительно приблизились к чужеземцам и забросали их небольшими копьями из дерева мануки. Столько копий метали они одновременно, что солнца не было видно. Преимущество в силе было на их стороне, и они сделали все, чтобы использовать его как можно лучше. Ряды воинов Хануи дрогнули и рассыпались, воины Раумати обрушились на них, будто морские волны на песчаный берег. Но позади воинов Хануи стояли воины Хароа, они пришли на помощь своим соплеменникам. Воины Хароа выстроились в два ряда и были готовы отразить нападение. Но воины Раумати и на этот раз прорвались сквозь цепь пришельцев и столкнулись лицом к лицу с третьим рядом врагов во главе с Карикой. Это был последний оплот братьев Хатупату. Воины Карики не испугались. Сам Карика бросился в гущу битвы, и его воины двинулись вперед. А воины Раумати начали отступать. Тогда Раумати возвысил голос и приказал своим воинам напрячь все силы. Они привыкли повиноваться своему вождю, и у них будто крылья выросли. Они снова бросились вперед и разорвали цепь воинов Карики, а те, спасая свою жизнь, стремительно побежали к лесу.

Раумати и его воины бросились в погоню за отступающими, но вдруг услышали, что кто-то громко поет боевую песню. Они обернулись и увидели вдалеке, возле кустов, маленький отряд, перед которым стоял вождь и размахивал палицей мере.

— Остановитесь, нападайте на врагов! — раздавался громкий голос Хатупату.

Раумати созвал своих воинов, и они начали осторожно приближаться к отряду, где было так много могущественных вождей. На некоторое время Хатупату потерял их из виду, потому что они скрылись за холмом. А к тому времени, когда воины Раумати преодолели последний подъем, кусты-воины исчезли, и они увидели перед собой одного Хатупату. Он сбросил плащ и вынул перья из волос, в правой руке он сжимал мере. Один из вождей прыгнул вперед, его удар наверняка положил бы конец битве, если бы Хатупату не отразил его своей мере. Хатупату приблизился к вождю, и не успел тот опомниться, как бездыханным упал на землю.

Воины Раумати пришли в смятение, потому что погибший вождь славился своей отвагой. Они повернули назад и побежали вниз по склону. А Хатупату набрал побольше воздуха и запел победную песню так громко, что заглушил крики отступавших. Его ликующие возгласы долетели до ушей братьев, которые притаились в лесу. Выглянув из-за кустов, они увидели, что воины Раумати бегут прямо на них. Они поспешно созвали своих воинов и бросились на бегущих. Подоспевший Хатупату тоже кинулся в ряды врагов. Он носился взад и вперед, отыскивая вождя с татуировкой, рисунок которой старательно заучил со слов отца.

На острове Мокоиа старики, женщины и дети толпились на берегу, поджидая возвращения воинов. Наконец победная песня разнеслась над озером. Гребцы братьев так разогнали лодки, что они пробежали вместе с волнами половину пологого берега. Старый отец Хануи, Хароа, Карики и Хатупату стоял, выпрямившись, у самой воды и поджидал сыновей.

— Дети мои, вы победили, — сказал он, когда смолкла песня.

— Да, мы победили, — откликнулся Хануи. — Враги погибли. Твои сыновья Хануи, Хароа и Карика совершили подвиг. Через многие годы наши дети будут прославлять это великое деяние в своих песнях.

Хануи встал в лодке.

— Раумати пал от моей руки, — сказал он и протянул отцу отрубленную голову.

Но, к удивлению собравшихся, Хароа тоже протянул отцу отрубленную голову, и Карика тоже.

— Вот голова Раумати, — с гневом проговорил Хануи. — Он шел во главе своего отряда. Я сам убил его.

— Нет, вот голова Раумати! — закричал Хароа.

— Отец, будь нам судьей, — сказал третий сын. — Это я, Карика, отомстил Раумати.

Отец осмотрел одну голову, потом другую, потом третью и опустил глаза.

— Горе! — сказал он. — Горе! Случилось чудо. Раумати убежал от вас.

Тогда встал Хатупату. До этой минуты он сидел вместе с воинами, и никто не обращал на него внимания. Хатупату вынул руку из-под плаща и протянул отцу татуированную голову.

— Отец, прошу тебя, будь нам судьей, — негромко сказал он, но в наступившей тишине все услышали его слова. — Это голова твоего врага?

Отец поднял глаза, и в них снова загорелась радость.

— Да, — сказал он. — Да, это голова Раумати. Настал час торжества. Мой младший сын, мой Хатупату, отомстил за нас. Честь и слава Хатупату!

В тот вечер в деревне был большой праздник. Отблески костров плясали на лицах людей и на лице самого храброго, самого сильного из них — прославленного вождя Хатупату (Вождь Хатупату — лицо историческое, он жил во времена Ихенги, прибывшего в Новую Зеландию на лодке «Арава». С именем Хатупату связаны многие достопримечательные места в районе озера Роторуа. По всей вероятности, Хатупату и его люди были пионерами освоения этих мест. — Примеч. ред.). А Хануи, Хароа и Карика сидели в одиночестве в своих темных домах, и горько им было слышать песни и смех соплеменников.

Факатау-потики

Факатау-потики с гордостью оглядел залив: тысяча лодок, не меньше, плыла по спокойной воде. Вот какой отряд он собрал, чтобы отомстить за смерть своего брата Ту-фака-раро, которого убили коварные враги из деревни Ати-Хапаи. Сколько корней папоротника взяли они с собой, какие песни пели женщины их племени, чтобы зажечь кровь воинов, которым предстояло сразиться с врагами!

Факатау старательно готовился к предстоящей схватке. Во время остановок он обучал тоа различным военным приемам. На одном из привалов Факатау приказал воинам переправиться через широкую реку. Несколько человек попытались перепрыгнуть через поток и не сумели. Другие сказали, что перейти вброд такую быструю реку невозможно. Факатау вышел на берег с отрядом отборных воинов. Он разбежался и перепрыгнул — перелетел! — на другую сторону реки, и все его воины сделали то же самое.

Тогда Факатау понял, что количество — это еще не самое главное. Он решил составить небольшой отряд из сильных юношей, которые смогут выполнить любое его приказание, и не вести за собой огромное полчище плохо подготовленных людей.

Ночью он собрал свой отряд из отборных воинов и каждому велел сделать одно и то же. Воины тихонько обошли все лодки и вытащили из дна затычки; неповрежденной осталась только лодка Факатау.

На следующее утро Факатау приказал всем сесть в лодки и плыть дальше. Вскоре в большинстве лодок появилась вода, и гребцы торопливо повернули назад, к берегу, только лодка Факатау продолжала плыть вперед. Факатау не стал дожидаться отставших, он плыл целый день и к вечеру был уже недалеко от деревни Ати-Хапаи. Лодка Факатау была выкрашена с одной стороны белой краской, а с другой — черной. Жители Ати-Хапаи собрались на берегу. Один из них, увидав вдали лодку Факатау, спросил, что там такое, лодка или тюлень. Несколько мужчин бросились в море и поплыли, чтобы посмотреть, кто приближается к их берегу. Самый быстрый пловец скоро вырвался вперед и увидел, что это лодка. Он высунулся из воды и закричал рулевому:

— Поворачивай назад! Поворачивай назад!

Потом он нырнул и поплыл под водой к носу лодки, надеясь неожиданно вынырнуть и застать Факатау врасплох. Но Факатау заметил его и убил ударом копья. Пловцы один за другим приближались к лодке, но Факатау и его воины убивали их одного за другим. Только Монготики удалось избежать этой участи. Он вернулся на берег и предупредил соплеменников, что в лодке сидит могущественный воин и так просто его не одолеть.

В Ати-Хапаи жили два необыкновенных человека. Один умел летать по воздуху, другой — ходить по воде. Услышав рассказ Монготики, человек-птица подпрыгнул и полетел к лодке. Факатау заметил его приближение и поспешил сделать насест, вроде тех, на которые обычно садятся птицы. Человек-птица увидел насест и опустился на него, а потом встал во весь рост и с угрозой взмахнул оружием. Но на насесте был силок. Ноги человека-птицы захлестнула петля, и его постигла та же участь, что и пловцов, которых Факатау и его воины без промедления отправили в Рарохенгу.

Ходок по воде увидел, что случилось с его другом. Он тут же пошел к лодке. Факатау наполнил кувшин ароматным жиром и бросил в воду. Ходок услышал приятный запах. Он подошел к кувшину и с жадностью выпил жир. Тогда Факатау, который спрятал в жире рыболовный крючок, подтащил беззащитного ходока к лодке и убил.

Ночью Факатау и его воины осторожно сошли на берег. Факатау переоделся рабом. Он прокрался внутрь Те Уру-о-ма-ноно, прославленного круглого дома в деревне Ати-Хапаи. Мужчины, возбужденные событиями дня, не обратили внимания на безвестного раба. Им хотелось узнать, откуда приплыла незнакомая лодка и как зовут могущественного рангатиру, который привел к ним эту лодку.

Но разговоры мужчин не заглушали стука костей, подвешенных к потолку. Кости Ту-Факараро взывали о мести.

Кто-то попросил Монготики рассказать, как выглядит рангатира, приплывший на лодке.

— Это великий рангатира, а больше я ничего не могу про него сказать, — начал Монготики. — Это настоящий рангатира.

— Похож он на меня? — спросил кто-то из мужчин. Потом этот же вопрос задал другой, потом третий.

Но никто из мужчин Ати-Хапаи не был похож на рангатиру, которого видел Монготики.

Факатау встал и выпрямился во весь рост.

— Похож он на меня? — спросил Факатау.

Все взгляды устремились на него, а Монготики в ужасе отпрянул назад.

— Это он! — закричал Монготики.

Наступила тишина, но через мгновение все бросились к Факатау. А он схватил кувшин с водой и залил костер. Фаре погрузился во тьму. Мужчины падали друг на друга, хватали друг друга. Одни кричали, другие метались в темноте, никто ничего не понимал. Факатау вскарабкался на крышу и снял кости брата. Потом осторожно соскользнул на землю и заложил снаружи дверь дома.

Вокруг огромного Те Уру-о-маноно толпились воины Фака-тау-потики. Внутри метались их враги. Кто-то дал Факатау факел, он поднес его к крыше из пальмовых листьев, и пламя загудело так, что заглушило крики врагов, запертых в Те Уру-о-маноно.

Далеко за морем мать Факатау-потики и Ту-факараро не спускала глаз с горизонта. Она знала, что где-то там стоит дом Те Уру-о-маноно. Кругом царил мрак. Луны не было, только яркие звезды мерцали на черном небе.

Но вдруг красная полоса заплясала на воде, отсветы пламени засверкали на небе, и безутешная мать поняла, что Факатау-потики отомстил за смерть своего брата и ее сына.

Те Хононга

Пи-кари и его соплеменники пришли в Тамаки: им нужно было вырыть ров и переправить несколько лодок через перешеек. Когда работа была окончена, Пи-кари отослал всех домой, в Кафиа, а сам остался в Отахуху. Подчиняясь какой-то неведомой силе, он продолжал копать землю и вскоре отрыл кости женщины. Пи-кари завернул кости в циновку и решил похоронить их, как полагается, но вместо этого почему-то положил у себя в фаре и время от времени подходил и смотрел на них. Вскоре Пи-кари понял, что эти кости — табу и что они даны ему на сохранение.

Когда соплеменники Пи-кари вернулись в Отахуху, они заметили, что их вождь часто заходит к себе в фаре. Им очень хотелось узнать, что ему там нужно, но Пи-кари держал дверь на запоре и упорно хранил тайну. Наконец пришло время переправлять лодки через узкий перешеек, отделявший две соседние гавани. И тогда Пи-кари рассказал о костях одной старой женщине, которая пришла в Отахуху вместе с остальными.

— Стой на страже, — сказал ей Пи-кари. — Смотри, чтобы никто нас не увидел, а я зарою кости в землю там, где их никто никогда не найдет.

Пи-кари вернулся в Кафиа вместе со своими соплеменниками. Жизнь в па потекла, как прежде, для всех, кроме Пи-кари, который от тоски нигде не мог найти себе места. Ему хотелось вернуться в Отахуху. Кости призывали его к себе. Пи-кари долго противился таинственному зову, но в конце концов не выдержал. Он сел в маленькую лодку, обогнул полуостров и приплыл в гавань Манукау. Пи-кари тут же пошел туда, где похоронил кости, и, как только приблизился к этому месту, услышал голос:

— Не покидай меня больше. Построй здесь дом, останься со мной.

Пи-кари построил маленький дом из тростника, набросал на крышу пальмовые листья и, томимый каким-то неясным предчувствием, стал ждать, что будет дальше. Неделя проходила за неделей, каждый новый день ничем не отличался от предыдущего. Пи-кари ловил рыбу, угрей, заманивал в силки птиц. Скоро у него был уже изрядный запас вареной пищи, и он мог не бояться зимы.

Однажды ночью Пи-кари лежал у себя в фаре и раздумывал, какая сила удерживает его вдали от соплеменников. Он повернулся на бок, беспокойно шаря рукой по циновке, и вдруг с удивлением почувствовал под пальцами живую человеческую плоть. Пи-кари осторожно провел рукой по животу, потом по груди женщины и услышал тихий голос:

— Я та, которую ты предал земле. Я вернулась к жизни ради тебя.

— Кто ты?

Женщина положила руку на его ладонь:

— Ты не должен ни о чем меня спрашивать. Радуйся, что я здесь, с тобой. Я могу сказать тебе только одно: я явилась из другого мира. Не спрашивай, откуда я пришла и куда уйду.

— Разве ты не останешься со мной навеки теперь, когда мы нашли друг друга? — спросил Пи-кари.

— Нет, дорогой муж, не останусь. Я буду твоей женой один год, а потом оставлю тебя. К тому времени у нас родится ребенок. Мы вместе пойдем к твоим соплеменникам и возьмем с собой наше дитя, а затем я тебя покину.

Никогда еще время не проходило так быстро. Днем Пи-кари охотился. Ночью к нему приходила жена, и они лежали, обнявшись, пока она не покидала его с первыми лучами зари. Когда подошел срок родов, Пи-кари заботливо помог жене. У них родилась девочка.

Пи-кари вместе с женой спустил лодку на воду. Они сделали из мха и мягких перьев постель для девочки и поплыли в Ка-фиа, в каингу, где прежде жил Пи-кари. Только тогда Пи-кари впервые увидел жену при свете дня, и ему стало еще труднее смириться с мыслью о предстоящей разлуке.

Пи-кари оставил девочку на попечение родных, а сам с женой вернулся в Отахуху.

— Я не могу даже подумать о том, что ты покинешь меня, — сказал Пи-кари. — Останься, мать моей дочери, молю тебя.

— Не думай о разлуке, — сказала женщина с грустной улыбкой. — Вспоминай лучше, как радостно мы прожили этот год, и не забывай, что мы дали жизнь дочери. Год счастья — это подарок, который тебе сделали боги в награду за то, что ты вынул мои кости из холодного болота и заботливо предал их земле.

— Неужели тебе не жалко расставаться со мной?

— Очень жалко. Год, который мы провели вместе, — самый счастливый в моей жизни. Но я могу оставить тебе на память о нашей любви только одно: любовную песню. Я спою тебе ваиата ароху, любовную песню, а ты запомни ее, и потом эту песню будут петь все женщины твоего племени.

Женщина положила голову на грудь мужа и запела нежную песню любви. Из глаз Пи-кари полились слезы. В отчаянии Пи-кари крепко прижал к себе жену, но, как он ни старался ее удержать, она исчезла. И только песня еще долго звучала у него в ушах.

Для Пи-кари началось страшное время жгучей тоски и помрачения разума — танги Пи-кари, как говорили люди. Пи-кари едва не лишился рассудка. Никакими силами нельзя было заставить его выйти из фаре. Родные приходили к нему и молили его вернуться домой, но он и слушать их не хотел. Пи-кари почти перестал охотиться, он исхудал и ослабел. Иногда он много часов лежал не шевелясь, а иногда тряс в припадке безумия каркас дома и кусал губы с такой яростью, что по его татуированному подбородку текла кровь. Пи-кари громко повторял имя жены, и иногда легкий ветерок, казалось, говорил с ним ее голосом. А иногда ответом ему было молчание.

Однажды ночью, когда Пи-кари беспокойно ворочался на циновке, он увидел жену. Ее лицо было печально.

— Почему ты скорбишь обо мне, любимый мой? — спросила она.

— Я не могу жить без тебя, — ответил Пи-кари.

Он протянул к ней руки. Но хотя в ее глазах светились нежность и сочувствие, она отстранилась от мужа:

— Прости, мой возлюбленный, но тебе нельзя прикасаться ко мне, потому что я больше не принадлежу твоему миру. Ты забыл, как мы были счастливы, ты помнишь только о своем горе. Душой я всегда с тобой, но мы не можем обнять друг друга, этой радости нам не дано. Я пришла сказать тебе, что навсегда остаюсь в мире духов. Ты должен вернуться в Кафиа и позаботиться о нашей дочери. Назови ее Те Хононга — Та, что скрепляет узы, потому что своим рождением она навеки скрепила наш союз.

Женщина-дух исчезла, а Пи-кари всю ночь раздумывал над ее словами. На следующий день к нему приплыли родные, они снова стали уговаривать его вернуться домой, и на этот раз он согласился.

Когда Пи-кари увидел знакомые берега, он почувствовал, как в него вливаются новые силы. Его голова гудела от мыслей, торопливо сменявших одна другую, но в душе царили мир и спокойствие. Так волны с белыми гребешками бегут по морю, не нарушая покоя его глубин, где, точно мысли об ином мире, что проносились в голове Пи-кари, проносятся рыбы, сверкая серебром, когда на них падают лучи солнца.

На берегу в радостном нетерпении толпились люди и среди них маленькая девочка, не спускавшая глаз с Пи-кари. Их взгляды встретились, и спокойствие, воцарившееся в душе Пи-кари, разлилось по его телу, будто поднялись могучие и неотвратимые волны прилива: у девочки были глаза женщины, которую он любил.

Рау-фато

Рау-фато была женой Тури-роа, потомка великого прародителя племени Таупо. Они оба были молоды и жили счастливо вместе со своими соплеменниками в деревне Пониу на северном берегу озера Таупо. Однажды ночью на их па напал вражеский отряд из Нгати-раукавы. В па никто не ожидал беды, большинство мужчин были тут же убиты, несколько уведены в рабство. Под покровом ночи среди всеобщего смятения Тури-роа удалось провести жену и маленького сына на берег и спрятаться вместе с ними в неглубокой пещере на мысу. Это было ненадежное укрытие, но другие пути бегства оказались отрезаны. Воины из Нгати-раукавы уничтожили все лодки, а их вождь знал про пещеру на мысу. В этой пещере беглецы могли только недолго передохнуть.

— Мне все равно не скрыться от врагов, — сказал жене Тури-роа. — А ты должна попытаться спастись ради нашего сына. Ты хорошо плаваешь. Я привяжу мальчика тебе на спину. Постарайся переплыть озеро, может быть, ты доберешься до па, где живет твоя мать.

Рау-фато сняла набедренную повязку. Тури-роа свернул ее жгутом и крепко завязал у нее на плечах, чтобы у сына под головой была подушка. Потом он положил мальчика жене на спину и туго затянул веревку. Рау-фато и Тури-роа в последний раз обняли друг друга. Женщина вошла в холодную воду и поплыла. Едва она успела отплыть от берега, как вождь вражеского отряда с несколькими воинами окружил пещеру. Тури-роа спросил их, почему они напали на Пониу. Вождь пустился в объяснения, а когда он кончил, Тури-роа без сопротивления покорился своей участи. Умирая, он знал, что его жене и сыну удалось вырваться из рук врагов.

Добрый атуа защитил отважную женщину. Рау-фато проплыла километров восемь! Измученная и обессиленная, она наконец почувствовала под руками плоский камень и с трудом взобралась на него. К счастью, Рау-фато вышла на берег недалеко от деревни матери. Женщины привели ее в па, согрели и постарались утешить, но она тревожилась только о сыне, спасая которого едва не погибла сама. Мальчика растерли, согрели у костра и накормили. Ему дали имя Те Урунга, что значит подушка, в память о том, как он плыл на спине матери, где была привязана подушка из ее одежды, чтобы поддерживать его голову над водой.

Хине-и-те-какара

Хине-и-те-какара вышла замуж не за Ту-те-амоамо, а за его младшего брата Ваи-хуку. У Ту-те-амоамо и Ваи-хуки не было ни отца, ни матери, они жили одни, вдали от своих соплеменников. Ваи-хука долго добивался благосклонности красавицы Хине-и-те-какары и наконец привел ее домой, нисколько не опасаясь соперничества брата. А Ту-те-амоамо полюбил Хине-и-те-какару и решил во что бы то ни стало завладеть ею, даже если ради этого придется убить Ваи-хуку.

Однажды братья отправились в море ловить рыбу. Когда пришло время возвращаться, Ту-те-амоамо притворился, что не может поднять из воды камень, который держал лодку на якоре. Он попросил младшего брата нырнуть и освободить веревку. Как только Ваи-хука скрылся под водой, Ту-те-амоамо отплыл от этого места и стал поджидать брата. Ваи-хука вынырнул и с удивлением взглянул на брата.

— Я отрезал веревку, — сказал он, ничего не подозревая. — Подгони лодку поближе.

Ту-те-амоамо с презрением рассмеялся. А потом выбросил за борт циновку брата, удочку и весло.

— Вот теперь твоя лодка, — сказал он и, не обращая внимания на крики брата, стремительно поплыл к берегу и вскоре вернулся домой.

— Где мой муж? — спросила Хине.

— Ничего с ним не случилось. Сидит в своей лодке.

— Вы поплыли вместе. Почему же он сидит в своей лодке? Ту-те-амоамо снова рассмеялся.

— Говорю тебе, ничего с ним не случилось. Он в состоянии сам о себе позаботиться. А ты очень опечалишься, если он никогда не вернется? Можешь положиться на меня, я не дам тебя в обиду.

Хине догадалась, что с мужем случилась беда, и ее глаза наполнились слезами.

Ту-те-амоамо старался утешить ее, но Хине почувствовала в его ласках дурной умысел. Она убежала в фаре и заперла дверь на засов. Ту-те-амоамо попытался выманить ее льстивыми речами, но понял, что словами ничего не добьется, и набросился на дверь с кулаками. Хине-и-те-какара упорно молчала.

Час проходил за часом, из дома по-прежнему не доносилось ни звука. Наступила ночь, и Ту-те-амоамо вновь стал упрашивать Хине впустить его.

— О Хине! Отодвинь засов, — молил он. — Я не сделаю тебе ничего плохого. У тебя нет больше мужа, теперь я буду заботиться о тебе, теперь я буду любить тебя.

И тогда он услышал печальную песню молодой женщины:

Не мешай мне плакать,
Не мешай мне проливать слезы
О твоем младшем брате Ваи-хуке!
Ах, как много дней в году, Ту-те-амоамо,
И все эти дни, Ту-те-амоамо, все эти дни — твои!

Ту-те-амоамо ждал. Время от времени он возобновлял свои мольбы, но Хине больше не отвечала. Наконец его терпение истощилось, и он взломал дверь. К его великому изумлению, в доме никого не было. Ту-те-амоамо выбежал из пустого фаре и бросился в лес на поиски Хине.

Ваи-хука едва не погиб в море, где его бросил Ту-те-амоамо. Он плыл и, пока были силы, старался держаться на воде, а когда совсем ослабел, попросил помощи у птиц. Но птицы со зловещими криками кружились над головой Ваи-хуки и ждали его смерти. Тогда Ваи-хука попросил помощи у рыб, и на этот раз его просьба не осталась без ответа. Стараниями кита Ваи-хука вскоре оказался на берегу недалеко от дома. Он брел по песку, с трудом передвигая ноги, и вдруг к нему в объятия бросилась Хине-и-те-какара. Оказалось, что пока Ту-те-амоамо уговаривал ее открыть дверь, она вырыла в углу фаре подземный ход и выбралась наружу, прикрыв дыру в полу циновкой, чтобы Ту-те-амоамо ни о чем не догадался. Хине-и-те-какара решила идти вдоль берега моря, потому что хотела найти тело мужа, она и не думала, что увидит его живым.

Ваи-хука и Хине-и-те-какара вернулись в фаре и обняли друг друга. Хине рассказала мужу о недостойной страсти его брата, и Ваи-хука понял, почему тот попытался утопить его в море.

Ту-те-амоамо подошел к фаре и услышал, что там кто-то есть. Его лицо расплылось в самодовольной улыбке. На этот раз он решил войти без предупреждения. Ту-те-амоамо обошел на цыпочках вокруг дома, взялся обеими руками за дверь и с треском распахнул ее. Он ничего не видел в темноте, но слышал ровное дыхание и какой-то шорох.

Ту-те-амоамо вытянул руки и сделал шаг вперед. Его рука коснулась голой ноги. Он потянул ногу к себе и в тот же миг узнал брата, а в следующий миг Ваи-хука ударом палицы мере проломил ему голову.

Пухи-уиа

Племя, которое жило на горе Маунгафау, постоянно враждовало с племенем из деревни Афиту, на берегу гавани Ма-нукау. Мужчины из Афиту говорили, что только они имеют право ловить акул в Пупонге, а мужчины с Маунгафау считали, что удобное место в Пупонге принадлежит им. Из-за этого спора часто происходили кровопролитные столкновения. Но так как и те и другие вели свой род от гребцов «Таинуи» («Таинуи» — название одной из лодок, на которых прибыли переселенцы с Гаваики; племена, о которых идет речь, имели таким образом общих предков. — Примеч. ред.), старики вмешивались в распрю и водворяли мир. А потом кто-нибудь опять отправлялся на рыбную ловлю, и все начиналось сначала.

Однажды, когда в очередной раз установился мир, несколько человек с Маунгафау пошли в гости к своим друзьям в Афиту, Среди них была красивая девушка по имени Пухи-уиа — Дева-Сокровище, а среди вождей Афиту, которые встречали их, был молодой воин по имени Понга. Понга полюбил Пухи-уиа с первого взгляда, но другим молодым вождям тоже понравилась красавица с Маунгафау.

Вскоре несколько человек из Афиту решили пойти в гости к своим родным на Маунгафау. Они начали готовить подарки для девушек: собирали пахучие растения и травы, выжимали сладкое масло из зрелых плодов миро. Многим из них помогали братья и сестры, но Понга был единственным сыном в семье. Он попросил мать приготовить душистое масло, и она вместе о подругами выжала ему немного масла.

Наконец настал день, когда молодые люди из Афиту пришли на Маунгафау. В па тут же начались танцы и игры. На марае собралось много людей. Танцоры выстроились в два ряда. Юноши с Маунгафау начали притоптывать ногами, Пухи-уиа бросала на них нетерпеливые взгляды — ей хотелось поскорее исполнить свой танец. И вот она с горящими глазами устремилась вперед. Ее лицо сияло, а тело изгибалось то в одну сторону, то в другую, приглашая гостей вступить в круг. Понга смотрел на Пухи-уиа, и сердце его билось так быстро, что ему было трудно дышать. Но он ничего не сказал своим друзьям, потому что они тоже восхищались Пухи.

Потом танцевали хаку мужчины из Афиту, здесь первым был Понга. После танцев мужчины пошли в дом для гостей. Но Понга никак не мог заснуть. Сначала он беспокойно ворочался с боку на бок, а потом вышел из дома вместе со своим рабом и сел рядом с ним в темноте.

— Наверное, ты просто устал, — сказал раб. — Очень уж ты старался, когда танцевал хаку. — Раб придвинулся ближе и прошептал: — Сокровищем этой па должен завладеть самый достойный из нашего отряда.

Понга пристально взглянул на него:

— Ты говоришь про Пухи?

— Да. Разве я не видел, как блестели и сверкали глаза у вас всех, а у тебя в особенности, когда танцевала Пухи?!

— Ты прав, друг. Вернемся в дом. Все наши вожди влюбились в Пухи. Если я захочу завладеть ею, они убьют меня.

Хозяин и раб долго сидели в темноте, погрузившись в раздумье. Наконец раб зашептал что-то на ухо хозяину. Он придумал, как добиться расположения знатной девушки с Маунга-фау, и глаза Понги засияли.

На следующий вечер рангатиры обоих племен собрались в доме для гостей. Они долго сидели и рассказывали друг другу о подвигах предков. Когда костры потухли, старики разошлись по домам. Но Понга остался. Он подождал, пока все заснут, а потом окликнул своего раба и велел ему принести воды. Понга говорил громко, и мать Пухи-уиа разобрала его слова.

— Дочь, ты что, оглохла? — рассердилась она. — Разве ты не слышишь, что гость зовет своего раба? Пойди, принеси ему воды.

— Мне страшно. Ночью злых духов больше, чем травы на земле, — заспорила девушка, но все-таки взяла кувшин и пошла за водой.

Понга выглянул из-за двери и увидел ее.

— Придется идти искать этого упрямого раба. Я умираю от жажды, — сказал Понга и поспешил выйти из дома.

Понга видел факел Пухи и слышал, как она поет, чтобы подбодрить себя и отогнать духов. У источника он догнал девушку и сказал:

— Меня правда мучает жажда. Но это жажда моей души. Она внутри меня, только ты можешь ее утолить.

В эту минуту Понга и Пухи-уиа отдали друг другу свои сердца. Но они знали, что из-за вражды племен не смеют никому сказать о своей любви.

Гости решили вернуться домой. Перед восходом солнца Понга послал своего раба в Онехунгу и велел ему обойти все лодки рыбаков Маунгафау и перерезать веревки, скрепляющие борта, а все лодки из Афиту спустить на воду и держать наготове.

После утренней трапезы гости отправились в путь. Молодые люди обменялись подарками в знак дружбы, и юноши с Маунгафау решили немного проводить своих гостей. Пухи-уиа присоединилась к ним. Но отец вскоре заметил, что она ушла, и закричал:

— Дочь, вернись, вернись назад! Ты что, с ума сошла — уходить так далеко. Эй, вы все, возвращайтесь назад!

Мужчины тут же вернулись, а Пухи побежала вперед, сначала медленно, потом, когда спустилась на равнину, все быстрее и быстрее. Наконец она догнала Понгу. Они взялись за руки и понеслись, как два перышка, гонимые ветром, или как две птички, которые вырвались из силков. Разъяренные рангатиры с Маунгафау бросились в погоню.

Понга и Пухи-уиа добежали до лодки и отплыли от берега. Преследователи ненамного отстали от них, но, когда они спустили лодки на воду, борта развалились, и волны разметали днища во все стороны. Увидав, что гостям удалось убежать, мужчины с Маунгафау встали на берегу и закричали:

— Плывите! Плывите! Мы все равно вас настигнем. Солнце всходит на небо и уходит, а мы никуда не уйдем, пока не отомстим вам!

Понга и Пухи-уиа благополучно приплыли в Афиту. Когда люди на берегу увидели прославленную красавицу, они подошли к самой воде, чтобы поздороваться с ней, но рулевой предупредил их о грозящей опасности.

— Понга навлек на нас беду. Его сердце полно злобы. Он похитил красавицу с Маунгафау, и теперь ее родные будут нам мстить. Раз Понга оказался таким храбрецом, мы тоже должны быть храбрецами, иначе воины с Маунгафау перебьют нас всех, как мы перебили всех моа.

Вождь Афиту встал и сказал:

— Понга, отвези девушку домой. Я не хочу, чтобы из-за одного неразумного юноши снова началась война.

Тогда Пухи-уиа вскочила на ноги и махнула рукой людям на берегу. Сняв плащ, она положила его к ногам Понги и осталась в красивом белом льняном одеянии, перевязанном поясом. Пухи-уиа спустила его с плеч и завязала вокруг бедер. Протянув руки к людям на берегу, она сказала:

— Посмотрите на меня. Вы напрасно ругаете Понгу. Он ни в чем не виноват, я пришла к вам по собственной воле. Посмотрите, как прекрасен Понга. Почему вы не удержали его здесь, зачем разрешили прийти ко мне в па? Если бы он остался в Афиту, я осталась бы дома. Вы сами во всем виноваты. Это вы позволили прийти к нам в па тому, кому я захотела отдать свое сердце.

Слова Пухи-уиа тронули сурового вождя и его воинов. Девушке разрешили сойти на берег как почетной гостье.

— Какая красивая птичка прилетела к нам в па! — радовались люди. — Она спела нам песню о радостной жизни. Но если мы не сумеем позаботиться о себе, эта песня навлечет на нас смерть.

В па разгорелся спор: одни радовались красивой птичке с Маунгафау, другие, более осторожные, боялись мести ее соплеменников. Они говорили, что Пухи-уиа надо отослать назад, а Понгу наказать за самоволие. Тогда с разрешения вождя снова заговорила Пухи-уиа.

— Понга ни в чем не виноват. Это ваша вина, а не Понги, потому что это вы разрешили Понге прийти в па моего отца. Это вы показали мне Понгу, и я выбрала его в мужья. Разве до меня не было женщин, которые сами выбирали себе мужей? И пусть я не мужчина, но, если отряд воинов — если тауа, о котором вы говорите, явится сюда, я не испугаюсь. Можете сидеть и смотреть, как мы вдвоем с Понгой вступим в бой. Что мне теперь делать? Возвращаться? Ни за что! Лучше я вместе е Понгой переселюсь в мир духов.

Мужчины расходились по домам и говорили друг другу!

— Пухи-уиа любит Понгу. Это хорошо. Давайте поможем им. Неужели у нас не хватит храбрости помочь им!

В Афиту кто-нибудь все время оставался на берегу, поджидая лодку с Маунгафау, и вскоре на море действительно показалась лодка с воинами и гребцами. Самые сильные мужчины собрались возле па. Лодка подплыла к берегу, и рангатиры потребовали, чтобы Пухи-уиа вернулась домой. В ответ посыпались насмешки и угрозы, а Пухи-уиа крикнула, что никакие силы не заставят ее расстаться с возлюбленным. Она просила своих соплеменников, если они любят ее, прийти на свадебный пир. Но они не сказали ни слова и в молчании уплыли назад.

На Маунгафау всю ночь не смолкали споры. Некоторые воины так рассердились, что предлагали напасть на друзей в Афиту и убить Понгу и Пухи-уиа. Первые лучи зари уже разбежались по небу, когда старый тохунга сказал вслух то, о чем многие думали про себя:

— Пухи-уиа пригласила нас на свадебный пир, — начал он. — Почему нам не полакомиться акульим мясом и кумарой? Давайте пошлем гонцов к Пухи-уиа и ее друзьям, пусть они знают, что через три дня после полнолуния мы придем к ней на пир.

Но мать Пухи-уиа и слышать об этом не хотела.

— Настал наш час! — крикнула она женщинам. — В Афиту! В Афиту! Мужчины на это не годятся!

Почти шестьдесят женщин согласились отправиться вместе с ней и нарядились мужчинами. Они пришли в Онехунгу, спустили лодки на воду и гребли, пока не приплыли в Афиту.

— Беритесь за оружие! — крикнула мать Пухи-уиа воинам на берегу. — Мы приплыли сражаться с вами!

Женщины с Маунгафау гребли, как мужчины, на них были плащи, перевязанные на поясе, волосы они украсили перьями. Ничего удивительного, что им удалось обмануть мужчин, собравшихся на берегу. Понга и Пухи-уиа стояли на скале, нависшей над морем. Пухи-уиа узнала мать и ее подруг.

— Гребут одни женщины! — закричала она. — Мужчины, наверное, спрятались. Они меня не увезут. Я лучше прыгну с этой скалы и погибну.

— Мужчины, выходите из домов! — громко закричала мать Пухи-уиа. — Зачем вы украли у меня дочь? Я ничего у вас не отняла. Как же вы посмели похитить сокровище, которое я носила у сердца? Выходите, выходите на бой!

Мужчины на берегу молчали. Тогда заговорила Пухи-уиа:

— Если самая сильная из вас убьет меня, вы увезете домой мое тело. Если я убью ее, возвращайтесь к себе в па и начинайте танги. Живая я к вам не вернусь.

Несколько молодых женщин сбросили плащи, прыгнули в воду и поплыли на берег. Они приблизились к подножию скалы, как раз когда Пухи-уиа и Понга спустились на берег. Понга боялся, что Пухи-уиа погибнет, он пытался удержать свою возлюбленную и уговаривал ее бежать вместе с ним. Но Пухи-уиа не стала его слушать. Она завязала плащ вокруг пояса и пошла вперед, держа таиаху наготове. Одна из девушек двинулась ей навстречу, в руках у нее была палица мере из китовой кости. Она занесла мере над головой Пухи-уиа, но Пухи-уиа отбила удар. А потом изо всех сил ударила свою противницу по животу, и та упала на землю.

Другая девушка набросилась на Пухи-уиа, сжимая в руке короткое копье. Но Пухи-уиа с такой силой ударила ее по плечам, что она выронила копье и убежала. Еще одна девушка тут же вышла вперед, размахивая толстой дубиной. Пухи-уиа отбила ее удар, но не так успешно, как предыдущие: дубина задела плащ Пухи-уиа. Девушка вновь замахнулась. Но на этот раз Пухи-уиа предупредила удар и, ловко повернув свое оружие, вонзила острый конец таиахи в живот противницы. Та упала и покатилась по песку. Одна за другой нападали девушки на Пухи-уиа и одна за другой отступали, обезоруженные ее ловкими ударами. Наконец мать встала в лодке во весь рост и крикнула:

— Дочь, остановись! Ты сразила всех моих воинов. Давай вместе вернемся к твоему отцу.

— Разве Купе (Купе — легендарный герой, один из первооткрывателей Новой Зеландии; согласно преданию, возвращаясь домой на остров Гаваики, он оставил своего ребенка на Северном острове и сказал ему: «Прощай. Я ухожу. И никогда не вернусь».)4 вернулся? — с тоской спросила Пухи-уиа.

— Тогда ничего не поделаешь. Оставайся. Я вернусь домой и приду к тебе на свадебный пир.

В Афиту поспешно готовились к свадебному пиру: ловили рыбу; выкапывали корни папоротника, складывали в кучки и сушили; ловили акул и вялили на солнце; били копьями голубей; собирали моллюсков пипи, пекли и сушили их на веревках; рубили деревья и запасали дрова; собирали в скалах ракушки и пекли в печах. В назначенный день гонец пришел на Маунгафау и позвал всех на пир.

Наконец, настал долгожданный день. Гостей с Маунгафау встречали приветливыми речами и развлекали танцами. Ран-гатира подвел их к подаркам, разложенным на марае. Здесь были перья птиц уиа и альбатросов, плащи из льна, нефрит и много других бесценных даров.

— Это подарки родителям Пухи-уиа, — сказал рангатира. Тогда гости положили перед хозяевами свои подарки: угрей, окуней хапуку, скумбрию, собак, вареных крыс, сушеных пипи, корзины с зелеными попугаями и другую еду, каждую в отдельном ряду. Потом положили рядом плащи, оружие и хлеб из плодов дерева хинау и из пыльцы тростника. Когда с приготовлениями было покончено, отец Пухи-уиа встал и, указывая посохом на разложенные дары, сказал:

— О вы, силы тьмы, о вы, силы света, примите это подношение! О вы, боги и предки, о вы, дети Хотунуи, примите это подношение! О ты, моя дочь, прими это подношение! Ты покидаешь меня. Я скорблю о тебе. Иди, сокровище мое, я рад, что ты жива. Твои предки и мои предки приплыли сюда в одной лодке. Прощай!

Так была вознаграждена храбрость молодой женщины, которая не отступила перед смертельной опасностью и пошла за своим возлюбленным. После свадьбы Понга и Пухи-уиа мирно и счастливо жили в Афиту.

Хинемоа и Тутанекаи

(Легенда о маорийских Ромео и Джульетте — излюбленный мотив резчиков-маори. На островке Мокоиа, что на озере Роторуа, показывают теплый водоем Ваикимихиа, где согревалась Хинемоа, и Кава-те-танги, место дома Тутанекаи. — Примеч. ред.)

Тутанекаи жил на острове Мокоиа, украшавшем, словно жемчужина, сияющие воды озера Роторуа. Отрезанные водой от других людей, Тутанекаи, его мать, отчим и сводные братья вели мирную жизнь и не участвовали в межплеменных войнах, которые то и дело вспыхивали на берегах озера. Но и до них доходили вести о том, что происходило вокруг. Время от времени кто-нибудь садился в лодку и уплывал с острова, а возвращаясь, рассказывал, что делается за пределами их маленького мира. Так Тутанекаи и его братья узнали о красивой знатной девушке из Офаты по имени Хинемоа. Все, кто говорил про нее, рассказывали, какая она красивая, добрая и смелая. Эти разговоры так разволновали братьев, что они влюбились в Хинемоа прежде, чем увидели ее. Сводные братья Тутанекаи хвастались, что возьмут ее в жены, но сам Тутанекаи не говорил ни слова. По вечерам он выходил на галерею своего дома на склоне холма и долго смотрел туда, где за темной водой жила Хинемоа. Потом он вздыхал, приносил флейту, и над озером разносилась его любовная песня.

Мелодия летела над водой, и Хинемоа, которая разговаривала с подругами и радовалась лунному свету, вдруг замолкала. Озеро курилось, клочья тумана поднимались над чайным деревом манукой и таяли в вышине, как и мысли Хинемоа. Ей рассказывали о братьях с острова Мокоиа. Хинемоа улыбалась и думала: «Это играет Тутанекаи».

Однажды на берегу озера собралось несколько племен. Пришла вместе с родными и Хинемоа, ее глаза искали Тутанекаи. Увидав высокого привлекательного юношу, она тут же догадалась, что это он играет на флейте в лунные ночи. А Тутанекаи сразу же остановил взгляд на Хинемоа, хотя в дом собраний пришли все красивые девушки с берегов Роторуа.

Так Хинемоа и Тутанекаи полюбили друг друга, хотя оба скрывали свои чувства. Хинемоа принадлежала к знатному роду вождей Офаты, и как ни любил ее Тутанекаи, он боялся, что она не захочет стать его женой. Все-таки при каждом удобном случае он старался встретиться с девушкой и поговорить с ней. В конце концов Тутанекаи решил открыться Хинемоа. Он послал к ней одного своего друга. Когда друг сказал Хинемоа, что Тутанекаи любит ее, она чистосердечно удивилась:

— Е-ху! Значит, он любит меня так же сильно, как я его? На следующей встрече племен возлюбленные вышли вместе из дома собраний. В доме было много людей, и никто не обратил внимания на их отсутствие. Они сидели в темноте, и под громкий смех и крики танцоров Тутанекаи произносил слова любви.

— Когда же мы снова увидимся? — спросил он.

— Я приду к тебе, мой любимый, — тихонько сказала Хинемоа. — Я приду тайком, будь готов встретить меня. Как я узнаю, что ты ждешь меня?

Тутанекаи на минуту задумался:

— Моя песня уже не раз пролетала над водами Роторуа и говорила тебе о моей любви. Пусть теперь она скажет тебе о другом, пусть она послужит знаком, что я жду тебя. Если в тишине ночи до тебя донесется песня, знай, что я высматриваю твою лодку и жду с нетерпением, когда она тайком приплывет ко мне по темным водам озера.

На следующую ночь, услышав отдаленные звуки флейты, Хинемоа прокралась на берег, где стояли лодки. Все лодки были на месте, но ей на горе кто-то вытащил их из воды и отнес подальше от берега. В воде не осталось ни одной лодки. Песня явственно доносилась до нее с той стороны, где в недвижимой воде лежал уснувший остров Мокоиа.

— Хинемоа! Хинемоа! — звала флейта. — Хинемоа!

Сердце девушки тяжело билось, переполненное тоской о возлюбленном. Хинемоа повернулась и пошла прочь. Наверное, кто-то заметил, какие взгляды бросал на нее Тутанекаи в доме собраний. А может быть, кто-нибудь слышал, как они шептались в темноте, потому что обычно хоть несколько лодок оставалось на воде.

На следующую ночь Хинемоа снова пришла к озеру, но сухие лодки снова лежали далеко на песке, и ее подозрения обратились в уверенность.

Ночь за ночью звала ее флейта Тутанекаи. Луна прибывала, потом начала убывать, любовь к Тутанекаи терзала сердце Хинемоа и лишала сна. А отдаленные звуки флейты разрывали ей уши. Закрыв глаза, Хинемоа видела, как Тутанекаи стоит на галерее своего дома и играет на флейте, потом откладывает ее и всматривается во мрак, стараясь разглядеть на темной воде еще более темное пятно лодки.

Наступили безлунные ночи, и Хинемоа почувствовала, что больше не в силах ждать. Каждую ночь ряды лодок на берегу будто насмехались над ней, и она больше не хотела даже смотреть на них. Хинемоа решила добраться вплавь до острова, где ее ждал возлюбленный. Она приготовила шесть больших высушенных тыкв и связала их льняной веревкой, чтобы они поддерживали ее на воде.

Когда Хинемоа подошла к маленькому пляжу, вновь раздалась песня Тутанекаи и Хинемоа забыла страх. Она сбросила плащ из красиво сплетенного льна — единственное, что было на ней надето, — привязала под мышки тыквы и пошла по воде, пока не почувствовала, что волны подхватили ее и понесли. Хинемоа смело плыла вперед. Она летела по волнам точно птица, которая вырвалась из клетки.

Внезапно звуки флейты будто утонули в шуме волн. Может быть, налетевший ветер отнес их в сторону, а может быть Тутанекаи перестал играть. Хинемоа испугалась. Темнота казалась непроницаемой, как стена. Хинемоа пыталась приподняться над водой, чтобы посмотреть, далеко ли до острова, но мрак обступил ее со всех сторон. Хинемоа не знала, куда плыть. Она уже не понимала, где остров Мокоиа, а где берег, который она покинула. Ее руки устали, пустые тыквы, казалось, перестали поддерживать ее тело, и даже маленькие волны жестоко били Хинемоа по лицу. Девушка замерзала в холодной воде.

Крик отчаяния вырвался из груди Хинемоа, когда что-то твердое вдруг ударило ее по щеке. И в то же мгновение слезы радости полились у нее из глаз, и она ухватилась за бревно, которое плыло по озеру. Не выпуская его из рук, Хинемоа приподнялась над водой, и в эту минуту ветер снова донес до нее звуки флейты. Хинемоа оттолкнула бревно и поплыла туда, откуда слышалась песня. Стало немного светлее, при слабом свете звезд она уже различала очертания острова. Временами Хинемоа чувствовала такую усталость, что ей приходилось отдыхать, но страх перестал терзать ее. Течение начало относить девушку от берега, но она напрягала все силы и плыла вперед, качаясь на волнах. Время тянулось невыносимо медленно, вода становилась все холоднее. Внезапно песня смолкла, в полной тишине Хинемоа слышала только, как волны безостановочно бьются о ее грудь. Хинемоа замерла и прислушалась. Вначале она ничего не услышала. Потом до нее донеслись какие-то неясные звуки: легкий удар и шипение, точно волна ударилась о берег и побежала вверх по склону. И тут же вновь раздалось шипение, будто волна покатилась назад, унося с собой мириады песчинок. Через мгновение она нащупала ногами дно.

Окоченевшая Хинемоа с трудом вышла на берег. Холодный ветер набросился на нее еще безжалостнее, чем воды озера. Она шла, вытянув вперед руки, и вскоре наткнулась на скалы. Они были теплые, а в воздухе запахло серой, потому что рядом лежало теплое озерцо. Хинемоа однажды была на острове, она знала, где оно расположено. Озерцо называлось Ваикимихиа и находилось как раз у подножия холма, на котором стоял дом Тутанекаи.

Хинемоа с радостью погрузилась в воду и почувствовала, как приятное тепло разливается по всему ее замерзшему телу.

Теперь, когда все опасности были позади и она была рядом с домом своего возлюбленного, ею вдруг овладела робость, она боялась показаться ему на глаза. Ведь ее одежда осталась на берегу в Офате. Вдруг Хинемоа услышала шаги: кто-то шел по тропинке к Ваикимихиа. В то же мгновение она вышла на берег и спряталась под скалой.

Человек остановился, что-то упало в озерцо, и Хинемоа услышала, как рядом с ней вода с бульканьем наливается в кувшин. Изменив голос, она спросила басом:

— Для кого ты берешь воду? Кто ты такой?

Услышав в темноте чей-то голос, человек с кувшином испугался:

— Я раб Тутанекаи. Я беру воду для своего хозяина.

У девушки забилось сердце.

— Дай мне кувшин, — сказала она, все еще притворяясь мужчиной.

Она говорила так уверенно, что раб тут же отдал ей кувшин. Хинемоа поднесла кувшин к губам и напилась. А потом размахнулась и швырнула пустой кувшин с такой силой, что он перелетел через озерцо и разбился о скалы на другом берегу.

Перепуганный раб рассердился и закричал:

— Что ты делаешь? Это кувшин Тутанекаи.

Хинемоа не произнесла в ответ ни слова, она только еще глубже забилась под скалу, нависшую над берегом. Раб старательно оглядел каждый камень, но никого не увидел.

— Кто ты такой? — пронзительно закричал он и, не дождавшись ответа, повернулся и побежал домой.

— Что случилось? — воскликнул Тутанекаи, взглянув на раба. — Я тебе велел принести воду, где вода?

— Твой кувшин разбит…

— Кто разбил мой кувшин?

— Человек, который прячется в Ваикимихиа.

Тутанекаи пристально взглянул на раба:

— Что ты болтаешь? Кто разбил мой кувшин?

— Человек, который прячется в Ваикимихиа, — упрямо повторил раб.

Тутанекаи решил сам пойти посмотреть, кто прячется в Ваикимихиа, но передумал. Он повернулся лицом к стене и сказал устало:

— Возьми другой кувшин и принеси воды.

Раб снова пошел за водой. Сколько он ни оглядывался по сторонам, ему не удалось увидеть незнакомца. Но как только он опустил кувшин в воду, кто-то сказал басом:

— Если это вода для Тутанекаи, отдай ее мне.

У раба задрожали ноги, он протянул кувшин. В темноте показалась чья-то рука, и кувшин снова полетел в скалы.

На этот раз раб не тратил слов на бесполезные пререкания. Он побежал без оглядки вверх по извилистой тропинке.

— Человек из Ваикимихиа опять разбил кувшин! — задыхаясь, проговорил он.

Тутанекаи закрыл глаза.

— Возьми другой кувшин, — равнодушно проговорил он. Прошло немного времени, и раб вновь появился перед Тутанекаи с пустыми руками.

Тогда Тутанекаи обуял гнев. Он забыл о своей тоске. Схватив мере, Тутанекаи побежал к Ваикимихиа.

Хинемоа услышала топот ног и тут же догадалась, что бежит ее возлюбленный. Раб ступал тяжело и медленно, Тутанекаи бежал легко и стремительно. Она забилась еще глубже под скалу и, когда шаги Тутанекаи замерли на краю водоема, затаила дыхание.

Взошла луна, тень Тутанекаи упала на воду. Под скалой была непроглядная тьма.

— Кто смеет бить мои кувшины?! — крикнул Тутанекаи. — Иди сюда, дерзкий незнакомец, я хочу посмотреть на тебя. Будь мужчиной! Что ты прячешься в воде, как рак?!

Хинемоа молчала. Сквозь упавшие на глаза волосы она видела, как тень на воде приближается к ней. Тутанекаи протянул руку и коснулся ее волос.

— Ага! — закричал Тутанекаи. — Я тебя нашел. Выходи, злодей! — Тутанекаи еще крепче ухватил Хинемоа за волосы. — Дай мне взглянуть на твое лицо.

Хинемоа встала. Прекрасная и робкая, как серебристая цапля, которую удается увидеть раз в сто лет. Она медленно подошла к краю воды и взглянула на своего возлюбленного.

— Это я, Хинемоа, — прошептала она.

Суровость растаяла на лице Тутанекаи, будто легкое облачко под лучами летнего солнца.

— Хинемоа!

Дым от костров поднимался прямо в небо, когда все собрались за утренней трапезой. Вдруг кто-то спросил:

— Где Тутанекаи?

Наступила тишина.

Наконец раб Тутанекаи вышел вперед.

— Я видел его последний раз ночью, он пошел к Ваикимихиа разыскивать незнакомца, — сказал раб.

— Какого незнакомца? — не поняли родные Тутанекаи.

И тогда раб рассказал про разбитые кувшины и про то, как Тутанекаи пошел сам отыскивать незнакомца.

— Очень странно, — сказал один из стариков. — Может быть, с Тутанекаи случилась беда? Конечно, он храбрый воин. Но по ночам, когда мрак скрывает оружие в руках врага, беда может случиться даже с храбрым воином. Беги к нему в фаре, посмотри, как он.

Раб побежал к дому Тутанекаи, родные не спускали с него глаз. В полной тишине стук хлопнувшей двери прозвучал, как удар грома.

Раб заглянул в темный фаре и побежал назад на марае.

— Там четыре ноги! — кричал он. — Я заглянул в фаре, а там четыре ноги, а не две!

Родные зашумели.

— Кто же с ним? — громко спросил отец, стараясь перекричать остальных.

Раб снова побежал к дому Тутанекаи. Через несколько минут он вернулся и с волнением сказал:

— С ним Хинемоа!

Родные подхватили его слова:

— Тутанекаи с Хинемоа!

Братьев Тутанекаи терзала ревность, каждый из них надеялся, что Хинемоа предпочтет его.

— Это не Хинемоа! — сердито кричали они. — На берегу нет ни одной лодки, она не могла приплыть сюда ночью. Раб лжет!

В эту минуту из фаре вышел Тутанекаи, он вел за руку Хинемоа. Она гордо шла рядом с мужем, на ней был его плащ. Родные приветствовали ее громкими радостными криками, заглушившими сердитые возгласы братьев Тутанекаи:

— Конечно, это Хинемоа! Мы рады тебе, Хинемоа!

Словарь непереведенных слов

Аитанги — демоны, обитающие на деревьях, «лесовики», наделенные бессмертием.

Ао-марама — мир света и живых людей.

Арики — вождь, глава, предводитель.

Атуа — божество, демон, сверхъестественное существо.

Ваируа — душа умершего человека, покинувшая тело, призрак, дух.

Каинга — неукрепленная, «мирная» деревня.

Каракиа — заклинание, заговор, заклятие.

Каури — высокое прямоствольное дерево, имеющее много смолы.

Кехуа — призрак.

Кива — бог океана, одно из семидесяти главных божеств маори.

Киви — бескрылая птица, эмблема Новой Зеландии.

Ко — палка-копалка.

Куиа — старая женщина, бабушка.

Кумара — сладкий картофель, батат.

Маеро (маероеро) — дикое существо с длинными волосами, бродящее в одиночку по лесам.

Макуту — магия, волшебство.

Мана — магическая сила, которой наделены боги и иногда люди.

Марае — двор, место общественных собраний в деревнях маори.

Мата — обсидиан, вулканическое стекло.

Мере — палица из дерева, камня, нефрита или кости.

Па — укрепленная деревня, крепость.

Пакеха — белые люди; новозеландцы немаори.

Парехе — сказочные обитатели леса.

Патупаиарехе — оборотни со светлыми волосами и белой кожей.

Пои — легкий шарик на веревке, который вращают в такт песни или танца; женский танец с таким шариком.

Понатури — сонм демонов, живущих в воде, «водяные».

Пукеко — султанская курица.

Похутукава — дерево из семейства миртовых с ярко-красными цветами.

Рангатира — знатный человек, племенная знать.

Рарохенга — нижний мир, где обитают души умерших.

Реинга — мир, где души умерших прощаются с миром света, маорийское «чистилище».

Табу — священный запрет.

Тава — вечнозеленое дерево, произрастающее в Новой Зеландии.

Таиаха — палица, украшенная пучком красных перьев или собачьей шерстью; боевое оружие и знак отличия вождя.

Танги — обряд оплакивания покойника.

Танифа — чудовище, способное принимать разные обличья.

Тоуа — вооруженный отряд, боевая дружина.

Текотеко — резная фигурка человека, украшавшая обычно маорийский дом. Укреплялась под стропилами крыши.

Тини-о-хакатури — слуги бога Тане, охранители лесов, способные принимать облик птиц.

Тоа — воины.

Тохи — обряд, который жрец-тохунга совершает над новорожденным, после того как у младенца отпадает пуповина; маорийское «крещение».

Тохунга — жрец, колдун, маг; умелый человек, мастер своего дела.

Туреху — «живые мертвецы», обитатели нижнего мира, демоны, способные приходить в мир живых.

Тупуа или типуа — злые демоны, способные превращаться в горы, скалы и т. д. или в живые существа (рыб, птиц).

Тута — человек низкого происхождения.

Уму — земляная печь, в которой маорийцы приготовляют пищу.

Фаре — дом, хижина.

Хака — мужской военный танец.

Хапу — семейный клан, одна из основных ячеек племени маори.

Хинау — порода деревьев, распространенная в Новой Зеландии.

Хине — девушка, женщина; полинезийская Ева, первая женщина; самое распространенное женское имя в маорийском фольклоре.


Оглавление

  • Хаере маи! (Предисловие)
  • Сотворение мира
  •   Небо и Земля
  •   Откуда взялась Луна
  •   Матарики
  •   Охотник Тау-тору
  •   Уенуку
  • Нижний мир
  •   Матаора и Ниварека в нижнем мире
  •   Миру
  •   Хине-марама
  •   Хуту и Паре
  •   Путаваи
  • Подвиги героев
  •   Приключения Мауи
  •   Тинирау, кит и Кае
  •   Отважный Тафаки
  •   Чудесная лодка Раты
  • Земля и море
  •   Нгаторо
  •   Куиваи
  •   Великан и кит
  •   Странствующие горы
  •   Какепуку и Кава
  •   Мими-о-Паоа
  •   Те Анау
  •   Моту-рау
  •   Каури и кит
  •   Блуждающие деревья
  •   Дерево хинау из Руатахуны
  •   Поющая похутукава
  •   Кумара
  •   Дети Тане, дети Тангароа
  •     Огромная птица Руакапанги
  •     Поу и Огромная птица
  •   Почему у ржанки коричневая грудка
  •   Тиваивака, трубастый голубь
  •   Хокиои и ястреб
  •   Кавау
  •   Попоиа, сова
  •   Миромиро, синица
  •   Как попугай Кака обманул попугая Какарики
  •   Попокоруа и кикихи
  •   Комар и муха
  •   Собаки и ящерицы
  •   Акулы и ящерицы
  •   Торжество рыб
  •   Дельфин-лоцман
  • Чудовища-танифы
  •   Летающий танифа
  •   Ручная танифа
  •   Танифа с озера Ваи-каре-моана
  •   Хоту-пуку
  •   Танифа-ящерица
  •   Танифа из Каипары
  •   Говорящий таиифа из Роторуа
  • Рассказы о демонах
  •   Ихенга
  •   Руаранги и туреху
  •   Руру
  •   Кахукура и рыбаки-туреху
  •   Парехе
  •   Тура
  •   Каумарики
  •   Как люди научились вырезать по дереву
  •   Гости-призраки
  •   Пеха и демоны
  •   Паниа, дева моря
  • Великаны и людоеды
  •   Великан Матау
  •   Тоангина
  •   Рурухи-керепо
  •   Хоумеа и Ута
  •   Те Нгарара-хуарау
  •   Копуваи
  • Колдуны и колдовство
  •   Тутара-кауикае
  •   Голова-убийца
  •   Хакавау и Паава
  •   Судьба Титиа-и-те-Ранги
  •   Маури, чудодейственный камень
  •   Фаиапу и Поутини
  •   Кахуранги
  •   Тама-нуи-а-ранги и Руку-тиа
  •   Рона
  • Удивительные приключения
  •   Тахито и Тао-пута
  •   Хатупату
  •   Факатау-потики
  •   Те Хононга
  •   Рау-фато
  •   Хине-и-те-какара
  •   Пухи-уиа
  •   Хинемоа и Тутанекаи
  • Словарь непереведенных слов