Нас всех учили понемногу (fb2)

- Нас всех учили понемногу 70 Кб, 21с. (скачать fb2) - Юрий Михайлович Семецкий

Настройки текста:



Юрий Семецкиий Нас всех учили понемногу… (фрагмент)

Удушливая, полдневная августовская жара под зеленым тентом с надписью "Черниговское" почти не ощущалась. Легкий ветерок с моря, мурлыкающе ритмичную бессмыслицу радио и запотевшие высокие стаканы с приятно-горьковатым пивом делали беседу благодушной и неспешной.

– Хочешь сберечь внуков – учи их сам! Ты можешь. И по возможности, пользуйся старыми учебниками. – Юрий Михайлович без стука поставил на столик выпитый за пару жадных глотков первый, самый вкусный на сегодня стакан пива.

По радио как раз пошел рекламный блок. На сей раз между ритмичной бессмыслицей собеседники услышали рекламу соли с пониженным содержанием натрия.

– Вот тебе и подтверждение, Миша. Чуть раньше, если обращал внимание, рекламировали какие-то строгалки с ножами без кадмия и железа. Заметь, я, проработавший с металлом жизнь, о стали без железа раньше не мог и в кошмарном сне помыслить. Так что, спасай внуков, Миша, а то вырастут они у тебя с пустыми и звонкими головками, специально спроектированными для вкладывания туда всякой чуши, а потом сгинут ни за понюх табаку. Как эти, что сейчас сами с собой воюют.

– Да не сгущай, Юра, не стоит, – благодушно отозвался собеседник. – Услышал пару дурных слов по радио, и выводы делаешь. Стоит ли?

– Да лично мне как-то оно вроде бы и ни к чему, – ответил Юрий Михайлович. – Мои-то выросли. А за твоих побеспокоиться стоит.

Понимаешь, реклама – штука серьезная. Деньги в нее вкладывают немеряные. Потому случайного там ничего не звучит. Так вот, чтобы быть экономически эффективной, все эти словеса бестолковые ориентируют на культурный уровень большинства населения.

Если ее выпускают в эфир, стало быть, ее творцами уже было проверено, что большинство уже не может вспомнить, что поваренная соль – это соединение из хлора и натрия. И становится неважно, что молекула соли без натрия невозможна.

Если народ проглатывает рекламу о соли без натрия, ножах из стали без железа, мыле без жирных кислот, то он тотально необразован, бескультурен и дик. Ну, сами-то люди о себе мнят многое, но сам понимаешь…

– Дядь Юр, – вмешался в беседу смутно знакомый мужик. – А поподробнее? Моим на следующий год тоже в школу. А ты так говоришь, что выходит одно расстройство души.

– Вот те раз, – подумал Юрий Михайлович. – Этот дядя вроде как на Садовой живет. И, кажется, вчера только коляску катал. Да, летит времечко!

Однако вслух было сказано иное:

– Говорить долго, да и не знаю, кому оно на данный момент надо?

Реакция последовала моментально:

– Пиво с меня, Михалыч! Ты, я знаю, по делу всегда кажешь.

– Да мне рассказать нетрудно. Это тебе трудно будет. Впрочем, слушайте. Давайте тогда разбираться, что это за зверь такой, образование, для чего оно нужно и с чем его кушают. Сами-то что думаете?

– Так, чтобы умными детки были…

– Да никому ум деток ваших ни раньше, ни сейчас нужен не был.

– Да как так?!

– Просто. Государство, как мы все понимаем – не просто сумма властных структур и групп влияния, а некий организм. Тупой, страшный, но организм. И как у всякого организма, его главная задача – сохраниться и воспроизвести себя. Потому учат тех, кто будет нужен.

– Я понял, – задумчиво протянул смутно знакомый мужик. – Не столько учат, сколько воспитывают в духе.

– Ага, – легко согласился Юрий Михайлович. – Вместо того, чтобы учить, по большей части воспитывают, хотя воспитание – дело в первую очередь, семейное. Школа, исходно для другого была предназначена.

Если говорить научно, образование есть функция от общественных потребностей. Разумно организованному обществу нужны специалисты и потенциальные лидеры. Какими им быть, определяет идеология, разделяемая большей части общества в тот или иной период его развития.

На постсоветском пространстве идеология как система стимулов общественного развития отсутствует. Частично она подменяется пропагандой, частично – религиозными ритуалами.

Элита, сформировавшаяся на всей территории осколков Союза деструктивна. Ее основные задачи – организация поборов с населения, грабеж остатков советского наследия и вывоз за рубеж сырья (у кого какое есть).

В кратчайшие сроки мы умудрились провести тотальную деиндустриализацию постсоветского пространства. Да так добросовестно, что о возрождении промышленного потенциала и речи не идет.

Потребность в технических специалистах отсутствует. Им просто негде работать. На доживающих последние дни бывших промышленных гигантах не знают, как избавиться от тех специалистов, которые у них есть.

Серьезно заявлять о возможности массового трудоустройства молодых инженеров можно только коммерческим вузам в период вступительных экзаменов – для привлечения абитуриентов на платной основе. У всех здравомыслящих людей подобное вызывает в лучшем случае скептическую усмешку.

Умирающему социуму не нужны ни специалисты, ни лидеры. Вторые – особенно, так как в условиях отключения социальных лифтов, они представляют собой потенциальную угрозу общественному порядку. Им нечем заняться, кроме криминальной деятельности или подготовки к эмиграции. Независимо мыслящие люди тем более не нужны.

– А кто нужен?

– Нужны юристы, специалисты по бухгалтерскому учету, кредиту и финансам, менеджеры , обслуга, продавцы всех разновидностей, строительные рабочие. Главным образом, не слишком высокой квалификации.

Потому на постсоветском пространстве диплом о высшем образовании, уже достаточно обесцененный в поздние советские времена, стал всего лишь престижной бумажкой, аксессуаром своего рода.

Обесценились ученые звания и степени, поскольку все знают, какое сколько стоит. А грамотность держателей сих бумаг такова, что некоторые Президенты – и по совместительству профессора пишут сие слово через два «ф» и одно с – «проффесор».

Я, ребята, частенько с молодыми «инженерами» сталкиваюсь. Так вот, пришлось с грустью убедиться, что 9 из 10 не могут вспомнить определение интеграла, большинство не способно вычислить предел функции и производную, а некоторые путаются даже в школьной программе, не будучи в силах вспомнить, что же это за зверь такой – синус.

Да и зачем им это? Честно заплатили, вовремя получили диплом. Неплохо провели пять лет.Теперь главное не знания – главное, уметь найти общий язык что с дворником, что с доцентом. И при нужде – перепить обоих.

Лично убедился, что наша предельно коррумпированная система образования выпускает умственно убогих молодых людей с большими амбициями. Это не профессионалы. Скорее, готовая похоронная команда для породившего их социума.

Стоит ли говорить, что крах системы высшего образования, потянул за собой снижение требований к уровню образования выпускников средних и профессиональных учебных заведений – школ, техникумов, технических училищ.

– Что, в СССР лучше было?!

– Было бы лучше, мы бы по-другому жили. Теперь модно вспоминать об утерянном нами якобы высоком качестве советского образования. К сожалению, это далеко не так. Тоталитарное общество, нацеленное на достижение мирового господства никогда не ставило себе цель воспитать мыслящих людей.

СССР был по сути свой, боевой машиной, исходно предназначенной для насильственного распространения коммунистической идеологии. Как известно, боевая машина не нуждается в членах экипажа с независимым мышлением. Социум тоталитарного государства, в первую очередь, должен быть абсолютно управляем. Во вторую – владеть нужными навыками.

Да, были необходимы специалисты в различных отраслях знания. Изготовление оружия требует квалификации. Потому советской системе образования пришлось решать сложную задачу: «Как подготовить специалиста с полностью отсутствующим критическим мышлением ?». Задача, что и говорить, непростая. Более того, внутренне противоречивая. Как решать сложные научные проблемы, не будучи способным сопоставлять и делать правильные выводы?

Потому СССР готовил специалистов методом натаскивания. В головы молодых людей забивали всю потенциально полезную информацию и разъясняли, как ее следует трактовать. Шаг влево или вправо от генеральной линии партии считался побегом, прыжок на месте – провокацией. Зато исполнители получались политически грамотные, надежные.

Наука, особенно фундаментальная, с уходом представителей старой русской культуры, потихоньку испускала дух, не обращая внимания на грандиозные в нее вложения. Потому функции у науки оставили по преимуществу представительские, возложив задачу преодоления технологического разрыва на службу внешней разведки.

История нашей техники известна. Все, сколь-нибудь ценное заимствовалось за границей. Атомную бомбу, танковую подвеску системы Кристи, ракеты фон Брауна, станки и самолеты. Некоторые изделия по высочайшему указу, копировали «до болта».

Причина технологического отставания была для власти ясна. Само по себе, оно легко преодолевалось в течение жизни одного поколения, что в дальнейшем продемонстрировали многие народы, да те же японцы. Но вот только единственно возможный рецепт преодоления нашего отставания был для партии неприемлем.

Между тем, он прост: построение системы образования на прочном фундаменте гуманитарных наук. Поясню подробнее: прежде чем учить профессии, человека следует научить учиться. Иначе говоря, дать ему правильные методы запоминания, сопоставления и оценки информации. Затем следует научить его делать правильные выводы.

Ни в одной школе бывшего СССР и слыхом не слыхивали о риторике, предполагая ее всего лишь наукой красиво говорить. Между тем, «Риторика для Герения», написанная за пять веков до рождения Христа, до сих пор широко изучается в цивилизованном обществе.

Помимо умения строить речь, она учит, как строить дворцы памяти, запоминая, таким образом, огромные объемы информации. Между тем, оценить информацию, можно лишь в том случае, если ты запомнил хотя бы основное. Сделать правильные выводы можно, лишь владея методами логики, которая также не преподавалась.

Кстати, правильно выстроенные аргументы – мощное средство для привлечения на свою сторону людей. Косноязычные заики редко достигают в обществе заметного положения. Риторика полезна во всех отношениях. Большевики, особенно первого поколения, об этом прекрасно знали, но давать такое оружие в руки масс было нельзя. Это сделало бы управляемых нечувствительными к демагогии.

Иностранные языки изучались так, что их толком не знали сами учителя. Советское образование было изолировано от мира, лишено основ, и возможностей получения актуальной информации. Исключения среди выпускников имелись, но ни в коем случае это не было заслугой системы.

Образованный по-советски человек – это по большей части существо, нечто зазубрившее, но толком не способное зазубренным воспользоваться. И даже не всегда понимающее, что оно собственно помнит.

Государство, лишенное благодаря своей системе образования, способности к развитию, оказалось принципиально нереформируемым. Как только выяснилось недостижимость поставленных перед СССР целей, большевики спрятали за спину нагайку, сплюнули от осознания полной безнадеги, и занялись решением собственных материальных проблем. Страна покатилась под откос.

При этом, граждане СССР ошибочно, в силу полученного воспитания, приняли падение в пропасть за полет к светлому будущему. И совершенно не роптали. Их приучили принимать решения власти без критики.

Система воспитания рабов и нравственных уродов сработала на «отлично».

Постсоветское образование осталось, по сути, тем же. Преподаватели плавно перешли из одной системы в другую. В полной готовности выполнять указания власти. Теперь, в условиях отсутствия производства, у системы образования не стало нужды давать студентам конкретные навыки. Потому налицо ее полная деградация.

Как обычно случалось в истории Человечества, битва с реальностью заканчивается гибелью сообщества, решившегося на подобную глупость. Осколки СССР, которые нынче модно называть русским миром, обречены.

– Неужто все так плохо?!

Юрий Михайлович неспешно отхлебнул пива, помолчал с минутку. Затем спросил:

– Мужики, оно вам надо сегодня? Смотрите, день-то какой!

– Ты уж договори, коли начал.

– Да не знаю я, насколько оно на самом деле плохо. Ни у кого из нас реальной информации нет и быть не может. Статистика – дело такое, скользкое.

Зато мы наверняка знаем, что в неравной борьбе с собой уже потеряли порядка 50 миллионов человек. СССР выпрашивал или воровал технологии в надежде произвести все самостоятельно. У нынешних такой надежды нет. Они выпрашивают готовую продукцию. Производить что-то высокотехнологичное на всем постсоветском пространстве оказывается немыслимо трудным делом.

Или Вы все же что-то такое слышали о разработанных казахами или украинцами новых видеокартах? Нет? Странно.

А может, мы хоть авто делать научились? Тоже нет? А другие почему-то могут.

Никакая наука и культура невозможна без реальной свободы, метод воспроизводства культуры – гуманитарное знание. Оторвать одно от другого у российских царей и сменивших их большевиков не вышло. Не получится и у мелких сатрапов постсоветской зоны.

Можно даже держать инженеров за решеткой и расстреливать их за несдачу в срок чертежей, можно сытно кормить интеллектуалов за решеткой, вставляя им золотые зубы взамен выбитых конвоем. В краткосрочной перспективе это помогает неплохо. Но жестко держать всю страну за голую задницу десятилетиями – невозможно. Проверено товарищами Сталиным и Берией.

Можно купить или стащить самое лучшее оборудование. Бесполезно. Проверено товарищами Брежневым и Хрущевым.

Не помогает!

Все равно приходится обращаться к иностранным специалистам, обладающим, помимо знаний, еще и культурой.

Большевики, особенно из первых, прекрасно осознавали неразрывную связь Культуры, Истории и Знания. Но ничего поделать не могли. Наличие подлинно культурного народа никак не гарантировало им власть – порядочный человек не приемлет диктатуры в принципе.

Потому большевики пошли своим путем. Логическое мышление стало идеологически вредным извращением линии партии. Системное мышление приравнивалось к измене. Обучали методом натаскивания. История страны и ее культуры непрерывно переписывалась по результатам внутрипартийных склок. Потому знание и технологии не давались в руки оболваненному народу.

Еще Петр 1 озвучивал мечту обучиться всему нужному на Западе, а потом устроить учителям конец света при помощи полученных знаний. Мечта веками разделялась всей российской элитой и с энтузиазмом была воспринята большевиками.

Все они не способны были понять и не способны понять до сих пор, что полное восприятие принципов, на которых стоит культура развитых стран, сделает учеников частью этой культуры, сменит их мышление. У хороших учеников не бывает желания перегнать учителя лишь для того, чтобы показать ему задницу. А если учиться плохо, то тем более, не догонишь. Последние два столетия безуспешных попыток доказали приведенное выше утверждение неопровержимо.

Законы развития общества открыты и исследованы давно. Они просты и беспощадны. Процесс развития обеспечивается действиями элиты. Условие существование подлинной элиты – наличие в обществе дискуссии.

В Российском государстве и всех последующих образованиях на ее базе всегда было два мнения. Правильное, то есть царское, и неверное.

Потому никаких дискуссий. Как и раньше, для своей легитимизации используется либо откровенная ложь, либо просто нагло нелогичная трактовка известных фактов.

Известный факт, что просвещенные люди по всему миру держались за животы, когда царь «Ivan the Terrible» вздумал поведать миру о своем происхождении от самого Цезаря Августа.

Не менее забавно было слушать совсем недавние басни о происхождении всех народов от неких «первохохлов», между делом выкопавших Черное Море. Скажу больше, каждый кусочек бывшей Великой Сатрапии успел внести свою лепту в антологию безграмотной брехни на исторические темы.

О том, что система образования или какая-либо ее часть будет решать задачу воспроиводства элиты, речи никогда не велось. Покойные КПСС и ВЛКСМ не доверяли в таком деликатном вопросе никому, кроме себя. Внутрисистемные дискуссии подавлялись с той же яростью, как крестьянские бунты. Соответственно, элиты не получилось. Были выращены мародеры.

В настоящее время, на всем постсоветском пространстве нет привилегированных школ и студенческих сообществ. Существующие заведения полностью фиктивны и выполняют лишь представительские функции.

В топ-500 ведущих мировых вузов есть 6 израильских вузов и лишь один Санкт-Петербургский университет. МГУ, овеянного внутри страны легендами, там давно нет.

Между тем, критерии оценки вузов абсолютно прозрачны. Это количество престижных премий и индекс цитирования работ их выпускников.

Великий русский историк В.О. Ключевский высказать простых истин относительно образования. И что же? А то, что Ключевского до сих пор в приличном обществе упоминать не принято. Цитата:

«Когда перед европейским государством становятся новые и трудные задачи, оно ищет новых средств в своем народе и обыкновенно их находит, потому что европейский народ, живя нормальной, последовательной жизнью, свободно работая и размышляя, без особенной натуги уделяет на помощь своему государству заранее заготовленный избыток своего труда и мысли

Все дело в том, что в таком народе культурная работа ведется незримыми и неуловимыми, но дружными усилиями отдельных лиц и частных союзов независимо от государства.

У нас дело шло в обратном порядке.

С тех пор не раз повторялось однообразное явление. Государство запутывалось в нарождавшихся затруднениях; правительство, обыкновенно их не предусматривавшее и не предупреждавшее, начинало искать в обществе идей и людей, которые выручили бы его, и, не находя ни тех, ни других, скрепя сердце, обращалось к Западу, где видело старый и сложный культурный прибор, изготовлявший и людей, и идеи, спешно вызывало оттуда мастеров и учёных, которые завели бы нечто подобное и у нас, наскоро строило фабрики…»

Замечено, что даже при наличии заемных технологий, отставание наше только усугубляется, а технологии оказываются хламом. Примеров тому несть числа. Даже покупка заводов и технологий мало что решала. Каждый автолюбитель знает, во что превратился Фиат-124 в советском исполнении. Что уж говорить о попытках прямого копирования.

Развивать и генерировать идеи возможно только на прочном фундаменте гуманитарного знания. У нас никогда не было ничего подобного европейским, практически самоуправляемым городам. И уж тем более, университетов, полностью независимых от государства. А там, где нет независимости, нет и независимого мышления.

Мы часто проклинаем некий зловредный «Запад». Возможно, для этого есть основания. Но там есть, и же давно, самостоятельные, независимые, с прочными традициями, учебные заведения. В которых молодые люди приучаются, ничего не опасаясь, вести дискуссии на любые темы. Именно в процессе обучения возникает консенсус по всем основным вопросам функционирования государственной машины и выдвигается будущая элита общества.

Наша тотальная неспособность мыслить делает нас крайне уязвимыми к чужим теориям преобразования общества. Мы с готовностью и себе на погибель подхватываем вздорные бредни. А потом платим кровью.

Чего стоили русскому миру теории бородатого любителя сигар и пива, мы приблизительно знаем. Именно приблизительно, потому как точное число жертв Гражданской войны, голода, репрессий, вынужденного противостояния со всем миром определить точно нельзя.

Во что обойдутся принятые на веру чужие экономические модели развития пока что неизвестно. Но уже теперь ясно, что платим мы не только деньгами и невосполнимыми ресурсами. Кровью платим. Воистину, нет ничего практичнее хорошей теории. Главное при этом, забросить ее в нужное место. Как гранату, подальше от себя.

При этом сам Запад с завидной точностью определяет, возможные последствия от реализации теорий, им же и создаваемых. Ментальная зараза не берет обшества, умеющие думать.

У нас – практически как у индейцев Америки. Только вместо зараженных оспой одеял – идеологическая отрава. С тем же примерно результатом.

Идеологические конструкции типа ваххабитской версии ислама вдребезги разносят суверенитеты, превращая страны в территории.

О причинах вредоносности чужих идей хорошо написал Ричард Докинз:

«Дарвиновский естественный отбор формирует детский мозг с тенденцией верить старшим, со способностью имитации и копирования и, следовательно, косвенно со способностью к распространению слухов, легенд, к религиозной вере. Но, создав такой мозг, генетический отбор порождает некоторый новый вид негенетической наследственности, которая может служить базой нового вида эпидемиологии и, возможно, даже нового негенетического дарвиновского естественного отбора».

В результате, все происходит по давно известным правилам. Богатые страны становятся богаче, бедные – беднее. Барьер между первыми и последними становится непреодолимым в принципе.

Психологи уже давно определили связь между глупостью и восприимчивостью к ментальной заразе и религиозностью. Собственно, любая религия – это ментальная зараза, снижающая способность к критическому восприятию информации.

Статистика подтверждает, что мы живем хуже и более религиозны. Стало быть, наше общество в целом более внушаемо. Тем сложнее приходится тем, кто живя в нем, пытается противостоять манипуляции.

Подобно религии, паразитирующей на авторитете духовных учителей, разного рода «-измы» превращают заразившихся ими людей в беспомощных марионеток, а их ресурсы становятся добычей создателей привлекательных теорий. Большинство мошеннических схем тоже основаны на слабостях и некритичном мышлении потенциальных жертв. Разница только в масштабах. Мелкий жулик грабит немногих. Респектабельные господа – большую часть планеты.

Если идеологического иммунитета нет, то придется пострадать. Таков, к сожалению, закон природы. Для выработки устойчивости к ментальной заразе необходимо время, которого у нас нет. Нынешняя информационная открытость и глобальная коммуникационная сеть делают попытки сопротивления бесполезными.

Жизнь в обществе, где существует только два мнения – власти и неправильное, где столетиями выбраковывали по признаку «высунулся» сделали свое дело. Власть бессильна и ничего конструктивного придумать не в состоянии. Некому думать. Интеллектуалов нет. И взять их негде – они не растут там, где за наличие своего мнения можно получить в зубы.

Десятилетия негативного отбора равно сказались на всех нациях и народностях русского мира. К которому равно относятся и грузины, и евреи, и казахи с чукчами – короче все, кому случилось жить на землях страны победившего социализма.

Все люди русского мира характеризуются в первую очередь не национальностью, но их общей культурой и способом мышления. Соответственно, «homo soveticus» идентифицируется по присущему ему менталитету.

Примерно как в серии старых анектодов, когда соотечественник был безошибочно опознан в далеком зарубежье по манере переходить улицу, не обращая никакого внимания на сигналы светофора или по привычке кидать в писсуар окурки. Менталитет, что поделать. Ну, и культура поведения тоже. То и другое вместе – как клеймо на лбу.

Мы с детства переполнены сказками о Нашей Великой Культуре (советской, русской, украинской и так далее). Количество лжи и подтасовок в этой области превышает все мыслимое. Даже обыватель с отполированными телевидением мозгами, и тот не далеко не всему верит. Но многое задерживается в голове и туманит мозги.

Иногда дело доходит до совершенно анекдотических утверждений о приоритете в открытии всех основных законов физики, о том, что мы есть родина слонов и пророков, от том, что ихний Атилла «це наш Гатыла». Ни один местечковый националист не остался в стороне от процесса самовосхваления.

Русская культура – самая старшая из всех культур постсоветского пространства. Её золотой век пришелся на середину и конец 19 столетия. И некоторое время сохранялся, несмотря на наступление эры ненависти, длившейся с 1914 по 1991 года. К моменту закономерного наступления периода распада, продолжающегося на наших глазах, от той великой культуры уже мало что осталось.

В дальнейшем, все достижения этой культуры приписал себе советский режим. Он умудрился также создать некую особую сущность, называемую «советской культурой», которая культурой вовсе не являлась, а паразитировала на последних представителях русской культуры. Что называется, «"не повезло». По другому, собственно, и не могло быть – СССР был государством, предназначенным не для счастливой жизни его подданных, а для великих свершений на пути реализации бредовых замыслов немецкого бухгалтера. Советский человек выводился путем направленной селекции и жил в мифологическом пространстве, бесконечно благодаря вождей за свое счастливое детство.

Ключевым для культуры русского мира событием является Вторая Мировая война. Её сделали неким символом вечной борьбы Добра со Злом. Забыв, что подготовка к той войне наиболее интенсивно велась именно Советским Союзом. Вспомните: «Мы разжигаем пожар мировой». Да и документальных свидетельств агрессивной сути советской политики более чем достаточно.

СССР воевал за идеологические химеры. Так же, как и Германия. А все остальные более или менее ясно понимали, что ловить нечего, добычи не будет, поэтому нужно беречь себя, держаться в стороне, лавировать и избегать ненужных потерь.

Отсюда позиция Франции, де-факто дважды сменившей сторону. Испании, которую не удалось заманить в заваруху даже Гибралтаром. Финляндии, проведшей откровенно договорной матч за плохих парней и доигравшей последний тайм за парней хороших, Венгрии, безуспешно попытавшейся сделать то же самое, Бельгии, защищавшей честь мундира четыре дня, или Чехословакии, обозначавшей наличие Сопротивления с помощью символических акций.

Свои собственные интересы были у воюющих сторон в Первую мировую. Вот тогда на кону стояло будущее мира, и за своё место под солнцем каждый дрался всерьёз, всеми средствами и не считаясь с потерями. Но советские умудрились выйти из этой войны, когда страна была даже не в шаге – в половине шага от великой победы.

Люди, действительно выигравшие ту войну, в большинстве родились в Российской империи, но о таком вспоминать не принято.

Бросив ветеранов Главной Войны в нищете за их полной ненадобностью, извратив историю, мои соотечественники до сих пор смотрят на мир сквозь призму собственных лживых сказок. С тех же позиций оцениваются и культурные достижения. И столь же лживо.

Высокий культурный уровень страны предполагает качественное воспроизводство интеллектуалов. Иначе говоря, жизнеспособную систему образования.

Приличные и состоятельные люди избегают отечественной системы образования как чумы. Их дети учатся за границей и приобретают стойкую идиосинкразию к родной стране. И не потому, что их учат ее не любить. Но лишь по той причине, что став частью мировой культуры и приняв ее подход к оценке событий и весомости вклада родной страны в развитие цивилизации, они чаще всего бывают разочарованы.

Мы многое сделали для мира, но вклад наш не был определяющим. Думать иное – заниматься самообманом. Мы обманываем себя. Это состояние в обществе поддерживается искусственно. А затем сон разума рождает химер и чудовищ.

Солнце русской литературы – Пушкин, почти незаметен на фоне реального величия Шекспира. Что уж говорить о таких персонажах как Тычина, прославивших страну виршами типа: «В поле трактор дыр-дыр-дыр/Мы за працю, мы за мир».

Где угодно, но не у нас, известно, что Ломоносов открыл закон сохранения материи ровно через неделю с момента прихода французских газет, где сообщалось о соответствующих выводах Лавуазье.

Мы предпочитаем забыть о том, что чьими исследованиями Менделеев широко пользовался при создании периодической таблицы элементов. И хотя вклад его в науку велик и неоспорим, это не был не только результат некого озарения, он стоял «на плечах гигантов».

Список спорных приоритетов огромен. Практически каждый из нас, при желании вспомнит его основные пункты. Множество интернет-ресурсов выдают примерно одинаковый список:

1. Ломоносов и закон сохранения материи.

2. Ломоносов и венерианская атмосфера.

3. Ползунов и паровая машина.

4.Воздушный шар – Крякутной vs братья Монгольфье.

5. Артамонов и велосипед. Наши полагают, что их барону фон Драйзе хватит и дрезины.

6. Менделеев и периодическая система химических элементов.

7. Паровоз: отец и сын Черепановы vs Стефенсон.

8. Антарктида: Беллинсгаузен и Лазарев vs Смит.

9. Электродуговая лампа: Яблочков vs Эдисон.

10. Лампа накаливания: Лодыгин vs Эдисон.

11. Гусеничная лента: Блинов vs Бэст и Хольт vs Дюбоше.

12. Радио: Попов vs Маркони.

13. Самолет: Можайский против братьев Райт.

14. Лебедев и синтетический каучук по немецким технологиям.

15. Зворыкин и телевидение.

16. Ракеты, в том числе «Катюша» (как вариант: фон Браун против Королёва).

17. Вертолёт – Сикорский vs Леонардо да Винчи.

18. Прохоров и лазер.

19. АК-47. Особо неприличная, надо сказать, история.

20. Котельников против Шеннона.

21. Лосев и светодиод.

Во всех случаях российская официальная позиция однозначна: наши были первыми. За рубежом почему-то считают иначе.

Соотечественники, получившие пристойное по мировым меркам образование, чаще всего считают справедливой вторую точку зрения, противоречащую официальной версии.

Во-первых, они прекрасно понимают, сколько раз у нас официально переписывали историю и что при этом бывает с истиной.

Во-вторых, они, однажды оказавшись за границами «русского мира», осознали что мы великолепно восприимчивы к достижениям науки и культуры, но в большинстве способны быть лишь ее носителями. Что, кстати, совсем неплохо.

Наши «изобретатели» изобретателей в большинстве случаев не лгут. Они, как заправские карточные шулеры, грамотно передергивают. Их персонажи в самом деле совершали открытия. И именно те, о которых идет речь . Зачастую, раньше, чем те, кого принято считать первыми. Уатт, Фултон, Эдисон, братья Райт и другие могли быть и вторыми. Мы заменили их на Черепановых, Ползунова, Крякутного, Яблочкова, Можайского. Лукавство подмены в том, что перед тем, как великое изобретение становится реальностью, его делают не единожды.

Однако, изобретать компьютер среди людоедов бессмысленно, даже если предположить, что такое и случается. Главное – в готовности общества воспринять изобретение и сделать его частью своей культуры. Суппорт Нартова так и остался изделием, выполненным в одном экземпляре. Самолет Можайского свезли на свалку. Арочный мост Кулибина постигла участь садовой скульптуры, милой и бесполезной.

В то же время, самолет братьев Райт родил современную авиацию. А токарный станок Модсли и фрезерный Пратта – современную металлообрабатывающую промышленность.

Более того, если бы Сикорский или Зворыкин творили в СССР, судьба их изобретений была бы плачевна. Методы генерирования изобретений, разработанные советским ученым Альтшуллером, изучаются в университетах США, но преданы забвению на их Родине. У нас до сих пор при решении сложных и срочных задач пользуются устаревшими технологиями «мозгового штурма». Мы упрямы в следовании по своему «особому пути».

Ценность любого изобретения, книги, философской идеи определяется не фактом ее возникновения. Идею оценивает та культурная среда, в которой оно появилось. Только это определяет его дальнейшую судьбу и ценность. Рукопись, оставшаяся в письменном столе или не реализованный патент, годны лишь на растопку печки в тяжелое время.

Действительно культурное общества (великая культура) безошибочно отбирает лучшее, тем самым улучшая и условия существования создавшего такую культурную среду народа.

И сразу возникает вопрос, а может ли называться великой культура, в рамках которой преследовались генетика и кибернетика (последнюю, так и вообще называли «продажной девкой империализма»), а лучшие ученые вынуждены уезжать? Или в этом каннибализме и состоит наш особый путь и особая ментальность? А хроническое технологическое отставание – это тоже признак величия, наряду с попытками воплощения в жизнь людоедских теорий общественного развития?

Конечно же нет. Потому, что никакой особой культуры «русского мира», оторванной об общемировой, нет и никогда не было. Как и нет особых, свойственных только нам, путей развития общества. Есть лишь не слишком привлекательные туземные обычаи. И практика истребления «слишком умных».

От столкновения с реальностью, типичный представитель «русского мира» лезет на стенку. Он зол и негодует. Но аргументы его – на уровне площадного крика и газетной болтовни. С ним, как истинно верующим, диалог или спор невозможны.

Он, к примеру, не может объяснить, почему наши специалисты так болезненно встраиваются в мировой рынок труда.

Типичный пример передергивания: «Они не признают наши дипломы». Да не в дипломах, милые мои, дело. Тот же Гейтс не закончил университета. И в большинстве публикуемых вакансий значится условие, прекрасно заменяющее диплом. Это так называемый «relevant experience», соответствующий опыт работы.

Специалист должен владеть предметом, иметь опыт и рекомендации, изъясняться на языке страны, где он предполагает работать, при этом владея знанием стандартов работы и терминологией. Чаще всего, этого нет.

Начинаются сказки про дискриминацию. На деле, конкретные представители нашей великой культуры чаще всего тупо не соответствуют стандартным требованиям потенциальных работодателей.

Точно так же, как и вся наша культура, отличающаяся подлой привычкой выдавать желаемое за действительное, не соответствует претензиям на величие.

Вопрос стоит просто. Либо мы часть мировой культуры, либо дикое племя, пусть и с великим прошлым, но полностью оторванное от цивилизации. Со всеми вытекающими последствиями в виде бесправия, нищеты и болезней.

Иллюзии о великой собственной значимости ведут к деградации. Многие народы испытали справедливость данного тезиса на собственной шкуре. Наиболее характерный пример – некогда закрытые общества Китая и Японии, которые не смогли ничего противопоставить вызовам открытого мира в момент, когда это стало жизненно важным.

Со свойственной восточным народам поэтичностью, китайцы впоследствии сформулировали два понравившихся мне тезиса:

1. «Истина, скрываемая во дворце, бесполезна народу в час испытания».

2. «Заяц, возомнивший себя тигром, будет растерзан».

Теперь это – опередившие нас в развитии промышленно развитые страны , сделавшие правильные выводы из преподанных им жизнью уроков. Почему же мы так стремимся повторять чужие ошибки?

Мир устроен так, что наш выбор сводится к 2 вариантам:

1. Мы идем вместе с мировой цивилизацией, постепенно становясь ее неотъемлемой и важной частью.

2.Нас тащат за шиворот или за ноги, не обращая внимания на кровавые сопли. Как дикарей или опасных безумцев.

Современные наши сказочники, внушающие обществу неоправданные иллюзии о нашем мнимом величии, просто лгут. Чаще всего, в пользу мелких местных сатрапов. А также, чтобы народу слаще спалось и не было мыслей о том, что кто-то его неправильно учит. Все у нас правильно, «спите спокойно, жители Багдада».

Я не принимаю и не понимаю насквозь искусственной концепции о противостоянии с Западом. Это всего лишь отрыжка древнего как мир инстинкта этологической изоляции.

Давно и многократно доказано, что Цивилизация легко принимает в себя всех, кто делом доказывает право считаться ее частью. Никто не вычеркивает и не пытается оспорить достижения лучших представителей русского мира или принизить значение их творчества. Просто шкала сравнения несколько шире и соответствовать критериям величия сложнее. А что, где-нибудь в Сиаме тоже, наверное есть великие сиамские ученые. Но вот мы их не знаем. Поскольку они как-то теряются, если сравнение идет в масштабе Земли.

При оценке вклада в мировую культуру Запад предельно, абсолютно честен. Верно и то, что Цивилизация не ждет отстающих. И свое право быть ее частью мы должны доказывать постоянно. Прошлые заслуги – не основание лечь и взирать на всех с чувством глубокого удовлетворения.

Civilization Means Running. Находиться в ее первых рядах – процесс непрерывный и болезненный. Надеюсь, мы это поймем. И у нас хватит сил. Иначе – вечное прозябание, остановка в развитии и гибель.

Нам вновь необходимо вернуться к тому, от чего отказался СССР, уничтожая великую русскую культуру – к осознанию своего места в мире и отказу от претензий на исключительность, в том числе и национальную. Пишущая иероглифами машинка с тысячами знаков на цилиндрических барабанах – смешна и неудобна. Лапти текут и быстро изнашиваются.

Но возвращение к цивилизованному образу жизни и мышления предполагает довольно жесткие меры. А именно:

1. Тотальную зачистку всех образовательных и культурных учреждений от некомпетентных и коррумпированных кадров.

2. Запрет на профессию для нынешних преподавателей философских, экономических, исторических и общественных дисциплин, а также лиц, подозреваемых в коррупции (а это все нынешние руководители процесса обучения).

3. Введение обязательного преподавания на языке международного общения специалистов – английском.

4. Обязательная сертификация преподавателей международными институтами.

5. Приведение программ обучения в соответствие с программами, принятыми в ведущих университетах мира.

Только при выполнении этих условий у нас есть шанс на возрождение и стабильное воспроизводство культуры, понимаемой как часть общемировой.

В условиях современного постсоветского пространства, перечисленные меры без кардинального слома системы управления решить невозможно.

Потому постсоветские, феодальные по сути государственные образования, должны быть как можно скорее демонтированы для блага людей, населяющих территорию бывшего СССР.

Как раз сейчас мы видим начало этого процесса. По большому счету, всех нас уже списали в утиль. И поступят соответственно.

– Ну ты и наговорил, Юра! – сказал старый друг, нервно прикуривая мятую сигарету. – Нам-то делать что?

– Учиться самим и учить своих детей лично, никому не доверяя. Если, конечно, характера хватит, – отозвался Юрий Михайлович.


Оглавление

  • Юрий Семецкиий Нас всех учили понемногу… (фрагмент)