загрузка...

Бабой-Ягой нельзя родиться – ею нужно стать (СИ) (fb2)

- Бабой-Ягой нельзя родиться – ею нужно стать (СИ) 993 Кб, 294с. (скачать fb2) - Олечка Клюкович

Настройки текста:



Пролог

Посреди двора стояли две молодые и на удивление похожие женщины. Одной едва исполнилось двадцать лет, хотя определить ее истинный возраст навряд-ли было возможным, судя только по ее внешности, ведь они обе были ведьмами. Вторая хоть и выглядела на тридцать пять, но явно прожила уже не одно столетие, что проглядывалось в ее поведении и речи. Младшая ведьма была чем-то расстроена, и в то же время в ее глазах горел огонек нетерпения, видимо она чего-то ждала, хотя внешне она казалась раздраженной и быть может даже злой. Стоящая же напротив нее женщина никак не выражала свои эмоции, только глаза ее, казалось, будто вот-вот начнут метать молнии, и это было единственным показателем бушевавшей в ней ярости.

— Олимпия, ты не посмеешь! — Вдруг не выдержала молчаливого поединка и закричала старшая ведьма.

— Я все решила!

— Оли…

— Нет! Ты меня не остановишь!

— Но…

— Мама, хватит! — Закричала младшая ведьма, которую с легкостью можно было принять за младшую сестру, а не дочь. Непомерно долгая жизнь — такова цена за силу и знания, которые хранились с незапамятных времен в их семье. Но со временем понимаешь, что долгая жизнь это скорее проклятие, нежели дар.

— Олимпия, неужели ты, смешно сказать, ради минутного увлечения бросишь все к чему тебя готовили? — Неожиданно ласково и спокойно проговорила старшая ведьма. — Бросишь дело всей нашей семьи?

— Нет, мама, это ТВОЕ дело и ТВОЯ жизнь, а вот я никогда не хотела быть частью всего этого. — Как-то резко пропала вся злость из голоса. А потом младшая устало вздохнула и грустно продолжила: — К тому же мы обе знаем, что я никогда не подходила на ту роль, к которой ты меня готовила.

— Но…

— Нет, так будет лучше. — Твердо заявила ведьма Олимпия.

— А как же Розалия? Ее ты тоже бросишь? — Все еще не оставляла попыток достучатся до дочери старшая ведьма.

— Ей…ей будет лучше без меня. — Уже не так уверенно ответила младшая.

— Серьезно? — Потрясенно переспросила старшая. — Ты, правда, считаешь, что маленькой девочке, хоть и ведьме, совсем не нужна мать?

— Такая? Не нужна! — Попыталась как можно уверенней произнести младшая, но одинокая слезинка все же скользнула по ее щеке. — К тому же у нее будет самая лучшая в мире бабушка.

Некоторое время стоящие друг напротив друга ведьмы состязались взглядами, поскольку не в них натуре было сдаваться или проигрывать.

— А ты подумала, каково будет нам с ней здесь? Что скажут остальные? — Старшая предприняла новую попытку образумить дочь.

— Не смеши меня, мама! Неужели ты, великая и ужасная Серафима Иреева, Высшая Ведьма Природы и инициированная Баба-Яга, допускаешь мысль, что найдется хоть один самоубийца, который не то, чтобы сказать, а даже посмотреть как-то не так в твою сторону посмеет? — Не удержалась от шпильки младшая.

— А я не за себя волнуюсь. Я-то уже старая, больная женщина, одной ногой, стоящая в могиле… — Начало было, пожалуй, самая опасная и сильная ведьма всех времен и народов.

— Ой, только не начинай! Ты же чисто из вредности еще и внуков Лии переживешь! — Перебелила ее дочь.

— Ты совершаешь самую большую ошибку! — Внезапно выкрикнула старшая.

— Нет! Этот мир не для меня и я больше не могу притворяться, что это не так. — Очень и очень устало проговорила младшая и подняла на свою мать полный отчаяния и тоски взгляд.

— Но…

— Хватит! — Снова закричала она, перебивая новый аргумент, который хотела преподнести ее мать. — Просто отпусти меня…просто отпусти…

Выговорив последние слова с отчаянной мольбой, младшая ведьма развернулась и понеслась к воротам. И на этот раз никто даже не думал ее останавливать. А через мгновение на внутреннем дворике их дома осталась одиноко стоящая ведьма, которая все еще не могла поверить, что это происходит и ее собственная дочь, бросила все ради чего женщины их семьи столетия жили и умирали. Старшая усмехнулась, какая ирония, что она, возможно, самая сильная ведьма из всех когда-либо живших, так и не смогла остановить свою дочь от опрометчивого поступка, который вероятно будет стоить ей жизни.

И в тот момент, она, кажется, забыла, что каждый сам выбирает свою судьбу, и ее дочь сделала свой выбор…какие бы последствия это не принесло. Правда, ведьменское сообщество никогда не сможет забыть эту ее слабость, пусть никто из них никогда и не сможет упрекнуть ее этим в лицо, но ведь у нее есть еще и внучка, которой рано или поздно, но все равно придется предстать перед остальными. И уж ее щадить никто не будет.

Но Олимпия была права, Серафиме было глубоко плевать на мнение остальных, а внучку она в любом случае сможет так хорошо обучить, что ее будут бояться, едва услышав ее имя или увидев ее лицо. Да, именно об этом думала Серафима, и явно предвкушая все это, едва заметно улыбнулась.

Единственной кто не разделял ее энтузиазма, была сама Мать Природа[1], которая волей своей старшей сестры богини Судьбы[2] стала свидетелем этой сцены. А потому она, хмурясь, размышляла над всем услышанным и в то же время обещала себе и стоящей ведьме, которая ее не видела и не могла увидеть, что она все это так просто не оставит. С этой минуты она будет пристально наблюдать за маленькой ведьмочкой Розалией Иреевой, которая обязательно будет счастлива, чего бы это не стояло. Ведь ведьмы этой семьи и вправду отдали слишком много, ради общего блага и никогда не требовали ничего взамен.

[1] Алгая — Мать Природа (Хозяйка лесов и полей) — Средняя сестра. Покровительница всех живых и не очень в целом, и природных ведьм в частности. Считается, что Ведьмы Природы (род Бабы-Яги) является ее прямыми потомками.

[2] Алтхеа — Богиня Судьбы или Всевидящая Мать — старшая из богов, сестра двух других, ведает и распоряжается судьбами всех живых. Покровительница прорицателей и целителей.

Глава 1. С чего все началось

Тихим летним вечером мы с бабулей сидели в саду и наслаждались тишиной. Три дня назад мы праздновали мой тридцать пятый день рождения. Под «мы» я, конечно, подразумеваю всех ближайших соседей, а точнее всех тех, кому не посчастливилось попасть нам на глаза, ну и тех, кто вообще мимо проезжал, и просто не успел спрятаться. В общем, скучно никому не было, а нам с бабулей еще и весело! Теперь по меркам ведьм я была совершеннолетней и могла делать все что захочу, когда захочу, и как захочу. Ну, и, конечно же, еще бывать везде где моей душе будет угодно, в том числе и присутствовать на шабаше. Чем меня бабуля и огорошила:

— Лия, солнышко, завтра нужно в город слетать, да платьице тебе новое прикупить.

— Зачем бабуль? У меня их полный шкаф, только одевать все равно некуда! — Ответила я, раздумывая над странностями ведьменской жизни.

А подумать было о чем. Вот если задуматься, почему совершеннолетие у ведьм, и только у них, наступает аж в тридцать пять? У людей вот в восемнадцать. Про другие долгоживущие расы, я, конечно, и не заикаюсь, поскольку у них там вообще все запутанно, но ведьмы? Наша магия полностью пробуждается и стабилизируется к восемнадцати годам, а на протяжении всей жизни растет только ее сила и резерв, от чего и зависит длительность всей этой жизни. То есть, чем сильнее магия, тем дольше проживешь, соответственно будешь медленнее стареть, и наоборот. Например, как моя бабуля, которая внешне выглядит максимум на сорок, но вот, сколько столетий она уже прожила, чтобы достичь этих «сорока», никто кроме нее и не знает, да и она вряд ли еще помнит. До тридцати пяти лет же нам приходится жить дома с родителями, или как в моем случае с бабулей, и обучатся дома без возможности куда-то выбраться. Хотя, конечно, другие более «общительные», чем моя бабуля, ведьмы раз в год вывозят свои несовершеннолетние чада на шабаш покрасоваться. С другой стороны, даже не знаю, кому из нас больше повезло: мне, которая никого не видела и ничего не знает, или другим ведьмам и ведьмакам, которых раз в год родители демонстрируют как экспонат на выставке. Хм-м, интересный вопрос…

— А теперь есть куда! — Громко заявила бабуля, вырывая меня из раздумий, тем самым заставит вздрогнуть.

— Не поняла? Бабуль, ты выражайся как-нибудь яснее! — Тут же насторожилась я, а то в последнее время она все чаще намекает на мое «как-можно-скорое замужество».

— В это воскресенье мы на шабаш слетаем.

— За каким лядом?

— За нужным! — Не выдержала моя бабуля издевательства. — Положено у нас так. Как только ведьма достигла своего совершеннолетия, так ее в свет выводят, а то где прикажешь тебе жениха искать?

— А он-то мне на кой сдался? — Еще больше недоумевала я.

— Так, я сказала, что надо, значит надо! — Выкрикнула она, а потом добавила. — И прекрати упираться!

Упираться я, конечно, сразу же прекратила. С моей бабулей вообще спорить бесполезно, только нервы зря потратишь, а в итоге все равно сделаешь, так как она говорит. И вот поэтому следующим же вечером я сидела на кухне и пила травяной сбор от усталости, бабуля тоже пила сбор, правда от нервов. А ведь никто не обещал, что будет легко заставить меня что-то делать без моего на то согласия. Хотя если смотреть на картину в целом, то мы довольно-таки неплохо сходили на рынок. Почти ни с кем там не поругались (что было очень странно, ведь обычно, бабуля любила поскандалить со всеми подряд, а особенно с теми, кто пытался от нее сбежать, ибо никто еще не смог скрыться от вселенского зла…тьфу ты, я хотела сказать от моей бабули), почти ничего не сломали (это вообще подвиг, особенно для меня) и даже купили все нужное (что было удивительным для нас обеих). Но меня все так же мучил вопрос:

— Бабуль, вот ты все-таки скажи, зачем нам на этот шабаш лететь?

— Так надобно. Традиция как-никак!

— Тебе же плевать и на традиции, и на других ведьм, и уж тем более на их мнение.

— Мне-то плевать, я уже старуха, одной ногой в могиле стоящая, и могу себе позволить, а ты еще очень молодая. — Начала она свою любимую песню про «старость и скорую смерть». Угу, как бы ни так, сил у нее столько, что порой мне кажется, что в нашей семье это я старая и дряхла, а она девица на выданье.

— Ну, бабуль, ты же все равно не общаешься с другими ведьмами.

— А о чем с ними можно говорить? — Удивленно спросила она. — Ограниченные, взбалмошные, капризные, самовлюбленные идиотки.

— Вот видишь! А меня ты туда, зачем посылаешь?

— Так положено! И не век же тебе со старухой в лесу куковать. Тебе развиваться нужно и друзей заводить…

— У меня уже есть друзья! — Выкрикнула я и отвернулась к лесу. Да, я прекрасно понимала, о чем она говорит, но лучше от этого не становилось.

— Так они же нечисть, а я говорю о подругах-ведьмах и о…

— И не продолжай! Я уже поняла, на что ты намекаешь. Нужно, значит полетим! — Быстро проговорила я, и, не удержавшись, ехидно добавила: — Но не обещаю, что буду вести себя хорошо, так что за все последствия будешь отвечать ты.

Нет, не то чтобы я совсем не хотела посмотреть на это чудо-чудное и диво-дивное под названием «шабаш», но после бабулиных рассказов у меня, сложилось стойкое впечатление, что там одни тупицы и пьяницы. Да и после того как меня леший на созыв нечисти водил вряд ли что-то может меня удивить. Ну и ладно, все равно слетаем, посмотрит, может мне еще и понравится, и вообще чем черт не шутит…эм…я вообще-то знаю, чем именно черти никогда не шутят, но не будем об этом.

Намного позже ночью, сидя у окна и разглядывая темный и тихий сад, я гладила Рентию, моего любимого фамильяра[1], по черной как смоль и мягкой как шелк шерсти, и тихо жаловалась на судьбу-злодейку.

— Вот не пойму я тебя хозяйка, почему ты лететь-то не хочешь? Шабаш это же весело! — Промурлыкала довольная фамильяр.

— Ну, не знаю… Не хочу и все тут! — Проговорила я, даже сама себе не в состоянии объяснить причины своего нежелания туда лететь.

— Но ты же знаешь, что все равно придется лететь.

— Знаю! — Буркнула недовольная я. — Но от этого как-то не легче.

— А вообще, шабаш — это важная часть культурно-социальной жизни любой мало-мальски уважающей себя ведьмы. — Поучительный тоном выдала она мне.

— О какой культурно-социальной жизни ты тут городишь? — Удивилась я.

— О той, которая начнется, конечно же! — Пытаясь приободрить меня Рентия.

— Реня, если еще и ты сейчас начнешь про жениха говорить, то я тебя прямо здесь придушу! — Возмутилась слаженностью настроения моих домочадцев.

— А что сразу я? Как по мне, так нам и вдвоем хорошо… — Сразу же пошла на попятную она.

— Вот-вот. — Согласно закивала я.

— Но Серафиме Ивиановне на наше мнение глубоко плевать. — Прибавила она.

— Это мы еще посмотрим!

— Ты чего удумала-то полоумная, а? — Тут же всполошилась фамильяр.

— Ничего! — Честно ответила я. А ведь и правда ничего не придумывала, я страшна в своей импровизации.

— А ну признавайся живо! — Грозно притопнув лапкой, она потребовала ответа.

— Да, ничего, честное слово. Реня, ты же меня знаешь!

— Знаю! А потому и волнуюсь. — Тяжко вздохнула Реня. А ведь она, и вправду, меня слишком хорошо знает.

А на шабаш нам все-таки пришлось слетать. Никогда этого не забуду…да и меня там вряд ли кто-нибудь или когда-нибудь забудет. Бабуля даже сказала, что я со своим первым выходом в свет затмила даже ее, а ведь это уже о многом говорит. Это, можно сказать почти, как похвала прозвучало, что вовсе было ей несвойственно. И если бы я только знала, что именно с этого вечера и начнутся практически все мои неприятности, то сидела бы там тише воды, ниже травы, но, к моему огромному сожалению, тогда я прибывала в счастливом неведенье.

* * *

А ведь все так хорошо начиналось…

В воскресенье утром я проснулась даже раньше обычного и все никак не могла заставить себя подняться с кровати. Поэтому нежась в мягкой постельке, я предавалась не самым приятным мыслям о том, что же ждать меня сегодня вечером и главное чем же этот выход в свет, как выразилась бабуля, грозит мне. Бабуля, по известной только ей причине, всячески скрывала от меня тот факт, что другие ведьмы нас сторонятся вовсе не потому, что она была, скажем так, одной из сильнейших ведьм, что, конечно же, сказалась на ее характере, то есть он у нее был прескверный. Нет, со мной она всегда была милой и доброй, но вот других людей или нелюдей она на дух не переносила и ведьм в особенности. В детстве я никак не могла понять, почему все так и мне очень не хватало общения с другими ведьмами, но вот когда повзрослела и подружилась с обитающей в нашем лесу нечестью, то и проблемы с общением отпала, да и причины неприязненного бабулиного поведения они же мне и раскрыли. А все сводилось к тому, что моя мамуля еще до совершеннолетия забеременела не пойми от кого, а практически сразу после моего рождения сбежала в далекие дали, считая свой долг исполненным, а бабуля ей якобы это позволила. Единственное, что никак не укладывалось у меня в голове, так это причины возмущения ведьм. Ну, сбежала и сбежала, что таких историй мало что ли? Так нет же, как оказалось, они там такую бурную истеричную деятельность развили, обвиняя ее чуть ли во всех смертных грехах, прямо жуть какая-то.

Вот я и пребывала в раздумьях о том, что же меня там ждет. А то, что ничего хорошо, я была абсолютно уверена. И чем больше я думала, тем меньше сомневалась в том, что эта ночь будет приятной, я бы даже сказала, что возможно она будет самой худшей из всех ночей. Ибо чувствую, от меня так просто не отстанут. К бабуле-то цепляется, по понятным причинам, никто не будет, жить все же всем хочется, а вот я другое дело. С другой стороны, я ведь тоже не вчера родилась, а к пакостям различного рода у меня прямо-таки генетическая предрасположенность. Так что еще посмотрим кто кого!

Дальше я старалась мыслить только в таком ключе, но почему-то настойчиво хотелось пожалеть себя любимую и остаться в постельке до завтра, что в принципе, сдавшись, я и делала. А через какое-то время, собравшись с силами, я со словами «Чему быть, того не миновать!», все же сумела поднять себя из кровати и умывшись, пошла искать бабулю. На мое немалое удивление сегодня она ко мне не заходила и не кричала на мое долгое и бесполезное пребывание в постели, что очень-приочень меня настораживало, потому-то и пришлось вылезать из уютной кроватки.

Бабуля обнаружилась на кухне, радостно улыбающаяся и злорадно подхихикивающая в процессе готовки чего-то отдаленно напоминающее болотную жижу. Хотя почему отдаленно? Оно и на запах, и на цвет вполне соответствовало, да и консистенция та же. Когда же я спросила ее об этом, она лишь отмахнулась от меня и выдала:

— Мы же сегодня на шабаш собираемся, не думаешь же ты, что я туда без подарка пойду? — Ответила она вопросом на вопрос, совершенно озадачив меня этими словами, поскольку я вот совершенно не представляла, как противная болотная жижа может считаться подарком. Но кто я такая чтобы спорить с бабулей? Жить-то и мне хочется… — Завтрак в беседке. И поторопись, будь добра.

Зачем мне нужно торопиться, если шабаш будет ближе к ночи, я не знала, но за столько лет жизни с моей бабулей поняла простую истину: хочешь жить — ни в чем не перечь Серафиме Иреевой, ведь в любом случае сделаешь, так как она сказала, если выживешь, конечно. Поэтому я, молча и показательно резвым шагом пошла к беседке, хотя торопиться это было последним, чего я хотела, поскольку сильно сомневаюсь, что она быстро закончит с «подарочком» для ведьм. И почти не сомневалась, что еще и мне придется в этом принимать участие.

Завтрак я растягивала, как могла, но все равно пришлось возвращаться и, едва сдерживая рвотные позывы, помогать бабуле с «сюрпризиком». Как оказалось, бабуля готовила не что иное, как омолаживающую маску для лица. Прямо удар ниже пояса, ибо намекать на возраст ведьме может или полый идиот, или самоубийца, ну, или моя бабуля, которой глубоко на всех плевать.

Так общим усилиями через несколько часов у нас на кухне не осталось ни одной свободной рабочей поверхности от баночек с обнадеживающим названием — «Вечная младость». И только тогда бабуля, весело и совсем чуточку ехидненько расхохотавшись, любуясь на дело рук своих, отпустила меня приводить себя в порядок, пока она будет убираться на кухне. Да уж, привести себя в порядок будет посложнее кипячения болотной жижи (ха, я все-таки была права!), особенно учитывая въевшийся запах болота в мои волосы и кожу. А ведь ведьмы не должны ни о чем догадаться, ибо после долгого кипячения и добавления нескольких трав от этой «жижи» пахло ванилью. И все благодаря секретному ингредиенту — цветам церциса[2], что и объясняло злорадный смех. Но бабуля сказала надо пахнуть цветочками, значит надо. Поэтому мне пришлось несколько часов отмокать в ванной и перепортить на себя половину своих запасов со всевозможными гелями, шампунями и т. п.

В итоге, на шабаш мы прибыли одни из последних, и не только потому, что мне пришлось большую часть дня провести за избавлением от неприятного запаха. Но еще и потому что бабуля со словами «Важные гости не опаздывают, а задерживаются», с хмурым видом засела на кухне и решила принять убойную дозу «успокоительной» настойки. Я же, пока ждала ее, думала только о двух вещах: как она собирается протащить с собой такое огромное количество баночек и как на это отреагируют ведьмы? А еще о том, видно ли под моим длинным в пол платьем из черного шелка, то, что я одела свои любимые черные туфли без каблука, вместо тех самоубийственных шпилек, которых требовала надеть бабуля. Нет, я, конечно, понимаю ее мотивы, поскольку ростом я…явно пошла в отца и была как минимум на голову ниже моей бабули, впрочем, и волосы у меня были отцовские — пепельно-серые, а не иссиня-черными как у всех женщин нашей семьи. И я понимаю, что она просто пыталась хоть как-то избежать насмешек надо мной от других ведьм, но где я и где шпильки? С моей-то координацией и везением, я бы как минимум покалечилась сама, а то могла бы вызвать и массовые разрушения. Что уж тут скажешь, в этом вся я.

Перемещались мы на шабаш с помощью портала, построенного моей бабулей, и оказались на площадке, освещенной выдолбленными прямо из камня огненными факелами. Смешно сказать, в какой-то человеческой книжке по истории я видела упоминание о шабаше, так там было написано, что ведьмы собираются на шабаш раз в месяц и почему-то только в полнолуние, причем прилетают на метлах и полностью голышом. Прямо дикость какая, но это была единственная история о шабаше ведьм, которую я знала. Правда, после того как я рассказала об этом бабуле, то она долго смеялась из чего я и сделала вывод, что он не очень-то соответствует действительности. А после того, как полдня наводила «красоту», поняла причину ее тогдашнего смеха. Да, уж голышом ведьмы не собирались, они, судя по всему, каждый раз наряжались так, будто как минимум на бал к царю намеревались податься.

На площадке где мы очутились, было многолюдно, точнее многоведьмено и почему-то закрадывалась в мою дурную голову мысль, что ожидают здесь именно нас. А подтвердили мои подозрения, встречающие ведьмы, которые едва завидев нас, сразу же расплылись прямо-таки в неприлично радостных улыбках, на что бабуля скептически хмыкнула. Да, хоть я и не была столько опытной ведьмой, но не усомнится в искренности этих улыбок, не могла. Но в данную минуту ведьмы были последним, что занимало мои мысли. Так как бабуля никогда мне не рассказывала о шабаше, а других ведьм в моем окружении и в помине не было, к тому же вся моя знакомая нечисть сама ничего об этом не знала, то я все еще пребывала немного в пришибленном состоянии. Точнее, я была удивлена, поражена, ошеломлена и так далее по списку. Поскольку вот совсем не ожидала, что ведьмы собираются на горе…в горе…на вершине…в общем, где-то в горах. О чем свидетельствовала та самая площадка, на которую мы приземлились и открывающийся с нее вид на виднеющийся где-то там лес. Мы были высоко, прямо-таки о-ч-е-н-ь высоко. С другой стороны мой взгляд упирался в «горную стену», в которой были выдолблены высоченные двери, а сквозь огромные окна расположенные рядом с дверью, едва просматривался бальный зал. В момент нашего прибытия зал был затемнен, но доносящиеся оттуда шум и гам, наталкивали меня на мысль, что веселье там началось уже очень давно. М-да, задержались немного, однако.

— Серафима Ивиановна, рада снова вас здесь видеть! — Вышла вперед одна из ведьм, которая видимо была главная на этом празднике.

— Охотно верю, Ядвига! Охотно верю… — Не скрывая своего ехидства проговорила бабуля, отчего и без того не очень искренняя улыбка встречающей нас ведьмы, буквально приклеилась к ее лицу.

— А это ваша прелестная внучка, не так ли? — Снова попыталась проявить напускное дружелюбие эта самая Ядвига.

— Угу, Розалия. — «Дружелюбно» буркнула бабуля, пристально рассматривая ведьм, которые медленно и как-то даже неуверенно подходили к нам.

— Какая очаровательная ведьмочка, вся в мать! — Проворковала Ядвига, осматривая меня с ног до головы.

После этой казалось бы невинной фразы бабуля оторвалась от своего занятия и сначала внимательно посмотрела на ведьму, от чего она заметно напряглась, а потом перевела взгляд на меня и так же, как до нее это сделала Ядвига, осмотрела меня с ног до головы. Затем снова повернулась к ведьме и еще более «дружелюбно» заявила:

— Она на отца похожа.

— Правда? — Неискренне удивилась и натянуто рассмеялась Ядвига, после чего затравлено обернулась к другим ведьм, которые не очень-то спешили спасти ее от моей бабули. — А характер, уж точно…

— Мой. — Невежливо перебила ее бабуля.

— Оу…ну, это очень…прекрасно… — Вымучено улыбаясь, все еще очень стараясь казаться радостной и веселой, проговорила Ядвига и снова кинула мимолетный взгляд назад. Казалось, что еще немного, и она самым позорным образом расплачется.

— И не поспоришь. — Спокойно сказала бабуля, и уже громче и недовольнее, прибавила: — И че вы там застыли, аки не родные? Сто лет меня не видели и еще столько бы не видели, да?

— Ну, что вы, Серафима Ивиановна, как вы могли так подумать!?! — Ненатурально возмутилась еще одна ведьма с ярко рыжими волосами, застывшая недалеко от меня.

— Ой, не морочь мне голову Ирисса. — Отмахнулась от нее бабуля. — Ты по-прежнему не очень хорошая актриса.

— Я… — Попыталась было оправдаться Ирисса.

— Цыц. — Отмахнулась от нее бабуля. И не выдержав направленных на меня любопытных взглядов, торжественным голосом добавила: — Да-да, это моя внучка Розалия! Прошу любить и жаловать. — А потом еще раз обвела всю толпу взглядом и прибавила: — И прекратите на нее пялится, как на редкий вид нежити!

Странное дело, бабуля вроде спокойное это произнесла и даже без угрозы в голосе, но все как-то дружно потеряли свой интерес ко мне и отвернулись от меня, как будто меня тут и нету совсем. М-да, яговская слава в действии.

После такого своеобразного представления, мне стало уж как-то очень неуютно в этой компании. Нет, они по-прежнему доброжелательно улыбались, но не мне. На меня демонстративно никто не смотрел, со мной не разговаривал, и вообще всем своим видом они показывали, что стоящая перед ними ведьма, то есть я, не представляет никакой ценности, будто камушек, валяющийся под ногами. Ситуация кардинально изменилась с приходом нового действующего лица. Лицо это было довольно приятным внешне кареглазым блондином, который едва приоткрыв дверь, вышел из зала и широким размашистым шагом приближался прямо к нам.

При виде этого молодца на лице у многих ведьм расплылась такая многозначительная и в то же время ехидная улыбка. Стоящая ближе всех ко мне Ирисса выглядела как-то уж больно довольной, но смотрела она вовсе не на ведьмака, а на Ядвигу. Проследив за ее взглядом, поняла, что все не так просто и появления парня было не случайным, а потому как вмиг напряглась Ядвига, мне вдруг стало совсем не радостно. Потому что я почти не сомневался, что этот ведьмак здесь по мою душеньку.

— Добрый вечер. — Вежливо поздоровался подошедший ведьмак и тут же уставился на меня.

— И добрее бывал. — Ответила не менее вежливая бабуля, только мельком взглянув на парня и сразу же переведя взгляд на Ядвигу, видимо пытаясь понять, от чего такая реакция у ведьм. Бедная ведьма под этим взгляд совсем стушевалась, и вообще складывалось впечатление, что она вот-вот потеряет сознание. И что-то мне подсказывает, видимо опыт общение с недовольной бабулей, ведьма Ядвига действительно мечтала укатить в блаженство обморока. А тем временем бабуля тихо прибавила, все еще не сводя взгляда с Ядвиги: — А вечер перестает быть скучным.

— Серафима Ивиановна, я могу… — Едва слышно пробормотала Ядвига.

— Цыц. — Перебила ее бабуля. — Я и сама уже все поняла, благо не дура.

— Я…

— Цыц, я сказала. — Уже немного недовольно прервала ее бабуля. И поворачиваясь к ведьмаку спросила: — Как звать-то тебя?

— Вольдемар.

— Воль…Че?

— Вольдемар. — Растеряно повторил ведьмак и кинул взгляд на Ядвигу.

— И че это за имя-то такое? — Задала поистине риторический вопрос бабуля, поскольку благодаря политике Свободного царства[3] сейчас у нас у всех так намешаны культуры, что удивляться странностям фамилий и выбору имен не приходится. Но она очень быстро и сама поняла что переигрывает, поэтому задала другой более интересный вопрос: — Ладно, зайдем с другой стороны. И кто же тебя так назвал-то, дите?

— Мама. — Еще более потерянно проговорил парень и снова посмотрел на Ядвигу. На этот раз это заметила не только я, и выводы были сделаны точно такие же «радостные». Угу, эта ушлая ведьма, мало того, что решила засватать меня в первые минуты пребывания на шабаше, так еще и за своего сыночка.

— Ах, мама…. Да, это многое объясняет. — С едва заметной ехидцей произнесла она и покосилась на Ядвигу, потом почему-то на меня кинула лукавый взгляд и снова посмотрела на ведьмака. Ему же и сказала: — Так мальчик мой дорогой, забирай Розалию, внучку мою ненаглядную, на которую я смотрю, и ты никак наглядеться не можешь, и веди-ка ее знакомиться с молодежью, а мы тут пока п-о-о-б-щ-а-е-м-с-я девочками. Да, мои хорошие?

Сначала я заметила только реакцию всех присутствующих ведьм на бабулино «п-о-о-б-щ-а-е-м-с-я», ведь они так слажено вздрогнули и побледнели, что не заметить было сложно. А потом обернулась к ведьмаку из-за отсутствия каких-либо движений с его стороны и с трудом сдержала смех. Ибо смотрю я на этого «мальчика дорогого» и понимаю, что единственное, что он понял из всего сказанного бабулей, так это слово «глядеть», поскольку только это он и исполнил. Дальнейших действий не последовало и мы все выжидательно уставились на ведьмака, даже ведьмы отвлеклись от оплакивания себя любимых и заинтересовались им, а он просто стоял и смотрел на меня. Ядвига, явно не имея возможности подсказать сыну, что от него ждут, совсем пала духом. Спасла всех бабуля.

— В общем, берешь ее и идешь в зал к остальным. — Произнесла бабуля, недвусмысленно подталкивая меня к нему, чтоб уж наверняка. — А мы поговорим.

Идя к двери, ведомая ведьмаком, я спиной ощущала, что все ведьмы, естественно кроме одной единственной, мечтали оказаться сейчас на моем месте и сбежать в зал. Я же мечтала совершенно о другом, а именно о том, чтобы этот парень с неприятными липкими руками наконец-то меня отпустил. К нашему всеобщему сожалению, ни одно из этих желаний не сбылось. А потом мне стало абсолютно плевать на все, потому как мы дошли до дверей и ведьмак, как воспитанный кавалер, открыл передо мной дверь…в другой мир.

Да, именно так мне и показалось, ведь это было нечто. Умопомрачительно, бесподобно, грандиозно, сногсшибательно, божественно прекрасно, вот все что приходило мне на ум. Поскольку такой всеобъемлющей и явной магии, я проживающая хоть и в лесу, но неподалеку от человеческого поселения, никогда не видела. К тому же моя бабуля всегда говорила, что только неуверенные и ограниченные ведьмы кичатся своей магией, потому-то у нас в доме все было очень даже обычным. Здесь же магия была везде и во всем. Например, в светильниках на потолке, в «живых» картинах, в летающих сами по себе подносах с едой и напитками, в звучании музыки, в…. Да, во всем! Абсолютно!

И все было бы просто чудесно, если бы этот не очень милый моему сердцу ведьмак, перестал ко мне прижиматься. Но, к сожалению, на вежливые попытки отстраниться он среагировал еще большим захватом меня и теперь буквально обнимал за талию двумя руками, это видимо, чтобы я не вырвался. Хотя тут он просчитался, поскольку от этого мое желание избавится от его общества только выросло, причем в разы.

— Спасибо, что проводил…э-э-э…Вольдемар. — Предприняла еще одну попытку вежливо отделаться от него.

— Не за что. — Выдохнул он мне прямо в левое ухо, от чего меня аж передернуло.

— Э-э-э, а может, ты меня теперь отпустишь? — Все еще пытаясь держать себя в руках и не нахамить ему. Но видит, Всевидящая Мать, как же тяжело мне это давалось.

— Мне и так нравится. — Еще раз прямо в ухо проговорил он.

— А мне нет. — Снова попыталась донести до него простую истину.

— А мне да. — Нагло ответили мне и прижали еще сильнее.

— А мне…кажется, что это уже слишком. — Показательно спокойно проговорила я, а потом все же не выдержала всего этого и не громко, но очень зло прибавила: — Сейчас же убери от меня руки, иначе они пострадают.

Не знаю, что именно его убедило, то ли мое почти змеиное шипение, то ли степень злости отраженной на лице, но он тут же меня отпустил и даже отступил на шаг. Фух, свобода! Хотя, как показывает практика, зря я радовалась так рано. Ибо у некоторых личностей напрочь отсутствует чувство меры и самосохранения, и мозги…мозги тоже отсутствуют, ведь если бы они были, то он бы уже понял, что перегибает палку.

— Постой здесь, а я принесу тебе попить. — Счастливо улыбаясь проговорил этот…этот…да, бес его знает, как можно обозвать этого ведьмака. А затем, совершенно обнаглев, попытался меня поцеловать, за что и пострадала его правая нога, когда я со всей силы ударила по ней. М-да, в свете этого происшествия начинаю понимать, что бабуля не только из-за роста так настаивала на шпильках. — Хех, ну…постой здесь…

После этого он еще раз на меня внимательно посмотрел и как-то вымучено-счастливо улыбнулся, затем гордой походкой похромал к столам, которые находились на другом конце этого безмерного зала. Вид его прихрамывающей фигуры впервые за этот вечер заставил меня по-настоящему улыбнуться. Хотя подозреваю, что улыбка получилась слегка злорадствующая. А как только он отошел достаточно далеко, я тут же попыталась оказаться как можно дальше от того места где он меня оставил.

Гулять по залу одной было несколько страшно, поскольку абсолютно все на меня косились, то ли от того, что все видели ту сцену с ведьмаком, то ли просто знали, кто я и им было любопытно. Но никто из них даже не попытался со мной заговорить, я же тоже не особо горела желанием общаться. Точнее сейчас я думала только о том, чтобы спрятаться от ведьмака.

На поверку оказалось, что прятаться в огромном зале набитым ведьмами в черных платьях разных фасонов было проще простого. Поэтому все, что мне оставалось, так это не стоять на месте и не громко смеяться, видя как Вольдемар носится по залу со стаканами в руках в поисках пропавшей меня. Еще через какое-то время пришло понимание, что конкретно этого ведьмака здесь не очень-то и любят, поскольку некоторые группы молодых ведьм и ведьмаков, к которым он подходил спрашивать обо мне, постоянно показывали совершенно другое направление или просто разводили руками, мол, никого не видел, ничего не знаю. Весь зал следил за этими догонялками и умирал со смеху, но казалось, что ведьмак этого даже не замечал. Апофеозом этой ситуации стало то, что он чуть было не поймал меня, внезапно оказавшись совсем рядом и единственное, что нас разделяло это широкие спины двух парней, которые выросли передо мной в один миг. А одна из этих «спин» начала очень громко вещать что-то о том, что даже если бы они меня увидели, то ему, Демару, уже бы ничего не светило. На этом моменте оказалось, что голос у «спины» был очень громким, ибо казалось, что весь зал разразился хохотом. Нет, смеялись они, конечно, не столько над ведьмаком, а сколько над всей этой ситуацией и в частности от того, что в этот момент я все еще пряталась за «спинами», и большинство из присутствующих это видело. Но видимо Вольдемар был полным маменькиным сынком, а, потому, не придумав ничего лучше, он прошипел «Идиоты» и потопал на выход из зала, то ли жаловаться маме, то ли сообщить о потере меня. Что, если задуматься, означает одно и то же.

Через какое-то время после того, как ведьмак покинул такое очень неприятное для него общество, одна «спина» повернулась ко мне лицом и оказалась ведьмаком с длинными светло-русыми волосами, ярко-зелеными глазами, который как будто светились в темноте и с самой очаровательной улыбкой, когда-либо виденной мной раньше.

— Мирослав Светлолик. — Прошептал он и вежливо склонил голову, не отрывая от меня своего пытливого взгляда. М-да, хоть ведьма, хоть ведьмак, но мы все страдаем одним недугом — неукротимое любопытство. А никем, не виденная ранее внучка Внушающей Ужас и Страх Бабы-Яги, Серафимы Ивиановны Иреевой, это, пожалуй, самое интересное из всего, что когда-либо происходящего здесь.

— Розалия Иреева. — Также вежливо ответила я.

— Очень приятно с вами познакомится. — Все еще очаровательно улыбаясь, ответил он.

— Мне тоже. — Ответила и поняла, что мне и вправду приятно. Видимо от того, что его интерес не был таким навязчивым и противным, как у Вольдемара, а скорее легким и приятным.

— Добро пожаловать на шабаш. У нас никогда не бывает скучно! — Торжественно провозгласил он и по-мальчишески проказливо улыбнулся, как бы намекая на ситуацию с ведьмаком. Не ответить на такую улыбку было просто невозможно. А затем он удивил меня еще больше, поскольку с небольшим вежливым поклоном прибавил: — Приятного вам вечера, Розалия.

После чего, развернулся и вместе со второй «спиной», которая хоть и не обернулась полностью, но поглядывала на меня заинтересовано, пошел к группе смотрящих в нашу сторону и явно ждущих их парней. Вежливый и ненавязчивый. Хм, думаю, мы с ним однозначно подружимся. И я уже начала думать, чем теперь себя занять, раз так удачно повезло избавиться от Вольдемара, когда…

— Привет! — Произнесли хором два баса за моей спиной, заставив подскочить от неожиданности.

Резко обернувшись, я уже даже не ждала ничего хорошего, но узрев двоих высоких, подтянутых и абсолютно одинаковых парней, с черными «аки смоль» волосами, была приятно удивлена. Близнецы. Да уж, вот это новость, так новость. Из истории, которой пичкала меня моя бабуля, я знала, что среди магически одаренного населения, близнецы или даже двойняшки рождались крайне-крайне редко, не то, что среди обычных людей. А о других расах даже заикаться не стоит, там такие не рождались никогда. Еще бабуля говорила, что близнецы настолько похожи друг на друга, что даже мимика и жесты у них абсолютно одинаковы. Но у этих двоих было два существенных отличия: у того, что стоял слева от меня — был более серьезный, вдумчивый взгляд и небольшой шрам над левой бровью у того, что стоял справа. Благодаря этому я хотя бы могла их отличить.

— Привет. — Пробормотала я, когда уже стало неприличным просто молча их разглядывать.

— То есть, ты хочешь сказать, что вот это вот… — Картинно обмахивая меня руками, как бы показывая мою фигуру, сказал правый близнец. — …и есть та самая жутко страшная и пугающая внучка Бабы-Яги?

— Та ладно тебе Ян, не такая уж она и страшно пугающая. — Ответил ему левый, внимательно рассматривая меня своими пронзительными серыми, как дождевое небо, глазами. — Я бы сказал, что она очень даже ничего. Миленькая.

— Не, ну, если смотреть, в общем, то в чем-то я с тобой согласен, Фил… — Начал было правый, но я не выдержав того, что два действительно потрясающе красивых парня обсуждают степень моей «страшности», самым наглым образом его прервала:

— А ничего что я все еще здесь и вас прекрасно слышу? — Я хотела, чтобы это прозвучало ехидно, но на самом деле получилось скорее обиженно и немного истерично.

— Не-не, ты нам нисколько не мешаешь. — Успокоил меня правый, кажется, его брат назвал его Яном. Интересно, от какого имени это сокращение? И сокращение ли?

— Даже наоборот, очень помогаешь. — Это уже левый, кажется, Фил, подключился.

Я в немом шоке уставилась на них, даже рот открыла от такой наглости, что их нисколько не смутило, а дальше стало еще веселей, только почему-то не мне.

— Ну, что вы ее нашли? — Скучающим тоном спросила вышедшая из-за их спины шикарная блондинка в потрясывающем черном платье, с огромным вырезом на всю длину бедра. Хотя может оно и выглядело так потрясающее, только потому, что было надето именно на нее. Я, конечно, никогда не жаловалась на свою внешность, но очень сомневаюсь, что на мне оно смотрелась точно также.

— Ага. — Радостно улыбаясь, ответил правый близнец, который Ян.

— И где она? — Нетерпеливо спросила она, беспрестанно оглядывая зал поверх моей головы.

— Вот! — Ткнул в меня пальцем правый.

— Где? — Снова переспросила она, смотря в том направлении, куда он показывал, но снова выше меня, как будто и не замечала моего присутствия.

— Да, вот же! — Уже вовсю веселясь, ответил Ян. А когда понял, что она все равно меня не видит (близорукость у нее, что ли?), то положил руку ей на затылок и повернул ее голову так, чтобы она наконец-то меня узрела. Ее реакция меня уже даже не удивила.

— Вот это вот — ОНА? — Шокировано переспросила ведьма, обмахивая меня руками точно так же, как до нее это сделал один из близнецов.

— Ага. — В один голос подтвердили близнецы.

— Та ладно. Вы точно не перепутали? — Недоверчиво глядя на меня, воскликнула она. — Это просто какой-то бред!

Ведьма придирчиво меня рассматривала, как будто я была ингредиентом для зелья, и она пыталась определить можно ли меня использовать или лучше сразу выкинуть и потом не мучатся. А вот что не укладывалось в моей голове, так это то, что я просто молча все это терпела и даже самой себе не могла объяснить почему. То есть обычно я за словом в карман не лезу, тут же меня обсуждают в моем присутствии, а я даже слова не могу выдавить или просто уйти. Может это просто шок от их наглости? Да, скорее всего, ведь я, как они правильно выразились «жутко страшная и пугающая внучка Бабы-Яги» и со мной никто так никогда не обращался. Процесс моего самокопания прервал голос нового действующего лица этого цирка.

— Я ее не нашла. А вы? — С другой стороны от близнецов подошла высокая и очень худая девушка с длинными ярко-рыжими волосами и очень похожая на ведьму Ириссу. Может сестра или дочь?

— А мы — да! — Ответили подозрительно слаженным хором эти трое.

— И где? — Спросила она, осматривая зал поверх моей головы, в поисках меня же.

— Брина, видишь вот это вот приведение с глазами? — Самым бессовестным образом тыкая в меня пальцем, проговорила блондинка.

— Э-э-э…д-а-а… — Неуверенно ответила рыжая ведьма, не очень внимательно разглядывая меня, видимо просто пытаясь вспомнить, кто же я такая. Судя по нахмуренным бровям, то явно ничего не вспоминалось, что не удивительно, ведь мы с ней видимся впервые.

— Это и есть та самая великая и ужасная внучка Бабы-Яги. — Торжественным тоном оповестила ее блондинка.

— Не может быть! — Изумленно воскликнула рыжеволосая, кажется, Брина, и уже более заинтересованно оглядывая меня с ног до головы. Даже страшно предположить, что тут за слухи обо мне гуляли, что они так меня боятся. То есть, я бы поняла, что бояться мою бабуля, там реально есть за что, но меня-то? Или бабуля это специально сделала? Вопросы-вопросы, одни вопросы и никаких ответов, как впрочем, и всегда. Нет, нужно будет определенно допросить бабулю, а то это уже не в какие рамки не лезет. И видимо что-то такое кровожадное отразилось на моем лице, а быть может конкретно у этой ведьмы просто есть совесть, но она вдруг смутилась и виновато улыбнувшись, прибавила: — Извини, просто я ожидала…э-э-э…чего-то…

— Чего-то более великого и ужасного, чем приведение с глазами? — С милой улыбкой ехидно закончила за нее я.

— Э-э-э, д-а…

— Ну-у-у, безобидность — наше все! — Как можно бодрее и менее ехидно заявила я.

— То есть ты совсем, вот нисколечко, не пугающая и ужасненькая? — С надеждой спросила блондинка, имени которой я так пока и не узнала.

— Совсем, нисколечко, ни на грамм. В общем, абсолютно — нет! — Порадовала ее я.

— Вот черт, прямо-таки разочарование века. — Обиженно начала вещать блондинка, сокрушено махая головой. Э-э-э-э, что-то я ничего не поняла. Она что расстроилась из-за моей «безобидности»? Не понятно… — У меня же такие планы были…

— Планы?

— Не, все, забудь. — Отмахнулась от меня она. — Пошли ребята, лучше выпьем. Это же нужно как-то пережить. — И пробурчала едва слышно. — …такое разочарование… столько планов…и все коту под хвост…сплошное разочарование…

После чего махнула рукой в мою сторону, тяжело вздохнула и первая пошла в сторону столов. Остальные также тяжело и прямо-таки грустно вздохнули, будто моя «безобидность» их личное горе, и потопали за своей предводительницей. Блондинка же отойдя уже на приличное расстояние, вдруг резко обернулась ко мне и недоуменно, приподняв левую бровь, посмотрела на все еще стоящую на месте меня. Я ответила ей точно таким же взглядом, потому что никак не могла понять, чего она от меня ждет. Остальные немного не дойдя до нее, также повернулись в мою сторону.

— Тебе особое приглашение нужно? — Возмутилась она, видимо устав ждать пока до меня дойдет скрытый смысл этого ее взгляда.

Чуть позже я поняла, что это действительно было приглашением, причем приглашали меня отнюдь не выпить с ними вместе, а скорее стать их другом. Хотя, честно признаться, мы тогда выпили немного за знакомство, а потом еще немного, ну, и еще чуть-чуть, после чего я таки подтвердила звание «великой и ужасной внучки Бабы-Яги», разнеся полстены в Хранилище ведьм, которое пережило, невредим несколько тысячелетий и сотни попыток его взломать. Даже во время Великой войны народов, которая случилась четыре столетия назад, когда демоны сюда ворвались и пытались его то ли открыть, то ли разрушить, но от их магии со стен Хранилища и пыль не посыпалась, а тут всего лишь я…. Ну, что тут скажешь, с кем не бывает, да?

Меня после того случая очень долго не пускали на шабаш, а когда все немного остыли, то во время моего пребывания на шабаше за мной постоянно таскалась целая толпа ведьмаков следя за каждым мои шагом. К слову, к Хранилищу меня не подпускали совсем, поэтому восстанавливать стену пришлось бабуле, из-за чего она показательно злилась при других ведьмах, но на самом деле была очень горда за меня и счастливо улыбалась всякий раз, когда мы оставались одни.

С ребятами мы и вправду очень сдружились, думаю в основном потому, что я таки не оказалась таким «безобидным разочарованием» для них, а может просто так и должно было быть. Одетта, а так звали эту красивую блондинку, и впрямь оказалась главной заводилой в их компании, с ней у нас сложились особо теплые отношения на фоне нашей любви к ехидству и злорадству. Брина, была в нашей компании главной «занудой», то есть голосом разума, как она любила себя называть, что впрочем, совершенно не мешало нам всем называть ее занудой. А вот близнецы, которых звали Лукьян и Панфил, соответственно Ян и Фил, были сумасшедшими экспериментаторами, поэтому с особым энтузиазмом ввязывались во все, что придумывала Одетта. Я же… Я оказалась тем самым недостающим звеном в цепи, ибо приключения и неприятности находили меня сами, что прямо-таки приводило их в восторг. Ладно-ладно, в восторге от этого была только Одетта. Брина чаще всего была просто в ужасе, а близнецам было в принципе все равно, лишь бы скучно не было. А чего-чего, но скучно нам вместе не было никогда….

* * *

Десять лет спустя

Все в каких-то делах-заботах и прошло немало прекрасных, наполненных веселыми воспоминаниями и относительно спокойных (если это понятие, конечно, вообще сопоставимо со мной) лет с моего первого полета на шабаш. С тех пор много воды утекло, и теперь я там была очень популярной личностью, и, кстати, именно за мой талант случайно крушить и ломать даже такие вещи, которые, казалось бы, нерушимыми веками.

За это время я успела подружиться со многими ведьмами и колдунами, но таких близких и доверительных отношений как с моей компанией «ходячих неприятностей», так все называют наш дружный коллектив из трех ведьм и двух ведьмаков, у меня ни с кем не было. Хотя регулярные сборы, гулянки, попойки и нагоняи от старшего поколения, сблизили нас достаточно сильно. На первых порах весь дружный коллектив молодого состава шабаша, а они знакомы были еще с детства и успели спи…сдружиться, кинулись учить меня традициям шабаша, в частности распития любимой всеми ведьмами кедрушки[4], но после особо тяжелых последствий нескольких попыток, бросили это неблагодарное, а местами немного опасное для жизни и здоровья, дело. И теперь на все вопросы новеньких: «Почему это Розалии никто не наливает?», отвечают хором: «А нам еще пожить хочется!». Их сложно в этом винить, мне и самой иногда страшно становится…за себя, конечно.

Вот как вспомню, что было, когда мы во время весеннего солнцестояния летали на болото к мавкам…Ой, что тогда было-то! Веселье, шум, гам, кедрушка текла рекой, да и фирменные кексы Брины, которые пахли мятой и не черствели годами (проверено научным путем, с тех пор один, так и лежит у меня в сундуке, и хоть сейчас его ешь), сыпались как снег зимой. И вот по итогу у нас: три пьяные ведьмы и два ведьмака, без тормозов, мавки хоть и опьянели позже, но их и это не спасло, леший в истерике, дриады в панике, болото выросло вдвое, а лес поредел на пару сотен деревьев, живность разбежалась, кто куда.

Точнее разбежались все, кто успел от нас сбежать, а кому не повезло, то те резко решили сменить имидж, хотя их-то никто и не спрашивал. Например, тот маленький серенький ежик, который так неосмотрительно пробегал мимо, был безжалостно перекрашен в насыщенно лиловый цвет, получил в дополнение два крыла, и к тому же Панфил еще и ругаться его научил. И это милое создание летало у нас над головой и беспрестанно покрывало нас же не самыми лестными словами. А вот белочки ярко-изумрудного цвета, нахватавшись ругательств уже от ежика, и радостно прыгая от дерева к дереву, яро поддерживали Лилжика, это так Одетта назвала нашего лилового друга. Кстати, именно она и забрала его к себе, потому как отучить его ругаться не смог никто. А вот лимонного цвета воронов с интенсивно-красными крыльями и вспоминать страшно. И главное, что никто из нас так и не вспомнил, как он домой-то попал. Мое последнее воспоминание вообще было о том, как я с мавкой обнималась и мы с ней пили кедрушку за налаживание межвидовых дипломатических взаимоотношений, а вот проснулась я уже в своей кровати. Чудеса, однако!

Или вот тоже случай был, когда мы к озеру Светлого Рассвета летали. Мы тогда еще Яна еле-еле откопали из-под снежной лавины. Вдумайтесь! Снежной лавины! У озера! В самый разгар лета! А ведь мы тогда еще явно слегка не в себе были. Потому как сначала мы носились друг за другом сломя голову, потом и паниковать начали, а позже принялись сталкиваться друг с другом. Кажется, мы тогда уже успели, и попрощаться с Яном, и даже за упокой его души выпить успели. А тут он как начнет орать прямо из-под снега:

— Эй-й-й! Есть кто живой? Ребя-я-ята, вы меня вытаскивать будете, или как? Здесь же холодно…очень холодно.

Жуть-то какая! Испугались все без исключения, и разом кинусь его выкапывать, при чем почему-то в ручную. Что было особенно не понятно, так это то, что никто из нас так и не додумался использовать магию. И че это мне тогда, от большого ума, не иначе, про снег-то подумалось? Не объяснимо, но факт! И опять проснулась в своей постели, и снова не помнила, как я сюда попала.

А вот тот случай в горах…. Эх, даже вспоминать не хочется, ибо стыдно…ну, прямо, очень-очень стыдно!

Правда помимо веселья, приключений, друзей и подруг, были в шабаше и плохие стороны. Одна из самых ужасных сторон это, конечно же, Вольдемар, чтобы ему икалось до второго пришествия! С момента моего первого появления на шабаше, этот ушлый маменькин сыночек просто проходу мне не дает. Все норовит меня замуж выдать. За себя, естественно! К моему огромному сожалению, он совсем туп…не самостоятельный, в общем, и слово «нет» не воспринимает совершенно. А ведь внешне он очень даже симпатичный, но если бы он только мог молчать. Ох, если бы он молчал, или хотя бы думал, прежде чем сказать! Может тогда и нашел бы хоть одну ид…то есть девушку, которая согласилась бы выйти за него, а так…

Второй плохой стороной был Мирослав, который так хорошо ко мне отнесся в первую нашу встречу и даже помог избавиться от Вольдемара. Но вот в последующие встречи он по неизвестной для меня причине либо напрочь меня игнорировал, либо постоянно рычал и орал почем зря. Первое время меня это очень расстраивало, ведь мне показалось, что мы могли бы стать друзьями, а потому я всячески пыталась с ним нормально поговорить и все обсудить. Через полгода эти все его нападки на пустом месте мне надоели и теперь уже я, всячески его избегала и игнорировала. Что к моей чести сказано, получалось у меня очень даже хорошо. А еще через какое-то время я напрочь забыла о нем и полностью жила своей жизнью.

Но все хорошее, и не только хорошее, и к счастью, совсем плохое, имеет ужасно-прекрасную тенденцию — заканчиваться, вот и мои мирные и безмятежные деньки закончились, правда, как-то уж совсем неожиданно, особенно для меня. А произошло все это в один из редких, и по-осеннему теплых вечеров. Бабуля, которая, кстати, по неизвестной для меня причине, в последнее время все чаще и чаще становилась мрачной и угрюмой, но почему-то упрямо отказывалась говорить причины своего состояния, позвала меня из сада.

— Розалия, внученька, подойди!

Я в полном недоумении бросили книгу, которую читала вторые сутки напролет и поспешила к дубу, который рос в нашем участке, казалось бы, уже целую вечность. Именно там мой дедушка, которого я, кстати, никогда не видела, построил беседку. Что-то не к добру все это, раз бабуля назвала меня полным именем, значит жди беды. А что собственно могло случиться-то? Кажется, я в последнее время вроде бы нигде не наследила, ничего не сломала, не взрывала, не поджигала, и вообще вела себя прилежно, как любая примерная ведьма, а если что-то и делала, то очень тщательно заметала за собой следы. Значит, буду отпираться до последнего!

— Чтобы не случилось, знай — это не я! — Решив, что лучшая защита — это нападение, выпалила я, останавливаясь на безопасном расстоянии от нее. На, что бабуля ответила явным недоумением и с легкой иронией выгнутой левую бровью. Ай-ай-ай, что творится-то! Значит точно где-то накосячила. И где же я прокололась, а главное, почему я этого не помню? — А если и я, то абсолютно случайно!

— Розалия, сядь, пожалуйста, и послушай. Сегодня ночью мне приснился сон…

— Тьфу ты, бабуля, нельзя же так пугать! — С облегчением выдохнула я. Честное слово, чуть до сердечного приступа не довела. Я ведь пока сюда шла уже и эпитафию успела составить, и завещание заодно в уме накидала. А она — сон…Тьфу!

— Не перебивай старших! — Рявкнула бабуля, и уж спокойным наставническим голосом продолжала. — Так вот приснился мне сегодня сон, который однозначно указал, что пришло время и тебе пройти инициацию, чтобы стать полноценной Ведьмой Природы, а также моей преемницей.

— Ну, началось! — Простонала я.

— Лия, прекрати… — Начала было бабуля, как была тут же безжалостно прервана мной.

— Неа, бабуля, это ты прекрати нести всякую чепуху!

— Лия! — Крикнула бабуля, желая унять мою истерику, но не тут-то было.

— Думаешь, я не знаю, что ты сейчас скажешь? Так, я все прекрасно знаю! Ты опять начнешь говорить, что ты далеко не молодая, и тебе нужно кому-то передать знания и опыт, накопленные еще с начала времен всеми нашими предками. Но я-то знаю, что ты мне бедствие мирового масштаба хочешь сплавить, а не знания. Так вот знай, я очень даже против!

— У тебя нет выбора!

— Нет, есть! — Продолжала упрямо гнуть свое.

— Нету, Лия, нету! Завтра на рассвете все начнется, и проснешься ты уже в лесу…

— А почему в лесу-то? — Удивилась я, даже забыла про свою истерику.

— Ты сегодня дашь мне договорить или хочешь прямо вот так и пойти, а? Что потом будешь делать?

— Все-все-все, я молчу, как мавка на допросе! — Тут же сдалась я.

— Так о чем, бишь, я? Ах, да! Так вот проснешься ты на рассвете в лесу, почему в лесу я не знаю, так у всех происходит. Могу лишь догадываться, что это связано со спецификой нашей магии. Кстати, о магии. Магией пользоваться ты не сможешь, но в случае опасности для жизни магия появится и потом снова исчезнет. Или я появлюсь, но до этого я не буду знать, где ты и что с тобой происходит. Спать ложись полностью одетой, а то были у нас прецеденты, когда…кхе-кхе…ну, в общем, не об этом речь. И вещи свои собери в походную сумку, а ее обязательно положи рядом с собой на кровати.

— А что нужно взять-то с собой?

— Никакого специального перечня нет. Считается, что все, что ты возьмешь с собой, обязательно тебе понадобиться. Вроде как навык интуиции развивает…короче, не знаю я! Просто собери сумку. И вообще магия инициации очень древняя, и о ней практически ничего неизвестно.

— Бабуля, что я слышу? Неужели есть что-то, что ты не знаешь? — Не удержалась от ехидного замечания я.

— Прекрати язвить! — Как-то уж больно серьезно выкрикнула она, и добавила. — Я ведь не Всевидящая Мать Алтхея и даже не Мать Природа, я много чего не знаю.

— Да ладно тебе нагнетать бабуль.

— Нет, Лия, я говорю очень серьезно. Древняя магия — это тебе не шуточки. Здесь важно все. И слова, и их последовательность, и даже интонация с которой ты это говоришь. Особенно это касается напутствия.

— Чего?

— Ну, вроде как каждая Ведьма Природы обязана напутствовать свою последовательницу особыми словами.

— Ну, и?

— Что?

— Говори уже свои «особые» слова! — Сделала страшные глаза я.

— Их нужно говорить в аккурат перед сном.

— Ну, и ладно, не больно-то и хотелось! — Быстро согласилась я, не скрывая своего сарказма и прибавила: — Так, что, я пошла собираться?

— Да, иди уже! Как только соберешь сумку сразу ложись.

— Так ведь рано еще! — Тут же принялась спорить я.

— Не спорь со мной! Так было сказано мне, так и я говорю тебе! — Нравоучительным тоном сказала бабуля, а после выругалась и добавила: — Тьфу, и кто эти все традиции только придумывает. В общем, постарайся пораньше лечь потому, как не известно, когда в следующий раз ты вообще сможешь уснуть.

— Прости, что? Знаешь, что-то мне не нравится все это. — Проговорила я, на что в ответ получила такую обнадеживающую тишину. — Кстати, ты еще не сказала, сколько длиться эта твоя инициация?

— Она твоя. И это происходит у всех по-разному. Может день, может два, может год, а может и несколько лет.

— Сколько??? — В шоке выкрикнула я. То есть я должна неизвестно где, и неизвестно сколько времени блуждать, одна, да еще и без магии. Однако я чувствую, что будет весело!

— Каждая природная ведьма[5], как впрочем, и любая ведьма, уникальна, а потому и время разное.

— А Рентию я могу взять с собой?

— Увы, нет. — Растоптала мою последнюю надежду бабуля. И видя, что я совсем упала духом, добавила. — Не волнуйся, все будет хорошо!

— Легко тебе говорить. Тебе же не нужно завтра в лес!

— Лия, не забывай, что я уже там была. Как и многие до меня, как и многие будут после меня и тебя. — Попыталась она меня успокоить, и крепко обняла, как будто и правда прощалась. А может так, и было! Ведь после инициации мне, скорее всего, придется переехать от нее. А потом она уже еле слышным шепотом проговорила мне на ухо. — Не волнуйся, я хорошо тебя выучила. Ты все сможешь, я в этом уверенна! — А потом едва слышно добавила, а может мне просто послышалось: — В любом случае она поможет.

Я так и не смогла понять смысл последних сказанных ею слов, и тихо буркнула в ответ:

— Мне бы твою уверенность…

— Она придет, правда с годами. А теперь беги собираться!

И я пошла собираться. А точнее преисполненная жалости к себе любимой поползла к дому, в надежде, что бабуля меня окликнет и скажет, что просто пошутила. Не окликнула… И даже не засмеялась, она вообще в последнее время очень редко стала смеяться.

Сколько я потратила времени на сбор и так прекрасно укомплектованной сумки я не знаю, но с каждой минутой я нервничала все сильней и сильнее. Как же я буду в лесу одна, и без магии? Как же это странно, и страшно. И, кажется, бабуля что-то темнит. Не понимаю! Если через эту инициацию проходят все то, почему же она такая мрачная и грустная? Она как будто на смерть меня отправляет, а не просто по лесу прогуляется.

Но наконец-то все было уложено и я, переодевшись в теплую кожаную одежду и меховой плащ (нет, ну, почему нельзя было эту инициацию провести, скажем, летом или хотя бы весной, так нет же, меня в лес выкидывают поздней осенью! Ну, спасибо, удружили!), залезла на кровать и потащила за собой сумку, и принялась терпеливо ждать.

Я сказала, терпеливо, да? Уже через десять минут ожидания я уже готова была вскочить и наматывать круги по комнате, или двинуться в этот лес на своих двоих, а бабуля все не появлялась, и не появлялась. Да, что же это? Или она так на выдержку меня проверяет, так она же знает, что я однозначно завалила бы любую такую проверку. И только, когда я уже была готова схватиться и отправиться на ее поиски, бабуля тихонько приоткрыла дверь, и легкими неслышными шагами проскользнула в мою комнату. Жуть, просто!

— Розалия, ты ложись поудобней, а главное молчи, и внимательно, слышишь, очень внимательно слушай! — Попросила она и странным голосом, как скороговорку, проговорила:

Завтра проснешься с первой зарею,

Умоешься ты чистой росою,

Магию твою забираю я,

Да, на дорогу благословляю тебя.

Чтоб судьбу свою смогла отыскать

И на путь истинный скорее встать,

Силу ведьмину раскрыть

И магию мира в себя впустить.

То, что сегодня кажется страшным сном,

Завтра встретишь и пустишь в дом.

Зов природы на миг ощути

Выбери свою стезю и по ней ты иди.

Выпалила бабуля, а дальше пришла спасительно-приятная, но кромешная тьма. Снился мне странный сон о том, что я будто бы птица, которая мирно парит в небе. А через какое-то время она резко вошла в крутое пике и спокойно приземлилась на землю у леса. Там, я каким-то неведомым для меня способом превратилась в небольшую лисицу серо-русого цвета, и легкой трусцой побежала вглубь леса. Да уж, давно мне уже не снилось ничего подобного.

Вот таким лес я никогда не видела. Меня накрыли острые ощущение нереальности, и в тоже время непередаваемое чувство свободы пьянило и окрыляло, хотя свои крылья я и оставила в небе. Сотни различных запахов и звуков сливались в одно непередаваемое ощущение тепла, надежности и защиты. Хотя я и понимаю, что это не мой лес, и что это чувства лисицы потому как всякий лес рад любой живности вошедшей в него, но не каждый лес будет рад человеку, пусть даже и природной ведьме. Так, что я радовалась предоставленной возможности почувствовать и открыть для себя лес с такой стороны.

[1] Фамильяр — представитель животного мира, обладающий человеческим интеллектом и возможностью говорить {если бы они еще и молчать умели, то цены б им не было!}. Собственной магической силы не имеют, но способны накапливать магию для своего Хозяина. Преданы своему Хозяину во всем. По каким параметрам выбирается Хозяин — неизвестно. Вопреки устоявшемуся мнению, на самом деле, фамильярами становятся не только коты, но и вороны, собаки, лисы, лошади, и даже белки {был единственный прецедент с одним из потомков Бабы-Яги}, а также изредка змеи и пауки, летучие мыши.

[2] Церцис — произрастает в северной части Закатных гор. Ядовитое растение, не имеющее ни запаха, ни вкуса и вызывающее высокую температуру, зуд, жжение и красные пята по всему телу, вне зависимости от количества попадания на тело. При сочетании с валерианой и перечной мятой издает сильный запах ванили.

[3] Берихстан — Имеет выгодное месторасположение. С юга имеет выходы к океану Полуденного Света, с севера граничит с Сандорией, королевством людей, на востоке — с Эиреней, царством эльфов, а западная граница окружена Драконьими горами, за которыми начинаются владения Кощея. В народе его называют Свободным царством, потому как его границы открыты для любого живого существа. Поэтому большинство переселенцев было именно на территорию Берихстана, так как в других царствах смешанные браки по большей части запрещались, а дети в таких браках не имели никаких прав. В Берихстане же, были свободные нравы, но за порядком строго следили две главные службы: Служба Истребителей, в народе их называли охотники, которые занимается отловом особо расшалившейся нечисти или истреблением особо кровожадной нежити. Служба Стражей порядка или просто Стражи, занимающееся тем же, только в отношении других рас. Обе службы проводят допросы, расследования, судебные разбирательства и в крайних случаях карают особо опасных нарушителей.

[4] Кедрушка — сильный алкогольный настой на шишках кедра, с добавлением молодого корня белладонны, сока особой горной валерианы, коры вечного тиса степного и нетленного клевера болотного. В народе его называют дурман-зелье, за не просто веселящий эффект, а за настоящий «срыв башки». Выпивший его становится веселым, энергичным, легко поддается на любые провокации, у него возникает необузданное желание идти на подвиги, отключаются даже инстинкт самосохранения, не говоря уже о стыде и совести, которые не у всех-то и есть. У ведьм же это зелье вызывает еще и легкое головокружение, эйфорию, а также открывает или увеличивает магический потенциал.

[5] Природная ведьма, Ведьма Природы, или как ее в народе называют — Баба-Яга. Ведьма, наделенная особым даром не только влиять на окружающую и природу, но и на все природные явления, а также создавать их. Природные ведьмы самые непредсказуемые и независимые от всех. Они также являются защитницами всего живого, даже большинства видов нечисти, которые не причиняют простым людям вред.

Глава 2. Неожиданная встреча

Просыпалась же я с огромным трудом. Тело затекло, спина беспощадно ныла, а в моих волосах явно кто-то пытался свить гнездо. Интересно, и с каких пор моя кровать стала такой жесткой и неудобной? Так, стоп, а где собственно моя кровать? Вот-же ж ежики махровые!

Я резко подорвалась и открыла глаза, чтобы обнаружить себя в лесу…на рассвете. Жуть-то какая! А ведь я до последнего надеялась, что бабуля решила всего лишь надо мной пошутить, это она любит, и делает с частой периодичностью. А может это и есть часть ее шутки? Ну, как бы там ни было, но вот он рассвет, вот он лес, и вот она я в лесу, одна и без магии. Да уж жизнь обещает стать веселой и почему-то не очень долгой. Ну, и что мне делать-то?

Вставать очень не хотелось, но все-таки пришлось, потому как одежда и так промокла от росы, не хватало, чтобы еще и вещи в сумке намокли. Вот и умылась росой на рассвете, чтоб их всех попутным ветром в пустыню занесло, и не вынесло!

Некоторое время я потратила на приведение одежды в порядок, а также на выковыривание из волос веток, листьев, ягод и чего-то до ужаса напоминающие чью-то шерсть. Меня что по земле тащили? Что даже магии пожалели на перенос? Ну, бабуля, ну, удружила! Дай только до тебя добраться, я тебя так отблагодарю, что мало не покажется!

— А бабуля, наверное, сейчас мирно спит себе в теплой кроватке, а Реня в моей комнате, им тепло, им хорошо, а мне здесь холодно, сыро и обидно. — Расстроенно проговорила я вслух, чтобы не было так страшно. — Ну, и вот где же справедливость-то в этом мире? Правильно, нигде!

После того как я привела себя в относительный порядок, пришел черед осмотра территории на предмет: «А куда же меня собственно занесло-то?». Итак, что мы видим? А видим мы — лес. Дерево, куст, дерево, куст, дерево, ой, земляничка, не отвлекаемся, куст, дерево. В общем, лес, однако! Уж, да, уж! Кругом один лес, и что самое страшное — незнакомый мне лес. А это значит, что я, ну-у-у очень далеко от нашего дома. И что-то мне подсказывает, никак интуиция наконец-то проснулась, что это не очень хорошо и не будет способствовать моему долголетию!

Вот когда люди терялись в нашем лесу (не без помощи лешего, конечно, ну и я иногда содействовала этому), то они всегда почему-то искали север и шли в ту сторону. Смешные такие! Не знаю зачем, но они всегда так делали. Ну, и ладно, выбора все равно нет, значит, и я пойду на север. Так, а где у нас север? А север у нас на…он…в…эм…на севере он, в общем. Ох, Мать Природа, спаси да выведи из леса, а то, кажется, я потерялась!

Так все, нужно успокоиться, а то только истерики мне и не хватало, сосредоточится, и просто вспоминать, меня ведь этому учили, я помню. По крайней мере, помню, что учили этому, вот бы еще вспомнить чего именно они мне там говорили. Так, Висаринчик что-то там говорил про какие-то кусты или травки, или что-то еще? Но…не помню я ничего. Странно, и с каких пор у меня память такая дырявая-то стала, раньше вроде не жаловалась, а теперь, когда она мне так нужна…ничего…. Еще полчаса я потратила на хождение по кругу, и усердно делая вид, будто бы я думаю (если бы я еще и умела это делать!).

— Ой, я вспомнила! — Внезапно воскликнула.

И от счастья, что все-таки смогла вспомнить, я радостно подскочила и, не заметив свою сумку, об нее же и споткнулась, и приземлилась на свое самое мягкое место, одно радует, упала я на все туже сумку. А говорил мой дорогой друг леший про мох, что-то вроде того, что на деревьях и камнях с северной стороны его больше, значит, будем искать мох. Благо недостатка в деревьях не наблюдается.

Я тут же с особым воодушевлением принялась осматривать деревья на наличие мха. Впрочем, мой энтузиазм очень быстро разбился о суровую действительность. М-да, однако, проблемка вырисовывается! Лес-то старый и сырой, и здесь недостатка не только в деревьях не наблюдается, но как оказалось и во мхе. Вон все деревья заросли, аж по мою макушку. Ну, и как тут определить север? Ладно, если определиться с направлением обычным способом не представляется возможным, тогда будем действовать моим любимым методом. Куда пальцем тыкну, туда и пойду. А пальцем я показываю…показываю…ну, в общем куда-то показываю. Представим, что это север, а фантазия у меня хорошая, так, что, да, там север. Потому, что мне очень нужно, чтобы там был север.

Так, с направлением я определилась, значит можно идти. Ну, держись лесной житель, к вам в гости попала Лия, мастер случайностей и разрушений, а точнее случайных разрушений, а это значит, что теперь попали вы все, причем надолго и очень серьезно так попали. Да уж, жизнерадостность из меня так и хлещет, самой бы только не захлебнуться!

* * *

Хм, однако, оказывается, что бродить по лесу без провожатого в лице лешего, который показывает все самые быстрые и легкие тропки, как-то уж совсем тяжко и неинтересно. Но жить-то хочется, и хочется хорошо и долго, а потому я наплевав на все — бреду, ползу, пробираюсь сквозь заросли этого «приветливого», во всех отношениях, леса.

Пробродив в лесу до обеда, и так и не встретив никого живого, я начала немного волноваться. Ну, не то чтобы волноваться, так небольшая паника меня накрыла, но с кем не бывает, не так ли? Нет, я, конечно, не маленькая и понимаю, что, судя по старости этого леса, безрезультатно блуждать здесь можно несколько месяцев подряд, но от чего-то этот лес кажется таким безжизненным. Или это они от меня попрятались? Может это тоже часть все той же инициации, типа: «Проживи в лесу одна и не сойди с ума!». Ну, так, тут они ошиблись, ибо я не такая самостоятельная, как моя бабуля, и вообще-то привыкла, что рядом со мной всегда кто-то есть, и кто-то за мной присматривает и контролирует. Ибо я не только самая неусидчивая ведьма во всем мире, но еще и ужасно неуклюжая, из-за чего я не особо то и была против постоянного присмотра.

Я, конечно же, никогда не была домашней, но не привыкла путешествовать одной и обходиться совсем без магии. Но моего мнения на этот счет никто не спросил, поэтому единственное, что мне остается, так это идти вперед. Что я и делала, хотя чем дальше, тем сквернее все становилось, потому, как во время сборов я не озаботилась взять с собой хоть какие-то съестные припасы, так как думала что встречу здесь, если не лешего, то хотя бы дриаду. А они всегда мне помогали, но весь лес, как и его обитатели, очень активно игнорировали бедную и голодную меня.

А ближе к вечеру уже порядком уставшая за день мучений, прилично поцарапанная, голодная и вследствие чего очень-очень злая, я попала на небольшую полянку, как будто окруженную дикой лесной малиной, и черникой.

— О, а вот и мой ужин! — Почти радостно заговорила я, сваливая свою походную сумку на землю посреди поляны.

Насобирав ягод, во время этого процесса, все удивлялась, как эти ягоды сохранились на кустах в столь позднее осеннее время, я удобно устроилась на нижних ветвях огромной ели росшей практически на поляне, рядом с тем местом, где я и попала сюда. Как узнала? Так я же не лесной житель, и потому мои тропинки лес не скрывает, а я хоть и маленькая, но очень-очень неловкая. К моему облегчению ягоды были очень и очень сочными (что в принципе странно, особенно учитывая время года), что позволяло хоть немного, но успокоить жажду разгулявшуюся за день. Да-да, я просто «гений», потому что флягу для воды в сумку положила, а вот воды в нее налить не додумалась и теперь помимо поисков живых существ и еды, мне нужно было срочно найти воду. Точнее вода, была моим главным приоритетом, ибо без всего остального я кое-как, но смогу прожить.

После своего, несомненно, вкусного, но не очень сытного ужина, я решила, что дальше идти и искать что-то более подходящее для ночлега не имеет смысла, к тому же сил уже нет никаких. Прожив всю свою сознательную жизнь рядом с лесом, я уяснила один жизненно-важный момент — в лесу безопасней ночевать на дереве, в любом случае, даже если тебя охраняют лесные жители и магия. Поэтому я принялась очень внимательно присматриваться к ели, на которой только, что так вольготно восседала. И пришла к выводу, что она подойдет мне идеально, особенно, если залезть немного повыше, то можно будет разместиться с комфортом. Вот что самое странное, когда я хожу по земле, то путаюсь в своих собственных ногах и могу спотыкаться даже на ровной поверхности, но стоит мне попасть на дерево, так кажется, будто я была специально рождена для того, что лазить по ним. Вот что значит — девочка, выросшая в лесу!

Устроившись поудобней между ветвями, практически в середине дерева и укутавшись в зачарованный теплый плед, благо додумалась взять его с собой, я блаженствовала, и практически сразу так и уснула. Снился мне наш дом, почему-то со сломанной дверью, и бабушка, стоявшая на крыльце и беспрестанно на кого-то кричащая, а также постоянно машущая руками в сторону этой самой сломанной двери. Проснулась же я снова на рассвете, чтоб этим Бабкам-Ежкам доморощенным, пьяный леший по ночам снился, и все там же в лесу.

Немного полежав все в той же позе, и громко пожаловавшись лесу на несправедливость бытия, я все-таки принялась собираться, а то ведь путь неблизкий (хотя кто его знает, где я на самом деле, и я вполне могу гулять вокруг своего дома). Завтрак был все так же вкусным, но совсем не сытным, и состоял из-все тех же ягод малины и черники, которых я еще и в дорогу с собой насобирала. А то вдруг я еще не скоро смогу найти что-то съедобное. И вот я, к моему огромному сожалению, снова была в пути.

Дальнейшие дни были на удивление похожи друг с другом. Весь день я пробиралась сквозь заросли кустов, выбиралась из ям, куда случайно падала, отдыхала у деревьев, обедала ягодами, собранными на поляне, и все время старалась придерживаться выбранной мной дороги. Иногда на моем пути встречались ручейки, в которых можно было бы обмыться и набрать чистой питьевой воды. К счастью зачарованная на большую вместительность, но малый вес, фляга, была главным, что я всегда держала в своей сумке. По вечерам я неизменно натыкалась на поляну, как будто специально для меня посаженную, с различными ягодами и лесными орехами, и неизменно высоким, но очень удобным для лазанья и сна деревом.

Постепенно я стала как-то привыкать к такой жизни, и кажется, даже стала терять связь с внешним миром. Ибо как, оказалось, существует огромная разница между тем, чтобы часто бывать в лесу и тем, чтобы жить в нем. Я, конечно, очень люблю и природу, и птиц, и животных, да и всех остальных тоже, но вот как-то всего здесь много. Нет, я говорю вовсе не про лесных обитателей, которые, кстати, все также не объявлялись, а вообще о жизни в диких условия. Иногда я начала ловила себя на мысли, что хочу остаться здесь жить, и ведь это были отнюдь не мои мысли, а скорее навеянные лесом, потому как лично я очень хотела выбраться отсюда, а теперь еще желала и как можно скорее избавиться от чар леса.

И в тоже время я понемногу стала чувствовать, как меняться отношения леса ко мне, как он становиться менее насторожен, как мало-помалу начинает тянуться ко мне, доверяет, прислушиваться к моим шагам, и кажется, иногда даже стал помогать. Я даже начала видеть, как оказалось, огромную разницу между лесами, о которой в свое время мне часто твердил леший Висаринчик, обучающий меня технике выживания в диких условиях. А ведь я никогда ему не верила, когда он мне об этом говорил, и все думала, о том, как же может отличаться один лес от другого? В одном деревья, и в другом деревья. В одном кусты, и в другом точно такие же кусты. Но на самом деле, есть в каждом лесу свое особое волшебство, которое невозможно увидеть, просто пробегая мимо, его нужно почувствовать и прочувствовать, и возможно даже прожить. Вот, например, когда вокруг тебя на рассвете расцветают великолепные желто-белые жгутики, то мир становится просто волшебным, и ты невольно задерживаешь дыхание. И вот в более молодом эти цветы намного ярче и мельче, а в этом вековом лесу они более насыщенных оттенков и настолько большие, что кажется, я могла бы там прятаться от дождя.

— Эх, какой здесь чудесный воздух! — Делая глубокий вдох, проговорила я, любуясь незамысловатым узором выступивших из земли корней огромного дуба.

Да, воздух также как-то неуловимо отличался друг от друга. В нашем лесу все время было светло, шумно, весело, везде росли разномастные цветы, благоухая на всю округу, и воздух, воздух там был легкий, невесомый, как будто не обременен никакими мыслями. А здесь же везде чувствовалась печать времени, тяжесть веков, и неимоверная усталость. И такое ощущение внезапно возникает, будто ты попал в старую и очень пыльную библиотеку с тяжелым и спертым воздухом, и вроде дышать совершенно нечем, а все равно чувствуешь трепет от того, что стоишь рядом со знаниями полученные годы, а то и столетия назад.

Но как по мне, то самым большим отличием между лесами являются все же деревья. И в частности то, как они размещены по лесу. Например, в нашем лесочке они растут, где хотят и как захотят, а вот в этом у меня складывается такое впечатление, что его специально так ровненько сажали, прямо дерево к дереву. Правда, они везде обросли мхом, кустами и другими травами, но выглядят они от этого только прекрасней.

А еще я иногда стала забывать, куда собственно бреду и зачем, и это было по-настоящему страшно. Потому как я просто по инерции просыпалась, завтракала и шла дальше. Возможно, это было связанно с тем, что за все время пути мне так и не встретились не то, что леший, но даже звери или птицы, а это очень-очень странно. Ведь лес довольно-таки старый, а значит, живность должна была обжить его уже давно, особенно дриады, наяды, мавки и дивьи люди, ибо они очень любят селиться в старых лесах, так как там не только намного легче прятаться от людей и истребителей, но и места больше. Может кто-то их отсюда выгнал? Или что-то? Хороший вопрос, очень хороший, да проблема в том, что задать его все равно не кому.

Вся ситуация кардинально изменилась, когда, кажется, через неделю, а может и больше, кто ж их считает-то эти дни, моего безмятежного блуждания по лесу, мне повезло, и я наконец-то встретила живое создание. Правда не одно, и может было бы лучше, если бы и вовсе никого не встречала, но что имеем, то имеем. Теперь главное придумать, как выпутаться из ситуации без вреда для своего здоровья.

Началось же все из того, что у меня совершенно не задалось утро, ибо проснулась я почему-то на земле. Благо вечером вылезать на верхушку дерева у меня не было ни сил, ни желания, и потому спала я на нижних ветках. Но все равно обидно! Также лес за ночь по непонятной для меня причине решил скрыть тропинку, по которой попала на поляну, и теперь я потеряла с таким трудом найденный «север». Пришлось опять проявлять, как говорила бабуля идио…тьфу ты, интуицию, и идти туда, куда пальцем ткну. Надеюсь, что ткнула в нужно направлении, а то как-то не хочется ходить здесь кругами.

Позавтракав лесными орехами, которые оказались довольно таки сытными, но не такими вкусными, как ягоды, я собрала вещи и потопала в выбранном направлении. Уже через несколько часов я окончательно убедилась, что пошла совершенно в другую сторону от той, из которой пришла. Что очень радует, но не радует то, что вся местность здесь заросла кустами терновника. Что-то не везет мне последние лет эдак…да, прям с рождения и не везет. Ну, ничего, со мной и не такое бывало! А потому я упрямо пробиралась сквозь кусты стараясь делать это как можно аккуратнее, ведь вещей с собой у меня было не так уж и много. Да и вообще жалко себя любимую, ведь кусты весьма колючие. Такое ощущение, что лес очень не хочет, чтобы я шла в этом направлении, но я ведь упрямая, мне никто не указ. Вполне может быть, что я пожалею об этом, но это мой выбор, и за все последствия буду отвечать тоже я. И если уж я выбрала эту дорогу, значит это моя судьба. А бабуля всегда говорила, что с Судьбой не спорят, а то она может обидеться, и тебе будет чрезвычайно сложно выжить после этого.

Продираясь сквозь «полюбившиеся» мною кусты, я внезапно услышала какое-то шевеление совсем рядом с тем местом, где я только что каким-то чудом умудрилась намертво зацепиться. Может, наконец-то мне повезло, и я нашла разумную живность в этом безжизненном лесу, а то я уж было отчаялась ее здесь найти.

— Эй! Есть тут кто живой? — Хотела закричать я, но за столько дней молчания мой голос немного осип, и я скорее прокаркала это, чем закричала. И ведь хватило же ума! Может там маньяк какой, или голодный зверь, или того похуже истребитель, а я тут вся такая беззащитная.

А дальше наступила звенящая тишина. И только сейчас я заметила, что здесь же даже насекомые не летают, хотя в этом лесу их я встречала очень много. Интересно, что бы это все значило? В ответ на мой невысказанный вопрос, кусты начало трясти с удвоенной силой. Кто бы там ни был, но он явно задался целью пробиться ко мне как можно скорее. И надеюсь, что с желанием помочь, а не пустить меня на обед. А то в последнее время блюдо «Ведьма-табака», а точнее блюдо «Баба-Яга-с корочкой» стало уж очень популярным, особенно в человеческих поселениях.

И тут мне стало совсем не до смеха. Потому как совсем рядом со мной выскочил огромный такой медведь с горящими, явно от голода, глазами. Эй, а ведь я, между прочим, ведьма — защитница леса, а не обед! Видимо то ли от страху, то ли мне просто повезло в порядке исключения, но я резко вывернулась из этого колючего кустарника и теперь медленно начала ступать прочь от этой милой зверушки.

— Ой, какой миленький мишка! Ты, наверное, голодный, да? — Он зарычал, однозначно указывая, что таки да, голодный, и, кажется, уже определился с блюдом. Нет, ну, я его, конечно, понимаю, сама очень голодная, а в этом лесу так пусто и одиноко, но зачем же так однозначно на меня поглядывать-то? — Ну, что ты, мишка, я же совершенно не вкусная, а местами наверняка еще и ядовитая. — Пятясь к дереву, уговаривала я этого плюшевого мишку. — Я же ведьма, а ведьм есть категорически нельзя. Говорят, что очень вредно для пищеварения.

Но этот «милейший» мишка благополучно игнорировал все мои просьбы и уговоры. Ой, мне показалось, или он и вправду начал облизывается? Что-то мне дурно стало. Помогите, спасите, хоть кто-нибудь! Нет, мишка, к тебе это не относится, ты это…лучше стой, где стоишь!

— Мишка-а-а-а, я же совсем-совсем не вкусная, чесслово. Я очень противная и вредная, вот зачем оно тебе, а? — Мишка ничего не ответил, но он стал несколько задумчивым, что мне стало совсем не по себе. Видимо ему, впервые попалась такая несознательная жертва, вот он и растерялся. Потом все-таки собрался с мыслями, и решил, что сытый желудок таки лучше, чем чистая совесть и начал медленно наступать на меня, так «приветливо» при этом улыбаясь, что у меня аж коленки затряслись. Но я все равно медленно продолжала, отступала к деревьям, в надежде, что авось да повезет.

И как только мишка отвлекся, на копошение все в тех же злополучных кустах, я мигом сорвалась на бег. Если это, конечно, можно так назвать. Потому как бежать здесь было практически невозможно из-за густых зарослей кустарника, но я упрямо пробиралась вперед, стараясь делать это как можно быстрее. Через полчаса, которые показались мне вечностью, я выбралась на менее заросшие участки леса, и смогла наконец-то перевести дух. Заключив в жаркие объятья первое попавшееся мне на глаза дерево, я принялась прислушиваться к звукам леса. Лес, к моему сожалению, а может и к счастью, был все также молчалив и угрюм.

Немного отдышавшись и отдохнув, я принялась осматривать себя и нанесенный моей одежде ущерб теми славными кустами, через которые я пробиралась. Ущерб был, но к моему огромному счастью незначительный, и его можно назвать скорее моральным, нежели физическим. И когда я, немного расслабившись, подумала, что меня уже никто не преследует, рядом со мной хрустнула сухая ветка. В тот же миг я опять побежала, благо здесь бежать было намного легче. И вот нет, чтобы задуматься, как это мишка мог так тихо ко мне подкрасться, я будучи полностью уверенна, что это именно он, громко ругая его на чем свет стоит неслась не разбирая дороги.

Петляя между деревьев и кустов, я не заметив корень одного из них, споткнулась и кубарем вывалилась на поляну. Приземление было на удивление мягким, теплым и почему-то сопровождалось отборными ругательствами (нужно будет потом нечисти вовремя сбора пересказать, а то я и половины еще ни разу не слышала). Но так как ругалась не я (это точно знаю, ибо я сейчас была в состоянии немого шока), то я сделала вывод, что мне посчастливилось, скажем, так, встретить, единственного человека за эту неделю. Ура! А повезло ли?

Приподнявшись на руках, я узрела блондина с красивыми глазами ясного синего неба, но они почему-то яростно сузившись, разглядывали меня. Эй, а что я сделала то? Я же не специально! И вообще я даже не ожидала встретить здесь хоть кого-то. Мужчина, по-видимому, устав ждать от меня каких-то извинений, как-то странно и тяжело дыша, видимо ему мое приземление не показалось столь мягким и приятным как мне, он легко стряхнул меня с себя и резко, одним рывком поднялся.

Глава 3. Судьбоносная тропа

Сидя перед ним на земле, я с любопытством и, наверняка, с дурацкой улыбкой, принялась его рассматривать. Теперь я начинаю понимать лесную нечисть, когда они радуются каждому моему приходу. Ведь попробуй побродить в лесу в полном одиночестве несколько дней, и любое разумное существо покажется тебе манной небесной. Даже если и не самое разумное, но все равно.

Мужчина же выглядел очень даже ничего. В нем сразу ощущается и сила духа, и характера, ну, и физическая тоже. Хотя ему конечно далеко до моих знакомых чертей, но все-таки он был и высоким, и широкоплечим, и подтянутым. В общем «хвайный мужчинка» во всех отношениях, как говорила одна моя знакомая кикимора. Наши колдуны так не выглядят это точно, что и выдает его с головой. Ведь колдуны, как и странники, в одежду которых он обрядился, даже при огромных габаритах создают какое-то впечатление убогости, даже субтильности, а вот он же напротив вызывал невольное восхищение. А его выправка и манера держаться сразу выдавали в нем как минимум человеческого вояку, причем командного состава, а как максимум служителя Истребителей или Стражей порядка[1], на худой конец. Было в нем что-то такое, что невозможно объяснить, а только увидеть. И что-то мне подсказывает, что все-таки он истребитель, ибо Стражи по лесам крайне редко ходят и то только толпой.

Обернувшись ко мне и заметив, что подниматься я не собираюсь, подошел и сам помог мне подняться. При этом он как-то странно принялся оглядываться по сторонам, будто проверяя, одна я тут по лесу бегаю, или мы тут толпой решили прогуляться, и ему стоит беречь себя и важные части своего организма от подобных мне. Я его, в некотором роде, даже понимаю, мы ведь, ведьмы, от скуки, и не на такие безрассудства пойти может.

- Розалия Иреева! — Решила представиться я. А пусть знает и боится! Или он думал, что я не узнаю в нем охотника? Хм, наивный какой!

— Очень приятно, Розалия. Я — Никандр, можно просто — Ник. — С милой улыбкой представился мужчина. Эй, я не поняла, а почему это он не боится? Он ведь охотник? Охотник! Имя моей бабули знает? Просто не может не знать! Тогда почему не боится, а наоборот радуется, как будто у него сегодня праздник. Зря он так, ой, зря! — Как вы здесь оказались?

Да уж, не понять мне этих мужиков. Только что явно на меня злился, а теперь улыбается такой прекрасной улыбочкой, что у меня второй раз за этот день коленки дрогнули, правда, в этот раз совершенно по другой причине. Так, Лия, возьми себя в руки! Ну, подумаешь мужчина…ну, подумаешь истребитель…ну, подумаешь улыбается, это вовсе не означает, что нужно терять голову от страха, особенно учитывая, что он как охотник может это почувствовать, хотя и правда ужасно страшно, когда он так многозначительно улыбается. И вообще раз он в несознанку ушел, будем ему подыгрывать. Мне все равно помощь и защита сейчас не помешает. А кто лучше может тебя от нежити защитить, если не охотник на нее же любимую? Поэтому нужно срочно брать его в оборот.

— Понимаете, я тут слегка…потерялась… — Невинно хлопая глазами ответила я. Да, лгу, да, не красиво, но жить-то хочется, ну, и скучно одной в лесу гулять. А если разобраться, то и не врала я вовсе. Я ведь и вправду не знаю где нахожусь. Так что будем налаживать контакт. Хотя по глазам вижу, что не поверил. — Кстати, а вы что делаете так далеко в лесу?

— Ну…я…как бы… — Замялся мой новый знакомый, видимо не ждал от меня такого вопроса, потому и ответ не подготовил заранее. И я поняла, что сейчас тоже услышу прекрасную и сладкую для моих ушей ложь. — Я…это… решил прогуляться по лесу, подышать свежим воздухом, так сказать, да и отдохнуть от суеты городской.

Ну да, ну да! Так я тебе и поверила! Охотник на нежить пришел в лес, кишащий этой самой нежитью (к моему везению, я пока не встретила никого, а то в лесу могут всякие жутики встретится), просто погулять, отдохнуть. Еще бы сказал, что просто мимо проходил, да и решил заглянуть на огонек. Ой, не могу, воздухом свежим подышать, значит? Ну, конечно! Во всем остальном мире он грязный, а вот именно в этом лесу весь такой чистенький и свеженький.

Кстати, а почему он именно в этот лес попал? И вообще как-то подозрительно, что мы с ним здесь встретились, лес-то огромный. А не за мной ли он охотится? Вон он как обрадовался, когда я свое имя назвала. Что-то здесь и правда не чисто, вот прямо чувствую, что неспроста все это. Значит нужно за ним понаблюдать, а то знаю я этих извергов. Вон как вспомню лешего Будимира после их допроса, так и хочется ломать все и крушить, а заодно и придушить кого-то.

— Гуляете, значит? — Он утвердительно кивнул. Все, у тебя был последний шанс соврать и спастись! Ну не мог же он не узнать во мне ведьму. А потому я решила его еще больше ошарашить, и радостно выкрикнула: — Это же просто великолепно!

— Правда? — Недоверчиво спросил охотник, явно не ожидая такого энтузиазма от меня.

— Да! Вы ведь поможете бедной и беззащитной девушке?

— Э…да…конечно. — Запинаясь, произнесла жертва моего произвола. И снова принялся лихорадочно оглядываться, то ли пытаясь найти «бедную и беззащитную девушку», то ли придумать причину, чтобы от меня ускользнуть. Не так быстро, молодец!

— Вот и прекрасно, а то я уже целую неделю здесь блуждаю.

— Неделю? — Переспросил он, цепким взглядом оглядывая меня, и все больше мрачнея. И сразу стало ясно — он знает кто я! И, кажется, что и вправду искал здесь именно меня. Ну, вот и хорошо! Значит, ты и выведешь меня из этого треклятого леса, да простит меня Мать-Природа, но он и вправду меня достал, этот мрачный и чужой лес.

— Ага! Я же говорю, что потерялась. — Тут же прикинулась божьим одуванчиком я. — Кстати, а мы далеко от столицы?

— От какой именно?

— От Старнецы[2], конечно! — Ой, только не говори, что меня еще и в другое царство занесло.

— Ну, если по короткому пути и без лошади, то недели за три можно дойти. — Убил меня новый знакомый.

— Три недели? — Еле выдохнула пришибленная я.

— Увы, но по тракту все пять получится.

— А короткий путь — это где?

— Короткий путь — это как раз через вот этот самый лес. Я, кстати, именно в Старнецу и направляюсь. Так что могу проводить вас туда. — Еще три недели в этом кошмарном лесу, да еще и с истребителем? Да чтоб убиться мне об корень, и где же я так согрешила-то, а? Что-то мне вдруг чересчур весело жить как-то стало!

— Да, это было бы очень любезно с вашей стороны. — Стараясь, мило улыбаться, чтобы не выдать своего истинного состояния, ответила я. — Моя бабушка за возвращение любимой внученьки домой вас очень хорошо отблагодарит.

— Ну, что вы, не стоит. — А вот он не имеет моих навыков скрывать свои чувства, а потому при упоминании моей бабули он аж передернулся весь. — Это мой долг помогать попавшим в беду людям, и, в частности, таким прекрасным и милым девушкам, как вы.

Ага, ага, долг у него! Знаем мы, какие у вас там долги. Прекрасным девушкам, как я? Это он подколоть меня решил за мой внешний вид, или это он ко мне подкатывает? Сумасшедший что ли, или просто хочет мою бдительность усыпить? Чтобы потом заманить меня в ловушку и избавиться, я ведь знаю все эти методы истребителей. Меня за мои сорок пять лет уже столько раз пытались сжечь (кстати, жуть так интересно!), что даже сосчитать трудно, там ведь не столько люди старалась, но и охотники, и даже нечисть отличилась, и утопить, кстати, тоже пытались (незабываемые впечатления!), четвертовать (веселье не передаваемое!), и была даже отчаянная попытка потерять меня в лесу (меня, защитницу леса, и в лесу потерять! Да, мы с бабулей месяц от смеха отойти не могли!). Эх, вот ведь ирония судьбы, сейчас я, находясь в лесу без магии, кажется, и сама себя потеряла.

— Хм, спасибо за комплимент. — Я усердно делала вид, что меня смутил его комплимент. А также, что действительно верю его словам, и он, видимо, занимался тем же, только в отношении меня. — Но думаю, что нам нужно идти, а то там медведь…

— Какой еще медведь?

— Как какой? Большой, злой и очень-очень голодный!

— Да, ладно, это же мертвый лес. И насколько я помню, здесь никогда не водились медведи.

— Мертвый, не мертвый, а медведя я видела вполне себе живехонького. — Заявила я, уже не так уверенно. — Ну, так что, мы идем? Или будем здесь прохлаждаться?

Истребитель, кажется, вообще не слушал, что я ему говорила, потому, как он с задумчивым видом рассматривал кусты из той стороны леса, из которой я собственно и вывалилась на него. А потом резко развернулся ко мне и вперил в меня цепкий взгляд своих теперь уже практически черных глаз. Некоторое время мы так и стояли. Не знаю, о чем думал он, но я все пыталась вспомнить причину, по которой меня так насторожили его внезапно ставшие черными глаза, а она, почему-то все не вспоминалась и не вспоминалась.

— Мы, конечно, можем и пойти, а можем и подождать мифического медведя…

— Он настоящий! — Воскликнула я, поведясь на его подначки.

— Ну да, ну да, я так и подумал.

— Я говорю правду!

— И я вам верю. Кстати, вы не против, чтобы мы для удобства общения перешли на «ты»? — С невинной улыбкой спросил этот…этот…да слов нет, чтобы его обозвать.

— Конечно же, не…против. — Прошипела я в ответ, растягивая губы в «милейшей» улыбке.

— Вот и прекрасно. Тогда пойдем, нам вот сюда. — Все с той же улыбочкой указал, на незамеченную мною небольшую тропинку, охотник. Вот придушила бы заразу!

— Пошли… — Выдохнула я, расстроенная тем, что опять придется пробираться сквозь заросли, но покорно пошла за ним.

Как позже выяснилось, следовать по лесу вдогонку за широкоплечим мужчиной, да еще и прекрасно осознающим, куда он собственно идет, намного проще, чем продираться там самой. Потому я с все еще глупой улыбкой на лице (вот поэтому я и не удивлена, что он смотрит на меня как на сумасшедшую), топала за ним и разглядывала его спину, и все еще старалась хоть как-то его разговорить, и разузнать о нем побольше. Один мой знакомый черт всегда говорил, что врага нужно знать не только в лицо, а и сбоку, сзади, да и вообще со всех сторон, ибо никогда не знаешь, что может пригодиться. Но хоть он и не очень шел на контакт, предпочитая отмалчиваться или если и отвечать, то односложными фразами, мне все равно было весело и легко на душе, потому как я теперь была не одна. Хоть что-то хорошее во всей этой ситуации.

Шли мы без устали целый день, останавливаясь только дважды для того чтобы поесть и умыться в ручье. Ник, все удивлялся моей физической подготовке (ага, я молодец!), а я, откровенно говоря, совершенно не была удивлена тем фактом, что он за целый день даже не вспотел от быстрой ходьбы, как-никак истребитель, а их все-таки готовят долго и жестко. И вот к вечеру мы снова вышли на небольшую полянку, на которой к моему разочарованию совершенно не было пригодных для лазанья деревьев.

Но идти дальше мы не видели никакого смысла (хоть в чем-то наши мнения совпали!), а потому начали готовить место для ночлега здесь, и, к моему сожалению, прямо на земле. Мой новый знакомый, чтоб его черти на праздник Долголетия[3] пригласили, и выпить заставили…нет, это я что-то очень жестоко с ним…. Ну, да ладно. Так вот Ник сразу же принялся командовать, и указывать на и без того понятные вещи.

— Розалия, будь так добра, наломай веток вон того дерева, чтобы нам было где спать, а я пока соберу хворост и разведу костер.

— Слушаюсь и повинуюсь, мой господин. — Ехидно проговорила я и чинно поклонилась ему.

— Не смешно!

— Ну, как сказать, как сказать… — Проговорила, и покорно пошла, ломать ветки бедного деревца.

Пока я с тяжелым сердцем (пусть совести у ведьм и нет, но дерево все равно жалко) обустраивала наш ночлег, Ник успел не только развести огонь, но и приготовить небольшой ужин из странно пахнущей каши и поджаренного на огне хлеба с мясом.

Очень неприятно было осознавать, что этот истребитель был более подготовлен к жизни в лесу, нежели я. Да и вообще чувствовал он себя намного свободней и спокойней. Правда меня, прожившую целую неделю на ягодках и орешках, неимоверно радовал факт наличия у него хлеба и копченого мяса, но все равно он меня чрезвычайно раздражал уже самим своим присутствием. Но больше всего во всей этой ситуации меня удручал тот факт, что всю эту неделю, как рассказал мне Ник, я шла в абсолютно противоположную сторону от той, которая нужна мне, за то и правда на север. И это грустно, очень-очень грустно, ведь меня учили всему этому, но я почему-то благополучно обо всем забыла, наивно понадеявшись на магию.

После быстрого и потрясающе вкусного ужина (всей полноты вкуса этой каши невозможно передать словами), я, все еще пребывая в плохом настроении из-за своей «везучести», или может даже лучше сказать

нерасторопности, решила быстренько поблагодарить Ника, и укладываться спать.

— Спасибо, вам…

— Тебе. — Мягко напомнил охотник о нашей договоренности.

— Да. В общем спасибо тебе за помощь и очень вкусный ужин.

— Давно не ела нормальной еды? — Ой, у кого-то вдруг появилось желание поговорить, и почему-то именно тогда, когда у меня оно полностью пропало.

— Да, все как-то ягодки и орешки.

— Мне вот интересно, как же тебя занесло-то сюда, да еще и без сопровождения, снаряжения и еды?

— Ну, это, несомненно, интересная история, но я не очень хочу об этом говорить. — Стараясь как можно спокойней ответить, но все равно в моем голосе прозвучали и горечь, и злость на эту всю ситуацию, что не укрылось от очень проницательного мужчины, у которого разгадывание тайн является не только профессией, но и смыслом жизни.

Ник же некоторое время просто молча и очень внимательно на меня смотрел, и я, как будто зачарованная мерцанием его черных глаз, тоже не могла отвести взгляд от него, хотя и собиралась как можно скорее лечь спать.

— Хорошо. Тогда…спокойной ночи.

— Да…эм…спокойной…ночи. — Ответила я теперь и правда смущена своими ощущениями, на что его улыбка стала еще шире.

И уже засыпая, снова укутавшись в теплый плед, я все думала о его черных, как безлунная ночь, глазах и припоминала, о чем же они мне напоминают и что же не дает мне спокойно уснуть. Через некоторое время, медленно уплывая в сон, я неожиданно вздрогнула и только чудом взяла себя в руки не начав вопить на весь лес. А все, потому что мгновение назад внезапно вспомнила, что же странного в глазах моего нового знакомого.

Спать мне расхотелось в тот же миг. И теперь я лихорадочно принялась обдумывать то, как я могла так вляпаться и что же мне теперь делать, как выпутываться из этой передряги. Ведь как оказалось, рядом со мной сейчас лежал не рядовой охотник за нежитью, а один из командиров всей их службы или как минимум заместитель их главы. Потому как в момент опасности или при применении магии только у них радужка становилась абсолютно черной, мне бабуля об этом рассказывала. А еще говорила, что эта особенность указывает на то, что в нем кровь саардов[4] из высшей аристократии. И вот это то и самое страшное, так как убить меня ему не составит труда, даже если я буду в боевой готовности и с магией, а что делать мне сейчас, учитывая ситуацию, и думать страшно…

Какое-то время я поддавалась панике, и уже собиралась вскочить и бежать от него, куда глаза глядят, но потом мозг возобладал над всем остальным, и я поняла — не все так страшно. Ведь если он меня не убил сразу, то это значит, что я нужна ему живой, и это прямо вселяет в меня надежду на то, что у меня еще есть шанс выжить. Немного успокоившись и прислушавшись к окружающему меня лесу, я вдруг осознала, что у Ника, который и правда лежал очень близко, очень странное дыхание, как для спящего. А это значит, что мои внутренние метания не остались для него незамеченными, а это уже нехорошо, очень-очень нехорошо, особенно для меня.

Все еще беспокоясь о том, что теперь со мной будет, я незаметно для себя уснула. Видимо сказался тяжелый день, ведь поспевать за истребителем не так уж и легко, или уж очень сытный ужин, а может и то, что я впервые за последнее время почувствовала себя в безопасности рядом с этим мужчиной, хотя это и противоречит всякой логике.

Утро началось с изумительного запаха жареного мяса и тихо насвистываемой мелодии, которую я уже однозначно где-то слышала, но вот где не помню. Хм-м-м, что-то не то творится с моей памятью в последнее время, раньше у меня с ней проблем не было, а теперь даже ради любой мелочи приходится напрягать мозг. А может все дело в этом лесу? Может это у него такая магия особая? Может и так, даже вполне может быть, что все именно так, но вот доказать это я не могу, как и защитится от ее влияния, ведь магии у меня нет ни граммулички.

И уже полностью проснувшись и удобно сев на своем спальном месте, я уставилась на весело улыбающегося мне охотника. Прямо улыбка серийного маньяка-убийцы и что самое страшное, особенно для меня, так это то, что в чем-то это определение может оказаться правдивым.

— С добрым утром, Розалия! — Радостно поприветствовали меня, и он отвернулся, полностью уделяя все свое внимание приготовлению завтрака. Хм, какой, однако, полезный в хозяйстве мужик.

— Угу, и тебя туда же. — Пробурчала, не разделяя его веселого настроения.

Я с настороженностью принялась следить за всем, что он делает, все ожидая хоть чего-то напоминающего угрозу. Но он с самым невозмутимым видом продолжал готовить.

— Что-то не так? — Вдруг обернувшись, спросил он, а я от неожиданности даже подскочила.

— Не-е-ет, а что?

— Просто ты на меня так смотришь.

— И как же? — Настороженно спросила его. А то вдруг и правда, догадался.

— Как на злобного Кощея[5].

— Эй, ты мне дядю Кощеющку не обижай. — Выкрикнула, защищая ни в чем неповинного (да как бы ни так) Кощея, и еле слышно добавила: — Это может быть крайне вредно для здоровья.

Я произнесла это очень тихо, но он каким-то чудесным образом услышал и повернулся ко мне с самым серьезным видом. И куда только весельчак Ник делся?

— И чем же?

— Что чем?

— Чем это опасно для здоровья? — Показательно спокойно спросил меня уже не Ник, а самый настоящий истребитель-дознаватель.

— Ну, Брозиус, ой, то есть Кощей, очень не любит когда его оскорбляют. Прямо скажем, ну ОЧЕНЬ не любит когда кто-то выбирает такой изощренный способ самоубийства. Вот лично я видела, на что он способен, и что далеко не все способны после нанесенного оскорбления уйти живыми и со всеми своими частями тела.

— А ты значит, хорошо его знаешь, раз по имени называешь?

— Да, не то, чтобы хорошо…Так заезжала к нему в гости…пару раз…

— Как интересно… — Пробормотал этот пугающе спокойный мужчина, и задумчиво продолжал помешивать готовящуюся еду. — Следовательно, и в знаменитой Кощеевой пуще тоже была?

— Угу…бывала… — Печально ответила я, полностью уйдя в свои мысли, а спохватившись быстренько добавила: — То есть, нет…. В смысле, нет, не была, ведь никакой пущи-то и нет.

— Как так нет? — Притворно удивился Ник, и хитро улыбаясь добавил. — А все говорят, что есть.

— А я говорю, что нет ее! — Уж больно показательно выкрикнула я, и как можно спокойней и уверенней прибавила: — И вообще выдумки все это.

— Правда?

— Да! — С самым честным видом ответила я.

— Хм, очень интересно…

— Сама в шоке от таких досужих слухов.

— Стало быть, нет ее? — Подозрительно прищурился он на меня.

— Совсем нет! — И ведь не соврала же. К тому же врать ему было абсолютно бесполезно, особенно учитывая, что его глаза снова стали черными. Из-за чего мне стоило неимоверных усилий не вздрогнуть.

— Ладно, разберемся…позже.

— Ага, и желательно без меня.

Он еще мгновение пристально на меня смотрел, а потом перевел взгляд на наш, надеюсь, что еще не испорченный завтрак, и больше не поворачиваясь ко мне произнес:

— Завтрак почти готов. Вон в той стороне шагов через тридцать есть небольшой ручей… если тебе нужно…умыться.

— Да, спасибо. — Поблагодарив его, я тотчас поплелась в ту сторону, в которую он указал, и про себя молилась, чтобы он не понял, как же я рада хоть ненадолго, но избавится от его общества.

После великолепного, даже по сравнению с бабушкиной готовкой, завтрака мы снова двинулись дальше. Шли мы в абсолютной тишине, каждый погруженный в свои мысли, а может нам просто не хотелось разговаривать. И хотя я все еще рада была его присутствию, но какое-то мрачное и давящее чувство преследовало меня еще с момента моего пробуждения. Может опять лес в игры со мной играет? Вполне может быть, это в его духе, особенно если учесть, что все считают его мертвым. А это значит, что сюда редко кто приходит из ведьм и ему неоткуда брать энергию. Нет, мне, конечно, ничего не жалко, особенно для леса, но вот учитывая, что он так жестко это делает, совершенно не улучшает мне настроение. И ладно бы у меня была магия, и я могла бы это контролировать, а так… Да еще и истребитель этот рядом, и ведь не скажешь ему про лес, как-никак профессиональная тайна.

* * *

Уже ближе к обеду я была окончательно подавлена, и мне очень хотелось на ком-то сорвать свою злость, а так как идеальный объект был рядом и безмятежно шел впереди, я в предвкушение потерла руки. Но, к моему сожалению, повод к нему придраться нашелся далеко не сразу. Вскоре после начала нашего блуждания, я стала замечать, что окружающий нас лес как-то неуловимо похож, на тот, что мы уже проходили, а я как выросшая в лесу ведьма, не могла не обратить на этот факт внимание. Но видимо насторожило это только меня одну, поскольку мой провожатый шел совершенно спокойно и абсолютно уверенно в правильности выбранного им пути.

Проходя в который раз мимо одного и того же пейзажа, я непросто стала сомневаться в способностях ориентироваться на местности моего нового знакомого, а и радоваться этому аки младенец, и потому я решительно прервала затянувшееся молчание и задала ему невинный вопрос.

— Эй, следопыт-любитель, а мы часом не потерялись?

— Нет! — И голос такой уверенный-преуверенный.

— А мне, кажется, что таки да!

— А я сказал — нет! — Ох, как же я не люблю таких самоуверенных особей мужского пола, да и не мужского тоже.

— Ты уверен? — Все еще безмятежно продолжала допрашиваться я.

— Безусловно!

— Не хочу тебя обидеть, но что-то я в этом сомневаюсь… — Как можно спокойно произнесла я.

— И почему же? — Тут же насторожился Ник.

— Просто мы мимо вот того деревца, уже третий раз как проходим. — Как бы невзначай добавила я.

Ник так резко остановился, что я, не уследившая за его маневрами, буквально налетела на него, и тут же отскочила подальше, так сказать, во избежание. Но он этого, кажется, даже не заметил, потому, как с истинно исследовательским интересом рассматривал то самое дерево, на которое я ему указала. И почему-то хмурился, видимо дерево не поддавалось ни узнаванию, ни идентификации, и, кажется, даже не собиралось признаваться в заговоре против него. Но потом, видимо, с помощью магии все-таки он отследил наше здесь присутствие (все же не первый раз тут проходим), и вмиг насторожился. Кажется, не только мне в голову пришла мысль, что этот лес далеко не такой мертвый, как кому-то хотелось, и он решил с нами поиграть немного.

— Вот же, святые черти! — Выругался Ник, после чего я невольно и самым обидным, для него, образом рассмеялась, причем абсолютно не специально. Он некоторое время недоуменно на меня смотрел, а потом раздраженно спросил: — Ну, и что здесь смешного?

— Ты! — Выдохнула я и продолжала дальше смеяться, ибо все никак не могла справиться с воображаемой картинкой моих знакомых чертей в образе святых. Главное им об этом не говорить, а то ведь и правда, прибьют, и муки совести их совершенно не будут мучать, потому как у них совести и в помине не обитало.

— И что же во мне такого смешного? — Уже буквально шипел задетый за живое истребитель.

— Ник…а ты…сам-то…чертей…видел? — Всхлипывая от смеха, спросила я у него, пытаясь справится с внезапным приступом веселья.

— Конечно, видел. Я и в Дархелле[6] был не один раз. А к чему ты это спрашиваешь? — Явно ничего не понимаю, и, кажется, еще более обиженно спросил он.

— И что…святых…ик…чертей…тоже видел?

Ник не ответил, только продолжал молча буравить меня злым взглядом, а потом, видимо, до него дошел смысл сказанных мною слов и он тоже рассмеялся вместе со мной. Этот смех немного разогнал тучи злобы и раздражения, которые сгущались над нами. И уже отсмеявшись Ник решил все-таки ответить на мой вопрос.

— Нет, святых определено не было. Но может я просто не с теми общался.

— Сомневаюсь. Я их хорошо знаю, и поверь мне, святых там точно не водиться.

— А ты откуда их так хорошо знаешь? — Все еще продолжая весело улыбаться, спросил Ник, но я отчетливо поняла, что приступ веселия у него уже прошел, и теперь передо мной стоял истинный представитель власти во всем Свободном царстве.

— Ну, скажем так, я бывала там несколько раз и, если можно так выразиться, успела с ними…эм…пообщаться.

— И насколько тесно вы «общались»? — Как-то странно смотря на меня, спросил он.

— Не очень «тесно», но мы с ними остались друзьями. — Почти не соврала я.

— Серьезно?

— Ага!

— Ну, тогда в следующий раз, когда буду там, то обязательно спрошу своих знакомых о степени вашего «общения». — Ехидно пообещал мне Ник, как-то по-особенному выделяя последнее слово.

— Лучше не стоит!

— Правда?

— Да, а то я боюсь, что они после упоминания моего имени, больше никогда не захотят с тобой разговаривать, и это в лучшем случае. — Честно призналась я.

— Это почему же?

— Просто поверь мне на слово.

— Хм, ну да ладно с этим я еще разберусь.

— Кстати, а может, мы все-таки пойдем, а? — Решила сменить тему на более значимую в данный момент.

— Да, идем. — Сказан он, и решительно пошел дальше, а потом резко остановился, не сделав и пары шагов, и повернулся ко мне. Мне же и задал вопрос: — А почему ты мне раньше не сказала о том, что мы кругами ходим? — Тут же вспомнил изначальную причину нашего спора Ник.

— Да, я и сама не до конца была уверена!

— А теперь значит уверена? — С нескрываемой иронией произнес он.

— Да! Я свой платочек вот там оставила. — Невинно призналась я, указывая на куст, возле которого и правда лежал мой платочек (главное не говорить, что я его просто выронила, а не специально сюда положила), и предусмотрительно сдала несколько шагов назад.

— Платочек??? — Прорычало это чудовище, снова поворачиваясь ко мне. — И ты только сейчас мне об этом говоришь???

— Вот только нечего так на меня орать! Это же ты у нас тут главный! — Он несколько минут зло прожигал меня взглядом и все время сжимал руки, будто бы представлял там мою шею, а потом, все-таки справившись с собой, отвернулся и прошипел:

— Ладно, забирай свой платоче-е-ек, и пошли дальше. А то и так столько времени зря потеряли. — И так сказал это, как будто я в этом виновата, а не он. И вообще он видимо не ожидал, что такое простое задание как найти меня, по крайней мере, я очень надеюсь, что оно было только «о найти», а не чего-то там еще, может обернуться такой нервотрепкой. Знай наших, истребитель!

Тоже мне великий полководец, два часа по кругу проходили! Вот только бы он нас на болото не завел, или того хуже в топь. И ведь он даже не хочет слушать голос разума, то есть меня.

Еще какое-то время он постоял, молча смотря в одну точку, то ли давая мне время забрать платочек, то ли что-то там магича. Но как только я подняла свой платок, он тут же продолжил идти, только намного быстрее. Видимо, теперь никто не собиралась меня жалеть, и по лесу мы будем продвигаться бегом. Неужели он и правда, на меня обиделся? Или может просто злится на себя и на лес, который смог его так легко одурачить? А может и на меня злится, потому как он явно не знает что у меня магии нет совсем, и может думает, что я специально над ним издеваюсь.

[1] Служба Истребителей, в народе охотники, занимается отловом особо расшалившейся нечисти или истреблением особо кровожадной нежити. Служба Стражей порядка или просто Стражи, занимающееся тем же, только в отношении других рас. Обе службы проводят допросы, расследования, судебные разбирательства и в крайних случаях карают особо опасных нарушителей.

[2] Старнеца — столица Берихстана, Свободного царства.

[3] Праздник Долголетия — знаменитый, и самый опасный для простого обывателя, праздник чертей. Празднуют его черти первого дня начала весны и обязательно у озера Святой Тьмы. Все кто знает об этом празднике, или не дай Боги, побывал на нем хоть раз (и первый-то не всем удалось пережить), обходят в это время их княжество десятой дорогой. Потому как отмечают они этот праздник не день, и не два, а почти неделю (и это при благоприятном исходе), а иногда и дольше, при том празднуют они сутки напролет, и никто не расходиться отдыхать. Особенное отношение у них к гостям, в общем, сбежать не удалось никому. Вот только печень и другие жизненно-важные внутренние органы людей, в том числе и магически одаренного населения, и даже нечисти, не рассчитан на такое количество спиртных напитков, а потому-то не все пережили этот ужас.

[4] Саарды — полулюди-полубоги тьмы. Представители этой расы умны, сильны, великолепные бойцы, обладают усиленными инстинктами, прирожденные охотники. Они практически бессмертны, а также наделенные магией огня. Они ничем не отличаются от людей, единственное, что их выдает так это меняющаяся радужка глаза на черный цвет в моменты испытания сильных эмоций или применения магии. Чаще всего работают частными наемниками, крайне редко поступают на службу, и только по идеологическим соображениям, поскольку не умеют и не желают подчиняться.

[5] Хранитель Источника Жизни, или по-народному Кощей Бессмертный. Настоящее имя — Брозиус Бессмертевич Кощий, его мало кто знает даже среди ведьм. Много веков он и его родственники охраняют свою территорию и тайны Источника Жизни от всех желающих из него испить. Сам Источник не доводилось видеть никому, так как Кощей строго следит за всеми приезжающими. По легенде только самые достойные могут найти этот Источник, и обязательным условием является то, что найти его нужно самостоятельно. В старых свитках говорилось, что побывав у Источника люди и нелюди менялись полностью, обретя не только долгую жизнь, но и всевозможные знания и умения.

[6] Дархелл — Княжество чертей расположено частично на равнине и берет свое начало от Кощеевых владений, и аж до Пустынных гор, которые также принадлежат чертям. С севера княжество окружено океаном Полуночного света, а с юга граничит с Ведьменскимими землями. С восточной стороны примыкает к границе Сандории. В Пустынных горах по большей части и промышляют черти, добывая особые металлы и драгоценные камни и именно из-за ценности этих гор, и происходили большинство войн с чертями. Правит Повелитель Дархелла — Менелос ирст Даркмир. Столица — Иуз-Дарр.

Глава 4. Непредвиденное предложение

Да уж после целого дня попыток не отставать от стремительно шагающего мужчины, я поймала себя на мысли, что раньше он очень даже жалел меня, а я-то наивная полагала, что мы раньше довольно живо шли. Хотя нет, раньше мы и правда, просто шли быстро, а теперь же мы просто несемся, как стадо носорогов на пожар, а ведь я так резво даже от медведя не убегала.

Нет, с одной стороны я, конечно, понимала, что нужно остановиться и объяснить ему нормально, мол, так то и так я как бы ни при чем, и вообще меня банально подставили. Ага, так и вижу эту картину:

«— Ник, это не я водила нас по кругу, меня подставили!»

«— Правда? Интересно узнать кто же?»

«— Лес.»

«— Лес значит?» — И вот на этом месте даже мое воображение отказывается функционировать. Потому как объяснить пусть и магу, но ограниченному в знаниях, ведь природные ведьмы ревностно хранят свои секреты, даже от других ведьм, то, что все леса живы и каждый из них имеет свою собственную магию, или душу, которая и позволяет защищать всю живность, проживающую на его территории, довольно таки сложно. Хотя нет, скорее можно сказать, что это вообще невозможно.

С другой стороны, я также прекрасно понимала, что мне не то, чтобы не поверят, просто легче от этого все равно не станет, а вполне может быть, что еще и усомнятся в моем психическом здравии. Он ведь больше злится на себя, а не на меня и уж тем более не на лес. Потому как доказательств моей вины у него нет, а про лес он вообще не знает. Вот и злится на себя, а то, как же, такой большой и грозный весь из себя истребитель, а его обвили вокруг пальца, как маленького и несмышленого ребенка, хотя нет, детей-то лес как раз и не тронет никогда, что не скажешь про ведьм и представителей других рас.

Правда, ближе к вечеру затянувшееся злобное молчание начало меня, мягко говоря, напрягать, а по правде, то просто бесить. И я решила все-таки попытаться заговорить с ним и как-то мягко намекнуть, что он как бы взрослый мужчина и ему вроде как не положено дуться из-за такого пустяка. Хотя если уж говорить совсем откровенно, то мне просто стало себя жалко, ведь и дальше бежать за ним в подобном темпе я уже не могла чисто физически.

— Эм, Ник… — Осторожно позвала его.

— Мм?

— Может, сделаем привал, а? — С нескрываемой надеждой спросила я.

— Я не устал! — Нагло ответил этот…этот…эгоист, в общем.

— Это-то я понимаю! — В тон ему ответила я, и тут же добавила: — Но ведь не все из нас проходили подготовку истребителей и…

— Что? — Ник снова так резко остановился, что я на полной скорости налетела на него, но он даже не покачнулся. Зато к моему непередаваемому счастью наконец-то остановился.

— Я говорю, что не все проходили подготовку истребителей… — Начала я, как была снова прервана слегка шокированным Ником.

— Так ты знаешь, кто я?

— Э-э-э, да.

— Давно?

— Ну-у-у, с момента нашей встречи.

— Странно. Я думал, что моя маскировка намного лучше. — Кажется, сам себе пробормотал охотник, а я решила не расстраивать его еще сильнее и не говорить, что как раз его маскировка и натолкнула меня на определенные выводы.

— Ну, так что там с привалом?

— А? Что? — Недоуменно переспросил мужчина, все еще пребывая в своих мыслях. — Привал? Нет, еще рано.

— Я, конечно, не хочу жаловаться…хотя нет постой, я как раз хочу…так вот — я устала!

— Очень?

— Сильно! — Выкрикнула я.

— Тогда ладно, немного отдохнем, а потом пойдем искать место для ночлега.

— Ура! — Почти радостно промычала, и буквально свалилась на землю и тут же оперлась на ствол дерева своей многострадальной тушкой.

К моему огромнейшему сожалению в его понимании «немного отдохнем», оказалась прямо таки совсем немного, то есть не больше пяти минут, а я за такое время даже отдышаться не успела. Но повторно жаловаться я не стала, и не, потому что гордая, а потому что банально понимала — не поможет. И осталось мне только молить лес, что где-то неподалеку нам попалось удобное, в понимании истребителя, место для ночлега.

Очевидно, лес все-таки решил сжалиться надо мной, видимо я представляла собой настолько плачевное зрелище, что даже ему стало меня жалко. А как мне-то себя было жалко, просто словами не передать. И, о Святой Лес и Мать Природа, неподалеку мы таки натолкнулись на небольшую поляну, но явно не природного происхождения, потому как она состояла из стоящих в ряд пеньков, и только на ее краю было немного свободно места. А еще большим чудом было то, что буквально в паре метров от этого места находился природный источник, который прятался от поляны высокими кустами орешника, и потому я могла там искупать в полный рост и ничего не бояться. Ведь подглядывать Ник не сможет, благодаря пышным кустам, и в тоже время будет достаточно близко, чтобы в случае чего буквально в считанные минуты прийти мне на помощь. И, я очень надеюсь, что лес этим не намекал мне на то, что я совсем не розами благоухаю и выгляжу настолько убого, а то я итак неловко себя чувствую, хотя и понимаю всю справедливость таких намеков.

В общем, оставив Ника готовить ужин, и в очередной раз, порадовавшись полезности такого мужика в быту (замуж за него пойти, что ли?), я потопала приводить себя в порядок. Вода в источники оказалась прямо таки ледяной, но увидев свое отражение, я уже не обращала на это никакого внимания. Поэтому предварительно наполнив свою флягу и Ника, я решительно начала принимать водные процедуры. Тут-то мое везение и закончилось. Или это у леса такое извращенное чувство юмора? Ну, как бы там ни было, но в момент, когда я полностью раздевшись и намочив небольшое полотенце, чтобы им умыться, почувствовала, что куда-то лечу. Летела я недолго и ни куда попало, а по классике жанра именно в источник, чтоб ему пусто было.

Первые мгновения я пыталась кое-как бултыхаться и хоть за что-то ухватиться, но очень быстро от «купания» в столь холодной воде мышцы свело судорогой. Буквально через несколько секунд после моего «заплыва», я уже не чувствовала ни рук, ни ног, а потому самостоятельно выбраться из воды уже не могла. И вот спрашивается, за каким лешим, я, взрослая, образованная ведьма, решилась сунуться к этому источнику с его ледяной водой? А если бы он еще и магическим оказался? Чем я только думала??? Правильно, ничем не думала, ибо все равно нечем!

И так как сама вылезти я уже не могла (проверено, и не одной попыткой), то решилась на то, на что не решилась бы не одна здравомыслящая ведьма. Хотя откуда у ведьм и сия непонятная вещь как «здравомыслие»? Непонятно.

Ох, как же все-таки хорошо, что бабуля меня не видит, а то она мне такого позора не простила бы! До гробовой доски мне это все вспоминала бы, причем именно до моей доски. Нет, если честно, то я как порядочная ведьма, для начала молилась и лесу, и Природе, потом даже до упомянутых Ником святых чертей добралась. Но учитывая тот факт, что я так и оставалась в воде, мне пришлось признать, что помощи ждать не от кого, а потому решилась на безумный поступок и позвала истребителя.

— Н-И-К! П-О-М-О-Г-И! — Полукриком-полухрипом позвала его я.

И в тот же миг ко мне снова начал сквозь кусты прорываться как минимум медведь, а как максимум дракон, а-нет, оказывается это всего лишь Ник с мечем в одной руке и фаером в другой. Прямо спаситель…спасатель…тьфу ты, главное чтобы не утопитель!

— Лия? Что случилось? — Увидев меня, он даже с шага сбился, а потом начал лихорадочно осматривать место вокруг меня и как бы совсем-совсем не смотрит в мою (хоть бы косоглазие не заработал!) сторону. Но так и не найдя ничего угрожающего мне с недоумением покосился на меня, потом убрал фаер и меч, и только потом отвернулся. — Ты чего кричала-то?

— Выбраться мне помоги! — Уже вовсю стуча зубами проговорила.

— Провалилась?

— Не совсем, я…

— Застряла?

— Не то чтобы…

— Скользко?

— Да, нет же…

— Тогда не понимаю.

— Н-и-ик! Вытащи меня немедленно! — Еле слышно прохрипела. Совсем доконал меня этот гад, теперь я заболела. Вот он точно главный мучитель…то есть истребитель…хотя нет, первое более правдоподобно, но как бы там ни было, от меня уже столько раз и столькими путями пытались избавиться, но чтобы вот так изощренно — никогда! Остальные более честно и прямолинейно действовали — сначала нашел, потом поймал, и только потом делали попытки — утопить/ сжечь/ повесить/ четвертовать/ обезглавить/ сбросить со скалы (нужное подчеркнуть).

— Это как-то не правильно, не находишь? Ты ведь не одета…совсем.

— Ник, миленький, если ты меня сейчас же не вытащишь, то через пару минут уже и не нужно будет.

— Хм…Почему? — Недоумевал (или издевался?) мужчина.

— Да, потому что мне будет без надобности ибо замерзну…причем насмерть! — Просипела я, а потом добавила: — И буду я являться тебе вечность, как призрак твоей совести.

— А, ну, совесть это хорошо!

— Ты издеваешься?

— Как и ты!

— Что?

— Лия, я не понимаю, в какую игру ты играешь, но это не смешно. Я ведь и правда, подумал, что на тебя кто-то напал. — Начал отчитывать меня менторским тоном истребитель. — И испугался за тебя, а ты тут…

— С-с-с-той! — Прошипела, прямо не ведьма, а самая что ни на есть змея, и вот когда на всю поляну раздался звук моих неистово стучащих зубов, до него наконец-то дошло что, тут что-то не так.

— Это у тебя зубы стучат?

— Д-д-а-а.

— А почему?

— Холо-д-д-н-о.

— Ты что все это время в холодной воде сидела?

— Не-е-т, конеч-н-о…

— Хорошо. — Облегченно выдохнул он, и я решила все-таки добить его.

— Просто вода-а-а здесь не холодна-а-я-я, а ледяна-а-а-я-я. — Таки добила я его.

Какое-то мгновение ничего не происходило, но потом до него видимо дошло все сказанное мной, и он в одно незаметное движение оказался рядом со мной и буквально выдернул меня из воды. Все время ругаясь, на неизвестном (что удивительно!) мне языке он вытирал меня огромным махровым полотенцем (и где только взял-то?), еще и теплым воздухом помогал себе в этом деле. Однако какой заботливый истребитель, большинство, из них молча бы ушли, видя ведьму в таком положении, а другие бы еще и помогли ей «уйти на дно». Прямо чудно и в то же время страшно. Что же ему такое от меня нужно раз он мне помогает?

— Почему ты воду не подогрела? — Грозно спросил он, когда поток ругательств иссяк.

— Ну…эм…как бы…

— Тебе магия зачем, а? — Буянил Ник.

— Я…эм…

— Не понимаю, как ты вообще дожила-то до своих лет, а?

— Ну, я…

— Почему магией не воспользовалась, отвечай? — Продолжал допрос он.

— Да, как бы…нет ее.

— Как это нет? — Опешил немного Ник, что даже прекратил сдирать мою кожу своим полотенцем.

— Да, вот так. — Начала злиться я.

— Объясни!

— Не могу. — Ответила я и под его пристальным и немного злым взглядом черных глаз добавила: — Сама ничего не знаю, просто нет и все.

Несколько долгих мгновений он буравил меня своим жутким взглядом черных аки безлунная ночь глаз, а потом, видимо так и не дождавшись ожидаемой реакции, отвернулся.

— Хм, ладно, разберемся. — Проговорил он надоевшую за время нашего знакомства фразу, все еще машинально кутая меня в это безразмерное полотенце, и было видно, что мысленно он очень далеко.

— Эм…Ник, ты меня сейчас задушишь! Я, конечно, понимаю, что ты мечтаешь об этом с момента нашей встречи, но все-таки…

— Ах, да, прости, я немного задумался. — Он тут же отпустил меня и не глядя развернулся в сторону нашего импровизированного лагеря. — Одевайся, а я пока приготовлю тебе согревающий напиток.

— Спасибо! — Еле выговорила я.

— Всегда, пожалуйста. — Как-то устало ответил мужчина, даже не поворачиваясь ко мне и ушел. Да уж, видимо, я таки его допекла. Эх, даже жалко его стало немножко, это же никаких нервов не хватит возиться со мной, вон скоро нервный тик заработает, следом нервный срыв, а там и до инсульта с инфарктом недалеко, потом еще и лечи его. Ну, будем надеяться, что у них на службе есть хорошие лекари. Хотя, как ни крути, но лучшая из лучших в этом деле это, несомненно, моя бабуля, но не думаю, что она оценит такого больного. Хотя учитывая то, что именно я его довела, она, конечно, будет рада, но помогать, уж точно не станет.

* * *

Так мы и блуждали по лесу вдвоем вот уже две недели. Временами, мне казалось, что мы ходим по кругу, в остальное же время я была в этом практически уверенна. При этом складывалось такое ощущение (видать, все-таки чертова интуиции проснулась, и она подсказывала мне, что-то здесь не там и не так), что он делает это сознательно. То ли для того, чтобы запутать следы, ибо скрывался от кого-то, то ли он меня решил выгулять по лесу. Потому как поверить в то, что истребитель с его-то магией мог так заплутать в лесу, маловероятно. Хотя нет, это вообще не реально, если только сам лес не захотел нас «потерять». Иногда, правда, во время наших блужданий мы натыкались на нечисть, а может это нечисть натыкалась на нас. Ну, тут как посмотреть. Чаще всего эта самая страшная нечисть при виде меня бросалась бежать и орать во все горло: «Здесь Лия, спасайтесь! Спасайтесь, кто может!».

М-да, какая, однако, нечисть впечатлительная пошла, и злопамятная немного. Я же никому ничего плохо не сделала, и вообще я милая и добрая девочка…правда, только временами. Но ведь бываю же, правильно? А если я и сделала что-то, то не со злого умысла, а по природной криворукости и безалаберности. Ну, вот например, я как-то дерево дриады сожгла. Так-то ж чисто случайно получилось, ибо метила я соседнее трухлявое деревце! Или вот когда болото тинника осушила. Да, кто ж знал, что заклинание быстрой сушки нельзя использовать у водоема!?! Нет, ну, я может, и знала, конечно, но благополучно об этом забыла. Ну, подумаешь, это самое болото на поляну сбора лесных обитателей вынесло. Так это вообще было полной неожиданностью, даже бабуля слегка ошалела от такого результата. Ну, подумаешь, я, совершенно нечаянно, дом лешего снесла. Так нечего было прятаться от охваченной любопытством ведьмы, еще и с неустоявшимися магическими силами.

— Вы знакомы? — С ехидной ухмылкой отвлек меня от тяжких дум Ник, кивая на только, что образовавшуюся тропку после побега очередного лесного жителя.

— Нет! — Как ни в чем не бывало, соврала я.

— Но он явно тебя узнал. — Уже даже не скрывая смеха, добавил мой провожатый.

— С чего ты это взял? — Продолжая прикидываться ничего непонимающей, спросила я.

— С того, что он назвал твое имя. — Я поморщилась, потому, как дальше притворяться не было смысла, а он нахально заржал. Зараза!

— Знаешь, вообще-то, ты обещал мне помогать, а не издеваться! — Я обиженного зашипела.

— Да? Но во время знакомства ты забыла упомянуть какая именно тебе нужна помощь и от кого именно мне нужно тебя защищать. А вот сейчас мне, кажется, что это не тебя от нечисти нужно защищать, а бедную и несчастную нечисть нужно защищать от тебя.

— Какой же ты все-таки…

— Кто?

— Истребитель!!! — Прошипела обиженная я.

— Да, я знаю! И все-таки согласись, как они бегут, как бегут, прямо любо-дорого смотреть. — Ответил мне Ник, совершенно не вняв моим словам. А потом еще и добавил, явно издеваясь. — Слушай, Лия, а ты бы не хотела поработать в нашей службе, а? Тебе же ничего даже делать не нужно…вся нечисть только завидев тебя, будет разбегаться… — В наглую продолжал ржать надо мной этот гад ползучий.

— Знаешь, что?

— Мм?

— А не пошел бы ты лесом, да прямиком на болото к мавкам. — От чистой души пожелала ему, и пошла дальше.

Нет, ну, как обидно-то! Тут рядом со мной идет весь такой страшный истребитель нежити, а они меня маленькую и беззащитную ведьму испугались. Ну, где справедливость, а? Они так бегут быстро, что я даже не успеваю сказать им, что я сейчас без магии совсем, а значит и ущерб от меня будет незначительным, по крайней мере, мне так хочется в это верить. Хотя может это и к лучшему? Так они просто бегут, а если узнают, что я не могу магией пользоваться, то они и поквитаться могут. А в фантазии нечисти не откажешь, да и упорства у них не отнять!

И всё же, мы с Ником во время нашего совместное путешествия можно, так сказать, довольно весело проводили время. Время от времени мирно переругивались, ну так чтобы снять напряжение, да и вообще, чтобы не скучно было. А временами он веселил меня рассказами и многими смешными история из своей жизни, да и я не оставалась в долгу, и рассказывала нелепые ситуации, которых благо у меня было в избытке. Правда иногда я ловила на себе странные взгляды Ника, будто он примеряется с какой стороны и каким способом будет легче меня прибить и где бы меня прикопать, так чтобы по-тихому, что не могло не напрягать меня. Хотя после того памятного разговора в процессе которого он узнал, что у меня в данный момент магии нет, он будто бы оттаял и вел себя намного непринужденнее и более охотно со мной разговаривал, а временами и сам начинал вести беседы, что опять таки настораживало мою подозрительную часть натуры. Конечно, чаще всего мы разговаривали именно перед сном, потому как в остальное время предпочитали беречь силы для более легкой и быстрой ходьбы, хотя это более относится именно ко мне, ему то вообще было все нипочем.

И все было бы и дальше также хорошо и беззаботно, если бы однажды пойдя за хворостом Ник, не вернулся каким-то хмурым и задумчивым, но с полным странной решимостью взглядом. А потом и вовсе начался настоящий кошмар, иначе это не назовешь, ибо он сделал мне предложение, на которое хотелось ответить молнией между глаз, но за неимением оной приходится выпутываться другими способами.

Это же надо такому было случиться, и чем он только думал, делая такое предложение мне? Ведьме? Да еще и он явно не последний истребитель, а такое вычудил. Нет, он точно то ли с ума сошел, то ли на солнышке перегрелся, хотя я не исключаю и вариант, в котором он гуляю по лесу совершенно случайно и очень основательно приложился об какую-то внезапно выскочившую ветку, бывают у леса и такие шутки. Ну, вот какой нормальный человек так делает, да и не человек тоже? Правильно, только охотник за нежитью, так может сделать. Вот, кстати, не стоит упускать из виду, что он во время службы мог где-то и чего-то схлопотать, поэтому и простим ему непонимание всей абсурдности ситуации. А началось все как всегда довольно таки невинно.

— Лия, скажи, а ты бывала уже на шабаше? — Однажды поинтересовался Ник.

— Э-э-э, д-да. — Неуверенно ответила ему.

— Это хорошо.

— Правда? — Удивилась я.

— Ага.

— А почему ты вдруг спросил?

— Да так, просто… — Проговорил Ник и отвернулся.

Никто из нас почему-то не стремился продолжить прерванный разговор, и мы какое-то время просто молча наблюдали за тем, как горит костерок, сооруженный Ником. Мне-то это дело доверить нельзя без опасности для здоровья и всего окружающего, так как я совершенно неумела, зажигать костры без магии. Хотя в теории и знала, как нужно делать это правильно. Я молчала потому, что разговор был мне очень неприятен, да и молчать в компании конкретно этого мужчины было неожиданно приятно, а Ник, кажется, полностью ушел в свои мысли, хотя кто его разберет-то.

— И много у тебя было ухажеров? — Вдруг прервал тишину тихий голос Ника, а я от неожиданности даже поперхнулась.

— Что?

— Я говорю, поклонников у тебя там много было?

— Зачем тебе это знать? — Насторожилась подозрительная ведьма.

— Просто интересно. — Пожал плечами он, будто и вправду задал совершенно обыденный вопрос. — Ты, кстати, так не ответила.

— А что должна?

— Да. — С непробиваемо спокойным выражением лица ответил Ник.

— Эээ…

— Ответь, пожалуйста. — И опять эти чертовы черные глаза. Он, что ко мне заклинание правды применяет? Вот если это так, то придушу.

— Ну, не то, чтобы много…скорее даже совсем немного…так, парочка была. — Все же правдиво ответила ему, не видя смысла скрывать.

— Хм, это странно.

— На самом деле нет.

— Почему?

— У моей бабушки довольно таки специфическая репутация в определенных кругах. Поэтому связываться со мной, а в светлом будущем и с ней, мало кто отважиться.

— Кхе-кхем, специфическая репутация? Не знал, что это теперь так называется?

— О чем ты?

— О том, что твою бабушку бояться во всех княжествах без исключения, причем до дрожи в коленках.

— Ааа, ну, есть немножко.

— Немножко? — Весело уточнил он.

— Ага, совсем чуть-чуть.

И опять в нашем необычном разговоре наступила пауза, но вот в это раз тишина не была такой же уютной, как раньше. Я все больше и больше напрягалась, пытаясь понять, куда именно клонит Ник и почему задает, такие странные вопросы, а главное, почему сейчас? Ведь уже не первый день вместе гуляем по лесу, а тут вдруг нате вам.

— Лия, скажи, а у тебя кто-то есть?

— В смысле?

— Ну, друг, ухажер, возлюбленный, жених, любовник? — Беззаботная улыбка, с которой он у меня это спросил, не смогла меня обмануть, и я поняла, что по какой-то причине ему очень важен ответ именно на этот вопрос. И как-то по-особенному выделил он слово «любовник», что в душу начали закрадываться совсем нехорошие мысли.

— Эм, Ник, я не совершенно не понимаю твоих мотивов. Зачем тебе все это знать?

— Мне интересно узнать о тебе все.

— Это я уже поняла, но не поняла пока только зачем?

— Ты очень занимательная личность и с тобой хочется познакомиться поближе. — Даже без магии я сейчас была уверенна, что если и не врет, то очень сильно не договаривает.

— Другими словами ты на меня досье собираешь?

— Ну, зачем ты так сразу. — Поморщившись, произнес он.

— А как?

— Ты не права.

— Правда? Тогда объясни мне, с чего это вдруг у тебя возникло желание узнать такие подробности моей жизни.

— А почему ты не допускаешь мысли, что я хочу стать твоим…

— Аха-ха-ха, Ник, ты сам-то себя слышишь, а? И кем же ты хочешь стать? Другом? Ухажером? Возлюбленным? Женихом? А может любовником? Ник ты истребитель, а я ведьма! — Не очень вежливо попыталась прекратить весь этот балаган.

— А если мужем? — Как будто не услышал моих слов, спросил он тихо, но очень весомо.

— Шутишь? — С надеждой на то, что он просто решил повеселиться, в очередной раз, за мой счет спросила я. В ответ она на меня так посмотрел, что я сразу же поняла, что ошиблась, потому, как он сейчас был не моим провожатым «весельчаком Ником», а тем самым страшным и безумно опасным истребителем. — Значить, не шутишь.

Да уж такого варианта развития события я даже предположить не могла. Все-таки я за это время уже успела его немного изучить, и совершенно не ждала от него такого прямо-таки неадекватного, а местами граничащего с безумием, решения. Он казался мне оплотом стабильности и нормальности в этом, бесспорно, сумасшедшем мире.

— Так ты согласна? — Спросил самым серьезным тоном он, и, видя, что я никак не реагирую на его слова, осторожненько позвал. — Лия?

— На что?

— Стать моей женой.

— Эм…ну, вообще-то меня как бы никто и не звал в это твое «замуж», так как я могу быть согласна?

— Лия, прекрати издеваться! — Медленно теряя свое напускное спокойствие, попросил он.

— Извини, я просто не ожидала от тебя такого стремления покончить жизнь самоубийством, да еще и столь необычным способом.

— Вообще-то я собираюсь жить долго и очень счастливо.

— О-о-о, вот тут ты ошибаешься.

— И в чем же позволь спросить?

— Ну, зная мою бабулю, да и всех остальных ведьм, даже сам факт сделанного тобой предложения несет непосредственную угрозу твоей жизни. А то, что ты сделал предложение именно мне, сразу же лишает тебя шанса на «долго» и особенно на «счастливо».

— Я думаю, что ты сильно заблуждаешься. И прости, но я сильно сомневаюсь, что кто-то из них в состоянии причинить мне вред. Хотя на счет твоей бабки я не вполне уверен.

— Вот-вот, задумайся. Бабуля вообще не хочет меня пока замуж отдавать, говорит очень рано, я, мол, молодая и неопытная еще, да и мне мир повидать не мешало бы. А если еще и узнает, что ты истребитель так вообще может что-то вычудить, она у меня такая…

— Лия! — Выкрикнул Ник не в силах терпеть мои издевательства. — Не заговаривай мне зубы! Говори прямо, ты согласна или нет?

— Ну-у-у-у…а можно подумать? Лет эдак двадцать-тридцать, а?

— Л-и-я! — Прорычал чем-то взбешенный Ник.

— Ладно-ладно, уговорил. Я-я-я, конечно же…не согласна.

— Лия!

— Да, что опять не так? — Справедливо возмутилась я.

— Ответ!

— Ты просил ответить да или нет, вот я и ответила — нет.

— А давай ты передумаешь по-хорошему, а? — Вкрадчиво спросил он.

— Эээ-м-м, нет!

— Не доводи меня…пожалуйста. — И сказал это так, что у меня по спине мурашки побежали. Ишь ты, какой грозный-то, прямо боюсь-боюсь! Главное не говорить ему, что если будет угроза моей жизни, то нам на голову свалиться подарок в виде моей бабули, и тогда страшно будет уже ему. Она же сначала фаерми и молниями бросается, а уже потом спрашивает что и как. Нет, ну, она потом, конечно же, извиниться, но не факт, что от него хоть что-то останется, чтобы было чему приносить извинения.

— А то, что будет? — Вызывающе переспросила его.

— Узнаешь!!!

— Правда? А поподробнее? — Мигом заинтересовалась я.

— Л-и-я! — В который раз прорычал он мое имя, а потом как-то резко успокоился и даже заулыбался. — А я понял, ты специально меня доводишь, не так ли?

— Да! — Нагло ответила я. — Ты же хочешь стать моим мужем, и тебе придется со мной жить и терпеть меня, вот я и проверяю твои нервы на прочность.

— И как?

— Слабоваты будут. Долго не протянешь.

— Ну, мне долго и не нужно. — Как-то чересчур беззаботно ответил он.

— А вот с этого места поподробнее.

— О чем ты?

— Задумал избавиться от меня, да? — Подозрительно прищурившись вопрошала ведьма, в моем лице.

— Нет.

— Тогда я ничего не поняла.

— Я просто тебя перевоспитаю. — С самым серьезным видом выдал мне этот тип, на что я искренне рассмеялась.

— Ой, не могу. Ну, ты и сказал. Меня? Перевоспитать? Да это даже бабуле за все мои…эээ…года, не удалось.

— Я хорошо мотивирован.

— А, ну, тогда ладно. — Нарочито легко согласилась я.

В который раз за сегодняшний вечер на поляне повисла тишина, нарушаемая только треском горящих поленьев, только в этот раз она была гнетущей, по крайней мере, конкретно для меня. Даже думать не хочу, о чем сейчас думал этот суицидально настроенный тип, но мне было реально страшно. Ведь понять причины такого поведения мужчины, нет, не просто мужчины, а истребителя, не представлялось мне возможным. Сказать, что он решил жениться на мне по большой и светлой любви, могла бы только невсебешная дриада, а я как продукт тщательно вскормленной бабулей паранойи, могла только строить догадки о том, что ему от меня нужно. И для моего же блага это нужно узнать как можно скорей.

— Ник, а давай поговорим серьезно и честно?

— Я никогда тебя не обманывал.

— Ой, ли? — Не удержалась от шпильки я и тут же добавила. — Ник, скажи мне, зачем тебе весь этот фарс? Ты хочешь надо мной поиздеваться, или это у тебя такой юмор своеобразный?

— Нет, я серьезно решил на тебе жениться и отступать я не намерен.

— Ник, ну ЗАЧЕМ? — Не выдержала я.

— Потому что я так хочу! — Убил меня очень «логичным» ответом мужчина, знающий меня едва ли не больше пары недель.

— А если я этого не хочу?

— Захочешь!

— А не захочу, то ты меня заставишь? — Ехидно спросила его.

— Да! Но только, если ты меня вынудишь. — Самоуверенно ответил он.

Говорить с ним после такого заявления у меня пропало всякое желание, поэтому я молча встала и пошла, укладываться спать.

— Спокойной ночи, Лия. — Как будто после всего услышанного она может быть спокойной.

— Угу. — Только и ответила я, поворачиваясь к нему спиной, чтобы случайно не выдать ему только что созревший в моей голове коварный план.

Глава 5. Тайны, которым лучше не становится явными

Весь следующий день я всячески игнорировала Ника и пресекала любые его попытки завязать разговор, а их было не мало, от попыток развеселить меня до прямых угроз на тему, что он со мной сделает, если я не прекращу его игнорировать. И после такого чудного дня меня можно смело отправлять в разведку, потому что во время того как Ник водил хороводы вокруг меня, на моем лице не дрогнул ни один мускул, хотя внутри я буквально умирала от смеха. Ведь видеть всегда такого собранного и спокойного истребителя, таким потерянным и с невинно-виноватым выражением лица было просто выше моих сил. Хотя ближе к вечеру его лицо перешло из разряда «виноватых» в разряд «обиженных», а потом и в разряд «злобствующих». А то, как же, он весь расстарался тут для меня, а я вся такая нехорошая, продолжаю на него обижаться и никак не реагирую на его попытки примериться. Шиш тебе, а не мое прощение, тиранище!

Вечером я незаметно подкинула сонных трав в котел (теперь я поняла, что имела в виду бабуля, говоря об интуиции, ибо с какого еще чуда я запихнула целый пакет сон-травы себе в сумку во время сборов?), что оказалась довольно легко, потому как затянувшаяся тишина выводила мужчину из себя, и теперь помимо огня на поляне раздавалось его сердитое сопение. Но, тем не менее, свои угрозы по применению силы, дабы заставить меня с ним общаться он не спешил воплощать в жизнь, и видимо решил держаться от меня подальше, вероятно боясь сорваться и сделать еще хуже. Предварительно проверив накачанного моим замечательным чайком Ника, и пока он мирно посапывал, я принялась методично просматривать содержимое его вещей.

Не то, чтобы мне не льстило его внезапное и необъяснимое желание женится на мне, но мы знакомы чуть больше двух недель и все это время он вел себя дружелюбно, но никогда не переходил черту, давая понять, что хочет чего-то большего. А потому я не верю в то, что он так внезапно воспылал ко мне любовью. Ага, шел себе по лесу, шел и никого не трогал, как вдруг БАМ!!! и осознал, что он меня любит прямо до беспамятства, и женится, он на мне хочет, причем очень-очень срочно. Смешно подумать, не то чтобы сказать.

Эх, что-то подозрительность, которую у меня воспитывала бабушка, при содействии многих нелицеприятных личностей не раз пытающихся от меня избавится, расцвела так сильно, как никогда. Да, еще и не отпускающее меня чувство, что он специально водит меня кругами, подливает масло в огонь. Уж не влюбить ли он меня в себя хотел? Или может просто хотел втереться в доверие, а? Не понятно. Ну, ничего, я скоро все выясню.

И потратив несколько длинных, хотя и не скучных, часов на ревизию его вещей я таки нашла то, что объяснило мне его поведение. Честно? Лучше бы не находила и оставалась в блаженном неведенье.

Нашла же я ни много, ни мало, а самое что ни на есть настоящее, магически запечатанное письмо. Странно? Еще бы! Но вскрыть его не было для меня проблемой, к моему сожалению, даже без магии я многое умела. Пришлось научиться, живя в одном доме с ведьмой, у которой ужасающе-превосходная фантазия, двумя фамильярами и близ лежащим лесом, который был полон нечисти.

Открывая письмо у меня, почему то тряслись руки, может я просто чувствовала (интуиции, чтоб ее к лешему в гости занесло!), что ничего хорошо для меня там нет, но все-таки развернула его и прочла:

«Здравствуй, Ник. Извини, что не смог попрощаться. Надеюсь, что у тебя все стабильно и ты жив-здоров, а если ты умудрился умереть, то я тебя найду, воскрешу и лично прибью. Высылаю тебе все, что у нас есть по поводу твоего объекта.

«Из царского архива:

Ведьма — Розалия Иреева {предпочитает, чтобы ее называли Лия}. Отец неизвестен. Внучка Серафимы Ивиановны Иреевой, так же известной как Баба-Яга.

Пометка: степень опасности — пока невразумительно.

Эта ведьма обладает редкой, как для ведьмы, целеустремленностью и уравновешенностью. Воспитывала ее бабушка, Серафима Ивиановна Иреева {особо опасная особа}. Ее мало кто видел, так, как защитные чары Серафимы удалось побороть далеко не каждой ведьме, не говорю уже про остальных, но по слухам она обладает неземной красотой.

(И вполне земная у меня красота, и рост у меня маленький, и волосы невзрачного пепельно-серого цвета, ну, глаза разве, что насыщенного золотого оттенка, так это у всех природных ведьм)

Также по рассказам свидетелей совместных дел Серафимы и ее внучки, понятно, что она производит впечатление легкомысленной особы, из которой ничего путного не выйдет. Обладает природной неуклюжестью, при высоких способностях к магии, это обстоятельство особенно вызывает страх и опасения. Из-за того, что ведьмовское сообщество сторонится их обоих {наверное, потому, что знают слишком хорошо} Розалия выросла наивной и адекватной, по ведьмовским меркам, естественно. Возможно, с ней можно договориться и у нас появится возможность добраться до Книги[1], без применения силы».

(Это я-то наивная? Ну, знаете! Да, я с лешим бывала в таких местах…да, я такое видела…да, там даже нечисть засмущалась бы. А у меня после этого всю наивность как рукой сняло!)

Год рождения — Информация отсутствует. Известен только приблизительный возраст — 35–50 лет.

Мать — ведьма, неинициированная Ведьма Природы- Олимпия (имя отца выяснить не удалось) Иреева — пропала без вести. Поговаривают, что сбежала.

Место жительства — Предположительно избушка у Святого Леса.

Семейное положение — Предположительно не замужем.

(Интересно, а бабушка знает об этом досье? А они знают о том, что практически вся информация, как бы мягче это сказать — устаревшая? Ну, не все, конечно, но все же. Или это бабушка специально распускала такие слухи?)

ФамильярЛаврентия — большая черная кошка, морда наглая, характер мерзкий.

(И ничего не мерзкий у нее характер. Наглый не в меру — это да, но совсем не мерзкий!).

Круг общения:

Ведьма — Одетта Всеволодовна Велибор — маг воды четвертой степени, 46 лет. Ходят слухи, что недавно со скандалом вышла замуж. Подробностей узнать не удалось.

(Ха, еще бы они узнали подробности. Ведь заминали этот скандал бабуля, в роли грозной и страшной Бабы-Яги и Брозиус Бессмертович, в роли Кощея Бессмертного. Но даже имя не узнать? Как стыдно…)

Ведьма — Брина Аполлинаровна Полисерп — маг воздуха шестой степени, 47 лет.

Ведьмак — Лукьян Яромирович Крест — есть брат-близнец Панфил, маг земли пятой степени, 46 лет.

Ведьмак — Панфил Яромирович Крест — есть брат-близнец Лукьян, маг огня пятой степени, 46 лет.

Также у этой странной ведьмы есть ручная нечисть: леший — Висарин, домовой — Пантелеймон и лесная нимфа — Чеслава»

(Как-то подозрительно много они знают, но далеко не все, что опять-таки навевает меня на мысли о бабушкином участии во всем этом или о неполной достоверности источников информации).

Приказ: втереться в доверие, а если не получится, то соблазнить, но самое главное уговорить отдать Книгу. Книгу доставить сразу, что дальше делать с девкой решай на свое усмотрение. Но запомни: ни при каких обстоятельствах, слышишь, ни при каких обстоятельствах, не вступать в контакт с Серафимой — живее будешь. И удачи!»

«Втереться в доверие, а если не получится, то соблазнить, но главное уговорить отдать Книгу, что дальше делать с девкой решай на свое усмотрение» — ну, знаете, я же и обидеться могу, может еще и погорю немного над разбитой верой в честных людей и нелюдей тоже, а потом же могу и мстить пойти. Я девушка простая, но ОЧЕНЬ хорошо обучена.

И тут мой взгляд упал на мирно спящего мужчину. Такой красивый и такой беззащитный, и спит главное спокойно так, вроде его и совесть вовсе не мучает, что он мне тут сердце может быть разбил. Ну, не разбил, конечно, но ведь мог же, да?

Значит, женится ты захотел? Решение принял и не отступишься? Ну, так я тебе устрою свадьбу с почестями…тьфу ты с препятствиями, конечно. Ты у меня еще побегаешь!

Теперь хотя бы понятно, почему он так радовался при нашей встрече, гад, а я думала, что понравилась ему. Права была бабушка, я не приспособленная еще к самостоятельной жизни. Жаль, что бабуля из-за инициации силу мою закрыла, а то я бы ему сейчас молнией между глаз, чтоб знал на будущее, как с ведьмами в игры играть. И, кстати, интересно, а что за книга-то такая? Если бабулина, то сомневаюсь, что она ее кому-то отдаст… даже мне…хотя нет, мне она ее тем более не отдаст.

Уснуть после прочитанного письма было бы просто чудом, которое, к сожалению, было где-то в другой стороне от меня, а потому я нарезала круги по поляне и проверяла свою выдержку на прочность. Ведь пройти мимо лежащего и спящего крепким сном мужчины и при этом не задеть его «совершенно случайно» ногой было верхом моего самообладания. Хотя круге на пятнадцатом или двадцатом я несколько раз нечаянно споткнулась об него и очень надеюсь, что у него хотя бы синяки останутся.

Утро же я встретила угрюмым выражением лица и расшатанными за ночь нервами, а потому вид улыбающегося и отдохнувшего Ника меня не просто раздражал, а буквально бесил.

— Доброе утро, дорогая. — Весело и доброжелательно поздоровался он.

— И чем же оно доброе позволь узнать? — Злобно прожигая его взглядом, буркнула я.

— Лия, ты опять? — Простонал он. — Вот объясни мне, как ты умудряешься просыпаться в столь недружелюбном настроении, а?

— Это на меня так твое присутствие действует.

— Привыкай, нам с тобой еще о-ч-е-н-ь долго предстоит просыпаться вместе. — Самодовольно улыбаясь, произнес он.

— Не дождешься. — Прошипела злобствующая ведьма.

— Дождусь, я обязательно дождусь, в этом можешь не сомневаться. — Уверенно проговорил мужчина.

— Угу, умеешь же ты поднять мне настроение.

— Так, ладно, я не намерен с утра пораньше пререкаться с тобой, а потому пойду готовить завтрак. — Произнес Ник и попытался встать, но мои ночные бдения не прошли для него даром и потому он медленно и с кряхтением поднялся. — Лия, а ты случаем не видела какой медведь по мне ночью топтался?

— Нет! — Поспешно и вполне себе честно ответила я ему, потому как медведь тут и вправду ни при чем.

— Понятно. — Разминаясь, сказал он. — Ну, хоть душу отвела, да?

— Ага! — Счастливо улыбаясь ответила ему.

— Да уж…зато хоть честно призналась. — Немного раздосадовано проговорил он и, отвернувшись от меня, пошел с котелком за водой.

— Тебе все равно врать бесполезно. — Ответила в его удаляющуюся спину.

— И то верно. — Ответил, даже не оборачиваясь ко мне, Ник.

Завтрак проходил в угрюмой тишине, потому как мне все-таки удалось испортить ему настроение, что не могло не радовать меня. Все же я настоящая ведьма, сделала гадость ближнему своему, и сразу же на душе стало так приятно-приятно.

Дальнейшие события дня показали, что за все в этой жизни приходиться платить (причем в кои-то веки не мне), в том числе и за обман ничего не подозревающей (ну, здесь я немного приукрасила, но все же) ведьмы. И платил в этот день истребитель довольно таки серьезно, я же ближе к полудню уже еле переставляла ноги, потому как идти и безудержно смеяться было слегка затруднительно.

За весь день пути Ник постоянно то куда-то проваливался ногой, то зацеплялся за колючие кусты, то бился головой о неизвестно откуда взявшиеся на его пути ветки, один раз даже умудрился поскользнуться и улететь в кусты дикий малины. И когда он, жутко ругаясь и постоянно отплевывая листья и ягоды малины, выполз из этих кустов, я уже не могла стоять самостоятельно, а потому присела у высокого дуба и обняла его, ища у него поддержки.

— Весело ей! — Буркнул он и пошел дальше, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, иду я за ним или нет.

О да, мне было весело, да и лес видимо еще никогда так не веселился. Бедный, бедный, Ник! А ведь он только выразил желание на мне жениться, и даже не представляет, что будет, если все-таки женится. Это же только один лес, а не толпа негодующих ведьм, а он уже готов все бросить и уйти (по крайней мере, мне так хочется в это верить).

— Ты зря стараешься, Лия! — Запыхаясь, проговорил он, все пытаясь отдышаться после забега от пчел, чье гнездо удивительным образом оказалось рядом с тем местом, где он присел отдохнуть и вылить воду из своих сапог, после импровизированного купания в незамеченном им ручейке. Пчелам же он показался совершено неблагонадежной личностью и потому они всем роем кинулись на него, защищая свое гнездо, причем меня сидящую рядом с ним, они напрочь игнорировали. — Это ничего не изменит.

— А я здесь при чем? — Невинно хлопая глазками, спросила его.

— Не делай из меня дурака. К тебе вернулась магия? Или же она все время была с тобой?

— Нет у меня магии.

— Ты хочешь сказать, что все происходящее здесь, все вот ЭТО… — Как-то неопределенно помахал руками передо мной Ник, не имея возможности выразить свое отношение ко всему происходящему словами.

— Простое совпадение, ну, или невезение на худой конец. — Тут же сориентировалась я. — Я все-таки ведьма, если ты не забыл, и потому находиться рядом всегда не безопасно.

— Такое забудешь. — Тихо пробормотал Ник и уже громче спросил. — Почему же раньше со мной ничего такого не случалось, а?

— Ну-у-у, я не знаю.

— Кто бы сомневался. — Недовольно пробурчал мужчина.

— Ты о чем это? — Тут же насторожилась я.

— Да, так ни о чем. — Сказал он и поднялся. — Пойдем искать более подходящее место для ночлега, а то эти пчелы… — Конец его фразы был заглушен моим уже прямо таки истерическим смехом.

Подходящее место искали мы, кстати, не очень-то и долго все пару часов, и к моему разочарованию и облегчению Ника, за это время ничего не происходило. Видимо лес набирался сил перед очередной гадостью, а может у него уже кончилась фантазия, но как бы там ни было, но до нужно места добрались мы легко. Что и настораживало осторожного истребителя, меня же радовала немного припухшая после встречи с пчелами физиономия Ника, и его донельзя обиженное сопение. Вот будешь знать, как связываться с Ведьмами Природы.

— Лия, давай прекратим весь этот балаган. — Как-то устало то ли попросил, то ли приказал он.

— Лично я его и не начинала. — Возразила ему.

— Лия!

— Хорошо, хорошо, вот только ответь мне на один вопрос: зачем тебе все это? Только правду, пожалуйста!

— А если я, например, в тебя влюбился?

— Угу, прямо любовь до гроба. Интересно только до чьего гроба-то? — Прямо так и поверила истребителю ведьма в моем лице.

— Не веришь?

— Хм-м-м, дай подумать…Э-э-эм, нет, нисколечко не верю!

— Ожидаемо. — Спокойно ответил он.

— Ну, а что ты хотел? — Развела я руками, еще и пожимая плечами для пущего эффекта.

— Много чего, но сейчас это не главное. Я никак не могу понять, почему ты так сопротивляешься? Ведь все девушки мечтают выйти замуж.

— Все, да не все.

— Или есть какая-то причина? — Как-то странно на меня смотря спросил он.

— Э-э-э….да, нет, вроде.

— Тогда ответь. — Самым серьезным тоном попросил Ник, и было видно, что ему и правда, интересно услышать ответ.

— Ты все равно не поймешь.

— Я постараюсь.

— Ну, хорошо. Во-первых, мне только сорок пять недавно стукнуло, и я еще слишком молода, как для свадьбы, так и для семейной жизни. Да и не особо-то я и хочу в это ваше «замуж». Че в нем хорошо-то? И как ты знаешь, то развод у нас невозможен. Или ты не знал?

— Знал.

— Отлично просто. — Буркнула недовольная я, и, взяв себя в руки, добавила. — Во-вторых, ты истребитель, а я ведьма. И все будут очень и очень против, как с твоей стороны, так и с моей. Хотя с твоей-то стороны может и так уж сильно, а наши ведьмы порвут тебя на кусочки и меня заодно. В-третьих, я Ведьма Природы, а это значит, что я защищаю природу во всех ее проявлениях, а твоя работа…

— Можешь не продолжать я понял, к чему ты клонишь. Что-то еще?

— Да, самое главное — моя бабуля. Она будет не восторге от тебя, да что там не восторге, она будет в ярости.

— Это поправимо.

— Правда? Ты реально думаешь, что сможешь убедить ее в том, что ты лучший кандидат на руку ее единственной и горячо любимой внучки?

— Я не думал об этом в таком ключе, но да, думаю, что смогу.

— А, ну, тогда все нормально. — Согласилась я с ним, потому как кто я такая, чтобы спорить с самоубийцей. Главное только не проболтаться, что на самом деле бабуля прямо таки мечтает сбагрить меня замуж, хотя я все же не уверенна, что от такой кандидатуры, она будет радостно плясать.

— То есть ты согласна?

— Естественно…нет.

— Почему? — Прорычал Ник.

— По всем выше перечисленным причинам.

— А если я все их решу? — Хитро улыбаясь, спросил Ник, и как-то мне от этого стало не по себе.

— Интересно, и как же ты собираешься это сделать?

— Это уже не твоя забота. Ну, так что?

— Э-э-э-э, нет. — В очередной раз отказалась, и у него-таки начался нервный тик.

— Все!!! — Вдруг не выдержал истребитель. — Видят Боги я хотел по-хорошему, но ты не оставляешь мне выбора.

Ник резко вскочил и направился ко мне, а я же от удивления и недоумения потеряла те драгоценные мгновения, которые могли бы меня спасти. А когда пришла в себя, то поняла, что этот очень нехороший недочеловек применил ко мне парализующее заклинание, но даже в тот момент я еще не понимала, что происходит. Но буквально в ту же минуту он оказался передо мной, взял за руку и начал говорить слова своей будущей эпитафии…ой, то есть слова заключения магической помолвки.

— Я, Никандр элд Бристор (он аристократ!), Глава службы истребителей (да еще главная морда в этой их службе!), заключаю по добровольному и по обоюдному согласию (в этом моменте я пыталась хоть как-то обозначить свое острое несогласие с его действиями, но единственным звуком, вылетевшим из моего закрытого рта было неопределенное мычание) помолвку с Розалией Иреевой, Ведьмой Природы, под покровительством силы, света, природы и тьмы. Да свершить высший суд и да будет союз нерушимым.

— …Словочь! Тиран! Фуфлыга! Шлында! Ерпыль! Захухря! — Резко ко мне вернулся голос, и я даже не сразу заметила, что говорю вслух, да еще и далеко не самыми приличными словами.

— Успокойся! — Проговорил удивленный Ник моими познаниями в бранных словах лесной нечисти.

— Скотина! Да, я лучше сдохну, чем за тебя замуж пойду. — Выкрикнула ему прямо в лицо взбешенная я.

— А вот об этом можешь даже не мечтать. — Проговорил спокойно Ник и отошел от меня на безопасное расстояние. И уже оттуда с миленькой улыбкой поинтересовался: — И, кстати, меня как твоего будущего супруга очень интересует, откуда ты знаешь такие милые моему сердцу ругательства?

— Откуда надо!

— Понятно. — Как многозначительно ответил он и прибавил: — Значит, будем ограничивать твой круг общения.

— ЧТО???

— А что ты хотела? — Невинно поинтересовался он. — Я не хочу, чтобы и мои дети ругались как…

— Как кто? — Тут же прицепилась к его словам я. — И вообще, какие еще дети?

— Как нечисть. — Спокойной ответил мне он с наглой улыбочкой на лице. — И наши дети, наши, ведьмочка моя ненаглядная.

— Знаешь, что? А не пошел бы ты…в лес за грибочками. — Прошипела очень злобная я.

— Дорогая моя невеста, оглянись, я и так в лесу.

— Ну, вот и сходи…за грибочками. — Пробурчала вконец злая я.

— Для тебя все что угодно. — Весело ухмыльнулся этот гад ползучий, и правда, пошел куда-то в лес. Нет, ну вы только посмотрите на него, мало того, что довел меня до истерики, так он еще и издевается. Вот мало над ним лес издевался, вот как есть мало.

В этот раз на ужин у нас были (о, удивительно!) грибы, пожаренные на найденной в закромах истребителя сковороде. Во время приготовления и собственно поглощения еды я обижено молчала, по крайней мере, так думал Ник, а на самом деле я занималась очень важным делом — пыталась придумать, как избавится от мужчины, без потерь с моей стороны. Ведь если в течение года мы не произнесем клятвы в храме, то эта помолвка будут считаться расторгнутой. И тут в моей голове созрел коварный план.

— Ник, а я могу с твоей помощью отправить магическое послание? — Как можно спокойно и невинно спросила его.

— Да, конечно. А кому? — Улыбнулся он, радуясь, что я наконец-то с ним заговорила. Ой, знал бы ты, что я задумала, то ты бы так не улыбался.

— Моей бабуле. Хочу ее предупредить, а то она у меня нервная, сначала в тебя молнией пульнет, а уже потом спросит, кто ты и что здесь делаешь, и как здесь оказался.

— Хорошо, пиши, а я отправлю. — Еще не подозревая как сильно попал, он протянул мне бумагу и специально зачарованный рашкуль[2].

Ник-Ник-Ник, что же ты такой доверчивый-то! Хотя лично мне это очень даже на руку. Потому как бабулю я предупредила, а с остальным проблем не будет, уж она нам приготовит знатный прием.

Ник

Ранним утром мы, сразу после завтрака, тронусь снова в путь. Судя по моим ощущениям, то находились мы где-то неподалеку от дома Лии, буквально пару дней пути через лес. Настроение у ведьмы было приподнятое, хотя меня и настораживала ее довольная донельзя улыбка, с которой она проснулась. Обдумывая резкую перемену в ее поведении, я все больше мрачнел потому, как не мог ни понять, ни объяснить ее причину. Отвлек меня от тягостных дум неожиданно выскочивший к нам из кустов невысокий покрытый зеленым мхом, и листьями человечек. Как-то подозрительно знакомый мне был этот человечек, а точнее леший.

— Ой, господин главный охотник, давно не виделися! А что это вы в нашем лесу-то, аль заблудились? — Хитро сощурившись, сказал леший. Точно, я тебя вспомнил. Вот так встреча! И ведь как нельзя, кстати!

— Будимир, а вы что знакомы? — Прошептала удивленная ведьма.

— Ага. Так это ж он меня тогда допрашивал-то! — И ехидная улыбка расплылась по лицу лешего, а в глазах застыло ожидание представления, которое не заставило себя долго ждать.

— Что? — Резким движением она повернулась ко мне, а в ее глазах бушевал огонь.

— А что такого? Это моя работа, между прочим! — Пытаясь понять причины смены ее настроения.

— Что такого? Твоя работа? А мозг у тебя есть? Или он не предусмотрен должностной инструкцией, а? — Кажется, она начала переходить на ультразвук, а в воздухе почему-то запахло озоном.

— Я не пойму что ты так кипятишься?

— Не поймешь, да?

— Именно так! Странная ты сегодня какая-то, по непонятным причинам устраиваешь сцены.

— А ты, так чисто случайно, не знаешь, почему леших назначают хранителями именно ЛЕСОВ? — Змеей прошипела ведьма.

— Знаю, конечно! — Ведь стыдно же было не знать, что лешие предпочитают жить именно в лесах.

— Знаешь, да? Тогда кого черта ты потащил лешего в город на допрос?

— Так положено.

— Ах, положено! И сколько ж их погибло на твоих допросах? Или ты уже и со счета сбился? — И откуда столько драматизма-то?

— Ни сколько! И успокойся, а то под тобой земля уже дымится.

— Успокойся? — Раскричалась она так, что даже леший испуганно юркнул в ближайший овраг. Или это от того, что он хорошо ее знает?

— Объясни уже, наконец, почему ты из такой мелочи спектакль устроила? Вон твой леший живой и здоровый же.

— Он живой и здоровый, только потому, что мы с бабулей его вовремя нашли! — Заорала эта истеричка. А потом опять зашипела, получше любой змеи. — Леший, чтобы ты знал, О Великий и Всезнающий истребитель, без своего леса слабеет и умирает, а в городе это происходит в разы быстрее!

— Да, мне-то, откуда было знать! Другие не жаловались. — А вот это, кажется, зря я сказал.

— Другие? — Смотрю в ее глаза и понимаю — прибьет не задумываясь. Тоже мне защитница нечисти. А потом помощь пришла, откуда ее совсем не ждали, а главное, что и не просили.

— Лия, а давай ты не будешь убивать его в моем лесу, а то ведь мне жалко… лес-то. — Вот же старый пройдоха.

— Ты прав Будимир в лесу это не безопасно. Веди меня домой Будимир! — И с этими словами она гордо развернулась и пошла вслед за лешим, который испуганным зайцем бежал впереди по, только ему ведомой, тропе.

Я же пока приходил в себя, отстал, и большую часть дня безуспешно пытался их догнать. Да, догнать ведьму ведомую лешим через его же лес, самая глупая затея, но выбора у меня не было. Потерять ее сейчас, это потерять ее навсегда, а мне нельзя допускать такого провала. И ведь кто ж знал-то, что она из-за какой-то ерунды, такой скандал устроит.

Когда же солнце стало медленно скатываться вниз, и на лес стал опускаться полумрак, я присев на вырванное, видимо ураганным ветром, дерево и предался воспоминаниям о том незабываемом знакомстве с лешим по имени Будимир. Да уж, видимо забыть мне его теперь не удастся никогда, ибо ведьма об этом будет помнить всегда и мне напоминать.

«Из допроса лешего:

Глава Службы Истребителей (ГСИ): — Имя?

Леший (Л): — Будимир, я.

ГСИ: — Должность?

Л: — Леший северного округа Вечного леса.

ГСИ: — Кто из озера Чистой Росы болото сделал?

Л:- Не я, чесслово не я!

ГСИ: — А кто знаешь?

Л: — Знаю!

ГСИ: — Так кто?

Л: — Где?

ГСИ: — Что «где»?

Л: — Ты спросил «так кто?», а я уточнил «где?» этот кто.

ГСИ: — Имя назови!

Л: — Молодчик, я же ужо говорил! Такой молодой, а такая память дырявая. Может тебе чай для розуму заварить-то, а?

ГСИ: — Ладно, понял. Назови имя того, кто из озера Чистой Росы болото сделал.

Л: — Так знамо кто, Баба-Яга!

ГСИ: — Зачем знаешь?

Л: — От чего ж не знать? Знаю.

ГСИ: — Ну?

Л: — Ась?

ГСИ: — Зачем Баба-Яга из озера болото сделала?

Л: — Дык попросили ее!

ГСИ: — Кто попросил?

Л: — Так кикимора, и попросила.

ГСИ: — А ей это зачем?

Л: — Кому?

ГСИ: — Кикиморе!

Л: — А я почем знаю!

ГСИ: — Точно не знаешь?

Л: — Так я же леший! Мое дело маленькое — за вверенной мне территорий следить и на чужую не лезть.

ГСИ: — Все с тобой ясно! Про Бабу-Ягу расскажи.

Л: — А че рассказать-то?

ГСИ: — Кто? Где? Как?

Л: — А на какой вопрос отвечать?

ГСИ: — На все!

Л: — Сразу?

ГСИ: — По очереди!

Л: — Баба-Яга. В доме Бабы-Яги. Надеюсь, здравствует.

ГСИ: — Какое настоящее имя Бабы-Яги???

Л: — Так Баба-Яга, она и есть Баба-Яга! Другого не знаю.

ГСИ: — Хорошо! Идем дальше. Расскажи все, что про эту самую Бабу-Ягу знаешь.

Л: — Ну, Баба-Яга ведьма особенная! Она природу любит, животных не обижает и за нас, нечисть, горою встать может, коль невиновны мы в тех делах, в которых обвиняют. И помочь если че нужно, и слово доброе сказать, коль обидел кто, и накостылять, кому нужно тоже может.

ГСИ: — Святые черти, как же ты достал!

Л: — Да где ж они святые-то?

ГСИ: — Правду всю говори, живо!

Л: — Болото не сушил. Лес не обижал. Путников с пути не сбивал. В город к людям не ходил.

ГСИ: — Ты зачем мне это городишь?

Л: — Так ты ж сам сказал «говори правду живо», вот я и сказал.

ГСИ: — Все с тобой ясно! Отпустите этого сердобольного хранителя леса, чтоб глаза мои его не видели…а то и правда, прибью ненароком.

Зам. ГСИ: — А может пусть посидит пару деньков в камере, глядишь, и одумается, да и выложит все.

ГСИ: — Боюсь, что когда явится эта великая защитница нечисти, она нам тут полдворца разнесет.

Л: — Нет, на половине она не остановится. А если с ней еще и внучка ее будет, то они всю столицу снести могут.

Как бы невзначай добавил леший и невольно содрогнулся. Потому как о разрушительных талантах внучки Бабы-Яги он знал явно не понаслышке, и ему от такой перспективы видимо становилось страшно».

И почем меня это тогда не насторожило? Да, и сегодня при встрече с ним, я даже и подумать не мог, что все так обернется. А ведь и помнил, что Лия и есть та самая внучка Бабы-Яги, ярой защитницы нечисти. Ну, ничего, главное сейчас ее найти, объяснить все и успокоить, а то ведь напридумывает себе не пойми чего. А мне потом отдувайся!

Ладно, хватит сидеть, и придаваться унынию, нужно ведьму мою искать. И если уж не получилось по-хорошему, то буду искать своими методами, теперь то не нужно прятаться и бояться что она все поймет. Так как она явно потопала домой, то и искать ее в первую очередь нужно именно там. Хорошо, что построить портал, имея координаты точки выхода, для меня проще простого. А координаты я естественно запомнил, прямо как чувствовал, что они пригодятся. И построив портал, я еще раз, не понятно зачем, оглянулся на лес и смело вошел в него.

[1] Книга Природа — издревле ею владеет особый род ведьм — защитниц природы, Ведьм Природы, или как их еще в народе называют, Бабы-Яги. Точной информации о книге нет, но говорят, что в ней хранятся Знания и именно благодаря им ведьмы этого рода живут дольше и гораздо могущественней. А еще якобы с ее помощью они могут не только управлять природными явлениями, но и создавать их.

[2] Рашкуль — карандаш, выделываемый из ивового угля, и используемый магами, ведьмами, истребителями и остальным даже не магическим населением, для написания магических посланий. Главная особенность в том, что написанное им может прочесть только тот, кому оно адресовалось, если во время написания пишущим будет вложен такой приказ.

Глава 6. Сватовство

Серафима

Неожиданно прилетевшее магическое послание от внучки, заставшее меня во время завтрака, буквально вынудило забыть не только о еде, но и обо всем остальном. И даже не сам факт того, что она, будучи сейчас без магии смогла его отправить, а то, что короткий текст послания гласил:

«Бабуля, не волнуйся за меня. Я жива, здорова…замуж выхожу! Скоро встретимся. Люблю тебя!

Лия»

Ну, и вот как на такое реагировать-то? Еще и месяца не прошло, как внучки дома нет, а она уже замуж собралась. И где только жениха нашла-то, в лесу же сидит. Хотя зная мою внучку, удивляется этому факту совершенно не стоит. Она же даже если в радиусе пяти километров будет всего один сук, обязательно либо споткнется об него, либо обязательно чем-нибудь за него зацепится, во всяком случае, мимо уж точно не пройдет.

За размышлениями о том, как теперь дальше быть, что делать, и как такое вообще возможно, я промаялась все утром. От моих невеселых мыслей меня отвлек нервный стук в дверь. Не ожидая ничего необычного, я спокойно пошла, открывать дверь, в которую снова постучали. Хм, значит не деревенские, те то точно знают, что у меня отменный слух и чем больше стучат, тем меньше у меня желания им помогать. Значит кто-то залетный, а может опять ведьмам от меня что-то нужно. И опять постучали. Нет, ну, не могут же они быть настолько безрассудными. Я резко открыла дверь, чтобы узреть перед собой молодого колдуна в парадно-брачном костюме, со слегка ошалевшем выражением лица. Кхм, как интересно-то. Неужели это и есть тот самый жених? Лия, детка ты меня разочаруешь. Он же мало того, что маг воздуха, так еще и сразу видно, что блаженный.

— Слышь, молодец, ты кто вообще такой-то, а? И че это ты мне двери царапаешь своими кочерыжками? — Сразу решила проверить его выдержку.

— Уважаемая, Серафима Ивиановна Иреева, разрешите представиться и войти в дом?

Ой-ой-ой, какие мы пафосные! Наверное, все утро репетировал, и все равно получилось не ахти как. Кошмар, и с кем только приходится общаться! Все-таки зря я вытащила внучку на шабаш, может, глядишь и не начала деградировать до такого же уровня.

— Неужели ты, павлин разукрашенный, и правда, ждал, что я тебе вот так просто дам разрешение войти? — Блаженный, как пить дать, блаженный, и как таких только земля носит! Пришел в дом Бабы-Яги и думает, что я его тут с хлебом и солью встречать буду.

— Эм…ну…да…ладно! Я…эм…Я…Вольдемар Вессарионович Астрахов…и я приехал жениться… — Он сумасшедший, что ли? — на вашей внучке! — Да-а-а, он определено не блещет умом. Ведь любой на его месте уже принялся бежать, а этот ничего, стоит себе и смотрит на меня, будто ждет, что я сейчас от радости прыгать здесь начну. Не дождетесь!

— Че ты там бормочешь-то, Володя?

— Я — Вольдемар! — Вольдемар…Вольдемар…о чем мне это имя напоминает? Или о ком?

— Да, да, Володя, прости старушку, плохо слышу!

— Серафима Ивиановна, вам хоть и далеко за…за сколько вам там?… но вы ведьма сильная и слух у вас отменный!

— Ишь ты какой! Значит, по-хорошему ты, Володя, не понимаешь! Думаешь, девку бесхозную нашел? Да как-бы не так! Замуж она уже выходит! Так что давай лети отсюды. — На одном дыхании выговорила я, а этот даже не смутился. Тушите свет!

— Так я потому и пришел, что она замуж выходит!

— Так ты что жених? — Невольно охнула я. Не уж-то и правда моя внучка умом тронулась? Как она на это только прельститься-то могла?

— Пока нет! — Фух, аж от сердца отлегло!

— Так, Володя, какого лешего, ты мне голову морочишь?

— Я — Вольдемар! — Выкрикнул «женишок».

— Да, мне без разницы! — Тут же осадила я его.

— Большая разница! Я наследный сын из уважаемой семьи, а вы со мной разговариваете так, будто я какой-то деревенщина.

— Володя, ты мне зубы то не заговаривай! Говори прямо жених ты, аль нет? — Не выдержала я и строгим голосом потребовала ответа.

— Нет! Но если уж вы внучку свою замуж отдаете, то я приехал предложить свою кандидатуру. А то, как же это свадьба, и без самого лучшего-то кандидата!

— Володя…

— Вольдемар! — Прорычал этот истеричный тип.

— …давай проясним! Это ты сейчас, так завуалировано, на себя намекаешь?

— Зав…уа…лир…это как?

— Скрытно!

— А, ну, тогда да, конечно, на себя! — О, святая Мать Природа, дай мне терпения, дабы не испепелить этого убогого.

— Ты — лучший? И кто же, позволь спросить тебя, Володя, сказал тебе такую «интереснейшую» информацию?

— Мама! — С такой гордостью он произнес это слово, что сразу стало понятно — пропащий он мужик. А мужик ли вообще? Стоп! «Мама»! Вот теперь я вспомнила, о чем и ком он мне напоминает! Ну, Ядвига…ведь доиграешься же…

— Оно и видно! — И зачем только мальчику такие глупости городить? Только жизнь ломают, а заодно и психику окружающих. Лучший кандидат? Ха, не смешите меня! — Это же многое объясняет. Твою маму я знаю, та еще прой… ведьма.

— Что вы имеете в виду?

— Да, так, ничего. — Отмахнулась от него. — Ладно, заходи уже. Будем разбираться.

Пропуская его в дом, я все не могла понять, откуда он только прознал-то про свадьбу, если я о ней только утром узнала. Хотя это не он, конечно, а мать его, чтоб ей «весело» жилось и не очень крепко спалось. Взяли, понимаешь ли, моду, ручки свои протягивать к моему наследству. Ну, ничего, с ней я разберусь потом, а сейчас нужно по всем канонам гостя потчевать, пусть даже и нежданного, и совсем нежеланного, а долг хозяйки обязывает как-никак.

— Хозяйка, а это еще что такое пришло? — Пробурчал Максимилиан.

— Максимилиан, что я слышу?

— А что такого? Ходют тут всякие, понимаешь ли, а у нас потом метлы пропадают.

— Максимилиан, это не вежливо так с гостями разговаривать! — Продолжала выговаривать я, обычно до зубного скрежета вежливого фамильяра.

— Ага, а разговаривать о нем в его присутствии так, будто он пустое место, это просто вершина вежливости. — Продолжала издевательства эта наглая морда.

— Максимилиан, я по-хорошему тебя прошу, не доводи меня!

— А я что? А я ничего. И вообще я просто мимо пролетал.

— Вот и дальше пролетай себе мимо! — Гаркнула я.

— Простите, Серафима Иви…

— Заткнись! — Вот молчал бы ты себе Володя, а то говорить злой мне под руку опасное для жизни дело. — Иди, вон лучше сядь за стол.

А малец ничего так молодец, быстро сориентировался. Видимо-таки дошло, что я далеко не его мамаша, и если доведет, могу и прикопать где-нибудь в лесочке, благо дефицита в местности не испытываю. И вот только мы сели, как наш домовой Пантелеймон, принялся разливать чай по чашкам. Ты только посмотри на него, как обрадовался гостям-то, хотя я его даже немного понимаю, ведь без Лии здесь стало очень скучно и непривычно тихо. Я уже готовилась приступить к допросу, как в дверь опять постучали.

— У нас, сегодня день открытых дверей, что ли? Или я чего-то не знаю, а? — Опять пробурчал ворон, кажется, слишком долго занимающий должность моего фамильяр. Вон как у него характер испортился, раньше то он и вежливым был, и доброжелательным, и вообще, а сейчас… Если там еще какой-то «женишок», то я не знаю что я с ними сделаю!

— Ладно, Володя, пей чай, а я сейчас подойду. — Сказала я, поднимаясь из-за стола. Молодец, дернулся, видимо, опять решил предпринять попытку спасти свое имя от издевательства, но потом заметил мое лицо, и как резко передумал. Правильно, старших нужно не столько уважать, сколько боятся. Особенно меня.

А тем времен в дверь опять постучали. И кто же у нас тут такой настойчивый? Или правильнее сказать, у кого это еще здесь напрочь отсутствует инстинкт самосохранения? Открываю дверь, а передо мной молодой колдун в парадном костюме для обручения. Еще один на мою голову! Та-а-а-а-к, спокойно Серафима, а то, кажется, я уже начинаю потихоньку закипать. И тут он, полностью игнорируя мое, ничего хорошего не предвещающее ему, лицо, начинает тараторить:

— Здравствуйте, уважаемая Серафима Ивиановна Иреева, могу ли я представится и войти в дом для очень серьезной беседы?

— Хм…

— Я, Игнатий Всеволодович Велибор, наследный сын рода Велибор и Жборцких, магия огня четвертой степени. — Как-то совсем не так расценило мое «хм» новое действующее лицо. — Я пришел, чтобы предложить свою кандидатуру в мужья для Лии, ой, простите, для Розалии, конечно.

— Кхм…

— Наш род очень богатый, а потому я наиболее выгодная партия для вашей внучки, к тому же мы с ней хорошо знакомы, и даже можно сказать дружим. — Все не сдавался мальчик. И с чего это он такой настойчивый-то?

— Ну, ладно, проходи, Игна-а-атий!

— Благодарствую, уважаемая Сера…

— Заткнись, и давай топай уже! Пока я не передумала.

И вот мы вошли на кухню, Володя там уже вовсю уминал шоколадный торт. Стоп! Шоколадный торт? А откуда в моем доме такое добро? И почему это я о нем ничего не знаю? Ладно, с этим разберемся, позже. А сейчас же я надеялась развлечься и приготовилась смотреть представления «два жениха на одну невесту», но оно по какой-то причине запаздывало.

— Вольдемар? Привет! И ты тут?

— Да, куда же без меня-то. А ты тут, каким ветром? — Пожимая протянутую Игнатием руку, проговорил он.

— Женится, пришел!

— Я тоже.

— Да, ладно, Демар, ты же понимаешь, что у тебя-то точно нет шансов.

— Это еще почему?

— Лия… — Быстрый взгляд на меня, а потом добавил. — Розалия, же тебя терпеть не может.

— Не правда! Она просто скрывает свои истинные чувства!

— Володя, это тебе тоже мама сказала? — Не выдержала я, и решила все-таки вмешаться.

— Нет, это я сам понял. — С еще большей гордостью ответил он.

— Извините, Серафима Ивиановна, я вашу внучку хорошо знаю, и поверьте…

— Игнатий, а ты случаем не предполагаешь, что я и сама свою внучку хорошо знаю? И даже получше некоторых.

— Да, но…

— Так, пейте чай, и желательно молча.

Несколько минут, под счастливое мычание домового (хоть кому-то хорошо), оба претендента на руку моей внучки буравили друг друга взглядом, я же внимательно изучала их. Оба были одного возраста, ясно как божий день, что они вместе учились и росли, Володя, правда выше и немного шире в плечах, но и Игнатий довольно таки ничего, оба же были противоположностью по цвету волос. Володя был кареглазым блондином, а вот Игнатий брюнетом с голубыми глазами. И я опять-таки решила приступить к допросу:

— Итак, пожалуй, приступим! — Самым милым голосочком, которым вообще умею разговаривать, проговорила я. Бедные мальчики слегка передернулись. Так-то лучше! — Итак, мальчики, а кто из вас расскажет мне, как вы вообще узнали о скорой свадьбе моей драгоценнишей внучки, а?

— Ну, так…мне…это…как…там…его…Игнат! — Промямлил Володя и сразу же перевел разговор на второго участника допроса.

— Я? А…так…я же…ну, вы…понимаете…

— Тьфу на вас! — В сердцах выкрикнула я. Достали! — А ко мне чего пришли то?

— Ну, так…свататься же! — Ответил бойкий на язык брюнет.

— Я спросила, почему ко мне, а не к внучке?

— Так, традиция же…

— Традиция? Эх, потерянная вы молодежь. — Я уже собралась просветить их по поводу недостоверности их информации на предмет свадьбы природных ведьм, как в дверь снова постучали. И, кажется, я все-таки сорвалась и выругалась в голос.

Открывая дверь, я так резко ее дернула, что только чудом не сорвала ее с петель. Пред мои очи показался парень среднего роста и с длинными светло-русыми волосами, ярко-зелеными глазами и очаровательной улыбкой. А дальше последовало уже порядком поднадоевшее:

— Здравствуйте! — Кажется у меня задергался глаз. — Уважаемая Серафима Ивиановна Иреева, я Мирослав Декабринович Светлолик, маг воды третьей степени. Могу ли войти и обсудить с вами серьезность сложившейся ситуации?

— Это какую такую ситуацию ты хочешь обсудить, а?

— Ну, как же, Розалия, красавица наша, замуж выходит.

— Жених? — Задала в лоб наболевший вопрос.

— Пока нет, но…

— Ладно, заходи третьим будешь!

— Простите, я не понял… — Слегка растерялся он, и как же я его понимаю.

— А в этом нет ничего удивительного, я тоже пока ничего не поняла. Так что заходи быстрые, пока я не передумала!

Что-то слишком стремительно увеличивается количество претендентов на одну и ту же руку моей внучки. Смотрю наш недавно такой счастливый домовой, уже вовсе и не такой счастливый. Ага, то-то же, осознал, значит! А то набежало три здоровенные детины, всеядные к тому же, а он радуется аки родным. Максимилиан же напротив стал более доволен, сел на верху шкафа, так сказать, занял стратегически выгодный наблюдательный пост, и принялся ждать развития событий. На этот раз события не заставили себя ждать.

Едва в комнату вошел третий участник веселой игры: «Женись, если, конечно, выживешь», как до того явно спорившие о чем-то ребята плюхнулись со всего маху на свои места. Ага, с этим-то особо не поспоришь, ведь он любому из вас в магии фору даст. Уверенный же в себе Мирослав спокойно прошел к столу и занял место во главе стола. Мирославчик, не перегибал бы ты, а то можно домой не на своих двоих попасть!

— Игнатий? Вольдемар? Какими судьбами друзья мои?

— Да, видимо теми же, что и ты! — Ответит наглый не в меру Игнатий.

— Серьезно? — Переспросил ироничным голосом Мирослав.

А я же продолжала молчать в надежде на хоть какие-то действия. Ну, может кто-то из них хоть кого-то да на дуэль вызовет, а то сидят, будто на заседании совета, а не за невесту бороться приехали. Да-а-а, в мое время сватанье было веселое! Магические дуэли, пьяные драки в рукопашную, испытания придуманные невестой, уговаривание сначала невесты (что собственно и было самым трудным), потом договоренность с родней, а еще и свадьбу пережить нужно, на которую слеталась абсолютно вся родня. А сейчас вон приехали вроде и сильные на вид, статные, красивые, а вот по сути-то, не особо той на мужиков похожи. Сидят спокойно чаек за одним столом попивают. Ох, как жить то трудно стало! Где же его теперь мужа то для внучки нормально отыскать? Беда-а-а…

— Ну, ладно я еще понимаю Игната, они с Розалией вроде как дружат. — Все продолжал веселиться Мирослав. — Но ты-то, Вольдемар, куда? Розалия же от тебя как от чумного всегда шарахалась.

Мне как-то аж обидно стало, за Володю. Ему и так по жизни не везет, а тут еще и издеваются все, кто только хочет. Да, и вообще пора вмешиваться раз больше ничего интересного не будет. И начнем, пожалуй, из того, что расставим все по своим местам.

— Слышь, Мирославушка, а ну ка быстренько поднял свою тушку и пересадил ее на более подходящее для нее место.

— Ну, так я и так на нем сижу, уважаемая Серафима Иви… — С чувством превосходства и важности при этом, улыбаясь во все немного лишние зубы, начал говорить Мирослав, как был безжалостно прерван мной.

— Я сказала — быстро! — Рявкнула я так, что аж окна затрясли в ставнях, но не выпали — они привычные. А вот мальчики-зайчики видимо не очень привыкшие к тому, что на них кричат, как-никак наследники своих родов, моментально встрепенулись, а Мирослав едва уловимым движением пересел на место слева от главы стола. Вот так-то лучше! — Вот и славненько! А теперь мы погов….

И тут в дверь снова постучали. Все! Убью их всех, на кусочки порежу, перемешаю и прикопаю под разными деревьями! Ибо достали издеваться над старой и немощной бабушкой. Открывая дверь, я мысленно представляла, как буду убивать очередного «женишка», и вот с таким радостным оскалом и открыла дверь. Но стоявший там невысокий мальчишка с ярко рыжими, можно даже сказать огненными волосами, кажется, даже не обратил на это внимание. Он, видите ли, решил поиграть в самоубийцу и выдал:

— Здравствуйте, уважаемая Серафима Ивиановна Иреева, я Аполлинарий Исидорович Прокропицкий. И я пришел жениться на вашей внучке! Потому что люблю ее, жить просто без нее не могу! — О, как! Плюс еще один потенциальный смертник к уже имеющейся компании. Хотя только он один и додумался заговорить про чувства к внучке.

— Жених?

— Еще нет, но…

— Ясно! Ну, заходи, коль пришел. — Вот умный бы человек, колдун или ведьма, от тона моего голоса решил бы быстренько слинять, а этот спокойно входит в дом, даже не подозревая какие кровожадные мысли, населяют мою голову в данный момент.

Эх, что творят-то поганцы! Че-то я давно на шабаш не летала, и кости свои старые не разминала. Нужно как-то исправить это упущение и заодно мозги некоторым вставить на месте, а то они начали забывать кто такая Серафима Иреева, и почему мой дом нужно обходить десятой дорогой. Дырявая память это плохо, это очень-очень плохо…для них, конечно же!

Очередной стук в двери едва не довел меня до состояния бешенства и разрушения всего вокруг. Хотя последовавший за ним звук ломающегося дерева и падения по всей видимости все того же дерева бывшее когда-то дверью слегка отрезвил меня. Потому как еще НИКТО и НИКОГДА не осмеливался сломать что-то в гостях у злобной Бабы-Яги, ибо чревато последствиями. За дверью же стоял и вовсе неожиданный персонаж, в первое мгновения я даже опешила немного от такого явления.

А стоял на пороге высокий платиновый блондин с серо-синими глазами (странный цвет, и кого-то он мне явно напоминает, вспомнить бы только кого именно), в одежде странника, широкоплечий, довольно сильный и ловкий, поджарого телосложения, не худой, но видно, что привык много двигаться и сражаться. Одним словом — истребитель, еще и, по всей видимости, не рядовой. И что самое странное он как-бы пытался замаскироваться под обычного человека, но меня-то не проведешь, я мгновенно узнала в нем охотника на нежить. Хочешь поиграть в человека, да? Ну, так мы поиграем! И вообще мне прямо интересно, что ему здесь нужно? Двери жалко, они мне так нравились, да и сроднилась я с ними за столько-то лет. Хм, а почему это он так пялится на остатки двери? Неужто узнал? Да быть того не может!

Ник

Выйдя из портала, я оказался на опушке леса (ох, кто бы только знал, как меня достал этот лес), а прямо передо мной простирался в пол моего роста деревянный забор. За забором же показался небольшой домик, вокруг которого был высажен сад, ну, как по мне, так он просто зарос бурьяном, но зная, как именно ведьмы относятся к своим домам, то можно смело утверждать, что все здесь высажено с особой тщательностью. Не найдя ни одного защитного заклинания, наверное, с этой ведьмой связываться бояться абсолютно все, раз она даже защиту не ставит (да уж, слава не только сильной но и сумасшедшей ведьмы все-таки приносит свои плоды), я спокойно открыл калитку и аккуратно пошел к дому. При этом стараясь ничего не задеть, а то за этот «бурьян» она и пришибить может, даже не разбираясь, что к чему.

Уже подходя к дому, я заметил, что возле крыльца были развешены белые гирлянды межилистика, что указывало на то, что в этом доме скоро будет свадьба. Та-а-а-к, меня ждать ведьма здесь точно не может, потому как злиться, а это значит…Очень надеюсь, что я сейчас не так все понял!

Я буквально взлет на крыльцо и постучал в дверь. Она открылась практически сразу, буквально после первого моего стука. Да уж, видимо после общения с ведьмой придется еще и нервы лечить, и теперь на меня смотрела чем-то очень недовольная ее бабка. Но меня это сейчас мало волнует, мне бы ведьму свою найти, да поскорее.

— Ты чаво с дверью-то сделал ирод? Она же здеся почитай последние сто лет простояла, а ты…

— А до этого, где стояла? — Тут же спросил я, мгновенно узнав эту самую дверь.

— Где-где? Так во дворце царя и стояла…Ой, не то хотела сказать. О чем это я? Ах, да, так кто ты собственно будешь-то?

Значит-таки бабка сперла эту дверь. А я, как последний дурак, мотаюсь и ищу ее полстолетия, а она вот стоит себе родимая… вернее стояла! Надеюсь, что царь не питал теплых чувств к этой двери. Хотя может моя ведьма ее подчинит. Если она, конечно, останется жива…когда я ее найду!

— А вы не подскажите, любезная, где Лия? — благополучно проигнорировав ее вопрос. А то кто ее знает, как бабка отнесется к тому, что жених ее внучки истребитель, может любовь к нечисти у них семейное, а имя то у меня известное.

— А ты ей кто таков будешь?

— А вы не ответили на мой вопрос!

— А зачем она тебе?

— А вам-то до этого, какое дело? — Продолжаю наглеть.

— А ты мне зубы-то не заговаривай! Думаешь тут каждый день к моей внучке мужики шастают?

— Так, где она? — Не унимался я.

— Как ты говоришь твое имя, милок?

— А я вам и не говорил! А ваше как?

— Баба-Яга я! А ты откуда?

— Не до знакомства мне! — Отмахнулся я. — Где ваша внучка? — Кажется, мы на второй круг пошли.

— Так кто ты ей, а?

Какой интересный, однако, разговор: я игнорирую ее вопросы, а она мои. Нет, мы так никогда не договоримся, а мне спешить нужно.

— Жених я! — У бабки от моего заявления левый глаз задергался, но она быстро взяла себя в руки.

— Еще один значит? — Тут же прошипела бабка.

Я аж поперхнулся от неожиданности. Что значит «еще один»?

— А что много их, этих женихов? — Кое-как справившись с шоком, я все же решил спросить, а то мало ли, может я что-то не так понял.

— Заходи, пятым будешь! — Тут же с радостной улыбкой растоптала мою надежду бабка. Еще бы вспомнить, как ее зовут по-настоящему!

— Простите, а вы ничего не перепутали?

— Я Баба-Яга в…не важно в каком поколении…а ты меня обвиняешь в том, что я могла что-то перепутать? Жить тебе надоело, что ли? — Сурово спросила она у меня.

— Вы ж сами говорили, что к внучке не каждый день мужики шастают, а я уже пятый? — Выкрутился я.

— Так это за сегодня набежало! — Гаркнула мне, а потом кажется уже сама себе: — Может охранку на забор повесить, а? А то кто ж его знает, сколько еще припрется-то!

Ну, ведьма. Ну, попадись ты мне только! Это надо же, как лихо она меня обставила. Обвела вокруг пальца прямо как младенца, честное слово.

Значит, со свадьбой ты спешить не хочешь, да? Бабке про нас рассказать ты не знаешь как, да? Профессия моя тебе не нравится? И свадьбы ты боишься, и бабку, и других ведьм, и моей профессии… Я все голову ломал, что же это ты трясешься, а оно оказывается, что тебе просто женихов уже некуда девать! Может она и сейчас с очередным женихом где-то шатается? Р-р-р, убью обоих!

Так, нужно срочно успокоится, а то не хватало еще и дом бабке снести. Двери она может и простит, а вот за дом ведьма будет мстить долго и мучительно. А я же еще и на ее внучке женится собираюсь. Вот как найду ее, то так женюсь, что никому мало не покажется, особенно самой ведьме.

— Ну, что же ты такой молчаливый-то, а женишок? Вон остальные как соловьи заливались и про родословную, и про внучкину красоту неземную, и про богатство, и про любовь неожиданно вспыхнувшую. А ты молчишь! Аль сказать нечего, а?

— Ну почему же сразу нечего? Как раз наоборот, я просто обидеть боюсь вас…или вашу внучку!

— Ладно, че в дверях то встал? Ходь сюды! — С какой-то странной улыбкой сказала и уже тише: — Не дом Бабы-Яги, а брачное агентство какое-то! Может и правда устроить? Денег хоть заработаем.

Кое-как втиснувшись в дом через сломанные двери, я был приятно удивлен увиденным там. Внутри дом оказался большим, чистым, светлым и ухоженным, не такого ожидаешь от дома Бабы-Яги, совершенно не такого. Стены и пол в доме были из хорошо отполированного дерева, а зная ведьм, то это была наверняка рябина. На полках, которые стояли по обе стороны коридора, массово и вперемешку лежали вязанные ажурные салфетки, книги и цветы, которые создали атмосферу, будто ты находишься в библиотеке посреди леса. Мебель же была сделана из темного дерева с искусно вырезанными на ней цветами и листьями. Листья же выглядели настолько реалистично, что я невольно потянулся, чтобы прикоснулся к ним, и был еще больше удивлен тем, что на ощупь они ощущались настоящими, как будто прикасаешься к листьям живого дерева. На стене рядом с одной из полок висел необычайно красивый пейзаж, и естественно, что там был нарисован лес с его жителями, будь он неладен.

Пока я удивлялся странностям мебели, мы успели пройти по небольшому коридору мимо комнаты, которая видимо, служила ведьме приемной для больных и других страждущих. Потому как помимо книжных полок, и полок с разными склянками, там находился небольшой диванчик напротив которого располагалась длинная деревянная лежанка, что была отделена от всей комнаты небольшой ширмой. Также сразу у двери стояли несколько кресел в ряд, и перед ними находился небольшой резной столик, на котором в данный момент стояла ваза с розами разных цветов. Потом мы прошли мимо еще одной закрытой комнаты, висящий на двери огромный, и явно не простой, замок натолкнул на мысль, что там находится лаборатория для ее экспериментов (и догадаться, от кого именно бабка запирает эту дверь, не составило труда).

Наш недолгий путь закончился, когда мы вошли в огромную комнату, которая явно служила в этом доме не только кухней, но и столовой. Вся мебель была выполнена из светлого дерева и в том же стиле, что и во всем доме, столы и стулья были немного грубовато сколочены, но видимо именно это и делало их еще более привлекательными для хозяйки. В дальнем углу слева стоял (о удивительно!), большой деревянный шкаф со стеклянными дверцами, и в нем с одной стороны опять-таки находились книги, а с другой «тысяча и одна баночка». В общую атмосферу не только кухни, но и всего дома, не вписывалась разве что небольшая глиняная печь, стоявшая в темном углу справа от входа. Она была, неожиданно, черного цвета, правда нарисованные на ней удивительные цветы ярких тонов соединенные в одну цепь зеленым стеблем, и тянувшийся рисунок из подполья и по всей печи, делал ее намного ярче и гармоничней. Очень красиво и очень необычно.

К моему сожалению, никаких котлов для зельев, никаких сушеных ужасов типа головы крыс, или хвостов змей, или других частей тела разной живности, здесь и в помине не было. Даже травы, и те видимо сушились где-то в специальном помещении. Просто разрыв шаблона какой-то.

Войдя же на кухню вслед за бабкой, я увидел сидящих в напряженной тишине четырех парней. Святые черти, а ведь я до последнего надеялся, что бабка чисто из природной вредности решила надо мной поиздеваться. Ан-нет, вот сидят себе спокойно чай попивают, и даже не подозревают, что я уже начинаю обдумывать пути их умерщвления.

— Истребитель? А ты что здесь делаешь? — Решительно поднялся зеленоглазый тип, видимо самый сильный из них. И как только догадался кто я? Не думал, что они так легко видят сквозь морок.

— Вот только перед колдунами всякими я еще и не отчитывался. Сядь на место! — Он от неожиданности даже сел, уж что-что, а командовать я умею. Жаль только на мою ведьму не действует мой поставленный годами командный голос. А то это было бы просто великолепно!

— Ну, заходи. Присаживайся. — Гостеприимно прошипела бабка.

— Спасибо, но я бы предпочел узнать, где Лия, чем распивать чаи в такой «милейшей» компании.

— А ты мне нравишься! — Как то даже повеселела бабка, и как бы, между прочим, добавила. — Ты так и не назвал свое имя, милок.

— Ник.

— А полное как? — Тут же спросила она.

— А оно вам зачем?

— Ну, так ты же свататься пришел! Вот и хочу узнать о тебе побольше.

— Э-нет, уважаемая, я отнюдь не свататься пришел.

— Объясни. — Как то уж больно заинтересованно заблестели у нее глаза, и ухмылка ее мне что-то не очень нравится.

— Жениться я на ней буду, и это без вопросов.

— Слышь, мужик, а ты не обнаглел. Розалия, ведьма, а ты охотник, а значит и не пара ты ей вовсе. — Подал голос, если не ошибаюсь, Прокропицкий, вроде только у них такого огненного цвета волосы.

— Рыжик, молчал бы ты. А то ведь я и прикопать тебя где-нибудь могу, и заметь, мне за это вообще ничего не будет!

— Да, ты…

— Не доводи, меня, малыш!

— А ну-ка замолкли все! — Прогремела бабка, что, кажется, даже дом немного зашатался. Да уж с такой ведьмой лучше не спорить. — Вот так-то лучше. А то взяли, понимаешь ли, моду разборки в моем доме устраивать.

— Извините, Серафима Ивиановна. — Пролепетал «рыжик», и я наконец-то хоть узнал ее имя, а то как-то даже неудобно было.

— Да, простите меня, не сдержался. Я, знаете ли, очень спешу.

— Ну, коль ты тут разговорился так, то объясни-ка мне, где ты умудрился невесту свою потерять, внученьку мою ненаглядную, а? — Переигрываете, уважаемая Серафима, ой, переигрываете. Ну, ничего, мы тоже так умеем!

— Так леший, ваш знакомый вроде, в лесу ее увел.

— Леший говоришь? — Со странной интонаций переспросила она.

— Леший.

— Увел?

— Увел.

— Ты что мне голову морочишь? — Вдруг взбесилась ведьма.

— Не понял.

— Не понял, да? Во-первых, я ни за что в жизни не поверю, что леший у охотника мог так легко добычу увести… — Начала возмущаться Баба-Яга.

— Она не добыча! — Непонятно почему прорычал я, на что бабка только довольно так улыбнулась.

— А во-вторых, если бы он ее увел, то обязательно привел бы сюда. — Уже более спокойно проговорила она.

— Я не знаю, куда он ее повел, но вы должны мне помочь ее срочно найти.

— Я? Должна? Ты случаем ничего не спутал, а?

— Нет, мне нужно срочно ее найти!

— А у меня важный вопрос назрел! — Проговорил кто-то сверху, на поверку оказавшийся белым вороном. — Это что же ты такое натворил, раз она от тебя с лешим сбежала?

— Максимилиан, это прекрасный вопрос. Ну, дорогой женишок, я жду!

Все выжидательно на меня уставились, а ведьма еще и ехидно так начала улыбаться, мол «давай-давай, попробуй выкрутиться». Нет, ну, что я то? Это все ведьма, даже объяснить мне ничего не дала.

— Кхе-кхе, ты чего замолчал то? Не стесняйся, здесь все свои!

— Мы с ней немного, как бы это сказать, не сошли во мнении относительно недоразумений и конфликтных ситуаций с расовыми меньшинствами на почве псевдодискриминационных действий со стороны служащих правопорядка.

— О, как ты красиво закрутил. А если попроще? — Уже улыбаясь вовсю, попросила Серафима. До нее явно дошел смысл сказанного мной, как и видимо до ее ворона, что не скажешь об остальной братии с туповато-задумчивыми выражениями на лицах.

— Лучше не стоит. — Быстро проговорил я, и немного помолчав, спросил. — Так вы скажете, где мне ее найти, или я пошел?

— Ой, сиди уже! — Махнула рукой бабка, со странной улыбкой рассматривая меня. — Она еще не приходила. Но ты можешь подождать ее здесь. Чай будешь?

— Спасибо, не откажусь.

Чай мы пили в напряженной тишине. Ведьмаки, которые пили видимо уже далеко не первую чашку чая, все время переглядывались и кидали на меня тревожные взгляды, а уважаемая Баба-Яга, не отвлекаясь, следила за каждым моим движением. Что и напрягало-то меня больше всего. И тут бабка улыбнулась своим шальным мыслям и выдала совсем невообразимое:

— Значит так, добры молодцы, сегодня вы все будете ночевать здесь, а там глядишь, и Лия объявится, вот мы у нее все и выясним. — Бабка замолчала, давая возможность нам осознать все сказанное ей, но мне сразу стало понятно, что сказано все это было исключительно, дабы проверить мою реакцию.

— Я благодарю вас, уважаемая Серафима, за столь любезное предложение. — Вежливо проговорил я, и, видя как перекосилось ее лицо, решительно добавил. — Но думаю, что ребятам лучше разлететься по домам, так сказать во избежание недоразумений.

— А вот я напротив думаю, что остаться должны все. Чтобы у внучки выбор был. — Хитро прищурившись, ответила мне бабка. Ну, если завтра мы кого-то не досчитаемся, то это будет ее вина. — А теперь, Пантелеймон, хватит прятаться за печкой, никто тебя здесь не обидит, и лучше проводи наших гостей в комнаты.

Комнаты? Откуда в этом маленьком домишке может взяться столько комнат? Но как оказалось, что комнаты и правда есть, на втором этаже, которого с улицы не видно из-за наложенных чар. Разместили нас с удобствами, мне досталась довольно таки большая угловая комната. Полежав в ванной и расслабившись, за что отдельно спасибо Бабе-Яге, я на скорую руку выстирал свою одежду, и блаженно разлегся на кровати.

Спать хотелось неимоверно, но я держался, прекрасно осознавая, что нужно узнать как можно больше о гостеприимной хозяюшке, благо о четырех кандидатах на руку моей ведьмы, мне уже все известно, особенно после того как я узнал их имена. Узнать же их имена, для меня, как не только для главы Службы истребителей, но и для главного дознавателя, не составило никакого труда, они этого даже не заметили. Чего нельзя сказать и про Серафиму, она то уж точно подметила. Тоже мне великие колдуны!

Предварительно закрыв все двери и окна защитным заклинанием, а то мне как-то не вериться в честность этих колдунишек, я отослал зашифрованное магическое послание с запросом на информацию о многоуважаемой Бабе-Яге, с чистой совестью уснул. Проснулся же я после рассвета от ответного магпослания, и больше уснуть не смог.

«Здравствуй, Ник! Надеюсь, что ты еще жив, здоров и не покалечен. Вот, как ты и просил, отправляю тебе все сведения, имеющиеся у меня про Серафиму Ивиановну Ирееву. Прости что так мало.

«Из царского архива:

Природная Ведьма — Серафима Ивиановна Иреева. В народе известна, как Баба-Яга.

Пометка: особо опасна.

Эта ведьма отличается…непростым…характером и особой мстительностью, редкой (даже для ведьмы) неадекватностью и огромной силой.

Год рождения — Информация отсутствует

Место жительства — Информация отсутствует

Семейное положение — Информация отсутствует»

Насколько известно, то ее не только нечисть и нежить обходит стороною, но и ее сородичи стараются держаться от нее подальше — боятся.

Ходят слухи, что вот уже триста лет как Серафима является хранительницей Книги Природы (никаких подтверждений не было обнаружено, ни того что Книга существует, ни того, кто ею владеет).

Дочка — ведьма — Олимпиада (отец неизвестен) Иреева — пропала без вести

Внучка — Розалия Иреева.

Фамильяр Серафимы — Максимилиан — белый ворон — хитрющее и вреднющее создание, обладающее таким же противным характером, как и его хозяйка, но в то же время до противного вежливый».

Прилагаю еще то, что нашел в летописях:

«Из царской летописи:

…Как-то во время царского объезда территорий мы в лесу случайно встретились с ведьмой. И царь, по незнанию, конечно, решил за ней приударить (молодой был еще и посему ту… ну, не очень еще мудрый, в общем-то). Так вот нарвал он ей цветов дивной красоты, которые на поляне огражденной (не сообразил, что в лесу никто не строит огороды и тем более не ограждают их) и пошел к ней свататься. Вернулся быстро, бледный и с трясущимися руками и со словами «Срочно во дворец» вскочил (точнее попытался) на лошадь. Впоследствии оказалось, что цветы эти ведьма пыталась выращивать уже около двадцати лет (экспериментировала Баба-Яга на пару с лешим) и они впервые дали цвет. Ну, вот она слегка и обиделась (хотя мы так и не поняли на что именно)! На его величестве во время обратной дороги лица не было, а когда вернулись во дворец, то и огромного царского сада… тоже не было…»

«Из царской летописи:

…Говорят, город Берелив спасся от нашествия нежити, только потому, что пьяный градоправитель слишком громко ругал всеми словами Серафиму, которая до этого гостила у них пару дней и успела досадить всем, а как увидел подоспевшую нежить так давай ей тут же жаловаться. Нежить же, как услышала имя ведьмы, так и пустилась наутек, а кто не успел, сели с градоправителем выпили и тоже жаловаться начали. Так и договорились. С тех пор нечисть и нежить прячется иногда от ведьм в городе…точнее от одной конкретной ведьмы».

И, Ник, будь осторожен, хорошо? Она ведьма опытная и сильная, раскатает тебя в блин за считанные минуты, и даже не поморщится.

P.S. И, кстати, выбрось наконец-то из головы эту дурость на счет свадьбы. Мы придумаем другой способ завладеть книгой».

Легко сказать выбрось из головы, да, сделать очень сложно! Нет, мой дорогой дядя, эта ведьма будет моей, как и все ее бесовское наследие. Моей, и только моей, чего бы мне это не стоило, теперь это дело принципа. Потому как еще никто так просто и безнаказанно от меня не уходил, и ведьма должна за это заплатить. И я найду ее, или я буду не я. Да, обязательно найду, даже если для этого придется перевернуть весь мир вверх дном, ведь она уже моя, что бы она там себе не думала.

Глава 7. Лучшие друзья, или В гостях у чертовой ведьмы

Лия

Увидев издалека небольшой двухэтажный домик с черной крышей, которую украшала традиционная для чертей статуя горгульи, я невольно остановилась, чтобы полюбоваться тем, как все здесь изменилось. Да уж, давненько я здесь не была. Кажется, уже больше полугода…. Точно! Как раз после празднования дня рождения Одетты Гордиан и запретил нам встречаться у них дома, а то ему, видите ли, надоело потом отстраивать его заново. И потому вид этого ранее небольшого домика из светлого дерева, который сейчас выглядел намного величественней, слегка ввел меня в ступор. Раньше это был маленькое и немного невзрачное строение, теперь же, слева от входа, была выстроенная довольно внушительная терраса, над которой высился балкон. И, если я не ошибаюсь, то выход на эту террасу был как раз из комнаты подруги. А вот на балкон, кажется, можно выйти из библиотеки, которая находится в одной из самых больших комнат на втором этаже. Еще над главным входом был выстроен деревянный навес из все того же светлого дерева. Хм, все-таки Одетта заставила его это сделать. Хотя в способности подруги добиваться своего любыми способами, лично я никогда не сомневалась. Если же посмотреть по сторонам, то можно заметить, что и весь сад изменился до неузнаваемости. Деревья подросли, сад с лечебными травами обнесен низким деревянным заборчиком, а декоративные цветы и кусты росли в мнимом беспорядке. Да уж, подруга постаралась на славу!

Как же быстро мы сюда добрались. Хотя зная о способностях леших, я нисколько не удивлена тем, что Будимир смог, так быстро нас переместить из того леса прямо сюда. Но меня раздражало то, что леший напрочь игнорировал мои вопросы. С того самого момента как мы оторвались от Ника и проводили его, до того как он исчез в портале, а я сказала истинный пункт назначения, так как знала, что раз уж Ник знал кто я, то наверняка и знает где меня искать, леший только загадочно улыбался на все мои вопросы. И все равно не могу успокоиться! Этот гад, я про истребителя, столько времени водил меня за нос. Вот не мог он сразу открыть портал, так нет же, он меня по лесу водил, в доверие втирался, влюбить меня в себя пытался. Убила бы!

— Будимирушка, но ответь мне, пожалуйста, как ты меня нашел не в своем лесу? — В очередной раз попыталась допытаться я, а в ответ опять тишина. — Или это твой лес, а? — И снова нет ответа. — А если твой лес то тогда, почему раньше не вышел? Ну, Будимир-р-р! — А леший все также молчит и только хитро улыбается.

Но вот мы прибыли и Будимир, почему-то кажущийся немного грустным, также вместе со мной рассматривает стоящий одинокий дом, рядом с которым разлилось небольшое озеро, которое и появилось-то здесь только после того, как здесь поселилась одна ведьма. К тому же дом удобно так расположился возле старого леса и довольно-таки надежно спрятался за огромными пиками гор. А горы-то не просто так кажутся мне очень знакомыми…Обитатели же этого странного дома, не менее необычны, чем вся окружающая его местность. Потому как пара ведьмы, она же маг воды четвертой степени, сорокапятилетняя Одетта Велибор-Даркмир (и хотя ей было запрещено менять фамилию, она все равно сделала приставку с фамилией мужа, так сказать, на зло), и любимого племянника Повелителя чертей и Дархелла — Гордиана ирст Даркмира, разожгла настоящий межрасовый скандал. Но когда на одну сторону надавил Брозиус, он же Кощей Бессмертный, потому как он и сам невольно способствовал зарождению их отношений, а на другую надавила многоуважаемая Серафима Иреева, она же Баба-Яга, ибо Одетта моя подруга, ну, и так чисто из вредности, то все разом как-то поспешно успокоились. И так как я была организатором этой группы поддержки, то в этом доме я всегда была почетной и желанной гостьей.

И именно поэтому думая о том, куда бы мне пойти, и где бы спрятаться от двуличного охотника, я пришла к выводу, что уж здесь-то мне точно помогут.

— Будимир, тебе, наверное, пора, да? — Опять озадачила я его вопросом.

— Да, дальше нам с тобой не по пути. — Наконец-то ответил леший.

— Спасибо тебе огромное, что привел меня, уважаемый дедушка. — Проговорила положенные в таких случаях слова, и отвесила поклон лешему за его работу.

— Ну, что ты, Лия, для тебя все что угодно. — Ответным поклоном склонился Будимир. — К тому же, если бы я тебе не помог, то многоуважаемая всеми нами Баба-Яга, оставила бы от меня только горстку пепла, да и не только она…

— Это да, она у меня такая…Так, стоп, в каком это смысле, не только она? — Всполошилась я, не совсем понимая, на что намекает леший, а точнее на кого, но Будимир ответил мне только хитрой улыбочкой. — Будимир-р-р!

— Думаю, что мне и вправду пора, а то что-то я припозднился. — Опять выдал не пойми что леший. И уже отойдя немного от меня тихо признался: — И да, нам было запрещено вмешиваться при любых обстоятельствах, но ко мне лично обратилась Мать-Природа, и попросила отвести тебя туда куда попросишь. Я выполнил ее просьбу. Так что удачи тебе! И надеюсь, что мы еще встретимся.

— Спасибо, Будимирчик! И я уверенна, что мы очень-очень скоро встретимся! — Весело замахала на прощание, уже совершенно подавленному лешему. И что это они все со мной прощаются, будто бы в последний путь провожают!?! Так знайте — не дождетесь! Это еще далеко не последний путь. И вообще я еще не скоро туда соберусь, ибо на этом свете еще столько людей и нелюдей, которым я не успела потрепать нервы, а не хорошо оставлять незаконченными такие дела.

Проводив лешего взглядом, я решительно пошла в сторону дома, при этом очень надеялась, что они никуда не смылись. Потому как, зная неугомонный характер Одетты, это вполне могло произойти.

Еще издалека я заметила, как открылась дверь и из дома выбежала мне на встречу короткостриженая блондинка с ярко-зелеными глазами (отсюда их не было видно, но я-то я знала какие у нее глаза), невысокого роста и с прекрасно сложенной фигурой, а также в неизменно черных кожаных брюках, заправленных в высокие дриадской работы сапоги и насыщенно сиреневого цвета блузку с короткими рукавами.

Добежав ко мне, Одетта с радостным криком «Лия» кинулась меня душить, то есть я хотела сказать обнимать, конечно.

— Как же я рада тебя видеть! — Все еще сжимая меня в тисках своих рук, проговорила она и потащила меня к дому. И уже на ходу закричала: — Гордианчик, к нам Лия прилетела! — А потом резко остановилась, что я чуть было, не полетела дальше, отстранилась и спросила: — А на чем ты прилетела?

Посмотрев на ее озадаченное лица, я невольно рассмеялась, Одетта же обиженно насупилась, она всегда любила посмеяться над другими, но не терпела, когда кто-то шутит или смеется над ней, а тем более, когда она не понимала причины этого смеха.

— Одетта…ты…не…поверишь…но я…пришла…практически…на своих…двоих. — Сквозь смех попыталась объяснить я обиженной подруге.

— Как на своих двоих? — Все еще недоумевала подруга, от удивления забыв, что она вроде как обиженна на меня, и принялась осматривать собственно мои ноги.

— Потому что ее магия сейчас заблокирована. — Серьезно проговорил Гордиан, появившись как будто из ниоткуда, и немного напугав меня этим. И как всегда чертяка проявил свой проницательный характер в совокупности с обширными знаниями, за что иногда нам всем так и хотелось придушить этого всезнайку. Выглядел он как всегда внушительно — высокий, мускулистый, широкоплечий красавец черт, с черными-пречерными волосами, необычайно светло-каре-серыми глазами, с плавной грациозной походкой, словно тягучий мед (всегда мечтала научиться так двигаться) и гордой осанкой, наверняка благодаря жизни во дворце, и что удивительней, с очень-очень добрым характером. Особенно если сравнивать его с Одеттой. Хотя узнать о доброте его характера можно только поближе познакомившись с ним, да, и не для всех он бывает таким, а вот для остальных он просто жуть какой безжалостный и суровый дядька. Еще в его облике присутствовали длинный черный хвост и рожки того же цвета, которые неимоверно ему шли, делая его одновременно и более прекрасным, и в тоже время более пугающим. Одет же он был в легкие черные брюки и свободного кроя рубашку гранатового оттенка, которую традиционно носили черти в неофициальной обстановке. Из обуви на нем были легкие и не слишком высокие сапоги, и даже думать не хочу, из чего конкретно они были сделаны, но на вид очень прочные. Что-то они оба слишком легко одеты как для столь поздней осени, хотя я и не спорю, что погода последние недели стояла не по-осеннему теплая.

— Что значит «ее магия заблокирована»? Кем? Зачем? — Тут же вцепилась в него Одетта мигом забыв обо всем от нескрываемого беспокойства за меня.

— Хороший вопрос, дорогая, но задан не тому, кому нужно.

— Ой, и правда! Лия?

— Это длинная история и я не знаю, что из нее могу рассказывать, а за что бабуля меня потом прибьет.

— Хм… — Черт нахмурился, а потом выдал такое, от чего у меня случился шок. — Так речь пойдет о таинственной и легендарной, а также известной только в очень узких кругах, инициации так званых Ведьм Природы, не так ли?

— О чем? — Задала вполне ожидаемый вопрос моя лучшая подруга и была нами полностью проигнорирована, потому как я одновременно с ней пыталась задать свой вопрос.

— Откуда ты знаешь о…

— Не важно. — Просто ответил этот невыносимый (во всех смыслах) чертяка и я бы с ним поспорила, но он добавил. — Не беспокойся, я никого не пытал, не убивал, и не совершал других злостных деяний, дабы раздобыть эти, несомненно, ценные сведенья.

— А…

— К тому же древняя магия не даст тебе рассказать о том, что нам знать ненужно и не положено. Сейчас же давайте-таки пройдем в дом, я уверен, что тебе нужно поесть и отдохнуть, а уже потом мы поговорим.

— Ой, да-да-да, пойдем Лиюсик я наберу тебе ванну, а пока ты будешь приводить себя в порядок я приготовлю тебе поесть… — Одетта все продолжала говорить и говорить, увлекая меня в сторону крыльца, но я после ее волшебного слова «ванна», уже ничего не слышала.

Принимала ванну я довольно долго, все пытаясь отсрочить допрос, который обязательно произойдет, или Одетта будет не Одетта, хотя, что скрывать я немного прибалдела. Особенно от чувства неимоверной легкости нахлынувшей после добавления в воду нескольких подсунутых подругой специальных настоек лаванды и ромашки, и леший его знает чего еще. Но выходить все же пришлось, ведь доносящиеся из кухни ароматы очень дразнили мой и так в последнее время не очень избалованный вкусностями желудок. Так, что я нехотя выползла из мраморной ванны (наверняка замашки родни чертяки, не иначе, ведь ведьмы обычно предпочитают дерево во всем. Хотя о чем это я? Это же ведьмы, а с ними нельзя быть уверенной ни в чем!), и наскоро вытерлась полотенцем. Магией оно было бы, конечно, лучше и быстрее, но чего нет, того нет. Быстро оделась в любезно предоставленную Одеттой одежду, хотя она и была мне велика, а местами даже очень велика (а ведь и у меня довольно таки выдающиеся формы!), зато чистенькая и новенькая.

Переодевшись, я принялась осматривать комнату, в которую меня в очередной раз поселили. Эту небольшую, но такую уютную комнатушку, я уже могу по праву называть своей, ведь всякий раз, когда я залетаю погостить к ним, то живу именно в ней. Брина же занимала комнату, соседствующую с моей, но она хоть и была вдвое больше чем моя, но уж точно не такая милая и приятная глазу. Ох, сколько раз мы ругались из-за этой комнаты, просто уму непостижимо, нет, я, конечно, понимаю, Одетту с Гордианом, ведь как-то не пристало селить близких друзей в, цитирую «маленькой коморке», ибо именно коморку они и хотели из нее сделать, но я умела настоять на своем. И, в конце концов, Одетта сдалась, и даже сделал специально для меня небольшую нишу у окна, чтобы я могла читать, к тому же ее размеры позволяли мне даже спать там.

После небольших изменений и добавления целых четырех окон, комната даже не в самый солнечный день была наполнена светом и теплом, будто ты находишься на солнечной полянке, да и интерьер располагает к таким мыслям. Например, ковер. Он у меня зачарован так, будто бы это настоящая трава. А вот вся остальная комната была выполнена в приятных для глаза светло-желтых и светло-зеленых оттенках, ну, кроме кровати. Вот она то, помимо пола, конечно, была темным пятном в комнате. Ведь вся кровать выполнена в темно-зеленой гамме еще и с искусно исполненной вышивкой в виде лесных цветов и листьев. Это был подарок дриад на свадьбу — они тогда вообще много чего надарили им на свадьбу. Одетта говорила, что они до сих пор не все подарки разобрали, ибо свадьба реально удалась на славу, каждый раз как вспоминаю, так и содрогаюсь. А бабуля после этого еще и удивляется, почему это я не хочу замуж. Да, после такой свадьбы желание выходит замуж отбило как минимум у половины присутствующих там женщин, кем бы она не была, хоть ведьмой, хоть…да, в общем, у всех.

Рядом с моей нишей у окна находился небольшой книжный шкаф, чтобы можно было развлечь себя ночным чтением. Хотя я крайне редко им себя здесь развлекала, потому, как каждый раз прилетая сюда, как говорит Гордиан, мы обязательно во что-нибудь вляпаемся, и нам стает как-то не до чтения. Еще вся моя комната была увешена картинами разных художников, но объединяло их одно — они все рисовали красоту леса, только в данный момент меня они скорее пугали, нежели радовали глаз. Помимо картин здесь присутствовали сделанные нашим чертякой из кованного железа светильники в виде разных милых зверушек, такие у них везде развешаны, а в подвале еще и страшненькие в виде нежити, чтобы не лазил туда, кто попало. Помимо этого всего в комнате наличествовал стол и два кресла, сплетенные с помощью магии из виноградной лозы, и кому-то они могли показаться дефектными или никуда не годными, но я знала истинную ценность этих вещей. Ведь весь наш мир несовершенен и сама природа никогда не идет прямой дорогой, потому как она не ограничена в своих возможностях и всегда извивается самыми незамысловатыми узорами. К тому же настоящие вещи сделанный с любовью и от чистого сердца необязательно должны быть идеальными на вид, ведь на самом деле важно именно то, что в процессе ты вкладываешь в них частичку своей души.

Спустившись со второго этажа и войдя в светлую и просторную кухню, в которой стена была только одна и та отделяющая ее от коридора. А остальные же стены были из прозрачного стекла, но по желанию Одетты они могли затемняться на ночь, при том, что она могла регулировать степень затемнения. Все-таки магия классная штука, как ни крути. Присев на одно из удобных кресел стоящих у стола, я с блаженством принялась поглощать всю расставленную передо мной снедь, вновь почувствовав себя человеком…эм…то есть ведьмой. Вот как-то так случилось, что обе мои подруги прекрасно умели готовить, тогда, как я умела только портить продукты, превращая их в нечто опасное для здоровья. Так что самое безобидное блюдо как омлет, могло вызвать несварение желудка, тошноту и даже галлюцинации, при этом выглядело мое произведение вполне нормально и безобидно. В общем, если нужно кого-то отравить, но не насмерть, то обращайтесь не стесняйтесь!

Вот поэтому рядом со своими лучшими друзьями я иногда, да что там иногда, почти всегда, чувствовала себя слегка ущербной. А особенно когда Брина приносила очередной свой кулинарный шедевр, хотя если подумать, то тогда все чувствуют себя ущербными. Услышав однажды мои стенания по этому поводу, моя преисполненная мудрости бабуля сказала, что я просто еще не нашла свое призвание. И я ей, конечно, верила, но от осознания этого, как-то не становилось менее обидно, ведь в нашей дружной компании все были одаренными.

Вот, например, Брина постоянно экспериментировала с сочетанием магии и приготовлением всяких вкусностей, а Одетта умеет создавать потрясающие украшения для дома и не только, причем из любого материала, даже если это горстка грязи. А наши дорогие близнецы Лукьян и Панфил вообще самые что ни на есть настоящие ученные. Лукьян все время проводит какие-то эксперименты и исследования с различными зельями, а Панфил с заклинаниями, а также придумывает новые и усовершенствует старые. Про Гордиана, который вошел в нашу дружную пятерку после свадьбы с Одеттой, я вообще молчу, ибо нет ничего в этом мире такого, чего бы он не смог сделать. Одна только я…. М-да, единственное, что у меня по-настоящему хорошо получается, так это портить все к чему я прикасаюсь, даже если косвенно. Вон даже древняя как наш мир магия инициации и та дала на мне сбой, по крайней мере, других объяснений всему происходящему у меня нет. Ведь встретиться в глухом лесу с Ником…так, ладно, не поминать об этом лицемерном получеловешке, а не то, не дай Мать Природа, еще и объявится.

Наконец-то утолив практически все свои насущные потребности, конечно, кроме сна на мягкой постельке, но это надеюсь еще успеется, я решила начать разговор, а то Одетта от любопытства скоро скончается в страшных муках. И что я потом без нее делать-то буду!?!

— Я не знаю, откуда тебе это известно… — Проговорила я, обращаясь к Горди и повернувшись к подруге добавила. — Но я и вправду проходила…

— Проходишь. — Тут же исправил этот заумный черт.

— Хм…ну, может еще, и прохожу инициацию Ведьм Природы, и после нее должна стать очередной Бабой-Ягой.

— Странно… — Только и сказала Одетта, а потом решила задать вполне ожидаемый вопрос. — А почему я об этой инициации ничего не знаю?

— Ну, это вроде как большой-большой секрет. — Задумчиво ответила я и мы, не сговариваясь, повернулись к ее мужу.

— Что? — Сразу же встрепенулся черт.

— Да так, ничего, дорогой. — Ласковым голосом проговорила Одетта, но ее тон не смог обмануть никого, особенно меня, все-таки мы с ней не первый день знакомы.

— Слушайте, я не могу вам рассказать. — Под нашими взглядами принялся оправдываться чертяка, поглядывая то на меня, то на свою любимую жену, которая ну ОЧЕНЬ страшная в гневе. — Нет, ну честное слово не могу! — Выкрикнул он и перешел к отчаянным мерам, а именно к просьбам-угрозам. — Немедленно прекратите так на меня смотреть!

— Как «так», дорогой?

— А вот так вот… — Растерянно проговорил Гордиан и неопределенно махнул рукой. — Как будто обвиняете меня во всех грехах и потому приговорили к долгой и мучительной смерти.

— Ну, что ты, любимый, мы еще даже не начинали на тебя ТАК смотреть. — Все с той же милейшей улыбочкой сказала она, и Горди наверняка уже трижды проклял свой длинный язык. И я его прекрасно понимаю, да все, кому хоть раз пришлось пережить «допрос» Одетты, его понимают и очень-преочень жалеют. Она же однажды матерого истребителя, расколола всего через полчаса после знакомства, хотя их и учат, противостоят самым жестоким пыткам. И ведь это при том, что она к нему не прикоснулась ни пальцем, ни даже магией, а он рассказал все что знал и даже больше, умоляя только о помиловании и быстрой смерти. К его огромнейшему сожалению он не получил ни того, ни другого. Все-таки ведьмы хоть и вредные создания, но отнюдь не убийцы, поэтому Одетта, попытав его еще несколько часов, отпустила немного поседевшего беднягу домой.

— Я практически ничего об этом не знаю. Только общую информацию.

— Эх, вот и я также. — С тяжелым вздохом сказала я.

— Подожди, Лия, ты хочешь, что твоя бабушка отправила тебя проходить эту инициацию и ничего о ней не рассказала? — Задала она очень важный вопрос, так сказать, о наболевшем.

— Ты удивишься, но все именно так. Туманно все объяснила и вытолкала меня на рассвете в лес.

— В лес? Тебя? Одну и без магии? Она что избавится от тебя захотела? — Тут же возмутилась подруга, зная о моей способности к саморазрушению, и прекрасно осознавая, что дожила то я до этих лет только благодаря наличию у меня магии.

— Сомневаюсь, что она преследовала именно эту цель. — Вставил свои «пять копеек» Гордиан. — Видимо это какая-то традиция или может быть часть испытания. Думаю, Розалия, сама все узнает, когда придет время.

— Горди, я тебя, конечно, очень люблю, но иногда так хочется тебя придушить. — Елейным голоском проговорила подруга все с той же ласковой улыбкой.

— За что?

— За твой прекрасный характер. — Ответила Одетта и, повернувшись ко мне сказала: — Итак, Лия, я все также жажду подробностей о том, что с тобой случилось за это время.

Да, Одетта могла отвлекаться от начатого разговора сколько угодно, но никогда не забудет, что именно и у кого она хотела выпытать. Вот и сейчас она с маниакальным рвением принялась меня допрашивать обо всем произошедшем со мной в лесу. И я, конечно же, все ей рассказала. Ну, почти все. Про лицемерного истребителя я решила рассказать только, когда прилетит Брина, а в том, что она обязательно объявится, я ни на минуту не сомневалась. Ибо мне подумалось, что три обиженные, мстительные и злые ведьмы, все-таки лучше, чем одна или даже две, а то, что они также сильно захотят ему отомстить за издевательство надо мной, я знала наверняка. К тому же именно Брина всегда сдерживает нас, особенно когда нашу компанию иногда заносит совсем не в ту степь. Но все равно, чтобы мы не делали, она всегда делает это наравне с нами, даже когда очень против наших «безобидных» развлечений. Просто потом она начинает нудить типа: «Я же говорила, что не нужно…» или «Вы никогда меня не слушаете…», или ее любимое: «Вы ведь помните, что я изначально была против…». Да и Гордиану совсем не обязательно знать о наших коварных планах, потому как он хоть и черт, но мужская солидарность, она выше всех этих условностей.

Поэтому проговорив еще немного обо всем со мной произошедшем, мы наконец-то замолчали, я потому что уже устала говорить, да и вообще чувствовала какую-то моральную опустошенность от того что выплеснула все. А Одетта притихла, потому что всегда была внимательна к переменам моего настроения. И вот когда наступила тишина, нарушаемая только нашим тихим дыханием, я и заметила одну необычность.

— Одетта, а почему это у вас так тихо-то, и где же Лилжик?

То, что Лилжик до сих пор не объявился, хотя я уже давно в этом доме и правда, выглядело немного странно. Потому как это лиловое чудовище, бывшее когда-то обычным ежиком, а впоследствии ставшее фамильяром Одетты, меня очень любило, как впрочем, и любое другое животное, и никогда не упускало возможности быть затисканным мною в объятьях. И кстати, душить его в объятьях одно удовольствие, потому как его иголки становятся колючими только для тех, кто хоть как-то угрожает ему, или, не приведи Мать Природа, Одетте. За нее это лиловое чудовище, от слова «чудо», вообще любого на лоскутки порвать может. Для остальных же они мягкие словно плюшевые, и легкие как перышки. Вот такой-вот эксперимент получился у Лукьяна.

— Он у моего дяди во дворце на перевоспитании. — Тут же усмехнувшись, ответил чертяка.

— А кого вы собрались перевоспитывать: дядю или Лилжика?

— Ну-у-у-у, задумывалось все как перевоспитание именно Лилжика, но думаю, что дядя Горди быстрее перевоспитается. — Сразу же включилась в разговор подруга.

— Одетта, радость моя, ты слишком плохо знаешь моего дядю.

— Гордиан, лапочка, это ты слишком плохо знаешь моего питомца. — Ласково-ехидным тоном ответила она ему. — Так, что поверь мне на слово, твой дядя скоро будет буквально умолять забрать у него моего ежика.

В словах Одетты уж я-то точно не сомневалась, потому как, даже у моей бабули не получилось отучить это чудовище ругаться. Но вот у него получилось довести ее так, что он в итоге пополнил свой словарь еще парой сотен ругательных слов на разных языках. Что уж тут говорить про Повелителя Дархелла, у которого против Лилжика просто нет никаких шансов. И главное ведь проблема заключается в том, что прибить его нельзя, потому как за Лилжика точно будут мстить три далеко не самых слабых ведьмы и как минимум двое ведьмаков. А потому несчастного Менелоса, он же главный чертяка, мне очень-очень жаль.

Некоторое время я наблюдала за шуточной перепалкой этой счастливой во всех смыслах семейной пары, пока не поняла, что уже нахожу в состоянии полудремы и вот-вот усну лицом прямо в тарелке. Спустя несколько мгновений это заметили и Гордиан с Одеттой и меня тут же спровадили спать, обещая утром накормить чем-то вкусненьким.

Утро встретило меня солнечными лучами и распространяемыми на весь дом ароматами чего-то невероятно аппетитного и вкусного. Именно поэтому я мгновенно подорвалась и потопала умываться, ведь пропустить такой завтрак я просто не могла. Ух, какие запахи! Прямо слюнки текут.

Спускаясь вниз, я на мгновение застыла посреди лестницы, заслушавшись, как на кухне пела Одетта. У Одетты был великолепный и чистый голос, но она, к сожалению, пела довольно редко, даже если мы умоляли ее спеть. Хотя она могла бы с легкостью сделать карьеру и выступать в лучших королевских театрах, однако Одетта всегда отказывалась от любых подобных предложений, никогда не объясняя причины своего отказа. Но я думаю, что она просто боялась, что люди ждут от нее большего, чем она могла бы им дать, и поэтому предпочитала не связываться тесно с внешним миром, а жить в своем комфортном удаленном уголке. А возможно просто боялась утонуть во всем этом, так сказать, потерять себя.

Когда же я вошла на кухню, то Одетта, в этот момент радостно напевая, занималась лепкой «чего-то-там» (даже при всем моем желание я бы не смогла классифицировать, то чем она там занималась), а Гордиан со счастливой полусумасшедшей улыбкой любовался ею. Но с моим приходом все их внимание переключилось на меня и меня принялись кормить завтраком, поить свежим кофе и веселыми историями о том, как они недавно наведывались в Дархелл. Где они собственно и бросили Лилжика на растерзание чертей, или чертей на растерзание нашего ежика, тут смотря с какой стороны посмотреть. Но в какой-то момент у нас все же наступила благостная тишина, когда мы наслаждались ароматным кофе и смотрели, как осеннее солнце меняет пейзажи за окном.

— Розалия… — Вдруг нарушил наше молчаливое поедание завтрака чертяка.

— Просто Лия, мы же с тобой родственники. — Перебила я Гордиана.

— Все никак не могу к этому привыкнуть. — Тут же ответил он мне. Знал бы он, как я его понимаю.

— Да, я тоже. Так что ты хотел спросить?

— Да, мне всегда было интересно, и я, конечно, пойму, если ты не захочешь отвечать, но скажи, пожалуйста, почему к тебе все обращаются без отчества, как ко всем остальным ведьмам? Ведь насколько я знаю, то у ведьм принято после совершеннолетия называться полным именем.

— Хммм, знаешь Гордиан это и правда, очень личный вопрос. — Ответила я, посмотрев при этом на Одетту, которую также уж очень интересовал этот вопрос, но она никогда его мне не задавала. Странно, очень странно, что он задал его именно сейчас.

— Прости, я не…

— Нет-нет, все нормально. Я отвечу, ведь вы и вправду моя семья. Так кому же об этом рассказывать, если не вам? — Задала риторический вопрос и сразу же продолжила: — На самом деле все банально и просто, меня не называют по отчеству, потому что никто не знает кто мой отец. И думаю именно поэтому мы с бабушкой и стали в некотором роде отщепенцами среди своего народа.

— А мать? — Спросила Одетта.

— Оу, ну, это вообще-то запретная тема у нас дома. По словам бабушки, моя мать погибла во время неудачного эксперимента с взрывчатыми веществами, что зная и мои таланты вовсе не было бы удивительно, но на самом деле она сбежала куда-то сразу после моего рождения. Странно, что ты не знаешь. Я думала, что все ведьмы в курсе. — Ответила ей, а она только пожала плечами. — А вот кто мой отец я никогда не знала, бабуля же хоть и знает, но говорить отказывается. Так, что вполне может быть, что ходит где-то по этой земле мой папка и совсем не подозревает о наличии такой вот доченьки. К его огромному счастью, что он об этом и не подозревает.

После моих последних слов на кухне снова повисла тишина, потому что каждый задумался о своем. Вот чертяка наверняка сейчас пытался отыскать в закромах своей безграничной памяти любое упоминание о моей семье, а Одетта вспоминала все, что когда-либо слышала о семействе Бабы-Яги, и все время с жалостью на меня смотрела. Я же думала о том, что вся эта история какая-то уж очень притянутая за уши, потому как невозможно поверить в то, что бабуля не смогла остановить и спасти мою мать и уж тем более нереально то, что она не знает о личности моего отца. А если и знает, то тогда почему не говорит мне? Ну, ничего, рано или поздно, но я все равно узнаю всю правду, даже если потом и пожалею об этом.

* * *

А через несколько дней после моего прибытия в дом моих друзей, появилась Брина. Высокая и изящная, но слегка излишне худая, что, кстати, вовсе ее не портило, длинноволосая красотка с ярко-рыжими волосами и небесно-голубыми глазами. Одета же она была в довольно-таки теплом и непривычном для нее брючном костюме темно-синего, практически черного цвета с выглядывающей из ворота голубой кофтой под шею. Но главным было то, что прилетела она с очередным сладким творением своих поистине волшебных рук. Вот уж кто знает, чем можно поднять настроение депрессивным особам вроде нас с Одеттой.

Правда насладиться ее творением мне не дали, по причине того, что слишком много болтаю и поэтому пока я пересказывала Брине все то, что уже говорила Одетте и Горидиану, чертяка успел схомячить практически все это шоколадное волшебство. А потому Одетта, которой, кстати, также достался только малюсенький кусочек, послала его…к дяде за Лилжиком. Мотивируя это тем, что пора спасать и дядю, и дворец, и все княжество от нашего вездесущего ежика. Хотя я-то знаю, что она на самом деле просто соскучилась, впрочем, как и мы все, за этим лиловым чудовищем, которое каким-то невероятным способом умеет залезть тебе прямо в душу и поселиться там навсегда.

Когда немного обиженный, тем, что его выгоняют на самом интересном месте (да еще и из собственного дома!), Гордиан переместился во дворец, то меня начали допрашивать по новой. Хотя может просто он, как всегда, догадался, чем закончатся наши дружные посиделки и потому начал бояться за дом и окружающую природу. За нас-то бояться не нужно, мы то все ведьмы и не пропадем в любом случае (ох, если бы я только знала, как же я в этом ошиблась). При этом во время «допроса» ко мне применили запрещенную в таких делах кедрушку, хотя я честно признавалась во всем и без таких изощренных пыток, но они были непреклонны.

По итогу буквально через час я уже разболтала все что было, начиная со знакомства с Ником и заканчивая тем, как мы с Будимиром сбежали от него же. Еще полчаса мы потратили, ругая, на чем свет стоит злобного истребителя с его непонятными мотивами.

— Будем мстить, причем жестоко, кровожадно и безжалостно! — Выкрикнула Брина, стукнув кулаком по столу, отчего по нему пошли микротрещенки, к счастью для Брины, Одетта ничего не заметила.

— Да, мы выходим на тропу войны и будем мстить, и жестоко, и безжалостно, и…. Подожди, что? — Ошарашенно посмотрела на Брину Одетта, потому как обычно заводилой в таких делах была именно она, но отнюдь не милая и добрая Брина.

— А что такого? — Невинно поинтересовалась Брина. — Вам можно, а мне нет, что ли?

— Да, не то чтобы нельзя, просто неожиданно как-то…

— Просто я такая злая…такая злая, что просто так и хочется придушить кого-то. — Ответила она, при этом ее руки сжимались так, будто она представляла там чью-то шею. И так грозно она выглядела, что я даже немного порадовалась за Ника, что он сейчас так далеко, а то потом еще и труп бы его пришлось прятать, а туша то у него далеко не мелкая.

— Хм-м-м, а это нам на руку… — Задумчиво проговорила Одетта, а потом начала слегка торжественно и патетически разглагольствовать. — Будем строить грандиозные планы по отмщению бедной и невинно обиженной ведьмы жестким и беспринципным истребителем.

— Да-а! — Уже порядком веселая ответила Брина.

— Поэтому смерть ему, гаду эдакому!

— Да-а-а!

— А может…

— Помолчи Лия! — Отдернула меня Одетта. — Мы его заставим слезно просить о пощаде!

— Да!

— Он у нас кровью заплатит за пролитые слезы подруги!

— Да-а!

— Вообще-то я не… — Еще раз попыталась вмешаться в речи подруги.

— Лия, помолчи ради всего святого!

— Да!

— Брина! — Возмутилась я.

— Извини, случайно вырвалось. — Тут же оправдалась подруга.

— Мы так ему отомстим, что он в следующий раз трижды подумает перед тем, как связываться с ведьмой!

— Да! — Опять согласилась Брина, а потом нахмурилась и задала логически правильный вопрос. И как она еще не потеряла способность мыслить после того количества кедрушки, которое мы потребили? Просто диву даюсь. — А как мы это делать-то будем?

— Да! — Решила поддержать подругу в ее жажде знаний, и мы дружно повернулись главному заводиле, то есть к Одетте.

— Будем думать. — Глубокомысленно ответила она, изобразив при этом на лице мощный мыслительный процесс, и положила голову на сложенные в замок ладошки.

Еще через полчаса жутких переговоров и построения убийственно-болезненных планов для истребителя, в которых принимали участие мы все и поедания приготовленного на скорую руку еще одного шоколадного шедевра Брины, мы потихоньку начали засыпать. Жаль только, что Лилжика с нами не было, уж он-то мог помочь нам в таком нелегком деле. Когда же Одетта предложила удобно устроиться на ее кровати и продолжить придумовательный процесс самого жестокого способа отмщения в более приятных условиях, то три пьяные ведьмы выползли из-за стола и направились на поиски комнаты Одетты.

— Черт! — Выкрикнула я после того как на очередном повороте немного в него не вписала, и в итоге у меня синяк на правом плече, а у Одетты недостает одной из ее расписных ваз.

— Тсссс, не поминай его, а то, не дайте Высшие Силы, еще и объявится. Он ведь у меня такой, он может. — Шикнула, почему-то шепотом, на меня Одетта. — Так, дальше идем аккуратней, это я к тебе обращаюсь Лия, тут уже близко.

— Одетта, я, конечно, ничего не хочу сказать, но не кажется, тебе, что мы тут кругами ходим? — Задала очередной логический вопрос подруга.

— Нет, мы идем правильно.

— Просто мне показалось что мы…

— Тебе показалось! Мы идем правильно, я знаю. Это же мой дом, в конце-то концов!?!

— Но…

— Таааак, ну-ка идете молча. К тому же мы уже почти пришли, и я очень надеюсь, что это время вы потратили на то, чтобы придумывать новые способы издевательства над гадостным истребителем. — Как всегда нагрузила нас, наша чрезмерно умная блондинка.

Хотя после того, как мы все-таки с горем пополам, но добрались до их комнаты (а ведь она находится на первом этаже!) и повалились на кровать, то Одетта уснула практически мгновенно. Мы с Бриной тихо над этим похихикали, по крайней мере, я очень надеюсь, что тихо, а не как лошади, хотя учитывая, что Одетта так и не проснулась, то…эм, нет, наверное, это не показатель. Правда через некоторое время уснула и Брина, а я все также лежала и с улыбкой вспоминала все построенные нами сегодня планы мести, и прямо как-то даже жалко стало бедного и несчастного истребителя. Самым странным за сегодняшний вечер было именно то, что самую жестокую месть для него придумала Брина, а не Одетта, и заключалась она в том, чтобы все-таки выйти за него замуж и уже одним этим испортить ему жизнь на долгие годы.

И хотя сам процесс построения этих планов приносил нам удовольствие, мы прекрасно понимали, что ни один из них на самом деле не будет воплощен в жизнь. Потому как мы хоть и ведьмы, но человеческая жизнь и здоровье (даже если это и истребитель), неприкосновенны ни при каких обстоятельствах, исключением является только, если сам человек угрожает твоей жизни, но это практически невозможно.

Потом усталость все-таки взяла свое, и я также постепенно проваливалась в сон. Последней же моей мыслью было то, что у меня самые лучшее подруги во всем мире, и теперь мне не страшна никакая инициация, пустынные леса, непогода и уж тем более какой-то там истребитель.

Глава 8. Загадочные события и мифические создания, или Мифические события и загадочные создания?

Просыпались же три коварные ведьмы вовсе не на мягкой, теплой и удобной постельке, на которой они уснули, а на жесткой и холодной земле прямо посреди осеннего леса.

— Неееет! Опять этот чертов лес! — Простонала не выдержавшая такого поворота событий природная ведьма, которой вообще-то положено любить природу во всех ее проявлениях.

— Лично я очень надеюсь, что мы не в гостях у чертей. — Спокойно ответила Одетта на мой крик души.

— Я, кстати, вполне уверенна, что мы вовсе не почтили своим обществом Дархелл. — Добавила не менее безмятежная Брина.

— И на чем основана твоя уверенность? — Тут же заинтересовалась я.

— В лесах рядом с Дархеллом не растут осины. — Наставническим тоном проговорила Брина и указала на нестройный ряд, растущих рядом с местом нашего пробуждения, осин.

Эх, а ведь я только начала успокаиваться и потихоньку забывать проведенные дни в лесу. И вот я снова в лесу, и снова на рассвете, одно радует теперь со мной еще и Брина с Одеттой, а с ними магия. Не радует другое — мы опять в каком-то совершенно диком месте, как бы снова не в тот же лес попали.

Как оказалось, я очень даже зря радовалась наличию магии у подруг, так как их магию хоть никто и не блокировал, но воспользоваться ею они по непонятным для нас причинам не могли. Так мы стояли на той же поляне, где и проснулись: я — очень старалась, не разразится истерическим смехом, а Брина с Одеттой переругивались друг с другом, еще, кажется, и меня местами поминали. А учитывая ситуацию, я их прекрасно понимаю. Благо, они смогли с помощью магии снять похмелье, видимо что-то или кто-то блокирующий их магию, все-таки сжалился над нами.

— Это же издевательство какое-то! — Воскликнула Одетта, которая в очередной раз пыталась определить, куда же это нас занесло, но потерпела неудачу…опять.

— И не говори. — Ответила ей Брина.

Я же предположила, что для моей сохранности мне лучше всего промолчать, а потому просто сидела с несчастным лицом и пыталась сдерживать истерику, которая все время порывалась вырваться наружу. И вот тут-то я и заметила, что машинально пыталась закутаться в выданные мне одежды, потому как я по-настоящему замерзла.

Удивительное дело, пока я гуляла сама по лесу, да и потом с этим невозможным типом, который истребитель, то стояла такая прекрасная и необычно теплая для осени погода. Зато теперь, когда мы оказали здесь с подругами, погода резко ухудшилась, начал накрапывать противный и холодный дождь, а также промозглый ветер забирался под одежду и, кажется, промораживал насквозь.

Через час безуспешных попыток использовать магию, подруги все-таки сдались и тоже заметили изменения в погодных условиях. А может во время наступившей тишины они просто услышали, как стучат мои зубы. И так как сидеть и дальше на одном месте было глупо, то мы от нечего делать решили идти хоть куда-нибудь. Использовали мы мой любимый метод нахождения правильной дороги, но учитывая мой прошлый опыт, то дорогу выбирала Брина, как самая удачливая из нас.

Шли мы довольно-таки долго, хотя и очень медленно. Потому как мало того, что этот участок леса был непролазным, так мы еще и постоянно поскальзывались на мокрых листьях. Я даже, в силу своей удачливости, один раз улетела в кусты неопознанного мной растения, смутно напоминающее ядовитый плющ, после чего вся кожа горела огнем и беспрестанно чесалась. И это также отнюдь не добавляло скорости нашему передвижению.

Когда же ближе к вечеру мы, обессиленные, вывалились на небольшую полянку, поперек которой лежало огромное дерево, мы, не раздумывая попадали на него. К нашему непередаваемому счастью, деревья конкретно здесь подступали так близко друг к другу, что полностью закрывали это дерево от дождя, и потому оно было практически сухое. Разговаривать нам не хотелось, а вот есть хотелось даже очень, но в этот раз нам совершенно не повезло с лесом. Потому как за все время пути нам не попалось не то, что кусты с чем-то съедобным, но даже ядовитые грибы не встретились нам, которые в принципе растут везде и всюду.

И тут к нам, очень злым и голодным, из кустов выпрыгивает совершенно страшное и необычное зелено-черное нечто, смутно напоминающее то ли человека, то ли огромную ящерицу. К какому именно виду оно относится, невозможно было разобрать, да еще и это чудо выбежало к нам в одежде странников, что было еще более странно. Но не сравнимо с тем, что оно с радостным криком: «Добро пожаловать в Мертвый лес», а затем и «Как я рад, как же я рад!», принялось подступать к нам, еще и лапы свои всезагребущие развело так, будто обнять нас хочет. Ну, или задушить, как-то не разобрать было. На его радостный оскал мы ответили хоровым:

— А-а-а-а-а!

— Эй, вы чего кричите-то? — Несколько растерялся этот…это…в общем не поддающееся классификации создание и остановилось.

— А-а-а-а-а-а-а-а! — Все так же хором продолжали вопить мы, но скорее чисто из вредности, нежели от страха. Ведь зная нас, мы все усиленно пытались распознать вид нечисти или нежити стоящей перед нами, и как-то обиженно нас разглядывающее.

— Девушки…

— А-а-а-а-а-а!

— …пожалуйста…

— А-а-а-а-а-а!

— …прекратите…

— А-а-а-а-а-а!

— …кричать.

— А-а-а-а-а-а! — Мы недоуменно переглянулись, но все так же не переставили кричать. И правда, что это с нами? Когда же это неизвестное науке создание так тяжело и горестно вздохнуло, то мы, позабыв обо всем, невольно стали его жалеть.

— Я не причиню вам вреда. — Тихо прошептал наш новый, пока еще незнакомый, друг и с самым печальным выражением морды решил уйти от нас. Но не тут то было! Мы же молодые ведьмы и в нас бурлит жажда приключений и немалое такое любопытство, а тут перед нами такая загадка.

— Стоять! — Выкрикнула Одетта, хорошо поставленным голосом, видимо часто дома мужа так строит, хотя зная Гордиана, то все может быть как раз наоборот. — Куда пошел-то, а?

— Я?

— Ты-ты, а ну иди сюда чудо-юдо!

— Ой, так вы знаете, кто я? — Спросил он, радуясь тому, что мы перестали проверять на прочность его уши. — А чего тогда так кричали?

— Эм…мы это…как бы надеялись, что нас кто-то услышит и спасет! — Неуверенно проговорила Брина.

— Ну, так я вас и услышал! — Радостно оповестило нас это существо, и немного подумав, обрадовал: — А спасать в этом лесу вас больше некому.

— Засада! — Брякнула я.

— Где?

— Что? — Не поняла о чем речь я.

— Засада говорю где?

— Нигде. Это просто слово такое, обозначающее, что нам как бы не повезло.

— Э-нет, вам очень даже повезло, ведь вы встретили меня! — Еще более радостно сообщило нам это нечто. Даже не замечая, что от его замечания, мы не испытали должного энтузиазма. И как-то совсем не разделяем его уверенность в нашем «везении». — Я-то добросердечное чудо-юдо…видимо за это меня и не любят соплеменники, а потому сослали сторожить эту часть леса. Так что здесь окромя меня и толпы нежити практически никого и нету. — Грустно добавил он.

— Хм-м, ну и дела! — Потрясенно проговорила Одетта, и немного подумав, добавила: — Как все запущенно, однако.

— Стоп, так ты что, реально чудо-юдо? — Спросила я.

— Ага! — Радостно закивал он.

— Хм-м-м, а я думала, что их не существует и это просто байки для устрашения детей. — Добавила Брина.

— Нет, это я!

— Да, мы уже поняли и осознали… — Сказала Одетта, а потом оглянулась на нас и добавила. — …наверное.

— Ладно, это все потом, а сейчас давайте познакомимся. Я Брина, вон та грозная блондинка — это Одетта, а…

— Знаю, Розалия Иреева — молодая ведьма, проходящая в данный момент инициацию Ведьм Природы.

— А..?

— Не могу сказать.

— Правда?

— Ага!

— Так дружок, а ну-ка признавайся быстренько! — Опять решила покомандовать Одетта, грозно на него посмотрев.

— А что я-то? Я же чудо-юдо, мы многое знаем!

— Так уж и многое?

— Почти все! — С гордостью произнес он.

— Ну, тогда, это очень-очень-очень хорошо! — В предвкушении потирая руки, проговорила Одетта.

— Это еще почему? — Насторожилось чудо-юдо.

— Да так, не бери в голову. — Попыталась успокоить его я, но видимо от моей милой и невинной улыбки в его голову закрались сомнения. — Это она радуется, что наконец-то у нас появилась возможность пообщаться со столь интеллектуально подкованным мужчиной. — Нагло обманула бедного мужика.

— Правда?

— Честное слово! — Хором ответили мы.

— Сейчас же, если ты не против, а если и против, то все равно назовешь свое имя, да, чудо-юдо?

— Так не положено же!

— Кто сказал? — Продолжила допрос Одетта.

— Наш Вождь.

— Угу, главное чудо-юдо из всех чудов-юдов. — Едва слышно прошептала я.

— Ну, да, как-то так. — Каким-то неведомым образом услышал он и спокойно ответил.

— А теперь слушай сюда. Все твои родственнички бросили тебя здесь одного, так? — Решила развести бедного чудика наша предприимчивая блондинка.

— Т-а-к. — Неуверенно ответил он.

— И даже ни разу не навестили тебя здесь, так?

— Так.

— А это значит, что? — Не унималась она.

— Что?

— Что им плевать на тебя, и тебе вовсе не обязательно придерживаться их обычаев и законов. Понял? — С надеждой посмотрела на него подруга, которая могла уговорить кого угодно и на что угодно.

— Да!

— Вот и молодец! А теперь имя?

— Что?

— Имя!

— Так не положено же.

— Не доводи меня! — Прорычала Одетта, мило улыбаясь. И вот тут-то наш новый знакомый просек, что лучше признаться по-хорошему, а то можно серьезно пострадать.

— Эм-м, Абрэхэмус я. — Че? Это вообще как произноситься-то?

— И все? — Спросила Одетта, видимо разделяя мое недоумение.

— Так у нас только имя дают при рождении и потом за заслуги перед племенем дают дополнительные имена. А меня из племени того…выгнали. Вот как-то так.

— Грустно у вас все Абр. — Сочувственно проговорила подруга.

— Как ты меня назвала?

— Извини, но у тебя слегка трудно запоминаемое имя, так что, раз ты не против, а я уверенна, что ты не против, мы же друзья, то ты будешь просто Абр.

— Ты назвала меня другом? — Восторженно смотря на Одетту, спросил Абр. Видимо ему и вправду нелегко пришлось среди своих, раз из всей тирады Одетты он уловил только это слово. И так жалко мне его стало, что я повернулась к Одетте в немом вопросе.

— Лия, нет!

— Ну, пожалуйста! — В молитвенно жесте сложила ладони, и с мольбой в глазах посмотрела на нее.

— Я говорю, нет!

— Одетточка, миленькая, ну что нам стоит, а? — И еще большей мольбой нее посмотрела, что она как всегда сдалась и, повернувшись к Абру нарочито весело сказала.

— Да, дорогой наш Абр, ты принят в круг наших друзей. Гордись, ибо не все пережили эту участь…в смысле, честь.

— Одетта!!! — Хором вскричали мы с Бриной.

— Ладно-ладно, я пошутила. А ты чудик-юдик привыкай к таким шуткам, потому что это обычное явление в нашем обществе.

— Ой, настоящие друзья! Как я рад, как же я рад! — Радостно всплеснул руками Абр, видимо то ли пропустил мимо ушей (кстати, интересно, а где они у него?), то ли просто не понял всего сказанного подругой.

— Да-да-да, мы тоже. — Буркнула Одетта. — Я так вообще, прямо вне себя от радости.

— Одетта, прекрати. — Попросила я подругу.

— А я еще и не начинала…

— Вот и не начинай! — Перебила ее еще более жалостливая Брина.

* * *

Наш новый друг, видимо на радостях, что у него появилась возможность хоть с кем-то пообщаться, предложил погостить у него, а затем проводить нас туда, куда нам будет нужно (если бы мы еще и сами знали, куда нам нужно, это бы решило половину наших проблем, или, во всяком случае, не порождало новые). Мы же, по незнанию, радостно согласились и даже решили побыть для разнообразия добрыми ведьмами, и остаться на всю ночь у него. Чему мы все несказанно радовались. Точнее мы-то радовались, что не придется спать на сырой земле, а он…да не понятно, чему он там радовался, ибо чудной он какой-то. Но вот действительность оказалась еще более безрадостной, чем я о ней думала. Потому как после получасовой прогулки по лесу мы выяснили, что спать нам придется отнюдь не на земле, а под землей.

И вот, благодаря всему творящемуся в моей жизни, я была не особо поражена, тем что, плутая вместе с нашим новым другом Абром, мы как бы случайно натолкнулись на небольшую землянку. Нет, вообще, вру, конечно. А самое страшное, что себе любимой. Потому как после всего навалившегося на меня за последнее время я думала, что уже готова ко всему, но как-то то, что легендарно-мифическое чудо-юдо обитает в норке, было даже для меня уже чересчур. Хотя больше всего меня удивило то, что землянка была мастерски замаскированная под заросший высокой травой холм. То есть вообще практически незаметной. И думаю, что не укажи чудик на нее рукой, то мы бы сами ее не нашли, даже если бы прошлись по ней.


Правда, обзывая землянку «небольшой» и тем более «норкой», я перегнула. И поняла я это едва мы, немного бурно посовещавшись об убиение одного чудика, все-таки спустились вниз. А уже там выяснилось, что это довольно большое помещение с несколькими комнатами, соединенными между собой хорошо освещенным коридором. Абр увидев наши удивленно вытянувшиеся лица, только довольно хмыкнул и, схватив меня за руку, потащил вглубь своего жилища. Мою руку он отпустил едва мы все вошли в гостиную, которой и заканчивался коридор. Хотя гостиной ее назвать можно только с большой натяжкой, так как эта комната явно служила одновременно и кухней, и столовой, и, кажется, еще и местом отдыха. Поскольку в дальнем левом углу, прямо под окном (откуда здесь окно-то???), расположилась белая глиняная печка, очень похожая на ту, что есть в каждом доме ведьм. Только вот у нас в доме она стоит больше как дань традиции. Здесь же было видно, что на ней постоянно что-то готовили. И я очень надеюсь, что не глупых и наивных ведьм, которые так неосмотрительно решились зайти в гости.

Еще все в том же углу были длинный изящно раскрашенный столик для приготовления еды и огромный шкаф темно-коричневого цвета в пол стены, с многочисленными дверцами. Над окном висели маленькие уютные шторки, явно ручной работы, имитирующие цвета заката. И самое удивительное, что вся мебель также очевидно была разрисована вручную. Причем выполнено все было очень качественно и красиво. Видимо к чудику гости и вправду приходили очень редко, если вообще приходили, а самому быть здесь очень скучно. И так жалко мне его стало, что…

— Лия, не смей даже думать об этом. — Прошипела Одетта, будто прочитав мои мысли.

Я решила не отвечать ей, чтобы не расстраивать и вернулась к созерцанию обставленной с любовью комнаты. Теперь я обратила внимание на огромный ворсистый ковер, лежащий посреди комнаты и стоящий на нем большой стол с шестью добротно сколоченными стульями того же темного цвета, что и другая мебель. Скатерть на столе была красивая, белоснежная и, несомненно, ручной работы. А я еще истребителя называла хозяйственным мужиком, а тут оказывается, что одинокий чудик в ведении хозяйства может с легкость заткнуть за пояс не только всех нас троих вместе взятых, но еще и Ника в придачу.

Справа от меня находился большой диван, накрытый не менее огромным пушистым покрывалом, а рядом с ним стоял низкий столик, на котором в данный момент лежало небрежно отброшенное вязание и открытая посредине книга. Здесь же стоял тонкий, но высокий и довольно-таки длинный книжный шкаф, в тон всей мебели. Но самым интересным во всей обстановке был потолок. Ибо там было чудо! Точнее сначала я заметила балки, на которых висел гамак (и как он только в него забирается?), а уже потом мой взгляд переключился на невероятной красоты витражный потолок. Как он все это проделал я не знаю, но думаю, что без магии здесь не обошлось, иначе благодаря этой живописной картине можно было с легкостью обнаружить этот дом. И уже в предвкушении картины, которая откроется нам завтра утром, я потопала к столу и устало свалилась на стул.

Немного позже, когда прошел первый шок, и уютно устроившись за высоким (на кой леший он ему высокий-то такой?), явно дубовым столом, мы начали обсуждение сложившейся ситуации. Также Одетта довольно громким шепотом, чтобы все прекрасно слышал, готовящий нам завтрак-обед-ужин чудик, пыталась определить степень наших неприятностей, а заодно и заставить не в меру разговорчивого Абра поучаствовать в нашей беседе. Мы же с Бриной целиком и полностью поддерживали это ее решение, ибо и сами сгорали от любопытства. Меня еще, вдобавок ко всему прочему, интересовал вопрос об осведомленности чудика обо мне конкретно и обо всей этой яговской проблеме в целом.

Но то ли подруга утратила свои способности убеждения, то ли наш друг оказался не так прост, как кажется на первый взгляд. Поскольку даже через полчаса, в течение которых она перешла от уговоров к угрозам, он только загадочно улыбался и спокойно отвечал: «Всему свое время, ведьмы, всему свое время…. Не торопите жизнь». Еще через час столь «милой» беседы Одетта попыталась придушить Абра его же кухонным полотенцем, но так ничего и не добилась, что и вызывало у нее более бурную реакцию. Чудик же откровенно потешался над ней, что еще больше усугубляло ситуацию. И когда я уж было подумывала вмешаться, ситуация решилась сама собой. В виде холодного душа из-за рухнувшей балки. Как так получилось, что мы, три довольно-таки сильные ведьмы, одна из которых еще и магий воды владеет, даже не заметили и не услышали то, что на улице идет по-осеннему холодный ливень, осталось для меня загадкой.

Ремонтировать протекающую крышу кинулись Абр, и удивившая его, но не нас, своим поступком Одетта. Уж мы-то с Бриной знаем, насколько она не любит мокрый и сырой воздух, не говоря о том, чтобы спать в таких условиях. Брина же подошла ко мне и мы вместе, с флегматичным видом, стояли и наблюдали за процессом. Пару раз я пыталась помочь советом, но меня послали так далеко и так надолго, что боюсь вернуться мне оттуда живой уже не суждено.

Еще через какое-то время Брина попыталась предложить помощь, но Одетта так натурально на нее зарычала (у чертяки нахваталась, что ли?) и заорала, что, мол, если хоть одна из нас криворуких только попытается шелохнуться в их сторону, то спать мы будем на улице. А так как слова Одетты никогда не расходились с делом, то мы благополучно решили даже дышать через раз и поменьше привлекать внимание вымотавшейся за сегодняшний день блондинки.

Когда же с ремонтом было покончено и уставшие, грязные, но такие довольные собой и друг другом Одетта и Абр вернулись к нам, мы с Бриной уже засыпали сидя за столом. Абр тут же начал хлопотать над чайником, пытаясь отогреться сам, и заодно отогреть промокшую блондинку. Впрочем, через несколько минут плюнул на это дело и достал из ящика, стоящего в дальнем углу, бутыль с мутновато-желтоватой жидкостью. Затем гордо обозвав это «настоичкой», попытался этим напоить нас. Первой этот чудо-напиток попробовала Одетта, как самая пострадавшая сторона.

— Если я от этого умру, то буду являться тебе в качестве призрака. И поверь, тебе это не понравится. — Предупредила его Одетта, и смело хлебнула с горла.

— Она вообще-то полезная очень. — Обиделся наш новый друг. И гордо добавил: — Сам делал, и ягоды с травами для нее собирал все лето.

— Где собирал? — Осипшим, после пробы дивного напитка, голосом спросила подруга.

— Так здесь же и собирал.

— А ты значит, хорошо в травках-ягодках разбираешься? — Откашлявшись, спросила подруга и немного подумав, сделала еще глоток.

— Да, вообще-то, стыдно признаться, как-то не особо… — Смущенно ответил Абр.

— Не особо? — Выговорила она и возмущенно добавила. — Ты сам-то хоть знаешь, что сюда намешал???

— Ну-у-у, вроде…как бы, да… — Неуверенно произнес чудо-юдо.

— Все! Это была последняя капля. — Прорычала злая ведьма.

— Ты не переживай, у меня ее еще много осталось. Там всем хватит. — Поспешил успокоить ее умный, но абсолютно не догадливый чудик.

— Г-р-р-р…

— А можно мне попробовать? — Тут же встряла Брина, пытаясь спасти чудика как минимум от жестокого избиения, а как максимум от убиения прямо здесь.

— Правильно, Бри, давайте все отравимся этой гадостью. Одно хорошо, можно будет никуда не торопиться и ни о чем не волноваться! А давай еще и Лию этим напоим, так для полноты эффекта. — Злым язвительным тоном прошипела Одетта, но все рано передала бутылку в руки Брины.

— Змеюсенька ты моя ехидная. — Восхищенно выговорила я, на что получила только возмущенный взгляд от подруги, ибо шипела она получше любой змеи.

Через полчаса мы все были малость неадекватные: я — не в меру бодра и серьезна, Бри — не в меру болтлива и весела, а Одетта, страшно вспомнить, не в меру обнимательная и благожелательная. Потому они с Абром уже на пару пили этот увеселительный напиток по ошибке названный «настоичкой», нас к нему не подпускали в связи с ненормальной реакцией, обнимались и весело болтали. Хотя, зная Одетту, она явно не упустила момент и выпытывала у чудика всю известную ему информацию о нас. Чему радовался он, осталось загадкой. Бри, сидя на диване, беспрестанно о чем-то щебетала, подкрепляя все рассказы смешками. Ее я перестала слушать практически сразу, ибо все равно как-то сумбурно получалось. К тому же я был увлечена очень важным делом. А именно измерением площади гостиной чудика. Для чего я это делала, и почему это казалось мне таким важным, я не знала, но упрямо пыталась это сделать. Это, небольшое, на первый взгляд, помещение никак не хотело поддаваться измерению. На его стороне были мое незнание того, как это вообще делается и по каким критериям, а на моей стороне были желание и природное ведьмовское упрямство. Победила усталость, потому что в четвертый раз перецепившись через кресло, я на него свалилась и практически мгновенно уснула.

Проснулась я как от толчка и не сразу смогла осознать, кто я и где нахожусь. Правда через пару мгновений дымка в сознании рассеялась и я пришла в себя. Я полулежала в том же злополучном кресле, а по крыше нашего убежища негромко стучал дождь. В печи, которая сейчас была единственным источником света, трещали догорающие поленья. В этой полутьме я разглядела, что Брина спала, вольготно устроившись на диване, а Одетта и Абр так обнявшись и уснули, прямо там за столом. Причем кое-как извернувшись, видимо во сне, Одетта использовала чудика вместо подушки. От этой картины меня накрыло ощущением тепла и…домашнего уюта, что ли. Но все равно меня не отпускало чувство тревоги. Я никак не могла понять причину моего пробуждения, но склоняюсь к варианту, что это опять моя интуиция балуется. Только вот вопрос: будить ли друзей из-за такой мелочи или еще немного пожить? Не понятно…хотя…. Я еще раз прислушалась к себе и, так не определив причин тревоги, решила, что это просто последствия той неопределенной жидкости, которую я так неосмотрительно пила.

Через некоторое время, немного успокоившись, я уснула, так и не узнав, что именно в этот момент буквально в метре от нас группа истребителей, возглавляемые Ником, преследовали одного из самых опасных хищников леса — жерлинга[1]. Для которых любимым лакомством почему-то были именно молодые ведьмы, опытных-то опробуй еще выманить в лес из их замагиченных особняков. Но, в любом случае, причина появление в таком отдаление от своей берлоги жерлинга еще долго вводила в недоумение группу истребителей, которые так и не смогли его поймать по причине несобранности своего главы. Ибо он беспрестанно оборачивался, а то и останавливался, будто прислушиваясь к чему-то.

Мы же всей честной компанией благополучно проспали этот, несомненно, единственный и из ряда вон выходящий случай. Поскольку уж кто-кто, а Одетта бы первая рванула за такой диковинкой, так как давно хотела проверить какие-то свои исследования по этому виду нежити. И вот тогда бы пришлось вырывать из рук бойкой блондинки жерлинга, спасая разнесчастную нежить от мучительной…даже не смерти, которая стала бы для него благословением. Не говоря уже о том, что наша встреча с Ником могла бы закончиться вовсе не так радостно, как Одетты с нежитью.

[1] Жерлинг — крупный хищник из разряда высшей нежити. Взрослые особи достигали размеров с крупную лошадь. Внешне напоминали горных львов темно-рыжего окраса, только они имели болотно-зеленые когти и клыки, яд на которых хоть и не убивал, но любого человека или нелюдя за считанные мгновения превращал в безвольное создание. У них развито невероятное чутье, позволяющее им охотиться на больших расстояниях и загонять свою жертву ближе к своей норе. По неизвестным причинам они сверх меры чувствительны к магически одаренным нелюдям, а в особенности к ведьмам.

Глава 9. События все загадочней и загадочней, а создания все мифичней и мифичней…

Просыпалась я, как не странно, в том же месте где и засыпала, что не могло не радовать. Хотя пробуждение все равно было необычным, а точнее красочным и…запоминающимся. Я, сонно щуря глаза и сладко позевывая, разглядывала причудливо разукрашенную во все цвета радуги гостиную. А после того, как более осмысленно взглянула на нее, невольно распахнула глаза шире, и у меня от восхищения перехватило дыхание настолько, что я даже пошевелиться не могла. Правда, это вполне может быть связанно с тем, что спала я всю ночь в небольшом кресле, а это, честно признаться, жуть как неудобно.

Проснувшаяся после меня Одетта с таким же детским восторгом, крутила головой. Вот чувствую, все-таки Гордиан нас убьет, а точнее меня. Потому как что-то мне подсказывает, ждет их перестройка в ближайшем будущем. И вот сдается мне, что он как-то не очень обрадуется столько необычным потолкам, особенно учитывая безмерный энтузиазм Одетты.

— Кхе-кхе… — Привлекла я внимание подруги, видя, что она уже начала делать расчеты и подсчеты материалов. — Доброе утро.

— Доброе? — Переспросила все еще немного не пришедшая в себя блондинка, на что я только усмехнулась. Затем обратив внимание на все еще спящего чудика, она озорно улыбнулась и добавила: — Может и доброе.

Честно признаться, я не сразу разгадала причину ее радости, но когда поняла, то мои губы невольно растянулись в точно такой же проказливой улыбке. А одолевала нас, одна и та же мысля: «А не обследовать ли нам жилище чудика на предмет чего-то интересного и в хозяйстве ведьмы полезного?». И так, как эти двое еще крепко спали, то мы, с молчаливого согласия чудика, ибо он все равно возразить нам не мог, решились воплотить ее в жизнь.

К моему немалому стыду исполнение прошло не так удачно, как хотелось. Ибо после того, как я с тяжелым кряхтением попыталась оторвать себя от моего импровизированного спального места, то тут же с громким грохотом повалилась на пол, сопровождая все это не самыми приличными комментариями. Когда же я все-таки кое-как поднялась, то получила полный осуждения и пожелания быстрой смерти взгляд от Одетты. А вот чудик с Бриной даже и не подумали просыпаться, на что я тут же взглядом указала подруге, желая хоть как-то оправдаться. Но судя по ее иронично-насмешливому выражению лица, то, что чудик не проснулся после устроенного мною шума, отнюдь не спасет меня от ее подколок и издевок в будущем. Правда, к ее непередаваемому сожалению перспектива такого поворота событий уже давно перестала меня пугать. Так как все равно я уже привычная, да и издевается она скорее по привычке и от нечего делать.

Итак, жилище чуда-юда…было, мягко говоря, впечатляющим.

За первой же «запертой» дверью нас встретила кладовая доверху набитая всякими вкусностями, потому дальнейшие исследования проходили под наши едва слышные хрумканье и чавканье. Хм, однако, утро становится все добрее и добрее. Начинаю любить этого предусмотрительного чудика-юдика.

Дальше нам встретилась обычная во всех смыслах ванная комната, что, конечно, не могло не вызывать у нас интереса. Ведь мы находились под землей, а поблизости нигде не наблюдалось ни рек, ни озер. Но аккуратно открыв кран в ванной, мы наблюдали, что там-таки течет вода, правда немного странноватого зелено-голубого отлива. После этого мы как истинные женщины обнюхали и обсмотрели все баночки, бутылочки и прочие банные принадлежности, находящиеся на полках. Результат вызывал у меня неоднозначные ощущения. Ибо по результатам осмотра я пришла к выводам, что живущий в дремучем лесу чудик каким-то немыслимым способом умудряется доставать производимые только ведьмами средства по уходу за собой любимым. И хотя ведьмы свободно торгуют этими товарами направо и налево, я почему-то сильно сомневаюсь, что, такой подозрительной наружности субъект как Абр, придя в лавку к ведьме, не привлек бы внимание всей деревни, и в частности служб истребителей и стражей.

После ванной нам попалось подряд несколько небольших комнат однообразного типа, видимо предназначенных для гостей. Хотя какие могут быть гости у отправленного в изгнание чудика? Загадка столетия…

Комнатки же эти были хоть и маленькие, но очень миленькие. Начать, пожалуй, нужно с того, что выдержаны они, были в одной цветовой гамме, только каждая комната в своей: бледно-изумрудной, светло-лиловой, небесно-голубой и лимонно-желтой. Причем все предметы обстановки гармонично друг с другом сочетались создавая невероятную атмосферу уюта и одновременно роскоши. И все это при том, что из мебели там были только большая двуспальная кровать, прикроватная тумба с невероятной красоты канделябром (он их оптом закупал, что ли?) на ней, окно с вязаными занавесками в тон, небольшое кресло возле него. Еще везде присутствовали странной конструкции шкафы, чем-то отдалено напоминающее смесь книжной полки с платяным шкафом. Позднее оказалась, что этой конструкцией пользуются только в нескольких человеческих царствах и называется она армуар. Причем в ней издревле хранили оружие, а уже позже почему-то стали хранить одежду и книги. И вся эта мебель, как и практически все в доме чудика была вручную расписана различными своеобразными узорами. В общем, чем дальше продвигался наш осмотр, тем больше возникало у меня вопросов.

За следующей дверью пред наши очи предстала немалая такая комната, полностью заваленная книгами. Причем книги и вправду были везде. Начиная от полок, которые тянулись от пола до потолка и располагались по всей длине стен и заканчивая столом, стульями, даже на полу лежали ровные и не очень стопки книг. И пока я, стоя на пороге, любовалась данным зрелищем, Одетта ловко маневрирую между шатающимися стопками книг, целенаправленно двигалась в сторону небольшого возвышения, находящегося в дальнем углу комнаты, возле окна. У меня в который раз возник вопрос: «Откуда окно, если мы под землей?» Прямо, библиотека чудачеств. Хотя нет, тут все жилище с чудаковатостью, подстать хозяину.

Потом случилось непредвиденное. Подруга, добравшись до места назначения, перевернула книгу, чтобы посмотреть на обложку и заковыристо выругалась. У меня от такого даже уши покраснели, и я, боясь умереть от любопытства, решилась повторить ее подвиг. Но то ли любопытство все же порок, то ли это у меня просто карма такая невезучая. Да только стояло мне сделать несколько шагов в ее сторону, как ближайшая ко мне и, кажется, самая высокая стопка книг опасно накренилась, чтобы в следующее мгновение повалится, почему-то набок, запуская тем самым принцип домино. Шум стоял неимоверный, но в скорее и он стих. Остались только я, огромное облако пыли, поднятое маленьким учиненным мною бедламом. Ну, и, конечно же, Одетта, которая сначала простонала «Ли-и-и-и-я», затем громко чихнула и еще раз замысловато выругалась. И снова чихнула… Нкгар[1], кажется, это была не просто пыль. Очередной громкий чих. Вот и пришел конец моему бренному существованию…. И еще один оглушительный чих, который прозвучал как-то уж совсем рядом и, я поспешила выбежать в коридор, в надежде, что хоть там можно будет найти укрытия от подруги, тем самым спасая себя от убиения.

— Стой зараза! — Угрожающе прошипела Одетта за моей спиной, когда я не соображая, что делаю, вскочила в первую попавшуюся дверь. И тут же об этом пожалела.

Там была явно лаборатория какого-то сумасшедшего ученого-маньяка с задатками серийного убийцы. Ладно, это я слегка перегнула палку, но было и вправду жутко. Очень-так жутко! В этой комнате тоже был огромный стеллаж с книгами, большущий стол, заваленный всякими ужасающими вещами типа светящегося мха и странно двигающегося неопознанного нечто темно-бордового цвета, отдаленно напоминающее маленький кактус. Еще там было несчетное количество всяких мензурок, склянок и другой тары для приготовления зелий и все это булькало, пыхало, и вообще, вело себя самым неспокойным образом. Но, на мой взгляд, самым страшным здесь был огромный валун черного цвета с вырезанными на нем неизвестными мне знаками и бурые пятна, которые отдаленно напоминали запекшуюся кровь. Ой, мамочки, куда меня занесло???

Пока я пребывала в ступоре следом за мной ворвалась Одетта и я, получив ускорение дверью, чуть было не улетела лицо прямо в этот жуткий стол. Но видимо Судьба решила, в порядке исключения, сжалиться надо мной и я просто сделав несколько шагов, успела выставить перед собой руки, чтобы упереться ими в край стола, не задев при этом ничего опасно. Дальше последовала немая сцена, во время которой подруга с ужасом разглядывала все это, затем опять выругалась (что-то она сегодня подозрительно много ругается, я уже устала краснеть) и, схватив меня за шкирку как нашкодившего котенка, вытащила обратно в коридор.

— Л-и-я… — Прорычала она, а потом, закрыв на мгновение глаза явно собираясь с силами, чтобы не придушить меня прямо здесь, прошипела. — Вот скажи мне, хоть раз…гррр….честно, вот был в твоей жизни хоть один бесов раз, чтобы ты никуда не вляпалась, а?

— Ааа…эммм…нет…то есть да, наверное, был… — Неуверенно промямлила я, удивленная ее вспышкой. Да, кажется, у всего есть предел. — И вообще не кажется тебе, что ты очень остро реагируешь?

— Нет! — Зло ответила она.

— Ну, нет, так нет! — Буркнула ей, все еще немного не пришедшая в себя после увиденного, я. И, задумавшись на мгновение, добавила: — Может нам это, пора уже, а? Что-то засиделись мы в гостях, однако.

— Пора! Очень даже пора! А то не нравится мне все это. — Уже более спокойной произнесла она, и мы двинулись по направлению гостиной, где бросили Брину и уже не кажущегося нам таким безобидным, в свете последних открытий, чудика.

* * *

— Сейчас мы тихонечко прокрадемся обратно, разбудим Брину и сваливаем. Только я прошу тебя Лия, хотя раз, в порядке исключения, будь аккуратной, а? — Шептала мне на ухо Одетта, остановив меня неподалеку от входа в гостиную.

— Угу. — Тихо пообещала ей, не сильно надеясь на успех. Ведь всегда когда я стараюсь не шуметь, получается все в точности до наоборот.

Правда, конкретно в этом случаем, в провале нашего плана была виновата отнюдь не я. Ну, или не совсем я. Ибо войдя в гостиную Одетта, беспрестанно почесывающая нос с той поры, как мы вышли из библиотеки, оглушительно чихнула, как раз в тот момент, когда я тихой мышкой попыталась проскочить к тому месту, где лежала моя сумка. Звук получился настолько громким, а учитывая конструкцию крыши и стеклянный потолок, это вовсе не удивительно, что и Брина, и Абр буквально подскочили на месте, причем чудик еще умудрился опрокинуть стол и несколько стульев.

— Га? Что? Где? — Тут же принялся оглядываться чудо-юдо, я же видя их растерянные выражения лиц, с трудом сдерживала желание расхохотаться.

— Извините, чихнула…неудачно. — Прошипела недовольная Одетта.

— А-а-а, ну, тогда, будьте здоровы. Так ведь люди говорят? — Мигом успокоившись, Абр расплылся в милой улыбочке направленной на «наивных» и «доверчивых» ведьм. К его разочарованию мы, помимо ничего не знающей Брины, не сводили с него подозрительных взглядов. Ибо лично у меня до сих пор перед глазами стоит страшная картинка из лаборатории.

— Так. — Ответила ему я, внимательно следя за его движениями.

— Эм-м, что-то случилось? — Встряла Брина, заметившая напряжение между нами.

— Нет! — В один голос ответили мы с Одеттой.

— А почему тогда вы ведете себя так странно?

— Странно? Нет, нисколечко. — Преувеличенно беспечно ответила ей Одетта и бухнулась в кресло, служившее сегодняшней ночью мне кроватью.

Я же все никак не могла прогнать видения черного камня со следами крови, потому и осталась стоять на месте, застыв напряженной струной.

— А… — Попыталась что-то спросить Брина, глядя на меня поверх головы подруги.

— Лия, сядь! — Выкрикнула Одетта. — Да, не на пол же! — Тут же добавила подруга, когда я с испугу чуть было не села там, где стояла.

— Кхм-м, как все интересно. — Спокойно проговорил Абр, теперь уже растерял всю свою веселость и беззаботность. Теперь он выглядел, не как растерянный ребенок, которого мы так с Бриной вчера жалели, а как проживший не одно столетье мужчина. И от этого нам всем, ну, кроме него самого, стало совсем не по себе. — Итак, я слушаю.

— И что же вы хотите услышать? — Невольно перешла на «вы» Одетта, всем своим видом давая понять, что играть в эту игру можно вдвоем.

— Что такого вы увидели в моем жилище, что смогло вас так…напугать, я полагаю?

— Я бы не сказала, что напугало… — А вот меня до жути напугал тот камушек. — …скорее несколько удивило.

— Правда? — Притворно удивился он.

— Что это за надписи на том черном камешке? — Встряла я, поломав подруге всю игру, за что получила испепеляющий взгляд нее же и удивленный от Брины. А что такого? У меня нервы, мне можно.

— О, так вы нашли мою семейную реликвию. — Потрясенно спросил Абр. Чему удивляться-то? Пустил в дом ведьм, так будь добр лучше двери запирать! А нет, так будь готов, что они залезут во все закрома.

— Реликвию? — В один голос спросили мы.

— Да, этот камень хранится у нас не одно столетие…

— А чтобы он не рассыпался, вы его окропляете кровью, да? — Опять не удержалась я, буравя его недобрым взглядом. — Надо полагать, что еще и ведьменской!

— Эм, нет. Вообще-то это еловая эссенция.

— Ну, да, точно. Я ведь не могу отличить кровь от…

— Вправду эссенция! Просто после попадания на этот камень она приобретает красный или иногда бордовый цвет. Я использую ее в качестве основы для всех своих красок. — Спокойно проговорил чудик, и мы все дружно выпали в осадок.

— Но…как же…я…не понимаю. — Попыталась кое-как объяснить свое недоумение. — А надписи?

— Это очень старая вещь и язык там тоже старый, и наш. Вряд ли нынешние ведьмы изучают его, как один из обязательных, если даже наше существование вы воспринимаете как миф.

На это мне уже не было что возразить, ибо в нашем сообществе и вправду все знали разные страшные истории про чудов-юдов, но никто по-настоящему в них не верил. А у людей так вообще, традиция запугивать детей именно злыми и ужасными чудами-юдами, чтобы те в лес не ходили одни. Хотя в лесу бояться нужно отнюдь не их…

— Но это ведь не простой камешек? — Спросила Одетта, как всегда лучше всех соображающая.

— Да, это не просто камень. Мой дед рассказывал, что когда-то этот камень был артефактом и в этом лесу помогал хранителю леса сдерживать магический фон в пределах нормы. Не знаю, как он работал и что случилось потом, об этом история умалчивает или может дед не захотел рассказывать, но…. В общем-то, в какой-то момент эти камни, а их было несколько, перестали действовать и лес в мгновение ока превратился в «мертвый».

— Как такое возможно? — Недоуменно спросила я, потому как в других лесах тоже есть хранители. И там они функционируют без всяких камней и спокойно себе процветают.

— Поговаривают, что хранитель леса, то ли ушел вместе со всей живностью, то ли они все погибли здесь, но в любом случае, здесь его уже нет.

Как-то уж больно спокойно и уверенно ответит чудик, но я-то знала, что он врет. И не потому, что там могла якобы чувствовать ложь, а потому что знала, что хранитель здесь есть и вполне себе жив, просто немного слаб. Мы с Ником даже успели слегка с ним познакомиться. Главным образом близкое знакомство случилось у истребителя и особенно с чувством юмора этой древнейшей сущности.

— Как нет? Совсем? — Встряла Брина.

— Совсем. Потому-то в лесу-то этом только есть, что поселение моего народа, да и нежить изредка забредает. А вот живность, также как впрочем, и нечисть, предпочитают обходить наш лес стороной. Правда…

— Что? — Встрепенулась я, почему-то меня насторожило задумчивое выражение лица Абра.

— Да, вот около недели назад, почти на окраине леса с восточной стороны, портал открылся мощный, но не ведьменский. И даже не дархелловский, они к нам иногда забредают, так что их бы я узнал.

— А чертям здесь что нужно? — Оживилась Одетта.

— Ну-у-у, они как бы заходят прогуляться, воздухом там чистым подышать…

— Ох, где-то это я уже слышала… — Проговорила я, прекрасно помня, что именно эти слова в начале нашего знакомства сказал мне истребитель. — И как им воздух? Дышится?

— Кому как. — Неоднозначно ответил Абр, пожав плечами. А ведь чудик и вправду оказался прямо-таки кладезем полезной информации.

Ну вот, я в очередной раз убедилась в моем уникальнейшем «везении». Ибо только я могла встретить в лесу, где частыми гостями бывают черти, не их родненьких, а одиноко болтающегося там истребителя.

— Я что-то ничего не поняла. — Недоуменно проговорила Брина.

— Абр, говорит, что черти тут лес…удобряют, видимо в надежде, что он «оживет». — Ответила ей я. — И видимо, истребители занимаются тем же.

— За истребителей не скажу, не встречал никого. А вот саард один проходит иногда. — Спокойно и как-то задумчиво проговорил чудик, а у меня все похолодело внутри, ибо я так и не рассказала подругам, что Ник, не был простым человеком. — Но я к нему не выхожу.

— А почему? — Опять вмешалась Брина, и в этот раз я была ей очень благодарно, потому как сама задать этот вопрос я бы не смогла.

— Силы в нем очень много, а странностей еще больше.

— Это, каких же? — Спросила Одетта, как-то непонятно на меня поглядывая. Догадалась по моей реакции? Или просто факты сопоставила?

— Да, вот приходит он в лес, причем всегда один и уходит тоже один. Ничего не оставляет и не берет в этом лесу, но вот регулярно бывает здесь. И не просто в надежде сократить дорогу, нет, он целенаправленно гуляет по лесу…кругами и всегда по несколько дней. — Мистическим голосом произнес чудик.

— И правда, необычно. Может, выслеживает кого?

— Так лес же мертвый! — Недоуменно пожал плечами чудик. — Кого выслеживать-то здесь можно?

— Мертвый не мертвый, а поселение чудо-юдов здесь есть. — Многозначительно проговорила я.

— Так не верит же в нас никто.

— Никто не верит, а саард может и верит. — Поддержала меня Одетта.

— Может и так. — Вдруг улыбнулся Абр, и, посмотрев на меня добавил. — И вот месяц назад он тоже был здесь. Несколько дней походил здесь, а потом взял да и пропал.

— В каком смысле пропал?

— Вот так вот. Был, был, а потом хлоп и уже нету. Причем порталом он не уходил. Да, и границ леса тоже не покидал.

— Странно. — Пробормотала подруга.

— Вот и я о том же. А еще я его несколько раз в течение этого месяца мимолетом засекал в разных частях леса, словно он опять кругами по лесу ходил…. — Все-таки я была права и он водил меня по кругу. С-к-о-т-и-н-а! — …но прикрывался магией зачем-то, будто прятался от кого-то.

После последних слов чудика мы все невольно замолчали. Кто-то обдумывал странности в поведении забредающих в этот лес личностей и в частности одного саарда. Кто-то, а точнее я, пыталась понять, правда ли он сам прятался или это из-за меня и моей инициации чудик не мог его засечь. А кто-то, то есть Одетта, пыталась разобраться в необычных совпадениях и то и дело косилась в мою сторону, но я погруженная в свои мысли игнорировала ее немые вопросы.

Долго сидеть в тишине Брине не позволяла ее общительная натура и она завязала с Абром непринужденный разговор, в котором мы с Одеттой никак не учувствовали, что не укрылось от внимательного Абра. Но чудик то ли обладал невиданной доселе чуткостью, то ли просто уже знает или догадывается о причинах нашего молчания.

В какой-то момент их разговор свернул на тему нашего «обыска» и чудик предложил провести законную экскурсию по его жилищу и выбрать комнаты в которых мы будет спать.

— Саард? Серьезно? — Прошипела злая Одетта, как только мы немного отстали от Брины и Абра шедших по коридору и обсуждающих какой-то сыр для приготовление чего-то-там.

— В этом нет ничего страшного. — Как можно беспечнее ответила я.

— Угу, кроме того, что он никогда не оставит тебя в покое.

— Не перегибай. Зачем ему я?

— Лия, очнись! Это саард, он полубог, еще и темный, охотничьи инстинкты зародись в нем раньше чем он сам, а тут ты.

— А что я?

— А ты сбежала от него. Он теперь будет тебя искать вне зависимости от данного ему изначально задания. И только одна Тьма знает, что он с тобой сделает, когда найдет. — Тихо рычала мне на ухо подруга.

— Нкгар…

— О, наконец-то ты осознала. — Ехидно прошептала Одетта, и тут наш разговор прервался по причине ждущих нас Абра и Брины. Которые стояли посреди коридора у входа в первые две цветные комнаты.

— Что вы там застряли? — Спросила ничего не заметившая Брина.

— Да, так. — Отмахнулась от нее Одетта. — Комнату уже выбрала?

Естественно Брина уже выбрала. Она стояла в дверях голубой комнаты и с восторгом начала делится с нами своими эмоциями. В принципе сразу после предложения чудика нам самим выбрать комнаты, мы с Одеттой уже видевшие их, знали кто и какие выберет. Потому-то выбор Брины не стал для нас новостью, как и то, что Одетта выбрала лиловую, а я изумрудную комнату.

— Брине не говори. — Шепнула я Одетте на ухо, придержав ее за локоть, когда она собиралась вслед за Бриной войти в голубую комнату, на что подруга только хмыкнула.

Говорить об этом догадливой блондинке было не обязательно, но я решила, что напоминание лишним не будет. Хотя за время нашего знакомства мы уже успели достаточно друг друга изучить, а потому и знали, что говорить про саарда и степень моих проблем Брине не стоит, уж больно она у нас жалостливая. А это, как ни странно, чаще всего создает больше проблем, чем помощи.

* * *

После того, как мы выбрали комнаты и положили свои вещи, точнее только я положила, потому как, только у меня с собой они и были, Абр повел нас в свою библиотеку. В этот момент мы с Одеттой благоразумно отстали, ибо боясь, что когда чудик откроет дверь, то книги вываляться наружу. Даже говорить не стоит, каким было наше удивление, когда этого не случилось.

Потому-то постояв немного коридоре и недоуменно переглянувшись, мы смело заглянули внутрь. Увиденное повергло нас в шок. Потому как комната выглядела абсолютно точно также как до моего фееричного появления в ней. Даже пыль и та, кажется, лежит точно там же где и лежала.

— Мне срочно нужно узнать, что он сделал с этой комнатой, ибо заколебалась я постоянно убираться в доме. А тут дом сам себя убирает. — Изумленно с мечтательными нотками в голосе проговорила блондинка.

— Угу. — Только и ответила ей.

Еще немного постояв на пороге и все также, не решаясь войти, памятуя прошлый раз, я заметила, что чего-то тут явно не хватает. Постамент, на котором лежала та самая книга, из-за которой все и случилось, был пуст. А Брина проходила мимо него так, будто и не замечала его вовсе. Абр же выжидающе смотрел на нас, будто бы ждал, что сейчас мы начнем каяться во всех грехах или может надеялся увидеть хоть какую-то реакцию. Наивный. Поскольку комната скрыла следы нашего пребывания здесь, то и не было нас тута. Вот так-то!

По окончании этой небольшой экскурсии, во время которой предусмотрительный чудик решил не показывать нам свою экспериментальную лабораторию, чтобы не травмировать нашу неустойчивую ведьменскую психику, мы вернулись в гостиную и Абр начал совместно с Бриной готовить завтрак. Мы же с Одеттой расслаблено восседали за столом, который опять-таки невероятным образом вернулся в прежнее состояние, хотя когда мы уходили на экскурсию он все также находился в беспорядке. Видимо, мудреная магия чудика распространяется на все его жилище. И я так хочу…

Совместный «шедевр» Брина и Абр представили на наш суд приблизительно через полчаса, и выглядел он…эм-м-м…как-то выглядел, в общем. Пахло это, конечно, очень вкусно, но вот пробовать непонятную серовато-зеленую жижу с плавающим там чем-то неопознанным ярко-бордового цвета, желания не возникало. Даже бойкая блондинка, которая никогда не боялась любых экспериментов, и та смотрела на все это с опаской.

— Оно хоть съедобно? — Неуверенно спросила она, тыкая вилкой в «жижу», которая при прикосновении начинала дрожать как желе, хотя на вид можно было подумать, что это жидкость.

— Да. — Уверенно сказана Брина, зная, что при другом ответе никто из нас на это даже смотреть не буду, не то, что пробовать.

— Не уверен. — Одновременно с ней произнес Абр, и словно не замечая наших хмурых взглядов, продолжил. — Это экспериментальный образец.

— Нкгар вас сожри, идите вы знаете, куда со своими экспериментами. — Решительно отодвинула она от себя тарелку, видимо беспокоясь о своем здоровье и особенно учитывая свежие в памяти последствия чудиковской «настоички». А потому резко поднявшись, она потопала в направлении кладовой.

Я недолго думая последовала за ней, ибо умирать в самом расцвете сил у меня сегодня не было никакого желания, а вот может завтра…. Если, конечно, завтра мы еще будем здесь, то я бы возможно согласилась попробовать, потому как все же любопытно, но на сегодня ужасов благодаря нашему обыску мне хватило с головой.

Когда нагребя всяких вкусностей мы вернулись в гостиную, причем ходили мы в полном молчании, ибо кое-кто все еще на меня злилась, то жутковатого «шедевра» уже не было на столе. А вот Абр и Брина обнаружились у плиты, причем очень бурно что-то обсуждая. Тут-то мне и стало совсем страшно, потому как, если они решили как-то исправить предыдущее блюдо, то боюсь жить нам осталось не очень долго, а точнее совсем мало и в лучшем случае только нам. Но, к счастью, и в этот раз нам повезло.

Ну, как сказать повезло…не всем и не во всем. Поскольку мы с Одеттой еще не успели подойти достаточно близко к столу, то отделались только легким испугом и провонявшей насквозь одеждой. Брине с Абром повезло значительно меньше, в связи с тем, что стояли они в опасной близости от плиты, которая и вызвала мини-апокалипсис. Точнее то, что еще мгновение назад так приятно кипело, приводя этих «другов» в полнейший восторг, а сейчас с немыслимой скоростью покидало казанок, источая при этом невообразимо жуткий запах, от которого слезились глаза.

Ликвидация последствий после нашего «завтрака» заняла довольно-таки не малое количество времени, и по большей степени это было связано с тем, что мы с Одеттой уж больно «активно» стали им помогать. Потому как, негласно согласившись друг с другом, мы одобрили план, дабы проучить этих бесовых экспериментаторов, чтоб впредь неповадно было заниматься такими опасными для жизни друзей делами. А потому я стала бегать по гостиной, яростно размахивая руками и не своим голосом выла «У-б-и-в-а-ю-т-ь!». И вопила я с таким чувством, что любая баньши удавилась бы от зависти. Одетта же, мигом подхватив мою идею, бегала в противоположную сторону от меня и кричала «Спасите! Помогите! Наси…Тьфу, ты! Сжигают!».

Не, в конечном счете, нас все-таки поймали и спеленали магией аки младенцев, но нервы потрепать мы им успели знатно. Потому как мы все-таки бегали, да еще и в ограниченном пространстве, а это как оказалось усложняющий для поимки фактор, особенно если учесть что цели две. Да и поймали они нас скорее вопреки своим стараниям, а не благодаря им, ибо мы с Одеттой под конец уже едва сдерживали постоянно вырывающийся наружу смех. Ведь смотреть на их обескураженные и растерянные лица спокойно было выше моих сил.

А потому пока мы с Одеттой закрепленные магией висели в углу, постоянно сопровождая все действия ехидными замечаниями, чудик и Брина сосредоточенно занимались уборкой. Однако хорошо мы устроились! Хотя меня безмерно удивлял тот факт, что Абр убирал сам вместо того, чтобы применить то заклинание, которое позволяло комнате убираться самостоятельно. Одно плохо, в процессе воспитания «другов» нам пришлось выбросить вкусняшки, а кушать-то все равно хочется.

В скором времени издеваться нам надоело, так что мы смолкли, и я с отстраненным выражением лица (однако, какое-то неправильное утром у нас сегодня выдалось) принялась следить за всем, что делали друзья. А когда подобревший Абр, который видимо по своей наивности принял наше молчание за смирение, отпустил нас, то мы с Одеттой резво побежали наперегонки в ванную. Не знаю, двигали ли подругой те же причины, но я уже просто физически не могла выносить этот неописуемый по своей жути запах. И как я не старалась, а мы даже успели немного побороться, но все равно в ванную я попала второй. Видимо когда твоя подруга владеет магией, а ты в данный момент нет, то можно даже было и не пытаться.

Правда, во всей этой ситуации была и положительная сторона, поскольку после того, как я вышла из ванной, на столе обнаружилась нормальная во всех смыслах еда, а в общей комнате уже было чисто и едва уловимо пахло сиренью.

— В этот раз я контролировала процесс. — Проговорила Одетта, проследив за моим взглядом на накрытый стол.

После услышанного мне сразу стало как-то легче, и я, никак по доброте душевной, решила простить подругу за ее нечестное использование магии в отношении меня. К всеобщему возмещению моего организма, есть мы не стали, ибо Брина так и не вышла из второй ванной, которая как, оказалось, находилась в другой стороне от того коридора по которому мы гуляли.

Ждать пришлось долго. Чего вскоре не выдержала, и так не отличающаяся особым терпением, блондинка и клятвенно пообещав, если Брина еще не утонула, то быстро исправить это недоразумение и вернуться, дабы мы наконец-то смогли нормально позавтракать. А точнее учитывая время, то скорее уже пообедать.

Вернулась она и вправду довольно-таки быстро и вопреки обещаниям, таща за собой Брину, которая на бегу умудрялась досушивать волосы. Брина недовольно шипя, плюхнулась на стул и продолжила приводить себя в порядок, напрочь игнорирую голодных нас. В итоге, наш завтрак-обед проходи в можно сказать «дружеской» обстановке. Никто не в кого ничем не бросался, не о чем не спрашивал — мы просто молча и проворно поглощали еду, очевидно, опасаясь, что опять что-то эдакое произойдет, и мы снова останемся голодными.

Первым, как ни странно, заговорил чудик, пытаясь очень ненавязчиво выяснить наши планы на ближайшее будущее. Планов не было. Совсем. Причем никаких. О чем мы тут же ему сообщили. Реакции чудика была, мягко скажем, несколько неожиданной:

— Как это нет!?! А как же… — Вдруг оборвал сам свое возмущение Абр, и с чего я с легкостью смогла сделать вывод, что даже если он что-то и знает, то нам никогда не скажет. А судя по его поведению с момента нашего знакомства — он знает! Причем знает довольно-таки много, но вот как выбить из него эту информация я даже не представляю. И тут случилось…ну, в общем, что-то явно произошло. Потому как Абр вдруг радостно заулыбался (нам всем стало жутко от количества клыков) и, поднявшись со своего места, весело проговорил: — А сделаю как я всем нам чайку!

И пока мы все пытались осознать такую резкую перемену настроения, он, насвистывая смутно знакомую мне мелодию, принялся рыться в своих шкафах и искать среди многочисленных баночек из темного стекла нужную ему. Хотя как он вообще в них разбирался я даже не представляю, поскольку мало того, что они были абсолютно идентичные на вид, так еще и не имели никаких обозначение или подписей! Хотя, в принципе, какая мне разница как он в них разбирается? Лишь бы только не отравил нас чем-то вкусно пахнущим.

— Вот! — Не без гордости в голосе заявил нам Абр, ставя на стол большой, литров на пять, глинный чайник.

— И чё это? — Подозрительно принюхиваясь, спросила Одетта. Ей бы в дознаватели идти, а не в ведьмы. Так кто же ее, потомственную ведьму, возьмет-то туда! А такие кадры пропадают… такие кадры…

— Чай! — С еще большей гордостью заявил чудик.

— Как ни странно, но об этом я и сама догадалась. — Пробурчала с долей ехидства подруга. — А что за чай?

— Травяной! — Спокойно ответил он.

— Т-р-а-в-я-н-о-й, говоришь! — Прорычала Одетта, у которой итак выдался нелегкий денек. Да что там денек…там вообще вся жизнь пошла кувырком после нашего знакомства… — И травки, небось, сам собирал?

— Сам! — Нет, ну, честное слово, как ребенок. Вроде уже и выяснили, что он отнюдь не так наивен, как хочется казаться. Тогда к чему весь этот спектакль? Может он специальное ее доводить? А зачем? Вопросы-вопросы, они только множатся, хотя я после знакомства с Абром надеялась, что получу ответы, на те, что у меня были. Или может у него на фоне отсутствия общения с разумными существами образовалось раздвоение личности? А может он и с рождения такой…. Не зря же его свои же сородичи и сплавили в этот уголок дремучего леса.

— Ну, так и пей их сам, а нас нечего напихивать сомнительного качества пойлом! — Выкрикнула подруга и уже немного спокойнее добавила: — Мне и вчерашнего хватило с головой.

— Так хороший ж чай! Полезный! — Обиженно проговорил Абр, а затем поему-то лукаво прищурился и, глядя на меня добавил: — Там очень полезная травка есть, причем во всех смыслах полезная. Выпьете и сразу узнаете о своих ближайших планах.

— И как это работает? — Вмиг забыв о своем возмущении Одетта.

— А ты попробуй. — Изощренно отомстил Абр, ибо нет ничего страшнее для ведьмы, чем разбуженное любопытство.

Потому-то нет ничего удивительного, что охочая к экспериментам блондинка, опять решила первая испытать «сомнительного качества пойло», как она же его и обозвала. И только после того, как она сначала осторожно попробовала, а затем одним глотком осушила всю чашку, мое любопытство также не удержалось и рвануло навстречу новым ощущениям.

Как ни поразительно, но чай пах обычной мятой, а потому приятно холодил рот, и на этом все. Больше никакого другого запаха или вкуса за ним не наблюдалось, но судя о странноватой улыбочке чудика, там явно было что-то еще. И это «что-то» было не так уж безобидно и заурядно, как мята. Выяснять у него никто и ничего не захотел, ибо все уже поняли, что он сам расскажет все что захочет, а вот если не захочет, то из него и слова клещами не вытащишь.

Эффект от чая произвел на меня неизгладимое впечатление, поскольку не было его вовсе. А ведь когда Абр, так загадочно выглядевший предлагая его нам, разливал чай по чашкам, мое неудержимое воображение нарисовало уже тысячу вариантов развития событий, а в итоге это оказался обычный мятный чай. Ну, или это я такая неправильная ведьма и на меня он никак не подействовал. Ибо обещанного чудиком эффекта «выпей и узри» не произошло. А сюда по кислым лицам подруг их тоже постигло разочарование.

Потому немного помолчав, наслаждаясь нашими недовольными лицами, и задумавшись о чем-то своем чудаческом, Абр вдруг сам выдал нам план…. Да, еще как выдал! В общем, если коротко, то в его голове созрел невероятный по всем статьям план, как нам решить все наши проблемы. И заключался он в том, что мы возьмем все необходимое в его доме и отправимся порталом на нужную точку, а там мы уже сами на месте поймем, что нужно делать дальше. Причем где эта «нужная точка» узнавать буду почему-то я, и переносить нас туда каким-то невообразимым образом, тоже я. А я ведь без магии, между прочим! Ох, не зря мне показался подозрительным этот чай и полоумная улыбка чудика. Может чудо-юдо на мяту реагируют также как коты на валерьянку? Кто ж их разберет-то этих мифических созданий.

К тому же этот, чудаковатый на всю голову индивид, твердо заявил, что пойдет с нами и это без вариантов. Как будто и без него у нас мало проблем! И все этого ему показалось мало, поскольку он решил нас добить, небрежно добавив, что по дороге до нужной точки нужно будет еще кое-кого очень полезного для нашего дела подобрать. И тут уже не выдержала душа ведьмы.

— Слушай, Абр, вот мне бы хотелось прояснить один маленький нюанс относительного твоего плана. — С напускным спокойствием спросила я.

— Да-да? — Тут вскинулся до этого расслабленно попивающий свой остывший давно чай чудик.

— Как ты себе представляешь то, что я перенесу нас всех отсюда, если у меня магии нету?

— А как ты сюда всех перенесла? — Опять ответил вопросом на вопрос чудик, за что так иногда хочется его придушить.

— Эмм, вообще-то, это не я.

— Нет, ты.

— Лия. — Прорычала на фоне Одетта.

— Та не я это! — Вскричала оскорбленная недоверием я, а потом задумалась, и уже не так уверенно спросила: — Или я?

— Магия инициации открыла в тебе все скрытие способность твоего организма. В том числе и необычную способность всех природных ведьм переноситься в пространстве.

— И чем это отличается от обычных порталов? В смысле, зачем нужно было затевать такою мороку со всей этой инициацией, если я и так смогла бы скоро научиться открывать порталы?

— Это другое. — Уверенно проговорил этот занудливый тип, поучительный тоном, как всегда любила разговаривать со мной бабуля на наших уроках.

— Поясни! — Не удержалась от любопытства и Одетта.

— Например, для того чтобы построить обычный портал, что вам нужно знать?

— Точку выхода, расстояние от места построения до конечной пункта и количество силы, которое потребуется на перенос. — Как обычно сумничала Брина, и мы, переглянувшись с Одеттой, одновременно возвели глаза к верху.

— Да. — Немного ошеломленный нашей реакцией, промолвил Абр. И после небольшой паузы добавил. — Так вот…эм, да…. Ты все правильно сказала Брина. Но вот для переноса с помощью твоей способности Лия все это абсолютно не важно.

— Как это? — Удивилась Брина, ибо не привыкла, что непреложная истина, которую ей вдалбливали с детства, рушилась от слов какого-то странного чувака предположительно мифического происхождения.

— А вот как-то так. Сейчас у нее, как вы, несомненно, уже заметили, нет магии, но она свободно пользуется этой способностью, не так ли?

— Ну-у-у, если верить твоим словам, то да. — Ответила ему Одетта.

— И при переносе никто из вас не знал, где именно вы окажитесь, так?

— Да. — Это уже я подключилась.

— Про расстояние я думаю, тут вообще не стоит упоминать.

— Не стоит. — Пробормотала Одетта.

— Подождите! Я не понимаю. — Все еще пребывая в шоке от того, что все мои проблемы, как оказалось, от меня самой же.

— Что именно?

— Если это моя способность и переношу тоже всех нас я, тогда почему мы оказались здесь? В смысле, я вот совсем никак не горела желанием оказаться опять в лесу, вместо уютной спальни в доме Одетты.

— Хороший вопрос. Абр? — Поддержала меня подруга.

— Думаю, тут все дело в том, что ты не можешь контролировать это способность, вот вы и переноситесь спонтанно и конечные точки также выбираются самопроизвольно.

— Хмм, а в твоих словах есть смысл. — Задумчиво проговорила подруга.

— И какой?

— Ну, вот мне почему-то кажется, что вся твоя инициация, затеянная с одной конкретной целью — пробудить в тебе эту способность и заставить тебя научится ею пользоваться. Поэтому-то в тебе и магию блокируют, так сказать, для создания более экстремальной ситуации.

— Абр, она права, да? — Обратилась я к самому осведомленному в этом вопросе существу.

— В некотором роде, да.

— А поточнее?

— В общем-то, и в целом она права, просто существует ряд других причин.

— И каких? — Тут же вклинилась на него Одетта.

Чудик ненадолго замолчал, ни капельки не смутившись под прожигающим взглядом подруги. А затем обезоруживающее улыбнулся и выдал:

— Эм-м, а давайте начнем собираться, путь-то не близкий. — Уж больно быстро сориентировался Абр и перевел тему, давая нам всем понять, что ответов от него сегодня можно уже и не ждать.

Ну, ничего, мы ведьмы, хоть и не отличаемся особым терпением, но когда нам нужно, то можешь очень-очень-очень долго ждать и выжидать. А мне очень нужно все это знать, так что я подожду…. Но вот если он все равно не расколется, то сдам его братьям-чертякам. Думаю, они обрадуются, особенно после того, как узнают, что кое-кто был свидетелем их «прогулок» по мертвому лесу. А свидетели ведь долго не живут, тем более такие…. Эх, какая заманчивая мысля… Может поделиться ею с чудиком? Авось он осознает всю зыбкость своего положения и пойдет мне навстречу. Кхм, ладно, оставим этот козырь на потом, а сейчас пойду помогать подругам со сборами, ведь в мою сумку осталось положить только съестные припасы и я готова в путь. Кто бы еще мне помог морально собраться, а то, что-то мне совсем не хочется опять в лес…на п-р-и-р-о-д-у, бесы ее пожри…

[1] Нкгар — вид нежити из низших, которые живут в лесах. По внешнему виду напоминают пушистых кротов. Хоть они и не представляют угрозы для жизни, но довольно приставучи. И если уж к тебе пристали, считая своим хозяином, то пока ты их всех не уничтожишь, они будут следовать за тобой повсюду. А из-за небольшой подслеповатости они ужасно неуклюжие и неряшливы, вследствие чего уничтожают все на своем пути. Главную же опасность представляет вой, который они издают, передавая друг другу сообщения. Неподготовленный человек, услышав такой вой в радиусе трех миль может оглохнуть на неделю. Зачастую нкгаров в качестве мнимых хозяев привлекают ведьмы, поэтому среди них слово «нкгар» используется как ругательство.

Глава 10. И снова в лес, будь он неладен…

Выйдя из уютного жилища чудика, теперь обозвать его землянкой у меня банально не поворачивался язык, мы пристально наблюдали за тем, как Абр накладывает охранные чары. Не то чтобы мы чего-то там увидели, но исследовательский интерес ведьм неистребим. Поэтому стояли, смотрели, ничего не увидели, расстроились и с милой улыбочкой, типа мы тут вообще просто стоим и видами природы любуемся, потопали за чудо-юдом.

От дома чудика шли мы на любимый мною север. Почему-то Абр был абсолютно уверен в том, что нам нужно именно туда. На все наши вопросы он только загадочно улыбался, за что хотелось его придушить, но нельзя. А вот Одетта, ничем не заморачиваясь, проклинала его еще с момента побудки и клятвенно заверяла, что из этого путешествия кто-то из нас не вернется, показательно так посматривая на чудика. И как же я ее понимаю…. Потому, как сама едва сдерживаюсь, чтобы не наброситься и не придушить донельзя довольного чудика, разбудившего нас ни свет, ни заря, а ведь мы улеглись поздней ночью.

Благо в этот раз мы все были с приличными такими сумками набитыми всеми полезными вещами для длительного похода. В очередной раз, радуясь тому, что моя замагиченная перенеслась вместе со мной, я, наученная горьким опытом, с огромным удовольствием напихала туда побольше съестных запасов. И теперь под удивленными взглядами моих спутников любовно прижимала ее к себе. Вот пожили бы они неделю на одних ягодках-орешках, то не смотрели бы они на меня как на умалишенную.

Ну, та это ладно, я как-нибудь переживу эти их взгляды, но вот когда они проголодаются, тут-то уже я на них и посмотрю. Хотя учитывая то, что с нами Абр с его странной магией, то может мои запасы останутся до лучших времен, точнее до худших, конечно.

Шли мы, к нашему счастью или разочарованию, не очень долго. В какой-то момент чудик резко остановился, вынуждая нас сделать тоже самое, и схватив нас за руки принялся ждать. Сначала мне показалась, что у чудика случился приступ безумия, но на поверку оказалось, что приступ случился именно со мной. Откуда чудик почувствовал, что вот-вот сработает моя способность, осталось неизвестным. Да и после перехода нам всем было не до выяснений, ведь как, оказалось, использовать мой персональный яговский перенос, и в тоже время находится в сознании не самая лучшая идея. Я бы даже сказала, что это вообще, худшая из идей.

Поскольку во время перехода у меня было такое ощущение, что меня сначала разобрало на атомы, а потом собрало обратно, только в произвольном порядке и, кажется, даже не полностью. И после того, как мои ноги, а следом за ними и руки коснулись земли, я с трудом сдерживала рвотные позывы, что не скажешь про Брину, желудок которой оказался еще более слабым, чем мой, поэтому она себе ни в чем не отказывала. Немного придя в себя и подняв голову, я узрела мило улыбающегося Абра и довольное лицо Одетты, которая как ни странно тоже стояла рядом с ним. С другой стороны от меня послышался болезненный стон и Абр тут же кинулся помогать Брине, а вот Одетта подала руку мне, помогая подняться.

— Чтобы я еще хоть раз с вами куда-то пошла. — Пробурчала Брина делая глоток из подсунутой Абром фляжки.

— Как я тебя понимаю. — Ответила ей я, беря в руки еще одну фляжку, протянутую мне заботливым чудиком.

— В первый раз всегда так. — Подбодрил нас чудик.

— Но ведь мы не в первый раз перемещаемся таким способом, а неприятные ощущения только сейчас появились. — Возразила правильная до зубного скрежета, причем чаще всего нашего, Брина.

— Бессознательное тело легче перемещать, оно ведь не сопротивляется, потому и не было у вас никаких последствий.

— Да? Я что-то не заметила, чтобы кто-то из нас вырывался и сопротивлялся переносу, а такое чувство, будто меня пожевали и выплюнули.

— Это подсознательное сопротивление, поскольку у любого разумного существа есть инстинкт самосохранения, который как бы не очень рад, когда его переносит в неизвестном направлении. — Поучительным тоном проговорил чудик.

— М-да… А можно как-то от него избавится? — Как бы невзначай спросила я, тем самым озадачив чудика, но никак не Одетту.

— А тебе и не нужно, у тебя же инстинкта этого никогда не было, так что и беспокоится не о чем. — Ехидно хмыкнув, проговорила Одетта.

— Судя по ощущениям, то он есть.

— Это самообман. — Беспечно ответила мне подруга

— Думаешь? — В тон ей переспросила я.

— Знаю.

— А, ну, если так, тогда я спокойна.

— Разве ты знаешь значение слова «спокойна»? — Притворно удивилась подруга.

— Думаю, что знаю.

— Ты думаешь? — Еще более «удивленно» переспросила Одетта и добавила. — А я и не знала, что ты умеешь.

— Сама в шоке.

— Э-э-э-э… — Что-то невразумительное пытался донести до нас чудик, явно все еще не привыкший к нашей с Одеттой форме общения.

— Вы как всегда. — Буркнула Брина и принялась оглядываться.

Одетта никак не прокомментировала ее слова, только хмыкнула и тоже стала осматриваться, пытаясь определить, куда мы попали. Я же молча последовала их примеру и только изредка кидала взгляды на Абра, который потрясенно крутил головой поочередно смотря на всех нас, но так ничего и не понял. Его удивленное лицо невольно вызывало улыбку у меня, да и у девочек тоже.

Результат осмотра показал, что вынесло нас на поле, которое с одной стороны упиралось в едва заметное с этого места озеро небесно-голубого (а может быть, то просто небо отражалось, тут не всегда угадаешь) цвета, а с другой стороны заканчивалось прямо у леса, росшего за нашей спиной. Судя по тому, что поле было ухожено и засажено давно созревшей яшницей[1], то где-то неподалеку должна быть человеческая деревушка, поскольку только они это растение и выращивают. А учитывая, что никакого намека на дома с этого места не видно, значит деревушка с другой стороны леса. Придется топать, если, конечно, наш чудик не имеет других планов.

— Одетта! — Выкрикнула я, видя как она запихивает к себе в сумку пучок, вытоптанной нами после перемещения, яшницы.

— Что? Она им уже все равно не понадобится. — Праведно возмутилась она, потому что отчего-то это растение не поддавалось воздействию никакой магии, а это значит, что вытоптанное в любом случае пропадет.

— Я говорю, и на меня бери. — Успокоила ее я.

— А-а-а, так бы сразу и сказала.

— Как маленькие, честное слово. Вы же знаете, что это бесполезно. — Пробурчала Брина, но тоже незаметно запихнула пару стебельков к себе в карман сумки.

Вообще, с этим растением очень интересная и необычная история. Началось все очень давно и с того, что одному магу очень любящему человеческую выпечку, которую они делают исключительно из муки яшницы, пришла в голову мысль выращивать это добро с помощью магии, тем самым увеличив урожай и уменьшить сроки созревания. И вроде все правильно рассчитал, и даже ходил на консультации по человеческим деревням, и магом сильным был, но вот ничего не получалось. А так как он был магом, привыкшим доводить все до конца, то потратил всю свою оставшуюся жизнь на эти эксперименты. Но так, к сожалению, и не смог этого сделать, хотя и проводил множество различных проб, и даже с другими растениями, но только яшница оказалась устойчивой к магическому вмешательству и при воздействии на нее магией всегда увядала.

Благодаря всем своим экспериментам он изобрел множество заклинаний и различных зелий для улучшения роста растений, их устойчивости к погодным условиям и для истребления всех известных на тот момент вредителей. Все эти заклинания массово используется ведьмами и сельхозмагами. И хотя тогда его считали сумасшедшим, да и сейчас многие думают также, но все равно уже давно начали использовать его изобретения. Этим он и знаменит.

Маг же этот был приближенным к царю Берихстана, поэтому после его смерти царь велел всем говорить, будто все эти эксперименты были его приказом, продиктованным заботой о своем народе. Угу, заботой о народе…. Как же!

А самое интересное во всей этой истории то, что чуть позже все тот же царь выдал указ, мол, все имущество покойного мага, а он был довольно богат, перейдет тому, кто таки сможет вырастить это упрямое растение с помощью магии. С тех пор все мало-мальски уважающие себя магически одаренные личности любой народности пытаются завершить эксперимент сумасшедшего мага. Правда, сейчас это скорее носит спортивный интерес, дабы доказать свою силу как мага, потому что от того приза осталось только поместье, давно заросшее и утратившее свою былую мощь и красоту, а остальное прикарманил себя царюшка еще очень давно. Мы же с подругами тоже не стали исключением, и уже давно хотели смотаться в какую-то деревню за образцами, но никак не могли найти время, а тут так удачно все совпало.

— Эй, а мы что не пойдем искать деревню? — Спросила я, вырываюсь из своих мыслей.

— Нет. — Просто ответил чудик и, не оборачиваясь, потопал в сторону озера. Какой-то он не разговорчивый.

— Лия, включи мозг и хватит летать в облаках! Как мы, по-твоему, объясним присутствие с нами чуда-юда? — Прошипела на меня Одетта, и уже тише, чтобы чудик не услышал, добавила. — Они же его как увидят, то сразу подумают, что он нежить, а потому закидают его и нас с ним заодно камнями, и заметь, я их прекрасно понимаю. И это в лучшем случае, а если там еще и маг есть…. То не мне тебе объяснять, что будет.

— Ой!

— Вот тебе и «ой»! — Ехидно улыбнувшись, она развернулась и пошла, догонять Абра и идущую вслед за ним Брину.

Я по неизвестной причине осталась стоять на месте и со странным ощущением не то тревоги, не то волнения, обернулась в сторону леса. Несколько мгновений я буравила взглядом на первый взгляд непролазную чащу, пытаясь высмотреть там то, что не давало мне покоя, и в какой-то момент мне даже показалось, что я увидела промелькнувшую там тень, но был ли это человек или зверь понять так и не смогла. Да, и было ли это на самом деле тоже, не была уверенна, но стойко чувствовала чей-то напряженный взгляд, следящий за мной. Или это моя паранойя опять расшалилась? Вполне может быть.

— Лия! — Крикнула Одетта, видя, что я уже прилично так от них отстала.

— Иду я…иду. — Пробурчала я и, отвернувшись от леса, быстрым шагом напаривались к дожидающимся меня друзьям. Но ощущение чужого взгляда не покидало меня до тех пор, пока лес не превратился в узкую темную полоску, маячащую на горизонте.

Расположились мы как раз рядом с тем самым озером, причем Абр просто резко остановился рядом с ним и громко заявил: «Здесь подождем». Чего или кого нам предстояло там ждать мы уже даже не спрашивали, поскольку уже поняли что бесполезно, но что-то не нравилось мне в этой ситуации. То ли странные ощущения, охватившие меня рядом с лесом, то ли поведение чудика, но беспокойство росло с каждой минутой.

— Только одной мне, кажется, что он сумасшедший на всю голову? — Едва слышно прошептала Одетта, проходя мимо меня.

— Неа. — Уверенно, но уже без былого веселья и азарта ответила ей.

— Это радует. — Уже громче буркнула она.

— Что радует? — Тут же взлезла Брина, привлекая совершенно излишнее чудиковское внимание к нам.

— Говорю, красивый пейзаж тут. И это радует. — Не растерялась Одетта.

— А-а-а, это да, здесь и вправду очень красиво.

— Угу. — Неопределенно помычал Абр и как-то странно посмотрел на нас с Одеттой, но у нас имеется немалый опыт походов на шабаш, поэтому мы попросту проигнорировали его изучающие взгляды и невозмутимо продолжили делать вид, будто разбиваем лагерь.

Чуть позже Одетта как ребенок обрадовалась тому, что мы были рядом с водой, и она могла вдоволь наиграться с магией. Благо она не забыла предварительно ее проверить и уже после с помощью магии наполнить наши фляги, и котелок для каши, вытянутый из чьей-то сумки. После чего котелок водрузили на костер, дрова для которого тоже были вытянуты из чьей-то сумки. И даже страшно представить, кто это у нас такой запасливый. Хотя тут и угадывать нечего, потому что, зная своих подруг можно с уверенностью заявить, что Брина никогда бы не положила дрова в свою сумку, ибо это «фи». А вот Одетту никто и ни за что не смог бы убедить в том, что тащить с собой дрова, отправляясь предположительно в лес — это хорошая идея. Учитывая, что я набила свою сумку едой, то из всех нас остался только довольный собой чудик. Может он и вправду крышей поехал, живя так долго в одиночестве? А мы ему еще и свои жизни доверяем и его россказни, да советы слушаем. Нужно обязательно повнимательней к нему приглядеться.

Как только Абр зажег костер, Брина тут же кинулась помогать ему готовить обед. От меня ничего не требовалось, да и не доверил бы никто из них мне что-то делать, поэтому я мирно сидела в стороночке и наблюдала за довольной Одеттой, дорвавшейся до воды, и не менее довольными Бриной и чудиком, готовящими какой-то очередной «шедевр». Я бы тоже с радостью повеселилась вместе с ними или с еще большим удовольствием над ними, но я все еще ощущала необъяснимую тревогу, и было у меня такое нехорошее предчувствие, что вот-вот должно произойти что-то не очень приятное. Наконец не выдержав, я подошла к Одетте и прямо спросила, не кажется ли ей что-то необычным. Подруга как-то удивленно осмотрела окружающее нас пространство и, повернувшись ко мне, спросила:

— Помимо того, что мы застряли неизвестно где, зачем и странное мифическое, ранее предположительно выдуманное, создание нами командует, а наша подруга восхищается этим сумасшедшим зеленым недочеловеком и готовит с ним очередную гадость, явно желая от нас избавится? Мм-м-м, дай, подумать…. Нет, не вижу ничего необычного. — В своей обычной манере ответила Одетта и, внимательно на меня посмотрев, вмиг посерьезнев, прибавила. — А почему ты спрашиваешь?

Ответить на этот вопрос я не смогла, и потому пожав плечами, решила вернуться на ранее насиженное место. Присев на небольшой пенек, невесть откуда здесь оказавшийся, я невольно снова посмотрела в сторону леса. Что-то было не так, я это чувствовала. Но вот что, объяснить не могла даже себе.

Позднее во время трапезы Одетта все время бросала на меня странные взгляды, видимо сомневаясь в моей вменяемости. Я уже и сама начала сомневаться, потому-то и пыталась хоть как-то себя успокоить. Но Судьба как всегда имеет свой взгляд на нашу жизнь. Вот она и решила в очередной раз доказать, что ведьменская интуиция это не пустой звук и к ней лучше прислушиваться, если, конечно, не хочешь расстаться с жизнью раньше времени. Мы не хотели, но у нас никто не спрашивал.

Плотно отобедав, мы начали пить чай, приготовленный из собранных чудиком неподалеку трав, когда отчего-то вдруг нахлынула дикая усталость, а вместе с тем неимоверно захотелось спать. Пока я пыталась разобраться, отчего так устала, Брина и Абр уже сладко посапывали, уснув там, где и сидели, а вот Одетта еще кое-как сопротивлялась сну, хотя я видела, что она, как и я уже заранее проиграла эту битву. В полусонном состоянии мне все казалось, будто вокруг нас постоянно мелькают какие-то неясные тени, издавая легкие шаркающие звуки, но сосредоточится и рассмотреть их, у меня никак не получалось. Последняя посетившая меня мысль перед тем, как я окончательно уплыла в теплые объятия сна, была: «Поставил ли Абр или кто-то из подруг защиту на наш лагерь?». Ответ на этот вопрос мне так и не довелось узнать.

Пробуждение, увы, было не столь приятным как хотелось бы. Начиная из того, что во время сна кто-то голосом Ника настойчиво требовал, чтобы я проснулась, и кричал, обзывая меня «идиоткой» и «безголовой ведьмой, напрочь лишенной инстинкта самосохранения». Но так как я уважающая себя ведьма, то, конечно, же, не слушала советов орущего истребителя и продолжала мирно парить в облаках сна. После чего, осознав свою ошибку, этот кто-то все тем же голосом, принялся ласково, как маленького ребенка, ну, или душевно больного человека, уговаривать проснуться. К таким уговорам я оказалась не готова, потому-то как-то резко открыла глаза. Честно, лучше бы я этого не делала!

Первое, что бросилось мне в глаза это окружившая нас толпа людей, как-то не очень дружелюбно настроенная. Второе, это четыре горящие ярким пламенем костра. И только потом, я сначала почувствовала затекшие руки, а затем и узрела, что спали мы, стоя, так как были привязаны к столбам, под которыми эти самые костры и горели. Н-да, не так я себе представляла доброжелательных и гостеприимных человеков. Совсем не так…. И что-то мне подсказывает, что мы сейчас не в Берихстане, где сжигать ведьм без судебного решения запрещено, а в миленьком королевстве Сандория[2], где набожные человеки считают сжигание ведьм своей священной обязанностью. У них для этих нужд даже специальная служба есть — Инквизиция, такие милые ребятки. Мы как-то с бабулей к ним гости заходили. С другой стороны, может это у них такие традиции для встречи новых гостей? Поди разбери этих человеков. Или это они из-за яшницы обиделись? Так мы же не специально! Да и не так уж и много там вытоптали.

— Знаешь, Лия, а, оказывается, слушать твои рассказы о «кострищах» и самой в них учувствовать это совершенно разные вещи и что-то я не уверенна, что мне здесь нравится. — Исключительно для меня пробурчала показательно недовольным голосом Одетта, и пока жители деревеньки в шоке уставились на нее, видимо не ожидая от нас такого спокойствия, добавила уже обращаясь к ним. — Нет, мне определенно здесь не нравится! У вас горячо, неуютно и дышать нечем из-за вашего дыма. Может, я пойду, а?

Стоящий ближе всех к нам высокий крупный мужчина, видимо староста этой деревеньки, сначала машинально кивнул, а затем одумался и активно замотал головой, явно против предложения подруги. А ведь счастье было так близко. Хотя…

— А я бы на вашем месте ее все же отпустила…. — Ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла я.

— Это еще почему? — Выступила вперед дородная женщина средних лет.

— Ну-у-у, она у нас не простая ведьма, а…чертовая. — Многозначительно выделила последнее слова.

— Все вы, ведьмы, порождения тьмы. — Окончательно осмелев вперед вышел, по всей видимости, человеческий священнослужитель.

И пока мы с истинным ведьменским исследовательским интересом изучали сей экземпляр человеческой культуры, я вдруг почувствовала, что пламя от моего костра уже начало ощутимо припекать пятки. А это значит, что если мы немедленно отсюда не уберемся, то рискуем и вправду стать тремя ведьмами и одним чудо-юдом «с корочкой».

Почему же Абр так долго не просыпается? Может та гадость, которой нас усыпили, на чудо-юдов как-то по-особенному действует? Или этот нехороший нелюдь просто-напросто притворяется. Ну, как бы там ни было, но он пока не подавал признаков жизни, а если не поторопится, то уже и не подаст никогда.

— Нет, вы не поняли, она реально чертова ведьма. — Опять попыталась достучаться я до особо несообразительных, а, потом, не выдержав того, что они оказались не готовы к высокоинтеллектуальным беседам, выкрикнула. — Да за чертом она замужем, от того и чертовая! И я искренне не советую вам связываться с ее мужем.

После моего крика наступила благостная тишина, и в этой тишине отчетливо раздавалось потрескивание горящих дров в кострах под нами. М-да, романтика, однако. Прямо увеселительная прогулка, а не инициация.

— Та сожгите ее конце-то концов! Пусть наконец-то заткнется. — Не выдержав такого издевательства Одетта. И добавила, мотая головой в мою сторону, за неимением руки, чтобы они не ошиблись. — И вообще она во всем виновата.

— Эй!

— А что, нет так, что ли? Ты же нас прямо на поле перенесла.

— Я случайно.

— У тебя все и всегда…случайно.

— Неправда! Но на поле мы и впрямь случайно попали. — Возмутилась я. — К тому же может они вообще не из-за этого хотят от нас избавится.

— Серьезно!?! Думаешь, все дело в том, что им не понравились наши лица? Или мы просто не вовремя зашли? Или может у них принято в это время года сжигать всех гостей??? — Праведно возмущалась подруга, тем самым вводя в полнейший ступор наблюдающих за нами людей. А нужно признать, они и до этого было в шоке, поскольку наше поведение ну никак не вписывалось в их понимание.

— Может и так! — Упрямо проговорила я и, посмотрев на старосту, обратилась уже к нему. — Вот вы, уважаемый, скажите кто из нас прав, а?

— Э-э-э, я…м-м-м… — Бедный мужик от такого прямо-таки растерялся и никак не мог найти слова, чтобы мне ответить, потому-то и бегал взглядом от меня к Одетте и обратно.

— Как же вы меня достали. — Простонала полным муки голосом Брина. — Сожгите уже хоть кого-нибудь, хоть за что-нибудь.

После ее слов на нее посмотрели абсолютно все, даже мы с Одеттой повернулись настолько, насколько позволяла нам наше привязанное тело. Мы с Одеттой смотрели на подругу изумленным взглядом, тогда как человеки, которые вообще-то и собираются нас здесь сжечь, с откровенным осуждением.

— А что? Вы просто не знаете их, так как я. — Попыталась оправдаться Брина. — Они же…

— Брина, а тебе не кажется, что не стоит посвящать их в наши личные взаимоотношения? — Тут же вмешалась я, прекращая ее излишнюю разговорчивость.

— Так вы же достали меня постоянными этими…

— Ой, знаете, а я передумала, сожгите сначала меня! — Закричала, перекрикивая переговаривающихся нас с Бриной. — А то я этого не вынесу, честное слово.

После ее крика все повернулись теперь к ней, она же кое-как неуклюже пожала плечами, точнее попыталась, потому что руки были плотно привязаны к столбу.

Отвлекла меня от Одетты пролетевшая в паре миллиметров от лица искра от костра подо мной, как бы напоминая, что у нас крупные неприятности, а мы тут разговоры разговариваем. Да, и Абр все еще молчит, что почему-то мне кажется, не очень хорошим знаком. И запах гари как-то все усиливается…. Не к добру это, ой, не к добру…

Благо окончательно впасть в панику мне не дало возникшее в этот момент ощущение приближающейся тошноты и головокружения. И радостно улыбнувшись, я надеялась, что это именно то о чем я подумала, и вскоре мы будем где-то очень далеко отсюда. Еще больше я надеялась, что все мои друзья перенесутся со мной, тогда как «дружелюбные человеки» все останутся здесь. Видя мою улыбку, собравшиеся вокруг нас деревенские жители пришли еще в больший шок и зашумели перешептываясь. Благодаря ведьменскому слуху к нам доносились многие громко высказанные фразы. Многие из них вызывали сочувствующий взгляд Брины и ехидную усмешку Одетты. Больше всего меня возмутили слова одной старушенции стоящей не так уж далеко от нас, видимо в силу возраста она нас уже не боялась. Поэтому безбоязненно смотря прямо на меня громко проговорила:

— Никак блаженная девка, совсем от магии того… умом тронулася.

К нашему общему облегчению именно предчувствием перехода и оказались мои ощущения. Поэтому напоследок счастливо улыбнувшись, а Одетта еще и издеваясь, послала воздушный поцелуй священнику, мы провалились в своеобразный портал на поиски новых приключений. Но за несколько мгновений до этого мне показалось, что среди толпы нагло выделяясь, стоял не кто иной, как Глава службы истребителей и мой, хотелось бы верить, что временный «женишок», Никандр энд Бристор собственной персоной и со странной смесью эмоций на лице нахально ухмылялся.

Так, стоп! Это я наверняка просто дымом надышалась, не мог же там и в самом деле стоять Ник. Или мог? Та не…или…. Вот ведь…. И как теперь определить был он там или это мне просто привиделось? Хотя…какая разница был он там или нет, главное, что меня там уже нету.

После перехода ощущения были не намного приятней, чем в предыдущий раз, но на это мало кто обратил внимание, поскольку конкретно в этот момент мы просто радовались тому, что все обошлось. Поэтому развалившись на травке, так и не соизволив встать и осмотреться на предмет опасностей, мы наслаждались. Рядом со мной немного истерично подхихикивала Одетта, а вот Брина, кажется, плакала, то ли от счастья, то ли это у нее истерика была, но никто из нас не пытался выяснить точно — живая и то хорошо. Лично я, запихнув все мысли об истребителе как можно глубже, обеспокоилась тем, что моя сумка в момент переноса была неизвестно где, и я не была уверенна, что она перенеслась со мной, поэтому лихорадочно шарила вокруг себя руками, все еще не имея сил подняться. И именно в тот момент, когда я начала паниковать, абсолютно не представляя, как выживу в лесу без своей сумки, внезапно что-то очень тяжелое упало на меня сверху. Удар был такой силы, что с громким звуком выбил воздух из моих легкий, и, судя по точно таким же раздающимся звукам от подруг, им тоже свалился такой сюрприз. Ощупав то, что на меня упало едва, не убив, я пришла в неописуемый восторг — моя сумочка снова со мной, вот теперь точно не пропаду.

Единственное, что затмевало радость и все-таки заставило поднять себя с земли, было полное отсутствие от чудика, каких бы то ни было, звуков. Поэтому собравшись и отпихнув свою, уже поистине любимейшую сумку, я села и осмотрелась. Радовало то, что мы были в полном составе и лежали на берегу речушки, а не снова топтали чью-то яшницу. За спиной у нас выселись громадные деревья, больше похожие на небольшую рощу, что само по себе радовало, поскольку вид леса нас уже достал. Чудик лежал чуть в стороне от нас и был безмятежно спокоен. Короче, все еще не подавал признаков жизни. Одетта, видимо так же насторожилась таким долгим молчанием чудика, поэтому вслед за мной села, а затем и, встав, потопала к Абру. Шла она не очень уверенно, постоянно шатаясь и останавливаясь, чтобы переждать приступы головокружения. Я уже сев поняла, что самостоятельно передвигаться не смогу, потому немного подумав, я просто поползла на четвереньках к ним. Даже страшно представить, чем таким нас усыпили человеки, если нас до сих пор так полностью и не отпустило, хотя на ведьм мало какие травы и зелья действуют. И очень надеюсь, что чудик от этого не умрет.

— И? — Подползая поближе, спросила я у подруги.

— Дышит, зараза. — Недовольно буркнула она.

— Это же хорошо.

— Правда? — Резко повернулась она, отчего опять зашаталась, и пришлось схватиться за мое плечо, благо я все еще упиралась на землю всеми конечностями, потому-то меня и не шатало.

— Думаешь, без него нам было бы легче из всего этого выпутаться?

— Нет, я думаю, что без него мы бы в это не вляпались! — Возмущенно выкрикнула она.

— А он тут причем? — Удивилась я.

— Если ты забыла, то напомню, что именно он захотел там остаться и чего-то загадочного подождать. Дождался, туес[3] эдакой!

— Ты же не думаешь, что он нас специально туда привел? — Испугавшись, переспросила я, потому что отчего-то чудик с каждой минутой после нашего знакомства вызывал во мне все больше вопросов и подозрений.

— Если бы я так думала, то не ждала бы пока он проснется, а добила его сразу.

Убедившись, что жизни чудика ничего не угрожает, Одетта поднялась и принялась уже осматривать место, куда нас закинуло. Местность была ничем не примечательна. Речка была не очень глубокой, но довольно быстротечной. Есть ли в ней рыба мы пока проверять не стали, поскольку из-за той дряни, которой нас каким-то чудесным образом накачали, Одетта не могла использовать магию, а без нее соваться в воду, не зная есть ли там какая-то нечисть или нет, очень опасно. Теперь хотя бы было понятно, почему эти человеки так спокойно себя вели и совершенно не боялись связанных ведьм — они знали, что выпутаться мы не сможем. Да, и без магии молодые ведьмы не опасней младенца, что не скажешь о более опытных. Такие ведьмы и без магии много чего могут, и даже становятся еще более злей и вследствие чего опасней.

— У кого-то есть предположения относительно того, куда нас занесло? — Заговорила Одетта, завершив осмотр и поворачиваясь к нам.

— Нет. — Все еще не пытаясь даже встать, ответила ей я.

— Это плохо.

— А как по мне так все равно где, главное, что не на костре. — Подала голос Брина уже полностью пришедшая в себя, и начала медленно подниматься.

— Так-то оно так, но что-то мне не хочется попасть на новый. — Как всегда «оптимистично» подбодрила нас Одетта. — Еще и чудовище это…

— А с Абром что? — Тут же встрепенулась Брина.

— Та леший его знает, что с ним! — Воскликнула подруга. — Вроде не сдох еще этот остолбень[4].

— Одетта!

— Ну, чего я-то? Это ведь он…

— Та я не о том!

— И? — Недоуменно посмотрела на меня подруга.

— Что «и»? Ругайся понятным для всех словами, а то ты чего-то там вещаешь, а я маюсь потом в догадках. — Все-таки не удержалась и улыбнулась в конце.

— Тьфу на тебя. Я думала, ты что-то серьезное говоришь. — Сразу расслабилась Одетта.

— Да, серьезно и вы это не совместимые вещи! — Буркнула Брина и, отвернувшись, потопала к речку. Мы же с Одеттой переглянулись и одновременно закатили глаза, после чего не выдержав рассмеялись. Брина, даже не оборачиваясь, прибавила. — Вот, я же говорила.

Пробуждения чудика мы решили дожидаться прямо здесь, потому и начали разбивать лагерь. Мне, как ни странно, тоже доверили дело — я собирала хворост для костра, потому что открыть сумку Абра без него было невозможно. К счастью деревья, росшие рядом с нами, хоть и были большими и высокими, но росли на приличном расстоянии друг от друга, поэтому, если не заходить очень далеко-то я легко могла просматривать, что творится на поляне, точно также как и девочки могли легко следить за мной. Одетта видимо, подумавшая о том же, о чем и я, оттого сразу же и попросила собирать ветки только возле ближайших деревьев.

Полностью обустроившись и пытаясь хоть как-то скоротать напряженные часы ожидания, Одетта и Брина всячески пытались добиться от своих способностей хоть чего-то. Магия все еще не хотела их слушаться, хотя по их же словам они ее прекрасно ощущали.

— Как ты это выдерживаешь!?! — Возмущенно выкрикнула Одетта, через полчаса. Ответа у меня не было, потому я неопределенно пожала плечами и опять принялась следить за ними.

Да, и что тут можно ответить, если просто невозможно описать словами то чувство, когда еще вчера ты был полным и цельным, а сегодня часть твоей души как бы пропала и оттого ты ощущаешь острую нехватку чего-то внутри себя и в то же время какую-то оглушающую пустоту.

Ближе к ночи, когда мы кое-как поужинали запасами из моей сумки, ведь к воде мы все еще боялись подходить, Брина вдруг застыла и напряглась, а потом как сумасшедшая принялась бегать по поляне и радостно улыбаться при этом. Мы провожали ее изумленными взглядами, не понимая с чего вдруг, такая радость обуяла подругу. Выдохнувшись, она упала рядом с нами и счастливо прощебетала, что наконец-то почувствовала воздушные потоки и даже смогла ими управлять, а это означало, что с ее магическими способностями уже все в порядке. О том же подумала Одетта, потому быстро вскочив, бросилась к реке. Через мгновение она повернулась к нам, и по ее сияющему лицу было видно, что и у нее с магией нет никаких проблем. В общем, ложились спать мы намного более радостными, нежели просыпались.

Утром нас ждал еще один сюрприз в виде проснувшегося Абра, который хоть и был непривычно хмурым, но был абсолютно здоров. А во время нашего рассказа даже не выглядел особо удивленным, что наталкивает на очень неприятные выводы. Но отвечать на наши вопросы он все также не собирался, а потому кое-как поднявшись, пошел умываться. По возвращению Одетта снова попыталась от него хоть чего-то добиться и даже начала угрожать, на что Абр только снисходительно улыбнулся и сказал, что нужно собираться, потому что у нас очень мало времени. Для чего его мало, нам уже объяснять не нужно было, оттого мы и бросились собирать вещи, пока не начался переход. И как только сумки были полностью упакованы, я снова почувствовала тошноту и легкое головокружение, а через мгновение нас утянуло навстречу новым уже даже не приключениям, а скорее неприятностям.

* * *

Третье перемещение прошло намного лучше, нежели первые два, то ли от того, что мы были морально готовы, то ли к чувству, что тебя сначала выворачивают наизнанку, а потом обратно, со временем привыкаешь. В любом случае, в этот раз хоть мы с Бриной и оказались снова на земле, но обошлось без других сложностей. Одетта все еще была неимоверно горда собой за то, что стояла и даже не поморщила при перемещение. И уже после, когда мы вместе в лесу собирали хворост для костра, она мне призналась, что к этим ощущениям действительно со временем привыкаешь. На закономерный вопрос, откуда ей это известно, ошарашила ответом, что при совместном перемещение порталом чертей, если ты сам не черт, конечно, ощущения не то, чтобы схожи, они абсолютно одинаковые. А учитывая, что она уже не первый год замужем за чертом, то да, она успела привыкнуть. Это вселяло в меня надежду, что и я когда-нибудь, да привыкну к этому.

Так мы и гуляли с Абром по лесам и не только, постоянно перепрыгивая с места на место благодаря моей новой способности. Прошло чуть больше недели, как мы покинули его уютное жилище, но скучать по нему нам не приходилось.

Только вот чем дольше мы бродили, тем больше во мне возрастала паника. Может я, конечно, и параноик, но после той деревеньки все шло слишком хорошо, спокойно и гладко. Я бы даже сказала чрезмерно гладко. А со мной такого никогда не бывает. Поэтому с каждым часом я и накручивала себя все сильнее и сильнее, а может это во мне хваленая ведьменская интуиция заговорила. Впрочем, чтобы там ни было, но вскоре мои подозрения оправдались.

И выразилось это в том, что во время одного из наших случайных переходов мы потеряли чудика. Как это произошло и что нам теперь делать мы не знали, а единственным кто мог ответить на эти вопрос как раз и был Абр. Вернуться в последнюю точку мы не могли, поскольку никто из нас еще не освоил стационарные порталы, а мой работал пока только стихийно.

— Девочки! — Вдруг завопила Брина, заставив нас с Одеттой подпрыгнуть на месте, а один подозрительный кустарник, до этого мирно росший рядом с тропинкой, унестись в неизвестном направлении. Мы только и смогли, что проводить его потрясенными взглядами.

— Тьфу, на тебя! — Буркнула Одетта, поворачиваясь к Брине, после того как кустик окончательно скрылся из вида. — Чего так орала-то?

— У меня гениальная идея! — Опять воодушевленно и довольно-таки громко заговорила Брина.

— Ну, я признаю гениальность твоей методики по отпугиванию всякой живности на версту вокруг, но давай ты в следующий раз, хотя бы нас предупредить не забудешь, а? — Недовольно пробурчала Одетта, все еще не пришедшая в себя. И как же я ее понимаю, у самой еще сердце как бешенное колотится. — А то мало того, что мы потеряли чудо-юдо, ты еще и нас с Лией можешь потерять. Лию так вообще пугать нельзя, а не-то она как перенесется с перепугу куда-нибудь и усё, останемся мы тут с тобой вдвоем.

— Я как раз об этом…

— О том чтобы напугать меня?

— Сразу говорю — плохая идея. — Вынесла вердикт Одетта.

— Да, нет же! Дослушайте меня, наконец! Я говорю о том, что Абр говорил о способностях Лии…

— А он что, говорил что-то, когда меня не было? И как только не стыдно.

— Успокойся, Одетта, меня он тоже не посвящал в это.

— Вообще-то вы обе там были. — Возразила нам наша рыжеволосая подруга, нетерпеливо теребя свою длинную косу.

— Не правда, я бы запомнила! — Возмутилась подруга.

— А я так тем более. — Поддержала ее я.

— Вы что издеваетесь надо мной?

— Нет! — Хором ответили мы. И Одетта прибавила: — Ну, как можно-то, а?

— Вы хоть иногда можете вести себя серьезно?

— Нет! — Опять в один голос ответили мы и, переглянувшись, рассмеялись.

— И как с вами можно разговаривать?

— Брина, расслабься. Это нормальная реакция на стресс, ну, то есть, если говорить о нормальных людях и нелюдях, а не о таких «глыбах спокойствия» как ты.

Брина, как не странно, после моих слов обиделась и, круто развернувшись, пошла в другую сторону от нас.

— Эй, ты куда?

— От вас подальше! — Крикнула подруга, даже не оборачиваясь к нам и не сбавляя ходу.

Медленно и размерено Одетта пошла за ней. Ну, по меркам Одетты, конечно, медленно, ибо некоторые не так быстро бегают, как она ходит. А мне же пришлось чуть ли не бежать, чтобы догнать их обоих.

— Ты чего? Обиделась, что ли?

— Нет, просто мне жить охота!

— И где тут связь? — Продолжала донимать ее Одетта.

— Где? — Завопила Брина и наконец-то остановившись, повернулась к нам, пылая негодованием. — Где связь? Мы потеряли Абра, мы сами находимся неизвестно где, мы не знаем, что нам дальше делать и куда идти. А вы вместо того, чтобы придумать, как все это исправить стоите и ржете!

— А теперь выдохни. — Спокойно и с каким-то сверхсерьезным выражением лица тихо произнесла Одетта. — И запомни раз и навсегда, никогда не принимай важных решений под действием эмоций. Это прекрасно понимаю я и Лия тоже…наверное… — Неуверенно проговорила она и потом добавила. — Да, мы в заднице! Но закатывать по этому поводу истерики это последнее дело.

— А давайте все-таки пойдем уже. — Тихо произнесла я.

— Чё?

— Говорю, пошли отсюда!

— Ты можешь нормально объяснить.

— Нет, но мне здесь не нравится. — Попыталась объяснить внезапно возникшую у меня тревогу.

— Мне тоже. Местечко, знаешь ли, так себе, но…

— Бежим! — Закричала я и подтолкнула подруг вперед.

Как, оказалось, сделала я это очень вовремя, поскольку через мгновение земля на том месте, где мы только что стояли, дрогнула и начала осыпаться куда-то вниз. Но и это было не самым страшным. Потому как сразу за этим оттуда начала подниматься большущая, отдаленно напоминающая змеиную, голова. Голова эта явно была чем-то недовольна, что выразила она громким воем. После которого окружающая нас местность наполнилась шумом, топотом и хрустом ломаемых веток. Последовать примеру многочисленной живности мы не могли по причине неустойчивости нашего положения. Ибо с одной стороны к очень недовольной голове пыталось присоединиться и остальное тело, а с другой вокруг нас все еще осыпалась земля и мы пока оставались стоять только потому, что уперлись в огромный ствол сосны. И все что нам оставалось делать, так это стоять и наблюдать за головой, которая мне отдаленно напоминала…ой, нкагр…

— Скажите мне, что это не…

— Да-да-да, заорани[5] собственной злобствующей персоной.

— А я думала они вымерли… — Задумчиво пробормотала я.

— Ты ей об этом скажи.

— Стойте! Они же на болотах только живут. — Вдруг негромко воскликнула Брина.

— Судя по тому, как вокруг нас осыпается земля, раньше здесь и было болото. — Ответила ей Одетта.

— Да чтоб тебя!

— И что-то подсказывает мне, что она очень голодная, а мы очень аппетитные. — Ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотала подруга, а затем, повернувшись ко мне спросила: — Лия, солнышко ты наше, тебе ведь страшно, да?

— Ага!

— Так какого лешего не работает!

— Что не работает? — От удивления я даже отвлеклась от еще одного мифического создания в нашей жизни за последнее время. Прямо какая-то нехорошая тенденция наметилась с их появлением.

— Твоя способность! Абр говорил, что от страха она может включиться.

— Видимо ей недостаточно страшно. — Произнесла Брина.

— Ты думаешь!?! Нас сейчас сожрет существо, которое уже не одно столетие считается вымершим, а ей недостаточно страшно???

— Я просто предположила. — Буркнула обиженная Брина.

— Лия, давай, дрожи сильнее! Мне еще жить хочется!

— Сильнее не могу! Я и так в ужасе.

— А что она, по-вашему, делает? — Вдруг вмешалась в наш разговор Брина и мы с Одеттой одновременно посмотрели на нежить.

Нежить со знанием дела осмотрела нас, облизнулась и принялась еще более яростнее копошиться, пытаясь вырваться. Выглядело это и в самом деле жутко.

— Ну-у-у, думаю, она нас все-таки заметила и решила подзакусить. — Менторским голосом произнесла Одетта.

— Я же природная ведьма! Меня должна любить вся живность. — Взвыла я от такой вселенской несправедливости.

— А она и любит. Потому тебя съест первой!

— Не-е-е, ну ее такую любовь.

— То-то же. Так бабы вы пока думайте, а ты Лия еще и усердно стараешься бояться сильнее, а я увидела там воду. — Произнесла воодушевленная Одетта, хотя лично я не понимала, чем может помочь нам вода, если живность-то хоть и относительно, но водная. Но произносить вслух свои сомнения я не стала, дабы не сбивать ее боевого настроя.

Как показала практика, я оказалась права, и все чем могла помочь Одетта нам в данной ситуации, так это отвлекать внимание заорани от нас, давая нам больше времени. Что в принципе, при сложившихся обстоятельствах очень даже неплохо. Н-да, удружила ты мне бабуля. Это ж надо, выпихнула единственную внучку в этом ужасный мир, да еще и без магии. Так, стоп…Бабуля! Это оно!

— Девочки, кажется, я придумала.

— И что же?

— Когда бабуля меня выпроваживала, то сказала, что в случае опасности для моей жизни ко мне вернется магия, ну, или она сама перенесется ко мне.

— Ну, и?

— Что «ну, и»?

— Учитывая, что Серафимы Ивиановны здесь не наблюдается, то… — Проговорила Одета и выразительно на меня посмотрела.

— Я ее не чувствую.

— То есть злая и голодная заорани это еще не опасность для твоей жизни? — Ехидно спросила Оддетта.

— Видимо так. — Ответила ей с поутихшим энтузиазмом.

— Хорошо, тогда мы постоим тут и подождем пока она не начнет тебя жевать.

— Очень смешно. — Буркнула я.

— А это не шутка была. — Серьезно посмотрела на меня Одетта.

— Тогда тем более мне все это не нравит….а-а-а-а-а… — Закричала я, размахивая руками, пытаясь удержать равновесие. Оказывается, пока мы тут решали жизненно-важные вопросы, наша дорогая нежить решила, что плевать ей на наши проблемы, да, и вообще она жрать хочет, потому-то и устроила небольшой подкоп из-за которого я чуть было не свалилась в ее теплые объятия.

Кое-как выровнявшись, не без помощи подруг, я узрела удивительную картину. Заорани больше не пыталась вылезти наружу к нам и даже не пыталась затащить нас к себе. Честно сказать, она вообще о нас забыла, поскольку в данный момент пыталась отбиваться от стягивающих ее со всех сторон огромных корней. Постепенно корни все больше оплетали довольно-таки огромное тело нежити и понемногу опускало вниз, где уже ждали радушные объятия бывшего болота. Земля так вообще вела себя странно, поскольку потихоньку поднималась вверх и мало-помалу возвращала себе прежний вид.

— А как это? — Только и могла, что удивленно таращится на все происходящее и неопределенно размахивать руками. — А кто это?

— Я думала, ты.

— Неее…

— А может все-таки дааа?

— Та нет, я бы почувствовала. — Неуверенно проговорила, ответила я. — Магии во мне сейчас нету ни на грамм.

— Ладно, это не важно. Сваливаем отсюда, а что-то мне не нравится все это. — Решила наша предводительница, в лице блондинки, и каким-то немыслимым способом именно в тот момент, когда она начала огибать сосну, у меня сработала, проклята мною неоднократно способность к пространственному перемещению. Вовремя, однако….

[1] Яшница — особый вид зерновых культур, выращиваемый исключительно в человеческих землях. Люди используют ее только на приготовление муки, из которой и пекут свой знаменитый на все земли хлеб, а также другие хлебобулочные изделия. Удивительной особенностью этого растения является полнейшая невосприимчивость к магии.

[2] Сандория — самое северное королевство, в котором проживают исключительно люди. Сандория с юга граничит с Берихстаном, а с юго-востока с Эиренеей. На западе королевства расположена часть Драконьих гор соединяющие Кощеевы владения и Берихстан, которые и используются для торговли. Там же находится довольно приличная часть королевства, раньше используемая как поля для выращивания различных сельхозкультур, а после Великой войны народов именуемая Опустошенными землями. С севера имеет выход на океан Полуночного света и Ледяные земли, что находятся за ним.

Король — Светозар III Сандорский

Столица — Ладога

[3] Ругательство на старо-чертовом языке. Приблизительное обозначение — бестолочь.

[4] Ругательство на старо-чертовом языке. Приблизительное обозначение — дурачок.

[5] Заорани — вид болотной нежити. Представляет собой драконоподобную нежить высшего порядка, которая обретается в болотной трясине и заманивая путника чарующими звуками. После чего оглушают ревом и затаскивают в свое убежище. Заселяют заорани болото обычно парами и чутко следят, чтобы никто не пересекал границы их владений. Самки заорани не представляют такой опасности, поскольку не обладают чарующим голосом, но они по своей природе более агрессивны и убивают любого кто забредет на их болото, тогда как самцы убивают только для того, чтобы выжить. Различить их довольно легко: самки — темно-зеленого цвета, а самцы насыщенного салатового цвета. Вот уже несколько столетий считается полностью вымершей.

Глава 11. Ну что, все в сборе? А дальше-то что?

Перемещались мы довольно-таки долго и какими-то рваными движениями, как будто моя странная магия не могла решить, где же нас оставить на этот раз. «Высадило» нас снова в лесу, что уже даже не удивляло. Лес был мрачен, угрюм и вовсе не рад нас видеть, впрочем, как и мы его. Но главное, что это был уже абсолютно другой лес и этот казался мне смутно знаком. Было в нем что-то такое узнаваемое, но вот что, мой уставший мозг напрочь отказывался сообщать своей нерадивой хозяйке.

Да, и не так уж это важно, ведь чудика здесь нет, здесь вообще никого нету, что в принципе, учитывая предыдущую встречу с недружелюбно настроенной нежитью даже радовало, в определенной степени, конечно.

Разбивать лагерь мы не стали, не до того было. Думаю, нас всех настолько уже измотала эта «инициация», а тут еще и Абра потеряли, что у нас попросту не было никаких сил, чтобы что-то делать или двигаться. Потому-то мы просто сели, кто на что, и потерянно принялись поглядывать друг на друга. Даже Одетта, которая, казалось бы, всегда знает, что делать и та выглядела растерянно.

Не знаю, сколько времени мы так сидели, может пять минут, а может и несколько часов, но в какой-то момент я впала в состояние полной апатии и безразличия, потому и не замечала ничего вокруг. Как всегда первой опомнилась деятельная блондинка.

— Так, хватит киснуть! — Хлопнув в ладоши, одновременно с этим поднимаясь на ноги, произнесла она. — Нужно что-то решать.

— Что? — Все еще находясь мысленно не с нами, спросила Брина.

— Хоть что-то! — Выкрикнула Одетта, но, так и не довившись никакой реакции от нее, принялась ее тормошить. — Брина, хватит хандрить! Давай, соберись и поднимайся. Лия, тебя это тоже касается.

— Встаю я…встаю. — Пробурчала недовольно я, но тут же поднялась, ведь очень хорошо знаю своих подруг.

— Вот и чудненько. — Немного усмирила свой запал Одетта. — А теперь, когда все пришли в более-менее соображающее состояние, нам нужно решить что делать дальше.

— Ну, судя по твоему поведению, ты уже все придумала.

— О-о-у, Лия, с каких пор ты стала столь наблюдательна? — Не смогла не съехидничать Одетта.

— Жизнь заставила! Особенно как-то в последнее время….

— Только не начинайте снова. — Взмолилась Брина, глядя на нас.

— Расслабься, подруга, это просто стресс. — Успокоила ее Одетта и тут же перешла на более деловитый тон. — А теперь серьезно. Я предлагаю остаться здесь и подождать, вдруг наш зелененький недочеловечек все же сможет каким-то чудом нас найти, мы ведь о нем и его способностях ровным счетом ничего не знаем. Да и найти нас будет в любом случае легче, если мы будем оставаться на одном месте.

— Я полностью согласна с тобой. — Поддержала ее Брина, видимо у нее совершенно не было никакого желание куда-то идти, поэтому она и решила в порядке исключения поддержать Одетту.

— Это все хорошо, но я не могу контролировать эти перемещения. И вы знаете, что мы можем в любую минуту отсюда исчезнуть. — Попыталась достучаться до них я, поскольку мне вот совсем не нравилась идея сидеть на месте, так как меня помимо всего прочего еще и истребитель ищет. А если он и впрямь стоял тогда на той площади, о чем мне и думать страшно, то наше «ожидание» может сыграть ему на руку, ведь с той поры мы надолго нигде не останавливались, что усложняло ему задачу.

— Лия, успокойся и уйми свою панику! Ничего страшно не случилось и не случится. — Призвала меня к порядку подруга, легко угадал, о чем я думала, а может просто подумала о том же. — К тому же мы тут надолго не задержимся, нечего привлекать себе лишнее внимание, просто переночуем, а утром выберем дорогу и пойдем. Хорошо?

— Хорошо.

— Ну, вот и славно. — Довольно проговорила Одетта. — Тогда, пожалуй, начнем.

— Что начнем? — Вклинилась потерянная Брина.

— И вот эта ведьма считает себя умнее нас? — Задала риторический вопрос Одетта поднимая глаза к нему, а затем тяжело вздохнула и, повернувшись к Брине прибавила. — Не отвечай.

— Я и не собиралась. — Буркнула, явно обидевшись, Брина.

— Собиралась. — Сдала ее я.

— Ага. — Поддержала меня Одетта.

— А…я…я… — Не найдя, что ответить Брина как истинная ведьма тут же сменила тему. — Так я так и не поняла, что начнем-то?

— Брина-Брина, вот ты вроде умная такая, но иногда так тупишь, что аж страшно за тебя становится. Как ты вообще живешь-то!?!

— Вот не смешно сейчас. — Буркнула Брина.

— Полностью с тобой согласна, это совсем не смешно. Скажу больше, это очень и очень печально. — С весьма наигранно печальным выражением лица произнесла Одетта.

— Я серьезно! — Воскликнула Брина.

— Так и я тоже. — Возразила ей ведьма, как есть ведьма, причем ехидная и злая.

— Одетта! — Не выдержала я.

— Что?

— Прекрати. — Попросила ее, едва сдерживая смех, ведь это была наша любимая шутка, и, повернувшись к нашей «самой умной» ответила ей. — Брина, она имела в виду, что нужно начинать разбивать лагерь.

— Вот так бы и сказала, зачем издеваться-то!?! — Обиженно возмутилась Брина.

— Я не издевалась! — Попыталась оправдаться наша ехидная блондинка, на что Брина только махнула рукой и пошла на осмотр территории.

— Издевалась. — Тихо шепнула я, все еще стоя рядом с Одеттой и смотря в след ушедшей подруги.

— А-г-а. — Очень довольная собой, протянула Одетта и потопала в другую сторону от той, в которую пошла Брина.

Оставшись одна на поляне, я усмехнулась и…никуда не пошла, ибо нужно же было кому-то сторожить наши сумки, хотя откровенно говоря, мне просто было лень хоть куда-то идти, а по правде, двигаться не хотелось совершенно.

Вернулись подруги довольно быстро, а причиной тому было полное отсутствие следов пребывания здесь хоть каких-нибудь живых существ. Что, если задуматься, то очень даже радовало. Хотя осознание этого факта никак не повлияло на подруг, когда они перед сном навешали на наш лагерь столько всяких охранных заклинаний, что я искренне недоумевала, мы здесь чудика ждем или пытаемся окончательно от него избавиться. Думается мне, что Одетта-то уж точно предпочла бы второй вариант.

Утром проснувшись и, к счастью, не найдя хладный трупик Абра у нашего защитного контура, мы наскоро перекусив, собрали лагерь и пошли на все тот же треклятый север. Шли очень медленно, без энтузиазма, о чем периодически бурчала Одетта. Которая, впрочем, тоже не отличалась особой активностью, она даже уступила место первопроходца Брине, и теперь шла следом за ней, постоянно оборачиваясь и бросая на меня непонятно что выражающие взгляды. Она сегодня с самого момента пробуждения вела себя странно, все время дергалась и оглядывалась, как будто ожидая, что в любой момент на нас нападут. Правда, когда мы наконец-то двинулись в путь, она немного успокоилась. Точнее мне так казалось. Когда же она в очередной раз повернулась, я, не выдержав, остановилась и громко спросила:

— Что???

— Что-что? Ничего. — Буркнула она и, отвернувшись с невозмутимым выражением лица, пошла дальше. Ну, и как это понимать?

Отвечать мне, конечно же, никто не стал, да и не ответила бы она никогда, даже если бы я спросила, зато хоть перестала на меня постоянно коситься. А то я уже начала переживать за нее или за себя…

В целом, наша очередная прогулка по лесу проходила хорошо. Я бы даже сказала так хорошо, что аж противно. Все было тихо, мирно и спокойно. И за это время нам к счастью или сожалению никто не встретился. Хотя где-то в глубине души я все время с надеждой ждала, когда из-за очередного дерева или куста кто-то выскочит и своим появлением разгонит, то тягостное настроение, в котором мы все пребывали. Никто не выскочил, поэтому мы успешно продолжали предаваться унынию.

Ближе к вечеру мы были уставшие физически и морально разбиты тем, что не нашли наше чудо-юдо и не придумали что с этим делать. Потому выйдя к небольшому зданию, огороженному вместо забора защитными заклинаниями, не проявили абсолютно никакого удивления. А посмотреть там было, на что и удивиться так тем более. Ведь заклинания эти были направленные не только на защиту, но и на оповещение заблудившихся о том, что это закрытая территория. Но нам, трем грязным, голодным и вследствие чего злым ведьмам было абсолютно плевать на все их предупреждения. Поэтому мы, с легкостью отмахнувшись от заклинаний, благо теперь со мной были две сильные ведьмы, у которых магия была при себе, пересекли границу и потопали к строению казарменного вида, которое высилось неподалеку. И вот нет, чтобы насторожиться и подумать о том, что может делать это здание посреди леса, и бежать отсюда, куда глаза глядят, мы же шли прямо туда, пока нас не остановил грозный голос и мигом окружившие нас черти в форменной одежде архемов. Нкгар…

— Кто вы такие, ведьмы? И как вы попали на секретный объект? — Секретный объект, да еще и у архемов? Да, они же закопают нас сейчас и прямо здесь без суда и следствия. Ох, Мать Природа, и что же это мне везет-то так в последнее время, прямо как утопленнику, хотя нет, утопленнику везет больше, потому что он раз и все никаких проблем, а мне еще предстоит помучаться.

— Здрасте! Я…эм…как бы…эм…сестра. — Решила сразу же сморозить первую попавшуюся глупость я.

— Чья? — Опешил черт. Ага, не ожидал, да? Я и сама не ожидала от себя такого, но раз уж ляпнула такое, то будем играть до конца, тем более, что братья среди них и вправду имеются, пусть и не родные.

— Эм…ну…эээ… — Начала было я, а потом поддалась вперед и проникновенно спросила. — А вам всех перечислить или одного будет достаточно?

— Их много что ли? — Еще больше удивился черт.

— Из ваших…ммм… — Активно изображая задумчивость и наигранно загибая пальцы, как бы пересчитывая их, ответила я, со вселенской невозмутимостью на лице. — …девять.

— Кхм-кхм, ну, можно и не всех. — Как-то растерянно проговорил черт.

— Хорошо, ну, тогда начнем, пожалуй, с Гордиана ирст Даркмира, потом…

— Стоп! Вы, правда, хотите сказать, что знаете Главу архемов, племянника Повелителя Дархелла?

— Ну-у-у, как бы, да. — Ответила, оглядываясь на собственно жену выше упомянутого черта, но потом резко обернулась, когда услышала хохот окруживших нас чертей.

— Ой, и сказанула…Молодец! — Отсмеявшись, сказал, главный из них, а потом жестко добавил. — В темницу их до выяснения обстоятельств.

— А вот это вы зря… — Как бы невзначай сказала я, потому что даже боюсь представить, что останется от этих самых чертей, когда Гордиан узнает что его ненаглядная женушка сидела в его же темнице.

— Не думаю, ведьмочка. Вы незаконно нарушили границу Дархелла и вторглись на охраняемую территорию, к тому же секретную и закрытую, так, что если я вас сейчас прикажу казнить, мне все равно за это ничего не будет, кем бы вы там ни были. Так что не нужно меня пугать.

— Эх, а ведь я всего лишь хотела вам помочь…

— Нам? Помочь? Не смеши меня, ведьма! Кто бы теперь вам помог? — И снова раздался противный хохот чертей. Ну, я же пыталась, правда? Кто же виноват, что они не захотели слушать. Ну, ничего, мы запомним их молодыми.

К счастью посидеть в темнице нам было не суждено, причем счастливыми от этого были именно черти, которые и собирались нас туда проводить под дружный хохот. А все благодаря материализовавшемуся прямо посреди двора Алэйру ир Халел. Высокому, под два метра роста, мускулистому, темноволосому черту с ярко-алыми рожками и светло-карими глазами, при том, что хвост-то у него черный, очень редкое сочетание, а еще ко всему прочему, и что в данный момент более важное, он является одним из моих названных братьев.

— Амор, что у вас здесь происходит? И почему вы ржете как кони на пастбище? — Скучающим тоном спросил мой «братец», а меня от его вида так и подмывало кинуться к нему на шею и нажаловаться на несправедливость жизни. Но я стою и держу себя в руках, тихо млея от счастья, потому как в том, что теперь нас и накормят, и помоют, и даже спать уложат на теплой и мягкой постельке, у меня не было сомнений.

— Да, вот нам тут три ведьмочки попались. Не пойму, и как только прошли-то защитные заклиная? А в оправдание одна из них заявила, что сестра нашего Главы. — Продолжал веселиться черт, будто и, не замечая, как с лица Алэйра слетела скука, и теперь он выглядел настороженным, но нас разглядеть за широкими спинами стоящих спереди чертей он не мог.

— Что? Где они? И не дай Священная Тьма, вы посадили их в темницу или хоть пальцем к ним прикоснулись, вас Гордиан живьем сожрет. — Зарычал на него Алэйр.

— Но…ведь…так…положено же… — Начал оправдываться Амор, кажется, мигом растеряв все веселье.

— Да плевать я хотел на то, что там тебе положено! Где они? — вскричал Алэйр, напугав при этом не только окружающих нас чертей, но и меня немножко. Поэтому решительно вышла из-за спины стоящего передо мной черта и выдала:

— Братик!!!! Спаситель ты наш!!!! — Радостно закричала я, все-таки повиснув у него на шее. Н-да, самый логичный с точки зрения ведьмы поступок. Удивленные моей выходкой черти сделали несколько шагов назад и даже закашлялись от такого поворота событий, да и сам «братец» от них не отставал.

— Розалия, я тоже очень рад тебя видеть. — Прохрипел средней придушенности черт. — Но не могла бы ты немного ослабить хватку, а то, как бы вас не обвинили еще и в покушении на меня.

— Ой, прости, это я от счастья.

— Я очень на это надеюсь. — Пробурчал наконец-то получивший свободу «братец», и то и дело потирающий свою шею. — Что вы здесь делаете?

— Ну…ммм…мы…как бы…это…гуляем… — Не придумала я ничего лучше, как опять выдать какой-то бред.

— Гуляете? Здесь?

— Ээээ, да. — Пискнула я, и добавила, невинно хлопая глазами. — А что низя, да?

— Что больше негде было прогуляться трем ведьмам, кроме как в Пустынных горах? Да еще и на тренировочной базе архемов?

— Нуууу, не то, чтобы не было…просто мы…это…заблудились. — Начала выкручиваться из сложившей ситуации, видя, что черт совершенно не верит моим «невинным глазам». Правду, судя по обреченному выражению Одетты невинными мои глаза отнюдь не выглядели. Тут уже, увы, ничего не поделаешь.

— Прости, вы что?

— Понимаешь, мы как бы гуляли, гуляли, гуляли и…заблудились немножко. — Протараторила и, не давая ему опомниться, быстро сменила тему. — Так это правда, самая настоящая тренировочная база чертей?

— Заблудились… — Зачем-то повторил черт, задумчиво нас разглядывая. — Да…настоящая…

— Кла-а-а-а-с…. Девочки гуляем! — Воскликнула я и, не давая опомнится чертям, схватила Алэйра за руку и потащила в сторону здания.

«Братец» опомнился только, когда мы попали в здание и сразу, перехватив инициативу, повел нас вглубь здания. Причем он как будто не шел, а летел. Видимо надеялся, что на такой скорости мы не успеем осмотреться, как следует. В общем, очень наивный черт, нам попался. Ведь ведьм тренируют чуть ли не с пеленок, в первую очередь, развивая память. Потому-то один раз увидеть нам хватает для того, чтобы уже никогда не забыть. В прочем я не исключаю возможности, что черт просто спешил от нас избавится, чтобы побыстрее связаться с Гордианом и узнать что теперь с нами делать. Ведь как правильно заметил задержавший нас черт, за проникновение на секретный объект нас по головке никто не погладит. Хранить свои секреты для чертей это приоритетное дело.

Не знаю, сколько мы плутали по коридорам ведомые чертом, но создавалась впечатление, видимо из-за однотипности интерьера, что ходим мы, уже целую вечности, причем кругами. Опять-таки наивный-пренаивный Алэйр…. Да, если мы захотим отсюда сбежать, то нас ничто не остановит. Тем более учитывая то, каким именно способом мы в последнее время путешествуем. Абр же нам доступно объяснил, что для моих способностей вообще нет никаких ограничений. Да, и без этого — мы ведь ведьмы! А уходить через двери это так банально…

К нашему счастью, Алэйр не умел читать мысли, поэтому ничего не подозревая, он спокойной впустил нас в комнату, правда по размерам она больше походила на царские покои, и вежливо попросив немного подождать, скрылся за дверью, предварительно не забыв ее запереть.

Мы переглянулись и впервые с момента потери чудика весело рассмеялись из-за абсурдности происходящего. Правда, надолго нас не хватило, потому что необходимость оценивать ситуацию с детства вбиваемая нам, требовала срочно осмотреться. Чем мы с радостью и занялись.

Комната, в которую нас завел «братец» была проста и скучна. Диван, столик, два кресла, широкое окно и тяжелые шторы черного цвета, вот и все что там было. И хотя все это выглядело, безусловно, очень дорого и шикарно, но в целом просто и неинтересно. Поэтому все, что привлекло наше внимание это три двери разного цвета. Мы заинтересованно переглянулись, безмолвно предлагая друг другу игру в «угадайку». Одетта, как самая деятельная, первая потопала к двери, что находилась слева. Через мгновение мы с Бриной двинулись в другую сторону. Взявшись за ручку двери, я опять оглянулась на своих подруг, которые занимались этим же, и, улыбнувшись друг другу, мы одновременно повернули ручки и смело вошли.

В принципе учитывая шикарность данных покоев, выбор дополнительных комнат был не особо велик: ванная, гардеробная, спальня и значительно реже встречаются личные кабинеты. Мне достался…кабинет. Прямо неземное везение…впрочем, как и всегда.

Пока я осматривала шикарнючий кабинет, хоть и скупо обставленный, что в принципе и понятно, учитывая, что здесь явно никто не задерживается надолго, из других комнат послышались сначала радостное восклицание от Брины, а затем и от Одетты. Им, очевидно, повезло больше. Гонимая любопытством я бросила последний взгляд на комнату и пошла смотреть, что там они нашли.

В общей комнате меня сначала встретила сияющая Одетта, а потом показалась не менее сияющая Брина.

— О-г-р-о-м-н-а-я в-а-н-н-а-я. — Счастливо пропела Брина, глядя на нас. И подумав, и уже нормальным голосом прибавила. — И автономный санузел.

— Ты что уже опробовать успела? — Тут же съехидничала Одетта.

— Тьфу, на тебя. — Беззаботно отмахнулась Брина и сразу же кинулась с вопросом. — А ты что нашла?

— О-г-р-о-м-н-а-я с-п-а-л-ь-н-я. — Передразнивая пропела Одетта и, повернувшись ко мне, нормальным голосом спросила. — А у тебя?

— Кабинет.

— Фу, скучно и прозаично. — Ответила мне Одетта.

— А что, гардеробной нету, что ли? — Вклинилась Брина.

— Ну, больше никаких дверей я не наблюдаю. Значит, нету. — Проговорила блондинка, обращаясь к Брине. — Жалко, конечно, что ее нет, я бы с удовольствием туда позаглядывала.

— Думаю, Гордиан не часто здесь остается надолго, чтобы иметь здесь гардеробную. — Задумчиво ответила на ее слова я.

— А с чего ты взяла, что это его комната?

— Шикарные покои на секретной базе архемов? Ну, я прямо даже не знаю, чьи еще это могут быть покои, если не их Главы. — Ехидно произнесла ей в ответ.

— Очень смешно. — Буркнула Одетта.

— Та не особо. — Ответила ей.

— Вы как всегда. — Буркнула Брина и, схватив свою сумку, добавила. — Я первая в ванную!

— Эй! — Понеслось ей в след наш слаженный с Одеттой возмущенный вопль.

Как только за Бриной закрылась дверь в ванную, мы с Одеттой опять переглянулись и, не сговариваясь, поменялись местами. Я пошла, осматривать спальню, в которой нам навряд-ли удастся поспать, а она кабинет. Правда сначала она подошла к двери, за которой скрылась Брина и, постучав громко крикнула «Брина, только не долго! Ты не одна». Что ответила ей Брина, я не расслышала, но сомневаюсь, что то-то приятное.

Спальня и вправду оказалась огромной и еще более шикарной, чем все остальное. Хотя тут, кроме постели практически ничего и не было. Но громаднейшая постель с балдахином из темно-изумрудного бархата, позолоченные светильники невиданной красоты (я отчего-то даже не сомневаюсь из-под чьих рук вышло это волшебство), тяжелые шторы такого же оттенка, как и балдахин, небольшой столик, два кресла и не малых размеров камин, а также стоящая рядом полка для книг, создавали атмосферу поистине царских покоев. Ну, учитывая, чьим племянником, является Гордиан, то в этом нет ничего удивительного. Задерживаться в спальне я не стала, поскольку уж больно давно мы не спали в столь мягкой постельке. А потому соблазн был очень велик…но нельзя!

Выйдя из спальни, я натолкнулась на Одетту, которая прожигала взглядом закрытую дверь ванной, пока там что-то с громким звоном не упало, и не послышалась не менее громкая ругань Брины. После чего с самым невинным выражением лица подруга повернулась ко мне, но ехидно-радостная улыбка портила всю «невинность» этой картины.

— О, ты уже вышла. Как раз вовремя! — Быстро затараторила Одетта, выпихивая Брину из ванной. Тем самым, не давая ей прийти в себя и разразится еще одним потоком ругани, но уже непосредственно направленной на нее.

Брина злобно фыркнула, но закрытая дверь ванной никак на это не отреагировала, поэтому ей пришлось сдаться. И тут она вспомнила обо мне. Поэтому резко развернувшись на уже открыла рот для того, чтобы заготовленные для блондинки слова вывалить на меня, но:

— У меня магии нет! — Напомнила ей спасительные в данной ситуации слова.

— Тьфу на тебя. — Недовольно буркнула она и скрылась в спальне.

Одетта хоть и возмущалась на Брину из-за ее долгого пребывания в ванной, но и сама, кажется, решила остаться там навечно, что меня, конечно же, не устраивало. И так как у меня магии сейчас не наличествовало, то я решила использовать извечно женский способ, а именно вынос мозга с особой жестокостью. Поэтому каждые десять секунд я громко стучала в дверь и задавала один и тот же вопрос «Ты скоро?». От такой пытки звереют даже самые спокойные люди и нелюди, а учитывая, что наша блондинка и так не особо отличается терпением, то не прошло и минуты, как Одетта освободила для меня ванную. Проходя мимо, она пыталась испепелить меня взглядом, но единственное слово, произнесенное ею в мою сторону, было «Изверг!». В чем-то я была с ней согласна, но отчаянные времена, требуют отчаянных мер.

Итак, ванная. Ванная была вполне в духе остальных комнат, то есть выглядела просто и роскошно. Не знаю, случайно так получилось или так оно и задумывалось, но вся комната выглядела как мраморная пещера. Потому что пол, стены, потолок, да и вся остальная мебель была вырезанная из темно-синего мрамора. Выглядело это все несколько необычно и в то же время потрясающе (в хорошем смысле этого слова!). Мебели, правда, здесь было еще меньше чем где либо. Точнее все что было, так это универсальная ванна-душ, отгороженная туалетная кабинка, полочка возле ванной для всяких мыльных мелочей и большой комод для полотенец, вот собственно и все. Но все равно — красотища-а-а!

Налюбовавшись и помывшись, я наскоро постирала одежду, которую чуть позже высушила Брина потоком воздуха. Причем одежду Одетты она мстительно «слегка» пересушила, из-за чего она теперь стала несколько меньше и некоторые части тела подруги, обладающей довольно приличными формами, откровенно выпирали. После того, как вдоволь насмеялись и надурачились, мы принялись поглощать еду принесенную заботливыми чертями, которые теперь подобострастно улыбались и непрерывно кланялись Одетте. Блондинка показательно корчила несчастную и замученную несправедливостью жизни ведьму в целом, и некоторыми чертями в частности, и от чего бедные черти бледнели еще сильнее и кланялись еще ниже. Видимо «братец» провел просветительную беседу на тему «личностей случайно забредших к ним в гости ведьм». Причем подозреваю, что и обо мне было сказано не мало «приятных» слов, поскольку рядом со мной они вели себя еще странней. Нет, никто мне не кланялся, конечно, но постоянно следили настороженными взглядами за любым моим движением или даже вздохом. И при любом моем резком движении они тут же чуть ли не боевую стойку принимали, чем мы с Одеттой не преминули воспользоваться, чтобы развлечься. На что Брина, как всегда, только укоризненно покачала головой.

Поиздеваться над беднягами дольше нам не дали, так как в скорее должен был вернуться Алэйр, о чем нам сообщил молодой черт из-за полуоткрытой двери. А к моменту его прихода мы должны быть в полной боевой готовности для того, чтобы сбежать при первой же возможности, потому как потерянный нами чудо-юдо мог влипнуть в неприятности похлеще, чем наши. Хотя…мне как-то сложно представить неприятности страшнее злого Гордиана, который я уверенна в скором времени заявится сюда.

— Вы уже поели? Это очень хорошо. — Обвел нас глазами только что зашедший черт (правильно говорят «не поминай черта, а то нагрянет») и, повернувшись к Одетте «обрадовал» ее. — Я уже связался с дворцом, и Гордиану передадут новости о том, что вы здесь, так что он скоро прибудет.

— А нам вообще-то некогда здесь рассиживаться. Мы очень спешим. — Сказала она, резко вскакивая с места и подхватывая свою сумку.

— И куда же позвольте спросить вы спешите, если Розалия совсем недавно говорила, что вы просто гуляли? — А ничего так «братец», сообразительный. Хотя и кажется наивным на первый взгляд. Ну, принципе других в архемы и не берут.

— Так мы гулять и спешим! — Тут же нашлась, что ответить Одетта.

— Но Гордиан…

— Ой, девочки быстрее, мы очень-очень опаздываем. Все пока-пока, поцелуй от меня Гордианчика. — Тараторила подруга, утаскивая за руки нас с Бриной подальше от столь гостеприимного дома.

— Ага, пока Алэйр, спасибо за все. И прости. — Искренне улыбнулась я растерянному чертяке, пока еще не понимающему, что три ведьмы, которых Гордиан я уверенна, ну ОЧЕНЬ ищет, вот-вот упорхнут прямо у него из-под носа. Ой, только бы чертяка не пришиб его за это, а то будет у меня на одного брата меньше, а я ведь уже привыкла к такому количеству родственников.

— За что? — Донесся до нас заданный оторопевшим чертом вопрос, который так и остался без ответа по причине того, что мы, выйдя в коридор сразу же, в очередной раз перенеслись с моей, так сказать, помощью.

* * *

Неожиданностью оказалось то, что вопреки обычаю оказались мы на…болоте. Которое было нам ну очень хорошо знакомо. Ведь это было то самое болото, откуда Одетта, после нашей совместной с мавками гулянки, забрала к себе домой Лилжика.

Мы все обрадовались тому, что наконец-то можем точно определить, куда нас занесло. Но вот после того, как первая волна радости схлынула, мне показалось, что тут что-то не так. Меня прямо-таки накрыло неопределенное чувство тревоги и неправильности происходящего. А затем я поняла. Мы ведь еще ни разу не появлялись в столь известных нам местах. Точнее мы вообще перемещались только по незнакомым и чаще нежилым местам. И это было странно и пугающе. Повернувшись к подругам, чтобы поделится своими мыслями, я натолкнулась на столь хмурую, как и я, Одетту и все еще беззаботно улыбающуюся Брину, улыбка которой глядя на нас постепенно гасла.

— Это не хорошо, да? — Неуверенно прошептала она.

— Да леший его знает. — Тоже шепотом беззлобно ответила хмурая Одетта.

— Не-а, даже я не знаю. — Рядом со мной раздался скрипучий старческий голос, заставивший нас всех подскочить.

Когда же мы повернулись в ту сторону, откуда слышался голос, то увидели…. Да, это был самый, что ни на есть настоящий леший. Но совершенно незнакомый, что было еще странней. Так как лешего, который был закреплен за этим лесом, мы знаем хорошо, а он нас уж точно никогда не забудет, поскольку в рамках «налаживания взаимоотношений» с мавками мы расширили их болото за счет его леса. Ох, какой тогда скандал он нам устроил. Даже угрожал расправой, если мы еще раз появимся рядом с его территорией.

Я снова повернулась к Одетте и увидела в ее глазах тот же немой вопрос и недоумение. Ведь лешего закрепляли за одной территорией на пожизненный срок, но здесь сейчас другой, а это значит…

— Не подскажите-ли вы нам любезный, что стало с вашим предшественником? — Прямо спросила Одетта.

— Отчего же не… — Начал было отвечать старичок, но его нагло перебил голос, который мы тут ну никак не ожидали услышать.

— Он пропал. — Непривычно серьезно сказал Лукьян Крест, высокий сероглазый красавец-брюнет и по совместительству наш лучший друг, товарищ и напарник по всем каверзам и приключениям.

— Горелая кочерыжка тебе в корень, что ты тут делаешь? — От неожиданности я выдала давно забытое ругательство моей бабули.

— Мы мавкам помогаем. — Ответил за него его брат-близнец Панфил, появившийся из чащи по другую сторону от лешего. — А вы?

— Кстати, да. Что вы здесь делаете? Вас же все ищут. — Опять заговорил Ян.

— Кто все? — Спросили мы с подругами одновременно.

— Ну-у-у, ведьмы, черти, и я даже слышал, что и истребители вроде тоже ищут. — Поспешил нас «успокоить» Фил, а у меня при слове «истребители» аж коленки затряслись.

— Так, а ну-ка признавайтесь, во что вы там вляпались, еще и без нас! — Конец предложение Ян произнес как-то возмущенно-обиженно.

— Ох, если бы вы только знали… — Грустно ответила я, а девочки согласно закивали.

— Вот я и хочу знать! — Снова возмутился Ян.

— Не сейчас и не здесь. — Мигом остудила его пыл Одетта.

— Хорошо. — Буркнули они слаженно, и Фил прибавил. — Пойдемте. У нас чуть дальше лагерь разбит.

— Вот и чудненько. — Облегченно ответила Одетта, радуясь, что допрос немного откладывается и первая пошла вслед за близнецами.

По пути она опять бросала непонятные взгляды на меня, то и дело, оборачиваясь ко мне. Да, что же это такое!?! Но в этот раз не только я заметила странности в поведении подруги, но и наш сверх наблюдательный Фил тоже, потому он резко остановился и прямо спросил:

— А что у вас происходит?

— Ничего. — Недовольно буркнула Одетта из-за того что уже второй раз за день ее ловят с поличным, и с гордо поднятой головой прошла мимо него.

Фил остался стоять и с немым вопросом во взгляде смотрел на меня. Увы, ответа для него у меня не было, потому-то я просто неопределенно пожала плечами и пошла дальше. А за моей спиной раздался тихий голос Брины:

— Сама ничего не понимаю.

Вот так весело мы и шли нестройной шеренгой. Шли мы, правда, не очень долго, не больше пяти минут по хорошо утоптанной тропинке, видимо ребята уже здесь давно. Мои подозрения подтвердились, когда мы пришли к лагерю, поскольку тут сразу было видно, что лагерь здесь разбит довольно давно. Нет, здесь не было горы мусора (наши близнецы вообще были на редкость чистоплотными ребятами) указывающей на это, но вот в остальном…. Ведь когда разбиваешь лагерь на один-два дня, то делаешь это на скорую руку, прекрасно понимая, что не сегодня-завтра это все придется собирать обратно. Но вот когда ты знаешь, что тебе придется неделю, а то и месяц проживать здесь, то ты уже начинаешь беспокоиться о небольшом комфорте. Например, добротно установленные палатки с нарисованными защитными знаками по всему периметру, чтобы они не промокали и ветром не сносило; вырытая добротная яма для костра и еще одна в стороне для мусора; собранные и аккуратно сложенные дрова, чем-то непонятным (видимо очередное изобретение кого-то из братьев) накрытые для защиты от дождя снега, хотя зима в этом году и опаздывает, но сырости на болотах всегда хватает.

Как только мы все оказались в их лагере братья тут же развили очень бурную деятельность, потому что они еще не знали, что мы только что очень плотно поели у чертей. Хотя от мятного чая, сваренного Яном на огне, я ни за чтобы не отказалась, как впрочем, и мои подруги, чем и не применили воспользоваться эти прохвосты. Поэтому уже через несколько минут мы уже все сидели вокруг костра и довольно грели руки.

Немного придя в себя после такой, в прямом смысле, потрясающей встречи (а может это мне чай помог), я задала вопрос, который, как природная ведьма, должна была задать сразу же:

— Ян, ты сказал, что предыдущий леший пропал. Что ты имел в виду?

— То и имел. Просто пропал и все. Мавки сразу как это поняли, тут же вызвали нас, как единственных кому они доверяют.

— Угу, только они сначала хотели тебя, Лия, найти, но сказали, что-то типа «она временно недоступна», как и твои подружки, что бы это не значило. — Продолжил за брата Фил.

— А как они узнали, что он пропал? — Задала правильный вопрос Одетта, на что близнецы вместо ответа переглянулись и расхохотались.

— Просто у них тут слет был, а леший должен был обеспечить их «горючими материалами». — Отсмеявшись ответил Фил и мы тоже захихикали, представляя что было после того как нечисть собралась, а выпить-то нечего.

— Так может это они его того? — Предположила блондинка.

— Не-а, они его так и не нашли.

— А может и нашли…. — Пробормотала задумчиво я и прибавила. — Потому-то и не хотят сознаваться.

— Вы им не верите? Мавки вообще-то считают вас своими друзьями. — Как бы, между прочим, вставил Фил.

— Фил, это же нечисть! — Попыталась вразумить его Одетта.

— И что? — Никак не хотел сдаваться наш друг.

— И ничего! — Воскликнула недовольно подруга. — Ладно, мы поможем вам разобраться, если… — Она бросила быстрый взгляд на меня. — …ничего не поменяет наши планы.

— Кстати, о планах. — Вдруг чрезмерно довольным голосом заговорил Ян. — А, правда, что ты Лия замуж выходишь?

— Нет. — Недовольно и оттого излишне поспешно ответила я.

— А среди нашей братии ходят слухи, что тебя собираются замуж выдать, потому-то ты и сбежала, а твои подружки якобы тебе помогают в этом.

— Чушь! — Опять одновременно ответили мы с подругами, что даже мне показалась подозрительным.

— Все с вами ясно. — Довольно улыбаясь, ответил Ян. — Но вы же знаете, что мы с Филом всегда на вашей стороне. Так что, если что, то мы…

— Спасибо. — Немного смущенно пробормотала я, хотя совершенно не хотела бы ввязывать во все это еще и их. Но вот видимо снова дает о себе знать «яговская интуиция», ибо чувствую я, что мы тут не случайно встретились.

На некоторое время мы все замолчали, просто наслаждая вкусом чая и теплом костра, а потом парни не выдержали и начали травить байки, пытаясь хоть как-то нас развеселить. Поначалу веселью мы поддавались неохотно, но через какое-то время уже беззаботно хохотали и вспоминали различные истории, в которые попадали всей честной компанией, и особенно тех, кому не повезло в это время оказаться рядом с нами. И именно в этот момент, кажется, впервые за последние месяц-два я почувствовала спокойствие и такую легкость на душе. Впрочем это длилось недолго, ровно до того момента как я не осознала что таки и вправду не знаю сколько времени я провела в этой инициации. О, Мать Природа…. Сколько времени уже прошло? Месяц? Два? Три? Я тут все удивляюсь, что зима в этом году такая поздняя, ни снега тебе, ни даже морозов. Так может пока мы перепрыгивали с одного не пойми где находящегося места на другое, у нас дома уже наступила весна?

— Эм-м, ребята? — Неуверенно позвала я, разрушая вновь наступившую волшебную тишину.

— Да? — Тут же посмотрел на меня Ян.

— Вы ничего такого не подумайте, но какое сейчас время года? — Как можно спокойнее спросила я и на меня удивленно покосились все мои друзья. Даже подруги, которые уже неопределенное время «гуляют» со мной и те, кажется, впервые об этом задумались. Может это тоже магия какая-то? Ай, кто же разберет-то!

— Конец зимы. — Осторожно и тихо ответил мне Фил. От чего мы с подругами впали в шок, я даже закашлялась. А потом, видя наши оторопевшие лица прибавил. — А если точнее, то сейчас идет последняя неделя зимы.

— Зимы??? — Не своим голосом закричала Одетта, выйдя наконец-то из ступора. А затем совсем убитым голосом простонала: — Он меня убьет.

— Думается мне, что начнет он с меня. — В тон ей ответила я, за что удостоилась трех ничего непонимающих взглядов от близнецов и Брины, и одного очень задумчивого от Одетты.

— Да, он определенно начнет с тебя. — Через некоторое время «обнадежила» меня подруга.

— Та-а-ак, девчушечки, колитесь, что у вас происходит? — Спросил Фил.

— А что происходит? — Невинно хлопая ресницами, как мавка на допросе, спросила Одетта.

— Что происходит!?! Ну-у-у, даже не знаю…. Может то происходит, что вот уже несколько месяцев как вас ищут все кому не лень, и даже те, кому лень, ибо обещали за живых вас довольно приличную суму. Причем за Лию вообще немыслимое богатство обещал лично царюшка Харитон. — Не сдержался Ян, мне после этих слов совсем поплохело. — А еще среди наших началось не пойми что, поскольку все уверенны, что Лия собралась замуж за какого-то истребителя. Как такое вообще возможно придумать такой бред? — Все больше и больше выходил из себя наш друг. Ну, вот не любит он, когда чего-то не знает или не понимает. Его это просто бесит. — А еще происходит то, что вы сидите тут уставшие, измученные, потерянные и Лия задает очень странные вопросы, явно даже не зная какой сейчас день!

— Уф, как тебя понесло. — Ошарашенно прошептала я.

— Лия! — Вдруг повернулся он ко мне и попытался достучаться до моей совести. — Мы уже давно поняли, что вы влипли и на этот раз конкретно, но никак не могу понять, почему вы не рассказали нам. Мы ведь друзья! Мы бы в любом случае помогли вам! Или нам вы уже не доверяете?

— Доверяем. Просто… — Начала, было я, но оборвала себя не зная как все это объяснить и рассказать, особенно учитывая что я не очень хотела и х сюда впутывать. Но видимо придется, ибо эти так просто не отстанут.

— Просто, что? — Поддержал брата Фил, хотя он и был намного спокойней, чем Ян, но сейчас явно едва сдерживался, чтобы тоже не наорать на нас.

— Это сложно объяснить.

— А ты попробуй. Мы не тупые. — Зло буркнул очень обиженный Ян и Фил кивнул, как бы подтверждая слова брата.

Ну, я и попробовала. Точнее не попробовала, а рассказала все с самого начала. И про разговор с бабулей из-за которого моя жизнь превратилась в ад, и про инициацию (все как и говорил чертяка, ничего лишнего про инициацию я сказать так и не смогла просто открывала рот…и ничего не произносила), и про ненавистного истребителя, и про встречу с подругами, и про Абра которого мы сначала встретили, а теперь потеряли неизвестно где, ну и конечно, о том, как мы оказались здесь. Подруги тоже слушали меня внимательно и иногда поправляли или добавляли что-то от себя. Рассказ мой занял не так уж и много времени, наверное, не больше пятнадцати минут. И это казалось таким странным, ведь прошло почти четыре месяца с того момента как я вышла из дома и со мной столько всего случилось. Со всеми нами. А когда рассказывала, было такое ощущение, что просто книжку, прочитанную накануне пересказываю, будто не со мной все это было. Так странно.

— М-да, неожиданно. — Оторопело проговорил Ян, после того как я закончила свой рассказ.

— Уж да уж. — Поддержал брата Фил.

— Я предупреждала, что все не так просто.

— Это точно. — Все еще переваривая, информация тихо произнес Ян. — И что вы собираетесь дальше делать?

— Да, собственно ничего. Сидим и ждем очередного переноса. — Ответила за меня Одетта.

— А мы?

— Что вы? — Не поняла вопроса подруга.

— Мы теперь с вами перенесемся или как? — Задал, наверное, самый животрепещущий вопрос Фил, потому как изначально подруги тоже не входили в состав «гастролирующей» группы, и Абр тоже. Но вот после того как мы встретились и они узнали про мою инициацию….

— Да, леший его знает! — Неопределенно пожав плечами, заявила Одетта.

— Не-а, даже я не знаю. — Совсем рядом с ней раздался безмятежный голос того самого лешего, которого мы встретили ранее.

— Да, чтоб тебя…. Нельзя же так подкрадывается. — Возмущенно выкрикнула Одетта, снова подпрыгнув от неожиданности.

— Я не подкрадывался. Я туточки с самого начала стоял. — Спокойно ответил этот странный даже для их братии леший и, пожав плечами, как до этого сделала подруга, потопал в лес.

— Колокольчик бы тебе на шею! — Громко крикнула ему вслед Одетта и продолжала. — Причем желательно церковный, чтобы вся округа тебя слышала! — И уже едва слышно прошипела. — Не подкрадывался он…

Мы все благоразумно молчали, прекрасно зная характер нашей блондинки и особенно то, как она любит срывать злость на первом попавшемся объекте. Этим самым объектом становиться никто из нас не хотел, поэтому мы просто молча переглядывались и старались не привлекать ее внимание. Но как ни странно «буря» миновала почти сразу, и даже никого не покалечив.

— Знаете, я тут только что вспомнила, что чудищ… — Задумчиво и вполне себе спокойно проговорила она.

— Одетта! — Наш с Бриной слаженный возмущенный вопль.

— …говорил, что мы должны по дороге кого-то забрать. — Совершенно не обращая на нас внимания, продолжила она, спрашивая уже у братьев. — Может он имел в виду вас?

— Ты хочешь сказать, что нам лучше собрать сумки на всякий случай? — Встрепенулся Фил.

— Я ничего не хочу. Я просто отвечаю на твой вопрос. — Несколько отрешенно проговорила Одетта, а потом неуверенно прибавила: — Точнее, думаю, что отвечаю на твой вопрос, потому что я не уверенна.

— Время покажет. — Уверенно произнесла я.

— Время покажет… — Все еще задумчиво согласилась со мной подруга.

И время показало. Даже ждать пришлось недолго. Потому как приблизительно через полчаса после того, как мы улеглись немного отдохнуть, я опять почувствовала уже ставшие обыденными признаки переноса и, позвав друзей, стала ждать. Перенеслись мы, как ни странно не очень далеко, а точнее на то самое место, где и встретились с лешим и близнецами. Причем перенеслись всей компанией и с вещами. Братья все-таки прислушались к Одетте и собрали сумки, поэтому мы все были полностью готовы к дальнейшему путешествию.

— М-да… — Удивился Фил.

— Я ожидал несколько большего. — Буркнул недовольный Ян, потому что хоть расстояние и было небольшим, но всю полноту ощущений при первичном переносе они все равно испытали на себе. Правда, на ногах они устояли, хотя слегка позеленевшие лица, свидетельствовали о том, как трудно им это далось.

— Странно, это очень-очень странно…. — Все еще пребывая в задумчивом состоянии, пробормотала Одетта. О чем интересно она так усиленно думает? Потому как лично мне было уже не странно, мне было банально страшно.

— Может это намек? — Тихо предположила я.

— На что? — Тут же заинтересовалась мною подруга.

— Ну-у-у, на то, что мы сначала должны как-то помочь мавкам перед тем, как пойдем дальше?

— Может и так. — Ответила Одетта и, повернувшись к болоту громко спросила. — Ну, и где эти вертихвостки костлявые болтаются?

— Вертихвостки? — Первый голос.

— Костлявые??? — А это уже с другой стороны от первой и более писклявым голосом.

— Это она нас вертихвостками назвала? — Возмутилась третья.

— Еще и костлявыми. — Добавила четвертая.

— Ведьма, что с нее взять. — Припечатала пятая и тут мавкам надоело прятаться и издеваться, потому они, радостно улыбаясь, показались над водой.

— Д-е-в-о-ч-к-и! — Хором завопили они.

— Да, да, мы тоже очень рады вас видеть. — Буркнула Одетта, демонстративно потирая уши.

Я не потирала, но и у меня было ощущение, что из-за такой звуковой волны мой слух уже никогда не вернется полностью, что впрочем, не помешало мне радостно улыбнуться мавкам. Может они и странные, может они и нечисть, но искренне радуются нам аки родным, а это все равно приятно.

— А вы пришли, чтобы нам помочь? — С надеждой спросила самая младшая из них.

— Ну, конечно. Мы же спасательный отряд для всей нечисти попавшей в беду. — Пробурчала недовольная Одетта.

— Здорово. — С нескрываемым обожанием в голосе произнесла все та же мавка, то ли не заметив, то ли сделав вид, что не заметила иронию в словах Одетты.

— А зачем вам вообще старый леший, если вам уже нового назначили? — Задала интересный вопрос подруга.

— Так тот уже свой, родненький, а этот мало того, что временный, так еще и странненький какой-то. — Понизив голос до шепота, призналась нам старшая мавка Марфа, с которой в прошлый раз мы подружились.

— Сложно спорить. — Пробормотала Одетта, видимо все еще злясь на поведения лешего.

— Ладно, мавочки, рассказывайте все и по порядку. — Вежливо попросила Брина, усаживаясь на свою походную сумку верхом.

Ну, мавки и рассказали. Все. Причем к нашему общему недовольству (помимо Брины, конечно), рассказывали они действительно абсолютно все. Сплетни, слухи, новости и т. д. и т. п. В какой-то момент я уже было думала, что сорвусь и придушу мавок во главе с Бриной, ибо целый час выслушивать их писклявые голосочки наперебой рассказывающие кто с кем женился/полюбился/разбежался/разругался и т. д., было просто выше моих сил.

— Знаете, а у меня почему-то такое ощущение, что леший попросту сбежал от них в отпуск на недельку-другую. — Шепотом произнесла Одетта. — А может и на месяц. — Смотря на это безобразие, ехидно прибавила она. — А может и на пару лет. — Уже едва слышно прошептала мне на ухо.

— Я бы не удивилась. — Ответила ей я. Парни только хмыкнули, как бы подтверждая, что и они думают также.

Еще немного понаблюдав эту картину под названием «дорвались» я решительно поднялась и, схватив свою сумку, пересела как можно дальше от «веселой компании», но не настолько, чтобы потерять их из виду. Немного подумав, друзья последовали моему примеру. Ну, все кроме Брины, конечно, думается мне, что она даже не заметила нашего маневра.

— Что делать будем? — Негромко задала вполне резонный вопрос Одетта.

— Лично я не уверенна, что вообще нужно что-то делать. — Спокойно ответила ей, не отвлекаясь от активно жестикулирующих мавок, которые что-то доказывали Брине. Ибо с момента как Ян нам сообщил о пропаже лешего, я очень активно обдумывала всю сложившуюся ситуацию и пришла к определенным выводам.

— Почему это? — Недоуменно спросил Ян, а в глазах Одетты и Фила отразился точно такой же вопрос.

— Ну, сами посудите: убить лешего в его же лесу — невозможно, также как и насильно его оттуда вывести. Он может выйти из леса только сам и только ненадолго. А главное, кому? Вот кому может прийти в голову избавляться от лешего? Они же вне своего леса абсолютно ни на что не способны. Та даже в своем лесу они не то, чтобы всесильны. Да, и вообще, лешие — существа практически безвредные и не несущие никакой магической ценности кроме собственно лесу, к которому его прикрепляют. Поэтому думается мне, что Одетта была полностью права, шутя на счет импровизированного отпуска.

— Вообще, звучит логично. — Хмурясь, пробормотала Одетта, явно обдумывая все мною сказано.

Сидящие сбоку от нас близнецы тоже хмурились, но явно по другой причине. Поскольку мавки своей истерикой заставили парней зимой жить в палатке, и пусть они довольно сильны магически, а потому смогли создать себе все условия для комфортного проживания, но это никак не сравнится с родовым поместьем, где у них у каждого своя лаборатория. А ведь им еще и пришлось свои эксперименты на время забросить…. М-да, кажется, сейчас количество мавок в этом болоте значительно уменьшится. Хотя вполне может быть, что и на одно болото в нашем мире станет меньше.

И может быть так бы оно и случилось, но сегодня удача была явно на стороне мавок, потому что, как только братья поднялись, чтобы подойти к мавкам и разобраться, я почувствовала привычные симптомы переноса. И мы всей толпой, к счастью мавки остались дома, опять отправились на поиски приключений.

Глава 12. Песнь о неприятностях и угрозах жизни

После очередного переноса мы оказались просто посреди улицы незнакомого мне города, что само по себе говорило о многом. Нет, я, конечно же, не ходячая энциклопедия, хотя именно ее и лепила из меня бабуля, но все равно за свои сорок пять с лишним лет многое успела узнать и повидать. И мне никогда не встречалось ничего подобного, причем даже в описании. Мостовые здесь были чистые, ухоженные и мощенные странным (не известным мне!?!) темно-зеленым камнем. Дома же были абсолютно, прямо до жути, одинаковыми. Все со свето-бежевыми стенами и черно-коричневыми крышами округлой формы. Причем улицы эти тянулись в разные стороны, мы же на поверку оказались в центре развилки, и помимо того, что они не отличались внешне, они еще и не имели никаких опознавательных знаков. Ну, и куда нас занесло-то?

— Ну, и куда нас опять занесло? — Вторя моим мыслям, спросила Одетта.

— Да, леший его знает! — Ответила, оглядываясь вокруг Брина, и тут же послышался скрип зубов от братьев.

— Брина, вот леший-то как раз это знает. — Проговорила задумчиво я.

— Даже и не думайте! — Выкрикнула вдруг Одетта, видимо у нее все-таки сдали нервы.

— О чем? — Опешила я, потому что именно в этот момент вообще ни о чем не думала.

— Я не буду снова бегать по лесу, тем более в поисках лешего. — Твердо заявила она нам свой «интересный» вывод, а близнецы согласно закивали. Хотя, чудится мне, что они бы с большим удовольствием нашли одного конкретного лешего, чисто порядку ради. — В прошлый раз, когда мы оказались в лесу, то потеряли чудо-юдо и случайно нашли секретную базу чертей, а в этот раз мы потеряли себя и я даже боюсь себе представить, что мы можем найти.

— Ну, не все так плохо. — Попыталась приободрить ее Брина.

— Не все так плохо? Брина, очнись, когда Горди нас найдет, и заметьте в том, что он нас найдет, я даже не сомневаюсь, то вы спокойно пойдете домой, а меня ждет грандиозная головомойка. И это в лучшем случае! — Набросилась на нее Одетта. — А в худшем он меня просто бросит и все!

— Но ведь мы нашли Яна и Фила.

— Да, мы пока только проблемы на мою задницу нашли! — Выкрикнула Одетта.

— О-о-о, а вот с этого места поподробнее, пожалуйста. — Решил встрять Панфил.

— Заткнись, Фил.

— Одетта, остынь! — Вмешалась я, пытаясь предотвратить скандал, который реально вырос на ровном месте и просто из-за того, что Одетта устала и ей нужно было на кого-то сорваться.

— Лия, и ты туда же? Ты же не хуже меня, а то и лучше, знаешь чертей, так как ты можешь говорить мне, остыть?

— Знаю, а потом и говорю — остынь. Если уж черт назвал что-то или тем более кого-то своим, то он это уже никогда не отпустит. Так, что расслабься. Ну, покричит немного, может позлиться и простит. Куда он от тебя денется-то, раз любит?

— Я надеюсь, что любит….

— Любит, конечно. — Ответила в тон ей я, и еле слышно добавила. — И я надеюсь, что очень и очень сильно…

— Да, любит, конечно. Как он может тебя не любить, вы же женаты!?! — Воскликнула наша чрезмерно романтичная Брина, а мы же дружно тяжело вздохнули.

Еще немного потоптавшись на месте, мы решили на свой страх и риск выбрать одну из улиц и пойти искать жителей городка, в надежде узнать, куда нас занесло и как отсюда выбраться. Через полчаса меня начали терзать подозрения, что мы ходим по кругу, а через час я в этом была полностью уверена. Поэтому изобретательная блондинка предложила ставить небольшие магические метки на дома. И еще через полчаса мы убедились в правильности наших выводов.

Наконец-то методом проб и ошибок мы определили нужную дорогу, а точнее она, по сути, осталась единственная нами нехоженая, мы с все возрастающим отчаяньем пошли по ней. Шли не более получаса, когда на горизонте, спасая нас от истерики, показалось первое живое создание с момента нашего прибытия сюда.

— Да чтоб тебя….. — Вдруг выругалась Одетта и резко остановилась.

— Что случилось? — Встрепенулась я.

— Вон там стоит Кир! — Выпалила подруга, кивком головы указывая на стоящего посреди улицы мужчину.

— Какой Кир? — Недоуменно пробормотала я, а затем осененная догадкой прибавила: — Постой! Тот самый Кир, который…

— НЕТ, Лилжик тебя задери! Ты еще какого-то Кира знаешь? — Снова вспылила подруга.

— Да, я и этого-то не знаю! — Флегматично ответила ей.

— Поверь, тебе же лучше. — Все еще пребывая в состоянии истерики, произнесла подруга.

— Я и не спорю…. Ой, смотри, кажется, он тебя заметил! — Проговорила, совсем не ехидная, я. — Помаши ему ручкой.

— А ножкой ему в челюсть не помахать? — Воскликнула возмущенно Одетта.

— С этим я могу помочь! — Вступила, наконец-то, в наш диалог Брина.

— Так это и я смогу. Конечно, если меня достаточно мотивировать. А меня мотивирует сам факт его присутствия здесь… — Задумчиво произнесла Одетта.

— Ну, это да. Ты у нас такая! — Согласилась с ней Брина.

— Вы такие кровожадные ведьмы! — Восхитилась я и добила их. — Кстати, а вы в курсе, что у эльфов, коим является твой драгоценнейший Кир, отменный слух?

Смотреть на то, как сразу после моих слов изменяется цвет лиц моих подруг с обычного немного бледноватого на бордово-красный, было непередаваемым удовольствием. Но еще больше меня поразил эльф, морда он такая холенная, который на мои слова ответил обворожительной улыбкой. При этом он ни на мгновение не сводил с Одетты взгляда своих невероятно прекрасных бирюзовых глаз. Эх, вот посмотришь на такое совершенство и сразу начинаешь чувствовать себя ничтожеством. Хотя, если сравнивать его с чертякой, то проигрывает…ох, проигрывает…бедный и несчастный…эльф. Потому как, хоть и ростом и фигурой эльф не обделен, но уж слишком смазливо смотрится все эта красота. Прямо как-то даже нереально смотрится. А вот чертяка наш хорош во всем.

Я повернулась к подруге, чтобы посмотреть ее реакцию на эльфа, ведь у них все-таки был бурный роман. И хотя именно она его бросила, но у нее же могли остаться какие-то чувства, правда? Вот смотрю я на нее и понимаю, что в ее голове тоже происходит сравнение эльфа с чертякой. И судя по кислому выражению лица, с которым она на него смотрит, сразу становится понятно, что эльф явно в пролете. Снова поворачиваюсь к эльфу, чтобы увидеть, что он даже не заметил реакции подруги на их встречу, а может просто не захотел замечать…. Ведь все знают, что большинство представителей этой расы самовлюбленные и напыщенные эгоисты. А учитывая то, что конкретно этот представитель расы эльфов далеко не так прост, как кажется, то тут вообще не о чем говорить.

Вот только интересно, сама Одетта знает, что встречалась не абы с кем, а с наследным принцем восточного царства Эиренеи[1]? Хотя о чем это я? Даже я бы никогда не подумала, что он принц, если бы, благодаря бабуле, не знала этого наверняка.

— Одетта, муза души моей, какими судьбами? — Радостно улыбаясь, спросил Кир, а точнее Кириэн оун Лэст…рио…вот леший меня напои, я опять забыла эту мозгодробительную фамилию.

— И тебе не хворать, Кир. — Буркнула Одетта в ответ. — Мы здесь проездом. А ты здесь, какого лешего ошиваешься?

— Ну, а я здесь живу. Это ведь мой родной город. — С непередаваемой гордостью сказал эльф. И на фоне этих слов послышался полный отчаяния стон.

— Одетта…

— Погодь! — Перебила его подруга и, повернувшись ко мне, с беспокойством в голосе спросила. — Лия, что?

— Кажется, я знаю, где мы! — Ответила я полным глухой безнадежности голосом.

— И где?

— Оу, мы в одном из самых уникальных и совершенно необыкновенных мест… — Мило улыбаясь, проговорила я и скороговоркой добавила:-…которое, кстати, совершенно случайно является абсолютно закрытым от посещений, причем для представителей всех рас. И, между прочим, незаконное пересечение границы карается всего на всего — смертью. — Как бы между прочим проворковала я. — А называется это «гостеприимное» местечка — царство Эиренея!

— Да чтоб тебя… — Снова выругалась Одетта, от чего нежные уши эльфа не выдержали и покраснели.

— Вам не о чем волноваться, вы ведь теперь мои почетные гости. — Встрял в нашу беседу неугомонный эльф. — И мы будем рады, если вы все останетесь на празднование.

— На празднование чего? — Задала интересующий нас всех вопрос.

— Как это чего? На празднование нашей с Одеттой свадьбы! — Радостно оповестил нас будущий труп эльфийского принца.

— Прости, что? — Опешила Одетта, а я же всеми силами пыталась не рассмеяться прямо в лицо эльфа. Но видимо плохо получалось, потому, что Одетта вдруг еле слышно прошипела: — Лия, вот вообще не смешно сейчас!

— Да-да, тебе не послышалось, я сказал, что мы будем праздновать нашу свадьбу. — Продолжал ничего не замечающий лже-менестрель. — Я тогда тебя отпустил с одним условием. Если я правильно помню, а иначе и не может быть, то условием было, что когда ты сама придешь ко мне, то в тот же день мы поженимся. И вот ты здесь!

Закончил свою речь на столь радостной ноте этот самовлюбленный эльф. И так и не заметил, что у его «невесты» напрочь отсутствует энтузиазм по этому поводу, а на лице сейчас отражается неудачная попытка вспомнить то, о чем сейчас толковал нам Кириэн.

— А тебя не смущает, что мы сюда вообще чисто случайно попали? — Переспросила ошарашенная подруга.

— Нет, конечно. Раз ты здесь, значит это судьба! — Воскликнул счастливый донельзя мужчина. Эх, что-то мне подсказывает, что скоро в Эиренее станет на одного наследника меньше.

— Эм, а что, если я против? — Попыталась зайти с другой стороны Одетта, по какой-то причине решившая не говорить бедному эльфику, что она уже давно и счастливо замужем.

— Женщина, я — наследный принц Эиренея, Кириэн оун Лэстриоуэнкжен, и поэтому твое согласие мне совершенно не нужно. — Решил все же раскрыть свое высокое положение эльф. И как у него получилось произнести эту фамилию на одном дыхании и даже не сбиться? Наверное, для этого нужен либо талант, либо столетия практики. В общем, это не для меня.

— Эх, зря, сказал. — Ляпнула, не подумав, я.

После этого на меня уставились пять пар глаз. Одетта пыталась намекнуть мне на то, что очень хочет, чтобы я заткнулась и не портила ей веселье. А веселье уж точно начнется, когда сюда доберется Гордиан, жаль только эльф это навряд ли оценит. Брина молчаливо меня поддерживала, впрочем, как и всегда, и ей, кажется, даже было жалко бедного мужчинку, то есть эльфа. Ведь мы все прекрасно помним, что стало с тем убогим (причем убогим он стал как раз после встречи с одним очень злым и ревнивым чертом) человечком, который так неосмотрительно решил приударить за нашей красавицей-ведьмой. Но особенно помним то, сколько потом нам пришлось вбухать в него магии, чтобы привести его в более-менее приличный вид. Близнецы же не скрываясь, улыбались во весь рот, а Фил, еще и подмигнул мне.

Сам эльф, смотрящий на меня, выглядел немного обескураженным и недоумевающим. Особенно потому что он впервые на меня взглянул и теперь пытался понять, откуда ему мое лицо было знакомо. Хотя я уж точно знаю, что мы с ним незнакомы. Но видимо я таки не поддавалась никакой идентификации, потому как, разглядывая меня Кириэн все больше и больше хмурился. Вот какой-то неправильный эльф нам попался! Ведь у этой расы все поголовно обладают превосходной памятью не только на лица, но и на любую информацию, но видимо конкретно этому эльфу забыли об этом сказать. Нет, ну, вот как он мог не узнать меня? Даже с учетом того, что мы с ним лично не знакомы, так как мы с бабулей никогда не наведывались в их царство. Но не мог же он не заметить, путешествуя по всему свету, наши с бабушкой портреты в разделе «особо опасны», которыми напичканы все города, таверны и Дома справедливости.

— Розалия Иреева! — Решила помочь этому неправильному и невезучему во всех смыслах эльфу.

На поверку оказалось, что память на имена у него просто отменная, потому что при звуках моего имени он отскочил от нас на десяток своих шагов (эй, и я хочу вот так вот прыгать!), перекрестился и прошептал: «Святые шишки, что творится-то!». М-да, спасибо тебе бабуля за мои таланты и бегущую впереди меня «скромную» репутацию. Вон бедный Кириэн аж побледнел весь от перспективы нахождения меня на территории Эиренеи.

— Кир, ты это, главное дыши. — Как всегда съехидничала Одетта.

— Женщина, немедленно отойди от нее! И впредь я запрещаю тебе с ней общаться! Я же еще не успел…на тебе женится. — Быстро придя в себя, приказным тоном совершил глупейшую ошибку эльф, лишив себя тем самым призрачного шанса на то, что Одетта подобреет и перестанет над ним издеваться.

— Ты, прости, что делаешь? — Прошипела подруга, которая, ну, совершенно не переносит, когда ею пытаются командовать. — Запрещаешь? Мне? А не пошел бы ты…как бы это сказать, чтобы, не матерясь и понятно…эм…а вот…. А не пошел бы ты…в лес…шишки свои святые собирать!

— Одетта, я твой будущий супруг и ты обязана меня слушаться.

— Ага, щаз! Бегу и падаю! — Хмыкнула подруга, потому как даже ее горячо любимому мужу не удавалось заставить ее подчинятся. Уговорить, это да. Это можно попробовать, ну, или убедить в правильности своего решения. Но вот заставлять ее беспрекословно выполнять чьи-то приказы это бесполезное занятие, да и опасное для здоровья. — Так, ладно, повеселились и хватит! Тем более что нам пора.

— Одетта, радость души моей, твои друзья могут идти куда захотят, а вот ты останешься здесь со мной. — Мило улыбаясь, едко выговорил эльф.

— С чего это вдруг, я останусь здесь, да еще и с тобой, а?

— С того, что я так захотел! — Внезапно рявкнул на нее Кириэн.

— А харя не треснет? — Спокойно спросила подруга совершенно не впечатленная его выпадом.

— Еще как треснет! — Тихо прошептал мне на ухо Ян. — Вот как только Гордиан появится, так и треснет.

— Нет! — Уверенно ответил ей эльф, и рывком схватив ее за руку, он открыл портал. Не знаю, что там намагичил этот эльфеныш, но перенеслись мы всей толпой в огромный каменный зал. И судя по недовольной роже принца, он не ожидал такого эффекта. Видимо, благодаря магии инициации мы теперь все связаны. И я очень надеюсь, что это временное явление. Затем, он не придумал ничего лучше, как снова открыть портал и утащить нас всех дальше.

Во второй раз эльф перенес нас в довольно-таки огромных размером спальню, и я почему-то была уверенна, что выйти мы отсюда сможем, только когда этого захочет сам Кир. Как ни странно, но инстинкт самосохранения, ну или его зачатки все-таки сохранились у него, потому что он слинял от нас сразу же после перехода.

— Так, а где Ян и Фил? — Задала вопрос Брина, предварительно оглядевшись.

— Не знаю, но не с нами это уж точно. — Отметила я очевидный факт.

— Да, чтоб кикимора зацеловала этого эльфа! Нам теперь еще и близнецов искать. — В сердцах воскликнула злая Одетта.

— Одетта, расслабься и дыши.

— Брина, это фигня мне не помогает! — Отмахнулась от нее подруга.

— Это мы заметили. — Не удержалась я.

— Кстати, Лия, а тебе не кажется, вот так чисто случайно, что мы уж слишком часто что-то теряем или сами теряемся, а?

— О, ты тоже это заметила? — Не менее ехидно ответила ей.

— Представь себе! — Всплеснув руками и еще более ехидней отозвалась она.

— Девочки, а давайте мы не будем ссориться? — Миролюбиво произнесла Брина.

— Бри, мы и не соримся. — Ответила ей я.

— Ага, мы напряжение сбрасываем. — Поддержала меня Одетта и повернулась в сторону двери. — Так, нам нужно найти отсюда выход.

Через час и несчетное количество безуспешных попыток выйти из комнаты девушки сдались и присели рядом со мной. Теперь, когда по комнате не мечется два смерча в виде двух ведьм, можно было спокойно рассмотреть комнату Одетты. А в том, что эта комната была сделана именно для нее, не возникало никаких сомнений. Ведь в комнате не было никаких ярких и насыщенных цветов, которые так любят эльфы, и которые так не любит сама ведьма. Мебель была выполнена из темных сортов дерева, и даже не покрашенная, что опять-таки всегда делают эльфы со всей своей мебелью. Да уж, видимо эльфеныш даже мысли не допускал, что Одетта сможет выйти замуж за другого и быть с ним счастлива. Хм-м, а стоит ли говорить ей об этом? Или пусть лучше пребывает в счастливом неведенье о назначении данной комнаты? Глядишь тогда у эльфа еще, и появится шанс выжить. Потому как если у кого-то в их семье и есть милосердие и сострадание, то уж точно не у Одетты.

Так мы и сидели в тишине прямо на полу у стеклянной двери, ведущей на балкон, и рассматривали простирающийся внизу город. Вид был не просто прекрасным, он был завораживающим. Разноцветные огни были разбросаны по городу как бы в хаотично порядке, но на деле это была целая картина неведомого художника. И мы просто сидели и любовались ее, потому как говорить совершенно не хотелось.

— А можно задать личный вопрос? — Вдруг подала голос подруга.

— Бри, хочешь спросить, почему мы с ним расстались? — Задала встречный вопрос проницательная блондинка.

— Ну, как бы, да…

— Все очень просто. Он хоть и красивый, и умный, да и ухаживал за мной восхитительно, но…

— Но?

— Но он всегда хотел быть свободным. И я всегда при взгляде на него думала: «А надолго ли его хватит?». Вы ведь и сами понимает, что менестрель, коим я его тогда считала, никогда не остается надолго в одном месте. Они же привыкают к своей свободе, а еще привыкли выбирать, когда и куда пойти, с кем им быть и главное сколько. И только они могут так свободно гулять, как ветер, по городам, поселкам, полям и лесам.

— Тут ты, конечно, права. Но ведь он тебя любит.

— Да, и он готов был остаться тогда со мной, но я видела, что с каждым днем ему было все труднее и труднее оставаться со мной. И потому я и решила отпустить его…. К тому же, кому как не тебе, Брина, знать, что ветер можно поймать, но удержать против его воли — никогда. Вот я и не захотела…

— А ты никогда не думала о том, чтобы уйти вместе с ним?

— Я? Бри, ты представляешь меня слонявшейся по трактам? Или спящей в лесу на голой земле? Нет, ну допустим, что нам в последнее время часто приходится спать и в лесу, и на земле. Но неужели после стольких лет знакомства ты допускаешь, что я добровольно смогла бы променявшую теплую постельку на «романтику дороги»?

— Э-э-э…нет.

— Вот! — Воскликнула наше блондинка. — Я же слишком сильно люблю комфорт, чтобы пойти за ним. Да, и от таких условий я становлюсь слегка раздраженной.

— О-о-о-о, да! — Не оставила я ее заявление без комментария.

— Что? — Не поняла меня подруга.

— Нет-нет, ничего. — Тут же пошла на попятную я, а она только глаза прищурила, якобы пытаясь меня напугать. Ха, пуганные мы!

— И все равно как-то грустно… — Вздохнув проговорила наша романтичная Брина.

— Почему? Я ведь счастлива! Особенно после того, как встретила своего черта. — Ответила с самой счастливой улыбкой Одетта, и немного помолчав, прибавила: — К тому же после встречи с Гордианом, я поняла, что никогда и не любила Кира по-настоящему. Да, была влюблена, но не более.

— Ты главное успей ему об этом сказать, когда он нас найдет, а то еще и прибьет ненароком. — Ехидно вставила я, разрушая волшебство момента.

— Лия, ну, ты и…

— Кто?

— Язва ведьминская, вот ты кто!

— Да, я такая. И заметь, я этим горжусь! — Ответила я, и мы все вместе рассмеялись.

Посидев еще немного и посмеявшись над нашей веселой жизнь, мы все-таки решили ложиться спать.

— Надеюсь, что и сегодня мы проснемся где-нибудь в другом месте. — Весело выговорила подруга, ложась с левой стороны кровати.

— И я. — Подала голос Брина, отчаянно зевая и удобно устраиваясь между нами с Одеттой.

— Неа, я хочу посмотреть на эльфа, когда сюда заявиться Гордиан. Вот уж будет весело. — Ехидно улыбаясь, сказала я. После чего мы все переглянулись и снова весело рассмеялись. Да уж, ведьмы это страшная сила. А три подруги-ведьмы, это гремуче-убойная смесь. Поэтому лучше ее не трогать, если не уверенны, что сможете после этого выжить.

* * *

Этой ночью мне впервые снился очень необычный и в тоже время пугающе реалистичный сон…. Будто стою я у огромного окна и любуюсь видами спящего города. Вот только лежащий передо мной сейчас город, был совершенно не похож на мирный и красочный Аемилин, столицу Эиренеи. Потому как там простиралась самый необыкновенный из всех городов нашего мира — Старнеца, столица Берихстана, Царства Свободы, как его иногда называют в народе, в котором живут представители самых разнообразных рас нашего мира. И каким-то шестым чувством я знала, что кто-то сейчас топчется у двери, так и не решаясь войти ко мне, потому как до ужаса боится…причем боится именно меня. Я громко и непочтительно фыркнул. Люди…. Они до трясущихся коленей меня боялись, причем абсолютны все, ведь сейчас я был крайне зол. А в такие моменты я становлюсь предельно опасным, и они прекрасно осведомлены об этом. Некоторые неосмотрительные смогли даже испытать всю силу моей злости на собственно шкуре. И теперь все придворные при моем появлении самым непочтительным образом разбегаются кто куда.

Хм-м, дожил…. Завалить такое, простое на первый взгляд, задание. Хотя если откровенно, то и беспокоило меня сейчас вовсе не это. Нет, меня бесило, и в тоже время вводило в глухое отчаянье то, что я потерял ее. Она с легкостью одурачила меня и сбежала в неизвестном направление. Она…маленькая и неопытная ведьма, которой ее все представляли, оказалась очень хитрой и коварной женщиной. А еще и эти ее женишки….Гррррр…. — В руках жалобно тренькнул и рассыпался в прах амулет контроля, котрый просыпался меж пальцев на ковер. — До сих пор я не могу объяснить себе, как тогда смог сдержать и никого не убить. Хотя хотелось…очень хотелось. Кто бы только знал, как же мне хотелось разнести к чертям весь этот дом и этих ведьмаков, которые вздумали покушаться на мою ведьму. Ведьма! Я же тебя найду, и тогда ты уже от меня никуда не денешься. Это я тебе обещаю, иначе я буду не Ни…

На этом мой сон был прерван банальным тычком локтя между ребер от ворочавшейся во сне Брины. Спасибо, тебе дорогая! Вот расцеловала тебя, да только ты же разбудишь потом полдворца. Точнее ты разбудишь только Одетту, которая потом соответственно разбудит всех остальных.

Этот сон…. Я почти уверенна, что снился мне лицемерный истребитель. Вот только, а было ли это сном? Или мне каким-то способом удалось попасть в его голову и увидеть то, что происходит на самом деле? Хм, раньше бы я отмела это предположение как бред, но вот учитывая все странности, происходящие в моей жизни с момента начала инициации, я уже ни в чем не была уверенна. Ладно, буду думать об этом завтра. Ведь как говориться: «На свежую голову, и мысли правильные приходят».

Уже утром я проснулась от того, что солнечные лучи светили мне прямо в глаза. Хм, теперь понятно, почему предусмотрительная блондинка легла с другой стороны. Постель, на которой я лежала, была мягкой и удобной, да и объятья сна настолько уютными, что просыпаться совершенно не хотелось. Но всплывшее в памяти воспоминание о странном сне заставили меня буквально резко подпрыгнуть на кровати. При этом лежащая с другой стороны, да еще и на самом краю кровати Одетта, свалилась на пол, после чего на весь дворец раздались не самые лестные и благопристойные слова в мой адрес. Я же в ответ только ехидненько посмеивалась. Вот она всемирная справедливость.

— Лия, ты че творишь, зараза ты эдакая? — Прошипела показавшаяся над кроватью голова подруги.

— А че сразу я-то? — Состроив невинную мордашку, ответила ей вопросом на вопрос.

— Убью! — Совершенно не прониклась моим невинным тоном. — И меня даже совесть мучать не будет.

— Да не я это! И…постой. Совесть? А она у тебя есть, что ли? И ты все это время ее скрывала? Как ты могла!?! — Патетично закончила я свое высказывание.

— Ха-ха-ха, очень смешно.

— Да не то чтобы…

— Уууу, вы достали! — Послышалось от уткнувшейся в подушку Брины. — Сейчас же только утро, какого лешего вы опять грызетесь, а?

— Она скинула меня с кровати! — Изобличающее ткнула в меня пальцем Одетта.

— Не было такого. То ты сама упала! — Начала оправдываться невинно обвиненная ведьма, ну то есть я.

— Правда?

— Стойте! И вы из-за этого не даете мне спать!?! Вы хоть осознаете, что я в последний раз вот так спала на нормально постели, когда мы еще были у Одетты дома? Поэтому лучше заткнитесь обе, иначе я вас покусаю… очень больно и крайне обидно.

Закончив эту тираду, она снова уткнулась лицом в подушку, что и было главной ее ошибкой. Так как она теперь не могла видеть, как две ехидны переглянулись с самым заговорщицким видом, вмиг позабыв, что они только что вообще-то ругались. И одна из них принялась аккуратно сползать с кровати, а другая же напротив тихонечко подниматься с пола. Эх, как же это недальновидно со стороны Брины было мирить нас таким отчаянным способом. Особенно учитывая, что одна из нас это маг воды, а мокрая постель резко перестает быть такой уж уютной. Да, и к тому же ловкость рук другой ведьмы и всё! Все края простыни привязаны к одеялу, которым укрывалась Брина, да еще и наши с Одеттой я умудрилась туда подвязать. Потом громкий всплеск и перед нами мокрый, отчаянно дрыгающийся, беспрестанно ругающийся комочек из одеял, в котором где-то там прячется подруга, обещающая нам разнообразные способы умерщвления распоясавшихся ведьм. Благодать….

После этого две не в меру развеселые подруги и одна мокрая, оттого и свирепая ведьма, бегали по комнате и громя ее в процессе сего занятия. Вследствие чего мы не сразу заметили, что в нашей комнате случилось небольшое изменение в виде застывшего в дверях эльфа. Да, мы бы и дальше не обращали на него никакого внимания, если бы Брина не поскользнулась на натекшей с нее же луже и не налетела на него при очередном вираже нашего слаженного с Одеттой дуэта. Эх, как красиво они полетели. Загляденье…. Жаль только не далеко. Ведь эльф стоял прямо возле двери.

— Кхм, Одетта, я же говорил, что твое общение с такими… — Проговорил эльф, с кряхтением поднимаясь и помогая подняться Брине. И совершенно так без намека посмотрев на меня при этих словах. — …кхм…ведьмами ни к чему хорошему не приведет.

— Че сказал? — Вот зря он так. Потому как у Одетты очень мало по-настоящему близких ей существ, но она весьма трепетно относится к ним. И если их кто-то оскорбляет то она…

— Я сказал…

— Да, слышала я, что ты там пролепетал. Но еще раз, слышишь, еще хоть раз, сделаешь подобный намек в сторону моих друзей и я из тебя самого «святую шишку» сделаю. Ты меня понял? — Прорычала крайне злая ведьма.

— Одетта…

— Чего тебе вообще от меня надо, а? Ты чего приперся-то в такую рань?

— Так свадьба же… — Оторопевший от такого напора Кириэн.

— Какая, к кикиморам тебя занеси, свадьба?

— Наша. — Прорычал пришедший в себя эльф и неуловимым движением оказался рядом с ней. В тот же момент я почувствовала, что меня затягивает в портал. Ох, уж этот эльф. И куда нас опять понесло?

Когда же мы вышли из портала, я слегка даже поразилась и в тоже время восхитилась упорству одного конкретного эльфа. Ведь мы оказались прямо в храме, да еще и перед алтарем, возле которого стоял местный Владыка и по совместительству отец нашего будущего трупика. Если не ошибаюсь, то зовут его Китлаун оун Лэс-как-то там. И вот, кстати, лично мне никогда не была понятна эта эльфийская традиция. Зачем называть своих детей производными от имени своих родителей. Причем используют они только первые две буквы имени. Для сына от отца, а для дочери от матери. Это же не традиция, а одна сплошная путаница какая-то.

— Ты что творишь-то, имбицил ушастый? — Сразу же набросилась на него Одетта.

— Одетта… — Начал было эльф, как был прерван властным голосом.

— Сын, и вот с этой ведьмой ты решил связать свою жизнь? — Не вежливо ткнув в подругу своим пальцем Владыка.

— Да, папа. — Прошипел ответ Кириэн.

— Боги! И за что вы меня так покарали? — Полным отчаянья голосом проговорил Владыка.

— Отец? — Недоуменно позвал «женишок».

— Точно имбицил. — Тяжело вздохнув, устало выговорил Владыка. И так нам всем его жалко стало в тот момент, что прямо захотелось ему как-то помочь.

— Вы не переживает, может с годами оно еще и пройдет. — Решила подбодрить его жалостливая не в меру Брина.

— Вы, правда, так думаете? — С надеждой спросил он.

— Нет, конечно! Она просто чрезмерно жалостливая у нас. — Растоптала все надежды несчастного Владыки Одетта.

— Хм, кажется, я начинаю тебя понимать, сынок. Но…

— Отец, я сейчас не намерен выслушивать твои нотации.

— Это-то я понял, но все-таки…

— Отец!!! Просто обвенчай нас и все! — Выкрикнул Кириэн, не давай сказать своему отцу то, что было очевидно для всех присутствующих наделенных магией, ну кроме самого эльфийского «женишка».

— Прости, сын, но я не могу.

— Почему? Я что о многом тебя просил или сейчас прошу?

— Нет, просто она… — Все еще пытался достучаться до сына Владыка.

— Что?

И тут прогремел гром. Нет, ну не настоящий гром, конечно, но эффект тот же. Потому как двери храма с громкий грохотом вывалились к нам, а в проеме стоял злой как тысяча бесов[2], Гордиан, который едва ли не рыча проговорил:

— Нет, ну, это ж надо так, а? Оставил свою ведьму всего на несколько минут без присмотра, и вот нате вам, ее уже замуж пытаються выдать за другого.

После чего все присутствующие повернули головы в его сторону, а Одетта тем временем попыталась спрятаться за нашими спинами, чему мешал все еще державший ее за руку эльф. Видимо она, надеясь, что спрятавшись за нами, сможет переждать первую волну гнева чертяки. Хотя глядя на него мне кажется, что и вся Эиренея не сможет пережить это. То, что уж говорить про нас. Я же, как и все повернула голову в направлении двери, чтобы в следующее мгновение осознать, что конец света очень и очень близок. Прямо-таки настолько близок, что буквально дышит нам в лицо. А стоял в дверях отряд архемов, состоящий из девяти чертей в боевом облачении и с такими серьезными лицами, что меня вот совершенно не тянуло идти к ним с объятьями. Братья, братьями, а зашибут и совестью маяться уж точно не будут. Ибо все равно не чем.

И вот глядя на их «добродушные» лица я понимаю, что нам пора писать завещания, а лучше (для нас, конечно, но не для них) бежать отсюда как можно скорее. Хм, вот мне интересно, неужели они так обиделись из-за того, что мы на их базе охранные заклинания немного помяли? Да, было бы там на что обижаться! Лучше бы спасибо сказали за то, что мы слабые места в охранной системе выявили. Точнее девочки ее просто снесли полностью, но кто же смотрит на такие мелочи? Или может они не в духе от того, что мы сбежали? Нет, ну Горди так точно из-за побега. А остальные тогда чего? Ой, да кто же разберет-то их, этих мужчин и чертей в том числе.

— Ась? — Совсем не принцевски ответил эльфик.

— Я говорю, руку от нее убрал эльфеныш, пока я тебе ее не оторвал вместе с головой.

— Одетта, подожди минуточку. Я сейчас быстренько разберусь в этом недоразумением, и мы продолжим. — Повернувшись к подруге, которую до сих пор держал за руку, спокойно проговорил Кириэн.

— Угу… — Только и ответила Одетта, не сводя с Гордиана испуганного взгляда (и как я ее понимаю!). Потому как не бояться сейчас чертяку мог либо полный идиот, ну, или самовлюбленный эльф, уверенный в своем превосходстве. А вот те, кто хоть немного знают чертяку, в срочном порядке начинают обдумывать пути побега, ну и эпитафию на могилку, на всякий случай.

— И не волнуйся, они тебе ничего не сделают. — По-своему понял реакцию подруги эльф. И отпустив ее, пошел в сторону чертей.

— А вот тебе могут. — Проговорил Ян, за что и получил локтем в живот.

— Ага, главное, чтобы нам потом не пришлось в качестве извинения собирать по кусочкам одного эльфийского принца. — Поддержал его Панфил.

— Думаешь, там останется хоть что-то из чего можно будет его, потом собрать? — Задал ему вопрос Ян, которой полностью вторил моим мыслям.

— Ну-у…

— Тссс! Заткнитесь оба! Тут самое интересное начинается, а вы мешаете слушать. — Попыталась достучаться до этих «базарных баб» Одетта, и, получив наконец-то свободу, спряталась за нами.

Между тем события и правда, начали набирать обороты. Причем для одного отдельно взятого эльфа они грозили закончиться в лучшем случае переломом руки, а в худшем же они грозились перерасти в перелом всего эльфа.

— Я не понимаю Кириэн тебе, что других ведьм мало, а? Почему ты к моей жене свои ручки-то шаловливые протягиваешь?

— Жена? Ты сейчас о чем это Гордиан?

— Ни о чем, а о ком! А конкретно о своей жене Одетте Велибор-Даркмир. — Уже не скрывая угрожающего тона чертяка. Хотя нет, конкретно сейчас он был не нашим чертякой, а грозным и ужасным Главой архемов. Поэтому его следующая фраза, произнесенная спокойный голосом, напугала нас всех до дрожи в коленках. — И если я еще раз тебя рядом с ней увижу, голову оторву.

— Сын…

— Стой! Ты знал об этом?

— Да, я знал, что она связана нерушимыми узами брака и именно это я пытался тебе сказать. — Ответил Владыка и на мгновение в храме повисла пугающая тишина.

Благодаря этой паузе мы все узнали насколько злым был сейчас Гордиан. Потому что его дыхание, было больше похоже на рычание зверя. А это обещало нам несчетное количество неприятностей и нотаций о паршивости характера ведьм, и трудности в их воспитании. Вследствие чего, прекрасно понимая к чему все это ведет, я начала, на свой страх и риск, буквально умалять свою магию о портальчике и помятую о словах Абра крутила в голове только одно желание — сбежать. И хотя мои друзья массово ругают меня за то, что я никогда не знаю, где будет точка выхода, но в данный момент сомневаюсь, что то-то из них захочет остаться здесь. Ибо лучше пугающая неизвестность, чем злой до ужаса Гордиан. В любом случая я очень надеялась, что мои недавно приобретенные способности меня не подведут. К тому же дальнейшие события показали, что я, ой какая предусмотрительная ведьма. Потому как эльф не придумал ничего лучше, чем повернутся к скрывающейся за нами Одетте и возмущенно спросил:

— Одетта, а ты-то, почему мне не сказала, что ты замужем?

— О-Д-Е-Т-Т-А! — Проорал взбешенный черт.

— А я что? А я ничего. Он меня, между прочим, об этом не спрашивал. И вообще не было меня тута! — Пролепетала подруга, все еще надежно скрываясь за нашими спинами от праведного гнева своего мужа. И оттуда же очень тихо прошептала «Валим», в последний момент, успев схватить меня за руку до того, как начался переход.

Открывать глаза было страшно, но справившись с собой, я снова узрела перед собой — ЛЕС! Будь он тысячу раз проклят.

— Все! Теперь он точно либо убьет меня, либо бросит! — Обреченно произнесла подруга, опускаясь на прошлогоднюю листву в очередном лесу. Ой, прости меня Мать Природа, но, кажется, я начинаю ненавидеть любое упоминание леса.

— Черт их всех подери! — Выругалась Брина, полностью разделяя мое отношение к данной ситуации.

— Брина, не напоминай мне о чертях, а то меня и так в дрожь кидает, как вспомню его лицо. — Попросила Одетта, находясь в несвойственном ей состоянии истерики.

— Одетта, ты же понимаешь, что вам все равно рано или поздно придется встретиться и поговорить? — Поинтересовалась у нее.

— Само собой! Но потом…когда он немного успокоится.

— Я бы лучше сказал «если» он успокоится!

— Спасибо, Ян, за твою неоценимую помощь и бесценную поддержку! — Прошипела Одетта.

— Да не за что.

— Вот уж точно, что не за что, так не за что.

— Так, хватит! — Вдруг закричала Брина, от чего все опешили и моментально заткнулись. — Не хватало нам еще друг с другом перессориться. Давайте лучше соберемся и подумаем о том, что нам теперь дальше делать.

— Да, Бри, ты права. — После небольшой паузы спокойной откликнулась Одетта. — Итак, что мы имеем? А имеем мы лес, леший его вырубай под корень, опять застрявшие неизвестно где, пятеро невезучих магов и полный…

— Да, мы тебя поняли. Но давай не будим утрировать, а? — Перебила ее я.

— Давай. У тебя есть более положительная оценка данной ситуации? Нет? Вот и чудненько. Тогда…

— А представь себе, есть. — Перебила ее я. — Например, кого-то из нас сейчас не выдают повторно замуж это, во-первых, а во-вторых, мы все вместе. И наконец-то в третьих, конкретно сейчас никто не пытается нас придушить за то, что в очередной раз сбежали.

— Ага, он сделает это потом. — Буркнула Одетта.

— Так все, ведьмы успокоились, и давайте решать, что делать дальше. — Пресекая нашу истерику, спросил Ян.

— В смысле?

— Здесь останемся или пойдем искать более подходящее место для лагеря?

— Здесь, а то у меня нет никаких моральных сил, куда-то еще ползти. — Ответила Одетта.

— И у меня. — Поддержала ее и Брина.

— А я есть хочу. — Вдруг совершенно неожиданно произнесла я, и даже слегка смутилась от того, что все посмотрели на меня так удивленно.

— Будет тебе еда. — Проговорил наконец-то отошедший от шока Фил и достал из своей сумки, которые опять неведомым образом перенеслись вместе с нами, большой сверток.

— Откуда?

— На кухне стырили.

— Но как вы туда попали?

— Просто. Спросили в коридоре у стражей, где кухня и пошли туда. А там такие классные эльфийки работают. Они как увидели нас, так давай причитать, что мы, мол, такие худые и бледные, и нас нужно обязательно откормить. Вот и надавали нам еды на неделю вперед.

— Класс…. — Проговорила я, присаживая прямо на землю возле сумки Фила, и по-звериному принюхиваясь. И что на меня нашло? Ответом на мои действия стал их дружный смех.

Вот так мы снова всей компанией оказались в лесу. Но сейчас меня почему-то совершенно не расстраивал этот факт. Мы все вместе, а это значит что мы выберемся, да и друзья никогда не оставят меня в беде и всегда придут на помощь, чтобы им не пришлось для этого сделать.

Когда же мы, плотненько позавтракав, уселись на одеяло, и мы с Бриной прислонились к дереву, то Одетта решила провести очередной допрос.

— Фил, ты сказал, что вы просто спросили в коридоре у стражей о том, где кухня. То есть вы спокойно могли выходить из своей комнаты? — Спокойно спросила Одетта.

— Ну, да! А вы что нет?

— Э-э-э, вообще-то нет.

— Странно все это. Хотя может он просто боялся, что ты сбежишь? И заметь, зная тебя, он совершенно не напрасно боялся!

— Ну, может и так. Но мне не дает покоя другое. — Задумчиво проговорила прозорливая блондинка, а я же затаила дыхание, потому что внутренне чувствовала, что за вопрос она хочет задать. — Как выглядела комната, куда вас поселили?

— Вообще-то, комнаты. Мы с Филом жили в разных комнатах. И они обе были излишне пестрыми как по мне, но вполне в стиле эльфов.

— Вот оно что. — Произнесла она и повернулась ко мне. М-да, не зря боялась. — Лия, солнце ты мое, а не хочешь ли ты мне о чем-то поведать?

— Это о чем? — Решила отпираться до последнего.

— Лия!

— А я не при делах. — Тут же попыталась отвертеться я.

— Когда ты догадалась? — Прямо спросила она. — И что все это значит? Это ведь что-то значит, да? Ну, по эльфийским традициям.

— Догадалась сразу, как только увидела. А что значит? Ты уверена, что задаешь этот вопрос нужному лицу, а?

— О чем догадалась? Лия? Одетта? О чем вы говорите? — Встряла так ничего не понявшая Брина. Да, и близнецы навряд ли поняли, ведь никого из них с рождения не пичкали традициями и обычаями всех рас и народов, как делала это моя бабуля.

— Лия, я хочу знать. Просто для себя, понимаешь? — Не обращая внимания на светящиеся любопытством глаза наших друзей, обратилась она ко мне. И я ее понимала…. Но кто бы мог сказать своей подруге о том, что ее бывший мужчина, так настойчиво звавший замуж, на самом деле готовил ей роль вовсе не законной супруги, как он пытался это показать, а всего на всего официальной любовницы? А в своих выводах относительно его намерений я была полностью уверенна. Учитывая и специально подготовленную для Одетты комнату, и настроенное охранное заклинание, не дававшее нам выйти из нее, да и церемония бракосочетания у эльфов происходит на закате и обязательно возле леса. А вот в храме и на рассвете они обычно либо принимают в послушники, либо проводят обряд привязки любовницы (любовника). Магия-то в принципе одна и та же, как впрочем и конечный результат — вечное служение объекту клятвы. Эх, кто бы мне сказал, зачем я все это помню и знаю? В общем, я не могла сказать ей всю правду, и даже под пытками не смогла бы. И вовсе не потому, что было жалко эльфа (чего его жалеть-то, скотину ушастую?), а просто не хотелось расстраивать подругу. Да и услышь она такое, то туже ринулась бы мстить Кириэну, а там злые черти…. И все равно ни к чему хорошему это бы не привело. Поэтому я собиралась вернуться туда, но чуть попозже и целиком, и полностью оправдать летящую передо мной «разрушительную» репутацию. Чтобы некоторые самовлюбленные личности впредь думали о том, что они помышляют или делают в отношении моих близких друзей. А точнее моей семьи.

— Прости, но в этом нет ничего такого…страшного. Это просто мои догадки.

— И?

— Я полагаю, что он готовил эти покои, думая, что ты все равно придешь к нему. А как же иначе? Он ведь такой весь из себя потрясающий. И заклинание не позволяющее нам выйти, скорее всего, прямо в стену впечатывалось во время переделки, чтоб снять было невозможно. — Впервые за все время нашего с ней знакомства я солгала ей. Хотя почти и не солгала. Так, недосказала некоторую информацию.

— И все? — Не поверила в столь простое объяснение.

— А ты чего ожидала? — Спросила у нее, еще и руки развела для полноты эффекта. — Я ведь не Всезнающая Алтхея.

— И то верно. — Согласилась со мной Одетта и после минутного молчания добавила более жизнерадостным тоном: — К тому же, какая, по сути, разница чего он там себе надумал, если у меня есть муж и я его очень люблю. Правильно?

— Правильно. — Подавив облегченный вздох, я отвернулась и принялась разглядывать окружающую нас природу.

— Значит, закрыли тему. — Нарочито весело проговорила она, как будто и не заметила моей маленькой лжи, и сразу же перешла на другую тему. — А теперь я предлагаю немного полежать, так сказать собраться с силами. Поскольку потом все-таки придется куда-то идти.

Немного полежав, мы все-таки пошли. Правда, шли как-то не очень быстро и можно сказать даже неуверенно. Мне вообще, кажется, что если бы не близнецы, которые буквально подталкивали нас сзади, то валялись бы там же, куда нас и перенесло. И даже не смотря на то, что провели прошлую ночь на мягкой постельке, мы все равно так и не смогли почувствовать себя отдохнувшими. Видимо мы настолько были морально уставшими, что просто из-за этого не могли отдохнуть физически. И хотя братья гуляли с нами совсем немного, но, кажется и им передалось наше угрюмое настроение, поскольку в какой-то момент даже у них закончился запас хорошего настроения и они замолчали. Какое-то время мы устало перебирали ногами, а потом случилось то, что еще никогда не случалось — у Брины был срыв. Поскольку в очередной раз, поскользнувшись на мокрых листьях, она вдруг сбросила свою сумку на землю и закричала не своим голос «Я так больше не могу!», после чего плюхнулась на сумку и с отрешенным выражением лица начала разглядывать деревья.

Все что нам оставалось, так это стоять и наблюдать за истерикой, казалось бы, всегда такой спокойной подруги. Ведь единственный человек, который хоть как-то умел утихомиривать истерики, сейчас сама была в ней же. Некоторое время мы просто стояли и молча смотрели на нее, а затем Фил подошел к ней и бросил свою сумку рядом. И почти сразу же также поступил Ян. Я даже не сразу поняла, зачем они это делают, а потом увидела, что они начинают обустраивать лагерь. Видимо, решили, что сейчас Брину лучше не дергать и дать ей немного остыть. Мы с Одеттой переглянулись и молчаливо принялись им помогать.

Мы принесли дров, а пока их собирали, натолкнулись на небольшой ручей, поэтому вернувшись в лагерь и захватив тару, пошли за водой. К тому моменту, как мы вернулись с полными флягами воды и казаном, братья уже установили обе палатки. Брина даже успела залезть в одну из них, явно прячась от нас. То ли она еще не пришла в себя, то ли попросту было стыдно за свое поведение. Хотя лично я ее прекрасно понимала и в какой-то момент поймала себя на мысли, что не сделай этого она, то вполне может быть, что еще чуть-чуть и сорвалась бы я.

Фил, будучи магом огня, разжег костер и заодно установил казан, чтобы заварить чаю, есть все равно никто не хотел, а вот согреться очень даже нужно было. Поскольку погода быстро портилась и на улице стремительно холодало. Где бы ни гуляли мы вместе с Абром, но здесь все еще царствовала зима.

Когда чай был готов, как почувствовав к нам, вышла Брина с самым покаянным лицом и села между мной и Одеттой. Никто из нас так и не произнес ни слова. И мне это казалось очень даже странным, ибо, когда мы собирались все вместе близнецы не замолкали ни на секунду, равно как и мы с Одеттой. Самой молчаливой среди нас всегда была Брина. Ох, Мать Природа, как же меня все достало…

— Эм-м… — Неопределенно промычала Одетта, тем самым нарушая тягостное молчание.

— Что? — Я как будто очнулась ото сна, услышав первые звуки за несколько часов. Да, мы все, как будто сбросили сонные чары. Может, так оно и было? Вот только кто мог подобраться к нам так близко, чтобы их наслать? Или…или снотворное было в еде, которую дали ребятам эльфийки. А может у меня просто паранойя… Кто же теперь чего докажет-то!

— Лия, кажется, я начала догадываться об истинном смысле всей твоей инициации. И он явно далек от того бреда, которым пичкал нас Абр.

— Поведай нам суть твоего прозрения. — Язвительно произнесла я.

— Я вообще-то серьезно. — Возмутилась подруга.

— Ну, так и я предельно серьезно.

— Так, ведьмы, а ну-ка успокоились. Говори, что ты там надумала, о умнейшая из нас? — Испортил серьезность своего высказывания Фил.

— Кхм…. И в кого вы все такие?

— В ТЕБЯ!!! — Поразительно слаженно ответили мы.

— Гады! — Буркнула, нисколько не обиженна подобным заявлением, Одетта. — Ладно. Если серьезно, то вам не кажется, что мы всякий раз при переносе подозрительно попадаем в разные места. И самое главное, что к разным расам. А учитывая, что Бабулек-Ягулек считают самыми пакостливыми из всех ведьм, то может и инициация направлена на то, чтобы Лия побывала везде и…

— И успела довести правителей всех царств и княжеств до истерики, да? — Перебил ее ехидный бас Яна.

— Да, именно об этом я и подумала. — В тон ему ответила Одетта.

— Ну, если ты права, то мы успешно выполняем планы. И при подобных темпах неделе через две справимся со всеми. — Добавил тоже немного повеселевший Фил.

— Ребят. — Умиленно смотря на своих лучших друзей, позвала я.

— Ау? — Дружно повернулись они.

— Я вас обожаю. Вы такие…такие…что просто слов нет.

— А ничего и не нужно говорить. — Улыбаясь мне, произнесла Одетта, а затем ехидненько добавила. — Мы и так знаем, что лучшие из лучших. Но обниматься не будем. Брина, я говорю — не будем! А-а-а-а-а, спасите меня кто-нибудь, она меня обнимает.

— Уже бегу! — Вдруг из чащи раздался странно знакомый голос. А затем слева от нас прямо из кустов выползло знакомое нам чудо-юдо. Уря, мы таки нашли его! Или это он нас нашел? Ай, да какая разница, если мы снова вместе! — Э-э-э-э, ребят может вы это…перестанете целиться в меня своими ручонками…а то мне как-то так вдруг страшновато стало.

— Ян, Фил, прекратите. Это наш друг! — Поспешила я их успокоить, пока они не наделали глупостей.

— Че, правда? — Ошарашенно спросил Ян.

— Правда-правда, вот как есть самый настоящий друг. — Мило улыбаясь, ответил ему Абр.

— Правда. — Устало вздохнула Одетта, понимая, что теперь уж точно никак не избавимся от Абра. А потому следующие слова прозвучали совсем не ехидно, вот нисколечко. — Абр, рада видеть, то ты жив и здоров.

— А я тоже так рад, так рад. Обнимемся? — Радостно улыбаясь, спросило чудо-юдо, на что Одетта обреченно вздохнула и отошла подальше от нашей обнимательно-опасной компании.

— Абр, не обращай внимания, она сегодня не в духе. Мы все очень рады тебя видеть. Кстати, разреши представить наши друзья — Лукьян и Панфил. Ребят, а это…

— А почему это они такие одинаковые?

— Кхм, а говорил что чудо-юдо, и все про всех знаешь! — Язвительно проговорила подруга с другой стороны поляны.

— Знаю. Но таких одинаковых вижу впервые.

— Абр, они близнецы.

— Хм…. — С исследовательским интересом принялся осматривать ребят Абр. И как-то совершено неожиданно для нас спросил: — А Одетта расстроилась из-за того, что с мужем поругалась?

— Что? Ты-то об этом, откуда знаешь?

— Знаю. Я многое знаю.

— А-Б-Р… — Прорычала злая ведьма, в лице маленькой, но очень страшной в гневе блондинки.

— Да, все просто. Был я в Эиренее, но вас там уже не было.

— Абр, а что ты делал в Эиренее? — Встряла с вопросом Брина.

— Как это что? Я вас там искал!

— А как ты туда попал?

— У меня есть свои секреты. — Загадочно улыбаясь, ответил чудо-юдо.

— Ясно с тобой все. Ближе к делу. — Буркнула Одетта, потому как нас всех распирало от любопытства о том, что стало с царством эльфов после нашего бегства.

— Так вот, я попал в царство, а вас там уже не было. Зато были очень злые и оттого очень страшные черти. Которые, кстати, носились в немереном количестве по столице и что-то искали. Ну, или кого-то, как я теперь понимаю. И вот странно, Эиренея закрытое царство, а откуда там черти-то взялись, да еще в количестве тридцати пяти штук, а? — Пакостливо улыбаясь, задал такой интригующий вопрос Абр, и все слаженно повернулись к Одетте.

— Сколько-сколько? — Еле слышно выдохнула она.

— Тридцать пять, но это только те, которых я видел.

— Вот ведь… — Выругалась Одетта, а Абр не замечая ее состояния, принялся добивать ее фактами.

— А еще их Глава, ну архемов…. Вы же знаете кто это? — Как-то странно-ехидно улыбаясь спросил чудик.

— Знаем! — Прорычали снова стройным хором мы.

— Так вот, этот их Глава, жутко злой был. Настолько злой, что даже Владыка эльфийский с сыном бегали за ним по пятам и чуть ли не кланялись ему, причем наследничек с мордой-то разбитой бегал. И почему-то все время прощения у него просили. Интересно, за что? — Задал очередной риторический вопрос, потому как отвечать ему все равно никто не стал. Одетта же, во время его рассказа постепенно бледнела и бледнела, а в конце еще и глухо застонала. И, святые черти (нкгар, привязалось же), как же я ее понимала в этот момент. Особенно, если учесть что в момент прибытия в храм чертяка был уже на пределе, то какой он там сейчас, даже страшно представлять. Хотя меня искренне удивляет, что Кириэн все еще жив. И не то, чтобы я желала ему смерти, но просто удивительно же…

— Абр, много будешь знать, быстро состаришься! — Беззлобно проговорила я.

— Я вообще-то бессмертный.

— Только это тебя и спасает. — Вроде как спокойным тоном выговорила Одетта, но мы все учуяли в нем угрозу. Ну, как все? Все, кроме того, на кого она и была направленна.

— Че?

— Забудь. Так что там дальше?

— Дальше?

— Да, дальше. Увидел ты злого…. Главу, и что? — На мгновение запнувшись при упоминании Гордиана, спросила Одетта.

— Ах, да. Увидел я очень-очень злого Главу и всеобщий беспорядок творившийся в столице, и сразу же понял, что здесь побывали вы.

— Как?

— А кто еще кроме вас мог незаконно проникнуть прямо в столицу самого закрытого царства, привнести в их размеренную жизнь сплошной кавардак и уйти оттуда живым и невредимыми?

— Вот когда ты так говоришь, даже мне как-то не по себе стало. — Сказала подруга.

— И не говори. — Поддержала ее и Брина.

Какое-то время мы просидели молча каждый, обдумывая новости, принесенные Абром и то, что за это нам всем светит. Но потом Фил и Ян пытаясь вывести нас из уныния, как главные балагуры нашей компании, снова принялись нас веселить и рассказывать все смешные случая из нашей жизни чудику. Абр тоже не остался в долгу и начал описывать различные случая из истории ведьм, только от лица чудо-юдов или его собственного. Как оказалась, про бессмертие чудик не шутил и жил он уже довольно давно, а потому-то и видел многое, а слышал еще больше. В общем, оказался богатым на всевозможные истории, которыми с радостью делился с нами. Единственное о чем он нам напрочь отказывался рассказывать — это о себе, а точнее о самих чудо-юдах. А на каждый наш вопрос он только загадочно улыбался и молчал, но мы сдаваться не привыкли, поэтому внимательно слушали истории и задавили ненавязчивые вопросы. В конце концов, Абр не выдержал и заявил, что нам нужно отдохнуть, а то завтра будет тяжелый день. Причем произошло это так резко, что мы аж опешили все. Ведь он только что сидел и рассказывал смешную историю, про царя Берихстана и повелителя Дархелла, после которой они стали лучшими друзьями, а потом вдруг стал серьезным.

Из-за его поведения мы все были в недоумении, но братья больше всех, ибо еще не успели привыкнуть к нему, а потому они с немым вопрос во взгляде смотрели на нас. Но единственное что мы могли так это пожимать плечами.

Близнецы еще какое-то время буравили нас глазами, а потом плюнули и решили все-таки последовать совету Абра и начали готовиться ко сну. Тут-то перед нами и встала проблема. Ведь палаток было всего две и те одноместные, братья же не рассчитывали встретить нас там, а нас было шестеро и даже если в эти палатки с горем пополам влезут по двое, то двоим из нас все равно придется спать на улице. И пока мы все решали, кому же придется спать на земле, Абр уже во всю готовил себе лежанку, совершенно не обращая внимание на предмет нашего спора, да и вообще на весь наш спор. Затем я, не пойми, что на меня нашло, захотела тоже спать на улице вместе с чудиком. На меня посмотрели удивленно абсолютно все, даже Абр, который оторвался от своего занятия, но я была настроенная серьезно. А когда друзья начали расходиться, я вдруг поняла то, что меня так беспокоило все это время.

— Эм-м-м…ребята. — Неуверенно позвала я активно готовящихся ко сну друзей.

— Что еще? — Недовольно спросила у меня Одетта.

— Ну-у-у, либо я сейчас в смертельной опасности, либо еще чего-то не так.

— Ничего не поняла. Лия, ты можешь говорить понятней??? — Взорвалась сонная Одетта и без того сегодня пребывавшая в жутком состоянии.

— Магия. — Несколько пришибленно ответила ей я, все еще находясь в шоке. — Я снова чувствую свою магию.

— Вот….- выругалась Одетта, а затем, немного помолчав, спросила. — Подожди, а это хорошо или плохо?

— Я не знаю. — Уже испуганно проблеяла я.

— Ты не знаешь? — Возмутилась подруга. — А кто, по-твоему, должен это знать?

— Я…я не знаю.

— Мы очень скоро об этом узнаем. — Весомо проговорил, всегда все знающий и никогда ничего не говорящий, Абр. — А теперь давайте спать.

После этого невозмутимо отвернулся и принялся укладываться. Мы же все стояли и никак не могли решить, что делать дальше. Первой опомнилась как всегда Одетта, просто пожав плечами, она тоже продолжила свои приготовления. После чего мы все отмерли и последовали ее примеру.

И уже засыпая, я подумала, а может и просто помечтала, что возвращение магии связано с тем, что это конец моей инициации и нашего сумасшедшего путешествия. Тогда это бы значило, что скоро мы сможем наконец-то вернуться домой.

Да уж, в тот момент я даже и помыслить не могла насколько окажусь права. Но может это и к лучшему, не знать, что тебя ждет завтра?

[1] Эиренея — закрытое царство эльфов, которое включает в себя множество лесов и полей к востоку от Берихстана. С юга имеет доступ к океану Полуденного Света, из-за подводных рифов имеет только один порт и использует его для торговли с демонами. С севера граничит с Сандорией, человеческим королевством. А на западе с мертвыми землями, которые были выжжены во время Великой войны народов, за которыми начинается океан Смерти. Само царство ограждено со всех сторон пятидесяти километровой полосой густого засаженного деревьями и кустарниками леса. В царство допускаются только заранее оговоренные делегации из знати других царств, но даже им не разрешают путешествовать по территории. И именно поэтому, никто не знает, как именно выглядит это царство изнутри. Правит им эльф — Владыка, Китлаун оун Лэстриоуэнкжен. Столица Эиренеи — Аемилин.

[2] Бес — нежить низшего порядка. Не столько опасная для жизни, сколько для нервов. По своей натуре они пакостники. Люди с древних времен предпочитают задабривать бесов, нежели изгонять. У них существует поверье — «Задобренный бес из дому ушел, будет в том доме благодать до скончания времен». На самом деле, изгонять бесов не рекомендуется, по той причине, что если маг будет недостаточно силен, то это только разозлит беса. Злой бес по своей опасности и разрушительности не уступает нежити даже высшего порядка. Внешне бесы отдаленно напоминают домовых, но имеют густую растительность по всему телу, длинные рога и копыта.

Глава 13. Конец — это лишь начало чего-то нового

Утром меня постигло острое чувство разочарования, поскольку, я явно не была в опасности, а возвратившаяся вчера вечером магия вселяла надежду на окончание этого поистине сумасшедшего путешествия. Но проснувшись утром совершенно в другой местности, чем та в которой засыпали, и совсем не дома, я была настолько зла и разочарованна, что невольно вызвала молнию, угодившую в росшее напротив дерево, которое я увидела, едва открыв глаза. Дерево, не выдержало такого издевательства и вспыхнув, внезапно повалилось прямо посреди поляны на которой мы расположились и тем самым разбудило всех остальных.

Ненавижу. Как же я все это ненавижу. И эту инициацию, и этот лес, и особенно веточки, листочки и букашечки, которые так и норовят залезть к тебе либо в рот, либо в глаза, а то и прямо в уши. Не-на-ви-жу. Прямо бесят они меня все. И вообще, кажется, из-за этой инициации я медленно превращаюсь в на редкость злобную ведьму. Теперь даже начинаю понимать, почему во всех историях и легендах природных ведьм величают «Бабой-Ягой», причем не в самом приятном смысле. Я бы даже сказала, что представляют нас чаще всего как главное мировое зло. Достали….

— Что за..? Лия, ты чего творишь полоумная? — Возмутилась Одетта, обозрев эту картину, вылезая из палатки, которая, кстати, перенеслась вместе с куском земли, на котором была установлена. Я только пожала плечами и ничего не ответила, на что она издала полный душевной муки стон и начала крутить головой. То ли она пыталась найти воду, чтобы это потушить, то ли просто осматривалась, но она явно сразу же заметила изменения в окружающей нас среде. — Ну, и куда нас опять занесло?

— Не имею ни малейшего понятия. — Честно ответила я и повернулась проверить наличие чудика, поскольку стоящая палатка рядом с той, из которой только что вылезла подруга, вселяла надежду на то, что близнецы тоже на месте. А вот мы с Абром засыпали на улице и однажды мы уже его теряли…. — Абр?

То, что чудика с нами не было, я увидела сразу, как и то, что его импровизированной лежанки тоже, но зачем-то все же его позвала. Вот ведь…. Неужели это опять случилось? И что нам теперь делать? Сидеть и ждать пока он снова нас найдет?

— Его что снова нету, что ли? — Задала очевидный вопрос Одетта.

— Как видишь.

— Напомни мне, чтобы в следующий раз как я его увижу, то обязательно придушила, чтоб неповадно было. — Прошипела Одетта.

— За что? — Влезла в разговор Брина, попутно выбираясь из палатки.

— А чтоб не исчезал больше. — Возмущенно прошипела блондинка. И как только у нее это получается?

— Кто-то пропал? — Спросил вылезающий из кустов справа от меня, собственно предмет разговора, то есть Абр.

— Кто-кто, да чудовище это вечно теряющееся! — Машинально огрызнулась Одетта, а потом недоуменно нахмурилась и резко повернувшись к чудику, то ли с изумлением, то ли с удивлением воскликнула: — Так ты тут!

— Ага. — Радостно улыбаясь, ответил ей Абр.

— Кхм, ну, это хорошо…. — Задумчиво пробормотала Одетта, и, пытаясь скрыть свою неловкость, возмущенно выпалила: — Ну, и где тебя носило?

— Э-э-э… — Растерялся ненадолго чудик, а потом, явно оправдываясь, прибавил: — Так я там…это…ручей какой-то странный нашел.

— Неужели, бывает, что-то более странное, чем ты? — Быстро вернула себе свое душевное равновесие подруга, а с ним заодно и ехидство.

— Эм-м, да… — Как-то не очень уверенно проговорил Абр.

— Ну, это уже интересно. — Заинтересованно рассматривая чудика, проговорила Одетта и громко потребовала: — Веди!

— А может, ребят разбудим? — Предложила Брина, стоящей к ней спиной Одетте.

— Бри, тебе надо, ты и буди, а мне жить охота, так что я пошла. — Громко проговорила она и, проходя мимо меня тихонько прибавила: — Я еще не настолько одичала, чтобы к ним соваться, пока они спят.

Я на несколько мгновений застыла в нерешительности, силясь понять какое зрелище, будет интересней. Странный, по словам мифического и бессмертного создания, ручей или то, как Брина, не имея чудиковского бессмертия, попытается разбудить близнецов, что само по себе опасно для жизни и здоровья, и при этом попытается выжить. В итоге, победило ведьменское любопытство, поэтому…

— Меня подождите! — Закричала я и поспешила догонять Абра и Одетту, послав Брине извиняющуюся улыбку.

К счастью далеко уйти они не успели, поэтому долго бежать за ними не пришлось. А вот по лесу побродить, следуя за беспрестанно петляющим чудиком все же довелось. Не могу даже представить, как именно Абр смог обнаружить этот ручей, если ведомые чудиком мы шли не менее получаса, при этом постоянно меняя направление движения. Он явно не случайно на него натолкнулся. Это подтверждалось и тем, что он не просто указывал дорогу, но и постоянно точно и вовремя предупреждал о всяких норках и провалах скрытые травой, которые по неведомой причине были заполнены водой. Это-то и казалось мне весьма необычным, ведь судя по состоянию земли и всего вокруг, дождя здесь уже очень давно не было. Странности, странности…вокруг одни странности…. Ох, как же в последнее время я часто стала употреблять это слово.

Что уже даже не удивляло, так это полное отсутствие хоть какой-либо живности вокруг. Я даже к Абру прицепилась с вопросом, не в его ли лес мы попали. На что чудик мне, совершенно убив ответом, сообщил, что это мало того, что не его лес, так еще и он совершенно непознаваемый, чтобы это не значило для него. Ко всему прочему, внутренне я была не совсем с ним согласна, потому как встречаемые нами небольшие деревца с багрово-красными листьями вызывали у меня смутные воспоминания о чем-то важном. Но то ли у меня внезапно начались серьезные проблемы с памятью, то ли, что более вероятно, это на меня так повлияла не единожды проклятая мною ведьменская инициация. Ведь с того момента, как впервые проснулась в лесу я постоянно либо не могу вспомнить вполне простые и обыденные вещи, либо забываю что-то очень важное и жизненно необходимое. И к немалому моему сожалению вспоминается все необходимое чаще всего, когда не нужно или уже слишком поздно…. Вот и сейчас, как бы я не пыталась вспомнить, что это за деревья и почему меня так мучает их вид, но моя память никак не хотела отзываться и помогать своей хозяйке. А больше всего меня настораживало то, что и Абр, и сверх внимательная Одетта, спокойной проходили мимо них, будто и вовсе их не замечая. В общем, моя расшалившаяся за последние месяцы паранойя подняла голову и начала меня донимать. Правда, когда мы наконец-то дошли до места назначения и попали на довольно широкую поляну, то все остальные мысли в мгновения ока вылетели из моей головы.

Ведь ручей и впрямь оказался довольно странным. Начиная из того, что и ручьем-то назвать «это» можно было с большой натяжкой. Во-первых, это больше походило на глубокий затопленный колодец, из которого вода слегка вырывалась наружу и через несколько метров уходила в землю. Да, это определенно колодец и ручей находится где-то глубоко под землей, но по какой-то причине он именно здесь поднялся так высоко. Другая его странность заключалась в том, что вода хоть и была абсолютно прозрачной, но совершенно необычным образом светилась насыщенно бирюзовым-салатовым светом, как бы давая нам возможность тщательно рассмотреть дно этого, несомненно, природного колодца и три старых явно женских, судя по миниатюрности, скелета покоившиеся там. Жуть, просто жуть. У меня прямо мурашки по коже побежали.

— Это ведьмы? — Поинтересовался совершенно серьезный Абр. — Да?

— Ты че думаешь, что мы по виду костей можем определить, кто их носил при жизни? — Едко проговорила Одетта, которой от вида этих костей было также не по себе, как и мне.

— Э-э-э…а разве нет? — С искренним недоумением спросил чудик.

— Нет. — Хором ответили мы с подругой, предварительно переглянувшись.

— Но…как же… — Несколько опешил он, а потом изумленно и как-то даже возмущенно прибавил. — Но вы же ведьмы!?!

— И что??? — Возмутилась Одетта, причем настолько громко, что несколько дремавших в своих гнездах сов с недовольным уханьем улетели, куда подальше от дебоширов в нашем лице. — У ведьм нет никаких физиологических отличий от других людей. И вообще, это ведь ты у нас всезнающий и никак не дохнущий…ладно, ладно, Лия, успокойся…я просто имела в виду, что он бессмертный… всезнайка и зануда. Вот пусть сам и отвечает. — Потребовала подруга, но заметив мой укоризненный взгляд прибавила: — Прекрати так на меня смотреть, Лия. Абр на меня не обижается, правда ведь?

— Я… — Попытался, что-то сказать чудик.

— Да-да, вот и молодец. — Перебила его Одетта. — Ну, так что?

— Что «что»? — Переспросил чудик, делая вид, что ничего не понимает.

— Не беси меня, мой предположительно неуязвимый друг. — С напускным спокойствием проговорила она. — А лучше скажи, сам-то ты умеешь определять по костям расу или по какой-то необъяснимой причине решил, будто это мы с Лией такие особенные?

— Э-э-э, нет, сам не умею. — Неожиданно смутился чудик.

— Хорошо. — Все еще пытаясь сохранить спокойствие, принялась допытываться Одетта. — А ты встречал хоть кого-то, кто это умел?

— Н-е-е-т. — Неуверенно протянул чудик.

— Так с чего ты предположил, что это вообще возможно сделать? — Сорвалась подруга и зло зашипела, проговаривая слова, она четко выделяла каждое.

— Ну…я…подумал…точнее предположил…а вдруг.

— Подумал? Предположил??? — Громко возмутилась Одетта, которая в последнее время была не в очень хорошем расположении духа. Причем учитывая все происходящее, то причины для ее срыва были довольно веские. Но потом она кое-как взяла себя в руки и шумно вздохнула, затем как-то обреченно проговорила: — И зачем я спросила!?!

А, потом, не дожидаясь ответа, хотя Абр явно собирался что-то сказать, но я к счастью успела на него шикнуть, она потопала к тому месту, где вода резко уходила под землю. Я же, еще раз непонятно зачем заглянула внутрь колодца, пошла к ней.

Одетта присев рядом с тем местом внимательно следила за процессом исчезновения воды. Присев возле нее я вглядывалась туда же и все пыталась понять, что она пытается там разглядеть. Оно как-то не понималось, хотя я не спорю, что выглядело все это необычненько, мягко скажем. Вода, выливаясь из колодца, текла только в одном направлении и через два-три метра останавливалась и просачивалась в землю. А ведь я не заметила ни нор, ни провалов, ни чего бы то ни было еще, чтоб объяснить, почему им в этом месте она будто наталкиваясь на невидимую стену и потому выбрав единственный путь, исчезала в земле. Вопросов во всем этом, было много, но учитывая явно магическое происхождение, то объяснить можно было практически все, кроме троих бесспорно утопленных женщин.

— А может пойдем, а? — С нескрываемой надеждой спросила я.

— Тебе, что неинтересно? — Спросила меня Одетта, на мгновение, отрываясь от созерцания этой слегка жутковатой в своей монотонности картины.

— Мне? Мне интересно, прямо-таки очень и очень интересненько. Но вот те, три утопленные женщины не дают мне покоя. Я бы даже сказала, что они меня слегка так, совсем чуть-чуточку пугают. — Немного жалобно пробормотала я.

— А с чего ты решила будто они именно утопленные?

— Хм-м, дай подумать…. А здоровенные камни, привязанные к их шеям, тебе ни на что не намекнули? — С долей ехидства переспросила я.

— Вдруг это они сами. Такое вполне может быть… — Продолжала гнуть свое Одетта, ибо она терпеть не могла оказываться в чем-то неправой.

— Хорошо. — Покладисто согласилась я и прибавила: — Допустим, они сами повязали себе на шею эти тяжеленые, практически неподъемные камушки, и решили поплавать в этом прекрасном колодце. Но ты сама не хуже меня знаешь, что ни один житель нашего мира не стал бы приближаться к магическому колодцу, а тем более топится в нем, потому что все знают, чем это чревато.

— А может они были обычными человеками?

— Девушки… — Позвал нас Абр, но нам было совсем не до него. Мы тут, так сказать, пытались докопаться до истинны.

— И ты думаешь, что раз они были простыми людишками, то они бы не заметили странности в том, что вода здесь светится? — Настаивала я на своем и на очевидности моих доводов.

— А если она тогда не светилась? — Задала она вполне резонный, но от этого не менее пугающий, вопрос.

— Тогда почему сейчас она светиться? — Дрогнувшим голосом ответила вопросом на вопрос.

Мы резко, как по команде, подскочили и развернулись лицом к колодцу. Как, оказалось, сделали мы это очень вовремя. И только сейчас, когда из моей головы на мгновение вылети все мысли, в мою дурную голову наконец-то смогла пробиться мысль, которая так настойчиво билась в голове с того самого момента, как я увидела эти скелеты. Ведь не просто так нам втолковывали чуть ли не с рождения, что таких вот источников магического происхождения стоит избегать при любых обстоятельствах. Никто за последние столетия так и не смог узнать причину их возникновения, но доподлинно известно о том, что первый такой источник обнаружили через несколько лет после окончания Великой войны народов, произошедшей больше четырех столетий назад. Главная опасность таких источников заключалась в том, что любая магия, применяемая рядом с таким источником, будет искажаться и даже может ударить по тебе. Но многие человеки, не обладающие магией и нашим долголетием, считали что, окунувшись с головой в магический источник, они обретут или магию, или долголетие. Конкретно об их мотивах история умалчивает, но вот о том, что они этого не получили буквально кричит. Хотя…. Некоторые твари и правда, получили бессмертие, правда, взамен на утрату человечности, во всех смыслах, поскольку все окунувшиеся люди, а в некоторые моменты истории их было непомерно много, превратились в неведомых доселе монстров и всяких жутких ужасов. Но главное во всей этой истории то, что на несколько километров вокруг источника начинали появляться неведомые деревья с багрово-красными листьями, по ним обычно источники и находили.

К счастью, все это было очень давно и их всех уже перебили. Людей застращали, чего в принципе можно было и не делать, ведь многие и сами видели последствия такого «купания». Источники же ведьмы взяли под свой контроль вне зависимости от того, на чьей территории они находились. Но то ли конкретно этот появился относительно недавно, то ли каким-то неведомым образом ведьмы его пропустили, потому как никаких охранных и сигнальных заклинаний мы не встретили пока пробирались сюда.

И вот теперь мы имеем три черные как ночь, и страшные, как…как…да, я даже слово подобрать не могу. Они отдаленно походили на огромных оборотней-собак, застрявших в середине процесса обращения. У одной из них были длинные как лианы руки (а может это они так вытягивались по желанию своей хозяйки), очень странные руки нужно сказать, как впрочем, и сама нежить. Но как бы там ни было, в данный момент она обмотала нашего Абра с головы до пят своими «ручками» и теперь предвкушающее улыбалась. Если говорить точнее, то зловеще скалилась во все свои пять сотен зубов (уж точно не меньше), а вот две другие с вполне такими человекоподобными руками плавной и абсолютно беззвучной походкой двигались к нам. Страшно подумать, что было бы с нами, не обернись мы к ним и не заметь приближающейся опасности. Думаю еще пара мгновений и нам бы уже не удалось спастись. Хм-м, с другой стороны я и сейчас не уверенна, что нам это удастся. Ведь Одетта маг воды и оружия при ней нет, а поскольку использовать воду из источника невозможно, то она ничем не сможет мне помочь. Да и я, вряд ли что смогу сделать, магия-то здесь абсолютно нестабильна. Так что есть у нас всего одна надежда — это Брина с близнецами, если они, конечно, ее не прибили в процессе побудки. Иначе нам конец….

— Да, вы достали! — Закричала Одетта, ввергая в шок наших новых «подружек», которые тут же застыли от неожиданности. И тут я с ней была полностью согласна, ибо и вправду достали они все, это уже как-то перебор. — Эй, чудищ, ты там еще живой?

— У-м-г-у-м… — Неопределенно промычал Абр.

— Это ненадолго. — Едва слышно пообещала ему Одетта, а потом громко с нотками возмущения прибавила: — А чё предупредить не мог, да?

В ответ Абр снова промычал что-то невразумительное, также как и наша бесстрашная блондинка, напрочь игнорируя наличие на поляне не очень дружелюбно настроенной нежити. Не, ну, его можно понять, ведь он у нас существо бессмертное, если верить его словам, конечно, а потому и боятся-то ему совсем нечего. Одетта так вообще, сколько я ее знаю, никогда и ничего не боялась, особенно когда у нее просыпается исследовательский интерес. А не проснутся, ее интерес в таких условиях просто не мог.

— Ась? Чего ты там мычишь-то? — Еще более громко переспросила Одетта, обходя по кругу застивших и, тем не менее, внимательно следивших за ней тварей.

Неизвестного вида нежить была явно оскорблена столь несознательным поведением жертвы, что и выразила довольно громким возмущенным и грозным рычанием.

— Да подожди ты! — Шикнула на нее подруга и даже не подумала прекратить то, что делала.

Сказать, что нежить испытала шок, это ничего не сказать. Даже я, знающая нашу сверхдеятельную блондинку и то не могла понять, что она делает и чего хочется добиться, раздражая эту странную во всех смыслах нежить. Но вот в том, что все это часть уже придуманного ею плана, сомневаться не приходится. И я даже не удивлюсь, если нежить в процессе осуществления ее плана не сильно-то и пострадает, чтобы потом можно было использовать ее в своих исследованиях.

К счастью или сожалению (это смотря с чьей стороны посмотреть), но узнать о том, что задумала Одетта, нам было не суждено по причине того, что нас-таки спасли…а может и не спасли…. Правда совсем не те, кого ждали и почему-то, мне кажется, что это совсем не к добру. Но вернемся к личностям «спасителей». Их было шестеро и они одновременно, явно отработанным годами движением, по двое шагнули из леса сразу из трех сторон.

Увидеть нас здесь, да еще и в такой компании, они явно не ожидали и сначала как-то даже слегка подрастерялись, а потом один из них, судя по виду, то самый старший, громко и как-то до обидного презрительно выкрикнул «ведьмы!». Если бы я явственно не чувствовала в нем хоть и странную, но магию, то могла бы предположить, что мы снова нанесли непрошенный визит человекам. А так, как во всем мире, есть только один народ, который ненавидит ведьм, пожалуй, даже больше чем человеки, то, кажется, в этот раз мы вляпались по-крупному.

— Демоны! — Зло прошипела в ответ Одетта. Да, ведьмы тоже не очень любят демонов.

— Где? — Простодушно, как для всезнайки, коим обозвала его Одетта, спросил Абр, которого освободил из «уютненьких» объятий один из демонов, пока мы тут со старшим в гляделки играли.

А посмотреть там было на что. Нет, они не были, столь красивы как смазливые эльфы, и не были столь суровые на вид, как здоровяки черти. И хотя они были столь же высокие и мощные, как и черти, но вид у них более поджарый и гибкий, как у хищных животных. Прямо смертоносная красота и грация. На лицах, которые также отдаленно напоминали хищников, застыло выражение смертельной скуки и только в глазах горел нездоровый блеск интереса. Было в этом что-то пугающе-притягательное. Одеты же они слегка необычненько, как для прогулки по лесу, а именно в высокие кожаные сапоги (даже думать не буду, из чьей кожи они сделаны), темно-бордовые, практически черные, брюки из ткани до боли напоминающей бархат и белоснежно-белые рубашки расшитые разными золотыми узорами, обтягивающие их до неприличного туго. А вот у главного узоры были серебристыми, ведь серебро они ценят выше золота. Демоны…. Все у них не как надо. Поверх всего наряда на каждом из них были длиннющие черные плащи из неопознанного материла, по полам, которых также были вышиты узоры, полностью повторяющие те, что у них на рубашках.

— Что это? — Немного удивленно спросил главный, смотря прямо на Абра, явно заметив его, только после его беспечного восклицания.

— Наш друг. — С вызовом в голосе произнесла Одетта.

— Ведьмы! — Снова презрительно произнес главдемон. А потом сразу же задал вопрос, видимо, чтобы не дать нам возможность ответить: — И зачем вы притащили эту нежить сюда?

— Да ничего мы не тащили! — Непонятно зачем влезла я, ведь обычно все переговоры с незнакомыми личностями вела Одетта. Потом стушевавшись под пристальными взглядами всех присутствующих, очень тихо, почти шепотом, прибавила: — Когда мы пришли она здесь уже была….

— Лия. — Простонала Одетта, в то время как взгляды всех присутствующих скрестились на мне и почему-то совсем не хотели переключаться на что-то иное.

— А что такого? — Возмутилась я. — Ведь, и вправду не мы…

— Вообще-то он Абра имел в виду. — Перебила меня подруга с выражением небывалой муки на лице человека, которому приходится объяснять простые вещи.

— Так он же не нежить! — Наигранно «наивно» произнесла я. И чисто для успокоения своей совести спросила: — Ты же не нежить, правда, Абр?

— Не-а. — Подтвердил Абр. И в поддержку моего веселья прибавил: — Не нежить я, честное слово.

— Вот видите, он не нежить. — Продолжала издеваться над психикой невинных жертв. — А вот они да, они нежить. Причем кровожадная и несомненно голодная нежить.

Проговорив эти слова, я для наглядности, ну, и чтобы ни у кого не возникло сомнений, о том на кого именно намекаю, ткнула пальцем в прижавшуюся друг к другу, явно в растерянности нежить. Не знаю, что расстроило их больше: появление шести демонов и опасности уничтожения, или значительный численный перевес в борьбе за желанный приз — двух ведьм и одно неизвестное существо.

— О, так это они на вас напали? — Деланно удивленно спросил демоняка с таким видом, будто им тут по сто раз на дню приходится спасать ни в чем неповинную нежить от обезумевших и кидающихся на всех и все подряд ведьм.

— А что могло быть иначе? — Возмутилась недовольно Одетта.

— Так вы же ведьмы! — Сказал он так, будто это должно было нам все объяснить. И посмотрев на наши лица прибавил: — Кто ж вас разберет-то, чего вам там могло прийти в ваши пустые головы.

— Ну, да, ну, да…я так и подумала. — Скептически согласилась с ним подруга, прожигая его взглядом.

— А теперь к главному. Что вы делаете в этом лесу? — Задал он вопрос, который я боялась услышать с того самого момента, как они вышли из леса.

Не зная, что ответить я посмотрела на Одетту, она в свою очередь тоже повернулась ко мне, потом мы слаженно обернулись к Абру, затем снова друг на друга, но от этих переглядываний ответ, увы, так и не созрел.

— А…э…м, вопросик можно? — Задала риторический вопрос и не давая возможности им ответить, задала сразу следующий. — А этот… — Я картинно обвела окружающую нас природу руками. — …ваш лес он где находится?

Дальше последовала немая сцена. Мы дружно и с напряжением ждали их ответа. Они же в свою очередь вперили в нас взгляды, кажется, пытаясь осознать смысл заданного мною вопроса.

— Вы издеваетесь? — С недоверием и явно на всякий случай решил уточнить главдемон. Мы с Одеттой, чудиком и даже нежить все еще стоящей на этой поляне, переглянулись и все вместе, как будто сговорившись, отрицательно покачали головой.

— Ну, и во что вы опять вляпались, без нас? — Громко спросил Фил, медленно вступая на кажущуюся доселе широкой поляну. По его тону можно было предположить, что больше всего его расстраивает не то, что мы вляпались в очередные неприятности, а именно то, что без его непосредственного участия.

— Вы же говорили, что пойдете только посмотреть, а не… — Начала было выговаривать нас Брина еще до того как вышла на поляну и узрела всю степень наших неприятностей.

— И мы опять пропустили все веселье… — Обиженно пробурчал Ян, замыкая эту процессию.

Когда Ян зашел на поляну все взоры демонов сначала обратились на то место, откуда они все вышли, а после того, как стало понятно, что больше пополнения в нашей «веселой» компании не предвидеться, то принялись поочередно придирчиво рассматривать новоприбывших. Нежить все это время, пользуясь полным отсутствием интереса к ней, спокойно и не спеша отступала обратно к колодцу, я же медленно начинала им завидовать.

— А это еще кто? — Бесцеремонно ткнув пальцем в демонов, спросил Ян, при этом вид у него был, как у хозяина вернувшегося домой и заставшего там непрошенных гостей.

— Гостеприимные хозяева, разве не видно? — Довольно громко и издевательски протянула Одетта.

— Да, как бы не особо… — Ответил ей Фил.

— Кто вы? — Потребовал ответа главдемон, свирепо, сверкая глазами.

— Хороший вопрос. — Опять Ян влез и, повернувшись к нам с подругой, напрочь игнорируя присутствие злых демонов. — Так кто это такие и что они тут делают?

— О-о-о, видишь ли, наш подслеповатый друг, это демоны. И, та-дам, мы у них в гостях. — Ответила Одетта, совершенно не заботясь тем, что эти самые демоны прекрасно все слышат и явно не в восторге от того, что их игнорируют.

— Та ладно? Быть того не может! — Восторженно произнес Фил, единственный ведьмак за всю историю существования мира, который до беспамятства обожал демонов и все что с ними связано. Поэтому посетить Кахетию[1], и желательно остаться в живых при этом, было его заветной мечтой. — Ты точно уверенна?

— Ага, точнее дальше некуда. — С улыбкой ответила ему Одетта.

Друзья вели неспешную беседу, как будто они заседали у кого-то в гостях за чашкой чая, а не стояли на поляне во враждебно настроенной к нам империи. Причем в компании демонов ненавидевших ведьм всеми фибрами души, если они у них, конечно, имеются. И пока они говорили эти самые демоны, кажется, пусть медленно, но неотвратимо зверели.

— Кто вы? И как вы сюда попали? — Громко рявкнул на них главдемон и во внезапно наступившей тишине, после этого крика, все отчетливо расслышали тройной «бульк».

Мы все дружно повернули головы на этот звук. Как оказалось, это присмотренная для личного пользования Одеттой нежить решила дать деру. Что тут скажешь, мудрое решение. Прямо очень завидую им сейчас. Блондинка же им не только не завидовала, но еще и была до крайнего расстроенная побегом нежити, что и отразилось на ее лице. Я почему-то даже не удивлена.

— Милейший, не нужно так кричать. — Вернул нас всех к безрадостной действительности вежливо-ехидный голос Фила, перенявшего манеру разговору у своего близнеца, так что теперь даже мы с трудом могли отличить одного от другого, не говоря уже о демонах. Фил мило улыбнулся и прибавил, растягивая слова. — Мы ведь не глухие.

— Я в последний раз….вас…спрашиваю…Кто вы? — Прорычал демон, разделяя слова, явно находясь на грани трансформации во что-то более злобное. К сожалению, об этой части жизни демонов ведьменская история также умалчивает. А это так и-н-т-е-р-е-с-н-е-н-ь-к-о….

— Понимаете…. — Начала было я как меня тут же перебили.

— …мы тут… — Продолжила мою мысль Одетта.

— …как бы… — Подхватил Фил.

— …э-э-э…заблудились…. — С мнимой задумчивостью закончил Ян.

— ….случайно… — Зачем-то прибавил Абр, которому, кажется, было очень весело. Брина же решила воздержаться от комментариев и ограничилась полным неподдельного испуга взглядом.

— Вы что меня за идиота держите!?! — Снова рявкнул на нас демон, да так громко, что мы все невольно подскочили на месте. А вот остальные демоны отступили от него на два шага назад, что показалось мне недобрым предзнаменованием.

— Ну, что вы… — Еще раз попыталась все объяснить я.

— …как можно… — И снова Одетта, меня перебила.

— …было так… — Это опять-таки Фил.

— …подумать… — И вновь Ян.

Судя по виду, демон собирался возмутиться нашим поведением, но вероятно от нашей наглости у него таки пропал дар речи. Но как бы там ни было, нападать на нас явно никто не собирался. Видимо потому, что идиотами они-таки не были, потому прекрасно осознавали, что рассчитывать на численный перевес они больше не могут. А вот без магии мы здесь практически на равных условиях, поскольку, как я успела заметить, воинов среди них было только двое, ибо только у них были меч и лук, остальные были магами, то есть их главным оружием были они сами. У нас же вооруженных было трое и плюс мы с Одеттой оставались для них темными лошадками. И если со мной им повезло, поскольку держать оружие в руках без вреда для своего здоровья я не могла, то Одетта во владении почти любым оружием была мастером. Оставался только Абр, но умения чудика были загадкой даже для нас.

— Вы нарушили границы Кахетии. — Немного подумав, решил зайти с другой стороны демон. И тут да, он был абсолютно прав. — Вы знаете, что территория Священной империи, является запретной для ведьм?

Главдемон самодовольно улыбался, видя как мы слегка побледнели, после этих слов, поскольку ответить или возразить ему нам было нечего. Эх, не любят они ведьм, причем все, причем абсолютно всех. И не то чтобы я их не понимала, ибо ведьмы в большинстве своем наглые, лживые и алчные существа, готовые предать/продать и даже убить любого (причем близкое кровное родство и то не всех останавливает!). Но как ни обидно за ведьм история также знает и множество случаев, когда ведьмы жертвовали всем, даже своей жизнью, ради кого-то или чего-то, в том числе и всеобщего блага. Хм-м, только что осознала, что пороком самопожертвования, как называют его остальные ведьмы, обычно страдают природные ведьмы. Судьба у нас такая, что ли — все нам неймется, лишь бы куда-то влезть и кого-то спасти.

Справедливости ради, стоит отметить, что многие ведьмы после Великой войны народов, начали осознавать и делать соответствующие выводы, что война-то эта, по сути, случилась именно из-за них, то есть нас, ведьм, короче. А точнее из-за того что они делали и как себя вели по отношению к остальным. Используя свое положение и магию, они брали, что хотели и добивались всего, чего пожелали, не считаясь с мнением других рас, которые не все были слабыми. В итоге, всем надоело подчиняться ведьмам, и небольшие споры очень скоро переросли в кровопролития, а затем и в войну. Ведьмы могли предотвратить эту войну, но даже после ее начала они далеко не сразу начали понимать, что они не самые сильные и неуязвимые. Они все еще не воспринимали другие расы всерьез, и все мы знаем, к чему нас привело такое поведение…. Но как бы там ни было, хоть по прошествии времени многие ведьмы и изменили свое мировоззрение и даже всячески пытались наладить отношения с другими расами и народами, остались последователи тех ведьм, которые именовали себя хранителями ведьменских ценностей. И вот они ведут себя прямо-таки преотвратно с остальными расами, считая себя выше их, а потому постоянно унижали, унижают и оскорбляют всех и каждого, кто не относится к магически одаренному обществу. Впрочем, к тем, кто защищает другие расы и не магическое население относятся еще хуже. Единственным исключением стали Ведьмы Природы, ибо пока они боятся с нами связываться, потому как считается что на нашей стороне богиня Алгая, она же Мать Природа, но как надолго их хватит это интересный вопрос.

К сожалению не все расы захотели пойти навстречу ведьмам, когда те пытались загладить свою вину или просто как-то сгладить острые углы. Вот, например, демоны, они и до войны были с нами не больно-то дружны, а уж после нее стали буквально люто ненавидеть. И в этом опять-таки виноваты сами ведьмы. Точнее будет сказать, что одна конкретная Ведьма, которая одурманила тогдашнего Императора, и они вроде как стали союзниками под действием этого дурмана. Демоны некоторое время, пусть и нехотя, но всячески помогали ведьмам, а вот когда от ведьм потребовалась ответная помощь, то они отвернулись от вчерашних союзников и ударили в спину ничего неподозревающим демонам. Одурманенный Император не мог побороть приворот, вот и не находил себе места из-за этого. Думать он ни о чем кроме той Ведьмы не мог, а поскольку у демонов четкая иерархия, то лишенное императорского командования и поддержки, демоново войско терпело поражение за поражением, вследствие чего демоны потеряли многих своих в то нелегкое время. Через какое-то время Император не выдержал силы приворота и убил себя. Впоследствии ведьмы выяснили, что дурман был так силен из-за того, что та Ведьма, в нынешнее время она считается проклятой и ее имя не произносит ни одна уважающая себя ведьма, сделала его на своей крови, что уже тогда было запрещено и осуждаемо. И для этого осуждения были причины, ведь магия крови не имеет ограничений ни в использовании, ни во времени, ни уж тем более силе, а самое главное, что против такой магии нельзя защититься и снять наведенный заговор или дурман опять-таки абсолютно невозможно. Потому-то все ведьмы как тогда, так и сейчас считают эту магию низкой и презренной.

Потеря Императора в той войне стала для демонов страшным ударом, после которого они еще долго не могли оправиться. Только через полгода на трон взошел брат Императора, и он проводил очень жесткую политику против ведьм. Поэтому он издавал тонны различных указов касающихся ведьм и отношения к ним. Одним из ни стал строгий указ для демонов, в котором говорилось, что любую встречную ведьму вне зависимости от ее возраста, должна ждать только смерть, без каких бы там ни было разбирательств в ее виновности или не виновности. Да, демоны потеряли очень многое в той войне. Возможно, весь ее исход и зависел от Императора, ведь именно он был голосом разума и призывал всех к мирным переговорам, а уже потом, когда стали нападать и на земли демонов, он вступил в эту борьбу. Но он умер, много демонов полегло…и все из-за коварства одной ведьмы. Поэтому их ненависть ко всем ведьмам вполне понятна, вот только это было очень давно, а мы — это не она, но кто же станет нас слушать…. К тому же ненависть к нам так глубоко въелась в их сознание, что они уже не различают где хорошо, а где плохо, нас просто нужно убить, вот и все.

— Вы знаете, что вас ждет за нарушение наших законов? — Продолжал доносить до нас простые, но от этого не менее пугающие, истинны демон, который, похоже, получал от сложившейся ситуации огромное удовольствие.

— Почему-то мне кажется, что по головке нам за это не погладят. — Как можно веселей проговорил Ян.

— Смерть. Вас всех ждет смерть. — Обрадовал его демон, с драматичной паузой произнеся эти слова для пущего эффекта. Что, по-моему, личному мнению, было абсолютно лишним, ибо мы и так все знали, чем все это закончится.

— Как-то не очень вдохновляюще звучит. — Пробурчала Одетта, хотя о наших новых знакомых этого сказать было нельзя, поскольку у демонов прямо лица светились от счастья.

— Это да. — Согласился с ней молчавший доселе Абр.

— Пойдете сами или нам придется вас заставить? — То ли спросил, то начал запугивать нас демон, но расслабиться нам не давал, это уж точно. Читай на Книгоед.нет

Мы все дружно невольно принялись переглядываться друг с другом, не зная, что предпринять в этой ситуации. Попробовать убежать от них, было бы верхом глупости, граничащей с безумием, ведь мы на их территории. Попытаться от них отбиться тоже не выход, ибо никто на самом деле не знает, насколько сильны демоны по сравнению с нами и чем в конечном итоге для нас эта попытка может обернуться, также было неизвестно. И в то же время пытаться с ними договорится не самая лучшая идея, поскольку они нас даже слушать не станут, а то еще и подумают, что мы пытаемся их обмануть или одурманить, и чего доброго сразу на месте прибьют. Остается только ждать, когда нас снова перенесет, тянуть время и надеяться, что это произойдет до того как нас начнут убивать.

— Э-эм, Лия, солнышко мое ненаглядное, ты ничего не хочешь нам сказать? — С надеждой в голосе обратилась ко мне Одетта.

Демоны все как один повернулись ко мне, видимо, также надеясь услышать от меня что-то интересненькое или хотя бы частично объясняющее наше появление. Увы, ничего такого уж приятного я сказать не могла, причем никому из них.

— Не-а. — Честно призналась я, и на лицах всех присутствующих отразилось разочарование.

— Жаль. — Подала голос Брина.

— Полностью с тобой согласна, но, увы… — Ответила я и для пущего эффекта развела руки в стороны.

— Ну, что ж… — Задумчиво пробормотала Одетта, окидывая нас всех частично отсутствующим взглядом, явно пытаясь придумать выход из этой непростой ситуации. Выход видимо все-таки придумалась, поскольку она, отвернувшись от демонов проказливо мне улыбнулась, а затем с очень серьезным лицом повернулась к демонам. К ним же и была обращена ее следующая фраза: — Ну, что ж, раз уж тут такое дело, то веди!

— Куда? — Растерялся демон.

— А куда собирался? — Нисколечко не издеваясь, спросила подруга.

— Во дворец… — Неуверенно проговорил демон, ошеломленный ее поведением.

— Во дворец это очень хорошо. — Обрадовано проговорила Одетта и намного громче прибавила. — Вот туда нас и веди!

Она воодушевленно улыбалась, чем явно их напугала, а затем, отобрав у Фила свою сумку, которую он так и сжимал в руках с момента появления на поляне, снова повернулась к демонам лицом, продолжая улыбаться, громко и спросила:

— В какую сторону?

— В ту. — Все демоны синхронно ткнули пальцем в противоположном направлении от того места, откуда мы все пришли.

— Ну, в ту, так в ту… — Нарочито жизнерадостно и громко произнесла Одетта, и радостно улыбаясь, двинулась в указанную сторону. Немного отойдя от нас, она повернулась к нам и сначала посмотрела на застывших нерешительности и полностью ошарашенных демонов, а затем ее взгляд перескочил на всячески борющихся с приступом смеха нас и громко рявкнула, заставив подскочить даже демонов, не говоря уже о нас: — Не отставать! Вы же знаете, ждать никого не буду.

Мы все ее знали, поэтому тут же кинулись следом за ней. Некоторое время она и вправду шла впереди, даже не обращая внимание на то, что мы все безнадежно отстали, а затем неугомонный демон все же очнулся и что-то выкрикнув другим демонам на их языке, поспешил догнать нашу блондинку. Как оказалось, этот демон может ходить даже быстрее, чем Одетта, что мне казалось абсолютно невозможным и невольно вызывало во мне восхищение. Ведь даже чертяка со своим ростом и профессиональной подготовкой и то не всегда успевал за ней. Отвлечься от бегущих впереди демона и ведьмы, явно не желающих уступить первенство друг другу, меня заставил появившийся рядом со мной и слегка напугавший этим демон, который впрочем, не проявлял никаких признаков эмоций и чего-то еще. С другой стороны от меня появилась слегка запыхавшаяся Брина и тут же рядом с ней, как из-под земли возник еще один демон. Та-а-а-а-ак…. Кажется, я догадываюсь, что именно сказал главдемон таким жутко-командным голосом. Это было довольно умно и предусмотрительно с его стороны приставить к каждому из нас по провожатому, поскольку он не знал, да и не мог знать, что никто из нас, за исключением может быть Абра (ибо, поди, разбери, что у него там, на уме!), никогда бы не бросил другого в беде, тем более, если эта беда грозит ему смертью. Ведь все это так весело!

Брина тоже заметила своего «провожатого» и повернулась ко мне желая то ли спросить, то ли возмутится, но увидев идущего возле меня демона, молча и как-то уж больно поспешно отвернулась. Я тут же повернулась, чтобы посмотреть на напугавшего ее демона, потому как мне на первый взгляд он не показался таким уж пугающим и страшным. Как оказалось, столь бурная реакция Брины была из-за того, что демон буквально не сводил с нас взгляда, при этом не испытывая никаких проблем с быстрым темпом ходьбы, который мы все развили пытаясь догнать уже едва заметную среди деревьев парочку «предводителей». После того как Брина отвернулась, демон перевел взгляд на меня. И как не странно, в его взгляде не было ни ненависти, ни отвращения или даже презрения на худой конец, наоборот, там скорее было любопытство, и только. Не знаю, что меня дернуло, но внезапно я без всякого намека дружелюбно ему улыбнулась, после чего лицо демона превратилось в маску холодной отчужденности. И не то, чтобы меня это задело, но…да, меня это задело. Правда, покостерить его, на чем свет стоит я не успела даже в своих мыслях, так как идущий сзади демон что-то выкрикнул и мой сопровождающий испуганно взглянул на того, что шел рядом с Бриной, а затем так резко отвернулся, что я невольно удивилась, как его шея выдержала такое издевательство.

— А мы куда-то опаздываем? — Громко спросил чудик, как всегда неслышно подкравшись и идущий теперь, немного отставая, прямо между мной и Бриной. Его абсолютно невинный вопрос застал нас всех врасплох, а потому мы с Бриной довольно дружно испуганно вскрикнули и подскочили на месте, что казалось мне невозможным во время такой быстрой ходьбы. Демоны же, просто взглянули на него, на нас и спокойно отвернулись, как будто, так и нужно.

— Нет. — Выдавила из себя Брина, из всех сил стараясь сдерживать ругательства.

— Просто Одетта, как всегда в своем репертуаре. — Пошипела я, так же с огромным трудом сдерживая и возмущение в сторону подруги, и непреодолимое желание бахнуть магий в это «чудовище», чтобы навсегда отучить его подкрадываться к ведьмам сзади. Останавливало меня только то, что демонам применение мной магии, ой, как не понравится, и они даже смотреть не будут на то, что направлять ее я буду вовсе не на них.

Разговаривать о чем-то большем мы не могли пока рядом шли наши надзиратели, поэтому весь дальнейший путь прошел практически в тишине. Почему «практически»? Да, потому что шедшие позади нас близнецы очень громко веселились, задавая самые неприличные вопросы сопровождающим их демонам. А так как те с каменными лицами продолжали молча идти, наши братцы наперебой придумывали за них нелепые ответы, и от этого казалось, будто им становилось все веселей и веселей. Но как по мне, то веселием, там вовсе и не пахло, и что-то мне подсказывает, что убивать их будут с особой жестокостью. Хотя не исключаю возможности того, что нас всех сначала будут долго и нудно пытать, чисто забавы ради, а уж потом обеспечат показательную казнь.

Меня же всю дорогу занимала мысль вовсе не о спасении, что конечно, безусловно, очень важно, особенно в сложившихся обстоятельствах, ведь за все время нашего знакомства с друзьями, ситуация еще никогда не была столь серьезной, как сейчас. Раньше выпутываться из всех передряг нам очень помогала репутации моей бабули, да и чего греха таить, всей нашей «семейки» тоже, чуть позже мы сами создали себе репутацию, а потому никто с нами не связывался, особенно когда мы все вместе. В данном же случаи мне почему-то кажется, что узнай демоны о моем родстве с нынешней Бабой-Ягой, то смерть моя будет очень нелегкой. Поскольку именно моя прабабуля и устроила им тут весь переполох, тем самым лишив демонов Императора во время войны. Она, конечно, недолго после всего этого прожила, но память-то после себя оставила, прямо-таки громадное наследие, чтоб ее…. А самое страшное, что и предупредить никого не могу так, чтобы демоны ни о чем не заподозрили или еще хуже, не догадались о чем речь. Ну, буду надеяться, что они хорошо знают историю, иначе нам всем точно конец.

С другой стороны, нам в любом случае ничего хорошего не светит, ведь в наше невнятное объяснение о случайности нашего попадания сюда, все равно никто не поверит, поскольку попасть на территорию Кахетии с помощью магии невозможно, а все другие способы демоны тщательно охраняют и отслеживают. Отсюда у них выплывает вопрос о том, что если мы попали сюда без магии, то кто же нам помогал? В общем, как ни крути, а мы в полной…зад…в неприятности вляпались, вот.

Впрочем, сейчас и меня больше всего волновал вопрос о том, как мы попали на закрытую от магии территорию, причем с помощью магии. Ведь у них тут не просто запрет есть, как у эльфов, а их остров защищен от любого проникновения извне. Не знаю, как им удалось этого добиться, но точно знаю, что перемещение наше было магическим, что, казалось бы, невозможно, но факт. Или быть может все дело в том, что магия инициации настолько древняя, что и запрет на нее не распространяется. Да, вполне логичное объяснение, по крайней мере, мне так кажется.

Какими, однако, пророческими оказались слова Одетты о том, что суть всей этой инициации как раз в том, чтобы нажить себе врагов и достать всех и каждого. Думаю, она во многом была права, ведь мы успели навестить всех, кроме демонов, хотя и это уже неактуально. Но вот причины всего этого, были отнюдь не в шалости, а в гласности. Точнее нужно показать меня (как и любую вступавшую в силу природную ведьму) всем и каждому, и главное доказать им, что меня можно и нужно бояться. Ведь именно Ведьмы Природы в определенном смысле являются стражами природы, а точнее мы в какой-то степени ее официальные представители, поэтому-то всех природных ведьм знают в лицо и тихо или громко ненавидят, считая, что у нас много незаслуженных привилегий и власти.

Ну, что ж…. Будем надеяться, что мое лицо и имя здесь пока не очень известно. Но главное, будем надеяться, что мы унесемся отсюда до того, как меня начнут убивать или пытать, ибо страшно даже представить, что тут моя злая бабуля может устроить за скандал с особо тяжелыми последствиями. А нам то для полного счастья только еще одной войны с демонами не хватает.

В одном нам повезло — идти во дворец было не так уж и далеко, поскольку, как оказалось, появились мы буквально в самом сердце Кахетии. А именно в императорском лесу, который был высажен много веков назад вокруг самого важного строения во всей их империи — Дворца Императоров, о чем нам любезно сообщил один из наших сопровождающих. Чем ближе мы подходили, тем быстрее шел Фил, который только что не пищал от восторга. Откровенно говоря, я и сама была недалека от его состояния, ибо увидеть это чудо природы, а точнее магии, и выжить при этом было верхом везения. Впрочем, и просто увидев все это, было бы не так обидно умирать, поскольку если хоть половина слухов и россказней об этом дворце, правда, то хоть и не долго, но мы будем наслаждаться неземной красотой чистейшей магии в лучших ее проявлениях. Это здание поистине произведение искусства и в то же время доказательство того, что дружба и любовь, в том числе, может пройти сквозь года, ибо возводили его множество веков назад наследники правящих семей в подарок тогдашнему Императору на день рождение сына — первого наследника. По слухам все в этом дворце было возведено с помощью соединенной магии ведьм, демонов, эльфов и чертей. Поговаривают, что там отметился и наследник драконов, но как по мне, то все это выдумки, не более. Ну, не верю я ни в каких драконов, хотя и в существование чудо-юда, также верилось с трудом, а вышло-то как…. Но как бы там ни было, именно благодаря тому, что возводившие дворец личности были близкими друзьями они и смогли соединить свою магию, а как любит, повторят моя бабуля — это главнейший и наиважнейший принцип магии. Тьфу, ты…. В общем, благодаря их совместным усилиям этот дворец стал неприступной крепостью, которой не страшны ни войны, ни буйства стихий, ни даже время…

Одетту с главдемоном мы догнали уже у самой кромки леса. Ну, как догнали? Они нас там поджидали с видом мучеников, которых заставили ждать целую вечность, а не каких-то пять-десять минут. Да уж, думаю, в этом плане они нашли друг друга.

Дальнейшие наши передвижения были под более бдительным и плотным конвоем, поскольку у, все той же, опушки леса нас ждало подкрепление в лице еще десяти демонов…. М-да, экие они серьезные ребята, так сказать, нам все веселее и веселее становится. С другой стороны, одним меньше, одним больше — какая разница все равно нам отсюда так просто не сбежать.

Новоприбывшие демоны абсолютно ничем не отличались от наших старых «конвоиров». Все такие же серьезные и отчужденные, прямо глыбы льда какие-то. Правда и мы с друзьями также старались вести себя как можно тише. И даже близнецы наконец-то прониклись и молча шли в сторону указанную демонами. Одетта же кое-как исхитрилась и поравнялась со мной, выразительно приподнимая бровь с вполне понятным вопросом. Я в ответ постаралась не очень заметно ей ответить и слегка отрицательно покачала головой. Подруга после моего «слегка» явно расстроилась, но в ту же секунду отвернулась, чтобы не привлекать внимание демонов своими переглядываниями. Да уж, я прекрасно понимаю всю степень ее плохого настроения, ибо и сама надеялась, что мы переместимся побыстрее, а точнее хотя бы до того, как доберемся к замку. Ведь учитывая его историю, то есть вероятность, что изнутри этого дворца нас не вытащит даже магия инициации, поскольку у всего есть предел. А жить-то нам всем очень хочется и желательно долго, и по возможности очень и очень долго.

Дворец перед нами возник внезапно, как будто вырос прямо из-под земли. Мы все слаженно замерли. Точнее все кроме демонов, у них-то небось уже и иммунитет выработался на такую красоту, а может они и по жизни такие холодные и безэмоциональные. Хотя лично у меня, с трудом укладывалось в голове то, что кто-то мог оставаться равнодушным к такой красоте.

— Потрясающе. — Пролепетал Фил, который наверняка сейчас был на седьмом небе от счастья.

— Топай давай! — Недовольный нашей остановкой, пробурчал главдемон. И одновременно с этим стоявшие позади нас демоны подтолкнули всех, кроме Абра(испугались, что ли?) тонко намекая, что слово «топай» относится ко всем и сразу.

Одетта, по инерции пройдя несколько шагов, резко обернулась и внимательно посмотрела на толкнувшего её демона, при этом как-то уж больно кровожадно улыбаясь. К счастью сам демон промолчал, и больше не совершал никаких движений, потому-то подруга смогла взять себя в руки и вспомнить о том что ситуация в которой мы сейчас находимся не располагает к кровавой расправе над этим безумцем из суицидальными наклонностями. Окончательно взяв себя в руки, подруга первой начала двигаться в сторону дворца, после чего мы с оставшимися в шоке от этого друзьями облегченно выдохнули и также возобновили движение.

Подходя ближе ко дворцу я удивлялась и восхищалась им все больше и больше. Эх, как жаль, что у нас не будет возможности хорошенечко все рассмотреть и исследовать, ибо это действительно нечто невероятное. Нет, я и раньше видела разные чудеса защитной магии (как-никак, а бабуля-то у меня главный спец по этим делам), но это что-то невообразимое. Издалека мне казалось, что замок как будто невидим, а по мере приближения я сначала начала видеть мерцающее очертание создающее впечатление, что дворец выстроен из небесного стекла, которое на солнце блестит всеми цветами радуги. А вот подойдя вплотную к стене этой громадины, мы все увидели абсолютно обычную с виду стену, ничем не отличающуюся от сотни других виденных мною ранее.

— Защитная магия. — Совсем не к месту решил посвятить нас главдемон, как будто мы и сами не догадались бы об этом. Хотя с другой стороны, откуда же ему знать чего мы там знаем, а чего не знаем?

— Угу, мы догадались. — Подтвердила Одетта то, что мы поняли его намек и взяли на заметку. Демон в ответ только кивнул и пошел вперед.

Подойдя вплотную к стене, мы всей дружной компанией стали двигаться вдоль нее, явно направляясь к воротам или чему-то заменяющему их же. Через полчаса таких поисков главдемон резко повернул и исчез из виду, слегка ошарашив нас этим.

Как оказалось, мы уже пришли к месту назначения. Но вот чудеса ворот там не наблюдалось, а вместо них там находилась совершенно обычная с виду арка. Да уж, вот тебе и затворники, даже воров не боятся, хотя может у них некого бояться. Демоны все-таки суровые дядьки, судя по тем, кто нас окружает.

Мы все стали проходить под аркой вслед за главдемоном, который вместе с несколькими демонами увлеченно за нами наблюдали, как будто чего-то интересного ждали. И тут-то я поняла, что арка вовсе не так и проста, как кажется, хотя никакой магии ни в ней, ни вокруг нее не ощущалось. Когда же мы все благополучно прошли эту арку и оказались по ту сторону «заборчика», то нужно было видеть выражение лиц собравшихся там демонов. Демоны дружно и коллективно хмурились и украдкой, чтобы главный не видел, переглядывались друг с другом. Мы недоуменно переглядывались даже не таясь.

— Что? — Спросила нетерпеливая Одетта.

— Арка не пропускает тех, кто пришел сюда с дурными намерениями и тех в ком есть зло. — Нехотя ответил тот, что стоял по правую руку от главдемона, и только тут я заметила, что и у него нашивки серебренные, да и не видела я его среди встречающих нас.

— И что случается с теми, кто проходит сквозь арку с этими вашими «дурными намерениями»? — Спросил любопытный Ян.

— Адские муки. — Улыбнувшись, понятной только ему шутке, оповестил нас главдемон.

— Оу….ну, спасибо, что предупредили. — Язвительно буркнула Одетта. У меня же кровь в жилах застыла, после слов демона. А ведь мы и правда, так спокойно прошли, хотя также спокойно могли там погибнуть. Ужасть просто…. С другой стороны, никто же из нас ничего плохого и помышлял, так что бояться нам было нечего.

— Всегда, пожалуйста. — Также ехидно и с, до противного, милой улыбочкой ответил демон, а затем прибавил. — Топайте давайте и помалкивайте.

И мы опять шли под конвоем, какими-то окружными путями, видимо демоны не хотели показывать нас общественности раньше времени. Всю оставшуюся дорогу до места нашего «заточения» мы шли в тишине и только идущие впереди демоны о чем-то явно спорили. Хотя о причинах их спора не особо трудно догадаться, ибо они беспрестанно оборачивались к нам.

Местом нашего, надеюсь не последнего, обитания, что не удивительно, оказалась тюрьма или что-то напоминающее ее же. И даже более того, это было старое, явно давным-давно заброшенное строение. Какие эти демоны однако душки, не пожалели для нас абсолютно ничего и вон даже такой исторической реликвии, как это здание, а ведь оно вон какое древнее и экскурсии сюда наверняка водили, лет эдак триста назад….

Интересно, а не развалится ли оно, пока мы там отдыхать изволим? А то вид у этой конструкции и вправду не особо надежный. Даже странно, что нас решили именно сюда запихнуть, а не в здание поновее и поохраняемей, мы ведь как никак преступники номер один на всю империю. Хотя…если задуматься, то можно приметить, что двигались, идя сюда мы все время по окраинам города, да и жилых домов рядом не наблюдается, вот прям идеальные условия для пыток. К тому же, если Император все же надумает избавиться от нас по-тихому, то условия просто безупречные, как для таких делов-то. Эх, а ведь так жить-то хочется…и желательно долго….а вот это всего совершенно не хочется….

Демонов мои желания, конечно же, не интересовали, потому-то они молча запихали нас всех в отдельные камеры в подвале и так же молча растворились в темноте нашего, несомненно, временного жилища. Нет, ну, это уже издевательство какое-то, даже у человеческих тюрьмах есть окна. Пусть малюсенькие, но есть же. Я это точно знаю, лично проверяла. А тут вообще ничего, ни единого лучика света, ни единого дуновения ветерка. Просто антиведьменские условие какие-то.

Ходить по камере было страшно, смотреть не на что, а садится, не видя, куда не позволял ранее дремлющий инстинкт самосохранения. Ибо с моей фантазией очень просто напридумывать, что там может ползать, бегать и заниматься другими, несомненно, жутчайшими делишками. Разговаривать, как ни странно, нам тоже не особо хотелось, тьма здесь была практически осязаемой и она давила на нас, как будто заставляя подчиниться, признать ее главенство. Я чувствовала острое чувство одиночества, будто мои друзья не сидели сейчас по соседству со мной, отделены только стеной. И в то же время у меня было непередаваемое ощущение, будто кто-то стоит рядом и внимательно меня рассматривает, изучает и даже оценивает. Но рядом была только звенящая тишина и никаких признаков хоть какой-то живой души. Просто мертвая, тяжелая тишина забирающаяся, кажется, прямиком в душу и вымораживая там все.

Сколько часов прошло с тех пор как мы сюда попали невозможно сосчитать, но в том, что в этой камере ужасов я провела не один час это точно. Поскольку когда за мной пришел ранее сопровождающий меня демон, я не могла пошевелить ни одной частью тела. Демон то ли догадался об этом, а может просто устал ждать от меня хоть каких-то действий на свое «следуй за мной», подойдя вплотную схватил меня за шкирку и понес на выход, как нашкодившего котенка, при этом явно не испытывая никакого дискомфорта ни от полнейшей темноты, ни от моего веса. Правда на «свет божий» мы попали далеко не сразу, а потратив некоторое время на блуждание по подземным коридорам.

Вышли мы с ним на прекрасную и живописную полянку, ярко освещенную шестью кострами, которые были расположены в метре друг от друга, красивейшим полукругом. Хм-м-м…я смотрю, и места для нас сохранили самые «тепленькие», прямо аж душу мою ведьменскую греет такая забота, как бы не расплакаться от нахлынувшего умиления. Вскоре к нам присоединились и мои друзья, которых также вынесли за шкирку, как и меня, единственным кто шел сам, был Абр, на не него видимо это подземелье подействовала не так сильно как на нас.

Демоны же не дав нам и минутки насладится видами этой чудесной картины, продолжая проявлять заботу водрузили нас на костры не обращая внимание на наше вялое сопротивление. М-да, я буквально во всем ошиблась думая о демонах, хотя может они в последний момент поменяли свои планы, кто ж их разберет-то. Ну, в одном я точно не ошиблась, они таки собираются от нас избавиться. В остальном же они действуют прямо противоположно тому, чего я от них ожидала. Во-первых, можно сказать, что нас практически не пытали (не считая пытки подземельем), во-вторых, казнь будет отнюдь не публичной, и в-третьих, казнь эта состоится вот прямо сейчас и времени у нас с каждой минутой оставалось все меньше и меньше, оно буквально таяло на глазах. И самое страшное, что я даже не могу совершить отчаянную попытку вырваться с помощью магии, потому как с того самого момента как мы вошли в город я ее не чувствую, причем совсем. У них тут все продумана, как я посмотрю.

Очень медленно, едва собравшись с силами, я повернулась в сторону пылающему пососедству костру, там был Ян. За ним полукругом расположились Одетта, Абр, Брина и Фил. Все мои друзья были также подавлены, как и я, видимо не таким уж простым оказалось то подземелье, что и объясняет выбор именно его для нашей дружной компании. И даже Одетта, которая никогда не сдается и не унывает, и та выглядела слегка не в себе. Мы все обменялись взглядами, как бы прощаясь друг с другом. И по столь редкому отчаянию в глазах друзей я поняла, что они так же не чувствуют магию, а потому как я, больше не видели никаких вариантов к спасению. Правда думаю, что у всех все же теплилась надежда на мою яговскую способность, но она почему-то совсем не спешит на наше спасение, хотя оказаться сейчас дома было моим самым заветным желанием и самой сокровенной мечтой. А ведь Абр говорил, что эти переносы зависят от меня и моих желаний…. И даже Фил, так мечтавший побывать в Кахетии и тот был бы рад оказаться сейчас где угодно, вот только не здесь. И я его понимаю, Кахетию мы посетить, то посетили, а увидеть, так ничего и не увидели, короче, сплошное разочарование, теперь бы еще живыми отсюда выбраться.

Как раз в этот момент, вторя всем моим молитвам, во дворце (если судить по реакции демонов), не меньше, что-то очень громко взорвалось, расцвечивая небо разноцветными огнями, и нас всех накрыло волной пыли, хотя я думала, что мы довольно далеко находимся от центра города. Демоны же недолго думая бросили нас в одиночестве и помчались в ту сторону, откуда и прозвучал взрыв. Вот чувствую, что у Императора во дворце бахнуло не иначе, а то бы они не все побежали, или же вообще никто бы не отреагировал, ибо в городе наверняка и своих хватает.

В общем, благодаря этому взрыву умирать мы будем в гордом одиночестве, ибо снять нас с костров никто не додумался, а притушить эти самые костры, им видимо было банально лень.

Когда последний демон скрылся из виду, мы все снова невольно переглянулись, но отчего-то никто так и не проронил ни слова. Одетта явно в усиленном режиме зашевелила мозгами силясь придумать хоть какой-то план спасения с учетом сложившейся ситуации. Близнецы, судя по их сосредоточенным лицам, пытались ей в этом помочь. Брина просто плакала, я, откровенно говоря, была очень близка к ее состоянию, поэтому даже не пыталась о чем-то думать. Единственным из всей нашей компании кто выделялся — это был Абр, у него на лице застыло выражение неимоверной скуки, будто его по триста раз на дню сжигают от нечего делать…. Эх, мне бы его спокойствие….

Со стороны дворца что-то очень громко громыхало, будто там военные действия идут, мы же, все так же оставались одни одинешеньки, брошенные всеми, а время неумолимо уходило. И снова именно в этот момент, когда уже запахло гарью ввергая тем самым в полнейшее отчаяннее, я вдруг почувствовала тошноту и легкое головокружение, которые обычно свидетельствовали о скором нашем переносе. Еще через несколько мгновений, когда я снова начала терять надежду, возникшую сразу после появления головокружения, эта самая надежда растаяла совсем, потому как часть демонов, стремительно заполняя пространство, вернулась к нам.

— О чем задумалась, а, ведьма? — Внезапно спросил, явно издеваясь, стоящий рядом со мной демон, держа на вытянутой руке горящий факел.

— Домой хочу. — Пробурчала едва слышно.

— Домой? Это уже вряд ли. — Ехидно ответил он и стоящие рядом демоны неприятно рассмеялись, опять-таки издеваясь и несомненно намекая на их недолгое отсутствие за которое мы по их мнению могли бы сбежать. Отсмеявшись все тот же демон сказал: — Не о том ты ведьма думаешь.

— И о чем же нужно думать ведьме в такой ситуации? — Сказала Одетта стараясь, как и я не впадать в отчаяние.

— О покаянии. Причем вам всем бы не помешало о нем подумать. — Серьезно ответило новое действующее лицо.

— Так не в чем каяться-то. — Нагло ответила ему Одетта пристально к нему присматриваясь. И что она там увидела? Демон как демон.

— Я не настолько глуп, чтобы в это поверить. Невозможно даже представить, что вы совершали и сколько жизней загубили для того, чтобы попасть сюда. — Ответил нам, таки, да, полный идиот.

— Да, в глупости вас заподозрить сложно. — Съехидничала Одетта.

— Я бы в вашей ситуации вел себя поскромнее. — Тут же среагировал еще один демон из новоприбывших. Что-то они без главдемона больно разговорчивыми стали.

— А то что? Убьете нас? Упс, вы и так собираетесь нас убить. — Продолжила глумиться подруга, над бедными демонами не привыкшими к такому обращению.

— Умирать можно абсолютно по-разному. — Тихо, но от этого не менее жутко, ответил демон.

Некоторое время все в ступоре молчали, и каждый в меру своей фантазии пытался осознать совсем не тонкий намек демона. А затем у кое-кого сдали нервы:

— К бесам все это! — Внезапно закричала ведьма, на поверку оказавшаяся мною, удивив этим не только демонов и друзей, но и в первую очередь себя. — Я хочу домой!

— Ведьма….

— Плевать, я хочу до…. — Закричала еще громче я и притопнула, а точнее попыталась, ногой для пущей убедительности и из-за этого чуть было не споткнулась, провалившись сквозь огонь. — …мой.

Конец фразы я прошептала стоя на вершине холма, с которого открывался прекрасный вид на небольшой и сразу видно, что заброшенный домик. Но главное было в другом….

— Фух, пронесло-таки. — Проговорил голос Яна где-то за спиной.

— Да уж…. — Не менее облегченно согласился Фил.

— Еще б чуть-чуть и все…. — Потерянным голосом пробубнила Брина.

— Нет, ну, Лия, а ты не могла раньше так сделать!?!?! — Громко возмутилась Одетта, которой казалось бы все вообще нипочем.

И только после ее слов у меня на лице невольно расплылась улыбка — выжили. Выжили, а с остальным разберемся, как и всегда.

— Еще б чуть-чуть и все…. — Потерянным голосом снова пробубнила Брина.

— Вообще-то, я не знала, что так могу. — Безумно улыбаясь, повернулась к друзьям, которые и сами улыбались не менее радостно. Ну, как все. Все кроме Абра, ему, кажется, вообще было плевать, он-то бессмертный. А Брина, кажется, еще не до конца осознала факт нашего спасения.

— Тогда, как ты узнала, что получится? — Спросил Фил не переставая улыбаться.

— Так я и не знала. Просто жить и вправду очень хотелось. — Огорошила его ответом. После моего ответа Одетта, а следом за ней и близнецы громко рассмеялись, выплескивая напряжение. Да уж, переволновались, однако…. Оно и неудивительно, ведь смерть была близка как никогда.

Отсмеявшись, мы некоторое время просто стояли и смотрели друг на друга, наслаждаясь тем, что мы все-таки живы и даже здоровы. И именно в этот момент, наполненный неподдельным счастьем, теплом и невероятной силой единства, взаимопонимания, я вдруг поняла, насколько дороги мне стали мои друзьями (даже Абр) и каким бы непреодолимым горем стала для меня их потеря.

— Ладно, это все хорошо, но хоть кто-то знает или хотя бы предполагает, куда нас опять занесло? — Вывела нас из счастливого тумана, как всегда сверхрассудительная блондинка.

— Да, какая разница? Не с демонами и то радость. — Беспечно отмахнулась Брина, выйдя наконец-то из своего состояния транса.

— Какая разница??? — Возмутилась подруга. — А если мы тут попадем еще хуже!?!

— Да куда уж хуже-то…. — Вставил Ян.

— Одетта, расслабься…. — Встряла и я, пытаясь предотвратить еще одно покушение на жизнь друзей. Подруга вмиг обернулась ко мне и на меня ТАК посмотрела, что хоть сама иди и вешайся, поэтому я поспешила ей объяснить. — Я знаю, где мы…

— И? — Нетерпеливо перебила меня она.

— Вот по этой дороге в двух днях пути находится незабвенная и всем нам хорошо известная Старнеца. — Показала я на небольшую пыльную дорогу, ведущую из леса в сторону бескрайних полей.

— Это уже лучше…. — Начала, было она, но теперь ее перебила я.

— А если пойти через лес, то где-то в двух-трех днях пути будет дом моей бабули.

— Это, конечно, очень хорошо, но почему мы здесь? Ты ж домой хотела. Это, я думаю, запомнили все. — Задала вполне резонный вопрос Одетта, но ответа на него у меня не было, потому, как я и вправду желала попасть именно домой и никуда больше. Но ответ имелся у кое-кого другого, как впрочем, и всегда.

— Так она уже дома. — Проговорил Абр, указывая на заброшенный домик, который всю мою жизнь притягивал мой взгляд. Значит, дом. Мой дом.

— Из чего ты это взял? — С сомнением рассматривая не внушающее доверие строение, спросила Брина.

— Я это точно знаю…. — Загадочно, как всегда, улыбаясь, ответил Абр и больше не произнес ни слов, полностью игнорируя наши жадные и выжидательные взгляды. Вот умеет же гад интриганистый заинтересовать и не утолить это самое любопытство. Нкгар, так же умереть можно…. Тьфу, тьфу, тьфу, конечно.

— М-да, Лия, у тебя все как всегда…. — Пробурчала Одетта, думая совсем не о моей любознательности, еще больше развеселив меня этим. Впрочем, меня сейчас веселило абсолютно все.

Абр, через некоторое время коллективного созерцания моего будущего дома, радостно улыбаясь, сообщил нам о том, что ему пора домой, а увидев наши удивленные взгляды, добавил, что инициация моя закончилась в тот момент, когда я осознанно (да как бы не так) смогла перенести нас в нужную точку, а это значит, что он нам больше не нужен и вообще можно расходится по домам. Что он и сделал практически сразу, попросту растаяв в воздухе, напоследок пригласив нас в гости, в любое время дня и ночи. М-да, уж…. Одетта, оторвав внимательный взгляд от дома, тут же постановила, что нужно делать ремонт, но не сейчас, а то она жуть как устала. Друзья с ней хором согласились. На том в принципе мы и порешили, что через месяцок-другой соберемся все вместе на кардинальные ремонтные работы в доме. Одетта тут же поспешила смотаться домой, дабы в срочном порядке привести себя в порядок и предпринимать попытки к примирительной деятельности с чертякой. Близнецы, немного позубоскалив на эту тему (пока Одетта не слышит), внезапно вспомнили о каком-то незаконченном архиважном исследовании и тоже сбежали. Брина быстренько меня обняла и буквально пропела слово «в-а-н-н-а», побежала догонять близнецов, благо им всем было в одну сторону — Старнецу, а уже оттуда они смогут переместиться куда нужно. Правда Одетту, им навряд ли удаться догнать, та только разве что не летела, а потому буквально через несколько минут скрылась из моего поля зрения.

Впервые за последние месяцы, оставшись в полном одиночестве, я снова перевела взгляд на дом. Мой мом. Да, теперь у меня есть свой дом, близкие друзья, которые всегда помогут и поддержат, бабуля, которая никогда не оставит в беде, а с остальным мы справимся. Кстати, о бабуле…. Наверное, пора бы сказать ей громаднейшее спасибо за «инициацию», а то она уж заждалась, небось. А спасибо-то оно больше, его еще донести нужно. Так что пора бы и в путь.

Дом Бабы-Яги. Два дня спустя

Серафима

Вот уже в который раз за последние недели в дверь снова постучали, причем так настойчиво, что я даже начала опасаться возвращения «женишка» выломавшего мою предыдущую дверь. Потому и поспешила открыть дверь, чтобы и эту не сломали ироды. Но не дай Мать Природа, там снова кто-то из тех, кто решил проверить мое терпение на прочность, то есть очередные сватающиеся ведьмаки, тогда точно в срочно порядке на шабаш слетаю, и от шабаша камня на камне не оставлю, и ни одной живой косточки на ведьмах. В дверь снова постучали, я рывком ее открыла и сразу же прорычала:

— Ну, и че надобно?

Разглядев стоящего за дверью мужчину, я застыла в нерешительности, вмиг позабыв всю свою злость. Так как за дверью находил совершенно неожиданный для меня гость и в тоже время статный мужчина среднего роста, с темно-русыми волосами и незабываемыми темно-синими глазами, с самой самоуверенной улыбкой на его лице, что так и хочется чем-то тяжелым его приложить, сделал несколько шагов назад, мигом осознав всю степень поганости моего настроения. А вот с последствиями такого моего настроения он знаком не понаслышке.

- Здравствуй, Серафима! Рад видеть тебя. Ты столь прекрасна, как и в нашу первую встречу. — Вот лучше бы ты и не напоминал о ней.

— Ой, Харитоша, ты мне зубы то не заговаривай! Че приперся-то, а?

— Серафима, если ты не забыла…

— Да, тебя забудешь как же! — Хмыкнула я.

— Кхм…если ты не забыла, то я царь и…

— Да ты шо? Че, правда, царь, что ли? — Продолжала издеваться над нашим царюшкой.

— Серафима!!! — Взревел Харитон, в миг, теряя весь свой напыщенный вид. И перед кем только разливается аки соловей? Я же его не первое столетие знаю, а тут вдруг такое. — Как бы я к тебе не относился, но даже тебе не позволено издеваться надо мной.

— Харитоша, ты чего завелся, а?

— Я еще и не начинал! И вообще, я так и знал, что это ты сперла мою дверь! — Выпалил уже с края порога царь нашего Берихстана или по-простонародному — Свободного царства. И как только узнал-то? Хотя о чем это я? У меня же в гостях побывал истребитель, и судя по его внешности, еще и родственничек царя. Эх, а я все гадала че это он на дверь то так внимательно смотрел, а он ее, значит, узнал гаденыш. Ну, «женишок», ну, дождешься ты у меня, я тебе такую «свадьбу» устрою, что ты ее вовек не забудешь!

— Вот только не нужно так орать! Подумаешь дверь, не велика потеря! — Главное не упоминать, что дверь теперь и правда, потеряна…насовсем.

— Не велика потеря? Да эту дверь еще мой прадед своими руками вырезал. — Продолжал возмущаться Харитон.

— Оно и видно! — Не сдержалась я.

— Это ты сейчас на что намекаешь, а ведьма? — Подозрительно поинтересовался царь, не ожидая от меня ничего приятного.

— На то, что, похоже, у вас семейное криворукие. Ничего нормально сделать не можете. — Один дверь сделал, другой ее хранил как сокровище, третий вон вообще сломал. Семейная идиллия, однако!

— Дверь верни!

— Да, на что она тебе сдалась дверь эта? — Ой, только бы он во двор не входил. Ведь узнает же! Как пить дать, узнает!

— А на то и сдалась, что мало того, что ручной работы, так еще и семейная реликвия. — Продолжал гнуть свое этот жадный и мелочный царек.

— Ох, ты ж ежики махровые, какие мы мелочные. Подумаешь дверь, тебе что жалко? Ты же царь! И вообще я зла на тебя была!

— За что на этот раз? — Устало выдохнул царь.

— Не помню я, давно это было.

— Мне-то не ври Серафима. Ты никогда и ничего не забываешь…тем более обиды…тем более мне. Это мне приходится записывать все твои выходки, чтоб не забыть.

— Что??? Мои выходки? Записывать? — Возмущенно закричала я, еще и руками для убедительности замахала. — Да как у тебя язык поворачивается такое говорить? Сколько их там было то всего, раз, два и обчелся!

— Ой, ли! Может у тебя и правда с памятью проблемы, а? Так у меня все записано и про сад, и про конюшню, и про дверь и про…хм…роспись…храма Всех Святых. Мне вообще пришлось отдельное помещение выделить, чтобы записи про твои «подвиги» хранить и это только за те, что в столице происходили.

— Нет, ну, что ты прицепился к этой двери, а? — Я решила поспешно менять тему. — И, кстати, если ты не заметит, то у нас такие дела творятся, что мои прежние забавы просто детский лепет по сравнению с ними?

— Это сложно не заметить! Мой единственный племянник, гордость всей нашей семьи, к моему огромному сожалению, хочет жениться, да, еще и на твоей внучке. — К сожалению значит? Внучка моя тебе не угодила, да? Для племянничка твоего не подходит? Ну, держись! Так я теперь костьми лягу, но они поженятся. Обязательно поженятся! И как можно скорее. — Кстати, где она?

— Кто? Дверь, что ли? — Ехидно заметила я.

— И дверь тоже! — Не остался в долгу Харитон, а потом добавил. — Но конкретно сейчас меня больше интересует месторасположение твоей внучки?

— Где дверь знаю, но не скажу. А вот на счет внучки, то не знаю, и даже если бы знала, то все равно не сказала бы.

— Серафима! — Прорычал царь.

— Вот только не надо на меня рычать. Если ты не забыл…

— С тобой разве что-то забудешь!

— …то ты в моем доме.

— А то я не знал куда шел!

— И стражей ты с собой непозволительно мало взял. — Откровенно продолжала потешаться над ним, как бы невзначай проговорила я. — Неужели ты настолько меня не уважаешь, что только сорок их и взял-то, а?

— Ну, ты и ведьма! — Прошипел вконец злой Харитон.

— Да, знаю я! — Весело подмигнула стоящему за его спиной войску. Войско впечатлилось, побледнело и слажено отступило на шаг. — Нет, ну, правда, это просто оскорбление! Всего сорок? Их же даже на пару минут против меня не хватит!

— Прекрати! Ты можешь хоть иногда быть серьезной?

— Могу! — Гордо выговорила я, и добавила: — Но не буду, ибо скучно!

— Серафима! — Выкрикнул Харитон, но, не увидев в моем лице раскаянья, как-то устало прибавил: — Что делать-то с ними будем?

Эх, как-то постарел Харитоша. Раньше мы с ним могли часами ругаться и колкостями перекидываться, а тут что-то уж больно быстро он сдался.

— А че делать-то? Найдем, повенчаем и дело с концом. — Сразу решила внести ясность и донести свою позицию в отношении этого вопроса.

— П-О-В-Е-Н-Ч-А-Е-М? — Порычал этот зверюга так, что в доме затрясли окна. И че это он такой нервный стал? Точно постарел. — Серафима, очнись! Какое венчание? Он Глава службы истребителей, а она в-е-д-ь-м-а!

— Ну, согласна, необычненько так, конечно, получается. — Постаралась пропустить мимо ушей вот это его «в-е-д-ь-м-а».

— Необычненько? Необычне…

— Харитоша, успокойся и дыши глубже. — Посоветовала сердобольная я. — А то еще помрешь, прям у меня на пороге, а мне потом доказывай им всем, что сам.

— Не могу я успокоиться! Он мой племянник, истребитель, Глава их службы, саард, в конце-то концов, ты хоть представляешь, как на это другие люди посмотрят? — Попытался достучаться до меня царь. Зря…

— Мне абсолютно плевать на этих самых людей! — Сообщила ему простую истину, о которой он и сам знал не понаслышке, да видимо от старости склерозить начал. — Харитоша…

— Вот, в этом ты вся! Тебе всегда было плевать на всех и вся, кроме себя самой. — Начал переходить на личности Харитон и вот зря он так. Не то у меня сегодня настроение, ой, не то.

— И что в этом плохого? — Вкрадчиво спросила я.

— Все, Серафима, все. Ты ведь живешь не одна.

— Вот только не надо приплетать сюда Лию.

— Надо, очень даже надо, тем более что она уже впутана во все это. К тому же, ты вообще подумала о том, что ведьмы никогда не примут ее союз с истребителем, а наши люди никогда не примут ее. — Все еще верил в чудо Харитоша, то есть пытался меня переубедить.

— Пусть только попробуют что-то вякнуть… — Начала я говорить, как меня перебил нетерпеливый царюшка.

— Серафима, ты не сможешь заткнуть всех!

— А причем здесь я? Я только для подстраховки, а так твой племянничек очень хорошо умеет решать такие вопросы. — С ехидной улыбкой возразила ему я, а у него аж глазик задергался, ибо знает, что я права. Племяшек-то у него, дай Аякс[2], каждому, если че и горы перевернет, и реки вспять повернет, в общем, целеустремленный такой паренек.

— Значит, помогать ты мне не будешь? — Наконец-то сделал правильные выводы Харитон.

— Неа. Меня Никрандрушка в роли зятя очень даже устраивает.

— Это мы еще посмотрим. — Прорычал Харитон и резко развернулся потопал к выходу из двора, где сжавшись в кучку, стояли его «охранники».

— И даже не попрощался…. — Прокричала ему вслед я и, закрыв дверь, пошла на кухню пить сладкий чай, а то прямо-таки довел меня, гад эдакий.

Харитоша ушел слишком поспешно и безболезненно, что меня настораживало и в тоже время расстраивало. Но как оказалось, он так спокойно ушел, чтобы вернутся в первый день весны, да не сам, а со своим племянничком и целой толпой истребителей и стражей. И на кой бес притащил их столько?

Пока мы общались, точнее все общение сводилось к тому, что я все пыталась убедить будущего зятька в том, что с моей стороны не стоит ждать препятствий, а скорее наоборот помощи, Харитоша почему-то молча стоял в сторонке. Это меня настораживало даже больше, чем то, что истребитель все никак не хотел мне верить и упрямо требовал выдать ему местоположении внучки. Конец нашему плодотворному «общению» принес шум во дворе, а затем и появившаяся собственной персоной причина нашего спора. Застывшая в дверях внучка, стала для меня просто сюрпризом, а вот для зятька, судя по его взгляду, очень и очень приятным сюрпризом. И чего это она так рано заявилась? Я же собиралась его полностью подготовить к ее приходу, чтобы он сразу потащил ее в храм…. Хотя если присмотрится, то он, кажется, и так готов….

[1] Кахетия — магически закрытая от любого проникновения империя демонов. Сами демоны называют ее Священная империя. Расположенная она на собственном материке. Связана с Берихстаном и Эиреней океаном Полуденного Света. До Великой войны народов Эиренея и Кахетия были связанны горным хребтом, через который они активно торговали друг с другом, в нынешнее время же эти земли называют Опустошенными и туда не ступает нога ни единого живого существа.

Император — Ингвар Святейший

Столица — Ченрелия

[2] Аякс — Всезнающий Аякс или Всепрощающий Отец — покровителей мира мертвых и тьмы. Ему поклоняются демоны и черти. Считается, что саарды являются его прямыми потомками, но никаких подтверждение этому факту нет.

Эпилог

Лия

Приближаясь к дому, к моему огромнейшему сожалению уже чужому дому, я радовалась, что наконец-то могу встретить бабулю и пожаловаться ей на распоясавшихся ведьм и истребителей, и в частности на одного конкретного истребителя. А увидев рядом с нашим двором толпу стражников вперемешку с истребителями, я на мгновение сбилась с шага, чтобы в тот же миг от страшной догадки буквально помчаться, расталкивая всех на своем пути.

И вот стою я в прихожей смотрю на живую и вполне довольную собою и жизнью бабулю, и понимаю — я попала. А ведь совсем недавно я радовалась, думая, что все мои неприятности и приключения остались далеко от этого места, но нет тут-то было…. Как оказалось, самая страшная и жизненно-опасная неприятность ждала меня как раз там, где я меньше всего ее ожидала — дома. Ведь в моем оплоте тепла и надежности меня поджидала не только бабуля, но еще и этот невыносимый тип, который истребитель, да еще и царь всего нашего Свободного царства рядом с ним стоит и как-то неуловимо они оба похожи. Родственники что ли? Ой, не дайте Святые Силы, а то я этого не переживу!

Немного растерявшись от такой компании, я снова перевела взгляд на бабулю и все пыталась решить, что сначала делать: начать допрос о причинах такого собрания, или начать жаловаться на некоторых присутствующих здесь и сейчас типов приятной наружности. Но уважаемая и достопочтенная Серафима Ивановна, решила все вместо меня и первой прервала молчание, не дав мне даже рот раскрыть.

— Лия, внученька, ты должна срочно выйти за него замуж! — Проговорила не понятно, почему довольная бабуля и некультурно ткнула пальцем в Ника. И это, между прочим, вместо теплых объятий, а ведь она меня несколько месяцев не видела.

— Ась? — Только и смогла ответить опешившая я.

А дальше со мной случился самый, что ни на есть, настоящий шок и паника захлестнула меня с невообразимой силой. Ведь я планировала, через год по-тихому избавится от навязанной Ником магической помолвки, но уж точно не рассказывать об этой глупости бабуле, и уж тем более, не выходить за него замуж, да еще и в срочном порядке. М-да, неожиданный поворот событий, однако…. И что мне теперь делать-то?



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. С чего все началось
  • Глава 2. Неожиданная встреча
  • Глава 3. Судьбоносная тропа
  • Глава 4. Непредвиденное предложение
  • Глава 5. Тайны, которым лучше не становится явными
  • Глава 6. Сватовство
  • Глава 7. Лучшие друзья, или В гостях у чертовой ведьмы
  • Глава 8. Загадочные события и мифические создания, или Мифические события и загадочные создания?
  • Глава 9. События все загадочней и загадочней, а создания все мифичней и мифичней…
  • Глава 10. И снова в лес, будь он неладен…
  • Глава 11. Ну что, все в сборе? А дальше-то что?
  • Глава 12. Песнь о неприятностях и угрозах жизни
  • Глава 13. Конец — это лишь начало чего-то нового
  • Эпилог


    Загрузка...