Путь Валькирии (fb2)

- Путь Валькирии 318 Кб, 40с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кирилл Юрьевич Клюев

Настройки текста:



Кирилл Клюев Путь Валькирии

В этом мире Средние века стали золотой эрой. Этот период длился с 5 века по середину 19. В это время формировались страны, идеологии и философии разных вариантов. Символом этой эпохи стал рыцарь— отважный воин в серебряных доспехах, с копьём и мечом, способный кромсать врагов и оружием, и жарким словом. Именно рыцари повлияли на политические перемены, они участвовали в войнах и к старым представителям этого класса все прислушивались.

Сейчас, в 21 веке, рыцарство возвели в отдельный ранг. Многие университеты имеют отдельные факультеты Рыцарства. В основном люди обучаясь там изучают философию, получают знания по языкам и истории. Многие скажут: это бесполезная специальность, где быть рыцарям в нашем мире? Это не совсем верно: если рассмотреть рыцарство в нашем веке с разных сторон, то скептически настроенные сразу передумают.

Существует Рыцарский Коминтерн— высшая рыцарская организация, в которую входят самые опытные и признанные представители этой специальности. Но жизнь рыцаря это не только баллады и размышления о войне— это ещё и спорт: Международный турнир проходит в конце августа каждого года и задаёт ритм других рыцарских турниров. В течение многих лет список состязаний претерпел многие изменения и стал довольно прост: бои на мечах, стрельба, бои на копьях верхом и литературные работы. Эти дисциплины наиболее популярны.

В городе Эрдштадте, что находится неподалёку от Северных Альп, прямо в сердце Европы, существует самая крупная рыцарская академия. Многие стремятся туда попасть и учиться. Хотя многие просто приезжают посмотреть на Летний турнир, главное событие года в этом городке. Сейчас середина Июня, а турнир начнется в Июле, то есть ещё месяц.

Но до него ещё будет несколько важных событий в нашей академии, поэтому надо собраться с мыслями.

— Стой, Цукуне!

Я обернулся и увидел Иши, которая бежала ко мне. Это была молодая девушка, ученица 4 курса на факультете рыцарства. Она была очень стройной с длинными пепельно-черными волосами и с одной непослушной прядью. Её голубые и глубокие глаза смотрели на ученика 5 курса Цукуне, который учился на оруженосца.

— Чего случилось?

— Я же тут только месяц, но с тобой пересекаюсь очень редко— её ноги немного дрожали, а её пальцы были сложены: Ответь на пару вопросов: что это за факультет, на котором ты учишься? Ты же был на рыцарском?

В этот момент он немного переменился в лице, и она быстро замотала головой:

— Ну, так что это?

— Кроме рыцарей есть ещё и оруженосцы: это те, кто не могут по какой-либо причине быть рыцарем, или уже очень старые рыцари: они выбирают копья и мечи, ухаживают за лошадьми, а также дают инструкции, как более опытные.

Они уже шли по саду своего университета, как их из окна окликнула одна ученица:

— Хей, ну чего вы там?

Они подняли головы, и тут из окна выпрыгнула их подруга с 5 курса. Это была президент студсовета и лучшая ученица академии Альвдис. Это была высокая и стройная девушка с хорошо развитым телом, глазами цвета аквамарин и черными волосами. Она спрыгнула из окна второго этажа на навес над дверьми и с него спустилась на землю. Встав, она поправила прядь волос, что лезла ей в лицо. Сделав это, она уверенно подошла к нашей паре.

— Ну чего вы?

Цукуне и Иши стояли в небольшом недоумении. И если первый давно знал её и просто не ожидал такой выходки, то вторая видела президента второй раз в жизни. Вообще Альвдис была серьёзной и ответственной, хотя и немного с сорванной крышей. Она никогда не была душой компании, но любила повеселиться.

Вот и сейчас они шли по саду, обсуждая подготовку к турниру. Проходя мимо главного здания, Цукуне внезапно прервал свою речь о нововведениях.

— Извините, девчата, но мне пора идти и помогать в конюшне. До скорого!

— Пока, пока!

Теперь они шли вдвоём: только она и её объект обожания.

— Слушай, а правда говорят про твоего брата, что говорят…

Такой вопрос поставил Альвдис в тупик, но очень скоро она смогла понять, что имела ввиду Иши.

— Брата? Да, про моего брата, что говорят?

— Ну, самый лучший выпускник, великий стихотворец и победитель турниров…

— Да, так и есть. Но Цукуне мог стать лучше, чем он.

В этот момент они подошли к трибунам и смотрели на заготовленное поле для тренировки ударов, где пара рыцарей пытались попасть друг в друга.

— В смысле? Мне он ничего не говорил!

— Да, он не желает, чтобы об этом кто-то знал. Мой брат неофициально был его оруженосцем, он помогал ему и учил Цукуне. И однажды летом проходил турнир, к этому моменту Цукуне уже три раза побеждал. Стоял чертов дождь, а я наблюдала из-под навеса в первом ряду. Он готовился к последнему удару, счет был равный. И вот старт… Но его лошадь в последний момент немного поскользнулась, ведь одна подкова, как оказалось, была неправильно прибита, и удар противника пришелся ниже тела, прямо в левую ногу. Он упал, а мой брат просто подошел и смотрел на него. Смотрел со злобой и превосходством. Потом он что-то ему сказал. В итоге турнир он не выиграл, а его противнику сделали выговор. Мой брат уехал из города и похоже забыл о Цукуне.

В этот момент она вздохнула. Иши начала размышлять вместе с ней, как перед ними рухнул рыцарь. Они побежали к ним. На земле лежал человек в серебряных латах с золотыми вставками на шлеме и на перчатках. Его сапоги были отделаны черными полосками, а крепление для пера было выполнено с необычным узором. В целом это были старые доспехи местного стиля с небольшим улучшением.

— Ты как, в порядке?

Альвдис аккуратно сняла шлем и посмотрела на горе-дуэлянта. Это была ученица 4 курса, подруга Иши, Исара. Её большие темно— голубые глаза смотрели на пару девчат, что стояли перед ней, а её блондинистые волосы с серебряным отливом немного колыхались на ветру.

— Ой, чего-то не получилось…

— Исара, как ты? Как же ты так?

Пока они пытались поднять её и поставить на ноги, из-за дерева за ними наблюдали Цукуне и его друг Роберт, рыцарь с 5 курса. Они стояли под деревом достаточно далеко от них. Там почти не было ветра, и блестящие блондинистые локоны Роберта не колыхались, а хитрые серые глаза пилили то друга, то девчонок.

— Ну что же, какую из них?

Пару секунд, пока Роберт смотрел на него, а Цукуне смотрел вдаль, а потом резко завертел головой:

— Чего? Ты вообще о чем?

— Ну, Альвдис давно на тебя поглядывала, ещё со 1 курса. Иши почти всегда с тобой, а Исара… Про неё ничего не знаю.

Ещё пару секунд меж ними в воздухе висело напряжение, но вскоре они вместе расхохотались.

Тем временем, девчата уже сидели на трибуне и осматривали доспехи. На латах Исары были небольшие вмятины, а именно на шлеме и на нагрудной пластине.

— Ух, как я теперь буду тренироваться и выступать?

Альвдис немного задумалась и посмотрела на дерево, где до этого стоял Цукуне.

— Ты можешь кого-то попросить из оружейников или обратиться в мастерскую.

Отложив латы, Исара ответила:

— Как же? Дорого же, а мне лишние расходы не нужны.

— Можешь отправиться в мастерскую моей семьи, я попрошу мастера сделать бесплатно или хотя бы дать тебе большую скидку.

— Спасибо!

Иши всё это время смотрела на них с большим удивлением.

— Погодите, моей семьи?

— Ну да— Альвдис: моя семья имеет крупные мастерские по всему миру, а здесь самая большая и развитая.

— Семья Альвдис очень богата и связана с рыцарством с 13 века, всё это время они были одними из лучших рыцарей на соревнованиях. На политических дебатах к представителям её семьи всегда прислушивались в первую очередь. Именно её дед предотвратил образования из Федренской Империи новой страны с националистами во главе, которые устраивали гонения и казни людей с «нечистой кровью».

Всё это время Иши с большим вниманием слушала их. Она всегда хотела стать рыцарем и всегда восхищалась этими людьми.


Вот шел урок, Альвдис, Роберт и Цукуне сидели на уроке. Аудитории были в этой академии очень большие и просторные, а наши герои сидели на одном из последних рядов. Тут раздался звонок и все стали собираться, но учитель призвал всех к тишине:

— Подождите пожалуйста, внимание: через пару дней мы будем снимать мерки со всех…

Его речь прервал гул негодований.

— Поэтому уроки в этот день будут немного перетасованы.

— Шикоз, ну просто прекрасно!

— Чего Роберт? Вам с Цукуне легче всего.

— Да я просто так! — сказал он, вальяжно раскинувшись на месте, где сидел.

Тем временем Цукуне перестал писать и стал оглядываться по тетрадям товарищей. Первым делом он посмотрел в тетрадь Альвдис. Там аккуратным почерком были выведены массивные конспекты и таблицы. В уголочке страницы было сердечко, в нём была надпись: Постараемся вместе! Цукуне подумал, что она не видела его прыткий взгляд— напрасно. Тем временем он посмотрел к Роберту: там криво-косо были выведены записи, в сотни раз меньше, чем у Альвдис, и гораздо хуже. Цукуне подумал лишь об одном: с кем я учусь?

Но вот мы вышли из здания академии.

— Ну, куда вы? — Роберту было невтерпёж.

— Я сейчас на собрание и домой. А ты Цукуне?

— Я? я сразу домой— за уроки, потом может пойду к конюху.

Так они и разошлись. Цукуне отправился домой, а Альвдис ушла в другое здание, изредка поглядывая на парня, идущего с его другом-непоседой. Она шла уверенно и вскоре уже сидела за партой с учителями и другими выдающимися учениками. Спустя два часа она вышла и, зевнув, пошла домой. Путь её лежал на дом, что был не очень далеко от академии. Он был самый большой и красивый во всем городе. А когда-то жители местных городов верили, что построить большой особняк в тирольском стиле невозможно, но это было произведение искусства, в котором часто собирались лучшие рыцари Европы.

А Цукуне шел в самую глубь города Эрдштадт, где недалеко от центральной площади находилась тихая улочка, на которой стоял его дом. И вот он стоял напротив двухэтажного здания, которое было под стать древним городам 14 века. На самом деле почти все дома в городе были такими.

На первом этаже было кафе «Edelweiß am Hang», которым владела хозяйка дома Сигню, его тётя и медсестра в академии. Он решился всё же зайти внутрь. Там был приглушенный свет и красивая уютная обстановка. Все столы из дуба, как и стойка и отделка стен. А меж картин, изображавших рыцарей и пейзажи Альп, висели красивые лампы. Ощущение было поистине домашнее, даже у незнакомого гостя.

— Я дома!

— Прекрасно! Через два часа начнут приходить люди, может пригодиться твоя помощь! — Ответила ему Сигню, красивая темноволосая и стройная девушка, лет 27, с синими глазами.

— Ладно, я буду у себя.

— Через минут 20 я, или кто-нибудь из официантов занесет тебе сэндвич, если ты голоден.

— Да, я бы не отказался— ответил Цукуне.

Вскоре, он сидел в своей комнате и копался в книгах. Его обитель была небольшой комнаткой с раскладным диваном, столом и парой шкафов. Окно выходило на улицу, а если постараться, то можно увидеть главный собор.

— Прости за беспокойство!

Тут в его комнату вошла Иши с тарелкой с бутербродами, одетая в форму официанта.

— Я принесла тебе поесть…

— Спасибо— ответил он, почти не отвлекаясь: Очередная смена?

— Да, это единственный способ получить хоть какие-то деньги для жизни, повезло, что тебя я встретила в первый день. Цукуне, мне нужна твоя помощь…

— Да, если необходимо, я сделаю всё что могу. — ответил Цукуне, уже полностью не смотря в тетради.

— Ты ведь видел мои доспехи? — Иши явно немного беспокоилась.

— Да, ты показывала их мне и Альвдис: выполнены по японской технологии из высококачественной стали в стилистике самураев, очень необычные для европейской обыденности.

— Да, помоги мне их осмотреть и если что, исправить некоторые моменты, а то турнир— я не знаю, может они не подойдут… Пожалуйста!

— Да, если надо я помогу!

— Спасибо! — в этот момент она раскланялась и сильно покраснела: — ой, мне же работать надо! До завтра, или сегодня увидимся!

С этими словами она хлопнула дверью и чуть не упала с лестницы…


Погода стояла прекрасная, поэтому Роберт, Цукуне и Исара, чьи доспехи утром уже были готовы, помогали Иши с её доспехами. Сначала она долго одевала их, как будто в первый раз, и вот теперь она стояла полностью готовой к бою. Её латы были черного цвета, выполнены из простых пластин, сложенных друг на друге. Только нагрудные пластины напоминали европейские детали. Отдельно выделялся шлем: он был реинкарнацией головных уборов самураев: он прикрывал лишь верх головы, а вокруг шел кожух из тоненьких пластинок. Лицевая пластина была красного цвета, сделана была она из титана. Перо крепилось на необычайной красоты подставке.

— Ну, как?

— Хмм— Цукуне: вроде подойдет для турниров. У тебя может быть преимущество: необычайный дизайн— если тебя увидят впервые, враг может запаниковать: куда бить, как и кто это?

— Да, но хотелось бы увидеть тебя в бою— Альвдис: В той далекой стране бои, я слышала, более жестокие чем у нас.

— Да, но я участвовала только в тренировочных— сказала Иши, при этом забрало причудливым образом спало ей на лицо.

— Я вот только не пойму: зачем перо?

— Сейчас всё расскажем— сказал Цукуне, покачав головой. Он подошел к висевшей на стене доске и взял мел. К нему присоединилась Альвдис.

— Турниры имеют несколько испытаний: бои на мечах, стихотворения, стрельбу и бои на копьях.

— Чтобы одержать победу в них, надо заработать 5 очков, поразив противника в нужное место:

Рука— 2 бала

Тело— 1 бал

Перо на шлеме— 3 бала, или если у тебя 1 или больше— победа автоматически.

— Если попадешь в шлем, то дисквалификация.

— Ээээ, а как так метко попасть-то?

— Ну, это возможно. Если только приноровиться.

На этой ноте они покинули помещение и сели под деревом на холме. Оттуда открывался вид на все поля для тренировок и на город.

— Кстати, а вас с 5 курса тоже отсылают на примерку? — Исара.

— Да, а что? — Роберт, с блеском в глазах.

— Да, просто Иши немного удивилась— ведь она только что получила форму.

— Ничего, уже завтра— Роберт, пока на него злобно смотрит Альвдис.


На следующий день Роберт, после того как нас померили, потащил меня на улицу. Парней мерили первыми, и поэтому мы были свободны, а девчонки стояли в тесном зале, ожидая вердикта персонала с блокнотами.

— Куда же ты! — Я не хотел делать то, что он задумал.

— Пойдём, вот она уже— бочка и заветная форточка!

— Ты бы ещё и фотоаппарат взял…

— Точно, как я мог забыть!

Он всё такой же. Знал его я со средней школы и привык к его отношению к слабому полу, хотя иногда он переходил границы разумного.

— Псс, Цукуне. Там Альвдис и наши знакомые.

— И не подумаю! — я молча стоял чуть поодаль от него и ждал.

— Ммм, я слышу волшебные три цифры, и ещё пару интересных фактов: Рост: Альвдис— 172…

— Закрой рот…

— 99…

Мне уже было, если честно, интересно. Даже очень…

— 99-58-90. Вот оно как…

— Хмм, ничего себе…

Спустя пару минут он уже стоял снизу и трещал без остановки:

— Иши: 166 86-60-87; Исара: 167 85-60-88, ну как? Может продолжить?

— Ладно, признаю, это было немного интересно— его лицо исказила слащавая и хитрая улыбка.

В следующий миг они обменялись рукопожатиями, как братья. Я пошел к себе; Роберт, вновь стоя на бочке, продолжал наблюдать. А тем временем Альвдис смотрела на них из-за угла. Лицо её выражало полное безразличие, но глаза блестели.


Спустя пару дней все девчонки были в новой форме: она была как старая, но некоторые элементы изменились: до этого женская форма была юбка черная и китель такого же цвета с красным пошивом на высоком вороте и на концах рукавов. На плечах красовались эполеты с символикой Эрдштадта. От правого плеча шел аксельбант из позолоченной ткани. Награды за учебу и за турниры вешали лишь на важных мероприятиях и только на парадную форму (она была такой же, только белой, а вместо красного был синий цвет).

Теперь же на рукавах были золотые узоры, а отметка на вороте, обозначавшая количество курсов, изменилась. Также пуговицы стали скрываться специальным клапаном.

У мужской половины был длинный черно-синий китель, с необычайными вставками на груди, ворот тоже был высокий с отметками, а на рукавах были другие завитые узоры. Парадная форма тоже была белой с синими вставками, но уже походила на обычный френч, но с фалдами.

Только одна ученица на весь университет была в старой форме: Иши только что получила её и ей не разрешили её менять. А померили её просто для галочки.

И вот мы сидели с Робертом в новой форме, как сзади его кто-то схватил за плечо:

— Ну, что… должок с тебя?

— Чего— сказал он, обернувшись. Перед ним стояла Альвдис в новой форме, а её лицо исказила садистская улыбка.

— Я знаю, что ты знаешь…

— Я что я знаю?

— Ты знаешь то, что ты недавно узнал…

— Неоспоримо, но что я узнал?

Я решил вмешаться:

— Так, я ничего не понимаю: что он знает, а что нет?

Альвдис посмотрела на меня и залилась звонким хохотом. Закончив, она села рядом со мной.

— Завтра праздник в городе— нам нужно быть в парадной форме…

— С чего бы? — Роберт.

— Это решили учителя на совете, а я там была. Кроме того, я предлагаю вам, и девчонкам съездить со мной в Странд.

— Что, в тот самый Австрийский городок, который славится своим горнолыжным курортом и красотой зданий? Он же вроде недалеко, но дорога туда очень сложна.

— Да, мои друзья там живут и зовут в выходные меня с друзьями— в этот момент она очень странно улыбнулась.

— А чего— Цукуне: неплохая идея. После этого праздника у всех будут выходные на 5 дней, значит мы сразу после уроков можем поехать.

— Я согласен, да только парадку завтра нас не заставят одеть!

В этот момент зашел учитель:

— Завтра Праздник Урожая, так что день будет сокращен, но всем прийти в парадной форме.

В этот момент Альвдис посмотрела на Роберта: тот от негодования растёкся по парте…


На следующий день я уже шел в школу в своей парадной форме. По пути я встретил нескольких учеников, но никого знакомого. Также я задумался: в Странд я смогу поехать, даже вещи я уже собрал. Но по возвращении в город начнется регистрация на Летний турнир, а значит кто-то, много кто, попросит меня стать их оруженосцем на испытании. Но кому помочь? Альвдис опытная, но из-за приличия попросит; Роберт, но возможно не будет участвовать; Иши и Исара… Я должен решить, пока не поздно. Жаль, что я не смогу участвовать…

Вскоре он уже шел по алее к зданию академии, тем временем с другой стороны выходили Альвдис и Иши. Для второй форма была в новинку, но первой она была немного уже мала.

— Иши, тебе наверное…

— Слушай, а почему у многих по одной-двум и более наград?

У самой же Альвдис было 3.

— За победу в турнире выдается медаль, также за отличные результаты в учебе могут наградить учащегося.

— А у тебя? Турниры и учеба?

— Две за турниры и одна за учебу.

Они выходили на главную площадь и тут перед ними почти пробежал Цукуне, звеня медалями. Иши тут же остолбенела:

— У него… У него пять! Как мило! Хочу домой забрать…

Её прервал смех Альвдис.

— Да, у него три победы и один успешный год и ещё одна выдана за усердие, так как после травмы он начал работать и учится в сотни раз лучше.

Теперь они уже почти нагнали его и стали звать:

— Цукуне, куда бежим?

— А, привет девчата. Я просто посмотрел на часы и подумал, что опаздываю, но раз тут Альвдис, всё в порядке.

Сразу после его слов раздался звон колокола, означавший начало занятий. Все застыли в недоумении, но через секунду бросились в аудиторию, быстро перебирая ногами и создавая облака пыли за собой…


Этот день университет был наполнен звоном медалей и непередаваемой атмосферой, хоть количество пар было меньше чем обычно. Вскоре Цукуне с друзьями шли по улице, а вокруг люди не преставали смотреть на них, хоть уже давно привыкли к рыцарям в их городе. Академия была основана сразу после попытки переворота, который пресекли рыцари. Весь город в этот день был украшен и некоторым было даже жалко уезжать в горы, чтобы там провести этот короткий период, данный для отдыха.

— Ладно ребята— Альвдис: встречаемся у моего дома через полтора часа. Там нас будет ждать машина и мы поедем. Не забудьте взять паспорта, ведь на границе могут проверить!

Все быстро разошлись. Цукуне не спеша пришел домой, ведь он жил совсем недалеко от Альвдис. Также неспешно он снял форму, повесил её и отправил в шкаф. Взглянул на часы— ещё час и пара минут. Можно вздремнуть, но аккуратно. Глаза сами слипались…

«Вот чёрт! Опаздываю!» С этой мыслью он бежал по улице, чуть ли не с тостом в зубах, в руках держа сумку. Около дома Альвдис уже была она сама и Иши.

«Какого? Сегодня со временем что-то не то» — думал он, стоя у девчонок.

— Как ты? Бежал? — Иши.

— Да, я думал опять опоздаю…

— Ой, ой сегодня с тобой что-то не то… — Альвдис.

— Ага, уже сам это понял.

— Мы здесь! — это были Исара и Роберт. Они шли неспеша, а за ними ехала машина.

Как выяснилось, эта новая японская машина с кузовом минивэн, была для нас. За рулём сидел друг семьи Альвдис, по совместительству член жюри нашей школы на турнире.

Быстро закинув вещи, мы расселись: Исара впереди с водителем; Иши, я и Альвдис на заднем ряду; Роберт сидел в конце, вместе с багажом (рассадила нас так Альвдис, не знаю зачем, ведь на серпантине будет трясти, и мы будем немного ездить по сиденью из стороны в сторону…).

Через сорок минут дороги мы въехали в Австрию и начали взбираться на гору. Хоть это была новейшая модель машины, но она была на ручной коробке. Водитель виртуозно управлял этой кочергой, и машина очень уверенно шла вверх. На поворотах нас довольно сильно болтало, так что я и Иши придавливали Альвдис, либо мы с Альвдис давили Иши. Роберт сзади явно завидовал мне и постоянно пытался угомонить наши сумки и свой чемодан.

Через полчаса этой дороги мы выехали на трассу и ехали по ней с максимально разрешенной скоростью. Впереди показался туннель, и мы ехали по нему минут 15, а то и 20. Выехав из него мы увидели Странд. Чтобы заехать в него надо сделать крюк по дороге, шедшей прямо по обрыву к краю этого города. Машин было немного, и мы в скором времени были уже в городке. Первое на что мы обратили внимание это огромные кабинки подъемника, которые неслись над нашими головами и уходил куда-то за горный хребет— там была укромная долина, из который шли линии десяток таких же подъемников. Сам город стоял на уступе горы прямо над ущельем, где зеленели луга и леса, а также шумела полноводная река. Всей это красотой я любовался, стоя около дома, где мы будем жить: он был меньше, чем у Альвдис, но побольше моего.

Пока я стоял ко мне подошла Альвдис:

— Красиво, не правда ли? Ты ведь впервые в горах?

— Да, за свою жизнь я узрел густые леса и бескрайние поля, но могучих и суровых гор я не видел ни разу…

— У нас вся жизнь впереди! Сейчас погода не очень хороша: облако зацепилось за гору, так что только завтра может выглянуть солнце. Пошли в дом, там уже все.

— И правда— сказал он, смотря в небо и держа сумку у себя на руках.

Быстро мы зашли в дом, где нас ждали хозяева. Оказалось, что они были родственниками Альвдис. Эти добродушные люди очень быстро нас расселили: комнат было много, но кровати в основном были двуспальные. Из-за этого Иши поселили с Исарой, а мы с Робертом были в отдельных комнатах.

Первым делом я осмотрел её: шкаф, диван, кресло и кровать в углу. А также большое окно, что выходило на главную дорогу в городе. Через крыши домов было видно противоположные скалы, которые рвались в небо.

Вскоре Альвдис повела нас по городу. Хоть он был и небольшой, но очень красивый. В нем было огромное количество домов в тирольском стиле, несколько больших кафе и ресторанов, а также много апартаментов для горнолыжников. Хоть сейчас был и не сезон, но люди приезжали просто погулять по горам. Из-за этого город казался живым и цветущим, прямо как цветы на подоконниках каждого дома.

Спустя полтора часа мы вернулись домой, где нас ждал полноценный австрийский ужин: огромные порции самой разнообразной и вкуснейшей еды, а на десерт— огромная тарелка с кайзершмарнном: национальным блюдом Австрии и любимым блюдом Франца Иосифа.

Оценив прелести кухни Австрии, мы вышли на балкон нашего дома. Как раз начинало смеркаться, а небо было немногим чище. Атмосфера была непередаваема: горы, темнеющее небо и последние лучи солнца, отражающееся на облаках, шелест травы и звуки горного потока, от реки снизу и нескольких водопадов вокруг.

Так получилось, что только я стоял и продолжал вглядываться в кромешную тьму, пока не вышла Альвдис.

— Впечатлен?

— Да, я даже не подозревал, что есть такая красота; она была всегда рядом, а я даже и решился узреть её.

Он поймал на себе радостный взгляд Альвдис. Она подошла вплотную к перилам, развернулась и облокотилась, свесив голову немного вниз.

— Ты ещё не видел это место зимой: когда можно покорить горы на лыжах; я с самого детства увлекаюсь этим спортом.

— Да!? А я не разу не вставал на них…

— Хочешь, приезжай и учись: будем кататься вместе…

Теперь между ними висело молчание, прерываемой лишь гулом от воды снизу.

— Я ведь, родилась здесь…

Теперь он смотрел на неё полностью удивленным, стараясь понять это.

— И ты— гражданин Австрии? А это— твоя родная земля?

— Да, я родилась в этом городке, и он мне очень дорог. Отец был этим недоволен, но не смог что-либо сделать.

— Понятно, я думаю, что тебе повезло: такая красивая страна, с богатой историей и замечательными людьми.

— Я могла остаться здесь, учиться и никогда не встретить вас; никогда не встретить тебя…


Утро началось довольно бодро: Роберт потерял штаны и бегал по всему дому, призывая меня помочь ему (я сразу отказался), а незадолго до этого он решил принять душ. Войдя в кабинку, он получил по голове ведром и был облит холоднеющей водой. Тут же выглянула Альвдис и рассмеялась со словами.

— Больше не будешь подглядывать!

Я любезно отказывался от принятия участия, хоть он был настойчив, и спустя час, когда мы сидели и завтракали, он их нашел и победно принес в правой руке.

Решено было сегодня подняться на подъемнике на гору и там провести день. Погода, как и сказала Альвдис была прекрасна: сияло солнце, редкие облака были лишь вдали. Мы довольно бодро шли к большому зданию, из которого выходили большие кабинки с людьми и без, напоминавшие яйца. Они поднялись к кассе, где купили скипасс и отправились к турникетам. Подойдя к подъемнику, Альвдис по привычке попыталась поставить лыжи, которых у неё не было, в специальный контейнер, который висел на каждой двери.

— Альвдис, сейчас лето— у тебя нет лыж!

— Ой, я немного запуталась… — её прекрасное лицо выражало крайнюю степень удивления и радости, как ни странно.

Вот мы ехали наверх. Подъем шел почти под 90 градусов, а кабинку немного раскачивало. Мы проехали самую высокую точку и теперь равномерно спускались вниз, прямо в долину меж гор. Из этой долины шли в большом количестве линии работающих подъемников в самые разные стороны. Вдоль них шли ровные участки, которые зимою были трассами для горнолыжников. Также здесь в долине стояло несколько домов с большими верандами— это были небольшие кафе, аккуратные и немного мертвые. Людей было немного, но я представлял себе, как здесь зимой в разгар сезона.

Мы немного поскитались по долине, поднялись на другую вершину. Там был протянут мост, пол которого представлял собой решётку, через которую был виден ледник и расщелины в нём.

Мне, если честно было немного страшно идти по этому мосту. Зато Альвдис и Исара, даже на каблуках, смело вышагивали и ничего не боялись. Когда они дошли до края, я, Роберт и Иши были где-то посередине.

— Эй, чего вы там? Страшно? — Заливались они хохотом.

— Неет, просто я решил остановиться и посмотреть на горы.

И правда, с этого мета открывался вид на другую долину и вдалеке был ещё один городок. Смотря на него, я не заметил, как ко мне тихо подошла Альвдис.

— Тебе очень нравится?

При этих словах я немного вздрогнул и был готов прыгнуть вниз, как и Роберт, который чуть не выронил фотоаппарат, стоя немного поодаль и тоже находясь немного в шоке.

— Д-да, это оказалось замечательное место— Австрийские Альпы.

Следующие несколько секунд они стояли в полной тишине.

— Слушай, Альвдис, а что это за город там виднеется?

— Это? Этот городок называется Иммер. Он немногим больше Странда и живее в это время года.

Мы продолжали смотреть на горы, как наш взгляд отвлекло сияние внизу, вдоль дороги к городу.

— Что это? — спросила Иши, стоя слева от меня с Робертом.

— Это… Это рыцарь! — ответила Исара, стоя справа от Альвдис.

И вправду, там бежал рыцарь в доспехах и с копьём.

— В том городе находится местная дружина рыцарей. Вообще этот городок был центром рыцарства в Тироле, на пару с Инсбруком.

Посмотрев на него, все пошли. Только я (было очень страшно) и Альвдис (погодите, а она почему?) стояли и смотрели в горную даль.

— Я родилась в Странде, а там училась. В возрасте пяти лет я увидела рыцаря на коне и этот образ навсегда остался у меня в голове. Потом я увидела брата, уже переехав в Эрдшдатд. Видела, как ты с ним занимался, а я всегда смотрела.

— И даже тогда, когда он сказал: Ты не мой ученик; свой позор ты никогда не смоешь, даже лошадь не смог подковать правильно…?

— Да, я хотела пройти к тебе, но толпа не дала мне…


Теперь мы сидели в одном кафе из тех, что были в долине. По совету Альвдис, мы взяли кайзершмаррн и здесь он оказался вкуснее. За небольшим перекусом завязался разговор:

— Что же насчет летнего турнира? — Иши.

— Я не участвую, это точно— Роберт.

— Мы с Исарой решили попытать удачу— Альвдис.

— Да, почему тебе на последнем году обучения не сделать этого в третий раз? Тогда ты будешь по количеству побед наравне с Цукуне.

Альвдис резко переменилась в лице, и теперь она просто смотрела в пустоту, пытаясь что-то вспомнить.

— Цукуне, ты мне расскажешь, как и что? А то я думаю принять участие, но немного страшно… — Иши.

Теперь он смотрел ей в лицо и не мог отказать такому милому существу, что почти плакало.

— Ох, конечно, я тебе всё разъясню.

На этом разговор о турнире был закончен, дальше мы болтали обо всём: о пейзаже, о еде и о задании, которое осталось с нами на эти пять дней.


Так примерно и прошли эти дни в Австрийским городе: весело, беззаботно и с раскрытием особенностей жизни Альвдис. За эти дни я узнал о ней больше, чем за четыре года обучения с ней. И теперь сидя на заднем кресле машины с ней я стал немного суммировать эти данные и свои мысли. Украдкой я взглянул на неё: она сидела, оперившись о дверь, и смотрела в окно. Не знаю почему, но мне казалось, что она была счастлива, даже больше, чем при своих победах, или первой нашей встрече…

Город встретил нас дождем и градом, как будто обидевшись на нас. Машина ездила по узким улочкам и завозила всех по отдельности. Мне надо было выйти с Иши, последними. Выйдя, мы попрощались с Альвдис.

— Пока, пока! Я надеюсь, что мы сделаем это и зимой, и после выпускного! Мне было очень хорошо со всеми вами.

Лицо её в тот момент излучало истинную радость и счастье.


На следующий день выглянуло солнце и на площади перед главным зданием академии стоял большой стол. За ним сидела заместитель учсовета и один из учителей. У стола стояла толпа учеников, но первой была Альвдис. Вся эта толпа горела желанием принять участие в турнире. Мы с Робертом стояли чуть поодаль и смотрели из-под дерева.

— Чьим же беглейтором ты станешь?

— Кем? Чего ты ругаешься?

— Это новый термин для оруженосца, много кто был недоволен своим предыдущим именем.

— Понятно. Я ещё не решил, но сделаю это в ближайшее время.

— Посмотрим… — сказал он с улыбкой, полной мистики и саспенса.

Вскоре от стола, почти вприпрыжку, к нам подлетела Иши.

— Цукуне, ты готов? Поможешь мне с подготовкой?

— Да, пошли в конюшню, где мы и начнём.

Они (пара, Роберт ушел в другом направлении) проследовали в конюшню, где остановились у одной из лошадей. Это была прекрасная рыцарская лошадь, цвета вороного. Звали её Юри, это была лошадь Иши.

Она стояла подле неё, пока Цукуне скинул китель и одел жилетку. На её вороте были те же отметки, что и на его вороте кителя. На фальшпогонах были изображены гербы Эрдштадта. Сама жилетка была синего цвета с красной подкладкой. Иши всё это время гладила Юри и ждала.

— Так, в турнире есть несколько испытаний, но главное, по которому определяют победителя это сражение на копьях верхом. При определенных обстоятельствах смотрят и на стихи, и на бои на мечах.

— Сложно… — голова у не ё явно кружилась: так, к чему готовится?

— Я с остальными подготовлю тебя ко всему, но сосредоточь внимание на самом важном.

Тут он подошел к доске и мелом начал рисовать схему.

— В целом правила тебе я и Альвдис рассказали. В турнире нет никаких особенных правил; всё тоже самое: набрать пять очков, не попасть в шлем…

— И не травмировать соперника!

Повисло недолгое молчание, но вскоре они разразились смехом. Спустя полтора часа они вышли на улицу: солнце садилось, и окрашивало весь город в золотой цвет. Горы на юго-востоке тоже приобрели такой цвет, а ледники на вершинах сияли как горный хрусталь под прямыми лучами света. В это прекрасное время они шли по городу. Почти никого не было, и это создавало непередаваемую атмосферу между ними.

— Ты сегодня работаешь?

— А? Да, сегодня работаем. А завтра нет— будет больше времени на тренировки.

— Ты подошла серьёзно к турниру.

— Да, я желаю победить в нём. Я верю, что смогу это сделать, ведь ты меня научишь?

— Конечно научу!

На этой радостной ноте они вышли на площадь. Перед ними был только фонтан и большая церковь слева. Из её дверей вышла Исара, и теперь они трое шли к дому Цукуне, где они работали.


Всю следующую неделю Иши изучала азы рыцарства. Если учеба в академии у неё было довольно хороша, то здесь она делала больше, чем просто успехи. Это мне напомнило Альвдис в первые годы обучения. Каждое моё слово Иши впитывала и иногда записывала мои лекции. Но вскоре пришло время для практики: для копья и меча. Но, как ни странно, в тот день Альвдис пригласила всю эту компанию к себе, в её кабинет.

Это была просторная комната, именно из неё она спрыгнула тогда, когда мы шли по улице. Внутри она была очень похожа на наше кафе, но вместо столов был диван со столиком, несколько соф и большой стол формой т. Также были огромные полки и шкафы с книгами, а также картины с видами гор. А на полочках стояли плющевые медведи и мормоты. Эти маленькие животные очень сильно удивили меня, поэтому мы с Робертом сидели за чаем со странными лицами.

— Чего же вы? Чай не вкусный? Я его сама готовила и эти печенья тоже— Альвдис.

— Нет, очень вкусно, но почему медведи и, кто это? — Цукуне.

— Это мормоты— немного посмеявшись сказала она: Эти зверьки живут в Австрийских горах и считаются их символом. А медведи… Они мне всегда нравились, впрочем, как и рыцари. Я до сих пор помню своего первого: она был небольшой, всего 15 сантиметров в длину, серый с закрытыми глазами. Жаль, что сегодня он не с нами… Иши, Исара, что же вы молчите? Может какие-то есть вопросы?

Те сидели и смотрели себе в чашки. Иши всегда восхищалась Альвдис и хотела быть как она, а Исара просто была стеснительная.

— Я, я.… — Иши пыталась взять себя в руки, но не выдержала и прыгнула на диван к медведям и просто утопла в них, издав вздох полный удовольствия и умиротворения. Альвдис, узрев это, немного посмеялась и решила продолжить разговор:

— Я хотела с вами поговорить. Как ваш друг и как президент студсовета. Вы уже определились со своими оруженосцами?

Тут я понял к чему она клонила… Она хотела, чтобы я стал её оруженосцем и помогал ей в этом нелегком турнире.

— Я уже решила, что моя подруга с пятого курса поможет мне— Исара.

— Вот как… А ты? — сказал Цукуне.

Теперь мы все смотрели на Альвдис и ждали, что она скажет. Но я уже знал, что сойдет с её уст.

— Прошу тебя, стань моим оруженосцем! — сказала Альвдис, тем временем пока её глаза сияли и были направлены прямо на меня.

— Я… Я не знаю пока. Уже много кто просил меня об этом. Я сделаю выбор позже.

— Ну ладно, я не настаиваю. Просто, мне кажется, что только с тобой я смогу победить…

Никто не заметил Иши, которая наблюдала за всеми и от нервов гладила медведя.


Следующие дни она в полном облачении упражнялась с мечом. Цукуне показывал ей все движения и объяснял все тонкости боя. Иши очень быстро запоминала приёмы и вскоре спаринговалась с Робертом. Тот тоже был в броне: это были новые латы, не сковывающие движения. Уровень защиты в них был не очень большой, но в них он чувствовал себя, как и без них. Они были серебристыми с белыми полосками и таким-же белоснежным пером. Когда они сблизились, сразу стал виден контраст меж его сияющими доспехами и черными самурайскими Иши. Исара стояла рядом и смотрела на них с Цукуне.

— Роберт всегда был хорош в боях на мечах. Он ведь один из лучших?

— Да, но Иши почти с ним наравне.

Именно в этот момент она совершила ошибку, и если бы не её меч, она получила бы серьёзный удар: каким-то чудом она закрылась им, вывернув запястье.

— Ой, ты как— сказал Роберт, поправляя своё забрало.

— Да, я в норме, но на сегодня хватит. — Сказала она, снимая шлем и вздыхая.

— Верно, завтра надо будет попрактиковаться в стрельбе и остаются только стихи, да конная часть.

Мои слова она восприняла с прекрасной улыбкой на лице. Но никто не догадывался, что за ними наблюдала из окон здания Альвдис. Она смотрела на эту компанию, а волос колыхал её прекрасные черные волосы. От лицезрения её друзей её отвлекли. В комнату вошла заместитель президента студсовета Рена. У неё были голубые глаза и стрижка боб, только две пряди перед ушами свисали и шли ниже подбородка. Она была брюнеткой.

— Альвдис, пора на тренировку.

— Да, спасибо…

С этими словами она пошла к дверям.

— Ты решила, кто будет твоим оруженосцем? Я или кто-то другой?

— Ещё не знаю. Всё зависит не только от меня.

С этими словами она покинула кабинет, закрыв его на ключ.


Завтра погода стала ещё жарче. Решено было не тренироваться в доспехах, чтобы не поймать тепловой удар. Исара была одной из лучших лучниц в академии. Она ставила руки и поправляла ноги Иши, пока та пыталась попасть. Выходило не очень, но не так уж плохо. 8 или 9 из 10.

— Вот, смотри… — при словах Исары она выпустила стрелу, и та попала прямо в центр мишени.

— Смотри, Цукуне, у меня получилось! — кричала она с радостным лицом.

— Не расслабляйся, это ещё не всё! — также радостно он отвечал ей: это только первое занятие, хотя ты уже делаешь большие успехи!

— М-да, если так пойдёт, то она сможет стать равным соперником для Альвдис. — Роберт.

— Думаешь?

— Возможно. Но у меня вызывает интерес, кто будет твоим рыцарем в этом году?

— Я ещё не решил.

Теперь он смотрел на меня очень странным взглядом. Я сам пытаюсь понять, кому помочь в этом турнире. Но выбор очень сложен: Иши или Альвдис?


Время было уже вечернее. Точнее было почти 11 часов, и в кафе Игню остались лишь официанты и один из жюри турнира. Он работал вместе с Игню, и сейчас просто болтал с ней. Иши и Исара сидели за столами и вздыхали: рабочий день был очень сложен. Рядом почти лежал Цукуне: вдвоём они не справлялись.

— Иши, завтра суббота? — Исара.

— Да, завтра можно поспать подольше и потренироваться.

— Я пойду с вами. Или вы хотите тренироваться верхом?

— Посмотрим, как скажет Цукуне.

В ответ он что-то пробурчал, пока лежал лицом вниз.


Рано утром в субботу они уже стояли на поле. Иши была верхом и в латах. Рядом были Роберт и Исара, последняя в доспехах. Цукуне стоял и показывал, как держать копьё.

— Ты уже тренировалась с кольцами и с мишенями. Пришло время попробовать свои силы на поле.

— Ладно, я готова. Но может кто-то покажет, как это надо делать? — Иши.

Он хотел ответить, но к ним прискакал рыцарь на белоснежном коне.

— Я могу вам помочь?

Это была Альвдис. Она была в своих латах и с копьём. Доспехи её были серебряного цвета, с бронзовыми вставками на груди и на руках, ногах. Сами доспехи были почти в два раза больше её самой. Особенно выделялись наплечники: они были огромными и крепились золотыми элементами, а на левом был герб семьи Альвдис. Латы, закрывавшие голень и стопу, были темнее, а шлем был необычайной красоты с белоснежным пером. Завершал весь этот прекрасный доспех белоснежный плащ, развевавшийся на ветру.


Альвдис подняла забрало, и все увидели её прекрасную улыбку.

— Разумеется, это прекрасно!

При этих словах Иши почти упала с лошади, но её поддержал Цукуне. Он посмотрел на Альвдис, потом на Иши и на Исару и сказал:

— Альвдис, вставай на изначальную позицию и готовься: нужно, для начала, показать Иши как выглядит этот этап турнира. Правила она знает.

— Ладно, сделаем. По правилам турнира— до 5 очков?

— Да, подождите— я скоро вернусь— Ответил он и исчез.

Все стояли и ждали, как вдруг из конюшни вырвался рыцарь верхом на одной из лучших лошадей в академии. Он был одет в доспехи почти как у Альвдис, только мужских и более старых. Ещё одним отличием было перо: оно было потрепанное и черное, как смоль.

Когда всадник подъехал к девчонкам, Альвдис, стоящая на другом конце барьера, оживилась. Она с явным задором скинула забрало и перехватила копьё. Всадник, наоборот, поднял— это был Цукуне. Глаза Иши сразу заблестели. Исара заняла место на трибуне, а Роберт отошел к небольшому щитку рядом. Не этом деревянном щите висели разные флажки: пять белых, один красный на верху стенда, один черный в самом низу. Тоже было на втором щите, означавшем соперника. Роберт занял место за хитроумным пультом и поднял черные флаги. Это призывало рыцарей приготовиться. Цукуне закрыл лицо забралом и поднял копьё. Внезапно Роберт опустил черный флаг— это означало старт. Лошади, подгоняемые шпорами, рванули вперёд. Альвдис и Цукуне замахнулись. За считанные секунды они вонзили копья прямо друг другу в руки: каждый получил 2 очка. С каждой стороны щита поднялись два белых флажка. Цукуне и Альвдис перестроились и снова помчались друг на друга, по сигналу флага. На этот раз его движения были гораздо точнее и аккуратнее. Но и резкости в них стало гораздо больше. Они сблизились, и Альвдис вонзила копьё, но Цукуне притормозил, и она промахнулась, теперь он подал оружие вперёд и выбил перо…

Когда остатки пера опустились, Роберт поднял черный и красный флаг у Цукуне. Он развернулся, и они с Альвдис стояли прямо у Иши.

— Видишь, как идёт такое состязание?

— Да, теперь я поняла! Спасибо вам обоим!

Цукуне слез с лошади и, прихрамывая на одну ногу, повел её к конюшне. К нему подъехала Альвдис.

— Как нога?

— На сегодня даже многовато. Но это того стоило…

— Соглашусь с тобой— это было прекрасно, но дай мне отвести лошадь, а сам отдохни. Я помню, где её стойло.

— Ладно, доверяю Серебряного тебе.

Альвдис аккуратно повела двух лошадей к стойлам, а Цукуне сидел и смотрел ей вслед.


— Так, я что тебе говорила?

Дома, поздно вечером, Сигню устроила ему разбор полетов. Цукуне уже сделал уроки и просто сидел за книгами, а она ворвалась и теперь отчитывала его.

— Ты же знаешь, что не можешь долго скакать на лошади. А тем более рыцарствовать!

— Откуда тебе известно это? — отвечал он совершенно спокойно.

Сигню вздохнула и села на диван.

— Иши и Исара рассказали. Они были обеспокоены тем, как ты выглядел после дуэли. Не стоило напрягаться так.

— Ты же понимаешь, только так можно наглядно показать особенности боя на копьях. Тем более, я почти забыл каково это— верхом на лошади и с копьём под рукой нестись навстречу сопернику и сталкиваться с ним…

Он не смог остановиться и стал очень красочно описывать ощущения, когда ты рыцарствуешь. Спустя пять минут он замолчал и посмотрел на тётю. Та сидел на диване и смотрела на него как на врага народа.

— Ладно— вздохнул он— Не буду больше!

Она встала и подошла к нему.

— Я понимаю, что это для тебя важно; что для тебя сложно осознать себя в роли оруженосца, но у тебя есть друзья— люди которые будут рядом и ты можешь им помочь, сделав их рыцарями, самыми лучшими в академии и во всей Европе! Ты можешь стать оруженосцем и быть лучше даже чем брат Альвдис.


Альвдис и Роберт сидели в аудитории. Лекция должна была скоро начаться, и они ждали, обсуждая Летний турнир. Тут вошел учитель, старый рыцарь, который помнил ещё имперские времена. Он был одним из самых уважаемых людей в Европе, и даже директор, молодой и сильный рыцарь, всегда прислушивался к нему. Он вошел и, неторопливой походкой, отправился к кафедре. Все мгновенно притихли.

— Доброе утро, молодые рыцари и оруженосцы. Сегодня мы начнём с объявления: Рыцарский Коминтерн установил новые термины, которые вы все должны знать.

По аудитории пошел шёпот.

— Теперь, оруженосцы могут зваться беглейторами. Это новый термин, использующийся в Америке и в Азии. А также решено было называть девушек-рыцарей валькириями. Вы все знаете, что это прекрасные девы-воительницы, проводящие воинов ко вратам Валгаллы. Называя их так, мы признаем их ничем не хуже этих легендарных девушек. А теперь мы начнём лекцию. Для начала, слайды.

Тут же высокие и тонкие окна, куда бил яркий солнечный свет, стали закрываться шторами на тягах. Над головами последних рядов появился проектор и осветил белое огромное полотно, появившиеся из потолка. На нём высветились старые гравюры рыцарей и небольшой текст о турнирах.

— Я тебе говорил, говорил.

— Чего Роберт? Про оруженосца— да я понял.

— Ну а про девушек я не ожидал этого…

Цукуне опустил глаза к себе в тетрадь, а потом перевёл к Альвдис. Она склонилась над записями, руки её дрожали, а лицо было красное от румянца.

Урок был интересным, но я думал не об этом. Больше волновала Алвьдис и её поведение. Не меньше интересовала Иши и Исара, которые сейчас сидели в другой аудитории.

За обедом Цукуне, Иши и Исара сидели вместе. В университете была огромная столовая с широкими окнами и огромным свободным пространством. Еда была очень вкусной и всегда была в прекрасном виде. Они взяли довольно простой набор и сидели, обсуждая термины. Только Иши решила пошиковать, и взяла тирамису. Она сидела над этим прекрасным блюдом и длинной тонкой ложкой ела его. Иногда она отрывала взгляд от еды и смотрела на товарищей, слизывая крем, посыпанный какао.

— Так, Цукуне, объясни: рыцарь-девушка— это валькирия. Оруженосец— беглейтор, так?

— Да, ты права, Исара. Всё теперь так. Хотя так было давно в Америке и в Азии.

— Да— их прервал выкрик Иши и её полный бодрости взор: так давно нас уже называют.

Теперь она положила ложку на пустую тарелку и смотрела на них, как всегда.

— Когда я уезжала из Японии, я проехала по городу, где выросла, в доспехах. Рядом шел мой друг, который был инструктором. Мальчики, что были рядом кричали «Валькирия и беглейтор! Валькирия верхом и её беглйтор!» Я думала, что это значит, теперь поняла.

Услышав это, мы сидели и думали.

— Слушай…

— Да, Исара?

— Тяжело было уезжать из своего родного края?

— Хм, да вполне. Но я знала, что найду хороших людей там, где-то в Европе. И я нашла вас: Цукуне, тебя, Роберта и Альвдис. Вы все мне очень дороги после того, что мы прошли вместе.

— Просто… — говорить ей было тяжело. Руки лежали на коленях и немного дрожали: Я должна после учебы уехать в Италию. Там, далеко за перевалами и озерами, живет мой дядя— один из лучших рыцарей Италии. Там я должна провести всю свою жизнь, вдали от вас…

— Слушай меня, Исара— теперь она глядела на Иши, которая схватила её руку: Я тоже этого боялась, когда покидала свой город. Я понимаю твою печаль и твои страхи, но поверь мне! Там тоже есть хорошие люди, там ты тоже найдёшь себе друзей, и ты будешь счастлива, а мы никогда не забудем о тебе!

— Верно, если что мы всегда будем рядом. Даже если ты будешь в Италии.

— Спасибо вам. — с этими словами она кинулась в объятия Иши. Так мы втроем шли до её аудитории, где она с Иши ушла, а я пошел на лекции дальше. Кроме того, надо было всё подготовить для тренировок.


Роберт и Цукуне шли в конюшню, по пути второй рассказал о Исаре, ведь её лучше всех знал Роберт.

— Она говорила, что уедет. Ничего не знаешь, или предполагаешь?

— У неё точно есть там дядя-рыцарь. Он стал одним из самых известных людей ещё в 40-ые, когда в стане всем рулил Муссолини. С тех пор он там считается очень важной шишкой.

— Но погоди, она же чистокровная Федренка. Её семья всегда этим отличалась— чистотой крови.

— Да: этот дядя женился на её тёте, которая была её родной, а сам он итальянец до мозга-костей.

— Теперь понятно.

— Ага. Слушай, а ты ведь всегда жил в Эрдштадте, так ведь?

— Да, я родился тут, но уезжал только на север, в город Ерием.

— Ну я помню, что ты говорил: видел только поля и леса.

— А сильно больше повидал? — ответил он, несильно ударив друг, а в плечо.

— Ты же знаешь, я родился тут, уехал на запад, а потом вернулся.

— Вернемся к рыцарству: ты что-то хотел?

— Да, мне нужна твоя помощь для выбора копья и меча.

Так они и шли до оружейной в их университете.


Вскоре новостей о турнире становилось всё больше и больше. Оказалось, что стрельба стразу отпадает. Никому не было понятно почему, но так решил директор. Позже отпали и литературные испытания. Тоже без видимых причин. Остались только бои на мечах и на копьях. Цукуне сидел за столом и обедал. Рядом были Альвдис и Иши.

— Даже ты не знаешь, что так заставило директора сократить программу?

— Да, Цукуне, я совершенно не понимаю этого…

— Но ты же в совете! Ты больше всех знаешь о университетских делах!

Со вздохом, она откинула вечно-лезущую прядь и продолжила.

— Да, но совет не знает подробностей. Предлагаю, сменить тему.

— Давайте, тогда о чем будем говорить?

— Ты решил, чьим будешь оруженосцем?

Вопрос Альвдис поставил его в тупик.

— Можно снова сменить тему?

— Нет, ты от нас не уйдешь! — Иши была готова напрыгнуть на него.

Из-за этого он вздохнул и снова ответил загадочно:

— Я ещё не решил— это не так просто!


Между парами Альвдис ушла на заседание совета, а Роберт и Цукуне сидели и болтали, ожидая лекции.

— Слушай, крутой рыцарь, есть предложение.

— Какое? И не называй меня так!

— Я с парнями провожу опрос. Хотим узнать, какая девчонка самая красивая в нашем университете. Я желаю получить твой голос.

Звучит двусмысленно.

— Хочешь, чтобы я проголосовал?

— Да, пока никто не видит, держи.

Он пихнул мне розовую бумажку, на которой было несколько полей. На первом была подпись: богиня наших валькирий. На второй: пояснение или отзывы. А в самом низу стояло место под имя.

— Эй, я не подписывался на это— зачем моё имя?

— А потому что интересно-ответил он с улыбкой: можешь поставить просто инициалы, или подпись— всё равно кроме меня никто не увидит. Обещаю!

Собравшись с мыслями, я взял ручку и начал перебирать варианты: Альвдис, Иши, Исара, Шион, Шарлотта, Сузуне, Мока… Точно, я напишу такое, что Роберт сам не поверит.

Накарябав ответ, я свернул лист и отдал Роберту. Тот, не открывая, засунул во внутренний карман.

— Кажется я знаю кто там…

— И кто же?

— Та самая: высокая, стройная с черными волосами и непослушной прядью…

— Ответ тебя сильно удивит. Когда результаты?

— Сегодня, в три дня. В кабинете редакции газеты университета. Мой друг всё организует. Пароль на входе: краеугольный камень 90-60-90. Понял?

— Я приду, если смогу.

После этого он пошел к другим ребятам и сделал тоже самое с каждым.


В положенное время парни собрались в кабинете. Все диваны были заняты, а Роберт стоял у доски, на которой были цифры и балы. Он только начал, как вдруг остолбенел.

— Что же там? Чего не читаешь?

— Я.…я….

— Дай сюда.

Его друг вырвал бюллетень и тоже, посмотрев туда, остолбенел.

— Там, голос… Голос за… Роберта!

Тут Роберт схватил бумагу и увидел инициалы. Это был лист Цукуне.

— Ладно, не огорчайся. Ещё много.

А в это время Цукуне тренировал Иши. Она выполняла достаточно простые операции с копьём и оттачивала скорость.

— Противники будут опытные. Полагайся на эффект неожиданности и на скорость. Все эти факторы на твоей стороне.

— Так точно!

Она перехватила копьё и начала выполнять упражнения. Через несколько повторений у неё стало получаться всё лучше и лучше. Вскоре Цукуне забрал копьё и повёл её в стойла, где поставил копьё на место и повёл свою подругу к её лошади.

— Иши, если честно у тебя есть проблемы с верховой ездой. Это нужно срочно исправить— до турнира неделя.

— Да— краснея, отвечала она: это мне говорили ещё в Японии…

— Сейчас мы этим займёмся: садись на Юри и следуй за мной.

Она аккуратно оседлала лошадь и проследовала за Цукуне. Он вывел её к арене и повернулся к девушке.

— Для начала: три раза вокруг арены.

— Сделаем! — ответила она и поскакала во весь опор. Цукуне отошел и сел на трибуну, при этим начав растирать больную ногу.

В тот момент к нему присел Роберт. Его лицо было такое же темное, как и безлунная ночь.

— Ну что? Нашли самую красивую девушку?

— Да— ответил он с трудом: знаешь, кто победил?

— Нет, а кто?

— Я…. Но на втором месте Альвдис, а на третьем Мока.

— Хм, я ожидал такого исхода. — Читая правда: Альвдис популярна и общительна, к тому же у неё прекрасная внешность, а Мока хоть и грубовата, но эти пепельно— белые волосы и её изящество, с которым она даже просто поправляет их… Любой потеряет свою голову!

— Да, они прекрасны; только ты умудрился свел парней с ума…

В ответ он повернул ко мне свою кислую мину.

— Ты… Брат…

Тут нас прервал какой-то крик. Точнее два или три. Один из них принадлежал Иши. Мы вскочили и бросились в ту сторону.

То, что мы увидели нас поразило… Иши верхом на Юри почти упала на двух девчонок, которые сидели под бортом, который он пыталась перепрыгнуть. У неё получилось бы, если эти двое остались сидеть, но одна из них встала и взмахнула руками. Понять это было можно из рассказа Иши, который она поведала спустя некоторое время.

— Ты, ты… Да как ты посмела?

— Я…я— этой высокой блондинке, с фигурой почти как у Альвдис, пыталась ответить Иши.

— Стойте, вы вообще…

На попытку протеста Цукуне ответила её подруга:

— Да как она посмела? Ты же был рыцарем Цукуне? Ты понимаешь, что есть один выход…

— Дуэль! — прервала девушка рыцарь, попутно кинув перчатку почти в лицо Иши. Теперь та сидела совсем ничего не понимала.

— Через два дня! Здесь и в это же время! — с этими словами она развернулась и ушла, а Роберт сразу засучил рукав и посмотрел на часы.

— Цукуне, мне стало страшно…

— Не бойся, мы ведь рядом.

— Кто это?

— Это была Беатрисс, ученица пятого курса. Я её давно знаю и, поверь мне, она неплохая, но очень трепетно относится к понятию чести. Вот и сейчас, она посчитала, что ты задела её гордость…

Пока Роберт отвечал на вопрос, Цукуне вёл Юри в стойла, а Иши шла рядом. После этого она сразу ушла домой.


Вечером она вышла на работу и до 11 вечера Цукуне был рядом, пристально наблюдая за ней. Она явно была подавлена, но старалась выглядеть весёлой и радостной. Когда ушел последний клиент, а Сигню отошла в кладовку, он сел рядом с ней и начал разговор.

— Ты напугана?

— Да… Хоть мы и тренировались в течении долгого времени, но я боюсь, а если не смогу? Если копьё соскользнёт и заденет шлем? А если она ранит мою лошадь?

— Ну, она довольно хороший рыцарь и не попадёт в Юри…

От этих слов ей не стало легче.

— Я учил тебя всему что знаю, ты прекрасно учишься, хоть и на 4 курсе— тебе не о чем беспокоится.

— Но…

Цукуне встал и пошел наверх. На лестнице он остановился.

— Если не сможешь хоть что-то сделать на этой дуэли, то на турнире тебе будет совсем несладко…

Он поднялся и вошел в комнату. Иши сидела, смотрела на свои руки, но внезапно подняла глаза и сжала кулаки. Она решила, во чтобы то ни стало победить: на дуэли и на турнире.


Дуэль почти началась: рыцари стояли на позициях, оруженосцы— подле. Зрителей было немного: в основном друзья участников.

— Ты как? — Цукуне стоял рядом с Иши и смотрел на противника.

— Я… В порядке. Я сделаю это!

— Прекрасно. В первом этапе постарайся понять её стратегию и оценить скорость и её открытость.

— Поняла.

На другой стороне стояла Беатрисс. Она была в бежевых доспехах с розоватым отливом. Перо было полосатое и очень яркое, явно фазанье: даже на такой дистанции его видела Иши.

Внезапно, поднялись флаги. Рыцари закрыли лица и подняли копья. Секунда и они уже помчались друг на друга, по сигналу флага. Иши приготовилась и была готова к удару. В момент сближения она вонзила копьё прямо в грудную пластину, а соперница в руку. 2 к 1. Они разошлись и взяли копья у оруженосцев.

— Видела, она немного замирает перед ударом?

— Да.

— Это твой шанс!

Они приготовились и рванули во весь опор. Беатрисс замахнулась, но Иши опередила её и вонзила своё оружие ей в перо…. Это была победа.


— Как так-то, а? — с недоумением говорила Беатрисс, отойдя от Иши. Они пожали друг другу руки и разошлись. Вторая просто светилась счастьем и прыгала.

— Цукуне! Я смогла!

— Да— у тебя получилось. Имея ввиду, что это довольно опытный рыцарь, а это твоё первое столкновение, ты молодец!

Вечером все праздновали. Когда из кафе ушли последние гости, Цукуне, Исара и Иши начали своё небольшое торжество. Позже к ним присоединился Роберт, который хотел привести Альвдис, но та сегодня была на семейном собрании.

— Ты говоришь, что её брат приехал? — Цукуне и Роберт стояли немного в стороне от девчонок.

— Да, поэтому она занята сегодня с самого конца учебного дня.

— Понятно…

— Хотел бы с ним встретиться?

— Нет, конечно нет. Только если, попросила бы Иши или ещё кто-то…

— Эй, где вы? Открываем вторую бутылку! — Исара была в не себя от счастья, впрочем, как и Иши.

В этот момент Альвдис встала из-за стола и прошла мимо своего брата, который её пытался остановить. Она вышла на балкон и стала прислушиваться. Она смотрела в сторону собора, точнее в одну из улочек, что от него отходили. Ей казалось, что она слышит голос своих друзей. Иши, Исары, Роберта и Цукуне…


Турнир начался. Рано утром городскую тишь прервали десятки труб. Они издавали свою симфонию прямо из академии. Люди понимали: эти два дня будет полно народу на улицах, будут пиршества и незабываемое зрелище. Цукуне проснулся от этих звуков и выглянул в окно. Тоже самое сделала Иши…

К 10 утра все студенты были построены перед академией, точнее все рыцари, кто участвовал. Директор выступил перед ними с небольшой речью, в ходе которой было сказано, что бои на мечах будут только если количество очков у оппонентов за один бой одинаково (новость вызвала бурю негодования), и после неё все удалились, чтобы одеть доспехи и оседлать лошадей. Цукуне был в конюшне и держал лошадей Иши и Альвдис.

— О чем задумался?

Его прервал Роберт, который тоже решил помочь студентам с лошадьми.

— Я думаю, чьим же мне быть оруженосцем?

— Ой, что за глупый вопрос? Я знаю, что ты определил это ещё когда тебя спросила Альвдис, ещё очень давно…

Он прав-: я зачем-то метался, пытаясь узнать ответ на вопрос, который был известен. Если бы я сразу задумался, а не избегал этого, то я бы изменил многие ситуации к лучшему… Но что сделано, того не воротить…


— Ты уверен? — говорила ему Исара, когда принимала лошадь, проезжая мимо него.

— Да, я принял решение!

— Ладно, увидимся!

Теперь в конюшне были готовы только две лошади: Юри и Ганс, соответственно лошади Иши и Альвдис. Тут они появились… Все в латах, они вошли в конюшню и переняли своих лошадей.

— Ну, Цукуне, ты решил? — Альвдис.

— Да— его ответ заставил глаза Иши округлится.

— Я буду оруженосцем Иши на этом турнире.

— Ладно, похвально, что ты поможешь ей. Но моё предложение будет действовать несмотря ни на что.

— Я понимаю, каково ей— первый турнир. И, на самом деле, я понял это давно, но никак не мог принять этого.

— Но ты решился понять это! Это достойно похвал. До встречи на турнире!

С этими словами она скинула забрало и галопом покинула конюшню.


В этот день сражались все девчонки, мои друзья. В первом бою участвовала Исара. Она вышла против ученицы пятого курса и с легкостью одержала победу. После неё шла вереница других студентов. Десятый бой был Иши против Моки. Мока была умелым рыцарем, хоть и с третьего курса. Я даже помню, когда я был ещё на первом курсе она, учась в школе, иногда приходила. Её знал лично Роберт, и поэтому мы с ней стали знакомы. Поступив первое, что она сделала, это вступила в бой с Робертом. Странно, но верхом она его победила. А вот на мечах они были равны. Ну, а я во всех дисциплинах оказался лучше. Она сказала: «Спасибо тебе! Теперь я знаю, до какого уровня мне надо дойти, чтобы стать достойным оппонентом»…

Она была в чисто черных доспехах, нового образца. Только на забрале были красные отметины вокруг глаз, а также красные полоски на голенях. Она тряхнула головой и приготовилась к бою. Иши сделала тоже самое. Первый раунд! Мока и Иши шли вровень: два: два. Второй раунд изменил всё… Мока была быстрее, как и в тот раз, но просчиталась, думая, что она снова ударит её в руку, но Иши выбила перо, а Мока попала в руку, снова.

Дальше Альвдис безоговорочно одерживала верх, и к концу первого дня она вышла на Исару. Они были готовы к такому раскладу, но некое напряжение, что было с самого утра, стало ещё сильнее, как воздух перед грозой. Они помчались, выставляя копья на врага… Скорость у обоих был приличная и никто почти не увидел, кто куда попал. 1:1, таково было решение. Они снова рванули в бой… И обе сбили друг другу перо…

Такое я видел впервые, ведь Альвдис била точнее всех, а сопернику не давала момента её задеть. Теперь они перешли на поле для боя на мечах, оно напоминала ринг для бокса, но на земле лежала лишь солома, а ограждения были из цепей. Обе взяли мечи, но только Исара взяла щит. Опрометчивое решение со стороны Альвдис. Раздался удар колокола, и они пошли друг на друга. В этом состязании их сила и выносливость сочеталась с грацией и аккуратностью, даже больше, чем в боях верхом. Задачей была такая же— поразить противника несколько раз в определённые точки, или продержаться больше него. Они долго кружились в бою, лишь изредка надолго расходясь, но Альвдис выбрала момент и решилась. Она подпрыгнула и ударила прямо в щит. Такой силы Исара не ожидала и ослабила бдительность, тут то её соперница и убрала меч за долю секунды и вонзила его в перо… Это был последний бой на сегодня…


Цукуне принимал лошадей в конце дня. Последней была Альвдис. Она соскочила и подошла к нему.

— Сегодня ты молодец! Провернуть такой приём и с такой скоростью!

— Спасибо тебе. Слушай, мне нужна твоя помощь…

— Какая?

— Можешь, подковать мою лошадь?

— Но почему? — говорил он, осматривая Ганса: у него прекрасно одеты все подковы…

— Я хочу, чтобы это сделал ты…

— Ладно.

Так они и разошлись, не сказав, что оба хотели сказать… В кафе был сбор, но Цукуне опоздал: он решил перековать коня сегодня. Альвдис передала ему новые подковы, и он принялся за дело. Долго он перековывал её коня, но спустя порядочное количество времени он вышел из конюшни и закрыл её. Идя по дорожкам академии, он встретил заместителя директора и передал ему ключи. Это был низкорослый старичок с закрученными усами и крупными глазами. Его иногда называли Москит, за длинный нос и небольшой рост в 5 футов. Подойдя к главным воротам, он увидел силуэт девушки. Это была Альвдис.

— Ты что тут делаешь? Уже поздно…

— Я шла домой, но решила постоять тут, пока ты не выйдешь.

— Понятно.

Немного ещё они шли вместе. Ночь была тихая, но её нарушали редкие крики из кабаков и домов, где шел праздник. Звезды стали появляться, и небо преобразилось.

— Ты не жалеешь о своём выборе?

— Выборе? Нет, но никто не исключает, что ты или кто-то ещё будет участвовать в дуэли до конца этого учебного года.

— Крайнего… А помнишь, первый год?

— Да, особенно первые уроки, когда мы с Робертом терялись, а ты нас выручала…

Снова длинное молчание. Они уже дошли до площади и остановились у фонтана.

— Сегодня звезды поистине прекрасны!

— Ты права. А в горах, думаю, картина ещё лучше…

— Ладно, спокойно ночи! — ответила она ему ласковой улыбкой.

— Спокойной!

Она с большой скоростью ушла в сторону холмов, а Цукуне отправился к своему дому.


— Ну и где ты был?

На этот раз недовольна его опозданием была Иши. Она стояла в униформе академии, впрочем, как и все. Роберт сидел рядом с Исарой, которая была немного печальна, а остальные были у стойки, в том числе и Сигню.

— Я был в конюшне— приводил всё в порядок, а по пути сюда я встретил Москита— сама понимаешь, как сложно было от него избавиться…

— Ладно, иди к нам!

Он подошел ко всем и вписался в дружные разговор.

— Исара, как ты?

— Я… Я в полном порядке. Хоть я и проиграла, но поверь мне— в следующем году победа будет моя!

— Весьма возможно…

Они провели ещё час— два в кафе и только потом разошлись. Цукуне лежал в кровати и раздумывал над всем произошедшем сегодня.


Второй день турнира наступил. Иши уже успела пройти пару соперников, блестяще побеждая их. Но Исара и Роберт, сидя на трибунах понимали, что без Цукуне ей было бы гораздо сложнее.

Уже настал полдень и на поле во второй раз вышла Альвдис. Против неё была Беатрисс. Обе были готовы к такому событию…

В ходе первого раунда Альвдис попала в руку, а Беатрисс не ответила. Во втором Альвдис с трудом чуть не задела шлем, ведь соперница с удивительной скоростью увернулась и попала ей в тело. 2:1. Третий раз они двинулись друг на друга… Быстро реагируя друг на друга они сошлись в схватке… Перо, которое когда-то принадлежало фазану упало на землю. Это была победа Альвдис.

Дальше шла Иши. Соперник был мой знакомый с нашего курса. Его Иши тоже очень быстро победила, но целилась только в тело и в руки.

Жара в этот день становилась всё сильнее: середина июля, как никак. Поэтому многие с трудом стояли. На востоке появились темные тучи, которые быстро приближались к нам. До того, как пошел дождь, прошло более десяти столкновений и несколько боев на мечах. Остались двое финалистов: Иши и Альвдис.

В тот момент, когда они вышли друг на друга пошел жуткий дождь. Судьи решили немного подождать, но рыцари не сдвинулись с места, ведь покинуть позицию значило сдаться до боя. Хоть морально, но для людей с такими принципами это было невозможно. Рядом с ними стояли и оруженосцы. Именно в этот момент Иши почувствовала, что сейчас она была ближе всего к Цукуне, словно они были единым целым.

Но вот прошло почти 40 минут, а дождь шел. Решено было продолжить. Первый сигнал! Два рыцаря верхом помчались друг на друга и приблизились в плотную. Иши вложила все силы в свою скорость и точность; этими стараниями она попала в руку, выиграв у Альвдис два очка. Её соперница не попала, оказавшись медленнее её.

— Ты видел? — говорила Иши, когда Цукуне дал ей копьё.

— Не расслабляйся— у неё тоже есть свой план…

Второй взмах флага, и они снова были в сантиметрах друг от друга. Альвдис притворилась, что не успевает, но увернулась от копья и попала в руку. Иши на этот раз не попала. Счет был равный. Они снова стояли друг напротив друга и ждали. Внезапно дождь, что лил уже довольно долго, прекратился. Солнце выглянула с юго-востока и осветило участников турнира. Капли дождя ещё были на доспехах. Солнце всеми своими лучами играло на их доспехах, и эта картина завораживала всех, кто присутствовал на турнире…

Из этого ступора вывел всех взмах флага. Увидев его, Иши и Альвдис поскакали во весь опор. Копья уже были наготове; они были готовы вложить все свои силы, умения и страсть к рыцарству в этот единственный удар. Когда они приблизилась вплотную, произошло нечто: скорость каждой была запредельной, из-за чего не сразу было видно, что произошло. Только перо вращаясь в воздушном вальсе аккуратно упало прямо на землю…


Альвдис сидела в своём кабинете и быстро писала что-то на бумагах. Изредка она поднимала глаза на фото, что стояло в рамке, прямо перед ней. Смотря на неё, она улыбалась и снова начинала писать.

— Ты уже закончила?

Этот вопрос задала Рена, войдя в её кабинет. Альвдис в тот момент уже встала и была готова идти.

— Да, я уже иду.

Выходя, она снова посмотрела на фото: на нём была она и Иши. В руках у Альвдис, которая была ещё в доспехах, был кубок. Лицо её выражало радость и полное непонимание происходящего. Иши, стоящая сзади, хлопала в ладони и была очень рада, даже более нового победителя Турнира.

Рена повела Альвдис прямо к дому Цукуне.

— Куда ты меня ведешь?

— Идём же. Это срочно.

Они вошли в кафе, где не горел свет. Рена завела Альвдис и тут же исчезла. Президент стояла в недоумении несколько секунд. Но тут зажегся свет, и она увидела всех своих друзей, стоящих перед ней. Цукуне и Роберт выстрели из хлопушек и все разом сказали:

— С победой, Альвдис!

Она была совершенно ошарашена: ведь ни разу её никто не поздравлял с победой в турнире. В семье победа в этом состязании воспринималась как должное, и кроме «Молодец, так держать» она ничего не слышала. Тут же её схватил под руку Рена и повела к стойке. Там стояли напитки и бокалы. Тут то Альвдис увидела остальных: Сигню стояла рядом с главным конюхом, а за столом рядом сидел заместитель директора, который при поздравлении громче всех хлопал ей, а также тот самый водитель, один из членов жюри.

— Что же… Тост, за победу и за наших валькирий!

Роберт пытался всех расшевелить, и у него неплохо получалось, за исключением того, что Альвдис всё равно чувствовала себя неуютно. Она сидела рядом со всеми и почти постоянно молчала. Тут с ней заговорил Цукуне.

— Что же с тобой?

— Я… Никогда никто не устраивал для меня такое. Я удивлена…

— Понятно, но у тебя есть мы, поэтому мы будем радоваться каждой твоей победе, даже и маленькой, переживать все несчастия, будучи рядом. Неважно какие обстоятельства, но мы все будем рядом, даже за сотни километров.

Его слова заинтересовали всех, поэтому у всех загорелись глаза. Поэтому Иши продолжила:

— И мы все будем становиться лучше и стараться. Так, чтобы помнить эти дни, недели проведенный в академии вместе навсегда!

***Эпилог***

Зима выдалась холодной и снежной: в Тироле температура не поднималась выше -22. Цукуне спускался в долину, пытаясь правильно ставить лыжи, не сбрасывать пятки и направлять корпус в долину. Это была вторая зима, как он занимался горными лыжами и третий визит в Странд.

Поняв, что сильно утомился, он остановился у края склона, прямо у ограждения. Устроив передышку, он задумался: Третий визит в Странд, но первый без Альвдис…

В конце того года они стали выпускниками университета. Он аккуратно воткнул палки и достал из бумажника фото. На нём были Альвдис, он и Роберт. Цукуне и Альвдис стояли близко друг к другу, а Роберт чуть сбоку. На груди у Альвдис было пять медалей, как и у Цукуне, а у Роберта только одна. Сзади ещё стояли пятикурсники, многие, как и Альвдис с цветами в руках. Смотря на фото, он задумался: а ведь никто не заметил, что Альвдис приобняла его в тот момент, а он её… С самого того дня он её не видел: сразу после окончания учебы она уехала. Будучи в этом городе уже неделю, он зашел к её родственникам, а те сказали, что она не приезжала и вряд ли приедет. Так он и стоял почти пять минут, потом резко двинулся вниз. Сзади, пока он стоял, приближалась горнолыжница, передвигаясь телемарком. Эта девушка в черном костюме с изумрудными полосками и таким же черным шлемом с эдельвейсом остановилась чуть выше и стала смотреть на него, как будто давно желала его встретить…

Уже достаточно стемнело и Цукуне гулял по городу. Он стоял прямо над обрывом, опираясь на перила. Внизу он видел долину, в которой текла, несмотря на сильный мороз, горная речка. Снег красиво лежал на камнях, а журчание воды было слышно даже тут.

Тут он заметил, что начал слабо падать снег. Кинул взгляд на небо: ни облачка, только далеко на западе зарево малиново-красного цвета. Тут он услышал хруст этого тонкого слоя снега под ногами. Он обернулся и увидел её…

Рядом с фонарным столбом стояла Альвдис. Она была одета в бежевую куртку и в теплую длинную малиновую юбку. Такой же цвет имело небо, что было рядом с садящимся солнцем. На голове у неё была шапка с помпоном и вышитым мормотом. Она стояла, немного подогнув правую ногу и сложив руки на груди. Её волевой взгляд был направлен на Цукуне, а лицо просто сияло от радости. Она явно хотела подбежать к нему, но не могла. Тоже самое было и с ним: то ли стеснение, то ли желание не прерывать этот момент…

Так они стояли почти три минуты, как Альвдис опустила левую руку и улыбнулась ещё сильнее:

— Привет, Цукуне; я очень соскучилась…


Оглавление

  • ***Эпилог***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке