Загадки цинхоны (fb2)

- Загадки цинхоны 1.59 Мб, 199с. (скачать fb2) - Сергей Иванович Ивченко

Настройки текста:



С. Ивченко ЗАГАДКИ ЦИНХОНЫ рассказы о деревьях

Памяти большого друга природы Ивана Павловича Ивченко с сыновней любовью посвящаю

Введение

В век колоссального роста техники и проникновения в неизведанные миры мы должны особенно беречь, ценить, любить нашу родную планету и ее замечательную природу.

Мое детство и юность прошли среди лесов и садов, и мне, как и миллионам других людей, «зеленые друзья» дали очень и очень много.

Выращивание лесов стало моей первой специальностью. Позднее я видел тропические леса Бразилии, Индонезии, Бирмы, Цейлона.

Вот почему так приятно было встретиться на страницах этой книги со своими старыми знакомыми. Горячая любовь автора к родной природе не может, по-моему, не увлечь читателей. Они узнают немало удивительных вещей о нашей поэтичной белой березке, о скромной, но прекрасной «лещине обыкновенной», о многократно воспетой русской рябинушке, могучем патриархе лесов — дубе, равно как и о чудесных деревьях, переселившихся к нам из далеких краев.

Многое впервые откроет читателю эта книга, многое он узнает о мире природы такого, что невольно всколыхнет его душу, поразит воображение.

Любите, берегите, растите деревья — и вы сами станете лучше, сильнее, добрее — вот чему учит книга С. И. Ивченко.

Летчик-космонавт

К читателям


Зеленый наряд планеты прекрасен, поэтичен и абсолютно необходим. Именно этому зеленому убранству и обязаны своим существованием не только весь многочисленный животный мир земли, но и человечество.

Без пищи, одежды, жилья нет, как известно, жизни. А растения дают людям, кроме всех этих благ, еще и необходимый кислород, очищают воздух от углекислого газа.

Молчаливые зеленые друзья могучи и щедры: лиственные и хвойные, леса тропических и умеренных широт, степи, луга, зеленый планктон морей и океанов, необозримые просторы хлебных полей, используя энергию солнца, составные части почвы, воздуха и воды, накапливают крахмал, сахар, белки, жиры, древесину, волокна, каучук, гуттаперчу, эфирные масла, смолы, лекарственные и другие вещества, без которых люди не могут обойтись.

За мясо, молоко, масло, сыр, яйца, шелк, шерсть, кожу мы также, в конечном счете, обязаны благодарить растения, ставшие «плотью и кровью» домашних животных.

Наконец каменный уголь, нефть, газ и торф — основа современной энергетики — тоже, как известно, растительного происхождения.

Вот он каков, всеобъемлющий и благодатный источник земной жизни!

Все виды растений, взятые вместе, принято называть именем Флоры — древнеримской богини цветов и весны.

Однако читатель встретит на страницах этой книги также и зеленых пришельцев, которые обрели у нас свою новую, весьма заботливую и благодарную родину.

Автор надеется, что вам будет небезынтересно познакомиться и с некоторыми достижениями дендрологии, этой увлекательной науки (от греческого «дендрон» — дерево и «логос» — наука), изучающей жизнь, свойства и особенности яркого и шумного мира деревьев, побывать у ботаников, лесоводов, садоводов, послушать гипотезы, рассказы, легенды о происхождении, странствиях, свойствах деревьев и кустарников.

Автором книги руководило одно желание: пробудить в ваших сердцах любовь к родной природе, потребность приблизиться к ней, глубже ощутить ее красоту, понять, каким источником радости она может стать для каждого человека, как велика ее роль в строительстве нашего будущего.

Старые знакомые

Зеленый полпред

Ранней осенью 1960 года в небольшом американском городе Сиэтле, неподалеку от столицы США — Вашингтона, заканчивал свою работу пятый Всемирный лесной конгресс.

Представители извечно мирной профессии, съехавшиеся сюда из 96 стран, решили завершить конгресс созданием «Парка дружбы народов». В центральной аллее каждая делегация должна была высадить «национальное дерево» своей страны. Наступила очередь советского представителя. Под звуки Государственного гимна нашей Родины он направился к месту посадки. Справа от него с красным знаменем в руках шагал юный американец, слева шла девушка с лопатой и саженцем «национального дерева».

Какой же породе деревьев выпала честь представлять на американской земле главную лесную державу мира?

Нашу страну населяет свыше 1700 только отечественных пород древесных растений да еще около 2000 пород иноземного происхождения.

Вот и выбери из них наиболее достойную.

Но советские лесоводы пришли к единодушному решению довольно быстро: их избранницей стала лиственница. Справедливое решение. Если сомневаетесь, посмотрите на карту.

Широким поясом протянулись леса с запада на восток через весь Советский Союз. Почти половину этой площади занимают лиственницы. Более чем на четверти миллиарда гектаров шумят они светлой тайгой — от Онежского озера до Охотского моря. Пять таких стран, как Франция, могут свободно разместиться на территории, занятой лиственницей. Столько обширных лесов не образует ни одна другая древесная порода нигде в мире.

Достоинства лиственницы, конечно, не только в численности. Она еще и долговечна.

Правда, живет лиственница в сравнении с другими породами не так уж много: около 400–500 лет. Но зато крепко держится «после смерти». Ее древесина практически не знает пределов службы. Многие сотни и даже тысячи лет способна она великолепно сохраняться, приобретая со временем и большую прочность и оригинальную окраску. Еще и теперь в глухих чащах сибирской тайги нередко можно набрести на остатки старинных крепостей, срубленных воинами хана Кучума. Четыре столетия назад положены в них бревна лиственницы, а никакой порчи не видно.

Немало изделий из лиственницы найдено и при раскопках древних Пазырыкских курганов на Алтае. Больше 25 веков пролежали они, не тронутые временем. Эти уникальные свидетели вечной лиственничной молодости хранятся сейчас в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Там можно увидеть срубы могильных склепов, колоды-саркофаги, боевые колесницы с колесами, сплетенными из корней лиственниц. Все это изготовлено еще в бронзовый век бронзовыми топорами кочевников. За тысячелетия старинные изделия лишь потемнели и приобрели твердость камня.



Разве не чудесные свойства?

Прямые, будто колонны, лиственницы достигают размеров настоящих лесных великанов. 30–40 метров высоты для них не предел. Они бывают и 50-метровыми при толщине стволов до двух метров. Лиственничные леса дают рекордное для всех наших пород количество древесины с гектара: до 1500 и больше кубических метров.

Древесину лиственницы используют в современном судостроении и в производстве самолетов, автомобилей, в машиностроении. Она без специальной пропитки идет на шпалы и телеграфные столбы и особенно хороша для сооружений, воздвигаемых в сырых местах, — причалов, мостов, плотин.

Но людям нужна не только древесина.

А ведь всего один кубический метр ее при помощи чудесницы-химии дает 200 килограммов целлюлозы или столько же виноградного сахара, 2000 пар чулок или 1500 метров шелковой ткани, 6000 квадратных метров целлофана или 700 литров винного спирта. Из продуктов переработки лиственничной древесины изготовляют десятки и сотни других ценных веществ: скипидар и уксусную кислоту, канифоль и сургуч, спички и многое другое.

Из лиственницы добывают дубильные вещества для выделки кож и окраски тканей, а из хвои — эфирное масло. Впрочем, дерево еще при жизни дает высококачественную живицу, или, как ее принято называть на мировом рынке, «венецианский терпентин». Его добывают подсочкой деревьев на корню и широко используют в электротехнической и лакокрасочной промышленности.

Специалисты относят лиственницу к хвойным растениям, но в отличие от ели и сосны она ежегодно сбрасывает на зиму свой зеленый наряд.

Лесоводы по этому поводу любят вспоминать курьезный случай. Как-то в Сибирь поздней осенью приехал малосведущий в лесном деле, но очень самоуверенный столичный ревизор. Увидев голую тайгу, спросил лесничего:

— Это хвойный лес?

— Хвойный, — последовал ответ.

— А где хвоя?

— Опала.

— По чьей вине?

— Природы.

— Вы мне за природу не прячьтесь! За гибель леса отвечать будете вы…

Кстати, из-за способности сбрасывать ежегодно хвою лиственница и получила свое имя.

Впрочем, обновление хвои — привилегия взрослых деревьев. Молодые же всходы сохраняют свою хвою и зимой. Видимо, в глубокой древности лиственница была вечнозеленым деревом и лишь потом приспособилась к суровым условиям Севера. Ведь, сбрасывая хвою, она тем самым сокращает в зимний период испарение воды из кроны. Приходится экономить, так как корни не в состоянии усваивать влагу из мерзлой почвы.

Деревья лиственницы особенно хороши весной и осенью. Длинные, тонкие, желто-соломенного цвета ветви их ранней весной дружно и густо, всего лишь за один-два теплых, погожих дня, расцвечиваются щеточками нежных ярко-зеленых хвоинок. А на их изумрудном фоне, как огоньки новогодней елки, одна за другой вспыхивают красноватые, розовые или зеленые (женские) шишки и желтые (мужские) колосочки.

Празднично-красивы лиственницы в эту пору. Легкий ветерок, будто играя, поднимает над их кронами облака золотистой пыльцы. Идет опыление.

Со временем окраска хвои темнеет, рост хвоинок прекращается, а затем буреют, созревая, многочисленные мелкие шишки.

А в конце лета или ранней осенью лиственница стоит золотисто-оранжевая. Величествен лиственничный лес в эту пору. Необозримые его просторы обласканы последней теплотой осеннего солнца. Кажется, что суровая сибирская тайга из края в край озарена нежным золотистым сиянием.

Незабываемое впечатление остается у путешественника, побывавшего в эти дни на сибирской реке. Плывешь Енисеем или Леной, Алданом или Колымой и испытываешь чувство, будто затерялся в сверкающем лиственничном океане. Только сибирский мороз властен загасить это осеннее сияние. Ударят первые приморозки — и лиственничная хвоя начинает тихо и торжественно осыпаться. Но раздольно и буйно шумит тайга, когда задуют холодные ветры. Всего за несколько дней теряет свой убор царица сибирских лесов, да так и остается раздетой перед лицом жестокой зимы. Правда, дерево это, как говорится, не из трусливого десятка. Как бы бросая вызов суровой стуже, лиственница не только спокойно встречает снежные вьюги, но еще и щедро разбрасывает свои небольшие крылатые семена. Немало припасла она их в мелких, но многочисленных коричневых шишечках!

Впрочем, столь же успешно переносит лиственница и засушливую южную жару. Не случайно ее так охотно используют для полезащитных полос лесоводы Украины и Кубани, Поволжья и Молдавии.

По достоинству оценены и лесоводственные качества лиственницы: быстрота роста, нетребовательность к почвам и способность образовывать как чистые, так и смешанные лесонасаждения. Вблизи Зеленогорска (Ленинградская область) и сейчас можно увидеть уникальную лиственничную рощу, заложенную еще по указу Петра I «лесным знателем» Фокслем, увидеть — и подивиться: это была первая и очень успешная попытка искусственного разведения столь ценной древесной породы. Теперь советские лесоводы культивируют лиственницу повсюду. Из 20 видов лиственничного рода, существующих в мире, специалисты различают у нас 14 видов. Одни обитают на Карпатах, другие — на Сахалине, третьи — на Курильских островах.

Однако обычно отдают предпочтение лиственнице сибирской — той, что растет-зеленеет полпредом нашей Отчизны в «Парке дружбы народов» на американской земле.

Лесные красавицы

Красавицей русских лесов называют ее люди, и кто может усомниться в справедливости этого имени?

Стройная, белокорая, с тонкими поникшими ветвями и говорливой нарядной листвой, она всегда вызывает восхищение, радость и с давних времен служит символом всего самого светлого, олицетворением юности, целомудренности и красоты.

Белая береза!.. Сколько песен о ней сложено, сколько стихов написано, как нежно говорят о ней люди: «березка», «березонька»…

Но не одной красотой своей славна тонкая и стройная наша береза. Многие ли знают, что она еще и чудо-сеялка? А что это значит, сейчас расскажем.

В пределах одной лишь Российской Федерации — более 90 миллионов гектаров березняков. Но березе мало этого: она захватывает, обживает новые места, неизменно выступая пионером при заселении свободных от леса территорий. Особенно охотно и быстро поселяется береза на участках вырубленного ельника, соснового бора, а также на лесных пожарищах. В короткий срок ее мелкие всходы занимают обширные площади, образуя со временем густые, буйно растущие березняки.

Ежегодно береза засевает большие просторы миллионами своих мелких, невзрачных семян — орешков.

Любопытно наблюдать эту чудо-сеялку в работе. Идешь между веселыми, хоть и позолоченными первым дыханием осени березами, чуть-чуть шелестит легонький ветерок, кружатся первые опадающие листья, плавно опускаясь на еще теплую землю. А за листьями уже летят неисчислимые эскадрильи двукрылых семян-самолетиков. Около 5000 таких семян можно насчитать только в одном грамме, а ведь на гектаре березы «высевают» их от 35 до 150 килограммов. Вот и выходит, что до 750 миллионов березовых семян разлетается ежегодно на каждом гектаре плодородной лесной земли.

Не заставят долго ждать себя и березовые всходы. Правда, прорастет довольно незначительное количество березовых семян, но некоторые успевают пробиться из земли еще с осени. Зато лишь сойдет снег, как уже ощетинивается, дружно растет первая березовая «озимь». Мелкие, нежные, всего с двумя-тремя листочками березки напоминают проростки травянистых растений. Даже не верится, что из этих небольших тонких травинок вырастут белокорые стройные деревья.

С наступлением устойчивого тепла растения-карлики начинают усиленно тянуться и сохраняют довольно быстрый темп роста на протяжении 15–25 лет. Это их расцвет. Как ни странно, но именно в зрелом 25-40-летнем возрасте, когда березовые насаждения только обрели полную силу, складываются обстоятельства, которые со временем приводят их к гибели. Именно в это время под пологом березового леса поселяются молодые ели. Небольшие, словно игрушечные, новоселки быстро крепнут, усиленно растут, а пройдут годы, они легко перерастут своих прекрасных покровительниц, и тогда-то ель, все более затеняя избалованные светом березы, начинает сильно угнетать их рост, а со временем и вовсе вытесняет, или, как говорят лесоводы, «выживает», прежнюю хозяйку этих мест. На языке специалистов о называется «сменой пород». Но не лишены «воинственности» и сами березки-сеятели. Оказывается, они не только мирно осваивают плодородные равнинные земли, но часто в полном смысле завоевывают, казалось бы, неприступные для деревьев места. Известно немало случаев, когда они много лет успешна росли на старых кирпичных стенах, на куполах заброшенных церквей, даже в дуплах крупных деревьев!

Шалунью березу, забравшуюся на крышу дома, я видел на улице Дзержинского в далеко не «лесном» городе Харькове. Не менее игривая проказница березка выросла в естественном дубовом горшке-пне в одном из лесов украинского Полесья. А если вам придется когда-нибудь проезжать по шоссе из Каунаса в город Нестеров, вы сможете подивиться еще одной ее причуде: береза там неплохо пристроилась на верхушке старого тополя!



В заповедной роще Главного ботанического сада в Москве есть береза, сросшаяся с дубом, а в Пуще-Водице, на окраине Киева, старая береза стоит, будто обнявшись с тесно прильнувшей к ней сосной. На берегу озера Борового (Казахская ССР) мне довелось наблюдать целую рощу «танцующих» берез, а в дендропарке «Тростянец» на Украине экскурсантам непременно показывают еще и «спящие» березы.

В старину о березе пели в народе, как о дереве «об четыре дела».

Первое дело — мир освещать,
Второе дело — крик утишать,
Третье дело — больных исцелять,
Четвертое дело — чистоту соблюдать.

Вот береза и выполняла в бедных крестьянских домах роль электричества, освещая убогие избы лучиной, давала деготь, без которого на все лады скрипел и пищал колесный транспорт того времени, лечила больных своими целебными соками, почками, фитонцидами листьев, а банными вениками и метлами обеспечивала крестьянскую санитарию и гигиену.

Но в действительности береза была и остается деревом, используемым гораздо больше, чем «об четыре дела».

Мы уж не говорим о высоких декоративных достоинствах, очень важных в озеленении городов и сел. Но как не отметить большого значения желтоватой березовой древесины, используемой в народном хозяйстве? Береза — это качественная фанера, отличающаяся нежным, оригинальным рисунком мебель, ложи охотничьих ружей, посуда; береза — это метиловый спирт, уксус, ацетон.

Только вот в строительстве береза из-за недостаточно прочной древесины до недавнего времени применялась весьма ограниченно. Зато теперь благодаря чудесам химии она берет реванш. На строительных площадках уже встречаются огромные 12–15-метровые березовые бревна, которые легко поднимает один человек. Даже не верится, что строительные фермы из такой «березово-химической» древесины не уступают по прочности стальным конструкциям и в то же время более чем в десять раз легче. Такая древесина не имеет сучков, косослоя и других пороков; не знает она и гнили, не боится сырости, устойчива против многочисленных вредителей и огня. Не страшится этот материал и резкой смены температур, и, конечно же, он намного дешевле бетона и металла.

Не обходится без так называемой прессованной березовой древесины и современная промышленность. Из-под пресса береза идет на изготовление подшипников, шестерен, прокладок для труб. Эти изделия, как и многие другие, отличаются высокой прочностью и большой продолжительностью службы, успешно соревнуясь в том со своими металлическими собратьями.

Значительно продвинулось и «третье дело» дерева — «больных исцелять». Препараты, изготовленные из черных небольших грибов (ложных трутовиков, растущих на березовых стволах), известных под названием «чаги», недавно вступили в борьбу даже с такой болезнью, как рак. Настои из чаг давно употребляли в народе как заменители чая и как лекарственное средство. А теперь подтверждается и медицинскими исследованиями, что чаги эффективны в лечении начальных фаз развития раковых опухолей. Березовый сок (20 % сахара!) используется для приготовления лечебных сиропов. Кроме древесины, чагов, сока, у березы есть еще листья и кора. Они тоже небесполезны. Листья — в них много танина — отличный корм для коз.

А верхний слой березовой коры — береста — лучшее сырье для изготовления дегтя и различных смазочных масел. Из дегтя же, в свою очередь, получают много ценных промышленных продуктов. Народные умельцы изготовляют из бересты немало красивых и полезных вещей для домашнего хозяйства: легкие ажурные корзинки, солонки, хлебницы, а в древние времена береста на Руси выполняла роль бумаги. Много чуть-чуть поблекших ее рулонов, густо исписанных старинными славянскими письменами, найдено в Новгороде и других очагах древнерусской культуры.

До сих пор шла речь о нашей привычной белой березе, как называют это живописное дерево в народе. Однако у нее немало — целых 120 — родственников. И все они березы, большинство — белокорые. Кстати, береза — единственное среди огромного растительного царства дерево, наделенное природой белоснежной корой. А окрашивает ее в нарядный белый цвет особое красящее вещество — бетулин, названное так в честь самой хозяйки: по-латыни береза — бетула. Но встречаются и березы, лишенные бетулина, с вишневой, желтой, темно-фиолетовой, серой и даже черной корой.

Разноликая и многочисленная березовая родня расселилась почти по всему свету. Только в Советском Союзе дико растет более 40 ее видов, которые занимают по площади первое место среди всех лиственных пород. А по размерам «освоенной» территории ни один вид не может конкурировать с березой бородавчатой, названной так из-за мелких, продолговатых, слегка смолистых бородавочек на молодых ветвях. Она обжилась на равнинах европейской и азиатской части СССР (вплоть до побережья Охотского моря), в высокогорных районах Кавказа, Алтая, образует небольшие рощи — колки в Западной Сибири и Северном Казахстане. Не может за ней угнаться остальная березовая родня!

Однако кое-чем и родня замечательна. В суровых условиях Камчатки, Сахалина, охотской тайги растет, например, каменная береза. Кора у нее — темно-серая, лохматая. Зато древесина — на редкость твердая, прочная. Этим славится и железная береза из дальневосточной тайги. Ее древесина не только исключительно плотная, словно железо, но и очень тяжелая. Мне вспоминается рассказ дальневосточного охотника о том, как два несведущих путешественника несколько дней трудились, сооружая плот из каменной березы. Но стоило столкнуть его в воду, как плот камнем пошел на дно.



Многочисленные опыты показали, что железная береза не уступает по прочности как многим металлам, так и признанному «чемпиону твердости» железному дереву — бокауту. Из железной березы изготовляют такие, например, детали, как ползунки ткацких челноков, ее используют и во многих других случаях, когда необходима высокая прочность.

У железной березы темно-фиолетовая, а в старости почти черная кора. Иногда специалисты даже отказываются считать ее березой: столь необычно она выглядит.

Много можно говорить о сестрах-березах, но нельзя не вспомнить самую младшую из них — «Золушку карельских лесов», как ласково называют знающие толк в древесине люди, карельскую березу. Будто стыдясь своего невзрачного на вид дитяти, природа заботливо упрятала ее подальше от людских глаз, в глухие, непроходимые чащи.

В самых отдаленных лесах Карелии, лишь где-нибудь в Заонежье, можно изредка встретить теперь небольшую рощицу карельской березы.

Издавна охотясь за этой ценной добычей, люди часто хищнически истребляли ее. Сотни километров можно пройти теперь таежными тропами Карелии — и все напрасно. Местные старожилы с горечью говорят, что поиски «нашей Золушки» впору сравнить с добычей редких самоцветов.

Зато когда уж повстречается среди нагромождений серого карельского гранита небольшая рощица, кажется, будто белоснежная тучка спустилась с высоты и прижилась здесь вопреки воле сурово-дремучего хвойного леса.

«Селекция наоборот», постоянное уничтожение лучших экземпляров, чуть не привела к полному вырождению карельской березы, и только благодаря усилиям ленинградских ботаников удалось восстановить ее былую славу. Советские ученые развеяли и миф о невозможности искусственного размножения карельской березы. Теперь, посаженная умелыми и заботливыми руками, она успешно растет в ботанических садах Москвы, Киева, Ташкента и все чаще начинает попадаться среди новых лесных посадок. В самой же Карелии создаются даже специальные заповедники.

О карельской березе немало спорили. Одни склонны были считать ее самостоятельным видом, другие — только формой березы бородавчатой.

«Игра природы!» — твердили третьи.

Но в одном все оказались единодушными: «Драгоценное, удивительное дерево!»

Археологические находки в районе древнего Новгорода свидетельствуют, что еще в глубокой древности карелы платили дань кусками этой березы. Известно также, что с тех времен вплоть до недавнего прошлого в Лапландии, Финляндии и Карелии небольшие кусочки этой древесины служили разменной монетой.

Березы, подобные карельской, были известны когда-то и в некоторых странах Западной Европы. В Германии такую породу называли «царской березой». Швеция поставляла на английские рынки ее древесину под именем «лилейного» или «пламенного» дерева. Чудо делали из нее наши вятские кустари. В изготовлении мебели, уникальных письменных приборов, шкатулок, шахмат, портсигаров, художественной посуды буквально не было предела их мастерству и умению.

В чем же все-таки основная ценность этого полулегендарного дерева?

Прежде всего, обращает на себя внимание неповторимый по красоте рисунок ее древесины. Такого сочетания линий, расцветок фона не встретишь нигде во всем громадном древесном царстве. Не случайно карельскую березу часто зовут еще «древесным мрамором». Бело-желтая, светло-коричневая, словно повторяющая радужные краски северного сияния, древесина карельской березы поражает и необычной формой своих годичных колец. Многочисленные причудливые завитки, овалы и звезды на золотистом фоне, словно излучающем какой-то удивительный нежный свет, создают впечатление, будто дерево подсвечивается изнутри.

А сейчас речь о наиболее «обиженном» представителе березовой семьи, пожалуй самом младшем ее члене, о котором слишком уж часто забывают.

Крохотная старожилка тундры — полярная березка не может похвастать ни красотой, ни отменной древесиной. Ростом она порою ниже грибов, а ствол ее не толще обыкновенного карандаша.

Однако храбрости и выносливости этой березке не занимать. Ведь это она стойко выносит невзгоды суровой тундры и смело противостоит всем козням жестокой Арктики. Летом зазеленеет, зацветет, рассыплет вокруг семена, а на зиму спрячется в скудный снежный покров тундры, дожидаясь нового тепла.

Завидное упорство! Как непоколебимый страж, она самоотверженно «удерживает» северный рубеж древесного растительного мира от постоянного посягательства агрессора-холода. Не только за Полярным кругом, но и на границе вечных снегов в горах Памира, Кавказа, Тянь-Шаня верно несет береза свою службу.

Видно, в этом красота скромной, неказистой северянки березки.

Обыкновенная…

Нет слов: хороша березовая роща. Но не уступает ей и старый сосновый бор.

Среди удивительно стройных гигантов-сосен, почти в самом поднебесье увенчанных вечнозелеными кронами, и дышится необыкновенно легко и тишина неповторимая и торжественная. Словно отдаленный прибой моря, доносится то мелодичный, ласкающий, то порывистый шум векового бора. Нельзя не залюбоваться то шелковистым, то изумрудно-бархатным его ковром, расцвеченным островками душистого чабреца или кружевного папоротника — орляка.

Разные бывают сосны: декоративная Веймутова сосна из Северной Америки — с мягкой шелковистой светло-зеленой хвоей и черно-серым стволом, красавица пиния на Средиземноморье (ее можно встретить также в Крыму и на Кавказе), сосна черная из Австрии, сосна Банкса… И наша старинная знакомая.

«Сосна обыкновенная», — говорят ботаники.

Да, таково уж ее «ученое имя». И она не чурается никакой работы: пылает в топках, шагает по стране телеграфными столбами, лежит шпалами под сотнями тысяч километров стальных магистралей, стоит миллионами опор в угольных и рудных шахтах.

Сосна обыкновенная. Но вот к ней приближается искусница-химия, и рождаются сокровища: сначала целлюлоза, а из нее — искусственный шелк, пластические массы, искусственная кожа, целлофан, разная бумага, а уж из всего этого — десятки, сотни, а то и тысячи удивительных вещей. Каждый день свежие смолистые бревна поступают, к примеру, на Марийский целлюлозно-бумажный комбинат и уходят оттуда «неузнаваемыми», превратившись в 35 сортов электроизоляционной и технической бумаги, в тысячи других изделий.

Но и сама химия черпает из «обыкновенного дерева» некоторые источники «волшебства». По надрезам, насеченным на живых стволах, ароматная смола (или терпентин) стекает в подвешенную здесь же посудину. С одного дерева за год собирают до 2–4 килограммов смолы. Из нее при перегонке получают скипидар и канифоль, из скипидара — разные лаки, краски и лекарства. А без канифоли и мыло не будет мылиться, и бумага не станет держать чернила, и скрипач не сыграет на скрипке, и садовник не вырастит саженец. «И терпентин на что-нибудь полезен», — изрек когда-то знаменитый Козьма Прутков. «На что-нибудь» — сегодня около 70 отраслей промышленности (резиновая, кабельная, лакокрасочная и другие).



Трудно, пожалуй даже невозможно, найти бесполезную частицу соснового тела. В коре есть дубильные вещества и гумми, в камбии — ванилин, из семян получают ценное иммерсионное масло, а пыльцу используют как заменитель ликоподия. Даже воздух соснового бора — ценность: недаром строят здесь санатории и дома отдыха.

До последнего времени хвою вместе с ветками и корой считали отходами лесной промышленности. Оказывается, эти «отходы»* чуть ли не ценнее самой древесины. Одно сосновое дерево дает около 10 килограммов хвои, из которой можно получить годичную норму каротина и витамина С для одного человека (не говоря уж о «русском сосновом масле», добываемом из семян, и «сосновой шерсти»). Не так давно лесная промышленность за год теряла в этих отходах 4 миллиона килограммов витамина С и около 150 тысяч килограммов каротина. Теперь это богатство будет перерабатываться в хлорофиллокаротиновую, или «лесную», пасту. Паста уже сейчас лечит раны, ожоги, язвы, фурункулезы, занимая почетное место среди разных «сосновых лекарств» — хвойных экстрактов для ванн, сушеных сосновых почек, скипидара и других…

Сосна служит не только человеку. Почти на протяжении всего года сосновой хвоей питается глухарь. Для лося лучшая зимняя пища — молодые сосновые побеги и их кора. Белки, бурундуки, птицы-шишкари лакомятся сосновыми семенами, которые они с удивительным мастерством добывают из шишек. Невероятно, но и рыбы — ценители сосны: мальки охотно и с большой пользой для себя переходят на сосновую диету. Они поедают пыльцу, которая весной, в период цветения, тоненькой пленкой покрывает обширную гладь водоемов (каждое пыльцевое зернышко у сосны имеет по два воздушных мешочка, дающих ему возможность плавать и перелетать на сотни километров). Пыльцы бывает так много, что иногда из нее образуются небольшие желтые тучки, выпадающие «серными» ливнями.



Наш список «сосновых благодеяний» так разросся, что вряд ли стоит подробно говорить о всем хорошо известном: о сосновых корнях, закрепляющих сыпучие пески, оберегающих реки и озера от заиливания, о вечнозеленом наряде городских садов и парков. А вот про «слезы очаровательной Гелены» следует рассказать.

Если вам довелось посетить Оружейную палату в Московском Кремле, вы, наверное, обратили внимание на большое количество изделий из прозрачных золотисто-оранжевых камешков янтаря, или, как его звали в прежние времена, бурштына. Здесь и разнообразные бусы, и покрытые хитроумным кружевом шкатулки, и причудливые брошки, и многие другие очаровательные вещицы. Все они изготовлены из янтаря.

Экскурсоводы Екатерининского дворца-музея в городе Пушкине под Ленинградом рассказывают о знаменитой «янтарной комнате», которую из множества хорошо подобранных сортов этого чудесного материала создали русские умельцы. К сожалению, в годы Великой Отечественной войны она была похищена немецкими фашистами и до сих пор судьба ее остается неизвестной.

Что же представляет собой этот «солнечный камень» (так назван янтарь в «Одиссее»)? Ученые средневековья считали его минералом — и только; спустя несколько сот лет верную мысль высказал Михаил Васильевич Ломоносов, назвав его окаменелой смолой. Теперь наукой вполне определенно доказано, что золотистые кусочки янтаря — это смолистые «слезы» хвойных деревьев, прародителей нашей сосны.

Около 10 миллионов лет назад «плакали» эти деревья, и с тех пор слезы их лежали в морских песчаных наносах, постепенно каменея и превращаясь в драгоценность. В одном из польских сказаний говорится, что кусочки янтаря — это слезы «прекрасной панны Гелены, которая горько оплакивала разлуку с любимым, роняя их в холодные волны Балтики».

Рассказывают и такую легенду.

Морская царевна, оставив свой чудесный дворец, ушла на берег к любимому, бедному рыбаку. Ее отец, бог моря, в гневе послал на дворец бурю и разрушил его до основания. Вот эти-то обложки сказочного дворца — янтарь море и выбрасывает в течение тысячелетий.

Крупнейшие в мире залежи янтаря — около 80 процентов всех его запасов — сосредоточены на побережье Балтийского моря, близ города Калининграда. Его добыча велась еще в древние времена, сюда за ним приезжали финикийские купцы. Куски грубо обработанного янтаря обнаружены и в раскопках могил каменного века на острове Ольхон, что на Байкале. Это свидетельствует о древних связях племен Восточной Сибири и Прибалтики, так как в Сибири природный янтарь пока не обнаружен.

В наши дни янтарные дары далеких предков современной сосны тоже весьма популярны. Существует даже целая отрасль промышленности — янтарная. Сотни тысяч тонн его добывают ежегодно большие, хорошо механизированные предприятия в прибалтийских республиках и особенно на комбинате в Калининграде. Добыча используется для художественных изделий и для переработки на янтарную кислоту и янтарное масло, столь важные для медицины.

Сосна обыкновенная. Именно эту сосну любил Николай Васильевич Гоголь. Она была для него олицетворением родного края, щедрого, богатого, чарующе красивого.

…Загадочно шумит старое, почти трехсотлетнее дерево на Михайловской горе около села Прохоровки на Украине. Оно давало прохладную тень великому писателю, навевало ему много дум, помогало рождаться образам, которым суждено бессмертие.

Народ назвал это дерево «сосною Гоголя».

Новогодняя гостья

И кажется:
Вот-вот раздастся гром,
И дерево стремительное это
Покинет свой лесной ракетодром
И устремится в небо, как ракета.

На Украине так бы могли сказать о стройном пирамидальном тополе, на Кавказе или в Средней Азии — о вечнозеленом красавце кипарисе, а какое дерево вдохновило поэта-москвича Сергея Смирнова?

Ты посмотри, какая красота!
Вечерний снег мерцает еле-еле.
Поляна лунным светом залита
Вокруг немой заиндевелой ели.
А ель во всем величии своем
Стоит среди нетоптаного снега
И конусообразным острием
Устремлена к несметным звездам неба.

Вряд ли можно отыскать взрослого, а тем более малыша, равнодушного к этому чудесному вечнозеленому растению.

Ведь веселый Новый год немыслим без пушистой, сверкающей радостными огнями, нарядной красавицы елки.

Более четверти тысячелетия отмечается у нас этот замечательный праздник. Даже если к новогодним торжествам приходится наряжать сосну или пихту, их все равно называют традиционной елкой.

Нашим морякам, часто встречающим Новый год в далеких тропиках, приходилось украшать то фикус, то пальму, но и тогда перед их глазами стояла елка — частица родной земли — пушистая, заиндевевшая красавица наших лесов.

Не случайно, мне кажется, именно ели стоят на Красной площади вечнозелеными часовыми близ усыпальницы Ильича.

У лесоводов к ели совсем особое чувство. Хоть и разделяют они со всеми людьми радость новогоднего веселья, но по-человечески жалко им своих рано срубленных питомцев. Губится ведь, по существу, могучее еловое дерево, которым могла бы когда-нибудь стать каждая новогодняя елочка. А взрослое дерево — целое богатство. Еловые кряжи идут на лучшие сорта бумаги, искусственный шелк, шерсть, кожу, спирты, глицерин и пластмассы.

Только один кубический метр еловой древесины можно превратить в шестьсот костюмов, или 4000 пар вискозных носков, или в шпалы, ящики… Часто ель зовут еще и музыкальным деревом. Ее белая, слегка блестящая древесина незаменима при изготовлении музыкальных инструментов. Вот отчего лесоводы немного побаиваются новогодних торжеств и ищут поддержки чудесницы-химии. Ей ведь под силу быстро «растить» елочки не менее красивые, чем в природе, да и к тому, же еще и долговечные (искусственные деревца — украшение на несколько лет).



Но лесоводы надеются не только на химиков. Каждый год со специальных плантаций они будут давать на радость людям и без ущерба для леса все больше нарядных пушистых красавиц.

Все больше елей, елок и елочек можно будет встретить на огромной территории от Кольского полуострова до Южного Урала и Карпат. (Кстати, из 45 их видов у нас преобладает ель обыкновенная, или европейская.) К тому же ель искусственно выращивают и в засушливых степях Украины (например, в Аскании-Нова), и на Южном берегу Крыма, и в Средней Азии.

Другие виды ели привольно расселились по территории трех континентов: в Европе, Азии и Северной Америке. Среди них ель финская и сибирская, корейская и тянь-шаньская, японская и индийская, канадская и сербская, черная и красная.

Почти у каждого вида есть декоративные формы, выделенные после очень длительного выращивания.

Кто видел, не забудет прекрасные деревья с плакучей или колонновидной кроной, с голубой, серебристой или золотистой окраской хвои, со стелющимися по земле ветвями или с необычайно окрашенными шишками.

Приходилось ли вам пристально всматриваться в жизнь елового леса? Наша обыкновенная, или европейская, ель растет в лесах иногда в соседстве с березой, осиной, сосной, а в более южных районах — с дубом и липой. Но чаще всего она образует сплошные, как говорят лесоводы, «чистые» ельники, без примеси других пород. Особенно интересны густые сказочно-торжественные ельники-зеленомошники с толстым бархатно-мягким ковром зеленых мхов. Там в любую погоду царят ничем не нарушаемое спокойствие и таинственный полумрак. Идешь таким лесом, ступаешь по пружинистому мощному ковру мхов, а вокруг, как в сказочном царстве, ветви гигантских елей, увешанные лохматыми гирляндами седых лишайников. Тут и там беспорядочно разбросаны могучие стволы елей, будто фантастическим циклопом поверженные наземь бурей: огромные зонты корней выворочены могучей силой из земли, мох и лишайники покрывают и опутывают павших великанов.

В таком лесу не найти подлеска из кустарников, и только в небольших прогалинах — «окнах» — приземистые кустики черники, густо усыпанные синеватыми ягодами, небольшие островки кислицы да вечнозеленой грушанки. Тут и там видны высокие стебли папоротников с тонкими узорчатыми листьями.

Во второй половине лета к этим немногочисленным жителям елового леса присоединяются и яркие на фоне зеленого ковра грибы: красные мухоморы, светло-желтые рыжики, белые плотные грузди.

Здесь же, под пологом вековых елей, можно встретить и хилые карликовые елочки: стволики у них разве чуть потолще карандаша, а ветви образуют небольшую плоскую, величиной с обычный зонтик, крону. Удивительна судьба этих крохотных деревьев. Они десятки лет растут-прозябают в тени могучих сородичей, достигая за долгие годы высоты всего лишь около метра. Так и отмирает большинство из них от крайнего недостатка света после 50, а то и 80–100-летнего существования. Но стоит срубить несколько великанов, пропустить к почве солнечные лучи, как старожилы-карлики пробуждаются. Будто спеша наверстать упущенное за период многолетней «спячки», они усиленно растут, достигая со временем крупных, обычных для ели размеров. Только лесовод, рассматривая поперечный срез уже старой спиленной ели, может понять необычную судьбу, пережитую ею в детстве. Неспециалистам же взрослую ель, выросшую из карлика, трудно отличить от остальных деревьев.

Впрочем, и тут в обычном много необычного. Ель, как известно, считают вечнозеленой породой. Это и так и не так. Хвоя у ели не «вечная», как полагают некоторые, ведь хвоинки через каждые 7–9 лет, отслужив свою службу, опадают — каждую осень ель сбрасывает не меньше седьмой части своей хвои. (Так же постепенно сменяются листья у вечнозеленых деревьев.) Правда, для неопытного глаза это вовсе не заметно. Зато рост молодых хвоинок заметить легко. Его хорошо наблюдать во второй половине мая. В это время на фоне старой темно-зеленой хвои из конечных почек появляются тонкие оранжевые побеги, сплошь одетые молодыми изумрудными колючками. Особенно интенсивно растут побеги верхушечных почек ели. Всего лишь за две недели они способны вытянуться нередко до полуметра.

Однако к середине лета рост побегов вовсе прекращается, о чем свидетельствуют и почки, закладывающиеся на их концах. Такие почки пробуждаются в рост весной следующего года.

Интересно, что ель ежегодно наращивает слои древесины (хорошо заметный на поперечном срезе ствола) и образует новый ярус ветвей-мутовок, горизонтально распростертых во все стороны. По этим ветвям и можно подсчитать возраст ели еще при жизни. Только к количеству лет, определенных таким образом, надо добавить еще три-четыре года. Именно в этом возрасте ель образует первый ярус ветвей.

Спиленное или срубленное еловое дерево имеет еще более точный документ о своем возрасте. Это годичные кольца, отчетливо заметные на поперечном срезе.

Разглядывая их, мы легко узнаем о длительности, а часто и характере прожитой жизни. Выясняется, например: на свободе или в густой чаще леса прожило дерево долгую свою жизнь, в каких климатических условиях довелось ему расти и многое другое.

Интересно наблюдать за заселением еловой лесосеки (участка вырубленного елового леса). Сразу же после рубки она сплошь зарастает буйно развивающимися травами: особенно преуспевает высокорослый вейник с крупными лиловыми метелками цветов и розовоцветный иван-чай. Вслед за травами и деревья — осина, береза, сосна — спешат занять побольше освободившегося места. Ель же будто преднамеренно не принимает участия в этом своеобразном соревновании. Оказывается, она хоть и считается породой, легко переносящей холодные зимы, но всходы ее, как и молодые побеги, сильно страдают от весенних заморозков. Поэтому ель редко поселяется на открытой лесосеке одновременно с другими породами. Чаще всего, «выждав», пока они подрастут и образуют защитный от весенних заморозков полог, ель обживает места уже «под укрытием». Медленно, но неуклонно набирая темпы, она в дальнейшем перерастает, заглушает, а затем и вовсе выживает все другие породы.

Победа ели в такой борьбе всегда безраздельная и окончательная.

А доводилось ли вам видеть цветение ели? В густом лесу оно впервые наблюдается лишь у деревьев в возрасте тридцати, а то и сорока лет. В парке же ели нередко цветут и в 12–15 лет. Обычно в конце мая или чуть раньше многие боковые ветви еловой кроны густо расцвечиваются малиновыми колосками. Это мужские цветки. Верхушки таких деревьев одновременно украшают женские цветки в виде торчащих вверх красно-зеленых шишечек. К ним и устремляются подгоняемые теплыми порывами весеннего ветра тучки золотистой еловой пыльцы. В разгар цветения они образуют в еловом лесу хоть и легкую, но сплошную пелену пыльцевого тумана. Мужские цветки, растеряв всю пыльцу, сразу же блекнут, одновременно теряя и свою привлекательность. А опылившиеся женские шишечки грузнеют, отвисают, постепенно приобретая все более бурый оттенок. Так и висят они на верхушках деревьев все лето, осень и зиму. Только в начале следующей весны — чаще в середине апреля — шишки начинают ронять первое еловое семя. Специалисты говорят, что зрелый еловый лес нередко рассеивает на гектаре до двадцати килограммов (или до пяти миллионов штук, в среднем — по 200 с одной шишечки) семян. Каждое еловое семя снабжено небольшим округлым крылышком. С помощью такого летательного аппарата, подхваченное воздушными потоками или ветром, оно, будто легкий планер, долго парит в воздухе и затем плавно опускается на затвердевший, а иногда и покрывшийся ледяной корочкой снег. Потом, подхваченное поземкой, легко скользит по насту порой десятки километров. Правда, такие «олимпийские состязания» дерево устраивает не ежегодно, а обычно через четыре-пять лет, так как каждой ели свойственно цветение и плодоношение с промежутками примерно в пятилетний период. Кроме основного распространителя еловых семян — ветра, им помогают лесные обитатели — белки и бурундуки, а также клесты-еловники. Все они, лакомясь еловыми семенами, нередко разносят их далеко от материнских деревьев. Особенно интересно следить за работой клеста-еловника, искусно препарирующего шишку своим клещевидным клювом. Кстати, эта удивительная птица, в отличие от всех прочих, несет яйца и выводит птенцов в разгар суровой зимы. Именно ко времени еловых семян и приурочено воспитание ее птенцов — клестят.

Так или иначе распространившиеся семена, попадая в благоприятные условия, прорастают. Лесоводы успешно используют семена для выращивания молодых елочек-сеянцев в питомниках. Взлелеянная заботливой человеческой рукой, еловая молодь идет в новые леса или парки, выстраивается плотной стеной «живой защиты» у железных и автомобильных дорог.

Патриарх лесов

В сравнении с этим могучим великаном обычные деревья выглядят карликами. Кажется, очень тесно пятнадцати его стволам (каждый из которых сам не меньше большого дерева), расположившимся по кругу на толстенном, приземистом штамбе. Словно ручка невиданно огромного зонтика, поддерживает он этими стволами-деревьями свою густую величавую крону.

Сколько исторических событий отшумело в прошлое, сколько сменилось человеческих поколений на веку этого редкостного долгожителя: свирепые татаро-монгольские орды, подобно смертоносному наводнению, захлестнули Русь и через долгие годы схлынули в пустыни Востока, отгремела громкая казацкая слава Запорожской Сечи, запылали огни днепровских социалистических строек… А он все еще растет-зеленеет в селе Верхняя Хортица, что близ Запорожья, никак не насытится жизнью, хотя возраст у него внушительный — свыше 800 лет.

Наука утверждает, что в давние времена приднепровские просторы были сплошь покрыты вековыми дубравами. Но хортицкий ветеран, выстоявший в жестокой борьбе со стихией, красуется теперь среди раздольных степных просторов Украины.

С волнением, которое всегда вызывают памятники, читаем на мемориальной доске, любовно изготовленной и прикрепленной к дереву:

«Запорожский дуб — памятник природы XIII века.

Высота дерева — 36 метров,

Диаметр кроны — 43 метра,

Длина окружности ствола — 632 сантиметра».

Предание гласит, что этот великан пользовался особым уважением у запорожских казаков. Не одно поколение их отдыхало в тени его громадной кроны, вынашивая планы своих походов. Легенда утверждает, будто именно здесь собирал Богдан Хмельницкий войско для борьбы с польской шляхтой и здесь же, выступая в поход, принимал присягу своих рыцарей. Напутствуя отважных побратимов, он призывал их быть в бою такими же стойкими и непоколебимыми, как этот степной гигант.

Упорно держится в окрестных селах легенда, будто именно под этим дубом запорожцы, оглашая всю округу богатырским хохотом, сочиняли свое знаменитое письмо турецкому султану…

А вот дубы, которые были свидетелями более близких по времени великих исторических событий.

В годы Отечественной войны не раз, например, помогали нашим партизанам растущие на Кировоградщине, в Хиревском лесничестве, трехсотлетние деревья-великаны. Здесь прятались местные подпольщики во время облав фашистов, отсюда вели наблюдения за врагом партизаны. Сейчас эти памятные деревья называют партизанскими дубами.

Неподалеку от шахтерской здравницы Святогорска (Донецкая область) на опушке молодой государственной полосы Белгород — Дон одиноко возвышается другой великан, на котором укреплены мемориальная доска и портрет совсем еще молодого советского офицера. На доске надпись: «На этом месте в августе 1943 года геройски погиб офицер артиллерии Владимир Максимович Камышов». Во время жестоких боев с гитлеровскими захватчиками при форсировании Северного Донца условия местности не позволяли вести меткий огонь по врагу. Тогда Камышов под ураганным обстрелом фашистов устроил в кроне господствующего над местностью дуба наблюдательный пункт и отсюда корректировал огонь. Вражеский снаряд смертельно ранил храброго офицера. Сильно повреждены были ветви и ствол дуба. Медленно, как настоящий богатырь, боролся он со смертью и только на двадцатый год засох. Но и сухой, стоит дуб-великан, словно величественный монумент, на могиле героя.

«Среди стихий, которым предки поклонялись за силу, добро или красу, были и растительные великаны, подобные дубам, что еще недавно высились на Хортице», — говорит в своей пламенной речи-гимне зеленому другу профессор Вихров из «Русского леса» Леонида Леонова.

И он прав. Немногие деревья издавна пользуются такой любовью и почетом у всех народов, как дуб. Славяне, древние греки, римляне еще на заре своей истории поклонялись этому дереву, нередко переваливавшему за 1000–1500 лет, приписывали ему чудодейственные свойства, сочиняли про него мифы, легенды, песни и былины. В Греции дубовая ветка была эмблемой силы, могущества и знатности рода. Дубовыми венками награждали воинов, совершавших выдающиеся подвиги.

Обожествляя дуб, древние греки посвящали его Аполлону — богу света, покровителю искусств. Могучие вековые деревья часто провозглашались святыми. Под ними совершались жертвоприношения, проводились оракульские «прорицания», якобы исходившие от божества: жрецы на свой лад истолковывали шум ветвей и шелест дубовых листьев, составляя пророчества для многочисленных посетителей.



В древнем Риме дуб посвящался верховному богу — Юпитеру, а желуди назывались юпитеровыми плодами. Знаменитый римский натуралист Плиний Старший в своих сочинениях о растениях того времени писал, что дубы «…не тронутые веками, одного возраста со вселенной, они поражают своей бессмертной судьбою, как величайшее чудо мира».

Подобно грекам и римлянам, и славяне относили дуб к числу святых деревьев. Они посвящали его могущественному богу грома и молнии — Перуну. В старинных летописях можно встретить упоминания о «Перуновом дереве». Здесь, как и в Греции, приносились жертвы богам, созывались военные советы, принимались важные государственные решения.

Не удивительно, что предки так чтили это дерево. Ведь с лесом всегда была очень тесно связана история древних славянских племен. А там, где они обитали, леса были, как правило, дубовые.

Дубравы служили нашим далеким предкам источником питания, защитой от разбушевавшихся стихий и даже своеобразными крепостями во время войн с многочисленными врагами. Как ни странно, но есть научные данные, утверждающие, что и появлением хлеба в умеренных широтах люди обязаны дубу.

Ученые-археологи разных стран мира после изучения многих материалов подтвердили, что действительно первым «хлебным растением» надо считать не современные злаки — рожь или пшеницу, а все тот же дуб. Обильные урожаи его желудей люди использовали для приготовления хлеба еще в очень древние времена. Советскими археологами при раскопках трипольских поселений на территории современной Кировоградской области найдены высушенные и растертые в муку желуди, из которых здесь пекли хлеб более 5000 лет назад.

Проходят века, тысячелетия, а интерес людей к лесному великану не уменьшается, только стал этот интерес другим.

Немало могут поведать об этом дереве лесоводы или ботаники.

Однако под словом «дуб» они подразумевают не один лишь вид, а целый род, объединяющий около 600 видов. Вполне естественно, что столь многочисленная семья занимает и соответствующую «жилплощадь». Она освоила обширные территории не только на европейско-азиатском континенте, но и в Северной Америке и даже в Африке.

Имена всех дубов трудно и перечислить: дуб болотный и дуб черный, дуб красный и горный, дуб каменный и пушистый, есть дубы пробковый и черешчатый, грузинский и виргинский и многие другие. В лесах Советского Союза специалисты насчитывают около 20 видов дуба. Сравнительно большая их коллекция (около 25 видов и форм) собрана на Лесостепной опытной станции (Орловская область), в Никитском ботаническом саду, Сочинском дендрарии.

Дубы, которые мы встречаем в лесах Средней России, Белоруссии, на Украине, в парках и на окраинах Москвы, Орла, Воронежа, Киева и других городов, относятся, как и великий «запорожский дуб», к наиболее ценному виду — дубу черешчатому. Латинское его название «кверкус робур», что в буквальном переводе означает: красивое, крепкое дерево.

Это о нем, о черешчатом дубе, написаны многочисленные специальные исследования лесоводов, дендрологов, ботаников, это его чаще всего рисуют художники и воспевают поэты. Кому не памятны знаменитые пушкинские строки, говорящие об удивительном долголетии этого великана:

Гляжу ль на дуб уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживет мой век забвенный,
Как пережил он век отцов.

Подлинно народной стала и песня, написанная на слова поэта Мерзлякова, современника Пушкина:

Среди долины ровные,
На гладкой высоте
Цветет, растет высокий дуб
В могучей красоте.

Но не одним своим долголетием и величавой красотой завоевал дуб любовь и признательность миллионов людей. Велика польза, приносимая этим исполином человечеству. Широко, например, применяется его кора в кожевенной промышленности. А дубовые листья «знамениты», как хороший корм для одного из поставщиков натурального шелка — дубового шелкопряда. Не пропадают даром и желуди: из «древнейшего хлеба» теперь готовят суррогат кофе, а также дают их в корм свиньям.

Оцененная нашими предками красота дуба совершенствуется и развивается. Не удивляйтесь, если встретите великана с колонновидной, словно у стройного кипариса, кроной. Есть дубы с кронами шаровидными и даже плакучими, как у ивы, а у иных — пурпурная, золотистая или серебристая окраска листвы. Все эти формы отобраны в течение тысячелетий кропотливым трудом многих поколений людей.

Не оставляют «в покое» дуб и советские ученые. Особенно много сделал в деле освоения в СССР ценнейших форм пробковых дубов профессор Л. Ф. Правдин, в деле создания новых форм дубов — член-корреспондент ВАСХНИЛ профессор С. С. Пятницкий. Теперь и на Украине, родине новых дубов, названных их крестным отцом дубами Тимирязева, Мичурина, Комарова, Высоцкого, и в Москве у павильона «Лесное хозяйство» на Выставке достижений народного хозяйства растут стойкие и перспективные гибридные формы дуба.

Каждое дерево имеет свой характер, свои «повадки», «настроения»… Наблюдая за дубом, лесоводы давно узнали, что, например, впервые годы он растет очень медленно, осторожно, как бы чего-то опасаясь. В это время дуб, готовясь к многовековой жизни, строит себе надежный «фундамент», пуская глубоко в землю толстые корни. Только с 8–10летнего возраста начинается у него интенсивное формирование надземной части — ствола и ветвей. С этих пор дуб ежегодно вырастает на полметра, а то и больше, по диаметру же ствол утолщается всего лишь на несколько миллиметров. В отличие от многих других деревьев он может дважды в год давать прирост (трогаться в рост), образуя так называемые «ивановы побеги». При благоприятных условиях у дуба бывает иногда и три прироста.

А вот еще одна черта его характера: дуб любит, как говорят лесники, расти «в шубе, но с открытой головой». Другими словами, он нуждается в боковом затенении и плохо выносит затенение сверху. Зато дубу не страшны ни суровые морозы средней полосы, ни продолжительные засухи юга.

Чтобы вырастить дуб, не всегда достаточно и двух человеческих поколений. Только отдельные деревья на 25–30-м году своей жизни дают первые редкие желуди. А чтобы дождаться их обильных, постоянных урожаев, нужны многие и многие годы. Они далеко не всегда выпадают на долю тех, кто отдает все свои силы на выращивание этого дерева. О таких людях и писал вдохновенно большой любитель природы — поэт Максим Рыльский:

Той, хто любить паростки кленовi
Хто дiброви молодi ростить,
Сам достоiн людьскоi любовi
Бо живе й працю для стлiт!

Прогноз Мичурина

Человеческой мысли, науке — до всего дело. Вполне естественно, уделяется внимание и такой «мелочи», как пища.

Как ни странно может сейчас показаться, но еще лет 120 назад основными поставщиками сахара были мед и плоды. Тростниковый сахар был почти недоступным, редкостным лакомством, а малоизвестная в те годы культура сахарной свеклы делала лишь свои первые шаги. Тогда же набирал богатырскую силу и подсолнечник. Около 200 лет назад начало свой победоносный поход по Европе растение из далекого Чили — картофель. А ведь теперь это наш второй хлеб.

Но, оказывается, предстоит еще решить проблему третьего хлеба, «хлеба будущего».

Иван Владимирович Мичурин в одной из бесед с «всесоюзным старостой» Михаилом Ивановичем Калининым предсказал, что этим хлебом станут орехи и продукты их переработки.

Орехи?.. Но о каком виде шла речь в ту памятную встречу? Ведь их десятки: орех водяной и земляной, черный и серый, маньчжурский и калмыкский, кокосовый и миндальный, кедровый и буковый, Чекалкина и Зибольда… Все даже и перечислить трудно.

Однако если вы заговорите об этом с лесоводом из Подолии или Молдавии, он непременно скажет:

— Иван Владимирович Мичурин имел в виду только наш орех: волошский, или грецкий!

И возразить нелегко. Уже при первом знакомстве с орехом волошским, или грецким, можно скоро убедиться, что это растение — настоящее богатство. Оно и живет до тысячи лет, и достигает размеров большущего дерева, и плодоносит обильно, и по древесине не имеет себе равных, и листья у него обладают ценными свойствами. А уж плоды этого дерева — выше всякой похвалы. Недаром их в шутку называют «малым пищекомбинатом». Всем хорошо известен их вкус. А по калорийности же и усвояемости человеческим организмом, свидетельствует медицина, они не уступают любым продуктам животного происхождения. Даже с жирной свининой могут поспорить: ведь они содержат до 75 процентов высококалорийного масла и около 20 процентов белка.

Ореховые деревья, подобно дубам, долговечны: живут не менее 400–500 лет, а иногда встречаются и 1000–2000-летние старцы. Почти ежегодно дают они урожай в 200–300, а то и 500 килограммов орехов с одного дерева. Пять таких деревьев могут дать столько масла, сколько целый гектар подсолнечника. И какого масла!

20–25 орехов достаточно, чтобы удовлетворить дневную потребность человека в жирах и почти шестую часть — в белках. Подсчитано, что одно дерево грецкого ореха может удовлетворить потребность человека в калориях на целый год. Кстати, орехи содержат и необходимые для нормального питания углеводы, дубильные и минеральные вещества, эфирные масла. Наконец, это клад витаминов. Количеством витамина С грецкий орех в 8 раз превосходит широко известную своими витаминами черную смородину и в 50 раз — плоды цитрусовых растений. Одной тонны орехов вполне достаточно для удовлетворения дневной потребности в витамине С 300 тысяч человек, то есть населения большого города. Оболочка одного недозрелого ореха содержит двухдневную норму этого витамина для взрослого человека. Кроме того, в грецком орехе — целый набор витаминов группы В, витамин Р, каротин, а также фитонциды — все они накапливаются как в ореховом ядре, так и в листьях.



Хорошо известно, что витамины группы В уничтожают в организме человека пировиноградную кислоту, которая вызывает усталость. Именно поэтому издавна ценятся на Кавказе грузинские чурчхелы — колбаски (уваренные в виноградном соке ореховые ядра). Этот продукт, хорошо сохраняющийся и негромоздкий, отлично восстанавливает бодрость, умножает силы. Недаром он всегда был непременным атрибутом в снаряжении воинов, а теперь входит в рационы космонавтов и выдающихся спортсменов. «Хлеб будущего» появляется сейчас в лучших тортах, разнообразных конфетах, халве, мороженом, ореховых сливках и множестве других вкусных и очень питательных изделий.

Впрочем, как говорится, «не хлебом единым жив человек»: ореховое масло, приятное на вкус, высоко питательное, позволяет нам до сих пор любоваться бессмертными полотнами Рафаэля, Леонардо да Винчи, Тициана и других великих художников прошлого. Выдающиеся картины веками хорошо сохраняются благодаря ценному свойству масла, которое придает им необычайную прозрачность, ясность и глубину и веками предохраняет краски от разрушения.

Чудесный грецкий, или волошский, орех, как теперь установлено, по существу — и не волошский и не грецкий: его подлинная родина — горы Средней и Малой Азии, откуда он и распространился в другие районы земли. Согласно летописным данным он был завезен на Русь около 100 лет назад из Греции древним торговым путем «из варяг в греки». Отсюда и пошло его название. А на древней родине его, особенно в горах Южной Киргизии, сохранились громадные ореховые лесосады на площади около 50 тысяч гектаров. Там можно встретить деревья, которые дают плоды самой разнообразной формы, наращивают на своих стволах очень ценные и крупные (весом до 5 центнеров) наросты из спящих почек — капы.

Особенным почетом в народе пользуется необычайный трехстворчатый орех (в отличие от обычных двухстворчатых). В древние времена он считался талисманом богатства и плодородия. Но по справедливости на такую почесть вправе претендовать и обычный двухстворчатый: ведь он, как мы убедились, сказочно богат! Вполне возможно, что как раз о нем, как о «хлебе будущего», и говорил выдающийся садовод.

«Сибирский разговор»

Сибирь… Чем только не славен этот обширный и суровый край нашей Родины! А зайдет речь о его неисчислимых богатствах — непременно одним из первых будет помянут добром всеобщий любимец сибиряков — кедр. Не зря же он и имя носит — «сибирский». Обширные кедровые леса шумят в Сибири на площади свыше 30 миллионов гектаров, большей, чем вся территория Югославии, например.

Кедр сибирский… «Будто боярин в дорогой шубе», — говорит о нем писатель Мамин-Сибиряк. Интересно, что ботаники зовут его также сосною сибирской (пинус сибирика). Он действительно внешне мало чем отличается от сосны обыкновенной, хотя его хвоя немного толще и значительно длиннее. К тому же кедровая хвоя чуть интенсивнее окрашена в темно-зеленый цвет, а хвоинки собраны в пучки не по две, как у обыкновенной сосны, а по пять штук.

Шишки кедра сибирского намного крупнее и массивнее, а их семена — кедровые орешки — основная ценность дерева. Кедровые орешки в народе называют еще «сибирским разговором», так как их обыкновенно щелкают во время оживленных дружеских бесед.

Но читатель уже «приучен» к тому, что орех — это масло (очень ценное!), белки, витамин С. Добавим еще, очень сытное (по калорийности превосходящее мясо и яйца) кедровое молоко, а из него хорошие сливки, наконец, ореховый жмых, которым весьма интересуются кондитеры.

Не менее местных жителей в урожаях сибирского кедра заинтересованы и звери. «Где нет кедра — там нет соболя», — говорят сибиряки-охотники. Любят кедровые орешки медведи, бурундуки, белки и другие жители сибирской тайги. Не отстают от зверей и птицы. Особенно это относится к темно-бурым, с белыми крапинками на брюшке кедровкам, или ореховкам, как зовут эту небольшую, чуть крупнее скворца, птицу. Очень охотно лакомясь кедровыми орехами, она в то же время невзначай засевает ими большие площади.

Сеет она, конечно, «своим способом». Срывая шишку с дерева, она улетает в сторону иногда на значительное расстояние и, примостившись где-нибудь на пеньке, добывает из шишки вкусные орешки. Часть орешков теряется и потом прорастает могучими кедрами. Налакомившись, кедровка заготавливает орешки впрок до следующего урожая. Для этого она набивает орешками специальный мешочек под язычком и, найдя укромное место, прячет их, зарывая неглубоко под мох. Интересно, что в мешочек она может сложить около ста орешков. Кроме такого сева, она хорошо защищает своего кормильца и от многочисленных вредителей, уничтожая их на кедровых деревьях почти круглый год.

Сибиряки любовно называют свой орех другом, кормильцем, зеленым врачом. Еще в древние времена, когда жители тайги не имели представления о научной медицине, были известны лечебные свойства настоев кедровой хвои, особенно в борьбе с цингой. Прошли столетия, а кедровая хвоя и сейчас является надежным противоцинготным средством. Используется она и во многих других случаях: из одной тонны кедровой хвои в промышленных условиях получают около 5000 дневных порций витамина С и более 10 килограммов экстракта для лечебных ванн. Эта же тонна может дать еще 5 килограммов эфирного масла и более 200 граммов прекрасной «лесной шерсти».

Целебная кедровая живица… Она самым удивительным образом исцеляет не только поврежденные деревья, но и тяжелые раны у людей и животных. В годы Великой Отечественной войны кедровый бальзам — терпентин был одним из действенных средств при лечении ранений наших воинов. К тому же из кедрового скипидара получают такое важное лекарство, как камфару. Скипидар же, в свою очередь, добывают из кедровой живицы.



Не обойдется без кедровой живицы и ученый, который пользуется микроскопом. Тонкий слой иммерсионного масла (тоже изготовленного из живицы!) обеспечивает прозрачность, а также четкость изображения при большом увеличении.



Хороша и кедровая древесина — желтоватая, ароматная, прочная и красивая: из нее изготовляются прекрасная мебель и рояли, карандаши, аккумуляторные шпоны и много других важных вещей. Даже кедровые опилки не пропадают даром. Из них получают спирты (по 300 литров из каждой тонны опилок), скипидар и немало других побочных продуктов.

Благородная культура кедра издавна прививается лесоводами в нашей стране. Хорошо сохранилась кедровая роща, посаженная возле Ярославля еще в 70-х годах XVI столетия. Задумчиво шумит в селе Прямухино Калининской области памятный парк, взращенный из кедровых орешков, которые прислали из Сибири декабристы.

Любовно охраняются вокруг сибирских сел уже почтенного возраста (250–300 лет) своеобразные кедровые лесосады, где многие деревья достигли 35-метровой высоты. В урожайные годы сибиряки собирают столько орешков, что на каждого гражданина нашей страны приходится в среднем по 15–20 килограммов. Благодатный сад!

Однако сбор кедровых орехов — дело очень трудоемкое и до сих пор ведется, к сожалению, почти первобытным способом. На когтях залезают в кроны высоченных исполинов деревьев и там сбивают кедровые шишки деревянными колотушками или бьют ими по стволу. Сбитые и опавшие шишки собирают и затем вымолачивают из них орешки. Столь примитивный способ, конечно, не дает возможности своевременно и полно собирать богатейшие дары кедра, не говоря уже о вреде, который наносится ветвям деревьев. А иные ретивые сборщики идут и того дальше: валят наиболее урожайные экземпляры и, собрав орехи, спешат загубить новое дерево. И как только рука поднимается?!

Есть у сибирского кедра и собратья. На востоке от Байкала этот коренастый великан сменяется обширными зарослями кедрового стланика. В горах Станового хребта, Камчатки, Сахалина это своеобразное стелющееся деревце тесно прижимается к земле, образуя низкорослые густые «леса», прячущиеся от стужи в мощном снежном покрове. Так кедровый стланик защищает себя не столько от суровых и затяжных сибирских морозов, которых он почти не боится, сколько от сильных холодных ветров. Второй брат сибирского кедра под стать красавцу сибиряку, тоже богатырь, кедр корейский (или маньчжурский) раскинулся широкой тайгой по Уссурийскому краю, чуть южнее владений стланика. От своего сибирского брата он отличается характерной ботанической и немаловажной хозяйственной особенностью — несколько более крупными, чем у сибиряка, орехами. Ценится он так же высоко, но территориальные владения у него скромнее.

Есть родня у этих вечнозеленых «хлебных» деревьев и в Карпатах. Здесь хорошо растет кедр европейский, который, кстати, распространен и в других районах Европы. Однако европейский собрат в сравнении с сибирским великаном во многом проигрывает. Не случайно ведь каждый сибиряк убежденно утверждает, что, говоря о «хлебе будущего», Мичурин имел в виду именно сибирский кедр.

Трехгранный орешек

— Так это же о наших бучинах и говорил Иван Владимирович! — восклицает гуцул-проводник и движением палки-обушка направляет наш взгляд на леса, широко и привольно раскинувшиеся всюду, насколько хватает глаз.

Причудливо извивается хорошо утоптанная тропа в верховьях Черной Тиссы, то углубляясь в темный, суровый лес, то скрещиваясь с бурными, кристально чистыми потоками и толстыми поваленными гигантами деревьями, то пересекая маленькие полутемные полянки. Только после трудной многочасовой ходьбы она вывела нас на широкий ярко-зеленый карпатский простор.

Хороша живописная горная равнина под нежно-голубым небосводом, вся она купается в лучах щедрого и такого, кажется, близкого солнца! Как же здесь не отдохнуть! Как не налюбоваться вдоволь сказочной красотой этих безграничных далей!

Словно угадав наши мысли, проводник предлагает сделать привал. Сразу завязывается разговор о растительных богатствах этого края. Кто-то вспоминает и «хлебный прогноз» Мичурина. И наш проводник, уже немолодой, но крепкий, как карпатский бук, живо реагирует на эти слова…

Более полумиллиона гектаров занимают карпатские буковые леса. Да и какие это леса!

Нельзя оставаться спокойным, когда знакомишься, например, с небольшим заповедным участком — островком в Чинандаевском лесничестве: гиганты двухметровой толщины, с гладкой, светлосерой, будто бронированной, стальной корой закрывают своими могучими кронами солнце и шумят ветвями на высоте десятиэтажного дома. В этом заповедном 300-летнем лесу темно и прохладно даже в самые жаркие солнечные дни. С одного такого дерева можно собрать около 90 тысяч орехов, правда, они не очень велики: не намного больше семян подсолнечника (сотня орешков весит всего 20–22 грамма). Гектар букового леса дает от двух до десяти миллионов орешков. Посчитайте, каков карпатский урожай (а ведь еще есть крымские, кавказские бучины).

И снова большой «список благодеяний» маленького орешка:

Первое — масло: миллионы орешков — и тысячи тонн масла (не хуже прованского!).

Второе — белки, крахмал, сахар, ценные кислоты («карпатский разговор» — ничуть не хуже «сибирского»).

Третье — напиток: вкусный, сытный, он соперничает с какао.

Четвертое — конечно, жмых (белковое лакомство для скота).

Пятое — твердая ореховая оболочка (топливо).

Шестое — древесина (вспомните отделку кают, салонов, кабин, купе на кораблях, самолетах, в поездах).

Седьмое — это цепочка: буковая древесина — деготь — креозот (важное средство борьбы против некоторых кожных заболеваний).

Есть и восьмое, девятое, десятое… Да разве обо всем расскажешь? Еще только одно.

Помните, как негритенок Сэм из «Хижины дяди Тома» незаметно подложил буковый орешек под седло работорговца Галей. Острые ребрышки орешка (их у него три) вонзились в спину лошади, она пришла в ярость и сбросила своего хозяина. Сэм с матерью воспользовались этим и скрылись в лесной чаще.

Но как американской писательнице Бичер Стоу стали известны свойства далекого карпатского орешка? Оказывается, она и не думала наводить о нем справки: за океаном есть родной брат нашего бука — американский. Он близок не только буку лесному из Карпат, но и восточному — с Кавказа, который, как и американский родственник, образует обширные леса бучины. Кроме того, есть еще немало форм бука, созданных человеком с декоративными целями. Таков бук с шаровидной, пирамидальной или плакучей кроной, с бело-пестрыми, темно-пурпурными или рассеченными листьями. Эти формы украшают наши парки и другие декоративные насаждения.

Бук — дерево «спокойное», даже «медлительное». Только достигнув 45–50 лет, он начинает цвести и плодоносить. Впрочем, спешить ему некуда, ведь бук живет до 300–400 лет, а иногда и 500. Шумят на карпатских, кавказских и крымских склонах деревья, впервые зазеленевшие в XVI или XVII столетии… А рядом поднимается молодая поросль, чей «хлеб» достанется людям XXI, XXII, XXIII веков. Так ли высоко оценят его достоинства наши далекие прапраправнуки…

Настоящий орех

И вдруг оказывается: грецкий, кедровый, буковый и многие другие орехи — не орехи вовсе.

Правда, это утверждение довольно условно, но специалисты-ботаники твердо стоят на своем: они определенно считают орехом лишь «плод, который имеет деревянистую оболочку, заключающую в себе семя вместе с зародышем и семядолями». Вот и докажите, что это не так. Согласно строгой ботанической терминологии у волошского ореха плод (то, что обычно мы называем орехом) всего лишь косточка плода, с которого снята мясистая оболочка. Кедровый же орех — только семя, извлеченное из шишки. Наконец ботанически правильное название у плода бука, оказывается, не орех, а орешек…

Какое же растение дает нам настоящий, с точки зрения науки, орех? Оказывается, счастливым его обладателем является неказистый на вид, но хорошо всем известный кустарник: лещина, или орешник обыкновенный. (Обыкновенный… Словно лучшего имени придумать трудно.)

Где-нибудь на Орловщине, в Воронеже или на Украине, когда еще лежит снег и большинство деревьев и кустарников только-только собираются пробуждаться от зимней спячки, лещина обыкновенная уже «объявила весну» и цветет отяжелевшими сережками, рассыпает холодному еще (хотя и весеннему) ветру на утешение тучки золотистой пыльцы. Эта пыльца предназначена для разместившихся здесь же на веточках малоприметных женских цветков лещины. Она-то и опыляет их, лишь только начинает вступать в свои права весна. Недаром ведь у древних германцев лещина была символом весны, жизни и бессмертия. В конце лета можно уже и лакомиться первыми «настоящими», с точки зрения ботаников, орехами.

Куда уж тягаться лещине, невзрачной и малоприметной, со своей блистательной сибирской, карпатской и грецкой родней? Однако дерзает тягаться! Видимо, как говорится, твердый орешек.

Еще на рубеже XVIII–XIX веков один из пионеров отечественной агрономии и лесоводства, А. Т. Болотов, в своей работе «Некоторые замечания об орешнике и о том, чем плодородию орехов поспешествовать можно» рекомендовал создавать и сам создавал ореховые плантации, вырубая в лесу все деревья, кроме лещины.

«Все оставленные орешины цвели и завязались так сильно, — писал о своем опыте А. Т. Болотов, — орехов родилось так много, и они так крупны и так хороши, что с маленького сего места собрано и получено несравненно множайшее количество лучших и крупнейших орехов, нежели с такого же или еще величайшего пространства, но не прорубленного леса».

Этот ценный опыт почти без всякого изменения успешно используется и теперь в наших лесничествах. Ведь на лещиновые орехи спрос очень большой, а занимают у нас они огромную территорию в 1 миллион гектаров.

Оказывается, примененный А. Т. Болотовым способ имеет древнюю историю. В сочинениях Теофраста, Софокла, Вергилия и Колумеллы мы находили упоминание о культуре орешника в Средиземноморье.

Исследования указывают, что исходный материал древние народы Средиземноморья заимствовали из горных районов Кавказа и Крыма.

Считается, что от римлян заимствовано и видовое название лещины — «авеллана», происходящее от города Авеллино, который был у них центром культуры орешника.

Не меньше лещины обыкновенной богаты маслом, белками и другими очень полезными веществами ближайшие ее родственники: лещина маньчжурская (на Дальнем Востоке), лещина разнолистая (в Сибири) и многочисленные культурные сорта лещин-орешников: фундуки. И, наконец, крупное, стройное, красивое дерево, похожее на кипарис или пирамидальный тополь, — орех медвежий.

Можно и дальше вести разговор о различных видах ореховых деревьев, чьи плоды уже теперь широко используются человеком. Можно спорить, какие орехи «настоящие», а каким лишь «ошибочно» присвоено это имя, какие из них больше, а какие меньше отвечают прогнозу Мичурина. Во многом споры эти сугубо «академические». Орехи остаются орехами, все они вкусны и питательны, к какому бы виду ни относились. А что вкус у них разный, так ведь и хлебом настоящего бывают и рожь, и пшеница, и ячмень, и кукуруза, и рис. Кому что нравится. Так и орехи: все верно служат человеку, все приносят ему огромную пользу, и можно смело утверждать, что всем им, вместе взятым, предстоит будущее, которое пророчил Иван Владимирович Мичурин.

Бархат амурский

Вы помните рассказы неутомимого путешественника Владимира Клавдиевича Арсеньева о величавых суровых чащах Уссурийского края. Сказочно богатые, они и теперь поражают исследователей.

Здесь сошлось множество редкостных пород деревьев, кустарников, лиан, которых не увидишь в естественных лесах какого-либо иного географического района мира. Одним из коренных дальневосточников является и бархат амурский — пробковое, или бархатное, дерево.

В солнечный летний день пепельно-серая бархатистая кора его ствола и раскидистые ветви с изумрудно-зеленой кроной хорошо вырисовываются на темно-зеленом фоне строгой дальневосточной тайги. Еще более красив бархат амурский осенью, когда первые заморозки разукрашивают его листья, одевая все дерево в золотистый убор, так гармонирующий с гроздьями мелких матово-черных ягод. Даже зимой, уже потеряв свои листья, бархат амурский обращает внимание оригинальным ветвлением и эластичной светлосерой пробковой корой.

Бархатистую поверхность стволов этого дерева можно безошибочно узнать даже на ощупь. Отсюда и удачное название, которое было дано дереву первыми русскими переселенцами, — бархатное дерево или бархат. Это одно из древнейших растений дальневосточной флоры, которая ведет свою родословную из доледникового третичного периода, своеобразный живой памятник буйных субтропических лесов, покрывавших в те далекие времена всю Европу, Сибирь и Восточную Азию. Не случайно ведь бархат — близкий родственник цитрусовых культур: апельсина, лимона, мандарина — и принадлежит к одному с ними семейству рутовых.

Более 10 других видов бархата растут в Японии, на Сахалине, Тайване и в Центральном Китае. Однако все они уступают своему амурскому собрату качеством пробкового слоя коры. Некоторые виды вовсе не имеют пробковой прослойки, или она у них значительно тоньше и худшего качества.

Бархат амурский расселился в дальневосточных лесах преимущественно по долинам рек и на достаточно освещенных местах. Иногда он достигает высоты 32 метров при диаметре ствола до метра. Живет это дерево обычно 150–200 лет, а иногда и более трехсот.

Весной, когда вся тайга уже зазеленела, бархат «выжидает»: его листья появляются на целый месяц позже, чем у других деревьев. Ботаники считают это своеобразным защитным приспособлением против поздних весенних заморозков. Зато цветение, начинающееся вскоре после появления листьев, продолжается всего лишь 8-10 дней.

Этого только и ждут миллионы пчел: своей медоносностью бархат амурский из дальневосточных пород уступает только липе маньчжурской. А зацветает он на две недели раньше. Во время цветения из-под крон бархата доносится глухое гудение пчел, активно собирающих не только нектар, но и пыльцу. До 8–12 килограммов меда заготавливает на небольших и невзрачных цветках бархата амурского каждая пчелиная семья, а в особенно благоприятные дни их взяток достигает 2 килограммов. Мед, собранный на бархате амурском, имеет характерный зеленоватый оттенок и исключительно тонкий вкус и аромат. Установлено, что даже после 23-летнего хранения этого меда в нем не обнаруживается никаких признаков кристаллизации. Полностью сохраняет он и свой удивительный вкус и лечебные свойства.

В начале осени созревают плоды бархата и висят тяжелыми черными гроздьями до начала зимы.

С древних времен обитатели тайги знали, что в лубе и плодах этого удивительного дерева спрятано лекарство против туберкулеза, болезней желудка и печени, цинги. Позже, да и теперь человек охотится за неповторимым рисунком темно-коричневой древесины — крепкой, легкой, малогигроскопичной. Но главный «налог», который люди взимают с серого великана, — пробка. Недаром его второе имя — «пробковое дерево».

Ствол и крупные ветви бархата обрастают толстым слоем эластичной пробки, не знающей себе равных среди других материалов. Это настоящее чудо природы: пробка не пропускает самые капризные жидкости и газы и не влияет на запах или вкус продуктов, которые соприкасаются с ней. Она обладает высокими тепло-, звуко- и электроизоляционными свойствами, не изменяется под влиянием химических реактивов (кислот, щелочей, спиртов), стойка к лекарственным жидким препаратам.



Из пробки изготовляют около 90 самых разнообразных изделий. Даже крошка и пробковая пыль тщательно собираются и используются в производстве линолеума, линкруста и других строительных и отделочных материалов.

Знаменательно, что эксплуатация этого единственного отечественного пробконоса началась только в годы советской власти. Царское правительство и не подозревало о таком богатстве лесов Дальнего Востока.

Наши ученые много сделали для изучения биологии бархата амурского. Летом 1933 года в дальневосточных лесах была заготовлена первая пробная партия (90 тонн) пробковой коры. С этого времени заготовки из года в год непрерывно росли, а параллельно проводилось широкое испытание и размножение бархата амурского в Европейской части СССР. Сначала это растение размножалось лишь в ботанических садах и дендропарках, затем постепенно перешло в опытные и производственные посадки лесничеств.

Планомерная, широко задуманная его акклиматизация продолжается около 30 лет. Она дала уже свои плоды: пробковое дерево теперь можно встретить на больших площадях новых лесных насаждений Европейской части СССР и Кавказа. Только на Украине бархат амурский растет более чем на 5000 гектаров. На севере же он доходит до широты Москвы и даже Ленинграда. Новые насаждения с каждым годом дают все больше и больше промышленной пробки.

Опыты показали, что пробковый слой можно снимать с 18-летнего дерева, а здоровое 25-летнее дерево дает до килограмма высококачественной пробки. Дереву предоставляется обычно «передышка» на 10–12 лет. За это время снятый слой полностью успевает возобновиться.

Миллионы лет амурский бархат занимал новые места или оставлял прежние, подчиняясь только стихийной игре природы. Ныне его настоящее и будущее во многом определяет мысль и рука советского человека.

«Калинка моя…»

Всякой душистой и вкусной ягодой изобилует осенний лес, пока щедро греет солнце и дни стоят ясные. А повеет первый предвестник зимы — холодный северный ветер, посеребрит поникшие травы утренний заморозок, и не везде встретишь желанное лесное лакомство. Лишь где-нибудь на опушке леса румянится отяжелевшими кистями яркая калина. И что ей до первой непогоды: красуется, влечет к себе нежной чистотой, нетронутой свежестью.

Попробуй пройди равнодушным!

И не проходят мимо ни люди, ни многочисленные лесные жители. Птицы, пролетая, непременно садятся поклевать наконец-то созревшую ягоду.

Правда, калина красива и в пору весеннего цветения, празднично убранная молодыми нежно-зелеными листьями и зелено-кремоватыми зонтиками цветов. Но весной у нее много цветущих растений-соперников, тогда как осенью она вне конкурса.

Издавна народ видит в калине символ девичьей красоты. Именно поэтому так любовно и воспевал ее великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко, не забывает ее и песенное народное творчество.

Природа щедро разбросала калиновую родню почти по всему миру. Калина ароматная растет в Японии и на Филиппинах, калина голая — в Южной Америке, калина жесткая — на Канарских островах, калина лавролистная, опушенная и другие — в Северной Америке. Наша калина — калина обыкновенная. А еще в лесах Советского Союза встречается семь видов дикорастущей калины. Искусственно же у нас выращивается около 50 ее видов и форм. Славится очень декоративная калина, с шаровидными, будто снежки, соцветиями, известная садоводам как «буль-де-неж», то есть снежный шар. Своеобразны формы с золотисто-желтой окраской плодов, с белопестрым листом и компактной, густой карликовой кроной.



Совсем недавно в Прибалтике и на Украине начали разводить еще одну далекую гостью — калину Карльса. Это чудесное растение было найдено ботаниками на Корейском полуострове. Оно, как впоследствии выяснилось, больше нигде в диком состоянии не встречается. Калина Карльса имеет на удивление нежные бледнорозоватые цветки, собранные в большие щитовидные соцветия. Каждую весну они на протяжении 20–25 дней радуют как своей привлекательной окраской, так и пьянящим тонким ароматом. Но нарядна калина Карльса и в осеннюю пору, когда листья ее будто загораются оранжево-красным пламенем…

Обыкновенная калина растет большими развесистыми кустами, любит пониженные влажные места. Ее издавна выращивают в садах и на огородах.

Ежегодно калина дает обильные плоды, пахнущие валерьяновой кислотой и эфирным маслом. Люди охотно ели их еще за тысячи лет до того, как узнали, что при этом поглощают таниды, сахар и витамин С. Старинная народная медицина передала по наследству современной фармакопее кору, водный отвар сушеных цветков и листья калины.

С каждым годом все больше и больше в молодых лесах и садах калины, кустарника скромного и прекрасного.

Медовое дерево

Если придется вам осматривать одну из древнейших исторических достопримечательностей старого Киева — остатки Десятинной церкви, обратите внимание на раскидистую липу, скромно приютившуюся здесь же, в сторонке. Ее толстый, весь в старых дуплах ствол, будто древний старец, опирается на крепкий посох — подпору, а над ним разрослись во все стороны могучие вековые ветви. Только концы их густо покрыты короткими молодыми побегами, дружно одевающимися каждой весной в сплошной убор темно-зеленых листьев. В середине лета вся большая крона старого дерева также дружно покрывается золотистыми, медово-ароматными цветами.

Много пришлось этой липе пережить и увидеть на своем долгом веку. Ведь она в Киеве и самый старый древесный житель и к тому же всегда находилась, как говорится, в гуще событий. Лесоводы считают, что ее возраст близок к тысяче лет. Значит, липа осталась единственным живым свидетелем героической обороны последнего киевского бастиона, Десятинной церкви, от татаро-монгольских орд. Значит, видела она и великих киевских князей, и столетия чужеземного гнета, и радостное воссоединение Украины с Россией, и многое-многое другое. Необычайная долговечность даже для такой живучей древесной породы, как липа.

Но долгая жизнь — удел и других деревьев. Исключительная же, «несравненная» привилегия липы — это нектар… Она издавна ценилась как «дерево красивое, душистое» для садов, парков, посадки на улицах, а о ее медоносности даже поется в песнях.

Всего 10–12 дней цветет липа. Но пчелы «ухитряются» собрать за это время (с одного обычного дерева) такое количество меда, какое дает целый гектар гречихи, общепризнанного медоноса. Любопытен тот редкий в биологии пчел факт, что с липы они иногда собирают нектар даже по ночам. Некогда ждать: липа отцветает быстро, утерянного не вернешь! Да и люди в это время запасаются некоторым количеством цветков: высушенный липовый цвет — старинное средство лечения, заварки чая и настойки спиртных изделий: коньяков и ликеров. Заготовив липового цвету, человек не забывал и липовые листья вместе с мелкими побегами — один из лучших видов веточного корма для скота (а ведом ли, кстати, вам вкус салата из молодых листочков липы?).

Получив зеленые, белые, ароматные дары, настойчивый человек брался за топор. В этом «виновата» сама липа: слишком уж хороша ее древесина! Белая, мелкопористая, легкая и, главное, обладающая удивительной способностью не трескаться и не коробиться.

И вот белое липовое тело уж становится чертежной доской, пищевой тарой, материалом для художественной резьбы. Кому приходилось любоваться прекрасным искусством русских крепостных мастеров резьбы по дереву в Останкинском дворце в Москве или в Зимнем и других дворцах Ленинграда, тот должен знать, что все эти причудливые резные карнизы, цветы, плоды, амуры изготовлены именно из древесины нашей русской липы.

Но тот, кто рубил деревья и отвозил липовые бревна и доски для украшения роскошных дворцов — российский крестьянин, крепостной или «вольный», — он тоже не мог обойтись без липы, но только совсем по другой причине, нежели его господин. Не зря говорили в народе: «Сосна кормит, а липа обувает». В одном лишь 1889 году она обула в лыковые лапти более 25 миллионов русских крестьян. Известно, что лапти быстро изнашиваются, и на год их требовалось только одному человеку 40 пар. Не мудрено, что в том же году в России, как свидетельствуют статистические данные, было изготовлено около 500 миллионов пар лаптей, то есть было истреблено почти полтора миллиарда молодых липовых деревьев: для одной пары лаптей нужно содрать (именно содрать) лыко с 2–3 молодых липок!

Нет у нас теперь такой «обувной промышленности», но липовая кора ценится все так же высоко. Она необходима для изготовления лубка, лубяных волокон, которые находят большое хозяйственное применение.

Вот сколько пользы человеку от липы! А ведь мы еще не вышли за пределы сюжетов производственно-экономических, ничего не сказали о красоте, поэзии — неизменных спутниках медового дерева. Ботаники зовут липу за форму листа, напоминающую сердце, сердцелистою. Правда, кроме сердцелистой липы, в наших ботанических садах, а то и в городских насаждениях можно встретить около 15 других ее видов. Есть липа амурская и американская, крупнолистая и серебристая. Почти все они очень декоративны.

Необычайно поэтичны липовые аллеи в старинных подмосковных усадьбах. Подлинно эстетическое наслаждение доставляет старая дорога из Винницы в небольшой украинский городок Немиров, обсаженная липами на всем протяжении. Растут эти почти 200-летние ветераны еще со времен Суворова и, говорят, посажены его чудо-богатырями.



А прославленная Пушкиным липовая аллея Михайловского парка, одного из лучших образцов садово-паркового искусства того времени! Аллея открывается и завершается круглыми зелеными шатрами, образуемыми густыми кронами вековых деревьев. Один из шатров особенно привлекал Пушкина; здесь он любил читать, предаваться раздумьям, отсюда он всегда ходил на озеро и «остров уединения», покрытый и теперь старыми липами, соснами, елями, кленами — современниками поэта.

Славится и старинный парк Ивана Сергеевича Тургенева в Спасском-Лутовинове, на Орловщине. Медовый аромат в период цветения разносится отсюда далеко вокруг. Приятно в знойный июльский день пройтись здесь «аллеей ссыльного», где каждую липку посадил своими руками великий писатель, посидеть под великолепным шатром излюбленной им беседки. В пору цветения может показаться, что сюда собрались пчелы всей земли: их тысячеголосый гул слышен издалека…

«Рос на опушке рощи клен…»

…Сколько их, старых и молодых, раскудрявых и зеленых, можно встретить в наших лесах и парках. Кажется, будто внешне ничем особенным и не выделяется кленовое племя среди лесных собратьев, но в народе оно и любимо и тепло воспето.

Думается, это дань очень его простой, но тем и пленительной красоте…

Помнится, мне не раз приходилось ходить одной и той же старой кленовой аллеей: клены были как клены…

Но однажды ранней весной я будто впервые увидел их. Вокруг лежал еще не тронутым покровом снег, в голых ветвях окружающих деревьев свободно гулял уже теплый по-весеннему ветер, а клены слегка раскачивали свои курчавые головы, увенчанные необыкновенно нежными, обильными цветами. Над тысячами маленьких желтовато-зеленых букетиков витала легкая прозрачно-золотистая пелена дымки. Кажется, невозможно подобрать ни слов, ни красок, чтобы передать редкое очарование этого весеннего цветения.

«Да, прав был старый лесник, — подумал я, — говоривший мне не раз о клене: „Самый красивый“».

Подошел ближе. Могучие силы весны бушевали в кленовых стволах. Как молодое вино, выплескивался из-под коры сладкий прозрачный сок и, растекаясь, темными широкими мазками покрывал его светлосерую одежду. Прислушиваюсь и не понимаю: то ли живительные соки шумят-бродят в его деревянном теле, то ли крылатые труженицы-пчелы гудят, лакомясь целебным нектаром щедрых кленовых цветов?

С тех пор я каждую весну навещаю полюбившиеся мне старые клены. Летом наслаждаюсь прохладной их тенью, а с наступлением осени снова удивляюсь красоте и прелести осеннего цветения. Строго говоря, это, конечно, не цветение. Но как назовешь настоящее буйство кленов в предчувствии зимней стужи? В чистом прозрачном воздухе осени листья то ослепительно сверкают золотом, то покрываются багрянцем, то пламенеют горячим пурпуром. Невообразимым богатством оттенков — от зеленого до золотого, оранжевого и красного — красуется клен до первых осенних заморозков. И только сбросив свой пестрый многоцветный наряд, впадает в непродолжительный, тревожный сон, настороженно ожидая благословенного весеннего часа.

Вот каков он, наш любимец клен, названный ботаниками в отличие от других его «кровных» собратьев — остролистым. В кленовом роду насчитывается около полутораста видов, но клен остролистый отличается ото всех не только строением листвы, цветов и семян, но и обширной территорией своих владений, или, как говорят ботаники, «ареалом естественного распространения». Во «владении» кленов — почти вся Европа: от Пиренеев до Урала и от Карелии почти до Черного моря (исключая степные просторы).

Интересно, что клен остролистый чистых насаждений не образует, а растет в смеси с другими породами деревьев: в дубравах, березняках, осинниках, борах и изредка даже в ельниках. Издавна его считают хорошим медоносом.

С одного гектара леса с преобладанием клена пчелы собирают по 150–200 килограммов меда, а одно зрелое дерево дает до 10 килограммов. Отцветая, клен покрывается множеством двукрылых семян, созревающих к осени. Семена опадают, вращаясь, будто пропеллеры самолетиков, и весной дают дружные всходы. (Правда, очень небольшое количество кленовой молоди выживает и превращается в деревца, остальные гибнут из-за недостатка света и влаги.)

Крупные, с пятью острыми лопастями листья очень красивы и притом полезны: корм либо подстилка для скота, сырье для получения черной и желтой краски; кленовый сок — народный прохладительный напиток.

Кленовую древесину любят строители, мастера, создающие музыкальные (особенно смычковые) инструменты и спортивный инвентарь.

Клен знаменит и как лучшее теневое дерево для парков, посадок на улицах и в скверах. В посадках нередко встречаются и декоративные формы клена с густой шаровидной или пирамидальной кроной, кроваво-красной листвой и цветами, а также разной формы листьями.

Кроме клена остролистого, в нашей стране растет еще около 25 кленовых видов. Это клены полевой и татарский в Европейской части СССР, клен-явор в Карпатах или на Кавказе, клен Семенова в Средней Азии, приречный и мелколистый клены на Дальнем Востоке. Среди иноземных кленов выделяются клены Северной Америки, и прежде всего сахарный и американский.

Сахарный клен стал даже своеобразным национальным деревом Канады, которую часто называют «страной кленов». Сок канадского дерева содержит до 20 процентов сахара. Оберегая его в лесах и широко культивируя, канадцы и до нашего времени считают его лучшим источником промышленного получения кленового сахара. Добывают сахар из сока увариванием, а сам сок собирают в специально подвешенные к стволам металлические ведра или бачки.

Сахарный клен растет стройными 25-метровыми деревьями со стволом до полутора метров в диаметре. Обильное соковыделение у него наблюдается в феврале — марте. Одно дерево дает в это время столько сока, что из него можно изготовить 2–4 килограмма сахара. Ежегодно в Канаде и США добывают из кленового сока около 4000 тонн превосходного кленового сахара.

Теперь кленовый лист красуется и на государственном флаге Канады.

Очень интересен клен американский, способный удивительно быстро завоевывать новые районы. У нас он появился меньше 200 лет назад, а теперь его непременно встретишь в зеленых насаждениях от крайнего юга до Архангельска.

За первые 10–15 лет дерево нередко достигает 20–25 метров высоты при толщине ствола в 1 метр. Его быстро и дружно прорастающие семена буквально засоряют пахотные или бросовые земли, разлетаясь на значительные расстояния. Интересно, что это столь распространенное и неприхотливое растение вовсе не пригодно для лесного хозяйства из-за слишком большой любви к свету и малоценной древесины. Не жалуют его и озеленители, И у нас, и в США, и в Канаде предпочитают нашего красавца клена остролистого, известного там под именем русского. И, кстати, правильно делают: ведь наш раскудрявый клен, кроме прочих своих преимуществ, еще и долговечен, живет до 200–300 лет. Только в молодости ему следует уделить чуть-чуть больше внимания, чем «прыткому американцу», а уж он зато порадует и своим чудесным нарядом и прохладой.

Плод дружбы

В европейских широколиственных и сосновых лесах часто можно встретить невысокое дерево с растопыренными сучьями и коричневыми, нередко колючими ветвями.

Широкая его крона с весны до осени одета желто-зеленым нарядом небольших продолговато-округлых листьев, зимой же деревья стоят голыми. Прежде чем обрядиться в молодую листву, они сплошь покрываются молочно-розоватой пеленой буйного цветения.

Лучше нету того цвету,
Когда яблоня цветет…

Но разве песня посвящена не «царице садов» — культурной яблоне? При чем же тут дикая или лесная яблоня?

Да, яблони — украшение десятков тысяч садов. Каждому садоводу известно, что среди всех плодовых растений умеренных широт яблоне принадлежит по площади и по урожаям первое место. Яблоневые сады во всех странах занимают около 3 миллионов гектаров, а ежегодные урожаи превышают И миллионов тонн сочных красивых плодов. Не менее 80 процентов наших садовых деревьев — яблони (3 миллиона тонн яблок в год).

Но песня — о всяких яблонях: культурные сорта происходят в конечном счете все от тех же диких видов удивительного дерева — яблони, удивительного прежде всего своей судьбой…

Дикая яблоня относится к тем «счастливчикам» растительного мира, на которые человек обратил внимание, делая свои первые шаги по земле. Чего проще было при добыче повседневной пищи «включать в меню» плоды диких яблонь, съедобные уже вскоре после завязывания, легко доступные, долго висящие на дереве, сохраняющиеся зимой в опавшей листве. Вполне естественно, что яблоня была и среди первых растений, возделывавшихся человеком. Изображения яблок найдены и при раскопках свайных построек и на многих памятниках древнего Египта. Они упоминаются во многих древних мифах и легендах.

Принято считать, что колыбелью яблоневой культуры в Европе была древняя Греция. Грек Теофраст написал сочинение по плодоводству, где яблоне отведено почетное место. Писатели древнего Рима — Катон, а затем Варрон, Колумелла и Плиний Старший — описывают 36 сортов яблони, возделывавшихся в то время. От греков и римлян культура яблони распространилась по Западной Европе, а затем и по всему миру.

Примечательно, что у греков и римлян яблоко служило символом любви и было посвящено богине красоты, тогда как древние германцы считали, что яблоня пользуется особым покровительством всех богов, а яблоко их любимое яство. Поэтому злой бог бури Донар и не решался никогда трогать ее, а метал свои грозные копья-молнии в другие деревья. Предприимчивые германцы, защищаясь от грозовых молний, обсаживали свои жилища «спасительными» яблонями.

Интересно, что даже слово «рай» по-кельтски значит «страна яблок» (авалон), а библейский миф говорит о том, что Ева сорвала с древа «познания добра и зла» именно яблоко.

В одном из древнегреческих мифов говорится, что на, свадьбу фессалийского царя Пелея были приглашены все боги, кроме богини раздора Эриды. Обиженная, коварная Эрида в разгар веселья подбросила гостям красивое яблоко с надписью «прекраснейшей». Сразу же возник спор, кому из богинь оно должно принадлежать, так как красотой славились Гера, Афина и Афродита. Все богини были так хороши, что даже призванный их рассудить Зевс не решился отдать какой-либо из них предпочтение. Он поручил Гермесу отвести богинь к пастуху Парису, с тем чтобы тот решил пор. Парис, к неудовольствию Геры и Афины, отдал «золотое яблоко» Афродите, что и послужило причиной взаимной ражды, а затем привело к Троянской войне. Так золотой плод стал «яблоком раздора».



Интересно, что в Европе в начале XVIII века было всего ишь 60 сортов яблони, но среди них значились и до сих пор сохранившиеся чудесные «яблоневые ветераны» сорта Кальвиль белый, Штеттинское красное и другие. У нас культурная яблоня впервые появилась в монастырских садах Киевской Руси в XI–XII веках. Особенно славился в то время яблоневый сад, заложенный при Ярославе Мудром (в 1051 году) и известный позже как сад Киево-Печерской лавры. В письменных документах XIV века упоминаются Московские сады, а в «Домострое» даются первые советы по уходу за садом.

Во второй половине XVIII века известный русский агроном Андрей Тимофеевич Болотов составляет первую восьмитомную помологию (научное описание) русских яблок, в которой уже насчитывалось свыше 600 сортов.

Большой вклад в русское «яблоневое дело» внесли академик В. В. Пашкевич и И. В. Мичурин.

Теперь яблоня обжилась у нас на огромной территории от Онежского озера до южных границ, а на восток — до Байкала, а затем и в Приморском крае. Каких только нет экземпляров среди 10 000 яблоневых сортов! Многолетним трудом селекционеров выведены сорта, у которых яблоки достигают до 600 (сорт Антоновка шестисотграммовая) — 930 граммов (сорт Кныш). Немало сортов дают урожай по тонне и больше плодов с одного дерева. А яблоки ведь эти — ценнейший пищевой продукт. Не говоря об их высоких вкусовых, диетических качествах и питательности, яблоки в больших количествах используют для приготовления соков, повидла, варенья, компотов, вин. Наконец, яблоки сушат и мочат.

Яблоки и блюда, приготовленные из них, — непременные украшения праздничного стола.

Любопытно, что в тропиках яблоня не слишком популярна: в диком виде не встречается, а «культурная» дает не очень вкусные плоды, а то и вовсе не плодоносит. Северные и южные яблоки различаются и в нашей стране. Если в средней полосе они имеют повышенную кислотность (например, сорт Антоновка), то южанам свойственна повышенная сахаристость.

Однако мы снова забыли о скромных диких яблоньках. Получению десятитысячной армады культурных яблоневых сортов способствовало всего лишь около 8-10 «дикарок», и в первую очередь яблоня лесная, яблоня ягодная и некоторые другие. Особенно «пластичной» в волшебных руках И. В. Мичурина оказалась яблоня сливолистая, или китайка. Используя ее как родительскую форму, он получил чудесные сорта: Кандиль-китайку, Бельфлер-китайку, Пепин-шафранный, Шафран-китайку, Бессемянку Мичурина и другие. Отличились также дикие яблони сибирская и Недзвецкого. Первая ежегодно дает обильные урожаи очень мелких (будто горошины) яблок, очень декоративных и приятных на вкус после подмораживания. Яблоня же Недзвецкого из Средней Азии необычна красной окраской кожицы, мякоти плода, семян, а также листвы и цветов. Даже молодая кора и древесина этой оригинальной яблони краснеют. И. В. Мичурин мастерски использовал окраску и вывел ряд сортов с вкусными плодами и необычной красной мякотью: Бельфлер красный, Бельфлер-рекорд, Комсомолец, Красный Штандарт и другие.

«Шайтанова ягода»

Не часто можно встретить человека, равнодушного к цветам. С ранней весны до глубокой осени миллионы людей любуются бесконечным богатством этих удивительных творений природы с их воистину не поддающейся описанию гаммой красок, разнообразных форм и ароматов.

Только суровая зима, надолго усыпляющая растительный мир природы, лишает человека непременных спутников его радостей и печалей, встреч и расставаний.

Вот в эту-то пору разлуки с царством цветов нас особенно может порадовать, встреча с мало чем примечательным на первый взгляд деревцом — кизилом.

Срежьте небольшую, густо покрытую тугими шарообразными почками веточку кизила, поставьте ее в теплую воду за неделю перед новогодним или другим зимним праздником, и на праздничном столе вас будет радовать его чудесное золотистое цветение. Раньше других кизил зацветает и в природных условиях. Только-только начинают распускаться почки у первых деревьев, а густые кизиловые сады уже сплошь покрылись золотистой ризой небольших нежных цветочков. Природные сады кизил образует на Украине (особенно в Крыму, на Подолии, в Карпатах), а на Кавказе почти нет дубового, грабового или соснового леса, где бы не поселился этот небольшой куст. С Кавказа садовые формы кизила перекочевали на Кубань, Украину, в Молдавию. Особенно много этого золотистого раннецвета в садах старых районов Киева: Куреневки, Лукьяновки, Зверинца. Ежегодно здесь расцветают ранней весной среди еще голых растений небольшие, но пышные деревца-букеты, возраст которых часто исчисляется 80–150 годами. Дружно гудят возле них труженицы пчелы: ведь это первый и потому особенно ценный их взяток.

Как ни хорош цветущий кизил в своем весеннем наряде, но не менее привлекателен он и в осеннюю пору с ветвями, сплошь увешанными вкусными рубиновыми или темно-красными плодами. Как раз им он и обязан своим названием («кизил» в переводе с тюркского — красный).

Не всегда кизил оправдывает свое «официальное» название: плоды его порой бывают окрашены и в желтый цвет, что, впрочем, не ухудшает их вкуса. Более 35 различных блюд готовят из кизила. Он идет на изготовление джемов, пастил, компотов, маринадов, пюре, спиртных и безалкогольных напитков, эссенций, приправ к разным блюдам.



Особенно любят кизил на Кавказе, где его заготовляют сотнями, а то и тысячами центнеров. Чаще всего его здесь используют для приготовления национального высоковитаминного продукта — кизилового лаваша. В свое время кизиловый лаваш имел даже «военное значение». Так, в годы первой мировой войны при помощи такого лаваша удалось ликвидировать на Кавказском фронте цингу, из-за плохого снабжения свирепствовавшую среди солдат русской армии.

Кизиловые плоды употребляют в пищу с незапамятных времен. Были найдены косточки кизила на палевых строениях Швейцарии, сооружавшихся более 5000 тысяч лет назад, а также при раскопках древнегреческого города Херсонеса в Крыму. Еще Овидий (43 год до нашей эры — 17 год нашей эры) описал в своей поэме «Золотой век» церемонию приготовления кизилового варенья супругами Филимоном и Бавкидой.

В ботанике кизилу, как полагается, присвоено латинское название «корнус», что значит рог, то есть твердый, как рог, И это не преувеличение: древесина кизила действительно одна из самых крепких. Это было известно еще в древней Греции и Риме, где кизил служил первосортным материалом для изготовления оружия. Именно кизиловой стрелой вооружил Гомер своего Одиссея. Согласно легенде мифический основатель Рима — Ромул начертал кизиловым копьем границы будущего «вечного города». Завершив свою работу, Ромул с силой воткнул копье на Палатинской возвышенности, и оно тотчас же превратилось в цветущее кизиловое дерево.

В Грузинском историческом музее хранится меч бронзового века с кизиловой рукояткой. Удивительно, но даже детали первых часов делали в старину из крепкой кизиловой древесины. Такие часы являются одним из экспонатов музея в Нюрнберге (ФРГ). А в наши дни кизиловую древесину охотно используют создатели музыкальных инструментов — кларнетов, флейт, украинских сопилок.

В современную промышленность кизил попал, пожалуй, благодаря древним лекарям. Еще отец медицины Гиппократ (IV век до нашей эры) высоко отзывался о вяжущих свойствах кизиловых листьев, отвар которых рекомендовал применять при болезнях желудка. Издавна использовались лечебные свойства кизиловых плодов, коры. Да и теперь их ценят народной медицине на Кавказе, в Крыму, Молдавии. Современные химики подтвердили: действительно, в кизиле много ценных дубильных и других веществ с целебными и фитонцидными качествами. Больше того: оказалось, что дубильные вещества (таниды), содержащиеся в кизиловой коре и листьях, не имеют себе равных. Кожа, обработанная дубителями из кизила, отличается хорошей текстурой и оригинальной желто-серо-зеленой окраской. Кстати, попутно открылось, что из коры и листьев кизила получается отличная желтая краска, а из косточек — техническое масло. Интерес к кизилу, естественно, возрос. Уже сделаны подсчеты: только насаждения Украины могут дать свыше 10 тысяч тонн листьев кизила для дубильной промышленности. А сколько их можно заготовить в кавказских лесах!



Отличное дерево, замечательное дерево… А между тем его называют также «шайтановым» (чертовым). Крымская легенда раскрывает смысл этого старинного названия. Оказывается, когда аллах стал наделять первых людей растениями, черт выпросил себе кизил: его соблазнили раннее цветение этого дерева и надежда получить плоды раньше всех. Но радость шайтана была преждевременной: давно уже созрели груши, яблоки, вишни, а кизиловые плоды оставались зелеными, кислыми, невкусными. Сколько ни ярился шайтан, ничего не помогало. Плюнул он с досады и отказался от обманувшего его дерева. А осенью люди собрали большой урожай сочных плодов и вдоволь потешились над незадачливым чертом, присвоив в насмешку кизилу его имя…

Поздно созревают «шайтановы ягоды». И в этом их достоинство: пойди сыщи в лесу на пороге зимы такое лакомство!

«Ягода пяти вкусов»

Старинная китайская легенда рассказывает о голодном, обессилевшем юноше Лу Бане, много дней пробиравшемся густыми лесными чащами среди отвесных скал. Он спешил к своей больной невесте с целебным корнем женьшеня. Но, вконец истощенный тяжелым переходом, упал, запутавшись в цепких лианах. В его руке неожиданно оказалось несколько небольших красных ягод. Теряя сознание, Лу Бан последним усилием положил ягоды в рот и…

Так случайно были обнаружены удивительные ягоды «увейцзи», то есть ягоды пяти вкусов. Местные жители утверждают, что оболочка их — сладкая, мякоть — кислая, семена — горькие и терпкие, а приготовленное из них лекарственное снадобье со временем приобретает соленый вкус.

Однако основное достоинство «увейцзи» — их способ-гость придавать бодрость, снимать усталость. Ведь не случайно обессилевшему Лу Бану все же удалось преодолеть остаток тяжелого пути.

А растут эти ягоды на небольшом вьющемся растении, распространенном не только в Китае, Корее и Японии, но еще в большей мере у нас на Дальнем Востоке, Сахалине и на Курильских островах. Имя его — лимонник китайский.

Путешествуя на Дальнем Востоке, в Уссурийской тайге, часто встретишь темно-коричневые, блестящие, словно порытые лаком, кожистые канаты — лианы лимонника. Они охватывают стволы деревьев, свисают с кустов, покрывают голые скалы. Нередко лианы лимонника достигают длины 10 метров, а толщина их обычно не превышает двух сантиметров. Растет она лучше всего в хорошо освещенных метах: на вырубках, полянах, просеках.

Листья лимонника сверху блестящие, темно-зеленые, а снизу густо-пушистые. Цветет он бледно-розовыми, будто восковыми, цветами с характерным лимонным запахом. Этот запах присущ также плодам и листьям растения. Плоды лимонника — мелкие, словно покрытые глазурью горошины ярко-красного цвета — собраны в длинные рыхлые грозди. Так и висят они почти всю зиму, контрастно выделяясь на фоне белого снега.

Обильные урожаи плодов обычно наблюдаются ежегодно и лишь иногда раз в два года.

В России на лимонник обратили внимание только во второй половине XIX века после подробного его описания русским ботаником Н. С. Турчаниновым. Большое значение его акклиматизации в центральной черноземной области придавал Иван Владимирович Мичурин.

Советские ученые в последнее время доказали, что лимонник не уступает, а в некоторых отношениях даже превосходит известные стимуляторы нервной системы: орех кола, фенамин и так далее. Медики подтверждают высокие лекарственные свойства настойки лимонника при лечении общей астении, некоторых сердечных заболеваний, ее применяют при истощении нервной системы и для повышения работоспособности. С лечебными целями и как тонизирующее средство он использовался еще древней китайской медициной и обязательно включался в списки податей, уплачиваемых императору. В сводной китайской фармакопее есть указания на использование плодов лимонника в виде порошков и отваров при лечении кашля и заболеваниях легких. Усилиями советских ботаников и лесоводов чудесный лимонник, «ягода пяти вкусов», теперь успешно размножается и выращивается во многих новых для него районах: Ленинграде, Подмосковье, на Кавказе, Украине, в Белоруссии, Молдавии, Прибалтике.

Вечнозеленые собратья

Давно славится декоративный парк Цинандальского виноградарского совхоза в Кахетии. Много интересного можно увидеть в этом уникальном уголке, созданном еще в конце прошлого столетия выдающимся русским мастером садово-паркового искусства А. Е. Регелем.

Но все растения, собранные из 24 стран мира, изысканная архитектура парка и даже виварий с оленями и косулями, павлинами и бесчисленным количеством иных зверей и пернатых отходят на второй план, когда вы оказываетесь в зеленой лаборатории И. Г. Хмаладзе.

Около четверти века назад пришел сюда молодой агроном, студент Академии художеств Ираклий Хмаладзе, чтобы начать выращивать свой «ботанический зверинец». Долголетний труд талантливого мастера дал чудесные результаты. Хищный великан крокодил лениво разлегся, широко раскрыв зубастую пасть, чуть подальше замер настороженный тигр, рядом — ласковая собачка и игривый медвежонок, словом — настоящий зоологический парк.

Но все дело в том, что звери и птицы, которых видит здесь посетитель, — не настоящие. Умелые руки мастера сформировали их из разнообразных растений. Какой кропотливый труд, какое поистине нечеловеческое терпение необходимы, чтобы ухаживать за всей этой «живностью». У одних нужно затормозить рост, у других — вызвать усиленное кущение, третьи требуют фигурной стрижки или специальной формовки с помощью проволоки. А эффект всегда одинаковый: всюду радуют глаз мастерски взращенные, законченные произведения садового искусства. С каждым годом количество «жителей» лаборатории Хмаладзе увеличивается, а слава их создателя растет и ширится.

Всех, конечно, интересует, из какого материала созданы эти необыкновенные живые скульптуры. Их творец не делает из этого секрета, он щедро делится опытом.

— Я использую в своей работе несколько видов растений: граб, бирючину, калину и другие. Однако наилучшими для этого своеобразного «ваяния» зарекомендовали себя самшит и тисе, — говорит И. Г. Хмаладзе. — Правда, это не мое открытие, — всегда добавляет он и подробно рассказывает, что тисс и самшит широко применялись для формирования «живых» фигур животных еще в древних висячих садах Семирамиды, одном из семи чудес света, и в других садах далеких времен. В наши дни охотно их используют в своей работе, как советские садоводы, так и мастера Индии, Египта и других стран. За границей особенно славится зелеными скульптурами висячий сад Бомбея на полуострове Малабар-Хиллс. Мастерски разбитый на крыше громадного водного резервуара (откуда подают воду на весь полуостров), он буквально кишит «слонами», «жирафами», «верблюдами», «собаками», «лошадьми».

С интересным растительным материалом для зеленых скульптур можно встретиться и в природных лесах. Так, ценный для зеленого зодчества тисе в диком виде встречается на Дальнем Востоке, в Крыму, на Кавказе и в Карпатах. Тисе и самшит выращивают почти всюду на Украине, Кубани, Северном Кавказе.

Во Львове, Ростове, Ужгороде, Одессе, Волгограде, Киеве можно всегда (даже зимой!) увидеть сделанные из тисса и самшита зеленые бордюры и различные геометрические фигуры, а каменец-подольские умельцы изготовляют даже своеобразную живую «мебель». Так и хочется сесть на вечнозеленый самшитовый диван в Каменец-Подольском ботаническом саду. А рядом с диваном растут детские самшитовые столики и стульчики, большие и маленькие шары и кубики.

Хороши эти растения, как материал для живых скульптур, но не лучше ли познакомиться с ними в естественных условиях? Известны 8 видов тисса, из которых только один встречается в диком виде в Европе, три вида растут в Восточной Азии и четыре — в Северной Америке (правда, все они не так уж значительно отличаются один от другого). В Советском Союзе дико растет всего лишь два их вида — тисе ягодный, или европейский, и тисе остроконечный, или дальневосточный. Достаточное представление об этом дереве можно получить, знакомясь с тиссом, произрастающим на Кавказе. Лучше всего с ним встретиться в Хостинекой заповедной роще, близ Сочи. Здесь можно увидеть и самшитовые деревья.

…Только перейдешь ажурный мостик через бурную горную речку Хосту и минуешь арку с надписью «Кавказский государственный заповедник „Тиссо-самшитовая роща“», как в лицо дохнет необычная для этих теплых мест прохлада могучей темнохвойной чащи.

У входа в рощу высится громадный 350-летний бук, вполне годящийся в праправнуки двухтысячелетнему тиссу — небольшому дереву, скромно стоящему в стороне. Правда, этого прапрадеда нельзя еще считать слишком старым: ведь предельный возраст тисса в естественных условиях обычно превышает 4000 лет. Кстати, тисе считается самым древним представителем растительного мира третичной флоры, существовавшей многие миллионы лет назад…

Вообще-то тисс, даже с двухтысячелетним жизненным стажем, — растение невысокое: высота его не больше нескольких метров. Зато обхватить ствол этого древнейшего растительного старожила Кавказа могут лишь 5–6 человек.

Большинство соседей тисса — деревья листопадные, тогда как сам он вечнозеленое хвойное растение. Стволы его узловатые: кажется, будто они составлены из многих толстых побегов, крепко сросшихся между собой. Красноватая окраска ствола и веток тисса, как бы оправдывает название, закрепившееся за ним в народе, — красное дерево. Правда, этим, надо думать, выражается восхищение людей не столько окраской древесины, сколько ее долголетием и редкостной прочностью. Иногда тисе зовут еще негной-деревом, что также подтверждает исключительную стойкость его древесины на этот раз уже против гниения. Удивительно и то, что живая древесина тисса в отличие от срубленной сильно повреждается микроскопическим грибом-паразитом.

Цветет тисс ранней весной, покрывая свои темно-зеленые верхушки венком из нежных мелких цветочков. Здесь можно встретить мужские деревья тисса, что цветут золотистыми сережками, и женские — с маленькими цветочками в виде шишечек. Красные матовые семена тисса поспевают лишь среди осени. Тисе не самшит, он не может сам рассеивать свои семена. Зато ему в этом с удовольствием помогают, хоть и несознательно, конечно, черные дрозды и куницы. Они старательно выискивают яркие, хорошо заметные плоды тисса и охотно лакомятся сладкою их мякотью. Так и проходят семена тисса необычную подготовку к посеву в пищеводах «добровольных сеятелей».

Незабываемое впечатление производят тиссо-самшитовые заросли. Прежде всего поражает их глубокое безмолвие: не слышно нигде ни птичьего пения, ни шороха какого-либо зверька. Даже солнечный луч редко пробивается сквозь плотный, сплошной шатер древесных крон. Мертвый лес. Люди не вмешиваются здесь в жизнь растений, поэтому он и сохраняет свой девственный, первозданный вид. Только гигантскими лохматыми гривами свисают с самшитовых стволов их ровесники — древние мхи и лишайники: несколько десятков видов их насчитывают здесь ботаники. В любую пору года фантастическое убранство тиссо-самшитовой рощи напоминает сказочное подводное царство, покрытое густыми водорослями.

Чаще всего встречаются здесь небольшие, шести-десяти метровой высоты, самшитовые деревца с веточками, сплошь обросшими мелкими, глянцевитыми, овальной формы зелеными листочками. Стволики его в диаметре не больше 15–20 сантиметров, а окружность наиболее толстых деревьев достигает иногда и 1,5 метра. Только на один миллиметр в год утолщаются самшитовые стволы. Значит, возраст обладателя самого могучего ствола в заповеднике около 500 лет.

Природа будто цементирует древесину самшита, которая считается наиболее тяжелой и твердой среди всех других видов наших деревьев. Ее удельный вес 1,06, и, конечно же, она камнем тонет в воде. (Местное население называет ее еще «кавказской пальмой» или «слоновой костью».) Высокие механические качества самшитовой древесины позволяют использовать ее для изготовления подшипников, шрифтов, ткацких челноков.



Древние греки и римляне считали самшит «драгоценным деревом». О нем упоминает Гомер в 24-й песне Илиады, где описывает возложение ярма из «гладкого самшитового дерева» на быков Пирама, а Овидий рассказывает в одном из своих сочинений о том, как Минерва сделала из самшита первую флейту.

Своеобразное зрелище — цветение самшита. С первым дыханием весны, еще в начале марта, из пазух каждого листочка появляются мелкие золотистые цветки, сплошь покрывающие всю крону. Интересно, что цветки самшита, в отличие от других растений, совсем не выделяют нектар, тогда как зеленоватые, уже созревшие плоды полны прозрачного сладкого сока. Занимательно и свойство самшитовых плодов, благодаря которому самшит рассеивает свои семена. Плоды, созревая, с силой гулко растрескиваются и разлетаются на значительное расстояние во все стороны.

Основные богатства самшитовых зарослей сосредоточены у нас на Черноморском побережье Кавказа и на Дальнем Востоке. Но таким уникальным лесом, как тиссо-самшитовый вечнозеленый «музей» близ Хосты, не может похвалиться ни одна страна в мире, хотя и занимает этот заповедник сравнительно небольшую площадь — около 300 гектаров.

Рябинушка

Немало песен сложено о деревьях, цветущих на бескрайних просторах великой нашей Родины. Но вряд ли есть у нас еще такое песенное нежно-лирическое дерево, как русская рябинушка.

Именно так повсюду и называет его народ, невзирая на то, что и это дерево ботаники «не пощадили» — дали ему будничное название «рябина обыкновенная». Впрочем, может быть, так сделано для того, чтобы эту рябину, которая распространена почти по всей лесной зоне Европейской части СССР, легче было отличить от 33 других ее видов, тоже растущих в наших лесах?

В умеренной зоне земного шара специалисты насчитывают 84 вида и множество гибридных форм рябинового рода. И все же рябина обыкновенная занимает в этой большой семье самое почетное место. Ее стройные зелено-золотистые деревца с округлою, компактною кроною и весной белыми цветами, а осенью — оранжево-пламенеющими среди мелкой перистой листвы плодами можно увидеть не только во многих лесах, но и на улицах, в парках и скверах городов.

Среди обычных рябин встречаются в парках и небольшие деревца с поникшими «плакучими» ветвями. Это одна из декоративных ее форм. Кроме плакучей, есть еще шаровидная и пирамидальная формы рябины обыкновенной. Яркие плоды рябины, начинающие созревать в конце лета, часто называют ягодами, хотя по своему строению они соответствуют плодам яблони. Интересно, что каждое «яблочко» рябины по размерам не больше одного сантиметра в диаметре, а собраны они в щитки-гроздья по 25–40, а иногда и по 50 штук. Каждое «яблочко» имеет 4–5 (иногда и 8) мелких семян.

Плоды рябины — вы, конечно, знаете — терпкие, горько-кислые, и только подмороженные они вполне съедобны и даже вкусны. Этот вкус расшифровывается языком химика, как 14 процентов сахара, яблочная кислота, дубильные вещества и обилие антицинготного витамина С, почти как в черной смородине, лимоне или еловой хвое. Плоды рябины издавна идут на варенья, компоты, квас, уксус, кондитерские начинки и водочные настойки. Особенно известна русская рябиновая настойка «Нежинская». Говорят, что этим названием она обязана старому виноторговцу Смирнову. Пытаясь сохранить в тайне место заготовки ценной сладкоплодной рябины, он нарочно называл нежинской рябину из деревни Невежино Владимирской губернии. Поэтому сбитые с толку конкуренты искали рябину в окрестностях Нежина (на Украине). А там ее днем с огнем не сыщешь, так как даже обычная рябина в тех местах не растет. Интересно, что в селе Невежине и сейчас почти в каждой усадьбе культивируют разновидность «дореволюционной» рябины с крупными, на редкость вкусными плодами.



Про рябину-лекарство, рябину-корм для скота и про рябиновую древесину подробно говорить не будем. Но нельзя не сказать, что рябина является еще и ценным объектом селекции новых плодовых растений, хорошим подвоем, важна как сопутствующая порода при лесоразведении. Растет она впервые 15–20 лет быстро, а впоследствии ее рост несколько задерживается. Доживает рябина до 200 лет, а плодоносит ежегодно с 8-10-летнего возраста вплоть до 100–150 лет. Урожай плодов с одного большого дерева порой достигает 10 центнеров.

Нельзя не вспомнить и ближайших родственников рябины обыкновенной: рябину домашнюю из Крыма, береку, или рябину лекарственную, из лесов Подолии, рябину шведскую из Скандинавии.

Рябина домашняя дает крупные и вкусные плоды, за что ее и выращивают в садах. Особенно ценится за лечебные свойства плодов берека. Признание ее медицинских заслуг отображено даже в научном видовом имени: торминалис, то значит излечивающая боль в животе. Да и древесина у нее красивая и прочная. Рябина шведская очень декоративна своей оригинальной кроной.

Весьма высокую оценку рябине обыкновенной и другим ее видам дал в свое время Иван Владимирович Мичурин, который вывел прекрасные сорта с крупными, сладкими плодами. Среди них особенно хороши Мичуринская десертная, ликерная, черноплодная, гранатная. Теперь они разводятся о многих колхозных садах. Расширяется рябиновый род трудом селекционеров-плодоводов, но обыкновенная русская рябинушка не теряет своей былой славы. Природа и люди размножают ее в лесах, вдоль стальных и асфальтовых магистралей, в полезащитных полосах — всюду, где ей хорошо и де она приносит радость людям.

Сибирский ананас

Чего не встретишь в вековой сибирской тайге, кстати составляющей более 50 процентов всех лесов нашей Родины, даже свой сибирский ананас здесь растет.

Мало кто остановится ранней весной около высокого двух-пятиметрового куста или небольшого деревца с узловатыми ветвями, густо покрытыми острыми колючками. Да и в начале лета разве только узкими длинными листьями с необычной серебристой окраской обратит на себя внимание это растение. Даже в пору цветения, в конце апреля или в начале мая, невыразительные зеленовато-желтые цветки его малоприметны.

Только с конца лета и до поздней осени ветки нарядно украшены мелкими ярко-оранжевыми плодами. Они сплошь облепляют длинные годичные побеги, оставаясь на них почти всю зиму. Отсюда, очевидно, и название растения — облепиха. В этот период уж вряд ли кто пройдет равнодушным мимо нее. Тогда же около облепихи много любознательных посетителей и на Выставке достижений народного хозяйства СССР в Москве и в Центральном республиканском ботаническом саду Академии наук Украинской ССР. Растет она здесь не хуже, чем в природных условиях, а естественно распространена в Прибалтике, Молдавии, Причерноморье, на Кавказе и в Средней Азии. Однако настоящей ее родиной можно уверенно считать Сибирь. Именно отсюда пошла ее слава по всей стране. Сибиряки очень любят ее необычные плоды и с гордостью называют их сибирскими ананасами.

Правда, размерами своими плоды облепихи вряд ли могут сравниться с настоящими ананасами. Зато они не уступают экзотическому фрукту ни ароматом своим, ни вкусом, ни пищевыми и лечебными достоинствами.

«Плоды нашей облепихи не имеют себе равных», — настаивают сибиряки.

Может быть, и есть в этих словах некоторое преувеличение, но факт тот, что еще в старину гостеприимные жители Сибири удивляли приезжих удивительно вкусными и ароматными облепиховыми киселями, вареньем, повидлом, настойками и наливками. Современные исследователи признали выдающиеся качества облепихи и утвердили за ней репутацию целого закрома жизненно важных целебных веществ. И в самом деле, не говоря уже о значительном содержании витамина С и каротина (провитамин А), нередко встречающихся и у других растений, плоды облепихи содержат еще и витамины В1, В2, а также особенно редкостный витамин Е (усиливающий деятельность желез внутренней секреции и регулирующий обмен веществ в коже). Полезность плодов облепихи повышают еще и имеющиеся в них в значительном количестве глюкоза, фруктоза, пищевые пектины, азотистые и дубильные вещества. Важно также и то, что витамин С в плодах облепихи отличается повышенной стойкостью и хорошо сохраняется даже при варке и сушке.

Наконец, очень ценится и облепиховое масло, которого в плодовой мякоти накапливается до 8 процентов. Именно оно и придает плодам яркую оранжево-красноватую окраску и тонкий ананасный аромат. Установлено и содержание в масле веществ с высокими лечебными свойствами. Ученым медицинским советом Министерства здравоохранения СССР масло облепихи рекомендовано для лечения ряда болезней, незаживающих и послеоперационных ран, ожогов, обмораживаний.

Это решение имеет многовековую предысторию. В народной, в частности древнемонгольской и тибетской, медицине плоды и листья облепихи применялись при лечении заболеваний желудка, кожи и ревматизма.

Использовались лечебные свойства молодых облепиховых веток и листьев и в древней Греции: ими там лечили и людей и боевых лошадей.

Плоды облепихи созревают лишь в сентябре. Они долго не опадают с дерева (вплоть до начала весны) и весьма охотно поедаются зимующими у нас птицами. Семена облепихи очень мелкие (в одном килограмме около 80 000 штук). Высевают их осенью или весной после специальной двух-трехмесячной подготовки при пониженной температуре — стратификации.

Облепиха — одно из распространеннейших у нас растений. Только в Алтайском крае она занимает площадь около 10 тысяч гектаров, а в целом ее «владения» в нашей стране составляют сотни тысяч гектаров. Тысячи тонн полезных плодов дают ананасные леса Сибири. Жаль только, что не всегда еще хорошо организованы сбор и использование облепихи.

Трудно переоценить облепиху, но легко недохвалить: ведь еще «остались» ее медоносные цветы, твердая, мелкослойная, желтоватого цвета древесина, охотно используемая в токарном деле. Само же растение не боится ни суровых сибирских морозов, ни продолжительных засух на юге нашей страны, хорошо чувствует себя на разных почвах и даже на сыпучих песках. Благодаря способности легко разрастаться в стороны своими корневыми отпрысками она великолепно закрепляет крутые склоны, откосы шоссейных и железных дорог, а также уменьшает подвижность сыпучих песков.

Вот как богата сибирская тайга!

Народные деревья

Увлекателен, вдохновенен, но по-своему неблагодарен труд лесовода. Вырастит он, выпестует из крохотного, еле видного семени нежные растеньица, пересадит осторожно в хорошо обработанную почву и ухаживает за ними долгие годы, как за маленькими детьми. А дождется ли времени, когда питомцы превратятся в могучие развесистые дубы, в стройные высокие сосны, величественные пихты или ясени?..

Рядом замлепашец-хлебороб, кажется, только-только засеял свое поле, старательно присмотрел месяц-другой за зеленеющими всходами, и вот еще не утвердилось по-настоящему лето, а он, счастливый, уже идет среди золотых волн пшеницы, взвешивает на ладони полное животворного сока зерно.

Через пять — самое большее десять — лет снимает первые урожаи плодовых деревьев и труженик-садовод.

А вот тех, кто растит леса, судьба никогда не баловала. Только усталой старческой походкой, опираясь на палку, дано им пройтись под кронами взращенных лесов, а уборка лесного урожая — дело сыновей, а то и внуков. Поэтому с давних времен таили лесоводы заветную мечту: вырастить не одно, а много поколений леса за человеческую жизнь, не один, а несколько раз порадоваться результатам своего многолетнего труда.

Казалось, бесплодная мечта. Но вот грянула Октябрьская революция, и то, что считалось несбыточным, стало осуществляться у нас на глазах. Невиданные темпы развития нашей страны неожиданно дали всей армии лесоводов такого могучего и надежного союзника, как народное хозяйство. Союзник оказался требовательным и неумолимым: он отпустил громадные средства, вооружил самой современной и совершенной техникой и предоставил неограниченную площадь, обязав мечтателей приняться за дело и быстрее растить леса, особенно в давно обжитой и изрядно обезлесенной в прошлом Европейской части нашей страны.

Но ведь леса растут, как и столетия назад, а потребление их богатств промышленностью и стройками возросло во сто крат и продолжает стремительно увеличиваться.

Как тут быть?

Долго ломали (да, пожалуй, и теперь еще ломают) лесоводы голову над осуществлением бывшей мечты, вдруг превратившейся в настоятельную необходимость. Иные предлагали «взять курс» на знаменитых рекордсменов быстрого роста — эвкалиптов (о них еще речь впереди), другие искали решение вопроса в агротехнике возделывания лесов, в стимуляторах роста, в удобрениях.

Нащупали же золотоносную лесную жилу те, кто обратил свои надежды к народным деревьям. Как ни странно, но такое имя ботаники присвоили в прошлом малоценным, а с точки зрения лесоводов, просто сорным видам деревьев — тополям.

Оказывается, и у деревьев бывают необычные судьбы, такие, к примеру, породы, как дуб, ясень, ель, клен, с давних ор пользуются всеобщим уважением. К ним почтительно относятся в природных лесах, любовно растят в лесных питомниках или лесных культурах (так лесоводы называют молодые искусственные леса), с восхищением говорят знатоки и об их древесине. А тополя всегда росли «сами по себе», без особого внимания и без каких-либо забот об их судьбе.

Правда, люди давно подметили необычную быстроту их оста, крупные размеры, любовались их красотой, охотно обсаживали ими плотины или берега прудов и водоемов, улицы дороги. В озеленении городов тополя, кстати, использовались не только из-за своего быстрого роста, но и из-за своей неприхотливости, а также способности легко размножаться черенками. Посадил весной небольшой 30-сантиметровый черенок тополя, а к осени без особого ухода это уже двух-, а то и трехметровое деревцо. Как не сажать такое растение? Ведь в последующие годы оно почти не убавит темпов роста. А пройдет несколько лет, и перед вами большое тенистое дерево.



Мало где не встретишь теперь тополя, а вместе с ним и нареканий на его «пух». Нередко в начале лета можно услышать раздраженные возгласы прохожих:

— Опять эти тополя!

Много нелестных эпитетов отпускается по адресу тополя, а ведь ругать следует не деревья, а тех, кто не позаботился посадить тополя вместо тополиц. Ведь это растение двудомное, имеющее мужские экземпляры и женские. Цветут они в одно и то же время, ранней весной, еще до распускания листьев. Красноватые сережки тополей-мужчин, развеяв пыльцу, опадают, не причиняя особых хлопот людям, тогда как желто-зеленые сережки тополиц после опыления их пыльцой тополей образуют завязи, из которых в течение полутора-двух месяцев развиваются зеленые коробочки тополиных плодов. Эти-то плоды раскрываются в начале лета и рассыпают миллиарды мелких семян, снабженных пушинками-парашютиками. Способность тополиц далеко рассеивать свое потомство как раз и является причиной столь многих нареканий. А ведь греки еще в древности знали это свойство тополиц и поэтому обсаживали площади народных собраний и центральные улицы только экземплярами мужского рода.

У древних греков ботаники и позаимствовали научное имя тополей — «популюс» — народные!

Так вот, помянутые здесь и добрым и недобрым словом тополя долгое время занимали только горожан (городские управления зеленого строительства). Но лесоводы относились к ним по меньшей мере безразлично. Какой уважающий себя практик мог в прошлом растить тополевый или, скажем, осиновый лес (осину ботаники также относят к роду тополей)! Ведь они испокон веков считались лесными сорняками. К чему, справедливо рассуждали лесоводы, пригодна рыхлая, низкокачественная древесина этих растений? Кое-что, конечно, из нее можно изготовить, но куда ей до таких, скажем, пород, как дуб, орех, бук?..

Однако изменились времена — изменилось и отношение к тополиному роду. С развитием всемогущей химии обрела богатырскую силу деревообрабатывающая промышленность. Она, говоря без преувеличений, овладела методами удивительных превращений. Наши ученые разработали простые и дешевые способы переделки «плохой» тополевой древесины в крепкую, как дуб или самшит, красивую, как прославленный грецкий орех или берека, к тому же вполне стойкую к извечному врагу — гниению.

Вот и улыбнулась судьба тополю, да и осине тоже: они не только заняли теперь почетное место рядом со своими прежними счастливыми соперниками, но и привлекли к себе бедных лесом районах основное внимание. Не найти теперь лесовода, который бы где-нибудь на Кубани, Украине, а то в средней полосе страны пренебрегал бы тополями, не растил бы их со всей заботливостью.

— Ведь скорость-то какая! И если нет других недостатков, это не сорняк, а чудо…

Большой вклад внесли в науку и практику выращивания того дерева советские лесоводы-селекционеры. Вот многочисленные питомцы творца северных тополей академика Яблокова. Тут и стройные тополя его селекции: Пионер, Мичуринец, Русский, тут и не уступающие им в скорости роста оригинальные своими листьями — Подмосковный, Ивантеевский, Советский пирамидальный, тут и любовно названый именем великого русского писателя тополь Максим горький.

Перспективные гибриды тополей получены и академиком А. В. Альбенским. Особенно большого внимания заслуживает сеянец, отобранный среди наследия английского селекционера профессора О. Генри, завещанного им Советскому Союзу. Этот необыкновенно быстро растущий тополиный гибрид назван у нас краснонервным.

Интересны и гибриды селекции профессора Ф. Л. Щепотьева (например, тополь Веселобоковеньковский, осина Сукачева), профессора П. А. Богданова (Ленинградский тополь другие). Тысячи скрещиваний пришлось провести, десятки тысяч гибридных сеянцев вырастить и выбраковать, прежде чем были отобраны ценные перспективные формы. Долгие годы творческой мысли и труда забрали эти несколько десятков новых сортов у наших ученых. Зато, какое будущее предстоит их детищам! Широким фронтом выходят новые ценные сорта тополя на обширную лесную ниву.

Правда, не остается в долгу перед учеными и природа. Неустанно творит она, пользуясь сравнительно легкой скрещиваемостью тополей, все новые и новые разновидности. До настоящего времени в умеренной зоне земного шара ботаниками изучено более 110 их видов. А разновидности и гибридные формы даже учесть нелегко: немало их встречается почти в каждом лесничестве. Теперь ежегодно отбирают наиболее быстрорастущие и стойкие природные гибриды. Много их уже разведено в разных районах Советского Союза, в частности в малолесных, на юге страны.

Вот, например, канадский тополь. Это потомок переселенного к нам американца, многократно вступавшего в брак с нашими тополями и превратившегося в сложный и многоликий природный гибрид. Как и лучшие гибриды, созданные наукой, он в первый год посадки в лесополосах способен защищать поле от суховеев и засух, в 7–8 лет уже может давать первую поделочную древесину, а к 15–20 годам его лучшие насаждения накапливают столько древесины, сколько дубовый или сосновый лес лишь к столетнему возрасту. Вот где резервы быстрого выращивания древесины! Вот когда представилась возможность удовлетворить ею во стократ возросший спрос на ценную древесину и одновременно осуществить заветную мечту лесоводов. Не несколько урожаев на протяжении жизни, а ежегодно собирает харьковский ученый-лесовод Федор Павленко. Разработанный им способ использования однолетних тополевых хлыстов для производства бумаги — новая страница в творческих поисках лесоводов и в счастливой теперь тополиной судьбе.

— Если шуметь на наших землях эвкалиптовым лесам в будущем, — говорят лесоводы, — то настоящее в малолесных и безлесных районах страны полностью принадлежит тополям. Сотни тысяч гектаров быстрорастущих лесов ежегодно встают на службу великой Родине.

Новый хамелеон

Есть, оказывается, даже растения-хамелеоны. До сих пор под этим именем мы знали необычайную, живущую на деревьях ящерицу, с глазами, вращающимися в разные стороны, обстреливающую свою добычу из своеобразного оружия: языка-катапульты.

Однако наиболее удивительной особенностью настоящего хамелеона считается его способность менять окраску. А это присуще и растительному хамелеону.

Кому приходилось рубить стройную с темно-серой, гладкой корой ольху, тот видел, как под лезвием топора появляется ее красновато-оранжевый луб, который тут же изменяет свою окраску на буро-коричневую, а потом и на темно-фиолетовую. Этим свойством отличается и древесина ольхи. Только что надрубленная, она — белая, через несколько мгновений начинает постепенно краснеть, а когда подсохнет, приобретает нежный розовый цвет. Чем не хамелеон? Но это лишь одна из многих интересных особенностей ольхи, называемой черной (за темную кору у старых деревьев) или клейкой (за липкие, молодые почки, побеги и даже листочки).

Черная ольха обращает на себя внимание уже при первом знакомстве. Ни одна порода не образует таких густых, темных и даже небезопасных для людей насаждений. В любом ольшанике нелегко полюбоваться красотою его хозяйки — ольхи. Сплошь заросший густой высоченной травой, среди которой встречаются и злая крапива и стреляющая семенами недотрога, ольшаник угрожает коварными «окнами» глубокой трясины. Тут только смотри под ноги да еще успевай отбиваться от назойливых комаров, целыми тучами встречающих каждого смельчака. А хозяйка трясины — ольха — высоко, почти на 30-метровую высоту, подняла на удивительно стройных стволах-колоннах небольшие зеленоватые блестящие кроны и едва слышно шумит далекой вершиной. Только глубокой осенью сбросит ольха свой наряд, и, что примечательно, листья всегда опадают совершенно зелеными. Здесь лишь случайной гостьей бывает береза или ель. Душистая же черемуха и пламенеющая красными плодами калина, не осмеливаясь проникнуть вглубь густой суровой чащи, всегда остаются на опушке.

В общем, картина весьма мрачная для человека, не слишком знакомого с лесом. Лесовод настроен более оптимистически. Непроходимая чаща? Зато один гектар ее дает до 500 кубических метров очень ценной древесины. К тому же ольха — редкостный обогатитель почв. Наподобие клевера и других бобовых растений она образует на корнях клубеньки с бактериями, усваивающими азот из воздуха.

Вместе с тем дерево быстро размножается. Пеньки ее дают целые букеты быстрорастущих побегов, способных уже в первый год вырастать на 1,5–2 метра, а со временем и быстро достигать размеров своих предшественников. Однако преобладает у ольхи семенное размножение. Ранней весной буро-коричневые, похожие на березовые сережки удлиняются, набухают и выпускают тучки желтой пыльцы. Это она, легко подхваченная и развеянная ветром, опыляет красненькие мелкие соцветия женских цветков на соседних деревьях. (Используют этот период и пчелы, энергично собирающие ольховую пыльцу для откорма своего молодняка.) Оплодотворенные цветки образуют мелкие, немного больше горошины, шишечки, которые только на следующую весну рассыпаются сотнями тысяч семян-орешков. Это один из самых мелких и самых легких членов орехового семейства. Размер его около 2 миллиметров, а вес и установить трудно: на один грамм — орешков двести! Как не удивляться, что в таких крошках притаилась жизнь 30-метровых гигантов?

Подмечено, что раскрытие шишечек всегда совпадает с весенним паводком, который, в свою очередь, способствует расселению семян ольхи на большие расстояния. Орешки ольхи хорошо держатся на воде и, как игрушечные кораблики-лилипуты, долго плывут, пока «не сядут на мель». Там они и прорастают, давая начало существованию новых растительных хамелеонов.

Около 30 видов насчитывает это растение. Из них 12 встречаются в Советском Союзе. Самым ценным считается все-таки ольха черная, распространенная почти повсюду в Европейской части СССР, а иногда выходящая и за Урал вплоть до Енисея. Ее красивая, розоватая, с шелковистым блеском древесина легко обрабатывается и, отполированная, очень эффектна. Особенно охотно ее используют для изготовления музыкальных инструментов, долбленой посуды и при выжигании древесного угля (употребляемого для рисования и в противохимической защите).

Как черную, так и другие виды и формы ольхи, благодаря их декоративности, охотно высаживают в парках вблизи рек, озер, прудов. Остается еще добавить, что плоды ольхи — любимая пища чижей и чечеток.

Вот и состоялось наше знакомство с новым, хоть и не совсем настоящим, зато интересным и несравненно более полезным хамелеоном…

«Зеленый уголь»

А не заглянуть ли нам теперь и в леса среднеазиатских пустынь: куда-нибудь в Каракумы или Кызылкум?

Иной скептик сразу же усомнится: стоит ли в этих песчаных морях искать какие-либо деревья, тем более леса. Но не будем спешить с прогнозами. Я тоже не верил своим глазам, когда, путешествуя в юго-восточной части Каракумов (километрах в пятидесяти к северу от Бухары), вдруг остановился перед вывеской «Шафриканское лесничество».

«Откуда здесь лес?» — напрашивается вопрос при виде голой песчаной равнины, всхолмленной тут и там крупными кучугурами — барханами.

Но лесничество с добротными постройками и удивившей меня вывеской оказалось отнюдь не миражем пустыни. Как и подобает такому хозяйству, мне довелось встретить там и зрелые, «пригодные в рубку» леса, и молодые лесонасаждения, или «лесные культуры», как называют их лесоводы, и питомники с густыми щетками молодых древесных всходов.

Не один десяток километров прошли и проехали мы с лесничим Шамсиевым владениями лесничества. И неотступно следовал с нами своеобразный спутник — саксаул. Мы говорили о его необыкновенных свойствах, осматривали подобные густой травяной поросли саксауловые посевы, дивились старым, корявым ветеранам. Да и как не ценить его за то, что он здесь успешно растет и счастливо достигает 150-200-летнего возраста.

В среднеазиатских пустынях можно встретить саксаул черный и саксаул белый. Первый зарекомендовал себя солелюбом и встречается в основном на солончаках, зато белый саксаул не страшится «мертвых» песков. Растут они небольшими деревцами или кустами (черный — более высокорослый).

Конечно, саксауловый лес не сравнить с нашими среднерусскими лесами или сибирской тайгой. Издали это хоть и невысокая, но густая, плотная лесная чаща, а подойдешь ближе — деревья саксаула отстоят друг от друга, будто в саду, на почтительном расстоянии. Между ними свободно можно проехать и верхом и даже в автомобиле. Если от настойчивых пустынных ветров в этом необычном лесу еще можно найти хоть кое-какое убежище, то о защите от палящих лучей пустынного солнца нечего и думать.

Раскидистые, со слегка плакучими ветвями, их кроны даже в самый разгар лета напоминают наши лиственные деревья в зимнем наряде, стоят себе голые, без листьев. У белого саксаула вместо листьев короткие острые чешуйки на тонких побегах, а черный саксаул и таких не имеет. Их заменяют молодые зеленые побеги, опадающие, кстати, ежегодно, как и листья.

Природа обидела саксаул и цветами. Правда, как и большинство древесных растений, он цветет ежегодно, но на мелкие невзрачные его цветки вряд ли кто обратит внимание. Как ни странно, но своим внешним видом и строением они напоминают цветки широко всем известного сорняка лебеды. Оказывается, сходство не случайное. Эти два вроде бы столь различные растения ботаники считают близкими родственниками и относят их к общему семейству — маревых.

Деревца саксаула дают плоды в весьма раннем возрасте: 3–4 года, а с 6-12-летнего деревца можно снять урожай до 5 килограммов. (С гектара саксаулового леса — 150–200 килограммов семян.)

Семена саксаула созревают и опадают в конце осени и уже при первой январской оттепели дружно прорастают. Лесоводы умело руководят воспитанием саксауловой «молодежи». Во второй половине осени организуется сбор урожая (при этом ветви саксаула снизу вверх «ошмыгивают», или «сдаивают»), а в конце декабря или в начале января семена высеваются на песчаных просторах пустыни. Такая поспешность вызвана способностью семян быстро прорастать и, подобно семенам наших тополей или ив, быстро терять всхожесть.

В прошлом саксаул сеяли вручную. Теперь применяется аэросев. Вручную удавалось засеять за рабочий день не больше пяти гектаров, самолет же за этот же срок обрабатывает около 3000 гектаров.

Саксаул — ценный страж пустыни. Но его здесь выращивают не только для закрепления песков или ради древесины. Густые молодые всходы саксаула и мелкие ветки взрослых растений служат отличным кормом для верблюдов и овец.

Занятно наблюдать рост молодых растений саксаула. Едва укрепившиеся всходы своими корнями неотступно следуют за влажным слоем почвы, а он в пустыне очень подвижен и по мере повышения температуры воздуха постепенно перемещается вглубь. Корни догоняют влагу, развивая совсем неплохую скорость: за первый год преодолевают в грунте нередко больше трех метров.

Во много раз быстрее наземных стеблей растут корни и в последующие годы, достигая иногда двадцати-тридцати метров длины, само деревцо черного саксаула за 20–25 лет вырастает до 7 метров высоты при толщине ствола около 30 сантиметров.

Корявые, неприглядные деревца саксаула, но какое это сокровище в пустыне. По своей теплотворности саксауловые дрова почти не уступают каменному углю. Недаром в Средней Азии его с любовью называют «наш зеленый уголь». «Зеленый уголь» отличается еще и высоким удельным весом, быстро тонет в воде, довольно легко ломается и вовсе не колется. Из саксауловой древесины выжигают высокоценный уголь, а из его ветвей — поташ.

Много еще интересного поведал мне о саксауле лесничий Шамсиев. Просматривая свои беглые записи, я вспоминаю его рассказ о том, что саксауловые дрова у них на рынке продают как уголь — на вес, а само название дерева, оказывается, в переводе на русский означает «конский хвост». Видно, развеваясь под сильными ветрами пустыни, оно не раз напоминало древним кочевникам хвосты их быстрых, горячих коней.

Правда, научное название саксаула — галоксилон; так назвали его ботаники за солеустойчивость (от греческих слов «галос» — соль и «ксилон» — дерево). Впрочем, соленым его могли назвать за солоноватые на вкус побеги и плоды, особенно у черного саксаула.

Любуясь далеко раскинувшимися лесами саксаула, выращенными с его участием, Шамсиев заметил:

— А ведь это только частица пустынного зеленого богатства. В нашей стране около 20 миллионов гектаров под саксауловыми лесами…

Велики владения «зеленого угля».

«Манна небесная»

Путешествуя пустынными районами Средней Азии, нельзя не обратить внимания на своеобразные деревца с необыкновенными ветвями. Почти у каждого растения они бывают различных оттенков и составляют целую гамму цветов: от темно-бордового и ярко-красного тонов до матово-серого и светло-охристого. Тамарикс, гребенщик или бисерник — растение удивительно выносливое. Свое наиболее употребляемое и ставшее научным название тамарикс позаимствовал от реки Тамариз, протекающей в далеких от Средней Азии Пиренеях (теперь эта река называется Тимброй). Редкие экземпляры достигают в пустыне восьмиметровой высоты, а диаметр их ствола не больше метра. Чаще же — это развесистый кустарник с тонкими поникшими ветвями и ажурной кроной.

Листья у тамариксов разнообразные по форме, но всегда очень мелкие. Часто их трудно вообще признать за листья, так они мелки, меньше сантиметра. «Разнобой» листьев (по величине и форме) характерен не только для разных видов, но даже для одних и тех же растений. Если в нижней и средней части побега листья крупнее, то к верхушке они все больше мельчают и превращаются в мелкие, густо расположенные зеленоватые бугорки. Окраска листьев у тамариксов то зеленая, то желтовато-зеленая, то сизая, причем у некоторых видов она меняется в течение года: с весны — изумрудно-зеленая, а к лету становится (из-за отлагающихся на листьях мелких кристалликов соли) сизой или даже беловатой.

Необычно и цветение тамарикса. Оно наблюдается один или несколько раз в году: весной, летом или осенью. У одних растений цветы имеют форму простых боковых кистей, у других — это метелки, образующиеся на концах растущих ветвей. Значительно колеблется и величина цветочных кистей (от 2 до 14 см длины), форма и даже окраска. Сильно разнятся у тамариксов и цветочные почки, строение их цветков, а также других органов. Кажется, все возможные «непостоянства», присущие тем или иным древесным породам, собрались вдруг в одном растении…

Конечно же, все это не случайно… Тамарикс отличается редкой легкостью скрещивания отдельных видов, отчего образуется большое количество переходных форм. Не последнюю роль играют тут и суровые условия пустынь, властно требующих от растений высокой приспособляемости. Поэтому, например, в Средней Азии одних только видов тамарикса более 25, а формы его разновидностей и учесть трудно.

Что тамарикс отлично себя чувствует среди песков, легко убедиться, внимательно осмотрев его: мелкие листья, как и тонкие изумрудные побеги, часто выполняющие функции листьев, свидетельствуют об удивительной приспособленности тамарикса к пустыне. Все в нем как бы нацелено на предельно малое испарение влаги и крайне ограниченное усвоение щедро низвергающихся лучей пустынного солнца.

Специалисты, долго изучавшие тамарикс, отмечают, что «подземный фундамент» — корни тамарикса, как правило, очень длинные (будто стебли тропических лиан, известных под именем «обезьяньих лестниц»), сильно разветвленные, образуют обширнейшие корневые сети, одинаково хорошо распространяющиеся на десятки метров вокруг растения — и в сыпучих песках и в плотных приречных галечниках. В поисках влаги корни нередко устремляются на несколько метров в глубину или стелются, подобно густой паутине, у самой поверхности. Но, пожалуй, наиболее замечательным их свойством является необычайная живучесть тамарикса. Иные растения, полностью погребенные под толстым слоем песка или ила, очень быстро гибнут. Тамарикс ведет себя совсем по-другому. Даже похороненные под метровым слоем земли, его ветви легко образуют на своих концах новые мощные корни, быстро восстанавливающие надземную часть растения, а вновь отросший куст или деревцо служат надежной преградой пескам или илу. Пески или река нередко снова «идут на штурм», а тамарикс снова отбивается. Многократное повторение таких операций часто приводит к образованию целых курганов-чекольков высотой до 20–30 метров. Такие «тамариксовые горы» обычно сплошь зарастают тамариксом, в то время как их тело насквозь пронизано корнями. Тамарикс не одолеть и прямо противоположным способом — оголением корней. Мало того: молодые растения или даже крупные деревья тамарикса, подмытые потоком, отлично путешествуют по воде в продолжение многих дней (иногда больше месяца). А зацепившись за берег или сев на мели, как ни в чем не бывало прикрепляются корнями к земле и успешно растут многие годы. Кстати, точными наблюдениями ученых установлено, что эти растения растут даже во время плавания. Интересно, что тамариксы не только сами отправляются в плавание, но и используют водный путь для распространения своих семян. Впрочем, семена неплохо расселяются и по воздуху, поднимаясь на специальных пушинках-парашютиках. Такие парашютики образуются уже на 12-14й день после начала цветения, а через четыре-пять дней семена разлетаются от материнского деревца на многие километры.

Нередко способствуют распространению семян на значительные расстояния птицы и животные, к телу которых они хорошо пристают своими щетинками.

Тамариксы, как и их пустынные собратья саксаулы, часто образуют довольно большие леса-заросли. Особенно буйно они разрастаются в поймах рек. Зимой, без листьев, они выглядят довольно редкими, но летом это довольно густые и тенистые своеобразные леса — тугаи. Зелеными островами они разбросаны и среди обширных просторов песчаных пустынь и неподалеку от рек, выступая в роли своеобразной зеленой охраны. Берега рек тамариксы надежно укрепляют от размывов, а сами реки от заиления, тогда как в пустыне часто преграждают путь подвижным пескам или, скрепляя почву, предохраняют ее от эрозии.

Долгие годы стоят на страже земли нежно-зеленые тамариксы — надежные часовые природы.

В Средней Азии вас не только охотно познакомят с этим чудо растением, но и расскажут о том, сколь полезно оно в жизни и быту людей. Конечно же, тамариксовые дрова уступают по теплотворности «зеленому углю» — саксаулу, но зато они ценны своим редкостным свойством хорошо гореть в свежем виде. Это одно из очень немногих благ, подаренных природой суровому пустынному краю. Его издавна высоко ценили и кочевые племена и торговые караваны. По достоинству это можно оценить лишь у спасительного тамариксового костра. В холода без тамарикса в пустыне, конечно, не обойтись. Из тамариксовых дров выжигают еще и рыхлый древесный уголь, толстые ветви и стволы идут на различные хозяйственные нужды. Тонкие побеги — отличный материал для всякого, иногда очень изящного и крепкого плетения. Из них делают красивые яркие корзинки, легкую дачную мебель и много других хороших вещей. Туркмены, живущие вдоль реки Мургаб, мастерски плетут из побегов даже рыболовные снасти.

Чтят тамарикс и среднеазиатские пчеловоды. Зацветая ранней весной, он поставляет белковый корм — пыльцу — для вскармливания пчелиной детки. Летнее цветение обеспечивает пчелам богатый и продолжительный сбор сладкого нектара. Впрочем, сладостями тамарикс делится не только с пчелами, но и прямо с людьми…



Местные жители издавна использовали сладковатый, вроде сиропа, сок, которым среди лета сплошь покрывается кора ветвей некоторых видов тамарикса. Это выделения одной из щитовок (мелких тлей). Высыхая, он превращается в беловатую крупу, которую ветер переносит на большие расстояния. Один из видов тамарикса так и прозван тамариксом манным.

Кстати, с этой крупой, разносимой ветрами, связывается и происхождение известной библейской легенды о «манне небесной». Оказывается, не божественного, а тамариксового происхождения белая и сладкая «манна»! На Синайском полуострове и теперь практикуется сбор «небесного дара» с дико растущих там манных тамариксов.

В Средней Азии (а в последние годы и на Украине, Кубани) очень любят высаживать тамарикс при озеленении городов и сел. Он привлекает необычным своим видом, красивым оригинальным цветением, неприхотливостью. Садоводы-любители разводят тамарикс даже в комнатах. Вечнозеленые тамариксы особенно радуют своей мелкой нежной листвой и красивыми цветами. Поставщик «манны» полезен, необыкновенен и прекрасен.

Великан и карлик

Чудесная Беловежская пуща и необозримая тайга Сибири, дебри Уссурийского края и дубравы Украины, горные лесосады Киргизии и леса Кавказа, Карпат, Прибалтики… Сколько в них разнообразных, иногда так не похожих друг на друга деревьев!

Познакомьтесь еще с одним: словно подпирая голубое небо Туркмении, стоит могучий платан у поселка Фирюза, что неподалеку от Ашхабада. По убеждению старожилов, дереву не меньше 1000 лет.

Далеко за пределами республики известен этот экземпляр, редкостный не только в платановой семье, но и во всем растительном мире.

Около самой земли толстенный ствол (обнять его могут не менее 10 человек) как бы покоится на широком своеобразном фундаменте, образованном темными бугристыми наплывами древесины. А каждая ветка ствола (их на нем семь) в окружности не меньше крупного дерева. Местные жители непременно расскажут вам переходящую из поколения в поколение легенду.

Это случилось в незапамятные времена, когда туркменская земля была ареной жестоких битв с завоевателями. Во время одного из боев семь братьев туркмен погибли один за другим, героически отстаивая свободу своей родины. Горько оплакивала их сестра Фирюза. Она сама похоронила братьев и на могиле каждого из них посадила по молодому платану. Деревца хорошо прижились и с каждым днем крепли, но, мужая, они не переставали тосковать друг о друге. Тогда старший платан предложил всем братьям встретиться. А когда они сошлись, то крепко-накрепко обнялись, да так и срослись в одно могучее, не стареющее, не знающее страха и перед, какой непогодой дерево. Отсюда и его название, дошедшее до наших дней, — «Платан семи братьев».

— А чем еще примечательна эта порода деревьев? — просит читатель.

Ботаники, услыхав вопрос, в свою очередь, поинтересуются, о каком именно платане идет речь. Ведь, кроме платана восточного (к нему относится и «семь братьев»), есть еще видов, растущих в Северной Америке и странах Средиземноморья.

Интересно, что для них всех характерна редкая среди деревьев биологическая особенность — ежегодно «раздеваться», то есть сбрасывать кору с ветвей и молодых стволов, обнажая еще более нежный, светло-зеленый слой. За это свойство платаны в народе называют «бесстыдниками».



В жарких южных районах платан, или чинара, — излюбленное теневое дерево, часто встречающееся у источников, колодцев, жилищ и вдоль дорог. Широкое распространение, но получило еще в древние времена благодаря грекам, которых пользовалось большим почетом. Во время одного в своих походов (около 390 года до нашей эры) они завезли его к себе, откуда оно и попало в Италию. Римляне, свою очередь, продвинули платан в другие европейские страны.

До сих пор сохранились уникальные платаны — спутники десятков человеческих поколений. Один такой гигант растет около 2300 лет на острове Кос в Эгейском море. Его много страдавший от гроз ствол достигает 18 метров в окружности. Еще старше знаменитый платан, который поднимается более чем на 50 метров в долине Буюкдере у Босфора (его крона в окружности достигает почти ста метров).

Громадные старые платаны иногда встречаются и у нас. В Узбекистане, в кишлаке Сайроб (к северу от Ширабада), старое дупло могучего платана вмещает целый класс учеников местной школы, а в Ташкенте все удивляются оставшемуся от гигантского дерева и оплывшему (будто подошедшее тесто) платановому чудо-пню, который образовал большой живой холм во дворе старой мечети.

Платан — дерево быстрорастущее, легко размножающееся вегетативным путем. По скорости укоренения черенков оно успешно соперничает даже с тополями и ивами. Древесина наших платанов хороша как декоративный мебельный материал. В России она всегда пользовалась большим спросом, особенно у знаменитых вятских мастеров.

Избалованные южным солнцем монументальные платаны как бы противостоят стойким туземцам сурового Севера — крошечным полярным ивам. Часто говорят, что эти ивы образуют леса в полном смысле слова «тише воды, ниже травы». Не только человек, даже всадник с папиросной коробки «Казбек» вряд ли спрячется в таком ивовом лесу. Обычные грибы рядом с этими растительными карликами высятся, как Гулливеры среди лилипутов. Ясное дело, ждать тут знакомого нам задумчивого лесного шума — вещь напрасная.

Зимой полярные ивы прячутся под покровом снега, а летом их несколько более толстые, чем спичка, стволики возвышаются над землей всего на несколько сантиметров. Лишь на несколько миллиметров за год (и в высоту и в толщину) подрастает полярная ива, представляющая собой крошечный кустарничек травянистого облика.

Надземный коротенький (3–5 сантиметров) побег их, слегка показываясь на поверхности, имеет всего лишь несколько мелких листочков. Они долго держатся на стволиках, а иногда даже под снег уходят зелеными. Этими листочками летом и зимой кормятся северные олени. Во многих районах Якутии до революции их использовали еще и как суррогат чая. Мелкие, невзрачные растения, а летом они, как и все обычные деревья, цветут, дают семена, размножаются. Наряду с полярными березками их по праву относят к авангарду древесной растительности на Севере. В длительной борьбе с арктической непогодой они вполне приспособились к суровым условиям этого края. Интересно, что в ледниковый период, как показали исследования, полярные ивы под натиском надвигавшегося оледенения отступили далеко на юг, а со временем стали снова настойчиво продвигаться к северу вслед за отступившим ледником. Сейчас они твердо занимают свои старые рубежи на Новой Земле, Чукотке, Командорских островах.

И поскольку за последние полвека Арктика потеплела, деревца идут на север иногда с громадной для них скоростью: километр в год!

Много растет деревьев в нашей стране, а исполинские платаны и карликовые полярные ивы будто заглавная и заключительная страницы чудесной сказки природы о лесных жителях…

Заморские пришельцы

Загадки цинхоны

Океан свирепствовал. Большой корабль, который шел под парусами из Южной Америки в Европу, словно щепку, швыряли гигантские волны. Все, кто еще имел хоть сколько-нибудь силы, вот уже который день упорно сопротивлялись неукротимой стихии. Но опасность предательски подкрадывалась с другой стороны: большинство команды и пассажиров было до крайности измучено какой-то неизвестной болезнью, ели некоторые из них, смелые, бывалые путешественники, еще имели хоть слабую надежду устоять в борьбе с разбушевавшимся океаном, то как спастись от жестокой лихорадки?

Наиболее безнадежно было состояние самого именитого пассажира — вице-короля Перу, носившего длинное и замысловатое имя Дон Луис Геронимо Кабрера де Вобадилла граф Цинхон. Несколько лет возглавлял он в Новом Свете одну из богатейших испанских колоний — Перу, а теперь, в конце 1641 года, обессиленный загадочной болезнью — малярией, возвращался домой в Испанию. Среди множества ценных грузов, заваливших почти весь трюм, вице-короля особенно беспокоила судьба тяжелого, громоздкого пакета: в нем находилась кора таинственного перуанского дерева, по утверждению местных индейцев, хорошо излечивающая малярию. Ценою больших жертв досталась она вице-королю, который первым из европейцев стал обладателем такого сокровища. С этим пакетом и связывал он надежду на свое исцеление от злого недуга.

Но напрасно, изнемогая от страданий, пробовал он жевать горькую, обжигающую рот кору: как использовать ее целебные свойства, никто не знал…

Наконец после продолжительного и тяжелого путешествия сильно потрепанный корабль добрался до Испании, а графа Цинхона доставили вместе с драгоценным грузом во дворец на окраине Мадрида. Самых известных врачей столицы и других городов Испании вызвали к больному. Однако и они не смогли помочь. Им был недоступен секрет использования целебной коры. Поэтому врачи предпочитали лечить Цинхона старыми, но, увы, бесполезными средствами, вроде… пыли египетских мумий! Так и умер Цинхон от малярии, не сумев воспользоваться отнятым у туземцев лекарственным снадобьем.



Первыми, кто докопался до тайны перуанского дерева, были пронырливые, вездесущие иезуиты. Изготовив из волшебной коры противомалярийный порошок, они не замедлили провозгласить его «священным». Сам папа римский, видя в этом источник больших прибылей и надежное средство воздействия на верующих, благословил служителей католической церкви и разрешил им начать спекуляцию порошком. Однако врачи не скоро стали прибегать к новому лекарству: они еще не знали достаточно твердо ни его свойств, ни способа применения.

Жестокая эпидемия малярии все больше распространялась по Европе и добралась также до Англии. Хотя к этому времени «иезуитские порошки» уже зарекомендовали себя как достаточно действенное средство в борьбе со свирепой малярией, ни один уважающий себя англичанин, конечно, ми не пользовался. Кто бы, в самом деле, решился принимать «иезуитские порошки» в атмосфере всеобщей вражды о всему, что было хоть отдаленно связано с ненавистным сей Англии папством? Сам вождь английской буржуазной эволюции Кромвель, тяжело заболевший малярией, решительно отказался употреблять это лекарство, несмотря на говоры врачей. Так он и умер от малярии в 1658 году, не испытав последней спасительной возможности.

Когда эпидемия малярии приняла в ряде стран совершенно катастрофические размеры, ненависть народных масс к иезуитам обострилась в высшей степени. В Англии, например, их стали обвинять в намерении отравить своим «порошком» всех англичан-некатоликов, в том числе и короля. Последний как раз заболел тяжелой формой малярии. Но все усилия придворных врачей облегчить его участь были тщетны. Предложения католических монахов об оказании помощи решительно отвергались.

Вдруг произошло нечто неожиданное. Вылечить короля взялся простой, никому до тех пор не известный знахарь, некий Тальбор. Результаты были ошеломительные. Всего а две недели король излечился от злого недуга, принимая какое-то прописанное знахарем горькое лекарство (по столовой ложке через каждые три часа). При этом хитрый знахарь наотрез отказался сообщить состав и происхождение целебной микстуры. Впрочем, король, счастливый, быстро окрепший, на этом и не настаивал. Избавленный от тяжелой болезни, он щедро отблагодарил своего спасителя и специальным указом даровал ему звания лорда и королевского лекаря, а также разрешил лечить больных по всей стране.

Зависти всей королевской свиты, особенно придворных медиков, не было предела. Они не могли мириться с растущей славой новоявленного врача. Вся знать наперебой стремилась лечиться только у Тальбора. Даже французский король направил ему приглашение прибыть в Париж для лечения его персоны и всей королевской семьи от малярии. Исход лечения и на этот раз оказался удачным: он стал еще большим триумфом Тальбора, который, однако, упорно продолжал беречь свою тайну. Лишь когда король Франции предложил ловкому дельцу 3000 золотых франков, большую пожизненную пенсию и дал обязательство не разглашать секрета до смерти лекаря, Тальбор сдался. Выяснилось, что он лечил своих пациентов не чем иным, как «иезуитским порошком», растворенным в вине. От английского короля он скрыл это обстоятельство, ибо знал, что рискует головой.

Но пришло, наконец, и время, когда чудесное лекарство перестало быть монополией отдельных лиц. Оно утвердилось как единственно надежное средство в борьбе с гибельной малярией. Десятки, сотни тысяч европейцев избавились от страшного заболевания с помощью целебной коры перуанского дерева. А вот о самом дереве никто еще не имел ясного представления. Его местонахождение не могли обнаружить даже испанцы, которые осели в Южной Америке и к этому времени были единственными поставщиками перуанского «товара» в Европу.

Местные индейцы, к этому времени уже хорошо узнавшие коварные нравы завоевателей, соблюдали большую осторожность. Сбор «кина-кина» — «коры всех кор» — поручался только своим и только наиболее надежным людям (кстати, от индийского «кина-кина» и происходит современное название хинного дерева и выделенного из его коры алкалоида — хинина). Старые туземцы поучали молодых, что малярия поможет изгнать жестоких поработителей, если им не удастся разгадать секрет самого хинного дерева.

С разглашением тайны лечебных свойств коры они к этому времени уже примирились. Да и она обернулась к тому же выгодной для них торговлей.

Кстати, о самом разглашении ходит много легенд, но одну повторяют чаще других. Юная перуанка полюбила испанского солдата. Когда тот заболел малярией и положение его стало безнадежным, она решила спасти ему жизнь целебной корой. Так солдат узнал, а затем и раскрыл заветную тайну туземцев за солидное вознаграждение одному из миссионеров-иезуитов. А те поспешили убрать солдата, а тайну сделать предметом своей торговли.

Долго, однако, попытки европейцев проникнуть в непроходимые чащи тропических лесов не имели успеха. Только в 1678 году после многих неудач одному из членов французской астрономической экспедиции Ла Кондамину удалось впервые увидеть хинное дерево в районе Локсы. Он с оказией послал краткое описание дерева и гербарный образец великому шведскому ботанику Карлу Линнею. Это и послужило основой первого научного исследования и ботанической характеристики растения. Линней же и дал ему имя цинхоны — родовое название, которое сохранилось в научной литературе.

Итак, потребовалось больше ста лет после путешествия графа Цинхона, для того чтобы свойства его «груза» были, наконец, разгаданы. Словно в насмешку над злополучным вице-королем, чудодейственной перуанской коре присваивается его имя. Какой, в самом деле, печальный курьез: быть первым обладателем лекарства, способного спасти жизнь, и умереть из-за неумения воспользоваться им!

Ла Кондамину удалось взять с собой несколько молодых саженцев хинного дерева, но по пути в Европу они все погибли.

Самый молодой участник французской экспедиции ботаник Жюсье решил остаться в Южной Америке, чтобы детально изучить хинное дерево. За много лет кропотливого труда ему удалось установить, что это дерево растет одиночно на скалистых, труднодоступных склонах Анд, поднимаясь в горы до 2500–3000 метров над уровнем моря. Он же впервые установил, что хинное дерево имеет несколько видов, в частности — цинхону белую, красную, желтую, серую.

Около 17 лет, преодолевая многочисленные невзгоды и трудности, изучал Жюсье тропические леса Южной Америки. Много собрал он ценных научных данных о загадочном дереве. Но его ждала большая беда: перед отъездом на родину исчез слуга вместе со всеми материалами исследований. От пережитого потрясения Жюсье сошел с ума и умер вскоре после возвращения во Францию. Так печально закончилась еще одна попытка разгадать тайну перуанского дерева. Ценнейшие материалы, самоотверженно собранные ученым, бесследно исчезли.

Этим, однако, не исчерпываются трагические истории, связанные с поисками хинного дерева. Горестную участь Жюсье разделила в начале XIX века группа молодых энергичных ботаников вице-королевства Новой Гренады (современная Колумбия). Она внесла значительный вклад в науку о таинственном растении: детально изучила места его распространения, составила подробное ботаническое описание, изготовила многочисленные карты и рисунки. Но вот разразилась освободительная война народов Колумбии против испанских поработителей. Молодые ученые не остались в стороне от справедливой борьбы. В одной из схваток в 1816 году вся группа вместе со своим руководителем талантливым ботаником Франциско Хозе Де Кальда была захвачена королевскими войсками и приговорена к смерти.

Напрасно пленники, беспокоясь о судьбе своих научных работ, просили отсрочить на некоторое время казнь хотя бы одного руководителя: они надеялись, что он успеет закончить почти готовую уникальную монографию о хинном дереве. Палачи не вняли их просьбам. Все ученые были казнены, а их ценные научные материалы отосланы в Мадрид, где затем бесследно исчезли. О характере и размахе этого труда можно судить хотя бы по тому, что многотомная рукопись была снабжена 5190 иллюстрациями и 711 картами.

Так ценой немалых потерь, а временами и жертв пришлось заплатить за право овладеть этим деревом, принесшим избавление от такой изнурительной (а часто смертельной) болезни, как малярия. Недаром кора хинного дерева была в буквальном смысле «на вес золота». Взвешивали ее на самых чувствительных аптекарских весах, с большими предосторожностями, чтобы случайно не рассыпать, не потерять даже малейшей щепотки.

Принимал же ее больной тогда большими дозами. За курс лечения нужно было проглотить около 120 граммов порошка или выпить несколько стаканов концентрированной хинной настойки. Если учесть, что хинное лекарство — необычайно горькое, можно себе представить, сколь неприятной, подчас неодолимой для больного была такая лечебная процедура. И вот что удивительно: облегчение пришло из страны, далекой от тропической родины хинного дерева, — из России.

Еще при Петре I начали у нас лечить малярию хинной корой, а в 1816 году русский ученый Ф. И. Гизе впервые в мире выделил из нее лечебную основу — алкалоид хинин. Было также установлено, что в коре цинхоны, кроме хинина, содержится до 30 других «посторонних» алкалоидов.

Так вместо больших доз хинной коры, содержавших много ненужных при лечении веществ, была открыта возможность лечения небольшими, но очень действенными дозами. Теперь больные принимали лишь по нескольку граммов хинина в виде небольшой навески белого порошка или таблетки величиной с горошину. Для переработки хинной коры по новой рецептуре стали создавать специальные фармацевтические фабрики. Однако заготовка ее в тропических лесах Южной Америки все еще оставалась нелегким и рискованным предприятием. Почти каждый год объем заготовок сокращался, а цены на хинин быстро и неуклонно росли. В этой связи сильно возрос интерес к тайне хинного дерева, а также возникла острая необходимость выращивать его на специальных плантациях, как это сделали с каучуконосом — гевеей.



Но как заготовить достаточное количество семян цинхоны? Ведь сохранению заветного секрета индейцев, теперь уже, правда, из коммерческих побуждений, стали помогать правительства Перу и Боливии, под страхом смерти запретившие вывоз семян и молодых растений за пределы своих стран.

К этому времени уже стало известно, что различные виды хинного дерева содержат разное количество хинина. Наиболее ценной в этом смысле оказалась цинхона калесая (или настоящее хинное дерево), весьма распространенная в Боливии.

Первым из европейцев забрался вглубь тропических лесов этой страны в 1840 году французский ботаник Веддель. Он был восхищен, когда, наконец, увидел таинственное дерево с красивой серебристой корой на могучем стволе. Листья, сверху темно-зеленые, а снизу бледно-серебристые, переливались, сверкали, словно сотни разноцветных бабочек трепетали своими крылышками. А среди кроны здесь и там виднелись красивые цветы, отдаленно напоминавшие кисти сирени…

Отважному ученому удалось тайком вывезти немного семян цинхоны. Он разослал их в ботанические сады Европы. Однако для выращивания промышленных плантаций хинного дерева требовалось значительно больше семян. Немало предпринималось попыток, но все они кончались неудачами.

Некоторого успеха удалось, наконец, добиться ботанику Леджеру. Но это стоило ему неимоверных трудов. Около 30 лет прожил он в Южной Америке, изучая хинное дерево и намереваясь вывезти его семена в Европу. На протяжении 16 лет посылал ученый одного уполномоченного за другим на поиски драгоценных деревьев и заготовки их семян. Но результат был всегда плачевный: индейцы перебили всех его посланцев.

В 1845 году Леджеру, наконец, посчастливилось: судьба свела его с индейцем Мануэлем Мамени, оказавшимся незаменимым помощником. Мамени превосходно знал с детства районы, где росло около 20 видов цинхоны, он легко различал на расстоянии любой вид хинного дерева и точно определял количество хинина в его коре. Преданность его Леджеру была безгранична. Индеец шел для него на самый опасный риск.

Несколько лет потратил Мамени на заготовку коры и сбор семян. Наконец настал день, когда, преодолев расстояние в 800 километров, через глухие чащи, обрывистые скалы Анд и стремительные горные потоки он доставил своему господину накопленное добро. Это был последний путь смелого индейца: по возвращении на родину он был схвачен и приговорен к смерти.

Героический труд Мамени не пропал даром. Доставленные семена дали начало жизни цинхоне на новых землях. Вскоре они зазеленели обширными плантациями хинного дерева — цинхоны Леджериана. Вопиющая несправедливость: правильнее было бы присвоить дереву имя человека, поплатившегося за него жизнью. Но это не первый случай в истории, когда подвиг приписывается не тому, кто его совершил. Мануэля Мамени вскоре совсем забыли, а его дерево продолжало служить человечеству.

Нужно сказать, что многие годы и сама малярия представляла собою для научного мира загадку. Врачи уже хорошо освоили способы лечения этой болезни, распознавания ее симптомов, а вот возбудителя долго не могли обнаружить. Вплоть до начала нашего века причиной заболевания считался «дурной воздух» (по-латыни — маляре), откуда и произошло, к слову, само название болезни — малярия. Только когда стал известен настоящий возбудитель болезни — микроскопический малярийный плазмодий — и установлено (в 1891 году) русским ученым профессором Д. Л. Романовским действие на него хинина, казалось, что все тайны болезни и лекарства можно считать, наконец, полностью раскрытыми.

Хорошо были к этому времени исследованы и биология хинного дерева, его культура и способы заготовки коры, изучены и описаны около 40 новых ценных видов и форм. До недавних пор свыше 90 процентов мировых запасов лечебного хинина давали плантации на Яве. Сбор хинной коры производили там, частично срезая ее на стволах и крупных ветвях деревьев. Иногда и целиком рубили 6-8-летние деревца. В этом случае деревья возобновлялись побегами, дружно отраставшими от свежих пней.

После Великой Октябрьской социалистической революции империалисты, как известно, объявили блокаду молодой Советской республики. Среди товаров, ввоз которых в нашу страну в те годы не допускался, был и хинин. Нехватка лекарства резко подняла заболеваемость малярией. Советские ученые энергично приступили к поискам новых путей преодоления эпидемии. Широкий размах приобрели работы по осушению болот, дезинфекции водоемов, рек, уничтожающие личинок малярийных переносчиков — комаров. Настойчиво стали проводиться и другие предупредительные меры. Ученые-химики в короткий срок получили синтетические препараты, которые надежно заменили хинин растительного происхождения. При создании отечественных противомалярийных препаратов советские ученые опирались на открытие великого русского химика А. М. Бутлерова, еще в прошлом веке установившего наличие в молекуле хинина хиноминового ядра.

В 1925 году в нашей стране был получен первый противомалярийный препарат — плазмохин. Затем синтезировали плазмоцид, который обладал особенно ценным свойством. Больной, лечившийся этим препаратом, переставал быть опасным для окружающих. Он уже не мог передавать им инфекцию через посредство малярийного комара.

Впоследствии наши ученые создали очень эффективный синтетический препарат — акрихин, который почти полностью избавил страну от потребности в дорогостоящем заграничном хинине. Он не только не уступал хинину, но имел перед последним некоторые преимущества.

Были синтезированы также надежные средства для борьбы с тропической малярией — палодрин и препараты, эффективные против обычной малярии, — холоридрин и холорицид. Не тратили зря времени и советские ботаники. Они все-таки твердо решили поселить очень требовательное тропическое дерево — цинхону в наших субтропиках.

Многолетний труд увенчался успехом. Способ, к которому они прибегли, при всей его простоте весьма оригинальный. Перуанское дерево было, по существу, переделано ими в обычное травянистое растение, которое заставили расти лишь в продолжение летнего периода. Теперь каждую весну на полях Аджарии зеленеют ровные рядки хинного дерева. Но когда наступает осень, молодые, с крупными листьями растения достигают почти метровой высоты и готовы для эксплуатации.

Тут и заканчивается их жизнь. Поздней осенью хинные деревца собирают, скашивая, словно кукурузу при силосовании. Затем свежие стебли с листьями цинхоны поступают на специальную переработку, где из них добывают новый советский противомалярийный препарат — хинет, нисколько не уступающий южноамериканскому или яванскому хинину.

Так наступают на малярию советские ученые. Они достойно продолжают, а в некоторых случаях и завершают труды своих героических предшественников, которые видели цель жизни в освобождении человечества от одного из самых тяжелых недугов.

Ошибка Линнея

— Полна чудес могучая природа, — восклицает старец Берендей в «Снегурочке» А. Н. Островского. Одно из таких чудес — это активное сосуществование, или, точнее сказать, жизненно-необходимое содружество растений и животных.

Многим, по-видимому, нравятся янтарные «лепешечки» вяленого инжира. Очень хороши и питательны также свежие его плоды, заполняющие рынки нашего юга в конце лета и осенью.

Инжир — небольшое или среднее по величине дерево с раскидистой кроной и светло-серой гладкой корой — встречается у нас в диком (или одичалом) состоянии в Закавказье, Крыму и в Средней Азии. У него крупные густо опушенные снизу листья, которые на одном дереве бывают и цельные и изрезанные на лопасти. Соцветия же инжира совершенно уникальны. Своей необычностью они подвели даже патриарха современной ботанической систематики Карла Линнея, которому не сразу удалось разгадать их строение.

Соцветия и плоды инжира (или фиги, как еще их называют) — грушевидной формы с отверстием на плоской верхушке… Однажды в Сухумском ботаническом саду ботаник Манагадзе подвел меня к двум ничем внешне не отличающимся деревьям и задал загадку:

— Какое из них «мужчина», а какое «женщина»?

Сколько я ни пытался на глаз найти различие между фиолетовых оттенков фигами, мне это так и не удалось. Тогда мой спутник подошел к обоим деревьям и сорвал с каждого по плоду. С интересом взяв один из них, я ощутил его мясистость и убедился, что это своеобразный мешочек со сладкой, сочной, подобной варенью, мякотью. Вторая фига, внешне такая же, при первом прикосновении оказалась дряблой, на ее податливой кожице оставались вмятины от пальцев, а когда мне предложили разорвать ее, она, как улей с пчелами, оказалась сплошь набитой мелкой мошкой. Только после такого предметного урока Манагадзе поведал мне «загадку» инжира.

Оказалось, что мужским деревом был инжир с дряблыми фигами, а женским — с сочными, съедобными плодами. Выяснилось также, что хитрая загадка эта разгадана еще в древности. Правда, у загадки было еще и продолжение. Главный секрет инжира в том, что опылить женские деревья пыльцой мужских могут только крохотные черные осы бластофаги.

У одних деревьев опыление производится ветром, у других — огромной армией насекомых, а с инжиром испокон веков подружилась только бластофага, причем дружба их настоящая, взаимная: инжир не в состоянии плодоносить без крохотного насекомого, оса, в свою очередь, не может размножаться без помощи инжира.

Механизм такого сосуществования весьма сложный. Как бы удовлетворяя потребность своего компаньона, инжир образует три вида соцветий. В одном из них (развивающемся в конце сентября) зимуют яички и личинки ос. Здесь же — весной — рождаются, питаются и «вступают в брак» юные бластофаги, после чего самки, вымазанные в пыльце, принимаются искать место для яйцекладки и пытаются заселить второй вид соцветий, из которых развиваются плоды инжира. Эти соцветия устроены так, что самочки бластофаги не могут отложить в них яички, и, убедившись в этом (а попутно опылив пыльцой женские цветы), они улетают. Яички они откладывают только в третьем виде соцветий. Новое поколение самочек, выйдя из этих соцветий, в начале осени, в свою очередь, откладывает яички, которые зимуют в «цветочном домике» до весны.



Итак, в грушевидных соцветиях инжира бластофаги находят себе «и стол и дом». Живут, кормятся, размножаются, укрывают свои яички и личинки от непогоды. В благодарность за такую заботу они добросовестно опыляют цветы инжира.

Вот какие сложные, хотя и «дружественные», взаимоотношения у дерева и осы бластофаги.

На Кавказе и в Крыму можно услышать несколько вариантов легенды о том, как один купец решил разбогатеть на инжире.

Увидев, что плоды инжира пользуются большим спросом, он приобрел себе большой фиговый сад. В разгар сбора плодов к нему зашел хитрый, завистливый собрат.

— А зачем ты держишь в саду эти бесполезные деревья? — спросил он купца, указывая на мужские бесплодные экземпляры инжира. — Я свои давно вырубил, а посадил хорошие.

Гость ушел, а купец схватил топор, да и порубил «бесполезные» деревья.

Прошла зима, весна, настала пора сбора урожая, а собирать-то нечего. Появившиеся с весны плоды, повисев немного пустыми, попадали. Так повторилось и в следующие годы, пока разорившийся глупый купец не вырубил в припадке гнева весь сад…

Впрочем, с инжиром попадали впросак и люди не чета неразумному купцу.

Вслед за Линнеем прославился новым «открытием» и ботаник Каспаррини, разделивший инжир на два рода растений. К одному из них он отнес мужские экземпляры, а ко второму — женские, то есть из одного инжирного вида сделал два.

Правда, он вскоре спохватился и от своего открытия отказался.

Были ученые-ботаники, которые порочили, объявляя «безграмотной затеей», капрификацию — мудрое народное открытие, сделанное еще в древности. Капрификация заключалась в развешивании на женских инжировых деревьях нанизанных на нити каприфиг (фиг с мужских деревьев). Этим как бы восполнялся недостаток мужских деревьев инжира и обеспечивалось наилучшее опыление женских цветов. Каприфиги первыми начали собирать древние греки. Они отлично их сохраняли (при пониженной температуре), перевозили большими партиями на лодках между островами Эгейского архипелага и даже торговали ими. Греки же впервые стали их развешивать на женских деревьях.

Не обошлось без недоразумений и при переселении инжира в Америку. Натуралист Эзен, доставивший инжир из Турции в Калифорнию, был освистан «просвещенными» американскими фермерами, когда убеждал их на специальном митинге в необходимости вместе с инжиром завести еще и непременную его спутницу — осу бластофагу.

Как бы то ни было, но это дерево «со странностями» известно и пользуется человеческим уважением с глубокой древности. Считается, что культурная форма инжира происходит из «счастливой Аравии» — Йемена, откуда его позаимствовали финикийцы, сирийцы, а затем и египтяне. О древней культуре инжира в Египте свидетельствуют обнаруженные учеными барельефы с изображением сбора фиг. Выполнены эти барельефы древними египетскими мастерами более чем за 2500 лет до нашей эры.

Из Египта возделывание инжира распространилось на острова Эгейского архипелага, а оттуда (примерно в IX веке до нашей эры) и в древнюю Элладу.

Интересно, что Аристотель уже знал о существовании ос, связанных с инжиром (он называл их «псен»), хоть ему полностью и не была известна их роль. (Он считал, что бластофаги проникают в незрелые плоды инжира, способствуя этим сохранению их на дереве.)

В южных районах нашей страны инжир культивируется с древнейших времен, и в некоторых районах Кавказа и Средней Азии плоды его служат не лакомством, а важной высокопитательной пищей. Они ведь содержат до 20 процентов сахара, витамин С и каротин, железо и кальций.

В северных районах «чудесные фиги» мало известны свежими. Они легко загнивают при малейшем повреждении, и поэтому их трудно перевозить. Из инжира готовят много вкусных блюд: компоты, мармелад, пасту, джем…

В Крыму, на Кавказе и в Средней Азии инжир легко дичает, поселяясь на горных осыпях, в расщелинах каменных глыб и на голых, лишенных всякой растительности гранитных скалах.

Удивительное дерево поражает и корнями. Они легко пронизывают самый твердый грунт не хуже стального бурава, настойчиво проникают в мельчайшие расщелины, укрепляются в самых недоступных местах. Подобно белокорой шалунье березке, они шутя взбираются не только на отвесные скалы, но и на высокие сооружения. В Адлере два деревца инжира поселились на кирпичном карнизе местного райисполкома, а одно взобралось на купол старой церкви.

Постепенно культура этого благодатного дерева завоевывает все новые и новые географические районы, продвигаясь на север. Однако при продвижении инжира в более холодные зоны от него, к сожалению, «отстает» теплолюбивая компаньонка — оса бластофага. Она не выносит даже холодов Северного Кавказа. В таких случаях появляется открытое пытливым разумом людей дерево инжира, которое обходится и без своей извечной спутницы. Однако такой вид инжира (кстати, он пригоден и для комнатной культуры) утрачивает способность давать семена. Его можно размножать лишь вегетативно, зелеными черенками.

Чудесное, благодатное фиговое дерево…

Любопытно, что это один из близких сородичей нашего комнатного фикуса.

Лекарство пустыни

Широко раскинулась на юге Африки пустыня Карру. Раскаленная красноватая почва кажется крепко закованной в бетон. Не верится, что какое-либо растение способно пробиться сквозь это непреодолимое препятствие. Ну, а если и доведется ему как-нибудь выбраться на поверхность, то не проживет здесь и нескольких часов.

Так нет же! На красноватом фоне пустынного ландшафта кое-где маячат поодиночке причудливые растения: почти двадцатиметровой высоты деревья, с толстыми, красноватыми, как и почва, стволами, они десятилетиями растут в этом настоящем пекле. Ветви дерева голые, безлистые, неветвящиеся. Только концы их украшены пучками длинных, узких, удивительно мясистых листьев.

Смотришь на этого смелого завоевателя пустыни и невольно думаешь: разве может такой закаленный в испытаниях богатырь чего-нибудь бояться? Разве только перед северными снегами и морозами да осенней непогодой, неприветливой и дождливой, он сдаст, капитулирует, надломится. Оказывается, не сдает, не капитулирует, не надламывается! Отлично переносит и наш далеко не тропический климат, верно несет свою службу и в наших, казалось бы столь чуждых ему, краях.

Трудно установить, кто и когда впервые завез к нам зеленовато-сизый листочек этого исконного обитателя знойной Африки, но его многочисленных потомков вы можете встретить на окнах почти любой квартиры. Здесь вы, конечно, не увидите роскошных деревьев, как в далекой южной пустыне. Это всего лишь небольшие комнатные цветы с мясистым зеленым стеблем и листьями, толстыми, длинными, сплошь утыканными колючками. Зато свои удивительные целебные свойства алоэ сохранило в новых условиях полностью.

Как медицинское средство алоэ было известно древним грекам еще две с половиной тысячи лет назад. Долгое время они вынуждены были платить за листья алоэ баснословные цены. На помощь пришел великий философ Аристотель. По его совету Александр Македонский завоевал остров Сокотру, где это растение успешно выращивалось, заселил его греками, а туземцев превратил в рабов. С тех пор алоэ постепенно стало распространяться и в Европе.



Издавна почиталось алоэ также в Египте, Китае, Индии. Особенно же высоко ценили это растение арабы, которые считали его (из-за способности долго оставаться без воды) символом терпения.

Основная ценность алоэ — сгущенный и затвердевший сок его листьев — сабур (от арабского слова «сабр» — терпение). Сабур известен в медицинской практике как слабительное средство, применяемое в настоях, вытяжках, пилюлях. В небольших дозах сабур используется для возбуждения аппетита и для улучшения пищеварения.

В наших лечебных учреждениях алоэ употребляется еще и при ожогах, незаживающих язвах и ранах, глазных заболеваниях. Блестяще использовал алоэ в области тканевой терапии академик В. П. Филатов, который ввел в медицинскую практику новый лечебный препарат из листьев этого целительного растения.

На своей родине это дерево ежегодно цветет оранжево-красноватыми цветками, которые в виде красивых компактных метелок появляются среди густых пучков листьев. Учитывая строение цветка, ботаники отнесли алоэ к семейству лилейных. Цветы его дают очень концентрированный аромат и после опыления образуют небольшие черно-бурые плоды с крупными, как у клена, крылатками. Пустынные ветры подхватывают семена и уносят их далеко от материнских деревьев.

Семена эти довольно неприхотливые (иначе не проросли бы в условиях пустыни). Кроме того, алоэ хорошо размножается и вегетативно: боковыми побегами и черенками, ветками или даже листьями.

У нас, в комнатных условиях, алоэ цветет очень редко, а плодов и вовсе не образует. Отсюда и пошло его второе название — столетник: то есть сто лет растет, но не цветет и не плодоносит. Правда, иногда все же оно зацветает и в комнате. Интересный опыт выращивания алоэ проведен агрономом Спиридоновой в Сухуми. Высаженное в ящик растение росло у нее летом на открытом воздухе, а зимой на не отапливаемой стеклянной веранде. На 17-й год дерево впервые обрадовало хозяйку: в декабре на центральном стебле появились желтовато-красные трубчатые цветы. Полного расцвета они достигли в январе. С тех пор алоэ цветет каждую зиму и поднялось уже в высоту более чем на 3 метра.

Кроме алоэ древовидного (как ботаники называют наиболее распространенный у нас вид этого растения), на его родине известно еще около двухсот видов и форм. Некоторые виды зарекомендовали себя не только как лекарственные, но и как кормовые растения. Из них также добывают волокна, идущие на изготовление крепких и мягких ковров, мешковины, морских канатов.

В наших краях, кроме алоэ древовидного, растут только три-четыре близких ему вида. Зато распространилась у нас семья далеких африканских переселенцев больше, чем какие-либо другие комнатные растения. Во влажных субтропиках Кавказа (Аджария) алоэ можно встретить и в открытом грунте на плантациях лекарственных растений. По 5–15 тонн свежего целебного листа ежегодно собирают здесь с каждого гектара.

Тысячелетия используется алоэ в качестве лекарственного растения. Тем не менее недавно во Всесоюзном научно-исследовательском институте лекарственных и ароматических растений из столетника получено новое лечебное средство — его эмульсия. Она хорошо помогает при ряде заболеваний и в первую очередь при профилактике и терапии лучевых повреждений кожи. Препарат полностью снимает боль с участков кожи, подвергшейся рентгеновскому и другому облучению.

И кто знает, сколько еще неоткрытых лекарств прячет в мясистых стеблях и листьях этот выходец из далекой пустыни?..

Молодой листочек

Мы уже рассказали о многих растениях — бескорыстных друзьях человека. Но еще не заходила речь о чудесных напитках: чае, кофе, какао. Они так давно вошли в наш обиход, что представляются нередко чем-то извечным и неотъемлемым.

Около миллиарда жителей земного шара каждый день употребляют эти приятные и в то же время очень полезные напитки. Они отлично стимулируют деятельность организма, поддерживают бодрое, жизнерадостное настроение и не причиняют какого-нибудь вреда.

Правда, чай, какао и кофе — это далеко не все виды стимулирующих напитков. На одном только африканском континенте около 40 миллионов человек пьют настой семян дерева кола; свыше 30 миллионов южноамериканцев употребляют настой листьев вечнозеленого деревца — парагвайского чая. Там же очень распространено употребление напитка, приготовляемого из листьев небольшого кустарника гуараны.

Однако главными, «классическими» древесными напитками остаются, конечно, чай, какао и кофе.

В нашей стране наибольшей популярностью с давних времен пользуется чай, для которого Россия стала второй родиной.

На вопрос: где настоящая родина чая? — ученые и сейчас отвечают неуверенно и по-разному. Большинство, однако, сходится на том, что этот вечнозеленый кустарник (иногда, правда, достигающий 10 метров высоты) родом из местностей, где его и теперь можно встретить в диком состоянии. Это районы тропических лесов севера Бирмы, Индии и Вьетнама, Южного Китая, острова Хайнань. Что касается чая как напитка, то здесь нет никаких разногласий и сомнений — это национальное изобретение китайцев, которые знают его и любят с наидревнейших времен. (По-китайски «чай» означает «молодой листочек»).

Хотя чайный куст относят к вечнозеленым, довольно крупные его листья живут всего один год. Правда, голым чайное растение никогда не бывает: листья у него опадают, в отличие от наших листопадных древесных растений, постепенно, и не осенью, а весной. Взамен опавших сразу появляются новые. Зато цветет чай как раз осенью, в начале сентября. Цветки его поодиночке, а то и по два-четыре продолжают появляться вплоть до самых заморозков. Они очень душистые, красивого нежно-белого цвета или розовые. Недаром же чай приходится родным братом изысканной камелии.

Оплодотворяются лишь немногие из чайных цветков: всего лишь 2–4 процента. Завязываясь, они дают небольшие плоды — коробочки с горькими маслянистыми семенами. Остальные цветки увядают бесплодными.

Как известно, есть немало разновидностей и сортов чая. Для удобства сбора листа растения формируют в виде небольших стриженых кустов. Около одного миллиона гектаров составляют его насаждения во всем мире; у нас же общая площадь чайных плантаций превысила сто тысяч гектаров. Далекое прошлое чая окутано сказочной дымкой. Древняя китайская легенда повествует:

Долгие дни и ночи, не зная отдыха, молился буддийский священнослужитель Дарма, который переселился из Индии в Китай и получил здесь новое имя — Та Мо. Однажды, обессиленный долгой молитвой, Та Мо упал и сразу же уснул, а проснувшись, разгневался, отрезал свои веки и со злостью бросил их на землю. На этом месте будто бы и вырос первый куст чая. Из его листьев Та Мо приготовил напиток, который он нашел целебным, способствующим душевной бодрости и зовущим на религиозные подвиги. Поэтому он перед смертью и завещал всем своим последователям употреблять чай.

Первое дошедшее до нас свидетельство об использовании чая как лекарственного растения, относится к пятому тысячелетию до нашей эры. Об этом же свидетельствует и древнейшая китайская энциклопедия «Бентсар», созданная в IV веке до нашей эры. В ней чай описан детально, с полным знанием дела, не только как напиток, но и как растение. Один неизвестный арабский путешественник в своих записях, датированных 879 годом нашей эры, отмечал, что подати в Китае собирают «не только с соли, а еще и с растений, листки которых китайцы отваривают в воде. Это простой куст, на котором листья крупнее, чем на гранатовом дереве, а запах их значительно приятнее, но они имеют некоторую горечь. Кипятят воду, наливают ее на листья, и этот напиток исцеляет от многих болезней».

Чай очень быстро стал в Китае настоящим народным напитком, его и теперь здесь употребляют очень часто для утоления жажды, и притом обычно без сахара. Ему посвящались трактаты, поэтические произведения, устраивались специальные чайные дома, которые поэты-романтики называли «оазисами в печальной пустыне бытия». Существовал даже настоящий культ чая — «тэизм», призывавший поклоняться напитку, «чудесному среди ничтожности будничного существования». А в одной китайской летописи чаю пропет целый гимн. В нем говорится: «Чай подбадривает дух, смягчает сердце, прогоняет усталость, пробуждает мысль, не позволяет поселиться лени, облегчает и освежает тело и проясняет восприятие».

Не менее восторженно описан чай в другом древнекитайском произведении:

«Пей медленно этот чудесный напиток, и ты будешь чувствовать в себе силы бороться со всеми заботами, которые обычно отягощают нашу жизнь. Сладкий покой, который ты получишь благодаря употреблению напитка, можно только ощутить, но описать его нег возможности…»

Из Китая чай был завезен, прежде всего в Японию, а затем и в Европу (в начале XVI века). В Россию впервые дошли сведения о нем в 1567 году; их привезли казацкие атаманы Петров и Ялышев, возвратившиеся из путешествия в Китай. Но лишь почти, через 70 лет московский посол Василий Старков привез царю Михаилу Федоровичу четырехпудовую партию чая. Это был ответный подарок монгольского хана за поднесенные ему сто соболей. Русский посол долго и упорно отказывался от ничтожного, на его взгляд, дара и принял его, лишь уступив настойчивости хана. Сначала в России чай употребляла преимущественно придворная знать как лекарство по рецепту врача. Постепенно потребление чая расширялось, а в 1696 году из Москвы в Китай впервые за ним снаряжается специальный казенный караван.

Впоследствии спрос на чай в России стал настолько велик, что он занял одно из главных мест в экспорте товаров из-за границы. Около 75 тысяч тонн чая ежегодно завозили купцы в дореволюционную Россию, сказочно на этом богатея. Только заварка чая обходилась стране в кругленькую сумму: 50–60 миллионов рублей золотом в год!

Русские с присущей им смекалкой внесли и свой вклад в историю использования этого удивительного растения: создали специальную «чайную машину», как прозвали немцы наш тульский самовар. Чаепитие в России становится настолько массовым, что даже появляется своеобразная классификация его потребления: чай пьют внакладку, вприкуску, вприглядку. Эта народная классификация мудро отражала социальное неравенство людей того времени: дескать, чай с сахаром — для богачей, вприкуску — для средних слоев; населения, а вприглядку, конечно же, для бедноты.

Чрезвычайно интересна история акклиматизации чая в России.

Первые чайные растения были завезены к нам около 150 лет назад и посажены известным ботаником Гартвисом на территории нынешнего Никитского ботанического сада, вблизи Ялты. Здесь его на протяжении 20 лет изучали и размножали, пока не убедились, что Крым со своим сухим климатом для культуры чая малопригоден.

С 1883 года началось первое испытание чая и на Кавказе. Оно также долго не давало положительных результатов, однако усилиями многих энтузиастов (среди них были не только ботаники, агрономы, лесоводы, но и знаменитые ученые — географ-климатолог А. И. Воейков и химик академик А. М. Бутлеров) многочисленные препятствия были преодолены. В течение ста лет было заложено около 500 десятин чайных плантаций.

Однако настоящего размаха выращивание чайного куста достигло только в советский период. Теперь наша страна не только полностью обеспечена чаем собственного производства, но еще и экспортирует его за границу. А чаеведы-мичуринцы успешно продвигают эту культуру в новые районы: на Северный Кавказ, в Среднюю Азию, Закарпатье и Буковину. Предварительная разведка проводится даже в Подмосковье и Ленинграде.



В Грузии работает научно-исследовательский институт чая, сотрудники которого вывели много ценных сортов этого растения, разработали новые способы переработки чайного листа.

В 1949 году был получен выращенный в Закарпатье первый украинский, а вместе с тем и европейский чай: до этого времени он в Европе с промышленной целью не разводился. Придирчиво дегустируя приготовленный из него напиток, специалисты сошлись на том, что по качеству он нисколько не уступает грузинскому. В СССР впервые создана и наука о чае — чаеводство, основан специальный научно-исследовательский институт, а в высших учебных заведениях читается курс лекций по чаеведению.

Чем же привлекает людей это необычное растение? Почему всем хочется чаю?

На этот вопрос исчерпывающе отвечают специальные биохимические исследования. Оказывается, среди богатейшей дикой флоры нашей Родины (насчитывающей, кстати, около 18 тысяч видов цветковых растений) вовсе нет растения, хотя бы в незначительном количестве содержащего ценное химическое вещество — кофеин. А вот чай именно этим веществом и богат! Потому-то и выращивают у нас так заботливо эту культуру, бережно собирают молодые листочки чайного куста, обрабатывают их на специальных фабриках. Очень важно своевременно собрать листья, так как вкусовые качества, аромат, содержание кофеина ухудшаются даже при опоздании со сбором на один день.

По технологии приготовления чай разделяют на байховый, зеленый, черный, а теперь советские чаеведы готовят еще желтый и красный чаи, очень богатые витаминами и другими полезными веществами.

Современными научными исследованиями более полно выяснено и лечебное значение чая. Оказалось, что, кроме целебного кофеина, чай содержит и очень важный витамин Р (укрепляющий капиллярные кровеносные сосуды) и танин, который является своеобразным собирателем витамина С. Теперь о ближайших сородичах чая — кофе и какао.

«Напиток бедуинов»

Сотни и тысячи квадратных километров занимают в Америке, Азии, Африке, Австралии и многочисленных островах Океании удивительно живописные кофейные плантации. В 81 стране мира люди обрабатывают землю, чтобы выращивать кофе, затем собирают, перерабатывают, транспортируют его, зарабатывая себе на кусок хлеба и жилище.

Уже не один десяток лет около 75 процентов бразильского экспорта составляет кофе. Почти шестая часть пахотной земли этой страны и четверть стоимости всей ее сельскохозяйственной продукции приходится на долю этой культуры. От ее урожая и сбыта зависит вся экономика страны. Бразилия — это кофе! Так коротко определяют роль Бразилии на мировом рынке.

Замечательную картину представляют собой кофейные плантации в период созревания урожая. Куда только не посмотришь, везде тысячи низеньких, покрытых светло-зелеными листьями деревьев. Длинные, упругие ветви их густо облеплены пучками ярко-красных плодов. Каждый плод имеет два кофейных зернышка, содержащих, подобно чайному листу, драгоценный кофеин (кстати, в чае около 4 процентов кофеина, а в кофе лишь до 2,4).

Сбор плодов проводится исключительно вручную. Затем плоды сушат один-два месяца, зерна очищают от сухой уже оболочки и, если нужно, размалывают.

Кофе отнесено ботаниками к семейству мареновых. Наиболее распространенным его видом является кофе аравийский.

По сравнению с чаем кофе совсем молодая культура: вплоть до начала XVII века о нем в Европе ничего не знали. Родиной кофе считается Эфиопия, где и теперь можно встретить его дикие заросли.

Интересно народное предание об открытии кофе. Оказывается, люди этому открытию обязаны… козам. Пастухи подметили, что эти бодливые лакомки охотно поедали красноватые плоды неведомого им кустарника, а насытившись, необычно активно резвились. Испробовав на себе действие плодов кофе, люди и ввели со временем в свой рацион лакомство коз.

Однако высокой его культурой человечество обязано, прежде всего, народам Йемена, проживающим в юго-западной части Аравийского полуострова. Еще в IV веке одно эфиопское племя, переселившись в Аравию, принесло с собой это растение. Благодаря усилиям туземцев, оно прочно привилось и отправилось отсюда в дальнейшее путешествие.

В самой Эфиопии, как ни странно, кофе долгое время находился под суровым запретом: господствовавшая там христианская церковь смотрела на него, как на «магометанское зелье». Зато в Йемене выращивание кофе достигло высокого совершенства, а напиток местного приготовления отличается непревзойденными до сих пор качествами. Не удивительно, что знаменитый кофе мокко получил свое название от одноименного йеменского порта, где издавна шла бойкая торговля «черным напитком». Мокко вырабатывается в Йемене и в наше время вывозится преимущественно в Египет и страны Центральной Азии. С его необыкновенным букетом не идут ни в какое сравнение многочисленные сорта мокко, приготовленные в других странах.



Распространению кофе много способствовали аравийские кочевники и караванщики. Не случайно ведь его называют «напиток бедуинов». Собираясь в дорогу, ни один житель Аравии не забудет взять с собой достаточное количество зерен кофе и все необходимое для его приготовления.

Во времена турецкого владычества в Малой Азии кофе довольно быстро распространился в Турции, а оттуда «завоевывал» одну страну за другой. Любопытно, что было время, когда мусульманское духовенство объявило кофе настоящую войну. Их пугала мысль, что многочисленные кофейни могут отвлечь «правоверных» от мечетей. Победа осталась, конечно, на стороне кофе. Употребление его неодолимо росло и приобретало все больше и больше сторонников. Чашка кофе на дипломатических приемах в мусульманских странах даже считается свидетельством дружественных отношений, мирных намерений.

Европейцы познакомились с кофе лишь на рубеже XVI–XVII столетий, чему немало способствовали странствующие купцы и дипломаты, рассказывавшие много диковинного о напитке, который арабы пьют вместо запрещенного религией вина. Заинтригованные слушатели передавали (конечно вместе со своими домыслами) услышанное о загадочном напитке кахва, непременно употребляемом арабами после обеда, «освобождающем их от меланхолии, укрепляющем желудок и прогоняющем сон».

Во второй половине XVII века кофе быстро распространился в Англии, Франции, Голландии. Здесь он, как и в Турции напугал торговцев и духовенство. Первые боялись его конкуренции с очень доходной торговлей спиртными напитками, а вторые — отрицательного влияния на религиозность прихожан. Английское духовенство даже поспешило объявить греховным употребление «нехристианского напитка». Подкупленные журналисты писали, что кофейни — это сборища тайных заговорщиков, а соответственно проинструктированные святыми пастырями врачи утверждали, что кофе вызывает «болезни» желудка и других органов и даже «приводит к вымиранию в третьем поколении».



Но кофе и здесь устоял в борьбе с невежеством и злобной корыстью. Торгаши и мракобесы никакими ухищрениями не смогли остановить его победного шествия. Вскоре кофе стали употреблять самые широкие слои населения, и не только как напиток, но и как лечебное средство. Известно, например, что в 1655 году русскому царю Алексею Михайловичу врач прописал кофе «против насморка и главоболений». Позднее в России им стали угощать как заграничной диковинкой на званых обедах.

Интересна история распространения кофе в Новом Свете. До открытия Колумбом Америки древняя индейская цивилизация не знала кофе. Впервые туда его завезли французы при весьма необычных обстоятельствах. «Король-солнце» Людовик XIV получил в подарок от бургомистра Амстердама кофейное деревцо, привезенное из одной африканской колонии. Долго трудились придворные ботаники в специально построенной оранжерее, чтоб акклиматизировать упрямого «иностранца». Но дерево все больше хирело. Тогда главный королевский ботаник А. де Жюсье отправил деревцо-подарок на Антильские острова. Там оно хорошо прижилось, а в скором времени отсюда распространилось по всему южноамериканскому континенту.

Так маленькое, слабое деревцо стало предком сотен тысяч современных кофейных растений Южной Америки. Потребовался тяжелый, изнурительный труд многих поколений черных и белых рабов, чтобы скромное растение превратилось в источник баснословных богатств для кофеталерос — владельцев кофейных плантаций, помогло им стать обладателями роскошных дворцов и небоскребов в Рио-де-Жанейро, Боготе, Сан-Сальвадоре, вести праздную, паразитическую жизнь.

В нашей стране теплолюбивое и прихотливое деревцо — кофе пока еще не прижилось на плантациях и растет лишь в оранжереях. Но настойчивые поиски советских ученых и особенно профессора А. Д. Александрова в Сочи дали первые обнадеживающие результаты. Теперь можно встретить это красноплодное нарядное растение не только на Кавказе, но и значительно севернее: в Москве и Ленинграде, Минске и Таллине (правда, пока еще под стеклянными крышами оранжерей ботанических садов).

Не приходится сомневаться: близко время, когда эта культура займет достойное место в богатой и разнообразной флоре нашей Родины, правда, пока в оранжерейной культуре.

«Пища богов»

Какао, или, как его еще называют, «шоколадное дерево», было неизвестно европейцам до открытия Колумбом Нового Света. Зато жители Мексики — ацтеки знали культуру этого драгоценного растения с древнейших времен. Какао занимало в их жизни столь почетное место, что они приписывали ему божественное происхождение. Вплоть до второй половины XIX века плоды какао по всей Мексике использовали в роли денежных знаков. Существовали даже «шоколадные фальшивомонетчики»: они извлекали содержимое настоящих бобов какао и, наполнив их оболочки землей, аккуратно склеивали и пускали в «денежный оборот».

Ацтеки применяли бобы какао для приготовления самого популярного национального напитка — «горькой воды» («чокоатль» — отсюда русское название «шоколад»).

Испанские колонизаторы быстро распознали благодатные свойства этого напитка и охотно заимствовали у ацтеков способ его приготовления — непременно с перцем или ванилью. Испанцы, разумеется, постарались, чтобы первой из европейских стран, ознакомившихся с какао, была их родина. Оно было завезено туда в начале XVI века. Долго Испания сохраняла монополию на этот редкостный напиток. Только во второй половине XVII столетия какао проникло в соседнюю Францию, а затем в другие европейские страны.

В отличие от кофе шоколад сразу же был принят Европой доброжелательно. Его считали полезным и сначала употребляли лишь как лекарство: при ревматических заболеваниях, болезнях горла, желудка. Не обошлось, конечно, без скептиков, утверждавших, что шоколад тяжел для пищеварения и пригоден лишь для грубых желудков индейцев, что он вреден для зубов и даже постепенно «сжигает кровь». Один перестаравшийся журналист писал на страницах парижской газеты, что регулярное употребление одной маркизой шоколада стало причиной… рождения черного ребенка.

Однако такого рода курьезы были единичны. Шоколад быстро завоевал множество поклонников.

С распространением шоколадного напитка все больше изменялись и совершенствовались способы употребления плодов какао и расширялся ассортимент изделий из него. Появились вскоре и шоколадный порошок, и плиточный шоколад, и порошок какао с различными добавлениями. Неизменным оставалось лишь открытое и добываемое ацтеками сырье — плоды небольшого ветвистого деревца высотой в 3–5, а иногда и до 15 метров. Растение это в ботанической литературе описано под именем «теоброма», что по-индейски значит «пища богов».



Листья теобромы блестящие, темно-зеленые, а кора ствола сероватая, с продольными трещинами. Оригинально ее цветение и плодоношение: они продолжаются почти весь год. В одно и то же время на дереве можно наблюдать цветки и плоды в разных фазах их развития и роста. Цветки развиваются с течением времени в ребристые, продолговатые, с заостренным концом плоды, похожие на небольшие дыни. Ацтеки иногда называли плоды шоколадного дерева «кака-хуатль» — отсюда, наверное, пошло и название напитка — какао.

Каждый плод содержит по 25–60 красноватых или коричневых семян яйцевидной формы или несколько сплюснутых. В семенах как раз и заключается основная ценность какао — алкалоид теобромин (около 1–2 процентов). Подобно кофеину из листьев чая или из зерен кофе, теобромин какао оказывает тонизирующее, бодрящее действие на организм.

Ботаниками установлено, что шоколадное дерево происходит из влажных тропических лесов Южной Америки, где насчитывается до 15 его видов. Растет оно в первые три года довольно быстро, а затем значительно медленнее. В 5–7-летнем возрасте шоколадное дерево дает первые плоды. Плодоношение продолжается до 50–70 лет. Как и у чая, плоды шоколадного дерева завязываются лишь в немногих цветках, а зреют на протяжении 6, а то и 9 месяцев. Каждое деревцо несет от 40 до 120 плодов. Очень требовательное к теплу и влаге, растение какао не переносит температуры ниже 18–19 градусов, а также самого незначительного понижения влажности воздуха и почвы. Не выносит оно и интенсивного прямого солнечного освещения, из-за чего в молодом возрасте его следует притенять.

Собранные плоды какао чистят, а зерна его подвергают сложному процессу — ферментации, придающей им характерный для шоколада запах и вкус. Из семян какао извлекают шоколадное масло (кстати сказать, легко застывающее при комнатной температуре), а жмых размалывают и продают как порошок для приготовления напитка какао.

Общая площадь плантаций шоколадного дерева составляет сейчас около миллиона гектаров, из которых около 2/3 занимают плантации Африки. Так мы стали свидетелями интересного и поучительного явления: два континента весьма активно обменялись драгоценными дарами. В то время как «африканец» кофе эмигрировал в Южную Америку и прочно там акклиматизировался, шоколадное дерево — какао, уроженец Южной Америки, в свою очередь, нашло новую заботливую родину на африканском континенте.

Наши ученые верят в большую будущность шоколадного дерева в Советском Союзе. Сейчас проводятся производственные испытания его культуры в оранжереях Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве. Для этого их оборудуют дополнительным освещением, а почву подогревают специальными трубами, уложенными на глубине 1,5–2 метров, и поддерживают температуру воздуха 20–26 градусов при очень высокой его влажности.

«Молодильные яблоки»

Каждый год «бархатный сезон» зовет тысячи отдыхающих к Черноморскому побережью Кавказа. А когда набравшиеся сил люди возвращаются на север, тем же маршрутом движутся поезда, наполненные цитрусами, богатыми живительными соками и южным солнцем.

Если яблоня считается своеобразной «королевой плодоводства» в умеренных широтах, то цитрусам безраздельно принадлежат субтропики.

Дикие предки наших цитрусовых встречаются в изобилии в лесах субтропиков и тропиков юго-восточной Азии и Зондского архипелага, однако примечательно, что большинство видов цитрусовых (апельсин, лимон, мандарин, цитрон и другие) в диком состоянии не обнаружены. Поэтому ученые считают, что их происхождение связано с многократной гибридизацией дальних сородичей наших цитрусов. Длительный, с незапамятных времен, и упорный труд земледельцев Индии, Индонезии, Южного Китая создал это «золотое диво» на много веков раньше, чем они проникли в Европу.

Вероятно, сначала человек обратил внимание на очень красивую темно-зеленую душистую листву, залюбовался необычайно тонким ароматом белоснежных цветов, а плоды уж, конечно, убедили его посадить цитрусовое дерево у своего жилища.

Посадив цитрус, человек отдал много сил, пока не получил сорта, подобные современным. С востока на запад они пришли уже почти в «современном виде», хотя европейцы также сумели внести немалый вклад в их совершенствование.

В отличие от кофе, какао, табака и других экзотических — растений распространение цитрусов у всех народов встречало благоприятное отношение. Особенно восторженно восприняли их древние греки, создавшие вокруг «золотых яблок», цитрусов, своеобразный эпос: «золотыми яблоками» славился недосягаемый заморский сад Гесперид — дочерей Ночи. Туда и направился Геркулес, чтобы совершить свой одиннадцатый подвиг. На пути Геркулеса встал великан Антей. В жестокой схватке Геркулес вышел победителем и после многих приключений достиг таинственного сада и добыл «яблоки».

Отзвуки восхищения цитрусовыми встречаются и далеко на севере у скандинавских народов, в русских сказаниях и в древненемецких легендах.

Скандинавы повествуют о «золотых яблоках» бессмертия. Отведав их, говорится в легенде, человек не знает самого плохого в своей жизни: болезней и старости. Но столь привлекательные плоды вовсе недосягаемы для простых жителей земли. Они растут, бдительно оберегаемые, в небесных садах.

Во многих русских сказках непременно фигурируют «золотые яблоки», зреющие в заморских садах и похищаемые смелой жар-птицей. Эти плоды часто наделяются «молодильными» и другими чудесными свойствами. Немецкие легенды нередко говорят о «древней жизни» с чудодейственными целебными плодами. Нелегко их добыть, отыскать сад на самом краю света, зато обладатель их застрахован от всяких превратностей судьбы.

Наконец, у древних египтян существовало поверье, что преступник, отданный на съедение диким зверям, мог спасти себе жизнь, лишь отведав заветный «золотой» плод.

Однако неопределенные, но восторженные рассказы о цитрусовых, конечно, сделали свое дело еще задолго до их появления в Европе.

Как ни странно, но первым из цитрусовых в Средиземноморье попал цитрон — наиболее теплолюбивый и наименее полезный. Считают, что в Месопотамии он был известен за 4000 лет до нашей эры, а в Греции появился благодаря солдатам Александра Македонского, занесшим его непосредственно из Индии. Первые литературные сведения о цитроне мы находим у Теофраста (около 300 года до нашей эры). Он пишет, что «это дерево растет в Персии и Мидии, снабжено острыми колючками, а цветки не все плодоносят, а лишь те, что имеют „веретено“» (видимо, женские цветки с пестиком). Интересно, что душистый плод цитрона, или, по словам Теофраста, его «яблоко», совсем не употреблялся в пищу, а лишь использовался (благодаря сильному аромату) для борьбы с молью: кусочки его клали в складки одежды. Прежде для борьбы с молью пользовались ветками хвойных растений из рода цедрус — кедров; теперь словом «цедрос» стали называть и новое средство против моли — плоды цитрона. В древнем Риме слово «цедрос» претерпело изменение в «цитрус». Так и закрепилось за чудесными плодами столь нелепое по своему происхождению имя.

Только через несколько столетий после цитрона пришли на берега Средиземного моря кислый апельсин и лимон. Их появление связано с арабскими завоевателями.

До этого культура, южного апельсина была хорошо известна в странах Передней и Средней Азии. Знаменитый узбекский врач Авиценна в своих рецептах рекомендовал сок кислого апельсина. Лимон же («ли-мунг») упоминается в старинных китайских летописях, хотя родина его, несомненно, Индия.

Довольно поздно (примерно в начале XV века) появился в Европе один из лучших представителей цитрусового племени — сладкий апельсин, известный на своей родине (в Китае) еще задолго до начала нашей эры. Участники похода Васко да Гама, возвратившись в Европу, восторженно рассказывали о том, как их в одном из портов восточного побережья Африки угощали чудо-плодами — апельсинами. Кстати, само слово «апельсин» заимствовано нами от немцев и в переводе означает «китайское яблоко» («апфель» — яблоко, «сине» — Китай).

Чудесная внешность и замечательный вкус нового цитруса буквально покорили европейцев. Быстро распространилась мода на их выращивание. Для апельсинов начали строить специальные стеклянные сооружения, которые с тех пор и стали называться оранжереями (от французского «оранже» — апельсин).

И, наконец, мандарин. Он попадает в Европу только в прошлом столетии.

Еще во второй половине XVII века партию деревьев Лиона и померанца впервые доставили из Голландии в Москву, где их посадили в кремлевских «ранжерейных палатах». В конце XVIII века в помещичьих усадьбах России стремительно распространилась мода на оранжерейное выращивание лимона ради плодов и померанца, как декоративного растения.

Промышленная культура цитрусовых в СССР получила «право гражданства» только в годы советской власти. Однако громадную подготовительную работу проделал еще в предреволюционные годы известный русский ботаник Андрей Николаевич Краснов.

В результате многочисленных поездок в тропики и субтропики он собрал и сосредоточил в Батуми на Зеленом Мысе богатейшую коллекцию цитрусовых растений. В дальнейшем здесь они были испытаны советскими ботаниками и получили «путевку» в другие районы Черноморского побережья Кавказа и Закавказья. Большие цитрусовые коллекции были завезены и в наше время в Сухумский ботанический сад, на Сочинскую станцию южных культур и в другие пункты. Теперь цитрусы у нас занимают площадь в несколько десятков тысяч гектаров и чувствуют себя не хуже многих других переселенцев из далеких стран, которые нашли у нас новую родину.

Большая часть цитрусовых — растения вечнозеленые, однако есть и такие, что сбрасывают на зиму свой ароматный зеленый наряд. Некоторые цитрусовые снабжены оружием — колючкой, другие вовсе «мирные» — бесколючковые. Однако наиболее необычное их свойство — способность давать из одного семени несколько всходов. Одно семя часто прорастает двумя-тремя, а то и десятью-двенадцатью ростками.

Многих удивляет и способность плодов некоторых цитрусовых висеть на дереве не один сезон. Как правило, они не могут опадать осенью первого года и обычно срезаются. Если же их не срезать, то, повисев зиму желтыми, весной они снова зазеленеют, с тем чтобы к осени дозреть, пожелтеть вторично.

Отдельные апельсиновые деревья могут достигать размеров крупных деревьев со стволами толщиной в обхват и большой, будто у дуба, кроной. Такие деревья живут до 100–150 лет, а иногда и больше и могут дать в урожайный год от 3000 до 38 000 плодов.

Другие цитрусовые не столь щедры. Например, мандарины к 30 годам достигают лишь 5-метровой высоты, а урожай с одного дерева — в пределах 5–7 тысяч плодов.

Цитрусы недаром прославлены в легендах. В самом деле, сколько достоинств! Красота, запах, вкус — сахар, кислоты, витамины…

Можно еще немало рассказывать о замечательных «молодильных яблоках», но для продолжения нашего знакомства с ними мы приглашаем вас, читатель, на Кавказ, в советские субтропики. Здесь есть, где полюбоваться красотой изумрудных цитрусовых морей, украшенных золотым даром природы и вдохновенного труда.

Приезжайте не только полюбоваться, но и полакомиться чудесными «молодильными золотыми яблоками».

Драконово дерево


Среди бесконечного разнообразия незнакомых для жителей Средней России или Сибири южных растений на Черноморском побережье Кавказа обращают на себя внимание прямые стволы экзотических деревьев, увенчанные густыми пучками узких и длинных, как заостренные мечи, листьев. С первого взгляда может показаться, что это одна из многочисленных разновидностей пальмы. На самом деле драцена к этому роду не принадлежит. Драцены растут в тропической Африке и Южной Азии. Согласно преданиям самый старый представитель этого рода растет и сейчас на острове Тенерифе, неподалеку от Африки. Он стоит на высокой горе, У него толстый, почти 4-метровый в диаметре, ствол, а могучая раскидистая крона поднялась вверх на 23 метра. Молнии часто наносили, казалось, непоправимые повреждения: ствол обгорал до самого основания, но ветви его, как Головы сказочного дракона, каждый раз снова отрастали от пня и восстанавливали погибшие части кроны.

Потому-то люди, пораженные живучестью великана, и прозвали его драконовым деревом, или драценой. Драцены не только хорошо освоились и успешно растут в советских субтропиках, но зарекомендовали себя также отличными, неприхотливыми комнатными растениями. Правда, как нежное, теплолюбивое растение, у нас в открытом грунте драцена иногда повреждается морозами. Но если погибнет даже вся ее наземная часть, то и тогда драцена, подобно своему предку с острова Тенерифе, дает многочисленные побеги от пня и скоро возрождается целиком: действительно живучий дракон!

Дерево это примечательно и своей декоративностью. Весной драцена зацветает большим количеством красивых, белых, очень ароматных цветков, покрывающих всю крону. В остальное время года ее украшают листья, обладающие весьма необычными свойствами, из которых особенно выделяется одно: редкая среди растений прочность. Разорвать их в состоянии только сильный человек, и то с большим трудом. Такой прочностью они обязаны множеству толстых, крепких волокон, сплошь пронизывающих каждый лист в продольном направлении.



Эти волокна, как установили советские ученые, по своим физиологическим и физическим свойствам близки к свиной щетине или конскому волосу.

Листья драцены имеют хозяйственное значение. Их разделяют по длине на отдельные пряди и используют для подвязывания растений, вьют из них веревки, шпагат, канаты. Ткани драценового листа идут на изготовление растительной щетины, из которой делают отличные щетки.

Драцена хорошо акклиматизировалась не только на Черноморском побережье Кавказа, но и по всей Аджарии и в других теплых районах Западной Грузии. Выращивают ее из семян, посеянных в питомниках. На одном гектаре драценового «леса» — плантации, куда молодые растеньица пересаживают из питомника, можно разместить до 10 тысяч ее саженцев, с которых со временем без вреда для растений ежегодно собирают около 5 тонн сухого листа. А тонна листа — это 800 килограммов драгоценной щетины.

Так приручают «драконов».

Павловния

Каждого посетителя Никитского ботанического сада, близ Ялты, непременно заинтересуют небольшие раскидистые деревья с толстыми травянистыми побегами, в молодости похожими на зрелые мясистые стволы подсолнечника. Ветви его покрыты редко расположенными, но очень крупными круглыми бархатистыми листьями. Они достигают часто почти полуметра в диаметре, издают острый специфический запах и удерживаются на ветвях с помощью своеобразных пустотелых черешков-трубочек толщиной более полутора сантиметров. В южных районах СССР эти деревья, как правило, не вырастают выше 4–6 метров, так как верхушки почти ежегодно подмерзают. Однако весной уцелевшая часть ствола легко восстанавливает обмерзшие ветви кроны, образуя толстые быстрорастущие побеги.

Необыкновенный внешний вид сразу выделяет это растение среди других. История его появления в Европе хорошо известна.

Родина павловнии — Южная и Юго-Восточная Азия. Больше всего это дерево распространено в Японии и Центральном Китае. Там на павловнию обратил внимание известный нидерландский ботаник Зибольд. Он первый и описал это нарядное дерево, которое на родине достигает 15–18-метровой высоты. Оно цветет огромными сине-лиловыми, приятно пахнущими цветами — колокольчиками. Цветы у павловнии оригинально собраны на концах побегов в красивых прямостоячих соцветиях. Зибольд собрал и привез в Европу семена этого дерева. Впервые высеянные в 1830 году, они хорошо проросли, а через пять лет молодые деревца уже обильно цвели.

В цвету павловния произвела большое впечатление на королеву Нидерландов, сочувственно относившуюся к ходатайству Зибольда об организации ботанических экспедиций. Так это дерево и получило название в честь королевы Анны Павловны — дочери русского императора Павла I и супруги нидерландского короля Вильгельма I. Павловнией императорской зовут его ботаники и до сих пор. Правда, есть и другое название — адамово дерево. Это имя ему дали на востоке, где существует поверье, что огромные листья павловнии заменяли «одежду» мифическим Адаму и Еве.



К нам это дерево попало через Крым, где оно впервые было выращено в 1846 году в Никитском ботаническом саду. Его и теперь охотно используют как декоративное парковое растение. Постепенно акклиматизируется павловния и в более северных районах, например в Киеве. Здесь она зацветает лишь поздно осенью, и цветы, как правило, не успевают образовать семян, так как завязи повреждаются осенними заморозками. Получить местные семена этого интересного дерева пока не удается. В северных районах Украины его разводят корневыми и стеблевыми черенками. На южном побережье Крыма и Кавказа, а также у себя на родине павловния после цветения покрывается крупными зелеными смоляными плодами, урожаи которых достигают 5–10 килограммов с одного дерева. Из семян павловнии добывают очень ценное масло, широко используемое в Японии для технических целей. Особенно как примесь к широко известному высококачественному японскому лаку. Находит применение и малоценная, на первый взгляд хрупкая, мягкая и очень легкая древесина павловнии. После измельчения ее используют как заменитель пробки, изоляционный материал, а также прессуют из нее паркет, фанеру, доски.

Шелковые листья

Многие столетия поклажа торговых караванов, направлявшихся из Китая в далекий и опасный путь на Запад, подвергалась самому строгому и придирчивому осмотру. Императорская стража обыскивала даже самих купцов и караванщиков. За нарушение закона купцов штрафовали, иногда конфисковывали все товары. Но неминуемая, притом немедленная, смерть ждала того, кого уличали в попытке провезти хоть несколько желтоватых, мелких, как маковые зерна, крупиц прозрачной шелковичной грены (яичек шелковичных червей).

Шелк выполнял в Китае роль денег, из шелка изготовляли бумагу, а до ее изобретения на шелке писали и даже издавали шелковые книги: за 100 лет до нашей эры был, например, написан на шелке классический труд китайского историка Сыма Цяня, состоявший из 130 глав.

Долго и с большой выгодой торговал Китай с Западом самыми ценными и роскошными тканями древности — шелками. Они регулярно доставлялись в огромных количествах к побережью Средиземного моря, и тем не менее их производство для европейцев долго оставалось загадкой. По свидетельству великого китайского философа Конфуция, китайцам было знакомо шелководство почти за три тысячи лет до нашей эры. Соседям же Китая — даже таким близким, как Корея и Япония, тайна этого производства стала известна лишь через многие столетия.

Много веков сохранял Китай секрет производства шелка, наводя любопытных на ложный путь. В Греции и Риме считали, например, что шелк получается из пуха птиц, живущих на деревьях.

У нас в Средней Азии шелководство стало известно примерно 1500 лет назад, а спустя около 200 лет достигло и Европы. (Кстати, «кокон» — слово греческого происхождения и значит в переводе — клубок.)

В VI веке нашей эры два монаха-миссионера, направленные византийским императором Юстинианом в Китай, после длительного, полного опасностей путешествия доставили в Константинополь немного грены. Им же впервые удалось выкормить шелковичных червей. Однако промышленное шелководство родилось в Европе только 700 лет спустя.

В наши дни десятки умных машин изготовляют разнообразные виды и сорта искусственного шелка. Натуральный же шелк, как и в далекие времена, производится «великими и бескорыстными тружениками» — шелковичными, или тутовыми, червями.

Китайская легенда рассказывает: «Случайно обратив внимание на гусеницу, прявшую нить, императрица Си Лунгчи размотала кокон и выткала первую шелковую ткань в мире, обучив затем этому искусству других женщин».

Сказка — ложь, да в ней намек: шелковую нить производит действительно гусеница бабочки, которую называют тутовым шелкопрядом. Небольшая по размерам, мохнатая, темно-бурого цвета бабочка тутового шелкопряда откладывает мелкие, как маковое зерно, яички (1000 яичек весит меньше грамма). Откладывает и умирает. Через две недели из яичек выползают темные, очень подвижные и необычно прожорливые гусеницы — шелковичные черви. Растут они быстро и живут всего лишь 30 дней, четыре раза меняя за этот период «биографии» свою шкурку.

К концу своего развития они достигают длины в 50 миллиметров, увеличивая к этому времени вес в две тысячи раз. «Потеряв аппетит», гусеницы перестают есть и вползают в специально приготовленные снопы соломы. Прикрепляясь к соломинам, они начинают обматывать себя выделяемой из специальных желез шелковой нитью. За 3–4 дня гусеница покрывается целым коконом шелковых нитей, нередко длиною в 3 километра. Кокон размачивают в теплой воде, чтобы растопить клей, скрепляющий нити, и после этого удается намотать около 800 метров нитей. Значит, нужно 1500–2000 гусениц тутового шелкопряда, чтобы наготовить нити на отличное девичье платье.

Многолетняя работа человека привела к отбору таких пород червей, которые дают теперь коконы разной окраски, форм и размеров.

Нет натурального шелка без гусениц, а гусениц — без тутового дерева, или шелковицы, чьи листья они так охотно потребляют. Вот почему в древнем Китае одинаково каралась смертью всякая попытка вывезти не только яички тутового шелкопряда, а и семена шелковицы. Но как, ни опасно было нарушать запрет, шелковицу удалось вывезти из Китая значительно раньше, чем грену шелкопряда. Старинная легенда рассказывает об одном смелом и хитром купце, которому удалось подкупить суровую стражу и вывезти в Среднюю Азию в складках чалмы немного семян шелковицы и грены шелкопряда. Каково же было его разочарование, когда, прибыв домой, он увидел, что из яичек давно уже вылупились гусеницы, погибшие в пути из-за отсутствия корма. Китайцы, оказывается, подсунули купцу уже созревшую грену. Но семена шелковицы не обманули его надежд. Высеянные в почву, они вскоре дали всходы, положив начало культивированию в Средней Азии нового, невиданного здесь ранее дерева.



Шелк был издавна популярен и на Руси. У былинного богатыря-пахаря Микулы Селяниновича:

Кобылка у ратая соловая,
Сошка у ратая кленовая,
Гужи у ратая шелковые…

А в былине об Илье Муромце поется:

Шелк-то был, да шемаханский,
Шелк-то не рвется, не трется…

В «Молении Даниила Заточника» (начало XIII века) автор упоминает о древних «парашютистах» среди веселящегося народа:

«Иные слетают с церкви или с высокого дерева на шелковых крыльях».

Первые попытки выращивания шелковицы в России были предприняты лишь при царе Михаиле Федоровиче, более 300 лет назад, а при царе Алексее Михайловиче уже была посажена в Измайлове целая плантация этого дерева.

Петр I к шелковице и шелкоткацкому делу был весьма внимателен. В 1706 году он издал приказ, воспрещавший истребление насаждений шелковицы и поощрявший разведение новых плантаций в Киеве, Слободской Украине (Константиноград), на Кавказе (по Тереку). В Московской губернии количество шелкоткацких фабрик было доведено в это время до сорока, а во Владимирской — до трех. В Киеве на территории Центрального республиканского ботанического сада Академии наук Украинской ССР до сих пор сохранились отдельные деревья от плантаций, заложенных по указу Петра I. Толстые, полутораметровые стволы и широкие, разлогие кроны почти 300-летних ветеранов хорошо сохранились здесь и проживут еще немало лет. В наше время шелковица широко распространилась в Средней Азии, на Кавказе, по Дону и на Украине.

Обжившись у нас не хуже, чем на своей родине, «шелковое дерево» хорошо зарекомендовало себя со многих сторон. Более двадцати его сортов ценятся своими вкусными плодами. Они бывают белые, темно-красные и черные. Используются они и в сыром виде в пищу и для переработки на вино, наливки, настойки, из ягод варят варенья, желе, сиропы, делают лаваш. Часто их сушат, а из сушеных плодов изготовляют знакомую кондитерам фруктовую муку.

Шелковица — отличная порода и для озеленения. Размножается она и посевом семян, и прививками, и даже отводками, а живет более 300 лет. Во многих южных городах и селах шелковицы вместе с белой акацией успешно переносят сухую жару. Особенно хороши для уличных насаждений мужские экземпляры шелковицы, метко прозванные в народе «шовкунами». Они, как и мужские экземпляры тополя, ценны тем, что не засоряют улиц.

Хороши и нередко встречающиеся в зеленых насаждениях юга декоративные формы шелковицы с очень крупной (до 20 сантиметров длины) листвой и эффектными плакучими и пирамидальными кронами. Для изготовления мелких изящных вещей ценится белая, с кремоватым оттенком древесина шелковицы, а из ее коры издавна делают крепкие волокна под стать знаменитой продукции «шелковых гусениц».

Дерево-лес

Многим с детства хорошо знакомо небольшое комнатное деревцо, которое непременно участвует в озеленении наших квартир: раскидистое, неприхотливо расположившееся в какой-нибудь бочке, старом ведре, а то и просто в цветочном горшке.

Крупные кожистые листья придают растению необычный для представителей нашей флоры вид. Как ни странно, но комнатный старожил фикус давно и всерьез переселился к нам из далеких дождливых тропиков. Там он растет то громадными деревьями, то небольшими кустами, а то, причудливо извиваясь, ползет крупной лианой-удавом по стволам тропических деревьев. Около тысячи видов объединяет род фикуса. Каких только его представителей не встретишь в тропическом лесу! Есть даже виды фикуса, одно дерево которых способно образовать целый лес.

Об одном таком экземпляре еще за три столетия до нашей эры с восхищением писал древнегреческий естествоиспытатель, отец ботаники Теофраст:

«На индийской земле есть так называемая смоковница, которая пускает корни в свои ветви, причем не в молодые, а в прошлогодние и старше. Корни эти, достигнув земли, врастают в почву и образуют подобие ограды-частокола или своеобразного шатра, в котором обыкновенно живут люди. Вершина этого дерева густо облиственная, а вся крона правильной округлой формы, очень большая, и толщина ствола иногда больше чем 60 шагов, обычно 40».

Греческий ученый дал вполне точное описание фикуса, носящего название баньян. Этот вид хорошо растет и широко распространен в Индии. Основной ствол такого гиганта часто достигает 10–12 метров в поперечнике. Советский ученый профессор М. С. Дунин, совершивший большое путешествие по Индии, так описывает свою встречу с таким фикусом:

«Остановившись под одним из баньянов в Бенгалии, я долго ходил под его тенью, как в густой роще. Обходя это дерево-рощу, я насчитал 800 стволов. Но это были не все, а только часть стволов этого чуда-баньяна, конечно, не единственного в Индии».

Это дерево давало тень, которая занимала площадь… свыше гектара! А ведь оно, по свидетельству некоторых местных жителей, было очень молодым — не старше 300 лет. Еще в древних описаниях листья такого фикуса сравнивали со щитом воина.

Впрочем, листья индийского гиганта не только формой, но и размерами очень похожи на листья комнатного фикуса, который зеленеет у нас в квартирах. Чрезвычайно интересно строение таких деревьев. Они состоят из первичного, размещенного в центре ствола, который разветвляется во все стороны многими толстыми ветвями. От них, в свою очередь, отделяются корни-жгуты, спускающиеся к земле и легко укореняющиеся в ней и тоже дающие уже вверх от земли бесконечное множество тонких побегов. Так растение завоевывает все большую площадь.



Сами же воздушные корни, закрепившись в почве, очень быстро утолщаются и вскоре вырастают в массивные стволы, объем которых иногда равен 5–8 метрам. Вся эта система образует одно целое, а под ней в виде подпорок появляются все новые и новые стволы.

В древних хрониках рассказывается о дереве, которое путешественники издали, принимали за большую зеленую возвышенность. Отмечены случаи, когда в спасительной для этих знойных мест тени громадного фикуса находили убежище от жары военные подразделения в 6–7 тысяч воинов.

Сколько же могло быть стволов у такого чуда растительного мира? Утверждают, что у этого дерева их было более 4300 штук: из них около 1300 стволов были довольно крупных размеров, а центральный ствол фикуса-гиганта намного превышал в диаметре 12 метров.

Точный возраст этого дерева трудно установить, хотя есть сведения, что за 500 лет до того, как велись упомянутые записи, он уже выделялся среди своих собратьев необычайно большими размерами. Характерно, что многие фикусы-гиганты погибали не от старости, а в результате катастроф вроде урагана, который разрушил знаменитый баньян на острове реки Нарбадды: этот фикус имел несколько тысяч корней-стволов, а возраст его исчислялся сотнями лет. Индийцы вполне заслуженно называли его деревом-лесом.

Многочисленный род фикусов объединяет интересные виды деревьев, например со сладкими съедобными плодами, очень ценной древесиной (пригодной для прочных изделий) и другими полезными качествами. Немало представителей этого рода относится к растениям-вредителям. Например, фикусы-древогубцы. Здесь особенно выделяется фикусовая лиана, которую часто называют фикусом-удавом. Достаточно этому гигантскому растительному спруту «поймать» первое попавшееся растение в свои железные объятья — и участь жертвы, будь то хоть самое крупное и сильное дерево, предрешена: оно погибает.

Советские ботаники считают фикусы близким родичем распространенной у нас белой шелковицы и относят их к одному семейству тутовых. Правда, шелковицу, хоть и являющуюся экзотом, встретишь у нас повсюду, а вот увидеть фикусы в полной их красе можно только в джунглях Индии, в тропических лесах Вьетнама или на затерявшихся среди океанских просторов Зондских островах.

Молочное дерево

В Центральной и Южной Америке (Эквадоре, Венесуэле, Коста-Рике и других государствах) можно встретить вблизи жилищ небольшие рощи высоких стройных тропических деревьев, которые ботаники называют галактодендронами, а народ просто — молочными деревьями.

Молочные деревья с гладкой корой и блестящими кожистыми листьями, похожими на мелкие листочки нашего обычного комнатного фикуса, растут быстро. Плоды у них тоже мелкие, несъедобные. Основное достоинство дерева — млечный сок. Настоящее растительное молоко «доят» из специальных надрезов на стволах этих деревьев. Только за час из одного ствола вытекает около литра белого вкусного сока, напоминающего своим внешним видом, пищевыми достоинствами и даже вкусом обычное коровье молоко.

Местное население широко использует его в пищу. Но так как молоко долго не сохраняется, быстро густеет и прогоркает, приходится «доить» деревья непосредственно перед самым употреблением молока, благо делать это можно в продолжение всего года.

Интересно отметить, что при испарении растительного молока остается густое желтое вещество, напоминающее пчелиный воск. Оно тоже находит применение в хозяйстве: им чинят посуду, герметически закупоривают сосуды, из него изготовляют свечи.



Молочное дерево — очень требовательное к теплу и влажности тропическое растение, и в Советском Союзе только проверяется возможность его оранжерейной культуры. В наших субтропических районах Крыма и особенно Кавказа (Сухуми, Батуми) следует испытать это ценное дерево и в полевых условиях.

Родич гороха

Очень ценными считают специалисты растения-экзоты, отнесенные ботаниками к семейству бобовых. Большинство из них накапливает много ценного растительного белка в плодах и стеблях, а также удобряет почву (в специальных клубеньках, расположенных на корнях этих деревьев, поселяются бактерии, которые усваивают азот из воздуха). К бобовым принадлежит и софора японская, которую можно встретить и на улицах и в дендрологических коллекциях юга нашей страны. Особенно охотно ее используют для озеленения в Молдавии, на Кубани, в Ростовской области и южных районах Украины.

Софора японская — высокое, мощное дерево (до 25 метров высоты), с большой развесистой кроной — распространена в Японии, Китае и Корее. Внешне напоминает белую акацию. Очень привлекательна софора, когда вся крона дерева сплошь покрыта легкокрылыми мотыльками душистых кремовых цветков. Цветы-мотыльки появляются на дереве в конце июля или в начале августа дружно и быстро. Недели через две многочисленные лепестки цветов также дружно опадают, сплошь покрывая землю. Их место занимают длинные, клейкие, зеленые плоды — бобы с небольшими, будто зерна мелкой фасоли, семенами. Созревают семена только в начале ноября, а плоды, не раскрываясь, так и висят почти всю зиму.

Софора впервые появилась у нас в середине XVIII века и с того времени славится как декоративное парковое дерево, неприхотливое к почве и другим условиям.

Правда, в северных районах она нередко повреждается морозами.

Ученые давно установили, что опавшие лепестки цветов софоры содержат очень стойкую желтую краску, а совсем недавно специальными исследованиями выяснено, что ее еще больше в цветочных бутонах софоры. В старинных пособиях по крашению эти бутоны именуются «китайскими желтыми ягодами».

Свойства софоры как красителя использовались еще в древности, а в средние века ее бутоны стали предметом широкого экспорта в Западную Европу. В 1842 году ботаники нашли в листьях многолетнего растения руты так называемый рутин, который со временем был обнаружен и в краске из софоры. Так стали известны и лекарственные свойства бутонов софоры, которые, как выяснилось, издавна применялись в народной медицине при разных кожных заболеваниях. Теперь рутин — общепризнанный ценный препарат, придающий пластичность кровеносным сосудам и предотвращающий кровоизлияния при гипертонии. К нему прибегают также при лечении экземы и тяжелых повреждений кожи.


Царская конфета

Среди шума и гама базаров и ярмарок царской России непременно можно было уловить и бойкие голоса торговцев сладостями.

— Цареградские рожки! Цареградские стручки!

— Навались, у кого деньги завелись! — на все лады тут там слышались разноголосые назойливые выкрики.

Было от чего надрывать глотки: сладости-то не бог весть такие, а прибыли огромные.

— Пусть лакомится простонародье «царской конфетой», — рассуждали ловкие дельцы, а не то за границей все равно скормят ее скоту. Так оно и было. В местах возделывания «цареградские рожки», как правило, использовались на корм скоту и лишь бедняки изредка употребляли их в пищу. На 400 тысяч рублей золотом ежегодно ввозили рожки в Россию, а доходы от их реализации и учету не поддавались. Что же такое рожки и как их выращивают?

Оказывается, «цареградское» лакомство — плоды рожкового дерева, цератонии. Его культура издавна была известна странах Средиземноморья. Эти небольшие 10-метровые деревца из семейства бобовых внешне напоминают белую акацию. Однако вечнозеленая широкая крона его более плотна, ем у акации. Цветы у рожкового дерева мелкие, невзрачные, собраны в кисти. Коричневые плоды, бобы, — это и есть «цареградские стручки, сладкие рожки» — довольно крупные, длиной от 10 до 25 сантиметров, в ширину до 4 сантиметров и 1 сантиметр толщиной. Кроме семян, плоды содержат сочную сладковатую мякоть (около 50 процентов сахара). Урожаи эти деревья дают регулярные, до 200 килограммов плодов ежегодно. Плоды снимают обычно недозрелыми и оставляют полежать несколько дней на солнце, пока мякоть не перебродит. Предприимчивые купцы в случае неудовлетворительного сбыта «цареградских стручков» выжимали из них сок и продавали как сироп или перегоняли на спирт, оставшуюся же мякоть перерабатывали на суррогат кофе.

У нас рожковое дерево возделывается мало, хотя вполне удовлетворительно растет оно во влажных субтропиках Грузии и Азербайджана.

Изжило теперь себя это лакомство, но рожковое дерево оставило у людей иную память.

После долгих поисков древние ювелиры и аптекари удостоверились, что твердые плоские бурые семена рожкового дерева на редкость однородны по весу. Поэтому было принято использовать их как своеобразные гири при взвешивании драгоценных камней и благородных металлов — бриллиантов, изумрудов, золота, платины, а также при дозировке лекарств. Давно уже не пользуются и подобными услугами рожкового дерева, но вес одного его семени — карат — и по сей день у людей на службе.

Второе рождение

В богатой коллекции вечнозеленых хвойных растений наших ботанических садов недавно появилась молодая новоселка. Оказывается, она в отличие от других хвойных сбрасывает на зиму и хвою и мелкие веточки. Стройные семилетние деревца достигают в Киевском ботаническом саду, например, почти трехметровой высоты.

Любопытна история их второго рождения. В 1941 году китайские ботаники Ван и Ган, исследуя флору в малодоступных горных ущельях на границе провинций Хубэй и Сычуань, обнаружили высокое 50-метровое дерево с краснокорым стволом и нежно-зелеными плоскими хвоинками. Дерево удивило их: оно не значилось ни в одном ботаническом определителе мира. Никогда о нем не упоминал ни один ботаник. Для изучения этой находки в 1946–1947 годах были снаряжены специальные экспедиции, которыми руководил профессор Чжень.

Экспедиция обнаружила еще около 1000 таких деревьев, а также установила, что новое растение имеет сходство с гигантской секвойей, о которой речь впереди. Метасеквойя, как назвали это дерево, очень заинтересовала ученых всего мира. За несколько лет появилось около 20 научных работ, посвященных этому, казалось, до сих пор никому не известному растению. Всюду были проведены поиски, но ни в одном уголке земного шара найти метасеквойю не удалось. Однако когда весть об открытии дошла до палеоботаников, выяснилось, что они с ним давно знакомы. В отпечатках на камнях, в торфяных толщах и других отложениях они хорошо изучили метасеквойю, существовавшую на земле много тысячелетий назад.

Но палеоботаники, знатоки древнейшей ископаемой флоры, считали метасеквойю давно погибшим растением. Она была одним из наиболее распространенных деревьев среди растительного мира отдаленных времен. Ее леса покрывали громадные территории от теплой Кореи до суровой Арктики, ее следы находили при раскопках в Калифорнии, Гренландии и Казахстане. Вновь открытое растение блестяще подтвердило точность современных описаний флоры давно минувших эпох.



Китайские ученые щедро разослали семена открытого ими дерева в разные страны мира. Вскоре оказалось, что сеянцы метасеквойи успешно начали расти и в Ленинграде, и в тропиках, и на берегах Средиземного моря. Сейчас это дерево можно встретить во Франции, Северной Америке, Финляндии и Бразилии. Оно оказалось стойким к засухе и хорошо переносит 30-градусные и даже большие морозы. Теперь изучены и некоторые биологические особенности метасеквойи. Она, например, легко размножается черенками, необычно рано для деревьев плодоносит. Уже пятилетняя, а то и более молодая метасеквойи образует первые шишечки, из которых лесоводы с успехом выращивают новые поколения этого дерева.

Так свершилось второе рождение метасеквойи, получившей возможность снова вернуться на издавна знакомые ей земли.

Во славу Секву

Лишь одно дерево удостоилось имени народного вождя.

Так поступило индейское племя ирокезов в Северной Америке: желая увековечить память своего выдающегося вождя Секву, они присвоили его имя одному из самых необычных и величественных деревьев. Это он, Секву, изобрел индейскую письменность, возглавил освободительную борьбу ирокезов против иностранных поработителей, был первым народным просветителем.

Делались, правда, многочисленные попытки переименовать секвойю. Так, сразу же после открытия секвойи европейцами они нарекли ее калифорнийской сосной, а впоследствии назвали мамонтовым деревом (за сходство старых обвисающих ветвей с бивнями мамонта). Прошло некоторое время, и английский ботаник Линдлей, впервые научно описавший это дерево, дал ей новое имя — веллингтония в честь английского полководца Веллингтона, отличившегося в битве с войсками Наполеона под Ватерлоо. Американцы решили не отставать и поспешили «окрестить» секвойю вашингтонией, в память о своем первом президенте Джордже Вашингтоне.

Что же представляет собой это дерево? Многочисленные путешественники всегда восторженно описывали секвойю, наделяя ее самыми лестными эпитетами, восхищаясь необыкновенными размерами, поражаясь долголетию и монументальности. Лишь на несколько метров уступают в высоте наиболее крупные секвойи самому могучему представителю растительного мира — миндалелистному эвкалипту из Австралии.

А уж объемом стволов, напоминающих гигантские колонны, и необычным долголетием секвойя затмила всех.

Увенчанные далеко в небе густыми широкими кронами, эти деревья достигают высоты знаменитого шпиля Петропавловской крепости или 56-го этажа современного здания.

Диаметр ствола секвойи нередко равен 20–23 метрам, а вес древесины одного лишь дерева иногда превышает 1000 тонн. Более 2000 кубометров древесной массы дает лишь одна секвойя! Только железнодорожному составу из 60 вагонов под силу перевезти такого великана. Падкие на разного рода сенсации американцы не раз «ошарашивали» европейцев циклопическими размерами этого дерева. Так, на одной из выставок в Европе были экспонированы два здоровенных поперечных среза пней старых секвой. На одном из них свободно разместили рояль с оркестром музыкантов и ансамбль танцоров в 35 человек. На другом был сооружен дом-типография, где издавалась газета «Вестник дерева-гиганта».

Накануне открытия Международной парижской выставки 1900 года среди других американских чудес широко рекламировалась и «самая большая доска в мире», которая специально была изготовлена из ствола крупной секвойи. Однако увидеть эту доску европейцам так и не удалось, ибо из-за небывалых размеров, (длина доски превышала 100 метров) ни один капитан не взялся перевезти через океан столь негабаритный груз. Так бесславно закончилась рекламная затея, стоившая жизни еще одному уникальному памятнику природы.

Интересные истории рассказывают очевидцы о секвойях, растущих в настоящее время в калифорнийских национальных парках. В старом дуплистом стволе одного такого гиганта предприимчивый американец устроил ресторан на 50 мест, а в стволе другого поваленного бурей дерева — гараж для автомобилей туристов. Широко рекламируется и своеобразный туннель, проложенный при строительстве автомобильной дороги в стволе одной из секвой.

В древнейшие доисторические времена леса из секвой шумели и на территории нашей страны. Ведь это необыкновенное растение было распространено почти на всем северном полушарии до широты острова Шпицберген. Сейчас секвойя гигантская растет лишь в Калифорнии, по западным склонам Сьерра-Невады. После хищнического уничтожения этого дерева на месте обширных, могучих лесов осталось всего около 30 небольших рощ. Наиболее ценные очаги секвойи, хоть и с запозданием, объявлены заповедными, а отдельные деревья, получившие персональные имена, охраняются законом. Здесь можно встретить и могучего «Отца лесов», и в пару ему высоченную секвойю «Лесная мать», и ветерана секвой «Седого гиганта».

А одному из этих необычайных представителей лесного царства ирокезы снова присвоили имя гениального вождя — на этот раз имя, одинаково дорогое для тружеников всего мира:

В автомобильной Калифорнии,
Где солнце пахнет канифолью,
Есть парк секвой.
      Из одних одна
Ульянову посвящена.
Секвойя Ленина?!.

Так рассказал об этой волнующей встрече на чужой земле поэт Андрей Вознесенский.

Немало уже говорилось о долговечности секвойи. Многочисленные исследования показывают, что возраст ее нередко достигает 6000 лет: это больше, чем вся древняя, средняя и новая история человечества. Некоторые секвойи на много веков старше египетских пирамид!



Важно отметить, что и долголетие секвойи поставлено на службу науке. С помощью этих древнейших жителей ученым удалось заглянуть в глубину тысячелетий. Благодаря годичным кольцам на поперечных срезах громадных стволов исследователи получили вполне достоверные данные о климате давно минувших времен. Ведь секвойи, реагируя на перемены погоды, регулярно и соответственно количеству осадков каждого года наращивали то более толстые, то более тонкие слои древесины, или годичные кольца (как их называют лесоводы). Ученые исследовали стволы свыше 450 таких гигантов. Эти материалы дали возможность проследить погоду более чем за 2000 лет. В результате стало, например, известно, что 2000, 900 и 600 лет назад были периоды, очень богатые осадками, а периоды, отстоящие от нас на 1200 и 1400 лет, отличались на редкость длительными и жестокими засухами.

Американские ученые с помощью секвой узнали также и погоду более близкого времени. Так, удалось установить, что 1900 и 1934 годы ознаменовались для североамериканского континента наиболее сильными за последние 1200 лет засухами.

За красноватую, будто пропитанную кармином древесину секвойю иногда называют еще и красным деревом. Древесина ее ценится не только из-за оригинальной окраски, но и из-за необычных физических свойств: она легка, как у осины, и пориста, как у павловнии, отлично противостоит гниению в земле и воде, легко поддается всякой обработке.

Полезна своими качествами и очень толстая (в сравнении с другими породами деревьев) кора секвойи, которая, словно губка, хорошо впитывает воду. Благодаря такому строению коры эти деревья совершенно не боятся пожаров.

Секвойя отличается быстрым ростом и накапливает за год древесины в 10 раз больше, чем наша береза, которую лесоводы считают породой, растущей относительно быстро.

Свойственны этому чуду-дереву и другие достоинства. Оно нисколько не опасается грибов-паразитов, легко портящих древесину других пород, его воинственные фитонциды отпугивают многочисленных вредных насекомых и всегда держат их на почтительном расстоянии.

Удивительна и жизнеспособность секвойи, выработавшаяся на протяжении тысячелетий. Она отлично возобновляется побегами от пней, что не свойственно большинству хвойных растений, а поваленные бурей старые стволы прорастают сотнями молодых побегов, дружно образующихся из так называемых спящих почек. Вот и выходит: упало одно старое дерево, а его дряхлый ствол спешит дать жизнь сотням новых секвой.

Подобно другим деревьям, гигантская секвойя имеет еще и целый ряд оригинальных декоративных форм, высоко ценимых в зеленом строительстве: с золотистой, серебристой, голубой и даже пестрой хвоей, а также с узкой, почти колонновидной или плакучей кроной.

На своем долгом веку секвойя претерпела немало изменений; в былые времена она, например, насчитывала до 15 видов, а сейчас их только два: секвойя гигантская, о которой здесь шла речь, и очень близкая к ней, не менее величавая сестра — секвойя вечнозеленая. Ботаники их различают лишь по ряду незначительных признаков.

Специалисты многих стран утверждают, что в далекие геологические периоды секвойи росли по всей земле. В настоящее время они сохранились в естественных условиях лишь в Северной Америке, но постепенно возвращаются на утраченные в прошлом позиции.

Хотя на первый взгляд оно и удивительно, но выращиваются эти громадные деревья из легчайших и очень мелких (до 3 миллиметров в диаметре) семян — они содержатся по 150–200 штук в небольших шишечках, немного напоминающих шишки сосны обыкновенной. Усилия наших ученых по акклиматизации секвойи не сразу дали обнадеживающие результаты. Только после долголетних экспериментов она стала расти во многих парках Крыма, Кавказа, на юге Средней Азии и в Закарпатье. Установлено, что в наших условиях она может переносить морозы не более 18–20 градусов.

Семена, полученные от наших секвой, всходили плохо, и только после применения искусственного опыления, предложенного советскими мичуринцами, удалось повысить их всхожесть до. 50–60 процентов. Хорошо освоено и вегетативное размножение секвой: черенками или прививками.

Пионерами акклиматизации деревьев-гигантов в нашей стране явились ученые-ботаники из Никитского ботанического сада. Секвойя здесь выращивается с 1850 года. Именно в Никитском саду находится самый старый в Европе экземпляр секвойи гигантской, а во многих парках Южного Крыма и Черноморского побережья Кавказа она стала теперь почти обязательным деревом. Высота отдельных ее экземпляров (в парке села Фрунзенское, в Крыму, в Батумском ботаническом саду на Зеленом Мысе и в других местах) превышает 50 метров.

С образцами секвойи читатель может познакомиться также в Ленинграде, Москве, Минске, Киеве и некоторых других городах СССР. Правда, это пока только оранжерейные растения в ботанических садах. Но советские ученые напряженно работают, чтобы дерево легендарного вождя ирокезов разрослось и на нашей земле могучими, вечнозелеными лесами. У нас есть где разгуляться могучему патриарху растительного мира не только ввысь, а и вширь!

«Дерево смерти»

И в лесной семье «не без урода». Однако сразу объявляю, что речь, пойдет не о дереве-людоеде, нередко фигурирующем в старинных легендах и поверьях. (Старательные ботаники тщательно обследовали самые отдаленные и малодоступные уголки нашей планеты и ничего подобного не встретили.) Речь пойдет о пушкинском анчаре.

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит один во всей вселенной.
     Природа жаждущих степей
     Его в день гнева породила,
     И зелень мертвую ветвей
     И корни ядом напоила.
Яд каплет сквозь его кору,
К полудню растопясь от зноя,
И застывает ввечеру
Густой прозрачною смолою.
     К нему и птица не летит,
     И тигр не идет — лишь вихорь черный
     На древо смерти набежит
     И мчится прочь уже тлетворный.

В свое время об этом дереве широко распространилась слава как о «древе смерти». Пользуясь скудными и преувеличенными сведениями о ядовитом анчаре, Александр Сергеевич Пушкин и написал свое великолепное стихотворение. Однако прошло еще немало времени, прежде чем это растение удалось подвергнуть детальному научному обследованию.

Анчар описан и впервые наречен научным именем — антиарис токсикарин (анчар ядовитый) — ботаником Лешено.

Это высокое красивое дерево растет на островах Малайского архипелага и особенно распространено на острове Ява. Стройный его ствол, у основания которого есть присущие многим тропическим деревьям досковидные корни-подпорки, достигает 40-метровой высоты и несет округлую небольшую крону. Принадлежит «древо смерти» к семейству тутовых и является близким родичем шелковицы.

Конечно, первые исследователи, наслушавшись немало страшных рассказов об этом дереве, были удивлены, завидев птиц, безнаказанно восседавших на ветвях. Со временем выяснилось, что не только ветви, но и другие части анчара вполне безвредны как для животных, так и для человека. Только густой млечный сок, вытекающий в местах повреждений его ствола, действительно обладает ядовитыми свойствами, и туземцы в свое время смазывали им наконечники стрел. Правда, попадая на тело, сок способен только вызвать нарывы на коже, но ухищрения людей, применивших перегонку анчарового сока со спиртом, помогли в некоторой мере оправдать «былую славу» дерева. Так получают сильнейший яд антиарин (от научного названия анчара — «антиарис»).

Но оставим на время «смертоносность» анчара и послушаем ботаников. Они установили, что это растение с мужскими и женскими цветами, причем женские очень напоминают цветы нашего орешника, тогда как мужские будто мелкие грибы-опенки. Плоды у анчара мелкие, продолговато-округлые, зеленоватые. Листья анчара похожи на листья шелковицы, но опадают, как и у всех вечнозеленых деревьев, постепенно. Позже в Индии ботаники обнаружили и родного брата анчара ядовитого — анчара безвредного. Он оказался, между прочим, не только безвредным, но и полезным: из его плодов добывают превосходную карминовую краску, а из луба — грубые волокна, даже… целые мешки. Недаром же местные жители называют его «мешочным деревом»! Способ получения мешков довольно прост: отпиливают нужного размера бревно и, поколотив основательно по коре, легко снимают ее вместе с лубом. Отделив луб от коры, получают готовую «ткань», которую надо только сшить, чтобы вышел прочный и легкий мешок…

Но, разыскивая «подлинное» дерево смерти, мы должны вспомнить еще о двух страшных растениях.

Если вам доведется быть в Сухумском ботаническом саду, вы, конечно, не пройдете с безучастным видом мимо дерева, которое, словно хищный зверь, посажено за железную решетку. Кроме решетки, любознательность подогревает еще и табличка с предостерегающей надписью:

«Руками не трогать! Ядовито!»

Экскурсовод вам расскажет, что это и есть лаковое дерево из далекой Японии. Из его белого млечного сока в Японии варят знаменитый черный лак, широко известный своими редкими качествами: долговечностью, красотой и стойкостью. Нарядные перистые листья дерева с виду совсем безобидны. В действительности же они сильно ядовитые.

Не уступят им и листья сумаха, известного ботаникам под именем токсидендрон радиканс. Его можно встретить в североамериканском отделе Сухумского ботанического сада. Сумах ядовитый лианой вьется там по могучим стволам болотных кипарисов и других деревьев. Гибкие, тонкие стебли-канаты его буквально врезаются в чужие стволы, а тройчатые листья (напоминающие листья фасоли) сплошь покрывают и канаты лиан и могучие штамбы кипарисов. В осенний период листья сумаха особенно привлекательны, расцвечиваясь на редкость красивой гаммой пунцово-оранжевых красок. Но как обманчива привлекательность этих листьев! Будто коварный хищник, поджидают они жертву. Стоит только дотронуться, как уже обеспечено сильное повреждение кожи. Правда, сразу же появляющийся зуд скоро проходит, но через несколько часов возникает слабая припухлость с небольшими очажками сильно лоснящейся кожи. Снова возобновляющийся зуд все возрастает, а затем появляется и острая боль. В следующие дни боль все усиливается, и только срочное вмешательство врачей способно предотвратить тяжелые последствия отравления. Сильное отравление сумахом может закончиться даже смертью. Кстати, у него ядовиты не только листья и стебли, но плоды и даже корни. Вот уж настоящее «дерево смерти».

Наконец, в тропической Америке и на Антильских островах растет еще одно дерево, имеющее отношение к нашей теме. Оно относится к семейству молочайных и зовется благозвучным именем «марцинелла», или, по-латыни, хипомане марцинелла. Вот оно, пожалуй, даже больше сумаха соответствует пушкинскому анчару. Оно способно поражать на расстоянии. Достаточно постоять некоторое время вблизи него и подышать его «ароматом», как неизбежно наступит тяжелое отравление. Кстати, растения с ядовитыми свойствами известны не только среди деревьев, но и среди травянистого племени. Ядовитыми свойствами обладают наши чудесные ландыши, листья и стебли томатов, табака… Яд, извлекаемый из растений, часто служил целям мрачным и страшным:

Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом,
И тот послушно в путь потек
И к утру возвратился с ядом…
     А князь тем ядом напитал
     Свои послушливые стрелы
     И с ними гибель разослал
     К соседям в чуждые пределы.

Теперь же растительные яды (строфантин, кураре и другие) используют в медицине. Строфантин лечит сердце, а кураре помогает при операциях на сердце и легких.

Киевские каштаны

Многие наши города запоминаются не только своими архитектурными особенностями, но и присущим только им характером зеленого убранства. Улицы и парки Тбилиси, например, трудно представить себе без красавцев кедров, Днепропетровск — без душистых акаций, а древнюю «мать городов русских» Киев — без каштанов. И хоть на улицах Киева можно насчитать более 200 видов древесных растений, его «живым цветущим лицом» являются, конечно же, каштаны. И не какие-нибудь, а киевские! Ни один житель этого прекрасного города не скажет «киевские тополя, киевские акации или клены», а вот каштаны вам сразу назовут киевскими. Даже в песнях их так величают.

Разве можно вообразить древнюю и в то же время вечно юную столицу Украины без буйного цветения этого на удивление привлекательного дерева, без его густой, приятной тени, которая дает желанную летнюю прохладу, без своеобразных «ежей» — каштанов, устилающих улицы и до краев наполняющих осенью мальчишечьи карманы?

Правда, более прозаически настроенные ботаники не признают такого вида — киевский каштан, и называют его просто (даже несколько странно) — каштан конский, обыкновенный.

Если принять во внимание происхождение и срок первой прописки каштана в Киеве, то, чего греха таить, он здесь не такой уж и старожил. Каштаны вовсе не местные, а иноземные деревья, и, хоть специалисты насчитывают их около 25 видов, все же ни один из них не встречался раньше не только на Киевщине, но и во всем Советском Союзе. Оказывается, родина каштанов — горы Балкан, а в Киеве они появились лишь около 150 лет назад. Согласитесь, что они младенцы по сравнению, например, с липой у Десятинной церкви, о которой мы уже говорили, или с многовековыми дубами-исполинами на окраинах Киева — Конче-Заспе, Ирпене, Голосеево!

История сохранила весьма курьезный факт, связанный с одной из первых попыток произвести массовые посадки каштанов в Киеве. Весной 1842 года в городе ожидался приезд Николая I. Желая достойно встретить его, генерал-губернатор Бибиков приказал в честь коронованного гостя проложить новую улицу (нынешний бульвар Т. Г. Шевченко) и обсадить его необычными для Киева того времени деревьями — каштанами. Пригнали солдат, спешно выполнили все предусмотренные работы, своевременно посадили деревца по обеим сторонам проспекта, протянувшегося в длину на несколько километров. А в ночь накануне приезда царя все каштаны столь же поспешно выкопали и выбросили. Оказывается, гонец, специально направленный в Житомир, где находился тогда Николай, привез известие, что во время рапорта о приготовлениях в Киеве к его приезду у восседавшего на лошади монарха появилась гримаса недовольства (злые языки говорят, что в это время его величество укусил слепень). Гонцу показалось, что как раз в тот момент, когда речь шла о каштанах. Этого было вполне достаточно, чтобы встревоженный губернатор дал отбой. Так и не довелось тогда каштанам украсить новопроложенную киевскую улицу. В течение одной ночи измученные работой солдаты заменили их тополями. Лишь на стометровой аллее киевского ботанического сада удалось сохранить известное количество «отверженных» деревьев. Некоторую часть забракованных растений спасли садоводы-любители, унесшие их в свои усадьбы. Как раз эти «несчастливые» деревья и стали пионерами, обеспечившими впоследствии широкое распространение каштанов в Киеве. На главной аллее Ботанического сада Киевского университета и теперь еще растут свидетели того печального для их собратьев случая.

Из года в год каштаны стали появляться все в большем количестве не только в Киеве, но и в других городах юга России, где им благоприятствовали климатические условия.

Теперь в Киеве можно любоваться не только морем каштановых цветов, но еще почти десятком декоративных форм каштана конского. Среди них оригинальны своими шаровидными, пирамидальными и колонновидными кронами деревья не только с белыми, но и желтыми, палевыми, розовыми и даже красными цветами, а также пестролистные и золотолистные. Настоящее царство каштанов.

А кто из киевлян или приезжих не любовался великолепным каштаном Ушинского, распростершим могучую крону над могилой выдающегося русского педагога в старинном Выдубецком заповеднике на окраине Киева? Рассказывают, что это дерево было посажено по завету Константина Дмитриевича в год его похорон (в 1871 году). Сотнями и тысячами свечек-цветов вспыхивает ежегодно это своеобразное дерево-канделябр, как бы славя память великого друга и наставника детей.

Интересные своими биологическими загадками каштаны можно встретить в старинных дендрологических парках. До сих пор, например, не раскрыта загадка каштана, оставленная нам неизвестным крепостным садовником-умельцем в дендропарке «Тростянец», на Черниговщине. У этого величавого роскошного дерева вот уже около ста лет поочередно цветет один год левая, а другой — правая часть кроны. Загадку, притом весьма курьезную, представляет собой также памятник в дендропарке «Александрия», на Киевщине. Здесь искусным садовником была когда-то создана живописная группа «спящих каштанов», действительно напоминающих уставших путников, казалось, недавно прилегших отдохнуть с дороги.

Растут в ботанических садах и у некоторых садоводов-любителей Киева (хоть и не так успешно, как конские) еще и каштаны съедобный и сладкий. Но об этих деревьях — иной рассказ. Эти породы ничего общего, кроме названия, с конским каштаном не имеют, да и плоды их получить тут не так легко: цветы ведь подмерзают! Но плоды у них действительно съедобные. Кстати, это как раз их имеют в виду, когда осуждают любителей таскать «из огня каштаны» чужими руками…

Пока только лишь положено начало их акклиматизации на Украине, в частности в Киеве. У них, несомненно, большое будущее. А настоящее принадлежит киевским красавцам, о которых каждую весну здесь так задушевно поют голосистые украинские девчата: «Знову цвiтуть каштани…»

Символ мира

В далекую старину, когда орды жестоких завоевателей, нарушая мирную, трудовую жизнь людей, вторгались в пределы стран Средиземноморья, у местных жителей родились полные горького смысла слова: «Нет мира под оливами».

Не случайно поминались именно эти неказистые с виду и небольшие своими размерами деревья. Очень велико значение оливы для средиземноморских народов. Вот уже больше 4000 лет она является их кормилицей: снабжает их плодами и маслом, столь же ценными для них, как для нас — хлеб и для жителей Вьетнама или Индии — рис. Не поэтому ли она с незапамятных времен у многих народов считалась олицетворением мира, а ее ветвь непременным свидетельством мирных устремлений. Да и в наше время ветвь оливы в клюве голубя является символом мира.



Большим почетом окружали это дерево еще в древней Греции. Это даже нашло, свое отражение в одном из прекрасных древнегреческих мифов.

Долго богиня Афина-Паллада и бог Посейдон не могли договориться, кому из них владеть Аттикой. Наконец после продолжительных споров сошлись на том, что победителем должен считаться совершивший большее благодеяние. Началось необычное соревнование. Посейдон ударил трезубцем в скалу, и забил светлый, прозрачный источник. Велико было торжество бога морей. Но вот Афина с силой метнула копье в другую скалу, и безжизненная гранитная масса мгновенно превратилась в цветущее оливковое дерево. Спор был решен в пользу Афины.

С оливой древние греки связывали и важнейшие события в своей жизни: при рождении сына отец украшал двери жилища ветвями этого дерева, из оливкового масла производилась мирра, которая была необходима для обряда помазания на царство. Кстати, поэтому и зовут высокопоставленных бездельников «мирропомазанниками».

Плоды оливы (или, как ее еще зовут, маслины) — темно-фиолетовые, почти черные, своим размером и формой напоминают мелкие сливы или чернослив. Кроме большого количества масла, до 50–75 процентов, мякоть этих плодов содержит также белки, сахар, витамины В, С и ряд других важных питательных веществ.

Маслины употребляют в консервированном или сушеном виде, когда они уже лишены свойственного им первоначально горького вкуса. Оливковое масло, известное нам еще и как прованское, в сравнении с другими значительно быстрее и лучше усваивается организмом, а также славится целебными свойствами, особенно при лечении болезней печени и желудка.

Живут оливы по нескольку сот лет. Известны и Оливы-долгожители, достигшие значительно большего возраста. В Израиле, например, до сих пор растет дерево, которому уже больше двух тысяч лет от роду.

В Советском Союзе самыми старыми представителями древнейшей культуры оливы являются пятисотлетние деревья, растущие в Крыму, в Никитском ботаническом саду, а также несколько вековых старцев в Грузии.

Почти двухсотлетняя оливковая роща сохранилась в Гурзуфе. В этом «лесу священном», как называл ее А. С. Пушкин, он любил проводить свой досуг.

В годы советской власти культура маслин значительно расширилась не только в субтропической зоне СССР, но (правда, робко) и за ее пределами. На сотнях и тысячах гектаров разводят теперь маслину в Краснодарском крае, Армении, Азербайджане и Туркмении.

Советские ученые-мичуринцы вывели много зимостойких и высокоурожайных сортов маслин, которые хорошо переносят морозы до 18 градусов. Все больше используются маслины и в зеленых насаждениях южных городов. Пышные, раскидистые деревья с серебристой вечнозеленой листвой украсили улицы Баку, принося нефтяникам осенью щедрые урожаи своих солнечных плодов.

Особенной гордостью советских людей являются насаждения оливы в Туркмении, созданные молодым селекционером-агрономом Дмитрием Горбеем в предвоенные годы.

Сам Горбей, много сил вложивший в дело культуры маслин в новых для нее районах Туркмении, погиб в годы Великой Отечественной войны на фронте. Созданные им оливковые рощи — особенно дорогой для нас символ мира.

Встреча

В прошлую зиму довелось мне побывать в Прибалтике. Помня о старом уговоре военных лет, я уже который год собирался проведать своих боевых товарищей. И вот, наконец, встретились.

Случилось так, что четырех из семи человек нашего орудийного расчета мирная судьба привела в один литовский поселок. Пришлось гостить сразу в четырех новых, добротных домах.

Побывав по очереди у всех товарищей, я обратил внимание на необычное для русских сел комнатное растение, зеленевшее на подоконниках во всех домах. Рассмотрев небольшие деревца с блестящими темно-зелеными ароматными листьями повнимательнее, я убедился, что это мирты.

— Не забываете дерево молодости и красоты? — спросил я товарищей.

— Это питомцы наших дочерей, — последовал дружный ответ.

И мне рассказали о хорошем обычае этого края. В день, когда в семье родится дочь, в небольшой горшок высаживают маленький миртовый саженец. Сначала за ним, как за дочерью, присматривают родители, а заметно подросшее деревцо переходит уже под опеку его окрепшей ровесницы.

Не забывают мирт (к тому времени уже выросший, цветущий, благоухающий) и в один из самых торжественных дней. Девушка-невеста на свадьбу надевает венок, сплетенный из ветвей этого вечнозеленого деревца.

Пришлось и мне рассказать товарищам то, что я знал об этом растении, издавна почитаемом многими народами.

Родина мирта — страны Средиземноморья. Там его охотно выращивали еще древние греки, считавшие мирт эмблемой молодости, красоты и целомудрия. Они посвящали это растение своей богине Афродите. По библейской легенде и Адам, изгнанный из рая, взял с собой в память о саде Эдема как раз веточку мирта.

В древнем Риме миртом обсаживали священные храмы, ароматные ветви брали с собой путешественники как талисман благополучия…

У нас охотно выращивают мирт на южном берегу Крыма и на Черноморском побережье Кавказа. 2-5-метровые деревца этого декоративного вечнозеленого растения здесь можно встретить повсюду.



О душистых, красивых, хоть и небольших, белых цветах говорить в тот день не пришлось, так как их все здесь видели. Ежегодно одинокие цветы, подобные жасминовым, густо покрывают взрослые растения. Знали, конечно, мои друзья, особенно их жены, и об эфирном масле, добываемом из листьев. Ведь оно очень ценится в парфюмерной промышленности.

Зато своеобразным открытием для моих слушателей было сообщение, что мирты имеют родню, более 60 видов, «проживающую» в Южной Америка и Австралии, и что плоды некоторых из этих растений вполне съедобны.

Часто вспоминаю я светлые дни, проведенные недавно со своими боевыми товарищами, и молодые миртовые деревца, которые так заботливо пестуют их дочери.

Хозяйка океанских берегов

Читатель уже имел возможность убедиться, как богат растительный мир орехами. Специалисты даже выделили обособленную группу орехоплодных растений. И каких только орехов в этой группе не встретишь: настоящих и ложных, твердых и мягких, вкусных и горьковатых, очень больших и удивительно крошечных. Утверждают, что в природе существует более 50 видов плодов-орехов. Но один из них занимает особое место. Это, конечно, кокосовый орех — всеобщий любимец жителей Филиппин и Индонезии, Индии и Африки, Южной Америки и Океании. Не прочь отведать этого лакомства и жители других стран мира. Что ж, это, пожалуй, возможно. Ведь пальмовый лес насчитывает около 450 миллионов кокосовых пальм и занимает площадь в полтора миллиона гектаров.

Но дело не только в чрезвычайно широком распространении в тропических странах этих деревьев. Они кормят, поят, одевают, согревают миллионы людей, выводят их в море и дают кров.

Стволы пальмы, часто достигающие 25-30-метровой высоты и толщины около 60 сантиметров, — первоклассный строительный материал. Из них туземцы мастерски выдалбливают лодки, делают мачты и сотни других деталей, без которых нет ни лодки, ни корабля.

Вершина стройного пальмового ствола всегда увенчана роскошной шапкой крупных перистых листьев. Почти семиметровой длины и метровой ширины достигают эти листья гиганты, которыми туземцы кроют свои хижины. Очень прочные волокна, извлекаемые из листьев, идут на канаты, плетение шляп, матов, на изготовление различных щеток и веников. Цветы кокосовой пальмы — источник сахара, сиропа и даже вина («тодди»). Для этого на молодых соцветиях, кстати сказать невиданно крупных размеров (до полутора метров длины), накануне цветения делают надрезы, из которых вытекает густая сладкая жидкость. Она содержит около 15 процентов сахара. Выпариванием ее получают кристаллический, отличный по своим вкусовым качествам пальмовый сахар, а при сбраживании пальмового сиропа получается вкусное, приятное вино, перегоняемое, в свою очередь, на пальмовую водку. 50–70 литров такой водки может дать одна пальма в год.

Однако больше всего ценятся плоды кокосовой пальмы — орехи.



В пору плодоношения это дерево вступает сравнительно рано — в 5-10-летнем возрасте. Созревание орехов длится обычно около года, а так как цветение не приурочено к какому-нибудь определенному периоду года, то и плоды зреют в сентябре и апреле, в июле и даже в январе.

Не совсем зрелый плод содержит около полулитра прозрачного, приятного на вкус, кисло-сладкого сытного сока, очень хорошо утоляющего жажду. Постепенно в жидкости ореха появляются капли масла, а со временем образуется и широко известное кокосовое молоко. Оно имеет белый, подобный настоящему коровьему молоку, цвет и не менее приятный вкус.

Полностью созревший плод содержит вместо молока молочно-белую, будто сваренный белок яйца, мякоть — копру.

Подсушенная копра на 60–65 процентов состоит из масла, а один ее килограмм дает не менее 6923 калорий, то есть немногим уступает коровьему маслу. С одного дерева за год собирают около ста орехов, а с гектара пальмовых плантаций — больше тонны копры. Этот ценный продукт в большом количестве транспортируется специальными рефрижераторами на мировые рынки, где сбывается для переработки на масло или в свежем виде идет в пищу.

Кокосовое масло широко используют для изготовления лярда, консервов, мыла, свечей и т. д.

Интересна и биология королевы пальм, как часто называют это чудесное растение. Ее распространение, способ размножения и даже форма ствола приспособлены к береговым океанским условиям. Уже на расстоянии шести-восьми километров от берега кокосовые пальмы растут плохо. Наилучшим же местом для них считается самая кромка океанской береговой линии. Здесь они достигают полного расцвета, наиболее крупных размеров, обильно плодоносят и дольше всего живут. Стволы выстроившихся в ряд у самой воды пальм саблевидно изогнуты в сторону океана. Ботаники считают это своеобразной самозащитой пальм от сильных и внезапных океанских бризов.

Изогнутости стволов кокосовая пальма обязана очень интересным способом размножения при содействии ее постоянного соседа и великодушного покровителя — океана. Благодаря кривизне ствола крона пальмы часто нависает над прибрежной частью океана, и плоды ее падают прямо в воду. Обладая завидной плавучестью и подгоняемые волнами, они невольно превращаются в путешественников. Часто им приходится месяцами странствовать, пока волна не прибьет их к берегам нередко весьма отдаленных островов и даже континентов. Но длительное путешествие орехам не помеха. Даже очень продолжительное плавание им нисколько не вредит. Выброшенные волной на берег, кокосовые орехи очень быстро прорастают. Так постепенно осваиваются новые земли и образуются порою обширные пальмовые плантации.

В ботанической литературе описано около 30 видов кокосовых пальм, но только у одного из них — именно у королевы пальм — до сих пор не удалось выяснить родину. Этот вид теперь настолько привился на берегах почти всех тропических океанов, что вообще вряд ли будет возможно определить место его первоначального происхождения.

Есть предположение, что королева пальм родом с загадочного материка Мю, который будто бы некогда исчез в водах Тихого океана.

Допускают также, что кокосовая пальма родом из Малайзии, так как там она, пожалуй, наиболее популярна.

В Малайзии можно услышать старинные легенды и предания об этой пальме, встретить великое множество ее форм и разновидностей. Впрочем, кокосовые орехи вместе с плодами хлебного дерева составляют основу пищевого рациона и многих других тропических народов.



Значит, недаром пальму любовно называют хозяйкой океанских берегов. Вполне заслуженно дано и ее плодам имя — королевские орехи. Лишь на Сейшельских островах растет пальма с орехами, превосходящими плоды всех кокосовых деревьев мира: каждый сейшельский орех длиной почти в полметра и около полутора пудов весом. Настоящее чудо природы. Загадочной была в свое время и история появления этой пальмы. Само дерево долго не удавалось обнаружить, а плоды его впервые были выловлены в волнах океана.

Как сейшельский, так и кокосовый орех имеют снаружи губчатую, волокнистую оболочку. Это обеспечивает им хорошую плавучесть. Однако в отличие от кокосового сейшельский орех совсем не способен прорастать на песчаных, насыщенных соленой морской водой берегах.

Поэтому сейшельская пальма вплоть до открытия в середине XVIII века ее родины — мелких островов, затерявшихся в западной части Индийского океана, — так и не смогла сколько-нибудь распространиться в новые районы.

К тому же ее орехи, даже хорошо плавая, не приспособлены к длительным океанским странствиям, которые кончались неудачно. Орехи хоть и не тонули, зато скоро теряли всхожесть и на новых землях не могли дать потомства.

Гигантские размеры плодов сейшельской пальмы, их загадочное появление в океане, длительное отсутствие сведений о родине этого дерева породили немало легенд и даже суеверий. Так, возникло поверье о необыкновенных свойствах ореха-двойняшки, якобы являющегося талисманом счастья. За обладание им происходили жестокие схватки, платили большие деньги. Рассказывают, что какой-то купец, наслушавшись самых невероятных историй, отдал за один лишь орех целый корабль с командой и товарами, а немецкий император Рудольф заплатил за первый, привезенный ему орех столько золота, сколько вместилось в его скорлупе. А его туда влезло почти 100 килограммов!

После открытия Сейшельских островов слава удивительных орехов сильно потускнела, а ореол таинственности и вовсе рассеялся. Но и сейчас эти орехи-великаны вызывают удивление у посетителей ботанических музеев.

И как не удивляться? Посетите ботанический институт в Ленинграде — и перед вами откроется поразительное зрелище: неким Гулливером среди лилипутов возвышается сейшельский орех-двойняшка в окружении плодов дерева-хамелеона, сибирского кедра, бука, грецкого ореха и даже своего «королевского собрата» — кокосового ореха.

Белая акация

Трудно, едва ли можно не любить красиво цветущую белую акацию с ее нежным душистым ароматом: недаром это дерево воспето во многих песнях и стихах, в старинных романсах и современных художественных произведениях.

Ароматный нектар белой акации неодолимо влечет трудолюбивых пчел. В цветущем акациевом насаждении на площади в один гектар они собирают более 1500 килограммов меда, а со среднего по размерам дерева могут собрать около 8 килограммов. Свежий мед белой акации славится отменным вкусом, целебными свойствами, а также удивительно тонким, присущим только ему ароматом при почти полной бесцветности и прозрачности. В сотах или доверху налитом стеклянном сосуде этот мед даже не всегда можно заметить. Одним из его достоинств является и способность очень долго оставаться в жидком состоянии (а уж если он и кристаллизуется, то нисколько не теряет своей ценности).

Белая акация — наиболее распространенное дерево на юге нашей страны. Безраздельно господствует она в степной части Украины, на Кубани, в Молдавии, где во время цветения аромат ее буквально заполняет города и села и далеко разносится с ветром по колхозным полям. Нельзя представить Кишинев и Одессу, Днепропетровск и Ростов, Луганск и Краснодар, а также многие другие города нашего юга без белой акации. Но ведь самое удивительное, что она — иностранка и к нам завезена из Северной Америки, где акация растет в обширных естественных лесах.



По утверждению ботаников, она была одним из первых деревьев, привезенных из Нового Света в Европу. Вывез ее из Виргинии путешествовавший по Америке садовод Людовика XIII Веспасиан Робин.

В его честь акация и была названа Карлом Линнеем латинским именем робиния псевдоакация. Первое дерево, которое посадил Робин в 1635 году в Париже, в Ботаническом саду, сохранилось как своего рода исторический памятник до наших дней. В настоящее время белая акация широко распространилась: растет и цветет уже почти на всех континентах. Ни одна древесная порода — исключая, конечно, нашу березу, — не может сравниться с ней по удивительной способности быстро распространяться на новых территориях. Правда, «методы» освоения территорий у них разные. Береза этого «добивается» семенным путем, а акация вегетативно-корневыми отпрысками. Лесоводы в шутку сравнивают «агрессивность» белой акации с непомерными аппетитами ее земляков — американских империалистов. Одна из биологических особенностей белой акации — ее способность активно размножаться корневыми отпрысками и семенами. Именно эти свойства содействуют быстрому ее распространению.

Обильны урожаи семян, приносимые белой акацией. Лесоводы утверждают, что из семян, собранных лишь в течение года со среднего по величине и возрасту дерева, можно вырастить более 200 тысяч молодых сеянцев белой акации. Оболочка у семян очень плотная, и поэтому перед посевом их несколько раз обваривают кипятком: семенная оболочка размягчается, и всходы появляются более быстро.

У нас белую акацию впервые высадили в начале XIX века в саду А. К. Разумовского, под Одессой, где она сразу была приобретена Одесским ботаническим садом. Примерно тогда же семена белой акации выписал непосредственно из Северной Америки Василий Назарович Каразин, основатель Харьковского университета. В Одессе и на Харьковщине и сейчас растут самые старые в нашей стране акации, чей возраст превышает 100 лет, а размеры поражают даже знатоков.

Сохранились на Украине и памятные деревья этой экзотической породы. Одно из них особенно дорого почитателям великого Кобзаря — Тараса Шевченко. В городе Переяслав-Хмельницком возле домика большого друга поэта, Козачковского, до сих пор растут две старые акации, чьи стволы тесно переплелись между собой. Их посадили на «згадку» Шевченко и Козачковский. Два молодых саженца акации они высадили в одну ямку, а стволики их накрепко сплели между собой.

Есть предание, что, закончив посадку, Шевченко крепко пожал руку Козачковскому и сказал:

— Пусть и люди русские и украинские братаются подобно нашим деревьям.

Хлебные рощи

Если уж говорить о связи древесных растений с каждодневной пищей людей — хлебом, то нельзя не вспомнить удивительную для нас породу деревьев с далеких Зондских островов и Океании. Внешне это могучее долголетнее дерево с развесистой вечнозеленой кроной, издали напоминающей наряд наших дубов или каштанов. Ботаники отнесли его к одному семейству с шелковицей и назвали артокарпус. У местного же населения оно известно как кемпедака, или… хлебное дерево.

И это не случайно. На его крепких ветвях, а то и на толстенном стволе висят большущие продолговатые кремово-золотистой окраски плоды длиной нередко около метра и до полуметра в диаметре. Обычно же они напоминают среднего объема тыкву. Вес некоторых «караваев» этого удивительного благодатного дерева превышает иногда 20 килограммов. Правда, запах плодов хлебного дерева весьма неприятен. Созревают они крайне неравномерно: их можно собирать на протяжении продолжительного периода — с ноября по август. А уж с августа по ноябрь дерево набирает силы, цветет, растет, чтобы снова дать богатый урожай.

Около 70 лет без какого-либо перерыва ежегодно плодоносят хлебные деревья. Каждое дерево способно прокормить одного-двух человек, а 5–7 деревьев полностью обеспечивают питанием на протяжении года большую семью. Хлебные плоды содержат до 60–80 процентов крахмала, около 14 процентов сахара и немного меньше 1 процента масла. По существу, готовое к выпечке тесто, даже сдобренное маслом. В период своеобразной «жатвы» желанного урожая все туземное население от старого до малого направляется в хлебные рощи. Плоды снимают с деревьев длинными, раздвоенными на конце палками-рогатками, а потом короткими заостренными колышками несколько раз накалывают каждый плод и оставляют до следующего дня.

Ночью мякоть плодов начинает бродить, словно тесто на дрожжах. И уже к утру «хлебное тесто» можно вполне пускать в дело или заготавливать впрок.

Делают это подобно тому, как у нас силосуют корм для скота: выкапывают глубокие (метровой глубины и до полутора метров в диаметре) земляные ямы, дно и стенки которых устилают камнями и банановыми листьями. Мякоть плодов, освобожденную от кожуры, складывают, хорошо уплотняя, в ямы, сверху накрывают листьями и камнями. На этом и заканчивается предварительная подготовка необычного теста, которое не утрачивает своих вкусовых качеств до нового урожая.

Со временем, когда закончится процесс брожения заготовленных плодов, яму открывают, берут необходимую порцию теста, прибавляют воды и кокосового масла и окончательно замешивают, долго разминая эту смесь в специальных деревянных корытах.



Небольшие, размером с наши буханки, порции теста заворачивают в листья и пекут в печах или на раскаленных камнях. Так приготовленное блюдо по вкусу почти не отличается от нашего хлеба. Зато древесный хлеб ценится не только за свои вкусовые достоинства, но еще и как лечебно-диетический продукт, содержащий много витаминов группы В и Е.

Употребляют в пищу и еще не дозревшие плоды хлебного дерева, которые пекут в золе, подобно картофелю.

Очень полезны хлебные плоды, но не менее привлекательно растение и другими свойствами.

Жители Океании с незапамятных времен использовали лубяные волокна, извлеченные из коры молодых хлебных деревьев, отличная древесина шла на сооружение жилищ; мужские соцветия выполняли роль трута или фитиля; млечный сок хорошо заменял клей, а сухие корни служили лекарственным средством.

Даже листья этого удивительного дерева широко используются. Крупные, кожистые, темно-зеленого цвета, они больше года украшают могучую крону хлебного дерева, а состарившись, постепенно опадают, приобретая очень красивую зелено-желто-пурпурную расцветку. Полинезийцы умело используют их завидную крепость для изготовления легких, прочных и красивых шляп.

Известный английский путешественник Джемс Кук, узнав о роли этого растения в жизни туземцев, писал:

«Человек, который посадил на протяжении всей своей жизни хотя бы десяток хлебных деревьев, исполнил свои обязанности по отношению к своей семье и потомкам так же хорошо, как житель Европы, что целую жизнь осенью пахал, летом собирал и, таким образом, добывал хлеб».

Вот оно какое, хлебное дерево тропиков, чьи плоды, по мнению ученых, явились, возможно, предшественником и прообразом вполне обычного теперь для нас пшеничного или ржаного хлеба. Одно из древнейших деревьев мира, оно жило и цвело еще в далекий меловой период в Гренландии, где геологами обнаружены многочисленные отпечатки его листьев, плодов и цветков. Было оно известно в доисторические времена и в нашей стране.

Теперь район выращивания хлебного дерева ограничен только тропиками Юго-Восточной (материковой части) Азии и многочисленных соседних островов.

Земляничное дерево

Шутливая украинская поговорка утверждает, что «на вербi ростуть кислицi, а все листя буваэ з блинцiв». Мы здесь шутить не намерены и серьезно повторяем: да, есть и такое дерево — земляничное. Если у вас и сейчас остались сомнения, то окончательно можете от них освободиться лишь на южном побережье Крыма или на Кавказе. Именно там можно непосредственно познакомиться с небольшим деревцом или высокорослым кустом — земляничником крупноплодным.

У земляничника кожистые, блестящие, с зубчатыми краями вечнозеленые листья и зеленовато-белые, мелкие, как у ландыша, цветки. Они появляются в необычное для растений время — осенью. Причем, когда часть их еще продолжает цвести, иные уже давно завязались или только завязываются в плоды. Молодые плоды сначала окрашены в зеленый цвет, потом желтеют, а во время созревания становятся шерлахово-красными, очень напоминая садовую землянику. Они, между прочим, вполне съедобны, вкусны, употребляются в пищу свежими, а также в виде варенья, джемов, компотов. Используются плоды и для переработки на спирт, вино или ликеры. Земляничник крупноплодный мирится с бедными почвами, легко переносит крымские морозы, но требует немало влаги. В более южных и теплых странах (Греция, Италия) он цветет и плодоносит почти весь год, за исключением коротких сухих и жарких периодов. Твердую и крепкую древесину земляничника еще в древней Греции использовали для производства отдельных деталей оружия и в других случаях, где необходима прочность. Находила применение в медицине (благодаря содержанию андромедотоксина) и кора земляничника.



Земляничник крупноплодный, или, по-латыни, арбутус унедо, имеет и близкую родню — земляничник мелкоплодный (арбутус андрахне). Это чудесное по своей декоративности дерево растет в странах Средиземноморья и у нас на Кавказе и южном берегу Крыма. Листья у земляничника мелкоплодного вечнозеленые, кожистые с глянцем, отдаленно напоминают листья груши. Особенно же удивляет гладкий, словно вылепленный из сизовато-красной глины, и хорошо отшлифованный ствол этого дерева. Привлекательны, хотя и непривычны для глаза, и ярко-красные гроздья плодов — земляник. Они съедобны и очень напоминают обычную лесную землянику. Охотно лакомятся этими плодами малиновки, овсянки, пестрые синички, мелкие пеночки, краснобокие щеглы и черные дрозды.

Земляничник мелкоплодный цветет зимой, его крона почти до конца марта усыпана белыми нарядными цветками. Весной вместе с завязыванием и созреванием плодов можно наблюдать и интересное биологическое явление, свойственное всего лишь нескольким породам деревьев. Земляничник как бы раздевается, сбрасывая кору со ствола и крупных ветвей. За это свойство его, как и платан, называют в народе бесстыдником.

В отличие от крупноплодного мелкоплодный земляничник очень неприхотлив и растет на значительно более сухих и бедных почвах. Многих приверженцев имеет земляничник мелкоплодный среди озеленителей Крыма. Они упорно высаживают его в самых различных уголках нашей замечательной здравницы.

Цекропия — жилище муравьев

Знакомясь с богатейшей тропической флорой Фондовой оранжереи Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве, немудрено сделать для себя открытие.

Мы прошли под сенью огромных листьев «дерева мудрецов» — банана, подивились хорошему росту и самочувствию священного индийского фикуса (посаженного здесь со всей присущей такому случаю церемонией посланцами Индии на Всемирном Московском фестивале молодежи), полюбовались ярко-красными цветами австралийского бутылочного дерева (удивительно напоминающими своей формой щетки для мойки посуды), потрогали (хоть это и не разрешается) короля тропических фруктов — манговое дерево…. и остановились перед высоким, под самый купол, деревцом с прямым нетолстым стволом.

— Это цекропия, южноамериканская родственница знакомой вам шелковицы, — продолжала свой увлекательный рассказ научный сотрудник оранжереи Маргарита Михайловна Шклярова.

Из далеких и влажных тропических лесов Центральной и Южной Америки переселилось сюда это дерево. Маловетвящийся ствол, покрытый серой, с желтизной корой, поддерживал небольшую крону из крупных изрезанных листьев. Маргарита Михайловна рассказала, что это дерево на родине достигает 12–15 метров высоты, дает кисло-сладкие съедобные плоды, выделяет млечный сок, содержащий каучук, а древесина может использоваться в качестве… водопроводных труб. Оказывается, ствол у него полый, как у бамбука, но без внутренних перегородок. Растение замечательно и другой особенностью: цекропия, как говорят ботаники, мирмекофильное растение («муравьелюбивое» от греческого «мирмекс» — муравей и «филия» — любовь).

На поверхности ствола цекропии пальмовой нам показали небольшие ячеистые углубления. Оказалось, что это специальные окошки, «приготовленные» гостеприимным деревом для желанных гостей — определенного вида муравьев. Окошки эти закрыты как бы занавесками из коры и мягкой, податливой древесины. Муравьи, прогрызая в таких местах ходы, забираются через них в полую часть ствола, строят там гнезда и живут припеваючи. Цекропия дает им не только кров, но и пищу. Для этого насекомым следует лишь подняться «на верхний этаж» (что они прекрасно делают и без лифта), к ветвям кроны. Там у основания листовых черешков благодарное растение создало для муравьев специальные пищевые запасы в виде небольших выростов. Эти образования, известные специалистам как «мюллеровы тельца», очень богаты белками, маслами и крахмалом. Сытная пища!

За какие же заслуги взяло растение на пищевое довольствие своих поселенцев?

Оказывается, воинственные муравьи исправно несут обязанности… полицейских, за что, как известно, полагается щедрое вознаграждение! Муравьи ревностно охраняют дерево от всяких охотников полакомиться его древесиной, а среди влажных тропических лесов в них, как правило, недостатка нет. Многочисленные твари, нападающие на цекропию, находят достойный отпор от ее воинственной охраны.

Древесина, оберегаемая муравьями, идет на различные изящные изделия, а кора — на изготовление веревок. Некоторые виды цекропии (всего их около 40) имеют еще и лекарственное значение.

Растение-нимфа

Все, кто здесь побывал, единодушно сходятся на том, что раньше им подобного видеть не приходилось.

На крутые склоны Днепра-Славутича любоваться буйно цветущим садом сирени приходят тысячи людей: не только киевляне, но и гости из Москвы, Ленинграда, далекой Сибири и даже из-за границы. Ежегодно в начале мая сюда начинается настоящее паломничество, и всех привлекает цветущее чудо, созванное в Центральном республиканском ботаническом саду Украинской Академии наук под руководством профессора Леонида Ивановича Рубцова.

Около 200 сортов сирени представлено здесь на площади в полтора гектара. И каких только расцветок здесь не увидишь, какими сиреневыми ароматами не надышишься! Об этом необыкновенном саде, или, как зовут его ученые, сирингарии, трудно писать. Его в пору цветения фотографируют многочисленные фотокорреспонденты, фиксируют на пленку аппараты кино- и телестудий, рисуют художники Киева и других городов Украины. Но все же полное представление об этой симфонии цветов можно получить лишь при непосредственном знакомстве с нею. Так приходите сюда в разгар весны: у вас останется неизгладимое впечатление от встречи с поистине волшебным творением садово-паркового искусства.

Из истории декоративного садоводства известно, что сирень впервые была завезена в Европу из Константинополя одним австрийским дипломатом в 1563 году.

Этот дипломат осматривал как-то в тогдашней столице Турции замечательные сады, сохранившиеся с византийских времен, и обратил внимание на цветущий куст, известный туркам под именем «лилак». Возвращаясь на родину, дипломат вывез семена этого чудесного растения. Под названием «турецкая калина» сирень быстро перекочевала из Вены в соседние страны и вскоре стала знаменитой по всей Европе и, в частности, в России.

Однако, как и у грецкого ореха, настоящую родословную сирени не сразу удалось выяснить. Долгое время считали, что родина сирени Иран. Только в 1828 году ботаникам удалось безошибочно определить, что она происходит из труднодоступных районов Трансильванских Альп (территория горных районов нынешней Югославии, Болгарии, Румынии).

Научное название сирени «сиринга» связано с одной из древнегреческих легенд. В ней рассказывается, как Пан, бог лесов и полей, настойчиво добивался взаимности у нимфы Сиринги. Но бог был очень безобразен: бородатый, рогатый, козлоногий. Красавица Сиринга, спасаясь от преследований назойливого Пана, превратилась в прекрасное растение. Вот почему выдающийся ботаник Линней и присвоил сирени имя легендарной нимфы.



В декоративном садоводстве мира сейчас насчитывают свыше 600 сортов сирени, отличающихся разнообразным строением и размерами цветущих кистей, окраской цветков, формой листьев и другими признаками.

Если раньше выведение новых сортов сирени было исключительно монополией иностранных селекционеров, то теперь десятки чудесных сортов созданы нашими учеными и практиками. Среди них нельзя не упомянуть, в частности, о московском опытнике-мичуринце лауреате Государственной премии Л. Колесникове. Удивительной красоты у него сирень! Особенно привлекательны его любимые сорта Гастелло, Мечта, Пионер, Большевик. Их теперь можно встретить в садах и парках Москвы, Тбилиси, Ташкента, Риги и других городов Советского Союза.

Сирень — преимущественно кустовое растение, хотя иногда и достигает размеров небольшого дерева. По окраске цветков различают пять групп сирени: с лилово-голубым, белым, лилово-розовым, пурпурным и фиолетовым колерами.

Однако Л. Колесников создал сорта, которые чаруют необычной окраской цветов: голубой, темно-фиолетовой с белой каемкой, лилово-серебристой и ярко-красной. Цветы сирени используются в парфюмерии (для изготовления ароматических веществ) и в медицине, где из них приготовляют отвар для лечения почек или применяют как потогонное средство. Удивительно тяжелая (тонет в воде), на редкость твердая и крепкая древесина у сирени.

Несмотря на свое южное происхождение, сирень хорошо, по-хозяйски обжилась в нашей стране и отлично переносит даже лютые морозы Соловецких островов, Тобольска, Красноярска. Зато она достаточно требовательна к почвам и их влажности. Она отлично размножается семенами, корневыми побегами и зелеными черенками и успешно растет на хороших почвах.

Сирень очень ценна и как выгоночное растение для оранжерей и теплиц, где можно получить ее буйное цветение даже в разгар суровой зимы.

Красивые, ароматные кисти сирени каждую весну наполняют нежным цветением наши сады и парки. Они радуют людей труда, цветут на полотнах художников, звучат в песнях и стихах…

Зеленая ракета

Подъезжая к Батуми, невольно обращаешь внимание на разнообразные зеленые скульптуры по обе стороны железнодорожного вокзала. Чего только не создали здесь умелые руки садовника (которые с таким же правом можно назвать и руками ваятеля) на высоких колоннах хвойных деревьев, представляющих одновременно и своеобразные пьедесталы и материал для скульптуры. Целая выставка произведений необычного зодчества! Рядом со скульптурой Владимира Ильича Ленина высится искусно выстриженная пятиконечная звезда; неподалеку — символ союза рабочих и крестьян «Серп и молот»; по соседству, словно собираясь взлететь, широко распростер свои зеленые крылья голубь мира, чинно стоят вместительные грузинские кувшины и крылатая ветряная мельница…

Не перечислить всех экспонатов этой своеобразной коллекции — выставки садовой скульптуры, созданных из материала всего лишь одной породы дерева — пирамидального кипариса. Можно ли представить себе наш прекрасный южный пейзаж без этого стройного, как бы устремленного в небо растения? Неизменно создается впечатление, что кипарисы, такая же извечная, постоянная часть всей этой природы, как море, как высящиеся здесь горы и скалы.

Однако это не так. Хотя пирамидальный кипарис и культивировался в Крыму еще древними греками, но впоследствии секрет его выращивания был утрачен, а оставленные без присмотра старые растения погибли. Поэтому и пришлось ему наново заселять, однажды уже обжитую землю. Вторично кипарис завезли в Крым лишь в 1778 году. Доставлен он был снова из Греции и появился в небольшом количестве в Воронцовском парке в Алупке. В 1813 году он стал значительно расширять свою территорию — сначала в самом Крыму, а потом и на Кавказе. Немало труда стоило его размножение сотрудникам только, что организованного Никитского ботанического сада.

Правда, в старину народная молва по-иному объясняла появление кипариса в Крыму. И сейчас там можно услышать легенду о красавице девушке Кипарисе, которая жила со своими родителями вблизи Алушты. Отчаявшись дождаться отправившегося в плавание жениха, она так и осталась стоять на высоком прибрежном утесе красивым, стройным, неизвестным здесь ранее деревом. От него, говорят люди, и пошло по земле древней Тавриды вечнозеленое кипарисовое племя.

Один из его представителей, расположившийся неподалеку от дома Раевских в Гурзуфе, не раз видел возле себя Пушкина, не раз внимал его пылким спорам с друзьями. «Каждое утро я посещал его и привязался чувством, похожим на дружество», — писал о нем поэт. Этот кипарис цветет и поныне, неизменно привлекая внимание всех, кому дорога память о создателе «Евгения Онегина».

Недаром назвали это стройное вечнозеленое дерево Пушкинским.

Пирамидальный кипарис ботаники считают своеобразным уродом в семье обычных, так называемых «горизонтальных» кипарисов. Эта «уродливость» была подмечена и отобрана человеком при выращивании его еще в древние времена. Кроме знаменитого декоративного дерева, кипарисовый род насчитывает около 20 видов и форм. Почти все они представлены в Никитском ботаническом саду, в Сочинском дендрарии и других очагах экзотической древесной флоры субтропических районов СССР. Среди этого разнообразия хороши гималайские и калифорнийские виды, карликовые, плакучие, серебристые и золотисто-хвойные кипарисы. Как и пирамидальный собрат, они широко используются в озеленении, хотя еще и не столь популярны, как редкой красоты пирамидальный кипарис. Подобно большинству своих родичей, он очень устойчив к засухе и малоприхотлив к почве. Кипарис достигает 25–30 метров высоты, а доживает в благоприятных условиях нередко до 2000 лет. Родину его установить теперь вряд ли возможно, так как благодаря ряду своих достоинств он очень охотно культивируется с древних времен во многих странах Средиземноморья, в Индии, Афганистане и в наиболее теплых районах наших Среднеазиатских республик.



Размножается кипарис преимущественно прививкой или черенками, хотя в настоящее время практикуется и выращивание его из семян. Правда, всего лишь около половины молодых растений, полученных из семян пирамидального кипариса, сохраняет свойственную родителям стройную крону. Пирамидальность у молодых растений проявляется рано, уже в первые два-три года, тогда и производят их отбор в питомниках. Доращивание отобранных кандидатов продолжается затем еще два-три года, и только после этого молодые деревья высаживают на постоянное жительство в парки, на улицы, набережные. За пределами наших субтропиков пирамидальный кипарис плохо переносит морозы. Вот почему, например, в Москве или Новосибирске, да и в более теплых краях — Киеве или Ростове — его можно увидеть лишь в оранжереях ботанических садов или в качестве комнатного растения. Если еще добавить, что пирамидальный красавец ценится своей ароматичной буро-желтоватой древесиной, а также как противоэрозионное укрепляющее почву дерево, станет ясно, почему за ним утвердилась слава одного из наиболее ценных деревьев нашего солнечного юга.

Как тут не вспомнить строк, на которые это чудесное дерево вдохновило узбекского поэта Уйгуна:

Красивый и свежий зимою и летом,
Он гордо стоит изваяньем живым.
Недаром старинным восточным поэтам
Хотелось любимую сравнивать с ним:
Не раз вместе с розой, нарциссом, тюльпаном
Он звучный классический стих украшал.
«О ты, кипарису подобная станом!» —
Красавицу славя, поэт возглашал.
Волнует и ныне он сердце поэта,
Но, чтобы с эпохою быть наравне,
Его я сравнил бы с зеленой ракетой,
Готовой вот-вот устремиться к Луне.

Лесная аптека

Знаменитая народная медицина Китая с глубокой древности широко использует в своей практике многочисленные лекарственные растения. Особенным вниманием при этом всегда пользовалось дерево, называемое в народе «ду-джунь». Это дерево, по сути дела, настоящая аптека, к услугам которой можно обращаться при самых различных заболеваниях.

Болезни почек и печени, селезенки и сердца, нарушения обмена веществ и многие другие недуги хорошо лечат препараты и настойки, изготовленные из ду-джуня. Они обладают также тонизирующими свойствами, придают человеку бодрость, восстанавливают силы. Современная медицина с успехом применяет настой из коры этого изумительного дерева для укрепления нервной системы и при лечении больных гипертонией. Уже 50–60 лет назад ежегодная заготовка коры ду-джуня с лекарственными целями составляла в Китае более 100–120 тонн. Почти вся кора вывозилась в европейские страны. Европейцам это растение стало известно сравнительно недавно, примерно с конца XIX века. Тогда-то оно впервые и было описано английским ботаником Оливером, который дал ему (за сходство с листьями вяза) название эвкоммии вязолистной.

Эвкоммия — листопадное растение. На родине оно достигает 15, а иногда и 20 метров высоты, у него красивая цилиндрическая крона и интенсивно окрашенные зеленые листья.



Наиболее известна эвкоммия как гуттоносное растение. Из-за этого свойства она, собственно, и получила свое родовое название. Гутта — это клеющее вещество, а «эвкоммия» означает «хороший клей» (от древнегреческого «еу» — хороший и «комми» — клей). Достаточно надорвать ее листок, как невооруженным глазом можно увидеть густую сеть серебристых, тонких, как струны, ниточек гутты. Но гутта содержится не только в листьях, а почти во всех частях этого дерева. Она есть и в древесине, и в семенах, и в коре, и даже в плодах.

Так и живет это дерево, насквозь пронизанное драгоценными серебристыми нитями. Это не могло, конечно, не привлечь самого пристального внимания исследователей: ведь по химическому составу и по физическим свойствам гутта — незаменимый компонент при изготовлении резины, продукта, пользующегося, как известно, на мировом рынке огромным спросом. Особенно ценится эвкоммиевая гутта в производстве химической аппаратуры, медицинских инструментов и приборов (зонды, шприцы и т. д.), а также при изготовлении разных видов изоляции, в частности тех, что требуют большой стойкости в подводных и космических условиях. Она очень стойка также против кислот и щелочей, не изменяется и под действием разных солей.

Некоторое время специалисты считали, что эвкоммия, как дерево субтропического происхождения, слишком теплолюбивая и не сможет успешно расти в нашей стране. Отдельные попытки ее выращивания были предприняты у нас еще до революции, но не дали положительных результатов. Лишь деревцо, выращенное в начале XX века в дендропарке «Устимовка» Полтавской области, стало подавать какие-то надежды. Оно было завезено из Франции еще в 1907 году и в возрасте около 30 лет достигло высоты 6 метров, с диаметром стволика около 30 сантиметров. Но надежды не оправдались. Получить от этого дерева семян не удалось, так как оно оказалось мужским экземпляром, не дающим плодов. Ученые-ботаники пытались найти выход в вегетативном размножении ее черенками, но молодые растения из укоренившихся черенков оказались малостойкими и в суровую зиму 1937 года вместе со взрослым 30-летним деревцом полностью погибли.

После Великой Отечественной войны советские ученые приложили немало усилий, чтобы акклиматизировать эвкоммию. Из Китая были завезены большие партии ее семян, из которых удалось вырастить тысячи сеянцев в разных районах Кавказа, Кубани, Украины.

Сначала эвкоммия значительно повреждалась морозами и ее побеги часто вымерзали. К счастью, корни всегда при этом сохранялись и весною, дерево снова возобновлялось побегами от пней. Тогда лесоводам пришла в голову счастливая мысль, и они начали создавать специальные плантации, на которых осенью собирались все листья и срезались отросшие с весны от пней побеги. Эти листья и побеги оказались хорошим сырьем для добывания гутты. А со временем эвкоммия «привыкла» к российским морозам. Теперь морозостойкие формы уже достигают размеров взрослых деревьев и даже дают полноценные всхожие семена. Эвкоммию сейчас можно встретить во многих лесничествах и ботанических садах Средней Азии, Кавказа, Молдавии, Украины и даже средней части СССР. С гектара полноценной эвкоммиевой плантации получают устойчивые урожаи: по 100 и больше килограммов гутты.

Никотиана

В 1585 году в Португалию из Нового Света возвратилась группа солдат, поразившая всех диковинным зрелищем — «пусканием дыма изо рта и носа».



Дурной пример оказался необычайно заразительным. С тех пор и начало распространяться по европейско-азиатскому континенту курение, «обычай, по выражению одного из английских королей, отвратительный для глаза, ненавистный для носа, вредный для груди, опасный для легких».

Культура этого растения в Европе была неведома до открытия Америки. Ее начало связано с именем французского посланника при лиссабонском дворе Жана Нико. В 1560 году он приобрел семена табака у прибывшего из Америки фламандского купца Фландерса и подарил их королевскому двору в Португалии и французской королеве Екатерине Медичи. Карл Линней, описывая позже растение табака, дал ему имя никотиана табакум. Родовая часть никотиана была присвоена в честь посланника Нико, а видовая «табакум» происходит от Табаго, острова в Карибском море, где был распространен этот вид. От «никотиана» получил название и очень вредный для человека алкалоид никотин, содержащийся в листьях табака (0,75-2,88 процента). Даже одна капля химически чистого никотина является смертельной для человека.

Теперь табак и на своей родине в диком виде неизвестен. В Америке табак курят с незапамятных времен. Индейцы Южной и Центральной Америки, как и нынешнее население этих районов, курили длинные сигары, тогда как ацтеки, индейцы Северной Америки, — трубки. (У них-то и позаимствовали англичане такой способ курения.) Курение хоть и встречало много препятствий в Европе, но распространялось довольно быстро. В некоторых странах доходы от культуры и производства табака даже занимали весьма почетное место в национальном бюджете (например, в Турции).

Особенно яростно выступал против курения английский король Яков I, обнародовавший в 1604 году «контроппозицию табаку». Широко стали в свое время известны слова Гёте: «образованный человек не курит».

В России был введен строгий запрет на курение, а нарушавших его били кнутами и ссылали. Только Петр I, побывавший за границей и сам увлекшийся курением, снял все ограничения и наказания.

С необыкновенной быстротой увлечение табаком охватило и большинство стран Азии, а в некоторых из них курение даже сделалось своеобразной мерой времени: «работа на три папиросы», «путь в две папиросы» и так далее.

В нашей стране культура табака и особенно махорки (вид табака, содержащий до 9 процентов никотина и до 14 процентов лимонной кислоты) приобретает все большее техническое значение. Главная ценность махорки — именно в никотиновом яде. Но не для людей, а против вредителей. Добывают из махорки и лимонную кислоту.

Вот краткая история двух основных Табаков (всего же их насчитывается около 260 видов), и давно уж наука занимается выведением новых.

Очень интересны работы, которые ведутся в Советском Союзе академиком Н. В. Цициным, по гибридизации двух «главных Табаков» с древесным никотиана глауса. Этот брат травянистого настоящего табака и махорки родом из Аргентины, Парагвая и Боливии. Там он растет прямоствольным сизовато-голубым деревцом до 7 метров высоты. Древесный табак на родине часто разводится как оригинальное декоративное дерево с красивой сизовато-зеленоватой листвой. Отдельные листья его нередко приобретают то голубоватые, то пурпурные оттенки и очень эффектны на общем голубоватом фоне всего растения.

В Главном ботаническом саду АН СССР он выращен из семян. Теперь уже получены ценные в практическом отношении гибриды. Науку очень интересуют возможности, открывающиеся при соединении «травы» и дерева…

Живородящие деревья

На побережье Карибского моря, в Тайваньском проливе и на других океанских побережьях тропиков всеобщее внимание привлекает необычная береговая растительность. Словно спасаясь от чрезмерной тесноты на суше, эти деревья на своеобразных корнях — ходулях устремляются к самому побережью, а наиболее смелые их представители даже вторгаются в бурлящие волны теплого, зовущего моря.

Это мангры. Мангровые заросли отдаленно напоминают распространенные у нас в низовьях Волги, Кубани, Днепра и Днестра плавневые леса в период весенних паводков. Подобно нашим вербам, затопленным иногда до самых верхушек вешними водами, деревья мангров щедро купают свои развесистые кроны в морской воде. Но приходит время отлива, и могучие волны, далеко откатываясь, постепенно обнажают «подводный лес». Только капли воды на темно-зеленых кожистых листьях напоминают о недавнем водном изобилии в этом лесу. Именно в это время можно увидеть наиболее смелых жителей мангров в полной их красе. Густо стоят они на своих оголенных ходулях с корой, окрашенной в интенсивный коричневый цвет, и с кроваво-красной из-за большого количества танина древесиной. Настоящее «красное дерево», как часто называют древесину ризофоры местные жители.

Основную часть мангровых лесов занимают деревья ризофоры. Они составляют первую их линию, наиболее глубоко вторгающуюся в морскую пучину. Вторую полосу мангров образуют деревья авицении. Далее идут древесные растения лагун — кулария, банистерия и другие виды.

Удивительна приспособленность этих деревьев (особенно ризофоры и авицении) к необычным условиям: местность, то заливаемая, то освобождающаяся во время приливов и отливов, имеет илистую, насквозь пропитанную соленой морской водой почву. Воздух в почве вовсе отсутствует. А жители мангров великолепно приспособились к таким условиям.

Ризофора прежде всего обращает на себя внимание ходульными корнями, отходящими от основного ствола и от ветвей и углубляющимися в илистый грунт. Такие корни нередко достигают высоты до 10 метров.

Своеобразием у ризофор отличается и способ размножения. Они — деревья живородящие. Созревшие плоды не падают с дерева, как это обычно бывает у большинства растений, а остаются висеть на ветвях до тех пор, пока единственное семечко плода не прорастет. Занимательное зрелище представляют кроны ризофор, увешанные плодами, удивительно напоминающими наши груши, но прикрепленными к растению оборотной стороной. Эти «груши» своим «хвостиком» прорастают, образуя корень «вылупившегося» зелено-красноватого растения. На 60–70 сантиметров вырастают корешки из плодов, набираясь сил иногда в продолжение 6 месяцев и ожидая подходящего момента, чтобы отделиться от дерева-матери. Примечательно, что отделение молодого растеньица происходит, как правило, во время морского отлива. Молодые, вполне сформировавшиеся растеньица — новое поколение ризофор, — отрываясь от плода, стрелой устремляются с деревьев вниз и глубоко входят в только, что освобожденную от воды почву. Здесь же молодые поселенцы и закрепляются своими быстро прорастающими корнями. Для этого им достаточно нескольких часов. Новый прилив уже им не страшен. К этому времени они уже надежно закрепились. Если же некоторые из них перекочуют на землю с опозданием и бултыхнутся в пучину возвратившегося моря — это тоже не опасно: дети-растеньица хорошо плавают. Несколько месяцев носятся они по безбрежным водным просторам, преодолевая подчас, подобно бывалым мореплавателям, очень большие расстояния и поселяясь далеко от своей родины, чтобы быстро прорасти в благоприятных условиях.

Мангровые леса с необыкновенной «оперативностью» образуют густые береговые заросли, предохраняя при этом берега от разрушающего действия морских волн. Но мангры не только защищаются от моря, а еще и планомерно и непрерывно наступают на него, постепенно отвоевывая у водной стихии все новые и новые территории. Густое сплетение корней ризофор и авицений, возвышаясь сначала над землей, изо дня в день постепенно улавливает ил и песок, которые беспрерывно доставляются неутомимыми волнами. Медленно, но верно поднимается поверхность этих участков, постепенно освобождаясь от морского плена. А древесные жители мангров, избалованные теплыми морскими ваннами, не хотят их лишаться и, в свою очередь, постепенно наступают в сторону отодвигающегося моря. Только кладбище старых, отмерших деревьев — останков мангровых зарослей, будто сказочное войско, павшее на поле жестокой битвы, густо покрывает всю прибрежную территорию, знаменуя жестокий, но победный путь мангровых полчищ. Авангард их дружины — ризофоры — в это время уже «воюет» с морем на новых рубежах. Нередко отвоеванные у моря земли, так как в большинстве своем они очень плодородны, используются людьми для создания плантаций кокосовых пальм и других ценных культур.



Мангровые заросли — излюбленное жилище чаек, фрегатов и многих других птиц. В отличие от спокойного полумрака наших лесов мангры всегда наполнены и шумом волн и стоголосой жизнью беспокойной тропической фауны.

Чемпионы роста

При упоминании о злаках у каждого встают перед глазами поля золотистой пшеницы, сизо-зеленые массивы ржи, сотни гектаров остистого ячменя и других хлебных культур.

Кому придет в голову, что родной брат этих низкорослых, приземистых на глаз лесовода злаков может выситься пятидесятиметровым деревом с могучим стройным стволом в один, а то и два обхвата?

Речь идет о жителе тропических и субтропических лесов — бамбуке.

В Европе это растение известно со времен походов Александра Македонского в Индию, где воины знаменитого полководца были поражены зрелищем невиданных ранее бамбуковых лесов. Иезуитский миссионер, побывавший в Китае в 1615 году, писал, что китайцы используют твердый, как железо, тростник (бамбук) для 600 различных хозяйственных нужд.

В Советском Союзе бамбуки начали культивироваться лишь 60–70 лет назад. Завозились они сначала из Южной и Западной Европы, а впоследствии были доставлены в нашу страну ботанической экспедицией профессора Краснова уже непосредственно со своей родины, из Восточной Азии. С этого времени бамбуки хорошо акклиматизировались у нас. В Советском Союзе их насчитывается теперь около 50 видов, среди которых наиболее высокорослые достигают 20 метров высоты при толщине стеблей до 15 сантиметров.

Настоящие зеленые туннели образуют на Черноморском побережье Кавказа заросли этого древесного злака, напоминающие золотисто-зеленые стены гигантских соломин.

Кроме Кавказа, бамбуки растут у нас (хоть и не так успешно) на побережье Крыма, где их можно видеть в декоративных насаждениях парков от Феодосии до Евпатории. Чаще других встречается здесь сизо-зеленый бамбук, достигающий высоты 12 метров. Особенно интересен и оригинален своей декоративностью бамбук Кастильона, выращиваемый в Никитском ботаническом саду вблизи Ялты. Москвичи, ленинградцы, киевляне и жители других городов и сел нашей страны имеют возможность познакомиться с этими интересными растениями в оранжереях своих ботанических садов или в советских субтропиках. А знакомства эти удивительные злаки вполне заслуживают!

С пшеницей, рожью, ячменем бамбук роднит одинаковый тип плода (именуемого в ботанике «зерновкой»), строение соцветия (на языке специалистов — колос или кисть) и стебля-соломины. Правда, соломины у бамбука не чета пшеничным или ржаным, к тому же они бывают разными не только по размеру, но и по форме и даже по цвету. (Иногда вырастают лишь до метра в высоту и толщиной бывают всего с палец, а встречаются и такие, что размерами могут успешно соперничать и с очень крупными лесными деревьями.)

Поперечный срез бамбуковой соломины (в зависимости от вида) бывает круглым, овальным, многогранным и даже квадратным. Окраска же стволов у большинства бамбуков смолоду всегда голубовато-сизая (у «бамбучат» до 1 года), затем зеленая, «отроческая» (до 2 лет), а у созревших преимущественно золотисто-желтая, реже темно-бурая или черная. А вот в целом строение бамбуковой соломины ничем не отличается от соломин пшеницы, ржи или других общеизвестных злаков. Соломина бамбука, впрочем, как и у других злаков, равномерно поделена поперечными перегородками — узлами, а между узлами она всегда полая.

Пустотелость стеблей бамбука издавна используется человеком при изготовлении сосудов, своеобразных бамбуковых труб и прочих изделий, зато дятел никак не уразумеет его природу. Всякий раз, постучав по стволу и учуяв пустотелость, он начинает деловито долбить ствол в поисках добычи. Однако всегда обманывается, вновь и вновь попадаясь на «бамбуковую удочку». Человеку такая бесполезная для дятла работа, особенно вредна, так как он уродует, приводя в негодность, немало ценных бамбуковых стволов.

Ботаники насчитывают около 600 видов бамбуковых растений, объединенных почти в 50 родов. Не удивительно, что в столь обширной семье встречаются наряду с великанами и карликовые кусты.

Наиболее характерной особенностью большинства бамбуков является необычайно быстрый их рост и способность непрерывно завоевывать все новые и новые территории. Бамбук легко преодолевает специально вырытые рвы, форсирует по дну полноводные ручьи и каналы, проходит сквозь многие сложнейшие преграды. Только серьезная преграда может приостановить его стремительное распространение.

Некоторые виды бамбука растут весной, иные — только осенью. Сам процесс роста у них в отличие от большинства видов растений протекает не только днем, но и ночью. Весной и осенью можно в глубокой ночной тишине даже уловить на слух, как растет этот злак. Энергия его роста столь значительна, что появление побегов на поверхности земли всегда сопровождается глухим своеобразным шумом, а иногда и громким треском. Ничто не может служить препятствием молодым, тонко заостренным побегам бамбука, легко пробивающим самый твердый грунт и асфальт, смещающим в сторону камни, насквозь пронизывающим толстые доски и даже бревна.



Иногда можно буквально увидеть рост бамбука. На Кавказе встречаются деревья этого вида, способные за час подняться на три, а за сутки — на 75 сантиметров. Ну, а у себя на родине, во Вьетнаме, например, они настоящие чемпионы роста: бамбук зачастую за сутки здесь взлетает в высоту почти на два метра!

В этой связи рассказывают немало забавных историй. Героем одной такой популярной шутки является некий незадачливый охотник, долго бродивший в поисках добычи и уснувший от усталости в бамбуковой роще.

Проснувшись от предчувствия беды, охотник увидел перед собою огромного титра. А ружье-то, беспечно оставленное на земле, было к этому времени вознесено на несколько метров ввысь вылезшим из земли сильнорослым побегом бамбука. Пришлось охотнику принести тигру свои извинения…

Чем же объяснить такое необычное свойство бамбука?

Оказывается, он растет всеми своими многочисленными междоузлиями одновременно. Еще в почке его побег-ствол уже полностью сформирован и как бы только уменьшен в сотни и тысячи раз. А когда трогается в рост, то словно растягивается каждой складкой — междоузлием, подобно меху гармони, и с невиданной во всей флоре стремительностью принимает размеры крупного дерева. Интересно, что из всех междоузлий побега-ствола наиболее быстро растут самые нижние, как раз те, что находятся ближе всего к корням. Междоузлия же, размещенные около верхушки стебля, видимо, меньше и не в первую очередь обеспеченные питанием, растут значительно медленнее.

Может показаться невероятным следующий факт: бамбук растет всего лишь 30–45 дней на протяжении всей своей жизни. А ведь живет он нередко до ста лет. Вот за эти 30–45 дней бамбук и достигает предела своих размеров в высоту, после чего рост прекращается. Зато он «занят» в это время образованием своей кроны, которая дружно одевается в наряд из светло-зеленых ланцетовидных листьев.

Своеобразно проходит и цветение у бамбука. Оно наблюдается только один раз за всю жизнь. Что особенно интересно, это синхронность процесса для всех решительно обитателей бамбукового леса. Другими словами, сколько бы деревьев в лесу ни было, они, как бы повинуясь команде некоего волшебника, зацветают одновременно. Зато цветение у разных видов бамбука бывает различной продолжительности. Одни из них цветут одно лето, другие в течение двух-трех сезонов, а некоторые виды цветут без перерыва и по девять лет. Не у всех видов после отцветания сохраняются живыми корни (со временем отрастающие новым бамбуковым лесом), большинство целиком гибнет. Вот как интересно и длительно цветение у бамбуков! Но лишь только окончится цветение и созреют плоды, весь бамбуковый лес, подобно зрелым хлебам, полностью отмирает.

Большинство бамбуков очень требовательно и к влаге и особенно к теплу. Малейшее похолодание с температурой чуть-чуть ниже нуля для них губительно. Поэтому-то и растет бамбук в диком состоянии главным образом в тропиках и субтропиках Восточной Азии, Африки и Америки. Однако есть и такие виды, что довольно легко переносят 20-, а то и 40-градусные морозы. Правда, это, как правило, небольшие по размерам растения, к которым относятся и рекордсмены морозостойкости среди бамбуковой родни — карликовые бамбуки, или сазы. Они встречаются у нас на Сахалине и Курильских островах, где подчас образуют обширные густые заросли. Впрочем, сазы растут и в южных степных районах Молдавии, Кубани, Украины. Интересно еще одно биологическое свойство бамбуков: остроконечные побеги их, вылезая из земли, имеют толщину вполне зрелого растения! И как бы потом эти побеги ни росли, как бы ни твердели, ни изменяли свой цвет, толщина их остается всегда прежней.

Свои любопытные особенности имеет и молодой несозревший ствол бамбука. Он лишний раз подтверждает принадлежность этого дерева к злаковым, травянистым растениям. Несмотря на значительную толщину, можно очень легко, одним взмахом ножа, срезать его толстый мясистый стебель. А попробуйте одолеть зрелый ствол. Его не только не срежешь, но даже самой острой пилой не легко перепилить.

Такова могучая жизненная сила бамбука.

Необычное впечатление производит при первом знакомстве бамбуковый лес. В самый жаркий день здесь прохладно и темно, как в вечерние сумерки. К концу дня, когда влажность воздуха в субтропиках значительно повышается, бамбук усиленно выделяет воду. Многочисленные капельки быстро и густо покрывают его листья, ветви, побеги. Достаточно легкого дуновения ветра, чтобы отягощенные растения дружно разразились настоящим ливнем.

Древесина бамбука счастливо сочетает необыкновенную прочность с на редкость легким весом. Удивительную стойкость против гниения — с красивой внешностью. Войдите в первую попавшуюся хижину вьетнамской деревни, и вы увидите, что каркас ее и сваи, на которых она размещается, состоят из толстых стволов бамбука, стены и пол сплетены из его коры, а крышей служит настил из бамбуковых листьев.

«Собственно, при описании такого дома, — рассказывает побывавший во Вьетнаме советский журналист Г. Боровик, — можно не употреблять слова „бамбуковый“ — буквально все здесь сделало из бамбука: мелкие и глубокие плошки для риса, заплечные корзины, рыболовные сачки, сита, циновки, курительные трубки, ведра, стаканы и многие, многие другие предметы домашнего обихода. При строительстве хижины не употребляется ни одного металлического гвоздя. Все составные части связаны гибким наружным слоем растения. Бамбук исключительно прочен, легок, быстро растет и, главное, почти не подвергается гниению. Великолепный материал!» Из бамбуковых стеблей необыкновенно быстро можно изготовить немало ценных хозяйственных изделий.

Посудите сами: только лишь срублено высокое тонкое «бамбуковое дерево» и отсечена верхушка с кроной, как перед вами готовая (даже отполированная!) мачта или колонна: пробейте перегородки в ее узлах-сочленениях — и к вашим услугам отличная труба, разрежьте целый ствол на части — ив вашем распоряжении кастрюли, ведра, стаканы, горшки, чаши и другая утварь; если же отрезать целое междоузлие с двумя неповрежденными перегородками в узлах, то останется, лишь просверлить сверху дырочку, как уже готов бочоночек, а расколов его пополам, получаем сразу два небольших корытца.

И поэтому так почитаем бамбук жителями Юго-Восточной Азии. А ведь они же еще изготавливают из него холодное оружие: ножи, кинжалы, пики, а селения ограждают от зверей и врагов замаскированным в траве бамбуковым частоколом (втыкая заостренные его стебли вокруг жилищ острием в сторону леса). С бамбуком связано и искусство резьбы, бытующее у этих народов. В местах естественного произрастания бамбука народы достигли в нем удивительных успехов.

Наконец, молодые побеги бамбука идут в пищу, отлично заменяя овощи (например, спаржу), из них готовят вкусные восточные лакомства: ачар и асия. Из стеблей же добывают сладкий сок, который уваривают на бамбуковый сахар. Волокна бамбука идут на приготовление отличной китайской шелковой бумаги. Из бамбука делают фонари, музыкальные инструменты, плоты. Кстати, в «азиатской Венеции», как часто называют Бангкок (столицу Таиланда), целые улицы домов сплошь покоятся на бамбуковых плотах.

Исполняет бамбук и своеобразную роль «огнестрельного оружия». При горении свежих его стеблей раздаются резкие и громкие, будто ружейные выстрелы, звуки. Это свойство издавна использовалось людьми для отпугивания зверей. Из бамбука туземцы делают и свои примитивные «пневматические винтовки» — сумпатаны. Это тонкие стволы бамбука, из которых стреляют отравленными стрелами по зверям и дичи.

Чрезвычайно широкое применение находит древесина бамбуков и в других странах. Из нее изготовляют удобную мебель, отличную бумагу, даже высококачественные иголки ля грампластинок. Бамбук идет на ограждения, на строительство легких мостов, производство многочисленных предметов спортивного инвентаря. В современном строительстве бамбук успешно используется еще и как арматура для бетонных сооружений. А у некоторых видов молодые стебли и корни пригодны даже ля употребления в пищу свежими или тушеными. (Иногда идут в пищу и семена бамбуков.)

Необыкновенный злак. Необыкновенно полезен.

Украшение саванны


На обширных просторах цветущих африканских степей — саванн есть и древесные жители. Главным образом, зонтиковидная акация и знаменитый баобаб.

Коренастый, с необычайно толстым стволом (иногда 45 метров в окружности) и широкой, но невысокой кроной, баобаб — одно из наиболее почитаемых деревьев Африки.

С наступлением сухого периода африканские гиганты в отличие от большинства местных деревьев сбрасывают листья и так стоят до начала сезона дождей. Еще без листьев они зацветают, покрываясь огромными (до 20 сантиметров в диаметре) цветками. Отцветая, деревья баобаба одеваются листвой. Листья у них сложные, лапчатые, каждый состоит из 5 листочков (18 сантиметров длиной и 5 шириной).

Хоть баобаб и славится как универсальное растение, у которого все части приносят пользу человеку, однако наиболее ценны его плоды — «обезьяний хлеб». Крупные (длиной в 35 сантиметров и шириной до 17 сантиметров) плоды баобаба, похожие на большущие огурцы, свисают с деревьев на длинных и тонких плодоножках. На вкус они приятные, кисловатые, освежающие. Их употребляют в пищу, конечно, не только обезьяны, но и местное население. Мякоть плодов используется туземцами и как лекарство при дизентерии, болезнях глаз.

Кора у баобаба очень своеобразна: верхний слой эластичный, будто губка, а внутренний сплошь состоит из крепких волокон. Волокна идут на грубые ткани, веревки и даже струны для местных музыкальных инструментов. Очень мягкая древесина баобаба способна запасать воду впрок на весь сухой период. Толстая губчатая кора предохраняет ствол от испарения излишней влаги, а листья в жару полностью опадают. Поэтому баобаб легко переживает сухой период.

Несмотря на невысокие механические качества баобабовой древесины, негры ее широко используют при изготовлении различной посуды и для других хозяйственных нужд.

Самое разнообразное применение находят листья баобаба. Их едят свежими, а высушенные, они считаются лучшей приправой к национальному кушанью «кус-кус». Листья баобаба слывут хорошим противомалярийным средством.

Использует человек и семена баобаба, которые содержат немало масла. Их едят поджаренными, а экстракт из семян — лучшее противоядие при отравлении строфантом.

Считая столь полезное дерево священным, жители саванн строго придерживаются обычая, по которому каждый должен непременно посеять семена баобаба подле своего жилища.

Интересно, что, кроме лакомок-обезьян, охотно поедающих плоды баобаба, его «эксплуатирует» и немало других обитателей саванн. Особенно настойчиво объедают листья баобаба рукокрылые крыланы. Благодаря их опеке редко можно встретить «короля саванн» баобаба в полном зеленом наряде. Немалая часть его листьев всегда повреждена, объедена.

— Хорошо бы переселить это величавое дерево на нашу землю, — говорят советские лесоводы, изучающие баобаб в условиях Аджарии.

Что ж, может быть, и этот африканский гость найдет со временем у нас свою новую родину.

Рекордсмен мира

Разные бывают рекордсмены. Заслуженное место занимает среди них дерево эвкалипт.



Родина его — Австралия, эвкалиптовые деревья составляют здесь 90 процентов всех естественных лесов и занимают площадь почти в 8 миллионов гектаров. Особенным почетом в этой части света, как, впрочем, и во всем мире, пользуется эвкалипт миндалелистный. Представители именно этого вида считаются рекордсменами растительного мира, так сказать, по двум категориям соревнований: предельной высоте дерева, достигающей порой 155 метров, и по темпам роста. Правда, по быстроте роста эвкалипт миндалелистный уступает бамбуку. Но ботаники, как, впрочем, и лесоводы, не признают за дерево прыткий древесный злак — бамбук. Вот и выходит, что среди «признанных» деревьев эвкалипт — чемпион. Впрочем, повышенная быстрота роста характерна и для других видов эвкалиптов. Но по высоте эвкалипт миндалелистный не имеет себе равных.

Одно из замечательнейших качеств эвкалипта — его редкая способность осушать заболоченные земли. Предполагают, что из-за этого он и получил свое название: «эвкалипт» в дословном переводе — «хороший воздух». Называют его еще и «живым насосом» — за умение интенсивно испарять избыточную воду из почвы. Но это имена, полученные в новых краях, а на родине его называют «деревом чудес», «деревом жизни» и даже «алмазом лесов». И впрямь оно оправдывало все эти названия, так как и лечило, и дарило сладкие лакомства, вроде сахаристых выделений на концах побегов и на листьях, и обладало многими другими необычными свойствами.

Недаром это дерево так усердно культивируется во всех тропических и субтропических странах мира, где оно овладело площадью больше полутора миллиардов гектаров. В годы советской власти быстро ширилась территория эвкалиптовых лесов и в южных районах нашей страны. Впервые в России эвкалипты появились в Никитском ботаническом саду в 1816 году. Однако первая попытка привить у нас эту культуру оказалась неудачной. Все посаженные растения вскоре погибли.



Начало успешного их выращивания на Черноморском побережье Кавказа было положено русскими ботаниками в 70-х годах прошлого столетия. Сейчас уже не редкость встретить здесь высокие и стройные деревья с характерной светло-пепельной корой, отслаивающейся со стволов длинными узкими лентами. Первые плацдармы заняты уже эвкалиптами в Краснодарском крае, в Закарпатье и в некоторых других местах юга.

Смелые советские биологи говорят, что придет время, когда светлые высокорослые эвкалиптовые леса зашумят у нас повсюду — рядом с родными нам дубравами, борами и березовыми рощами. Более 250 видов эвкалиптов уже тщательно изучены и испытаны нашими учеными. Пока только около 20 видов отобраны для дальнейшего возделывания.

Мичуринские методы переделки растений помогли советским ботаникам создать новые зимостойкие формы этих высокоценных деревьев. Теперь они способны переносить морозы до 10–12 градусов. Обретя зимостойкость, наши эвкалипты счастливо унаследовали от своих австралийских предков, кроме прочих полезных свойств, и необычайную быстроту роста. Вот только что проросли ранней весной в парнике или теплице мелкие, вроде зернышек мака, эвкалиптовые семена 10–12-сантиметровыми эвкалиптиками-сеянцами; только пересадили их в открытый грунт, а поздней осенью это уже 1,5–2-метровой высоты деревца. Через 3–4 года они достигают высоты 10–12 метров и уже способны надежно защитить поля от суховеев. С этого времени может быть использована для различных нужд в хозяйстве и их ценная древесина. В 6–10-летнем возрасте стволы эвкалиптов вполне пригодны для изготовления железнодорожных шпал, шахтной, рудничной стойки, для использования в строительстве.

Полностью, или, как говорят лесоводы, технически, созревают эти прекрасные деревья не больше чем за 25–30 лет. Но на этом далеко не заканчивается их жизнь. После вырубки они легко возобновляются побегами от пней и через 6–25 лет снова пригодны для эксплуатации.

Но не одни лесоводы восхищены удивительными достоинствами эвкалиптов.

— Да это же настоящее дерево-аптека, — сказал нам знающий цену лекарственным средствам седой фармацевт в одной из московских гомеопатических аптек. Судите сами, преувеличение ли это: каждое эвкалиптовое дерево снабжает фармакопею многочисленными препаратами, применяемыми при малярии, скарлатине, дифтерии, бронхите, гриппе. Отвары и настойки из эвкалиптовых листьев используются при лечении инфицированных ран, ангин, геморроя, радикулита, язвы двенадцатиперстной кишки и желудка, а также для полосканий и ингаляций при заболевании верхних дыхательных путей.

Почти универсальными лечебными свойствами обладает и эвкалиптовое масло, содержащее множество веществ, используемых при изготовлении специальных конфет от кашля, при лечении карбункулов, гнойных воспалений и флегмон. Водный раствор масла применяется для борьбы с москитами, муравьями, комарами и мухами.

Чем не дерево-аптека?

Мировые рекордсмены в почете у человечества.

Вместо послесловия

Это произошло летом 1917 года в Разливе. Владимир Ильич Ленин, углубленный в работу, вдруг услышал, как Емельянов — большевик, охранявший Ильича и заботившийся о нем, — распекает своих детей за то, что они принесли из леса молодой дубок, чтобы посадить его в садике:

— Разве вы не знаете, что летом деревья не пересаживают, а делают это осенью или весной?

Ленин поспешил на помощь и, загадочно усмехнувшись, заверил их отца, что вместе с ребятами посадит дубок.

Закипела работа. Принесли лопату, выкопали ямку. Владимир Ильич сказал, что деревцо нужно ориентировать относительно сторон света, как оно росло раньше, а корешки осторожно выровнять и затем закопать. А когда дерево было посажено, Ленин его аккуратно обтоптал, принес воду и хорошо полил. Потом они оборвали почти все листья.

— Теперь будем наблюдать, — сказал он, улыбаясь. — Может, принесем науке пользу.

48 лет прошло с тех пор. Дубок стал уже настоящим дубом. Он зеленеет в садике Емельянова в Разливе, где теперь создан музей В. И. Ленина. Показывая многочисленным посетителям места, связанные с пребыванием здесь Ильича, экскурсоводы не обходят и этот необыкновенный дуб, посаженный великим другом людей и природы…

Памятником заботы Ленина о наших зеленых спутниках является и другое дерево, которым он часто любовался в подмосковных Горках. Это тоже дуб, но несравненно более могучий и величественный, чем в Разливе: высотой он с семиэтажный дом, а возраст его больше 800 лет.

Владимир Ильич заинтересовался столь редкостным экземпляром растительного мира и распорядился, чтобы его закрепили тросами: это гарантирует великану еще долгие годы жизни.

А как страстно любил природу Лев Николаевич Толстой! Сколько сил и энергии он приложил, чтобы Ясная Поляна потонула в зелени. Как часто вспоминает он в письмах, дневниках, книгах свою любимую березовую аллею, шутливо названную им «Прешпектом»! В последние свои годы гениальный писатель обсадил «Прешпект» с помощью жены и сына молодыми елочками. Сейчас стройные зеленые красавицы приветливо встречают бесконечных гостей дома-музея.

В Ясной Поляне есть не только парк, но и роща и даже леса, созданные при участии автора «Войны и мира». Белые березы были любимейшими деревьями Льва Николаевича. Он засадил ими 128 гектаров и в 1900 году с гордостью показывал своему гостю А. М. Горькому. Алексей Максимович вспоминал потом, как бодро шагал Толстой по освещенным солнцем полянам и жесткой ладонью труженика гладил тонкие стволики деревьев.

Даже в Москве великий писатель старался создать вокруг себя обстановку, хоть в какой-нибудь степени напоминавшую дорогую его сердцу Ясную Поляну. Около своего дома в Хамовниках он разбил укромный живописный уголок, сохранившийся до наших дней.

Где и когда бы ни сажал деревья Лев Николаевич, он всегда обнаруживал прекрасное знание дела и следовал определенной системе. В Ясной Поляне он начал обсаживать овраги и балки, потом берега небольшой речки Кочак, а затем уж и пойму сравнительно широкой реки Воронки. Лес должен был защищать почву и сохранять воду.

Толстой думал, конечно, не только о яснополянских лесах. Он даже составил подробный проект восстановления государственных лесов, которые хищнически уничтожались, и повез его в Петербург министру государственных имуществ, с тем, чтобы проект узаконить и ввести в действие. Но реакционное царское правительство, конечно, отвергло предложения замечательного писателя, одного из лучших знатоков русской природы. Владимир Ильич Ленин глубоко уважал не только Толстого-художника, но и Толстого-садовода, защитника родных лесов. Ленин посетил московскую мемориальную усадьбу Толстого, внимательно осмотрел сад писателя и предложил представить ему план с точным описанием деревьев, находившихся здесь при жизни Льва Николаевича.

— Если в саду какое-нибудь дерево или куст засохнет, — советовал Владимир Ильич, — нужно посадить на том же месте второе дерево той же породы и если возможно, то хотя бы приблизительно того же размера.

8 апреля 1920 года В. И. Ленин сам отредактировал и подписал декрет о преобразовании московской усадьбы Толстого вместе с Ясной Поляной в музей-заповедник.

Антон Павлович Чехов… Можно ли, говоря о русской природе, не вспомнить его имя? Какое изумительное знание чувствуется в его полных тонкого лиризма и поэтической прелести описаниях, звучащих как подлинные стихотворения в прозе!

Читаешь, и на память невольно приходят строки Баратынского, адресованные другому гению мировой литературы — Гёте:

С природой одною он жизнью дышал:
Ручья разумел лепетанье,
И говор древесных листов понимал,
И чувствовал трав прозябанье…

Откройте наугад любую страницу, где Чехов волшебным пером воссоздает какой-нибудь пейзаж, и вы будете сразу захвачены не только музыкой чеховского слова, но и точностью рисунка, поразительным единством художественного и научного видения.

Вот начало рассказа «Черный монах» (герой произведения Коврин приезжает в гости к садоводу Песоцкому):

«…Старинный парк, угрюмый и строгий, разбитый на английский манер, тянулся чуть ли не на целую версту от дома до реки и здесь оканчивался обрывистым, крутым глинистым берегом, на котором росли сосны с обнажившимися корнями, похожими на мохнатые лапы… Около самого дома, во дворе и в фруктовом саду, который вместе с питомниками занимал десятин тридцать, было весело и жизнерадостно даже в дурную погоду. Таких удивительных роз, лилий, камелий, таких тюльпанов всевозможных цветов, начиная с ярко-белого и кончая черным, как сажа, вообще такого богатства цветов, как у Песоцкого, Коврину не случалось видеть нигде в другом месте…»

И дальше:

«То, что было декоративной частью сада и что сам Песоцкий презрительно обзывал пустяками, производило на Коврина когда-то в детстве сказочное впечатление. Каких только тут не было причуд, изысканных уродств и издевательств над природой! Тут были шпалеры из фруктовых деревьев, груша, имевшая форму пирамидального тополя, шаровидные дубы и липы, зонт из яблони, арки, вензеля, канделябры и даже 1862 год из слив — цифра, означавшая год, когда Песоцкий впервые занялся садоводством.

Попадались тут и красивые стройные деревца с прямыми и крепкими, как у пальмы, стволами, и, только пристально всмотревшись, можно было узнать в этих деревцах крыжовник или смородину…»

Чтобы так воссоздавать картины природы, мало было любить ее: надо было еще посвятить целые годы ее изучению, надо было самому активно войти в ее жизнь.

А это Чехов негодующе говорит устами доктора Астрова из пьесы «Дядя Ваня» о людях, бессовестно истребляющих лесные богатства:

«…Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи, и все оттого, что у ленивого человека не хватает смысла нагнуться и поднять с земли топливо… Надо быть безрассудным варваром, чтобы жечь в своей печке эту красоту, разрушать то, чего мы не можем создать. Человек одарен разумом и творческой силой, чтобы приумножить то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал. Лесов все меньше и меньше, реки сохнут, дичь перевелась, климат испорчен, и с каждым днем земля становится все беднее и безобразнее…»

Астрова не смущают иронические реплики Войницкого. Он с достоинством возражает последнему:

«…быть может, это в самом деле чудачество, но когда я прохожу мимо крестьянских лесов, которые я спас от порубки, или когда я слышу, как шумит мой молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти, и если через тысячи лет человек будет счастлив, то в этом немножко буду виноват и я. Когда я сажаю березку и потом вижу, как она зеленеет и качается от ветра, душа моя наполняется гордостью…»

Астров не подозревал, что не через тысячу лет, а гораздо раньше наступит в России время, когда человек, одаренный разумом и творческой силой, получит возможность не разрушать, а приумножать то, что ему дано. Но он, Астров, делал все, чтобы приблизить это время, ускорить наступление того климата, в котором человек будет счастлив.

Чехов не ограничивался вдохновенными гимнами в честь природы. Он, подобно своему Астрову, делал многое, чтобы разрастался зеленый ковер планеты, чтобы новые деревья качались на ветру и весело шумели молодые леса.

До сих пор пленяет своей красотой чудесный чеховский сад, выращенный в Мелихове, под Москвой, тополя, посаженные у тамошних прудов. А что сделал Антон Павлович с крутым и голым косогором, приобретенным им на окраине Ялты, где сейчас дом-музей его имени? Сестра писателя Мария Павловна писала в своих воспоминаниях:

«Самозабвенно любя природу, брат хотел создать в Ялте цветущий уголок вокруг своего дома… Целые дни проводил он за посадкой деревьев, кустов, цветов».

Труд этот пошел впрок. Сейчас чеховский сад в полном расцвете. Еще издали невольно любуешься стройными кипарисами, изумрудными куполами гималайского кедра, китайским ясенем — айлантом, словно вставшими в почетный караул у двери с небольшой медной табличкой: «А. П. Чехов». Вас встречают здесь и старая развесистая маслина, и островерхая пирамидальная шелковица, и вечнозеленая магнолия, пальмы и самшит, лавровишня — около 50 видов древесных растений. А было их гораздо больше: судя по записям названий, которые Чехов сделал в маленькой тетради, хранящейся в музее, — 159! И все это вызвано к жизни нелегким трудом человека, отнюдь не отличавшегося особенным здоровьем.

Сейчас принимаются все меры к тому, чтобы сад Чехова приобрел вид, какой имел при жизни своего создателя.

А вот плоды труда, который иначе не назовешь, как подвижническим. Разве не подвиг в своем роде, что великий Кобзарь украинского народа Тарас Григорьевич Шевченко в безводной казахской степи вырастил сад? Поэта хотели заживо замуровать в далекой ссылке, его по приказу венценосного палача Николая I лишили права писать и рисовать, душу его терзала мучительная, острая тоска по родной Украине, по ее чудесным садочкам и пленительным дубравам, он был совершенно и безнадежно одинок и тем не менее семь лет беспрерывно трудился, чтобы в глухом Новопетровском укреплении возник чарующий зеленый оазис, дарящий людям радость, доселе невиданную в этих краях.

Сейчас заложенный гениальным поэтом сад разросся почти на 10 гектарах. Правительство Казахской ССР объявило его «Заповедником Тараса Григорьевича Шевченко». Со всех сторон полуострова Мангышлак едут сюда колхозники, называющие этот сад своей «лесной школой», едут, чтобы еще и еще раз подивиться чудесному наследству великого сына Украины, приобрести здесь саженцы и посоветоваться со специалистами, как вырастить эти деревца у себя. И всех приезжающих неизменно встречает монументальная верба, которой исполнилось уже 115 лет с того дня, как Шевченко посадил ее в своем саду.

Этот могучий, развесистый гигант был выращен из маленькой ветки вербы, подобранной поэтом-узником по дороге во время тяжелого и длительного — на сотни километров — перехода, совершенного под строжайшим наблюдением царского конвоя.

Кто знает, может быть, именно в тот миг, когда бессмертный Тарас наклонился, чтобы поднять случайную веточку, у него и зародилась мысль о создании в этих пустынных тогда и безотрадных местах прекрасного, солнечного оазиса? Можно назвать немало и других великих друзей природы. Это были не только специалисты — ботаники, лесоводы, садоводы, агрономы. Они верно и плодотворно служили своему призванию: кто создавал неумирающие произведения искусства, кто совершал величайшие научные открытия, но это не ослабляло их интереса к живой природе, не мешало украшать землю новыми лесами, садами и парками, возвращать к жизни мрачные, бесплодные пустыни…

Земные ветры несут во все стороны «зеленый шум» — говор деревьев, кустов и трав… На миллионах гектаров раскинулись необозримые леса нашей Родины. Под Ленинградом, на Украине, на Кавказе, в Крыму, Средней Азии, Сибири и во всех краях нашей необъятной Родины люди посадили множество чудесных садов, лесопарков, создали десятки ботанических садов и заповедников.

Все, что создано, — только начало. Здесь, в лесах и садах, хватит дела для миллионов рук. Здесь — десять тысяч решенных и нерешенных загадок…


Оглавление

  • Введение
  • К читателям
  • Старые знакомые
  •   Зеленый полпред
  •   Лесные красавицы
  •   Обыкновенная…
  •   Новогодняя гостья
  •   Патриарх лесов
  •   Прогноз Мичурина
  •   «Сибирский разговор»
  •   Трехгранный орешек
  •   Настоящий орех
  •   Бархат амурский
  •   «Калинка моя…»
  •   Медовое дерево
  •   «Рос на опушке рощи клен…»
  •   Плод дружбы
  •   «Шайтанова ягода»
  •   «Ягода пяти вкусов»
  •   Вечнозеленые собратья
  •   Рябинушка
  •   Сибирский ананас
  •   Народные деревья
  •   Новый хамелеон
  •   «Зеленый уголь»
  •   «Манна небесная»
  •   Великан и карлик
  • Заморские пришельцы
  •   Загадки цинхоны
  •   Ошибка Линнея
  •   Лекарство пустыни
  •   Молодой листочек
  •   «Напиток бедуинов»
  •   «Пища богов»
  •   «Молодильные яблоки»
  •   Драконово дерево
  •   Павловния
  •   Шелковые листья
  •   Дерево-лес
  •   Молочное дерево
  •   Родич гороха
  •   Царская конфета
  •   Второе рождение
  •   Во славу Секву
  •   «Дерево смерти»
  •   Киевские каштаны
  •   Символ мира
  •   Встреча
  •   Хозяйка океанских берегов
  •   Белая акация
  •   Хлебные рощи
  •   Земляничное дерево
  •   Цекропия — жилище муравьев
  •   Растение-нимфа
  •   Зеленая ракета
  •   Лесная аптека
  •   Никотиана
  •   Живородящие деревья
  •   Чемпионы роста
  •   Украшение саванны
  •   Рекордсмен мира
  • Вместо послесловия