Закат Карфагена (Сборник) (fb2)

- Закат Карфагена (Сборник) (пер. Николай Максимович Минский) (и.с. Вечный город) 8.72 Мб, 609с. (скачать fb2) - Гюстав Флобер - Джек Линдсей

Настройки текста:




Гюстав Флобер Джек Линдсей ЗАКАТ КАРФАГЕНА Романы


ПРЕДИСЛОВИЕ

Древняя пословица гласит: «Все дороги ведут в Рим». Около двух тысяч лет тому назад, когда Римская держава находилась в зените своего могущества, огромная сеть превосходных дорог, вымощенных камнем, связывала между собой все основные области и города Западной Европы. Благодаря прекрасно налаженному морскому судоходству путешествие из Греции в Испанию или из Италии в Египет было делом обыденным и почти безопасным. Многочисленные морские и сухопутные пути, протянувшиеся от Британии до Северной Африки, от Атлантики до Евфрата, сходились в одном месте — там, где на семи холмах возвышались дворцы, храмы и дома римлян, повелителей большей части тогдашнего цивилизованного мира. В столицу великой империи стекались богатства трех континентов; в толпе на улицах можно было встретить белокурого германца и смуглого индийца, темнокожего жителя Мавритании и потомка азиатских кочевников. Сюда, в Рим, прибывали гонцы с донесениями от военачальников, стороживших границы на Рейне, Дунае и Евфрате, здесь доказывали свои права на престол представители царских династий Армении и Парфии, княжеских родов Германии, сюда возвращались римские послы, которых принимали с почетом при дворе китайского императора. Сменялись поколения, рушились царства и города, исчезали с лица земли целые народы, но несокрушимый и всемогущий Рим, Вечный Город, по-прежнему диктовал свои законы народам античного мира. Римляне твердо верили: так будет всегда, ибо сами боги одарили их удивительной способностью устанавливать во всем разумный порядок и умением властвовать над прочими народами.

Одушевленную медь пусть куют другие нежнее,
Также из мрамора пусть живые лики выводят,
Тяжбы лучше ведут и также неба движенье
Тростью лучше чертят, и восход светил возвещают.
Ты же народы вести, о римлянин, властию помни —
Вот искусства твои — налагать обычаи мира,
Покоренных щадить и завоевывать гордых.

Незадолго до того, как поэт Вергилий написал эти строки, римский ученый Варрон, знаток древних летописей, установил дату основания Вечного Города — 21 апреля 753 года (по нашему летоисчислению). Согласно римскому преданию, город на берегу Тибра заложили юноши Ромул и Рем, далекие потомки Энея, героя Троянской войны. Место было выбрано не случайно: неподалеку от холмов будущего Рима речная волна выбросила их на берег, тогда еще беспомощных младенцев, обреченных на смерть по приказу злобного и суеверного царя Амулия. Здесь Ромула и Рема вскормила своим молоком волчица, чье бронзовое изображение впоследствии станет одной из святынь Римского государства. В этих краях близнецы выросли в семье пастуха, отсюда они отправились в Альбу-Лонгу, где правил Амулий, чтобы убить его и вернуть царство своему деду, сюда же они вернулись, чтобы основать великий город. Когда между братьями возникла ссора, гласит предание, Рем был убит Ромулом, который и стал первым правителем Рима. После долгого царствования он был вознесен на небо, завещав римлянам быть терпеливыми и мужественными, чтобы достичь вершин человеческого могущества.

Современные ученые полагают, что легенда о Ромуле и Реме, как и всякий миф, упрощает историю. На самом же деле город возникал постепенно, путем слияния нескольких разноплеменных общин на римских холмах в единое поселение, причем произошло это позже, чем считал Варрон. В VI веке до н. э. Рим уже представлял собой достаточно сильное, хотя и маленькое государство, а к концу этого столетия в Риме был низложен последний царь и учреждена республика. Во главе государства встали выборные должностные лица, которые управляли Римом совместно с сенатом, объединявшим старейшин аристократических родов. Позднее в Римской республике сложился такой политический механизм, который одно время мыслители древности считали наилучшим из всех возможных, ибо ни один орган власти не обладал решающим преимуществом над другими. Два консула, избираемые ежегодно, имели почти царскую власть на войне и обширные полномочия в самом городе, однако не распоряжались финансами и не могли самостоятельно вести внешнюю политику, что относилось к компетенции сената. В свою очередь сенат (в нем пожизненно заседали граждане, занимавшие ранее выборные должности) ведал казной, внешними делами, вопросами религии и многими другими, но не имел права издавать законы, объявлять войну, заключать мир — это было привилегией народного собрания. Подобный государственный строй придавал