Никто не ждет испанскую инквизицию! (fb2)

- Никто не ждет испанскую инквизицию! [СИ] (а.с. Сестры Звягинцевы-1) 400 Кб, 69с. (скачать fb2) - Диана Маш

Настройки текста:



Никто не ждет испанскую инквизицию! Диана Маш

Глава 1

- Не видать мне магазина, как своих ушек. Этим знания фотошопа подавай, другим язык программирования нужен, третьим знания китайского. Великая богиня Селена, ну почему я выросла такой тупой, почему не поступила в универ? – убивалась я, сидя за компьютером и просматривая вакансии на сайте поиска работы.

Данное действие продолжается уже вторую неделю, именно тогда я втемяшила себе в голову, что ни на что не способной ведьмочке просто жизненно необходим собственный магазин для реализации целебных зелий. Сестры, как водится, поддержали мое решение, но так как обе они были еще зелеными студентками, материально помочь не могли. А вот Стефа, наша опекунша, а по совместительству - глава нашего ковена, была категорически против моей идеи и отказывалась даже обсуждать возможность займа у нее первоначального капитала. «Больно нужно тебя умолять», бросила я в сердцах, уже придумав пути решения проблемы. Найду высокооплачиваемую работу, за годик заработаю на аренду, уволюсь и открою магазинчик. Придумала, как же. Кому я такая безмозглая нужна? Говорили мне Татка с Радмилой, давай вместе поступать, веселее будет, но хотелось свободы … Дура!

Кстати, зовут эту дуру – Вольга Звягинцева, одна из тройняшек-ведьмочек Звягинцевых, известных в своем маленьком городке Проточном, как поставщиц целебных зелий. Нет, то, что мы ведьмочки, местные жители, конечно, не знали, ну кроме представителей нашего ковена, но считали кем-то вроде гадалок, а мы их сильно не разубеждали.

Я потянулась руками вверх, разминая спину и грустно уставилась на сидящих рядом сестер.

- Ну вы же умные, предложите что-нибудь, - заскулила я, не выдержав вида из печальных мосек.

- Воль, может тебе нацелиться не на высокооплачиваемую работу, а на должность простой секретарши? – робко протянула Тата, - и шансов пройти собеседование больше. Со стабильной работой можно и ипотеку взять.

В голове тут же загорелся фонарик, отвечающий за шикарные идеи, чаще не мои. Вот люблю я Татку за светлые мозги. Тут же развернулась обратно к компьютеру и стала искать подходящую вакансию, и вот оно!

- «В компанию-производитель стрелкового оружия «Weapon Industries» срочно требуется ассистент генерального директора бла-бла-бла». Девочки, это же он, мой шанс! Да еще и в Пересвете, а до него всего сутки езды на машине. Ура, ура, ура! – кричала я, откликаясь на вакансию.

- А ты разве разбираешься в оружии, - осторожно уточнила Радмила.

- Нет, конечно, - весело пропела я, - но кого это волнует, мне же не стрелять там по сторонам. Принести кофе, подать бумажки, назначить встречу – уж это я могу.

Судя по серьезным лицам сестер, мой энтузиазм они не разделяли, но и против ничего не говорили. 

Вдруг резко открылась входная дверь и в комнату влетела Стефа, собственной персоной. При свете дня в белом вечернем наряде с боа наперевес она выглядела очень необычно, но это для других, не знающих ее, людей. Мы же с сестрами, за семнадцать лет совместного проживания, после смерти родителей в авиакатастрофе, когда нам было по три года, уже так привыкли к экстравагантным нарядам, что считали это ее неотъемлемым образом и надень она обычные брюки и блузку тут же бы от удивления челюсти пороняли. 

- Воля, срочно признавайся, чего удумала, мой шар весь пылает в недобром предчувствии. Что-то будет, Воля, что-то будет и связанно это с тобой.

- А будет Стефочка то, что я, наконец-то, открою свой магазин и ты, и даже ковен, мне не указ!

Сестры и тетушка ахнули в унисон, а мне уже было все равно, так как на почте замаячил значок, оповещающий о приходе нового письма.

- Ааааааа, меня зовут на собеседование в этот четверг, - заорала я, падая со стула…

Глава 2

- Женщина, у меня назначено! Я не буду тут ждать два часа, пока вы удосужитесь доесть и позвонить секретарю.

- Всем назначено! Не хрустальная, подождёшь.

Заскрипев зубами от негодования, я уселась на диван у прохода и стала ждать, когда деваха на охране дожуёт свой длиннющий бутерброд и пропустит меня внутрь здания, где ждёт новая работа.

А то, что она меня там ждёт, я была уверенна на сто процентов. Ну, во-первых, выглядела я на миллион: юбочка карандаш, новая прозрачная блузка, под которой просвечивала верхняя часть комплектика Agent Provocateur (никогда не экономлю на нижнем белье) и любимые туфли. Полу строгий пучок и ярко-красная помада дополняли образ. Пронять должно и мертвеца. А во-вторых, мне Тата зелье удачи перед поездкой всучила, и оно уже как час булькает в моем желудке. А зелья Таты всегда эффективны, я не раз убеждалась.

Можно было бы наслать на эту жуткую деваху почесун, но по этой части у нас была Радмила, а я ведьмочка слабенькая, мой потолок зелья.

В Пересвете я находилась уже три дня, поселилась в небольшой гостинице в центре и вечерами гуляла по городу, знакомилась с местом дислокации, так сказать, и все очень нравилось.

Здание офиса «Weapon Industries» было небольшим, но красивым внешне, людей тут, похоже, работает не много, включая и эту, жующую бутерброд, хамку. Вот только дайте мне тут устроится, я ее тут же на место поставлю!

Мои воинственные планы прервала открывшаяся дверь и вошла, нет, вплыла, прекрасная фея, у меня даже рот открылся, так она была хороша собой. Ноги от ушей, разрез на юбке, заканчивающийся в области паха, короткая маечка и распущенные белые волосы. Дресс-кодом и не пахло.

- Здравствуйте, Тамара Ивановна! – залебезила охранница чуть ли не шаркая ножкой, похоже, какая-то местная шишка. – Хорошая погода, не так ли? А вас тут, кстати, дожидаются. Вот эта, - в меня ткнули толстым пальчиком, - говорит, что на собеседование.

Неужели это и есть генеральный директор? Предупреждали меня сестры поскромнее одеваться, ну почему я никогда и никого не слушаю?

Пока я мысленно себя корила, директриса окинула меня скептическим взглядом, поджала губы, будто целиком заглотила лимон, и сказала:

- За мной.

Я и засеменила, как собачка на привязи. Ну а что? Работы лишаться, даже не пройдя собеседование, как-то не хотелось.

Мы вошли в лифт, где Тамара даже не взглянула на меня, полностью игнорируя, поднялись на третий этаж и прошли в небольшой кабинет, где она расположилась за столом и даже не предложила мне присесть.

- Время тратить не будем. Опыт работы есть?

- Эээ, нет. – впала я в ступор от неожиданности, но тут же взяла себя в руки, - но я быстро учусь.

- Ясно, стенографию практиковали?

Стено-графия, великая богиня Селена, тут ещё и на стенах рисовать нужно? Как обычно, поспешила, а надо было внимательнее читать описание вакансии, вдруг там мелким шрифтом в конце функции маляра приписали. Но отступать поздно, где наша не пропадала:

- Конечно, - уверенно заявила я, не подкопаться, - даже баллончик с краской имеется, - надо будет купить.

Тамара как-то странно на меня взглянула и продолжила:

- В оргтехнике разбираетесь?

Я прикусила губу.

- Угу, - изучим и освоим.

Бросив скептический взгляд, Тамара задала последний вопрос:

- Ну а с какой стороны к компьютеру подходить, знаете?

Тут я расслабилась:

- Ой, ну это запросто. Меня наш сосед Ивашка обучил, любую информацию достану, гугл - брат родной!

Ну хоть что-то правда, хотя по кислому Тамариному лицу и не скажешь, что она впечатлилась. Похоже, завалила я собеседование и не видать мне этой работы, как своих ушек.

Но тут случилось неожиданное. Тамара нажала на кнопку на небольшом аппарате, что стоял рядом с ней и мило улыбнувшись засюсюкала:

- Яромир Глебович, к вам на собеседование подошла… - она вопросительно взглянула на меня.

Я отмерла и заикаясь громко зашептала:

- Во-во-вольга Звягинцева.

С той стороны динамика раздался смешок и самый сексуальный на свете голос произнёс:

- Ну заходи, Вововольга.

Тамара убрала руку с кнопки и произнесла:

- Кабинет Яромира напротив.

Я направилась к двери и уже открывая ее услышала:

- Очень сомневаюсь, что вы получите работу, так как весь персонал в нашей компании отличается профессионализмом, но пусть Яромир наглядно убедится, что лучше меня ассистента ему не найти.

Я быстро захлопнула за собой дверь и только тогда обратила внимание на табличку на ней - «Елкина Тамара Ивановна, секретарь». А гонору то, будто владелец компании. Похоже, Таткино зелье начало действовать.

Оглядевшись по сторонам, я увидела напротив ещё одну дверь на которой значилось - «Павлов Яромир Глебович, генеральный директор». Поправив пучок на голове и одернув юбку, я робко постучала и, услышав громкое «входите», открыла дверь.

Светлый и просторный кабинет был обставлен по минимуму: стол, пару кресел и небольшой шкаф. Я бы, может, все это хорошенько и поразглядывала, но все внимание к себе приковал владелец кабинета, черноглазый брюнет, который при виде меня поднялся с кресла и подошёл ближе.

Таких мужчин я видела только в сериале про викингов: высокий, мускулистый парень, отличающийся мужественной красотой, а эти глаза – чёрные омуты! Великая богиня Селена, спасай, я в них тону!

Волосы средней длины торчат во все стороны, у меня аж пальцы зачесались, так хотелось их пригладить. Не мужик, а конфетка, которую бы с радостью распаковала и съела, не следи я за фигурой, а потому только и приходится на расстоянии давиться слюной.

Одет он был в чёрные брюки и белую рубашку с закатанными рукавами. Взгляд чёрных глаз прожигал насквозь и все мысли испарились, как по мановению волшебной палочки. Так бы и стояла как статуя, если бы он не отодвинул кресло и не предложил мне сесть рядом с ним.

- Здравствуйте, Вововольга, - он порылся на рабочем столе выуживая мое резюме, - Меня зовут Яромир Павлов. На собеседование я вас пригласил, так как заинтересовался вашим необычным резюме. Умеете доить коров и печь самые вкусные в мире имбирные печенья? - чёрная бровь поползла вверх, как и краешек губ в ухмылке.

Я мысленно дала себе пинка, чтобы прийти в себя и начать уже адекватно мыслить, а не растекаться лужей у ног этого красавца, которого бы Армани с ногами и руками оторвали для показа нижнего белья.

- Просто Вольга, пожалуйста. Очень приятно познакомиться, - сверкнула я своей коронной улыбкой. Сестры говорят, что улыбаться мне идёт, губы так изгибаются, что, кажется, так и просят о поцелуе. А в данный момент, они даже не просили, а требовали. - И в резюме все чистая правда. К сожалению, с собой я печенье не захватила, но, если возьмёте меня на работу, у вас появится прекрасный шанс его попробовать. - Это я что с ним, флиртую? Надо срочно сосредоточиться и вспомнить зачем я тут.

Мужчина улыбнулся и продолжил:

- Вольга, а сколько вам лет? Восемнадцать есть?

- Мне уже двадцать, - ответила я и будто невзначай вытянула ножку с каблучком, сверкнув разрезом. Талантов у меня не много, поэтому буду брать на живца. Только бы за домогательства не привлекли.

- А муж у вас имеется? - спросил и тут же перестал улыбаться объект моих потуг соблазнения.

- Нет, я девушка свободная и замуж в ближайшем будущем не собираюсь, - тут же призналась я, не понимая, почему все ему тут выкладываю как на тарелочке, мне же из себя загадку строить надо.

Яромир снова заулыбался и придвинулся ближе:

- А чем, такая красивая девушка, зарабатывала себе на жизнь до того, как попала ко мне в ру... кабинет?

Пока обдумывала, как бы описать человеческим языком то, чем мы с сёстрами промышляли, как с языка сорвалось:

- Фрилансила, продавала БАДы. - Затем, пока он не начал уточнять, что за БАДы, добавила. - У меня может и нет опыта работы в такой компании, но вы должны знать, что я быстро учусь и не подведу, если дадите шанс. Мне очень-очень нужна работа, - состроила я глазки кота из Шрека. Умею, практикую.

Яромир, не сводя с меня взгляда своих чёрных глаз, около минуты что-то обдумывал и произнёс:

- Я дам тебе шанс, Воль, - и когда это мы перешли на «ты»? - Коров и печенек я тебе тут не обещаю, но поработать придётся. А теперь доставай блокнот и записывай: как мой личный ассистент, ты будешь мне нужна по первому же зову, график ненормированный, вызвать тебя я могу и ночью, - подмигнул мне этот Адонис, - где живешь?

- Эээ, я не местная, только третий день тут, но жильё планирую начать искать уже сегодня, - тут же затараторила я, только бы не передумал.

- Нет нужды. Компания владеет зданием через дорогу, я скажу Тамаре, чтобы организовала тебе ключи и можешь начать переезд. На работу выходи уже завтра к девяти, у меня несколько встреч в десять, за час успеешь вникнуть в суть, я думаю.

Сразу видно дельца, он мне даже вздохнуть не даёт, как автомат выстреливает информацией.

- А баллончик с краской брать? - Поинтересовалась я. вспомнив разговор с Тамарой.

Яромир нахмурился и после секундной паузы ответил:

- Бери все, что тебе нужно. А сейчас можешь спуститься в отдел кадров и переговорить насчёт деталей.

Я, ничего ещё не понимая, вскочила с кресла, но так как он тоже уже встал, мы оказались в опасной близости друг от друга. Яромир шумно вдохнул и провёл рукой по выбившейся из пучка пряди.

- Мягкие, как я и думал, - задумчиво произнёс он и уступил мне дорогу к двери.

Я медленно отступала, пятясь спиной, пока не уперлась в стену, и все бы ничего, но стена вдруг заговорила:

- Яр, ты не говорил, что у тебя встреча. Да ещё и с такой красоткой.

Оказывается, пока мы неловко прощались с будущим боссом, к нему в кабинет зашел ещё один парень, не уступавший Яромиру по комплекции (их что, на одной фабрике печатали?), но только блондин. А так как я к блондинам равнодушна, то от комплимента сердечко не екнуло, но следуя правилам приличий мило улыбнулась и юркнула за дверь.


***

- Ну так не честно, ты меня даже не представил, а я, может, с первого взгляда влюбился, - притворно грустно вздохнул Дмитрий.

- Как влюбился, так и разлюбишь. Это Вольга, моя новая ассистентка, и вообще... МОЯ! - грубо отрезал Яр, - поэтому держаться от нее на расстоянии и только на «вы».

- Да не кипятись ты так, я же шучу. Хотя на секунду и опешил от вида такой малышки, - присвистнул зам, - честно говоря, думал ты в ассистентки Томку возьмешь.

- Да я тоже уже к этому склонялся, а потом наткнулся на резюме, ты только почитай, - придвинув к Дмитрию лежащее на столе резюме Вольги, Яр уселся обратно в кресло, - у меня от одного фото крыша поехала, а как расписала все свои умения, хоть сейчас женись.

Дмитрий остановился на «вышивании крестиком» и в голос расхохотался:

- Ну ты влип, приятель.

- Похоже, что так и есть. Кстати, съезжаю от тебя, ремонт в нашем здании закончился, сегодня вещи перевезу. Твоя холостяцкая берлога снова свободна, - поставил в известность друга Яр.

- А к чему такая спешка? Ааааа, ассистенточку там поселил? - Дошло до Дмитрия, - Клеить будешь? Ну удачи.

- Спасибо, неприступные крепости - мой конек, - не стал отнекиваться Яромир. - Ладно, давай к нашим баранам. Как продвигаются поиски ведьмы? Верховный дал мне неделю на ее поимку и ликвидацию

- Совсем распоясались, заваливаться на нашу территорию, когда еще и ста лет не прошло после подписания пакта о не пересечении личных границ инквизиции. Чему этих ведьм только в их ведьмовских школах учат? - Тут же растерял всю веселость Дмитрий.

- Оцепить весь город, подключить всех свободных оракулов, пусть хоть описание ее дадут, - приказал Яр.

- Никодим сказал, что на ней охранное заклятие, не видно ее в шаре, но, говорит, не древняя. Есть кое-какие ниточки, думаю, день-два и она у нас в руках. Все бородавки повырываю, - зло прошипел Дмитрий, который к ведьмам относился хуже, чем к нечисти последней.

- Там, может, и не увидишь никаких бородавок, напустит на себя гламур, ты и поплывешь, надо всех приезжих перелопатить, подключай отряд.

- Займемся. - Дмитрий встал с кресла и направился к двери, - и да. Яр. Верховный просил тебя к нему зайти на днях, разговор у него к тебе есть, не телефонный.

-        Знаю я все его разговоры, - скривился Яромир, - ладно, зайду как время будет. Через годик, - последнюю фразу он произнес уже шёпотом.

Глава 3

- Куда же подевалось это проклятущее платье? - Причитала я с утра, прыгая в одном носке и трусиках по новенькой квартирке, по которой словно ураган прошел.

А так все хорошо начиналось. Первым делом забрала вчера у Тамары ключи, любуясь, как она челюсть с пола подбирает, узнав, что меня на работу взяли. На прощание, конечно, не обошлось без ложки дегтя, когда эта блондинка ехидно улыбнулась мне и сказала:

- Ты сильно губу не раскатывай на Яромира. Он бабник знатный, девушек меняет как перчатки.

С одной стороны, хорошо, что предупредила, а то в мою голову, после короткого собеседования, уже начали закрадываться всякие конфетно-букетные грезы с ним в главной роли, а тут сразу на землю опустило. Но сердечко кольнуло и стало очень грустно. После переезда решила себя побаловать белым вином, не много, так как завтра с утра на работу.

«На работу», как непривычно это звучит для моего уха. За все свои двадцать лет, я так нигде толком и не работала, ну чтобы и вставать рано утром, и в офис топать, и сидеть там до вечера. Стефа с детства нам с сестрами вбивала в головы, что ведьмы не созданы для офисной работы, мы, вроде как, создания воздушные, нашему полету фантазии стены мешают. Ну а мы и не спорили.

После Тамары я пообщалась с девочками из отдела кадров, оказавшимися премиленькими созданиями, показали мне рабочее место (небольшой кабинет слева от кабинета Павлова) и снабдили всеми необходимыми документами и инструкциями. А затем, забрав свой единственный чемодан из гостиницы, я ввалилась в свои новые хоромы.

Вот именно, «хоромы». Само здание было не броским, десятиэтажным, но поднявшись на лифте в квартиру и открыв ключом дверь, я так и застыла, открыв рот. Полностью обставленная трехкомнатная квартира, с огромной ванной и все это мое, и все это чуть ли не за грошовую ренту. Великая богиня Селена, я умерла и попала в сказку? Татке срочно нужно запатентовать свое зелье удачи!

Все это было вчера, а сегодня я мало того, что проспала и опаздывала на полчаса, так и во всеобщем хаосе не могла ничего толком найти. Второй бокал вина вечером явно был лишним.

Наконец, выудив из недр чемодана приталенное белое платье до колен, распустив волосы и накрасившись, я была готова покорять Эверест Павлова.

Пробежавшись пешком до здания офиса, я показала язык и свой новенький бейдж, выданный кадрами, вчерашней охраннице и забежав внутрь, понеслась к лифту. Влетев в кабинку, нажала на «третий этаж» и стала ждать закрытия створок, как тут вдруг просунулась рука со стаканчиком кофе в ней, а за рукой и вся не хиленькая такая тушка моего босса. Из кабинки будто разом выкачали весь воздух. Серые брюки и не заправленная рубашка выглядели на нем так, будто он в них и спал, но образ не отталкивал, наоборот, хотелось запрыгнуть сверху на этого амбала и целовать-целовать-целовать. Чтобы избавиться от навязчивых мыслей пришлось тряхнуть головой.

- Девочка, ты в курсе, что опоздала на пол часа? – Что это еще за «девочка»?  Но судя по его ухмылке, увольнения мне можно было не бояться.

Отдышавшись после утренней пробежки, которую никогда раньше не практиковала, я пригладила платье и мило улыбнувшись Яромиру, призналась:

- Проспала с непривычки, но больше не повторится.

Пропустив мои слова мимо ушей, большой босс выудил из кармана телефон, что-то поизучал и сказал:

- Через полчаса у нас встреча. На первый раз посидишь рядом, послушаешь, вникнешь в дела. Сейчас еще пришлю на почту список документов, распечатаешь все и занесешь ко мне.

- Хорошо, - мысленно я уже воевала с печатной техникой, с которой ни разу не сталкивалась.

Лифт остановился и я, пытаясь первой из него выскочить, толкнула руку босса, которой он держал кофе, и все содержимое тут же оказалось у него на рубашке. У меня будто земля под ногами задрожала, а время остановилось, так я испугалась, но судя по тому, что босс не свалился замертво красный как рак, а только ругнулся про себя и закрыл устало глаза, кофе было не горячим.

Поблагодарив за малые милости великую богиню Селену, я запричитала:

- Яромир Глебович, прошу простить меня, я нечаянно. Хотите я вам новую рубашку сбегаю куплю? 

- Не нужно ничего покупать, Воль. У меня запасная в комнате отдыха на первом этаже в шкафу висит, принеси, пожалуйста, - попросил Яромир и затопал в свой кабинет.

Я пулей влетела обратно в лифт, спустилась на первый этаж и забежала в комнату отдыха, которую, к счастью, не нужно было искать, она находилась сразу напротив входа. Внутри никого не было, в углу стоял небольшой шкаф, из которого я и выудила новенькую белую рубашку и понеслась обратно в кабинет босса.

Открыв без стука дверь, я так и застыла оловянным солдатиком. Кажется, это стало входить у меня в привычку при посещении этого места.

Яромир уже успел снять мокрую рубашку и сейчас вовсю сверкал своей внушительно накаченной грудью. И, поверьте, там было на что посмотреть. Я бы и язычком прошлась, но кто же меня приглашал? Зажмурившись, я направилась к нему вытянув вперед руку, в которой держала чистую рубашку. Этот дьявол перехватил меня на ходу, забрал одежду и со смешком прошептал на ушко:

- Открой глазки, милая.

Я отрицательно покачала головой:

- Это неприлично, Яромир Глебович.

- Хватит меня так называть, - он отошел, прислонился к стене и, не спеша одеваться, продолжил пялиться на меня, - ты мой личный ассистент, Воль, давай уже на «ты». Просто Яромир, ну или Яр, как зовут меня друзья. Мы ведь будем друзьями?

- Да, конечно, Яромир Гле… Яромир, - решилась я, наконец, открыть глаза. Босс, одеваясь, отвернулся и только тут я заметила на его спине огромную тату в форме крыльев. Зачем такому мужику тату, да еще и в таком месте, мне было совершенно непонятно, да и смутно знакомой она мне показалось, будто видела где-то, но вот где, хоть убей не вспомню.

- Я, наверное, пойду, мне вам еще документы подготовить на..., - не успела я договорить, как в кабинет ворвалась Тамара.

- Яромир, наконец-то ты на месте, и мы можем поговорить, - на меня она не обращала никакого внимания и так и выпрыгивала из платья, которое еле натягивалось на необъятный зад. Завидую, конечно, зад был очень хорош, но даже и себе я в этом не признаюсь!

Судя по тому, что босс даже и не подумал застегнуть рубашку и, как ни в чем не бывало, повернулся к блондинке и указал на кресло, даже не бросив на меня взгляда, между этими двумя точно не просто рабочие отношения. Больно кольнула ревность. Ну а чего я ожидала, она же меня еще вчера предупредила. Наивная ведьмочка!

Ничего больше не говоря, я вышла из кабинета и затопала к себе, где меня уже ждало письмо на почте со списком документов для печати. В углу стоял огромный копировальный аппарат, с которым мне предстояло сразиться за превосходство, и я, мысленно закатав рукава, приступила.

Через пол часа, заявившийся в мой кабинет Яромир, увидел следующую картину: я. сидевшая сверху на включенной копировальной машине, и пытающаяся дотянуться до шнура выключателя наверху, и аппарат, выдающий все новые и новые листы со сканом моей задницы, которые заполнили все пространство на полу, а выключить этого монстра все никак не получалось.

Хорошенько проржавшись, босс помог мне слезть и выключить адскую машину, взял с пола один из листов, поразглядывал, и сложив пополам, положил в карман со словами «а это я возьму себе».

Богатства этого на полу было много, поэтому сильно я не возражала.

- Смотри, тут нет ничего сложного, всего четыре, нужные тебе, кнопки - включить-выключить-скан-копия, - он помог мне распечатать документы и ушел, попросив занести все через десять минут в зал совещаний на втором этаже.

Прошло уже двадцать минут, а я все блуждала по огромному второму этажу в поисках нужного мне кабинета и отчаявшись уже что-то найти решилась обнаружить себя сама:

- Яромир, - громко крикнула я и стала ждать. Через некоторое время откуда-то из-за угла раздалось:

- Вольга, заходи скорее, горе ты луковое.

Я поспешила на голос и оказалась в просторном светлом помещении с огромным овальным столом посередине, за которым сидело человек двадцать, в том числе и вчерашний блондин. Сбоку стоял столик, за которым восседала Тамара и что-то печатала.

Яромир представил меня, сел на место во главе стола и указал мне на кресло по правую сторону. Расположившись, я минут тридцать клевала носом, пока все эти люди произносили, понятные лишь им, слова, сто процентов не имеющие никакого отношения к русскому языку: «фьючерсы», «бенчмарки», «инфорсмент».

Когда пришла моя очередь раздавать напечатанные документы я уже была так глубоко в своих собственных мыслях, что упустила момент. Боссу пришлось подтолкнуть меня локтем, чтобы разбудить:

- Вольга, просыпайся и приступай к раздаче документов, пожалуйста.

Прозвучал смешок где-то со стороны Тамары. Я вскочила и начала быстро разносить материал, а оставшуюся стопку хотела положить перед боссом, но споткнулась на непривычно высоких каблуках и приземлилась прямо к нему на колени, от чего все бумажки разлетелись под столом.

- Прошу прощения, я сейчас все соберу.

Быстро вскочив, я отдернула подол платья и полезла на коленках под стол, куда за мной забрался и Яр, помогая в сборе документов.

- Вольга, - шепотом спросил он, - ты всегда такая везучая?

Хорошо, что остальные были заняты обсуждением рабочих вопросов и не обращали на нас внимание.

- Всегда, - смутившись призналась я. Скрывать не имело смысла, думаю, босс и сам все понял.

- Свалилась же на мою голову, - усмехнулся этот дьявол. - Чем вечером занята? Хочу пригласить тебя в ресторан, поужинаем и познакомимся... поближе.

У меня аж уши покраснели от такого его предложения. Все внутри так и вопило - «соглашайся», «скажи да», но логика, голосом Тамары, процитировала ее вчерашние слова - «он бабник знатный, девушек меняет как перчатки», а быть еще одним трофеем мне сейчас ой как не улыбалось, тем более, я чувствовала, что именно с этим мужчиной могу попасть и очень серьезно.

- Извини... те. Яромир, но между нами возможны сугубо деловые отношения, поэтому ваше приглашение я вынуждена отклонить, - схватив последний лист, я, повернувшись к нему задом, вылезла из под стола.

Оставшееся время на работе я провела за компьютером набирая тексты и фильтруя почту, а вечером отправилась домой, где меня ждала грандиозная генеральная уборка.

За этим процессом, всю растрепанную, в коротких джинсовых шортиках и безразмерной футболке и застал меня звонок в дверь. Решив, что это: сантехник-электрик-новые соседи (выбирайте любое), я, даже не обратив внимания на свой внешний вид, побежала открывать.

За дверью меня ждал сюрприз в виде настырного босса. Одетый в простую желтую футболку и длинные шорты, с растрёпанными волосами, он был похож на мальчишку, а увидев, как округлились его глаза при виде моих ног и коротких шортиков, я готова была провалиться сквозь землю.

- Я тут, за солью зашел... по-соседски, - прозвучал низкий бархатистый голос, в котором не было ничего мальчишеского.

- А у меня нет ничего, только начала прибираться, а за продуктами и не сходила еще, - начала я оправдываться.

- Ну на чай хоть пригласишь? – Нет, он все-таки решил довести меня до нервного срыва.

- Я не думаю, что это хорошая идея, - судя по его внешнему виду, он живет где-то в этом здании. Еще одна проблема на мою голову, вот как тут удержаться?

Яромир устало вздохнул, медленно подошел ко мне, прижал к стене и положил руки по обе стороны от моей головы.

- А я думаю, это отличная идея, - хрипло прошептал он мне в ушко, прошелся губами по моей щеке и впился в губы.

Я, честное слово, пыталась сопротивляться, но, когда его горячий язык вторгся в рот, все мысли о сопротивлении испарились. Я отвечала с такой же страстью, позволяя его языку вытворять все, что ему вздумается. Сильные руки переместились на мою попку и, крепко сжав ее, приподняли в воздух. Я развела ноги и обвила его талию, не отрываясь от сладких губ. Его, упирающаяся в меня, твердость, распаляла желание все сильнее и сильнее, я уже почти была готова умолять, но в голове прозвучал, ставший уже ненавистным, голос - «он бабник знатный, девушек меняет как перчатки».

Заставив себя разорвать контакт и спрыгнув на пол я толкнула его к проходу и захлопнула перед носом дверь.

-        Блин, серьезно?! - раздался снаружи грубый голос, а я медленно осела на пол подпирая дверь и кусая опухшие губы.

Глава 4

Продолжая сидеть под дверью, даже когда Яромир уже ушел, я начала осознавать, что влипла хуже некуда… я влюбилась. И что с этим делать, понятия не имела. Мысленно я спорила сама с собой.

«Может, к черту все, и пойти с ним на свидание? Ну что такого страшного может случится? Ну переспим мы с ним, а потом он найдет себе другую, но у меня хотя бы останутся приятные воспоминания...»

«Ага, приятные воспоминания и разбитое сердце».

«А если он моя судьба, а я не дам нам шанс и испорчу себе всю жизнь? Вдруг он тоже влюбится в меня, и мы будем жить долго и счастливо».

«Ага, долго и счастливо, пока он не заменит тебя очередной Тамарой».

«Тогда остается только одно, испробовать на нем зелье правды».

Вот за варкой этого зелья я и провела всю ночь. Пару раз заходили соседи, жалуясь на ужасный запах (сушеные жабьи головы при варке пахнут так, что без респиратора можно и ноги откинуть), но увидев посреди комнаты огромный черный котел на напольной плитке, решали со мной не связываться и уходили ни с чем.

Где-то в пятом часу утра зелье было готово и разлито по колбочкам, одну из которых я и захватила с собой на работу.

Так как бессонная ночь еще не повод выглядеть как попало, ровно в девять я стояла на пороге офиса при параде: легкие бежевые брючки (ZARA), белая маечка (Mango), конский хвостик и улыбка до ушей (собственность хозяйки).

К Яру я решила не заходить, было все еще немного стыдно за вчерашнее, и направилась к себе в кабинет, где на столе меня поджидал огромный букет из ромашек. От кого он, можно было не гадать, если бы я не влюбилась в этого дьявола раньше, то сейчас бы уж точно не устояла.

Я подошла к букету, вдохнула приятный запах и громко чихнула.

- Не такой я ожидал реакции, - раздался низкий бархатистый голос у двери.

Повернувшись, я вмиг покраснела от ушек до самых пальчиков ног. Черные глаза гуляли по моему телу, а на губах играла наглая ухмылка.

- Прошу прощения, я не слышала, как ты вошел, - мы застыли друг напротив друга в напряженном молчании. Клянусь великой богиней Селеной, мне казалось, я даже видела летящие в разные стороны искры.  

 Губы Яра расплылись в хищной улыбке, он медленно подошел ко мне вплотную, вдохнул запах волос, от чего у меня чуть не остановилось сердце, и я забыла как нужно дышать. Склонившись ниже, он прошептал:

- Воль, а ты стрелять умеешь?

До меня не сразу дошли его слова, поэтому я еще минуту продолжала смотреть ему в глаза и издавать чуть слышные жалобные стоны.

- Нет и никогда не пробовала. - прохрипела я из-за пересохшего горла. К чему этот вопрос? Он боится, что я из-за вчерашнего подумываю всадить в него парочку пуль?

Яр, задевая своими губами мои, продолжил:

- А если я вечером приглашу тебя в тир, пойдешь?

Вот это, я скажу, было неожиданно. Пока я обдумывала ответ, даже не заметила, как его рука заскользила по бедру в опасной близости от моей попки и… ущипнула.

- Ай! Да-да, пойду. – Как ужаленная подпрыгнула я.

- Отлично, буду ждать тебя после работы в холле. А сейчас, - Яр взглянул на часы, - мне нужно уехать по делам, а ты пока займись работой, я скинул тебе на почту чек лист с заданиями на сегодня.

Босс направился к двери, а я, вспомнив о своих на него планах, метнулась следом.

- Яромир, а давай пока ты не уехал я тебе кофе сделаю? Ну или чай? Могу водички принести? – С водой зелье смешивать нежелательно, но хоть что-то надо было придумать.

- Прости красавица, но я очень спешу, иначе не чаёвничал бы тут с тобой, а занимался чем-то поинтереснее, - нагло подмигнул мне этот нахал и исчез за дверью.

Ничего, вечером он у меня все проглотит и всю правду о своих чувствах расскажет!

До шести время пролетело незаметно, в перебежках между кабинетами, у одного документ подписать, другому отчет подготовить и занести. Некогда мне было вздыхать по боссу и строить планы, как его отрави… напоить своим жидким правдорубом. Но вот уже конец рабочего дня и я вприпрыжку понеслась в холл, где меня уже ждал Яр.

Стоял он не один, а с Тамарой, что несколько подпортило мне впечатление. Секретарша, одежда которой больше демонстрировала, чем скрывала, не сводила с Яра влюбленных глаз и премерзко улыбалась. О чем они разговаривали я не слышала, донеслась только последняя фраза:

- Ладно, Тамара, можешь идти. Сегодня я буду занят, передай Дмитрию, что свяжусь с ним завтра.

Значит работу обсуждали, аж от сердца отлегло.

- Привет, я готова, - весело пропела я, подходя ближе.

- Отлично, - улыбнулся босс и взял меня за руку, - далеко идти не нужно, прекрасный тир есть у нас в здании в подвальном помещении. Сотрудники любят выпустить пар после тяжелого рабочего дня.

- Как удобно, - рассмеялась я вся в предвкушении от получения нового опыта, да еще и в компании такого красавца.

 Помещение совершенно не напоминало мне те места на ярмарках или в парках развлечений, где можно было пострелять и выиграть игрушку при попадании в цель. В детстве мне не пришлось это попробовать, поэтому сегодня я решила наверстать упущенное.

Это был самый что ни на есть профессиональный тир, где вдалеке стояли большие картонки в виде человека, передо мной было три кабинки, где ты стоя целишься и, как я себе это представляла, лупишь по мишеням закрыв глава.

Яр достал из шкафа две пары наушников и два небольших пистолета. Подойдя ко мне, он, не говоря ни слова, надел на меня наушники и, развернув в сторону мишеней, подтолкнул к первой кабинке. Сам он тоже надел наушники и встав позади меня проделал какие-то манипуляции с оружием, я сильно не вдавалась в подробности, вложил мне его в руки и одними губами сказал «нажимай». Я обхватила пистолет двумя руками, вытянула вперед руки, прицелилась, зажмурилась и нажала на спусковой крючок.  

Сказать, что мне понравилось, это ни сказать ничего. И пусть за все три часа что мы там провели я не попала ни по одной мишени, «в молоко», как выразился Яр, настроение мне это не испортило. С каждой выпущенной пулей, я становилась расслабленной и раскрепощенной. Этому также сильно способствовал находящийся рядом мужчина, от легких прикосновений которого во мне все ярче разгоралось пожирающее изнутри желание.

Мы стреляли, соревновались, ели мороженное, которое босс умудрился где-то достать, и смеялись – смеялись - смеялись.

- Давай я провожу тебя до дома, - предложил мне уже на выходе Яр. - Мне все равно в ту же сторону, - не удержавшись подразнил он меня.

- В ту же сторону, в тот же подъезд, в тот же лифт, а кстати, какой у тебя этаж? - великая богиня Селена, я не думая задала этот вопрос, а он сейчас решит, что напрашиваюсь в гости.

- Я живу прямо над тобой, и да, когда ты ночью поешь с открытыми окнами я тоже слышу. - Ох, великая... что за стыд! А этот гад ржет стоит.

Так незаметно мы добрались до дома и вошли в лифт, где я нажала на «пятый этаж», а Яр на «шестой».

- Воль, да милый у тебя голос, не переживай ты так, - знаю какой он милый, мне сестры каждый раз обещали за открытие рта зубов лишить. - Расскажи лучше откуда ты, а то про себя не очень распространяешься, - посетовал босс.

- Да рассказывать особо нечего, я родилась и выросла в Проточном. Городок недалеко отсюда. У меня есть еще две сестры, мы тройняшки, хотя сходство не сильное. Воспитала нас тетушка со стороны матери, родители попали в авиакатастрофу, когда нам только исполнилось по три года, поэтому сильно мы их не помним. Сестры после школы поступили в универ, а я решила работать, вот так и оказалась тут.

- Тройняшки, ого, - зацепился за самое, для него, интересное, Яр, - а они такие же кареглазые брюнеточки, как и ты?

- Нет, Тата рыжая, а Радмила блондинка. Мы не близнецы. Похожи, конечно, но не так сильно.

- На любой вкус, - рассмеялся босс, - но я люблю брюнеток. - Последнюю фразу он произнес уже не улыбаясь, не сводя с меня своих черных глаз.

Лифт звякнул и остановился на моем этаже, и когда я собралась уже выходить, смущенно опустив глаза, Яр схватил меня за руку, втянул внутрь и прижался к губам. Я тут же растворилась в этом жарком поцелуе, напрочь забыв, что мне пора домой и лифт движется дальше на этаж моего сексуального босса.

- Какая же ты сладкая, - оторвавшись от меня, хрипло прошептал он, когда лифт остановился и открылся.

Я не успела осознать, где нахожусь, Яр схватил меня, перекинул через плечо и направился к своей двери.

- Пусти меня, что ты делаешь! - громко зашептала я, стараясь не тревожить соседей. Только зрителей мне тут не хватало.

- Тащу законную добычу в свою берлогу, - нагло заржал этот варвар.

Открыв дверь одной рукой, второй он придерживал меня за зад, нахально его поглаживая.

Свет Яр включить не подумал, поэтому передвигался на ощупь. Открыв дверь, как я потом поняла, в спальню, он бросил меня на мягкий матрас, стащил через голову с себя рубашку и направился ко мне. Комнату озарял только лунный свет, льющий из-за окна, на котором не наблюдалось штор. Да и вообще, судя по окружающей обстановке, приверженцем чистоты его можно было назвать с огромной натяжкой. Но в данный момент меня это не волновала, я не могла оторвать глаз от его груди, от перекатывавшихся под кожей мышц и неосознанно облизывала губы, что не укрылось от взгляда этих чертовски сексуальных черных глаз.

- Воль, разве тебе не хочется отдохнуть от образа строгой офисной работницы и побыть немного плохой девочкой? - Он улыбнулся и подошел к кровати, расстёгивая ширинку.

- Хочется, - шепнула я, присев у края и не отрывая взгляда от его рук. Пусть завтра мне будет стыдно, я буду себя корить, но сейчас я не могла оттолкнуть этого мужчину, так как он был всем, чего я хотела, чего жаждала и без чего не могла вздохнуть.

- Блин, я надеялся на этот ответ, - вконец охрипшим голосом произнес Яр. - Открой ротик и возьми его.

Он прошелся большим пальцем по моей нижней губе. Я не могла больше терпеть и, взяв в руку его член, медленно заскользила по всей длине язычком. Какое блаженство, великая богиня Селена! Я вроде как делаю приятно ему, но чувствую себя на седьмом небе слыша его хриплое, прерывистое дыхание.

Не выдержав моих медленных скользящий действий, Яр схватил меня за волосы и притянул ближе. Прикрыв глаза, я начала делать так как ему хотелось, и уже потеряла всякий контроль, слыша его возбуждающий рык, когда он отстранился, повалил меня на подушки и навис сверху.

- Не могу больше, - зашипел он, стаскивая с меня майку и брюки. При виде моего нижнего белья, которое, к слову, ничего не скрывало, Яр присвистнул, - я кажется попал в рай.

Он заскользил губами по моей шее и ниже исследуя каждый изгиб, а я не могла сказать ни слова, лишь беспомощно постанывать и гладить его широкую спину.

Яр сдавил руками мою грудь и начал покусывать соски, от чего я впилась ногтями в его плечи. Отвлекшись, он приподнял меня за бедра, сжал мою попку и вошел в меня. Мы оба вскрикнули от удовольствия и когда Яр начал двигаться я уже не могла себя сдерживать, обвила его ногами и сжала руками груди, увеличивая наслаждение.

- Это слишком хорошо, - зашептал он увеличивая темп.

- Да, - простонала я, - еще...

Возбуждение нарастало во мне с каждым толчком и спустя мгновение нас обоих накрыл просто крышесносящий оргазм. Не отстраняясь, Яр сжал меня в объятиях, и мы минут десять приходили в себя.

- Все-таки ты очень плохая девочка, сладкая моя.

-        Надеюсь, это останется между нами, - лениво улыбнулась я и перевернувшись, закинула руку ему на грудь и прижалась крепче. Так мы и уснули.

Глава 5

Меня разбудил солнечный луч, проникший в окно. Не сразу осознав, где нахожусь, я начала оглядываться по сторонам и отмечать непривычную обстановку. Странными также казались ощущения, и лишь спустя мгновение дошло, что меня больше не обнимают руки Яра. Дверь в спальню была открыта и только по звукам льющейся воды стало понятно, что он в душе.

Я сладко потянулась, чувствуя каждую мышцу, ноющую от непривычной физической нагрузки, которую устроила вчера вечером, но ни капли не жалела. Меня переполняло чувство восторга и необычности происходящего. Хотелось прыгать, бегать, петь… нет, лучше не петь!

Никогда раньше не думала, что любовь может накатить неожиданно как снежный ком, как лавина и ты окажешься погребенным под нею и не захочешь вылезать. Вот именно так я себя и ощущала.

Мысленно переживая все снова и снова, я не заметила, как мужчина моих грез вышел из душа в одном полотенце, намотанном на бедра, прислонился плечом к стене и, ухмыльнувшись, заметил:

- А по утрам ты еще прекрасней, такая растрепанная и голенькая.

Я опустила взгляд вниз и увидела, что одеяло сползло к ногам и я восседаю на подушках абсолютно голая. Поспешно укрывшись по самую шею, смущенно спросила:

- А завтраком в этом доме кормят?

- Очень редко, но для такой гости я сделаю исключение, - уточнил Яр с весельем в голосе.

- Польщена, - и вдогонку крикнула, - но знай, что эта гостья любит полноценный завтрак, иначе плохое настроение на весь день тебе гарантированно!

Ответом мне был громкий смех, когда хозяин квартиры испарился на кухне, оставив меня наедине с самой собой.

Долго тут лежать мне не хотелось, поэтому облачившись в его рубашку, лежащую на кресле у кровати и доходящую мне до колен, я отправилась следом за Яром.

Он вовсю колдовал на кухне, так и не удосужившись одеться, облаченный все в то же полотенце. На завтрак меня ждал омлет, отдельно на плите жарились сосиски, но не это привлекло меня больше всего, а запах свежесваренного кофе, заполнивший всю комнату. Я громко вдохнула и застонала.

- Это просто микрооргазм, - тут же потянулась за кружкой, налила себе до краев и, зажмурившись от блаженства, сделала первый глоток.

- Микрооргазм – это видеть тебя в своей рубашке на кухне, такую домашнюю, что хочется съесть, - с последними словами Яр подошел ко мне со сковородкой в руке. Другой рукой он оттянул мне рубашку, оголив плечо, развернул к себе спиной и принялся целовать шею, спускаясь все ниже.

Когда сковорода с громким хлопком упала на пол и весь омлет разлетелся по комнате, я нахмурилась и кинула через плечо недоуменный взгляд.

- Что произошло, Яр?

Его черные глаза, излучавшие до этого нежность, вдруг заискрились, лицо исказила гримаса ненависти. Он оттолкнул меня от себя, от чего я, не удержавшись, больно ударилась о стол. Охнув от неожиданности, я схватилась за бок.

- Ты чертова ведьма!

- Почему… – Откуда он узнал? Люди понятия не имеют, что мы существуем. Кто он такой?

- Гребанная ведьмовская метка на спине, ты думала я не узнаю? Что я такой тупой? Боже, как я раньше не догадался, ведь все же признаки налицо.

Ведьмовской меткой называли родимое пятно на плече у ведьмы, у всех оно было одинаковым в форме полной луны кровавого цвета. Надо было тоналкой замазать. Великая богиня… о чем я думаю?

 - Кто ты такой? Откуда ты знаешь о ведьмах? – ненависть в глазах Яра пугала меня, хотелось убежать и спрятаться, хоть у него же под кроватью.

- Неужели ты так тупа, что не узнала инквизитора? Вы же нас за километр чуете? А если с нюхом проблемы, то тогда тату на спине должно было тебе многое сказать.

Тут до меня дошло, где я раньше видела подобное тату, в книгах Стефы по определению существ. Это было так давно, еще в детстве, что все воспоминания просто выветрились из головы. Воля, вспоминай, что там еще о них говорилось.

Девяносто, или около того, лет назад началась десятилетняя война за превосходство, закончившаяся пактом о не пересечении личных границ инквизиции нашим родом. Эти твари убили столько ведьм в те годы, сколько не погибало за все время своего существования. Они просто отсекали нам головы, варвары!

Стефа, не познавшая ужасов тех времен, так как еще не родилась, не уделяла много времени тому периоду, когда преподавала нам с сестрами историю ведьмовства, а мы и не заостряли внимания, так как было попросту страшно. «Сто лет прошло, сейчас мы живем в цивилизованном обществе, где никто не может тебе с бухты-барахты отрубить голову и не попасть после этого в тюрьму» - говорила она. И мы верили.

 А теперь я так влипла, что понятия не имела, что делать. Задыхаясь от нахлынувшей горечи и беспомощности, я не могла придумать, что ответить на эти обвинения.

- Я… я… слабая ведьмочка, я не чуяла тебя, да и вообще о вас много не знаю, думала вы все ассимилировались с людьми и забыли о нас, - чуть не плача воскликнула я.

- Так я тебе и поверил. Заявилась к нам в город, на нашу территорию, прикрывшись защитным заклинанием.

Что еще за заклинание? Однозначно проделки сестер, или Стефы, будь они неладны.

- Ты хоть знаешь, что у меня приказ на твою ликвидацию?

- Лик… лик.. что? – Заикаясь проблеяла я, все еще не в состоянии прийти в себя.

Яр бросился в свою спальню, где несколько часов назад я познала настоящее счастье, и начал сбрасывать в кучу все мои, немногочисленные, вещи. Сумочка полетела следом за брюками, но неудачно приземлившись открылась и все содержимое рассыпалось по кровати. В том числе и колбочка с зельем, которое я собиралась на нем испробовать и, на котором заботливой рукой накарябала – «Зелье №1».

- Значит, слабая ведьмочка? – злобно ухмыляясь протянул Яр, беря в руки пузырек. - Решила меня отравить? Или шпионила за инквизицией? А, к черту, какая разница. Собирай свои вещи, и чтобы к завтрашнему утру ноги твоей не было в городе. Увижу еще раз, за волосы приволоку в резиденцию инквизиции, где в подвале стоит преотличненькая гильотина. Чертова дрянь, надо же было так попасть.

Я быстро начала одеваться, глотая слезы. Совершенно не верилось, что нежный и добрый мужчина, баюкающий меня вчера в своих объятиях, и этот монстр - одно и то же лицо. Жалеть себя я перестала и теперь уже пылала злобой.

- Тебе, я смотрю, это нравится: цветы, свидания, а на утро пинок под зад и поминай как звали?

- Нет, - процедил Яр, - если бы я знал, кто ты, то и на порог своей компании не пустил, остановил бы у пункта охраны и за шкирку выкинул из города.

- Нужно было остановить до того, как затащил меня в постель. Инквизитор из тебя так себе! - Это были последние мои слова, после которых громко хлопнув входной дверью я поспешила к лифту, на ходу глотая слезы.

Самая везучая на свете ведьма - с работы выгнали, заставили влюбиться и растоптали сердце, и даже поплакаться некому, я же никого тут не знаю. Что за прекрасное утро!

Ворвавшись в свою квартиру, я направилась в спальню, легла на кровать и с головой укрылась одеялом. Долго в этом городе задерживаться я была не намерена, собрать чемодан и на вокзал, правда сначала надо было позвонить и узнать насчет билетов.

Дождавшись, когда в голосе прекратят проскальзывать всхлипы, я набрала номер вокзальной кассы, только чтобы узнать, что последняя машина на Проточное уходит через час и продажа билетов на нее уже закрыта, а следующая будет только завтра к обеду.

Отлично, мне теперь до завтрашнего обеда из квартиры даже носа не показать, а то ходить без головы.

Душу раздирала боль, а я отказывалась думать, вспоминать и анализировать все произошедшее. Я больше никогда не вернусь к этому кошмару. Уеду из проклятого города и забуду сюда дорогу. А еще попрошу своих знакомых ведьмочек, преуспевавших в проклятиях, наслать на этого монстра все кары небесные. Заслужил!

Боль была такой, словно потеряла очень важного человека, который был частью меня и теперь я разбита. Пусть Тамара была не из тех людей, кому можно было довериться, но она меня предупреждала, а я предпочла не слушать. Вот теперь и пожинаю плоды.

Дурная, дурная ведьмочка!

Глава 6

- Эта злобная ведьма точно меня приворожила, - думал Яр, сидя вечером на кухне перед початой бутылкой виски, допитой уже почти до дна. – Надо вспомнить, не давала ли она мне что-то съесть или выпить.

Но в замутненных мозгах ничего такого не сплывало, что, конечно же, не говорило о том, что она этого не делала. А иначе как объяснить ноющую боль в груди. Хотелось вырвать себе сердце и не вспоминать, как она стояла утром в его рубашке, такая беззащитная и со слезами на глазах, пока он орал на нее на чем свет стоит.

«Надо забыть! Она ведьма, а у них ни стыда, ни совести. Они несут смерть и хаос поклоняясь дьяволу. До сих пор многие из них приносят в жертву детей и, кто знает, может Вольга тоже этим промышляет».

За свою жизнь Яромир повидал много подобных созданий, поэтому даже убеждая себя в этом, он не верил, что Воля может кого-то убить или причинить вред. Нет, о том, чтобы сдать ее стражам и речи быть не могло, но он точно знал, что надо прекратить думать о ней, а лучший способ, приходивший сейчас в голову, это отправится в местный бар, напиться там, снять какую-нибудь девочку на ночь и, попрощавшись с ней утром, пойти как ни в чем не бывало на работу. Да, так и надо поступить.

Яр допил виски, бросил бутылку в урну и отправился в бар, что располагался на углу здания и был самым известным на весь Пересвет.

Бар назывался «У сороки» и контингент там был разношерстный: байкеры, рокеры, золотая молодёжь, офисные работники, девочки, ищущие богатеньких парней или приключения на свои пятые точки.

Павлов уже расположился за барной стойкой и выбирал с кем он сегодня покинет это место, когда открылась дверь и вошла его старая знакомая Катерина, а, по совместительству, владелица данного бара. Высокая брюнетка в обтягивающем мини платье с длинными рукавами выделялась на фоне местных девочек своим самоуверенным выражением лица. Заметив Яра она направилась в его сторону:

- Какие люди! Ты сто лет тут не был, с чего решил заглянуть на огонек? – Она присела рядом и попросила у бармена «Маргариту».

- Да вот, соскучился. Давно не виделись, - пьяно ухмыляясь бросил Яр. – Ты не занята сегодня?

Не то чтобы он горел желанием, просто с ней это было бы легко. Катя прекрасно знает, что ожидать от него чего-то большего, не вариант.

- Для тебя я всегда свободна, ты же знаешь, - улыбнулась она. – К тебе, или ко мне?

И тут он представил, как едет с ней к себе домой, укладывает в ту же постель, где только вчера так сладко стонала Воля, все желание кого-то трахать, лишь бы выкинуть ее из головы, испарилось разом.

- Прости Кать, погорячился. Я сейчас и до дома не знаю как доползу. Может, в другой раз, - или, скорее, «никогда».

Он смущенно улыбнулся недовольно скривившейся от его слов девушке, допил свой виски и, покачиваясь из сторны в сторону, отправился на выход.

Плохая идея была, изначально.

Дома Яр как был, в джинсах и футболке, улегся в незаправленную со вчерашней ночи постель, которая все еще хранила запах его ведьмочки, расправил бумажку с отпечатком задницы, которую спер из кабинета бывшей ассистентки и, прижав ее к груди, заснул мертвецким сном.

***

Утром, в черных очках, помятых брюках и рубашке на выпуск, перед входной дверью в офис «Weapon Industries» стоял, отдавая за версту перегаром… нет не бомж, а владелец и генеральный директор компании - Павлов Яромир Глебович.

- Друг, ты как с постели поднялся? Судя по запаху, ты сейчас должен валяться в алкогольной коме, - весело заметил Дмитрий, когда они пересеклись в лифте.

- Будильник разбудил. О коме, в тот момент, я мог только мечтать, - прохрипел из-за пересохшего горла Яромир. – Зайди ко мне минут через двадцать, дело есть.

- Закончу с отчетом, и я у тебя, - сказал зам, выходя из лифта на своем этаже.

Расположившись за рабочим столом Яр нажал на кнопку громкой связи на телефоне.

- Тамара, сделай, пожалуйста, кофе покрепче и зайди ко мне.

- Одну минуту, Яромир, - раздался радостный голос секретарши.

И правда, ровно через минуту перед ним стоял свежесваренный черный кофе, круживший голову своим ароматом.

- Тамара, присядь. Я хотел бы обсудить с тобой вновь открывшуюся вакансию моего личного ассистента.

 - Открывшуюся? – Недоверчиво переспросила она, усаживаясь на кресло так, чтобы выгодно подчеркнуть свои длинные ноги, - а как же новенькая?

От напоминания о Воле больно кольнуло в груди и Яр зло прорычал:

- Забудь о ней, не справилась! Ты не хочешь попробовать себя в этой роли? Тем более секретарша из тебя неплохая и в стражах стажировка у тебя продвигается отлично.

- Да-да, конечно. Я согласна. Могу приступить немедленно, - тут же затараторила она, лишь бы босс не передумал.

Как хорошо вышло с этой мелкой молью, Тамара думала, что Яр положил на нее глаз, но, похоже, рыбка сорвалась и теперь она, Тома, может занять пустое место и на работе, и в его постели. Она мысленно потерла ручки.

Глаз на главного стража «Святого отдела» она положила уже давно, как только вступила в их ряды и параллельно устроилась к нему на работу. Но взаимностью, объект желания, ей не отвечал, да и вообще не давал никакого повода, а тут такой шанс!

- Хорошо, пока ознакомься в кадрах с должностными инструкциями, я дам знать если что-то будет нужно.

В дверях, с озадаченным выражением лица, уже стоял Дмитрий, не спускавший с Яра настороженных глаз.

Тамара попрощалась и засеменила к двери, которая неплотно закрылась из-за чего она услышала начало их разговора и, не смутившись, решила дослушать до конца.

- Яр, ты куда новенькую подевал? Крепость оказалась неприступнее некуда? – Осторожно поинтересовался зам.

- Ты даже не представляешь! Она и есть наш объект, - кисло улыбнулся Яромир. - Мы бегаем, ищем ведьму, а она тут, у нас под носом. Не смешно ли?

- Ты серьезно?! Уже отвез ее в резиденцию? Или убил на месте? - Выкатив от удивления глаза застыл Дмитрий.

- Не собираюсь я ее убивать. Выпроводил из города, больше она здесь не появится. А тебе сказал по-дружески, чтобы заканчивал с поисками.

- Но почему ты ее отпустил? - недоверчиво поинтересовался зам.

- Я, кажется, в нее влюбился, - скривившись признался Яр, - Хватит ржать! Думаешь, она меня приворожила?

- Тебя? Приворожила? - задыхаясь от смеха чуть ли не катался по полу Дмитрий, - Главный страж инквизиции понятия не имеет, что у нас иммунитет на проделки ведьм. Вот расскажу я Верховному, вот мы посмеемся.

- Нет, не нужно ему рассказывать! - Резко прервал друга Яр, - чтобы духу его и в метре от Вольги не было. Дай ему волю, и он будет с косой по миру ездить, ведьм линчевать. Я доложу, что цель уничтожена и он отстанет. Она слабенькая, ни на что не способная ведьмочка, и мухи не обидит.

- Ну смотри, брат, - улыбаясь заметила наглая рожа зама, - слабенькая, а главу стражей к ручкам прибрала. Что делать будешь?

- Не знаю, - вздохнул Павлов. - выгнал ее вчера. Как идиот разорался, она и не взглянет на меня теперь.

- Тебе не привыкать грудью на амбразуру, - похлопал друга по плечу Дмитрий.

- Твоя правда, перерою весь город, найду свою женщину и завоюю ее обратно, - ухмыльнутся Яр, поднимаясь с кресла и собираясь заглянуть на вокзал, чтобы взять билет в Проточный.

***

- Алло, Ваше Преосвященство? Это Елкина, у меня для вас срочные новости, - затараторила в трубку Тамара.

- Да, Тома, я тебя слушаю, - раздался хриплый голос собеседника.

- Это, конечно же, не мое дело, но так вышло, что я была в курсе, что «Отдел» сейчас ведет поиски ведьмы. Сегодня я узнала, что ведьмой является наша бывшая сотрудница.

- Бывшая? - Удивленно поинтересовался Верховный.

- Да, Звягинцева Вольга. Яромир взял ее на работу не так давно, а сегодня я, совершенно случайно, услышала их разговор с Дмитрием Бироевым, где они обсуждали сокрытие от вас информации по ее поимке. Яромир ее отпустил, а вам, наверное, сказал, ну или еще скажет, что уничтожил. А она сейчас, скорее всего, у себя на квартире в нашем здании, собирает вещи, чтобы скорее сбежать в свой город, если уже не сбежала.

- Что?! - Раздался оглушающий крик с другого конца.

- Я, как честный человек, и приверженец нашему общему делу, не могла смолчать и не рассказать вам все, - испуганно заверещала Тамара, но в ответ раздался лишь прерывистый писк.

Верховный бросил трубку.

Глава 7

- Радмила нет, проклинать до седьмого колена мы его не будем! И заклятие импотенции не смейте применять! Только попробуйте, я тут же все узнаю и смертельно обижусь, – спорила я по телефону с сёстрами, включив громкую связь. Параллельно также застегивала юбку и старалась впихнуть огромный котёл обратно в чемодан, куда он совершенно не хотел вмещаться.

Проведя всю ночь в слезах уткнувшись в подушку и, сначала жалея себя, а затем костеря на чем свет стоит за то, что оказалась такой наивной простушкой, поверившей в любовь с первого взгляда, на утро я решила позвонить родне и рассказать все как есть. Теперь вот жалела, что поторопилась, так как сестренки, переживая за меня, отличились кровожадностью, предлагая то превратить Яра в зомби, то лишить мужской силы, а то и вовсе, забить на заклинания и нанять киллера, чтобы не подкопаться.

Очень странно, но как бы сильно я на него не злилась, все эти идеи вселяли в меня только ужас, поэтому сёстрам я категорически запретила вмешиваться.

- А как ты узнаешь про импотенцию? - Задала резонный вопрос Тата, - в постель то с ним ты точно больше не полезешь проверять.

- Воль, ну а что тогда? – в голосе Рады слышалось недовольство, - Так и выйдет этот гад сухим из воды? Мы, ведьмочки, обид не прощаем!

- Ну, он сильно меня не обижал, - замялась я, - своим не сдал, да и про соблазнение я погорячилась. Это скорее я его… ну… того самого. Забуду обо всем, будто и не приезжала сюда. Найду другую работу, в другом городе, где по улицам инквизиторы не гуляют, и все отлично будет.

- Так, с кем болтаем? – Раздался на другом конце громкий Стефин голос.

Великая богиня Селена, забыла предупредить сестёр чтобы они ей ни слова не говорили. Переживать ещё и ее насмешки я сегодня была не в силах.

- Воля звонит, домой возвращается. Большой босс оказался инквизитором. Соблазнил ее, а как узнал, что она ведьма, разорался и выставил на мороз. Воль, ну пусть Рада на него хоть почесун нашлет, - не вовремя встряла Тата, заложив меня Стефе с потрохами.

- Почесун? На инквизитора? – Охнула от удивления Стефа, - вы издеваетесь что ли? Чему я вас только учила? На инквизиторов наши заклинания и зелья не действуют. Срочно уноси оттуда ноги, Воль.

Переваривая новую информацию, я, наконец, застегнула чемодан, и свалилась на него сверху.

- Почти уже унесла, сейчас только такси вызову и на вокзал, - устало протянула я.

Осознавая, что через пару часов я буду далеко от этого города, от Яромира, во мне все будто переворачивалось, уезжать совершенно не хотелось, но объяснить это чувство я не могла. Как будто часть себя тут оставляю. Никогда ничего подобного раньше не испытывала. Проклятый Павлов! Ну почему ты не мог оказаться обычным парнем, с людскими проблемами и заботами?

В дверь чуть слышно постучали.

- Консьерж, наверное, пришел, я его просила ключи забрать, повисите пока на линии, - попросила я сестер и ушла открывать дверь.

В глазок я, естественно, не взглянула, лишь рванула на себя дверь и застыла на месте. С другой стороны стояло двое высоченных амбалов, все в черном и с такими бандитскими рожами, что и неоновый знак над головой не требовался – инквизиторы, как пить дать. Значит Яр не сдержал слово. Предатель!

- Вольга Звягинцева? – Прохрипел тот, что стоял справа и премерзко улыбнулся.

- Н-н-нет, - заикаясь проблеяла я.

Затем, что-то меня дернуло развернуться и понестись во весь опор обратно в комнату. Других маневров для отхода, кроме как сигануть в окно с пятого этажа, просто не было, поэтому спрятавшись за диваном, я начала анализировала ситуацию.

«Телефон включен, а значит сестры меня слышат. Что люди обычно делают, когда их приходят убивать?»

В голове крутилось какое-то интервью с психологом по тв, где он говорил, что в подобной ситуации, чтобы вам действительно помогли, надо кричать…

- Пожар! Спасите, помогите, пожар! – Меня вытащили из-под дивана, схватили за волосы, оттянули назад голову и приложили к носу ну просто отвратительно пахнущую салфетку.

- Воля, что случилось? – Раздался из динамиков взволнованный голос Стефы.

– Пожааааа… - Не успев промямлить последнюю фразу, я медленно проваливалась в какую-то тягучую черноту.

Павлов, как же я тебя ненавижу!

***

- Только не пяточки! Не щекочите мне пяточки, это самое чувствительное место, - шептала я, находясь еще в глубоком сне, где мне виделись летающие вокруг феи с огромными белыми перышками, которыми они в меня непрестанно тыкали.

- Она уже приходит в себя, - скрипучий голос проникал сквозь туманное сознание, вырывая из сна в реальность.

Чуть приоткрыв глаза и убедившись, что яркого света нет и смерть от резкой головной боли мне не грозит, я начала медленно возвращаться к действительности. Феи из сна тут же превратились в рой мерзко жужжащих мух.

От того как ныли руки, стало понятно, что меня приковали к стене в позе звездочки. Ну хоть не раздели. В чем из дома забрали, то есть юбочке и маечке, в том и висела. Обуви, однако, тоже не дали, болталась я босиком, а камни под ногами были ой какими холодными. Хоть бы не простыть и не слечь потом с ангиной.

Великая богиня… о чем я только думаю? Если я выберусь отсюда, ангина мне покажется раем на земле.

Оглядевшись по сторонам, осознала, что нахожусь в старом подвале, переносящем тебя в средневековье, со всей этой атрибутикой в виде топоров, гербов и гобеленов на стенах.

А вот и гильотина в углу. Хоть в этом Яр не соврал, но легче от его предательства не становилось.

Рядом стояла парочка уже знакомых амбалов, а с ними высокий седой старик в сером плаще.

 - Чертова ведьма, открыла, наконец, глаза, - сказал, бросив на меня полный злобы взгляд, старикашка. – Создание дьявола! - Ну ей-богу, будто я у него денег заняла, а отдавать не спешила.

- К-к-кто вы такой? - Холодно тут не было, но от ужаса зуб на зуб не попадал.

- Я Верховный «Святого отдела», ведьма, - старик произносил каждое слово, будто выплевывал. - Пришел зачитать приговор.

Страшно было до мурашек. Я уже мысленно рисовала образы пыток: вот эти амбалы вручают седому огромные щипцы, и он начинает вырывать мне зубы, кадр сменился и вот уже они дают ему огромный топор, и он отрубает мне руки. Так и не поняв, что из этого страшнее, я громко заревела:

- Прошууууу, не убивайте меня. Я слабая ведьмочка, за всю жизнь только раз бабочке крылышко оторвала и то в научных целях. Аааааа, - не переставая ныть причитала я.

Хоть бы сестры додумались поскорее организовать мое спасение. Долго я тут не выдержу.

Старикашка подошел ближе и во весь голос хрипло затараторил:

- Вольга Звягинцева, по закону «Святого отдела», ты обвиняешься в том, что нелегально въехала в город Пересвет, являющийся вот уже тысячу лет вотчиной «Святого отдела», что согласно пакту о не пересечении личных границ инквизиции - карается смертью! Тебя вычислил и сдал нам в руки верный страж, которому и подлежит тебя линчевать. Жди своей смерти, сегодня или завтра ты лишишься головы и данное решение не подлежит рассмотрению.

Выпучив глаза, я не сводила взгляд с этого безумца пытаясь переварить то, что Яр не просто меня им сдал, но сам еще и головы лишит. В это просто не верилось. Не после того, как он баюкал меня в объятиях и называл своей сладкой. Такого не бывает, люди не могут так сильно меняться.

Или могут?

Что в свои двадцать лет я знала о людях? Да практически ничего. Никакого жизненного опыта. Я всегда была под теплым крылышком Стефы и ковена, которые оберегали нас с сестрами пуще зеницы ока.

- А амнистия у вас бывает? Ну, или условно-досрочное, - лелея последнюю надежду, всхлипывая спросила я, - сразу уеду, и вы обо мне никогда в жизни больше не услышите.

Старик, бросив на меня последний, полный ненависти взгляд, направился с охраной к выходу. А я начала усиленно молиться великой богине Селене подарить мне если не спасение, то быструю, безболезненную смерть от горя, что человек, запавший мне в душу, оказался моей погибелью...

***

- Не переживай Тома, как ты и просила, я ни слова о тебе не сказал, - уверял расположившуюся в его кабинете секретаршу Верховный, - ведьма думает, что это Яромир ее передал нам в руки и я приложу все усилия, чтобы он же ее и обезглавил.

- Ваше преосвященство, вы только про меня Яромиру ничего не говорите, пожалуйста, - заискивающе попросила Тамара, - он может не так понять, а мне проблемы не нужны. Я стараюсь на благо «отдела».

-        На благо «отдела», значит, кошка драная, - голос Павлова, раздавшийся со стороны двери, был полон ярости.

Глава 8

- Женщина, прошу вас, проверьте еще раз список вчерашних пассажиров, я заплатил вам достаточно, чтобы вы могли сделать это в третий раз, - от нетерпения Яромир начал уже скрипеть зубами.

- Молодой человек, я уже два раза проверяла и сказала, что никакая Звягинцева вчера билет не брала, от того, что я проверю весь список в третий раз, ее фамилия не появится! – Возмутилась билетерша и с громким хлопком закрыла окошко.

Несолоно хлебавши Яр вышел из здания вокзала.

«Раз Воля не уехала вчера, значит не успела на последнюю машину и все еще в квартире.»

Он улыбнулся.

«Не все еще потеряно! Приду к ней, извинюсь, скажу, что не могу без нее, мы поцелуемся и…»

«Идиот, кто сказал, что она тебя простит?»

«Но я же скажу, что люблю!»

Вторая, более реалистичная сторона его сознания, мерзко похихикивая рисовала воображаемый пинок под зад, которым ведьмочка награждает Павлова, появись он на пороге ее квартиры.

«И что ты будешь делать, если она не простит?»

Придется включить синдром пещерного человека, решил Яромир. Взвалить ее на плечо, унести в пещеру и выпустить только после рождения их третьего ребенка. Авось тогда уже простит.

Наметив про себя план действий, он уже поднимался на лифте в ее квартиру и был очень удивлен обнаружив, что входная дверь раскрыта нараспашку. В квартире никого не наблюдалось, хотя Яр для проформы пару раз позвал Волю по имени. Куда она в такой спешке сбежала, что даже дверь за собой не закрыла?

Лишь увидев в зале собранный чемодан он понял, что что-то не так. Привлек к себе внимание телефон стоящий на столе, где кнопка, отвечающая за оставленные сообщения, мигала красным. Павлов, недолго думая, нажал на нее и из динамиков полились испуганные женские голоса:

«Воля, ты что, горишь? Срочно позвони!» пииииииии…

«Воля, это не шутки, мы волнуемся, позвони!» пиииииииии…

«Воля, если ты не выйдешь на связь через пять минут, мы с Татой едем к тебе.» пиииииии…

«Воляяяяя….»

Волнение переросло в непередаваемый ужас, от которого Яра уже заметно потряхивало. Что могло случиться с одной очень «везучей» ведьмочкой всего за сутки с их последней встречи? Он был уверен, что тут не обошлось без «отдела».

Узнать они могли только от Дмитрия, а Павлов не хотел верить, что друг мог его предать. Есть еще вариант с оракулами, но защиту с Вольги не снимали. Куча вопросов и ни одного ответа.

Следующим пунктом назначения Яр наметил резиденцию инквизиторов, и не дай бог с головы его ведьмы упадет хоть один волосок.

***

- Слав, Верховный у себя? – врываясь в здание на ходу поинтересовался Павлов.

Дорога от его квартиры до резиденции инквизиторов занимала около двадцати минут, но сегодня, намного превысив скорость, он добрался за десять.

- Был у себя, но у него, кажется, посетители, я проверю, - страж потянулся к телефону.

- Не нужно, устрою ему сюрприз, он такое любит, - сказал Яромир поднимаясь по лестнице.

- Любит сюрпризы? – Скептически бросил страж.

Яр остановился перед дверью в кабинет Верховного, и уже открывая ее услышал его разговор с Тамарой.

- Ваше преосвященство, вы только про меня Яромиру ничего не говорите, пожалуйста. Он может не так понять, а мне проблемы не нужны. Я стараюсь на благо «отдела».

«А вот и наш засланный казачок! Пригрел на груди змею, Яр, теперь не жалуйся.»

- На благо «отдела», значит, кошка драная! – Даже не сказал, а прорычал Павлов. – Если вы причинили Вольге хоть какой-то вред, я собственноручно придушу тут всех.

Тамара побелела от страха и вжалась в кресло, будто решилась с ним срастись.

- Что ты себе позволяешь! – Верховный резко подскочил с кресла и треснул кулаком по столу так, что все находившиеся на нем бумаги разлетелись в разные стороны. – Мало того, что ты скрыл от нас ведьму, так теперь еще и пришел сюда угрожать нам?

- Ваша преосвященство, - почти выплюнув прошипел Яр, - она слабая ведьмочка, никого за всю жизнь не убившая. Ей всего двадцать. Вы теперь и детей обезглавливаете?

- Эти дети, как ты выразился, вырастают во взрослых, которые предавшись черной стороне своего дела пытают и убивают невинных. Да что я тебе объясняю, ты и сам об этом знаешь не понаслышке. Или напомнить тебе, кто убил твою мать?

Направив на Верховного полный ненависти взгляд, Яр сжимал и разжимал кулаки, сдерживая себя, чтобы не вцепится тому в глотку. Тамара же навострила ушки услышав новую информацию.

- Моя мать тут не при чем. Я в сотый раз прошу забыть о ней и не упоминать в наших разговорах.

- Не при чем значит? Может по твоей теории все ведьмы белые и пушистые? Может нам закончить охоту и уйти на пенсию? И пусть весь мир летит к чертям?

- Я не говорил об этом! Да, среди них много тех, кто перешел черту и использует магию не во благо, а во вред, но это не значит, что я, как слепец, всех под одну гребенку гребу. Вольга никому и никогда не причинит вреда.

- Откуда ты знаешь Яромир, - тут уже вмешалась Тамара, - я ей долго ключи от квартиры выдавала, так она зло смотрела и что-то про себя шептала, и у меня в тот же день ноготь сломался. Никогда не ломались, а тут на тебе. Может и мелочь, но с мелочей все начинается.

Приняв тот факт, что в этом дремучем средневековом царстве, с их укоренившимися устоями, которые не пошатнуть, и даже пытаться не стоит, кому-то что-то объяснять – себе дороже, Яр шумно выдохнул и сказал:

- Понимаю, что вас не переубедить, но именно эту ведьму я сейчас же забираю с собой.

Верховный подал знак стоящему у двери стражу, тот подвинулся и на передний план выступило еще пять таких же амбалов с топорами в руках.

- Ты никого с собой не заберешь. Приговор для ведьмы вынесен и пересмотру не подлежит. Это слово Верховного. Кроме того, ты. Яромир Павлов, по закону «Святого отдела» обвиняешь в утаивании информации от своих братьев и неподчинении Его Преосвященству Верховному инквизиции, что карается заточением в темнице сроком на десять лет.

Тамара громко ахнула и схватилась за сердце, а Яра окружило шестеро человек, заломили руки за спину и поставили на колени. Проделали все очень быстро, и этому можно было бы удивится, учитывая, что они имеют дело с главным стражем, но все объясняется очень просто - Павлов не сопротивлялся.

- Ваше условие, Верховный, - процедил он сквозь зубы.

- Умный мальчик. Ты можешь искупить вину, если собственноручно обезглавишь ведьму, а мы всем отделом полюбуемся на это через камеру видеонаблюдения, - ухмыльнулся Верховный.

- А если я соглашусь и сбегу с ней? - Уточнил Яр.

- Не советую даже мечтать об этом. Из подвала выхода нет. а за дверью вас будут ждать стражи и поверь, они будут хорошо вооружены и беспощадны. Выбирай, ее жизнь или твоя? Она все равно умрет, не от твоей руки, так от чьей-то еще из стражей, а вот тебе десять лет гнить в темнице ой как не понравится.

Закрыв глаза Яр мысленно около минуты сражался сам с собой и, медленно выдохнув, наконец, произнес:

-        Хорошо, я согласен.

Глава 9

- Великая богиня Селена, хоть бы в этом проклятом подвале зачухлый домовой какой показался и ножку почесал, - не в силах терпеть чуть ли не орала я, прекрасно осознавая, что услышать меня тут могут лишь тараканы да крысы.

Только этого мне не хватало, они же здесь не водятся? Ведь нет же? Об этой перспективе я еще не думала, иначе смерть от разрыва сердца мне была бы обеспечена. С другой стороны, Верховному не достанется моя светлая головушка, что тоже неплохо.

- Эй, тараканчикиии, крыскиии, выходите! – Вроде никого не видно.

Висела я на стене уже несколько часов, от чего все члены затекли так, что почти не чувствовались. Чтобы восстановить кровообращение ушло бы еще столько же времени, не меньше, но кто же меня отсюда снимет? Точно не эти изверги. А на какое чучело я сейчас похожа и говорить не приходится. Юбка с майкой все в каких-то черных пятнах, ноги и руки в синяках и порезах, волосы свалялись в огромный, не поддающийся расчесыванию, ком, и это, не говоря еще про размазанную помаду и потекшую, из-за плача, тушь. Ну вылитый шут гороховый, колпак бы еще на голову, да бубенцы.

За все это время ко мне никто так и не зашел. Верно решили, что я тут бьюсь в истерике и мне не до них, что, кстати, было недалеко от истины. В истерике я пока не билась, но, если чертовы мухи, коих тут было миллион, в ближайшее время не исчезнут, забьюсь.

В такие моменты, я жалела, что мои ведьмовские силы на самом низком уровне, хотя в обычной жизни мне это не мешало. Заклятия у меня не выходили или имели обратный эффект, отчего ковен посоветовал ими не пользоваться вообще. Только в зельях и преуспела, но, к сожалению, на мне не было ни одного малюсенького карманчика, где могла бы запрятаться колбочка со спасительной жидкостью. К примеру, «Открывательница замков» - очень простое и мало в хозяйстве применяемое зелье, меня бы сейчас ой как спасло, но увы.

Сестры сейчас, наверное, с ума сходят. Ну или взяли себя в руки и пошли смотреть в Стефин шар, где я и что со мной. Жаль он точных координат не дает, но убедит, что жива и здорова. Они-то меня и без шара найдут, это точно, но вот сколько времени это займет? Доживу ли я?

По щеке скатилась одинокая слезинка…

Через минуту еле открываясь заскрипела дверь в подвал и вошло шестеро огромных мужиков в сопровождении моего страшного кошмара.

- Какие люди! Павлов, собственной персоной. Решил почтить меня своим присутствием? – С бравадой в голосе встретила я этого предателя.

- Как видишь, даже со свитой зашел, для полного эффекта, - посмеиваясь окинул меня взглядом с ног до головы этот ирод и, развернувшись к остальным, добавил, - можете идти, я теперь тут сам… закончу.

Интересно, что он имел в виду под «закончу»? Я пока видела только два варианта: гильотина или топорик, одиноко висящий на стене. Что из этого хуже, приходилось только догадываться.

Все шестеро стражников уплыли в закат, с грохотом закрыв за собой дверь, а я, вместо того чтобы думать о своей печальной участи, жалела лишь о том, что не могла встретить Павлова при параде, а не в том жалком виде, в котором сейчас пребывала. Чертово тщеславие, коим славились все ведьмочки, и тут вылезло наружу.

Яр, вместо того чтобы снять со стены топор или проверить готовность гильотины, медленно подошел ближе и встал в сантиметре от меня. Его теплое дыхание щекотало губы.  

- Сейчас я буду тебя пытать, крошка, - как-то слишком громко произнес он, - а потом мы отделим эту головку от красивого тела и одной ведьмой в мире станет меньше.

Мерзко посмеиваясь, он прошелся рукой по моим волосам задев щеку и, как-то погладил (погладил?!) ее что ли.

- Пытать? – Встревоженно поинтересовалась я, - но зачем? Я и без пыток могу все что нужно рассказать.

- А с пытками интереснее. Мы тут любим смотреть на визжащих ведьм, правда, ребята? – Спросил, уставившись куда-то слева от меня, Яр.

Ну отлично, значит эти извращенцы еще и камеры тут понатыкали, а теперь наблюдают за нами.

- Что вам от меня надо? – Может, если бы надо мной тут сейчас измывался их Верховный я бы заревела в голос, но этот гад не дождется и слезинки.

- Ну, во-первых, расскажи, откуда ты тут такая красивая взялась и много ли вас там еще таких.

Это что, он просит меня сдать местонахождение ковена? Чтобы эти сволочи там всех перебили? И сестренок моих заодно?

Кажется, Павлов физически почувствовал волны исходящей от меня злости, так как немного отодвинулся и продолжил:

- Как там называется этот городок? Ты рассказывала. Переделкино, кажется? Часов пять на самолете?

Великая богиня, что он несет? У него еще и память дырявая? Ну ничего, мне это наруку.

Ожидая моего ответа, Яромир подошел к стене, у которой стоял небольшой ящик, открыл его и достал нож. Чтобы вы понимали, не просто нож, которым приличные люди режут дома хлебушек, а огромный такой ножище, который легко пол туловища одним махом разделяет. Такому бугаю, как Павлов, и не запыхаться.

Когда он подошел ко мне с этим ножом и приставил его к моему горлу, я зажмурилась и начала мысленно молиться великой богине.

«Только бы не опозорится и не описаться со страху.»

С детства не переношу вида колюще-режущего оружия и стараюсь держаться от него на расстоянии. Целее буду!

- Яр, я все скажу, только убери эту штуку, - затараторила я, - да-да, ты прав, я из Переделкино, нас там небольшой ковен, всего человек шесть. – Нагло сочиняла я, не только перенося нас в другое место, но и сократив численность раз в шесть так.

- Сколько человек ты убила, ведьма! – Яромир, с приподнятым в усмешке уголком губ, прошелся ножом меж моих грудей, что в одно время и пугало до чертиков, и странно возбуждало. Я, кажется, совсем уже поехала кукухой, раз мне в голову лезут подобные мысли.

- Я никого н-н-не убивала, - заикаясь прохрипела я из-за резко пересохшего горла.

Рука, держащая нож, остановила свой путь в районе пупка, резко опустилась вниз, и этот нахал стал приподнимать мне ножом юбку. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Я бы стерпела, но тот факт, что помимо него, на меня смотрят еще не пойми сколько глаз через камеру, не дал смолчать.

- Хорошо-хорошо! Я каждый день убиваю младенцев и ем их сердца на завтрак, ты доволен? Идиот! - Вскричала я, бросая на Павлова яростные взгляды.

- Не совсем, - улыбнулся он, - откуда вы черпаете свою силу и как вас можно ее лишить?

Тут меня понесло:

- Мы становимся голыми вокруг костра, поем песни, танцуем, приносим в жертву инквизитора, славим сатану, который нас одаривает силами, а лишить их можно только в ночь полнолуния. Возьми прядь волос ведьмы, иди в поле, выкопай лунку, положи туда волос, плюнь сверху и произнеси «ведьма умри», и мы тут же превращаемся обратно в людей, - что правда, то правда, отсутствием фантазии я не страдала, терять, все равно, было нечего.

Издав приглушенный смешок, Яр, наконец-то, отошел от меня, вернулся к ящику, засунул обратно оружие убийства и вернувшись ко мне заговорщицки произнес:

- Ну что, крошка, пора заканчивать спектакль. Занавес. - С последней фразой он впился в мои губы, а рукой обхватил шею. Нежно массируя ее, Павлов резко нажал на то место, где бьется пульс и вот, темнота, встречай меня, я плыву!


***

Разбудил меня, как ни странно, не какой-то звук, а странный запах. Нет. он не был плохим, пахло свежестью: деревьями и росой. Будто я проснулась где-то в деревне у леса. Медленно открывая глаза, я поняла, что лежу на огромной кровати с деревянным изголовьем. Комната была небольшой и ее освещали солнечные лучи, льющие из окна. В углу стоял деревянный комод с часами на нем и время показывало шесть утра. Рановато для меня.

Откинув в сторону огромное одеяло, я осознала, что лежу под ним полностью голая. Судя по тому, что все ранки на ногах были промыты, а волосы на голове еще чуть влажные, я, находясь без сознания, умудрилась как-то принять душ, ну или ванну.

Тут же меня накрыли воспоминания о подвале. Я вздрогнула, мой мучитель еще где-то здесь и это он раздел меня и помыл. Если верить ощущениям, состоянием моим он не воспользовался, хотя от этого типа ожидать можно было чего угодно.

Оглядевшись по сторонам в поисках своей одежды, я заметила только белую мужскую рубашку, лежащую на стуле у кровати, вот ее то и нацепила на себя. Рубашка до сих пор пахла Павловым, но деваться было некуда, не голой же мне перед ним вышагивать!

Открыв скрипучую дверь, я прошла в коридор и дальше в огромный зал, со стареньким диваном и новым телевизором на стене. Яра по близости не наблюдалось, я даже несколько раз его по имени позвала, но реакции ноль. Похоже, куда-то свалил.

Заприметив входную дверь, я, недолго думая, толкнула ее, вышла за порог и очутилась в самом настоящем лесу.

Этот одинокий, деревянный, одноэтажный домик стоял посреди леса и больше, кроме деревьев, рядом ничего не было. Не удивительно, что Павлов спокойно оставил меня здесь одну. Куда я денусь? В одной рубашке и босиком далеко мне тут не сбежать, а он вот-вот вернется и закончит свое черное дело. Моих косточек и сестры не найдут.

Зайдя обратно в дом, я начала рыться во всех комнатах, коих оказалось три, в поисках одежды и какой-нибудь обуви, чтобы поскорее сделать отсюда ноги, пока не заявился хозяин. Неплохо было бы найти и телефон, чтобы позвонить сестрам и предупредить, что со мной все в порядке... пока, по крайней мере. Так ничего и не найдя, я уселась на диван, закрыла глаза и устало вздохнула. Лучше погибнуть тут от его руки, чем голой в холодном лесу в пасти волка или медведя. Что там в них водится?

Тут со стороны входной двери раздался скрип, заставивший меня вздрогнуть от страха.

- Обо мне мечтаешь, крошка? - Весело поинтересовался стоящий на пороге Павлов с тушкой косули на плече.

Глава 10

Логично было бы предположить, что, увидев Павлова, я испугалась. Я, конечно, так и сделала, но это чувство ушло на задний план перед той злостью, что взорвалась во мне мощнейшим вулканом.

Сидишь тут, трясешься, понимаешь ли, ждешь, когда придут убивать. Мысленно себя настраиваешь на сопротивление, которое бесполезно, а эта наглая морда заваливается как ни в чем не бывало, ещё и «крошкой» величает. Вот где совесть у человека?

- Яр, что я тут делаю? Где мы вообще? – Чуть ли не прорычала я, - ещё одна ваша инквизиторская резиденция, где вы трупы прикапываете? В лесу никто и искать не станет?

Вскочив на диван с ногами, чтобы поравняться с Павловым ростом, я упёрла руки в боки. Вид был тот ещё, бледное лицо, мятая рубашка и разлетающиеся в разные стороны волосы. Краше в гроб кладут. Мне бы ещё скалку или сковородку, так вообще миниатюра - «жена встречает мужа после гулянки».  

В ответ на свои вопросы я ожидала чего угодно, но не гомерического хохота, коим меня наградил этот гад.

- Воль, слезай с дивана и топай сюда, - как ни в чем не бывало позвал меня Яр закончив ржать. – Я, вон, добычу с охоты принёс, обед и ужин организовал.

- Никуда я не слезу. Отвечай! – Топнула я ножкой для пущего эффекта.

- Это не резиденция инквизиторов, это мой загородный дом. О нем мало кто знает, да и Никодим, наш оракул, на него защиту навёл от лишних глаз, ни один инквизитор не пробьёт, поэтому я тебя сюда и привёз. Мы, как бы, эмм... в бегах.

Удивлённо уставившись на Павлова во все глаза, я не могла произнести ни слова, лишь как рыба открывала и закрывала рот.

Это он меня что, получается, спас? От своих же? Великая богиня…

А Яр продолжал:

- У Верховного в подвале чёрный ход есть, там только камушек правильный нажать нужно и… вуаля, ты с другой стороны. Все стражи этой информацией, естественно, не владеют, а я, как главный, с архитектурой здания ещё данным давно ознакомился. Вот и воспользовался. Они там еще бегали, нас искали, а я увёз тебя сюда, пока все не устаканится.

Стелет гладко, да все равно нестыковочка.

- Ответь тогда, - выдавила я из себя тоном судебного обвинителя, - зачем тебе меня спасать, если сам же и заложил Верховному. Он мне все рассказал!

- Верь ему больше! – Мне кажется, или в его голосе звучат нотки ярости? – Это Тамара на тебя настучала. Убил бы стерву.

- Тамара? Она тоже инквизитор? – Кажется моя челюсть повстречалась с полом.

- Она не страж, пока только стажировку в «отдел» проходит. Подслушала наш с Дмитрием разговор и побежала докладывать руководству. Уволю ее к чертям и без выходного пособия.

Сильно она его разозлила, вон как крылья носа раздувает, дракон недоделанный.

Все постепенно стало раскладываться по полочкам, но один вопрос не давал мне покоя.

- Яр, а почему ты меня спас? Почему пошёл из-за меня, ведьмы, против своих? – Решилась я таки его задать.

Мне показалось, или он покраснел? Точно, показалось.

- У меня на то свои причины, тебе знать не обязательно… пока. Стейки готовить умеешь? – С надеждой в голосе поинтересовался бывший босс.

- Умею, - не смогла не прихвастнуть я одним из немногих своих талантов. Из всех сестёр я единственная не ударилась головой в вегетарианство, так как сходила с ума по шашлычку и жареным стейкам, а потому с мясом в доме дело имела часто. – Но мне сначала надо позвонить родным, предупредить что жива и здорова, у тебя есть телефон?

- Да, конечно, - аккуратно сложив тушку у ног, Яр залез в задний карман джинсов и достал радиотелефон, - но ты их предупреди, что ещё на недельку задержишься, пока страсти не улягутся, а то «отдел» тебе и до вокзала доехать не даст. А второй раз я тебя спасать не поеду, уж больно хлопот много, - усмехнулась наглая морда.

Недельку? С ним? Вдвоём?

Похоже все эти вопросы были написаны на моем изумленном лице, так как Павлов, издав смешок, подмигнул, вручил телефон, забрал добычу и потопал на кухню.

Все еще переваривая новости и постепенно приходя в себя, я набрала номер нашего домашнего телефона.

Как и думала, сестры не отрывались от Стефиного шара и параллельно готовили поисковую экспедицию, собрав в доме почти весь ковен. Радмила даже успела заказать в онлайн-магазине «походный» рюкзачок от Louis Vuitton, чтобы собрать в поездку все свои пузырьки с зельями. Позвонила я им в самый разгар сеанса по вызову духов ищеек и, пока я по громкой связи рассказывала охающим и ахающим Тате с Радмилой о своих злоключениях, Стефа на заднем фоне выпроваживала гостей.

- Воль, и ты что с этим хамом теперь в одном доме посреди леса будешь целую неделю тусоваться? – Возмущённо заметила Тата, когда я закончила рассказ. - Вот так запросто простишь и забудешь, как он тебя из дома выгнал?

Сердце громко застучало от пробудившихся обидных воспоминаний. До сих пор в голове всплывает перекошенное от злости лицо Яра, приказывающего мне убираться и от этих мыслей, сразу становится больно на душе.

- Я что тряпка, чтобы он об меня ноги вытирал? Не собираюсь я его прощать и лужицей опять растекаться. Наше заточение тут – это вынужденная мера, пока его «коллеги», не успокоятся хоть немного. Я планирую все это время держаться от Павлова подальше и общаться только по важным вопросам.

Таков был план, и я собиралась его старательно придерживаться. Не факт, конечно, что он опять не начнёт свои поползновения в сторону меня, но я была готова. Режим «неприступная крепость» включён.

Попрощавшись с сёстрами и пообещав позвонить им завтра, я положила телефон на стол и потопала за Яром на кухню готовить нам есть.

Чуть позже моего мучителя ждал замечательный обед, и я тут даже не хвастаюсь, а констатирую факт. Мясо таяло во рту, сок стекал по вилочке так, что хотелось и ее облизать. Что я и делала, не стесняясь голодного взгляда, который бросал в мою сторону сосед по столу.

Время за готовкой и сбором на стол мы провели в тишине, но тишина эта была отнюдь не неловкой, а какой-то расслабляющей, располагающей к уюту. Если так и дальше пойдёт, то эта неделя не доставит мне особых хлопот и даже не придётся одергивать себя всякий раз, когда взгляд застывает на идеальном теле Яромира, любившего без рубашки, в одних джинсах, гулять по дому.

Нда, все же иммунитет против такого красавчика у меня ещё не выработался.

Одежды у меня с собой не было и приходилось ходить в рубашке Павлова, поэтому в первый же день он привез мне из магазина ночной комплект, состоящий из бежевых шелковых шортиков и топа на лямках, а также пару платьев с короткими рукавами и длинной до колена. Все это было отличного качества и сидело на мне как влитое.

Яр сразу же предложил мне продефилировать перед ним в комплектике, посмотреть, хорошо ли сидит, а то вдруг надо съездить и поменять. Но что-то мне не сильно понравился его энтузиазм и жадный взгляд, поэтому я тактично отказалась.

Все эти дни я занималась уборкой по дому, готовкой и стиркой одежды, а в перерывах между этими делами с участившимся дыханием пялилась через окно на колющего дрова, разделывающего мясо или качающего на улице пресс Павлова. Делала я это, естественно, не в открытую и представляла будто нахожусь в музее и изучаю интересную картину. То есть любуйся, но руками не трогай.

Сам Яр, весь первый день, никаких намеков не делал. Да и открытых приглашений к продолжению начавшихся в его квартире отношений от него не исходило. А я этого и не хотела. К чему начинать то. чему предстояло скоро закончится? Я уеду, а он останется и никак иначе. Лишние страдания ни мне, ни ему были не нужны, и мы оба это понимали.

Я думала, что понимали... пока, в первую же ночь готовясь ко сну, постелив себе в соседней с залом комнате, не услышала, как Павлов стучит ко мне в дверь.

- Воль, можно войти? Поговорить надо.

Я. добрая душа, поверила в серьезность ситуации и открыла, совершенно не ожидая, что этот наглый тип подхватит меня под едва укрытую шортиками попку и прижмет к стене.

- Отпустиииии, - вырываясь из стальных объятий пропищала я.

- Воль, не могу больше терпеть, мы взрослые люди, пожалей меня, - громко шептал он в перерывах целуя мою шею.

- Отпусти меня, сейчас же! - Удалось мне все-таки вырваться, больно стукнув гада коленкой по причинному месту. - Что ты себе позволяешь? Думаешь в один момент меня можно оскорбить и выгнать, а в другой зажимать и требовать тебя пожалеть?

Размазывая по щекам непрошеные слезы, я продолжила свою тираду.

- Ты можешь меня сейчас соблазнить, но будь уверен - завтра меня тут уже не найдешь. Лучше я в руки к твоим дружкам попаду, чем ты меня опять растопчешь и не поморщишься.

- Воль, насчет того утра...

- Ничего не хочу слышать. Больше не смей ко мне приставать. Мы с тобой тут застряли по твоей вине, так что уходи или вези меня на вокзал.

- Ты же знаешь, что сейчас это невозможно, - прикусив нижнюю губу виновато опустил глаза Павлов, - Не уезжай никуда, я больше не буду навязываться.

У выхода он добавил нагло мне подмигнув:

- Пойду грезить об одной ведьмочке, удовлетворяя себя в одиночестве. Если захочешь присоединиться, буду только рад.

С этими словами он покинул комнату и все последующие ночи я не находила покоя, ворочаясь с боку на бок, мысленно представляя, как этот гад приводит себя к разрядке.

Глава 11

Такими темпами пролетело три дня, в течении которых Яр по утрам ездил по магазинам или на охоту. Новости из города он всегда привозил одни и те же: поиски еще идут.

Это означало только одно - наше заточение продолжается. А вот мое терпение становилось все тоньше и тоньше. Казалось, поднеси огонь, и я вспыхну как спичка.

От постоянных столкновений в коридорах, легких намеков, вида гладкого торса, иногда покрытого потом, иногда в каплях воды, когда его хозяин выходил из ванной комнаты в одном полотенце, ни капли меня не стесняясь, я постоянно была настороже, постоянно напряжена. Добавить к этому плохой сон, и вы уже можете представить мои темные круги под глазами и вечно затравленный взгляд.

Но что было самым обидным, Павлов, казалось, не испытывал ни толики тех мучений, что выпали на мою долю. Он всегда выглядел так, будто только что выбрался со SPA-процедур. Как же хотелось придушить этого ирода с его вечными усмешками и подмигиваниями. И каждую ночь один и тот же ритуал: он зовет меня к себе в спальню - я, естественно, отказываюсь. С каждым днем отказывать становилось все сложнее и сложнее. Ну не железная же я!

На четвертый день, когда Яр уехал на своем внедорожнике в город, в магазин за продуктами, в мою «светлую» голову пришла «отличная» идея – прогуляться около домика, благо погода позволяла и светило солнышко. Вдалеке виднелось что-то серенькое, но я не придала этому большого значения. Плюс ко всему Павлов еще утром, перед отъездом, обрадовал меня, что в округе опасных животных нет, все они подальше от нас обитают.

Надев кеды, пижамные шортики и длинную белую футболку Яра, я, взяв с собой термос с чаем и печеньку, отправилась в пеший поход.

Прочитав описание выше, вы уже поняли какой из меня турист. А никакой! Это вообще мой второй выход в лес. Первый был еще в детскую пору, мы с сестрами и ковеном поехали на пикник, но тогда всем заправляли старшие ведьмы и собираться самой мне нужды не было, да и из палатки я не вылезала, испугавшись назойливых комаров размером с мой кулак.

Особенностью моего мозга было то, что все плохие вещи, случающиеся со мной, он старается засунуть подальше, если не получается полностью от них избавиться, поэтому и воспоминания о том походе забылись, как прошлогодний снег.

В планах была прогулка от дома на расстояние, не превышавшее пятисот метров и сразу же обратно. Но кто же думал, что летний лес так прекрасен? Засмотревшись на невиданные раньше растения, огромные деревья с развесистыми кронами я и не заметила, как отошла на приличное расстояние от домика, который пропал из поля зрения. Стало понятно, что пора поворачивать назад. Что я и сделала.

Спустя час я все еще упорно двигалась, как мне казалось, по направлению к дому, но он как будто испарился и уже начали закрадываться мысли, что я потерялась. Отгоняя их от себя, я верила в чудо и свои силы.

Веры этой хватило ненадолго. На второй час плутаний по лесу, когда ноги уже не чувствовались, а от голода желудок сходил с ума (чай с печенькой закончились еще утром, на первом привале, в паре метрах от дома), я привалилась спиной к дереву и сползла по нему на землю.

Футболка из белой прекратилась в темно-зеленую, всю пропитанную потом. Руки и ноги все в мелких и противных порезах и укусах комаров. Колени в грязи от частых падений. Усталость навалилась такая, что казалось еще один шаг и я тут же свалюсь замертво.

 Вдобавок к моим несчастьям небо резко заволокло тучами и начал накрапывать мелкий дождик.

Сначала мне это даже нравилось. Он уносил с собой пот и грязь, обдавая свежестью и залечивая раны на теле. Но уже через час моросящий дождик сменился оглушающим ливнем, от которого никуда не скрыться. Я, как маленький зверек, вжалась в дерево, подобрав под себя ноги и громко, стуча зубами друг о друга, мечтала о смерти. Закоченевшее тело свела судорога, а слезы на щеках смешались с дождем. Сил не осталось совсем, да и дорогу обратно мне теперь ни за что не найти.

Нашла приключения на свою задницу. И чего мне дома не сиделось? Прогуляться, дуре, захотелось. Великая богиня Селена, какая же я идиотка!

 Потрясывать начало ощутимее, свое тело я уже не контролировала, да и что там, просто не чувствовала. Закрыв глаза, я приготовилась уснуть навсегда, но тут меня подхватили чьи-то руки, подняли вверх и куда-то понесли.

Сил открыть глаза и проверить, кто и куда меня несет не было. Напала такая апатия, что, если бы меня сейчас собрались затащить поглубже в чащу и там съесть, мысленно пожелала бы приятного аппетита.

Весь мир сузился до кольца теплых, обнимающих меня, рук. А после того, как он начал шептать мне в ухо о том, какая я дурочка, что в такую погоду отправилась искать приключения на свой миленький зад, стало понятно, что в роли спасателя выступает Яромир.

Тут я и успокоилась… выбралась!

Шел он почему-то недолго, и как потом оказалось, от домика меня отделало только то огромное дерево, к которому я была прижата. Так стыдно мне никогда еще не было. Пришлось даже спрятать лицо, прижавшись щекой к его мокрой футболке от которой исходил такой родной и приятный запах моего инквизитора.

Яр прижал меня к себе еще сильнее, мягко поглаживая спину, отчего было так хорошо и спокойно, а к скованным холодом членам стала болезненно возвращаться чувствительность.   

Не опуская меня на пол, Павлов занес меня в ванную комнату, где красовалась огромная стальная ванна. Он включил воду и присел на краешек со мной на руках в ожидании, когда наберется достаточно воды, чтобы положить меня в нее.

- Скажи, зачем ты туда поперлась? Сбежать что ли решила, глупышка? – С лаской в голосе поинтересовался он.

- Н-н-нет, - отбила я зубами барабанную дробь, - п-п-п-погулять п-п-пошла.

Павлов усмехнулся и больше не произнес ни слова, лишь опустил меня на пол и стал снимать с меня футболку и шортики. Когда очередь дошла до трусиков, я попыталась возразить, но вышло только невнятное мычание, которое ни в коей мере его не остановило.

Наконец я очутилась в теплой воде. Непередаваемое блаженство! Я даже зажмурилась, наслаждаясь ощущениями.

Яр стащил через голову футболку и избавился от мокрых джинсов. Оставшись в одних свободных черных трусах-боксерах, он уселся на край, взял в руки мочалку и намылив ее, полчаса тер мне руки и ноги.

- И в-в-вот спинку ещ-щ-ще потри, - придя в себя и вконец обнаглев решила я его подразнить. Уж больно серьезное выражение лица было у моего спасителя.

Павлов же решил, что со мной все в порядке и можно уже меня вытаскивать, что он и сделал. Обмотав огромным полотенцем, он опять взял меня на руки и понес в спальню, где положил на огромную кровать.

Разгоряченная видом сильного тела, вся горящая от его прикосновений, я чувствовала трепет и жар внизу живота и понимала, что если сейчас не уступлю своим желаниям, то просто взорвусь.

- Не уходи, - тихо попросила я и тут же покраснела до самых ушек.

- Я никуда и не собирался, малыш, - Яромир вытащил из-под меня влажное полотенце, отбросил в сторону и, заменил его собой. Удерживая вес одной, согнутой в локте, рукой, второй он обхватил и несильно сжал мою грудь, нежно пройдясь большим пальцем по розовому соску. От его действий меня будто било маленькими разрядами тока.

Оставив в покое грудь, Яр спустился дальше к животу, пару раз очертил там круги и спустившись ниже сжал меня там, от чего с губ сорвался судорожный вздох.

Совершая все эти действия, он не сводил с меня глаз, улавливая каждую реакцию. Не в силах терпеть, я зарылась руками в его волосы, и притянув к себе впилась ему в губы.

Хоть я и начала этот поцелуй, но Яр быстро перехватил инициативу. Он не был нежным, но мне сейчас и не нужна была его нежность, мне нужна была его сила и я пила ее с каждым прикосновением его языка к моему.

- Ты уверена? - Хрипло спросил он на секунду оторвавшись от меня и с беспокойством во взгляде, - у тебя был тяжелый день, и я не хочу, чтобы завтра ты сожалела обо всем и думала, что я просто тобой воспользовался.

- Уверена, - шепнула я и снова притянула его к себе.

Яр, не отрывая от меня губ, стянул с себя белье и пройдясь руками по моим обнаженным бедрам, развел их в стороны. Я трепетала в его руках полностью отдавшись возбуждению.

Наглые ласки заводили все сильнее и когда я уже готова была кричать, чтобы он прекратил со мной играть, Яромир оторвался от моих губ и резко вошел в мое лоно. Это было чертовски хорошо. Точно так же, как в первый наш раз. Я была уверенна, с ним только так и могло быть: безумно и сладко.

Быстро двигаясь, он заполнял меня изнутри, растягивал и уносил к небесам, заставляя наслаждаться его мощными движениями и дерзким взглядом, который он не сводил с меня.

В какой-то момент оргазм пронзил все мое тело, а Яр, издав гортанный рык и сделав последний мощный рывок, последовал за мной к пику собственного наслаждения.

Придя в себя, он перекатился на бок, притянул меня в свои объятия и стал тихонько целовать мой лоб. На меня постепенно наваливалась усталость и уносило в сон.

- Ты только моя, ведьмочка. Запомни это.

Это последнее, что я услышала прежде, чем с улыбкой на губах, унестись в другую реальность.

Глава 12

Пробуждение было просто ужасным: после вчерашней «прогулки» ныла каждая косточка, мелкие царапины, рассыпанные по всему телу, сильно зудели, а мышцы ног одеревенели так, что пошевелишь ими и тебя будто сотни иголок пронзили. 

Из-за этих мучений я не сразу заметила, что в кровати была не одна. Рядом, повернувшись на бок и подперев рукой голову, лежал Яромир. Он не сводил с меня взгляда и слегка улыбался:

- Я думал ты никогда не проснешься, соня. Так сладко спала, что будить не хотелось. Лежал и любовался, - с хрипотцой в голосе прошептал он.

Вспомнив наши вчерашние «приключения», я залилась краской и спряталась под одеяло.

- И куда ты полезла? – Откинув в сторону импровизированную преграду, в виде вышеупомянутого одеяла, Яр схватил меня в охапку и прижал к себе, - Воль, посмотри на меня. Ты теперь в моих руках, малышка, и я тебя никуда не отпущу.

Я, впрочем, никуда и не собиралась. Удобно расположившись сверху на своем инквизиторе, я зевнула и ехидно заметила:

- Завтрак в постель не прошу, учитывая, как это закончилось в прошлый раз.

Павлов недовольно поморщился.

- Прости меня, милая. Я был идиотом. Ты не заслужила всех тех обидных слов, что я на тебя вылил, - было заметно, что слова давались ему нелегко. Не привык большой босс просить прощения. - Я всю жизнь верил, что ведьмы, это высшее зло во вселенной и даже представить не мог, что одна из них перевернет весь мой мир с ног на голову.

Произнеся последнюю фразу, он улыбнулся и заправил упавшую на глаза прядь мне за ушко.

Высшее зло? Но почему? Что такого мы ему сделали?

- Яр, а расскажи о себе, об «отделе» вашем? Я же ничего толком не знаю. Как ты оказался инквизитором? Ты таким родился? А кстати, где твои родители? Они живы?

Вопросы сыпали из меня нескончаемым потоком, казалось им не было ни конца, ни края. Яромир прикрыл мне одной рукой рот, а второй подхватил под попку и поднялся с постели со мной на руках.

- Сначала мне нужно тебя накормить, а потом уже развлекать беседой.

Спустя пол часа, мы, уже одетые, сидели за кухонным столом дружно уминая гречневую кашу, которую на скорую руку приготовила я, так как кулинарные таланты Павлова дальше обычного омлета не распространялись, а яиц мне, после нашего последнего завтрака, как-то не очень хотелось.

- Яр, не томи, - заныла я, напоминая об обещании рассказать все о себе.

- Ну хорошо, - усмехнулся он, пережевывая кашу, - Стать инквизитором можно двумя способами: ты либо им рождаешься, в семье потомственных инквизиторов, как я, например, тогда у тебя и все привилегии есть: иммунитет к вашим заклинаниям и зельям, небывалая физическая сила, а у совсем старых имеется способность учуять ведьму.  Второй способ стать инквизитором, это пройти стажировку в «отдел» и, по окончании, стать полноправным членом команды стражей. Это обычные люди и только тату инквизитора увеличивает их физическую силу. Вторых сейчас большинство, так как потомственных не так много, а ряды нужно постоянно пополнять.

- Но зачем их пополнять? Куда деваются ваши стражи? – Не смогла я сдержать любопытства.

- Очень многие погибают в сражениях с ведьмами, - в один миг все веселье из комнаты как будто высосали.

Великая богиня Селена, как же я об этом не подумала! Ведь из-за чего первоначально в мире появились инквизиторы? Все потому, что мои сородичи, в большинстве своем, начинали черпать свою силу из черного источника, а это подразумевало под собой человеческие жертвоприношения. Перешедшие на темную сторону теряли всякий человеческий облик и не гнушались убийственными заклятиями. В пожилом возрасте они становились похожими на тех ведьм, которых изображают карикатуристы: маленькие, сгорбленные и с бородавками на длинных носах.

Я за всю жизнь не встречала ни одной такой, так как мой ковен черпал силы из света и всячески боролся с черными ведьмами, но рассказов о них слышала предостаточно. Родная сестра Сабрины, члена нашего ковена, перешла на темную сторону и убила всю свою семью, кроме младшей сестры, которой посчастливилось задержаться на прогулке. Ту ведьму убили, а Сабрину еще ребенком забрали наши старшие и воспитали в ковене.

- Понятно, - грустно опустив голову, выдохнула я, - а что насчет твоих родителей? Получается они тоже инквизиторы?

Неужели они тоже участвуют в наших поисках? Не хотелось бы своим присутствием вносить разлад в семью Павлова.

- Да, отец инквизитор, а мама… была инквизитором, пока ее не убила ведьма, всадив в спину нож, - Яромир рассказывал все это отстранившись, будто окунулся в воспоминания и пока не пытается из них выплыть, - та ведьма была слабой, даже Верховный ее не почувствовал. Приехала в наш город и поселилась по соседству. В один прекрасный день, когда мама проходила мимо ее дома и, учуяв непонятный запах, решила зайти проверить, та впустила ее внутрь и напала со спины. Как оказалось, она варила какое-то зелье проклятия, а мама ей помешала. Ведьму в тот же день обезглавил отец. Для меня, семилетнего, это был самый важный урок на всю жизнь – ведьмы, это уродливое зло.

Павлов еще что-то рассказывал, а я ощущала себя так, будто меня обухом по голове приложили.

Получается, у него есть все основания ненавидеть нас, ведьм. Это полностью объясняет его реакцию на мою ведьмовскую метку. Как он еще сдержался и не убил меня, совершенно непонятно. О каких отношениях между нами может идти речь, когда у него на душе лежит такой груз? Он же никогда не простит мой род и меня, в том числе. Память не стереть.

Осознавая все это мне хотелось кричать от бессилия. Богиня подарила мне счастье в объятиях мужчины, который никогда не сможет полюбить меня и мою семью. Он всю жизнь считал таких как мы высшим злом, и я даже не могу его за это винить. 

Я так и сидела на стуле, не донеся ложку с кашей до рта. Время как будто замедлилось и проходило мимо меня. Вот Павлов встал со стула, чмокнул меня в нос и сказал что-то про охоту. Я лишь медленно кивнула в ответ не улавливая нить разговора и все еще переваривая свалившуюся на меня информацию. Вот он берет ружье и выходит за дверь, которая, закрываясь, грохнула так, что я подскочила на месте и тут же пришла в себя.

Было сложно понять, что это за горькое чувство засело во мне и не дает вдохнуть полной грудью, потом дошло - это злость. Нет, не на Яра, не на ведьм, ведь не все же они такие ужасные, как та, что убила его мать. Я злилась на обстоятельства. Мне, как маленькому ребенку, пообещали конфетку, покрутили ею перед носом, а потом, на моих же глазах, уронили на пол и растоптали ее. Вот так и надежды мои сейчас топтал кто-то там, наверху.

Еще утром, занимаясь готовкой и обмениваясь с Яром поцелуями я грезила об уюте, семейном счастье, детях. Мне даже на упорно ищущих нас инквизиторов было плевать с большой колокольни. Но против таких обстоятельств не попрешь. Он не сможет забыть и полюбить меня так, как мне бы этого хотелось, а я не смогу быть с мужчиной, которому омерзительна моя внутренняя сущность.

На столе лежали ключи от машины, так как на охоту Яр ходил пешком. План созрел мгновенно.

Я взяла ключи и вышла на улицу, где стоял припаркованный внедорожник. Еще в первый день тут Павлов показывал мне устройство, помогающее найти дорогу, когда я поинтересовалась у него, как он не плутает по этому лесу, когда отправляется в город. Как там он назвал эту штуку? Нав... наг... нагибатор кажется. Там была всего одна кнопка при нажатии на которую необходимо было в слух произнести адрес и прибор начнет озвучивать дорогу. Ничего сложного.

Я залезла внутрь, завела двигатель, как нас с сестрами учила Стефа, старенький жук которой побывал во многих передрягах пока я училась на нем водить. Затем я нажала кнопку нагибатора и произнесла адрес вокзала в Пересвете. Четыре дня прошло, ну не могут эти инквизиторы так долго меня там караулить. Они, наверное, уже решили, что мы с Яром давно сделали из города ноги.

Уезжая, я оставляла свое сердце в этом домике, с мужчиной, которого любила и которого никогда не смогу забыть. По щекам бежали слезы, но я их не замечала, не отрывая взгляда от дороги.

Глава 13

- Женщина, мне билет в один конец до Проточного.

Три часа спустя, я стояла у кассы, и все время озиралась по сторонам, не желая попасть в руки стражей. Похоже, я была права и им уже не было до меня никакого дела, так как никто подозрительный мимо не проходил, да и вообще, людей на вокзале почти не было.

Дело шло к вечеру, и я уже не чаяла застать машину, но правильно говорят: когда где-то убыло, где-то прибыло. Я не только успела к уходящей до Проточного машине, но и забрала последний билет на нее, оплатив, спертой у Павлова из бумажника, наличкой.

Оставив внедорожник на привокзальной парковке, я села в машину вместе с другими пассажирами, заняв самое дальнее местечко у окна, чтобы весь путь страдать в одиночестве. Сильно мне не повезло, рядом, все-таки, разместилась женщина, но разговорами она меня не доставала, и на том спасибо.

Сутки в дороге прошли незаметно. Я сидела, привалившись к окошку и не отрывала от него взгляд,  абсолютно не замечая, что творилось снаружи. Полностью погрузившись в свои мысли, я переваривала все случившееся со мной за те неполные две недели, что провела в Пересвете.  

Если бы перед поездкой сюда мне сказали, что за такое короткое время я успею влюбиться в мужчину, кажется моей мечты, вляпаюсь в историю с инквизиторами, познаю счастье в объятиях любимого и уезжая, оставлю часть себя в домике посреди леса, да ни за что бы не поверила и рассмеялась в лицо этому человеку.

Но вот это случилось и мне было совсем не до смеха. Хотелось рыдать в голос и жаловаться на несправедливость, но приходилось терпеть до дома, где меня будут обнимать, жалеть и поить травяным чаем.

Когда мы уже подъезжали к Проточному, я задремала. Мне снился Яромир. Мы с ним лежали на летнем лугу обдуваемому ветерком, в воздухе витал запах травы. Он склонился надо мной и я, боясь дышать, зачарованно наблюдала, как его губы неумолимо приближались к моим. А затем последовал требовательный, властный, но такой чувственный поцелуй, что из груди вырвался стон наслаждения.

- Девушка, прекратите сейчас же. Вы издаёте неприличные звуки и прямо мне в ухо, - разбудил меня скрипучий голос соседки.

Резко покраснев от ушек до самых пальцев ног, я не знала куда деться со стыда, но Великая богиня Селена сжалилась и послала мне мою остановку. Выскочив из машины, я помчалась домой к сёстрам и тетушке.

На мой стук дверь открыла Тата, вся такая домашняя, в легком халатике и, с собранными в хвост, рыжими волосами.

- Привет. – Выдавила я из себя опустив голову.

- И это привет? От твоего привета повеситься хочется, - запричитала сестра, обняв меня за плечи и провожая в зал, где на диванчике обосновались Радмила и Стефа.

Подскочив с мест, они тут же завертелись вокруг меня, усадили в единственное кресло, стоящее напротив диванчика, обмотали пледом и всучили чашку горячего шоколада. От такой заботы и в окружении родных, я окончательно расслабилась и открыла все краны. Успокаивали меня долго, а поток слез все не кончался, но, наконец, всхлипнув в последний раз я поведала семье о своих приключениях.

Я никогда от них ничего не скрывала, ни малейшей детальки, потому и о своих чувствах к Яру рассказала не таясь.

- Малышка, - протянула Стефа обнимая меня и целуя в макушку, - я так и знала, что из этой поездки ничего хорошего не выйдет. Шар меня не обманул.

- Простите меня, - чуть хриплым от долгого плача голосом повинилась я, - если бы знала как все выйдет, никуда бы не поехала. Вроде, все правильно сделала, что уехала от Яра, а сердце так ноет и просится обратно. Но я не хочу прожить жизнь с человеком, который может и полюбит меня, но при каждом взгляде будет видеть злобную ведьму убившую его мать.

- Со временем отпустит, - поделилась опытом Стефа, - все забудется и заживешь как прежде.

Тата со Стефой продолжали хлопотать, успокаивать, пичкать советами, а Рада сидела рядом, молчала и как-то с интересом меня разглядывала сквозь свои стильные очки в чёрной оправе. Со зрением у неё было все в порядке, но Раде так нравился образ сексуальной училки, что она с ним практически не расставалась.

- Вряд ли получится как прежде, - наконец произнесла она, - Стефа не совсем права. Что-то хорошее из поездки все же вышло… ты ждёшь малыша, Воль.

Мы все трое уставились на неё во все глаза, пооткрывав рты.

- Этого не может быть! Я же с восемнадцати лет под Стефиным «заклятием незачатия» хожу. А оно снимается только после ритуала, которого мы не проводили!

Именно в этом возрасте у меня появился первый и, до Яромира, единственный парень, с которым мы встречались что-то около трёх месяцев. Стефа тогда так испугалась, что я ей в подоле принесу, что сделала все от неё зависящее, чтобы этого не случилось. Но влюбленность прошла, помидоры завяли. Хотя сейчас я понимаю, для меня это было, скорее, любопытство, так как теперь есть с чем сравнить.

Несмотря ни на что, никто из нас не сомневался в словах Радмилы. У нее был свой дар видеть жизнь, чувствовать ее даже в момент зарождения. Из всего ковена только пара ведьм обладали таким же умением и Стефа в их число не входила.  

- Ах, да! Есть ещё один способ, - подала голос тетушка, - Когда ведьма встречает своего суженого, предназначенного ей Великой богиней, в твоём случае Селеной, она может понести в первую же ночь. Это очень редкое явление, поэтому о нем сильно не распространяются.

- Срок около недели, но я уже чувствую росточки. Поздравляю, сестра, - нежно улыбнулась мне Рада и заключила в объятия.

Что тут началось… Стефа с сёстрами запрыгали вокруг меня, наперебой задавая вопросы о самочувствии, смеясь и обнимая. Да и меня затопило ощущение радости. Я ещё не до конца осознавала эти новости, а в голове уже было сотни мыслей.

«Кто у меня будет мальчик или девочка? Будет ли ребёнок похож на меня или на Яромира? Надо ли позвонить ему и рассказать? Но у меня нет его телефона. Может он сам объявится, он же, как выяснилось, суженый, предназначенный мне самой Богиней. Поймёт, что не может без меня жить, ведьма я или нет, и приедет за мной. Будет ли он рад таким новостям? А хорошей ли я буду мамой? Справлюсь ли?»

Голова шла кругом, а вопросы все не заканчивались.

Во мне сейчас только зарождалась жизнь, но нежность к этому созданию, которое было частью нас обоих, уже затопила меня с головой. Я положила руки на живот, стараясь что-то почувствовать, чего, естественно, не случилось. Оно и понятно, срок-то микроскопический.

Тата, как самая практичная из нас, тут же позвонила нашей старейшине - Ольге Геннадьевне, которая на своем веку приняла не одни роды и, рассказав ей наши новости, подвинула к себе ручку с блокнотом, лежащие на столике, и начала записывать подробный инструктаж.

- Ты отцу-то рассказывать будешь? - поинтересовалась Стефа, - нехорошо это, такие новости скрывать. Тем более, что сама от него сбежала.

- Расскажу. Только телефона его у меня нет, придётся на работу звонить. А ехать туда я не могу. Инквизиторы меня ещё при въезде в город головы лишат, с них станется.

На следующий день я позвонила в свой бывший офис, но секретарша сообщила, что Павлова на месте нет и когда будет неизвестно. Его личный номер она мне тоже не дала, да я и не надеялась.

Так и прошла неделя. Каждое утро я начинала со звонка и каждый раз один и тот же ответ. Было только два варианта, почему я не могу его застать: либо Павлов забил на работу и страдает дома (именно на это я и надеялась), либо попросил его со мной не соединять.

Каждую минуточку я ждала звонка от него или стука в дверь. Часто выглядывала в окно, вдруг увижу там его. Сестры сочувствовали мне, а Стефа лишь улыбалась и просила не беспокоиться. Вредно мне, видите ли.

Когда к глазам поступали слезы, а в сердце вгрызалась тоска, я бежала в ванную, запирала дверь, садилась на пол и тихонько ревела.

На восьмой день дома, Тата записала меня на приём к людскому доктору. Я как раз стояла у шкафа в одной прозрачной ночнушке чёрного цвета, которая едва доставала мне до середины бедра (мне ее ещё Радмила дарила на девятнадцатилетние), выбирая в чем пойти на приём, как вдруг раздался стук в дверь.

Стефа еще раньше убежала по каким-то своим делам, поэтому я, в чем была, поплелась открывать, решив, что это кто-то из сестёр забыла дома ключи и вернулась после занятий.

За дверью меня ждал сюрприз в виде разъярённого, судя по выражению лица, Павлова. Не успев подумать, что я делаю, я резко захлопнула дверь перед его носом.

Бывшего босса это, естественно, не остановило. Дверь отлетела в сторону, а на меня стала надвигаться огромная туша с совсем неблагими намерениями. Забежав на кухню, я попыталась прикрыть дверь, но Яр ворвался вслед за мной, схватил меня в охапку и мягко посадил сверху на стол.

- Воля, если бы я сейчас не был так нереально зол, то отшлепал бы тебя за милую душу. Но так как могу ненароком причинить боль, пробовать не буду... пока. Почему ты от меня сбежала? - чуть ли не в лицо мне прорычал Павлов.

По щекам потекли слезы радости. Он тут, он рядом, он вернулся за мной. Значит у нас может получится, и он не просил секретаршу меня динамить.

- Воль, ты чего ревешь? - тут же сменил гнев на милость мой инквизитор. Он взял мое лицо в ладони и стал поцелуями осушать слезы. - Прекрати сейчас же. Я не буду тебя бить, честное слово.

- Я, - «хнык», - думала, что ты не приедешь. Звонила на работу, а тебя там не было, а личный номер мне твоя секретарша не дала.

- Уволю ее к чертям, - продолжал успокаивать меня Яр.

- Где ты был целую неделю? - «хнык», я все не могла перестать реветь.

- Я бросился за тобой в тот же день, когда ты уехала. Попытался сунуться к вам в город, но на нем стоит очень сильная, древняя защита, она даже на нас, инквизиторов, действует, надо, кстати, выяснить почему. Вот поэтому я неделю ошивался на границе и ждал, когда мне дадут разрешение на въезд. Кого я только на уши не поднял, чтобы его получить. Чертова ведьминская бюрократия. Я не звонил тебе, чтобы не спугнуть. Думал, узнаешь, что я тут и сразу в бега подашься, я же до сих пор не знаю, почему ты сбежала.

- Ты рассказал о своей маме и о том, кто ее убил. Я решила, что ты никогда не сможешь простить нас, ведьм, и что у нас с тобой нет будущего. Ты всегда будешь видеть во мне уродливое зло и не сможешь принять мою внутреннюю сущность, как бы сильно я тебя не любила. Вот почему сбежала, - я спрятала лицо в ладонях, рассказывая ему о своих чувствах и переживаниях.

- Глупенькая, глупенькая ведьмочка. Ну какое, к черту, уродливое зло. Ты для меня самая прекрасная на свете и снаружи, и внутри. Еще увидев твое фото в резюме, я сразу решил, что такую красавицу надо срочно прибрать к рукам. А познакомившись поближе тут же влюбился. Да со мной в жизни ничего подобного не происходило, даже сначала решил, что ты меня чем-то околдовала. Но я и сам дурак. Вместо того, чтобы признаться сразу во всем, увез тебя в лес и наплел, что за нами охотятся стражи. Надеялся, что за отведенное нам время ты успеешь влюбиться в меня, простишь за то утро в моей квартире и останешься со мной навсегда.

- Наплел про стражей? - зацепилась я за «интересную» деталь в его монологе. - Что это значит? Они же хотели меня обезглавить? Верховный сам вынес приговор.

Яр чуть замялся, но ответил:

- Вынес-то он вынес, да только приговор можно опротестовать, если ведьма является женой, или будущей женой действующего инквизитора. Ну я и сказал им, что собираюсь сделать тебе предложение. Верховный сильно возмущался, но поделать ничего не мог, так нас и отпустили.

Ну и что я могла думать? С одной стороны я негодовала, что меня так ловко водили за нос, а с другой... он хочет на мне жениться, даже не зная о малыше.

Пока я переваривала свалившуюся на меня новую информацию, Павлов, наконец, заметил, что на мне практически ничего нет, плотоядно улыбнулся, развел в сторону мои бедра и, встав между ними, положил руки на стол. Он наклонялся все ниже и ниже, пока его губы не соприкоснулись с моими.

-  Ты выйдешь за меня замуж, малышка? - хриплым голосом прошептал он мне прямо в губы. - Прости, кольцо не захватил, так как очень торопился догнать одну своевольную ведьмочку.

-  Да, - не задумываясь ответила я.

Больше Яру ничего и не требовалось. Горячие губы нежно скользили по моей шее, спускаясь все ниже. Его дыхание обжигало мне кожу и невероятно возбуждало.

-  Пожалуйста, - выдохнула я.

Одной рукой Яромир придерживал меня за талию, а пальцами другой приподнял край ночнушки, отодвинул в сторону трусики и начал гладить влажные складочки, скрывающие мое женское естество.

В сладостном безумии мы забыли обо всем. И очень зря!

-  Великая богиня, к нам в дом проник инквизитор и, кажется, сейчас запытает до смерти мою сестренку, - в притворном ужасе Тата, стоявшая в дверях с Радой и Стефой, прижала руки к щекам еле сдерживая смех.

Тетушка и моя вторая кровинка даже не стеснялись и просто ухахатывались держась за животы.

Я, вся красная от стыда, обняла Павлова за шею и прижавшись к нему, спряталась за огромной тушей.

-  Я ее не пытал, а позвал замуж, и ваша сестра согласилась, сделав меня самым счастливым на свете, - ухмыляясь похвастался Яр.

Я, все еще пряча красное от стыда лицо, быстро представила их друг другу.

-  Так ты ему все рассказала? - влезла Рада, когда с церемониями было покончено.

-  О чем рассказала? - тут же растерял все веселье мой будущий муж.

-  Нет еще, - опустила я голову и, тут же наклонившись к уху Яромира, зашептала, - я жду нашего малыша. Срок всего около двух недель, но Радмила может видеть зарождение жизни на начальном этапе. А сейчас я как раз собиралась на прием, когда ты пришел.

Павлов, явно не ожидая такого развития событий, чуть отстранился и в упор на меня взглянул.

-  Получается, я буду отцом? - у него заметно так потрясывало руки, когда он заскользил ими по моему, пока еще плоскому, животу.

-  Получается, что да, - улыбнулась я.

Меня тут же схватили в охапку и закружили по комнате, затем спохватились и усадили обратно на стол. Яр даже не скрывал своей радости, в глазах светилось счастье, а с лица не сползала нежная улыбка, обращенная в мою сторону.

-  Мне придется украсть у вас Волю, - обратился он уже к моей семье, - мы сейчас на прием, а потом в Пересвет, там и свадьбу сыграем. Ты же не против, малышка?

-  А как же моя семья? Стражи не отрубят им головы при пересечении границы? - не смогла я скрыть беспокойство в голосе.

-  Нет, их никто не тронет, если они сделают все легально. Отправят прошение, зарегистрируются. Ну и плюс они теперь и мои родственницы, а я уж подсуечусь, - подмигнул мне Павлов. - И да, входную дверь я сейчас поставлю на место.

С этими словами он взял меня, счастливую, на руки и понес на выход из кухни.

Эпилог 

Атмосфера в кабинете Верховного была накалена до предела. В кресле восседал сам Верховный, собственной персоной, а с другой стороны, на стуле, сидел Яромир, который не сводил с главы «Святого отдела» пылающего от злости взгляда.

- Ничего не знаю и знать не хочу. На моей свадьбе будет присутствовать весь ковен Воли или мы проведем ее в Проточном. Они все подали прошение, как надо, и вы, Ваше преосвященство, обязаны его одобрить.

- Яромир, ты не в своем уме! Около сорока ведьм на территории инквизиции. Это неслыханное дело! Они как-то сумели тебя околдовать, или эта твоя вертихвостка лишила тебя последних мозгов? – чуть ли не плевался от возмущения Верховный.

- Если Воля меня и околдовала, то я счастлив прожить всю жизнь под ее чарами, - возразил Павлов с ухмылкой на лице, - но, если вы, Ваше преосвященство, еще раз назовете мою будущую жену – вертихвосткой, я за себя не ручаюсь. Не посмотрю, что у вас охраны полон коридор и напомню о старых временах, когда вы сами были главой стражи и не боялись пачкать руки.

- Ты мне угрожаешь, щенок? – взревел от ярости Верховный и поднялся с кресла, нависнув над столом.

- Я предупреждаю, отец, - даже не поморщился от вида охваченного гневом Глеба Михайловича Павлова Яромир, - если ты решишь не пускать сюда ведьм, мы с Волей переедем в Проточный, где она и родит твоего внука, которого ты никогда не увидишь. Даже проникнуть в город не сможешь, а разрешение на въезд тебе никто не даст, уж я позабочусь.

- Внука? – казалось, что глаза Павлова-старшего сейчас выкатятся из орбит, - твоя ведь… эээ… Воля беременна?

- Так точно, Ваше преосвященство, месяцев через девять, вас смело можно называть дедом, - хохотнул Яромир, поняв, что благоприятный исход сегодняшних переговоров он себе обеспечил.

Громко сглотнув, Верховный плюхнулся обратно в кресло, почесал голову и около минуты переваривал радостные новости.

- Хорошо, я подпишу прошение, - блаженно улыбаясь, протянул Павлов-старший, - но охрану и присмотр за гостями я повешу на главу стражей, то есть на тебя, сынок. Вдобавок ко всему, я хочу, чтобы будущего внука назвали в мою честь. Если эти ведьмы решили поплясать на территории «Святого отдела», то пусть терпят в своем роду внука верховного инквизитора - Глеба Яромировича Павлова.

Яромир нахмурился, мысленно обдумывая, как он преподнесет эту информацию Воле и ее семье, затем поднялся со стула и направился к выходу.

- А черт с ним, была не была. По рукам.

***

Конец книги, но не истории.


Дорогие читатели,

Вот и закончилась моя первая проба пера. Если вы осилили эту историю, и она вам даже понравилась, буду счастлива получить от вас лайк :D и прошу переходить в гости во второй роман данного цикла «Тата и медведь». Там вас будут ждать ведьмочки, оборотни, любовь и плюшки с кофе :)  Очень надеюсь, что вам понравится.

Также приглашаю Вас в свою группу в ВК и нажимайте кнопочку «отслеживать автора», чтобы не пропустить новости и анонсы.

С уважением,

Диана Маш


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Эпилог