Шаги по воде (fb2)

- Шаги по воде [СИ] (а.с. Город дождей -2) 1.09 Мб, 273с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Colleen Fate

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:









Colleen Fate




Шаги по воде




Шрифты предоставлены компанией «ПараТайп»




© Colleen Fate, 2019


Не чувствуя под собой ног, Оливия преодолела первые два этажа, а в лестничном пролёте третьего разглядела Эшли, без движения лежащую на полу. Она рванула по ступенькам, но её остановил резкий звук, и обжигающая боль пронзила плечо. Подняв голову, ослеплённая, первый выстрел она сделала наугад, но второй попал точно в голову, вооружённого пистолетом мужчины спускающегося с третьего этажа.



18+


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero





Оглавление


Шаги по воде

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8


Книга содержит любовные, сексуальные отношения между двумя взрослыми женщинами. Если это оскорбляет вас, или вы несовершеннолетний, то, пожалуйста, почитайте что-нибудь другое. Это вымышленная история, любые совпадения с реальными людьми случайны.

Серия «Город дождей».

Книга вторая.

21.05.2018 — 09.09.2018





Глава 1

Свежий утренний ветерок приятно обдувал разгорячённую кожу. Поднимающееся всё выше солнце мягко освещало дорожку парка. Задыхаясь, Оливия сфокусировала взгляд на стройной фигуре в спортивном светло-голубом костюме, которая с лёгкостью бежала впереди. Похоже, Эшли не испытывала ни малейшей усталости и её движения оставались такими же ритмичными и уверенными, как и в самом начале пробежки.

Смахнув со лба струйку пота, Оливия перешла на шаг, всеми силами пытаясь унять сбившееся дыхание.

— Ещё пару километров, Лив. Или ты уже сдалась? — оглянувшись, Эшли остановилась и вернулась к ней.

— Если ты не хочешь, чтобы я упала здесь замертво, то нам лучше передохнуть, — прерывисто ответила она. — Откуда в тебе столько энергии?

— Это не сложно. Ты неправильно дышишь, — Эшли легко похлопала её по плечу. — Ладно, не могу смотреть, как ты мучаешься. Давай немного пройдёмся.

— У тебя выносливость, как у марафонца. Теперь я понимаю, почему Джейд такая стройная, — рассмеялась Оливия, с облегчением переходя на размеренный шаг.

— Джейд всем довольна, — голос Эшли прозвучал немного мягче, и она мечтательно улыбнулась, не поворачивая к ней головы. — А вот с тобой придётся ещё много работать, прежде чем ты наберёшь хорошую форму.

— С моей формой всё в порядке. Это ты несёшься так, будто за тобой гонятся. Я могла бы даже получать удовольствие от этих пробежек, если бы мне не приходилось всё время догонять тебя.

— Хорошо. В следующий раз мы возьмём более спокойный темп, — с усмешкой согласилась Эшли.

— Не уверена, что хочу продолжать это издевательство над собой. Может быть, поищешь себе в партнёры кого-нибудь помоложе? Или хотя бы того, кто будет способен поддержать твою скорость. Ты говорила, что Лорен бегает.

— Она сейчас пишет диссертацию. Да ладно тебе, Лив. Мы бегаем всего пару месяцев, а ты уже держишься намного лучше.

— Ты так думаешь? — Оливия недоверчиво покосилась на идущую рядом девушку.

— Конечно. Ты, не жалуясь, пробежала почти три круга. Ещё пару месяцев, ты втянешься, и начнёшь получать удовольствие.

— Ждать удовольствия пару месяцев? Ты, наверное, шутишь, — Оливия, не выдержав, рассмеялась.

— Энергию необходимо выплёскивать. Чем чаще ты это делаешь, тем быстрее она восполняется, — Эшли весело посмотрела на неё. — Если тебе действительно тяжело, то можешь бежать в своём темпе, или сократить дистанцию.

— Ничего, как-нибудь справлюсь, — упрямо пробормотала Оливия.

— Хорошо. Ты молодец, — голубые глаза Эшли обратились на неё. — Спасибо тебе, что терпишь всё это, — продолжила она серьёзно. — На самом деле это мне нужно было сбросить пару лишних килограммов, после рождения Уолта.

— Ты отлично выглядишь. Тебе не надо ничего сбрасывать, — тут же возразила Оливия и её глаза непроизвольно прошлись по фигуре идущей рядом молодой женщины.

— Благодаря тебе, — Эшли улыбнулась в ответ.

Глубоко вздохнув, Оливия посмотрела на часы на своей руке.

— Через полтора часа мы должны быть на работе, — заметила она.

— И нам ещё надо закончить отчёт для капитана, — продолжила Эшли. — Давай двигаться ближе к машинам.

— Если ничего серьёзного не случится, мы напишем его до утреннего совещания.

— А если случиться, мы не успеем его сдать. Босс будет недоволен, — возразила Эшли.

— Нам нечего бояться, — Оливия пожала плечам. — Видела, как он порой орёт на Адама или Марка? Ты у него в любимчиках, тебя он простит.

— А я думала, что это ты, — рассмеялась Эшли. — Он же постоянно ставит мне тебя в пример. Какая ты собранная, организованная и всегда всё делаешь по инструкции.

— Звучит ужасно скучно. Я что, правда, такая?

— Не всегда. Только он об этом ничего не знает, — Эшли легко подтолкнула ее плечом.

Они вернулись к входу в парк и прошли по парковке к своим автомобилям.

— Спасибо за компанию, Лив, — Эшли повернулась к ней, и Оливия на секунду замерла, любуясь, как играют солнечные блики в её светлых, с золотистыми прядями волосах.

— Эмм, тебе спасибо, что выгуливаешь меня по утрам, — улыбнулась она, встречая тёплый взгляд голубых глаз.

— Увидимся через час? — Эшли уже открывала дверцу своего нового чёрного внедорожника.

— Да. Передавай привет Джейд. И поцелуй за меня Уолта, — кивнула Оливия, открывая свою машину.

— Ты можешь сделать это сама. Приходи к нам в гости сегодня вечером, — с готовностью предложила Эшли.

— Сегодня никак не получится.

— Уже есть планы? Горячее свидание?

— Хотелось бы, чтобы это было так, но, увы. Мой брат будет здесь проездом, — призналась Оливия.

— Брат? Ты ничего не говорила про брата, — удивилась Эшли. — Можешь пригласить и его.

— Спасибо, Эш, но мы давно не виделись с ним и нам нужно кое о чём поговорить, — заметив промелькнувшее на лице девушки любопытство Оливия усмехнулась. — В другой раз я обязательно вас познакомлю.

— Договорились, — согласилась Эшли, садясь в машину. — Не опаздывай на работу.

— Забыла, что говоришь это самому организованному детективу отдела? — Оливия весело подмигнула ей. — Увидимся.

*****

Поднявшись по широкой лестнице, ведущей на второй этаж дома, Рене вошла в приоткрытую дверь спальни, держа в руках чашку с кофе. Окна были зашторены неплотно и мягкий утренний свет проникал в комнату, освещая огромную кровать со сбившимися простынями, среди которых всё ещё крепко спала Алекс. Подойдя ближе, Рене посмотрела на неё, чуть склонив голову.

Девушка спала на животе, и одеяло прикрывало её лишь до поясницы, оставляя открытыми плечи и часть спины. Светлые, короткие волосы были взлохмачены, а лицо поражало своей безмятежностью. С трудом сглотнув, Рене глубоко вздохнула. Алекс была красивой, а для неё она была красива до ноющей боли в сердце. Прошло уже несколько лет, с тех пор как они встретились, а Рене всё ещё чувствовала, как всё внутри сжимается при одном только взгляде на неё. Высокая, по-мальчишески худощавая, она словно стала эталоном того, что Рене так упорно теперь искала в других. Искала и не находила. Было сложно объяснить почему именно с ней она чувствовала себя абсолютно по-особенному. Сейчас, когда девушка спала, хотелось представить, что у них всё действительно сложилось. Что это могло бы быть утром двух любящих друг друга людей.

— Господи, как вкусно пахнет кофе, — Алекс пошевелилась и посмотрела на неё сонными ярко-голубыми глазами. — Ты принесла мне кофе в постель?

— Да, — Рене подошла ближе.

— Спасибо, кисуля, — присев, девушка взяла чашку из её рук.

— Сколько время?

— Почти восемь.

— Почему ты встала в такую рань? — она недовольно нахмурилась, делая небольшой глоток.

— Потому что у меня есть работа, — ответила Рене, отступая от кровати на расстояние, при котором её голова способна была воспринимать разговор, не отвлекаясь на обнажённую грудь.

— Клуб открывается после обеда. Что ты забыла там с самого утра?

— Чтобы он открывался, мне приходится иногда заниматься счетами, налогами и проверять состояние бара и кухни, — спокойно ответила Рене, поворачиваясь к окну, чтобы отодвинуть шторы.

— Я знаю, что ты очень деловая и занятая девушка, — поставив чашку на тумбочку рядом с кроватью, произнесла Алекс. — Но может быть я смогу предложить тебе кое-что поинтереснее на это утро?

— Мне действительно пора, — оказалось сложно скрыть сожаление в голосе. — У меня встреча в девять, и если я не потороплюсь, то боюсь, мои посетители останутся без выпивки на ближайшие несколько дней.

— Этого мы, конечно, не можем допустить, — рассмеялась Алекс, откидывая одеяло и поднимаясь с кровати.

Она быстро пересекла комнату и уверенно привлекла Рене к себе.

— Уверена, что не хочешь задержаться?

— Я уже сказала, — Рене смотрела в голубые глаза, ища в их глубине то, что никогда там не находила.

— Что ж, жаль, — Алекс отпустила её и вернулась к своей разбросанной на полу одежде. — Последнее время у нас не часто получается провести время вместе. Всю неделю около тебя крутилась Тина. У вас уже что- то было?

— Почему тебя вдруг стало это интересовать?

— Просто спросила. Я слышала, что ещё месяц назад у неё был парень, так что… — девушка натянула на себя джинсы и накинула узкую рубашку с коротким рукавом.

— Я не интересуюсь твоими подружками, — заметила Рене, безразлично пожав плечами. — Так что…

— Это значит было? — Алекс посмотрела на неё с любопытством.

— Это ничего не значит.

— Хорошо. Меня это не касается. Просто пришло в голову, — согласилась Алекс, застёгивая рубашку. — Эмм, мне неудобно в который раз тебя просить… — начала она, но в её голосе не было ни капли неуверенности или смущения. — Ты не могла бы одолжить мне немного наличности? Вчера спустила всё до последнего. Нет даже на такси до дома.

— Может тогда не стоило весь вечер угощать компанию из пяти человек? — Рене отвела от неё взгляд и направилась к двери.

— Следила за мной? — Алекс последовала за ней, на ходу застёгивая молнию на джинсах.

— Нет, просто я знаю всё, что происходит в моём клубе, — ответила Рене, спускаясь по лестнице.

— Ну, у меня были планы на кое-кого…

— И что же тебе помешало? Почему ты здесь? — Рене резко остановилась, разворачиваясь к ней.

— Накатила вдруг ностальгия, — Алекс улыбнулась широкой обезоруживающей улыбкой. — Ты злишься из-за денег?

— Я не злюсь, — отвернувшись, Рене прошла на кухню.

— А мне кажется, злишься. Ты же не ревнуешь?

— Знаешь… — открыв дверцу холодильника, Рене достала оттуда пакет с соком и налила в стакан, — …последние полгода каждый раз, когда ты проводишь здесь ночь, я даю тебе утром деньги. Становится похоже, что я плачу за то, чтобы провести с тобой ночь, — она вскинула голову и посмотрела прямо в голубые глаза.

— Ты же не серьёзно, — Алекс шагнула ближе, потянув её за край халата к себе. — Я здесь не из-за денег. Ты же знаешь. Мне нравится проводить время с тобой.

— А ты не хочешь поинтересоваться на счёт меня? — глаза Рене напряжённо сузились.

— Мне не надо спрашивать, — самоуверенная улыбка промелькнула на красивых губах. — Я и так знаю. Если бы у тебя появился кто-то получше, то меня бы здесь не было, — Алекс провела ладонями по её спине и сжала ягодицы.

— Считаешь, что для всех, как и для тебя, всё начинается и заканчивается в постели? — хрипло произнесла Рене.

— А разве нет? — Алекс, наклонившись, чуть прикусила кожу на её шее и тут же отпустила её. — У тебя сегодня философское настроение. Пожалуй, тебе нужна не моя компания, — она взяла из её рук стакан и сделала небольшой глоток. — Ну так что, выручишь меня?

— Мой бумажник в прихожей, на полке. Возьми сколько тебе надо, — спокойно ответила Рене.

— Спасибо, кисуля, — наклонившись, Алекс быстро коснулась губами её щёки и вышла из кухни.

*****

Оливия вошла в кабинет, столкнувшись на пороге с высоким темноволосым мужчиной.

— Марк, привет. Работа уже кипит? — поинтересовалась она, когда он остановился, пропуская её.

— Угу, хочу сбегать в кафе за пончиками. Захватить тебе? — добродушно предложил он.

— Паула тебя больше не кормит?

— Младший устроил истерику. Мне пришлось самому собирать и отвозить остальных в школу. Я даже не вспомнил о завтраке, пока не высадил их.

— Тогда захвати и мне парочку, — усмехнулась она.

— Может составишь ему компанию? — раздался голос голубоглазого блондина, сидящего за столом у окна. — Твоя подружка-кассир будет рада тебя видеть.

— Я загляну к ней позже, — Оливия подмигнула парню и прошла к своему столу. — Эшли ещё не приехала?

— Ты меня спрашиваешь? Это же вы теперь самые верные напарники в отделе, — он пожал плечами, разворачиваясь к ней на мягком крутящемся кресле.

— Ты мне просто завидуешь, — Оливия весело посмотрела на коллегу. — Признайся, ты хотел, чтобы Эшли поставили в напарники к тебе.

— Ну, на неё определённо приятнее смотреть, чем на старину Марка. Ты должна меня понять, — ухмыльнулся он.

Эшли ворвалась в кабинет, на ходу бросая сумку на стоящий рядом стол.

— Адам, привет. Лив, капитан уже спрашивал отчёт? Чёрт, мне пришлось переодеваться. Уолт измазал кашей мою рубашку. Как я выгляжу? — она повернулась к Оливии, в ожидании её мнения.

— Как всегда великолепно, — губы Оливии тронула мягкая улыбка.

— Эй, я могу рассказать Джейд, как вы тут флиртуете, — вмешался Адам.

— Отвали, — Эшли лишь мельком глянула в его сторону. — Так что с капитаном?

— Он задерживается. Будет только через час. Так что у нас есть время, — Оливия засунула руки в карманы строгих тёмно-серых брюк. — Хочешь кофе? Марк побежал за пончиками?

— Только не кофе, — Эшли прошла за свой стол и включила ноутбук. — Давай лучше покончим с отчётом.

— Хорошо, но, когда пончики будут здесь, я прервусь на кофе, — пожала плечами Оливия. — Меня, в отличие от тебя, не кормят завтраками.

— Джейд готовит тебе завтраки? — хмыкнул Адам, поднимая голову от своего ноутбука. — Никогда бы не подумал, глядя на неё.

— Любовь творит чудеса, — рассмеялась Эшли. — И на самом деле я тоже часто готовлю. Хотя чаще всего мы ужинаем у Брук. Вряд ли кому-нибудь из нас удастся превзойти Лорен по части кулинарных шедевров.

— Почему Брук никогда не приглашала на ужин меня? Обо мне совсем некому позаботиться, — вздохнул Адам.

— Ты не похож на страдающего от голода, — заметила Оливия, придвигая стул и усаживаясь рядом с Эшли. — Давай я выберу сопроводительные документы, а ты пока внесёшь основные данные?

— О, кей. Если ты перестанешь отвлекаться на Адама, мы справимся минут за сорок, — пробормотала Эшли.

*****

Сидя за столом в кабинете капитана, Оливия крутила в руках ручку, прислушиваясь к докладам коллег. Несмотря на лёгкую, дружескую атмосферу в коллективе, во время утренних совещаний все были предельно собраны и сосредоточены. Даже Адам оставлял свои шуточки и, нахмурившись, излагал гипотезы по делу, над которым они с Марком работали. И хотя дела, поступившие за последнюю неделю, не были сложными, отношение к каждому случаю оставалось самым серьёзным.

В отделе убийств под руководством капитана Патрика Джеферсона работали семь человек. Адам и Марк обычно получали дела, связанные с бандитскими разборками. Оливии и Эшли доставались бытовые преступления, а также случаи, не связанные с организованной преступностью. Самая молодая пара Джо и Хейз изначально появилась в отделе, как сотрудники технической поддержки. Но в последнее время дел, связанных с компьютерными технологиями и сетью становилось всё больше, поэтому некоторыми из них ребята теперь занимались самостоятельно.

Седьмым членом их команды была Брук Гросман, молодая женщина с вьющимися рыже-каштановыми волосами и пронзительным взглядом голубых глаз. До появления в отделе Эшли Оливия не так часто общалась с ней. Теперь их можно было назвать подругами. Ужины, на которые приглашала её Брук, всегда были наполнены теплом и домашним уютом, а её отношения с Лорен казались образцом семейного счастья. Хотя, отношения Эшли и Джейд тоже можно было назвать идеальными. Они официально узаконили их около года назад, после рождения сына Эшли, Уолтера. Оливия была искренне рада за напарницу. Было очевидно, что Эшли любит Джейд и счастлива с ней. Эшли изменилась. Сейчас она казалась ещё привлекательнее, чем тогда, когда Оливия увидела её первый раз. В то время, в её глазах затаилась напряжённая и болезненная тоска. Сейчас же они светились спокойной уверенностью. Оливия часто задумывалась почему, несмотря на то что они проводили так много время вместе, она так и не смогла стать причиной этих изменений. Были моменты, когда она поддавалась влечению, и эмоции брали верх, но они никогда так и не переступили чёрту. А потом появилась Джейд и все, даже призрачные шансы, исчезли. Оливии нравилось видеть довольную улыбку напарницы, слышать её смех, знать, что всё в её жизни складывается хорошо, но то, что она чувствовала с самого начала до сих пор беспокоило ее. Оно прочно засело где-то внутри, временами отзываясь щемящей нежностью, когда взгляд голубых глаз Эшли обращался к ней.

Почувствовала, как что-то коснулось её ноги, она встретилась с ухмылкой, сидящего напротив Адама, который многозначительно покачал головой, переведя взгляд на Эшли. Не сдержавшись, Лив усмехнулась в ответ, и пожала плечами.

Капитан выслушивал доклады каждого из них, делая пометки в ежедневнике и иногда задавая вопросы. Сегодня он был на удивление немногословен, поэтому, когда Эшли протянула ему отчёт по закрытому вчера делу он молча открыл папку, изучая его.

— Я прошу всех обратить внимание на чёткое соблюдение всех правил и норм. Вчера, на совещании в центральном департаменте, это очень долго обсуждалось. Все улики и показания должны быть собраны в полном соответствии с требованиями закона. Вы все знаете, что, в случае нарушения, у преступников часто появляются шансы избежать наказания, даже когда вина очевидна. Я прошу вас отнестись к этому серьёзно. В ближайшее время в нашем отделе может появиться правовой консультант, который будет представлять наши дела в суде.

— Женщина? — поинтересовался Адам.

— Какое это имеет отношение к тому, о чём я сейчас говорю, детектив Коинг? — мрачно осведомился капитан. — Или это всё, что вас интересует?

— Нет, сэр, просто подумал, что вы уже знаете, кто это будет, — Адам виновато опустил взгляд.

— Займитесь лучше вашим делом, — капитан переложил бумаги на своём столе. — Все свободны, Джо задержись, надо кое-что обсудить.

Поднимаясь, Оливия поймала взгляд Адама и с усмешкой покачала головой.

— Спорим, если это будет женщина, то её не будут интересовать парни? — шепнула она, когда они выходили из кабинета.

— А если это будет мужчина, он что, должен будет оказаться геем? — со смешком отозвался он.

— Может быть тогда тебе повезёт, — Оливия легко толкнула его плечом.

— Хорошо, спорим. Если это будет женщина, то она переспит со мной в течение месяца, — ответил он.

— А если мужчина? — Оливия заметила, как остановившись, Эшли и Марк прислушиваются к их разговору.

— Тогда это сделаешь ты, — предложил Адам.

— Не мечтай, — усмехнулась Оливия.

— Хорошо, на что спорим? — Адам подмигнул Марку.

— Ящик пива, — предложила она.

— Отлично, — парень с готовностью хлопнул её по рукам.

— Глупый спор, — заметила Эшли, направившись к своему столу. — Надеюсь, это будет солидных лет прокурорша, которой больше нечем заняться на пенсии.

Оливия расхохоталась, последовав за ней.

*****

— Детективы Говард и Девис зайдите ко мне, — громкий голос капитана прервал тишину кабинета.

Оливия с готовностью поднялась, бросив взгляд на Эшли.

— Как думаешь, что-то не так с отчётом? — негромко спросила она.

— Сейчас узнаем, — пробормотала Эшли, прихватив свой блокнот.

— У нас двойное убийство, — произнёс капитан, как только дверь за ними закрылась. — Брук уже выехала. Вот адрес, — он положил перед ними листок бумаги. — Мне только что позвонили из муниципалитета, так что отнеситесь к этому серьёзно.

— Как и всегда, сэр, — Эшли посмотрела прямо на него, забирая адрес.

— Один из убитых родственник члена муниципального совета, — пояснил он. — Будет неплохо, если мы покажем себя с лучшей стороны.

— Социальный и политический статус жертвы не влияет на наше отношение к делу, сэр, — твёрдо ответила Эшли. — Но я поняла, что вы имели в виду.

— Что на тебя нашло? Почему ты к нему цепляешься? — поинтересовалась Оливия, когда они направлялись на стоянку, расположенную за участком.

— А что это ещё за «отнеситесь к этому серьёзно, покажите себя с лучшей стороны»? — Эшли нажала на кнопку брелка, дожидаясь, какая из патрульных машин отзовётся на сигнал.

— Он хотел обратить внимание на то, что дело на контроле муниципалитета, — ответила Оливия.

— Ну и что? Как это влияет на твоё отношение к нему? — Эшли направилась к стоявшей в соседнем ряду машине.

— Никак, но дополнительная информация не бывает лишней.

— А звучит это так, словно жизнь обычного жителя города менее ценна, чем родственника одного из его руководителей.

— Ты придираешься к словам, — Оливия улыбнулась, усаживаясь на пассажирское сиденье. — Почему последнее время за рулём всегда ты?

— Я могу уступить, — предложила Эшли, посмотрев на неё с недоумением.

— В следующий раз, — кивнула Оливия, заглядывая в бумажку с адресом в её руках. — Хороший район, — заметила она. — Частные дома.

— Это значит, что свидетелей найти будет сложно, — добавила Эшли. — Ладно, давай посмотрим, что нам стряслось.

Около большого, двухэтажного дома были припаркованы четыре патрульные машины. Часть площадки перед ним была оцеплена, и Оливия отметила стоящие на другой стороне улицы фургоны новостных телеканалов. У дверей их встретил патрульный.

— Детектив Девис и детектив Говард. Это дело поручено нам, — произнесла Оливия, демонстрируя значок.

— Пройдёмте, — ответил он, первым входя в дом.

— Кто сообщил? — Эшли выудила из кармана свой блокнот.

— Друзья договорились встретиться с ними. Дверь в дом оказалась открытой, когда они приехали.

Оливия вошла первой, кивнув обернувшейся на голоса Брук. Прямо посередине довольно большой гостиной стоял сервированный стол. За ним друг напротив друга, привязанные к стульям сидели молодой темноволосый парень и девушка с длинными, светлыми волосами. Оба были убиты выстрелом в голову. Оливия остановилась, пытаясь запечатлеть в голове полную картину места происшествия и представить, что здесь могло произойти.

— Что скажешь, Брук? — раздался спокойный голос Эшли, которая, обогнув стол, подошла к нему с другой стороны.

— Смерть наступила около двух часов назад, — ответила Брук, продолжая осматривать трупы. — Оба были убиты выстрелом в правый висок. По всей видимости, преступник был один. Сначала он убил девушку. Потом парня.

— Почему ты так думаешь? — спросила Оливия, подходя ближе.

— Парень был жив, когда в неё стреляли, — задумчиво отозвалась Брук. — Он был связан, но наклонился через стол, поэтому капли крови попали на его рубашку и лицо. Если бы он сидел там, где сейчас, то этого бы не произошло, — она выпрямилась и посмотрела на Оливию. — Судя по траектории выстрела.

— Они собирались пообедать? — Эшли отступила, давая возможность одному из криминалистов сделать очередное фото.

— Вчера они сообщили о помолвке. Хотели отметить это событие с близкими друзьями, — ответила Брук.

— Я поговорю с ребятами, которые их обнаружили, — Эшли подняла взгляд на Оливию.

— Хорошо, иди. Побуду здесь и послушаю Брук, — кивнула та.

— Что-то ещё сказать пока сложно, — Брук осмотрела пространство под стульями, указывая помощнику откуда следует снимать отпечатки. — Но у меня появилась одна мысль.

— Какая? — Оливия осматривала гостиную, отмечая, что похоже все вещи остались на своих местах.

— Посмотри сюда, — Брук встала с правой стороны от убитой девушки. — Если бы тебе нужно было выстрелить отсюда, в какой руке ты держала бы пистолет?

Оливия проследила за её взглядом.

— Убийца левша? — озвучила догадку она.

— Я думаю да. Чтобы хорошо видеть парня, он должен был держать пистолет в левой руке. Если бы он был правшой, удобнее было бы выстрелить с другой стороны, — кивнула Брук.

— Возможно, если это не уловка, — согласилась Оливия.

— Не думаю. Мы обнаружили пару гильз. Может быть удастся снять отпечатки. По жертвам я пока больше ничего сказать не могу. После вскрытия может быть, но, мне кажется, вся надежда на то, что он оставил где-то свой след. Ну и на показания, — она склонилась над телом парня. — Капитан сказал вам кто его отец?

— В общих чертах, — пожала плечами Оливия, осматривая каминную полку. — Попробуйте снять отпечатки здесь, — попросила она.

— Майкл Генри, член муниципального совета, — продолжила Брук.

— Ну, тогда круг подозреваемых будет достаточно большим, — вздохнула Оливия.

— Да. Жаль ребят, — согласилась Брук. — Да и вас мне тоже жаль. Репортёры уже разбивают палатки у дома. Это дело попортит много крови капитану.

— Следы взлома? — Оливия проигнорировала последнее замечание.

— Они открыли дверь сами. Никаких следов борьбы в прихожей. Да и здесь всё довольно чисто. Возможно, они знали убийцу, — Брук стянула перчатки. — Думаю нужно искать не здесь.

— Знаю. Для начала попробуем поговорить с отцом, — Оливия еще раз посмотрела на убитых и направилась искать Эшли.

— Соседи видели светло-бежевый форд, — сообщил один из полицейских, останавливая её.

— Я хочу поговорить со всеми, кто хоть что-то видел, — кивнула Оливия.

Через два часа тела жертв были отправлены на вскрытие, а Оливия и Эшли направлялись в муниципалитет, договорившись встретиться там с отцом убитого парня.

— Давай посмотрим, что у нас есть, — на этот раз Эшли заняла пассажирское сиденье и, открыв блокнот, крутила в руках ручку. — Убитые Тревор Генри и Салли Самерс. Вчера объявили о помолвке. Собирались отметить это с друзьями, пригласив их к двум часам дня. Друзья Люк Шатёр и Бритни Флорек. Тоже пара. Обнаружили убитых пять минут третьего. Дверь в дом была открыта.

— Соседка из дома напротив видела, как у дома некоторое время стоял светло-бежевый форд, — добавила Оливия, дожидаясь пока Эшли сделает пометки. — Но она не видела, кто в нём приехал. Брук считает, что убийца был один. Сначала он застрелил девушку, потом парня. Предположительно он левша.

— Надо запросить записи с камер видеонаблюдения, расположенных поблизости, — Эшли выудила из кармана телефон и набрала номер Джо.

В вестибюле здания муниципалитета их встретил охранник, молча проводив на четвёртый этаж, до двери с табличкой «Майкл Генри, член муниципального совета».

— Спасибо, — поблагодарила Эшли, отпуская его и открывая дверь.

В просторной приёмной из-за стола им на встречу поднялась взволнованная секретарь.

— Детективы Говард и Девис. Можем мы поговорить с мистером Генри? — вежливо произнесла Оливия, оценивая её длинные ноги, когда женщина потянулась к селектору.

— Прекрати, — Эшли незаметно пихнула её в бок.

— Что? — оглянувшись, Оливия встретилась с её недовольным взглядом.

— Веди себя прилично, — прошептала Эшли.

— Как думаешь это нормально? Оставаться на работе, когда твой сын только что был убит? — негромко спросила Оливия.

— Мистер Генри ожидает вас, — прозвучал вердикт секретаря.

— Благодарю вас, — Оливия ослепительно улыбнулась, и они прошли в соседний кабинет.

Несмотря на сомнения Оливии, Майкл Генри был буквально раздавлен. Его лицо было бледным, а руки тряслись так, что Оливия забеспокоилась, не хватит ли его удар. Мужчина старался держаться, но у него это не очень хорошо получалось.

— Может быть, вам стоит обратиться за медицинской помощью, — всё же предложила она, убедившись, что Эшли не собирается начинать разговор.

— Со мной всё в порядке. Я хочу знать, что вы выяснили, — ответил он, опускаясь в кресло за своим столом. — Есть какие-нибудь версии, кто это мог сделать с моим мальчиком?

— Мы постараемся выяснить это как можно быстрее, — убедительно пообещала Оливия. — У вас нет никаких предположений на этот счёт? У Тревора были враги? Может ему кто-то угрожал?

— Мой сын хороший парень. У него много друзей. Он был отличником и в школе, и в колледже. С ним никогда не было неприятностей. Я не знаю ни одного человека, который бы плохо к нему относился, — Майкл Генри прерывисто вздохнул. — Я уверен, что врагов у него не было.

— А у Салли?

— Она умница и красавица. Из очень хорошей, интеллигентной семьи.

— Давно они встречаются?

— Около двух лет. Не думаю, что кто-нибудь мог пожелать ей такое. Они совсем дети. В чём они могли быть виноваты? — его глаза наполнились слезами, но мужчина нетерпеливо вытер их. — Простите. Не могу поверить, что это произошло. Это похоже на какой-то кошмар.

— Их друзья сказали, что ребята недавно объявили о помолвке, — продолжила Оливия.

— Да. Вчера мы встречались с родителями Салли, — подтвердил он.

— Когда вы видели сына в последний раз?

— Сегодня утром. Он заехал ко мне на работу, чтобы обсудить дату свадьбы.

— Мистер Генри, а есть кто-нибудь, кто, возможно, хотел бы навредить вам? — Оливия бросила взгляд на Эшли, которая невозмутимо делала пометки в своём блокноте.

— Я думаю об этом с тех пор, как мне сообщили. Тревора убили из-за меня.

— Это поспешные выводы, — возразила Оливия.

— Мне сообщили, что это не ограбление. Значит дело во мне. Но я даже предположить не могу, кто бы мог пойти на такое. Конечно, в связи с родом моей деятельности, мне иногда приходится делать что-то, что может не понравиться другим, но неужели из-за этого могли лишить жизни невинных детей?

— Может быть, вы вспомните, с кем у вас были разногласия в последнее время? — предложила Оливия.

Мобильный Эшли зазвонил, прерывая беседу.

— Да. Записываю, — произнесла она, открывая чистый лист блокнота и записывая туда буквы и цифры. — Спасибо, Джо.

— Вы что- то выяснили? — мужчина приподнялся в кресле.

— Только номер машины, которая стояла у дома вашего сына сегодня, — кивнула Эшли. — Светло-бежевый форд, — она назвала номер, и мужчина рухнул в кресло, став ещё бледнее.

— Вы знаете, чья это машина? — Оливия удивлялась, как он ещё не упал в обморок, учитывая состояние, в котором находился.

— Это машина моего друга и коллеги. Элмера Шатера, — безжизненным голосом произнёс он.

— Кем ему приходится Люк Шатёр? — тут же задала вопрос Эшли.

— Это его сын. Наши дети вместе учились и дружили, — отозвался мужчина. — Это он позвонил мне, чтобы сообщить, что… — Майкл Генри бессильно уронил голову на руки.

— Кто ещё мог воспользоваться машиной мистера Шатера? — продолжила допрос Оливия, пытаясь узнать как можно больше, пока мужчина ещё мог связно отвечать на вопросы.

— Я видел, как утром Элмер приехал на ней. Мы встретились в подземном гараже. Он не мог этого сделать. Я знаю его очень давно. Мы уже пять лет работаем вместе. Зачем ему убивать Тревора?

— Мы всё выясним, — ещё раз пообещала Оливия. — Где сейчас может быть мистер Шатер?

— Если у него не запланировано никаких встреч, то здесь. В этом здании, — произнёс он, резко поднимаясь. — Я должен знать, что он делал в доме моего сына.

— Успокойтесь, — Эшли поднявшись следом, мягко остановила его. — Мы сейчас вызовем патрульную машину и доставим его в участок. Позвольте нам сделать свою работу, — достав телефон, она набрала номер капитана.

— Я не могу поверить, что это был Элмер, — сокрушённо бормотал мужчина.

— Сэр, а где сейчас ваша жена? — Оливия взяла его за локоть, провожая к дивану.

— Она была у своей матери, когда ей сообщили. Я хотел поехать туда, но я просто не могу… Мне нужно было побыть одному, чтобы как-то справиться. Как я могу поддержать её, когда сам едва дышу?

— Машина выехала. Можете сказать нам, где находится кабинет мистера Шатера? — Эшли убрала телефон, и Оливия заметила, как она расстегнула кнопку на кобуре.

— Да. Это второй этаж. Я вас провожу, — предложил мужчина, пытаясь подняться.

— Мистер Генри, вы должны остаться здесь, — твёрдо произнесла Оливия. — Мы сообщим вам, как только хоть что-то станет известно. Я вам обещаю.

— Я только хочу спросить, зачем он приезжал к Тревору, — возразил мужчина.

— Мы всё выясним. Оставайтесь здесь, прошу вас, — Оливия поднялась, встречая взгляд Эшли.

Им не нужно было о чём-то договариваться. В такие моменты они научились понимать друг друга без слов.

— Подождите нас в кабинете. Никуда не выходите и не отвечайте на звонки примерно полчаса, — попросила Эшли. — Мы зайдём к вам, когда найдём мистера Шатера.

— Хорошо. Я буду ждать здесь, — согласился мужчина.

*****

— Он ничего не скажет, — Оливия вошла в кабинет, бросив взгляд на часы.

— Торопишься? Ты говорила твой брат приезжает сегодня? — спросила Эшли. — Думаю, мы можем закончить. Машину криминалисты осмотрят завтра утром.

— Я поеду домой, только если ты тоже поедешь, — улыбнулась Оливия.

— Хорошо, если другим способом тебя сегодня отсюда не выставишь, — рассмеялась Эшли. — Пошли.

Они покинули участок, когда на часах было почти семь вечера. Элмер Шатёр был арестован по подозрению в убийстве. Камеры видеонаблюдения на выезде из подземного гаража муниципалитета подтвердили, что его автомобиль выезжал и отсутствовал полтора часа. Время совпадало со временем убийства.

*****

Заглушив машину напротив дома, Оливия различила тёмный силуэт, прислонившийся к перилам веранды. Захватив сумку, она вышла и направилась по дорожке, ведущей к дому.

— Почему ты не включил свет? — с улыбкой спросила она, поднимаясь по деревянным ступеням крыльца.

— Привет, сестрёнка, — высокий, широкоплечий мужчина раскрыл свои объятья, обнимая её. — Захотелось постоять здесь в тишине и покое.

— Мои племянники совсем тебя замучили? — рассмеялась она.

— Приезжай и узнаешь, как это, растить троих детей, — ответил он, выпуская её и внимательно осматривая. — Выглядишь на все сто. Почему в твоём доме всё ещё не живёт какая-нибудь молодая симпатичная девчонка?

— Не могу выбрать какой из них предложить это почётной место, — Оливия заглянула в серые глаза брата и улыбнулась. — Как же я рада тебя видеть, Митч. Пойдём в дом. Ты что-нибудь ел?

— А разве в твоём холодильнике что-то было? — усмехнулся он.

— Прости, я не успела позаботиться об этом. Но у меня есть мясо и электрогриль, так что что-нибудь сейчас придумаем. Коме того у меня есть пиво.

— Я заметил пару упаковок, — рассмеялся он. — Если это то, чем ты питаешься, то лучше я не стану рассказывать об этом маме.

— Лучше не стоит, — согласилась она. — Как Нэнси?

— Отлично. Рада, что удалось устроить младшего в садик и теперь она может работать неполый рабочий день.

— А мама с папой?

— Всё так же спорят по мелочам, но не могут жить друг без друга. Ты могла бы приехать и навестить их сама.

— Могла бы, но у меня тут работа, — достав из холодильника брикет с мясом, она повернулась к брату. — Захвати пиво и пойдём, посидим в саду.

Они расположились на заднем дворе, за небольшим деревянным столиком.

— Мясом должен заниматься мужчина, — твёрдо сказал Митчелл, отодвигая её от гриля. — Открой пока пиво и развлеки меня рассказом о какой-нибудь горячей подружке.

— Можно подумать, что я когда-нибудь делала это, — усмехнулась она, возвращаясь к столику. — На самом деле мне нечего рассказывать. Работа, дом, ничего серьёзного.

— Совсем ничего? Что-то мне с трудом в это верится. Перед тем как ты уехала, родительский дом просто осаждали звонками твои подружки, — он издал негромкий смешок. — И я всё ещё вспоминаю, как застукал тебя в нашем гараже на заднем сиденье машины с симпатичной крошкой.

— Боже, это было сто лет назад, — Оливия вернулась, протягивая ему бутылку пива. — Я даже не помню, как её звали.

— Зато я помню. Её звали Бетти Крейтор. Теперь она замужем за моим другом и у неё двое детей.

— Неужели? — приподняв бровь, усмехнулась Оливия.

— И она до сих пор интересуется как у тебя дела и передаёт тебе привет, — подтвердил он.

— Ну, я рада, что у неё всё хорошо. Давай перестанем обсуждать мою личную жизнь, которой, к слову сказать, нет, и поговорим о том, почему ты приехал?

— Конечно, — он разложил мясо на решётке и повернулся к ней. — Я здесь из-за Мегги.

— Что ещё с ней опять произошло? — Оливия вздохнула и сделала небольшой глоток из своей бутылки.

— Она не звонила уже четыре месяца. Мама и папа переживают, что она попала в беду.

— Мегги не общается со мной с тех пор, как я уложила её в клинику, — отрывисто ответила Оливия.

— Это была вынужденная мера. По-другому она бы не справилась, — он положил руку на её плечо.

— Ты думаешь, что она справилась? Что это помогло ей? Она разозлилась на меня. Сказала, что у неё больше нет сестры.

— Ты поступила правильно, Лив, — убеждённо отозвался он.

— После больницы она уехала из города. Неужели ты считаешь что, если бы с ней всё было хорошо, она бы так поступила?

— Мегги говорила, что завязала с наркотиками. Когда она звонила, то всегда была в нормальном состоянии. Она нашла хорошую работу в Сент-Поле. Присылала родителям фотографии на электронную почту. На них она выглядела здоровой.

— Митч. Год назад Мегги попала в больницу с передозировкой, — Оливия отвернулась, не желая смотреть в проницательные глаза брата.

— Год назад? — поражённо переспросил он.

— Я хотела встретиться с ней, но как только выписалась, она тут же исчезла и мне не удалось её найти, — вздохнула она.

— Почему ты ничего не сказала нам?

— А какой в этом смысл? Очередной раз беспокоить родителей её сумасшедшими выходками? Если бы она нуждалась в помощи, то попросила бы её у нас. Всё, что мы делали, только раздражало и злило её.

Он тяжело вздохнул, глядя на шипящее, на решётке мясо.

— Как часто она звонила родителям? — спросила Оливия, после продолжительного молчания.

— Раз в месяц, иногда реже. Рассказывала, как ей нравится жить самостоятельно. Что её работы хорошо продаются и денег хватает.

— Она здорово рисовала, когда не срывалась, — с горечью прошептала Оливия.

— Я не знаю, где её искать, Лив, — признался он. — Понимаю, что нужно что-то делать, но не знаю как.

— Ты знаешь её адрес?

— Нет. Она говорила, что живёт в Сент-Поле и снимает мастерскую пополам со своим знакомым, — он пожал плечами. — Два года назад я был там проездом и хотел встретиться, но она сказала, что уехала на выходные с друзьями за город. Лив, она была абсолютно адекватной. Я же помню, что с ней было, когда она употребляла. Ничего такого я не заметил, — он провёл рукой по волосам, взлохмачивая их. — С ней точно что-то стряслось. Она никогда не пропадала на такой долгий срок.

— Я попробую узнать, — произнесла Оливия негромко. — Но Мегги не захочет со мной разговаривать. Она меня ненавидит.

— Это не так.

— Не пытайся меня успокоить, — пожав плечами, она вернулась за столик и присела в плетёное кресло. — Когда она была маленькой, то постоянно бегала за мной, как тень. Иногда это ужасно раздражало, но стоило мне посмотреть на неё, и я уже не могла злиться. В детстве она была ангелом, в отличие от меня.

— Да уж, с тобой мы натерпелись, — согласился он с усмешкой. — Ты была упрямее осла.

— С тех пор мало что изменилось.

— Я не думаю, что это так уж плохо. По крайней мере, ты всегда добивалась того, чего хотела, — он перевернул мясо и, подойдя к столу уселся напротив. — Я, конечно, пытался пошутить, когда спрашивал, но всё же… у тебя действительно никого нет? Ты живёшь одна, в самом романтичном месте города, на берегу залива, и нет никого, кто бы разбавил твоё одиночество?

— Как видишь, — Оливия откинулась на спинку кресла и вытянула ноги. — Наверное, я повзрослела и мне не хочется тратить время на кого-то, с кем у меня нет будущего.

— Тогда может вернёшься в Денвер? Мы все будем только рады.

— Там у меня точно никто никогда не появится, — усмехнулась она. — Не представляю, что я буду говорить родителям, когда приведу домой девушку.

— Но они давно уже знают о тебе, Лив, — возразил Митчелл. — И я не слышал никаких категоричных заявлений на этот счёт.

— Мне здесь нравится, — Оливия подняла голову к звёздному небу. — У меня появилось много замечательных друзей. Я люблю свою работу. И если вдруг совершаю какую-нибудь глупость, то оправдываться мне не приходится.

— Тогда ладно, — кивнул он, поднимаясь. — Думаю мясо уже готово, — захватив тарелку, он направился к грилю.

— Ты должен мне дать номер её телефона, — сказала Оливия, глядя на широкую спину брата.

— Конечно, но он недоступен.

— Что за приятель, с которым она снимала студию? — вновь спросила она. — Как его зовут?

— Мама говорила, что его зовут Кайл. Мы не знаем ни его фамилии, ни откуда он. Только то, что он тоже художник.

— Отлично. Вряд ли я смогу выбраться в Сент-Пол, а по той информации, что у нас есть искать её, всё равно, что иголку в стоге сена.

— Но у тебя же есть знакомые, друзья? — Митчелл вернулся, поставив тарелку на стол. — Может быть, твои бывшие коллеги из Денвера смогут чем-нибудь помочь. Я подумал, что возможно есть какая-то база информации.

— Митч, она не преступница и не какой-то иностранный агент, чтобы кому-то была интересна её жизнь. Вряд ли она работала хоть где-нибудь официально и уж точно не покупала в собственность жильё.

— Но вы же как-то находите людей, когда вам это надо? — он открыл ещё одну бутылку и протянул ей. — Если кто-то и сможет узнать, где Мегги, то это ты.

— А если она не хочет, чтобы её искали? Ей уже двадцать семь лет. Она имеет право жить так, как ей нравится.

— Нам просто надо знать, что с ней всё в порядке, — Митчелл взглянул ей в глаза. — И не говори, что ты за неё не волнуешься.

Оливия промолчала, глубоко вздохнув. Митчелл принялся за ужин, а она просто сидела рядом, медленно потягивая пиво и думая о своей семье. Было так приятно вновь почувствовать рядом родного и близкого человека. Митчелл всегда был её старшим братом в полном смысле этого слова. В детстве он всегда оказывался рядом в самый нужный момент. Прикрывал её детские шалости, жалел, когда ей всё же попадало за них, и вообще был человеком, которому Оливия всегда могла доверять. Митчелл был первым, кто узнал, что девочки её интересуют больше мальчишек. И брат никогда не смеялся и не осуждал ее за это. У него всегда было много друзей, но Оливия не чувствовала недостатка его внимания. Если ей не удавалась скрыть, что кто-то её обидел, Митчелл рвался защитить её. Точно так же он относился и к младшей сестрёнке Мегги. Только та, в отличие от Оливии была более замкнутой и спокойной, и до определённого времени редко попадала в неприятности. Оливия узнала, что сестра принимает наркотики, когда той было восемнадцать. После года уговоров, истерик и слёз Оливия просто отвезла её в анонимную платную клинику, которою ей посоветовали коллеги по работе в полиции. Мегги восприняла это, как предательство. Возможно, сейчас Оливия попробовала бы найти другой выход, но в тот момент, смотреть, как мучаются родители, видеть стеклянные, безжизненные глаза Мегги оказалось выше её сил.





Глава 2

В кабинете было тихо и, включив кофеварку, Оливия направилась к своему столу, задержавшись у зеркала. Тёмно-коричневые брюки и жилет хорошо гармонировали с бежевой рубашкой. Её вьющееся тёмно-каштановые волосы были собраны в низкий хвост, а выразительные серо-зелёные глаза сохранили отпечаток бессонной ночи. Налив себе кофе, Оливия открыла папу с делом, пробегая глазами по записям. Сделав пару глотков, она набрала номер лаборатории.

— Доброе утро, это детектив Девис. Результаты по вскрытию готовы? — спросила она. — Отлично, вышлите их на мою почту. Спасибо.

Оливия ещё раз перечитала показания, задержанного Элмера Шатера. Подозреваемый полностью отрицал свою причастность к убийству и на первый взгляд казался вполне искренним. Если бы за все годы службы она не сталкивалась с тем, что преступники часто не признавали своей вины даже в суде, она бы могла поверить ему. В этом деле всё указывало на него. Необходимо было дождаться отчёта криминалистов. Возможно, им удастся добавить ко всему его отпечатки и тогда это закрепило бы обвинение. Но, несмотря на все доказательства оставалось кое-что, что беспокоило её. Она до сих пор не могла понять мотива, толкнувшего мужчину на убийство сына своего компаньона и друга.

Оливия всегда пыталась представить дело цепочкой хронологических событий. Сейчас в этой цепочке отсутствовало несколько важных звеньев, чтобы она могла быть полностью уверенной в обвинении.

В кабинете появился Марк, кивнув ей в знак приветствия, а следом за ним и Адам, как всегда, в франтоватом дорогом костюме.

— Слышал вас можно поздравить? Вы за полдня раскрыли двойное убийство, которое оказалось под прицелом прессы, — Адам подошёл к её столу и наклонился над бумагами. — Уже прикинула, куда потратишь премию?

— Возможно, возьму отпуск и рвану на Гавайи, — усмехнулась она.

— Позови меня с собой. Клянусь, я никому не скажу, — весело рассмеялся он.

— Какой же это будет отпуск, если ты будешь со мной.

— А вдруг тебе понравится? — Адам поднял её бокал и сделал глоток.

— Эй, оставь мой кофе в покое, — возмутилась Оливия, одергивая его.

— А Эшли ты с собой позовёшь? — он вернул бокал и отступил чуть в сторону. — Вы же напарники. Всё должны делить пополам, — его глаза многозначительно сверкнули.

— Выпрашиваешь тумака? — поинтересовалась она с лёгкой усмешкой.

— Ладно, — он оглянулся на входящую в кабинет Эшли. — Эш, твоя вторая половина мне угрожает, — сообщил он.

— Значит, ты это заслужил, — Эшли подмигнула Адаму и плюхнулась за стол напротив Оливии. — Привет, — голубые глаза быстро и внимательно посмотрели на неё. — Как прошёл вечер с братом?

— Отлично. Пиво и барбекю, — Оливия улыбнулась. — Всего пару бутылок, — добавила она.

— А выглядишь, как будто всю ночь кутила, — наклонив голову, сообщила Эшли.

— Неужели? — Оливия с удивлением осмотрела свою одежду.

— Да всё в порядке. Просто похоже, что ты не спала, — рассмеялась Эшли.

— Господи. От тебя совсем ничего невозможно скрыть. Я сочувствую Джейд, — хмыкнула Оливия, обращая внимание на экран своего ноутбука.

— А она и не пытается, — Эшли положила перед собой свой неизменный блокнот. — Завтра день рождения Уолта. Мы тебя ждём, ты же не забыла?

— Я приду, — заверила её Оливия. — Прислали результат по вскрытию. Ничего интересного.

— Ага. Надо допросить его ещё раз. Сделаешь?

— Опять я? — Оливия удивлённо посмотрела на напарницу. — Можно узнать, чем вызвано такое доверие?

— У тебя хорошо получается, — пожала плечами Эшли. — Пока ты разговариваешь мне удобно наблюдать за реакцией допрашиваемого. И, если честно, у меня нет никакого желания говорить с человеком, убившим двух невинных молодых людей.

— Было бы неплохо выяснить причину, — заметила Оливия.

— Доброе утро, детективы, — раздался громкий голос капитана, вошедшего в кабинет.

Его сопровождала невысокая молодая девушка с длинными золотисто-рыжими волосами в светло-сером костюме. Её юбка спускалась чуть ниже колен, и Оливия скользнула взглядом по стройным икрам.

— Прошу всех быть у меня через пять минут. С отчётами о проделанной вчера работе, — добавил капитан, открывая дверь в свой кабинет и приглашая туда свою спутницу.

— Эй, приём, — Эшли помахала ладонью перед её лицом. — Послушай, может тебе стоит сходить куда-нибудь, развлечься? Ты последнее время просто залипаешь, когда видишь хорошенькую девушку, — улыбнулась она.

— Интересно кто это? — послышался голос Адама.

— Через пять минут узнаешь, — отозвалась Эшли. — Давай соберём всё, что у нас есть, — обратилась она к Оливии.

— Да, всё готово. Осталось только распечатать результаты из лаборатории, — поднявшись, Оливия направилась к принтеру.

— Было бы неплохо еще раз поговорить с Брук. Может она ещё что-нибудь нашла.

— Вы не виделись утром? — поинтересовалась Оливия, дожидаясь, когда из лотка появятся распечатанные листы.

— Нет. Я немного задержалась, и мы разминулись, — на щеках Эшли проступил лёгкий румянец.

— Ну что ж, хорошо, что хоть кто-то из нас успевает развлекаться, — усмехнулась Оливия, не отводя от неё взгляда.

Эшли подняла голову и смущённо улыбнулась, отчего сердце Лив пропустило пару ударов.

— Джейд повезло, — пожала плечами Оливия, собирая бумаги в стопку.

— Это мне с ней повезло, — тихо возразила Эшли.

— Всё готово, — Оливия положила распечатанные листы на стол. — Пойду, позову Брук на совещание, заодно по пути выясню, есть ли у неё что-то новое для нас.

*****

В кабинете капитана установилась полная тишина. Все молча дожидались, когда же он представит девушку, которая сейчас сидела за столом по его правую руку. Казалось, она была немного напряжена, но её с лицо, оставалось невозмутимо спокойным. Оливия отметила нежный цвет её светлой, нетронутой загаром кожи и большие серые глаза. Девушка была довольно привлекательной, но держалась сдержанно и строго, что вызывало у неё улыбку.

— Итак. Детективы, позвольте представить вам нового члена отдела по расследованию убийств, правового советника и представителя наших дел в суде Саманту Браун, — произнёс он.

Оливия встретилась глазами с Адамом и не смогла сдержать ухмылку при виде его довольной физиономии.

— Саманта должна быть в курсе всех дел, которыми занимается наш отдел. Её присутствие на допросах обязательно. Она будет следить за тем, чтобы добытые нами признания, были получены по всем правилам. Вы можете обращаться к ней со всеми вопросами, связанными с правовыми и юридическими аспектами, — капитан обвёл их взглядом. — Необходимо помнить, что у всех нас одна цель. И чем лучше мы научимся взаимодействовать, тем качественнее будет результат. Теперь я хочу послушать вас. Детектив Говард?

— Эмм, мы задержали Элмера Шатера по подозрению в убийстве Тревора Генри и Салли Самерс. По данным записи камер видеонаблюдения, его машина проехала перекрёсток на улице, где жили убитые за десять минут до предполагаемого убийства и в обратном направлении, через полчаса. В гараже муниципалитета только одна камера на выезде, которая подтверждает, что его машина выезжала, а затем вернулась в гараж.

— Личность водителя по записи установить удалось? — поинтересовалась Саманта, внимательно слушая Эшли.

— К сожалению, качество и расположение камер не позволяют этого.

— Тогда это косвенное доказательство.

— Ключи от машины, по словам самого мистера Шатера, есть только у него, — вмешалась Оливия. — Его секретарша в данный момент находится на больничном. По его словам, он провёл эти полтора часа в своём кабинете, просто уснув, что никто не может подтвердить.

— Понятно, — неопределённо произнесла девушка.

— Не найдено никаких отпечатков, — добавила Оливия. — Думаю нам следует добиваться признания.

— Его адвокат уже связался со мной, — спокойно ответила девушка. — Как только вы сообщите мне время допроса, он будет здесь.

— Замечательно. Пусть приезжает к десяти, — Оливия посмотрела на Эшли, и та кивнула. — Все, кто мог воспользоваться его машиной, вне подозрений. Сын со своей девушкой был приглашён убитыми на обед и обнаружил их. Жена в это время находилась в загородном клубе, что готовы подтвердить десяток человек. Утром мистер Шатер приехал на этой машине на работу и оставил её в подземном гараже для сотрудников. Ключи всё это время были у него.

Девушка невозмутимо кивнула.

— Нам нужны ещё доказательства.

— Мы должны предъявить обвинение сегодня, иначе к вечеру его придётся отпустить, — начиная нервничать, напомнила Оливия.

— После допроса мы решим этот вопрос, — согласилась Саманта.

— Отлично, — Оливия посмотрела на Эшли, которая с трудом сдерживала улыбку. — У нас же общая цель, — пробормотала она.

— Так, ладно, — капитан перевёл взгляд на Адама. — Детектив Коинг, теперь я хочу послушать вас.

*****

Они вышли из кабинета и Адам тут же оказался рядом с Самантой. Он мило улыбался и искрометно шутил, всем своим видом показывая свою готовность завязать хорошие дружеские отношения.

— Мне нужно подготовиться к допросу, — Оливия направилась к своему столу. — И я хочу поговорить с Брук и обсудить с ней результаты вскрытия.

— Оружие, которым воспользовался убийца нигде не зарегистрировано, — Эшли разложила протоколы отчётов и принялась складывать их в дело.

Оливия бросила недовольный взгляд на беседующих Адама и Саманту и вышла из кабинета. Брук встретила её лёгкой ухмылкой.

— Как тебе наш новый правовой советник? — поинтересовалась она.

— Посмотрим, насколько она хороша в работе, — Оливия уселась на стул напротив неё. — Есть что-нибудь новое по отпечаткам?

— Все найденные отпечатки соответствуют проживающим в доме. Отпечатков Элмера Шатера найти не удалось. Преступник был в перчатках.

— Брук, если мы ничего больше не найдём, то наша линия обвинения будет выглядеть очень слабой. Элмер даже не левша.

— Я знаю, и это кажется мне самым странным, — согласилась Брук. — Я просмотрю ещё раз результаты.

— У меня есть к тебе одно личное дело, — начала Оливия. — Сможешь уделить мне немного времени ближе к вечеру?

— Конечно. О чём пойдёт речь?

— Помнишь, ты связывалась по моей просьбе с экспертом из Сент-Пола?

— Да. Это касалось твоей сестры, — Брук закрыла папку, лежащую перед ней, и внимательно посмотрела на Оливию. — Что-то случилось?

— Я пока не знаю. Некоторое время она не выходит на связь с моей семьёй, — негромко произнесла Оливия. — Может быть, с ней всё в порядке, а может и нет, но мне хотелось бы это выяснить.

— Хорошо. Не переживай. Попробуем разузнать.

— Тогда я зайду перед концом рабочего дня?

— Приходи.

— И, если появится что-то новое по нашему делу, сразу же сообщи мне или Эшли. Чувствую, эта новенькая доставит нам кучу хлопот, — добавила, поднимаясь Оливия.

— Но она ведь хорошенькая? — наклонив голову, Брук улыбнулась.

— Сто процентов, что она не встречается с женщинами. Поэтому меня это не интересует, — пожала плечами Оливия.

— Лорен тоже не встречалась до меня, — заметила Брук, рассмеявшись. — Тем не менее, мы вместе уже шесть лет и у нас ребёнок. Так что нет ничего невозможного.

— У меня нет ни сил, ни желания проверять твою теорию. Сейчас для меня главное, чтобы она помогала нам, а не мешалась под ногами.

— Как знаешь. Адам уже весь на взводе из-за неё.

— Адам поспорил ещё до того, как она появилась, что переспит с ней, — усмехнулась Оливия. — Ты же его знаешь.

— Серьёзно? Вот это номер. И на что был спор?

— Разве для него это имеет значение?

— Пожалуй нет, ты права. Интересно будет на это посмотреть. Надеюсь, она сегодня же отошьёт его.

— Ну, иногда он может быть довольно милым. Так что, возможно, ему улыбнётся удача. Ладно, мне пора на допрос.

— Жду тебя вечером, — кивнула Брук.

*****

— Боже, ну что за зануда, — это были первые слова, которые Оливия произнесла с тех пор, как они вышли из участка.

— Она делает свою работу, — отозвалась Эшли.

— Если она не подготовит обвинение в течение двух часов, то очень разочарует меня, — Оливия открыла дверь в кафе, пропуская Эшли вперёд.

— А ты уже очарована? — Эшли оглянулась, с весёлой улыбкой посмотрев на неё.

— Ну, чисто визуально, она очень даже ничего, — пожав плечами, Оливия прошла к свободному столику. — Но если она и дальше будет так придираться к словам, то не сможет больше присутствовать на моих допросах.

— Это вряд ли, — усмехнулась Эшли. — Похоже, она у нас надолго.

— Ты ещё не знаешь, на что я способна, если она будет мешать мне выполнять мою работу.

Они замолчали, когда официант подошёл к ним, чтобы принять заказ.

— Почему Элмер Шатер не хочет признать очевидное? — задумчиво пробормотала Эшли. — Мы предъявили ему все доказательства. Показали фотографии с камер. Почему он всё ещё отпирается?

— Потому что его признание будет означать пожизненное заключение.

— Саманта права. Даже если мы предъявим ему обвинение, в суде этого может оказаться недостаточно.

— Тогда мы ещё раз разберём это дело по частям и найдём доказательства, — уверенно ответила Оливия.

— Хорошо. Расскажешь, как прошла встреча с братом? Ты почти ничего не говорила о своей семье. Кем он работает? Где живёт? — Эшли сложила руки перед собой, всем своим видом показывая, что приготовилась слушать.

— Как и мои родители, он живёт в Денвере, — ответила Оливия, с улыбкой глядя на неё. — Он пилот. Летает на пассажирских самолётах. У него жена и трое детей.

— Так у тебя есть племянники?

— Которых я не видела уже несколько лет, — подтвердила Оливия.

— Почему ты не навещаешь их?

— Эш, ты собираешься допрашивать меня? — рассмеялась Оливия.

— Это просто дружеская беседа. Ты знаешь обо мне всё, так что твоя очередь делиться информацией.

— Я чувствую за собой вину перед родителями. Поэтому стараюсь появляться там как можно реже, — Оливия посмотрела ей прямо в глаза.

Лицо Эшли стало серьёзным и сосредоточенным, и она молча ожидала объяснений.

— Это из-за моей младшей сестры Мегги, — продолжила Оливия. — Ей было около восемнадцати, когда начались проблемы с наркотиками. Почти год мы пытались справиться сами. Разговаривали, пробовали достучаться, но это ни к чему не приводило. Она врала нам и выкручивалась, но всё равно продолжала употреблять. Родители сходили с ума, жалели её, а она вила из них верёвки и выносила из дома все ценное. Я больше не могла на это смотреть. В то время я около года уже проработала в полицейском управлении и, поговорив со знающими людьми, отвезла её в клинику на лечение. Против её воли, — Оливия замолчала, заметив подходящего официанта.

Посмотрев в окно, она ясно вспомнила тот день. Она до сих пор помнила всё, что кричала ей Мегги. Её слова болезненно отложились в памяти и каждый раз теперь, когда она думала о Мегги, она вспоминала именно это. Растерянное лицо младшей сестры, смотревшей на неё с бессильной яростью. Это была совсем не та девочка, которую любила Оливия. В тот день перед ней был человек, который ненавидел её.

— Лив? — тихий голос Эшли заставил её вернуться в действительность.

— Мегги была совсем юной. Невозможно было смотреть, как она убивает себя. Мне не хотелось быть свидетельницей этого. Не хотелось, чтобы родители мучились, переживая за неё. Это был самый простой и лёгкий способ избавиться от проблемы, и я воспользовалась им. Через три месяца Мегги вышла из клиники и, так и не появившись дома, уехала в Сент-Пол, — она замолчала, комкая в руках салфетку. — Она не вернулась домой из-за меня.

— Ты хотела помочь, — Эшли наклонилась над столом, накрыв своей ладонью её руку. — Лив, ты ни в чём не виновата. Ты отвезла её туда, где ей могли оказать квалифицированную помощь.

— Она не хотела этого. Я могла попытаться сделать что-то ещё, а не избавляться от неё.

— Лив, — Эшли сжала её руку.

— Ничего уже не изменишь, — она отвела взгляд от внимательных голубых глаз, смотревших с таким участием. — Год назад она попала в больницу с передозировкой. Тогда я просила Брук узнать что-нибудь, но она сбежала, как только пришла в себя. Я пыталась что-нибудь выяснить о ней, но похоже у неё нет ни кредитки, ни прав и вообще ничего, по чему её можно было бы отследить. Я, конечно, могла поехать в Сент-Пол и обшарить все злачные места и подворотни, но какой в этом смысл, если она не станет со мной разговаривать.

— Она больше не возвращалась домой?

— Она звонила родителям. Примерно раз в месяц. Митчелл приехал, потому что она не объявлялась уже четыре месяца. Он просил меня что-то выяснить.

— Почему ты не рассказывала мне? — спросила Эшли с упрёком.

— Это не то, чем приятно поделиться.

— Выглядит так, будто ты мне не доверяешь, — покачала головой Эшли.

— Эш, ты единственный человек, который знает меня сейчас достаточно близко. Конечно, я тебе доверяю. Мне не хотелось, чтобы ты осуждала меня, — нехотя призналась Оливия.

— За что тебя можно осудить? Ты сделала то, что считала правильным. С такими вещами очень сложно бороться. Особенно, если дело касается кого-то близкого.

Оливия сидела, молча опустив взгляд.

— Я хочу помочь, — прошептала Эшли. — Если ты позволишь, я поищу знакомых в Сент-Поле. Или обращусь к отцу.

— Эшли…

— Мы проводим вместе так много время на работе, но кроме всего этого, ты мой друг, Лив. А у меня не так много друзей, чтобы не ценить этого, — Эшли не отрывала глаз от её лица.

Оливия выдавила из себя слабую улыбку.

— Спасибо, — откашлявшись, тихо ответила она.

— Мы найдём её, не переживай, — пообещала Эшли. — Напишешь мне всё, что тебе известно. Я попрошу отца разузнать о ней.

— Не думаю, что при его должности, у него найдется время на подобную ерунду, — усомнилась Оливия.

— С его связями не трудно будет разыскать молодую женщину, зная её имя и фамилию. У неё же, в конце концов, есть паспорт. Даже если у тебя нет прав и кредитки иногда всё равно приходится пользоваться документами.

— Спасибо, Эш, — повторила Оливия. — Надеюсь, я не испортила нам обед.

— Не говори глупостей, — Эшли наконец обратила внимание на тарелки на столе. — Давай поедим, пока всё окончательно не остыло. А к этому разговору вернёмся сегодня позже.

— От тебя просто так не отвяжешься, да?

— Даже не надейся, — усмехнувшись, подтвердила Эшли.

*****

Оливия немного опаздывала, задержавшись в магазине детских игрушек. Оказалось, что выбрать подарок для годовалого малыша не так просто. После почти часовой экскурсии и консультаций у менеджера магазина, она остановила свой выбор на небольшом ярко-зелёном трёхколёсном велосипеде с ручкой для родителей. Загрузив подарок в багажник, Оливия бросила взгляд на часы и уселась за руль. Повернув зеркало, она уже сотый раз провела рукой по непривычно коротким волосам. Утром она посетила парикмахера, и ей захотелось что-то изменить в своем образе. Это конечно не была революционно-короткая стрижка. Волосы теперь доходили до плеч, спускаясь мягкими каштановыми волнами. И теперь каждый раз, когда она смотрела в зеркало, то всё ещё чувствовала волнение.

Перед домом, где жили Эшли и Джейд, уже стояло несколько машин. Марк с женой и детьми уже приехали и, похоже, Адам тоже. Так же она узнала небольшой ярко-синий спорткар Джо, который, скорее всего, привез Хейз. Брук с Лорен жили в соседнем доме и, вероятно, тоже уже были там.

Забрав из багажника свой подарок, Оливия направилась к дому и нажала на кнопку звонка.

Эшли, в узкой голубой маечке и светло-синих джинсах, распахнула перед ней дверь и её глаза удивлённо распахнулись.

— Лив, — выдохнула она. — Вот это да. Ты прямо как с обложки журнала.

Оливия смущённо откашлялась, переминаясь с ноги на ногу.

— Тебе очень идёт, — Эшли подняла руку, касаясь её волос. — Здорово, — она вдруг отрывисто рассмеялась. — Проходи. Ты ввела меня в ступор.

— Тебе правда нравится? — неуверенно переспросила Оливия.

— Шутишь? Да теперь ты больше похожа на модель, чем на детектива. Ты опоздала, но я тебя прощаю, — добавила она.

— Где наш именинник? — поинтересовалась Оливия.

— Мы расположились в саду. Детям там веселее носиться, а для нас накрыт стол. Брук с Марком жарят шашлыки. Пойдём.

— Это для Уолтера, — Оливия поставила перед собой велосипед.

— Догадываюсь, что не для меня, — рассмеялась Эшли. — Он будет в восторге. Боюсь, мы не сможем сегодня уложить его спать.

Они направились по небольшому коридору в заднюю часть дома. Проходя мимо гостиной, Оливия уловила тонкий цветочный аромат.

— Что-то цветёт? — поинтересовалась она.

— Джейд с утра засыпала меня цветами. До обеда каждые полчаса приезжали курьеры с букетами, — с улыбкой ответила Эшли. — Сегодня ровно год, как она сделала мне предложение.

— Я помню, как это было, — рассмеялась Оливия, выходя через дверь на веранду, ведущую в сад.

— Оливия, ты сменила имидж? — воскликнул Адам, оказавшийся неподалёку.

— Только причёску, — отозвалась она, с удивлением узнавая стоящую рядом с ним Саманту.

— Тебе идёт, — добавил он, подходя ближе. — Я пригласил Сэм, чтобы она поближе познакомилась с нами в неформальной обстановке, — он оглянулся на девушку. — Оказывается, она приехала в Сиэтл всего неделю назад, и у неё нет тут знакомых.

— Да? А мне показалось, что тебя направили из центрального департамента, — Оливия перевела на неё взгляд.

— Нет. Я работала в Вашингтоне, — девушка сдержанно улыбнулась.

— Тогда я согласна с Адамом. Самый лучший способ узнать коллег, это попасть с ними на вечеринку. Но сегодня тебе не повезло. Это детский день рождения, поэтому вряд ли мы покажем себя во всей красе.

Улыбка Саманты стала шире, и она рассмеялась.

— Надеюсь у меня ещё появится такая возможность, — заметила она.

— Не сомневайся, — кивнула Оливия. — Так, я хочу увидеть именинника и избавиться от подарка, — она повернулась к Эшли.

— Он с Джейд, — Эшли указала на дальнюю часть сада, где играли дети.

— Пойду, поздравляю его, — Оливия направилась к группе, среди которой узнала Паулу, жену Марка и Джейд с её подругой Рене.

Детишки носились вокруг них, а Уолт, бывший среди всей этой компании самым младшим, изо всех сил старался не отставать.

— Привет, — поздоровалась Оливия, подходя к ним. — Где тут у нас виновник торжества?

Темноволосый малыш в коротких шортиках и футболке, с очень внимательным взглядом зелёных глаз, обрамлённых длинными чёрными ресницами, остановился, глядя на неё, а потом рассмеялась, узнавая, и подошёл ближе.

— С Днём рождения! Я кое-что принесла тебе. Только обещай, что не будешь крутить педали слишком быстро, а то мама за тобой не успеет, — присев, она поставила перед собой велосипед.

— Здорово, мы можем покатать на нём Уолта, — воскликнул старший Марка.

— Ну, всё. О тебе уже забыли, — улыбнулась Джейд. — Привет.

— Тебя тоже сегодня можно поздравить? — Оливия выпрямилась и повернулась к высокой, темноволосой девушке. — Помню, как тебя трясло, когда мы ждали Эшли у больницы.

— Когда соберёшься сделать кому-нибудь предложение дай мне знать. Хочу посмотреть, как будет трясти тебя, — губы Джейд растянулись в улыбке.

— Вряд ли у тебя появиться такой шанс в ближайшее время, но, если вдруг это когда-нибудь случиться, постараюсь, чтобы ты не пропустила, — рассмеялась Оливия.

— Классная стрижка, — заметила стоящая рядом Рене.

— Спасибо. Интересно сколько время должно пройти, чтобы я сама к ней привыкла? — вздохнула Оливия, наблюдая за детьми.

Ближе к вечеру няня уложила младших детей спать, а старшие отправились в дом смотреть мультики. Оставшиеся в саду взрослые приятно проводили время за столом, а солнце уже клонилось к горизонту. В саду играла негромкая музыка. Оливия медленно потягивала красное сухое вино, присев на край бассейна и наблюдая как Брук, обняв Лорен, лениво прислушивается к разговору Марка и Джо, обсуждающих последний бейсбольный матч Янкиз. Было довольно непривычно видеть Брук такой домашней. Адам прогуливался дорожкам сада в компании Саманты. Весь день он ни на шаг не отходил от девушки. Его обычные похабные шуточки были забыты. Саманта была сдержанна, но всё же, похоже, ей было приятно его внимание.

Эшли и Джейд стояли под деревом, немного в стороне от остальной компании. Джейд пригласила Эшли на танец, но, когда песня закончилась, они так и остались стоять в стороне от остальных. Джейд, склонив голову, что-то нашёптывала ей на ухо, медленно поглаживая спину, а Эшли обнимая, запустила пальцы в волосы на её затылке. Оливия почти привыкла видеть их вместе. Когда молодая, красивая блондинка появилась в отделе она сразу поняла, что её ждут неприятности, но противиться обаянию Эшли не было ни сил, ни желания. В какой-то момент она даже была готова поддаться и, наплевав на всё, броситься в этот омут с головой, но что-то её остановило. Возможно то, что Эшли никогда не смотрела на неё так, как она сейчас смотрела на Джейд. Оливия часто думала об этом. Может быть, она упустила свой шанс, когда была возможность, но глядя на них сейчас, она не испытывала ревности. Лишь щемящую тоску и грусть от осознания своего одиночества. Они с Эшли проводили достаточно много времени вместе на работе. За последний год они узнали друг о друге почти всё. И чем дальше это заходило, тем глубже становились её восхищение и привязанность. Ей хотелось бы оказаться на месте Джейд, чтобы почувствовать тёплые, нежные объятья девушки, которая так запала ей в душу, но она не могла себе позволить даже намёка на это. Эти двое безумно любили друг друга и это было очевидно для всех. Глаза Джейд светились нежностью, стоило ей посмотреть на Эшли. Оливия никогда не позволила бы себе вмешаться в мир, где Эшли была так счастлива.

— Они красивая пара, — негромкий голос, раздавшийся за спиной, заставил её вздрогнуть от неожиданности. — Не помешаю?

— Нет, — ответила Оливия, поворачиваясь к Рене и пытаясь скрыть своё смущение.

— Эшли знает, что ты влюблена в неё? — спросила та, присаживаясь на край бассейна рядом.

— Не выдумывай, — усмехнулась Оливия, бросая на неё быстрый взгляд.

— Ну, ну, — Рене вытянула ноги и, наклонившись, опустила руку в бассейн.

Край её лёгкой светлой рубашки чуть сдвинулся на груди, обнажая участок нежной, загорелой кожи. Оливия, сглотнув, отвела взгляд, почувствовав прилив волнения.

— Почему ты сидишь здесь одна? — теплые карие глаза смотрели так, словно видели ее насквозь.

— Здесь спокойно, — пожала плечами Оливия. — Мы и так постоянно что-то обсуждаем на работе. Иногда мне нравится просто понаблюдать.

— И о чём ты думаешь, когда наблюдаешь за Джейд и Эшли?

— О том, что им очень повезло.

— С этим я согласна, — кивнула Рене, словно что-то отмечая про себя. — Порой я думаю, что, если бы Джейд не встретила Эшли, окружающие никогда не узнали бы её такой, какая она сейчас. Эшли раскрыла её с лучшей стороны.

— Мы все раскрываемся с лучшей стороны, когда влюбляемся. К сожалению, случается это нечасто, — вздохнула Оливия.

— Испытывать чувства к человеку, который так глубоко влюблён в кого-то другого не просто, — заметила Рене.

— Мы с Эшли друзья и коллеги. И ничего большего между нами нет.

— Уверена, что так и есть, — Рене наконец отвела от нее взгляд. — Можно вопрос? Почему такие красивые, милые девушки, как ты или Эшли выбирают такую тяжёлую, жестокую работу?

— Мне нравится моя работа, — пожала плечами Оливия. — Люблю головоломки и сложные задачи. Кроме того, ведь кто-то же должен заниматься этим.

— И тебе не бывает страшно?

— Почему же? Я просто стараюсь думать об этом не слишком часто, — пользуясь возможностью, Оливия с интересом разглядывала подругу Джейд. — На самом деле наша работа мало чем отличается от любой другой, где приходиться много думать.

— Я считала, что для детектива главное хорошо стрелять и быть в хорошей физической форме.

— Мы не так часто стреляем, а наше главное оружие это мозги. Форму же поддерживать полезно независимо от того, кем ты работаешь.

— Очевидно, с этим у тебя проблем нет, — мягко улыбнулась Рене, поднимая голову к тёмному звёздному небу. — У вас хорошая компания на работе. Я отлично провела день.

Оливия засмотрелась на её чётко очертанный профиль и чувственный изгиб немного полноватых губ. Короткие каштановые волосы мягкими чуть вьющимися прядями спускались по изящной шее. Её взгляд скользнул по обтянутой тонкой тканью рубашки высокой груди. Рене была среднего роста, или возможно немного ниже, но её фигура была безупречной. Тонкая талия, стройные ноги, плавные линии бёдер. На девушке были открытые босоножки с тонкими ремешками на высоком каблуке. И неожиданно вид аккуратных, ухоженных ножек привёл Оливию в ещё большее волнение. Она отвела взгляд, начиная злиться на себя. Похоже, Эшли действительно права, и она не в состоянии пропустить ни одну хорошенькую женщину. Не может даже нормально поддержать беседу, чтобы её мысли не увело куда-то в сторону.

— У Саманты и Адама роман? — спросила вдруг Рене.

— Что? А… — Оливия немного растерялась. — Нет. Она только вчера пришла в наш отдел. Адам поспорил, что переспит с ней, — сухо ответила она.

— Ты шутишь? — Рене вскинула тёмную бровь, поворачиваясь к ней.

— Нет.

— И ты не хочешь сказать ей об этом? — удивлённо спросила девушка.

— Почему я должна говорить ей что-то? Она выглядит вполне самостоятельной и взрослой. Если она готова переспать с парнем после пары дней знакомства, то это не моё дело.

— По-моему это жестоко.

— Ну, такова жизнь, — Оливия допила последний глоток вина из бокала и поднялась. — Пожалуй, пора отправляться домой и дать возможность хозяевам провести время наедине, — она посмотрела на всё ещё стоящих в сторонке Эшли и Джейд. — Всего хорошего, Рене. Спасибо за компанию.

— Доброй ночи, Лив, — мягкий голос и то, как Рене произнесла её имя, отозвалось глубоко внутри маленьким всплеском тепла.

Оливия не стала оборачиваться, направившись к столу, чтобы попрощаться с ребятами и отправиться сразу домой. Ей хотелось поскорее добраться до кровати и тут же уснуть, чтобы не терзаться беспричинными волнениями и неудовлетворённым желанием. Картина, как Эшли целует Джейд. Рене, сидящая так близко, что тонкий аромат её духов туманит голову и неясные образы начинают будоражить кровь. С этим определённо надо что-то делать. Было время, когда она, не задумываясь, поехала бы в бар и нашла себе приятную компанию на ночь. Но последние несколько лет это перестало казаться интересным и больше не приносило удовлетворения. Короткая связь на пару часов не избавляла от беспокойства и неудовлетворенности.

Всю неделю она полностью погружалась в работу, и не оставалось времени думать о подобных вещах. Эшли была рядом, и они могли говорить о чём угодно. В выходные же приходилось придумывать себе занятия, чтобы не слоняться бесполезно по дому и не забивать голову ненужными мыслями. Если бы она осталась в Денвере рядом была бы её семья и друзья, оставшиеся ещё со школы. Она могла бы проводить время с племянниками. Могла бы помогать родителям с их магазином. Быть полезной хоть в чём-то, помимо работы. Возможно, стоило подумать о том, чтобы так и поступить.

*****

Перевернувшись на спину, Оливия дотянулась до тумбочки и поднесла звонивший телефон к уху, не открывая глаз.

— Слушаю, — хрипло произнесла она.

— Прости, я тебя разбудила? — раздался бодрый голос Эшли. — Время почти девять, почему ты всё ещё в постели? Надеюсь, я ничему не помешала? Если ты не одна я могу перезвонить позже.

— Боже, успокойся. Просто поздно легла, — Оливия не смогла сдержать улыбку, чувствуя смятение девушки.

— А, ну тогда ладно. Я просто хотела уточнить, у нас будет сегодня игра или ты перенесла её на неделю?

— Чёрт, — Оливия села, прогоняя остатки сна. — Я перенесла её неделю назад. Мы сегодня играем с командой центрального участка. Честное слово, если бы ты не напомнила, я бы не приехала.

— Было бы здорово встретиться с ними без капитана, — усмехнулась Эшли. — Последнее время ты постоянно где-то витаешь. Что с тобой такое?

— Наверное, мне пора в отпуск. Или, может быть, я старею, — пробормотала Оливия, поднимаясь с кровати. — Хорошо, что у меня есть ты, чтобы напоминать мне о важных делах.

— Хм, ну вообще-то вне работы у меня полно других занятий. Например, сейчас я кормлю Уолта, и мы собираемся прогуляться в парк. Так во сколько у нас игра?

— В четыре, — Оливия вошла в ванную и остановившись у раковины включила воду. — Спасибо, что напомнила.

— Тогда увидимся позже. Пока, соня, — поддела ее Эшли заканчивая разговор.

Оливия умылась и вышла на задний двор. Утро было солнечным и, похоже, день должен стать жарким. Потянувшись, она вернулась в дом и, переодевшись в лёгкую майку и шорты, бегом направилась к заливу.

Прихватив спортивную сумку, Оливия вышла из дома и подошла к машине, когда в кармане зазвонил телефон. Открывая дверцу, она бросила взгляд на экран, узнавая номер Селби.

— Привет, Сел, — бросив сумку на пассажирское сиденье, ответила на звонок она.

— Привет. Я тебя не отвлекаю?

— Нет, я как раз выезжаю на игру.

— Давно не смотрела бейсбольных матчей. Если я приеду поболеть за тебя, ты не будешь возражать? — спросила девушка нерешительно.

— Ты в Сиэтле? Конечно, приезжай, — с готовностью отозвалась Оливия.

— Я хотела увидеться с тобой. Мы работали почти две недели без выходных, и мой начальник запретил мне завтра появляться на работе. Поэтому я подумала, что было бы неплохо сменить обстановку и навестить тебя.

— Отличная мысль, — искренне ответила Оливия, вспоминая образ молодой светловолосой девушки. — Ты сможешь приехать сразу на стадион?

— Если ты скажешь мне, где это, то я так и сделаю.

— Записывай, — Оливия продиктовала ей адрес и, убирая телефон почувствовала легкое волнение.

Жизнь определённо налаживалась.

Она заметила Селби, стоящую в компании Эшли, Джейд и Брук, когда направлялась по краю игровой площадки стадиона к лавочке своей команды. Девушка была в узких светлых джинсах и нежно-розовой рубашке с коротким рукавом. Её светло-русые стильно подстриженные волосы трепал тёплый ветерок и на покрытом лёгким загаром лице появилась улыбка, когда, она увидела Оливию.

— Всем привет, — поздоровалась Лив.

— Представляешь, Селби специально приехала сегодня, чтобы поболеть за нас, — глаза Эшли весело сверкнули.

— Тогда нас точно ждёт удача, — ответила Оливия. — Привет, Сел. Отлично выглядишь.

— Спасибо, — девушка кивнула, а её взгляд встретился с взглядом Оливии. — Уверена, что удача вам не нужна, но всё же… — она шагнула вперёд и коснулась тёплыми губами её щеки. — Надеюсь, вы покажете всё, на что способны.

— Постараемся тебя не разочаровать, — Оливия смущённо отвела глаза, отмечая ухмылки Эшли и Брук.

— Ну, ладно. Не будем вас больше задерживать, — вмешалась Джейд. — Иди ко мне, моя сладкая, — она потянула к себе Эшли и крепко поцеловала. — Это, чтобы удача наверняка была с вами, — добавила она с довольной усмешкой. — Пойдём, Сел, пусть девочки порезвятся, а мы пока выпьем пива и поболеем за них.

— Смотрите не наклюкайтесь до конца игры, — рассмеялась Брук. — Похоже у девочек есть на вас планы на сегодня.

Селби вспыхнула, а Эшли звонко рассмеялась, подхватывая Оливию под руку и увлекая к лавочке, где располагалась их команда.

Игра не задалась с самого начала. Оливию немного отвлекало то, что она пыталась разглядеть стройную фигурку на трибуне, а в её мыслях уже появилось множество красочных фантазий по поводу предстоящего вечера. С Селби они познакомились чуть больше года назад, когда расследовали дело серийного убийцы из Портленда, который перебрался в Сиэтл. Оливия почти сразу заметила её заинтересованные взгляды, но наведя кое-какие справки узнала, что девушка замужем, хоть и не живёт с мужем. Первое время она старалась тщательно игнорировать любые проявления внимания с её стороны. Но напряжение, связанное с делом и полное отсутствие личной жизни всё-таки сблизило их. Селби была немного стеснительной, но достаточно прямолинейной, чтобы дать понять, что Оливия ей нравится. И Лив не смогла устоять. Они провели несколько ночей вместе, перед тем как Селби со своим напарником вернулась в Портленд. Это оказалось гораздо лучше, чем просто встретиться с кем-то на один раз, но со стороны Оливии чувства так и не вспыхнули. Похоже, Селби поняла это, но не стала заострять внимание. Они встречались несколько раз в течение года. Селби приезжала на выходные, и они проводили время, гуляя по городу, ужиная в ресторанах, а потом заканчивали вечер в постели. Пока эти отношения ни к чему не обязывали они вполне устраивали Оливию. Она чувствовала, что Селби готова на большее, но девушка не поднимала этот вопрос и не давила на неё.

— Эй, если ты не соберёшься, то мы проиграем, — Эшли подошла ближе и ткнула её в бок. — Перестань думать о развлечениях и вернись на поле, — усмехнулась она.

— Я ни о чём не думаю, — возразила Оливия.

— Ну, конечно. Ты бы себя видела, — рассмеялась Эшли. — Займёшься своей подружкой, когда мы выиграем эту игру.

— Чёрт, тебе хорошо говорить, когда Джейд у тебя всегда под рукой, — пробубнила Лив, поворачиваясь к полю и прикрывая от яркого солнца глаза рукой. — Брук, готовься к выходу.

— Ой, да я уже давно готова, — заверила её Брук.

*****

Эшли становилась рядом, держа в руках спортивную сумку, в то время как Оливия тороплив натягивала джинсы.

— Как я понимаю, сегодня ты собираешься отметить победу в узком кругу? — поинтересовалась она с лёгкой улыбкой.

— Будет не вежливо, если Селби придётся провести вечер в баре, в шумной компании пьющих пиво женщин, — согласилась Оливия.

— Ты имеешь в виду, что она рассчитывала только на твою компанию?

— Думаю пригласить её на ужин, в какой-нибудь мексиканский ресторан, а потом прогуляться по городу.

— Погулять она прекрасно сможет и в Портленде. Пригласи её к себе, Лив, — склонив голову, Эшли продолжала улыбаться.

— Мда? Ну, может быть, так и сделаю.

— Давай. Тебе нужно отвлечься. Ты слишком напряжена последнее время, — Эшли легко похлопала её по плечу. — Желаю приятного вечера. Увидимся завтра.

— Пока, Эш, — проводив её взглядом, Оливия провела рукой по влажным после душа волосам и переобувшись в кроссовки, направилась к выходу из раздевалки.

Селби ждала на парковке рядом с её машиной. Она подняла голову и её лицо осветилось улыбкой.

— Ничего, что я приехала? — спросила она немного неуверенно. — У нас была трудная последняя неделя на работе и мне захотелось… — девушка замолчала, подбирая слова. — Увидеть тебя, — закончила она.

— Хорошо, — Оливия подошла ближе, заглядывая в её глаза. — Поехали ко мне?

— Да, — с готовностью согласилась Селби. — Только ты, наверное, голодная?

— А ты? — Оливия распахнула перед ней пассажирскую дверцу своей машины. — Мы можем заказать что-нибудь с доставкой.

— Было бы замечательно, — Селби прильнула к ней, поцеловав в уголок губ перед тем, как сесть в машину, чем вызвала лёгкое волнение в груди.

Обойдя машину, Оливия уселась за руль, чувствуя, как её все больше захватывают перспективы предстоящего вечера.

— Что бы ты хотела на ужин? — поинтересовалась она, включая зажигание и выруливая со стоянки.

— Если я скажу, что тебя, это не будет слишком? — девушка опустила руку на её бедро.

— О, — выдохнула Оливия. — Замечательно. Ну, а кроме меня?

— Не имеет значения, — отозвалась Селби, нежно поглаживая её ногу.

— Сел, — Оливия откашлялась, потому что её голос внезапно сел. — У меня уже некоторое время никого не было. Поэтому если ты будешь продолжать в том же духе, мы рискуем не доехать до дома, — предупредила она.

— Как долго? — негромко поинтересовалась Селби.

— Ну, эммм… с тех пор, как ты была здесь последний раз, — призналась Оливия, бросив на неё быстрый взгляд.

— У меня тоже, — девушка улыбнулась. — Останови машину, — попросила она.

Оливия съехала на обочину и повернулась, как раз в тот момент, когда Селби потянулась и прижалась губами к её губам. Она с готовностью ответила на поцелуй, настигнутая шквалом желания и опомнилась только когда её руки оказались под рубашкой Селби, а ладони девушки через ткань тонкой футболки сжимали её грудь.

— Ох, Сел. Притормози. Мы не можем заниматься этим в машине, посреди города, — хрипло простонала она. — Нас арестуют за неподобающее поведение.

— Но ты же коп? — со смешком отозвалась девушка, уткнувшись лицом в её плечо.

— Это ещё хуже, — Оливия с трудом привела в порядок дыхание. — Пятнадцать минут, и мы будем у меня, — пообещала она, вдавливая в пол педаль газа.

*****

Захватив коробки с только что привезённой курьером энчиладой и пару бутылок пива, они вышли через заднюю дверь в сад.

— Можем посидеть здесь или прогуляться к берегу, — предложила Оливия, оглядываясь на следующую за ней Селби, которая очень мило смотрелась в коротких, бирюзовых шортиках Оливии и лёгкой белой маечке.

— Давай посидим на берегу, — отозвалась Селби.

— Тогда захвати плед с кресла.

Они прошли по тропинке сада и через пару минут оказались на берегу залива. Оливия расстелила плед, расставив коробки и усевшись, похлопала по месту рядом с собой.

— Присоединяйся.

Селби скинула обувь и присела рядом, подогнув ноги под себя. Солнце садилось над горизонтом, но воздух всё ещё был тёплым.

— Здесь так красиво. Если бы я жила тут, то приходила бы сюда каждый вечер, — Селби зачарованно смотрела на горизонт.

— Иногда я так и делаю, — Оливия открыла бутылку и протянула девушке бокал. — Но чаще всего у меня у меня не хватает на это сил. Иногда, по выходным, Марк вытаскивает меня на рыбалку. У тебя же есть друзья в Портленде?

— Конечно. Я выросла там. Но по большей части это друзья моего мужа, поэтому сейчас мы не так часто встречаемся.

— Почему вы не живёте вместе? — спросила Оливия, делая небольшой глоток и поворачиваясь к девушке.

— Мне кажется это очевидным, — пожала плечами Селби. — Ему бы не понравилось, если бы я стала встречаться с женщинами.

— Тогда зачем ты вышла замуж?

— Мы были вместе со старших классов школы. Это казалось правильным и тогда я не задумывалась, что может быть по-другому.

— И когда ты поняла, что тебе нравятся девушки?

— У нас была небольшая компания и по выходным мы иногда выбирались все вместе. Посидеть в клубе, поиграть в бильярд. Однажды мы попали на небольшое шоу. Девушка в красивом нижнем белье танцевала на пилоне. И я подумала… — Селби замолчала. — Мне понравился танец. И мне понравилась девушка.

— Хм, — задумчиво потянула Оливия.

— Возможно, я и раньше находила некоторых женщин привлекательными, но не придавала этому значения. Я завела анкету на сайте знакомств и познакомилась с женщиной, — продолжила Селби, глядя на линию горизонта над водой. — Мы встретились несколько раз. Я не стала обманывать мужа, и мы расстались.

— Вот так просто? — удивлённо переспросила Оливия.

— Это не было просто, но я больше не могла жить с ним.

— А что случилось с той женщиной?

— Мы некоторое время встречались, но она не искала длительных отношений, — ответила Селби.

— Сел, если ты хочешь этого, то я тоже не подходящий вариант, — вздохнув, призналась Оливия. — Если честно, я не думаю, что ты окончательно определилась.

— Почему? — Селби внимательно посмотрела на неё.

— Ну, это может быть ново для тебя, и пока кажется интересным экспериментом, но я никогда не слышала, чтобы кто-то, посмотрев на танцующую девушку, становился лесбиянкой, — улыбнулась она.

— Это не эксперимент, — возразила Селби.

— Может быть, и нет, а может, через некоторое время ты поймёшь, что мужчины всё ещё привлекают тебя.

— Я думаю дело совсем не в принадлежности к полу.

— Вот тут наши взгляды очень сильно различаются. Для меня дело в этом. Даже если мне очень понравится парень, я никогда не захочу близости с ним, каким бы хорошим человеком он ни оказался.

— Может быть ты и права. Но я думаю, что все приходят к этому по-разному. Если мы встретимся лет так через тридцать, а я всё ещё буду думать так же, как сейчас, это сможет тебя убедить? — коснувшись её руки, Селби сделала небольшой глоток из бокала.

Оливия улыбнулась и, подвинув коробку, взяла её за руку.

— Иди сюда, — она усадила девушку впереди себя, обнимая её сзади. — Если так случится, я буду за тебя только рада, — тихо произнесла она ей на ухо. — Если ты считаешь, что это то, что тебе нужно, то не стоит терять время со мной, Сел. Ты мне нравишься. И мы хорошо проводим время, но ничего большего я тебе предложить не смогу.

— Мне этого достаточно, — глубоко вздохнув, девушка опустила голову на её плечо. — Я чувствую себя счастливой, когда ты рядом.

— Это называется немного по-другому, но пока ты не понимаешь этого, — улыбнулась Оливия.

— Объясни, — попросила Селби.

— Когда ты встретишь человека, который захочет связать с тобой жизнь, всё будет в тысячу раз лучше, чем сейчас. Поверь мне.

Селби тихо вздохнула.

— Найди кого-то, кто будет готов пойти с тобой дальше нескольких коротких встреч. Мне не нравится думать, что я использую тебя, ничего не предлагая взамен, — негромко продолжила Оливия.

— Это же не так, — девушка взяла её ладонь и, поднеся к губам, нежно коснулась губами пальцев. — Но я подумаю над твоими словами, — добавила она.

— Хорошо. А теперь давай я всё же попробую тебя накормить, прежде чем мы вернёмся в постель, — улыбнулась Оливия.





Глава 3

Утреннее совещание оказалось коротким. Эшли предложила повторно допросить подозреваемого Элмера Шатера. Саманта согласилась с ней, сообщив, что даст им знать, как только его адвокат приедет в участок. Адам и Марк отправились допрашивать свидетелей по своему новому делу. Хейз и Джо после совещания уехали с капитаном в центральное управление.

— Кофе? — предложила Оливия, наблюдая как Эшли положив перед собой чистый листок бумаги, отрывает свой блокнот.

— Если ты поухаживаешь за мной, не откажусь.

— В любое время, — отозвалась Лив, поднимаясь. — Что ты там готовишь?

— План твоего допроса.

— Почему опять моего? — удивилась она.

— У тебя хорошо получается, — пожав плечами, Эшли откинулась на спинку стула. — Как прошёл твой вечер?

— Неплохо, — Оливия подставила бокал, дожидаясь пока он наполниться горячей жидкостью.

— Я надеялась, ты будешь более воодушевлена, — с иронией заметила Эшли.

Оливия промолчала и, подхватив второй бокал, вернулась к столу.

— Ты же ей нравишься, Лив, — продолжила Эшли, внимательно глядя на напарницу.

— Мне она тоже нравится, — пожав плечами, Оливия уселась напротив.

— Селби хорошенькая и очень увлечена тобой. Ты могла бы попробовать.

— Мы живём в разных городах, Эш. Как ты себе это представляешь?

— Это совсем не проблема. При желании любая из вас могла бы перевестись. Я, конечно, надеюсь, что это будешь не ты, — тут же добавила она.

— Я не чувствую необходимости в этом, — отозвалась Оливия.

— Не зажглось? — понимающая улыбка скользнула по губам Эшли, но глаза её остались серьёзными.

— Немного не там, где хотелось бы, — пошутила Оливия.

— Не всегда что-то серьёзное происходит с первого взгляда.

— Ну, я уже достаточно хорошо разглядела, чтобы понять. Кому-то, несомненно, повезёт с Сел, но не мне, — Оливия покрутила в руках чашку с кофе.

— Кого же ты ищешь, Лив? — приподняв бровь, Эшли задумчиво смотрела на неё.

Оливия встретилась с ней взглядом, и с её языка едва не сорвалось то, о чём она без сомнения пожалела бы позже.

— Тебе нужен кто-то близкий рядом, — продолжила Эшли.

— А может и нет. У меня есть ты, чтобы выслушивать моё брюзжание, — Оливия усмехнулась. — А от серьёзных отношений слишком много проблем.

— Странно, я пока не заметила ни одной, — парировала Эшли. — Джейд заботится обо мне. Она проводит больше времени с Уолтом, чем я. Готовит мне ужин, встречает, когда я задерживаюсь с работы. Не говоря уже обо всём остальном, что делает совместную жизнь ещё более приятной.

— Я уже привыкла делать всё сама, так что это меня не очень волнует.

— Лив, ты же понимаешь, о чём я?

— Боже, чего ты от меня ждёшь? Я не собираюсь съезжаться с кем-то только потому, что она побывала в моей постели, — Оливия почувствовала лёгкое раздражение. — Мне необходимо, чтобы я сама этого захотела. Чтобы по-другому никак. Так как у вас с Джейд, а не как-нибудь, лишь бы с кем.

— Извини, — Эшли кивнула и отвернувшись, уткнулась в блокнот.

— Это ты меня извини, — Оливия порывисто встала и, обойдя стол, присела перед ней. — Прости меня, я сама расстроена, — она развернула кресло Эшли к себе, пытаясь поймать её взгляд. — Мне пришлось поговорить с Селби об этом. Она действительно мне нравится, но это не то, что мне нужно.

Эшли вздохнула и кивнула в ответ.

— Я только сейчас поняла что, когда ты счастлив хочется, чтобы все близкие тебе люди тоже были счастливы. Наверное, поэтому Брук постоянно пыталась познакомить меня с кем-то, когда я была одна, — примирительно ответила Эшли.

— Если хочешь, познакомь меня, — улыбнулась в ответ Оливия. — Обещаю, что пойду на свидание с той, кого ты для меня найдёшь.

— Точно пойдёшь? Я это запомню, — на губах Эшли появилась довольная улыбка.

— Клянусь, — заверила её Оливия, поднимаясь. — Но не обещаю, что женюсь на ней, — добавила она.

— Адвокат мистера Шатера приехал. Можем начинать допрос, — объявила, заглянув в кабинет Саманта.

— Я не подготовила план допроса, — вздохнула Эшли, поднимаясь.

— Ничего, буду импровизировать, — прихватив с собой листок бумаги и ручку, Оливия направилась к дверям.

*****

Бросив взгляд на стекло, разделяющее комнату допросов от помещения, в котором сейчас должны были находиться Эшли и Саманта, Оливия глубоко вздохнула и перевела взгляд на сидящего напротив человека. Они беседовали уже почти полтора часа, но она пока так и не получила признания. Мужчина устало потирал виски, опустив голову.

— Давайте ещё раз уточним, почему вашего секретаря не было на месте во время убийства Тревора Генри и Салли Самерс? — произнесла Оливия.

— Я уже говорил, что отпустил её утром, потому что её внук заболел, и она хотела отвезти его в больницу, — ровным голосом ответил он.

— И вы не совершали никаких звонков в период между десятью утра и часом дня, — продолжила Оливия. — Чем вы занимались всё это время?

— Я закрыл дверь на ключ, лёг на диване и уснул. Я почти не спал предыдущую ночь и не мог работать в таком состоянии.

— Да, вы говорили, что ночь перед убийством провели в своём кабинете, работая. У вас такая привычка, работать дома и спать на работе? — поинтересовалась она.

— Это не относиться к делу, — подал голос адвокат, устроившийся на стуле в углу.

— Получается, что никто не может подтвердить того, что вы были в своём в офисе в названное время, — продолжила Оливия. — Ключи от вашей машины всегда были с вами, но каким-то волшебным образом она оказалась около дома Тревора Генри в момент убийства.

— Я не знаю, что сказать, — устало отозвался мужчина.

Оливия подняла голову на звук открывшейся двери.

— Детектив Девис, можно вас на минуточку? — произнёс капитан.

— Конечно, — кивнула Оливия, поднимаясь. — Я сейчас вернусь.

Она вышла, прикрыв за собой дверь, и встретила напряжённый взгляд стоящей за капитаном Эшли.

— Что такое?

— Ещё одно двойное убийство, — мрачно произнёс капитан. — Убитые Люк Шатёр и Бритни Флорек.

— Люк Шатёр? — переспросила Оливия. — Сын нашего подозреваемого?

Множество мыслей пронеслось в её голове почти одновременно.

— Убиты выстрелом в голову. Похоже, мы должны его отпустить, — вмешалась Саманта.

— Сначала, я хочу осмотреть место преступления, — заявила Оливия, переведя взгляд на капитана.

— Все еще думаешь, он причастен к этому? — негромко спросила Эшли.

— Пока я не знаю, что думать, но это не отменяет того, что он единственный подозреваемый по первому убийству.

— Лив, его сына убили сегодня утром, — голубые глаза Эшли потемнели. — Это не он.

— Тогда кто мог взять его машину? Криминалисты не нашли в ней никаких отпечатков, кроме его собственных. Ключи были у него. И она стояла у дома в момент первого убийства. Вы звонили отцу Тревора? Где он был сегодня с утра? Возможно, это месть.

— Майкл Генри был на работе. Есть два десятка свидетелей, — ответил капитан. — Отпускаем Шатера. Я поговорю с ним. Выезжайте на место и копайте там до тех пор, пока не найдёте мне убийцу этих ребят, — твёрдо сказал он. — У двоих членов городского муниципалитета убили сыновей. Если вы не хотите, чтобы вас обвинили в некомпетентности, найдите того, кто это сделал и чем быстрее, тем лучше.

— Хорошо, сэр, — кивнула Эшли. — Лив, пойдём.

Оливия молча прошла мимо капитана и Саманты и последовала за Эшли.

*****

Брук, склонившаяся над телом, оглянулась и выпрямилась, когда они вошли.

— Рассказывай, — Эшли подошла ближе, заглядывая через её плечо.

— Убиты выстрелом в голову. Тот же калибр. Правый висок, — сообщила она.

Оливия обвела взглядом комнату, остановившись на пороге. Парень был связан и сидел на диване. Девушка в кресле напротив него. Никаких признаков борьбы не было.

— Время смерти примерно три часа назад, — продолжила Брук. — Их обнаружила домработница.

— Следы взлома? — спросила Эшли.

— Они открыли дверь сами, — ответила Брук. — Почерк идентичный. Похоже один и тот же парень.

— Уверена?

— Вряд ли можно сымитировать настолько похожие убийства. Даже место попадания пули совпадает.

Эшли повернулась к Оливии.

— Что думаешь? — спросила она.

— Думаю, что кто-то хотел, чтобы мы взяли не того парня, — она подошла ближе и остановилась около кресла. — У него было два дня, чтобы спланировать это, пока мы держали под арестом Элмера Шатера. Тот, кто это сделал, всё тщательно продумал. Он хорошо знает обе семьи. Я хочу, чтобы все отпечатки, найденные в доме, были проверены. Каждый сантиметр, Брук. Если он был здесь, то не мог не оставить следов.

— Каждый сантиметр, — повторила Брук. — На это уйдёт некоторое время.

— Я поговорю с домработницей, — Эшли достала блокнот и вышла из комнаты.

— Всё очень скверно, — пробормотала Брук, натягивая новые перчатки. — Я думаю, вам надо искать не здесь, Лив. Ваш убийца хорошо подготовился. Вряд ли мы найдём ответы в этой комнате.

Оливия по очереди осмотрела убитых, а потом несколько раз обошла комнату.

— И всё-таки он левша, — убеждённо пробормотала Брук. — Я могу поспорить на что угодно, что это так.

*****

Оливия дожидалась Эшли сидя в машине. Она вздрогнула, когда дверца распахнулась и её напарница опустилась на пассажирское сиденье.

— Лив, нам стоит ещё раз поговорить с охраной гаража муниципалитета, — произнесла она.

— Хорошо, — Оливия завела машину и выехала на дорогу.

— Может быть, ты начнёшь разговаривать со мной? — Эшли выжидающе повернулась к ней.

— Если бы мы не арестовали Элмера Шатера, то его сын мог бы остался жив.

— Всё указывало на него.

— На это он и рассчитывал. Слишком очевидно. У нас были только косвенные доказательства, а я всё равно настаивала на аресте.

— Ну а что мы ещё могли сделать?

— Кто-то воспользовался машиной, пока хозяин был в здании. Нужно было проверить всех, кто мог взять его машину.

— Шлагбаум срабатывает автоматически. Охрана не контролирует передвижение работников. Мы говорили с начальником охраны. Никого постороннего в гараже быть не могло.

— Значит кто-то, у кого были ключи, спустился из самого здания, взял машину, убил ребят и подставил Элмера Шатера. А потом, когда мы арестовали его, убил и его сына. Это кто-то, кого знают родители. Я хочу опросить каждого, кто работает в муниципалитете, — Оливия крепко сжала руль.

— Не сегодня. Уже вечер.

— Тогда завтра с утра нужно назначить встречи. Пусть Джо и Хейз присоединятся к нам.

— Лив, — Эшли положила руку на её плечо. — Не твоя вина, что какой-то сумасшедший убивает детей.

— У нас было два дня, которые мы подарили ему, — Оливия упрямо тряхнула головой. — Мы могли бы выйти на убийцу, если бы не расслабились.

Эшли глубоко вздохнула и перевела взгляд в окно. Они доехали до здания муниципалитета, и охранник в вестибюле проводил их к руководителю охранного подразделения здания.

Мужчина встретил их в своём кабинете.

— Добрый вечер детективы. Мистера Шатера освободили? — поинтересовался он.

— Да, мы хотим задать вам ещё несколько вопросов, — кивнула Эшли, присаживаясь за стол напротив его. — В прошлый раз вы сказали, что охрана не контролирует перемещение автомобилей, оставленных в служебном гараже здания. Получается любой, у кого есть ключи, может беспрепятственно выехать и заехать обратно?

— Ну не совсем так, — возразил он. — Вы видели записи с камер. Они поступают на центральный пульт охраны. Никто посторонний в гараж попасть не может.

— Но любой работающий в здании может спуститься в гараж? — спросила Оливия, стоящая позади Эшли. — Как я понимаю, других камер в гараже у вас нет.

— Нет, но у нас есть служба парковки. Их комната находится непосредственно в гараже. Они следят за порядком и чистотой и не относятся к охране. Возможно, они могли видеть, как машина уезжала.

— Мы хотим поговорить с тем, кто работал в день убийства, — произнесла Эшли поднимаясь. — Не могли бы вы проводить нас туда?

— Конечно, пойдёмте.

Они спустились в гараж и, пройдя мимо полупустых рядов машин, подошли к небольшой комнатке, расположенной дальней части гаража. Их встретил невысокий, полноватый мужчина в серой спецодежде.

— Пит, эти детективы расследуют убийство сына мистера Генри. Они хотят знать, кто дежурил в день убийства, — произнёс начальник охраны, входя в комнату.

— У меня был выходной. Сейчас посмотрим график, — ответил мужчина, склоняясь над столом. — Была смена Карла. Он будет работать завтра.

— Вы знаете всех, кто оставляет машины здесь? — поинтересовалась Эшли, глядя через окна комнаты.

— Я работаю здесь почти пять лет. Конечно, я знаю всех, — ответил мужчина.

— Отсюда хорошо просматривается большая часть гаража, — заметила она. — Вы не следите, кто выезжает и возвращается в течение дня?

— Это не входит в наши обязанности. Они постоянно куда-то уезжают, — ответил он.

— Но иногда вы же можете обратить внимание на выезжающую машину? — Оливия подошла ближе. — Сколько длится ваша смена?

— Двадцать четыре часа.

— Здесь не так много развлечений, а единственное, что видно из вашего окна, это эти машины. Если какая-то из них уезжает или возвращается в течении вашей смены, вы же сможете это вспомнить? — продолжила она.

— Вероятно, но не всё, — согласился он. — Если я не читаю, то выхожу посмотреть, всё ли в порядке и нет ли мусора.

— Значит ваш коллега, теоретически мог увидеть, как машина мистера Шатера выезжала?

— Поговорите завтра с Карлом. Возможно, он и видел, — пожал плечами он.

— Хорошо, спасибо, — кивнула Оливия, выходя из комнаты.

Они вернулись к машине и, садясь, Эшли бросила взгляд на часы.

— Я отвезу тебя домой, — предложила Оливия, включая зажигание.

— А что собираешься делать ты?

— Не знаю. Наверное, вернусь в участок и просмотрю всё ещё раз. Дождусь предварительных результатов по второму убийству.

— Тогда я с тобой, — решительно кивнула Эшли.

— Тебя ждут дома, — возразила Оливия.

— Если работаешь ты, то и я тоже, — спокойно отозвалась Эшли.

— У тебя дома сын.

— С ним Джейд и у них всё в порядке. Это сейчас важнее, — пожав плечами, Эшли отвернулась, глядя в окно, всем своим видом показывая, что не собирается спорить. — Ты же не думаешь, что меня не беспокоит то, что убийца всё ещё на свободе?

Оливия вздохнула и улыбнулась, бросив взгляд на напарницу.

— Хорошо, мы обе едем домой, — согласилась она.

— Точно?

— Обещаю, что до завтрашнего утра не появлюсь на работе.

— Хорошо. Как на счёт пробежки утром? — ухмыльнулась Эшли.

— Надеешься, что я откажусь? Встретимся у парка.

Оливия притормозила у дома Эшли, и та вышла из машины.

— Мы разберёмся с этим, Лив, — убеждённо произнесла она.

— Конечно, только теперь у нас ещё два трупа, — мрачно кивнула Оливия.

— Может зайдёшь к нам? — предложила Эшли, озадаченно глядя на неё. — Мне не хочется, чтобы ты ехала домой в таком состоянии.

— Всё в порядке, Эш. Спасибо. Я приму душ и лягу спать.

— Ну ладно. Тогда до завтра.

— До завтра.

Очень часто, когда во время работы они заходили в тупик, она чувствовала вину, перед тем, кого не удалось спасти. В голове не переставали прокручиваться детали дела. Ей необходимо было что-то делать, не останавливаясь ни на минуту. Словно, если она остановится, то упустит что-то важное. Оливия притормозила, когда заметила яркую неоновую вывеску клуба «Блю стар» и секунду поколебавшись, свернула на парковку.

*****

Машина остановилась на дороге, напротив входа в клуб и Рене, поблагодарив парня в дорогом сером костюме, сидящего за рулём, вышла. Обычно по понедельникам посетителей в клубе было немного, и она всегда старалась добавлять что-нибудь интересное в программу, чтобы их приходило больше. Сегодня это было танцевальное шоу, поэтому парковка перед клубом была полностью занята машинами. Честно говоря, ей совсем не хотелось заезжать в клуб этим вечером. Она устала, проведя целый день в небольшом офисе в центре города, составляя налоговые отчёты со своим помощником. Но приезжать сюда каждый день, хотя бы на несколько минут, чтобы проверить всё ли в порядке, стало для неё привычкой.

Она почти подошла к дверям, когда заметила машину Алекс в самом дальнем углу парковки. Конечно, её подруга была здесь. Девушка проводила в клубе почти каждый вечер. Но внимание Рене привлекло то, что габаритные огни машины горели. Решив, что Алекс просто забыла выключить освещение, она всё же направилась проверить. Несмотря на то, что Алекс не имела постоянной работы, её спорткар блестел и сиял, как новенький.

Когда Рене поравнялась с машиной ей показалось, что в ней кто-то есть. Сделав ещё шаг, она остановилась, а потом быстро отступила назад и стремительно повернувшись, направилась к клубу. Алекс была в машине не одна, и то, чем она там занималась, не вызывало никаких сомнений. У неё на коленях сидела девушка, и Рене отчётливо увидела обнажённую грудь, плавно вздымающуюся в тусклом свете, и руку, опустившуюся на неё, которую узнала бы из сотни других.

Дойдя до дверей, она справилась со смятением и глубоко вздохнув, вошла внутрь. Конечно, она достаточно хорошо знала Алекс, чтобы понимать, что в её жизни много женщин. Она даже видела, как девушка проводила с ними время в её клубе, а потом покидала его вместе с очередной подружкой. Но Рене ещё ни разу не была свидетелем чего-то настолько интимного. Между ними уже давно не было никаких обязательств, но несмотря на это, она всё равно чувствовала неприятную горечь. Она отказывалась думать об этом раньше, но увидеть своими глазами оказалась не готова.

*****

Оливия присела на высокий барный стул и, заказав бокал виски со льдом, сделала небольшой глоток. Это было лучше, чем возвращаться в пустой, одинокий дом. Она знала, что мысли о работе не дадут ей уснуть. Здесь же, среди музыки и людей, Оливия надеялась хоть на короткое время от них отвлечься. Как она могла так ошибиться? Почему у нее не возникло ни тени сомнения, что задержанный ими мужчина может говорить правду. Она успокоилась и провела выходные в полной уверенности, что дело, над которым они работали, практически раскрыто. А теперь, из-за её легкомысленности, молодая пара любящих друг друга людей была убита.

— Пьёшь в одиночестве? Не очень хороший знак, — раздался рядом знакомый голос и, повернувшись, она встретилась взглядом с парой нежно-карих глаз.

— Присоединяйся, — предложила она, отворачиваясь.

— Как я понимаю, твоей напарницы здесь нет? — Рене присела на соседний стул и, сделав знак официанту, повернулась к ней.

— Я отвезла Эшли домой.

На стойке бара перед Рене появился бокал мартини, и она несколькими глотками опустошила его, попросив повторить.

— Неудачный день? — Оливия ещё раз внимательнее посмотрела на девушку.

— Нечего особенного, — спокойно ответила Рене. — А что у тебя?

Её тёплый, проницательный взгляд заставил Оливию немного расслабиться. Похоже, Рене спрашивала не просто для того, чтобы поддержать разговор.

— Я совершила ошибку, — Оливия покрутила в руках бокал, вновь подумав о погибших ребятах.

— Это же не касается Эшли? — в голосе девушки послышалось небольшое беспокойство.

— Нет, — улыбнулась она. — По крайней мере, не так, как ты думаешь. Это по работе.

— Понятно. Не хочешь рассказать? Может быть, это и не такая большая ошибка, как ты думаешь.

— Там, где я работаю любая ошибка может стоит кому-то жизни, — ответила Оливия негромко.

— Мы все ошибаемся, Лив, — в голосе Рене послышалось сочувствие.

— Когда это обходится так дорого, то сложно не винить себя, — сделав большой глоток, Оливия вздохнула. — Я не могу не думать об этом и не хочу идти домой. Я бы поехала на работу, но Эшли взяла с меня обещание, что я не появлюсь там до утра.

— Поэтому ты здесь, — заключила Рене и придвинулась ближе.

Оливия почувствовала слабый цветочный запах парфюма и тепло, исходящее от девушки. Рене сидела близко, но не касалась её и, несмотря на это, она остро ощущала её близость. Она была приятной, успокаивающей и одновременно немного волнующей.

— Расскажи мне, что произошло и тебе станет легче, — предложила Рене.

— Я не могу разглашать подробности дела, над которым мы работаем, — перед Оливией появился новый бокал.

— Расскажи без подробностей. Не бойся, я не агент внутренней службы и не собираюсь выдавать тебя, — тихо рассмеялась Рене.

— Было совершено убийство и всё указывало на одного человека, которого мы сразу арестовали. Его вина казалась так очевидна, что у меня не было сомнений. Мы продержали его почти трое суток. У нас не было признания, но были определённые доказательства. Сегодня выяснилось, что убийца не он. В то время, пока я допрашивала его утром, убили его сына с невестой.

— Я слышала что-то в новостях, — Рене кивнула. — Так в чём твоя ошибка?

— Пока я думала, что мы раскрыли дело, преступник был на свободе.

— Лив, у тебя же нет дара ясновидения?

— Иногда хотелось бы чтобы был, — вздохнула Оливия.

— Ты не можешь брать на себя ответственность за поступки тех, кто совершает преступления, — убеждённо заговорила Рене. — То, что тебя так сильно беспокоит это, не говорит, что это твоя вина. Просто ты хороший человек и воспринимаешь всё близко к сердцу.

— Это же жизни людей, как ещё это можно воспринимать? — Оливия посмотрела ей в глаза, чувствуя, как к горлу подступает комок.

— Мне жаль, — Рене накрыла её ладонь своей. — Но ты не виновата. И никто не виноват, кроме того, кто это сделал.

— Я должна была проверить всё ещё раз, сделать что-то, чтобы убедиться, что мы на правильном пути, — вздохнула Оливия не в силах отвести взгляда от тонких пальцев на своей руке.

— Сделаешь, — кивнула Рене.

— Это не вернёт жизни тем ребятам.

— Но спасёт чьи-то другие, — Рене улыбнулась и убрала руку. — Знаешь, ты меня приятно удивляешь.

— Правда? И чем же? — Оливия вернулась к своему бокалу, стараясь не показать свою заинтересованность.

— Когда я увидела тебя в первый раз, мне показалось, что ты заносчивая и слишком самоуверенная.

— Теперь понятно. Сегодня по моей самоуверенности был нанесён серьёзный удар, — согласилась она. — Я помню, тот день. Джейд привезла нас в клуб, чтобы мы могли спокойно обсудить её участие в нашей операции. Эшли яростно протестовала, не желая даже слушать об этом. И тут зашла ты, — Оливия усмехнулась. — Я сказала тебе что-то грубое, честное слово, позже мне было очень стыдно.

— Ну, ты же извинилась, — улыбнулась Рене. — Это было забавно.

— И я не заносчивая, — добавила Оливия.

— Я же сказала, что приятно удивлена тем, что ошибалась, — повторила Рене.

В клубе играла негромкая музыка. Они сидели рядом и просто разговаривали. Оливия даже не заметила, как напряжение постепенно отпустило её. Вероятно, этому способствовал алкоголь, приятно согревающий её тело, но, с другой стороны, компания Рене успокаивала её и мысли плавно перетекли в другое русло. Тонкая светло-зелёная рубашка Рене плотно облегала её стройную фигуру, подчёркивая грудь и обнажая в вырезе участок нежной загорелой кожи. Тёмно-синие джинсы сидели на девушке как влитые. Оливия обратила внимание, что за всё время их ни разу не побеспокоили, хотя безусловно все в клубе знали Рене. Бармен, тактично меняя бокалы, тут же отходил к другим посетителям. Внимание девушки было сосредоточено только на ней и это оказалось чрезвычайно приятно. После их первой встречи Оливии думала, что, как и все безупречно красивые девушки Рене была высокомерной, но это оказалось не так. Находиться в её компании было легко и приятно. В ней чувствовалась какая-то особая женственность. Не изнеженность, а именно мягкая женская красота, под которой угадывался твёрдый характер. А в светло-карих глазах лучились теплые золотистые песчинки. Оливия вдруг поняла, что ей нравится наблюдать как, они вспыхивают, когда девушка смеётся и как вздрагивают её тёмные ресницы, когда Оливия обращается к ней.

— Потанцуем? — спросила она, сама удивляясь тому, что предложила.

— С удовольствием, — улыбка тронула губы Рене, и она поднялась, вложив свою ладонь в протянутую руку Оливии.

Оливия вывела её на заполненный танцпол и, повернувшись, привлекла к себе. От соприкосновения со стройным, упругим телом всё внутри затрепетало и ей пришлись приложить усилия, чтобы сдержать нервную дрожь, пронёсшуюся по телу. Даже сквозь ткань рубашки она чувствовала тепло ладоней на своих плечах, а нежный цветочный аромат теперь полностью окутал её сознание, совершенно отделяя его от реальности.

— Люблю эту песню, — негромко произнесла Рене.

— Да? Кто её поёт? — Оливия была рада, что не утратила способности произносить слова.

— Это Ренди Кроуфорд, — ответила Рене. — When I need you. Она безумно нравится мне, но для того, чтобы её исполнить необходимо особое состояние.

— Почему я никогда не слышала, как ты поёшь?

— Наверное, детективы слишком заняты, чтобы бывать в подобных местах достаточно часто, — улыбнулась Рене.

— Это большое упущение, — Оливия, не удержавшись, прижала её ближе, глубоко вдохнув пьянящий запах девушки и закрыла глаза.

Она чувствовала нарастающее, словно по спирали острое желание, граничившее с голодом. Оно появилось неожиданно с того момента, как Рене опустила руки на её плечи. Всё вдруг перестало быть важным и значительным, словно кроме них на земле не осталось ни одной живой души и сопротивляться этому восхитительному чувству у неё не было никакого желания. Она нежно провела ладонью по спине девушки, ощущая, как под пальцами пробегает лёгкая дрожь. Руки Рене скользнули на её шею и коснулись затылка и это окончательно свело её с ума. Наклонив голову, Оливия нежно дотронулась губами до её виска, а потом и краешка уха. Тёплое дыхание Рене, щекотавшее её шею, ускорилось, и такая реакция заводила её с головокружительной скоростью. Ей хотелось большего, на данный момент она нуждалась в этом так сильно, что с трудом дышала. Весь мир внезапно сосредоточился на молодой женщине, которую она держала в руках. Оливия легко коснулась губами уголка её губ, а потом скользнула по ним, ощущая, как они открываются, отвечая на поцелуй. И её тут же унесло на волне восхитительного удовольствия. Губы Рене были невероятно нежными, мягкими и податливыми. Поцелуй, поначалу получившийся невероятно чувственным, постепенно наполнялся страстью, сбивая дыхание и заставляя бешено колотиться сердце.

— Лив, — выдохнула Рене. — Не здесь. Притормози.

— Если бы я могла, — хрипло выдавила из себя Оливия, заглядывая в потемневшие от желания глаза. — Пожалуйста, у меня нет сил, чтобы остановиться.

Затуманенный взгляд Рене скользнул по её лицу и остановился на глазах, заглядывая так глубоко, что казалось, коснулся самых дальних уголков души.

— Я не знаю, что со мной, — призналась Оливия немного растерянно.

— Пойдём, — Рене нашла её руку и повела с танцпола.

Оливия шла за ней, без единого вопроса, не замечая ничего вокруг. Ей было всё равно, куда они направляются, лишь бы Рене оставалась рядом. Она сообразила, что они остались одни, только когда дверь закрылась и они оказались в освещённом приглушённым светом ночника кабинете Рене. Девушка повернулась к ней, и Оливия привлекла её к себе, вновь находя губами её губы.

— Лив… — Рене попыталась ей что-то сказать.

— Всё, что ты хочешь, — Оливия отпустила её губы, склонившись и покрывая короткими поцелуями шею. — Как ты хочешь. Ты можешь сказать мне, — прерывисто прошептала она.

— Ох, Лив, — Рене откинула назад голову, закрывая глаза.

Нежные руки проникли под рубашку Оливии и прошлись по её спине кончиками ногтей. Девушка, учащённо дыша, прижималась к ней ближе, отвечая на её страстные поцелуи.

— Боже, я сейчас упаду, — выдохнула Рене, вцепившись в её плечи. — Сбавь обороты, милая.

— Ты в надёжных руках, — Оливия поймала её затуманенный взгляд. — Я безумно хочу тебя, — призналась она.

Рене очень медленно принялась расстёгивать пуговицы её рубашки. В её глазах полыхали языки страсти и от этого они казались почти бездонными. Оливия замерла, не двигаясь и даже не дыша, а когда Рене уверенно освободила её грудь и накрыла её ладонями, с её губ слетел шумный вздох и мир пошатнулся.

— Боже, — дрожащими пальцами Оливия принялась за пуговицы на рубашке Рене.

Новая волна почти животного вожделения затопила её сознание, и она впилась в эти нежные губы, желая быть ближе, быть внутри, соединиться как можно глубже. Она освободила плечи Рене от рубашки и, расстегнув бюстгальтер, отбросила его в сторону. Склонив голову, она провела губами по ключице, а потом спустилась к груди, касаясь её и нежно лаская языком напряжённые соски.

Пальцы Рене вплелись в её волосы, прижимая сильнее. Она чувствовала, с какой бешеной скоростью бьётся сердце под её ладонями.

— Господи, — простонала Рене. — Мне нужно больше, — прошептала она.

— Да, — Оливия справилась с молнией на её джинсах и протиснула ладонь под тонкой тканью трусиков, найдя Рене влажной, жаркой и готовой. — Боже, как хорошо, — изумлённо прошептала она.

Она даже не успела заметить, когда Рене удалось проделать то же самое с её брюками, пока девушка не коснулась её.

— Не торопись, — прошептала тихо Рене, опуская лицо к её шее.

— Не уверена, что сейчас у меня это получится, — бёдра Оливии дрожали от напряжения.

Она плотно прижимала Рене к стене, вдыхая запах её волос, ощущая её тёплое дыхание на своём плече, и чувствуя, как с каждым движением её пальцев она стремится ей навстречу. Оливия изо всех сил старалась сконцентрироваться на этом, потому что нежные, но настойчивые ласки Рене, совершенно лишали её контроля. Она готова была кончить в любой момент, с того мгновения, как Рене дотронулась до неё.

— Ох, не останавливайся, — прерывисто просила Рене. — Ещё, о, да, — её голова откинулась назад, а глаза распахнулись, и Оливия последовала за ней.

*****

— Ты опоздала, — Эшли несколько раз подпрыгнула, и повернулась в сторону дорожки парка. — Не отставай.

Оливия догнала её и пристроилась немного позади, пытаясь приноровиться к взятому Эшли темпу. Утро было солнечным и очень тёплым. Она старалась не сбивать дыхание, но через двадцать минут её майка стала мокрой, а пот струился по лбу, заливая глаза.

— Что-то ты сегодня не в форме, — заметила Эшли, не сбавляя темпа. — Не выспалась?

— В общем-то, да.

— Думала о деле?

— Некоторое время.

— А я думала. И знаешь, я считаю, что во всём этом много личного. Майкл Генри и Элмер Шатёр не только коллеги. Они ещё и друзья. Их сыновья хорошо знали друг друга и тоже дружили. Наш убийца хотел подставить одного из них и разрушить это.

— Ему удалось, — прерывисто отозвалась Оливия, пытаясь не отстать.

— Может быть, у них были совместные дела, и они перешли кому-то дорогу? Надо поговорить с ними сегодня. Проверить над чем они работали последнее время.

— Может быть и так. Только почему тогда ему просто не убить их? — заметила Оливия, смахивая прядь влажных волос со лба.

— Это очень просто. Терять близких больнее.

Они свернули к полю, покрытому ровной зелёной травой.

— Во всём этом должен быть какой-то смысл. Если он хочет причинить им боль, то должно быть что-то, что разозлило его, — продолжила Эшли, оглядываясь на отставшую Оливию. — Как думаешь?

— Что? — задыхаясь, Оливия споткнулась и перешла на шаг.

— Ты меня вообще слушала? Что с тобой? Ты на себя не похожа сегодня.

— Я заехала вчера в клуб и немного выпила, — ответила Оливия, вновь переходя на бег и догоняя её.

— Понятно, тогда добавим ещё один круг, чтобы выгнать из тебя алкоголь, — рассмеялась Эшли.

— Ну, вернее я встретила там Рене, и мы вместе немного выпили.

— Ты меня успокоила. Я рада, что ты не пьёшь в одиночестве.

— А потом… в общем… я и Рене ну… между нами был секс, — выпалила Оливия, задыхаясь.

Эшли резко остановилась и повернулась к ней.

— Скажи мне, что ты придумала это, чтобы не бежать лишний круг, — произнесла Эшли, поражённо глядя на неё.

— До такого я бы не додумалась, — Оливия остановилась рядом и наклонилась тяжело дыша.

— Ты и Рене?

— Я сама в шоке.

— Пожалуй, я не буду рассказывать об этом Джейд.

— Почему? У неё что-то было с Рене? — Оливия выпрямилась и посмотрела на Эшли.

— Джейд оторвёт тебе голову, если узнает, что ты обидела её.

— Я её не обижала. Клянусь, всё случилось по обоюдному согласию. Давай передохнём. Я больше не могу гоняться за тобой, — Оливия уселась прямо на траву.

— Значит по обоюдному согласию?

— Ну, перед этим мы немного выпили.

— И сколько же ты выпила, прежде чем тебе пришла в голову такая блестящая идея? — Эшли присела рядом.

— Возможно, чуть больше, чем следовало. Я не очень хорошо себя чувствую сегодня, — Оливия улеглась на спину и посмотрела в ясное голубое небо.

— И как тебе пьяный секс с лучшей подругой моей жены?

— Эш, всё было не так, — повернув голову, Оливия посмотрела на неё. — Я не была пьяной. Может быть чуточку более расслабленной.

— Похоже, ты расслабилась по полной, — усмехнулась Эшли. — Зачем тебе это?

— Я не знаю. Это просто случилось. Я даже не могу объяснить, почему это произошло.

— Хм, звучит потрясающе. И что потом?

— Ничего. Было уже поздно. Она проводила меня до дверей клуба, и я поехала домой, — Оливия улыбнулась. — Я всё ещё не в том состоянии, чтобы анализировать что-то.

— И вы не говорили об этом?

— А что тут скажешь? Я была расстроена, Рене составила мне компанию. Мы мило побеседовали, немного потанцевали, ну и… разошлись.

— Ага, — кивнула Эшли. — Иногда ты меня поражаешь, — сорвав травинку, она засунула её в рот и на некоторое время задумалась. — Ну и как всё было?

— Не плохо, — на лице Оливии появилась довольная улыбка.

Эшли вздохнула и толкнула её ногу своей.

— Не стоило делать это с Рене, но если ты уверена, что между вами всё будет нормально, то тогда ладно, — заключила она.

— Мы же никогда не были подругами. Так что хуже от этого наши отношения не станут.

— Хорошо, — согласилась Эшли.

— А Рене красивая, — Оливия вновь повернулась к ней. — Почему-то она всегда казалась мне недоступной. Может быть, потому что почти не смотрела в мою сторону.

— Потешила своё самолюбие? — с упрёком произнесла Эшли.

Оливия перекатилась на живот и подпёрла голову руками.

— Нет. Я не думала об этом. Если честно, мне совершенно сорвало крышу, — её серые глаза с тёплой задумчивостью смотрели на Эшли. — Я словно была не в себе.

— И сколько ты выпила?

— Два или три бокала. Может быть четыре или пять. На самом деле неверное не стоит считать чем-то серьёзным десятиминутное обжимание. Мы даже не раздевались.

— Боже, избавь меня от подробностей, — Эшли со смехом запустила в неё травинкой. — Как на тебя ведутся девушки? Ты бываешь такой грубой.

— Я могу быть ласковой, — Оливия приподняла бровь и самодовольно улыбнулась.

— Надеюсь, что после этого Рене не будет считать тебя неандертальцем.

— Кажется, она осталась довольна. У них с Джейд точно ничего не было?

— Спроси у Джейд сама.

— И как ты себе это представляешь?

— Они очень близкие подруги и ничего больше, — усмехнулась Эшли.

— Хорошо, — удовлетворённо кивнула Оливия.

— Хорошо что?

— Не люблю запутанные истории, — пожала плечами Оливия.

— Ты же не собираешься это повторять?

— Я помню всё, словно в тумане. Было бы неплохо прояснить некоторые детали ещё разок, — рассмеялась Оливия.

— Боже, с кем я разговариваю? Ты же ещё не протрезвела, — пробормотала Эшли поднимаясь. — Вставай, у нас впереди ещё два круга.

— Хочешь меня убить? — Оливия нехотя поднялась следом.

— Давай, шевелись, Казанова, — усмехнулась Эшли. — У нас есть ещё полчаса.

— Захватишь меня на работу? Моя машина осталась у клуба?

*****

Сидящий на своем рабочем месте Адам встретил их широкой улыбкой.

— Привет. Приезжаете вместе, уезжаете тоже. Очень подозрительно.

— Где твоя подружка? — язвительно поинтересовалась Оливия. — Я уже проиграла наш спор или она всё ещё держится?

— Я тебе сообщу, — он весело подмигнул, проходящей мимо него к своему столу Эшли.

— Вы такие вульгарные, — хмыкнула она. — Разве можно так относиться к людям?

— Я не делаю ничего плохого. Мне всегда нравились красивые девушки. Саманта в моём вкусе.

— В твоём вкусе любая женщина от восемнадцати до восьмидесяти, — усмехнулась Оливия. — Кто-нибудь будет кофе?

— Если ты сходишь за пончиками в кафе, то не откажусь, — Эшли, включив ноутбук, уселась на рабочее место.

— Хорошо. Сегодня я буду подносить еду, — покорно согласилась Оливия и подмигнула Адаму. — Тебе захватить что-нибудь, герой-любовник?

— Да. Четыре с вишней.

— Не боишься набрать вес?

— Я оставлю два для Сэм, когда она придёт.

— Ладно, сейчас вернусь. Можешь включить пока кофеварку и заправить её? — спросила она.

После короткого совещания они отправились в муниципалитет, чтобы допросить работника гаража и поговорить с Майклом Генри и Элмером Шатером.

Охранник, встретивший их в вестибюле, проводил детективов до подземного гаража. Рядом с комнаткой служащий парковки в спецодежде возился с моющим пылесосом.

— Доброе утро, — начала Эшли, доставая из заднего кармана значок. — Детектив Говард, а это детектив Девис. Вы Карл?

Мужчина повернулся к ним, вытирая руки об штанины. На вид ему было около сорока. Он был высоким и довольно крупным.

— Карл сегодня не вышел на работу. Меня попросили поработать, пока не выяснят что с ним, — ответил он. — Чем могу помочь?

— Вы тоже работаете здесь? — спросила Эшли.

— Да, но сегодня не моя смена. Мне пришлось отложить поездку к моей матери. Она сейчас в больнице.

— Понятно, — кивнула Эшли. — Скажите, а у вас есть адрес Карла? Мы хотели бы поговорить с ним.

— Должен быть записан в журнале, — кивнул он, направляясь в комнату. — А что вы хотели узнать у него? Может быть, я смогу быть полезен?

— Он работал в прошлый четверг. Мы хотели бы задать ему несколько вопросов, — пояснила Эшли.

— Скажите, вы заметили бы, если бы чьей-то машиной воспользовался другой человек? — спросила Оливия, останавливаясь в дверях, и наблюдая как он вынимает из ящика журнал.

— Возможно, если бы не был занят чем-нибудь другим, — он полистал и передвинул журнал ближе к Эшли, — Вот его адрес.

— Спасибо, я запишу, — кивнула она.

— Здесь у всех свои машины, а иногда и не по одной. Зачем кому-то брать чужую? — поинтересовался он. — Из гаража пропала машина?

— Нет, не пропала. Это просто для информации, — ответила Оливия.

— Если найдёте его, скажите, чтобы тащил сюда свою задницу. Я не собираюсь работать по две смены.

— Конечно, — кивнула Эшли. — Вы нам очень помогли. Как вас зовут?

— Перри, — ответил мужчина.

— Спасибо, Перри, — поблагодарила его Эшли.

Они прошлись по гаражу и вернулись в здание, направившись к лифту.

— Всё ещё хочешь поговорить с Майклом и Элмером? — поинтересовалась Оливия, остановившись и нажимая на кнопку вызова.

— Хочу выяснить, кого они могли разозлить, — Эшли, открыв блокнот, что-то нацарапала в нём.

— Может быть, есть смысл поискать Карла?

— Я знаю, как это выглядит, но раз уж мы здесь, зайдём к ним ненадолго.

— Человек, который дежурил в гараже в день убийства не вышел на работу. Почему мы не допросили его в тот же день?

— Потому что начальник охраны предоставил нам записи с камер и не заикнулся, что в гараже находятся служащие, — Эшли нахмурившись, посмотрела на неё. — И потому что мы были уверена, что взяли убийцу в тот же день, — добавила она.

— Уверена, этот Карл имеет отношение к делу. Поэтому его здесь и нет, — пробормотала Оливия, входя в лифт. — Там был его телефон?

— Телефон и адрес.

— Давай я попробую позвонить, — предложила она.

*****

Эшли остановила машину около длинного пятиэтажного дома.

— Кажется это здесь, — пробормотала она.

— Не самый благополучный район, — заметила Оливия, выбираясь из машины.

Они вошли в тёмный подъезд и поднялись на второй этаж, попутно сверяя номера квартир. Остановившись около серой ободранной двери, Оливия громко постучала. Эшли, стоя немного в стороне, опустила руку, расстёгивая поясную кобуру табельного оружия.

— Собираешься попугать его своим пистолетом? — с усмешкой поинтересовалась Оливия.

— Прикрою тебя, если он будет плохо себя вести, — отозвалась Эшли.

— Не похоже, что он дома, — Оливия постучала ещё раз. — Откройте, полиция.

За дверью не доносилось ни звука, но раздался щелчок, и приоткрылась одна из дверей напротив.

— Что вы шумите? — раздался хриплый, недовольный голос.

— Мы из полиции. Ищем вашего соседа, — Эшли направилась к нему.

— Я не видел его уже пару дней. Наверное, он на работе, — ответил мужчина, разглядывая её значок.

— На работе его нет. Не знаете где ещё он может быть?

— Откуда мне знать? — пожал плечами мужчина. — Поговорите с управляющим дома. Может он предупредил его, что куда-то уезжает, — предположил он. — А что у Карла какие-то проблемы?

— Мы просто хотим задать ему несколько вопросов, — Эшли посмотрела на Оливию. — Что дальше?

— Поищем управляющего, — произнесла та. — Может он действительно предупредил, что собирается уехать.

— Мда? Сразу после убийства? — Эшли вопросительно приподняла бровь. — Выглядит очень странно.

— Согласна, но прежде, чем объявлять его в розыск, давай попробуем найти того, кто может его знать, — предложила она.

*****

Вернувшись в участок, Эшли отправилась к Брук, а Оливия вошла в кабинет, столкнувшись с капитаном.

— Детектив Девис, есть что-нибудь новое по делу?

— Мы работаем над этим, сэр, — кивнула она.

— И что выяснили?

— Служащий парковки, дежуривший в день убийства, не вышел сегодня на работу. Дома его нет, и никто не видел его уже пару дней.

— Передайте информацию в патрульную службу. Пусть проверяют каждые два часа, — ответил он. — Ещё что-нибудь?

— Майкл Генри и Элмер Шатер не работали вместе ни над одним проектом. Вряд ли это связано с работой. Мы думаем тут что-то личное.

— Тогда опросите семьи. Поговорите со знакомыми. Разузнайте что-нибудь, пока пресса окончательно не смешала нас с грязью. Вы смотрите новости, детектив Девис?

— Очень редко, сэр.

— Советую вам посмотреть. Может быть, тогда у вас появится больше стимула для того, чтобы поймать преступника.

— Меня не надо стимулировать, — Оливия почувствовала, что вскипает. — Мы делаем всё, что возможно.

— Пока я не увижу положительных результатов можете меня в этом не убеждать, — твёрдо ответил он.

В кабинете появилась Эшли и, закрыв за собой дверь, посмотрела на них вопросительно.

— Никаких отпечатков с места второго преступления найти не удалось, — объявила она.

— Я к криминалистам. Ещё раз прогоню оружие по нашим базам, — Оливия захватила со своего стола папку и вышла.

Звонок Эшли застал её в тире. Отложив оружие и сняв очки, Оливия поднесла телефон к уху.

— Слушаю.

— Ты ушла от криминалистов час назад, — заявила Эшли.

— Он вас не скроешься, детектив, — усмехнулась она.

— Почти семь. Все уже ушли домой. Может вернёшься и мы поговорим?

— Думаешь, я прячусь?

— Думаю, ты слишком близко воспринимаешь критику. Приходи. Я хочу рассказать тебе кое о чём.

— Буду минут через пять, — пообещала Оливия.

На столе её ждала горячая чашка кофе, а Эшли сидела в своём кресле перед открытым ноутбуком.

— Спасибо, — кивнула Оливия и, стянув короткий пиджак, повесила его на спинку, присаживаясь напротив.

— Это по поводу твоей сестры, — облокотившись на стол, Эшли посмотрела на неё. — Я позвонила отцу, после того как мы поговорили в прошлый раз.

Оливия встревожено подалась вперёд.

— Не волнуйся. Ничего конкретного пока узнать не удалось, но они выяснили адрес, по которому она проживала в Сент-Поле. К сожалению, она съехала оттуда почти три год назад.

— Ещё что-то?

— Куда она перебралась оттуда пока не известно. С ней жил парень, но он тоже больше не живёт там. Я попросила разузнать что-нибудь о нём. Возможно, так мы сможем её найти.

— Спасибо, Эш, — устало кивнула Оливия, почувствовав облегчение.

Каждый раз, когда она думала о Мегги, ее охватывало чувство вины.

— Не узнали его имя?

— Кайл. Что-то знаешь об этом?

— Она упоминала его имя, когда звонила родителям. Лично я ничего не знаю о нём. Мы не общались с ней много лет, — ответила Оливия, взяв в руки чашку.

— Твоя сестра художник?

— Ну, когда-то она неплохо рисовала.

— Он продавал её картины.

— Понятно, — кивнула Оливия.

— Они жили не в очень благополучном районе. В таких местах местные не особо делятся информацией с копами, но мы выясним куда они переехали, — пообещала Эшли.

— Спасибо. Напиши мне тот адрес. Попробую позвонить местным ребятам, может они что-нибудь знают.

— Лив, ты собираешься сегодня домой? Или снова поедешь в клуб?

— Я слишком устала, чтобы гоняться за приключениями, — вздохнула Оливия.

— Поехали к нам? Мы накормим тебя ужином. Ты целый день ничего не ела.

— Перекушу что-нибудь дома, — отмахнулась Оливия.

— Могу поспорить, что у тебя дома нет ничего съедобного. Поехали. Это ненадолго, а потом сможешь отправиться к себе.

— Не хочу вам мешать. Вы и так с Джейд видитесь только по вечерам.

— Пойдём. Она не будет против, и ты нам не помешаешь, — Эшли поднялась и выжидающе посмотрела на неё. — Не заставляй меня тащить тебя силой.

— Ладно. Только на часик, — согласилась Оливия.

— Ты выглядишь усталой и подавленной. Тебе надо поесть и хорошенько выспаться, пока ты не натворила чего-нибудь ещё, как вчера.

— Ты ведь не сказала Джейд? — Оливия обеспокоенно взглянула на неё.

— Нет, но, если она спросит, я не стану ей врать, — предупредила Эшли.

— Хорошо, — кивнув, Оливия вышла следом за ней из кабинета. — С чего бы ей спрашивать.

*****

Джейд с Уолтером на руках встретила их в прихожей.

— Я пригласила Оливию к нам на ужин, — Эшли вошла первой и, шагнув на встречу, быстро поцеловала Джейд, а затем и сына. — Как сегодня себя вёл наш непослушный мальчик?

— Привет, Лив, — Джейд кивнула Оливии. — Ивон не жаловалась.

— Ивон никогда не жалуется, — рассмеялась Эшли. — Боюсь, даже если мы найдём её привязанной к стулу и раскрашенной как индеец, она не скажет ни слова.

— Надеюсь, до этого не скоро дойдёт, — улыбнулась Джейд.

— Я переоденусь и заберу Уолтера. Разогреешь нам ужин?

— Я могу заняться им, — предложила Оливия.

— Отлично, — Джейд кивнула и подошла к ней ближе. — Ну-ка, малыш, развлеки пока тётю, — усмехнулась она, передавая мальчика ей.

— Сейчас вернусь, — предупредила Эшли, направившись к лестнице на второй этаж.

Маленькие ручки крепко обхватили шею Оливию, и она заворожено посмотрела в его глаза, когда малыш повернулся к ней.

— Пойдём на кухню, — Джейд улыбалась, наблюдая за ней. — Вчера мы вместе готовили ужин, поэтому у нас сегодня изобилие. Выбирай, рыба, мясо, тушёные овощи, или я могу приготовить пасту?

Они прошли на просторную кухню.

— Я согласна на всё.

— Отлично, садись. Он не такой лёгкий, как кажется поначалу.

Оливия присела на стул, и малыш удобно устроился на её коленях.

— Тогда рыба и овощи, — Джейд открыла холодильник. — У нас есть отличное белое сухое вино как раз в тему.

Джейд принялась разогревать еду, а Оливия с Уолтером на коленях задумалась, наблюдая за ней. Когда она впервые увидела Джейд, то вряд ли могла представить, что будет сидеть на её с Эшли кухне и держать на руках их ребёнка. Эта высокая, красивая брюнетка смогла сделать то, на что у неё самой тогда не хватило смелости. Оливия почти сразу поняла, что девушки влюблены. То, как они смотрели, как вспыхивали, когда касались друг друга, как менялись интонации их голоса, когда они были вместе, говорило об их чувствах больше, чем любые слова. Это было то, самоё настоящее, чего никогда не было у неё самой. Эшли словно светилась изнутри весь последний год. Это не изменило того, что чувствовала рядом с ней Оливия, но не проникнуться её счастьем было невозможно.

— Вы с Эшли похожи на зомби. Она тоже постоянно о чём-то думает последнее время, — Джейд облокотилась на край кухонного стола и внимательно смотрела на неё.

— У нас небольшая запарка на работе, — вынырнув из своих размышлений, Оливия посмотрела в её ясные зелёные глаза. — Надеюсь, что скоро это закончится. Сейчас действительно очень напряжённый период. Я собиралась поехать домой, но Эшли уговорила меня заехать к вам.

— Почему ей пришлось тебя уговаривать? — Джейд удивлённо приподняла бровь.

— Ну, уже поздно. И я не хотела вам мешать, — немного смутившись, Оливия перевела взгляд на малыша, сидящего на её руках.

— Ты нам не мешаешь, Лив, — Джейд серьезно посмотрела на неё, немного склонив голову. — Можешь приезжать в любое время. Учитывая то, чем вы занимаетесь, иногда полезно провести время в спокойной дружеской компании.

— Определённо, это лучше, чем одинокий вечер дома, — согласилась Оливия. — Семейный уют расслабляет.

— Мы всегда тебе рады, — кивнула Джейд. — До того как появилась Эшли, мне нравилось проводить вечера у моей сестры и возиться с племянником. Это напоминало мне, что не всё так безнадёжно.

— Вам с Эшли очень повезло, — искренне улыбнулась Оливия.

— Я думаю, мне повезло больше, но ты ей этого не говори, — Джейд мягко улыбнулась в ответ.

Эшли появилась на кухне в домашних спортивных брюках и лёгкой футболке.

— Я готова. Что мы будем есть? — поинтересовалась она, подходя к Оливии и забирая Уолтера из её рук.

— Разогрела рыбу и овощи, — Джейд достала из холодильника бутылку вина. — Может быть накрыть в саду? Жара немного спала.

— Так и сделаем, — согласилась Эшли.

— Тогда вперёд. Я уложу Уолта спать и присоединюсь к вам.

— Спасибо, — Эшли коснулась губами щеки сына и тепло посмотрела на Джейд. — Мы будем тебя ждать.

— Это не займёт много времени. Тайлор не давал ему покоя весь вечер, — улыбнулась она. — Пойдём спать, милый.

Мальчик с готовностью потянул к ней ручки и Джейд, быстро поцеловав Эшли, направилась с ним в спальню.

— Он просто копия Джейд, — Оливия проводила их взглядом.

— Ну, он же её сын. Иногда я думаю, что в нём больше её крови, чем моей. Уолтер заставляет меня каждый день видеть в Джейд что-то новое. Не представляю, что бы сейчас делала без них, — Эшли открыла шкафчик, доставая тарелки.

— Давай я помогу, — предложила Оливия поднимаясь.

— Когда у тебя тоже появится семья, ты поймёшь, о чём я говорю.

— Ты думаешь? — с сомнением спросила Оливия, забирая из её рук тарелки.

— Да. Когда ты позволишь себе задуматься об этом, — кивнула Эшли.

— Пока я ждала тебя, то подумала… Как считаешь, если я после ужина заеду в клуб будет очень похоже, что я ищу встречи с Рене?

— Зачем? — Эшли взяла бутылку вина и повернулась к ней.

— Я не знаю. Может быть, нам стоит обсудить то, что произошло вчера?

— Ты сказала, что ничего серьёзного не было.

— Ну, мне хотелось бы понять, что она думает об этом, — пробормотала Оливия, опуская взгляд. — Я же не очень хорошо её знаю.

— Мне кажется, об этом стоило побеспокоиться вчера, — заметила Эшли. — Пойдём на веранду.

— Наверное, я действительно выпила лишнего, — согласилась Оливия, следуя за ней.

— Рене взрослая девушка. Не переживай.

— Вчера мы вели себя как подростки, — усмехнулась Оливия.

— Что с тобой такое? — Эшли поставила бутылку вина и бокалы на столик и взяла из её рук тарелки. — Ты спокойная, рассудительная, но, когда дело касается женщин, я не могу понять, что тебе надо.

— Клянусь, ничего особенного я от них не требую, — пробормотала Оливия, присаживаясь за стол.

— После ужина езжай домой и не морочь ей голову, — Эшли уселась напротив и разлила по бокалам вино.

— Хорошо, как скажешь, — вздохнула Оливия, покорно улыбнувшись. — Тогда может быть, завтра заедем в клуб вместе? Это будет выглядеть нормально?

— Я попрошу Джейд поехать с нами. Надеюсь, если мы будем с ней, ты будешь вести себя прилично.





Глава 4

— Нам надо снять отпечатки Карла Орелла, — Оливия прошла к столу, мимо сидящей за своим рабочим местом Эшли. — И сверить их со всеми отпечатками, найденными на местах преступления.

— Отправим криминалиста. Дома он не появлялся, на работе тоже, — согласилась Эшли.

— Я дам ориентировку в патрульную службу и разошлю запросы по аэропортам и вокзалам, — Оливия скинула пиджак и повесила его на спинку своего кресла. — У него было масса времени чтобы уехать из города.

В дверях офиса появился Адам, неся в руках два пакета с логотипом близлежащего кафе.

— Привет красавицы. Это вам, — он поставил один из них на стол перед девушками. — Саманта ещё не появлялась?

— Она всё ещё тебе не дала? — Оливия откинулась на спинку кресла, глядя на него с ухмылкой.

— Боже, Лив, не будь такой пошлой, — Эшли запустила в нее скомканным листком бумаги, но она ловко увернулась.

— Я купил для неё пончики, — Адам проигнорировал её замечание и, развернувшись, направился к своему столу. — Эш, у Джейд ведь везде есть знакомые? Сможешь достать мне два билета на концерт Стинга на сегодняшний вечер?

— Может не стоит так тратиться. Ты уверен, что её вообще интересуют парни? Я могу прозондировать для тебя почву, — Оливия развернула пакет, выудив оттуда пончик.

— Не напрягайся. Ты уж точно не в её вкусе, — недовольно отозвался он. — Так что насчёт билетов, Эш?

— Сейчас позвоню, — Эшли с улыбкой взяла в руки телефон. — Пригласить девушку на концерт очень романтично, — заметила она. — Ты делаешь успехи.

Адам промолчал, смущённо уткнувшись в свой ноутбук.

— Так, ладно. Пойду, подготовлю запросы, пока не началось совещание, — Оливия поднялась. — Эш, закажи на меня тоже билетик. Будет справедливо, если у Саманты появится выбор.

— Прекрати, — покачав головой, усмехнулась Эшли.

— Это шутка, — Оливия подмигнула ей и вышла из кабинета.

— Иногда она становится такой стервой, — пробормотал Адам. — Как ты её терпишь?

— Лив просто пошутила. Расслабься, — улыбнулась Эшли, набирая номер Джейд. — Я тебя не отвлекаю? Тут моему коллеге срочно нужны два билета на сегодняшний концерт Стинга. Можешь узнать? Это для Адама. Да, спасибо, он будет очень благодарен.

— Ну что? — Адам приподнял голову, глядя на неё.

— Она сейчас узнает и перезвонит. Ты нравишься Джейд, так что считай, что билеты у тебя в кармане, — успокоила его она.

— Спасибо, Эш, — он искренне улыбнулся и принялся за работу.

*****

После совещания капитан отбыл в центральное управление. Эшли с одним из криминалистов отправилась в муниципалитет, чтобы снять отпечатки служащих гаража. Оливия провела пару часов вместе с Брук в лаборатории, дожидаясь отчётов экспертизы по второму убийству и сверяя их с теми, что были у них по первому. Она исписала несколько листов, составляя рапорт и вскоре не осталось никаких сомнений, что оба убийства совершил один и тот же человек. Вернувшись в кабинет, она нашла Адама, уткнувшегося в свой ноутбук. Марк что-то писал, сидя за своим столом и попивая остывший кофе.

— У вас что сегодня никаких дел? — поинтересовалась она.

— Мы закончили вчера, — пожал плечами Марк. — Пока всё спокойно.

— Нужна помощь? — предложил Адам, поднимая голову.

— Хочу после обеда опросить семьи Шатера и Генри, — ответила Оливия.

— Я могу поехать с вами, — кивнул Адам. — Кстати, ты не видела Саманту? Она собиралась приехать утром, но её до сих пор нет.

— У тебя же есть её телефон? Позвони ей, — Оливия взяла бокал и направилась к кофеварке.

— Я звонил. Она не берёт трубку. Может быть, срочные дела в суде, — предположил он.

— Эшли достала для тебя билеты?

— Да, — просиял он, демонстрируя конверт, лежащий на его столе.

— Тогда не о чем волноваться. Она точно не откажется провести с тобой вечер. А возможно и ночь, — усмехнулась она.

— Так Адам ещё не выиграл спор? — поинтересовался Марк. — Стареешь, дружище, но я всё равно в тебя верю. В пятницу я не откажусь выпить пива, так что поторопись.

— Чёрт, репортёры осаждают здание муниципалитета, — Эшли вошла в кабинет, держа в руках толстую папку с файлами. — Я захватила списки проектов, над которыми работали Элмер Шатёр и Майкл Генри. Надо просмотреть их сегодня.

— Вы сняли отпечатки? — поинтересовалась Оливия.

— Да, их уже проверяют по базе. Налей мне тоже кофе, — она уселась за стол и разложила перед собой документы из папки. — На это уйдёт масса времени.

— Если скажешь, что вы ищите, то я готов помочь, — отозвался Адам.

— Если бы я знала, — вздохнула Эшли.

— Проверим всё, что могло затронуть чьи-либо интересы, — предложила Оливия, оставляя перед ней бокал и усаживаясь напротив. — Поговорим с теми, кого коснулись изменения.

— Их проекты не пересекаются. Они работают в совершенно разных сферах.

— Может быть, предупреждение от одной из криминальных группировок, — предположил Марк. — Очень похоже на действия мафии в конце прошлого десятилетия.

— Мы же не в прошлом веке, — возразила Оливия. — Какая мафия?

— Ты удивишься, если я тебе скажу, сколько в нашем районе организованных преступных группировок, — отозвался он.

— Давайте займёмся делом, — предложила Эшли.

Они провели ещё пару часов, изучая бумаги, делая звонки и отмечая всё, что могло показаться значимым.

Адам периодически проверял свой телефон, и Оливия посмеивалась над ним, предолгая пойти на концерт вместо Саманты. Когда девушка, наконец, появилась в кабинете, он развернулся в кресле, встречая её радостным взглядом.

— Сэм, куда ты пропала? Я звоню тебе весь день, — начал он, но замолчал, заметив хмурое выражение её лица.

Девушка, не задерживаясь, подошла к его столу. Оливию охватило нехорошее предчувствие, когда она поняла, что держит в руках Саманта.

— Этого ты хотел? — глаза девушки сверкали от гнева, когда она остановилась напротив всё ещё сидящего в кресле Адама. — Что ж, поздравляю, — она подняла упаковку с пивом и разжала пальцы. — Ты выиграл.

Шесть бутылок, упакованных в полиэтилен с громким хлопком, упали к его ногам, разбиваясь и окатывая шипящими брызгами его брюки и пол.

— Сэм, — ошарашено выдохнул он.

— Иди к чёрту, — развернувшись, она стремглав выбежала из кабинета, так и не взглянув больше ни на кого из присутствующих.

— И что это было? — удивлённо спросила Эшли.

— Наш герой-любовник выиграл спор, — пробормотала Оливия поднимаясь.

— Это ты сказала ей? — Адам подскочил с кресла и повернулся к ней.

— Что? — Оливия остановилась, наблюдая, как на его лице растерянность сменяется осуждением.

— Ты рассказала ей о споре? — воскликнул он. — Ты что, совсем спятила?

— Адам, — Оливия подошла ближе, спокойно глядя на её покрасневшее от возмущения лицо. — Я ей ничего не говорила.

— Тогда кто? — он обвёл взглядом кабинет, посмотрев сначала на Марка, а потом на Эшли. — Откуда она могла узнать?

— Подумай сам, — пожала плечами Оливия. — А лучше догони и поговори с ней.

— Чёрт возьми, — выругался он, бросаясь к дверям и сталкиваясь с входящим капитаном. — Извините, сэр.

Адам выскочил из кабинета, и капитан Джеферсон проводил его удивлённым взглядом, а потом повернулся к остальным.

— Что здесь происходит? Почему в моём отделе пахнет как в какой-то пивной? — его взгляд упал на груду стекла и лужу у стола Адама. — Что это ещё такое?

— Мы сейчас всё уберём, сэр, — отозвалась, поднимаясь со своего места Эшли. — Случайно пролилась упаковка пива.

— Что здесь делает пиво, детективы? Вам что, совсем нечем заняться? — его голос повысился, и глаза гневно сверкнули. — У нас четыре трупа, а вы приносите на работу пиво?

— Мы не собирались его пить, — заверила его Оливия, чувствуя, что её начинает разбирать смех. — Это улики. Адам случайно уронил.

— Чёрт знает что происходит, — загремел капитан. — Пусть Марк уберёт тут всё, а вы обе быстро в мой кабинет, — развернувшись, он направился к себе.

— Господи, всё из-за какого-то глупого спора, — проворчала Эшли. — А теперь ещё и Саманта узнала о нём. Представляете, что она чувствует?

— Она уже большая девочка. Как-нибудь справится, — пожала плечами Оливия.

— Вы поступили как бестолковые подростки, — Эшли повернулась к ней, глядя с осуждением.

— Да при чём тут я? Спор был идеей Адама. Я просто немного подыграла ему.

— Получилось очень жестоко, — развернувшись, Эшли направилась к кабинету, и Оливия последовала за ней.

— Сэр, извините нас. Больше такого не повторится, — Оливия осталась стоять, в то время как Эшли уселась за стол.

— Садитесь, детектив Девис. У нас новые проблемы и некогда отвлекаться по пустякам, — ответил он уже более спокойным тоном. — Есть основания полагать, что дочка Майкла Генри и её подруга по колледжу похищены.

— Дочка мистера Генри? — переспросила Эшли.

— Да, вчера после похорон она ночевала у подруги. Её муж военный и сейчас в командировке. Утром девушки выехали из дома. Их машина найдена на парковке у магазина поблизости. Она открыта, но девушек нигде нет. Их телефоны выключены.

— Вот чёрт, — пробормотала Оливия.

— Выезжайте на место вместе с криминалистами. Опросите всех, кто мог их видеть. Его дочь беременна и должна была завтра лечь в больницу. Майкл Генри ожидал рождения внука со дня на день.

— Уже выезжаем, сэр, — кивнула Оливия поднимаясь.

— Надо попросить всех остальных членов их семей быть осторожными. Похоже, это какая-то вендетта, — Эшли поднялась следом.

— Я позвоню. Не теряйте время. Если девушек действительно похитили, то у нас не так много времени, — отозвался капитан.

— Объявляем в розыск Карла Орелла, — решила Оливия, — Нет смысла больше тянуть с этим.

— Работайте, детективы, — кивнул он. — Марк и Адам присоединятся к вам. Вот адрес, где нашли машину.

*****

Они возвращались в участок вечером. Пропавшие Лиза Генри и её подруга Келли были объявлены в розыск. Они тщательно осмотрели оставленную на парковке машину и опросили всех, кто мог их видеть. Девушки зашли в магазин и, сделав покупки, через полчаса покинули его. Один из проживающих по соседству с магазином свидетелей вроде бы видел, как они садились в серебристый минивэн, но ничего подозрительного он не заметил. За рулём был мужчина, девушки сели в машину сами. В офисе участка их ждал осунувшийся и бледный Майкл Генри с женой. Капитан всячески пытался успокоить его и убедить отправится домой. Хейз и Джо всю вторую половину дня провели на телефоне, принимая звонки от людей, которые якобы видели пропавших.

— Никаких совпадений по отпечаткам Карла Орелла, — сообщила им Брук. — На месте убийств их нет, в нашей базе тоже.

— Это какой-то замкнутый круг, — Оливия опустилась на стул и задумалась. — Нам нужно хоть что-то, за что можно зацепиться. Если он похитил их, то почему не выдвигает требований? Все предыдущие убийства были сделаны на показ. Он хотел, чтобы жертвы были обнаружены.

— Если бы он убил девушек, то мы бы их уже нашли. Они должны быть живы, — согласилась Эшли.

— Надеюсь. Но у нас мало времени. Лиза Генри вот-вот должна родить. Если начнутся роды и ей не будет оказана медицинская помощь, то она сама и ребёнок могут погибнуть, — размышляла Оливия. — Он этого и хочет, — вдруг произнесла она, подняв взгляд на Эшли. — Он хочет причинить этой семье боль. Как можно больше боли. Убить её слишком просто. Он не будет выдвигать требований. Как только она погибнет, он сделает всё, чтобы мы узнали об этом.

— Что же это за чудовище? — потрясённо произнесла Брук. — Откуда столько ненависти?

— Семья довольно обеспеченная и при этом счастливая. Родители прожили вместе много лет. Отец один из влиятельных людей в городе. Старшая дочь вышла замуж и ждёт ребёнка. Сын получает престижное образование и собирается жениться, — Оливия задумалась. — Он хочет разрушить эту идиллию. Это кто-то, кто видел всё это каждый день. И им вполне может быть служащий гаража Карл Орелл. Нам нужно полное досье на него, — пробормотала она, наклоняясь к ноутбуку. — С самого рождения.

— Лив, уже почти девять, — Эшли бросила взгляд на капитана, который выводил из кабинета заплаканную жену Майкла Генри и его самого.

— Я собираюсь поехать домой, — сообщила Брук.

— Джейд попросила Лорен побыть с Уолтером сегодня, — начала Эшли. — Мы собирались посидеть в клубе, но теперь я даже не знаю… — она нерешительно посмотрела на Оливию. — Останемся здесь?

— Какой смысл? — пожала плечами Оливия. — Джо принимает звонки. Если появится что-то новое, нам сообщат.

— Хорошо, — кивнула Эшли. — Не хочешь с нами? — спросила она у Брук.

— Оставить Лорен сидеть с детьми, а самой поехать развлекаться? — Брук весело приподняла бровь. — Звучит заманчиво, но, пожалуй, я лучше побуду с женой.

— Ладно уж, подкаблучница, — рассмеялась Эшли.

— Под каблуком у некоторых бывает довольно приятно, — усмехнулась Брук. — Можешь спросить у Джейд, и она подтвердит.

— Джейд не под каблуком, — возразила Эшли.

— Ещё под каким. Ты верёвки из неё вьёшь, но она довольна.

— А с чего бы ей быть недовольной? Она же знает, что я её люблю, — улыбка Эшли стала тёплой и счастливой. — Ладно мы поехали в клуб. Она должна уже ждать нас там, — она посмотрела на Оливию. — И никакого алкоголя.

— Абсолютно, — кивнула Оливия в ответ.

— Лив, она и тебя успела загнать под каблук? — поинтересовалась Брук. — Эш, ты маленький тиран, знаешь об этом?

— Перестань. Это не правда, — Эшли взяла её под руку. — Пойдём. Надо немного проветрить мозги. Может быть появятся полезные мысли.

Они вышли из участка и направились на парковку. Оливия шла следом за девушками, думая о том, как лучше начать разговор с Рене сегодня. На самом деле она думала об этом весь день, когда выпадала свободная минутка. Обычно её мало беспокоили девушки, с которыми у неё случалась близость последнее время. Даже о Селби она вспоминала только тогда, когда та давала о себе знать. Но думая о Рене, она постоянно задавалась множеством вопросов, начиная с того, почему это случилось с ними именно в тот вечер и, заканчивая беспокойными сомнениями о том, почувствовала ли девушка, то же что и она, было ли ей так же хорошо, как и Оливии. Ей необходимо было увидеть Рене, чтобы понять, что это было. Или возможно убедиться самой, что алкоголь, одиночество и напряжение на работе привело к тому, что у неё временно помутился рассудок. Потому что только так она могла объяснить то, что с ними произошло.

Её взгляд остановился на машине, стоявшей в стороне от остальных, на почти пустой стоянке и она замедлила шаг. Оливия хорошо помнила машину, на которой ездила Саманта и сразу узнала её. Ей показалось, что за рулём кто-то есть и, свернув, она направилась к ней.

— Лив, ты куда? — раздался за спиной голос Эшли.

— Подожди меня минутку, — попросила Оливия, разглядев сидящую в машине девушку.

Приоткрыв пассажирскую дверцу, она заглянула внутрь, успев заметить заплаканное лицо, прежде чем Саманта отвернулась.

— Извини, знаю, что помешаю, но всё же… мы можем поговорить?

Девушка промолчала, не взглянув на неё, и Оливия присела на пассажирское сиденье.

— Я хочу извиниться. Я должна была сказать тебе, но мне показалось всё это безобидной шуткой. Я была не права, — Оливия с участием смотрела на неё.

— Если у вас принято так шутить, то это не то место, где мне бы хотелось работать, — негромко пробормотала Саманта.

— Этот спор случился ещё до того, как ты появилась. Адам не знал, кого к нам пришлют и, я уверена, совсем не хотел тебя обидеть. Он был очень расстроен весь день.

— Тогда зачем он сделал это? — девушка повернулась к ней и в её глазах была растерянность и непонимание.

— Мне кажется, ты ему понравилась. Если бы это было не так, он бы выкрутился. Я тоже виновата. Продолжала подначивать его. Откуда ты узнала?

— Девушка в дежурке. Она слышала, как он говорил об этом со своим напарником, и решила предупредить меня. Жаль, что я не узнала хотя бы пару дней назад, — вздохнула она.

— Послушай. Я понимаю, как это выглядит теперь, но ни я, ни кто-то другой в отделе не хотели обидеть тебя. Если честно, я вообще не думала, что ты станешь воспринимать его серьёзно.

— Я знаю, что сама виновата, — согласилась Саманта, глядя на свои руки, лежащие на руле. — Непонятно, о чём я только думала. С чего я взяла, что всё, что он говорил, правда.

— Почему ты думаешь, что это не так?

— Потому что он хотел просто что-то доказать всем вам.

— Адаму ничего не надо нам доказывать. Мы знаем друг друга достаточно давно. Ты действительно понравилась ему. Сегодня утром он достал билеты на концерт Стинга и хотел тебя пригласить. Если бы дело было только в споре, он никогда не стал бы этого делать.

— Мне уже всё равно. Теперь меня больше волнует, как я буду работать здесь дальше.

— Сэм, не принимай всё так близко к сердцу, — улыбнулась Оливия. — Это же не первый мужчина, с которым ты легла в постель? Тебе не о чем сожалеть. Адам симпатичный, милый парень. Немного сумасбродный, но добрый. В том, что между вами что-то было, нет ничего плохого. Не думаю, что провести с ним ночь так уж ужасно. Если бы меня интересовали мужчины, то этот показался бы неплохим экземпляром.

Саманта повернулась, неуверенно гладя на неё, а потом улыбнулась.

— Может быть, он и не плох, но явно не достоин такой девушки, как ты, — продолжила Оливия. — Возьми себя в руки и пусть об этом жалеет он.

— Первый человек, с которым я вроде как подружилась здесь, оказался лжецом.

— Он не хотел. Судя по его мрачной физиономии, он расстроен не меньше тебя. К тому же кроме него в отделе работает много других ребят. Всё будет хорошо, — Оливия наклонилась, чтобы заглянуть ей в глаза. — Не расстраивайся, ладно?

— Я постараюсь, — кивнула девушка.

— Поезжай домой и выкини всё из головы. Увидимся завтра, — Оливия открыла дверцу и выбралась из машины.

*****

Оливия остановилась на стоянке перед клубом и, заглушив двигатель, посмотрела на своё отражение в зеркало заднего вида.

— Пойдём, мы и так опоздали. Джейд давно уже ждёт нас, — Эшли вышла из машины.

— Куда мы опоздали? Клуб работает всю ночь, — заметила Оливия.

— Рене поёт с десяти, а время уже пять минут одиннадцатого.

— Я не знала, что сегодня она будет петь, — догнав Эшли, Оливия пошла рядом. — Почему я не слышала, как она поёт раньше?

— Может быть потому, что раньше она тебя не интересовала так, как сейчас, — улыбнулась Эшли.

Они вошли в клуб и приглушённый свет, и мягкая музыка в стиле джаз окружили их спокойной, уютной атмосферой. Эшли уверенно направилась к столику у правого края сцены и Оливия последовала за ней. Когда к музыке присоединился голос, она замедлила шаг, остановив свой взгляд на сидящей на сцене перед микрофоном фигуре. В первый момент она почувствовала, как тёплая волна волнения пробегает по её телу, а затем её глаза жадно вцепились в девушку, которую освещали приглушённые огни сцены. Её голос заполнил всё пространство клуба своим бархатным звучанием и отозвался где-то внутри сладким ноющим трепетом.

— Лив, — Эшли потянула её за собой, и они подошли к столику, за которым их ждала Джейд.

— Извини, мы немного задержались, — тихо произнесла Эшли опускаясь на соседний стул и Джейд наклонилась, чтобы поцеловать её.

Оливия отвела взгляд, вернув своё внимание к сцене. Рене была в тёмно-синих узких джинсах и высоких сапожках на каблуке. Кожаная жилетка плотно облегала её стройную фигуру, оставляя открытыми руки и обнажая в вырезе участок груди. Несколько браслетов обхватывали тонкую кисть руки, державшую микрофон. Рене выглядела потрясающе красивой. Мягкой, женственной и вместе с тем сильной и уверенной. И совершенно, абсолютно далёкой от того образа, что остался в памяти Оливии после проведённого с ней вечера. Трудно было поверить, что с этой девушкой она целовалась стоя здесь, на танцполе, а потом провела несколько умопомрачительных минут, уединившись в кабинете.

— Выпьешь что-нибудь? — прервала её размышления Джейд.

— Сегодня воздержусь, — ответила Оливия.

Джейд подвинула стул Эшли ближе и обняла её привычным, собственническим жестом. Когда девушки были вместе, им всегда был необходим контакт друг с другом. Иногда они держались за руки. Часто Джейд нежно обнимала Эшли, и Оливия уже давно привыкла к этому. На данный момент ей хотелось получше рассмотреть молодую женщину на сцене и то, как уютно устроилась Эшли в тёплых объятьях Джейд абсолютно не волновало её.

— Я выпью, — объявила Эшли, не сводя с Оливии проницательного взгляда. — Давай закажем для Лив кофе.

— Кофе отлично подойдёт, — согласилась Оливия, благодарно улыбнувшись ей.

Мелодия сменилась, началась новая песня, и голос Рене зазвучал новыми красками. Он был глубоким, терпким и так приятно ласкал слух, что Оливия тут же забыла обо всём, сосредоточив внимание на сцене. Неясные образы вспыхивали в сознании и, в какой-то момент, её вдруг пронзила внезапная мысль, что два дня назад она совершила ужасную, непростительную ошибку. Эта красивая, молодая женщина на сцене была достойна намного большего, чем несколько коротких, торопливых ласк для удовлетворения её похоти. Наверняка многие готовы были предложить ей намного больше. Тогда почему Рене вообще позволила этому случиться? И что она думает о ней теперь? Взгляд Оливии задержался на её тонких, сильных пальцах, сжимающих микрофон, и стоило ей подумать, с какой лёгкостью они подвели её к краю, как это сразу отозвалось сладким томлением внизу живота.

— Твой кофе, Лив, — в голосе Эшли прозвучали нотки иронии, но Оливия проигнорировала это. — Мы с Джейд потанцуем. Не скучай.

— Хорошо, — кивнула она, не оборачиваясь.

Они вернулись за столик уже после того, как Рене покинула сцену. Оливия пила успевший остыть кофе, чувствуя себя ещё более неловко и растерянно.

— Почему бы тебе тоже не пригласить кого-нибудь? — спросила Джейд, усаживаясь на своё место.

— Я немного устала для танцев. К тому же здесь так темно, что невозможно никого рассмотреть пока не подойдёшь достаточно близко.

— Тогда пригласи кого-то, кого ты видела при дневном свете, — пошутила Эшли. — Например Рене. Кажется, она как раз идёт к нам.

Оливия оглянулась в тот момент, когда девушка уже подошла к столику.

— Всем привет, — мягко произнесла она. — Так приятно видеть вас здесь вместе, — Рене улыбнулась Джейд. — Куда вы дели Уолта?

— Лорен предложила посидеть с ним сегодня. Так что у нас настоящее свидание, с музыкой, вином и танцами.

— Звучит замечательно, — Рене присела на свободный стул и взгляд её тёплых, карих глаз переместился на Оливию.

— На самом деле это идея Лив, — добавила Эшли.

— Я наконец-то услышала, как ты поёшь. Это было… замечательно, — Оливия с восторгом наблюдала, как золотистые искорки вспыхивают в глазах Рене.

— Тебе понравилось? Правда? — чуть склонив голову, Рене улыбнулась ей.

— Я давно не получала такого удовольствия слушая музыку, — кивнула Оливия.

— Спасибо, — Рене перевела взгляд на стол. — Что вы сегодня пьёте?

— Я и Эшли, фруктовый коктейль с мартини, Оливия кофе, — ответила Джейд, делая знак проходящему официанту. — Что ты хочешь?

— Я бы выпила красного вина, — Рене придвинулась ближе к столику.

Она сидела достаточно близко от Оливии, чтобы та почувствовала теперь уже знакомые цветочные нотки её парфюма. Но даже без этого Оливия остро ощущала её присутствие. Было так непривычно и немного пугающе, чувствовать, как пульс ускоряется от звука её голоса, от лёгкого движения тела, от любой мелочи, на которую обычно она не обратила бы внимание. Но это оказалось настолько приятно, что она готова была просидеть рядом с этой молодой женщиной всю ночь.

Джейд и Рене заговорили о благотворительном фонде, которым они руководили совместно. Эшли слушала, медленно поглаживая кончиками пальцев обнимающую её руку Джейд. А Оливия, расслабившись, наслаждаясь непривычным для неё состоянием умиротворения.

— Думаю нам пора, — Эшли посмотрела на часы. — Почти полночь, а у меня ещё есть планы на мою жену, — улыбнулась она.

— Да, — с готовностью отозвалась Джейд. — Пора домой.

— До завтра, Лив, — Эшли улыбнулась, глядя на её встревоженное лицо.

— Останусь ещё ненадолго, — Оливия покосилась на сидящую рядом Рене.

— Я заеду к тебе завтра, — пообещала Рене, улыбнувшись Джейд. — Доброй ночи, девочки.

Наблюдая как Джейд и Эшли покидают клуб Оливия судорожно вспоминала то, что весь день собиралась сказать, но кажется именно сейчас ей основательно отшибло память.

— Лив? — голос Рене вывел её из ступора. — Как твои дела? На работе всё уладилось?

— Если бы, — вздохнула Оливия.

— Но твой приступ самобичевания уже прошёл?

— Похоже на то, — усмехнулась Оливия. — Мне действительно понравилось выступление. У тебя замечательный голос.

— Спасибо, — кивнула Рене. — Лив, — начала она, поднимая на неё взгляд. — Ты хочешь мне что-то сказать?

— Ммда. Вообще-то я собиралась поговорить, но, если честно, даже не знаю, как начать.

Рене нахмурилась, внимательно наблюдая за ней.

— Может быть, тогда и не стоит, — произнесла она негромко.

— Потанцуешь со мной? — Оливия вдруг почувствовала прилив адреналина и это придало ей уверенности.

— В прошлый раз наш танец зашёл слишком далеко, — с улыбкой заметила Рене.

— Я не думаю, что слишком, но обещаю держать себя в руках, — Оливия встала, протягивая ей руку.

Посетителей в клубе оставалось не так уж много, но несколько пар ещё танцевали под спокойную, негромкую музыку. Оливия обняла девушку, прижимая её к себе и ощущая, как кровь начинает быстрее бежать по венам.

— Когда ты будешь петь в следующий раз? Я хочу послушать тебя ещё, — спросила она наклоняясь.

— Сейчас мы выступаем приблизительно раз в неделю. У всех моих музыкантов уже давно свои семьи и дети и времени на что-то подобное остаётся очень мало. Мы всё ещё получаем удовольствие, когда играем вместе, но у всех своя жизнь.

— Вы могли бы стать известными, если бы захотели, — улыбнулась Оливия.

— Мечты юности давно в прошлом.

— А о чём ты мечтаешь сейчас? — спросила Оливия.

— Прямо сейчас? Ты не поверишь. Добраться до дома и упасть в постель, — усмехнулась Рене.

— Звучит очень… — Оливия запнулась, подбирая слова. — Хорошая мечта.

Рене легко рассмеялась, и её тёплое дыхание коснулась щеки Оливии, приводя её в полную боевую готовность. Пальцы, лежащие на гибкой талии, прошлись по спине девушки, и Оливия прижала её ближе.

— Похоже, я поторопилась, давая тебе обещание держать себя в руках, — хрипло прошептала она.

— Неужели? — в голосе Рене прозвучало что-то, похожее на флирт.

— Признайся, ты специально спровоцировала меня, заговорив про постель, — усмехнулась Оливия, чувствуя нарастающее желание.

— Тебя так легко спровоцировать? — голос Рене стал нежным и томным.

— У тебя получается.

— В прошлый раз я ничего не говорила о постели, — заметила Рене, мягко поглаживая её плечи.

— Может быть, поэтому мы так до неё и не добрались, — предположила Оливия.

— Мне кажется нам пора, — тихо прошептала Рене.

— Полностью согласна. Моя машина на стоянке. Я могу подвезти тебя до дома, — предложила она, останавливаясь, но не выпуская девушку из своих рук.

— Хорошо, — Рене заглянула в её глаза. — Ты всегда такая быстрая?

— Похоже, когда ты рядом по-другому у меня не выходит.

*****

Рене назвала ей свой адрес и Оливия, выехав на дорогу, замолчала, пытаясь разобраться в своих мыслях. Она чувствовала на себе внимательный взгляд Рене. Это волновало, но вместе с тем ей было приятно.

— Лив? — вдруг негромко спросила Рене.

— Что?

— Успокойся, — девушка улыбнулась.

Оливия бросила на неё быстрый взгляд и, кивнув, вернула внимание к дороге. Рене выглядела расслабленной и спокойной. А ещё очень, просто умопомрачительно красивой и крайне волнующей. То, что они ехали к ней домой, приводило Оливию в трепет. В прошлый раз всё случилось очень быстро, и к тому же её разум затуманивал алкоголь. Сейчас же она отчётливо понимала, что хочет провести ночь с этой девушкой. Хочет узнать её лучше, быть к ней ближе, взять её полностью.

Когда машина остановилась около большого двухэтажного дома Оливия заглушила двигатель и, повернувшись, встретила её взгляд.

— Мы на месте, — сообщила она. — Здесь ты живёшь?

— Да, — Рене глубоко вздохнула и оглянулась на тёмные окна своего дома. — Ну что ж, спасибо что подвезла, — добавила она, потянувшись к ручке. — Доброй ночи, Лив.

— Эммм, не пригласишь зайти? — Оливия была несколько обескуражена.

— Уже поздно, не стоит, — Рене открыла дверцу и вышла.

— И это всё? — удивлению Оливии не было предела.

Она могла поклясться, что они поняли друг друга там, в клубе. Оливия явно уловила флирт Рене и сейчас не совсем понимала, что происходит.

— Что ты имеешь в виду? — Рене немного наклонилась, заглядывая в окно машины, и её глаза весело блеснули.

— Ты знаешь, о чём я, — уверенно произнесла Оливия. — Ты сказала, что хочешь в постель.

— Но я же не говорила, что приглашу туда тебя, — губы Рене дёрнулись в улыбке.

— Хочешь сказать, что я неправильно тебя поняла? — приподняв бровь, Оливия смотрела на неё с ожиданием.

— Извини, если ты рассчитывала на что-то другое.

— Ты меня продинамила, — Оливия не смогла сдержать улыбку, глядя, как в глазах Рене мелькают искорки смеха.

— Я ничего не обещала, — весело возразила Рене.

— Хм, хочешь сказать, что мне показалось? — Оливия глубоко вздохнула, посмотрев на свои руки, лежащие на руле, и вновь вернулась к ней взглядом. — Хорошо. Я, пожалуй, попытаюсь ещё раз. Рене, мне бы очень хотелось провести сейчас ещё немного времени с тобой. Ты мне нравишься, меня волнует твоё присутствие, и я крайне возбуждена.

— Ты мне тоже нравишься, — Рене на секунду стала серьёзной, а потом вновь улыбнулась. — И именно поэтому нам не стоит больше повторять.

Оливия пыталась понять смысл её слов, но ей мешало то, что девушка продолжала смотреть на неё с лёгкой обворожительной улыбкой.

— Значит, продолжения сегодня не будет? — повторила она, чтобы ещё раз убедиться.

— Увы, извини.

— Очень жаль.

— Доброй ночи, Лив. Пожалуйста, не злись на меня. Так будет правильно, — искренне произнесла Рене.

— И тебе доброй ночи, — кивнула Оливия. — Давай, иди. Я подожду, пока ты не войдёшь в дом.

Рене ещё раз улыбнулась и, повернувшись, направилась по дорожке к дому. Оливия готова была взвыть, глядя на её удаляющуюся фигуру. Боже, она весь вечер так хотела её, что разочарование приносило почти физическую боль. Рене открыла дверь и, помахав ей с порога, вошла внутрь, закрывая её за собой.

— Чёрт возьми, — выругалась Оливия и, заведя машину, развернулась, чтобы отправиться домой.

*****

Телефон, лежащий в заднем кармане её джинсов, завибрировал и выудив его оттуда она ответила на звонок не глядя.

— Я тебя не отвлекаю? — раздался насмешливый голос Эшли.

— Еду домой. Одна.

— Понятно. Тогда разворачивайся и заезжай за мной. Патрульные нашли Карла Орелла. Вернее, они нашли его труп.

— Через пять минут буду у тебя, — Оливия ловко развернулась на пустой улице и бросила взгляд на часы, которые показывали два часа ночи.

Эшли открыла дверцу и села рядом, закинув на заднее сиденье свой пиджак.

— Я записала адрес, — протянув бумажку, она провела рукой по волосам. — Пришлось прервать такой приятный вечер. В самый неподходящий момент.

— Сочувствую, — Оливия посмотрела на неё с лёгкой усмешкой.

— А у тебя что? Продолжение с Рене намечается?

— Ммм, — прикусив губу, Оливия свернула на перекрёстке. — Мы немного поболтали, и я подвезла её до дома.

— И?

— Она попрощалась со мной и пожелала спокойной ночи.

— Хм, странно, мне казалось, что ты была не против продолжить.

— Именно это я и предложила, — неуверенно произнесла Оливия. — Рене не заинтересована.

Эшли молча смотрела на неё, склонив голову.

— Возможно, что-то было не так в прошлый раз, а я этого не заметила, — добавила Оливия негромко.

— Ты имеешь в виду, что она не получила удовольствия, когда вы занимались пьяным сексом? — улыбнулась Эшли.

— Это был не пьяный секс, — Оливия бросила на неё недовольный взгляд. — И у неё был оргазм. Я не до такой степени напилась, чтобы не заметить этого.

Эшли откинулась на спинку сиденья и рассмеялась.

— Обожаю тебя, Лив. Она сказала, почему не хочет повторить?

— Нет. Я не знаю. Я ничего не поняла. Клянусь, она флиртовала со мной, но когда мы оказались около её дома, то просто попрощалась и ушла. Думаешь, её не зацепило?

— А тебя?

— Я бы не стала предлагать, если бы не хотела.

— А с чего бы ей вдруг соглашаться, если как ты сама говорила, вы почти не знаете друг друга?

— В прошлый раз она не возражала, — заметила Оливия.

— А ты сказала ей, что ты вообще от неё хочешь? Приятно провести время или что-то больше? И вообще сама-то ты знаешь это?

Оливия, повернувшись, посмотрела на серьёзное лицо Эшли и промолчала.

— С некоторыми, например с Селби, это прокатывает, — добавила Эшли. — Рене не наивная девочка.

— Ладно, не начинай. Я тебя поняла, — остановила её Оливия. — Мы почти приехали, я не хочу на работе думать о женщинах. Я и так на взводе.

— Тебе станет легче, если я скажу, что я тоже? — вздохнула Эшли.

— Эмм, но у тебя хотя бы неплохие перспективы, — пробормотала в ответ Оливия.

Оставив машину перед ленточным ограждением, отделяющим часть улицы от проулка, они направились к группе стоящих у патрульной машины полицейских.

— Что тут? — Оливия без лишних слов продемонстрировала свой значок.

— Владелец магазина обратил внимание на машину. По его словам она стоит тут второй день, — произнёс один из полицейских. — Пойдёмте, ваши криминалисты уже на месте.

— Брук тоже вызвали? — Оливия оглянулась на идущую следом Эшли.

— Я не знаю.

— Мы пробили по базе номер машины и владельцем оказался парень, которого вы искали, — продолжил полицейский.

Они подошли к стоящему с распахнутыми дверцами тёмно-синему шевроле, и Оливия узнала Брук, склонившуюся над передним сиденьем.

— Привет, тебе тоже не дали выспаться сегодня? — спросила она, заглядывая ей через плечо.

— Я только уснула и меня разбудили, — не оглядываясь, ответила Брук.

— А где труп?

— Там же где его оставил тот, кто это сделал, — Брук выпрямилась. — Можете посмотреть в багажнике.

Эшли уже осматривала его, когда Оливия присоединилась к ней. Руки и ноги убитого были стянуты скотчем. Прямо посередине лба Оливия разглядела пулевое отверстие.

— Тот же калибр, — заметила Эшли.

— Похоже, Карл Орелл не наш убийца.

— Но видимо он его знал.

— Брук, сколько, по-твоему, он уже мёртв? — чуть громче поинтересовалась Оливия.

— Около двух суток. Может чуть больше, — отозвалась та.

— Когда похитили девушек, он был уже мёртв, — констатировала Эшли, осматривая багажник. — Убили его не здесь. Крови почти нет.

— Но зато у нас есть отпечаток, — раздался торжествующий голос Брук. — Мы проверили сканером, и нашли его на крышке багажника.

— Отлично, — Оливия вернулась к полицейскому. — Я хочу опросить владельца магазина, который сообщил вам.

— Конечно, пойдёмте, — кивнул тот.

*****

Было почти пять часов утра, когда Эшли появилась в дверях кабинета офиса с двумя стаканчиками кофе в руках.

— Этот определённо лучше, чем наш, — она поставила один перед Оливией.

— Я дозвонилась по номеру телефона, что мы нашли в его документах, — Оливия откинулась на спинку кресла и посмотрела на неё. — Его подругу зовут Лора, и они встречались около года. Сейчас она едет сюда.

— Если у Карла была подружка, то может он успел что-то рассказать ей? — предположила Эшли, усаживаясь на своё место.

— Есть результаты из лаборатории?

— Брук обещала сообщить, как только что-то выяснит.

— Так, ладно, — Оливия открыла папку и заглянула в неё. — Что у нас получается. После первого убийства мы арестовываем Элмера Шатера. Всё указывало на него. Но второе убийство автоматически снимает с него все подозрения и поэтому убийца устраняет служащего гаража, который, по всей видимости, что-то знал, или мог его заподозрить. Затем он похищает беременную дочь Майкла Генри с её подругой, которой очень не повезло оказаться с ней в момент похищения. Но всё это ни черта нам не даёт, кроме того, что теперь единственный человек, который мог знать убийцу, лежит в морге.

— Он понимал, что как только убьёт сына Элмера Шатера, то его выпустят и мы начнём искать кого-то другого, — согласилась Эшли. — Попытаемся выяснять кто, кроме него, мог воспользоваться машиной.

— Да, и вернёмся в гараж. Там мы узнаем, кто работал в гараже в день убийства и тогда Карл Орелл окажется следующим подозреваемым, — Оливия сделала небольшой глоток кофе. — Эш, у него в руках беременная девушка.

— Это кто-то из работников здания.

— На то, чтобы проверить всех уйдёт несколько дней. У нас их нет. Что ты предлагаешь?

— Хотя бы начать, — неуверенно ответила Эшли. — Кто мог сделать дубликат ключей?

— Работник гаража, — Оливия посмотрела на неё. — Карл дал кому-то дубликат ключей и машину?

Дверь в кабинет открылась, и дежурный пригласил в него растерянную, невысокую женщину.

— Вы уверены, что это Карл? — дрожащим голосом начала она, когда Оливия поднялась, чтобы встретить её. — Мы не виделись несколько дней, но я думала, что он решил задержаться на рыбалке.

— Присаживайтесь, — предложила Оливия. — Когда вы виделись с Карлом последний раз?

— На прошлой неделе. Его коллега попросил его подмениться на работе, а в выходной он с другом поехал на рыбалку.

— Когда его попросили подмениться? — вмешалась Эшли.

Женщина задумалась, теребя в руках платок.

— Кажется в четверг, — неуверенно ответила она. — Карл сказал, что на работу ему только в понедельник.

— Значит, в четверг он не работал, — подытожила Оливия.

— Нет. Он звонил мне утром, — подтвердила женщина.

Оливия бросила быстрый взгляд на Эшли, а потом оглянулась, когда в кабинет вошла Брук.

— У меня для вас кое-что есть, — сообщила она, протягивая Оливии тонкую папку. — Совпадение с отпечатками, которые мы сняли в гараже муниципалитета.

Открыв её, Оливия быстро пробежалась глазами по строчкам.

— Перри Варнес, — подняв глаза, она встретилась с взглядом Эшли. — Мы разговаривали с ним, когда приезжали в гараж, — пробормотала она.

— Я могу увидеть Карла? — дрожащим голосом спросила женщина.

*****

— Всё, что ты можешь о нём найти, — Оливия нависала над Джо, который склонился над компьютером.

— Я уже понял. По нашим базам он нигде не проходит, — пробормотал он.

— Адрес, номер машины, страховки, любые родственники. Он что-то говорил о своей матери.

— Если ты будешь стоять за моей спиной, это никак не поможет, — заметил он.

— Хорошо, — вздохнув, Оливия вернулась к своему столу.

— Вы нашли что-то новое? — в кабинете появилась Саманта, держа в руках тонкий кожаный портфель.

Девушка выглядела собранной и, похоже, ей удалось справиться с ситуацией.

— Довольно много, — Оливия указала на лежащие перед ней бумаги, — Убитого служащего парковки и отпечатки его коллеги на месте убийства. Его зовут Перри Варнес. В четверг он работал вместо убитого. Этого достаточно, чтобы предъявить обвинение?

— Вы его нашли?

— Как раз занимаемся этим.

— Тогда подготовьте мне бумаги, и я еду к прокурору за ордером, — произнесла Саманта. — Задержим его по подозрению в убийстве Карла Орелла, а потом ваше дело будет привязать его к остальному. На месте других убийств его отпечатков не было, так что вам придётся дожимать его.

— Меня сейчас больше волнует куда он дел девушек, — ответила Оливия.

— Сделай мне копии результатов экспертизы, — попросила Саманта. — Не будем терять время.

Было почти восемь, когда девушка, собрав документы, направилась к дверям и почти столкнулась с входящим в кабинет Адамом.

— Сэм, — пробормотал он, останавливая её.

— У меня сейчас нет времени. Занимайтесь своей работой, детектив Коинг, — резко ответила она и вышла.

Адам расстроено вздохнул и, бросив взгляд на наблюдающую за ним Оливию, направился к своему столу.

— Она поехала к прокурору, — подтвердила слова девушки Оливия.

— Да идите вы все, — буркнул он, опускаясь в своё кресло.

— Дай ей время остыть, — добавила она.

— Есть адрес здесь, в Сиэтле, — раздался голос Джо. — Недавно он купил дом в пригороде. Машина серебристый минивэн.

— Отлично, спасибо. Поищи что-нибудь о родственниках, — попросила она.

— Его мать умерла полгода назад. Отца нет, — ответил он. — Братьев и сестёр тоже.

— Но, когда мы разговаривали с ним, он сказал, что ему нужно к матери в больницу, — возразила она.

— Хотел вас запутать. Или у него не все дома, — Джо развернулся и посмотрел на неё. — Вызывать группу?

— Да, я звоню капитану, — кивнула Оливия.

*****

— Патрульные засекли серебристый минивэн на выезде из города, — сообщил, заглянув в кабинет капитана Джо. — Пока они не стали останавливать его. Похоже, он двигается по направлению к своему дому.

— Берите группу и отправляйтесь за ним, — капитан перевёл тяжёлый взгляд на Эшли. — Будем надеяться, что похищенные девушки ещё живы. Ордер уже получили?

— Саманта поехала за ним к прокурору, — ответила Оливия.

— Тогда вы, детектив Девис, заберёте у неё ордер и присоединитесь к группе. Держите меня в курсе, — подытожил он.

Выйдя из кабинета, Эшли поправила кобуру с табельным оружием и накинула пиджак.

— Я созвонюсь с Самантой, заберу у неё ордер и догоню вас, — произнесла Оливия, забирая со стола ключи от своей машины. — Вызовите медиков, возможно, Лизе Генри будет нужна их помощь.

— Хорошо, поторопись, Лив, — кивнула Эшли, направляясь к дверям.

Оливии пришлось немного подождать Саманту у здания прокуратуры. Когда девушка быстрым шагом подошла к её машине на лице у неё отразилось волнение.

— Постарайтесь вернуть заложников живыми, — произнесла она, протягивая Оливии бумагу с росписью прокурора. — Вся администрация города стоит на ушах из-за этого дела. Если мы вернём Майклу Генри труп его дочери это станет кошмаром для всего полицейского управления.

— Эшли с группой уже отправились за ним.

— Удачи, — добавила Саманта.

Оливия выехала на дорогу, выбирая маршрут чтобы добраться к месту как можно быстрее, когда звонок телефона прервал её.

— Слушаю, — она притормозила на светофоре.

— Я нашёл адрес, где проживала его мать перед смертью, — раздался в трубке голос Джо. — Это в пригороде между Кентом и Обреном. Он так и не вступил в права наследования. Похоже это какая-то старая развалюха на окраине.

— Поняла. Вышли мне адрес, — ответила Оливия и, отключившись, набрала номер Эшли. — Как обстановка?

— Мы ещё не добрались до места, но его ведут наши ребята. Ты взяла ордер?

— Да, он у меня, всё в порядке. Послушай, Эш, Джо узнал адрес, где жила его мать пред смертью. Это где-то в пригороде Кента. Если вы справитесь без меня, может быть, я проеду туда? Скорее всего, он не стал бы оставлять девушек, чтобы не потерять контроль над ситуацией, но на всякий случай…

— Хорошо. Проверь дом его матери. Я позвоню, когда мы возьмём его, — ответила Эшли. — Может быть захватишь с собой Джо?

— Зачем? Вы же у него на хвосте. Я просто проверю, не был ли он там.

— Ладно, — согласилась Эшли. — Отключаюсь, мы почти на месте.

— Удачи.

Оливия выехала на трассу и, внеся адрес в навигационную систему машины, включила музыку прибавляя скорость. Приоткрыв ветровое стекло, она наслаждалась тёплым ветерком. Ей без сомнения хотелось поучаствовать в захвате, но там уже была Эшли с Марком, Адамом и опергруппой. Преступник мог успеть расправиться с жертвами. Ей казалось маловероятным, что он оставил их в доме своей матери, но так как найти девушек как можно быстрее было их основной целью, необходимо было проверить все возможные варианты. Дороги были свободными и Оливия ехала с небольшим превышением, время от времени поглядывая на телефон в ожидании новостей от напарницы. Она старалась не думать о том, что возможно девушки уже были мертвы. Навигатор привёл её к небольшому деревянному дому с покосившимся забором, стоявшему недалеко от дороги. Чуть дальше она разглядела несколько жилых домов. Прихватив телефон, Оливия вышла из машины и на всякий случай приготовила пистолет, снимая его с предохранителя. Вокруг дома было тихо и казалось нога человека не ступала сюда уже много лет. Подумав, не позвонить ли Эшли она тут же отбросила эту мысль, решив, что, если бы операция была закончена, та сама бы перезвонила ей. Ступеньки крыльца заскрипели под её ногами. Никаких признаков того, что кто-то бывал в доме за последнее время, Оливия не увидела. Она толкнула дверь, но та оказалась закрыта. Спустившись, Оливия обошла дом, заглядывая в грязные, тёмные окна, занавешенные изнутри каким-то бесформенным тряпьём. Задняя дверь, выходившая на заросший сад, тоже оказалась запертой. Оливия уже собиралась вернуться к машине, когда из дома послышался какой-то звук. Она замерла, прислушиваясь, но кроме пения птиц и жужжания насекомых больше ничего не услышала. Переложив пистолет в левую руку, она посильнее подёргала ручку двери и тогда отчётливо расслышала стон. В голове разом пронеслись возможные варианты. Машина Перри Варнеса была сейчас на окраине Сиэтла. Было не похоже, чтобы у него были сообщники, но рисковать не хотелось. Сжимая пистолет покрепче, Оливия встала боком к двери и толкнула её плечом, тут же с шумом ввалившись внутрь. Её взгляд молниеносно изучил короткий коридор.

— Полиция Сиэтла, — громко крикнула она, двигаясь вдоль облупившейся стены.

В ответ на её крик из глубины дома раздалось какое-то странное приглушённое мычание. Она заглянула в ближайшую дверь, обнаружив там кухню и прошла дальше, толкнув плечом следующую. В маленькой тёмной комнате она различила огромный шкаф и кровать в углу, с которой послышался придушенный всхлип.

— Полиция Сиэтла, — повторила она, шагнув внутрь и пробегая взглядом по тёмным углам, прежде чем направиться к кровати и разглядеть на ней девушку, привязанную руками к металлическим прутьям спинки.

Рот девушки был заклеен скотчем и всё внутри Оливии похолодело, когда она увидела её напуганные, заплаканные глаза и огромный живот.

— Всё в порядке. Не бойся, — заговорила она как можно спокойнее. — Я сейчас сниму это. Будет немного больно, — аккуратно снимая скотч, добавила она. — Тебя зовут Лиза? В доме есть ещё кто-нибудь?

— Я не знаю, — всхлипнула девушка. — Мне кажется он уехал. Он забрал с собой Келли. Она жива?

— Лиза, я детектив Оливия Девис. Если ты побудешь здесь, я проверю дом, — ответила Оливия.

— Нет, не уходите. Не оставляйте меня одну, — по щекам девушки покатились слёзы. — Я… у меня схватки. Я не хочу умирать.

— Успокойся, — Оливия принялась освобождать её руки. — Ты не умрёшь. Мне просто нужно проверить дом. Сейчас я вызову врачей и тебе помогут. Как давно у тебя схватки?

— Я не знаю. Здесь же темно, — заплакала девушка. — Но, мне кажется, прошла ночь. Мне очень больно, — девушка вцепилась в её руку. — Не бросайте меня одну, пожалуйста.

— Лиза, послушай меня, — Оливия подавила поднимающееся внутри волнение. — Я ни за что тебя не оставлю. С тобой всё будет хорошо. Я просто осмотрю дом и позвоню медикам и в полицию. Они пришлют нам машину. Хорошо?

— Я… я думаю, что они не успеют, — вновь всхлипнула девушка.

— Конечно успеют, — уверенно ответила Оливия.

— У меня потуги. Ребёнок уже идёт.

— Мне надо позвонить, — Оливия высвободилась от цепляющихся за неё рук. — Постарайся успокоиться.

Она набрала номер и сообщила адрес службе спасения, а потом быстро проверила дом. Затем набрала номер Эшли.

— Лив, я как раз собиралась звонить тебе. Мы взяли его. Но в машине только одна девушка. Похоже, он вколол ей что-то, она без сознания.

— Лиза Генри в доме его матери. Он оставил её связанной, — отозвалась Оливия.

— С ней всё в порядке? — в голосе Эшли послышалась тревога.

— Она рожает. Прямо сейчас, Эш. И я здесь одна, — Оливия постаралась не выдать паники, но это у неё плохо получилось.

— Вызови медиков.

— Уже, но они могут не успеть. Она говорит, что у неё… — Оливия сглотнула. — Лучше бы ты была сейчас со мной.

— Они успеют, Лив, не волнуйся. Давно у неё схватки?

— Она не знает, — Оливия вернулась в комнату. — Но уверена, что готова родить.

— Тогда пусть тебя сейчас же свяжут с врачом, который выехал к вам. Он скажет тебе что делать, — твёрдо ответила Эшли.

Оливия хотела возразить, сказав, что ничего не знает о родах и никакой врач ей не поможет, но встретив полный боли и отчаянья взгляд Лизы промолчала.

— Всё в порядке. Ты справишься, Лив, — добавила Эшли чуть тише.

— Хорошо, я звоню врачу. Проконтролируй, чтобы сюда как можно быстрее прибыли медики.

— Конечно.

Оливия отключилась и вновь набрала номер, попросив соединить её с врачом, выехавшим к ним. Приятный мужской голос ответил ей на другом конце.

— Я детектив Оливия Девис, — начала она. — Когда вы будите на месте?

— Примерно полчаса, — ответил он. — Как её состояние? Какое время продолжаются схватки? Воды отошли?

Оливия вновь повернулась к девушке, которая, стиснув зубы и зажмурив глаза, мужественно переносила очередной приступ боли. Она нашла её руку, которую та крепко сжала её в ответ.

— Лиза, доктор спрашивает, отошли ли воды?

— Уже давно. Как только начались схватки, — простонала девушка.

— Воды отошли. Сколько по времени продолжаются схватки неизвестно, — пробормотала Оливия в трубку. — Она говорит, что у неё потуги.

В трубке установилась тишина.

— Вы меня слышите?

— Узнайте, были ли какие-нибудь осложнения по ходу беременности. Приготовьте воду и чистые полотенца, — ответил ей спокойный голос. — Проверьте, показалась ли головка.

— Вы шутите? — выдохнула Оливия.

— Детектив, вам придётся ей помочь, если вы не хотите, чтобы мать или ребёнок погибли.

— Не отключайтесь, — попросила Оливия, положив трубку на тумбочку рядом и глубоко вздохнув. — Лиза, у тебя были какие-нибудь осложнения?

— Нет. Всё было хорошо. Мой ребёнок погибнет?

— Конечно нет. Нам надо снять с тебя одежду, чтобы я могла посмотреть.

— Вы сможете мне помочь? — с надеждой спросила девушка.

— Я постараюсь, — пообещала Оливия, глядя в её испуганные глаза. — Не волнуйся.

Задвинув подальше страх и панику, Оливия помогла девушке избавиться от просторных летних брюк и трусиков.

— Так, мне надо поискать полотенца и воду, — пробормотала она, выпрямляясь. — Постарайся расслабиться.

— Я не могу расслабиться, у меня схватки. Мне так больно, кажется, я умираю, — простонала девушка, глотая слёзы.

— Ещё немного потерпи, — Оливия нежно коснулась рукой её влажных, слипшихся волос. — Мы будем делать всё, что скажет доктор. Может быть, он успеет приехать раньше, а если нет, мы справимся сами.

— Хорошо, — кивнула девушка.

— Вот и молодец, — Оливия направилась на кухню.

Мысленно поблагодарив бога, когда из ржавого крана потекла вода, она поискала в ящиках посуду и, найдя самую большую кастрюлю, наполнила её. Помыв руки рассохшимся куском мыла, Оливия вернулась в комнату с водой. Затем она порылась в шкафу, найдя нам несколько старых, пожелтевших полотенец и простынь.

— Давай попробуем подложить это под тебя, — произнесла она, помогая девушке приподняться. — Отлично, Лиза, — улыбнулась она. — Ну, как ты?

— Папа оплатил роды в лучшей клинике Сиэтла, — девушка обвела взглядом комнату.

— Тогда закрой глаза и представь, что ты там, — предложила Оливия. — Ничего не бойся, всё будет хорошо.

— С вами мне не так страшно, — призналась девушка.

Через силу улыбнувшись, Оливия взяла в руки телефон.

— Вы ещё здесь? Сколько вам ещё ехать?

— Минут двадцать, — ответил доктор.

— Я нашла воду и какие-то тряпки. Не уверена, что они чистые, здесь совсем не номер люкс.

— Хорошо. Вы проверили головку?

— Боже, как я должна это сделать? — спросила Оливия.

— Просто загляните. Вы увидите сами, — ответил он. — Если ребёнок уже в родовых путях, то вы должны помочь ему выйти, иначе он может погибнуть.

— Здесь темно, — Оливия шагнула к окну и сдёрнула с него занавеску. — Так, ладно. Только не отключайтесь. Если что-то будет нужно, вы подскажите мне что делать.

— Конечно.

Вернувшись к Лизе, Оливия переждала очередную схватку, а потом склонилась над ней.

— Лиза, мне надо посмотреть показалась ли головка, — предупредила она.

— Хорошо, — закивала девушка.

Глубоко вздохнув, Оливия ободряюще улыбнулась ей, склоняясь над её ногами и сжимая телефон в руке.

— Доктор, я его вижу, — прошептала она почти в ужасе.

— Отлично, тогда во время следующей схватки ей надо тужиться. Ребёнок будет выходить, а ваша задача принять его. За один раз может не получиться.

— Хорошо, — положив телефон, она повернулась к девушке. — Лиза я уже вижу ребёнка. Доктор сказал, что тебе надо тужиться, когда начнётся следующая схватка.

— Может быть лучше подождать? — испуганно спросила девушка.

— Ему опасно оставаться долго в таком положении, — Оливия сжала её руку. — Всё будет хорошо. Просто тужься, как только начнётся схватка.

— Уже начинается, — предупредила девушка.

— Хорошо, я с тобой, — кивнула Оливия, скинув пиджак и устраиваясь между её разведённых ног. — Ты же проходила какие-то курсы? Наверняка тебе рассказывали, как это происходит.

— Я не думала, что придётся рожать в какой-то дыре, — простонала девушка сквозь зубы, сжимая в руках простынь.

— Ну, если честно, я тоже не думала, что буду заглядывать кому-то между ног и при этом не думать о сексе, — пробормотала Оливия. — Но выбора у нас нет, так что давай постараемся.

Зажмурив глаза, девушка сжала кулаки так, что костяшки её пальцев побелели, и Оливия с изумлением наблюдала, как выскользнула головка.

— Мне так больно. Я не могу. У меня нет на это сил, — выдохнула девушка.

— Всё нормально, — подложив под головку ребёнка ладонь, Оливия придерживала её. — Попробуй ещё. Ты молодец. Осталось совсем чуть-чуть, — она почувствовала, как девушка всем телом напряглась, и ребёнок медленно выскользнул из неё прямо в руки Оливии. — У тебя я мальчик, — изумлённо произнесла она.

— Я знаю, с ним всё в порядке? — обеспокоенно спросила Лиза. — Почему я его не слышу? Он умер?

Подавив желание схватиться за телефон, Оливия приподняла его, легонько похлопав по спинке, и он ответил звонким недовольным криком.

— Ну вот, всё в порядке, — улыбнулась она.

Глаза девушки широко распахнулись, когда она уложила малыша ей на живот.

— Подержи его, мне надо поговорить с доктором, — попросила она, беря в руки телефон. — Скажите мне, что вы уже подъезжайте.

— Ещё пару минут, мы рядом. Я слышал плач. Вы молодец. Попробуйте перевязать пуповину.

— Вы слишком многого от меня хотите, — облегчённо выдохнула Оливия. — Если это может подождать пару минут, я оставлю это вам.

— Хорошо, мы почти на месте, — согласился доктор.

— Передняя дверь дома закрыта. Я вошла через ту, что из сада, — предупредила она.

Отбросив телефон, Оливия наклонилась над девушкой.

— Машина сейчас будет. Они сделают всё остальное сами, — произнесла она, глядя на шевелящего ручками и ножками младенца.

— Он ведь здоров? — обеспокоенно спросила Лиза.

— С ним всё хорошо, насколько я могу судить, — улыбнулась Оливия. — Ты молодец, Лиза.

— Если бы вы меня не нашли… — в глазах девушки заблестели слёзы. — Этот человек бросил меня здесь сказав, что я сдохну, как собака.

— Его уже арестовали, — успокоила её Оливия. — Он больше никому не причинит вреда.

— А что с Келли? Он забрал её.

— Я знаю только, что она жива.

Девушка кивнула, и её внимание обратилась на ребёнка.

— Я буду каждый день благодарить Бога, за то, что он послал мне вас, — по её щекам потекли слёзы радости и облегчения.

Не найдясь с ответом, Оливия глубоко вздохнула, прислушиваясь к звуку сирены, приближающейся к дому.

Через минуту она уступила место у кровати врачам и, пройдя по тёмному коридору, открыла парадную дверь. Яркое солнце ударило по глазам и, прикрыв их рукой, Оливия спустилась по ступенькам, присев на перевёрнутый деревянный ящик.

*****

— С ними всё будет в порядке, — раздался за спиной знакомый голос и, оглянувшись, Оливия увидела высокого темноволосого мужчину в медицинском костюме. — Вы молодец.

Она с усмешкой продемонстрировала ему свои всё ещё трясущиеся руки. Всё произошедшее казалось ей каким-то ужасным кошмаром.

— Могу предложить вам успокоительное, — улыбнулся он.

— Я за рулём, — вздохнула она, наблюдая, как девушку на носилках укладывают в машину.

— Тогда, может быть, вы согласитесь встретиться со мной вечером и выпить по бокалу вина? Вы ведь из Сиэтла? — предложил он улыбаясь.

— Спасибо за приглашение, — поднимаясь, ответила Оливия. — Никак не получится. Очень много работы.

— Но у вас же бывает свободное время? — поинтересовался он, заглядывая в её глаза.

— Очень мало. Спасибо вам за помощь, без вас я бы не справилась, — ответила она, протягивая ему руку.

— Уверен, что справились бы прекрасно, — он с готовностью пожал её ладонь. — Вы держались очень хорошо и неизвестно, как бы всё закончилось, если бы не вы. Я восхищён, — искренне произнёс он.

Слабо кивнув, Оливия перевела взгляд на полицейских, прибывших к дому.

— Меня зовут Джек, — представился доктор. — И, если вдруг у вас всё-таки появится свободное время, позвоните мне, — он протянул ей визитку. — Я заранее приглашаю вас на ужин, обед или даже на завтрак. В любой день, когда вам будет удобно.

Оливия сдержанно улыбнулась в ответ.

— Проследите, чтобы с Лизой и ребёнком всё было в порядке, — попросила она.

— Конечно, — молодой человек кивнул и направился к машине.

*****

Ребята в отделе встретили её появление громкими аплодисментами и дружеским подшучиванием. После допроса проведённого Эшли и Адамом арестованный Перри Варнес признался во всех совершённых убийствах. К концу рабочего дня капитан уехал в центральное управление, предупредив, что завтра до обеда ему будет нужен полный отчёт по делу.

Вечером Эшли удалось уговорить её заехать в клуб, чтобы немного отметить завершение дела. Оливия чувствовала себя разбитой и уставшей, но мысль о том, что возможно ей удастся встретиться с Рене взбодрила её. Не хотелось верить, что вчерашний отказ был окончательным.

Джейд ждала их у своей машины, на парковке клуба.

— Вас можно поздравить? — улыбнулась она и, обняв Эшли, поцеловала её. — Эшли сказала, что ты сегодня герой дня? — добавила она, глядя на Оливию.

— У меня просто не было выбора.

— Расскажите, что у вас произошло? — спросила Джейд.

— Пойдёмте, надо напоить Лив и это развяжет ей язык. Она до сих пор какая-то зажатая, — усмехнулась Эшли.

— Я не собираюсь напиваться, — предупредила Оливия. — Бокал пива и я еду домой.

Они вошли в клуб, и Оливия сразу же нашла глазами Рене. Девушка стояла у стойки бара, разговаривая с молодым человеком, но увидев их быстро попрощалась и направилась на встречу. На её лице появилась улыбка, и сердце Оливии судорожно забилось. Конечно, Рене улыбалась не ей. Или не только ей. Но видеть её улыбку всё равно было очень приятно.

— Привет. То вы не появляетесь неделями, то радуете меня каждый день, — сказала она. — Чем я обязана такому счастью?

— Если ты найдёшь для нас свободный столик, то мы поделимся с тобой, — пообещала в ответ Джейд.

— У меня ещё есть некоторые дела, но для вас я найду всё что угодно, — мягко отозвалась Рене. — Пойдёмте. У меня есть бронь, которую я только что сняла, — добавила она, указывая на свободный столик.

— Нам повезло. Сегодня здесь не протолкнуться, — заметила Эшли. — Какая-то особенная программа?

— Да, небольшое эротическое шоу, — подтвердила Рене и, оглянувшись на Оливию, добавила чуть тише, — Отлично выглядишь.

— Ты, наверное, шутишь, — Оливия недоверчиво посмотрела на неё. — Я с ног валюсь от усталости.

— Расскажешь, что тебя так утомило? — Рене чуть приподняла бровь и в её взгляде зажглись озорные огоньки.

— Лив сегодня герой дня, — объявила Эшли, когда они уже подходили к столу. — И я до сих пор не могу дождаться подробностей. Поэтому и притащила её сюда.

— Так, так. Звучит крайне интригующе, — мягко улыбнулась Рене.

— Тогда посиди с нами, и послушаем вместе, — предложила Джейд, присаживаясь. — Итак, чем мне вас угостить, дамы?

— Я бы выпила вина, — ответила Эшли. — Лив? Виски?

— Хочешь меня доконать? Бокала пива будет достаточно.

— Отлично, — кивнула Джейд. — Рене?

— Поддержу Эшли, — улыбнулась та.

Джейд сделала заказ и, повернувшись к ним, сложила руки перед собой.

— Я вся во внимании.

— Мы сегодня закрыли дело, над которым работали последние дни, — отозвалась Эшли. — И особенно радует то, что больше никто не пострадал.

— Отличные новости, — Рене внимательно посмотрела на неё, а затем перевела взгляд на Оливию. — Поздравляю.

— Но это ещё не всё, — продолжила Эшли. — Оливия сегодня принимала роды.

— Вот как? — Джейд удивлённо посмотрела на неё. — Серьёзно?

— Боже, у меня просто не было выбора, — пробормотала Оливия, пожимая плечами.

— Нам пришлось разделиться. Я с ребятами поехала на задержание, а она отправилась проверить ещё один адрес. Это примерно в часе езды от города. Там она и нашла одну из похищенных девушек, — Эшли вопросительно посмотрела на неё. — Может быть, расскажешь сама?

— Если честно, я был напугана до чёртиков, когда поняла, что происходит, — смущённо ответила Оливия, поблагодарив официанта, принёсшего им заказ. — До города почти час езды и девушка, готовая вот-вот родить. Я была просто в ужасе.

— Так ты действительно одна принимала роды? — удивлённо переспросила Рене, подперев голову рукой и с интересом глядя на неё.

— Мне просто некуда было деваться. Эшли пожелала мне удачи, — она бросила взгляд на напарницу и покачала головой. — Я позвонила врачу, который ехал на вызов, и он всё время был на связи.

— Ты сама принимала ребёнка? — уточнила Джейд с удивлением. — Я была в полуобморочном состоянии, наблюдая только за схватками. Во время самих родов меня вообще выставили.

— Лорен сказала ей, что это может повлиять на наши интимные отношения. Травмировать её психику, — рассмеялась Эшли, обнимая Джейд.

— Это действительно так ужасно? — спросила Джейд.

— Конечно, я была очень взволнована, но ничего ужасного в появлении на свет ребёнка точно нет, — пожала плечами Оливия.

— Есть мнения, что это может напрочь отбить желание. Ты просто перестаёшь хотеть женщин, — пояснила Джейд.

— Надеюсь, что этого не произойдёт, — натянуто улыбнулась Оливия. — У меня ещё не было возможности проверить, но не представляю, как это может быть связано. На самом деле рождение ребёнка мне показалось настоящим чудом.

— Расскажи поподробнее, как это было, — попросила Рене.

— Девушка была совсем измучена и уверяла, что сейчас родит. Меня соединили с машиной медиков, но, чтобы они добрались до нас, было необходимо время, — Оливия задумалась. — Когда я вспоминаю это сейчас, то кажется, что всё было не со мной, — добавила она. — Врач попросил проверить показалась ли головка и если да, то сделать всё, чтобы девушка родила, пока ребёнок не погиб.

— Господи, мне уже плохо, когда я думаю об этом, — простонала Джейд.

— Девушка оказалась очень стойкой и у нас всё получилось. У неё родился мальчик, — Оливия улыбнулась. — А у меня ещё полдня дрожали руки. До сих пор трясёт, — добавила она.

— Получается, что ей очень повезло, что ты нашла её, — задумчиво произнесла Джейд.

— Если бы не Лив, у неё и ребёнка не было бы шансов. Именно на это и рассчитывал преступник, — согласилась Эшли.

— Господи, кому в голову могло такое прийти, — поразилась Рене. — Это же настоящий зверь. Как вы справляетесь со всем этим? Это же не работа, а сущий кошмар.

— Иногда бывают приятные моменты, — возразила Оливия, поворачиваясь к ней. — Когда всё заканчивается так, как сегодня. Ну а вообще не знаю, как Эшли, а я испытываю удовлетворение, когда удаётся избавить общество от подобных извращенцев.

— Да, я согласна, что это очень благородно, но сталкиваться с подобным каждый день… — Рене покачала головой. — Я бы находилась в постоянном стрессе.

— Иногда, мне кажется, они ловят определённый кайф, — усмехнулась Джейд.

— Это как охота. Ты должен постоянно думать и просчитывать возможные варианты, — согласилась Эшли.

Оливия сделала небольшой глоток и облокотилась на спинку стула.

— Я не представляю для себя ничего другого, — произнесла она.

— Вы обе, фанатично помешанные на своей работе, — Джейд взяла руку Эшли в свою. — С этим уже ничего не поделать.

— И вам никогда не приходило в голову попробовать себя в чём-то другом? — Рене нахмурившись, посмотрела на Эшли. — В чём-нибудь более безопасном?

— Мне нет, — пожав плечами, ответила Эшли.

— Как ты с ней живёшь? — Рене мягко улыбнулась Джейд.

— А что ещё остаётся, если мне нужна именно эта женщина? — Джейд, с нежностью взглянула на Эшли.

Рене замолчала, задумавшись.

— Всё это только кажется таким безумным. На самом деле это такая же работа, как и все остальные, — попыталась оправдаться Оливия, наблюдая за ней.

В клубе в этот момент появилась шумная компания, направившаяся к бару и Рене, оглянулась, а потом, потянувшись к своему бокалу, сделал пару больших глотков.

Оливия уловила тень, пробежавшую по её лицу, но не стала оглядываться, чтобы рассмотреть вошедших. Через минуту к их столику подошла высокая, светловолосая девушка в тёмно-синей рубашке без рукавов и чёрных джинсах. На её руке красовалась цветная татуировка. Оливии бросились в глаза её грубые, тяжёлые кожаные ботинки. Девушка выглядела молодой и бесшабашной. Короткие волосы беспорядочно спадали на лоб, делая её по-мальчишески привлекательной. Всё это Оливия смогла оценить за пару секунд.

— Добрый вечер, дамы, — произнесла девушка с полуулыбкой. — Рене, можно тебя на пару минут?

— Алекс, тебя не учили, что нехорошо вмешиваться в чужой разговор, когда тебя не приглашали? — глаза Джейд недовольно сверкнули, когда она подняла на неё взгляд.

— Я обращаюсь не к тебе, — бросила в ответ та, продолжая сверлить взглядом Рене.

По лицу Джейд стало понятно, что предел её терпения на исходе, но тут Рене поднялась, успокаивающе улыбнувшись ей.

— Всё в порядке. Не ругайтесь, — произнесла она мягко. — Я вас оставлю. Было приятно увидеться, — она кивнула Джейд, быстро улыбнулась Эшли, и легко коснулась плеча Оливии, выходя из-за стола. — Приятного вечера.

Направляясь к бару, она оглянулась на следующую за ней Алекс.

— Что ты хотела?

— Не похоже, что ты рада меня видеть, — заметила та.

— А разве должна? — Рене остановилась у бара и развернулась к ней, пристально глядя в голубые глаза.

— Почему мой столик занят? — Алекс сделала знак бармену устраиваясь за стойкой бара.

— Потому что пришли мои друзья и им нужно было место, чтобы провести здесь время.

— Вот как? — девушка чуть наклонила голову, а затем, подхватив бокал, несколькими глотками опустошила его. — В чем дело, Рене? Я что-то сделала не так? Ты сердишься на меня?

— С чего мне сердиться? — Рене равнодушно пожала плечами.

— Когда мы виделись последний раз, всё было хорошо. Что произошло с тех пор? — облокотившись на стойку, девушка придвинулась ближе.

— Ничего не произошло. Мне не нравится, что ты ведёшь себя вызывающе с моими друзьями.

— Джейд всегда цепляется ко мне, — отмахнулась Алекс. — Скажи мне, почему ты злишься? Соскучилась? Хочешь внимания?

— Боже, у тебя грандиозное самомнение, — спокойно заметила Рене.

— Но я же угадала, — в голосе девушки промелькнули знакомые протяжные нотки. — Пойдём в кабинет. Поведём немного времени вдвоём, — предложила она.

— Нет, мы туда не пойдём, — ответила Рене как можно твёрже.

В этот момент в клубе стало темнее, а сцена осветилась, и музыка заиграла громче.

— Чёрт, объясни, что происходит, Рене, — Алекс пришлось наклониться ближе, чтобы её было слышно. — Я хочу поговорить, — добавила она, находя руку Рене. — Пойдём, выйдем отсюда, здесь слишком шумно.

Они вышли из клуба и немного отошли от входа. Алекс повернулась к ней.

— Я хорошо тебя знаю, — начала она. — И когда что-то не так сразу это вижу. Давай, рассказывай, что случилось.

— Почему это вдруг стало тебя волновать? — Рене всматривалась в её голубые глаза. — Послушай, действительно не случилось ничего нового.

— Хочешь сказать, что ты просто не в настроении? — поинтересовалась Алекс. — Это я могу исправить, — шагнув ближе, она встала почти вплотную. — Скажи мне, что ты хочешь, кисуля?

Рене на секунду закрыла глаза, вдыхая знакомый запах. Алекс всегда действовала на неё одинаково. У неё совершенно отключался мозг.

— Мы можем вернуться в кабинет, или поехать к тебе, — зашептала Алекс, склонившись к ней. — Или… у меня машина на парковке.

Последние слова подействовали на Рене как пощёчина. Она шагнула назад, поднимая глаза на девушку.

— Похоже, заниматься этим в машине становится твоей фишкой, — произнесла она. — Для тебя не имеет значения, буду это я или какая-нибудь девка из бара?

Алекс удивлённо нахмурилась.

— Ты кого-то видела? — догадалась она. — Господи, да ты же знаешь, что это ничего не значит для меня. Ты что ревнуешь?

— Я уже давно не способна тебя ревновать, — вздохнув, искренне ответила Рене. — Просто я больше не хочу, чтобы это продолжалось. Давай закончим, — Рене ещё раз посмотрела на стоящую перед ней девушку и, развернувшись, пошла в противоположную сторону.

— Перестань. Это же несерьёзно, — крикнула в след Алекс.

*****

Оливии было не совсем удобно наблюдать за Рене и девушкой, с которой та ушла, но она видела, как они разговаривали у бара, а затем вышли из клуба вместе. Она попыталась задвинуть поглубже своё разочарование. Думать, что такая девушка, как Рене, свободна, было по меньшей мере глупо. Очевидно, она очень хорошо знала эту молодую, вызывающе красивую блондинку. И Оливия могла поспорить на что угодно, что между ними что-то есть. Девушка была похожа на буча, и вела себя соответствующе. Если именно это нравилось Рене в женщинах, то шансов у неё практически не было. Вздохнув, Оливия допила своё пиво и перевела взгляд на сцену, где появились танцующие девушки в бикини.

— Тебе принести ещё что-нибудь, — Джейд дотронулась до её руки, привлекая внимание.

— Нет, спасибо, — Оливия покачала головой. — Я, пожалуй, поеду домой.

— Посидим ещё немного. Неужели тебе не нравится шоу? — Эшли склонила голову и её глаза смотрели с пониманием.

— Я действительно смертельно устала, — попыталась оправдаться Оливия. — И на сегодня с меня достаточно развлечений.

— Ну вот, я же говорила, что это может отбить интерес к женщинам, — попыталась пошутить Джейд.

— Завтра со мной всё будет в порядке, — пообещала Оливия, поднимаясь. — Спасибо за компанию.

*****

Оливия проснулась от первых лучей солнца, поникших в её спальню. Вчера она уснула, едва добравшись до кровати, но всю ночь ей снились сны, и какие-то неясные образы будоражили её сознание. Во сне она пробиралась по тёмным коридорам, и никак не могла найти выход. Проснулась она оттого, что увидела во сне Мегги. Она не могла вспомнить, откуда её сестра появилась в нём. Оливия даже не видела её лица, но абсолютно точно знала, что это она. Единственное, что она запомнила это то, что Мегги говорила, что ждёт её слишком долго.

Поднявшись, Оливия спустилась в подвал, где у неё был оборудовал спортивный зал. Включив музыку, она села на велотренажёр и увеличив нагрузку принялась крутить педали. На часах было семь. Приняв душ, она вышла с чашкой кофе на веранду, ведущую в сад. Выкинуть из головы сон и появление в нём сестры никак не получалось. Может быть Мегги действительно нужна помощь. Несмотря на ежедневную занятость Оливия продолжала искать её. Она звонила коллегам в Сент-Пол и близлежащих городов, просматривала списки наркоманов, задержанных за хранение и употребление наркотиков по всему штату за последние полгода, но Мегги в них не появлялась. Вероятно, пора было брать отпуск и ехать в Сент-Пол самой. Даже если Мегги будет этому совсем не рада.

Допив кофе, она переоделась в светло-бежевый брючный костюм и мягкие мокасины и, захватив документы и ключи от машины, вышла из дома. Всё утро она сознательно избегала мыслей о вчерашнем вечере. Ей не хотелось больше думать о Рене. Если честно, она не понимала, почему эта девушка вдруг стала так часто в них присутствовать. Было бы лучше вернуться на неделю назад, когда всё, что она знала о ней было то, что та подруга Джейд. И ей было совершенно не интересно всё остальное. Яркое солнце слепило глаза и натянув солнечные очки Оливия выехала на дорогу. Пожалуй, пора научиться принимать поражения. Раньше она не так часто получала отказы. Возможно, она просто не в её вкусе. И не во вкусе Эшли. Оливия усмехнулась своим мыслям. Видимо, всю жизнь ее будет преследовать тотальное несовпадение.

В участке было тихо, но кабинет капитана оказался открыт, и она заглянула туда.

— Доброе утро, детектив Девис. Хотите порадовать меня отчётом? — произнёс капитан, поднимая голову от лежащих на столе бумаг.

— Чуть попозже, сэр, — ответила она.

— Заходи, — продолжил капитан. — Ты вчера прекрасно справилась. Отец Лизы хотел позвонить и лично поблагодарить тебя, но я уговорил его отложить это на сегодняшний день. Если бы мы потеряли ещё и его дочь… — капитан поморщился. — В общем, ты оказалась там очень вовремя. Он хочет ходатайствовать, чтобы тебе вынесли персональную благодарность.

— Мне не нужны благодарности, сэр. Вряд ли я могла поступить как-то иначе, — возразила Оливия, остановившись в дверях.

— В любом случае, ты молодец, — он снял очки, посмотрев на неё. — Иногда я бываю слишком резок…

— Не беспокойтесь, сэр, я понимаю, — кивнула Оливия. — Это работает.

— Не принимай все мои слова на свой счёт.

— Пойду, займусь отчётом, — улыбнулась Оливия.

— Конечно.

К восьми часам в отделе появились Адам и Марк, которые ночью выезжали на вызов и теперь были полностью погружены и составление рапорта. Эшли немного опоздала и присев на своё место оглянулась на дверь капитана.

— Совещание сегодня будет?

— Капитан уехал в управление. Расслабься, — усмехнулась Оливия.

— Тогда пошли, выпьем кофе и позавтракаем, — предложила Эшли. — А потом займёмся отчётом.

— Я уже начала его составлять, — Оливия оторвалась от своего ноутбука. — Надо подготовить результаты экспертизы и приложить протоколы допроса.

— Какая ты молодец. Пойдём, я угощу тебя завтраком, — предложила Эшли поднимаясь.

— Джейд не покормила тебя сегодня?

— Мы решили не терять на него время, — усмехнулась напарница.

— Как я тебе завидую, — последовав за ней к выходу, рассмеялась Оливия. — Я бы тоже не отказалась заменить завтрак чем-нибудь более приятным.

— Всё в твоих руках, — ответила Эшли, останавливаясь у выхода, чтобы подождать её. — Вечер вчера получился не совсем таким, как я предполагала.

— А что интересно ты планировала? — недовольно спросила Оливия. — Хотя можешь не говорить, я догадываюсь. Думаю, лучше тебе не придумывать бог знает что. И пожалуйста, Эш, не надо так многозначительно смотреть на меня, когда мы приходим в клуб. Не хотелось бы, чтобы Джейд что-то заподозрила.

— Джейд уже всё знает, — пожала плечами Эшли, входя в небольшое кафе напротив участка.

— Ты шутишь? Откуда она могла узнать? — встревожено спросила Оливия.

— Ну, после того как мы были там вместе в первый раз, ей показалось странным твоё поведение. Она спросила, а я не собираюсь ничего от неё скрывать.

— Чёрт, Эш. Ты могла бы просто сделать вид, что я тебе не говорила.

Они уселись за столик у окна и, не открывая меню, Эшли сделала заказ на них обеих.

— Она отнеслась к этому на удивление спокойно. Знаешь, до того как мы с Джейд начали встречаться случайные связи не были для неё чем-то необычным. К тому же её слишком раздражает Алекс, чтобы она обращала внимание на кого-то другого.

— Алекс — это та девушка, которая подошла к нам вчера? Похоже, между ней и Рене что-то серьезное, — Оливия отвела взгляд, стараясь не показывать, что её это задевает.

— Было, — согласилась Эшли. — Когда-то было. Сейчас Алекс просто пользуется ее расположением и тусуется в клубе. Бесплатная выпивка и все такое…

— Ну, раз Рене не возражает… — пробормотала Оливия.

— Лив, Рене свободна для отношений.

— Ты не можешь этого знать, — заметила Оливия. — В её клубе кроме этой блондинки каждый день полно других женщин.

— Тогда спроси у неё сама.

— С чего ты взяла, что мне есть до этого дело? Это случилось всего лишь раз. Мы обе выпили лишнего. Я даже не очень хорошо всё помню, а ей похоже вообще не хочется об этом вспоминать.

— Я говорю об этом, потому что ты на себя не похожа, когда она рядом, — тепло улыбнулась ей Эшли.

— У тебя хорошее воображение, но на этот раз оно тебя подводит.

— Ну, ну, — кивнула Эшли. — Не хочешь показывать свою уязвимость?

— Не люблю терять время на бесполезные фантазии.

— Почему ты так быстро сдаёшься, Лив? Ты, такая целеустремлённая, упрямая и напористая, когда дело касается работы, а тут сразу же опустила руки.

— Я всегда считала, что за подобные вещи нет смысла бороться.

— Если бы Джейд думала так же, то мы обе сейчас были бы одиноки.

— У вас с Джейд всё было по-другому.

— Ну да. Она просто устала приглашать меня на свидания и пришла как-то вечером в мою постель, — улыбнулась Эшли. — А потом это повторилось ещё несколько раз, пока я не убедилась, что всё серьёзно.

— Наверное ты права, но я не готова услышать отказ ещё раз, — призналась Оливия. — Я не привыкла к такому. В моей жизни есть девушки, которых не надо уговаривать. Я могу, наконец, спокойно поесть?

— Приятного аппетита, Лив, — рассмеялась Эшли.

*****

После обеда в отделе появилась Саманта, сообщив, что их вызывают к прокурору для окончательного уточнения всех деталей дела, над которым они работали.

— Я могу вас отвезти, — предложил Адам, глядя на неё из-за своего стола. — Мне надо навестить свидетеля по моему делу, а это как раз по пути.

— Мне всё равно, — пожала плечами Саманта. — Когда подготовите бумаги позвоните мне. Я буду у криминалистов.

Девушка вышла из кабинета и, вздохнув, Адам поднялся, собирая со стола папки с документами.

— Ты хотя бы пробовал извиниться? — поинтересовалась Эшли.

— Она не разговаривает со мной, — мрачно ответил он. — Я отправил ей несколько смс, но ответа так и не получил.

— Похоже, ответ очевиден, — заметила Оливия, наблюдая за ним. — Хочешь, пойдём сегодня вечером в бар? Посидим, выпьем и поговорим.

— Приходите лучше вечером ко мне, — предложил вдруг Марк. — Паула с детьми на неделю уехала к своей матери, и я уже два дня один. Это так непривычно что, когда прихожу с работы, не могу найти себе места.

— Отлично, — кивнула Оливия. — Можем даже посидеть с удочкой на закате.

— Было бы неплохо, — согласился Адам. — Я покупаю пива. Эш, ты с нами?

— Почему нет. Только предупрежу Джейд.

— Может, пригласим и Саманту? — предложила Оливия. — Она же теперь тоже часть нашей команды.

— Ну, если она согласится, то отказаться придётся мне, — расстроено произнёс Адам. — Я так паршиво себя чувствую.

— Может быть в расслабляющей, дружеской атмосфере она сможет выслушать тебя. Ты, конечно, поступил по-идиотски, но мы все иногда совершаем дурацкие ошибки. Она же не сможет игнорировать тебя постоянно, — попыталась успокоить его Эшли.

Адам задумался, а потом оставив бумаги подошёл поближе к столу, за которым сидела Эшли.

— Как думаешь, если я куплю цветы, ну или что там ещё любят девушки… — неуверенно начал он, глядя не неё.

— Подари ей сразу кольцо, — усмехнулась Оливия. — И предложи руку и сердце. Будешь выглядеть ещё более глупо, но это её точно расторгает.

— Лив, с твоими советами я и так уже попал по полной, — буркнул он.

— Я ещё ничего тебе не советовала, — заметила она.

— Купи ей цветы, — Эшли с тёплой улыбкой посмотрела на него. — И чего-нибудь сладкого. Девушки любят сладости.

— Осталось только убедить её прийти, — добавил Марк, похлопав Адама по плечу.

— Я поговорю с ней, — предложила Эшли.

— Спасибо, — кивнул Адам. — Вы подготовили документы?

— Дай нам пять минут, — Оливия оглянулась на заваленный бумагами стол. — Я сниму копии с результатов экспертизы, и можем ехать.

*****

Оливия уселась на заднее сиденье машины рядом с Самантой. Когда Адам сел за руль девушка тут же замолчала и отвернулась к окну. Почти всю дорогу, пока они ехали, разговаривали только Оливия и Эшли, стараясь хоть как-то разрядить напряжённую атмосферу. Адам бросал на девушку осторожные взгляды через зеркало заднего вида, и Оливии стало даже жаль его. Похоже парень был сильно расстроен и Саманта действительно ему нравилась. Это было совсем не похоже на его обычное поведение, когда он, пользуясь своим обаянием и привлекательностью, морочил голову хорошеньким девушкам. Саманта же держалась отстранённо и холодно. Вспоминая, как она плакала на парковке, сидя в машине, Оливия удивлялась, насколько хорошо той удалось справиться с ситуацией.

Они проехали несколько кварталов и остановились около старого трёхэтажного дома.

— Мне надо поговорить с одним из свидетелей. Хотим вызвать его на допрос, — пояснил он, выключая двигатель.

Оливия открыла дверцу, выбираясь из машины. День был жарким, и её пиджак остался лежать аккуратно сложенным на заднем сиденье.

— Странное место, — заметила она. — Вроде бы неплохой район, а дом какой-то запущенный. Сходить с тобой?

— Я поднимусь с Адамом, — Эшли выбралась из машины. — Поговори пока с Самантой по поводу сегодняшнего вечера.

Приподняв бровь, Оливия с удивлением посмотрела на неё, всем своим видом напоминая, что это обещала сделать Эшли.

— Мы быстро, — произнёс Адам, и они направились в подъезд.

Вздохнув, Оливия оглянулась на машину и, приоткрыв заднюю дверцу, заглянула внутрь.

— Сэм, что ты делаешь сегодня вечером?

Саманта распахнула глаза, с удивлением глядя на неё. Тут до Оливии дошло, как это прозвучало, и она рассмеялась.

— Мы с ребятами хотим собраться. Марк приглашает всех к себе. И тебя тоже, — пояснила она.

— А я уж было обрадовалась, что ты хочешь пригласить меня на свидание, — улыбнулась Саманта.

— Эмм, — Оливия на секунду замялась. — Я, конечно, была бы не против, но не хочется расстраивать Адама ещё больше. Он и так на себя не похож последние дни.

Улыбка сошла с лица девушки.

— Вряд ли у меня получится, очень много работы.

— А это не обсуждается. Ты теперь часть команды, так что… — в этот момент где-то над головой раздался громкий хлопок и звон стекла, и Оливия, вздрогнув оглянулась, поднимая голову.

Она сразу поняла, что в подъезде что-то взорвалось, и рука автоматически потянулась к пистолету. Следом послышались выстрелы, и Оливия бросилась в подъезд. Внутри было сумрачно и влажно. Действуя по инструкции, она должна была сначала оценить ситуацию, но сейчас она думала только о том, что её друзья попали в переделку и на них не было ни защиты, ни бронежилетов. Не чувствуя под собой ног, Оливия преодолела первые два этажа, а в лестничном пролёте третьего разглядела фигуру Эшли, без движения лежащую на полу. Она рванула по ступенькам, но её остановил резкий звук, и обжигающая боль пронзила плечо. Подняв голову, ослеплённая, первый выстрел она сделала наугад, но второй попал точно в голову, вооружённого пистолетом мужчины спускающегося с третьего этажа.

Пролетев оставшиеся несколько ступенек, она упала на колени перед Эшли, переворачивая её на спину. В первое мгновение у неё перехватило дыхание, и ужас ледяной волной пронёсся по телу. Вся светло-голубая рубашка Эшли была залита кровью, которая толчками вытекала из раны на её шее. Пистолет выпал из руки, и она надавила на область ниже раны, пытаясь остановить кровотечение.

— Оливия, что происходит? — раздался снизу крик Саманты.

— Сэм, срочно вызови медиков и спецгруппу. Два офицера тяжело ранены, — хрипло крикнула она в ответ. — Срочно, Сэм.

Оливия посмотрела наверх, пытаясь разглядеть Адама. Из распахнутой двери квартиры на третьем этаже валил серый дым.

— Адам, — позвала она, а затем повернулась к Эшли.

Кровь уже не била фонтаном, но всё равно продолжала струиться по пальцам. Эшли была без сознания, а лужа на полу под ней говорила, что она уже потеряла довольно много крови. Её лицо очень бледным. Паника сдавила грудь.

— Эш, держись, слышишь, — заговорила она. — Не смей умирать.

— Я позвонила, — голос Саманты прозвучал совсем рядом. — Боже, что здесь случилось?

— Возьми мой пистолет и поднимись наверх. Проверь, что с Адамом. Он не отвечает, — твёрдо отозвалась Оливия.

Саманта без разговоров подняла с пола пистолет и повернулась к лестнице.

— Если кого-то заметишь, сразу стреляй, — добавила Оливия, наклоняясь ближе к Эшли, чтобы уловить её дыхание. — Господи, пожалуйста, не дай ей умереть, — зашептала она. — Эш, держись. Тебе помогут, только продержись до врачей, — бормотала она, сжимая края раны. — Ты не можешь… Прошу тебя, Эшли.

Оливия не замечала, что по её лицу текут слёзы. Не надо было быть медиком, чтобы понять, что ситуация критическая.

— Держись, Эш, — она с огромным усилием взяла себя в руки. — Ты нужна Уолту и Джейд. Я никогда не прощу себе, если ты умрёшь на моих руках.

— Лив, он не двигается, — раздался отчаянный возглас Саманты.

— Проверь пульс, — Оливия готова была взвыть от бессилия. — Посмотри, куда он ранен. Попробуй остановить кровь.

— Он ранен в голову, — голос Саманты перерешил в всхлип.

— Звони ещё раз медикам. Скажи, что они нужны нам срочно.

— Кажется, у него есть пульс, — отозвалась Саманта.

Тяжело сглотнув, Оливия наблюдала, как неотвратимо увеличивается кровавое пятно на полу и, сжимая зубы, молила бога, чтобы он услышал её.

— Дайте взглянуть, — незнакомый голос вывел её из ступора, в который она погрузилась. — Задета артерия?

— Она потеряла много крови, — ответила Оливия, не оглядываясь.

— Я вижу. Вы должны разжать пальцы. Всё в порядке. Мы ей поможем, — голос врача был уверенным и твёрдым, когда он присел рядом, положив свои руки на онемевшие от напряжения пальцы Оливии. — Всё в порядке, можете отпускать.

— Это моя напарница. Она не должна умереть, — хрипло сказала Оливия, уступая место врачам.





Глава 5

Сидя на кушетке, переодетая в медицинский костюм, Оливия смотрела через окно, как лёгкий ветерок колышет листья деревьев. Молодая девушка-врач извлекала пулю из её плеча, предварительно обколов его обезболивающим. Тишину в палате нарушало только звяканье инструментов о железный поднос.

Оливия не чувствовала боли по дороге в больницу. Она вообще не способна была чувствовать хоть что-то кроме отчаянья, с того момента, как нашла Эшли истекающей кровью. Чуть позже, когда первая машина, взвыв сиреной, увезла напарницу, Оливия увидела, как врачи выносят на носилках Адама. Из раны на его голове сочилась кровь, и он был совершенно не похож на себя. Казалось, это безжизненное тело не могло принадлежать её жизнерадостному, весёлому товарищу. Растерянная Саманта следовала за носилками, пока их не погрузили в машину и Адама не увезли, следом за Эшли.

— Ну, вот и всё, — успокаивающе произнесла врач, закрепляя повязку. — Вам придётся остаться здесь, чтобы мы могли понаблюдать за вашим состояние следующие несколько дней.

— Со мной всё в порядке, — Оливия отвела взгляд от окна. — Я могу узнать состояние моих коллег?

— На данный момент они находятся в операционных. Ими занимаются наши лучшие врачи. Как только что-то станет известно, мы вам сообщим, — забрав поднос с инструментами, молодая женщина поднялась. — Вам лучше прилечь. Успокоительное должно подействовать в ближайшее время.

— Я не могу сейчас просто лежать, — возразила Оливия.

— Вам надо прийти в себя. Не волнуйтесь. Всё будет хорошо, — врач с сочувствием посмотрела на неё. — Меня зовут доктор Нора Эмерс. Вы можете обращаться ко мне в любое время.

— Спасибо, — улыбка Оливии получилась вымученной.

Оставшись в палате одна, Оливия присела на край больничной койки. Несмотря на внешнее спокойствие, она чувствовала колоссальное напряжение.

Когда дверь открылась, она ожидала увидеть Саманту, но вместо неё в дверях показалось бледное лицо Брук.

— Как это могло случиться? — прикрыв дверь, девушка направилась к ней. — Что там делала Эшли?

— Если бы я знала, — пробормотала Оливия. — Я хотела сама пойти с Адамом, но она оставила меня поговорить с Самантой. Тебе что-нибудь известно? Как её состояние?

— Кровотечение остановлено. Сейчас её оперируют, но потеря крови очень большая. Пуля задела артерию. Врач из скорой сказал, что, если бы не ты, она умерла бы раньше, чем они приехали.

— Но теперь с ней всё будет нормально?

Брук тяжело вздохнула, присев на кровать рядом.

— Делают переливание. Если организм выдержит, то шансы есть.

— Шансы, — тихо повторила Оливия.

— Лорен сейчас там. Как только будет что-то известно, она сообщит.

— Джейд знает?

— Она уже здесь. Я только зашла узнать, как ты. Не хочу оставлять её одну.

Оливия молча кивнула.

— А Адам?

— С ним ещё хуже. Пулевое ранение в голову. Операция уже началась. Вызвали главного нейрохирурга города. Пока ничего не говорят.

— Я не понимаю. Он сказал, что собирается встретиться со свидетелем по делу, чтобы вызвать его на допрос. Я подумать не могла, что есть какая-то опасность.

— Марк сейчас на месте происшествия вместе ребятами. Капитан тоже выехал туда. Похоже, их свидетель оказался замешанным в чём-то более серьёзном и испугался, — Брук поднялась. — Я зайду к тебе позже. Хорошо?

— Как только что-то узнаешь, — попросила Оливия.

— Конечно. Тебе надо прилечь. Ты выглядишь ужасно.

Ей казалось, что она пролежала, глядя в потолок уже очень долго, но на самом деле прошло всего два часа, когда в палате появилась Саманта. Она была всё в том же светло-сером деловом костюме, на котором остались следы крови.

Оливия встревожено присела, почувствовав лёгкое головокружение, скорее от страха услышать что-нибудь плохое, чем из-за ранения.

— Не вставай, — Саманта подошла к ней, кладя руку на плечо. — Я просто хотела узнать, как ты себя чувствуешь.

— Как они? — голос Оливии внезапно сделался хриплым, и она прокашлялась.

— Эшли всё ещё в реанимации. Врачи говорят, что необходимо постоянное наблюдение и контроль за её состоянием. Адама оперируют, так что я ничего не знаю.

— Брук сказала, что для него вызвали лучшего нейрохирурга, — Оливия откинулась на подушку и глубоко вздохнула.

Всё это время она отчаянно боялась, что ей вот-вот сообщат что-то страшное. Лежа в пустой, безликой палате она вдруг так остро ощутила своё одиночество, что хотелось разрыдаться в голос. Даже понимая, что скорее всего это было последствием пережитого стресса, она ничего не могла с этим поделать. Руку немного ломило, после того как прошло действие обезболивающего. Ей хотелось пойти и узнать, что происходит с её друзьями, но это пугало ещё больше.

— Лив… — Саманта тяжело вздохнув, посмотрела на неё. — Он же выживет? Я не могу думать, что из-за какой-то глупости последнее, что он услышал от меня, будут слова обиды.

Потянувшись, Оливия нашла её руку и крепко сжала её здоровой рукой.

— Он выберется. Сегодня вечером он хотел ещё раз извиниться перед тобой. Собирался подарить цветы, а Эшли посоветовала ему купить какие-нибудь сладости. Может быть, он кажется взбалмошным и несерьёзным, но он всегда доводит свои дела до конца. А он очень хотел, чтобы ты его простила.

— Да я уже простила, — Саманта прикусила губу и в её глазах появились слёзы. — То, что случилось между нами, не имело отношения к спору. Было бы лучше, если бы он сказал мне об этом сам, но… получилось по-другому. Как бы там не было, я не хочу, чтобы… — отвернувшись, Саманта всхлипнула.

— Сэм, всё будет хорошо, — попыталась успокоить её Оливия.

— Я так надеюсь на это, — кивнула девушка.

Через полчаса в палате появился усталый и расстроенный капитан Джеферсон. Не позволив Оливии сесть, он настойчиво уложил её обратно в постель и, подвинув стул, сел рядом. Попросив рассказать всё, как можно подробнее, он внимательно слушал, записывая что-то в своём ежедневнике. Из его голоса исчезли командные нотки, а уходя, он почти по-отечески погладил её по голове, пожелав скорейшего выздоровления.

*****

За окном уже стемнело и не выдержав, Оливия поднялась с кровати и направилась к посту дежурной медсестры. Применив всю силу убеждения, ей удалось выяснить, где находится реанимация. Выйдя из отделения, она направилась по коридору, читая таблички и указатели, и надеясь не заблудиться.

— Оливия, — окликнул её знакомый голос, перед тем как она уже собиралась свернуть в очередной коридор.

Лорен, в белоснежном медицинском халате, догнала её.

— Почему ты бродишь здесь? Разве ты не должна быть в палате? — удивлённо спросила она, беря Оливию под руку и увлекая за собой.

— Я хотела узнать, как Эшли. Может быть, поговорить с её врачом, — пробормотала Оливия. — Я не могу больше лежать в неизвестности.

— Её врач избегает всех, кто интересуется её состоянием, — отозвалась Лорен. — Поверь, ему сегодня прохода не дают.

— С ней всё в порядке?

— Состояние стабильное. Она пока без сознания, но это из-за действия препаратов. Мы все надеемся, что опасность позади. Объём крови восполнили, но организм пережил шок и пока не известно, как он отреагирует и какие могут быть последствия.

— Господи, но она же не умрёт? — выдохнула Оливия.

— Уже нет, — Лорен открыла дверь и остановилась, пропуская её в небольшое помещение с огромными стеклянными окнами, за которым находилась реанимационная палата. — Джейд сейчас с ней.

Оливия и без этого уже разглядела лежащую на постели Эшли, с множеством подключённых к её телу датчиков и трубочек, и фигуру Джейд, сидящую на стуле рядом.

— Пока к ней больше никого не пускают. Вряд ли кому-то удастся выгнать оттуда мою сестру, но поверь, сейчас с Эшли всё более или менее нормально.

Джейд оглянулась и, увидев их сквозь стекло, медленно поднялась, направившись к двери. Оливия поразилась, сколько боли было в её глазах. Эта красивая, молодая женщина выглядела почти что сломленной и бесконечно подавленной. Её, обычно яркие, зелёные глаза сейчас словно потухли.

Не обращая внимания на стоящую рядом Лорен, она шагнула к Оливии и крепко обняла её, стараясь не задеть раненое плечо. И Оливия обняла её в ответ, почувствовав облегчение. Чувства Джейд были чем-то схожи с её собственными. Для Оливии Эшли была другом, человеком, с которым она могла поделиться почти всем, в котором всегда была уверена. Иногда она чувствовала больше, что-то похожее на влюблённость и влечение, но та связь, что была у Эшли и Джейд казалась ей незыблемой. И без сомнения для Джейд это был один из самых страшных дней в её жизни.

Судорожно вздохнув, Джейд отстранилась и посмотрела прямо в её глаза.

— Вряд ли я смогу найти подходящие слова, — негромко заговорила она. — Но с сегодняшнего дня я твой должник на всю оставшуюся жизнь. Если когда-нибудь тебе, хоть в чём-то, будет нужна помощь… — Джейд запнулась и в её глазах заблестели слёзы. — Ты сохранила самое дорогое, что у меня есть.

Оливия, не выдержав, привлекла её к себе здоровой рукой, всеми силами стараясь не расплакаться.

— Я никогда не забуду этого, — хрипло прошептала Джейд. — Спасибо, Лив.

— Всё в порядке, — её голос дрогнул, и Оливия с трудом сглотнула. — Она поправиться. Всё будет хорошо.

— Спасибо тебе, — повторила Джейд, отстраняясь и беря себя в руки. — Как твоё плечо? — спросила она, взглянув на подвешенную и перевязанную руку.

— Ничего страшного, — отмахнулась Оливия. — Слегка зацепило, — она оглянулась на Лорен и только сейчас заметила остановившуюся в дверях Рене, которая держала в руках стаканчик с кофе. — Лорен говорит, что с Эшли всё будет хорошо, — добавила она, вновь поворачиваясь к Джейд.

— Врач считает, что опасность позади, — кивнула Джейд. — Но они всё ещё ждут, когда она придёт в себя, — Джейд посмотрела через стеклянные окна реанимационной палаты.

— После тех препаратов, что она получила, это произойдёт не раньше завтрашнего утра, — произнесла Лорен.

— Я принесла тебе кофе, — Рене прошла в комнату, протянув Джейд стаканчик.

— Спасибо, — кивнула Джейд. — Я пойду. Не хочу оставлять её одну.

Открыв дверь, Джейд вернулась к постели Эшли, поставив кофе на тумбочку рядом с кроватью.

— Надо было принести ей что-нибудь поесть, — с сожалением произнесла Рене.

— Джейд не станет есть, пока не убедиться, что с Эшли всё в порядке, — уверенно отозвалась Лорен. — Когда она нервничает её невозможно заставить ни есть, ни спать, — повернувшись, она посмотрела на Оливию. — А теперь возвращайся в палату постарайся успокоиться. А тебе лучше поехать домой и вернуться завтра, — добавила она, глядя на Рене.

— Я провожу Оливию, а потом так и сделаю, — кивнула Рене, соглашаясь.

Лорен проводила их до входа в отделение и направилась по широкой лестнице вниз.

Оливия посмотрела ей в след и, оглянувшись, поймала внимательный взгляд Рене.

— Очень болит? — девушка кивнула на её перевязанное плечо.

— Ерунда, — пробормотала Оливия. — В отличии от Эшли и Адама мне повезло, — вздохнула она.

— Ты спасла ей жизнь. Я знаю, это было очень страшно.

На мгновенье Оливия вновь вернулась в это утро и перед её глазами возникла картина лежащей в луже крови Эшли и, моргнув, она прогнала её прочь.

— Тебе надо отдохнуть, — Рене вдруг шагнула ближе и осторожно обняла её. — Я знаю, что ты очень напугана, но постарайся не думать об этом.

Внезапная близость и теплота, прозвучавшие в голосе девушки, подействовали успокаивающе. Закрыв глаза, Оливия замерла, пока тревога и страх прошедшего дня постепенно не отпустили её. Было так приятно почувствовать искреннюю поддержку, ощущая как напряжение уходит, заполняя её теплом и надеждой.

— Могу я что-нибудь для тебя сделать? — тихо спросила Рене, отступая назад и поднимая на неё глаза, в которых мерцали знакомые золотистые искорки.

— Тебе не будет трудно заехать ко мне и привезти мне какую-нибудь одежду? Я не хочу разгуливать по больнице в этом, — опустив взгляд на медицинский костюм, в котором она была, Оливия усмехнулась. — Это выглядит ужасно.

— Да? А, по-моему, тебе идёт. Ты похожа на хорошенькую докторшу, — улыбнулась Рене.

— Если ты не против, мы немного отложим ролевые игры, — она улыбнулась в ответ и Рене вспыхнула, определено смутившись.

Оливия тут же почувствовала огромное желание вернуть девушку в свои объятья. Ещё раз, хоть ненадолго, ощутить покой и умиротворение, вдохнув запах её волос.

— Это была шутка, — добавила она негромко. — Но мне действительно хотелось бы переодеться во что-то своё.

— Конечно, я приеду завтра днём и всё привезу, — кивнула Рене.

— Спасибо, — улыбнулась Оливия. — Подожди, я быстро.

Она прошла в палату и, написав свой адрес на листке бумаги, взятой на посту у медсестры, вернулась к Рене.

— Это мой адрес и ключи. Любая футболка и спортивные брюки подойдут. Ну, ещё может быть, захватишь зубную щётку и расчёску?

— Я поняла, — Рене взяла ключи из её рук. — Я всё привезу, не волнуйся. А теперь иди и ложись спать. Завтра всё будет лучше, чем сейчас, я уверена.

— Было бы лучше, если бы ничего этого не случилось, — вздохнула Оливия.

— Всё наладится, Лив. Не переживай, — Рене уверенно шагнула к ней и коснулась губами её щеки. — Всё будет хорошо, — и, развернувшись, быстро направилась вниз по ступенькам, оставив удивлённую Оливию у дверей отделения.

*****

Время до утреннего обхода тянулось мучительно долго. Оливии не разрешили вставать и покидать палату, но около восьми утра заглянула Лорен и с усталой, но счастливой улыбкой сообщила, что Эшли пришла в себя, а операция Адама прошла хорошо, несмотря на то, что его состояние до сих пор остаётся крайне тяжёлым. Оливия готова была броситься в палату Эшли прямо сейчас. Увидеть её живой, услышать её голос, заглянуть в глубину её голубых глаз, чтобы успокоиться и отогнать наконец ужас вчерашнего дня.

Когда в палате появилась доктор Эмерс Оливия нетерпеливо поднялась, почувствовав, как от резкого движения голова немного закружилась.

— Не вставайте, — остановила её девушка. — Я только осмотрю плечо.

— Со мной всё в порядке, — заверила её Оливия. — Я бы хотела навестить своих коллег, но до обхода меня не выпустили.

— Это не займёт много времени, — мягко улыбнулась доктор. — Как ваше самочувствие? — она уверенно уложила Оливию обратно в кровать и, отодвинув край повязки, заглянула под неё. — Что-то беспокоит?

— Нет, всё хорошо.

— У вас немного повышена температура, возможно из-за стресса, но я назначу вам курс антибиотиков, чтобы исключить заражение.

— Господи, да это же просто царапина, — недовольно пробормотала в ответ Оливия.

— Знаете, вам очень повезло. Ещё сантиметр и пуля задела бы нервы плеча, а это грозило бы большими проблемами. Если начнётся воспаление…

— Хорошо, — прервала её Оливия. — Антибиотики.

Врач улыбнулась ей довольной улыбкой и, взяв в руки планшет, принялась что-то записывать в нём.

— Когда меня выпишут?

— А когда вы последний раз лежали в больнице? — девушка с улыбкой посмотрела на неё.

— До этого времени ещё не приходилось, — Оливии не удержавшись, улыбнулась в ответ.

— Я так и поняла. Дней семь вам придётся потерпеть моё общество. Надеюсь, оно не покажется вам таким уж невыносимым.

— Семь дней? — Оливия не смогла сдержать недовольства. — Я была бы не против провести время в вашем обществе, но где-нибудь в другом месте.

— Я это запомню, — склонив голову, доктор вновь улыбнулась. — Но пока придётся всё же задержать вас здесь, а позже мы сможем обсудить всё остальное.

Оливия уловила некоторую заинтересованность в её глазах и нотки лёгкого флирта в голосе, но через секунду лицо доктора приняло серьёзное выражение.

— Я хочу провести дополнительное обследование, чтобы исключить все возможные негативные последствия. Будете выполнять мои предписания и, возможно, я выпишу вас немного раньше, но только если всё будет хорошо.

— Звучит обнадеживающе, — кивнула Оливия. — Так мне можно навестить мою напарницу?

— Конечно, — девушка посмотрела на часы. — Через пару часов медсестра проводит вас на обследование.

Дождавшись, когда доктор покинет палату Оливия поднялась с постели и, выйдя из отделения, направилась в палату Эшли. Когда она приоткрыла дверь Джейд оглянулась, и на её лице появилась улыбка.

— Входи, мы тебя ждём, — произнесла она поднимаясь.

Пронзительный и такой живой взгляд лежащей на кровати Эшли заставил сердце Оливии радостно забиться.

— Я спущусь в кафетерий, — добавила Джейд. — Скоро вернусь, — наклонившись, она очень нежно коснулась губ Эшли. — Тебе что-нибудь захватить? — выпрямляясь, спросила она у Оливии.

— Нет, спасибо, — Оливия глубоко вздохнула. — Если только воды.

— Отлично, — Джейд кивнула и вышла из палаты.

— Привет, — голос Эшли всё ещё был слабым и немного хриплым.

— Привет, — Оливия всеми силами постаралась сдержать эмоции, но слёзы предательски накатывали на глаза.

— Ну, ты что? — улыбнувшись, Эшли протянула руку и сжала её ладонь. — Садись.

Присев на стул Оливия всматривалась в её лицо, чувствуя, что жизнь постепенно возвращается в свою колею.

— Ты меня напугала, — с трудом выдавила из себя она.

— Прости, — Эшли чуть сильнее сжала её ладонь.

— Это ты прости. Я должна была быть рядом.

— Ты и была. Если бы не ты…

— Господи, Эш. Я до ужаса испугалась, что потеряю тебя.

— Ты мой ангел-хранитель, Лив. Я не знаю, какими словами можно выразить то, что я хочу тебе сказать.

— Перестань, — Оливия наклонилась ближе. — Разве нам нужны какие-то слова? Я знаю, что ты сделала бы то же самое для меня, — она замолчала и отвела взгляд, потому что к глазам снова подкатили слёзы. — Если бы с тобой что-то случилось, я бы никогда не простила себя.

— Лив, — Эшли отпустила её руку и коснулась щеки.

— Извини, я, наверное, ещё немного не в себе. Всё, что произошло вчера, было как в страшном кошмаре. За всё время, что я работаю в полиции, я видела много ужасных вещей, но никогда ещё мне не было так страшно. Я должна была сама пойти с Адамом. Если бы я знала…

— Лив, — Эшли мягко коснулась её подбородка, заставляя посмотреть ей в глаза. — Ты спасла мне жизнь. Я не знаю, что бы было с Уолтером и Джейд, если бы тебя не оказалось рядом. Мне очень повезло, что у меня есть ты.

Глубоко вздохнув, Оливия попыталась улыбнуться, согреваясь под тёплым взглядом голубых глаз.

— Расскажи мне, что с Адамом, — продолжила Эшли. — Лорен сказала, что его прооперировали, и врачи надеются, что операция прошла хорошо. Джейд пытается сменить тему, когда я спрашиваю. Я знаю, что ей не хочется меня расстраивать, но я должна знать, что с ним.

— Пока я знаю не больше, чем ты, но собираюсь выяснить это. Просто сначала хотела убедиться, что у тебя всё в порядке. Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, если не считать лёгкого головокружения. Никак не могу убедить в этом Джейд и отправить её домой отдохнуть.

— Я ее понимаю, — ответила Оливия серьёзно.

— Как твоё плечо?

— Ерунда, — отмахнулась Оливия. — Но, похоже, придётся провести в больнице несколько дней. Радует только то, что мне досталась очень хорошенькая доктор и, клянусь, сегодня она флиртовала со мной во время обхода.

— Лив, ты неисправима, — рассмеялась Эшли.

— Я тут не при чем, — с улыбкой заверила её Оливия. — Если только чуть-чуть.

— Ну конечно. Стоит тебе появиться где-нибудь и тут же рядом оказывается хорошенькая девушка.

— Тогда почему, по-твоему, я до сих пор одна? — усмехнулась Оливия.

— Ты ищешь что-то особенное, — Эшли тепло улыбнулась ей. — И в этом ты права.

— Ну, не знаю, — с сомнением хмыкнула она, а затем порывисто наклонилась и осторожно обняла Эшли, легко коснувшись губами её тёплой щеки. — Я так рада, что с тобой всё хорошо, — прошептала она. — Ты мой самый лучший друг, Эш, — добавила она, выпрямляясь и поднимаясь со стула. — Пойду узнаю, как там Адам и схожу на процедуры, которые назначила мне моя симпатичная докторша, а потом вернусь.

— Хорошо, возвращайся, — улыбнулась Эшли, потирая подозрительно покрасневшие глаза.

Оливия несколько раз спрашивала у проходящих мимо сотрудников больницы о том, как ей найти реанимационное отделение, прежде чем, оказавшись в длинном коридоре, наткнулась на Саманту.

— О, Лив, привет, — девушка выглядела усталой и, хотя она видимо заезжала домой и переоделась, было не похоже, что этой ночью она спала.

— Привет. Эта больница больше похожа на лабиринт, — пробормотала Оливия. — У меня ощущение, что сотрудники сами не всегда в курсе, где находятся другие отделения, — она оглядела коридор. — Реанимационная палата, в которой лежит Адам здесь?

— Да, но к нему никого не пускают, — вздохнула Саманта. — Я пыталась поговорить с его лечащим врачом, но мне сказали, что информацию могут получить только родственники. Приехала его мама. Она сейчас разговаривает с доктором.

Оливия ободряюще коснулась её плеча, вставая рядом.

— А ты сама-то как? — спросила она, заглядывая в бледное лицо девушки.

— Я? Да что со мной может быть? Это же не в меня вчера стреляли, — отвернувшись к окну, Саманта прикусила нижнюю губу.

— Ну, ты была там с нами. Ты тоже в этом участвовала, Сэм. Всё происходило на твоих глазах. Думаю, тебе ничуть не легче, чем нам всем, — возразила Оливия.

— Дома я так и не смогла уснуть, — тихо отозвалась Саманта. — Как только закрывала глаза, сразу же видела море крови. Конечно, работая над разными делами, я постоянно изучаю их материалы. Я вижу фотографии с мест преступления, постоянно читаю отчёты, но я никогда не была так близко к тому, что происходит, — она бросила на Оливию быстрый взгляд. — И раньше это не касалось кого-то, кого я знаю.

— Я тоже не припомню, чтобы когда-нибудь мне было так страшно, как вчера, — призналась Оливия. — Знаю, что такое иногда случается, но вчера я тоже оказалась не готова…

— Ты была более готова, чем мы все. Я не знаю, почему Адам отнёсся ко всему с такой беспечностью. Может быть, его отвлекла ситуация, которая произошла между нами?

— Сэм, Адам опытный полицейский. Вряд ли какие-то личные проблемы могли повлиять на его профессиональные решения, — не согласилась Оливия. — Ты не имеешь к этому никакого отношения.

Саманта с облегчением посмотрела на неё и кивнула.

Дверь в конце коридора открылась, и невысокая, аккуратно одетая, женщина средних лет, с покрасневшими от слёз глазами, направилась прямо к ним. Оливия раньше никогда не видела маму Адама, да и сам он редко рассказывал о своей семье, но глядя на неё невозможно было не заметить их сходства.

— Здравствуйте, я коллега Адама, Оливия Девис, — Оливия протянула ей руку, которую женщина с готовностью приняла. — Что говорят врачи?

— Состояние тяжёлое, — женщина запнулась и перевела взгляд на нервно замершую рядом с Оливией Саманту. — Операция прошла хорошо, но они пока не могут определить, насколько пострадал его мозг. Он всё ещё на аппарате искусственного дыхания и пока отёк не спадёт, они не могут прогнозировать… — с трудом сглотнув, женщина замолчала. — Но он борется. Адам не сдастся так легко.

— Уверена, что не сдастся, — согласилась Оливия.

— Вы не знаете, когда можно будет навестить его? — неуверенно спросила Саманта. — Я бы хотела побыть с ним, хоть несколько минут.

— Доктор разрешил мне зайти ненадолго, — женщина внимательно посмотрела на неё. — Думаю, если вы зайдёте вместе со мной, в этом не будет ничего страшного.

— Спасибо, — глаза Саманты вспыхнули благодарностью.

— Я уверена, что он скоро поправится, — Оливия ещё раз протянула женщине руку. — Было приятно познакомиться с вами, миссис Коинг. Сэм, зайдёшь потом ко мне?

— Да, конечно, — Саманта кивнула и вместе с женщиной направилась в реанимационное отделение.

*****

После обследований Оливия возвращалась в палату и, открыв дверь, остановилась от неожиданности, заметив у окна своей палаты Рене. Девушка оглянулась и на её лице появилась улыбка.

— Привет, мне сказали, что у тебя процедуры, — произнесла она, поворачиваясь. — Я привезла тебе вещи.

— Спасибо, — Оливия прикрыла за собой дверь. — Долго пришлось ждать?

— Не очень, — подняв небольшую спортивную сумку, Рене поставила её на стул. — Мне было немного неловко рыться в твоих шкафах, но надеюсь, я привезла всё, что тебе может понадобиться.

— Почему неловко? Я же сама попросила тебя, — Оливия удивлённо приподняла бровь, подходя ближе.

— Ну, я подумала, что, кроме верхней одежды, тебе может понадобиться что-нибудь из белья, — в глазах Рене промелькнули весёлые искорки и судорожно вспоминая содержимое ящиков, где хранилось её нижние бельё, Оливия почувствовала, что краснеет.

— Здорово, что ты вспомнила об этом, — пробормотала она, пытаясь скрыть своё замешательство и наклоняясь над сумкой.

— Ну, это не самая большая коллекция из тех, что я видела, — рассмеялась Рене, наблюдая за её смущением.

— Я… эмм… Не то чтобы я пользовалась подобным, — пробормотала Оливия.

— Лив, — положив руку на её плечо, девушка заставила её остановиться. — Всё в порядке. Я просто шучу. Не хотела ставить тебя в неудобное положение, но ты так мило краснеешь. Ещё я привезла тебя зубную щётку и пасту, ну и захватила кое-что, что как мне показалось, может пригодиться.

— Спасибо, — кивнула Оливия выпрямляясь.

— У тебя очень уютный дом. Вид за залив великолепен. Я всегда мечтала о доме у моря, но с этим мне не повезло. Как ты себя чувствуешь?

— Лучше, чем вчера, — наконец успокоившись, Оливия присела на край кровати и посмотрела на неё. — Немного расстроена, что придётся провести тут какое-то время.

— Как твоё плечо? — склонив голову, Рене серьёзно посмотрела на неё.

— Немного болит, — нехотя призналась Оливия. — Рука немеет.

Кивнув, Рене подошла ближе и присела рядом.

— Боже, так хорошо, что Эшли пришла в себя, — вздохнула она. — Я никогда не видела Джейд такой раздавленной. А как тот парень, что был там с вами?

— Адам всё ещё без сознания. У него серьёзное пулевое ранение в голову. Вчера его прооперировали, но пока о результатах говорить рано.

Рене повернулась и посмотрела ей в лицо, а потом мягко улыбнулась.

— Я рада, что тобой ничего ужасного не произошло. Похоже, мне повезло познакомиться с очень крутым копом, который спас всех от больших неприятностей.

— И это ещё не всё, на что я способна, — с улыбкой отозвалась Оливия.

— О, теперь я в этом не сомневаюсь, — Рене шутливо подтолкнула её плечом. — Извини ещё раз. Я не собиралась копаться в твоих шкафах, просто случайно наткнулась.

— Да уж ладно. Мы же не совсем чужие. Помнится, между нами, даже был секс.

— Ну, я бы не назвала это сексом, — с лёгкой усмешкой возразила Рене.

— Нет? А что же это, по-твоему, было? — удивилась Оливия.

— Мы просто немного перебрали.

Оливия развернулась, внимательно вглядываясь в её лицо и понимая, что у неё, наконец, появляется шанс обсудить то, что тогда произошло.

— Значит, перебрали? — повторила она. — Но тебе же было хорошо? Я имею в виду, что… — она запнулась, подбирая слова, — Я абсолютно точно помню, что ты получила удовольствие от нашей близости, — неуверенно продолжила она.

— Господи, Лив, те две минуты сложно назвать близостью, — рассмеялась Рене.

— Чёрт, две минуты? — переспросила она.

— Вот именно.

— Но оргазм у тебя точно был. И я готова улучшить наш антирекорд в любое время.

— Зачем? — пронзительный взгляд Рене встретился с её взглядом.

— Потому что мне тоже было очень хорошо с тобой в тот вечер, — призналась Оливия.

— Да ты, наверное, даже не всё помнишь, — рассмеялась Рене, склонив голову и глядя на неё.

— Я отлично помню, как ты просила меня не останавливаться, — взволнованно возразила Оливия.

— Давай не будем вспоминать об этом и оставим всё как есть, — вздохнув, Рене поднялась с кровати.

— А я хотела пригласить тебя на ужин. Ну, знаешь, что-то типа такого старомодного свидания, — поднявшись вслед за ней, Оливия взяла её руку и заставила развернуться к себе.

— Ты готова потратить так много времени, только чтобы затащить меня в постель? — натянуто усмехнулась Рене.

— Если после ужина мы окажемся там, я не буду возражать, — честно призналась Оливия.

— И для тебя не имеет значения, что ты делаешь это без каких-либо чувств? — пристальный взгляд заставил Оливию замолчать. — Ты хороший человек и красивая женщина, но для меня, чтобы лечь в постель этого больше недостаточно.

— Может мне попробовать ещё раз напоить тебя? — попробовала пошутить Оливия, придвинувшись ближе. — Потому что в прошлый раз я почувствовала что-то очень сильное. Страсть, желание, я не знаю что, но это было, — её голос стал тише. — Но я всё ещё чувствую это.

Тёплое дыхание Рене коснулось её шеи, и девушка глубоко вздохнула. Она не пыталась отстраниться, и Оливия ощутила её тепло и лёгкий цветочный запах, который кружил голову.

— Давай не будем больше возвращаться к этому разговору, — наконец тихо произнесла Рене, отступая. — Всё, что думаю, я тебе уже сказала.

— А что на счёт обычного свидания? Просто ужин, а потом, если ты захочешь, я сразу отвезу тебя домой.

— Ты, наверное, забыла, что всё ещё в больнице? Хочешь пригласить меня в местную столовую? — улыбнулась Рене.

— Я же тут не навсегда, — настаивала Оливия.

— Не возражаешь, если я отложу решение до тех пор, пока ты не поправишься?

— Отлично. Значит, ты согласна.

— Я так не сказала, — рассмеялась Рене.

— Но и не отказалась.

— Боже, ты такая упрямая. Пожалуй, я лучше пойду, пока ты не взяла с меня ещё какого-нибудь обещания. Я собиралась заглянуть к Эшли.

— Ты можешь подождать меня? Я только переоденусь. Обещала рассказать ей о состоянии Адама. Может быть вместе мы сможем уговорить Джейд отправиться домой. Она очень устала и ей нужен отдых.

— Хорошо. Переодевайся. Я подожду тебя снаружи, — согласилась Рене.

Втроём им всё же удалось убедить Джейд поехать домой. Рене пообещала Эшли, что останется сегодня с Джейд, чтобы помочь с Уолтером и дать подруге выспаться, а Оливия клятвенно заверила, что будет присматривать за Эшли, пока её нет. Наклонившись, Джейд некоторое время что-то тихо говорила на ухо Эшли, а потом, поцеловав её нежным и долгим поцелуем, нехотя покинула палату вместе с Рене.

— Она выглядит измученной. Мне, конечно, нравится, когда она рядом, но ей необходимо выспаться, чтобы немного прийти в себя, — произнесла Эшли, глядя на закрывшуюся за ними дверь. — Я чувствую себя такой виноватой за то, что ей приходится переживать всё это, — она расстроено посмотрела на Оливию. — Джейд ни слова не сказала, что из-за моей работы чуть не потеряла меня. Я никогда не слышала от неё ни одного упрёка.

— Думаю, она понимает, как важно для тебя то, чем ты занимаешься, — предположила Оливия.

— Мне кажется, что сейчас это уже не совсем так, — тихо отозвалась Эшли.

— Что ты имеешь в виду? — усевшись на стул у кровати, Оливия внимательно посмотрела на напарницу.

— Я много думала об этом сегодня. Пока не знаю, что с этим делать, но я не хочу, чтобы Джейд жила в страхе за меня, — Эшли посмотрела прямо на неё. — Она не заслуживает такого, понимаешь, Лив?

— Конечно понимаю, — Оливия успокаивающе дотронулась до её руки.

— А что у вас с Рене? Кажется то, что между вами случилось, не очень повлияло на ваши отношения. Они остались такими же дружескими?

— Ну, я бы не сказала, что они дружеские. Во всяком случае, я была бы не против продолжить более близкое знакомство, — облокотившись на спинку стула Оливия посмотрела на неё. — Но сегодня выяснилось, что Рене не особенно этого не хочет.

— Как такое возможно? — улыбнулась Эшли.

— Меня тоже это удивляет, — улыбнулась в ответ Оливия. — Она считает, что мы просто немного перебрали в тот вечер.

— Но это же так и есть.

— Я не понимаю её, Эш, — серьёзно продолжила Оливия. — То, мне кажется, она флиртует со мной, но когда я пытаюсь что-то предпринять, то получаю отказ.

— Она объяснила почему?

— Эм, — Оливия на секунду задумалась. — Она говорит, что просто секс ей не интересен. Но не похоже, что я ей совсем безразлична. Вот и разберись.

— Тогда может лучше оставить всё как есть?

— Наверное, так и будет, — согласилась Оливия. — Но мне бы хотелось другого.

— Да? — Эшли приподняла бровь, с улыбкой глядя на неё. — И чего же? Можно узнать поподробнее.

— Боже, только ты умеешь вытянуть из меня все секреты, — Оливия наклонилась ближе и негромко продолжила. — Когда я вижу её, то не могу не вспоминать тот вечер. Я и раньше считала её привлекательной, хотя это не единственное, что мне в ней нравится.

— А что ещё?

— Она волнует меня, но это очень приятное волнение. Понимаешь?

— Похоже Рене не их тех девушек, на кого безотказно действует твоё обаяние, — улыбнулась Эшли.

— Похоже, что каждый раз, когда девушка мне нравится, моё обаяние мне изменяет, — усмехнулась Оливия.

— С ней не получится вот так запросто, — задумчиво добавила Эшли.

— Один раз уже получилось, — самоуверенно возразила Оливия.

— Вряд ли тебе удастся ещё раз её напоить.

— Во-первых, я её не поила, — немного обиженно отозвалась Оливия. — А во-вторых, в следующий раз мне бы хотелось, чтобы это случилось в более подходящем месте, а не в её клубе.

— Сейчас ты очень напоминаешь мне Джейд, когда мы познакомились, — рассмеялась Эшли. — Она вела себя как упрямый баран.

— Но это же сработало.

— Джейд хотела больше, чем просто секса. Она не говорила об этом и, может быть, даже сама не представляла, что это так, но ей нужен был близкий человек рядом. Я очень быстро поняла это. Джейд нуждалась в любви.

— По-твоему мне не нужна любовь?

— Конечно нужна, — Эшли нашла её руку и сжала в своей. — И мне всё равно кто это будет, Селби, Рене или ещё кто-нибудь. Главное, чтобы это был твой человек, Лив.

*****

Следующие несколько дней, проведённых в больнице, показались Оливии не такими скучными, как она предполагала. В сумке, привезённой Рене, она нашла пару интересных книг, а днём часто присоединялась к Эшли и Джейд, которые прогуливались по небольшому скверу на территории больницы. Когда Эшли уставала, они усаживалась на лавочку и Оливия с интересом слушала рассказы Джейд об Уолте или забавные истории о её работе. За эти дни она узнала Джейд лучше, чем за всё время до этого. Внимание и забота, которой она окружала Эшли, то с какой нежностью эта красивая, зеленоглазая девушка смотрела на неё, лучше всяких слов демонстрировали её трогательные чувства. Вместе с тем Джейд никогда не позволяла Оливии чувствовать себя в их компании лишней. Теперь Оливия лучше понимала, почему Эшли так быстро и бесповоротно влюбилась в эту девушку. У Джейд было большое, доброе и любящее сердце и благодаря Эшли это могли видеть окружающие.

Оливия старалась уходить пораньше, давая девушкам возможность побыть вдвоём, перед тем как Джейд отправлялась домой. Возвращаясь в палату, она с каждым днём всё отчётливее ощущала своё собственное одиночество. Все последние годы она просто не давала себе времени, чтобы остановиться и подумать о своей жизни, стараясь полностью погрузиться в работу. Сейчас, оставаясь наедине с собой, она больше не могла избегать этих мыслей.

У неё никогда не было ничего похожего на то, что было между Эшли и Джейд. Возможно, ей просто попадались не те люди, но скорее всего дело было в ней самой. Она никогда не хотела, чтобы её мир сфокусировался на одном человеке. Всегда было так много того, что казалось более значимым. Её работа, желание сохранить свободу и контроль над своей жизнью. Любила ли она хоть раз по-настоящему? Готова ли была доверить кому-то своё сердце? Ей всегда казалось, что показывая свои чувства становишься уязвимой. Когда-то, ещё в ранней юности, её первая девушка обманула её, начав встречаться за её спиной с мужчиной. Оливия не сразу узнала об этом, но именно ложь показалась ей тогда самым ужасным в этой ситуации. Проще было оставаться эмоционально отстранённой, когда дело касалось отношений. Она никогда никому не призналась бы в этом, но в Денвере, когда закончился её самый длительный роман, она почувствовала облегчение. Любые отношения с женщинами для неё были связаны с азартом завоевания, влечением, но не любовью. Всё начало меняться с тех пор, как в её жизни появилась Эшли. Они очень много времени проводили вместе на работе и часами могли говорить почти обо всём. Иногда казалось, что Эшли видит её насквозь. Но её напарница не замечала главного, того, как увлечена ей Оливия. Это был первый раз, когда для Оливии оказалось важно чувствовать взаимность, но её не было в глазах Эшли. Если бы дело касалось кого-то другого Оливия приложила бы максимум усилий, чтобы добиться своего, но Эшли была её другом. Близким человеком. Вероятно даже первой женщиной, за долгое время, чувства которой оказались для неё важнее собственных желаний. Эшли, которая, потеряв когда-то любимую девушку, продолжала любить её долгое время, заставила Оливию по-другому взглянуть на жизнь. Эшли, которая поверила в любовь Джейд, в то время как та считалась едва ли ни самой непостоянной девушкой среди её знакомых. Сейчас, спустя год, они жили счастливой, семейной жизнью и воспитывали ребёнка. И Оливия начинала понимать, как сильно её тяготит одиночество и редкие, ни к чему не обязывающие встречи. Всё чаще её жизнь казалась совершенно бессмысленной, и появлялось непривычное желание почувствовать тепло близкого и родного человека рядом.

Вечерами она навещала Адама. Пару раз она заставала там Саманту, которая смущённо оправдывалась тем, что случайно проезжала мимо и заглянула на пару минут. Адам всё ещё был на аппарате искусственного дыхания. Сидя у его кровати и слушая размеренные звуки, издаваемые мониторами, она надеялась, что он чувствует её присутствие и поддержку.

Отложив книжку, Оливия потянулась к зазвонившему телефону.

— Привет, твоя симпатичная докторша уже навестила тебя? Мы вышли прогуляться. Не хочешь присоединиться? — раздался в трубке голос Эшли.

— Да, обход уже прошёл. Кажется, завтра у меня есть шанс выбраться отсюда.

— Ты её доконала, и она выписывает тебя?

— Я хорошо себя веду. Сейчас спущусь, — рассмеялась Оливия.

День был тёплым и солнечным и, выйдя из дверей больницы, она направилась по дорожкам зелёного сквера. Свернув на очередном повороте, она задержалась, заметив Рене, стоящую рядом с лавочкой, на которой сидели Джейд и Эшли, а потом медленно направилась к ним. В тёмно-синих джинсах, босоножках на высоком каблуке и лёгкой блузке с коротким рукавом Рене выглядела очень волнующе. На её лице появилась улыбка, когда она заметила Оливию.

— Отлично выглядишь, — тёплые карие глаза изучающе прошлись по её фигуре, отчего Оливию внезапно бросило в жар.

— Я знаю, что это неправда, но всё равно спасибо, — ответила она, останавливаясь рядом.

— Тебя действительно выписывают? — поинтересовалась Эшли.

— Надеюсь. Это были самые длинные пять дней в моей жизни, — усмехнулась Оливия.

— Боже, я тоже хочу домой, — вздохнула Эшли. — Я так соскучилась по Уолтеру, — А эти стеклянные двери в моей палате сводят меня с ума.

— Мне кажется, медсёстры специально постоянно ходят мимо них, когда мне хочется побыть наедине с моей женой, — хмыкнула Джейд. — Стоит мне поцеловать её и у нас сразу появляется компания.

— Могу предложить вам свою палату. Там нет стеклянных дверей, — улыбаясь, предложила Оливия.

— Неплохая мысль, — Эшли шутливо подмигнула Джейд. — Мы хотели сходить за мороженым, — добавила она, поднимаясь. — Тебе купить?

— Шоколадное.

— Отлично, мы сейчас вернёмся, — кивнула Джейд.

Оливия присела на лавочку, провожая их взглядом.

— Как твоё плечо? — поинтересовалась Рене.

— Какое плечо?

— Всё ещё строишь из себя героя? — с тёплой улыбкой Рене посмотрела на неё. — Завтра домой?

— Да. Что ты делаешь завтра вечером?

Покачав головой, Рене лишь усмехнулась в ответ.

— Поужинаешь со мной? — продолжила Оливия.

— У меня много дел в клубе, — ответила девушка, присаживаясь на лавочку рядом.

— Я могу подъехать к тому времени, когда ты освободишься и проводить тебя домой.

— Лив, — облокотившись на спинку лавочки, Рене посмотрела в голубое небо над ними. — Давай не будем.

— Почему?

— Потому что, когда ты говоришь об ужине, или о том, чтобы проводить меня куда-то, я по твоим глазам вижу, что ты имеешь в виду.

— Но ты обещала мне свидание.

— Совсем нет.

— Просто ужин. Обещаю, что никаких других предложений не последует. Или ты боишься остаться со мной вдвоём? — Оливия придвинулась чуть ближе.

— Не боюсь. Просто я тебе не доверяю.

— Мне кажется, ты не доверяешь себе.

— Очень самоуверенно, — расслабленно улыбнулась Рене, поворачиваясь к ней. — Вероятно, это действует на большинство девушек.

Оливия поймала взгляд её карих глаз и замерла. Ей так нравилось чувствовать его на себе. Наблюдать, как мерцают золотые огоньки, и увеличивается тёмный зрачок в глубине, выдавая волнение. В такие мгновения, как бы не отказывалась Рене, она не могла не чувствовать притяжение, возникающее между ними. Желание тёплой волной прокатилось по телу и спустилось, концентрируясь в самом низу живота. Она успела заметить, как на щеках Рене проступил лёгкий румянец, прежде чем девушка отвела взгляд.

— У тебя неплохо получается, — негромко прокомментировала Рене.

— Получается что? — удивилась Оливия.

— Так смотреть, — её мягкая улыбка показалась Оливии немного грустной. — Почему ты так торопишься выписаться? Хочешь сразу отправиться на работу?

— Каюсь, пока я была здесь, то думала только об этом, — вздохнув, призналась Оливия. — Ребята пытаются выяснить причину, по которой мы попали под обстрел, и я хочу участвовать в расследовании. Эшли чуть не погибла. Адам всё ещё без сознания и неизвестно чем это закончится для него. Для меня это очень важно.

— Но тот, кто это сделал… его же уже нет? — нерешительно спросила Рене

— Да. Я знаю. Было бы лучше, если бы он остался жив, но у меня не было времени думать об этом в тот момент. И причина, по которой он так себя повёл всё ещё остаётся неизвестной.

— Мне сложно это понять, — Рене отвела от неё задумчивый взгляд. — Почему ты, или Эшли занимаетесь именно этим. Почему вас ничего не может остановить.

— Кто-то же должен. Это то, что я неплохо умею. Ну и я получаю своего рода удовлетворение, когда добиваюсь результата, — Оливия почувствовала, что начинает оправдываться. — Ты ловко сменила тему. И тебе повезло, что наша сладкая парочка возвращается. — добавила она, посмотрев в сторону. — Но к вопросу об ужине мы ещё вернёмся.

*****

Оливия вздрогнула от неожиданности, когда зазвонил телефон и, подхватив трубку, поднялась с кровати. Был уже вечер, и она читала, надеясь уснуть.

— Лив, он только что пришёл в себя, — Оливия не сразу узнала кто это, потому что девушка говорила взволнованно и сбивчиво.

— Саманта?

— Они убрали трубки из его лёгких несколько часов назад, и он только что открыл глаза. Он назвал меня по имени, Лив. Это всё, что он успел произнести, прежде чем меня вытолкали из палаты врачи, но я видела его взгляд. Кажется, с ним всё в порядке.

— Я сейчас подойду, — отозвалась Оливия.

— К нему сейчас никого не пустят. Я собираюсь поехать домой. Я позвонила просто потому, что мне нужно было поделиться с кем-то.

— Тогда дождись меня у выхода. Я хочу, чтобы ты мне рассказала, — улыбнулась Оливия, выходя из палаты. — Так ты говоришь единственное, что он сказал, было твоё имя?

— Наверное, это потому, что я была там, и он увидел меня, — неуверенно предположила девушка.

— По крайней мере, с его памятью всё в порядке, — чувствуя облегчение, рассмеялась Оливия.

*****

— Ну что ж, думаю я смогу отпустить вас домой сегодня, но завтра вам придётся вернуться, чтобы снять швы, — доктор Нора Эмерс осмотрела рану на плече Оливии и закрепила повязку.

— А нельзя сделать это сегодня? — поинтересовалась Оливия. — Завтра мне хотелось бы быть на работе. Я и так провела в больнице слишком много времени.

— Завтра, — задумчиво повторила доктор, делая записи в своём планшете. — Я считаю, что ещё несколько дней вам не стоит думать о работе. Ваше ранение не такое серьёзное, но организму всё равно нужен отдых и реабилитация.

Оливия не стала спорить, кивнув в ответ.

— Документы на выписку будут готовы примерно через час. Я знаю, что вчера ваш коллега пришёл в себя. Можете пока навестить его, — улыбнулась доктор, поднимая на неё взгляд. — И я очень надеюсь увидеть вас здесь завтра. Иначе мне придётся сообщить вашему начальнику, что вы уклоняетесь от моих предписаний и ещё не готовы приступить к работе.

— Я обязательно приеду, раз такая красивая девушка настаивает, — улыбаясь пообещала Оливия. — Спасибо, доктор.

Она дождалась пока её лечащий врач покинет палату и вышла следом, направившись в сторону реанимационного отделения.

У дверей палаты, в которой лежал Адам, её остановила медсестра.

— Мистер Коинг всё ещё в тяжёлом состоянии, — начала она, преграждая ей путь.

— Я ненадолго. Мне нужно увидеть его, — убедительно отозвалась Оливия.

— За это утро его уже навестили несколько человек.

— Он будет мне рад, — Оливия уверенно обогнула её и потянулась к ручке двери.

— Три минуты, — предупредила медсестра. — Скоро должны прийти его лечащий врач с комиссией. Не ставьте меня в неприятное положения. Посещения для него ещё не разрешены.

— Три минуты, — кивнула Оливия, входя в палату.

Лежащий на кровати Адам встретил её слабой улыбкой. Его голубые глаза были немного затуманены.

— Привет, ковбой, — улыбнулась Оливия, подходя ближе. — Тебе лучше?

— Это смотря с какой стороны посмотреть, — негромким, хриплым голосом отозвался он. — Тебя тоже ранили?

— Немного задело. Сегодня уже выписывают, — Оливия присела на стоящий у его кровати стул.

— Что там случилось? — нахмурившись, спросил он.

— Ты не помнишь?

— Последнее, что я помню, это то, как мы ехали в машине. Ты, я, Эшли и Сэм. А потом, я здесь, и чувствую себя так, словно попал под поезд, — он замолчал, переводя дыхание. — Недавно заходила Эшли. Она сказала, что была перестрелка. Утром была Саманта, но я не успел её спросить, потому что пришёл врач и выгнал её.

— Саманта навещала тебя каждый день, пока ты здесь.

— Правда? — он удивлённо посмотрела на неё, и закрыл глаза. — Она всё ещё сердиться?

— Думаю, у тебя есть неплохой шанс на прощение, — улыбнулась Оливия.

— Тогда мне повезло, да?

— Да уж, — хмыкнула она. — Я осталась с Самантой у машины, а когда услышала выстрелы, бросилась к вам, но не успела. Ты и Эшли были уже без сознания. Если бы я знала, что такое может случиться…

— Но он же не ушёл? — обеспокоенно спросил он.

— Нет. Не ушёл, — Оливия наклонилась ближе и, накрыв его руку, тихонько сжала в своей. — Я рада, что ты справился.

— Я тоже, — прохрипел он. — Эшли сильно досталось?

Оливия на секунду вернулась в тот мрачный и тёмный подъезд, а потом, тряхнув головой, ободряюще улыбнулась ему.

— С ней тоже всё будет в порядке. Не волнуйся ни о чем.

— Это моя вина. Я потащил вас туда, — тяжело вздохнув, он пристально посмотрел ей в глаза. — Хочу понять, где я ошибся.

— Ребята занимаются этим. Это не твоя вина. Не надо сейчас об этом думать, хорошо? Мы не можем предугадать всё.

— Сложно не думать, когда это единственное, что я могу делать лёжа здесь.

— Ты можешь поразмышлять о том, что скажешь Саманте, когда она придёт в следующий раз. Потому что, мне кажется, от этого много чего зависит, — Оливия многозначительно улыбнулась ему. — Она успела познакомиться с твоей мамой, пока ты был здесь, так что ты попал, приятель.

— Серьёзно?

— Точно, — кивнула она. — Извини, мне сейчас надо идти. Я обещала, что буду у тебя недолго. Давай, держись, хорошо?

— Куда я денусь, — мрачно вздохнул он.

*****

Приняв душ, Оливия растянулась на диване перед телевизором, наблюдая бейсбольный матч и просматривая почту. Звонок телефона прозвучал, когда она уже почти уснула.

— Привет. Скучаешь? — раздался в трубке бодрый голос Джейд.

— Можно сказать и так, — улыбнулась Оливия.

— Как ты смотришь на то, чтобы немного прогуляться. Выпить по бокалу пива, за твою выписку?

— Интересное предложение.

— Я могу заехать за тобой, — предложила Джейд. — Примерно минут через пять.

— Ты очень быстрая, — рассмеялась Оливия. — Я даже не одета.

— Тогда я подожду тебя у дома. Одевайся и выходи.

— Договорились.

Через пятнадцать минут они уже выбрались из машины Джейд, оставив её на парковке клуба «Блю Стар». Джейд оглянулась на неё, когда они подошли к дверям.

— Хорошо себя чувствуешь?

— Отлично. Наверное, это лучшее, что может помочь мне взбодриться и вернуться в нормальную жизнь, — усмехнулась Оливия.

— Я тоже так думаю, — с улыбкой кивнула Джейд. — Только держи себя в руках, тут сегодня много женщин, а ты провела в больнице… сколько? Почти неделю?

— Почти. Но не думаю, что уже готова на подвиги, — рассмеялась Оливия.

Они вошли в шумный зал, заполненный людьми, и направились к барной стойке, поскольку все столики были уже заняты. Танцпол тоже был заполнен и в клубе звучали последние популярные хиты.

— Здесь сегодня горячо, — заметила Оливия, присаживаясь на высокий барный стул. — И женщин очень много. Эшли не боится отпускать тебя одну в такие места?

— У неё нет ни одной причины бояться, — Джейд мягко улыбнулась, делая знак бармену. — Если бы меня всё ещё интересовали другие женщины у меня не было бы ни одного шанса быть с ней, — заказав два бокала пива, Джейд весело посмотрела на нее. — Но ты можешь не обращать на меня внимание и ни в чем себя не ограничивать.

Сделав небольшой глоток, Оливия изучающе оглядела заполненный зал.

— Сегодня я лучше воздержусь, — пробормотала она — Пиво и приятная компания это всё, в чем я нуждаюсь.

— Эшли пыталась поспорить со мной о том, что завтра утром ты сразу побежишь на работу, — усмехнулась Джейд. — Скажи мне, что не собираешься этого делать.

— Вообще-то у меня были такие мысли, но утром мне предстоит вернуться в больницу и снять швы, так что придётся отложить моё возвращение. А на что был спор? — поинтересовалась Оливия.

— Не скажу, — рассмеялась Джейд. — Она тоже постоянно говорит о работе.

— Понимаю, — кивнула Оливия. — Как у тебя получается мириться с этим? Если не брать в расчёт коллег, я не встречала ещё ни одной женщины, которая принимала бы моё отношение к работе.

Джейд покрутила в руках бокал и, сделав небольшой глоток, бросила на неё быстрый взгляд.

— Честно? Меня до ужаса пугает то, чем она занимается. Я боюсь, что может что-то случится, и я потеряю её, но разве у меня есть выбор? Она считает, что ей это нужно. Я не хочу менять её. Ведь я сама выбрала эту женщину, — Джейд улыбнулась. — Вероятно, я могу только молиться, чтобы Господь сохранил её для меня.

— Тогда ей повезло. За то время, пока у меня были более или менее серьёзные отношения я успела наслушаться кучи упрёков по поводу моей работы, — вздохнула Оливия.

— У тебя были серьёзные отношения? — Джейд приподняла бровь, с недоверием глядя на неё.

— Ну да. Я пыталась, — пожала плечами Оливия. — Это было недолго и, если честно, очень мучительно для нас обоих. Я была даже рада, когда она меня бросила.

Джейд легко рассмеялась, покачав головой.

— Что тебя так веселит? — поинтересовалась Оливия.

— Когда я увидела тебя первый раз, то подумала что, наверное, о такой уравновешенной, надёжной и постоянной девушке мечтает Эшли, — отозвалась Джейд. — Сейчас ты разрушала все мои иллюзии.

— Похоже, кроме тебя, никто больше так обо мне не думает, — усмехнулась Оливия.

Заиграла красивая медленная композиция и освещающее зал лампы почти погасли. В этот момент к ним подошла высокая, длинноногая блондинка и, не отрывая призывного взгляда от Джейд, поздоровалась мягким, тягучим голосом.

— Потанцуем?

Джейд невозмутимо поставила свой бокал на стойку и, развернувшись, приподняла левую руку, покрутив кольцо на безымянном пальце.

— У меня очень ревнивая жена, — с улыбкой произнесла она.

— Жаль. Если передумаешь, найди меня, — томным голосом ответила блондинка и удалилась.

— Боже, — Оливия не смогла сдержать смех, — Ты прикрываешься Эшли, чтобы отказывать женщинам?

— Это чистая правда, — рассмеялась в ответ Джейд.

— Да ладно, — отмахнулась Оливия.

— Ну, может я немного перегнула, но отказ в такой форме вряд ли кого-то обидит, — улыбка Джейд стала шире, когда она посмотрела через её плечо.

— Можно пригласить вас? — раздался за спиной Оливии женский голос.

Оглянувшись, она встретилась взглядом с очень хорошенькой, молодой, рыжеволосой девушкой.

— Эм… — потянула Оливия, — Я не танцую.

Разочарованно кивнув, девушка вернулась к своему столику.

— Как ты там говоришь про жену? — повернувшись к Джейд Оливия поняла, что та с трудом сдерживается, чтобы не расхохотаться. — Мда, я знаю, прозвучало ужасно, но сколько ей лет? На вид не больше шестнадцати. Я не могу танцевать с подростком.

Не удержавшись, Джейд всё же рассмеялась.

— Приятно видеть, что вам весело, — Оливия оглянулась на знакомый голос. — Почему вы не позвонили и не сказали, что собираетесь зайти? Я могла бы организовать вам столик.

Рене, в узких кожаных брюках и кожаном жилете на молнии, расстёгнутой довольно низко, стояла так близко, что взгляд Оливии, буквально приклеился к нежной ложбинке груди.

— Не сердись. Мы решили приехать спонтанно, — отозвалась Джейд. — И нам не нужен столик, здесь тоже вполне удобно. Правда, Лив? — Джейд чуть задела её локтем.

— Так и есть, — подняв взгляд, Оливия встретилась с насмешливым взглядом нежно-карих глаз.

— Мы отмечаем выписку Оливии, — пояснила Джейд. — И обсуждаем варианты, как можно отказать женщине, при этом, не обидев её.

— Стесняюсь спросить, вам предлагали что-то неприличное в моем клубе?

— Ничего такого, — улыбнулась Джейд. — Составишь нам компанию?

— С удовольствием, — Рене заказала бокал белого вина и пристроилась за барной стойкой прямо между ними. — Итак, почему вы обсуждаете такие странные темы? С тобой-то всё понятно, — она мягко улыбнулась Джейд. — Но что не так с тобой, Лив?

— Я сейчас не очень расположена к знакомствам, — пожала плечами Оливия. — Меня больше беспокоит возвращение на работу, потому что пока я единственная из нас троих, кто может принять участие в расследовании того, почему в нас стреляли.

— Я слышала ваш коллега пришёл в себя? — спросила Рене.

— Да, ему лучше, — кивнула Оливия.

— Им обоим повезло, что ты оказалась там, — серьёзно произнесла Джейд.

— Я тоже так думаю, — тёплый взгляд Рене встретился с её взглядом.

— Предлагаю выпить за Лив, — добавила Джейд.

— Не надо хватить меня за то, что я делаю свою работу, — попыталась возразить Оливия.

— За тебя, — Рене коснулась ладонью её руки. — Даже в обычной жизни нам хочется иметь надёжное плечо рядом. Что уж говорить о такой работе, как у вас, — искренне произнесла она.

Они выпили и, немного помолчав, Джейд сменила тему, заговорив о музыке и об общих знакомых из группы Рене. За неспешным разговором Оливия не заметила, как прикончила второй бокал пива. Ей было легко и приятно в компании девушек. Наблюдая за ними, становилось очевидным, что они давно и очень хорошо знают друг друга. Порой казалось, что они понимают друг друга без слов, и она вновь задумалась, было ли между ними когда-нибудь что-то больше дружбы. Глядя на них, это казалось вполне вероятным, но Оливии не нравилась эта мысль. Ей не хотелось думать о Рене и какой-нибудь другой женщине. Тем более такой потрясающе красивой как Джейд. Рене стояла так близко, что она могла чувствовать знакомый аромат её духов. А ещё она ощущала что-то незнакомое и пугающее. Необъяснимое желание дотронуться до тёплой, мягкой кожи, провести кончиками пальцев по тёмным завиткам коротких волос на нежной шее. В её голове вдруг яркими вспышками стали мелькать образы вечера, который они провели в клубе вдвоём. Поддерживать разговор в таком состоянии было не так просто, но она старалась. Через некоторое время эти мысли привели к тому, что она задумалась о том, как предложить Рене провести остаток ночи вдвоём. Вероятно, чтобы обсудить это, неплохо было бы пригласить её на танец, потому что сделать подобное предложение при Джейд она не решалась. Но когда в зале вновь заиграла медленная мелодия рядом с ними возникла высокая фигура молодой светловолосой девушки.

— Добрый вечер, — уверенно начала она. — Рене, потанцуешь со мной?

— Ты как всегда некстати, Алекс, — недовольно хмыкнула Джейд.

— Всё в порядке, — примирительно улыбнулась ей Рене. — Я ненадолго. Не скучайте.

Провожая их взглядом, Оливия заметила, как свободно и по-собственнически Алекс обняла Рене за талию, пока они двигались к танцполу, а потом властно привлекла к себе в танце. Глядя на Рене в объятьях, безусловно красивой, молодой девушки, Оливия вдруг отчётливо увидела ситуацию, в которой её угораздило оказаться. Всё последнее время её влекло к женщине, у которой, по всей видимости, уже были довольно серьёзные чувства к другой. И почему-то до этого самого момента Оливия упорно не хотела задумываться об этом. Подавив разочарование, она отвернулась, обнаружив перед собой новый бокал пива.

— Думаю, третий будет уже лишним, — произнесла она, запоздало понимая двусмысленность своих слов и бросая быстрый взгляд на замолчавшую Джейд. — Пожалуй, мне пора домой, — посмотрев на часы, добавила она.

— Эмм, и куда же ты так внезапно собралась? — Джейд развернулась на стуле и, склонив голову, наблюдала за ней.

— Уже поздно, а мне утром в больницу. Если я появлюсь там после бессонной ночи, разбавленной пивом, боюсь, мой доктор меня не похвалит.

— Собираешься уйти, не попрощавшись с Рене?

— Она переживёт, — отозвалась Оливия, поднимаясь и доставая бумажник.

— Убери это. Я тебя пригласила, — остановила её Джейд. — Если честно я сейчас немного разочарована тем, что ты делаешь, — негромко добавила она.

— О чём ты? — Оливия нахмурилась, встречая пронзительный взгляд зелёных глаз.

— Она же нравится тебе, — утвердительно произнесла Джейд.

— Мне не нужны сложности. Вокруг много других женщин, — пожала плечами Оливия. — Всего хорошего, Джейд.





Глава 6

Оливия злилась на себя. Она поздно уснула вчера, потому что долго не могла успокоиться и выкинуть из головы фрагменты прошедшего в клубе вечера. И даже проснувшись утром, она всё ещё чувствовала разочарование. Приняв душ и выпив чашку кофе, она вышла из дома, отправившись в больницу. Ей хотелось как можно быстрее заняться чем-то привычным. Вернуться к работе. Заполнить время чем угодно только чтобы не думать о стройной, кареглазой брюнетке.

Медсестра проводила её в процедурный кабинет, где оставила дожидаться прихода доктора. Подойдя к окну, она смотрела на ухоженный зелёный сквер больницы.

— Доброе утро, детектив, — раздался знакомый голос. — Как вы себя чувствуете сегодня?

Развернувшись, Оливия улыбнулась молодой женщине.

— Доброе утро, доктор Эмерс.

Врач внимательно посмотрела на неё и, положив на стол планшет, жестом предложила ей присесть.

— Выглядите немного бледной. Может быть не стоило отпускать вас вчера домой? Как прошёл ваш вечер?

— Могло бы быть и лучше, но это не связано с моим плечом, — заверила её Оливия.

— Ладно, давайте отложим этот разговор и посмотрим, можно ли снимать швы, — кивнула доктор, направляясь за инструментами. — Я сделаю вам обезболивающий укол.

— В этом нет необходимости, — отозвалась Оливия. — Давайте поскорее покончим с этим.

— Хорошо, — вернувшись, доктор поставила на стол поднос. — Снимайте футболку.

Освободив плечо от повязки, она внимательно осмотрела рану.

— Можете отвернуться, — предложила она, потянувшись за инструментами. — Будет немного неприятно. Итак, поделитесь, почему вы такая хмурая? Насколько я помню, вчера вы были счастливы покинуть больницу.

— Так и есть, — подтвердила Оливия.

— Тогда почему я не вижу вашей улыбки? Вы знаете, что у вас замечательная улыбка? Думаю, благодаря ей вы разбили немало женских сердец.

— Надеюсь, что нет, — усмехнулась Оливия.

— А ещё у вас очень необычный цвет глаз. Когда вы сердитесь, они становятся серыми, почти стальными. А когда у вас хорошее настроение в них появляется зелёный и они похожи на морские волны.

— Вы очень наблюдательны, доктор, — Оливия бросила быстрый взгляд на склонившуюся над ней женщину.

— Ну, вы же обещали мне что-то вроде свидания. У меня было время, чтобы присмотреться и решить хочу ли я на него идти.

— Эмм, — Оливия немного удивилась такой прямоте. — И что вы решили?

— Я подумала, почему бы и нет, — отложив инструмент, девушка выпрямилась. — Но для начала предлагаю перейти на ты и называть друг друга просто по имени. Отношения пациент-доктор между нами закончились. Будет интересно посмотреть, что ещё у нас может получиться.

Открытый взгляд голубых глаз заставил Оливию улыбнуться. Стройная, среднего роста блондинка с длинными волосами, правильными чертами лица и умными, проницательными глазами была вполне способна вызвать интерес в ком угодно. И, пожалуй, некоторое время назад Оливия бы почувствовала больше энтузиазма после подобного предложения.

— В таком случае, было бы неплохо прояснить некоторые детали сразу, чтобы потом не возникло недоразумений, — произнесла Оливия.

— Конечно, — с лёгкой улыбкой молодая женщина кивнула.

— Вас интересуют только женщины, или мужчины тоже? Потому что во втором случае ничего, кроме ужина, в знак благодарности, у нас не получится.

Бровь девушки медленно поднялась вверх.

— Я не встречаюсь с мужчинами. У меня нет на данный момент постоянной партнёрши. Мои последние отношения закончились около двух лет назад, и я ещё не уверена, что готова к новым.

Оливия поднялась со стула и оказалась с ней лицом к лицу.

— Это мне подходит, — улыбнулась она.

— Сейчас тебе лучше одеться, — зрачки в голубых глазах Норы Эмерс медленно расширились. — Ты слишком хороша, чтобы я могла не обращать на это внимание, а я всё ещё на работе, — пробормотала она немного севшим голосом.

Оливия потянулась за футболкой и, одевшись, поправила рукой волосы.

— Ну что, теперь я свободна?

— Конечно.

— Во сколько мы можем встретиться вечером?

— Я работаю до пяти. Если ты подъедешь к больнице в половине шестого, я буду готова.

— Договорились. В половине шестого, — кивнула Оливия. — Всего хорошего, доктор Эмерс. И ещё раз спасибо.

*****

Прежде чем отправиться на работу она навестила Эшли, а затем заглянула ненадолго к Адаму. Оставив машину на стоянке, Оливия прошла в здание участка и, поздоровавшись с дежурным, направилась в отдел. Прошла всего неделя, а ей почему-то казалось, что она не была здесь очень долго. Открыв дверь в кабинет, она нашла в нём только Саманту, склонившуюся над ноутбуком за столом, который для неё освободили.

— Привет, — поздоровалась Оливия.

— Привет, — улыбнулась девушка, поднимая на неё взгляд. — Тебя выписали?

— Как видишь. А где ребята?

— Марк и Джо на выезде. Хейз уехала в центральный департамент консультировать по какому-то сложному вопросу местных специалистов. Капитан у себя.

— Отлично. Как раз с ним я и хотела поговорить, — кивнула Оливия, направившись к двери начальника. — Кстати, я заходила сегодня к Адаму. Он так рад, что обследования не показали никаких серьёзных нарушений в его мозге, что готов уже сейчас пригласить тебя на свидание.

— Он упоминал об этом, когда я заходила к нему утром, — Саманта улыбнулась в ответ. — Но пока ему не разрешают даже вставать, так что с этим придётся повременить.

— Было бы неплохо, если бы кое-что ему всё же подправили в голове. Может тогда он начнёт побольше думать, прежде чем совершать глупости, — усмехнулась Оливия. — Не сдавайся слишком быстро, Сэм. Он не заслужил такую девушку как ты, — она весело подмигнула ей, прежде чем постучать в дверь капитана. — К вам можно, сэр?

— Оливия. Конечно, входи, — капитан Патрик Джеферсон отодвинул от себя увесистую папку. — Как твоё здоровье?

— Всё отлично, сэр. Вчера меня выписали из больницы. Я прекрасно себя чувствую.

— Рад это слышать. Садись, — кивнул мужчина. — Я получил утром сообщение от председателя медицинской комиссии. Он ожидает тебя в ближайшее время, чтобы убедиться, что с твоим здоровьем всё в порядке.

— У меня есть выписка из больницы.

— Ты знаешь порядок, Лив, — спокойно отозвался капитан.

— Я хотела бы приступить к работе сегодня, — с надеждой произнесла Оливия. — Я могу пройти комиссию завтра или в любой другой день, когда найдётся свободное время.

Нахмурившись, капитан посмотрел на неё и покрутил в руках ручку.

— Об этом я тоже собирался поговорить с тобой. Когда ты последний раз была в отпуске?

— Что? — она удивлённо нахмурилась, а потом почувствовала прилив раздражения. — Сейчас не лучшее время говорить о моем отпуске. Я хочу принимать участие в расследовании того, что с нами случилось. Двое из моих коллег едва не расстались с жизнью.

— Этим занимаются Джо и Марк. А также отдел внутренней безопасности.

— Уверена, у ребят есть и другие текущие дела, поэтому ещё один человек не помешает, — возразила она.

— Послушай, Оливия, — капитан терпеливо посмотрел на неё, не высказывая недовольства её возмущением. — Ты не была в отпуске два с половиной года. Когда все это произошло, мне пришлось оправдываться, почему мои детективы работают, нарушая все установленные нормы. У тебя накопилось почти три месяца отпуска.

— Сэр, вы же не хотите отстранить меня от работы на три месяца? — почти в панике воскликнула она, поднимаясь. — Это же смешно. В отделе почти никого не осталось, а вы говорите о каком-то отдыхе.

— Оливия сядь, — резко бросил он. — Если уж говорить прямо, то у меня нет выбора. Если ты не используешь хотя бы половину из того, что у тебя накопились до конца года, мне придётся отвечать перед моим руководством.

— Половину? Что я, по-вашему, должна делать полтора месяца? — расстроено выдохнула она. — Я хочу принимать участие в расследовании. Я думаю об этом постоянно.

— Понимаю, — кивнул он. — Но напрямую это не относится к делам нашего отдела. Там замешана торговля оружием, и пока всё остаётся под большим знаком вопроса.

— Сэр, не отстраняете меня сейчас, — чуть тише попросила она. — Может быть через месяц?

— Мы не будем обсуждать это, — пожав плечами вздохнул он. — Минимум три недели ты должна отдохнуть перед тем, как выйдешь на работу.

— Чёрт, — отвернувшись, Оливия попыталась взять себя в руки. — Я могу обратиться к кому-нибудь с просьбой отложить это?

— Нет, если не хочешь, чтобы тебя отправили на все три месяца, — строго ответил он. — Займись домашними делами. Отдохни. К тому времени как раз уже вернётся Эшли, и вы сможете приступить к работе вместе.

— Я могу хотя бы посмотреть материалы дела? — спросила она с надеждой.

— Нет, детектив. Об этом не может быть и речи. И если я узнаю, что ты пытаешься выяснить что-то у Марка, вы оба получите выговор.

— Я поняла, — кивнула она. — Я могу идти?

— Да, идите, детектив Девис. Надеюсь, что не увижу и не услышу о вас ничего в течение вашего отпуска.

Оливия поднялась и направилась к двери.

— Лив, — раздался за спиной чуть смягчившийся голос капитана. — Постарайся провести это время с пользой. Поезжай куда-нибудь. Смени обстановку. После этого работается намного лучше.

— Вы хотите сказать, что я где-то ошиблась? — остановившись, она оглянулась на него.

— Нет. Я хочу сказать, что за последнее время с тобой случилось столько всего, что не каждый мужчина выдержит. А ты справилась. Сбрось темп и передохни.

— Хорошо, сэр, — кивнула она и, открыв дверь, вышла из кабинета.

*****

Тщательно одеваясь, Оливия пыталась направить все свои мысли на предстоящее свидание. Она долго размышляла что одеть, остановив свой выбор на угольно-чёрных брюках и тёмно-бордовой рубашке с широким воротом. Уже очень давно она не встречалась с женщинами подобным образом. Те редкие моменты, когда она была с кем-то в последние годы, получались слишком спонтанными. Она чувствовала лёгкое волнение, но последний разговор с Норой Эмерс не оставил между ними сомнений. Возможно, это было как раз то, что ей было так необходимо сейчас. Не стремиться к тому, что она не может получить, а взять то, что ей предлагают. Выдохнуть и успокоиться. Как она и сказала Джейд, вокруг действительно много женщин и она собиралась приятно провести время с одной из них.

Она встретила Нору у больницы, и они решили поужинать в небольшом ресторанчике в центре города. Оливия привыкла видеть девушку в медицинском костюме и была приятно удивлена, обнаружив, что молодая доктор оказалась обладательницей великолепной фигуры, длинных ног, которых не скрывала короткая юбочка, и высокой, красивой груди. Оливия никогда не искала в женщинах совершенства, но было приятно находиться в компании действительно хорошенькой женщины. Поужинав, они немного прогулялись по вечерним улицам города, а когда время приблизилось к полуночи вернулись к машине. Нора назвала ей свой адрес и вскоре они подъехали к трёхэтажному дому, расположенному на набережной. Заглушив двигатель, Оливия повернула голову и встретила открытый, внимательный взгляд, в котором не увидела ни тени сомнений. Ей нравилась эта молодая, симпатичная блондинка. Она была умной, открытой, обладала тонким чувством юмора и при всём этом девушка не пыталась играть с ней в игры.

— Продолжим вечер? — склонив голову, Нора взяла её руку и положила себе на бедро.

Глубоко вздохнув, Оливия на миг представила себе то, как это могло бы быть. Она не сомневалась, что близость стала бы приятной и послужила бы хорошим логическим завершением вечера. Большая часть её сознания даже хотела этого, но где-то глубоко внутри она понимала, что того, что она чувствует сейчас ей недостаточно. Её сердце не замирало, когда Нора касалась её. Она не ощущала безудержного влечения и нестерпимого желания. Такого, как вчера, когда рядом была Рене. И это заставило её промолчать и отвести взгляд.

— Ты не станешь подниматься, — осторожно произнесла девушка, к облегчению понимая её без слов.

— Думаю, что я погорячилась, когда сказала, что мне подходит такой формат встречи, — негромко отозвалась Оливия. — Так было до некоторых пор, но теперь я уже не уверена, — честно призналась она.

— Понимаю, — кивнула Нора. — Иногда хочется чего-то большего, чем просто провести с кем-то ночь.

— Или сделать это с кем-то, кого ты знаешь не всего лишь один день, — добавила Оливия.

— Мы можем попытаться лучше узнать друг друга. Меня немного пугает перспектива очередной раз влипнуть в историю, но ради такой девушки я могла бы попробовать, — улыбнулась доктор.

— Давай просто отпустим ситуацию. Мне было приятно провести с тобой вечер, Нора. Но сейчас меня волнует столько всего…

— Хорошо. Если я позвоню тебе как-нибудь, через пару недель, мы сможем ещё раз поужинать?

— Почему бы и нет, — Оливия вновь посмотрела на неё.

— Тогда договорились, — кивнула девушка и, наклонившись, на несколько секунд прижалась губами к её губам. — Удачи тебе, Оливия. Береги себя, — добавила она, выходя из машины.

*****

Телефонный звонок заставил Оливию открыть глаза и зажмуриться от яркого солнечного света, проникающего в окно спальни.

— Да, — хрипло отозвалась она в трубку.

— Ты что ещё спишь? Почти десять утра и это может означать только то, что ты провела где-то бурную ночь и скорее всего не одна, — раздался в ответ голос Эшли.

— Не фантазируй обо мне, Эш, — Оливия улыбнулась и, потянувшись, открыла глаза.

— А что ещё мне остаётся делать, лёжа в четырёх стенах? Я звонила тебе вчера вечером. Между прочим, три раза.

— Извини, я была немного занята и отключила звук телефона.

— Значит, я не ошиблась? — рассмеялась Эшли.

— Хотелось бы, но, увы, бурной мою ночь точно не назовёшь.

— Так это было нудно и скучно?

— Перестань, — хмыкнула Оливия, вставая и направляясь в ванную.

— Тогда поднимай свою задницу с постели и приезжай. Брук сказала мне о твоём вынужденном отпуске. И вчера мне звонил отец по поводу твоей сестры.

— Что-то выяснили? — Оливия замерла, взявшись за ручку двери.

— У меня пока нет всей информации. Но он обещал, что пришлёт человека с документами обо всём, что они смогли выяснить.

— Хорошо. Я приеду через час.

— Я не знаю, когда их привезут, но мне не терпится выяснить, чем ты занималась вчера вечером. Так что я тебя жду.

Приняв душ и позавтракав, Оливия вышла из дома и с волнением отправилась в больницу. Если у неё появятся какие-то новые сведения о Мегги, то тогда сейчас как раз есть время ими заняться. Она несколько раз за последние две недели набирала номер, который оставил ей Митчелл, но телефон сестры оставался недоступен. Хотя, даже если бы она дозвонилась, вряд ли Мегги стала бы с ней разговаривать. После того как сестра уехала она уже пыталась наладить контакт, но та всегда вешала трубку, слыша её голос. Если сейчас получится узнать, где она находится, лучшим вариантом было бы отправить туда Митчелла или маму.

Оставив машину на парковке, Оливия отправилась сразу в палату Эшли, застав её лежащей под капельницей и переключающей каналы небольшого телевизора на стене.

— Развлекаешься?

— Аха, — хмыкнула Эшли, выключая телевизор и убирая пульт. — У Джейд второй день запарка на работе, тебя выписали, а Адаму ещё не разрешают вставать. Можешь представить как мне тут весело?

— Конечно могу. Я лежала в соседнем отделении всего пару дней назад.

— Так где ты была вчера?

— Сначала о Мегги, — Оливия присела на стул рядом с её кроватью и поправила сползшее одеяло.

— Вчера мне позвонил отец и сказал, что всё, что удалось найти, привезёт его человек сегодня. Есть её последний адрес в Сент-Поле, но она давно съехала оттуда. Год назад её задерживали, но ты об этом знаешь. Есть какие-то обрывочные сведения из близлежащего округа, а потом след теряется. Последнее, что удалось найти это упоминание о Меган Девис в полицейском отчёте в Биллингсе полгода назад, когда были задержаны члены какой-то местной секты. Но, ни фотографии, ни отпечатков пальцев, ни нормального отчёта не было. Их просто переписали и отпустили. Возможно, это вообще не она.

— Я могу проверить. Ты же уже знаешь, что меня отстранили?

— Ты имеешь в виду, отправили в отпуск? — улыбнулась Эшли.

— Какая разница как это называть? Капитан ясно дал понять, чтобы я не лезла в дело, которое касается нас.

— Этим занимается другое подразделение совместно с Марком и Джо, — подтвердила Эшли.

— Какая теперь разница. Мне надо чем-то занять себя на ближайшие три недели, а до конца года меня собираются заставить отгулять вторую половину, — недовольно добавила Оливия. — Так что я могу уехать хоть в Биллингс, хоть в Сент-Пол, да хоть в Намибию.

— Ну и отлично. У тебя появилось время, чтобы найти и встретиться с сестрой, — улыбнулась Эшли.

— Даже если я найду её, тёплая встреча меня всё равно не ждёт, — пожала плечами Оливия.

— Но, по крайней мере, ты сможешь успокоить свою семью.

— Я надеюсь на это.

— Теперь ты, — Эшли посмотрела на неё с любопытством.

— Я провела вечер в компании доктора Эмерс.

— Вот как? Симпатичная докторша всё-таки сумела заполучить тебя?

— Ну, не совсем, — усмехнулась Оливия. — Мы просто поужинали и немного прогулялись, а потом я отвезла её домой.

— И это всё? — разочарованно переспросила Эшли. — Тогда зачем ты отключала телефон?

— Поначалу я планировала провести с ней больше времени, — призналась Оливия. — Она ясно дала понять, что не против, и я подумала, почему бы и нет.

— И кто из вас дал задний ход?

— Если я скажу, что это была я, ты будешь сильно во мне разочарована?

— Почему? — пронзительные голубые глаза с удивлением смотрели на неё.

— Я толком сама не знаю, — Оливия смущённо отвела взгляд. — Ну, это как бы… я не хотела её, что ли, — пробубнила она.

— Ты же говорила, что она красивая?

— Ну да.

— И она была не против?

— Абсолютно.

— Ты отказалась от женщины, которую считаешь привлекательной?

— Да, получилось как-то странно, — согласилась Оливия.

— Я даже не знаю, что сказать, — рассмеялась Эшли. — Ты случайно не влюблена?

— Боже, что ты несёшь? — с возмущением ответила Оливия. — Наверное, я расстроилась из-за работы. Нора обещала позвонить мне через пару недель. Надеюсь, к этому времени у меня немного прояснятся мозги, или уж не знаю, что там. И почему ты говоришь обо мне так, словно я какой-то ловелас?

— Мне помнится, с Селби ты не особенно церемонилась. И ещё, я припоминаю криминалиста из центрального отдела, которую тебе тоже очень быстро удалось заполучить.

— Это было больше года назад. Ты теперь всё время будешь мне про неё напоминать?

Эшли улыбнулась и коснулась ладонью её руки.

— Не злись. Я же шучу.

— Кроме нескольких встреч с Селби за последний год у меня никого не было. Тебе, конечно, весело издеваться надо мной, когда тебя дома ждёт жена.

— А что насчёт Рене?

— Она даже не считает то, что между нами произошло стоящим внимания.

— А ты?

— Раз она так думает, то видимо так и есть, — неопределённо пожала плечами Оливия. — На меня вчера действительно что-то нашло, но если честно, то мне не хочется думать об этом. Сейчас меня больше волнует моя сестра и то, что я не могу вернуться к работе. Я бы поехала в Сент-Пол сегодня, но теперь придётся сначала посмотреть документы.

Эшли кивнула соглашаясь.

— Если тебе будет что-то нужно, позвони. У Брук есть знакомые почти по всей стране.

— Хорошо.

Дверь в палату открылась и сквозь проём заглянула Лорен.

— Привет. Я не знала, что у тебя гости, — улыбнулась она.

— Заходи, — отозвалась Эшли.

— Брук уже звонила тебе? — поинтересовалась Лорен, прикрывая за собой дверь.

— Нет, а должна?

— Думаю, она сделает это в ближайшее время, — кивнула Лорен, подходя ближе.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила Эшли приподнимаясь.

— Ничего страшного, не волнуйся, — Лорен бросила быстрый взгляд на Оливию. — Надеюсь, она меня простит за то, что я рассказала тебе. Мы не хотели говорить, пока не убедимся окончательно.

— Боже, Лорен, ну же? — нетерпеливо поторопила ее Эшли.

— Мы сделали ещё одну попытку. И кажется у нас получилось.

— Ты беременна? — воскликнула Эшли, чуть ли не вскакивая с постели.

— Анализы подтвердили, — лицо Лорен светилось от счастья. — У Тайлера скоро появится братик или сестрёнка.

*****

Оливия сидела на веранде, потягивая холодный чай и глядя в тёмное небо над заливом. На столе перед ней лежал телефон. Она ждала звонка от Эшли и вспоминала день, когда последний раз видела Мегги. Она всё ещё ясно представляла её лицо, на котором отражались обида и разочарование. Когда они были детьми тихая, спокойная сестрёнка постоянно крутилась рядом. У Мегги было мало друзей, и Оливия стала её большим окном в мир. Она не могла вспомнить, когда всё изменилось, и Мегги отдалилась от неё. Наверное, это случилось, когда осознание себя вскружило Оливии голову. Вокруг всегда было полно симпатичных девочек, с которыми было так интересно проводить время. Тогда ей совсем ни к чему была компания младшей сестрёнки. Зазвонил телефон, и она схватила его так быстро, словно от этого зависела её жизнь.

— Надеюсь, ты не спишь? — раздался в трубке голос Эшли.

— Я ждала твоего звонка.

— Послушай, Джейд с Рене заезжали сейчас ко мне в больницу. Джейд торопилась забрать Уолтера от Брук, так что я попросила Рене завезти тебе все бумаги.

— Хорошо. Спасибо, Эш.

— Обещай, что будешь держать меня в курсе?

— Конечно, — согласилась Оливия, поднимаясь и возвращаясь в дом. — Я просмотрю всё, что на неё нашли и скорее всего завтра отправлюсь в Сент-Пол по её последнему адресу.

— Ладно. Позвони мне утром. Доброй ночи, Лив.

— И тебе.

Положив телефон, Оливия растерянно оглядела гостиную, в которой царил лёгкий беспорядок и принялась убирать лежащие на виду вещи, одновременно спрашивая себя зачем она это делает, если Рене, скорее всего, даже не станет заходить в дом. Когда раздался звонок, она бросила взгляд в зеркало и, поправив волосы, направилась к двери.

Рене в лёгких светлых брюках и нежно-голубой рубашке, расстёгнутой на груди, стояла на её пороге.

— Привет. Эшли сказала, что ты очень ждёшь вот это, — произнесла она, протягивая тонкую белую папку.

— Да, спасибо, — кивнула Оливия, взяв документы, а потом нерешительно вернулась взглядом к стоящей перед ней девушке. — Может быть зайдёшь? Я могу сварить тебе кофе, или чай.

— От чашечки чая я бы не отказалась, — неожиданно согласилась Рене.

Распахнув дверь пошире, Оливия пропустила её в дом.

— Я успела заскочить домой всего на десять минут, чтобы принять душ, но у меня не было времени, чтобы даже перекусить после работы, — сказала Рене, оглядываясь.

— Если хочешь, можем посидеть на веранде. Там прохладнее и дует бриз с залива, — предложила она.

Оливия открыла стеклянные двери гостиной и Рене последовала за ней.

— Отсюда такой замечательный вид, — Рене зачарованно смотрела на мерцающие огни кораблей и небольших прогулочных яхт.

— Я сейчас принесу чай, — Оливия оставила её и направилась на кухню, не выпуская из рук папку.

Пока нагревался чайник, она открыла её и начала просматривать первые листки собранного материала. Вероятно, здесь было всё, что могло относиться к её сестре, потому что отец Эшли занимал довольно высокую должность, работая в секретной службе. Она нашла копии отчётов по задержанию Мегги в прошлом году. Тогда, чтобы получить эти сведения им с Брук пришлось обзвонить почти все полицейские участки Сент-Пола. Она отыскала сведения об адресе, где проживала Мегги, а также имя парня, с которым она жила. Его звали Кайл Болтен.

Захлопнув папку, Оливия сунула её под мышку и, заварив чай, достала из шкафа чашки.

Рене стояла на веранде, облокотившись на перила и всё ещё глядя на тёмную гладь залива.

— Чай готов, — объявила Оливия, привлекая её внимание. — Я захватила шоколад, раз уж ты пропустила ужин. Могу приготовить тебе что-нибудь, если ты ещё немного подождёшь.

— Спасибо, не надо, — улыбнулась Рене. — Шоколада будет достаточно. Я пытаюсь следить за фигурой.

— Мне кажется, у тебя нет причин беспокоиться. С твоей фигурой всё в порядке, — ответила Оливия, скользя взглядом по светлому силуэту.

— Не хочу доставлять тебе неудобства, — Рене подошла к столику и присела на свободное кресло.

Оливия разлила по чашкам ароматный чай и подвинула коробку с шоколадом поближе к Рене.

— Здесь так замечательно и спокойно, — взгляд Рене снова скользил по тёмному горизонту.

— Ты не против, если я немного почитаю? — спросила Оливия, бросая нетерпеливый взгляд на папку.

— Конечно нет. Там что-то важное? — поинтересовалась Рене.

— Сведения о моей сестре, — пробормотала Оливия, вновь возвращаясь к бумагам.

— Почему ты собираешь о ней сведения?

— Эммм… мы не очень близки. Она живёт отдельно от нашей семьи и некоторое время не выходит на связь. Извини, дай мне пять минут, — попросила она.

— Конечно, — Рене взяла в руки чашку и откинулась в кресле.

Изучая бумаги, Оливия быстро пробегала взглядом по обрывочным сведениям, датам и местам, где фигурировало имя Мегги. Все эти данные были больше, чем трёхлетней давности. А потом информация заканчивалась. За последние три года не было никаких сведений о Меган Девис. И только на последнем листе в коротком отчёте полицейского управления городка Биллингс говорилось о задержании небольшой группы членов общины «Осознание» и где-то в середине списка Оливия нашла её имя с припиской о возрасте и статусе безработная. Сердце пропустило удар, и она ещё раз перечитала последние строчки. Вероятно, стоит начать оттуда. Насколько она помнила, Биллингс находился гораздо ближе, чем Сент-Пол. И в том, что Мегги могла оказаться в какой-то секте, не было ничего удивительного. Задумавшись, она некоторое время молча смотрела на лежащие на коленях бумаги, а потом подняв взгляд обнаружила, что Рене оставив на столе чашку вернулась к перилам веранды. Закрыв папку, Оливия положила её на стол и, поднявшись, подошла поближе, остановившись за её спиной.

— Этот вид покорил меня, когда я увидела его в первый раз, — негромко произнесла она.

— Мне приходится каждый вечер быть в клубе, так что я почти завидую тем, кто может позволить себе наслаждаться тишиной и слушать плеск волн хотя бы ночью, — отозвалась Рене.

— У меня есть небольшой катер. Иногда я делаю именно то, о чём ты сказала, — улыбнулась Оливия. — Если хочешь, я возьму тебя как-нибудь с собой.

Рене не ответила, словно погрузившись в свои мысли, а Оливия шагнула чуть ближе, положив руки на перила по обе стороны от неё.

— Давно ты живёшь здесь? — словно не замечая этого, спросила Рене.

— Уже несколько лет. Это дом моего дедушки, но после его смерти мне пришлось полностью перестроить его. Вообще-то я не собиралась задерживаться в Сиэтле, но когда оказалась здесь уже не смогла уехать.

— А твои родители?

— Они и мой брат живут в Денвере. Я тоже жила там, пока не перевелась сюда. Моя младшая сестра… с ней были большие проблемы, и она уехала из Денвера чуть раньше меня.

— Ты пытаешься её найти? С родителями она тоже не поддерживает связь?

— Это долгая и не очень весёлая история, — Оливия склонилась вперёд и, коснувшись грудью спины Рене, опустила подбородок на её плечо. — Летними вечерами, когда жара спадает, я могу проводить здесь время часами. Почти до рассвета.

— Наверное, я делала бы так же, если бы жила в таком месте. Я люблю воду. Когда я была маленькая, мы жили в доме на берегу океана. Каждое утро мы с папой ходили по берегу к небольшому рыбацкому посёлку, чтобы купить свежей рыбы, а потом мама готовила её на обед.

— А где сейчас твои родители?

— Мой папа работал в консульстве. Он француз и уехал к себе на родину несколько лет назад. А мама… её уже нет, — Рене тихо вздохнула, и Оливии захотелось покрепче обнять её.

То, что происходило сейчас между ними, было таким странным, но ей не хотелось об этом думать. Словно ночь и тишина уничтожили все причины, что мешали им всё последнее время. Сейчас рядом с собой Оливия ощущала женщину, к которой её безумно влекло. И эта женщина, уютно устроившаяся в её объятьях, не торопилась покидать её. Оливия смотрела в темноту, наслаждаясь теплом её тела и чувствуя, как все тревоги постепенно отступают.

— Твой брат старше тебя? — спросила Рене.

— Да, на пару лет. Он работает пилотом на пассажирских авиалиниях. У него семья и трое детей. Двое мальчишек и девочка. И прекрасная жена Нэнси. Иногда я думаю, как хорошо, что родители могут гордиться им, потому что я и Мегги не особенно их радуем.

— Почему ты так говоришь о себе? У тебя очень важная и ответственная работа. Такие как ты, делают нашу жизнь лучше.

— Ну, я думаю, они были бы намного больше счастливы, если бы я вышла замуж и нарожала им кучу внуков, — усмехнулась Оливия.

— Когда я была маленькая, то хотела, чтобы у меня был брат. Или сестра. Кто-то, с кем я могла бы делиться своими секретами и детскими сокровищами. Когда я поняла, что это уже вряд ли случится… — Рене на некоторое время замолчала. — Хорошо, что у меня появилась Джейд.

Оливия скорее ощутила, чем услышала прозвучавшую в голосе Рене тоску и, не удержавшись, обвила руками её талию, прижимаясь ближе. Она чувствовала неотвратимо закипающее желание с того момента, как открыла дверь и увидела Рене на пороге своего дома, но ещё больше сейчас её переполняла непривычная нежность. Ночь, тишина и девушка, которую ей не хотелось выпускать из своих объятий. Наклонив голову, она, чуть касаясь провела губами по её виску и Рене откинулась назад, прижимаясь плотнее спиной к её груди. Яркая вспышка страсти полыхнула внутри, прокатившись раскалённым огненным шаром и сосредоточившись в самом низу живота. Она заскользила губами по её шее и немного прижала зубами нежную кожу. Едва слышный, судорожный вздох был ответом на её бессловесный призыв, и Оливия поняла, что больше её ничто не сможет остановить. Руки заскользили по животу Рене, чувствуя, как под мягкой тканью рубашки вздрагивают упругие мышцы. Оливия продолжала касаться губами её шеи, целуя и нежно покусывая. Её бёдра прижимались к бёдрам Рене всё плотнее, а желание взять эту женщину прямо здесь и сейчас становилось невыносимо острым. Повернув голову, Рене наконец встретила губами её губы и мир пошатнулся, заставляя сердце неистово колотиться в груди. Она больше не могла быть нежной. Оливия целовала её жёстко, глубоко и властно. Подчиняя и обрушивая на неё своё желание, которое грозило разорвать её изнутри. Развернув девушку в своих руках, Оливия протиснула бедро между её ног, прижимая к перилам, а её руки проникли под рубашку, заскользив по спине. Казалось, что время остановилось и, несмотря на мучительно-острое возбуждение, она готова была целовать Рене целую вечность, ликуя и наслаждаясь тем, как эти мягкие, податливые губы отвечают ей. Но когда девушка, плотно сжимая её бедро, заскользила по нему Оливия осознала, что если они сейчас же не примут более устойчивое положение, то рискуют опрокинуться через перила её веранды. Не разрывая поцелуя, она потянула Рене через стеклянные двери гостиной в глубину дома, постоянно натыкаясь на какие-то предметы и что-то опрокидывая по пути. Остатками ускользающего сознания Оливия пыталась вычислить направление к лестнице на второй этаж, одновременно расстёгивая рукой пуговицы на рубашке Рене, а другой, прижимая к себе её бёдра. Она не помнила, как им удалось подняться по лестнице и, только когда они очутились у кровати, немного пришла в себя, осознав, что её джинсы расстёгнуты, а горячие ладони под футболкой нежно сжимают её грудь. Справившись с последней пуговицей, она стянула рубашку с плеч Рене и освободила её грудь, умело расстегнув бюстгальтер. Через секунду брюки упали к ногам девушки и, чуть отстранившись, Оливия освободилась от остатков своей одежды. Мягко уложив Рене на кровать, она задержалась, чтобы избавиться от последней преграды в виде узких, кружевных трусиков. Опускаясь на неё сверху, она не смогла сдержать стон, когда рана на плече напомнила о себе тупой, ноющей болью.

— Тссс, — Рене потянула её к себе и одним движением перевернула на спину, оказавшись сверху. — Так будет лучше, — шепнула она ей на ухо, запуская волну дрожи по телу Оливии.

— Если будет ещё хоть немного лучше, боюсь я не выдержу, — руки Оливии нетерпеливо гладили мягкие изгибы.

— О, я так не думаю, — немного хрипловатый голос Рене был полон обещаний.

У Оливии не было никакой возможности возразить потому как ладонь девушки, спустившись по животу, коснулась её, запуская новый скачок безумного вожделения. Рене была потрясающе-великолепна, неспешно двигаясь, прижимая её бёдрами в такт движениям пальцев. Нежно лаская её грудь, Оливия позволила ей задавать ритм и просто наслаждалась захватывающим видом девушки, расположившейся на ней. Неторопливо и уверенно Рене подводила её к краю. Задыхаясь, Оливия пыталась хоть немного сдержать себя, но, когда пальцы Рене проникли внутрь, не смогла остановить горячую волну, проносящуюся по телу. С её губ сорвался отчаянный стон, который Рене заглушила поцелуем. Крепко прижимая её к себе, Оливия содрогалась от поглотившего её удовольствия.

Только через пару минут ей удалось вздохнуть полной грудью и немного прийти в себя. Приподнявшись, она уложила Рене на спину и опустилась сверху, на этот раз, опираясь на здоровую руку.

— Это было замечательно, — прошептала она ей в губы, прерываясь между поцелуями. — А сейчас мне немедленно нужен твой оргазм.

Бёдра Рене разошлись, позволяя ей устроиться поудобнее и то, как она прижималась к Оливии, ища более тесного контакта, вызвало новый всплеск желания. Но сейчас Оливия уже вполне могла контролировать себя. Она спустилась к груди и, обхватив губами тугой сосок втянула его внутрь, а потом легонько сжала зубами. Прерывистое дыхание и тихий стон подстегнули её проделать то же самое с другой грудью. Затем плавным движением Оливия спустилась ниже, оказавшись прямо между разведённых бёдер, и чуть подув на влажные, мягкие завитки насладилась тем, как напрягаются мышцы под её ладонями.

— Лив, — хрипловатый, полный страсти голос Рене отозвался сладкой судорогой.

— Скажи мне, что ты хочешь, — попросила Оливия.

Больше всего она желала коснуться нежной, мягкой плоти, которая была так близко от её губ, но ей хотелось услышать это от Рене.

— Лив, пожалуйста, — повторила Рене, опуская ладонь на ее затылок.

— Скажи, — едва сдерживаясь, Оливия провела пальцами по внутренней стороне бедра.

— Коснись меня. Сделай это. Боже, мне так нужны твои губы, — прерывисто прошептала Рене, направляя её.

И Оливия подчинилась, словно в бездну погружаясь в желание, и заставляя Рене тихо постанывать. Она так сильно хотела эту девушку, что всё внутри плавилось и страсть огненной лавой выплёскивалась из неё, поглощая обоих. Даже почувствовав пульсацию на своих губах, Оливия не смогла заставить себя остановиться. Она продолжала непрерывно ласкать возбуждённую плоть, пока не подвела Рене к новому оргазму и её бёдра приподнялись, а с губ сорвался протяжный стон удовольствия.

Опустив голову на живот Рене, Оливия потрясённо прислушивалась к её беспорядочному дыханию, понимая, что только что они пережили нечто совершенно поразительное. Пальцы Рене, словно успокаивая, медленно скользили в её волосах. Эта молодая женщина пробудила в ней столько эмоций, что они переполняли Оливию. Их близость оказалась такой яркой и поразительной, словно она никогда не знала других женщин.

— Мне надо идти, — вдруг тихо произнесла Рене, слабо зашевелившись.

— Останься, — Оливия лишь крепче прижалась к ней.

Рене мягко коснулась её плеча и, отстранившись, присела на край кровати, поднимая с пола свою одежду.

— Останься со мной, — повторила Оливия.

— Извини. Я не могу, — тихо отозвалась Рене, принимаясь одеваться.

— В чём дело? — Оливия присела, наблюдая за ней и чувствуя нарастающую панику. — Что не так?

— Нам не стоило этого делать. Мне сейчас совсем не к чему отношения с женщиной, которая влюблена в другую, — спокойно отозвалась Рене.

Уловив нотки сожаления в её голосе, Оливия почувствовала, как кровь ударила ей в голову.

— Правда? Ты сейчас обо мне? А что на счёт тебя и Алекс? — выдохнула она. — Или это работает только в одну сторону?

Рене замерла, а потом, поднявшись, натянула на себя рубашку. В темноте Оливия не могла рассмотреть её лицо, но она ощутила ледяную стену, возникшую между ними.

— Не надо меня провожать, — наклонившись, Рене подобрала бюстгальтер и направилась к выходу.

— Было бы неплохо придумать что-нибудь получше, чтобы уйти красиво, — бросила ей в след Оливия.

*****

Было ранее утро, а автомобиль Оливии уже мчался по пустой автостраде навстречу поднимающемуся над горизонтом солнцу. В приоткрытое окно врывался свежий прохладный воздух, а из динамиков звучали последние музыкальные хиты. Она так и не смогла уснуть и, решив не терять время, выехала, когда за окном была ещё ночь.

Её раздирали противоречивые чувства. Она злилась на Рене, но ещё больше на себя, за то, что не смогла сдержать колкие слова. Что-то очень похожее на ревность всколыхнулось в груди, когда Рене промолчала на её замечание про Алекс. Сейчас она жалела, что затронула эту тему. Надо было сдержаться и проститься без взаимных упрёков. Она ничего не знала об отношениях Рене с этой высокой симпатичной блондинкой и уж точно не имела никакого права обвинять её в чём-то. Тем более сразу после того, как у них случился такой горячий и страстный секс.

Оливии хотелось бы сосредоточиться на своей злости и выкинуть из головы всё остальное, но это было невозможно. Момент, когда Рене так открыто и доверчиво отдавалась ей, намертво отпечатался в её сознании. Стоило ей подумать об этом, как сразу же возвращалось возбуждение, с примесью какой-то незнакомой сладкой нежности, сжимающей грудь в тугие тиски. За всю жизнь у Оливии было не так уж мало женщин. Она влюблялась, и влюблялись в неё, но чаще всего это происходило и вовсе без серьёзных чувств. В своей бурной юности она часто проводила время с опытными в таких делах партнёршами и даже подумать не могла, что что-то всё ещё может затронуть её настолько глубоко. Она даже не помнила, когда у неё последний раз возникало желание заниматься любовью так, как она это делала вчера. И на этот раз она была точно уверена, что Рене хотела этого так же сильно. Если бы из вчерашнего вечера можно было вычеркнуть последние несколько минут, то он стал бы самым незабываемым за очень долгое время. Но, к сожалению, обидные слова были сказаны, и теперь всё стало ещё хуже, чем было до этого.

Было ли ей дело до того, что происходит между Рене и Алекс, или её всё же больше задели слова касающиеся Эшли? И была ли в этих словах правда? Без сомнения Эшли стала для неё особенной. На фоне последних лет она оказалась лучиком света, проникшим в её одинокую душу. И, конечно же, Эшли была очень красивой девушкой, чтобы Оливия могла оставаться к ней равнодушной, но ей почти всегда удавалось держать себя в руках. Оливия никогда не чувствовала рядом с ней того безумного, жгучего желания, которое возникало у неё при одном лишь взгляде на Рене. Поэтому слова Рене если и были правдой, то лишь отчасти. Между ней и Эшли никогда не было физической близости. Они даже не целовались, в то время как у Рене совершенно точно были отношения с Алекс. И как ни старалась Оливия убедить себя, что её это не касается, выбросить это из головы никак не получалось.

Остановившись около небольшого придорожного кафе, она купила себе стаканчик крепкого кофе и, поставив его на капот машины, достала телефон.

— Привет, я тебя не разбудила?

— Нет, у меня только что взяли огромную пробирку крови на анализ. Привет, Лив, — раздался в трубке голос Эшли. — Ты посмотрела документы?

— Скажу больше. Я уже по дороге в Биллингс. Решила начать с него, так как последние сведения о Мегги именно оттуда.

— Да, я немного почитала бумаги. Думаешь, она могла иметь какое-то отношение к секте?

— Если честно я нисколько этому не удивлюсь. Не успела посмотреть вчера, что это за сообщество, но Мегги вполне могла вляпаться куда угодно. Ты не могла бы узнать для меня, что это за «Осознание» и чем они занимаются?

— Конечно. Сейчас дойду до палаты и посмотрю, что на них есть.

— Спасибо, Эш, — взяв стаканчик с кофе, Оливия сделала небольшой глоток. — И спасибо, что отправила вчера ко мне Рене.

— Я же стараюсь заботиться о тебе, — рассмеялась Эшли.

— Что бы я без тебя делала, — улыбнулась Оливия. — Ты же знаешь, что ведёшь себя как настоящая сводница?

— Ну, всё, ты меня раскусила. Не сердись, я не собираюсь вмешиваться.

— Разве я когда-нибудь на тебя сердилась?

— Ну, пару раз, мне помнится, ты грозилась меня убить. Так, у меня сейчас утренний обход. Я позвоню тебе, как только что-нибудь узнаю.

— Договорились, — убрав телефон, Оливия допила кофе и вернулась в машину.

Короткий разговор с Эшли помог ей немного успокоиться и переключиться на то, чем она планировала заняться в ближайшее время. Сейчас важнее всего было найти сестру и успокоить родных. Потом она сможет подумать, как лучше провести остаток своего отпуска. Возможно, было бы неплохо поехать в Денвер и поближе познакомиться со своими племянниками. Город, в котором прошло её детство и юность, оставил в её душе светлые и чистые воспоминания. Может быть даже удастся встретить кого-нибудь из старых друзей и провести немного времени с родителями, не испытывая при этом чувства вины за уход из дома Мегги.

Бросив взгляд на навигатор, Оливия прибавила громкость музыки и посильнее прижала педаль газа. Когда она вернётся в Сиэтл, то подумает, как уладить всю эту ситуацию с Рене. Если к тому времени это ещё не перестанет её волновать.

Эшли перезвонила ей только вечером, когда Оливия уже искала подходящий отель, чтобы остановиться на ночь.

— Ты всё ещё за рулём? Почему ты не поехала на поезде или самолётом? Это намного быстрее и не так утомительно, — недовольно пробурчала в трубку Эшли.

— Не ругайся. Помнишь, у меня отпуск. Это как путешествие, — отозвалась она. — И на самом деле я уже собиралась остановиться, как только найду подходящее место.

— В дороге может случиться что угодно, ты же сама знаешь.

— Конечно знаю, я же коп. Ты выяснила что-нибудь?

— Не очень много.

— Я слушаю, — Оливия подъехала к стоянке довольно крупного придорожного мотеля и остановила машину.

— «Осознание» это что-то типа коммуны для людей больных наркотической или алкогольной зависимостью.

— Звучит не так плохо, — заметила Оливия.

— В целом да. Они живут где-то за пределами города. Ведут своё хозяйство и обеспечивают себя сами. Информации очень мало. Те, кто вышел оттуда, не очень охотно ей делятся, ссылаясь на конфиденциальность. И всё вроде бы чисто, но с этим местом связано несколько тёмных историй, в которых у меня пока не получилось разобраться. Пару лет назад там случилось массовое самоубийство, в котором погибло больше десяти человек. Виновных найти не удалось и дело прикрыли. А несколько месяцев назад всё повторилось. Местная полиция всё ещё пытается разобраться в этом, но…

Оливия почувствовала, как по её спине пробежал холодок, и тряхнула головой, пытаясь прогнать нехорошее предчувствие.

— Ты только не переживай, Лив. Возможно, твоя сестра давно уже находится в другом месте а, может быть, её там вообще никогда не было, — попыталась успокоить её Эшли.

— Да, я знаю, — отозвалась Оливия.

— Если бы я не застряла в больнице, то могла бы помочь тебе найти её, — с сожалением добавила подруга.

— Ты уже помогаешь, — Оливия тихо вздохнула.

— Мне не нравится, что ты занимаешься этим одна.

— Это же не расследование. Это личное дело, касающееся моей семьи. К тому же я надеюсь, что у меня всё же получится поговорить с Мегги. По моей вине она ушла из семьи и если мне удастся вернуть её…

— Лив, ты не виновата. Это её выбор, — возразила Эшли.

— Я так не думаю, но нет смысла спорить, — улыбнулась Оливия. — Что с твоими анализами?

— Есть ещё некоторые отклонения, но уже намного лучше. Адаму сегодня разрешили вставать. Я провела у него почти два часа, пока Саманта не приехала после работы.

— Сэм приходит к нему каждый день, — заметила Оливия.

— Мне даже кажется, что Адам даже рад, что попал сюда, — рассмеялась Эшли. — Днём заезжали Джейд и Рене, — добавила она. — А сейчас Джейд повезла её в аэропорт.

— Рене куда-то уезжает? — поинтересовалась Оливия, как можно более нейтральным тоном.

— В Нью-Йорк. Они же с Джейд руководят благотворительным фондом. Джейд сейчас не может уделять ему достаточно времени. Её едва хватает на работу, так что пока всё легло на плечи Рене.

— Понимаю. Послушай, Эш, я уже на стоянке мотеля и просто засыпаю на ходу, — начала Оливия.

— Конечно. Иди и отдыхай. Позвони мне утром, — отозвалась Эшли. — И не переживай ни о чём.

— Постараюсь. Доброй ночи.

— И тебе.

*****

Сидя на жёстком стуле полицейского участка Биллингса, Оливия дожидалась, когда офицер, занимающийся расследованием по делу «Осознания», появится на своём рабочем месте. Сюда её проводил дежурный, после того как она поинтересовалась, у кого она может узнать что-то о сообществе и людях, которые в нём состоят. За соседними столами работали другие детективы, и всё это очень напоминало атмосферу участка, где работала она сама.

Оливия чувствовала беспокойство. За последние несколько лет она первый раз пыталась вмешаться в жизнь Мегги. И очень надеялась, что сестра не отвернётся от неё, но ещё больше её пугала возможность того, что Мегги могла попасть в неприятности.

— Извините, меня задержали на совещании, — молодой, подтянутый мужчина в полицейской форме остановился около стола, глядя на неё с интересом. — Мне сообщили, что вы хотели меня видеть.

— Оливия Девис, полицейское управление Сиэтла, — поднимаясь, Оливия продемонстрировала ему свой значок, и он с готовностью пожал её руку.

— Чем могу быть полезен, детектив? — вежливо произнёс он, усаживаясь за своё рабочее место.

— Вообще-то я здесь по личному делу, — продолжила Оливия, опускаясь обратно на стул. — Я разыскиваю свою сестру и по данным, которые мне удалось получить, её имя упоминалась в вашем отчёте несколько месяцев назад, во время задержания группы лиц из сообщества «Осознание».

Ничем не выдав своего удивления мужчина лишь кивнул в ответ на её слова.

— Её зовут Меган Девис. Вот её фотография, — положив на стол перед ним старое фото, Оливия глубоко вздохнула.

Несколько мгновений мужчина разглядывал фото, а потом перевёл взгляд на неё.

— Среди людей, которые сейчас находятся там, нет женщины с таким именем, — наконец произнёс он.

— Вы уверены? — разочарованно спросила Оливия.

— Абсолютно. После последнего инцидента я проверил всех, кто на данный момент находится на ферме, — кивнул он, отводя глаза и пытаясь избежать её пристального взгляда. — Но вы, наверное, уже слышали о деле, над которым мы работаем? Погибло двенадцать человек, — сдержанно продолжил он. — До сих пор нам не удалось идентифицировать некоторых.

Грудь Оливии сжала тупая, ноющая боль.

— Продолжайте, офицер, — кивнула она, борясь с подступающей тошнотой.

— Большинство тел не поддаются опознанию, — продолжил он.

— Что с ними произошло?

— Ритуальное самосожжение. Когда прибыла бригада пожарных, спасать было уже некого.

— У вас же есть имена, фотографии, какие-то приметы погибших? — нерешительно спросила она.

— Личность некоторых из них до сих пор установить не удалось, — он замялся и вернулся к ней взглядом. — Среди них есть женщина, с именем Меган.

— Я не думаю, что моя сестра могла участвовать в этом, — Оливия тут же постаралась отмахнуться от страшной мысли.

— У половины из погибших не было документов. Мы смогли составить список, только опросив остальных членов «Осознания», но четверо погибших так и остались неопознанными, так как никто не знал их фамилии.

Тяжело сглотнув, Оливия выпрямилась, глядя на него в упор.

— Можно идентифицировать по анализам… — начала она.

— По базам ДНК совпадений не нашлось, — он с сочувствием посмотрел на неё. — Но по описаниям среди них была белая женщина, примерно тридцати лет, светлые волосы и голубые глаза. Девушка, которая жила с ней сказала, что её звали Мегги.

Оливии пришлось на секунду закрыть глаза, чтобы справиться с тошнотой.

— Если вы можете предоставить мне образец её ДНК… — её голос предательски дрогнул. — Я могла бы отправить его в лабораторию нашего отдела и сравнить со своим.

— Конечно, — с готовностью согласился он. — Может принести вам стакан воды?

— Нет, спасибо. Всё в порядке, — отказалась она, беря себя в руки.

— Тогда нам придётся пройти в нашу лабораторию, — предложил он.

— Я готова, — поднимаясь, Оливия почувствовала, что её ноги стали ватными. — Спасибо.

Они прошли в другую часть здания и оказались в криминалистической лаборатории участка. По пути Оливия достала телефон и набрала номер Брук.

— Привет, — раздался в трубке бодрый голос. — Скажи мне, что ты отдыхаешь где-нибудь на Гавайях.

— Если бы, — сдержанно вздохнула Оливия, поворачиваясь к криминалисту полицейского управления Биллингса, невысокой, симпатичной женщине чуть старше её. — Брук, мне будет нужна твоя помощь.

— Конечно, что я должна сделать?

— Я попрошу, чтобы сейчас тебе отправили результаты генетической экспертизы. Сравни их, пожалуйста, с моим.

— Эмм, Лив… — голос Брук стал напряжённым. — Это касается твоей сестры?

— Да, — коротко подтвердила Оливия.

— Хорошо, высылайте, — быстро согласилась Брук.

— Спасибо, — убирая телефон, Оливия повернулась к стоящим рядом коллегам и, наклонившись, написала на листке бумаги электронный адрес своего отделения. — Вы можете выслать результаты анализа ДНК сюда.

— Хорошо, — кивнула женщина, усаживаясь за компьютер.

— Может быть кофе? — предложил полицейский. — Думаю, это займёт некоторое время.

— Да, можно кофе, — согласилась Оливия. — Расскажите, что вам удалось выяснить обо всём этом. Что это за сообщество «Осознание»? Какая-то религиозная секта?

— Это настоящая головная боль, — отозвался он, пропуская её вперёд и направляясь по коридорам обратно, к своему кабинету. — Они скупили приличный участок земли, на западе от города. Занимаются земледелием, ведут своё хозяйство. Так как это частная территория довольно сложно следить за тем, что там происходит. Приехав в такое место люди, которым сложно в обычной жизни справится со своими пристрастиями, имеют неплохой шанс сделать это. Строгий распорядок, дисциплина и удалённость делают своё дело.

— Какое отношение ко всему этому имеет религия?

— Они определяют себя как братство, принимающее своё, отдельное учение и живущее обособленной, самостоятельной жизнью, — он протянул ей стаканчик кофе и, взяв второй, кивнул на свой стол. — Они не занимаются ничем противозаконным. Если бы не эти случаи, то можно было бы сказать, что их система работает.

— В таком случае, с чем связаны самоубийства?

— По словам тех, кого нам удалось опросить после последнего случая, их товарищи перестали видеть смысл в земном существовании. Постоянная борьба со своими демонами ослабила их, и они хотели воссоединиться с Богом, — он серьёзно посмотрел на Оливию. — Надо понимать, что люди, попадающие в такие места, и без навязанных религиозных догм имеют серьёзные психологические отклонения.

— Так это учение подталкивает их к самоубийству?

— Я так не думаю, — нехотя признался он. — Было бы намного проще, если бы мы могли обвинить их в этом, но их лидер серьёзно обеспокоен произошедшим. И надо признать, что за всё время несколько десятков людей успешно справились со своими зависимостями и вернулись к родным.

— По-вашему, виноватых нет? — недовольно поинтересовалась она.

— Все эти люди ищут спасения. По моему мнению, им нужна квалифицированная медицинская и психологическая помощь.

— Это же не первый случай?

— Нет. Первый произошёл несколько лет назад. Было бы намного проще, если бы у нас нашлись причины разогнать всё это сборище, но, как и тогда, всё сводится к ритуальному самоубийству, в котором невозможно найти виновных. Нам пришлось тщательно изучить то, что проповедуют в «Осознании». Ничто в этом учении не говорит о том, что человек должен расстаться с жизнью во имя веры. Другое дело, что многие, из живущих там, знали о предполагавшемся ритуале и не предприняли ничего, чтобы предотвратить его.

Оливия чувствовала, что у неё начинает болеть голова от всего этого и, допив последний глоток кофе, глубоко вздохнула.

— Всё это никак не вяжется с моей сестрой. Она никогда не была верующим человеком. Скорее наоборот.

— Я даже не знаю, что ответить на это. Иногда, когда человек запутывается, то совершает очень неожиданные и противоречивые поступки.

Звонок телефона заставил её вздрогнуть. Ей не хотелось отвечать, не хотелось больше вообще ничего слышать обо всём этом, как и думать о том, что это может касаться Мегги.

— Слушаю, — произнесла она, поднимаясь и отворачиваясь от сидящего за столом офицера.

— Лив, — голос Брук был полон сочувствия и холод, волной прокатившись по её телу, остановил её дыхание. — Мне очень жаль. Образец ДНК, который ты прислала, говорит о крайне высокой степени родства между вами.

— Я поняла, — пробормотала Оливия.

— Могу я ещё что-то сделать для тебя? Тебе нужна какая-то помощь?

— Больше пока ничего не нужно. Спасибо, Брук.

*****

Оставив машину у ворот, Оливия вышла на полуденный солнцепёк и осмотрев въезд на ферму не нашла никакого звонка или коммутатора связи. Приоткрыв калитку, она вошла внутрь, остановившись, когда работающий неподалёку мужчина выпрямился и направился к ней.

— Добрый день. Могу я поговорить с кем-нибудь о моей сестре, — начала она, решив не пускать пока в ход свой полицейский значок. — Она жила здесь и погибла некоторое время назад.

Мужчина смахнул пот со лба и внимательно осмотрел её, прежде чем ответить.

— Как звали вашу сестру?

— Меган Девис.

Он кивнул, и на его лице появилось сочувствие.

— Вы сестра Мегги? Не очень на неё похожи, — заметил он. — Пойдёмте, я провожу вас к старосте, — предложил он.

— Вы были с ней знакомы? — Оливия последовала за ним.

— Не очень хорошо, — пожимая плечами, ответил он.

— Как долго она жила здесь?

— Этого я не могу вам сказать. Столько людей приезжает и уезжает отсюда, мне некогда следить за всеми.

Они подошли к большому длинному строению, из которого им на встречу вышел седовласый пожилой мужчина в светлой рубашке и чёрных брюках.

— В чём дело, Стив? — громко спросил он у спутника Оливии.

— Эта девушка говорит, что она сестра Мегги.

— Хорошо. Возвращайся к своим делам, я поговорю с ней, — кивнул мужчина и перевёл внимательный взгляд на Оливию, протягивая ей руку. — Меня зовут Алекс Уилтон.

— Оливия Девис, — представилась она, отвечая на крепкое рукопожатие. — Я только что из полицейского участка.

— Примите мои искренние соболезнования, — произнёс он. — Давайте пройдёмся и поговорим. Мегги пришла к нам без документов, поэтому мы не смогли помочь полиции в поиске её родственников.

— А если человек, обратившийся к вам без документов, окажешься преступником?

— Все они, — он махнул рукой в сторону группы людей, проходящих в это время по дорожке. — Нуждаются в помощи Бога. Им некуда больше пойти. И я не спрашиваю, почему это так. Здесь, мы все братья и сёстры. Одна большая семья, поддерживающая друг друга.

— Тогда почему моей сестры больше нет? — не выдержав, спросила она.

— Потому что она так захотела. Мне жаль говорить об этом, но некоторых прошлая жизнь тяготит и здесь. Мегги была чиста давно. Она прожила в этом месте три года, и всё это время была свободна от наркотиков. Иногда она уезжала, и я не знаю, что происходило с ней в это время, но пока она жила здесь никаких проблем не было.

— Я не понимаю. Просто скажите, если вы знаете, почему она это сделала. Почему она не вернулась в семью? Почему оставалась всё это время в этом месте?

Остановившись, он повернулся к ней, пристально глядя в глаза.

— Вы хотите кого-то обвинить? Тогда не лучше ли спросить себя, почему ваша сестра искала помощи не у вас, а у чужих людей? Спросите себя, почему вы ничего не знаете о её жизни.

— Я пыталась, — негромко отозвалась Оливия.

— По всей видимости, недостаточно, — твёрдо ответил он, но через секунду его взгляд смягчился. — Мегги скрывалась здесь от мужчины, который не хотел отпускать её. С ним она никогда не смогла бы отказаться от наркотиков. Я догадываюсь, чем было вызвано её решение свести счёты с жизнью. Полгода назад этот человек появился здесь, разыскивая её.

— Я работаю в полиции. Ей надо было всего лишь обратиться ко мне, — в отчаянье ответила Оливия.

— Она считала, что и так принесла слишком много неприятностей своей семье.

— Вы знаете имя этого мужчины?

— Его зовут Кайл Болтен.

— Почему она не вернулась домой? Неужели она думала, что семья не сможет защитить её от какого-то наркомана?

— Были причины, по которым она не могла это сделать, — ответил он. — Но все они остались за пределами нашей общины. Здесь она просто пыталась примириться с собой. Мы не вмешиваемся в жизнь наших людей за пределами этого места. Имя этого человека я знаю только потому, что это было очень важно для Мегги.

Остановившись, она посмотрела на группу женщин, работающих в саду. Они срезали засохшие ветки с деревьев и собирали их в кучи. Ей было сложно представить Мегги в таком месте, как это, и она всё ещё не могла поверить в происходящее.

— Всё, что происходит за стенами общины, не имеет к нам никакого отношения, — произнёс он, поворачиваясь к ней. — Таковы наши принципы. Но думаю вам надо поговорить о ней ещё с одним человеком.

— Если вы об этом мужчине, то не сомневайтесь, я найду его, — резко ответила Оливия.

— Не о нём. Эта женщина живёт неподалёку отсюда. В пригороде Биллингса. Я дам вам её адрес.

— Хорошо, — кивнула Оливия.

Достав из кармана брюк записную книжку, он быстро написал что-то на листке и протянул ей.

— И если вы хотите найти виновных в её смерти, то я могу вас заверить, что здесь их нет, — добавил он. — Думаю, вы поймёте это и сами…

— Надеюсь, что это так, — сдержанно произнесла она.

— Всего хорошего, — заключил он, давая понять, что больше не собирается продолжать разговор.

Она вышла за ворота, когда зазвонил телефон, заставив её остановиться около машины.

— Лив, мне так жаль, — голос Эшли был полон сочувствия.

— Мне тоже, — выдавила из себя она, открывая дверцу и забираясь внутрь.

— Я могу чем-то помочь тебе?

Оливия отрешённо смотрела через лобовое стекло на место, где провела последние годы её сестра. Всё это казалось таким бессмысленным, что она не могла поверить, что её сестры больше нет. Неужели Мегги так ненавидела её, что не захотела обратиться за помощью? Неужели она могла подумать, что Оливия отвернётся от неё?

— Лив, пожалуйста, не молчи, — тихо произнесла в трубку Эшли.

— Я пытаюсь понять, но кроме того, что я виновата в том, что она оказалась здесь, ничего не приходит в голову.

— Это не так, — возразила Эшли.

— Ты не можешь этого знать, — глубоко вздохнув, Оливия бросила взгляд на листок бумаги в своих руках.

— Где ты сейчас? Что ты собираешься делать?

— Я только что говорила со старостой секты, в которой жила Мегги. Он считает, что мне надо поговорить с какой-то Долли Паркер. Она живёт в частном доме в пригороде Биллингса. Собираюсь поехать к ней. Как я поняла, она что-то знает о Мегги. Можешь пробить для меня одного человек?

— Конечно.

— Кайл Болтен. Это тот парень, с которым она жила в Сент-Поле. Я узнала, что Мегги скрывалась от него здесь.

— Хорошо. Я выясню и перезвоню тебе. Обещай, что не будешь винить во всём себя.

— Вряд ли у меня получится, — произнесла Оливия, включая двигатель. — Как только узнаешь что-нибудь, перезвони мне.

— Договорились. И пожалуйста, Лив, береги себя.

*****

Дом, адрес которого ей дал староста общины, находился даже не пригороде, а в некотором отдалении от города. Чтобы найти его Оливии пришлось несколько раз остановиться и спросить дорогу у местных жителей. Сейчас она разглядывала довольно большой старинный особняк, стоящий вдалеке от дороги и густо окружённый растительностью. Пройдя по аккуратной, вымощенной кирпичом дорожке она поднялась по широкой лестнице и нажала кнопку звонка. Через некоторое время дверь открыла пожилая, но довольно опрятная женщина лет семидесяти.

— Чем могу вам помочь? — доброжелательно спросила она.

— Здравствуйте. Меня зовут Оливия Девис. Я сестра Мегги, — произнесла Оливия и замялась, не зная, что тут можно ещё добавить.

— Я ожидала, что вы придите раньше, — ответила женщина, нисколько не удивившись и изучающе глядя на неё. — Проходите, пожалуйста.

— Что значит, вы меня ждали? — удивлённо спросила Оливия, проходя в дом и поворачиваясь к ней.

— Мегги сказала, что вы обязательно приедете, — женщина тепло улыбнулась.

— Правда? Если бы она дала знать, что ей нужна моя помощь…

— Я знаю, что она не просила вас об этом, — прервала её та. — Меня зовут Долли Паркер. Думаю, нам надо о многом поговорить, так что лучше сделать это не в дверях. Пойдёмте в гостиную, — предложила она. — Подозреваю, что у вас есть множество вопросов, которые вам хотелось бы задать мне.

— Вы правы, — согласилась Оливия, следуя за ней. — С тех пор как я приехала в Биллингс вопросы это единственное, что у меня есть. И пока не нашлось ни одного человека, который смог бы прояснить ситуацию. Откуда вы знаете мою сестру и почему она была уверена, что я приеду к вам?

— Присаживайтесь, — женщина кивнула на широкий кожаный диван у стоящего посередине гостиной кофейного столика и опустилась в кресло напротив. — Хотите чаю? Или чего-нибудь холодного?

— Единственное, чего я сейчас хочу, это узнать хоть что-нибудь о моей сестре, — мрачно отозвалась Оливия.

— Хорошо. Я понимаю. Думаю, вы уже побывали в общине и поговорили с Алексом Уилтоном?

— Да. Это он дал мне ваш адрес, но не захотел объяснять, почему я должна встретиться с вами.

— Это я предложила Мегги пожить в общине, — произнесла женщина. — Наверное, лучше мне начать с самого начала, чтобы вам стало понятно, откуда я знаю вашу сестру. Мой дед владел землёй, на которой сейчас расположена община. Я знаю Алекса Уилтона ещё с тех пор, как он был ребёнком. Однажды, почти три года назад, Мегги появилась на пороге моего дома. Это было как в страшном фильме. Ночь, гроза, дождь стеной и молодая, хрупкая девушка, испуганная и обессиленная, нуждающаяся в помощи. Я не могла оттолкнуть её, — вздохнув, женщина отвела взгляд, словно вновь переживая то, о чём рассказывала. — Она бежала от человека, которого очень любила, но который превратил её жизнь в ад.

Наклонившись вперёд, и чувствуя напряжение во всём теле, Оливия попыталась представить Мегги и это вызывало у неё приступ бессильной тоски.

— Я дала ей крышу над головой и временную защиту, но Мегги была так напугана, что не хотела задерживаться где-то, где он мог бы её найти. Тогда я подумала об Алексе. Всю свою жизнь он посвятил помощи людям, которые остались без поддержки близких, — бросив взгляд на Оливию женщина мягко остановила её возражения. — Я понимаю, что вы считаете, что могли помочь ей, но она так не думала. Так Мегги попала в «Осознание». Через некоторое время она успокоилась. Мы виделись достаточно часто, чтобы я могла судить, что ей нравится её новая жизнь. Я знаю, что за всё время, что она прожила в общине, у неё было несколько срывов, когда она уезжала и пропадала на какое-то время. Думаю, она всё ещё любила мужчину, от которого скрывалась, и пыталась увидеться с ним. Так продолжалось до тех пор, пока этот парень не появился тут, расспрашивая о ней.

— Если вам удалось так близко познакомиться с моей сестрой вы должны знать, что я детектив и работаю в полиции. Почему она не обратилась ко мне?

— Я скажу вам, — кивнула женщина. — Но сначала я должна рассказать, чтобы вы поняли, насколько напугана была она, когда узнала, что он разыскивает её здесь. Мегги говорила, что нет места на земле, где бы он не смог её найти. Три года ей удавалось скрывать от него своё местонахождение. Его появление повергло её в ужас. На следующее утро я узнала, что Мегги участвовала в этом ужасном самоубийстве.

— Что он хотел от неё?

— Вернуть её то, что ему принадлежало, — ответила женщина, вставая и подходя к широкому окну, выходящему в сад.

— Она украла у него что-то? — спросила Оливия, поднимаясь следом.

— Можно сказать и так, — не оборачиваясь, произнесла женщина. — Но я думаю, по-другому.

Подойдя ближе, Оливия проследила за её взглядом, и её сердце замерло, а тело бросило в холодный пот.

Окна гостиной выходили на большую зелёную полянку с задней стороны дома. Посередине, среди разбросанных на мягкой траве игрушек она увидела ребёнка. Маленькую светловолосую девочку, в голубом, коротком платьице, играющую на траве. Ей не нужны были слова, чтобы понять кто она. Это была точная копия её младшей сестрёнки. Такая, какой она всё ещё помнила её в своём детстве. Пульс участился и в голове зашумело так, что она подумала, что может потерять сознание. Потянувшись к оконной раме, Оливия закрыла глаза, шумно вздохнув.

— Мегги не хотела, чтобы она попала к нему. Этот человек, отец её ребёнка и имеет на неё все права. Он торгует наркотиками и принимает их сам. Он контролировал жизнь Мегги, пока она не сбежала от него, поняв, что ждёт ребёнка. Я не знаю, где она родила эту малышку. Той ночью она появилась здесь с грудным ребёнком на руках. Я не смогла остаться в стороне. Мои дети и внуки давно уже выросли и живут далеко от меня. Я хотела ей помочь. Она оставила девочку у меня, а сама поселилась в общине. Здесь она могла навещать её так часто, как это было возможно. Когда этот мужчина нашёл её, единственное, что её заботило, так это чтобы девочка не попала к нему в руки.

— Если бы она обратилась ко мне, этого бы не случилось, — голос Оливии сорвался.

— Первое место, где бы он стал искать её, это дом её родителей. Как и ваш дом. И должна напомнить, что у него были все права делать это, ведь он её отец. Мегги очень боялась, что он заберёт ребёнка и девочка повторит её судьбу. Я думаю, она решила, что если её не станет, он не сможет найти малышку.

— Мы могли бы справиться с этим вместе, — хрипло прошептала Оливия. — Он никогда не получил бы ребёнка, если бы я знала об этом.

— Она сделала так, как считала правильным, — ответила женщина негромко. — Мегги рассказала мне о вас в последний вечер, когда была здесь, — повернувшись, женщина окинула её проницательным взглядом. — Она сказала, что вы обязательно найдёте меня. Она оставила для вас кое-что, — продолжила женщина, направившись к старинному резному комоду и достав из него тонкую белую папку, вернулась обратно. — Она хотела, чтобы я передала это вам, когда вы приедете. А ещё, она сказала, что, если вы сделаете вид, что не видели этих бумаг, она не станет вас винить, — протянув папку Оливии, она бросила взгляд на часы. — Келси пора сейчас кушать и спать. Я наняла няню, но всегда укладываю её сама, поэтому вы можете пока посмотреть бумаги, а я скоро вернусь.

— Келси? — с трудом соображая, переспросила Оливия.

— Да. Так зовут малышку, — улыбнулась женщина. — Я оставлю вас ненадолго, а потом вы сможете задать мне все ваши вопросы.

Оливия перевела взгляд за окно, и её сердце неистово забилось при виде маленькой девочки, играющей в саду. Нахлынувший за этим поток мыслей и эмоций заполнил её. К растерянности и боли от потери сестры теперь примешались досада и злость на то, что Мегги довела свою жизнь до того, что оставила своего ребёнка совершенно чужому человеку.

Заставив себя отойти от окна, она вернулась к дивану, и присев открыла папку с бумагами. Первое, что она увидела, были документы самой Мегги и справка о рождении на имя Келси Девис. Малышке совсем недавно исполнилось три годика. Отложив в сторону документы, Оливия извлекла из папки соединённые скрепкой листы бумаги с приколотым сверху маленьким запечатанным конвертом. В нём находился свёрнутый тетрадный листок. Развернув его, Оливия прочла всего одну написанную на листе строчку: «Я знаю, что ты позаботишься о ней».

Сглотнув, она вернулась к сколотым вместе напечатанным листам, быстро пробегая по ним глазами. Это было заявление, составленное у нотариуса, в котором Мегги передавала опеку над своей дочерью Келси Девис своей сестре Оливии. Её руки дрожали так, что строчки прыгали перед глазами, и она с трудом разбирала слова. Опустив бумаги на кофейный столик, Оливия вновь взяла тетрадный лист и провела кончиками пальцев по написанным аккуратным, ровным и таким знакомым почерком буквам.

«Я знаю, что ты позаботишься о ней». Маленькая солёная капля упала на бумагу и, выронив её, Оливия закрыла лицо руками не в силах больше сдерживать себя. Слёзы буквально душили её. Всё её тело сотрясалось от рыданий, и она уже никак не могла это остановить. Её маленькой, тихой сестрёнки больше нет. И она не сможет изменить это. Она помнила время, когда злилась на неё, когда чувствовала вину, за то, что отправила её на принудительное лечение, оторвав от дома и семьи. Мегги кричала тогда, что никогда не простит ей этого, что будет ненавидеть её всю свою жизнь. Эта короткая строчка, написанная ее рукой, была ее прощением. Всего несколько слов сказали Оливии так много, что у неё не осталось сил это вынести.

*****

— Извините, детектив. Это офицер из полицейского управления. Вы были у меня утром, — глубоко вздохнув, Оливия поднялась с дивана, прижимая трубку телефона к уху и вытирая слёзы.

— Слушаю вас, офицер.

— Похоже, я немного закрутился с утра и совсем забыл уточнить некоторые вопросы. Ваш эксперт выслал нам копии анализа ДНК, подтверждающие ваше родство с погибшей. Нам необходимо заполнить некоторые бумаги и если вы примите решение о захоронении…

— Я понимаю, — быстро прервала его Оливия, поворачиваясь к вошедшей в комнату Долли Паркер. — Если вы не возражаете, мы могли бы поговорить об этом завтра. Я перезвоню вам.

— Конечно, нет проблем, — согласился он.

— Спасибо, — Оливия отключила телефон, убирая его в карман.

— Там приехала девушка. Она говорит, что она ваша подруга.

— Что? — удивлённо переспросила Оливия.

— Я попросила её подождать снаружи, — подойдя ближе, женщина положила руку на её плечо, с пониманием заглядывая в заплаканные глаза. — Пойдёмте.

Оливия последовала за ней, растерянно соображая, кто бы это мог быть, и остановилась как вкопанная, выйдя на крыльцо. Рядом с её машиной припарковался чёрный внедорожник, у которого, облокотившись на капот, стояла Джейд.

— У меня что, начались галлюцинации? — неуверенно пробормотала Оливия, спускаясь по ступеням.

— Эшли не может сейчас приехать, но мы подумали, что не хотим оставлять тебя одну в такой момент, — оттолкнувшись от машины, Джейд направилась к ней. — Мне очень жаль, Лив, — добавила она чуть тише, с искренним участием заглядывая в ее покрасневшие глаза.

— Как у тебя получилось так быстро добраться сюда?

— Ну, частные рейсы, слава богу, ещё никто не отменял. Я вылетела сразу, как Эшли рассказала мне. Немного сложно было найти это место, — Джейд оглядела дом. — Ты в порядке?

— Я бы так не сказала, — Оливия оглянулась на стоящую позади и наблюдающую за ними женщину, а потом вновь повернулась к Джейд. — У меня тут возникли неожиданные обстоятельства…

— Может быть, вы лучше пройдёте в дом и поговорите там? — предложила Долли. — Я не буду вам мешать.

— Спасибо, но уже вечер и было бы неплохо вернуться в город и поискать подходящий отель, — с благодарностью ответила Оливия.

— Ох, перестаньте, — хмыкнула женщина, распахивая дверь пошире. — В этом огромном доме занято всего три комнаты. Вы думаете я не найду, где разместить вас на ночь? Мегги часто оставалась здесь. Пойдёмте. Я поищу для вас что-нибудь на ужин.

— Большое спасибо, — искренне поблагодарила ее Джейд, беря Оливию за руку и направляясь в дом. — Не хотелось бы вас беспокоить, наверняка в этом городе есть приличные заведения с доставкой. Джейд Фостер, — представилась она.

— Долли Паркер, — женщина пожала протянутую руку. — Ни о какой доставке не может быть и речи, — твёрдо сказала она.

— Я совсем не голодна, — попыталась протестовать Оливия.

— Пойдёмте. Никаких возражений не принимается, — заключила женщина, провожая их в гостиную.

Она отодвинула тяжёлые шторы и распахнула двери в сад. Опустившись на диван, Оливия собрала лежащие на столике документы.

— Вы можете расположиться здесь или на веранде, — предложила миссис Паркер. — Я сейчас что-нибудь принесу, — добавила она, направляясь в сторону кухни.

— Извините, — Джейд догнала её почти у самых дверей. — Мне не совсем удобно спрашивать вас об этом. У вас не найдётся что-нибудь выпить? Думаю, ей сейчас это не помешает, — она оглянулась на Оливию.

— С этим я очень даже согласна, — с сочувствием согласилась женщина.

Джейд вернулась и присела рядом с Оливией.

— Лив, — тихо позвала она.

— Я даже не сообщила родителям. Не знаю, как сказать им такое. Мне звонили из полицейского участка. Надо решить что-то с захоронением.

— Ты ведь можешь отложить это до завтра? Один день всё равно ничего не изменит.

— Да, наверное, ты права, — согласилась Оливия, пытаясь успокоиться. — Хотя, не думаю, что завтра будет легче. Я всегда боялась, что Мегги плохо кончит, но в душе не верила, что с ней может что-то случиться. Я допустила, чтобы она осталась со всем этим один на один.

— Лив, — Джейд мягко коснулась её руки. — Разве наша жизнь — это не всегда только наш выбор?

— Нет. Я слишком часто сталкиваюсь с тем, когда всё решают обстоятельства и случай, — возразила Оливия. — В какой-то момент я отдалилась от неё. Я была старше, мне хотелось свободы. Если бы тогда я была рядом, она не втянулась бы в это, и сейчас всё было бы иначе.

— Не взваливай на себя слишком много. Эшли рассказала, что ты пыталась помочь ей.

— Этого было недостаточно. Просто в то время всё, что с ней происходило, казалось каким-то кошмаром. Я злилась и винила её в происходящем.

Вернувшись в комнату с подносом, на котором разместились тарелки с закусками, Долли поставила его на стол, а затем достала из бара бутылку виски и два бокала.

— Я не буду мешать вам, — произнесла она. — Гостевые спальни прямо по коридору. Я оставлю двери в них открытыми.

— Спасибо вам, — поднявшись, Джейд ещё раз протянула ей руку. — Очень приятно познакомится с человеком, способным на бескорыстную помощь.

— Не стоит благодарности. Я успела привязаться к Мегги и с её слов поняла, что она очень любила и гордилась своей сестрой, — она с сочувствием посмотрела на Оливию. — Мне жаль, что нам пришлось познакомиться при таких трагических обстоятельствах и это меньшее, что я могу сделать в память о Мегги.

Оставив их, женщина вышла из гостиной, прикрыв за собой дверь. Джейд вернулась к столику и, открыв бутылку, разлила по бокалам виски, протянув один Оливии.

— Если ты поговоришь со мной, тебе станет легче.

— Это тоже очередной миф, — Оливия покрутила в руках бокал, сделав несколько глотков. — Чем теперь могут помочь разговоры?

— Ну, мне кажется, это помогает почувствовать, что ты не одна, — Джейд присела рядом с ней на диван. — Хотя, очень долгое время, я думала так же, как ты, но сейчас понимаю, что была не права. Рядом всегда есть кто-то, кто готов поддержать, просто нам проще закрыться, чем показать кому-то свою слабость.

— Не думаю, что у меня когда-нибудь был кто-то настолько близкий, чтобы я могла это сделать, — пробормотала Оливия.

— Знаешь, я человек не особо верующий, — спокойно произнесла Джейд, опуская ладонь на ее спину. — Но когда Эшли попала в больницу, все те несколько часов, что она была без сознания, в моей голове была только одна мысль: «Господи, не отнимай её у меня», — она на секунду замолчала, когда Оливия подняла голову, чтобы посмотреть на неё. — А потом я поняла, что Господь услышал меня гораздо раньше, чем я начала просить. Потому что в тот день ты была с ней. Бог, он вне времени, и ты была его ответом на мою молитву. Ты сохранила самое важное, что у меня есть. После этого всё, что бы я ни узнала и что бы ты мне не рассказала, не изменит моего к тебе отношения. Поговори со мной, Лив.

— Моя семья… — отвернувшись, Оливия глубоко вздохнула. — Мои родители не говорят об этом, но они всегда считали, что я поступила тогда с Мегги слишком жестоко. Она была не в себе, Джейд. Было невыносимо видеть её такой. Всё, что она говорила или обещала, было ложью. Единственное, что её интересовало, это деньги, на которые можно было купить ещё наркотиков. Никакие разговоры не помогали, и я решила, что крайние меры будут самыми подходящими. Я думала, что она придёт в себя и поймёт, что её жизнь летит под откос, а вместе с ней здоровье и счастье наших родителей. Но она только возненавидела меня и, выйдя из клиники, больше не вернулась домой.

— Ты пыталась ей помочь.

— Надо было поступить как-то иначе. Я же знала Мегги. Хоть она и была тихоней, но она была упрямой. Я должна была понять, что силой я никогда не ничего не добьюсь от неё. Просто в тот момент я очень устала смотреть, во что превращается наша семья. Я была зла и думала только о том, как избавиться от этого. Я не думала о ней.

— Лив, — Джейд положила руку на её плечо и чуть сжала пальцы. — Я уверена, что ты поступила правильно.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что я успела узнать тебя. Ты никогда не сделаешь того, что не будет согласовываться с твоим внутренним кодексом чести.

— Иногда я веду себя как эгоистка, — возразила Оливия, допивая виски из бокала. — И я совсем не святая.

— Конечно нет. Но ты никогда преднамеренно не станешь причинять боль другому, — выпрямившись, Джейд вновь наполнила их бокалы. — Мой брат погиб, потому что отправился воевать. За нашу страну, как он думал. Ты считаешь, что я могла бы остановить его? Я просила его не делать этого, но он верил, что ему это нужно, — Джейд опёрлась локтями на колени и посмотрела на неё. — Ты и Эшли рискуете жизнью просто потому, что делаете свою работу. Если бы кто-то сказал тебе, что ты должна бросить её, ты бы прислушалась? Я думаю, нет. Какой должна быть наша жизнь мы всегда выбираем сами. Если бы твоя сестра захотела что-то изменить в своей, она бы сделала это. Или же сама попросила бы помощи.

— В конечном счёте, Мегги так и сделала, — ответила Оливия. — Она прожила здесь почти три года. В этом месте она искала защиту от своего прошлого. Здесь, у чужих людей, — повернувшись, Оливия встретила кристально чистый взгляд понимающих зелёных глазах. — Не у меня.

— Это был её путь, — убеждённо сказала Джейд. — Ты выяснила, почему она так поступила?

— Думаю да, — кивнула Оливия. — Она скрывалась здесь от своего бывшего. И почти три года это у неё успешно получалось. А потом он нашёл её, и она не выдержала.

— Парень преследовал её три года? — Джейд удивлённо поднял бровь. — Почему она не обратилась в полицию?

— Именно это убивает меня больше всего остального. Ей надо было всего лишь позвонить мне, — с горечью произнесла Оливия. — Но у неё была причина, как она думала, скрываться от всех. И она больше не доверяла мне, — она резко поднялась и взяв со стола папку вложила её в руки Джейд. — Вот эта причина.

Джейд молча взяла бумаги, пробегалась по ним глазами. Подхватив со стола бокал, Оливия сделала большой глоток и заходила по комнате.

— Ребёнок? — Джейд подняла на неё удивлённый взгляд.

— Она пыталась скрыть от него его дочь и убила себя, чтобы он не нашёл её.

— Лив, — Джейд ещё раз посмотрела на бумаги и аккуратно положила их на стол. — Здесь документы об опеке.

— Так и есть, — остановившись, Оливия посмотрела на неё.

— И что ты думаешь?

— Я думаю, что Мегги больше нет, а я продолжаю злиться на неё, — отозвалась Оливия, потирая висок, в котором пульсировала головная боль.

— А я думаю, это говорит о том, что она доверяла тебе больше кого бы то ни было. И где находится сейчас её ребёнок?

— Здесь. Она прожила в этом доме все три года и о ней заботится миссис Паркер, — поставив бокал на каминную полку, она повернулась к Джейд. — Её зовут Келси. Я видела из окна, как она играла в саду.

— Господи, — откинувшись на спинку дивана, Джейд поражённо смотрела на неё.

— Я тоже немного не в себе после того, как узнала об этом, — согласилась Оливия, возвращаясь к дивану и садясь рядом.

— Неожиданный поворот, — пробормотала Джейд. — И что ты об этом думаешь?

— Могу только надеяться, что у меня получится не разочаровать Мегги второй раз.

Лицо Джейд осветилось улыбкой, и она вдруг крепко обняла её.

— Что? — удивлённо поинтересовалась Оливия.

— Я рада, что не ошиблась в тебе. Принять ответственность за ошибки близкого, это очень серьёзный шаг.

— Раз Мегги хотела этого, так и будет, — Оливия провела рукой по волосам. — Перспективы немного пугают, но я постараюсь справиться. Надо, наверное, как-то правильно оформить документы. И решить вопрос о захоронении.

— Завтра мы постараемся найти юриста, который составлял эти бумаги, — кивнула Джейд.

Телефонный звонок прервал их разговор.

— Это Эшли, — Оливия поднесла телефон к уху. — Твоя тяжёлая артиллерия уже прибыла.

— Я знаю, — раздался в трубке голос подруги. — Джейд написала мне, что нашла тебя. Вообще-то я звоню не за этим, а по поводу того парня, о котором ты просила узнать.

— И что с ним? — напряжённо спросила Оливия.

— Кайл Болтен умер от передозировки полтора месяца назад в Сент-Поле.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Мне выслали копии отчётов о смерти и заключение судебной экспертизы.

— Ему очень повезло, — мрачно отозвалась Оливия.

— Он как-то замешан в смерти твоей сестры?

— Формально нет, но если бы он был жив, мне пришлось бы найти и самой убить его.

— Надеюсь, ты шутишь, — хмыкнула Эшли. — У вас всё в порядке?

— Да, мы как раз допиваем бутылку виски.

— Правда? Тогда не буду вам мешать. Ведите себя хорошо.

— Обязательно, — усмехнулась Оливия. — Эш… спасибо. За всё.

— Перестань. Я хотела бы быть рядом и поддержать тебя, но я напрочь застряла здесь. Позвони мне завтра. Ладно?

— Договорились, — согласилась Оливия, убирая телефон.

— Эшли переживает, что не смогла приехать сама, — Джейд мягко улыбнулась.

— Тем не менее, у неё всё равно получается помогать мне, — ответила Оливия. — Тот парень, отец Келси… его больше нет. Так что одной проблемой меньше. Думаю, теперь мне надо почитать что-нибудь о том, как вести себя с маленькими трёхлетними девочками.

Джейд рассмеялась и похлопала по месту на диване, рядом с собой.

— Не волнуйся, это всего лишь ребёнок.

— Ну, я как-то не очень представляю, что мне с ней делать, — присев Оливия посмотрела на неё. — Тебя не пугало это, когда появился Уолт?

— Может быть, немного. Но когда я взяла его на руки первый раз, то поняла, что уже люблю его. Это безусловная любовь. Её невозможно объяснить. Почти то же самое я чувствую к Эшли, но с Уолтом это нечто особенное. Ты почувствуешь это.





Глава 7

Они поздно легли и когда Оливия проснулась, было уже светло. Она умылась и одевшись вышла из спальни. Тихонько постучавшись в соседнюю дверь, Оливия вспоминала как опустошив бутылку виски они долго разговаривали и, пожалуй, ей действительно стало немного легче. Через несколько секунд Джейд, в расстёгнутых джинсах и распахнутой рубашке, под которой виднелся белоснежный бюстгальтер, открыла ей.

— Извини, — Оливия смущённо отвела взгляд. — Похоже, мы проспали. И я не думала, что ты станешь открывать мне полуголой, — добавила она.

— Мы куда-то опаздываем? — хмыкнула Джейд, приводя одежду в порядок. — Ну а по поводу второго, думаю, ты видела женщин, на которых было гораздо меньше одежды, так что не строй из себя святую невинность.

— Если бы здесь была Эшли, ты бы так не храбрилась, — поддела Оливия, наблюдая, как Джейд пригладив рукой непокорные тёмные пряди, обувается в мягкие мокасины.

— Если бы здесь была Эшли, мы бы сейчас всё ещё были в постели, — пробормотала Джейд выпрямляясь. — Господи, за всё время, что она в больнице, нам удалось уединиться лишь один раз, в душевой её палаты, да и то, когда мы вышли, нас дожидался врач.

Оливия улыбнулась, глядя на её хмурое лицо.

— Я чувствовала себя так, словно мы подростки. А Эшли, между прочим, моя жена, — добавила Джейд, выходя из комнаты.

— Надеюсь, её скоро выпишут, и ты заберёшь её домой, — усмехнулась Оливия.

— Если бы ты знала, как я этого жду, — улыбнулась в ответ Джейд. — Какой у нас план на сегодня?

— Я хочу проконсультироваться по поводу бумаг на опеку и решить вопрос с захоронением.

— Лив, может быть сначала стоит позвонить родным?

Они вошли в гостиную и никого не найдя, направились к дверям веранды.

— Я сейчас соберусь с мыслями и сделаю это, — согласилась Оливия, останавливаясь и глядя через веранду в сад.

Джейд, остановилась рядом, проследив за её взглядом. На полянке, напротив они увидели миссис Паркер и маленькую девочку, которые расположились у небольшого открытого бассейна.

— Думаю тебе пора познакомиться с ней, — тихо произнесла Джейд, опуская руку на её спину и ободряюще похлопав по ней.

— Ты права, — Оливия приоткрыла дверь и вышла на веранду, а затем, немного помедлив, направилась прямо к женщине и играющей рядом малышке.

— Ах, вот и Оливия, — женщина заметила её и добродушно улыбнулась. — Я вчера рассказала Келси, что к ней приехали гости.

Оливия с благодарностью кивнула и перевела взгляд на девочку. Сидя на краю бассейна, та смотрела на неё снизу вверх большими серо-зелёными глазами. Её светлые волосы были собраны в два забавных хвостика, а розовые губки приоткрылись от любопытства. У Оливии защемило сердце оттого, насколько эта девочка была похожа на её сестру. Взяв себя в руки, она подошла ближе и присела на корточки перед ней.

— Привет, — она пыталась найти подходящие слова, но казалось, её мозг отказывался нормально работать.

Малышка смотрела на неё со смесью любопытства и недоверия.

— Меня зовут Оливия. А тебя?

— Келси, — смущаясь, тихо ответила девочка. — Мне три годика, — добавила она чуть смелее.

— Ого, так ты уже совсем большая, — улыбнулась Оливия. — Тогда мы должны поздороваться как взрослые. Здравствуй, Келси, — Оливия протянула ей руку. — Меня зовут Оливия. И я очень хочу, чтобы мы подружились и смогли поехать в большой город, в котором я живу.

— А там есть слон? — поинтересовалась девочка, неуверенно протягивая ей ладошку, а затем быстро пряча её.

— Эмм, — Оливия перевела растерянный взгляд на миссис Паркер. — Там есть большой зоопарк, и я думаю, что там есть слоны.

— А что такое зоопарк? — заинтересованно спросила малышка.

— Это такое место, где живёт много разных животных. Люди могут приходить туда, чтобы посмотреть на них, — сохраняя серьезность объяснила она.

— А Долли может поехать с нами?

— Если она захочет, — с готовностью кивнула Оливия.

— Хорошо, — девочка удовлетворённо кивнула. — А ты умеешь запускать лодки? — Оливия только сейчас заметила, что девочка держала в руках маленький игрушечный кораблик.

— Ну, я давно ничего такого не делала, но там, где я живу, у меня есть настоящий большой катер, и мы сможем поплавать на нём по заливу.

Келси нахмурилась и посмотрела на игрушку в своих руках.

— А мой кораблик сможет там плавать?

— Для него мы лучше сделаем небольшой бассейн, — улыбнулась Оливия.

— А сейчас нам всем пора позавтракать, — произнесла миссис Паркер, поднимаясь.

— Я не буду есть кашу, — упрямо предупредила девочка.

— Если Оливия будет её есть, то и тебе придётся, — строго ответила женщина.

— Боже, это обязательно? — негромко спросила Оливия, поднимаясь следом.

— Возможно, я смогу поискать что-то еще, чем бы могла накормить вас, — рассмеялась та в ответ.

— Было бы здорово. С детства не люблю каши, — с облегчением отозвалась Оливия.

— И я не люблю, — малышка смешно наморщила носик и, вскочив, протянула Оливии руку. — А у тебя дома есть рыбы?

— У Келси в комнате стоит аквариум, — объяснила миссис Паркер.

— Аквариума у меня пока нет, но мне кажется, он скоро появится, — улыбнулась Оливия, беря маленькую ручку в свою ладонь.

*****

Они уселись в машину и Джейд включив двигатель, выехала на дорогу. Оливия молчала, пытаясь собрать воедино мысли, которые волновали её всё утро.

— Лив, — Джейд коснулась её руки и улыбнулась, когда Оливия посмотрела на неё.

— Что?

— Всё будет хорошо.

— Я знаю, — кивнула Оливия. — Давай сначала проедем в участок. Я поговорю с офицером, который занимается этим делом, и позвоню родным.

— Я поискала адрес юриста, который составлял документы об опеке. Это в центре города. Ты взяла их?

— Да, они у меня, — открыв окно, Оливия подставила лицо прохладному утреннему ветерку. — Наверное, мне следует поискать няню, когда я вернусь в Сиэтл. Хорошо, что пока я в отпуске, но рано или поздно придётся выйти на работу.

— Я поговорю с Ивон.

— У неё и так хватает забот с Тайлором и Уолтом. А скоро у Лорен и Брук намечается пополнение.

— Ты тоже уже знаешь? — усмехнулась Джейд. — Мне нравится мысль что скоро у меня скоро появиться ещё один племянник или племянница. И я уверена, что Ивон справится. Так что не волнуйся по этому поводу. Конечно, растить ребёнка одной будет не просто, но я не думаю, что у тебя будут из-за этого сложности с женщинами.

— Боже, это последнее, что меня беспокоит, — отозвалась Оливия. — У меня сейчас столько проблем, а девушки обычно не очень их любят.

— Я, в своё время, умоляла Эшли разделить со мной её проблемы, — улыбнулась Джейд. — Появление ребёнка совсем не значит, что тебе придётся сойти с дистанции.

— Джейд… — покачала головой Оливия.

— Я просто хочу сказать, что поддерживаю тебя, — Джейд пожала плечами заезжая на стоянку полицейского участка.

*****

Оливия провожала взглядом фигуру Джейд, направляющуюся в сторону небольшой взлётной полосы, где её ожидал частный самолёт.

— А мы тоже полетим к тебе на самолёте? — спросила Келси, стоя рядом и крепко держа её за руку.

— Нам придётся вернуться на машине, — отозвалась Оливия, обращая своё внимание на девочку.

— Я хочу полететь на самолёте, — Келси подняла на неё глаза и Оливия улыбнулась ей, чувствуя прилив незнакомого тепла.

— Мы обязательно полетим на самолёте в другой раз, — пообещала она.

— А Джейд полетит с нами? Она хорошая. Мы вместе рисовали слоников, а ещё она красиво рисует жирафа.

— Давай спросим её, когда увидим в следующий раз?

Девочка согласна кивнула, и они пошли в сторону стоящей неподалёку машины.

— А почему мы не можем полететь с Джейд? — вновь спросила она.

— У меня ещё есть здесь некоторые дела, — открыв дверцу, Оливия усадила её на заднее сиденье. — А Джейд дома ждёт маленький мальчик, который очень скучает без неё.

— А как его зовут?

— Уолтер, — улыбнулась Оливия, усаживаясь за руль.

— А я смогу с ним поиграть?

— Я надеюсь, что вы подружитесь. Но тебе придётся позаботиться о нём, потому что ты старше.

— А можно он будет моим братиком?

Оливия озадаченно замолчала, пытаясь придумать ответ.

— Вы можете быть друзьями.

— Я хочу братика. Мама обещала, что когда-нибудь у меня будет братик, — грустно вздохнула девочка.

Малышка редко упоминала Мегги в разговорах, но когда это случалось, Оливия всегда ощущала удушающий приступ вины перед ней.

— Мама больше не вернется?

Подавив стон, Оливия свернула на обочину и повернулась к Келси, сидящей на заднем сиденье. Она боялась этого вопроса, потому что до сих пор не решила, как ответить на него. Большие серые глаза смотрели на неё так доверчиво, что она готова была провалиться сквозь землю, только чтобы не видеть в них огорчение.

— А ты можешь быть моей мамой? — вдруг тихо спросила малышка.

— Я бы очень этого хотела, — ответила она серьёзно, хриплым от волнения голосом.

— Да, — кивнула ей девочка, улыбнувшись ей доверчиво и отрыто.

Оливия облегчённо вздохнула и вновь выехала на дорогу.

— А ты сможешь родить мне братика? — раздался любознательный голос у неё за спиной.

— О, Боже, — тихо пробормотала она себе под нос.

*****

Они были в двух часах от Сиэтла, когда её телефон зазвонил. Оглянувшись на спящую на заднем сиденье Келси, Оливия ответила на звонок.

— Привет, сестрёнка, — раздался в трубке знакомый мужской голос.

— Здравствуй, Митч.

— Надеюсь, вы уже приехали, потому что мы ловим такси и едем к тебе.

— Ко мне? Куда ко мне? — немного растерянно переспросила Оливия.

— Мы в Сиэтле, Лив. Мама не смогла дождаться, когда вы приедете к нам. Ты же её знаешь. Они с папой хотят познакомиться с Келси. Как и я.

— Митч, мы только подъезжаем к городу, — улыбнулась Оливия. — Я не смогу вас встретить, но ты знаешь, где взять ключи от дома. Постарайся, чтобы мама не проверяла содержимое моего холодильника и шкафов.

— У тебя там что-то провокационное? — со смешком поинтересовался он.

— Для меня нет, но для неё… — Оливия усмехнулась, — Удивительно, как это она не приехала за нами в Биллингс.

— Не ворчи. Это единственное, что помогло ей справиться с тем, что случилось с Мегги.

— Да, я знаю. Как папа?

— Переживает больше, чем показывает. Нэнси тоже хотела приехать, но ей пришлось остаться с детьми.

— Сейчас я была бы рада ей даже больше, чем тебе.

— Всё ещё вспоминаешь, как она отшила тебя?

— Она не отшивала меня. Просто кое-кто оказался проворнее, — добродушно заметила Оливия.

— Да, ладно. Её никогда не интересовали девчонки.

— Ну да, ну да. Продолжай верить в это.

— Так, мама идёт. Мы будем ждать вас у тебя дома.

— Отлично. Можете даже организовать доставку чего-нибудь из еды, потому что мой холодильник пуст.

— Не волнуйся об этом. До встречи.

Убрав телефон, Оливия оглянулась и встретилась с сонным взглядом проснувшейся девочки.

— Нам ещё долго ехать?

— Нет, милая, мы почти дома. Устала?

— Я хочу спать, — тихо отозвалась Келси. — А у тебя есть кроватка для меня?

— Сегодня мы что-нибудь придумаем, а завтра купим тебе кроватку, — пообещала Оливия. — Дома нас ждут гости.

— Джейд? — с надеждой спросила девочка.

— Нет, твои бабушка и дедушка приехали, чтобы познакомится с тобой. И ещё твой дядя Митчелл.

— А бабушка и дедушка очень старые?

— Ну, я так не думаю, — усмехнулась Оливия, оглядываясь. — Потерпи ещё немного, и ты сама их увидишь.

— Я хочу, поехать к Джейд. Она познакомит меня со своим маленьким мальчиком, — отозвалась девочка.

— Обязательно познакомит.

Её телефон зазвонил вновь.

— Лив, вы уже в городе? — бодрым голосом поинтересовалась Эшли.

— Ещё нет, но уже подъезжаем.

— Мы собираемся завтра в небольшую поездку на несколько дней. Это недалеко от Сан-Франциско в Болинас. Мы с Джейд подумали, что было бы здорово, если бы вы с Келси поехали с нами.

— Эш, я поехала бы с большим удовольствием. Да и Келси постоянно говорит, что хочет встретиться с Уолтером, но сейчас никак не получится. Мои родители и брат уже ждут нас у меня дома.

— Я понимаю. Жаль, конечно, потому что нам тоже хотелось познакомиться с Келси. Мы вернемся на следующей неделе и будем ждать вас в гости. Ты сама-то как?

— Нормально. Чертовски устала. Ехать по такой жаре, да ещё с ребёнком просто кошмар, но нам осталось совсем немного.

— Ну, хорошо. Хороших вам выходных. Позвони мне, когда будет время.

— Договорились. Передавай Джейд привет.

*****

Келси крепко вцепилась в её руку, когда они вошли в дом и родители Оливии встретили их в прихожей. Джейн Девис, несмотря на возраст, до сих пор была женщиной подтянутой и энергичной. Её светлые волосы были аккуратно и модно подстрижены, а в голубых глазах сейчас стояли слёзы. Оливия не помнила, когда последний раз видела слёзы своей мамы и видела ли вообще. Её мама была человеком жёстким и авторитарным. Возможно поэтому им так трудно было находить общий язык. С отцом же Оливия всегда чувствовала сильную связь. Со стороны Патрик Девис казался молчаливым и полностью ведомым своей женой, но Оливия хорошо знала, что это было не так. Он мог уступать и соглашаться с ней по многим повседневным вопросам, но все серьёзные проблемы в семье решал именно он. Отец был фундаментом, на который всегда можно было опереться. В детстве Оливии хотелось быть похожей на него, но её жизнь складывалась совсем не так, как хотелось бы родителям. Поэтому уехать из родного города показалось ей когда-то самым верным решением.

— Келси, это твои бабушка и дедушка. И твой дядя Митчелл, — опустив взгляд на девочку произнесла Оливия.

Миссис Девис присела перед малышкой, которая, сделав шаг назад, вцепилась в ногу Оливии, недоверчиво глядя на незнакомых людей.

— Я так рада познакомиться с тобой, Келси, — прерывающимся от волнения голосом сказала она. — Ты очень похожа на свою маму.

— Моя мама Оливия, — ручонки Келси крепче обхватили ногу Лив.

— А я твоя бабушка, — тепло улыбнулась женщина. — Мы привезли тебе много подарков, но, наверное, ты слишком устала с дороги и захочешь посмотреть их завтра?

— А там есть слоник? — поинтересовалась девочка.

— Келси очень нравятся слоники, — с улыбкой пояснила Оливия.

— Мы можем вместе посмотреть есть ли там слоник, — предложила миссис Девис и протянула девочке руку.

Оливия чувствовала, как природное любопытство борется с неуверенностью, и присев серьёзно посмотрела на неё, проведя рукой по мягким волосам.

— Ты можешь пока посмотреть подарки, а я приготовлю тебе кроватку, — предложила она.

— Хорошо, — согласилась малышка, вкладывая свою руку в руку бабушки.

Выпрямляясь, Оливия поводила их взглядом и, поймав загадочную ухмылку Митчелла, нахмурилась.

— Что?

— Она уже называет тебя мамой?

— Келси сама так захотела, — вызывающе ответила она.

— Мне кажется это хорошее начало, — искренне улыбнулся он. — Она действительно очень похожа на Мегги.

— Я знаю, — кивнула Оливия. — Вы нашли что-нибудь перекусить?

— Мы заехали в магазин, и мама накупила продуктов. Теперь голодная смерть никому из нас не грозит.

— Пойдём, я приготовлю для Келси постель, — Оливия легко подтолкнула его к лестнице на второй этаж. — Я очень пожалела, что мы не вернулись на самолёте. Не знаю почему я не подумала, что для маленького ребёнка ехать в машине так долго может оказаться утомительно и скучно.

— У тебя теперь есть возможность узнать много нового о детях, — Митчелл обнял ее одной рукой и заглянул в лицо. — Мне очень жаль, что тебе пришлось проходить через все это одной. Почему ты не захотела, чтобы я приехал?

— Разве бы это что-то изменило?

Пройдя по коридору, Оливия остановилась около гостевой спальни.

— Думаю, что эта комната как раз ей подойдет. Если бы я знала заранее… — пробормотала она, открывая дверь и включая свет. — Мда, не уверена, что уложить её спать здесь будет хорошей идеей.

— Это мало похоже на детскую, — озадаченно согласился Митчелл. — Похоже у тебя давно не было гостей.

— Сегодня Келси ляжет со мной, а завтра я разберу эту комнату и куплю кроватку, — отозвалась она.

— Мегги как-нибудь объяснила, почему она передала опеку тебе?

Бросив на него быстрый взгляд, Оливия вышла, направившись в свою спальню.

— Ты узнала, почему она вообще это сделала?

— Какая теперь разница почему? Думаешь тому, что она с собой сделала может быть разумное объяснение? — она больше не хотела думать о том, что так волновало брата. — Я никогда не понимала ее, Митч. И уже не пойму, — добавила Оливия, открывая дверь.

— Так, так. Похоже перёд отъездом ты неплохо провела ночь, — ухмыльнулся Митчелл, осматривая её спальню и смятые простыни на кровати.

— Заткнись, — буркнула она, стягивая с постели бельё.

— И все же мама недоумевает, почему Мегги завещала опеку тебе. Если честно, то её это очень расстроило.

— Может быть, потому что Мегги всё ещё мне доверяла?

— Для нашей мамы это совсем не аргумент, — заметил он.

— Митч, — Оливия остановилась, повернувшись к нему. — Ты поможешь мне завтра? Нужно купить кроватку и привести комнату Келси в порядок.

— Без вопросов, — с готовностью согласился он.

— Спасибо, — Оливия застелила кровать чистым бельём и осмотрелась. — Я очень переживаю и пока даже не знаю с чего начать. Мне будет нужна твоя помощь.

— Лив, — Митчелл шагнул к ней ближе и успокаивающе коснулся руки. — Хоть я и видел вас вместе всего пару минут, но мне кажется, у тебя нет причин волноваться, — улыбнулся он.

— Я надеюсь, — пробормотала Оливия. — Надо уложить Келси спать. Я бы и сама легла, но, похоже, мама меня так быстро не отпустит.

*****

Улыбнувшись, глядя на личико уснувшей в её кровати малышки, Оливия приглушила свет ночника и, поднявшись, тихо вышла из комнаты.

В гостиной её дожидались отец и Митчелл, в то время как мама, что-то готовила на кухне. Взглянув на часы, она глубоко вздохнула и присела в кресло напротив дивана.

— Устала? — отец внимательно посмотрел на неё. — Весь день за рулём по такой жаре.

— Немного, — согласилась она.

Он кивнул в ответ, обводя взглядом гостиную.

— Ты неплохо потрудилась над домом. Когда я был здесь последний раз, он выглядел совсем по-другому.

— Я перестроила его почти полностью. Дом дедушки был в два раза меньше.

— Ему и не хотелось многого после того, как твоей бабушки не стало. Я помню сад был огромным.

— Он и сейчас такой. У меня никак не доходят руки, чтобы привести его в ухоженный вид. Единственное что я успеваю, так это скосить и убрать траву.

— Мама ужаснётся, что столько земли пропадает даром, — улыбнулся он. — В этом году она засадила все уголки нашего сада.

— Возможно, когда-нибудь и у меня появится желание заняться этим, — пожала печами Оливия. — А пока меня устраивают продукты из магазина.

— Не похоже, чтобы ты особенно часто в них закупалась, — с иронией заметил Митчелл. — Мама была просто в шоке, обнаружив в твоём холодильнике кусок заплесневелого сыра и пару банок пива.

— Меня неделю не было дома. И я не ждала гостей, — недовольно ответила она.

— Всё в порядке, Оливия, — успокоил её отец. — Мы привезли столько продуктов, что можешь забыть об этом на ближайший месяц.

Когда ужин был готов мама попросила Митчелла и Оливию помочь ей накрыть на стол. Они уселись в небольшой столовой, разделённой с кухней барной стойкой, и принялись за еду.

— Итак, теперь мы можем спокойно обо всём поговорить, — женщина посмотрела на мужа, а потом перевела взгляд на Оливию. — Мы думали, что ты с Келси приедешь к нам, когда уладишь все формальности с документами.

— Мы бы обязательно приехали, но сначала я хотела показать ей наш дом, — кивнула Оливия.

— Ты оформила все бумаги, связанные с опекой?

— Да, пришлось потратить несколько дней. Это оказалось не так просто. Мегги нигде не работала официально. У нее не было постоянного мета жительства и Келси родилась в каком-то захолустном хосписе, где кроме справки, подтверждающей её рождение, ничего больше не могли выдать.

— Но теперь, как я понимаю, с документами всё в порядке? Что-нибудь известно об её отце?

— Он погиб некоторое время назад, — мрачно отозвалась Оливия.

— Подозреваю, что он тоже был наркоманом. Надо показать девочку доктору. Очень часто это может отразиться на здоровье ребёнка.

— С ней всё в порядке, мама, — Оливия поблагодарила Митчелла, который наполнил их бокалы вином.

— И всё равно будет лучше, если её осмотрит врач, — убеждённо повторила миссис Девис.

— Если я замечу, что с ней что-то не так, то я так и сделаю, — поймав внимательный взгляд отца, она взяла в руки бокал.

— У нас на соседней улице открыли большой детский центр. Нэнси водит туда Ларри и ему очень нравится, — продолжила женщина.

— Наверняка здесь есть что-нибудь подобное, — ответила Оливия, немного напряжённо. — Я обязательно узнаю.

— Оливия, — мама посмотрела на неё твёрдо и так же строго, как когда-то в детстве. — Мы с папой всё обсудили и думаем, что будет лучше, если Келси будет жить с нами.

— Так вот к чему это всё? — подавив прилив раздражения Оливия наклонилась вперед, уверенно глядя в глаза матери. — Тогда тебе лучше не продолжать, потому что Келси останется со мной. Так хотела Мегги и это её воля.

— Мегги была не в себе. Она оставила девочку на произвол судьбы у чужого человека, — спокойно возразила мама.

— Эта женщина заботилась о ней.

— Хорошо, не будем спорить об этом. Но ты ведь не станешь возражать, что твоя жизнь не имеет никакого отношения к детям, и ребёнку лучше жить там, где его смогут правильно воспитать?

— Ну, может меня и не касались подобные проблемы, но теперь это изменилось.

— Это серьёзная ответственность, Оливия.

— Надеюсь, ты не считаешь меня безответственной, — бросила Оливия, поднимаясь. — Не хочу обсуждать это сегодня. Я устала и пойду спать. Ваши комнаты прямо за гостиной.

*****

Она проводила Келси в ванную и наблюдала, как она умывается. Затем они сняли пижаму и, одев лёгкие летние шортики и футболку, направились вниз. Гостиная была пуста, но с кухни доносились какие-то звуки. Остановившись на пороге, Оливия смотрела, как мама суетиться возле плиты. Эта картина вдруг навеяла воспоминания детства, когда по утрам всю семью обязательно ждал вкусный завтрак. Потом они отправлялись в школу. Митчелл постоянно опаздывал, а Мегги тихо следовала за ней по тротуару. Оглянувшись на Келси, Оливия улыбнулась.

— Похоже, нас сегодня ждёт что-то вкусное. Твоя бабушка готовит лучше всех.

— Мы не будем есть кашу? — с подозрением спросила девочка.

— Надеюсь, что нет. Давай узнаем, чем нас сегодня побалуют, — она взяла Келси за руку, и они вместе вошли на кухню.

— Доброе утро, — Оливия решила, что будет лучше забыть вчерашнюю размолвку. — Келси беспокоится, что у нас на завтрак может быть каша.

— О, нет, — рассмеялась женщина, поворачиваясь к ним. — Я всё ещё помню, как вы все её не любили. Я готовлю рагу с цыплёнком, но это на обед. На завтрак будет яичница с ветчиной и сыром.

— Подходит? — уточнила Оливия, посмотрев на девочку.

— Да, — кивнула та. — А что такое рагу?

— Это тушёные овощи, — ответила женщина. — Тебе понравится.

Через дверь в сад на кухню заглянул Митчелл.

— Завтрак готов? А то мы отцом решили очистить бассейн и возможно заполнить его водой. Когда ты делала это в последний раз, Лив?

— Не помню, может быть в прошлом году, — пожала плечами Оливия.

— Завтрак будет через двадцать минут, — объявила мама.

— Тогда мы успеем что-нибудь сделать, — кивнул он.

— А можно мне посмотреть? — Келси шагнула вперёд, с любопытством глядя на Митчелла.

— Конечно, пойдём. Последишь, чтобы мы всё сделали как надо, — улыбнулся он, протягивая ей руку.

Они вышли, и Оливия через стекло двери проводила их взглядом.

— Она немного застенчива, но быстро идёт на контакт, — произнесла она.

— Мегги была застенчивой не в меру, — отозвалась мама. — До определённого времени я переживала, что ей тяжело будет завести друзей. Наверное поэтому, когда у неё появились эти приятели-наркоманы она так к ним привязалась. Боялась, что не найдёт других.

— Я чувствую себя такой виноватой перед ней, мама, — вдруг призналась Оливия. — Я должна была заметить. Я могла что-то сделать.

— Никто из нас не виноват, что всё так сложилось, — миссис Девис отложила ложку, которой помешивала еду и повернулась к ней. — Мы все хотели помочь, но она была не готова принять нашу помощь.

— Когда она уехала надо было найти её и вернуть домой.

— Мегги была совершеннолетней. Это было её решение. Я тоже долгое время винила себя. Когда такое происходит с твоим ребёнком, в первую очередь ищешь причины в себе, — женщина вздохнула и проследила за взглядом Оливии через стеклянную дверь. — Я понимаю, какой усталой ты была вчера, но нам всё равно придётся поговорить об этом.

— Я уже сказала, что Келси останется со мной.

— Ты должна подумать в первую очередь о том, что будет лучше для неё.

— Всю последнюю неделю я только этим и занимаюсь, — Оливия взялась за ручку двери и вышла в сад.

— Мы приехали, потому что нашли решение, которое будет лучшим для всех. Тебе придётся поговорить об этом, — бросила ей в след мама.

После завтрака Оливия в компании Митчелла и Келси отправилась по магазинам. Они выбрали кроватку, а потом прошлись по отделам с детской одеждой и игрушками. Дома их ждал вкусный обед, после которого миссис Девис решительно отвела внучку в спальню, чтобы уложить спать. Папа возился в саду, заполняя бассейн, а Оливия с Митчеллом принялись разбирать комнату, которая теперь должна была стать детской. Им пришлось вынести из нее большой письменный стол и затащить туда другой, поменьше, чтобы Келси было удобно за ним сидеть. Митчелл собрал кроватку и повесил на стену светильник в форме слоника, который девочка сама выбрала в магазине. Оливия разложила детские вещи и расставила на полках новые игрушки. Новые владения привели проснувшуюся Келси в бурый восторг. Она переставляла игрушки, раскладывала в ящики стола карандаши и бумагу для рисования, крутилась под ногами у вешающей новые шторы Оливией, задавая тысячу разных вопросов, и только поздно вечером, утомившись, уснула в своей новой кроватке, обнимая огромного белоснежного слона.

Погасив светильник, Оливия вышла и спустилась в гостиную. Митчелл смотрел по телевизору бейсбольный матч, но увидев её, кивнул на двери, ведущую на веранду.

— Тебе лучше решить всё с ними сегодня, — с сочувствием произнёс он. — Ты же знаешь, что мама не отступится.

— И я тоже не собираюсь, — серьёзно ответила она.

— Тогда желаю удачи.

Родители сидели в плетёных креслах за столиком, глядя на вечерние огни залива. Оливия внезапно вспомнила, как последний раз она стояла здесь с Рене. Казалось, что это было в прошлой жизни, хотя на самом деле прошло чуть больше недели.

— Присаживайся и выслушай нас, — начала мама. — Я понимаю, что ты чувствуешь свою ответственность перед Келси.

— Я чувствую ответственность перед Меган, — возразила Оливия, усаживаясь в свободное кресло. — Это было её желанием, но даже если бы она не попросила об этом, я всё равно хотела бы, чтобы Келси осталась со мной.

— Ты считаешь, что готова растить ребёнка, Оливия? — женщина наклонилась вперёд, положив руки на стол. — Думаешь, что сможешь уделять ей достаточно времени? Всегда стоит объективно оценивать свои возможности. Почти всё твоё время занимает работа. Думаешь, я не знаю, как живут те, кто работает в полиции? Ты пропадаешь там с утра и до позднего вечера. С кем, по-твоему, всё это время будет девочка?

— Я собираюсь найти няню.

— Это твой выход? Забрать ребёнка у одного чужого человека и передать другому? — Джейд Девис чуть повысила голос.

— Почти все так и живут, мама. Мало кто бросает работу, когда появляются дети.

— Твоя работа не совсем обычная, Оливия. Каждый день ты рискуешь жизнью. Тебя только что выписали из больницы, потому что ты получила ранение.

— Такое случается редко, — возразила Оливия, переведя взгляд на отца и ища поддержку в его глазах.

— Я не прошу тебя передать нам опеку. Ты сможешь приезжать к нам, когда захочешь.

— Нет. Я обещала Келси, что не оставлю её и не собираюсь этого делать.

— Господи, Оливия, да как ты не понимаешь, что ребёнок должен расти в нормальной семье, которой у тебя всё ещё нет, и вероятно, никогда не будет.

— Спасибо, что ты так уверена в моей никчёмности, мама, — почувствовав неприятную горечь Оливия отвернулась.

— Давай говорить открыто. Как я понимаю, замуж за мужчину ты не собираешься. Какой пример ты покажешь ребёнку, если рядом с тобой будут женщины?

— Мы живём в двадцать первом веке. Это далеко не редкость для нашего общества.

— Я не собираюсь сейчас осуждать тебя, но ты должна понимать, что ребёнку следует прививать правильные жизненные устои.

— Чем тебя не устраивают мои? — не выдержав резко спросила Оливия. — У меня есть работа, дом. Я не курю, почти не пью и, если мне повезёт, всё ещё могу встретить человека, с которым захочу создать семью.

— Если ты сейчас говоришь, о том, что моя внучка будет жить в подобной семье, то этого не будет, — женщина хлопнула ладонью по столу. — Я не допущу, чтобы у неё перед глазами был подобный пример.

— Знаешь что, мама, — сдерживая себя Оливия поднялась, глядя в родные, но такие далекие глаза. — У меня не было подобных примеров, когда я росла, но тем не менее, так сложилась моя жизнь. Мне жаль, что я кажусь тебе настолько недостойной, но я не собираюсь оправдываться или что-то менять, хочешь ты того или нет. Это моя жизнь, моя работа и мне не приходится выбирать с кем я хочу создать семью, потому что такой родила меня ты. Можешь не принимать меня, но Келси останется со мной, — оттолкнувшись от стола, Оливия быстро прошла в дом и, даже не взглянув на Митчелла, направилась к лестнице на второй этаж.

*****

— Эш, извини, что так рано. Я тебя разбудила? — перевернувшись на спину она смотрела на солнечные лучи скользящие по потолку спальни.

— Ну, эмм, не совсем, — голос Эшли звучал мягко, но не показался сонным. — Джейд сделала это раньше.

— Я нечему не помешала?

— Всё в порядке, Лив. В чём дело?

— Ты говорила, что вы собираетесь на уехать на несколько дней?

— Да, мы в Болинасе, и ты не представляешь как здесь здорово. Брук и Лорен с нами. Мы живём почти у самого океана. Дети в восторге. Это просто рай.

— Послушай, может быть мы с Келси всё же присоединимся к вам?

— Это из-за родителей? Всё так плохо? — обеспокоенно спросила Эшли.

— У нас получилась не лучшая семейная встреча. Не хочу говорить об этом по телефону, но кажется, я не выдержу больше ни одного дня в одном доме с моей мамой.

— Конечно приезжайте. Я сейчас пришлю тебе адрес.

— Спасибо. Ты меня спасаешь.

— Джейд не терпится познакомить Келси с Уолтером. Мы вас ждём.

— Я позвоню, когда мы будем в Сан-Франциско.

— Договорились. Я вас встречу.

*****

Самолёт оторвался от земли, набирая высоту и Келси восторженно приклеилась к иллюминатору.

— Мы полетим как птицы?

— Думаю, птицы не летают так высоко, — улыбнулась Оливия.

— Некоторые летают. Долли читала мне книжку про птиц. Они летают выше облаков. А ты будешь читать мне книжки?

— Обязательно, — Оливия провела рукой по мягким, светлым волосам девочки.

— Ой, смотри, дома стали такими маленькими, — воскликнула Келси, вновь уткнувшись в иллюминатор.

Откинувшись в кресле, Оливия глубоко вздохнула. Уехать из дома, оставив родителей, может было и не самой лучшей идеей, но ей совсем не хотелось продолжать бессмысленные споры и выслушивать порицания от мамы. Она чувствовала, насколько чужой стала для неё семья, и это было больно осознавать. Вчера родители не слышали её и даже не пытались понять. Если быть объективной, всё началось задолго до вчерашнего вечера. Еще много лет назад, когда до мамы дошли слухи, что Оливия встречается с девушками. Тяжёлый и мучительный разговор, случившийся после этого, словно разрушил их связь, оставив после себя неприятный горький привкус. С того времени мама всегда старалась избегать этой темы, но её отношение к жизненному выбору Оливии оставалось предельно ясным.

Папа не был так бескомпромиссен и, хотя он тоже не затрагивал эту тему, его отношение к ней не изменилось. Митч же всегда был на её стороне, но считал, что этот вопрос Оливия должна уладить сама. Что ж, по-видимому, несмотря на то что прошло достаточно много времени и мир совершенно изменился, отношение её семьи осталось прежним. Больше всего ее огорчало то, что всё, чем она жила и чего добивалась в жизни, не имело для родителей никакого значения. Они совсем не знали её такой, какой она стала теперь, и даже не пытались узнать. Мама приехала, чтобы диктовать ей свои условия. Так, как она это делала всегда. Пожалуй, она и представить не могла, что Оливия не согласится с её решением.

Оливия посмотрела на девочку, прижавшуюся носом к иллюминатору, и улыбнулась. Впервые за долгое время её жизнь вне работы обрела смысл. Она понимала, что принять и воспитывать ребёнка будет не просто, но то, что с каким трогательным доверием относилась к ней Келси, придавало ей уверенности. И ко всему прочему, было что-то такое, что она не смогла бы объяснить словами. Связь, которою она почувствовала с первых минут, глядя на девочку. Необъяснимое желание оберегать и защитить. Она была так похожа на Мегги, но всё же они были абсолютно разными. Келси смотрела на мир широко открытыми глазами, доверчиво пуская в него незнакомых, взрослых людей. И её доверие значило для Оливии больше, чем все, пусть даже справедливые аргументы матери.

Ей действительно придётся очень изменить свою жизнь. Возвращаться с работы пораньше, а не засиживаться в барах с Адамом и Джо. Проводить выходные так, чтобы это было интересно Келси. Похоже, теперь у неё вряд ли получится зависнуть на ночь у какой-нибудь подружки, да и вообще личную жизнь, скорее всего, придётся отодвинуть на второй план. Если уж у неё не получилось построить что-то серьёзное до сих пор, то вряд ли теперь получится сделать это. Оливия вновь подумала о Рене. На самом деле она не переставала думать о ней всю последнюю неделю. Она уже не злилась, когда вспоминала ее слова по поводу Эшли. Рене ясно дала понять, что не хочет проблем. Вполне вероятно Келси окажется для нее еще одной проблемой. Имело ли смысл после всего, что случилось между ними, выяснять ещё и это?

Малышка, наконец, отлипла от окна и, прислонившись головкой к плечу Оливии, мирно уснула. Оливия смотрела на безмятежно спящего ребёнка и понимала, что как бы всё не сложилось дальше, она никогда не сделает ничего, что могло бы ее расстроить.

*****

Эшли, стояла рядом с небольшим ярко-красным автомобилем, и, улыбаясь, помахала ем рукой.

— Привет. Как прошёл ваш полёт? — пронзительный взгляд голубых глаз согрел сердце Оливии, а Эшли с нежной улыбкой уже наклонилась к девочке. — Тебе не было страшно?

Малышка покрепче ухватилась за руку Оливии и отступила за её ногу, отрицательно покачав головой.

— Келси, это моя подруга Эшли. Она мама Уолтера, — ободряюще произнесла Оливия.

— Джейд мама Уолтера, — с уверенностью возразила та, с любопытством разглядывая Эшли.

— Я тоже его мама, — очень мягко ответила Эшли.

— У Уолтера две мамы? — в голосе Келси прозвучало недоверие.

— Ему повезло, — подтвердила Оливия, пытаясь сообразить, как лучше ответить на вопросы, которые могут последовать дальше.

— А Оливия теперь моя мама, — робко объявила Келси.

— Тогда тебе тоже очень повезло, — кивнула Эшли, серьёзно глядя на неё.

— А у меня будет когда-нибудь тоже две мамы? — последовал вопрос.

— Ну, возможно, если ты захочешь этого и попросишь Оливию, — Эшли выпрямилась, и в ее глазах заплясали веселые чертики.

— Боже, — простонала Оливия, стараясь сдержать улыбку. — Так мы едем знакомиться с Уолтером?

— Да, — подтвердила Келси, согласно кивая.

— Тогда нам лучше поторопиться, потому что он ещё маленький и рано ложиться спать, — Эшли открыла заднюю дверцу машины.

— Меньше меня? Вот такой? — показала Келси приподняв руку.

— Чуть больше, — рассмеялась Эшли. — Ну что едем?

— Да, — улыбнулась в ответ девочка, подходя ближе — А у него много игрушек?

— Очень много. Ещё ты познакомишься с его братиком. Его зовут Тайлер. Вместе у них игрушек больше, чем в магазине, — Эшли подняла малышку, усаживая в детское кресло.

— Мы тоже взяли игрушки, — объявила девочка.

— Отлично. Ивон будет в восторге от того, что их станет ещё больше, — она дотронулась до носика девочки и закрыла дверь, поворачиваясь к Оливии. — Так здорово, что вы всё же приехали, — ее глаза светились искренней радостью. — Ты удивительная, и я очень горжусь тобой, Лив.

— Господи, я слишком взвинчена, чтобы воспринимать комплименты.

— Поехали. По дороге расскажешь, что произошло у тебя дома.

— Об этом не очень приятно говорить, — усаживаясь, Оливия оглянулась на Келси. — Небольшие семейные разногласия по поводу создавшейся ситуации.

— Ясно, — Эшли понимающе кивнула, выезжая со стоянки. — Удалось о чём-нибудь договориться?

— Договориться с моей мамой невозможно. Нужно либо принять её решение, либо… — Оливия прокашлялась и замолчала. — Она уверена, что я не справлюсь.

— Почему? — удивлённо спросила Эшли.

— Из-за моей работы и моего образа жизни, как она выразилась.

— Они знают о тебе?

— Конечно знают, но это не особо волновало их последние годы, а теперь вдруг стало проблемой, — раздражённо ответила она.

— Не расстраивайся, — Эшли протянула руку и ободряюще сжала её ладонь. — Они ничего не знают о тебе, если считают, что у тебя не получится.

— Осознавать, что ты так мало значишь в глазах близких не очень приятно. Так что я решила, что с меня довольно, и мы с Келси летим к вам.

— Они изменят своё мнение. Дай им время.

— Мне надо решить так много вопросов, а я вместо этого сбегаю из собственного дома. Неплохое начало.

— Не волнуйся не о чём. У тебя есть друзья, которые всегда готовы помочь. И я сейчас говорю не только о себе. Ты покорила Джейд, а она очень преданный друг и ни за что не оставит тебя в трудной ситуации. Так что расслабься и получай удовольствие от отпуска, — Эшли оглянулась, посмотрев на девочку. — Ты когда-нибудь видела океан, Келси?

— Да, — отозвалась та. — Мы с Долли смотрели по телевизору про больших рыб.

— Скоро ты увидишь его.

— Там плавают рыбы с большими зубами? — с опаской поинтересовалась малышка.

— Нет. Только маленькие разноцветные рыбки, — успокоила её Эшли.

— Как в моём аквариуме?

— Может чуть больше.

— А я хочу с ними плавать, но не умею, — расстроено ответила Келси.

— Ты быстро научишься. Это просто, — улыбнулась Оливия и вновь повернулась к Эшли. — Не знаешь как там Адам?

— Ему разрешили вставать и выходить на прогулки. Саманта выгуливает его по вечерам.

— Везёт ему.

— Ты бы его видела. Он смотрит на нее как влюбленный подросток.

— Саманта слишком невинна для такого пройдохи как он.

— Но у неё есть характер, и она превращает его в милого парня, — улыбнулась в ответ Эшли. — Хорошо, когда ты находишь кого-то, кто примиряет тебя с самим собой.

Оливия подумала о Рене. Помимо жгучего желания, которое она вызывала, ей так же легко удавалось успокоить ее одним лишь словом, или взглядом. Рядом с ней Оливия чувствовала себя очень комфортно.

— О чём ты думаешь? — поинтересовалась Эшли.

— Мне надо подыскать для Келси няню до того, как я начну работать.

— Ты думала не об этом, — усмехнулась Эшли. — Но можешь не говорить, я и так догадываюсь. Мы почти приехали. Сейчас все на берегу. Предлагаю переодеться и искупаться перед ужином.

Эшли открыла ворота электронным ключом, и они подъехали к белоснежному, двухэтажному дому, окружённого аккуратными посадками. Оливия помогла Келси выбраться из машины и осмотрелась.

— Это действительно рай. Как вам удалось найти это место?

— А разве я не говорила? — Эшли извлекла из багажника её сумку и протянула ее Оливии. — Нас пригласила сюда Рене. Это дом её родителей.

Оливия замерла от неожиданности и подняла на неё взгляд, желая убедиться, что она не шутит.

— Не говорила? — переспросила Эшли.

— Ты знаешь, что ты интриганка? — склонив голову Оливия смотрела на неё, едва сдерживая улыбку. — Она хоть знает, что мы приедем или для неё это тоже будет сюрпризом?

— Она знает, — рассмеялась Эшли. — Джейд сказала, что пригласила тебя, и Рене была не против. Пойдём.

— Если она не против, это ещё не значит, что она нам рада, — заметила Оливия.

— С чего бы ей не радоваться друзьям?

— Ну, последний раз мы не очень хорошо расстались, — негромко ответила Оливия.

— Правда? И когда был этот последний раз? — поинтересовалась Эшли, провожая их по широкой лестнице на второй этаж.

— Когда она привезла мне домой документы.

— Понятно. Давайте вы сейчас переоденетесь, а по дороге на пляж ты мне всё расскажешь, — предложила Эшли, открывая дверь комнаты. — Вообще-то мы разместили детей в одной комнате с Ивон. Она большая и им там очень удобно. Если Келси захочет, то может спать там. Надевайте купальники и жду вас внизу.

— Спасибо, — кивнула Оливия, осматривая небольшую, светлую спальню для гостей с широкой кроватью, шкафом и комодом. Стеклянная дверь выходила на широкий балкон, откуда открывался потрясающий вид на океан.

— Ты научишь меня плавать? — спросила Келси, отпуская её руку.

— Сейчас я найду наши купальники и пойдем учиться, — ответила Оливия, принимаясь разбирать сумку.

Эшли дожидалась их в просторной гостиной, и они вышли из дома, направившись по дорожке в сторону океана. Девочка нетерпеливо бежала впереди, останавливаясь около разноцветных клумб с цветами.

— Ну, так что произошло у вас с Рене? — продолжила разговор Эшли.

— Я немного вспылила, — произнесла Оливия. — И сказала то, чего не следовало.

— Неужели ты способна обидеть кого-то, кто тебе действительно нравится, — улыбнулась Эшли. — Что тебя так задело?

— Она считает, что я влюблена в тебя, — негромко призналась Оливия.

— Что? Но это же не так, — Эшли остановилась, поворачиваясь к ней лицом.

— В какой-то степени она была права, — Оливия посмотрела в изумлённые голубые глаза и улыбнулась. — Я очень долгое время была одинока. И вдруг рядом оказалась потрясающая девушка, которая закрутила и задвигала мой мир. Конечно, я была влюблена в тебя.

— Лив… — Эшли обеспокоенно шагнула к ней.

— Я живой человек, Эш. Всю мою жизнь меня интересовали женщины. Как думаешь, было бы нормально, если бы я осталась равнодушна к тебе?

Эшли выглядела немного растерянной, но протянув руку, сжала ладонь Оливии в своей руке.

— Но кроме всего этого, ты стала очень близким мне человеком. Другом, которого у меня никогда не было. Твои чувства всегда были для меня важнее. Я никогда бы не посмела вмешаться в ваши с Джейд отношения.

— Я знаю, — кивнула Эшли и её глаза стали подозрительно влажными.

— С Рене всё совсем по-другому. Когда мы встретились в клубе… ну, когда это случилось первый раз…

— Когда вы напились, ты имеешь в виду? — мягко поддразнила её Эшли.

— Перестань, дело не в алкоголе. Меня влечет к ней так сильно, что я не могу делать вид, что этого нет. Дело не только в сексе, — Оливия поняла, что говорит слишком взволнованно и вздохнув сделала паузу. — Она мне очень нравится, Эш. Больше, чем кто бы то ни было за многие годы.

— Ты сказала ей это?

— Я напомнила ей про Алекс, — ответила Оливия, отводя взгляд.

— Лив… — Эшли лишь покачала головой в ответ.

— То, что она сказала о тебе, немного вывело меня из равновесия.

— Я тоже люблю тебя, Лив, — Эшли тепло улыбнулась. — Совсем не так, как Джейд, ты же понимаешь, но ты очень дорогой для меня человек.

— Между нами всё будет в порядке? Я имею в виду после того, что я тебе сейчас сказала? — обеспокоенно спросила Оливия.

— Ну… — Эшли взяла её под руку, и они пошли по дорожке дальше, догоняя Келси. — Если я буду уверена, что ты не мучаешься от эротических фантазий обо мне, то всё будет в порядке.

— Все мои фантазии сейчас занимает другой человек, — усмехнулась Оливия.

— Тогда, наверное, тебе надо что-то предпринять.

— Ситуация несколько изменилась за последнюю неделю, так что с этим я, пожалуй, повременю. Хочу взять паузу, чтобы понять, как она к этому отнесётся.

— Если между вами что-то есть, Келси не будет проблемой.

— Хотелось бы в это верить.

Они спустились к пляжу и направились к шезлонгам, установленным под большими зонтами. Келси подбежала к Оливии и, взяв её за руку, пошла рядом. Заметив их, Брук поднялась и помахала им рукой.

— Как здорово, что вы смогли приехать, — сказала она, когда они подошли ближе. — Тайлер с утра о вас спрашивает. Ему не терпится познакомиться с новой подружкой, — она присела перед Келси и улыбнулась девочке. — Ну, здравствуй принцесса.

— Я не принцесса, — смущённо отозвалась в ответ Келси.

Оливия улыбнулась и, подняв взгляд, встретилась с тёплыми карими глазами. Рене в ярком розовом купальнике полулежала на соседнем шезлонге. Оливия так опасалась того, что может прочесть в её взгляде, после их последней встречи, но все страхи моментально рассеялись, стоило ей заглянуть в его бездонную глубину. В глазах Рене светилось тепло и отражалось волнение, которое ощущала и она сама.

— Поздоровайся с моими друзьями, Келси, — Оливия наклонилась к девочке и ободряюще пожала её ручку.

— Здравствуйте, — тихо пролепетала та.

Успев заметить лёгкую улыбку, промелькнувшую на губах Рене, Оливия почувствовала, как её сердце гулко забилось в груди.

— Кажется, Джейд зовёт тебя, — Эшли кивнула в сторону небольшой группы у самой кромки воды.

Глаза малышки радостно заблестели.

— Можно я пойду к Джейд? Она хочет познакомить меня с Уолтером, — спросила она, в нетерпении глядя на Оливию.

— Да, пойдем, поздороваемся с Джейд и познакомим тебя с мальчиками.

*****

Пока Ивон пыталась накормить детей, Оливия успела принять душ, а затем отвела Келси в комнату и уложила в кровать. После вечера, проведённого на берегу, девочка моментально уснула, стоило её головке коснуться подушки. Оливия поправила одеяло и поднялась с края кровати, чтобы поплотнее задёрнуть шторы. Выключив ночник, она бесшумно отворила дверь и вышла в коридор. Повернувшись, она застыла, заметив в его противоположном конце Рене, выходящую из комнаты.

— Я уложила Келси спать, — негромко произнесла Оливия, направившись к ней.

— Ужин почти готов. Мне надо было собрать кое-какие бумаги. Джейд ожидает приезда мецената для нашего благотворительного фонда, — отозвалась Рене отворачиваясь и закрывая дверь. — Внизу не нашлось место для моего кабинета, поэтому я использую кабинет отца.

Оливия различила волнения в её голосе и, остановившись рядом, попыталась заглянуть ей в лицо.

— Рене, мы можем поговорить?

— Сейчас? Все уже внизу… — неуверенно начала Рене.

— Сейчас, пожалуйста, — попросила Оливия.

— Хорошо, — кивнув, Рене вновь открыла дверь и включив свет дождалась, когда Оливия войдёт внутрь.

— Когда Эшли позвала меня сюда, я не знала, что это будет твой дом, — призналась Оливия.

— А если бы знала, ты бы не приехала? — Рене подошла к столу, положив документы, и повернулась к ней, облокотившись на его край.

— Я хочу извиниться, — решительно сказала Оливия, подходя ближе.

— Тебе не за что извиняться, Лив, — взволнованно проведя рукой по волосам, Рене подняла на неё взгляд.

— Почему ты меня перебиваешь? — Оливия улыбнулась и, не удержавшись, подняла руку, коснувшись кончиками пальцев её щеки. — Я очень сожалею, что не сдержалась тогда. Прости меня. Тот вечер с тобой был потрясающим.

— Оливия, — растерянно выдохнула Рене, а её глазах вспыхнули золотистые огоньки.

— Извини, что я испортила его, — негромко добавила Оливия, опуская руку. — И спасибо, что пригласила нас с Келси сюда.

— Мне жаль, что это случилось с твоей сестрой, — искренне произнесла Рене. — Келси замечательная малышка. Ей очень повезло, что у неё есть ты. И я не понимаю, почему ты просишь прощения, если это я спровоцировала тебя? Я надеялась, что если ты приедешь, то это я смогу извиниться.

Оливия придвинулась еще ближе, почти касаясь Рене.

— Хорошо, давай, — наклонившись, прошептала она ей на ухо.

— Давай что? — вздрогнув, улыбнулась Рене.

— Извиняйся, — негромко предложила Оливия. — Я готова принять любые твои извинения, — она чуть подалась вперёд и её руки легли на талию девушки.

— Вот как?

— Или ты уже передумала?

— Лив…

— Да? — Оливия, легко коснулась губами нежной кожи за ушком.

— Я начинаю плохо соображать, когда ты так делаешь.

— Правда?

— Абсолютно, — Рене чуть отклонилась назад, заглядывая ей в глаза. — Если я тебя поцелую это будет достаточным извинением?

— Попробуй, а я решу, — мягко улыбнулась она.

— Ты такая самонадеянная, — захватив рукой рубашку на ее груди, Рене потянула к ее себе и теплые губы прижались к губам Оливии.

Шквал ликования, облегчения и безудержного желания накрыли Оливию одновременно, и она обняла Рене, с готовностью отвечая на страстный, жаркий поцелуй. Тёплый язык ворвался в её рот, затуманивая разум и подчиняя тело. Ладони Оливии заскользили по стройной талии и поднялись к груди, мягко сжимая её под тонкой тканью футболки. Она вжалась в Рене бёдрами, прижимая к краю стола. Пальцы Рене, всё ещё державшие её рубашку, разжались и пройдясь по центру груди спустились к животу. Задохнувшись от этой короткой ласки, Оливия задрожала. Не прерывая поцелуй, Рене принялась расстёгивать пуговицы на её рубашке, а потом её руки накрыли грудь, и Оливия окончательно утратила связь с реальностью. Единственное, чего ей сейчас хотелось, это убрать все преграды, из мешающей им одежды, чтобы в полной мере ощутить желание девушки, которую держала в своих руках. Она потянула вверх край футболки, стягивая её с Рене, и наклонившись, прошлась губами по изгибу шеи, расстёгивая молнию лёгких брюк.

Оттолкнувшись от стола, Рене шагнула прямо на неё и через секунду Оливия рухнула в большое кожаное кресло, стоящее позади. Её рубашка была распахнута, а прямо перед ней стояла наполовину раздетая, потрясающе красивая молодая женщина, в глазах которой полыхало обжигающее пламя страсти. Рене опустилась на её колени и, проведя ладонями по груди, наклонилась, чтобы вновь найти её губы. Оливия прижала ее будра ближе и свободной рукой скользнула под тонкую ткань трусиков, погружаясь в заветное влажное тепло и замирая от восторга. Тихо застонав, Рене задрожала в её руках и настойчиво прижимаясь двинулась ей на встречу.

Покрывая поцелуями потрясающую грудь, которая оказалась прямо перед её лицом, Оливия медленно проникла внутрь, и нежная плоть тут же сжала её пальцы. Ей невыносимо захотелось ускориться. Взять Рене быстро и со всей страстью, которая буквально разрывала её на части. Но ещё больше она хотела доставить ей удовольствие, поэтому с готовностью позволяла вести, в то время как каждое сокращение отдавалось внутри неё сладким спазмом удовольствия.

Они замерли, когда из коридора донёсся приглушённый голос Ивон.

— Мисс Вернон?

— Чёрт, дверь не закрыта, — задыхаясь прошептала Рене.

Раздался стук и на мгновенье их глаза встретились.

— Мисс Вернон, к вам посетитель. Мисс Фостер просила вас спуститься.

— Скажи, что я буду через минуту, — громко ответила Рене, прислушиваясь к удаляющимся шагам. — Боже, — выдохнула она, когда шаги стихли.

— Я думаю, минуты будет достаточно, — с нежной усмешкой заметила Оливия, прижимаясь лицом к её груди.

— Мне надо идти. Иначе сюда явится Джейд, а она не будет дожидаться под дверью. Господи, мы совсем слетели с катушек, — она чуть отстранилась и ошеломлённо посмотрела на Оливию.

— Дай мне тридцать секунд, — Оливия шевельнулась, и по телу Рене прокатилась легкая дрожь. — Ты не можешь идти в таком состоянии.

— Придётся как-то с этим справиться, — глубоко вздохнув, Рене ласково убрала прядь волос с её лба. — Извини.

Она поднялась, на ходу застёгивая брюки и подбирая футболку.

— Дурацкое положение, — недовольно пробормотала она, одеваясь.

— Не такое уж и дурацкое. Кресло показалось мне очень удобным, — отозвалась Оливия, с улыбкой наблюдая за ней.

Рене оглянулась, и её взгляд быстро прошёлся по Оливии, а на щеках проступил румянец.

— Ты делаешь меня совершенно невменяемой, — тихо произнесла она. — Это даже пугает.

— Клянусь, для тебя я не опасна, — ответила так же тихо Оливия.

— В этом я не уверена, — взяв со стола документы, Рене быстро вышла из кабинета.

Оливия привела в порядок свою одежду и вернувшись в комнату, где мирно спала Келси, прошла в душ. Она была возбуждена до предела, и даже холодные струи воды, не помогли ей избавиться от этого состояния. Несколько раз глубоко вздохнув, она выключила воду и, одевшись отправилась на ужин.

Девушки собрались в гостиной за накрытым столом. Джейд и Рене отсутствовали почти весь вечер, обсуждая что-то в саду с мужчиной, который приехал вечером. Они присоединились, к остальным, когда ужин был уже закончен. Джейд рассказала, что человек, с которым они встретились сегодня, год назад потерял жену и хотел внести свой вклад в их благотворительный фонд. Так как сумма, которую он готов был пожертвовать, была довольно крупной, они обсудили направления, по которым проводится работа в фонде. Оливия с интересом слушала Джейд, пока не поймала взгляд Рене, обращённый на неё, и не заметила, как лёгкий румянец вновь проступает на её лице. Мысли тут же вернулись к тому, на чём они остановились и весь остававшийся вечер был похож на довольно изысканное испытание её самообладания. Она почти физически ощущала, что Рене чувствует то же самое. Нежная пульсирующая жилка на её шее, не давала ей покоя. Рене бросала на неё короткие взгляды, после которых эта жилка начинала биться быстрее, а к её лицу и груди приливала кровь. Больше всего ей хотелось сейчас встать и увести её подальше от всех, чтобы хоть немного унять так терзавшее их обоих желание.

— Кажется, ты сегодня перегрелась на солнце, — заметила Джейд, глядя на Рене. — Выглядишь как варёный лобстер. Давай прогуляемся перед сном на свежем воздухе, — предложила она, поднимаясь. — Милая, мы скоро вернёмся. Дождись меня, — добавила она, наклоняясь и целуя Эшли в уголок губ.

— А мы, пожалуй, пойдём спать, — Брук обняла Лорен, и устало потянулась. — Отдых тоже бывает таким утомительным.

— Пора расходиться, — согласилась Эшли. — Лив, ты идёшь?

— Да, иду, — поднимаясь, Оливия с тоской посмотрела в след выходящим из гостиной Джейд и Рене.

*****

Джейд шла по дорожке сада, сцепив руки за спиной и задумчиво глядя себе под ноги. Рене молча шагала за ней, подставляя лицо прохладному ветерку, дующему с океана. Освещение в саду было уже выключено и чем дальше они удалялись от дома, тем плотнее становились тени, отбрасываемые растущими в саду деревьями.

— Что с тобой происходит? — наконец спросила Джейд, остановившись и поднимая лицо к звёздному небу.

— А что со мной не так? — неуверенно поинтересовалась Рене.

— Сначала ты вдруг решаешь поехать завтра с Джеймсом в Нью-Йорк, хотя мы этого не планировали. А потом весь вечер смотришь на неё тайком и выглядишь так, словно тебя вот-вот хватит удар.

Рене рассмеялась и потянула её к стоящей неподалёку лавочке.

— Какой смысл в этих переглядках? Вы же взрослые люди, — продолжила Джейд, садясь рядом. — Возьми её за руку и отведи в свою спальню. И успокойся наконец.

— Я не знаю, почему это происходит, но, когда она рядом, я теряю контроль ещё быстрее, чем это было с Алекс, — призналась Рене. — И это заставляет меня нервничать.

— Что плохого в том, чтобы иногда потерять контроль? — спросила Джейд, облокачиваясь на спинку лавочки и вытягивая ноги.

— Несколько лет я провела в иллюзии, что хороший секс может заменить отношения. Мне совсем недавно удалось разорвать бессмысленную и болезненную связь. И мне не нужен сейчас кто-то, кто хочет просто утолить свой сексуальный голод. С меня этого достаточно.

— Ты считаешь, что Оливии нужно только это? — в темноте Джейд пыталась разглядеть ее лицо. — Почему?

Рене задумалась, вздохнула и посмотрела в звёздное небо над ними.

— Наверное, потому что я видела, что она так же смотрит на других женщин, — тихо произнесла она. — Почему я всегда должна мириться что люди, с которыми мне так хорошо, мечтают трахнуть кого-то ещё.

— Если ты сейчас говоришь о моей жене, то это совсем не смешно, — негромко произнесла Джейд и в её голосе прорезались стальные нотки.

Рене вздрогнула и, повернувшись, взяла её за руку.

— Я не это имела в виду, прости. Просто я на взводе последнее время. Сама не знаю, что несу.

— Я знаю, о чём ты думаешь, но там не было ничего, о чём стоило бы беспокоиться. Думаю, что за последние годы я научилась хоть немного разбираться в людях, и я доверяю Оливии. Она слишком порядочный и честный человек. И я рада, что на этой безумной работе у Эшли есть кто-то готовый прикрыть её спину.

— Боже, Джейд. Я знаю, что между ней и Эшли ничего не было, не надо меня убеждать. Дело не в этом.

— Тогда в чём? Ты пытаешься сказать, что в её жизни были другие увлечения и сейчас тебе не даёт это покоя?

— Я просто боюсь снова оказаться в ситуации, из которой только что выбралась.

— До того как в моей жизни появилась Эшли, почти каждую неделю меня увлекала какая-нибудь новая девушка. Так было пока я не встретила женщину, которую полюбила.

— Так мы уже говорим о любви?

— Ты же сама только что сказала, что не хочешь бессмысленного секса? Но если ты не собираешься никому давать и шанса, то ничего кроме него тебя не ждёт.

— Я просто не знаю как это, Джейд. Это у тебя были серьёзные отношения до Эшли, а у меня никогда ничего подобного не было.

— Ты имеешь в виду Арлин? Перестань, там не было ничего серьёзного.

— Ну, какое-то время у вас всё было в порядке. У меня не было даже этого. Весь интерес, который ко мне проявляют, сводится к тому, чтобы провести со мной ночь.

— Ты всегда на виду, на сцене или в клубе. Понятно, почему так происходит.

— Я постоянно вижу, как люди знакомятся, проводят друг с другом время, а под утро прощаются, чтобы забыть обо всём и вернуться в свою жизнь. Никто никогда не хотел со мной чего-то большего. Ну, может быть только Алекс иногда.

— Господи, Рене, Алекс пользовалась тобой, и ты сама это знаешь.

— Временами её хоть немного интересовала моя жизнь, — пожала плечами Рене. — Я не знаю как это, встречаться с кем-то.

— Я помню лет пять назад одна очень серьёзная девушка каждый вечер приходила в клуб, чтобы увидеть тебя, — улыбнулась вдруг Джейд.

— Боже, Санди даже выглядела как парень. А я всё же люблю женщин. Но ты права, она серьёзно предлагала мне уехать с ней в Калифорнию. В конечном счёте, она так и сделала и, наверное, сейчас у неё уже семья и дети. Она была очень на это нацелена, но мы оказались слишком разными.

— Думаю, когда ты что-то чувствуешь, не имеет значение, насколько вы разные.

— Эмм, всё же хорошо, что Оливия совсем не похожа на Санди, — с усмешкой заметила Рене.

— Ну да, выглядит она отлично и вообще умница, так что ты должна дать ей шанс, — Джейд легко подтолкнула её плечом.

— Боже, я беспокоюсь, есть ли у меня шанс на то, что она не исчезнет после пары ночей, — вздохнула Рене.

— Если будешь вести себя как сейчас, то так и случится, — Джейд поднялась с лавочки. — Пойдём в дом. После всех этих разговоров я хочу к своей жене.

*****

Оливия разделась и тихонько скользнула под одеяло, стараясь не разбудить спящую почти на середине кровати Келси. Ей очень хотелось поскорее уснуть, но она чувствовала себя взвинченной и никак не могла успокоить поток мыслей, проносящийся в голове. Проворочавшись почти час она даже на секунду задумалась, не поискать ли ей спальню Рене, но тут же отбросила эту идею. Перевернувшись на спину, Оливия разглядывала тёмный потолок с тонкими полосками лунного света. Келси зашевелилась и, закинула на неё ногу, что-то пробормотав во сне. Улыбнувшись, Оливия поправила одеяло, укрывая её, и глубоко вздохнув, закрыла глаза.

*****

Келси настойчиво тянула её за руку, пока они шли по дорожке к пляжу ранним утром. Совершенно не выспавшись, Оливия жалела, что согласилась на предложение Эшли искупаться перед завтраком. Вскочившая же чуть свет Келси была от него в восторге.

Эшли дожидалась их у шезлонгов, в то время как Джейд с Уолтером и Тайлором уже резвились в воде. Келси нетерпеливо подпрыгивала, пока Оливия снимала с её лёгкое летнее платье.

— Можно мне к мальчикам? Можно? — она умоляюще смотрела на Оливию, своими большими серо-зелёными глазами.

— Хорошо, беги, только не заходи глубоко в воду, пока я не приду, — кивнула Оливия, бросая на лежак сумку с полотенцами.

— Похоже, тебе достался очень активный ребёнок, — рассмеялась Эшли.

— Да, только я отвернусь, как она тут же что-то затевает, — пробормотала Оливия.

— С чего такой недовольный вид?

— Просто я надеялась, что раз уж у меня отпуск, то получится выспаться хотя бы первый раз за неделю, но похоже об этом можно не мечтать. Ты сказала, что вы все идёте на пляж, почему я не вижу никого кроме тебя и Джейд с детьми?

— Боже, ты такая ворчливая по утрам, — с улыбкой заметила Эшли. — Кому-то повезёт слушать такое каждый день. Мы с Джейд хотели дать Брук и Лорен провести утро вдвоём и забрали Тайлера. А Рене решила вылететь с новым меценатом в Нью-Йорк, чтобы уладить некоторые вопросы. Так что она уехала рано утром.

Из всего сказанного мозг Оливии выхватил лишь информацию о Рене, и она отвернулась, глядя в сторону океана и пытаясь скрыть своё разочарование.

— Лив, ну что такое? — Эшли заботливо коснулась её плеча.

— Я понимаю её всё меньше и меньше. И у меня совсем не остаётся уверенности в том, что это хоть что-то для нее значит. Вчера мне показалось, что мы уладили некоторые вопросы, а сегодня меня опять словно не существует. Не понимаю, почему это вдруг стало для меня так важно, и я не могу просто оставить её в покое.

— Лив… Оливия, — остановила её Эшли. — Всё будет хорошо. Не переживай.

Оливия встретилась с теплым взглядом голубых глаз и успокаиваясь кивнула.

— Пойдём, — Эшли взяла её за руку и повела к резвящейся в воде шумной компании.

*****

Когда они вернулись в Сиэтл родители уже уехали, и Оливия занялась уборкой дома и дальнейшим обустройством комнаты Келси. Наконец-то они осталась вдвоём и у них появилась возможность приспособиться к изменениям, произошедшим в их жизни. Она навела порядок в саду и скосила газоны. Разобрала кладовую и заполнила холодильник продуктами, подходящими для питания ребёнка. По вечерам они ходили гулять в развлекательный центр и пару раз Эшли и Джейд присоединялись к ним с сыном. Вопрос с няней всё ещё был не решён. Хотя Ивон и была не против иногда брать эти обязанности на себя, Оливия понимала, что ей будет сложно справиться одной с тремя детьми.

В пятницу, Брук пригласила ее в клуб на свой день рождения, пообещав, что Ивон посидит с детьми. Оливии не очень хотелось оставлять девочку на весь вечер, но и отказать Брук она тоже не смогла. Келси же была счастлива что проведёт вечер с мальчишками, и радостно щебетала с самого утра, складывая в большую сумку игрушки, которые планировала взять с собой.

*****

Рене сидела за столиком, рядом с Эшли и время от времени поглядывала в сторону входа. Утром она вернулась из Нью-Йорка и, когда Джейд попросила её оставить столик для компании Брук, Рене понадеялась, что Оливия тоже приедет. Они разместились в дальней части клуба. Кроме Лорен, Эшли и Джейд к ним присоединились и другие коллеги Брук, но Оливия либо опаздывала, либо вообще не собиралась приходить. Вместо Оливии в дверях показалась высокая фигура Алекс и оглядев зал девушка направилась к ним. Грубые ботинки, чёрные джинсы с заниженной талией и узкая белая футболка, как всегда, делили её образ очень впечатляющим. Рене совсем не чувствовала своего обычного волнения, хотя решительность, с которой Алекс двигалась к ним сквозь танцпол заинтересовала её.

— Всем хорошего вечера, — поздоровалась девушка, остановившись рядом. — Рене, можно с тобой поговорить?

Извинившись, Рене встала и огляделась вокруг. Была пятница, и все столики были уже заняты.

— Мы можем посидеть у бара, — предложила Алекс.

— Хорошо, только недолго. У моей подруги день рождения, — согласилась Рене.

Алекс подвинула высокий барный стул для Рене, а сама встала рядом, сделав знак бармену.

— Что ты будешь? — спросила она, доставая бумажник.

— Вино, красное, — ответила Рене, наблюдая за ней.

— Мне виски, двойной, — добавила Алекс, кладя купюру на стол.

Рене очень хотелось спросить с каких это пор Алекс оплачивает в её клубе выпивку, но она промолчала, решив послушать, что та собирается сказать.

— Куда ты уезжала? — девушка повернулась к ней, облокотившись на барную стойку. — Загорела… — её глаза внимательно изучали Рене.

— Несколько дней в Болинасе, потом уезжала в Нью-Йорк.

— По делам, или что-то личное?

— По делам. Почему ты спрашиваешь? — Рене была несколько удивлена таким началом разговора.

— Я пыталась встретиться с тобой всю последнюю неделю. Приходила сюда каждый вечер. Этот болван, твой администратор, отказался сказать куда ты пропала, а в моём телефоне не оказалось твоего номера. Я волновалась, — Алекс взяла в руки бокал, который поставил бармен, и сделала небольшой глоток.

— С чего бы это? У тебя проблемы?

— Чёрт, нет. Ты считаешь, что мне нужна твоя компания только когда у меня неприятности? — спросила Алекс обиженно.

— Вообще-то так и есть, — наклонив голову беззлобно ответила Рене.

Алекс промолчала, но Рене всё равно ощущала её волнение.

— Я много думала о тебе и о нас последнее время, — продолжила Алекс совершенно серьёзно. — После нашей последней встречи, когда ты сказала, что всё кончено… ты была права Рене. Все эти тусовки, ну, ты сама понимаешь, я не искала других женщин, но и не отказывалась, если появлялась возможность, — она сделала ещё один глоток и, посмотрев на Рене, виновато улыбнулась. — Я сейчас не хочу оправдаться в твоих глазах, да и вряд ли получится это сделать. Ты всегда помогала мне, если я в чём-то нуждалась, а проводить каждый вечер в компании разных цыпочек, казалось весело, но… — девушка на секунду замолчала и посмотрела ей прямо в глаза. — Ты сказала, что мне всё равно, будешь это ты или кто-то ещё, а это не так.

В этот момент в клуб вошла Оливия. Стройная, подтянутая, как всегда собранная, в синих джинсах и в узкой светло-серой рубашке. Её глаза за секунду нашли Рене, но она тут же отвернулась и направилась к столику, где собрались друзья. Рене почти не дышала, провожая ее взглядом.

— Думаю, нам теперь ни к чему подобные признания, — пробормотала она. — Я не понимаю куда ты клонишь

— Я испугалась, что могу потерять тебя, — призналась Алекс.

— Мне кажется беспокоиться об этом немного поздновато, — заметила Рене.

— У меня никого не было с тех пор, как мы виделись последний раз.

— Это конечно большое достижение, но причём тут я?

— Чёрт, — Алекс расстроенно потёрла руками лицо. — Я не умею говорить о таких вещах.

— Ладно, прости, — Рене ощутила какую-то грустную нежность, глядя как эта, обычно уверенная в себе девушка, пытается сказать ей что-то важное.

— Ты всегда была человеком, на которого я могла положиться. Когда мне было хреново, ты не отталкивала меня. У меня не было никого, с кем бы я так долго встречалась.

— Мы не встречались, — поправила её Рене.

— Послушай, — Алекс посмотрела на неё и неуверенно улыбнулась. — Ты знаешь, о чём я. Наша связь длится уже несколько лет.

— Вот именно, связь. Это не имеет ничего общего с нормальными отношениями, — не выдержав, заговорила Рене. — В твоей жизни так много женщин, что в ней не остается места для меня. Я пыталась оправдать тебя. Я знаю, что раньше тебе приходилось нелегко. Просто не так давно я случайно увидела тебя в машине, на стоянке, с очередной подружкой и поняла, что больше так не могу. Неужели единственное, чего я заслуживаю это пара ночей в месяц, когда у тебя появляется настроение? Неужели это всё, на что я могу рассчитывать? — Рене замолчала, взяв себя в руки, и оглянулась, убедившись, что их никто не мог услышать.

— Но ты же тоже встречалась с кем-то иногда? — растерянно пробормотала Алекс.

— Да, иногда. Пару раз, за всё то время, что мы знакомы, — кивнула Рене, опуская взгляд на свой, всё ещё полный, бокал.

— Я не знала об этом, — изумлённо ответила Алекс, чуть придвинувшись ближе. — Ты не говорила.

— Почему я должна говорить в вещах, которые тебя не волнуют? — с грустью спросила Рене.

— Прости меня, — Алекс притянула её к себе, обнимая. — Я вела себя как свинья.

— Это уже в прошлом, — тихо ответила Рене.

— Да, — согласилась Алекс, отпуская её и залпом опустошая свой бокал. — Знаешь, я устроилась на новую работу. Теперь работаю каждый день и к вечеру так устаю, что нет никакого желания тусоваться. Я даже не скучаю по всему этому. Мне очень не хватает тебя, Рене. Наверное, ты единственный человек, который заботился обо мне. Нам ведь было хорошо вместе. Давай попробуем ещё раз?

— Что попробуем? Я не верю, что это у тебя надолго, Алекс. Через пару недель всё будет как раньше. А я этого больше не хочу.

— Не будет. У меня получится измениться. Мы будем вместе так, как ты этого хочешь. Никто не знает тебя лучше, чем я.

— Ты ничего обо мне не знаешь.

— Ну, некоторые твои стороны я знаю больше, чем остальные, — Алекс уверенно посмотрела ей в глаза.

*****

Оливия почти час крутила в руках бокал с шампанским. Музыка в клубе, оживлённый разговор за их столиком, ничего не помогало ей отвлечь своё внимание от пары, разговаривающей за стойкой бара. Похоже, разговор был серьёзным, и Рене не торопилась заканчивать его, а настроение Оливии стремительно падало. Когда девушка, сидящая рядом, отправилась на танцпол, Джейд пересела к ней поближе.

— Может выпьешь чего-нибудь покрепче? — предложила она.

— Мне надо забрать Келси от Брук, так что…

— Тогда пригласи кого-нибудь на танец. Вон та малышка на другом конце стола весь вечер сверлит тебя взглядом.

Оливия подняла голову, посмотрев в сторону, куда указывала Джейд и криво усмехнулась.

— Это Тери Робертс. Криминалист из центрального управления. Когда мы разговаривали последний раз она попросила, чтобы я убиралась из её постели.

Джейд недоверчиво приподняла бровь, а потом рассмеялась.

— Что ты сделала, чтобы заслужить это?

— Кажется, сказала, что вторая встреча будет лишней, — пожала плечами Оливия.

— Понятно, — кивнула Джейд. — Собираешься весь вечер сидеть с таким угрюмым лицом?

— Ещё немного и поеду домой.

Джейд встретила многозначительный взгляд Эшли, сидящей напротив, и посмотрела в сторону барной стойки.

— Если хочешь, я могу позвать Рене, — предложила она.

— Думаешь, в этом есть какой-то смысл? — спросила Оливия.

— Не надо спрашивать об этом меня, — негромко ответила Джейд, наклонившись к ней ближе. — Если ты спрашиваешь, значит сомневаешься. А если у тебя есть сомнения, то лучше действительно оставить всё как есть.

Оливия промолчала, наблюдая как пузырьки в ее стакане отрываясь от его стенок плывут вверх.

— Ты права. Я проявила достаточно терпения, — кивнула она Джейд, поднимаясь.

Уверенно пробиралась сквозь танцующие пары, она направлялась прямо к барной стойке. Только что, разговаривая с Джейд, она поняла, что не хочет больше чего-то ждать. Она не понимала Рене и ненавидела состояние неопределённости, в котором находилась последнее время. Встретив недоумевающий взгляд Алекс, Оливия невозмутимо проигнорировала его.

— Рене, потанцуешь со мной?

Рене оглянулась и на её лице появилась мягкая улыбка.

— С удовольствием, — быстро согласилась она.

— Мы разговариваем, — недовольно заметила Алекс.

— Я скоро вернусь, — бросила Рене, поднимаясь и вкладывая свою ладонь в руку Оливии.

Они вышли на танцпол, и Оливия привлекла её к себе, пытаясь справиться с смятением. Теплые ладони легли на её плечи и Рене расслабилось, позволяя Оливии вести. Почти минуту они молча двигались среди других пар. Всё нетерпение и раздражение постепенно отходили на второй план, и Оливия просто наслаждалась их близостью. Она с наслаждением вдыхала запах Рене, и от того, как соприкасались их тела по позвоночнику проносились приятные импульсы удовольствия.

— Я хотела кое-что сказать, — наконец произнесла Оливия, наклоняясь ближе.

— Что? — Рене немного отстранилась и заглянула ей в глаза.

— На счёт того, что ты сказала тогда о Эшли, — спокойно продолжила Оливия. — Может быть, когда-то в твоих словах и была доля правды, но теперь это не так. И я никогда не чувствовала необходимости изменить наши с ней отношения, потому что меня устраивало то, что есть. Но с тобой я не могу сделать этого. Если всё останется, как сейчас, я не хочу продолжать. Я свободна и готова к тому, чтобы шагнуть дальше, но я не могу понять, хочешь ли этого ты. Если всё это не имеет для тебя значения, то я предлагаю остановиться прямо сейчас, — глубоко вздохнув, Оливия заглянула в тёплые карие глаза. — Но я надеюсь, что ты этого не хочешь, — добавила она, наклоняясь и касаясь губ девушки самым нежным, на который была способна, поцелуем.

Они замерли, почти посередине танцпола, не замечая громкой музык и двигающихся вокруг пар. На короткое мгновение Оливия почувствовала панику, подумав, что это возможно их последний поцелуй, но уверенность быстро вернулась и она заставила себя оторваться от тёплых губ.

— Хорошего тебе вечера, Рене, — мягко произнесла она и, отступив, направилась к выходу.

Кровь стучала в висках, когда она садилась в машину и заводила двигатель. Никогда ещё она не открывалась для кого-то так, как только что сделала это с Рене. Ей очень хотелось верить, что она не совершила ошибку, поставив Рене перед выбором, но по-другому Оливия уже не могла.

Телефон зазвонил и она, не глядя ответила на звонок.

— Это было впечатляюще, — раздался голос Эшли. — Ты привлекла внимание не только Рене, но и ещё половины клуба. Брук сгорает от желания узнать, что она пропустила, а Алекс вне себя от раздражения.

— Эш, я сейчас не в настроении что-то обсуждать. Давай в другой раз, хорошо?

— Ладно, я позвоню тебе завтра? Может быть, прогуляемся в парке?

— Хорошо. Келси это понравится. До завтра, — отбросив телефон на пассажирское сиденье, Оливия выехала со стоянки.





Глава 8

Они купили две буханки белого хлеба и расположились у пруда, дожидаясь Эшли с Уолтером. Келси захватила с собой мячик и Оливия почти полчаса играя носилась с ней по полянке. Присев на лавочку чтобы перевести дыхание она заметила Эшли, Джейд и Уолтера на велосипеде, направляющихся к ним.

— А вон и наша компания, — она развернула Келси, которая тут же бросилась к ним на встречу, прихватив с собой мячик.

— Боже, как сегодня хорошо, — Эшли бросила на лавочку рядом с ней небольшой рюкзак. — Не так жарко, как последние дни, — она присела рядом, наблюдая, как Джейд ловко подбрасывает мячик ногой, под восторженные крики детей. — Кое-кто ещё не совсем вырос, хоть и строит из себя взрослую.

— Я не видела никого, кто бы так легко находил общий язык с детьми как это делает Джейд. Они чувствуют, что она их любит и тянутся к ней.

— Да, она с удовольствием проводит с ними время, — согласилась Эшли. — Мне нравится видеть её такой. Давно нас ждёте?

— Я уже успела выдохнуться, пока мы тут носились.

— Это потому, что мы перестали бегать по утрам. Надо срочно это исправить.

— Вообще-то ты всё ещё на больничном, — заметила Оливия.

— Уже нет. Утром я была у врача. Все показатели в норме, так что мне разрешили приступить к работе в ближайшие дни.

— Отличная новость, но мне не очень нравится мысль, что ты будешь работать без меня. Марк вряд ли с тобой справится.

— Твой отпуск закончится через неделю, — напомнила Эшли с улыбкой.

— Привет, Лив, — Джейд с детьми, наконец, подошла к ним, снимая Уолтера с велосипеда. — Келси говорит вы купили хлеб для уток?

— Держи, — Оливия протянула ей пакет. — Постарайтесь не свалиться в воду.

— А вы пока последите за нашим транспортом, — Джейд передала пакет Келси и, взяв за руку мальчика, направилась с детьми к берегу.

— Почему ты так рано ушла вчера? — спросила Эшли, наклоняясь за мячиком и подкидывая его в руках.

— А я всё думала, когда ты начнёшь выяснять это, — усмехнулась Оливия, выхватывая у неё мяч. — Мне не хотелось надолго оставлять Келси. Да и настроения не было.

— Почему у тебя не было настроения? — поинтересовалась Эшли, вновь отбирая у неё мяч и поднимаясь с лавочки.

— Эш, я не хочу обсуждать это, — ответила Оливия, следя взглядом за компанией на берегу.

Мысли о том, что она предложила Рене закончить то немногое, что происходило между ними, оставив её в клубе с Алекс, не давали ей уснуть большую половину ночи. Где провела эту ночь Рене? Поняла ли она то, что хотела сказать ей Оливия, и имело ли это для неё хоть какое-то значение?

— Вчера ты пообещала, что поговоришь со мной, — напомнила ей Эшли.

— Я не обещала.

— Ну, хорошо. Но мне всё равно жаль, что ты ушла так рано. После клуба мы поехали домой, и отлично посидели в саду у Брук почти до трёх ночи. Джейд с Рене даже спели нам пару песен под гитару, — Оливия перевела на неё взгляд и Эшли улыбнулась. — Рене осталась у нас на ночь, так как было уже поздно. Брук весь вечер пыталась разузнать у неё, что между вами происходит.

— И что она сказала? — откинувшись на спинку лавочки, спросила Оливия.

— Что-то типа того, что на фоне внезапно возникшей симпатии вы как раз пытаетесь это выяснить, — Эшли ослепительно улыбнулась, бросив мяч в сторону Оливии.

— Вот как? — поймав мяч, Оливия с усмешкой посмотрела на неё. — Очень дипломатично.

— Не думаю, что она решилась бы рассказать всем что однажды напившись, вас вдруг обуяла похоть, — со смешком ответила Эшли.

— Чёрт, Эш, — Оливия резко бросила в неё мяч, но та увернулась и продолжая смеяться бросилась за ним.

— Это была шутка, — попыталась оправдаться она, возвращаясь к лавочке. — Извини.

— Если ты ещё раз вспомнишь об этом, я догоню и отлуплю тебя, как бы быстро ты не бегала. И даже Джейд тебе не поможет.

— Это вряд ли, — подкинув мяч, Эшли улыбаясь посмотрела на неё. — Ты же не станешь поднимать руку на девушку, которая возможно беременна? — она бросила мяч в сторону Оливии.

— Что значит, возможно, беременна? — изумлённо переспросила Оливия.

— Мы с Джейд решили, что хотим ещё одного ребёнка и на этой неделе были в больнице. Надеюсь, что всё получится. По словам моего доктора, период очень благоприятный.

— О, — не найдясь что ответить, выдохнула Оливия.

— На самом деле мне пришлось немного поуговаривать Джейд, потому что после рождения Уолтера она панически боится всего, что связно с родами. Но она очень хочет второго ребёнка, я это знаю.

— Я так за вас рада, Эшли, — Оливии наконец удалось обрести голос. — Это не слишком быстро, после того, что с тобой случилось?

— Мы провели все возможные исследования. Никаких противопоказаний нет.

— Хорошо, — Оливия кивнула и положила мяч рядом с собой. — Иди сюда и расскажи мне об этом.

— Да я и так уже всё рассказала, — Эшли присела на лавочку рядом с ней, посмотрев на Джейд, которая возилась с малышами, отламывая им кусочки хлеба, чтобы они потом скармливали их птицам. — Когда я смотрю на неё, то понимаю, что с этим человеком я хочу провести всю свою жизнь. С каждым днём я люблю её всё больше. Даже не знаю как такое возможно. Джейд выросла в большой семье, и я знаю, что в её понимании семья и должна быть такой. Большой, любящей и дружной. Я сделаю всё, чтобы так было и у нас.

— Вам повезло, что вы встретили друг друга, — улыбнулась Оливия. — Глядя на вас, начинаешь верить в лучшее.

— Всегда надо верить в лучшее, Лив.

Джейд сложила остатки хлеба в пакет, и взяв за руки Келси и Уолта, возвращалась к ним.

— Утки больше не хотят есть. Келси предположила, что они боятся лопнуть, — объявила она. — Рене звонила. Она сейчас привезёт документы, которые надо срочно переправить в Нью-Йорк.

— Ты собираешься уехать? — встревожилась Эшли.

— Один из моих фотографов вылетает сегодня на трёхдневную сессию. Я попросила его захватить их, — ответила Джейд. — Может поиграем в футбол? — предложила она, подхватив на руки Уолта.

— Я буду стоять в воротах, — воскликнула Келси.

— Отлично, давайте подумаем, где у нас будут ворота, — Джейд огляделась. — Те два куста подойдут?

Дети и Джейд носились по полянке, а Эшли и Оливия наблюдали за ними, сидя на лавочке, когда к ним подошла Рене.

— Здесь что, скамейка запасных? — поинтересовалась она.

— Да, присоединяйся, — Оливия подняла взгляд, жмурясь от солнца и пытаясь разглядеть выражение её лица.

— Привет, — улыбнулась Рене.

— Привет, — Оливия отодвинула с лавочки вещи, освобождая место.

— Удалось выспаться? — Эшли мягко улыбнулась Рене. — Мы оставили тебе завтрак.

— Спасибо. Приятно, когда кто-то заботится о тебе. Я привезла Джейд документы.

— Она уже сказала, что их должны отвезти в Нью-Йорк, — кивнула Эшли, доставая из кармана свой вибрирующий телефон. — Слушаю… Да, сэр… Так и есть, справка у меня на руках… Да, кончено, нет никаких проблем… — Оливия непроизвольно прислушалась к разговору, понимая, что звонок был с работы и по всей видимости Эшли разговаривала с капитаном. — Да, она в городе, сэр… сейчас как раз рядом, — Эшли на секунду замялась. — Ну то есть, я хотела сказать, что я в парке с семьёй и Оливия с нами, — она посмотрела на Оливию и криво усмехнулась. — Хорошо, я передам. Через полчаса, я поняла.

Девушка нахмурилась, убирая телефон, и посмотрела в сторону Джейд, а потом повернулась к Оливии.

— Капитан просил узнать, не сможешь ли ты сегодня присоединиться ко мне, чтобы поработать над одним делом, — произнесла она. — Ребята на выезде, а там что-то срочное.

— Эш, я готова, но не могу же я взять с собой Келси, — Оливия почувствовала знакомое нервное возбуждение при мысли о работе.

— Сейчас что-нибудь решим, — Эшли поднялась и помахала рукой Джейд, привлекая внимание.

— Что такое? Мы только разогрелись? — Джейд подбежала к ним, с цепляющимися за ее ноги Уолтером и Келси.

— Меня вызывают на работу. Только что звонил капитан, — по лицу Джейд пробежала лёгкая тень. — И Оливию он тоже просил приехать. Ничего серьёзного, — добавила она, пытаясь успокоить ее. — Просто совершенно некому выехать, чтобы осмотреть место.

— Хорошо, — кинула Джейд. — Я попрошу Ивон побыть с Уолтом и Келси, пока я буду на работе.

— Я могу побыть с Келси, — предложила Рене. — Мы заедем ко мне, а вечером я привезу её к тебе домой.

Удивленная Оливия встретилась с ней взглядом и ее беспокойство сменяется тихой радостью.

— Спасибо, — искренне произнесла она, поворачиваясь к Келси. — Ты побудешь с Рене, милая? Мне надо поехать на работу, но я постараюсь вернуться как можно скорее.

— Хорошо. А она покормит со мной уток? У нас ещё остался хлеб и они, наверное, уже проголодались, — спросила девочка.

— Давай покормим уток, а потом можем сходить ещё куда-нибудь. Например, в зоопарк, — предложила Рене.

— Я хочу, — глаза Келси вспыхнули интересом. — Оливия сказала, что там есть слоник.

— Там много разных животных и птиц, — подтвердила Рене. — Думаю, нам стоит захватить фотоаппарат, чтобы ты могла их всех сфотографировать.

— Да, — закивала девочка, доверчиво подходя к ней ближе. — А у тебя он есть?

— Найдём, — заверила её Рене и посмотрела на Оливию. — Идите, всё будет в порядке.

— Ключи, — Оливия протянула ей ключи от дома и погладила Келси по голове. — Веди себя хорошо и слушайся Рене.

Эшли присела, чтобы поцеловать Уолта, а потом выпрямившись обняла Джейд.

— Не волнуйся за меня, пожалуйста, — негромко попросила она.

Джейд глубоко вздохнула и убрала прядь волос с её лба, нежно поцеловав в краешек губ.

— Будь осторожна.

— Я тебе позвоню, когда освобожусь, — пообещала Эшли.

*****

Поздним вечером машина Оливии свернула на парковку к дому. Было непривычно видеть в его окнах свет, и некоторое время она просто сидела, не двигаясь, и пыталась представить какого это, возвращаясь с работы знать, что тебя ждут дома. Весь день мысль о том, что вечером она увидится с Рене не давала ей покоя наполняя неясной надеждой. Поднявшись на крыльцо, Оливия постучала в дверь и через несколько секунд Рене открыла, встречая её улыбкой.

— Извини, я не предполагала, что всё так затянется. Мы освободились только полчаса назад, — она бросила ключи от машины на тумбочку в коридоре и наклонилась, чтобы разуться. — Утром нам придётся вернуться, чтобы написать отчет и закрыть дело.

— Не похоже, что ты так уж расстроена тем, что тебя вызвали на работу, — с усмешкой заметила Рене, наблюдая за ней.

— Меня больше волнует, что я не успела найти няню для Келси, — вздохнула Оливия.

— У меня завтра нет никаких срочных дел. Я побуду с ней, не беспокойся об этом, — ответила Рене. — Мы прекрасно поладили, и кажется, мне даже удалось умотать её. Она уснула сразу после ужина. Мы оставили тебе немного пасты.

— Пасты? Не помню, чтобы готовила её, — заметила Оливия, выпрямляясь и скользя взглядом по стройной фигуре девушки, стоящей рядом.

— Я умею готовить, а Келси понравилось помогать мне. Когда я услышала, как ты подъехала, то поставила ее подогреться, — на щеках Рене появился лёгкий румянец.

— Спасибо. У нас не было времени пообедать, так что…

— Пойдём, — Рене взяла её за руку и потянула на кухню.

— Расскажешь, как прошёл ваш день? — спросила Оливия, усаживаясь за стол.

— День прошёл отлично, но вероятно тебе придётся решить с Келси пару вопросов, которые у нас сегодня возникли, — ответила Рене, выставляя перед ней тарелку с горячей пастой. — Кофе?

— Я выпила галлон кофе за сегодняшний день. Лучше чай. Что за вопросы? — взяв вилку, она с аппетитом принялась за еду.

— Ну, во-первых, Келси решила, что ей очень нужен велосипед. Такой же, как у Уолтера, только побольше и обязательно красный, — налив в чашку чай Рене поставила её перед Оливией и присела напротив. — А во-вторых она хочет фортепьяно.

Оливия замерла с поднятой вилкой и, приподняв бровь, с удивлением посмотрела на неё.

— После зоопарка мы заехали ко мне домой. Мне нужно было переодеться, — пояснила Рене. — Стоило ей увидеть фортепьяно… она не могла оторваться от него почти полтора часа. Я обещала научить её, — Рене пожала плечами.

— Ну, если так… — усмехнулась Оливия. — Вообще-то я собиралась отдать её в какую-нибудь спортивную секцию.

— Одно другому не мешает. Я успевала заниматься музыкой, танцами и играла за бейсбольную команду нашей школы.

— На какой позиции?

— Я знаю, что ты капитан команды вашего участка, — рассмеялась Рене. — Я больше не играю. И мы сейчас говорим не обо мне.

— Хорошо. Если её желание не пропадёт, то пусть занимается музыкой, — с улыбкой согласилась Оливия. — Есть ещё что-то, что заинтересовало её сегодня и теперь мне нужно будет организовать это? Может быть разведение слонов?

— Об этом мы не говорили, — рассмеялась Рене. — Но в зоопарке нам понравилось, и мы договорились сходить как-нибудь ещё раз.

— А у меня есть шанс, что вы возьмёте меня с собой?

— Если захочешь.

Оливия отодвинула тарелку и посмотрела на Рене, в очередной раз удивляясь насколько ей нравится находиться рядом с этой девушкой. Тёплые карие глаза с россыпью золотых песчинок завораживали и согревали её. Ей безумно захотелось дотронуться до тёмных с рыжеватым отливом завитков, спускающихся по изящной шее. Притянуть Рене к себе. Коснуться немного полноватых, с потрясающим чувственным изгибом, самых сладких губ, которые она когда-либо целовала. Оливия моргнула, поняв, что уже некоторое время они просто сидят молча, глядя друг на друга через стол.

— Останешься? — тихо спросила она.

Несколько секунд Рене молчала, а потом медленно кивнула, поднимаясь.

— Пойдём, уже поздно и ты наверно устала, — предложила она.

— Ну, не так уж и устала, — возразила Оливия, последовав за ней. — На кое-что меня ещё хватит, — добавила она, когда Рене направилась к лестнице.

— Я рассчитываю на это.

Сердце в груди радостно затрепетало и, догнав, она взяла Рене за руку. Поднявшись на второй этаж, они заглянули в комнату Келси, убедившись, что девочка спит и, открыв дверь своей спальни, Оливия остановилась, пропуская Рене.

— Мне надо принять душ. Не хочешь присоединиться? — спросила Оливия, глядя на нерешительно остановившуюся посередине спальни Рене.

— Я подожду. Иди.

— Хорошо, я быстро.

Скинув с себя одежду, Оливия встала под горячие струи воды и, закрыв глаза, попыталась унять охватившее ее волнение. Не поторопилась ли она, когда предложила шагнуть дальше? Готова ли Рене к отношениям с женщиной, у которой только что появился ребёнок? То, что Рене согласилась остаться, ещё нечего не значит. Между ними определённо есть влечение и, хотя Рене вела себя очень сдержанно этим вечером, Оливия всё равно его чувствовала в её взглядах и интонациях голоса.

Обернувшись в большое белое махровое полотенце, она некоторое время разглядывала свое отражение в зеркале, из которого на нее смотрела взволнованная незнакомка с лихорадочно блестящими серыми глазами.

Слабый свет ночника освещал спальню, а Рене стояла у комода с выдвинутым верхним ящиком. Она оглянулась на Оливию и улыбнулась немного смущённой улыбкой.

— Я тут… эмм… мне стало любопытно. В прошлый раз я постеснялась рассмотреть всё повнимательнее.

— Не то, чтобы я этим пользовалась. Это скорее импульсивные покупки. Нашла что-нибудь интересное? — спросила Оливия как можно более спокойно и подошла ближе.

— Может быть, — негромко отозвалась Рене. — А ты бы хотела?

— С тобой, определённо да, — остановившись рядом, Оливия слегка наклонила голову, глядя на неё.

— Тогда как насчёт этого? — Рене взяла в руки прозрачный пакет со страпоном.

— Эмм… — горячая пульсация внизу живота заставила Оливию тяжело сглотнуть. — Я давно не пользовалась подобными вещами. Если только в ранней молодости, — она замолчала, встретив тёплый и очень нежный взгляд. — Почему ты всё ещё в одежде?

— Я подумала, что, может быть, ты захочешь сама раздеть меня, — сделав маленький шаг на встречу Рене провела кончиками пальцев ее по щеке. — Ты очень красивая, Лив.

— Я? — растерянно пробормотала Оливия.

— Когда я смотрю на тебя, то мне постоянно хочется тебя поцеловать, — улыбнулась Рене. — Хочется, чтобы ты меня коснулась. Мне нравится чувствовать тебя рядом.

— Наверное, это хороший знак? — предположила Оливия, опуская руки на её талию и притягивая ближе. — Я тоже об этом думаю, — наклонившись, она легко коснулась губами губ Рене. — А ещё я думаю о том, что как мне хочется заняться с тобой любовью. С того вечера в баре, я думаю об этом каждый раз, когда вижу тебя.

— Ты думала об этом и раньше, — усмехнулась Рене, обнимая её. — Твои раздевающие взгляды всегда было сложно игнорировать.

— Мне казалось, что такая девушка, как ты, вряд ли обратит на меня внимание.

— Господи, Лив, ты хоть иногда видишь себя в зеркало или замечаешь, как другие женщины смотрят на тебя? — удивлённо спросила Рене, а её руки скользнули вниз по плечам Оливии и полотенце упало к их ногам.

— Как? — чуть слышно выдохнула Оливия.

— Ты просто преступно красива, — зачарованно ответила Рене, медленно скользя пальцами по её груди и спускаясь к животу. — Тебе никогда не предлагали поработать натурщицей?

— Боже, нет, — Оливия усмехнулась, но тут же прикусила губу, потому что лёгкие прикосновения Рене заставляли её вздрагивать.

— Я могла бы смотреть на тебя… очень долго.

— Не уверена, что я это выдержу, — склонив голову, Оливия приникла к её губам, но на этот раз не сдерживаясь, целуя страстно и глубоко.

Её руки потянули край футболки Рене вверх, а затем Оливия расстегнула джинсы и, спускаясь губами по шее, к груди и животу присела, освобождая Рене от одежды. Она тяжело сглотнула, когда её взгляд непроизвольно остановился на аккуратном треугольнике между ног Рене. Подняв голову, она встретилась с горящим взглядом нежно-карих глаз.

— Ты сводишь меня с ума, — призналась Оливия, чувствуя лёгкое головокружение. — Я невыносимо, просто до боли, хочу тебя. Если бы ты знала, насколько я сдерживаюсь сейчас, — руки поднялись к бёдрам Рене и, потянувшись, Оливия коснулась губами мягких, влажных завитков. — После той ночи, когда ты пришла ко мне, я не могу забыть каково это, чувствовать твой вкус на моих губах, — она скользнула языком глубже, вызывая у Рене тихий вздох и, поощрённая им, прильнула губами к нежной плоти.

Она удивительно тонко чувствовала, как возбуждение захватывает Рене всё сильнее, и её собственное тело отзывалась сладкой, ноющей пульсацией.

— Лив, если ты не остановишься, я сейчас упаду, — простонала Рене, вцепившись в её плечи. — Пожалуйста, у меня ноги подгибаются.

Оливия поднялись, крепко прижимая девушку к себе. Рене дышала прерывисто, а её затуманенный взгляд возбуждал Оливию ещё больше.

— Ты могла бы… — рука Рене потянулась к страпону, всё ещё лежащему в открытом ящике комода, — …одеть его?

— Конечно, — сдавленно отозвалась Оливия, окончательно оглушённая обрушившимся на неё желанием.

— Я помогу, — опустившись на край кровати, Рене сосредоточенно затянула все ремешки, и Оливия заметила, как дрожат её пальцы, касаясь разгоряченной кожи. — Кажется, всё в порядке, — окинув жгучим взглядом, Рене нетерпеливо потянула её к себе. — Когда я представала себе это, я и не думала, что ты будешь выглядеть так возбуждающе.

— Ты представляла? — горячо прошептала Оливия, опускаясь на неё сверху.

— Да, как мы это делаем, — Рене развела бёдра, открываясь ей, и обнимая нашла ее губы.

Оливия больше не задумывалась над тем, что она делает. Её просто несло на волне бешеного, всепоглощающего желания. Поцелуи становились всё более короткими и жёсткими, сменяясь лёгкими укусами. Её тело горело и жаждало обладания. Ласки Рене лишали её последнего контроля, заставляя дрожать от нетерпения. Приподнявшись, она направила страпон и их взгляды на секунду встретились. Глубокий серый, почти стальной, и карий с россыпью золотистых песчинок. Оливия замерла, погружаясь в его глубину и читая там отражение своего желания. На мгновение, придя в себя, она даже испугалась.

— Я хочу тебя так сильно, что боюсь причинить тебе боль, — прошептала она. — Скажи мне, если что-то будет не так.

— Не думай об этом, — Рене положила руки на её бёдра, заставляя быть смелее.

Оливия осторожно заполнила ее, не отрывая взгляда от лица и ощущая невероятное возбуждение.

— Все хорошо, дыши… — мягко улыбнулась Рене, притягивая ее к себе и встречая следующее движение бедер. — Сильнее, Лив…

Они с легкостью вошли в единый ритм, сливаясь в жарком, сладостном объятии. Горячий шёпот, негромкие стоны, то, как ногти Рене впивались в спину, подстёгивали её. С головокружительной скоростью тело наполнялось какой-то новой, первобытной силой и толчки становились всё яростней и глубже. Восхитительная молодая женщина, о которой она не переставала думать все последнее время, сейчас отдавалась и принадлежала только ей. И Оливия брала её уверено, властно и неумолимо, пока тело под ней не выгнулось, а с губ Рене не сорвался глубокий протяжный стон. Перед глазами полыхнула яркая вспышка и по телу Оливии горячей волной пронеслось освобождение. Тяжело дыша, она уткнулась в шею Рене, ощущая как бешено бьются их сердца.

— Всё в порядке? — все еще задыхаясь прошептала она ей на ухо.

— Да, замечательно, — расслабленно отозвалась Рене, нежно поглаживая ее спину.

— Тебе не было больно? Я, кажется, немного увлеклась, — обеспокоенно спросила Оливия.

— Мне очень хорошо, — едва слышно прошептала Рене.

Оливия перевернулась на спину и облегченно вздохнула.

— Довольна собой? — подперев голову рукой Рене почти невесомо коснулась кончиками пальцев её груди.

— В общем, да. Немного практики…

— Не слишком часто… — остановила её Рене. — Твои руки и губы более нежные и чуткие. Давай освободим тебя от него, — она аккуратно расстегнула ремешки, убирая страпон и наклонившись, коснулась губами покрасневших полосок на коже, вызывая у Оливии лёгкий вздох удовольствия.

Её рука скользнула по животу, опускаясь ниже и погружаясь в тёплую влажность. Дыхание Оливии прервалось, но она лежала не двигаясь, позволяя Рене продолжить. Язык Рене дразнил её грудь, в то время как пальцы ритмично погружались всё глубже, заставляя её раскрываться от вновь разгорающегося желания.

— Рене…

— Тебе нравится?

— О, да, — с трудом выдавила она.

— А так? — Рене заскользила губами ниже, нежно целуя и покусывая, пока не оказалась между её бёдер.

— Господи, — простонала Оливия, когда тёплые губы коснулись самого чувствительного места.

— Я не буду торопиться, хорошо? — негромко пообещала Рене.

Оливия не смогла ответить, потому что её дыхание сбилось, а сердце, кажется, застряло где-то в горле. Уже очень давно никто не касался её подобным образом. Да ей и не хотелось этого, но сейчас она готова была умолять, чтобы Рене не останавливалась. Ее тело, словно музыкальный инструмент в умелых руках, играло свою собственную, неповторимую мелодию страсти. С губ сорвался протяжный стон, когда Рене проникла в неё и бёдра задрожали от напряжения.

— Не сейчас, милая, еще минутку, — хрипло отозвалась Рене, не переставая ласкать её.

— Боже, — руки Оливии опустились на её затылок, прижимая ближе. — Ооо, прости, я не могу, — горячие волны нестерпимо острого наслаждения прокатились по позвоночнику, и Оливия прикусила губу чтобы не закричать в голос.

Казалось, все ее мышцы разом расслабились, в голове не осталось ни одной мысли, и она лежала невидящим взглядом глядя в потолок. Дыхание постепенно успокаивалось и тёплая, приятная усталость обволакивала её. Рене устроилась рядом, и Оливия обняла её одной рукой, прижимая ближе.

— Это был самый потрясающий оргазм за всю мою жизнь, — расслабленно пробормотала она.

— Так уж и за всю? Я думаю, в твоей жизни было немало женщин…

— Тсс, — приложив палец к её губам, Оливия остановила её. — Мне никогда не было так хорошо, как сейчас. Господи, Рене, ты должна была почувствовать это. Да я до сих пор хочу тебя, но кажется, сегодня я больше ни на что не способна.

— Засыпай, — улыбнувшись, Рене нежно поцеловала её в плечо, устраиваясь поудобнее.

*****

Просыпаясь, ещё даже не открыв глаза, Оливия улыбнулась, чувствуя тёплое, размеренное дыхание у своей шеи. Рене спала, прижимаясь к ней сзади, и её бедро удивительно удобно устроилось между ног Оливии, а рука лежала прямо под грудью. Некоторое время Оливия просто впитывала в себя эти новые, но такие приятные ощущения. Она чуть повернула голову и вдохнула слабый цветочный аромат, ставший уже таким знакомым. Зашевелившись, Рене чуть сдвинулась, и её нога плотнее прижалась к бёдрам Оливии, вызвав внезапный приступ желания. Первый раз, за очень долгое время, Оливии не хотелось покидать свою постель, но она заставила себя аккуратно выбраться из неё, стараясь не разбудить Рене, и захватив полотенце, отправилась в душ. Включив воду, она на секунду остановилась у зеркала и повернулась, рассматривая в отражении следы, которая оставила Рене на её спине. Образы прошлой ночи яркой вспышкой полыхнули в её голове, и с тихим рычанием она шагнула под прохладные струи в надежде унять вновь возникшее возбуждение. Похоже, каждый раз, когда она думала о Рене, оно появлялось абсолютно непроизвольно.

Когда она вернулась в комнату, Рене спала, переместившись туда, где недавно лежала Оливия и уткнувшись лицом в её подушку. Одеяло прикрывало её только на половину, оставляя большую часть спины открытой, и Оливия остановилась, наслаждаясь мягкими изгибами стройного тела, покрытого ровным загаром.

Обреченно вздохнув, она принялась одеваться, а затем собрала одежду Рене, аккуратно повесив её на стул. Подойдя ближе к кровати, Оливия присела на её край и, склонившись, коснулась мягких, чуть припухших от поцелуев губ.

— Привет, — глаза Рене открылись, и она сонно улыбнулась. — Уходишь?

— Да, мне пора.

— Хорошо. Постарайся не попадать в неприятности, — Рене перевернулась, и взгляд Оливии упал на её обнажённую грудь.

— Боже, — Оливия заставила себя подняться.

— Что такое? — озадаченно спросила Рене.

— Это будет бесконечно долгий рабочий день, — Оливия отошла на пару шагов и оглянулась. — Я с утра на взводе.

— Почему? — Рене, приподнявшись, чуть склонила голову, с недоумением глядя на неё. — Ааа, — её губы тронула довольная улыбка. — Я смогу что-нибудь сделать для тебя, когда ты вернёшься?

— Очень на это надеюсь, — порывисто шагнув обратно, Оливия уложила её в кровать и наклонившись, быстро поцеловала, а потом накрыла одеялом. — Спасибо, что согласилась помочь с Келси. Я постараюсь вернуться пораньше.

*****

Она вошла в кабинет и, оглядевшись, заметила Марка, сидящего за своим столом.

— Привет, Эшли ещё не приехала?

— Её пока не было, босс уже у себя. Ждёт ваш отчёт по вчерашнему делу, — отозвался он, поднимая голову от бумаг, разложенных на столе. — Адам собирался приехать сегодня. Его выписали из больницы.

— Вряд ли его допустят к работе так быстро, — заметила Оливия, усаживаясь за своё рабочее место.

— Мне не показалось, что он торопится. Сказал, что встретит Саманту в суде и они приедут вместе, — Марк многозначительно посмотрел на неё.

— Что? Я знаю, что Сэм навещала его каждый день, пока он был в больнице.

— Кажется, старина Адам влип по полной, — добродушно усмехнулся Марк. — Но ему повезло, что это случилось с такой девушкой, как Саманта.

— Только пусть не надеется, что ему удастся морочить ей голову. Уж что-что, а характер у неё есть.

— Мы уже успели это заметить, — хмыкнул Марк. — Её дотошность в бумажных вопросах просто удручает, но зато в суде с тех пор, как она появилась, все идет гладко.

— Её же за этим сюда и прислали, — Оливия открыла ноутбук и подняла голову на звук открывающейся дверь.

— Хотела приехать пораньше, но из-за аварии пришлось объезжать два квартала с дикими пробками, — Эшли кивнула Марку и прошла к своему столу. — Привет, капитан уже требовал отчёт?

— Лично у меня — нет, но Марк сказал, что он его ждёт.

— Отлично, тогда я схожу к Брук за результатами экспертизы, а ты начинай его заполнять, — Эшли взяла со стола тонкую папку, и её взгляд остановился на Оливии. — Как прошёл вчерашний вечер? Как Келси?

— Отлично, когда я приехала она уже спала.

— С кем она осталась сегодня?

— Рене предложила побыть с ней, пока мы здесь всё не закончим, — Оливия, с улыбкой смотрела на Эшли.

— Рене, — повторила Эшли, и в её глазах появился озорной огонёк. — Позавтракаем, когда закончим с бумагами?

— Хорошо, — со смешком кивнула Оливия. — Не хочу, чтобы тебя разорвало от любопытства.

— Ой, по твоей довольной физиономии и так всё понятно, — отмахнулась Эшли, направившись к выходу.

— Я чего-то не знаю? Кто такая Рене? — поинтересовался Марк.

— Одна моя знакомая, — ответила Оливия, возвращаясь к бумагам.

— У тебя появилась девушка? Раньше ты не рассказывала о своих подружках, — заметил он, с интересом наблюдая за ней.

— Да нечего было рассказывать, — Оливия лишь пожала плечами.

— Так я и поверил, — ухмыльнулся он. — Но если на этот раз что-то серьёзное, то мы с Паулой будем рады, если вы как-нибудь придёте вместе к нам на ужин. Она постоянно сокрушается, что такая замечательная девушка как ты до сих пор одна.

— Спасибо, я передам Рене твоё приглашение, — кивнула Оливия, возвращая внимание к бумагам.

За следующие два часа они подготовили отчёт и сдали его капитану, а после отправились в кафе поблизости.

— Итак, — приступила Эшли, как только они вышли из здания участка. — Рене согласилась и сегодня побыть с малышкой?

— Да, мне надо было позаботиться раньше о том, с кем будет оставаться Келси, когда я вернусь на работу. Всё это выглядит ужасно безответственным.

— Ты же не знала, что тебя вызовут из отпуска, — заметила Эшли. — Джейд разговаривала с Ивон по этому поводу. Лорен и Брук не против, если ты будешь привозить Келси к ним. Так что это не проблема. Сегодня Рене опять приехала к тебе?

— Она осталась у меня вчера, — Оливия открыла дверь в кафе и придержала её для Эшли.

— О, так поэтому ты такая сговорчивая сегодня? — улыбнулась Эшли. — Ни одного возражения капитану. Рене прекрасно на тебя действует.

— Мне тоже нравится, как она действует на меня, — согласилась Оливия, доставая из кармана зазвонивший телефон. — Извини, возьми мне пару пончиков и кофе, — бросив взгляд на экран, она поднесла телефон к уху. — Детектив Оливия Девис.

— Извините, что отвлекаю вас, детектив, — раздался в трубке насмешливый голос Рене.

— Я разрешаю тебе отвлекать меня в любое время. У вас всё в порядке? — улыбнулась Оливия, занимая столик у окна.

— Эмм, в общем да, — неуверенно продолжила Рене. — Лив, тут приехали твои родители и брат с женой и детьми, — чуть тише продолжила Рене. — Они, мягко скажем, удивлены, застав у тебя дома незнакомую девушку.

— Ооо, понятно, — растянуто пробормотала Оливия, пытаясь собраться с мыслями.

— Я сейчас передам трубку твоей маме. Она хочет поговорить с тобой.

— Да, конечно, — ответила Оливия более твёрдым голосом.

Через несколько секунд в трубке послышались голоса и Оливия, посмотрев в окно, глубоко вздохнула, приготовившись услышать что-нибудь неприятное.

— Оливия?

— Здравствуй, мам. Извини, я не знала, что вы приедете…

— Это мы должны извиниться. Надо было позвонить и предупредить, но мы думали, что ты всё ещё в отпуске и, если честно, я побоялась, что ты найдёшь предлог, чтобы избежать встречи после нашего последнего разговора.

— Я не собираюсь вас избегать, — возразила Оливия.

— И всё же, я бы поняла, если бы ты сделала это, — продолжила женщина. — Наш прошлый разговор получился не совсем таким, каким мы хотели, и я надеялась исправить это сегодня.

— Я не смогу освободиться ещё как минимум четыре часа.

— Послушай, Митч достал билеты на юбилейное цирковое представление в Лас-Вегасе, и мы хотели взять тебя и Келси с собой, но у нас всего два часа до рейса. Ты точно не сможешь вернуться раньше?

Бросив взгляд на Эшли, балансирующую с подносом между рядами столиков, Оливия поняла, что волнение, охватившее её в первые мгновения разговора, отступает.

— Нет, мам, освободиться раньше у меня точно не получится, но вы можете взять с собой Келси, если она конечно хочет.

— Хочет? Ты шутишь? Да она уже потащила твою знакомую к себе в комнату, чтобы та помогла собрать ей вещи.

— Рене? Это не просто моя знакомая, мам… — начала Оливия.

— Давай поговорим об этом при встрече, — торопливо оборвала её женщина. — А по поводу поездки, мы можем привезти Келси на обратном пути в воскресенье вечером. У Митчелла выходные до вторника, так что мы не торопимся обратно.

— Хорошо, тогда я буду ждать вас в воскресенье, — согласилась Оливия, бросив взгляд на усевшуюся напротив Эшли.

— И ещё, по поводу нашей размолвки. Я не собиралась давить на тебя, и хотела бы попросить прощения за свои слова…

— Поговорим об этом, когда вы вернётесь, мам.

— Конечно. Тогда я сейчас верну телефон… — женщина на секунду замялась. — Рене, да?

— Да.

— Что такое? — негромко поинтересовалась Эшли, выставляя перед ней чашку кофе с подноса и тарелку с пончиками.

— Одну минуту, — попросила Оливия, прислушиваясь к звукам, доносившимся из телефона.

— Лив? — раздался голос Рене. — Мы с Келси собираем сумку. Ты успеешь приехать?

— У нас встреча с судебным представителем через полчаса. Я не смогу ни поехать с ней, ни проводить, — удручённо ответила Оливия.

— Не переживай, мы разберёмся.

— Извини, что всё вот так… Я не знала, что моя семья нагрянет так внезапно.

— Ничего, я уже и так поняла, что это было не запланированное мероприятие. Всё в порядке, мы с твоей мамой поможем Келси собраться, и я поеду домой. Позвони вечером, и мы договоримся, где я смогу передать тебе ключи.

— Спасибо. Я перезвоню, как освобожусь.

— Договорились.

Оливия убрала телефон и повернулась к ожидающей её объяснений Эшли.

— Моя семья приехала, чтобы пригласить нас с Келси на выходные в Лас-Вегас.

— Рене пришлось познакомиться с твоими родителями?

— Надеюсь, моя мама не станет читать ей лекции по безнравственному поведению, — вздохнула Оливия. — А то, боюсь, наш роман закончится, едва успев начаться.

— Так у вас роман?

— Я надеюсь. Мы еще не обсуждали это.

— Но ты бы хотела?

Оливия на секунду представила Рене, лежащую утром в её постели, и почувствовала, как её пульс ускоряется.

— Как бы это не называлось, я не хочу, чтобы оно заканчивалось.

— Рада слышать, — тепло улыбнулась Эшли.

*****

Оливия оторвалась от монитора, когда в дверях кабинета появился Адам, пропуская вперёд Саманту в строгом, светло-сером костюме. Его лицо всё ещё было бледным, а непривычно короткие светлые волосы делали на несколько лет моложе.

— Всем привет, — громко произнёс он. — Не скучали тут без меня?

— Судя по твоему появлению на следующий день после выписки, ты скучал больше, — рассмеялась Эшли, поднимаясь и направляясь к нему. — Мы рады тебя видеть, — добавила она серьёзно, обнимая его. — Как ты?

— С каждым днём всё лучше, — улыбнулся он. — Жаль только, что доктор, который должен допустить меня к работе в это не верит.

— Он пообещал продержать его на больничном ещё минимум месяц, — Саманта положила тонкий кожаный портфель на стоящий рядом стол. — Похоже, Адаму не удастся с ним договориться.

— Мне кажется это разумно, учитывая, что твоё ранение было довольно серьёзным, — заметила Оливия.

— Ты тоже уже здесь, — хмыкнул он. — Вообще-то я не так уж сильно расстроен, — протянув руку, он положил её на талию стоящей рядом Саманты. — Хочу кое-что объявить сразу, пока не начались ваши обычные шуточки. Мы с Самантой решили пожениться.

— О, — удивлённо выдохнула Эшли.

Марк от неожиданности уронил ручку, которая скатилась со стола и упала на пол.

— Оперативно, — с улыбкой прокомментировала Оливия, изучая выражение лица Адама и стоящей рядом с ним девушки. — И когда мы будем гулять на свадьбе?

— Я готов сделать это хоть завтра, но моя мама и родители Саманты готовятся развернуть масштабную операцию по подготовке, которая может затянуться на пару месяцев, — рассмеялся Адам.

— Мы решили не расстраивать их, — мягко добавила девушка. — К тому же есть некоторые моменты здесь, которые надо прояснить заранее.

— Вы не напарники и ты не входишь в оперативную группу нашего отдела, так что проблем с работой не будет, — заверила её Эшли. — Поздравляю, надеюсь, ты понимаешь, как тебе повезло? — Эшли легко похлопала Адама по плечу и улыбнулась Саманте.

— Все еще не могу в это поверить, — признался он.

— Отлично, — Марк поднялся из-за стола и направился к ним. — Выглядишь уже как подкаблучник. Пойдём, обсудим предстоящий мальчишник.

Оливия проводила их взглядом и посмотрела на Саманту.

— Наверное, со стороны это кажется слишком быстрым… — начала девушка.

— Какой смысл откладывать, если и так ясно, что вы оба влипли, — добродушно усмехнулась Оливия. — Он хороший парень, и под твоим каблуком ему самое место.

Эшли звонко рассмеялась, возвращаясь за стол.

— Отличный совет от того, кто уже сам уже несколько недель под каблуком.

Саманта с недоумением посмотрела на Оливию, а потом на Эшли.

— Не обращай внимания, — пожала плечами Оливия. — После больницы она все еще не в себе.

*****

Бросив ключи от машины на полку у входа, Оливия прошла по коридору поднимаясь на второй этаж. Она заглянула в приоткрытую дверь Келси, осматривая лёгкий беспорядок, оставшийся после её отъезда. Сложив игрушки, она направилась в свою спальню, на ходу расстёгивая рубашку. Приняв душ, Оливия спустилась на кухню, но открыв холодильник, на несколько секунд задумалась. Келси появилась в её жизни совсем недавно, но теперь всё, на что натыкался её взгляд, напоминало о ребенке и тишина, установившаяся в доме после её отъезда, казалась угнетающей. Захлопнув дверцу, она взяла телефон и набрала номер Рене.

— Привет, — раздался в трубке знакомый мягкий голос, от которого по её спине неожиданно побежали мурашки.

— Привет, — хрипло ответила Оливия, и откашлявшись продолжила. — Ты говорила, что вечером мы сможем договориться, где я могу забрать ключи? — молчание в трубке заставило её выругаться про себя. — Господи, что я несу. Извини. Рене, могу я увидеть тебя сегодня?

— Если ты хочешь, — тихо отозвалась Рене.

— Я думала об этом весь день и очень хочу провести вечер с тобой, — выпалила Оливия.

— Хорошо, я у Джейд. Моя машина осталась дома… — начала Рене.

— Я скоро буду, — прервала её Оливия.

— Можешь не торопиться, я никуда не собираюсь в ближайшие пару часов, — Оливия почувствовала, что Рене улыбается, и её волнение немного улеглось.

— Приеду через двадцать минут, — пообещала она.

Остановившись на крыльце, Оливия нетерпеливо нажала на кнопку звонка, всматриваясь в своё отражение в зеркальной двери. Узкая бордовая рубашка и строгие классические брюки на несколько тонов темнее сидели на ней безупречно. Эшли распахнула дверь, оглядев её с насмешливой, дружеской улыбкой.

— Вижу ты во всеоружии.

— Ммм… ты так думаешь? — пробормотала Оливия, входя в дом. — Не слишком?

— Замечательно выглядишь, — легко похлопав по спине, Эшли взяла её за руку и потянула через коридор. — Джейд и Рене гуляют с Уолтером в саду. Я выпроводила их, чтобы спокойно приготовить ужин. Минут через пятнадцать закончу, а пока можешь составить им компанию.

Они прошли через дом и вышли на веранду, и Оливия остановилась, заметив у бассейна небольшую компанию. Уолтер семенил по дорожкам, держа в руках небольшой игрушечный самолётик, а Джейд и Рене стояли рядом, наблюдая за ним. В коротком светлом платье с небольшим вырезом, плотно облегающим грудь и талию и свободно спускающимся по бедрам, Рене была просто неотразима. Несколько долгих, секунд Оливия не могла оторвать от неё взгляда, чувствуя, как внутри поднимается волна знакомого тепла и, разливаясь по телу, заставляет кровь бежать быстрее. «Господи, неужели эта женщина моя?» — пронеслось в её голове, прежде чем она вспомнила об Эшли и оглянулась, встречая её добродушную ухмылку.

— Ну да, вижу дела совсем плохи, — озорные огоньки в голубых глазах весело сверкнули. — Перестань пускать слюни и иди к ним. Я позову вас, когда ужин будет готов.

— Ты такая злая, — хмыкнула Оливия и, спустившись по ступенькам веранды, направилась в сад.

Рене оглянулась, словно почувствовав её взгляд, и на её лице появилась улыбка, а в глазах промелькнуло что-то, что заставило Оливию задержать дыхание.

— Привет, Лив, — Джейд тоже заметила её. — Эшли не говорила, что там с ужином?

— Она сказала, что позовёт, когда он будет готов, — отозвалась Оливия. — Добрый вечер, девушки, — остановившись рядом, она вновь посмотрела на Рене. — Замечательно выглядишь, — не удержалась она.

— Хм, похоже для меня у тебя комплиментов не найдётся, — приподняв бровь Джейд с иронией посмотрела на них. — Я, пожалуй, попробую уложить Уолта спать.

— Джейд… — начала Оливия.

— Я шучу, — рассмеялась Джейд, покачав головой. — Оставлю вас ненадолго. Моему ангелочку пора в кроватку. Эшли накроет в гостиной, так что как нагуляетесь, приходите в дом, — она наклонилась, подхватывая Уолтера на руки. — Пожелай тётям доброй ночи, — малыш обхватил одной ручонкой её шею, а другой помахал им. — Вот так, молодец.

Оливия проводила взглядом удаляющуюся фигуру Джейд с сыном на руках.

— Сегодня, когда я приехала с работы, мой дом показался мне ужасно пустым без Келси, — задумчиво пробормотала она. — И без тебя…

— Лив, — Рене шагнула к ней, и её рука опустилась на грудь Оливии, в то время как губы мягко прижались к её губам.

Оливия с готовностью обняла её, погружаясь в теплоту объятий.

— Ты тоже выглядишь потрясающе, — тихо прошептала Рене, когда поцелуй прервался.

— Правда?

— Я рада, что мы не договорились встретиться в клубе. От желающих заполучить тебя не было бы отбоя.

— Вряд ли с этим возникли бы сложности, — пожала плечами Оливия. — Я слишком увлечена одной девушкой, поэтому не замечаю никого вокруг.

— Приятно это слышать, — улыбнулась Рене, беря её под руку и потянув за собой по тропинке в глубину сада. — Как прошёл твой день?

— Неплохо. Нам удалось закрыть дело и передать его в суд. Капитан остался доволен и отпустил нас немного раньше. А твой? — Оливия заглянула в лицо Рене. — Послушай, мне жаль, что тебе пришлось познакомиться с моей роднёй при таких обстоятельствах.

— Это действительно было очень неожиданно. У тебя большая семья и, кажется, они были совершенно не готовы встретить в твоём доме незнакомую девушку. Все были настолько удивлены, что ситуацию спасла только жена твоего брата. Она первая сориентировалась, и мы познакомились.

— Прости. Я не знала, что они собираются приехать, — искренне ответила Оливия. — Из-за меня ты оказалась в затруднительном положении.

— Ну да, похоже, я безнадёжно скомпрометирована перед твоей семьей. Думаю, теперь ты обязана на мне жениться, — шутливо произнесла Рене.

— Так давай поженимся, — остановившись, Оливия развернулась к ней, встречаясь с изумлённым взглядом. — Я буду счастлива заполучить тебя навсегда, — севшим голосом продолжила Оливия.

— Лив, я… ты серьёзно? — растерянно проговорила Рене.

— Очень серьёзно, — Оливия внезапно обрела уверенность и, подняв руку, нежно погладила Рене по щеке. — Я хочу каждое утро, просыпаясь, видеть рядом тебя. Каждый день чувствовать себя так, как чувствовала сегодня. И возвращаясь домой, знать, что там будешь ты. Наверное, я не имею права говорить об этом, потому что в моей жизни сейчас столько всего изменилось. Келси…

— Заткнись, — Рене шагнула к ней и накрывая губами её губы. — Нам надо кое-что обсудить, прежде чем ты продолжишь, — добавила она, немного отстраняясь.

— Я и не надеялась, что это будет просто, — голова Оливии шла кругом, от пьянящей близости, и она всеми силами пыталась вернуть свои мысли в здравое русло.

— Никогда больше не говори и даже не думай о том, что Келси может быть помехой для нас. Иначе ты меня очень разозлишь.

— Оу, — изумлённо улыбнулась Оливия.

— Я люблю детей. Может быть, я не часто задумывалась об этом раньше, но Келси это огромный плюс в твою пользу. С её появлением я увидела тебя совершенно с другой стороны. И мне очень нравится то, что я вижу.

— Действительно? — Оливия совершенно не понимала о чём речь, но Рене смотрела на неё так, что она готова была слушать и соглашаться со всем, что она скажет.

— Возможно, когда-нибудь, в будущем, я хотела бы ещё одного ребёнка, — неуверенно произнесла Рене, ища поддержку в её глазах.

— Я не буду против, — Оливию накрыло волной нежности, и она улыбнулась, крепко обнимая девушку.

— Мы могли бы жить у меня, но из твоего дома такой прекрасный вид. Не могу представить себе что-то другое, когда думаю о нас.

— Тогда мы будем жить у меня, — заключила Оливия.

— Пока не найдём что-нибудь побольше, но тоже на берегу залива, — добавила Рене.

— Хорошо, — согласилась Оливия.

— Тебе не кажется, что мы спятили?

— Кажется. Но я чувствую себя очень хорошо, когда обсуждаю с тобой наше будущее. Очень правильно. Я никогда не хотела этого ни с кем раньше.

— Чёрт, Лив, я знаю, что ты жила с женщиной, — недовольно пробормотала Рене.

— Но я не предлагала ей стать моей женой, — возразила Оливия.

Рене глубоко вздохнула, и её тёплое дыхание коснулось шеи Оливии.

— И ещё, я не стану делить тебя с кем-то, — тихо прошептала Рене. — Если вдруг ты…

— Господи, о чём ты говоришь? — возмутилась Оливия.

— Я так часто сталкивалась с подобным, что это беспокоит меня больше всего остального, — призналась Рене.

— Обещаю, что никогда не поступлю так с тобой.

Они замолчали, стоя в объятьях друг друга и Оливия наслаждалась покоем, который окутал её.

— Я хочу провести этот вечер с тобой. Только ты и я. Давай уедем? — предложила она. — Поужинаем где-нибудь вдвоём.

— Эшли уже пригласила нас.

— Она поймёт. В следующий раз мы обязательно останемся, но не сегодня, — Оливия чуть отстранилась, заглядывая в глаза Рене. — Этот вечер особенный. Он должен быть только нашим.

— Романтический ужин?

— Да, — кивнула Оливия. — Не возражаешь?

— Нисколько, если ты сама скажешь Эшли, — улыбнулась Рене.

— Договорились.

Они вернулись в дом, и Оливия заглянула на кухню, где Эшли заканчивала с приготовлениями.

— Эш, мы не можем сейчас остаться. Мы только что кое-что решили, и я хочу закрепить это, пока кое-кто не передумал.

— Эмм… ну ладно, — Эшли посмотрела на них с понимающей улыбкой. — Джейд расстроиться, но я желаю вам хорошего вечера.

— Позаботься, чтобы она не расстраивалась слишком долго, — Оливия подмигнула ей.

— Можешь не сомневаться, — рассмеялась Эшли.

*****

Оливия остановила машину на парковке ресторана и, заглушив двигатель, повернулась к Рене.

— Ты выбрала отличное место, но столики здесь нужно заказывать самое меньшее за неделю, — заметила Рене.

— Я знаю, — Оливия чуть склонила голову, наблюдая за ней.

— Мы могли бы просто поужинать у тебя дома, — предложила Рене.

— Знаешь, — Оливия нашла её руку и сжала в своей. — Если мы окажемся сейчас дома, то поужинать у нас не будет никаких шансов. А мне не хочется, чтобы ты думала, что это единственное, что меня волнует.

— Я так не думаю, — возразила Рене. — По крайней мере, не всегда.

— Пойдём, — улыбнулась Оливия. — Я хорошо знаю хозяина ресторана и предупредила его что мы приедем. Так что столик для нас найдётся, — она вышла из машины и, обойдя её, открыла пассажирскую дверь.

— Я одета не совсем подходяще, — заметила Рене, выбираясь с пассажирского сиденья.

— Перестань, — Оливия за руку притянула её к себе. — Ты чудесно выглядишь в этом платье. С тех пор, как увидела тебя в нем могу думать только о том, как буду снимать его вечером, — она наклонилась, коснувшись губами нежной, тёплой шеи. — Но было бы неплохо покормить тебя, прежде чем мы окажемся наедине, — она чуть отодвинулась и заглянула Рене в глаза. — Так мы сможем спокойно поговорить. Пойдём.

В холле ресторана их встретил услужливый официант и проводил в уютную кабинку у окна. Они изучили меню и сделали заказ. Их бокалы наполнили белым сухим вином, и Оливия подвинула свой стул ближе, накрывая руку Рене своей. Девушка задумчиво смотрела в окно на вечерние огни города и Оливия почувствовала её неуверенность.

— Давай сделаем это завтра? — подавляя внезапный приступ паники, произнесла она.

— Что? — девушка перевела на неё взгляд, но её глаза казались непроницаемо тёмными.

— Рене, — Оливия взяла её руку и поднесла к своим губам. — Говори со мной, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты всегда могла сказать мне всё, что тебя беспокоит. Что бы это ни было, я предпочитаю услышать это от тебя, чем додумывать самой.

— Мы не слишком торопимся?

— В чём ты не уверена? — Оливия глубоко вздохнула.

— Ты же знаешь, я очень много времени провожу в клубе, среди женщин, но знаю не так много пар, которые остаются вместе достаточно долго.

— Брук и Лорен, — возразила Оливия. — У Джейд и Эшли, я надеюсь, тоже впереди много счастливых лет.

— Да, но это скорее исключение.

— Я бы хотела стать таким же исключением.

— А что, если через пару месяцев ты встретишь кого-то ещё?

— А если это случится с тобой? — парировала Оливия.

— У меня не было нормальных, длительных отношений, — призналась Рене, отводя взгляд. — А то, что было, сплошное разочарование.

— Я обещаю не разочаровывать тебя, — негромко произнесла Оливия. — Рене, я не большой любитель спонтанных решений. Обычно, я довольно рассудительный и уравновешенный человек. Но у меня нет сомнений в том, что хочу быть с тобой. Именно с тобой. Когда ты рядом я ощущаю себя невероятно. Обещаю тебе, что в моей жизни не будет других женщин. Не знаю, стоит ли говорить, что я жду того же и от тебя.

Рене повернулась к ней и чуть наклонилась ближе, заглядывая в глаза.

— Тебе уж точно не о чем беспокоиться, — по ее губам скользнула улыбка.

— Давай поженимся завтра, — вновь повторила Оливия. — Не хочу ждать. Ты нужна мне сейчас, через год, через два, навсегда.

— Лив, но мы можем быть вместе и без этого.

— Хм… может быть, я хочу сделать из нас порядочных женщин, — попробовала пошутить Оливия.

— Правда? — Рене, приподняв тёмную бровь, продолжала смотреть на неё своими невозможно-тёмными глазами.

— Боже, я первый раз в жизни хочу так много и ужасно боюсь, что ты можешь не чувствовать того же, — простонала Оливия, откидываясь на спинку стула.

Рене улыбнулась и ее глаза стали теплыми и блестящими, словно она готова была расплакаться.

— Завтра? — переспросила она.

— Да, — с готовностью кивнула Оливия. — В эти выходные меня вряд ли вызовут на работу.

— Хочешь кому-нибудь сообщить?

— Нет, после, — покачала головой Оливия.

— Я бы хотела позвонить папе, — призналась Рене. — Мы редко видимся, но стараемся поддерживать связь.

— Хорошо, — кивнула Оливия. — Я скажу своим, когда они привезут Келси.

— Боже, — Рене провела рукой по волосам. — Даже не представляла, что это будет вот так. Я так волнуюсь, что, наверное, не смогу есть.

— Мы просто поужинаем и поедем домой. Там я сделаю всё, чтобы ты почувствовала себя лучше.

*****

Закрыв дверь, Оливия взяла Рене за руку, и они в молчании поднялись на второй этаж дома и вошли в спальню.

— Лив, — Рене остановилась, повернувшись к ней. — Есть ещё кое-что, что меня беспокоит.

— Да? — Оливия поймала её взгляд и тут же обняла. — Ну, что такое?

— Ты считаешь, Келси отнесётся к этому нормально?

— Надеюсь, — искренне ответила Оливия. — Ей просто нужна любовь и забота.

— Думаешь, у меня получится стать ей мамой? — тихо спросила Рене, спрятав лицо на её плече.

— Я не сомневаюсь в тебе, милая, — отозвалась Оливия, проведя ладонью по её волосам. — Ты можешь принять душ, — она протянула руку, включая свет в ванной. — А я присоединюсь к тебе, через минутку.

— Присоединишься? — на губах Рене появилась улыбка.

— Если ты не возражаешь, — кивнула Оливия.

— Нисколько, — Рене приоткрыла дверь и оглянулась через плечо. — Я уже несколько часов на взводе.

— Потерпи еще немного, — усмехнулась Оливия, но её голос предательски дрогнул.

Через пару минут Оливия вернулась в спальню и нетерпеливо раздевшись, вошла в ванную, прикрывая за собой дверь. Размытый силуэт Рене в душевой кабинке заставил её сердце биться чаще. Она приоткрыла дверцу и скользнула под тёплые струи, обнимая Рене сзади и прижимаясь всем телом.

— Ох, это так приятно, — выдохнула Рене, захватывая её руку и нетерпеливо опуская её вниз. — Это не займёт много времени, а потом мы сможем продолжить так, как ты захочешь.

— Милая, — Оливия поразилась своему внезапно севшему голосу, когда её пальцы коснулись мягких, влажных волос.

— Просто коснись меня, не могу больше ждать, — настойчиво прошептала Рене, прижимая её руку к себе. — Боже, я даже не помню, когда так сильно нуждалась в этом. Лив…

— Милая, — повторила Оливия, отгоняя приступ бесконтрольного возбуждения. — Мне нужно сказать тебе кое-что…

— Что, сейчас? — разочарованный голос Рене заставил её улыбнуться. — Хорошо, ладно, но должна предупредить, что вряд ли я в данный момент способна на разговоры. — Рене медленно развернулась, и её затуманенный взгляд и румянец на лице практически лишил Оливию возможности думать.

— Эмм, — собравшись, Оливия глубоко вздохнула. — Я не помню, кажется я говорила тебе, что раньше здесь жил мой дедушка, — неуверенно начала она и Рене непонимающе кивнула в ответ. — В отличие от моих родителей он никогда не осуждал меня за мой выбор, ну, то есть, за мою ориентацию, — поправилась она. — Думаю, он понимал меня лучше, чем кто бы то ни было, потому что знал о жизни и любви больше, чем многие другие.

Казалось, Рене немного пришла в себя и её тёмные глаза смотрели на Оливию с нежностью и теплотой.

— Каждый год я проводила с ним месяц или два, во время школьных каникул. Он знал про всех девчонок, которые мне нравились, и с ним я могла говорить об этом, не стесняясь. Наверное, это было странно, учитывая разные поколения, но он единственный, кто любил меня без всяких оговорок, в отличие от моей семьи.

— Лив… — Рене протянула руку, убирая влажную прядь волос с её лба.

— Мы часто говорили о том, что является главным в нашей жизни. В его жизни это была его жена, моя бабушка. Я никогда не видела её, она умерла ещё до того, как я родилась, но он любил её до самого последнего дня. В то время мне было сложно это понять. Вокруг было так много девочек, и оставаться преданным кому-то одному представлялось мне какой-то странной причудой.

Рене мягко улыбнулась, внимательно глядя на неё.

— Мы виделись последний раз примерно за полгода до того, как его не стало. Тогда он передал мне одну вещь, взяв обещание, что я подарю её человеку, который станет для меня особенным. Он был уверен, что это обязательно случится. И когда я сделаю выбор, то должна буду постараться сохранить свои чувства на всю жизнь, — Оливия взяла руку Рене и поднесла к своим губам, коснувшись тонких пальцев. — Я думаю, что это происходит со мной сейчас, поэтому хочу выполнить своё обещание и передать это тебе, — она подняла свободную руку и разжала ладонь, в которой лежало фамильное золотое кольцо с небольшим прозрачным камнем. — Мой выбор — это ты.

Рене прерывисто вздохнула, и в её глазах заблестели слёзы.

— Ты, тот особенный человек, — продолжила Оливия. — И я хочу провести свою жизнь с тобой.

— Я тоже хочу этого, — тихо, но уверенно ответила Рене.

Оливия очень аккуратно одела ей на палец кольцо и ещё раз коснулась губами её руки.

— А теперь я готова сделать всё, что ты хочешь. Любые твои фантазии, — улыбнулась она.

— О, ты немного сбила меня с толку, — тихо рассмеялась Рене.

— Напомнить на чём мы остановились? — зашептала Оливия ей на ухо, прижимаясь ближе и скользя ладонями по нежным изгибам. — У меня большие планы на сегодняшнюю ночь, потому что видимо она станет последней в моей холостяцкой жизни.

— Тогда, наверное, тебе стоит оторваться по полной?

— Собираюсь начать прямо сейчас.

*****

Оливия нервно прохаживалась мимо Джейд, присевшей на край подоконника, и недовольно поглядывала на шумную компанию, устроившуюся на серых кожаных диванах в зале ожидания больницы.

— Может быть, ты перестанешь метаться? У меня от тебя голова кружится, — в голосе Джейд прозвучало дружеское участие.

— Мне надо чем-то занять себя. Просто ждать и ничего не делать невыносимо, — буркнула Оливия, останавливаясь и бросая очередной взгляд на своих родственников, расположившихся неподалёку.

— Если ты присоединишься к ним, то возможно станет легче.

— Это ещё почему? Они радуются, как будто вот-вот выиграют в лотерею, в то время как Рене приходится проходить одной через всё это.

— С ней Лорен, не волнуйся.

— Мне было бы спокойнее, если бы с ней была я, — возразила Оливия.

— Ну, это вряд ли, — Джейд покачала головой и криво улыбнулась. — Я была с Эшли оба раза. Честное слово, я за всю жизнь не испытывала столько страха, сколько за те несколько часов.

— Вот видишь, я должна быть рядом, — Оливия судорожно провела рукой по волосам.

— Послушай, — Джейд оттолкнулась от подоконника и положила руку на ее плечо. — Двое малышей — это уже осложнённые роды. Если бы такая возможность была, Лорен бы разрешила тебе присутствовать.

— И что мне делать сейчас? — она посмотрела на Джейд, плотно сжав губы.

— Хочешь, я принесу тебе кофе? Или чай? Или чего-нибудь покрепче? — улыбнулась Джейд.

— Нет, я просто не могу находиться в неизвестности, — Оливия нахмурилась. — Где Келси?

— Они только что пошли к лифту с женой твоего брата. Наверное, спустились в кафе, — успокоила её Джейд.

Оливия прислонилась спиной к стене, наблюдая за членами своей семьи, собравшимися сегодня в больнице.

— Удивительно, что папа Рене так быстро нашёл общий язык с моими родителями, — пробормотала она. — Никогда бы не подумала, что когда-нибудь увижу, как моя мама улыбается отцу моей жены.

— Мне кажется, твоя семья полностью одобрила твой выбор, — согласилась Джейд.

— Да, но сейчас меня немного раздражают их счастливые физиономии, — призналась Оливия. — Особенно Митча. Он выглядит таким довольным с тех пор, как узнал, что с его помощью нам удалось получить сразу двух малышей. Так и хочется взять его за шиворот и как следует встряхнуть, напомнив, что его роль во всём этом очень незначительная.

— Успокойся, — рассмеялась Джейд. — Ты не можешь ревновать Рене к собственному брату.

— Я и не ревную.

— А выглядит именно так, — улыбнулась Джейд, похлопав её по плечу.

— С ними ведь не случиться ничего плохого? — она взволнованно заглянула в изумрудные глаза Джейд.

— Всё будет хорошо. Скоро ты забудешь о своих волнениях и будешь принимать поздравления и готовиться к тому, чтобы не спать ночами. Даже не представляю, как это, когда их сразу двое. С Уолтером у нас никогда не было проблем, а вот Лесли постоянно задаёт нам жару, — рассмеялась она. — Первые пару месяцев я спала не больше пары часов за ночь.

— Не помню, чтобы Эшли говорила об этом, — озадаченно произнесла Оливия, посмотрев на неё.

— Я старалась, чтобы её это не слишком касалось, — пожала плечами Джейд. — Она рожает, я не сплю по ночам. Мне кажется, всё справедливо.

Оливия не смогла сдержать улыбку, глядя на красивую молодую женщину, стоящую рядом.

— Я готова не спать год, если буду уверена, что с Рене всё в порядке. Мы никак не ожидали, что у нас будет двойня.

— Ну, в этом есть определённые плюсы. По крайней мере, вам не придётся больше возвращаться к этому вопросу, — усмехнулась Джейд. — Если, конечно, вы не надумаете ещё.

— Мне кажется две девчонки и парень более чем достаточно, — отозвалась Оливия.

— Ну, если Рене думает так же, — Джейд бросила на нее задумчивый взгляд.

— Она что-то говорила об этом? — Оливия вопросительно приподняла бровь.

— Ничего конкретного, — рассмеялась Джейд, посмотрев на часы. — Пять часов, думаю, осталось недолго.

Оливия оттолкнулась от стены и вновь принялась ходить туда и обратно.

— Почему никто ничего не сообщает. Они что не понимают, что мы тут с ума сходим.

— Думаю, врачам сейчас не до нас.

— Что плохого в том, если бы я была там с ней, хоть какое-то время?

— Лив… — начала Джейд, но замолчала, когда дверь в помещение открылась и появилась Лорен.

Оливия за пару секунд оказалась рядом с ней, но от волнения не смогла произнести ни слова.

— Поздравляю с двумя чудесными, здоровыми малышами, — мягко улыбнулась Лорен, обведя взглядом присутствующих и остановившись на Оливии. — Два семьсот девочка и два девятьсот мальчик. Их мама немного устала, но чувствует себя хорошо.

— Я могу её увидеть? — голос Оливии осип от волнения. — Всего минутку.

— Хорошо, одну минуту, — кивнула она. — А потом ты отправишься домой, выпьешь пару бокалов вина и отдохнёшь, прежде чем вернёшься обратно.

Они прошли по широкому коридору и, попросив подождать, Лорен заглянула в палату, а затем приоткрыла дверь, впуская её внутрь.

— Одна минута, — повторила она.

— Спасибо, — кивнула Оливия, находя глазами Рене, лежащую на больничной койке. — Милая, — прошептала она, встречая её усталый, немного затуманенный взгляд.

Опустившись на стул, стоящий рядом и, наклонившись ближе она нежно взяла руку Рене в свои ладони, прижимаясь к ней губами.

— Тебя всё-таки пропустили? — Рене слабо улыбнулась.

— Я должна была убедиться, что с тобой всё хорошо, — Оливия подняла голову, всматриваясь в её лицо. — Как ты, малыш?

— Я просила тебя не волноваться, — напомнила ей Рене.

— Мне пришлось оставить тебя, а я обещала, что буду рядом, — проглотив ком в горле, тихо ответила Оливия. — Мне было страшно, потому что я ничем не могла тебе помочь, — призналась она, чувствуя, как слёзы начинают жечь глаза. — Я так рада, что всё позади.

— Тогда почему ты плачешь? — удивлённо спросила Рене.

— Потому что люблю тебя, — пробормотала Оливия, уткнувшись лицом в ее теплую ладонь.

— Это конечно хорошая причина, — ласково поддела ее Рене, погладив по голове. — Не думала, что, когда первый раз услышу это от тебя, в твоих глазах будут слёзы.

Оливия с недоумением посмотрела на нее, с трудом проникая в смысл сказанных только что слов.

— Я… это совсем не значит, что раньше я… — начала она смутившись.

— Тебе не обязательно говорить о чём-то, чтобы я это знала, — успокоила ее Рене. — Я вижу это в твоих глазах, каждый раз, когда ты смотришь на меня.

Глубоко вздохнув, Оливия прижала её ладонь к своей щеке.

— Я, наверное, просто не умею говорить об этом.

— Но я рада, что всё же дождалась этих слов.

— Да? — Оливия чуть подалась вперёд, коснувшись губами уголка её губ. — Я люблю тебя, милая, — повторила она.

— Я тоже тебя люблю, — немного устало улыбнулась Рене. — Тебе надо отдохнуть, потому что скоро нам понадобиться много сил, чтобы справиться с прибавлением.

— Господи, как я могла прожить столько лет без тебя? — Оливия посмотрела прямо в нежные карие глаза. — Спасибо тебе, малыш, за то, что ты рядом и за наших малышей.

— Лив, — вмешалась Лорен, походя к ним. — Ты можешь навестить их, а Рене надо поспать и восстановить силы.

— Прямо сейчас? — встрепенулась Оливия.

— Конечно, — с улыбкой подтвердила Лорен.

— Я хочу увидеть наших крошек, — на глаза Оливии вновь навернулись слезы. — Милая, я обязательно вернусь к тебе вечером, — она нежно сжала ладонь Рене. — Хорошо?

Рене улыбнулась и кивнула в ответ. Поднявшись, Оливия наклонилась и нежно поцеловала её.

— Ты вся моя жизнь. Я люблю тебя, — ещё раз прошептала она.






MyBook - читай и слушай по одной подписке